Всего новостей: 2321896, выбрано 1524 за 0.114 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 13 декабря 2017 > № 2420711

Киев отстает от графика проведения реформ, которые предусматривает имплементация соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, заявил глава представительства ЕС в Украине Хьюг Мингарелли во время презентации анализа имплементации соглашения в период с 1 декабря 2016 по 1 ноября 2017 года.

"Сегодня мы знаем о том факте, что прошло три года (с момента подписания соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС — ред.) и в некоторых секторах мы опаздываем", — сказал Х.Мингарелли.

Он отметил, что, по мнению ЕС, Украина должна приложить больше усилий в таможенной и налоговой политике, в вопросе создания рабочих мест.

"До этого момента Украина не смогла выполнить все обязательства согласно расписанию", — добавил Х.Мингарелли.

Он отметил, что в экологической и энергетической сфере, в вопросе имплементации санитарных и фитосанитарных норм, защите прав потребителей реформы продвигаются "достаточно хорошо".

При этом, согласно анализу представительства ЕС на Украине, в период с 1 декабря 2016 года по 1 ноября 2017 года Киев должен был выполнить 86 обязательств в проведении реформ, однако украинские власти выполнили только 10 из них, что составляет 11%.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 13 декабря 2017 > № 2420711


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421602 Олег Жданов

Россия готовится к новой войне: Украина получает шансы на Донбассе

Военный эксперт о политике Путина на Ближнем Востоке и угрозе Третьей мировой.

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Россия не будет выводить войска из Сирии. Более того, сейчас президент РФ Владимир Путин готовится к новой войне на Ближнем Востоке, которая может перерасти в Третью мировую. В связи с последними событиями обострения на Донбассе не будет, а Украина даже получает новые возможности и шансы в отношении оккупированных территорий. Об этом «Апострофу» заявил военный эксперт Олег Жданов, комментируя заявление Путина по выводу российских войск из Сирии.

Во-первых, это политический ход и никакие войска из Сирии не уйдут. Возможно, даже дойдет до того, что они снимут шевроны и поменяют их на сирийские, чтобы не выделяться и чтобы было как на Донбассе — «ихтамнет».

Почему? Потому что сегодня Путин уже в Египте. Он собирает антиизраильскую коалицию. Сейчас Израиль усиленно хочет втянуть Иран в новую израильско-арабскую войну и, вполне возможно, она начнется, потому что ее хотят и США, и Израиль. И поэтому Путин может демонстрировать любые мирные намерения, но из Сирии он не уйдет никогда. Как только он уйдет из Сирии, то [сирийский президент Башар] Асад на следующий день перестанет быть президентом. Или его вообще ликвидируют.

На сейчас я скажу даже так: в связи ротацией командиров в Луганской области («переворотом» в так называемой ЛНР — прим. ред.) возможна конфронтация на Донбассе, потому что они изучают наш передок. Им надо доразведать цели, понять, кто и где стоит. Поэтому мы сейчас получили там небольшую эскалацию в плане увеличения обстрелов и, соответственно, потери в связи с этим.

А на перспективу я думаю, что сейчас Ближний Восток оттянет большую часть проблем и мы не будем иметь увеличения эскалации. Это должно успокоиться. То есть к Новому году абсолютно не стоит ожидать усиления действий российских войск на Донбассе.

Что касается усиления конфликта на Ближнем Востоке, то у России нет другого выбора. Эта война затевается для того, чтобы оторвать Иран от Российской Федерации и, в первую очередь, разбомбить все его ядерные объекты, втянув Иран в войну. И Россия это прекрасно понимает. Поэтому Россия будет в любом случае поддерживать Иран. А Иран, если клюнет на эту провокацию, то подпишется сейчас за Палестину. Если нет, тогда, может быть, мы не будем стоять на грани Третьей мировой войны.

Будет ли это звонок насчет Третьей мировой? Это будет фактически Третья мировая война. Уже сегодня Беньямин Нетаньяху в Европе ищет союзников со своей стороны в плане того, что уговаривает Европу признать Иерусалим столицей Израиля. А это красная тряпка для арабского мира.

Саудовская Аравия останется в стороне, потому что они со США договорились. У них там свои аферы в размере 140 млрд долларов с нефтяными, газовыми фьючерсами и другими вариантами. Плюс США помогают Саудовской Аравии поменять порядок наследования престола. Они не будут вмешиваться.

А весь остальной арабский мир сейчас опять восстанет против государства Израиль. В первую очередь, лидером восстания будет Иран как самая сильная страна. Далее их вероятно поддержат Иордания, Египет. Путин ведь не зря начал турне по Ближнему Востоку — он собирает. Ну и, соответственно, Россия подпишется за свое детище Иран. И это будет не звоночек, а Третья мировая война, которая может начаться с Ближнего Востока.

Перебросит ли Путин с Донбасса войска на Ближний Восток? Все зависит от нашего желания. Мы можем воспользоваться моментом и решить этот вопрос вплоть до военной операции. Но Россия сама оттуда никогда не уйдет. Либо это будет жесточайшее давление, то есть угроза развала России или что-то аналогичное, либо смена политического руководства РФ. По-другому мы Россию с территории Донбасса никогда в жизни не выдавим. Либо военная операция при хороших обстоятельствах и хорошей подготовке.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421602 Олег Жданов


Украина. Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421556 Олег Пономарев

Венецианская комиссия признала дискриминацию русского языка на Украине

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 10 декабря Венецианская комиссии опубликовала отчет о фактах грубой дискриминации русского языка и языков национальных меньшинств, зафиксированных в т. н. «Законе об образовании». Наибольший градус возмущения вызывала 7-я статья данного закона, утверждающая, что перевод школ нацменьшинств на украинский язык обучения, правомерно защищает украинский язык и позволяет иноязычным детям быстрее вливаться в общество. Более того, украинский МИД и Министерство образование в своих пресс-релизах солгали, что Европа безоговорочно поддержала Украину в данной законодательной инициативе. Текст решения Венецианской комиссии прямо противоречит словам украинской власти и в очередной раз доказывает ее ложь и двойственность стандартов.

Благими намерениями выстелена дорога только в ад

И так, вернемся немного в историю. 5 сентября 2017 г. Верховная рада Украины приняла Закон «Об образовании», согласно которому на Украине будет создана система образования «нового поколения, которая обеспечит условия для получения образования всеми категориями населения Украины, эффективной системы обеспечения всестороннего развития человека и способствованию существенному росту интеллектуального, культурного, духовно-нравственного потенциала общества и личности». Об этом говорится в пояснительной записке к закону.

По задумке авторов Закона, украинская школа станет трехуровневой: начальная — 4 года, вводится с 2018 г., базовое среднее образование — 5 лет (гимназии), вводится с 2022 г., профильное среднее образование — 3 года (лицеи и учреждения профессионального среднего образования), вводится с 2027 г. Поэтому и школа станет профильной, ученик сможет выбирать: учиться в академическом лицее или профессиональном колледже. И исчезнет необходимость «зубрить» предметы, которые в профессиональной деятельности человеку не понадобятся.

Но за ворохом новшеств и явно позитивных моментов скрылась скандальная ст. 7, согласно которой, единственным языком преподавания на Украине может быть только украинский язык. Первым на этот закон отреагировали в Румынии и Венгрии: на Украине проживает сотни тысяч этнических венгров и румын. Более того, как заявили в Будапеште, Украина ударила Венгрию в спину, внеся поправки в закон об образовании, который сильно нарушает права венгерского меньшинства.

Об этом заявил министр иностранных дел и торговли Венгрии Петер Сиджарто. «Мы считаем позорным, что изменения (в закон) сильно нарушают права венгерского меньшинства, и позорно, что страна, которая стремится развивать все более тесные отношения с Европейским Союзом, приняла решение, которое полностью противоречит европейским ценностям. Недопустимо, что Украина лишила венгров права получать образование на родном языке в школах и университетах, и оставила им возможность сделать это в детских садах и начальных классах», — отметил он.

В МИД Румынии также напомнили, что в соответствии с Конвенцией о защите нацменьшинств, государство должно признавать право представителя нацменьшинств на обучение на родном языке. «Министерство иностранных дел Румынии обеспокоено принятым 5 сентября Верховной Радой законом об образовании, в частности, статьей 7, которая касается обучения на языках национальных меньшинств», — говорится в заявлении МИД Румынии.

С резкой критикой Закона выступили и в Российской Федерации. Родным языком на Украине считаю большинство граждан страны, а до 80% населения свободно общается, как на украинском, так и на русском языке.

В результате, Украина дала «заднюю» и направила данный закон на анализ в Венецианскую комиссию, результаты которой резко отличаются от заявлений официального Киева. Иными словами, Украина вновь солгала.

Закон об образовании — это прямая дискриминация русского языка

Напомним, что Венецианская комиссия — это официальная Европейская комиссия за демократию через право. Является консультативным органом по конституционному праву, созданном при Совете Европы в 1990 г. Как и ожидалось, особое внимание Венецианская комиссия уделила вопросу явной дискриминации русского языка на Украине.

В ВК заявили, что, если для изучения официальных языков Европейского Союза в скандальной 7-й статье еще есть лазейки (параграф №4, который позволяет изучать на них несколько предметов), то для русского языка, на котором говорят миллионы украинцев, не предусмотрено даже этого. Поэтому, в Венецианской комиссии украинский закон прямо называют дискриминацией.

«Параграф 4 статьи 7 предусматривает правовую основу для преподавания других предметов на официальных языках ЕС. Однако этот пункт не предусматривает решения для языков, не являющихся официальными языками ЕС, в частности для русского, как наиболее широко используемого на Украине языка после государственного», — говорится в выводах Комиссии.

«Менее благоприятное отношение к этим языкам сложно оправдать, и поэтому оно поднимает вопрос о дискриминационности нормы», — говорится в документе.

При этом в комиссии далеки от того, чтобы приветствовать простую замену языков нацменьшинств на государственный язык. «Статья 7 нового закона, уменьшив объемы образования на языках меньшинств, особенно после завершения начальной школы, вызвала сильную критику… Эта критика в значительной степени оправданна», — говорится в заявлении. По мнению Европы, данный закон приведет к серьезному уменьшению возможностей, предоставляемых лицам, относящимся к национальным меньшинствам, для обучения на их языках, что представляет собой непропорциональное вмешательство в существующие права. Кроме того, комиссию не устраивает слишком короткий срок на внедрение новых языковых правил.

Одно из основных замечаний к языковой статье закона — это ее вольное толкование. По сути, украинская власть, если захочет, может повернуть процесс в любом выгодном для себя направлении. «Статья 7 содержит важные двусмысленности и, как представляется, не обеспечивает соблюдение ключевых принципов, необходимых для выполнения рамочного закона в контексте международных и конституционных обязательств страны», — говорится в выводах комиссии.

И, хотя статья и содержит определенный набор гарантий (например, официальным языкам ЕС, о чем говорилось выше), точный объем таких гарантий не настолько предельно ясен, как это должно быть в законе.

Европа против. Украина — «за». Кто врет?

Предложения Венецианской комиссии только в одном позитивны для Министерства образования Украины — в ЕС не требуют отмены скандальной статьи. Но требуют дополнить ее такими подзаконными нормами, которые на деле реализуют едва ли не больше языковой свободы, чем есть сейчас:

— В частности, ЕС требует обеспечить в полной мере возможность преподавания на языках ЕС, которая уже заложена в закон (пункт 4 седьмой статьи). Здесь Венецианская комиссия идет навстречу Венгрии.

— Обеспечивать достаточную долю образования на языках меньшинств в средней школе, в дополнение к изучению государственного языка.

— Улучшить качество преподавания государственного языка (для представителей меньшинств).

— Растянуть период адаптации.

— Внести изменения в переходные положения закона «Об образовании», обеспечив более долгий переходный период для постепенной реализации реформы.

— Освободить частные школы от новых языковых требований. То есть позволить частным школам вести обучения на любом языке, на котором они пожелают.

— Начать новый диалог с представителями нацменьшинств и всех заинтересованных сторон по языковому вопросу в образовании.

— Обеспечить, чтобы выполнение закона об образовании не угрожало сохранению культурного наследия меньшинств и непрерывности изучения языков меньшинств в школах.

Именно отсутствие требования отменить скандальный закон Украина и преподносит как наибольшее свое достижения, но при этом лжет о требуемых изменениях. «Венецианская комиссия на стороне справедливости, и называется это «демократия через право». Поэтому мы обратились и получили результат. Над его реализацией и будем работать с общинами. Точка», — написал в своем Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

При этом, слова Климкина расходятся с заявлением, которое сделал чуть ранее спикер Верховной рады Андрей Парубий.

Согласно сообщению аппарата ВР Украины у А. Парубия состоялся разговор с представителями Венецианской комиссии, в ходе которого «было согласовано, что седьмая статья закона «Об образовании» меняться не будет». Мол, она останется в принятой редакции.

Венецианская комиссия в своем заключении, в частности, посчитала, что закон в своем итоговом варианте «сильно отличается от проекта, по которому проводились консультации с нацменьшинствами». Для языков, которые не являются официальными языками ЕС, в законе нет никаких решений, отмечается в выводах.

«Новый закон не дает решений для языков, которые не являются официальными языками ЕС, в частности для русского языка как наиболее широко используемого негосударственного языка. Менее благоприятное отношение к таким языкам трудно оправдать, и, следовательно, это порождает проблемы дискриминации», — отмечает Венецианская комиссия.

В итоге комиссия порекомендовала Киеву продолжить консультации с национальными меньшинствами и внести в закон поправки, чтобы сделать его более сбалансированным.

Закон об образовании, который исключает возможность обучения на языке национальных меньшинств начиная с пятого класса, президент Украины Петр Порошенко подписал 25 сентября 2017 г. С критикой этого закона ранее выступили, в частности, Венгрия, Румыния, Греция, Болгария, а также Россия.

Украина. Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421556 Олег Пономарев


Украина. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > minprom.ua, 12 декабря 2017 > № 2420700

В Организации Объединенных Наций призывают официальный Киев укреплять позиции украинского языка без ущерба для языков национальных меньшинств. Об этом говорится в докладе управления верховного комиссара ООН по правам человека.

В докладе отмечается, что Верховная Рада Украины приняла закон "Об образовании", который определяет украинский язык как основной язык обучения в среднем и высшем образовании.

"Управление верховного комиссара ООН по правам человека предостерегает, что усиление позиций украинского языка не должно осуществляться за счет языков национальных меньшинств, и призывает правительство обеспечить соблюдение прав национальных меньшинств без дискриминации в отношении разных групп меньшинств", – говорится в документе.

Напомним, ранее Венецианская комиссия заявила об угрозе дискриминации русского языка в законе об образовании. В частности, по мнению комиссии, "менее благоприятное отношение" к русскому языку в Украине вызывает вопрос о возможной дискриминации.

Украина. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > minprom.ua, 12 декабря 2017 > № 2420700


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 декабря 2017 > № 2420992 Илья Пономарев

Госдумы РФ Илья Пономарев о жизни и работе на Украине, об убийствах и следе Кремля.

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Бывший депутат Госдумы России, бизнесмен Илья Пономаревв рассказал о роли Кремля и людей из системы, созданной Владимиром Путиным, в громких убийствах и происшествиях на Украине, о достижениях украинской власти за последние годы, а также о том, в каких секторах украинской экономики заинтересованы западные инвесторы.

«Апостроф»: Илья, на Украине вы уже живете полтора года. Как вы оцениваете политическую обстановку в стране?

Илья Пономарев: Вы знаете, есть такой советский анекдот, который приобрел в России второе дыхание, когда у нас господин [Дмитрий] Медведев затеял реформу часовых поясов. Анекдот такой: пьяный на Белорусском вокзале слушает сигналы точного времени. Там говорят: «В столице нашей родины, городе-герое Москве 3 часа дня, в Самаре 4 часа дня, в Екатеринбурге 5 часов… — и так далее. — В Петропавловске-Камчатском полночь». Пьяный это слушает и говорит: «Ну, бардак в стране».

— А, как вы считаете, настоящие реформы, преобразования в стране обязательно должны быть болезненны и непопулярны?

— Спасибо за этот любимый вопрос. Я считаю, что они почти обязательно должны обществом поддерживаться. Бывают исключения, которые непопулярны в обществе, это реформы [чилийского диктатора Аугусто] Пиночета или реформы [премьер-министра Великобритании Маргарет] Тэтчер. Но реформы, например, [американского президента Франклина] Рузвельта в США были безумно популярны, реформы Наполеона во Франции были безумно популярны, реформы [Отто фон] Бисмарка в Германии были безумно популярны. Когда проходили самые резонансные, знаковые реформы, они поддерживались большинством населения. Ключевой вопрос для успеха любой государственной политики — не важно, реформаторской, консервативной, любой другой — это доверие населения. Государство же — это слуга народа, оно должно обслуживать интересы граждан. Тем более, если государство претендует на то, чтобы быть демократическим.

Если мы вообще задумаемся над этим вопросом, то поймем, что господин [Владимир] Путин был выбран семьей [Бориса] Ельцина и его ближним окружением в преемники ровно потому, что нужен был человек, который жесткой рукой не даст возможности по-настоящему популярным политикам, как Евгений Примаков, который реализовал очень успешные экономические преобразования после дефолта 1998 года, как коммунисты, которые пользовались большой поддержкой народа, быть у власти, который гарантирует создавшимся олигархам их собственность. И Путин эту задачу выполнил. Его появление было абсолютно запрограммировано, нужен был человек, который свернет демократические процедуры во имя сохранения непопулярных реформ, которые проходили в 90-е годы. При этом Ельцин был идеалистом и действительно верил в демократию, целый ряд реформ он не смог довести до конца, потому что встречал сопротивление народа, парламента и так далее. При нем институт парламента был живой. А Путин не обладал такой рефлексией, он превратил парламент в чистую декорацию. И все эти преобразования, которые были Гайдаром написаны для Ельцина, довел до конца именно Путин. Он провел именно ту политику, которую хотел проводить Ельцин.

Поэтому, если мы хотим жить в демократическом государстве, то мы должны говорить о тех преобразованиях, которые граждане должны поддерживать. Если они что-то не поддерживают, значит, они не дозрели, нужно им объяснять, мол, давайте это делать. Если люди на это не готовы, значит, не готовы.

— На Украине как раз граждане не поддерживают большинство реформ, которые сейчас проводят.

— Потому что им никто не говорит, никто им не объясняет.

— А, может, реформы не настолько хороши?

— Они не настолько хороши, и их не объясняют. Хороши они или не хороши — это вам решать. Я, в общем, достаточно скептически отношусь ко многим инициативам такого очень правого характера, которые были продиктованы МВФ и всем прочим.

— Это вы сейчас о повышении тарифов?

— В том числе. Я считаю, что сначала нужно было проводить структурную реформу монополий, а потом повышать тарифы. Сначала создать конкурентный рынок, а не монополии на блюдечке подносить деньги. Это касается и реформы образования, и пенсионной, и медицинской. Я внимательно за этим смотрю, хотя, опять-таки, это ваша жизнь, вы сами принимаете эти решения. Мы в России очень сильно ругались, что аналогичные реформы образования, медицины и т.д. недостаточно обсуждаются, но по сравнению с вами мы их обмусолили со всех сторон. А у вас было с самого начала сказано: кто не с нами, тот против нас. Кто против этой реформы, тот — враг народа и сторонник Януковича. Всех заклеймили, пошли и проголосовали.

— Одно из самых больших достижений, которые называет президент Петр Порошенко, помимо того, что мы теперь движемся в Европу, то, что Украина слезла с газовой иглы России.

— Частично слезли, да. Физически газ, который вы получаете, все равно российский, но покупаете вы его в Европе. Вы за это платите дополнительные деньги, поэтому это такой налог на независимость, который платит каждый украинец. За это выходили люди на Майдан, вы хотели быть независимыми, и вы ими стали. И это действительно достижение, потому что это было поставлено в качестве цели политики. Эта цель реализована, достигнута, это можно записать себе в актив. И, наверное, это правильно в долгосрочном ключе. Хотя, конечно, для многих рядовых украинцев совершенно не лишние деньги, которые они за это платят. Но вы этого достигли, и это хороший результат.

Важно теперь, чтобы этот результат работал не в интересах монополий, а в интересах собственного производства. Очень долгое время газодобыча на Украине не развивалась, потому что ее заливали дешевым российским газом, который поставлялся, по сравнению с европейской, по демпинговой цене. Своя добыча не шла, ведь зачем этим заниматься, если и так все дешево? Сейчас вы платите рыночную цену. И, конечно, на мой взгляд, настало время, когда необходимо устранить монополию производителя, превратить это в конкурентный рынок. Создать условия для того, чтобы на этом конкурентном рынке действовали независимые производители. Тогда вы можете не закупать газ извне, а потреблять свой газ. Это и рабочие места, это и налоги, и на самом деле это снижение тарифов.

— Илья, еще хотелось бы вернуться к не очень приятной теме. В марте этого года в Киеве был убит Денис Вороненков, экс-депутат Госдумы России. И в тот день у вас как раз должна была быть с ним встреча. Вы помните, кто первый вам сообщил об этой трагедии, что вы тогда чувствовали и какие у вас были первые мысли?

— Первым подтвердил мне, что убит Денис, Руслан Кравченко, прокурор военной прокуратуры. Я пришел буквально через 5-7 минут после того, как его убили. Видел тело, но он так лежал, что не было видно лица. И поэтому я забеспокоился, потому что одет как-то похоже, как одевался Денис. Но я у всех спросил, кто это, никто не знал.

— А вы звонили ему?

— Да, звонил, телефон не отвечал. Я подождал, потому что пришел чуть раньше того времени, на которое мы назначили встречу. Дождался того времени, а его нет. И еще раз пошел, посмотрел, потом начал уже всюду звонить. Но просто думал, если все-таки это он, то об этом было бы уже известно. А раз никто не знает, кто там, то, наверное, не он. Поэтому я сначала успокоился, а потом начал звонить [нардепу] Антону Геращенко, который все знает как первый советник [министра внутренних дел Арсена] Авакова. Начал звонить в военную прокуратуру, и тот же самый Кравченко мне сначала сказал, что все нормально, он с ним недавно разговаривал.

— И Геращенко тогда вам тоже не подтвердил?

— Он сначала об этом не знал. Руслан сказал сначала, что это не он, а потом непосредственно в процессе нашего разговора кто-то принес новость о том, что это Денис, и он мне сразу сказал: да, это Денис.

— Когда вы об этом услышали, вы наверняка знали о том, что ему поступали угрозы. У вас не было страха за свою жизнь? Получали ли вы за время проживания на Украине какие-либо угрозы?

— Я так скажу, был один эпизод, который, как я теперь знаю, был очень опасным. Я не могу об этом говорить публично, мне для этого нужно разрешение Нацполиции, они знают, о чем идет речь. Но я все равно считаю, что системной команды, которая бы шла от первого лица, в моем отношении нет. Я и в отношении Дениса считаю, что, скорее всего, это была инициатива на очень высоком, но не на высшем уровне. Есть человек, которого Денис все время обвинял во всей этой истории, генерал (ФСБ — прим. ред.) Олег Феоктистов. Я думаю, что искать нужно где-то там. Только он и мог с Тюриным этот вопрос решить (по версии ГПУ, убийство организовал Владимир Тюрин, бывший супруг вдовы Вороненкова Марии Максаковой — прим. ред.). У Тюрина не было своего мотива, а следствие доказало, что это Тюрин чисто с точки зрения улик. Технически это дело рук Тюрина. Почему он это делал? Ему должен был кто-то сказать.

Страшна работа инициативщиков, потому что Путин создал такую систему, при которой их не наказывают за какие-то убийства, покушения и так далее, а, наоборот, вознаграждают, дают ордена, погоны, звания, какие-то плюшки на родине. В худшем случае ничего не происходит, но точно не наказывают. Вот такие люди действительно опасны, от них невозможно защититься. Если кто-то по какой-то причине решит это сделать, то будь у меня хоть полк охраны — значит, будет просто другой способ выбран.

— Кстати, после убийства вам назначили охрану. Сейчас вы ходите с охраной?

— Давайте я не буду отвечать на этот вопрос, каким образом организована охрана. Да, она была выделена. Но про техническую организацию меня просили не говорить. Я так скажу: я чувствую позитивное внимание со стороны украинских спецслужб, которые об этом беспокоятся. Я им за это признателен.

— А сегодня вы чувствуете себя в безопасности?

— Ровно так же, как и до того. Более того, я скажу, что на Западе, в США, я себя чувствую в меньшей безопасности, чем на Украине.

— За тот период, который вы живете на Украине, вы можете наблюдать повышенную криминогенную обстановку. В центре Киева взрывают машины, происходят убийства. При этом еще до окончания расследования украинская власть говорит о том, что это «рука Кремля», «российский след». Как вы оцениваете такую риторику?

— Прежде всего, я хочу сказать, что криминальная ситуация становится лучше. Это показывает статистика, которую недавно опубликовал министр Аваков.

— Вы же знаете, что статистика не всегда отражает действительность.

— Я знаю, но тем не менее есть объективные вещи. В данном случае я в это верю. Просто есть резонансные убийства, которые, безусловно, не идут на спад, а вообще этот год был особенно в плохом смысле слова на это «урожайный». Но это резонансные убийства, громкие, однако их очень мало в процентном отношении. Украина — небезопасная страна в целом, в целом очень высокий уровень криминальной активности. Но общий криминальный тренд идет на спад, а резонансные убийства действительно происходят — потому что страна воюет. Есть известная фраза: то, что у вас паранойя, еще не означает, что за вами не следят. То, что людям удобно обвинять Россию, еще не означает, что это не Россия, которая стоит за рядом из этих историй.

Верю ли я в то, что, грубо говоря, склад оружия взлетел на воздух из-за того, что кто-нибудь окурок кинул? Нет, я в это не верю. Я считаю очевидным (тем более, что несколько одинаковых событий было в разных частях страны), что это — диверсия. А вот кто совершил диверсию? Солдат НАТО? Понятно, что это совершил тот противник, с которым вы сейчас воюете. Тут линия рассуждения очевидна. По заказным убийствам тоже, соответственно, отрабатываются разные версии. Какие-то версии сразу лежат на поверхности, и они озвучиваются. Где-то непонятно, и это озвучивается не сразу. Но тем не менее резонансные убийства, как правило, действительно связаны с политикой, с безопасностью. И, к сожалению, мои соотечественники — первые подозреваемые в списке.

— Но версии — это одно, а вот закрытых дел по этим громким убийствам практически нет.

— Я с вами опять не согласен, вы упоминали дело Вороненкова, его довели до конца. Я могу отвечать за то, в чем я непосредственно участвовал. В этом деле я участвовал. Я работал вместе с прокуратурой. Помогал чем мог. Дело доведено до логического конца.

— С Вороненковым — да. А помимо?

— Я же там внутри не участвовал. Просто могу сказать: а как в принципе раскрывать заказные убийства? Ведь убийцу ловят тогда, когда он как-то с жертвой, во-первых, связан, а, во-вторых, по мотиву. Когда вы за деньги кому-то заказываете убийство, и вообще нет никакой взаимосвязи одного с другим, такие убийства раскрываются крайне редко. Даже если это чистый бизнес. А тут еще и спецслужба в этом участвовала.

— Илья, расскажите, чем вы занимаетесь сейчас?

— Я занимаюсь бизнесом, стараюсь не учить никого здесь жить, а помочь материально, привлечь на Украину западные деньги.

— А каким образом вы планируете привлекать западные инвестиции?

— Создана специальная инвестиционная компания. Это длинный разговор.

— В двух словах.

— Есть инвестиционная компания, есть американские инвесторы, которые готовы вложить в украинскую экономику до 200 миллионв долларов.

— В какие именно секторы?

— Меня больше всего интересует направление, которое я хорошо понимаю. Это направление — как раз нефтегазодобыча. Я в нем разбираюсь, поэтому это для меня является приоритетом. Но у западных товарищей, конечно, есть большой интерес к сельскому хозяйству, к инфраструктурным проектам на территории страны. Главное, сейчас они заинтересованы в том, чтобы здесь начался рост. Многие из этих людей — это чисто финансовые инвесторы, которые хотят зарабатывать от общего роста рынка. Это не стратегические инвесторы, которые, как например, Cargill или Bunge, делают портовые или торговые сооружения под свой конкретно бизнес. Это как раз те люди, которые заинтересованы на Украине в целом, в том, чтобы страна начала расти. К сожалению, могу сказать, что большая часть вашей политической и экономической элиты на данный момент склонна сама грабить страну и не хочет никаких реальных помощников.

— Говорят, что нужно привлекать западные инвестиции, а на деле…

— Конечно, они хотят сами брать в долг, а потом сами решать, что они делают. Помощников, которые бы свои деньги здесь тратили, они не очень хотят.

— Что с этим нужно делать?

— Лаской, терпением, потихонечку мы это, конечно, пробьем. Эта дамба не будет вечной, напор воды будет расти. Чем больше Украина будет развиваться, тем больше будет соответствующего давления, рано или поздно это перельется. Кто захочет в этом участвовать — будет участвовать. А кто не захочет — того смоет.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 декабря 2017 > № 2420992 Илья Пономарев


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 декабря 2017 > № 2420973 Андрей Илларионов

В один «прекрасный» день Украина может проснуться и увидеть, что держателем ее долга являются кредиторы из Кремля

112.ua, Украина

Экс-советник президента Путина по экономике Андрей Илларионов в интервью программе «Гордон» на телеканале «112 Украина» рассказал о неутешительной экономической ситуации в Украине, о качествах, которыми должен обладать новый украинский президент, а также о том, что может заставить Путина отказаться от власти.

Гордон: В эфире программа «Гордон». Сегодня мой гость — экс-советник президента Путина по экономике Андрей Илларионов.

Андрей Николаевич, добрый вечер. Мне приходилось слышать от украинских экономистов, что украинская экономика наконец-то оттолкнулась от дна, начала рост. Это так?

Андрей Илларионов: И да, и нет. С формальной точки зрения — да, поскольку и в этом, и в прошлом году темпы экономического роста формально являются положительными — чуть более 2% роста в прошлом году и примерно 1,75% роста в этом году. Но учитывая тот масштаб падения, который произошел за предшествующие годы, учитывая низкий стартовый уровень Украины, — эти показатели, конечно, ни о чем. Фактически продолжение стагнации, которое не может удовлетворить украинских граждан, украинское общество, потому что это не то, что необходимо Украине сегодня.

— Но хуже уже не будет?

— Почему же? Всегда может быть хуже. Более того, есть несколько явных признаков, что ситуация ухудшается. Например, в 4-м квартале 2016 года темпы роста украинской экономики превышали 4%, а сейчас — 1,7%. То есть после некоторого оживления, которое давало некую надежду на то, что начинается более-менее приличный рост, темпы экономического роста упали. Они снижаются последние три квартала и не исключено, что темпы упадут до нуля. Что еще более беспокоит — нарастающая пирамида государственного долга. После того, как власти Украины взяли совершенно ненужный новый кредит на три миллиарда долларов два с лишним месяца тому назад, государственный долг Украины по отношению к ВВП достиг небывало рекордной величины — 86%. А это находится за пределами приличных критериев допустимого государственного долга даже высокоразвитых стран. Скажем, австрийские критерии говорят о 60% отношения государственного долга к ВВП как предел для высокоразвитых стран. А Украине очень далеко до таких стран, как Швеция, Нидерланды и т. д.

— А сумма долга?

— Сумма долга составляет сейчас порядка 90 миллиардов долларов — если мы переводим все средства: и деноминированные в иностранной валюте, и деноминированные в гривне. 70% из этого долга деноминировано в иностранной валюте и находится в собственности кредиторов, большая часть которых за пределами Украины. Сейчас только для обслуживания государственного долга Украина тратит (вот в этом году) — 4,2% ВВП. На оборону Украина тратит 2% ВВП, а на обслуживание долга в два раза больше. И если это будет продолжаться, поскольку новый кредит был получен под 7,4%, то Украина будет тратить еще большие суммы. Таким образом, даже тот ничтожный рост, который начался якобы, полностью уходит на погашение долга, а также изымает из того, что остается в Украине, дополнительные средства. Поэтому даже при некотором экономическом росте общий объем потребления инвестиций в Украине продолжает снижаться.

— Так может, «добрые» дяди-капиталисты спишут нам долги?

— Нет, не спишут. Такого рода мероприятия если и проводятся, то по отношению к очень слаборазвитым бедным странам, с высоким уровнем задолженности, например к африканским — в них уровень задолженности составляет 600-800%. Во-вторых, Украина все-таки в состоянии иметь более высокий уровень экономического развития, чем те африканские страны, по отношению к которым такие мероприятия проводятся. И наконец, Украина только что совершила дефолт, в 2015-м году, который политически корректно был назван «реструктуризация». Дефолт был проведен бывшим министром финансов и отрезал Украину от источников внешнего финансирования на несколько лет, тем самым усугубив экономический кризис в Украине.

— За 26 лет независимости Украину покинуло 10-11 миллионов человек. Это трагедия для молодой страны?

— Естественно. Это трагедия для любой страны. Можно спорить по поводу цифр, и точной цифры мы сейчас сказать не можем. По оценкам польских эмиграционных властей на территории Польши легально находится более миллиона украинцев. Люди, которые уезжают из Украины, — это прежде всего молодые и взрослые, предприимчивые, квалифицированные, образованные. Это те люди, которые создавали бы новое качество жизни в Украине. К сожалению, они уезжают за рубеж, и вносят свой вклад в успех других наций, не Украины.

— За какой срок можно провести в Украине быстрые эффективные реформы?

— Некоторые реформы надо проводить постоянно. Но принципиальные, главные вещи, которые сегодня нужны для Украины, — это год-полтора, максимум. Для некоторых мероприятий требуется принятие законодательства. В демократической стране нужно всеобщее национальное общественно-политическое обсуждение для принятия соответствующих решений. Но если бы основные реформы были проведены в период с марта до конца 2014-го года, когда для этого существовало политическое окно возможностей, то большую часть этих реформ можно было провести за эти 8-9 месяцев.

— Почему не провели?

— Люди, которые оказались во главе украинской власти в 2014-м году, отказались от осуществления абсолютно необходимых мер. Они прождали это время, и когда наступила возможность для их осуществления, они стали осуществлять другие меры, а не те, которые надо было.

— Я предлагал, чтобы мы перешли под внешнее управление США, естественно, чтобы руководителями были украинцы. Но советниками к ним были бы приставлены опытные «дядьки» из-за океана. Как вы к этому относитесь?

— Нечто подобное было осуществлено в 2014-2015 годах, когда при участии администрации США на ключевые экономические посты были рекомендованы такие люди, как госпожа Яресько и госпожа Гонтарева. Я обращаю внимание на эти две фигуры, потому что именно их действия нанесли наибольший экономический ущерб Украине. Искусственная девальвация, которая была проведена Национальным банком, уничтожение валютных резервов, наращивание государственного долга, ликвидация половины банковского сектора Украины, национализация крупнейшего частного коммерческого банка и принятие на себя государством обязательств в размере 5% ВВП — каждое из этих мероприятий преступление против экономики, против общества и против народа Украины. То же самое можно сказать и относительно действий бывшего министра финансов, которой на пустом месте, искусственно, был проведен дефолт Украины — в этом необходимости не было. В результате Украина оказалась отрезанной от источников внешнего финансирования, а платежи по долгу нисколько не уменьшились. А общий объем государственного долга увеличился и стал сейчас запредельным — за пределами существования украинского государства. Поэтому та попытка, которая была осуществлена с помощью левой, популистской администрации Обамы (по сути дела, они свои вредные искаженные ошибочные представления об экономической политике, которые они частично реализовали у себя в США, и в большой степени попытались применить в Украине), привела к такому же результату — к экономической катастрофе. Поэтому если предложение заключается в том, чтобы передать внешнее управление некомпетентным непрофессиональным людям с левацкой идеологией, то результаты будут такими же. Но сейчас угрозой становится не столько внешнее управление из Вашингтона или Брюсселя, а из другого места. Я обращу внимание на цифры — 90 миллиардов совокупный долг и порядка 60 —65 млрд номинировано в иностранной валюте. Если бы, например, сосед с северо-востока решил бы выкупить этот долг, по номиналу или даже с дисконтом, то для этого у него есть все средства, потому что валютные резервы России составляют сегодня 426 миллиардов долларов. Это примерно 15% от имеющихся на сей момент золотовалютных резервов России. Если бы такая операция была осуществлена, то с макроэкономической точки зрения Россия этого даже не заметит. Но в один «прекрасный» день Украина может проснуться и увидеть, что держателем ее долга являются не люди из Вашингтона, Брюсселя или из других мест, а кредиторы из Кремля. И тогда уж вопросы управления не в «ЛНР-ДНР», Крыму, а в Киеве будут определяться уже теми, кто является держателями этого долга. И тогда на стороне новых кредиторов будет не только сила, не только танки, но и международное право, потому что международное право требует соблюдения обязательств, в том числе финансовых. Это та яма, та уловка, в которую затащила Украину вот эта крайне некомпетентная экономическая политика: финансовая, бюджетно-денежная, которая проводилась экономическими властями последние три с половиной года.

— Президент Украины Петр Порошенко сегодня силен, на Ваш взгляд?

— Судя по тому, что он способствовал (точно не препятствовал) этим действиям, то он оказался силен в том, что подталкивал Украину (или не мешал подталкивать) в эту самую долговую яму, в то, что называется затягиванием долговой петли на шее украинской экономики, на шее украинского народа. В этом он оказался силен. Он оказался слабым в противостоянии агентам собственной некомпетентности — мы не видели ни одной попытки, ни одного желания, даже на словах, противодействовать этому. Мы хорошо помним, что он выступал в защиту самых некомпетентных, в том числе и преступных действий. Национализация крупнейшего коммерческого банка была представлена как победа — а это преступление. Получение нового кредита на 3 млрд долл. было представлено как победа, а это преступление. Дефолт по украинскому долгу — преступление. В том, что делает администрация, мы не видим позиции, защищающей интересы украинского общества, украинской экономики, украинского народа.

— В чем заключается, на Ваш взгляд, миссия Михаила Саакашвили в Украине? И есть ли она?

— Саакашвили попытался и по-прежнему пытается реализовать в Украине частично то, что ему удалось сделать в Грузии. В Грузии те реформы, которые были осуществлены им и его командой, привели к грузинскому экономическому чуду. К созданию совершенно новой институциональной системы, которая не была ликвидирована его последователями. Хотя к власти пришли его противники, несмотря на то, что они обещали демонтировать то, что было сделано Саакашвили, — они сохранили все. Во времена Саакашвили грузинская экономика росла на 12% в год. Это — экономическое чудо, экономический бум, которому на постсоветском пространстве примеров нет. Поэтому когда М. Саакашвили приехал в Украину, его явным намерением было повторить успех, который был им достигнут в Грузии, здесь, в Украине. В том числе и ликвидацию коррупции. Однако это не удалось. Мы видим политическую борьбу, в которую он ввязался, в неравных силах. Мы видим, к сожалению, что нынешние украинские власти применяют по отношению к нему методы и действия, которые в любом цивилизованном обществе являются абсолютно неприемлемыми.

— Чем закончит Саакашвили в Украине?

— Мы не можем это сейчас предсказать. Мне хотелось бы надеяться на то, что политика, которую предлагает Саакашвили с украинскими коллегами, рано или поздно будет осуществлена в Украине, потому что это политика экономического роста, экономического благосостояния, это политика отсутствия или существенного снижения коррупции. Если эта политика будет осуществлена в том виде, как это предлагает сейчас Саакашвили, широкой коалицией, то это был бы идеальный вариант для страны.

— Кого Вы видите в будущем президентом Украины?

— Это выбор украинского народа. Но, судя по тем разговорам, которые я имел, мне кажется, украинским гражданам будет трудно повторить тот выбор, который они делали в 2014-м году. Хотя, возможно, у лица, которое они тогда выбрали, другое мнение по этому поводу.

— Мне приходилось слышать, что США, разочаровавшись в украинском руководстве, решили подготовить двух человек для будущей президентской кампании — это Святослав Вакарчук и Владимир Кличко. Они оба находятся в США, в процессе обучения. Что Вы об этом думаете?

— Я только сейчас об этом услышал. Это новая ситуация. Но в соответствии с украинской Конституцией и украинскими законами любой гражданин Украины имеет право участвовать в президентских выборах. Для меня важнее было бы посмотреть не только на то, как и чему они научатся, а на то, какую программу они будут предлагать, какие цели они собираются ставить, и насколько последовательными и честными в осуществлении этой программы они будут. Потому что самое главное требование к лицу номер один, к первому человеку в любой стране — личная честность, личная порядочность. Идеальных не бывает, но чем ближе первые лица находятся к идеалу, тем лучше. Важно, чтобы в личных своих действиях, в кадровых назначениях, действиях по осуществлению экономической политики, внутренней и внешней политики, первое лицо придерживалось принципов порядочности и честности.

— Российская экономика сегодня в порядке или нет?

— В течение двух лет российская экономика находилась в состоянии тяжелого кризиса. Затем в течение года она демонстрировала невысокие, но положительные темпы экономического роста, что позволило российскому президенту сделать заявление, что российская экономика вышла из стагнации. Но российская экономика, выйдя из стагнации, вошла в следующий кризис. Данные последних четырех месяцев говорят о том, что кризис в промышленности усугубляется, происходит сокращение объемов производства, продолжается сокращение важнейших социальных индикаторов, которые сегодня находятся на уровне 12-15% ниже пиковых значений, которые наблюдались в России до начала агрессии против Украины. Таким образом, российская экономика, российские граждане уже в течение четвертого года платят за внешнеполитические авантюры, осуществляемые Кремлем против соседей.

— Ваш прогноз: в России будет хуже или лучше?

— Этот кризис может продолжаться. Он, может быть, будет не таким глубоким, как были предшествующие кризисы, может возобновиться стагнация — колебания вокруг нуля. Может даже возобновится небольшой экономический рост — на уровне 1-2,5% ежегодно. Чего точно не будет — высокого, устойчивого, быстрого экономического роста, который наблюдался в России между 1998-2008 годами. И это говорит о том, что экономика наказывает агрессора. Экономика наказывает авторитарные режимы. Экономика не слушается и не доверяет властям, которые нарушают базовые нормы права внутри страны и за рубежом. Нет ни одной авторитарной страны, которая бы, достигнув уровня 30-35% от уровня развития США, продолжала бы сокращать разрыв от США. Бедные авторитарные страны вроде Китая могут развиваться достаточно быстро, но когда достигают определенного уровня развития, требующего высокого уровня защиты творчества, защиты прав собственности, разделения властей и защиты свободы слова, быстрый экономический рост прекращается.

— 2 февраля 2018 года будет оглашен список людей из окружения Путина, которые имеют недвижимость, деньги в США, на Западе. Это будет проблемой для них?

— Это закон, 33-64, обязывающий администрацию США в лице Госдепа, министерства финансов и национальной разведки подготовить доклад со списком лиц. Часть этого списка может быть закрытой — это оговорено. А часть списка открыта, причем это не только список, а и активы, операции этих лиц на территории США и в других странах. Это уже оказывает воздействие на российскую власть. В Москве многие люди очень взволнованы тем, что может оказаться в этом докладе. И, если они там окажутся, различные меры в последующем могут принять американские международные органы, следящие за нелегальными финансовыми операциями, за операциями по отмыванию денег, различные санкции могут быть применены по отношению к этим людям. Многие из крупных российских бизнесменов проводят большое количество операций, занимаются международным бизнесом, не говоря о том, что многие из них и члены их семей любят проводить значительную часть времени за пределами родины, поэтому они болезненно относятся к тому, что некоторые из них могут оказаться в этом списке.

— Они могут как-то давить на Путина, чтобы обезопасить себя?

— Нет, думаю, что они не в состоянии это сделать. Они предпринимают действия, пытаясь оказывать воздействие на тех или иных лиц, чтобы не попасть в этот список. Я думаю, что для некоторых людей, действительно озабоченных собственной репутацией, но в гораздо большей степени собственным бизнесом, собственными интересами и интересами родственников, возможно, это будет для них важным фактором, позволяющим дистанцироваться от лиц, принимающих нелегальные, криминальные, агрессивные решения в Кремле.

— Один из российских олигархов сказал, что Путин заявил, что если американцы наложат лапу на их деньги и недвижимость, то они наложат лапу на их недвижимость и их деньги в России. Может быть такой ответ?

— У американцев нет недвижимости в России, нет активов. Так же, как у подавляющего большинства российских бизнесменов нет активов в Иране, КНДР, Зимбабве, на Кубе и т. д. Некоторые активы у бизнесменов есть, частные иностранные инвестиции, но это не имеет никакого отношения к действиям американской администрации.

— Кто сбил над Донбассом «Боинг» MH17? Вам это известно?

— Это известно уже всему миру. Это экипаж установки "Бук-1«- регулярные части российских вооруженных сил.

— Кто сбил самолет с польским руководством во главе с президентом Качиньским?

— Здесь мы не знаем на 100%, но, судя по тем расследованиям, которые проводились в течение семи с лишним лет Польшей и другими, складывается, что на борту был взрыв или два взрыва. Причем, скорее всего, эти взрывы происходили внутри салона самолета. Таким образом, причиной взрыва самолета Леха Качиньского стали взрывные устройства, оказавшиеся на борту самолета. Вопрос — как они там оказались, как были туда доставлены? Важной задачей для любого серьезного расследования является попытка установить кто, когда, как, установил эти взрывные устройства. В зависимости от этого можно будет получить ответ, кто прежде всего несет ответственность за гибель президента Польши и почти ста человек польской политической и военной элиты.

— Это был теракт?

— Естественно.

— У Вас есть версия, кто его осуществил?

— Сейчас, пожалуй, я бы не стал этого делать, но я бы обратил внимание на то, что в последние годы сегодняшняя Польша является примером беспрецедентного противостояния двух политических лагерей, каждый из которых получает практически поддержку равного количества сторонников в обществе — 50 на 50. Степень жесткости политической борьбы достигла такого накала, что эта борьба получила название «холодной гражданской войны в Польше». Я не исключаю того, что то, что произошло в апреле 2010 года, могло быть связано с той самой «войной», о которой мы более полно узнали только после 2015-го года. После того, как политическая сила, базировавшаяся на так называемой борющейся «Солидарности», впервые пришла к власти.

— Поляки дадут ответ на вопрос о том, кто осуществил этот теракт?

— Это очень тяжелый вопрос для Польши и очень тяжелый ответ. Но, быть может, надо разделять ответственность за, может быть, осуществленный теракт и ответственность за сокрытие теракта и помощь в сокрытии теракта, которые, в данном случае, должны разделить с непосредственными организаторами и российские власти.

— Чемпионат мира по футболу в 2018 году в России состоится?

— Не знаю.

— Мир будет бойкотировать этот чемпионат?

— Часть стран может бойкотировать.

— Санкции лично против Путина, на ваш взгляд, возможны?

— Я не исключаю того, что в том списке, который готовится и который может быть обнародован в феврале, фамилия «Путин» будет. Сам этот факт хотя и не означает автоматического введения санкций, но будет иметь, конечно, качественный характер, потому что до этого момента он никогда не оказывался не только в санкционном списке, но и в списке, который имел совершенно четкую, однозначную привязку к длительному списку криминальных, коррупционных, агрессивных действий. Более чем полтора года назад, когда Надежда Савченко еще находилась в российской тюрьме, был подготовлен вслед за списком Магнитского список Савченко. Этот список включал более 80 фамилий и начинался с фамилии Путина. Это был рабочий проект, и он был разослан в парламенты европейских государств, в правительства, в США. Примерно через десять дней после того, как этот список начал интенсивно обсуждаться, не публично, а в правительственных кругах, Путин отдал распоряжение начать процедуру освобождения Савченко. Поэтому хотя с одной стороны санкционные действия оказывают ограниченное воздействие на замедление экономического роста в России, последствия персональных санкций, которые касаются лиц, непосредственно ответственных за принятие криминальных, коррупционных, агрессивных действий (как говорит закон 33-64), могут быть не вполне ожидаемые.

— Путин пойдет на президентские выборы в марте?

— Естественно. Но только я бы не стал использовать термин «выборы» без кавычек в России. Это можно назвать «шоу», «концерт», «цирк», «вертеп», «бордель». Кандидаты, уже заявившие о своем желании участвовать в этом мероприятии, вне всякого сомнения, позволяют именовать это действо вот этими терминами.

— Вы более шести лет были советником Путина по экономике. Он вас часто «разводил»?

— Были попытки предложить мне некоторые версии событий, но он понимал, что это достаточно бесполезно, и не злоупотреблял этим. Для него было более важно, чтобы у нас сохранялось рабочее взаимодействие, поэтому по отношению ко мне он этим занимался гораздо реже, чем по отношению к другим гражданам.

— Что может удержать Путина от того, чтобы пойти на выборы?

— Физическая смерть только. Своими действиями он довел ситуацию до такого положения, что он не может уйти из власти. Теоретически у него был шанс не возвращаться во власть в 2007-2008 годах, но он не смог тогда принять этого решения — он опасался, что, уйдя из власти тогда, он сильно рискует здоровьем, имуществом и жизнью, не только политической, но и физической. А после этого поворота назад нет.

— Навального на выборы пустят?

— Нет.

— Несмотря на то, что он работает с Кремлем?

— Он работает с Кремлем, но не в том плане, что он выполняет приказы Кремля. Администрация ставит его в такие рамки, которые заставляют его совершать шаги, выгодные для Кремля. А он продолжает это делать, несмотря на то, что понимает, что эти действия сильно помогают Кремлю. Это такая игра понимающих людей — с обеих сторон. Все понимают, что его участие в такого рода кампаниях — это кампания на разогрев общественности, на повышение явки, на представление о том, что в России действительно существуют настоящие выборы. Хотя после появления в этом шоу еще одного персонажа (Ксении Собчак), роль Навального существенно снижается.

— Сколько процентов наберет Собчак?

— Это не так существенно. Более существенны не количественные показатели, а качественные результаты ее участия. Важно то, что она покажет российскому обществу, что достаточно молодая девушка, с либеральной, западной репутацией может участвовать в выборах. На самом деле она тоже выступает на «разогреве» главного персонажа.

— Насколько верны слухи, что на следующих выборах этим главным персонажем станет дочь Путина — Екатерина?

— Из тех гипотез, которые высказывались в последнее время относительно непосредственных причин, заставивших администрацию президента попросить Ксению Анатольевну участвовать в этих выборах, я вижу эту причину, как наиболее разумную, рациональную.

— Вы думаете, что российский народ может проголосовать на следующих выборах за дочь Путина?

— Это не так я думаю — так полагает администрация президента, считая, что им необходимо сейчас выпустить Собчак и проверить, насколько российское общество способно сейчас воспринимать и не отторгать женщину, прозападную, в том числе с определенным шлейфом, предлагающую некоторый набор мягко либеральных, мягко западных ценностей. Если выяснится, что госпожа Собчак в состоянии собрать голоса достаточного количества молодого поколения, ориентирующегося на запад, на либеральные ценности, несмотря на весь шлейф, то понятно, что человек, у которого этого шлейфа нет, но обладающий всеми другими характеристиками этого кандидата плюс еще освященный функцией наследника при наличии финансовой и информационной поддержки, выглядит не бессмысленным. В истории России, в начале 1996-го, уровень поддержки Бориса Ельцина был 4%. А потом оказалась победа. Технологические возможности обеспечивают почти все.

— Кто убил Бориса Немцова? Вы для себя знаете?

— В течение трех лет шло и идет достаточно интенсивное общественное расследование. По мнению адвокатов пострадавших, которые в целом поддержали официальное обвинение, даже они были вынуждены сказать, что с их точки зрения один из чеченцев невиновен. Это не помешало адвокатам и родственнице Бориса Немцова потребовать пересмотра дела с ужесточением наказания тем людям, которые оказались осужденными, в том числе и тому невиновному человеку с их точки зрения.

— Но Вы знаете, кто выступил заказчиком этого преступления?

— Наиболее подробную детальную и обоснованную картину убийства Бориса Немцова воспроизвел в недавней своей статье американский журналист Дэвид Сэттер. Он говорит, что по всем признакам это убийство не могло быть осуществлено без специальной группы численностью не менее 30-40 человек, профессиональных сотрудников спецслужб, которые могли относиться к ФСО и ФСБ. У ФСО и ФСБ есть свои руководители, а у них свои руководители, которые хорошо известны.

— Путин Брежневым, на Ваш взгляд, не становится?

— Пока нет. В том, как он себя ведет, он, естественно, не Брежнев. Но с точки зрения экономических результатов последние 8 лет власти Путина уже хуже, чем последние 8 лет власти Брежнева. За период брежневской стагнации ВВП Советского Союза вырос на 16%. А за последние 8 лет Путина он вырос на 0,2%. В этом случае Путин побил рекорд Брежнева.

— Как Вы думаете, о чем сейчас думает Путин?

— Я думаю, что некоторое время назад он серьезно раздумывал, зачем он в это ввязался и нет ли какого-то хорошего варианта уйти из этого, для того чтобы обеспечить себе спокойную жизнь. Но сейчас, поскольку он совершил слишком много действий, которые оказываются не прощаемыми очень многими людьми, по отношению к которым были совершены преступления, он понимает, что нет пути назад. Поэтому он в какой-то степени оказывается в тупике, потому что единственный способ продлить его политическую и физическую жизнь — оставаться у власти. Осознание этой мысли его очень серьезно гложет. Внешне в этом смысле он очень концентрированный человек и этого не показывает, хотя для самого себя он понимает, что это тупик, в который он сам себя завел. И из которого выхода нет.

— Он жалеет, на Ваш взгляд, о том, что совершил?

— Даже если такая мысль ему приходит в голову, он ее немедленно гонит прочь. Он считает, что это слабость, и если эта слабость будет заметна окружающим, то это будет начало его конца. Психологически он себя настраивает, что все в порядке, что все еще лучше, чем было вчера. И нет никакого кризиса. Но каждый новый шаг ухудшает его положение.

— Как Путин закончит, на Ваш взгляд?

— Боюсь, что у него хороших вариантов не осталось.

— Сейчас Вы часто вспоминаете Путина после стольких лет плотного с ним общения?

— Его приходится вспоминать в связи с тем, сколько преступлений совершено, какие потери нанесены стране, обществу, России, соседям России. Насколько уничтожены добрые отношения между российскими и украинскими народами, которые не могут быть вылечены, может быть, никогда. Ущерб, нанесенный одним человеком такому огромному количеству людей, не поддается полному осознанию. Когда человек, обличенный властью, совершает поступки, действия, нанесшие непоправимый ущерб десяткам, сотням миллионов людей, — это заставляет меня думать постоянно.

— Спасибо большое.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 декабря 2017 > № 2420973 Андрей Илларионов


Украина > Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 11 декабря 2017 > № 2420734

Проведение государственных закупок исключительно по ценовому критерию – это экономическое безумие. Об этом заявил председатель комитета Верховной Рады по промышленной политике Виктор Галасюк.

Покупать иностранную продукцию, которую Украина может производить сама, да еще и за счет налогоплательщиков – большой минус для экономики, бюджета и торгового баланса, подчеркнул он.

Пока же импортная составляющая госзакупок в Украине составляет 38%, в то время как в США и Японии – менее 5%, а в ЕС – 7,9%. "Это политика экономического идиотизма", – заявил В.Галасюк. Он обнародовал факты, свидетельствующие о необходимости учета местной составляющей при проведении тендеров.

Киевская мэрия покупает польские трамваи вместо львовских "Электрон" или одесских "Татра-Юг", ГП "Администрация морских портов Украины" подыгрывает голландским верфям, дискриминируя Херсонский и Николаевский судостроительные заводы из "Смарт Мэритайм Групп", коммунальные предприятия берут белорусские автобусы МАЗ вместо луцких "Богданов" или львовских "Электрон".

Кроме того, Государственная служба по чрезвычайным ситуациям покупает Еврокоптер, а запорожский производитель "Мотор Сич" ни разу не получил госзаказа на свои вертолеты, коммунальные предприятия заказывают белорусскую спецтехнику МАЗ вместо кременчугских КРАЗов, госкомпании покупают белорусские тракторы и комбайны, французские сеялки, а не аналогичные украинские Харьковского тракторного завода, днепропетровского Южмаша, Херсонского машзавода, кропивницкого завода Эльворти (ранее "Звезда") и других.

НАК "Энергоатом" покупает подъемно-транспортное оборудование у американских и чешских производителей, а не у Старокраматорского машзавода и Новокраматорского машзавода или Харьковского завода подъемно-транспортного оборудования.

"Этот перечень далеко не исчерпывающий, ведь украинские производители и так дискриминированы из-за чрезмерной стоимости кредитов, отсутствия мощных инвестиционных стимулов, которые есть в других странах", – подчеркнул В.Галасюк.

В связи с этим он отметил важность принятия закона №7206 "Покупай украинское, плати украинцам!" для законодательного обеспечения справедливой преимущества украинской продукции.

Также В.Галасюк высказался за введение перспективного 3-5 годового планирования госзаказов для модернизации инфраструктуры вместо хаотических точечных закупок, искусственно "заточенных" под иностранных производителей.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 11 декабря 2017 > № 2420734


Украина > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 11 декабря 2017 > № 2420730

Украинские производители должны иметь преимущество перед зарубежными при закупке работ, товаров и услуг за государственные деньги, которая в настоящее время ведется через электронную систему Prozorro.

Об этом заявил сегодня премьер-министр Украины Владимир Гройсман в ходе встречи с региональными СМИ.

"Подчеркиваю, что прямых преимуществ в системе Prozorro не предусмотрено, и это является большой проблемой, поскольку я считаю, что продукция, которая создана у нас на территории, должна получать при равных качественных показателях преимущество", – сказал премьер.

Как сообщалось ранее, Верховная Рада 7 декабря приняла в первом чтении законопроект №7026 об обязательном учете местной составляющей для госзакупок, который позволит системе госзакупок начать работать на украинскую экономику и благосостояние украинцев.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 11 декабря 2017 > № 2420730


Украина. Россия > Транспорт > minprom.ua, 11 декабря 2017 > № 2420722

ОАО "Российские железные дороги" перевело все поезда южного направления на движение по новой железнодорожной линии Журавка – Миллерово в обход Украины, сообщает ТАСС.

По словам министра транспорта РФ Максима Соколова, речь идет о 62 парах пассажирских поездов и 30 парах грузовых поездов. До этого российские поезда южного направления, в том числе Москва – Адлер, проезжали участок по Луганской области Украины и дважды пересекали государственную границу.

В конце сентября РЖД сообщили о запуске регулярного движения грузовых поездов в рамках тестовой эксплуатации на линии Журавка – Миллерово в обход Украины. В ноябре было запущено движение пассажирских поездов, которые шли по старой линии без остановок.

Напомним, строительство железнодорожной линии Журавка (Юго-Восточная железная дорога, Воронежская область) – Миллерово (Северо-Кавказская железная дорога, Ростовская область) протяженностью 137 км началось в апреле 2015 года и завершилось в августе 2017 года.

Украина. Россия > Транспорт > minprom.ua, 11 декабря 2017 > № 2420722


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 декабря 2017 > № 2419260 Александр Линчевский

Замминистра здравоохранения: Трансплантация в Украине будет развиваться, остается решить вопрос мотивации врачей и организации работы клиник

Интервью заместителя министра здравоохранения Александра Линчевского агентству Интерфакс-Украина

- Заработает ли система трансплантации в Украине с 1 января?

- В полном масштабе - нет, ведь в Украине все еще не принят новый закон о трансплантации, который как раз и должен заложить юридические основы для развития такой системы. Закон проголосован в первом чтении, полностью подготовлен ко второму, но когда он будет принят и вступит в силу, пока не понятно.

Тем не менее, мы уже предприняли ряд шагов для реализации пилотного проекта на базе существующих центров трансплантации в пяти регионах и Киеве. Это позволит проводить трансплантацию почки от неродственного донора даже до принятия нового закона.

- Что это за шаги?

- Сейчас мы говорим о развитии трупной трансплантации. Прежде чем произвести забор анатомического материала у подходящего донора, нужно констатировать смерть головного мозга. Мы внесли изменения в должностные инструкции - теперь анестезиолог имеет право это делать.

Далее возникает еще несколько вопросов. Что происходит после констатации смерти мозга? Кто должен принять решение о трансплантации, связаться с родными потенциального донора, найти реципиента и в случае необходимости организовать транспортировку? Все это – сфера ответственности трансплант-координатора. Предполагается, что его функции будут выполнять врачи анестезиологи-реаниматологи. Но им также придется пройти специальную программу подготовки.

Далее трансплант-координатор будет связываться с координационным центром трансплантации. Сейчас эта структура существует формально, это, скорее, научное учреждение, без каких-либо полномочий, финансовых рычагов, да и, по правде говоря, без особых научных достижений. После принятия закона придется менять статут, полномочия и правила работы этого центра.

Помимо этого, нужен работающий реестр доноров и пациентов, нуждающихся в трансплантации. И, совсем не в последнюю очередь, готовность общества к жертвованию органов или принятию решения о таковом в отношении своих близких.

Одним словом, дело не только лишь в принятии закона о трансплантации - под него необходимо практически с нуля создавать действующую систему.

- Сколько времени нужно для запуска системы?

- Сейчас сложно назвать конкретные сроки. Для сравнения: инсулиновый реестр запускался около полугода. Пока мы говорим об апробировании системы в шести центрах, где теоретически можно проводить трупную трансплантацию - Запорожье, Киев, Днепр, Харьков, Львов и Одесса. Там уже существуют некоторые списки ожидания, специалисты. Хотя специальная аппаратура для констатации смерти мозга есть не везде. Да и анестезиологов еще нужно научить работать на ней, они этого никогда раньше не делали, их этому в медвузе не учили.

В Запорожье, которое фактически является центром трансплантологии в Украине, создана программа обучения анестезиологов и трансплант-координаторов. Туда нужно будет направлять и действующих, и будущих анестезиологов. Запорожье – единственный город в Украине, где проводится трупная трансплантация, но и там - это всего 4-6 пациентов в год, хотя потребность исчисляется тысячами.

- Анестезиологам будут доплачивать за трансплант-координацию?

- Внести этот пункт в само положение по трансплант-координации было невозможно с юридической точки зрения. Но это будет сделано, обязательно.

Кстати, о деньгах. Кто будет оплачивать операции, медикаменты, шприцы, бинты? Пациент не должен платить за это, все затраты берет на себя государство. Мы предусмотрели, чтобы в госбюджет на 2018 год были заложены 112 млн грн на проект по трансплантации почки, приблизительно такие же суммы планируются на последующие два года.

Но, откровенно говоря, успех этой программы зависит от работы на местах, от врачей и руководства медучреждений. Пока, к сожалению, я не вижу у них особого желания заниматься развитием такой системы.

Со своей стороны мы делаем все, что зависит от Минздрава: готовим нормативные акты, убеждаем в необходимости принятия закона, добиваемся выделения финансирования, разрабатываем порядок его использования, готовим инструкции, положения, формы заявок и техзадание на разработку реестра. Нам еще предстоит научиться мотивировать врачей и больницы.

- Так все-таки: мы ждем принятия закона о трансплантации или можно работать без него?

- Мотивированная и организованная больница может и сейчас делать пересадку органов от неродственного донора, но ей придется значительно сложнее. Между тем новый закон даст возможность решить много организационных вопросов, например, в отношении забора трупного материала. Заработает ли пилотный проект с 1 января, во многом зависит от врачей.

- Но ведь в бюджет все-таки закладываются деньги, какова вероятность того, что они будут освоены?

- Мы заложили деньги с запасом. Было бы хуже, если бы их не хватило. Мы уверены, что трансплантация в Украине будет развиваться, остается решить вопрос мотивации врачей и организации работы клиник.

- В бюджете 2017 года были заложены деньги для создания реперфузионных центров, в частности, для закупки ангиографов. Сколько их было закуплено по этой программе?

- Деньги в бюджете были выделены, ангиографы закупаются совместно с областями, объявляются тендеры. Первый ангиограф был закуплен в Мариуполе. Сама тендерная процедура достаточно длительная, нужно ждать два-три месяца, но процесс идет.

- Но если еще не куплены ангиографы, то зачем эти стенты распределяются между регионами?

- Стенты с недавнего времени распределяются по новым правилам – только в клиники, где проводится стентирование. Раньше они распределялись вне зависимости от того, есть ли в клинике ангиографы или нет - просто исходя из численности населения.

- Можно ли говорить об эффективности этой программы?

- Эта программа позволяет снизить уровень смертности, но чтобы оценить этот показатель, должно пройти какое-то время. По нашим приблизительным подсчетам, мы имеем около 20 тыс. инфарктов в год, которые нуждаются в неотложном стентировании. Если мы поставим стенты всем этим пациентам, то, согласно мировой статистике, около 1 тыс. пациентов все равно не удастся спасти. Но если мы не поставим стенты никому, то умрут 4 тыс. Цена вопроса – три тысячи жизней. Мы знаем, что эта программа правильная - своевременное стентирование будет спасать как минимум 3 тыс. чел. в год и обеспечивать доинфарктное качество жизни большинству пациентов.

- И все же, эта система уже заработала?

- Система неотложной кардиологической помощи предполагает, кроме закупки ангиографов, еще ряд обязательных мероприятий, в том числе подготовку нормативных актов. Уже сегодня действует приказ, который регулирует создание реперфузионных центров. Приказ не говорит, где их нужно создавать, приказ говорит, о том, как это делать и как оны должны работать. Есть также второй приказ, который регулирует работу системы неотложной помощи в случае инфаркта. Теперь скорая помощь знает, в какую клинику везти больного, чтобы ему поставили стент и спасли жизнь.

Наша конечная цель – ангиограф в каждом госпитальном округе. Их должно быть около 100. Сейчас их 40, из них только 20 работают правильно. Например, в Виннице такой центр давно работает, там прекрасно все организовано. Но если такой центр захотят создать в Умани или в любом другом городе, то приказы покажут, как это нужно сделать правильно. Когда пациента вечером кладут в больницу с инфарктом, а на следующий день ему предлагают стентирование, то это неэффективно. Стентирование нужно делать своевременно – в идеале в течение двух часов после инфаркта. Мы для этого создали нормативную базу, обеспечили стентами, ангиографами реперфузионные центры, защитили скорую, которая будет везти пациента туда, где есть ангиограф. На самом деле, это революционная штука.

-Что происходит с расчетом стоимости медуслуги?

- Этот вопрос не входит в сферу моей ответственности. Этим занимается другой заместитель министра - Павел Ковтонюк.

-А пилотный проект з НАМНУ?

- Также.

Сегодня я вплотную занимаюсь изменением системы подготовки врачей – и вопросами поступления в медвузы, знаменитые 150 баллов ВНО, и вопросами повышения квалификации медиков и последипломной подготовки.

Подготовлен совместный приказ Минздрава и Минобразования по правилам приема на медспециальности, но пока он не опубликован. Ходят слухи, что в последний момент в него было внесено изменение, 150 баллов по ВНО установлено лишь по двум предметам, а не по трем, исключая украинский язык. Сейчас мы ждем публикации приказа.

Ректоры медвузов, конечно, не очень довольны, но приказ есть и его нужно выполнять. Кстати, за время подготовки этого новшества мы получили полную картину того, кто из ректоров поддерживает изменения, а кто-то - нет.

Думаю, что активное сопротивление этому новшеству начнется, примерно, в апреле-мае, когда кто-то увидит, что чей-то ребенок не проходит в медицинский вуз.

В следующем году планируем уделить еще больше внимания образованию, внести изменения в систему непрерывного профессионального обучения. По нашему глубокому убеждению, в медицину должны приходить только те, кто готов развиваться и помогать своим пациентам.

-Как проходят конкурсы на замещение вакансий руководителей директоратов Минздрава?

- Мало желающих идти сюда. Те, кто пришел, завалили конкурсные задания, продемонстрировали достаточно низкий уровень. Был объявлен повторный конкурс, прием документов завершился 7 декабря. На этой неделе Центр общественного здоровья возглавил Владимир Курпита. Ожидаем, что удастся также подобрать достойных руководителей директоратов.

Пользуясь случаем, хочу пригласить всех, кому небезразлично реформирование медицины, и тех, кто подавался, но не прошел на должность главы директората, принять участие в конкурсах на должности экспертов.

-Возможно, у вас завышенные требования?

- Требования высокие. Но мы ищем людей, от которых зависит медицинская реформа. Я политическая фигура – сегодня есть, завтра нет. А от них будет зависеть реформа. Они должны генерировать идеи, а политические фигуры – министры и заместители - должны их принимать или нет.

-Вам нравится работать в Минздраве?

-Нет (смеется). Но именно здесь я нужен и наиболее полезен в данный момент.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 декабря 2017 > № 2419260 Александр Линчевский


Украина. США > Агропром. Химпром > interfax.com.ua, 7 декабря 2017 > № 2419190 Пьерр Флие Сант Мари

Руководитель сельхозподразделения DowDuPont в регионе ЕМЕА: Украина – один из самых быстрорастущих для нас рынков

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" руководителя сельскохозяйственного подразделения DowDuPont в регионе ЕМЕА (Европа, Ближний Восток и Африка) Пьерра Флие Сант Мари.

-Какое место занимает Украина в общем объеме продаж компании? Насколько важен этот рынок и почему?

Украина – один из самых быстрорастущих и стратегически важных сельскохозяйственных рынков в мире. Вклад украинской команды – это более 1% от глобального оборота сельскохозяйственного подразделения DowDuPont. Ваша страна может стать ведущим мировым производителем и экспортером сельскохозяйственной продукции. Что нужно для этого? Считаю, что главное - прозрачный инвестиционный климат и поддержка правительства; во-вторых, где мы как компания можем помочь - это устойчивое предложение высококачественных семян и средств защиты растений. Могу заверить, что вклад Украины в наши продажи в Европе, на Ближнем Востоке, в Африке и в глобальном масштабе очень велик. У нас есть крупное производство в с. Стаси (Полтавская обл.) и огромные возможности для исследований, а также очень опытная команда и расширенные сервисные предложения. Таким образом, мы стремимся продолжать развитие нашего бизнеса в Украине и сотрудничество с фермерами, деловыми партнерами, помогая Украине полностью реализовать свой сельскохозяйственный потенциал.

- Существуют какие-либо трудности в объединении DowDuPont в разных странах с точки зрения антимонопольного законодательства?

Мы уже завершили слияние 31 августа 2017 года, с 1 сентября 2017 года компания DowDuPont начала торговать на Нью-Йоркской фондовой бирже под символом "DWDP". В Украине также требовалось разрешение Антимонопольного комитета на концентрацию, оно было получено надлежащим образом.

- Какие активы в мире обе компании должны были продать для получения разрешений на транзакцию?

DuPont продала портфолио своих гербицидов для защиты посевов зерновых культур от широколистных сорняков и инсектицидов для борьбы с грызущими насекомыми. DuPont также отделит исследования по защите растений, за исключением направления обработки семян, нематоцидов и программ научных исследований, находящихся на поздней стадии, которые мы продолжим развивать и выводить на рынок. Весь персонал, необходимый для поддержки продвижения продуктов и научно-исследовательских программ, останется с DuPont.

- Какова будет доля DowDuPont на рынке пестицидов и семян после слияния, как изменится доля оставшихся игроков после их транзакций?

Наше подразделение сельского хозяйства состоит из двух направлений – "Защита растений" и "Семена и трейты". Совокупный чистый объем продаж, за исключением отчуждаемых активов по защите растений, составляет около $16 млрд со скорректированной доналоговой прибылью (EBITDA) в размере около $3 млрд. Новое подразделение включает в себя наследие сельскохозяйственного сегмента DuPont и наследие бизнеса сельскохозяйственных наук Dow. Будущая независимая сельскохозяйственная компания будет глобальным лидером. Мы будем обладать теми масштабами, которые необходимы для обеспечения большой ценности и выбора для производителей во всем мире, а также будем конкурировать с крупнейшими компаниями в мире.

- Какие преимущества принесет слияние Dow и DuPont? Какие задачи управления стоят перед руководством обеих компаний?

Объединяя дополняющие друг друга портфели Dow и DuPont, мы создаем три сильных конкурента в сфере сельского хозяйства, материаловедения и специальных продуктов. Они будут обеспечивать долгосрочную ценность для всех заинтересованных сторон. У нас будут усовершенствованные инновации с исследованиями и разработками, которые более сфокусированы на клиента. Кроме того, компания получит расширенный доступ к рынкам благодаря уравновешенным клиентским отношениям и дистрибьюторским сетям DuPont и Dow. У нас будет финансовая выгода благодаря эффективной организационной структуре и запланированной синергии затрат в размере $3 млрд и прибыли в $1 млрд.

Если говорить о наших сотрудниках, то они, конечно, выиграют от того, что будут работать в одной из трех конкурентоспособных компаний-лидеров. А клиенты, как я уже упоминал, получат преимущества от превосходных решений и расширенных предложений продуктов. Объединив наши взаимодополняющие преимущества, мы сможем быстрее и эффективнее реагировать на быстроменяющиеся условия с инновационными продуктами, большим выбором и конкурентоспособной ценой.

- Как будут интегрированы команды Dow и DuPont?

Каждое из подразделений, возможно, будет двигаться разными темпами, выстраивая структуру и разделение в дальнейшем в зависимости от уникальных факторов, которые им необходимо учесть. И Dow, и DuPont имеют опыт работы с крупными транзакциями и достаточно немалый послужной список операционных достижений. Говоря о подразделении сельского хозяйства, мы работаем над созданием новой культуры компании. Мы все понимаем, за что боремся. Наша цель - обогатить жизнь тех, кто выращивает, и тех, кто потребляет, обеспечивая развитие будущих поколений. Все наши ценности и задачи согласованы с этой целью.

Думаю, для людей из обеих компаний не будет проблемой работать вместе, поскольку наше мышление очень схожее. В Украине уже создана единая команда, коммерческая организационная структура, и я должен сказать, что все прошло очень естественно.

- На какой мировой бирже будет представлено сельскохозяйственное подразделение DowDuPont?

Пока не приняты каких-либо решения относительно предполагаемых независимых компаний, в том числе на какой бирже они будут котироваться. Что касается DowDuPont, то компания начала торговать под символом "DWDP" 1 сентября 2017 года на Нью-Йоркской фондовой бирже.

- Сельскохозяйственное подразделение будет отвечать за бизнес семян и средств защиты растений. DuPont Pioneer в Украине имеет завод по производству семян. Планирует ли компания инвестировать в дальнейшее наращивание мощностей или строительство завода по производству пестицидов или работу по давальческим схемам с украинскими заводами?

Как сельскохозяйственное подразделение мы рассматриваем разные решения. Семена, защита растений, цифровые технологии - все это часть нашего бизнеса. Важно разрабатывать инновации, постоянно работать над решениями, которые принесут пользу потребителям, клиентам, деловым партнерам и внешним заинтересованным сторонам. Вы правы, у нас есть предприятие по производству семян в Украине, и в последнее время мы добавили к этим инвестициям почти $5 млн. Мы открыли новую линию по производству подсолнечника и таким образом дополнительно создали в регионе до 40 новых рабочих мест. Всего в эту страну мы уже вложили более $55 млн и рассматриваем возможность расширения инвестиций. Украинский объект полностью интегрирован в нашу глобальную сеть производственных комплексов, чтобы при необходимости была возможность удовлетворить потребности других стран. К настоящему времени несколько грузовиков с украинской кукурузой Pioneer уже отправлены в Румынию и Болгарию, в качестве пилотного проекта - в Венгрию. Система работает, поэтому в случае необходимости мы можем отправлять семена кукурузы из Украины в другие страны. Если украинские стандарты будут соответствовать нормативам OECD по подсолнечнику, мы можем сделать это и для этой культуры. Как я уже сказал, Украина является одним из самых быстрорастущих и стратегически важных рынков для нас, поэтому, учитывая этот потенциал роста, мы, конечно, постоянно ищем дальнейшие инвестиционные возможности.

- Каковы особенности украинского рынка, если вы знакомы с ним? Может быть, вы сравните его с сельскохозяйственным сектором своей родной страны – Франции?

Говоря о сельском хозяйстве Франции, нужно отметить различие климатических и почвенных условий в разных регионах. Баланс между полевыми и специализированными культурами присутствует в большей степени, чем в Украине. В целом во Франции сегмент специализированных культур более развит, он более зрелый. Очевидно, что инфраструктура более современна, да и средний размер хозяйства другой. Во Франции средний размер фермерского хозяйства намного меньше, чем в Украине. Тем не менее, удельный вес сельского хозяйства в ВВП национальной экономики намного больше в Украине, чем во Франции.

Украина хорошо известна в мире как страна с богатыми черноземами и большими пахотными землями. Более 70% украинских земель находятся под сельскохозяйственным производством. Здесь сосредоточено 28% мировых черноземов. Я был впечатлен тем, что площадь украинских черноземов примерно равна, например, площади Великобритании.

Очень благоприятные климатические условия, идеальное месторасположение, которое соединяет Украину с основными экспортными рынками, с сельскохозяйственной, профессиональной точки зрения - очень образованные, квалифицированные, трудолюбивые люди.

Сейчас сельское хозяйство в Украине является эффективным, продуктивным сектором, в то же время есть возможности для улучшения. Очевидно, что инфраструктура - это одна из областей, требующая инвестиций, модернизации. Отсутствие доступа к финансам и кредитам также является проблемой, фермерам нужны лучшие варианты финансирования. Также необходимо улучшить нормативную, законодательную базу. Мы хотим, чтобы украинские фермеры получили доступ к новейшим инновациям, решениям в сельском хозяйстве. Чтобы обеспечить этот доступ, нам нужны правила, которые защищают права на интеллектуальную собственность и нашу продукцию от подделок.

- Зачастую украинские фермеры недоверчивы к продукции, производимой в Украине. Как изменить такое отношение? В конце концов, французы всегда будут покупать французские семена, но в Украине это правило не всегда работает.

Это вопрос мышления и времени. Думаю, что ситуация в Украине за последние 10 лет значительно улучшилась в этой перспективе. Для производства высококачественных семян и средств защиты растений нужны ноу-хау и навыки. Компании начали инвестировать в местное производство - и не просто капитал, но еще и образование, передачу знаний, развитие навыков. И результаты уже заметны, мы производим семена такого же качества в Украине, как и в любой другой стране. Я могу сказать, что у нас одинаковые стандарты качества в каждой стране, где мы работаем. Наши украинские клиенты получают такую же качественную продукцию, как и другие клиенты в мире. Это важно - следует доверять брендам, а не месту производства.

- Какие доли DowDuPont планирует занять на мировом рынке пестицидов и семян в ближайшие пять лет, в частности в Украине?

В Украине, очевидно, мы хотим быть лидирующей компанией в сельском хозяйстве. Позвольте мне повторить нашу цель: мы хотим обогатить жизнь тех, кто выращивает, и тех, кто потребляет, обеспечивая развитие будущих поколений. Мы способны предоставить расширенные предложения по продуктам и услугам с надежным портфолио семенной зародышевой плазмы, трейтов, защиты растений, семян и цифровых сельскохозяйственных технологий – предложить нашим клиентам превосходные решения, больший выбор и ценность. У нас есть объединенные возможности научных исследований мирового класса, поддерживающие сельскохозяйственные инновации и перспективные технологии. Мы работаем через оптимизированные глобальные цепочки поставок и ориентированные на клиента продажи, дистрибуцию и каналы. Это основа нашего стремления стать ведущей компанией в сельском хозяйстве (согласно данным Kleffmann, доля Dow и DuPont на суммарном рынке СЗР в Украине составляет 11,3%; доля DuPont Pioneer и Dow на украинском рынке семян подсолнечника, кукурузы, озимого рапса - 18,8% - прим. ред.).

.- Поменяется ли стратегия продаж DowDuPont в Украине после слияния, как она будет отличаться?

Наши клиенты должны по-прежнему ощущать тот же уровень прямой вовлеченности, который позволяет нам предлагать решения с высокой добавленной стоимостью и высококачественный сервис, который они всегда ожидали от компаний-наследодателей (Dow и DuPont). По мере движения вперед мы считаем, что преимущества для клиентов будут становиться все более очевидными. В Украине наша компания продолжает работать с таким подходом к продажам, который наилучшим образом соответствует текущим условиям на рынке страны. Таким образом, наша стратегия продаж в предстоящем сезоне 2018 года будет аналогична той, которую мы применяли в предыдущем сезоне.

Украина. США > Агропром. Химпром > interfax.com.ua, 7 декабря 2017 > № 2419190 Пьерр Флие Сант Мари


Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 7 декабря 2017 > № 2419182 Павел Петренко

Петренко: Рассчитываю, что 2018 год будет годом очень хороших новостей для Украины по поводу продвижения дел с РФ в ЕСПЧ

Эксклюзивное интервью министра юстиции Украины Павла Петренко агентству "Интерфакс-Украина"

-- Давайте начнем с темы отстаивания интересов Украины в международных судах…

-- Международные суды у нас делятся на несколько категорий. Давайте начнем с тех судов, которые инициировала Украина против Российской Федерации. Тут мы имеем пять больших дел в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), мы имеем два больших дела в Международном суде ООН, которые касаются двух конвенций – это запрет дискриминации и запрет финансирования терроризма. И мы имеем ряд дел, инициированных нашими государственными субъектами-компаниями самостоятельно в коммерческих арбитражах относительно незаконной потери или экспроприации активов в Крыму со стороны российских агрессоров. Речь идет о государственном Ощадбанке, о ставшем государственным ПриватБанке и о "Нафтогазе Украины".

-- Коммерческие дела – это в Гааге?

-- Да, в Гааге. То есть огромный юридический фронт войны с Россией в разных судебных юрисдикциях по разному международному законодательству. Позитивно то, что мы, как Министерство юстиции, в этом году сделали фундамент для рассмотрения по сути дел ЕСПЧ по двум большим блокам. Во-первых, это Донбасс: мы подали юридическую позицию с доказательствами по событиям 2014 и 2015 года - это наиболее горячие события. ЕСПЧ получил от нас большую доказательную базу, больше 100 свидетелей, очень много видеоматериалов и бумажных материалов. Во-вторых, мы подали свою юридическую позицию по незаконной аннексии Крыма. Далее это уже определение процессуального графика. Для суда это тоже вызов, на самом деле. У них мало практики в рассмотрении таких дел.

- Выше вы сами говорили о разумных сроках рассмотрения дел, но в том же Гаагском трибунале "ЮКОСу" потребовалось 10 лет на разбирательства с Россией.

-- В вопросе разумных сроков международное и национальное судопроизводства отличаются. В международном - это вопрос годов, и объясню почему. К тому моменту, как Украина начала подавать свои заявления, ЕСПЧ имел очень небольшой опыт рассмотрения таких государственных дел - всего 16 или 17 дел за все время существования Европейского суда. По аналогии нашим это были дела, которые касались спора Турции и Кипра, а также Грузии. В случае Кипра суд рассматривал дело почти 30 лет, которое касалось периода немногим менее 30 дней беспорядков и военных действий. В случае Грузии, где большинство дел еще рассматривается, речь идет о событиях одной недели. В Крыму же мы описываем в исках события нескольких месяцев. Что касается Донбасса, то там первое дело – это события полутора лет, следующее – еще года, и еще одно - почти года. И описываются события ежедневно, в хронологии. Для суда это огромный вызов, потому что суд должен такой массив доказательств обработать, опросить свидетелей и потом принимать решения по нарушению абсолютного большинства статей Конвенции (о защите прав человека и основных свобод). Наши заявления так построены, что мы, кроме хронологии, описываем нарушения еще и по статьям Конвенции, которые российская сторона нарушила уже много раз, фактически - все статьи конвенции.

Мы уже несколько раз направили к суду запросы, чтобы они определили разумные сроки и порядок рассмотрения. Мы очень рассчитываем, что в следующем году мы хотя бы поймем сроки и перспективы, а также порядок рассмотрения этих дел. Потому что, не исключено, что допрос свидетелей будет происходить в Украине. А возможно придется всех свидетелей доставить в Страсбург - это вопрос к суду и судьям, каким образом они для себя определят рассмотрение этих дел.

-- Говорилось еще о подаче иска по морскому праву, по Керченскому проливу.

-- Морское право и Керченский пролив – это немного разные вещи. По нарушению Конвенции ООН по морскому праву, действительно, Украина подала соответствующее заявление по поводу рассмотрения трибуналом в рамках международного суда ООН. Но это касается незаконного использования шельфа и природных ресурсов в Крыму, в Черном море.

Керченский пролив и строительство моста - это немного другая история. Это ограничение судоходства и это фактически незаконное строительство на нашей территории. Вопрос больше касается применения санкций к тем компаниям, которые могут быть привлечены к этому процессу.

Я думаю, что следующий год будет годом первых новостей по коммерческим делами по тем срокам, которые суды выбрали для рассмотрения этих дел. Это будет годом хороших, я очень на это рассчитываю, очень хороших новостей для Украины по поводу продвижения дел в ЕСПЧ. Согласно процессуальному графику, который определил международный суд ООН, в следующем году будет очередь Украины подавать свои правовые позиции. МИД сейчас этим занимается, так как они являются основным министерством по делам в международном суде ООН. Должны быть поданы соответствующие правовые позиции по Конвенции о запрете дискриминации, по Конвенции о запрете финансирования терроризма. После того, у другой стороны появляется возможность предоставить пояснения на наши правовые позиции. И в 2019 году, если не ошибаюсь, суд определит даты слушаний.

-- А как обстоят дела с другим блоком - защитой интересов Украины в международных судах по коммерческим искам? Как вы оцениваете риск больших по сумме судебных решений не в пользу Украины в 2019-2020 годах, на которые приходится пик внешних выплат?

- Мы находимся в процессе ежедневной судебной войны. У нас огромный объем споров, где Украина является ответчиком, который сложился исторически: по памяти, по всем требованиям, если не считать крупный иск от миноритариев "Укрнафты", - более $1,7 млрд было требований к Украине по разного рода инвестиционным арбитражам. Однако в большинстве случаев нам удается свести суммы компенсации к минимуму или вовсе убедить трибунал отклонить требования к Украине! Исторически Украине удалось отразить до 95% заявленных требований. Даже если брать недавнее дело по JKX (британская нефтегазовая компания с активами в Украине, которая подала в арбитраж после повышения в 2014 году рентных ставок), то они просили около $300 млн, а получили около $12 млн и едва покрыли затраты на своих юристов.

Из нового….мы начали работать над тем, чтобы осуществить регресс по тем делам, где Украина вынуждена была заплатить. Это касается решений европейского суда: государство особо не платило по ним, а по тем, по которым платило, - не искало виновных. Вопросом регресса практически никогда не занимались, интересов государства не отстаивали, убытки госбюджета никого не интересовали. Мы можем анонсировать вам, что в ближайшую неделю в украинском суде будет большой иск Украины к компании с владельцами из Российской Федерации о взыскании в регрессном порядке почти 1 млрд грн. Это решение Европейского суда, которое Украина проиграла, к сожалению. В середине 90-х годов – начала 2000-х годов украинская компания через судебную систему и влияние органов исполнительной власти на судебную систему отобрала большой массив объектов, в том числе один из нефтеперерабатывающих комбинатов. Уточню сразу, что не Кременчугский (Лисичанский НПЗ, дело "Агрокомлекса" - ИФ). Пострадавшая компания судилась более 10 лет в ЕСПЧ и выиграла спор у Украины, Украина вынуждена была исполнить это решение ЕСПЧ и заплатить EUR25 млн. Мы год готовили доказательную базу, и идем с регрессом к той компании, которая сейчас владеет частью тех объектов, которые были экспроприированы. Выяснилось, что эта компания управляется россиянами.

-- Одно из новшеств 2017 года -- частные исполнители. Было много опасений, что их появление приведет к тем же проблемам и конфликтам, с которыми связана работа коллекторских компаний. Как вы оцениваете первые результаты внедрения этого института? Как его появление отразилось на уровне исполнения судебных решений?

-- Напомню, что институт частных исполнителей на уровне закона появился в конце 2016 года, когда принимался пакет законов, связанных с реформой судебной системы. Была поставлена амбициозная цель - за несколько лет практически заменить персональный состав судейского корпуса по всей стране. Уже сейчас мы имеем новый Верховный суд, новые апелляционные суды, которые должны быть созданы на протяжении следующих двух лет, и большое количество местных судов. Происходит практически полное обновление: в ближайшие месяцы около 600 новых судей зайдут на должности в местные суды! Наконец-то в стране появится украинский судья в украинской судебной системе – это была основная философия судебной реформы.

В то же время мы понимали, что очень важной была реформа исполнения, потому что судебное решение ничего не стоит, если оно не выполняется. Ранее государство фактически не выполняло свое основное обязательство перед гражданином – обеспечение защиты и реализации прав, закрепленных законом, через решение суда и процесс принуждения к его исполнению лицом, которое нарушает свое обязательство перед истцом, получившим решение суда.

Так складывалось, что в Украине средний уровень исполнения судебных решений был 5-6% -- это позорная цифра. Тогда был принят пакет законов, которые сделали такую радикальную реформу системы исполнения. Среди внедренных новшеств - создание смешанной системы исполнения судебных решений. Мы тут не придумывали велосипед, а проанализировали опыт стран-соседей из Восточной Европы, ставших членами ЕС. У них была схожая проблема полтора десятилетия назад: та же постсоветская система исполнения судебных решений с очень низким показателем, и они прошли похожий путь реформирования этой системы. Кто-то внедрил полностью систему частного исполнения, где-то вообще нет государственных исполнителей…

-- Есть такие примеры?

-- Если говорить о классическом примере частных исполнителей, опыт которого копируют некоторые страны Восточной Европы, – это Франция, где институт исполнения судебных решений доверен самозанятым лицам – частным исполнителям. Во Франции исполнитель по важности и по функциям имеет в юридической профессии авторитет на уровне почти как судья.

Мы сделали пока что смешанную систему, когда ввели новый институт частных исполнителей. Это - самозанятые лица, они не могут создавать какие-то коллекторские конторы, заниматься выбиванием денег. Их действия четко регламентированы законом, они могут исполнять только решения суда и пока только в отношении ограниченного круга лиц.

-- И ограниченной суммы взыскания.

-- Сумма определена в законе и увеличивается с опытом: чем дольше работает частный исполнитель без нарушений, тем большую сумму исполнений он может выполнять. Это -предохранитель от недобросовестности или незаконных действий.

Минюст начал набор в эту профессию с начала этого года. Было заявлено на учебу и прохождение стажировки свыше 1,1 тыс. человек - юристы, адвокаты, арбитражные управляющие, лица, которые ранее работали с системе государственной исполнительной службы. У нас был предварительный план до конца года выйти на количество активно работающих частных исполнителей свыше 200. Но это добрая воля претендентов идти на экзамены, так что пока имеем немногим более 115-120 частных исполнителей, которые успешно сдали экзамены и получили доступ к профессии.

Если смотреть по географии, то в каждой области уже есть больше или меньше частных исполнителей. В городах-миллионниках их больше, что логично, так как они имеют больше возможностей для получения работы и выполнения судебных решений.

- Что мы получили за неполный год работы нового закона?

-- Сейчас оценивать эффективность частных исполнителей еще рано, потому что фактически они начали выполнять судебные решения с сентября: открыли офисы, начали работать. Мы сможем увидеть скорость работы частного исполнителя через электронную систему исполнительных производств, к которой подключаются все и которая предназначена для мониторинга со стороны Минюста и реагирования, если происходят какие-то незаконные действия. Пока что мы анализировали работу частных исполнителей лишь во Львове, и уже увидели: скорость исполнения судебного решения в среднем составляет до двух недель – это в несколько раз быстрее, чем работают государственные исполнители. Однозначно, имеет место мотивация быстро реализовать процессуальные действия, выполнить судебное решение, получить свое вознаграждение.

Другое новшество, которое дало уже более существенный результат, -- это мотивация не только частных, но и государственных исполнителей вознаграждением, привязанным к фактическому исполнению судебного решения. За этот неполный год благодаря этому, а также четко прописанным срокам и алгоритмам действий мы смогли увеличить фактическое выполнение судебных решений почти втрое.

-- Это уже 15-18%

-- Да, около 18% судебных решений выполняется сейчас по стране. Можно говорить, что такая прописанная в законе и подзаконных актах мотивация, к сожалению, достаточно цинична, но человек остается человеком. И она дает результат даже при довольно строгих ограничениях и регламентах действий и сроков, введенных для госиполнителей, по которым уже имеется более детальная статистика и анализ, чем по частным. Напомню: если госисполнитель хочет получить вознаграждение (часть средств, которые взыскиваются с должника, ограниченных верхней планкой в 200 минимальных заработных плат), он должен обеспечить фактическое выполнение всех исполнительных производств, которые поступают к нему, на уровне не ниже 50% или 60%.

Более того, через автоматическое распределение исполнительных производств все исполнители получают пропорционально одинаковое количество разных категорий решений, так как не все решения судов легкие. Например, взыскание алиментов, заработной платы или выселение – это сложные исполнительные производства, а взыскание с предприятия задолженности по контракту более простое, так как надо меньше потратить усилий и ты получаешь конкретное вознаграждение с суммы решения. Поэтому мы на уровне закона закрепили такую интересную формулу: например, в исполнительной службе работают 10 исполнителей, на которых есть суммарно 1000 исполнительных производств: по 20% -- взыскания алиментов и классических долгов компаний, 15% -- заработной платы, какая-то часть -- выселения, неимущественные исполнительные производства…Система распределяет эти дела между этими десятью исполнителями пропорционально процентам этих категорий, то есть каждый исполнитель получает по 100 решений судов, из них по 20 -- алиментов и долгов компаний, 15 - заработной платы и так далее… Он выполняет эти решения судов на протяжении года, вознаграждение ему постепенно начисляется, но выплачивается лишь тогда, когда исполнитель выйдет на показатель фактического исполнения минимум, условно говоря, 60 решений из этих 100. Если же исполнитель на такой показатель за год не вышел, то все, что ему было начислено как вознаграждение, списывается. Это очень честная мотивация, и она за такое короткое время привела к увеличению исполнения решений втрое в системе Государственной исполнительной службы.

Очень рассчитываем, что в следующем году, когда частные исполнители активно включатся в конкуренцию, уровень фактического исполнения вырастет, так как тогда у граждан и бизнеса будет альтернатива обращаться к частному или государственному исполнителю. Кто будет более эффективен, тот и получит решение на исполнение.

-- Каков ваш прогноз по формированию сети частных исполнителей в 2018 году?

- Сейчас совместно с нашими партнерами из ЕС (проект ЕС "Поддержка реформ в сфере юстиции в Украине") мы работаем над популяризацией этой профессии. Они сопровождают это направление с момента принятия закона, вместе с нами разрабатывали и тесты, и методологию обучения. А сейчас мы приняли решение делать рекламную кампанию – приглашать юристов, так как оказалось, что они более консервативно присматриваются к этой профессии. Мне сложно прогнозировать, сколько придет в эту профессию - это добрая воля каждого. Но я очень хотел бы, чтобы в следующем году появилось 1000 частных исполнителей, тогда они бы составили серьезную конкуренцию государственным исполнителям.

- А сколько сейчас государственных?

-- Около 4000. Если бы появилось хотя бы 1000-1200 частных, это бы сформировало соответствующий конкурентный рынок по всей стране. Я рассчитываю, что первые частные исполнители, которые рискнули и начнут сейчас показывать результат, станут примером для других и продемонстрируют, что в эту профессию приходить выгодно.

-- Поставлен ли какой-то критерий эффективности (KPI) в реформе системы исполнения: было 5-6%, теперь 18%...

-- Мы поставили целью выйти на среднеевропейский уровень выполнения судебных решений – это около 50-70%, в зависимости от категории решения.

-- За какой срок?

-- Поставили пять лет с момента запуска реформ. Прошел год, у нас уже есть конкретные результаты. Думаю, следующие три-четыре года будут решающими и мы сможем спокойно выйти на этот уровень. Тем более что заработает по-новому судебная система и качество решений будет выше.

-- Мы уже затронули вопрос судебной реформы. На днях был опубликован новый закон о судебной реформе – о внесении изменений в Хозяйственный и Гражданский процессуальные кодексы, Кодекс об административном судопроизводстве -- на 78 страниц в "Голосе Украины."

-- Вообще-то, там страниц на порядок больше. Закон является самым большим в истории украинского парламента – и по объему, и по системности, и по масштабам изменений.

-- Это в газете мелким шрифтом 78 страниц. Уже известно, что он вступит в силу с 15 декабря, когда заработает новый Верховный суд. Думаю, что мало кто его читал, в особенности из простых граждан, но заявлений о последствиях его внедрения уже много в диапазоне от "перемоги" до "полной зрады". В том числе и о том, что этот закон снизит возможности граждан защитить свои права. Какова ваша точка зрения?

-- На самом деле идеальных законов не бывает. Это действительно уникальный комплексный законопроект, которого никогда ранее не знала Верховная Рада. Действительно, многие даже из представителей профессии его не читали, хотя я бы советовал прочитать -- это правила, по которым мы будем жить в судебной системе в ближайшее, очень рассчитываю, десятилетие. Потому что должна быть стабильность процессуального законодательства.

Очень рассчитываю, что этот закон станет наследником судьбы Гражданского кодекса, который был принят в 2000-х и является одним из лучших кодифицированных документов в стране: в этот документ не вносят много изменений на протяжении уже более 10 лет его действия в украинской правовой системе!

Что мы имеем на выходе нового принятого закона? Измененную философию процессуальных положений нашего законодательства, когда мы вместо избыточной четырехуровневой системы (которая была, по моему глубокому убеждению, искусственно создана и перегружена) получили более простую и понятную, классическую трехуровневую судебную систему. Напомню, у нас раньше были местные суды, апелляционные, затем кассационные – так называемые высшие специализированные, а лишь затем - Верховный суд с ограниченными, искусственно кастрированными полномочиями. Хотя Верховный суд -- это есть наивысший судебный орган, закрепленный Конституцией. Сейчас мы вернулись к трехуровневой системе, где Верховный суд является высшим кассационным судом. Кроме того, он получил огромные полномочия в отношении обобщения формирования практики во всех сферах судопроизводства - как административного и гражданского, так и хозяйственного и уголовного.

Кроме того, мы упростили (это было принципиальная позиция, когда планировали изменения к Конституции и законодательству) доступ к правосудию. Можно спорить о новшествах в кодексы, но в них есть много новелл, которые позволяют гражданину или предпринимателю рассчитывать на вынесение решения в разумный срок. В чем была проблема украинской судебной системы и украинского процессуального законодательства? Проблема, которая отражалась во многих решениях Европейского суда? Украинское законодательство и судебная система злоупотребляли рассмотрением дел без вынесения конечного решения по сути. Практика, когда дела отправлялись на новое рассмотрение судами всех инстанций по несколько раз, – это была норма.

Что написано в Конвенции о защите прав человека? Что гражданин имеет право на судебное рассмотрение в разумный срок. Поэтому судья европейского суда, когда смотрит материалы из Украины и видит, что Высший специализированный суд или тогдашний Верховный суд четыре раза отправляет достаточно простое с точки зрения фабулы дело на новое рассмотрение в первую инстанцию только из-за каких-то допущенных процедурных моментов, для него это очень странно. Почему суд не принимает решения по сути, которое может принять очень легко и тем самым сэкономить деньги и средства на судебные разбирательства и восстановить нарушенное право гражданина?

Наши партнеры в Европе всегда спрашивали, почему мы не можем обеспечить в законодательной практике четкую, понятную для истца процедуру, чтобы он представлял сроки получения конечного решения. Сейчас этим кодексами мы к этому пришли. Много новелл, которые делают невозможным "процессуальный футбол". Как по мне, это основное новшество, которое мы увидим в судебной практике уже в ближайший год, поскольку судам придется перестроиться. Особенно судам апелляционной инстанции и новому Верховному суду. Я очень рассчитываю, что именно Верховный суд задаст этот новый тон.

Множество новшеств связано с электронным судопроизводством. Для нас это пока что новинка, которая еще не работала в судебной системе (которая объективно является консервативной). Однако я рассчитываю, что это тоже станет правилом, когда для экономии времени и расходов стороны будут пользоваться возможностями электронного суда: коммуникация, подача документов, получение дополнительных доказательств, вынесение решений. Это будущее, и точно его надо внедрять, апробировать.

Помимо этого, многие новшества связаны с исследованием доказательств, привлечением специалистов и экспертов при вынесении решений судьями в разных делах. Моя оценка даже не как министра, а как юриста, который практиковал в адвокатской среде, что вместе с получением нового украинского суда мы сейчас имеем шанс получить еще и новые правила рассмотрения дел, которые будут users' friendly -- дружественными для пользователя услуг. Вершить правосудие - услуга, которую государство дает гражданину, и мы движемся к тому, чтобы создать такую услугу и чтобы она была дружественной пользователю – украинским гражданам, которые требуют правосудия и вынесения решения судов, защищающих их права.

-- А финансовый барьер не будет создавать доступ к правосудию?

-- О финансовом барьере – это неправда и спекуляция, поскольку размер судебного сбора урегулирован другим законом еще полтора года назад. Да, он был повышен, это правда. Но там есть градация, которая отдельным категориям граждан, которые не могут платить за доступ к правосудию, дает льготы.

Что же касается новых кодексов, то они, наоборот, вводят возможности для снижения финансового барьера. Теперь можно выбирать две процедуры: одна - полный судебный процесс по всем стадиям, другая, предложенная в новом Гражданском процессуальном кодексе, - сокращенный судебный процесс в наказном производстве. Когда процесс несложный, например, взыскание долга, для этого не нужно судье проходить все этапы (подготовительное заседание, предварительное…) и тратить время и ресурсы суда на рассмотрение дела, которое можно рассмотреть в наказном производстве в одном заседании, исследовать доказательства и вынести решение. Так что есть мотивация, чтобы истцы использовали эту упрощенную процедуру с уменьшением объема уплаты сбора. Точно так же электронный суд и подача документов также дают возможность получать скидку при уплате судебного сбора.

Поэтому вопрос по судебному сбору - отдельный вопрос, который, да, нуждается в определенной ревизии. Считаю, что есть категории граждан, которые должны получить еще дополнительные льготы, даже не льготы – а освобождение от судебного сбора. Но, повторюсь, это отдельный разговор, не касающийся процессуальных кодексов.

-- Как быстро центры бесплатной правовой помощи смогут овладеть новыми знаниями и предоставлять квалифицированные услуги?

-- Буквально на днях мы провели профильное аппаратное совещание в министерстве на эту тему. У нас есть время до 15 декабря, но так как мы готовились к этому и раньше, то выходим на финишную прямую в отношении формирования методологических рекомендаций нашей системе бесплатной правовой помощи по основным новеллам, которые будут в кодексах. Мы проведем серию обучающих семинаров по всей стране, и центры будут, конечно, готовы, чтобы с первых дней, когда эти кодексы вступят в силу, помогать гражданам или в формате представительства в суде их интересов, или в формате консультаций.

- Чтобы завершить тему судебной реформы, задам еще два вопроса. Всегда была дискуссия между цивилистами и хозяйственниками о том, нужны ли нам хозяйственные суды и Хозяйственный кодекс. Вы говорите, что желательно в ближайшие 10 лет уже ничего не менять, значит, сохранится статус-кво?

– Специализация по рассмотрению хозяйственных или коммерческих дел – это один блок дискуссии, это не касается процессуальных кодексов. Я как цивилист считаю искусственным хозяйственное законодательство, Хозяйственный кодекс в Украине. Потому что суд может рассматривать дела между предпринимателями, представителями бизнеса. Принятие Хозяйственного кодекса лоббировала, по странному стечению обстоятельств, группа, имеющая отношение к правящей на тот момент Партии регионов. Протолкнули абсолютно искусственный законодательный акт. Если Гражданский кодекс – это фундаментальный акт материального права, который регулирует абсолютное большинство правоотношений между субъектами - гражданами, представителями бизнеса, то Хозяйственный кодекс – это мертворожденное дитя, которому выдумали некий объект регулирования. Позаимствовали много вещей из так называемого советского периода планирования и приняли целый кодекс. Поэтому я являюсь системным сторонником того, что Хозяйственный кодекс должен быть отменен.

– То есть в этом направлении изменения еще могут быть?

– Конечно, но это не касается процессуального законодательства. Оно определяет процедуру рассмотрения дел, а не материальное право, на основании которого дело рассматривается.

– Тогда еще о Третейских судах. Какова их судьба, так как первые попытки их внедрения в Украине были неудачными.

– Институт третейских судов должен быть для решения спорных ситуаций по некоторым категориям дел по согласию участников договорных отношений. И тем самым разгружать классическую судебную систему. Это основная задача третейских судов и других институций, таких как мировые суды в странах с англосаксонской судебной системой, которые разрешают споры между жителями того или иного региона. Это несложные споры, но именно они могут потопить классического судью в рутине, и он не обратит внимания на более сложные и важные дела. Я являюсь сторонником возобновления нормальной работы института третейских судов. У нас много коммуникаций с экспертной средой, с международными партнерами, которые занимаются подготовкой качественного законодательства относительно института третейских судов. Думаю, мы увидим институт третейских судов и институт медиации в ближайшие годы.

– Антирейдерская тема. Год тому назад был принят антирейдерский закон относительно регистрации. Каковы результаты? Удалось ли достичь поставленных целей?

– То, что мы сняли целый массив рейдерских захватов с использованием поддельных документов, которые длились в последнее десятилетие, -- это факт. Напомню, что в 2012 году были приняты странные изменения в законодательство, которые сделали очень либеральными изменения директора и собственников компаний. Без нотариально засвидетельствованной подписи собственника компании. Вы, например, в реестре числитесь собственником общества с ограниченной ответственностью "Надежда". Находится злоумышленник, который прочитал ваше имя в реестре. Напечатал на белом листе бумаги протокол собрания участников ООО "Надежда" о том, что участник бесплатно передает свои корпоративные права такому-то гражданину и меняет директора. На этом листе стоит как бы ваша подпись. И еще заполняется ряд простых анкет. Регистратор осуществляет регистрацию, так как формально, по закону, он не обязан проверять какие-то другие документы, хотя обычно он находится в сговоре. На следующий день вы просыпаетесь и узнаете, что не имеете ни малейшего отношения к ООО "Надежда".

Тогда Партия регионов протолкнула этот закон, рассказывая, что они очень либерализовали наше законодательство по регистрации. А затем специалисты Всемирного банка очень удивлялись (это было, когда я только пришел в министерство, в 2014 году), что такое либеральное законодательство по регистрации корпоративных прав -- это же возможности для манипуляции. Именно антирейдерским законом мы убрали возможности использования поддельных документов и манипуляций. Кроме того, ввели впервые в истории Украины уголовную ответственность за рейдерство – восемь-десять лет тюрьмы и спецконфискация всего имущества у тех лиц и компаний, которые были выгодоприобретателями. Ведь за каждым захватом есть конкретная группа лиц и бизнес-интересы людей, не брезгующих украденным имуществом. В результате уже за первый квартал 2017 года мы получили фактически вдесятеро меньше жалоб по делам с классическими признаками рейдерства. Всего за этот год жалоб на классические признаки рейдерства было немногим более 50. Сравните это с минувшими годами, когда их было по 3-3,5 тыс. ежегодно только к Министерству юстиции.

С трех тысяч до полусотни?

– Это по состоянию на сентябрь, но все равно количество таких жалоб сократилось на порядок. Есть много жалоб на технические ошибки регистраторов, но это не жалобы относительно классического рейдерства, когда регистратор использует поддельные документы или вообще без любых документов заходит в реестр и меняет там собственника компании или недвижимости.

Есть также и первые дела: правоохранительные органы в нынешнем году только по заявлениям Министерства юстиции расследуют несколько десятков уголовных дел. Первые дела в Киеве против ряда нотариусов уже в судах с обвинительными актами. Направляя материалы в правоохранительные органы, мы регистраторов сразу же отключаем от реестра, а горе-нотариусов лишаем свидетельства. Рассчитываю, что первые приговоры появятся в начале следующего года. Это будет хорошая прививка системе.

Но есть другая большая категория кейсов, которые я не называю рейдерством. Как раз таких случаев, к сожалению, много в аграрной сфере. Это бандитизм. Рейдерство предполагает интеллектуальный подход: подделка документов, получение дефектных решений суда…А бандитизм – это когда приезжают на поле, забирают урожай, бьют фермеров. Именно поэтому были созданы соответствующие антирейдерские агроштабы. В итоге имеем фактически первый сбор урожая без крови, без массовых конфликтов с пострадавшими.

Из Киева казалось, что конфликты вокруг сельхоземель и урожая все же больше были связаны с махинациями с договорами аренды, а не с такой откровенной преступностью.

Вы себе не представляете, какое большое количество таких бандитских захватов. Уж поверьте, так как мы анализируем работу штабов, с какими вопросами туда обращались. В основном это обращения о том, что на поле выехали определенные ребята, нанятые одним фермером, чтобы собрать урожай другого.

- Мы как информагентство больше отслеживаем новости крупных агрохолдингов, у которых, видимо, это проблема отсутствует или они ее решают самостоятельно.

– Абсолютно. Это вопрос средних и мелких фермеров. Как правило, заказчиками таких бандитских захватов являются соседние конкуренты, такие же небольшие фермеры. К сожалению, такова реальность. Но в этом году нам удалось предотвратить большинство таких случаев. В антирейдерские штабы входили и правоохранители, и представители Министерства юстиции, и местные ассоциации. На место выезжала оперативная группа с полицией, прокурор. Каждый из губернаторов был ответственен персонально. За счет этого многих потенциальных бандитских конфликтов такого рода мы избежали.

Но еще следует учить людей по-другому относиться к собственности, к бизнесу. Минюст создал мобильные группы, которые проехали 1900 маленьких сел за это время. Самыми пострадавшими в спорах между фермерами являются даже не они сами, а простые жители сел, собственники паев. В некоторых селах к ним относятся как крепостным, та же самая печально известная Врадиевка в Николаевской области. В нескольких селах местный предприниматель просто забрал себе правоустанавливающие документы у людей и держал их как крепостных. Ничего не платил. Тех, кто пытался подавать заявления в правоохранительные органы, физически били, запугивали. Это реальность Украины в 2017 году. Пока мы не включились на уровне Киева, пока я не показал на уровне Кабинета министров мини-фильм, где люди обращаются и рассказывают о том, что у них происходит, ситуация не сдвинулась с места. Местные правоохранительные органы – в полной связке со злоумышленниками. Врадиевка была одним из этих сел.

Из инноваций: планируем введение на техническом уровне невозможности двойной регистрации в Земельном кадастре и Едином реестре имущественных прав. Это одна из причин споров. Часть договоров аренды регистрировалась в Земельном кадастре до 2013 года, а после 2013 года – в Едином реестре имущественных прав, который ведет Министерство юстиции. По закону, регистратор при регистрации договора аренды земельного участка обязан проверить в Земельном кадастре, не был ли зарегистрирован другой договор аренды. У него есть доступ, обязанность и ответственность за это. Но денежные знаки творят чудеса. И иногда у регистратора, а это, как правило, сотрудники сельских советов или райгосадминистрации, или память отшибает, или со зрением что-то случается, и он регистрирует повторно аренду на землю, которая еще находится в аренде. Это становится причиной конфликта. Учитывая украинские реалии, мы разработали совместно с Министерством аграрной политики и продовольствия механизм, который на техническом уровне делает невозможным регистрацию такого договора, если договор об аренде на этот участок уже есть в Земельном кадастре. Мы синхронизировали два реестра. Чтобы зарегистрировать такой договор, регистратор сначала вводит кадастровый номер в соответствующую аппликацию – и система автоматически проверяет его действительность. (Как вы знаете, раньше была распространенная практика регистрировать участки-привидения без кадастровых номеров.) Далее регистратор вносит информацию о земельном участке, собственнике. Если что-то не совпадает, дальше уже двигаться нельзя, система не пускает. Это снимет часть манипуляций в сфере прав собственности на землю.

Но подчеркиваю: тут важны изменения в ментальности предпринимателей в отношении к вопросам собственности. Если собственник средней или крупной агрокомпании не брезгует повторным подписанием договора аренды на землю своего соседа, зная, что у него еще не истек срок аренды и провоцируя конфликт, то он должен отдавать себе отчет в том, что рано или поздно такое же произойдет и с ним. Наша задача, как Министерства юстиции, так и всех государственных институций, – менять ментальность.

– Возможно, есть смысл держать реестры в одном месте? Следует ли ожидать каких-то действий в этом направлении в следующем году?

– Не стоит сводить все реестры в одном месте. Это тоже миф, что должен быть орган, который держал бы все реестры… Так это не работает ни в одной стране. Вопрос не в том, где находятся реестры. Вопрос в том, как происходит взаимообмен между ними. Принятие закона о кибербезопасности и то, что этим занимается СНБО (Совет национальной безопасности и обороны), комиссия на его базе – это правильно. Это вопрос не только уровня Кабмина, а несколько выше. Должны подключиться спецслужбы.

– То есть реестр могут быть распределены по разным органам, главное – чтобы они были связаны друг с другом?

- Да. Мне импонирует прибалтийская система: там реестры поделены, но между ними происходит взаимообмен и обязательная верификация. Главное – защита информации, наличие базовых копий всех реестров. И мы можем такое построить у себя.

– И Центры админуслуг и онлайн-дома юстиции смогут предоставлять услуги по всем реестрам?

– Верно. Мы, как Минюст, уже строим архитектуру по такой модели, которая сможет быть имплементирована в общую систему взаимообмена. С точки зрения сохранения резервных копий, защиты информации Министерство юстиции сейчас наиболее продвинуто. Так получилось, потому что почти два года тому назад мы были первыми, кто подвергся DDоS-атакам. Пришлось активно включиться в эту работу. Сейчас тот же СНБО считает Министерство юстиции одним из примеров. За нами движется Пенсионный фонд, Миграционная служба. У каждого свой план: кто-то быстрее, кто-то медленнее. Но за несколько лет при наличии необходимого законодательства и системы координации мы можем построить такую систему, и не нужно все реестры собирать в одном месте.

– Какие новинки в 2018-м году Минюст сможет предложить в сфере он-лайн услуг?

– Мы в январе 2018-го года презентуем новый набор он-лайн сервисов. Все сервисы, которые связаны с регистрацией бизнеса, сменой собственника компании, корпоративных прав директора, КВЭДов будут альтернативно доступны в онлайн-режиме. Сейчас из них есть только часть - можно зарегистрировать ФЛП или компанию и ликвидировать ФЛП. Это базовые сервисы. Мы же делаем слепок всех сервисов, существующих в бумажном виде для бизнеса, в электронном виде.

Кроме того, будем делать онлайн-регистрацию новорожденного. Сейчас вы получаете бумаги в роддоме, а мы дадим альтернативную возможность получить эти бумаги через регистрацию в электронном кабинете. У некоторых родителей возникают проблемы в роддоме, так как они выписываются в течение трех дней, а для получения свидетельства о рождении уже в первый день после рождения нужно подать заявление и для этого определиться с именем. Поэтому в среднем по стране только 30-35% родителей новорожденных получают документы в роддоме. Остальные забирают ребенка и оформляют по стандартной процедуре. Мы дадим альтернативную возможность – дома открываете электронный кабинет, заполняете аппликацию с электронной цифровой подписью и готово.

К тому же со следующего года у нас появится, кроме электронной цифровой подписи, еще и банк-ID, и mobile-ID. Отец, например, тихонько, пока мама спит, придумал имя, заполнил анкету и получил свидетельство о рождении, которое, при желании, будет доставляться курьерской почтой (смеется). Думаю, следующий год будет интересным.

Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 7 декабря 2017 > № 2419182 Павел Петренко


Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак

Полторак: за год силы АТО ни разу не нарушили Минские соглашения в части территорий

Интервью министра обороны Украины Степана Полторака агентству "Интерфакс-Украина" и телеканалу "1+1"

Из штаб-квартиры НАТО уже были заявления о том, что ветирование Венгрией заседания комиссии Украина – НАТО на уровне министров не отразится на партнерстве в целом. Министерство обороны получало ли какие-либо сигналы от Альянса об изменениях сотрудничества?

У нас в этом плане полное взаимопонимание, я общался со многими министрами обороны стран Альянса. Недавно в Ванкувере (Канада) у меня были встречи с 40-а министрами обороны, двусторонние встречи я провел с 10-ю министрами обороны, из них 8 – министры стран НАТО.

В ходе встречи с польским коллегой, с коллегой из США было подтверждено, что у нас нет никаких проблем в общении, у нас наоборот идет наращивание нашего сотрудничества.

Относительно проведения комиссии Украина-НАТО на уровне министров, - эта работа запланирована на следующий год, с самого начала года. Заседания Комиссии в декабре не будет, но у нас был ряд очень важных двусторонних и многосторонних встреч. И главнейшая – заседание Комиссии Украина-НАТО в июле в Киеве, визит генсека Йенса Столтенберга. Наше взаимодействие только наращивается. Наш потенциал имеет перспективы для увеличения. Поэтому тут проблем никаких нет.

Как сейчас исполняются соглашения, подписанные с Канадой в начале 2017 года? Насколько близка перспектива предоставления оружия, или нашей закупки оружия у Канады?

У нас регулярные встречи с министром обороны Канады Хаджитом Саджаном, у нас очень хорошие с ним отношения, он патриот Украины. Во время визита в Ванкувер я встречался и с министром иностранных дел (Канады – ИФ) Христей Фриланд, которая тоже патриот Украины.

Процессы, которые сейчас происходят в Канаде по поводу предоставления разрешения на закупку или поставку вооружения, техники, оснащения они происходят планово. Мы подписали в апреле с министром обороны Канады соглашение о сотрудничестве в оборонной сфере, которым предусматривается возможность закупать вооружение в Канаде. Процесс в Канаде проходит определенные этапы, и он в декабре должен быть завершен. Об этом говорили все, с кем я встречался, и главы МИД и Минобороны, и глава украинской диаспоры в Канаде.

Речь идет о возможности проведения поставки стрелкового вооружения. Имеется в виду все, весь комплекс. И я думаю, что до нового года они должны принять это решение.

Как вы оцениваете ход реформ, реально ли их завершение до 2020 года?

В плане выполнения стратегического оборонного бюллетеня сказано, что указом президента могут вноситься изменения каждый год. Ситуация меняется, поэтому мы внесем изменения в наши планы, их немного, но они будут.

Что касается украинской армии, я хотел бы сказать, что нами был принят план до 2020 года, - мы должны выполнить все критерии, что бы вступить в НАТО, чтобы быть совместимыми с войсками стран НАТО. Но я хотел бы сказать, что мы должны принять за стандарт систему, которая существует в тех странах, систему Вооруженных сил. Но я глубоко убежден, что мы должны строить свою систему, потому что одинаковой формулы для всех случаев нет. Каждые Вооруженные силы имеют свои особенности даже в странах Альянса. Наши партнеры много чего поменяли в своих армиях после того, как были в Украине. После того как услышали нас, увидели наши трудности.

Поэтому нам необходимо строить ту армию, которая отвечает нашим потребностям, исходя из угроз, экономического положения. Я хотел бы, чтобы нам удалось создать армию, которая имела бы преимущества в воздухе, на море, на суше и в информационных вопросах. Тогда, я думаю, что эта армия будет той, которой будет гордиться Украина, украинский народ. И я буду служить народу Украины.

Как называть правильно то, что происходит на востоке Украины? Это антитеррористическая операция или война?

В 2014 году, когда принималось решение о введении режима антитеррористической операции, тогда я был командующим Национальной гвардии Украины, это было единственно правильное решение. Была возможность сконцентрировать силы и средства и провести мероприятия по приведению армии в боевое состояние и всех силовых структур. Это дало нам возможность выстоять в первые дни, когда все силовые подразделения были не готовы к боевым действиям в Донецкой и Луганской областях. Со временем Россия начала массировано вводить свои группировки, регулярные войска, артиллерию, танки, на территорию Донбасса, потом была выстроена четкая вертикаль командования теми подразделениями со стороны России, и 1-й и 2-й армейские корпусы вошли в состав 8-й армии ВС России. Сейчас есть четкая вертикаль управления, и, кстати, последние происшествия в Луганске, там были непонятные события, а 2-й армейский корпус туда не вмешивался.

Сейчас ситуация сменилась, необходимо менять законодательную базу. Поэтому и подготовлен проект закона, где четко определено, что происходит в Донецке и Луганске – агрессия со стороны РФ.

Я не вижу разницы между террористическими группировками и ВС России. Армия, которая перешла границу другого государства и осуществила агрессию, это и есть террористическая группировка. Все, что происходит в Донецке и Луганске, это все происходит при поддержке, при разрешении и полном управлении России.

Можно говорить, что на сегодня конфликт на Донбассе заморожен?

Когда лишь в этом году 14 тыс. раз были обстреляны наши позиции и населенные пункты, погибли 400 гражданских лиц, нельзя говорить, что конфликт заморожен. Он находится в активной фазе. Имеют место и боевые столкновения и обстрелы.

Главная задача ВСУ – защитить народ, страну, территориальную целостность. Для нас выгодно, чтобы Российская Федерация ушла с Донбасса и вернула Крым.

Мы готовимся к тому, чтобы не повторить ошибок 2014 года, создаем армию, которая может защитить наши границы. В 2014 году в этому не были готовы ни Вооруженные силы, ни другие подразделения не были готовы. Армия была в таком состоянии, что по некоторым направлениям не было ни одного подразделения на пути от границы до Киева. На сегодня у нас достаточно сил и средств в зоне проведения АТО, достаточно сил в учебных центрах и на полигонах, где они проходят подготовку, боевое слаживание, чтобы реагировать на угрозы не только с направления АТО. У нас сформированы новые части и соединения на опасных направлениях. Все, что связано с Россией – это опасное направление, начиная от Приднестровья, Крыма и востока Украины, где формируется инфраструктура российских сил, создаются новые части и подразделения.

Наших соседей на Западе – Венгрия, Польша – мы рассматриваем, как партнеров, которые помогают нам реформироваться.

У сил АТО есть возможность сдерживать агрессию на линии разграничения или все же на госгранице?

Мы готовимся к тому, чтобы территориальная целостность Украины была восстановлена. Что касается ВСУ, то это можно сделать путем создания сильных ВСУ. Необходимо повышение обороноспособности, надо закупать технику, вооружение, менять систему подготовки, надо реформировать ВСУ, создавать инфраструктуру, наращивать силы. В 2014 году мы были к этому не готовы. Но принятые меры позволили нам остановить врага и обеспечить ВСУ основными элементами, которые определяют боеспособность армии, сегодня мы готовы защищать страну.

Возможна ли вторая волна российской агрессии?

Мне тяжело сказать, потому что я не знаю, что думает Путин, невозможно прогнозировать какие действия он спланировал. Но в любом случае мы должны готовиться, тем более что такая угроза, конечно, остается.

Учитывая инфраструктуру, части, подразделения, объединения которые разворачиваются на границе с Украиной, все это свидетельствует о том, что Путин точно не отказывается от агрессии против Украины.

Но если раньше они могли пройти до Киева без потерь, то сегодня, конечно потенциал у России большой, но это совсем другая война будет. И в том числе сильные Вооруженные силы Украины являются сдерживающим фактором, для того чтобы отражать открытую агрессию против страны.

Довольны ли вы армией по контракту?

За прошлый год на военную службу по контракту пришли свыше 69 тыс человек, в этом году – 34 тыс. Большинство из них имеют боевой опыт, они обучены и мотивированы. Сегодня наша армия уже в основном контрактная, потому что военнослужащих срочной службы у нас около 20 тыс, и они не привлекаются к выполнению боевых задач. Срочники находятся на полигонах, обеспечивают учебный процесс, а также выполняют другие задачи, возложенные на другие подразделения ВСУ. В зоне АТО нет ни одного солдата-срочника, там только контрактники.

У нас кроме 250 тыс военнослужащих ВСУ еще есть 100 тыс резервистов, которые каждый год проходят боевые учения. Там не только мобилизованные, там бывшие добровольцы, другие военные, которые имеют опыт и желание.

Госбюджет на 2018 год позволит повысить зарплаты военнослужащим?

Предварительно запланировано в бюджете 83,3 млрд грн, бюджетный запрос у нас был 143 млрд грн. Наши бюджетные возможности ограничены, но даже с такой суммой можно улучшить реальное положение дел. Это рациональное использование средств, проведение прозрачных торгов, закупка необходимых вещей. Это все нам позволит максимально рационально использовать выделенные средства. Сначала мы обеспечим срочные направления, по боеспособности ВСУ, выполнению задач в зоне АТО. В этом бюджете мы большинство средств закладываем на развитие.

Какова ситуация с небоевыми потерями в ВСУ?

Проблема небоевых потерь существует и во всех армиях мира, и у нас. Если сравнить с предыдущими годами, то количество таких потерь уменьшилось в 5 раз. В этом году у нас 90 таких случаев. И это прогрессивная динамика. Хотя еще не все сделано – и командирами на местах, и специалистами по отбору личного состава.

Сумма, предусмотренная в проекте госбюджета-2018, включает средства на охрану складов и арсеналов?

Что касается хранилищ и арсеналов, это системная проблема государственного значения. За всех годы Независимости этой проблеме никто внимания не уделял, а ее решение требует комплексного подхода. Мы подготовили предложения, идет работа, я думаю, что в течении месяца мы приступим к системному решению этой проблемы.

У нас сотни тысяч боеприпасов, вывезенных с Европы, остались Украине. Проблема в том, что эти ракеты, боеприпасы, хранятся на земле, а это постоянная опасность диверсии. Мы сейчас планируем строительство подземных железобетонных хранилищ, которые даже при существующей системе охраны и обороны обеспечат надежность хранения этих боеприпасов.

На это надо до 10 млрд грн, это на то, чтобы все арсеналы привести в должное состояние. Это невозможно сделать за один год. Мы разработали программу сроком действия на несколько лет, выбрали арсеналы, по которым необходимы срочные решения и по ним мы работаем. А есть арсеналы, на которых охрана в принципе обеспечивается, поэтому на них мы будем тратить меньше средств.

Что качается недавних инцидентов на военных складах, то по каждому из них есть приказ министра и назначена комиссия. В отчетах указаны все предпосылки таких событий, есть приказ о привлечению ответственности должностных лиц и спланированы необходимые мероприятия.

Не считаете ли вы, что необходимо менять международный формат по урегулированию конфликта из-за того, что Минские соглашения не работают?

Как работает Россия? Она сначала создает проблему, а потом выступает миротворцем. Также происходило и в Украине. Сначала РФ захватила Крым, начала открытую агрессию против Донецка и Луганска, а потом приехала в Минск, села за стол и начала выступать, как миротворец.

Минские соглашения, когда были подписаны, были жизненно необходимы для ВСУ. Решение, принятое президентом Порошенко, было единственно правильным на то время.

Я тоже недоволен качеством выполнения этих договоренностей, но я убежден, что очень сложно рассчитывать на выполнение договоренностей со стороны России. К сожалению, Минские соглашения не работают, потому что Россия не хочет мира в Украине, а не потому, что документ плохой или что-то еще.

Россия блокирует выполнение Минских соглашений, так как хочет, чтобы Украина теряла территории, людей, и она над этим работает.

Необходимо сильное давление на Россию, с тем, чтобы она начала выполнение хотя бы первого пункта этих соглашений. Одним из вариантов для того, чтобы начать хоть какой-то диалог может стать размещение миротворческой миссии ООН в Донецке и Луганске. Об этом я говорил на конференции в Ванкувере (Канада). Там было 40 министров обороны, я выступал, доносил им позицию официального Киева, наши условия для размещения такой миссии.

Есть вопросы к наблюдателям СММ ОБСЕ, в частности, последний случай братания члена миссии и боевика

Давать оценку СММ ОБСЕ должно руководство ОБСЕ. Я не буду этого делать. Есть человеческий фактор. Но чтобы приступить к процессам, которые бы свидетельствовали о том, что Россия желает восстановить территориальную целостность Украины, для начала надо прекратить огонь. Это можно сделать путем введения миротворческой миссии ООН на Донбасс, при чем – на всей территории.

Мог бы изменить ситуацию в зоне АТО факт предоставления западными партнерами Украине летального вооружения?

Нам не надо делать акцент на том, что кто-то должен нам дать летальное вооружение, или денег для того, чтобы мы могли сами себя защищать. Нам надо сначала использовать все свои возможности, а у нас их достаточно. И то, что сегодня происходит в ВПК, свидетельствует о наличии у нас потенциала, просто надо немного больше работать.

У нас много говорится о Джавелинах (Javelin - переносной противотанковый ракетный комплекс, США), но давайте посчитаем, сколько он стоит. Сможем ли мы с нашим бюджетом обслуживать его, обучать наших военных. По моему убеждению, мы должны рассчитывать на собственные силы, возможности нашего ВПК, создавать свои ракеты, танки, противотанковые средства, средства ПВО.

Сколько территорий вернули в этом году силы АТО?

По территориальному признаку, размещению на линии разграничения мы ни разу не нарушили свои обязательства по Минским соглашениям. Для того, чтобы с нами вели диалог, в том числе и наши партнеры, мы должны выполнять наши обязательства. Что касается тех участков, которые выгодны в военном плане для сил АТО, которые нам принадлежат по некоторым направлениям, конечно же мы их заняли. Но мы передвигаемся по нашей территории. Там тоже наша территория, но тут я имею в виду территории, определенной Минском.

По состоянию на сегодня нужна ли волонтерская помощь военнослужащим, выполняющим задачи в зоне АТО?

Я с большим уважением отношусь к тем людям, которые вместе с военными поехали из дома, правда, без оружия, чтобы помочь Вооруженным силам. Сегодня волонтеры есть, и даже при Минобороны работает Совет волонтеров. Но, по моему убеждению, главными задачами волонтеров, большинство из которых очень прогрессивные, является помощь в реформировании ВСУ, делать их более открытыми, выносить новые идеи и помогать контролировать процессы. Я практически каждый день встречаюсь с волонтерами.

Я буквально неделю назад был на линии столкновения в зоне АТО и могу заверить, что на сегодня все необходимое для того, чтобы ВСУ, подразделения и соединения успешно выполняли задачи – все есть. Конечно, когда человек находится далеко от дома и ему привозят то, чего в зоне операции нет, то это хорошо. Но такой острой необходимости, как в начале АТО, на сегодня нет.

На днях я встречался с волонтерами, которые занимались авиаразведкой и многие сейчас готовы помогать в подготовке и они начинают работать в новом формате.

Если же какой-то человек хочет помочь армии, он может приехать в военную часть, не обязательно на передовую, и помочь военчасти, которая готовится к АТО, но пока что находится в пункте постоянной дислокации.

Расскажите о новосозданном подкомитете по реформам, сколько там будет людей, чем будут заниматься, войдут ли туда те волонтеры, которые сейчас работают при Минобороны?

Во всех странах во время проведения реформ в Вооруженных силах создавались комитеты, которые под руководством министра осуществляли эти реформы. Сейчас создается подразделение, которое контролирует, что сделано, что не сделано, корректирует программу, докладывает, осуществляет полностью мониторинг и координацию всей этой работы.

У меня 65 советников по реформам, а также 6 советников стратегического уровня – от США, Великобритании, Канады, Германии, Польши и Литвы. Мы вместе с ними решили, что для улучшения работы необходимо создать подразделение, которое будет мониторить ход реформ и ускорять их.

Я сначала получил предложение, чтобы сделать отдельное подразделение численностью, по-моему, человек 40. Но я считаю, что это неправильное решение. Поэтому мы сделали подразделение с численностью 12 человек. Оно будет подчинено генералу Петренко, директору департамента, который занимается стратегическими планированиями, и это будет один коллектив, который будет направлять, контролировать и докладывать обо всех проблемах, связанных с реформами.

До конца года Верховной Раде осталось меньше 10-и пленарных дней. Вы можете назвать самые необходимые Министерству законодательные инициативы, которые необходимо принимать срочно?

Очень нужен бюджет Украины (госбюджет на 2018 год - ИФ), я очень надеюсь, что он будет принят на этой неделе. Потому что нам нужно время для того чтобы правильно спланировать государственный оборонный заказ на следующий год, планировать все наши закупки, чтобы мы впопыхах не делали все это, и начали реальные тендера и процесс закупки и поставки вооруженной техники и оснащения буквально с января месяца. Это для нас очень важно и очень нужно.

Очень нужен закон про полицию. Этот законопроект неоднократно подавался в Верховную Раду, я надеюсь, что он будет принят. Там четко определен порядок использования военной полиции, она будет иметь определенные полномочия относительно привлечения к ответственности. Мы сможем давать более обоснованную и профессиональную, как мне кажется, оценку событиям, которые совершили военные.

По поводу судов, тут разные мысли. Я думаю, что по большому счету, даже если не создавать специальные суды по рассмотрению дел, связанных с военными, то судья, который рассматривает дела военных, точно должен быть незаангажирован и должен быть подготовлен. Потому, что очень много есть документов, которые определяют деятельность каждого военного. И такой судья, перед тем, как рассматривать дела военных, должен пройти определенную подготовку. Или это может быть вообще отдельный суд.

Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414425 Леонид Бершидский

Запад поддержал на Украине не того человека

Леонид Бершидский | BloombergView

"Все больше проясняется, что американские политики эпохи Обамы поддержали на Украине не тех людей. Действия президента Петра Порошенко по консолидации собственной власти теперь включают в себя отстранение от антикоррупционных институтов, которые он был вынужден основать под давлением западных сторонников Украины", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Когда для Украины были жизненно важны западные деньги, Порошенко и его политические союзники выполняли условия, обязательные для получения помощи. Помимо прочего, парламент проголосовал за учреждение независимого Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), напоминает автор.

Однако бюро, как отмечает журналист, хотя и "наделало шуму и расследовало одновременно сотни дел", не смогло обеспечить реализацию своих обвинений, столкнувшись с сопротивлением нереформированной судебной системы.

В то же время генеральный прокурор Юрий Луценко, близкий сторонник Порошенко, начал открытую войну против НАБУ. Агент антикоррупционного бюро был задержан на прошлой неделе при попытке дать взятку сотруднику миграционной службы, и штаб-квартира бюро подверглась обыску. Глава НАБУ Артем Сытник заявил, что взятка была частью оперативного эксперимента, о котором Луценко не знал. Это не прекратило атаки Луценко на Сытника, говорится в статье.

Хотя США в этом споре приняли сторону НАБУ, Порошенко не высказал по этому поводу определенного мнения, в целом осудив эти распри, пишет автор.

Порошенко, очевидно, решил, что не потеряет политическую поддержку Запада, пока продолжает занимать антироссийскую позицию. У него больше нет острой необходимости в финансовой поддержке, что позволяет ему действовать как "классическому украинскому политику", полагает Бершидский.

"Его жесткие действия против своего самого активного оппонента, бывшего президента Грузии и губернатора Одесской области Михаила Саакашвили показали, что Порошенко может быть таким же беззастенчивым, как и Янукович", - говорится в статье.

Автор напоминает о попытках не впустить Саакашвили на Украину и преследовании его сторонников. Во вторник следователи прибыли для обыска киевской квартиры экс-президента Грузии, и через несколько минут он был уже на крыше восьмиэтажного здания, угрожая спрыгнуть вниз, если его не оставят в покое. Его несколько часов продержали в автозаке рядом с домом, в то время как сотни его сторонников не давали машине тронуться с места.

"В этот момент даже самые активные западные сторонники постреволюционного украинского правительства осознали, что с Порошенко что-то не так", - отмечает Бершидский.

"Президент Порошенко, кажется, отказался от борьбы с коррупцией, каких-то попыток обеспечить экономический рост, финансирование ЕС или МВФ", - написал экономист Андерс Аслунд.

"Нелегко найти более молодых и принципиальных, действительно проевропейски ориентированных политиков на Украине, но они существуют. Иначе западным политикам и аналитикам останется только продолжать действовать, пребывая в состоянии шока от того, что очередной представитель старой элиты внезапно стал в значительной степени напоминать Януковича", - заключает автор.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414425 Леонид Бершидский


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 декабря 2017 > № 2414401 Анатолий Амелин

2019-й. Последний Рубикон

2019 год — год выбора будущего. Но пока мы движемся в прошлое. И это наша ответственность, ведь это мы избрали тех, кто выбрал этот путь.

Анатолий Амелин, Новое время страны, Украина

Мы, украинцы, мечтаем жить в комфортной и безопасной стране, иметь свободу предпринимательства, слова, волеизъявления. Для нас важны работающие правила, как в Европе, и качество жизни наших семей. Евромайдан четко показал вектор, выбранный украинцами.

Прошло три года надежд, трудов и руки снова опускаются. Не найдя Европы на Украине, украинцы уезжают туда, где она есть.

Экономика слабыми конвульсиями стала подавать признаки жизни, но они настолько слабы, что даже через 10 лет у нас нет шансов вернуться к пику 2008 года, особенно при сохранении текущих темпов.

Пришедшие к власти на романтичных лозунгах Майдана новые старые элиты показывают худшие проявления времен Януковича. Они сделали выводы и многому научились. Их английский прекрасен и эмоционален, они говорят правильные вещи, показывают красивые презентации, многое обещают, но конфет под красивой оберткой не оказалось.

2019 год — год выбора вектора развития Украины

Украина теряет людей, интеллектуалов, предпринимателей, просто рабочих.

Украинцы теряют свободу.

Не создав условия для свободы предпринимательства, для инвестиций, не накопив «жирок», мы снова находимся в зависимости у МВФ и внешних управляющих.

Украинцы теряют свободу слова. Телевизионные кнопки опять в одних руках. В соцсетях армия троллей и ботов заглушают здравый смысл.

Украинцы теряют защиту.

Отсутствие правил развращает. Каста элитарных баронов находится вне закона и правил, суды сохранили зависимость от телефонного права. В суде в поисках справедливости взрывают гранаты. Красноречиво.

Украинцы теряют надежду.

У нас остался единственный шанс взять ответственность за свое будущее в свои руки. И этот шанс будет в 2019 году.

Это не только год эфемерных пока реформ, новых надежд и ожиданий:

— свободного рынка земли, дающего возможности миллионам украинцев, а Украине — экономическое развитие;

— накопительной пенсионной системы, формирующей для украинцев справедливый уровень пенсий, а не подачку под новые выборы;

— отказа от налога на прибыль компаний, меняющих роль Украины в глобальном рейтинге получателей инвестиций, а значит, роста экономики и уровня жизни.

— справедливого правосудия и появления честных судов, делающих всех украинцев равными, а правила работающими.

Это не только год возможных надежд, но и год потенциального дефолта. За пять лет мы должны выплатить более 40 миллиардов долларов внешним кредиторам, на что денег у Украины нет. Такого года у нас еще не было.

2019 — год выбора. Выбора нашего будущего и наших агентов для его строительства.

2019 год — год выбора президента, от которого зависит уровень поддержки Украины внешними партнерами, год избрания главнокомандующего, от которого зависит безопасность украинцев и окончание войны, год избрания гаранта Конституции и гаранта работающих правил, что до сегодняшнего дня никто сделать так и не смог.

2019 год — год выбора вектора развития Украины.

Избирая парламент, мы избираем тех, кто управляет нашими судьбами следующие пять лет и выбирает вектор развития Украины на 20 лет. Идем ли мы в новый мир, остаемся ли в старом или прекращаем существовать. Это наш выбор.

Избранные нами не только принимают законы, по которым жить нам, они назначают команду управленцев — кабинет министров, где каждый министр сегодня — антикризисный менеджер, ответственный за стратегию своего сектора и всей Украины, а значит, и будущее украинцев.

Об эффективности менеджеров, нанятых ранее украинцами, красноречиво говорит их кошелек и уверенность в завтрашнем дне.

2019 год — год выбора будущего. Но пока мы движемся в прошлое. И это наша ответственность, ведь это мы избрали тех, кто выбрал этот путь.

Впереди 2018-й. И это ровно год до Рубикона.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 декабря 2017 > № 2414401 Анатолий Амелин


Франция. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 декабря 2017 > № 2413098 Рено Жирар

Рене Жирар: «Ошибочно было думать, что Майдан — это Украина»

В эксклюзивном интервью le Courrier de Russie в трех частях французский геополитолог Рено Жирар анализирует ухудшение отношений России и Запада на фоне украинского кризиса.

Жан-Клод Галли (Jean-Claude Galli), Le Courrier de Russie, Россия

Часть I: революция на Майдане и неспособность европейских держав обеспечить выполнение договора, который они заставили подписать президента Виктора Януковича и лидеров оппозиции 21 февраля 2014 года.

Le Courrier de Russie: В конце ноября 2013 года, после саммита в Вильнюсе, когда президент Украины Виктор Янукович отказался подписать соглашение об ассоциации с Европейским союзом, на киевском Майдане началась революция. Не получилось ли так, что ЕС сам невольно способствовал возникновению украинского кризиса?

Рено Жирар*: Нет, мне так не кажется. Кризис и последовавшая за ним война на Украине стали результатом череды нежелательных и совершенно непредсказуемых событий, как это часто бывает в истории. Как бы то ни было, европейская дипломатия не лучшим образом проявила себя в начале и середине кризиса. Когда Украине предлагалось партнерство, ЕС следовало торжественно провозгласить, что те же самые условия предлагаются и России. У нас предпочли оставить этот вопрос в руках Брюсселя, что стало ошибкой.

Москве нужно было предложить такое же соглашение об ассоциации, как после Второй мировой войны странам Восточной Европы и СССР был предложен план Маршалла (Советский Союз и его сателлиты ответили тогда отказом, но это уже была их проблема).

Далее, на Европе лежит большая ответственность за этот кризис. В частности, это касается тогдашних министров обороны Германии, Франции и Польши: Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier), Лорана Фабиуса (Laurent Fabius) и Радослава Сикорского (Radosław Sikorski).

19 февраля 2014 года была организована встреча Франсуа Олланда и Ангелы Меркель в Париже. В Киеве же началась стрельба. Чтобы остановить кровопролитие, президент Франции и канцлер ФРГ решили отправить туда глав своих дипломатий. На следующий день Фабиус и Штайнмайер заехали в Варшаву за Сикорским и вылетели на Украину. Там, как всем известно, были начаты переговоры с Януковичем и лидерами оппозиции. Уже одного этого оказалось достаточно, чтобы остановить убийства. Это уже стало значительным успехом! Переговоры продолжались всю ночь и оказались весьма непростыми. Но 21 февраля 2014 года европейской тройке блестяще удалось добиться внутриукраинского соглашения.

В тот день к пяти часам вечера все увидели, как Арсений Яценюк, Олег Тягнибок и Виталий Кличко пожали руку пророссийскому президенту Януковичу. К сожалению, европейские министры совершенно непонятным образом не смогли защитить этот чудом возникший плод их трудов. Они попросту уехали!

Когда вам удается добиться такого феноменального успеха, каким было соглашение от 21 февраля, с ним нужно «нянчиться». Напомню, что договор предусматривал поправки в конституцию, досрочные выборы и правительство национального единства. Ночью же европейские министры вернулись к себе, а лидеры оппозиции были освистаны толпой и отказались от поставленных подписей. Президент Янукович испугался и уехал из Киева в Харьков.

— Янукович бежал…

— Говорят, что он бежал, но это звучит пренебрежительно. Конституция Украины не запрещает президенту путешествовать, как он считает нужным. Он мог бы отправиться на месяц в отпуск на Бали, и это не было бы неконституционным. Когда россияне говорят о государственном перевороте (Януковича сместили на следующий день после его отъезда из Киева), у них имеются определенные основания, поскольку ничто не запрещало Януковичу куда-то уехать. Кроме того, в воскресенье Рада провела спешное голосование и отменила признание русского вторым официальным языком восточных областей Украины. Все это на блюдечке предоставило Владимиру Путину предлог для вмешательства. А европейских министров там уже больше не было… Это большая ошибка, которую будут разбирать в дипломатических академиях по всему миру.

— Что могли сделать Фабиус и Штайнмайер?

— После шампанского и рукопожатий в пятницу вечером нужно было позвонить Владимиру Путину и договориться с ним об ужине в Кремле. Если бы французский и немецкий министры попросили устроить им встречу, их обоих бы приняли. Там им следовало бы сказать Путину три вещи. Во-первых, Севастополь в любом случае останется вашим. Во-вторых, Украина никогда не станет членом НАТО, а альянс не расширится на Киев. Как вы помните, Владимир, в апреле 2008 года в Бухаресте мы, французы и немцы, наложили вето на вступление Украины в НАТО. В третьих, в восточных областях Украины, разумеется, надо продолжить говорить на русском языке.

Несколько работающих в России дипломатов заверили меня, что если бы мы выступили с таким предложением, президент Путин принял бы его. То же самое сказал мне год назад в Париже украинский олигарх Сергей Тарута, защитник Мариуполя, который придерживается откровенно антироссийских взглядов, но лично знал Путина до кризиса. Таким образом, европейцы допустили очень серьезный промах в плане превентивной дипломатии.

— Объясняет ли такой недостаток превентивной дипломатии взятие Крыма Россией?

— Взятие Крыма прошло мирным путем. Тем не менее нужно называть вещи своими именами: это аннексия, противоречащая обязательствам, которые взяла на себя Россия в декабре 1994 года в Будапеште, выступив гарантом территориальной целостности Украины в обмен на ее отказ от ядерного оружия.

Что касается конфликта в Донбассе, мне кажется, Россия допустила ошибку, когда начала эту гибридную войну. Она может принести ей только проблемы. Сейчас там сформировался режим, который России, судя по всему, непросто контролировать.

Да, в истории наций, хотя бы той же французской, допускаются стратегические ошибки. К их числу относится Донбасс. Я считаю, что нам нужно помочь России избавиться от этой занозы и поспособствовать ее примирению с Украиной. Кроме того, необходимо, в целом, вернуть Россию в европейскую семью.

— Как вам кажется, США разделяют эту политическую позицию? Клан Януковича и некоторые эксперты по Украине обвиняют их в подрыве соглашения 21 февраля 2014 года, которого удалось добиться европейской тройке…

— Нет, мне не кажется, что американцы действительно пытались сорвать соглашение. Как бы то ни было, часть сотрудников Госдепартамента и в частности Виктория Нуланд (Victoria Nuland, заместитель госсекретаря по Европе и Евразии в администрации Обамы — прим.ред.) вели себя, мягко говоря, небеспристрастно, и играли отнюдь не дипломатическую роль. Представьте, что бы у нас подумали об американском дипломате, который раздавал бы печенье на бульваре Сен-Мишель в Париже в мае 1968 года? И что сказали бы о российских дипломатах, если бы они участвовали в протестах против Обамы в США?

То есть, я считаю, что американская дипломатия продемонстрировала недостаток объективности и вышла за границы своей роли. Но я не верю в существование у Барака Обамы плана по подрыву европейского переговорного процесса для разжигания кризиса и войны. Все произошло слишком быстро. Возможно, тут имели место личные инициативы некоторых прибывших из Вашингтона сенаторов, однако внешнюю политику США определяет президент.

В то же время совершенно не исключено, что некоторые украинцы и в частности лидеры оппозиции придерживались экстремистских позиций, поскольку думали, что заручились поддержкой США. Так было с президентом Грузии Саакашвили, когда он решил обстрелять Цхинвали вечером 7 августа 2008 года. Он тоже думал, что американцы поддерживают его, хотя они призывали его к сдержанности. Такая же точка зрения могла сформироваться и в Киеве. Это, кстати говоря, объяснило бы готовность прозападных украинцев идти до конца. При этом они получили предупреждение на родном языке от Сикорского. Тот вышел на Майдан после подписания соглашения и сказал им: «Вам нужно принять его, потому что лучше уже не будет».

Связана эта непреклонность и с наивностью лидеров украинской оппозиции, которые посчитали Майдан всей Украиной. Майдан не был Украиной, как театр Одеон в мае 1968 года не был Францией. Пусть даже их освистали, отступаться было нельзя.

Просто в голове не укладывается, что европейские державы могли так просто смириться с попранием соглашения, на котором стояла их подпись. В России этого тоже не поняли. В те выходные они не знали, что делать. Они не понимали, что происходит. Не понимали, почему Запад не говорит трем лидерам: «Постойте, раз вы подписали договор, выполняйте его!»

Владимир Путин взял инициативу в свои руки лишь в понедельник. Он собрал советников и принял с ними решение о силовой операции в Крыму, которая началась в четверг. Но если ознакомиться с сообщениями Кремля на тех выходных, можно увидеть в них полную растерянность. События не поддавались их пониманию. Они были поражены тем фактом, что европейцы позволили растоптать договор, гарантами которого выступили. Европа же, повторюсь, ушла с дипломатического поля еще в пятницу вечером. Разумеется, нужно было остаться в Киеве и проследить за выполнением этого чудом подписанного соглашения. Были забыты уроки великого Киссинджера, который три недели пробыл на Ближнем Востоке, чтобы добиться прекращения огня в войне Судного дня.

* Рено Жирар (Renaud Girard), геополитолог, преподаватель Парижского института политических исследований, эксперт по международной политике, обозреватель le Figaro.

Франция. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 декабря 2017 > № 2413098 Рено Жирар


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 декабря 2017 > № 2413062 Олег Пономарев

Европа в шоке: Украина намерена вступить в ЕС вопреки желанию самих европейцев

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Европейский Союз неоднократно заявлял, что в ближайшие десятилетия расширять границы сообщества за счет вступления новых членов не намерен. Тем не менее Украина намерена прорываться даже вопреки здравому смыслу. «Вы не берете нас в семью европейских стран? Тогда мы «вступим в вас» сами!». Приблизительно так выглядит очередная инициатива президента Украины Петра Порошенко о проведении референдумов по членству в ЕС и НАТО. На самом же деле, это скорее всего отвлекающий маневр украинской власти от насущных проблем, который можно использовать до очередных выборов, кормя электорат байками, а не реальная перспектива членства Украины в европейских институциях.

Курт Волкер: Украина не готова вступать в Альянс. Страна вообще ни на что не готова

Не успев озвучить очередную и весьма бредовую идею о проведении на Украине референдума по вступлению в НАТО и ЕС, президент Украины Петр Порошенко, заранее знает его результат. А это, как минимум, говорит о готовящихся фальсификациях и «натягиванию» недостающих голосов за заведомо провальное решение.

Порошенко не сомневается в позитивных результатах референдумов о вступлении в НАТО и Евросоюз, которые обязательно пройдут в стране. Об этом он заявил в пятницу, 1 декабря, на торжественном мероприятии по случаю Дня работников прокуратуры. «Мы твердо держим курс на евроатлантическую интеграцию, — и даже не сомневайтесь, что в обозримом будущем в Украине точно пройдут референдумы и о вступлении в НАТО, и я убежден, что народ Украины поддержит такую мою инициативу, и о членстве в Европейском Союзе», — сказал Порошенко. Он также выразил уверенность, что результаты голосований будут «такими же убедительно позитивными, как уже вписанный в анналы истории референдум о независимости».

При этом, пресс-служба Порошенко явно манипулирует общественным мнением и жонглирует цифры используя результаты мифического опроса Центра Разумкова и фонда «Демократические инициативы» о которых никто не слышал. Тем не менее, по данным этих социологов, вступление Украины в НАТО поддерживают 72% населения. А в самом референдуме участие бы приняли 62% украинцев. Не верят в «светлое будущее» Украины даже самые ее ярые сторонники — США. По словам специального представителя госдепартамента США по вопросам Украины Курта Волкера Украина и Грузия пока не готовы к вступлению в Североатлантический альянс. При этом, что по сравнению с Украиной, у Грузии есть куда больше прогресса. «Я имею в виду прозрачность, тот вклад, который Грузия внесла в глобальную безопасность, реформы в сфере обороны, борьбу с коррупцией и т.д., однако не думаю, что сегодня кто-то скажет в НАТО, что мы готовы принять Грузию», — заявил политик.

По словам Волкера, для вступления в Альянс в стране необходимо построить успешную, прозрачную, безопасную демократия, как в других странах НАТО. А это на Украине нет и в помине. «Напомню пример стран Балтии — в 1999 году им сказали, что невозможно их вступление в НАТО, однако в 2002 году их пригласили в Альянс. Для принятия в НАТО необходим консенсус всех стран — членов Альянса», — отметил Волкер.

Украина-ЕС напоминает ситуацию о «Божьей росе»

Возвращаясь же к вопросу консенсуса по вопросу НАТО следует напомнить Порошенко и Ко, что у европейцев его нет. Как и нет никакого желания видеть Украину в составе Европейского союза. И об этом официальному Киеву говорились в лицо и не раз. Еще в 2015 г. официальный Брюссель дал четко понять, что течение ближайшего десятилетия, как минимум, расширение Европейского Союза не планируется, однако переговоры с заинтересованными странами будут продолжаться. Об этом на Третьем Восточном форуме в Берлине заявил комиссар Европейской Комиссии по вопросам расширения и политике добрососедства ЕС Йоханнес Хан.

«Ближайшие 10 лет не будет приемов в ЕС», — сказал Хан, добавив, что в силу обстоятельств прием в ЕС в этот период нереален. Однако, успокоил еврокомиссар, это не означает, что мы не ведем переговоров». Он также подчеркнул, что страны-кандидаты должны приблизиться с экономической точки зрения, чтобы европейские граждане были готовы к этому. Пока же, по словам Хана, опросы показывают, что в настоящий момент нет ни одной страны ЕС, где большинство выступало бы за расширение. «Мы должны действовать целенаправленно, чтобы все понимали, что новый член — очень ценный, а не объект дополнительных выплат», — отметил он. Представитель Еврокомиссии выразил надежду, что именно Сербия станет «новой главой» в следующем периоде расширения Евросоюза. «Хотел, чтобы открылась новая глава, например, с Сербии, чтобы в следующем периоде мы могли приветствовать новых членов», — сказал Хан.

Ранее свое категоричное «нет» Украине высказал, и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, исключивший расширение ЕС в ближайшее время, но высказавшийся за укрепление партнерских отношений с Украиной. По его словам, ЕС также не намерен принимать новых членов.

Какие еще сказки «втирает» украинцам Порошенко?

В преддверии т. н. «Революции Достоинства» Петр Порошенко дал очередное громкое обещание по безвизовому режиму еще с несколькими странами. «В течение двух-трех месяцев у нас еще будет несколько стран, очень важных для Украины», — заявил президент. Вместе с тем он не уточнил, о каких именно странах идет речь, однако ранее сообщалось, что украинский МИД работает над введением безвизового режима с Кувейтом и Катаром. О скором введении безвизового режима со странами Европейского Союза П. Порошенко заявил еще в бытность свою кандидатом на пост главы государства. Причем говорил он о конкретных сроках.

«Возможность свободно путешествовать в Европу даст скорейшее введение безвизового режима с ЕС в течение уже первого года моего президентства. К концу же срока моих полномочий рассчитываю добиться необходимых политических решений со стороны ЕС и начать переговоры о полноценном членстве Украины в Европейском Союзе, чтобы жить в семье вольной, новой», — заявлял Порошенко в 2014 г. Баллотируясь на главный пост страны, политик и бизнесмен Порошенко обещал продать концерн «Roshen»: «Если меня изберут президентом Украины, я буду играть честно и продам концерн Roshen. На посту президента я хочу и буду заботиться исключительно о благосостоянии Украины», — обещал Порошенко.

Позднее для продажи Roshen была привлечена компания Rothschild, однако кондитерская империя президента до сих пор не продана. Сам Порошенко заявлял, что в условиях войны очень сложно найти покупателя, поскольку иностранцы боятся инвестировать в Украину и заключать какие-либо сделки по приобретению активов. Многие помнят о громком обещании президента закончить АТО в Донбассе за несколько часов. «Антитеррористическая операция не может и не должна продолжаться месяцами, она должна проходить за часы», — заявлял Порошенко.

К слову, АТО продолжается уже четыре года. Президент также обещал вернуть Крым и Донбасс и выполнить Минские соглашения. На сегодняшний день переговоры в Минске по конфликту на Востоке зашли в тупик, а в контексте проблемы Донбасса заговорили о миротворческой миссии. В 2014 году президент обещал мгновенный старт реформ сразу же после начала работы парламента восьмого созыва, заявив о недовольстве борьбы с коррупцией. Быструю борьбу с коррупционными проявлениями гарант анонсировал в 2015 г., перед началом работы Национального антикоррупционного бюро. В 2017 г. же об антикоррупционных войнах вылились в обещание «поотрубывать руки» ворующим, в частности у армии.

«Позиция первая: никому не позволю воровать в армии. Тем, кто будет воровать в армии, руки поотрубаю», — пообещал Порошенко после громкого скандала с хищениями в Минобороны. Вместе с тем борьба с коррупцией дальше громких и показательных процессов не зашла, а люстрация и е-декларация коррупцию на Украине так и не искоренили.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 декабря 2017 > № 2413062 Олег Пономарев


Украина > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413036 Максим Артемьев

День одураченных. Саакашвили вышел на свободу, но остался в заложниках

Максим Артемьев

Историк, журналист

Саакашвили обречен на бесперспективное выжидание. Если в ближайшее время на Украине не произойдет ничего экстраординарного, то протест затихнет

Происходящее сегодня в Киеве стало причудливой смесью публичной политики, насильственных действий и пиара. Ситуация менялась так часто, как было во Франции в так называемый «День одураченных» в 1630 году, когда с утра Мария Медичи добилась от короля Людовика XIII отставки ненавистного кардинала Ришелье, а к вечеру выяснилось, что позиции временщика только усилились, а противники Ришелье отправились кто в ссылку, кто на плаху

Задержание оппозиционного политика силами СБУ планировалось как первый этап операции против Саакашвили. Вторым должно было стать выступление генпрокурора Юрия Луценко в Раде с обвинениями против него как человека, связанного с беглыми олигархами, и на их деньги подготавливающего государственный переворот.

Однако с самого начала все пошло не так как планировалось. Ровно в девять утра к Саакашвили, снимающему квартиру в самом центре Киева буквально в одном шаге от Площади Независимости — эпицентра многих политических событий последних пятнадцати лет, пришли с обыском. Саакашвили среагировал мгновенно, пока его сторонники через соцсети начали собирать под окнами его дома киевлян в его поддержку, сам экс-президент Грузии выбрался на крышу, откуда выкрикивал лозунги, и — великолепный пиар-ход, — угрожал прыгнуть вниз и разбиться, в случае если его попытаются задержать.

Новость о том, что «Саакашвили на крыше и угрожает самоубийством» мгновенно разлетелась по информационным агентствам и вызвала огромный интерес. Через час примерно он был захвачен спецназом СБУ, и, конечно, прыгать вниз на мостовую не стал. Но главное было сделано — привлечено внимание, и выиграно время для того, чтобы собрать сторонников.

Поэтому, когда арестованного Саакашвили вывели из подъезда и посадили в машину, чтобы вести в изолятор, сотрудники СБУ столкнулись с мощным сопротивлением. Машина буквально увязла в толпе, и остановилась, проехав всего несколько десятков метров у т.н. «Украинского дома» перед местом где Крещатик переход во вторую центральную площадь города — Европейскую.

Примерно четыре часа продолжалось силовое противостояние толпы демонстрантов и силовиков, которые пытались пробиться, распыляя слезоточивый газ. В это время Луценко на срочно созванном брифинге начал рассказывать то, что планировал изначально сообщить в 16-00 в Раде. Он обвинил Саакашвили в получении денег от беглого олигарха Сергея Курченко, и заявил, что украинские силовики сорвали т.н. план «русской зимы» по захвату власти. Накануне был арестован один из самых доверенных людей Саакашвили — Северион Дангадзе, который, якобы, получил полмиллиона долларов на свержение Порошенко. Для Саакашвили прокуратура будет добиваться домашнего ареста с ношением электронного браслета, ему вменяется 256 статья «Содействие участникам преступной организации и сокрытие их деятельности».

Штурм и освобождение

Но главным в это время было не то, что происходило в Генпрокуратуре, а что творилось на улицах Киева, где к исходу четвертого часа противостояния толпа штурмом взяла автомобиль СБУ, где сидел закованный в наручники Саакашвили, и освободила его. Ситуация переменилась в одну минуту. Теперь уже освобожденный политик повел за собой многотысячную толпу к зданию Рады, где начался несанкционированный митинг, на котором он потребовал импичмента Петру Порошенко.

Для Порошенко это стало уже вторым серьезным ударом — после того как в сентябре этого года Саакашвили с боем прорвался на территорию Украины из Польши через границу. Дважды была показана беспомощность силовых структур страны. Сперва Саакашвили не могут не пустить, а теперь, не могут задержать. Толпа раскурочила автомобиль СБУ прямо в центре города и буквально на руках вынесла своего кумира — а правоохранительные органы не смогли исполнить приказ начальства и трусливо разбежались.

Полученный сигнал понятен — теперь о силовиков Украины можно вытирать ноги. Всем продемонстрирована слабость Порошенко, его неспособность добиться исполнения приказа. Это очень опасное послание как для режима, так и для оппозиции. Первый оно деморализует, вторую оно вдохновляет на следующие акции. Даже во времена Кучмы и Януковича невозможно было себе представить, чтобы сторонники Юлии Тимошенко отбивали ее у силовых структур. Теперь же успешное противостояние им становится нормой.

Перспективы Порошенко

Однако говорить о скором крахе власти Порошенко все же нельзя. Эффект от подобных событий всегда имеет отсроченный характер. Сам победитель – Саакашвили, имеет смутное представление о том, что делать дальше. И кроме призывов к импичменту ему нечего пока предложить. Идти штурмовать дворец президента, свергать его силой — и опасно и малореально. Во-первых, трудно будет найти желающих подниматься против пулеметов и автоматов, во-вторых, идею насильственного свержения главы государства не поддержат на Западе. Наилучшим вариантом для Саакашвили стала бы добровольная отставка Порошенко, но для этого нет никаких предпосылок — ни массовых демонстраций, ни соответствующего давления внутри элит.

Поэтому Саакашвили является заложником сегодняшней своей победы. Он на свободе, но это пребывание вне решеток обрекает его на бесперспективное выжидание. Если в ближайшее время не произойдет ничего экстраординарного, то все затихнет, как затихло после его возвращения из Польши, и после того как «михомайдан» провалился по причине малого к нему интереса украинцев.

Между «Оранжевой революцией» и «Евромайданом» прошло девять лет. От последнего до сегодняшнего дня — только четыре года. Усталость и раздражение от нового режима еще не достигли критической точки. Плюс в рядах самой оппозиции нет ни единства, ни общих целей. Юлия Тимошенко, экс-глава СБУ Виталий Наливайченко, комбат Семен Семенченко, журналист-депутат Сергей Лещенко и Михаил Саакашвили — лишь временные и очень недружные союзники. К тому же у Саакашвили сейчас нет украинского гражданства, и сам он никуда выдвигаться легально не может. Фактор же продолжающейся войны на Донбассе работает на Порошенко, так как обществе не хочет раздрая власти в момент вооруженного противостояния на Юго-Востоке.

Поэтому случившееся сегодня Киеве следует считать репетицией, подобной той, которая происходила за два года до «Оранжевой революции» под лозунгом «Кучму – геть!». Время для кардинальной смены власти еще не пришло.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413036 Максим Артемьев


Украина. ЮФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410161 Виктор Суслов

Строительство Керченского моста: в чем главные угрозы для Украины

Украине сейчас крайне важно отстоять свои права в международных судах.

Виктор Суслов, Главред, Украина

Главная угроза для экономики Украины от строительства Керченского моста состоит отнюдь не в политическом аспекте. Речь идет, прежде всего, о технической стороне вопроса.

Во-первых, мост спроектирован так, что он создает определенные технические ограничения на проход судов по Керченскому проливу из Черного в Азовское море и наоборот. Как следствие, ухудшаются условия логистики для Украины. Так, размер судов, их тоннаж и т.д. определяются техническими характеристиками моста, а именно — высотой пролета.

Именно по этим причинам строительство Керченского моста повлияет на себестоимость перевозок, ведь он ограничивает тоннаж судов. А это, соответственно, увеличивает издержки предприятий, которые экспортируют металл, главным образом — из украинского Мариуполя, размещенных там металлургических комбинатов.

Министр инфраструктуры Владимир Омелян говорил, в частности, о том, что убытки выражаются в потерях грузопотока и, как следствие, в недополучении портовых сборов. Так, согласно прогнозам, порт Бердянск до конца текущего года недополучит 206 тысяч долларов, а порт Мариуполь — 3,5 миллиона гривен. В этом и состоит главный возможный экономический ущерб для Украины.

Другой аспект данного вопроса — экологический. Наши экологи утверждают, что строительство моста наносит ущерб экологии Азовского и Черного морей. Эта проблема также требует тщательного изучения.

В целом, озвученные выше суммы не так критичны и велики, здесь важно другое. Строительство моста должно регулироваться в соответствии с нормами международного права, а это весьма развитая отрасль права, регулирующая вопросы, которые касаются вопросов доступа к портам, различных ограничений прохождения судов и др. Если, согласно нормам международного права и международным конвенциям по судоходству, права Украины в данном случае нарушаются и создаются условия, из-за которых страна понесет потери, Киев должен обращаться в суд и требовать компенсаций.

А политические заявления с призывами к международному сообществу об увеличении давления на Россию или введении дополнительных санкций против РФ ни к чему не приведут. Нужно меньше демагогии, меньше политических заявлений — нужно больше действий. Именно это сейчас требуется от украинского правительства.

Украина. ЮФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410161 Виктор Суслов


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410155 Слава Рабинович

Даже в Кремле признают, что Крым — это Украина

Почему в Крыму не может быть никаких референдумов

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

На этой неделе возможный кандидат в президенты России Ксения Собчак заявила о том, что проблема аннексированного Крыма должна решиться на новом референдуме. Российский финансист и блогер Слава Рабинович рассказал «Апострофу», почему полуостров признают украинским даже на сайте Кремля и по какой причине быть такого референдума не может.

У меня есть определенное негативное отношение к движению Ксении Собчак в качестве кандидата в президенты, потому что она, вольно или не вольно, в какой-то степени участвует в спецоперации по легитимизации инаугурации Владимира Путина. Здесь она играет определенно отведенную ей роль. Или она это прекрасно понимает и специально участвует по заданию кремлевской администрации. Или она прекрасно это понимает и участвует от своего имени не по заданию кремлевской администрации. Так или иначе, она это понимает, поскольку я ее всегда считал и считаю умным человеком. И не понимать она не может, даже если делает это не по заданию.

Но, с другой стороны, нужно быть к ней справедливым. Да, она сразу же заявила, что Крым не является российским по международным законам. При этом она никогда не говорила иначе, потому что за другие формулировки, возможно, была бы привлечена к уголовной ответственности. У нее есть проблема и за эти формулировки. Насколько я слышал, генпрокуратура запустила какую-то проверку по поводу того, что она сказала.

Я неоднократно говорил публично о полной обойме международных договоров и законов, которые Россия нарушила. Кстати, все они действуют и по сей день, они не были Россией расторгнуты, включая Будапештский меморандум и не только, включая Договор о мире, дружбе и сотрудничестве между РФ и Украиной, включая и ратифицированный при Путине Договор о российско-украинской границе, который до сих пор висит на сайте Кремля, четко обозначает Крым украинским и гарантирует территориальную целостность обоих государств — что это обсуждать?

А по поводу решения крымчан, то здесь совершенно очевидная, безусловная черно-белая картина того, что говорит закон. Крым, являясь территорией украинского государства, живет по законам украинского государства, в том числе по Конституции Украины, которая не подразумевает местных референдумов в каких-либо частях страны. Соответственно, любого рода референдум может быть только всеукраинским.

На этом же принципе можно не только приводить примеры различных давно уже набивших оскомину каких-то аналогий с референдумами, например, в Калининграде, Татарстане, Чечне, Карелии и так далее. Можно, на самом деле, приводить примеры о том, что этнические русские живут в Канаде. Но это не дает им права объединиться в какую-нибудь наиболее населенную этническими русскими провинцию и требовать проведения референдума за отделение от Канады. Этнические русские давно имеют свое национальное государство, которое называется Российская Федерация, независимо от того, где они проживают — в Канаде, Франции Австралии или Крыму. Они не имеют права на создание своего национального государства в этих странах и частях света, потому что у них уже есть свое этническое отдельное государство. Они самоопределились. Поэтому право нации на самоопределение, даже под эгидой ООН, не имеет совершенно никакого отношения к крымской проблеме, потому что те, кто из этнических русских жили в Крыму на конец 2013 года, могли спокойно эмигрировать в РФ.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410155 Слава Рабинович


Украина > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 1 декабря 2017 > № 2408664 Владимир Мунтян

Владимир Мунтян: Я просто помогаю тем, кто в этом нуждается!

Благотворительность. За последние годы на фоне драматических событий в Украине появилось огромное количество благотворительных фондов, организаций, сообществ и складывается впечатление, будто в этом процессе участвует каждый второй. Увы, приходится констатировать, что не все по-настоящему помогают нуждающимся. Но всё же большинство – это сообщества и отдельные люди, которые искренне стремятся помочь другим в наше сложное время.

Сегодня речь пойдёт о Благотворительном фонде «Возрождение», который основан Владимиром Мунтяном 15 лет назад. Мы взяли интервью у первоисточника, Владимира Мунтяна, в котором он подробно рассказал о работе фонда.

Владимир, добрый день! Сейчас благотворительность у всех на слуху. Какова ваша цель и цель фонда «Возрождение»?

Добрый день!

Какая ещё цель может быть, кроме помощи тем, кому это необходимо. Я не занимаюсь благотворительностью ради того, чтобы обрести популярность, или для того, чтобы удовлетворить своё эго. Самое главное, чтобы от моих действий и действий моей команды был толк и реальная польза. Вы правильно отметили – многие именно говорят о благотворительности, но это никак не отражается на результате. А ведь главное, чтобы твои действия приносили максимальную пользу.

Есть информация, что фонд «Возрождение» осуществляет работу по трём основным направлениям – помощь пенсионерам, детям и онкологическим больным. Почему были выбраны именно эти направления как ключевые?

Да, действительно, у нас есть три главных проекта – «Старость в радость», «Чужих детей не бывает» и «Рак не приговор». На мой взгляд, это три глобальные проблемы, на финансирование которых у украинского государства катастрофически не хватает средств, и если эти люди не будут получать помощь извне, то проблема усугубится ещё больше. К сожалению, пенсионеры и пожилые люди в Украине вынуждены в буквальном смысле выживать на мизерные пенсии. А ведь у всех этих людей есть проблемы со здоровьем, связанные с возрастом. И в украинском обществе стало нормой считать, что старость – это в первую очередь болезни и одиночество. Наша же цель – скрасить жизнь пожилых людей. Для меня эта тема особенно близка – моя мама умерла от инсульта и, к сожалению, тогда я не мог ей помочь, хоть и делал всё возможное. А ведь если задуматься, все пожилые люди – чьи-то мамы, папы, бабушки и дедушки, которым далеко не всегда есть кому помочь. Я очень хочу, чтобы пенсионеры были счастливы и ощущали заботу. К этому мы и стремимся, и нам это удаётся. Ежемесячно более тысячи пожилых людей получают продуктовые наборы на общую сумму, превышающую 375 000 грн., фонд оплачивает операции для улучшения и восстановления зрения, осуществляет закупку медицинских препаратов, оказывает психологическую поддержку в специальных центрах.

Что же касается проекта «Чужих детей не бывает», я не открою тайну, если скажу, что дети – это наше будущее. Дети должны быть основной инвестицией любой страны. Вкладывая в ребёнка знания, показывая ему пример и даря ему опыт и практические навыки, мы обеспечиваем себя и своё государство прекрасными специалистами, нацеленными на успех и личное развитие, а как следствие – развитие конкретной страны. Но разве может успех быть реализован, если ребёнок тяжело болен? Или если он лишен родительской заботы? К сожалению, в Украине очень многие родители отказываются от умственно или физически неполноценных деток. Наша цель – помочь детям бороться с недугом и обеспечить сирот всем необходимым. Особое внимание мы уделяем помощи специальным учреждениям, где находятся детки с ДЦП. Зачастую для того, чтобы дать ребёнку возможность встать с инвалидной коляски и почувствовать себя полноценным членом общества, нужно просто оплатить ему операцию. Мы очень давно оказываем помощь и регулярную поддержку Днепропетровскому детскому дому-интернату для детей с ограниченными возможностями. Дети посланы нам Богом, и мы просто обязаны сделать для них всё, что в наших силах.

Если говорить о проекте «Рак не приговор», то нельзя не отметить, насколько увеличилось количество пациентов, которым диагностировали онкологию. Более того, на сегодняшний день очень много детей, чьи родители услышали страшный диагноз – рак. Современная медицина шагает вперёд, но, к большому сожалению, онкологию вылечить крайне сложно и очень дорого. Далеко не каждая украинская семья может себе позволить оплатить такое лечение, далеко не каждое онкоотделение оснащено достаточным количеством оборудования для диагностики злокачественных опухолей на ранней стадии. Мы стремимся, чтобы лечение онкологии начиналось с правильной и точной диагностики, поэтому стараемся максимально оснащать онкоцентры необходимым для этого оборудованием.

Таким образом, мы охватываем три самые проблемные на наш взгляд сферы – пожилые люди, нуждающиеся в помощи, дети, которым нужна поддержка, и люди с онкологическими заболеваниями, лечение которых на сегодняшний день для многих просто неподъёмно.

Владимир, вы со своей командой так много делаете для людей в рамках вашей благотворительной деятельности. Но ведь это требует огромных вложений. Наверняка вас часто спрашивают, откуда такие средства, но всё же…

Да, вы правы. Но я не один. Моё стремление помогать тем, кому это по-настоящему нужно, разделяют друзья и партнёры. Я сам занимаюсь бизнесом, и часть дохода отдаю в распоряжение нашего фонда. Почему? Просто считаю своим долгом помогать людям, как и мои партнёры. Ведь у каждого человека есть возможность оказать помощь нуждающимся. И речь не только о финансах. Каждый из нас может поддержать ближнего добрым словом, навестить детей в детском доме, оказать адресную помощь пенсионерам. Другое дело, хочет этого человек или нет. Я – хочу, мои партнёры хотят. Есть желание – появляется возможность.

Вы не слишком афишируете деятельность Фонда, почему?

Поймите, для того чтобы оказать помощь, вовсе не обязательно кричать об этом с каждого билборда. Лучше средства, которые были бы потрачены на рекламу, отдать тому, кому они действительно необходимы. Вот и сейчас я рассказываю об этом лишь для того, чтобы подать пример другим людям, которые имеют возможность помочь нуждающимся, но ещё не начали это делать.

Как тогда о вас узнают те, кому нужна помощь?

Я напрямую общаюсь с главврачами больниц, заведующими отделениями, директорами детских домов. Для меня очень важен личный контакт – встретиться и спросить: «Чем мы можем вам помочь?». Мы не сидим в ожидании того, что к нам постучат и попросят о помощи. Конечно, и это возможно. Для этого у нас есть интернет-сайт, где люди могут получить всю информацию о фонде и связаться с нами любым удобным для них способом.

Да, было бы здорово, если бы таких фондов становилось больше, и они существовали в каждой стране.

Конечно! Я вообще не понимаю как можно не помогать людям, если есть такая возможность, как можно оставаться равнодушным, когда вокруг столько нуждающихся. Чем больше будет людей в нашей стране, которые готовы нести ответственность, которые смогут делать что-то конкретное для людей в это непростое время, тем сильнее и успешнее станет Украина. Если каждый внесёт свою лепту и научится быть по-настоящему добрым и милосердным, это очень положительно повлияет на страну в целом!

Совершенно согласна с каждым словом. Владимир, благодарю за интересную беседу. Хотелось бы задать ещё один вопрос – когда вы рассказываете о деятельности фонда, вы всегда говорите «мы». Почему?

Потому что фонд «Возрождение» – это команда единомышленников. Я являюсь основателем фонда, но я не один – со мной моя семья, мои партнёры и люди, которые верят в то, что в наших силах сделать мир лучше и добрее.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 1 декабря 2017 > № 2408664 Владимир Мунтян


Украина. ОАЭ > Транспорт > interfax.com.ua, 30 ноября 2017 > № 2411867 Джейхун Эфенди

Старший вице-президент flydubai: В Украине нам по-прежнему интересны полеты в Харьков и Днепр

Блиц-интервью старшего вице-президента авиакомпании flydubai по коммерческим вопросам в ОАЭ, на Ближнем Востоке, в Европе и странах СНГ Джейхуна Эфенди агентству "Интерфакс-Украина"

- Сколько рейсов в Украину выполняет сегодня компания и в какие города?

- Мы сейчас выполняем два ежедневных рейса в Киев и пять рейсов в неделю в Одессу.

- В Киеве вы работаете только в аэропорту "Киев". Ранее компания оперировала также в аэропорту "Борисполь". Почему решили уйти?

- Пару лет назад, когда мы летали в оба киевских аэропорта, учитывались определенные характеристики и особенности. Например, у аэропорта "Киев" есть большое преимущество – географическое расположение. В конечном итоге так получилось, что наш пассажир выбирает "Жуляны", поскольку этот аэропорт расположен ближе к центру украинской столицы.

В городе есть два прекрасных аэропорта – "Борисполь" и "Киев" (Жуляны). Они не дублируют друг друга, так как находятся в разных частях города. Мы работаем с аэропортом Жуляны уже много лет и находимся в постоянных переговорах с аэропортом "Борисполь".

- Какой пассажиропоток на украинских рейсах обслуживает flydubai?

- Точное количество назвать, к сожалению, не могу. В Киев мы осуществляем два ежедневных рейса в день в течение девяти месяцев, и один ежедневный рейс на протяжении трех месяцев в году. Средняя загрузка рейсов - более 80%. В первой половине 2017 года пассажиропоток в Украину вырос на 54% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

К тому же после подписания широкомасштабного партнерского соглашения с Emirates подключилось много трафика. Все направления этой компании также связаны с нами, и это дает рост потока почти вдвое по сравнению с прошлым годом. Есть наши транзитные рейсы: Занзибар, Салала, Оман, Шри-Ланка, но с приходом Emirates вариантов транзитных путешествий стало еще больше.

- По вашему мнению, почему непосредственно сам Emirates, зайдя на украинский рынок, пробыл на нем столь недолго?

- Я думаю, им просто не повезло. Они попали в тот период, когда это было невыгодно, и, к сожалению, ушли с рынка, хотя до сих пор в Украине есть представитель, существует офис. Позже Emirates вышли на более тесное сотрудничество с flydubai, и, полагаю, еще должно пройти какое-то время, прежде чем Emirates вернется в Киев с собственными рейсами. Возможно, если они увидят резкий спрос, то вернутся быстрее. Думаю, благодаря нашему партнерству у Emirates появится возможность выстроить свой трафик, и они вернутся в "Борисполь". Таким образом мы вновь совместно покроем в Киеве два аэропорта. Например, в Праге мы летаем так.

- Вы упомянули рост конкуренции в сегменте. Как вы конкурируете на маршруте Киев-Дубай с украинским флагманом - "Международными авиалиниями Украины"?

- МАУ возит большой объем транзитных пассажиров из Европы, поэтому между нами здоровая конкуренция. Я не вижу проблем, их рейсы загружены, наши тоже. Даже после кризиса трафик в целом увеличился. Мы надеемся, что визовый вопрос, который скоро будет снят, даст новый стимул для роста пассажиропотока.

- Сколько этот может добавить процентов роста пассажиропотока?

- Сложно сказать. По опыту работы в Румынии и Чехии, например, стандартный рост из обоих городов после отмены визового режима составил 40-50%. В Украине следует учесть тот факт, что после введения безвизового режима с Европейским Союзом очень много украинцев поехало по европейским направлениям. К тому же это и ближе, а иногда, может, и дешевле. Этот фактор может повлиять и на процент роста пассажиропотока после отмены виз с ОАЭ, рост может быть сдержанным.

- На рейсах из Украины в Дубай больше пассажиров транзитных или point-to-point?

- Конечно, point-to-point. В основном это туризм и бизнес сегмент. Со своей стороны, мы делаем все возможное и прикладываем максимум усилий для увеличения пассажиропотока из ОАЭ, поскольку гражданам ОАЭ виза для полетов в Украину не нужна. Летом этот трафик растет. Сейчас, к примеру, мы наблюдаем рост трафика из Европы в Индию. Мы видим, что азиатские направления будут больше продавать мест на полеты в Украину.

- Рассматриваете ли какие-либо новые направления в Украине?

- Мы заинтересованы вернуться в Харьков, но до сих пор существуют ограничения в полетной зоне. Безопасность пассажиров - наш главный приоритет, поэтому авиакомпания приостановила полеты по данному направлению. Мы ждем решения этого вопроса, чтобы возобновить рейсы flydubai в Харьков. Определенный интерес у нас также вызывает Днепр. Аэропорт города пока не переполнен рейсами и авиаперевозчиками. У него большой потенциал, и мы бы могли рассмотреть возможность открытия рейсов по этому направлению. Как только появится возможность, мы с удовольствием полетим.

- Львов вам не интересен?

- Львов находится на дальнем расстоянии, а население города больше ориентировано на Европу. Вероятно, в будущем, мы будем летать в Польшу, и тогда частично охватим Львов, но пока таких планов нет. В Украине наша цель - Днепр и Харьков.

Украина. ОАЭ > Транспорт > interfax.com.ua, 30 ноября 2017 > № 2411867 Джейхун Эфенди


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2406006 Слава Рабинович

Есть механизм, как заставить Кремль прекратить войну на Донбассе

Рабинович о том, что остановит российскую агрессию

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

Вывод войск РФ с Донбасса возможен только под давлением самых жестких санкций США против российской так называемой «элиты», а нынешние ограничительные меры не слишком влияют на режим Владимира Путина в среднесрочной перспективе. Такое мнение высказал «Апострофу» российский блогер и финансист Слава Рабинович, комментируя слова спецпредставителя Госдепартамента США по вопросам Украины Курта Волкера о том, что война на Донбассе может продолжаться еще минимум год.

У американцев всегда был, есть и будет механизм, как заставить Кремль прекратить войну на Донбассе. Это такие санкции против главарей путинской ОПГ, которые остановили бы российскую агрессию.

Если взять плеть, которой постоянно бить по хвосту путинской гидры, то это фактически ничего не даст. Если взять и ударить санкциями по множественным головам этой гидры, тогда это моментально даст эффект.

То, что было введено поэтапно, из ряда мер санкционного режима, начиная с весны 2014 года, я лично не считаю адекватным ответом на угрозу мировому сообществу, которая исходит от путинской России. Вся ситуация была осложнена российским вмешательством в американские выборы и возможным существенным влиянием на ту малую величину, которая помогла избранию Трампа.

Трамп является, безусловно, агентом Кремля в той или иной степени, как он считает сам или как считает Путин, в зависимости от того, как они друг друга видят. Совершенно очевидно, что он явно ведет совершенно другую игру, нежели институциональная государственная машина США. А она, в свою очередь, не очень быстрая (хотя и неотвратимая). Соответственно, я думаю, что вся причина «засора» состоит в том, что более чем 10-летнее поведение Путина в качестве международного гопника происходит от его тестирования западной системы на устойчивость и способность противостоять его преступлениям, начиная с убийства Александра Литвиненко (бывшего офицера ФСБ, — «Апостроф») в центре Лондона. Я думаю, что это событие было первой реальной международной диверсией и террористическим актом, произведенным на территории иностранного государства, члена НАТО, члена Большой семерки, с использованием радиоактивных материалов — и это все на российском государственном уровне осталось абсолютно безнаказанным. Как и продолжают быть безнаказанными все остальные международные преступления, как военные, так и акты международного терроризма со стороны Путина и его ОПГ.

Соответственно, Волкер может иметь свое видение того, что там будет происходить и как долго, потому что у него есть какое-то понимание того, в каком горизонте будут применены существенные санкции против Путина и его ОПГ, то есть против голов гидры.

Совершенно очевидно, что против мафии, завладевшей всем государством и превратившей его в мафию, может быть только серьезная борьба при помощи санкций, которые снесут головы гидре.

А чтобы убить головы путинской гидры, должны быть санкции двойного или тройного направления.

Первое — чтобы помочь так называемой «элите» России избавиться от путинского режима, независимо от того, хотели бы они этого или нет до 2014 года. Я имею в виду, что их желание до того времени не имеет ничего общего с тем, что есть на данный момент. Например, персональные санкции против Ротенбергов, Ковальчуков и Тимченко (санкции против известных российских бизнесменов Юрия Ковальчука, братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов, Геннадия Тимченко, приближенных к Путину, — «Апостроф») не играют большой роли. А вот если бы персональные санкции вводились против 100 человек из путинского окружения ежемесячно, и за первый год 1200 человек попали бы под персональные санкции, а на конец второго года под персональные санкции попали бы 2400 человек, то эта так называемая «элита», получив 2400 санкционных физических лиц, сегодня вела бы себя по-другому по отношению к путинскому режиму с точки зрения устойчивости сердцевины путинской ОПГ.

Второе — с уже существующим санкционным режимом Россия вошла в долгосрочный период экономического угасания, необратимого процесса, который в среднесрочной перспективе невозможно повернуть вспять. Но эта перспектива может, к сожалению, оборачиваться месяцами и годами агрессии против Украины, в том числе, тысячами и десятками тысяч жертв.

Поэтому постепенное экономическое угасание путинского режима — не лучший способ остановить его агрессию. Против режима могли бы быть введены совершенно другие, гораздо более жесткие экономические и финансовые санкции, включая если не полное, то частичное эмбарго на экспорт энергоносителей из России, гораздо более жесткие ограничения в финансовой сфере и так далее, чтобы экономика страны рухнула гораздо быстрее.

Это, конечно же, поставит под удар весь российский народ. Но, с другой стороны, народ взял на себя ответственность за тот режим, который существует в России. Российский народ по определению берет на себя ответственность точно так же, как и великий немецкий народ брал на себя ответственность за 12 лет гитлеризма.

Я думаю, что комбинация массовых персональных санкций с жесткими экономическими финансовыми санкциями послужила бы делу уничтожения этого режима гораздо быстрее. Но западные страны до сих пор не были готовы к этому. К сожалению. Посмотрим, что произойдет после 2 февраля 2018 года, когда выйдет тот знаменитый и долгожданный доклад в США. Какие меры будут приняты после этого? Будем надеяться на то, что мои аргументы будут услышаны! Возможно, будет взято и третье направление санкций. То есть персональные — против самого Путина.

Слава Рабинович, российский блогер и финансист, специально для «Апострофа»

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2406006 Слава Рабинович


Украина. Россия > Нефть, газ, уголь > minprom.ua, 29 ноября 2017 > № 2405505

Гройсман объяснил, как Украина может стать конкурентом Газпрома

Украина может не только полностью обеспечить внутренние потребности в газовом ресурсе, но и стать его экспортером. Об этом заявил сегодня премьер-министр Владимир Гройсман на международном саммите мэров в Киеве.

"В Украине по залежам газа, по всем исследованиям разных авторитетных организаций, мы на втором-третьем месте в мире", – сказал он.

При наличии таких запасов Украина добывает очень малую долю того, что может, подчеркнул премьер. Он отметил, что экспорт газа позволит улучшить торговый баланс и курс национальной валюты.

"Мы страна, которая может абсолютно полностью при внедрении новых инновационных технологичных решений получить свою энергетическую независимость путем добывания необходимого количества газа для внутреннего рынка и для того, чтобы экспортировать", – сказал В.Гройсман.

Украина. Россия > Нефть, газ, уголь > minprom.ua, 29 ноября 2017 > № 2405505


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403822 Витаутас Ландсбергис

Витаутас Ландсбергис: Россия и Украина должны как-то жить, но если одна из них считает, что война — лучше мира, она больна

Элина Бекетова, 112.ua, Украина

Витаутас Ландсбергис, который дважды руководил литовским парламентом, а после распада Советского Союза имел полномочия лидера государства, рассказал о своем видении путей разрешения конфликта на Донбассе, о том, почему считает Украину союзной ЕС страной, и стоит ли Киеву разрывать отношения с Москвой.

«112»: Господин Ландсбергис, спасибо вам большое, что согласились дать интервью «112 Украина». Одна из топ-тем в эти дни — на Украине ко второму чтению готовится законопроект о деоккупации Донбасса, где будет указано, что Россия — страна-агрессор, и будет указана дата начала оккупации — 20 февраля 2014 года. Как вы считаете, нужен ли такой документ Украине?

Витаутас Ландсбергис: Я не видел этого проекта, я не могу сказать, нужен он или нет, правильный он или нет. О какой реинтеграции Донбасса можно говорить сегодня, когда Донбасс отторжен и находится под оккупацией российских ставленников, или как их там назвать? И под опекой московской силы, которая не позволит, чтобы Украина пришла восстанавливать Донбасс как часть Украины. Это российская оккупация, прямолинейная или осуществленная руками наемников, или как там: зеленых человечков, без голов и без ног. Не в том дело, а дело в том, что Украина законом хочет сказать. Какая реинтеграция — сегодня или через 10 лет, когда этот проект рухнет и надо будет собирать какие-то руины, что останутся после неудачного проекта «Новороссия» или российского Донбасса. Может быть, и Россия рухнет. Но на что нацелен закон, я не знаю. Если он в перспективе говорит о том, что будет после этого, может быть, он и нужен… Чтобы показать, что после этого будет справедливость, демократия, будет как какое-то возмещение, компенсация и кара справедливости для преступников. Но строго по закону, и может быть, при европейском участии… Лучше, чтобы везде имелось ввиду, что Украина — ассоциированный член ЕС, можно сказать, не полноправный член, а ассоциированный член ЕС, а не Российской Федерации… И для кого-то это больно. Но это выбор, Украина имеет на это право. И в этом направлении можно и должны идти дальше. Надо привлекать партнеров, чтобы Европа хотя бы получала сведения, как ее ассоциированному члену Украине удается решать вопросы, связанные с российской агрессией. Надо информировать Европейский Союз. Он должен быть в курсе дел.

— Если мы отойдем сейчас от законопроектов, то каким образом можно прекратить российскую агрессию на Украине? Как заставить Россию вывести свои войска из оккупированного Донбасса и вернуть Крым? Это вообще возможно? И в перспективе скольких лет?

— Это возможно. Нужно, чтобы Россия вернулась к здравому смыслу. Но как ей помочь в этом? Нужно искать методы, методики. Украина сопротивляется, ведет свою оборонительную войну против сил агрессора. И это должно быть в порядке дня. Лучше бы, чтобы эта война угасала. И это бы приближало нас к мирным переговорам с Россией. Украина и Россия должны вести мирные переговоры.

— Мирные переговоры? Некоторые украинские народные депутаты считают, что Украине необходимо разорвать дипломатические отношения с Россией. Как вы считаете, стоит ли это делать?

— Мирные переговоры — это форма отношений. Когда есть отношения, то есть смысл добиваться переговоров. А зачем эти отношения, когда не ведутся переговоры? Это же не отношения. Это какая-то формальность, как будто тут сидит посол, там сидит посол. Но ведут ли они переговоры от имени своих правительств? А если нет — то на что они тратят время и деньги?

— А если ведут такие переговоры, то нужно оставлять такие отношения?

— Если такие переговоры ведутся, это значительная подвижка. Но я не слышал об этом, чтобы велись переговоры Москва — Киев или Киев — Москва…

— То есть вы считаете, что нужно разрывать дипотношения?

— Какой смысл разрывать то, чего на самом деле не существует? Если они не говорят между собой по самому животрепещущему вопросу, войне, и гибнут люди, какие тут отношения? Отношений просто нет. Нечего разрывать. Можно навязывать отношения, можно послать делегацию, можно позвать: «Приезжайте! Сядем, поговорим, как закончить эту войну». И пусть Москва ответит: «А мы не хотим это заканчивать, пусть это так идет бесконечно». Так будет тоже ясно, кто чего хочет.

— А на каком уровне должны быть эти двусторонние, как я понимаю вас, переговоры между Москвой и Киевом? На уровне министерств или на уровне президентов?

— Это действительно не мое дело. Мое дело предполагать, как там могло быть. Но я вижу, что нужна исходная точка, призыв… Призыв может исходить от президента. Самое лучшее, что нет каких-то низших чиновников. Президент говорит от имени государства. Пусть он пришлет письмо, не телефонный разговор, а специальное письмо президенту другой страны, которая послала своих людей с опознавательными знаками или без, но своих людей, против страны президента Порошенко.

— В украинском политикуме сейчас активно обсуждают возможность введения миротворческой миссии ООН на Донбасс. Украинская позиция — такая миссия должна быть на всей территории Донбасса, вплоть до украинско-российской границы. Россия считает, что миротворцы могут только обеспечивать безопасность сотрудников ОБСЕ и должны находиться на линии разграничения и ни на каких других территориях. Как найти компромисс? Поможет ли такая миссия ООН?

— Если Россия тут занимает позицию такой диктующей стороны, такой формы требует, значит, чувствует себя участником и хозяином ситуации, признает, что она там есть. А вот нужно ли соглашаться с этими предварительными требованиями, тут я не уверен. Надо изложить позиции фундаментальные, как Украина и делает, если идет речь о перемирии, то на всей территории оккупированной, и с возвратом контроля над границей, как и предполагают минские соглашения. Они не выброшены в корзину, но они и не выполняются… Только о них говорят, упоминают о них. Можно так отнестись к ним. Вот так как там сказано — вывод чужих войск, контроль над границей и тогда идем дальше. Чтобы там не ходили через границу, чтобы не нападали наемники или авантюристы, которые хотят сделать свое марионеточное государство, грабят людей, шантажируют, мол, платите нам, а то мы будем еще воевать. Вот чтобы это прекратить, такой контроль наблюдательных войск ООН был бы очень полезен. Не может быть, чтобы какая-то заинтересованная сторона диктовала условия. Если есть мысль, что надо договориться, так давайте без таких требований.

— Если это диктование условий со стороны России, то каким образом можно минимизировать влияние России в том же Совете безопасности ООН, где Россия — постоянный член, а Украина — непостоянный? И как Украина может на чем-то настаивать, если Россия — постоянный член?

— Россия по своему поведению, может быть, уже давно могла бы быть исключена из Совета. Она не выполняет устава ООН, значит, ей нечего уповать, что мы вот там состоим, в этом Совете безопасности, и мы там можем диктовать, мы можем парализовать, мы очень сильны… Не в том дело — сильны вы умом или не сильны. Две страны должны как-то жить, а если одна из них считает, что война — лучше мира, ну так она больна. Надо лечиться.

— В Литве в начале ноября представили «Европейский план для Украины» (его еще называют «Планом Маршалла» для Украины). Он предполагает 5 миллиардов евро ежегодно. Вам что-то известно об этом плане?

— Конечно, мне о нем известно. И пусть эта идея понемножку созревает и продвигается. Литва не в силах одна провести такой документ. Это все страны ЕС когда-нибудь придут к такому согласию. И примут такой или похожий план очень весомой помощи Украине, чтобы она после войны смогла встать на ноги, залечить свои раны. Вернуть людей, а это уже около 2 миллионов беженцев из этих районов, где ведутся военные действия. Очень сложные проблемы послевоенные, но сначала нужно закончить войну, и тогда можно планировать послевоенную помощь. Можно планировать помощь и сейчас, во время войны. Я не думаю, что кто-нибудь в Европе обсуждал бы помощь России, как бы ей поудачнее побороть Украину. Тут уже анекдот был бы. Украина стала жертвой нападения, и помощь нужна ей. Сколько денег — по-моему, это не самое важное. Важно — принципиальные подходы, решения.

Дело в том, что напали на союзную страну. Наполовину, но это уже союзная страна. Если на нее напали — значит, напали на ЕС. Как реагировать ЕС? Если слишком сильно помогать, агрессор разозлится. Мы об этом слышали в свое время. Что западные страны не хотели слишком поддерживать Литву, слишком поддерживать Горбачева, чтобы слишком крайние силы не бесились еще больше. Но это просто такие увиливания и отход от фундаментальных вопросов — кто на чьей стороне стоит.

— То, о чем вы говорите, что Украина — ассоциированный член ЕС, на прошлой неделе в Брюсселе был саммит Восточного партнерства, президент Украины неоднократно заявлял, что членство в ЕС для Украины важная цель. Вы со своей стороны верите, что Украина станет членом ЕС?

— Я бы хотел, чтобы Украина поверила в это. Что она действительно хочет и не будет мешкать с необходимыми переменами, с приструниванием всяких эгоистических сил, которые наживаются на этой войне. Там есть где посмотреть на себя и навести порядок. Мое желание — чтобы Украина была более единой в этом стремлении установить мир вокруг себя и конечно внутри. Но если оттуда просачивается война, просачивается через границы, то вряд ли можно отстоять мир, можно только бороться с перманентной войной. Грязной, перманентной войной. Кто-то может считать, что Украина истечет кровью, или нервы не удержит, произойдут перевороты, но как считают сами украинцы? Устоим ли мы, чтобы не оправдались эти вражеские расчеты? Вот именно так им нужно ответить… У власти должны быть люди, которые уверены в украинском выборе и в праве Украины идти своим путем, и этот путь — не путь войны, Украина не нападала на Россию, она хочет установить мир, и чтобы на этом сходились все украинские политические силы.

— Спасибо вам за интервью, господин Ландсбергис!

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403822 Витаутас Ландсбергис


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403821 Арсен Аваков

Господа, хватит читать мораль Украине, потому что вы нас бросили

«Климкин, не бери меня в дипломаты!»

Арсен Аваков, 12.ua, Украина

Война в Украине для многих европейцев стала синонимом словосочетания «минский процесс». И меня это возмущает донельзя.

Несколько дней назад имел в Европе достаточно откровенную дискуссию с нашими европейскими партнерами — политиками и дипломатами.

Им, конечно, до чертиков надоели проблемы украинско-российского конфликта — им хочется заниматься своим, но они небезосновательно переживают, что если ситуацию не разрешить, то проблемы возникнут у всего Евросоюза. И потому под давлением, в том числе мощнейшего европейского пророссийского лобби, все время повторяют — Украина должна выполнять Минские соглашения и быть более сговорчивой. Украина в рамках минского процесса не выполняет того, Украина не выполняет сего.

Я сейчас тут напишу то, что сказал им на закрытой встрече достаточно резко и открыто — уж извините, дипломатических академий не кончали:

Господа, хватит читать мораль о том, что Украина должна сделать, чтобы умиротворить агрессора в рамках Минских соглашений. Вы, господа, когда заводите песню о том, что Украина, защищая себя, не так трактует Минские соглашения, — не передергиваете ли?

Или это не просветленный западный мир бросил Украину в самый тяжелый момент агрессии и аннексии территорий, несмотря на заключенный в 1994 году Будапештский меморандум?

Вы забыли, господа, что в рамках Будапештского меморандума в обмен на отказ от ядерного оружия великие страны гарантировали Украине независимость, суверенитет и территориальную целостность?

Что? Это не был строгий дипломатический договор, говорите?… Ну, тогда чего же стоит пресловутый Минский договор — кто его подписал и кем он внутри Украины признается состоятельным?

Минский договор можно и нужно признавать успешным только в одном — это был болезненный для Украины компромисс, как способ остановить активную фазу войны и кровопролитие. И это сработало.

Можно ли через Минский процесс разрешить кризис? Нет!

Минский процесс — мертв, и это не гипотеза — это факт. И это теперь инструмент замораживания конфликта на долгие годы! И это не в интересах Украины. Украине не нужен замороженный конфликт!

Украине нужно вернуть территориальную целостность и суверенитет над оккупированными территориями Крыма и Донбасса — и не путем умиротворения агрессора. Идти нужно путем ряда поступательных шагов и разумных компромиссов.

Набор этих шагов достаточно прост. Один за другим:

1. Вывод оккупационных войск России с территории Украины — с войсками должны уйти прорусские марионеточные администрации, управляемые Кремлем.

2. Введение миротворческой миссии с участием международных сил (инициатива президента Порошенко). Миротворцы наравне с украинскими пограничниками должны обеспечить полный контроль на всем протяжении украинско-российской границы на оккупированных территориях.

3. Возвращение на освобожденные территории органов юстиции и правопорядка Украины.

4. Проведение выборов в местные советы и органы власти по украинскому законодательству с обеспеченными демократическими процедурами.

5. Принятие национального Закона об ограниченной амнистии и Закона о коллаборантах (схожего, к примеру, с поствоенным французским Де Голлевским законом). При этом украинский народ не примет амнистии для лиц, на руках которых кровавые преступления — это нужно также понять.

6. Общенациональный диалог по проблемам Донбасса и Крыма для выработки специальных решений посткризисной адаптации.

7. Принятие специальной экономической программы восстановления Донбасса, способной форсированно в короткие сроки предотвратить последствия войны и поднять качество жизни каждого гражданина Украины, проживающего на ранее оккупированных территориях.

Вот и все. И если не отворачиваться от реальности и понимать суть, а не имитировать процесс, то договориться очень просто, дорогие товарищи дипломаты — сказал я им. И мы очень рассчитываем на вашу поддержку.

Потому что ничего иного украинский народ не примет. И любой политик не может вам пообещать иного — ибо будет немедленно снесен волей украинского народа. И это — честная позиция. И это — позиция справедливости по отношению к Украине. И мы просим вашей поддержки.

И назовите вы этот процесс тогда как хотите — хоть минский, хоть венский, хоть женевский. Важно реально защитить права Украины, а не потакать агрессору.

Коллеги-политики не ожидали такого напора, и в повисшей паузе я решил «добить» их еще одним аргументом:

Я вам сейчас, господа, предоставлю достоверные данные нашей разведки.

Знаете ли вы, господа, что сегодня на временно неконтролируемой территории Донецкой и Луганской областей Украины под видом военизированных формирований так называемых «ДНР» и «ЛНР» действует оперативная группировка российских оккупационных войск, в состав которой входят 1 (Донецк) и 2 (Луганск) армейские корпуса 8 Армии Южного военного округа ВС РФ, состоящие из местного населения, наемников и кадровых военнослужащих ВС РФ?

Эти соединения усилены подразделениями из состава округов, видов, родов войск ВС РФ, действующих на ротационной основе. Они представляют собой первый эшелон сил на данном направлении.

Общая штатная численность группировок войск 1 (Донецк) и 2 (Луганск) армейских корпусов 8-й армии:

— военнослужащих — 35,5 тыс.;

— танков — до 478;

— боевых бронемашин — до 848;

— артиллерийских систем/минометов — до 750;

— реактивных систем залпового огня — до 208;

— противотанковых средств — до 363;

— средств противовоздушной обороны — до 419.

Управление этими группировками войск осуществляется Оперативным командованием, созданным на базе штаба 8-й Армии (Новочеркасск, РФ), части и подразделения которой представляют собой второй эшелон сил. Также через 8-ю Армию осуществляется оперативное, боевое и логистическое обеспечение 1 и 2 армейских корпусов.

Отдаете ли вы себе отчет, господа, что, например, танков у этой группировки больше, к примеру, чем у Великобритании… И это не вооруженные отряды местных сепаратистов, и танки и пушки они не в местном военторге купили, а получили из России. Откуда же получают в огромном количестве ежедневно снаряды. И эти снаряды приносят на нашу землю смерть. Каждый день.

Поэтому не стоит, дорогие наши друзья, лицемерить и искать в позиции Украины недочеты: мы сдерживаем бешеную собаку путинского режима у своих границ и границ Европы — и несем потери, каждый день, и рассчитываем на действенную помощь в соответствии с принципами европейского цивилизованного мира, выбор в пользу которого сделали украинцы.

И спасибо вам за санкции, которые вы ввели против агрессора, и за помощь оперативную. И понимаю, что вы устали, и что враг силен, но разве украинские проблемы не общеевропейские, и не должны мы вместе отдать все силы, чтобы ликвидировать конфликт? Ведь если падет Украина, кто будет следующим? Литва? Латвия? Польша? Эстония? Молдавия? Или вы забыли победное шествие умиротворенного аншлюсом Австрии Гитлера?

Я был резок и попросил у коллег прощения за недипломатический слог — но зато мы очень откровенно продолжили дискуссию, и важно то, что мы говорили с европейцами с одних позиций и без иллюзий. Надеюсь, это было важно для будущего!

Вот такой был разговор.

Климкин, не бери меня в дипломаты!

С другой стороны, надеюсь, тебе после моих таких речей будет проще.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403821 Арсен Аваков


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403801 Виталий Портников

У нас невероятное окно возможностей, но Украина все еще может стать колонией России

Журналист о внешней и внутренней политике Украины

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Украинский журналист и публицист ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ во второй части интервью «Апострофу» рассказал, почему Украине не надо бояться конфликтов с соседями, что нужно для того, чтобы действительно побороть коррупцию, почему недовольство общества действиями власти — это хорошо, и по какой причине Украина снова может стать колонией России.

Предыдущую часть интервью читайте здесь: У Путина есть четыре сценария для Донбасса, Кремль выберет худший для Украины

— В последнее время у Украины много конфликтов с соседними странами — Венгрией, Польшей, теперь с Беларусью. Как вы считаете, в чем проблема?

— Я разделял бы эти вещи. Конфликт с Беларусью связан с тем, что Беларусь, объективно говоря, является союзником Российской Федерации. Не надо ошибаться в оценке возможности свободы действий белорусского руководства. Но вообще конфликты между цивилизованными странами — это вариант нормы.

— Это вариант нормы, если бы это не произошло в последние месяцы сразу с несколькими нашими ближайшими соседями.

— А конфликты всегда в первую очередь бывают с соседями. У нас нет платформы для конфликтов с Португалией, скажем, Испанией. Вместе с тем эти страны в нас не очень заинтересованы.

— Но, как вы считаете, возможно, неправильно было высылать белорусского дипломата из Украины? Не приведет ли это к еще большему ухудшению отношений.

— Конечно, правильно. Это транспарентность дипломатии. Я вообще не понимаю логики вашего вопроса. Когда одна страна высылает дипломата со своей территории, нет никакого значения, какие обвинения этому дипломату предъявляются. Даже когда речь идет о том, что этот дипломат является представителем специальных служб. Ибо это норма дипломатической жизни, всегда какие-то дипломаты являются представителями специальных служб, и все об этом знают. Это никакая не новость ни для одной страны, где вообще хоть когда-либо открывалось какое-либо посольство другой страны. В таком случае другая страна также высылает такое же количество дипломатов, которое было выслано. Высылают пять человек — тогда высылают пять человек с другой стороны, высылают 25 — тогда высылают 25 с другой стороны. Это называется «транспарентность дипломатии».

Бывает другая ситуация. Как вы знаете, Россия пошла на беспрецедентные шаги, когда президент [США Барак] Обама выслал определенное количество российских дипломатов, а президент [России Владимир] Путин, считая, что он таким образом дает сигнал новоизбранному президенту [Дональду] Трампу, который тогда еще не вступил в должность, воздержался от реакции. Это беспрецедентный момент в истории двусторонних взаимоотношений. Но, как видим, через несколько месяцев Россия пошла на более серьезный шаг и выслала гораздо большее количество людей, чем это сделала американская сторона. Так сказать: вы не услышали наш сигнал, значит, мы отвечаем не только транспарентно, а еще более обостренно. И американцы начали отвечать более обостренно. Но это норма.

— А если мы рассмотрим конфликт с Венгрией, который начался из-за закона об образовании? Как вы считаете, есть ли притеснение нацменьшинств в Украине?

— Конечно, нет. И вместе с тем я считаю, что Венгрия имеет полное право выступать со своими заявлениями. Вы действительно не понимаете? Речь идет о взаимоотношениях суверенных государств. У них разные точки зрения. У Венгрии своя точка зрения на то, каким должно быть образование в Украине. Они говорят, что так не должно быть, а мы говорим, что так должно быть. Мы ведем с ними диалог. Если бы вы следили за мировой политикой, то знали бы, что у Венгрии были по этому поводу конфликты с Румынией. Я не о вас лично говорю, я говорю вообще об украинских журналистах и зрителях.

— Разве при подготовке украинского закона об образовании не должен обсуждаться вопрос языков нацменьшинств со странами, которые они представляют? Такого обсуждения у Украины с Венгрией не было.

— Это не так, не существует такой нормы. Граждане Украины венгерской национальности — это такие же граждане Украины, как и граждане Украины любого другого происхождения — румынского, польского и так далее. Мы все здесь — украинцы, и Украина должна заботиться о правах каждого своего гражданина. А это означает, что она не с Венгрией должна обсуждать то, как будут выглядеть венгроязычные школы Украины, а с собственными гражданами, с представителями собственных национальных меньшинств.

Если в статье закона гарантируется право на изучение венгерского, румынского или любого другого языка представителями национальных меньшинств, а с 5-го класса, как четко говорится в этой статье, разрешается преподавание нескольких предметов на языке страны Евросоюза (среди которых, очевидно, есть и венгерский, потому что Венгрия — член Евросоюза), то это означает, что ничего существенного в статусе преподавания венгерского языка вообще не меняется, что венгерская школа остается такой, какая она есть, только с усиленным преподаванием предметов на украинском языке, что является задачей украинского государства. Потому что украинское государство должно обеспечить равные права каждому своему гражданину, в том числе и равные права для поступления в высшие учебные заведения Украины.

Гражданин Украины венгерского этнического происхождения должен иметь те же права и возможности для сдачи тестов, что и граждане Украины украинского или российского этнического происхождения, которые не имеют никаких проблем со сдачей тестов на украинском языке. Это касается любых представителей национальных меньшинств.

Для венгерской стороны важно другое. Венгрия смотрит на венгров, которые проживают за рубежом, как на часть своего государственного тела. Это связано с многовековой историей Венгрии, с тем шоком, который венгерское государство пережило после Первой мировой войны, когда от того, что в Венгрии считают исторической Венгрией, были отрезаны огромные части территорий, которые сегодня являются частью территорий соседних государств. Совсем не столько Украины, потому что в Украине совсем маленькая территория бывших, с точки зрения венгерской стороны, венгерских территорий. Это, прежде всего, Словакия, Румыния. С этими странами по поводу образования у Венгрии не меньшие, а то и большие конфликты, чем с Украиной. Эти конфликты между соседними странами по тому или иному поводу ведутся десятилетиями. Это норма цивилизованной жизни.

Не надо путать это с конфликтами с Россией, когда свою точку зрения доказывают с помощью экономических санкций, как это было раньше, или с помощью танков, как это мы видим сейчас. Когда страна выступает со своим видением ситуации, это абсолютно нормально. И когда она использует все инструменты для того, чтобы убедить другую страну в правильности своей позиции, это абсолютно нормально.

Венгрия может иметь свою позицию относительно того, как должна выглядеть школа национальных меньшинств в Украине. И здесь совершенно очевидны ее мотивы. Первый мотив — поддержка мифа о целостности венгерского национального тела. Венгрия всем гражданам, которые имеют венгерское этническое происхождение, дает венгерские паспорта. Это абсолютно беспрецедентно в Европе. Этого не делают ни Румыния, ни Польша в таком виде, как это делает Венгрия. В Польше есть карта поляка, Румыния дает свое гражданство только тем, кто жил на территории бывшей Румынии до определенных событий, а в Венгрии каждый венгр — это гражданин, без всякого исключения.

Вот мы часто говорим о «русском мире». Венгрия сознательно создает «венгерский мир», это часть ее государственной идеологии. И я больше скажу — мне импонирует этот подход. Я считаю, что это правильно. Венгров очень мало в мире, венгерский язык выучить очень трудно. При этом это — народ большой интеллектуальной и духовной культуры, народ, который дал миру Ференца Листа, Шандора Мараи, больших интеллектуалов, композиторов, писателей, государственных деятелей. И совершенно очевидным является желание руководителей этого народа (я уже даже не говорю про Виктора Орбана, для меня это особая фигура) сохранить его в целостности. Это задача венгерского государства.

А задача украинского государства совсем другая. Наша задача — предоставить всем своим гражданам, в том числе венгерского этнического происхождения, права и возможности функционировать в этом государстве, а не реализовывать себя в других. И здесь государственные интересы Украины и государственные интересы Венгрии пересекаются. И что надо делать? Нужно проводить диалог, который не привел бы к напряжению отношений между соседними странами в будущем. Но может быть и такое напряжение, если мы хотим защищать свои интересы.

То же самое касается и Румынии, и Польши. Это абсолютно нормально. Повторяю, у стран-членов Европейского союза немало такого типа конфликтов, которые связаны с исторической памятью, с языками.

Я недавно был инициатором проведения встречи руководителей украинских и польских организаций в Чикаго, и один из представителей польских организаций привел прекрасный пример. У Великобритании и Ирландии гораздо хуже с исторической памятью, чем у Украины и Польши, скажем. Мы говорим: «Ой, у нас такой ужасный конфликт». Гораздо более ужасный конфликт — между Великобританией и Ирландией. Вот мы говорим, что президент [Польши Анджей] Дуда посещает Киев в следующем месяце. У нас сейчас проводятся интенсивные консультации между украинцами и поляками, между правительственными учреждениями и неправительственными. А вы знаете, сколько лет понадобилось президенту Ирландии и королеве Великобритании, чтобы обменяться государственными визитами?

— Сколько?

— Почти 100, это было совсем недавно. Президент Ирландии никогда не посещал Лондон, королева Великобритании никогда не посещала Дублин. Страны, которые не просто рядом, а которые имеют общую границу на севере Ирландского острова, но для ирландцев это — неотъемлемая часть Ирландии, для англичан это — неотъемлемая часть Соединенного королевства. До сих пор в Ирландии есть вера в то, что рано или поздно остров воссоединится. До недавнего времени это даже было записано в конституции Ирландии. Я уже не говорю о том, какие кровавые споры были во время национально-освободительного движения в Ирландии. Для англичан участники этого движения — сепаратисты, убийцы и террористы, а для ирландцев они — герои. Одни и те же люди.

Прекрасный пример я видел собственными глазами в Южном Тироле. Это часть итальянской провинции Трентино-Альто-Адидже. В городе Тренто доминантным является мавзолей человека, который боролся за независимость Трентино от Австрии и был расстрелян австрийским трибуналом как военный преступник, сепаратист и предатель. И этот человек — национальный герой Италии, потому что сейчас территория вернулась в состав Италии. А в 30 минутах [езды] от этого мавзолея есть другой город, также итальянский, но с немецкоязычным населением, где главная улица носит имя человека, который умер в итальянской тюрьме, потому что боролся за независимость Южного Тироля от Италии, проиграл эту борьбу, совершались террористические акты, различные акции в Италии. Для итальянцев это — сепаратист и террорист, человек, которого обвиняли в уголовных преступлениях. А для их соотечественников, немецкоязычных итальянцев, то есть немцев Южного Тироля, это — герой, именем которого названа главная улица города. Таких примеров в Европе огромное количество.

На острове Корсика, который является французским островом, главные артерии города Аяччо названы именем человека, который родился в этом городе, — Наполеона Бонапарта. Повсюду стоят памятники Бонапарту, есть улицы, музеи Наполеона Бонапарта. Но это все для французов. Потому что доминантой для корсиканцев является маленький дом в горах, где родился основатель независимой Корсики, первый президент Корсиканской республики Паскуале Паоли, в правительстве которого работал отец Наполеона Бонапарта. Когда Наполеон решил, что он будет не корсиканцем, а французом, и стал императором Франции, Паскуале Паоли отправил ему такую телеграмму: «Ты стал Наполеоном, но перестал быть Бонапартом», то есть изменил своей независимой Корсике. Но Корсика до сих пор является частью Французской Республики.

— И там не сносят памятники, не меняют названия улиц?

— Снести памятник — это значит подорвать межнациональный мир. На этом острове были и террористические акты, и смерть людей. Все было, как и в Южном Тироле. Как все было между Польшей и Украиной в довоенные годы, когда часть украинских земель была частью Польши. Так вообще бывает между соседними народами.

— То есть вины украинских дипломатов или слабой дипломатической политики в последних конфликтах нет?

— Украинские дипломаты являются частью диалога между нашими странами. Этот диалог всегда будет противоречив. Если мы хотим быть независимым государством, быть субъектом международного права, если мы хотим отстаивать наше представление о мире и о стране, мы должны понять, что мы будем жить в мире постоянных конфликтов, как и другие страны в нем живут.

Вот конфликт между США и Мексикой вам нравится? Наверняка не нравится. Но он есть, это норма. Конфликт между США и Канадой по поводу зоны свободной торговли вам нравится? Вот конфликты, которые есть между европейскими странами, скажем, между Грецией и Турцией. Греция уже несколько раз блокировала вступление Турции даже не в Европейский союз, а в переговоры о вступлении в Европейский союз, имея в виду проблему Кипра, которая до сих пор не решена. И эта проблема очень похожа на проблему ДНР и ЛНР или на другие постсоветские конфликты.

Если мы хотим жить в бесконфликтном мире, нам надо возвращаться в 2013 год, быть российским сателлитом, иметь не историческую память, а советскую версию истории, и не обращать никакого внимания на украинский язык. «Какая разница?» — как говорят носители колониального мышления в нашей стране. Тогда не будет никакого значения, на каком языке там разговаривает венгр в городе Берегово или румын в городе Герца. Пусть они разговаривают на русском языке, а на венгерском учатся и едут себе в Венгрию. И тогда все будет хорошо.

У Польши с Беларусью нет никакого конфликта по поводу исторической памяти, а у Польши с Литвой эти конфликты продолжаются с 1991 года, со времени возникновения независимой Литвы. Разные взгляды Польши и Литвы на историю Речи Посполитой и Великого княжества Литовского, на историю короны Великого княжества Литовского, на Люблинскую унию, на межвоенный период, когда часть территории Литвы с ее столицей Вильнюсом была оккупирована Польшей и считалась неотъемлемой частью польского государства, что не признавалось Литвой и большой частью международного сообщества. Но для поляков это была Польша. И до сих пор можно увидеть довоенные карты Польши с Вильнюсом, и никто вам не скажет, что это была оккупированная территория. Хотя литовцы с 1920 года ждали освобождения этой территории. И знаете, как они получили Вильнюс обратно? В 1939 году, когда польское государство было уничтожено гитлеровцами и Советским Союзом, Сталин отдал Вильнюс Литве, потому что он говорил, что он не принадлежит Советскому Союзу, что это неотъемлемая часть территории Литвы. Он потом оккупировал Литву в 1940 году уже вместе с Вильнюсом. Очевидно, что это разные трактовки истории, совершенно разные. Но это не мешает тому, что Польша и Литва вместе в Европейском союзе, в НАТО, что они будут продолжать спорить по поводу этой литовско-польской истории еще долгие десятилетия, как и украинские историки с польскими историками. Это норма цивилизованной жизни. Украинцы просто боятся мира, потому что они все время жили на каком-то колониальном хуторе. Надо перестать пугаться.

— Давайте поговорим о протестах в Киеве, которые практически сошли на нет. Как вы считаете, что дальше ждет участников этих протестов и самого Михеила Саакашвили? Каково его политическое будущее в Украине, есть ли оно?

— Социология не дает радужного ответа на этот вопрос. У бывшего президента Грузии, как мне кажется, должно быть политическое будущее в Грузии. И на этом точка.

— Понятно, что его там не будет, потому что он там в розыске.

— Времена меняются, и политическая ситуация меняется. В свое время за Михеила Саакашвили голосовало там подавляющее большинство граждан Грузии. Никто не сказал, что маятник истории еще раз не сделает свой поворот. Но просто бороться за влияние, власть и народ надо в собственной стране. Нельзя менять страны как чулки.

— Еще вопрос по поводу скандалов вокруг антикоррупционных органов — Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Как вы считаете, есть ли здесь политическая составляющая? И какими могут быть последствия конфликтов между такими важными для украинцев органами?

— Насколько я понимаю, важны эти антикоррупционные органы были не столько для украинцев, сколько для Запада. Запад считал, что если создать новые антикоррупционные структуры, то это будет успешная борьба с коррупцией. У меня такой иллюзии никогда не было. Во всех странах, где они были созданы, в Центральной Европе по крайней мере, антикоррупционные структуры показали свою неспособность побороть коррупцию, если нет институциональных изменений.

Я сторонник институциональных изменений — то есть когда меняется законодательство, которое исключает возможность коррупционных действий со стороны чиновников, и когда так меняется налоговая система, что она способствует тому, чтобы граждане платили налоги, а не убегали от них. Хотя этого не удалось добиться даже в таких странах, как США. Там Трамп, когда занимался бизнесом, делал все возможное, чтобы избежать налогообложения в той мере, в которой он должен был бы платить, потому что находил с помощью юристов легальные возможности обойти налоги. И все дискутируют, насколько это было легально.

Для меня абсолютно очевидно, что борьба с коррупцией не связана с репрессиями против коррупционеров, когда остаются возможности для злоупотреблений. В Китайской Народной Республике, где тоже коррупция является частью политической борьбы наверху власти, расстреливают за коррупцию. Коррупция при этом не уменьшается и не может уменьшаться, потому что не меняются правила игры. Главное правило борьбы с коррупцией — это изменение правил игры.

Хотя мы выросли в социалистическом мире, где главными были репрессии. У нас в стране победители в гражданской войне — это как раз те, которые были за репрессии, и большинство людей, которые здесь живут, это все же дети тех, кто сажал, а не дети тех, кого сажали. Потому что дети тех, кого сажали, не рождались в таком количестве. А вы знаете, что в сталинские времена это была примерно половина на половину. И все эти потомки вохровцев — конечно, сторонники репрессий, это в них закодировано. Мы все такие в этом обществе. Большинство людей, которые имели бы другое мышление, или просто покинули эту страну после гражданской войны, или были уничтожены в период 20-50-х годов ХХ столетия. Просто надо иметь понимание, в обществе потомков кого мы живем.

Поэтому, конечно, нашему человеку было бы намного приятнее и понятнее услышать слова, что надо всех посадить. Тем более, когда этим злоупотребляют политики и так называемые антикоррупционеры. Без институциональных изменений украинская коррупция останется непобежденной. А то, что происходят конфликты между антикоррупционными органами, это нормально. Ведь, конечно, если вы создаете органы, которые соревнуются между собой за возможность кого-то посадить, а в условиях нереформированной судебной системы и достаточно аморального общества такой возможности нет, то главным смыслом их деятельности является пиар и самопиар. И конфликт между собой — это тоже часть этого пиара, больше ничего. Надо просто перестать на это обращать внимание. Антикоррупционные органы должны скомпрометировать друг друга настолько, чтобы у людей не возникало больше мыслей, что это какая-то панацея. Мы все время ищем какого-то мессию, какого-то политика-панацею или какую-то структуру-панацею. Нет, панацея — это жизнь по жестким правилам.

— Как вы считаете, сколько нужно времени, чтобы воплотить эти институциональные изменения?

— Они уже начались. Много реформ, которые происходят сегодня, это институциональные изменения. Медицинская реформа, образовательная реформа, децентрализация — это институциональные изменения. Децентрализация не уничтожает коррупцию, но уменьшает расстояние между гражданами и властью. Потому что проконтролировать мэра города или какой-то городской совет намного легче, чем Киев. И если ты видишь, что у тебя в городе нет вообще дорог, не ремонтируются трубы горячей или холодной воды и тому подобное, ты можешь четко понимать, кто ворует. Так что так или иначе это опускает коррупцию на места, но в перспективе ее изменят. Так что это тоже институциональное изменение.

Приватизация государственных предприятий, потому что главный источник коррупции — это, безусловно, государственные предприятия. Полная приватизация тоже приведет к серьезному уменьшению коррупции. Это произойдет. Можно было бы еще много чего сказать. Такого типа законы принимаются быстро. Но у нас все законодательство написано таким образом, чтобы его можно было по-разному интерпретировать. Это законодательство тоже требует анализа и изменений. И это займет долгое время. Потому что у нас в принципе законодательство заточено под коррупцию.

Я бы вам привел такой простой пример, что такое вообще коррупция в Украине без всех этих депутатов, министров, чиновников и прочего. Так называемая «упрощенка», которую все так защищают. Я считаю, что этот режим уплаты налогов абсолютно уместен, когда речь идет об интересах мелкого и среднего бизнеса. Потому что как иначе начать свое дело при том налогообложении, которое существует? Но когда большое предприятие принимает на работу большое количество людей и оформляет этих людей как частных предпринимателей, чтобы они сами не платили налогов столько, сколько они должны платить в бюджет, а, с другой стороны, это предприятие не платило бы достаточную часть налогов на их страхование, в пенсионный фонд и прочее, то это и есть самый главный источник такой бытовой коррупции. Люди с помощью одобренной государством схемы избегают реального налогообложения. Это и есть коррупция в чистом виде, но разрешенная. За эту коррупцию вас не могут каким-то образом наказать, потому что вы делаете все так, как написано в законе. А в законе нет никакого ограничения, которое могло бы отделить настоящего мелкого и среднего предпринимателя от того, кто является наемным работником и только выдает себя за мелкого и среднего предпринимателя. Значит, надо над этим законом так работать, чтобы оставить льготы для настоящих мелких и средних предпринимателей, но вместе с этим поставить четкий барьер на самой возможности злоупотребления этой налоговой схемой.

— А с медициной?

— То же самое — с медициной. Когда вы приходите к врачу в государственную поликлинику и понимаете, что вы должны оплатить там, там и там, это приводит к поразительным вещам. В Киеве в принципе вы получаете свою модель платной медицины, более или менее качественной, а в провинции вы не получаете ничего, потому что люди работают там, где есть деньги. И в результате там, где у людей нет возможности платить за услуги, а вместе с тем как бы есть бесплатная медицина, происходят вопиющие трагические вещи. Вы даже себе не представляете, что происходит с людьми, которые попадают в такие больницы или поликлиники [в провинции]. А я вам скажу, что происходит. Их не излечивают, их инфицируют ужасными болезнями, потому что нет обычных одноразовых шприцов, каких-то зондов или чего-то еще. И людям просто укорачивают жизнь на десятилетия.

— То есть медицинская реформа, в том виде, в котором она принята, вы считаете, эту ситуацию разрешит?

— Она должна решить ситуацию с коррупцией. Как мы с вами защищаемся от этой ситуации, чтобы выжить? С помощью коррупции. Мы платим, и врачи берут деньги от нас, поскольку должны создавать базу. Они же не просто деньги берут, они еще создают базу: медикаменты, технологии. Это если вы говорите про государственную медицину. Или вы ходите в платную поликлинику, где эти люди подрабатывают, потому что они не могут прожить за свои деньги. Но мы говорим с вами о больших городах. А я вам говорю о маленьких городах. Нельзя смотреть с перспективы Киева на все это. Конечно, это все позволит преодолеть коррупцию, потому что распределит деньги равномерно и даст возможность хотя бы местным органам власти создавать нормальную медицинскую базу и платить нормальные деньги врачам. Это исключит возможность ошибки и, я бы сказал, медицинского убийства.

— Недовольство в обществе продолжает расти, как вы считаете, что украинская власть делает неправильно, какие ошибки допускает?

— Я вообще не думаю о неудовлетворенности общества. Общество не должно быть удовлетворено действиями властей во времена реформ. Если общество удовлетворено действиями власти, значит, власть делает все неправильно. Власть должна не оглядываться на общество во времена реформирования. Она должна принимать непопулярные решения, власть должна игнорировать точку зрения общества на изменения.

Я всегда привожу цитату епископа Абеля Музоревы, который проиграл Роберту Мугабе в Зимбабве. Когда Музореве сказали, что большинство людей его не поддерживают, он сказал, что не может доверять мнению людей, которые не способны даже прочитать утреннюю газету. Эти люди не выбрали Абеля Музореву руководителем Зимбабве, они выбрали Мугабе и живут в бедности, авторитаризме и безысходности. Они обклеивают свои стены денежными купюрами в Зимбабве, потому что это дешевле, чем купить себе какие-то обои.

Но власть делает неправильно другие вещи. Власть не консолидирована после Майдана. Это огромная проблема, что одни политики готовы быть ответственными за будущее страны, а другие думают о выборах. Не время думать о выборах, когда страна требует перемен, когда весь постсоветский ресурс уничтожен. Не время думать о том, нравишься ты избирателю или нет. Пусть избиратель выберет других через какое-то время. Время думать только о серьезных изменениях.

После внеочередных выборов в парламент у нас образовалось невероятное окно возможностей, потому что большинство в парламенте получили так называемые партии Майдана: «Народный фронт», «Блок Петра Порошенко», который был создан на основе УДАРа и «Солидарности», «Батькивщина», Радикальная партия, «Самопомич». Это все партии, в которых есть активисты Майдана. После восстановления территориальной целостности Украины это окно закроется на долгие десятилетия, потому что большинство в парламенте могут составлять пророссийские антиреформаторские силы. Это абсолютная реальность.

Если вы не верите в эту реальность, то посмотрите на Грузию. Там было окно возможности для реформ и изменений. А потом совсем иначе все стало. Правда? Об этом вам может рассказать Михеил Саакашвили лучше, чем я. Это если мы уже говорим о грузинских реформах как о каком-то образце для определенной части нашего населения. Но так во многих странах было. Окно возможности, как в Польше, реформы, а потом приходят левые посткоммунистические силы.

Вместо того, чтобы этим окном возможности воспользоваться, чтобы создать сильную коалицию изменений, у нас начались распри между самими партиями Майдана. У нас началась борьба между президентской структурой и правительством, которая привела к отставке первого реформаторского правительства Украины — правительства Арсения Яценюка. Это огромная ошибка. И огромный успех в том, что новое правительство было создано «Блоком Петра Порошенко» и «Народным фронтом», а новый премьер Владимир Гройсман осознал необходимость учитывать интересы обеих коалиционных сил этих партий Майдана в правительственной деятельности, что это должно быть именно правительство перемен. А могло быть иначе, если бы во главе правительства появился какой-то безответственный популист из тех претендентов, которые тогда были на улицах и уже бегали на Банковую в мечтах лоббировать интересы того или иного олигарха.

Не может быть никаких конфликтов во время войны и реформ. Может быть только национальное единство. Я не включаю в это национальное единство людей, которые сознательно работают на Москву. Конечно, у них свои интересы. Они собираются возвращаться к власти, они создают себе возможности, у них есть эти возможности. Но если мы думаем об Украине, которую нам хочется видеть, то каждый человек, который не участвует в изменениях, который не берет на себя ответственности, который хочет быть не в правительстве, а в оппозиции — предатель этой Украины, сознательный предатель. Никакие мысли о рейтингах и победе на президентских выборах не оправдывают этого предательства украинского народа, по моему мнению.

— «Оппозиционный блок» и другие партии, которые вы назвали пророссийскими, ведь тоже имеют своего избирателя в Украине.

— Конечно, оппозиционные группы и другие группы готовы к возвращению Украине ее колониального статуса. У них есть избиратели, которые готовы жить в этом колониальном статусе. Я этого не собираюсь отрицать. Украина веками жила в виде колонии России.

Но если у партий есть общий вектор — европейское развитие, евроатлантическое развитие, восстановление территориальной целостности, проведение реформ, общий вектор, что Украина — не Россия и не российская колония, то на этой платформе нужно объединяться.

Партии, которые этого не делают, становятся логичными союзниками пророссийских политических сил, Кремля, «Оппозиционного блока», бывшей Партии регионов. Под какими бы патриотическими лозунгами они ни выступали, какие бы палатки перед Верховной Радой ни ставили, какие бы вышиванки ни надевали, вы должны четко понимать, что эти люди являются предателями идеи независимой суверенной Украины. Если эти люди живут не интересами Украины, а интересами своих электоральных успехов завтра, они являются предателями независимой суверенной Украины. Если общественные активисты вместо контроля над властью говорят о досрочных выборах, думая, что они из общественных активистов перейдут в парламент, эти общественные активисты являются предателями. Вы должны понимать, насколько безразлична им эта страна.

Не все равно только тем, кто берет на себя ответственность. Среди ответственных людей тоже есть немало тех, кто думает только о собственной власти или о консолидации власти. Конфликт между президентурой и правительством является яркой иллюстрацией этого факта. Петр Порошенко за это время сделал немало для консолидации власти в своих руках. Я тоже это считаю неправильным и очень надеюсь, что переход к парламентской республике раз и навсегда поставит точку в этом дуализме власти. Я уверен, что Украина должна быть парламентской республикой, потому что сильное правительство во главе с сильным премьером должно руководить этой страной. А президент, которого будет выбирать парламент, а не народ, должен быть символом государственного единства. Я надеюсь, что рано или поздно мы к этому придем. И я буду над этим работать столько, сколько смогу.

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403801 Виталий Портников


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406863 Энн Эплбаум

Украинцы недовольны итогами своей революции – и, возможно, они правы

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

В прошлый вторник исполнилось четыре года с момента начала на Украине демонстраций, которые позже переросли в революцию. Чтобы отметить эту годовщину, президент Украины Петр Порошенко посетил Майдан — центральную площадь Киева, где разыгрались самые драматичные события конца 2013 и начала 2014 годов. Вместе с премьер-министром страны и спикером парламента Порошенко, которого сопровождала его супруга, возложил цветы к памятнику десяткам людей, погибших от рук снайперов в кульминационный момент революции, после которого предшественник Порошенко бежал из страны. С тех пор в боях на востоке Украины погибло несколько тысяч человек.

Утром того дня я была в Киеве, и я не могла не обратить внимание на эту годовщину и связанные с ней мероприятия. Во многом это объяснялось тем, что появление президента в центре города спровоцировало невероятные пробки на дорогах. Людям приходилось переносить и искать другие места для встреч. Я лично слышала, как некоторые жители города громко выражали свое недовольство — и в определенном смысле это отличные новости. В 2014 году многие боялись, что вторжение России на территорию Украины, последовавшее за революцией Майдана, неизбежно приведет к оккупации Киева. Но вместо этого в 2017 году украинская столица страдает от перегруженности дорог — согласитесь, это гораздо более благоприятный исход. Несравнимо более благоприятный — если только вы не работаете водителем автобуса, потому что в этом случае ситуация катастрофическая.

Возможно, этот пример покажется вам тривиальным, но сейчас любой разговор об Украине выглядит именно так. В течение всего 10 минут вы можете услышать самые разные мнения и точки зрения, от оптимизма, пессимизма и гордости за революцию до гнева и раздражения в связи с тем, что ничего не получается. Оценка зависит от того, с кем вы разговариваете и, что еще важнее, какими были ожидания этого человека четыре года назад. В своей книге под названием «Украинская ночь» (The Ukrainian Night) Марси Шор (Marci Shore) описала то, как революция Майдана по-настоящему изменила жизни тех людей, которые приняли в ней участие. Обыкновенные украинцы, которым внезапно пришлось принимать экзистенциальные решения, рисковали своими жизнями, чтобы выразить своей протест против несправедливого правительства, против коррупции, против автократии и чтобы выступить в поддержку иного, «европейского» будущего.

«"Лайки" в Фейсбуке не считаются!» — так звучал первоначальный призыв к протестам. В последующие месяцы некоторые украинцы добровольно отправились защищать страну от вторжения России — или собирать деньги для солдат и на военное оборудование. Это стало моментом «конца двойственности». И это объясняет, почему спустя четыре года многие их тех, кто вошел в новое правительство, в новый парламент или выступал за перемены на Украине, испытывают разочарование.

Необходимо подчеркнуть, что за последние четыре года нынешнее руководство Украины сумело достичь гораздо более значимых успехов, чем все постсоветские правительства достигли за два десятилетия. При Порошенко в стране были проведены реформы банковского сектора, здравоохранения и газового сектора (газовый сектор был самым важным источником коррупции). С целью борьбы с коррупцией в стране также была внедрена электронная система госзакупок.

После длительной и очень тяжелой рецессии экономика Украины постепенно начинает расти, и значительная часть активности сконцентрирована в отрасли технологий. Также предпринимаются попытки радикальным образом изменить систему высшего образования. В Киево-Могилянской академии, старейшем университете, который был восстановлен в 1991 году, студенты изучают самые разные дисциплины, от информатики и финансов до истории. Я спросила ректора академии, сколько студентов говорят на английском языке. «Все», — ответил он.

Все эти изменения произошли на фоне непрекращающегося военного конфликта, который с каждым днем становится все бессмысленнее. На этой неделе в результате «переворота» сменилось «правительство» в одной из крохотных пророссийских «республик», созданных ополченцами на востоке Украины. Целая серия загадочных убийств и тысячи кибератак на все, от электросетей до частных компаний, стали отличительными чертами этой гибридной войны. Лишившиеся своего влияния олигархи проводят информационные кампании против правительства как изнутри страны, так и из-за рубежа.

Однако борцы с коррупцией и оппозиционные политики не испытывают удовлетворения: они недовольны списком достижений и множеством препятствий, которые мешают более стремительным переменам. Они хотят, чтобы их лидеры более решительно разорвали связи с прошлым. Они хотят, чтобы работа антикоррупционных институтов оборачивалась реальными приговорами. Они хотят, чтобы внутренней борьбе между различными правоохранительными агентствами пришел конец. Они жалуются на то, что органы внутренних дел до сих пор запугивают своих оппонентов.

«Мы начали множеств процессов, — сказал мне один депутат украинского парламента. — Но мы не чувствуем, что эти процессы необратимы». Возможно, это поколение украинских реформаторов слишком нетерпеливо, но, вполне вероятно, они правы. Если вы коренным образом изменили свою жизнь ради своей страны, неудивительно, что вам хочется, чтобы ваша страна тоже коренным образом изменилась.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406863 Энн Эплбаум


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 26 ноября 2017 > № 2406844 Олег Жданов

Отставка Плотницкого: почему проиграл главарь ЛНР и кому Путин отдает Луганск

Военный эксперт о том, что значит отставка главаря луганских боевиков

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Отставка главаря так называемой ЛНР Игоря Плотницкого — результат борьбы силовиков России на оккупированном Донбассе. Последние события говорят о том, что на территории, подконтрольной боевикам луганской так называемой «республики», военные РФ выиграли у ФСБ. Такое мнение высказал «Апострофу» военный эксперт Олег Жданов.

События в Луганске — это борьба спецслужб России. Скорее всего, Россия взяла направление на создание так называемого «Приднестровья» в версии 2.0: оборудование новой границы с Украиной по линии разграничения, согласно вбросов депутата Госдумы, и создание квазигосударства наподобие Приднестровья.

Потому что Россия отказалась обсуждать миротворческую миссию, и [спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины Курт] Волкер сказал, что у них два пути: либо миссия, либо создание «Приднестровья», за чем последуют санкции и все остальное.

Поэтому там военные наводят порядок, выбивают оттуда ФСБ и берут под контроль эту «республику». Как они поступят дальше: объединят так называемые ЛНР и ДНР или оставят две «республики» — вопрос времени. Судя по тому, что Игорь Плотницкий уже в Москве (и подал в отставку, — «Апостроф»), то будут объединять в одну.

Дело в том, что Плотницкого курировала ФСБ изначально, как и это луганское самообразование. Донецкое самообразование и Александра Захарченко курирует генеральный штаб, то есть министерство обороны России. (Уволенного «главу «МВД ЛНР») Игоря Корнета поддержали не представители ФСБ. Захарченко бросил туда верных ему боевиков, и через границу, скорее всего, вошла в Луганск какая-то частная военная компания — что и зафиксировала ОБСЕ.

То есть военные выдавливают ФСБ. Вокруг Путина тоже ведь идет политическая борьба. И [министр обороны РФ Сергей] Шойгу, как преданный и верный Путину человек, берет на себя, во-первых, контроль над этими территориями, во-вторых, реализацию бюджетных средств на содержание этой территории и, в-третьих, контрабанду в обоих направлениях. Он наверняка убедил Путина, что единое командование и единое кураторство в лице его самого или его ведомства будет намного эффективнее.

Путин, к тому же, всегда отдавал предпочтение армии, несмотря на то, что сам — выходец из структур КГБ-ФСБ. Но он всегда щемил ФСБ. А сама ФСБ — самая нелояльная к Путину организация в структурах управления РФ.

Поэтому он, скорее всего, поддался на разговоры Шойгу и принял решение, что военные справятся лучше. Вот они и разыграли такой спектакль якобы «восстания» внутри так называемой ЛНР.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 26 ноября 2017 > № 2406844 Олег Жданов


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400733 Максим Артемьев

Переворот в Луганске. Что упускает российское руководство

Максим Артемьев

Историк, журналист

В Луганской народной республике давно протекали подспудные процессы, в результате которых Игорь Плотницкий оказался генералом без войска, а Россия — перед неприятной неожиданностью

Переворот в Луганске, исходом которого стало вчерашнее бегство в Москву главы ЛНР Игоря Плотницкого — вопреки его многократным уверениям, что у него все под контролем, и что он никуда республику не покинет, вызывает множество вопросов.

Первый — и самый очевидный из них — где же были все наши аналитики, специалисты по ближнему зарубежью и украинским делам? Почему смена власти свалилась как снег на голову (а в эти дни в Луганске снег выпал в большом количестве, делая поговорку вдвойне актуальной) не только несчастным жителям ЛНР, но и «экспертному сообществу»?

Ни один из них даже не намекнул, что в непризнанной республике что-то происходит, что позиции Плотницкого очень шаткие, что его власть висит на ниточке. Только когда он отправил в отставку министра внутренних дел Игоря Корнета, «эксперты» заговорили — за день до начала переворота.

Это обстоятельство показывает, как плохо в России знают о том, что происходит в непризнанных республиках Донбасса, хотя и внешняя и внутренняя политика современной России напрямую зависит от ситуации там.

Второй вопрос непосредственно связан с первым. А каково же влияние России на Донбассе? Вкладывает ли Кремль средства в поддержание на плаву непризнанных республик? Буквально во время начавшегося переворота в Донбасс пришел уже 71-й гуманитарный конвой МЧС России. Только в Луганск пятнадцать грузовых автомобилей доставили 162 тонны гуманитарной помощи, в которую вошли продуктовые наборы для детей и медикаменты. Еще двадцать восемь автомобилей с 364 тоннами груза последовали в Донецк. Начиная с первого гуманитарного конвоя в августе 2014 года, Россия отправила более 71 000 тонн гуманитарной помощи, за счет которой во многом и живут республики.

И это только надводная часть «айсберга». Возможно, поддержка оказывается и по иным каналам. Один из местных журналистов в разговоре со мной сказал, что в «Луганске ремонтируют дорог и домов больше, чем до войны». По его мнению, жизнеобеспечение 3-4 миллионов человек, живущих в Донбассе на неконтролируемой Украиной стороне, целиком легло на Россию. Наша страна действительно приняла большое количество беженцев из Донбасса, и большое количество его жителей находится в России на заработках. Не забудем и о поддержании обороноспособности ДНР-ЛНР.

В Донбассе давно уже перешли на рублевое обращение. В принципе, для финансовой системы России это не страшно — как не страшно для США или Евросоюза наличие государств, не имеющих собственной валюты и использующих доллар или евро. Более того, утилизация там излишней рублевой массы может быть даже полезной с точки зрения борьбы с инфляцией. Однако это — палка о двух концах, ведь жители ДНР-ЛНР регулярно закупаются в России, и, таким образом, рубли к нам возвращаются.

Помимо экономических издержек (большинство из них через бюджет не проходит и завуалировано, и, таким образом, объективном подсчету не поддается), велики издержки и политические. Россия находится под международными санкциями в том числе ввиду поддержки непризнанных республик, а это в свою очередь бьет по экономике страны.

Поэтому, раз Россия столько несет расходов и убытков, было бы разумно считать, что ЛНР-ДНР находятся под контролем Кремля, и там ничего не происходит без его позволения. Собственно, на Западе, и, в особенности, на Украине считают именно так.

Контролирует ли Кремль ЛНР

Но произошедшее стало сильнейшим разрывом шаблонов. Ведь если принять точку зрения, что ЛНР и ДНР — марионетки Москвы, тогда случившееся с Плотницким либо инициатива Кремля, либо восстание против нее, либо свидетельство неподконтрольности, по крайней мере, ЛНР.

Но в данном случае все, видимо, сложнее. И загадочное молчание официальных лиц России это подтверждает. Даже уже когда Плотницкий прибыл в Москву, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявлял: «Я по-прежнему не комментирую ситуацию с Плотницким и с ЛНР». Такая позиция совершенно непонятна — Москва гарант Минских соглашений, под которыми стоит подпись Плотницкого. Теперь, когда он ушел в отставку, что с ними будет? Действительны будут соглашения или нет? К России это не имеет отношения?

Но хуже всего следующее — буквально накануне переворота Владимир Путин, впервые за три с половиной года, пообщался напрямую с главами ДНР и ЛНР по вопросу обмена пленными. Этому факту пропаганда придала особое значение. Теперь же один из глав, по сути, остался не у дел. Назвать это иначе как афронтом, серьезным унижением России — нельзя.

То, как легко и элегантно в Луганске произошла «коррекционная революция», если воспользоваться термином из сирийской истории, когда под этим лозунгом к власти пришел Хафез Асад — отец нынешнего президента, говорит о том, что в ЛНР давно уже протекали подспудные процессы, в результате которых Игорь Плотницкий оказался генералом без войска, а Россия — перед неприятной неожиданностью. Но только их не отслеживали ни «политологи», ни спецслужбы, ни политики. В противном случае Россия бы не молчала и не занимала отстраненной позиции.

Тут надо провести сравнение между двумя главами непризнанных республик — ЛНР, Плотницким, и ДНР, Захарченко. У первого послужной список повесомее и посолиднее — закончил военное училище, служил в армии, далее бизнес, затем восемь лет госслужбы. То есть человек имеет широкий опыт и понимает что такое управление. А у Александра Захарченко — всего лишь техникум и непонятный бизнес. Тем не менее, он власть держит крепко – в отличие от многоопытного Плотницкого.

Впрочем, биография Плотницкого имеет немало «белых пятен». Как уроженец Черновицкой области оказался в Луганске? Служил ли он там на момент увольнения, жена ли его оттуда родом? Зачем ушел с госслужбы в 2012 году, и чем занимался на момент восстания в 2014 году? Почему именно на него была сделана ставка, когда подал в отставку первый глава ЛНР Валерий Болотов? Ведь общественной активностью Плотницкий не отличался. Ну и самый неприятный вопрос — отчего именно в ЛНР случилось столько загадочных смертей вождей восстания и основателей республики, достаточно вспомнить легендарных Мозгового и Дремова?

Маленький человек и большие амбиции

Глава ЛНР на своей последней пресс-конференции перед бегством в Москву назвал своего противника Корнета «маленьким человеком с большими амбициями». Но, на самом деле, именно Плотницкого можно назвать «маленьким человеком» нежданно-негаданно попавшим в большую историю. Мелкий чиновник и мелкий бизнесмен в свои пятьдесят лет и думать не мог в 2014-м, что его ожидает такой взлет. Но его судьба типична для тех, кто в «русскую весну» решил сделать решительный шаг. В обстановке, когда правящие элиты растерялись и разбежались, именно такие люди поднимаются вверх. Однако его потенциала хватило только на три года, что также типично для революционеров. С работой в относительно мирное время Плотницкий не справился.

Делая хорошую мину при плохой игре, Москва, конечно, теперь что-то будет вынуждена предпринимать. Понятно, что в поисках компромисса между новыми элитами Донбасса ее слово будет решающим. Однако надолго ли хватит ее потенциала? Проблема ее политики в том, что она не умеет играть «вдолгую». До сих пор ничего кроме ситуативного реагирования продемонстрировано не было. Идея о слиянии двух республик в одну, о которой сейчас немало говорят, должна получить поддержку в Луганске, которому грозит превращение из самостоятельного центра в провинцию. Добиться этого будет нелегко — если такая задача, вообще, ставится.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400733 Максим Артемьев


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 24 ноября 2017 > № 2400008 Максим Вихров

Луганский путч. Почему начался и чем закончится вооруженный конфликт в ЛНР

Максим Вихров

События в Луганске свидетельствуют о серьезных проблемах с управляемостью ЛНР. Выходит, Москва не в состоянии поддерживать порядок и решать внутренние противоречия в стратегически важном для себя городе. Причем все зашло настолько далеко, что усмирить заигравшихся местных командиров можно только с привлечением вооруженного контингента из Донецка

События последних дней в Луганске, ставшие для многих неожиданностью, породили массу слухов и интерпретаций: от операции украинских спецслужб до начала слияния ЛНР и ДНР. Однако все намного проще: внутренний конфликт между руководством «республики» и силовиками назревал давно и, несмотря на шумиху, на ситуацию в Донбассе никак не повлияет.

Причины и стороны

Конфликт Игоря Плотницкого с силовиками ЛНР длится уже более двух лет. В открытую фазу он перешел еще в октябре 2015-го. Поводом стал арест приближенного к Плотницкому «министра» энергетики ЛНР Дмитрия Лямина, произведенный «министерством» госбезопасности ЛНР. Силовики выдвинули Лямину стандартное обвинение в работе на Украину, однако за него вступился Игорь Плотницкий.

Глава «республики» обвинил МГБ в самоуправстве и отстранил руководителя «министерства» Леонида Пасечника от исполнения обязанностей до выяснения обстоятельств. Соответствующее распоряжение было опубликовано на местных интернет-ресурсах. В ответ МГБ объявило, что правительственные сайты подверглись атаке украинских хакеров и отстранение Пасечника – это просто фейк, призванный спровоцировать конфликт между силовиками и руководством «республики».

На стороне МГБ выступило МВД ЛНР, возглавляемое Игорем Корнетом. Оба силовых ведомства выдвинули новые обвинения против Лямина и заявили о намерении бороться с коррупцией во всех эшелонах власти «республики». Их поддержал «премьер-министр» ЛНР Геннадий Цыпкалов, полевой командир Павел Дрёмов, группировка которого контролировала город Стаханов, а также «мэры» Брянки и Красного Луча.

Силовики попытались перевести конфликт в общественную плоскость: МГБ выдало разрешение «Луганской гвардии» (маргинальная группировка соратников бывшего «народного губернатора» ЛНР Валерия Болотова) на проведение импровизированного митинга против коррупции в «республике», но мероприятие сорвала лояльная Плотницкому «госохрана». Все шло к открытому силовому противостоянию, однако конфликт внезапно (возможно, после вмешательства российских кураторов) удалось поставить на паузу: силовики и Плотницкий заявили, что будут бороться с коррупцией сообща, и все остались при своих должностях.

Тем не менее скрытая борьба все равно не прекратилась. «Министра» Лямина обвинили в присвоении автозаправок и оставили под арестом, а в ответ, через пару дней, верная Плотницкому «генпрокуратура» арестовала начальника одного из райотделов МГБ.

Через полтора месяца, в декабре 2015-го, погиб Павел Дрёмов – взорвался в машине, возвращаясь с собственной свадьбы. В августе 2016-го было совершено покушение уже на самого Плотницкого, которого хотели то ли взорвать, то ли напугать. Тогда глава ЛНР отделался относительно легкими ранениями. А в сентябре 2016-го по странному стечению обстоятельств погибли родители Плотницкого, проживавшие на территории России, – якобы от отравления грибами.

Вскоре после этого глава ЛНР объявил, что в «республике» была предпринята попытка переворота, которую удалось предотвратить. В Луганск из ДНР было переброшено подразделение «Спарта», последовали расправы над теми, кого объявили заговорщиками. Среди них оказался «премьер-министр» ЛНР Геннадий Цыпкалов, который подвергся пыткам и был убит.

Второй раунд

Противостояние продолжилось и в 2017 году: в феврале в своей машине взорвался «начальник управления народной милиции» ЛНР Олег Анащенко.

Нынешнее обострение началось в сентябре, когда «парламент» ЛНР выступил с критикой работы МВД, а главу ведомства Корнета уличили в том, что он проживает в незаконно захваченном доме. Девятого ноября Плотницкий в присутствии прессы и при участии вооруженных людей выдворил Корнета из этого дома, а 20 ноября указом снял «министра» с должности. Однако уже на следующий день МВД публично заявило, что сотрудники ведомства признают своим руководителем только Корнета, а уголовное дело, возбужденное против «министра», считают сфабрикованным.

Сам же Корнет не только опроверг свою отставку, но и выступил с обвинениями в адрес руководства ЛНР. По его словам, окружение Плотницкого уже давно работает на украинские спецслужбы, а переворот, якобы предотвращенный в прошлом году, был выдуман для оправдания репрессий.

На этот раз силовики сразу перешли к решительным действиям: 21 ноября центр Луганска был перекрыт вооруженными людьми, которые заблокировали административные здания. В городе на некоторое время отключили телевидение, радио и мобильную связь. Плотницкий назвал это попыткой Корнета оспорить свою отставку, но подчеркнул, что ситуация находится под контролем. Уже вечером в Луганск вошла большая колонна военной техники из ДНР. Но усмирять взбунтовавшихся корнетовцев они не стали: как позднее заявили в МГБ ДНР, ведомство проводит в Луганске «антидиверсионные мероприятия» совместно с силовиками ЛНР.

Двадцать второго ноября силовики захватили здание «генпрокуратуры» ЛНР и начали задержания функционеров из ближайшего окружения Плотницкого. На пресс-конференции Корнет объявил, что в Луганске проходит операция по обезвреживанию украинских агентов, которые внедрились в высшие эшелоны власти ЛНР и готовили возвращение «республики» в состав Украины. Кроме того, задержанных обвиняют в том, что это они выдумали прошлогоднюю попытку переворота. О самом Плотницком говорят как о жертве манипуляций со стороны этих самых агентов.

Заявлений о смене власти в «республике» до сих пор не прозвучало. Тем не менее 22 ноября Плотницкий назвал действия силовиков попыткой государственного переворота. В ответ МВД объявило фальшивкой видеозапись с соответствующим заявлением главы ЛНР. Двадцать третьего ноября Корнета поддержало МГБ ЛНР, а Плотницкий отбыл в Москву.

Перспективы

В целом логика происходящего в Луганске понятна. Начиная с 2014 года Игорь Плотницкий был занят выстраиванием вертикали собственной власти, в чем ему содействовала Москва, заинтересованная в повышении управляемости «республик». Методы подавления внутренней оппозиции были предельно жесткими: начиная с 2015 года все более-менее самостоятельные полевые командиры были физически уничтожены, а с казаками атамана Николая Козицына состоялась целая война.

Природа противоречий Плотницкого с луганскими силовиками пока окончательно неясна. По разным версиям, это могла быть борьба за власть или за контроль над финансовыми потоками, проходящими через «республику».

Учитывая высокую склонность обеих сторон к насилию, шансов, что конфликт удержится в рамках аппаратной борьбы, практически не было. Единственным сдерживающим фактором было то, что и Плотницкий, и Корнет, и прочие силовики являются частью марионеточного режима, установленного Москвой.

Начиная с 2014 года Москва прилагала немало усилий, чтобы придать «республике» и лично Плотницкому хотя бы видимость легитимности. Для этого инсценировался «референдум», «выборы», формировался «парламент» и прочие органы власти, пусть и существующие чисто номинально. Ведь одно дело, когда в Минске «республики» представляют хотя бы формально избранные лица, и совсем другое, когда это люди, пришедшие к власти в результате вооруженного переворота.

Возможно, именно поэтому Плотницкий не был ни убит, ни низложен. Впрочем, ущерб уже нанесен, поскольку в ходе борьбы стороны не скупились на взаимный компромат. Например, выяснилось, что Корнет на самом деле жил в доме, отнятом у местного бизнесмена, а пытки и фальсификация обвинений, о которых сейчас говорит «генпрокуратура», широко применяются в ЛНР.

В целом события в Луганске свидетельствуют о серьезных проблемах с управляемостью «республики». Выходит, Москва не в состоянии поддерживать порядок в стратегически важном для себя городе. Причем все зашло настолько далеко, что усмирить заигравшихся луганских марионеток можно только с привлечением вооруженного контингента из Донецка.

Хотя сегодня Луганск удалось удержать от внутренней войны, восстановление вертикали власти Плотницкого выглядит маловероятным. Скорее всего, из Москвы он если и вернется, то уже чисто номинальным главой «республики» и останется им до следующих «выборов», то есть до ноября 2018-го, после чего его наверняка заменят – якобы в результате народного волеизъявления. А до тех пор власть в «республике» негласно перейдет в руки группировки силовиков. Кроме кадровых перестановок, иных изменений в жизни ЛНР не предвидится: «республика» останется под общим управлением Москвы, ожидая развязки ситуации в Донбассе.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 24 ноября 2017 > № 2400008 Максим Вихров


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 24 ноября 2017 > № 2399888 Юрий Мирошников

Президент МАУ: В 2018г. мы будем активно работать в Северной Европе, на новых дальнемагистральных и существующих маршрутах

Эксклюзивное интервью президента авиакомпании "Международные авиалинии Украины" Юрия Мирошникова агентству "Интерфакс-Украина" (II часть)

Вопрос: Каковы финансовые результаты деятельности компании за 9 мес. 2017 года, и какой план по итогам 2017 года?

Ответ: Пока не готовы сказать. Год был достаточно тяжелым, если посмотреть на цифры, то они отражают объем наших инвестиций во флот, технологии и разработку будущих направлений.

Так, для сравнения, количество перевезенных пассажиров и выполненных рейсов в январе-сентябре выросло на 20%, а флот вырос на 13%.

В будущем году придут во флот четыре самолета Boeing-777, и это значительные затраты, связанные с подготовкой персонала, обеспечением лизинга, подготовкой новых маршрутов. Таким образом 2017 год таков, когда затраты происходят, а эффект от них будет виден позже. Так же будет и в 2018 году. Может быть, в 2019 году мы выйдем на более интересные показатели с финансовой точки зрения.

Вопрос: Какие направления у МАУ за последние годы сыграли хорошо, какие оказались провальными?

Ответ: Ничего не дала Паланга, ничего не дал Актау, хотя ожидания были высочайшие. Довольно слабо себя показывает Коломбо, что тоже удивительно, то ли это результат конкуренции через Дубай, то ли результат переоценки нами интереса украинского рынка к данному направлению. Также слаба Анкара, но тут действительно результат конкуренции, потому что сыграл принцип "та гарна дівка, що засватана": стоило нам открыть этот маршрут, как через полтора месяца на него вышел турецкий лоу-кост Pegasus.

Хорошо себя показывает Вильнюс, неплохо – Будапешт, хотя были большие сомнения, и мы долго откладывали этот маршрут, так, как и страна близко, и там летает венгерский лоу-кост, тем не менее, он себя на удивление хорошо показал.

Хорошо работает Кишинев, мы очень довольны этим маршрутом. До прихода МАУ на этот рынок, когда молдавские коллеги выполняли четыре рейса в неделю на 30-кресельном самолете, кто бы мог подумать, что будет ежедневная эксплуатация и полные салоны на 737-800 или 737-900. Это эффект транзита!

Вопрос: Есть ли развитие на более закрытых маршрутах, например, Киев-Париж, где оперирует только Air France и МАУ? Есть ли необходимость обращаться за расширением частот?

Ответ: Рано или поздно, когда будет Common Aviation Area, наверное, эти ограничения будут сняты, но с Францией вопрос в том, какую политику ведет французское государство по отношению к своему национальному перевозчику – оно его защищает, и регулирует рыночную ситуацию соответствующим образом, даже находясь в либерализованной среде европейского рынка. Поэтому, я думаю, когда Air France для ее целей понадобится расширение частот, маршрутов, это будет инициировано французами, поддержано с украинской стороны и состоится. Или состоится Common Aviation Area – что раньше – не знаю.

Вопрос: Каковы планы по направлениям на зиму и лето 2018 года?

Ответ: Достаточно много направлений интересны, мы перебирали, выбирали, пришли к некоторым выводам. Среди дальнемагистральных это Дели и Торонто, еще, наверное, Санья, курортный город в Китае. К сожалению, не состоится Шанхай, потому что аэропорт превысил свою пропускную способность и авиационные власти Китая запретили ему принимать новых перевозчиков и наращивать частоты. Аналогичная ситуация в Пекине, но туда мы уже летаем, так что это не стало проблемой, просто ограничены частоты.

В 2018 году надеемся, что будет сделано что-то в плане расширения этих аэропортов, и в 2019 году мы вернемся к проекту Шанхая, но пока развитие Китая будет скромным. Будет курорт Санья, который станет дополнением возможно, немного приевшимся курортам Таиланда, которые обслуживает рейс Киев-Бангкок.

Из среднемагистральных направлений мы будем достаточно активны в Северной Европе (Осло, Копенгаген, Таллинн), надеюсь, реализуем отсроченный план открытия маршрута в Каир. По-прежнему рассматриваем один из пунктов в зоне Персидского залива, но нет окончательного решения. Ну и много ресурсов будет направлено на увеличение частот на существующих маршрутах. Также присматриваемся к региональным пунктам Польши, не все только им вывозить пассажиров из Украины в свой хаб в Варшаве, пора нам заняться всерьез польским рынком.

Вопрос: Экзотику, вроде Токио, не рассматриваете?

Ответ: С Токио, по-моему, нет межправительственного договора. Если там ничего не поменялось, точно скажу, что раньше была очень длинная запутанная система выхода нового перевозчика на японский рынок. Это сложный рынок с точки зрения удовлетворения ожиданий пассажиров, к этому конечно должна приступать Украина, к каким-либо переговорам по режиму регулирования, но готовиться нужно будет долго. Да и облет закрытого для нас сейчас воздушного пространства России делает этот маршрут нецелесообразно длинным Унас есть еще несколько точек на Дальнем Востоке – Сеул, Гонконг, Куала-Лумпур, Сингапур, которые мы, наверное, рассматривали бы до того, как заходить в Токио, нам есть еще, чем заняться. Токио, когда-нибудь, станет вишенкой на нашем восточном торте.

Вопрос: Какая средняя стоимость билетов будет в 2017 году, ее сравнение с 2016 годом и планы на 2018 год? Какова доля акционных билетов, ее динамика и зависимость от выхода на украинский рынок новых лоу-костов?

Ответ: Мы предполагаем, что средние тарифы между 2017 и 2018 годами существенных изменений не претерпят, но сказать, что это плохо для пассажира нельзя, сказать, что хорошо для авиакомпании – тоже нельзя. Структура затрат нарастает. Мы говорили о том, что самолеты приходят новые, понятно, что они дороже старых.

Доходная часть без существенного наращивания стоимости билетов будет тяжела, но наращивать стоимость билетов не дает конкурентная среда, более того, рынок ожидает, что цены будут снижаться, и они будут снижаться. Вопрос в искусстве управления доходами компании и в том, сколько и в каком классе каких мест, какие будут определены алгоритмы для максимизации доходов и пассажиропотоков. Чудес не бывает, не бывает бесплатных полетов, и механизм только один: тот, кто пришел очень заблаговременно – сможет получить дешевые цены, кто пришел последним – видимо, может себе это позволить, и купит билет дороже. Тогда у компании выстраивается приемлемая средняя доходность и есть возможность обеспечить существенный сегмент кресел (сейчас у нас это 10-15%), по очень дешевым ценам.

В плане появления лоу-костов, цены и так уже достаточно низкие, вопрос лишь в количестве мест по таким ценам и способности нашего рынка генерировать адекватный объем спроса на дорогие билеты, чтобы сбалансировать соответствующее количество дешевых билетов в расчете среднего дохода с пассажира, дохода с рейса. Этот баланс, кстати, будет определять в долгосрочной перспективе и ценовую политику самих лоу-костов, и темпы роста их перевозок на нашем рынке.

Вопрос: Многие авиакомпании идут в соседние бизнесы: туризм, аренда автомобилей. Есть ли такие планы у МАУ?

Ответ: Мы создаем отдельные предприятия. Все знают наш хендлинг "Интеравиа", сейчас мы в стадии создания дочернего предприятия по техническому обслуживанию самолетов. Эти инструменты позволяют нам оптимизировать численность персонала МАУ, затраты, достигать того, чтобы собственно МАУ, как авиакомпания, была сосредоточена на основном своем бизнесе, на авиаперевозках и ни управленческое внимание, ни ресурсы компании не отвлекались на вспомогательные бизнесы и функции, а они выводились в отдельный бизнес. В этом плане возможны какие-то дальнейшие шаги в упомянутых направлениях, но, в принципе, все, что мы хотим, это во главу угла поставить наш основной бизнес.

Вопрос: По вашему мнению, чего ждать авиационному рынку в ближайшее время?

Ответ: Сейчас идет тяжелый, упорный процесс по выходу рынка из кризиса и преодолению его последствий. Я не предвижу ничего революционно-радикального в ближайшие два-три года. Несомненно, будут приходить новые перевозчики, некоторые из них будут работать по модели лоу-кост, возможно будут создаваться новые украинские авиакомпании. Но я не вижу, каким образом эти все процессы смогут привести к быстрым изменениям, они будут иметь долгосрочные последствия, сыграют через 3-5-10 лет.

Вопрос: Пару лет назад мы говорили, что МАУ будет расширяться на существующих маршрутах. Год назад говорили о том, что нужно также идти на Восток. Каковы сейчас планы МАУ на среднесрочную перспективу?

Ответ: У нас сегодня работает двухволновой хаб, его работа сопровождается большой пиковостью, что тяжело как для нас, так и для аэропорта "Борисполь", потому, что наши пики практически на 100% используют пропускную способность аэропорта "Борисполь". Одной из задач на перспективу является увеличение количества хабовых волн, что требует от нас тщательной подготовки и планирования.

Мы уже говорили о том, что западная полусфера у нас достаточно развита, либерализована и покрыта маршрутной сетью, и там будет превалировать интенсификация. Когда мы говорим о восточной полусфере, там есть свои трудности, там есть серые и белые пятна для украинских авиакомпаний, а там, куда можно зайти, часто количество разрешенных рейсов в неделю такое, как на европейских маршрутах в день. Это создает дисбаланс, делает невозможным выстраивание транзита, но при поддержке авиационных и дипломатических властей Украины мы сможем работать над расширением сети полетов, открытием новых стран и маршрутов, а затем над наращиванием этих частот, а в итоге – введение восточной полусферы в баланс с западной. Это те задачи, которые я вижу на ближайшее время.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 24 ноября 2017 > № 2399888 Юрий Мирошников


Украина > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 24 ноября 2017 > № 2399589

Амбициозные планы: к 2020 году Украина перестанет закупать импортный газ

Есть целые города, которые отказались от дорогого импортного газа и переходят на твердотопливные котельные

К 2020 году Украина должна полностью отказаться от закупки импортного газа, заменив его «голубым топливом» собственной добычи. Напомним, эта задача была прописана в утвержденной кабмином «Концепции развития газодобывающей отрасли». Согласно документу, к 2020 году Украина должна нарастить добычу газа до 27 млрд кубометров.

При этом крупнейшая государственная украинская компания «Укргаздобыча» должна увеличить добычу с 14,605 млрд куб м в 2016 году до 20 млрд куб м в 2020 г. Кроме того, за три года потребление «голубого топлива» должно сократиться на 7 млрд куб м. (с 33 млрд куб м в 2016 году до 26 млрд кубометров в 2020 году).

Сегодня, 23 ноября, премьер-министр Украины Владимир Гройсман совершил рабочую поездку в Полтавскую область, где посетил несколько объектов ГП «Укргаздобычи». Как сообщает пресс-служба «Укргаздобычи» руководство компании представило премьеру проект по бурению новых скважин, который выполняется с привлечением хорватского подрядчика Crosco Integrated Drilling & Well Services Ltd.

«23 ноября премьер-министр Украины Владимир Гройсман посетил промышленные объекты ПАО «Укргаздобыча» в Полтавской области, где ознакомился с процессом бурения новых скважин с привлечением хорватской компании Crosco Integrated Drilling & Well Services Ltd. Это первый в истории крупнейшей газодобывающей компании Украины проект, который выполняет иностранный подрядчик с применением сверхсовременного бурового оборудования», — отмечается в материале.

В рамках совместного проекта предусматривается бурение 12 новых скважин. Его стоимость 47 млн евро. В настоящее время идет бурение двух скважин на Яблунивском месторождении. Кроме хорватской компании, к реализации проекта привлечены 18 украинских сервисных предприятий, которые занимаются обустройством промышленных площадок и другими сопутствующими работами.

По словам председателя правления «Укргаздобычи» Олега Прохоренко, привлечение европейских игроков газового рынка влияет на конкурентную среду на внутреннем рынке. «Благодаря такому мощному игроку, как «Укргаздобыча», украинский сервисный рынок продолжает радикально меняться.

Этот проект является примером слаженного и, бесспорно, успешного сотрудничества правительства страны и государственной газовой промышленности. Одновременно ПАО «Укргаздобыча» и группа «Нафтогаз» сумели построить качественную и прозрачную систему закупок, которая позволяет привлекать компании с лучшим оборудованием, сохраняя жесткую конкуренцию мировых лидеров индустрии», — сказал Прохоренко.

В свою очередь, премьер Гройсман пообещал снизить цены на газ внутри Украины после увеличения добычи собственного газа и демонополизации рынка.

«В 2020 году включительно мы должны добыть 20 млрд кубометров украинского газа и ни капли не закупать за рубежом… Украина будет энергонезависимой. Мы будем добывать все больше и больше украинского газа и украинцы получат доступ к более дешевому газу чем сегодня», — рассказал Гройсман.

Он напомнил, что вчера правительство сформировало новый наблюдательный совет НАК «Нафтогаза», который должен осуществить демонополизацию рынка газа.

«Новый наблюдательный совет состоит в большинстве своем из профессиональных людей в нефтегазовом секторе. Задача перед наблюдательным советом — провести демонополизацию рынка газа Украины… Демонополизация также будет влиять и на цену газа внутри страны, то есть она будет меньше», — пояснил Гройсман.

Премьер также отметил, что правительство поддерживает политику упрощения разрешительных процедур в добыче газа, а также предложения по снижению ставок ренты до 12% при запуске новых скважин (в качестве стимула отраслевого развития и достижения надлежащего уровня добычи). Гройсман добавил, что уже к концу года рассчитывает совместно с парламентариями и экспертной средой разработать пакет необходимых решений по снижению ставок.

«Все те, кто будут создавать препятствия политике энергонезависимости, будут объявлены врагами государства. Я терпеть этого не буду. Всем необходимо предоставлять равные условия, разрешения при соблюдении существующих требований. И до конца года мы должны принять конкретные решения: относительно упрощения процедур (лицензирования), чтобы мы двигались в направлении получения энергонезависимости, а также новых скважин. Здесь надо вводить снижение рентных платежей. Это может быть фактором увеличения инвестирования (в развитие добычи)», — сказал Гройсман на совещании в Полтаве, передает пресс-служба Кабмина.

Кроме того, крупнейшая украинская частная энергетическая корпорация ДТЭК (принадлежит олигарху Ринату Ахметову) отчиталась о росте добычи газа на 3%.

«За 9 месяцев 2017 г. ДТЭК Нефтегаз увеличил добычу природного газа до 1,24 млрд куб. м, продемонстрировав рост на 3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Добыча газового конденсата составила 41,4 тыс. тонн, что соответствует показателю 9 месяцев 2016 года. Рост добычи газа был достигнут благодаря проведению мероприятий по интенсификации дебитов на действующем фонде скважин, реконструкции наземной инфраструктуры, а также реализуемой программе бурения, в рамках которой в конце сентября было завершено бурение скважины №34. Стоит отметить, что также в начале осени началось бурение скважины №25 на Семиренковском месторождении», — говорится в сообщении ДТЭК.

По словам генерального директора ДТЭК Нефтегаз Игоря Щурова, компания продолжает «инвестировать в бурение, привлекая компании с современным и надежным оборудованием, что позволяет нам использовать лучшие буровые практики».

«Однако дальнейший рост добычи зависит от поддержки правительства в части необходимой дерегуляции газодобывающей отрасли, снижения ставки ренты, доступа к геологической информации и проведения аукционов на новые участки», — прокомментировал Щуров.

В то же время вице-премьер-министр — министр регионального развития, строительства и ЖКХ Украины Геннадий Зубко заявил, что 2017 год стал прорывным для страны в принятии законодательства в сфере энергоэффективности.

«Эти законы связаны между собой, ведь они запускают сервисы и исполнителей услуг и заинтересовывают потребителей двигаться в этом направлении. Потребитель должен получить не только финансовую поддержку от государства или международных партнеров, но и техническую помощь на внедрение технологий по энергоэффективности. И именно эти технологии, которые придут в Украину, позволят сократить более чем на 50−60% потребление энергии», — сказал Зубко на IX форуме «Возобновляемая энергетика и энергоэффективная модернизация промышленности», — передает пресс-служба кабмина.

«Синоним энергоэффективности — энергонезависимость, независимость нашего государства. Это наша цель — сделать Украину экономным потребителем энергетических ресурсов и конкурентоспособной благодаря своей продукции и природным ресурсам», — добавил Зубко.

По его словам, Украина имеет самый большой в Европе коэффициент относительно зеленых тарифов. Ни в одной стране ЕС нет тарифа на производство солнечной энергетики в 14−18 евроцентов за кВт/ч.

«Ни в одной стране нет таких мощностей, как на проекте Чернобыльской АЭС, которая постепенно превращается в зону инвестиционной привлекательности. Мы можем привлечь более 2 ГВт солнечной энергии и разместить там комплекс с сетями, который будет генерировать эту энергию. Перспективным капиталовложением также является рынок ветровой энергетики, который даст дополнительную энергонезависимость стране», — подчеркнул Зубко.

Кроме того, 23 ноября председатель правления НАК «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев во время рабочей поездки в Днепропетровскую область проинформировала, что в регионе есть целые города, которые отказались от дорогого импортного газа и переходят на твердотопливные котельные, передает пресс-служба Днепропетровской облгосадминистрации.

«Приятно поражен успехами Днепропетровщины в сфере энергонезависимости. Модульные котельные на альтернативном топливе, которые эффективно работают в отдельном городе, — это более экономное потребление газа в масштабах всей Украины. Надеюсь, другие регионы будут брать пример с Днепропетровщины», — сказал Коболев.

Глава «Нафтогаза» посетил 40-тысячный город Покров, который в прошлом году полностью отказался от центрального теплоснабжения. В этом населенном пункте население перешло на автономное отопление, а соцсферу обогревают модульные котельные на пеллетах.

Губернатор Днепропетровской ОГА Валентина Резниченко пояснила, что долги за природный газ заставили местных чиновников начать децентрализацию отопительной системы. Уже вторую зиму подряд в садах, школах и больницах города по-настоящему тепло. Общая мощность шести твердотопливных котельных — почти 5 МВт. Наибольшая — на территории центральной городской больницы. Кроме медучреждения, она обогревает три социальных общежития, спортшколу, несколько госучреждений, детсад и школу.

Удешевляют тариф пеллеты из шелухи подсолнечника и торфа. В частности, торфобрикеты бросают в топку небольших котельных мощностью 150−200 кВт. За последние два года на Днепропетровщине переведены на твердотопливные котлы более 30 котельных бюджетных учреждений. На сегодняшний день их в регионе больше сотни.

Украинский инвестор Станислав Мацигорко считает, что такие котельные выгодно строить для зданий, которые находятся на небольшом расстоянии друг от друга. На гигакалорию тепла тратится до 200 кг торфобрикетов. Себестоимость такого отопления по сравнению с газовым в 2−3 раза дешевле.

Как сообщалось, в 2017 году на Украине запущена процедура формирования эффективного потребителя и собственника в жилом секторе (приняты ЗУ «Об особенностях осуществления права собственности в многоквартирном доме», «О ЖКУ»); созданы возможности учета энергии (ЗУ «О коммерческом учете тепловой энергии и водоснабжения»); запущен рынок энергоаудиторов, саморегулируемых организаций, реестров, сертификатов (ЗУ «Об энергетической эффективности зданий»); создан Фондэнергоэффективности (ЗУ «О Фонде энергоэффективности»).

Напомним, в 2016 году крупнейший украинский добытчик природного газа Государственное ПАО «Укргаздобыча» (входит в состав «Нафтогаз Украина») нарастило добычу газ до 14,605 млрд куб. м (на 77 млн куб. м). Об этом 19 января 2017 года на пресс-конференции заявил глава компании Олег Прохоренко. По его словам, в 2017 году компания планирует нарастить добычу на 400−600 млн куб. м, что на 4,1% выше, чем добыча в 2016 года. А также пробурить около 100 скважин, общей длинной 345 км, провести более 500 капитальных ремонтов скважин, операций по интенсификации добычи и их восстановлению.

За девять месяцев 2017 года «Нафтогаз» увеличил добычу газа на 2,5% (на 299,7 млн куб. м) — до 12 млрд 192,4 млн куб. м. В т. ч. ПАО «Укргаздобыча» увеличило добычу газа на 3,8% — до 11 млрд 335,8 млн куб. м, а ПАО «Черноморнафтогаз» добыл 6 млн куб. м газа. При этом ПАО «Укрнафта» сократило добычу на 12,9% — до 850,7 млн куб. м. Другие работающие в стране нефтегазодобывающие компании в январе-сентябре 2017-го нарастили добычу газа на 6,8% (на 207,9 млн куб. м) по сравнению с аналогичным периодом 2016-го — до 3 млрд 262,4 млн куб. м.

CROSCO предоставляет услуги на международном рынке с 1952 года в 34 странах многим наиболее известным международным и национальным нефтегазовым компаниям. Компания имеет собственный парк из 11 буровых установок, 17 установок капитального ремонта скважин и другой техники. CROSCO также является 100% владельцем венгерской компании Rotary Drilling, буровой флот которой насчитывает 5 буровых установок, а также обеспечивает ремонт и другое обслуживание скважин.

Андрей Стеценко

Украина > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 24 ноября 2017 > № 2399589


Украина. Белоруссия. РФ > Электроэнергетика. Экология > ria.ru, 24 ноября 2017 > № 2399556

Строительство централизованного хранилища отработанных ядерных отходов (ЦХОЯТ) под Киевом вызывает озабоченность экологов и общественности, в том числе, в соседней Белоруссии, сообщает Sputnik Беларусь.

Авторы проекта хранилища считают, что оно позволит обеспечить Украине политическую и энергетическую безопасность. Экологи возражают: в стране, где "все переворачивается", играть с ядерными отходами опасно.

Централизованное хранилище отработанных ядерных отходов начали строить на территории зоны отчуждения Чернобыльской АЭС в ноябре. На церемонии начала строительства, помимо украинских чиновников, присутствовали посол США в Украине Мари Йованович и президент американской компании Holtec International Крис Сингх. Технологии поверхностного "сухого" хранения отработанных ядерных отходов (ОЯТ), которые разработала эта компания, будут применяться на украинском ЦХОЯТ.

Предполагается, что площадка заработает в 2019 году. Сюда будет свозиться отработанное топливо с Ровенской, Хмельницкой и Южно-Украинской АЭС. На еще одной украинской АЭС — Запорожской — создано собственное пристанционное хранилище ОЯТ.

Сейчас Украина вывозит отработанные ядерные отходы в Россию. Эта процедура ежегодно обходится стране в сумму порядка 200 миллионов долларов. С учетом непростых отношений с восточным соседом существует риск, что сотрудничество в ядерной области может быть свернуто.

"Ядерная энергетика составляет около 60% производства электроэнергии в Украине, а отказ принимать отходы может поставить на колени отрасль", — заявил экс-глава Госатома Украины Георгий Копчинский.

Помимо рисков, связанных с политической и энергетической безопасностью, Украина теряет деньги, уверен экс-глава украинского Госатома. Он привел в пример Россию, где уже научились регенерировать отработанное ядерное топливо и использовать его повторно в мирных целях.

При этом экс-глава Госатома признал, что в обозримом будущем денег на строительство завода по регенерации ОЯТ у Украины не будет. Цена вопроса — десятки миллионов долларов.

Он также пояснил, что возить свое топливо в западную Европу на переработку у Киева вряд ли получится из-за сложности транспортировки.

Первоначальные вложения в ЦХОЯТ, по словам Копчинского, составят 400 миллионов долларов.

"400 миллионов — это первая очередь, и дальше площадки будут развиваться до окончательного проектного решения. Такое совмещение строительных работ и эксплуатации будет продолжаться порядка 10 лет. Поэтому с каждым годом стоимость будет увеличиваться", — уточнил он.

Стоимость работ — это второй после экологической безопасности вопрос, который беспокоит украинскую общественность.

"Первоначально договор, который подписывался 12 лет назад, если вспомнить, был подписан на 150 миллионов долларов. Сегодня же цена выросла до 1 миллиарда 400 миллионов долларов", — рассказал член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук.

При этом он отметил, что никаких объяснений столь существенному удорожанию дано не было.

Экс-глава Госатома уверен, что площадка будет безопасна. Ее строят по самым современным технологиям и под контролем МАГАТЭ. Также, по его мнению, строительство в зоне отчуждения на самой границе с Белоруссией не должно доставить проблем соседям.

У украинских экологов, тем не менее, остаются вопросы к проекту. Почему не было полномасштабного общественного обсуждения? Почему вообще решились на этот проект с учетом периодически возникающих аварий в атомной энергетике? А если и решились, то почему возводят такой потенциально опасный объект недалеко от столицы?

"Ядерное топливо у нас будут вести через Киев — это в стране, где постоянно все переворачивается, сталкивается, взрывается — вспомним наши склады. Царит безалаберность. Можно ли ребенку давать играть с опасной бритвой? Нет. Можно ли в нашей стране давать нашему правительству играть в атомную энергетику? Нет. Наведите сначала порядок, сделайте сначала, чтобы работал государственный контроль, чтобы он был эффективным, тогда о чем-то можно говорить", — задался вопросом директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко.

Эколог высказал опасение, что вопреки заверениям властей, что на ЦХОЯТ будут храниться только отработанные украинские ядерные отходы, под Киев могут повезти и ОЯТ из других стран.

Украина. Белоруссия. РФ > Электроэнергетика. Экология > ria.ru, 24 ноября 2017 > № 2399556


Украина. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399994 Гари Бейкер

Управляющий директор CFA Institute в регионе EMEA: любой актив может получить инвестиции при наличии доверия в системе

Эксклюзивное интервью управляющего директора CFA Institute в регионе EMEA Гари Бейкера агентству "Интерфакс-Украина"

- Сейчас все чаще идут разговоры о роботизации инвестиционной и в целом финансовой деятельности. CFA Institute недавно решил дополнить свой экзамен на звание дипломированного финансового аналитика (Chartered Financial Analyst) вопросами об искусственном интеллекте, роботизированном консалтинге (robo advisers). Как вы полагаете, можно ли ожидать полного вытеснения человека из сферы банковских/финансовых услуг?

- Реалии процесса действительно соответствует заявлениям, и нет никаких сомнений, что технологии являются частью будущего. CFA Institute добавил некоторые вопросы, касающиеся финансовых технологий (FinTech) и искусственного интеллекта, поскольку мы постоянно следим за тем, как сохранить актуальность программы CFA, как обеспечить востребованность в будущем того, что мы пытаемся научить студентов.

Стоит ли ожидать вытеснения роботами людей из финансовой деятельности? Возможно! Предположительно замещение может происходить в рамках коммерциализация продуктов (вывода продуктов на широкий рынок). Ведь что, по сути, делают роботы-консультанты? Они, например, позволяют в режиме онлайн оценить степень вашей готовности к риску.

Как только этот параметр определен, тогда дальнейшее управление вашими средствами будет формально строиться на степени рисковости инвестиций в те или иные активы - высокий, средний или низкий у них риск.

Другой вопрос, действительно ли это более эффективно, нежели прямой диалог между мной и вами, когда я непосредственно могу видеть, как вы отвечаете на вопросы, где вы проявляете неуверенность? Кроме того, если я, например, предложу своей матери заполнить форму в интернете, она будет много возмущаться, что она не уверена в том или ином ответе, переспрашивать, что они подразумевают в том или другом вопросе.

Сам процесс, посредством которого роботы-консультанты принимают решения, почти не отличается от такого при традиционном подходе управления активами.

Вместе с тем с роботами-консультантами потенциально теряется контекст, в котором люди заполняют формы. Соответственно, если ваш вопрос будет неправильно понят, система управления будет строиться на недостоверных входящих данных, и вы неизбежно получите нежелательные результаты.

Я полагаю, что роль человека остается неотъемлемой даже в рамках роботизации индустрии.

Используя свой уникальный опыт, интуицию, а также в целом будучи нацеленным на построение более эффективного процесса управления инвестициями, человек должен следить за тем, какие данные вводятся в систему.

Таким образом, включение в экзаменационные тесты CFA Institute вопросов о новых технологиях является важным, но не снижает актуальности других вопросов. Это лишь дополнение к тому, на что мы обращаем внимание наших студентов, расширяет их навыки, опыт, и понимание каким образом это можно наилучшим образом применить в жизни.

- В исследовании CFA также отмечается, что с ростом пенсионных активов в управлении возрастает и спрос на управляющих пенсионными фондами. Стоит ли ожидать, что этот спрос будет заполняться роботами-консультантами или хотя бы частично заполняться – например, публичные фонды будут управляться роботами, тогда как частные – людьми?

- Пока сложно говорить однозначно.

Я считаю, что подход при управлении как частными, так и публичными пенсионными фондами должен быть одинаковым. Оба вида пенсионных активов являются одинаково важными. Применение роботов-консультантов следует рассматривать в контексте общей системы управления пенсионными активами.

Будут ли роботы удовлетворять спрос на управляющих, многое зависят от того, какие навыки инвестиционного менеджера применяются в процессе управления активами. Это могут быть глубокие знания о компаниях-эмитентах или о том, как лучше распределить активы, уникальный опыт или умение брать интервью у руководства компаний и понимать, что оно говорит и что делает. Это также может быть способность сочетать различные, не связанные между собой, экономические или политические события и внезапно находить между ними связь. Определенно, пока инвестиционные менеджеры могут доказать свою ценность в процессе управления активами, они будут оставаться неотъемлемой частью этого процесса. Если же они не добавляют никакой ценности, то неизбежно учредители фондов будут искать иные способы управления их сбережениями, и применение роботов-консультантов может быть частью альтернативного решения.

Еще важный момент, касающийся применения роботов-консультантов - они не обязательно должны заменить инвестиционных менеджеров, а могут занять свою нишу в рамках процесса управления активами. Такая ниша может заключаться в анализе больших массивов данных. В частности, роботы могут применяться в качестве искусственного интеллекта при распознавании определенных ситуаций, помогать в управлении огромным количеством источников информации и применении полученных данных. В свою очередь менеджеры должны будут использовать свои навыки, чтобы систематизировать все это в рамках процесса достижения определенного результата.

Что мне определенно не нравится, это системы, которые строятся на детерминированном алгоритме, где вся обработка выполняется в таком себе "черном ящике", который ускоряет получение определенного результата, но вы абсолютно не знаете, что происходит внутри этого механизма обработки данных. Необходимо очень осторожно относиться к применению таких технологий.

- Все более популярными становятся технология блокчейн и криптовалюты, которые стирают границы для частного капитала. Каково мнение CFA Institute по этому поводу? Считаете ли вы, что государствам необходимо предпринять какие-то действия по урегулированию использования этих технологий?

- Да, это актуальные вопросы, особенно - последний.

Прежде всего, хочу разграничить понятия "блокчейн" и "криптовалюта".

Криптовалюты, как я считаю, хотя являются легальной инвестиционной альтернативой, в настоящее время это чисто спекулятивный актив. Не думаю, что вы можете оценить, чем определяется их реальная стоимость. Вы можете попытаться найти аргументы того, что является фундаментальной ценностью биткойна. Но на самом деле необходимо гораздо больше энергии на то, чтобы найти ответ, нежели чтобы сгенерировать сам биткойн. Именно поэтому мы сейчас видим массовое возникновение в Китае и других странах фабрик биткойнов, которые используют разные источники энергии для создания такого рода результатов. Поэтому я склонен рассматривать это как своего рода спекуляцию.

Тем не менее я продолжаю поощрять людей оставаться открытыми к этим идеям, поскольку базовая технология, на основе которой функционируют криптовалюты - технология блокчейн, принципиально важна. Полагаю, что это то направление, в котором будет развиваться вся информационная система в ближайшие 10-20 лет, и нам еще предстоит увидеть, каким будет реальное ее применение. Некоторые эксперты сравнивают блокчейн с интернетом 20-25 лет тому назад. Тогда было довольно сложно объяснить кому-либо, что такое протокол TCP/IP, что такое интернет, как все это работает, какие технологии используются в системе и прочее. Все те вещи, которые мы пытались объяснить тогда, теперь больше не вызывают вопросов. Интернет - это просто то, с чем мы живем в настоящее время, и я подозреваю, что будущее блокчейна будет аналогичным. Более того, это станет фундаментально важным элементом многих бизнес-процессов, особенно тех, где речь идет о коммерциализации продуктов. Поэтому я действительно призываю больше интересоваться этой технологией и пытаться понять, в чем заключается ее основная идея.

- Какие вызовы, кроме новых технологий, стоят перед специалистами по инвестициям? В исследовании CFA Institute упоминается снижение доходности активов и доверия к финансовой системе.

- Если говорить о снижении доходности, то есть два аспекта. Один из них - сам рынок, который ее определяет. Наличие низкой доходности может быть обусловлено вливанием центральными банками в систему огромного объема ликвидности, что снижает стоимость денежных ресурсов. Это одна интерпретация. Другая заключается в том, что сейчас в мире накопился огромный объем сбережений, тогда как возможности для инвестирования этих средств ограничены, соответственно, доходность находится там, где она есть.

Второй аспект - это доверие к системе. Я изучал возможности инвестирования в Украине и предлагаемая доходность фантастически привлекательна для некоторых инвесторов, но отсутствует этот второй элемент, который, в конечном счете, является основой всего рынка.

Очень трудно убедить людей в том, что 20% годовых - это разумная доходность, если они не понимают или не доверяют системе, в которой определена такая доходность, в которой они могут истребовать свои средства в случае проблем с должником или его дефолта. Инвестировать легко, сложно вернуть свои инвестиции. Вот почему я считаю: пока международные инвесторы не будут уверены, что они могут легально вернуть свои средства, вряд ли стоит рассчитывать, что они заинтересуются высокой доходностью.

Конечно, всегда найдутся инвесторы, которые готовы рискнуть. Но если говорить о привлечении внимания крупных инвестиционных фондов международного уровня, тогда, безусловно, нужны доверие к финансовой системе, верховенство закона, должная защита права собственности как на акции, так и на другие активы. Как только эти вопросы будут решены, доходность в Украине неизбежно упадет, поскольку сейчас в ней учитывается множество рисков - риск ликвидности, валютный, регуляторный и прочие.

- Вы длительное время работали в инвестиционном банке Merrill Lynch, занимались стратегией инвестиций в европейском регионе. Принимая во внимание то, что у нас остается слабое доверие к системе, есть ли в Украине активы, которые все еще могли бы быть привлекательными для клиентов этой компании?

- Конечно, отсутствие желаемого уровня доверия не отсекает все возможности для инвестиций. Но, как я сказал, если будет установлено верховенство права, должная защита имущественных прав, тогда любой актив будет привлекательным для инвестиций.

Обычно начальной точкой для вхождения капитала служат инструменты с фиксированной доходностью. Как только на рынок выходит суверен, вслед за ним долговые ценные бумаги выпускают и корпоративные заемщики. Кроме того, обращение облигаций, как правило, лучше урегулировано, поэтому на них всегда более высокий аппетит.

В то же время, принимая во внимание фундаментальные показатели Украины - демографию, запасы сырья, экономическую ситуацию, акции выглядят не менее привлекательным активом, если не более. Аналогична ситуация с прямыми инвестициями, инвестициями в инфраструктурные объекты, сырьевые товары. Сомневаюсь, что есть классы активов, в которые международным инвесторам нельзя вкладывать средства. Но мы вновь возвращаемся к проблеме доверия к системе. Прозрачность и доверие - основополагающие элементы, определяющие все операции в рамках системы.

- В рамках недавнего Украинского Инвестиционного Форума в Киеве вы участвовали в дискуссии, стоит ли в Украине развивать собственный рынок ценных бумаг или же эффективнее просто либерализовать движение капитала. Какой позиции вы придерживаетесь в этом вопросе?

- Считаю важным наличие доступа к обоим источникам финансирования. Вряд ли возможна зависимость исключительно от международного рынка капитала.

Более того, если выполняются условия для успешного размещения ценных бумаг среди международных инвесторов, то соответствующие условия должны выполняться и в отношении внутренних инвесторов. Прозрачность деятельности и структуры активов эмитента, регулярное раскрытие отчетности одинаково важно как международным, так и внутренним инвесторам. Не вижу каких-либо оснований в том, почему в одном случае это должно работать, а во втором - нет.

Поэтому развитие внутреннего рынка важно. Это будет не скоро. Обычно этот процесс занимает много времени. Тем не менее рассчитывать исключительно на внешний рынок не стоит - вы должны каким-то образом мобилизировать внутреннюю базу инвесторов. Более того, не все внутренние инвесторы имеют возможность вкладывать средства на международном уровне, они должны иметь возможность для сохранения и приумножения капитала внутри страны.

Украина. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399994 Гари Бейкер


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399968 Юрий Мирошников

Президент МАУ: Авиаотрасль не может полноценно развиваться без госстратегии и привлечения к ее разработке флагманского перевозчика и аэропорта (I часть)

Эксклюзивное интервью президента авиакомпании "Международные авиалинии Украины" Юрия Мирошникова агентству "Интерфакс-Украина"

К 25-летию компании давайте вспомним основные этапы ее развития и самые интересные моменты работы

Первый этап – выживание, который начался с момента основания компании и, наверное, можно сказать, что завершился получением инвестиций от "Австрийских авиалиний" и Swissair в 1996 году.

Затем шел период становления, логическим завершением которого стали инвестиции Европейского банка реконструкции и развития – это был 2000 год.

Далее был этап развития. Тогда казалось, что много времени прошло между основанием и становлением и т.д., а на самом деле каждый этап занял 3-4 года – это немного в тех условиях. Эффект стратегического партнерства с австрийской и швейцарской авиакомпаниями, инвестиции ЕБРР дали о себе знать, и компания МАУ на протяжении первых 10 лет нынешнего столетия– с 2000 по 2009 г. – была прибыльной и интенсивно развивалась по гибридной модели.

Затем были тяжелые последствия глобального финансового кризиса и, достаточно близко с этим по времени, приватизация компании. Начался ее четвертый этап развития. В 2011 году была изменена модель с гибридной на сетевую и МАУ начала активно строить свой хаб на базе аэропорта "Борисполь".

После приватизации на смену институциональным и государственным акционерам пришли частные, у них было видение развития сетевой авиакомпании, эту модель МАУ освоила и продолжает развиваться по ней до настоящего времени.

В каком состоянии на сегодня находится МАУ?

Компания находится в фазе роста, об этом говорят и наши намерения по расширению флота, и планы развития сети маршрутов. Маршрутная сеть растет не так ярко и заметно, как флот, флот еще и обновляется, но в ней тоже происходят как экспансивные моменты развития – новые маршруты, так и интенсификация – по достаточно большому количеству европейских, и некоторым восточным маршрутам, мы выходим на параметр два-три, и даже четыре рейса в день. К сожалению, это не везде возможно на восточных маршрутах, но, тем не менее, мы развиваемся, строим хаб, хотим повысить его качество путем добавления количества стыковочных волн, так что компания находится на этапе интенсивного развития.

Были ли за 25 лет какие-либо серьезные проблемы, когда приходилось всерьез задуматься, что делать дальше?

Один такой момент я помню очень хорошо, это была зима 1994 года, когда ситуация была настолько тяжелой с точки зрения экономики компании, что иностранные акционеры – ирландская лизинговая компания GPA, подумывали о выходе, и это означало бы остановку компании. Но победила точка зрения украинского правительства и собственно менеджмента МАУ о хорошем потенциале компании, о возможности дальнейшего развития. Была сделана определенная реорганизация флота, именно тогда было принято решение заменить новые - дорогие и слишком большие для тогдашнего нашего рынка самолеты Boeing 737-400, на не совсем новые, меньшие и гораздо более дешевые 737-200, которые гораздо лучше подходили реалиям украинского рынка.

Безусловно, было критически тяжело в 2014 году, но речи об остановки компании не было. Тогда МАУ обращалась к государству за помощью – оно не помогло, но акционеры поддержали компанию. Конечно это была другого рода ситуация, чистого вида форс-мажор, поскольку было потеряно несколько мощных рынков, и если вспомнить 2013 год, когда МАУ в течение года удвоила свой флот и объемы, то в 2014 мы флот сократили вполовину. Такие динамичные изменения ситуации невероятно сложны для бизнеса.

Менялась ли структура акционеров компании за последние годы?

Нет.

Как вы оцениваете состояние авиарынка Украины в настоящее время? Что привело к такому положению? Насколько это удовлетворительно?

Я бы воздержался от чрезмерно радужных высказываний по поводу украинского рынка. Украина по-прежнему находится на этапе серьезнейших военно-политических, экономических трудностей, сложных внутриэкономических вызовов, на этапе продолжения кризиса, все это не может не отражаться на состоянии авиационного рынка. У меня складывается впечатление, да это и оценка ряда экспертов, в основном рынок развивается за счет роста объемов чартерных перевозок, а также транзита, который МАУ генерирует через свой хаб в "Борисполе". Те компании, которые пришли на рынок, мало что внесли нового, происходит просто передел либо подмена, как в случае с азербайджанским лоу-кост перевозчиком Buta, который по сути заменил AzAl.

Пока радикальных сдвигов нет, но уже хорошо то, что по итогам года, похоже, за счет всех факторов рынок наконец-то превысит показатели докризисного 2013 года, так как до сих пор был лишь слабый рост, который не выводил рынок на уровень ранее достигнутого.

Также хочется пожелать, чтобы люди меньше думали о пиаре на авиации, а побольше о том, какая должна быть государственная стратегия, поскольку, увы, в области авиации нам болезненно не хватает четко сформулированной государственной стратегии, правильно оформленной, утвержденной, той, которая отражала бы не чьи-то краткосрочные амбиции и местечковые выгоды, а интересы и возможности страны. И вот тогда, под такую стратегию, могли бы выстраиваться бизнесы, под ее понимание приходили бы инвесторы, ее должны были бы принять все игроки. К сожалению, я не вижу, чтобы такой стратегии уделялось внимание, чтобы над ней шла работа в необходимом объеме. Да и никто не привлекает МАУ, как национального перевозчика, к разработке таких стратегий. А без активного участия главной авиакомпании, главного аэропорта страны, можно ли рассчитывать на успешную стратегию?

Совместное авиапространство с ЕС затихло, не начавшись. Если бы оно вступило в силу в той ситуации, которой сейчас находится Украина, изменилось бы что-либо кардинально?

Думаю, что нет. Я отношусь к тем, кто не видит существенных барьеров для европейских авиакомпаний. Барьер только один – желание. Это комплексный барьер, он включает и оценку рынка, и оценку рисков, и валютного регулирования. Все остальные ссылки на то, что подписание договора даст сразу стимул, толчок, скачок – неверны, - не даст. Также многие разочарованы тем, что никто не видит какого-то бурного эффекта от безвиза с ЕС. В отношениях с Евросоюзом, со странами, которые входят в Common Aviation Area, в большинстве своем ситуация либерализирована, достаточно много возможностей авиакомпании уже имеют, но не используют. Мы видим в заявленных планах компаний на лето 2018 года некие сдвиги, новые вопросы, но ничего существенного.

Если бы это соглашение было подписано, оно, наверное, больше дало бы возможностей украинским компаниям, но было бы заблуждением говорить, что на европейских рынках, маршрутах, все так хорошо, что воткни в землю палку и она зацветет. Надо вкладывать огромные деньги в развитие европейских маршрутов, а это сложно, это очень напряженный конкурентный рынок, и я не вижу сегодня в Украине авиакомпаний, которые были бы в состоянии пройти этот путь. МАУ прошла его не за год, за четверть века. Поэтому ожидать чуда, если завтра соглашение подпишут, а послезавтра все украинские компании кинутся в Европу, обновят флот, достаточно утопично. Безусловно, нужно чтобы это соглашение было подписано, оно имеет гораздо более глубокое значение для Украины, чем просто либерализация, которая уже является практически решенным вопросом. Это соглашение будет иметь эффект в разрезе нормативной базы в Украине, эффект для того, чтобы в принятии решений компании не были ограничены ничем, корме рыночных возможностей, но остается масса барьеров. Большая часть украинских аэропортов инфраструктурно не готова принимать современные самолеты, самые интересные европейские аэропорты являются слотно-напряженными и не дадут слотов украинским перевозчикам, хотя права летать у них будут. Тем не менее, хотелось бы, чтобы этот шаг был сделан, сейчас мяч на стороне ЕС, они должны что-то решить с Гибралтаром, ведь наличие этого исторического спора не мешает существовать совместному авиационному пространству, это стало лишь преградой для присоединения к нему Украины.

Хорошо, в таком случае, куда стоит смотреть в плане либерализации?

В этом плане для Украины интереснее Восток, нежели Запад. Было бы гораздо интереснее для Украины добиться либерализации, например, со среднеазиатскими республиками бывшего СССР и другими регионами, которые очень жестко ограничивают возможность полетов. К примеру, Китай, Индия.

Это направления, которым нужно было бы уделять гораздо больше внимания, чем как таковому подписанию САП с ЕС. Восток приоритетнее, потому что там по-прежнему существует почти феодальное регулирование.

В финансовом плане, насколько тяжело капитализировать авиакомпанию? Много ли имеет компания местных займов? Достаточна ли ее капитализация?

К сожалению, складывается такая ситуация, когда авиакомпании многими международными финансовыми институтами рассматриваются как зона повышенного риска – а Украина как страна в зоне риска из-за слабой экономики. Украинские банки зажаты до нельзя регулированием Национального банка.

Поэтому, на сегодня быть авиакомпанией в Украине достаточно трудно и капитализация вопрос тяжелый, рассчитывать приходится только на свои собственные ресурсы. Мы неоднократно говорили, что стоимость денег для украинской авиации в разы выше, чем для любых наших европейских конкурентов, а в особенности крупных. Условия доступа к самолетным контрактам, финансированию, топливным контрактам, для украинских компаний более жесткие и дорогие, что, безусловно, ослабляет наши возможности в конкурентной борьбе с европейскими компаниями.

Как на Западе, так и на Востоке, мы окружены, к сожалению для нас, конкурентами, с которыми может создаться видимость равного конкурентного поля по количеству рейсов, по типу ВС, но на самом деле это поле неравное по такому фундаментальному аспекту, как доступ к дешевому длинному финансированию.

Сопутствующим авиарынку является рынок лизинга. Насколько сейчас он устойчив? Есть ли риски? Растет ли стоимость лизинга самолетов?

Рынок сейчас, я бы сказал, мягкий и достаточно благоприятный. Нам удается получать достаточно много интересных предложений по ценам, которые мы рассматриваем как конкурентные. Я, конечно, не могу назвать эти цены, но, по крайне мере, мы видим для себя хорошую динамику. Нам удается реализация программы обновления флота, значительная часть самолетов, которую мы заказали для поставки в 2018 году, будут либо новые, с завода, либо достаточно молодого возраста с выполнением всенепременного требования МАУ для лизинговых компаний о поставке самолетов с новым салоном.

Еще одним таким рынком является рынок авиатоплива. Поскольку видим некие скачки цен на нефть, не привело ли это к удорожанию, как вообще это отражается на стоимости перевозок?

Рынок топлива сильно политизирован и на нем слишком много спекуляций, далеких от самой экономики и реального спроса на топливо.

Поскольку стоимость топлива доходит до 30-35% в общем объеме расходов авиакомпании, то ее влияние на себестоимость перевозок прямое и непосредственное. Что же касается стоимости билетов, то, увы (для нас это плохо, а для пассажиров хорошо!), конкурентная среда такова, что переложить полностью стоимость топлива на пассажира ни одна авиакомпания сегодня не может. Есть понятие топливной надбавки, и, тем не менее, она не компенсирует и не покрывает стоимость, лишь сокращает затраты на разницу в цене. Все остальное – это управление доходами авиакомпании, количество дешевых и дорогих мест, классы. Вы помните, что МАУ с весны вышла с ценами лоу-кост, которые бронируются заблаговременно, этот сегмент пользуется популярностью и он не пересматривается даже в связи с ростом стоимости топлива, просто нет топливной надбавки для этих цен.

Как вы оцениваете работу с госорганами, министерством на сегодня?

Наши отношения омрачены расхождением принципиальных позиций в отношении законности тех самых знаменитых государственных авиационных сборов, которые мы считаем незаконными, и поэтому не платим, настаивая на внесении соответствующих изменений в законодательные акты. Но, в целом, отношения с Госавиаслужбой – рабочие, а отношений с Министерством инфраструктуры практически нет.

На это повлияла попытка захода компании Ryanair и связанный с этим скандал?

Заход Ryanair неизбежно когда-то произойдет. То, как он хотел зайти в Украину в этом году - очень характерно для него, это компания, которая экономит на рекламе, заменяя ее скандалом, привлекая тем самым внимание. Она уже заработала имидж очень дешевой авиакомпании в Европе, но их цены не всегда и не везде соответствуют этому имиджу.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399968 Юрий Мирошников


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > interfax.com.ua, 22 ноября 2017 > № 2399792 Мирослав Продан

Следует продумать механизм перехода от упрощенной системы налогообложения к общей и дать срок на адаптацию - и.о. главы ГФС Мирослав Продан

Эксклюзивное интервью исполняющего обязанности главы Государственной фискальной службы (ГФС) Мирослава Продана агентству "Интерфакс-Украина"

- Парламент принял так называемый закон "Маски-шоу стоп”. Премьер говорит, что это серьезный шаг навстречу бизнесу, страдающему от беспредела отдельных силовиков. Будет ли все это реально работать?

- Этот закон действительно один из важных шагов по улучшению инвестиционного климата. Мы сколько угодно могли вести диалог с инвесторами, бизнесом, но предприниматели ощущали себя бесправными перед государством, силовыми органами. Давайте говорить откровенно: вас могли банально "заказать" конкуренты и с помощью обысков, выемки техники, документов просто не позволить работать. Но закон заработает, если будут отлажены механизмы эффективного контроля над его исполнением. Если у предпринимателя проводят обыск и не пускают в помещение адвоката, он должен понимать, как зафиксировать этот факт и куда, к кому конкретно в данном случае обращаться с жалобой на действия силовиков.

- Налоговая милиция уже готовится к изменениям в работе?

- Изменения в нашей работе начались задолго до принятия закона. Количество "силовых” действий со стороны налоговой милиции, тех же обысков, в этом году значительно сократилось, мы уходим от модели силового органа и трансформируемся в сервисно-консультационную службу. 95% нашего бизнеса платит налоги добровольно. И для меня увеличение именно этой цифры – наиболее важный KPI нашей работы.

- Может ли новый закон помешать борьбе с махинаторами? Пару недель назад вы рассказали о совместной с НАБУ операции по аресту 450 млн грн одесских контрабандистов. Какое продвигается это дело?

- Дело расследует НАБУ. Думаю, когда придет время, наши коллеги прокомментируют ход следствия. Я же только хочу отметить, что контрабандная группировка, с которой мы ведем войну, не собирается пока сдаваться. "Минимизаторы" работали через один из одесских судов, который, как на конвейере, отменял все решения таможенников о корректировке таможенной стоимости. До бюджета в итоге доходило только 5-10% платежей. Вы думаете, после ареста денег, после всех публичных заявлений судьи испугались и прекратили работать на контрабандистов? -- Ничуть. Решения в пользу фиктивных импортеров продолжают приниматься. А против наших сотрудников, которые как раз и ведут борьбу против "минимизаторов", включаются масштабные "ответные действия": фабрикуются абсурдные дела, проводятся "маски-шоу". Идет давление "по всем фронтам". Признаюсь: когда мы разворошили это "осиное гнездо", то не ожидали, насколько мощной окажется у контрабандистов поддержка. Но отступать мы не намерены.

- Не эта ли группировка "минимизаторов" заблокировала вам закупку сканеров для таможенных пунктов пропуска?

- В Украине достаточно людей и сил, сопротивляющихся усилению контроля на границах. Потому что это миллиарды, если не десятки миллиардов теневых финансовых потоков. Закупку сканеров мы обязательно проведем в следующем году. У нас по этому вопросу имеется огромная поддержка со стороны правительства, бизнес-ассоциаций. Мы обязательно выиграем суд у Антимонопольного комитета, доказав, что нам сорвали тендер без объективных причин. Очередное слушание дела назначено на 29 ноября. Проводить новый тендер будем так, чтобы все этапы закупки находились в фокусе внимания СМИ и гражданского общества. А в этом году, я очень рассчитываю, успеем оборудовать пункты пропуска на западной границе 11 комплексами весового контроля. Это лишь одна из мер, но часть схем по минимизации таможенных платежей она однозначно закроет.

- Но ведь остаются еще "челноки" или "пиджаки", как их называют. Что с этим делать?

- Проблема "челноков" – это, прежде всего, проблема нашего законодательства. Украинцы сейчас через автомобильные пункты пропуска имеют полное право завозить товары на EUR500 без таможенного оформления. В итоге на многих пунктах пропуска местные жители целыми семьями, а то и селами стали работать "челноками": дробят большие партии товара по EUR500, грузят в "бусики" и перевозят через границу. Но просто взять и отменить эту норму - не выход: ведь у нас, кроме "челноков", десятки тысяч реальных туристов, которые, возвращаясь в Украину, везут сувениры, подарки. Норму закона нужно просто дополнить. Насколько мне известно, разработано несколько законопроектов, направленных на решение этой проблемы. Авторы предлагают разные ограничения, например, установить лимит количества пересечений границы с возможностью ввоза товара без оформления и т.д. Но, с точки зрения ГФС, мы в значительной степени снимем проблему, если введем требование по времени пребывания человека за границей: чтобы ввести в Украину товар на EUR500 без оформления: вы должны находиться за границей минимум сутки. После принятия такого условия челночный бизнес потеряет смысл. Хочу подчеркнуть: ГФС видит проблему и понимает, как ее решить. Но не ГФС меняет законодательство. Это должно быть политическое решение.

- На прошлой неделе разгорелся скандал вокруг Национального агентства по предотвращению коррупции. Одна из претензий: проверки деклараций высших чиновников и политиков проводились, скажем так, необъективно. Какую роль в этих проверках играет ГФС?

- Декларации госслужащих – непосредственная зона ответственности Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК). Но есть случаи, когда, в соответствии с постановлением суда, ГФС обязывают провести контрольно-проверочные мероприятия, в том числе на предмет соответствия данных в поданной декларации. Мы даем НАПК информацию по их запросу. У них нет собственной базы, ведь агентство создано не более двух лет назад, поэтому используют нашу базу – Государственный реестр физических лиц (ГРФЛ), где хранятся все данные о полученных гражданами и субъектами хозяйствования доходах. ГРФЛ работает с 1998 года. Планируя какую-либо проверку определенного лица, НАПК формирует нам сообщение, а мы готовим информацию. Проверки они проводят сами.

- И по министру финансов, и по министру инфраструктуры?

- В том числе. Но я запросы не разделяю. Процедура в случае проверки данных министра финансов, кого-либо из депутатов, общественных деятелей или любого другого гражданина абсолютно идентичная.

- Много поступает таких запросов?

- Мы же получаем запросы не только от НАПК. Приходят решения суда с сопроводительным письмом от контролирующего органа, который инициировал обращение, например, от Генеральной прокуратуры. Во всех случаях проверка одинаковая. К концу 2016 года мы получили от Генпрокуратуры 37 таких поручений, в течение этого года – до полусотни. Нацагентство по предотвращению коррупции обращается только за информацией.

- Национальный банк предлагает идею валютной и налоговой амнистии, чтобы подвести черту и "начать жизнь заново". Насколько возможно ввести после этого и единую налоговую декларацию? Как вы относитесь к этой идее?

- Одну налоговую амнистию мы уже переживали.

- Но все-таки она была для предприятий…

- Однако результаты не оправдали надежд. Плательщики могли подать уточняющий расчет по декларациям, которые несли риски при формировании схемного налогового кредита, скорректировать сумму и уплатить 5% от нее. Этим мало кто воспользовался, ведь, по сути, нужно было признать, что эта операция носит рисковый характер. Опасались, что, указав на свои ошибки в прошлых периодах и признав их, получат обратный эффект, что это выльется в какие-то дополнительные меры со стороны контролирующих органов. С учетом объемов схемного налогового кредита за 2010-2014 гг. мы получили незначительные средства от такой амнистии. Поэтому нужно ощущать настроение общества: готово ли оно, готов ли бизнес к такой амнистии. Пока нет уверенности, что признание своей вины в дальнейшем используют именно в благих целях, а не против тебя. С этим опасением я столкнулся еще тогда. О нем говорили на встречах с бизнесом в регионах. Хотя со стороны государства сложно было бы придумать что-то более лояльное, разве что списать вообще все. Но бизнес говорит: сегодня у государства одна стратегия, завтра – иная. К тому же нужно определить четкие критерии, чтобы избежать злоупотреблений. Если речь о "нулевой декларации", то с этим будут не согласны те, кто уже сегодня подал электронные декларации. Их воспринимают как "нулевые". По-другому сложно объяснить, зачем было самостоятельно декларировать миллионы при отсутствии подтверждения их доходами. Вопрос очень тонкий, его следует реализовать тогда, когда есть уверенность в готовности общества к таким инициативам.

- Планов об отмене упрощенной системы нет? Против "упрощенки", насколько изв5естно, активно выступал МВФ.

- Давайте сразу обозначим. ГФС – орган центральной исполнительной власти, он лишен права законодательной инициативы. Мы можем рекомендовать, инициировать перед Министерством финансов какое-то свое видение, представлять позицию. Минфин уже выходит с проектами на Кабмин или через профильные комитеты инициирует изменения в законодательство. Поэтому не мы решаем, что отменять, а что не отменять.

- Но у вас есть депутаты, которые вас хорошо слышат.

- Безусловно, у нас есть диалог с комитетом по налоговой и таможенной политике. Но формирует налоговую и таможенную политику Минфин, ГФС же реализовывает. Идеология и законодательная база – это функция министерства. Поэтому я могу лишь высказывать свое мнение. Как известно, в экономически развитых странах упрощенная система налогообложения также существовала. Но она вводилась на переходной период, позволяя бизнесу встать на ноги после кризиса и экономических катаклизмов. Формат налоговой отчетности специально делали настолько понятным, чтобы предпринимателю не приходилось нанимать специалиста, чтобы справляться с бухгалтерией. Он мог делать это сам. У нас этот переходной период затянулся. Давайте говорить откровенно: упрощенная система в существующем виде активно используется крупным бизнесом для минимизации налогов. Фактически, это последняя оставшаяся лазейка в законодательстве. Сегодня минимизация налогов в упрощенной системе набирает обороты, поскольку иных механизмов уже нет. Привожу пример. Огромный супермаркет или сеть спортклубов. Это же не малый бизнес? Бухгалтера они могут нанять? Могут. Но почему-то работают через ФОПы. У них даже нет юрлица. Вместо него десятки, а иногда и сотни ФОПов, на счет которых поступает выручка. Дошли до установленного лимита - закрыли ФОП, открывают другой. Это наносит очень большие потери бюджету и не имеет никакого отношения к мелким предпринимателям.

- Какой же выход?

- Следует продумать механизм перехода от упрощенной системы налогообложения к общей, дать срок бизнесу на адаптацию. Тогда сможем закрыть еще один колоссальный источник минимизации налогов. Мы работаем над тем, чтобы налоговая отчетность не отвлекала у мелких предпринимателей много времени. Для этого расширяется функционал, улучшается качество сервисов, удобство Электронного кабинета плательщика. Вам не нужно ходить в налоговую, дома есть компьютер и интернет – отправляйте все данные через ваш "кабинет". Мы к этому стремимся. И так обязательно будет.

- А кассовые аппараты?

- Скажу, наверное, непопулярную вещь, но РРО – единственный механизм по наведению порядка в системе государственных финансов. И мы никуда не уйдем от них. Без кассовых аппаратов мы никогда не победим контрабанду, поскольку розничные сети не смогут ее бесконтрольно реализовывать и наличкой рассчитываться с контрабандистами. Пока в Украине можно продать товар за наличные без контроля, до тех пор будет стоять вопрос контрабанды. В том числе через схему "пиджаков" или "челноков". Если никто не будет покупать этот товар без сопутствующих документов, не будет и предложения. Точка. Многие страны пытались решить эту проблему по-разному, но все пришли к единому выводу: нужны РРО.

- Опять поднимется волна негодования – власть хочет заставить предпринимателей покупать кассовые аппараты… А олигархи тем временем продолжают прятать всю прибыль в оффшорах.

- А почему обязательно кассовые аппараты? Наши специалисты, например, разработали модель портативного устройства, которое совместимо с ноутбуком, смартфоном или другим гаджетом. Нужно только установить программы и иметь подключение к интернету. Устройство будет стоить около 700 грн и не потребует дополнительного обслуживания. Один раз купил – и все твои операции автоматически попадают в наш единый реестр операций. На недавней встрече руководства страны с бизнесом премьер-министр поднимал вопрос о кассовых аппаратах. Он отметил, что если для ФОПов проблема покупки кассовых аппаратов стоит только в финансовой плоскости, то можно рассмотреть покупку его в счет уплаченных налогов. Государство фактически дарит предпринимателю аппарат, стоимость которого затем компенсируется из налогов, которые он уплатит. Идею приняли положительно. Поэтому решение проблемы мы готовы предложить.

Что же касается оффшоров, то это проблема не только Украины. И это проблема комплексная, а не только налогообложения. Но если мы сейчас начнем ее обсуждать, на другие вопросы времени не останется.

- Министр финансов Александр Данилюк на пресс-конференции заявил о значительном росте количества возможных "скруток", в связи с чем даже поручил отстранить от обязанностей руководство ГФС Киева и провести расследование.

- Текст поручения, которое мы получили, несколько отличается от озвученного министром на пресс-конференции. Мы определили, в каких регионах проблема носит массовый характер. Возможный кредит для минимизации уплаты НДС сформировали 10 налоговых инспекций. Мы создали 10 рабочих групп из представителей разных департаментов центрального аппарата, они выехали в эти налоговые инспекции. Если на местах будут давить на проверяющих или препятствовать им, тогда руководитель рабгруппы может инициировать механизм отстранения начальника инспекции от исполнения служебных обязанностей на время проведения такой проверки.

Я не уполномочен отстранять должностное лицо по своему желанию или поручению министерства. Это раньше руководитель ГФС мог принимать подобные решения единолично. С 1 мая 2016 года вступил в силу закон о госслужбе, и все решения по наложению дисциплинарных штрафов или увольнению принимает дисциплинарная комиссия и уже она рекомендует руководителю, как поступить. Процедура должна быть соблюдена, иначе она может быть обжалована в судебном порядке.

- Не утихают споры вокруг автоматической блокировки рисковых накладных. На прошлой неделе в профильном комитете парламента прошли слушания на тему СМКОР (система мониторинга критериев оценки рисков - ИФ). На этой неделе ожидается решение судьбы системы…

- Вы помните, какая несколько лет назад была проблема с "налоговыми ямами"? Летом 2015 года внедрили систему электронного администрирования НДС, и проблема ушла. С "ямами", как способом минимизации уплаты налога на добавленную стоимость, разобрались. Следующий шаг ГФС – борьба со схемным налоговым кредитом от сельскохозяйственных предприятий на спецрежиме налогообложения. Перевели их на общую систему – и возможность злоупотреблять с НДС в агробизнесе отошла в прошлое. Третья проблема – "скрутки", "пересорт" или, как мы его называем в ГФС, "встречный транзит". Благодаря системе СМКОР вопросы "скруток" и "пересорта" ушли на второй план, хотя система еще не идеальна и нуждается в усовершенствовании. То есть, сейчас имеем абсолютно иные масштабы, объемы. Раньше за 20 минут создавались фирмы-посредники, покупавшие импортный НДС. Сейчас этого нет. Этот бизнес уничтожен. Сегодня благодаря СМКОР, чтобы предприятие имело шанс провести рисковые операции, у него должно быть не менее 25% реальной экономической деятельности. Иными словами, это еще не победа, но очень существенный шаг вперед. И это не только мое мнение. Европейская бизнес ассоциация также заявила, что не поддерживает попытки отмены СМКОР. Да, внедрение системы идет непросто, так как она уникальна. Но происходит процесс ее доработки. И очень хорошо, что есть диалог по этому вопросу, что в работу активно включился профильный комитет Верховной Рады, создана рабочая группа с участием депутатов, представителей Минфина, ГФС и бизнеса. Идет поиск оптимальных решений. Мы видим конструктив со стороны своих коллег. Какое именно будет принято решение, пока не берусь прогнозировать, но считаю: у нас нет альтернативы избранному пути.

- По каким критериям оцениваете эффективность новой системы?

- Процент заблокированных налоговых накладных с каждым месяцем уменьшается, в то же время мы сохраняем значительный рост по начислениям НДС. На 20 ноября в системе СМКОР зарегистрировано более 94,8 млн налоговых накладных на сумму 557,6 млрд грн. Приостановлено 515 тыс. налоговых накладных на сумму 11,2 млрд грн. Это 0,5% общего объема. То есть, направление выбрано правильно. Остается решить две проблемы – наладить эффективный механизм корректировки критериев, чтобы "схемщики" не успевали адаптироваться и найти "противоядие". И защитить честных налогоплательщиков, которые несправедливо попали под блокировку. Даже если таковых всего 30 или 40 в стране за день. Признаю, если мы ситуацию стабилизировали в целом, то остаются случаи, где система еще срабатывает некорректно. Но еще раз повторю: ГФС – орган исполнительной власти. Мы будем работать с теми инструментами и в рамках той модели, которую определят правительство и парламент. В прошлую пятницу вступил в силу приказ Минфина с новыми критериями. Например, теперь автоматически будут приниматься таблицы плательщика, у которых налоговая нагрузка превышает 2%. Изменения решат проблему с блокировкой реальных операций.

- Каково ваше отношение к инициативе введения налога на выведенный капитал?

- Положительное. Я поддерживаю создание условий, при которых у бизнеса появляется еще один серьезный стимул для инвестиций. Но нужно понимать, в какой перспективе это делать. Готово ли государство к временному сокращению поступлений по налогу на прибыль? По разным оценкам, на первом этапе речь идет о потерях бюджета в 20-40 млрд грн в год. Ситуация выровняется в перспективе трех-пяти лет. Но всем нам следует подумать о компенсаторах на этот период.

- Но это точно не 2018 год, судя по вашим словам?

- Мне кажется, что ближайший срок, когда может заработать налог на выведенный капитал, это второе полугодие следующего года.

- Принят в первом чтении бюджет на следующий год. За счет чего будете увеличивать доходы госказны, которые должны прилично вырасти?

- Наши плановые показатели на следующий год увеличены более чем на 100 млрд грн по сравнению с текущим годом. Речь идет о дополнительных 68 млрд грн по таможенному направлению, 27 млрд грн – по налоговому. То есть, индикативы по таможне выросли на 25% по сравнению с 2017-м, а по налоговой – на 7%. В целом запланировано увеличение поступлений на уровне 15%. Это реалистичные показатели. Думаю, мы справимся.

Как видите, основной акцент в росте показателей делается на таможню. По итогам октября таможня дала в бюджет более 30 млрд грн -- абсолютный рекорд за всю историю Украины. При этом Одесская таможня досрочно выполнила годовой план. При плане в 16,6 млрд грн, 18 октября одесские таможенники уже перечислили в бюджет 16,7 млрд грн. На 1 ноября объем перечисленных таможенных платежей составил более 17,5 млрд грн, то есть годовой индикатив перевыполнен на 5%. И это прецедент за последние годы. Если такая динамика сохранится, мы ожидаем, что к концу года дополнительно поступят еще 4 млрд грн. А значит, только Одесса перечислит в бюджет более 20 млрд грн. И мы должны идти дальше, не сбавляя темп. Поэтому нам так важны сканера, без которых эффективно проводить процесс детенизации невозможно.

В налоговой сфере большой теневой сектор остается в зарплатном направлении. После того, как мы ужесточили ответственность работодателей за выдачу зарплат в конвертах, многие пересмотрели свою позицию и стали платить "в белую". Например, в Киеве по сравнению с прошлым годом средняя официальная зарплата выросла на треть. Но работы еще очень много. Достаточно взглянуть, например, на суммы, которые официально декларируют наши звезды спорта или эстрады.

- В следующем году будет сохранен таможенный эксперимент, когда половина от перевыполнения таможнями плана идет на строительство дорог?

- Да, очень большая поддержка в этом вопросе исходит от региональных властей. В рамках эксперимента с начала года таможнями уже перечислено 10,2 млрд грн. Только по итогам октября на ремонт дорог в регионах должно быть направлено 1,86 млрд грн, что также является рекордом за 10 месяцев. То есть, октябрь у нас получился рекордным по многим показателям. До этого наибольшая сумма была перечислена на дороги в мае – 1,83 млрд грн. И вы видите, что ситуация с дорогами в стране начала действительно меняться в лучшую сторону.

- Налог на недвижимость – оправдались ли надежды, что с его помощью можно будет наполнить местные бюджеты?

- Самая большая проблема – база налогообложения. Мы используем электронную базу, но в ней нет значительной части объектов. Там, где органы местного самоуправления приняли на себя ответственность и наполняют базу, там сборы увеличиваются. А если документация до сих пор на бумаге и лежит в архивах БТИ, процесс тормозится. К сожалению, сегодня база по старым объектам наполняется в основном за счет операций с недвижимостью. Все, что зависит от ГФС, мы делаем.

- Последний вопрос: когда у вас появятся заместители?

- Хороший вопрос (смеется). Заместители очень нужны. Я сейчас много бываю в командировках. В последние годы у нас образовался определенный вакуум в отношениях с международными партнерами по таможенному направлению. Мы потеряли много наших международных связей и фактически выпали из деятельности международных организаций, перестали участвовать в важных конференциях. А таможня не может существовать обособлено от других стран. Чтобы эффективно работать, нужно быть "в коннекте" с соседями. И я много времени расходую на поездки за границу, чтобы наладить утерянные связи, организовать совместные со странами-соседями меры по борьбе с контрабандой, обмен информацией по таможенной стоимости, общие пункты проведения таможенного контроля. Поэтому, конечно, увеличение количества заместителей - важный вопрос. Но я нахожусь сейчас на двух должностях – и. о. руководителя и заместителя главы ГФС, что делает невозможным взять кого-то на должность заместителя. Так что, придется пока поработать за двоих.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > interfax.com.ua, 22 ноября 2017 > № 2399792 Мирослав Продан


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390304 Константин Елисеев

Вопрос Украины к ЕС: скажите, за что мы боремся

Константин Елисеев, EUobserver.com, Бельгия

Через две недели страны Евросоюза и их восточноевропейские друзья соберутся в Брюсселе на пятый саммит Восточного партнерства.

Это может стать знаковым событием, знаменующим новую стратегическую концепцию, новый взгляд на эту инициативу ЕС на многие годы вперед.

За период с 2009 года, когда был запущен этот проект, политическая обстановка кардинально изменилась. Маски сняты. У проекта Восточного партнерства теперь есть явный и злейший враг — Россия.

Этот враг понимает, насколько велик потенциал проекта Восточного партнерства, который может поставить под угрозу его собственные реваншистские интересы.

Россия потрясена преобразующим воздействием мягкой силы Евросоюза на ее соседей и боится его последствий для авторитарного режима в Москве.

Нет ничего удивительного в том, что сегодня каждый восточноевропейский партнер и многие государства-члены ЕС подвергаются актам прямой или гибридной агрессии, совершаемым Россией в ответ.

Сейчас не время для колебаний, политики умиротворения, полумер или политики выжидания.

Нам нельзя оставаться в тени, занимая выжидательную позицию, мы должны действовать активнее и быть более амбициозными. Не выбирать технократический подход, а действовать со всей страстью. Иметь мужество и не бояться называть вещи своими именами: агрессора — агрессором.

Нельзя допустить, чтобы европейские ценности сводились на нет, когда приходит Россия и размахивает выгодными газовыми контрактами. Прикрываться сегодняшними вызовами или недостаточными амбициями других восточных партнеров проще простого. Ведь это — еще и стремление уйти от реальности, хотя от нее в конечном счете уйти невозможно.

Трудный путь

Украина поняла это на своем горьком опыте.

Мы — не просто европейское государство, а европейское государство, которое за свои законные устремления платит самую высокую цену.

Мы — европейская страна, которая стремительно продвигается по пути сложных политических и экономических реформ в то время, когда нам приходится еще и противостоять внешней агрессии со стороны современных и технически оснащенных вооруженных сил России

Четыре года назад на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе вся Украина с замиранием сердца ждала подписания договора об ассоциации с ЕС.

Этот договор был символом мечты украинцев о лучшей жизни в единой Европе. После того как бывший президент Украины решил не подписывать договор, это страстное стремление народа вылилось в «Революцию достоинства» на Майдане.

Это привело к полномасштабной агрессии России в Крыму и гибридной войне на Донбассе — на востоке Украины, откуда я родом.

На протяжении последних четырех лет миллионы украинцев мужественно противостоят этой смертоносной угрозе под флагом общих ценностей ЕС — кто-то на линии фронта, а кто-то — в тылу. За наш европейский выбор более 10 тысяч украинцев заплатили жизнью.

Можно ли найти другой пример, когда на такие жертвы шли ради всего того, что должен олицетворять флаг ЕС?

Так наступило пробуждение Украины — новой Украины с ее активным, смелым и решительным гражданским обществом, мощным политическим импульсом для проведения реформ, и, что самое главное — с возросшей преданностью европейским идеалам и принципам.

Первая в повестке дня

В европейской повестке дня Украина всегда была главной страной в нашем регионе.

Мы готовы и дальше строить общее будущее, и президент Украины вынес на обсуждение долгосрочные инициативы по углублению взаимовыгодного процесса сближения Украины и Европы.

Мы успешно движемся к решению таких вопросов как интеграция с энергетическим союзом ЕС, интеграция с единым цифровым рынком ЕС, вхождение в Шенгенскую зону, в которой отменен таможенный контроль, а также возможная интеграция с Таможенным союзом ЕС.

Наши цели, связанные с проведением реформ, можно будет воплотить в жизнь гораздо проще благодаря стратегической программе помощи, основанной на Плане помощи Европейского союза Украине, который недавно представила Литва.

Ты борешься за то, за что выступаешь. А то, за что ты выступаешь — это то, кто ты есть на самом деле.

Мы, украинцы, не просим Евросоюз отстаивать Европу на Донбассе — мы можем делать это и сами. Но ЕС должен хотя бы четко сказать, за что он выступает.

Честность

Евросоюз должен выступать за расширение зоны свободы и процветания, стать маяком для других, протянуть руку всем, кто стремится к дальнейшему сближению с Европой. Именно в такой Евросоюз мы верим.

В принципе Украине необходим лишь сигнал: «Как только вы будете готовы — мы вас примем в свой состав». Наша задача — подготовиться. А задача ЕС — решить, готова ли Украина или когда она будет готова.

Для нас это имело бы огромное значение, а Евросоюзу это ничего не стоило бы.

Это был бы честный и справедливый шаг исторического масштаба. Это укрепило бы принцип европейского единства, вдохнув в него новую жизнь. И стало бы наглядным свидетельством того, что Евросоюз действительно является оплотом демократии, свободы и достоинства.

Константин Елисеев — советник президента Украины Петра Порошенко и бывший представитель Украины при Европейском Союзе.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390304 Константин Елисеев


Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388899 Леонид Радзиховский

Сойти с ума: Украина пойдет захватывать Приднестровье при одном условии

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Вхождение Приднестровья, молдавского «аналога» так называемых ДНР-ЛНР, в состав Украины абсолютно не нужно ни Тирасполю, ни Киеву, ни Кишиневу. Украина стала бы захватывать никому не нужную непризнанную «республику» лишь в одном случае — если бы сошла с ума. Такое мнение «Апострофу» высказал российский публицист и журналист Леонид Радзиховский, комментируя заявление президента Молдовы Игоря Додона о том, что Приднестровье может войти в состав Украины.

Слова Игоря Додона производят впечатление какого-то бреда. Я впервые слышу о главе государства, который говорит о том, что будет, если его государство перестанет существовать. Это по меньшей мере странно. Непонятно, чем это заявление мотивировано. Еще менее понятно, почему его волнует, что будет с Приднестровьем, если его государство перестанет существовать. Наконец, совсем уж странно, что он решает за Украину, присоединит она к себе Приднестровье или нет. Все тезисы этого человека производят впечатление бреда. Никакого рационального смысла в этих словах ни с какой стороны я не вижу. Если он таким образом хотел подлизаться к России, то это тоже крайне глупо.

Насколько я понимаю, основное развлечение Додона — это собачиться с парламентом Молдовы. Он хочет загнать в угол своих парламентариев и получить какое-то преимущество. В частности, он показывает, что вот у него есть решение проблемы Приднестровья, которое состоит в федерализации Молдовы. Но это опять же, насколько я понимаю, пустой треп, поскольку от него это не зависит, а парламент на это никогда не пойдет. Это во-первых.

Во-вторых, сама эта [Приднестровская молдавская] «республика», как мне кажется, меньше всего хочет вернуться в Молдову в любом качестве, будет она частью федерации или нет. Им и так хорошо. Зачем им Молдова? Потому эти его предложения — чисто демагогические, поскольку ни Кишинев, ни Тирасполь ему не подчиняются.

По поводу Украины это могло быть чисто теоретическое допущение, поскольку есть общая граница. Но практически вхождение Приднестровья в состав Украины абсолютно не нужно ни Тирасполю, ни Киеву, ни Кишиневу. А продать это так, что вот я, Додон, защищаю Тирасполь от поглощения Украиной, — ну, это детский сад какой-то, опасности такой нет.

Что касается того, что интересует Россию… Думаю, Россию интересует одно — чтобы поменьше говорили о Приднестровье, потому что России это сегодня ни с какой стороны не интересно и не важно. Сейчас я не могу вообразить себе условия, при которых Россия вновь активно займется вопросом Приднестровья. Для этого в России, во-первых, должны появиться лишние деньги, которых, мягко говоря, нет. Как правильно сказал Додон, сейчас даже газ Приднестровью Россия бесплатно не поставляет.

России явно не до них. Если бы Украина сошла с ума и стала реально захватывать никому не нужное Приднестровье, тогда Москва бы, наверно, вмешалась. Или если бы Кишинев вдруг взбесился и стал посылать войска в Приднестровье… Другими словами, чтобы Москва вновь заинтересовалась Приднестровьем, его надо спасать от кого-то. Но спасать его абсолютно не от кого, кроме самих руководителей Приднестровья, от которых спасать его невозможно.

Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388899 Леонид Радзиховский


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388884 Ильми Умеров

«Я обязательно вернусь в Крым»

Ильми Умеров о политических преследованиях, своих планах и будущем Крыма

Антон Королев, Open Democracy, Великобритания

Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров уже вторую неделю находится в Киеве. Здесь он оказался совершенно неожиданно. После секретного указа президента Владимира Путина о помиловании Умерова и другого замглавы Меджлиса Ахтема Чийгоза, Россия выдала активистов крымскотатарского движения Турции. В сентябре Симферопольский райсуд приговорил Умерова к двум годам колонии-поселения за призывы к нарушению территориальной целостности Российской Федерации. Чийгоза — к восьми годам лишения свободы за организацию массовых беспорядков возле парламента Крыма 26 февраля 2014 года.

Об интервью с Умеровым Open Democracy договаривалось еще до его выдачи Турции, когда замглавы Меджлиса находился в Крыму, однако встретиться с ним удалось уже в Киеве. Ильми Умеров рассказал о том, как происходило освобождение, о первых днях пребывания в столице Украины, о предстоящей поездке в Германию и планах вернуться в Крым.

«Вы же понимаете, что Чубаров и Джемилев вас бросили»

- То, как происходил процесс выдачи вас и Ахтема Чийгоза турецкой стороне, напоминало спецоперацию. Хотя изначально планировали отправить вас на материковую Украину. Что же случилось?

— Я не был посвящен в эти схемы. Видимо, сыграли роль большой резонанс наших уголовных дел, то, что мы с Ахтемом являемся заместителями председателя Меджлиса. Позиция ООН, отраженная в различных докладах, позиция Европейского Союза, мнение лидеров ведущих стран мира — все это создавало определенный фон. И конкретная встреча президента Турции Реджепа Эрдогана с Путиным привела к определенной договоренности между ними. Вот об этом я знал. На пресс-конференции в Киеве Эрдоган заявил: «Ждите результатов». За две недели до выдачи турецкой стороне у меня были гости из Москвы. Это два высокопоставленных сотрудника ФСБ, которые сказали следующее: «Есть договоренность президента Турецкой республики и президента Российской Федерации о помиловании и освобождении вас и Чийгоза. Осталась только небольшая формальность: нужно написать прошение о помиловании».

Я категорически отказался. Они начали меня шантажировать доводами: Ахтем Чийгоз якобы написал прошение. То есть обманывали. «Вы же понимаете, что Чубаров (председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. — oD) и Джемилев (экс-глава Меджлиса, народный депутат Украины Мустафа Джемилев. — oD) вас бросили. Вы сейчас будете сидеть в тюрьме, а они будут шиковать в Киеве, ездить по миру, пить дорогой кофе. Подумайте о том, что будет с вами при вашем здоровье», — убеждали меня сотрудники ФСБ. Договориться со мной им не удалось. Других контактов со мной не было.

- Как происходил процесс выдачи Турции?

— Несколькими днями ранее у меня случился гипертонический криз, и я попал в Бахчисарайскую районную больницу. 25 октября утром ко мне пришел сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Он предложил мне проехать в офис ведомства, где меня ознакомили бы с указом «о реабилитации», и привезли бы обратно. Мы в сопровождении врачей поехали в Симферополь. Однако почему-то отправились не в здание ФСИН, а в аэропорт. В этот момент я стал волноваться, так как меня обманули, а что будет дальше, я не знал.

Спустя какое-то время мы оказались в самолете. Там было полтора десятка людей в гражданской одежде. Пока шел по салону, увидел в его конце Ахтема Чийгоза. Мне запретили с ним разговаривать и смотреть в его сторону. Когда я попросился в туалет, то, проходя рядом, смог поздороваться с Ахтемом. Тут же посыпались угрозы в мой адрес. «Только благодаря вашему возрасту и вашим болезням, вы сейчас не оказались лицом на полу, мы не заковали вас в наручники. Вы совершили серьезное правонарушение», — причитали сопровождающие. Через час мы вылетели из Симферополя и приземлились в Анапе. Дозаправившись, полетели в Анкару. Там нас уже встретили представители турецкой стороны и крымскотатарской общины. В тот же день мы встретились с послом Украины в Турции, а на следующий день — с президентом республики. Мы попросили Эрдогана поспособствовать освобождению украинских политзаключенных, в частности, режиссера Олега Сенцова (Сенцов осужден на 20 лет по обвинению в терроризме, в настоящее время содержится в колонии «Белый медведь» в Ямало-Ненецком автономном округе в России. — oD).

- Вы уже вторую неделю находитесь за пределами Крыма. Хотя всегда подчеркивали, что покидать родную землю не намерены. Какие у вас чувства?

— Чувства, однозначно, не поменялись. Я и сейчас остаюсь сторонником того, что должен находиться в Крыму. С позиции сегодняшнего дня считаю, что я должен воспользоваться приглашением канцлера Германии Ангелы Меркель и поправить немножко здоровье (Ильми Умеров страдает болезнью Паркинсона и сахарным диабетом. — oD). После возвращения из Германии я обязательно вернусь в Крым.

- Когда вы собираетесь в Германию?

— Пока неизвестно. Этим занимается посольство Германии в Украине. Также я не знаю, в какой клинике будет проходить лечение. Я знаю, что с моей стороны не воспользоваться этим было бы нечестно по отношению к Ангеле Меркель, которая в сложный для меня период сделала это предложение. А после моего освобождения без напоминания вновь его продублировала.

- Ваше возвращение в Крым зависит от результатов лечения?

— Нет. Независимо от результатов лечения в Германии, я вернусь в Киев и через некоторое время обязательно поеду в Крым.

- Вы осознаете, что последствия могут быть самыми непредсказуемыми в случае вашего появления в Крыму?

— Более того, мы не знаем текста указа президента (России. — oD) о моем помиловании. Есть ли там какие-то условия о недопущении меня в Крым. Есть ли запрет на въезд в какой-то другой форме. Может быть, запрет оформлен каким-то другим документом. Я не знаю.

- Негласно вам никто не говорил о нежелательности поездки в Крым?

— Нет, никто на эту тему не вел никаких переговоров. Мне никто не ставил условие, что я не могу возвращаться в Крым. Если бы в Крыму, когда я находился дома и в больнице, мне кто-то сказал: меня освобождают с условием покинуть Крым, я бы ответил: ради несчастных двух лет в колонии, лишаться родины не буду.

«Плыву по течению»

- Чем вы намерены заниматься до того, как отправитесь на лечение в Германию?

— Пока идет первый период пребывания в Киеве. Множество интервью, эфиров, встреч. Следующий этап: возобновление контактов с политиками, знакомыми и незнакомыми — теми, кто интересуется крымскотатарским вопросом. Пока я плыву по течению.

- Вы госслужащий с большим стажем. Последняя ваша должность — глава Бахчисарайской райгосдаминистрации, на которой вы проработали 9 лет. Если так получится, что придется остаться в Киеве, готовы ли рассмотреть предложения о работе?

— Это будет зависеть от предложений. Однажды мне уже предлагали стать заместителем председателя Херсонской облгосадминистрации. Тогда я отказался, сказав, что хочу жить в Крыму. Сейчас мне уже 60 лет и есть инвалидность. Я не ставлю перед собой цель вновь устраиваться на работу, но теоретически это возможно. Если будет должность, которая будет приносить пользу Крыму и крымскотатарскому народу, почему бы и нет.

- Ваше уголовное дело вызвало большой резонанс в мире. Внимательно наблюдая за процессом, можно было заметить, что в суде так и не удалось установить факт призыва к нарушению территориальной целостности России, в чем вас обвиняло следствие. Поводом послужило ваше интервью крымскотатарскому телеканалу ATR. Чем же руководствовался судья, вынося обвинительный приговор?

— Сразу хочу обозначить: меня судили не за интервью телеканалу ATR, а за мою позицию и мнение. Я не признаю российскую юрисдикцию в Крыму, не признаю референдум о присоединении Крыма к России, не признаю власть, которая существует в Крыму, в том числе суды и судебные разбирательства. Телепрограмма — это формальный повод. Что касается уголовного дела, то оно было полностью сфальсифицировано еще до начала расследования. Следователи сделали перевод с крымскотатарского языка, добавили в мою речь слово «надо» — таким образом «подогнали» самые важные моменты, в которых я якобы призывал усилить санкции для того, чтобы Россия сама отказалась от претензий на Крым, а также ушла из Донецкой и Луганской областей. Обвинительное заключение строилось на результатах лингвистической экспертизы, которая основывалась на сфабрикованном переводе и фальсифицированном заключении эксперта.

Прокурор во время судебных прений просил в отношении меня условный срок. Однако судья под давлением, скорее всего, ФСБ, принял более жесткое решение (лишение свободы на два года с отбыванием в колонии-поселении. — OD), что в принципе в судебной практике России не принято. Суд не принял во внимание ни выводы экспертизы, ни перевод, который был сделан с ошибками. В тексте решения просто написали фразу: «в совокупности высказываний доказано, что был призыв к нарушению территориальной целостности Российской Федерации».

- Подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов назвал вас «тунеядцем» и призвал сдать российский паспорт после того, как вы оказались в Киеве. Готовы последовать его призыву?

— Российский паспорт я у них не просил. Когда работал главой Бахчисарайского района, мне принесли этот паспорт в кабинет. Я пользуюсь им только для обеспечения медицинской помощи, в которой я постоянно нуждаюсь. Без «аусвайса» очень трудно находиться на этой территории. Поэтому если я продолжаю жить в Крыму, российский паспорт мне в этом немного оказывает полезную услугу. Что касается тунеядства, я 20 лет был госслужащим Украины и успешным руководителем. Сейчас я на пенсии. Слова Аксенова никак не могу считать правильной оценкой.

«С Меджлисом они просчитались»

- Первая волна репрессий в Крыму была направлена против политически активных людей и тех, кто связан с запрещенным в России Меджлисом. Последние аресты и задержания в основном связаны с религиозными организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джамаат», деятельность которых запрещена на территории России. Как вы воспринимаете эту тенденцию? Это попытка распространить недоверие в отношении крымских татар, представив их в образе «исламских террористов», в Крыму, Украине, России и, возможно, среди международного сообщества?

— Однозначно, да. Скорее всего, Российская Федерация именно так и хочет. Но в вопросе с Меджлисом они просчитались, потому что когда дело касается представительного органа крымскотатарского народа резонанс происходит очень сильный. А когда речь идет о ликвидации ячейки «Хизб ту-Тахрир» и арестовывают ее членов, такого мирового резонанса не получается. Наверное, возникает мысль: а вдруг это террористическая организация, вдруг это на самом деле террористы? Хотя мы, живя в Крыму, знаем, что, во-первых, в Украине эта организация не была запрещенной и ее деятельность никак не противоречила законодательству. Во-вторых, нет никакой организации «Хизб ту-Тахрир», потому что она никак не структурирована. Никаких регистрационных документов даже в период украинской юрисдикции не было. Никаких действий с их стороны, кроме организации митингов в Симферополе и фотосессии в Ханском дворце в Бахчисарае, не зафиксировано.

- На международном уровне мы видим некоторую «усталость от Украины», есть ли нечто подобное в отношении Крыма? Насколько важна поддержка крымских татар мировой общественностью?

— Я думаю, что у Путина расчет именно на это: вдруг с течением времени угаснет интерес к Крыму, мировое сообщество в лице ООН, ЕС и других организаций смирится по вопросу Крыма. А изменить отношение к России можно только в том случае, если она вернет территорию Крыма Украине, выведет свои войска из частей Донецкой и Луганской областей. Только тогда можно будет говорить о смягчении санкций или их отмене. Если этого не произойдет, никакой речи об уменьшении санкций не должно быть. Только усиление санкций — с целью не допустить решение этого вопроса военным путем.

Я категорически не рассматриваю военный путь, поскольку это чревато большими человеческими жертвами. Их достаточно на Донбассе. В этой ситуации очень многое зависит от Украины. Если государство не признает аннексию и во всех контактах с международными организациями напоминает эту тему, напоминает об усилении санкций и сама активно участвует в этих процессах, только тогда возможен положительный результат.

- Несмотря на серьезный уровень давления на крымских татар со стороны российских силовых органов, сопротивление не уменьшается. Как меняются взгляды людей за три года?

— В последнее время шок от аннексии начинает проходить. Нельзя сказать, что страха нет, он, конечно, присутствует, и чувство самосохранения у каждого человек есть. Но люди понимают ответственность за свое будущее, преодолевают этот страх. Все больше и больше крымских татар приходят к зданию суда, чтобы поддержать соотечественников. Люди приходят к домам соседей, у которых проводятся обыски. Люди выходят на улицы с одиночными пикетами, участвуют в «Крымском марафоне» по сбору средств для оплаты штрафов. Из Крыма выдворили Мустафу Джемилева, Рефата Чубарова, посадили Ахтема Чийгоза. Но появились люди, которые начали активно говорить.

- Крым сегодня стал неким испытательным полигоном для российских силовиков. Что бы вы сказали гражданам России о Крыме сегодня? Почему их — даже сторонников аннексии — это должно волновать?

— Каждый народ, каждая этническая единица имеет свою родину — территория, на которой сформировался народ. По международному праву неотъемлемым является право на самоопределение и никто не должен лишать представителей народа этого права. Украине необходимо принять закон о статусе крымских татар как коренного народа, внести изменения в Конституцию Украины в вопросе крымскотатарской автономии. А российские граждане должны понимать, что у украинцев есть Украина, у россиян — Россия, у французов — Франция. У крымских татар есть одна территория — Крым. Статус Крыма должен определять крымскотатарский народ. Желание крымскотатарского народа — Крымскотатарская автономия в составе Украины.

Желание крымскотатарского народа — Крымскотатарская автономия в составе Украины

- Сейчас уже можно сказать, что ситуация в Крыму вряд ли улучшится до президентских выборов в России в марте 2018 года. Согласно прогнозам, Путин сохранит за собой кресло главы российского государства. Но что означает еще один путинский срок для крымских татар?

— В целом, для России это означает продолжение прежнего курса. Народ будет также находиться в зомбированном состоянии, когда подавляющее большинство не способно самостоятельно думать, самостоятельно принимать решение и участвовать в собственной судьбе. Что касается крымских татар: пока есть Путин, Россия вряд ли самостоятельно откажется от Крыма. Я думаю, что наши проблемы будут продолжаться.

- Вы согласны с мнением, что Россия продолжит вытеснять политически активных людей из Крыма, используя гибридные методы? А следующими на очереди могут стать ваши соратники, живущие на полуострове?

— Вполне допускаю такую мысль, хотя в отношении себя считаю — пока не выдавленный, но в процессе.

- Как вы относитесь к идее обмена политзаключенных между Россией и Украиной?

— Это гораздо более сложный процесс, чем просто обмен. Российская Федерация — такое государство, которое не считается с судьбами людей. Для нее гораздо важнее обменять человека на какие-то политические преференции. Мне нравится выражение одного украинского политика, который сказал: об освобождении заложников нужно говорить после их освобождения на второй день. Не надо афишировать, необходимо проводить все доступные методы и варианты переговорного процесса.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388884 Ильми Умеров


Украина. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388868 Олег Пономарев

На Украине начались реальные репрессии за русский язык

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Наступление на русский язык на Украине продолжается по всем фронтам. После скандального закона об образовании, принятого Верховной радой и согласно которому национальные меньшинства будут лишены права обучаться на родном языке, в первую очередь речь идет о румынских и венгерских этнических группах, неумные украинские националисты продолжают выискивать, где и кто еще смеет говорить вслух на «великом и могучем». И, как правило, находят, устраивая «инакомыслящим» чистки похлеще сталинских. На этот раз нешуточный скандал разгорелся на Западной Украине — в Ивано-Франковской области, где директора школы м обучением на польском и русском языках едва не довели до сердечного приступа. Что примечательно, на защиту педагога встали даже родители, но местная власть в лице ультра-наци-патриотов из партии «Свобода» намерена если не загнать директора в гроб, то сделать ее жизнь невыносимой.

Департамент образования — директору школы: «Вот тебе листок и вот тебе ручка, и пиши заявление…»

Скандал разгорелся в середине сентября 2017 г. в общеобразовательной школе №3 г. Ивано-Франковск. Директор учебного заведения — Светлана Долгова, которая проработала на своей должности более 20 лет, обвинила Департамент образования и науки Ивано-франковской мэрии в предвзятости и давлении. Эта школа — одна из немногих на Западной Украине, где преподавание чудом сохранилось на русском языке. Кроме этого учатся дети также на украинском и польском языках. Здесь учатся почти 900 учеников разных национальностей. Кроме украинцев — армяне, татары, русские, евреи, поляки, грузины и даже немцы. И до сих пор в голову никому не приходило раздувать скандал не на почве качества образование, а по языковому признаку. Спустя две недели директор была вынуждена написать заявление об увольнении «по собственному желанию».

«Я шла с заявлением о котором не знал никто в школе. Я его написала, ну, это не было то давление, когда говорят — садись, вот тебе листок и вот тебе ручка, и пиши, это не этот было давление, это были такие условия, в которых я работала», — объясняет Светлана Долгова.

Этот шаг стал полной неожиданностью, как для учителей, так и для родителей. На общем собрании директора уговорили одуматься и забрать заявление. Но в Департаменте образования заявили, что обратной силы у заявления нет. Разгневанные родители буквально ворвались в кабинет директора Департамента Игоря Смаля, но также отказал им в восстановлении директора в должности. Кстати, чиновник является членом националистической партии «Свобода», идеология которой на дух не переносит русский язык.

«Он так и сказал: я решение своего не меняю и предложил участвовать Светлане Владимировне в конкурсе, он на контакт с нами не шел, выбежал из зала, ну просто нас проигнорировал», — рассказывает председатель попечительского совета школы №3 Зоряна Свитна.

Родительский комитет школы утверждает, что бывшие выпускники — это элита Украины, школа с многолетними традициями всегда была многоязычной и менять сегодня директора просто недопустимо.

Руководство боится признать гонения по языковому признаку

По словам СДолговой городское руководство и ее непосредственное начальство будет выкручиваться из ситуации, как может. Но никогда не признает, что реальные репрессии в отношении ее связаны именно с языком. Да и доказать это сейчас будет крайне сложно.

«Я не хочу сегодня вслух говорить то, что я слышала в свой адрес не только от директора департамента, от других должностных лиц. Я не могу в такой среде работать», — говорит директор школы №3 Светлана Долгова.

Но она уверена — все проблемы у нее начались именно из-за русского языка. Ей не раз приходилось слышать от чиновников различные упреки по этому поводу. Но руководство, естественно, все обвинения отвергает.

«По моему убеждению, не знаю чья, не знаю с какой целью, но это провокация. Если просьба заменить в школе все таблички и вывески, написанные на русском языке — на украинский, считать давлением или каким-то предвзятым отношением ну тогда так и есть», — оправдывается директор департамента образования и науки Ивано-Франковского горсовета Игорь Смаль.

Мэр Ивано-Франковска, представляющий более чем неонацистскую, а не националистическую партию «Свобода», Руслан Марцинкив все же пообещал учителям и родителям, что встретится с ними и якобы разберется в ситуации. А пока попечительский совет школы готовит обращение в прокуратуру и суд о давлении и незаконном увольнении директора.

Чуть позже Департамент образования и науки сменил свое решение в отношение Светланы Долговой, оставив ее работать в школе на должности простого учителя, но со статусом «исполняющая обязанности директора» пока не будет проведен конкурс и избран новый директор. По совету родительского комитета она все же решила подать иск в суд с требованием аннулировать приказ руководства об увольнении и восстановить ее в должности директора школы. Также, как это принято в случаях явно незаконного увольнения, она просит суд компенсировать ей разницу в зарплате, так как в связи с приставкой «и. о.» ей значительно понизили ставку. О компенсации же морального ущерба или защите чести и деловой репутации речь пока не идет, но С. Долгова вполне может на рассчитывать. Иск от директора школы судья Ирина Пастернак приняла и назначила первое судебное слушание на 31 января 2018 г.

Ради своих интересов Европа закроет глаза на преследование русских

Этот вопиющий случай нарушения на Украине конституционных прав русскоязычной диаспоры, общины, называйте это как хотите, является далеко не единственным. Кто-то молчит, кто-то пытается отстаивать права, но не всем удается привлечь внимание широкой общественности к этой проблеме, так как сегодня украинские СМИ ее практически не «замечают». И чаще делается это сознательно: проблема не освещается — значит ее нет.

После скандального закона «Об образовании» и угроз со стороны Венгрии и Румынии, президент Украины Петр Порошенко пошел на попятную и согласился на анализ этого закона Веницианской комиссией. Но, что самое интересное — запрет обучать детей на родном языке сохранился только для русскоязычных. Во время своего визита в Бухарест глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что для европейских языков будет сделана поблажка:

«Уже на сегодня в законе мы сделали исключение для языков Европейского союза. Предметы могут также изучаться и на языках ЕС. Это четко прописано в образовательном законе», — заявил министр иностранных дел.

Чтобы не терять окончательно лицо, украинская власть придумала обходной маневр. Закон «Об образовании» меняться не будет, но будут приняты подзаконные акты и отдельный закон «О среднем образовании», которые позволят детям национальных меньшинств учиться в школе на родном языке. Всем, кроме русских. Собственно говоря, вся эта реформа образования и была затеяна для того, чтобы лишить русскоязычную часть населения Украины права учить своих детей на родном для них языке. А таковых, кстати, по данным исследование института Гэллапа в стране насчитывается порядка 82%.

По словам Директора украинского Института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника прежде всего нужно сейчас дождаться выводов ПАСЕ. Хотя уже очевидно, что отступать от насильственной «украинизации» официальный Киев не намерен.

«Выводы этой комиссии всегда двоякие, будут выявлены позитивные и негативные стороны. Но весной на Украине начнется избирательная кампания. Президент Порошенко не захочет конфликтовать с правыми, он рассматривает их как свою целевую аудиторию. Поэтому сегодняшние обещания Климкина — это в большей мере политическая игра. Не стоит ожидать существенных изменений в это законодательство», — отметил эксперт.

Президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин считает, что как только Украина договорится с европейскими странами о смягчении языковых ограничений для их представителей, Евросоюз закроет глаза на нарушение прав русских.

«Раз в два года генсеку Совета Европы подаются доклады по этому поводу. Иных юридических процедур нет. У остальных сторон хартии нет прав делать что-либо против государств, не выполняющих ее положения. Поэтому можно оказывать только дипломатическое давление. Комитет министров СЕ может на основе докладов выпускать лишь рекомендации. Поэтому усилия Венгрии и других стран, которые критикуют Украину, направлены лишь на то, чтобы побудить Евросоюз оказать коллективное политическое дипломатическое давление. Ставка делается на то, что в каждом государстве лица, чьи языковые права ограничиваются, могут обращаться в местные национальные суды», — отметил Капустин.

Украина. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388868 Олег Пономарев


Китай. Словакия. Украина. РФ > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > gudok.ru, 15 ноября 2017 > № 2387137

Грузовой поезд, следующий из Китая в Словакию в рамках проекта «Китайско-европейский экспресс», прибыл из Даляня в словацкий порт Братислава на реке Дунай. Он стал первым контейнерным составом, который прибыл напрямую из Китая в Словакию, сообщает агентство «Синьхуа».

В составе поезда 41 контейнер с электроникой, запчастями к оборудованию и продукция легкой промышленности, произведенные в восточной и северной частях Китая. Общая стоимость грузов -– более 3 млн долларов США.

Как отметил на церемонии приема поезда министр транспорта Словакии Арпад Ерсек, запуск маршрута имеет важное значение для словацко-китайских экономических связей и является обоюдным выигрышем для двух стран. Посол КНР в Словакии Линь Линь в свою очередь заявил, что запуск маршрута в дальнейшем укрепит двустороннее сотрудничество в сферах транспорта и логистики.

Маршрут поезда Далянь – Братислава проходит по территории России и Украины, его общая протяженность составляет 10537 км.

Напомним, поезд покинул китайский порт Далянь 27 октября. В сравнении с традиционным маршрутом, проходящим по территориям Беларуси и Польши, новый позволяет сократить время в пути и сделать более эффективными перегрузочные процессы.

Ирина Таранец

Китай. Словакия. Украина. РФ > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > gudok.ru, 15 ноября 2017 > № 2387137


Украина. США > Агропром > interfax.com.ua, 14 ноября 2017 > № 2399796 Гжегож Хмелярский

Гендиректор "МакДональдз Юкрейн": Нам пока не доступны города до 40 тыс. в Украине

Эксклюзивное интервью генерального директора "МакДональдз Юкрейн" Гжегожа Хмелярского агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Расскажите об итогах деятельности "МакДональдз" в Украине в 2017 году?

Ответ: Мы продолжаем открывать рестораны в Украине. В августе этого года открыт новый ресторан в ТРЦ Lavina Mall. Это один из четырех ресторанов в Киеве и стране, в котором представлена возможность сделать заказ с помощью терминала самообслуживания. Терминалами пользуется в среднем 11% посетителей ресторанов, где они уже работают. В этом и в следующем году будем устанавливать терминалы в других ресторанах. В Польше, например, такие терминалы уже есть практически во всех ресторанах, и я даже подсказывал своим коллегам из польского офиса добавить украинский язык в меню. Ведь у них работает много украинцев-сотрудников, а также большое количество украинцев среди посетителей. Они обещали, что будут работать над этим (смеется). Этот элемент обслуживания в "МакДональдз" часть одного из главных корпоративных направлений компании под общим названием "диджитал". В некоторых ресторанах Европы мы внедрили еще одну инициативу, которая связана с работой терминалов – когда сотрудник "МакДональдз" приносит к столу еду и напитки, заказанные через терминал.

Вопрос: Во время недавнего визита в Варшаву мы побывали в ресторане "МакДональдз" без касс. Заказ необходимо было формировать через киоск, и после этого некоторое время ожидать, когда он появится. При этом, откуда – не совсем было понятно. Это достаточно интересный опыт, можно ли ожидать открытия подобного ресторана в Украине?

Ответ: Это экспериментальный ресторан. В нем заказы через терминалы составляют 96-98%. На самом деле, там есть кассы, но они встроены в прилавок, чтобы не привлекать внимания. Если посетители не знают, как пользоваться терминалом, сотрудники помогают. К таким технологиям мы тоже идем, и будем предоставлять больше возможностей заказов через терминалы в наших ресторанах. В следующем году хотим, как минимум, удвоить количество ресторанов с терминалами, при этом охватить не только Киев. В долгосрочной перспективе терминалы будут во всех ресторанах. В некоторых это нововведение будет происходить одновременно с обновлением ресторана, возможно, с расширением площади.

Вопрос: Компания "МакДональдз" имеет достаточно сдержанную политику в Украине? Почему? Например, в той же Польше действует уже почти 400 ресторанов "МакДональдз", у нас страна больше, но ресторанов всего 80.

Ответ: В этом году мы планируем открыть четыре новых ресторана в Украине. Два из которых уже открыты: один – в упомянутом ТРЦ Lavina Mall, второй недавно открылся по просп.Оболонский, 26а, возле м.Минская в Киеве. Рядом с ним 18 лет действовал ресторан "МакДональдз", который мы закрыли в связи с открытием нового ресторана.

Вопрос: С чем связано это решение?

Ответ: Возле ресторана строится большой жилой комплекс (ЖК Obolon Residences, бывший собственник – DUPD) и мы достигли договоренности с застройщиком о переносе ресторана. Это был сложный процесс с юридической и технической точки зрения, но достаточно дружелюбный. Еще два ресторана будут открыты в действующих торговых центрах: в ТЦ "Район" на Троещине ул.Николая Лаврухина, 4 и в City Mall в Запорожье по ул. Запорожская, 1б. В последнем из них уже начались ремонтные работы.

Также один ресторан сейчас в процессе большой перестройки с увеличением площади c 290 до 405 кв. м по ул.Научная в Харькове. Его планируем открыть его до конца года.

В Харькове в этому году мы уже расширили один ресторан возле центрального вокзала с 307 до 469 кв. м. Также провели ремоделинг "МакДональдз" в Днепре в ЦУМе.

До конца года планируем завершить процесс перестройки ресторана в Одессе по просп.Добровольского, 116а. Еще один ремоделинг в Одессе был завершен летом по просп.Шевченко, 2б. Всего по итогам года таких расширений и ремоделингов произойдет пять. В следующем году продолжим этот процесс.

Вопрос: Какой объем инвестиций был направлен в развитие сети в 2017 году?

Ответ: С начала текущего года и на сегодняшний день инвестиции в открытие и реконструкцию заведений составили 136 млн грн. Это три реконструкции в Одессе, Харькове и Днепре, а также два новых ресторана в Киеве (ТРЦ Lavina Mall и возле м.Минская). До конца года эта сумма возрастет.

Вопрос: Сколько новых ресторанов "МакДональдз" откроется в 2018 году?

Ответ: Планируем четыре новых ресторана и столько же обновлений действующих. В ближайшие годы приоритетными городами для нас остаются: Киев, Одесса, Львов. Но, хотел бы вернуться к вопросу о политике развития "МакДональдз" в Украине. Самый насыщенный нашими ресторанами рынок в Европе – это Австрия с 200 ресторанами и всего лишь 8 млн чел. населения, то есть на один ресторан приходится на 40 тыс. населения. Откуда такая разница? Во-первых, самое главное – это экономическое состояние населения. Есть большая зависимость между покупательской способностью и судьбой бизнеса, в том числе, компании "МакДональдз". Второе – это туризм. Например, на Мальте туристы очень помогают развитию бизнеса. Третье – транзит через страну, в этом плане выигрывает Австрия, но также за счет этого выигрывает и бизнес "МакДональдз" в Польше. И все же, самый главный из всех трех факторов, сколько денег остается у населения после обеспечения всех базовых потребностей. Как часто семья может позволить себе куда-то поехать на каникулы, либо на уикенд. Потому, что клиент, который в пути – гораздо ценнее с точки зрения бизнеса, чем тот, который сидит дома. Согласно индексу "Биг Мака", который ежегодно высчитывает The Economist, в списке из 56 стран Украина находится на последнем месте по уровню цены на "Биг Мак" в долларовом эквиваленте. Значительная часть инвестиций, например, в декор, мебель практически идентичны во всех странах. То есть построить ресторан стоит везде одинаково. Однако, учитывая цены на продукты в ресторанах, срок окупаемости отличается. Коллеги в Польше уже заходят и успешно работают в небольших городках с населением 20-40 тыс. Нам в Украине, к сожалению, пока такие города не доступны.

Вопрос: И все же, в последнее время рынок ресторанного бизнеса в Украине очень активно развивается. В Киеве в этом году буквально происходит открытие за открытием. Многие считают, что в условиях кризиса единственное удовольствие, которое украинцы могут себе позволить, на досуге – вкусно поесть. Но примечательно, что именно локальные игроки наращивают сети, а вот иностранные бренды фастфуда все еще остаются сдержанными в своих планах развития. Почему так происходит?

Ответ: Наша доля рынка составляет 11% (по состоянию на 2016 год) среди всех визитов в заведения питания вне дома, где можно поесть или перекусить, и она не падает. Эту позицию мы удерживаем с помощью открытия новых ресторанов и за счет прироста посетителей в существующие рестораны. Рост посещаемости за последние 12 месяцев составил 5 п.п.

Вопрос: Рассматривала ли компания возможность развития в Украине по франшизе? Практически во всех странах, в том числе, у наших соседей, "МакДональдз" развивается путем продажи франшиз, почему в Украине этого нет?

Ответ: Это корпоративное решение, которое напрямую зависит от особенности местного рынка. Пока нам лучше вести бизнес в Украине напрямую как 100%-я компания-дочка корпорации "МакДональдз", будем продолжать работать в таком формате. У нас существует также формат партнерства – во многих городах мы открываем рестораны через сотрудничество с партнерами в направлении недвижимости. Это не управление ресторанами, а строительство ресторана и сотрудничество с партнером, у которого мы потом арендуем данную площадь. Здесь бывают разные варианты, это может быть и готовое помещение, особенно, в торговых центрах, либо построенный с нуля ресторан для "МакДональдз".

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о вашей работе с поставщиками. Правда ли, что стратегией "МакДональдз" является максимальное привлечение к сотрудничеству местных поставщиков? Какую долю занимает украинская продукция?

Ответ: Такое направление работы появилось в корпорации еще много лет назад. В США, понятно, там большой рынок и практически все поставщики местные. За исключением игрушек из "Хеппи Мил", которые производятся в Китае, либо Вьетнаме. Когда "МакДональдз" заходил в начале 70-х годов в Европу, необходимо было найти местных поставщиков. После того, как в рамках ЕС начался процесс облегчения международной торговли, поиск местных поставщиков немного замедлился, но и сейчас сотрудничество с локальными партнерами является стратегически важным. Во всех рынках "МакДональдз" есть какая-то доля импорта. Но доля местных поставщиков – 70-80%. На небольших рынках, конечно, эта доля может быть меньше. У нас – около 70% и это значительный показатель для сравнительно небольшого рынка. Наши главные партнеры – компания OSI Food Solutions ("Казатинский мясокомбинат"), которая поставляет нам бифштексы из украинского мяса, там есть небольшая доля литовского и польского мяса, но это связано с особенностями рецептуры. В Днепре находится пекарня Bimbo Quick Service Restaurants (ранее East Balt Bakeries) по изготовлению булочек. Они недавно были выкуплены мировым игроком Grupo Bimbo, Белоцерковский молочный комбинат поставляет нам молочные смеси для десертов, Lustdorf – молоко, "Чумак" - кетчуп, соусы и маринованные огурцы, "Аграна" - фруктовые наполнители, Coca-Cola поставляет сиропы в напитки, "Овостар" - яйца, компания "Шантиль" - кексы и торты для детских дней рождений. Салаты нам поставляет "Фино Верде" – это украинское предприятие с испанскими инвестициями. Они работают круглогодично, зимой это всегда импортный салат, который здесь нарезается и фасуется, но при этом летом салатные листья выращивают в Украине. Есть также ряд не таких крупных поставщиков. Украинские партнеры поставляют нам не только продукты, но и, например, упаковку, элементы декора для наших ресторанов.

И мы продолжаем работать над увеличением доли украинских поставщиков.

Вопрос: Украинские поставщики готовы запускать производственные линии под сотрудничество с вами?

Ответ: Строить новые линии или мощности – это непростой путь. Для этого необходимо просчитывать целесообразность и масштабы проекта. Производителю нужно всегда подумать, а есть ли смысл запускать новую линию? Мы заходим в сотрудничество всегда с долгосрочной перспективой. Наша задача – не искать поставщиков на волне энтузиазма, потому, что потом может оказаться, что он не готов к стабильной и ответственной работе. Мы работаем обычно с компаниями, которые имеют хорошую репутацию, сертифицированные мощности и значительные объемы производства. При этом есть примеры успешного запуска производственных линий. Например, компания "Овостар" в рамках долгосрочного партнерства с "МакДональдз" первой в Украине установила специальное оборудование для мытья и дезинфекции яиц.

Вопрос: "МакДональдз" может предложить выступить финансовым партнером по закупке новых линий для производства определенных категорий продуктов?

Ответ: Нет. Все наши поставщики работают без наших финансовых инвестиций. Это всегда юридически и финансово независимые предприятия. Это философия, которая пришла со дня основания компании в 1955 году. Основатель "МакДональдз" решил избежать внутренней конкуренции направлений. Иначе он предстал бы перед вопросом: за кого переживать в первую очередь – за владельца франшизы или за поставщика? У нас не должно быть конфликта интересов.

Вопрос: Как вы ищете своих поставщиков? Путем проведения тендеров?

Ответ: Если это продукция, по которой много конкурентов на рынке, то мы проводим тендер. Но, в то же время мы не используем цену на товар как основной критерий, в первую очередь, мы смотрим на качество.

Вопрос: Как долго длится процедура сертификации производственных мощностей производителей пищевых продуктов со стороны вашей корпорацией?

Ответ: Мы не проводим сертификацию. У нас есть внутренняя система контроля качества и безопасности продукции. Эта система включает все международные стандарты, которые признает GFSI ("Global Food Safety Initiative"): FSSC 22000 (Food Safety Certification 22000), International Food Standard (IFS) и BRC Global Standard for Food Safety. В их основе лежат принципы HACCP. Независимая аудиторская компания, по нашим требованиям, проводит аудиты на предприятии на соответствие стандарту, который там внедрен. Дополнительно "МакДональдз" выдвигает ряд требований, которые не входят ни в один из перечисленных стандартов и являются специфичными требованиями нашей компании. Например, такие как, соответствие продукта спецификации "МакДональдз" и др .

Перед началом работы мы проводим инспекционный аудит предприятия для выявления всех несоответствий и даем время производителю внедрить те или иные процедуры и подтвердить их эффективность на производстве. Если предприятие полностью удовлетворяет стандартам "МакДональдз" и производитель готов их подтверждать на ежегодной основе, то мы рады видеть такого поставщика в нашей системе.

Самым ценным элементом, которым мы управляем как дочернее предприятие "МакДональдз", является бренд. Бренд несет определенные требования, особенно если это касается продуктов питания. Качество является нашим приоритетом, и мы заинтересованы в том, чтобы поддерживать его на высоком уровне. Забота о бренде - это забота о гостях.

Вопрос: Кто в "МакДональдз" проводит аудиты производственных площадок?

Ответ: Мы сотрудничаем с несколькими аудиторскими компаниями: SGS, SAI Global, Bureau Veritas, NSF International и др. С ними "МакДональдз" заключил договор на глобальном уровне. В системе есть процедура одобрения независимых аудиторских компаний. На самом деле их не более 10. Компания-производитель самостоятельно выбирает аудиторскую компанию, которая должна подтвердить соответствие производства нашим требованиям.

Вопрос: Есть среди украинских поставщиков "МакДональдз" компании, которые могут экспортировать свою продукцию в ваши рестораны в других странах?

Ответ: Часто проблема в расстояниях и стоимости логистической составляющей. Тот факт, что Украине не является членом ЕС, тоже не помогает, поскольку на ряд продуктов существуют пошлины.

Украинские поставщики поставляют свою продукцию в Грузию, Молдову, Азербайджан. К примеру, OSI Food Solutions поставляет бифштексы в Грузию и Молдову, "Чумак" предоставляет продукцию (кетчуп, майонез, соус "Сырный", маринованные огурцы) для "МакДональдз" Азербайджана и Грузии, "Шантиль" экспортирует выпечку в наши рестораны в Молдове. Сейчас нашим поставщикам сложно зайти на крупные рынки, потому что после закрытия поставок в Россию, остались страны ЕС, где конкуренция достаточно высокая. Дорогая логистика добавляет стоимости украинским товарам.

Вопрос: Какие критерии являются ключевыми при выборе места запуска нового ресторана. Какие рестораны в Украине демонстрируют самые высокие показатели посещаемости?

Ответ: Киев – номер один по количеству ресторанов, потому что это самый большой город в Украине. Если взять среднегодовые показатели продаж, то не факт, что киевские рестораны будут на высших позициях. Последний новый для нас город в регионах, где мы открывали первый ресторан, был Херсон. Это было в 2013 году. В 2014-2015 году наступил кризис, на работе компании существенно отобразилась девальвация гривни. При этом мы не прекращали развитие компании даже в этот период. В 2014 году мы открыли четыре новых ресторана в городах, где уже присутствуем. Но это не значит, что мы не рассматриваем выходы в новые города. Заходя в новый город, где нет ресторанов "МакДональдз", для нас важно, чтобы он находился в правильном месте. Процесс поиска мест занимает много времени, плюс необходимо наладить доставку продукции в эти города.

Вопрос: Расскажите, как устроена доставка товаров в ваши рестораны? У вас есть свои логистические центры?

Ответ: У нас есть партнер, который этим занимается – компания "Хави". "МакДональдз" работает с ней на нескольких рынках. Задача этой компании – обеспечить качественное предоставление логистических услуг. Некоторые рестораны "МакДональдз" требуют поставки пяти-шести раз в неделю. Если в механизме доставки что-то пойдет не так, рестораны перестанут работать, что недопустимо для нас.

У "Хави" есть пять логистических складов в Украине, поскольку территория страны большая. На эти склады доставляются все товары и оттуда – в рестораны на специальных машинах. Совместно с "Хави" мы практически внедрили систему штрихкодирования товаров, она поможет вывести процесс доставки на более современный уровень и обеспечить минимизацию возможной ошибки.

Вопрос: Какое место занимает Украина в общей структуре продаж "МакДональдз"?

Ответ: Не первое, но и не последнее, будьте уверены. На конец 2017 года у нас должно быть 83 ресторана в Украине. В Украине большое количество посетителей в ресторанах и это помогает держать достаточно неплохой уровень продаж. Понятно, что на фоне таких рынков как США, где более 14 тыс. ресторанов, или Канада, Австралия, Германия, Великобритания и Франция, где количество ресторанов превышает 1 тыс., Украина находится в совершенно другой категории. Но если сравнить страны Восточной Европы, то мы серьезный игрок.

Вопрос: Кто финансирует работу "МакДональдз" в Украине: материнская компания или вы все-таки привлекаете кредиты в банках?

Ответ: Это зависит от конкретной ситуации в конкретной стране. Если на определенном этапе есть потребность в средствах, то материнская компания может выделить их для поддержки, например, в случае перспективы роста рынка и необходимости расширятся. Но мы также можем привлекать кредиты. Сейчас "МакДональдс Украина" развивается за счет своих собственных средств.

Для нас главная задача – успешное открытие новых ресторанов. Как мы уже сказали, количество ресторанов в Украине по сравнению с другими странами – достаточно далекое от уровня Центральной Европы. Мы бы хотели расти и для этого должны показать хорошие финансовые показатели и результаты работы новых ресторанов. Мы запланируем открытия на 2018 год, но перед нами еще 2019 и 2020, на которые тоже есть стратегические планы.

Вопрос: Вы выплачивали дивиденды материнской компании?

Ответ: Да, такое происходило.

Вопрос: Как происходит ценообразование на продукты в "МакДональдз"

Ответ: Цель любого бизнеса – зарабатывать. При формировании цены мы, конечно, учитываемы покупательскую способность наших посетителей. Но есть и объективная реальность ведения бизнеса, мы очень зависимы от стоимости ингредиентов для наших поставщиков. Я говорю о стоимости мяса, молока, зерна на международных биржах. В последнее время в мире растет спрос на говядину и на молоко, азиатские страны, например, за последнее время увеличили спрос на масло. Это влияет на цены ингредиентов, в том числе и отражается на ценах продуктов в наших ресторанах. Второй существенный фактор, который влияет на цену продукта, это зарплата сотрудников. В этом году мы повысили зарплаты своим сотрудникам в ресторанах на 32%. В следующем году, мы планируем также увеличивать зарплаты сотрудникам.

Вопрос: Насколько вы оптимистично настроены в отношении украинских перспектив?

Ответ: Украине сейчас очень нужны инвестиции. Чем больше смогут вкладывать средства уже существующие игроки в развитие, тем лучше.

В то же время нужно учитывать, что Украина не является единственным рынком в мире для инвестиций. Таких рынков очень много. Страны Центральной Европы находятся впереди – к ним уже зашли многие международные игроки, которые имеют опыт работы на других рынках. Украина стоит перед очень сложной задачей убедить руководство транснациональных компаний в Лондоне или Нью-Йорке влить дополнительные средства. Нужно делать все возможное для привлечения такого капитала, особенно в новые производства качественных продуктов. Пока эти инвестиции заходят в соседние страны. И самое печальное, что они также привлекают и рабочую силу из Украины. Поэтому вопрос улучшения инвестиционного климата в Украине стоит очень остро.

Украина. США > Агропром > interfax.com.ua, 14 ноября 2017 > № 2399796 Гжегож Хмелярский


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2399797 Всеволод Ковальчук

В.Ковальчук, руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго": "Моя команда – главный актив "Укрэнерго". И она, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике"

Всеволод Ковальчук управляет ГП "НЭК "Укрэнерго", одним из ключевых предприятий в электроэнергетике, вот уже два года. Причем в статусе «временно исполняющего обязанности". По меркам "Укрэнерго" он – один из долгожителей на этом посту, и за эти два года пережил много непростых событий: и трансформаторный скандал, и несколько обысков, два непростых отопительных сезона. В начале интервью Всеволод сразу зарекся: не говорить ни об угле, ни об отопительном сезоне, ни о политике, а сосредоточиться именно на управлении госкомпанией.

О СТРАТЕГИИ УКРЭНЕРГО

Если коротко, что бы вы поставили своей главной заслугой на посту руководителя ГП "НЭК "Укрэнерго"?

Думаю то, что у компании появилась четкая стратегия развития. Не реформа госзакупок, не прозрачность, не подписание соглашения с ENTSO-E, не активность в медиа. На самом деле, это все вторично.

Первично – стратегия, четкое понимание, кто мы, что мы и куда мы движемся. Считаю, что у каждой государственной компании должна быть стратегия, которая направлена на некоторые непростые, но четкие цели. Ровно так, как это происходит в частном бизнесе.

Для нас в первую очередь – это минимизация расходов в долгосрочной перспективе. Конечно, мы работаем над текущей операционной эффективностью, но должны и думать стратегически, как те или иные действия приводят к изменению динамики наших затрат в будущем. Нам следует заботиться о повышении своей капитализации и максимизировать прибыль нашего акционера. Чем больше прибыль – тем больше дивиденды или реинвестиции. Все это не стоит путать с налогообложением, которое выходит за рамки эффективности управления предприятием.

Когда я первый раз пришел в "Укрэнерго", я увидел набор разрозненных, как правило, и не взаимосвязанных между собой инвестиционных проектов, планы работы с горизонтом планирования в один год. Ни систематизации подходов, ни виденья, что нужно компании не сейчас, а через три-пять лет. Не было ничего.

Компания просто жила, поддерживала свою систему. И в этом не был виноват основной коллектив предприятия. Просто отсутствовал какой-либо запрос на долгосрочное виденье и планирование со стороны его топ-менеджмента и акционера. Справедливости ради скажу, что аналогичная ситуация была и в НАЭК "Энергоатом" и в НАК "Нафтогаз Украины", в которых я работал до "Укрэнерго".

Но очень часто компании имеют публичные стратегии, которые являются просто набором красивых слайдов.

В этом-то и заключается проблема нашей страны. В эпоху «временщиков» ни о каких стратегиях говорить нет смысла. Все приходят только для того, чтобы выжить со всеми вытекающими отсюда действиями. Соответственно, и отношение к подобного рода документам поверхностное – в лучшем случае элементы стратегий кочуют из одних презентаций в другие.

А какие гарантии, что если придет новый руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго", он не поменяет стратегию?

У меня нет гарантии, что, если вдруг я уйду из компании, она перестанет следовать стратегии. Но у меня есть возможность сделать так, чтобы всем следующим руководителям было бы сложно сойти с рельсов, которые я и моя команда определила как стратегические. Все наши действия, все изменения носят тектонический характер, многие из них "зашиты" в последующие кредитные соглашения с международными финансовыми организациями. Тем самым, будет очень сложно поменять набор действий.

Например?

Например, наша программа автоматизации. Раньше подход "Укрэнерго" к модернизации подстанций и линий электропередач был точечно-хаотичным: менялись, например, выборочно выключатели или те же трансформаторы, но комплексно, под ключ, модернизации подстанций не проводились.

Я полностью изменил подход. Системность заключается в том, чтобы вместо того, чтобы поменять один выключатель на тридцати-сорока подстанциях и сделать еще сотни замен другого оборудования, мы просто утвердили программу комплексной модернизации сразу 50 подстанций. Следующий шаг – еще 50 подстанций.

И это не просто модернизация. Они будут всецело автоматизированы, т.е. будут управляться дистанционно. И уже сейчас мы вкладываем это в инвестиционные проекты. Т.е. любой, кто придет через 3-5 лет в "Укрэнерго", будет заниматься этим проектом, и на выходе у него будет абсолютно другая компания, потому что автоматизация подстанций подразумевает под собой полное изменение и философию управления компанией: новые IT-решения, новые каналы связи, новый уровень защиты данных и минимум соответствующего персонала.

А почему вы считаете, что именно эта стратегия – самая верная для "Укрэнерго"?

Потому что она правильная. В прошлом году мы отчетливо осознали, что дабы довести до победного конца подписание соглашения об условиях будущего присоединения с ENTSOE, нам надо выстроить доверие европейских партнеров. Так мы начали активно ездить по Европе и посещать европейских операторов системы передачи. Начали, кстати, с Австрии. И это было очень полезно, и прежде всего не только в контексте интеграции.

То, что я там увидел, полностью перевернуло мой внутренний мир. Я понял, насколько большущая пропасть между сегодняшним "Укрэнерго" и лучшими европейскими операторами системы передачи. Пропасть в поколение.

И дело не в надежности самой энергосистемы. Наша система очень стабильна, и продумана была очень хорошо. И специалисты у нас сильные. Но они сильные для своей среды. Среда в Европе совсем иная. Природа бизнеса другая, хотя, казалось бы, и мы, и они передают электроэнергию.

Технологии не стоят на месте – они стремительно бегут вперед. Но самое главное – не стоит на месте рынок электроэнергии. Он абсолютно другой. У нас же его нет. У них – он функционирует десятилетиями. И самые лучшие практики, лучшие IT-решения позволили Европе сделать этот существенный цивилизационный скачок.

Нам, для того чтобы сделать так, как у них, чтобы обеспечивать надежную работу всех элементов новой модели рынка (балансирующего рынка, рынка вспомогательных услуг, диспетчеризацию, администрирование расчетов и коммерческого учета электроэнергии), нужна не просто модернизация системы. Надо глобально перестраивать всю компанию, и перестраивать мышление ее сотрудников. В том числе и свое собственное. А выходить из собственной зоны комфорта непросто.

Именно поэтому, погрузившись глубоко в каждодневный бизнес "Укрэнерго" и посетив много европейских коллег, я инициировал подготовку новой стратегии компании.

Я принципиально отказался от ее написания кем-либо извне. И не потому, что жалко было денег. Просто я хотел, чтобы каждый топ-менеджер компании, отвечающий за направление, погрузился в этот процесс, посмотрел, как организован этот бизнес за границей и сам определил ключевые задачи и визию.

Два месяца мы активно дебатировали между собой по поводу того, что должно, в конечном счете, появиться в стратегии. В мае мы ее утвердили. В ней – десять ключевых направлений, с полной детализацией, что необходимо сделать и когда, на десять лет вперед. Очень непростые и амбициозные задачи. Мы реформируем саму систему управления предприятием, реформируем техническую и инвестиционную политику. Наша главная задача – стать частью цивилизованного бизнеса Европы.

ОБ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОПУ

Т.е. все-таки основная стратегия "Укрэнерго" – равнение на Европу?

В целом – да. Кстати, по масштабам задач, считаю, что только перед тремя государственными структурами стоят настолько амбициозные задачи в Украине – "Укрэнерго", "Уктрансгаз" (или "Магистральные газопроводы Украины") и Регулятор (НКРЕКП).

Каждый из нас, в силу того, что Украина взяла большой пласт обязательств по внедрению европейского законодательства в рамках Энергосообщества и Соглашения об ассоциации, должен сделать огромную работу. Мы и оператор системы передачи газа должны обеспечить полноценный запуск в Украине рынков электроэнергии и газа, гарантируя равный доступ к сети всех участников. Регулятор обязан внедрить лучшие практики мониторинга и регулирования этих двух рынков. Цена вопроса в совокупности – минимум 20 млрд дол. США или около 20% всего ВВП страны.

Для каждого из нас ясна дальнейшая перспектива – "Укрэнерго" станет членом ENTSO-E (когда украинская энергосистема синхронизируется с европейской), оператор системы передачи газа – членом ENTSO-G, а Регулятор максимально плотно будет имплементировать стандарты работы Агентства по сотрудничеству регуляторов энергетики ЕС (ACER). Все мы (а это неизбежно) будем тяготеть к орбитам этих организаций, вернее их политикам. Это, в свою очередь, будет требовать от нас абсолютно новых подходов в том, что мы делаем, новой визии и институциональной способности.

Но "Укрэнерго", пожалуй, ждет наиболее сложная участь в связи с тем, что технологически рынок электроэнергии самый сложный, и он требует комплексных технологических решений для того, чтобы работать как швейцарские часы.

Т.е. перед нами стоит задача не только провести реформы и быть эффективным госпредприятием (как и перед остальными госкомпаниями), но и иметь институциональную способность быть пионером изменений рынка электроэнергии и принести украинскому потребителю новую возможность – возможность выхода на рынок Европы. А это в свою очередь требует новое качество мышления в компании – на уровне как руководства, так и рядового состава.

Кроме того, у нас есть еще одна, малозаметная пока миссия: позволить новым технологиям в электроэнергетике (в первую очередь, "зеленым") состояться как класс. Без нас развитие «альтернативной энергетики» невозможно, потому что сети и балансирование – ключевые его технологические ограничители сегодня и в ближайшие три-пять лет.

Т.е. синхронизация с ENTSO-E – это факт свершившийся, кто бы ни руководил "Укрэнерго"?

Наша интеграция в рынок электроэнергии ЕС – неизбежна. В виду как геополитических факторов (Россия), так и чисто экономических – именно там наиболее ликвидный и развитый рынок электроэнергии.

И мы будем частью европейского рынка электроэнергии. Вопрос только лишь во времени. И здесь как раз таки важна политическая воля. Если она будет – мы можем уже в ближайшие пять лет стать этому свидетелями.

Кстати, недавно мы начали всю информацию, которую мы даем на сайте и на фейсбуке, публиковать и на английском языке. Более того, мы создали страницу в LinkedIN и начали коммуницировать на этой площадке только на английском языке.

Это не просто дань уважения английскому языку или международному направлению. Тем самым, мы пытаемся учиться быть понятным европейским партнерам и демонстрируем всем, что наша визия – интеграция в европейский рынок. Кстати, у нас это так и зафиксировано в новой стратегии. Кроме того, мы реально начали равнять себя не на украинские компании, а на европейских коллег: смотрим, изучаем, сравниваем. Поверьте, это абсолютно другая философия, мышление и виденье развития и отличная прививка от украинской привычки мысли в горизонте одного-двух лет.

Проблема всего украинского рынка электроэнергии заключается в том, что все привыкли мыслить в рамках настоящего. Но на самом деле настоящее - это давно забытое старое в странах Европы, которые прошли это 20-30 лет назад. И именно "Укрэнерго" обязано быть драйвером изменений, создавая технологическую основу для преобразований всей отрасли.

Как вы думаете, руководство страны разделяет вашу позицию по поводу «неизбежности» синхронизации с ENTSO-E?

Полагаю, в этом процессе мы опережаем развитие общественной мысли (назову это так) на несколько лет. И это естественно, потому что исторически решения у нас принимаются, как правило, исходя из настоящего, а не будущего. Поэтому считаю, это своим личным ключевым показателем эффективности – убедить руководство страны, ключевых стейкхолдеров, что синхронизация важна, и "Укрэнерго" в одиночку не сможет этого сделать.

И постепенно я вижу, что сторонников синхронизации на разных уровнях становится больше. В первую очередь, среди среднего и крупного бизнеса – предприниматели начинают понимать, что мы для них – «окно возможностей» для оптимизации затрат на электроэнергию.

Мы недавно посчитали, что синхронизация позволит сэкономить нашей промышленности около 800 млн дол США в год, не говоря о том, что создаст новый вид бизнеса – трейдинг электроэнергией (общий объем торговли составит около 1,5 млрд евро) и однозначно привлечет миллиарды долларов инвестиций в электроэнергетику Украины.

О КОМАНДЕ И ЛЮДЯХ

Почему одни госкомпании застыли в своем развитии (их не слышно, и не видно), а другие – демонстрируют как минимум попытку к переменам?

Главная причина – люди. Поверьте, команда – это главное условие успеха. Не будет команды – можно собирать вещи и покидать компанию.

Мне несказанно повезло (хотя, во многом, это результат моей двухлетней работы по поиску талантливых управленцев) – мне удалось объединить вокруг себя классную команду единомышленников. Большинство из них – новые лица в электроэнергетике, люди из бизнеса, с хорошей репутацией и отличным опытом работы. Именно они и задают темп всем тем изменениям, которые сейчас происходят в компании.

Знаете почему? Потому что перемены, которые мы осуществляем в «Укрэнерго» - не под силу не то, что одному человеку, а даже трем-пяти «топам», какими бы гениями менеджмента они бы ни были и сколько часов они бы ни работали в сутки. Чтобы решиться на такие трансформации, нужно около 50 человек-агентов изменений первого круга, мотивированных, и знающих свое дело. И эти люди должны иметь свои вертикали агентов изменений, уже второго круга. Сейчас у меня есть такая команда, и это самый главный «гудвил» Укрэнерго. И эта команда, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике.

Более того, мы не стоим на месте. Мы ищем таланты. Везде, где только можно. Мы выискиваем тех, кто способен творить, созидать и сподвигать остальных на изменения. Кстати, именно для этого мы запустили проект Ukrenergo Laboratories – по сути, искать самородки для дальнейшей огранки в "Укренерго".

Как вы мотивируете свою команду?

Я внедряю систему KPI (ключевых показателей эффективности – прим. Интерфакс.) в работе, т.е. у каждого из них есть четкие показатели эффективности, за которые они получают бонусы. Это тоже часть реформы компании – отойти от простой "зарплаты" (да еще нерыночного уровня), до правил рыночного стимулирования, которые работают в бизнесе. Показываешь результат – получаешь его денежный эквивалент в кармане (в нашем случае – на банковскую карточку).

Плюс у меня есть правило: я люблю, когда члены моей команды "выносят мне мозг". В хорошем смысле слова. Они это знают. Помните известную цитату Стива Джобса: "Не имеет смысла нанимать толковых людей, а затем рассказать им, что делать. Мы нанимаем умных людей, чтобы они могли рассказать нам, что делать". Я ее очень люблю за ценность понимания значимости ключевых сотрудников. И стараюсь следовать ей в моих взаимоотношениях с членами команды.

Кстати, реформа системы оплаты труда в госкомпании – один из ключевых условий успешности всех остальных реформ. Здесь важны два компонента – рыночность зарплат и ориентация на результат, а не на процесс.

И это то, что мы внедряем в "Укрэнерго" в течение последнего года. Мы меняем сознание сотрудников (особенно тех, кто работает здесь дольше десяти лет), что их работа не передана им по наследству, что просто ходить на работу уже никого не устраивает. Что теперь нужно, как говорят на Западе, "перформить" и "пушить". Это, пожалуй, самый сложный момент в коммуникациях с персоналом.

Но чтобы платить рыночную зарплату, нужно повышать бюджет, а значит, и тариф. Вы к этому готовы?

Есть два пути повышения зарплаты – или увеличить бюджеты, или оптимизировать расходы. Оптимизация процессов неизбежно влечет за собой уменьшение потребности в персонале. Оптимизация персонала в «Укрэнерго» – неизбежна, учитывая, что я первый руководитель, который решился на такие шаги. Для сравнения, в австрийском операторе системы передачи APG работает около 450 человек, в бельгійском Elia – 1225, в німецькому 50 Hertz – 933. В «Укрэнерго» по состоянию на 1 мая 2017 года работало 10500 человек. Протяженность магистральных линий электропередачи в расчете на 1 сотрудника у нас в среднем в 8 раз меньше, чем в Европе. Отсюда – низкие зарплаты, отсутствие эффективности труда, минимум мотивации.

Это неоднозначная тема с тяжелым социальным аспектом. Штат компании за последний год уменьшился на 25%. Это был самый сложный, наверное, период во всей моей работе в "Укрэнерго".

Но мы не сокращали наших людей. Они уходили добровольно, получая существенные компенсации (в среднем в объеме пятимесячной зарплаты, в отдельных случаях – семимесячной). Полученные нами прочие доходы послужили источником для их выплаты. Мы не залезли в карман потребителю, мы не просили дополнительные средства в тарифе.

При этом мы предлагали всем помощь в дальнейшем трудоустройстве, но очень незначительное количество людей этим воспользовалось. И это, кстати, тоже очень симптоматично, потому что многие из них не видели себя никогда на сводобном рынке труда и не понимали, насколько важной может быть помощь по грамотному составлению резюме, написанию сопроводительного письма и подготовке к интервью.

Оптимизация коснулась в первую очередь руководящего и административного персонала: количество начальников уменьшилось в разы.

За счет сокращения нам удалось поднять заработные платы только в этом году в среднем на 24%, увязав их, естественно, с новой системой стимулирования. Кстати, за время моей работы в «Укренерго» зарплаты выросли в среднем на 80%.

Более того, это повышение не было взято с "потолка" – мы внедрили систему грейдов, и вместе с Ernst&Young посмотрели на наши зарплаты и на зарплаты рынка.

В будущем разницы в зарплатах не должно быть. Либо она должна быть в пользу "Укрэнерго". Но больше не должно повторяться ситуации, когда средняя заработная плата в нашей компании намного ниже рыночной, и часть подразделений годами были недоукомплектованными, потому что специалисты не хотели идти работать на такие деньги. Сейчас мы во многом исправили ситуацию. И это дало возможность начать привлекать со стороны квалифицированные кадры – в первую очередь, на позиции среднего и высшего звена.

Вы сторонник больших зарплат топ-менеджерам госкомпаний, в частности, их руководству?

Я сторонник их рыночности. Подход к вознаграждению руководства госкомпаний должен быть идентичен подходу в частном секторе. Никаких зарплат у руководителей госкомпаний с оборотом больше 100 млн дол в год в 15-20 тыс грн быть не может – это прямая дорога к коррупции и неэффективности. Руководители должны зарабатывать достойные деньги, и ответственность у них должна быть соответственная.

Но вознаграждение – не единое условие работы топ-менеджера, в частности, руководителя предприятия. Еще один важный аспект – временной карт-бланш. У руководителя должна быть гарантия, что он или она сможет осуществить все задуманное, собственно то, за что и заплатят бонус.

И я реально очень доволен, что постепенно подходы к формированию заработных плат в государственных компаниях меняются: все больше и больше госпредприятиях начинают платить своим топам и руководителям среднего звена достойные их знаний и навыков деньги.

Я даже почувствовал это на «Укрэнерго» – запрос с «рынка» на топовые позиции компании резко вырос. Люди начинают проситься работать в компанию, причем люди с рынка, а не «по блату», как было принято раньше. Кстати, «блат» мы тоже убрали – все вакансии публикуются открыто на сайте (к слову, это самый посещаемый раздел нашего веб-сайта), плюс на всех самых известных веб-ресурсах по поиску работы.

Более того, я принял решение отойти от практики единоличного назначения ключевых сотрудников компании. Теперь такое решение будет приниматься коллегиально, специальным органом, пока эту функцию не заберет на себя комитет по назначению и комитет по вознаграждению будущего набсовета.

Не боитесь лишиться инструмента влияния на тех людей, кого назначаете, ведь обычно персонализация принятия решения о взятие на работу служит хорошей гарантией лояльности нового "топ-менеджера"?

Не боюсь. Это лучшая мировая практика, так работают ведущие компании из первой сотни Forbes и Fortune. И мне это очень нравится. Это не навредит, а только лишь добавит устойчивости и прозрачности компании.

А где гарантии, что руководители среднего и высшего звена, получая уже, как вы говорите, «достойные деньги», не будут продолжать организовывать схемы и вымывать средства из госкомпаний?

Гарантии - в «рыночности» самих людей. Вы не представляете, сколько за последние полтора-два года я встретил реально профессиональных людей, которые сделали свою карьеру в частном бизнесе, и ключевым условием работы которых в госсекторе является неучастие в каких-либо схемах. Как только такие люди попадают в старую консервативную систему, которая живет по принципу «здесь всегда так было и нечего тут что-то менять», начинается огромный разбаланс, и постепенно компании начинают меняться изнутри. Как правило, изменения начинаются, когда новые лица начинают быть критической массой. Именно в этом я вижу единственный шанс для госкомпании вообще реформироваться и стать эффективной. И собственно, и свою задачу.

Процесс начался. Старая система старается удержать позиции, но выиграть схватку византийскими методами у людей с уникальными знаниями и отменным образованием невозможно. Исход очевиден. Уверен: уже через три-пять лет на ключевых позициях в ключевых госкомпаниях будут находиться профессионалы из бизнеса. Именно реформа вознаграждения сделает это возможным. При условии, конечно же, реформы корпоративного управления.

О ГОСУДАРСТВЕ И ГОЛУБЫХ ФИШКАХ

Коль вы затронули вопрос о реформе коруправления, тогда как, на ваш взгляд, должны быть выстроены отношения государства и стратегических госактивов?

В мире существуют государства, которые являются эффективным собственником компаний, но их можно пересчитать по пальцам. В большинстве развитых стран компаний, которые можно считать государственными, практически нет. К примеру, в США считают, что у них на всю страну пять государственных компаний, но также существуют тысячи, в которых есть государственная доля. Вопрос не в том кто в уставе записан собственником, а в том, как построены процедуры управления.

Я последние 1,5 года являюсь апологетом того, чтобы в государственных компаниях была проведена полноценная реформа корпоративного управления. Учитывая политическую сущность нашего государства и количество противоречий, которые есть между политическими и экономическими центрами принятия решений, абсолютное большинство предприятий должно быть продано.

Есть и предприятия, в отношении которых принято стратегическое решение, что они должны всегда быть в госсобственности и "Укрэнерго" относится к их числу. Но это не значит, что такие предприятия не должны вести деятельность в соответствии с правилами частных компаний. Законы бизнеса во всем мире одинаковы. Поэтому, если государство хочет быть в плюсе от того, чем оно управляет - то и управлять им нужно как эффективным частным бизнесом.

Т.е. вы считаете, что руководители ключевых госпредприятий страны должны управлять ими как частным бизнесом.

Абсолютно верно. Более того, они должны иметь прямую финансовую выгоду (естественно, абсолютно прозрачно, через систему бонусов) от того, насколько успешно они управляют госактивом.

В условиях политической нестабильности и других факторов никто не придумал ничего лучшего, чем всем известные принципы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), четко выписанные через десятилетия изменений в подходах к управлению собственностью. Нужно понимать, что не может даже очень умный человек, возглавляющий какое-то подразделение по управлению государственной собственностью в министерстве быть одинаково хорошим в десятках видов деятельности, а в некоторых случаях - и в сотнях компаний, которые ему подчиняются.

Реформа корпоративного управления, в первую очередь, занимается выстраиванием фундамента и стены между собственником в лице государства и менеджментом компаний, чтобы обезопасить предприятие от влияния каких-либо политических решений. Потому что директора меняются, министры меняются, госсекретари тоже будут меняться. Должна быть институция, которая обеспечивает стабильность, чтобы утверждаемые стратегии жили, а не менялись каждый раз.

Ушел Ковальчук, пришел кто-то другой, по дороге поменялся и министр. Этот человеческий фактор и непонимание того, сколько руководитель будет работать сильно мешают предприятию быть эффективным. Нужно выстроить основу устойчивого развития, а уже потом делать все остальное.

Государство может эффективно управлять госсобственностью?

Напрямую управлять – нет. В первую очередь потому, что просто не состоянии это делать. Ни одно министерство и ведомство не в состоянии эффективно управлять объектами, которыми владеет. Нет соответствующих интеллектуальных ресурсов, нет бизнес-компетенции, уровень мотивации (в том числе, денежной) минимален. На фоне отсутствия должного вознаграждения за труд и в силу политизированности должности министров, соблазн "порулить" госкомпаними в чьих-то интересах огромен.

Но, по большому счету, министерства и не должны управлять. У них должна быть контрольная функция (через наблюдательный совет и собрание акционеров). А управлять – это удел топ-менеджмента, который несет персональную ответственность перед набсоветом за выполнение поставленных задач.

Кроме того, министерства должны заниматься разработкой политик и «правил игры». И здесь непаханое поле работы, огромные возможности для самореализации. Очень жаль, что пока это не приоритет многих госведомств.

Как продвигается ваша реформа корпоративного управления в "Укрэнерго"? Набсовет будет все-таки создан в этом году?

"Укрэнерго" морально было готово к реформе корпоративного управления более года назад, институционально – с момента принятия Кабмином всех необходимых постановлений. Мы наняли независимых консультантов и разработали нужные документы. С апреля по сентябрь мы были в процессе диалога с нашим министерством, который завершился подписанием новой редакции нашего устава.

Утвержденная Минэнергоугля редакция устава намного лучше той, которая была, но и хуже устава, на который рассчитывали наши консультанты. Тем не менее, это открывает дорогу к формированию независимого наблюдательного совета.

Эта реформа пока не выполнена даже на 20%, потому что новый устав сам по себе без сформированного набсовета неработоспособен. Функции набсовета до его создания выполняет орган управления при Минэнергоугля, но де-факто пока ничего не изменилось. Мы ожидаем в ближайшее время оглашения отбора в независимые директора.

Есть мнение, что реформа коруправления стопорится на уровне руководства страны, потому то есть прецендент НАК "Нафтогаз Украины", создание набсовета в котором лишь усугубило конфликт между НАКом и Правительством. Это действительно так?

В целом, на внедрение нового корпоративного управления в государственном секторе понадобятся многие годы. Надо будет доказывать государству, кто бы его ни представлял, что это хорошо, что оно не имеет контроля над своими непосредственными активами. Нужно уметь довериться консультантам, прогрессивному менеджменту, привлечь со стороны людей с опытом «не на бумажке», которые будут отвечать за внедрение преобразований. Но нет ничего хуже и сложнее, чем заставлять систему менять саму себя.

Для всего этого государство должно принять политику собственности - базовый документ, в котором будет сказано, что должно быть с определенным предприятием, как им управлять, какие результаты и цели его деятельности. А у нас все идет с конца – давайте сначала выберем набсовет, а потом будем разбираться, что с ним делать, как это и произошло в "Нафтогазе Украины". В результате чего все стороны проиграли. И надо честно сказать, абсолютно все госкомпании сегодня, которые стоят «в очереди» на реформу коруправления, фактически стали заложником «решения вопроса» относительно набсовета «Нафтогаза».

«Укрэнерго» - это государственное предприятие. Причем законом прямо запрещено его продавать. Вы с этим согласны, глядя на перспективу 5-10 лет?

Я считаю, что Укрэнерго может быть очень эффективной компанией, если государство как собственник сможет формализовать свои отношения с набсоветом и его правлением.

Но в целом, я считаю, что выход на IPO на европейской площадке, и привлечение миноритарных собственников – например, европейских компаний-системных операторов электропередачи – через лет семь-десять сделало бы «Укрэнерго» не только более прозрачным, а более понятным бизнесом для Европы, что крайне важно, исходя из наших евроинтеграционных задач. Мы бы реально могли стать за десять лет одним из ведущих и важных операторов системы передачи Европы. Нам давно пора перестать сидеть в своей песочнице, в то время как, она находится в огромном песчаном карьере.

Но не нужно путать приватизацию основного актива (например, магистральной сети) и свободный/публичный оборот акций компании, которая этим активом управляет. Для условий Украины хороший сценарий на ближайшее время – государственная собственность на ключевой материальный актив и контрольный пакет акций в управляющей им компании. Это обеспечит защиту национальных интересов. В то же время это гарантирует прозрачность и эффективность бизнес-процессов, потому что быть публичной по европейским/мировым стандартам компанией – это огромная ответственность, требующая перенастройки всех ключевых процессов внутри.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2399797 Всеволод Ковальчук


Украина. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384534 Эндрю Уилсон

В Украине два вида национализма, лишь один полезен в войне с Россией - западный политолог

Эндрю Уилсон об Украине, Европе и войне с Россией

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Британский политолог, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям, профессор украинских исследований Университетского колледжа Лондона, автор книг об Украине ЭНДРЮ УИЛСОН во второй части интервью «Апострофу» рассказал, что действительно имеет значение для вступления Украины в Евросоюз, какой национализм идет на пользу государству, а какой — во вред, как решить языковой конфликт, о политическом цинизме и том, чем отличается отношение украинцев к Владимиру Путину и обычным россиянам.

Первую часть интервью читайте тут: Украина может сделать Путину плохо в ближайшие шесть месяцев — западный политолог

— Уже в конце ноября должен состояться саммит Восточного партнерства. Какой вопрос, связанный с Украиной, сейчас ключевой для ЕС в этом контексте?

— Если быть реалистом, нет никакого большого горшка с золотом, внутри ЕС нет большого желания проводить более широкую, хорошую и смелую политику [в отношении Украины]. ЕС имеет свои внутренние проблемы. Но можно делать больше и при нынешнем состоянии отношений — это и был такой вдохновляющий месседж моей новой статьи на эту тему для Европейского совета по международным отношениям. Я также пытаюсь привести причины, почему скептические аргументы об упадке Восточного партнерства ошибочны. Оно способствует некоторым реформам, помогает стабилизации и суверенитету государств региона. Успех или провал Украины будет ключевым. Только вот поддерживать процесс реформ в момент, когда правящая элита сопротивляется отечественным неправительственным организациям, журналистам, политическим силам, которые настаивают на реформах… При дальнейшем участии ЕС работу все-таки можно будет сделать, несмотря на то, что подталкивать к реформам сейчас сложнее, чем в 2014 году.

Один из примеров — изменение позиции [президента Украины Петра] Порошенко относительно антикоррупционных судов. В июле ЕС не обращал внимания, и это позволило ему пересмотреть процесс. Но когда ЕС вновь начал давить, Порошенко еще раз полностью изменил свою позицию — что программа еще не завершена. Это показывает, что давление, когда его правильно применить, может сдержать чиновников от, как назвал это мой друг и коллега Ярослав Грицак, «сладкой контрреволюции».

— Выглядит так, что ЕС сейчас очень боится дать Украине сигнал, что ее ждут в Евросоюзе. Такой вывод можно сделать, учитывая и декларацию относительно Соглашения об ассоциации, которую год назад приняли по инициативе Нидерландов, и дискуссии относительно формулировок в нынешней итоговой декларации саммита Восточного партнерства. Это должно беспокоить Украину?

— Знаю, что психологически это важно для Украины, но моим ответом на ваш вопрос будет — «нет», это не должно иметь такого значения, какое оно имеет. Украине не нужна какая-то особая формулировка, потому что Статья 49 [Договора о ЕС] о вступлении на самом деле вполне понятна: если вы отвечаете Копенгагенским критериям, вы — потенциальный член Европейского Союза. Поэтому я не думаю, что стоит устраивать большую символическую дискуссию о словах. Если давить слишком сильно, слишком открыто, вы рискуете отдалиться от цели, а не приблизиться к ней. Украина имеет путь к возможному членству по Статье 49. Если она будет отвечать Копенгагенским критериям, вот это будет важно, чтобы стать потенциальным членом.

Но есть потребность в теплых словах и большей солидарности [со стороны ЕС]. Не думаю, что будет очень продуктивно забыть и на этом саммите о формулировке относительно перспективы членства. Но не должно быть за пределами возможностей умных бюрократов найти другие слова, которые были бы теплыми и поддержали бы устремления Украины.

— Вы согласны, что критерии не были единственным фактором в процессе либерализации визового режима с Украиной? Когда Украина выполнила все критерии, ЕС откладывал и откладывал введение безвиза. Почему в случае с членством Украины в ЕС политические факторы не могут вмешаться так же? Конечно, не через пару лет, а значительно позже.

— Я бы сказал немножко по-другому. Вы правы, что Украина выполнила все условия Плана действий по либерализации визового режима (VLAP), и ЕС ответил отсрочкой. Если бы ЕС в итоге так и не ввел безвизовый режим, это было бы крайне плохим решением. Ведь ЕС — бюрократический, легалистический, «скучный». Если вы выполняете Копенгагенские критерии, вы становитесь потенциальным членом. То же самое с VLAP, так же визовая либерализация произошла на Балканах. И хотя эта задержка была болезненной для Украины, в конце концов визовая либерализация состоялась. Поэтому, я думаю, мы забыли о задержке и праздновали то, что результат был в итоге достигнут. Да, политика вмешалась, и если бы она сорвала процесс, это было бы полной катастрофой и ужасной тактической ошибкой ЕС. Но этого не произошло. В конце концов, Украина достигла цели — и это основное.

— Какие есть риски для Украины в споре с Венгрией относительно закона об образовании? Вы знаете, наверное, что Будапешт заявил, что заблокировал проведение в декабре заседания комиссии «Украина — НАТО». Какую позицию в дальнейшем могут занять ЕС и НАТО?

— Этот вопрос также потенциально очень опасен. Потому что большей частью отношениями между Украиной и ЕС вполне оправданно занимается Европейская комиссия. То есть это уровень Брюсселя, а не государств-членов. И Восточное партнерство в целом — это политика, полностью сформированная и управляемая Европейской комиссией. Поэтому когда Венгрия кричит и угрожает затянуть процесс, действительно ли она способна это сделать? Да, потому что иногда политика действительно вмешивается, особенно если есть экстраординарное событие, вроде нидерландского референдума.

Думаю, это очень опасно, потому что вопрос отношений между Украиной и ЕС должен решаться на уровне 28 государств-членов через Еврокомиссию. Если вы позволяете отдельным государствам иметь право вето, это играет на руку России, потому что она точно будет в состоянии использовать это. Не думаю, что ЕС в достаточной мере осознает эту опасность. Это будет альтернативным будущим, в котором вы не дойдете до момента потенциального применения Статьи 49, когда Украина сможет присоединиться к ЕС, если наделите отдельные государства-члены правом вето.

— Какая языковая политика сейчас нужна Украине?

— Это был очень странный процесс, поскольку уменьшение объема обучения на языках меньшинств [в законе «Об образовании»] произошло очень-очень поздно — это точно не хорошая политика. Думаю, в более широком плане Украина требует комплексного решения.

Украиноязычное население определенно ущемлено. На самом деле нужна новая перепись, чтобы доказать, насколько велика доля украиноязычного населения. Но с точки зрения школьного образования и даже более — медиа, газет, издательской отрасли — украиноязычные ущемлены, если вы понимаете, что я имею в виду. Однако также должны быть обеспечены права для всех языков меньшинств. Русский находится в особой позиции, являясь одновременно языком меньшинства, как определено Конституцией, но также языком многих этнических украинцев. По моему мнению, закон идет слишком далеко в попытке форсировать этот процесс, занижая статус языка меньшинства. Я понимаю аргумент украиноязычных насчет обделенности, но есть пути исправления этой ситуации лучше, чем дискриминация языка меньшинства.

— Являются ли украинцы националистами в ваших глазах, или это только то, что хочет показать российская (и не только) пропаганда?

— Есть очень интересный и очень важный феномен роста гражданского национализма с 2014 года. О важности гражданского национализма в Украине говорили на протяжении 26 лет, но всегда было что-то вроде пустой коробки — чем украинцы должны гордиться, кроме этнической принадлежности, языка, вероисповедания или чего-то другого. Но прошла Революция Достоинства, продолжается война на востоке, украинцы стали более сплоченной нацией, невзирая на язык, вероисповедание и тому подобное. У вас очень позитивное признание роли конкретных меньшинств, например, крымских татар. «Два флага — одна страна» — очень хорошая кампания.

Также заметен рост и этнического национализма. Больше как продукта войны на востоке, чем как ее причины. Когда российская пропаганда пытается изобразить Евромайдан полностью вызванным этническим национализмом, это большое преувеличение. Но война радикализирует, мы видим подъем националистических группировок. Хотя и не все из радикальных националистических группировок являются этническими националистами — ультраправыми могут быть и гражданские националисты. Такие группировки могут основываться на экстремистской идеологии, враждебной к мигрантам, исламу и так далее.

Так что с 2014 года есть рост как гражданской, так и этнической стороны украинского национализма. Но в целом я бы отметил новый гражданский национализм, который важнее.

— Насколько оправданно, по вашему мнению, использование националистических идей во время войны? Это может сыграть злую шутку с Украиной, которая стремится стать частью ЕС?

— Гордость за оборону собственного государства, гражданский вклад в эту борьбу, жертвенность украинских солдат, независимо от их происхождения, взносы волонтеров, церквей, чтобы помочь военным усилиям или внутренне перемещенным лицам — вся эта гражданская национальная гордость, также связанная с флагом и национальными символами, почти полностью хороша. Это никак не связано с Бандерой.

Если взглянуть на результаты опросов общественного мнения, украинцы совершенно правы в том, кто виноват в войне. Можно увидеть значительное изменение в отношении к Путину, российской политической системе, но немного — в общем отношении людей к русской культуре, общему украинско-российскому культурному контакту в историческом прошлом. И это очень правильно: эту войну начал Кремль, нужно винить, скорее, его, а не обычных россиян.

Конечно, кое-кто это смешивает. Возродив старые традиции, появились новые национальные группировки вроде «Азова». Все они используют очень вредные, агрессивные, шовинистические или даже неонацистские символы. Ничто из этого не является полезным. Вы можете вести эту войну с гражданских позиций — вам не надо делать ее этнической.

Запад должен существенно поддерживать Украину, потому что она является жертвой, а Россия — агрессором с империалистической и агрессивной политической культурой. Именно это Украина должна показывать, потому что это основной нарратив войны. Все, что подрывает его, вредит.

— Относительно нынешних протестов в Киеве. Вам не кажется, что они дискредитируют саму идею гражданских протестов?

— Три первоначальных требования были согласованы общественными и политическими организаторами протестов. А потом протесты себе присвоили Михаил Саакашвили и радикальные маргиналы, добавив требования отставки Порошенко и тому подобное. Не думаю, что это помогло. Были три согласованных требования, совершенных и резонных. В демократии — а Украина до сих пор является демократией, хотя и несовершенной — глупо постоянно призывать к отставке лидеров.

— Возможно, согласитесь, что сейчас в Украине достаточно разочарования в деятельности и молодых политиков, и неправительственных организаций. Как можно побороть эту проблему? Чем может помочь опыт других переходных обществ?

— Я бы отделил новые политические силы от НПО. Это было неизбежно, и все равно в значительной мере разочаровало, что столько новых людей в октябре 2014 года были избраны как народные депутаты, но оказались такими же плохими, как и старая гвардия. Не все из них, но многие. В более широком смысле это проблема системы.

Если говорить в целом о смене власти и реформировании коммунистических партий после 1989 или 1991 года, тогда было больше консенсуса относительно того, что нужно сделать, старая гвардия была значительно дискредитирована, Россия в ранние 90-е не была чем-то вроде государства-вредителя, каким она является сейчас. Поэтому в определенном смысле посткоммунистическую систему реформировать труднее, чем коммунизм. После 26 лет понятно, что коррупционный фактор очень глубоко въелся в систему. Новые политики приходят, но это в действительности не имеет значения — они принимают и адаптируются к правилам системы. Это крайне заметно и удручающе. Но есть способы противостоять этому — нужно взглянуть на механизмы самовоспроизводства системы и попытаться взломать их.

Я бы значительно осторожнее критиковал НПО, особенно потому, что в 2017 году украинская власть устроила кампанию по их дискредитации. Большинство НПО делают хорошую работу по продвижению реформ. Конечно, есть разочарование общества, в Украине это «зрада»: все коррумпировано и испорчено, все коррумпированы до костного мозга, даже новые лица. В этом есть доля правды, но опасно быть слишком циничным, поскольку Россия также использует эти настроения. С другой стороны, важно и признание повсеместной коррупции и политического цинизма. Украина реформируется, с 2014 года произошло много хорошего, но это чрезвычайно сложный процесс, именно из-за патологий, которые посткоммунизм развил за эти 26 лет.

Украина. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384534 Эндрю Уилсон


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 ноября 2017 > № 2384487 Олег Пономарев

Порошенко «включил заднюю»

Украина не будет разрывать дипотношения с Россией.

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 8 ноября 2017 г. депутат Верховной рады от провластной партии «Блок Петра Порошенко» Иван Винник внес в проект закона о «Реинтеграции Донбасса» поправку, которая предусматривает разрыв дипломатических отношений с Россией. Сама идея не нова. О необходимости разрыва дружбы и любых связей неоднократно заявляли украинские националисты, но дальше разговоров дело не пошло.

Например, авиасообщение с «агрессором» давно прекращено, но действует железнодорожное. Областные и местные советы время от времени устраивают демарши против российского бизнеса на Украине, но Украина продолжает покупать российский газ и уголь. Сам Петр Порошенко не раз повторял, что нам давно пора сказать России «окончательное прощай», но сам попрощаться с бизнесом в соседней стране не готов. Впрочем, не готовы к этому и простые украинцы: люди хотят нормальных отношений, люди продолжают отдыхать в Крыму и ездить в Россию, люди просто устали от популизма и пустых угроз официального Киева.

Какой-то не агрессивный получается «агрессор»

С одной стороны, на Украине немало сторонников окончательного разрыва отношений с Россией и, в большинстве своем, это т. н. «патриоты» и националисты. По словам автора скандальной поправки «в обществе есть на это социальный запрос» и по последним социологическим данным таковых на Украине большинство. Вот только, когда и кем этот «опрос» был проведен, Винник не говорит. Тем не менее, рациональное зерно в разрыве все же есть: если в законе о реинтеграции Донбасса Россия признается страной-агрессором, то и дипломатические отношения с ней выглядели бы неестественно.

«В заключительных положениях я предложу комитету обратить внимание на то, что исполнительная ветвь власти — кабинет министров — обязана будет привести наше законодательство, наше правоотношение и дипломатические отношения со страной-агрессором к практике международного права и его применения, а именно — разрыв дипломатических отношений и соответственно — рассмотреть возможность привлечения какой-то третьей стороны для осуществления отдельных представительских функций Украины в РФ, которая будет признана страной-агрессором», — заявил Винник в комментарии агентству «Интерфакс-Украина».

По словам бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова, киевская власть вынуждена всячески поддерживать на Украины образ России, как врага, чтобы отвлечь внимание людей от нищеты и сумасшедшего курса доллара, отсутствия реформ и тотальной коррупции. А так, как все способы уже перепробованы, а украинцы по-прежнему ездят в Россию отдыхать и работать, включается «тяжелая артиллерия».

«Правые давно захватили власть в Киеве, отменили все социальные гарантии населению, дальше «праветь» уже некуда. При этом экономическая обстановка все хуже, промышленность убита, 10 миллионов украинцев покинули страну, чтобы зарабатывать копейку, а киевские власти все твердят об «агрессии России» и даже грозятся разорвать дипломатические отношения», — пишет Николай Азаров в своем Facebook.

По его словам, это очередной безответственный шаг той части украинского руководства, которая нацелена на дальнейшее осложнение между Россией и Украиной. Ситуация экономическая и социальная ухудшается, надо постоянно нагнетать образ врага. С этим же связываю недавние обстрелы центра Донецка.

Порошенко: «Вы неправильно все поняли»

Еще один член БПП — Алексей Гончаренко, еще несколько лет назад носивший георгиевские ленты и верно служивший Партии Регионов и экс-президенту Виктору Януковичу, первым заявил, что решение о разрыве дипломатических отношений «несвоевременно».

«Решение о дипломатических отношения с Российской Федерацией — это отдельное решение, которое мы можем принимать и нужно десять раз его взвесить, потому что если мы разрываем дипломатические отношения с РФ, как это отразится на Минском процессе, на защите украинцев, которые находятся на территории РФ… Там много украинцев, которые нуждаются в помощи. Как это отразится на тех тысячах украинцев, которые продолжают работать в РФ, нравится нам это или нет», — заявил Гончаренко.

Чуть позже против разрыва дипломатических отношений высказался и сам президент Петр Порошенко. Об этом заявил сам инициатор поправки Винник.

«Я могу только сказать, что президент не поддерживает идею разрыва дипломатических отношений с Российской Федерацией. Идею, которую я предложил комитету, — она остается на рассмотрении комитета», — сказал он.

Дипотношения между Украиной и Российской Федерацией были установлены в 1992 г. соответствующим протоколом. По законодательству Украины, предложения о разрыве дипотношений вносятся МИД либо другими центральными органами исполнительной власти (Кабинет министров, министерства, ведомства). Ранее МИД Украины заявлял, что также не поддерживает идею разрыва дипломатических отношений с Россией, так как считает, что это может негативно сказаться на гражданах Украины. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил в среду, что принятие решения о разрыве дипотношений — суверенное дело и от этого, в первую очередь, пострадает сама Украина.

Грузия все это уже проходила

В ближайшее время Грузия может вернуться к диалогу о восстановлении дипломатических отношений с Россией. Об этом заявил специальный представитель премьер-министра Грузии по взаимоотношениям с Российской Федерацией Зураб Абашидзе. В свою очередь заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин поддержал заявление своего грузинского коллеги.

Он отметил, что такое заявление можно только поприветствовать.

«Дело в том, что с 2008 года не по инициативе российской стороны произошел разрыв дипотношений с Грузией, и сейчас Россия не препятствует тому, чтобы страны восстановили дипломатические связи. Так что сроки позитивных перемен в этом вопросе зависят исключительно от Тбилиси», — заявил представитель России.

Напомним, что в 2008 г. на фоне войны в Южной Осетии и признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии парламент Грузии призвал правительство страны разорвать дипотношения с Россией. За это решение единогласно проголосовали 106 депутатов. Один из авторов решения отметил, что, согласно Венской конвенции о дипломатических отношениях, их разрыв не всегда означает разрыва консульских отношений. Иными словами, окончательно дружба не разрывается все равно. Интересы стран представляли посольства Швейцарии в Москве и Тбилиси, однако в 2012 г. Грузия все же пошла первой на уступки и ввела безвизовый режим для краткосрочных поездок граждан России. В том же году российские и грузинские дипломаты впервые провели двусторонние переговоры после войны.

В октябре 2012 г. после смены власти в Грузии, новое правительство назвало одним из главных приоритетов внешней политики нормализацию отношений с Россией. На данный момент между Россией и Грузией диалог поддерживается в рамках женевских дискуссий и регулярных встреч.

«Диалог Грузии с Россией в определенной степени способствовал осуществлению успешного европейского проекта», — добавил спецпредставитель премьера Грузии по связям с РФ Зураб Абашидзе.

Данное заявление он сделал в рамках проходящей в Тбилиси конференции под названием «25 лет конфронтации и сотрудничества: грузино-российские отношения и другие модели отношений», которое проводит Центр культурных взаимосвязей «Кавказский дом» при финансовой поддержке посольства Великобритании.

«То, что у нас есть с Россией коммуникации, и мы имеем неформальный диалог, повторюсь, это в определенной части способствует осуществлению нашего европейского проекта. Наши европейские коллеги всегда нам об этом говорят», — заявил Абашидзе.

По словам политолога Федора Лукьянова, чтобы заново установить дипотношения, нужно чтобы проблемы, которые послужили причиной их разрыва, сдвинулись с мертвой точки.

«В Грузии сейчас все понимают, что дипотношения с Россией хорошо бы восстановить. Но поскольку никаких перемен ни с Абхазией, ни с Южной Осетией нет и не предвидится, то грузинская сторона при всем желании не может пойти на восстановление. Если бы Саакашвили тогда не разорвал дипотношения с Россией, а просто снизил их до минимального уровня, если бы посольства продолжали работать, (пусть даже без послов, как это сейчас происходит в посольствах России и Украины), то сейчас уровень отношений можно было бы тихой сапой поднимать. Тоже самое и с Украиной. Разорвать отношения не проблема, а вот под каким соусом их потом восстанавливать, учитывая, что вопрос Крыма не имеет решения в обозримой перспективе? Иными словами — это шаг почти необратимый. И если Украина на него пойдет, это очень осложнит ситуацию», — считает эксперт.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 ноября 2017 > № 2384487 Олег Пономарев


Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски

Глава "Сименс Украина": Мы следуем принципу основателя Вернера фон Сименса "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы"

Эксклюзивное интервью генерального директора ДП "Сименс Украина" Мацея Томаша Зелиньски агентству "Интерфакс-Украина"

- Поскольку 30 сентября у Siemens завершился финансовый год, думаю, уместно начать наше интервью с вопроса об основных финансовых итогах работы компании в Украине в сравнении с теми планами, которые компания намечала в начале года.

- Прежде чем говорить об итогах этого года и дальнейшей стратегии, важно понимать связи между концерном Siemens и Украиной в прошлом. История присутствия компании в Украине насчитывает более 160 лет. Это десятки тысяч реализованных проектов - и крупных, и небольших. Все началось с прокладки телеграфной линии, которая проходила через Киев, Одессу до Севастополя, открытие первой трамвайной линии в стране в Киеве на Европейской площади, первой электростанции во Львове, или участие в строительстве Днепровской ГЭС. Кстати, недавно Днепровская ГЭС отметила 85-летие со дня своего основания. За эти годы много всего удалось воплотить в жизнь. Конечно, были и проблемы, но мы пережили все кризисы, в том числе и последний 2013-14 года, когда значительно уменьшился объем рынка из-за падения ВВП.

Если же говорить об итогах прошлого года, то важно понимать связь с общими экономическими показателями. В течение нескольких кварталов мы наблюдаем рост экономики Украины, кризис остался позади, прирост ВВП на уровне 2,5-3%. Этого, конечно, недостаточно, потому что базовый уровень невысокий, но тем не менее. В Украине мы работаем по трем основным направлениям: автоматизация, электрификация и цифровизация промышленности и инфраструктуры, Если в прошлом году в целом рост промышленности в Украине составил 2,4–2,5%, а в этом году по разным прогнозам рост будет на уровне 2%, то в тех отраслях, где работает Siemens, рост значительно выше.

Динамичнее всего мы совместно с партнерами развиваемся в горно-металлургическом секторе, металлургии, электроэнергетике, аграрном секторе и машиностроении. В этих отраслях рост инвестиций значительный, и, закрывая финансовый год, (конечно, не все цифры окончательные) могу сказать, что объемы новых заказов по сравнению с прошлым годом у нас выросли на 28%. Это говорит о том, что наши клиенты вкладывают деньги уже в капитальные инвестиции (CAPEX), а не только в операционные (OPEX).

Поэтому я очень горжусь 160-летней историей совместной работы с украинской промышленностью. Но еще важнее смотреть вперед, вместе справляться с новыми вызовами, которые готовит четвертая промышленная революция, и тем самым выводить реальный сектор экономики Украины на абсолютно новый уровень в энергетике, аграрном секторе, ГМК, машиностроении, автопромышленности, которая рано или поздно начнет развиваться.

- Одним из важных направлений компании было также здравоохранение, но Вы ничего не сказали об этом секторе

- Дело в том, что медицина и здравоохранение в Siemens в настоящее время – это отдельное юридическое лицо. C марта 2016 года было создано ООО "Сименс медицина" как отдельное юрлицо. Концерн запланировал IPO на первую половину 2018 года, поэтому ООО "Сименс медицина" отделилось от ДП "Сименс Украина" и является на сегодня независимой юридической единицей.

- Если говорить о росте новых заказов, в каких именно секторах они наиболее заметны?

- Новые заказы выросли по всем подразделениям: цифровое производство, автоматизация промышленности, непрерывные процессы и приводы, электроэнергетика, (производство, передача и распределение энергии), автоматизация зданий и инфраструктуры. Например, в этом году мы заключили договор на поставку турбины мощностью более 10 МВт для компании агропромышленного комплекса. В этом секторе мы работаем со всеми крупными холдингами, по разным направлениям, предлагаем системы и решения, которые позволяют им улучшить свои финансовые показатели

Можно ли говорить, что аграрный сектор и ГМК – это сейчас самые крупные ваши потребители?

- Да, в аграрном секторе прежде всего это касается переработки и инфраструктуры – переработка подсолнечного масла или зерна, хранение зерна, строительство новых элеваторов – это большие инфраструктурные инвестиции, которые должны иметь систему автоматизации, энергоснабжения. Кроме того, мы затрагиваем вопросы перевалки зерновых и не только.

- А насколько болезненной для компании была потеря клиентов в Донецкой области, тем более что в Донецке у "Сименс Украина" был большой региональный офис

- Безусловно, в ГМК определенная потеря была ощутима, мы работали там со многими заводами. В Донецке мы создали металлургический хаб, который обладал компетенциями для реализации проектов в металлургической сфере. Хаб практически целиком переехал в Днепр и сейчас реализует задачи по проектированию и поставкам систем автоматизации и приводов.

- Можете поделиться конкретными объемами контрактов?

- Поскольку формально мы еще не закрыли финансовый год в плане рапортирования, сейчас пока не хочу оперировать цифрами, потому что даже незначительная ошибка недопустима. Но то, что новые заказы выросли на 28% - это для меня месседж, что украинская промышленность развивается активно в тех отраслях, где есть потребление технологий, предлагаемых Siemens.

Мы выиграли за последние годы ряд тендеров, проводимых "Укрэнерго" по поставке высоковольтного оборудования и систем, ряд проектов в металлургической отрасли по автоматизации производственных объектов "ArcelorMittal Кривой Рог" и предприятий группы "Метинвест". В аграрной промышленности реализовываются проекты с такими крупными холдингами, как Cargill, "Кернел", "Астарта". Siemens является поставщиком компонентов и комплексных решений для этих и других отраслей промышленности.

- Конечно, нельзя не коснуться ситуации с поставками Россией турбин Siemens в Крым, и в этой связи, прежде всего, интересно влияние сложившейся ситуации на работу в Украине: понесли ли вы ли какие-то репутационные риски, или вам удалось их минимизировать и каким образом?

- Такая информация, конечно, не помогает нам работать, но важно обсуждать эту проблему и взвешенно относиться к фактам… Наша позиция, как и позиция концерна в этом вопросе, категорична: перемещение турбин в Крым является грубым нарушением условий соглашений о поставках с Siemens и законодательства Европейского Союза.

Если же говорить о репутационных рисках, то, разумеется, любая негативная информация о компании может нанести вред авторитету, который завоевывался годами. Здесь хочу привести слова основателя компании Вернера фон Сименса: «I will not sell the future for a quick profit!» - "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы". Этим принципом руководствуется компания и сегодня.

- Не так давно на 14-й ежегодной конференции YES в Киеве глава "Нафтогаза Украины" Андрей Коболев обвинил Siemens в том, что из-за боязни потерять рынок России она отказалась от поставок оборудования для модернизации украинской ГТС, и "Нафтогаз" был вынужден обратиться за новыми поставками к General Electric. Как Вы прокомментируете это заявление?

- Я в 2013 году не работал в "Сименс Украина", но как только мы из прессы узнали о заявлении на конференции, сразу отправили запрос в штаб-квартиру с просьбой разъяснить ситуацию. И хочу сказать, что мы не можем подтвердить то, что процитировано в СМИ.

В 2013 году проект находился на стадии обсуждения, но по бизнес-причинам не дошло до заключения договора с одним из поставщиков комплектной системы для конечного потребителя в Украине.

Но связывать это с политикой – я не вижу никакой связи. Каждый проект индивидуальный, и при принятии решения всегда надо обсуждать разные факторы. Конечно, есть требования клиента – сроки поставки и реализации, есть разные загрузки заводов, поэтому тут не могу оперировать деталями, но контакт не был подписан именно по бизнес-причинам, и привязки к политике я не подтверждаю.

"Нафтогаз" – большой холдинг и мы работаем с большинством его предприятий. Конечно, такие структуры работают в системе транспарентных закупок, и если нам есть что предложить нашим партнерам и заказчикам, мы участвуем в тендерах через платформу ProZorro.

- А как вы оцениваете для себя эффективность системы ProZorro?

- Оцениваем очень позитивно, потому что для нас очень важно работать прозрачно, честно и открыто. Это большой шаг вперед для улучшения позрачности бизнеса. Мы делаем предложения для "Нафтогаза", "Укрэнерго" и других компаний, и часто выигрываем тендеры, поэтому считаю, что ProZorro вполне прозрачная и эффективная система, которая позволяет сотрудничать и соперничать честно.

- Базируясь на итогах прошлого финансового года, что вы можете сказать о планах на следующий?

- Планы очень амбициозны, и во всех отраслях я вижу значительные перспективы и много возможностей. Мы в прошлом финансовом году выросли больше, чем ожидали: доходы выросли на 11%, новые заказы – на 28% и показатели прибыли оказались выше заложенных в бюджете. И в следующем году мы планируем работать с нашими клиентами еще активнее. Я ожидаю, что рост будет на уровне 10% и выше.

Один из наших приоритетов – это дигитализация промышленности: не только программное обеспечение, но и весь цикл от создания цифрового двойника продукта, через цифровое производство к предоставлению сервиса, и что еще очень важно в Украине – обеспечение кибербезопасности, как промышленной, так и энергетической.

Кроме этого, как мы уже говорили, мы создали инженерный центр, в котором основным из направлений является тема интеллектуальных электрических сетей, или дигитализация в энергетике. Это тема, которая развивается по всему миру и она стратегически важна для Украины. Дигитализация позволяет эффективно управлять нашей электроэнергией. Данные технологии позволяют Украине развивать электроэнергетику в соответствии с современными стандартами и трендами. В будущем это может ускорить объединение украинской и европейской энергосистем.

У нас есть инженеры и специалисты, которые непосредственно предлагают решения для систем передачи и распределения энергии. Кроме того, наши инженеры центра компетенции в области цифровых подстанций и кибербезопасности участвуют в проектах на всех континентах мира. Крупные проекты уже реализованы в разных странах – Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, последние контракты - в Норвегии, Швейцарии, Германии, Англии. Инженеры занимаются полным комплексом работ (проектированием, программированием и пуско-наладкой) в области цифровых систем управления и релейной защиты подстанций.

В последнее время нам удалось значительно развить компетенцию в этой инновационной технологии. Также у штаб-квартиры есть намерения интенсивно развивать штат сотрудников для этого направления. Инженеры данной направленности должны обладать как знаниями традиционных технологий в энергетике, так и знаниями в области IT. Это взаимодействие между традиционной и современной промышленностью носит название "индустрия 4.0". Я всегда говорю, что Украина – это страна IT, где есть около 100 тыс. опытных инженеров, которых необходимо привлекать на такие проекты. Более того, каждый год университеты выпускают около 35 тыс. новых IT-специалистов. Все специалисты нашего центра - это украинские, высокообразованные инженеры. Их средний возраст 30 лет, но они уже получили колоссальный опыт в больших проектах.

Например, сейчас Siemens в Египте реализует крупнейший проект по строительству трех электростанций общей мощностью 14400 МВт. Это позволит компенсировать дефицит мощности в энергосистеме страны. Наши инженеры принимают активное участие в данных проектах на всех стадиях от разработки концептов до ввода в эксплуатацию.

-Такие хабы функционируют еще в каких-то странах?

- Да, в разных странах. Хаб для энергетических систем цифровых сетей создан, например, в Словакии, и сейчас есть намерения перенять этот опыт и в Украине. В большей степени мы сосредоточены на том, чтобы совместно с "Укрэнерго" развивать системы цифровых сетей и кибербезопасности для украинской энергетики

- Еще одна тема - сотрудничество с "Укрзализныцей". Много лет ведутся разговоры об интересах Siemens к участию в проектах по локомотивостроению, компания уже неоднократно заявляла о том, что не заинтересована в создании СП по производству локомотивов, но надеется на "частную тягу". Тем не менее, мы помним, что опыт совместного сотрудничества с Днепропетровским электровозостроительным заводом у компании был не совсем удачный…

"Укрзализныця" - большая компания, которая занимается перевозками, и тут мы предлагаем всю линейку для электрификации железных дорог, и в последнее время идут разговоры по поводу новых проектов, которые пока на стадии обсуждения, а когда они выйдут на тендеры – мы будем в них участвовать.

Что касается электровозов – да, мы поставляли компоненты для украинских электровозов совместно с украинским производителем. Последнее время мы с УЗ отремонтировали два из них, поэтому можно сказать, что тема развивается.

В 2016 году мы подписали протокол о намерениях, что будем совместно разрабатывать ТУ под потребности железных дорог. Сейчас обсуждаем сертификацию наших электровозов, поэтому хотелось бы, чтобы эти проекты шли быстрее, поскольку потребность в новых средствах ж/д-транспорте в Украине огромна, и для Siemens это очень важный рынок, на котором мы продолжаем работать с УЗ.

- А в каких направлениях вы ожидаете наиболее динамичного развития в этом году

- Например, в металлургии очень много зависит от цен на ресурсы на мировой бирже, поэтому там динамика инвестиций меняется из года в год. Безусловно, агропромышленный сектор – ведь 30% всех черноземов в мире находится в Украине. Последние инвестиции в порту "Южный" нам показали, что очень динамично развивается вся инфраструктура агропрома. Украина лидирует в производстве подсолнечного масла, зерновых культур, кукурузы, и поскольку их потребление растет, я более чем уверен, что этот сектор будет развиваться и требовать новых современных технологий, в том числе в выработке биоэнергии, перевалке, хранении, т.е. там, где Siemens обладает компетенцией и широким портфолио продуктов и услуг.

- Планирует ли компания участвовать в приватизации такого предприятия энергомашиностроения, как "Турбоатом", даже если на продажу будет выставлен только блокпакет его акций?

- Каждый проект приватизации особенный, поэтому тут важно оценить перспективы, возможности локального и регионального рынков, мы будем наблюдать за процессом, но какое финальное решение будет принято, на этой стадии сказать не могу.

- Еще одна интересная мировая новость - 11 октября в Брюсселе обсуждалось создание батарейного альянса для конкуренции с компаниями из США и Азии. Знаю, что был приглашен Siemens. Как Вы считаете, могла бы Украина встроиться в этот альянс с учетом богатых запасов лития?

- Это хорошая идея, но надо смотреть глубже, чтобы разобраться в ресурсах, которые есть в Украине. Если появится дополнительная возможность для сотрудничества Siemens и украинских предпринимателей – это может стать темой для изучения.

- Можно ли сказать, что компания в Украине переживала определенный кризис, и какова сегодня ее дальнейшая стратегия?

- Кризис был во всей Украине, мы также ощутили его на себе. Мы пережили его благодаря продаже услуг, в том числе благодаря нашему энергетическому хабу, а также группе, отвечающей за разработку решений в металлургической промышленности. Сейчас мы уже вышли из этого кризисного положения… Рост заказов составил 28%. Мы намерены развивать долгосрочный бизнес в Украине, в том числе с нашими партнерами переходить к цифровой промышленности и цифровой энергетике. Одним из свидетельств нашей долгосрочной стратегии стало подписание договора аренды с бизнес-центром "Астарта" на Подоле - это говорит о том, что "Siemens Украина" намерен развиваться.

Какова сегодня региональная сеть компании?

- Основная задача региональных представительств - быть ближе к клиенту. Основной офис компании находится в Киеве, и кроме офиса есть центр обучения автоматизации, в котором обучаем клиентов и партнеров. Есть крупный инжиниринговый центр для металлургической промышленности в Днепре, в Одессе, и, конечно, в Харькове. А расписание тренингового центра во Львове забито на два-три квартала вперед. Мы создали развитую сеть региональных офисов, чтобы быть ближе к клиенту.

Есть ли проблемы с оптимизацией штата?

- Штат растет динамически, набираем инженеров, экономистов, IT-специалистов, инженеров-электриков и, надеюсь, эта позитивная динамика сохранится. Тесно работаем с местными партнерами, которые предлагают решения на основе систем программного обеспечения и оборудования Siemens, с ними работаем по конечным клиентам.

Везде, где видим рост потребления, набираем новых сотрудников, чем больше оборудования у нас появляется на рынке, тем больше потребностей в обслуживании, поэтому сервис динамично развивается. Сегодня в штате ДП " Siemens Украина" работает более 200 человек.

Есть ли у компании в Украине какие-либо проблемы с фискальными органами?

- Поскольку мы выполняем все законы и требования фискальных и других служб, нас эти проблемы не касаются. Я работаю в Украине год, и наблюдаю во многих областях значительные улучшения – например, уменьшение проверок, улучшение коммуникации с государственными службами, коммуникации с правительством.

Кстати, площадкой для диалога, на которой бизнес может узнать о планах правительства, а правительство – о настроениях бизнеса, может стать платформа, созданная тремя ассоциациями – Европейской бизнес-ассоциацией (ЕБА), Американской торговой палатой (АТП) и Союзом украинских предпринимателей (СУП). Встреча с участием президента Петра Порошенко в рамках EBA была достаточно эффективной.

Обсуждали и систему ProZorro, насколько она удобна для бизнеса, фискальную и финансовую политику. Такой диалог очень полезен, и президент обещал, что будем регулярно встречаться на таких площадках.

- Некогда Siemens входил в Национальный инвестиционный совет при президенте Украины, но в новый инвестсовет совет, состав которого в октябре утвердил П.Порошенко, вы не вошли, но в то же время в него вошел General Electric

- Но это не означает, что мы не будем стараться стать его членом в будущем. Наша компания всегда была заинтересована развивать украинскую промышленность и экономику. Уверен, что для этого у нас есть и опыт, и ресурсы, и компетенции. В подтверждение этого, приведу тот факт, что совсем недавно американский журнал Forbes в своем рейтинге назвал Siemens самой авторитетной компанией, что стало своеобразным подарком на 170–летний юбилей Siemens.

Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2380912 Олег Пономарев

На Украине окончательно растоптали память о Великой Отечественной войне

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 6 ноября 2017 г. Киев отметил 74-ю годовщину освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Столица тогда еще советской Украины была освобождена войсками 1-го Украинского фронта под командованием Николая Ватутина. Общие потери составили от 1 до 2 человек. За мужество и героизм при освобождении Киева были награждены орденами и медалями более 17 тысяч бойцов и командиров. Спустя семь десятилетий, в то время, когда в стране еще проживает немало живых свидетелей, неблагодарные потомки устраивают пляски на костях, сносят памятники советским солдатам, пытаются переписать или стереть историю. Возможно, какое-то неприятие к советской идеологии еще можно объяснить. Но как объяснить то, что особи, называющие себя людьми, глумятся над могилами? Это уже за гранью понимания.

Националисты требуют раскопать могилу Ватутина

В самом центре Киева, в старинном Мариинском парке, расположена могила легендарного Николая Ватутина — генерала, освободившего Киев от фашистов. В его честь был назван целый район, проспект, станция метро и масса памятных мест Киева. Сегодня же внуки тех героев цинично топчут и уничтожают любую память о событиях 1943 года. Так, в начале 2017 г. Киевский городской совет постановил, что герою Советского Союза в центре «европейской» столицы не место, памятник должен быть снесен, а прах за свой счет забрать родственники. Вот только беда в том, что родственники живут в России и люди они далеко не богатые. И могут только наблюдать, как могилу обливают краской, вытаптывают цветы, ломают ограду… Вслед за могилой Ватутина фашиствующие молодчики из Нацкорпуса начали нападки и на проспект, названный его именем. Он соединяет центр Киева со спальным районом Троещина и по иронии судьбы в районе Южного моста через Днепр переходит в Московский проспект. Немногим ранее его переименовали в проспект Степана Бандеры. Проспект Ватутина предложили переименовать в честь другого националиста — Романа Шухевича. Это решение вызвало бурю протеста среди киевлян. Активистам удалось приостановить переименование и на данный момент во всех инстанциях идут судебные тяжбы. Ведь большинству киевлян память генерала Ватутина дорога, а многим переименование — просто не к чему. Чем закончится это противостояние — пока неясно.

Вандалы цинично надругались на Вечным огнем

К сожалению, на Украине День освобождения Киева давно не считают праздником и помнят об этом с каждым годом все меньше людей. 6 ноября к памятнику Ватутину и Вечному Огню в Парке Славы пришло от силы 30-40 человек. Скромная церемония, минимум слов и цветов. Тем не менее, в Киеве еще остаются люди, которым эта память дорога. Чего не скажешь о «двуногих особях», надругавшимися на следующий день на Могилой Неизвестного солдата.

7 ноября в полицию поступило сообщение о том, что неизвестные залили цементом Вечный Огонь мемориального комплекса «Парк Славы». Испорченный памятник заметил прохожий. Прибыв на место происшествия, полиция обнаружила, что огонь действительно залили цементом, а вблизи неизвестные оставили еще 8 ведер.

Позже, как сообщили в КП «Киевблагоустройство», памятник был очищен.

«Убирали после вандалов сотрудники «Киевгаза», именно они являются балансодержателями этого монумента. Они же и цемент убирали, и ведра унесли, памятник, если все в порядке, должен работать, как и прежде», — говорится в сообщении.

В Национальной полиции на данный момент выясняют все обстоятельства инцидента, причины — пока не известны.

Лавров и Аксенов: «Осквернение Вечного огня — святотатство»

Первым и весьма болезненно на сообщение о вандализме в Киеве заявил глава Республики Крым Сергей Аксенов. По его словам, осквернение Вечного огня — святотатство, оскорбление коллективной памяти украинского народа, черная неблагодарность по отношению к предкам, глумление над памятью павших воинов.

«То, что произошло в Парке Вечной Славы, есть прямое следствие преступной политики киевского режима, той безумной пропаганды бандеровщины и русофобии, которой отравлены информационное пространство и общественная атмосфера в соседнем государстве. Напомню, что первой страной, которая увековечила мемориальным огнем память о погибших во Второй мировой войне, стала Польша. Вечный огонь, зажженный в Варшаве 8 мая 1946 года, горит до сих пор. Как горит он в России и Белоруссии, в странах СНГ, во многих странах Европы и Азии, в Канаде и США. Но бандеровским выродкам наплевать на любые традиции, на любые святыни, на чувства десятков миллионов людей. Невозможно залить цементом общую историю русского и украинского народа, нашу общую память», — сообщает пресс-служба главы РК.

Осквернение Вечного огня в Парке Славы в Киеве является неприемлемым кощунством против всех европейских ценностей. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

«Это — кощунство, неприемлемое кощунство, которое идет против всех европейских ценностей, против тех принципов, которые лежат в основе ООН, и подобные вещи, к сожалению, связанные с осквернением памятников Великой Отечественной войны на Украине — не редкость», — подчеркнул глава российского МИД.

Лавров добавил, что в этом проявляется неспособность киевского режима урезонить ультрарадикалов, неонацистов, которые себя очень комфортно чувствуют в сегодняшней Украине.

Война еще не окончена: под Киев продолжают хоронить солдат Великой Отечественной войны

Пожалуй, единственными, кто помнит о Великой Отечественной войне и отдает ей дань уважения, являются некоторые депутаты от оппозиции, некогда члены Партии регионов. Ежегодно в Киевской области приводятся в порядок солдатские могилы, проводятся поисковые работы, с почестями перезахораниваются останки. Не стал исключением и 2017 г.: останки 58 солдат перезахоронили в селе Гатное, в окрестностях столицы. Их нашли во время поисковых экспедиций на линии обороны Киева, но опознать удалось только 12 человек.

«Все останки подняты в Киевской области, это Юровка, Гатное и Барышевский район и Бориспольский район — это зона отступления по 41 году. Продолжаем сейчас поиск родственников по 1941 году — это капсулы идентификаторы, так называемые смертные медальоны, а с 1943 года, к сожалению, ввели книжки красноармейцев, и они не дают шанс восстановить солдат, — рассказывает командир поискового отряда «Днепр-Украина» Сергей Распашнюк.

За 11 лет работы поискового отряда его членам удалось отыскать останки больше тысячи военнослужащих и восстановить данные о 161 бойце. Народный депутат от «Оппозиционного блока» Юрий Бойко говорит, эти солдаты — были теми, кто защищал столицу в самые трудные месяцы войны. И таким образом — мы благодарим их за защиту и отдаем им дань уважения.

«Мы считаем это очень важным, поскольку пока не похоронен последний солдат — война не закончена. Поэтому это благородное дело которое делают ребята из «Днепра-Украины». Это то, что нужно сегодня нашей стране. Память, нужно, чтобы был мир, вот такие мероприятия они как раз нужны для этого», — заявил он.

Отметим, что в этом году киевляне придумали новшество, а именно общественный знак в честь дня Освобождения Киева. Он исполнен в цветах штандарта Первого Украинского Фронта, войска которого освободили Киев. Активисты раздавали эти знаки тем, кто пришел почтить память освободителей Киева. Также знаки были переданы в Организацию ветеранов Украины.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2380912 Олег Пономарев


Украина. Германия > Медицина > interfax.com.ua, 8 ноября 2017 > № 2381319 Владимир Подворный

Директор "Фрезениус Медикал Кер Украина": "Госклиники не заинтересованы в корректном подсчете стоимости гемодиализа"

Эксклюзивное интервью директора "Фрезениус Медикал Кер Украина" Владимира Подворного о влиянии медицинской реформы на инвестиции в среду здравоохранения

- Почему 10 лет назад вы приостановили реализацию проекта по созданию сети центров гемодиализа?

- Наша инвестиционная программа была утверждена в 2008 году и предусматривала строительство 10 центров гемодиализа в разных регионах Украины. Мы смогли открыть всего два центра. Причин приостановки было несколько. Основная – несовершенство законодательства, точнее то, что в соответствии с действующей до сих пор практикой пациент лишен права выбирать место лечения. Куда пойдет лечиться пациент и, соответственно, куда "уйдут" за ним средства на лечение, решает чиновник. Быстро сориентировавшись, распорядитель бюджетных средств прекратил направлять нам пациентов и максимально усложнил оплату предоставленных услуг. В итоге центры заполнены едва на треть, долги за предоставленные услуги колоссальные, и только упорство и требовательность наших пациентов, ощутивших разницу в качестве лечения, позволяют продолжать работу. В настоящее время эта программа приостановлена, но не закрыта. Мы очень надеемся на изменения в законодательном поле, которые позволят нам продолжить работу в этом направлении. Медреформа в ее основных положениях даст зеленый свет для национальных и иностранных инвестиций в сферу здравоохранения.

- Разве государство не должно поддерживать государственные клиники?

- Государство должно поддерживать пациентов, обеспечивая качественное лечение, независимо от формы собственности клиники. Благодаря принятой медреформе, учреждения здравоохранения всех форм собственности будут бороться за высокое качество медицинской услуги, чтобы пациент их выбрал.

Очень важно понимать, что медреформа в основных положениях призвана, в том числе, усилить финансовую дисциплину, заставить лечебные учреждения рационально использовать бюджетные средства.

- Что именно в реформировании системы здравоохранения может дать инвесторам уверенность?

- Когда мы говорим о реформе, мы говорим о трех основополагающих компонентах. Это переход на оплату медицинской услуги вместо финансирования лечебных учреждений, свободный выбор пациентом места, где он будет получать медуслугу, и принцип "деньги идут за пациентом", предполагающий использование бюджетных средств на конкретного пациента. Если этот принцип не будет реализован, то не будет реализована и реформа.

- Ваши центры гемодиализа это, по сути, частные клиники. Частная клиника может гарантировать, что не будет завышать цены?

- Я бы сказал, что гемодиализ – это сфера, которая полностью готова к медреформе. Есть пациенты, есть протоколы, есть утвержденная методика расчета стоимости услуги – методика расчета стоимости лечения пациентов с хронической болезнью почек пятой стадии методом диализа. Эта методика существует с 2011 года, она юстирована и по ней очень легко, прозрачно и понятно можно рассчитать стоимость процедуры в любом учреждении.

- Сколько стоит такая услуга в ваших центрах?

- На сегодняшний день – около 2,1 тыс. грн за процедуру.

- А в госклиниках?

- А государственные и коммунальные клиники не заинтересованы в корректном подсчете. В тех редких случаях, когда расчет произведен, цена больше, ведь себестоимость выше: государственные отделения гемодиализа находятся в составе многопрофильных больниц, и на стоимость процедуры влияют все затраты больницы.

В наших же клиниках стоимость ниже, хотя в нее включены все компоненты, необходимые для проведения диализа в соответствии с требованиями стандартов. Кроме того, очень важно, что мы являемся частью международной сети клиник "Фрезениус", и безусловное соблюдение требований стандарта и протоколов лечения регулярно контролируется, в том числе онлайн, клиническим советом в Германии.

- Как вы оцениваете украинский рынок продукции для гемодиализа и закупки расходников, вокруг которых постоянно существуют скандалы и разбирательства?

- Мы не участвуем в тендерах. Мы выступаем, прежде всего, оператором своих центров гемодиализа, занимаемся сервисным обслуживанием оборудования производства "Фрезениус" вне зависимости от того, кто и когда его поставил. Кроме того, мы занимаемся маркетингом, информационной поддержкой специалистов и врачей, проводим научно-практические конференции по проблеме гемодиализа. Мы не осуществляем поставки и не участвуем в тендерах.

Заместительная почечная терапия развивается стремительно, изменились технологии и сам подход к этому виду лечения. Изменились в лучшую сторону стандарты использования продукции. Например, сегодня на смену технологии гемодиализа приходит гемодиафильтрация онлайн, на треть повышающая выживаемость пациентов.

- Сколько нужно инвестировать государству, чтобы, условно говоря, перейти на более совершенные технологии лечения, например, на метод гемодиафильтрации?

- Мне трудно сказать, ведь с 2008 года государство не покупает оборудование для гемодиализа вообще. Поставщики на безоплатной основе передают его больнице, зарабатывая потом на продаже расходников.

- Какой ежегодный объем рынка диализа в денежном выражении?

- Около $63 млн. Эти цифры ежегодно увеличиваются. К сожалению, нравится нам это или нет, но количество больных с хронической почечной недостаточностью будет постоянно увеличиваться.

- Есть ли украинские производители расходников и оборудования для гемодиализа?

- Нет, в Украине для гемодиализа никто ничего не производит. Это высокая технология на сегодня и достаточно дорогой вид производства. Наверное, такое производство появится в Украине в том случае, если будет сбыт не только на внутреннем рынке.

Для того чтобы производить расходники для гемодиализа, есть другой путь – покупка лицензии на производство по уже готовой технологии, но все зависит от переговоров с производителем.

Всего продукция "Фрезениус" производится на 40 заводах по всему миру.

- На какую сумму примерно вы поставляете оборудование в Украину?

- Мы поставляем около 60 аппаратов и несколько систем очистки в год на сумму около EUR2 млн – это стоимость оборудования, которое поступило в лечебные учреждения Украины. В целом же продукция производства "Фрезениус" – оборудование и расходные материалы для диализа – поставлена на сумму около EUR18 млн за 2016 год.

Объемы продаж растут за счет того, что появляются новые отделения, добавляются пациенты.

Очень важно при формировании государственного и местных бюджетов учитывать тех пациентов, которые еще не находятся на гемодиализе, но нуждаются в нем. Если бы их реальные потребности учитывались в полной мере, в Украине гемодиализ получали бы не 6 тыс. пациентов, а минимум 20-25 тыс. пациентов.

- Но это потребовало бы значительного увеличения финансирования?

- На самом деле, если бы все государственные клиники пересчитали реальную стоимость процедуры по утвержденной методике, по факту смогло бы пролечиться гораздо большее количество пациентов, чем сейчас. Мы видим, что в государственных клиниках деньги часто используются неэффективно, расходы особо не учитываются. Главная проблема в том, что государственные клиники не продают свою услугу, а просто финансируются государством. Мы же продаем услугу, поэтому очень четко отчитываемся за каждую гривну.

Когда государственные киники начнут продавать услугу гемодиализа по заранее определенной цене, все будет иначе.

- Как вы оцениваете ситуацию с доступностью гемодиализа в Украине?

- В Украине пациенты с почечной недостаточностью 5-й стадии в большинстве остаются без помощи. Украина существенно отстает от своих соседей по показателям пациентов, которые находятся на такой терапии из расчета на 1 млн населения. Мы отстаем даже от Беларуси. По оценке директора Института нефрологии Николая Колесника, в Украине гемодиализ получают только 25% нуждающихся пациентов.

Мы с большой надеждой восприняли информацию о разработке пилотного проекта по трансплантации почки, о которой недавно заявил Минздрав. Трансплантология является тем локомотивом, который тянет за собой развитие заместительной почечной терапии, ведь чем лучше диализ, тем успешнее трансплантация.

Несмотря на такую критическую недоступность гемодиализа для украинцев, государственные больницы не хотят направлять к нам пациентов.

- Откуда же у вас сейчас берутся пациенты? Они лечатся за свои деньги?

- Нет, за свои деньги – это очень дорого. Лечение за свои деньги возможно, когда речь идет о каких-то ситуативных моментах, когда человеку нужно получить несколько процедур, например, в поездке. Наши пациенты – это те, кого "диализные комиссии" направили к нам несколько лет назад, когда мы открывали центры в Чернигове и Черкассах. Мы не можем получить оплату медуслуги из госбюджета, если пациент пришел к нам без направления.

Таким образом, у нас практически нет новых пациентов, за исключением переселенцев из Луганской и Донецкой областей, которых мы лечим в нашем центре в Чернигове. Правда, нам никто нам за них не платит, мы лечим их за свои деньги.

- Сколько их?

- Было 13 человек, осталось шесть: кто-то вернулся домой, кто-то переехал в другие места.

- Существуют ли случаи задержек выплат, задолженности со стороны бюджета?

- Да. Например, в Чернигове мы в 2017 году работаем без контракта, и нам до сих пор возвращают деньги за прошлый год. На сегодня нам остается неоплаченным лечение на более чем 50 млн грн только по Черниговскому центру, включая 18 месяцев 2011-2012 гг., не оплаченных вообще никак.

- А если контракта нет, то городские власти могут вообще не заплатить вам?

- Могут, но тогда мы подадим в суд, ведь пациенты направлены к нам в лечебное учреждение учреждениями здравоохранения города.

Наши центры гемодиализа, безусловно, опередили время. Сегодня понятно, что они натолкнулись на серьезное сопротивление: многим трудно согласиться с тем, чтобы допустить частную клинику к бюджетному финансированию. Но я противник того, чтобы говорить, что этот проект у нас не получился. С точки зрения инвесторов, с экономической точки зрения, безусловно, он не успешен, но с точки зрения внедрения в Украине новых технологий лечения, он получился. Например, наш Черкасский центр в 2012-2013 гг. занимал четвертое место среди всех европейских центров "Фрезениус" по качеству предоставляемого гемодиализа. Украина в лице наших центров получила хороший пример модели оказания медуслуг.

Сейчас в наших клиниках лечатся около 170 пациентов. Это не много, учитывая, что по всей Украине лечение гемодиализом получают около 6 тыс. человек, но наши пациенты живут дольше и качество их жизни выше.

- Сколько лет люди могут жить на гемодиализе?

- Это зависит от многих факторов. При благоприятных условиях и четком следовании технологии – десятки лет. Я говорю о наших клиниках.

- А у вас есть страховые пациенты?

- Разве что приезжающие с визитами из-за границы. Наши страховые компании не страхуют такие заболевания и такой вид терапии.

- Когда вы примите решение, будет ли возобновлена ваша программа открытия центров гемодиализа?

- Я думаю, что надо дождаться, и посмотреть, как заработает медреформа.

Украина. Германия > Медицина > interfax.com.ua, 8 ноября 2017 > № 2381319 Владимир Подворный


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2017 > № 2384441 Олег Пономарев

Украина стремительно «сжигает мосты» даже с самыми верными европейскими партнерами

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Польша намерена закрыть въезд украинским националистам не только в свою страну, но и в Европу. А маленькая, но гордая Сербия и вовсе намерена выслать из страны украинского посла. Такого позора нормальная страна не пережила бы. Некогда даже самые преданные Украине европейские страны одна за другой начинают в ней разочаровываться. Майдан, унесший жизни десятков тысяч людей, окончательно разрушенная экономика, небывалый уровень преступности и коррупции во власти — все этого не замечать просто нельзя. Видят это и в ЕС. Говоря одно, а делая абсолютно противоположное, украинская власть умудрилась поссориться с Израилем на почве «оккупации Палестины», с Венгрией — за отказ в праве этнических венгров учиться на родном языке, с Польшей — и вовсе она показывает небывалую двуличность, героизируя пособников нацистов — отморозков из УПА (экстремистская, запрещенная в России организация — прим. ред.). Но в отличие от нашей страны, где понятие свободы слова и демократии давно стало фикцией и пустым звуком, западные страны молчать уже не будут.

Сербия готова вышвырнуть посла Украины из страны

Министерство иностранных дел Сербии обвинило посла Украины Александра Александровича в попытках ухудшить отношения Сербии и России и просит дипломата быть не только сдержанным, но и выбирать слова и риторику в своих заявлениях.

Как сообщает сербский телеканал РТС, госсекретарь Министерства иностранных дел Сербии Ивица Тончев напомнил, что роль послов заключается в улучшении двусторонних отношений, прежде всего политических и экономических, а также всех других форм сотрудничества:

«Наверное посол Украины в Сербии забыл об этом, а вся его деятельность ведет к тщетным попыткам нарушить отношения Сербии с Российской Федерацией», — говорится в сообщении телеканала.

Сербский политик также напомнил послу его участие в ряде в скандальных интервью, где прямо заявлял о зависимости внешней политики Сербии и о том, что страна является «инструментом в руках России, которая таким образом дестабилизирует весь регион Западных Балкан, и, таким образом, уничтожает Европу».

«Украинский посол постоянно политизирует вероятное участие сербских добровольцев в вооруженном конфликте в Донбассе, заявляя, что граждане Украины принимали участие в войнах на территории бывшей Югославии, и Сербия никогда официально не упрекала Киев», — добавил Тончев.

О также подчеркнул, что Сербия уважает территориальную целостность Украины и сохраняет приверженность политике лучших двусторонних отношений.

«Учитывая, что неоднократные замечания, сделанные МИД Сербии, с советами направить свою энергию на обязанности, указанные в Венской конвенции о дипломатических отношениях, не имели никакого эффекта, я бы хотел обратиться к МИД и правительству Украины с просьбой указать ему на недопустимость подобного поведения. Иначе мы будем вынуждены применить обычные в таких случаях меры», — подытожил представитель МИД Сербии.

Согласно Венской конвенции, речь может идти об отзыве правительством Сербии аккредитации посла и объявлении его персоной нон грата.

Отреагировал на слова украинского посла и президент Сербии — Александр Вучич, заявивший о том, что не понимает замечаний украинской стороны.

Вучич отметил, что Украина является дружественной для Сербии страной и сербские суды уже приняли вердикты в отношении лиц, воевавших за рубежом.

«Не знаю, что еще мы должны сделать. Никто не имеет разрешения государственных органов Сербии участвовать в военных действиях за рубежом, в Донбассе, в Крыму или в любой части конфликта между Россией и Украиной», — заявил сербский президент.

И если президент Сербии, с присущей ему «мягкостью» выразил удивление заявлением украинской стороны, то лидер оппозиционной Сербской радикальной партии Воислав Шешель выражений уже не выбирал. В ходе заседания местного парламента он открыто обвинил Украину в оскорблении своей страны и потребовал немедленной высылки посла из Сербии.

Польский сенатор: «Украина показала себя настоящим варваром»

Окончательно Украина может испортить отношения и с некогда самым верным своим союзником — Польшей. В стране уже не скрывают не только своего недовольства проводимой официальным Киевом политикой, но и варварским отношением к общей истории.

«Украина не хочет принадлежать к римской цивилизации. Она ведет себя как варвар в вопросах исторической памяти. В нынешней внешней политике у нас много общего, у нас есть много положительных предложений. Но взаимные отношения будут очень неглубокими, если Украина не поймет, что более глубокие отношения идут из культурного измерения относится к исторической памяти, которая касается Польши», — заявил польский сенатор и историк Ян Жарин.

При этом, он полностью перекладывает ответственность за напряжение ситуации на Украину и просит ее как можно скорее найти выход из кризиса: «Решение сейчас — на стороне Украины. У нее есть ключ к тому, хочет ли она быть с Польшей, с польской культурой. Украина должна ответить, хочет ли она взять на себя общую ответственность за древнюю материальную культуру в современной Украине».

В первую очередь Польша шокирована отсутствием крестов в местах массового погребения поляков на Украине и полное запустение могил: «Поляки гибли в этих районах во время Первой мировой войны. Могилы, которые существуют со времен боев легионов, с сентября 1939 года, со времени геноцида на Волыни… Это события, связанные с польским наследием в XX веке. Если мы не поймем эту простую истину с украинской стороны, тогда наша дружба будет все более отдаленной».

Еще сложнее обстоят дела с героизацией на Украине вояк УПА и пособников фашистов — СС «Галичина». Председатель правящей партии Польши «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский в который раз напомнил, что в случае продолжения героизации Степана Бандеры о евроинтеграции Украина может забыть, а сторонникам фашистской идеологии и вовсе будет закрыта дорога в Европу.

По словам главы МИД Польши Ващиковского, терпение страны лопнуло и они запускают процедуру, которая не позволит людям, демонстрирующим крайне антипольские взгляды, въехать в страну:

«Сейчас мы запускаем процедуры, которые не будут допускать людей, которые демонстрируют крайне антипольские позиции, на территорию Польши. Люди, которые демонстративно носят мундиры СС «Галичина», в Польшу не въедут! Мы осознаем, насколько важна для нас Украина с точки зрения геополитики, но украинцы, зная об этом значении своей страны для нашей безопасности, считают, что в таком случае вопросы, которые нас разделяют, в частности исторические, должны сойти на второй, третий план. Но так быть не может», — заявил министр в эфире польского телеканала TVP1.

Напомним, что июле 2016 г. Сейм Польши установил 11 июля Днем памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против жителей II Польской Республики в 1943-1945 гг.

Попытки же украинских властей препятствовать поискам и эксгумации останков жертв геноцида на Волыни и солдат, которые погибли от рук НКВД в сентябре 1939 г., и вовсе могут поставить жирую точку на польско-украинских отношениях. Если ситуация не измениться в лучшую сторону, МИД Польши будет рекомендовать президенту Анджею Дуде отменить запланированный на декабрь 2017 г. визит на Украину.

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2017 > № 2384441 Олег Пономарев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter