Всего новостей: 2187265, выбрано 1319 за 0.108 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 15 августа 2017 > № 2276409

Украина с начала года увеличила аграрный экспорт на 28%

При этом доля экспорта сельскохозпродукции в структуре всего украинского экспорта за этот период составила 42,1%.

Украина по итогам 1-го полугодия 2017 года экспортировала аграрной продукции на 8,7 миллиарда долларов, что на 1,9 миллиарда долларов (на 28%) больше, чем за аналогичный период прошлого года. Об этом сообщила пресс-служба Министерства аграрной политики и продовольствия.

Согласно сообщению, увеличение экспорта произошло по всем категориям сельскохозяйственной продукции. В частности, на внешние рынки было поставлено живых животных и продуктов животного происхождения на 492,5 миллиона долларов (155% к I полугодию 2016 года), продуктов растительного происхождения - на 4,3 миллиарда долларов (124,5% к I полугодию 2016 года), в том числе зерновых культур - на 3,3 миллиарда долларов (122,7% к I полугодию 2016 года), жиров и масел - на 2,5 миллиарда долларов (127% к I полугодию 2016 года), готовых пищевых продуктов - на 1,4 миллиарда долларов (133,6% к I полугодию 2016 года).

За этот период было ввезено в Украину аграрной продукции на 1,97 миллиарда долларов, что на 21 миллион долларов больше, чем за аналогичный период прошлого года, сообщила пресс-служба.

"В разрезе товарных групп было импортировано живых животных и продуктов животного происхождения - на 311,7 миллиона долларов (101,3% к I полугодию 2016 года), продуктов растительного происхождения - на 742,1 миллиона долларов (99,3% к I полугодию 2016 года), в том числе зерновых культур - на 113,2 миллиона долларов (97,5% к I полугодию 2016 года), жиров и масел - на 119,8 миллиона долларов (106,6% к I полугодию 2016 года), готовых пищевых продуктов - на 798,1 миллиона долларов (102% к I полугодию 2016 года)", - говорится в сообщении.

Согласно данным министерства, в первом полугодии 2017 года сформировано положительное внешнеторговое сальдо аграрной продукцией в 6,7 миллиарда долларов, а доля экспорта сельскохозяйственной продукции в структуре всего украинского экспорта за этот период составила 42,1%.

Как сообщал УНИАН, по данным Минагропрода, экспорт украинской аграрной продукции в европейские страны за январь-июнь 2017 года увеличился на 31,4%, или на 663,4 миллиона долларов, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, и составил 2,774 миллиарда долларов.

Украина вошла в ТОП-3 стран – крупнейших экспортеров аграрной продукции на рынок Европейского Союза по результатам работы режима зоны свободной торговли с ЕС, вступившего в силу с 1 января 2016 года. Украинские сельхозпроизводители в прошлом году поставили на рынки Европейского Союза аграрной продукции на 4,2 миллиарда долларов, что на 1,6% больше, чем годом ранее.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 15 августа 2017 > № 2276409


США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 августа 2017 > № 2272791 Кристель Неан

США поставляют оружие Украине, чтобы та возобновила войну

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Хотя официально США не поставляют Украине наступательного оружия, из утечки документов стало ясно, что на самом деле, несмотря на запрещающие это в настоящий момент американские законы, Киев подписал соглашение с компанией AirTronic USA о закупке 100 гранатометов PSRL-1 на сумму в 554 574 долларов.

Договор был пописан 11 ноября 2016 года администрацией Обамы три дня спустя после победы Дональда Трампа. Видимо, Обама решил напоследок подпортить жизнь преемнику…

По имеющимся в настоящий момент данным, эти гранатометы были поставлены национальной гвардии, и в частности батальоны «Азов» (организация запрещена на тнрритории РФ — прим.ред.), в нарушение действующих запретов продажу оружия и подготовку украинских неонацистских отрядов.

Тем временем 7 августа Порошенко запустил кампанию по мобилизации украинцев в возрасте от 20 до 27 лет в национальную гвардию в рамках обязательной военной службы. Стоит отметить, что именно национальная гвардия и неонацистские батальоны активнее всего проявили себя в начале войны в Донбассе, когда регулярная армия отказывалась вести огонь по мирным жителям.

Все это указывает на намерение Порошенко возобновить в скором времени боевые действия в Донбассе, о чем недавно говорил лидер Донецкой народной республики. Эти слова были подтверждены перемещением тяжелого оружия к линии фронта украинской армией, которая не чурается размещения артиллерии в жилых зонах, например, в той же Авдеевке.

Или уничтожения камер ОБСЕ, которые не дают действовать в полной безнаказанности, например, стрелять по водоочистной станции Донецка. Всего через день после установки камера была так сильно повреждена украинской армией, что перестала работать, и наблюдателям ОБСЕ пришлось забрать ее.

Сотрудники Совместного центра контроля и координации (СЦКК) находятся едва ли в большей безопасности, чем камеры ОБСЕ, поскольку вчера вечером в 22:30 украинская армия обстреляла из танков и минометов село Безыменное и в том числе зону расположения поста наблюдателей СЦКК, вынудив их укрыться в убежище.

Всего за последние сутки украинская армия 54 раза нарушила прекращение огня, выпустив в общей сложности 315 снарядов запрещенного по Минским соглашениям калибра, в том числе 30 артиллерийских снарядов калибра 120мм и 152мм, 34 танковых снаряда и 251 минометный снаряд 82мм и 120мм.

Число нарушений со стороны украинской армией и количество снарядов запрещенного калибра стабильно растут, это не говоря уже о стрельбе по наблюдателям ОБСЕ и СЦКК и их оборудованию. Это означает, что Украина все больше игнорирует свои обязательства по Минским соглашениям и ищет войны.

ДНР в свою очередь все еще выступает мирное урегулирование конфликта, продолжая переговоры по проекту нового государства, которое должно прийти на смену Украине. Глава ДНР получил множество комментариев на этот счет, и, хотя идея переформирования государства пользуется широкой поддержкой, название «Малороссия» не встретило положительного отклика.

Как бы то ни было, в этом нет ничего страшного, поскольку, как с самого начала говорил Александр Захарченко, главная цель в том, чтобы положить начало широкому обсуждению и рассмотреть предложения каждого, чтобы сформировать привлекающий наибольшее число людей общий проект.

Раз большинству не по душе это название, будет найдено новое по согласованию с населением. В этом как раз-таки заключаются принцип демократии и ценности, которые глава ДНР отстаивает и хочет заложить в основу нового государства. Главное — это не название, а фундамент нового государства.

Украина же в такой перспективе становится примером того, как поступать не следует. Так, украинский профсоюз журналистов сообщил о 40 случаев физической агрессии в отношении его членов во время работы за первую половину года. Причем даже в зонах, которые не имеют никакого отношения к конфликту в Донбассе. Нападавшие остались безнаказанными, что лишь способствует новым проявлениям агрессии.

Стоит напомнить, что после Майдана на Украине погибли несколько журналистов и сотрудников СМИ, в том числе (неполный список): Андрей Стенин, Анатолий Клян, Игорь Корнелюк, Антон Волошин и Андреа Роккелли (Andrea Rocchelli) — все они погибли в 2014 году в Донбассе в результате преднамеренного обстрела со стороны украинской армии (причем той зачастую было известно, что речь шла о журналистах). Олесь Бузина умер 18 апреля 2015 года в Киеве после того, как его персональные данные появились на сайте «Миротворец». 20 июля 2016 года Павел Шеремет скончался в Киеве в результате взрыва его машины.

С учетом набирающих силу столкновений между украинскими неонацистскими батальонами и регулярной армией, хаос в стране будет только расти. Так, 59-я бригада ВСУ обстреляла позиции «Правого сектора» (организация запрещена на тнрритории РФ — прим.ред.) у Пищевика из комплексов «Град», что, разумеется, пришлось вовсе не по вкусу нацистам, которые решили отомстить. Бойцы «Правого сектора» отправились в зону ответственности 59-й бригады на автобусе, бронетехнике и грузовиках.

Не отступивший при виде этого украинский командующий привел местные подразделения в боевую готовность и намеревается переложить возможные потери на обстрелы со стороны ДНР. Хорошо, когда есть виноватый, даже если армия разваливается на части, а батальоны грызутся между собой.

Стоит сказать, что состояние Украины приближается к точке невозврата. Ей придется вновь начать войну (пусть и заранее проигранную), потому что иначе власти должны будут признать перед населением ответственность за разруху Майдана.

США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 августа 2017 > № 2272791 Кристель Неан


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272840 Дмитрий Быков

Инициаторами трагедии 2 мая стали те, кто хотел присоединить Одессу к «Новороссии»

Лариса Козовая, УНИАН, Украина

Российский поэт и телеведущий Дмитрий Быков в интервью УНИАН сравнил события 2 мая 2014 года с Бесланом, рассказал, почему считает Одессу городом трагической судьбы и с кем из украинских поэтов хотел бы пообщаться.

Дмитрий Быков часто бывает на Украине, и в Одессе, в частности. Однако от интервью и пресс-конференций поэт-оппозиционер, как правило, отказывался. Но — не в этот раз. В интервью УНИАН он рассказал, как трагическая судьба Одессы уживается с вечным одесским праздником, почему свою преподавательскую работу любит больше журналистской, и из каких соображений пришлось избегать встречи с Путиным в его день рождения.

УНИАН: Как-то в «Новой газете» вы опубликовали разгромную статью на предмет одесского мифа, заявив, что город пребывает в духовном упадке, живет на проценты с капитала, эксплуатируя пять рассказов и одну пьесу Исаака Бабеля, два романа Ильфа и Петрова, что от одесского юмора давно тошнит, так как он ужасно однообразен и прочее…

Дмитрий Быков: Да, писал там о том, что одесский миф нельзя эксплуатировать бесконечно. Тогда многие одесситы обиделись, сейчас многие одесситы соглашаются. Я уже пришел к выводу: для того, чтобы какая-то моя мысль стала очевидной, должен пройти период в четыре-пять лет. Это не значит, что соображаю быстрее всех, это значит, что я не отказываю себе иногда высказываться напрямую. Да — одесский миф закончился, нужно творить новый и сейчас его, по мере сил, создают.

— И в чем же вы видите новый одесский миф?

— В том, что Одесса — богатый, космополитичный, открытый миру приморский город, курортный и торговый, с необыкновенно трагическим прошлым. Это трагическое прошлое каким-то образом входит как составляющая в непрерывный одесский праздник. Прошлое — это и гражданская война (в начале 20 века — прим. ред.), которая прокатилась по Одессе туда-сюда разными волнами, это и оккупация (во время Второй мировой войны — прим. ред.), с уничтожением почти всего еврейского населения, когда его осталось меньше десятой доли… Это невероятное по жестокости уничтожение, после чего Одесса, конечно, прежней не стала бы никогда.

Как и после пожара в Доме профсоюзов, который также черной тенью лежит на прошлом города… Хотя всем понятен сценарий того, как все происходило, суда до сих пор не было, и окончательная правда до сих пор не сказана. Ее реконструируют по кадрам немногочисленные профессионалы, а главные виновники трагедии, как мы знаем, благополучно сбежали. Поэтому очень много непонятного.

Одесса — город с трагическим прошлым и, все-таки, с неувядаемым духом. Город, что очень важно, очень отдельный от всей Украины, в целом. Город-государство, приморская столица, симметричная, в свое время, Петербургу — как южной центр империи, построенный, кстати, по тем же геометрическим канонам. Как бы очень удачная попытка Екатерины встать вровень с Петром. Поэтому для меня Одесса — город, находящийся, во всяком случае, сейчас, в процессе активного выстраивания нового облика. И мне кажется, что молодая Одесса, которая за это время родилась — великолепная, умная талантливая местная молодежь — она быстро этот образ достроит, дорисует.

— Вы упомянули пожар в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 года. Но в тот день массовые беспорядки, которые привели к гибели 48 человек, начинались в другом месте… Что вы знаете обо всем этом?

— Достаточно. Поверьте мне, я много и серьезно изучал вопрос, потому что спекуляций на данную тему огромное количество. Все, что можно прочесть в Интернете, я об этом прочел. Для меня совершенно очевидно, что здесь произошла трагедия, которую никто не предусматривал. Потому что действительно, как складывается у меня версия из чтения большинства источников, местные власти определенным образом договорились: кто-то будет находиться в лагере на Куликовом поле, а кто-то его за деньги незначительно погромит. Но ситуация вышла из-под контроля. Она не могла не выйти из-под контроля, потому что началась стрельба…

Здесь произошло, как в Беслане, когда договорились с террористами, которые вышли из рамок [договоренностей]. В Одессе, произошла аналогичная ситуация. Эта история горькая, трагическая и вины нельзя снимать ни с одной, ни с другой стороны. Хотя Майдан будут всегда обвинять в случившемся, совершенно очевидно — инициаторами стали люди, которые хотели присоединить Одессу к «Новороссии». Этого, к счастью, не получилось, но какой ценой. Вот об этом надо помнить. Еще раз повторю: Одесса — город с трагической тенью на лице. И эту трагическую тень мы не смоем.

— Во время своего прошлого визита в Одессу на творческом вечере вы, говоря о кандидатуре в президенты США Дональде Трампе, сказали, мол, желаете его победы, чтобы устранить «подобный прецедент на ближайшие 2 тысячи лет»… Ну, как видите, пожелания поэта учитываются. А как насчет будущего президента Российской Федерации?

— Прецедент создан. Я думаю, что надолго хватит.

— Уйдем от политики. Вы занимаетесь исследованиями творчества гениальных литераторов, написали несколько книг, в том числе, о Маяковском, Пастернаке, Окуджаве, какие выводы сделали для себя? Как сказано в не самом моем любимом романе «Мастер и Маргарита» (но это — важные слова): «Самый страшный грех — это страх». Со страхом нужно бороться. Худший из человеческих грехов — трусость. Как боретесь со своими страхами?

— Всех посторонних людей должен интересовать не процесс, а результат. Результат достигнут, а каков был процесс — мои интимные тайны.

— А что наиболее неприемлемо лично для вас в человеке?

— Злорадство.

— Говорят, вы дважды отказались от встречи с президентом РФ. Это — результат?

— Я не отказывался ни от каких встреч. Один раз меня пригласили, когда я физически не мог там быть — находился в Воронеже с выступлениями, а встреча была в Перми. В другой раз ее перенесли. Встреча пришлась на день рождения президента, а я так устроен, что в день рождения не могу говорить президенту неприятные вещи. Подошел бы и сказал: «Добрый день, желаю вам здоровья». Это сразу попало бы в прессу, и меня бы обвинили в подхалимстве. Так что нет, я вовсе не такой храбрый, как вам кажется, и это — очень хорошо.

— Почему свою преподавательскую работу считаете делом более полезным, чем журналистику?

— Журналистика действует на очень узкий спектр людей. И самое главное, информируя, она не заставляет их меняться, а педагогика заставляет. То есть, люди, читая книжки, обретают какие-то новые качества. Вообще литература действует на умы гораздо сильнее, чем журналистика. Поэтому посильное объяснение литературы или ее сочинений, чем я, в основном, занимаюсь, это лучше. Журналистика очень хорошая вещь для меня лично. Это замечательный способ смотреть мир и общаться с умными людьми. Но преподавание — способ быть всегда с молодыми, с людьми, которым интересны действительно серьезные вещи. Нам уже интересны «бабки» и здоровье, а им — любовь, смерть, смысл жизни. И я стараюсь быть больше с ними, а не с ровесниками, потому что с ровесниками я старый, а с ними — молодой.

— То есть, вы не разделяете, например, расхожее мнение о том, что современные подростки имеют эдакое «тупенькое» чувство юмора?

— Чувство юмора не бывает тупеньким. Современные подростки имеют прекрасное чувство юмора и много других прекрасных чувств. Современные подростки — результат эволюции, и я был бы счастлив, если бы они взяли меня с собой в свое прекрасное будущее.

— Если дать им нужные книги, это позволит улучшить развитие и вкус?

— К сожалению, человек от прочитанных книг зависит не больше, чем от количества съеденной еды. Человек зависит даже не от добра и зла, которые он видит. Человек зависит ровно от одного параметра — от того, сталкивался он с чудом или нет. Потому что чудо показывает ему относительность его понятий и ограниченность его сознания. Если он может быть как-то направленным к добру, вообще к эволюции, то только одним путем — столкновением с непонятным, что братья Стругацкие показали очень явно. Но это знали и до них — Иисус Христос показал наглядно. Можно сколько угодно обучать учеников, но, если ты один раз перед ними пройдешь по воде и воскресишь мертвого, то это — подействует. Это не значит, что они ловятся только на чудо. Они ловятся еще и на жертву, на самопожертвование. Об, этом, собственно, фильм Алексея Германа «Трудно быть Богом» (поставлен по научно-фантастической повести Стругацких о событиях на другой планете в государстве Арканар, где существует цивилизация с уровнем развития, соответствующего земному позднему Средневековью — прим. ред.).

— Что сделать, чтобы спасти Арканар?

— Умереть на глазах у Арканара. Другого варианта нет. Здесь ответ более жесток, чем у Стругацких. Он более точен. Я вообще очень люблю эту картину, когда бы ее не начал смотреть, уже не могу оторваться.

— Вы что-то когда-то запрещали своим детям?

— Сыну Андрею я не позволял никогда учиться езде на автомобиле, и много на нем проводить времени. В результате, он выучился, отправляется ночами в дальние поездки и катает девочек. В общем, проводит в машине гораздо больше времени, чем я бы хотел. Запрещал ему приходить домой позже 8 вечера, а он никогда не приходил раньше 24:00. Всю жизнь запрещал ему приводить кого-то ночевать, и все равно все ночевали, и ночуют, и будут ночевать. Когда Андрею было лет двенадцать, спросил: «Почему ты мне никогда ничего не рассказываешь про школу? Ты меня боишься?» — «Нет. Это ты меня боишься», — сказал он. С тех пор я не пытался никак его воспитывать. Дочери запрещал устраивать бардак в ее комнате. Периодически я туда входил, сгребал весь мусор в мешок и уносил. Дочь ходила за мной в слезах, исхищая из этого мешка разные предметы. И понял, наконец, что это — не бардак, а тонко организованный порядок, в котором я ничего не понимаю. Тогда плюнул на это дело и сейчас она устраивает этот бардак уже в квартире своего жениха. И дай ей Бог здоровья.

— Как привить ребенку любовь к поэзии?

— Зачем? Совершенно это не нужно. Это элитарное занятие. Оно не для всех.

— А можно ли взрастить поэтический талант?

— Конечно, нельзя. С ним надо родиться.

— С какого возраста вы пишите?

— С шестилетнего.

— Ваши произведения всегда с глубоким смыслом, но легки при чтении, что скрывается за этой легкостью?

— Просто очень много работаю, многому научился. Поэтому мои тексты, надеюсь, не оставляют запаха трудового пота. Впечатление легкости мне очень приятны. Если бы было наоборот — писал бы легко, а впечатление создавалось натужливости, вот это было бы чудовищно.

— Где вы черпаете вдохновение?

— Это совершенно не зависит ни от состояния, ни от эпохи, а больше — от погоды и от географии. Есть несколько мест, в которых всегда придумываю стихи. В их числе — один пляж в Одессе, рядом с дельфинарием.

— С кем из известных украинцев, живым или усопшим, вы бы желали встретиться?

— Из ушедших, конечно, с Лесей Украинкой, которая — мой любимый украинский поэт. Мне было бы интересно о многом поговорить с Михаилом Коцюбинским. Из живых — очень трудно сказать, наверное, с Сергеем Жаданом. Насколько знаю, мы с ним в октябре должны делать совместный вечер. Вот тогда, вероятно, наконец-то, поговорим. Он хороший очень поэт и мне интересно будет с ним пообщаться.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272840 Дмитрий Быков


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272767 Сергей Лойко

Я знаю, каким будет механизм возврата Крыма Украине

Автор романов «Рейс» и «Аэропорт» о войне на Донбассе, возвращении Крыма и путинском режиме в России.

Сергей Лойко, Апостроф, Украина

Писатель, известный военный журналист, автор фоторепортажей из зоны АТО и двух романов о войне на Донбассе — «Аэропорт» и «Рейс» — СЕРГЕЙ ЛОЙКО во второй части интервью «Апострофу» рассказал, что положит конец боевым действиям на Востоке Украины, как Крым вернется под контроль Киева и для чего России нужен свой «нюрнбергский процесс».

Апостроф: В следующем году Россию ждут президентские выборы. Что должно случиться, чтобы выборы в классическом понимании этого слова состоялись? Возможно ли это?

Сергей Лойко: В России невозможны нормальные выборы при Путине. Никакой демократии при Путине в России не будет. Здесь, к сожалению, действует правило о роли личности в истории, когда один человек с маленьким коллективом единомышленников узурпировал целую страну. Как Пушкин написал замечательно: «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой, над нами царствовал тогда». Вот история повторяется. Роль личности в истории страшная.

В России было окно возможностей в 1991 году, но эту форточку заколотили, и российская демократия погубила сама себя, потому что она дала возможность олигархам манипулировать собой. И в 1996 году, когда [Борис] Ельцин вроде бы одержал победу над коммунистической партией, на самом деле это обернулось для страны огромной трагедией, потому что результаты выборов были подтасованы. И я думаю, если бы в 1996 году [Геннадий] Зюганов и коммунистическая партия победили бы на этих выборах, а, похоже, все к этому шло, то в России сейчас была бы совсем другая история, потому что коммунистическая власть была бы свергнута в течение года еще более жестоким путем. Просто в России в 1991 году произошла бескровная революция, люди не заплатили кровью, как заплатили украинцы за свою свободу, за свою демократию. Поэтому они не смогли ее толком оценить, и произошло то, что произошло.

После короткого периода коммунистов у власти была бы настоящая революция, я так думаю, которая закончилась бы «нюрнбергским процессом» над коммунизмом, люстрацией. Почему Германия смогла переболеть фашизмом и выздороветь? Потому что в Германии был Нюрнбергский процесс. Гитлеровские злодеяния были официально признаны злодеяниями и наказаны. В России, в Советском Союзе этого не было никогда. России еще предстоит пройти свой «нюрнбергский процесс» над коммунизмом, над сталинизмом и над путинизмом.

— Вы уже вспоминали, что сюжет романа «Рейс» вынашивали давно и хотели написать что-то похожее после взрывов домов в Москве в 1999 году. Почему все-таки тогда не написали и, оглядываясь сейчас назад, как бы вы уже охарактеризовали то, что творилось в России на пороге нулевых?

— Путину повезло с ценами на нефть, и временное улучшение своего жизненного уровня россияне начали связывать с приходом к власти Путина. На этой волне он смог заниматься тем, чем он занимался. Ему потихонечку прощалось все: удушение средств массовой информации, убийство политиков, взрывы домов, война в Чечне. «Зато как мы хорошо живем», — говорили люди… А сейчас уже начинается вот эта советская ущербная логика, кладбищенская даже — «лишь бы не было войны». Доходит уже до этого. Хотя Россия давно ведет войну со всем миром.

— Но пока что не в самой России. Кто может переломить эту ситуацию? Как, например, относитесь к фигуре Алексея Навального? За ним такая сила наблюдается?

— Алексей Навальный — неоднозначная политическая фигура, но другого, как говорится, сегодня не дано. Ясно, конечно, что ни в каких выборах он принимать участия не будет, его не допустят, скорее всего. Но он выполняет сейчас очень важную функцию, он работает таким ледоколом по разрушению имиджа путинской России. Многие в Украине сегодня обвиняют Навального в том, что он — проект Кремля. Но зачем Путину такой проект, когда Навальный выводит десятки тысяч молодых людей? Это самый страшный кошмар путинской власти, потому что молодые люди во всех странах совершали «цветные революции», чего больше всего боится путинский режим. Навальный выводит десятки тысяч, это единственный политик сегодня, который способен вывести десятки тысяч людей на улицы России. Эти люди кричат, скандируют: «Путин — вор». Как это соотносится с антинавальной истерией, которая в основном голословно зиждется на постулате, что Навальный — агент Кремля?

Навальный делает очень много ошибок. Он говорит иногда неправильные, популистские вещи, он не вполне честен и искренен в отношении Крыма, в отношении Украины, но это потому, что его сейчас интересуют российские избиратели, а не украинские. Если он сегодня заявит, что вернет Крым, то потеряет огромную поддержку многих людей в России. Навальный признавал уже много раз, что аннексия Крыма — это преступление, это незаконно. Он признавал, что российские войска находятся в Украине и что они ведут там агрессивную войну. Если произойдет чудо, и, скажем, гипотетически Навальный придет к власти, то я думаю, что он вернет Крым, и самое главное — он остановит войну в Украине. Сегодня это — самая горячая тема, потому что там продолжают гибнуть люди, продолжают гибнуть лучшие ваши ребята, соль земли. Одни могут просиживать целыми днями в Facebook и клеймить друг друга, устраивать политические баталии, клеймить, в том числе, и Навального. А в это время другие, настоящие парни, защищают родину и гибнут. Поэтому я уверен, что, если Навальный придет к власти, он остановит войну в Украине.

В любом случае Навальный нашел единственное слабое место в кремлевской стене. Это — коррупция. И он бьет в это слабое место. Он высмеивает режим, высмеивает Медведева, высмеивает Путина. И вот это для режима — самое страшное, потому что режим Брежнева начал сыпаться, когда основным приветствием друг другу стал новый анекдот про Брежнева. Теперь Навальный доводит ситуацию до этого. Он — не идеальный политический лидер, и я на демократических выборах не проголосовал бы за него как за президента России, но проголосовал бы в единственном случае, если бы он был соперником Путина. Его роль в историческом контексте развития России сегодня положительная, поэтому сегодня следует его поддержать. И я уверен, я даже знаю, каким будет механизм возврата Крыма.

— Каким?

— Я думаю, что Крым вынужден будет возвратить любой политик, который сменит Путина. При Путине этого не случится в любом случае. Но Крым — это ключ к тому, чтобы вернуться в мировое сообщество, чтобы были сняты санкции, без этого никакие санкции не будут сняты, так или иначе, Крым придется возвращать. А вернут его так же, как и украли — украдкой, обманом. То есть устроят референдум, на котором, вполне возможно, крымчане уже выскажутся за то, чтобы вернуться в Украину, потому что они уже сильно наелись путинизма и начинают понимать, какую огромную ошибку сделали. Хотя, как бы они ни голосовали на том «референдуме» (в 2014 году, — «Апостроф»), результаты его были известны задолго до того, как этот «референдум» состоялся. И сейчас, вполне возможно, устроят такой же «референдум», на котором в Кремле решат, что граждане высказались за то, чтобы вернуться в Украину — и вот Крым возвращается. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Но главное, чтобы Крым вернулся в Украину, и он в нее вернется — законным или незаконным путем. Законный путь — это признать преступления Путина, признать все решения, принятые при его власти, незаконными и в соответствии с этим вернуть Крым на место. Но я думаю, что этого не произойдет, а, скорее всего, это произойдет в результате очередного такого фейкового «референдума», чтобы хотя бы как-то успокоить население внутри России.

— Что думаете про сегодняшнюю ситуацию на Донбассе? Как долго еще может продолжаться позиционная война?

— Война окончится, как только Путин будет отрешен от власти, будет уничтожен или просто уйдет. Хотя сам он не уйдет. Единственное, как он может уйти, так это — уйти в мир иной. С этим нужно связывать надежды, но судя по тому, в какой форме он находится, это еще может продолжаться лет 30. Ему необходима эта война на Донбассе, он будет ее поддерживать всеми силами. Сейчас уже он не может вести полноценную войну против Украины. Время ушло. Он ни экономически, ни политически сейчас этого делать не может. Но ему важно поддерживать этот тлеющий очаг напряженности в Украине, опять, только для внутреннего пользования, чтобы показывать людям: вот видите, они вышли на Майдан — и чем все это закончилось? Это закончилось «гражданской войной». Большинство россиян продолжают в это верить.

— И поэтому такой вот «дырявый чемодан», как вы его назвали, будут и дальше поддерживать?

— Да. Война в Украине кончится в один прекрасный день, причем она кончится именно в один день. И это будет прекрасный день, когда граница будет отдана под контроль Украины, российские войска и тяжелое вооружение будут выведены из Украины. В этот же день растворятся, испарятся в воздушном пространстве плотницкие, захарченки и все эти персонажи, все эти последователи Гиви и Моторолы, они просто исчезнут — и Донбасс вернется в Украину. Собственно, он всегда и оставался частью Украины, незаконно отторгнутой.

А дальше уже начнется трудный период адаптации. Главное здесь — не наломать палок. Но это уже Украина сама должна решать, это внутренние дела Украины, в которые я, в отличие от многих московских либералов, стараюсь не лезть. Потому что я как представитель нации-агрессора просто не имею морального права критиковать власть Украины или украинцев за любые решения, которые сегодня принимаются, в том числе и за недавнее большое событие — лишение Саакашвили гражданства. Я не имею права по этому поводу высказываться, хотя имею свое личное мнение.

— Вы когда-то сказали, что тысячелетняя история России — история рабов. Что постпутинский президент в таком случае может предложить народу?

— Путин совершил огромную творческую работу по обыдлению российского населения. В 90-е годы казалось, что дальше обыдлять некуда. Но в этом смысле дно вообще прощупать невозможно. Поэтому Россия очень долго будет выходить из этого генетического коллапса. Собственно, здесь Путин — вишенка на торте, потому что эта генетическая чистка производилась в России последние 100 лет: революция, гражданская война, сталинские репрессии, ГУЛАГ, застой, война, сейчас ее уже называют не «великая отечественная», а Вторая мировая война. Потому что «великая отечественная» — это просто миф, когда Сталин бросил «великое отечество» на растерзание фашистам, бросил огромную армию на растерзание. Как была песня, знаете, «последний матрос Севастополь покинул».

На самом деле выяснилось, что не покидал матрос Севастополь, никто их не вывозил, а вывезли на подводных лодках и на последних катерах начальство и документы, а всех матросов, всю береговую охрану, всех бросили без помощи, без продовольствия, без боеприпасов умирать или сдаваться в плен. И только благодаря тому, что просто завалил Сталин Советский Союз трупами своих граждан и залил кровью своих граждан, в этой крови кромешной, сдобренной морозами и грязью, завязла гитлеровская машина и не докатилась до Москвы. Только на этом зиждется победа этого «великого» генералиссимуса, которого так обожает Путин, что вновь возрождает культ Сталина. Эта генетическая чистка советского народа, особенно российского народа, продолжалась 100 лет, и сегодня, глядя на Гиви, Моторолу, даже на Прилепина, мы видим вот этих настоящих шариковых, представителей этой советской истории.

— И сколько нужно времени, чтобы эту генетическую чистку исправить?

— Два-три поколения. Но очень поможет, как я уже сказал, «нюрнбергский процесс».

— Вы упомянули о сложной адаптации Донбасса, а как ментально возвращать людей?

— Я не могу здесь дать правильный совет. Я — не сотрудник ООН, не служащий ОБСЕ, не профессионал в плане социальной адаптации жертв, которые находились на оккупированных территориях. Я думаю, в Украине очень много специалистов, которые с международной помощью могут эти вопросы решить.

— Кстати, будет ли на английском языке «Рейс»?

— Если какое-то американское или английское издательство купит «Рейс», то будет. Сейчас у меня очень хороший международный агент Томас Видлинг. Кстати, Томас Видлинг в свое время сотрудничал с Захаром Прилепиным. Как только Прилепин объявил о том, что он уезжает политруком на Донбасс, господин Видлинг прекратил с ним сотрудничество. И после этого я обратился к нему, потому что я очень доверяю этому человеку, уважаю его и восхищаюсь его поступком. И сейчас он представляет мои романы «Рейс» и «Аэропорт» за границей.

— Вы вели переговоры с ведущими голливудским студиями по экранизации романа «Аэропорт». Будет ли фильм?

— В конце сентября уже будет принято окончательное решение. Думаю, что в октябре мы уже точно об этом узнаем. Пока не могу вдаваться в детали, но ведутся активные переговоры.

— А синопсис будет ваш или с кем-то в соавторстве?

— Нет, синопсис будет американский. Не думаю, что он будет плохой.

— Что у вас сейчас в работе? Есть новые задумки по темам, сюжету?

— Я сейчас нахожусь в такой, знаете, послеродовой — не депрессии, но, по крайней мере, ситуации, когда я все еще живу в этом романе. Я еще не смог от него оторваться, поэтому мне как-то нужно пережить этот роман и потом начать думать о чем-то другом. У меня есть сюжет книги, которую точно издадут в России, а для меня это было бы очень важно, чтобы российские читатели тоже начали читать мои романы. У меня есть сюжет, я уже об этом рассказывал, очень интересный — про капитана дальнего плавания.

— Это не будет касаться военной темы?

— Нет. Капитан дальнего плавания, который любит девушку, а девушка любит его. Но есть парень, который ее тоже любит, отрицательный герой. Он пишет донос на капитана дальнего плавания, его арестовывают, заточают в замок, в тюрьму, где он знакомится со стариком, который в бреду рассказывает, что у него на каком-то острове закопаны несметные сокровища. Старик умирает, а в этом замке принято мертвых заключенных вбрасывать в окно в мешках. Наш герой забирается в мешок вместо старика, его выбрасывают в море, волной прибивает на этот остров. Он становится безумно богатым человеком, возвращается в свою страну и мстит всем злодеям. Такой роман, я думаю, в России с удовольствием опубликуют (Улыбается).

— Как вы оцениваете решение Украины по поводу ограничения на ввоз российских книг, запрета на въезд в страну российским деятелям культуры?

— Я вам так скажу: пока идет война, наверное, в этом есть смысл. Когда война закончится, а она обязательно когда-нибудь закончится, тогда запретительные меры культурного характера будут, конечно же, бессмысленны. И эти запреты, скорей всего, будут отменены.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272767 Сергей Лойко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271143 Владислав Иноземцев

У Украины появилось новое окно возможностей

Владислав Иноземцев, Обозреватель, Украина

Теперь основным вектором американской политики будет изоляция России и попытка ограничить её связи с западными странами под предлогом противодействия российской гибридной агрессии. Конечно, дело не дойдёт до полноценной торговой блокады, но Вашингтон крайне заинтересован в закрытии России доступа к передовым технологиям, которые Москва самостоятельно не способна разработать и коммерциализировать.

В Америке также понимают, что дальнейшее развитие национальной энергетики предполагает экспансию на европейский рынок сланцевых нефти и газа, и российские компании здесь конкуренты, от которых хорошо было бы избавиться. Кроме того, болезненным моментом для Кремля станет ответ Вашингтона на российские выходки в киберпространстве, которые заботят сегодня американских политиков намного больше, чем российская агрессия против Украины — на этом направлении, я думаю, будут «сосредоточены лучшие силы», и Москву ждёт много неприятностей.

Относительно Украины я выражу ограниченный оптимизм. Сейчас Киев может оказаться бенефициаром не столько собственных достижений, сколько резкого ухудшения отношения США к Российской Федерации. В данном контексте вполне можно ожидать активизации сотрудничества по военной линии вплоть до снятия ограничений на поставку летального и наступательного оружия; участия американской дипломатии в организации процесса мирного урегулирования, который мог бы заменить дискредитировавший себя Минский формат; давления на европейских союзников ради оказания ими более значительной помощи украинским властям.

При этом я убеждён, что Украина сама по себе не станет для США и Запада в целом более значимым контрагентом, чем Россия — и поэтому на ближайшие годы Киев останется своего рода «разменной картой» в играх Вашингтона и Москвы. Для Украины, на мой взгляд, куда важнее выстраивание отношений с Европой, чем с Соединёнными Штатами: именно в Европе лежат ключи к инвестициям в Украину, к следующим этапам интеграции в евроатлантические структуры, к существенному толчку в экономическом развитии.

Однако Европа — и это прекрасно видно на примере её реакции на новые санкции против Москвы — не ценит и не будет ценить украинские жертвы и статус Украины как «линии обороны» Запада против «русской орды». Для того, чтобы заинтересовать европейцев, Украина должна быть экономически успешной и должна предлагать европейцам такие варианты сотрудничества, которые будут им банально выгодны.

На ценностях в диалоге с ЕС далеко уже не уехать; нужны вполне прагматичные предложения. Поэтому временный альянс Украины с США на антироссийской почве сейчас возможен и выгоден Киеву, но не нужно тешить себя иллюзиями о том, что он окажется очень стабильным и долгосрочным. Разлад Вашингтона и Москвы — хороший момент для Украины, чтобы сблизиться с Западом, но долгосрочная стратегия всё равно нужна.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271143 Владислав Иноземцев


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271059 Виктор Медведчук

Медведчук: Украинское экономическое чудо реально

Украинский политик рассказал, как добиться роста экономики

Корреспондент, Украина

Отказ от провального внешнеэкономического курса, возврат на традиционные и перспективные рынки сбыта, запуск промышленности и увеличение экспорта позволят остановить тотальное обнищание украинцев. Об этом написал Виктор Медведчук в своем блоге.

Подводя промежуточные итоги реформ Яценюка — Гройсмана, которые, по сути, свелись к повышению цен и снижению социальных стандартов, политик обратил внимание на тотальное обнищание народа.

«86% граждан, опрошенных в июне Research & Branding Group, заявили, что вынуждены экономить на тех или иных статьях семейного бюджета. Аналитики указывают, что чаще всего украинцы экономят на одежде, обуви и на питании. Многим приходится урезать такие жизненно важные статьи расходов, как средства на лечение и медикаменты. Отсюда высокий уровень заболеваемости и смертности», отметил политик.

При этом точное число украинцев, находящихся за чертой бедности, неизвестно, обратил внимание Медведчук.

«Чтобы скрыть реальное положение дел в стране, чиновники, кричащие об успехах и победе реформ, даже разработали три группы критериев для оценки бедности. Однако для преодоления нищеты — позорного для европейской державы в XXI веке явления — не делают ничего. Хотя это можно и нужно делать», — уверен лидер «Украинского выбора — Права народа».

Для того, чтобы остановить обнищание нации, уверен Медведчук, достаточно отказаться от провального внешнеэкономического курса, вернуться на традиционные и перспективные рынки сбыта, запустить работу промышленности и увеличить экспорт.

«Все эти процессы взаимосвязаны: стоит запустить один, и остальные начинают работать как слаженный механизм. Осуществить «украинское экономическое чудо» более чем реально. В истории нашего государства уже был такой этап. Напомню: до прихода «оранжевой» команды Ющенко Украина демонстрировала колоссальный экономический подъем, темпы роста ВВП составляли 12,4%, украинскую экономику по праву считали самой перспективной на постсоветском пространстве», — пояснил политик.

Медведчук утверждает, что для «украинского экономического чуда» не нужны ни «толпы реформаторов польско-американо-грузино-прибалтийского разлива», ни советы и программы международных кредиторов.

«Нужны грамотные менеджеры, профессиональные управленцы, не показные, а настоящие патриоты Украины, которые способны мыслить стратегически — на 5, 10, 20, 50 лет вперед, которые готовы работать не в интересах олигархов и международных ростовщиков, а в интересах народа. Только тогда мы сможем обеспечить достойные зарплаты и пенсии, действительно европейские стандарты для Украины», — подытожил политик.

Напомним, ранее Медведчук заявлял, что антироссийские санкции США скажутся на Украине.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271059 Виктор Медведчук


Украина. Россия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2017 > № 2268907

В Украине придумали новое наказание для россиян: что из этого выйдет

Народные депутаты хотят ввести уголовное наказание за незаконное пересечение границы Украины

Юлия Забелина, Апостроф, Украина

Законопроект № 7017 в Верховной Раде зарегистрировали глава фракции «Блок Петра Порошенко» нардеп Артур Герасимов и представитель президента в парламенте нардеп Ирина Луценко. Законопроект предполагает введение наказания в виде лишения свободы на срок до 3 лет для граждан страны-агрессора или других лиц, действовавших в интересах страны-агрессора, за незаконное пересечение украинской границы, за повторное пересечение — до 5 лет лишения свободы. Жестче всего хотят карать за пересечение границы с оружием — до 8 лет тюрьмы. «Проект разработан с целью содействия обеспечению защиты суверенитета и территориальной целостности Украины путем криминализации незаконного пересечения государственной границы представителями государства-агрессора», — говорится в пояснительной записке к документу.

Его авторы напоминают, что до 2004 года законодательство Украины предусматривало уголовную ответственность за незаконное пересечение госграницы, но в 2004-м соответствующую статью (331) Уголовного кодекса исключили. Сейчас украинское законодательство предусматривает только административную ответственность за подобные действия: 1,7-3,4 тысячи грн штрафа или админарест до 15 суток, а в случае нарушения группой или повторного нарушения в течение года — штраф от 3,4 до 8,5 тысяч грн.

В политикуме и экспертном сообществе мнения относительно новой инициативы разделились. Так, по словам нардепа от «Народного фронта» Дмитрия Тымчука, такой шаг — вполне оправданный, учитывая нынешние отношения между РФ и Украиной. «На Донбассе незаконно перешедшие границу россияне захватывали сначала административные здания, а затем уже в виде вооруженных формирований действовали против Вооруженных сил Украины, поэтому такие инициативы в нынешних условиях можно считать вполне оправданными. Мы имеем налицо факт агрессии России против Украины, то есть статус РФ и наших отношений с ней — это особый вопрос. Военнослужащие РФ, российские наемники, которые сейчас едут на Донбасс, должны знать, что они автоматически, пересекая границу Украины, пускай даже участок, который не контролируется Украиной, нарушают украинское законодательство — и уже не в плане административной ответственности. То есть они по факту становятся уголовными преступниками», — прокомментировал Тымчук «Апострофу».

Однако, по мнению экс-главы Службы внешней разведки Украины Николая Маломужа, такие меры будут малоэффективными, так как спецслужбы России все равно найдут способ проникнуть в Украину. «Такие действия ничего не дадут практически, так как спецслужбы РФ все равно смогут проникнуть в Украину, они все равно найдут те форматы, которые позволят им подделать документы об украинском гражданстве, оформить визы, если нужно будет. Кроме того, будут ответные действия в отношении украинских граждан, а у нас находится, по открытым данным, около 3 миллионов украинцев в России. Понятно, что не все будут соответственно оформлять документы, и это также будет использоваться спецслужбами, пограничниками и полицией для их преследования», — выразил он свое мнение «Апострофу».

«Здесь была бы более эффективная форма — это целевая работа, по конкретным гражданам России, подозреваемым в совершении каких-то террористических актов или проникновении на нашу территорию, это должна быть работа пограничников, СБУ, разведки, полиции, а только лишь запреты ничего не дадут», — уверен Маломуж.

Экс-глава Главного следственного управления Службы безопасности Украины генерал-майор Василий Вовк обращает внимание на то, что подобные меры будет тяжело реализовать на практике, ведь около 400 км украинско-российской границы пребывает под контролем боевиков на Донбассе.

«Кто и каким образом будет фиксировать? Зачем делать мертворожденную статью в Уголовном кодексе?— говорит Вовк „Апострофу". — Никакого отношения к борьбе с терроризмом это не имеет и не может иметь, как и ранее анонсированные меры по электронному реестру россиян. Все это — пиар-ходы, которые к нормотворчеству, к предупреждению терроризма не имеют никакого отношения. И я бы просил народных депутатов не позориться и не голосовать за этот законопроект. Борьба с терроризмом — это специфическая борьба, в которой должна быть агентурная сеть, хорошая оперативная информация. Если она есть, то не нужны никакие согласования въезда, не нужна никакая ответственность за незаконное пересечение границы».

Также генерал-майор СБУ считает неправильным введение особого наказания исключительно для граждан Российской Федерации.

«Это нонсенс в нормотворчестве, чтобы несли уголовное наказание исключительно граждане одной из стран. Если есть нарушения, то, к какой стране бы ни принадлежал человек, он должен нести ответственность, поэтому эта инициатива совершенно не выдерживает никакой критики. И у нас уже была уголовная ответственность с тем же сроком тюрьмы за незаконное пересечение границы, и мы ее убрали, учитывая наши попытки идти в Европу», — заявил Вовк.

Юрист-международник Андрей Бузаров соглашается, что не совсем корректно вводить подобные меры только против россиян, хотя отмечает, что такие методы допустимы в условиях войны.

«С точки зрения международного права, исходя из интересов национальной безопасности — да, это оправданно. Например, Дональд Трамп инициировал законопроект, который запрещает гражданам 7 государств въезжать на определенный период в США, и, в конце концов, Верховный суд признал, что этот указ был законным. Поэтому в сложившихся условиях мы тоже можем принимать подобные меры», — отметил он в комментарии «Апострофу».

Эксперт напомнил, что граждане других государств и так несут наказание за незаконное пересечение украинской границы — но административное, а не уголовное. «Очевидно, здесь предпринимаются попытки того, чтобы минимизировать проникновение граждан со стороны зоны АТО, со стороны Донбасса. В таком случае к ним должны быть применены соответствующие меры уголовного наказания в виде лишения свободы», — заключил Бузаров.

Украина. Россия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > inosmi.ru, 8 августа 2017 > № 2268907


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 августа 2017 > № 2268891 Владимир Омелян

Украина совершила ошибку, позволяя россиянам жить в Крыму

Интервью с министром инфраструктуры Украины Владимиром Омеляном.

Обозреватель, Украина

«Обозреватель»: Когда вы находились в США в составе украинской делегации во главе с президентом Украины, вы проводили переговоры о приходе американских портовых операторов на Украину…

Владимир Омелян: Да, это было мной озвучено. Американская сторона предложила две компании, которые могут рассматривать Украину. Сейчас мы в переговорном процессе, и я надеюсь, что он будет успешно завершен. Я бы хотел, чтобы у нас была тройка передовых стран и регионов мира — США, Китай (Hutchison Ports), арабский мир (Dubai Port (DP World).

— Что вы думаете по поводу Керченского моста? Ведь Россия собирается закрыть из-за него в августе проход в ряд украинских портов для кораблей через Керченский пролив, а затем и ограничить это движение. Как Украине выиграть в этой ситуации?

— Мы обращаемся в международные инстанции по этому поводу. Это очередное грубое нарушение международного права, законодательства Украины со стороны Российской Федерации. В связи с последними заявлениями Москвы об ограничении движения проливом, планируем усиление такой работы на международном уровне.

— Как вы относитесь к полному блокированию транспортного сообщения с оккупированными Крымом и Донбассом?

— Я сразу это поддержал, и многое было сделано тоже по нашей инициативе. В частности, по авиационному сообщению — это была наша инициатива — мы закрыли, несмотря на все рассказы и «страшилки», что все будет плохо. Мы остановили железнодорожное пассажирское и грузовое сообщение с Крымом и оккупированным Донбассом. Я считаю, что нечего туда ездить. Нечего ездить в Россию, на самом деле. Кроме как навестить семью, у кого она там есть. Если мы идем в Европу — мы должны идти в Европу.

— Российские СМИ часто пишут, что украинские туристы буквально ломятся туда, в оккупированный Крым. Какова ваша информация по этому поводу?

— Смеюсь и включаю веб-камеры крымских пляжей, если на украинском полуострове есть электричество. Они пустые! Даже по данным оккупационных властей, процент украинцев, которые поехали отдыхать в Крым в этом году — менее 5% от общего количества отдыхающих там штандартфюреров. Я считаю, что было стратегической ошибкой свое время, когда мы позволили российским пенсионерам и другим россиянам оставаться в Крыму жить и получать российскую пенсию на украинской территории. И именно эта «голота» выполнила задание Кремля по аннексии Крыма. Я вижу, что украинцы гораздо больше путешествуют и точно не в Крым.

— А какие данные по европейскому направлению? Повлияло ли ведение безвиза на прирост и спрос на путешествия в Европу?

— Это то, что мы твердим всегда — что люди будут ездить, им нужно создать для этого условия. Безвиз — это огромный шаг вперед и огромная заслуга президента Украины.

— Насколько оживился спрос и интерес?

— Я бы сказал, что в разы. 162 тысячи украинцев уже воспользовались правом безвизового въезда в ЕС. Это большая цифра. Собственно, почему мы также боремся за Ryanair — чтобы украинцы ездили не в автобусах, маршрутках или даже поездах, или собственных автомобилях, выстаивая в очередях, а имели вариант дешевого и быстрого переезда.

По нашей статистике, 70% людей воспользовались различными видами транспорта: автомобильным, автобусным, железнодорожным и лишь 30% полетели самолетом. Все остальные виды транспорта — это все равно больше 50-60, а иногда и 100 евро. Билет на самолет стоил бы 30-40 евро. С сентября можно было бы лететь в 4 направления Европы, а со следующего года еще в десятки направлений Европы из Киева. Это то, чего мы добиваемся.

Проблема глобального характера — мы теряем рабочую силу. И это должно быть тоже очень четким сигналом для правительства, мы должны менять ситуацию на Украине. Чтобы украинцы оставались на Украине и были довольны своим проживанием здесь, работой, учебой, уровнем медицины. Люди едут на заработки, в другую страну преимущественно через бедность и невозможность себя реализовать на родине. Безвиз также открывает для этого дверь. Первый раз человек может поехать посмотреть и вернуться с силами реформировать Украину. А кто-то после этого решает поехать заграницу работать.

Запрос на украинцев очень высокий — в Польше, Словакии, Румынии, странах Балтии и других. Прошли времена, когда украинцы должны были устраиваться там нелегалами. Сейчас крупные компании сами предлагают твердые контракты для квалифицированных украинцев на год, на 2, на 5, с фиксированными высокими зарплатами. Поэтому мы и теряем людей: едут же одни из лучших и одни из самых профессиональных. Так же, как лучшие погибают на фронте, так и лучшие едут в другие страны. И мы теряем эффективный человеческий капитал — это очень серьезный вызов. Если эмигрантов из Польши, Словакии, Венгрии, стран Балтии в Британию, Германию, США заменяют украинцы, то украинцев на Украине некому заменить.

(Публикуется в сокращении).

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 августа 2017 > № 2268891 Владимир Омелян


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 августа 2017 > № 2267936 Саймон Шустер

Новое время страны, Украина

Трамп бессилен. Почему Путин и россияне не понимают США

Саймон Шустер, Новое время страны, Украина

В России по-прежнему есть немало тех, кто с удовольствием наблюдает за Белым домом, поглощенным внутренними конфликтами и терпящим одну неудачу за другой, как например, неспособность протолкнуть реформу здравоохранения, а также стремительное назначение и увольнение сквернословящего директора по коммуникациям Энтони Скарамуччи. Ощущения Кремля знакомы и республиканцам. Те, кто уже полгода наблюдает за Трампом, занимающим президентский пост, испытывают смешанное чувство разочарования и плохого предчувствия.

Президент Владимир Путин, судя по всему, очень раздражен. Теперь он понял, что поставив на Трампа, совершил ошибку, которую совершал и раньше в отношении западных лидеров. И принятое им решение выслать несколько сотен дипломатов и других сотрудников дипмиссии США в России показывает, что он намерен сокращать свои потери.

Путин должен был понять это и раньше. Его ближайшие альянсы с Западом ждала та же участь. Жак Ширак во Франции, Сильвио Берлускони в Италии или Герхард Шредер в Германии — все эти союзы были построены на личных контактах с вступающим в должность главой государства. Каждый раз это был новый человек и, как правило, тоже хвастливый болтун. Каждый из этих союзов был разрушен, когда лидер сталкивался с ограничениями, существующими в демократическом обществе: сроками полномочий, свободной прессой, независимостью законодательной власти, недовольством электората или любым другим «препятствием» в виде сдержек и противовесов, встроенных в конституции этих стран. Но с каждой новой попыткой завязать дружбу с Западом Путин, похоже, надеялся, что его коллеги смогут преодолеть эти препятствия, которые ограничивают их власть — так же, как он сам это сделал в России.

Они всегда разочаровывали его, не оправдывали ожиданий, хотя все было не столь драматично, как в случае с президентом Трампом. Не прошло и месяца с момента первой встречи двух президентов в Германии во время саммита G20 в Гамбурге, как 27 июля конгресс США направил Трампу законопроект о новых санкциях в отношении России за ее предположительное вмешательство в президентские выборы, проходившие в США в прошлом году. Для многих в Москве этот законопроект стал доказательством того, что Трамп является слабым лидером, неспособным выполнить свои решительные обещания «наладить отношения» с Россией. «Трамп, уступающий своим собственным законодателям, воспринимается в России как слабый политик», — пишет российский политолог Алексей Макаркин, анализируя американский законопроект о санкциях.

Но Макаркин упустил один момент — Путин, похоже, не в состоянии понять, что члены конгресса США, в том числе и республиканцы, не являются «собственными законодателями» Трампа. Они представляют собой равноправную ветвь власти — подобную судебной власти, которая неоднократно блокировала иммиграционные инициативы Трампа.

Это неверное толкование границ исполнительной власти существует еще с первых лет президентства Путина, когда он установил контроль над российскими СМИ и подумал, что его западные коллеги могут сделать то же и в своих странах. В 2005 году во время саммита с президентом Джорджем Бушем, Путин отказался поверить, что у верховного главнокомандующего США нет полномочий на то, чтобы заставить молчать американских журналистов. Как вспоминает Буш, Путин тогда сказал: «Не надо мне рассказывать о свободной прессе. Не после того, как ты уволил этого репортера».

Буш сразу же понял, что Путин имеет в виду. «Владимир, ты говоришь о Дэне Разере?», — поинтересовался он. За несколько месяцев до этого опытный журналист Разер был вынужден извиниться и уйти в отставку с поста ведущего вечерних новостей на канале CBS, но не по распоряжению Белого дома, а из-за некорректного репортажа о службе Буша в Национальной гвардии. По мнению Путина этот инцидент показал, что заявления США о свободе печати — сплошной фарс. Буш пытался переубедить его. Он вспоминает, что сказал тогда российскому президенту: «Я настоятельно рекомендую тебе не говорить об этом публично. Американцы могут подумать, что ты не понимаешь сути нашей системы».

Но дело именно в этом — он не понимает. За несколько лет работы журналистом в Москве я потерял счет чиновникам, пытавшихся объяснить мне, что нет такого понятия, как независимый журналист. А один чиновник даже начал наше интервью, заявив, что все американские журналисты — тайные агенты под прикрытием. Принимая меня в своем кабинете в 2013 году, Павел Астахов, занимавший тогда пост уполномоченного по правам детей, встретил меня веселым восклицанием: «А вот и ЦРУ! Впустите его!»

Он вовсе не шутил. В российской среде чиновников (и в обществе в целом) полагают, что Запад во многом похож на Россию, с такой же прирученной судебной системой, такими угодливыми СМИ и такой же правящей кликой, которая дергает за все ниточки. Такая картина мира позволяет гораздо легче отмахиваться от критики, звучащей из-за рубежа — если все коррумпированы, то ни у кого нет права судить. Но оказывается, что и многие высокопоставленные чиновники в Москве тоже так считают.

Они, к примеру, полагали, что Трамп сможет действовать вопреки мнению представителей других ветвей государственной власти и осуществлять свою повестку, особенно в вопросах, касающихся смягчения санкций против России. В глубине души они уверены, что власть в США, как и в России, сосредоточена в руках лидера, а все остальное — лишь демократическая ширма.

И вряд ли это убеждение изменится на фоне последнего урока по основам американского гражданского права. На российских государственных телеканалах неспособность Трампа заставить СМИ замолчать и протащить свою повестку дня через конгресс и суды преподносят лишь как очередное доказательство того, что Соединенными Штатами управляет некая всемогущая банда заговорщиков — только на этот раз она ополчилась на самого президента США.

Это новый поворот в рамках старой и хорошо знакомой истории, и это означает, что Кремль все еще лелеет надежду на то, что Трамп возьмет американскую систему под контроль и направит ее в сторону заключения союза с Москвой. «Мы довольно долго ждали, что, может быть, что-то изменится к лучшему, питали такую надежду, что ситуация как-то поменяется, — посетовал в воскресенье Путин. — Но, судя по всему, если она и поменяется, то не скоро».

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 августа 2017 > № 2267936 Саймон Шустер


Украина. Хорватия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2017 > № 2267930 Александр Левченко

Почему у Хорватии получилось: как страна вернула территории после оккупации и гибридной войны

Александр Левченко, Українська правда, Украина

Украина — не первое государство Европы, столкнувшееся с проблемой временно оккупированных территорий. Есть те, кто десятилетиями не может вернуть свои земли, но есть и истории успеха, закончившиеся реинтеграцией. В украинских медиа, в дискуссиях политиков и экспертов часто вспоминают об успешном хорватском опыте.

Конечно, прежде всего вспоминают военно-освободительные операции «Молния» и «Буря» в начале мая и в начале августа 1995 года, которые позволили благодаря хорошо спланированным и материально обеспеченным действиям вернуть абсолютное большинство территорий, оккупированных еще с далекого 1991 года.

Поэтому 5 августа, день проведения операции «Буря», ежегодно отмечается в Хорватии на государственном уровне как праздник победы в Отечественной войне (а в соседней Сербии в то же время проводятся поминальные мероприятия по жертвам войны и беженцам из Хорватии).

Но Украине, которая также мечтает вернуть оккупированные территории, нужно знать, что предшествовало этой дате и что страна пережила после нее. Итак, 5 августа 1995 года вроде бы справедливая победа постучалась в двери страны, сражавшейся на смерть за сохранение своего государственного суверенитета и территориальной целостности.

Казалось бы, международное сообщество и весь цивилизованный мир должны были еще в начале конфликта помочь Хорватии отстоять свою независимость в соответствии с нормами и принципами международного права…

Но в жизни все было очень непросто, а часто даже весьма трагично. И этот опыт следует учитывать всем, кто занимается такой важной темой, как возвращение временно оккупированных территорий. Чуть ли не каждый хорват, который прошел войну, скажет вам, что рассчитывать нужно прежде всего на самих себя.

Если же спросить у хорватов об использовании контингента миротворцев в этой войне, то комментарий будет примерно таким: они больше мешали, чем помогали. Речь идет о том, что миротворцы фактически зафиксировали линию разграничения хорватских войск и временно оккупированных сепаратистами территорий, а вот международного мандата, а порой и политической воли для возвращения Хорватии этих территорий не было.

Конечно, это касается только проблемы военной реинтеграции, потому что с мирной составляющей все иначе. Без международного сообщества возвращение временно оккупированных территорий мирным путем было бы просто невозможным.

Но вернемся к вопросу, что полезного в опыте Хорватии для Украины? Есть ли сходство у ситуаций, развивающихся с разницей в 20-25 лет? Автор этих строк не сомневается: хорватский опыт, безусловно, заслуживает внимательного изучения и использования украинской стороной. Недаром Москва начала так нервничать, когда Хорватия начала сотрудничество с Украиной по этому вопросу.

Речь идет о визите в Киев хорватского премьера Андрея Пленковича в ноябре 2016 года, где он заявил о готовности передать Украине опыт (внимание!) мирной реинтеграции временно оккупированных территорий.

Тогда российский МИД и посол в Хорватии своими демаршами пытались поднять политическую бурю, намеренно перемешав вопросы военной реинтеграции и мирной, о которой в Киеве говорил хорватский премьер.

Чтобы преодолеть ту информатаку, потребовалась титаническая работа. К тому времени украинская позиция доминировала в медийном пространстве иностранного государства (к сожалению, сейчас ситуация изменилась, в Хорватии уже вырисовывается российское информационное доминирование, но это — тема для другой публикации).

А хорватский опыт победы в Отечественной войне говорит о необходимости превосходства над врагом в медийной борьбе. И не только в собственном, но самое главное — в международном информационном пространстве.

Итак, еще в начале 1990-х, перед началом боевых действий, агрессор совершил медиа-наступление на Хорватию. По телеканалам, которые часто смотрели и хорватские зрители, шел поток дезинформации о действиях официальных хорватских органов. В агрессии обвинили хорватскую сторону, которая в то время сама едва отбивалась от нападавших. Государственную элиту и всех, кто ее поддерживал, обвинили в фашизме (нам это что-то напоминает, не так ли?) Ничего удивительного. Просто в бывшей Югославии уже тогда использовали советские наработки по гибридной войне.

Сначала появляются блокпосты в районах компактного проживания нацменьшинства, затем из соседней страны массово прибывают добровольцы (там исторически нет казаков, так что их заменили футбольные фанаты), а за ними — кадровые военные.

Нацменьшинство получает оружие от тех, кто разжигает конфликт, и в какой-то момент становится военно-сепаратистским большинством.

Все эти действия курировали российский генштаб и внешняя разведка, югославское направление которой возглавлял перспективный генерал-лейтенант Сергей Иванов, будущий вице-премьер и министр обороны, а во время нападения России на Украину — руководитель путинской президентской администрации. Поэтому не удивляйтесь сходствам в сценариях организации войны в Хорватии и Украине.

Для компрометации хорватских добровольцев готовилось много фейков, в частности о защитниках Вуковара был подготовлен телесюжет о том, что они убивали маленьких детей, отрезали мизинчики и делали ожерелья.

Вот вам вариация на тему распятого мальчика. Теория ведения информационной войны учит, что сто удачно подготовленных пропагандистских статей или телерепортажей эффективнее ста самых современных танков.

Для Украины этот урок означает, что помимо строительства «Оплотов» для армии мы должны взять на вооружение передовые методы противодействия российской информационной агрессии. Надо постоянно готовить и подавать качественный информационный продукт на временно оккупированных территориях.

Борьба за умы людей на оккупированной части Донбасса должна идти непрерывно. Хорватский опыт напоминает еще об одном важном факторе победы — боевом духе войск.

Понятно, что когда защищаешь свой дом, свою семью, целостность государства — у бойцов высокая мотивация. Бывшие хорватские воины скажут вам о постоянном моральном превосходстве в борьбе с противником, хотя в первый год Отечественной войны были огромные проблемы с поставками вооружения, и тогда враг мог тактически побеждать.

В это время действовало международное эмбарго на поставки оружия в регион конфликта, так что хорватам приходилось находить скрытые каналы получения вооружения. Здесь значительный вклад сделала мировая хорватская диаспора, которая передавала в Загреб огромные средства (как видите, аналогий с Украиной действительно немало!) Вернемся к вопросу морального духа.

Нам нужно внимательно изучить проблему посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) среди бойцов и гражданского населения из прифронтовой полосы. В активной фазе конфликта эта проблема незаметна. Но как только наступает мирное затишье — человеческий организм может наконец расслабиться, и тут начинаются огромные проблемы.

Некоторые бойцы, страдающих ПТСР, кончают жизнь самоубийством. Были акты суицида, при которых гибли и окружающие. Появляются многочисленные небоевые потери…

Хорватия не сразу распознала масштабность проблемы ПТСР. Некоторые генералы возражали, мол, как боец-патриот, герой Отечества может иметь психическое заболевание? Но потом, когда случаи самоубийств затронули даже военное командование, проблему начали решать на государственном уровне, создав группы военных психологов и психиатров. Исследования подтвердили, что каждый седьмой боец рано или поздно испытает ПТСР.

Среди воинов, получивших ранения средней или тяжелой степени, процент заболеваемости достигает 43%. Причем это не неизлечимая проблема: чем раньше диагностируется ПТСР, тем успешнее будет лечение. Украине необходимо перенять хорватский опыт; еще при моем руководстве посольство инициировало приезд в Хорватию групп военных психологов и психиатров из Украины.

Очень ответственно к этой проблеме подошло руководство Национальной гвардии. Хорватский опыт борьбы с ПТСР стоит поставить на поток и в Минобороны.

Еще один важный фактор хорватской победы — динамичный рост экономики во время войны. В конце концов, у вооруженного конфликта есть свои расходы, которые нужно оплачивать. Лучшее, чем у противника, финансирование боевых подразделений создает основы для будущей победы.

С целью преодоления катастрофической ситуации после оккупации в конце 1991 года 26% хорватской территории было создано правительство национального спасения, в которое вошли лучшие представители всех политических сил страны. Это правительство проработало год, но сумело эффективно перевести хозяйство на рельсы военной экономики, остановить падение главных промышленных и сельскохозяйственных показателей, наладить эффективный менеджмент на государственных предприятиях и поощрить частные предприятия работать с полной отдачей на общегосударственные интересы. То есть в сжатые сроки экономику заставили расти. А теперь перейдем к другим факторам, которые помогли военной реинтеграции временно оккупированных территорий.

Важно понимать, что военным путем были возвращены территории, расположенные далеко от хорватско-сербской границы. Пожалуй, очевидно, что и нам было бы легче в военном смысле возвращать территории, где хозяйничают террористы, если бы они не имели прямого доступа к российской границе.

Конечно, и там были коридоры, связывавшие сепаратистов с территорией Сербии, но они были неширокими, могли простреливаться, поэтому сравнивать их с географическим положением так называемых «Л/ДНР» некорректно.

Есть еще один фактор хорватского успеха. Лидеры сербских сепаратистов в Хорватии и Боснии (Милан Мартич и Радован Караджич), своеобразные Плотницкий и Захарченко, накануне 1995 года рассорились с президентом Сербии Слободаном Милошевичем. Тогда Белград даже сократил объемы помощи марионеточным армиям на оккупированных территориях.

Кроме того, в период, когда хорватская армия готовилась к заключительной освободительной операции «Буря», высшее политическое руководство Хорватии знало, что войска из Сербии не пойдут на помощь сепаратистам. Дело в том, что Милошевич получил заверения от влиятельных международных игроков о непривлечении его к ответственности за развязывание войны, если он перестанет оказывать военную помощь сербам в Хорватии и Боснии. А тут еще и наглое поведение Караджича и Мартича…

Поэтому когда хорватская армия начала масштабную освободительную операцию, главный штаб сепаратистов достал из сейфа запечатанный в Белграде конверт — официальный план противодействия хорватскому наступлению. Исследователи утверждают, что эти директивы содержали только одно слово: «Отступайте».

Это полностью деморализовало руководство т.н. Республики Сербская Краина (хорватского аналога «Л/ДНР»). Гражданское население получило приказ срочно паковать вещи и уходить к сербской границе. Армия сепаратистов оказывала лишь спорадическое сопротивление.

Хорватские военные тогда сознательно открыли коридоры для прохода гражданского населения и желающих армейцев. Это обеспечило хорватской стороне быструю и относительно бескровную окончательную победу.

В переводе на украинский — это если бы Путин отказался поддерживать ОРДЛО в ходе освободительной операции ВСУ в обмен на снятие санкций или гарантии непривлечения к международному суду.

Пока все это звучит совершенно невероятно. Но кто знает…

Однако сложно возразить, что здесь, то есть в ключевом вопросе, украинский и хорватский сценарии слишком сильно отличаются.

Еще одна важная деталь: ни одна политическая сила в Хорватии не выступала за отсоединение сепаратистских территорий.

Если на Украине порой приходится слышать такие идеи от политиков, то в Хорватии никому даже в голову не приходила такая мысль. Это в хорватском понимании — полный идиотизм, потому что за каждый клочок своей территории хорваты боролись веками, и отдать их — предательство высшего разряда! Даже если местные сербы на этих территориях подняли оружие против хорватского государства.

Хорватский опыт также учит, что всегда есть негодяи, которые на войне и человеческих страданиях зарабатывают большие деньги. Поэтому политикам надо осознавать, что эта категория лиц будет выступать за длительный конфликт. И наконец, еще одна важная деталь. Конфликт в Хорватии носил явные признаки межнационального и межрелигиозного столкновения — сербов с хорватами, православных с католиками.

На Донбассе мы имеем противостояние больше мировоззренческого характера, без четкого разделения по религиозному или национальному признаку.

Возможно, это несколько облегчает нашу ситуацию, ведь на протяжении жизни человек может несколько раз пересматривать свое мировоззрение и ценности, но очень редко меняет свою национальность или вероисповедание.

Украина. Хорватия > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 августа 2017 > № 2267930 Александр Левченко


США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 августа 2017 > № 2265058 Андрей Пионтковский

Американцы наконец определились

Андрей Пионтковский, Обозреватель, Украина

Гибридную войну, которую вы в Украине испытали полностью, и террор, и вторжение регулярных воинских частей — вот эту войну не только против Украины, но и против Запада в целом путинская Россия развязала 20 февраля 2014-года. Эта дата выбита на медальках, которые давали за «покорение» Крыма. И российские пропагандисты — не я придумал это выражение — они с удовольствием называли это Четвертой мировой войной, которая должна стать реваншем за поражение Советского Союза в Третьей мировой, холодной.

А Четвертая мировая — это такая гибридная война, и ее цель — установление полного контроля над всем постсоветским пространством, а если удастся — и Центральной Европы. Запугивание НАТО ядерным шантажом было демонстрацией того, что она не способна защищать своих членов, прибалтийские страны. Окончательным итогом этой войны было бы заключение со США некой большой Ялтинской сделки, которая признавала бы власть путинской России почти над половиной мира. Примерно той же сферой, в которой властвовал Советский Союз.

Мне кажется, Запад до последнего времени не понимал истинный характер этого вызова. Какую-то политическую помощь Украине Запад оказал, но прежде всего, как известно, он не выполнил свои юридические обязательства по Будапештскому меморандуму.

А в последнее время произошли некие новые события, которые означают совсем другой этап в отношениях Запада с российской клептократией. Конечно, это закон о санкциях. И второе — 19-22 июля в Аспене прошла ежегодная американская конференция по безопасности, где участвовали все руководители силовых структур обамовской и трамповской администрации. Там очень четко прозвучали два новых посыла. Первое — что Москва ведет гибридную войну против Запада и, прежде всего, против США. И второе — военно-политический истеблишмент твердо намерен в этой войне нанести путинской России поражение.

И вот первым актом реализации этой политики и стал закон, принятый беспрецедентным большинством в обеих палатах американского Конгресса, о санкциях против России. Надо сказать, что этим законом Трамп просто выводится из игры, лишается инициативы во внешней политике на российском направлении. И очень вовремя. Потому что при подписании закона Трамп и Тиллерсон сделали заявления, мол, Трамп-то подписывает, но считает этот закон антиконституционным. Практически он обещал сделать все, что в его силах, используя свою должность для саботажа этого закона.

Но этим он только усугубил свое положение. По формальным и неформальным источникам известно, что и Трамп, и Тиллерсон — уже не только как агенты России — не только на грани провала. Они уже — за гранью провала. Но почему они так отчаянно боятся обидеть Путина, что очень проявилось во вчерашних заявлениях по поводу нового закона? Чем же все-таки Путин так их держит?

Но это уже вопрос личной судьбы Трампа и Тиллерсона. А в целом совершенно новые отношения американского истеблишмента к России и к ее агрессии в Украине определились.

США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 августа 2017 > № 2265058 Андрей Пионтковский


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264186 Михаил Саакашвили

Президент отнял у меня паспорт. Но я продолжу бороться за современную Украину

Михаил Саакашвили, The Washington Post, США

На прошлой неделе, находясь вместе с семьей моего дяди с коротким визитом в Соединенных Штатах, я узнал, что президент Петр Порошенко, никому не сказав о своем решении, в спешном порядке лишил меня украинского гражданства, тем самым оставив меня без какого-либо гражданства и без действительных выездных документов. Он также запретил мне возвращаться в страну.

Насколько изменилась картина за какие-то считанные месяцы! Немногим более двух лет назад тот же самый президент даровал мне украинское гражданство на торжественной церемонии в Киеве. До этого я два срока проработал на посту президента Грузии, проведя в этой небольшой и когда-то отсталой стране реформы, успех которых был отмечен Всемирным банком.

За время моего пребывания в должности нам удалось увеличить объем валового внутреннего продукта Грузии в четыре раза, в 11 раз увеличить государственный бюджет, устранить коррупцию и бюрократические проволочки, а самое главное — подготовить условия для первой демократической передачи власти в регионе.

После этого я выбрал во многом необычное для себя занятие: решил начать политическую карьеру в другой стране, приняв предложение Порошенко стать губернатором Одессы, крупнейшего и наиболее стратегически значимого региона Украины.

Круг моих обязанностей был ясен. Мне поручили навести порядок в этом традиционно коррумпированном регионе и искоренить местную мафию. Между тем бывшие члены моего грузинского правительства были назначены на другие высокие правительственные должности, помогая создавать новую украинскую полицию и Национальное антикоррупционное бюро Украины, а также ряд других учреждений.

Поначалу наша работа в сотрудничестве с недавно прибывшими в политику молодыми украинскими идеалистами шла хорошо, однако проблемы не заставили себя долго ждать. Президент не только не оказывал нам помощь в наших усилиях, но и слишком часто поддерживал те устоявшиеся интересы, с которыми мы, как предполагалось, должны были бороться. Вскоре стало очевидно, что приглашение, полученное нами от Порошенко, было частью его пиар-кампании: он хотел предстать реформатором в глазах украинской общественности и вдобавок привлечь финансовые средства от международных доноров. На самом же деле Порошенко отказывался бросить вызов олигархической структуре Украины или обуздать своих дружков.

После полутора лет напряженных усилий я решил оставить попытки наладить работу с Порошенко и официально ушел с моей должности губернатора. Но это не значит, что я потерял веру в украинский народ — я обратился к нему напрямую, создав новую политическую партию «Движение новых сил».

К нам присоединились избранные представители на всех политических уровнях, равно как и многие другие деятели, которые намерены дать отпор коррупции и олигархам.

Хотя президентской администрации удалось перекрыть нам доступ ко всем основным телеканалам, я создал собственное ток-шоу на небольшом частном канале, быстро превратив его в одну из самых популярных политических программ в стране. К сожалению, выход моей программы в эфир был временно приостановлен в июле — незадолго до того, как Порошенко лишил меня украинского паспорта.

В качестве юридического основания украинский президент ссылается на дела, начатые против меня грузинским правительством, которое находится под контролем миллиардера Бидзины Иванишвили, человека, поддерживающего давние и тесные деловые связи с Россией. Ни одна страна в мире не признала эти обвинения, в том числе и сама Украина, чья Генеральная прокуратура отклонила их как политически мотивированные еще два года назад.

Понятно, почему Порошенко действовал с такой поспешностью, не соблюдя ни одной из надлежащих правовых процедур: не было объявлено ни о слушаниях, ни о судебном процессе, не было сделано никаких предварительных уведомлений. Решение было принято абсолютно тайно. Конституция Украины прямо запрещает правительству лишать гражданина его национальности. Этот акт явно противоречит международным обязательствам Украины, в том числе тем, что прописаны в Конвенции 1961 года о сокращении безгражданства. Вот как Карл Бильдт отреагировал на решение Порошенко в Twitter: «Лишать политических врагов гражданства — верх беспринципности».

Какими бы ни были намерения Порошенко, он не сможет остановить мою политическую деятельность, а тем более заставить меня замолчать. Я продолжу мобилизовывать своих сторонников на Украине для борьбы с коррумпированной и олигархической элитой, которая тормозит развитие страны, разворовывая ее лучшие ресурсы и подрывая экономический рост.

Мы решительно нацелены на то, чтобы объединить все прозападные демократические силы. Осенью мы планируем начать кампанию по изменению законодательства о выборах, чтобы применить законы о борьбе с коррупцией и лишить олигархов привилегированного доступа в правительство.

Украина заслуживает гораздо большего. Я считаю своим долгом помочь защитить эту великую нацию как от президента России Владимира Путина, который подрывает ее извне, так и от Порошенко и других олигархов, которые разрушают ее изнутри. Несмотря на то, что мне запрещено возвращаться на Украину, я продолжу бороться за свои права гражданина и работать над улучшением политических условий в стране.

Михаил Саакашвили — бывший президент Грузии, бывший губернатор Одесской области и лидер политической партии «Движение новых сил».

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264186 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264184 Михаил Саакашвили

Haqqin.az, Азербайджан

Замгенпрокурора Украины: Саакашвили возвращается в Киев и даст бой властям

Заур Расулзаде, Haqqin.az, Азербайджан

Мировые СМИ продолжают бурно обсуждать причины и возможные последствия лишения экс-президента Грузии Михаила Саакашвили гражданства Украины. Хотя основная причина, в принципе, ясна: политик, покинувший прошлой осенью пост губернатора Одесской области, не переставал публично критиковать украинского президента Петра Порошенко, а Грузия давно просила экстрадировать на родину своего бывшего лидера, против которого там возбуждены уголовные дела.

И все же, что именно сейчас подвигло Порошенко предпринять столь жесткий шаг против своего бывшего соратника? Свое отношение к развернувшейся на Украине кампании против Саакашвили для haqqin.az изложил человек из его грузинско-украинской команды, также уже бывший замгенпрокурора Украины Давид Саквалеридзе, когда-то занимавший такой же пост и в Грузии.

Haqqin.az: Как вы восприняли весть о том, что у вашего давнишнего друга и единомышленника отняли гражданство?

Давид Саквалеридзе: Издав указ об утрате экс-президентом Грузии Михаилом Саакашвили украинского гражданства, президент Петр Порошенко проявил слабость, я бы даже сказал трусость перед политическим оппонентом. Между тем политические репрессии по отношению к оппозиционному лидеру зачастую приводят к росту рейтинга его партии. Такое уже было и на Украине, и в Грузии. В принципе, Саакашвили никому не мешал, занимался своей политической деятельностью, а вот Порошенко сделал ему такой подарок. Мне уже сообщили, что рейтинг Михаила Николозовича вырос втрое и, сами знаете, в мире только ленивый не обсуждает его вопрос.

— Но что все-таки побудило Порошенко принять такое решение?

— Наша политическая сила набирала обороты, и уже к осени мы собирались поднять всю Украину против коррупции. Украинцы поняли, в чем заключается наша идеология. Саакашвили сумел объединить многих сторонников своих идей, постепенно превращаясь на Украине в очень сильного лидера. Потому-то власти и запаниковали.

— Но ведь теперь ему будет трудно вернуться на Украину.

— Не сомневайтесь, он вернется. Вернется и даст бой. Мы к этому готовы.

— Но, по слухам, грузинский спецназ уже в Киеве, и если Саакашвили все же ступит на украинскую землю, его тут же схватят и переправят в Грузию…

— Если так случится, это станет самоубийством двух олигархических режимов — на Украине и в Грузии. Знаете, в чем главное отличие Саакашвили от Порошенко? В Киеве, Тбилиси, Москве, Баку, Минске все его знают как реформатора. А кто знает Иванишвили и кому интересен Порошенко?! Саакашвили — феномен, вписавший свое имя в историю. Он показал, что на постсоветском пространстве есть и отличная от постсоветского мышления идеология, которой чужды коррупция, казнокрадство, упрочение своей власти за счет унижения людей.

— Вы думаете, он не смог бы сохранить свою власть в Грузии?

— Очень даже мог и до сих пор припеваючи жил бы в Грузии, как экс-президент или премьер! Но Саакашвили на это не пошел, потому что политическая порядочность для него превыше всего. На первом месте всегда были принципы, а не деньги и власть. Поэтому он и сумел воссоздать Грузию практически с нуля, доказать, что может быть и другая страна на постсоветском пространстве.

— Однако в Одессе это не получилось.

— Это еще одна байка украинских властей. Кто-нибудь знает, кто был губернатором Одессы до Саакашвили? Никто не знает или не помнит, а имя Саакашвили, как только он возглавил Одесскую область, не сходило со страниц СМИ всего мира. За короткий срок он сделал там то, что десятилетиями никому не удавалось. Но мы столкнулись с мощным противодействием олигархов и преступников во власти, а Порошенко не только нам не помогал, но и всячески вставлял палки в колеса.

Нам удалось разгромить ореховую мафию, ежегодный оборот которой исчислялся десятками миллионов долларов. Но нити этой мафии тянулись очень далеко — ведь вкус шоколаду придают именно орехи…

Очень быстро мы освободили от построек олигархов прибрежные участки, вернув одесситам море. Началось строительство дорог и многое другое. Число туристов выросло во много раз, и был вполне реальный план превратить Одессу в мировой туристический центр. Но не дали!..

А каких результатов добилась эта власть? Ситуация в стране оставляет желать лучшего, коррупция правит бал, и пока Украину ничего хорошего не ждет. Вот почему Саакашвили обязательно вернется на Украину и даст бой этой проворовавшейся власти. Мы к этому готовы.

— Не опасаетесь, что и вас лишат гражданства?

— Мы встали на этот путь, предвидя все. Политик ничего и никого не должен опасаться, кроме потери доверия народа. Я не исключаю, что после Михаила меня также попытаются лишить гражданства. Но мы не одни — за нами уже стоит серьезный политический сектор. И такие действия Порошенко лишь объединят сторонников Саакашвили. Для него это игра с огнем.

— То есть, вы предполагаете, что Порошенко может пересмотреть свое решение?

— Все может быть, ведь мы имеем дело с неадекватной и трусливой властью. Несколько политических кланов, которые украли победу у Майдана и засели в Верховной Раде, держат всю страну в заложниках. Не стоит ждать от этих людей чего-то оптимистичного.

— Многие считают, что за всем этим стоит Аваков, с которым у Саакашвили давнишний конфликт.

— Аваков — один из важных представителей этого преступного клана, и он во многом ответственен за сегодняшнюю плачевную ситуацию на Украине. Его обязательно надо судить за преступления перед украинским народом, но он не один принимает решения — это коллективные решения.

— Собираетесь ли вы объединиться с другими партиями?

— Пока никаких переговоров не ведется. Все двигаются в своем направлении. Но все зависит от будущего, от наших общих целей. Ничего исключать нельзя. Все партии нас поддержали, кроме, конечно, таких как Ляшко. Да и не нужна нам их поддержка, пусть Порошенко поддерживают.

— В подконтрольных властям украинских СМИ вас обвиняют во всех грехах…

— Это так. Уже запущена «черная кампания» по грузинской команде. Даже пустили слух, что я и Михаил Саакашвили нюхаем кокаин. Чего же тогда спецслужбы не ловят наркодилеров, которые продают нам его? В общем, обычная практика: когда не хватает сильных аргументов, в ход идут грязные методы, шантаж и угрозы.

— И все же, главный вопрос, что будет с Украиной?

— При такой власти, боюсь, мои прогнозы более чем пессимистичны. Порошенко и его власть вполне устраивают Россию: Путин понимает, что они быстро развалят Украину. В мире уже никто не уважает эту власть.

— Наверное, вы в курсе, что Россия взяла под контроль часть трубопровода Баку — Супса. Что можете сказать по этому поводу?

— Азербайджан мы любим не меньше, чем Украину и Грузию, но вынужден сказать, что вашей стране с каждым днем будет все сложнее. Дальше будет и открытие железной дороги в Абхазию, и много других сюрпризов. Вам нужно быть готовыми к этому. Михаил всегда вспоминает Азербайджан добрым словом, вы для нас родные и близкие друзья, и очень обидно, что сейчас происходит такое.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264184 Михаил Саакашвили


США. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263080 Леонид Бершидский

Поставки «оборонительных» вооружений на Украину принесут лишь смерть

Российские и американские генералы проявляют интерес к испытанию друг на друге новейших вооружений.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В рамках последнего обострения российско-американского кризиса сообщается, что Пентагон и Госдепартамент выработали совместный план по снабжению Украины «оборонительным оружием смертельного действия». Что представляет собой заманчивую перспективу как для американских, так и для российских генералов, которым представится возможность испытать друг на друге некоторые из своих самых современных вооружений. Но при этом возрастет число жертв конфликта на востоке Украины.

В статье Wall Street Journal отмечается, что США будут поставлять Украине противотанковые ракеты «Джавелин», а, возможно, и зенитно-ракетные комплексы. Поскольку воздушная война на востоке Украины в данный момент не идет, необходимость в последних невелика, если только Россия не перейдет в полноценное наступление — маловероятное, учитывая множество уже упущенных ею возможностей. «Джавелины» — совсем другое дело. Украинцам они нужны по практическим соображениям.

Новый спецпредставитель США по Украине Курт Волкер заявил, что на Украине «сейчас больше российских танков, чем у всех стран Западной Европы, вместе взятых». Вполне возможно, что данную информацию он получил в Киеве, где отсутствует единое мнение о количестве танков, выступающих под знаменами двух непризнанных пророссийских «народных республик» — Донецкой и Луганской. Порой цифры достигают 1 000, а российское телевидение как-то мельком показало таблицу соотношения военной мощи сторон, согласно которой у повстанцев значилось 700 танков. К слову сказать, общее количество танков Германии и Франции — 949.

Россия опровергла поставки танков сепаратистам, утверждая, что их добыли в бою или нашли среди оставшихся с советских времен огромных складов оружия. Однако действительности это, похоже, не соответствует. Стокгольмский институт исследования проблем мира (СИИПМ), следящий за международными поставками и продажей вооружений, зафиксировал передачу повстанцам российских танков. Существуют доказательства того, что в 2015 году Россия уже проделывала подобное для обеспечения условий крупнейшего поражения украинской армии у Дебальцево, одного из крупнейших железнодорожных узлов Украины.

«Противотанковые комплексы „Джавелин" пришлись бы очень кстати, — заявил председатель украинского парламента Андрей Парубий на пресс-конференции в июне. — Если бы у Дебальцево нам удалось сжечь несколько сотен российских танков, это стало бы важным шагом на пути восстановления мира на востоке нашей страны».

Фактически использование «Джавелинов» против большинства танков сепаратистов — как и против большинства задействованных в восточной части Украины российских танков — не более чем попытка прихлопнуть муху кувалдой. У России танков намного больше, чем у любой другой страны — более 20 000 — и они представляют собой по большей части расходный материал, который легко сжечь — а именно старые модели, такие как впервые представленная в 1973 году Т-72 и появившаяся десятилетием позже Т-80. Многие из них необходимы лишь для формирования численного преимущества, и сколько бы танков враг не сжег, некоторым в любом случае удастся прорваться.

Россия с переменным успехом задействовала их в локальных конфликтах, начиная с гражданской войны в Чечне 1990-х, когда повстанцы быстро научились превращать их в погребальные костры, до непродолжительного вторжения в Грузию в 2008 году, когда силы маленькой закавказской страны были попросту смяты в ходе стремительного российского маневра. А теперь на эти древние технологии полагается и украинская армия. Обе страны проводили модернизацию Т-72, но удалось им это лишь отчасти.

До сих пор Т-72 и Т-80 удавалось успешно обезвредить с помощью советского оружия, имеющегося в распоряжении как украинских войск, так и пророссийских сепаратистов. ПТРК «Джавелин», принятый на вооружение американской армией в середине 1990-х годов, предназначен для подрыва лучших из имеющихся у России танков Т-90, оснащенных современной динамической защитой «Реликт» (разновидность защиты, при которой броню покрывают тонким слоем взрывчатого вещества). «Джавелин» справляется с такими системами эффективнее большинства существующих противотанковых ракет.

Однако ни одного случая поражения Т-90 «Джавелином» зафиксировано не было. В прошлом году сирийские повстанцы ударили менее современной американской ракетой BGM-71 TOW-2A по танку Т-90, оснащенному системой встроенной динамической защиты «Контакт-5», и он ушел практически не поврежденным. «Джавелин» мог бы его уничтожить, но неизвестно, чем обернулось бы дело при наличии у танка более современной защиты.

Россия утверждает, что новейшие танки Т-14 на универсальной боевой платформе «Армата» будут способны выстоять против любых противотанковых средств Североатлантического альянса: их защитные системы превосходят даже «Реликт». Но «Армата» еще не прошла все испытания.

Россия рассматривает недавние и текущие конфликты в качестве полигонов для испытания своих вооружений. Президент Владимир Путин заявил, что участие в сирийской войне оказалось более рациональным с точки зрения использования бюджета на проведение учений и боевую подготовку, чем сами учения: «только в боевых условиях то, что применялось, можно было по-настоящему проверить, выявить имеющиеся проблемы и устранить их». И у него явно возникнет искушение испытать против «Джавелинов» предыдущее, а, возможно, и новое поколение российских танков.

Американские генералы тоже, вероятно, заинтересованы в такого рода испытаниях — ведь США необходимо найти наиболее эффективные средства защиты против современных российских танков.

Хотя группа гражданских журналистов Bellingcat, отслеживающая все аспекты вмешательства России в ситуацию на востоке Украины, обнаружила в зоне конфликта танки Т-90, боевые действия проводились с использованием в основном советского оружия. Было бы, однако, разумно ожидать, что при появлении на сцене вооружений из США в руки повстанцев попадет еще более передовая техника. Но это лишь сделает войну, уже унесшую 10 000 жизней, еще ожесточеннее.

После того, как на протяжении двух лет стороны старались придерживаться существующих демаркационный линий (за исключением незначительных вмешательств), снабжение Украины оружием смертельного действия нецелесообразно с военной точки зрения, если только США не стремятся поспособствовать ее попыткам вернуть в свой состав «народные республики». Это было бы ошибкой. Хоть Россия и не располагает таким количеством ресурсов, чтобы захватить и удерживать Украину, не переставая при этом проявлять осмотрительность в отношении других военных угроз, денег, огневой мощи и решимости для защиты сепаратистских образований у нее предостаточно. Отказ от них будет означать разрушение ореола непобедимости Путина и поставит его в уязвимое положение как в России, так и за рубежом.

Весьма вероятно, однако, что к усилению противостояния США подтолкнут внутриполитические причины — те же, что побудили вице-президента США Майка Пенса отправиться в Эстонию, Грузию и Черногорию с целью заверения этих стран в американской поддержке, и те же, что подталкивают президента Трампа подписать законопроект о санкциях против России. Однако в отличие от вышеозначенных действий, вооружение Украины с высокой долей вероятности приведет к еще большему кровопролитию.

США. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263080 Леонид Бершидский


Украина. Евросоюз > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2017 > № 2262573

Экспорт украинской агропродукции в ЕС увеличился почти на треть

Экспорт украинской продукции в европейские страны за январь-июнь 2017 г. увеличился на 31,4%, или на $663,4 млн по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., и составил $2,77 млрд.

Об этом заявила замминистра аграрной политики и продовольствия Украины по вопросам европейской интеграции Ольга Трофимцева.

«Сегодня страны ЕС стабильно занимают 2 место в региональной структуре нашего аграрного экспорта. По результатам І полугодия 2017 г. их доля составляла 34,9%. Общий внешнеторговый оборот между Украиной и странами ЕС также увеличился на 24,1%, или на $739,3 млн, по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., и составил $3,802 млрд. Это конкретный результат действия соглашения о ЗСТ между Украиной и ЕС», — рассказала Ольга Трофимцева.

По словам замминистра, по сравнению с аналогичным периодом 2016 г., за 6 месяцев 2017 г. выросли объемы поставок на европейские рынки таких украинских агротоваров: кукурузы — на $344,1 тыс. (или на 54,3%); сои — на $98,1 (в 3,3 раза); жмыха — на $37,7 (на 18,5%); подсолнечного масла — на $36,4 млн (на 5,3%); мяса и пищевых субпродуктов птицы — на $27,8 млн (на 94,4%); маргариновой продукции — на $18,7 млн (в 13 раз); экстракта солодового, продуктов из муки, круп — на $12,2 млн (в 78,7 раза); ячменя — на $9,1 млн (в 2,6 раза); хлебобулочных, кондитерских изделий — на $9,1 млн (на 97,5%); меда — на $6,9 млн (30,6%).

«Также заметно выросли поставки в европейские рынки нишевых и переработанных продуктов с добавленной стоимостью, например масла сливочного — на $5,3 млн (в 1064,8 раза); овощи бобовые сушеные — на $2,4 млн (на 86%); шоколада — на $2,2 млн (на 24%); томатов консевированных — на $2,1 млн (на 12,1%) и других. Среди лидеров-импортеров выделились Нидерланды, доля этой страны в общем экспорте в ЕС составила 17,6%, Испания — 17%, Италия — 13,5%, Польша — 12,1%, Франция — 6,8%, Германия — 6,7% Великобритания — 3,8%, Португалия — 3,3%, Бельгия — 3% и Венгрия — 2,1%», — подчеркнула Ольга Трофимцева.

Украина. Евросоюз > Агропром > ukragroconsult.com, 3 августа 2017 > № 2262573


Украина. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261984 Александр Гущин

Холодные объятия. Как далеко Украина уйдет на Запад?

2017 год, по оценкам экспертов, не должен был быть годом Украины и украинского кризиса. Большинство международников в прошлом году сходились во мнении, что тема Украины будет и дальше уступать место ближневосточной проблематике, проблемам внутри ЕС и новому позиционированию США на международной арене. Отчасти так и произошло. Однако Украина остается одним из серьезнейших узлов противоречий в общеевропейском и мировом контексте. Как изменилась ситуация вокруг Украины с приходом Дональда Трампа, почему провалилась совместная декларация Украины и ЕС, и как далеко Киев уведет страну на Запад?

Что изменилось при Трампе?

Во-первых, очевидна попытка украинской администрации преодолеть тот негативный шлейф, который был характерен для отношений Киева и Вашингтона после скандалов с Полом Манафортом (экс-советник В. Януковича и глава предвыборного штаба Д. Трампа) и критикой в адрес Д. Трампа. Безусловно, опасения украинской стороны после прихода к власти нового президента США не были безосновательными. Можно было рассчитывать, что новая администрация закроет глаза на поведение европейских партнеров, и не будет вспоминать прошлые «обиды»; но Украина явно не обладает той степенью суверенитета и значимости перед Вашингтоном, чтобы избежать ответа.

С другой стороны, тот факт, что в окружении президента США верх взяли неоконсервативные силы и то, что американская администрация пока не отступает от негативного вектора в отношении России, сыграло на руку Киеву. Конечно, впечатление, которое Петр Порошенко производил в Конгрессе США при Бараке Обаме, он при республиканцах уже не произведет. Его еще в меньшей степени будут воспринимать как партнера, и будут диктовать более жесткие условия. Однако на лицо факт того, что США вовсе не собираются отказываться от своего геополитического актива. Свидетельством этого стали как встречи Порошенко с неоконсервативными представителями американской администрации в Вашингтоне, так и слова поддержки, пусть даже общего плана, которые произнес Тиллерсон в ходе своего визита в Киев. При этом роль Киева в дуэте США-Украина будет в еще большей степени зависимой.

Теперь же, в условиях нового издания realpolitik, возможности маневра у Украины совершенно ограничены. При этом Киев готов предложить все что можно, вплоть до покупок пенсильванского угля, чтобы продолжать заинтересовывать своих патронов.

США сохраняют и очень серьезное влияние на внутриполитическое поле Украины: никакие серьезные решения, такие, к примеру, как досрочные выборы в Раду, не могут быть приняты без согласования с Вашингтоном. США также серьезно усиливают антикоррупционную риторику и демонстрируют украинским властям, что не намерены мириться с имеющимся положением в этой сфере. В то же время практически вся украинская псевдооппозиция также апеллирует к США, стремясь дискредитировать президента Порошенко и его команду.

Вторым важным аспектом является то, что США продолжают рассматривать украинский актив через призму давления на Россию, а, следовательно, управляют им во многом исходя из своего понимания отношений с Москвой.

Здесь надежды многих в России на изменение положения к лучшему не оправдались. За прошедшие полгода после избрания Д. Трампа не произошло каких-то резких изменений в отношении Белого дома к Кремлю. Более того, воинственная риторика даже усиливается.

В условиях колоссального давления политической элиты в США, а также объективно существующих противоречий, говорить о том, что личные контакты президентов России и США смогут переломить негативный тренд, вряд ли оправданно. Встреча президентов России и США в Гамбурге, несмотря на ее значительно более долгую продолжительность, чем планировали обе стороны, разве что подтвердила готовность лидеров вести откровенный разговор. Но она дала скорее отрицательный ответ на вопрос о том, сможет ли сама по себе встреча стать началом процесса потепления отношений двух великих держав. И это отчетливо проявляется в рамках украинского измерения отношений России и США.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон много говорил о коррупции в Украине, а новый спецпредставитель США на Украине Курт Волкер – советует изменить отношение Киева к СМИ. Это показывает, что лишь на основании преданности Украина дивиденды не получит.

Не исключено, что в скором будущем изменятся существующие форматы урегулирования украинского кризиса. В этой связи надежды возлагаются на К. Волкера, его контакты с представителем России В. Сурковым, и на то, что Волкер назначен спецуполномоченным именно по урегулированию кризиса, а не будет, как Виктория Нуланд – заниматься евразийскими делами в целом.

Наконец, интересно, что со стороны США очень осторожно говорится о тех пунктах, на реализации которых настаивает Украина. В частности, говорится о возможном расположении международных сил на линии соприкосновения с Донбассом, что вряд ли может устроить украинскую сторону. Таким образом, США обозначают то, что может стать предметом переговоров.

Тем не менее, даже в случае развития текущих тенденций, вряд ли можно ожидать полноценного подключения США к нормандскому формату.

Не следует ждать каких-то прорывов от К. Волкера, как и преувеличивать его связи с влиятельным сенатором Дж. Маккейном и П. Манафортом.

Скорее о новом спецпредставителе США на Украине можно говорить как о аналитике ЦРУ и дипломате, который не будет склонен к сенсациям и сосредоточится на рутинной работе. Но при этом он будет очень сложным переговорщиком.

Перспективы интеграции с ЕС и НАТО

Третий важный вопрос, который стоит на повестке дня в контексте визита в Киев генсека НАТО и саммита Украина-ЕС – это интеграционные тренды Украины. 2017 г. принес украинским властям довольно серьезный имиджевый и психологический успех в виде получения безвизового режима. Конечно, это не полноценный безвизовый режим, о чем много писалось ранее, безусловно, он имеет очень ограниченный характер и внутриполитический эффект от него будет недолговечным. Следовательно, украинская власть постоянно нуждается в новых подтверждениях своей востребованности в западных интеграционных структурах. А здесь кроется много проблем; и как бы много глава МИД Украины Павел Климкин не говорил, что так и не вышедшая в свет итоговая декларация саммита Украина-ЕС является мало что значащей бумажкой, эти слова – хорошая мина при плохой игре.

Саммит подвел итог под важным этапом курса на евроассоциацию. Украина прошла этот этап, как и прошла этап с безвизом. Возникает вопрос – а что дальше? Именно поэтому украинская администрация и стремилась, пусть даже в расплывчатых формулировках, внести пункт о дальнейших интеграционных инициативах и общем векторе на интеграцию с ЕС в декларацию саммита. Но сделать этого не получилось, и союзники дали понять: теперь Киеву следует активнее выстраивать двусторонние отношения с европейскими странами, бороться с коррупцией, укреплять экономику.

Возможности интеграции НАТО и Украины также предстаются отдаленной перспективой. Но тот факт, что Украина в ближайшее время не вступит в НАТО, вовсе не означает, что сотрудничество между Киевом и Альянсом не будет развиваться.

Конечно, по таким параметрам, как техническая, организационная структура и оснащенность армии, наличие территориального конфликта и ряду других факторов Украина не может стать членом Альянса. Что бы об этом не говорили первые лица украинского государства, как бы ни вбрасывалась идея референдума о вступлении в Североатлантический альянс, ни о каком скором членстве речь не идет. Тем не менее, вполне можно ожидать, что сотрудничество по двусторонним линиям и ограниченное партнерство продолжатся. Это может не означать прямых поставок летального оружия, но обеспечит довольно тесную военную координацию.

Сложившееся сегодня положение обусловливает важность выработки новых планов политического решения конфликта на Украине. Однако проблема в том, что по большому счету все эти планы в той или иной степени будут напоминать Минск. Вопрос заключается в деталях формата, нюансах формулировок и порядке выполнения пунктов, что делает урегулирование в краткосрочной перспективе проблематичным. Тем более, имея в виду новые масштабные планы США по использованию потенциала Центральной Европы как двойного противовеса старой Европе и России и готовность ряда стран региона стать таким противовесом.

Александр Гущин, к.ист.н., заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ

Источник – Евразия Эксперт

Украина. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261984 Александр Гущин


Грузия. Азербайджан. Украина > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261982 Валентин Гайдай

ГУАМ примеряет роль санитарного кордона?

В последнее время из уст официальных лиц украинского руководства все чаще слышатся пожелания возродить уже позабытый проект ГУАМ. Возможно ли это сегодня? Какие риски и угрозы данный проект несет геополитической стабильности, безопасности и потенциалу Восточной Европы и всего евразийского пространства? Сложившиеся расклады специально для «Евразия.Эксперт» разбирает киевский политический аналитик Валентин Гайдай.

ГУАМ: симулякр или реальность?

После распада СССР на постсоветском пространстве начали формироваться различные интеграционные объединения. Одним из таких объединений является «Организация за демократию и экономическое развитие» – ГУАМ, куда вошли Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова. И хоть функционирует она уже 20 лет, какими-либо серьезными успехами и достижениями похвастаться не может.

В первые годы своего существования она представляла собой не более чем дискуссионный клуб нескольких постсоветских государств. В бытность президентом Украины Виктора Ющенко (2005-2010 гг.) была предпринята попытка реанимировать ГУАМ: на протяжении президентской каденции В. Ющенко состоялось несколько саммитов этой организации.

Первый из таких саммитов, который прошел в Кишиневе 22 апреля 2005 г., в целом, создавал впечатление, что государства-участники ГУАМ настроены на серьезную работу, направленную на развитие этой организации, ее расширение, приобретение ею признаков геополитического образования в восточноевропейском регионе. К слову, на кишиневском саммите присутствовали представители Румынии, Литвы, ЕС и США. По данному составу можно увидеть геополитическую ориентацию данного клуба на евроатлантический блок.

Примерно через год – 22-23 мая 2006 г. – состоялся саммит уже в Киеве. В качестве гостей на саммит были приглашены президенты Болгарии, Литвы, Польши и вице-президент Румынии. 23 мая 2006 г. было принято решение о реформировании организации. Страны-участницы подписали протокол о создании зоны свободной торговли. Кроме того, была подписана декларация о создании новой международной организации, получившей свое нынешнее название: «Организации за демократию и экономическое развитие». Были также озвучены планы создания топливно-энергетического совета, призванного скоординировать усилия по обеспечению энергетической безопасности стран-участниц. Кроме того, саммит задекларировал расширение обновленной организации – желание стать членом ГУАМ изъявила Румыния, правда, до официального вступления дело не дошло.

К 2007 г. сформировался круг государств, которые проявляли повышенный интерес к ГУАМ и принимали участие в ряде саммитов – прежде всего, Румыния, Польша, Литва, Латвия и Турция. Отдельно отметим, что последние две страны получили статус официальных наблюдателей в ГУАМ.

По мере заката президентства В. Ющенко снижалась и активность ГУАМ. Получившая перспективу развития в 2005-2006 гг., организация к концу правления Ющенко так и оставалась локальным клубом по интересам, а в годы президентства Виктора Януковича (2010-2014 гг.) – и вовсе де-факто перестала функционировать.

Даже после событий майдана в Украине в 2014 г., которые привели к радикальному повороту страны на Запад, идея возрождения ГУАМ не сразу нашла место в планах новых властей Украины; о ней вспомнили только в начале текущего года.

27 марта 2017 г. в Киеве был организован саммит стран-участниц Организации, главными темами которого назывались полномасштабная организация договора о свободной торговле и транспортный коридор в рамках ГУАМ. Также среди целей саммита называлась необходимость реализации программы сотрудничества с Японией и подготовка программ сотрудничества со странами Вышеградской четверки и США.

Таким образом, можно говорить об очередном этапе попыток активизировать ГУАМ. Стоит ли ждать качественной встряски организации, которая вернет ее к жизни? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо акцентировать внимание на нескольких наиболее вероятных аспектах развития ГУАМ, его геополитических, транзитных и экономических функциях.

ГУАМ как «санитарный кордон» между ЕС и Россией

При определенных обстоятельствах ГУАМ может выполнять роль буферной зоны или так называемого «санитарного кордона» меду Западом и Россией. Основания для этого есть и довольно существенные.

Во-первых, практически все из государств-членов ГУАМ сейчас находятся в конфронтации с Россией из-за территориальных споров – Грузия и Украина – прямо, Молдова – косвенно. Азербайджан, хоть внешне и сохраняет нормальные отношения с РФ, но его диалог с Москвой осложняется также из-за территориальных споров по Нагорному Карабаху, где его оппонента – Армению – поддерживает Кремль.

Во-вторых, еще до событий в Грузии и Украине от ГУАМ поступали недвусмысленные заявления по поводу Москвы и ее роли на постсоветском пространстве. К примеру, третий президент Украины В. Ющенко хотел всячески подчеркнуть непринятие членами ГУАМ восточного (проевразийского) вектора развития, их дистанцирование от России. На кишиневском саммите 2005 г. политик заявил, что государства-члены ГУАМ «больше не воспринимают себя осколками СССР» и намерены стать локомотивом «третьей волны демократических революций» на пространстве бывшего Союза.

Конечно, кроме заявлений, государствами-членами ГУАМ были предприняты реальные действия по ослаблению евразийской интеграции в Восточной Европе, в частности, в районах замороженных конфликтов – Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе. Так, именно ГУАМ в 2006 г. был инициатором принятия Генеральной ассамблеей ООН решения обсудить замороженные конфликты на территории бывшего СССР, против чего категорически выступала Россия со своими союзниками. Это решение подавалось как признание мировым сообществом неэффективности деятельности российских миротворцев в зонах конфликтов в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии и дипломатическое поражение Москвы.

В 2007 г. обсуждалась возможность создания миротворческого батальона ГУАМ, который, как предполагалось, должен был заменить российских миротворцев в вышеупомянутых конфликтных точках.

Однако из-за неоднозначной позиции Молдовы, в частности тогдашнего президента Владимира Воронина, это решение было заблокировано, а последовавшие в августе 2008 г. события в Грузии вовсе сделали невозможным воплощение в жизнь идей о миротворческом контингенте ГУАМ.

Несмотря на практически нулевой результат ГУАМ в противостоянии политике евразийской интеграции на постсоветском пространстве, именно сейчас объединение Грузии, Украины, Молдовы и Азербайджана как никогда лучше подходит для роли санитарного кордона вокруг западных и южных границ России и ее союзников.

Существующие сегодня политические режимы в Украине, Грузии и, по большому счету, в Молдове отличаются прямо (в случае с Украиной) или косвенно (в случае с Грузией и Молдовой) антиевразийской риторикой и евроатлантическим вектором развития. Это и дает ЕС и США возможность рассматривать ГУАМ как некий противовес России и дружественным ей странам на постсоветском пространстве.

Как на практике может действовать этот противовес? В первую очередь речь идет о гуманитарном сотрудничестве, финансовой и политической поддержке Западом действующих властей в Украине и Грузии. С Молдовой и Азербайджаном не все так однозначно.

В Молдове в данный момент наблюдается неофициальная борьба за власть между прозападным премьер-министром Павлом Филипом и проевразийским президентом Игорем Додоном, и если президенту удастся при помощи референдума отвоевать львиную долю полномочий – Молдова может вообще радикально поменять свои внешнеполитические ориентиры.

Кроме этого, Молдова и Азербайджан не имеют существенных оснований для конфронтации с Россией – конфликты на их территориях уже давно заморожены и вряд ли будут иметь в обозримом будущем какую-либо развязку. Чего не скажешь про Грузию и, особенно, про Украину, которая находится в максимальной конфронтации с Россией из всех других государств. Причина этого ясна – крымский кризис и поддержка Москвой непризнанных республик Донбасса.

Но в случае с Украиной также нужно выделить один очень важный момент – сейчас в стране наблюдается пусть и завуалированный, но политический кризис. Президент, несмотря на некоторые недавние результаты с безвизом и ассоциацией с ЕС, теряет свои рейтинги. Это же происходит с его правительством и партией власти. Парламент уже около года находится в «подвешенном» состоянии, когда де-факто нет дееспособного большинства, да и юридический момент его оформления тоже оставляет немало вопросов.

Все это приближает Украину к внеочередным выборам в Верховную раду, которые могут внести серьезные коррективы в общественно-политическую жизнь страны. Это не говорит о развороте Украины к ЕАЭС – слишком высок уровень противоречий между странами после событий 2014 г. Но в то же время, нестабильная ситуация в Украине пугает Запад и вряд ли он станет всерьез рассматривать какие-либо серьезные варианты экономической помощи такой стране. Тем более, что США и так анонсировали резкое сокращение дотаций Киеву.

Можно рассуждать и о возможной военной помощи Запада странам, входящим в ГУАМ, но это в целом, будет перекликаться с вышесказанным. Да, в правящей республиканской партии США немало конгрессменов выступает за усиление военной помощи Украине и за принятие ее, а так же Грузии в НАТО - М. Рубио, Дж. Маккейн и др. Но эти страны и так сотрудничают с Североатлантическим альянсом по «ускоренному диалогу».

Во-вторых, надо задаться вопросом – захочет ли Вашингтон играть мускулами прямо под носом у России, на тех территориях, где его позиции не так прочны, как, скажем в Прибалтике или в Центральной Европе?

ГУАМ как транзитный тупик

Можно сказать несколько слов и о транзитном потенциале ГУАМ. Отметим, что гипотетически транзитный потенциал этой организации мог быть высок и способствовал бы качественному увеличению товарооборота между Азией и Европой, но с учетом развития китайского «Шелкового пути», который огибает все страны-участницы ГУАМ, говорить об альтернативном маршруте от Каспия до Черного моря, и дальше до западных границ Украины на данный момент неактуально.

С другой стороны, украинские и грузинские порты в Одессе, Батуми и Поти являются одними из крупнейших на Черном море и имеют большую грузопропускную способность, которую потенциально можно увеличить практически вдвое. Но для этого необходимо наладить инфраструктуру и модернизировать сами порты, что без западных инвестиций будет сделать довольно сложно.

ГУАМ: возможно ли экономическое объединение?

Пожалуй, единственным успешным проектом в рамках ГУАМ могла бы стать зона свободной торговли (ЗСТ) ее членов и нескольких других стран, находящихся в непосредственной близости от Украины, Молдовы, Грузии и Азербайджана, прежде всего – Турции.

Надо сказать, что ключевую роль в создании ЗСТ на черноморском пространстве могла бы сыграть Украина, которая и без того успешно экспортирует в вышеуказанные страны широкий спектр товаров. Дополнительными козырями для экономической экспансии Киева могли бы стать ЗСТ Украины с ЕС и с Канадой. Так, например, Турция заявила о заинтересованности в сбыте своих товаров в Канаду через Украину.

Стоит отметить, что во время недавнего саммита ГУАМ в Киеве был подписан ряд подготовительных документов по внедрению зоны свободной торговли между странами и, в частности, протокол о взаимном признании результатов таможенных процедур насчет товаров и транспортных средств, которые пересекают государственные границы стран-членов ГУАМ. То есть, мы видим: по крайней мере де-юре руководство ГУАМ дало зеленый свет ЗСТ, остается наблюдать – что будет на практике?

P.S.

Итак, ГУАМ в очередной раз переживает попытку «воскреснуть из мертвых». Понятно, что страны-участницы, за исключением Азербайджана, имеют слабые экономические показатели, проблемы в управлении, высокую коррупцию. Если власти стран-участниц объединения приложат максимум усилий к созданию зоны свободной торговли внутри ГУАМ, то через 3-4 года мы сможем увидеть некое мини-экономическое объединение. Однако возникает вопрос, насколько данное объединение даже при максимуме усилий будет самостоятельным? Если исходить из базовых требований к самодостаточным геоэкономическим объединениям, то страны-члены в совокупности имеют достаточно низкий демографический потенциал, сложную ландшафтную логистику и объединены негативными чертами (наличием конфликтных зон и отсутствием территориальной целостности).

На этом фоне о политическом или, тем более, военном сотрудничестве говорить рано. Все зависит от ситуации внутри этих государств и позиции Запада – захочет ли он выйти на новый виток конфронтации с РФ и поддержать создание у ее границ, по сути буферного, ручного и местечкового прототипа НАТО? И следующий вопрос в этом контексте: а рассматривает ли вообще Запад Украину, Грузию и, тем более, Молдову с Азербайджаном как своих союзников, пусть и младших? Или же эти страны для него не более чем прирученная буферная зона, нацеленная на противостояние евразийской интеграции?

Ясно только одно: руководство ГУАМ не демонстрирует свою эффективность и перспективность. Поэтому даже потенциальные старшие братья по евроатлантическому блоку пока не воспринимают это объединение серьезно.

Валентин Гайдан, к.ист.н., политический аналитик (Киев, Украина)

Источник – Евразия Эксперт

Грузия. Азербайджан. Украина > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261982 Валентин Гайдай


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 2 августа 2017 > № 2264464 Питер Вагнер

Глава группы по поддержке Украины в Еврокомиссии: Главным приоритетом выступает масштабная борьба с коррупцией

Эксклюзивное интервью агентства "Интерфакс-Украина" с руководителем Группы по поддержке Украины в Европейской комиссии Питером Вагнером

Вопрос: На днях МВФ в переговорах с Украиной вновь напомнил о четырех основных приоритетах реформ: земельная, пенсионная, приватизация и антикоррупционные суды. Насколько это совпадает с приоритетами, которые есть в сотрудничестве Украины с ЕС?

Ответ: Приоритеты МВФ и ЕС часто пересекаются, как в случае с пенсионной и реформой здравоохранения, управлением и приватизацией государственных предприятий, земельной реформой и, в частности, борьбой с коррупцией. Эти приоритеты также могут быть взаимодополняющими, поскольку МВФ обычно делает акцент на макроэкономические вопросы и, вместе со Всемирным банком, выступает ведущим в таких вопросах, как земельная и пенсионная реформа. Следует отметить, что прогресс в этих реформах также является частью условий финансовой помощи МВФ или ЕС.

Для ЕС главным приоритетом выступает масштабная борьба с коррупцией из-за ее сквозного характера. Меньше коррупции означает надежные отношения между государством и гражданами, лучший бизнес-климат и больше инвестиций в украинскую экономику, больше экономии для налогоплательщиков, среди прочего, благодаря более конкурентным государственным закупкам и, в целом, больше справедливости и социального доверия.

Кроме того, часто возникают дополнительные вопросы, над которыми Украине приходится работать: определенные секторные обязательства, вытекающие из Соглашения об ассоциации, или другие условия в рамках программ ЕС по макрофинансовой или бюджетной поддержке.

Вопрос: Какие ветви украинской власти, на ваш взгляд, сегодня сильнее всего сдерживают проведение этих реформ? Это законодательная, исполнительная или судебная ветвь?

Ответ: Мы наблюдаем ежедневную борьбу между "корыстными интересами" и реформаторскими силами в стране. Чтобы реформа пошла своим путем - от договоренности о ее принципах через принятие юридического акта к осуществлению и толкованию судами - необходимы достижение консенсуса и тесная работа между всеми тремя ветвями власти. Средства массовой информации и гражданские активисты определенно могут помочь, но ответственность за проведение реформ лежит на трех ветвях власти. Это именно их работа, и за нее они подотчетны перед всеми украинцами. К сожалению, очень часто фактологические дебаты в Украине заглушаются популистскими спорами.

Думаю, что реформы в большинстве отраслей испытывают влияние "корыстных интересов", которые пытаются замедлить прогресс. "Корыстные интересы", по своей природе, проявляются во всех ветвях власти. Было бы трудно выделить одну организацию или одно учреждение, особенно подверженное этому.

Вопрос: Я веду к тому, что темпы принятия законопроектов, необходимых для выполнения Соглашения об Ассоциации, в Верховной Раде в последнее время серьезно замедлились.

Ответ: С нашей точки зрения, проблемы во многом связаны с взаимодействием между различными субъектами. Путь, по которому осуществляется Соглашения об ассоциации, также зависит от Конституции Украины и роли, которую она отдает различным субъектам. Иногда существует определенная конкуренция: в разных институциях разные люди работают над законами, посвященными одному и тому же вопросу, а затем блокируют друг друга, преднамеренно или непреднамеренно. Поэтому мы хотели бы призвать правительство и Верховную Раду согласовать совместную программу работы по продвижению Соглашения об ассоциации, включая Углубленную и всеобъемлющую зону свободной торговли (DCFTA). Bзять обязательства и приоритеты, уже установленные в рамках этого соглашения, и сказать: вот наиболее важные для нас сферы и законы, вот график - а затем совместно работать над ними вместо того, чтобы действовать параллельно или даже соперничать. Это также является приоритетом для еврокомиссара (по вопросам европейской политики соседства и расширения Йоханнеса) Хана, который недавно встретился с премьер-министром (Владимиром) Гройсманом в Украине. Еврокомиссар и премьер-министр договорились о том, что украинское правительство разработает "дорожную карту" для необходимого законодательства. Правила ЕС, которые должны быть перенесены в законы Украины, уже перечислены в приложениях к Соглашению об ассоциации, но правительство сейчас разработает оперативный план и, надеемся, согласует с Радой, как его реализовать.

Вопрос: Складывается впечатление, что назревает недовольство тем, что Украина начинает серьезно отставать от согласованного плана. И эйфория в отношениях исчезает. Тем более, что после принятия решения о безвизовом режиме у властей Украины уже больше нет дополнительного стимула двигаться вперед по этому Соглашению.

Ответ: Украинское правительство сталкивается с многочисленными вызовами - народ Украины знает это лучше, чем я. Внешняя агрессия, конфликт на востоке и в то же время множество внутренних реформ, устройство жизни в стране. Конечно, это нелегкая комбинация задач. Лично у меня (а я бываю здесь крайне регулярно) не сложилось впечатление, что в правительстве меньше приверженности реформам или меньше приверженности Соглашению об ассоциации. Я думаю, что предложения, которые были представлены по поводу разработки реформы здравоохранения, пенсионной реформы, земельной реформы – все они в настоящее время интенсивно обсуждаются, показывают: правительство очень серьезно работает со своей стороны. В то же время мы выразили обеспокоенность в связи с некоторыми негативными направлениями, особенно в борьбе с коррупцией.

Не думаю, что с европейской стороны есть разочарование или негативные чувства. Амбиции высоки - это факт; у Украины одно из самых положительных и открытых соглашений, которые ЕС когда-либо заключал, и сейчас мы, конечно, также ожидаем, что обе стороны будут использовать его оптимальным образом.

Вопрос: Назову несколько примеров не только не продвижения вперед, а попыток реванша. История с назначением аудитора НАБУ, промедление с созданием антикоррупционного суда, декларирование НГО - как это воспринимается в ЕС?

Ответ: Европейский союз очень внимательно смотрит, как продвигается работа в этих важных областях реформ. В последние несколько недель ЕС, например, четко дал понять, что не считает уместным расширение е-декларирования на НГО и что это необходимо исправить. Мы также никогда не скрывали тот факт, что придаем большое значение прозрачному и открытому номинационному процессу по отбору аудитора НАБУ.

Крайне важно, чтобы Украина, не медля, создала судебный орган, ответственный за борьбу с коррупцией. Должны быть разработаны гарантии, что этот орган будет независимым как в бюджетном, так и в функциональном смысле. Необходимо, чтобы этот орган обладал должными полномочиями и ресурсами для борьбы с коррупцией, а отбор специализированных антикоррупционных судей проходил открыто и прозрачно. ЕС – а, я уверен, также и наши международные партнеры - готовы внести свой вклад в как можно более прозрачный процесс, обеспечить отбор, основанный на заслугах и честности. Люди хотят видеть, что правосудие действительно вершится и дела о коррупции доводятся до конца с помощью прозрачных судебных процессов. Мы постоянно подчеркиваем: интенсивная работа на антикоррупционном фронте не должна замедляться. Здесь еще многое предстоит сделать.

Вопрос: Об экономике. Еще один пример - это продление пошлин на экспорт лома. Насколько это отвечает и духу, и букве Соглашения? Тем более, что имеем еще не урегулированный вопрос с экспортом необработанной древесины.

Ответ: Мы очень интенсивно обсуждаем эти вопросы с украинской стороной. Торговля очень важна для экономического роста, и обе стороны должны решить эти проблемы, позаботиться, чтобы не было новых торговых раздражителей. Мы также говорили о голосовании в Верховной Раде: ЕС не считает приемлемым продление дополнительных экспортных пошлин на металлолом. Это - фундаментальный, общий вопрос, как и в случае с запретом на (экспорт необработанной) древесины. Мы считаем, что не должны приниматься никакие меры, которые противоречат принципам ВТО и обязательствам по DCFTA. Вот почему мы так сильно выразили нашу обеспокоенность по поводу последних событий.

Вопрос: Небольшое уточнение. Вы упоминали о пенсионной, земельной, медицинской реформах. Для вас важен сам факт принятия соответствующих законов? Насколько глубоко ЕС готов входить в саму суть этих реформ, моделей реформирования, советовать, возражать против этих моделей? Или это вопрос других международных партнеров Украины - Всемирного банка, МВФ?

Ответ: ЕС является одним из многих международных партнеров Украины по реформам. Не каждый партнер активен во всех областях. Например, ЕС до последнего времени не был очень активен в реформе здравоохранения в ее широком смысле, а только косвенно, затрагивая некоторые части, вытекающие из Соглашения об ассоциации. В других направлениях реформ, таких как государственное управление, с самого начала присутствуют европейские эксперты, работающие с правительством страны. Особенно в сферах, охватываемых Соглашением об ассоциации/DCFTA, ЕС, и его эксперты – там, где были озвучены запросы правительства, - активно помогают с самого начала. Такая поддержка начинается уже с подготовки министерствами нового законодательства. Но в конечном итоге, правительство решает, подать ли законопроект, а затем Рада следует своему процессу принятия решений. Но мы готовы поддержать и помочь с имплементацией, если это необходимо и востребовано. По другим направлениям мы поддерживаем реформы более опосредованно, например, через финансирование определенных мероприятий Всемирного банка в сфере земельной реформы или работы ЕБРР по созданию структур поддержки бизнеса по всей стране.

Думаю, самым недавним и весьма впечатляющим успехом скоординированного сотрудничества ЕС и других международных партнеров с Украиной является энергоэффективность. Рада приняла три закона, один из которых касается создания Фонда энергоэффективности, второй - энергоэффективности зданий, третий – учета тепла и энергии. За последние месяцы достигнут значительный прогресс. Некоторые из этих законов заняли два с половиной года работы правительства и Рады в сотрудничестве со многими моими коллегами в Еврокомиссии. Некоторые из этих элементов были разработаны совместно с ЕБРР, другие подготовлены с помощью USAID. Главным во всей этой совместной работе есть то, что лидирующей участницей является Украина, а мы оказываем ей поддержку там, где это необходимо и востребовано. Мы очень активно занимаемся вопросами энергетики, будем и дальше поддерживать реформу энергоэффективности, в том числе с помощью запланированной программы на сумму до EUR100 млн (распределенных на два года). Реформа государственного управления, как я уже упоминал, является еще одной сферой, где мы очень активно поддержали Украину юридическими консультациями при подготовке закона о государственной службе, а затем при подготовке стратегии реформы. В настоящее время консультанты, финансируемые ЕС, участвуют в ряде проектов технической помощи.

Другие направления, в которых ЕС активно участвует, включают реформу судебных и правоохранительных органов, управление государственными финансами, децентрализацию.

Вопрос: Теперь еще несколько вопросов об ожиданиях Украины от Евросоюза. О расширении экспортных квот. Довольно остро в Украине воспринимался недавний отказ ЕС от расширения квот по ряду позиций. Можно ли ожидать пересмотра позиции Брюсселя по этому вопросу?

Ответ: DCFTA означает открытие рынков ЕС и Украины друг для друга. У ЕС не так много партнеров, с которыми, как только Соглашение об ассоциации, включая DCFTA, будет полностью функционировать, мы будем так же открыты, как с Украиной. Недавно принятые квоты на сельскохозяйственную продукцию являются важным дополнительным признаком неизменной поддержки ЕС. Тем не менее, они не должны отвлекать внимание от того факта, что мы теперь должны приложить как можно больше энергии к тому, чтобы DCFTA заработала максимально эффективно. Мы должны систематически интегрировать рынки, поскольку только это, в конечном итоге, взбодрит украинскую экономику в целом.

Когда Соглашение об ассоциации будет реализовано, будут действовать и главы, в которых прямо говорится о полном внутреннем рыночном отношении (full internal market treatment) к Украине в определенных секторах. Это означает, что такие сектора будут рассматриваться, как если бы они были частью внутреннего рынка ЕС. И во всех других секторах существующие ограничения на экспорт со временем исчезнут. Это потребует некоторого времени и тяжелой работы. Необходимо сначала подготовить и принять соответствующие законы. Это включает техническое регулирование для многих продуктов, а также большой пакет фитосанитарного законодательства по пищевой промышленности, который был принят недавно.

Это первая часть - создание регуляторной среды с необходимыми законами. Вторая часть начинается, когда законы надо имплементировать. Если рассмотреть законодательство о пищевых продуктах, будет регулярно оцениваться система контроля гигиены производства пищевых продуктов: есть ли закон?? И есть ли украинское агентство, которое может контролировать и обеспечивать надлежащее функционирование этого закона? Если да, то продукты могут перемещаться. На таких принципах зиждется торговля в ЕС.

Вопрос: В Украине достаточно негативно было воспринято заявление европейских министров (Австрии и Германии), в котором они критиковали санкции США по отношению к "Северному потоку-2". Украина не ощущает единства ЕС в противодействии этому проекту. Можно ли ожидать выработки единой позиции ЕС по этому вопросу?

Ответ: ЕС более двух десятилетий все больше усовершенствует общую энергетическую политику, основанную на внутреннем энергетическом рынке ЕС газа и электричества и направленную на снижение воздействия на нашу окружающую природную среду и климат. Однако государства-члены сохраняют за собой право принимать решения об их энергетическом балансе. В случае Nord Stream-2 существует ряд правовых, экономических и политических проблем, которые нужно обсудить и которые потребуют определенных правовых рамок. С этой целью ЕС стремится получить от государств-членов мандат на проведение переговоров с Российской Федерацией. Комиссия утвердила свое предложение в отношении такого мандата, которое в настоящее время обсуждается с государствами-членами.

Вопрос: Украина дождалась безвиза, но до сих пор не может дождаться "Открытого неба". С украинской точки зрения спор вокруг Гибралтара не настолько серьезен, чтобы за три с лишним года его нельзя было решить для подписания этого соглашения.

Ответ: Как вам известно, это касается не только Украины или институций Европейского союза, но, прежде всего, является вопросом национальных правительств государств-членов. Для Испании и Великобритании существуют вопросы, связанные с аэропортом Гибралтара, которые никак не относятся к Украине. Это иногда происходит в ЕС: нас, в конце концов, 28, и не всегда получается сразу обо всем договориться. Но мы продолжаем поиск решения и надеемся как можно скорее подписать это соглашение. Тем временем Украина уже может расширять свои связи с государствами-членами Евросоюза, продолжать перенимать авиационное законодательство ЕС.

Вопрос: Близится 2019 год, когда завершается программа EFF МВФ и связанная с ней вся международная финансовая поддержка Украины. Разрабатывается ли сейчас уже новая программа такой финансовой поддержки? На что может рассчитывать Украина?

Ответ: Думаю, в настоящее время такие дискуссии преждевременны, они носят чисто умозрительный характер. Вместо этого важно оценить, что уже сделала Украина, чтобы стать независимой от такой поддержки, и сколько еще можно сделать. Нужно будет посмотреть, какова будет ситуация в 2019 году. Полагаю, если сравнить, где Украина была три года назад и где она сейчас, то нужно признать: в мире не так много стран, которым за такой короткий период времени удалось настолько стабилизировать и улучшить свою ситуацию. Конечно, многое еще предстоит сделать. Но я бы сказал, что на данный момент с макроэкономической стороны ситуация выглядит довольно неплохо. Следует взглянуть на то, чего можно достигнуть в течение следующих нескольких лет для дальнейшей стабилизации макроэкономики страны, в том числе с помощью текущей программы МВФ. И наилучшим образом использовать реформы для стимулирования экономического развития страны. Украина обладает огромным экономическим потенциалом, в том числе благодаря высокообразованному населению, промышленной традиции, технологическому динамизму и неиспользованным возможностям в сельскохозяйственном секторе. Если этот потенциал развивать с все большими усилиями, страна станет независимой от внешней поддержки.

Вопрос: В Украине достаточно часто звучат, возможно, их тоже можно назвать спекуляциями, заявления о необходимости нового "Плана Маршалла" для страны. Где он должен писаться - в Киеве, Вашингтоне, Брюсселе? Возможно ли вообще повторение такого опыта, как "План Маршалла" по отношению к Украине?

Ответ: "План Маршалла" был конкретным инструментом, получившим это имя ретроспективно. Он состоял из поддержки Соединенных Штатов ряда европейских стран после Второй мировой войны. Насколько я понимаю, в настоящее время ведутся дискуссии об аналогичном подходе некоторых международных партнеров к Украине. Но если взглянуть на цель "Плана Маршалла" в то время – координировать, предоставлять поддержку реформ и стимуляции экономики, и если взглянуть на то, что происходит в международном сотрудничестве с Украиной, становится очевидным: многое уже доступно. Помимо политической поддержки, ЕС пообещал пакет в размере EUR12,8 млрд для содействия процессу реформ в течение следующих нескольких лет. Большáя часть его уже выделена. В этих рамках ЕС ежегодно выделяет около EUR200 млн грантов на реформы и развитие страны, включая в сфере инвестиций. EUR600 млн из третьего транша макрофинансовой помощи готовы к выплате, как только будут выполнены привязанные к нему условия. Кроме того, страны-члены ЕС, такие как Германия, Дания, Швеция и многие другие партнеры, имеют двусторонние программы. Когда речь идет об инвестициях, мы имеем с европейской стороны Европейский инвестиционный банк (ЕИБ), который активно присутствует в стране. ЕБРР имеет крупный портфель кредитов для бизнеса, а ВБ активно участвует в поддержке модернизации экономики и инфраструктуры.

Однако правильно, что нам необходимо сплотиться вокруг Украины, обеспечить устойчивую и целенаправленную поддержку, а также привлечь частный сектор к генерированию роста и процветания, чтобы воспрепятствовать тем, кто хотел бы отодвинуть Украину назад. ЕС точно будет использовать свои программы поддержки бизнеса наряду с ЕИБ и ЕБРР. В настоящее время мы также готовим новые инструменты, которые должны открыть потоки банковского кредитования в местной валюте. Кроме того, Украина имеет право на участие в Плане внешних инвестиций ЕС, который может помочь продвижению инвестиций.

Кроме того, Украине необходимо продолжать самую сильную программу по привлечению инвестиций -- свои реформы. Правовая безопасность, безопасность инвестиций, отсутствие коррупции, учитывая общие сильные стороны страны, - эти реформы откроют огромные иностранные и внутренние инвестиции.

Вопрос: Небольшое уточнение: могу ли я сделать вывод, что после 2019 года таким международным планом для Украины будет уже не новая программа с МВФ, а Соглашение об ассоциации с ЕС?

Ответ: Не думаю, что эти два документа конкурируют или исключают друг друга. Соглашение об ассоциации уже сейчас является "дорожной картой" для правительства во многих сферах и будет оставаться таким на некоторое время, поскольку его ратификация – это только одна веха, но еще не финишная черта. То же самое касается программы МВФ. Если посмотреть на принципы Соглашения об ассоциации, то оно содержит много технических секторальных регуляций для стимулирования и координации экономического обмена продуктами и услугами. Например, существует много общих стандартов в области здравоохранения и социальной сфере, тогда как программа МВФ сильно ориентирована на макроэкономические сектора. Эти два документа преследуют общие цели, и мы всегда придерживаемся определенных принципов: борьба с коррупцией, необходимость независимой судебной системы, обязательное применение определенного набора международных правил. А относительно некоторых правил, то программа МВФ и Соглашение об ассоциации являются полностью дополняющими "дорожными картами".

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 2 августа 2017 > № 2264464 Питер Вагнер


США. Украина > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262857

Дорогой антрацит из США: какие альтернативы у Украины

Виктор Авдеенко, Апостроф, Украина

Украина постепенно отказывается от антрацитового угля, который добывается только на временно оккупированных территориях Донбасса. Недостающие объемы дефицитного антрацита страна закупает за рубежом, в частности в США, что обходится дороже, чем отечественное топливо. Существует и другой вариант — переоборудовать ТЭС для работы на угле другой марки.

В Украине завершился режим действия чрезвычайных мер в энергетике, введенный в середине февраля 2017 года из-за блокады ОРДЛО, откуда осуществлялись поставки угля антрацитовой группы. Уголь-антрацит добывается только на временно неподконтрольных территориях Донбасса, при этом на нем работает половина всех тепловых электростанций (ТЭС) страны.

Чрезвычайные меры в сфере энергетики несколько раз продлевались, в последний раз это произошло в июне, и они действовали до 17 июля. В текущем месяце глава НЭК «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук заявил, что срок действия чрезвычайных мер в энергетике завершился, и сейчас оснований для их продления нет. А министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик заявил, что через полтора года Украина перестанет нуждаться в дефицитном антраците. Точнее, нуждаться в нем не будут ТЭС, тогда как теплоэлектроцентрали (ТЭЦ) продолжат его использовать, но потребности ТЭЦ в угле существенно меньше, чем у теплоэлектростанций.

Кто есть кто в украинской теплоэнергетике

В Украине на долю ТЭС приходится порядка 30% всей генерации электроэнергии. В стране 14 теплоэлектростанций (не считая небольшой Мироновской ТЭС, которая работает в режиме ТЭЦ и регулярно останавливается, так как находится в зоне обстрелов), 12 из которых находятся на подконтрольной Киеву территории. Шесть теплоэлектростанций на подконтрольной территории работают на антраците, шесть — на угле газовой группы. С последним, в отличие от антрацитового угля, на подконтрольной территории проблем нет.

Основным игроком на рынке тепловой электроэнергии является ДТЭК Рината Ахметова, на долю которого приходится более 70% всей тепловой генерации. Под контролем ДТЭК девять ТЭС (без учета Мироновской) — Запорожская, Бурштынская, Ладыжинская, Кураховская, Добротворская, Зуевская (находится на территории ОРДЛО), Криворожская, Луганская и Приднепровская. Три последние работают на антрацитовом угле, остальные — на угле газовой группы.

Второй по значимости производитель тепловой энергии — государственное ПАО «Центрэнерго». Его доля в тепловой генерации — около 25%. В структуру «Центрэнерго» входят Углегорская, Змиевская и Трипольская ТЭС. Две последние работают на антраците.

Оставшаяся часть производимой тепловой электроэнергии приходится на компанию «Донбассэнерго», бенефициарами которой значатся частные лица — американец Роберт Бенш и грек Андреас Церни (при этом СМИ называют реальным владельцем «Донбассэнерго» сына экс-президента Виктора Януковича Александра). Под контролем компании две ТЭС — Славянская и Старобешевская (находится на территории ОРДЛО), обе используют в работе антрацитовый уголь.

Министерство энергетики и угольной промышленности в конце прошлого года закладывало прогнозный баланс угля для нужд тепловой генерации Украины на текущий год на уровне 24,5 миллионов тонн, из которых 9,5 миллионов тонн — антрацитовый уголь.

Согласно данным Минэнергоугля, за последний месяц запасы угля антрацитовой группы на украинских ТЭС увеличились на 7% (на 47,4 тысяч тонн) и по состоянию на 31 июля составили 725,2 тысяч тонн. За этот же период запасы угля газовой группы снизились на 23,7% (на 432 тысяч тонн) — до 1,39 миллионов тонн. При этом запасы угля-антрацита на ТЭЦ за последний месяц возросли в 2,3 раза (на 76,8 тысяч тонн) — до 134,4 тысяч тонн, запасы угля газовой группы — на 0,8% (на 0,9 тысяч тонн) — до 111,4 тысяч тонн.

Для сравнения, для суточной работы Змиевской или Приднепровской ТЭС необходимо порядка 1,5 тысяч тонн угля, при этом суточная эксплуатация одного энергоблока одной из крупнейших в Украине теплоэлектростанций — Криворожской — требует использования более 2 тысяч тонн топлива.

Украина отказывается от антрацита

По словам Игоря Насалика, сокращение потребления антрацитового угля связано, в первую очередь, с тем, что ТЭС начали переоборудовать свои энергоблоки под использование угля газовой группы. Так, по его словам, проводится переоборудование второго и пятого блоков Змиевской ТЭС, четвертого блока Трипольськой ТЭС. Кроме того, компания ДТЭК планирует переоборудовать свои теплоэлектростанции — Приднепровскую и Криворожскую — для работы на угле газовой группы. Решение о переходе на газовую группу, по словам Насалика, приняла и компания «Донбассэнерго».

В конце мая ПАО «Центрэнерго» сообщило, что на втором энергоблоке Змиевской ТЭС «завершен комплекс строительно-монтажных работ по техническому переоснащению систем подачи, приготовления и сжигания антрацитового топлива с переводом котлоагрегатов на использование угля марки Г и ДГ». После проведения пусконаладочных работ на станции пройдут комплексные испытания.

ДТЭК собирается до ноября текущего года перевести на уголь газовой группы два блока Приднепровской ТЭС, а к 2019 году — всю станцию (всего семь энергоблоков). Что касается Криворожской ТЭС, то пока в планах компании — перевод половины станции на уголь газовой группы, начало реализации проекта намечено на 2018 год.

После введения чрезвычайных мер в энергетике антрацитовый уголь начали экономить. В апреле были остановлены сразу пять ТЭС, работающих на антраците — Славянская, Трипольская, Змиевская Приднепровская и Криворожская. Работу продолжала только Луганская ТЭС, находящаяся в зоне АТО в городе Счастье, так как станция работает обособленно от объединенной энергосистемы Украины. В мае министр Насалик заявил, что остановленные ТЭС возобновят работу не ранее сентября. Однако тогда в стране еще действовал режим чрезвычайных мер. При этом Трипольская ТЭС, обслуживающая, в частности, Киевскую область, частично возобновляла работу во время проведения в Киеве в мае международного песенного конкурса Евровидение.

Однако в июле, еще до отмены чрезвычайного режима в энергетике, работу возобновила Славянская ТЭС, чуть позже — Приднепровская и Криворожская ТЭС.

Импорт — экспорт

Приднепровская и Криворожская ТЭС, принадлежащие ДТЭК, продолжают накапливать антрацитовый уголь за счет импортных поставок. Так, в мае в Украину пришла первая партия угля для компании из ЮАР в объеме 75 тысяч тонн, в том же месяце начались поставки антрацитового угля на эти станции с принадлежащих ДТЭК шахт в Ростовской области России. По данным ДТЭК, цена южноафриканского угля составляет порядка 100 долларов за тонну, тогда как поставки из РФ обходятся компании в 95 долларов.

Другим украинским ТЭС, а также ТЭЦ, импортный уголь, по крайней мере в ближайшие полтора года, также понадобится. Однако насколько реалистичными являются планы Минэнергоугля по отказу от антрацитового угля? «Полгода назад для этого нужно было три года. Я не думаю, что что-то изменилось за последние шесть месяцев. Кроме того, просто так взять и отказаться от антрацита — это значит, что Украина не собирается возвращать отдельные районы Донецкой и Луганской областей», — сказал в комментарии «Апострофу» ведущий научный сотрудник Национального института стратегических исследований Геннадий Рябцев.

Действительно, еще в марте Игорь Насалик говорил, что Украина сможет «через 2,5-3 года полностью отказаться от использования антрацитовой группы угля».

Впрочем, полтора года — вполне реалистичный срок для перехода с антрацитовой на газовую группу угля в теплоэнергетике, считает президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар. «Если бы они занимались этим начиная с 2015 года, то на протяжении этого сезона 2017 года все было бы уже сделано. В принципе, для этого нужно два полноценных летних сезона, чтобы была проведена необходимая замена оборудования», — сказал он изданию.

Пока ТЭС не оснастят для использования угля газовой группы, антрацит будут закупать на мировых рынках, где недостатка в таком топливе нет. «Источников много — от Южной Африки до Соединенных Штатов», — говорит Геннадий Рябцев.

Михаил Гончар также не видит проблем с закупками импортного угля. «Покупаем уже в Южной Африке, по Соединенным Штатам небольшие объемы возможны, также возможна Австралия. Мировой угольный рынок достаточно развит», — отметил он.

Разумеется, импортный уголь будет дороже того, что ранее поступал из ОРДЛО. «Сейчас он стоит (на мировых рынках — прим. „Апостроф") порядка 110-120 долларов за тонну, иногда опускается до 90 долларов за тонну, но вряд ли будет дешевле», — пояснил Геннадий Рябцев.

По словам Михаила Гончара, реально цена угля вырастет примерно в 1,5 раза, «но за безопасность нужно платить». В феврале премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что если цена угля, поставляемого с оккупированных территорий, составляла 1730 гривен (66,5 долларов) за тонну, то импортный будет обходиться почти в 3 тысячи гривен (115 долларов) — разница примерно в 1,7 раза.

Поставки угля в Украину из ЮАР начались в 2014 году. В конце июня текущего года президент Петр Порошенко заявил о достигнутой договоренности о поставках около 2 миллионов тонн угля из США. 31 июля глава «Центрэнерго» Олег Коземко сообщил, что с американским горнодобывающим предприятием Xcoal Energy & Resources подписан контракт на поставку 700 тысяч тонн угля-антрацита до конца 2017 года. Стоимость угля в рамках первой поставки (85 тысяч тонн) составит 113 долларов за тонну. Цены в дальнейшем будут варьироваться в зависимости от конъюнктуры рынка.

В связи с планами властей со временем отказаться от использования антрацитового угля возникает вопрос: куда девать такой уголь, когда временно оккупированные территории Донбасса вернутся под контроль Киева. «На экспорт пойдет», — говорит Михаил Гончар. По его словам, Украина и раньше экспортировала уголь, в том числе антрацит, а его небольшие объемы вывозились за границу даже после начала АТО.

При этом эксперт считает, что Украине нужно постепенно уходить от угля и развивать альтернативные виды энергетики. «Это уже общемировая тенденция, а нынешняя ситуация нас стимулирует к этому», — резюмировал он.

США. Украина > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262857


США. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262788

Карта Трампа на Украине

Поставки смертоносного оружия могут поднять цену путинской военной агрессии

Редакционная статья, The Wall Street Journal, США

Владимир Путин полагал, что может захватить чужую территорию, не подвергая опасности свою власть на родине, и он оказался прав. Но что будет, если США нарушат эти расчеты, подняв стоимость российской агрессии на Украине?

У президента Трампа вскоре будет шанс это проверить, когда он получит рекомендации от Госдепа и Пентагона продавать Украине летальное оружие для самообороны, например, противотанковые ракеты Javelin. Это оружие поможет украинцам оказать сопротивление российскому вооружению и осложнит посредническим силам господина Путина дальнейшее продвижение к восточно-украинским провинциям, куда Россия вторглась в 2014 году.

Президент Украины Петр Порошенко уже давно хотел получить подобную помощь. Но Барак Обама отказал ему, сославшись на то, что поставки смертоносного оружия приведут к эскалации конфликта; он поставил Украине лишь такую несмертоносную технику, как РЛС ближнего действия и бинокли ночного видения. Это не помешало господину Путину подвести конфликт к эскалации, нарушив Минское соглашение о прекращении огня, заключенное Джоном Керри (John Kerry).

Опорными пунктами сепаратистов Россия объявила Донецк и Луганск, а также нарастила силы в оккупированных зонах. Курт Фолькер (Kurt Volker), специальный представитель США по переговорам с Украиной, рассказал на прошлой неделе радиостанции «Свобода», что «там больше российских танков, чем во всей Западной Европе». Помимо этого, летом этого года Россия планирует провести учения в Белоруссии на линии фронта с НАТО, в них должны принять участие 100 тысяч военных.

Став президентом, господин Трамп не был марионеткой в руках Путина, вопреки тому, что говорят его критики в Америке. Он поддержал развертывание войск НАТО в Польше и в странах Прибалтики. Вице-президент США Майк Пенс (Mike Pence) в понедельник, 31 июля, побывал с визитом в Эстонии и подтвердил, что США «всегда» будут поддерживать своих прибалтийских союзников, а во вторник, 1 августа, он заявил в Тбилиси, что США «решительно осуждают российскую оккупацию грузинской территории».

Теперь у господина Трампа появился шанс показать, что он не является тенью Обамы, и заставить господина Путина обратить на него внимание благодаря помощи Украине, которая доказала свое стремление бороться за независимость. Российское вторжение стоило Украине 10 тысяч жизней, а более двух миллионов мирных жителей оказались вынуждены покинуть свои дома и переселиться. Господин Порошенко вложил деньги в модернизацию украинских вооруженных сил, одобрил военные учения и тихо налаживал отношения с такими странами, как Польша и Литва.

Противники поставок смертоносного оружия утверждают, что Путин в любом случае сможет отразить любые потуги Украины, но так почему же он еще этого не сделал? Россия при желании могла бы оккупировать всю Украину, по крайней мере, на некоторое время, но она опасается политических и военных потерь в этом случае. Цель поставок смертоносного оружия состоит в том, чтобы поднять цену, которую Путин платит за свой империализм, пока он не выведет войска или не согласится на перемирие в соответствии с Минскими договоренностями.

Путин начал свое нападение, когда у Киева не было военных, защищающих его восточную границу, но пророссийские ополченцы вынуждены были сбавить обороты, когда украинцы организовались и в результате их действий сепаратисты стали нести потери. Россия не хочет, чтобы до президентских выборов следующего года домой прибывали трупы солдат.

Оказание помощи украинской обороне послужит также предупреждением господину Путину, что президент Трамп хочет вести переговоры с Россией с позиции силы. Это могло бы улучшить положение США в Сирии, где господин Трамп слишком долго принимал доминирование России и Ирана после поражения «Исламского государства» (организация признана террористической и запрещена в России, — прим. ред.). Господин Путин воспользовался позицией президента Обамы, сделав вывод, что американцы проявили слабость и никогда не нанесут ответный удар. Поставки смертоносного оружия на Украину покажут Кремлю, что это время уже прошло.

США. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262788


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261276 Юрий Аллеров

Глава Нацгвардии Украины: Война на Донбассе продлится недолго, либо на Путина надавят, либо его не станет

Генерал-лейтенант Юрий Аллеров о боях за Лисичанск, реформе НГУ и окончании войны.

Лилия Рагуцкая, Апостроф, Украина

Командующий Национальной гвардией Украины генерал-лейтенант Юрий Аллеров в интервью «Апострофу» рассказал о боях за Лисичанск в 2014 году, о введении стандартов НАТО и реформы в НГУ и о том, когда завершится война на Донбассе.

«Апостроф»: Зимой экс-комбат «Азова», а ныне — народный депутат Андрей Билецкий сделал резкое заявление в адрес командования Нацгвардии. И передал в ГПУ документы, которые, по его словам, свидетельствуют о том, что в НГУ процветает коррупция и служат офицеры-сепаратисты. Что можете сказать по этому поводу? Какие у вас вообще отношения с Билецким?

Юрий Аллеров: Билецкий — это народный депутат, который сегодня занят построением политической карьеры. И площадкой для реализации каких-то его планов и деклараций стал «Азов». «Азов» сегодня существует фактически на двух уровнях. Первый — это воинское подразделение, где есть действительно много людей, которые Билецкому верят. И второй — это Гражданский корпус «Азов», который сплачивает вокруг себя молодых людей. Благодаря этой составляющей он имеет возможность позиционировать себя как политического лидера. Нет у меня сегодня личных отношений с ним, нет на него никакой злости.

— И все-таки, что можете сказать о тех бумагах, которые Билецкий передавал в прокуратуру? О его обвинениях в ваш адрес, в адрес командования НГУ вообще?

— Все те заявления и факты проверили прокуратура и СБУ. Это все сделано. Более того, мы сами просили, чтобы эта проверка была проведена. Потому что мы стараемся быть максимально открытыми.

Еще с 2016 года действует закон, согласно которому все закупки проводятся через Prozorro. Есть некоторые позиции, связанные с государственной тайной. А все остальное идет на площадке Prozorro. Это все — на виду, проводится сравнение с другими военными формированиями. Мы нигде не преувеличивали предложенную стоимость.

— Результаты этой проверки уже были опубликованы где-то?

— Билецкому на его обращения отвечал главный военный прокурор [Анатолий] Матиос. Была проведена еще одна проверка, на этот раз уже МВД. И из озвученных Билецким фактов почти ничего не подтвердилось. Говорю «почти», потому что была одна ситуация по закупке палаток. Но там надо учитывать действующую ценовую политику и предложения, которые нам поступали. Старые палатки, изготовленные более 9 лет назад, нам предлагали дешевле. Там, где уже и нитки сгнили, и все остальное, и ремонтных комплектов нет… А мы закупили новые. И эти новые стоили дороже.

— Логично.

— К сожалению, во время проведения тендеров качество не является основным фактором. Хотя при выборе, как по мне, разумнее было бы сначала смотреть на качество, а уже потом — на цену. И сама система баллов или оценки критериев, считаю, нуждается в доработке. Поэтому и в отношении этих палаток были разногласия в подходах объяснения как моих финансистов, так и аудита МВД. Итог — все процедуры проведены в соответствии с законом.

— Кроме «Азова» в состав Нацгвардии входит и батальон «Донбасс»…

— Да. В составе НГУ также сегодня есть подразделение «Донбасс», есть батальон имени Кульчицкого. И они находятся в составе воинских частей. То есть то состояние, которое было в начале боевых действий — когда добровольцы, которые имели желание и стремление защитить государство, шли на войну, и каждый воевал, как хотел, по-разному — уже ушло в историю. Сегодня настало время для воинских формирований с четко определенными функциями и возможностями.

Безусловно, мы изменили организационно-штатные структуры, вывели их в состав воинских частей, провели дополнительную военную подготовку по всем направлениям и критериям, которым должны соответствовать вооруженные формирования. Сегодня они воюют. «Донбасс» в Попасной находится, батальон Кульчицкого — в промзоне Авдеевки. Проходят регулярные ротации.

— У батальона «Донбасс» тоже был достаточно одиозный командир — Семен Семенченко. Не возникало с ним конфликтов?

— Что касается Семена Семенченко — это тоже политическая фигура. И я, если честно, считаю его сложным человеком. Впервые я с ним пересекся в Славянске. Мне тогда сказали, что «Донбасс» прибыл в подчинение частей и подразделений, которыми мы управляем. Очень хорошо помню наше знакомство. Был уже поздний вечер, около 22 часов. Он пришел ко мне, у нас такой там условный штаб был… Я ему говорю: «Добрый вечер! Ты кто?«

— Он еще в балаклаве был или уже нет?

— Нет. В балаклаве он только на людях ходил и перед камерами… Так вот, спрашиваю у него: «Вы кто?» Жестко ему тогда высказал… А он: «Чего это вы со мной так говорите?» Я ему тогда рассказал о себе, что я постепенно шел от курсанта до генерала, от ступени к ступени. И для того, чтобы разговаривать с ним на какие-то военные темы, я должен понимать, на каком уровне он находится. А уровня там никакого нет. Он что-то там рассказывал, что учился в военном училище каком-то и почему-то не закончил.

— Тем не менее есть те, кто считает, что без него батальон «Донбасс» бы не состоялся.

— На войне к нему можно относиться по-разному. Сказать, что он так уж прекрасно руководил подразделением, неправильно. Во многих случаях подразделением руководил на то время Филин, начальник штаба батальона (подполковник Вячеслав Власенко, сейчас — командир 46-го отдельного батальона специального назначения «Донбасс-Украина», — прим. ред.).

Знаете, есть правда войны. Когда в Лисичанск мы начали заходить — был бой. У нас ничего не было, мы на автобусах и УАЗиках атаковали населенный пункт. На Первомайск шли, на Лисичанск, где погиб у меня командир [21-й отдельной криворожской] бригады Александр Радиевский…

Мы взяли у 51-й бригады ВСУ один танк и две БМП — и на автобусах заходили со стороны Северодонецка. Так получилось, что у танка было только четыре выстрела, у БМП текла солярка, и она (БМП) не была рабочей… Они зашли — и сразу вышли. Около 200 гвардейцев начали атаку на Лисичанск без поддержки (на автобусах и пешим порядком). Их начали серьезно обстреливать. Это было недалеко от заправки. Там снайпер убил командира бригады, командира одного из батальонов, контрактника…

Бой продолжался более четырех часов… Я с Радиевским разговаривал в 10. Тогда, к большому сожалению, управление боем осуществлялось с помощью обычного мобильного… А когда позвонил в 11 — он уже не ответил…

Трудно было понять, что там происходит. Это уже потом начались доклады, мы связались с другими офицерами. И узнали о том, что в этом бою потеряли четырех убитыми и заместитель комбрига (Александр Пискун, полковник Нацгвардии, заместитель командира бригады криворожской воинской части 3011, попал в плен 23 июля 2014 года, — прим. ред.) получил ранение. Это случилось за четыре часа — мне доложили, что люди вышли обратно, но не хватает пять человек. Хотя были подтверждены данные о четырех погибших.

А еще через некоторое время мне позвонили на мобильный — не сложно было, очевидно, просчитать. И тот, кто был на том конце, представился «казаком Сережей» и говорит: «Вот тут ваш полковник лежит на столе — раненый…» Оказалось, что у заместителя комбрига были очень серьезные осколочные ранения спины, и они его хотели вывезти в Россию.

— А для чего звонили, если хотели вывезти?

— Звонили потому, что мы были на командном пункте, там был и Муженко Виктор Николаевич, тогда уже руководитель АТО. 95-я и 24-я бригады ВСУ и моя — 3011 [воинская часть НГУ] отбили юг Лисичанска… В городе была Центральная больница с моргом. Было предположение, что людей, которых мы не досчитались, забрали. Все видели, что они погибли, их просто не вынесли с поля боя. Такая динамика была, что не успели. Лисичанск тогда окружили настолько, что ускользнуть было довольно сложно. Заминировали даже некоторые направления… И этот «казак Сережа» просил лишь об одном: чтобы им дали возможность выйти. Поэтому он и звонил.

В то же время по мобильным телефонам эти проходимцы начали требовать у родственников 15 тысяч долларов за тело Радиевского. Они понимали, что он командир…

— А заместитель комбрига?

— Он был в очень тяжелом состоянии. В больнице не было электричества. Ситуация была критической. И тогда я Семену Семенченко поставил задачу… 24-ю и 95-ю бригады ВСУ остановили боевики на крутых склонах вблизи Лисичанска. А они — батальон «Донбасс» — зашли в город. Зашли через частный сектор, с западного направления, ночью. Закрепились. И отчитались: все, мы закрепились и будем здесь. Потому что на севере Лисичанска нам пришлось отойти в связи с потерями, отсутствием поддержки.

Нам также удалось выйти на врачей той больницы, к поискам я подключил также местных патриотов — они мне начали давать информацию. Привлекал даже кое-кого из Северодонецка. И мне рассказали, что нашего раненого заместителя комбрига готовятся вывезти в Россию. И что больницу охраняли боевики с Кавказа.

И действительно, его люди пошли к той больнице. Вооруженные охранники больницы оттуда сбежали. Мы нашли тогда в морге тела наших ребят и подполковника. И тогда Голяков (Александр Голяков, заместитель начальника центрального территориального управления НГУ по общественной безопасности, один из фигурантов обращения Билецкого к ГПУ, на момент описываемых событий сыграл важную роль в спасении Пискуна, — «Апостроф«), он был гражданским на то время, приехал… Время шло на часы. Они его довезли из Лисичанска почти до Красного Лимана (сейчас город Лиман Донецкой области — прим. ред.), а оттуда на «вертушке» доставили в Днепропетровск (сейчас город Днепр — прим. ред.). Где он сразу оказался на операционном столе. Еще бы пара часов — и мы бы его потеряли…

Я это все рассказываю к тому, что Лисичанск стал знаковым и для Семенченко. Он тоже там участвовал. А потом они захватили какую-то базу с кучей имущества и расположились подразделением там.

— Давайте немного о возглавляемой вами структуре поговорим. Вы на момент прихода в Нацгвардию 1,5 года назад подтверждали стремление внедрять в НГУ стандарты НАТО. Как успехи? В чем за это время изменилась Нацгвардия?

— Здесь не ограничишься констатацией фактов с перечнем достижений и проблем. Сегодня наша страна движется в направлении евроинтеграции. Когда мы столкнулись с внешней агрессией, поняли, что такой мощный враг, как Россия, будет постоянно давить на нас и в поисках возможностей влияния постоянно будет раздувать национальные, религиозные проблемы, еще что-то… А объединение с Европой даст нам возможность получить и военную помощь.

И то, что мы взяли курс на евроинтеграцию, очень возмутило Россию. Не могут они смириться с тем, что через границу у них будет страна, которая будет исповедовать европейские принципы и подходы. На месте Украины России нужна не европейская страна, а буферная зона, которая позволит сдерживать своих граждан. Иначе россияне рано или поздно взорвутся: а чего это на Украине хорошо, а у них — плохо? Значит — власть плохая!

Сейчас много разговоров идет о том, что нам необходимо внедрять стандарты НАТО. Но речь не идет о копировании. Это, скорее, направление движения. Я общался со специалистами военной и даже политической сфер, ибо мы имеем Офис НАТО на Украине. В конце мая они провели на базе нашей академии (Национальной академии Национальной гвардии Украины, — «Апостроф) серьезный семинар. Представители НАТО обратились к нам, мы помогли организовать…

Собрали представителей стран НАТО, непосредственно военных атташе стран НАТО и стран, не входящих в Североатлантический альянс, и вместе с руководителем Офиса НАТО провели семинар, на котором задекларировали наше стремление к евроинтеграции, признание и соблюдение их стандартов. Тех, которые нам подходят и к которым мы будем стремиться. И вместе с тем определили последовательные пути, которыми мы хотели бы получить от них помощь для того, чтобы как можно быстрее все реализовать.

Я всегда повторяю: сегодня нам не надо копировать Германию или США. Зато — мы выбираем ключевые нормы, которых следует придерживаться. Это может быть вооружение, определенные требования к одежде, обуви, оружию, средствам связи… И обязательно их учитываем. Этих стандартов — больше тысячи. И сказать, что мы сейчас все скопировали, значит, готовы идти в НАТО — это полный бред.

Сегодня на фоне интеграционных мероприятий, которые проводятся в стране, нам надо изменить ударение в вопросах, связанных с системностью в воинских формированиях.

— В чем это проявляется на практике?

— Мы задекларировали, что планируем в этом году изменить в соответствии со стандартами НАТО управленческую структуру. То есть Главное управление НГУ будет адаптировано под их стандарты. Речь идет не о копировании названий. Речь идет о том, чтобы при взаимодействии военных формирований НАТО и Украины, мы руководствовались едиными системными подходами в организации связи, управления, системы логистики, работы штабов. И как раз в этом направлении мы сейчас ведем определенную работу. Совместные со специалистами НАТО рабочие группы оценивают процесс.

Кстати, мы разработали организационно-штатную структуру Главного управления, передали нашим западным партнерам, а они отправили в Брюссель. Ответа нет уже более двух месяцев, но у нас нет возможности так долго ждать, имеем программу и идем вперед.

Мы четко понимаем, что мы очень отличаемся от других стран, у нас свое историческое наследие, собственная украинская ментальность. Важное видение: какого конечного результата мы хотим и как собираемся этого результата достигать.

Например, мы меняем систему оборота документов, приводим ее в соответствие со стандартами НАТО. Мы это делаем, используя тот потенциал, который у нас есть, и то финансирование, которое есть. И в этих пределах планируем.

Я им так и говорю: «То, что мы концептуально наработали, мы стараемся сразу же и выполнять. И со временем покажем, что это сказали — сделали, это сказали — сделали… А если вы еще и материально нам поможете!.. Нам не надо ваших денег, нам нужно обучение наших специалистов, участие ваших экспертов, подготовка к изучению иностранного языка и т. п…. С вашей помощью мы просто сделаем это быстрее». Нашим западным партнерам очень нравится, когда у них деньги не просят. А я не прошу.

— И чем можете похвастаться сейчас?

— Например, в феврале 2016 года мы задекларировали изменения системы подготовки войска. И сегодня мы полностью переработали программы профессиональной подготовки по разным специальностям. Мы ввели институт инструкторов в военных частях. Разработали штатные изменения. Основали институт главных сержантов, начали уже выпуск сержантов по этим направлениям. Выбрали главного сержанта, старшину Национальной гвардии, уже его познакомили с главным сержантом Вооруженных сил и планируем на перспективу, чтобы он прошел базовый курс подготовки сержантов за рубежом, чтобы дальше распространять и способствовать развитию института сержантов в Национальной гвардии.

Мы пригласили советников из Национальной гвардии США штата Калифорния, у нас есть советники из Румынии, а в перспективе — и из Франции и Турции.

В прошлом году мы стали наблюдателем FIEP — Ассоциации сил жандармерии и полиции стран Европы и Средиземного моря. В этом году мы подали заявку, чтобы стать уже полноправным членом.

— Насколько это реально?

— Жандармерия Румынии стала членом FIEP до того, как Румыния вступила в Евросоюз. Мы имеем все шансы повторить этот путь в этом году!

Спрашиваете, чем горжусь? Тем же институтом сержантов. Институтом военного капелланства, который все декларировали и только мы ввели… На самом деле, есть много вещей, которые мы не только задекларировали, но и успели реализовать. Так что нам есть что показать нашим зарубежным партнерам.

— А на что вам сейчас больше всего нужны деньги?

— Много на что.

— Например?

— Среди задекларированных изменений на первом месте у нас стоит изменение системы управления. Система управления — это пункты управления. Мы полностью ликвидируем сейчас систему связи, которая была отработана в советские времена. Это старые радиостанции, это старые системные подходы, которые до сих пор пытаются контролировать российские спецслужбы — все это надо полностью ликвидировать и построить новую систему.

Речь идет о современных пунктах управления, как те, что базируются в местах постоянной дислокации, так и на подвижных базах. У нас есть возможность прямо сейчас выйти на видеоконференцсвязь с зоной АТО. Там у нас есть современные транспортные средства, есть коммуникации, связанные со спутниковым телевидением…

(Во время чрезвычайной ситуации в Балаклее, когда взрывались склады, мы одними из первых организовали охрану общественного порядка, охрану имущества граждан, эвакуацию населения, обеспечивали питание людей с помощью наших полевых кухонь, психологическую помощь).

Современные радиостанции очень дорого стоят сегодня. Поэтому и приходилось в свое время управлять боем с помощью мобильных телефонов или пользоваться дешевыми радиостанциями. У меня в зоне АТО был свой позывной. И когда я выходил в эфир по радиостанции, бывали случаи, что за 10-15 минут после этого, квадрат, в котором я был, накрывали артиллерией. Так не должно быть. Поэтому средства связи — это крайне важно.

Не менее важной является система подготовки войск — это подготовка инструкторов и, главное, развитие и модернизация учебных центров. Нам нужны современные учебные центры, новые учебные программы и новые тренажеры, которые дадут возможность получать профессиональные навыки и при этом не тратить боеприпасы и не уничтожать потенциал техники. Нужны тренажеры, которые позволят привлекать боевое оружие и боевую технику только на конечной фазе учений. Но это дорогое удовольствие. Например, система имитации боя MILES в США стоит около 5 миллионов долларов.

«Нам нужны современные учебные центры, новые учебные программы и новые тренажеры, которые позволят получать профессиональные навыки и при этом не тратить боеприпасы и не уничтожать потенциал техники», — говорит Юрий Аллеров

— Дорогое удовольствие!

— А умножьте еще на курс доллара — кругленькая сумма в гривнах получается, правда? Вот я и прошу у них: дайте такую систему. Вкладывайте в свое производство, передайте нам готовый продукт. И они на это идут. В этом году США обещают помощь разнообразным оборудованием на сумму около 20 миллионов.

В Старом (поселок в Киевской области — прим. ред.) мы планируем развернуть международный центр профессиональной подготовки по трем направлениям. Там будет подготовка специалистов, которые будут выполнять правоохранительные функции, подготовка спецназовцев и подготовка миротворцев (которые смогут выполнять миротворческие задачи в разных местах планеты). Будет макет города, будут киллер-хаусы, будут макеты стандартных помещений, где можно отрабатывать алгоритмы действий на случай борьбы с терроризмом, охраны общественного порядка и тому подобное. Будет имитация боя, фиксация огневых поражений с двух сторон.

— И западные партнеры готовы это финансировать?

— Они будут приезжать и учиться здесь. И уже выразили готовность помогать нам в реализации этих планов.

Кроме системы подготовки, учебной базы, этих всех модулей и тренажеров, мы переходим совсем в другую плоскость в системе логистики. Мы делаем сегодня центры, которые будут отвечать за требования к качеству продукции, за прозрачность торгов. И в контексте логистики сегодня — это создание современных моделей военных городков, решение вопросов проживания личного состава.

На годовщине бригады быстрого реагирования, например, после того, как мы поздравили личный состав с праздником, начали с ребятами общаться. В 1-м батальоне уже более 600 человек. Бригада еще создается, а личный состав уже выполняет задачи в зоне АТО. Прямо сейчас 200 человек из этой бригады находятся в зоне АТО.

— На какой линии?

— И первая, и вторая, и третья.

— И первая тоже есть? Потому что вас обвиняли как раз в том, что боевая бригада не воюет, как ребятам обещали изначально.

— Есть, сегодня уже есть. Я о них вспомнил, потому что у нас для бригады быстрого реагирования нет ни спортзала, ни общаги. А где жить членам семей? Мы начали развивать инфраструктуру, которая будет давать возможность спокойно служить — их семьи и дети развиваются, а они сами в современных условиях занимаются и спортом, и боевой подготовкой… Это комплексные вопросы.

— Разве сегодня госбюджет сможет потянуть реализацию таких масштабных планов?

— В том-то и дело, что деньги, которые мы берем, используем очень прозрачно. Даже недоброжелатели не смогут нас упрекнуть, потому что мы исключили теневые схемы. По нашим подсчетам, для создания с нуля новой бригады (как та, что мы в Гостомеле сделали) нужно примерно от 4 до 5 миллиардов гривен. Бюджет НГУ на год составляет 9,6 миллиарда гривен. То есть половина финансирования. А мы с начала войны создали 5 новых бригад! Вот представьте — где брать деньги?

— Мне тоже интересно. И где вы брали деньги?

— Четыре бригады мы организовали на базе уже существующих военных формирований — где батальоны, где полки были. А это с нуля вообще. И поэтому, если нам не будут помогать, до полной готовности мы будем двигаться очень долго.

Мы сегодня используем любой потенциал помощи: иностранный, волонтерский, депутатов, просто граждан, которые имеют возможность и желание помочь. Есть такие системные подходы сегодня, которые помогают нам выживать. Вот говорят: «Сколько вы денег тратите на рекламу?» Вы видели, сколько плакатов везде развешаны? А мы ни копейки не потратили! Это все — помощь.

— Вы говорите, что к концу года структура Главного управления НГУ будет изменена. Насколько кардинально?

— Процентов на 70. Я уже говорил, что мы не копируем «натовские» стандарты управленческих структур — мы идем дальше и делаем больше. Потому что у них одни проблемы, у нас — другие.

Например, документооборот между структурными подразделениями должен происходить так: нажал кнопку — и получил необходимую информацию на каждого солдата в любой части военного формирования. У нас сегодня этого нет. У нас компьютеров даже не хватает!.. И я считаю, что создать новую структуру, задекларировать ее и ничего под это не дать — глупо как минимум!

А если я вам скажу, что у меня есть план на территории НГУ поставить здание — восемь этажей вверх и два — вниз, где разместить новый современный центр боевого управления с новой инфраструктурой? На строительство мне надо где-то 120 миллионов гривен, еще 80 — на «начинку». Пока их нет. Но мы делаем проекты. И когда нам предоставят средства — мы уже будем знать четко, на что их направить. Мы сегодня создаем автоматическую систему управления. Я думаю, что до декабря у меня новая современная бригада будет в отделении иметь планшеты — и будем видеть, где каждый солдат находится (в частности, на передовой).

Мы понемногу приходим к тому, что давно уже функционирует в странах НАТО. Но на это нужны время и деньги. Мы не сидим на месте.

— Какие еще новые направления, проекты, на которые не нужны такие средства?

— Сегодня в стране не отработана система психологической реабилитации. А синдром войны — штука сложная. И мы сегодня начали психотренинговый комплекс. То есть бойцы, которые идут на передовую, будут проходить диагностику. Потом, когда они возвращаются, с ними работают, их выводят из этого психического состояния, пытаются ресоциализировать… У нас есть полный план по созданию современного психотренингового комплекса.

— То есть речь идет о том, что наконец будет предоставляться централизованная психологическая помощь для участников АТО, которые возвращаются с фронта? Вы всех будете прогонять через этот центр?

— Да, мы будем делать это постепенно. И еще больше — будем делать выездные группы, которые будут выезжать непосредственно в воинские части и там работать. Для этих нужд закупаем в этом году два автобуса. А вы видели наши автобусы-столовые, кстати?

— Нет.

— Такого нигде больше нет. Представьте: несколько сотен людей стоят в центре города. Как их покормить? Куда им в туалет сходить? И мы делаем такие комплексы, что люди садятся, едят, уходят, сменяют друг друга… Не надо ни мусорить, не надо ходить с котелками. Мы эти вещи сегодня внедряем. Причем все продумано, мы тщательно изучаем аналогичный опыт в других странах, где-то что-то свое придумываем…

Кроме того, мы уже разработали образцы новой формы. Продумали все до мелочей. Включая новую символику и головные уборы — и фуражки, и зимние шапки. Нас пытались троллить в свое время за эти зимние шапки, что они какие-то не такие… (волонтер-инструктор из Израиля Цви Ариэли критиковал командование НГУ за закупку меховых зимних шапок вместо значительно более дешевых флисовых, — прим. ред.).

— И я понимаю, почему троллили. На меховую шапку каску не натянешь!

— Да нет… Скорее, причина в том, что в Израиле в такой шапке очень жарко… Когда ко мне приходила ваша коллега из другого издания, примерила ту шапку на себя. И президенту я показывал, что изготовлена она из натурального меха, а не невесть из чего, как об этом рассказывали критики. Потому что президент не верил, пока сам не увидел.

— Хорошо. А с каской что делать?

— А она спокойно одевается. Опускаешь «уши», завязываешь снизу — и спокойно надеваешь себе каску! Хотя, если уж на то пошло, под каску всегда, как правило, одевается подшлемник — зимой он еще и лицо от холода защитить может помочь. Но на эту шапку, повторюсь, каску можно надеть.

Вернемся к форме. Синего цвета форма предусмотрена для частей, которые охраняют консульства, представительства, занимаются охраной общественного порядка. Цвета оливы — для военных оперативных частей.

— А почему это важно сейчас? Я понимаю, почему важно менять во время войны систему управления, систему подготовки… Но изменение внешнего вида формы?..

— Знаете, что нас подтолкнуло к пониманию, что это правда необходимо? Двигаясь в направлении евроинтеграции, мы заметили, что там очень серьезно различают полицию и жандармерию. Последняя — это военизированное формирование, или, как у нас говорят, воинское формирование с правоохранительными функциями.

Общество зеленую военную форму воспринимает настороженно. Мы создали подразделение для несения службы по охране общественного порядка в горной местности. Как это делается в европейских странах? Жандармы Румынии, карабинеры Италии, жандармы Франции — они все присутствуют там, где люди на лыжах катаются, туризмом занимаются. И они там организовывают отдельные пункты — комендатуры. И кроме правоохранительных функций они еще оказывают помощь и спасают, если это нужно.

И когда мы пришли в Яремче, возле Буковели, вдруг выяснилось, что люди воспринимают нас в штыки. Говорят: «Что вы тут, ребята, делаете? Езжайте к себе в АТО!» Это один такой звоночек был.

А когда мы во время Евровидения проводили экспериментальное ношение новой формы — люди нас воспринимали совсем иначе. Они чувствуют, что в синей форме идет милиционер. Нет никакой внутренней настороженности.

Эта зеленая форма, которая есть в НГУ сейчас — это полевая форма. Мы все равно когда-то должны были бы перейти на новую униформу. Мы не говорим, что то, что здесь нарисовано (показывает толстый альбом с образцами новой формы), будет все и сразу. Понятно, что должно пройти время, мы должны доносить то, что носили раньше — мы же государственные деньги считаем. Цветовые гаммы подобраны, чтобы этот переходный период прошел не так больно. И вот с созданием новых подразделений эта синяя форма как раз будет лучшим сигналом для людей: это — новое формирование, созданное народом, которое предназначено не только для того, чтобы воевать, но и выполнять задачи внутри страны.

— Не жалеете, что в свое время согласились прийти сюда, в Нацгвардию?

— А вы знаете, когда меня спрашивают: «Ну как ты там?», я отвечаю, что сегодня с удовольствием иду на работу. Причина в том, что когда удается все, что мы начинаем командой, которая есть в Нацгвардии, я получаю огромное удовольствие…

— А что ваш опыт, ваши военные знания подсказывают вам относительно того, не грозит ли нам серьезная активизация боевых действий — вплоть до, возможно, полномасштабного вторжения? Насколько долго вообще, по-вашему, продлится война?

— Вы знаете, у меня такое внутреннее ощущение, что война продлится недолго.

— Как она может прекратиться? Благодаря чему?

— Или будут найдены действенные рычаги влияния на Путина, или его просто не станет. Знаю, нельзя никому желать смерти, но так действительно было бы лучше для всех.

Ибо вспомните Гитлера — народ принимал его на ура, а когда его не стало — и война закончилась, и Германия выбрала другой путь развития, превратившись в процветающую страну Европы. В Советском Союзе после периода сталинского террора, когда сам Сталин умер, началась «оттепель». И это — судьба всех тех «вождей»…

Россия также после краха СССР пережила свой период «оттепели» — во времена Ельцина. И есть надежда, что второго Путина там сейчас не будет.

Но это мое личное мнение и надежда. Как руководитель НГУ я могу сказать, что, независимо от правового режима, независимо от политических изменений в стране, Национальная гвардия будет развивать свой потенциал, повышать профессионализм и боеспособность, чтобы защищать безопасность и права своего народа, выполнять свои функции согласно законам Украины и как можно эффективнее противодействовать различным угрозам правопорядку.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261276 Юрий Аллеров


США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261270

«Экономическая гаррота» и ответ Кремля

Эксперты — о принятии Конгрессом США санкций против РФ за агрессию на Украине.

Мыкола Сирук, День, Украина

Похоже, что после принятия американским Конгрессом 27 июля закона об усилении санкций против России напряжение в отношениях между Вашингтоном и Москвой будет только расти. Свидетельством этого стала реакция российской власти на принятие данного закона, и в частности объявление президентом РФ Владимиром Путиным решения о том, что Россию должны оставить 755 дипломатов США.

Напомним, что российский раздел утвержденного Конгрессом США закона под названием H.R.3364 — Countering America's Adversaries Through Sanctions Act (Закон по противодействию соперникам США через санкции), имеет три основные цели. Первая — придать законодательную силу четырем указам президента Обамы, изданным в 2014 году и направленным против так называемых сепаратистов на Украине и тех, кто поддерживает их деятельность, чиновников Януковича и лиц из ближайшего окружения Путина. Эти распоряжения также ограничивают возможности привлечения американских инвестиций в финансовый сектор России, оборонные технологии и энергетику.

Вторая — расширить существующие санкции, обязывая президента, а не просто предоставляя ему право, вводить усиленные санкции, которые касаются ограничения привлечения займа для энергетического, финансового секторов, а также добычи нефти, возможности государственных российских предприятий привлекать финансирование через приватизацию или инвестирование на сумму от 10 миллионов долларов.

Третья — внедрить новые санкции, связанные с кибервмешательством и нарушениями прав человека со стороны Российской Федерации, а также санкции, связанные со значительной коррупцией в России.

Критерии для внесения изменений в санкции остаются практически неизменными и касаются урегулирования кризиса на Украине, как предусмотрено «Минскими договоренностями». Полномочия налагать санкции и определять перечень лиц, которые подпадают под санкции, остаются за президентом, а вот для внесения изменений к санкциям, а также для снятия санкций необходимо будет получить согласие Конгресса.

Закон четко определяет приоритеты внешней политики, которых должен придерживаться президент в отношении России, в частности:

• призывать правительство России вывести силы с территории Грузии, Украины и Молдавии;

• отдать контроль над границей этих территорий соответствующим правительствам;

• прекратить действия, которые наносят вред избранным правительствам этих стран и др.

Приоритетность поддержки энергетической безопасности Украины определена отдельным положением и содержит, среди прочего, пункты о поддержке реформ энергетического рынка, противостояния российскому проекту «Северный поток-2», продвижении энергетической безопасности Украины в сотрудничестве с европейскими странами.

Акцент делается также и на усилении сотрудничества с ЕС, в частности используя Фонд противодействия влиянию России с бюджетом в 250 млн долларов на 2018-2019 бюджетные годы.

Большинство экспертов одобрительно восприняли решение американского Конгресса усилить санкции против России. Правда, некоторые эксперты считают такое решение ошибочным. В частности, такого мнения придерживается директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований и профессор управления и дипломатической службы в Джорджтаунском университете, Вашингтон, Анжела Стент, которая написала статью под названием «Закон об американских санкциях является выигрышем для России».

Между тем министр экономики Германии Бригитта Циприс назвала законопроект США относительно санкций против России нарушением международного права. Довольно странным является такое заявление на фоне того, что Москва нарушила все возможные нормы международного права, аннексировав Крым, проводя агрессию на востоке Украины, не говоря о вмешательстве в другие страны.

«День» обратился к украинским, российским и американским экспертам с просьбой прокомментировать значение принятого Конгрессом закона и вопросом, как новые ограничительные меры могут повлиять на российский режим.

«Новые санкции увеличат потери»

Джон Гербст, глава Евразийского центра Дину Патричиу в Атлантическом Совете США, экс-посол США на Украине, Вашингтон:

— Закон о санкциях, принятый Конгрессом, — это серьезный удар по Кремлю. Поскольку Трамп стал вероятным кандидатом от Республиканской партии в конце весны 2016 года, то до начала работы в администрации Трампа Москва надеялась, что президент Трамп отменит санкции, установленные в конце 2014 года и регулярно возобновляемые с того времени. Трамп четко рассматривал это в первые недели своего пребывания в офисе.

Но вместо этого были приняты эти законы. МВФ отметил, что в 2015 году санкции стоили России 1-1,25% ВВП. Недавно Алексей Кудрин (экс-министр финансов, заместитель главы правительства РФ. — прим. авт.) отметил, что существующие санкции обойдутся России в 5% ВВП. Новые санкции увеличат потери России.

Что касается статьи «Закон об американских санкциях является выигрышем для России», Ангела Стент — известный специалист по России, чье мнение я уважаю. Но наши новые санкции усложнят жизнь Путина. Они являются важным шагом в укреплении политики США против ревизионистской Москвы.

«Американцы поняли важную вещь: Россию нужно останавливать»

Михаил Гончар, президент Центра глобалистики «Стратегия 21», Киев:

— Наиболее болезненный вариант, который предусматривают эти санкции, это удар по всем «игрушкам» Путина, прежде всего по «Северному потоку-2» и по второй нити «Турецкого потока», которая должна была идти на Европу. Поэтому такой санкционный шаг вызвал такую бурную реакцию в Москве, Берлине и Вене, в целом ряде стран, причастных к реализации этих потоков.

Что касается более широких аспектов новых санкций США, то новые ограничения касаются еще большего сокращения поставок новейших технологий и оборудования, а также объемов финансирования и инвестирования в проекты по расширению добычи энергоносителей в России. И теперь речь идет даже об ограничении финансирования, начиная с одного миллиона долларов. Следовательно, все перспективные проекты по добыче энергоносителей в России закрываются. Поэтому ситуация с внедрением санкций на перспективу бьет по попыткам России наращивать свой добывающий и соответственно экспортный потенциал.

И самое главное, что данный закон лишил президента возможности в одностороннем порядке пересмотреть режим санкций без согласия американского Конгресса. А это значит, что эти санкции будут иметь долгосрочный характер.

И важным моментом является то, что санкции могут быть пересмотрены только тогда, когда российские войска будут выведены с оккупированных территорий Украины, Грузии и Молдавии. Такой подход должен был бы быть в случае европейских санкций, где все сводится к Минским договоренностям.

Что касается заявлений европейцев о нарушении американцами международного права при внедрении таких санкций, реально у европейцев нет аргументов. Это манипуляции с их стороны, в частности со стороны немцев, австрийцев и французов, которым больше всего хочется протолкнуть выгодные, как они считают, для ЕС проекты с Россией, прежде всего «Северный поток-2». Поэтому они манипулируют международным правом.

Здесь нужно отметить следующее. Американцы, в противовес европейцам, поняли одну вещь: что Россию нужно останавливать. Санкции Запада, которые действуют на сегодня, в частности европейские, недостаточны и не останавливают Россию. А речь уже идет о кибервмешательстве, в частности вмешательстве в американские выборы, что лишний раз подтвердило настроенность США. А между тем европейцы продолжали придерживаться подхода: не важно, кто агрессор, а кто жертва, возможно, там и нет агрессии, поэтому нужно заставить обоих выполнять Минские договоренности. А поскольку санкции не работают, то они здесь ни к чему.

США как лидер западного мира стали действовать превентивно, чтобы все же заставить Россию пересмотреть свою экспансионистскую политику. И кстати, в декларации саммита G7 была отмечена необходимость усиления санкций против России. Поэтому США ничего не нарушили, а наоборот, в отличие от ЕС действовали в контексте договоренностей в рамках G7. Просто у американцев лопнуло терпение.

А тут проявляются отрицательные черты политической Европы. Когда несколько крупных европейских компаний плюс пророссийское лобби через свои национальные правительства практически трех основных стран-членов, Германии, Австрии и Франции, формируют решение европейских институтов непрямым образом, влияя на озвучивание тех или иных позиций, которые отображают не консенсусную позицию 28 стран, а тех стран, которые выступают за диалог, сотрудничество с Россией, смягчение санкций ради реализации вместе с российскими компаниями выгодных проектов.

Вот это как раз и должно было бы стать предметом рассмотрения Европейского парламента или расследований со стороны национальных компетентных органов, почему Европейская комиссия в случае российской агрессии долго и нудно анализировала ситуацию, а тут мгновенная реакция на американские санкции. Никто не занимался тем, куда исчез проект Nabucco, который был приоритетом номер один для Евросоюза и менеджером которого была австрийская компания, которая в настоящий момент активно поддерживает проект «Северный поток-2». Поэтому здесь есть много нюансов, и думаю, что Агентство национальной безопасности США со временем найдет необходимые файлы, которые покажут глубокую коррумпированность ряда европейских структур, а также на национальном уровне в ведущих странах-членах, насколько глубоко российская газовая коррупция въелась в тело европейской бюрократии и манипулирует ею.

«Россия не знает, как ответить на американский вызов»

Лилия Шевцова, российский публицист, Москва:

— Вначале давайте оценим, что означает еще не подписанный Трампом пакет американских санкций против России. Этот пакет фактически выбрасывает Россию из круга нормальных международных акторов прямо в гетто, включая Россию в список государств-изгоев наравне с Ираном и Северной Кореей. Да, пока это коллективная оценка роли России американским истеблишментом. Но ведь речь идет об отношении со стороны мирового лидера и локомотива международных отношений. И это отношение, несомненно, будет влиять и на позицию мирового сообщества. Кроме того, санкции ограничивают участие России в процессе глобализации, подводя Россию к исключению из мировой финансовой системы и отстраняя ее от глобальных рынков капиталов и технологий. Это мощнейший удар по российской экономике и будущему страны.

На этом фоне реакция президента Путина выглядит не просто невнятной, слабой и неадекватной. Подумаешь — Москва высылает 755 американских дипломатов и забирает арендованную посольством США дачу и склад(!)! Ну, неприятно и головная боль для американцев. Но это же несерьезно! Это укус комара, который слон и не почувствует! Кстати, советую тем, кто интересуется сюжетом, посмотреть интервью Путина ВГТРК и ведущему Соловьеву. Это увлекательная картинка. Путин выглядит удивительно растерянным, мрачным, несобранным и совершенно невразумительным. Но далеко не агрессивным, что можно было предположить. Ведь уже целую неделю остальные российские политики и комментаторы намеренно играли роль стаи бульдогов, которые были готовы разорвать Америку. Но не Путин… Нет… Он был воплощением миролюбия и умиротворенности. Да, он обвинил американцев в «хамстве». Только и всего. Он мягко предупреждал, что у России есть и «другие ответы». Но все им сказанное говорило о том, что таких ответов фактически нет. Если только Москва не собирается по своему обыкновению стрелять России «в ногу» и «бомбить Воронеж» своими ответками, которые будут направлены против своих же граждан. Так что вот вывод: Россия не знает, как ответить на американский вызов.

Это не означает, что Кремль не придумает очередной глупости, которая вызовет обратку Вашингтона и мир будет ввергнут в ситуацию нового ядерного противостояния. Но пока Кремль не хочет обострения. Пытается избежать его. Это очевидно. Сам Путин понимает, что обострение приведет к тому, что Россия лишится важнейшего ресурса выживания — за счет Запада.

Что дальше? События разворачиваются, как в фильмах Хичкока. Состояние неотвратимой угрозы продолжает довлеть над международной ситуацией. Но на этот раз ее источником является не только Москва. Но и президент Трамп, который раскачивает мировой порядок, подрывая международное лидерство Америки. А мир без лидерства начинает скатываться к хаосу…

Влияние санкций на Россию? Самое катастрофическое. Они способны разрушить не только российскую энергетику, но и подрывают другие отрасли, которые нуждаются в технологиях и средствах, обрезают источники международного финансирования. Словом, санкции становятся, как я это называю, «экономической гарротой», которая способна медленно, но неотвратимо душить российскую экономику… И Кремль это прекрасно понимает.

Могут ли санкции стать подарком для Путина? Каким подарком? Дать ему повод для антиамериканской истерии? Но он может ее спровоцировать при помощи телевидения и без санкций. Хотя сейчас народ не очень податлив на такого рода истерию — граждан волнует, что у них там в холодильнике. Так, что не вижу, что Кремль может реально увидеть в санкциях что-либо для себя позитивное.

Заставят ли санкции Кремль уйти из Донбасса? Ну, говорить об этом слишком рано. Сейчас Москва пока пытается понять, что они означают. В какой степени Европа сможет или не сможет помочь России не оказаться в гетто. В какой степени санкции будут реально осуществляться, а не манкироваться. Пока не вижу поводов для серьезного пересмотра Москвой своей политики в отношении Украины. А эта политика такова: делать все возможное, чтобы сохранять Украину в сфере своих «интересов». Либо, по крайней мере, осложнять Украине укрепление собственной государственности.

США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261270


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261268 Роман Цимбалюк

Русские своих не бросают? Это выдумка

Александр Подобрий, Обозреватель, Украина

Роман Цимбалюк фактически остается последним аккредитованным корреспондентом украинских СМИ в России. На родине он стал всеобщим любимцем после того, как пришел на пресс-конференцию к Владимиру Путину в реглане с надписью «Укроп» и задал тому неудобный вопрос о войсках РФ на Донбассе. Кроме того, журналист делает острые заявления о российской политике в эфире Кремль ТВ и постоянно освещает процессы над арестованными в России украинцами.

О шансах на освобождение заложников Кремля, самой эпичной стычке с адептами «русского мира», внутреннем противоречии из-за участия в кремлевских ток-шоу и единственном вопросе к Путину, о новом «украинском» веянии внутри московской тусовки, шансах освободить Донбасс в ближайшие годы и преступном заблуждении касательно России читайте в интервью «Обозревателя» с журналистом Романом Цимбалюком.

«Обозреватель»: В январе в одном из интервью ты сказал, что в деле с освобождением украинских политзаключенных в РФ все идет к их осуждению, а после этого возможно и освобождение. По твоим ощущениям за эти полгода цель стала ближе или процесс стоит на месте?

Роман Цимбалюк: По-моему, ничего не изменилось. Ситуация сложилась таким образом, что обмен украинских пленников возможен только под политические уступки. Но все прекрасно понимают, что Украина на это не пойдет, а таких примеров очень много в мировой истории. Тот же израильский солдат Гилад Шалит, которого обменяли на полторы тысячи человек. Но если бы тогда Израилю выдвинули политические условия, то они бы на это никогда не пошли.

Эта ситуация тянется уже так долго… Если честно, то я не вижу на сегодняшний день, когда она может завершиться. Наверное, все будет зависеть от эффективности украинских спецслужб, которые должны сделать так, чтобы наших было, на кого менять.

— Недавно общались с Марком Фейгиным (адвокат украинца Романа Сущенко — прим. ред.). По его мнению, с захватом Агеева появился реальный шанс вытащить его подзащитного и других узников. Как думаешь, контрактник Агеев сильно нужен Кремлю?

— Так в этом самая главная проблема. У нас список пленников Кремля всегда на слуху. Об этом говорят все — от президента до экспертов. В украинском обществе есть запрос, чтобы вернуть своих, а в России все иначе. Про Агеева по телевизору совсем не говорят. То есть это такой «маркетинг» Кремля. Этим они как бы говорят, что «он не наш», поэтому и запроса в российском обществе на обмен Агеева совсем нет.

Так что с точки зрения обмена ценность одного украинского гражданина выше, чем российского. Но при этом каждый российский военнослужащий прекрасно понимает, что родина его бросит. А история о том, что русские своих не бросают — это просто красивое словосочетание и выдумка.

— Но Савченко Украине вытащить удалось даже без политических уступок. Думаешь, что Кремль больше на это не пойдет?

— В тот раз получилось так, что за счет публикаций в той же «Новой газете» вопрос освобождения ГРУшников удалось вынести в российский дискурс. Общество начало посылать запрос власти, желать освобождения российских военных из плена Украины. Так их и заставили реагировать.

— После Савченко ни один процесс широко не освещался. Информации поступает очень мало. Российская верхушка сделала выводы?

— Возможно. Но я хочу тебе сказать, что на Украине тоже ситуация немножечко изменилась.

— Что ты имеешь в виду?

— Например, моя главная претензия к Савченко, которую я видел и в Москве, и в Воронеже, и в Донецком суде (Ростовской области — прим. ред.) в том, что из-за всей этой ее риторики политические партии уже стараются как бы дистанцироваться от темы пленных. А из-за этого она уходит с повестки. Здесь мне досадно. Даже ее адвокаты говорят, что она навредила процессу обмена.

Но в то же время задача любого государства вернуть всех, кто в плену, домой. А демократическое государство тем и отличается от тоталитарного, что когда тебя вернули, то ты можешь говорить все, что хочешь. Когда будут выборы, то оценку действий и слов Савченко даст избиратель. Я на это надеюсь.

— «Википедия» пишет, что ты получил аккредитацию в России в начале войны против Украины. Мне сейчас кажется или ты в Москве гораздо дольше?

— Нет, нет. Я настолько давно туда приехал, что даже страшно иногда… (задумчиво). Я приехал в Москву в качестве корреспондента агентства УНИАН 14 сентября 2008 года. На моих глазах прошло изменение отношений двух стран. Самое странное и смешное, что рассвет и пик взаимной торговли, кооперации и всякого такого пришелся на период президентства Ющенко, которого так критиковали в России, называли русофобом и другими словами.

— Хочешь сказать, что даже при Януковиче такого не было?

— Нет, я имею в виду, что когда пришел Янукович, то российское государство начало меняться. Оно уже не хотело что-то делать вместе: там желали подчинения, восстановления «исторической справедливости» и так далее.

— Ты еще не устал от России? Мысли в стиле «Все достало, хочу обратно на Украину» посещают?

— Ну, слушай, я к этому отношусь в первую очередь как к работе. Есть редакционная задача, которую я выполняю. А вот то, что может быть слишком долго… Мысль такая посещает, и чем дальше, тем чаще. Но работать там интересно. Вряд ли кто-то оспорит факт того, что действия Москвы сейчас важны для нашего государства. К сожалению, на данный момент только с точки зрения войны и мира.

— Все ждал случая спросить об этой совершенно замечательной истории с твоим походом на пресс-конференцию к Путину в свитере (с надписью) «Укроп». И вот вспомнил, что в мае на пресс-конференции у Порошенко возник скандал, потому что ребят сначала не хотели пускать в футболках «Кто убил Павла?». Неужели в России на таких мероприятиях менее жесткий «фейс-контроль«?

— Понимаешь, это был 2014 год. Может смешно звучать, но в России тогда реально не понимали, что такое «Укроп». Это уже позже тему раскрутили, что это значит «украинское сопротивление». А тогда пришел себе человек в свитере и пришел, у меня еще шарф сверху висел, который все закрывает. Они меня только просветили на вопрос безопасности и все.

Насколько я сейчас вспоминаю, то эту надпись все рассмотрели, когда я уже был в зале. Но что сделаешь? Вытаскивать меня оттуда? Да и я не думаю, что из-за этого случая Путин потерял что-то в глазах российского избирателя. Но с другой стороны, мне кажется, россияне поняли, что никто им Украину сдавать не намерен. Или, по крайней мере, я бы хотел, чтобы они так думали.

— Недавно интернет взорвало видео, на котором ты «макаешь» пропагандистов в эфире одного из российских ток-шоу. У тебя не возникает внутреннего противоречия, когда ты соглашаешься участвовать в таких передачах?

— У меня до сих пор нет однозначной позиции — нужно это или нет. Внутреннее противоречие есть, но как бы там ни было — это смотрят. Знаешь, во-первых, я не могу этим часто заниматься, потому что у меня есть своя работа. И это слава Богу. А во-вторых, когда кто-то это все отсматривает, потом вырезает оттуда минутный фрагмент, и видео набирает сотни тысяч просмотров на YouTube, то я понимаю, что людей с таким мнением, как у меня, много.

Я не собираюсь переубеждать эти 86%, которые молятся на Путина, но ведь в России есть и другие люди. А еще есть население на оккупированных территориях Украины. Эти люди должны знать, что о них помнят, не боятся говорить об этом в том числе и на российском ТВ.

Хотя я не чувствую себя суперполемистом. Иногда на таких мероприятиях я чувствую себя так, будто бы меня нечистотами облили. А иногда наоборот получается сказать, что хотел, а тот, кто разделяет твое мнение, тебя слышит.

— За годы работы в России у тебя наверняка накопилось масса историй о столкновениях с ватниками. Расскажи о самом эпичном случае.

— Сейчас этого уже меньше, но в 2014-2015 годах я неоднократно попадал в ситуации, когда нас хотели убить или избить только из-за того, что мы украинские журналисты. Ты смотришь на человека и видишь, как у него глаза застилает пеленой и он становится просто неадекватным. Но у нас тактика всегда одинаковая — уйти от конфликта. Потому что даже если ты столкнулся с полными отморозками, то драться — это не журналистское дело.

А однажды нас чуть не убили. Это был 2015 год. В Москве собрали гигантский митинг, который они назвали «Антимайдан». Согнали туда со всех соседних областей студентов. Соответственно, на такое мероприятие пришла куча дебилов, которые слушали российское телевидение. Мы оттуда в прямом смысле спасались бегством. Хотя, может, пару синяков и получили, когда кто-то ударил сзади. Это был один из немногих случаев, когда я реально испугался. Просто понимал, что они — разъяренная толпа, договориться не удастся. Не знаю, может, надо было достать портрет Путина из рюкзака, но его не было (со смехом).

— Вопросов к Путину всегда вагон. Сложно выбрать один, который задашь ему на пресс-конференции?

— А по факту вопрос один — война и только война. Я на сегодняшний день не вижу ни одной другой темы, которая важна для украинского общества. Ну согласись. Что нам еще от россиян важно? Важно, чтобы они покинули территорию Украины, потому что, если этого не произойдет, то никакой дальнейшей дискуссии о мирном урегулировании конфликта не будет.

Наверное, России здорово рассказывать про «единый народ», но украинцу очень сложно серьезно относиться к таким заявлениям, когда страна-агрессор стреляет в наших солдат. Вчера восемь человек погибло (разговор состоялся 21 июля. — Ред.). Восемь! Это как? Мы один народ? Нет, вы — российские оккупанты. А когда тебе эти фразы забрасывают про один народ, то имей в виду, что тебя сейчас будут убивать или грабить.

— Когда мы встретились и шли сюда по Крещатику, ты сказал, что скоро против украинских чиновников начнут вводить санкции на Западе. Разъясни, пожалуйста.

— В ситуации, в которой мы находимся сейчас, по моему убеждению, Майдан не вариант. Если не будет верховного главнокомандующего, вне зависимости от его фамилии, который отдаст приказ стрелять по наступающим оккупантам, можно потерять все государство.

Но в украинском обществе ведь есть запрос на наказание для коррупционеров. Западная коалиция тоже нас поддерживает, потому что там хотят, чтобы их помощь была направлена на правильные вещи. И мысль моя в том, что, если коррупционеров нельзя бросать в Днепр с каменюкой на ногах, то на определенном этапе странам Запада придется изменить подход и начать вводить против них такие же санкции, как и против коллаборантов или российских оккупантов.

— Так ведь те, кто попадет под санкции, обязательно поднимут вой о политической составляющей этих самых санкций. На Западе относятся к таким вещам очень трепетно.

— Я тебе скажу, что на любое действие будет миллион комментариев. Но это не значит, что мы не должны менять свое государство. Если мы говорим о развитии нашей страны, то, как по мне, хороши любые средства. Ну, кроме каких-то тоталитарных, которые ущемляют права простого гражданина.

Так вот, насчет наших коррупционеров. На Украине на это внимания не обратили, но в начале года Путин заехал в Генпрокуратуру РФ и закручено так заявил о том, что «американцы создали в некоторых странах Восточной Европы антикоррупционные органы, чтобы влиять на внутреннюю политику государств, а мы, русские, на это никогда не пойдем».

О чем это говорит? Если президент РФ размышляет о наших антикоррупционных органах, то он понимает, что рано или поздно общественный запрос приведет к власти в этой стране кристально честных людей. У них будет одна цель: войти в историю Украины так, чтобы о них писали в учебниках истории золотыми буквами. Для этих людей воровать у украинского солдата, который тебя защищает, будет недопустимо с точки зрения морали. Конечно же, Путину легче договариваться с людьми, которых можно прогнуть под себя за миллион или миллиард, а они потом сдадут все.

— Ты знаешь россиян лучше, чем я. Может ли случиться так, что в будущем Украина станет для них примером, который подтолкнет их начать менять к лучшему собственную страну?

— Я думаю, что нет. Там общество живет в своей информационной повестке. Кстати, очень важно, что несмотря на русский язык нашего информационного пространства, они практически не пересекаются, и на них это не повлияет. Но будет следующее изменение… Да оно уже произошло.

Они и сейчас там рассказывают про «украинский-жидо-бандеровский фашизм», но желающих «освобождать» Украину стало намного меньше, потому что все прекрасно знают, что их здесь ждет. И это колоссальное изменение. Я вообще считаю, что, если россияне хотят ненавидеть Украину, то пожалуйста. Могут хоть флаги сжигать украинские у себя в квартирах.

— Только пусть сюда не лезут.

— Да, только не лезь. Если ты перешел границу с автоматом, то тогда извини. Мне все равно, кто ты: кадровый военный, чокнутый российский фашист или просто бандит. Какая нам разница? У себя внутри разбирайтесь, кто вы с точки зрения юридического статуса. Поэтому, понимаешь, уже сейчас в этой тусовке появилась такая мысль: «Да, там на Украине все плохо, но давайте мы ее будем ненавидеть отсюда, прямо из Москвы». А я им говорю: «Слушайте, ребята, вы молодцы! Так и надо. Если будет совсем плохо, то вон посольство Украины. Можете брать яйца и бросать».

Но говорить о каком-то начале мирного процесса можно будет только после того, когда российский телевизор откажется от формулировок «братские народы». Говорить о мире можно будет, когда каждому тугодуму, принимающему решения, станет ясно, что Украина — это отдельная страна. Чествуют у нас Бандеру или нет — это наше дело, наши герои или не герои. Тем более, что все знают о том, как неоднозначна эта тема для нашего общества. Но это наша история, и это не дает никому никакого права приходить сюда с автоматом.

— Да, но дело не только в России. Например, недавно в Польше заявили, что Украина с Бандерой в Евросоюз не войдет. Что думаешь о таких заявлениях наших, вроде как, союзников?

— Слушай, наши СМИ не проводят анализ политической ситуации в Польше. Там сегодня тоже идет дискурс. Но, во-первых, так будет не всегда. Во-вторых, на ближайших выборах ситуация может измениться. В-третьих, что очень важно, поляки уже поднимают вопрос о членстве Украины в Евросоюзе. Да, при этом они нам выдвигают условия, потому что мы для них конкуренты, а когда представитель Украины будет сидеть за большим круглым столом, то расклад сил изменится. Но этого следует подождать.

— Многие украинские и российские блогеры, эксперты, политики любят давать прогнозы в стиле: «Россия вот-вот развалится. Еще немного подождите, и вот тогда начнется». Ты, живя там, видишь признаки того, что наши соседи загибаются? Или это все полнейшая ерунда?

— Это не просто ерунда. Как по мне, это преступное заблуждение, потому что запас мощности и силы российского государства колоссален! И это надо учитывать в ситуации, когда мы с этой страной фактически воюем, потому что те кто говорят: «Подождите-подождите, она скоро распадется», вводят в заблуждение как себя, так и других. Свою политику нужно строить исключительно из того, что рядом с нами сильное в военном плане и беспощадное государство, являющееся нашим врагом.

— «Стену» на границе строить нужно?

— Нужно принимать комплексные меры безопасности, которые не ограничиваются «стеной». Ее можно пощупать руками, «стена» создает иллюзию безопасности, но ракеты она не остановит. Поэтому к вопросу нужно подходить комплексно. Это касается не только военно-спецслужбистских мер. Также нельзя воровать государственные деньги, потому что из них потом строится «стена» в глобальном смысле этого слова.

— Одна из любимых тем наших политиков — введение виз с Россией. Думаю, что осенью она опять всплывет. Некоторые депутаты говорили мне, что рубить с плеча опасно. Другие же считают, что давно пора. На твой взгляд, введение визового режима может нас как-то приблизить к победе в войне с Россией?

— Я на сегодняшний день не вижу, как введение виз усилит безопасность нашего государства. Поэтому, мне кажется, дискуссия дальнейшая неуместна. Те из россиян, кто поедет на Украину на танках — тем будет плевать на визовый режим. А просто нежелательные элементы могут фильтровать наши правоохранительные органы, если они работают.

Что это даст? Получим только взаимные меры, сократим ценность украинского паспорта по количеству стран с безвизовым въездом. Мне кажется — это недальновидно.

— Глобально есть две точки зрения на продолжительность конфликта на Украине. Первая — это год-два и война закончится. Второй — эта проблема наша на десятилетия. Ты какой точки зрения придерживаешься?

— Я ближе ко второму варианту.

— Почему?

— Я объясню. Мне бы очень хотелось, чтобы война закончилась как можно скорее. Но политика РФ такова, что захваченную военным путем территорию они отдавать не намерены. И всячески это демонстрируют как в Крыму, так и на Донбассе.

В нашем случае, по моему мнению, тактика должна быть следующей. У Украины должно быть две национальные идеи. Первая — это развитие страны, экономического потенциала, от которого пойдет армия, спецслужбы, безопасность, комфорт и счастье для каждого в этой стране. Вторая — освобождение оккупированных территорий. Работать государство должно именно на это.

Когда это произойдет? Мне сложно сказать. Любой силовой способ приведет к боевому столкновению с воинскими частями РФ, которые стоят за «поребриком». Не просто же так они развернули там столько новых дивизий, бригад и полков. Это же все для нас, а не для НАТО. Я иногда читаю о том, что у нас уже есть суперармия, поэтому давайте пойдем бомбить Воронеж. Но мне кажется, что это не выход из ситуации.

Так что я думаю, что это все надолго. Но, как ни странно, с точки зрения украинского государственного строительства, это пойдет на пользу. Эта независимость будет завоевана в прямом смысле этого слова. Но есть глобальный уровень, а есть еще мама, которая потеряла сына, и как это совместить в одной голове, я не знаю. Поэтому цена украинскому госстроительству будет колоссальна.

— Ты же понимаешь, что ни одна мама такую цену платить не желает?

— Видишь, ситуация такова, что если ты не защищаешь страну там, где ты ее защищаешь, то делать это придется у себя дома. Поэтому нужно сделать так, чтобы у украинских военных было все для того, чтобы защитить нас и себя. Мне кажется, это основная задача нашего государства и общества.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261268 Роман Цимбалюк


Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин

Нелегальные турбины Siemens в Крыму

Павел Климкин, Die Welt, Германия

Сегодня уже не может быть сомнений в том, что поставленные немецкой фирмой Siemens в Россию газовые турбины должны быть установлены на аннексированном полуострове Крым в нарушение экономических санкций ЕС. Это вызывает глубокое разочарование и дает повод для возмущения.

В течение трех лет после аннексии Крыма Украина на всех международных форумах постоянно высказывала озабоченность по поводу того, что санкции, объявленные из-за российской агрессии против Украины, не соблюдаются некоторыми крупными фирмами.

Эти опасения высказывались во время многочисленных бесед на самом высоком уровне — однако, как выясняется сегодня, они не были услышаны. Тем тяжелее нарушение доверия, связанное с делом концерна Siemens.

Творчески обходить санкции

Творчество, с которым здесь ищут пути обхода санкционных предписаний, заставляет задуматься. Так, например, поставленные концерном Siemens турбины были переведены в разряд российских продуктов, чтобы несмотря на запрет, поставить их в Крым. Слишком сильно здесь стремление к наживе и слишком мало морали.

Сегодня никто не умеет вести игру с пустыми политическими обещаниями более виртуозно, чем Кремль. Одновременно из Москвы все громче слышно требование, что следует перейти к «business as usual» в духе реальной политики.

Считается, что надо, мол, думать о результате в соответствии с лозунгом некоторых современных макьявеллистов: «цель оправдывает средства». Однако при этом они отбрасывают тот факт, что великий флорентийский мастер теории власти и сам иногда — и даже в его всемирно известном трактате «Государь» — пытался объединить политику и мораль.

В турбулентной современности войны теневые сделки рано или поздно становятся политикой. И как тогда можно в такие времена обуздать нарушителя мира? Рецепт успеха очевиден.

Снимите розовые очки

Следует с самого начала подстраховать себя с помощью строгих правил и обязательств, сразу досконально изучить подозрительные случаи, сразу наказать за нарушения права и принять меры, чтобы не использовались слабые места. Наступило самое время, чтобы снять розовые очки и посмотреть реальности в глаза: крымский вопрос и есть такое слабое место в мировой дипломатии.

Концерн Siemens столкнулся теперь с обвинениями в том, что он обошел обязательства по санкциям. Для Москвы, напротив, нет ничего нового в том, чтобы оказаться нарушителем договоренностей. В трехлетней борьбе за реализацию Минских соглашений Украина и ее западные партнеры по Нормандскому формату вынуждены были с горечью следить за тем, что означает реальная политика «по-русски».

Однако высокая бризантность дела концерна Siemens приводит теперь к тому, что под вопросом оказываются вообще все дальнейшие зарубежные инвестиции в российскую экономику. Афера с турбинами — это не недоразумение, а ошибка. Она равносильна тяжелому нарушению санкций.

Пересчитайте свои пальцы

Безусловно, теперь это в первую очередь обязанность концерна Siemens — юридически разобраться с этим примечательным происшествием, незамедлительно и полностью проверить обстоятельства этой противоправной поставки турбин в Крым и отменить их.

Однако этот случай стал проверкой всей санкционной политики в отношении России. И здесь Украина вместе с правительством ФРГ и европейскими институтами сделает все для того, чтобы эта потеря доверия со всеми ее серьезными последствиями превратилась бы в общее последовательное отношение мирового сообщества к вопросу об аннексии Крыма.

Ибо это дело касается действительно всех нас. Мы должны знать всю правду о сделке Siemens. Однако пока есть один совет для Siemens и других фирм, которые идут на сделки с российскими государственными предприятиями: после того, как вам пожали руку, пересчитайте ваши пальцы.

Автор является министром иностранных дел Украины.

Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин


Канада. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ukragroconsult.com, 1 августа 2017 > № 2260563 Наталья Микольская

В Канаде знают Украину и ее продукты – Микольская

Украина продолжает искать новые рынки сбыта своих товаров. В том числе и канадский.

За последние пять лет Украина сменила главного торгового партнера. Теперь это Евросоюз, экспорт товаров в который вернулся на довоенный уровень и продолжает расти.

И вот уже сегодня, 1 августа 2017 года, вступило в силу Соглашение о свободной торговле между Украиной и Канадой.

О том, что даст новое соглашение для Украины, какие еще новые рынки откроются для украинских товаров и с какими странами планируется подписать аналогичные договоры в интервью НВ Бизнес рассказала заместитель министра экономического развития и торговли, а также торговый представитель Украины Наталья Микольская.

- Какие возможности открываются перед украинским бизнесом со вступлением в силу Соглашения о свободной торговле с Канадой? Почему Канада - интересный рынок для украинского экспорта?

- Важно начать с обзора рынка Канады. Канада входит в топ-20 рынков в фокусе в экспортной стратегии Украины. Почему?

Прежде всего, Канада является одним из крупнейших импортеров (импорт составляет более $400 млрд ежегодно).

Во-вторых, по оценке экспертов International Trade Centre, Канада входит в топ-10 стран, с которым "недоторговывает" Украина. Потенциал увеличения нашего экспорта составляет около $40 млн.

Это соглашение также предусматривает более прозрачные условия торговли, в частности, вводя принцип самодекларирования

Канада - это большой рынок и страна со стабильной политической и экономической системами, высоким уровнем дохода, а также диверсификации потребительских вкусов и предпочтений.

Это страна, в которой знают Украину и ее продукты, потому что 1,3 млн украинцев живут в Канаде. А еще там Премьер Министр Джастин Трюдо (улыбается).

Поэтому возможностей для украинских производителей-экспортеров множество.

- Какие возможности открываются перед украинским бизнесом со вступлением в силу Соглашения о свободной торговле с Канадой?

- Прежде всего, соглашение предусматривает отмену ввозных пошлин на украинские товары.

Ставка 0 будет действовать для 98% товаров украинского происхождения. Например сейчас, до момента вступления в силу Соглашения, действуют ставки ввозной пошлины: готовая одежда - 17,2%, обувь - 9,7%, продукция транспортного машиностроения - 5,6%, овощи и фрукты - 3,8%, продукция химической промышленности - 4,5%. И уже с момента вступления в силу Соглашения эти и другие группы товаров будут свободными от пошлины.

Важно, что преференции будут действовать для товаров, полностью происходящих из Украины, а также товаров, полученных с использованием сырья и материалов, происходящих из третьих стран в соответствии с требованиями Соглашения.

Соглашение также предусматривает более прозрачные условия торговли, в частности, вводя принцип самодекларирования.

Кроме того, украинский бизнес получает преференциальный доступ к участию в процедурах государственных закупок на уровне центральных правительств обоих государств.

По экспертной оценке соглашение также будет иметь положительный эффект для малого и среднего бизнеса.

К секторам, имеющим потенциал для наибольшего роста, отнесены некоторые товары пищевой промышленности, в частности, переработанные овощи и фрукты, замороженные продукты, шоколад и кондитерские изделия, мебель, отдельная продукция машиностроения (насосы и компрессоры, оборудование для пищевой переработки, одежда и обувь). То есть соглашение создает новые возможности для украинского бизнеса.

Хотя соглашение прямо не касается привлечения инвестиций, по нашим и экспертным оценкам, мы ожидаем увеличения инвестиций из Канады в Украине, а также инвестиций из других стран для размещения перерабатывающих производств для экспорта в Канаду и ЕС.

Та же ситуация с экспортом услуг, в частности, в сфере информационно-коммуникационных технологий.

Активная работа Министерства и Офиса по продвижению экспорта с канадским бизнесом, начавшаяся в июле прошлого года с проведения бизнес-форума и В2В встреч, и дальнейшие торговые миссии и другие мероприятия эти оценки подтверждают на практике.

Поэтому, я призываю бизнес обратить внимание на работу Офиса по продвижению экспорта и специально начатого проекта технической помощи CUTIS Project (Canada-Ukraine Trade and Investment Support Project).

- Какие товары мы больше экспортируем в Канаду?

- За 5 месяцев этого года экспорт товаров в Канаду составил $19,5 млн и вырос на 73,4% (на $8,3 млн) по сравнению с 5 месяцами 2016 года.

Наш экспорт в Канаду - это продукция машиностроения и металлургии, сельского хозяйства и пищевой промышленности, химической и легкой промышленности, древесина и бумажная масса, минеральные продукты.

Очень интересная динамика - за последние 5 месяцев увеличился, в частности, экспорт товаров. У нас растет экспорт товаров с добавленной стоимостью. Увеличились также поставки компьютерного оборудования, керамической плитки, спортивного снаряжения, стеклянной и пластиковой тары, лодок, меда, масла подсолнечного, например, экспорт продуктов переработки овощей (консервы и соки) вырос с $83 тыс. до $2,5 млн.

Сейчас продолжаются активные переговоры по заключению соглашений о свободной торговле с Турцией и Израилем

На рынок Канады начали поступать такие новые товары: снегоходы, приборы сигнализации, двигатели турбореактивные, машины для обработки бобовых культур.

Именно будущее Соглашение призвано стать действенным инструментом для создания новых возможностей для украинского бизнеса на рынке Канады и способствовать существенному наращиванию объема украинского экспорта товаров страны.

Также не следует забывать об экспорте услуг из Украины в Канаду. Так экспорт услуг из Украины в Канаду за 1 кв. 2017 составил $18 млн.

- Какие новые рынки открываются для украинских товаров, кроме канадского рынка?

- Например, две недели назад ЕС утвердил предоставление Украине дополнительного беспошлинного доступа для обуви, медных и алюминиевых изделий, жидкокристаллических экранов. Дополнительные квоты предоставлены для экспорта меда, обработанных томатов, пшеницы, овса, кукурузы, ячменной крупы и муки.

Также бизнесу важно знать, что Украиной заключено 16 соглашений о свободной торговле, которые охватывают 45 страны мира. Так, кроме стран ЕС мы имеем режим свободной торговли с Норвегией, Швейцарией, Грузией, Македонией и Черногорией, а также соглашение в рамках СНГ.

Кроме того, украинские экспортеры отдельных видов товаров могут беспошлинно ввозить их в Японию, Турцию, США, Канады и ЕС в рамках Генерализированной системы преференций.

- С какими еще странами запланировано подписание соглашений о свободной торговле в ближайшее время?

- Продолжаются активные переговоры по заключению соглашений о свободной торговле с Турцией и Израилем.

Так в прошлую пятницу (28 июля) как раз завершился шестой раунд переговоров по заключению Соглашения о свободной торговле между Украиной и Израилем. Этот раунд приблизил нас на один шаг к заключению соглашения о свободной торговле.

Важно, чтобы соглашения о свободной торговле создавали новые возможности для украинских экспортеров. Поэтому, необходимо обеспечить беспошлинный доступ как можно большего количества сельскохозяйственных и промышленных товаров на экспортные рынки. Несмотря на это, наша позиция формируется с учетом результатов консультаций с промышленными и бизнес-ассоциациями.

Канада. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ukragroconsult.com, 1 августа 2017 > № 2260563 Наталья Микольская


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 31 июля 2017 > № 2264542 Максим Мартынюк

Первый заместитель министра аграрной политики: "Фактически, ничего не изменилось. Мы, как работали над внедрением рынка земли, так и работаем"

Эксклюзивное интервью первого заместителя министра аграрной политики и продовольствия Украины Максима Мартынюка агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Недавно Международный валютный фонд заявил, что земельная реформа не является одним из ключевых условий для получения Украиной очередного транша. Означает ли это, что процесс запуска рынка земли будет приостановлен?

Ответ: Мне сложно комментировать заявление Международного валютного фонда, поскольку я не являюсь участником переговоров с МВФ относительно предоставления Украине финансирования. Я могу говорить только о том, что видел и слышал лично. Я слышал от главы миссии МВФ в Украине Рона Ван Родена, что земельная реформа остается в приоритете Фонда. Они хотели бы видеть ее начало и ее успешное завершение.

Практически тоже самое говорила директор Мирового банка по делам Белоруссии, Молдовы и Украины Сату Кахконен.

Поэтому я точно могу сказать, что МВФ не снимает требование провести земельную реформу и ждет от нас решения этой проблемы.

Но вопрос переходит в другую плоскость: зависит ли выделение Украине очередного транша МВФ от реформирования земельных отношений? Могу высказать предположение, что по крайней мере, завершение четвертого пересмотра программы EFF в прямой зависимости от снятия моратория на продажу земли не находится.

В заявлении представителя МВФ речь шла о том, что земельная реформа требует более длительных дискуссий и может быть смещена на конец года. Но мы и так планировали снять мораторий на куплю-продажу земли в начале следующего года. То есть, фактически, ничего не изменилось. Мы, как работали над внедрением рынка земли, так и работаем.

Вопрос: На какой стадии находится разработка законопроекта об обороте сельскохозяйственных земель?

Ответ: На завершающей.

Вопрос: Когда можно ожидать внесения документа в парламент?

Ответ: Скорее всего, в сентябре.

Вопрос: Не могли бы Вы озвучить основные его нормы?

Ответ: Базовые параметры следующие. Покупателями земли являются исключительно граждане Украины. Максимальный размер участка в одних руках – 200 гектар. Рынок земли должен стимулировать развитие фермерства и опосредованно – поддержать сельские территории.

Вопрос: То есть покупать и продавать землю смогут только физлица?

Ответ: Сейчас обсуждается возможность предоставления права покупки сельскохозяйственной земли юридическим лицам. Но это будет не больше 1 тыс. гектаров "в одни руки" и к потенциальному покупателю будут выдвигаться достаточно жесткие квалификационные требования. Например, предприятие должно вести сельскохозяйственную деятельность минимум последние три года. Кроме того, в его учредителях не должно быть нерезидентов Украины.

Изначально продажа земли юрлицам не планировалась. Эта норма появилась в ходе широких дискуссий с аграрными ассоциациями.

Вопрос: На сколько активной, по Вашим оценкам, будет купля-продажа земли в первый год работы рынка?

Ответ: Социологические исследования показывают, что в первый год работы земельного рынка активно выкупать землю будут те арендаторы, которые обрабатывают до 1 тысячи гектаров. Это будет самая активная прослойка покупателей.

А продавцами станут преимущественно те люди, которые унаследовали свои участки и живут не в сельской местности, и которые по ряду причин не могут или не хотят обрабатывать их. Для них земля – не актив, а иногда даже проблема.

По какой цене продавцы первой волны смогут реализовать участки?

На старте цена за гектар земли будет отталкиваться от расценок "черного рынка", которые относительно не далеко ушли от нормативной денежной оценки. Это от $1 тыс. до $2 тыс. При этом опыт стран Восточной Европы показывает, что цена будет иметь постоянную тенденцию к росту – не слишком существенную в первый год, но все более усиливающуюся в последующие.

Вопрос: Какие факторы будут определять цену на землю?

Ответ: Уровень конкуренции и прозрачность транзакций и цен. Чтобы обеспечить выполнение этих условий и привлечь наибольшее количество участников, государственные земли будут продаваться только через электронные аукционы. В тестовом режиме, по продаже прав аренды, соответствующая площадка заработают уже осенью. Когда земля будет введена в оборот, на этой площадке государство одномоментно выставит несколько лотов в каждом административном районе. Открытая продажа государственных активов даст людям четкий и однозначный сигнал, сколько на самом деле стоит земля. Это будет важный психологический момент: ведь государство даст понять, что это дорогостоящий актив. В принципе, уже сейчас собственники земли не готовы продешевить. Если раньше на них можно было "надавить", уговорить, то теперь они зачастую не соглашаются отдать землю в аренду по стоимости, ниже, чем, к примеру, в соседнем селе. В настоящее время рынок аренды земли достаточно конкурентный.

Вопрос: Каким образом государство намерено предотвратить спекуляции на земельном рынке?

Ответ: Как говорил Остап Бендер: "Раз в стране бродят денежные знаки, то должны же быть люди, у которых их очень много". Мы понимаем, что земля – это достаточно ликвидный актив и он будет пользоваться спросом, по крайней мере, на старте рынка. Понятно, что это может породить спекулятивные явления. Поэтому мы вводим налог в размере 50% от стоимости земли на те случаи, когда участок продается раньше, чем через три года после его приобретения. Будут и другие ограничивающие перепродажу механизмы.

Вопрос: Предполагает ли законопроект некие стимулы для привлечения банковских кредитов в агросектор? И как иначе, без доступа к кредитным ресурсам, фермеры смогут выдержать конкуренцию с агрохолдингами за участки?

Ответ: Да, опасения в разнице стартовых возможностей есть. Общаясь с фермерами, с мелкими аграриями, мы часто слышим от них, что у этой категории сельхозпроизводителей нет достаточной ликвидности для выкупа земли. И да, они боятся конкуренции с агрохолдингами. Но тут конкуренция не возможна по нескольким причинам. Во-первых, холдинги теоретически имеют доступ к дешевым западным кредитам, но практически они почти полностью использовали возможность привлекать иностранный капитал. То есть, выкупать земли за кредитные средства они фактически не смогут. Тем более, им сейчас не до выкупа земли, на который требуется очень большой ресурс.

И второе: сам законопроект мы выпишем так, что агрохолдинги останутся за бортом этого процесса.

Вопрос: Не окажется ли так, что агрохолдинги после внедрения рынка земли начнут терять контроль над частью своих земельных банков?

Ответ: Да, это возможно. Они и сейчас его теряют, очень ударными темпами.

Вопрос: С чем это связано?

Ответ: Прежде всего, с отсутствием надлежащих коммуникаций с владельцами паев. Дело в том, что холдинг с земельным банком 500-600 тысяч гектаров не имеет физической возможности общаться с каждым владельцем паев. У крупных компаний часто исчерпан лимит доверия из-за низкой арендной платы и прочих моментов. В то же время есть мелкие сельские предприниматели, которые знают практически каждого жителя своего села, да и соседних тоже, и за зимний период им не сложно собрать 100-200 гектаров в аренду.

Вопрос: Могут ли владельцы паев так легко разорвать договор аренды, чтобы передать участок другому арендатору?

Ответ: Многие договора составлены не корректно, сроки действия некоторых заканчиваются. Но нельзя сказать, что все агрохолдинги сокращают земельный банк. Все индивидуально. Есть игроки, которым надо было показать определенную капитализацию для получения кредитов, и они активно масштабировались, в том числе за счет малопродуктивных земель Полесья. Сейчас у этих агрохолдингов финансовые трудности и они начинают процесс оптимизации, отказываясь от таких активов. Но в тоже время некоторые компании, наоборот, активно наращивают свои земельные банки.

Кто-то меняет модель бизнеса. Например, есть такие, которые пытаются сделать из своих работников - фермеров, отдать им землю и перейти к модели В2В (Business to business, бизнес для бизнеса – ИФ).

Вопрос: 7 июля этого года Кабинет Министров принял Стратегию в сфере использования и охраны государственных сельхозземель. Многие эксперты критикуют этот документ, утверждая, что его реализация может привести к коррупции, особенно при безоплатном выделении земельных участков гражданам Украины, в частности, участникам АТО.

Ответ: На самом деле, первый месяц работы Стратегии показал, что нам удалось найти такую модель, которая позволила убрать схемы не совсем честного распоряжения государственными землями. Этим, к слову, и обусловлена, значительная часть критики.

Я уверенно могу сказать, что Стратегия не породит коррупцию, и не может этого сделать, так как максимально сужает все возможности для маневра у чиновника.

Мы общаемся с участниками АТО и нам известны их опасения, что реализация документа приведет к уменьшению темпов выделения земли. Но, давайте посмотрим, к примеру, на Днепропетровскую область. Там с начала года на аукционах по продаже права аренды государственной земли не было реализовано ни одного гектара. И при этом на момент принятия Стратегии было подано заявлений на безоплатное выделение земли на 52 тыс. гектаров (а это уже агрохолдинг). Такое соотношение ставит вопрос об эффективности использования государственных земельных ресурсов и правительство не могло затягивать или вообще стоять в стороне от его решения. Фактически мы создали стимулы для общественности – контролировать чиновников и процесс безоплатной передачи земель. Думаю, все согласны, и сами участники АТО в первую очередь, с тем, что они не для того воевали на Востоке, чтобы чиновники набивали себе карманы.

Отдельный аспект реализации Стратегии - ставки аренды, по которым госземли передаются в пользование. На момент начала моей каденции в Госгеокадастре аудит показал, что почти по половине договоров платится арендная плата в размере минимальных 3%, тогда как средняя по Украине уже достигает 8%. Мы мониторим такие договора и либо инициируем повышение ставки или не продлеваем. Таким образом, освобождаются земли для продажи права аренды на аукционе. Я уверен, что коррупционные сделки, благодаря Стратегии, останутся в прошлом. А земли хватит и участникам АТО, и жителям тех сёл, где эти земли находятся. А уже наши чиновники, которые выделяют ее сами себе, останутся не у дел.

Вопрос: Можно ли утверждать, что в последнее время продажа прав аренды государственных земель через аукционы активизировались?

Ответ: В некоторых регионах да, но все зависит от желания самого руководителя областного Госгеоокадастра. Я с удовольствием хочу отметить другое - за последние годы арендная плата за госземли существенно выросла. Если раньше она в среднем составляла 5%, то сейчас – 8%. Но, если брать аукционы за последнее полугодие, то в среднем договора заключаются под 12%.

Для бизнеса такая тенденция не очень комфортна, поскольку увеличивает его затраты. Но государство, несомненно, в выигрыше: первое - увеличивается эффективность использования госземли, второе – мы добились повышения социального эффекта, поскольку дали ориентир, сколько на самом деле должны платить по договорам аренды.

Кроме того, раньше мы не следили за качеством государственной земли, которая находилась в аренде. Сейчас же мы определили, что на начало срока аренды будут зафиксированы качественные характеристики почвы.

Вопрос: Речь идет об агрохимических паспортах?

Ответ: Да. Если показатели почвы ухудшаются, то это является причиной расторжения или не продления договоров аренды, если они заканчиваются.

Вопрос: Этот паспорт за свои же деньги должен сделать арендатор?

Ответ: Нет, согласно условиям договоров аренды, которые составляются по итогам аукционов, паспорт делает государство, и затем в рамках функций контроля отслеживает динамику качественных показателей.

Вопрос: Будут ли пересматриваться действующие договора аренды госземли?

Ответ: Старые договора аренды будут пересматриваться по мере их окончания. Мы будем обращаться к арендаторам с просьбой внести изменения в действующие договора (зафиксировать показатели качества почвы – ИФ), но как они будут реагировать на наши просьбы - не известно.

Однозначно, когда договор закончится, его продление будет происходить согласно новым требованиям.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 31 июля 2017 > № 2264542 Максим Мартынюк


Украина. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 июля 2017 > № 2260435 Александр Пасхавер

Война мешает украинской экономике, но экспорт в Россию растет

Советник президента о реформах, бизнес-климате и отношениях с Россией

Юлия Забелина, Апостроф, Украина

Александр Пасхавер, украинский ученый, заслуженный экономист Украины, член-корреспондент Академии технологических наук и внештатный советник президента, рассказал в интервью "Апострофу", чем Украине полезен открытый рынок земли, почему уход реформаторов из правительства — дезертирство и получится ли у государства полностью избавиться от экономической зависимости от России.

— Кабинет министров в конце мая ухудшил прогноз роста ВВП в 2017 году с 3% до 1,8%, а прогноз инфляции — с 8,1% до 12,9%. Насколько реалистичен свежий прогноз?

— Я не оцениваю, насколько он реалистичен, только могу сказать, что это — результат ухудшения отношений с предприятиями, которые находятся на оккупированных территориях. Могут работать и факторы, связанные с динамикой цен на основные продукты нашего экспорта.

— Интересна ваша оценка ситуации с блокадой. Насколько она ухудшила экономическую ситуацию в Украине?

— В жизни экономика не является первопричиной многих действий, особенно когда мы воюем. Блокада — это политика, это средство войны, а если вы говорите о чем-то как о средстве войны, то чисто экономические последствия не первоочередные. Все военные действия, любые, не только стрелялки — это расходы, разорение, и в этом смысле действия, связанные с войной, оценивать с точки зрения экономического эффекта странно.

— Что необходимо сделать власти в первую очередь, чтобы экономика начала расти не на 1-2%, а хотя бы на 3% в год?

— Сосредоточиться на предпринимательском климате. Нужно дать возможность предпринимателям проявить свою инициативу, это и есть единственный путь стабильного экономического роста страны. Нам нужны обязательно две вещи: поддержка людей, которые умственно заражены инновациями, и поддержка людей, которые наращивают наш экспорт.

— Экономика прекратила падать и очень медленно начала расти в 2016 году. Но в первом квартале 2017 года ситуация уже стала несколько хуже. Продолжается ли сейчас негативная тенденция?

— Есть несколько обнадеживающих факторов, я бы сказал, что экономика улучшается качественно. Например, растет экспорт в Европейский союз. Качественные показатели не менее важны, чем количественные. И кстати, что еще удивительно — растет экспорт в Россию. Конечно, война очень мешает нам, но меня просто удивляет, что в условиях войны экономика вообще растет. Это говорит о том, какой здоровый организм наша страна.

— Вы сказали о росте экспорта в Россию. Как с политической точки зрения, а не экономической оценить такой рост, учитывая непростые отношения двух государств?

— У нас идет, как сейчас говорят, гибридная война, где вот эти параллели войны с Гитлером совершенно неуместны. Мы торгуем и воюем одновременно. И это очень странно для нас, но надо помнить, что мы вышли из Советского Союза, и когда мы вышли, доля экспорта с Россией была преобладающей. Больше 70% экспорта шло в Россию. Мы и так уменьшили очень резко торговлю с Россией, но если бы, например, пришел какой-нибудь радикал и сказал: "Так, с этого дня никакой торговли", то это был бы разрушительный удар по Украине, по ее развитию, реформам, стабильности.

— Какая модель развития экономики для Украины приоритетна, учитывая, что сырьевая экономика не слишком перспективна, а по уровню развития современных технологий мы все-таки не занимаем лидирующих позиций?

— Модель такая — свобода, свобода и свобода. Не дай Бог, какую-то модель принять, которая бы с энтузиазмом была бы воспринята бюрократией и использована для ее обогащения. Особенно я люблю, когда говорят о приоритетах развития… Бюрократы очень любят указывать предпринимателям, где надо развиваться. Дайте свободу, и это будет лучшее, что может быть.

— Как вы оцениваете пенсионную и земельную реформы? В чем достоинства и недостатки этих реформ?

— Сейчас идут реформы, определяющие будущие социальные параметры нашего общества — и пенсионная реформа, и реформа здравоохранения, и образования, и земельная реформа… Если вы не внутри процесса, всегда найдется море замечаний.

Скажем, пенсионная реформа. Всем очевидно, что мы катастрофически опаздываем с введением накопительной формы пенсионного обеспечения. Очевидно, что система эта плохо работает без доверия граждан к государству, а до этого далеко. А в действующей солидарной системе сделаны необходимые шаги, связанные с балансированием доходов и расходов, но это трудно назвать реформой. К тому же, эти перемены смогут работать хотя бы несколько лет, если прогнозируемое падение числа работников будет компенсироваться устойчивым ростом их доходов и, соответственно, ростом пенсионных взносов.

Я всегда помню слова безвременно умершего выдающегося реформатора Кахи Бендукидзе, который говорил, что лучше ошибиться и потом исправлять, чем ничего не делать. Это был его принцип. А мы, несомненно, будем еще не один раз исправлять наши ошибки, наши реформы. Но мы задумали гуманную образовательную реформу и, я бы сказал, рациональную реформу здравоохранения.

Что касается земельной реформы, то мы — бедные именно потому, что не провели земельную реформу, потому что мы не торгуем землей. Земля исключена из легального оборота капиталов, принудительно дешева для крупных арендаторов. Их интересы держат в бедности не только миллионы собственников паев, но и страну в целом. Значительная часть национального богатства разбазаривается, используется уродливо.

— А если вернутся к теме пенсионной реформы, по-вашему, будет ли в последующие годы в Украине подниматься пенсионный возраст и нужно ли это?

— У нас, как и во всем мире, административный возрастной порог выхода на пенсию заменяется комплексом экономических стимулов, ориентирующих человека на определенный возраст. Человек волен выбирать, но стимулы указывают ему оптимальный возраст прекращения работы, и этот возраст будет неизбежно расти (для солидарной системы) по мере старения населения и с ростом продолжительности жизни.

— А как вы оцениваете повышение страхового стажа?

— Просто нужны деньги для того, чтобы платить. Если страховой стаж повысили, значит, вы будете дольше платить до того момента, когда начнете получать пенсию, но и пенсия будет больше. Пенсионные деньги не берутся из ниоткуда.

— Вы в одной из колонок писали о том, что в Украине не улучшается предпринимательский климат, в нашем разговоре вы его тоже вспомнили. А какие факторы, по-вашему, влияют на это ухудшение?

— Мы улучшаем свои показатели во всяких индексах, связанных с экономической свободой, но я не чувствую в разговорах с предпринимателями, что это как-то отражается на них. Предпринимательский климат — это очень общее понятие, я бы сказал, понятие свободы, свободы от бюрократии, от коррупции, и пока у нас нет таких значимых достижений. Но с другой стороны, хочу подчеркнуть, что у нас, в воюющей стране, начала расти экономика — мы же имели падение экономики, а теперь она растет, очень медленно, в пределах точности расчетов, но все-таки растет. Но люди замечают более крупные изменения, более масштабные, а статистика фиксирует и начальные движения.

— Можно ли говорить об ухудшении инвестиционного предпринимательского климата, когда проходят обыски, например, недавно в Dragon Capital, многих IT-компаниях…

— Видите ли, бюрократия же никуда не делась, бюрократы не улетели в космос, бюрократия есть плоть от плоти нас всех. Мы все, к сожалению, больны ХХ веком, мы все дети тех, кто пережил страшные потрясения в ХХ веке, мы потеряли целый ряд полезных свойств, которые нужны для того, чтобы быть успешной страной, в частности, более всего меня беспокоит отношение к труду… Знаете, на протяжении тысячелетий человек сакрально относился к труду, как к священнодействию, эта сакральность была потеряна на протяжении трех поколений Советского Союза, поскольку она не поддерживалась конкуренцией, а конкуренция — это мощнейший негативный стимул, который заставляет людей относиться ответственно к труду. И когда мы обсуждаем все последствия советской хозяйственной системы, мы об этом не говорим. Мы потеряли священное отношение к труду, а это значит, мы потеряли ответственность в труде, и это очень тяжело преодолевать. Может быть, нам придется преодолевать поколениями.

В школе, в начале 60-х, я проходил практику по труду у рабочего, переведенного с завода в мастерские института — и вот за что: он не умел работать плохо, он работал быстрее и качественнее всех и всем мешал жить спокойно. Помню и другой подобный эпизод с выпускницей торгового техникума. Ее уволили на второй день поступления на работу в маленький магазин, где она парализовала своей честностью привычное бригадное воровство.

Обобщая ваши вопросы, можно повторить вопрос моего приятеля, известного польского реформатора: "У нас в Польше беспорядок не меньше вашего, почему у нас получается, а у вас как-то скособочено?" Ответ прост, но он не на поверхности — они вернулись к себе домой, в Европу. Их реформы основаны на социальных ценностях, которые исповедуют большинство: свобода и ответственность как жизненная необходимость, уважение к себе и к другим, доверие как основа отношений в обществе.

Нам предстоит длинный путь. Столетия жизни в чужих государствах, особенно кровавый ХХ век выковал в большинстве народа стратегию выживания: не верь никому, кроме своих, скрывай, не получилось — обмани, не получилось — подкупи. Здесь нет места свободе и уважению к личности, включая свою.

Еще один пример. Пандусы при входах нужны миллионам, не только инвалидам, но и пожилым и мамам с младенцами. Прогуляйтесь и удивитесь этим новомодным пандусам, которые невозможно преодолеть из-за их крутизны. Для меня это издевательство — показательная характеристика неуважения к личности, любой, а значит, и к себе самому. Вот почему западные настойчивые советы меняться быстро — малопродуктивны.

Ценности приходят в противоречие с создаваемыми новыми институтами. Десятилетия понадобятся для их взаимной адаптации.

— А как утечка мозгов и квалифицированных рук может сказаться на экономике, жизни страны в целом? Как можно остановить или хотя бы затормозить этот процесс?

— Знаете, утечка мозгов — это естественное состояние. Противостоять этому можно по-сталински — просто закрыть страну, но не нужно. Это естественное состояние — перелив рабочей силы из бедной страны в богатую. Все страны, которые успешно прошли модернизацию, переживали утечку мозгов. Это им не помешало развиваться.

— Что скажете об антикоррупционной деятельности нашего государства? Создано немало антикоррупционных структур: НАБУ, НАПК, САП, насколько они эффективны? Как думаете, сколько понадобится времени, чтобы были реальные результаты, посадки, очищение власти?

— Мы все пронизаны коррупцией: она расцветает везде, где можно "держать и не пущать". Одни получают коррупционную ренту, другие платят ее, защищая таким образом свои права. Коррупция — один из основных элементов стратегии выживания, которым мы владеем в совершенстве. Коррупция будет медленно и драматично отступать в темпе изменения наших ценностей.

— В одном из интервью вы сказали, что олигархическая монополия делает Украину бедной, именно она является основой нашей бедности. Президент Петр Порошенко анонсировал как раз-таки процесс деолигархизации. Как думаете, это у него получается?

— Сотни тысяч людей имеют кормление от монополий, которые они создали искусственно, там, где должна быть какая-то процедура, выбор, они создают себе монополию и с этого зарабатывают. Наша страна монополистически организована, а там, где монополия, тормозится развитие, так как монополия — это антагонист развития. Там, где нет развития, там — бедность. Так что монополия и бедность — это ближайшие родственники.

А есть ли деолигархизация? Я бы ответил так: никто не арестован из олигархов, никто показательно не наказан. Но то, что крупнейшие олигархи ослабли, несомненно.

— Можно ли назвать правительство Владимира Гройсмана реформаторским? Как вы оцениваете усилия чиновников в реформировании разных отраслей?

— Он поддерживает этот процесс. Я довольно часто бываю на совещаниях, где премьер Гройсман беседует с реформаторами, и наблюдаю достаточно деловой стиль. Они не отчуждены друг от друга.

— Почему тогда один за одним свои должности оставили так называемые реформаторы в правительстве? Айварас Абромавичус ушел, многие заместители, менеджеры? Не выдержали давления системы или им просто не давали проводить реформы?

— Это бегство, дезертирство. Люди должны бороться, а они обижались, будто пришли не реформировать, будто реформаторство — это не война, а прогулка. Сопротивление реформам во власти и вне ее наращивается по мере их углубления. Это естественно. И истинные реформаторы должны использовать данные им возможности до конца.

— Каким вы видите дальнейшее развитие отношений с Россией? Кто-то, в основном правые радикалы, хочет отделиться от России чуть ли не стеной, кто-то говорит, что все-таки рано или поздно нам придется примиряться. А как думаете вы?

— Наши радикальные партии никакого отношения к революционному радикализму не имеют. Это пародия на революционный радикализм, это, скорее, радикальный популизм, поэтому обсуждать их как равноправных участников революционного процесса просто неприлично. К сожалению, революционные партии, которые бы имели значимость для населения, не были созданы. Я не могу назвать партию, которая была бы хоть сколько-нибудь значима и выросла из Майдана.

А по поводу России… Россия — это империя, а мы уходим от империи, наше движение ведь не только связано с модернизацией страны и свободой от советской системы хозяйствования, это также уход от империи. К сожалению, Россия не учитывает опыт других европейских империй, которые отказались от имперской политики. Я могу только сказать, что они идут против исторической тенденции. В этом случае как бы вы ни были сильны, соотношение сил не играет существенной роли. Я приведу пример Франции, которая проиграла Алжиру в такой войне. Это просто ошибка Путина как руководителя страны, который тянет ее в прошлое, и эта ошибка может привести к развалу страны.

Мы не будем в ближайшее время друзьями с Россией. Россия — это наше испытание, может быть, на десятилетия. Но это испытание создает нашу страну заново, делая модернизацию неизбежной.

— А удастся ли Украине в будущем полностью экономически стать независимой от России?

— Я только что положительно ответил на этот вопрос.

Украина. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 июля 2017 > № 2260435 Александр Пасхавер


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июля 2017 > № 2259410 Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили: Аваков и Порошенко просто поделили страну между собой

Севгиль Мусаева-Боровик, Українська правда, Украина

«Михаил Саакашвили — мой друг со студенческих лет. Я помню его как волевого и решительного человека, и имею основания ему доверять», — написал в своем «Твиттере» президент Украины Петр Порошенко 30 мая 2014 года — в день, когда бывший президент Грузии получил из его рук паспорт с трезубцем.

Дружба и доверие не выдержали испытание временем и властью. 26 июля 2017 года Порошенко своим указом лишил Саакашвили украинского гражданства. Так бывший грузинский реформатор стал «гражданином мира» или апатридом — грузинский паспорт по иронии судьбы у Саакашвили забрали по причине получения украинского гражданства.

За 2 года на Украине Саакашвили воевал с Яценюком, строил дорогу Одесса-Рени, агитировал на досрочных выборах в Чернигове за Березенко, скандалил с Аваковым, создавал политическую партию, вел даже свою программу на украинском телевидении и строил далеко идущие политические планы.

Теперь будущее Саакашвили на Украине туманно. Указ о лишении гражданства застал его в США, где он гостит у своих родственников, и назад на Украину Саакашвили могут не впустить. Новость застала бывшего президента врасплох — первое официальное заявление он сделал только поздно ночью в четверг. А в пятницу согласился поговорить с корреспондентом «Украинской правды».

Из-за семичасовой разницы во времени мы общаемся вечером по WhatsApp. Саакашвили излучает уверенность и рассказывает об угрозах, которые поступали ему от Порошенко, о том, чем президент большую часть времени занимается в АП и о том, как он собирается проходить границу с Украиной «тайными тропами». За весь разговор Саакашвили ни разу не назвал президента Украины по имени. Он демонстрирует в интервью всю свою обиду и раздражение. В таком состоянии человек высказывает все, что у него накипело.

У меня была двухчасовая встреча с Порошенко, это было два часа угроз и шантажа с его стороны

«Украинская правда»: Расскажите, пожалуйста, как вы узнали о том, что вас лишили украинского гражданства?

Михаил Саакашвили: Я узнал из «Украинской правды», по нашему времени это было как раз утро. Я обычно по утрам открываю «Правду», чтобы посмотреть, что происходит на фронте, сколько жертв — у меня еще с Грузии такая привычка. И я обнаружил, что сейчас в качестве жертвы оказался я. Первая реакция от людей была — мы не верим, но я сразу поверил. По двум причинам: потому что они обычно используют радикальную фракцию. У них же есть привилегии, потому что их использовал Ахметов для объявления таких вещей. Во-вторых, я прекрасно помню — у меня была двухчасовая встреча с Порошенко в марте этого года на Мальте. Это было два часа угроз и шантажа с его стороны. С тех пор я сталкивался с различными неприятностями, я думаю, что это было его последнее предупреждение.

— Можете рассказать об этих двух часах угроз и шантажа? Как это происходило?

— На Мальте после того, как он оказался рядом со мной на Конгрессе Европейской народной партии, ему это очень не понравилось. Потом, на другой день, он заставил протокол (протокольную службу — прим. ред.) пересадить его. Он сам неожиданно предложил встретиться. Мы встретились, и это было 2 часа. Он мне говорил, что я должен остановиться, перестать критиковать, как он говорил, раскачивать Украину, выполнять план Путина… на что я рассмеялся ему в лицо. Я ему сказал, что «план Путина» — это то, что он делает. Потому что он установил стратегический альянс с Ахметовым, держит в парламенте Хомутынника и других барыг, и с ними договаривается. Я считаю, что это — «план Путина» гораздо больше, чем то, что я делаю.

После этого он сказал, что если я успокоюсь, если, как он выразился, стану нормальным украинским политиком, «в рамках», то на следующих парламентских выборах, которые должны состояться в обычное время (он сказал, что не допустит досрочных выборов), — у нас будет своя фракция в парламенте, и, как он выразился, своя маленькая ниша в украинской политике. Это раз. Второе — он сказал, что если я попытаюсь раскачивать дальше ситуацию и добиваться досрочных выборов, то, во-первых, он готов вводить военное положение. На что я ему сказал, что у него таких сил нет, с чем он вроде бы согласился. Потому он сказал, что даже если мы не введем военное положение, мы будем принимать индивидуальные меры. И так угрожающе на меня посмотрел. Видимо, сейчас он начал с «индивидуальных мер».

— В чем выражались конкретные претензии Порошенко?

— Он сказал: почему ты не критикуешь, например, Тимошенко, почему концентрируешься не на Авакове, а на мне? Я сказал, что я критикую всю власть, особенно Авакова, но после того, как он стал полностью контролировать правительство, вся ответственность лежит на нем. Если Тимошенко придет к власти, она станет объектом интереса, а сейчас для украинцев объектом интереса являются те, кто принимает решения, которые влияют на их жизнь. Вот так примерно я выразился…

Зная одержимость олигарха Иванишвили мной и зная реакцию Порошенко на меня, понятно, что они не о погоде говорили

— Что, по вашему мнению, стало последней каплей для Порошенко в принятии решения о гражданстве?

— На самом деле они говорили, что какая-то песня, но это все ерунда. Я думаю, что последней каплей для него стало, что я стал объединять людей в «штаб совместных действий» — и он реально испугался. И второе — он был в Грузии, и, по моим данным, встречался более двух часов с Иванишвили. Почему он поехал в Батуми под надуманным предлогом, якобы там был бизнес-форум, а на самом деле бизнес-форум проходил в Тбилиси? Все просто: Иванишвили был болен, и не мог приехать в Тбилиси. Он приехал к нему. Я не знаю, о чем они говорили на встрече, но зная одержимость олигарха Иванишвили мной и зная реакцию Порошенко на меня, понятно, что не о погоде они говорили.

Не знаю, деньги он получил от Иванишвили, или они вместе собирались что-то сделать, одно я знаю — первоначальный план выдать меня Грузии с грузинами не прошел. Грузины не хотят меня видеть в Грузии не потому, чтобы кто-то меня выдавал. Грузины возбудили дела, чтобы я в Грузию не приезжал. Уже три года эти дела лежат в суде без движения. Поэтому я им не нужен — ни в тюрьме, ни просто так. Я не знаю, какая финансовая подоплека этой договоренности — Порошенко без денег вообще ничего не делает. Но то, что мы видим на поверхности — что прокуратура Грузии якобы прислала новые материалы, которые якобы открыли глаза украинской прокуратуре.

— Причиной лишения вас гражданства стало то, что в анкетных данных вы не указали факты, что против вас возбуждены дела. Почему это произошло?

— Говорить о юридических причинах вообще смехотворно. Почему? Чтобы ответить на юридические причины, нужен юридический процесс — его вообще не было. Как это все произошло? Сначала секретно, за два дня поменял комиссию… а нужно было бы меня уведомить, дать возможность моим адвокатам ознакомиться с делом. Надо было сделать процесс прозрачным, как это делается в условиях любого правового поля. Вместо этого, украдкой, когда я был вне страны, меня лишили гражданства. Поэтому не будем говорить о юридических основаниях.

А что касается анкетных данных — это полная чушь! К тому времени, когда я заполнял анкету, никто официальных обвинений мне не вручил. Что-то было по телевизору сообщено, но их никто в глаза не видел. По крайней мере, я точно не видел. Я же не какой-то беженец — я езжу по всему миру, выступаю на форумах, встречаюсь с действующими главами государств и правительств, все публично и открыто. У меня не было на руках никаких документов, что против меня ведется какое-то расследование. И тем более, никто в мире даже об этом всерьез не заикался. Поэтому я не мог указывать в анкете, что сообщили какие-то СМИ.

— Но Порошенко, когда вручал вам паспорт, не мог же не знать, что были возбуждены дела?

— Об этом знали все, и на это чхали все. Еще раз говорю, это было время, когда я ездил, встречался с лидерами европейских, африканских стран, с вице-президентом США, приблизительно в то же время имел беседу с президентом Обамой в Варшаве…

Порошенко отправлял меня на пляж в Таиланд

— А какие у вас изначально были договоренности с президентом Порошенко, когда он давал вам украинский паспорт?

— Что он поможет очистить Одессу от тех мафиозных кланов, которые там всем управляли. Порошенко знает все детали. Первую информацию о том, как обстоят дела в Одессе, кто и где чем управляет, я получил от него. Он при мне называл Труханова бандитом, Кивалова — человеком, которого нужно посадить. Он мне обещал полную поддержку в том, чтобы избавить Одессу от всех этих людей. Все произошло с точностью наоборот. Назначили Лордкипанидзе главой полиции, в итоге у него забрали практически все функции, кроме спецназа и чего-то там еще. Назначили Сакварелидзе — начался саботаж в Генеральной прокуратуре, а затем его сняли. Назначили Марушевскую, но не приняли главного, что он обещал — нормы об открытом таможенном пространстве. Этот закон заблокировал лично его сын и Луценко, они саботировали принятие этого закона.

Также мне известно, что в конце 2016 года приезжал Грызлов из Минской контактной группы. И Грызлов передал ему ультиматум Путина — что меня нужно убрать из украинской политики и губернаторства. Путин очень переживал, что я в Одессе. Летом 2016 года он отправил группу ФСБ, которая снимала все квартиры вокруг моей резиденции, чтобы найти на меня компромат. Но потом их отозвали, потому что русские получили гарантии, что меня уберут с должности губернатора. После этого меня вызывает Порошенко и говорит: «Ты, видимо, устал от Одессы, давай тебя отправим послом в Голландию». На что я ему улыбнулся прямо в лицо. Он тогда сказал: «Если не хочешь в Голландию, давай тогда в Юго-Восточную Азию». То есть, он меня отправлял на пляж в Таиланд!

— Да, об этом нам рассказывали источники в АП. Нидерланды были выбраны, поскольку там проживает ваша семья, верно?

— Да, моя семья была бы счастлива со мной воссоединиться именно в Нидерландах! И он мне всячески описывал перспективы, как же хорошо быть послом. На что я ему ответил, что я знаю, чем занимаются послы, что приедет в гости такой вот депутат Гончаренко, которого он сам называл мерзавцем — а мне нужно будет этого мерзавца встречать, провожать в аэропорту и поджидать его возле каких-то сомнительных кварталов, пока он там развлекается.

Моей самой главной ошибкой было то, что я неправильно понял мотивацию Порошенко

— С обязательствами Порошенко разобрались. А с вашей стороны, какие были обязательства перед президентом? Например, поддерживать его?

— У меня никаких обязательств не было, кроме того, что у нас должен быть результат. Но я сожалею о том, что я поехал в Чернигов агитировать за Березенко на выборах. Это была моя ошибка, хотя я туда в большей степени ехал агитировать против Корбана, поскольку компания Коломойского тогда на меня активно нападала. Для меня это была защита. С другой стороны, когда они меня пригласили возглавить списки БПП, я категорически отказался. Порошенко вместе с Ковальчуком в течение двух часов меня пытались уговаривать, но я отказался.

— Почему?

— Я ему сказал, что пока он не уберет из партии Голубова, Гончаренко, я в нее не войду. Я ему так и сказал, что я не могу быть в одной компании с мерзавцами.

— Кроме поддержки Березенко, какие ошибки вы допустили?

— Моей самой главной ошибкой было то, что я изначально неправильно понял мотивацию Порошенко. Она у него очень простая на самом деле — зарабатывать деньги. Этот человек так и остался банальным торгашом. Я работал в АП и знаю, что большую часть времени Порошенко решает на рабочем месте свои бизнесовые вопросы.

— С кем и как? У вас есть факты?

— Его инвестбанкир Макар Пасенюк и его бизнес-партнеры, такие как Игорь Кононенко, Олег Гладковский и Александр Грановский в Администрации находятся практически круглосуточно. И все это происходит в военное время. У меня вообще в какой-то момент сложилось впечатление, что эти люди там просто живут. Все остальное для него просто формальность.

— А как же ваша роль в уничтожении Яценюка, когда АП вас просто использовала в качестве тарана? Что тогда Порошенко вам обещал взамен?

— Я был против Яценюка полностью. Я сознательно все делал, чтобы убрать Яценюка, и сыграл в этом решающую роль. Но моей ошибкой было то, что мы не довели это дело до конца — до досрочных парламентских выборов. И в итоге произошел олигархический договорняк. Получилось в итоге самое уродливое правительство в истории Украины. Порошенко просто пошел на чудовищные сделки с Аваковым. Это были сделки не просто на уровне правительства, а на уровне контроля над месторождениями, над государственными активами, над потоками на таможне, по возврату НДС.

Они просто поделили страну между собой, и группировка Яценюка получила компенсацию за то, что премьером теперь стал Гройсман, который, кстати, постоянно советуется с Яценюком. Реально Яценюк управляет сейчас правительством. Но правительством я тоже это назвать не могу, потому что они абсолютно недееспособны. Даже правительство Шеварднадзе в свое время было намного эффективнее.

— Давайте вернемся к вашему заявлению о разделе потоков. Такие решения принимаются на уровне стратегической «девятки«?

— Нет, все практически решения принимает Порошенко вместе со своими бизнес-партнерами, они вообще не терпят чужого мнения и считают себя хозяевами страны.

— Но вы же говорите о роли Авакова? Какова она в принятии этих решений?

— Они с Порошенко просто временные союзники, которые друг друга ненавидят. Порошенко думает, что он всех в конце обхитрит, но он сильно на этот счет ошибается. Я бы сказал, что это главное его заблуждение — что он сможет выйти сухим из воды.

Ахметов сейчас главный мотиватор Порошенко

— На ваш взгляд, чья роль в процессе лишения вас гражданства была главнее — Порошенко или Авакова?

— Я думаю, что главная роль была у Порошенко. Порошенко испугался, потому что он больше всего осведомлен о моем потенциале, о моих возможностях. Он реально знает, что я могу организовать. Что бы он там ни говорил, что я провалился и так далее, — он знает, что я найду способ организоваться. Это раз. Второе. Ахметов сейчас — главный мотиватор Порошенко. Они друг друга ненавидят, но они очень друг другу нужны. Это уже семейные связи, учитывая программу его супруги…

Конечно, решения всегда единолично принимает Порошенко, но Ахметов был главным мотиватором. Просто он включил в эту комиссию (комиссия по гражданству при президенте — прим. ред.) представителя Авакова, чтобы разделить ответственность. Потому что прекрасно понимал, что это решение чревато. Он специально настоял, чтобы представители Авакова это тоже подписали. Это старая советская тактика «троек», политбюро — когда все подписывают какие-то решения.

— Вы для себя уже установили, каким образом это решение принималось и реализовывалось? Кто еще в нем был задействован?

— Он поехал в Грузию, чтобы создать формальный повод. Я уверен, что они говорили с Иванишвили про коммерческие вещи тоже, потому что, ну, не может Порошенко сидеть с другим миллиардером и не говорить про бизнес. Это не его натура. Но это не главное. Главной была политическая мотивация — он меня банально боится. Иначе если бы он меня не боялся, то я был бы в Киеве, и сняли бы гражданство по всей юридической процедуре, а не тайком. Потом могли начать слушания по выдаче меня Грузии, обсудили бы все уголовные дела. Но на это нужна минимальная смелость и некоторая часть тела, чего у него нет. Из-за отсутствия этого всего сначала он, видимо, планировал сделать это еще до поездки в Грузию, когда я был в Африке. И, слава Богу, что тогда не сделал — потому что в Африке я бы чувствовал себя не так комфортно, я бы больше растерялся.

Потом он получил информацию, что я выехал к родственникам в Америку на несколько дней, и за два дня до моего возвращения они все это провернули. Все было написано задним числом. Повесток в прокуратуру, на которые они ссылаются, нет в природе. Даже если они и есть, то на них украинская прокуратура, как вы уже правильно писали, отвечала отказом. Они говорят о том, что у меня была какая-то «судимость», но мне легко доказать, что никакой судимости у меня нет. Во-вторых, есть моральная сторона. Постреволюционная Украина ссылается на уголовные дела, сделанные по приказу Путина! Путин об этом громко говорил, что он сделает так, чтобы в Грузии меня судили. По приказу Путина крупнейший частный акционер Газпрома начинает на меня дела — и на эти дела постреволюционная, постмайданная Украина официально ссылается…

Где тут мораль? О каких принципах тут вообще можно говорить? И это выдают за чистую монету. Это реставрация старого режима! Потому что даже Янукович бы подумал, прежде чем ссылаться на такие дела. А эти ссылаются без зазрения совести, как будто так и надо. Тот же Луценко, которого я когда-то считал порядочным человеком… Его что, подменили? Он же ездил в Грузию, устраивал кипиш в судах — а теперь это стало основанием для того, чтобы меня привлечь. Летом прошлого года Луценко и Порошенко встречались со мной в кабинете, два раза. Когда у меня в администрации делали обыски, они сказали, что если я не прекращу свою активность, то они придержат дела против меня и моего окружения до осени. Но мы же понимаем, сказал Луценко, что «это политика».

Порошенко реально взял все на вооружение от предыдущей власти

— Ваше окружение — это кто?

— Когда возбудили дела на Марушевскую, на Семена Кривоноса и на бывшего консула Тимура. Они сказали: «Мы все политики, — это мне Луценко говорит, генпрокурор, в присутствии Порошенко. — Мы, конечно, эти дела пока придержим, а там посмотрим, как все пойдет. А там можно и дать ход». Это было предупреждение. Это он тоже послал мне «черную метку», что он будет делать. Я все упорно не замечал, я все больше обращал внимание на Ахметова, на конкретные вещи. Я, например, рассказал историю, как он торговал автобусами с оккупированной Абхазией, будучи министром экономики Украины, его предприятие. Это нарушение международного права, это уголовно наказуемое дело на Украине.

— Это могло быть одной из причин, по которой он на вас обиделся?

— Я думаю, что это намного серьезнее причина, чем песня.

— Это правда, что после выхода этой песни в эфир, вышло предупреждение каналу?

— Да. Но я думаю, что еще больше его возмутила история про Абхазию. Это история документально доказанного уголовного преступления, совершенного лично им. Потому что он был министром экономики, он использовал свое служебное положение для того, чтобы разрешить своему же предприятию торговать с территорией, которая тогда находилась под международными санкциями.

— Вы сейчас находитесь в Штатах и заявляете, что хотите вернуться на Украину. Но вы прекрасно понимаете, что, скорее всего, вас не пустят. Каков ваш план действий на ближайшее время?

— Я прекрасно понимаю, что Порошенко хочет меня не пустить. Но нужно сделать так, чтобы Порошенко это не решал. В прошлый раз меня на Украину не пускал Янукович. Когда я приехал, я был в «черном» списке. Когда начался Майдан, я прилетел в Варшаву из Нью-Йорка, собрал там группу членов парламента — и с этой группой прилетел. Пограничникам было приказано не пропускать меня на Украину. Но уже был Майдан. Меня окружили депутаты и практически без штампа в паспорте силой провели на Украину. Я поехал на Майдан. Через два дня ко мне в гостиницу пришли представители Януковича и сказали, что меня насильно депортируют, если я не уеду сам. Еще через два дня я оттуда уехал. Как только Янукович покинул Украину, на другой день я приехал назад на Украину. Так что одна попытка запретить мне въезд на Украину уже предпринималась. И этот человек сейчас в Ростове. Порошенко — человек, который закрыл мне телевидение. Это было очень цинично, потому что в то время, когда «5-му каналу» не давали выходить в регионах, я, будучи президентом Грузии, поставил…

— Что вы имеете в виду? Вы внесены в «черный» список, который Администрация президента рассылает на телеканалы? Вы об этом говорите?

— Да, я был в «черных» списках на всех каналах. По иронии судьбы я помогал ему, чтобы его канал показывали в Грузии. Порошенко — человек, которому я приехал помогать на втором Майдане, на который меня не пускал Янукович. И сейчас тот же человек запрещает мне эфиры и тот же человек не пускает меня на Украину. Куда циничнее? Он реально не может не знать, что делает. Есть люди, которые не ведают, что творят. Этот — прекрасно знает. Этот прекрасно знал, кому помогал в Одессе против меня, прекрасно знал, что такое цензура, когда она использовалась против него, он знал, что такое не пускать политических оппонентов. Он реально взял все на вооружение от предыдущей власти.

Я знаю все входы и выходы на Украине

— Допустим, вы прилетели, и вас не впускают на Украину. Куда вы поедете дальше?

— Я сейчас занимаюсь созданием Штаба совместных действий. Мы готовимся на осень проводить во всех регионах встречи, мобилизовать людей и требовать от власти фундаментальных изменений. Я целыми днями обзваниваю всех, организовываю работу совместных штабов, занимаюсь информационными деталями кампании, координацией политических лидеров. Думаю, что осенью это даст результат. Да, конечно, спокойнее и эффективнее, когда я сам на месте. Но с другой стороны, есть современные средства коммуникации. Пока что Украина не закрытая страна. Мы будем это делать. Мы идем по плану. Если будет нужно мое присутствие на месте, я буду присутствовать на месте. Не проблема. Еще раз говорю, во времена Януковича я приехал вопреки его запретам. Я приехал и въехал сюда.

— Но сейчас у вас нет паспорта, у вас его могут забрать.

— Кто у меня заберет паспорт? Во-первых, паспорт у меня с собой, во-вторых… Есть много разных возможностей, я не буду все раскрывать. Есть много друзей по всему миру.

— В Литве обсуждают вопрос предоставления вам гражданства.

— Я очень люблю литовцев, и они ко мне очень хорошо относятся. Моя жена голландка, я автоматически имею право на голландское гражданство — мы уже столько лет женаты. Мои дети с грузинскими паспортами также имеют голландские паспорта. Этой проблемы у меня нет. Но я этого сознательно не делал и не буду делать. Потому что есть конкретная цель. Я взял обязательства перед народом Украины. Порошенко очень надеется, что я сейчас успокоюсь и переключусь на другие темы. Он сказал, что мне, мол, некуда деться, поэтому я околачиваюсь на Украине. Нет, мне есть куда деться — только на Украине! Я сказал, что доведу до конца борьбу на Украине. Я себя чувствую украинцем. Учитывая мои армейские годы, институтские годы и проживание в Киеве, где-то 12 лет я прожил на Украине. Я участвовал в трех революциях. Как студент я ходил на митинги Революции на граните, я был на двух Майданах. Я организовывал первый Майдан…

— Но если вас не впустят, где вы будете жить? Поедете обратно в Штаты? Или в Нидерланды?

— Нет, я буду жить в транзитной зоне аэропорта Борисполь. Там сделан хороший ремонт, мой друг там директор. Я надеюсь, что он найдет мне там укромное место. Это шутка, но я найду возможности. Нет такого контроля, как они думают. Я со многими на связи в украинской службе. Я бывший украинский пограничник. Пусть он про это не забывает. Я знаю все входы и выходы на Украине.

— Звучит угрожающе, если честно…

— Поэтому пусть он не надеется. Во-вторых, у меня много друзей пограничников.

— Где вы будете обжаловать решение?

— …В-третьих, у меня очень много друзей в Нацгвардии, полиции. Пусть он не забывает, что щупальца нашей команды уже проникли везде, и силовики его ненавидят. Он при встрече со мной на Мальте это признал, что его ненавидят, что он не может рассчитывать ни на Национальную гвардию, ни на спецназ СБУ, ни тем более на полицию. Поэтому создаются какие-то отряды.

— Какие отряды?

— Кононенко создал отряд охраны.

— …Интересно…

— Я это все проходил, он ничего нового не может придумать. Он делает все то же, что делал Янукович. Он просто думал, что он хитрее и умнее Януковича — но я думаю, что он трусливее Януковича. Он столько раз повторял на Мальте, что он избежит участи Януковича — но думаю, что он это для себя повторяет. Только чтобы себя убедить.

Порошенко увидел контуры оппозиции и для него это очень тревожный сигнал

— Почему зашел разговор о том, что ему понадобится куда-то бежать?

— Он сказал, что не позволит раскачивать ситуацию, чтобы мы не рассчитывали, что он сбежит, как Янукович. Проблема в том, что ему некуда бежать. Россия его все равно не примет. А после истории с Фирташем… После того, как Ахметов… Посмотрите, Ахметову не дают американскую визу. Гладковскому отменили американскую визу. Кононенко не дают американскую визу. Куда ему бежать? Он уже персона нон-грата на Западе. В личных беседах представители западных служб рассказывают, в том числе мне, о незадекларированном имуществе Порошенко, о его деньгах. Вы думаете, что когда он не будет президентом, это все не выйдет? Конечно, выйдет. Он переступил черту. Я думаю, что в этой ситуации его не нужно бояться. Мы должны идти по плану, мы должны действовать так, как правильно.

Он полностью — заложник Ахметова, тех людей, которых они провели в СБУ. Он заложник Яценюка и его группы. Поэтому этому человеку не позавидуешь. Он прошляпил свой исторический шанс стать великим — не только украинским руководителем, который бы создал украинскую государственность, но и одним из великих европейских лидеров. Сейчас, видимо, украинское государство придется создавать новому поколению политиков. Свою роль я вижу как роль фасилитатора, чтобы пришли новые люди. У меня нет личных амбиций. Но у меня есть обязанности. Порошенко сейчас увидел контуры оппозиции. Поверьте, для него это очень тревожный сигнал. Он думал, что если он нас всех развел, то мы не найдем солидарности. Но совершенно разные люди нашли возможность консолидироваться. Начиная от Юлии Тимошенко и заканчивая «Демальянсом», Гриценко, Садовым, Найемом, Лещенко и Залищук. Для олигархата, Ахметова это катастрофа.

— Вы сказали, что будете обжаловать решение в суде. В каком суде?

— Мы будем идти в административный суд. Если в административном суде не получится, тогда пойдем в Страсбург.

— Вы имеете в виду Европейский суд по правам человека?

— Да.

— Вы можете сейчас спрогнозировать, чем закончится вся эта история?

— Я думаю, что эта история связана не только со мной. Сейчас он начал неминуемый процесс развала своей власти. Но дальше этот процесс будет ускоряться. Он будет все больше и больше отворачивать от себя людей, международное сообщество. В какой-то момент люди просто скажут «достаточно». На Украине была революция, но не было революционных изменений. Революцию надо заканчивать изменениями и реальной заменой политического класса. И это произойдет в ближайшие месяцы. Новый политический класс готов. Надо открыть глаза — они вокруг нас. Новое политическое руководство готово. Когда у тебя есть огромное количество новых, молодых, блестящих, честных украинцев с хорошим образованием, а ты не можешь найти на руководящие должности никого лучше, чем ставленников Кононенко, Грановского, при всем уважении, бывшего директора рынка — о чем это говорит? Это говорит о том, что это все быстро закончится. Потому что уже есть замена. Они дышат им в затылок. Это не Саакашвили дышет им в затылок — это люди дышат. Этих всех не выслать.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июля 2017 > № 2259410 Михаил Саакашвили


Франция. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 27 июля 2017 > № 2264573 Изабель Дюмон

И.Дюмон: Важно сопровождать проголосованные реформы реальными шагами по их внедрению

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" посла Франции в Украине Изабель Дюмон

На днях состоялся телефонный разговор лидеров "нормандской четверки". Удастся ли президенту Франции активизировать переговорный процесс?

Я считаю, что Президент Республики, принимая Президента Порошенко в Париже, менее двух месяцев после своего вступления в должность, продемонстрировал, что не намерен поворачиваться спиной к украинскому вопросу. Он напомнил также о своей приверженности соблюдению суверенитета Украины

Франция будет и в дальнейшем участвовать в «нормандском формате», но, чтобы говорить о динамичном, либо «активизированном» диалоге, прежде всего необходимо, чтобы дискуссии о выходе из кризиса приводили к конкретным результатам. Именно такая задача будет стоять в рамках предстоящего телефонного общения лидеров государств.

Существует мнение, что до выборов в Германии серьезных сдвигов в разрешении ситуации на Донбассе не будет. Вы согласны с этим?

Для меня было бы непозволительно высказываться от имени немецкого руководства, но убеждена, что в Германии, как и во Франции на момент выборов, имеет место осознание того, что не стоит выпускать из виду русско-украинский конфликт, поскольку работа дипломатов не должна зависеть от избирательного календаря.

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль недавно заявил, что урегулировать конфликт на Донбассе в краткосрочной перспективе будет очень трудно. Каких шагов ожидают наши французские партнеры от Украины для выполнения Минских договоренностей? Какие от России?

Конфликт такой сложности не может быть решен за короткое время, поэтому задача Минских договоренностей и переговоров в «нормандском формате» как раз и заключается в том, чтобы позволить двигаться вперед шаг за шагом,

основываясь на детальной дорожной карте, прингятой руководителями государств и правительств. Россия и Украина подписали Минские договоренности, подкрепленные в «нормандском формате», а также на уровне Совета Безопасности ООН.

С украинской, как и российской, стороны мы ожидаем соблюдения обязательств, взятых на себя в рамках подписанных соглашений, которыми предусматривалось, в частности, установление режима прекращения огня, создание демилитаризованной зоны по обе стороны линия соприкосновения, а также принятие четкого правового статуса для Донбасса в составе украинского государства. Соблюдение отдельных пунктов договоренностей является ключевым условием для выхода из кризиса. Однако, ежедневно происходят нарушения режима прекращения огня, а за последние дни ситуация снова ухудшилась, что выражается в постоянно возрастающем количестве погибших и раненых.

Вместе с тем у нас есть понимание роли России в этом конфликте, в частности влияния, которое она имеет на сепаратистов. Исходя из этого, мы ожидаем от нее, чтобы она создала условия, которые позволят обеспечить выполнение части соглашений, касающейся безопасности, а также окажет необходимое давление для того чтобы, среди прочего, были возвращены украинские предприятия, конфискованные в марте этого года.

Мы также ожидаем от нее, чтобы было сделано все необходимое для освобождения пленных.

Считаете ли вы целесообразным создание отдельного формата переговоров по Крыму? Или включение этого вопроса в повестку дня "нормандского формата"?

По отношению к Крыму мы проводим политику непризнания и осуждения, которая реализуется через санкции, запрещающие инвестиции на полуострове и импорт продукции на рынок ЕС. Действие этих санкций было продолжено до 23 июня 2018 года в дополнение к другим санкциям, направленным против России, которые касаются банков, предприятий нефтяной и оборонной сферы, а также частных лиц, внесенных в «черный список» ЕС.

Мы поддерживаем украинские инициативы на уровне международных организаций, как это имело место при принятии Генеральной Ассамблеей ООН резолюции «О территориальной целостности Украины», которую 27 марта 2014 года представил украинский Министр иностранных дел. Наша позиция не изменилась, и мы продолжаем с особым вниманием следить за действиями и инициативами с украинской стороны.

Какова позиция Вашей страны по инициативе Киева ввести на Донбасс вооруженную миротворческую миссию ОБСЕ? Новое правительство готово поддержать эту инициативу Украины?

Миссия ОБСЕ присутствует на Донбассе с весны 2014 года. Наблюдателям из ее числа приходится работать в сложных условиях, рискуя жизнью: один из членов миссии погиб, подорвавшись на мине, во время следования патруля через зону, контролируемую сепаратистами, в апреле этого года. Вместе с тем, миссия имеет ключевое значение для продвижения вперед в разрешении конфликта.

Обсуждение средств для усиления эффекта от международного присутствия должно проходить в Вене при участии всех 57 членов ОБСЕ.

Создание "представительства" ДНР" в Марселе, визиты ряда французских парламентариев в Крым и на Донбасс. Какова Ваша позиция по этим вопросам? Францию втягивают в гибридную войну против Украины?

На самом деле, 9 июня 2017 года в супрефектуре Экс-ан-Прованса была зарегистрирована организация, именуемая «Центр официального представительства Донецкой народной республики (ДНР) во Франции». Но следует внести ясность: речь идет о частной инициативе локального характера. Мы, естественно, не имеем двусторонних контактов с фактическим

руководством этой территории и сохраняем приверженность суверенитету Украины в рамках признанных границ. Для французского государства упомянутая организация никоим образом не является «представительством» ДНР. Министерство иностранных дел Франции призвало соответствующие органы изучить случай этой новообразованной организации.

Что касается визитов некоторых французских избранников в Донбасс и Крым, хотела бы напомнить, что речь идет о частных инициативах, воспрепятствовать которым, в рамках правового государства, мы не имеем возможности, хотя и пытались, по мере возможного, отговорить их от реализации такого намерения. В рамках таких поездок депутаты не пользуются государственными средствами, а их действия не накладывают никаких обязательств на официальную власть. Подобные инициативы, вызывающие сожаление, не ставят под сомнение позицию Франции, которая сводится к твердой и неизменной поддержке суверенитета и территориальной целостности Украины.

Как вы оцените способность НАТО и ЕС противостоять гибридным угрозам со стороны России?

Мы предельно жестко осуждаем действия России на востоке Украины. Как об этом напомнил Президент Республики, «агрессия исходит не от Украины». Европейский Союз применяет весомые санкции по отношению к России, которые имеют значительное воздействие на российскую экономику и, несомненно, отражаются на внешней политике официальной Москвы.

В рамках НАТО всякое практическое сотрудничество с Россией было приостановлено вследствие противоправной и нелегитимной аннексии Крыма. Кроме того Альянс с повышенным вниманием следит за передвижениями российских войск и уже неоднократно высказывал свою обеспокоенность военной активностью со стороны России.

Тем не менее речь не идет о том, чтобы побуждать к какому-либо противостоянию либо же поддерживать существующее напряжение. Каналы для

коммуникации остаются открытыми и необходимо всячески способствовать политическому диалогу.

Считаете ли Вы санкции эффективным инструментом давления на Россию, и насколько при этом эти санкции отражаются на французской экономике? По вашему мнению, каковы должны быть основания для снятия или ослабления санкций?

Вам наверное известно, что французская экономика и ее предприятия почувствовали на себе влияние санкций, введенных против России. В частности, аграрный сектор пострадал от санкций и контр-санкций, введенных Россией. Но необходимо помнить о том, что Европейский Союз решил ввести ряд экономических санкций против России в ответ на ту роль, которую она играет в конфликте, полыхающем на востоке Украины. Длительность этих санкций напрямую связана с реализацией Минских договоренностей. Мы не пересматриваем занятую позицию и не ставим под сомнение мотивы, подвигшие нас на принятие данного решения. Без выполнения Минских договоренностей не может идти речь о снятии санкций; их действие, к слову, было продолжено Европейским Союзом до января 2018 года.

Как Вы оцените темп проведения реформ в Украине? В частности, судебной?

Некоторые реформы были осуществлены, некоторые находятся на этапе разработки. Украина начала очень амбициозный процесс. Франция всецело поддерживает его, делая свой взнос, в частности, в управленческой и судебной составляющей. К примеру, уполномоченный французский оператор Justice Coopération Internationale объединил усилия с представителями Литвы, Польши и Германии для содействия реформированию судебной системы.

С момента приезда в Украину, я уже могла отметить некоторые достигнутые результаты, но речь идет о долгосрочном процессе, для которого потребуется

еще не один год работы и неизменная политическая воля; пока же ситуация еще далека от идеала. Во время саммита ЕС-Украина в Киеве, 13 июля текущего года, руководители Евросоюза снова призвали украинское руководство ускорить борьбу с коррупцией, поскольку речь идет о настоящей проблеме, как об этом заявили Жан-Клод Юнкер, президент Европейской комиссии, и Дональд Туск, Президент Европейского Совета. В этом контексте судебная реформа и, в конечном итоге, создание независимых и избавленных от коррупции судов является, на мой взгляд, ключевым вызовом для модернизации страны, от которого зависит конечный успех в борьбе против коррупции.

По Вашему мнению, является ли работа Верховной Рады слабой в вопросе принятия необходимых законодательных актов для осуществления реформ?

Осуществление реформ представляет собой колоссальную задачу, а некоторые решения, которые должна принять Верховная Рада, являются крайне непопулярными. Я отмечаю, что, несмотря на противодействие, Парламенту удается принимать законопроекты, априори весьма чувствительные для украинцев, поскольку касаются вещей, имеющих символическое значение.

Крайне важно, чтобы проголосованные реформы сопровождались реальными шагами по их внедрению. В частности, я имею в виду реформу системы правосудия.

Каковы перспективы выхода французских компаний на украинский рынок, в частности для развития возобновляемой энергетики?

Французские компании уже работают и развиваются на украинском рынке; кстати, Франция является крупнейшим иностранным работодателем в Украине. Целый ряд компаний хотели бы зайти сюда и развивать новые проекты, в частности, в области возобновляемой энергии, поскольку, как вы справедливо

заметили, речь идет об отрасли, в которой французский опыт может немало принести вашей стране.

В то же время, нужно признать, что бизнес-климат остается довольно проблематичным. Президент Республики коснулся этого вопроса на встрече с Президентом Порошенко в Париже: несмотря на интерес к украинскому рынку со стороны все новых французских компаний, де- факто они пока не склонны начинать работу здесь по причине правовой незащищенности и коррупции.

К счастью, в составе украинского Правительства есть люди и структуры, которые пытаются решать проблемы и иногда устраняют возникшие препоны, несмотря на оказываемое противодействие. В частности, я имею в виду Офис привлечения и поддержки инвестиций Ukraineinvest, а также Офис национального инвестиционного совета при Президенте Украины.

Франция. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 27 июля 2017 > № 2264573 Изабель Дюмон


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 июля 2017 > № 2258042

Пора закопать этот труп

Исторические войны между Украиной и Польшей

Яцек Джеджина (Jacek Dziedzina), Gosc Niedzielny, Польша

Интервью с Лукашем Ясиной (Łukasz Jasina) — историком, сотрудником Польского Института международных дел (PISM).

Gość Niedzielny: Польский язык ближе к украинскому, чем к русскому…

Лукаш Ясина: Сходства можно даже точно подсчитать, украинцы сами часто отмечают схожесть наших языков.

- Однако договориться с ними о том, чтобы назвать исторические факты своими именами, у нас не получается точно так же, как с россиянами. Дело в их проблемах с исторической памятью или в нашей излишней придирчивости?

— Пожалуй, эта проблема касается в первую очередь украинцев, а не поляков. В Польше удалось провести много сложных дискуссий на тему нашей истории. Их результаты более или менее «переварила» польская интеллигенция. На Украине таких дискуссий было очень мало, там не происходило чего-то такого, как извинения президента Квасьневского (Aleksander Kwaśniewski) в 2001 году в Едвабно или президента Качиньского (Lech Kaczyński) в селе Павлокома в 2007 году (место массового убийства украинцев поляками в 1945 году — прим. Gość Niedzielny).

- Президент Украины Петр Порошенко в прошлом году преклонял колени на Волынской площади в Варшаве. Такого жеста мало?

— Преклонить колени перед жертвами — важный жест, недоставало только четкого заявления, кто несет ответственность за Волынскую резню. Это все равно, что отдать дань памяти жертвам концлагеря Аушвиц или Вольской резни (массовое истребление жителей варшавского района Воля 5-7 августа 1944 года — прим. пер.), но не сказать, кто выступал преступником.

- Удивительным образом оказывается, что находить с украинцами общий язык в исторических вопросах нам было проще при Кучме или Януковиче, которые представляли, скорее, российские интересы. Современный культ Бандеры и УПА (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) носит выраженный антироссийский характер, но одновременно он совершенно неприемлем с нашей точки зрения.

— В Польше существует миф, что тогда было проще, но на самом деле проблемы с темой Волынской резни существовали уже при Кучме. В течение почти 20 лет (за исключением периода президентства Виктора Ющенко) на Украине старались не превращать историю в основной аспект политической жизни. Мотив патриотической борьбы украинцев не акцентировали так сильно, как сейчас, пытаясь сохранить баланс между постсоветской памятью и антисоветской традицией. Мы, разбираясь с историей, обратили критику в первую очередь на самих себя. Вначале поляки осудили акцию «Висла» (массовая депортация украинцев с территории юго-восточной Польши в 1947 году — прим. пер.), отдали дань памяти ее жертвам и жертвам других преступлений, произошедших на территории современной Польши. Мы много лет подряд давали украинцам шанс на ответ, старались сгладить проблему Волыни, решить ее путем компромисса. Однако никто не предполагал, что украинцев не будут заботить польские чувства. Откровенно говоря, мы приучили часть украинских элит к тому, что поляки не требуют от украинцев слишком многого.

- Источник проблем кроется в том, что украинцы считают Бандеру героем, который помогал их стране обрести полную независимость, а поляки стараются свергнуть его с пьедестала?

— Во-первых, Степан Бандера — это символ конкретного военно-политического движения, с которым у поляков возникают проблемы. Дело не в этой фигуре как таковой. Украинский Институт национальной памяти занимается прославлением политического движения, во главе которого некоторое время стоял Бандера. Вначале это движение, сотрудничая в 1941-1942 годах с немцами, совершило ужасные преступления против евреев, а потом хладнокровно уничтожило тысячи поляков в Восточной Галиции и на Волыни. Принятые в 2015 году законы прославляют это движение.

На Украине существует не культ Бандеры, а культ УПА, и это представляет для нас основную проблему. Украинцам сложно осознать, что сравнение этого культа, например, с почитанием в Польше Юзефа Пилсудского (Józef Piłsudski) не вполне уместно. Конечно, каждый может выбирать себе героев, но здесь ситуация выглядит так, как если бы немцы внезапно начали чтить нацистских преступников, а австрийцы — воздвигать памятники Гитлеру. Такие же проблемы на почве истории остаются у нас с Россией, которая тоже не готова каяться за геноцид против польского народа.

Украинские историки, которые пишут объективные книги на эту тему и учитывают в том числе польскую точку зрения, сталкиваются со сложностями. Автор, пожалуй, лучшей украинской монографии о польско-украинском конфликте периода Второй мировой войны, историк Игорь Ильюшин, не может сейчас найти работу. Представляется, что многие украинцы не готовы сейчас к такой дискуссии. Геноцид поляков пытаются изобразить польско-украинской крестьянской войной, но это неправильно, поскольку в таком случае ответственность за него возлагается на весь украинский народ. Украинский Институт национальной памяти, который сейчас задает тон исторической политике, ставит во главу угла прославление УПА и украинской революции 1919-1922 годов. По иронии судьбы, прославляя борьбу с россиянами, украинцы вступают в конфликт с поляками. Мы, признавая за украинцами право выбирать героев, не можем согласиться на то, чтобы такими героями становились люди, повинные в массовых преступлениях.

- Возможно, проблема возникает как раз потому, что у украинцев нет альтернативы? УПА ассоциируется у них в основном с противостоянием Советскому Союзу, а о том, что это движение носило антипольский характер, знают не все.

— У украинцев есть много героев, на которых можно было бы выстроить позитивную историческую политику, обращающуюся к теме борьбы с Россией и стремления к независимости. Между тем, украинцы действительно мало знают о том, какова была реальная роль УПА, а исторической политикой занимаются люди, которым по политическим соображениям выгодна идеализация этого движения, создание мифа.

Польша, в свою очередь, заинтересована в том, чтобы переводить на украинский и английский язык работы о том, что происходило в годы Второй мировой войны. Нужно создать польский исторический институт в Киеве и украинский — в Варшаве, которые займутся обсуждением исторических тем. Такие институты (они есть, например, у Польши и Германии) позволят дискуссиям перейти с политического уровня на уровень этих организаций. Сейчас желания Украины идти на компромисс с Польшей в исторических вопросах мы не видим.

- С Германией было, пожалуй, проще: сильный партнер, которому есть за что приносить извинения, в большей степени чувствовал себя обязанным протянуть нам руку. Украине, даже если она осознает за собой вину, сложнее выступить с инициативой, поскольку Польша выступает сильной стороной. Возможно, это проблема психологического свойства?

— Сейчас на Украине считают, что именно Польша больше заинтересована в Украине, а не наоборот. Многие украинские политики и публицисты часто подчеркивают, что они могут рассчитывать на поддержку других союзников из ЕС: Германии, Франции, Литвы. Польша Украине уже не нужна. Там считают, что это мы нуждаемся в ней, поскольку она играет роль буферной зоны, отделяющей нашу страну от России.

- Стоит признать, что украинцы во многом правы, ведь именно по этой причине Польша избрала политический курс, суть которого можно выразить лозунгом «поляк и украинец — братья».

— С объективной точки зрения Киев находится в гораздо более сложной ситуации, чем Варшава, поэтому ему нужен союз с нашей страной. Украинским элитам следует понять, что поляки придают большое значение исторической тематике. Сейчас на Украине не ценят контактов с Польшей, а из-за этого не осознают масштаб проблем, которые возникли в наших взаимных отношениях.

- Именно поэтому в день, когда украинцы получили право въезжать в ЕС без виз, президент Порошенко появился на границе со Словакией, а не с Польшей?

— Это был довольно неудачный жест, потому что именно Варшава выступает главным «адвокатом» Украины в деле соглашения об ассоциации. Она заслуживала знака внимания. Честно говоря, эти проблемы в исторической политике стали для украинского руководства оправданием для того, чтобы не придавать Польше особенного значения. Между тем, такие темы, как Волынская резня, — это неразорвавшаяся бомба. 20 лет назад о ней мало знали даже у нас, но сейчас она стала элементом нашей национальной памяти. Украинцы не понимают, что им придется заняться этой проблемой.

- Почему придется, если их самих она не тревожит, а в Польше они не заинтересованы?

— Эта тема может бросить тень на восприятие украинцев и украинское государство в Польше. Украинцы должны понять, что конфликт с Варшавой им невыгоден. К сожалению, нынешние украинские элиты, судя по всему, не в силах этого сделать. Они на самом деле не видят смысла в разрешении этого конфликта, поскольку Польша кажется им недостаточно важным партнером, чтобы идти ей на уступки.

- Становимся ли мы с такой неразорвавшейся бомбой удобным объектом для российских манипуляций, ведь Россия всегда использует конфликты в своих интересах?

— Украинское общество осознает, что провокации возможны, но в результате можно избрать легкий путь во многих сферах и начать списывать все на Россию. Если мы хотим, чтобы проект, о котором вы упомянули, «поляк и украинец — братья», оказался успешным, этим браться придется сказать друг другу всю правду. Невозможно прятать труп в шкафу, рано или поздно он из него выпадет. Пора позволить ему это сделать, поговорить о нем, а потом вместе его закопать.

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 июля 2017 > № 2258042


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 июля 2017 > № 2256350 Андрей Заяц

Впервые за многие годы МИД Украины наращивает присутствие в ряде стран мира, открывает "замороженные должности" – госсекретарь МИД А.Заяц

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" государственного секретаря МИД Украины Андрея Заяца

Вопрос: На сегодня не назначены послы во многих странах. Расскажите о причинах такой ситуации

Ответ: Назначение послов не является частью прохождения классической государственной службы. Я, как руководитель госслужбы, в Министерстве отвечаю за классическую госслужбу. Назначение послов – это, в первую очередь, политический акт главы государства, которым он высказывает личное доверие к тому или иному кандидату, который может быть государственным служащим, но может и не быть госслужащим на момент назначения.

Но, что касается назначения послов, среди последних назначений хотел бы отметить указ президента о назначении главы Миссии Украины при НАТО, которого все долго ждали. Глава Миссии при НАТО в ближайшее время отправится на место назначения, сейчас он заканчивает соответствующую подготовку, потому что, безусловно, работа на таком ответственном направлении требует отдельной подготовки.

Вопрос: Планируется ли усиление самой Миссии при НАТО и активизация сотрудничества с Альянсом в целом?

Ответ: По поводу активизации сотрудничества точный ответ даст Вадим Пристайко, который уже в ближайшее время отправится в Брюссель. 25 июля он вышел на работу после своей стажировки. Как госсекретарь могу сказать, что после назначения главы Представительства были приняты все необходимые меры для того, чтобы наша Миссия при НАТО была обеспечена кадрово, финансово и ресурсно для выполнения поставленных функций. Это моя задача и я ее выполнил.

Вопрос: Расскажите о конкурсах на замещение должностей в украинских диппредставительствах за границей.

Ответ: 4 июля правительство Украины приняло изменения в законодательство с учетом нашей специфики – ротации сотрудников дипломатической службы. Мы уже закончили всю внутреннюю работу для того, чтобы провести все конкурсы. Сегодня первые 16 конкурсов были объявлены. Это первая партия – 16 должностей в разных странах. Среди них и консулы и экономисты, специалисты по финансовым вопросам. Это должности, которые нам необходимо срочно заполнять.

25 июля начался прием заявлений, они будут приниматься до 14 августа. Пакет документов является классическим для любой должности на госслужбе. Первый этап - это тестирование на знание украинского законодательства, дальше уже включается наша специфика.

Для начала кандидат должен подтвердить знание иностранного языка, для этого в Дипакадемии создан центр языкового тестирования, при отсутствии международного сертификата человек может пройти соответствующий тест у нас.

После прохождения этого этапа кандидат отправляется в тот департамент, который занимается соответствующей страной – для прохождения собеседования. После – конкурсная комиссия. Мы полтора месяца проводили тренинги для подготовки членов конкурсной комиссии. Эта работа проводилась с агентствами по подбору персонала для того, чтобы наши коллеги, у которых достаточно профессионального опыта, но недостаточно в кадровом вопросе, могли профессионально оценить кандидатов.

Вопрос: По аналогии с военнослужащими-контрактниками, которые после подписания контракта с ВСУ 3 месяца проходят обучение и слаживание, для дипломатических "бойцов" такая процедура предусмотрена?

Ответ: Безусловно. Даже если человек имеет юридическую практику, но выиграл конкурс на должность консула, то его нельзя просто так отправлять в консульство или посольство. После определения победителя конкурса начинается стажировка. В зависимости от должности человек будет обучаться от нескольких недель до нескольких месяцев. Наша задача – чтобы человек учел все особенности, нашу специфику, чтобы прибыв в посольство, человек сразу включился в работу. В Дипакадемии будут проводиться семинары и специальные курсы, и параллельно человек будет работать в профильном департаменте. С лицами, победившими в конкурсе, будет подписываться контракт: до 4-х лет в стандартных странах и до 3-х лет в странах со сложными климатическими условиями или условиями безопасности.

Вопрос: Уровень зарплат будет соизмерим с зарплатами украинских госслужащих, или служащих страны пребывания?

Ответ: Зарплата единая для всех госслужащих, и она выплачивается в гривнях. Если специалист в Минмолодежи и спорта получает "икс" гривень, то столько же получает наш специалист в посольстве США или в Брюсселе. Но это зарплата. Но, находясь в заграничной командировке, сотрудник дипслужбы получает компенсационные выплаты. Они выплачиваются в долларах США или евро, они назначаются для покрытия издержек, которые выше пребывания этого госслужащего в Украине. На прошлой неделе правительство приняло решение о пересмотре уровня компенсационных выплат, в среднем они выросли на 12%. Это если брать всю систему. Этот пересмотр является первым за 7 лет. Этот уровень зарплат и выплат компенсаций на сегодня является вполне конкурентоспособным. Именно поэтому мы рассчитываем, что качество кандидатов, которые будут принимать участие в наших конкурсах, будет очень высоким.

Вопрос: А каким образом рассчитываются компенсационные выплаты?

Ответ: Они рассчитываются по методологии ООН. Это делается для того, чтобы обезопасить от субъективных подходов и предположений о качестве отношений с послом. ООН регулярно определяет стоимость жизни экспатриированных служащих во всех странах мира и мы берем эти данные, как шкалу. Безусловно, мы не можем столько платить, как платит ООН, потому что это большие суммы, но пропорции мы сохраняем, потому что это наиболее объективный и методологически правильный критерий для определения таких выплат.

Вопрос: Сколько таких конкурсов вы планируете провести до конца года?

Ответ: По иностранным учреждениям мы поставили себе задачу до конца года заполнить свыше 120 должностей. С учетом количества кандидатов на последних конкурсах, которые мы проводили в 2015 году, средний показатель составлял 24 кандидата на одно место. Это позволяло нам выбирать достойных людей с хорошим профессиональным бэкграундом и знанием иностранных языков. Мы были довольны качеством претендентов. Сейчас, я думаю, будет еще лучше.

Вопрос: Сколько должностей вы планируете закрыть до конца года в самом Министерстве?

Ответ: Конкурсы однозначно будут проходить, потому что закон о госслужбе предусматривает, что повышение происходит по итогам конкурса. Если сотрудник работает хорошо и есть необходимость его поощрить и повысить в должности, то единственной нашей возможностью сделать это является объявление конкурса, в котором данный сотрудник также принимает участие. Эти конкурсы мы также планируем проводить. Я думаю, через 2 недели мы начнем проводить конкурсы на должности в самом Министерстве.

Вопрос: На какие именно должности в ведомстве вы планируете объявить конкурсы?

Ответ: Если говорить о младших должностях, с которых люди начинают карьеру, или на которые они могут рассчитывать после 2-3 лет профессиональной деятельности, то мы рассчитываем на 25-30 конкурсов для младших должностей. В то же время, и это принципиальная позиция министра иностранных дел, мы будем объявлять конкурсы на высокие должности, такие, как директор Департамента. Эти конкурсы также будут объявлены в августе.

Вопрос: Какие планы официального Киева по усилению присутствия за границей, и в каких именно странах?

Ответ: Я бы выделил несколько аспектов. Благодаря тому, что в 2017 году Министерству впервые выделен больший ресурс, чем во многие предыдущие годы, мы смогли открыть много так называемых "замороженных должностей", которые не финансировались многие годы. Поэтому большинство должностей, на которые мы сейчас начинаем конкурсы, это "размороженные должности", которые ранее не заполнялись.

Второй аспект – это усиление существующих учреждений. При определении посольств, которые планируется усилить кадрами, мы анализировали активность посольства, количество визитов, место этой страны на геополитической карте мира, наличие межправительственных комиссий, визитов межпарламентских групп. Все это требует внимания и сопровождения. Возможно, есть страна, не слишком сильная с точки зрения политических контактов, но там есть большая украинская диаспора, которая имеет влияние, их тоже надо поддерживать.

Мы уже усилили свои отделы по экономическому сотрудничеству стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в странах Африки и Ближнего Востока. Если смотреть статистику роста товарооборота за 5 месяцев текущего года, то большой прирост нашего экспорта был обеспечен именно благодаря этим странам. К примеру, в текущем году удалось в 14 раз увеличить экспорт меда и сливочного масла в Марокко. Раньше кроме зерновых и металлов мы туда ничего не экспортировали.

Еще один аспект – нам удалось исправить ситуацию с учреждениями, которые состояли из одного сотрудника. Раньше наши посольства в Анголе и Эфиопии, а также еще два учреждения, состояли из одного сотрудника, это было неприемлемо. Сейчас в Эфиопии и Анголе по два сотрудника. Тенденция к увеличению штата будет, если посольства продемонстрируют результаты своей работы. С Анголой в этом году удалось в два раза увеличить товарооборот, начался экспорт украинских товаров, которые ранее не экспортировались. Эфиопия это также громадный рынок сбыта, с которым активно идет торговля, но и штаб-квартира Африканского союза, где в прошлом году мы получили статус наблюдателя.

Работа со всеми теми странами, где у нас нет посольств, ведется либо в Нью-Йорке в рамках ООН, либо в рамках Африканского союза, где послы выбираются по очень высоким профессиональным критериям.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 июля 2017 > № 2256350 Андрей Заяц


Украина. Ирландия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254531

Раздор из-за Ryanair на Украине. (Не)надежное приземление иностранных предпринимателей

Фарс, связанный с выходом авиакомпании на рынок, четко показывает: семейные кланы и кланы бизнеса удерживают государственные позиции, чтобы соблюдать собственные экономические интересы.

Йоханнес Ляйтнер (Johannes Leitner), Ханнес Майсснер (Hannes Meißner), Der Standard, Австрия

11 июня граждане Украины получили возможность безвизовых поездок в ЕС. Таким образом, для международных компаний открываются возможности ведения бизнеса. В соответствии с этим, ирландская авиакомпания Ryanair весной 2017 года объявила о выходе на украинский рынок. Она должна была предложить полеты из разных городов Европы в Киев и Львов и обратно, в этой связи был разработан план полетов. Продажа билетов уже началась. После этого последовал уход компании. Продажа билетов была остановлена. Дэйвид О'Брайен (David O'Brien), главный коммерческий директор Ryanair, обосновал решение тем, что невозможно было достичь соглашения с руководством киевского аэропорта Борисполь. В то же время О'Брайен упрекнул Павла Рябкина, исполнительного директора аэропорта Борисполь, в том, что он хотел защитить авиакомпанию Ukraine International Airlines (UIA) от международной конкуренции. Уход О'Брайена был поддержан украинским министром транспорта Владимиром Омеляном, который уже в июне 2017 года сообщил, что Рябкин не хотел подвергать опасности монопольное положение UIA в полетах в Европу.

Пикантным моментом в этой истории является то, что влиятельный олигарх Украины Игорь Коломойский является совладельцем UIA. На Украине самолеты действующих бюджетных авиакомпаний обслуживают главным образом ближневосточные линии, до сих пор таких линий в Европу не было. Как Рябкин, так и UIA отвергают обвинения в нарушении конкуренции и аргументируют свою позицию несоразмерными требованиями со стороны Ryanair, в результате чего аэропорт Борисполь мог понести финансовые потери.

Украинский премьер-министр Владимир Гройсман снова настаивает на возобновлении переговоров с Ryanair, а министр транспорта угрожает увольнением Рябкина, если не будет достигнуто соглашение между аэропортом Борисполь и Ryanair.

Ссора с Ryanair — не отдельный случай

Фарс с ирландским лоукостером может на первый взгляд показаться отдельным случаем, когда частное иностранное предприятие сталкивается с особенностями украинского рынка или, по крайней мере, узнает о громадных трудностях. В то же время кажется, что наблюдателям трудно нарисовать точную картину ситуации. Идет ли дискуссия на рациональном уровне и в рамках формальных законов? Или же влиятельные олигархи на заднем плане дергают за неформальные ниточки, чтобы обеспечить интересы своих частных прибылей?

Подобные события на постсоветском пространстве являются безусловно не единичными случаями. В нашей книге «State Capture, Political Risks and International Business. Cases from the Black Sea Region» (Захват государства, политические риски, международный бизнес. Случаи черноморского региона) мы рисуем структурный задний план на примере различных случаев и даем набросок концепции, чтобы быть в состоянии структурно анализировать эти происшествия.

Феномен «захвата государства»

В центре этого находится феномен «захвата государства». Это значит, что сети предприятий семейных кланов и бизнес-клик занимают государственные позиции, чтобы использовать их в своих частных интересах. Эти элиты хотят все время сохранять свое господство. Они делают это не только с помощью репрессий, но также и с помощью «приватизации» общественных активов и их распределения в сетях, напоминающих пирамиду и обеспечивающих прямое покровительство. Таким образом, покупается легитимность, лояльность, и происходит стабилизация системы господства.

В таком контексте официальный порядок имеет два параллельно существующих вида системной логики. С одной стороны мы видим логику формального порядка, закрепленную в конституции, законах и предписаниях. С другой стороны мы видим неформально существующую логику порядка. Хотя формальный и неформальный порядок часто противоречат друг другу, обе формы логики существуют синхронно и проявляются во взаимодействии. Дело в том, что правящие элиты злоупотребляют формальным коллективным порядком для достижения своих частных, неформальных целей господства. Для иностранных предприятий, которые хотели бы инвестировать в подобный рынок, это сопряжено со специфическими политическими рисками.

Украинское кумовство

Один из таких политических рисков мы называем «Systemic (Dis)-Favouritism» (систематический (не)-фаворитизм). Правящие элиты используют всю находящуюся в их распоряжении государственную власть, чтобы благоприятствовать предприятиям собственной сети и держать на расстоянии собственных и иностранных конкурентов. Инструментами в таких случаях являются управляемая юстиция и бюрократия, а также сознательно утаиваемые законы и предписания. Произвол, непрозрачность и ненадежная правовая система становятся оружием против незваных гостей.

Кланы семей и бизнеса у власти

Но вернемся к Украине. Как почти во всех постсоветских республиках, «захват государства» на Украине является основополагающим наследием Советского Союза. Так партийные кадры использовали в высшей степени централизованную и охватывающую все общественные области обширную советскую политическую систему для разворачивания своих клиентских сетей. В беспорядочные годы после распада Советского Союза старые элиты и удачно интегрированные в сети новые рыцари удачи применяли практику управляемых процессов приватизации, чтобы укрепить свое политическое и экономическое господствующее положение и распределить между собой народное достояние.

Во времена Виктора Януковича проявления «захвата государства» приняли крайне уродливые формы. Так «Донецкие», клан семейных, сотрудничающих и приятельских банд, названный так по имени своего родного региона, стал известен тем, что бессовестно грабил государство и экономику. «Банде нет», главный лозунг революции Майдана, ставил себе целью сломать оставшиеся структуры.

Украина сегодня

Однако где же Украина находится сегодня по прошествии более трех лет после Януковича? Нынешний случай с Ryanair позволяет предположить, что проблематика «захвата государства» существует по-прежнему. Правда, революция потрясла эту неформальную систему господства и много раз ставила ее существование под сомнение. Однако произошло всего лишь смещение в соотношении сил. Являясь конкурентами, элиты, тем не менее, едины в том, чтобы как можно дольше сохранять существующую систему. Политические и экономические проблемы, возникшие в результате конфликта на востоке Украины, для них более чем приемлемы. В рамках исследовательской поездки в Киев в июне 2016 году мы занимались вопросом о том, как международные предприниматели оценивают политические риски на Украине в целом и реформы после революции в частности. При этом обнаружилось, что не крымский кризис и не конфликт на востоке Украины, а политические риски, связанные с «захватом государства», как и раньше, остались на прежнем месте. При этом господство Порошенко оценивается всего лишь как новая форма «захвата государства». За хорошо инсценированным прозападным спектаклем и реформаторской риторикой скрывается старая системная логика. Дебаты о пока намеченных реформах были при этом оценены как очень поляризованные. В процессе выравнивания интересов между революцией и реакцией Украине еще предстоит пережить критический момент. Нынешняя реформа судебной системы покажет, смогут ли реформаторские силы продолжать свою деятельность, и станет ли Украина надежным местом деятельности иностранных инвесторов.

Украина. Ирландия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254531


Украина. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254446 Марат Гельман

Марат Гельман: Запрос на русскую культуру в Украине все еще существует по одной причине

Светлана Шереметьева, Сергей Харченко, Апостроф, Украина

Российский политтехнолог, галерист и арт-менеджер МАРАТ ГЕЛЬМАН приехал в Киев, чтобы помочь отобрать картины украинских художников для коллекции Национального центра искусства и культуры Жоржа Помпиду в Париже. Во второй части интервью «Апострофу» он рассказал, почему культурная ситуация в Украине благоприятней, чем в России, почему война — это плохо для искусства и как россияне справляются с «неловкостью», с которой вынуждены жить.

Апостроф: С чем связан ваш визит в Киев? Встречи с единомышленниками, запуск новых проектов, поиск новых имен в украинском искусстве?

Марат Гельман: В феврале этого года я подарил Центру Помпиду шесть работ из своей коллекции. В разговоре с директором музея мы обнаружили, что у них практически нет в коллекции украинских художников, а главное — нет информации о них. То есть у них в коллекции есть Борис Михайлов и Юрий Лейдерман, но эти два художника шли у них по линии русских художников.

Так или иначе, сегодня Центр Помпиду — это одна из двух самых главных институций в Европе, это не французский музей, это европейский музей, такое себе министерство культуры Европы. Я предложил исправить ситуацию и познакомил их с Зенко Афтаназивым (коллекционер, основатель фонда Zenko Foundation, который продвигает современное украинское искусство, — «Апостроф»), культурным фондом Украины, который в основном работает на Западе.

И вот сейчас (разговор состоялся в первой половине июля, — «Апостроф») совместно с Николя Люччи-Гутниковым, одним из ведущих кураторов Помпиду, я приехал сюда. Мы ходим, смотрим мастерские, институции. На днях была большая встреча с украинскими коллекционерами, потому что для музея важно иметь не те работы, которые сегодня делаются, а более ранние, которые уже находятся не у художников, а в частных коллекциях. Собираем килограммы каталогов для того, чтобы изучать это все дело. И я надеюсь, что с осени начнется эта программа, которая для украинского искусства может оказаться крайне важной. Попадая в Центр Помпиду, художники сразу попадают в международный оборот — тысячи кураторов со всего мира, имея какие-то разные свои идеи, формируют выставки очень часто из запасников крупных музеев. Если вы были в Париже и посещали библиотеку Центра Помпиду, вы поймете, почему это своеобразный вокзал, куда приезжают кураторы со всего мира. Переоценить это нельзя. Я пообещал, если этот процесс пойдет, то я подарю тоже свои коллекции, ранние какие-то работы.

— Как вы в целом оцениваете культурный запрос украинского общества сейчас? Особенно в таких непростых социально-экономических условиях.

— Смотря с чем сравнивать. Если сравнивать с русской ситуацией, то, конечно, хорошо то, что не мешают. В России на пространстве культуры реально идут военные действия, власть воюет с людьми культуры. Не стесняется, открыто говорит и демонстрирует, что у нас идет война, и что мы хотим поменять людям мозги, мы хотим, чтобы к штыку приравняли перо, мы хотим, чтобы везде были лояльные люди. Даже если художник занимается каким-то совсем академическим направлением, как классическая музыка, но проявляет нелояльность к власти, то значит, он в стане врага. В этом смысле в Украине, конечно, лучше. Но пока что это единственное, в чем лучше.

Понятно, что поскольку здесь продолжается война, то востребована патриотическая направляющая, а она, как известно, обычно на пользу искусству не идет. Мы можем разделять эти ценности или нет, но упрощение смыслов в искусстве — не есть хорошо. Искусство — это усложнение ситуации, а война — это упрощение. Упрощаются смыслы: друг — враг, хорошо — плохо. Вот я вчера устроил такой маленький вечер с Сашей Кабановым, моим любимым поэтом, который живет здесь, в Киеве. У него такая прекрасная поэзия… В последнюю очередь должен идти разговор о его политической позиции, потому что он представляет, с моей точки зрения, реальную культурную ценность. Но он сегодня сталкивается с упрощенным взглядом на его творчество.

В целом моя гипотеза заключается в том, что избавиться от этого в Киеве нельзя, потому что Киев воюет и поэтому не может по-другому реагировать на культуру. Поэтому очень важно то, что происходит во Львове. Хотелось бы, чтобы стало важным то, что происходит в Харькове, в Одессе, то есть в других городах, в которых нет такой украинской тематики. Они должны взять на себя роль такого общеевропейского культурного проекта.

Вчера с Николя мы слушали очень много людей, выступали художники, коллекционеры, кураторы. И он мне говорит: «Слушай, а почему они так часто говорят „украинские художники"?» Во Франции это было бы невозможно. У художника есть имя, фамилия, город, где он живет. Но никто не говорит «французский художник», потому что, черт его знает, он французский или не французский, может, он из Палестины 20 лет тому назад приехал. Там не акцентируется национальная принадлежность. Есть принадлежность к месту, к контексту. Город — контекст. Когда художник говорит, что он из Берлина, то понятно, в каком художественном контексте он живет. Он встречается с какими-то критиками, с какими-то коллегами, выставляется в каких-то городах. Когда он говорит, что он — немец, это вызывает некое подозрение.

— А вы не согласитесь, что для украинцев идентификация через нацию была всегда первостепенной? И до военных событий.

— Я просто хочу сказать, что в Киеве, видимо, этого не избежать. Но идентификация через нацию выглядит странно для Европы.

Есть люди, которые считают, что процессы должны иметь последовательность: сначала выиграем войну — а потом займемся культурой. Дело в том, что сначала выиграем войну, потом поднимем экономику, потом построим дороги и так далее… Когда так люди говорят, я привожу в пример эпоху Возрождения. Вы думаете, что в эпоху Возрождения были все сыты? Не было ни одной эпохи в истории человечества, когда все были сыты, чтобы кто-то сказал: «Теперь, когда мы накормили народ, давайте займемся культурой». Мы хотим, чтобы все процессы шли параллельно. И если мы хотим, чтобы процессы шли параллельно, и при этом понимаем, что мы имеем то, что имеем, то нужно идти по линии децентрализации.

— Что значит линия децентрализации для Украины в культурной сфере?

— Линия децентрализации для такой страны, как Украина, — это законодательство, то есть нужно менять законодательство в культурной части. Кроме того, нужны так называемые кейсы открытости. Нужно в проекты впускать Европу, чтобы она эти стандарты сделала естественными. Это не просто так. Условно говоря, должен быть создан некий механизм, какие-то проекты, задачи, в связи с которыми они будут приезжать сюда. Это крайне важно и хорошо тем, что вне основной политики. Понятно, что здесь, пока будут воровать деньги или пока будут убивать людей, сложно говорить о чем-то другом. Но здесь можно сделать еще какую-то важную работу.

— Какие украинские художники вас особенно впечатлили в последнее время?

— С одной стороны, я многих очень хорошо знаю, и если сейчас кого-то забуду, то потом обиды начнутся. А с другой стороны, какую-то молодежь я еще не видел, еще знакомимся. В целом такое ощущение, что 90-е годы — самое значительное явление. Но в то же время уже дети тех художников, которые были в 90-е, тоже проявляют себя. Это интересно. В целом ситуация, может быть, не очень хорошая в количественном смысле, потому что сегодня в Европе художник — более массовая профессия, чем в Украине. Но тут школа дает о себе знать. Отсутствие массовой профессии художника всегда связано с экономикой.

— А если сравнивать с Россией?

— В России этого запроса еще меньше. Дело в том, что постиндустриальная экономика порождает профессию художника как более массовую. Например, так называемый бизнес по обслуживанию свободного времени. В мире сейчас люди работают в три раза меньше, чем 50 лет тому назад. Это означает, что огромное количество свободного времени на что-то тратится. И города превратились в такой бизнес по обслуживанию свободного времени. Две тысячи лет назад город был безопасным местом, где ты за крепостными стенами прятался от врага, позже город стал торговой площадью, где ты менялся товарами, потом город был местом, где ты ищешь работу, а сейчас город стал местом, где ты тратишь свое свободное время. Например, лондонская семья 17% своего бюджета тратит на вот это самое свободное время — музыка, посещение музеев и так далее. Не только на искусство, а на развлечения в целом, но искусство — важная часть этого бизнеса. Поэтому там, где постиндустриальная экономика развивается, доминирует над индустриальной, фигура художника становится значительней и художников становится больше.

Европа сегодня, может, еще не стала, но я уверен, что скоро станет территорией искусства в разных проявлениях. Везде будет искусство, в частности в бизнесе, будет другой тип бизнеса строиться. В общем, грядут большие изменения в связи с этим.

— Вы говорите, что Европа станет территорией искусства в целом, а какова роль США в этом процессе?

— Будущее наступает не одновременно. Мы понимаем, что когда буржуазная революция происходила во Франции, Италия еще долго находилась в феодальных отношениях. И так везде. Я думаю, что постиндустриальный мир все-таки первоначально будет наступать даже не в Европе в целом, а вот в странах комфортного климата — Средиземноморье или Австралия.

То место, которое в индустриальном мире занимала, например, конкуренция корпораций, в постиндустриальном будет занимать конкуренция территорий. Если в 20 веке мы наблюдали за конкуренцией Coca-Cola и Pepsi-Cola, то в 21 веке конкуренция будет между Киевом и Прагой, между Берлином и Парижем, например. Это будет главная конкуренция, конкурировать будут за место, где человек сейчас живет. Работать он может где угодно, соответственно, он выбирает место, где ему лучше тратить свое свободное время. И вот эта конкуренция будет основным сюжетом на ближайшее время. И художник в широком смысле слова играет очень важную роль в этой конкуренции. Точно такую же, какую ученый играл в индустриальном мире.

Сейчас идет переход от универсальных вещей к уникальным. Вот корпорации борются за универсальное. Если Apple создала удобный механизм, то любой, кто хочет создать такой же гаджет, вступает с ней в конкуренцию. И если он делает хуже, он проигрывает, он не нужен, победитель получает все. Ситуация искусства — ситуация уникальная. Если какой-то роман какого-то писателя, например, «Гарри Поттер», стал популярным, то это, наоборот, расширяет пространство для следующих писателей, которые пишут в этом жанре. Это вообще другой рынок, в котором есть место для уникального. Если в 20 веке миллиардерами становятся компании, которые производят кинокамеры, то в 21 веке миллиардерами становятся режиссеры, которые на эти кинокамеры снимают фильмы. Кинокамеры дешевеют, на них почти ничего не заработаешь. Зато если ты сделаешь продукт, и его просмотрят миллиарды, то это совсем другое дело. В этом разница и получается, что в производстве кинокамеры главной фигурой является ученый, а в производстве кино — художник.

— Вы уже сказали о доминирующей роли государства во всех сферах в России. Как это все-таки влияет на культурную жизнь? Есть плохие примеры этого процесса, а есть и хорошие, как кино Звягинцева, например.

— Если в советское время культурная жизнь продолжалась, если Пастернак мог работать во времена Сталина, то, естественно, и сейчас будет продолжаться. Другое дело, что нельзя назвать этот процесс успешным, потому что мы знаем тех, кто выстоял, но не знаем тех, кто не выстоял. Причем не выстоял — и в смысле исчез, и в том смысле, что стал официальным государственным последователем.

В целом я так вижу проблему. Человек выбирает свой жизненный путь. Вот студенты офицерского училища видят себя мужественными людьми, которые сопротивляются. А студенты музучилища изучают искусство, от них мужество не требуется. И вот вдруг появляется некая новая ситуация, которая от людей искусства требует мужества. А от них требовать нельзя, они не собирались быть мужественными. Получается, что главная проблема — конформизм. Никого здесь нельзя обвинять, потому что они хотели себе другой жизни. Но в целом, я считаю, ситуация плохая именно в этом. Все отравлено этим ядом конформизма. Люди, которые вынуждены работать в Третьяковке и в подобных институциях, каждый день сталкиваются с неловкостью того, что они сотрудничают с государством, которое… — и дальше через запятую.

Здесь в Киеве есть Мария Куликовская, которая во время «Манифесты» (биеннале современного искусства в России, — «Апостроф»), которая была в Эрмитаже в Петербурге, замоталась в украинский флаг и легла на ступеньках. Это был очень важный жест, потому что все люди, которые приехали в Питер на «Манифесту», чувствовали себя чуть-чуть неловко. Понятно, пропустить «Манифесту» нельзя, это очень важный момент для того, чтобы познакомиться или встретиться со старыми знакомыми, предложить свои проекты, культурная жизнь мировая живет через такие встречи. И вот эта девочка усилила эту неловкость, легла, чтобы, не дай Бог, не забыли. Мне кажется, что это очень важно. В принципе, все люди, которых мы любим и ценим, которые продолжают работать в России, чувствуют себя неловко. И этот яд конформизма присущ.

Но, с другой стороны, мне понятно стало, что Москва — это сильнейший город, сильнее, чем Россия вообще. В ней есть какая-то своя культурная составляющая, и не важно — Путин или Шмутин. Это такая клубная культура что ли, которая не зависит от государства. И сломать это не удалось, несмотря на все попытки государства. И сегодня, я бы так сказал, на фоне отравленной русской культуры существуют живые организмы, как питерская культура, московская культура, другие городские культуры. А что касается крупных музеев — да, у них есть политическая задача — преодолеть изоляцию. Причем эту политическую задачу ставят со всех сторон. Например, министр Франции может сказать: «Слушайте, мы тут ссоримся с Россией, но мы ж не хотим, чтобы все порвалось, поэтому вы тут, пожалуйста, вась-вась». Крупные институции с высокой репутацией сейчас выполняют политический заказ, чтобы показать, что изоляции не существует.

— Насколько эффективно этот механизм работает?

— Сравнительно эффективно. Дело в том, что если взять разные сферы жизни в России — экономика, политика, право — то окажется, что русское искусство — самая интегрированная часть в мировой контекст. В гуманитарной сфере нет понятия отставания, в отличие от технологической. Это в технологической можно сказать: «Вот, российское самолетостроение отстало на 30 лет. Чего с ними сотрудничать? Пусть они, воруя наши чертежи, делают свои и называют это импортозамещением, это их дело». А в гуманитарной сфере вообще нет понятия отставания. Всякий человек, который занялся искусством, начинает с нуля и владеет всем гуманитарным знанием, где бы и в какое время оно ни родилось. В этом смысле у нас нет отставания. Хотя мы внутри своего круга все время жалуемся, что мы плохо интегрированы, что мы не являемся частью европейского искусства, что нас не знают. Но при этом всем мы лучше интегрированы, чем любая другая сфера постсоветской жизни.

— Другой момент интеграции искусства. Сейчас у нас все чаще запрещают въезд артистам, которые выступают в Крыму. Как это дальше будет развиваться?

— Я считаю, что вообще вам интересоваться тем, что будет делать Россия, не нужно. Важно понять, как вы будете заполнять эту пустующую нишу. Я уверен, что запрос на русскую культуру существует только потому, что есть некий вакуум. Культурный обмен и культура — это почти тождество. В мире нет ни одного крупнейшего города, который бы жил в собственных культурных силах. Ни Лондон, ни Берлин никогда не будут интересными городами только за счет художников и музыкантов, родившихся в Лондоне и Берлине. Нужен культурный обмен. Другой вопрос, что культурный обмен — это такая энергозатратная штука, и нужно понять, откуда брать эту энергию. Или нужны какие-то изящные, красивые технологии, которые позволяют делать это без денег. Например, Сараево — это деревня с сельским руководством. Но там было два человека — директор местного музейчика и еще один бизнесмен, которые сумели сделать так, что ведущие художники туда приезжают и еще и дарят свои произведения. У вас нет денег — но у вас есть что-то свое, вы новые. Нужно сделать так, чтобы заполнялся вакуум.

Я сейчас работаю в Черногории. В культурном смысле Черногория долгое время была провинцией Сербии. Детей отправляли туда учиться, художники-музыканты делали карьеру в Белграде. Марина Абрамович (мастер перформанса, — «Апостроф») — черногорка, но прожила всю жизнь в Белграде. Им нужна какая-то технология выхода из этой ситуации, они уже отдельная страна, они не могут быть под таким сильным влиянием соседа. У Черногории энергии недостаточно для того, чтобы самостоятельно какую-то культурную политику вести, поэтому стратегия такова, что мы — провинция многих городов. Белград? О'кей, мы провинция Белграда. Берлин? Берлина. Вена? Вены. Москва? Москвы. Это не вариант, конечно, для Украины, потому что Черногория крохотная. А для Украины тоже нужно продумывать какие-то стратегии, чем заполнять этот вакуум.

— А вы не считаете, что тот же запрет на въезд российским музыкантам уже помог украинской культуре переориентировать на европейский продукт?

— Тут я не могу вам cказать точно. Вот, например, «ДахаБраха». Очень люблю их. Один продюсер из Нью-Йорка, который хорошо их знает, не знал, что они из Украины. Они вне границ уже.

— Отравленная атмосфера в России много кого вынудила уехать?

— С одной стороны, мало кого, а с другой стороны — существенно. Володя Сорокин уже зовет в Берлин, он там уже окончательно осел. Главный писатель. Понятно, что тысячи писателей остались, а один уехал. Конечно, мало. Дело в том, что мы же все-таки продукты этой советской системы, и этот инфантилизм нам присущ. Страх потерять в виде государства или в виде родной страны, в виде языка какую-то мощную поддержку очень велик. Для обычного человека — велик, а для человека культуры — реально страшно. Русское искусство и литература — центричны. И, к сожалению, этот конформизм стал для меня неожиданностью. Я, честно говоря, не думал, что так будет. Я думал, что вообще власть обломается всех строить, потому что яркие интересные люди получили в 90-е годы прививку независимости. Но этого не случилось.

— А почему?

— Мы можем много рассуждать. Знаете, я обычно так говорю: «Давайте сейчас поговорим, почему в 1933 году у немцев так с Гитлером произошло». Это вопрос не к культурологу, а к психологу, понимаете. Это же касается целой страны, что происходит с людьми. Это медицинская проблема, с моей точки зрения.

Вот эта неловкость, ты живешь в неловкости год, ты живешь в неловкости два года, а потом ты пытаешься сделать эту ситуацию ловкой. А вот у них это получилось. В том-то и дело. Я недавно приезжал, я выступал на Geek Picnic (научно-популярный фестиваль, посвященный современным технологиям, науке и творчеству, — «Апостроф»), такая интересная айтишная молодежная аудитория. Параллельно наблюдал за людьми, так они уже не видят, многие уже как-то устроились по-другому. Я для них сейчас — как Мария Куликовская, которая лежит на ступеньках. Я для них — напоминание о том, что они в неловкой ситуации находятся. Значит, меня можно просто обойти.

— Ваша работа в Черногории меняет культурный окрас, который там есть?

— Когда ты находишься в России или в Украине, ты работаешь в России или в Украине. Когда ты находишься в Черногории, ты работаешь в Европе. У нас европейский культурный центр, который находится в городе Котор в Черногории. Соответственно, я делаю выставки в Вене, в Лондоне и так далее. Естественно, черногорская культурная составляющая присутствует больше, чем, например, сербская или хорватская, но именно потому, что она рядом. Но у меня не черногорский культурный центр, у меня европейский культурный центр, в котором черногорцев — четверть. И это правильно. И, более того, с черногорцами я стал работать только на второй год.

Если вы хотите создать международную институцию, то ошибка — взять национальную институцию и просто вкрапливать в нее, интегрировать международную. Наоборот — нужно взять интернациональную и сделать какие-то чуть-чуть более комфортные условия для местных.

— А украинцев много в центре?

— Да. Недавно вот появилась новая звездочка маленькая в Черногории, она переехала с мужем пять лет назад, очень талантливая художница — Виктория Кривинец. И вот мы сделали уже ее выставку большую.

Потом мы работали с харьковским фондом Фельдмана, который учредил художественную премию, и в качестве приза была стажировка в нашей резиденции для трех художников. Юра Соломко сделал нам проект, Саша Макарская, Игорь Гусев, у него международная карьера началась фактически с Черногории. Это же Европа. Сделали открытие Гусеву — приехал галерист из Вены, приехал директор стамбульского музея. Хотя со Стамбулом сейчас все плохо, Турция движется по пути Ирана. Это была интересная, яркая светская страна, а сейчас вот этот религиозный фундаментализм. Оттуда уезжают кураторы. Очень жаль, потому что для Балкан Стамбул был авангардом. И вот буквально на наших глазах заканчивается эта история.

Украина. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254446 Марат Гельман


Сингапур. Украина. Россия. Азия > Агропром > oilworld.ru, 24 июля 2017 > № 2254308 Ашвант Рагхаван, Яна Даниленко

Азиатский рынок зерновых: перспективный и меняющийся

Страны Азии всегда прочно занимали позиции лидеров среди импортеров зерна в целом и украинской пшеницы в частности. При этом с учетом характерной тенденции роста потребления на внутренних рынках импортная зависимость данного региона не только сохраняется, но и возрастает. Вместе с тем, в последние несколько сезонов в некоторых азиатских странах власти приняли ограничения на импорт зерновых, чтобы защитить интересы местных производителей. Подробнее о тенденциях и сложностях зерновой торговли в данном регионе нам рассказали трейдер по зерновым культурам Ашвант Рагхаван и эксперт по бобовым Яна Даниленко трейдинговой компании Agrocorp. LTD (Сингапур).

Справка

Компания Agrocorp International Pte Ltd – одна из крупных мировых агропромышленных компаний, начавшая свою деятельность в 1990 г. в Сингапуре, имеет на сегодняшний день официальные представительства в 13 странах мира. Деятельность компании направлена на производство и реализацию зерновых, масличных, бобовых, сахара, орехов кешью и хлопка с годовым объемом экспорта, превышающим 6 млн. тонн. За последние годы компания существенно расширила свое присутствие и заняла весомую долю рынка в Канаде, Западной Африке, Китае, Турции, Индии, Бангладеш, на Ближнем Востоке и во Вьетнаме, имея годовой оборот капитала $2 млрд.

Кроме того, в 2012 г. компания Agrocorp диверсифицироваласвои рынки сбыта, занявшись переработкой сельхозпродукции, и в настоящее время имеет 4 крупных завода по переработке бобов и пшеницы в Канаде и занимается строительством предприятия по переработке риса в Мьянме. Годовая мощность пяти данных предприятий в 2017 г., как ожидается, составит 400 тыс. тонн.

- В течение последних нескольких лет рынок азиатских стран характеризуется неизменным увеличением потребления зерновых, что обуславливает необходимость в высоких объемах закупок на внешних рынках. Видите ли Вы тенденцию снижения импортной зависимости в краткосрочной перспективе?

- Ашвант Рагхаван (А.Р.): Увеличение внутреннего потребления на азиатских рынках стало прогнозируемым ввиду роста численности населения. При этом мировые торговые потоки всегда были в значительной степени привязаны к Азии и останутся таковыми в дальнейшем. Однако показатели импорта в каждом сезоне разные и определяются внутренней структурой потребления и изменениями в данном секторе.

Таким образом, мы полагаем, что импортная зависимость в ближайшее время будет сохраняться умеренной, и не ожидаем столь показательного увеличения, наблюдаемого за последние 10 лет.

Что касается Сингапура, то, анализируя данные последних пяти лет, можно отметить, что ежегодно внутреннее потребление пшеницы в данной стране увеличивалось на 5 тыс. тонн – с 270 тыс. тонн в 2013/14 МГ до 290 тыс. тонн в 2017/18 МГ, при этом показатель импорта продукции возрос относительно незначительно: с 366 тыс. до 400 тыс. тонн (по данным USDA).

- Как Вы охарактеризовали ценовую ситуацию на внутреннем рынке зерновых Азии в 2016/17 МГ с учетом баланса мирового спроса и предложения, а также предпочтения импортеров относительно происхождения закупаемой продукции?

- А.Р.: Внутренние рынки в Азии никогда не следовали общей тенденции мировых рынков. Импортная продукция на внутреннем рынке необходима, чтобы конкурировать с ценами на местное производство. Таким образом, динамика цен на мировом рынке не сильно отражается на формировании внутренних цен.

Особую обеспокоенность азиатских трейдеров в данный момент вызывают не очень хорошие перспективы производства пшеницы и других зерновых в новом сезоне ввиду засухи, которая стала критичной для ряда стран, в частности Испании, Италии. Сложившаяся ситуация оказывает дополнительную поддержку ценам на рынке.

Что касается предпочтений относительно происхождения закупаемого зерна, то они варьируются от одной страны к другой. Есть страны, которые проявляют особый интерес к закупкам зерновых из США, тогда как иные страны ориентируются в основном на цену.

- В текущем сезоне Индия с учетом необходимости пополнения резервных запасов пшеницы может импортировать порядка 5,8 млн. тонн пшеницы (по данным USDA).

Отразился ли каким-либо образом данный факт на формировании цен в Причерноморском регионе?

- А.Р.: По нашим подсчетам, импорт пшеницы Индией в этом сезоне составит около 4 млн. тонн. Индийский урожай в текущем году был высоким, и 4 млн. тонн импортированной пшеницы достаточно, чтобы удовлетворить спрос на внутреннем рынке.

Данный показатель, безусловно, повлияет на цены в Черноморском регионе – одном из ключевых поставщиков пшеницы. Однако черноморская пшеница, со средним содержанием протеина, по-прежнему очень привлекательна для азиатского рынка, она используется в пищевой и животноводческой сферах. Значимым фактором в пользу данной продукции также являются выгодные цены.

- Касаясь политики госпошлин, отметим, что в системе налогообложения крупных зерновых игроков, в частности таких, как Таиланд, в текущем году был принят ряд ограничений на импорт сельхозпродукции. Как это отразилось на работе рынка?

- А.Р.: В январе 2017 г. правительство Таиланда ввело строгие ограничения на импорт фуражной пшеницы, пытаясь повысить таким образом закупки собственной кукурузы на внутреннем рынке. Так, согласно указу министерства торговли страны, на одну партию импортируемой пшеницы покупатель обязан закупить три партии кукурузы собственного производства по фиксированной цене 8 бат/кг для комбикормовых заводов (1 USD = 34,47 тайского бата). Кроме того, представители комбикормовых и животноводческих предприятий не имеют права перепродавать импортируемую фуражную пшеницу. По нашим подсчетам, указанные ограничения, в частности, могут привести к снижению объемов экспорта пшеницы из Украины в2017/18 МГпримерно на 600 тыс. тонн.

Подобная ситуация наблюдается и в ряде других азиатских странах, в частности в Индии, где «игры» с пошлинами не раз озадачивали трейдеров. Так, в сентябре 2016 г. правительство страны снизило импортную пошлину с 25 до 10%, чтобы облегчить поставки зерна в страну на фоне низких собственных запасов, а в декабре данный тариф был полностью обнулен. Однако уже в марте т.г. действие 10-процентной импортной пошлины на пшеницу было возобновлено с целью поддержки местных фермеров, которые в 2017 г. собрали высокий урожай пшеницы.

Также отметим Индонезию, которая в целях защиты интересов местных фермеров ввела запрет на импорт кормовой пшеницы, чтобы повысить потребление кукурузы собственного производства, которая является ключевой зерновой культурой в стране.

- В текущем сезоне Китай продолжает наращивать импорт пшеницы и ячменя, одновременно снижая закупки кукурузы. Чем обусловлена подобная переориентация?

- А.Р.: В текущем сезонезакупки Китаем пшеницы и ячменя действительно активизировались на фоне рекордно низких мировых цен, а также роста потребления со стороны животноводческого сектора. При этом ограничение на импорт сухой барды из США стало дополнительным стимулом для наращивания импорта. Что же касается кукурузы, то проблема чрезмерных запасов в стране привела к принятию целого ряда программ по их сокращению и, как следствие, снижению импорта зерновой.

- В последнее время во многих странах отмечается тенденция роста производства зернобобовых культур. Как вы оцениваете перспективы развития данного сектора в азиатском регионе?

- Яна Даниленко (Я.Д.): Многие страны Азии отдают предпочтение бобовому протеину в качестве замены протеину животного происхождения, поскольку растительный протеин лучше усваивается организмом, кроме того, количество приверженцев вегетарианства возрастает с каждым годом, и бобовые для них являются единственным источником белка. Это соответственно увеличивает мировой спрос на бобовые.

Кроме того, во многих странах Азии в качестве основного сырья для производства крахмала используется горох. В долгосрочной перспективе его использование будет увеличиваться с учетом роста спроса на бобовый протеин как дополнение к традиционному использованию бобовых в приготовлении пищи. Также все больше азиатских стран начинают использовать горох в ежегодном севообороте, поскольку бобовые культуры насыщают землю необходимыми микроэлементами, что позволяет сократить применение удобрений.

Бобовые также являются более дешевым, но эффективным источником белка по сравнению с мясом, к тому же, если говорить о процессе производства, более щадящим для окружающей среды, поскольку позволяют исключить целую цепочку производства, необходимую для получения животного белка, что также является весомым аргументом.

- Оцените долю зернобобовых в общей структуре потребления в пищевой и животноводческой сферах азиатских стран и уровень маржи производителей?

- Я.Д.: Как известно, Индия является мировым лидером производства бобовых в мире и также основным импортером данной продукции, поскольку именно бобовые являются главным источником белка. В среднем в Индии 75% бобовых потребляется в пищевой и только 15% - в животноводческой сфере. Поскольку их потребление в Азии ежегодно растет, пропорционально возрастают и посевные площади – в среднем на 10% в год.

Вместе с тем предпочтения фермеров в выборе культур для сева основываются на размере возможной прибыли. Кроме того, большую рольиграют погодные условия, которые определяют выбор фермеров с учетом климатических условий каждого региона.

В целом же уровень маржи производителей бобовых невелик вследствие лимитированности посевных площадей и низкой степени механизации.

- Какую поддержку правительство Индии оказывает фермерам для стимулирования производства бобовых?

- Я.Д.: Правительство оказывает поддержку местным фермерам за счет выделения аграриям беспроцентных кредитов либо же полного списания их долгов. Кроме того, ежегодно власти устанавливают минимальную закупочную цену на бобовые, а также проводят госзакупки данной продукции.

- На протяжении последних нескольких сезонов азиатские страны активно развивают торговое сотрудничество со странами Причерноморского региона. Какие особенности Вы могли бы выделить при роботе с украинскими и российскими экспортерами?

- А.Р.: Производство зерновых в России и Украине ежегодно растет, кроме того, на фоне избытка предложения основным преимуществом работы с указанными странами является высокая ликвидность рынка.

Среди негативных сторон можно выделить возрастающее количество ненадежных экспортеров и трейдеров, которые не выполняют обязательства в части поставки определенного контрактом объема продукции, а иногда полностью срывают поставки.

- Возможно ли в ближайшей перспективе увеличение импорта причерноморских зерновых и продуктов их переработки в страны Азии в целом и вашей компанией в частности?

- А.Р.: Учитывая постоянный рост производства в странах Причерноморья, а также привлекательные цены, мы ожидаем постепенного увеличения объемов поставок зерновых из данного региона, которые впоследствии будут смешиваться с продукцией собственного производства. Что касается нашей компании, то в настоящее время мы закупаем ежегодно порядка 3 млн. тонн причерноморского зерна, тогда как в 2012 г. данный показатель составлял 1 млн. тонн.

Беседовала Виктория Носова

Сингапур. Украина. Россия. Азия > Агропром > oilworld.ru, 24 июля 2017 > № 2254308 Ашвант Рагхаван, Яна Даниленко


Украина. США > Медицина > interfax.com.ua, 24 июля 2017 > № 2253528 Маргарита Огнивенко

Глава департамента инновационных лекарств фармкомпании MSD: "Наша материнская компания принимает участие в госзакупках напрямую без локальных дистрибьюторов"

MSD – одна из ведущих международных компаний в области здравоохранения. Торговая марка MSD принадлежит компании Merck & Co., Inc. со штаб-квартирой в Кенилворте, штат Нью-Джерси, США. Весной MSD начала поставлять в Украину первый имуноонкологический препарат.

Интервью руководителя департамента инновационных лекарственных средств компании MSD Маргариты Огнивенко агентству "Интерфакс-Украина" об особенностях выведения на рынок Украины инновационных препаратов, опыте международных закупок и перспективах локализации производства.

Вопрос: Каковы основные направления работы компании MSD?

Ответ: Наша миссия заключается в исследовании, разработке и развитии новых подходов к лечению, предоставлению инновационных лекарственных средств и услуг, которые предназначены для спасения и оздоровления людей. Независимо от того, как мы меняемся и развиваемся, наши ценности и нормы поведения остаются неизменными.

За последние годы основные усилия компании направлены на разработку лекарственных средств, которые позволяют бороться с заболеваниями в тяжелых стадиях, там, где бессильны традиционные методы лечения, где нет надежды ни у врача, ни у пациента. Одно из последних достижений нашей компании – новый иммуноонкологический препарат, одобренный для лечения определенных видов рака легкого и рака кожи.

Работа "МСД Украина" направлена на расширение доступа пациентов к инновационным продуктам в сфере онкологических заболеваний, лечения вирусных гепатитов, борьбу с антибиотикорезистентностью, лечение ВИЧ/СПИД, а также внедрение современных технологий в области репродуктологии.

Вопрос: Какие каналы продаж использует компания?

Ответ: На сегодняшний день компания "МСД Украина" не является коммерческой организацией, она осуществляет непосредственно продажи препаратов на рынке Украины.

В рамках контрактов с украинскими дистибуторами мы обеспечиваем поставку препаратов в Украину, пациенты получают доступ посредством покупки в аптеке. Также авторизованные нами дистрибуторы принимают участие в региональных закупках и поставляют лекарственные средства непосредственно в лечебные учреждения по итогам процедуры закупок. Еще одним ключевым сегментом является участие в международных закупках, где поставки препаратов осуществляются на основании прямых договоров между нашей материнской компанией "Шеринг Плау", расположенной в Швейцарии, и международными организациями, которые в рамках закона Украины о международных закупках проводят процедуру закупки за бюджетные средства, выделенные МОЗ Украины.

Вопрос: Как оцениваете опыт государственных закупок через международные организации? Когда эти закупки начинались, многие сомневались в их эффективности…

Ответ: Наша организация всецело поддерживает инициативы государства по реформе здравоохранения, в частности, реформу государственных закупок, благодаря которой пациенты имеют возможность получить быстрый доступ к лечению.

В настоящее время наша материнская компания принимает участие в закупках, которые проводят международные организации UNICEF, UNDP, Crown Agency, и поставляет препараты напрямую без участия локальных дистрибьюторов, что позволяет снизить цены. Ранее мы продавали их государству через дистрибьюторов. Мы участвовали в госзакупках в 2016 году, будем участвовать в 2017 году. По закупкам прошлого года мы полностью выполнили все контракты по поставкам препаратов для лечения ВИЧ/СПИД, по детской онкогематологии – у нас есть три продукта, которые закупались по этой программе: антибиотик и два противогрибковых препарата. По закупкам 2017 года наши препараты включены в номенклатуру. Думаю, как только начнется процесс сбора заявок, международные организации обратятся к нам, и мы будем принимать участие в тендерах.

Вопрос: То есть, вы позитивно оцениваете опыт международных закупок?

Ответ: Мы позитивно оцениваем стремление государства в реформе системы закупок.

Работа с международными организациями для нашей компании не является новой в мире, поскольку наши препараты и вакцины многие годы закупаются и поставляются по подобной процедуре во многие страны мира и выгоды данного долгосрочного сотрудничества очевидны.

Вопрос: Как оцениваете законодательные инициативы, которые исходят из парламентского комитета по вопросам здравоохранения о внесения изменений в правила закупки, в частности, относительно сроков годности поставляемых препаратов?

Ответ: Инициированные изменения в закон о международных закупках являются обоснованными, поскольку защищают интересы, прежде всего, пациентов, которые должны иметь возможность получать своевременно качественные препараты со сроками годности, регламентированными МОЗ Украины. Со своей стороны, хотим отметить: вопрос своевременной поставки препаратов с хорошими сроками годности напрямую зависит от процедуры объявления торгов и непосредственно процедуры самой поставки. Для производства и поставки препаратов в Украину нам необходимо 3-5 месяцев, для того чтоб мы могли обеспечить поставку препаратов со сроками годности 75% и выше. Только после получения заказа от государства мы можем начать процедуру производства с последующей поставкой. Сейчас уже июль, до конца бюджетного года остается 5 месяцев, а на сегодня у нас нет ясного понимания номенклатуры закупок и планируемых объемов поставки в рамках торгов МОЗ 2017 года.

Вопрос: Препараты, закупленные за бюджет 2016 года, вы уже поставили?

Ответ: Да, все препараты, которые были запланированы к поставке за бюджет 2016 года, поставлены нашей компанией в полном объеме.

Вопрос: Где располагаются ваши производственные площадки?

Ответ: У нас их несколько – США, Канада, Бельгия, Ирландия.

Вопрос: Рассматриваете ли вы возможность локализации производства в Украине?

Ответ: У нашей компании есть успешный опыт локализации производства оригинального препарата "Пегинтрон" для лечения вирусных гепатитов в Украине. Реализация данного проекта позволила увеличить доступ пациентов к лечению. Мы в течение нескольких лет благодаря локальному производителю имели возможность поставлять препараты в рамках государственных программ по более доступной цене. На наш взгляд, развитие украинского производителя и локализация инновационных препаратов – одно из ключевых направлений как государства, так и бизнеса.

В прошлом году у нас также были переговорные процессы в этом направлении, но пока в Украине площадок, соответствующих стандартам MSD, где мы могли бы безоговорочно согласиться с полным циклом производства наших продуктов, нет.

Вопрос: Насколько вашей компании интересно выводить на рынок Украины инновационные продукты? Они все-таки очень дорогие, а люди у нас не очень богатые…

Ответ: Мы сегодня стараемся максимально облегчить доступ к препаратам нашей компании, но в текущих условиях социально-экономической ситуации в стране есть существенные ограничения по доступу населения к лечению. Большая часть препаратов покупается за счет пациентов и основная задача - это внимание со стороны государства, которое должно обеспечить доступ пациентов к инновационному лечению, как это происходит в странах Евросоюза и США. Внедрение страховой медицины и системы реимбурcации в Украине поможет в решении данного вопроса и, на наш взгляд, сможет значительно увеличить доступ к инновационному лечению.

Многие пациенты до того, как инновационный иммуноонкологический препарат компании МСД был зарегистрирован в Украине, ездили в Германию, Израиль, покупали его в других странах. С регистрацией препарата возможность лечиться появилась и у пациентов Украины.

Вопрос: А где они берут препарат?

Ответ: Пациенты имеют возможность приобретать препараты в аптеке.

Вопрос: Если речь идет о таком дорогом препарате, как вы рассчитываете окупить инвестиции по его выведению на рынок Украины?

Ответ: Основная инвестиция, это инвестиция в жизнь. Ключевой задачей компании является доступ пациентов к инновационному лечению. Первым этапом доступа являются клинические исследования, вторым – доступ в аптеках страны, и, конечно же, когда мы говорим о стоимости такого лечения, то важным остается доступ через государственное обеспечение. В частности, мы готовим пакет документов для включения препарата в Национальный перечень лекарственных средств, понимая, что для данной группы пациентов нет альтернативного лечения.

Понятно, что речь пойдет также о переговорной процедуре с государством и о специальной цене для Украины, но это отдельный вопрос, который требует особого внимания и обсуждения. Диалог с государством, направленный на обеспечение пациентов современными методами лечения, – нормальная практика в цивилизованных государствах. На сегодня такой вопрос рассматривают в Турции, где государство признало, что препарат является спасающим жизнь, и рассматривает вопрос отдельного финансирования иммуноонкологических препаратов.

Вопрос: Какие еще проекты компания готова реализовывать в Украине?

Ответ: Еще один крупный проект в Украине связан с проблемой антибиотикорезистентности (устойчивости штамма возбудителей инфекции к действию одного или нескольких антибиотиков - ИФ). Нерациональное использование антибиотиков привело к снижению их эффективности. И это глобальная мировая проблема. Наш проект сможет определить в каждой участвующей в проекте клинике наличие специфической, именно для этой клиники, микробиологической флоры и какие антибиотики, соответственно этой флоре, использовать рационально.

На сегодня в проекте участвуют самые крупные клиники, где большой поток пациентов. Это клиники четвертого уровня, где проводятся серьезные хирургические вмешательства. В клиниках осуществляются исследования, по результатам которых эксперты разрабатывают специальные протоколы, которые позволят каждому врачу делать рациональные и эффективные назначения. На сегодня в проект вошли 20 клиник: шесть в Киеве, 14 в регионах Украины. Компания поддерживает проведение научных мероприятий с целью предоставления методологии проведения данных исследований и формирования протоколов.

Эти мероприятия проводятся за средства компании МСД. Стоимость проекта – около $ 20 тыс. в год. Проект долгосрочный, и, если будет желание других клиник присоединиться, мы будем рассматривать возможность дополнительных инвестиций.

Вопрос: Какой объем занимают антибиотики в вашем портфеле в Украине?

Ответ: Это не большой объем. В Украине это два антибиотика, их объем не более 20%.

Вопрос: Какой ваш основной продукт в Украине?

Ответ: У нас есть препараты, которые многие годы присутствуют на рынке Украины. Они уже хорошо известны врачам различных специальностей и, благодаря своей эффективности и качеству, завоевали прочное место в их назначениях. И есть новые продукты, с которыми мы сегодня активно работаем. Я не могу сказать, что какой-то один продукт приносит нам самый большой доход, у нас равномерное распределение лекарственных продуктов в портфеле.

Вопрос: Если говорить о перспективе компании в Украине, основной акцент будет делаться на участие в госпитальных продажах, госпрограммах или на рознице?

Ответ: Еще в 2012 году мы ориентировались и на госпитальные, и на поликлинические препараты. Но в 2014 году мы передали весь наш поликлинический портфель партнерам и сосредоточились только на госпитальной группе препаратов. Перспективу мы видим именно в этом направлении, и весь человеческий и финансовый ресурс мы будем направлять на эти продукты. В дальнейшем планируем выводить на рынок Украины новые антибиотики, онкологические препараты, препараты для лечения гепатита С и для лечения ВИЧ СПИД

Вопрос: Как оцениваете нормативные изменения, которые в настоящее время происходят на фармрынке Украины?

Ответ: На наш взгляд, они происходят в правильном русле. Благодаря этим изменениям в прошлом году нам удалось по ускоренной процедуре зарегистрировать свой инновационный иммуноонкологический препарат. Процедура заняла три месяца, это очень быстро. Произошедшие в системе регистрации изменения позволяют новым инновационным продуктам зарегистрироваться по быстрой процедуре, а пациентам - быстрее получить доступ к лечению.

Для нас важно продвижение инновационных продуктов – мы хотим, чтобы результаты наших научных исследований стали доступными для пациентов как можно скорее.

Вопрос: Насколько ускоренная регистрация позволяет защитить рынок от некачественных и неэффективных препаратов?

Ответ: В первую очередь, она позволяет украинским пациентам получить доступ к новейшим инновационным препаратам одновременно с пациентами всего мира. В частности, мы сейчас говорим о нашем инновационном иммуноонкологическом препарате, который показал свою высокую эффективность уже на ранних стадиях клинических исследований. FDA (Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов в США - ИФ) с учетом полученных данных присвоила ему статус "приоритетного рассмотрения", т. к. его показатели превысили ожидания. Поскольку он прошел регистрацию в США и сейчас регистрируется во многих странах мира, мы имеем все полные досье, которые демонстрируют эффективность данного лекарства.

Украина. США > Медицина > interfax.com.ua, 24 июля 2017 > № 2253528 Маргарита Огнивенко


Грузия. Белоруссия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 июля 2017 > № 2254454 Владимир Огрызко

Грузия и Белоруссия. Что подписал Порошенко

Каким должно быть сотрудничество между Киевом, Минском и Тбилиси.

Владимир Огрызко, Новое время страны, Украина

Украина и Грузия подписали декларацию о стратегическом партнерстве во время визита президента Украины Петра Порошенко в Тбилиси.

У обеих стран точно совпадают внешнеполитические приоритеты. Как Грузия, так и Украина поставили своей целью присоединение к НАТО и ЕС. А это ключевые направления, которые определяют собственно весь ход реформ, которые происходят на Западе. План действий, который надо выполнить для двух государств, практически одинаков. Безусловно, учитывая национальные особенности и степень готовности, это дает возможность не только сотрудничать, но и синхронизировать усилия двух стран. Особенно во внешней политике. Поэтому я вижу очевидный резон в том, что наши страны зафиксировали этот высокий уровень возможных отношений. Единственное, чтобы это не было просто лозунгом, нужно его ежедневно наполнять определенным содержанием и тогда это даст положительный синергетический эффект и результат.

Чтобы достичь результата, должны просто посмотреть на направления этого взаимодействия в различных сферах деятельности. В политической части это должна быть очень активная внутренняя работа, как в украинском, так и грузинском обществах. Мы должны достичь тех критериев членства, которыми сегодня оперируют НАТО и ЕС, а здесь у нас максимум возможных тем для взаимодействия, начиная с борьбы с коррупцией и заканчивая модернизацией политической системы. Если мы откроем текст соглашения об ассоциации в политической части, то увидим насколько там много вещей, которые мы совместно должны решить.

Если брать экономические вещи, то работы полно. Если только вспомнить, что мы можем сделать совместно с Грузией в Черноморском регионе, этого будет уже достаточно. Мы наконец должны соединить Украину с Грузией таким транспортным мостом, который позволит обеим странам максимально зарабатывать на этом. Но этот мост должен быть построен на основе свободной рыночной экономики, отсутствия дискриминации и работать по стандартам европейского союза.

Я уже не говорю о военной сфере, где у нас просто есть неисчерпаемое поле возможностей, потому что армии двух стран должны стать адаптированными к стандартам альянса, а следовательно, должны использовать возможности друг друга, чтобы наши военные получили такой стандарт.

Любая отрасль сотрудничества с Грузией предусматривает чрезвычайное количество конкретных вещей, которые нам нужно выполнять.

С другой стороны в ближайшие два дня на Украине будет находиться президент Белоруссии Александр Лукашенко. И здесь надо исходить из одной понятной истины: страна должна иметь со всеми своими соседями лучшие отношения. Нам не повезло иметь страну-агрессора — Российскую Федерацию — с какой нормальные отношения не складываются из-за ее цивилизационной дикости. Это уже не наша проблема. А когда Россия вернется к цивилизации, не знает видимо никто. Поэтому здесь мы должны сделать исключение.

Но относительно других стран, мы должны прийти к выводу, что можем и должны иметь нормальные отношения. В случае с Беларусью, это должно безусловный приоритет, хотя мы должны понимать, что самостоятельной роли, к сожалению, Белоруссия сегодня играть не может. Но это не значит, что мы не должны иметь с этой страной контакты и диалог, не говоря уже о довольно понятных экономических интересах. В частности, речь идет об известном транспортном коридоре Балтийское-Черное море, которым можно очень серьезно оживить взаимовыгодные двусторонние торговые отношения и получать от этого прибыль. Здесь я вижу в основном экономическое измерение. Потому что в политических или военно-политических вопросах из-за позиции Москвы Минск сделать собственноручно ничего не сможет и не сделает.

Грузия. Белоруссия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 июля 2017 > № 2254454 Владимир Огрызко


Украина. Белоруссия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 21 июля 2017 > № 2251935

Заместитель министра экономического развития и торговли - торговый представитель Украины Наталья Микольская считает, что украинские и белорусские компании могут кооперироваться для совместного производства товаров и их экспорта в третьи страны.

"Все время мы говорим о том, что Украина и Беларусь - это страны-соседи, которые должны торговать: экспорт-импорт, но я хотела бы отметить, что есть еще одна очень важная вещь - это кооперация для экспорта на рынки третьих стран", - сказала она в ходе украинско-белорусского экономического форума в Киеве в пятницу.

Н.Микольская напомнила, что Украина имеет соглашения о зоне свободной торговли с Европейским Союзом, странами Европейской ассоциации свободной торговли, а с 1 августа вступает в силу соглашение с Канадой.

"Это те возможности, которые могут использовать белорусские компании для того, чтобы совместно с их украинскими партнерами производить на территории Украины товары для экспорта на рынки этих стран", - сказала замминистра.

Торгпред Украины отметила, что Беларусь также имеет возможности свободной торговли, которые не доступны Украине, соответственно украинские компании также имеют возможность рассмотреть кооперацию с белорусскими компаниями для экспорта в эти страны.

Украина. Белоруссия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 21 июля 2017 > № 2251935


Украина. США > Транспорт. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 21 июля 2017 > № 2251932

Международная технологическая компания Uber, создатель одноименного мобильного приложения для вызова автомобилей с водителем, объявляет о запуске в Одессе сервиса повышенной комфортности UberSelect в дополнение к uberX.

Как сообщила пресс-служба компании, таким образом, Одесса стала вторым городом Украины после Киева, где доступен данный тариф.

UberSelect нацелен на тех пользователей, которые хотят передвигаться по городу на автомобилях повышенной комфортности. Стоимость поездки с UberSELECT будет рассчитываться по формуле: 35 грн. за подачу автомобиля, 5,5 грн. за каждый километр и 1 грн за 1 минуту в пути. Минимальная стоимость поездки – 55 грн.

К UberSelect в Одессе будут подключены такие автомобили, как Skoda Octavia, Ford Focus, Volkswagen Passat, Mazda6, Toyota Camry, Honda CR-V, Mitsubishi Outlander и другие.

Uber – международная технологическая компания, создатель одноименного мобильного приложения по вызову автомобилей с персональным водителем. Приложение работает в более чем 460 городах 77 стран мира. В Украине сервис Uber доступен с 2016 г. и сегодня работает в Киеве, Одессе, Львове, Днепре и Харькове.

Украина. США > Транспорт. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 21 июля 2017 > № 2251932


Украина. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 21 июля 2017 > № 2251930

Коммерческие договора на общую сумму более $40 млн заключил бизнес в ходе украинско-белорусского бизнес-форума, состоявшегося в пятницу в рамках официального визита в Украину президента Республики Беларусь Александра Лукашенко, сообщает пресс-служба Торгово-промышленной палаты (ТПП) Украины

Согласно сообщению, в целом в ходе прошедшего в ТПП форума, в котором принимали участие более 300 украинских и 90 белорусских компаний, подписано 16 коммерческих договоров.

В числе подписантов - "Гомсельмаш", дилер авто- и сельхозтехники "Техноторг Дон", ООО "Укравтозапчасть", "Торговый Дом МТЗ "Беларусь-Украина", "Барановичское производственное хлопчатобумажное объединение", ООО "Билтекс", ООО "Восток-БЕЛАЗ-сервис", Новотроицкое карьерный управление, "БелАЗ", АО "АrcelorMittal Кривой Рог", "Могилевлифтмаш", ООО "Карат-Лифткомплект", ООО с иностранными инвестициями "БНХ Украина", фирма "Эридон".

Как отмечают в ТПП, наибольший интерес бизнеса обеих стран вызывают проблематика кредитования и страхования экспортных поставок, перспективы использования электронных торговых площадок, наращивание поставок транспорта, выход на рынки стран СНГ, а также вопросы, связанные с научно-технической кооперацией, агропромышленным комплексом.

Один из главных приоритетов сотрудничества - развитие совместных проектов в машиностроении.

"На сегодня мы имеем хорошие показатели двусторонней торговли, хотя не вышли на рекорд 2012 года. Динамика оптимистичная: за четыре месяца 2017 года украинский экспорт в Беларусь возрос на 40%, чем за этот же период 2016 года. Импорт также вырос. Беларусь находится в Евроазиатском экономическом пространстве, Украина - в ассоциации с ЕС. Обе эти площадки, в силу географических, логистических и политических моментов, удобны, чтобы создавать совместные предприятия, продавать продукцию на эти рынки", - цитирует пресс-служба президента ТПП Украины Геннадия Чижикова.

В сообщении отмечается, что украинские и белорусские предприятия могут сотрудничать и в рамках наращивания экспорта в европейские страны, поскольку по генеральным преференциям, предоставляемым ЕС Украине, до 70% сырья и комплектующих, импортируемых из Украины, может ввозиться из другой страны, и ею может быть Беларусь.

В настоящее время в числе торговых партнеров Украины Беларусь занимает 7-е место среди стран мира после Германии, КНР, Польши, США, Турции и 2-е - среди стран СНГ после РФ.

Украина. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 21 июля 2017 > № 2251930


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 20 июля 2017 > № 2251938

Авиакомпания "Международные авиалинии Украины" (МАУ, Киев), крупнейший авиаперевозчик страны, поддерживает идею развития аэропорта в Гостомеле, однако считает, что это нужно делать не только под лоу-косты.

Об этом заявил глава наблюдательного совета МАУ Арон Майберг в ходе онлайн-конференции на портале Liga.net в четверг.

"Идея премьер-министра о том, чтобы развивать в Украине еще один международный аэропорт, прекрасная, здоровая, полноценная идея. Он (премьер-министр Украины Владимир Гройсман - ИФ) сказал: давайте, сделаем там базу для лоу-костов. Вот в чем я с ним не согласен, так это со словом "лоу-косты". Мне кажется, более интересно было бы сделать там базу для любых авиакомпаний, а еще один аэропорт - это конкуренция, это надо приветствовать", - сказал он.

Глава набсовета МАУ также высказался за передачу аэропорта в Гостомеле в частное управление. "Если бы сделали этот аэропорт негосударственным, отдали бы его в концессию, или приватизировали, это было бы еще интереснее. Мы могли бы смотреть, кто более эффективно управляет, чтобы нельзя было сказать, что кто-то на кого-то влияет, поскольку тогда влияла бы чистая экономика, и не надо было бы государству деньги из бюджета вкладывать, сделали бы прозрачный инвестпроект и объявили конкурс", - резюмировал А.Майберг.

Как сообщалось, в ходе совещания по вопросам развития авиасообщения и ведения переговорного процесса с лоукост-перевозчиками в понедельник у премьера, В.Гройсман высказался за развитие грузового аэропорта ГП "Антонов" в Гостомеле с преобразованием его в базовый аэропорт для лоукостов, включая ирландскую компанию Ryanair.

На прошлой неделе, 10 июля Ryanair заявила об отмене запланированного входа в Украину после того, как государственный международный аэропорт "Борисполь" (Киев) нарушил соглашение по программе полетов авиакомпании в Киев, достигнутое в марте этого года с менеджментом "Борисполя" и руководством Мининфраструктуры.

Вместе с тем, уже 14 июля глава Мининфраструктуры Владимир Омелян заявил о готовности Ryanair возобновить с Украиной переговоры по сотрудничеству.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 20 июля 2017 > № 2251938


Украина > Экология. Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 июля 2017 > № 2251988 Вадим Черныш

Вадим Черныш: Вопрос экологии и обеспечения водой на Донбассе требует участия центральных и инициативы местных властей

Эксклюзивное интервью министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадима Черныша агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В последнее время достаточно много говорится об экологических проблемах на Донбассе. Как вы оцениваете ситуацию?

Ответ: Традиционно ситуация с экологией на Донбассе была сложная, и сейчас этому вопросу на фоне боев уделяется не так уж и много внимания. Старые проблемы накапливаются и обостряются. Такие проблемы носят разноплановый характер: качество питьевой воды, неконтролируемая вырубка лесов, уничтожение флоры и фауны. Много там и промышленных объектов, которые считались опасными еще в советские времена.

Вопрос: На Донбассе есть и опасный с точки зрения радиации объект?

Ответ: Речь идет о так называемом объекте "Кливаж", где в 1979 году был произведен небольшой ядерный взрыв мощностью 0,3 кт. Взрыв был произведен на шахте "Юнком" на глубине около 900 м, его целью было прекращение накопления метана в стволах шахты. В результате взрыв не помог, и через год на шахте снова случился выброс метана. Раньше на шахте действовала система откачки воды, которая не допускала ее к зоне взрыва. Сейчас же шахта находится на неподконтрольной территории, соответственно, никакой мониторинг ситуации на ней не производится. Мы точно не знаем, что там происходит, каковы могут быть последствия остановки откачки воды. Гидрологическая модель территории не известна.

Вопрос: Есть ли другие подобные объекты?

Ответ: Шахт с радиационной опасностью нет, но есть "Донецкий казенный завод химических изделий", где хранятся радиационные отходы, они законсервированы, но оба объекта необходимо постоянно мониторить. Кроме того, есть объекты, угроза от которых не связана с радиацией. Например, шахты в районе Первомайска, затопление которых может привести к затоплению действующих шахт на подконтрольной территории.

Вопрос: Поднимается ли этот вопрос на заседаниях Трехсторонней контактной группы в Минске?

Ответ: Мы неоднократно говорили о создании группы экспертов, которая должна посетить каждый из опасных объектов и реально установить, что там происходит. Тут мы говорим о полноценном анализе, а не поверхностном осмотре. В частности, если мы говорим о затоплении шахт, то необходим анализ сложных гидрологических моделей: необходимо поехать, посмотреть, взять документацию, часть из которой остается на неподконтрольной территории.

Вопрос: Такая экспертная группа должна быть международной?

Ответ: Конечно, но к ее работе должны быть привлечены и те, кто знаком с ситуацией, в частности эксперты с Донбасса. Некоторые из них находятся сейчас в Киеве, некоторые остались на неподконтрольной территории.

Вопрос: Как продвигаются эти переговоры?

Ответ: Представители отдельных районов, поддерживаемые Россией, не дают согласия предоставить доступ к объектам с целью исследования.

Вопрос: А делятся ли они информацией о том, что происходит на шахтах и предприятиях?

Ответ: Нет, но мы знаем из других источников, что на некоторых шахтах перестали откачивать воду, как в вышеупомянутом Первомайске.

Вопрос: Базовым элементом, который необходим для выживания людей, является вода. Как обстоит ситуация с ней?

Ответ: Тут необходимо говорить о двух аспектах: качестве воды и доступе к ней. Существует проблема высокого уровня минерализации воды на всем Донбассе. В советское время были построены существующие схемы водоснабжения для разных населенных пунктов. Они были построены исходя из тогдашних научных достижений, но уже устарели. Сейчас уровень примесей в воде очень высокий, и качественной питьевой воды в регионе нет в принципе.

Вопрос: Ситуация обострилась из-за боевых действий?

Ответ: Мы не контролируем всю систему водоснабжения, поэтому не можем оценить и отремонтировать существующие повреждения. Водоснабжение крупнейшего города подконтрольной части региона, Мариуполя, идет по водопроводу, который проходит через Пески, Авдеевку – зону активных боевых действий. Вопрос об этом водоканале поднимался в Минске, но там мины, неразорвавшиеся снаряды, - эксперты просто не смогут исследовать эту территорию без разминирования, а для этого необходимо соблюдение боевиками "режима тишины".

Вопрос: Сильно ли влияние промышленных предприятий на качество воды?

Ответ: На многих промышленных объектах плохо работает или даже вообще не работает очистное оборудование. Причиной тому боевые действия. С другой стороны, те предприятия, которые не пострадали от боевых действий либо пострадали в меньшей степени, работают над модернизацией процессов производства. Когда мы с премьер-министром Владимиром Гройсманом посещали Мариуполь, то были на местных предприятиях и нам показывали планы их развития, которые расписывают по годам модернизацию фильтров и уменьшение выбросов, в том числе атмосферных.

Вопрос: А касательно доступа к воде, ее достаточно?

Ответ: Если говорить о Мариуполе, то трубопровод "Южнодонбасского водоканала", который обеспечивает город, проходит частично по неконтролируемой территории. Поставки воды упали, видимо, есть повреждения, но оценить их, а, тем более, ликвидировать мы не можем. Результат - система водоснабжения неэффективна: идут потери воды, электричества, падает качество воды.

Вопрос: То есть в городе имеются проблемы с водой?

Ответ: Поставки воды упали до очень низкого уровня, и в городе могут испытывать потребность в питьевой воде. Той воды, которая поступает в город сейчас, недостаточно. А та, что поступает, – низкого качества. Мэр Мариуполя заявляет, что минерализация воды в городе в 25 раз превышает норму. Пока обеспечение идет из альтернативных источников. Нехватка есть, но что это значит? Если поставляется меньший объем, чем обычно – это уже нехватка, но это не значит, что люди останутся совсем без воды.

Вопрос: Какие существуют альтернативные источники воды, кроме канала?

Ответ: У Мариуполя несколько источников водоснабжения, конечно, самый большой – это канал, куда вода поступает из Северского Донца. Альтернативные – это другие водоемы и несколько водохранилищ, в частности, Павлопольское. Они постепенно истощаются, особенно сложной будет ситуация, если лето и осень будут засушливыми. Кроме того, вокруг Мариуполя имеется около 20 скважин, однако их назначение – мониторинг качества подземной воды. Сейчас эти скважины не функционируют.

Вопрос: Проводилась ли комплексная оценка ситуации с водой?

Ответ: Наше министерство выступило с инициативой перед ЮНИСЕФ, и организация согласилась за собственные средства провести оценку рисков, связанных с поставками воды в Донецкой области, и технически это исследование уже завершено. Исходя из него, мы понимаем, что необходимы колоссальные инвестиции в этот сектор, чтобы обеспечить людей качественной водой.

Вопрос: Для гуманитарных организаций приоритетом является обеспечение базовых потребностей жителей пострадавших территорий, в том числе водой. Какую практическую поддержку они оказывают?

Ответ: ЮНИСЕФ провел анализ ситуации, Международный комитет Красного Креста обеспечивает поставки коагулянтов и хлора для очистки воды в Донецкой и Луганской областях, Швейцарское агентство сотрудничества и развития обеспечивает поставки фильтров. Все доноры активно помогают нам уже более года.

Вопрос: Но тут речь идет о помощи, которая позволяет сохранять поставки воды, а не кардинально решить вопрос.

Ответ: Да, задача гуманитарных организаций обеспечивать людей водой здесь и сейчас, а совместно мы работаем над тем, чтобы не дать советской системе водоснабжения развалиться.

Вопрос: Есть ли у правительства единое видение решения существующей проблемы?

Ответ: У правительства должно быть решение только в том случае, если не справляется местная власть, ведь мы говорим о децентрализации.

Вопрос: То есть это вопрос областного уровня?

Ответ: "Вода Донбасса" – это коммунальное предприятие области, "Попасная водоканал" – коммунальное предприятие Попасной. Там, где местная власть не справляется, вмешивается центральное правительство, но, мне кажется, у местной власти есть достаточно финансов и специалистов.

Вопрос: И о каких суммах речь?

Ответ: По данным Государственного казначейства, только за счет экологических платежей в 2016 году в спецфонд областного бюджета Донецкой области поступило более 1 млрд грн (1,011 млрд грн), из них использованы только 20%, или около 200 млн грн. А еще 800 млн грн остаются на счетах. По данным Фискальной службы, уже в этом году - в период январь-май - налогоплательщики Донецкой области заплатили 514 млн грн. 80% из них, а это 411 млн грн, так же засчитаны в спецфонд областного бюджета. В сумме, за полтора года получаем около 1,5 млрд грн. Тут я хочу напомнить, что весь бюджет министерства составляет 24 млн грн – этого хватает только на зарплаты сотрудников. Таким образом, можно прийти к выводу, что у местных властей есть средства.

Вопрос: Понимают ли местные власти сложность проблемы и намерены ли ее решать?

Ответ: У обеих областей есть местные стратегии развития. Например, в стратегии развития Донецкой области о воде написано всего 2 строчки, о том, что необходимо обеспечить население качественной водой, без деталей. Ответов на вопрос, что делать с КП "Вода Донбасса", которое и занимается поставками воды, там нет.

Вопрос: А каково ваше видение?

Ответ: Мы считаем, что в среднесрочной перспективе необходимо отходить от большого предприятия.

Вопрос: Вы считаете, что водоснабжением в регионе должны заниматься небольшие компании?

Ответ: Да, но это мое мнение, оно не окончательное, потому что это вопрос громад, с ними необходимо прорабатывать различные варианты выхода из ситуации. Если денег на местах не будет хватать, то тогда можно обращаться за поддержкой к правительству.

Вопрос: Каким образом Кабинет министров намерен участвовать в разработке решений данной проблемы?

Ответ: При правительстве создана группа по вопросам обеспечения Донбасса водой во главе с заместителем министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Эдуардом Кругляком, в нее входит и наш эксперт. Группа готовит рекомендации.

Вопрос: То есть заминка в отсутствии инициативы местных властей?

Ответ: Мы говорим, кричим о проблеме, и международные организации также акцентируют на этом внимание. Но, как следует из планов развития, местные власти не уделяют должного внимания этому вопросу. При этом официальной позиции руководства Донецкой области мы не знаем. Хотя есть и исключения.

Вопрос: Какие?

Ответ: Некоторые населенные пункты имеют альтернативные источники и восполняют нехватку воды из них, а из старых водоканалов берут меньшую часть.

Вопрос: Возвращаясь к вопросу о промышленности. Есть ли риски на предприятиях в зоне противостояния, на подконтрольной территории?

Ответ: Да, конечно, в случае попадания снарядов на объекты могут произойти чрезвычайные ситуации. Но в целом на подконтрольной территории значительных угроз нет, поскольку там есть законная власть, есть контроль и адекватная реакция на возможные проблемы.

Вопрос: Достаточно ли эффективен экологический контроль на подконтрольной территории?

Ответ: Он проводится, но его недостаточно, потому что из-за боевых действий данная территория находится в зоне повышенного экологического риска. Даже простое отключение электроэнергии может привести к негативным последствиям, например, на "Северодонецком азоте", где есть риск аварии при прекращении электроснабжения. Наше министерство просило 1 млн грн на проведение экологических наблюдений, но Министерство финансов нас не поддержало, поэтому работаем с донорами для получения необходимых средств.

Вопрос: Вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко предлагала создать своего рода зоны безопасности вокруг промышленных объектов. Возможно ли это?

Ответ: Прямой источник таких идей – Женевская конвенция, где есть понятие "безопасных зон". Такие предложения поступали и от ОБСЕ, и от МККК, но для их реализации необходимо согласие всех сторон Минских переговоров. Мы предлагали обсудить создание нескольких зон для защиты инфраструктуры. Они должны быть официально утверждены в Минске. Таким образом, мы сможем не только сохранить инфраструктуру, но и дать возможность ее отремонтировать. Такие зоны могли бы распространяться и на пункты пропуска.

Вопрос: Какое отношение к подобным идеям у противоположной стороны?

Ответ: Такие идеи не находят поддержки со стороны России и отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Ключевую роль, конечно, тут играет позиция России, если бы они были не против, то никаких проблем с установлением таких зон не было бы. А без гарантий безопасности для тех, кто будет там проводить разминирование, ремонт, работать там нельзя. Хотя стоит отдать должное смелости тех, кто даже сейчас там осуществляет ремонтные работы часто под обстрелами.

Вопрос: Ваш заместитель Георгий Тука в эфире одного из телеканалов призвал готовиться к эвакуации населения с Донбасса.

Ответ: Не думаю, что он имел в виду именно это. Я считаю, что если мы говорим о возможных радиационных угрозах или отсутствии доступа к питьевой воде, то, возможно, эвакуация и нужна. Стоит помнить, что существует действующий Кодекс гражданской защиты, где предусмотрена система управления чрезвычайными ситуациями, как со стороны Государственной службы чрезвычайных ситуаций, так и со стороны местных властей, процедура реагирования на чрезвычайные ситуации. Законодательством предусмотрена необходимость анализировать и готовить планы реагирования на все виды угроз, а мы понимаем, что в том регионе сейчас таких угроз много. Например, когда возникла ситуация в Авдеевке, то был подготовлен план эвакуации, просчитаны риски.

Вопрос: Вначале среди экологических проблем вы упомянули уничтожение флоры и фауны.

Ответ: Мы не понимаем, что происходит с животными, растениями, птицами – а ведь это тоже наше богатство. Много природных ландшафтных парков сейчас в зоне боевых действий. Я понимаю, что сейчас гибнут люди и всем не до этого, но забывать о таких вопросах не стоит, ведь это наша земля.

Вопрос: Говоря о Донбассе, нельзя не упомянуть готовящийся в Совете национальной безопасности и обороны законопроект о реинтеграции Донбасса. Вам известно о его содержании?

Ответ: Нет, мне известно только то, что было в прессе. Я могу отметить, что президент имеет право законодательной инициативы, и он выразил желание стать инициатором такого закона. У президента есть возможность поручить разработку законопроекта СНБО или администрации, правительство тут не задействовано.

Вопрос: Но правительство должно будет реализовывать такой закон в случае его принятия.

Ответ: Да, но, согласно процедуре, после внесения законопроекта в Верховную Раду он будет направлен в Кабмин, всем заинтересованным органам, которые изучат его и могут внести свои предложения. Если законопроект касается системы военного управления или безопасности, то правильно, что СНБО включено в этот процесс.

Вопрос: Должны ли там быть пункты, касающиеся гражданского населения на Донбассе?

Ответ: Когда народные депутаты говорят, что у нас нет необходимого гуманитарного законодательства, то они либо лукавят, либо не знают. Международные договора, согласие на обязательность которых предоставил парламент, являются частью национального законодательства. Такими документами являются четыре Женевские конвенции, среди них и о защите гражданского населения. Получается, что существует и действует в Украине международное гуманитарное право, его просто необходимо имплементировать. Принимать законы, которые бы повторяли их нормы, нет необходимости.

Вопрос: Но определено не все?

Ответ: Некоторые моменты - нет. Наше суверенное право как государства определять систему управления войсками и территорией. Также наше право определять методы противодействия агрессору. Вопросы разминирования, обеспечения водой, предупреждения гражданского населения – это предмет гуманитарного права, и Украина должна выполнять эти нормы, независимо от наличия внутреннего законодательства.

Вопрос: В вопросе реинтеграции Донбасса существуют нормы международного права, которые бы определяли ее принципы?

Ответ: Мы взяли на себя обязательство выполнять пункты Минских договоренностей, без них разрешить ситуацию нельзя - такова наша позиция и позиция международного сообщества. При этом договоренности являются своего рода рамкой, а вот детали этих действий за нами. Необходим был бы закон, который определил бы наши приоритеты, базовые вещи.

Украина > Экология. Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 июля 2017 > № 2251988 Вадим Черныш


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 19 июля 2017 > № 2251987 Игорь Райнин

Глава АП Райнин: Суть политики не в обмане, а в последовательных действиях и ответственной государственной позиции

Эксклюзивное интервью главы Администрации президента Украины Игоря Райнина агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Завершилась шестая сессия Верховной Рады. Как Вы оцениваете ее итоги? Был ли парламент эффективен на этой сессии?

Ответ: Я думаю, что сама сессия была достаточно эффективной, если говорить о принятых законопроектах. На последней пленарной неделе были внесены изменения в государственный бюджет, которые поддерживают дальнейшее проведение реформ. Предусмотрено финансирование оборонного комплекса, дорожных робот, сельской медицины. В первом чтении принята пенсионная реформа, которая, безусловно, требует дополнительного обсуждения. Тем не менее, юридический старт реформе дан. Несмотря на излишние эмоции в зале, результаты работы я считаю позитивным. Конечно, хотелось бы, чтобы парламентарии сохраняли этику в своем поведении.

Вопрос: Можно ли считать успешным рассмотрение вопроса о снятии неприкосновенности с ряда депутатов?

Ответ: Президент приложил очень много усилий, чтобы в Украине выстроить систему борьбы с коррупцией. Не только борьбу с фактами, а именно систему, которая бы работала. Генпрокуратура, НАБУ (Национальное антикоррупционное бюро Украины – ИФ.) и САП (Специализированная антикоррупционная прокуратура – ИФ.) обеспечили политически незаангажированное внесение представлений в Раду. Достаточно сказать, что из шести – три касались депутатов из коалиции, поэтому тут сложно говорить о какой-то политической составляющей. Возможно, в этих представлениях разная степень правонарушений в понимании общества, но в юридической плоскости тут довольно все четко. Свою оценку даст следствие, так как Верховная Рада давала лишь согласие на проведение расследований.

Впервые, если я не ошибаюсь, Рада дала согласие на проведение следственных действий по депутатам от коалиции. Это подчеркивает, что ни один избранник или должностное лицо не имеет, как говорит президент, "зонтика" от коррупционных действий.

Антикоррупционные органы Генпрокуратуры, САП, НАБУ, НАПК (Национальное агентство по противодействию коррупции – ИФ) в рамках принятого законодательства и дальше будут продолжать проверку действий и деклараций должностных лиц высшего уровня.

Вопрос: Как вы оцените то, что на депутатов из коалиции не было дано согласие на задержание и арест, хотя доводы со стороны Генпрокуратуры были довольно убедительны?

Ответ: Я думаю, что есть гораздо более важная проблема – это наличие неприкосновенности. Позиция президента по этому вопросу очень четкая – это отмена нормы о неприкосновенности. Все равны перед законом и это абсолютно логично. В свое время определенную неприкосновенность имели и депутаты местных советов. Эта норма была полностью отменена. Сейчас никто даже не вспоминает об этом. Поверьте, если депутат, приходя в парламент, ставит перед собой исключительно государственные цели, то отсутствие неприкосновенности не проблема.

Вопрос: А должны ли нести ответственность, в том числе и политическую, те партии, которые взяли к себе людей, обвиняемых в коррупционной деятельности?

Ответ: Политическую ответственность нести обязаны. Но это также вопрос и к обществу. Именно люди в момент голосования дают политическую оценку и политикам, и партиям. Здесь и возникает политическая ответственность. Когда общаюсь с людьми и слышу: "Что это за Верховная Рада?", всегда отвечаю: "Эти люди не из космоса – это вы избрали. Многих за гречку, за популизм, за обман, за то, что не помните прошлые какие-то моменты". К примеру, политик несколько раз подряд может избираться в своем округе, но при этом жизненные проблемы людей не решаются годами.

Безусловно, и сами политические силы должны пресекать популистские обманы населения и политическое мошенничество. Если они – политики, конечно. Суть политики не в обмане, а в последовательных действиях и ответственной государственной позиции.

Вопрос: Мэры крупных городов имеют высокий уровень доверия и, соответственно, большой политический вес. Какие у вас с ними взаимоотношения? Вы видите в них конкурентов или партнеров?

Ответ: Партнеров. Высокое доверие к мэру – это абсолютно закономерная вещь. Во-первых, потому, что человек избирается и приходит сразу с каким-то базовым кредитом доверия, во-вторых, он работает на конкретной территории с людьми.

Фактически громада выбирает своего представителя для осуществления функций, связанных с жизнеобеспечением, поэтому, так или иначе, это постоянное общение с людьми. Если мэр настроен работать и имеет навыки управления, то доверие будет.

Сейчас, государство увеличило финансирование местных советов, именно городов, в 3-4 раза. Фактически государство дает возможность и мэру, и громаде быть успешными.

Вопрос: Вместе с тем, только один из мэров городов-"миллионников" активно участвует в политике, остальные скорее хозяйственники…

Ответ: Я бы не сравнивал, поскольку каждый город имеет свои особенности, как с точки зрения хозяйственных вопросов, так и с ментальной точки зрения. Здесь сложно сравнивать мэра Львова и мэра Харькова или мэра Одессы и Киева.

В моем понимании, мэр — это хозяйственник. Мэр должен заниматься дорогами, утилизацией мусора, проблемами ЖКХ, общением с людьми - это основное.

Когда решаются основные вопросы, когда у тебя в городе чисто, когда понятна ситуация в жилищно-коммунальной сфере, решен вопрос с дорогами, парками и есть взаимопонимание с людьми, тогда возможно через эти составляющие успешной деятельности можно назвать себя политиком. А не через месседжи, заявления, ток-шоу.

Вопрос: Видите ли Вы как глава администрации в мэрах резерв для будущей государственной власти?

Ответ: Безусловно. Немало примеров, когда мэры становятся руководителями центральных органов власти.

Вопрос: Как Вы оцените нынешнее состояние госслужбы?

Ответ: Необходимо как можно быстрее создавать систему подготовки кадров. Именно систему. Сейчас в принципе потеряно само понимание того, что государственный служащий — это профессия. Очень ответственная. Она требует подготовки, не только теоретической, но и практической. Нельзя закончить мединститут и сразу стать главврачом, а в системе госуправления считается, что возможно что-то подобное под девизом "новые лица". Я считаю, что "новые лица" очень нужны стране, но – подготовленные к государственному менеджменту "новые лица". Тогда да, и такие успешные примеры есть.

Вопрос: Внес ли закон о госслужбе качественные изменения в работу?

Ответ: Считаю его позитивным, но далеким от оптимального. Полностью поддерживаю введение института государственных секретарей. Поддерживаю и разделение должностей на политические и административные, однако категории этих должностей не всегда соответствуют выполнению функций и обычной логике. Много еще моментов, которые не урегулированы и разбалансированы. За последний год качество государственной службы лучше не стало. Практика применения закона указывает на необходимости доработок некоторых его положений.

Вопрос: На сколько, по вашему мнению, баланс власти президент – парламент – премьер оптимален? Нужны ли конституционные изменения?

Ответ: В Украине это всегда и во все времена один из самых обсуждаемых вопросов, но настоящей профессиональной дискуссии на эту тему никогда не было.

По моему мнению, система государственной власти на сегодня достаточно сбалансирована. Хотя, безусловно, предела совершенству нет. Нужны ли конституционные изменения? Нужно обсуждать с позиций развития страны. Что это даст в итоге, и какая система наиболее оптимальная.

В нынешних условиях, деятельность президента наиболее сконцентрирована на обеспечение безопасности, обороне, реализации реформ, региональной и международной политике. Во многом благодаря усилиям именно Верховного главнокомандующего украинская армия стала боеспособной. Раньше ее просто не было, создавал с нуля. Во внешней политике успехи очевидны даже для скептиков – в первую очередь введение безвизового режима с ЕС и окончательная ратификация Соглашения об ассоциации.

Вопрос: Каковы ваши отношения с Кабмином в целом и с премьером в частности? Конфликт президента и премьера присутствует?

Ответ: Хорошие рабочие отношения с премьер-министром, конструктивные отношения со всеми членами Кабинета министров. Все вопросы, которые возникают в процессе взаимодействия президентской вертикали и Кабмина, решаются оперативно. Безусловно, как в любой команде, есть более подготовленные министры, есть менее подготовленные. Есть ли конфликт между президентом и премьером? Четко могу сказать: конфликта нет. Дискуссии по отдельным вопросам существуют и это нормально, без них, наверное, тоже было бы неправильно, но, если взять те истории, которые подаются в информпространстве, говорю ответственно – эти истории сильно преувеличены.

Вопрос: Как вы относитесь к наличию конфликтов между отдельными министерствами? По вашему мнению, это угроза для нормальной работы Кабмина?

Ответ: Правительство коалиционное, а, значит, предполагает наличие управленческих команд. Цель общая – развитие страны, подходы могут быть разные. Это нормально. Я не вижу на сегодня рисков разбалансирования работы Кабинета министров.

Вопрос: В отношении конфликта Минюста и НАПК… Вас удовлетворяет работа Агентства?

Ответ: Конфликт между Минюстом и НАПК возник вокруг желания сделать работу Агентства более эффективной

НАПК работает в тяжелых условиях, в абсолютно недоработанном и законодательстве, и самой системы декларирования, но на момент старта их работы нужно было запускать этот процесс. Этого ждали люди, а ожидания людей должны реализовываться. Система есть, и она работает, хоть и не идеально. Она позволяет заполнить декларацию, чтобы люди видели, кто как живет и кто как тратит.

Вопрос: Были ли у Вас случаи, когда Вы приглашали человека на работу, а он отказывался из-за необходимости подавать декларацию?

Ответ: Конечно, были. Не каждый готов всю свою жизнь выставлять на обозрение всему миру и подвергаться критике, зачастую необоснованной. Причем критика идет сразу, независимо от содержания декларации. Однако полностью поддерживаю, что открытая декларация – необходимое условие для всех политиков и государственных служащих.

Исключением могут быть только военнослужащие. И здесь была четкая позиция президента. Хочу напомнить, после инициированных президентом изменений в закон военнослужащие были освобождены от заполнения е-деклараций. Как вы помните, даже мобилизованные, согласно закону, должны были заполнять е-декларацию. Сейчас этого нет, и это абсолютно правильно.

Вопрос: Широкий резонанс вызвали поправки к закону об электронном декларировании в отношении негосударственных организаций…

Ответ: В заполнении е-декларации не вижу никакой проблемы. Я, например, не должен был заполнять е-декларацию в первую волну и мои заместители тоже. Мы это сделали. Спокойно, без пиара и без лишних демонстраций деклараций. Мы заполнили, чтобы у людей не возникало каких-то сомнений.

Заполнение электронной декларации - это открытость и прозрачность, о которых много говорят. В этом нет ничего страшного. Если ты готов заниматься деятельностью, которая связана с управленческими функциями или влиянием на общественное мнение, – заполни декларацию.

Конечно же, закон о е-декларировании требует ряда изменений, и я – за то, чтобы общественные организации могли свободно осуществлять свою функцию контроля, мониторинга, но не политической деятельности.

Президентом поданы в Верховную Раду соответствующие предложения, к сожалению, они не были проголосованы. Но думаю, осенью мы вернемся к обсуждению этого вопроса. Президент настроен на то, чтобы полностью исключить разговоры о том, что е-декларирование может быть использовано, как инструмент давления. Я думаю, что внесенные предложения достаточно оптимальны и сбалансированы. Они позволяют общественным организациям вести деятельность без всяких оглядок и обеспечивают определенный финансовый контроль.

Вопрос: Возвращаясь к реформам. Еще три основные реформы, а именно пенсионная, здравоохранения и образования стали в повестку дня следующей сессии. По Вашему мнению, есть ли у них перспективы быть принятыми уже в сентябре?

Ответ: Думаю, да. Во всех этих сферах нужны изменения, и с этим никто не спорит.

Во главу угла пенсионной реформы поставлен вопрос повышения уровня пенсий, и этот фактор безусловно позитивный. Все политики во время избирательной компании обещают повышение зарплат и пенсий, и пришло время это выполнить. Президент вместе с премьером видят эту ситуацию одинаково, и большое количество голосов в поддержку в первом чтении говорит о том, что и парламент настроен на конструктив.

По медреформе много нюансов. Она требует серьезного обсуждения. Эта реформа очень близка к людям. Считаю, что само направление реформы очень правильное, однако она должна стать более понятной для людей. К слову, в последних изменениях в государственный бюджет на реформирование сельской медицины было выделено 4 млрд грн. Этот процесс был инициирован президентом и поддержан Кабмином. Безусловно, это кардинально улучшит качество медицинских услуг в районах и селах.

Вопрос: Идет ли работа по выявлению лиц с двойным гражданством среди тех же народных депутатов?

Ответ: Есть украинское законодательство о гражданстве. Если его нарушают, то органы власти обязаны принять меры по восстановлению законности. Возможно, у некоторых народных депутатов есть второе гражданство, но предполагать и иметь доказательства – это две большие разницы. Если такие доказательства будут, то, безусловно, будет реакция в рамках действующего законодательства Украины.

Вопрос: Вы сопровождали президента в его визите в США. Каковы Ваши оценки это визита?

Ответ: Визит был очень конструктивным. Президент Украины встретился со всеми ведущими политическими игроками нынешней администрации. Были встречи с президентом США Дональдом Трампом, вице-президентом Майклом Пенсом, госсекретарем Рексом Тиллерсоном, министром энергетики Риком Перри, с министром обороны Джеймсом Мэттисом, с министром торговли (Уилбур Росс – ИФ).

В Пентагоне украинскую делегацию встречали гимном Украины, что символизировало особое доверие.

Сами можете видеть, что меньше чем через месяц после визита президента в США, в Украину прибыл Рекс Тиллерсон. Было рассмотрено много вопросов, имеющих перспективу на дальнейшее развитие. Визит был настроен на конструирование той "дорожной карты", которая была определена в Вашингтоне.

Также был назначен спецпредставитель США Волкер (Курт Волкер – ИФ) – очень опытный дипломат, человек, который хорошо знает Украину, и мы рассчитываем на его поддержку.

В ближайшее время также планируется приезд ряда американских представителей власти в Киев. Я думаю, что это очень четкий сигнал доверия и желания поддержать Украину.

Хочу также отметить, что нам важны отношения и с европейскими партнерами. С 19 апреля президентом были проведены переговоры практически со всеми европейскими лидерами, и с Терезой Мэй (премьер-министр Великобритании – ИФ), и с Эммануэлем Макроном (президент Франции - ИФ), и с Ангелой Меркель (федеральный канцлер Германии – ИФ). Состоялся саммит Украина – ЕС при участии Дональда Туска (президента ЕС – ИФ.) и Жан-Клода Юнкера (президента Европейской Комиссии – ИФ.). Однозначный факт - Украина становится полноправным международным партнером.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 19 июля 2017 > № 2251987 Игорь Райнин


Белоруссия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248844 Сергей Лозница

«В России почти никто не борется», — говорит кинорежиссер Сергей Лозница

Збынек Власак (Zbyněk Vlasák), NOVINKY.CZ, Чехия

В этом году режиссер Сергей Лозница — уроженец Белоруссии, проживающий в Германии — представил в Каннах свой фильм «Кроткая». Он снят по мотивам творчества Достоевского и повествует о судьбе женщины, которая безуспешно пытается встретиться с мужем, который сидит в тюрьме. На фестиваль в Карловых Варах Лозница привез другую свою ленту — документальный фильм «Аустерлиц», в котором режиссер, казалось бы, безучастно наблюдает за туристами в бывшем концлагере Заксенхаузен.

— Novinky.cz: Ваш фильм «Кроткая» в начале августа будет демонстрироваться в Вашем присутствии в Летней киношколе в Угерске-Градиште. Что он рассказывает об отношениях российского государства и его граждан?

— Сергей Лозница: Собственно, ничего нового! Прежде всего потому, что в этом смысле на территории бывшей российской империи ничего особенно не меняется со времен Ивана Грозного. И неважно, как мы сейчас называем это государство — тоталитарное или демократическое. Суть остается неизменной. Но я бы говорил не об отношениях государства и граждан, а, скорее, о государстве и его жителях. Чтобы быть гражданином, нужно что-то для этого сделать. Автоматически им не становятся: быть гражданином — привилегия. Сегодня в России очень мало граждан.

— Так какие отношения сегодня в России между государством и его жителями?

— Речь идет о специфическом виде рабства. Официально в России его отменили в 1861 году, но если власть что-то задумает, ее по-прежнему, как и раньше, никто даже не попытается остановить. В России никогда не было гражданского общества, которое должно защищать народ от вмешательства власти. Возможно, оно появилось ненадолго в начале 20 века, но нам всем известно, чем это кончилось. Все это, конечно, связано с постоянной утратой интеллектуальных элит, которые в лучшем случае бегут из России до того, как лишатся жизни. Сейчас не вспомню, кто из французов сказал, что если бы его страну покинули триста интеллектуалов, французы превратились бы в народ идиотов. Русские же сами перебили массу своих интеллектуалов. Поэтому сегодня у Путина нет никакой настоящей оппозиции. Кстати, сам он сейчас нацелился на Российскую академию наук.

Это интересовало меня и в «Кроткой»: какие идеалы мы, восточноевропейцы, носим в душе, если снова и снова они подталкивают нас к этому самоубийству? Достоевский описал их в своих книгах, на мой взгляд, гениально, и он оказался пророком.

— И даже распад СССР не дал шанса выбраться?

— В то время действительно появилось огромное движение людей, которые больше не хотели жить в государстве вроде Советского Союза. Но это движение возникло только потому, что власть его позволила. И, главное, элиты не сумели предложить нового видения демократического государства, некий жизнеспособный проект. Этой альтернативы у нас нет до сих пор. Иногда я встречаюсь с русскими эмигрантами, которые в начале 90-х были свидетелями тех событий, и многие из них мечтают вернуться на родину и фантазируют, что встанут во главе оппозиции против Путина. Но, будучи интеллектуалами, они предлагают только разные утопии без шансов на реализацию.

— То есть Вы не видите для России светлого будущего?

— За светлое будущее надо бороться, а в России почти никто не борется. Для этого нужна идея, социальная фантазия и определенная модель из прошлого, но сейчас всего этого в России нет. В отличие от деструктивного воображения, которым в России обладают все во всех слоях общества — от президента до последнего рабочего. Неслучайно, что сегодня никто не вспоминает о Февральской революции 1917 года, которая по-настоящему изменила страну. Как освобождение прославляется другая, Октябрьская, после которой все новое, недавно возникшее, было уничтожено немногочисленной бандой. Когда читаешь мемуары о том времени, понимаешь, что иначе дело и не могло закончиться. Ведь в России всегда так было: побеждает тот, кто наглее всех рвется к власти.

— В условиях современного кризиса на Западе кажется, что и мы теряем те идеи, которые нас определяют.

— Когда ведешь благополучную жизнь, забываешь, что все окружающие блага — не само собой разумеющееся, что за свою свободу и за все то, за что твои предки отдавали жизнь, ты должен бороться каждый день. Поэтому иногда должны случаться кризисы, чтобы напоминать нам об этом. Сегодня мы видим, как в Соединенных Штатах крепнет сопротивление попыткам ограничить свободу. Студенты, журналисты и даже политики выступают против Трампа. Они борются и знают, за что должны бороться. В России нечто подобное невообразимо.

Проблема западных обществ — в том, что они выстроены на научных основах, то есть на прагматизме, который зачастую плохо сочетается с нравственностью. Поэтому современность так напоминает нам 30-е годы. Чемберлен и Даладье решили пожертвовать территорией Судет, где мы сейчас по стечению обстоятельств находимся, и отдать их Гитлеру из прагматических соображений. Они верили, что это остановит его экспансивную политику, или что им даже удастся повернуть его против Советского Союза. Впоследствии стало понятно, что им стоило предпочесть нравственность. То же самое я советую западным государственным деятелям, например, в том, что касается украинской войны — ведь европейские политики отказываются хотя бы допустить ее существование.

— В «Кроткой» ясно прослеживаются линия тюремных историй, а они неразрывно связаны с русской культурой…

— Речь не только об историях, шутках или сентиментальных песнях — в современный русский язык глубоко врезался тюремный сленг, зародившийся в 50-е годы. На Западе этого не понимают, но тут есть своя логика: при Сталине в Советском Союзе не было такой семьи, у которой никто бы не сидел. И если этим людям везло, и они возвращались из заключения, они несли с собой и тюремный язык, и модели поведения в тюрьме. Со временем и то, и другое распространилось во всем обществе.

— Вы считаете, что это оказывает какое-то влияние на русский менталитет?

— Разумеется, но влияние оказывается в обоих направлениях. Если бы не было русского менталитета, то тюремный сленг так хорошо не закрепился бы. Любой начальник в русской истории хотел завладеть языком. В особенности в 50-е годы язык резко упростился, как и жизнь, что, несомненно, повлияло на русское мышление. Путин и его окружение тоже пытаются закрепить в языке определенные лозунги и фразы. При этом язык продолжает упрощаться — достаточно немного послушать российского президента. Я даже не хочу себе представлять, что бы на это сказали Набоков или Ахматова.

Я помню, что когда жил в России, каждый день следил за собой, чтобы ко мне это не пристало. Я начал использовать некоторые слова только потому, что они были распространены в моем окружении. Мой язык менялся, и из-за этого менялся я сам.

— Речи Трампа тоже не отличаются особенной изощренностью.

— Да, но Трамп в США — не единственный центр власти. И с американцами, которые испытывают острую необходимость в личной собственности, достоинстве и держат дома оружие, всегда будет очень непросто договориться. Американская гражданская война была войной против рабства. Русские же вели гражданскую войну за то, чтобы стать рабами. И в этом — разница.

— На фестивале в Карловых Варах был показан другой Ваш фильм — документальный фильм-наблюдение «Аустерлиц», снятый по мотивам книги В. Г. Зебальда. Что Вас в ней заинтересовало?

— В Зебальде мне нравится то, что он заставляет нас задуматься. Он смотрит вокруг себя и затрагивает разные темы, он открыт всему, что сейчас происходит. В его книгах реальность переплетается с размышлениями. Я точно так же воспринимаю кинематографию и искусство вообще. Для Зебальда характерна и определенная амбивалентность. В конце он приходит к ясным выводам, но до того его аргументы «за» и «против» сливаются. Я хочу, чтобы именно такими были и мои фильмы.

— Эта амбивалентность для Вас важна и в «Кроткой», не так ли?

— Да. В конце «Кроткая» превращается в хоррор, который, однако, весьма вероятно, разворачивается только в фантазии героини. Но все может быть и наоборот, и все, что мы видели до тех пор, было только в ее воображении. Стремясь попасть к своему мужу в тюрьму, она встречается с множеством опасных людей, которые, однако, с ней очень любезны и говорят ей: «Уходите, пожалуйста, мы опасны, и с Вами может что-нибудь случиться». Эта амбивалентность там все время присутствует. Разумеется, с определенной долей извращенности. Потому что произведение Достоевского — пусть в фильме от него почти ничего и не осталось — это извращенный гротеск.

— В фильме «Аустерлиц» на длинных статичных кадрах мы наблюдаем за посетителями бывшего концлагеря Заксенхаузен…

— Мы снимали в семи памятных местах. Но на кадрах из Заксенхаузена лучше всего было видно то, что мы хотели показать — а именно отношение посетителей, которые туда приходят, к рождению и смерти. Потому что — чего уж там скрывать — туристы сегодня приезжают в концентрационные лагеря, прежде всего, из-за своей зачарованности смертью.

Кроме того, Заксенхаузен находится недалеко от Берлина, поэтому турагентства особенно активно за него принялись, и туда приезжает особенно много людей. В Берген-Бельзене такие толпы не увидишь, а Заксенхаузен опять превратился в фабрику, но уже не смерти, как при нацистах, а денег. И в этом заключается ирония. Там наша память продается, как привлекательно упакованный продукт. Я не утверждаю, что это хорошо или плохо. Это просто факт. И меня, как киноантрополога, этот факт заинтересовал.

— Действие «Аустерлица» разворачивается в лагере, где не было систематических убийств евреев. Изменился бы фильм, если бы съемки проводились в Освенциме? Там ведь сегодня тоже полно туристов.

— Я не знаю. Но было бы интересно попробовать поснимать и там. Поведение большинства людей, вероятно, было бы таким же, однако в Освенцим ездит больше евреев, для которых все это, конечно, имеет более глубокий смысл. Что касается состава туристов, то в Заксенхаузене он разнообразнее. Как сказал мне один зритель в Карловых Варах, там одно из немногих мест, где люди, относящиеся к европейской цивилизации, образуют толпу. Хотя при других обстоятельствах ее не получается, ведь нас разделяют национальные и политические различия.

— На что Ваш фильм может спровоцировать зрителей?

— Мне было бы интересно, если бы кто-нибудь решил поглубже исследовать одержимость людей «селфи», когда они массово фотографируются на фоне надписи Arbeit macht frei. Почему они хотят оказаться рядом с этой циничной и лицемерной фразой? Эта надпись тоже стала продуктом, и тот, кто ее придумал (уж не знаю — Геббельс или кто другой), в сущности, победил. Он привлек наше внимание. Сегодня люди хвастают тем, что пришли посмотреть на огромный крематорий, и с восторгом сообщают об этом своим друзьям, семье, соседям. И это тоже извращение!

Белоруссия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248844 Сергей Лозница


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 18 июля 2017 > № 2251989 Иванна Климпуш-Цинцадзе

Вице-премьер И.Климпуш-Цинцадзе: "Украина хотела бы перейти в отношениях с ЕС с кредитов на гранты"

Интервью вице-премьер-министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Иванны Климпуш-Цинцадзе агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: На прошлой неделе в Киеве состоялся саммит "Украина-ЕС". Как вы оцениваете его результаты?

Ответ: Саммиты являются рабочим инструментом высокого уровня. На них подводятся промежуточные итоги, очерчиваются определенные планы. Именно это и произошло на 19-м саммите "Украина-ЕС" в Киеве. Нам было, что представить, поскольку предварительно, на протяжении нескольких лет, была проведена большая работа, которая дала свой результат как раз перед саммитом.

В частности, речь идет о предоставлении в результате выполнения наших обязательств "безвиза" украинцам, окончательной ратификации Нидерландами Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, а, соответственно, завершении всеми институтами ЕС ратификационных процедур, – это делает возможным вступление Соглашения в силу в полноценном режиме с 1 сентября 2017 года. В целом это признание прогресса, которого достигла Украина по многим направлениям реформ.

Мы обсуждали и планы на будущее. Например, достигнуто соглашение о том, что мы должны разработать совместную "дорожную карту" выполнения Соглашения об ассоциации. В этом вопросе правительство уже сделало определенные шаги.

Также были подняты актуальные как для ЕС, так и для Украины вопросы: вопрос общей позиции и координации работы по кибербезопасности, противодействию информационным угрозам, координации работы в стратегических коммуникациях. Обсудили и вопросы, которые могут иметь непосредственное влияние на граждан, в частности, совместного пограничного, таможенного контроля. Хоть граница с ЕС и перестала быть барьером для наших граждан, но она все равно создает очереди, которых можно было бы избежать при условии большей синхронизации наших процедур с ЕС.

Давно обсуждаемым является и вопрос вхождения в общеевропейское воздушное пространство, однако сейчас это абсолютно не зависит от позиции Украины, а зависит от разногласий Великобритании и Испании по Гибралтару и Brexit. При этом мы имеем заверения европейской стороны о готовности идти нам на встречу, хоть и не имеем конкретного решения ситуации.

Вопрос: Президент Украины Петр Порошенко по итогам саммита говорил, что активно обсуждались вопросы цифрового рынка и энергетического сотрудничества.

Ответ: Да, обсуждалось вхождение Украины в формирующийся цифровой рынок ЕС. То есть наша страна уже на этом этапе участвует в формировании видения того, как эти процессы должны развиваться. Мы также обсуждали вопросы энергетической независимости Украины и энергетического будущего ЕС, участия Украины в единой энергетической системе Европы. Конечно же, мы поднимали вопрос строительства "Северного потока-2". Нам было важно услышать точку зрения стороны ЕС относительно дальнейшего развития этой ситуации. Есть надежда на то, что именно позиция Европейского совета по этому вопросу станет решающей, а также на то, что будут учтены наши аргументы о политической, а не экономической основе данного проекта.

Вопрос: В рамках саммита "Украина-ЕС" обсуждался вопрос создания совместного консорциума по управлению украинской газотранспортной системой? Какова реакция европейцев, когда возможен переход в практическую плоскость?

Ответ: В практическую плоскость заинтересованность, которая реально существует, может перейти после того, как мы проведем процесс анбандлинга (разделение добычи, транспортировки и продажи газа – ИФ-У) "Нафтогаза Украины".

Вопрос: Является ли проблемой отсутствие итоговой декларации?

Ответ: К сожалению, для принятия декларации не был найден консенсус со стороны европейских стран относительно окончательных формулировок. Само же отсутствие декларации не является трагедией, потому что у нас есть протокол совместного саммита и есть наработки приоритетных направлений сотрудничества. Вместе с тем, основные принципы наших взаимоотношений с Европейским Союзом, которые дают нам задачи на сегодняшний день, содержатся в юридически обязывающем документе – Соглашении об ассоциации. Там есть те направления, по которым мы можем двигаться. Ничего дополнительного важного декларация нам бы не дала. Жаль, что ее нет, но это не проблема.

Вопрос: Нидерланды были основным противником включения в итоговую декларацию саммита формулировки о признании ЕС евроинтеграционных стремлений Украины?

Ответ: Для Нидерландов было сложно перейти к такому уровню формулировок.

Вопрос: Ранее Нидерланды получили гарантии от Европейского Совета того, что выполнение Соглашения об ассоциации не означает автоматического получения Украиной статуса кандидата в члены ЕС.

Ответ: Да, и пункта об автоматическом получении такого статуса нет в Соглашении. При этом там написано, что Европейский Союз приветствует евроинтеграционные стремления Украины. Соглашение ратифицировано и является обязывающим документом для всех стран ЕС, и даже если сейчас некоторые страны хотели бы "поиграть с формулировками", то этого не выйдет, поскольку все формулировки заложены в Соглашении. На это Соглашение мы и ориентируемся. Любое заявление саммита не будет иметь большего веса, чем Соглашение.

Вопрос: Соглашение об ассоциации уже ратифицировано и 1 сентября вступит в силу, какие возможности открывает полноценное начало действия этого документа?

Ответ: Вступление в силу Соглашения об ассоциации в полной мере дает нам возможность полноценной работы всех двусторонних органов ассоциации. Они и так работают, но после 1 сентября наши переговоры в рамках таких двусторонних органов могут концентрироваться, при необходимости, на уточнении или корректировке дополнений к соглашению. Мы также можем приводить к соответствию с графиками, по которым мы движемся, те или иные направления нашего сотрудничества.

Вопрос: То есть, это в большей степени символичная дата?

Ответ: Если смотреть с юридической точки зрения, то Соглашение могло продолжать действовать в ограниченном режиме вечно. Теперь же мы будем иметь юридические рамки и возросшую ответственность сторон за выполнение условий Соглашения. Как мы движемся в направлении адаптации нашего законодательства к европейскому, так же и мы рассчитываем, что наши партнеры в ЕС будут готовы предоставить техническую, экспертную, финансовую поддержку для выполнения тех или иных задач Соглашения.

Вопрос: Говоря о Соглашении, какие сложности есть в его реализации?

Ответ: Подавляющее большинство мер, которые нам необходимо принять в рамках Соглашения, проходят через парламент с большим скрипом. Тут речь идет об основательной перестройке привычных и не всегда прозрачных правил. Например, мы должны проводить дерегуляцию, однако речь тут идет об отмене устаревших советских регуляций, при этом правила ЕС подразумевают как раз регуляцию. Таким образом, возникает определенный конфликт, когда в обществе введение регуляций может трактоваться, как потенциальный источник коррупции. Часто этим манипулируют, и такое восприятие является препятствием.

Вопрос: В каких реформах, предусмотренных соглашением, удалось достичь прогресса?

Ответ: В сфере энергетики - это принятие законов о рынке газа, рынке электроэнергии и работа по этим вопросам над подзаконными актами. Я рада, что имеется прогресс в принятии некоторых законопроектов, которые разрабатывались и дорабатывались на протяжении нескольких лет, в частности, о коммерческом учете в сфере тепло- и водоснабжения, об энергоэффективности зданий, о Фонде энергоэффективности.

Важные шаги были сделаны в реформировании фитосанитарного контроля. Был принят закон о безопасности пищевых продуктов, который призван создать систему контроля за тем, чем кормят животных, в каких условиях их содержат, и вплоть до контроля качества продукта перерабатывающей и пищевой промышленности. Теперь мы должны принять значительное количество подзаконных актов.

Есть прогресс в вопросах экологии, в частности, экологической оценке. Правда, пока нашим гражданам, которые не всегда имеют достаточно средств на необходимое, иногда трудно оценить важность того, чтобы это необходимое было качественным и безопасным.

Можно бы упомянуть многие антикоррупционные меры, но они предпринимались в рамках выполнения плана действий по визовой либерализации.

Вопрос: В каких сферах реформирование не продвигается?

Ответ: Есть несколько сфер, в которых мы не сделали шагов вперед, и это необходимо признать. В частности, в приближении нашего таможенного законодательства к европейскому, в вопросах защиты интеллектуальной собственности, транспорта. В сфере транспорта много вопросов по морским перевозкам, автомобильному транспорту. Те законопроекты, которые были внесены в парламент еще прошлым правительством, а нашим – перевнесены, были, к сожалению, возвращены народными депутатами. Часть этих проектов законов касаются безопасности пассажирских перевозок, что влияет на многих наших граждан.

Необходимо принять и закон об уполномоченном экономическом операторе, который был возвращен комитетом парламента обратно в правительство, хотя его доработать можно было и в парламенте между первым и вторым чтением.

Вопрос: Это со стороны парламента. А то, что касается Кабинета министров?

Ответ: Это проблема всех министерств: мы практически во всех сферах имеем отставание от плана выполнения Соглашения об ассоциации. Где-то оно больше, где-то меньше. Например, Министерство регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства провело усилиями министра, его команды, других государственных органов значительное количество законов через парламент. Есть министерства, где движение не так успешно идет, хотя есть желание продвигать евроинтеграционную повестку дня в Раде, как в случае с Министерством инфраструктуры. Успехом Министерства финансов и в целом правительства является то, что нам впервые удалось перейти к трехгодичному планированию бюджета, как это заложено в Соглашении. Думаю, что это является революционной историей для Украины.

Вопрос: Правительство намерено активизировать работу по выполнению мер, предусмотренных Соглашением об ассоциации?

Ответ: Кабинет министров в конце мая принял решение о запуске электронной системы, которая бы обеспечивала непрерывность процесса выполнения Соглашения и мониторинг выполнения поставленных задач. Кроме того, было принято решение о создании системы утверждения переводов актов европейского права, чтобы мы эффективно адаптировали наше законодательство к европейскому. Мы актуализируем наш правительственный план реализации Соглашения об ассоциации, чтобы принять его на заседании Кабмина и потом внести в систему мониторинга, чтобы следить за выполнением. Мы хотим этот план согласовать и с парламентом. Несколько лет назад в Раде принимался план законодательного обеспечения Соглашения об ассоциации. Часть поставленных задач удалось выполнить, но теперь его нужно было бы обновить. Таким образом, парламент публично взял бы на себя обязательство провести определенную работу.

Вопрос: Имеется ли достаточное количество квалифицированных специалистов для перевода европейского законодательства для приведения наших законов в соответствие с европейскими?

Ответ: В правительстве нет отдельных штатных единиц под специалистов-переводчиков актов европейского права. Однако сотрудники правительственного офиса по вопросам европейской и евроатлантической интеграции из министерств имеют возможность работать с переводчиками из проекта, который реализует ЕС за свои средства - Association for You. Теперь, согласно принятому Кабмином решению, правительственный комитет сможет утверждать такие переводы, чтобы они выставлялись в публичный доступ в качестве официальных.

Вопрос: Вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис на прошлой неделе заявил, что если Украина выполнит определенные условия до ноября, то уже в декабре ЕС может ей выделить 3-й транш макрофинансовой помощи в EUR600 млн. Каковы эти условия?

Ответ: Перечень, на который согласилась Украина, договариваясь о макрофинансовой помощи от ЕС, включает целый ряд мер, начиная от создания условий, при которых было бы невозможно нарушать наши обязательства по зоне свободной торговли с ЕС (как это делает мораторий на экспорт леса-кругляка или введение дополнительных пошлин на вывоз товаров), заканчивая созданием автоматизированной системы предварительной проверки Национальным агентством по вопросам предотвращения коррупции электронных деклараций с использованием доступа ко всем реестрам, в том числе ГФС.

Вопрос: А этого доступа нет?

Ответ: Доступ к реестрам у НАПК уже есть, однако он предоставляется по запросу, а для автоматизации процесса необходимо внести изменения в законы – с осени мы будем работать с депутатами по этому вопросу. В то же время, и НАПК должно провести определенные организационные действия для того, чтобы пользоваться такой электронной системой и иметь возможность проводить первичную автоматическую проверку декларации.

Вопрос: В феврале, после решения о выделении 2-го транша марофинансовой помощи, в ЕС говорили о необходимости решения вопроса социальных выплат вынужденным переселенцам.

Ответ: Да, есть и такое требование. Министерству социальной политики удалось наладить систему, провести перерегистрацию и верификацию всех переселенцев и выплаты производятся ежемесячно, как и положено. Еженедельно информация о выплатах передается Евросоюзу.

Вопрос: ЕС считает удовлетворительным решение этого вопроса?

Ответ: Я думаю, что тут мы имеем конструктивное сотрудничество. Имеются вопросы относительно электронного реестра переселенцев, потому что техзадание к его разработчику готовилось не Министерством социальной политики, а Международной организацией по миграции, сама же система разрабатывалась компанией "Миранда", которая разрабатывала систему электронного декларирования.

Есть также вопросы, касающиеся банковской сферы.

Вопрос: Какие именно?

Ответ: В Украине высокий процент невозврата кредитов. Необходимо создать и открыть Реестр невозвращенных кредитов. Это тоже требование для получения макрофинансовой помощи. Задач много и они разноплановые. Буквально 14 июля под председательством премьер-министра Владимира Гройсмана у нас проходило совещание по вопросу выполнения этих задач. Процесс их реализации уже идет.

Вопрос: При выделении предыдущего транша ЕС пошел Украине на уступки и согласился, чтобы правительство только внесло в парламент законопроект об отмене моратория на экспорт леса-кругляка. Будет ли принятие этого закона условием для выделения средств сейчас?

Ответ: Есть готовность Европейского Союза работать с нами над системным подходом к сохранению леса, функционированию лесной отрасли, контролю над незаконными вырубками, развитием нашей деревообрабатывающей промышленности. Мы договорились с ЕС об активном сотрудничестве на экспертном уровне, чтобы наработать окончательное понимание решения этого вопроса.

Вопрос: Законопроект об отмене моратория уже в парламенте, можно ожидать внесения альтернативного? Хватит ли времени на экспертные консультации и нахождение решения, ведь отменить мораторий необходимо до ноября?

Ответ: Только после выработки совместной позиции. А насчет того, что времени мало – сейчас каникулы у парламента, но не у правительства.

Вопрос: Как отразится на взаимоотношениях с ЕС продление вывозной пошлины на лом черных металлов еще на год?

Ответ: По металлолому такая ситуация: даже на протяжении действия дополнительной пошлины в EUR30 на тонну, экспорт в страны ЕС происходит в соответствии с Соглашением об ассоциации с пошлиной EUR9,5 на тонну.

Вопрос: Почему?

Ответ: В соответствии с законодательством, Соглашение об ассоциации с ЕС, как международный договор имеет большую юридическую силу, чем внутренний закон. Поэтому данный законопроект не влиял и не повлияет на условия экспорта лома черных металлов в ЕС.

Вопрос: Получается, он касается других стран, кроме стран-членов ЕС? Такой принцип не применялся в отношении моратория на экспорт леса-кругляка?

Ответ: Да, закон касается других стран, кроме ЕС. Такой принцип верховенства Соглашения об ассоциации нельзя было применить, поскольку тут речь идет о моратории, а не повышенных пошлинах.

Вопрос: Все вышеперечисленные условия необходимо выполнить до ноября, а если это не получится? Мы ведь понимаем, что тот же парламент может не найти консенсуса по некоторым вопросам.

Ответ: Если Украина не выполнит эти условия до конца октября в приемлемом для наших партнеров формате, хотя бы чтоб некоторые вопросы находились на финальной стадии, то мы не сможем получить последний транш макрофинансовой помощи. Эта программа помощи от ЕС заканчивает свое действие 4 января 2018 года. Тогда придется вести новые переговоры.

Вопрос: Рассматривается ли идея переговоров о новой программе финансирования Украины со стороны ЕС после завершения действующей?

Ответ: Еще рано об этом говорить. Мы имеем несколько направлений переговоров о помощи Украине со стороны ЕС и его структур. Нам бы не хотелось кредитной помощи, мы ставим на повестку дня вопрос грантовой, то есть безвозвратной помощи в определенных сферах, где мы можем говорить о каких-то, возможно, общих механизмах контроля за использованием средств. Но необходимо учитывать, что наша потребность во внешнем кредитовании зависит от успехов нашей экономики и, если экономика будет развиваться, то необходимость в кредитных средствах также уменьшится.

Вопрос: Решение о выдаче предыдущего транша помощи ЕС было привязано к решению Международного валютного фонда о выдаче транша по программе EFF, сейчас так же обстоит дело?

Ответ: И ЕС, и МВФ абсолютно однозначно смотрят на выполнение нами задач и этот процесс синхронизирован.

Вопрос: Много говорится о позитивном влиянии ЗСТ с ЕС на торговлю товарами, как обстоят дела с услугами, насколько велик тут потенциал роста и дальнейшей либерализации?

Ответ: Это основные задачи для нас – согласование "дорожных карт" по либерализации доступа наших услуг на рынок ЕС и их услуг к нам. Нужно согласовать "дорожные карты" по телекоммуникационным, почтовым, финансовым услугам, морским перевозкам.

Вопрос: Каковы перспективы развития безвизового режима, возможно в контексте дополнения ЗСТ нормами о свободном движении рабочей силы?

Ответ: Одна из задач, которую мы для себя ставим – это начало диалога относительно привлечения Украины к Шенгенской зоне. Это следующая амбициозная задача, которую мы перед собой ставим и хотели бы начать обсуждение этого вопроса. Касательно же работы, то, мне кажется, что тут мы должны сосредоточить усилия на создании возможностей для реализации наших граждан дома и нет у нас сейчас задачи, чтобы выходить на переговоры именно касательно трудоустройства украинцев в ЕС. Ведь, если сейчас наших граждан приглашают куда-то на работу, то они могут поехать, просто получив для этого разрешение и визу.

Вопрос: Почему частичное вступление в силу Соглашения об Ассоциации между Украиной и ЕС и ЗСТ не привело к росту прямых иностранных инвестиций в страну?

Ответ: Подписание или вступление в силу Соглашения об ассоциации не может само по себе стать поводом для инвестиций. Это определенный сигнал для инвесторов, но необходима значительная работа по улучшению инвестиционного климата. Несколько лет назад в рейтинге Doing Bussines мы были на 153 месте, а сейчас мы на 80 месте. Те действия по дерегуляции, автоматическому возврату НДС, которые мы предприняли – все это должно дать результат. И в конце года, когда появится новый рейтинг Doing Bussines, я уверена, мы увидим, что Украина поднялась на несколько ступенек вверх и это важный сигнал для бизнеса. Думаю, многие со мной согласятся, что пока у нас не будет новых судов, которые всегда руководствуются принципом верховенства права, бизнес не будет чувствовать достаточной защищенности для работы в Украине. Вместе с тем, у нас увеличился приток прямых иностранных инвестиций, хоть и не в тех масштабах, в которых бы хотелось. Без прозрачных правил и возможности защитить себя в суде мы не можем рассчитывать на массовый приток иностранных инвестиций.

Вопрос: Недавно Украина, как и ряд других стран, подверглась массированной кибератаке и в связи с этим активно встал вопрос усиления кибербезопасности. У НАТО существует соответствующий трастовый фонд для Украины...

Ответ: В каждом трастовом фонде со стороны Украины есть министерство или ведомство, которое выполняет координационную функцию. Для этого фонда это - СБУ. Мы подошли к завершению первого этапа работы фонда. В ходе заседания комиссии Украина-НАТО 10 июля страны-члены Альянса высказали готовность перейти ко второму этапу функционирования фонда. Это значит, что мы с ними вместе можем на основании анализа тех угроз, с которыми столкнулись, обозначить потребности, а потом страна, ответственная за этот фонд (Румыния), будет осуществлять координацию с другими странами для реализации совместно обозначенной задачи. Нам сейчас необходимо четко определить, что нам необходимо для усиления кибербезопасности, потом будет проведен подсчет того, какая сумма на это нужна и будет вестись ее сбор среди стран-членов организации.

Вопрос: Сколько времени займет такой сбор информации, а потом и необходимых средств?

Ответ: Очевидно, что в наших же интересах делать оценку быстро, а потом совместно с Румынией вести переговоры о выделении средств на эти цели. О сроках говорить сложно, ведь тут чем раньше, тем лучше. На первом этапе все это заняло год, сейчас некоторые вещи должны идти быстрее, ведь механизм уже наработан. К тому же гарантирование безопасности в киберпространстве для нас жизненно важный вопрос и мы постараемся все сделать как можно быстрее. Думаю, члены НАТО поступят так же. Но это не вопрос недель.

Вопрос: На какую сумму было уже передано техники на первом этапе?

Ответ: Я могу назвать общую сумму, которая была собрана в трастовом фонде – это EUR1 млн 50 тыс. Эти средства были использованы. Но в них входит и оплата услуг экспертов, которые проводили анализ потребностей.

Вопрос: Много говорят и о необходимости глобальной координации усилий по киберзащите. Украина готова в этом участвовать?

Ответ: Безусловно, Украина уже принимает в этом участие и тут есть взаимный интерес по обмену опытом, например, со странами НАТО для усовершенствования систем защиты. Штаб-квартира НАТО пригласила наших специалистов этой сферы посетить ее для ознакомления с системой киберзащиты и обмена опытом.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 18 июля 2017 > № 2251989 Иванна Климпуш-Цинцадзе


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 18 июля 2017 > № 2247201 Андрей Радченко

"Аграрный фонд" сегодня занимает уже 12% на рынке муки, не владея мельницами - Андрей Радченко

Первое полугодие оказалось насыщенным событиями на аграрном рынке Украины. В тени обсуждения будущей земельной реформы, которое, кажется, захватило всю страну, отрасль во время посевной пережила небывалый кризис недопоставки удобрений. В этой связи наша редакция связалась с одним из крупнейших операторов рынка – ПАТ "Аграрный фонд" чтобы спросить у его руководителя, Андрея Радченко как текущие события отразились в целом на состоянии отрасли и его предприятия. Тем более что на прошлой неделе Госаудитслужба передала сенсационную новость, что даже в этой госкомпании, которая предыдущие два сезона показывала рекордные прибыли и перечисляла государству дивиденды, обнаружены крупные потери.

- Андрей Анатольевич, все уже привыкли видеть новости о правонарушениях, в которых фигурирует Аграрный фонд. Однако, как правило, речь идет об одноименном госпредприятии, что находится в стадии ликвидации. Но 20 июня Госаудитслужба сообщила, что в ПАО "Аграрный фонд", который вы возглавляете, и к которому до сих пор не было претензий, выявлены нарушения на 11,5 млн гривен. Это ошибка?

- Нет, это не ошибка, но не стоит драматизировать. Это обязательный аудит, который проводится ежегодно, и его результат был опубликован согласно стандартной процедуре. Цифры, которые звучат в отчете, требуют анализа и комментариев. Все они, в данном случае, обусловлены сложными бюрократическими процедурами взаимозачетов, прописанными в украинском законодательстве, процессуальными действиями, которые были начаты еще до начала проверки и проходят в настоящее время. А в отчете госаудитслужбы лишь изложены факты, как "срез" на отчетную дату окончания проверки.

Так, в отчете сказано, что ПАО "Аграрный фонд" потерял 105 тыс. грн из-за того, что ГП "Спецагро" (также находится в сфере управления Минагрополитики), с которым был заключен договор о возмещении расходов стоимости коммунальных услуг, расходов на содержание и эксплуатационное обслуживание недвижимого имущества, завысило объемы предоставленных услуг, которые "Аграрный фонд" оплатил. ПАО "Аграрный фонд" арендовало у ГП "Спецагро" офисные площади для размещения своих сотрудников и, естественно, обязано было оплачивать коммунальные услуги. Счета за эти услуги в соответствии с договорами нам также выставляло ГП "Спецагро". В ходе встречных проверок аудитслужба выяснила, что "Спецагро" завысило счета – это прямая функция аудитслужбы - а не ПАО "Аграрный фонд". На основании заключений аудитслужбы мы обратились в ГП "Спецагро" с просьбой сделать сверку, пересчитать затраты и провести необходимый взаиморасчет. Получив отказ от ГП "Спецагро", мы обратились в суд. В свою очередь, ГП "Спецагро" подало встречный иск. В настоящее время дела находятся в суде. Заседания назначены на август текущего года. И мы надеемся на положительное решение в нашу пользу и компенсацию затрат со стороны ГП "Спецагро". Мы давали госаудитслужбе соответствующие пояснения и документы в период проверки. И это указано в акте. Однако, в заключительной части акта на дату окончания проверки зафиксирован лишь факт понесенных затрат, что выглядит логичным.

Второй факт, который зафиксирован – это сумма 380 тыс. грн – расходы на перемещение наших грузов транспортно-логистической компанией. Сразу скажу, что этот вопрос уже урегулирован и расходы покрыты. Суть в том, что процесс перевозок – процесс постоянный, живой. В каждый автомобиль и вагон невозможно загрузить одинаковое количество зерна. Кроме того, есть естественные потери, предусмотренные технологическими картами и госстандартами, и случайные, которые невозможно предусмотреть. Всегда, в рабочем режиме, после проведения перемещения партии товара, или определенного периода времени, когда закрыты все вопросы, включая документооборот товарно-транспортных накладных, складских документов – т.е. первичных документов, - мы делаем сверки и взаиморасчеты. Иногда доплачиваем мы. А в указанном случае, нам компенсировал затраты перевозчик. Таким образом, этот прецедент закрыт.

И, конечно, хочется остановиться на третьем случае с самой крупной суммой затрат, которые мы понесли в прошлом отчетном периоде. Разговор пойдет об 11,5 млн грн затрат по хранению государственного сахара, оценочной стоимостью не менее 120 млн грн, который, к сожалению, не может хранить государственный "Аграрный фонд", а государство в лице Минагрополитики не может организовать бюджет для этого подконтрольного предприятия. Если коротко, суть вот в чем: к Минагрополитики и к нам нам обратились правоохранительные органы с тем, чтобы мы, как компания в государственном секторе и в сфере управления Минагрополитики, приняли участие в сохранении государственного имущества – сахара. Мы понимали, что это необходимо для соблюдения государственных интересов. Поэтому, расходы на транспортировку и аренду складов мы взяли на себя - опять же по официальному согласованию, с тем, что нам эти затраты будут возмещены согласно действующему законодательству. У нас есть практика подобных компенсаций затрат в работе с государственным Аграрным фондом. И мы об этом также уведомили инспекторов госаудитслужбы. Но поскольку следственные действия правоохранительных органов и дело еще не закрыты, то компенсация этих сумм переходит в следующие периоды. Вот и все. Понесенные затраты будут компенсированы. Но по формальным законам бухучета Госаудитслужба пока трактует их как убыток. Хотя все понимают, что мы действуем в государственных интересах. Да и храним мы объем государственного имущества в 10 раз превышающий понесенные нами расходы.

Эта шумиха особенно иронично смотрится на фоне того, что буквально за день Аграрный фонд уплатил в государственный бюджет более 24 миллионов гривен дивидендов, выполнив утвержденный финансовый план на 101%. Согласно нормативу Кабмина, мы направляем государству 50% от полученной чистой прибыли предыдущего периода. Чистая прибыль Аграрного фонда в 2016 году составила 48,7 млн грн – это наилучший результат среди государственных аграрных холдингов.

То есть о каких убытках для государства может идти речь при таком балансе?

- Вы не опасаетесь, что эти громкие заявления скажутся на отношениях с контрагентами?

- Нет, у нас достаточный запас репутационной прочности. Было несколько звонков от партнеров-фермеров, но они имели скорее дружеский статус. Никаких предложений о пересмотре договоров или выходе из сотрудничества не было. В отношении осеннего форварда я также не прогнозирую проблем. Если говорить прагматично, то программе Аграрного фонда нет альтернативы – ни по объему, ни по степени лояльности к сельхозпроизводителям, ни по гибкости условий.

Безусловно, я не исключаю, что эта ситуация еще аукнется, в частности при переговорах с финансовыми учреждениями.

- Какая динамика вашей форвардной программы?

- В рамках весеннего форварда мы проавансировали сельхозпроизводителей на 1,6 млрд. гривен. Учитывая, что общий объем кредитования аграриев по банковской системе – около 50 млрд гривен, то мы очень мощный игрок.

Сейчас - на период между посевной и уборочной - мы занимаем пассивную позицию, давая возможность аграриям сформировать товарный ресурс. Через две-три недели зерно начнет поступать на элеваторы. Товарная номенклатура известна: 700 тыс. тонн продовольственной пшеницы 2-го и 3-го класса, 200 тыс. тонн кукурузы, 50 тыс. тонн ржи и около 10 тыс. тонн гречихи.

Мы не прогнозируем проблем с выполнением форвардной программы – этот механизм отработан и построен таким образом, чтобы минимизировать риски. В прошлые сезоны уровень невыполненных контрактов находился на уровне статистической погрешности. Новшество – появление в нашем портфеле кукурузы, но, учитывая широкий опыт с другими культурами, мы не предвидим сложностей с выполнением контрактов.

- Внутри страны основные потребители кукурузы – спиртзаводы и животноводы, вы планируете им поставлять зерно?

- Не только, хотя этот вариант не исключен. Скорее, это будет экспорт. Мы предложили также этот объем рассмотреть ГПЗКУ для выполнения их обязательств по экспортным контрактам. К моему глубокому сожалению, пока это предложение не находит отклик. Я это связываю больше с нездоровыми амбициями нового руководства, чем с профессиональным уровнем и целесообразным прагматизмом.

- Вы постоянно расширяете портфель продуктов в категории "бакалея". Вам не кажется, что вы все дальше уходите от профильного для Аграрного фонда бизнеса?

- Я менеджер и моя задача – обеспечить прибыльность компании. Продукция с добавленной стоимостью априори более рентабельна, чем сырье, поэтому мы постоянно расширяем это направление.

Форвардные закупки – это больше социальная функция. Она обусловлена государственным статусом "Аграрного фонда", и, соответственно, мы не можем рассматривать ее как источник заработка.

Линейка расширялась очень логично и системно: сначала запустили муку, гречку, затем хлопья и их смеси, сахар. Это была фасовка, а теперь мы начинаем углублять переработку: производство гречневой, кукурузной муки и т.д.

Аграрный фонд сегодня занимает уже 12% на рынке муки – уникальный случай для компании, у которой нет своих мельниц. При этом он поделен на региональные рынки, и мало кто может обеспечить национальное покрытие. Я думаю, реально нарастить долю АФ до 30% в течении 2-3 лет – в том числе и за счет запуска нишевых продуктов.

- Реализация этих планов напрямую зависит от того, сможете ли вы обеспечивать такой же высокий уровень закупок зерновых, формируя запасы на этапе наиболее оптимальной цены. Вы не опасаетесь изменения конъюнктуры на рынке и увеличения конкуренции за зерно?

- Эта конкуренция и сейчас есть, в том числе со стороны мощных международных зерноторговых компаний, но мы же как-то справляемся.

Объективно Аграрный фонд предлагает простые, быстрые прозрачные процедуры оформления форвардных контрактов. При этом есть возможность выбора наиболее подходящего сельхозпроизводителю формата – с привязкой к курсу доллара и без. Мы быстро принимаем решение – заявка рассматривается максимум неделю, а через 5 дней после подписания договора аграрий видит деньги на своем счету. Я долго работал банкиром и хорошо понимаю значение сервисной составляющей финансового бизнеса.

- Какая структура контрагентов Аграрного фонда и как она изменяется?

- Идет смещение в сторону мелких и средних сельхозпроизводителей – что полностью соответствует нашим целям. У нас есть нижняя граница отсечения, но она минимальна – 100 тонн и поэтому мы можем охватить широкий круг участников рынка. Кстати, эта минимальная граница может быть еще снижена по запросу сельхозпроизводителя. 95% участников весенней форвардной программы — малый и средний бизнес.

- Но увеличение доли мелких производителей повышает и риски непоставки.

- В теории - да. На практике мы применяем эффективное "сито", через которое сложно пройти мошеннику. Мы применяем 7-8 критериев и, конечно, стараемся отдавать предпочтение аграриям, с которыми у нас есть положительный опыт сотрудничества. Кроме того, происходит мониторинг в процессе выполнения контракта. Но в основе успешной работы – индивидуальный подход к каждому клиенту, вплоть до выведения ставки по займу.

- Сколько она составляет? Какая вилка?

- От 22,5% до 27,5% годовых.

- Это приблизительно соответствует ставкам по кредитам банков…- Согласен. Но вы попробуйте их получить! И за какой срок.

Банки выдвигают совсем другие требования к залогу, обеспечению, многому другому, их процедуры гораздо жестче. Аграрный фонд не смог привлечь кредит от Укрэксимбанка в конце прошлого года на пополнение оборотных средств, так что я знаю, о чем говорю.

Мы же лояльны к залогу (фактически это урожай, который мы контрактуем) и предлагаем максимально простые и быстрые процедуры. При этом мы намерены расширять эти инструменты- запустить товарный форвард, т.е., по сути, обменивать будущий урожай на удобрения, СЗР, другие ресурсы и широко использовать аграрные расписки. По этому поводу мы уже провели встречу с международной финансовой корпорацией.

- Вы не только кредитуете но и сами планируете привлечь финансирование – 6,7 млрд гривен. Что это за займ и для чего?

- 1,7 млрд грн - краткосрочные кредиты. Еще на 5 млрд грн планируем выпустить простые именные облигации. Деньги, как и раньше, нужны для пополнения оборотных средств и расширения охвата форвардной программы. Часть из них – пока просчитываем, в каком соотношении - будет направлена на покупку ресурсов для запуска товарного форварда, о котором я говорил. За счет эффекта масштаба мы сможем не только без проблем обслуживать этот займ (на это нужно 606,3 млн грн), но и нарастить чистую прибыль.

По расчетам наших экономистов, в результате привлечения средств валовая прибыль вырастет на 1,2 млрд грн по сравнению с 2016 годом, финансовый результат от операционной деятельности - на 694,2 млн грн, чистая прибыль - на 42,7 млн грн, до 91,4 млн грн.

В среднесрочной перспективе, через четыре года, мы сможем выйти на показатель чистой прибыли в 660,4 млн гривен. От этого выиграет в первую очередь государственный бюджет, куда мы исправно платим дивиденды.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 18 июля 2017 > № 2247201 Андрей Радченко


Украина. Евросоюз > Агропром > interfax.com.ua, 17 июля 2017 > № 2251955

Совет Европейского Союза 17 июля утвердил увеличение объемов временных дополнительных торговых преференций для импорта украинской аграрной и пищевой продукции.

"Сегодняшним решением мы разрешаем экспорт большего количества украинской продукции в ЕС. Наш долг - поддерживать Украину и укреплять наши экономические и политические связи перед лицом продолжающегося конфликта на ее территории", - цитируется в сообщении министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер, который в настоящее время занимает пост председателя Совета ЕС, в сообщении на сайте Совета.

Указанное решение направлено на улучшение доступа украинских экспортеров на рынок ЕС с учетом сложной экономической ситуации и экономических реформ, предпринятых Украиной.

Согласно сообщению на официальной странице в соцсети Facebook заместителя министра экономического развития и торговли - торгового представителя Украины Натальи Микольской, указанным решением также предусмотрена ускоренная либерализация торговли определенными видами промышленных товаров - обувью, медными и алюминиевыми изделиями, жидкокристаллическими экранами.

Как сообщалось, в результате переговоров Еврокомиссии, Совета ЕС и евродепутатов Комитет по международной торговле Европейского парламента (INTA) предложил повысить квоты на украинский мед на 2,5 тыс. тонн, переработанные томаты - на 3 тыс. тонн, виноградный сок - на 500 тонн, овес - на 4 тыс. тонн, пшеницу - на 65 тыс. тонн, кукурузу - на 625 тыс. тонн, ячмень - на 325 тыс. тонн, злаковые крупы и гранулы - на 7,8 тыс. тонн.

По информации Министерства аграрной политики и продовольствия, ежегодные поступления от экспорта украинской продукции АПК могут увеличиться на $160 млн благодаря дополнительным торговым преференциям ЕС.

Украина может без пошлин поставлять в Евросоюз 36 товарных позиций в рамках утвержденных объемов тарифных квот. Квоты на поставки для говядины составляют 12 тыс. тонн, молока, йогуртов, кисломолочных продуктов - 8 тыс. тонн, сухого молока - 1,5 тыс. тонн, сливочного масла - 1,5 тыс. тонн, яичных продуктов - 1,5 тыс. тонн, яиц - 3 тыс. тонн, свинины - 40 тыс. тонн.

Объемы тарифных квот, предусмотренные автономными торговыми преференциями ЕС, по пшенице составляли 950 тыс. тонн, ячменю - 250 тыс. тонн, кукурузе - 400 тыс. тонн, сахару - 20 тыс. тонн, меду - 5 тыс. тонн, обработанным томатам - 10 тыс. тонн, виноградному и яблочному соку - 10 тыс. тонн, овсу - 4 тыс. тонн, чесноку - 500 тонн.

Украина. Евросоюз > Агропром > interfax.com.ua, 17 июля 2017 > № 2251955


Украина. Индия > Авиапром, автопром > interfax.com.ua, 17 июля 2017 > № 2251954

Автомобильная компания "Богдан Моторс", входящая в корпорацию "Богдан", на заводе в Луцке начинает серийное производство газового автобуса "Богдан А22115" на агрегатной базе индийской Ashok Leyland с двигателем Euro 5, сообщает пресс-служба корпорации в понедельник.

Согласно сообщению, выпуск этого автобуса позволит компании выйти на новые рынки сбыта, будет способствовать загрузке производственных мощностей.

"Богдан А22115" - городской автобус с низкой площадкой в заднем свесе и габаритной длиной 8,21м, в котором установлен работающий на метане двигатель. Автобус приспособлен для перевозки пассажиров на инвалидных колясках, т. е. оснащен трапом для заезда и специальными местами.

Кроме того, для удобства лиц с недостатками зрения и слуха автобус дополнительно оснащен аудио- и видеоустройствами.

Общая пассажировместимость автобуса - 56 чел., в том числе 18 мест для сидения.

Завершающие работы по подготовке автобуса к серийному производству проведены совместно со специалистами Ashok Leyland.

"Основная характеристика газового автобуса – экологичность. С учетом работы на метане уровень его выбросов в атмосферу минимальный по сравнению с дизельными двигателями", - отмечается в пресс-релизе.

ПАО "Автомобильная компания "Богдан Моторс" объединяет производственные активы одного из ведущих украинских автопроизводителей - корпорации "Богдан" (автобусно-троллейбусный завод в Луцке, завод легковых авто в Черкассах).

Мощности завода в настоящее время позволяют выпускать до 2,2 тыс. автобусов всех типов в год.

Украина. Индия > Авиапром, автопром > interfax.com.ua, 17 июля 2017 > № 2251954


Россия. Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243667 Марат Гельман

Марат Гельман: Путин хочет стать «Вовой Крымским», но войну за украинцев он проиграл

Демонтаж империи довести нужно до конца, уверены на Западе.

Светлана Шереметьева, Сергей Харченко, Апостроф, Украина

На сегодняшний день в украинско-российском кризисе наступил момент, когда можно достигнуть значимых результатов в его разрешении. Это связано как с назначением нового представителя США по Украине Курта Волкера, так и с желанием администрации Дональда Трампа добиться каких-либо побед. О том, как изменится в ближайшие 15 лет мир, почему на Украине мало тех, кто ради Родины готов отодвинуть свои интересы на второй план, что будет с Россией, застрявшей в ХIХ веке и воспроизводящей плохих парней, и почему Владимир Путин проиграл войну за украинцев, в интервью «Апострофу» рассказал российский политтехнолог, галерист и арт-менеджер Марат Гельман.

«Апостроф»: Ваш визит в Киев совпал с важными событиями, которые прямо или косвенно влияют на ситуацию на Украине. В том числе, с посещением Украины Рексом Тиллерсоном, Антониу Гутеррешем, Йенсом Столтенбергом. Каждый из них говорит о необходимости прекращения войны и восстановлении территориальной целостности Украины. Но за три года ситуацию так и не удалось переломить — конфликт затягивается. По-вашему, когда может наступить переломный момент, и каким он будет?

Марат Гельман: Знаете, когда я у себя в дневнике иногда комментирую ситуацию на Украине, обязательно набегает огромное количество людей, которые говорят: «Ты кто такой, как ты можешь комментировать, оценивать? Живешь там в своей Черногории, что ты можешь знать про нашу внутреннюю ситуацию?» Но меня это не сильно смущает, потому что я часто встречался с такой ситуацией, везде и всегда. Приезжаешь в Самару, там тебе объяснят, насколько они другие и не такие, как в Нижнем Новгороде.

Я, честно говоря, настроен оптимистически. Этот новый представитель США по Украине Курт Волкер — человек с очень ясным мышлением. Как мне кажется, эта проблема [выход из кризиса на Востоке], в отличие от культурной политики, которая не требует на Украине особых интеллектуальных усилий, а требует лишь выбора направлений, то здесь нужны интеллектуальные усилия, потому что это сложная шахматная задача.

Мы перед интервью с вами говорили о ситуации на Украине, будущих президентских выборах, и ты говорил, что Донецк не участвует, поэтому возможны различные сценарии. Поэтому ситуация очень сложная. Заинтересован ли Порошенко в том, чтобы до президентских выборов это (возвращение Донбасса — прим. ред.) произошло — мы не знаем, я не уверен. Это задача не давления, чтобы выяснить, кто окажется сильнее, Россия или Америка. Это задача красивого решения. В этом смысле я в него, Волкера, верю, поскольку понимаю, как у него устроены мозги.

Второе. В прошлый свой визит я был на культурном форуме во Львове и очень много общался со своей клиентелой — ситуация печальная. В том смысле, что мобилизация происходит на ритуальном уровне, а на уровне действий и решений — нет. Я был на одном из каналов, там была игра такая — «Родина или жизнь?» У меня спрашивают: «Марат, что вы выбираете, Родину или жизнь?» Я говорю, что выбираю жизнь, иначе остался бы в России и боролся бы там с Путиным, а я уехал.

К сожалению, здесь не так много людей выбрало Родину. Человек принимает решение, исходя из собственных интересов, и это, конечно, печально, так же печально, как конформизм в России. Здесь ты понимаешь, что много людей не может даже на время сказать себе: «Нет. Родина!» Хотя, конечно, мы видели… Пассионарные 5%, достаточные для того, чтобы сделать революцию, в Киеве есть. А те, которые должны сделать не такую огромную ставку — не жизнью рисковать, а временно поставить свои интересы на второй план — таких не нашлось 50%.

— Вы считаете, что ситуацию на Украине, в частности на Донбассе, можно разрешить с помощью американцев?

— Я готов даже спорить. Первый раз за все время этой украинской ситуации. Я готов спорить, что эти ребята выправят ситуацию. В том числе, и потому, что их к этому вынуждают следующие президентские выборы в Штатах. У них практически нет побед. И здесь можно достичь чего-то. Даже если мы верим в то, что Трамп — агент Путина: «Ты дай мне выиграть вторые выборы в Америке». Вам-то какая разница, в результате чего прекратится война, сговора или не сговора? Пусть сговор, замечательно.

— Саммит «Большой двадцатки» по визуальной составляющей для Путина был вполне удачным — фото с мировыми лидерами, рукопожатия с Трампом. Но с точки зрения политики — малоэффективным, а заявления главы МИД РФ Сергея Лаврова насчет вмешательства в выборы американцы вообще опровергли. Получается ситуация, когда контакт есть, но смысла в нем практически никакого. Как можно оценить внешнюю политику России? Каковы ее цели? Как в эту концепцию сейчас вписываются Донбасс и Крым?

— У Путина, в отличие от Трампа, нет проблем с выборами. Он будет такой же невменяемый, как и раньше. Мне кажется, хотя это не общее место, и многие со мной не согласны, что Путин — уже не политик. Он уже пытается понять, кто он: Юлий Цезарь, Александр Македонский.

— Николай II?

— Нет. Николай II для него уже пройденный этап. Он живет в историческом будущем прошлом. Он смотрит на ситуацию из 2100 года и листает страницы, посвященные годам его правления, как его будут называть: Путин Крымский, Вова Крымский. Я абсолютно серьезно уверен, что он так мыслит. То, что он «взял» Крым — это же XIX век. Он живет в XIX веке. В ХХ веке никто не воюет за территорию — воюют за ресурсы. А в XХI веке война идет за людей, за вас — он ее проиграл. Сколько людей в мире считают Россию привлекательной страной — это и есть территория страны в XХI веке. Есть маленькая Япония, и она интересует огромное количество людей — страна такого размера, но насколько она привлекательная.

Путин, с моей точки зрения, неадекватен. Когда они делали путч в Черногории, у меня спрашивали: «Зачем? Почему?» Не было никаких шансов — они стали жертвой собственной пропаганды. Получается, что нельзя разделить аналитическую записку и рекламную статью — если ты везде говоришь и пишешь, что в Черногории народ против НАТО, хотя это не так, то постепенно для людей, которые принимают решения в высоких кабинетах, такие статьи становятся источником информации. И он сейчас в такой нереальной ситуации. Это плохо. Ведь сегодня важнее рациональное.

— Ситуация в Черногории во многом напоминала то, что произошло на Украине: они думали, что здесь все ненавидят власть и любят Россию и завтра станут на ее сторону. Но это не сработало, и они перешли к более изощренной тактике, в частности, терактам. Вам не страшно приезжать в Киев, и как далеко могут зайти российские спецслужбы на Украине?

— Моя жена, когда я приехал, говорит: «Ты будешь в отеле Premier Palace!» Мне поздно бояться. Со мной они пытались разные вещи делать. Поэтому нет. Но это не значит, что не надо беспокоиться о безопасности. Надо, конечно. Когда эти ребята узнают, что мир устроен не так, как им казалось, они начинают действовать такими способами. Там же внутри тоже есть дискуссия. В этот момент выигрывают ястребы.

Внутри этой кремлевской дискуссии были люди, которые говорили: «Ну, с Гельманом. Надо уговорить. Может купить. Нет, нельзя. Ну, ты говорил. Надо замочить». Все может быть. После истории с Pussy Riot они поняли, что со мной будет больше проблем, если они начнут… Дело в том, что люди искусства показали фантастическую мировую солидарность.

В России тысячи политических заключенных которые, как Надя Толоконникова и Маша Алехина (участницы группы Pussy Riot, которые уже отбыли тюремные сроки, — прим. ред.), сидят ни за что. Никто не рыпнулся, никто про них практически не знает. Как только люди искусства — то же самое с Олегом Сенцовым — сразу серьезные проблемы. Не было ни одного международного форума, где бы мы не договорились. Когда Саша Чепарухин (российский музыкальный продюсер, — прим. ред.) привез, а я опубликовал [открытое письмо участницам группы Pussy Riot] Пола Маккартни, который для Путина кумир, мне сказали, что в тот момент прозвучало: «Вы, (далее нецензурное выражение — прим. ред.), все неправильно. Не надо было их сажать». Я думаю, что я нахожусь в сравнительной безопасности. Депутатов, бизнесменов там… А от людей искусства больше шума. Я гораздо больше других связан с международной какой-то деятельностью, это моя защита.

— Сначала казалось, что санкции несколько успокоят путинскую политику. По вашему мнению, санкции оказались эффективными или нет? Как сейчас международное сообщество реагирует на происходящее в России?

— Санкции про другое, они очень эффективны, но не в том смысле, в котором вы предполагаете, что включились санкции — стало плохо, и они поменяют свою политику. Вот Югославия была 10 лет под санкциями — там выжженная земля в плане индустрии. Убита вообще вся индустрия. Задача санкций — не повлиять на власть Путина. Задача санкций — развал страны.

Как менялось отношение к России за последние пять лет? Первоначально была идея убедить Путина быть хорошим парнем: «Что, ему жалко быть хорошим парнем? Мы тебя научим. У нас будет всемирная организация по правам человека, которая научит, как соблюдать права. У нас будут институты свободной прессы — они вам покажут, как надо с прессой. У вас плохая демократия — мы сделаем вам хорошую». Потом поняли, что на Путина не повлияешь, и начали влиять на людей — ребята, перестаньте выбирать этого плохого парня. Решили как-то влиять на общество. Это было после Крыма.

Когда началась вся эта донецкая ситуация, я все это слышал в Брюсселе, через меня все проходило, то разговоры были такие: «Ну, хорошо. Допустим, политика замены Путина на хорошего парня достигнет успеха. Ельцин был хорошим парнем, после него пришел плохой парень. Ситуация возобновляется». Империя требует плохого парня, хороший парень не может управлять страной с такими разными условиями. Это проблема не последних двадцати лет, а проблема трехсот лет. Это проблема, которая была решена в мире в конце ХIХ — начале ХХ века. Это великое разрушение империй — Британской, Австро-Венгерской, а здесь процесс не завершился.

Поэтому для того, чтобы не вернулось «хороший-плохой парень», страна должна быть модернизирована. Я управлял регионами. Не может такая большая страна управляться из одного центра — разная экономика, разные люди, разная культура и прочее. Нужно демонтаж империи довести до конца. Поэтому я считаю, что санкции эффективны, но не в том смысле, что Путин испугается или кошельки уменьшатся. У них столько денег, что на них это никак не повлияет. На людей повлияет. Это в том смысле, что экономика будет двигаться таким образом: децентрализация либо мирная федеральная, либо немирная — раскол страны.

— Вы не исключаете такой вариант?

— Я почти уверен. Я так осторожно говорю, потому что меня уже один раз… Я два года не въезжал в Россию — они завели уголовное дело из-за того, что я призываю к насильственной смене власти. А я просто сказал, что не вижу, как убрать Путина, кроме дворцового переворота. Здесь я как-то осторожничаю, но думаю, что это самый вероятный сценарий. Мы можем обсуждать, как долго это будет продолжаться, но, в конце концов, решение внутри принято, что эта страна воспроизводит этих плохих парней, а не плохие парни захватывают эту страну. Надо что-то делать со страной.

— Если, реагируя, они пойдут по пути Ирана или Северной Кореи? Сгруппируются, сожмутся, но будут жить под санкциями.

— Замечательно. Сжаться такой стране нельзя. Сжаться — это один из вариантов раскола. Читайте «Теллурию» Владимира Сорокина. Много разных княжеств: кто-то полетит вместе с Европой в будущее, кто-то сожмется и превратится в Иран. Центробежные силы — это неизбежная ситуация по России.

— Вопрос времени и ресурсов?

— Вопрос времени и твердости Европы.

— Этими осколками не придавит Украину?

— Что значит придавит? С моей точки зрения, глобальные процессы все перекроют. Сейчас мы живем в такой момент, что в мире происходит такое, что не имеет отношения ни к Украине, ни к России. Это переформатирует все через 15 лет. Я считаю, что страны останутся, но будут выполнять роль оболочек для международных организаций. Все существенное для нас уйдет в локации, туда, где мы живем. Человек живет в городе, местности. Я думаю, что через 15 лет мы будем говорить про города, а не про страны.

Россия. Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243667 Марат Гельман


Украина > Металлургия, горнодобыча > interfax.com.ua, 13 июля 2017 > № 2251963

Электросталеплавильный комплекс "Интерпайп Сталь" международной вертикально интегрированной трубно-колесной компании (ТКК) "Интерпайп" (Днепр) в январе-июне 2017 года нарастил выплавку стали, по оперативным данным, на 32,6% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года – до 403 тыс. тонн.

Как сообщил агентству "Интерфакс-Украина" представитель предприятия, в июне выплавлено 79 тыс. тонн стали, тогда как в предыдущем месяце - 75 тыс. тонн.

По данным компании, в 2016 году предприятие увеличило выплавку стали на 2% по сравнению с 2015 годом - до 614 тыс. тонн.

"Интерпайп Сталь" - первый металлургический завод, построенный с нуля в Украине почти за полвека. Общий объем инвестиций составил $700 млн.

Первую плавку комплекс осуществил 17 января 2012 года.

Завод является ключевым проектом для ТКК "Интерпайп", направленным на обеспечение трубного и колесного производства собственной стальной заготовкой.

"Интерпайп" входит в десятку крупнейших в мире производителей бесшовных труб, является третьим по величине производителем цельнокатаных железнодорожных колес в мире.

В 2016 году "Интерпайп" реализовал 572 тыс. тонн трубной и колесной продукции. В компании работают 11,5 тыс. сотрудников.

В структуре компании - пять промышленных активов: "Интерпайп Нижнеднепровский трубопрокатный завод (НТЗ)", "Интерпайп Новомосковский трубный завод (НМТЗ)", "Интерпайп Нико-Тьюб", "Днепропетровский Втормет" и электросталеплавильный комплекс "Днипросталь" под брендом "Интерпайп Сталь".

Конечным собственником Interpipe Limited является украинский бизнесмен Виктор Пинчук и члены его семьи.

Украина > Металлургия, горнодобыча > interfax.com.ua, 13 июля 2017 > № 2251963


Украина. Евросоюз > Таможня. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242759 Андерс Фог Расмуссен

Аргументы в пользу таможенного союза ЕС и Украины

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), Project Syndicate, США

Копенгаген — Настроение на саммите ЕС-Украина на этой неделе будет приподнятым. Реформы и международная поддержка начали приносить плоды украинской экономике. Заключено соглашение о свободной торговле с ЕС. Для поездок в Евросоюз украинцам теперь достаточно иметь биометрический паспорт — такая перспектива большинству казалась нереалистичной буквально несколько лет назад, когда для перехода к безвизовому режиму стране предстояло выполнить 140 предварительных условий.

Последние успехи Украины совпадают с ростом оптимистичных настроений внутри ЕС. Тем не менее, несмотря на все свои достижения, Украина еще не вышла из опасной зоны, а процесс реформ далек от завершения. Евросоюзу не следует поддаваться чувству удовлетворения от проделанной нами успешной работы. А лучше всего от этого убережет учреждение таможенного союза между ЕС и Украиной.

Президент Украины Петр Порошенко лично предан делу модернизации страны и борьбы с коррупцией. Но европейским лидерам надо понять, что ему предстоит тяжелая битва за проведение крупных реформ: популистские силы в украинском парламенте — Верховной Раде — начали давить на правительство в преддверии выборов, которые пройдут менее чем через два года.

В Киеве ЕС будет подчеркивать необходимость продолжения реформ и внедрения технических стандартов Евросоюза. Но если мы хотим, чтобы Украина продолжала двигаться вперед, мы не можем ограничиваться взаимными похвалами по поводу уже пройденного пути. Самым мощным рычагом Европы, содействующим продвижению стабильных, жизнеспособных и успешных демократических режимов, всегда являлась ее практика выдвижения условий, которые устанавливают связь между реформами и четкими, осязаемыми выгодами. Мы должны продолжать ставить новые вехи на этом пути, демонстрируя свою заинтересованность в успехе Украины и серьезную готовность вознаграждать за реформы.

Перспектива таможенного союза является сильнейшим стимулом к введению в действие согласованного договора о свободной торговле и к продолжению долгосрочной экономической интеграции Украины с Европой. Это не краткосрочный проект; потребуется больше десятилетия, прежде чем Украина будет готова. Но когда это произойдет, украинский бизнес сможет присоединиться к производственным цепочкам в европейской промышленности, а у правительства появится возможность приступить к реализации столь необходимой стратегии диверсификации экономики с целью получения выгод от географической близости к крупнейшему в мире рынку. Вместо того чтобы быть придатком европейской экономики, Украина станет переплетена с нею.

Почему это важно? С точки зрения Евросоюза, экономика страны с населением 46 миллионов человек обладает значительными перспективами для торговли и коммерции. С тех пор как Турция вступила в таможенный союз с ЕС в 1996 году, объемы двусторонней торговли товарами выросли более чем в четыре раза. Кроме того, Украина, которая ранее колебалась между ЕС и Россией, сейчас четко выбрала европейское будущее. Какого рода сигнал мы подадим другим соседним странам или президенту России Владимиру Путину, что не менее важно, если мы отвергнем Украину?

Я не смотрю на перспективы таможенного союза ЕС и Украины сквозь розовые очки; есть и некоторые недостатки. (Аргументы за и против такого союза каждый день повторяются в ходе дебатов о Брексите в Великобритании). Вступление в таможенный союз ограничит способность Украины самостоятельно вести переговоры по поводу торговых соглашений. И хотя ЕС на сегодня является крупнейшим торговым партнером Украины, более половины ее торговых оборотов приходится на остальные страны мира. Украина не сможет вести переговоры с Евразийским таможенным союзом — это будет сфера ответственности Брюсселя.

В некоторых странах Восточной Европы уже проявляются протекционистские тенденции: их правительства (что, возможно, неудивительно) озабочены потенциальными негативными последствиями торговой либерализации для сельского хозяйства. Тем не менее, структура торговли и инвестиций Украины все больше сближается с ЕС. Если подводить итог, экономические аргументы в пользу союза — сильны, а политические — убедительны: потенциальные выгоды намного перевешивают любые скрытые недостатки.

У Евросоюза и Украины есть много поводов для праздника на этой неделе: обе стороны миновали важный этап. Но ограничившись торжествами, можно упустить важный шанс. ЕС надо подумать о следующих шагах вперед для Украины, чтобы удержать ее на пути реформ и к лучшему будущему. А кроме того, Евросоюзу надо продемонстрировать, что он по-прежнему является для соседних стран трансформирующей силой.

Андерс Фог Расмуссен — бывший генеральный секретарь НАТО.

Украина. Евросоюз > Таможня. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242759 Андерс Фог Расмуссен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter