Всего новостей: 2132090, выбрано 1278 за 0.103 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США. Украина > Агропром > zol.ru, 23 июня 2017 > № 2218773

Monsanto в 2018 г планирует запустить семенной завод в Житомирской области

Завод по доработке семян кукурузы компании Monsanto, одного из крупнейших в мире производителей семян, может быть запущен в августе 2018 года, сообщается на сайте Житомирской обладминистрации.

"В Житомирской области в 2018 году откроется новый семенной завод, который будет производить высококачественные семена кукурузы. Завод будет лучшим, чем аналогичный в США - сортировочная линия будет делить кукурузу на пять фракций", - отмечено в сообщении.

Семенной завод будет располагаться в селе Почуйки Попильнянского района. Его строительство началось в 2014 году.

Согласно сообщению, завод строится с соблюдением всех экологических норм на базе уже существующего семенного завода.

США. Украина > Агропром > zol.ru, 23 июня 2017 > № 2218773


Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215299 Игорь Никонов

Игорь Никонов: У нас будет сеть школ и детских садов

Эксклюзивное интервью почетного президента ООО "К.А.Н. Девелопмент" Игоря Никонова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Почему компания приняла решение сконцентрироваться на проектах жилищного строительства?

Ответ: Сегодня рынок не позволяет строить качественные торговые центры, гостиницы, или офисы из-за длительной окупаемости. А строить плохо мне не интересно. Но и в жилом сегменте есть нюансы: элитное жилье не пользуется высоким спросом. Поэтому мы пытаемся реализовать всю свою креативность в комфорт- и бизнес-сегменте. Доказать себе и другим, что даже в недорогом жилье можно креативно подходить к процессам. Кроме того, мы продолжаем строительство школ, детских садов и, скорее всего, будем строить больницы.

Вопрос: О каких именно школах идет речь?

Ответ: Мы начали строительство большой школы в "Комфорт Тауне". Она рассчитана на 3-11 классы и в общей сложности на 600 детей. Объект откроется уже 1 сентября 2018 года. Это финальная часть большого детского комплекса, который, кроме вышеуказанной школы, включает Академию современного образования А+, детский сад и начальную школу. Помимо креативных архитектурных решений, школа будет иметь не совсем традиционную программу, что-то среднее между американской и украинской системами обучения. В ней будет немного больше науки, чем в американских школах, но с акцентом на проектное обучение. Когда ребенок работает над проектом, подключается образная память, да и применимость в реальной жизни изучаемого материала оставляет все в памяти у ребенка. Сейчас дети выходят после 11 лет школы с несистематизированными знаниями. Кроме того, нужно развивать лидерские качества. Это даже важнее, чем знания. Когда есть цель, найти источник необходимых знаний – не проблема. Главное – научить человека правильно идти к цели. У нас мало лидеров. В стране – не более 5-6% людей в состоянии потянуть за собой любой бизнес. Они должны быть двигателями, открывать новые рабочие места, не сдаваться перед сложностями. Умение дойти до финальной точки, применив все возможные пути – ключевой пункт в образовании.

Вопрос: Кто разрабатывал программу обучения?

Ответ: Занимается этим моя супруга Иванна совместно с профильными специалистами. Кстати, в мае она получила звание "матери-героини". Иванна с командой много ездят по миру, смотрят, анализируют и выбирают оптимальный формат. Мы прошли несколько поколений (у Игоря и Иванны Никоновых сейчас 10 детей – ИФ), одни дети уже закончили зарубежные университеты, другие еще там учатся, некоторые учатся в Украине. На примере наших детей жена видит, что подходит, а что нет. Когда они бегут в школу вприпрыжку, с радостью, это о многом говорит. Когда кто-то из них учился в наших школах, так их не разбудишь, не поднимешь. Школа должна заинтересовать ребенка, создать конкурентную среду, дух соревнования должен витать в воздухе. Списывание точно не может поощряться. С самого детства ребенку нужно понимать, что все – конкуренты, и надо самому стремиться вверх и много работать для достижения поставленной цели.

Вопрос: Я так понимаю, вы планируете построить несколько школ…

Ответ: У нас будет сеть школ и детских садов. В ближайших планах – большой детский сад в жилом комплексе Tetris Hall (ввод 2018 году) и "Академия детства А+" в ЖК Central Park (ввод – в 2017 году). В проекте "Файна Таун" также предусмотрена школа, детский сад и центр современного развития. Сегодня такой формат очень востребован. Все необходимое должно быть сконцентрировано в одном комплексе, и мы будем локально создавать образовательные хабы внутри жилых объектов.

Вопрос: А достаточно ли специалистов в Украине для таких целей?

Ответ: Нет, их не достаточно. Иностранные специалисты приезжают к нам, чтобы прочитать лекции, мы возим своих сотрудников в другие страны. К примеру, Турция ушла далеко вперед по сравнению с нами. В Стамбуле многие школы учат по американской системе, после них ребенок может легко поступить в любой университет мира. Высшее образование – это следующий этап, который я бы хотел реализовать. К сожалению, пока для этого нет возможностей, один человек это не потянет. Тут бизнес должен иметь поддержку государства, фондов, базового университета, скажем, американского, английского или французского – не важно. Я готов выступить менеджером этого процесса.

Вопрос: Чем для вас, как бизнесмена, является строительство этих школ – привлечением инвесторов, или отдельным бизнес-проектом?

Ответ: С точки зрения бизнеса как получения дохода строительство школы невыгодно. Но в долгосрочной перспективе это очень повышает уровень жилого комплекса. Компания всегда начинает концепцию большого жилого проекта с разработки социальных и сервисных объектов. Развитая инфраструктура дает возможность людям чувствовать себя комфортно в добрососедской среде комплекса. Идея открыть собственный образовательный центр вынашивалась постепенно. Сначала Иванна основала небольшую школу в пригороде столицы, затем эта школа разрослась до трехэтажного здания. Идея создания Академии Современного Образования А+ возникла из собственных потребностей. Детей много, и хочется, чтобы они занимались и языками, и танцами, и гимнастикой, а, как обычно, все это в разных местах, потому успеть везде почти невозможно.

Вопрос: В развитие медицины вы также планируете внести свою лепту?

Ответ: Да, хочу построить госпиталь. Как-то я услышал данные, сколько наших граждан уезжает лечиться за границу. На это тратятся огромные деньги государства. Мы решили создать многопрофильный госпиталь, который будет сертифицирован по европейской системе. Работать в нем изначально будут как наши лучшие специалисты, так и иностранные врачи, параллельно проводя обучение передовым мировым протоколам лечения. Медицина – это болезненная тема для Украины. Многие высококвалифицированные врачи построили свой бизнес, используя государственные больницы как свою вотчину и в частные клиники затащить их фактически невозможно. Зачем, если все уже налажено и приносит большие доходы и только тебе, а расходы все оплачивает государство? Все главврачи миллионеры, ни для кого это не секрет. Поэтому надо брать молодых талантливых врачей, давать наставников не из системы и доучивать. Сейчас мы ведем переговоры с израильскими, немецкими и американскими госпиталями, проект больницы в стадии разработки.

Вопрос: Какая локация у госпиталя?

Ответ: Он будет на Столичном шоссе, недалеко от метро Выдубичи. Площадь земельного участка примерно 1,5 га. Общая площадь госпиталя составит около 20 тыс. кв. м.

Вопрос: Расскажите более детально о планах и будущих проектах компании.

Ответ: Основной проект на сегодня – Живой Квартал "Файна Таун": большой и долгосрочный. Также планируем строить вторую очередь ЖК Tetris Hall и новую очередь "Комфорт Таун". Мы расширили участок на 12 га и планируем достроить 100 тыс. кв. м жилья и школу, о которой я уже рассказывал. Заканчиваем вторую очередь Central Park (жилая площадь – порядка 11 тыс. кв.м., 141 квартира) и "Академию детства А+" в составе комплекса. Во второй очереди Tetris Hall мы достроим 29 тыс. кв. м жилья (площадь участка порядка 1,2 га, общая площадь проекта порядка 50 тыс.кв.м.), инфраструктурные объекты, плюс большой детский сад. В ближайшем будущем проекты обычных многоэтажек перестанут интересовать людей, если только мы не говорим о самом центре города, где физически нет места. Хотя, как видите, даже в центре мы стараемся создать нашим клиентам максимум комфорта. Нужно строить качественную среду обитания. Сегодня многие девелоперы уже думают о фасадах, эргономике, социальной инфраструктуре. Еще не все строят школы и садики, но к этому все равно придут. Тем более, Киевсовет уже дал возможность строить школу, садик за счет паевых, получив дебет для будущих проектов. Если ты построил детский сад, к примеру, за 30 млн грн, то можешь отдать его городу и 20 миллионов разницы (при размере паевых в 10 млн грн) положить себе в дебет на следующий проект. Более того, в КГГА уже есть проект решения ввести новую систему по детским садам по принципу "деньги ходят за ребенком". Посчитать расходы на одного ребенка и платить эти деньги родителям ваучерами. Родители, если того хотят, смогут использовать этот ваучер в частном детском саду, доплатив разницу. Если это примут, много государственных муниципальных садов освободится, а количество коммерческих – увеличится. Город снимет с себя обременение строить новые детсады и их обеспечивать. И потом, в нашей стране нет бесплатных садиков, родители все равно бесконечно делают взносы. Так почему не сделать это официально? Появится конкуренция на рынке и родители смогут выбирать, куда отдать ребенка. А директора детских садов начнут думать о рейтингах и репутации.

Вопрос: Сейчас многие застройщики пытаются делать акцент на энергоэффективности своих проектов. Какие решения вы реализуете в этом плане?

Ответ: Мы хотим ввести на рынке понятие "теплый дом". Первым проектом с этим статусом станет "Файна Таун". Мы договорились, что уполномоченный государственный институт НИИСК проведет испытание ограждающих конструкций наших зданий и даст соответствующий сертификат об уровне их эффективности. Этот критерий мы хотим ввести для всех объектов на рынке.

Вопрос: В инфраструктуре "Файна Таун" запланирован торговый центр. Он будет большим?

Ответ: Его площадь будет порядка 7,5 тыс. кв. м, в том числе фитнес-клуб с тремя бассейнами, также в нем будет большой супермаркет на 3,5 тыс. кв. м. кроме того, мы предусмотрели порядка 10 тыс. кв. м коммерческих помещений на первых этажах в жилых домах. Из каждого подъезда будет выход либо в зеленую зону к пешеходной променаде с магазинчиками и кафе длиной в 3 км, либо к автомобильным подъездам. В этом заключается особенность архитектурного решения комплекса.

Вопрос: А уже есть договоренность с оператором супермаркета?

Ответ: Мы ведем переговоры с тремя ключевыми сетями – "Сильпо", Billa и Novus, чтобы финализировать архитектурно-планировочные и технические решения до начала строительства. Реализован ТЦ, думаю, будет во второй очереди. В проекте будет много очередей; первые две мы начинаем вдоль ул. Салютная, чтобы замкнуть фасад и показать людям, что мы строим. Потом пойдем вглубь.

Вопрос: На какой срок рассчитан проект?

Ответ: Лет 7-8. Все будет зависеть от ситуации на рынке. Если будет продаваться хорошо, построим быстро весь комплекс. Технически там все решено, все коммуникации есть.

Вопрос: Вы пока не планируете выходить на другие рынки, например, региональные?

Ответ: Вы знаете, нет. Я честно говорю, что последний рынок недвижимости, который упадет – киевский, а первыми рушатся региональные. У нас нет цели в виде экспансии, я никогда не горел самоцелью иметь самую большую компанию. Все наши проекты должны быть landmark, узнаваемы. Репутация качественного застройщика для меня гораздо важнее, чем репутация просто большого застройщика, который гонится за объемами. Тем более, наша компания очень отрыта и за каждый проект несу ответственность лично я, Игорь Никонов.

Вопрос: KAN Development достаточно активно занимается освоением промышленных зон в пределах города. "Комфорт Таун", "Файна Таун"… Планируются ли еще проекты на территории промышленных зон?

Ответ: Конечно. Мне неинтересна точечная застройка. Да, она дешевле, она выгоднее экономически, но она не дает тебе комплексности, проекта, которым ты можешь гордиться. И второе – не создает людям среду, за это тебе "спасибо" не скажут. Это возможно только на больших территориях. Да, мы будем, искать большие площадки. Во-первых, там есть сети, во-вторых, это абсолютно органично, когда город уводит промышленность на окраины. Тем более, сегодня промышленности уже не требуются огромные территории. Все заводы должны быть за городом, особенно если они экологически нечистые. Например, завод "Фанплит" давно нужно вынести, а его руководство ведет себя абсолютно непорядочно – они втихаря, ночью, выбрасывают в воздух вредные вещества. И считают, что это нормально – завод в центре города со сверхнормативным выбросом формальдегидов. Люди уже более двух лет борются с этим заводом. Если раньше он работал на газе – это еще более или менее. Но они поставили твердотопливный котел и по ночам сжигают отходы фанеры, пропитанные смолой. С директором завода судятся, он проиграл все суды, но наша система, к сожалению, не способствует решению проблемы.

Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215299 Игорь Никонов


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215297 Наталья Корчак

Глава НАПК: Агентство хотят взять под контроль для ручного регулирования проверок е-деклараций и манипуляций накануне выборов

Эксклюзивное интервью главы Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции Натальи Корчак информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: У НАПК в последнее время репутация, мягко говоря, не очень хорошая. Вас обвиняют в бездеятельности, просят уйти с должности, настаивают на переформатировании работы Агентства, а внутри структуры, которую Вы возглавляете, нет командной работы – все склоки становятся публичными. Почему так происходит?

Ответ: Само создание антикоррупционных органов, а нашего особенно, происходило в условиях конфликта. Конфликта между теми, кто реально хочет уничтожить коррупцию, создав государственный механизм её предупреждения, и теми, кому выгодно оставить все, как есть, то есть, подчинить новый орган тем правилам, которые позволят и дальше имитировать реформы. Нам нужна страна без коррупции, а не политические скандалы вокруг неё.

Нас долго отбирали, и уже больше года длится конкурс на пятого члена НАПК. Работу Агентства в публичной плоскости ошибочно сводят исключительно к системе электронного декларирования. Министр юстиции и другие чиновники говорят, что Агентство было создано только для системы е-декларирования. Все это большая неправда, миф, в который все верят или хотят верить. А верят потому, что не знают, что написано в законе о предотвращении коррупции. В законе четко прописано, что Национальное агентство – это орган со специальным статусом, задачей которого является формирование и обеспечение реализации антикоррупционной политики. Необходимо эту политику разрабатывать, осуществлять финансовый контроль, проводить плановые и внеплановые проверки по предотвращению коррупции в органах центральной исполнительной власти и других государственных органах. Надо также внедрять механизмы финансирования политических партий, проводить текущую работу по урегулированию конфликта интересов, ведь это касается и судей, и прокуроров, и чиновников различных уровней. Результат такой политики, как я вижу, – новые условия жизни в государстве, при которых коррупция и невыгодна, и невозможна.

Поэтому самое важное – НАПК должно предложить новую антикоррупционную стратегию на следующие годы, поменять саму систему.

Таким образом, конфликт вокруг Агентства фактически является искусственно спровоцированным определенными политическими намерениями политиков. С одной стороны, это политики, которые представляют общественные силы, направленные на обновление Украины и, с другой – те, которые представляют силы, стремящиеся "законсервировать" состояние общества. Я убеждена, что силы обновления возьмут верх, это моя гражданская позиция. Но как чиновник я действую в рамках законодательства, решаю конкретные вопросы.

В государственной системе именно наш орган на профессиональной основе занимается электронным декларированием. Е-декларация – это источник информации, на основании которого все могут сделать определенные выводы. Если по результатам всех этапов проверки установлены признаки административного правонарушения, то мы составляем административный протокол, если уголовного – направляем материалы в правоохранительные органы.

Я прекрасно понимаю, что деятельность НАПК сегодня не популярна ни среди общественных активистов, которые якобы в следующем году также будут декларировать свои доходы, ни среди высокопоставленных чиновников.

Вопрос в том, что следующий этап – это результаты проверок. Готовы ли декларанты к этим результатам? Вряд ли. Поэтому и хотят поставить Агентство под контроль в части "ручного регулирования" процесса проведения проверок. Исходя из сложившихся на протяжении десятилетий порядков, это означает, что в ручном режиме можно решать вопросы: в отношении кого проводить проверки, а кому отказывать в проведении проверки. Но ведь правильно, чтобы все были равны перед государством.

Лично моя позиция заключается в том, что НАПК обязано проводить проверку и лишь в качестве исключения можно отказать в проведении проверки, если декларант не относится к категории лиц, подлежащих полной проверке.

В ручном же режиме эти процессы можно координировать и, похоже, именно этого добиваются те, кто пытается сегодня дискредитировать Агентство.

Вопрос: Эту мысль можно продолжить и в контексте функции НАПК по контролю за финансированием политических партий?

Ответ: Да, это еще один важный момент – финансирование политических партий, осуществление контроля за теми ограничениями, которые законодатель установил по отношению к деятельности политических партий.

В условиях подготовки Украины к предстоящим выборам – будут они осенью, весной или даже через год – имея такой инструментарий, как Нацагентство, можно влиять на политических конкурентов. То есть можно заказывать определенные громкие дела по отношению к политически неудобным партиям или определенным деятелям.

Это же касается и деклараций политиков – тогда конкуренты будут втянуты в походы в правоохранительные органы и судебные тяжбы.

Поэтому ручное управление НАПК – прекрасный способ как для манипуляции общественным мнением, так и для реализации определенных политических проектов.

Как бы успешно или неуспешно мы не работали, наша деятельность никогда не будет иметь сторонников среди политиков. И если в отношении кого-то по закону будут составлен админпротокол или открыто уголовное производство, то в качестве защиты будут всегда говорить, что существует заказ, что это избирательное преследование и вообще НАПК никому не надо. Но политики преувеличивают своё значение. Основной сторонник развития НАПК – народ Украины, который сформулировал чёткий запрос на реформы. Я вижу людей, которые думают, как я, и это вселяет оптимизм.

Вопрос: Как в целом сейчас проходит работа в направлении проверок финансирования политических партий?

Ответ: В этом направлении порядок, дискуссий нет. Ежеквартально анализируются отчеты. Мы выявляем нарушения, которые касаются нарушения сроков подачи отчетности. Появилась и новая категория моментов, которые стали предметом составления административных протоколов – это нарушение правил финансирования через так называемую партийную кассу.

У нас уже составлено более 100 административных протоколов, открыто 8 уголовных производств, по 5-и партиям материалы рассматриваются Национальной полицией.

Впервые появилась практика конфискации незаконных взносов в государственный бюджет, также есть первое решение на уровне райсуда Полтавской области о признании административного проступка, связанного с незаконным финансированием партии бенефициаром из-за рубежа. Речь об "Аграрной партии Украины". Но это не единственная партия.

По партии "Батькивщина" мы также выявили нарушения, которые стали предметом уголовного производства в части подделки документов, и сейчас это уже зона компетенции Национальной полиции.

Таким образом, в направлении противодействия политической коррупции у нас уже появилась судебная практика – от теории перешли к конкретным практическим результатам в судах. Думаю, что развитие такой практики поставит деятельность всех политических партий в рамки законодательства, поможет развитию правовых основ демократии в нашей стране. Если, конечно, Агентство не парализуют очередным "политическим спектаклем".

Вопрос: Сотрудничество с правоохранительными органами по материалам работы Агентства на надлежащем уровне?

Ответ: В направлении финансирования политических партий мы сотрудничаем с Национальной полицией. Также есть сотрудничество с НАБУ в части обмена информацией – мы предоставили им доступ к нашим базам данных, и они теперь со своих рабочих мест могут заходить в кейсы и из первоисточника получать информацию о том декларанте, которого проверяют. У нас есть взаимопонимание и с Генеральной прокуратурой – все административные дела, связанные с коррупцией, сопровождаются прокурором.

Процессы взаимодействия будут совершенствоваться. И когда у нас будут первые результаты проверок и определенные нарушения, например, на предмет незаконного обогащения, мы будем передавать материалы в прокуратуру.

Каждый из правоохранительных органов рассматривает декларации в своей компетенции: Генпрокуратура – в части неуплаты налогов, НАБУ – в части незаконного обогащения.

Вопрос: Вопрос декларирования членов общественных организаций вызвал неоднозначную реакцию самих организаций и предостережения международного сообщества. Какова Ваша позиция?

Ответ: Я считаю, что тем, кто борется с коррупцией, нечего скрывать. Чем отличается общественный активист от того государственного служащего, который строит свою деятельность на принципах публичности и прозрачности?

Но этот вопрос требует детализации. Думаю, что нет необходимости в том, чтобы декларировались все, кто называет себя борцом с коррупцией. Есть руководство этих организаций, - перечня этих лиц для декларирования будет достаточно, не следует число субъектов декларирования увеличивать до бесконечности. Это вопрос развития культуры организаций, представляющих гражданское общество – с этим есть проблемы, но они вполне решаемы, была бы на то добрая воля.

Вопрос: Как проходит полная проверка деклараций топ-чиновников? Когда будут результаты?

Ответ: НАПК начало проверку 114 е-деклараций топ-чиновников, среди которых 22 министра, 35 представителя судебной системы, 27 народных депутатов. Первые 22 проекта решений о результатах проверки уже обнародованы на нашем сайте.

Результаты проверки требуют четкой формы, которой, к сожалению, сейчас нет. Радецкий и его департамент (Руслан Радецкий, член НАПК, координатор департамента финансового контроля и мониторинга способа жизни – ред.) отвечают за результаты проверки и сроки ее завершения. На заседания НАПК неоднократно выносились проекты решений, подготовленные им. Но они не отвечают необходимым требованиям.

Самая главная проблема – они носят общий характер, без конкретизации пояснений, мотивации, результата. То есть эти проекты решений не являются юридически обоснованными и могут стать предметом судебного обжалования. Мы не имеем права позориться и голосовать за юридически некорректное решение, выдать "филькину грамоту" вместо юридического инструмента. Право – серьезный инструмент цивилизованного регулирования общественных процессов, и мы должны действовать абсолютно корректно, профессионально. Тогда будет результат.

Декларанту важно знать, есть ли в его декларации что-то, что может повлечь ответственность, поэтому следует точно указать в проекте решений наличие или отсутствие того или иного правонарушения, тогда решение будет утверждено на заседании НАПК.

Обратите внимание, чьи декларации проверяются: премьер-министра, членов Кабмина… Это говорит о безответственном и непрофессиональном отношении Радецкого к тому направлению деятельности, которое ему поручили. Хочу подчеркнуть, что Радецкому е-декларирование не навязывали, он сам захотел курировать это направление, и мы согласились. Но уже почти месяц прошел, как завершилась дата проведения проверок, но новых проектов решений он нам не предоставлял.

Вопрос: Как Вы оцениваете обыски, проведенные на днях у Радецкого?

Ответ: Обыски связаны лично с Радецким и его биографией, они не имеют отношения к НАПК. Речь идет о подлоге документов в то время, когда НАПК еще не был создано, и мы с ним не были знакомы.

Вопрос: Проясните, пожалуйста, ситуацию относительно проведения спецпроверок кандидатов на пост омбудсмена. В парламенте говорят, что документов еще нет, Ваши коллеги утверждают обратное…

Ответ: Все материалы по спецпроверке кандидатов в омбудсмены направлены в Верховную Раду своевременно, в установленном законом порядке. И рассмотрение это вопроса теперь в полномочиях парламента.

Вопрос: Как Вы относитесь к законопроекту о "перезапуске" работы НАПК?

Ответ: В этом году начались заявления Петренко, разговоры о "перезагрузке", о коллективной безответственности. И это вместо того, чтобы перевести разговор на профессиональные рельсы и обсудить, что делать для того, чтобы то, что прописано в законе, имело действенный механизм реализации.

У меня есть своё видение. Возможно, в законе надо что-то доработать, к примеру, размежевать полномочия главы и членов Нацагентства, определить, что единолично решается главой Агентства, оставив коллегиальность в вопросах, которые относятся к сути деятельности НАПК. Также следует определиться с прописыванием должности заместителя Агентства.

Но принимать такие изменения надо рабочей группой, которая будет состоять из людей, заинтересованных в усовершенствовании законодательных норм, а том числе, и членов НАПК. Надо учитывать наработанный опыт. Только в рамках совместной конструктивной работы можно внести правильные изменения в закон. А в данном случае мы имеем дело только с однобокими заявлениями о наших премиях, о перезагрузке и безответственности.

Возникает вопрос: а что предлагается взамен? А предлагается заменить коллегиальную форму организации работы НАПК на единоличную. Единоличное управление при таких мощных полномочиях – это путь в пропасть, так как не может быть сконцентрировано все в одних руках: и финансовый контроль, и контроль за деятельностью политических партий, и контроль за порядком проведения проверок государственных органов, и контроль в части регулирования конфликта интересов. Именно в таком случае есть вероятность выполнения определенных заказов. Разве к этому ведут реформы?

Выдвижение таких инициатив – прямое свидетельство политической позиции того, кто хочет подчинить НАПК себе, кто хочет назначить главой органа управляемое лицо. Ответ очевиден: разговоры начались с Министерства юстиции и были подхвачены Кабинетом министров.

Важно не потерять то, что уже есть. Нацагентства боятся: когда проводятся плановые проверки государственных органов, то в соответствующих ведомствах сотрудники шепотом говорят, что "у нас НАПК". Есть и опасение, что может быть составлено предписание на руководителя органа, есть и четкое понимание факта, что мы проводим свою работу. Нас не должны бояться, с нами должны сотрудничать, чтобы иметь возможность спокойно работать в рамках закона, устойчивых правил. Это обеспечивается стабильностью правил и преемственностью институтов, но никак не сменой команды.

Вопрос: Что последует за принятием этого законопроекта? Работа Агентства будет парализована?

Ответ: Если Верховная Рада примет инициированный Кабмином законопроект относительно нашей "перезагрузки", мы все четверо встаем и уходим. А кто придет на наше место и кого назначат – это будет решать тот, кто инициировал изменения. Кабмин тогда может назначить временно исполняющего обязанности главы.

И тогда возникнет вопрос: а как будут проводиться проверки, кто будет принимать решения по результатам проведения проверок? Потому что изменений в закон о предотвращении коррупции относительно коллегиального решения вопросов по утверждению результатов проведения проверок нет. То есть, всю деятельность Агентства принятие этого закона не застопорит. Хозяйственные направления будут работать. Но деятельность, которая предусматривает коллегиальное принятие решений – по результатам проведения проверок, составление административных протоколов, направление материалов в специализированные органы - это направление будет парализовано.

Сотрудники будут работать, будут выявлять, будут готовить документы, но некому будет принимать решения. Именно таким образом может быть отложено во времени принятие решений относительно определенных декларантов. Но ведь мы и так "откладываем в долгий ящик" многие решения, – и в этом проблема, которую нужно решить, это и есть реформа!

Вопрос: Вам неоднократно предлагали написать заявление об отставке с должности главы НАПК. Готовы ли сделать это?

Ответ: Сложно найти у нас в стране кого-то, кому не предлагали периодически куда-то уходить. Думаю, что в такой обстановке лозунгов может быть много, каждый может сказать, что кому-то нужно уйти с должности. Вопрос в том, а что стало основанием для такого вывода – объективное суждение? Оценка "нравится – не нравится"?

Я не обязана нравиться всем, я на этой должности – чиновник. Если закон предусматривает избрание главы сроком на два года – это уже гарантия независимости и от внешних факторов, таких, как слова премьера о необходимости уйти в отставку, и от внутренних – позиции самих членов НАПК.

Никто не дождется написания моего заявления об отставке. Я взяла на себя определенные обязательства, мною организована эффективная работа направления предотвращения политической коррупции, есть результаты и я смогу отстоять права Национального агентства среди других антикоррупционных органов.

Вопрос: Оказывается ли на Вас давление в плане работы? Просят ли о чем-либо, требуют или угрожают?

Ответ: Ситуация относительно нашей перезагрузки, инициированные изменения в законодательстве объясняются тем, что лично на меня никто не давил и давить не сможет. Никто меня ни о чем не просит, потому что понимает, что я буду действовать в рамках закона. Это понимает и премьер, и господин Петренко.

Мы ни для кого не делаем исключений. Яркий пример – предотвращение политической коррупции. Если нарушены правила финансирования или другие нарушения – составляем административный протокол, открываем уголовные производства. Поэтому прямого давления относительно принятия мною того или иного решения нет.

Но, хочу подчеркнуть, что проверками деклараций занимается Радецкий. Это его направление, в этой части говорить о каком либо давлении не могу, так как не вмешиваюсь в процесс проведения проверок.

Я понимаю, что моя должность весома в этом государстве. Я не встречаюсь и не общаюсь с теми, кто потенциально заинтересован в каком-то определенном результате, связанном с Национальным агентством. Для меня важно не утратить независимость.

Разговоры о том, что за мной стоит какая-то политическая сила или конкретные люди – миф. Так думают люди, которые просто не могут думать иначе.

Вопрос: Как отразится на работе НАПК уход Рябошапки?

Ответ: То, что он писал заявление об отставке – это его личное мнение, которое мы должны уважать. Комментировать его заявление я пока не буду, так как Кабинет министров хоть и принял решение, но в НАПК его пока нет. Руслан Рябошапка по 16 июля находится в отпуске.

Что же касается последствий его ухода из НАПК, то это никоим образом не повлияет на качество работы Агентства, потому что у нас остается три члена Агентства, и НАПК правомочно в принятии решений.

Вопрос: Уголовная история с разработчиком программы е-декларирования "Мирандой" тоже не в плюс имиджу НАПК…

Ответ: Это история между ПРООН, Минюстом и "Мирандой" – не наша история, мы не заказывали данную программу, не утверждали технические задания, просто взяли то, что изготовлялось для нас.

Учитывая сжатые сроки для запуска системы электронного декларирования, мы приняли версию программы е-декларирования, которая была подготовлена ко времени нашего запуска.

Все, что происходит вокруг "Миранды", к нам никакого отношения не имеет. Мы не расходовали бюджетных средств на эту программу, не ставили подписей на техническом задании. То есть эта история началась до нас, а мы были лишь тем органом, который должен был в рамках международных обязательств запустить систему электронного декларирования.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215297 Наталья Корчак


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 17 июня 2017 > № 2212244 Андрей Крищенко

Крищенко: Опасения в плане безопасности, включая теругрозы, есть всегда - таковы реалии

Эксклюзивное интервью заместителя главы Нацполиции Украины – начальника ГУ Нацполиции Киева Андрея Крищенко информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В воскресенье в Киеве состоится Марш равенства. Столичной полиции не привыкать к проведению массовых мероприятий, в том числе, и такого толка. Проведены ли профилактические мероприятия с организаторами, какие меры безопасности будут предприняты?

Ответ: Марш в воскресенье станет заключительной частью мероприятий в рамках фестиваля КиевПрайд. Маршрут движения будет почти таким, как и в прошлом году, немного больше: начнется марш на пересечении ул.Владимирской и ул.Богдана Хмельницкого и завершится на Львовской площади. В заявке указано участие в шествии до 5 тысяч человек. Учитывая, что в прошлом году была заявлена одна тысяча, а пришло две, то я думаю, в этом раз пять заявленных тысяч будет. Возможно, даже больше, не исключено.

По оценкам международного сообщества, в прошлом году марш прошел спокойно, в этом году безопасность мероприятия также обеспечиваем максимально.

У нас было несколько встреч с организаторами, на этих встречах присутствовали представители 10 посольств, миссии Евросоюза, ОБСЕ, - это мероприятие проводится под пристальным вниманием всего европейского сообщества. Мы с организаторами обсудили маршрут, меры безопасности и все, что необходимо для спокойного безопасного проведения мероприятия.

Понимаем, что это мероприятие вызывает у значительной части наших граждан неоднозначную реакцию, поэтому, проводим встречи и с противниками этого марша.

Вопрос: Какое количество правоохранителей будет задействовано в обеспечении правопорядка?

Ответ: К охране порядка будут привлечены до 5 тысяч правоохранителей. На месте проведения мероприятия, как и в прошлом году, будут установлены заградительные турникеты, перекрытия и фильтрационные рамки, планируется установить четыре контрольно-пропускных пункта, избирательно будут проверяться документы и содержимое сумок участников марша.

Также будут работать кинологи со служебными собаками, конная полиция.

Вопрос: Есть какие-то опасения по безопасности?

Ответ: Опасения у нас есть всегда, на любом массовом мероприятии, не только Марше ЛГБТ в центре Киева: начиная от возможной террористической угрозы с учетом обстоятельств в нашей стране, заканчивая возможной неоднозначной реакцией части общества.

Поэтому мы будем принимать превентивные меры, противодействовать попыткам помешать проведению этого марша. Хотя в прошлом году я не заметил какого-то широкого общественного возмущения, были отдельные группы людей, отдельные организации, которые пытались выразить недовольство.

И сейчас мы призываем всех киевлян и гостей столицы соблюдать правопорядок, не устраивать провокации и конфликтные ситуации.

Вопрос: Взрыв возле посольства США изначально был квалифицирован как теракт. Затем – как хулиганство. Почему? Что все-таки бросили?

Ответ: Сначала преступление было квалифицировано как террористический акт, потому что прозвучал взрыв, и по внешним признакам это было применение боевой гранаты.

После проведения первичного осмотра и исследования, в том числе, нам в этом помогли американские коллеги, было установлено, что взрывчатых веществ не было, а, скорее всего, была взорвана петарда или светошумовая граната, поэтому дело было переквалифицировано в хулиганство.

Американское посольство предоставило нам видео со своих камер, также мы изучаем видео с прилегающих территорий, проводим другие мероприятия.

Вопрос: Кто мог это сделать и с какой целью?

Ответ: Версий много, кто мог это сделать, но пока нет какого-то конкретного направления. Такого, чтобы мы понимали, что следуя ему, установим лиц, которые совершили преступление.

Вопрос: Это могло быть какое-то предупреждение?

Ответ: Каких-либо угроз или предупреждений в Нацполицию Киева и, насколько я знаю, в центральный аппарат, не поступало. Не было никакой информации с предупреждением о дальнейшем развитии событий.

Вопрос: Как проходит расследование о покушении на жизнь Осмаева и Окуевой? Дает ли показания подозреваемый и что за "ниточки к РФ", о которых говорил министр?

Ответ: Расследование по этому делу проводит следственное управление полиции Киева под процессуальным руководством прокуратуры города. Про все "ниточки к РФ" мы сейчас рассказывать не будем. Есть много интересных версий и направлений работы, которые мы исследуем.

Ситуацию можно разложить на две составляющие. Первая - сам факт стрельбы, покушения, нанесения телесных повреждений Осмаеву и преступнику. Преступник установлен, и в том, что он стрелял в потерпевших, у следствия никаких сомнений нет. В том, что они отстреливались, и из-за ранения киллера мы смогли его задержать, сомнений тоже нет.

А вторая составляющая – это причины, предшествующие события: как он попал в Украину, как с ними познакомился, мотив преступления и другие подробности, включая оружие.

Мы проводим масштабное расследование того, как он был легализован в Украине, как получил паспорта, изучаем его передвижение, но пока о конкретных выводах говорить рано.

Вопрос: Предварительно мотив прежний - деятельность Осмаева и Окуевой патриотической направленности?

Ответ: Да, но стрелявший этого не признает. Он дает показания, физически он в состоянии для этого. Лежит, но показания дает. Рассказывает свою версию событий, но мы убеждены, что это связано с деятельностью, которую они проводили не только эти несколько лет, но и ранее.

Вопрос: О чем именно он говорит? Какие показания дал?

Ответ: Он выдвигает различные версии типа "хотел подарить пистолет" и тому подобное. У него еще тяжелое состояние, кратко сказал, что хотел сделать подарок. Наверное, по совету адвокатов или по своему собственному разумению говорит односложно и невнятно.

Я очень много читал всяких конспирологических теорий, но есть сам факт стрельбы.

Возвращаясь к "российскому следу". Есть все внешние признаки, которые доступны даже журналистам: он приехал из России, у него богатое криминальное прошлое, определенные связи. Еще раз подчеркну: он всего не рассказывает, придумывает различные версии. Но для квалификации дела и впоследствии рассмотрения дела в суде за его попытку убийства материалов достаточно. Все остальное, я считаю, будет выясняться в ходе следствия. И даже если оно не будет установлено, конкретными фактами не доказано, не подтверждено, то сам факт попытки убийства двух человек – есть. И российский след на квалификацию преступления не повлияет: не добавит ему вины и не убавит.

Вопрос: Задержан ли подозреваемый в убийстве экс-директора "Укрспирта"? Личность его была установлена…

Ответ: По этому делу рассказать могу меньше, не потому что не хочу, а потому что проводится достаточно кропотливая работа, очень много сделано, и я думаю, что мы сможем рассказать, что произошло, немного позже.

Вопрос: Полиция уже практически вышла на злоумышленника?

Ответ: Нет, не вышли мы ни на кого, подозрение никому не предъявлено, но проведено очень много кропотливой работы, которая позволила собрать доказательный материал. Он без проблем позволит привлечь к ответственности преступника, когда тот будет установлен.

Вопрос: Каковы мотивы этого преступления?

Ответ: Мы исходим из мотива профессиональной деятельности именно в "Укрспирте", хотя это рабочая версия, и при установлении каких-то обстоятельств, естественно, мы можем ее поменять. Пока не установлен преступник, четко говорить о мотивах нельзя. Но рабочая версия – это деятельность в "Укрспирте".

Вопрос: Подозреваемый в убийстве мотоциклиста сам пришел в полицию. Это была явка с повинной, преступление полностью раскрыто?

Ответ: Человек пришел в полицию и признался в преступлении уже через три дня после того, как полиция провела обыски у него дома и в доме его матери.

Вопрос: То есть, он понял, что "выставлены флажки"?

Ответ: Да, именно. Он спрятал автомобиль, но в ходе следственных действий была установлена эта машина. Также мы нашли девушку, с которой он ездил, провели обыски, изъяли вещдоки. И, скорее всего, просто грамотный адвокат посоветовал ему прийти самому в полицию, так как это смягчающее обстоятельство.

Невзирая на это, он был арестован судом без возможности внесения залога.

Доказательств по делу достаточно – это был конфликт на дороге. Плюс ко всему, этот мужчина уже неоднократно попадал в такую ситуацию. Он судимый по 122 статье Уголовного кодекса (умышленное причинение телесных повреждений средней тяжести) и участвовал в таких же перестрелках.

Вопрос: Преступления с использованием оружия в Киеве, к сожалению, совершаются все чаще. В большинстве случаев, что это за оружие? Часто ли оно поступает из зоны АТО?

Ответ: Большая часть преступлений, связанных с причинением телесных повреждений с оружием совершается с применением травматических пистолетов, в том числе, и официально зарегистрированных. Такие преступления совершаются практически несколько раз в неделю, значительная часть конфликтов подобного рода возникает на дорогах.

Всего в этом году совершено 7 умышленных убийств, 30 разбойных нападений. Три преступления были совершены с использованием боевого пистолета. Часть убийств раскрыта.

Не могу сказать, что наблюдается рост таких преступлений, наоборот, их число даже снижается, хоть и не намного.

Мы изымаем много огнестрельного оружия: автоматы, обрезы, карабины. В этом году даже гранатомет изъяли. Человек из армии приехал в отпуск, привез с собой гранатомет: рассказал, что везет его на дачу.

Также изымается большое количество гранат, тротиловых шашек. В основном оружие идет из зоны проведения АТО, значительную часть оружия везут военнослужащие, волонтеры. Таковы реалии.

Из зарегистрированного оружия - боевого, нарезного или гладкоствольного - преступления совершаются очень редко. Может быть, только на почве внезапно возникнувшего конфликта.

Вопрос: Анонимные звонки с информацией о якобы минировании станций метро, различных учреждений, к сожалению, стали обычным явлением для Киева. Полиция вынуждена на это реагировать и проводить проверки…

Ответ: Да, звонки продолжаются. Мы это делим на несколько категорий. "Минируют" под какие-то политические или массовые акции, проведение заседаний в судах, намереваясь таким образом прервать то или иное мероприятие.

Значительную часть звонков совершают просто душевнобольные люди. Мы их задерживаем, но только одного из пяти задержанных смогли привлечь к ответственности.

При каждом звонке о минировании мы полностью отрабатываем объект, эвакуируем людей, если представляется такая возможность и есть необходимость.

Самая большая проблема – это звонки якобы о минировании в метро и центрального железнодорожного вокзала. К примеру, был случай, когда человек опаздывал на поезд и сообщил о якобы минировании ж/д вокзала. Это такая безответственность! Особенно, с учетом того, что поезда, как правило, идут по графику, и эвакуируют людей только из здания вокзала.

Вопрос: Насколько это затратно в плане финансов и человеческих ресурсов?

Ответ: Для деятельности полиции любое раскрытие преступления влечет только затраты. Сам выезд полиции происходит в рамках нашей работы, оплачиваемой бюджетом, а для тех предприятий, которые становятся объектами якобы минирования, того же метро – это очень убыточно. Мы стараемся проводить такие проверки быстро. Некоторые предприятия, магазины иногда отказываются эвакуировать людей, хотя мы на этом настаиваем – не дай Бог, что-то произойдет.

Вопрос: В Украине стартовала работа дорожной патрульной полиции. Будет ли это в Киеве, в каком формате?

Ответ: Пока еще этот вопрос согласовывается с Нацполицией. Планируется, что дорожные патрули будут работать на центральных улицах и на выездах из столицы, к примеру, могут быть взяты под обслуживание Столичное шоссе, проспект Победы на выезде на Житомирскую трассу, то есть, крупные магистрали, где интенсивное движение, где нужно контролировать не столько парковку, сколько нарушение скоростного режима.

Пока еще этот проект только запускается, мы набираем дорожную полицию, утверждаем штат.

Вопрос: Когда дорожные патрули могут начать работу? Сделает ли это дороги Киева более безопасными?

Ответ: Глава Национальной полиции анонсирует запуск дорожных патрулей в Киеве ближе к осени. Но даже того количества дорожных полицейских, которое будет, не достаточно для того, чтобы кардинально поменять ситуацию.

При таком количестве автомобилей, которое есть на дорогах столицы, нужна автоматическая фиксация нарушений ПДД. Просто необходимо это все довести до ума, принять законодательную базу, - это будет дисциплинировать водителей.

А дорожная полиция будет не только реагировать на нарушения, совершенные водителями, как это делали "ГАИишники", - эти полицейские будут задействованы в раскрытии многих преступлений. К примеру, они будут участвовать в плане "Перехват" по задержанию лиц, скрывающихся на автомобилях, будут разбираться с ДТП и со всеми происшествиями на пути их следования. В том числе, окажут помощь, если кому-то стало плохо в дороге.

И в это время фактически служба по наблюдению за автомобильным движением будет прерываться. Так что автоматическая фиксация нарушений ПДД крайне необходима – она дает возможность непрерывно, круглосуточно фиксировать и регулировать дорожное движение. И это очень бы не помешало Украине.

Вопрос: Нужна ли Киеву муниципальная полиция?

Ответ: Мы говорим в таком случае без слова "полиция" – полиция у нас одна. И пока это не принято на законодательном уровне, речь идет о помощи полиции со стороны общественных организаций, активистов, то есть, выполнении функций дружинников.

Сейчас Киев запускает проект создания муниципального подразделения по охране порядка. Киевская организация ветеранов АТО будет участвовать в охране порядка вместе с полицией на массовых мероприятиях, будет задействована в патрулировании. И мы такую помощь только приветствуем.

Есть различные общественные организации, которые своей целью ставят охрану порядка. Это и Автопатруль Майдана, и различные "варты". Мы с ними сотрудничаем, и они нам помогают.

Вопрос: Это будет в каком-то ближайшем будущем?

Ответ: На этой неделе мы согласовали документы, и со следующей недели возможно уже запустится.

Вопрос: Главное, чтобы они вам не навредили

Ответ: Я с ними встречаюсь, общаемся и четко объясняю их компетенцию и рамки, в которых они могут действовать. Они же понимают, что будут нести ответственность.

Мы стараемся не сотрудничать с теми людьми, которые потенциально могут навредить или преследуют какие-то цели, не связанные с охраной порядка.

Вопрос: Нередко можно услышать укоры в адрес полицейских, что они не отстаивают интересы киевлян, становятся на чью-то сторону в конфликтах предпринимателей. Речь о конфликтных ситуациях вокруг сносов МАФов, строек…

Ответ: Когда какая-то площадь заставлена непонятными ларьками, и все это в убогом санитарном состоянии, а потом все убирается и на этом месте появляется нормальный магазин или парк, и люди могут спокойно передвигаться – разве это плохо? Думаю, что работой полиции в этом плане не довольны не простые киевляне, а те люди, чьи интересы может затрагивать мэр города, наводя порядок в Киеве.

Всем же нравится, как сейчас на станции метро "Левобережная", где полностью убрали всю нелегальную торговлю? И сейчас, хоть и со скандалами, мы прилагаем усилия, чтобы все это снова не вернулось.

Поймите, сами мы не сносим ни МАФы, ни что-либо другое. Для этого есть КП "Благоустрий", а полиция занимается исключительно обеспечением правопорядка. Всю юридическую, материальную ответственность несет организация, которая на основании существующего законодательства, решений КГГА и Киевсовета принимает решение о сносе незаконных строений, в том числе МАФов, в том или ином месте. Если есть какой-то конфликт и драка, то полиция вмешивается для обеспечения порядка.

Поэтому никоим образом нельзя обвинять полицию в том, что она стоит на чьей-то стороне.

Аналогичная ситуация и на выездах полиции, к примеру, на предприятие, где возможно проходит рейдерский захват или следственные действия других правоохранительных органов.

Есть случаи, когда, не веря в то, что у них проходят следственно-оперативные действия, сотрудники предприятия могут вызвать полицию. Наш наряд приезжает, убеждается на месте, что есть официальный представитель той или иной службы, естественно, полиция не вмешивается, потому что люди исполняют решение суда, делают свою работу.

Если же есть какой-то заход людей на предприятие с целью смены собственника, то, как правило, есть куча решений судов у обеих сторон, чаще всего, взаимоисключающих. В таких случаях, если ситуация горячая, мы всех "разводим по углам", выводим людей с оружием или скрывающих себя под балаклавой, идентифицируем личности и квалифицируем их действия по закону.

Опять же, полиция не стоит ни на чьей стороне и зачастую на месте не может очень оперативно принять решение, кроме обеспечения порядка. Уже потом, когда есть обращение, мы проводим расследование по фактам уголовных преступлений - если таковые есть – нанесение телесных повреждений, хранение оружия, препятствование предпринимательской деятельности, незаконное лишение свободы.

И потом обе стороны конфликта обвиняют полицию в заангажированности. Мы не можем удовлетворить амбиции всех и вся, да мы к этому и не стремимся, а просто делаем свою работу.

Вопрос: Как проводится расследование фактов блокирования работы банковских учреждений, в том числе, с российским капиталом?

Ответ: Есть два направления действий граждан. Первое - это мирный протест, возможно, с элементами радикализма, возможно с элементами, как кому-то кажется, незаконных действий. Но - банки не были разгромлены, люди имели возможность заходить и выходить, люди просто высказывали свое отношение к бизнесу, который ведется со страной, с которой мы фактически воюем. Полиция там находилась и не допускала каких-либо преступных действий. Да, они обклеили здание, да, обрисовали, но это было сделано не по хулиганским, а патриотическим мотивам, - состав преступления отсутствует.

Хотя по этим недавним событиям возле "Сбербанка" расследуется дело по препятствованию предпринимательской деятельности, подозрение никому не вручалось.

Другая ситуация – погромы в прошлом году, когда толпы радикально настроенных людей врывались в помещения того же "Сбербанка", когда был разгромлен "Альфа-Банк".

По этим случаям у нас открыты уголовные производства, и люди привлечены к ответственности. По "Альфа-Банку" сейчас идут суды. По событиям, которые были на Львовской площади в "Сбербанке" в ноябре прошлого года – в мае этого года мы троим людям предъявили подозрение и еще готовим подозрения.

То есть, такого рода действия – это четкое нарушение закона, полиция на это жестко реагирует и привлекает виновных к ответственности.

Подчеркиваю: в случае попыток погрома, попыток захвата людей даже на предприятиях с российским капиталом полиция действовала и будет действовать жестко, - все, кто нарушает закон, будут отвечать за это.

Вопрос: С наступлением летнего сезона усилила ли полиция Киева патрулирование в местах отдыха киевлян, прибрежных территориях?

Ответ: Киев – не курортный город, а столица – у нас людей много в любое время. Поэтому не могу сказать, что Киев подвержен сезонным колебаниям уровня преступности, что у нас есть какая-то разница в работе в летний или в зимний сезон. Естественно, с наступлением лета возрастает количество уличных преступлений: кражи, грабежи.

Значительная часть нашей работы летом сосредоточена на прибрежной полосе Днепра. В Киеве есть 20 пляжей. В мае мы презентовали новое помещение водной полиции, усилили это подразделение, в том числе, новыми транспортными средствами.

Водная полиция занимается предотвращением и раскрытием преступлений, которые совершаются в прибрежной зоне и в акватории Днепра. Речь идет о патрулировании и выявлении браконьеров, установлении фактов незаконного намыва песка, привлечении к ответственности тех, кто в нетрезвом виде выходит на "моторках". Кроме профилактических мероприятий на воде, эти полицейские могут оказывать первую помощь, выполняют роль спасателей. Возможно, не очень профессионально, но есть необходимое оборудование, спасательные средства.

Вопрос: Гидропарк слывет местом отдыха с криминальным оттенком…

Ответ: Летом в Гидропарке усиливаем наряды патрулей: появляются пешие патрули, до десятка конных патрулей работают, особенно в выходные дни. Мы усиливаем патрулирование всех прибрежных зон, то же Труханов остров... А если видим обострение оперативной обстановки, то проводим отработки территории.

Вопрос: Что в целом можно сказать о криминогенной обстановке в Киеве?

Ответ: По сравнению с прошлым годом есть определенное снижение уровня преступности. Прошлый год был тяжелый, его нельзя брать для сравнения. Мы сейчас больше сравниваем с 2014-2015 годами.

В общем, зарегистрировано меньше обращений граждан и процентов на 10 меньше уголовных преступлений. Почти на треть стало меньше грабежей, меньше совершается разбойных нападений, краж, в том числе, квартирных, меньше стало угона автотранспорта. Снижения по угону автотранспорта мы добились в конце декабря прошлого года, и пока эта хорошая тенденция остается. В то же время, больше стало мошенничеств.

Не могу сказать, что очень выросло число тяжких и особо тяжких преступлений, но оружия, в том числе огнестрельного, выявляется больше.

Вопрос: Зафиксированы ли в Киеве преступления, совершенные на религиозной почве и почве расовой нетерпимости?

Ответ: За последние два года у нас не совершено ни одного преступления такого рода. Не было за эти два года фактов, чтобы мы могли сказать, что человека убили за то, что у него другой цвет кожи или он другого вероисповедания.

Около месяца назад был инцидент в районе Бессарабки. Возник конфликт АТОшников в арабском кафе. В этом случае религиозная тема очень сильно притянута. Я был на месте, общался с людьми, заверяю, что мы готовы на все это оперативно реагировать.

К счастью, не могу сказать, что конфликты на расовой или религиозной почве распространены в Киеве.

Вопрос: Как обстоят дела с борьбой с незаконным оборотом наркотиков, отрабатываются ли клубы как популярное место сбыта?

Ответ: Спрос всегда рождает предложение. Службу БНОН, которая занимается установлением и расследованием такого рода преступлений, нам передали в этом году. Хранение наркотиков мы не рассматриваем как какой-то результат нашей работы. Наркоманы – это больные люди, они берут для своего потребления. Хотя да, если человек задержан с наркотиками "на кармане", то этому будет дана правовая оценка: либо административная, либо уголовная ответственность. Также у нас есть факты хранения с целью сбыта.

Что касается клубов, то не могу сказать, чтобы в каком-то из клубов столицы это системно – кофешопов, как в Голландии, у нас нет.

Естественно, есть люди, которые приходят в клубы и сбывают там наркотики посетителям, но я не думаю, что это завязано на администрации.

Место, где происходит сбыт наркотиков, будь это клуб или кладбище, на квалификацию преступления не влияет. В клубах отдыхает "клиентская база", вот туда и идут сбывать наркотики.

В основном сбыт – это квартиры, "закладки". Я хотел бы обратиться к киевлянам: мы готовы полностью сотрудничать, начальник управления по борьбе с наркотиками ежемесячно во всех районах принимает граждан. Это один из способов борьбы с незаконным сбытом наркотиков, такие преступления латентны, и информация граждан нам очень-очень важна.

На прошлой неделе в КПИ наши сотрудники задержали с помощью администрации и общественного формирования ВУЗа по охране порядка одного из студентов, который продавал марихуану. Задержали еще нескольких человек. Вот такой пример сотрудничества, например, в вузе. Продавал человек наркотики в общежитии, а употребляли они их, отдыхая в клубах.

Вопрос: Вопрос больше социального плана, но на стыке с криминалом, для Киева важно… Считаете ли Вы целесообразным легализовать проституцию?

Ответ: Я рос и воспитывался в этой стране и не считаю, что легализация проституции – это правильно. Легализовать – это как бы подталкивать женщин к этому занятию. Государство должно обеспечивать женщин возможностью обучаться и зарабатывать деньги, иметь равные права в построении карьеры, а обеспечивать возможность женщины легально заниматься проституцией, я не считаю правильным.

Думаю, что мы можем построить сильную Украину и без легализации проституции. Хотя в Европе это есть, но я не родился там и не жил, и у меня не тот уровень толерантности именно к этому вопросу.

Мы занимается расследованием фактов втягивания в проституцию, создания притонов, сутенерства, торговли людьми, на все это жестко реагируем.

С проституцией бессмысленно бороться криминальными методами, но и легализовать я бы не считал нужным.

Это явление социальное, а не криминальное. Легализация уж точно не уменьшит криминализацию этой сферы. Даже если будут легальные проститутки, которые будут платить налоги, вокруг них будут и сутенеры нелегальные, будет и криминал, и деньги с них будут вымогать, и будут нападения.

Вопрос: Не могу не спросить по расследованию убийства Павла Шеремета, хоть и понимаю, что не ваша подследственность…

Ответ: Не скажу ни "да", ни "нет". Загадочно закатывать глаза тоже не буду. Тот объем работы, который выполняем, - это вспомогательная работа, расследованием занимается центральный аппарат.

Вопрос: Расследование убийства бывшего депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова тоже не совсем ваше, но все же, может, проясните о заявленных серьезных наработках в установлении мотивов и заказчиков?

Ответ: Преступник установлен и застрелен. Выяснением мотивов и заказчиков занимается прокуратура.

Действительно, проведена серьезная работа. Есть ряд существенных направлений. Скажу больше: пока подозрение никому не предъявлялось. Но работа ведется очень плотно.

Опять же, тут два момента, на которые можно разбить это преступление, как в покушении на Осмаева и Окуеву. "А" - само убийство Вороненкова, застреленный охранником киллер и скончавшийся от ранений охранник. К чести охранника, он обезвредил преступника… "Б" – это мотивы киллера, его помощники, пособники, - часть, которая сейчас расследуется и когда будут какие-то результаты, то, думаю, что прокуратура даст комментарий. Фактически сам факт убийства очевиден и установлен. Обстоятельства все исследованы, и не думаю, что есть какие-то вопросы.

По обстоятельствам, которые предшествовали преступлению: сообщники, пути киллера - прокуратура сейчас проводит расследование. Они более компетентны в этом.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 17 июня 2017 > № 2212244 Андрей Крищенко


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 15 июня 2017 > № 2210718 Александр Данилюк

Реформирование Украины

В своем интервью изданию The American Interest министр финансов Украины рассказывает о своем амбициозном проекте реформ и выражает надежду на то, что украинская экономика в скором времени станет самодостаточной. Ниже приведена отредактированная расшифровка этой беседы.

Уолтер Рассел Мид (Walter Russell Mead), The American Interest, США

The American Interest: Добро пожаловать в Вашингтон! Для начала позвольте мне спросить, какова цель вашего приезда в США.

Александр Данилюк: Я приехал сюда, чтобы принять участие в весеннем собрании МВФ и Всемирного банка — одном из основных мероприятий финансового мира. У нас довольно насыщенная программа: мы встречаемся с представителями МВФ, Всемирного банка, а также с частными инвесторами. Я принимаю участие в этих встречах, потому что мы готовимся снова вернуться на рынок после нескольких лет перерыва. Это является частью программы МВФ по оказанию помощи Украине, но, что еще важнее, любое нормальное государство должно иметь доступ к рынкам и привлекать финансовые ресурсы, когда это необходимо.

— Будут ли эти бонды деноминированы в долларах, евро или гривнах?

— Это будут стандартные евробонды.

— Не так давно у вас возникли проблемы с какими-то долгами перед Россией, которые не были реструктуризированы. Этот вопрос уже решен, или он до сих пор нависает над Украиной и рынками капитала?

— Так называемый российский долг. Как вы знаете, Лондонский суд вынес решение в пользу России, но мы подали апелляцию. Мы продолжаем отстаивать нашу позицию, и у нас есть веские основания полагать, что мы победим.

— Пока вы находитесь в Вашингтоне, вы уже встречались или планируете встретиться с кем-нибудь из администрации Трампа?

— Да. Конечно, главная цель этой поездки заключается в том, чтобы встретиться с представителями МВФ и Всемирного банка. Но пока я здесь, мы планируем встретиться с членами администрации Трампа — к примеру, с министром торговли США Уилбуром Россом (Wilbur Ross). У нас также запланирована встреча с несколькими членами Национального экономического совета. Полагаю, нам придется еще раз приехать, чтобы провести дополнительные встречи. Для нас крайне важно поддерживать контакт с новой администрацией, поскольку мы очень нуждаемся в помощи Америки.

— Несколько лет подряд на Украине фиксировался негативный экономический рост. Недавно ситуация изменилась, хотя сейчас прогнозы роста опять немного снижаются. Какой рост прогнозирует украинское правительство — около 1,9%?

— 2,2%.

Аннексия Крыма и наших промышленных районов на востоке Украины оказала мощное негативное воздействие на нашу экономику, особенно если учесть, что прежде Россия была нашим главным экономическим партнером. В течение двух, а точнее даже трех лет подряд наш ВВП снижался.

Но с тех пор мы переориентировались на другие рынки и провели реформы, которые позволили добиться некоторого роста. Разумеется, речь идет не о стремительном росте, но сейчас важно то, что нам удалось переломить негативную тенденцию. В истекшем году он составил 2,2%. В этом году мы могли рассчитывать на 3% или даже больше. Но потом Россия конфисковала часть компаний на неконтролируемых территориях, а мы приняли ответные меры. Это отбросило нас немного назад. В результате мы уменьшили наш прогноз роста на 1%. Поэтому в этом году мы снова прогнозируем рост в 2,2%. Мы приложим все усилия к тому, чтобы компенсировать это.

— Если смотреть на прогресс украинских реформ в последние два года, что, по вашему мнению, стало самым значительным достижением?

— Самым сложным решением стала национализация крупнейшего украинского банка — ПриватБанка. Это не совсем реформа, но мы потратили на этот процесс массу сил и времени. Это решение было довольно рискованным, потому что у ПриватБанка очень много вкладчиков — 22 миллиона человек.

— Сейчас население страны составляет около 42 миллионов? Довольно большой процент.

— Да, очень значительный. И это только размеры банка. На его долю приходилось 70% всех платежных операций в стране. Что еще важнее, им владели два олигарха, которые контролировали несколько информационных агентств и у которых были доли в других компаниях. Решение о национализации этого банка было очень трудным.

Мы работали вместе с Национальным банком, премьер-министром и президентом. И, несмотря на сложность процесса, мы постарались минимизировать риски. Теперь этот банк принадлежит государству, а министр финансов является его акционером. К сожалению, теперь министр финансов владеет 55% банковской системы. Такая ситуация нежелательна, не так ли? Наша цель была иной. Следующая задача заключается в том, чтобы выяснить, как можно использовать государственную долю в банковском секторе. Для этого нам потребуется еще больше работать.

Что касается реформ, я могу сказать, что пока мы не довели ни одну реформу до конца. Я считаю, что одного процесса реформирования недостаточно: реформы должны приносить результаты. Но мы довольно далеко продвинулись в вопросе борьбы с коррупцией. В частности, мы создали новую антикоррупционную структуру — могу сказать, что этот процесс мы завершили. Мы начали его в 2014 году с создания совершенно нового агентства — Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) — потому что ни одно из существовавших правоохранительных агентств не могло взять на себя эту функцию. Некоторые организации просто невозможно реформировать. Поэтому мы создали совершенно новую организацию, однако потребовалось некоторое время, чтобы она заработала как надо.

Во-вторых, мы создали Национальное агентство по противодействию коррупции. В то время как НАБУ расследует конкретные случаи коррупции, это агентство анализирует информацию из деклараций об имуществе, факты конфликта интересов и финансирование политических партий, чтобы предотвратить коррупцию.

Последним компонентом этой структуры стало введение системы обязательного электронного декларирования имущества для высокопоставленных чиновников и госслужащих. Это стало беспрецедентным шагом, на который решились лишь немногие страны. Эти три элемента постепенно начинают приносить результаты.

В ходе расследований фактов коррупции мы выяснили, что суды создают нечто похожее на бутылочное горлышко — я бы сказал, настоящий барьер. Даже если Национальное антикоррупционное бюро собирает достаточное количество материалов, дело все равно может застрять в суде. Это существенно снижает эффективность всей системы. Следующим шагом станет создание специального антикоррупционного суда — мы запланировали это на начало следующего года. Этот шаг должен стать завершающим в процессе формирования антикоррупционной инфраструктуры.

Каковы результаты? Недавно НАБУ арестовало главу государственной фискальной службы — это был самый высокопоставленный чиновник, арестованный ими по обвинению в коррупции. Этот случай должен стать отчетливым сигналом серьезности наших намерений.

Между тем мы проводим реформу в энергетической сфере, которую мы пока не завершили. Нам потребуется внести множество изменений, чтобы мы смогли достичь своих целей, но, пока мы этого не сделаем, рынок не заработает в нормальном режиме.

Я также работаю над бюджетной реформой, но мы не сможем завершить ее до конца года. В минувшем году мы запустили своего рода пилотную программу. Мы заложили в бюджетный процесс основы реформ здравоохранения и системы образования. Эти реформы должны рассматриваться в процессе формирования бюджета, иначе мы не сможем их провести.

Обычно процесс составления бюджета выглядел так: мы получали запросы от различных министерств, затем складывали их и говорили: «Ладно, у нас недостаточно денег для того, чтобы удовлетворить все ваши просьбы, поэтому давайте каким-то образом урезать расходы». На этот раз мы поступили иначе. Мы собрали представителей министерств и спросили их: «Какие реформы вы хотите провести? Мы готовы финансировать только реформы. Вы хотите провести реформу в области здравоохранения? Что именно вы хотите изменить в области здравоохранения, и как мы можем вам помочь?»

Были такие, кто говорил нам: «У нас все замечательно, нам просто нужны деньги для финансирования нашего института». Их программы мы урезали в первую очередь. В этом году мы постараемся закрепить такой подход законодательно, чтобы это не выглядело всего лишь временной прихотью Министерства финансов. Он будет закреплен в новом бюджетном кодексе. Мы также перейдем на трехлетний бюджет, потому что ни одну реформу невозможно завершить за несколько месяцев или даже за год.

— Когда американцы пытаются понять, что именно происходит на Украине, больше всего их удивляет то, что сейчас в вашей стране есть очень мощные источники сопротивления реформам — иногда даже внутри государственных институтов. С 1990 года на Украине было уже три революции. Создается впечатление, что французы продумывали свои революции гораздо тщательнее.

— У них были гильотины! А в Евросоюзе гильотины запрещены.

— Иногда вместо них используются фонарные столбы.

— Турция пытается вернуться к этой точке.

— Именно. Но разве турецкий вариант подходит Украине? Если серьезно, создается впечатление, что украинское государство до сих пор не в силах изменить себя, не говоря уже о реорганизации общества. Почему этот процесс протекает так медленно? Почему столько революций не сумели привести к серьезным переменам?

— Государство не может реформировать само себя. Люди должны выбирать правильных лидеров, чтобы те реформировали государство, а затем поддерживать позиции этих лидеров. Не все реформы протекают безболезненно. Некоторые реформы крайне непопулярны и болезненны.

— Назовите самые непопулярные и болезненные реформы.

— Сейчас самой сложной реформой, которую мы готовимся осуществить, станет пенсионная реформа. Многие страны уже прошли через это. Украина — пока нет. Ее постоянно откладывали.

— Пенсионная реформа никогда не влечет за собой повышение пенсий. Как правило, после нее пенсии уменьшаются.

— На самом деле все неприятные элементы этой реформы будут компенсированы увеличением размера пенсий, потому что сейчас крайне важно предложить сбалансированный вариант.

В начале 2014 года люди были готовы согласиться с любыми реформами. Они понимали важность реформ, они видели происходящие на их глазах перемены, они были готовы. Но прошло уже три года, и их терпение подходит к концу. Поэтому сейчас нам необходимо соблюдать крайнюю осторожность в проведении подобных реформ. Мы не можем снова ее отложить — это было бы неправильно. Она необходима, и ее нужно было провести много лет назад. Мы обязаны это сделать. Мы — не популисты, мы — люди, которые готовы проводить реформы и которые хотят гордиться их результатами.

Но, чтобы эту реформу приняли, она должна быть справедливой и прозрачной. Даже если людям что-то не нравится, они принимают это, если это кажется им справедливым. В рамках действующей системы один рабочий может получать пенсию, которая будет выше, чем пенсия его коллеги, или может уйти на пенсию раньше срока. Но почему? Это же неправильно. Поэтому мы немного повысим часть пенсий, чтобы сбалансировать разницу.

— В каком возрасте обычно уходят на пенсию на Украине?

— Сейчас пенсионный возраст для мужчин составляет 60 лет, для женщин — 58 лет.

— Множество американок, возможно, захотят иммигрировать на Украину.

— Плохие новости состоят в том, что каждый год пенсионный возраст увеличивается на полгода. Если бы нам надо было прорекламировать себя, я бы сказал: приезжайте на Украину сейчас, потому что через год пенсионный возраст составит 58 с половиной лет, а еще через год — 59 лет.

— Каким будет средний размер пенсии, на который люди смогут рассчитывать?

— Минимальный размер — 2,4 тысячи гривен — это менее 100 долларов. Средний размер пенсий составит, я полагаю, 120 долларов.

— Еще раз, чтобы американцам было понятнее. Сколько нужно денег, чтобы прожить на Украине?

— На одну пенсию прожить очень трудно.

— Такая пенсия вытесняет человека за черту бедности?

— Скорее на границу с бедностью. Но это тоже плохо. Многие пенсионеры вынуждены продолжать работать, и зачастую им помогают членных их семей. Конечно, мы хотим увеличить пенсии. Но состояние нашей экономики пока не позволяет нам сделать это.

— Мне хочется, чтобы американцы поняли, о чем сейчас идет речь, потому что это довольно трудно. В период реформ цены на многие товары растут. Реформа в области энергетики приведет к росту цен на отопление и газ. Насколько сильно вырастут цены? Столкнутся ли пенсионеры, получающие минимальную пенсию, с тем, что в результате реформ стоимость аренды жилья вырастет? Как это все будет работать?

— Одной из положительных особенностей Украины является то, что аренда жилья — это не слишком распространенное явление, потому что большинство украинцев живут в собственных квартирах и домах.

— Это произошло после распада Советского Союза?

— Да, почти все квартиры были бесплатно приватизированы. Что касается коммунальных услуг, газ является серьезной проблемой. Многие дома были построены в то время, когда Россия поставляла газ советским республикам.

— По очень низкой цене.

— Да, по очень низкой цене. Тогда никто не задумывался над тем, чтобы строить энергоэкономичное жилье. После распада Советского Союза счета за коммунальные услуги были высокими в том случае, если государство не предоставляло субсидий. Поэтому государство много лет субсидировало газ. В результате никто не заботился о рациональном использовании энергии, потому что, если газ дешев, зачем его экономить? Между тем мы все еще зависели от России, и из-за субсидий мы теряли деньги. После принятого в минувшем году решения перейти на рыночную цену газа наша газовая компания «Нафтогаз», которая прежде несла убытки из-за неэффективной ценовой политики, наконец начала приносить доход. Это вовсе не значит, что люди платят рыночную цену за газ — но не всегда. Мы предоставляем целевые субсидии.

— Речь идет о субсидиях конкретным семьям?

— Именно. Мы предоставляем субсидии семьям, которые в этом нуждаются — а нуждаются в них многие. Поэтому нас спрашивают: «А что изменилось?» Мы изменили многое. Теперь люди заинтересованы в том, чтобы экономить, и число тех, кто нуждается в субсидиях, будет снижаться. Но в настоящее время мы стараемся внедрить инструменты стимулирования — как рационального использования энергии, так и повышения уровня добычи газа. Все будет происходить одновременно.

Вот пример действия старой системы. Человек, владеющий домом площадью в 1000 квадратных метров (есть и такие люди), и человек, владеющий квартирой площадью в 50 квадратных метров, платили за газ по одинаковому тарифу. Того количества денег, которое правительство тратило на субсидирование газа для дома в 1000 квадратных метров, хватило бы на несколько сотен маленьких квартир. Это было просто несправедливо. И все это финансировалось за счет средств налогоплательщиков.

— Из-за экономического спада и структурных изменений средний уровень потребления на Украине снижается уже много лет подряд. Насколько резким был спад в уровне жизни населения? Мне бы хотелось, чтобы американцы поняли, что происходит с людьми на Украине.

— И снова, у меня сейчас нет точных статистических данных. Могу предположить, что в среднем уровень потребления упал примерно на треть с момента начала конфликта на востоке Украины. Это довольно существенное снижение.

— Как это отражается на политической ситуации, и повлияло ли это на уровень политической поддержки реформ? Потому что люди могут пожаловаться, что, несмотря на огромное количество революционеров и реформаторов, они с каждым годом живут все хуже. Создает ли это какие-то политические проблемы для правительства?

— К сожалению, это неизбежно. В Европе сейчас наблюдается подъем популистов, и они пытаются играть на недовольстве реформами. Но другого пути нет. Если реформы долго откладывать, это разрушит страну, потому что, даже если позже появится человек, который захочет их провести, к тому моменту люди уже не захотят мириться с лишениями, и страна начнет разрушаться изнутри. Конечно, мы хотели добиться большего за прошедшие три года, но сейчас мы имеем то, что имеем.

Мы готовимся провести две важнейшие реформы, которые уже нельзя откладывать — пенсионную и рыночную реформы. Их необходимо провести, иначе люди через пару лет просто не смогут получать пенсию. Поскольку нынешняя система нежизнеспособна, отказ от проведения реформ будет похож на игру в горячую картошку: мы просто будем передавать эту проблему своим преемникам. Мы не можем позволить себе этого.

— Что не дает вам спать по ночам, когда вы думаете о будущем Украины или о будущем своей программы реформ? Что беспокоит вас больше всего?

— Лучше было бы спросить, что не дает мне уснуть под утро, потому зачастую я задерживаюсь в министерстве до глубокой ночи. Что касается оставшихся нескольких часов сна, то мой мозг продолжает активно работать, и я часто просыпаюсь утром с готовым решением.

Больше всего меня беспокоит то, что мы можем упустить окно возможности для проведения реформ. Разумеется, это не будет концом света — я не верю, что в данном случае мы стоим перед выбором «сделаем сейчас или потеряем страну». Я считаю, что наш долг заключается в том, чтобы сделать жизнь украинцев лучше. Если мы не сумеем сделать это сейчас, в скором будущем возможность снова появится, но мы будем слабее, а многие люди сейчас останутся без нашей помощи. Это меня беспокоит. Я очень рад тому, что мы наконец можем провести пенсионную реформу после стольких лет разговоров. Популисты называют ее катастрофической, практически убийственной, но это глупость. Наша реформа — это шаг ответственного правительства.

— Что может сделать вашу работу на нынешней должности успешной? На какие признаки мне стоит обратить внимание, если я захочу оценить эффективность работы администрации?

— Вы имеете в виду правительство или Министерство финансов?

— Министерство финансов.

— Нас нельзя назвать типичным министерством финансов. Если рассматривать обычную работу нашего Министерства финансов в узком смысле, то она будет включать в себя налоговую реформу, реформу государственных фискальных служб, составление промежуточного бюджета, создание отдела финансовых расследований и упразднение налоговой полиции — репрессивного пережитка прошлого. Довольно небольшой круг задач.

Но мы занимаемся не только этим. Я собрал команду реформаторов, которые работали в других сферах. Для меня крайне важно, чтобы мы начали реформу здравоохранения в этом году или в следующем. В этом году мы добьемся прогресса в реформе системы образования. В минувшем году мы предприняли несколько интересных шагов, в том числе несколько изменили порядок выплаты студентам стипендий. Вы можете себе такое представить? Мы посмели потеснить самую активную часть общества. Мы сказали: «Послушайте, 70% из вас больше не будут получать стипендию».

— Только не говорите об этом американским студентам, иначе они тоже потребуют стипендию.

— Будучи студентом, я тоже получал стипендию некоторое время, поэтому лично я не против стипендий. Однако в нашей системе никто не принимал в расчет то, насколько успешно учились студенты. Поэтому мы их разделили. Теперь ограниченное число студентов получают академическую стипендию, которая поощряет их учиться лучше, а основная масса получает социальную стипендию. Мы опробовали эту систему в минувшем году и столкнулись с сопротивлением. Люди сказали: «Как вы могли на такое пойти? Студентов трогать нельзя. Они — очень активная часть общества. Все будут нас ненавидеть». Но даже сами студенты поддержали нас, потому что они задумываются о будущем. Не стоит недооценивать людей.

— Последний вопрос. Что вам хотелось бы получить от США. Предлагаю вам ответить не только с позиций министра финансов, но и с позиций члена правительства. Чего Украина хочет от США?

— У меня нет рождественского списка желаний. Я верю в потенциал Украины, и я считаю, что мы сами должны справиться с этой работой. Но есть области, в которых нам действительно нужна помощь. К примеру, ситуация на востоке страны. Хотя мы сделали все возможное, чтобы реформировать нашу армию, нашим военным не хватает подготовки и оружия, чтобы противостоять гораздо более сильной армии России. Иногда нашим институтам тоже требуется поддержка. К примеру, мы не смогли бы самостоятельно создать отдел финансовых расследований (который скоро начнет свою работу) и Национальное антикоррупционное бюро. У нас просто не хватило бы опыта. Чтобы предпринять такие шаги быстро и успешно, нам требуется помощь от американского правительства.

Кроме того мы получили финансовую помощь, но ее хватит на короткий период. Я полагаю, что к 2018-2019 году мы уже будем уверенно двигаться по пути к самодостаточной экономике. Но Европа сейчас переживает сложные времена, поэтому там сейчас довольно трудно найти политическую поддержку. Нам все еще нужно, чтобы США сохранили санкции против России и ужесточили их, если Россия снова перейдет в наступление. Это действительно помогает, потому что российская экономика страдает от санкций. Санкции меняют поведение России.

— Благодарю вас за интервью.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 15 июня 2017 > № 2210718 Александр Данилюк


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 14 июня 2017 > № 2211120 Юрий Гришан

Президент МТСБУ Гришан: Моторное бюро требует дальнейшего реформирования

Эксклюзивное интервью президента Моторного (транспортного) страхового бюро Украины Юрия Гришана агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: На повестке дня завтрашнего заседания президиума МТСБУ стоит вопрос концепции дальнейшего реформирования управления Бюро. Чем продиктована необходимость такого шага?

Ответ: Делая отчет на общем собрании Моторного бюро 12 апреля я не только отчитался о проделанной работе президента и президиума за прошлый год, но и отметил, что, по моему наблюдению, уже не просто назрела, а перезрела необходимость дальнейшего реформирования управления МТСБУ.

Напомню, что первый этап начался в 2014 году, когда мы приняли ряд важнейших решений, связанных с организацией управления Моторным бюро. Был ужесточен контроль за его работой, выполнением им решений президиума, а также разработаны и внедрены правила функционирования самого президиума как представительского органа, по аналогу работы парламента.

Тогда при разработке концепции было определено, что самая удачная модель - это модель акционерного общества, в котором есть общее собрание, являющееся высшим органом управления, есть набсовет, аналогом которого должен стать президиум Моторного бюро.

Президиум при мне с 2014 года тянул очень много управленческих функций, что вызывало недовольство и нарекание многих моих коллег за эти годы. Однако сейчас можно сказать, что первый самый сложный период реформирования Моторного бюро, когда президиум выступил как кризис-менеджер, взявши на себя оперативное управление Бюро, завершился и теперь необходимо разработать и внедрить четкие обязанности каждого органа управления Бюро, его структурных подразделений чтобы в дальнейшем Моторное бюро работало как слаженный механизм, защищенный от возможных недружественных вмешательств.

Вопрос: В чем суть предлагаемой концепции?

Ответ: На первом этапе мы пошли на то, чтобы генеральный директор не просто назначался президиумом, а чтобы с ним заключался контракт. Также была разработана система ключевых показателей, по которым президиум судил бы об эффективности работы дирекции. Директор и ключевые сотрудники получали бы премии на основании решения президиума, базирующегося на результатах данных и выполнения взятых обязательств.

Но сегодня уже настало время идти дальше. За три созыва в президиуме я был свидетелем того, как не самым хорошим образом, к сожалению, в чем-то подражая и критикуя координационный совет тех времен, страховщики готовы были вершить судьбы генерального директора и президента без соответствующих обсуждений, экспертного заключения и т.д., поэтому предложная мной концепция, с моей точки зрения, является необходимостью, которая должна сделать систему управления устойчивой и надежной.

Мы знаем из управления, что надежность и устойчивость - это самые главные факторы работы любой системы, а значит, организации, которая является комбинацией ряда подсистем. Были проведены консультации с членами президиума, с представителями некоторых ассоциаций, что позволило выработать основные принципы, которые, с моей точки зрения, должны быть заложены в механизме управления:

Первое – решение по выбору генерального директора и президента должны приниматься высшим органом, то есть общим собранием членов Моторного бюро. Об этом уже неоднократно говорили страховщики. В этом случае исключается возможность сведения счетов с лицами, которые в предыдущей своей истории принимали не популярные решения для самого рынка или для кого-то из операторов рынка.

Действующим законом закреплено, что генерального директора и президента назначает президиум, но этот вопрос легко решается путем введения в устав Моторного бюро норму, согласно которой кандидатуры на эти должности согласовываются общим собранием и подаются на назначение президиумом.

При этом надо воспользоваться опытом европейских стран голосования по таким должностям в аналогичных структурах, которое проводится тайно и решение считается принятым, если за него проголосовали 50% присутствующих. Благодаря этому давление на членов Бюро фактически будет исключено. Также надо предусмотреть открытость самого процесса голосования, чтобы предотвратить попытки подмены бюллетеней голосования.

Вопрос: Предусматривает ли концепция разделение обязанностей между генеральным директором и президентом Бюро?

Ответ: Да, важным является разведение компетенций и правомочий президента и генерального директора, сегодня с этим в уставе проблемы. Большинство членов президиума выступают за необходимость разделения политических и исполнительных функций. Президент должен быть спикером на заседании, должен иметь право голоса, как это заложено в уставе, в случае равенства голосов иметь преимущество, подписывать все решения, формировать порядок дня и самое главное - не просто формировать, а обеспечить жесткое выполнение норм регламента, которые были приняты в 2014 году и которые мы сами иногда, к сожалению, нарушаем. Кроме того, он должен осуществлять вместе с президиумом связь со СМИ и представлять Бюро публично в органах государственной власти. Безусловно, и с президентом, и с генеральным директором должны заключаться контракты, срок которых может обсуждаться. Это может быть три или четыре года. Окончательное решение здесь должны принимать страховщики.

Вопрос: С назначением руководства Моторного бюро понятно, а будет ли в концепции прописана процедура их отзыва?

Ответ: Обязательно должна быть предусмотрена и прописана процедура отзыва президента и генерального директора, что является немаловажным. Поскольку уже были прецеденты келейного обсуждения, а потом внесение такого вопроса прямо перед заседанием или на заседании президиума повестку дня в разделе "разное". Это уже вызывает оскомину и возмущение многих членов президиума, потому что нельзя так нарушать права своих коллег по нашему общему цеху, такие вещи должны вноситься своевременно в основную повестку дня.

Необходимо, чтобы такие важные решения принимались на открытом заседании президиума, можно в присутствии журналистов. В случае его принятия решение с пакетом документов подается членам Моторного бюро для рассмотрения на общем собрании и отзыва данного должностного лица, если оно нарушало законодательство или использовало в личных целях свою деятельность и т.д.

Моторное бюро является единственной на украинском рынке саморегулирующейся организацией. И от того, насколько эффективно его члены смогут разработать, принять и выполнять условия ее работы, зависит успешность бизнеса, защищенность клиентов и имидж страхового рынка Украины.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 14 июня 2017 > № 2211120 Юрий Гришан


Украина. Белоруссия. Весь мир > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 12 июня 2017 > № 2211119 Джейсон Пеллмар

Руководитель офиса IFC в Беларуси и Украине: По 2017 году мы выйдем примерно на $250 млн

Эксклюзивное интервью руководителя регионального офиса IFC в Беларуси и Украине Джейсона Пеллмара агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: С чем связана смена руководителя регионального офиса IFC в Украине и Беларуси? Какой опыт Вашей работы в Турции и Мьянме вы планируете применить в новом регионе?

Ответ: IFC – глобальная организация, поэтому тут есть возможность выстроить международную карьеру и поработать в разных странах и регионах. Такая карьера предполагает определенную ротацию. То есть, проработав какое-то время в одной стране, есть возможность попробовать себя в новых условиях. Например, Мьянма, где я работал последние три года, – это страна, которая десятилетиями была закрыта для мира. IFC помогает открыть рынок для иностранных инвесторов. Не так часто в профессиональной жизни инвестора можно почувствовать себя первопроходцем – там мы сделали первые в стане проекты с частными инвесторами. Это во многом был уникальный опыт.

С точки зрения моего профессионального опыта и того, что хотелось бы сделать в Украине. Работая в Турции, я отвечал за инвестиции в секторе инфраструктуры в регионе и также занимался развитием нового бизнеса в энергетике в Восточной Европе. Я надеюсь, что этот мой предыдущий опыт поможет нам увеличить инвестиции IFC в секторе инфраструктуры Украины в среднесрочной перспективе. Сейчас мы уже инвестируем в проекты по развитию агроинфраструктуры, например.

Вопрос: Какое финансирование IFC планирует привлечь в Украину и Беларусь в 2017-2018 гг?

Ответ: Украина – важная страна для IFC в регионе. Мы активно инвестируем в частный сектор здесь, начиная с 2000-х.

Как правило, мы идем от спроса на рынке. В предыдущие несколько лет мы были сосредоточены на поддержке существующих клиентов. Основной спрос на рынке был на короткое финансирование, на продукты, которые позволяют разделить риски. Мы сделали несколько таких проектов с нашими существующими клиентами. Например, продлили частичную кредитную гарантию для Райффайзен банка Аваль и Bayer, предоставили линии на пополнение оборотного капитала для наших клиентов в агро-секторе – "Астарте", "Ниве Переяславщине".

Но в целом IFC, конечно, более долгосрочный инвестор. Сейчас мы видим, что экономика начинает восстанавливаться и появляется больше проектов, которые мы бы хотели поддержать, так как они важны для долгосрочного роста и развития страны. Например, в марте мы подписали соглашение о предоставлении $37 миллионов (строящемуся зерновому терминалу – ИФ) MV Cargo. В июне и за следующие два-три месяца мы рассчитываем, что сможем инвестировать и мобилизовать финансирование в размере около $150 миллионов на поддержку новых проектов и новых клиентов. Я думаю, что в целом по 2017 календарному году мы выйдем примерно на $250 миллионов.

На сегодня мы инвестировали более чем $3,2 млрд в 90 проектов в разных секторах экономики. Это долгосрочные инвестиции, которые включают как собственные средства IFC, так и средства, привлеченные от других инвесторов. Кроме долгосрочного финансирования, мы также выделили около $1 млрд в рамках нашей программы Глобального торгового финансирования.

В Украине огромные потребности в инвестициях в разных секторах, и мы видим свою задачу не только в том, чтобы напрямую финансировать отдельные проекты, но и в том, чтобы демонстрировать долгосрочный потенциал страны и другим инвесторам.

Вопрос: Каковы приоритеты IFC на эти ближайшие годы: области инвестирования, инструменты (прямые или синдицированные кредиты, вхождение в капитал, конвертируемые займы, гарантии), SME или крупные предприятия?

Ответ: В последние несколько лет основной фокус нашей работы сосредоточился на поддержке украинского агробизнеса по всей вертикали производства. Поддержка агробизнеса останется важной частью нашей стратегии и в будущем, так как это один из локомотивов украинской экономики. Кроме того, Украина может играть гораздо большую роль в глобальной продовольственной безопасности, продолжать наращивать экспорт и увеличивать добавленную стоимость своего экспорта.

В среднесрочной перспективе мы также бы хотели делать больше в финансовом секторе, в секторе инфраструктуры, поддержать инновации в разных секторах экономики, помочь создать новые рынки. Например, мы видим большой потенциал в развитии "зеленой" экономики в Украине и готовы поддерживать проекты, связанные с ее развитием. Доступ к финансированию и качественная инфраструктура важны для долгосрочного устойчивого роста. Поэтому важно помочь восстановить банковское финансирование, удлинить его сроки. Мы уже делаем первые шаги в этом направлении. На прошлой неделе мы объявили о нашем первом кредите в гривне. Это долгосрочное финансирование – восьмилетний кредит для компании "Ашан Ритейл".

Еще очень важным направлением является улучшение конкурентоспособности украинского частного сектора. Тут много составляющих – это и инвестиционный климат, и простота ведения бизнеса, и затраты компаний на соблюдение различных нормативных документов, и наличие качественной инфраструктуры, доступ к знаниям и технологиям, желание и возможность внедрять инновации. В этом направлении мы активно работаем в рамках наших консультационных программ, например, открывая новые важные рынки – ЕС, Китай - для украинских производителей продуктов питания. Мы будем активно продолжать такую работу в рамках консультационных программ.

Вопрос: Одной из преград для привлечения международного финансирования, подобного IFC, являются валютные риски, которые украинский и белорусский бизнес боятся брать на себя после масштабных девальваций.

Ответ: В Украине, как я ранее сказал, мы уже начали кредитование в национальной валюте, подписав первый такой кредит на прошлой неделе. Мы протестировали механизм с нашим существующим клиентом, и теперь можем предоставлять финансовые продукты в национальной валюте и другим компаниям. В Беларуси у нас пока таких планов нет. Там на рынке мы видим спрос на продукты по разделению рисков, и мы готовы структурировать такие продукты для наших клиентов.

Вопрос: Ваш предшественник на этом посту Руфат Алимарданов был включен в номинационный комитет по отбору глав госкомпаний Украины. Планирует ли IFC сохранять свое присутствие в этом органе?

Ответ: Если будет запрос со стороны правительства, то мы готовы рассмотреть такую возможность и продолжить участие.

Вопрос: Каковы планы работы IFC с государственными компаниями и банками в Украине и Беларуси?

Ответ: IFC сфокусирована на поддержке частного сектора. Если говорить о работе с государственными предприятиями, то у IFC значительный опыт в том, как помочь в корпоратизации государственных предприятий. IFC также может выступать в роли якорного инвестора при проведении приватизации.

В Украине мы сейчас работаем с государственными банками, в частности с Укргазбанком. В рамках нашей консультативной программы мы помогаем банку выстраивать экспертизу финансирования зеленых проектов.

Если будет запрос со стороны правительства, мы готовы рассмотреть возможность работы в рамках наших консультативных программ по корпоративному управлению. Также мы готовы посмотреть, как можем помочь в проведении прозрачной приватизации. Еще мы активно работаем в Украине над проектами частно-государственного партнерства.

Украина. Белоруссия. Весь мир > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 12 июня 2017 > № 2211119 Джейсон Пеллмар


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 12 июня 2017 > № 2211118 Денис Ястреб

Член Нацкомфинуслуг Ястреб: Нацкомфинуслуг намерена прекратить управление агентами страховым рынком

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба

Вопрос: Подведены итоги первого квартала 2017 года, и рисковый рынок и рынок страхования жизни по чистым премиям показал снижение. Как вы считаете, в чем причина и что ждет рынок в будущем?

Ответ: Страховые компании я делю на группы: одни стараются, что-то развивают, у кого-то получается, у кого-то нет. Вторая часть, это те, которые не стараются, так как пришли сюда не за этим. Это те, которые нас покидают периодически, те которые нечестно работают и портят имидж всего нашего рынка, всего хорошего, что мы пытаемся сделать, я имею в виду, не комиссию.

Если брать полностью 300 компаний, то те, которые хорошие, их меньшинство, их очень мало. Каждый день сталкиваясь со страхованием, со страховыми компаниями, могу сказать, что имена всегда звучат практически одни и те же, как в хорошем плане, так и в плохом.

Что касается сокращений премий и причины этого, то более подробную аналитическую информацию можно запросить у моего коллеги, который курирует это направление. Если кратко, то это отражение объективных процессов, которые были в стране.

Локомотивом страхового рынка Украины является обязательное страхование гражданской ответственности автовладельцев, и на его примере можно увидеть, что ждет всех в будущем - это увеличение частоты страховых событий, размера убытка и страховых выплат. В этом году у нас значительно вырастут выплаты по жизни и здоровью, а также связанные со смертью пострадавшего в связи с увеличением минимальной заработной платы до 3200 грн. Ели раньше за памятник платили 12 тыс. грн, то сейчас это будет в три раза больше. Также вырастут выплаты за моральный ущерб. Конечно, сейчас этот показатель у нас очень маленький и это плачевно, но ожидаем, что он будет больше.

Вопрос: В связи с прогнозируемым увеличением выплат, не планирует ли комиссия поддержать предложения МТСБУ и увеличить коэффициенты, что приведет к увеличению стоимости ОСАГО?

Ответ: Если говорить о повышении коэффициентов, это негативная тенденция. Повышение должно быть адекватным мы должны понимать, куда компании тратят деньги. Они могут тратить на выплаты, на свои потребности, на агентов и на все, что угодно. Поэтому мы, в первую очередь, должны понять, где живут на широкую ногу и работать с этим. В первую очередь это касается агентских вознаграждений, а потом уже будем смотреть, что делать дальше.

Уровень убыточности европейский страховых компаний по данному виду страхования значительно выше. У нас сейчас он в пределах 55%, это, конечно, больше чем было ранее 20%-30% и он постепенно растет, за счет повышения лимитов выплат, европротоколов, частоты событий, но до цивилизованного рынка пока не дотянул.

Я с Моторным бюро, с президиумом стараюсь много общаться. Мы пытаемся выйти из ситуации не одним простым решением. Нельзя просто поднять цены, это ни к чему не приведет. Сейчас подними, через полгода опять вернемся к этому вопросу, например, из-за регистрации машин в Киеве и области и т.д.

Просто поднять и сказать зарабатывайте больше.. А кто будет больше зарабатывать, тот кто не платит, либо тот, кто некачественно выполняет свои обязательства перед людьми. Я могу сказать только одно, что на сегодняшний день комиссия не готова просто взять и поднять цены.

Вопрос: Какой есть выход из сложившейся ситуации?

Ответ: Мы сейчас активно говорим о том, что нам нужно провести некоторые мероприятия, их количество и суть еще обсуждаются, которые были бы направлены на упорядочение рынка агентских вознаграждений.

Это большая проблема, потому что у нас агенты управляют страховым рынком, агенты диктуют условия, от них много чего зависит. Они могут компании устроить серьезные неприятности. Это очень плохо, не может рынок зависеть от агентов. Отношения должны быть более цивилизованные. Поэтому, в первую очередь, наши действия будут связаны с агентским вознаграждением.

Вопрос: Этот вопрос уже пытались урегулировать законом об ОСАГО, введя реестр для агентов и обязательное их обучение, но, как видим, ситуация не стала лучше?

Ответ: Да такой реестр существует и в него вносится информация. Но вносит информацию страховая компания, которая берет обязательства их обучить. Это на самом деле формальное выполнение. Мы сейчас думаем над тем, как это изменить, чтобы не допустить стресса на рынке. Не должно быть сумасшедшей революции, должны быть планомерные действия, которые будут адекватные, как и для компаний, так и для агентов.

Революция может привести к тому, что некоторые страховщики вынуждены будут уйти с рынка. А как уходить у нас же нет нормальной гарантийной функции, и мы опять столкнемся с теми же проблемами. Я этого не хочу.

Нам удалось в Моторном бюро договориться, чтобы частично разблокировать деньги Фондов для выплат пострадавшим до признания страховщика банкротом и это дало позитивные результаты. Но этого недостаточно. Неправильно, что выплаты в полном объеме могут быть произведены только после официального банкротства компании. Такую ситуацию надо менять на законодательном уровне, но законопроекты, связанные с гарантийными функциями не проходят в парламенте, они зарегистрированы и ждут своей очереди, поэтому мы будем придумывать что-то другое.

Я не могу сейчас говорить об этих планах открыто, потому, что они в разработке и могут измениться. Однако могу утверждать, что работа очень активная и я, плюс-минус, уже вижу какой-то финиш, но он будет зависеть от реакции Моторного бюро, реакции страховщиков. Поэтому - посмотрим.

Для того чтобы сделать конкретные шаги по агентскому вознаграждению и т.д. мы должны подготовить подушку безопасности для того чтобы не столкнуться с проблемой обманутых потерпевших страхователей.

Наша проблема еще в том, что если принять какое-то государственное решение, как например постановление Кабмина, которое регламентирует размер агентских вознаграждений, физлицам - не более 10%, юрлицам - не более 20%, то сразу возникает масса идей как эту норму обойти.

Вопрос: Но можно узнать хотя бы сроки, когда на рынке могут произойти изменения, которых многие давно ожидают?

Ответ: Я думаю до конца года это точно предложим. Думаю мы предложим способ механизм того как снизить агентские вознаграждения. Я очень надеюсь, что этот способ для страховщиков будет мягкий и, очень надеюсь, что страховщики способны будут объединиться для достижения этой цели. Я не верю, что им нравится платить много денег агентам. Я уверен, что это ни кому не нравится и, в большей степени, это не нравится акционерам. Когда показывают обороты в 300 млн грн, из которых даже нет прибыли. Зачем нужен такой бизнес? Я думаю, что в этом году мы точно его предложим и, мало того, я очень надеюсь, что мы его и начнем.

Вопрос: Что еще нового ждет страховой рынок в недалеком будущем?

Ответ: В этот году много решений посвящено электронному полису и подготовке к нему. Был запланирован ряд мероприятий, сейчас будет их внедрение и отслеживание. В этом году мы уже столкнулись с тем, что работа в онлайн требует больших разъяснений.

Комиссия должна показать по какому пути нужно идти. Сейчас заключение договоров по средствам интернета без участия "живых" подписей – на этом строится мировой бизнес.

Первые пилотные проекты были в банковской системе. На нашем рынке не только страховщики, но и финкомпании, которые предоставляют кредиты, взяли за основу банковскую модель, но она сложная и не всегда ложится на наше законодательство.

Модель, которую мы предлагаем с электронным полисом ОСАГО и та, которая написана в законе об электронной коммерции, намного проще и более понятная. Наша задача в этом году – объяснить, рассказать это рынку.

Как мы пришли к электронному полису ОСАГО, ведь о данном виде страхования есть только норма, по которой комиссия устанавливает особенности заключения этих договоров. Закон о страховании и финуслугах закрепляет четкие параметры договора и обязательное наличие подписи. Гражданский кодекс нам говорит, что обязательно должна быть письменная форма.

Но с 2015 года, когда был принят закон об электронной коммерции, были внесены изменения в Гражданский кодекс: так, договор может быть закреплен и электронной цифровой подписью.

Этим воспользовались компании, которые предоставляют кредиты, и начали выходить в онлайн кредитование. Это незатратно, быстро, удобно. Однако в Комиссию стали приходить первые жалобы. В это время и началась работа над электронным полисом.

Я стал чаще общаться с руководителями этих компаний. Имея ясное понимание в заключении договоров как электронных, так и бумажных, я понял как это происходит.

Есть закон об электронной коммерции, который гласит, что особенности работы по такому принципу в страховании должны быть закреплены отдельными нормами в законе страховании, которых сейчас нет.

Значит, в полной мере мы можем использовать закон о коммерции, согласно которому, юрлицо, предоставляющее услугу через интернет, должно иметь соответствующие ресурсы. Должна быть информационно телекоммуникационная система, которая предусматривает две функции: общение и накопление информации, заключенной в договорах. Т.е. база данных и интерфейс для общения. Для того чтобы заключить этот договор компания должна направить потенциальному клиенту предложение о заключении договора в котором изложить суть и условия. В случае согласия клиент подтверждает договор или электронной цифровой подписью, или одноразовым идентифика?тором, либо действием, т.е. оплатой. Получив оплату, компания понимает, что с ней заключили договор и с этого момента он начинает действовать. При этом компания обязана предоставить клиенту 24 часа доступа к договору. Есть еще много требований низшего уровня, закрепленных этим законом, и при неоднократном его изучении они становятся понятными.

Эту модель мы взяли и при разработке электронного полиса. Полностью перевести весь рынок ОСАГО на электронный способ регистрации договором мы хотели в течение года, однако, Министерство юстиции не согласовало такое решение в связи с тем, что гражданский кодекс говорит о том, что у человека должн быть выбор как заключать договора. Поэтому комиссия не вправе принимать решение только по электронному варианту.

Вопрос. И какое решение было принято комиссией?

Ответ: Мы считаем, если компания не хочет работать с электронным полисом, пусть не работает – это ее право. Главное, чтобы конечный результат был позитивный

Было много обсуждений того, какая должна быть подпись, как ее доказать и т.д. и в этой работе мы пришли к главному и оно не лежит в юридической плоскости. Мы должны сломать стереотип: ведь по сути даже бумага нам не дает защиты. Защиту нам дают страховщики, Моторное бюро, Нацкомфинуслуг. А ведь не страховщик, не Моторное бюро, не Комиссия – это не бумага, это люди, которые либо хотят что-то делать, либо не хотят. Все зависит от нашего поведения. И мы ничего не сделаем, если кто-то не захочет правильно работать.

Мы сейчас на предфинальной стадии по введению в Украине электронного полиса ОСАГО. Я думаю, в течение месяца согласуем его с государственными органами. Положение вступит в силу через 3 месяца после опубликования, но нам еще предстоит изменить Централизованную базу данных МСТБУ, разработать распоряжение, в котором прописать условия для электронных договоров. Мы должны утвердить его визуальную форму электронного полиса и электронного стикера.

Вопрос: Как вы планируете контролировать бумажные полисы, учитывая слабую дисциплину страховщиков по внесению информации о них в ЦБД?

Ответ: По нашим планам контроль наличия полиса будет осуществляться через базу данных. Я говорил страховщикам на собрании Моторного бюро, что комиссия будет все строже и строже относиться к своевременному появлению информации о заключенных полисах в базе данных. Я думаю, что через неделю у нас будет первый запрос в Моторное бюро по тем страховщикам, которые не своевременно это делают. У нас начнутся меры влияния в виде штрафов. Кроме того, мы усилили требования к оплате взносов в фонды МТСБУ за нарушение сроков внесения.

Мы хотим, чтобы на первом этапе внедрения электронного полиса, когда уже будут приняты все документы, информация о бумажных договорах вносилась в ЦБД максимально быстро. Как только мы поймем, что электронные договоры заработали, мы будем ужесточать процедуру заключения бумажных договоров для того чтобы информация о них попадала в базу данных в момент его заключения. Я думаю, мы эту работу начнем в следующем году, где-то в начале лета. Если у нас электронный полис заработает зимой.

Вопрос. С какой периодичностью, будут производиться запросы в Моторное бюро о сроках внесения в ЦБД и какой может быть размер штрафа за несвоевременную информацию?

Ответ: Запросы в Моторное бюро будут регулярными. Сейчас по плану – это раз в месяц, но это может корректироваться. Штрафы за такие действия будут от 1700 до 17 тыс. грн. За каждый полис либо за факт – я пока не готов ответить, хочу посмотреть на масштаб проблемы.

Комиссия намерена контролировать этот процесс, это будет ложиться на репутацию компании, на возможность получения лицензии и т.д. Это будут обычные меры воздействия, которые будут применяться постоянно.

Мы придем к тому, что номер полиса можно будет взять только из ЦБД, т.е. будет аналог, который сейчас существует в "зеленой карте".

Вопрос. Насколько сложно страховому рынку перейти полностью на работу в онлайн?

Ответ: Чтобы работать в онлайне страховщикам по сути уже ничего делать не нужно, они могут это делать сейчас. Могу сказать, что полностью использовать опыт банковского рынка в этом направлении, интерпретировав под себя, не всегда правильно.

До сих пор все предложенные схемы корректировались. Поэтому мы на комиссии дали поручение департаменту методологии разработать информационное сообщение, в котором описать возможные способы заключения договоров, в том числе, и электронного. Мы постараемся более понятным языком объяснить, как это можно делать. Практически задекларировать позицию государственного органа, что это нужно, можно, правильно. Мы надеемся, что страховщики подхватят такие вещи и будут работать в онлайн. Пока я думаю, что это не будет иметь массового развития. В основном этот будут договоры страхования от несчастного случая, туризм и т.д.

Надо отладить эту систему. Мы сейчас проведем обучение комиссии. Я не думаю, что в ближайшие пару лет это станет основным направлением, но мы туда рано или поздно придем.

У нас сейчас на рынке много "недострахования" – это коробочные продукты, которые имеют малую убыточность, но большие сборы в наших сетях. Я негативно отношусь к этому, ознакомившись с условиями, которые там написаны, могу сказать, что получить страховое возмещение там довольно проблематично. По моему мнению, это не страхование, - это обман. Не хочу кого-то обвинять, каждый старается, как может, но это наше общее лицо.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 12 июня 2017 > № 2211118 Денис Ястреб


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 июня 2017 > № 2211117 Павел Ковтонюк

Павел Ковтонюк: "Медреформа – это плавная трансформация действующей системы в качественную"

Заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк дал интервью агентству "Интерфакс-Украина" сразу после заседания Национального совета реформ на минувшей неделе, где, казалось, судьба медицинской реформы была решена: доработанный правительственный законопроект №6327 о государственных финансовых гарантиях предоставления медицинских услуг и лекарственных средств будет внесен в повестку дня и вынесен на голосование. Депутаты выполнили обещание и проголосовали его в первом чтении с намерением внести оговоренные правки. Однако депутаты отказалась принять за основу законопроект №6329 о внесении изменений в Бюджетный кодекс в части финансирования сферы здравоохранения, без которого законопроект о государственных фингарантиях остается только декларацией и не будет иметь реальных инструментов для реализации.

Таким образом, в настоящее время судьба реформы здравоохранения по-прежнему остается под вопросом, а интервью П. Ковтонюка не теряет актуальности)

Вопрос: Сегодня в социальных сетях и в СМИ развернулась широкая дискуссия о реформе. Основным оппонентом Минздрава выступает парламентский комитет по здравоохранению. Прокомментируйте, пожалуйста, этот конфликт.

Ответ: В большинстве случаев 95% критики – это не конструктивная критика, не критика по определенным позициям, когда есть другой альтернативный взгляд на проблему, а когда оппоненты берут какой-то миф и озвучивают его. Подкреплено ли это фактами и доказательствами, их не интересует. Как правило, мне приходится комментировать именно такую "критику".

Тем не менее, я признаю наличие определенного количества людей, которые дают нам конструктив. Например, депутат Андрей Шипко. Да, у него есть определенная политическая позиция, с которой можно соглашаться или не соглашаться, но при этом он работает с нормальными, грамотными экспертами. Он не согласен с нами, но у него есть другой взгляд на то, как решить проблемы. Он разработал другую концепцию, но признает то хорошее, что есть в наших инициативах, хотя и критикует нас достаточно жестко. Это нормальная позиция в период реформ. Есть нормальная дискуссия и с Людмилой Денисовой: она считает, что все нужно делать не так, как предлагаем мы, но она ведет дискуссию.

В других же случаях мы сталкиваемся с дискуссией в виде: "Караул, вы закроете все больницы!", и мы вынуждены опровергать это...

Вопрос:А вы закроете больницы?

Ответ: Министерство не закрывает больницы, это некорректный вопрос.

Будет система договоров Национальной службы здоровья (НСЗ) с учреждениями здравоохранения, договоры будут предусматривать определенные требования к больницам. Эти требования позволят устанавливать стандарты качества. Если НСЗ, которая будет выступать заказчиком медицинских услуг, заказывает услугу, то она будет гарантировать пациенту, что эта услуга будет качественной.

Часто говорят, что наши законопроекты отменяют уже существующие требования, но это не так. Сегодня есть определенные нормативные документы с требованиями, которые обязательны для всех медучреждений. Но сегодня они сформулированы так, чтобы в случае проверки было к чему придраться. Вместо этих коррупциогенных документов будут договоры клиники с Национальной службой здоровья, в которых будет прописано, какие минимальные требования должно выполнять медучреждение, в частности по первичной помощи. Эти требования будут прописаны не в законе, а в договоре. И этим мы будем гарантировать качество медицинской услуги.

Вопрос:Национальную службу здоровья иногда называют инструментом для приватизации и закрытия клиник…

Ответ: Роль НСЗ – купить услугу. НСЗ не будет влиять на приватизацию, приватизация – это вопросы собственника, т.е. местной общины…

Вопрос: Если НСЗ выступает заказчиком и сама же контролирует качество услуг, то получается конфликт интересов. Как его избежать?

Ответ: Это не так. Контроль качества услуг может быть разным. Он может быть на уровне понятия о профессионализме, например, если врач или клиника сделали что-то, что противоречит статусу врача или статусу медучреждения. В этом случае контроль - не дело НСЗ, это дело того, кто выдает лицензию. У нас это будет министерство. Таким мы видим механизм на начальный среднесрочный период. Это предусмотрено действующим законодательством, и это не нужно прописывать в новом законе. Т.е. лицензирование учреждений здравоохранений остается за Минздравом, это не меняется. Это касается контроля, связанного, например, с врачебной ошибкой.

Есть другой уровень контроля, например, качество обслуживания. Например, в клинике восьмиместная палата, а должна быть четырехместная. Или вам сказали, что нет лекарств, хотя они должны быть, потому что за них заплачены бюджетные средства и они входят в стандарт лечения. С контролем таких ситуаций работает НСЗ в рамках договора с медучреждением: НСЗ заключает договор и проверяет его выполнение, так же как и страховая компания проверяет выполнение страхового договора.

Проверки качества медуслуги на медицинском уровне, которое имеет отношение, в частности, к врачебной ошибке - это функция органа, который занимается лицензированием. На западе часто это врачебные ассоциации, в Украине это пока будет Минздрав. Поэтому утверждение, что НСЗ будет сама все заказывать и сама все контролировать – неправдиво.

Вопрос: Еще одно опасение, что в доработанном законопроекте государство будет покрывать только те услуги, которые предполагает использование только тех лекарств, которые внесены в Национальный перечень. Говорят, что далеко не все наши фармпроизводители выпускают такие препараты, и вы просто убьете отечественное фармпроизводство…

Ответ: Это не так. Мы начали работать над Национальным перечнем, он сейчас формируется. В каждой стране есть свой уникальный перечень, нам нужно время, чтобы сформировать свой. Мы заложили в базу перечень ВОЗ, там действительно есть какие-то препараты, которые в украинской практике не применяются. Иногда - наоборот: в украинских госпрограммах есть какие-то лекарства, которых нет в Нацперечне или они есть в другой форме, например, в перечне - таблетки, а в программе - ампулы.

Но для того, чтобы все это урегулировать, существует переходный период, в течение которого фактически будут действовать два Нацперечня. Подчеркну: ни в одном аспекте реформы у нас нет такого, чтобы в один момент что-то прекращало действовать и что-то рушилось. У нас по всем направлениям реформы предусмотрен плавный переход одного в другое, из худшего в лучшее. При этом худшее – это то, что есть на сегодня, поэтому мы всегда можем вернуться в действующую ситуацию. С Нацперечнем – самое плохое, на мой взгляд, это если все оставить как есть.

Вопрос: Минздрав часто критикуют за разрешение использовать международные протоколы, мол, в них прописаны лекарственные средства, которых нет в Украине. В то же время без четких стандартов оказания медпомощи и протоколов невозможно рассчитать стоимость медуслуги. Насколько оправданы опасения, что украинские медики не смогут использовать международные протоколы и что Минздрав отменил национальные протоколы?

Ответ: На самом деле мы вводим понятие "рекомендации". Фактически рекомендация - это то, что в Украине называется протоколом. А того, что в мире называется "протоколом", у нас нет.

"Рекомендация" – это более широкое понятие, которое описывает подход к тому, как лечится определенная болезнь. При этом "протокол" – это конкретный порядок действий при лечении болезни. Сейчас в Украине слово "протокол" применяется именно к этому более широкому понятию.

Мы ничего не отменяем. Мы просто вводим понятие рекомендации. Наши старые протоколы, которые называются "унифицированные протоколы", продолжают существовать, но все новое, что будет разрабатываться, уже будет делаться в виде рекомендаций, базируясь на международных рекомендациях.

Таким образом, старое живет, но новое появляется уже на основе международных стандартов. И так за несколько лет у нас появятся международные клинические рекомендации. При этом унифицированные протоколы, которые действуют, продолжат действовать.

Очень важно следующее: в рекомендациях не написано, каким препаратом лечить, там прописан подход к лечению, какую группу препаратов использовать для лечения той или иной болезни. Например, в рекомендациях указаны "обезболивающие", там не пишется "нурофен" такого-то производителя. Это в наших действующих протоколах так пишется, поэтому появляется коррупция. А в рекомендациях прописана только группа препаратов, в которой врач может выбрать то, что есть на рынке и хорошо зарекомендовало себя в практике. Рекомендация дает врачу возможность действовать в более широких рамках.

В свою очередь протоколы – это составляющие рекомендации. И они тоже будут действовать. Например, врач может использовать британскую или американскую рекомендацию, или украинский унифицированный протокол. Если же произошло осложнение или пациент скончался, то будут тщательно разбираться, почему так случилось, соблюдал ли врач тот протокол или рекомендацию, которую он выбрал, или же нарушил то, что он выбрал.

Вопрос: Еще была критика за то, что вы убрали частные страховые компании из реформы…

Ответ: Мы их не убрали, мы, наоборот, даем им очень много возможностей. И это подтверждается нашими прямыми контактами со страховщиками. Мы несколько раз проводили встречи со страховыми компаниями, которые занимаются добровольным медицинским страхованием (ДМС). Мы спрашивали, как наши предложения повлияют на их бизнес, они говорили, что очень хорошо. Также как и с частными клиниками. Сегодня они находятся, фактически, в маргинальном сегменте. Я не имею в виду стоимость услуг, а их долю в общем объеме медицинских услуг - 1,5%. Это на уровне статистической ошибки.

Страховщики действительно сегодня сидят в премиум-сегменте и, в основном, работают с частными клиниками. Им интересно, чтобы государство определило свои гарантии и четко определило для них рынок. В нашем законе мы говорим, что поскольку государство вводит понятие покрытия, государственного гарантированного пакета, то это означает появление пространства для частных страховых компаний, которые смогут покрывать услуги которые или покрыты частично, или не имеют покрытия вовсе. Например, если мы говорим, что улучшенные палаты для родов не покрываются госпакетом, то страховые компании в своем пакете сразу могут это предложить. Сегодня в некоторых государственных клиниках есть платные палаты, но, по сути, это нарушение, за которое может наступить ответственность.

Вопрос: Страховщики в свое время предлагали собственные законопроекты по медреформе. Есть ли какие-то подтверждения тому, что страховые компании вас поддерживают?

Ответ: Есть в принципе недоверие к государственным институтам в Украине. Я бы на их месте тоже бы занял выжидательную позицию. Так, например, было и с реимбурсацией, когда большие сети месяц-два ожидали, как проект начнет работать, смотрели, заплатят ли деньги. А сейчас мы заплатили, и крупные аптечные сети начинают присоединяться. Например, к нам присоединилась "Аптека доброго дня". Так и страховщики будут выжидать, а потом присоединяться, они очень практичные люди.

Вопрос: За что вас еще критикуют? Что вам удалось отстоять в дискуссиях?

Ответ: Например, очень большую дискуссию вызвал вопрос о названии реформы: это страхование или не страхование. Мы уступили, для нас это не принципиально. Это не будет называться "страхование", это будет называться "государственные гарантии". У некоторых депутатов есть альтернативные законопроекты относительно других видов страхования, и им не хочется, чтобы мы были с ними в конкуренции.

Но мы отстояли НСЗ (Национальная служба здоровья) – она будет и будет в том виде, в котором мы ее предлагаем. При этом мы сделали небольшие уступки, в частности, в вопросах общественного контроля. Совет пациентского контроля будет создан, он не будет лишним и может принести пользу.

Вопрос: Некоторые члены рабочей группы говорили, что из законопроекта убрали механизм сооплаты медуслуг. Так ли это?

Ответ: Нет. Он остается, но мы заменили некоторые формулировки (по просьбе некоторых депутатов). Как можно убрать сам механизм, если не все входит в гарантированный пакет? Несмотря на то, что в рабочей группе было более 20 депутатов, предложения по законопроекту пришли только от шести, в частности, от Сергея Березенко, Михаила Довбенко, Андрея Шипко, Оксаны Корчинской, Алексея Кириченко. От основных наших критиков – Олега Мусия и Ольги Богомолец предложения не поступили. От них пришло письмо главе группы, что они считают, что все плохо, что Минздрав плохой. А конструктивных предложений не было.

Вопрос: Дмитрий Шимкив сказал, что альтернативные законопроекты могут тормозить процесс, но ваши оппоненты говорят, что это процедура, и если ее нарушить, то всю реформу можно поставить под сомнение…

Ответ: Альтернативные законопроекты - это известный способ заблокировать процесс, это не только Шимкив сказал, но и президент Порошенко.

Безусловно, альтернативные законопроекты - это процедура, и это совершенно правильный механизм, но те альтернативные законопроекты, которые вносились ранее, это были законопроекты Минздрава, в которых были изменены 5% текста. Но затянуть процесс путем внесения альтернативных законопроектов, не получится, так как наш законопроект идет под тем же номером, что и существующий – 6327, то есть мы подаем его на замену. Если бы это был новый законопроект, нам пришлось бы ждать две недели.

Вопрос: В случае, если ваши предложения будут приняты и механизм сооплаты заработает, как человек может ориентироваться в том, за что ему платить?

Ответ: Государственный гарантированный пакет будет определяться ежегодно до 15 сентября или каждые три года – в зависимости от бюджетного цикла в Украине. Т.е. каждый бюджетный период мы будем смотреть, какие средства государство будет готово выделять на покрытие медуслуг. Но объем покрытия будет зависеть от экстренности: чем экстреннее или приоритетнее ситуация, тем больше покрытие.

Вопрос: Когда будут готовы подзаконные акты?

Ответ: Как только будут проголосованы законы. Несколько подзаконных актов у нас уже есть, мы сразу пустим их в ход и будем выносить на Кабмин. Остальные будем готовить очень оперативно.

Вопрос: Не получится, что проекты подзаконных актов будут готовы только в декабре?

Ответ: Чтобы успеть в бюджетный год, их нужно подать до сентября, а лучше до июля. Поэтому, откровенно говоря, с гарантированным госпакетом мы войдем только в 2019 год, а уже с полноценным – в 2020 год. Кстати, тут мы пошли навстречу депутатам, которые просили немного отодвинуть начало реформы, хотя в первом нашем варианте мы хотели начать с 1 января 2018 года. Мы не сильно отложили, но такой переход будет более комфортным.

Вопрос: Много вопросов о родовспоможении. Например, кесарево сечение – это плановая операция, за которую нужно доплачивать, или экстренная медпомощь, которая покрывается государством?

Ответ: Роды, материнство и детство будут покрываться государством и входить в гарантированный пакет.

Вопрос: Есть ли уже видение, как будет организовано покрытие паллиативной помощи, которая тоже, согласно вашим предложениям, должна покрываться государством?

Ответ: У нас сейчас начинают появляться хосписы, в больницах открываются паллиативные отделения. Мы будем оплачивать медицинскую услугу, не привязывая к учреждению, кто бы ее ни оказывал, она будет оплачиваться. Если мы немного подтолкнем развитие этой системы, то появятся соответствующе медицинские учреждения. Опять-таки, подчеркну, что мы говорим только о медицинской части паллиативной помощи, социальной помощью и уходом занимается Минсоцполитики, но медицинская часть будет покрываться полностью.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 июня 2017 > № 2211117 Павел Ковтонюк


Украина > Медицина > golos-ameriki.ru, 4 июня 2017 > № 2197724

Война на востоке Украины мешает бороться с ВИЧ-инфекцией

Однако в Альянсе по общественному здравоохранению в Украине видят и успехи в борьбе с эпидемией

КИЕВ — На данный момент, Украина, так же, как и Россия, борется с эпидемиями СПИДа, гепатита С и туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью. Хотя Украина добилась некоторого прогресса в борьбе с эпидемиями, благодаря сотрудничеству правительства с гражданским обществом, не всё так просто. Ведь власти обязаны заботиться и о тех гражданах, которые живут под российской оккупацией: в Крыму и на оккупированных территориях в зоне военных действий на востоке.

На этой неделе специальный посланник ООН по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии, профессор Мишель Казачкин, провёл конференцию в киевском Альянсе общественного здоровья и посетил несколько здравоохранительных организаций, которые предоставляют некоторые медицинские услуги, в том числе обмен игл, бесплатное медицинское обследование и распространение презервативов.

Выступая на конференции, Казачкин объяснил, что в Украине и в других странах бывшего Советского Союза основным вектором распространения ВИЧ является внутривенное употребление наркотиков. В период с 2005-2015 гг. на территории бывшего Советского Союза стремительно увеличилось количество больных ВИЧ.

Казачкин так же сообщил, что феномен заражения ВИЧ/СПИД является «концентрированной эпидемией», так как болезнь распространена среди некоторых групп населения, но не среди населения в целом. Одна из главных причин распространения эпидемии — это низкий уровень системы здравоохранения, унаследованный от Советского Союза. У приблизительно 30-35 процентов ВИЧ-инфицированных в Украине есть доступ к лечению, но только 50 процентов больных знают о том, что у них есть ВИЧ.

Несмотря на печальную статистику, Казачкин сказал, что видит прогресс в борьбе с ВИЧ/СПИД в Украине, благодаря сотрудничеству общественных организаций с правительством. К сожалению, немалая часть территории Украины находится под контролем России, и это создало серьезные препятствия для тех, кто пытается помочь в борьбе с распространением ВИЧ и СПИДа.

В 2014 году Российская Федерация аннексировала Крым, и полуостров теперь полностью подчиняется Российскому законодательству. Эта ситуация привела к проблемам для пациентов в программах лечения опиоидной заместительной терапией (ОЗТ), так как в России не допускается это лечение. Программа лечения продолжала существовать на оккупированной территории Донецка и Луганска до тех пор, как запас лекарств не истёк.

Другие программы по здравоохранению на восточных оккупированных территориях имеют больший успех, так как Россия снимает с себя ответственность за положение дел в называемых «Донецкой и Луганской народных республиках».

Наталья Гурова работает в оккупированном Луганске в качестве координатора программ здравоохранения вместе с Всеукраинской ассоциацией общественного здравоохранения. «Мы ведём работу в Луганске и трёх других небольших городках с 2014 года», - сообщила Гурова «Голосу Америки».

«Мы работаем в таком же режиме, как и до вооружённого конфликта. У нас есть связи с местными властями, и они дают нам работать», – продолжила она.

Несмотря на официальное разрешение работать, ситуация остаётся непростой у линии фронта, где боевые стычки происходят каждый день. В Луганске нет официальных переходов, через линию фронта прямо в город: лекарства должны быть сначала доставлены в Донецк, а затем пересечь «границу» между двумя «самопровозглашенными республиками». Гурова сказала, что им приходится заполнять таможенные документы, чтобы получать лекарства.

Для Гуровой, самая большая трудность – это поддержание опиоидной заместительной терапии, так как местные власти не поддерживают этой программы. Некоторые из наркоманов, участвующих в этой программе лечения, смогли переехать на правительственную территорию, чтобы продолжить своё лечение, но это не всем удаётся сделать. Из тех наркоманов, которые были вынуждены остаться, некоторые снова начали принимать наркотики, большинство из которых домашнего приготовления и, следовательно, крайне опасны, например, «дезоморфин», который ещё называют «крокодилом».

Несмотря на трудности, программам по обмену игл и распространению презервативов удаётся функционировать на оккупированной территории, благодаря специальной договорённости.

Несмотря на трудности, которые создают старая, развалившаяся система здравоохранения, а также оккупация и война, те, кто борется с ВИЧ и другими эпидемиями сохраняют оптимизм.

Андрий Клепиков, исполнительный директор Альянса по общественному здравоохранению, сказал участникам конференции, что в Украине наблюдается «ряд изменений к лучшему, и успешных программ»

Альянс по общественному здоровью продолжает работать в Крыму и на оккупированной территории Донбасса. Альянс поставил себе цель, чтобы как минимум 90 процентов населения было проверено на ВИЧ/СПИД, имело доступ к лечению, и чтобы был успешным результат в 90 процентах случаев лечения.

Украина > Медицина > golos-ameriki.ru, 4 июня 2017 > № 2197724


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196775 Александр Хуг

Нарушают и те, и другие

Замглавы миссии ОБСЕ о том, что сейчас происходит на Донбассе.

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

Число жертв среди гражданского населения на востоке Украины в этом году достигло 219, что на 120% больше, чем в тот же период прошлого года. Часть докладов о человеческих потерях невозможно читать без содрогания, — признался в интервью порталу Delfi замглавы Специальной наблюдательной миссии ОБСЕ на Украине Александр Хуг — человек, который месяцами не выезжает из зоны вооруженного конфликта, где в апрелe на мине подорвался автомобиль с его коллегами (один человек умер, два — ранены). Среди «миссионеров» есть и граждане Латвии.

Наблюдая по телевидению за конкурсом «Евровидение» в Киеве или юмористической передачей «Квартал-95», трудно поверить, что на другом конце той же страны вовсю полыхает вооруженный конфликт, уносящий сотни жизней не только военных, но и гражданских.

Увы, но это так. Многотысячные случаи нарушения Минских соглашений, ведущих к нескончаемым жертвам с обеих сторон, ежедневно фиксируют наблюдатели Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе), которая была развернута 21 марта 2014 года по запросу правительства Украины. Создание такой структуры было акцептировано всеми 57 государствами-участницами ОБСЕ, в число которых входит и Россия. Они же финансируют работу группы. Также деньги и оборудование жертвуют неравнодушные меценаты.

Миссия отслеживает ситуацию с безопасностью в регионе и ежедневно описывает увиденное в докладах. Она же пытается способствовать диалогу конфликтующих сторон — на местах и в формате Трехсторонней контактной группы, куда входят представители России, Украины и ОБСЕ.

Как рассказал порталу Delfi замглавы Миссии Александр Хуг, сегодня в эту организацию входят 652 международных наблюдателя из 44 стран-участников ОБСЕ, 572 из них работают в Донецкой и Луганской областях, в 14 офисах в районах линии соприкосновения на Донбассе. У большинства есть опыт работы в зонах конфликтов, навыки решения вопросов политики и безопасности с помощью гуманитарных и дипломатических методов, у многих — опыт работы в полиции или вооруженных силах. Большое преимущество для наблюдателей на этой территории — знание украинского и/или русского языка, а также опыт работы в Восточной Европе и знание региона. Но строгих требований на сей счет нет.

Миссия делает все, чтобы соблюдать в своей работе принципы беспристрастности и прозрачности, даже в мыслях и занимая ничью сторону. Все наблюдатели, международные и национальные сотрудники, подписывают Кодекс поведения ОБСЕ, которому надо следовать как на работе, так и в свободное время. «Миссионеры» не могут принимать участия в чем-либо, несовместимом с их прямыми обязанностями, что бы ограничивало их независимость.

Замглавы миссии Александр Хуг — один из главных спикеров организации, который неделями и месяцами не выезжает из зоны конфликта. До назначения в украинскую Миссию он работал Руководителем секции и Старшим советником Верховного комиссара ОБСЕ по вопросам нацменьшинств. Профессиональный юрист, служил офицером в Швейцарской армии, был региональным командующим подразделения поддержки Швейцарского штаба ОБСЕ в Северной Боснии и Герцеговине. Работал в Миссии ОБСЕ в Косово, миссии временного пребывания международных сил в Хевроне, и Миссии Евросоюза по обеспечению верховенства закона и правопорядка в Косово.

В общем, человек знающий и опытный, невероятно корректный во всех своих высказываниях и выводах, отчего они обретают особый вес.

Delfi: Почему последнее время про ситуацию на Донбассе, в которой гибнет так много людей, говорят и пишут значительно меньше, чем про действия ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.)? Европе это уже не так интересно?

Александр Хуг: Действительно, внимание СМИ к событиям на Восточной Украине конкурирует с другими острыми ситуациями, происходящими во всем мире, и не всегда «делает» заголовки. Но я бы не сказал, что Европу не интересует украинская ситуация. Уже тот факт, что все 57 государств — участников ОБСЕ согласились на развертывание нашей миссии — убедительное свидетельство серьезного отношения Европы, даже если события на востоке Украины не всегда становятся первополосными новостями.

Миссия ОБСЕ играет свою роль в повышении осведомленности о том, что происходит на местах: мы регулярно публикуем наши наблюдения на сайте и через аккаунты в соцсетях на трех языках — русском, украинском и английском.

— Насколько в данный момент на Донбассе выполняются Минские соглашения? Был ли период, когда они «работали»?

— Минские договоренности нарушаются с обеих сторон. Наша миссия регистрирует сотни, а иногда и тысячи случаев нарушения режима прекращения огня. Только на прошлой неделе более 85% таких нарушений было зафиксировано в трех «горячих точках»: в районе Авдеевка — Ясиноватая — аэропорт Донецк; к востоку от Мариуполя, на территории между Водянами, Пикузами (бывшее Коминтерново) и Саханкой, а также на юго-западе, юге и юго-востоке от Светлодарска.

Мы также продолжаем сообщать о наличии оружия в нарушение договоренностей — минометов, танков, артиллерийских орудий, в том числе многоразовых ракетных систем (МРС) — и регистрировать применение такого оружия. Например, на прошлой неделе миссия зафиксировала 144 взрыва, связанных именно с таким оружием.

Причем, нам известно, что стороны в состоянии прекратить боевые действия в любой момент, как только они этого захотят. Это явно не проблема отсутствия командования и контроля. Наши отчеты — ясное тому свидетельство. Приведу конкретный пример: стороны подтвердили прекращение огня перед началом учебного года в сентябре 2016 года. В течение нескольких часов зона конфликта молчала, за целый день наблюдатели не зафиксировали ни единого нарушения прекращения огня. К сожалению, реальность такова, что обе стороны могут как быстро прекратить насилие, так и начать его снова, так же оперативно.

— Извечный вопрос: присутствуют ли на Донбассе российские кадровые военные?

— Наша задача — сообщать факты по мере их фиксации. Мы не проводим расследований. Да, мы видели бойцов, которые носили одежду с эмблемами Российской Федерации. Мы взяли интервью у задержанных, которые утверждали, что они были членами подразделения Вооруженных Сил Российской Федерации. Вся эта информация документирована в наших отчетах, общедоступна на русском, украинском и английском языках. Мы не делаем выводов из наших наблюдений, а лишь честно сообщаем то, что видим или слышим — читатели могут сами сделать выводы на основе этой объективной информации наших отчетов.

— Можете ли вы утверждать, что какая-то из сторон чаще выступает инициатором или провокатором нарушений Минских соглашений?

— Трудно сказать, кто и что начал, потому что конфликт — это не операция в клинике. Это не просто выстрел с одной стороны и потом выстрел с другой.

Например, если наблюдатель стоит и видит, что одна сторона стреляет, он не может сказать определенно, является ли эта стрельба ответом на предыдущий выстрел или реакцией на перемещение танков. А возможно, где-нибудь в километре от этой пальбы идет другая стрельба, которая спровоцировала огонь в данном месте. В общем, это очень трудно, если не невозможно, с определенностью сказать, кто начал стрелять.

В данной ситуации куда важнее задать вопрос, какие шаги были предприняты в направлении выполнения соглашений, чтобы обеспечить стабилизацию ситуации.

— Переформулирую вопрос так: с какой стороны линии соприкосновения к вам чаще прислушиваются и меньше мешают работать?

— Наблюдатели сталкиваются с ограничениями на свободу передвижений и другими препятствиями по обе стороны линии соприкосновения. Но характер этих ограничений разный. Они несут гораздо больше опасности и угрозы в районах, находящихся за пределами правительственного контроля.

С начала года число подобных инцидентов возросло. Кульминации они достигли 23 апреля, когда в результате взрыва был серьезно поврежден автомобиль миссии в районе контролируемого так называемой ЛНР села Пришиб. В итоге один из членов патруля погиб, а двое получили ранения.

Наши наблюдатели продолжают сталкиваться с угрозами безопасности и после этого фатального инцидента. Например, 5 мая женщина-наблюдатель подверглась угрозе на блок-посту со стороны вооруженного человека, которые она восприняла как сексуальные. Он пригрозил остановить продвижение патруля на восток от контролируемого так называемой ДНР села Петровское. 17 мая из грузовика военного образца была выброшена дымовая граната, которая приземлилось на расстоянии около десяти метров перед транспортным средством наблюдателей, рядом с контролируемым ДНР Докучаевском.

Подобные инциденты не только ограничивают наблюдения Миссии, но и бросают вызов Постоянному совету ОБСЕ, который оговаривает, что наблюдатели должны иметь возможность безопасного передвижения по всей Украине для выполнения своих обязанностей. Это нарушает Минские соглашения…

— Кому могла быть выгодна гибель наблюдателя ОБСЕ? Считаете ли вы это намеренной акцией и какими последствиями чревато это происшествие для обеих сторон?

— Опять же не буду гадать о намерениях тех, кто разместил взрывное устройство, но одно могу сказать с определенностью: оружие было намеренно помещено в это место, чтобы ранить, покалечить или убить кого-то. Но оружие не выбирает — его жертвой мог стать любой, кто путешествует по этой дороге каждый день.

Этот инцидент имел последствия для работы миссии — он ограничил патрулирование наблюдателей только дорогами с асфальтным и бетонными поверхностями, что уменьшило возможность контролировать использование и (не)соблюдение режима вывода оружия; снизило способность использования технологий дистанционного наблюдения, которые требуют, чтобы его операторы покинули твердое покрытие для запуска или обслуживания устройств; ограничить наши контакты с гражданскими лицами, живущими вдали от дорог с твердым покрытием.

Увы, скорей всего эти ограничения будут оставаться в силе до тех пор, пока стороны не предпримут ощутимые шаги для разминирования или хотя бы отметки заминированных территорий.

— Как вы можете охарактеризовать ситуацию на Донбассе с начала 2017 года? Как много людей гибнет из военных и гражданских — от оружия и от низкого качества жизни?

— Уровень насилия каждый день меняется — от нескольких сотен до более тысячи нарушений режима прекращения огня в день. В конце января — начале февраля мы наблюдали серьезную эскалацию в «треугольнике» Авдеевка — Ясиноватая — аэропорт Донецк. Причем в первую неделю месяца число зарегистрированных нарушений увеличилось почти втрое, по сравнению с неделей до того. Число взрывов, вызванных оружием, запрещенным Минскими соглашениями — минометов, танков и артиллерии — увеличилось в шесть раз. Более 40% этих взрывов были вызваны многоразовыми ракетными системами.

С тех пор наблюдается некоторое снижение насилия, но ситуация с безопасностью остается напряженной и неустойчивой. Худшее последствие продолжающихся боевых действий — многочисленные жертвы среди гражданского населения. Часть докладов о человеческих потерях невозможно читать без содрогания. В итоге в этом году мы подтвердили 219 жертв среди гражданских лиц: 44 из них были убиты, а 175 получили ранения. То есть число жертв, по сравнению с тем же периодом 2016 года, выросло на 120%.

— Что удалось и что еще можно сделать, чтобы жертв становилось как можно меньше, а ситуация все больше разряжалась?

— Мы подтвердили, что более 80% жертв из гражданского населения были ранены или убиты осколками от тяжелых снарядов. Многие пострадали от взорвавшихся мин или неразорвавшихся боеприпасов. Если бы это оружие удалось изъять, как договорились, а минные районы были разминированы или, по крайней мере, отмечены (отгорожены), можно было бы избежать многих жертв среди гражданского населения.

Другая ключевая мера, которая могла бы обеспечить устойчивое прекращения огня и защитить гражданское население и гражданские объекты по обе стороны линии соприкосновения — отвод войск и техники. Мы наблюдали частичный вывод оружия с момента подписания Минских соглашений, но по-прежнему фиксируем большое количество запрещенного оружия. Также стороны не всегда придерживались своих позиций, что приводило к сближению вооруженных сил и техники.

Линия соприкосновения проходит по большинству населенных пунктов Донецкой и Луганской областей. В итоге значительная часть наблюдаемых нами боевых действий случается в городских или полугородских условиях: солдаты, вооруженные люди часто врываются и размещают технику среди гражданских объектов. Стрельба с этих позиций вызывает ответные удары, которые приводят к тому, что люди, живущие в этом районе, все чаще становятся жертвами. Очень важно, чтобы стороны увели своих людей и технику из жилых районов.

— Какие неявные опасности таит в себе эта война? Возможны ли эпидемии, экологическая катастрофа?

— Во многих своих отчетах и на форумах наша миссия отмечает изменения, которые могут привести к пагубным последствиям для окружающей среды и стать потенциальной угрозой здоровью и жизни жителей Донбасса. Мы особенно акцентируем внимание на Донецкой водозаборной станции, которая много раз подвергалась обстрелу за последние четыре месяца. Попадание снарядов в резервуары с хлором может привести к экологической катастрофе на большой территории. Кроме того, почти 345 000 человек по обе стороны линии соприкосновения зависят от станции очистки питьевой воды.

Есть и много других объектов, которые несут потенциальный риск в случае обстрелов: это Бахмутский аграрный союз, расположенный в поселке Новолуганск (опасность несет попадание снарядов в фекальные отстойники, — прим. Ред), и фенольный завод в селе Новгородское (опасность утечки ядовитой химии, — прим. ред.). Единственный способ защитить эти предприятия — вывести тяжелое вооружение и увеличить расстояние между позициями враждующих сторон.

Мы в миссии делаем все возможное, чтобы свести к минимуму опасность и сохранить функционирование этих объектов: устраиваем и контролируем так называемые «окна тишины», которые согласовываются Совместным центром по контролю и координации (JCCC), чтобы стал возможным ремонт гражданских объектов, включая Донецкую водозаборную станцию.

В апреле миссия провела в Луганской и Донецкой областях 46 «зеркальных патрулей» — это когда одновременно патрулируются обе стороны линии соприкосновения.

После ремонтных работ на Донецкой водозаборной станции удалось возобновить снабжение водой 345 000 человек по обе стороны линии соприкосновения. Завершены и работы по ремонту высоковольтных линий электропередач, поставляющих электроэнергию в пять сел на севере от Луганска.

— Верите ли вы в абсолютную победу одной из сторон? Каким видите наиболее реальный вариант полного решения конфликта?

— Не буду спекулировать на возможных сценариях. Однако, есть один очевидный и самый реалистичный способ положить конец конфликту — обеим сторонам надо выполнить свои договоренности: необходимо прекратить стрельбу, вывести оружие, запрещенное Минскими соглашениями, провести разминирование и уделить особое внимание защите гражданского населения.

Все соглашения подписаны, обеими сторонами, по пунктам. Осталось лишь выполнить свои обещания. Но пока стороны отказываются это делать, существует постоянная угроза новой вспышки конфликта.

— Есть ли у вас миссионеры из Латвии? Как Латвия могла бы способствовать в решении конфликта?

— Латвия всегда и в полной мере признавала важность миссии и выступала за то, чтобы она могла осуществлять все свои полномочия. На сегодня в Миссии работают два прикомандированных наблюдателя из Латвии. Уверен, что эта поддержка продолжится.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196775 Александр Хуг


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 мая 2017 > № 2214487 Валентин Наливайченко

Валентин Наливайченко: пришло время создать международную коалицию и остановить Путина

Delfi.lt, Литва

Выживание независимой, демократической Украины — это в том числе и платформа для новой, настоящей оппозиции в России, сказал в интервью Delfi экс-глава Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко. Валентин Наливайченко, украинский политик, лидер движения «Справедливость», а также глава Службы безопасности Украины в 2014-2015 гг. принимал участие с проходившем на прошлой неделе Третьем форуме российской оппозиции в Вильнюсе.

По его мнению, на данный момент для победы в России демократических сил крайне важно понимание того, что нужно прекратить идущую на востоке Украины войну и заставить нынешнее российское руководство сделать шаги в этом направлении. «Я считаю, что настало время создания международной коалиции, чтобы остановить Путина, его режим и агрессию через лидерство в этой международной коалиции США. Настало время для серьезного политического влияния такой коалиции в вопросе прекращения войны, против незаконных действий режима Путина. Это такие страны как Литва, Германия, Польша и, конечно, Украина, которая сейчас борется и противостоит этой войне», — убежден украинский политик.

Delfi: Вы приехали из Украины на форум российской оппозиции. На что вы хотели обратить внимание участников этого события?

Валентин Наливайченко: Сказать правду о том, как против Украины началась и идет необъявленная война, как на самом деле режим Путина и его военные спецслужбы организовали и проводят гибридную войну против Украины, а также поддержать российскую оппозицию тем, что выживание независимой, демократической Украины — это в том числе, и прежде всего, платформа для новой, настоящей демократической оппозиции в России, чтобы она из оппозиции стала властью, которая работает в интересах всех россиян, а не олигархической верхушки, как это обстоит сейчас при режиме Путина. Это первое.

Во-вторых, я обязательно скажу и господину Каспарову, и другим представителям российской оппозиции, которых мы все на Украине уважаем, насколько важно для победы демократических и действительно свободных сил в России понимание того, что нужно прекратить войну, заставить сейчас режим Путина (сделать шаги в этом направлении — прим. ред.) и продолжать международное давление и оппозиционное давление внутри России, чтобы однозначно были выведены войска c временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, чтобы был возвращен оккупированный и аннексированный Крым. В этом мой ключевой посыл сейчас, сказать российской оппозиции, а через них и всем независимым неправительственным организациям, активистам, союзам матерей и многим другим людям, что в этом ключевое понимание мирного демократического будущего и для двух стран — Украины и России, и для континента в целом.

Мир возможен и нужен, нужно объединение усилий оппозиции, российских активистов, неправительственных организаций, гражданского общества и всех россиян через правду, в том числе об этой гибридной войне, ужасах, преступлениях против человечности. И одним из приоритетных призывов, скажем, для господина Каспарова, Навального и других оппозиционеров заключается в том, чтобы они поддержали и включили в свою политическую повестку дня ключевое требование в том числе освободить украинских политических заключенных в России. Это наши граждане, которые ничего общего не имеют с криминалом, это люди, которые, как и российская оппозиция, убеждены в независимом, демократическом развитии и Украины, и России. Это все те украинцы, среди них и крымские татары, которые сейчас находятся в российских тюрьмах и являются политическими узниками и, безусловно, заложниками. Я обращаюсь ко всей российской оппозиции и гражданскому обществу с призывом объединить наши усилия и показать, освобождая каждого конкретного человека, насколько мы — другие. Речь не о том, чтобы одним людям пересесть в другие кресла, вопрос в системе ценностей и понимании того, что человек для нас — это то, что мы предлагаем как альтернативу власти в России и Украине.

— Вы сказали о мире, многие сходятся во мнении, что минские договоренности не работают, и их реализация вряд ли возможна. Какие вы видите механизмы урегулирования ситуации с учетом меняющейся ситуации на международной арене?

— Я убежден, тем более при меняющейся международной ситуации, что Литва, наш ключевой союзник и партнер, как демократической Украины, так и демократической, развивающейся цивилизованным путем России. Я считаю, что настало время создания международной коалиции, чтобы остановить Путина, его режим и агрессию через лидерство в этой международной коалиции США. Настало время для серьезного политического влияния такой коалиции в вопросе прекращения войны, против незаконных действий режима Путина. Это такие страны как Литва, Германия, Польша и, конечно, Украина, которая сейчас борется и противостоит этой войне.

— Президентство Дональда Трампа в США усложняет ситуацию для Украины?

— Я был среди первых украинских политиков, кто, еще во время президентских выборов в США, утверждал, что это неправдивый миф, что Трамп и его администрация может пересмотреть свое отношение к украинскому вопросу. Это несмотря на то, все, особенно провластные СМИ трубили как пропагандисты о другом. К счастью, после победы господина Трампа на выборах подтвердились наши слова, и сохранились те международные контакты, которые у нас всегда были, и с Сенатом, и с Конгрессом США и среди республиканцев, и среди демократов. Мы — та политическая сила на Украине, которая справедливо говорит о том, что нужна двухпартийная поддержка независимой Украины, особенно в войне против режима Путина.

Хорошо, что уже новый президент заявляет четкие позиции в отношении России, что она должна вывести войска, по крайней мере, понести ответственность за оккупацию территорий и, что самое главное, войска с оккупированных территорий должны быть выведены и война прекращена. Поэтому, я думаю, что и позиция самого господина Трампа и его администрации сейчас, особенно во время последних встреч, событий и переговоров в Брюсселе и Италии очень важно, что в вопросах безопасности администрация США рассматривает вопрос деоккупации и освобождения Украины как один из ключевых вопросов по безопасности в Европе. Я думаю, что тема остановить агрессию Путина на Украине актуальна сейчас, поскольку это возможность и для российской оппозиции, и для политических сил Украины подумать и сделать совместную платформу взаимного политического видения будущего и России, и Украины, потому что все нужно понимать объективно.

Россия — огромная страна с большим народом, Украина — тоже большой народ. Все-таки мы вместе исторически, многие тысячелетия имеем общие границы, и эта граница в конце концов должна быть восстановлена, возвращена безопасность, остановлены боевые действия и преступления против человечности, отысканы и возвращены все, кто пропал без вести, убиты (и их тела до конца не идентифицированы), разобраться со всеми этими ужасами войны. Я думаю, для любой демократической власти и на Украине, и в России эти вопросы должны быть приоритетными.

— Сейчас много говорят о балтийско-черноморском пространстве, в которое входят и Литва, и Украина. Но есть небольшая загвоздка, которую бывший посол Украины в Белоруссии Роман Бессмертный назвал пробкой — это Белоруссия во главе с Лукашенко. Как вы смотрите на развитие этого пространства и отношения с Белоруссией, ведь, все прекрасно знают, что в ООН Белоруссия и Россия голосуют одинаково?

— Я думаю, что для балто-черноморской дуги в принципе сейчас ключевой вопрос, который стоит на первом месте — это остановить агрессию, необъявленную войну Путина против Украины и, как мы понимаем, не только против Украины, а идет подготовка военных подразделений и спецслужб для возможных дальнейших агрессивных действий против соседей. В том числе и Балтийских стран. Вот что сейчас приоритет номер один. Что касается возможного экономического сотрудничества, создания зоны свободной торговли и транзитных коридоров, то я не из скептиков. Я думаю, что с Белоруссией можно и нужно работать на экономической основе. Я точно знаю это, поскольку работал там послом. В первую очередь это очень важно для экономики Белоруссии — украинские рынки, литовские и латвийские порты, транзит товаров. Экономика — это то, что может эту пробку выбить и поставить все на экономическую основу, транзитную основу, свободное перемещение товаров по балто-черноморской дуге в ее полноценном понимании. Но здесь есть над чем работать и на Украине. Я имею в виду тарифную, транзитную политику и другие области. Я не думаю, что белорусское правительство будет против максимальной либерализации и упрощения взаимного транзита от Балтийского до Черного моря.

— После Евромайдана вы стали во главе СБУ. С какими проблемами вы столкнулись?

— Выживание страны.

— Вопрос в том, что в силовых структурах оставались люди работавшие при Викторе Януковиче.

— Они разбежались, развалили сектор безопасности и обороны Украины, откровенно сказать, до основания. Развалили предательством, откровенно пророссийскими, а иногда и российскими подходами в работе. Люди, которые находились на руководящих должностях, предали страну, убежали сразу же после расстрелов на Майдане. Убежали, естественно, на российские военные базы в Крым и сразу же перешли на сторону агрессора и более того, отдавали преступные приказы на захват украинских же территорий. В этом глубочайшая трагедия нашей страны, что и сам Янукович, и его силовики, ближайшее окружение тут же перешли на сторону режима Путина и призывали войска и спецслужбы проводить оккупацию.

Второе, что меня действительно больно ударило, как и всех украинцев, что и Партия регионов, и партия коммунистов, особенно у власти в Крыму, в Донецкой и Луганской областях открыто политически и во всех администрациях сразу же выступили за оккупацию территорий, ввод российских войск. Одним словом, это было тотальное предательство собственной страны и собственных людей.

— Удалось ли наладить работу силовых структур Украины?

— Сейчас да. Мы очистили ее, пришли совершенно другие люди, если говорить об СБУ. На Украине теперь действительно существует украинская контрразведка, нам удалось воссоздать и подразделение по борьбе с терроризмом. Но масштабы, угрозы и потери в связи с таким тотальным предательством, российской агрессией, безусловно, таковы, что нужно работать еще не один год.

— Недавно на Украине были запрещены российские социальные сети. По вашему мнению, это правильный шаг, эффективная мера?

— Я знаю и могу поделиться этим со всеми: с первых же дней российской необъявленной войны режима Путина против Украины и оккупации ее территории была включена сумасшедшая информационная машина. И пропагандистская, и дискредитационная, и откровенно лживая. То есть в гибридной войне против нас действовали российские СМИ, так называемые журналисты России, социальные сети под контролем России. У них есть специальные подразделения спецслужб, которые созданы и работают для искажения, а иногда манипуляции целыми социальными сетями, все это было использовано как инструмент агрессии и оккупации. Мы делимся с европейцами этой информацией для того, чтобы вы понимали, насколько серьезный механизм черного влияния, манипуляции социальными сетями, интернетом и СМИ создал режим Путина.

— Удается ли Украине убедить западных коллег в том, о чем вы говорите?

— Я думаю, что специалисты, во всяком случае руководители спецслужб все знают. С первых же месяцев после Революции достоинства, когда я отвечал за безопасность, они все были у меня, и мы все показывали, передавали и делились опытом. Я знаю, что Эстония, Литва, Великобритания были одними из первых стран, кто с нами сотрудничал и руководители спецслужб, я думаю, получили очень важную информацию о том, как защищать себя в информационном и интернет-пространстве. Правильным решением на уровне ЕС было решение о создании в Финляндии Центра по противодействию информационным угрозам против цивилизованных стран со стороны Путина. Это важное решение. Нужно его запускать, потому что влиянию и манипуляциям нужно противопоставить, объединив усилия и координацией с ЕС, каналы правдивых новостей. Мы то сильнее, на нашей стороне правда. Но финансирование, использование российских спецслужб и созданная Владимиром Путиным за огромные деньги инфраструктура, ясно, что это серьезная сила и недооценивать ее нельзя.

— Вы сказали, что хотите наладить отношения с Россией через оппозицию. Многие говорят, что действия России сделали нормальные отношения невозможными.

— Мы говорим о режиме Путина. Четко акцентируем — режим Путина, его силовики, его военные. Те люди, которые отдали эти преступные приказы и они есть те, кто организовал все те преступления против человечности на нашей территории, которые так терроризируют нашу страну и наших граждан. Поэтому мы четко формулируем: вернуть Крым, вывести войска из Донецкой и Луганской областей и, одна из ключевых вещей — понимание возможного пути движения дальше. Цивилизованного, демократического. Если это не понимать, то ни у российской оппозиции нет шансов, ни для украинского независимого государства, ни для цивилизованной Европы в принципе.

— Видите ли вы в какой-либо перспективе решение этих вопросов?

— Перспектива решения зависит от эффективности, быстроты и жестких действий и со стороны международной коалиции, и Украины, и США. Жесткие решения в отношении секторальных санкций в отношении России, не допустить использование западных современных технологий в российских новых вооружениях, которые тут же направляются против нас, против вас теперь — все российские самолеты и ракеты вокруг. Все то же самое происходило долгие годы вокруг Крыма, пока в конце концов они не зашли на его территорию. Мой прогноз следующий: в случае решительных, скоординированных действий международной коалиции в этом году, мы будем как независимое государство биться и дальше не пускать агрессора. Но объединение усилий, в этом году — да, в следующем году, насколько мы знаем, в России президентские выборы. И ситуация в России далеко не простая, несмотря на всю пропаганду. Больше правды для россиян об истинных причинах войны, в том числе о жертвах войны, в том числе и россиян, в огромных преступлениях против украинцев, о концлагерях на наших оккупированных территориях, об изоляции Крыма и прочем, к чему привел режим Путина. Это инструменты, которые, на мой взгляд, могут и должны быть использованы, чтобы понимать, что такая война долго не продлится.

— Украине нужно пытаться говорить с российским президентом Путиным?

— Только в случае вывода войск и возвращения контроля над российско-украинской границы. В этом случае мы можем защищать и своих граждан и возвращаться к пониманию того, что делать дальше.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 мая 2017 > № 2214487 Валентин Наливайченко


США. Украина. РФ > Финансы, банки > forbes.ru, 30 мая 2017 > № 2191785 Андрей Костин

Минус $440 млн: глава ВТБ о цене закрытия бизнеса на Украине и травле Трампа в США

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Андрей Костин рассказал о снижении базовой ставки «до начала лета», аппетитах западных инвесторов и лучшем ответе на санкции США

Война, объявленная американской элитой президенту США Дональду Трампу, полностью парализует его возможности действовать и не позволяет Белому дому начать диалог с Россией. Об этом заявил в интервью, опубликованном во вторник, 30 мая, газете Financial Times президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин.

Костин рассказал изданию также об ожиданиях Москвы и президента Владимира Путина от прихода Трампа в Белый дом, об ошибках, которые президент США допускает вследствие своей неопытности, о санкциях против России и о том, что банк думает делать с бизнесом на Украине. Forbes приводит самые главные заявления Костина.

Травля Трампа

«Элита в Вашингтоне или бюрократы в Америке, ведут кампанию против Трампа, и это полностью парализует его способность делать что угодно, даже вести диалог с Россией», — заявил Костин. По его словам, борьба американского истеблишмента с Трампом с использованием «русской карты» «близка к абсолютному безумию». «Я ошеломлен», — подчеркнул Костин, которого издание называет крупнейшим российским банкиром и соратником президента Путина.

Костин считает текущее положение дел «очень печальным» и не только из-за антироссийских санкций. Он заявил, что как человек, у которого есть дети, он больше озабочен безопасностью и стабильностью. И назвал «очень опасным» отсутствие контактов между Москвой и Вашингтоном по основным международным вопросам на фоне, когда две страны, обладающие мощным ядерным потенциалом, вступают в новую гонку вооружений. «Винить в этом следует не нас. Откровенно говоря, вина за это лежит на американских элитах», — отметил глава ВТБ.

Костин рассказал, что у Трампа есть слабые стороны, в том числе отсутствие опыта «в коридорах власти» и «ошибки при работе с прессой». Но подчеркнул, что обвинять Трампа в связях с Россией или с банком ВТБ — это «абсолютная чепуха».

Несбывшиеся ожидания Москвы

По словам Костина, «сумасшедший дом» в Вашингтоне не оставляет никаких шансов на улучшение отношений России и США в обозримом будущем. Это заявление отражает разочарование, которое царит в правящих кругах России, которые с оптимизмом ожидали, что избрание Трампа президентом США приведет к снятию напряженности между двумя странами, вызванной воссоединением Крыма с Россией, пишет газета.

Костин при этом отметил, что Путин, как очень опытный политик, никогда не имел завышенных ожиданий на этот счет. «Насколько я понял из собственных наблюдений и бесед с ним, он всегда знал, что это будет нелегко. Он просто терпелив», — подчеркнул глава ВТБ.

Санкции и ВТБ

В своем интервью Костин выразил обеспокоенность, что в результате «охоты на ведьм» в США западные санкции в отношении России, одной из главных мишеней которых является ВТБ, продлятся на неопределенное время.

ВТБ оказался среди российских банков, находящихся под контролем государства, против которых в 2014 году были введены санкции. Эти санкции, а также падение цен на нефть «практически уничтожили» прибыль ВТБ в 2014 и 2015 годах. Издание отмечает, что в 2016 году прибыль банка восстановилась до 50 млрд рублей ($885 млн), а годом позднее — удвоилась. Это придает Костину уверенность, что ВТБ сможет процветать даже при длительных санкциях, подчеркивает газета.

«Когда вам говорят о санкциях в 2003-й раз, вы просто даете вот такой ответ», — заявил Костин. И с усмешкой показал, по свидетельству Financial Times, поднятый средний палец.

Костин заявил, что «очень благодарен» американским банкам, которые продолжили «работать очень оперативно» с ВТБ, понимая, как решать проблемы в сложившейся ситуации. Но признал, что некоторые партнеры банка на Ближнем Востоке и в Азии расценили наложенные санкции как полный запрет на сотрудничество с ВТБ.

Закрытие бизнеса ВТБ на Украине

«Мы готовы закрыть наш бизнес на Украине, но это, возможно, займет еще один год», — сообщил Костин.

В марте 2017 года президент Украины Петр Порошенко ввел на год новые санкции в отношении пяти банков с российским капиталом, в том числе Сбербанка, ВТБ, Проминвестбанка (принадлежит ВЭБ), VS Bank (принадлежит Сбербанку) и БМ Банка (принадлежит ВТБ). По словам Костина, группа ВТБ уже нашла покупателей для своего украинского актива, но сделка были сорвана Нацбанком Украины и теперь он «готов его списать».

«Там так много неприятностей. Они бросают камни, проводят демонстрации, угрожают людям», — пояснил Костин.

Он уточнил, что банк уже зарезервировал 70% портфеля украинских кредитов. Но может потерять от 25 до 27 млрд рублей в случае реализации сценария, при котором дочерние банки ВТБ на Украине будут закрыты.

Экономика России

По словам Костина, экономические перспективы России улучшаются и появляется возможность для снижения базовой ставки до 9,25% уже до начала лета.

Продажа Россией в прошлом году 10-летних облигаций с доходностью в 4,75% на сумму в $3 млрд, говорит, c точки зрения Костина, что интерес инвесторов к российским бумагам растет. Еще одно свидетельство тому, по мнению Костина, — недавняя продажа ВТБ 50% аэропорта Пулково в Санкт-Петербурге консорциуму фондов из Катара и Китая. «Западные инвесторы смотрят... Думаю, ждут сигнала из Америки», — заявил глава Внешторгбанка.

США. Украина. РФ > Финансы, банки > forbes.ru, 30 мая 2017 > № 2191785 Андрей Костин


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 29 мая 2017 > № 2190084 Леонид Гайдук

Директор ГП "Укрмедпостач": "Примерно 2/3 лечебных учреждений не имеют специально оборудованных мест для хранения лекарств"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" директора госпредприятия "Укрмедпостач" Леонида Гайдука

Вопрос: Насколько эффективность закупок лекарств за средства госбюджета зависит от логистики? Насколько логистика важна в международных закупках?

Ответ: Эффективность госзакупок лекарств зависит в большей мере от тех, кто закупает, но надежная и своевременная доставка препаратов лечебному учреждению, этап логистики – не менее важна. В международных закупках наша работа фактически начинается с момента таможенных услуг. Мы сотрудничаем с двумя международными организациями – Crown Agents и ПРООН (UNDP). Для них мы осуществляем "растаможивание" закупленных медикаментов, храним, комплектуем, а при необходимости наносим стикеры, и потом развозим препараты по клиникам. Мы также осуществляем входной контроль всех препаратов, которые поступают от международных организаций.

В прошлом году мы начали работать с международными организациями с марта. На сегодня мы развезли практически все лекарственные средства и изделия медицинского назначения, закупленные за средства государственного бюджета 2015 года, логистическое обеспечение которых осуществляло ГП "Укрмедпостач".

В структуре Минздрава есть таких два предприятия, которые могут по своим функциональным возможностям обеспечивать логистику лекарственных средств в процессе международных закупок. Ведь со стороны Минздрава функционально нет подразделения или специалистов, которые занимались бы контролем соответствия закупленных препаратов номенклатуре закупок, техническим заданиям и сопроводительным документам поставки. Поэтому такую функцию выполняет наше предприятие. Мы проводим контроль соответствия поставляемого товара заявленному, его качества, соблюдения условий транспортировки, и проводим таможенную очистку.

Вопрос: В прошлом году был скандал, когда Crown Agents закупил препараты у украинского дистрибьютора "Людмила-Фарм", который отказался их растаможивать, и лекарства несколько месяцев лежали на складах в Борисполе, до тех пор, пока не вмешался премьер-министр…

Ответ: Мы проанализировали эту ситуацию. Я считаю, что мы поступали в соответствии с нормами действующего законодательства. Мы не нарушили ни единой нормы действующего законодательства. На тот момент передача товара от компании "Людмила-Фарм" к британскому закупщику Crown Agents не была осуществлена. Действительно, тогда все очень надолго затянулось, и в процессе было много составляющих. Мы очень долго работали над этими вопросами, советовались с таможенниками, но повторю, мы не нарушали действующее законодательство.

Вопрос: Это просто был какой-то сбой системы, ее отсутствие вообще или какой-то злой умысел?

Ответ: Я бы сказал так: несовершенство некоторых нормативных юридических актов, и, с другой стороны, некоторые аспекты поведения наших дистрибьюторов.

Вопрос: На сегодня, учитывая год сотрудничества с международными организациями, можно ли сказать, что система международных закупок отлажена?

Ответ: Я бы сказал, что позитивные сдвиги есть. Основным недостатком в прошлом году в плане закупок специализированными международными организациями было отсутствие у них четкого графика поставки. График частичный был, но имел очень предварительный характер, не было до конца ясно, когда и что заходит, это вызывало путаницу, невозможно было организовать нормальную логистику. В 2017 году этого уже нет, мы имеем планы поставки препаратов, закупленных за средства госбюджета 2016 года уже заранее, но главное, чтобы они выполнялись.

Уроки предыдущего года дали позитивный эффект. Сейчас более грамотно разработаны технические задания, налажен коммуникативный процесс. В прошлом году, я бы сказал, мы, госпредприятие, и международные организации учились друг у друга. В работе с международными организациями мы впервые сталкивались с такими аспектами, которых у нас не было в прошлые годы, когда мы принимали участие в госпрограммах с украинскими дистрибьюторами.

Вопрос; Например?

Ответ: В первую очередь, это касается элементов таможенного оформления, сопроводительных документов, организации процессов, практической реализации нового законодательства в отношении международных закупок, применения льгот. Например, в прошлые годы процедура таможенной очистки государственными предприятиями в процессе централизованных закупок, не проводилась, это осуществляли сами дистрибуторы. Сейчас эта функция возложена на нас.

Кроме того, оказалось, что для госпредприятия актуален вопрос GDP (надлежащая дистрибьюторская практика), ведь многие иностранные производители сотрудничают только с теми предприятиями, которые имеют этот сертификат. Поэтому мы сейчас готовимся его получить, это достаточно длительный и дорогостоящий процесс.

Вопрос: Вы уже начали его?

Ответ: На сегодня, нами проведена процедура предварительного аудита, для того, чтобы понимать объемы работ и мероприятий. В этом процессе все начинается со структуры предприятия, которая должна соответствовать требованиям GDP. Далее нужно будет обратить внимание на требования по энергообеспечению, так как это предприятие построено еще в 1989 году, поэтому многое требует модернизации. Сейчас у нас немногим более 4,6 тыс. кв. м складских площадей, основной блок около 4 тыс. кв. м. Он, безусловно, требует перестройки, так как то, что было построено около 30 лет назад, уже не отвечает сегодняшним нормам. Мы выступаем как государственный дистрибьютор, поэтому нормы, которые заложены в международных стандартах GDP, для нас важны.

Вопрос: Вы планируете какую-то реконструкцию?

Ответ: Сейчас мы на этапе разработки концептуального проекта. Мы привлекли две структуры, которые будут проводить технический аудит, и будут делать концептуальный проект, после этого дефектный акт, после этого сметную документацию. Весь процесс, как мы рассчитываем, будет длиться года три.

Как государственное предприятие, согласно законодательству, мы проводим отчисления 75% прибыли в доход бюджета, и оборотных средств, которые можно направить на обновление и реконструкцию основных средств, остается не так уж много. Вместе с этим, установленная плата за наши услуги в процессе международных закупок также не велика. К сожалению, наши помещения требуют серьезного ремонта - тут только 400 метров водопроводных труб и 400 метров труб теплотрассы, которые необходимо менять, к тому же сейчас достаточно дорогостоящее отопление, высокий земельный налог - около 35 тыс. грн ежемесячно.

Вопрос: Как госпредприятие зарабатывает деньги?

Ответ: Мы получаем оплату за логистические услуги от Crown Agents и ПРООН (UNDP). Я бы сказал, что они платят не очень много – 1% стоимости товара. Такие предприятия как наше, например, в Канаде, по моим данным, получают 7-8%. Вместе с этим, принимаем на ответственное хранение грузы от других компаний, проводим с ними все необходимые в процессе хранения, комплектования и выдачи действия. Мы стараемся на 100% загружать технику и складские площади, и на этом зарабатываем.

Вопрос: Сколько стоит реконструкция, о которой вы говорите?

Ответ: По очень предварительным оценкам, около 4,7 млн грн. Мы рассчитываем заработать эти средства за три года.

Вопрос: То есть финансирования из госбюджета на это не предполагается?

Ответ: Нет. Мы рассчитываем только на свои силы. Мы всегда рассчитываем только на свои силы. Например, грузовой автотранспорт мы закупали сами. Если же нам необходим крупнотоннажный транспорт, нам целесообразно его арендовать. Например, такой транспорт нам понадобится в этом году, для доставки изделий медицинского назначения по программе перинатального диализа.

Вопрос: Создавать сеть своих складов по Украине вы не планируете?

Ответ: Таких планов пока нет. Есть государственная компания "Лекарства Украины", которая не находится в сфере управления Минздрава, она имеет свои склады по разным регионам. Мы иногда пересекаемся по работе с ними.

С другой стороны, перед нами сейчас появляются новые задачи, которые требуют новых подходов. Например, мы начинаем принимать участие в госпрограмме заместительной терапии, которую ранее осуществлял и финансировал Глобальный фонд. Сейчас у нас уже есть лицензия, оборудование. Речь идет о препаратах заместительной терапии, которые за госбюджет 2016 года, закупаются для наркозависимых пациентов. Ранее мы не работали с наркотическими препаратами, сейчас изучаем эту тему, разбираемся. Логистика в этом проекте значительно более дорогостоящая, чем логистика фармпрепаратов, каждая поставка требует особого хранения, с обеспечением электронных средств охраны – мы уже подготовили специальные помещения. Доставка по Украине будет осуществляться под охраной. Согласно предварительному договору, это обойдется около 130 грн в час на одного сотрудника полиции. Если речь идет о доставке на большие расстояния, то необходимо еще нанимать экипаж для охраны. Таким образом, только охрана может обойтись около 600 тыс. грн. Мы сейчас изучаем возможность оптимизации расходов, вместе с международными организациями стараемся внедрить практический опыт прошлых лет в процедуре централизованных поставок по этой программе. Программа заместительной терапии финансируется из госбюджета в объеме 13 млн грн. Учитывая, что из этого на логистику предусмотрено только 1%, т.е. 130 тыс. грн, то понятно, что эту проблему таким финансированием никак не решить. Реальные расходы на логистику могут составить около 7,5-8% стоимости программы.

Одними словом, нам приходится решать новые задачи, мы не стоим на месте. К сожалению, пока не очень понятно, кто придет на смену закупкам через международные организации.

Вопрос: Каким вы видите будущее госпредприятия "Укрмедпостач"?

Ответ: Безусловно, мы планируем активно развиваться. Первое – это соответствовать требованиям GDP, об этом мы говорили ранее. Сегодня перед нами стоит несколько других проблем, одна из которых, в частности, кадровый голод. Мы привлекаем молодых специалистов-провизоров, но через пару лет работы у нас их перекупают фармкомпании. Недавно приняли на работу несколько высококлассных специалистов. Обещали, что не уйдут.

Еще одна проблема – возможная приватизация госпредприятия. Все годы нашего существования мы являемся прибыльной организацией, у нас нет задолженности по зарплате, по выплатам в бюджеты. Мы приносим государству доход, платим налоги и в тоже время мы поддерживаем государственную структуру в надлежащем рабочем состоянии. И почему-то наше предприятие активно рассматривают как предприятие, подлежащее приватизации. На мой взгляд, без серьезного государственного логиста в сфере здравоохранения не обойтись.

Вопрос: Сейчас создана рабочая группа в Минздраве по созданию национального закупочного агентства. Вы входите в эту рабочую группу?

Ответ: Нет.

Вопрос: Почему?

Ответ: Нас туда никто не приглашал. Хотя мы могли бы поделиться опытом. Министерство видит результат нашей работы, но очень важно знать и понимать все процессы, которые необходимы для достижения эффективного результата. В госзакупках в части логистики очень важен график поставок. Когда он есть, мы можем оптимально и планомерно организовывать доставку по регионам и больницам. Поначалу возникали недоразумения, несогласованность действий, невозможно было нормально развозить. Все хотят, чтобы, как только препарат пересек границу, он сразу оказывался в больницах, но это процесс, который кто-то должен обеспечивать. Чтобы устранить проблему необходимо оптимизировать взаимоотношения Crown Agents, ПРООН с Минздравом, чтобы своевременно и корректно оформлялись все необходимые документы в отношении передачи груза и их распределении. Сейчас этот процесс белее менее налажен.

Вопрос: Как вы прокомментируете скандал в отношении лекарств, которые международные организации закупили с ограниченным сроком годности?

Ответ: Сроки годности, безусловно, играют очень важную роль для фармпродукции, но наше предприятие не является стороной договора между Crown Agents и Минздравом, у нас с Crown Agents свои договора и договора-поручения со стороны Минздрава, поэтому комментировать выполнение их договорных отношений не имею права. С другой стороны, мы проверяем сроки годности каждого поставляемого товара, и в оформленном акте о поставке, мы указываем срок годности поставленного товара. Обязательно обращаем внимание Минздрава на то, что поставлено и с каким сроком годности. С другой стороны, Crown Agents и ПРООН проводят работу с Минздравом, согласовывают поставки с министерством, где есть профильные специалисты-врачи, которые оценивают возможность использования препаратов и количество учреждений, которые будут использовать эти препараты. Мы принимаем товар на склад только если есть согласование Минздрава, их рабочей группы. Если товар не соответствует чему-то: техническому заданию, номенклатуре, или если есть какие-то замечания, несоответствия сопроводительным документам, качеству, мы его не принимаем и ставим в карантин.

Вопрос: В ходе международных закупок были ситуации, что вы не принимали препараты, ставили на карантин?

Ответ: Были. Но, производитель предоставлял нам необходимые документы, и только после этого мы его принимали.

Вопрос: Какая ситуация с заменой просроченных препаратов?

Ответ: Выполняя отдельное поручение Минздрава, мы собрали лекарства, у которых истек срок годности, и передали информацию в министерство. В связи с тем, что собирать пришлось по многим больницам, процесс занял около трех недель. Теперь мы ожидаем от Минздрава решения.

Если вообще обсуждать сроки поставки препаратов до лечебных учреждений то, в среднем, с момента издания приказа Минздрава о распределении лекарственных средств по регионам до полной развозки препаратов, проходит до восьми календарных дней.

Нужно отметить, что по всем прошлогодним поставкам, которые прошли через ГП "Укрмедпостач", мы ежемесячно передаем в Минздрав информацию об остатках закупленных лекарств в лечебных учреждениях. Медучреждения отчитываются об остатках и использованных лекарствах.

Вопрос: Многие эксперты и общественные активисты говорят об отсутствии в Украине эффективной системы контроля наличия и использования закупленных лекарств.

Ответ: Я бы так не сказал. Возможно, у нас нет возможности получить оперативную информацию по состоянию на произвольно выбранную дату, но есть отчетные периоды, которые позволяют мониторить ситуацию. Чтобы проводить мониторинг в режиме он-лайн необходимо серьезное техническое перевооружение и принятие регламентирующих эту процедуру нормативных актов. Пока же нет более достоверной информации, чем акт сверки, т.е. отчет по остаткам, который предоставляет учреждение здравоохранения, который подписан главврачом и бухгалтером. Когда эти люди подают такую отчетность, они несут юридическую ответственность.

Вопрос: Как вы прокомментируете информацию благотворительных организаций и фондов о том, что иногда закупленные международными организациями препараты просто не используются в клиниках?

Ответ: Элемент использования лекарств в соответствии с протоколами лечения мы не можем контролировать, но можно отметить, что есть аспект не достаточно корректного подхода к списанию остатков – в клиниках просто "забывают" подавать информацию, что препараты использованы. Мы видим такие вещи: два месяца препарат почти не использовался, потом резко 50% товара списали.

Сейчас я очень приветствую инновационное требование Минздрава, чтобы лечебные учреждения публиковали информацию об остатках. Стоит отметить, что во внедрении такой системы активную роль играют общественные организации, например, "Капля крови", "Пациенты Украины", мне кажется, что там работают очень порядочные люди.

Вопрос: Они с вами общаются?

Ответ: Редко, но мы поддерживаем контакты. Я просто смотрю на их работу со стороны в плане контроля за размещенными медпрепаратами, чтобы упаковка, скажем прямо, не ушла "налево", а попала к пациенту, который реально в ней нуждается.

На мой взгляд, информации о том, что и куда поставлено, должно быть больше. В первую очередь о препаратах, закупленных за средства бюджета, я уже не говорю о гуманитарной помощи. Иногда информацией о поставках не владеют не только пациенты, но и главные врачи не всегда знают, что мы им завезли препараты.

Вопрос: Главврачи не знали, что вы им завезли?

Ответ: Возможно, это были какие-то "своеобразные игры", но несколько раз в прошлом такие ситуации были.

Вопрос: Когда международные организации начали заниматься закупками лекарств за средства госбюджета, некоторые из них, в частности, Crown Agents говорили, что они планируют изменить систему поставок, чтобы поставлять не все препараты раз в год, а поставлять их равномерно в течение года несколькими траншами. По вашему мнению, это правильно?

Ответ: Да, это правильно. Есть существенная проблема: примерно, 2/3 лечебных учреждений не имеют специально оборудованных мест для хранения лекарств, поэтому поставки небольшими партиями позволяют обеспечить специальный или "холодовой" режим хранения хотя бы с использованием бытовых холодильников. Когда же весь годовой запас завозится за один раз, хранить многим лечебным учреждениям достаточно сложно. Иногда бывало, что нас обвиняли в том, что мы привезли некачественные лекарства, но когда начинали разбираться, то оказывалось, что условия хранения на местах не соблюдались, нарушался температурный режим. На нашем складе мы очень четко следим за этим, у нас стоят специальные электронные средства контроля, партии поставляемых препаратов сопровождаются термотестерами. Также поставка частями позволяет получать лечебным учреждением препарат более свежего производства.

Поэтому, на мой взгляд, равномерное распределение поставок в течение года – это очень правильно. И Crown Agents, и ПРООН над этим работают. Хотелось бы, чтобы к этому опыту прислушались не только в Минздраве, но и на местах, в департаментах здравоохранения.

Вопрос: Чем бы вы могли объяснить отсутствие в больницах препаратов, которые закупаются за счет госбюджета?

Ответ: Не секрет, что, например, по направлению онкологии на выделенные из госбюджета средства невозможно покрыть 100% потребности в лекарствах. Поэтому понятно, что всем препаратов не хватает.

В этом отношении хотелось бы обратить внимание на дискуссию о том, нужно ли закупать только оригинальные препараты или можно купить генерики, которые обойдутся дешевле. Лично я считаю, что закупка генериков позволит обеспечить лекарствами больше людей, главное, чтобы они были хорошего качества.

Мне сложно сказать, что происходит в больницах и куда исчезают лекарства, я очень поддерживаю общественный контроль над закупками лекарств, потому, что нет контроля, появляется своеволие. В прошлом году мы развезли почти в 150 лечебных учреждений около 420 номенклатурных позиций лекарств. Это значительный объем, который требует контроля. Могу сказать, что сейчас клиники стали более ответственно относится к отчетности.

Вопрос: Можно ли сказать, что сотрудничество с международными организациями пошло на пользу системе обеспечения лекарствами? Или все-таки раньше, когда все закупал Минздрав, было лучше?

Ответ: С участием Crown Agents и ПРООН мы пришли к тому, к чему должны были прийти раньше, но чему очень противились наши "балованные украинские дистрибьюторы". Среди них, конечно, много порядочных, солидных, но некоторые действительно стали использовать в борьбе с международными организациями не очень прозрачные методы, создавая проблемы всем, в первую очередь, пациентам. Иногда качество препаратов, которые в прошлые годы попадали в больницы через сомнительных дистрибьюторов, и к которым был лоялен Минздрав, было, мягко выражаясь, сомнительным.

На мой взгляд, очень важно, что Crown Agents и ПРООН позволили сделать большой шаг по налаживанию прямых контактов с международными фармпроизводителями. До прихода этих международных организаций никто и никогда этого фармпроизводителя в Украине не видел. Был только дистрибьютор, который "прикрывался" договорами, а сейчас есть прямые контакты с фармпроизводителями, я в этом вижу будущее. Конечно, система требует совершенствования, например, в части заключения рамочных соглашений на несколько лет. Думаю, что национальное закупочное агентство, которые планируется создать, сможет заключить такие договоры, что позволит работать долгосрочно с фармпроизводителями.

В то же время, мне жаль, что при создании такого агентства не учитывают опыт, который наработан нами. Например, в прошлом году и с Crown Agents, и с ПРООН проводилось много консультаций и согласований документов на соответствие действующему украинскому законодательству. Сейчас эти процессы нормализуются, несмотря на то, что определенной группе украинских дистрибьюторов это очень не нравится, потому, что супердоходы - это супердоходы.

Вопрос: Когда начинались международные закупки, против них активно выступали отечественные фармпроизводители…

Ответ: Большинство украинских производителей очень ответственные компании и их продукция соответствует международным стандартам. Я бы приветствовал, если бы они принимали более активное участие в тендерах, которые проводит, например, Crown Agents или ПРООН.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 29 мая 2017 > № 2190084 Леонид Гайдук


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 29 мая 2017 > № 2189931 Ирина Хомин

В Украине игнорируется мировой опыт трансформации аграрного сектора - эксперт

Рост экспорта агропродукции – одновременно национальная гордость и проблема. Животноводство коровы Производство мяса в Украине продолжает падать rus-img2.com Украина — ведущий экспортер агропромышленной продукции. Однако общенациональная гордость является одновременно и национальной проблемой. Поскольку, прежде всего, развивается почвоистощающее монокультурное растениеводство. При этом животноводство не находит себе места в отечественной агропромышленности. Как результат, большинство жителей сельских территорий стали лишними, количество рабочих мест в селах резко сократилось.Об этом пишет в своей статье для ZN.UA Ирина Хомин.

"В Украине производство мяса в убойном весе составляет 2,3 млн против 4,4 млн т в 1990 г., молока — 10,6 млн против 24,5 млн т соответственно. В Польше производство мяса в убойном весе выросло за этот период с 3 млн до 3,8 млн т, а молока составляет 80% от уровня 1990-го. Излишек кормового зерна из Украины экспортируется, в том числе и в Польшу. С позиций финансовых получается, будто отечественный аграрный сектор опосредованно финансирует, вместо собственных, фермеров соседней страны, ведь содержание добавленной стоимости в непереработанном зерне меньше, чем в импортированном из Польши мясе", - отмечает автор.

В Украине игнорируется мировой опыт трансформации аграрного сектора. В частности создание фермерских хозяйств проходит вяло, их в более чем два раза меньше, чем в Польше. При этом крупные агрохолдинги набирают силу. "Средний размер сверхкрупных агроформирований увеличился (за 10 лет – ред.) с 13 до 21,9 тыс.га (на 67,3%), а их количество выросло более чем втрое.

Вместе с тем количество фермерских хозяйств постоянно уменьшается. Причем градация фермерских хозяйств подчинена той же тенденции, ведь количество имеющих в распоряжении свыше 4 тыс. га сельскохозяйственных угодий выросло с 49 до 59, а средняя площадь — с 5,4 до 5,8 тыс. га. Следовательно, можно таких фермеров называть полуолигархами", - уверяет автор.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 29 мая 2017 > № 2189931 Ирина Хомин


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 25 мая 2017 > № 2185064 Хьюг Мингарелли

Посол ЕС: Безвизовый режим – это лучший способ борьбы с фейковыми новостями

Эксклюзивное интервью главы представительства Европейского Союза в Украине Хьюга Мингарелли агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Осталось всего несколько недель до того, как безвизовый режим между Украиной и ЕС заработает. Ожидаете ли Вы наплыва украинских туристов в Европе? По Вашему мнению, Украина может составлять миграционную угрозу для ЕС?

Ответ: Во-первых, мы очень рады, что было принято решение о либерализации визового режима, поскольку Украина заслуживает этого. Она полностью выполнила все 144 условия. Во-вторых, мы надеемся, что большое количество украинцев будут готовы посетить 30 стран, не только стран ЕС, а еще и других - без виз. Они могут ехать для бизнеса, туризма, для краткосрочного обучения, поэтому мы действительно надеемся получить взаимную выгоду от этого нового режима.

В любом случае, на это нельзя смотреть как на угрозу, потому что украинцы - это возможность для Европейского Союза, и они не могут быть угрозой.

Я хотел также подчеркнуть, что все украинцы, у которых есть биометрический паспорт, смогут воспользоваться преимуществами безвизового режима. Все, независимо от того, где они находятся, - на Донбассе, в Крыму или на подконтрольной украинским властям территории.

Вопрос: Как поездки для граждан с неподконтрольных Украине территорий могли бы повлиять на их взгляды?

Ответ: Поездки на Запад - это лучшая возможность из первых рук получить информацию и самим увидеть, какова жизнь в ЕС.

Представительство ЕС сейчас проводит информационную кампанию относительно правил и преимуществ безвизового режима. Мы выяснили, что с востока только 4-5% были в странах ЕС, в то время как с запада - 20-25%.

Мы хотели бы, чтобы как можно больше людей с Восточной Украины могли поехать в Европейский Союз и убедиться в том, как он живет. Безвизовый режим – это лучший способ борьбы с фейковыми новостями, поскольку люди сами все видят.

Вопрос: Несколько недель назад министр иностранных дел Павел Климкин заявил, что страны, которые получили безвизовый режим с ЕС, в том числе Украина, заслуживают на "усиленную ассоциацию" с ЕС. Каким образом это может быть реализовано?

Ответ: С моей точки зрения, наше совместное приоритетное задание для Украины и ЕС - это введение Соглашения об ассоциации и углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли. Это интерес Украины - не просить о новом соглашении, а ввести в действие существующее. Если Украина имплементирует ЗСТ с ЕС, то она ликвидирует все препятствия для торговли и инвестиций между Украиной и ЕС, это означает, что украинская экономика станет частью совместного европейского рынка. Это максимум, который вы можете получить на сегодняшний день.

Вопрос: В ближайшее время ожидается завершение процесса ратификации Соглашения об ассоциации…

Ответ: Я верю, что соглашение будет ратифицировано в следующие несколько недель. Я не могу быть точнее. Но вы должны знать о том, что, несмотря на то, что соглашение не было ратифицировано еще одним членом ЕС, ее важнейшие положения уже работают. Мы не просто сидим и ждем, когда Нидерланды ратифицируют это соглашение, мы выполняем это соглашение, как говорится, де-факто.

Я очень много общался с Иванной Климпуш-Цинцадзе (вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции – ИФ), с Марией Ионовой (зампредседателя комитета Верховной Рады по вопросам евроинтеграции – ИФ) для того, чтобы обеспечить выполнение важнейших положений соглашения, для того, чтобы Украина могла гармонизировать свое законодательство с законодательством ЕС, особенно в важнейших сферах экономики.

Вопрос: Приоритетным для украинской стороны является вопрос увеличения объема беспошлинных квот на экспорт в ЕС. Что должны сделать украинские власти для достижения прогресса в увеличении квот?

Ответ: Прежде всего, следует перенять нормы и стандарты Европейского Союза в соответствии с положениями о создании ЗСТ, и вы сможете экспортировать все, что вы хотите, на рынок ЕС. Сейчас все еще существуют квоты, но как только положения о ЗСТ будут полностью имплементированы – эти квоты будут постепенно возрастать. Давайте не будем акцентировать внимание исключительно на квотах, которые касаются только узкой группы сельскохозяйственных продуктов (36 продуктов, из которых только 9 квот используются), а вместо этого ускорим работу по открытию значительно более крупных рынков ЕС, приняв стандарты ЕС.

Вопрос: В Украине созданы и работают уже некоторое время антикоррупционные органы, такие как Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП), Национальное агентство по противодействию коррупции (НАПК). Видят ли в ЕС прогресс в вопросе борьбы с коррупцией?

Ответ: За предыдущие три года власть Украины приняла новые законы и создала новые антикоррупционные органы, такие как НАБУ, САП, НАПК, была создана новая система электронного декларирования. Было сделано много, но этого недостаточно. Власти должны, прежде всего, сосредоточиться на усилении независимости этих органов. В этом контексте то, каким образом был подготовлен аудит НАБУ, вызывает у нас опасения. Украинская власть также должна обеспечить НАБУ возможностью прослушивания, а НАПК должно иметь возможности для проверки деклараций – сейчас у агентства таких возможностей нет.

Кроме того, должны приниматься меры, связанные с противодействием коррупции, и в этом случае как можно скорее необходимо создать антикоррупционные суды, начиная с принятия закона о таких судах в кратчайшие сроки.

И, конечно, следует избегать шагов назад в отношении введения реформ по борьбе с коррупцией. Тут я хотел бы отметить, что установление требований об обязательном электронном декларировании членов неправительственных организаций было ошибкой. Мы надеемся, что эта ошибка будет как можно скорее исправлена, потому что активисты антикорупционной сферы не являются госслужащими, они не отвечают за государственные деньги в той же мере, как госслужащие, они не распоряжаются госсредствами. В случае, если Украина хочет обеспечить прозрачность неправительственных организаций, - это хорошо, мы готовы помочь создать соответствующие механизмы для проверки источников финансирования таких организаций, однако, безусловно, активисты не должны подпадать под такой же вид контроля, как и госслужащие.

Вопрос: Что, по Вашему мнению, должны сделать украинские власти для обеспечения независимости антикоррупционных органов? И кто, с Вашей точки зрения, угрожает этой независимости - экономические факторы или политические силы?

Ответ: НАБУ расследует дела, в которых задействованы высокопоставленные лица. Если, к примеру, я был бы очень богатым украинцем, который годами крал деньги с момента, как Украина получила независимость, то я бы не хотел, чтобы НАБУ был эффективным и действенным органом, я бы делал все для того, чтобы определенным образом противодействовать их деятельности. В Украине много людей, которые представляют групповые интересы, материальные интересы, в связи с этим они по понятным причинам хотят препятствовать работе НАБУ.

Вопрос: Такие люди есть в украинской власти?

Ответ: Конечно, они всюду. Они работают в Раде, в правительстве, они представлены и в гражданском обществе, также они представлены и в украинских медиа.

Вопрос: Считаете ли Вы, что кампания вокруг назначения аудитора НАБУ имеет целью создать давление на Бюро?

Ответ: Безусловно, какая-то часть людей пытается ограничить полномочия расследования НАБУ по тем причинам, которые мы только что обсудили.

Вопрос: Если говорить о конфликте между Генпрокуратурой и НАБУ – это проявление тех процессов, о которых Вы только что сказали?

Ответ: Генеральная прокуратура долгое время концентрировала в своих руках довольно много полномочий. Новый орган – НАБУ - был создан на том же "рынке", безусловно, между ними есть какое-то напряжение.

Мы с послами G7 уже организовывали встречу несколько месяцев назад между господином Луценко (генеральный прокурор Украины Юрий Луценко – ИФ) и господином Сытником (глава НАБУ Артем Сытник – ИФ) для того, чтобы посмотреть на причины этого напряжения и призвать их сотрудничать, а не бороться друг с другом.

Мой вывод из этой встречи – для этих людей возможно найти способ сотрудничества в интересах борьбы с коррупцией.

Вопрос: Работу НАПК многие называют неудовлетворительной и рекомендуют главе агентства Наталье Корчак уйти в отставку. Считаете ли вы это необходимым?

Ответ: Для меня это не вопрос личности, это вопрос структуры агентства. Она не является надлежащей, как и коллективный принцип работы. Несколько недель назад министр Петренко (министр юстиции Павел Петренко – ИФ) говорил о том, что структура агентства будет пересмотрена для того, чтобы работа НАПК была более эффективна. И это должно быть сделано. Я не хочу говорить об отставке конкретного лица, мы должны смотреть глубже - на то, какова структура НАПК.

Вопрос: Однако нынешнее законодательство по НАПК обеспечивает независимость агентства?

Ответ: Да, но нет четкого распределения ответственности, и это должно быть в первую очередь изменено.

Вопрос: Премьер-министр Украины Владимир Гройсман совсем недавно презентовал проект пенсионной реформы. Считаете ли Вы ее необходимой? И следует ли скорректировать представленный проект?

Ответ: Во-первых, мы разделяем точку зрения, выраженную многими наблюдателями, в том числе МВФ, что нынешняя пенсионная система не самодостаточна. И нет другого выхода, кроме ее реформирования. Важно реформировать ее для того, чтобы получить здоровое финансирование, а также для того, чтобы обеспечить нужды наиболее уязвимых слоев населения, поскольку мы знаем, что многие пенсионеры живут за чертой бедности. И реформа пенсионной системы не должна привести к еще большему обнищанию этих людей.

Хочу отметить, что существует много практик реформирования пенсионной системы, и я уверен, что наши коллеги из миссии МВФ хорошо ознакомлены с ними и посоветуют ряд вариантов премьер-министру Гройсману и какой-то из этих вариантов может быть приемлем для украинской стороны.

Вопрос: Проводились ли какие-либо консультации по данному законопроекту с европейскими партнерами, или же это исключительно украинский проект?

Ответ: Было много консультаций. В этом вопросе мы не были на передовой, потому что есть другие мировые игроки, такие как МВФ, Всемирный банк, которые гораздо больше вовлечены в этот вопрос, но к нам также обращались, и мы проинформированы о состоявшихся дискуссиях.

Вопрос: Как вы оцените работу и.о.министра здравоохранения Ульяны Супрун и предложенную ею реформу?

Ответ: Европейский Союз полностью поддерживает реформу, которую продвигает глава Минздрава Супрун. По нашему мнению, система здравоохранения разрушилась и необходимо ввести предложенную Супрун реформу, опять-таки, для уязвимых слоев населения, не для тех, кто может заплатить за обслуживание в частных клиниках.

Вопрос: По Вашему мнению, санкции являются достаточно действенным механизмом по сдерживанию агрессии России?

Ответ: Во-первых, ЕС использует мягкую силу и санкции в данном случае – один из самых эффективных инструментов. Во-вторых, эти санкции оказали серьезное влияние на российскую экономику, и лучшим свидетельством этому является то, что высшее руководство России прилагает много усилий для того, чтобы эти санкции снять. Поэтому, да – эти санкции эффективны, но, конечно, они не являются самоцелью. Это только средство для достижения политической цели, поэтому они будут сняты после того, как будут выполнены Минские договоренности.

Вопрос: Считаете ли Вы оправданным введение санкций против российских интернет-ресурсов, таких как "ВКонтакте", "Одноклассники", "Яндекс"?

Ответ: Украина стоит перед лицом гибридной войны. Часть этой гибридной войны - это кампания по дезинформации, которую ведет "большой сосед", поэтому мы понимаем, что Украина должна сделать шаги для противостояния этой кампании.

Однако, в то же время это не должно привести власть Украины к ограничению свободы выражения мнения и коммуникации в Украине. Нужно изучить детали относительно того, будут ли эти меры ограничивать свободу выражения мнения, если так - то мы обратимся к украинской стороне с просьбой о пересмотре данных мер.

Вопрос: Как можно определить черту, где заканчивается борьба с пропагандой и начинается ограничение возможностей СМИ на выражение своей точки зрения?

Ответ: Это очень тонкая грань, и я не тот эксперт, который скажет, что эта линия должна быть такой или иной. Но этот вопрос является очень чувствительным, здесь надо быть осторожными.

Вопрос: Если говорить о гибридных угрозах, в том числе пропаганде, как Вы оцените способность ЕС противостоять им?

Ответ: С нашей стороны мы работаем над этим, этот вопрос относительно новый для нас. К примеру, в Брюсселе есть команда стратегической коммуникации, которая занимается вопросом дезинформации и противостояния ей. Они анализируют фейковые и перекрученные новости для понимания, как нам информировать граждан, чтобы они знали правду о ЕС, о ситуации в Украине

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 25 мая 2017 > № 2185064 Хьюг Мингарелли


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188043 Дмитрий Орешкин

Путин с новой войной в Украину не полезет: о плане Кремля на Донбассе

В докладе директора Агентства военной разведки Пентагона, обнародованном накануне, отмечается, что в 2018 году Минские соглашения не будут выполняться, а Россия не откажется от дестабилизации на Донбассе. Какие цели президент РФ Владимир Путин и его окружение выбрали для себя на Востоке Украины, «Апострофу» рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

Минские соглашения не работают, но они достигли своей главной цели — война остановлена. Сейчас мы имеем дело с провокациями, но это уже не война, а военизированный мир. Настоящая война происходит в другой плоскости. Если Украина сможет провести реформы, что очень трудно. Для реформирования экономики нужно побороть коррупционную составляющую, что бьет по интересам того класса, на который опирается Петр Порошенко.

Запад понимает, что Путин с войной в Украину не полезет. Он уже не может развязать на Донбассе реальную войну, которая была в 2014 году. Но вынужден делать вид, поддерживать гибридное напряжение, перебрасывать туда инструкторов. Как раз для этого используются ДНР и ЛНР. Там все время приходится поддерживать напряжение, идеологические диверсии, подрывать и убивать.

На Западе поняли, что с Путиным надо вести диалог не как с человеком, принадлежащим к общему для них цивилизационному типу, а в рамках общения с такими «псевдокочевыми вождествами». Разговаривать с ним бессмысленно, на него надо воздействовать прямыми материальными фактами. В мирном соревновании эти меры очень эффективны, санкции действенны. Путин будет проигрывать. Он до сих пор не инкорпорировал Донецк — знает, что следующим шагом будут новые санкции.

В Украине же считают, что западные меры слишком слабые. На самом деле, именно такие меры и привели к крушению Советского Союза. Стратегия отбрасывания коммунизма Рональда Рейгана перешла в стратегию отбрасывания Путина. Его отбросили из Большой восьмерки, Россия по номинальному ВВП уже ниже Южной Кореи. Страна находится в тупике, Путин изолирован. Дальше у него нет возможности двигаться — слишком тяжелыми будут последствия.

Путин в очередной раз проиграл в Европе. Попытки расколоть Евросоюз, поссорить Францию и Германию, провести Марин Ле Пен не увенчались успехом. Запад — на стороне Украины, хотя и недоволен тем, как она себя ведет.

Нужно понимать, что в практическом плане у Путина ничего нет. У него нет экономических, демографических и технологических ресурсов.

Путин контролирует средства массовой информации, а, соответственно, и представление народонаселения о том, что происходит в России. При ограниченном доступе к альтернативным источникам информации большинство людей глубоко дезориентированы. Поэтому любые экономические, внешнеполитические провалы, изоляция преподносятся как признаки того, что Россия поднимается с колен. Как было при Сталине — может, мы стали жить хуже, но это потому, что нам все завидуют.

Реагировать на ухудшение жизни следует, затянув пояса и консолидируясь вокруг любимого вождя, чтобы дать отпор враждебному внешнему миру. В Северной Корее жрать нечего, но весь народ вокруг вождя и готовит атомный ответ. В России то же самое, но в более мягкой форме: до трети всех средств уходит на военные программы, сокращаются расходы на образование и медицину, ухудшаются стандарты жизни. Но на Путине это не сказывается, его образ отделен от повседневных трудностей, он воюет с американским империализмом.

Поэтому Путину выгодно поддерживать ощущение войны. Но он понимает, что ощущение войны — это хорошо, а для ведения реальной войны нужны ресурсы, а их нет. Но ему реальная война и не нужна, ему необходима гибридная война. Чтобы население жило в напряженном состоянии, было готово умереть во имя святых идеалов, постоянно ощущало внешнюю угрозу. Население должно понимать, что оно без Путина не выживет.

В России есть люди, которые осознают ситуацию, но у них нет инструментов, чтобы поменять ее. Поэтому они уезжают из страны. Путину же, чтобы удержать свой режим, придется разворачивать внутренние репрессии. Пока масштаб этих репрессий несопоставим со сталинскими временами или Северной Кореей.

В следующем году Путину придется нагнетать патриотическую риторику, поскольку никаких достижений в повестке дня нет. Поэтому для поддержания своего статуса на президентских выборах придется использовать негативную стимуляцию — страх. Значит, нужно будет говорить, что без Путина нас уничтожат: придет НАТО и кованым сапогом нас растопчет. Чтобы это сработало, людям нужно давать доказательства. Поэтому в следующем году следует ожидать виртуальных обострений, сопровождающиеся материальными провокациями, которые будут выглядеть как наступление со стороны Украины. Логика будет такова — мы, россияне, вынуждены давать отпор и сплотиться вокруг Путина. Думаю, что путинские стратеги ждут и готовы провоцировать масштабные действия со стороны Украины. Путин будет играть в поддавки, приглашать Украину к агрессии, к продвижению на Донбассе. В украинском пропагандистском пространстве это будет восприниматься как восстановление контроля над землями Украины, а в РФ — как агрессивные шаги.

Это даст повод выступить перед народом и заявить, что «фашистский» режим уничтожает братьев России на Донбассе. Я надеюсь, что украинский политический класс это понимает. Хотя, судя по действиям так называемой партии войны, может, и не очень. Нужно понимать, что желание продвинуться на Донбассе может стать подспорьем Путину и увеличит уровень его поддержки. В России будут говорить, что кругом враги, поэтому нам придется потерпеть и забыть про экономические реформы, а то придут украинцы и захватят нас. Надо понимать, что это работает.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188043 Дмитрий Орешкин


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188033 Надежда Савченко

Савченко: Я стану президентом и изменю страну, а потом вернусь в армию

Интервью с Надеждой Савченко.

Павел Пенёнжек (Paweł Pieniążek), Krytyka Polityczna, Польша

Krytyka Polityczna: Когда вы, проведя два года в России, вернулись в Киев, в президентском рейтинге вам давали 12%, сейчас это 1-2%.

Надежда Савченко: Я не знаю, с какого потолка, вы, журналисты, берете эти цифры.

— Почему уровень вашей поддержки так колеблется?

— Замеряли, судя по всему, не мою поддержку, а то, что говорят по телевизору: риторику президента, Юлии Тимошенко и других, в том числе европейских, политиков, которые обо мне высказывались. Я и мой образ — это две разные вещи. Я проверяю уровень своей поддержки, ходя по улицам. Сначала мне бросали цветы, но я просила этого не делать. Был период, когда в меня бросали камни.

— А сейчас?

— Сейчас я могу ходить по улицам спокойно. Реакции бывают разные: есть улыбки, вопросы, возмущение, безразличие. Я могу без страха войти в любую толпу без охраны и разговаривать с людьми, могу ездить на метро. Таков уровень моей поддержки. Он показывает, что я осталась человеком.

— Сначала вас называли героиней, а потом стали называть агентом Кремля.

— Это не имеет никакого значения. Героиней меня называли люди, которые ничего обо мне не знали. Я стала образом, созданным украинской пропагандой. С другой стороны, российская пропаганда изображала из меня черта. Они хотели показать, что на Украине даже женщины — это чудовища. Но я оказалась достаточно сильной, чтобы отмежеваться от того, что выдумали обе стороны, доказать, что не все будет так, как они хотят. Из-за этого на Украине обо мне стали говорить хуже, а в России — лучше. Получилось некое равновесие, и это показывает, что лгу не я, а они.

— «Надежда Савченко достаточно искренний человек, не все ее действия мне понятны, но она настроена по-человечески и не инфицирована безумием Киева, при том, что она, конечно, за единую Украину и за возвращение Донбасса и Луганска. Она согласна разговаривать и с Захарченко, и с Плотницким, и отзывается о них, между прочим, крайне высоко». Вы знаете, чьи это слова?

— Нет.

— Российского писателя Захара Прилепина, который некоторое время назад стал майором в самопровозглашенной Донецкой Народной Республике.

— Я рада, что люди просыпаются. Хотя Прилепин — это, скорее, не писатель, а просто глупый человек.

— Вы на самом деле положительно оцениваете действия Захарченко и Плотницкого?

— Дипломатия — специфическая сфера, особенно это касается дипломатии военной. Когда вы садитесь за стол переговоров с врагом, вам нужно забыть обо всех эмоциях и обидах. Моя сестра сказала мне однажды, что я должна вести переговоры так, будто она сидит в тюрьме, а от меня зависит ее судьба. Дипломатии я научилась у нее. Я поняла, что от слов, которые я скажу в Европе и на Востоке, зависят судьбы людей, находящихся в плену. Неважно, какие у нас цели, но мы трое, я, Захарченко и Плотницкий, воевали. А солдат к солдату относится серьезно.

— Значит, вы встречаетесь с представителями боевиков только для того, чтобы постараться освободить украинских пленных?

— Это для меня очень важно. Я делаю все возможное, чтобы это случилось, и надеюсь найти изобретательный способ выхода из того тупика, в который зашли переговоры в рамках минского процесса.

— В книге-интервью «Украина — любовь моя» вы сравниваете процесс обмена военнопленными с торговлей людьми. Это очень резкие слова.

— К сожалению, происходит именно так. Даже если обменом занимаются во время войны командующие, он принимает такой вид, ведь они обсуждают цену жизни человека. Когда к этому процессу подключаются еще и политики, которые хотят сделать себе рекламу, получается просто торговля.

— Поэтому политики так затягивают этот процесс?

— Я думаю, они не хотят объявлять все хорошие новости одновременно, ведь пока власть борется с последствиями своей неудачной политики или со скандалами, о чем-то еще приходится говорить. Обмен пленными всегда становится новостью, которая привлекает внимание людей, поэтому он происходит медленно. Иногда мне кажется, что в политиках не осталось ничего человеческого.

— Вернемся к теме диалога с представителями самопровозглашенных республик. Их нельзя назвать полностью независимыми, за ними стоит Москва, зачем тогда с ними разговаривать?

— Такую идею вбили в голову людям политики. Стоит ли разговаривать с врагом? Стоит. Хотя бы потому, что его можно склонить на свою сторону. Это один из принципов военной дипломатии. Захарченко и Плотницкий — украинцы. Если мы будем называть жителей оккупированных ДНР и ЛНР территорий сепаратистами, террористами или коллаборационистами, мы лишь оттолкнем их от себя, но если мы скажем, что это наши люди, они к нам вернутся. Поверьте, все это стоит того.

— Из слов, которые звучат в книге, можно сделать вывод, что вы, если даже не приравниваете президента Петра Порошенко к Владимиру Путину, то считаете, что он не так сильно отличается от российского президента в лучшую сторону.

— Если президент ценит свои деньги выше жизни украинцев, выше государства и тех людей, которые оказали ему доверие и дали власть, — он преступник. Я не могу воспринимать это иначе. Я мыслю так, как мы мыслили на Майдане. Мы все видели богатства Януковича, но ведь он не был единственным. Впрочем, Порошенко занимал при нем министерский пост. В политике яблоко падает от яблони очень близко.

— Однако (по крайней мере на официальном уровне) именно президент и его окружение стояли за вашим освобождением из российской тюрьмы.

— В политике ничего не бывает просто так. Чтобы политики услышали людей, тем приходится кричать. Обо мне люди кричали очень громко, так что политики решили этим воспользоваться. Кто-то сделал на мне рекламу, использовал в своей популистской кампании. Президент тоже понимал, что должен что-то предпринять. Когда речь идет о жизни других людей, политики не ведут себя искренне. В них нет духа патриотизма. Ведь патриотизм — это способность отдать все ради своей страны, а они выступают патриотами лишь своего кошелька и готовы забрать из бюджета последние гривны. Поэтому я не питаю иллюзий насчет своего освобождения. Я благодарна за то, что они сделали, но еще больше благодарности я испытываю к украинскому народу, украинской диаспоре и жителям всех тех стран, которые поверили украинцам. Это была сила людей со всего мира.

— Вы были на Майдане, воевали, провели два года в российской тюрьме. Это стоило того?

— Конечно, было бы лучше, если бы все это обошло меня стороной, мне бы жилось легче. Но это не было напрасно. Каждый день — это новый урок, а полученный багаж знаний наверняка принесет пользу в будущем. Возможно, скоро станет еще хуже.

— Значит, если бы вы могли вернуться в 2013 год, вы бы снова вышли на Майдан?

— Конечно.

— А потом бы пошли в батальон «Айдар»?

— Потом я бы отправилась на фронт и в тот батальон, который там находится. Если бы это оказался «Айдар», то да. Офицер, который десять лет получал жалование за свою службу, не может прятаться за спинами добровольцев.

— Через два года на Украине пройдут парламентские и президентские выборы. Вы как-то говорили, что хотите стать президентом.

— Не знаю, как ответить, чтобы это прозвучало нормально… Я готова взять на себя ответственность за страну и выставить свою кандидатуру на президентских выборах. В парламентских выборах будет участвовать моя политическая сила. Боже, как ужасно это звучит из уст политика…

— Блок Надежды Савченко?

— Это будет политическая партия «Гражданская платформа Надежды Савченко». Почему все привязано к моему имени? Потому что больше у меня ничего нет. Это моя честь, я ставлю ее на карту. Я верю, что эта сила не станет политической партией в классическом понимании, из одной такой я уже ушла, а в новые вступать не хочу. Я не вижу в них будущего и способности развиваться в верном направлении.

— Чем ваша партия будет отличаться от других?

— Она поможет демонтировать нездоровую политическую систему, которая была создана 25 лет назад, перестроить государственную архитектуру и дать людям шансы на удобное существование в ее рамках. Это будет симбиоз разнообразных систем, мы не будем бездумно принимать или отбрасывать какие бы то ни было идеи.

— Несколько таких проектов, которые собирались быть честными или даже были таковыми, провалились без помощи олигархов и их СМИ.

— Этот проект получит поддержку олигархов и СМИ. Мы только не станем следовать примеру других партий и говорить, будто не берем у них денег. Лгать нельзя.

— Вы хотите вернуться в армию?

— Я очень хочу летать, но я вернусь в армию только тогда, когда дела на Украине наладятся, а украинская армия станет боеспособной. Но сначала придется всем этим заняться.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188033 Надежда Савченко


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 24 мая 2017 > № 2185065 Степан Полторак

Украинская армия продолжает укрепляться и реформироваться на фоне дипломатических усилий по решению конфликта на Донбассе - Полторак

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" министра обороны Украины Степана Полторака

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о практических результатах последних визитов в страны-члены НАТО.

Ответ: Такие поездки очень необходимы, потому что если взять нашего стратегического партнера Канаду, то за 25 лет нашей независимости мой визит как главы Минобороны был первым. Сложно строить партнерские или стратегические отношения с таким партнером, не осуществив ни одного визита. Аналогичная ситуация с Германией – нашего министра обороны там не было больше 10-и лет. Также глава украинского оборонного ведомства не посещал Италию более 20-и лет. Говорить о стратегических и партнерских отношениях со странами, входящими в НАТО, при таком взаимопонимании очень сложно. Механизм построения взаимоотношений строится на двусторонних планах, и с каждой страной у меня есть план на год. Также есть план работы с Альянсом в целом, но подчеркиваю, что важно не только работать с НАТО, но и с каждой страной в частности. В последние годы работа в этом направлении была запущена, но мы ее активизировали. Визит в Германию дал возможность обсудить вопросы, связанные с нарушением Минских договоренностей, также мы обсудили план работы между нашими ведомствами и согласовали свыше 40 мероприятий на этот год. Но практическим смыслом наши контакты наполнились только после визита. Вопросы, которые поднимались, связаны с профессиональной подготовкой наших военнослужащих, с консультативной помощью, оказанием медицинской помощи и обучением наших медиков, оказании нам материально-технической помощи нашим госпиталям, а также вопросы обмена информацией и совместными учениями.

Вопрос: Вы также посетил Литву. О чем шла речь в ходе переговоров с руководством этой страны?

Ответ: Во-первых, мы сверили позиции в вопросе выполнения Минских договоренностей, так как нарушения этого документа продолжаются. У меня были встречи с главой парламента и министром обороны, также я ознакомился с работой киберцентра, который является одним из лучших в мире. Я много интересного увидел и спланировал соответствующую работу и в Минобороны Украины и намерен донести ее коллегам из других ведомств.

Кроме этого, с министром обороны Литвы мы обсудили вопрос взаимовыгодной подготовки наших военных. Литва намерена увеличить количество инструкторов и расширить географию подготовки. Речь идет о том, что это будет не только Львовская и Хмельницкая области, но и другие учебные центры. Также был обсужден порядок и особенности нашей работы с НАТО. Я был на учениях ССО НАТО. Впервые украинское подразделение принимало участие в этих учениях: 21 человек, из них 6 человек работали в штабе, остальные – в подразделениях. Украина впервые работала в едином штабе по управлению спецоперацией. Нам три года оказывают помощь все наши партнеры в одиночной подготовке, но сейчас мы выходим на другой уровень, это уже подготовка органов управления и штабов.

Вопрос: Вы заявили о том, что планируется увеличение финансирования Сил специальных операций, по каким направлениям будут распределены эти средства?

Ответ: Мы планируем увеличить средства на оборудование учебного центра ССО, на учебно-материальную базу. Это первый этап. Второй – техническое оснащение этих сил и их вооружение. Финансирование увеличивается по двум направлениям. Это будет приличная сумма, речь идет об увеличении в два раза по направлению материально-технической базы на 2017 год. На вооружение и технику, возможно, увеличим, однако это зависит от судьбы средств по спецконфискации.

Вопрос: Ранее в интервью Вы заявляли, что украинское руководство планирует ряд важных решений по возвращению оккупированного Крыма и территорий Донбасса под юрисдикцию Украины. Можете раскрыть какие-то детали?

Ответ: Я говорил, что руководство делает все, чтобы вернуть неподконтрольные нам Крым, Донецк и Луганск политически-дипломатическим путем, то есть, мирным путем. Люди, которые говорят, что министр обороны должен рассматривать вопрос возвращения территорий военным путем – просто провокаторы. Наша задача – удержать территорию и для этого мы делали, делаем и будем делать все возможное. Для этого у нас увеличилось количество сил, улучшился потенциал, готовность. Но проблему невозможно решить наступательными действиями на Донбассе. ВСУ готовится к отражению агрессии, и это наша главная задача, но говорить о том, что мы готовимся захватить Донбасс – это неправильно. Это был бы слишком большой подарок Путину.

Вопрос: Обстрелы на Донбассе продолжаются, Россия продолжает поставлять вооружение на Донбассе. Какие шаги планирует украинское военно-политическое руководство в связи с текущей ситуацией?

Ответ: Для того чтобы говорить с твердой позиции на любых переговорах, руководству необходима сильная армия. Наша задача – не столько заниматься политикой, сколько модернизацией, реформированием и вооружением наших ВСУ. Минские соглашения постоянно нарушаются, есть закономерность в действиях противника. Перед началом любого переговорного мероприятия на любом уровне они начинают резко увеличивать количество обстрелов, чтобы давить на нас. Эта практика работает с 2014 года. Это говорит о том, что Россия полностью контролирует террористические группировки, они могут в любой момент прекратить огонь. Перед началом последних переговоров в Минске количество обстрелов доходило до 75-и, в день переговоров с 00:00 до 18:00 у нас было 4 обстрела, и то – из стрелкового оружия. После окончания переговоров количество обстрелов увеличилось до 40-а. Общее число наших погибших – с начала года их около 100 – количество завезенной техники говорит о том, что Россия не планирует выполнять Минские договоренности. Я не вижу тенденции к тому, то она (Россия - ИФ) хочет выполнить, хотя бы, первый пункт этих договоренностей. Плюс еще развертывание войск на границе, увеличение группировки в Крыму говорит о недружественном отношении. А также о том, то опасность недружественного отношения к Украине не исчезла.

Вопрос: Какие страны на сегодня помогают Украине укреплять кибербезопасность и правда ли, что в рядах ВСУ будет создано специальное подразделение по противодействию кибератакам?

Ответ: В разных странах такие структуры подчинены разным подразделениям. В Литве они подчинены Минобороны, и они отвечают за безопасность именно этого ведомства и дают рекомендации всем остальным ведомствам. У нас есть определенная система, будет ли объединение ее вокруг одного ведомства – это решение руководства страны. Но работа идет очень серьезная, на уровне СНБО. Создаются подразделения, сеть, программное обеспечение, – все, для того чтобы защитить Украину от кибератак. Советник от НАТО помогает нам создавать такую структур в Минобороны, пока что это на уровне совещательной помощи, но я надеюсь, что будет еще и материальная. На сегодня киберзащита – это прерогатива СБУ, но наличными средствами и силам мы будем обеспечивать это на нашем уровне. Работа по созданию такого подразделения уже идет.

Вопрос: В ходе Вашего визита в Канаду было подписано соглашение о сотрудничестве, которое открывает много возможностей, в частности по закупке вооружения. Как продвигается работа в этом направлении?

Ответ: Это был исторический шаг, мы подписали долгосрочное соглашение о сотрудничестве между Минобороны Украины и Канады. Этот документ позволяет расширить возможности не только в подготовке и разной помощи, но и принимать участие в совместной разработке вооружения, оснащения и техники. Это возможность реализовать полный спектр возможностей, необходимых для укрепления украинской армии. Сейчас работа в этом направлении продолжается.

Вопрос: Осуществляются ли какие-то шаги в вопросе строительства патронного завода?

Ответ: Минобороны самостоятельно завод построить не может. Кабинет министров Украины принял государственную программу по производству боеприпасов. На сегодня отрабатывается вопрос, на каких площадях, на каких заводах, финансовый ресурс. Окончательное решение также за правительством.

Вопрос: Но Киев рассчитывает на помощь иностранных партнеров?

Ответ: Да. Технология строительства такого завода предполагает кооперацию с партнерами. Кто именно будет помогать – это будет определено в ходе переговоров. Я думаю, это будет государственное предприятие, потому что средства будут выделяться государственные. Будет международный контроль, возможно, будут акционеры.

Вопрос: На сколько на сегодня украинская армия обеспечена боеприпасами?

Ответ: Запасов боеприпасов, вооружения и техники на складах и хранилищах достаточно для обеспечения задач, стоящих перед ВСУ. На сколько хватит этих запасов – зависит от интенсивности боевых действий. На сегодня их достаточно для адекватной реакции на обострение ситуации. Количество тонн я не скажу – пускай противник потратит силы и средства, облегчать им роботу не надо. Вооружения и техники у нас на сегодня достаточно. На перспективу – нам необходимо строить свой завод для создания запасов.

Вопрос: Какие виды летального вооружения необходимы украинской армии?

Ответ: Мы нуждаемся в усилении противотанковых средств, средствах ПВО и других средств защиты. То есть в оборонительном вооружении. Именно об этом мы просим наших иностранных партнеров.

Вопрос: Известна ли окончательная цифра убытков от инцидента в Балаклее? Какие меры необходимо предпринять во избежание аналогичных событий на других хранилищах боеприпасов?

Ответ: Ситуация на складах боеприпасов на сегодня неоднозначна. В Балаклее хранилось много боеприпасов, но их количество не было критическим для ВСУ – на выполнение задач инцидент никак не повлиял. Размеры убытков определит следствие, которое основной версией рассматривает теракт. Эта база была оснащена неплохо. Однако следует понимать, что за 25 лет на охрану и оснащение складов средства выделялись минимальные. Еще 2-3 года назад это было максимум 10 млн грн. Для того чтобы оборудовать хранилища всеми необходимыми средствами защиты, оснащения, освещения, для проведения всех регламентных работ мы уже на текущий год предусмотрели 100 млн грн. Кабмин дополнительно выделил 200 млн грн. Но нам необходимо, как минимум, 5,5 млрд грн для должного оснащения всех хранилищ. Думаю, вряд ли у нас есть такие средства. Склад в Балаклее был оборудован достаточно, кроме технического оснащения и прикрытия средствами ПВО, мы еще вывези оттуда около 40 тыс. тонн боеприпасов на другие базы.

Вопрос: Как повлиял данный инцидент на систему охраны других баз?

Ответ: Они все были усилены. На всех базах проведены учения и проверка боеготовности и оперативности действий. Результат неплохой. Защитить базы сложно, но мы провели усиление. На сегодня пересматриваем технические средства, закупаем и устанавливаем новые. Работа ведется.

Вопрос: Улучшилась ли дисциплина в зоне проведения АТО?

Ответ: Она значительно улучшилась. Отдельные случаи нарушения воинской дисциплины на 95% связаны с психологическим состоянием военнослужащих. Нам необходимо поработать над созданием Центров психологической реабилитации. Сеть центров по медицинской реабилитации по всей стране развита неплохо, она рассчитана на тысячу мест. 31 мая я намерен посетить с инспекционной поездкой одну из наших баз и предложить президенту Украины открыть на ее основе базу по психологической реабилитации. Мы уже полтора года занимаемся подготовкой этой базы для нужд участников АТО, кое-что уже есть, кое-то мы еще делаем. 31 мая мы вместе с волонтерами поедем на эту базу, чтобы они посмотрели и определили, подходит ли эта база для задуманных целей. По плану, база сможет уместить 200-250 человек, в целом 9 коттеджей. На сегодня мы поменяли руководство и вернули много разворованных ранее земель. База очень приличная. Думаю, все получится.

Вопрос: Время от времени в СМИ поднимают вопросы событий в Крыму 2014 года, озвучиваются новые подробности…

Ответ: Это закономерный, на мой взгляд, процесс. Чем больше времени проходит, тем больше возможностей искажать и переписывать события новой украинской истории. По состоянию на март 2014 года я был командующим новосозданной Национальной гвардии Украины. После того, как воинские части в Крыму были захвачены, был проведен так называемый "референдум" и встал вопрос вывода украинских войск, помню, при обсуждении, я высказал свою позицию: если подразделения Нацгвардии выводить, - то только на своей технике, с вооружением, под украинскими флагами и с гордо поднятой головой. Тогда мы проделали огромную работу, я лично встречал на первом украинском блокпосту в районе Армянска вышедшие подразделения Нацгвардии. На момент выхода, все они (а это больше 1600 военнослужащих, более 50% личного состава) знали, в какие регионы, в какие воинские части отправляются; мы сделали все, чтобы решить проблемы проживания для этих военнослужащих и их семей, помочь адаптироваться на новом месте службы. Такая поддержка была очень нужна, и это, наверное, минимум того, что могло сделать командование для тех, кто не предал свою Родину.

К сожалению, вывод личного состава других структур происходил не так организовано.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 24 мая 2017 > № 2185065 Степан Полторак


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188026 Владимир Пастухов

Блог Пастухова. Не ненавистью единой. Размышления о будущем не чужой мне Украины

Владимир Пастухов, Русская служба BBC, Великобритания

Мой блог о тяжелом выборе между достоинством и великодушием вызвал ожидаемо неоднозначную реакцию на Украине. Обычно я не участвую в «разборе полетов» после полетов, но на этот раз решил сделать исключение.

Для этого есть две причины: тема кажется мне достаточно принципиальной, а вопрос является для меня очень личным, потому что Украина мне не чужая — это моя первая Родина. А о личном можно писать только интимно, поэтому заранее приношу извинения всем тем, кто открыл этот текст в ожидании аналитики. Я не обещаю глубоких мыслей, но постараюсь быть искренним в своих чувствах.

Никогда не говори «никогда»…

Для советского человека (а я, как и большинство представителей своего поколения, — человек советский, как это ни противно) моя жизнь сложилась фантастически — у меня целых четыре одинаково любимых «родины».

Украина всегда будет для меня первой среди равных, потому что там осталась моя душа. Душа России, напротив, всегда будет манить меня и оставаться для меня загадкой, над которой я буду биться до тех пор, пока стучит мое сердце. Англия научила меня понимать, что такое настоящее достоинство, и я всегда буду благодарен ей за то, с какой толерантностью она столетиями давала кров и защиту таким, как я. В Италии я по-настоящему понял, в чем состоит истинная радость бытия и что такое незамутненная непосредственность человеческих отношений.

Живя между такими разными мирами, я научился лучше понимать относительность любого самого искреннего патриотического порыва, мелочность ненависти и гигантскую силу любви.

Слово «немец» в нашей семье с детства было под запретом, или, как сказали бы сегодня, — имело резко отрицательную коннотацию. И никакого указа никакого президента для этого не было нужно. Просто девятилетней девочкой мою маму вывезли из практически окруженного Чернигова престарелые бабушка с дедушкой, которым спасение внучки стоило жизни от голода, холода и болезней в далекой Астрахани. Право на то, чтобы попасть в последний эшелон, ей заработали трое дядьев, с первого дня войны оказавшихся на фронте, да так и оставшихся навсегда лежать где-то под Киевом в неизвестной могиле.

На вокзале Чернигова немецкий летчик, пикируя, расстреливал толпу в упор, и мама видела его лицо. Потом был прорыв по горящему мосту через Десну, долгие месяцы скитаний по бескрайним просторам задыхающейся от боли и ужаса Империи, потеря родных, детдом, холера, дистрофия, и, наконец, возвращение в освобожденный Киев, в котором, кстати, отнюдь не немцы, а соседи по дому разграбили квартиру.

Короче, было о чем вспомнить, и поэтому при звуках немецкой речи мама вздрагивала. В середине 70-х родственники «достали» нам путевку на круизный теплоход, плывший из Москвы в ту самую Астрахань, где навсегда остались мои прабабушка и прадедушка. На теплоходе плыли «интуристы» — немцы… Мама, которой было уже за сорок, с удивлением для себя обнаружила, что они похожи на людей. Это по-своему был культурный шок.

А потом случилась перестройка, и моя тетка из Киева уехала в Магдебург по немецкой программе помощи пострадавшим в войне. А потом мама заболела, и мы метались по Москве образца «90-х» (я тогда уже переехал в Москву) в поисках хоть чего-то толком работающего. И тетка пошла в местный немецкий госпиталь и договорилась, чтобы они приняли нас. И маму лечили и вылечили немецкие врачи, за что спасибо им большое. И отнеслись к ней гораздо человечней и уважительней, чем в родном Киеве или в неродной, но культурно близкой Москве…

Прошло много лет. Шел какой-то финал какого-то чемпионата мира по футболу. Мои родители давно должны были уже спать, когда я обнаружил странные признаки их активности в «социальных сетях». Я позвонил и спросил, что происходит? И получил от своей мамы ответ: «Как мы можем спать?! Сейчас же финал, мы с папой болеем за «немцев». Так что никогда не говори «никогда»… Я все понимаю про Крым и Донбасс. Но жизнь сложнее, а главное — длиннее, чем иногда кажется. В ней все еще много раз может поменяться, и не стоит цементировать ненавистью проход в неизвестное нам будущее.

По стопам Эренбурга

Виталий Портников, к которому я отношусь с большим уважением, — один из тех, кто откликнулся на мой блог. Мне понятна его точка зрения: сегодня не время проявлять великодушие, потому что сердца украинцев сейчас должны быть целиком и полностью заполнены ненавистью к агрессору. В таком взгляде, естественно, нет особой новизны. В своих мемуарах Илья Эренбург много и очень подробно пишет о том, что в самом начале войны советские люди были не готовы ненавидеть немцев, и это мешало мобилизации сил народа на борьбу с оккупантами. Именно Эренбург тогда сформулировал нравственную парадигму военного времени — «убей немца», за что и попал в особый список Гитлера.

Даже тогда, когда я в юности читал Эренбурга, эта часть его мемуаров, в отличие от той, где он писал о большевистском терроре, показалась мне спорной. С высоты сегодняшнего дня я думаю, что залог победы был все-таки в чем-то другом, чем готовность истреблять немцев. Но даже если принять концепцию Эренбурга, она вряд ли применима к реалиям сегодняшней Украины.

И дело здесь вовсе не в отношении к русским, и не в том, что русские лучше немцев (специально говорю об этом, предвидя самые разные истолкования моих слов), а в том, что на Украине, помимо интервенции (которая, безусловно, имеет место), идет еще и гражданская война. И это делает картинку гораздо более сложной, чем ее хотелось бы видеть многим честным украинским патриотам.

Вопрос о гражданской войне на Украине — болезненный. Отрицание ее в Киеве носит тотальный характер, и в этом вопросе со мной не согласны практически все мои близкие украинские друзья. Для них есть только одна причина всех бед — интервенция. Это действительно большая беда для Украины, но с моей точки зрения — не единственная.

Интервенция, возможно, стала триггером этой войны (хотя, может быть, и наоборот). Возможно, она превратила потенциальный конфликт в открытое столкновение, тлеющую головешку — в пожар. Но интервенция не первопричина этой войны, и я не думаю, что после прекращения интервенции эта война в одночасье закончится.

Если не будет иностранного вмешательства (точнее — российского), то Украина сможет, скорее всего, подавить сепаратизм военной и полицейской силой. Но конфликт этим исчерпан не будет, он лишь примет новые формы, уйдет вглубь (Чечня в России — пример, достойный пристального изучения). Поэтому ставка исключительно на ненависть, пусть даже и к агрессору, — это опасная игра.

Агрессия рано или поздно прекратится (в конце концов, та же Россия сама управится со своими проблемами, и на смену нынешнему режиму придет другой, который покончит с никому не нужной на самом деле в России войной), а вот ненависть останется и будет еще долго отравлять ландшафт украинской политической жизни.

Под колесами любви

От концепции «плохих и хороших русских» до концепции «не бывает хороших русских» — один шаг. Чтобы пройти это же расстояние в обратную сторону, Украине потребуются десятилетия, которых у нее уже может и не оказаться в запасе.

И дело здесь вовсе не в превознесении России и русских или в какой-то особой «сакральной» значимости для украинцев связей с Россией. В конце концов, свято место пусто не бывает, и на смену русским придет кто-то другой. Дело в другом: любая ненависть в конечном счете контрпродуктивна, и ее обратный отрицательный эффект оказывается гораздо более мощным, чем ее прямой мобилизационный эффект.

Во время войны нетрудно найти повод для того, чтобы ограничить присутствие агрессора в своем культурном пространстве (следят, гадят, распространяют ложь и так далее). Требуется, однако, гораздо больше мудрости и выдержки, чтобы научиться жить и побеждать агрессора, не разрывая культурных нитей, связывающих народы, думая не столько о сегодняшнем, сколько о завтрашнем дне Украины, когда настанет время прощения.

В конце концов, избавление Украины от ужасов войны во многом зависит от того, какой станет Россия в будущем, что и как будет делать следующее русское поколение, которое только становится в политический строй. Глупо его от себя отталкивать — ведь и Борис Немцов, именем которого теперь называют площади, — не немец, а русский.

Можно делать ставку, конечно, и на ненависть. Но история учит тому, что все, кто делал эту ставку, гибли под колесами любви. Как писал замечательный русский поэт Илья Кормильцев, умерший в Лондоне:

«Это знали Хpистос, Ленин и Магомет,

колеса любви едут пpямо на свет

Чингисхан и Гитлеp купались в кpови

но их тоже намотало на колеса любви»…

Владимир Пастухов — доктор политических наук, научный сотрудник колледжа Сент-Энтони Оксфордского университета

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188026 Владимир Пастухов


Украина. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 23 мая 2017 > № 2182140 Виктор Назаренко

Глава Госпогранслужбы: Мы ожидаем увеличения пассажиропотока в первый день безвиза с ЕС на 30%

Эксклюзивное интервью главы Госпогранслужбы Украины Виктора Назаренко агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Готова ли Госпогранслужба к введению безвизового режима с ЕС? Все ли пункты пропуска имеют необходимое оборудование? Чего не хватает?

Ответ: Этот вопрос действительно актуален, и не только для пограничников, а в целом для Украины и Европы. Это знаковое событие. Наша служба в целом выполнила весь комплекс задач, которые были определены планом по либерализации визового режима для граждан Украины. Были соответствующие поручения со стороны президента и правительства. Работу мы провели по трем направлениям. Первое – это повышение уровня безопасности и качества погранконтроля в пунктах пропуска, второе – дальнейшая интеграция нашей Госпогранслужбы в общую систему европейской безопасности и третье – это подготовка персонала.

Если говорить о первом направлении, то мы оборудовали практически все международные и межгосударственные пункты пропуска средствами биометрического контроля. В целом на сегодняшний день 157 таких пунктов пропуска, на них мы установили 1268 автоматизированных рабочих мест как на первой линии контроля, так и на второй – это общеевропейская практика.

По второму направлению – мы подключили 125 основных пунктов пропуска на госгранице к базам Интерпола и уже с первого дня функционирования этой системы мы начали получать реальные конкретные результаты, которые касались разыскиваемых преступников. За прошлый год мы зафиксировали 9900 случаев срабатывания по базам Интерпола и реализовали практически около 2500 соответствующих решений. В нынешнем году мы уже имеем более 3400 таких случаев, реализовали из них более 1300.

Многое мы осуществили в сфере подготовки персонала. Это и проект "Новое лицо границы", и соответствующая подготовка нынешнего персонала, в том числе языковая.

Я считаю, что наша служба реально готова работать в условиях безвизового режима для граждан Украины. Следующее направление работы – создание максимально комфортных условий для пересечения границы гражданами, как нашими, так и иностранцами. В частности, речь и о минимизации проблемы с очередями на границе с ЕС. Это комплексная задача и ее реализация зависит не только от погранслужбы, ведь на границе осуществляется 9 видов государственного контроля шестью ведомствами.

К сожалению, у нас сегодня не так много пунктов пропуска на границе с ЕС, их всего 18. Большинство из них были построены еще в советское время, поэтому ведется работа по увеличению их пропускной способности. Эти пункты работают в режиме, который в 2-2,5 раза превышает их реальные возможности.

Также у нас есть ряд проблем, связанных с инфраструктурными моментами перед самими пунктами пропуска. Во-первых, речь идет о сервисных зонах, подъездных дорогах, за что отвечает местная власть. Этими вопросами опекается президент и правительство, и мы совместными усилиями на сегодняшний день делаем все, чтобы минимизировать скопление людей и транспорта в пунктах пропуска.

Госпогранслужба провела эксперимент по поводу разграничения полос движения на подъезде к пунктам пропуска. Нас тут активно поддержала Львовская ОГА, и мы в "Краковце" и в "Раве-Русской" совместно с Нацполицией и местными властями создали на подъездах к пунктам пропуска четкое разграничение движения людей по цели их выезда. Отдельная полоса создана для владельцев автомобилей на иностранных номерах. Ведь у нас есть большая проблема с такими автомобилями, которые и создают большие очереди в пунктах пропуска, поэтому и принято решение создать для них отдельную полосу. Все остальные движутся по другой полосе, что дало возможность минимизировать риски, связанные с недовольством людей и конфликтными ситуациями на границе. Эффективность этого эксперимента подтвердила правильность этого пути, и он будет распространен и на другие пункты пропуска.

Кроме того, на этом пути мы эффективно сотрудничаем с европейскими коллегами, регулярно проводим погранично-представительские встречи с европейскими коллегами, на которых поднимаем вопрос касательно мер по увеличению пропускной способности.

Что касается наших прогнозов и ожиданий 11 июня, то мы изучили опыт наших молдавских и грузинских коллег. Он, конечно, разный, ведь у Грузии нет автомобильных пунктов пропуска с ЕС, плюс у наших стран разное количество населения. Но в целом, с учетом возможностей пунктов пропуска и летнего периода, мы ожидаем, что пассажиропоток в первый день может увеличиться на 30%, а в дальнейшем – на 10-15%. Это с учетом опыта наших коллег.

Мы увеличим смены и наряды, проведем соответствующую работу с нашими смежными службами и коллегами. Кстати, мы выступили с инициативой по поводу того, чтобы европейская пограничная организация FRONTEX с 10 июня делегировала нам своих представителей в пункты пропуска на границе со странами ЕС и на авиационных пунктах пропуска.

Поэтому, я уверен, что все у нас будет хорошо, Украина – это часть Европы, и мы выбороли право ездить в Европу свободно, без виз.

Вопрос: Какая ситуация на сегодняшний день на границе с РФ? Какие тенденции наблюдают пограничники по поводу скопления военной техники?

Ответ: На границе с Россией, в отличие от других участков госграницы, ситуация остается напряженной. Мы вынуждены с учетом опыта находиться в режиме постоянной готовности к активным действиям, в первую очередь со стороны вооруженных сил и других формирований РФ. Не исключены провокации на этом участке границы. Например, в марте-апреле мы начали получать многочисленные свидетельства граждан, пересекающих госграницу, что представители российских спецслужб на разных участках границы настойчиво просят их провезти на территорию России боеприпасы или муляжи оружия. А в начале мая представители ФСБ России "случайно" забыли муляж взрывчатки в поезде, который шел в Украину.

В целом с начала года мы не пропустили через границу более 1,6 тыс. граждан РФ, поскольку в их отношении возникли сомнения касательно цели поездки в Украину.

Если говорить о военной активности России на контролируемом участке границы, то мы отслеживаем эту ситуацию и все сведения сразу же передаем в штаб АТО, ВСУ и в другие компетентные структуры.

Вопрос: А как обстоят дела на линии разграничения в зоне АТО после решения о блокаде перемещения грузов?

Ответ: На сегодняшний день у нас функционируют 5 контрольных постов въезда-выезда на 6 дорожных коридорах, где люди могут пересекать линию разграничения. Вы знаете, что у нас полностью готов к работе шестой КПВВ "Золотое", но из-за позиции российско-террористических войск он сегодня не работает. Мы пытаемся создать максимально комфортные условия для граждан, но в то же время, наша компетенция там ограничена, ведь это не госграница, а линия разграничения и там действуют другие правила.

Что касается очередей, то большинство неудобств для людей возникает из-за обстрелов и блокирования работы КПВВ со стороны НВФ. С начала года наши пункты обстреливались 27 раз, это очень большая опасность, поэтому мы вынуждены немедленно принимать меры для сохранения жизней людей.

Не достаточным является и количество самих КПВВ на линии разграничения. Интенсивность пропускных операций на линии разграничения очень высокая. Мы наблюдаем увеличение движения через КПВВ по сравнению с прошлым годом на 25%. Это достаточно высокая цифра. И мы выступили с инициативой, которая была поддержана штабом АТО, чтобы работу КПВВ продлили до 19.30. Вы поймите, что в ночное время контрольные пункты работать не могут, ведь опасность обстрелов очень высокая.

Если говорить о цифрах, то с начала этого года мы оформили 3,6 млн человек и более 0,5 млн транспортных средств. Кроме того, мы выполнили более 4 тыс. поручений правоохранительных органов в отношении тех граждан, которые пересекают КПВВ. Задержали более 50 человек, в том числе 10 причастных к НВФ, изъяли оружие, боеприпасы. Кроме того, пограничники пресекли незаконное перемещение товаров на сумму более 21 млн грн.

Вопрос: Если количество КПВВ недостаточное, может, стоит открыть больше КПВВ на линии разграничения?

Ответ: Понимаете, зона АТО – это специфический регион, и здесь вопрос увеличения контрольных пунктов рассматривают штаб АТО и военно-гражданские администрации. К сожалению, это зависит не только от украинской стороны. Ведь я уже упоминал КПВВ "Золотое", который полностью готов к работе, но из-за позиции боевиков пропуск не осуществляется.

Вопрос: Какая обстановка на административной границе с Крымом?

Ответ: Что касается админграницы с Крымом, то ситуация на сегодняшний день там остается стабильно-напряженной. На этом направлении мы также постоянно находимся в режиме готовности к активным действиям и задачи здесь, как и в зоне АТО, выполняем совместно с коллегами из Нацполиции, СБУ, Нацгвардии и неравнодушными гражданами Украины.

Нам известно об увеличении контингента российских войск на оккупированном полуострове, мы постоянно фиксируем ведение воздушной разведки, инженерное укрепление позиций российских войск, движение их катеров и кораблей, периодическую ротацию личного состава как со стороны подразделений вооруженных сил, так и пограничных структур, которые там находятся.

Ежедневно в обе стороны пограничники оформляют около 5 тыс. человек и до 1 тыс. транспортных средств. Хочу констатировать, что в целом это значительно меньше, чем за аналогичный период прошлого года, и в целом мы наблюдаем устойчивую тенденцию по поводу снижения пассажиро-транспортного потока в этом направлении.

За первый квартал показатель по пассажирам уменьшился на 25%, по транспорту – на 45%, и эта тенденция продолжается. Я думаю, что большинство граждан сегодня уже понимают сложности относительно пребывания в оккупированном Крыму, а также существующую опасность во время пребывания на полуострове.

Вопрос: Скольким россиянам запрещен въезд в Украину? В частности, интересуют запреты на въезд российским артистам. Сколько их уже в этом списке?

Ответ: Хочу отметить, что Госпогранслужба действует исключительно в рамках своих полномочий и в интересах государства и украинских граждан. Свои действия мы четко координируем с СБУ, Нацполицией и другими правоохранительными органами. В прошлом году наши органы запретили въезд в Украину 5379 иностранцам, из них 1239 – это граждане РФ. В текущем году общее количество запретов на въезд уже достигло 2,5 тыс., 616 из них – граждане РФ.

Что касается артистов и других публичных деятелей из России, которые посещали Крым. На сегодняшний день мы выявили их около 40 человек. Мы очень благодарны за ту помощь, которую нам оказывают неравнодушные граждане Украины и правоохранительные органы. Напомню, что на сайте Госпогранслужбы создан ресурс "Стоп-лист", куда можно сообщать о лицах, нарушивших законодательство при въезде в Крым.

Эти лица осознанно нарушили правила пребывания в Крыму, поэтому запрет им поставлен на 3 года. Уже сообщалось, что в этот список входят такие исполнители, как Лолита Милявская, Юлия Самойлова, Наташа Королёва (гражданка РФ Наталья Порывай), Николай Добрынин, Людмила Артемьева и ряд других.

Я хочу также подчеркнуть, что незаконное пребывание того либо иного человека в Крыму нужно доказать, ведь мы действуем четко по закону.

Вопрос: Известно, что Госпогранслужба отказалась от срочной службы. Какая сейчас ситуация с кадровым наполнением, достаточно ли сил в рядах пограничников?

Ответ: Госпогранслужба с учетом того, что это правоохранительный орган со специальным статусом, еще в 2008 году отказалась от срочной службы. Но в связи со сложившимися обстоятельствами после начала АТО мы вынуждены были одноразово вернуться к практике принятия на службу военнослужащих срочной службы.

На сегодняшний день у нас хватает сил и средств для выполнения возложенных задач. В зоне АТО мы создали дополнительные части, которые несут службу на постоянной основе, создали мобильные подразделения. Мы приняли около 4 тыс. срочников, которые прошли базовую подготовку и были направлены в подразделения, но не в зону АТО. Хочу отметить, что около 10% первой волны призывников пожелали остаться на службе по контракту в рядах пограничников, мы надеемся, что часть из последующих увольняемых тоже пожелают остаться на службе.

Сейчас обстоятельства изменились благодаря тому, что нашей работе содействуют и президент, и министр внутренних дел, и правительство. Вы знаете, что существенно повышено денежное обеспечение с мая прошлого года, соответственно, увеличилось количество желающих пройти службу по контракту в погранслужбе. Мы вместе с иностранными партнерами начали реализацию проекта "Новое лицо границы", которое частично финансируется США. Мы надеемся, что благодаря этому проекту мы сможем разорвать цепь коррупции, которая местами еще существует в структуре.

Поэтому на сегодняшний день у нас нет необходимости возобновлять срочную службу. Но если такая необходимость возникнет, то мы будем готовы принять срочников на службу. Я надеюсь, что такой необходимости не возникнет.

Вопрос: А сейчас какая численность Госпогранслужбы?

Ответ: По закону, численность до 53 тыс. человек, но наш бюджет не позволяет иметь такое количество личного состава. На сегодняшний день у нас на несколько тысяч меньше.

Вопрос: Как строится "Стена" на границе с РФ? Достаточное ли выделяется финансирование на этот проект, на какой он стадии?

Ответ: Что касается проекта по созданию интеллектуальной модели охраны государственной границы с РФ, то я напомню, что в 2015 году правительством был утвержден соответствующий план обустройства границы, который рассчитан на 3 года. Есть проблема с недофинансированием этого проекта, соответственно это повлияло на объем работ по реализации проекта. На сегодняшний день мы завершаем все плановые мероприятия в Харьковской области, уже начали работы в Сумской и Луганской областях.

С середины 2015 года и до сегодняшнего дня мы обустроили более 273 км противотранспортных рвов, 47 км контрольно-следовых полос, 83 км заградительного забора, 153 км рокадных дорог. Мы также приобрели 4 боевых передвижных модуля для систем наблюдения, которые оснащены системами поражения противника.

Эти работы имеют свою цикличность, ведь зимой работы приостанавливаются и весной вновь возобновляются при благоприятных погодных условиях.

Что касается выделения средств, то на текущий год бюджетом предусмотрено 200 млн грн на эту программу, что составляет всего 17% от запланированного. На сегодняшний день мы получили около 30 млн и используем эти средства для этого проекта. В 2015 году было выделено 400 млн, а это всего 40% от запланированного. С этим и связываем не очень быстрое продвижение этого проекта. Но он все равно нужен, мы его будем реализовывать. Очень положительно этот проект оценили наши европейские коллеги, которые приезжали и знакомились с нашим опытом. Кстати, добавлю, что на уже обустроенных участках границы нарушение границы сведено к минимуму, что подтверждает эффективность этого проекта.

Вопрос: Как сейчас обстоят дела с финансированием погранведомства? Хватает ли средств для надлежащего выполнения поставленных задач и развития структуры?

Ответ: В госбюджете Украины на этот год для Госпогранслужбы предусмотрено финансирование 7,063 млрд грн. Из них общий фонд – 7,035 млрд грн, спецфонд – около 30 млн грн.

Чтобы вы понимали, 6,12 млрд грн. – это расходы потребления, то есть практически 87% нашего бюджета уходит на потребление и только 13% идет на развитие. Финансирование, предусмотренное бюджетом, составляет 27,5% от запроса, который подавало погранведомство на 2017 год.

Но при этом мы считаем, что этот бюджет нам позволяет выполнять те задачи, которые стоят перед Госпогранслужбой. Мы уже подали предложения на следующий год и ожидаем, что они будут учтены.

Что касается международной технической помощи, то в 2015 году она составила практически 1/5 часть финансирования, в 2016 году – где-то 1/8, а в этом году, я надеюсь, мы дотянемся до уровня 2015 года. У нас есть много проектов с США, ЕС и отдельными государствами. Также вы знаете, что западные партнеры нам оказывают помощь в лечении военнослужащих в их госпиталях.

Вопрос: А какой запрос бюджетного финансирования погранслужба подала на 2018 год?

Ответ: Запрос на следующий год еще готовится и отрабатывается. Я пока не хочу называть цифры, ведь он должен быть четко проработан, и тогда мы его обязательно обнародуем. Я надеюсь, что он будет поддержан.

Украина. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 23 мая 2017 > № 2182140 Виктор Назаренко


Украина. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 мая 2017 > № 2182490 Евгений Киселев

Украина отплывает от российского имперского материка

Евгений Киселев, Обозреватель, Украина

Не знаю, как вам, а мне было, право, очень смешно смотреть обращение Ксении Собчак к президенту Украины Петру Порошенко. Сразу вспомнилось: «Эта штука сильней, чем „Фауст" Гете». И булгаковский «Абырвалг» — что-то есть такое, «шариковское», во всей этой истории, выворачивающее шиворот-навыворот очевидные вещи…

Речь Собчак, как по мне, оказалась анекдотичнее телеотповеди Алишера Усманова Алексею Навальному или немало повеселившего меня очередного перла Сергея фон Риббентроповича Лаврова по поводу «визовой дискриминации» жителей Крыма.

Ксения Анатольевна была смешна не только своим внешним видом — на мой вкус, нельзя в таком платье произносить речи, преисполненные прокурорского пафоса — и не только своей безаппеляционностью (ни одного оборота вроде «по-моему», «я считаю» и т.п. — ни тени сомнения в своей правоте).

Смешнее всего, как мне кажется, неуместность и неадекватность жанра, в котором выступила популярная телеведущая.

Ксении Анатольевне можно посочувствовать — ей уже много лет не удается избавиться от ядовитого маркера, которым ее пометила роль хозяйки «Дома-2», пусть это была всего лишь ошибка молодости. Никак не получается совестить имидж светской львицы, любимицы гламурных журналов, успешной рестораторши и путинской крестницы с новой ролью ведущей серьезных программ с легким оппозиционным флером. Впрочем, как гласит народная мудрость, и рыбку съесть, и на трамвае прокатиться едва ли возможно.

Как бы то ни было, для сравнения — только представьте себе, как Ксения Собчак обращается, скажем, к президенту США Трампу с критикой по поводу его решения уволить директора ФБР Джеймса Коми? Или — еще по какому-нибудь поводу — к президенту Франции, премьер-министру Великобритании?

Или — в глубоком декольте — читает мораль Ангеле Меркель за то, что она приняла у себя в загородной резиденции душителя свободы в интернете Петра Порошенко?

Кстати, самое смешное, что встреча Меркель и Порошенко в замке Месеберг состоялась в тот самый день, когда Ксения Анатольевна публично стращала Петра Алексеевича, что теперь его в приличном обществе не примут, и уж канцлер Германии точно от него отвернется.

Впрочем, Бог с ней, с Ксенией Собчак.

Правы, пожалуй, те, кто говорит: ее выступление — всего лишь хладнокровно рассчитанный рекламный ход, с помощью которого скандальная теледива сумела стать на несколько дней едва ли не главным персонажем в российском и украинском сегментах интернета и вернуть увядающее общественное внимание к своей персоне. Помогать тут Собчак в мои намерения точно не входит.

Выступать адвокатом украинского президента Петра Порошенко я тоже не собираюсь. Порошенко — не ангел. Он, как любой политик, допускает ошибки, принимает решения, которые часто вызывают в обществе резкую критику. С другой стороны, не ошибается и не попадает под огонь критики только тот, кто ничего не делает. И чем выше должность, тем больше одиночество и выше возможные риски.

Вот и указ Порошенко о запрете на территории Украины Яндекса, российских софтов, соцсетей «ВКонтакте» и «Одноклассники», почтового сервера mail.ru вызвал бурю споров в Украине. Кто-то его поддерживает, кто-то жестко критикует.

Кто-то даже утверждает, что запретом на российские соцсети президент Украины якобы пытается заткнуть рот критикующим его популярным блогерам.

Мне лично это кажется преувеличением — вся политизированная публика в Украине сидит в Фейсбуке, там же публикуются все эти блогеры, а основная масса пользователей «ВКонтакте» и «Одноклассников» — тут я могу ошибаться — весьма аполитична. Они, как утверждают знатоки интернета, приходят туда отнюдь не за комментариями на злобу дня, а за бесплатным контентом — кино, музыкой и, прости Господи, интимными знакомствами и откровенной порнухой.

При этом, возвращаясь к вопросу о запрете российских сайтов, мое отношение к этому решению — неоднозначное.

Во-первых, мои лично права оно ничуть не ущемило.

В тот далекий уже день, когда я впервые начал пользоваться электронной почтой, внутренний голос сказал мне: «Раз уж без этого не обойтись, создай себе мейл-бокс на каком-нибудь другом сервере, который находится не в России, где так любят подсматривать, подслушивать, читать чужие письма». Ни разу об этом мудром решении не пожалел. Это — что касается Mail.Ru.

Аккаунт в «Одноклассниках» я когда-то давным-давно завел из любопытства, но содержательный уровень общения в этой сети оказался, как по мне, ниже плинтуса, и я уже много лет туда ни разу не заходил.

«ВКонтакте» не пользовался никогда — особенно в связи с историей Павла Дурова, основателя и совладельца этой сети, которого вынудили уйти с поста гендиректора компании, продать долю в этом бизнесе и уехать в эмиграцию после того, как в декабре 2013 года он отказался предоставить ФСБ личную информацию об организаторах групп «Евромайдана».

Кстати, еще одна деталь, которая не внушает мне никакой симпатии к «ВКонтакте» — на место Дурова был назначен сын главного руководителя российских средств массовой агитации и пропаганды Олега Добродеева, юный Борис Добродеев. А в октябре прошлого года Добродеев-младший стал гендиректором группы Mail.Ru, владеющей «ВКонтакте». Это один из самых вопиющих примеров безудержного непотизма, который пышным цветом расцвел в сегодняшней России, где отпрыски членов «ближнего круга» Путина — Сечина, Патрушева, Бортникова, Фрадкова, Иванова, Рогозина, Мурова и иже с ними — занимают высокие должности в привилегированных банках, корпорациях или государственных структурах.

В поддержку запретительных мер украинских властей не могу не сказать: меня давно шокировало, что некоторые украинские политики, политконсультанты, общественные деятели все еще пользуются почтовыми ящиками на сервере mail.ru — ну неужели им ничего не известно про то, как легко российские спецслужбы могут получить доступ к их переписке?! Или они ничего не слышали про то, какой скандал разразился в США из-за того, что Хиллари Клинтон пользовалась «неправильным» почтовым ящиком?!

И электронный шпионаж через интернет, через всевозможные гаджеты — не плод воспаленного сознания поклонников конспирологических теорий. Иначе мы не сдавали бы мобильные телефоны при входе в некоторые учреждения с режимом повышенной секретности — по всему миру.

С другой стороны, что касается соцсетей российского происхождения, я скорее соглашусь с теми украинскими комментаторами, которые говорят, что соцсети — лишь инструмент. Нож — не обязательно орудие убийства.

Мне понравилось, как один из критиков решения о запрете российских соцсетей сравнил их с автобанами, которые Гитлер строил накануне второй мировой войны. Да, по ним вермахт стремительно перебрасывал свои войска на Восток. Но потом по этим первоклассным дорогам столь же стремительно развивала контрнаступление на Берлин советская армия. Не лишает ли себя Украина, отгораживаясь от «Одноклассников» и «ВКонтакте», возможности ответного влияния на российское общественное мнение?

Наверное, правы те, кто говорит: ограничительные меры следовало бы подготовить. Как минимум, проинформировать общественность обо всех возможных рисках, которые влечет за собой пользование российскими антивирусными программами и прочими софтами, почтовыми ящиками и соцсетями. Так сказать, разрыхлить почву для того, чтобы люди спокойно восприняли соответствующие решения.

Впрочем, Украина совершенно спокойно пережила запрет на распространение российских телеканалов. Украинцы не рвут на себе волосы из-за того, что многочисленным российским артистам, привыкшим периодически устраивать «чес» по городам и весям Украины, теперь не дают тут гастролировать. Одним — из-за антиукраинских высказываний. Другим — из-за того, что игнорировали неоднократные предупреждения: кто ездит в Крым как на российскую территорию, лишается права въезда в Украину.

Наконец — хотя это несколько иная тема — получив от ЕС безвизовый режим, Украина все дальше отплывает от российского имперского материка.

Оттого, кстати, Лавров в состоянии крайнего раздражения несет всякую околесицу насчет «визовой дискриминации» — проблема-то налицо: крымчане, сохранившие гражданство Украины, устремились на материк за украинскими биометрическими паспортами. Лиха беда начало — съездят разок-другой в Гейропу, глядишь, начнут задумываться, в какой заднице оказались.

Подводя итог, я должен сделать одну очень важную оговорку. Я уже девять лет живу и работаю в Украине. За эти девять лет из моих уст, из-под моего пера не вышло ни одного антиукраинского текста. Я всей душой желаю, чтобы, несмотря на все трудности, все злонамеренные или невольные ошибки политиков и чиновников, Украина, в конце концов, стала успешной, процветающей европейской страной.

Но я все равно не считаю для себя допустимым публично возмущаться теми или иными решениями украинской власти, касающимися России, какими-то запретами, «черными списками», злиться, обижаться на, возможно, совершенно несправедливые словесные эскапады украинских политиков, общественных деятелей, журналистов, блогеров про то, что «все русские одним миром мазаны», что «либерализм российских оппозиционеров не распространяется дальше украинской границы».

Потому до тех пор, пока страна, гражданином которой я являюсь, ведет необъявленную войну против Украины, я, увы, не имею на это морального права.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Украина. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 мая 2017 > № 2182490 Евгений Киселев


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 мая 2017 > № 2182489

Россия открыла ящик Пандоры: чем грозит иск против Украины в ВТО

Алена Омельченко, Українська правда, Украина

В российском правительстве заявили о подаче во Всемирную торговую организацию (ВТО) комплексного иска к Украине в связи с вводимыми ограничениями и запретами в отношении РФ. Уже сейчас можно говорить, что этот спор обещает быть одним из самых масштабных и сложных в истории ВТО.

На сайте ВТО еще нет официальной информации, но уже из заявлений министра экономического развития РФ Максима Орешкина ясно, что запрос на консультации был скоординирован с двусторонней встречей министра с главой ВТО Роберту Азеведу.

В рамках встречи министр акцентировал внимание Азеведу на том, что у России есть серьезные основания предполагать, что Украина принимает меры в нарушение ее обязательств в ВТО. Такой подход к делу свидетельствует о важности и особом внимании к данному вопросу со стороны России.

Что может оспаривать Россия?

Исходя из пресс-релиза Минэкономразвития РФ, предположительно Россия попытается оспорить по максимуму все украинские ограничения, которые были введены с 2014 года в отношении торговли и доступа к рынку.

Во-первых, это может быть запрет ввоза на таможенную территорию Украины товаров, происходящих из Российской Федерации, введенный постановлением КМУ от 30.12.2015 № 1147 с последующими изменениями.

Согласно решению Кабмина, запрет касается только ввоза товара из России, был применен в ответ на российское продуктовое эмбарго и вступил в силу через 10 дней. Предположительно, Украина будет ежегодно продлевать вышеуказанный запрет до тех пор, пока РФ со своей стороны не отменит продуктовое эмбарго.

Как известно, украинский запрет охватывает мясные, молочные, рыбные и некоторые растительные продукты, кондитерские изделия, чай, пиво и спиртные напитки, сигареты, железнодорожное и трамвайное оборудование, дизель-электрические локомотивы, хлористый калий, моющие средства, некоторые сельскохозяйственные химикаты и т. д. Именно эти товары и были указаны в пресс-релизе.

Во-вторых, это могут быть персональные специальные экономические и другие ограничительные меры (санкции), перечисленные решением Совета национальной безопасности и обороны Украины от 28 апреля 2017 года и введенные указом президента Украины от 15 мая 2017 года № 133/2017.

Как известно, в законе Украины «О санкциях» предусмотрено 25 видов санкций: в частности, ограничение торговых операций; блокирование активов; ограничение и приостановление транзита ресурсов, полета и перевозок; аннулирование лицензий и других видов разрешений; ограничение и приостановления телекоммуникационных услуг и использование телекоммуникационных сетей общего пользования; запрет на участие в приватизации; внедрение дополнительных мер в сфере экономического, ветеринарного, санитарного, фитосанитарного и ветеринарного контроля. Потенциально часть этих санкций могла попасть в список тех, применение которых РФ считает не совместимым с нормами ВТО.

Более того, не исключено, что в запросе на консультации могут быть указаны и специальные санкции ВЭД, примененные в соответствии со ст. 37 закона Украины «О внешнеэкономической деятельности», или ограничения физических и юридических лиц РФ принимать участие в приватизации, установленные законом Украины от 16 февраля 2016 года № 1005.

Безусловно, на консультации вынесут применение ограничений в банковской и финансовой сфере. Например, такие как запрет кредитным учреждениям осуществлять банковские платежи и переводы, а также ограничение на выдачу лицензий на проведение валютных операций.

Также, судя по пресс-релизу, Россия поднимет вопрос о законности введения особого режима налогообложения, применяемого при ввозе подержанных российских автомобилей. В законе Украины «О внесении изменений в подраздел 5 раздела XX „Переходные положения" Налогового кодекса Украины по стимулированию развития рынка бывших в употреблении транспортных средств» от 31 мая 2016 года № 1389-VIII предусмотрено снижение ставок акцизов на подержанные автомобили до 31 декабря 2018 года.

Ставки акцизного налога, установленные настоящим пунктом, не применяются для легковых автомобилей, если они имеют происхождение из страны, признанной государством-оккупантом по закону Украины и/или признанной государством-агрессором по отношению к Украине согласно законодательству, или ввозятся с территории такого государства-оккупанта (агрессора) и/или с оккупированной территории Украины, определенной согласно закону Украины.

В-третьих, не стоит ожидать, что РФ упустит возможность попытаться оспорить запрет на распространение и демонстрацию художественных фильмов и российских программ, установленный в действующей редакции закона Украины «О кинематографии», а также ограничение доступа иностранной печатной продукции с антиукраинским содержанием, предусмотренное законом Украины от 8 декабря 2016 года № 1780-VIII, или ограничение осуществления журналистской деятельности, предусмотренное в постановлении Верховной рады Украины от 12 февраля 2015 года № 185-VIII «О временном приостановлении аккредитации журналистов и представителей некоторых СМИ РФ при органах государственной власти Украины».

Вероятнее всего, по всем вышеуказанным пунктам

РФ будет указывать на отсутствие доступа к рынку, нарушение принципа «недискриминации», наличие недостаточной прозрачности и предсказуемости, а также непредоставление возможности прокомментировать решение.

Среди прочего, возможно, будет ссылаться на нарушение статей I, II, III, X, XI ГАТТ 1994 и статей II, III, XI, XVI, XVII ГАТС, а также некоторые статьи Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных мер, Соглашения по техническим барьерам в торговле и Соглашения по процедурам импортного лицензирования.

Предположительная позиция Украины

Безусловно, позиция Украины будет основана на том факте, что Верховная рада Украины признала Россию страной-агрессором, а следовательно, считает, что все торговые ограничения попадают под исключения из правил ВТО в связи с национальной безопасностью.

Ст. XXI ГАТТ является одной из ключевых норм, разрешающих применение торгово-ограничительных мер в виде исключения, и предоставляет максимальную свободу странам самостоятельно определять и принимать любые меры, которые они сочтут необходимыми для защиты «существенных интересов своей безопасности», если они принимаются в военное время или в других чрезвычайных обстоятельствах в международных отношениях.

Учитывая, что Украина на законодательном уровне не определила наличие военного времени, вероятнее всего, она будет аргументировать наличие чрезвычайных обстоятельствах в международных отношениях.

Помимо прочего, в ходе дела Украине придется аргументировать, что вышеуказанные ограничения применялись в защиту своих законных интересов национальной безопасности, угроза которой была реальной и законной, а применяемые меры были соразмерны существующей опасности и/или угрозе. Более того, необходимо будет обосновать связь между угрозой существенным интересам своей безопасности и соразмерностью примененных мер.

Вместе с тем ст. XXI ГАТТ крайне редко использовалась и ранее не подвергалась официальному толкованию Органом по разрешению споров ВТО, поэтому отсутствует прецедентная практика, которая определила бы законность интересов национальной безопасности по субъективному решению отдельных стран-членов ВТО, а также которая бы определила элементы, влияющие на порядок, условия и обстоятельства применения ст. XXI ГАТТ.

Данный спор между Украиной и РФ может стать первым прецедентом по толкованию ст. XXI ГАТТ, который повлияет на понимание законности ее применения.

Более того, до сих пор эта статья считалась неким ящиком Пандоры, открытие которого может «обвалить» нынешнюю систему торгового права. Именно поэтому ЕС, США, Канада, Австралия не спешили апеллировать к этой статье даже после применения к ним продуктового эмбарго со стороны России.

А кроме того, эти же страны, по неофициальной информации, удерживали Украину от оспаривания российских санкций в ВТО.

Теперь этот ящик Пандоры открыла Россия. А это означает, что спор РФ и Украины обещает стать событием мирового масштаба. Именно поэтому многие страны-члены ВТО будут внимательно отслеживать развитие событий в данном деле, поскольку прецедентная практика станет обязательной для них.

А это означает, что российский иск может открыть двери аналогичным заявлениям — уже в отношении самой РФ.

Впрочем, существует устоявшееся мнение некоторых экспертов, что Орган по урегулированию споров будет и в дальнейшем воздерживаться от создания детального прецедента в отношении толкования статьи XXI ГАТТ, чтобы обеспечить баланс и ненарушение суверенных прав.

Насколько это возможно — покажут только практика и время.

Алена Омельченко — руководитель практики международной торговли юрфирмы «Ильяшев и Партнеры».

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 мая 2017 > № 2182489


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 22 мая 2017 > № 2182139 Павел Рябикин

Гендиректор "Борисполя": Мы сделали все зависящее от аэропорта "Борисполь" для появления в Украине авиакомпании Ryanair

Эксклюзивное интервью генерального директора ГП "Международный аэропорт "Борисполь" Павла Рябикина агентству "Интерфакс-Украина"(II часть)

Вопрос: Говоря о развитии аэропорта, его финансовых и производственных показателях, стоит вспомнить базового перевозчика, в данном случае это компания МАУ. Как вы намерены выстраивать совместную работу? Есть ли спорные вопросы?

Ответ: Верный акцент, именно базовый перевозчик сегодня обеспечивает основной приток пассажиров и является на сегодняшний день единственным, кто обеспечивает нам транзитную политику за счет прироста транзитного пассажиропотока. Поэтому мы вынуждены договариваться. Мы находимся в постоянном взаимодействии, поиске взаимовыгодных решений.

На мой взгляд, нужно понимать основное: конкурентоспособный продукт, по отношению к другим хабам, создается только совместными усилиями. Поэтому мы работаем над тем, чтобы наш совместный продукт для транзита был максимально выгодным и позволил нам конкурировать с крупными пересадочными узлами нашей географической зоны.

Естественно, между любыми партнерами всегда есть какие-то споры, но мы максимально стараемся решать их мирным путем. Иногда может доходить и до судебных разбирательств, но мы понимаем, что это рабочий процесс, ничего личного. Мы работаем над стратегией превращения Украины в крупного транзитера.

Вопрос: Нет ли на сегодняшний день долгов у МАУ перед аэропортом?

Ответ: Есть долги, сформированные исторически в прошлые периоды, которые были связаны с порядком начисления сборов на транзитного пассажира. Аэропорт считал только тех транзитных пассажиров, которые летели международным рейсом в Киев и улетали из него, а МАУ в своих подсчетах исходит из того, что пассажир, прилетевший из Днепра, Одессы и пересаживающийся здесь, тоже является транзитным. Аэропорт слишком зарегулирован разными методиками, приказами, в которых сбор относился только к транзитному международному пассажиру, хотя логика перевозчика тоже понятна. Этот вопрос находится на рассмотрении в суде.

Вопрос: Вы упомянули приказы Мининфраструктуры, а насколько действенен приказ, позволяющий главе аэропорта предоставлять до 80% скидки к аэропортовым сборам?

Ответ: Это тема для отдельной большой дискуссии. Новая редакция этого приказа обнародована. Этот документ дает нам возможность более гибко использовать экономические рычаги для стимулирования роста пассажиропотока. Насколько совершенен документ? – Нет предела совершенству, всегда хотелось бы что-то лучшее, что-то большее.

Вопрос: А не может ли норма документа о праве выдачи скидки главой аэропорта в итоге сделать его же крайним и виноватым?

Ответ: У гендиректора есть контракт, который определяет его действия, четко указывает, чего он не имеет права допускать, в частности ухудшения экономической ситуации для предприятия. Поэтому это логичная норма по делегированию ответственности на уровень руководителя, который имея определенные обязательства, будет выбирать оптимум.

Министерство инфраструктуры и министр поставили задачу привлечь более дешевых перевозчиков для того, чтобы расширить количество "летающих" граждан Украины, и я поддерживаю его в этом начинании. В ходе переговоров с Ryanair мы выработали совместную программу, которая четко определяет, что может сделать аэропорт, что сделает министерство, чтобы в результате получить возможность удешевить билеты для украинцев. Этой работе были посвящены последние два месяца, аэропорт свое домашнее задание выполнил, скорректировал свою публичную оферту и еще увеличил скидки для вновь открывающихся направлений. Мы сделали все зависящее от аэропорта "Борисполь" для появления в Украине авиакомпании Ryanair. Также мы сбалансировали объемные скидки, под них попадают все без исключения авиакомпании, а министерство предусмотрело в своем документе снижение базовых нормативов по начислению аэропортовых сборов.

Мы считаем, что недополучение средств, которое произойдет в результате снижения этих нормативов, будет компенсировано ускоренным ростом пассажиропотока, который будет простимулирован удешевлением перевозки как таковой и безвизовым режимом с ЕС.

В плане удешевления перевозок мы ждем сигнала от перевозчиков, в первую очередь базового. Покажут ли они со своей стороны, что наши действия не прошли мимо них, и что они тоже смогут предложить украинским гражданам более дешевые билеты. Надеюсь, что в ближайшее время мы это увидим.

Мы уже имеем реакцию базового перевозчика, который 13 мая заявил о продаже 500 тыс. билетов в год по лоу-кост тарифу.

Вопрос: К вопросу о Ryanair, чем закончились последние переговоры?

Ответ: На сегодняшний день переговоры продолжаются. Мы обозначили существующие проблемы и разбили их на две части – технологическая, которая заключается в их обслуживании на территории "Борисполя", и финансово-организационная - наши ставки сборов, которые им приходится платить.

Подход авиакомпаний был в том, что они хотят низкую фиксированную сумму и все, а мы объяснили, что наше регулирование предусматривает дифференцированный показатель от взлетной массы, другие вещи. Мы определили, что для того, чтобы простимулировать новые направления, нам надо снизить те ставки, о которых мы говорили. Министерству дали четкие показатели, что должно быть изменено в регуляторной базе, для того, чтобы новые, в том числе бюджетные перевозчики, смогли летать в Украину и предлагать здесь свои услуги.

Между тем разработанная нами система скидок будет интересна и базовому перевозчику, и всем остальным. Сами переговоры – это рабочий момент, постоянные контакты.

Для меня важность этого вопроса не в самом приходе Ryanair, а в предпосылках для дальнейшей работы любых новых авиакомпаний.

Вопрос: Если так, то ведете ли вы сейчас переговоры с другими лоу-кост авиаперевозчиками? Скажем Norwegian Air Shuttle?

Ответ: Сказать, что есть кто-то, кто мог бы базироваться здесь и летать как Wizz Air, - нет, пока таковых не ожидаем. Хотя у министра есть план создания национального лоу-кост перевозчика, но не имею права разглашать того, что мне известно. Мы готовы работать со всеми, кто готов к нормальным здоровым рыночным условиям.

Из новых перевозчиков ожидаем Qatar, скорее через год, с летней навигации, хотя, возможно, они придут и в зимнюю навигацию 2017-18гг. Пока они не могут согласовать расписание из-за ряда вопросов по поставкам судов от Airbus. Ну и ожидаем прироста от базового перевозчика, у них очень амбициозные планы по расширению флота: как минимум плюс четыре широкофюзеляжных борта в следующем году.

Вопрос: Базовый перевозчик намерен до 2021 года иметь 91 самолет, и даже если они будут базироваться не только в Киеве, а и регионах, успеет ли "Борисполь" подготовиться к обслуживанию того парка МАУ, который запланирован к 2021г. к базированию в аэропорту?

Ответ: Прежде всего, я поставил задачу синхронизировать те инфраструктурные проекты, о которых я говорил, с планами базового перевозчика. Мы в своем инфраструктурном росте четко подвязываемся под ситуацию, которая будет у них.

Вопрос: Какие могут быть источники финансирования этих проектов?

Ответ: Наверное в наше время без кредитов не решить этот вопрос, так что, прежде всего, это кредитное финансирование. Часть проектов мы можем реализовать за счет собственных средств, к примеру, паркинг, перрон, транзитная зона.

Вопрос: Каким образом, по-вашему, лучше привлекать займы? Внутренний рынок или выход на международный, возможно выпуск облигаций?

Ответ: Лучше – когда дешевле. Поэтому мы будем выбирать самый дешевый из всех возможных источников финансирования. Выпуск облигаций теоретически возможен, но вот пару недель назад мы закрыли последние облигации, которые у нас были именно в силу того, что они были для нас дороги.

Вопрос: Собственное финансирование может быть обеспечено ростом прибыли за счет роста пассажиропотока. Каковы планы по этим показателям?

Ответ: У нас по отношению к 2016 году прирост пассажиропотока составляет 32% с января по середину мая. По итогам года рассчитываем выйти на 10 млн пассажиров. В плане прибыли, мы ставим себе максимально высокие задачи.

Вопрос: Возвращаясь к вопросу Ryanair и будущему: выступая на одной из конференций, вы отмечали, что компании в перспективе было бы неплохо летать не в "Борисполь", а в Гостомель. Это вызвало ряд разногласий. Расскажите подробнее, что конкретно вы имели в виду, с учетом, что тогда же вы говорили о перспективах к 2030 году?

Ответ: Если мы проанализируем дневную миграционную волну со стороны Борисполя, Броваров в Киев, увидим, что они приблизительно одинаковы по размеру, только Бровары дают в день 100 тыс. миграции, Борисполь – 50 тыс. Почему? – потому что в Борисполе есть аэропорт, который дает большое количество рабочих мест. А среднедневная волна со стороны Ирпеня, Гостомеля, Бучи – еще больше, чем из Броваров. Вот и ответ. Мы понимаем, что Киеву рано или поздно понадобится третий аэропорт. К сожалению "Жуляны" находятся в зажатой ситуации и ограничены природно критической длинной полосы.

Поэтому я, говоря о Гостомеле, имел в виду, что есть уникальный шанс, организовать там сегодня обслуживание этого лоу-кост перевозчика, дать импульс для развития целого региона новым направлением, не знаю, когда еще такой случай может представиться.

Вопрос: Ранее неоднократно озвучивалась проблема неэффективной аренды площадей, которую проводит ФГИ. Ведете ли вы с ними какую-либо работу?

Ответ: Они являются жестко зарегламентированной организацией, и мы понимаем, что единственный способ увеличения эффективности, заработков от аренды – это уход через корпоратизацию из-под ФГИ. Это одна из тех задач, которая стоит перед предприятием на этот год.

Вопрос: Будут ли определенные проблемы в этом процессе?

Ответ: Проблемы начинаются с простого взгляда на план, на котором видим территорию под названием "аэропорт "Борисполь". На нем сотни объектов, построенных с конца 50-х годов, потом еще строились, перестраивались. Однако за фактическими перестройками не всегда следовало их документальное оформление. Мы провели инвентаризацию и понимаем, что у 47 объектов документация на право собственности оформлена правильно, но где-то не оформлена реконструкция, достройка. Это нужно привести в порядок. Также есть проблемы землеотвода, есть много спорных моментов, наложений границ участков.

Кроме этого, нужен генеральный план, который далее будет реализовываться с четко определенным функционалом территорий.

Вопрос: К теме инфраструктуры, считаете ли реальным возрождение проекта "Воздушный экспресс"?

Ответ: Да, сейчас вновь вспомнили об этом, есть шанс, что мы сможем использовать кредит, выделенный на его строительство. Будет ли это формат облегченного варианта метро или облегченного железнодорожного состава, пока говорить не берусь. Думаю, до конца мая будет определен базовый сценарий. Сведение под одного инвестора проектов рельсового сообщения с "Борисполем" и достройка Кольцевой дороги сейчас не рассматривается.

У нас в принципе нет альтернативы, мы будем подвязываться к Бориспольской железнодорожной ветке, а в каком виде и в каком месте – обсуждаем.

В том формате, который предложен КГГА, с облегченным составом, который может использовать как ж/д полотно, так и городские трамвайные пути, это может быть достаточно разветвленная сеть маршрутов. Если такой облегченный вариант будет утвержден, то его можно было бы запустить через три года, там нет сложностей, главное заказ и производство подвижного двухсистемного состава типа Tram-Train.

Вопрос: Подводя итог, каким вы видите развитие аэропортовой инфраструктуры в ближайшие годы?

Ответ: Все будет зависеть от роста экономики и роста благосостояния граждан. Мы видим что, к примеру, открытие рейсов из Херсона дает хорошую загрузку, это говорит о существующем потенциале. Я уверен, что все региональные аэропорты будут развиваться и реанимироваться. В какой последовательности и как активно – не могу сказать, но знаю, что все они заговорили о реанимации своих мощностей. Сказать, что все оживут – не факт, но, тем не менее, оживление будет, а аэропорт "Львов" вообще может стать хедлайнером целого западного региона, недаром ведь Ryanair запланировала туда больше рейсов, чем в Киев.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 22 мая 2017 > № 2182139 Павел Рябикин


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 19 мая 2017 > № 2183573 Владимир Жириновский

ЛДПР: Украина - очаг нацизма

Что происходит с Украиной? Там говорят про «европейский путь», но если тот путь и ведет в Европу, то вовсе не современную. Он ведет в Европу времен нацизма

Во всем мире, и в Западной Европе тоже, 9 мая проходила акция «Бессмертный полк». Весь мир готов признать: именно Россия спасла человечество от катастрофы, от фашизма. Но, в отличие от новостей о торжественно-траурных акциях, которые происходили 9 мая по всему миру, информационная лента событий на Украине шокировала. В Киеве группа националистов забросала дымовыми шашками и яйцами участников «Бессмертного полка», которые вышли отдать дань уважения родственникам — фронтовикам. В Харькове радикалы срывали со стариков георгиевские ленточки, не давая ветеранам возложить цветы к Мемориалу воинской славы и к Вечному огню. Полиция вмешивалась в подобные конфликты только в крайнем случае, и то, как было понятно из сюжетов новостей, крайне неохотно. Более того, даже президент Украины Порошенко без зазрения совести назвал акцию «Бессмертный полк» российской спекуляцией.

В основе всех подобных событий лежит бессилие украинских властей, которым нечем гордиться. Приписать чужие заслуги и Победу официальный Киев себе не может — никто не поверит, — поэтому пытается просто ее отрицать.

Великая Победа и праздник 9 Мая — это самая крепкая связка между ветеранами и членами их семей. День Победы — это связь нескольких поколений, которые гордятся совершенными подвигами. А у Украины нет ничего своего, поэтому ее власти хотят сломать то, что было. Но у них ничего не получится: миллионы людей по всему миру будут выходить на эту акцию, потому что везде происходили войны и гибли люди.

Украина пытается выбить из сознания людей тот факт, что во Второй мировой войне победили русские. Но правды не скроешь. Американцы, британцы, французы, по сути, проиграли в той войне. Это русский народ сделал все, чтобы их спасти.

Безусловно, Украину на Россию науськивает Запад. Поманили «европейским путем», но поставили условие: стать русофобами. Запад признает переворот в Киеве в 2014 году, однако не признает законное желание жителей Крыма вернуться в состав России, которой полуостров принадлежал столетиями. Крым был передан Украине единоличным административным решением Хрущева.

Но все началось задолго до Хрущева. Украинизация русских велась с 1920-х годов. И теперь животная антирусская направленность царит в этой стране.

Зачем мы вообще создали такую 50-миллионую страну? Зачем-то объединили западные земли, где всегда русских не любили, с Центральной Украиной, да еще и присоединили к ним исконно русские земли на юго-востоке и Крым. А что получили? Донбасс в крови и западные области, где нас еще больше ненавидят.

В результате эта территория оказалась нежизнеспособна. Власть там меняется при помощи «майданов», а последний «майдан» — самый радикальный — показал, к чему приводят перевороты: к насилию, пыткам, всем социальным проблемам, отсутствию демократии. К нацизму.

Украина фактически прекратила свое существование как государство. Украинские «власти» не в состоянии отвечать за свои слова, не в состоянии навести элементарного порядка. Удивительно, что еще ходит какой-то транспорт, что как-то наш газ через эту территорию идет в Европу.

Итак, ЛДПР постоянно напоминает: разделение или включение русских регионов в состав Украины было насильственным. На востоке Украины живут 15 миллионов русских. И нужно, чтобы русские на Украине себя окончательно осознали русскими, чтобы Украина пошла либо по пути Крыма, либо по пути Донбасса, чтобы там была та власть, которую хотят они сами. Нормальная власть, законная — а не нацистская, как сейчас.

Да, Украина — это последний чахлый очаг нацизма в мире. И она ведет беспощадную войну против русских. 9 Мая Украину раздражает, потому что в Великой Отечественной войне Россия победила — тех самых нацистов, которых украинские националисты в свое время торжественно встречали. И на стороне которых воевали против России.

Нашу победу признали все страны, все народы. И даже Германия нам благодарна, потому что мы и Германию освободили от фашизма. Стоят везде памятники русским солдатам, даже в Берлине в Трептов-парке. Именно это для Украины невыносимо, и поэтому они мешают выйти ветеранам и отпраздновать Победу. Науськивают молодежь, хамов — таких же готовил в свое время Гитлер. Как не стыдно мешать праздновать День Победы!

Но скоро это прекратится и таких позорных случаев не будет. Скоро этот очаг нацизма погаснет, потому что порядочных людей на Украине все-таки больше, чем подлецов.

Владимир Жириновский, член Госсовета РФ, лидер ЛДПР

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 19 мая 2017 > № 2183573 Владимир Жириновский


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 19 мая 2017 > № 2182297 Родион Рыбчинский

Рынок муки. Освоение международной арены

Украинский рынок муки несмотря на негативные тенденции развивается, для продукции отрываются границы новых стран, а предприятия строят и обновляют свои мощности. О жизни мукомолам вопреки проблемам и о других тенденциях рынка propozitsiya.com рассказал председатель ассоциации «Мукомолы Украины» Родион Рыбчинский.

- Расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит на рынке муки?

- Официально действующими предприятиями в Украине за прошлый год произведено 2,6 млн т муки. Прогноз на текущий маркетинговый год - 2,7 млн т. К сожалению, динамика производства этого продукта особенно за последние 3 года отрицательная. Это связано с рядом объективных и субъективных причин, в частности уменьшением населения в Украине.

Если посмотреть на потребление муки производителями хлеба, макаронных и кондитерских изделий, то в 2015-2016 МГ из произведенной мукомольной продукции было потреблено 91%, то есть 2400 т. Следовательно, можно говорить, что внутренний спрос отечественными мощностями удовлетворяется полностью и даже с избытком, и этот избыток мукомолы экспортируют.

- Сколько было экспортировано мукомольной продукции в последние годы?

експорт украинской муки- В 2015-2016 МГ - 346 тыс. т муки. На сегодняшний момент с учетом мартовских отгрузок мы идем с небольшим опережением прошлогодних графиков и имеем уже 296 тыс. т. Это связано с активизацией и поиском отечественными производителями новых рынков сбыта. У нас, как в Ассоциации, была договоренность с FAO и ЕБРР по продвижению украинской муки на внешние рынки. Заручившись их поддержкой, имели возможность принять участие в нескольких торговых миссиях и выставках на африканском и азиатском континентах. Мы были в Танзании, Эфиопии, ОАЭ, Гонконге и тому подобное. Было много миссий отдельных кампаний - в Оман, Египет и страны Ближнего Востока. Есть интерес и самих компаний, плюс работа Ассоциации, плюс содействие со стороны государства, что позволило Украине существенно улучшить свои позиции на мировом рынке. Еще несколько лет назад динамика экспорта была на уровне десятков тысяч тонн, а сейчас и в ближайшей перспективе можем выйти на объемы в полмиллиона тонн экспорта.

- Какая страна является лидером по потреблению украинской муки? Кто может стать нашим импортером в перспективе?

- Пока несомненным лидером является КНДР. Напрамую туда поставляем мало - всего около 10% экспорта муки, однако еще около 20% идет транзитом через Китай. Очень интенсивно растет в последние два года экспорт в Анголу, и видим перспективу именно в ней. Если в 2015-м в эту страну поставлялось лишь 2% экспорта (7,6 тыс. т), то сейчас - 10% (27 тыс. т). Интенсивно растет экспорт в регион Палестина-Израиль - видим несколько процентную прибавку объемов. Также появилась новая страна на экспортной карте украинской муки - Сомали, куда в 2016/17 МГ уже поставили около 20 тыс. т.

- Насколько мы конкурентны по ценовой политике и качеству муки на международной арене?

- На самом деле, цена не является определяющим фактором работы с той или иной страной или компанией. Она является лишь одним из критериев. Гораздо важнее для импортеров является качество продукта, его логистика и объемы. Поэтому строгой привязки к ценообразованию нет. Условно говоря турецкие мукомолы, которые мелют ее из украинской пшеницы, более конкурентоспособны чем мы, учитывая низкую цену логистики и другие составляющие производства/поставки.

С другой стороны нужно понимать, что в 90-годах ХХ века и даже в середине 2000-х Украина отгружала на экспорт объемы, которые вполне сопоставимы с сегодняшними - 300-400 тыс. т, но в основном это были контракты с Туркменией и Таджикистаном в обмен на газ и нефть. Сейчас украинские мукомолы, априори, выходят на международные рынки, где из наших давних покупателей остались только Молдова и частично Грузия. Для игроков международного рынка украинская мука - terra incognita. С нашей мукой нужно научиться работать, делать пробные выпечки, приспосабливаться к украинскому продавцу, а на это нужно время.

Мировой рынок торговли мукой не столь большой - в среднем 15 млн т. Он неплохо укомплектован и давно поделен. Мы должны бороться за свои позиции с турками, европейцами, поставщиков из Ирана и Пакистана. Украинским производителям приходится демпинговать, быть более лояльными к условиям поставок, постоплате, чтобы закрепиться на рынке и расширять сотрудничество.

- Не могу не поинтересоваться качеством нашей муки. Скажите, является достоверной информация о том, что украинская мука не дотягивает по качеству до мировых показателей?

- Никаких мировых стандартов качества муки в природе не существует. У каждой страны есть свои стандарты качества пищевой продукции и муки в частности. В какой-то стране они более строгие, где-то меньше и определяются обычно методом пробной выпечки у потребителя. Сказать, что украинская мука чем лучше или хуже чей-то - проблематично. Для определенных рынков наша продукция очень хорошая. Например, в некоторых странах Африки смотрят на украинскую муку как на эталон качества. А для Саудовской Аравии наша продукция ординарная, для Гонконга тоже не идеальная, ведь они привыкли работать с австралийским мукой - это продукт из зерна совсем другого типа и качества. Итак, есть рынки где мы конкурентные и выиграем, а есть и те, на которых по качеству проигрываем, но тогда в ход вступают другие рычаги, в частности цена и договоренности об оплате.

На самом деле хлебопекарные предприятия по всему миру не работают с одним сортом муки, делают комбинации от различных поставщиков и даже стран. Особенно такая тенденция характерна для стран, где мука является априори импортируемым товаром.

- Что сейчас происходит с мукомольными предприятиями? Насколько они загружены?

экспортеры муки- В Украине существует достаточно весомый игрок на рынке муки - ГПЗКУ, который перерабатывает около миллиона зерна в год. Однако больше компаний сосредоточено в частных руках и они производят 4/5 украинской муки. Лишь небольшое количество из них загружено на 80% мощности, остальные работают с 50-60% загрузкой. Аналогичная ситуация с экспортом: есть объемы, которые экспортирует государственная корпорация, но суммарно гораздо больше экспортируют частные предприятия. На мукомольном рынке никаких префенций государственным мукомольных предприятиям не существует - они работают в таком же налоговом поле и рыночных условиях, как и остальные.

- А как обстоит ситуация со строительством новых мощностей? В каких регионах наиболее активно ведется строительство и обновление мельниц?

Действительно, за последние несколько сезонов введены в действие несколько новых мельниц в Харьковской и Николаевской областях. Многие мельницы модернизируют, вводят дополнительные линии. Как правило, устанавливают турецкое и турецко-швейцарское оборудование. Несколько лет назад был модернизирован комбинат в Винницкой области, где установили исключительно украинское оборудование. К сожалению, модернизация и построение объектов происходит не очень активно - все зависит от инвестиций.

основные производители муки в Украине

- О каких суммах на модернизацию и строительство идет речь?

- Нет стандартных цифр. Все зависит от суточной мощности, ассортимента, от того какой цикл будет задействован - с фасовкой, витаминизацией тому подобное. Например, стоимость новой 150-тонной мельницы в зависимости от комплектации может стоить $ 4-8 млн. Учтите, это только прямые затраты на оборудование, системы и коммуникации и тому подобное. В отличие от тех же стандартных элеваторов, здесь есть масса нюансов, которые могут существенно варьировать цену конкретной мельницы.

- Кроме пшеничной муки, которая на сегодняшний день является лидером по производству, есть и другие виды муки, в частности, ржаная, гречневая и тому подобное. Есть ли на нее спрос внутри государства и за ее пределами?

- По итогам 2015-го доля пшеничной и пшенично-ржаной муки составляла 92,8%, при этом 6,5% - это сугубо ржаная мука, остальные - другие виды муки, в частности, кукурузная, рисовая, овсяная, ячменная, гречневая и др. Спрос на нишевую муку как внутри государства, так и за ее пределами есть, однако он не настолько глобальный, потому что нет сложившейся культуры потребления. Бесспорно, нишевая мука имеет более высокую, чем устоявшаяся, цену.

Отдельно хочу остановиться на такой культуре как рожь. Сельхозтоваропроизводителю невыгодно производить ее из-за низкой урожайности. Большинство аграриев выращивает только те культуры, которые имеют высокую стоимость - пшеницу, кукурузу, подсолнечник, сою. Объемы производства ржи в Украине снижаются. Хлебопекари вынуждены импортировать ржаную муку из Беларуси. В 2015/16 МГ мы завезли 20,6 тыс. т, а в 2016/17 МГ включая март уже 20,8 тыс. т. Импорт растет, ведь предложений на внутреннем рынке по этой культуре мало. Де-факто, рожь стало нишевой культурой, и вскоре может стать ею де-юре. По факту, объемы ржаного производства вскоре будут равны другим видам нишевой муки.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 19 мая 2017 > № 2182297 Родион Рыбчинский


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 мая 2017 > № 2211520 Павел Климкин

1944

Павел Климкин, Новое время страны, Украина

Это была одна из самых быстрых и жестоких депортаций в мировой истории под руководством Сталина. Ужасная картина надгробий вдоль железной дороги — последствия событий 18-20 мая 1944 года

«Когда приходят незнакомцы,

Они приходят в твой дом,

Они убивают вас всех и говорят:

„Мы не виноваты, не виноваты…?»

Этими словами своей драматической композиции «1944» украинская певица Сусана Джамаладинова рассказала свою личную историю о сталинской депортации более 240 тысяч этнических татар из Крыма и одержала победу на прошлогоднем песенном конкурса «Евровидение».

Джамале удалось сделать невероятное за одну ночь финала в сфере, где украинские дипломаты борются за правду годами: она объединила Европу в поддержке Украины и крымских татар, направив мощный месседж, который я лично довожу почти ежедневно к коллегам за рубежом: Крым — это Украина! Можно легко догадаться, почему он совсем не был воспринят в России, ведь стал еще одним упреком за их незаконное вторжение и оккупацию Крыма.

Это была одна из самых быстрых и жестоких депортаций в мировой истории под руководством Сталина. Ужасная картина надгробий вдоль железной дороги — последствия событий 18-20 мая 1944 года. «До самой смерти не забуду чувство унижения, когда нас, как стадо животных, погрузили в товарные вагоны, и долгие дни и ночи везли затравленных, завшивленных, голодных: люди умирали, на коротких остановках солдаты выбрасывали трупы из вагонов, хоронить было некогда, паровоз давал гудок и эшелон двигался дальше..», — такие истории не могут оставить равнодушным.

Отсутствие проживания и питания, неспособность адаптироваться к новым климатическим условиям и быстрое распространение заболеваний привело к гибели до 46,2% от общей численности крымско-татарского населения. Лишь в 1956 году крымские татары были освобождены из «лагерей спецпоселения». Зато только независимая Украина окончательно сняла запрет на возвращение крымских татар на историческую Родину и способствовала их устройству в родном Крыму.

К большому сожалению, в 2014 Россия повторила попытку реинкарнации остатков своей империи путем вооруженной агрессии, направленной на насильственное противоправное отторжение Крымской автономии и Севастополя от Украины и их присоединения к РФ. В этот раз Россия не преследовала цель выдворить все крымско-татарское население полуострова. Вместо этого она использует советскую тактику «запугивания и силы» — выдающиеся крымско-татарские политики проукраинских настроений преследуются, оказываются за решеткой, исчезают, подвергаются психологическому давлению и тому подобное.

Заместитель председателя Меджлиса (запрещенная в России организация — прим. ред.) Ильми Умеров был насильно подвергнут «карательной психиатрии», что было любимым сталинским методом репрессий. Несмотря на тот факт, что Украина и ее партнеры начали международную кампанию за его освобождение, господин Умеров достаточно подпадает под уголовную ответственность в РФ за «призывы к нарушению территориальной целостности России».

Чтобы предотвратить это российское вопиющее беззаконие, я готов использовать все имеющиеся инструменты — от политических или судебных мер воздействия до так называемых «методов мягкой силы» вроде кампании #LetMyPeopleGo, направленной на освобождение политических заключенных, содержащихся в России или на территории незаконно оккупированного Крыма.

И наша дипломатическая команда делает первые, но уверенные шаги в направлении к победе. В прошлом месяце Международный суд ООН признал обоснованность позиции Украины и обязал РФ прекратить нарушение Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. В частности, по ситуации в Крыму, Суд обязал Россию «воздерживаться от сохранения или наложения ограничений на способность крымско-татарской общины хранить свои представительские учреждения, в том числе Меджлис; а также обеспечить доступность образования на украинском языке».

Совсем недавно, Комитет министров Совета Европы принял первый документ, посвященный сугубо крымской проблематике, призывая РФ в полной мере выполнять международные обязательства в области защиты прав человека. Одним из важнейших положений документа мы считаем призыв обеспечить доступ правозащитных механизмов СЕ на территорию АРК и продолжить мониторинг в условиях стремительно деградирующей ситуации с правами человека на полуострове..

Уверяю — мы будем продолжать нашу борьбу. Я не устаю на каждой встрече информировать наших иностранных друзей и партнеров о ситуации в изолированном от всего цивилизованного мира Крыма и необходимости принятия последовательных шагов на пути к его неотвратимому возвращению на Украину. Сегодня #Мы все крымские татары! Нашей целью является наконец положить конец многолетней трагедии крымско-татарского народа и объединить свободный демократический мир в нашей борьбе с российской коварной пропагандой.

Павел Климкин, министр иностранных дел Украины.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 мая 2017 > № 2211520 Павел Климкин


Украина. Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 17 мая 2017 > № 2179763

Киев — Москва: не в контакте

Угроза закрыть российские соцсети на Украине начала приводиться в действие, чтобы «не финасировать страну-агрессора». Пользователи уже ищут и находят обходные пути.

Украинцам придется отказаться от переписки в ВКонтакте и «Одноклассниках».

— Пешочком, граждане, пешочком. Двигаем ножками, это полезно для здоровья, а главное — навредит россиянам.

Украинцев пытаются заставить ходить по ступенькам вверх при наличии рядом эскалатора. Именно такая аналогия напрашивается у многих после сообщения о том, что президент Петр Порошенко подписал документ о расширении персональных специальных экономических санкций на ряд российский известных IT-компаний и на связанных с ними украинских юрлиц.

«Украинские интернет-провайдеры должны прекратить предоставлять доступ к „В контакте“, „Одноклассники“, „Яндексу“ и другим российским сервисам. Все официальные страницы президента в этих сервисах будут закрыты», — было сказано в прощальном обращении Порошенко на его страничках в соцсетях. Президент также призвал всех украинцев немедленно выйти из российских серверов из соображений безопасности. Отметим, что в ВК группу Порошенко читали 463 914 пользователей.

Если не поддаваться гневным, срывающимся на русский мат эмоциям по поводу революционного указа Порошенко о запрете работы в Украине ряда российских компаний, в частности, «Яндекса», Mail.ru, соцсетей «ВКонтакте» и «Одноклассники», а попытаться понять причину введения таких ограничительных мер, то они представляются вполне логичными и адекватными методами информационной войны с «государством-агрессором».

И даже если не применять военную терминологию, а просто рассматривать действия украинского руководства как попытку стать менее зависимыми от чужих информационно-коммуникативных средств, аналогично российским тенденциям импортозамещения, все тоже объяснимо.

Но разбор прогнозов, к чему приведут эти запретительно-ограничительные меры, и кто в результате их введения пострадает, вынуждает украинцев назвать мероприятия, мягко выражаясь, неподготовленными, глупыми и не имеющими перспектив достижения задекларированной цели.

Хотя, если следовать мему «ищите выгоду», можно предположить, что Порошенко со своей командой является всего лишь орудием в чьей-то большой игре и его указ зачищает информационный рынок для перераспределения баланса в пользу заказчика, есть такое мнение. Ну, тогда обижаться стоит только на себя и задумываться о том, что сами себе выбрали вождей или позволили другим выбрать.

То, что сии масштабные меры на Украине заведомо обречены на провал ярко говорят примеры неудачной борьбы с Рунетом в России. Все закончилось, даже не начавшись. Запреты быстро научились обходить, а бюджетные средства, выделенные на борьбу с нарушителями, были распилены и потрачены впустую. Однако отрицательный опыт — это тоже результат, полезный хотя бы для того, чтобы понять, что сделать то, что попытались сделать, не так-то просто и дешево.

Практически та же участь постигла российско-украинскую войну платежных систем переводов. Когда Порошенко запретил на Украине российскую «Золотую Корону» и некоторые другие, украинским гастарбайтерам, при посредничестве российских банков, имеющих свой процент, предложил свои услуги американский WesternUnion. И успешно работал, пока Путин не запретил переводить денежные средства на Украину с помощью иностранных платежных систем. Ну и что, перестали переводить? Конечно, нет. Только теперь не так быстро и дороже.

Люди, придумавшие правила финансовой системы, понятные в деталях и тонкостях только узкому кругу посвященных, сами же и разработали схемы как их обойти и по-прежнему получают прибыль с каждой транзакции.Сменились только операторы. Раньше главное место у кормушки переводов на Украине занимал ПриватБанк Коломойского, а сейчас в лидеры вышел Ощадбанк, странным образом принимающий на себя львиную долю перечислений из РФ, которые выходят из России по русской «Золотой Короне», а заходят в Украину уже непонятно по чьей «Интел Экспресс».

В общем, игра такая — украинский лидер продемонстрировал свою победу, российский свою. А банкиры получили еще большую прибыль чем раньше и, думается, поделились с кем нужно.

Наивные предположения некоторых родителей, что после запрета, как оказалось, самых популярных соцсетей, их детишки наконец выбросят свои смартфоны и будут резвиться на улице, разбились вдребезги. «Ага, щас», — ответила взращенная интернетом и разбирающаяся в нем еще с памперсов младая поросль и, буквально за полдня, нарыла больше десятка способов обходить запреты, да еще своим отстойным предкам подсказала технические решения их вероятных проблем.

По мнению экспертов, шансы на успех этого мероприятия составляют примерно 50% на 50%.Теоретически такую возможность можно создать. Но есть риск, что использоваться она будет не по назначению, как это происходит в той же РФ. «Там по решению любого суда можно заблокировать любой сайт, например, неугодной партии или оппозиционного настроенного гражданина», — отметил представитель украинского фриланс-сервиса Freelancehunt Валентин Зюзин в интервью Сегодня.UA.

«Эффективно блокировать доступ к внешним ресурсам невозможно. Даже в Китае, который потратил на блокировку огромные бюджетные средства, пользователь с начальной киберграмотностью в состоянии обойти Великий китайский файрвол, — заметил исполнительный директор Интернет ассоциации Украины (ИнАУ) Владимир Куковский на встрече с журналистами в Киеве. — В Украине для блокирования внешних интернет-ресурсов нет ни технических, ни финансовых, ни юридических возможностей. Но при этом у государства есть другие механизмы воздействия на работающие в нашей стране бизнес-проекты, нарушающие украинское законодательство».

На текущий момент «Вконтакте» и «Одноклассники» занимают больше половины украинского рынка соцсетей. Если доступ к этим сайтам будет ограничен, скорее всего вырастет доля Facebook. Опыт создания украинских соцсетей пока весьма печален — за последние три года было много попыток создать «настоящую» украинскую социальную сеть, но все они оказались безуспешными. Часть сайтов пропала из интернета вовсе, часть — остались существовать, но так и не стали популярными, сообщает Сегодня.UA.

«Создание новой соцсети, ориентированной на национальный сегмент — бесперспективно. Плюс, это недешево, — поделился с „Росбалтом“ мнением украинский IT-эксперт Роман Зубко, — учитывая, как далеко шагнули международные сети, тот же Facebook, Instagram и другие, в плане размера аудитории и возможностей для маркетинга — украинскому „убийце Фейсбука“ потребуются колоссальные ресурсы для выхода на подобный уровень. Поэтому такой сценарий маловероятен».

Эксперты предполагают, что даже после закрытия «Одноклассников» и «Вконтакте», если такового вдруг удастся добиться реально, рекламные деньги без опеки не останутся — их «подберет» Facebook. «Все три соцсети имеют разную целевую аудиторию. Судя по последним исследованиям, Facebook догоняет по аудитории Одноклассники, что свидетельствует о медленном, но уверенном перетекании последней. Минус в том, что Facebook, по сути, останется монополистом и заберет все рекламные деньги», — делится в своем блоге управляющий директор BPO-компании SBT SystemsUkraine Дмитрий Овчаренко.

Впрочем, понятие доли рынка применительно к социальным сетям является условным, поскольку аудитории пересекаются — у пользователей есть активные аккаунты во многих сетях. Тем не менее, в Украине лидирующие позиции по количеству активных пользователей занимают как раз российские социальные сети.

Специалисты сходятся во мнении, что технически полностью закрыть доступ к этим соцсетям нельзя, однако для значительной части целевой аудитории «Вконтакте» или «Одноклассников» базовая блокировка может стать все-таки непреодолимым препятствием. В этом случае ожидается, что аудитория мигрирует в Facebook, где в принципе так же активно может работать российская пропаганда, а Украина при этом приобретает окончательный имидж полицейского государства — ведь в той же России Facebook не запретили.

Выполнение задачи по физическому ограничению доступа пользователей к этим ресурсам возложили на украинских интернет-провайдеров. Однако в Интернет-ассоциации Украины утверждают, что осуществление такой блокировки на данный момент невозможно технически. «По состоянию на сегодня это невозможно выполнить. Для этого провайдерам может потребоваться время и большие средства на переоснащение оборудования и изменение топологии сети», — заявляет председатель ассоциации Александр Федиенко.

Мнения самих провайдеров разделились. Одни говорят: отключим сайты в течение недели, другие, что пока даже не могут понять, насколько это в принципе выполнимо технически. Так совладелец крупного интернет-провайдера «Триолан» Владимир Сидоренко сказал, что для начала его компания должна понять, насколько это вообще «технически подъемно». «Потому что если мы не сможем этого сделать, то тут хоть законы, хоть не законы, а как это сделать?» — поясняет он журналистам.

А вот крупнейший национальный оператор «Укртелеком» отчитался, что уже начал подготовку к отключению российских сайтов. Как рассказал директор по корпоративным коммуникациям «Укртелекома» Михаил Шуранов, работы уже начаты и, по предварительной оценке специалистов, они продолжатся от нескольких дней до недели. Есть и провайдеры, которые уже закрыли доступ к сайтам, повесив объявление: «Доступ заблокирован согласно указу президента».

Несмотря на то что провайдеры в целом заявили о готовности работать по новым правилам, эксперты сомневаются, что после публикации указа президента они начнут массово отключать российские сайты. «Думаю, они будут тянуть до последнего, объясняя это техническими проблемами, — сказал в интервью Вести.UA медиаюрист Клим Братковский. — Пока также непонятно, кто будет контролировать выполнение этого указа. Кроме того, вполне возможно, что грядут иски о признании этого указа таким, который нарушает Конституцию и право на доступ к информации. Непосредственно сама поисковая система ни в чем не виновата. И тот же СНБО не предоставил обоснований того, что она угрожает Украине. Да, в некоторых странах запрещали YouTube, но за нарушение авторских прав. И сделано это было на основании решения суда».

Пока народ, до конца так и не веря в реальность происходящего, гадал, когда наступят обещанные президентом Украины репрессии, правительственное издание «Урядовий курьер» опубликовало документ, тем самым инициировав его вступление в силу. Крупнейшие телеком-компании заявили об ограничении доступа к «ВКонтакте», «Одноклассников», «Yandex» и «Mail.ru» для своих абонентов. Так «Киевстар», «Vodafone Украина» и «lifecell» начали работы по ограничению доступа к сайтам Вконтакте, Одноклассников, всех сервисов Yandex и Mail.ru. Об этом компании сообщили в совместном заявлении.

«Выполняя требования упомянутого указа, телеком-операторы с сегодняшнего дня начинают технические мероприятия по ограничению услуг предоставления доступа к указанным веб-сайтам согласно технических возможностей», — говорится в сообщении. И уже вечером 17 мая пользователи этих провайдеров смогли убедиться в реальности обещанного. Попытки попасть на запрещенные сайты были тщетными. Вот тут и начали вспоминать пошаговые инструкции по обходу блокировки. У людей более старшего возраста, не привыкших общаться с гаджетами «на ты», возникло множество проблем.

Слабым утешением для украинцев стало сообщение телеканала Интер, что их страна — не единственная, где решили ограничить доступ к соцсетям, разработанными другими государствами. Такая практика характерна для Ирана, коммунистических Китая и Северной Кореи. Facebook, Twitter, Youtube.com даже Википедия — там под запретом на постоянной основе. В некоторых других странах — Турции, Египте, Саудовской Аравии или Вьетнаме — соцсети тщательно контролируют. Их блокируют периодически — из-за публикации информации, которая запрещена законом или не соответствует нравственным устоям. Но спустя некоторое время запреты снимают.

Блокирование cайтов и соцсетей в Украине — вызвало неоднозначную реакцию в мире. Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд считает, что это противоречит принципам свободы слова. Солидарна с ЕС и международная правозащитная организация Human Rights Watch. Там назвали такой шаг атакой на право получения информации. Обеспокоенность высказали и в Германии. Официальный представитель немецкого МИДа Мартин Шефер заявил, что подобные санкции не соответствуют европейским ценностям.

А вот в НАТО, наоборот, согласны с позицией Киева. В Альянсе считают — это вопрос национальной безопасности, а не свободы слова.

Тем временем, сайты, попавшие в санкционный список, уже рассылают своим пользователям инструкции, как обойти ограничения и блокировки. К примеру, соцсети «Вконтакте» или «Одноклассники» буквально все объясняют на пальцах. А вот бухгалтерская программа «1С», которой пользуется большинство предприятий страны, пока еще будет работать. В СБУ объясняют, по контракту «1С» доработает до конца года. После — компания не сможет участвовать в гостендерах. Но полностью на территории Украины ее заблокировать не смогут.

В СНБО признают, что на полную блокировку всех сайтов и не рассчитывают. Тем на менее, убытки российских компаний составят несколько миллиардов рублей. В структуре считают, что российское программное обеспечение, прежде всего, предоставляет возможность потенциального, несанкционированного доступа к важной информации и высока вероятность нанесения вреда ее целостности и доступности.

«Четвертый год идет необъявленная война и мы не можем позволить себе финансировать страну агрессора, особенно за деньги госбюджета», — сказал спикер СНБО на брифинге.

Не промолчал и президент, воодушевленный положительным решением по безвизу, пообещав, что: «После прекращения российской агрессии против Украины, сразу же, когда последний российский солдат покинет суверенную и независимую территорию Украины, мы будем готовы к пересмотру этого решения».

Граждане послушали своего руководителя, да призадумались, особенно те, которых уже отключили от доступа к российским сайтам — кого им сейчас больше ненавидеть? Российских солдат, не желающих покидать Украину, или Порошенко с Турчиновым, устроивших проблемы своим соотечественникам.

Валентин Корж, Днепр, Украина

Украина. Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 17 мая 2017 > № 2179763


Россия. Украина > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 17 мая 2017 > № 2176892 Андрей Бродецкий

Война киберсанкций. Что означает блокировка российских сайтов на Украине

Андрей Бродецкий

условиях конфликта с Россией логично выглядит желание Киева ограничить российский бизнес на Украине и перекрыть российским компаниям доступ к личным данным миллионов украинцев. Одновременно украинские власти получили удобный инструмент для ручного управления интернетом, укрепили свои позиции в глазах патриотов и ограничили возможности не только пророссийской, но и оппозиционной пропаганды

16 мая президент Украины Петр Порошенко подписал указ, по которому под санкции попали сотни российских IT-компаний. Среди них такие крупные, как Mail.ru, «ВКонтакте», «Одноклассники», «Яндекс», ABBYY и «1С». Украинские провайдеры будут обязаны ограничить доступ абонентов к сайтам и сервисам перечисленных компаний. Это решение радикально изменит ландшафт украинского интернета и поспособствует еще большему отдалению Украины от России – и в экономическом, и в культурном плане.

Масштабы запрета

«ВКонтакте» и «Одноклассники» – две самые популярные среди украинцев соцсети. Ими пользуются соответственно 16 млн и 9,5 млн человек в месяц. В сумме это примерно половина населения страны. У «Яндекса» 11 млн пользователей и около 30% рынка интернет-поиска. Четыре запрещенных сервиса – «ВКонтакте», Mail.ru, «Яндекс» и «Одноклассники» – входят в топ-10 самых популярных сайтов среди украинских пользователей.

Систему делопроизводства от компании «1С» используют около 300 тысяч украинских предприятий. Сколько пользователей и предприятий используют офисные программы ABBYY, антивирусы Dr.Web и «Лаборатории Касперского», сложно оценить. Но и без точных данных очевидно, что принятая блокировка российских сервисов затронет абсолютное большинство украинских пользователей интернета.

Mail.ru и «Яндекс» поспешили заверить, что санкции существенно не повлияют на их доходы. По словам представителей «Яндекса», доля украинского направления в выручке компании не более 3% (до 2,28 млрд рублей). Аналитики Промсвязьбанка оценивают возможные потери «Яндекса» от запрета в 6,9 млрд рублей (9,1% от выручки компании в 2016 году). Украинский рынок с десятками миллионов пользователей является для этих компаний вторым по объему после российского. Размер убытков российских компаний будет также зависеть от технической проработанности блокировки, поэтому пока оценивать их еще рано.

Запрет ударит и по украинскому бизнесу. Интернет-СМИ потеряют трафик из «ВКонтакте». Магазины и мелкий бизнес останутся без налаженных годами каналов дистрибуции, пользователи – без карт, поиска, почты и многих других сервисов российских компаний.

Понятно, что украинцы от этого не станут меньше сидеть в интернете. Самые продвинутые продолжат пользоваться привычными сервисами через VPN и Tor. Другие просто найдут замену запрещенным сайтам. Из «ВКонтакте» и «Одноклассников» уйдут в Facebook, Instagram, Twitter, Viber и набирающий популярность Telegram. Аналоги большинства сервисов «Яндекса» есть у Google. СМИ, интернет-магазины и все, кому нужна аудитория, уйдут на другие площадки вслед за пользователями.

Больше проблем будет у тех, чей бизнес завязан только на «ВКонтакте», – мелким магазинам придется быстро осваивать новые площадки для продаж. Переформатируется и рекламный рынок. Маркетинговые бюджеты из «Яндекс.Директа» и «ВКонтакте» перетекут в Google AdWords и Facebook. По оценкам Всеукраинской рекламной коалиции, объем рынка поисковых объявлений на Украине в 2016 году составил 1200 млн гривен ($45,4 млн), рекламы в соцсетях (вместе с остальной дисплей-рекламой) – 750 млн гривен ($28,4 млн). Доли «Яндекса» и «ВКонтакте» в этих суммах не раскрываются. В общем, главными экономическими бенефициарами запрета станут американские интернет-гиганты – Facebook и Google, хотя понятно, что лишние несколько миллионов долларов с украинского рынка не окажут серьезного влияния на их финансы.

Сложнее будет с бухгалтерской программой 1С, которую используют, по разным оценкам, от 80% до 98% украинских предприятий. Производитель второго по популярности решения – компания «Парус» тоже попала под санкции. Дешевых аналогов этих продуктов нет. Скорее всего, большинство предприятий будут игнорировать запрет на использование 1С. Это может стать еще одним инструментом для давления властей на бизнес. Тем более что 1С попала под санкции по политическим мотивам: по словам главы Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Александра Турчинова, с помощью софта от 1С Россия осуществляла кибершпионаж и кибератаки на украинскую инфраструктуру.

Техническая сторона

В распоряжении украинских властей пока нет готовых технических инструментов для блокировки сайтов. Нет «главного рубильника» или национального файервола, как в Китае, нет и прямого аналога Роскомнадзора, который уполномочен создавать список запрещенных ресурсов и наказывать провайдеров за невыполнение блокировок.

На топологическом уровне украинский интернет довольно децентрализирован, его сложно ограничивать из-за большого количества узлов с выходом во внешний интернет. Это не Египет, где всего через три узла проходит 90% международного трафика. Судя по всему, реализацию блокировок переложат на провайдеров, а контролировать процесс будет национальный телеком-регулятор НКРСИ, который уже предупредил провайдеров о штрафе за невыполнение запрета.

У юристов тоже есть вопросы к указу президента: в нем нет ни обоснования санкций, ни четко прописанного механизма блокировки. Но это все казуистика – если указ приняли не для галочки (а это, по всей видимости, действительно так), то провайдеры никуда не денутся. Какими нормативными актами это будут регулировать, уже не так важно.

Самый популярный провайдер Украины Укртелеком (1,4 млн абонентов) заявил, что уже работает над выполнением указа и сможет приступить к блокировкам не позже чем через неделю. Другие крупные провайдеры – «Киевстар» и «Воля» – пока изучают технические возможности блокировок и не называют конкретные сроки исполнения.

Политическая сторона

По словам главы СНБО Александра Турчинова, инициатором запрета была Служба безопасности Украины. После подписания указа на сайте ведомства вышло заявление, что российские спецслужбы ведут гибридную войну против населения Украины, используя в своих специальных информационных операциях интернет-ресурсы «ВКонтакте», «Одноклассники» и Mail.ru.

Инициативу активно поддерживали спикеры Народного фронта – парламентской фракции условных ястребов, использующих агрессивную антироссийскую риторику. Еще в феврале с предложением заблокировать на Украине российские соцсети выступил один из спикеров Фронта – советник главы МВД Зорян Шкиряк. Тогда его слова мало кто воспринял всерьез из-за неоднозначной репутации Шкиряка. Не исключено, что это была проверка общественного мнения. Это известный механизм принятия непопулярных решений: сначала маргинальные спикеры вводят их в общественное обсуждение, потом об этом забывают, а далее втихую принимают.

В апреле сайт волонтерской инициативы «Информнапалм» (их тоже связывают с Народным фронтом) опубликовал текст, обвиняющий «Яндекс» в сотрудничестве с российскими спецслужбами. На следующий день СНБО принял решение о санкциях, которое через несколько недель подписал президент Порошенко. По словам активистов, решение заблокировать российские соцсети вынашивалось давно, а заодно с ними вспомнили и про «Яндекс» и другие российские IT-компании.

В блокировке есть политическая логика. Довольно странно выглядит ситуация, когда президент Украины постоянно просит западных партнеров усилить санкции против России, но при этом позволяет свободно работать в стране российским интернет-компаниям с миллионными аудиториями.

В условиях конфликта с Россией вполне логично выглядит желание украинских властей ограничить российский бизнес на Украине и перекрыть российским интернет-компаниям доступ к личным данным миллионов украинцев. Независимо от реальных масштабов или степени добровольности процесса очевидно, что Яндекс или Mail.ru не могут не раскрывать данные пользователей российским спецслужбам. В России ты либо сотрудничаешь с властями, либо не работаешь вообще.

Что теперь

Запрет российских соцсетей вызвал недовольство у большинства украинцев и ухудшил международную репутацию страны. Украина попала в малоприятный список государств с ограниченным интернетом, наряду с Ираном, Китаем, Северной Кореей и Россией.

Но с другой стороны, украинские власти таким образом получили удобный инструмент для ручного управления интернетом, укрепили свои позиции в глазах патриотов и ограничили возможности не только пророссийской, но и оппозиционной пропаганды. Это хорошо вписывается в общую стратегию Порошенко, направленную на усиление президентской власти и зачистку украинского информационного пространства. Пока эта стратегия приносит неплохие результаты: за два года до президентских выборов на горизонте не видно серьезной оппозиции действующему президенту, хотя за прошедшие три года его правления украинцы не увидели ни серьезных реформ, ни экономического роста, ни прекращения войны.

За принятым вчера запретом вряд ли последуют новые ограничения на работу российских сайтов. Кажется, все ресурсы, которые каким-либо образом могли угрожать государственной безопасности Украины – российские телеканалы, соцсети, сайты сепаратистов, другие российские СМИ, – уже запрещены. Скорее для следующего хода в войне санкций украинские власти используют другой козырь – российским компаниям по-прежнему принадлежат два из трех крупнейших мобильных операторов Украины.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 17 мая 2017 > № 2176892 Андрей Бродецкий


Евросоюз. Украина. Россия > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 17 мая 2017 > № 2176872

В Совете Европы говорят о необходимости общего понимания свободы слова и свободы прессы

В Совете Европы обеспокоены блокированием соцсетей и вэб-сайтов в Украине

КИЕВ – Блокирование некоторых крупных онлайн-сервисов и социальных сетей на территории Украины «идет вразрез» с общим пониманием свободы слова и свободы для средств массовой информации. Об этом говорится в заявлении Генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда (Thorbjørn Jagland), в связи с указом президента Украины Петра Порошенко о новых антироссийских санкциях.

«Блокирование социальных сетей, поисковых систем, почтовых служб и новостных веб-сайтов идет вразрез с нашим общим пониманием свободы слова и свободы средств массовой информации. Более того, такие запреты нарушают принцип пропорциональности», – от имени Турбьерна Ягланда 17 мая отмечается на сайте Совета Европы.

Ряд правозащитных организаций также выразили свою позицию по поводу действий официального Киева.

В правозащитной организации Human Rights Watch решение ввести санкции против российских социальных сетей считают политически мотивированным.

«Это еще один пример легкости, с которой президент Петр Порошенко необоснованно пытается контролировать общественный дискурс в Украине. Петр Порошенко может попытаться оправдать этот шаг, но это циничная, политически целесообразная атака на право информировать, затрагивающая миллионы украинцев, их личную и профессиональную жизнь», – заявила 17 мая исследовательница Human Rights Watch в Украине Таня Купер.

Как сообщает интернет-издание «Европейская правда», в НАТО официально отреагировали на решение Киева ввести санкции против ряда российских сайтов в Украине.

«Украинское правительство четко дало понять, что этот указ является вопросом безопасности, а не свободы слова», – сообщили в НАТО.

Представитель Альянса напомнил, что НАТО сотрудничает с Украиной в процессе ее реформирования, в том числе в сфере демократии, верховенства права и прав человека.

«Свобода слова охватывается этим диалогом. Мы верим в преданность Украины своим международным обязательствам, и тому, что в стране действует система сдержек и противовесов», – заявили в НАТО.

В комментарии для прессы секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов отметил, что сегодня главный вопрос – запуск механизма реализации указа президента Петра Порошенко.

«Мы защищаем Украину не только на поле боя, но и от информационной и кибернетической агрессии, которая не менее опасна, чем военная. Я убежден, что все мы должны защищать нашу страну всеми доступными средствами», – отметил Александр Турчинов, сообщает пресс-служба украинского Совбеза.

Он сказал, что «некоторые программные продукты российского производства используются для кибершпионажа, распространения опасных вирусов и кибернетических атак».

Александр Турчинов пояснил, что частным предпринимателям, которые используют российские программные продукты, в частности, для бухгалтерского учета, «мы можем только рекомендовать не делать этого, но то, что касается государственных учреждений, они будут срочно переводиться на программный продукт от отечественного производителя».

По поводу запрета для некоторых российских социальных сетей, секретарь СовбезаУкраины отметил, что их используют для незаконного сбора информации, информационной агрессии против государства, «кондовой пропаганды» и вербовки агентуры российскими спецслужбами.

Напомним, что указом президента Петра Порошенко Украина ввела новые персональные, специальные и экономические антироссийские санкции в отношении граждан и юридических лиц. Соответствующий указа лидера республики был размещен на официальном сайте лидера государства.

О санкциях

Санкции в отношении физических лиц, граждан Украины и России, и других стран вводятся на срок от одного до трех лет, а для определенной категории, в том числе, российских чиновников – на бессрочной основе.

Запрет на использование в стране введен для крупных российских социальных сетей, Интернет-ресурсов, таких как, ВКонтакте, Одноклассники, Yandex, Mail.ru, а также российских средств массовой информации: ТВ Центр, РБК, телеканал Звезда, ВГТРК, НТВ-плюс и других.

Санкции масштабные, против экстремизма

Политолог, эксперт Агентства политического консалтинга «Фабрика медиа» Алексей Курпас считает, что во всем мире существуют определенные ограничения, которые применяются в случае угрозы безопасности государства вплоть до запрещения деятельности различных организаций.

«Насильственные призывы, обсуждение темы свержения государственности, унижение памяти, государственных символов – это не свобода слова в социальных сетях. Это сепаратизм и экстремизм, и не нужно путать свободу слова с информационной войной как частью полноценной войны.

Конечно, что касается индекса свободы слова в Украине, то с ним проблемы на протяжении всей независимости. Какое бы руководство не приходило к власти, оно физически и экономически давило на оппонентов: на действия провластной прессы глаза закрывались, а в отношении оппонентов – применяли нормы закона», – говорит Алексей Курпас корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Вместе с тем, по словам Алексея Курпаса, главное, что следовало бы отметить в новых санкционных списках – это его объем в отношении различных российских, и не только компаний и физических лиц.

«Вероятно, это самый важный вопрос – санкции вводятся решением Совета национальной безопасности и обороны в отношении 468 юридических лиц и компаний! Однако в обществе обсуждают в основном о запрете ВКонтакте, Одноклассников и сервисов Яндекса, в отношении которых действует запрет на три года, но почему-то мало кто удивляется, что санкции по поводу сепаратистских вооруженных формирований – батальонов “Сомали” и “Призрак” введены всего на один год», – подчеркивает Алексей Курпас.

Алексей Курпас считает, что нельзя не считаться с мнением различных профильных экспертов о влиянии и допусках спецслужб к функциональным настройкам социальных сетей.

«Особенно, если учитывать, что определенные социальные сети могут контролироваться спецслужбами, которые вытаскивают информацию, используют какие-то шпионские функции, в таком случае, такие соцсети действительно превращаются в зависимую от, например, ФСБ структуру. И спецслужбы могут формировать заказы на проведение определенной деятельности в сетях.

С другой стороны, никто в Москве в 1942 году свободно не продавал и не позволял печатать немецкие издания. Если мы находимся на войне, и у нас нет возможности ограничить шпионское или сепаратистское влияние, то нет другого выбора – такие соцсети нужно закрывать», – отмечает Алексей Курпас.

Запреты в Интернете обойти несложно

По мнению журналиста и руководителя организации «Репортеры за свободу слова» Олега Сычева, данные санкции «абсолютно невозможно» рассматривать в контексте обеспечения национальной безопасности Украины.

«Интернет – это всемирная паутина. Закрыть что-то – это открыть лазейки для нового, другого. Запретить ВКонтакте невозможно – есть множество способов, как зайти, или выйти с сайта. И это право каждого человека. Этими санкциями подрывается главное – основы конституции Украины на свободу и право. Неужели в социальных сетях было что-то запрещенное для миллионов пользователей? Не думаю. Это решение похоже на желание создать новый бизнес – раскрутить какие-то новые социальные сети», – говорит Олег Сычев корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

По мнению Олега Сычева, запреты социальных российских сетей – это вершина айсберга, однако необходимо учитывать влияние санкций на деятельность украинской экономики.

«То, что запретили и религиозный канал, и информационное агентство, – это называется, “метла метет”. Но в данной ситуации обидно, что бухгалтерская программа 1С попала в список санкций. 98% украинских юридических лиц используют эту программу. Что им теперь делать? Антивирусные программы Кашперского также запрещены. Удалив эти программы с компьютеров, пользователь будет искать другие. Какие? Их кто-то должен будет придумать», – отмечает Олег Сычов.

Соцсети и спецслужбы

По мнению украинского медиа-эксперта Сергея Рачинского, стоит согласиться с тем, что «спецслужбы активно работают в соцсетях».

«Но это исключительно потому, что нет никаких достоверных инструментов измерения эффективности такой работы. То есть, это просто мечта госслужащего – тратить кучу денег, и не отвечать за результат, потому что во многом результат никто не знает и знать не хочет.

Цель этой деятельности вполне материальная и оффлайновая – получить больше денег. Более того, борьба с этим, то есть с деятельностью вражеских спецслужб в сети – имеет ту же цель», – отметил Сергей Рачинский 17 мая на своей странице в Фейсбуке.

Евросоюз. Украина. Россия > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 17 мая 2017 > № 2176872


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 16 мая 2017 > № 2181030 Павел Рябикин

Глава "Борисполя" П.Рябикин: Спустя 12 лет мы вновь говорим о необходимости генплана развития аэропорта

Эксклюзивное интервью генерального директора ГП "Международный аэропорт "Борисполь" Павла Рябикина агентству "Интерфакс-Украина" (I часть)

Вопрос: Расскажите вкратце о своем трудовом опыте. Как он был связан с транспортной отраслью, авиацией?

Ответ: Если говорить об исторической связи, в 1990 году я начал свою профессиональную деятельность как адвокат, и мои клиенты обратились с просьбой оформить контракт, который на тот момент не имел аналогов. Это был контракт по выкупу частными лицами нового самолета Ил-86 с Воронежского авиазавода. Это была первая в истории СССР сделка, когда новый самолет продавался не государственному авиапредприятию, а частному владельцу. Тогда я первый раз столкнулся с авиацией.

На протяжении последующих пяти лет мне пришлось сопровождать судьбу этого самолета, который долгое время летал в авиакомпании "Трансаэро", стал ее бортом номер два, а в середине 90-х был продан "Аэрофлоту". Впоследствии владельцы воздушного судна создали компанию "Экспресс Авиа" в ОАЭ, которая начала работать как грузовой перевозчик. Тогда был большой объем так называемых мешочных перевозок из Эмиратов товаров народного потребления в страны СНГ.

В итоге меня пригласили в компанию директором по финансовым и юридическим вопросам, и я занимался ее деятельностью с точки зрения финансирования восстановления летной годности. Тогда много самолетов Ил фактически поднимали из-под забора, приводили к нормальному состоянию и эксплуатировали на линиях Ближнего Востока, Восточной Азии или Африки.

Позже с авиацией мне пришлось иметь дело в качестве менеджера. С 2005 по 2006 год я работал заместителем министра транспорта. Тогда еще существовал отраслевой принцип назначений, и я отвечал за авиацию и флот. Работая заместителем министра, я впервые познакомился с проблемами аэропорта "Борисполь" и с его спецификой, курировал подготовку генерального плана его развития. Генплан был вынесен на рассмотрение правительственного комитета, успешно его прошел, но очередная смена правительства свела все наши усилия на нет.

Сейчас, придя в "Борисполь", мне приходится заниматься тем же самым - спустя 12 лет мы снова говорим о генплане, о том, что надо документы перевести в разряд градостроительной документации.

Также был опыт в парламенте в комитете по транспорту.

Вопрос: Нет ли для вас должности, или места работы из прошлого, куда хотелось бы вернуться?

Ответ: Я думал о том, чего хотелось бы. Я не отношусь к числу людей, которые оглядываются назад. Считаю, что себя нужно искать в будущем и реализовывать какие-либо идеи, не привязываясь к тому, какие возможности были реализованы или упущены. Нет, у каждого человека свой жизненный путь, поэтому никаких сомнений и сожалений нет. Есть легкая усталость от политики, что, в общем, подстегнуло к желанию уйти в реальный сектор экономики и стало одним из мотивирующих факторов, когда я принимал решение об участии в конкурсе на главу "Борисполя". В тот момент политическая ситуация стала для меня подгружающим фактором, появилось желание сделать что-то своими руками, с учетом опыта. Политика часто нуждается в свежем взгляде на вещи и иногда нужно уступить место тому, кто помоложе, кто видит ситуацию в ином ракурсе, нежели ты после 10-15 лет присутствия в ней. С другой стороны, имея политический опыт, иногда по-другому видишь проблемы предприятия. Это полезно в реализации ряда проектов.

Вопрос: То есть, решение принять участие в конкурсе было вашим личным, ничьих просьб не было?

Ответ: Нет. Это была мое решение. На тот момент я как раз ушел по собственной инициативе из Киевской горгосадминистрации, у меня был сложный период в семье. После того как появился ресурс времени, как раз пошли конкурсы, сыграла свою роль и финансовая мотивация. Потому что это совсем другие возможности, с точки зрения получения адекватной заработной платы за свою работу, и это тоже сильный стимулирующий фактор.

Вопрос: Принимая решение об участии в конкурсах, не рассматривали ли другие предприятия?

Ответ: Мне была понятна деятельность как предприятий воздушного транспорта, так и морских портов, но, к сожалению, Киев находится очень далеко от моря, корни и семья здесь, и для меня "Борисполь" в этом отношении предпочтителен. Я киевлянин, сильно привязан к городу. В качестве советника мэра активно работаю с городской администрацией. Эти составляющие не позволяли мне смотреть за пределы Киева.

Вопрос: Пройдя конкурс и заняв пост главы аэропорта, какие проблемы в его деятельности вы сразу увидели?

Ответ: Я понимал, что "Борисполь" за последние три года достиг феноменального роста всех показателей, начиная от пассажирооборота, который сейчас бьет рекорды, до финансовых показателей, являющихся производными от роста пассажиропотока. Не останавливаться на достигнутом, а наоборот нарастить успехи - вот, по моему мнению, серьезный вызов для руководителя, пришедшего в такой момент.

Прежде всего, мое внимание привлекли те проблемы и неудобства, с которыми я сталкивался ранее как пассажир: дискомфорт во взаимоотношениях с персоналом; определенный дискомфорт, связанный с недостаточно качественными условиями функционирования помещения; дискомфорт, связанный с теми недоработками, которые были заложены в проектное решение при создании терминала D.

На сегодня мы имеем терминал, в котором треть пассажиров проходит транзитом, но транзитная технология не была предусмотрена даже проектным заданием. И теперь нам приходится искать решение, как усовершенствовать его таким образом, чтобы транзитную зону и технологию обслуживания транзитных пассажиров сделать более гуманной и удобной, чтобы люди не стояли в длинных очередях потому, что не была предусмотрена соответствующая зона.

Вопрос: За счет чего это можно сделать?

Ответ: Это целый комплекс мер, которые мы уже осуществляем. Первое, это физическое расширение транзитной зоны, пристройка порядка 1 тыс. кв. м в зоне транзита, которая позволит нам сделать более удобным прохождение зоны контроля авиабезопасности, плюс расширит зону ожидания и коммерческую зону аэропорта.

Второе, это соответствующее увеличение пропускной способности. Мы видим рост транзита, и нам надо ее увеличивать, потому что терминал D имеет пропускную способность 15 млн пассажиров в год, но это распределяется очень неравномерно по сезонам и по времени суток, по пикам. Сложилась ситуация, когда наша пропускная способность ограничена 22 самолетовылетами в час. Поэтому следующий инфраструктурный проект в этом ключе, это строительство новых гейтов для обслуживания пассажиров через "автобусный вариант", который позволит в течение следующего года увеличить пропускную способность до 27 самолетовылетов в час и позволит разгрузить период пиковых нагрузок.

В свою очередь, это влечет за собой необходимость увеличения пропускной способности системы багажного обслуживания. Будет необходимо поставить вторую трансферную линию, новую зону выдачи багажа для внутренних авиалиний, расширить зоны прилета международных рейсов.

Далее, мы имеем четкую тенденцию роста пассажиропотока в последние два года. Мы понимаем, что транзит - это наше будущее, и мы должны для этого увеличивать площади перрона непосредственно возле терминала D. Когда мы говорим об обслуживании транзитного пассажира, мы должны понимать, что если самолет прибыл на дальний перрон, то пока пассажир приедет в терминал, пройдет формальности, попадет на следующий рейс, пройдет много времени. Транзитного пассажира нужно обслуживать в непосредственной близости к терминалу. Таким образом, необходимо наращивать площади перронных стоянок у терминала. И это наш следующий проект, который уже проходит экспертизу, и в ближайшее время мы выставим его на тендер.

Конкурентоспособность транзитного хаба определяется временем пересадки. Чтобы конкурировать с ближайшими пересадочными узлами, которыми являются Стамбул, Варшава, Московский узел, Прага, Вена, мы должны выйти на норматив 40-45 минут по пересадке.

Вопрос: В виду ряда новых проектов скажите, есть ли у вас четкое видение дальнейшей судьбы существующих терминалов B, F?

Ответ: Очень хочется верить в то, что они нам понадобятся. Сейчас они содержатся в законсервированном состоянии. Терминал "В" расконсервируется на период "хасидской программы", а терминал F нуждается в определенной реанимационной программе. Мы ее подготовили, посчитали. Планируем его расконсервацию тогда, когда у нас будет около 15 самолетовылетов лоу-кост авиакомпаний. Возможен перевод туда отдельных перевозчиков, которые летают point-to-point. На ближайший год возможностей терминала D достаточно. Все проекты по нему, которые я перечислил выше, должны иметь трехгодичный цикл реализации, расширение галереи – около четырех лет.

Ну и, конечно, наш знаменитый паркинг - памятник зарытым инвестициям. Результаты двухуровневого отбора подрядчика по нему мы должны получить уже в начале июня. Этот проект нами разбит на две пусковые очереди. Первая – 1 тыс. машиномест, вторая – по площади такая же, но в ходе переосмысления назначения паркинга мы рассматриваем возможность размещения в нем автобусной станции. Вероятно, во второй очереди мы могли бы это сделать. Этот паркинг строился с избыточным запасом мощностей.

Вопрос: Скажите, а стоящая ныне недостроенная конструкция не потеряла ли несущей способности?

Ответ: Прежде чем доделывать проект, мы провели экспертизу, проанализировали состояние конструкции - оно печальное. Не потому, что там что-то нарушено, а из-за большого количества халтуры, непроварки основных швов, неправильного крепления. Создалось впечатление, что очень торопились освоить деньги, и теперь нам придется не доделывать, а переделывать. По некоторым частям непроварка швов достигает 90% - прихватили, и стоит "на соплях".

Если бы мы его сейчас снесли и сделали на этих площадях открытый паркинг, то, как раз получили бы необходимое нам количество машиномест. Но стоимость демонтажа сопоставима со стоимостью достройки.

Вопрос: Возвращаясь ко всем названным вами проектам, какой предполагаемый объем финансирования они потребуют?

Ответ: Пока не знаю ориентировочной стоимости галереи, перрон – около 1 млрд грн., паркинг – 400 млн грн., транзитная зона – 120 млн грн., мелкие проекты – 100 млн. Галерея приблизительно может стоить 1,5 млрд грн. Это пока предположительные цифры.

Вопрос: Был еще один проект, о котором говорил ваш нынешний первый зам Е.Дыхне – грузовой хаб. Вы поддерживаете эту идею?

Ответ: Грузооборот растет практически такими же темпами, как и пассажирооборот. Поэтому имеющиеся возможности грузового комплекса позволят нам работать в текущем режиме еще два-три года без особых проблем. Через три года там должен появиться принципиально новый элемент грузовой инфраструктуры, который позволит нам увеличить мощности в разы. Как одно из решений, здесь мы видим инвестиционный проект. Поскольку эффективная грузовая деятельность обеспечивается теми, кто имеет свои грузопотоки, должен прийти какой-либо оператор.

По просьбе Минифраструктуры мы подготовили первичную документацию для инвестиционного проекта, для привлечения инвестора. Параллельно ищем решение на случай если не удастся найти инвестора, каким образом мы будем этот грузовой комплекс приводить в соответствие с требованиями сегодняшнего дня. Пока рассматриваются разные варианты: от размещения на земле аэропорта абсолютно нового терминала, до реконструкции имеющихся мощностей.

Вопрос: Таким образом, идею переоборудования под грузовой терминала F не рассматриваете?

Ответ: Я думаю, что из двух замороженных, терминал F максимально не подходит для этого. Он строился для обслуживания пассажиров, поэтому я не понимаю, как его переоборудовать, как задействовать его второй этаж под грузы? Да и жаль его, он имеет хорошую возможность обслуживать пассажиров, и думаю, этим и займется в будущем, в частности, обслуживанием перевозок point-to-point. Я не рассматриваю возможности его переоборудования в грузовой.

А вот что касается терминала В, его судьба во много будет зависеть о того, какая схема генерального плана будет утверждена, в какую зону он попадет. Иногда бывают неожиданные идеи. На днях пришли инвесторы, которые предложили сделать там колл-центр на 4 тыс. рабочих мест. В принципе, как идея, почему бы и нет? Все может быть.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 16 мая 2017 > № 2181030 Павел Рябикин


Евросоюз. Украина. Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 мая 2017 > № 2179828

На Евровидении по России не скучали

Украинцы огорчены тем, что на проведение песенного конкурса потрачено много денег, но отсутствия нашей Юлии Самойловой они даже не заметили.

Победил португалец, но второй почти что наш — «российский болгарин».

Конкурсу Евровидение-2017, проведенному в Киеве, пожалуй, более всего, подходит название «запоминающийся» и, как это ни странно, менее всего — «музыкальный». К тому, что ежегодное шоу сопровождается скандалами, привыкли давно. Ну, формат такой — не обойтись без грязи в «высоком искусстве», но того, что игры вокруг мероприятия затмят само действо и фактически не оставят у аудитории светлых эстетических ассоциаций, наверное, не ожидал никто.

Интернет-поисковики на запрос о новостях конкурса выдают все что угодно, но только не информацию о непосредственных состязаниях молодых талантов песенного мира: «Русскую певицу не допустили к участию в фестивале», «Корреспондентов «Комсомольской правды» сняли с поезда на границе с Украиной», «Голый пранкер сделал одолжение Джамале», «Рекордный бюджет украинского Евровидения».

Если не знать, что это, по идее, музыкальный конкурс, то можно подумать, что там неистово занимались политикой, ставили рекорды в опустошении бюджета небогатой страны, в очередной раз портили отношения с соседями, а также демонстрировали в финале мужской стриптиз и несостоятельность организаторов в плане обеспечения безопасности. Хотя Порошенко похвалил их за проведение конкурса на очень высоком уровне, и если бы не досадный инцидент с оголением скандального пранкера в финале, он был бы вообще очень доволен.

«Десятки тысяч человек, включая волонтеров, сделали сверхусилие, чтобы не просто сделать этот праздник, а показать Украину миру, и тут вылезает одна, извините, ж…па, которая думает, что это именно то, что мир должен видеть из Украины», — сказал президент на пресс-конференции.

Правда, как оказалось, проведение Евровидения — это не только огромная ответственность для страны, но и очень большие затраты. На проведение песенного конкурса было потрачено 855 миллионов гривен (почти 30 миллионов евро). Из них 455 миллионов выделили из государственного бюджета, еще 165 миллионов — из бюджета Киева. Остальные средства поступают от спонсоров, продажи билетов, от европейского языкового сообщества и аренды кабинок для комментаторов. Премьер-министр Гройсман заявил, что возвращение денег, потраченных на конкурс, в бюджет государства даже не было запланировано.

Были обнародованы гонорары некоторых приглашенных везд. Например, Джамале за участие в шоу заплатили 985 500 гривен, правда, продюсер певицы заявил, что деньги были выплачены за аппаратуру, костюмы, свет и другие элементы программы, а сама певица выступала бесплатно. Шоу Русланы на Евровидении стоило 394 тысячи гривен, за видео-ролик к ее выступлению было необходимо заплатить без малого 299 тысяч гривен. Также в бюджет Евровидения были включены расходы на транспорт и ресторанное обслуживание.

Финансовые конфликты начались еще в феврале 2017 года. Часть работников «Общественной ТРК Украины», которая занималась подготовкой проведения конкурса, заявила про выход из проекта именно из-за того, что бюджет был сильно раздут. Недавно выяснилось, что трибуны для Евровидения устанавливала компания «АртмаксИнжиниринг», которая, по информации украинского издания «Знамя Индустрии», принадлежит исполнительному продюсеру конкурса Павлу Грицаку.

Именно «АртмаксИнжиниринг», согласно данным системы «Prozorro», предложила свою цену в 23 миллиона 500 тысяч гривен за установку, эксплуатацию и демонтаж зрительских трибун для песенного конкурса Евровидение — 2017. Ее единственным конкурентом была «4e Veranstaltungsprojekt GmbH» с ценой — 24 миллиона 158 тысяч гривен. «Нескромные» цифры на услуги по «установке лавочек» впечатляют. Общая сумма, которую потратили на наряды ведущих конкурса Владимира Остапчука, Александра Скичко и Тимура Мирошниченко составляет 894 тысячи гривен. В частности, два костюма украинского бренда LakeStudio обошлись организаторам в 140 тысяч гривен (пиджаки оценены в 47 тысяч, а брюки в 23).Три костюма от ElenaBurenina -150 тысяч, а работу ателье Indposhiv оценили в 604 879 гривен.

Еще украинцы с удивлением узнали, что их страна, с далеко не благополучной экономикой, может позволить себе тратить на развлекательные мероприятия в три раза больше чем самые богатые представители Европы.

«За нынешний бюджет Евровидения можно было бы провести три подобных конкурса. Не знаю, куда смотрит наша прокуратура, но коррупционная составляющая этого конкурса — на поверхности, — возмутился председатель украинского жюри фестиваля поэт Юрий Рыбчинский в интервью ZN.UA. — Например, в прошлом году в Стокгольме подобное мероприятие провели за 9 миллионов евро. И достаточно прилично. В Эстонии когда-то потратили 12 миллионов евро. Но такие цифры, как у нас, многим странам даже не снились».

Не известно куда смотрела прокуратура, но глава украинского МВД явно пристально наблюдал за финалом Евровидения, да не в записи, потому что мгновенно, а не через продолжительное время, как это происходит с большинством громких дел на Украине, отреагировал на инцидент с оголением во время выступления Джамалы. Аваков заявил, что украинский пранкер Виталий Седюк, который снял штаны на сцене во время финала Евровидения в Киеве, был задержан, ему грозит штраф или лишение свободы на срок до пяти лет.

«В ответ на запросы по поводу идиота, оголившего свой зад перед 200 миллионами телезрителей. Седюк — украинский гражданин. Во время выступления нашей Джамалы, с его слов, он решил реализовать свое хобби, так как неофициально работает провоцирующим журналистом», — написал Аваков на своей странице в Facebook.

По мнению пранкера, он сумел сделать певицу более популярной и поднял ее рейтинги после выступления. Виталий Седюк считает свой поступок на Евровидении социально значимым, так как он смог показать плохую работу охранников на международном конкурсе.

В коллекцию неурядиц конкурса в Киеве можно добавить, что впервые в истории Евровидения во время его открытия на красную дорожку не пустили победительницу прошлого года — певицу Джамалу. Также звезде не разрешили открывать песенный конкурс, хотя такая договоренность изначально была.

В центре скандала оказалась и жена президента Украины — Марина Порошенко, которая во время церемонии открытия конкурса произнесла речь на ужасном английском, хотя, если сравнивать со спичем Мутко, то все не так и страшно.

Не обошлось и без традиционных обвинений в плагиате. После трансляции первого полуфинала конкурса сразу трех конкурсантов Евровидения 2017 обвинили в «воровстве» номера Сергея Лазарева, с которым он выступал в прошлом году на конкурсе в Стокгольме. Певцы из Кипра, Черногории и Азербайджана скопировали его выход на сцену, использовав похожие декорации, спецэффекты и хореографию.

Однако европейские хозяева конкурса похвалили Украину за его качественное проведение. «Каждый год у нас есть какие-то определенные замечания или жалобы: то на транспорт, то на логистику, безопасность или иные аспекты, — отметил глава Евровидения Ян Ола Санд. — Но Евровидение в Киеве прошло безупречно. У нас не было никаких проблем. С украинской стороны все было организовано на высшем уровне».

Победителем Евровидения-2017 стал представитель Португалии Сальвадор Собрал с песней AmarPelosDoi. Жюри и зрители оценили выступление Сальвадора в 758 баллов (382 от жюри каждой из стран и 376 от телезрителей). Он признан лучшим вокалистом Европы и получил заветный хрустальный микрофон, за который боролись участники из 42-х стран. Букмекеры прогнозировали певцу второе место. По их мнению, трофей должен был получить представитель Италии. Однако голоса зрителей и баллы жюри распределились по-другому. В результате итальянец опустился на шестую позицию, а португалец стал победителем.

С разрывом в 143 балла второе место занял представитель Болгарии и подопечный Димы Билана в шоу «Голос» Кристиан Костов. Бронзу в свою страну привезет трио молодых людей из Молдовы «SunStrokeProject». Они заработали 374 балла. Украинская группа O.Torvald со своей песней Time заняла 24-е место — третье с конца, что, естественно, не подняло настроения почитателям ее творчества.

А, вообще, специалистами был отмечен спад интереса украинцев к этому конкурсу, даже несмотря на то, что он проводился на их родине. Трансляция финала Евровидения-2017 в Киеве на телеканале «UA:Перший» прошла с показателем доли 25,4% по аудитории 18-54 в городах с населением свыше 50 тыс. и долей 17,4% по всей Украине. В прошлом году эти показатели составляли 27,3% и 18,3% соответственно, сообщает издание «МедиаБизнес», хотя трансляция шла из Стокгольма.

Впрочем, у 50% жителей Украины сформировалось позитивное отношение к песенному конкурсу, негативное — у 7%, а для 35% граждан это ежегодное мероприятие безразлично. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного в конце апреле компанией Research&BrandingGroup. Вообще ничего не знали о Евровидении 4% опрошенных.

Отдельный вопрос касался отношения к тому, что именно Украина является в 2017 году хозяйкой Евровидения. Позитивно этот факт оценили 49% опрошенных украинцев, нейтрально-безразлично — 39%, негативно — 7%. Впрочем, количество последних явно может увеличится после полной расшифровки финансовых затрат, которые пошли на устроительство конкурса из госбюджета.

«Я не почувствовал праздничной атмосферы в стране. Может быть в Киеве, непосредственно на концерте это и ощущалось, но в глубинке люди обращали внимание на конкурс только благодаря скандалам, — поделился своим мнением с «Росбалтом» меломан со стажем Михаил Карпюк из Днепра. — Впрочем, Евровидение имело непосредственное отношение к настоящей музыке один раз, когда в 1974 году в конкурсе победила легендарная группа «АВВА».

Хотя, есть иная и точка зрения. Британская The Guardian отмечает, что в финале конкурса произошли удивительные вещи: достойная песня одержала победу. При этом англичане указали, что действительно удалось Celebrate Diversity, несмотря на то, что ведущими были трое мужчин. Автор колонки отмечает, что «никто не скучал по России», и это первое Евровидение за последние пять лет, которое он действительно был рад посмотреть.

К сожалению для какой-то части россиян и на радость украинским силовым структурам, отсутствие на конкурсе представительницы РФ Юлии Самойловой не вызвало каких-либо чрезвычайных событий, что позволило советнику министра внутренних дел Украины Зоряну Шкиряку рапортовать об отличном выполнении своих обязанностей по обеспечению порядка службами подразделений МВД. Всего Национальная полиция, Национальная гвардия, Государственная служба по чрезвычайным ситуациям, пограничники задействовали на конкурсе до 10 тысяч сотрудников.

А ведь нужно сказать, что руководители правоохранных ведомств серьезно истерили перед Евровидением по поводу возможности российских провокаций. Может быть, действительно побаивались, а, может, как обычно — пиарились, прибавляя значимости себе и своему ведомству. «То, что Украина запрещает въезд в страну якобы на Евровидение-2017 отдельным российским журналистам — это здорово. Однако, к сожалению, это еще не гарантия, что провокаций от россиян не будет, — предупреждал украинцев перед проведением конкурса нардеп и координатор «Информационного сопротивления» Дмитрий Тымчук в Фейсбуке. — Среди 2000 журналистов, аккредитованных на Евровидение, по данным группы ИС, числится не менее 70 журналистов из РФ. Не слишком ли большая цифра для страны, которая не участвует в конкурсе, и СМИ которой уже заявляли о бойкоте?»

Так или иначе, все прошло спокойно. Никто не лез на сцену с триколорами и не смущал патриотов Украины пророссийскими лозунгами. А что голый зад пранкера поставил жирную кляксу на чистой работе правоохранителей, так это, дескать, не их промах — все претензии к частным охранным структурам, которые обеспечивали безопасность участников.

В итоге получилось, что на Украине не очень скучали по россиянам, а те так и вообще игнорировали конкурс. Вопрос о наказании Украины за недопуск к участию в конкурсе Самойловой тоже не поднимался. Такая вот русско-украинская песня.

Валентин Корж, Днепр, Украина

Евросоюз. Украина. Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 мая 2017 > № 2179828


Украина > Образование, наука > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175930

Перемещенные университеты Украины

Юаким Родстрём (Joakim Rådström), Curie, Швеция

От российской оккупации Восточной Украины и Крымского полуострова пострадало не только множество частных лиц. Предприятиям, организациям, органам власти и, не в последнюю очередь, вузам тоже приходится переезжать в связи с боями. Газета Curie поговорила с некоторыми из них.

Бои на Украине идут уже четвертый год. В то время как Крымский полуостров довольно быстро оккупировали пророссийские войска, и он не был вовлечен в какую-то крупную войну, регион Донбасса на востоке Украины продолжает быть объектом боев. К настоящему моменту около 10 тысяч человек стали жертвами конфликта, а еще тысячи были тяжело ранены или пропали без вести.

Война сильно повлияла как на жизнь людей, так и на экономику, здравоохранение, школы, инфраструктуру и большинство других сфер. Университеты и институты тоже сильно пострадали.

«18 университетов и 11 институтов были вынуждены переехать в пределах Украины. К ним относятся вузы Луганской и Донецкой областей, а также один крымский университет», — сообщает Антон Колвах, PR-менеджер Координационного центра перемещенных вузов — государственной украинской организации, основанной в 2015 году.

Помощь перемещенным университетам

Центр координирует контакты между различными украинскими вузами и оказывает им помощь. Высшие учебные заведения страны довольно высоко котируются на международном уровне, шесть университетов входят в престижный рейтинг QS World University Rankings, а еще восемь — в рейтинг лучших университетов развивающейся Восточной Европы и Центральной Азии.

«Центр помогает ректорам и административным отделам перемещенных университетов найти финансовые ресурсы», — рассказывает Антон Колвах.

Чтобы справиться со своей работой, Колвах и его коллеги общаются с университетами и финансовыми организациями мира, в том числе в Чехии и Польше. К сожалению, оборудование и научные материалы из старых зданий университетов на оккупированной территории заполучить практически невозможно.

«Сейчас там война, так что нам ничего другого не остается, кроме как сотрудничать с иностранными инвесторами и финансовыми организациями. Мы приглашаем из-за границы кандидатов наук разного профиля и преподавателей, чтобы наладить диалог, обменяться опытом и проводить различные научно-исследовательские проекты», — рассказывает Антон Колвах.

Вынуждены бежать подальше от боев

Университеты из регионов, охваченных конфликтом, используют различные стратегии. Те вузы, которые предпочли остаться, вынуждены сидеть тихо или вести себя очень дипломатично, чтобы не ссориться ни с одной из сторон. В результате войны денег и других ресурсов стало гораздо меньше, и нередко возникают проблемы в таких насущных областях, как водо- и электроснабжение.

Многие университеты тем не менее решили переехать на новое место, спасаясь в населенных пунктах ближе к центру Украины, на надежном расстоянии от зоны боевых действий. Один из них — Донецкий национальный университет имени Василия Стуса. Изначально он располагался в охваченном гражданской войной Донецке, но три года назад переехал в здание ювелирной фабрики в городе Винница в Центральной Украине.

«За эти три года мы возобновили преподавание и в какой-то степени заменили утраченные материалы», — сообщает Роман Гринюк, ректор Донецкого национального университета.

Университет заметно пострадал от конфликта на востоке Украины. Студенческие общежития были захвачены повстанцами и превращены в военные бараки, а протестующих студентов и преподавателей некоторое время держали взаперти. Почти 10 тысяч студентов и 500 академических работников — две трети студентов и одна треть академического персонала — после этого ушли из вуза.

«Общими проблемами для нас, перемещенных университетов, стала нехватка материальных ресурсов и то, что оставалось так мало студентов, — говорит Роман Гринюк, — Но сейчас у нас около пяти тысяч студентов и тысяча сотрудников. В Донецке оставались в основном пожилые люди — или же поддавшиеся «„пророссийским" идеям».

Из-за войны в Донбассе многим людям на Украине пришлось принимать одну из сторон и клясться в верности либо изначальной Украине, либо войскам оккупантов и их чаще всего этнически русской культуре, традициям и идеологии. Но касается ли то же самое студентов и преподавателей университетов? То есть, значит ли это, что те, кто переехал в новый филиал Донецкого национального университета имени Василия Стуса в Виннице — в основном этнические украинцы, а оставшиеся в Донецке — этнические русские?

«Нет, я бы не сказал. Украина всегда была многонациональной, как Нью-Йорк! В стране представлены более 150 национальностей. Я, например, на 40 % грек», — отвечает на вопрос Илья Хаджинов, проректор университета по научной работе.

Многие университеты раздвоились

Важным следствием войны стало и то, что многие университеты Украины «раздвоились». Это касается в том числе Донецкого национального университета, который сейчас существует в официальном, украинском варианте и в неофициальном, поддерживаемом Россией. Точно так же раздвоились и другие университеты Донбасса и Крыма, что стало как результатом пропаганды, так и простым способом приспособиться к суровой действительности.

«Однако университеты Луганска и Донецка зарегистрированы лишь в самих Луганской и Донецкой областях, а также в Российской Федерации. Они не входят ни в какие мировые рейтинги», — рассказывает Антон Колвах из Координационного центра перемещенных вузов.

Ректор Донецкого национального университета Роман Гринюк подтверждает эту картину:

«Мы считаем, что университет, оставшийся в Донецке, незаконный. Они не могут там экзаменовать студентов, в то время как мы по-прежнему называемся Донецким национальным университетом».

«Университет-беженец» Романа Гринюка также участвует в различных международных проектах, и его признают европейские и глобальные университетские ассоциации, в отличие от русской версии.

Университеты под российским управлением на оккупированных территориях Украины сейчас действуют под властью Луганской и Донецкой республик. Они больше не относятся к украинской образовательной системе.

Сurie: Как обстоят дела с финансированием научных исследований вашего университета?

Илья Хаджинов: Когда университет захватили, средства были заморожены министерством, но затем мы переехали в Винницу, и финансы вновь стали поступать на наши возобновленные проекты.

Он рассказал, однако, что университет потерял часть своих средств, хотя украинское министерство образования и науки пытается дать ученым возможность продолжать работу. В ноябре прошлого года был принят закон (статья 4718) для урегулирования определенных вопросов по поводу финансовой поддержки и тому подобного для перемещенных университетов.

Сurie: Надеюсь, когда-нибудь вы сможете вернуться на свое исконное место в Донецке.

Илья Хаджинов: Я и сам надеюсь вернуться, но часть моих коллег этого не хочет. Они там все потеряли, включая дома и имущество, и пытаются начать новую жизнь в Виннице.

Украина > Образование, наука > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175930


Украина. Евросоюз. Португалия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175907

Как Украина победила на «Евровидении»

Стоит признать, что настоящим победителем «Евровидения-2017» стала сама Украина.

Питер Дикинсон (Peter Dickinson), Business Ukraine, Украина

Май 2017-го, вероятно, войдет в историю, как знаковый месяц в эпичной одиссее постсоветской интеграции Украины в Европу. За прошедшие несколько недель украинцы отметили безвизовый режим с ЕС и провели зрелищный песенный конкурс «Евровидение».

Победа на «Евровидении»досталась исполнителю из Португалии Сальвадору Собрал, исполнившему незабываемо красивую песню Amar Pelos Dois. Но теперь, когда костюмы сняты и шумиха улеглась, мы можем признать, что настоящим победителем «Евровидения-2017» стала сама Украина. Украинцы смогли представить свою страну тысячам иностранных гостей и сотням миллионов телезрителей по всему миру, создав положительное впечатление вместо стереотипа воюющей и нищей Украины.

В первые две недели мая праздничный Киев наполнили фанаты Евровидения. Украинская столица постаралась впечатлить туристов, открыв множество фан-зон и создав маленькую армию англоязычных гидов. Полиция прошла специальную подготовку, транспортные узлы модернизировали, а клубы и бары из кожи вон лезли, чтобы оказать гостям теплый прием. Между тем, само шоу стало техническим триумфом с блестящим брендингом, потрясающей сценой и профессиональной презентацией.

В процессе были и проблемы, без которых не обойтись: слоган конкурса Celebrating Diversity не отразился на выборе ведущих, которыми стали трое мужчин. Кроме того, городские власти так и не завершили «Арку разнообразия» в центре Киева из-за протестов праворадикалов. Она стала своеобразной метафорой того, что Украина еще не до конца смогла принять европейские ценности. Тем не менее, организация Евровидения-2017 стала в равной мере интересной и впечатляющей.

Есть немало свидетельств того, что усилия щедро окупились. С начала мая в мировой прессе появилось множество положительных материалов, провозглашавших Киев нераскрытой жемчужиной. Гости столицы одинаково щедро осыпали похвалами красоту города, доброжелательных украинцев и отличное соотношение цены-качества. Британский журналист Хайди Стефанс отметила этот необычный энтузиазм в своем популярном блоге о Евровидении на The Guardian, написав «если вы никогда не были в Киеве, вам определенно стоит приехать. Это прекрасный дружелюбный город, в котором потрясающая еда, при этом все до смешного дешево. В последние несколько дней я здесь вовсю веселилась, организация — отличная. Поездка на Евровидение — хороший опыт сам по себе, но то, что я приехала на конкурс в город, в котором раньше никогда не была, делает событие по-настоящему особенным. Так что очень рекомендую».

Успех Евровидения на Украине отнюдь не был предрешен. Прием «Евровидения» — сложное и дорогостоящее мероприятие и создает серьезные трудности для страны, ограниченной в ресурсах и защищающейся от гибридной агрессии России на востоке. Месяцами перед конкурсом ходили слухи о неготовности Киева и его неспособности профинансировать это мероприятие.

Кроме того, Москва пыталась испортить украинское «Евровидение», номинировав на конкурс певицу, выступавшую в Крыму. Кремль спокойно выбрал Юлия Самойлову, зная, что она не сможет выступить в Киеве, поскольку нарушила украинский закон, выступив на оккупированном полуострове. Этот трюк действительно стал плохой рекламой, но в итоге не сорвал концерт в Киеве. Может, даже наоборот — внес свою лепту в успех песенного конкурса на Украине, убрав неудобный политический элемент с повестки дня и позволив организаторам сконцентрироваться на работе над шоу.

Успех Украины как страны-хозяйки «Евровидения» — важная невоенная победа. Она поможет Украине создать лучший международный имидж после десятков лет пребывания в тени и последних нескольких лет, проведенных под знаком зоны военного конфликта. И что особенно важно, это будет противодействовать попыткам России унизить Украину на международной арене. Не сумев убедить глобальную аудиторию в том, что неонацисты захватили власть на Украине, кремлевская тактика изменилась, и теперь Москва предпочитает изображать страну как несостоявшееся государство. Но бурное освещение киевского праздника «Евровидения» — отличный аргумент против этого мифа, представляющий украинскую столицу привлекательным европейским направлением для туризма и бизнеса.

Такое улучшение имиджа может реально повлиять на экономику страны. В бою за международные инвестиции, восприятие играет огромную роль. Успех Евровидения не изменит все в одночасье, но повысит ее авторитет и вдохновит многих выяснить, что страна может предложить. Вот для чего стоит проводить международные мероприятия. Украина теперь получит огромное удовольствие, используя редкую возможность рекламировать себя перед международной аудиторией.

Питер Дикинсон, издатель журналов Business Ukraine и Lviv Today.

Украина. Евросоюз. Португалия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175907


Португалия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175891

Восемь фактов, которые вы должны знать о #Salvadorablе, победителе «Евровидения»

Катарина Омень Маркеш (Catarina Homem Marques), Observador, Португалия

Он занял первое место на песенном фестивале «Радио и телевидения Португалии» (RTP) и одержал победу на Евровидении-2017. Однако творческий путь Сальвадора Собрала начался отнюдь не с этого. Что мы знаем об исполнителе песни «Любви хватит на двоих»?

В последние несколько месяцев его голос стал известен в Европе и за ее пределами, его песня породила множество мемов и хештегов и вновь заставила португальцев полюбить Евровидение. Правда, к тому моменту Сальвадор Собрал уже успел разочароваться в телевизионных конкурсах талантов и даже подумывал о профессии спортивного психолога, пел в барах и отелях Пальма-де-Майорки и влюбился в джаз, который он изучал в Барселоне и который оказал влияние на его первый альбом Excuse Me, выпущенный в 2016 году.

О 27-летнем Сальвадоре Виллар Браанкамп Собрале (Salvador Villar Braancamp Sobral), родившемся в конце 1989 года, уже много писали и говорили: обсуждали болезнь сердца, которая заставляет его жить с постоянной мыслью об отмеренном ему «сроке» (как недавно признался сам певец в программе Alta Definição на SIC), в жестах, которыми он сопровождает собственное исполнение и которые не удивляют тех, кто уже бывал на его концертах, певец видит прямую связь между музыкой и телом, а также спокойную непринужденность, с которой Сальвадор переживал столь неожиданный для него опыт. Приведем восемь фактов, которые позволят вам ближе познакомиться с «Salvadorable».

1. С 11 лет участвует в телевизионных песенных конкурсах

Как фестиваль песни RTP, так и «Евровидение» в национальном и международном масштабах не перестают быть конкурсами музыкальных талантов. Известно, что участие в таких конкурсах для Сальвадора Собрала (и, раз уж на то пошло, Луизы Собрал) было не в новинку: в 2009 году Сальвадор участвовал в шоу Ídolos на телеканале SIC и вышел в финал, исполнив песню I've Got a Woman Рэя Чарльза, который наряду со Стиви Уандером был одним из кумиров его детства. Но и это был отнюдь не первый для Сальвадора Собрала конкурс талантов. Его первый опыт — участие в фестивале Bravo Bravissimo в 11-летнем возрасте, где он исполнил песню Руя Велозу Negro do Rádio de Pilhas. Напомним, что в этом конкурсе, который транслировал телеканал SIC, молодые люди демонстрировали свои творческие способности в музыке, танце и целом ряде других категорий.

2. Музыкант, который мог стать спортивным психологом

Хотя кажется логичным, что при таком опыте Сальвадор Собрал должен был привыкнуть к выступлениям на телевидении, известно, что участие в шоу Ídolos оказало на него негативное влияние, и он решил оставить музыку. Вскоре после этого Сальвадор некоторое время изучал психологию в Лиссабоне. В то время он был большим поклонником футбола. В его лице мы могли потерять музыканта, но обрести спортивного психолога — направление, которым Сальвадор всерьез собирался заняться. Это и привело юношу на Пальма-де-Майорку, где в рамках программы Erasmus он стал учиться на одной из наиболее авторитетных кафедр в этой области. Но никто не станет отрицать, что его место — сцена, перед публикой и камерами он ведет себя так непринужденно, что создается впечатление, будто те не оказывают на его исполнение абсолютно никакого влияния. Волнение? Сознание ответственности момента? Если он и чувствует что-то подобное, окружающим это не заметно.

3. Из баров Майорки — в высшую школу музыки в Барселоне

Именно на Майорке, вдали от внимания, которым его окружила публика после выступления по телевидению, произошло примирение Сальвадора Собрала с музыкой. Случилось это по сути непроизвольно — он начал петь в барах и гостиницах, а эти выступления стали приносить доход, достаточный для того, чтобы 19-летний молодой человек мог вообразить себе, что впредь всегда сможет вести такую жизнь: на острове, работая по ночам. В итоге Сальвадор оставил психологию. И вернулся к учебе уже тогда, когда направление было выбрано окончательно. Оно разительно отличалось от первоначального плана: Сальвадор отправился в Барселону, где стал изучать джаз — музыкальный жанр, в котором певец сегодня чувствует себя уютно и который позволил ему сделать то, что мы видели в Киеве.

4. Джаз и чувство юмора на сцене

Те, кому Сальвадор Собрал стал известен в этом году в качестве участника песенного фестиваля RTP, возможно, не знают, что к тому моменту он уже выпустил альбом Excuse Me и объехал с концертами всю страну. Судя по целому ряду видео, певец любит имитировать звуки трубы с помощью голоса и рук, а его приятели — к примеру, пианист Жулио Резенде — отмечают свойственное ему чувство юмора, которое становилось очевидным каждый раз, когда Сальвадор появлялся перед камерами за кулисами «Евровидения»: «Однажды на концерте мы сыграли песню под названием Nem Eu, после чего воцарилась торжественная тишина, и после долгих аплодисментов Сальвадор сказал: „Ничего себе, вот это тишина, хорошо, что никто не пукнул"».

5. Музыкальные брат и сестра: неразлучные, но очень разные

Сестра Сальвадора, Луиза Собрал (Luísa Sobral), как известно, не только сочинила для своего брата музыку. Она является певицей с солидной музыкальной карьерой: в 2003 году Луиза прошла через тот же конкурс в телешоу Ídolos, изучала музыку в США и выпустила уже четыре альбома, в том числе Cherry On My Cake и Luísa. И хотя брат с сестрой — очень разные, о чем Салвадор не раз говорил в интервью, семейные связи играют ключевую роль в творческом пути молодого певца. Именно Луиза убедила его попробовать учиться музыке, когда брат намеревался продолжать петь в гостиницах (когда у Сальвадора стала появляться первая бородка, сестра называла его «buçolini» (buço — пушок над губой — прим. пер.), что позволяет заключить, что юмор у них — семейная черта). В родительском доме всегда звучала музыка, а во время путешествий все часто пели хором в машине. В общем, это у них семейное, а семья, как известно, — самое прекрасное, что у нас есть.

6. «Любви хватит на двоих» — это да. Но что не попало на фестиваль?

Композиция «Любви хватит на двоих» уже вошла в историю: создана версия для караоке и в стиле heavy metal, ее уже подхватили страдающие бенфикисты и испанские и украинские дети. Кстати, напомним: Сальвадор Собрал сказал, что не против того, чтобы включить песню в свой альбом — настолько сильно он отождествляет себя с песней, написанной для него сестрой. На самом деле, получив от RTP приглашение стать одним из авторов музыки для фестиваля песни нового формата, Луиза Собрал сразу же сообщила об этом брату, хотя готовой мелодии у нее еще не было. Затем ей потребовалось некоторое время, чтобы представить окончательный вариант, который был готов лишь накануне записи. Помимо известной всем песни она предложила еще одну, источником вдохновения для которой, по слухам, послужила фестивальная музыка 60-х годов. Успех ждал песню, которая теперь у всех на слуху. Остается узнать, появится ли в один прекрасный день возможность познакомиться с тем вариантом, который остался не у дел. Ох уж это любопытство.

7. Уже известна дата выхода следующего альбома. И он будет на португальском языке

Большинство песен из упомянутого дебютного альбома Сальвадора Собрала Excuse Me написаны на английском языке (хотя есть одна на португальском и две на испанском — языке, которым музыкант также отлично владеет). И хотя пока нам не известно, какие шаги намерен предпринять Сальвадор Собрал в ближайшее время, мы знаем, что еще до периода Евровидения он приступил к работе над следующим альбомом: его выход намечен на 2018 год, и на этот раз он будет на португальском языке. Хотя теперь на исполнителя будет обращено внимание всего мира, ничто не должно помешать его планам вернуться в студию.

8. Сальвадор прибыл в Португалию в воскресенье

В наших обычаях — тепло и восторженно встречать тех, кто достойно представляет страну. Теперь к этим людям по праву относится Сальвадор Собрал. В минувшее воскресенье лиссабонский аэропорт превратился в место паломничества. И не без основания. Сальвадор Собрал — человек, который, по его собственному признанию, ни разу не смотрел главный песенный конкурс Европы — стал нашим героем Евровидения.

Португалия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175891


Украина. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175809

Украинцам забанили «Яндекс». Порошенко запретил также «Одноклассники» и «ВКонтакте»

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

В новый санкционный список Киева попали 1228 физических лиц и 468 компаний и организаций

Президент Украины Петр Порошенко подписал указ, которым ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны от 28 апреля 2017 года «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)». Текст указа размещен 15 мая 2017 года на сайте главы украинского государства.

Из дополнения к указу следует, что санкции вводятся в том числе против российской поисковой системы «Яндекс» и социальных сетей «ВКонтакте» и «Одноклассники».

«Запретить интернет-провайдерам предоставления услуг по доступу пользователям сети интернет к ресурсам сервисов «Mail.ru» и социально-ориентированных ресурсов «ВКонтакте» и «Одноклассники», — говорится в документе. Доступ будет заблокирован сроком на три года.

Санкции введены сроком на три года в отношении отделений «Яндекса», которого расположены в Москве и в Киеве. Заблокирован доступ ко всем сервисам поисковой системы, кроме главной страницы.

Во вторник, 16 мая, акции «Яндекса» на Московской бирже чуть дешевели на фоне сообщений из Киева. По состоянию на 12:10 мск, акции упали в цене на 1,05% и составили 1602,0 рубля за бумагу. На открытии торгов в среду цена акций равнялась 1619 рублям.

Аналитик банка «Уралсиб» Константин Белов сообщил Forbes, что «Яндекс» не раскрывал официальных цифр о своем бизнесе на Украине. По его мнению, это происходит скорее всего потому, что украинский рынок для них очень маленький и они не стали отдельно публиковать данные по Украине, чтобы никого не путать лишний раз. Белов отметил, что особой угрозы для финансовых результатов «Яндекса» от решения Порошенко быть не должно потому, что «основной источник дохода «Яндекса» — это интернет реклама». Украинский рынок рекламы примерно в 20 раз меньше российского. «Если учесть, что доля «Яндекса» на Украине меньше, чем в России, то я думаю, что цифра дохода также незначительная. Пропорция, разумеется, не прямая. Но при прочих равных зависимость соотношение будет такой», — сказал аналитик.

Советник президента России по интернету Герман Клименко заявил в эфире RT, что санкции вряд ли отразятся на финансовом благополучии российских социальных сетей. «Пожалуй, кроме «Яндекса», не знаю, насколько его это коснется», — уточнил Клименко. Он пояснил, что санкции не скажутся существенно также на рекламных доходах российских компаний. «У нас в российском интернете общая масса украинцев – 12,5%. Я думаю, что от дохода – это не больше 3%», — заявил советник президента Владимира Путина.

По словам Клименко, у Киева могут возникнуть проблемы с реализацией запрета на деятельность российских соцсетей и «Яндекса». «Очень интересно посмотреть, как Украина обеспечит запрет доступа. Останется часть пользователей, которая научится пользоваться VPN, ТОР. Социальные сети типа «ВКонтакте» — это то, что люди очень ценят», — сказал Клименко.

Также ограничительные сроком на три года были введены Украиной против «Лаборатория Касперского» и отделения компании в Киеве, а также компании DrWeb. Экономические санкции введены в отношении ряда российский IT-компаний и связанных с ними украинских юридических лиц, в том числе поставщиков популярных ERP-систем ООО «1С», ООО «Корпорация «Парус», ЗАО «Галактика Центр». В перечне компаний, попавших под санкции, оказались также разработчики ПО в области распознавания ООО «ABBYY» и ООО «Аби Украина ЛТД», ООО «Документ Менеджмент» (Москва), системный интегратор АРО «Энвижн Груп», ООО «Мастердата», АО «Аскон».

Указ о введении ограничительных мер против IT-компаний России был опубликован на сайте Порошенко на фоне заявлений самого президента Украины о киберугрозе со стороны России. «Мы видели кибервойну, когда российские кибервойска пытались повлиять на результаты выборов по всей Европе, в Соединенных Штатах Америки. Мы ожидаем, что это же они будут пытаться сделать на Украине. Уверен, что наша решительность и сплоченность не оставит им ни единого шанса», — цитирует слова Порошенко, сказанные в эфире телеканала ICTV, агентство РИА Новости.

На три года введены санкции в отношении ряда российских СМИ, в том числе МИА «Россия сегодня». В санкционном списке оказались также российские телекомпании «ТВ Центр», ВГТРК, «НТВ-Плюс», «Звезда», ТНТ и РЕН-ТВ.

Всего в обновленный санкционный список Украины вошли 1228 физических лиц. И 468 компаний и организаций.

Украина ввела санкции против российских физических и юридических лиц в сентябре 2015 года. Тогда под ограничительные меры попали 388 человек и 105 компаний. В конце августа 2016 года санкционный список был расширен. В него попали еще 250 физических и 46 юридических лиц. Осенью 2016 года Киев вновь расширил список — 18 октября в него попали российские платежные системы, в том числе «Колибри», которой управляет Сбербанк, «Золотая корона» (РНКО «Платежный центр»), «Юнистрим» (банк «Юнистрим»), «Международные денежные переводы Лидер» (НКО АО «Лидер»), Anelik (банк «Анелик РУ») и Blizko («Связь-Банк»).

В марте 2017 года Киев ввел санкции сроком на год против всех пяти работающих в стране структур российских госбанков, в том числе украинского Сбербанка, ВТБ, «БМ Банка» («внучка» ВТБ), Проминвестбанка («дочка» ВЭБа) и VS Bank («дочка» Сбербанка). Им был запрещен вывод капиталов за пределы Украины в пользу связанных с ними лиц.

Украина. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175809


Россия. Украина > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175738

25 млн пользователей и до 6,9 млрд рублей: чем обернется запрет Киева для «Яндекса» и Mail.ru Group

Андрей Злобин, Екатерина Метелица

Сразу после введения ограничений на территории Украины наблюдался драматический рост трафика в соцсетях «ВКонтакте» и «Одноклассники»

По словам Аси Мелкумовой, представителя «Яндекса», доля поиска «Яндекса» на рынке поиска Украины — 25-30%. Доля украинского направления в выручке компании — 1-3%, говорит Мелкумова. Это составляет, исходя из выручки «Яндекса» по итогам 2016 года в 75,9 млрд руб, от 0,76 млрд до 2,28 млрд рублей.

Впрочем, есть и другие оценки совокупного объема выпадающих доходов «Яндекса» от запрета, введенного Киевом. Илья Фролов, старший управляющий по исследованиям и анализу отраслей и рынков капитала Промсвязьбанка полагает, что они могут составить до 6,9 млрд рублей, или 10% от совокупной выручки портала и поиска в 2016 году (9,1% от консолидированной выручки компании в прошлом году).

По оценке Фролова, посещаемость «Яндекса« украинской аудиторией составила в марте 2017 года 10,8 млн пользователей (в России — 52,8 млн человек), что эквивалентно 56,2% от совокупной аудитории украинского интернета. Таким образом, по оценке аналитиков Промсвязьбанка, украинская аудитория формирует 17,6% от совокупного трафика «Яндекса».

Но снижение доходов не будет пропорциональным, ввиду отсутствия львиной доли сервисов на украинском рынке, говорит Фролов. По его оценке, если в 2016 году средний доход на одного пользователя «Яндекса» с портала и поиска составлял 87 рублей в месяц, то доход с украинского пользователя меньше этой усредненной цифры на 30-40%.

В то же время Фролов отмечает, что выпадающие доходы будут компенсированы ростом доходов на основном рынке компании — в России, поэтому динамика доходов «Яндекса» останется положительной. По мнению аналитика, темпы прироста выручки «Яндекса» лишь замедлятся в 2017 году с ожидаемых 27% до 19%.

В самой компании «Яндекс» (№1 в рейтинге самых дорогих компаний Рунета. — Forbes) отметили, что бизнес группы компаний очень большой и санкции не окажут на него негативного влияния. «Мы считаем Украину важной частью нашей работы и сожалеем, что санкции сводят на нет все многолетние усилия нашей команды», — говорится в пресс-релизе, присланном в редакцию Forbes. В «Яндексе» считают, что главный пострадавший от санкций — это 11 млн украинских пользователей, которые ежемесячно выбирают сервисы компании.

Возможные потери Mail.ru Group

В Mail.ru Group (№2 в рейтинге Forbes «20 самых дорогих компаний Рунета 2017») оценили аудиторию сервисов, попадающих под блокировку из-за украинских санкций, в 25 млн пользователей. «Около 25 млн жителей Украины общаются на блокируемых платформах со своими друзьями в Украине и во всем мире; теперь они будут лишены этих связей», — говорится в заявлении, опубликованном 16 мая на сайте Mail.ru Group.

В компании подчеркнули, что поскольку доля украинского бизнеса в структуре выручки Mail.Ru Group незначительна, то причин для корректировки финансовых планов нет.

Решение Киева запретить использование социальных сетей «ВКонтакте», «Одноклассники» и ресурсов Mail.Ru на территории Украины в компании назвали политически мотивированным. И отметили, что в первой половине вторника, когда было опубликовано решение президента Петра Порошенко, на территории Украины наблюдался драматический рост трафика самых популярных в стране соцсетей «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также почтового сервиса Mail.Ru.

16 мая президент Украины Петр Порошенко подписал указ, которым ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны от 28 апреля 2017 года «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)». Из дополнения к указу следует, что ограничения вводятся в том числе против российской поисковой системы «Яндекс» и социальных сетей «ВКонтакте» и «Одноклассники».

«Запретить интернет-провайдерам предоставления услуг по доступу пользователям сети интернет к ресурсам сервисов Mail.ru и социально-ориентированных ресурсов «ВКонтакте» и «Одноклассники», — говорится в документе. Доступ будет заблокирован сроком на три года.

Также санкции введены сроком на три года в отношении отделений «Яндекса», которые расположены в Москве и в Киеве. Заблокирован доступ ко всем сервисам поисковой системы, кроме главной страницы.

Реакция Кремля

В Кремле назвали введенные Киевом санкции против российских юридических и физических лиц очередным проявлением недружественной и недальновидной политики Киева в отношении России, сообщило РИА Новости. «Это очередной шаг в цепи многих шагов, которые нарушают права людей на Украине на получение информации, которые вредят интересам населения Украины», — заявил пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков.

Он отметил, что не готов ответить на вопрос, будет ли Москва вводить ответные санкции в отношении украинских СМИ. «На Украине не так много каких-то мощных информационных ресурсов и пользующихся популярностью в русскоязычном пространстве», — заявил Песков и подчеркнул, что Кремль, конечно же, «не забывает о принципе взаимности».

Реакция рынков

Во вторник, 16 мая, акции «Яндекса» на Московской бирже дешевели на фоне введенных Киевом ограничений. По состоянию на 16:05 мск, акции упали в цене на 1,79% и составили 1590 рублей за бумагу. На открытии торгов в среду цена акций равнялась 1619 рублям. Акции Mail.Ru Group на Лондонской бирже подешевели на 0,48% и торговались по цене в $26,87 за бумагу.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175738


Украина. Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175728

Украина открыла производство по аресту имущества «Газпрома» на $6,4 млрд

Редакция Forbes

Высший хозяйственный суд Украины отклонил кассационную жалобу российской компании на решения украинских судов низших инстанций о выплате штрафа и пени в 172 млрд гривен

Исполнительная служба министерства юстиции Украины приняла во внимание обращение Антимонопольного комитета (АМКУ) и открыла дело о взыскании с «Газпрома» штрафа в размере $6,4 млрд и об аресте имущества российской компании на украинской территории. Об этом сообщило во вторник агентство «Интерфакс» со ссылкой на представителя АМКУ в суде Михаила Новицкого.

«Поступили уже в адрес Антимонопольного комитета постановления об открытии производства по данному делу и об аресте имущества», — приводит агентство его слова. Новицкий пояснил, что имущества у «Газпрома» на Украине на такую большую сумму, конечно, не будет, «поэтому комитетом рассматривается возможность взыскания средств другим способ».

Ранее во вторник Высший хозяйственный суд Украины отказал в удовлетворении кассационной жалобы «Газпрома» на решения украинских судов низших инстанций, которые обязали «Газпром» выплатить штраф и пени, наложенные АМКУ, на сумму в 172 млрд гривен (около $6,4 млрд). «Суд постановил: решение Хозяйственного суда Киева от 5 декабря 2016 года и постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 22 февраля 2017 года оставить без изменений и кассационную жалобу ПАО «Газпром» — без удовлетворения», — заявил председательствующий судья Валентин Палий.

В течение трех месяцев «Газпром» может оспорить это решение в Верховном суде.

В начале 2016 года АМКУ оштрафовал «Газпром» на 86 млрд гривен, признав российскую компанию виновной в том, что она шесть лет злоупотребляла своим монопольным положением на рынке транзита газа через территорию Украины и тем самым ущемляла интересы компании «Нафтогаз Украины». На уплату штрафа «Газпрому» было дано два месяца. Но российская компания отказалась платить и обжаловала решение АМКУ в суде.

В октябре 2016 года АМКУ подал иск о принудительном взыскании с «Газпрома» штрафа. Хозяйственный суд Киева удовлетворил этот иск, постановив взыскать с «Газпрома» также пени в размере самого штрафа. В феврале 2017 года Хозяйственный суд Киева отклонил апелляцию «Газпрома» и АМКУ объявил о начале процедуры исполнительного производства.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер в декабре 2016 года предупредил, что решения украинских судов могут создать угрозу транзиту российского газа в Европу, так как принудительное взыскание с компании $6,4 млрд может быть реализовано в виде «отъема» газа, который транзитом проходит через территорию Украины в Европу.

Украина. Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175728


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 мая 2017 > № 2175885 Карл Бильдт

Путин — не такой гений геополитики, каким его изображает мир

Карл Бильдт (Carl Bildt), The Washington Post, США

Порой люди утверждают, что Владимир Путин — геополитический игрок, обладающий выдающимися способностями и добивающийся больших успехов. Но если история чему-то учит, то такое утверждение представляется весьма спорным.

Как-то раз Путин назвал распад Советского Союза величайшей геополитической катастрофой нашего века. По весьма ограниченному мнению Кремля, именно так оно и есть. Но Советский Союз был нежизнеспособной системой и поэтому развалился. Появившейся на его месте новой России надо было налаживать дружественные и конструктивные отношения с возникшими на постсоветском пространстве независимыми государствами.

Важнее всего прочего были отношения с Украиной. Два народа имеют общее происхождение, и основой для них была древняя Русь, возникшая тысячу лет назад вокруг Киева. Эти нации шли своими путями, но сохраняли тесные узы дружбы. А их экономики были прочно интегрированы. Говорить по-русски в Киеве было столь же естественно, как и по-украински. Именно твердая решимость Украины больше всего прочего предопределила в декабре 1991 года судьбу Советского Союза. Киеву и Москве предстояло выстроить новую геополитическую структуру на восточноевропейском пространстве.

Но когда к власти пришел Путин, все пошло не так, как надо.

В области политики Кремль активно вмешался в президентские выборы на Украине в 2004 году, поддержав кандидата Виктора Януковича. Это дало толчок оранжевой революции. Победивший на выборах Виктор Ющенко с большой подозрительностью относился к совершенно очевидным козням России.

Путин просчитался на Украине и в экономическом плане, когда решил, что его Евразийский экономический союз должен строиться на основе Таможенного союза и что Украина обязана стать его участницей. Он приложил максимум усилий, чтобы помешать ее стремлению заключить соглашение о свободной торговле с Европейским Союзом.

В ход были пущены все средства, за исключением военных. Мощное пропагандистское наступление на Украине сопровождалось жестокими экономическими мерами. Россия разрывала торговые связи с Украиной, хотя это шло во вред ей самой. Все было сделано для того, чтобы Киев сменил курс. Путинские советники публично предупреждали Украину о «катастрофических последствиях». Когда украинская экономика покатилась по наклонной, Янукович в отчаянной попытке снизить цены на российский газ отложил заключение соглашения с ЕС и исказил его содержание, тайно дав обещание вступить в Таможенный союз.

Так началось народное движение на Майдане. Янукович по настоянию Путина жестоко подавил восстание, применив силу. В результате на улицах Киева погибли более 100 человек. Итог стал катастрофой для обоих лидеров.

В начале 2014 года Янукович бежал из страны, а Путин вторгся в Крым и аннексировал его. Он также начал попытки скроить из южных областей Украины территориальное образование под названием «Новороссия». Кремль полагал, что все это ему легко удастся. Мощная пропаганда на телевидении, маленькие зеленые человечки, действия горячих голов из числа националистов, поставки тяжелого оружия, деньги — да ведь это проще пареной репы!

Но Путина постигла неудача. Осенью 2014 года он был вынужден направить на Украину батальонные группы из состава регулярной армии, чтобы спасти свой замысел от полного провала. К тому времени он уже создал одну катастрофу: подразделение российской армии летом сбило самолет Малайзийских авиалиний МН17.

Сегодня пользующиеся поддержкой Кремля сепаратисты контролируют около семи процентов украинской территории, и им приходится оказывать финансовую помощь на миллиарды долларов. Против ключевых отраслей российской экономики были введены санкции. В ходе конфликта около 10 тысяч человек погибли, а три миллиона были вынуждены покинуть свои дома.

В начале 2014 года Украина оправилась от близкой к катастрофе финансовой ситуации, укрепила свою демократию, начала устойчивый и последовательный процесс реформ, и конечно, подписала с ЕС соглашение об ассоциации и свободной торговле. Между тем, Евразийский экономический союз дышит на ладан, раздираемый спорами, а его члены все чаще считают его недееспособным и нецелесообразным.

А что касается Путина, то ему пришлось усвоить урок, который он должен был понять с самого начала, глядя на историю: нападение на иностранное государство это не лучший способ заводить друзей. Украина, которая всегда была в той или иной степени расколота, сегодня едина в своем противостоянии России. А новое поколение украинцев видит в России врага, а не друга.

Безусловно, Путин хочет войти в историю как руководитель, который вернул Крым. Но поживем — увидим, поскольку с Крымом все не так однозначно.

А все остальное Путин потерял. В трех прибалтийских государствах и в Польше развернуты натовские войска. По всей Европе растут расходы на оборону. Грузия только что получила безвизовый доступ в ЕС. Даже Белоруссия пришла в волнение.

А великая страна Украина уже никогда не будет вместе с Кремлем. Я не удивлюсь, если будущие историки увидят в этом еще большую геополитическую катастрофу, чем распад Советского Союза. Распад Советского Союза был неизбежен. А вот украинской катастрофы вполне можно было избежать. Но Кремль сам ее породил.

Да уж, Владимир Путин — блестящий геополитический игрок. Сами видите…

Карл Бильдт — бывший премьер-министр Швеции и внештатный обозреватель The Washington Post.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 мая 2017 > № 2175885 Карл Бильдт


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 мая 2017 > № 2171451

Трамп призывает Россию и Украину помириться

Натан Ходж, Пол Зонне | The Wall Street Journal

"В четверг, на следующий день после того, как он провел встречи в Вашингтоне с главами внешнеполитических ведомств России и Украины, президент Дональд Трамп призвал эти страны заключить мир, представляя себя кем-то вроде нейтрального миротворца", - сообщают Натан Ходж и Пол Зонне в The Wall Street Journal.

"Трамп опубликовал в Twitter две свои фотографии рядом: одна - с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, другая - с украинским министром иностранных дел Павлом Климкиным - и написал, что встретился с двумя главными дипломатами в один и тот же день в Белом доме, - говорится в статье. - "Давайте мириться!" - гласит подпись под фотографиями, над изображением подписи Трампа и американского флага".

"Это послание знаменует изменение тона Вашингтона в отношении Украины. Администрация Обамы редко призывала две страны заключить мир - вместо этого она представляла США защитником суверенитета Украины и требовала от России прекратить оккупацию Крыма и поддержку вооруженных повстанцев на востоке Украины", - отмечают журналисты.

"В США публикация российским МИДом изображений широко улыбающегося Лаврова в Овальном кабинете в среду подлила масла в огонь политической бури, вызванной предположениями о вмешательстве России в дела США, - указывают авторы. - То, как Москва представила свои дружелюбные отношения с Вашингтоном, особенно взрывоопасно в связи с тем, что это было сделано после неожиданного увольнения Трампом шефа ФБР Джеймса Коми посреди ведущегося ФБР расследования возможного сговора между Россией и предвыборным штабом Трампа".

"Российские чиновники в четверг выразили осторожный оптимизм относительно возможного укрепления связей после встречи Трампа с Лавровым", - передают Ходж и Зонне.

"Пока рано делать какие-то заключения, - сказал пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков российскому новостному агентству "Интерфакс". - Безусловно, весьма позитивным является сам факт того, что ведется разговор".

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 мая 2017 > № 2171451


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171359 Сергей Тарута

Украина фактически легализовала пребывание России на Донбассе

Действующая власть не просто деградирует, а уничтожает будущее страны, считает политик

Светлана Шереметьева, Апостроф, Украина

Для многих украинцев эмиграция стала единственным способом обеспечить существование, оградив себя от войны, коррупции и безработицы. Тысячи трудоспособных граждан покидают страну, а 80% выпускников вузов столицы хотят жить и работать за границей. При этом украинская власть фактически легализовала пребывание России на Донбассе блокадой оккупированных территорий. Об этом в интервью «Апострофу» рассказал народный депутат Украины, экс-глава Донецкой области СЕРГЕЙ ТАРУТА.

- Недавно вы заявили о создании политической силы, которая не станет проектом одного лидера, а превратится в республиканскую партию «Основа». Лично вам политический проект зачем?

— Ситуация в Украине настолько сложная, что фактически перед каждым гражданином стоит выбор: или что-то делать, или уезжать из страны. Если то, что происходит сейчас, продолжится — будущего у Украины нет. Четкий маркер — молодежь: более 80% выпускников киевских вузов хотят уехать жить и работать за границу. Была огромная надежда, что произойдут реформы и системные изменения в стране. Но, с точки зрения институционного влияния, роль гражданского общества в Украине пока, увы, не является ключевой. Ни первый, ни второй Майданы, к сожалению, не привели в большую политику лидеров, думающих о будущем страны, а не о личной выгоде и амбициях. Консолидированных здоровых политических сил, которым под силу переломить эту тенденцию, нет. Очевидно, что нужно брать на себя ответственность и действовать. И этот вопрос встал не только передо мной, но и перед многими успешными украинцами, которые связывают свое будущее с Украиной.

- Так, а какой у вас план действий, чтобы выйти из политического тупика, в котором оказалась страна?

— Действующая власть не просто деградирует, а уничтожает будущее страны. Единственно возможный вариант изменить ситуацию — изменить власть. Для реализации этой задачи и нужна политическая партия. Я многократно отказывался от приглашений войти в состав различных политических сил на самые высокие позиции, потому что каждый член любой политсилы несет коллективную ответственность и за историю этой партии, и за действия всех, кто когда-либо в нее входил. Мы полтора года вели диалог с гражданским обществом и бизнесом, чтобы создать абсолютно новую партию, в которую войдут успешные люди с безупречной репутацией, победители по жизни.

- «Республиканская идеология базируется на повышенной обороноспособности, на увеличении расходов на защиту, позволяет носить оружие, что немаловажно сейчас. Но самое главное — развитие среднего класса населения». Это ваши слова, прозвучавшие во время презентации партии. Сегодня большинство политических сил выступают с подобными месседжами, как планируете завлечь электорат на свою сторону?

— Республиканская идеология гораздо шире. И многие «молодые» партии, кстати, строятся на правильных идеологических принципах, но им не хватает опыта людей с историей успеха — «столпов». А конструкция сильна, когда есть опора.

- Вы считаете себя таким фундаментом?

— Да. Но для успешного проекта таких, как я, нужно много.

- И у вас есть такие люди в проекте?

— Конечно. Это очень известные люди: успешные бизнесмены, государственные деятели. Но, прежде всего, наша партия — стартовая площадка для молодежи.

- Кто конкретно поддерживает ваш проект?

— Представители среднего и крупного бизнеса. Фактически, мы пытаемся объединить единомышленников из бизнес-среды. И таких людей много, потому что проблемы страны — это и проблемы бизнеса тоже. Например, низкий кредитный рейтинг Украины, который определяет уровень капитализации и страны, и бизнеса.

- Неспроста ведь Украина в последнем рейтинге Ernst & Young поднялась на первое место по уровню коррупции в мире.

— Есть страны с достаточно высоким уровнем коррупции, но при этом политически стабильные. Инвесторы соизмеряют риски и все-таки инвестируют в эти страны. В Украине же — и война, и политическая нестабильность, и уровень коррупции зашкаливающий. Совокупность таких факторов отпугивает инвесторов, что неизбежно снижает капитализацию страны. Капитализация — это фактически стоимость объекта, которую определяют инвестор и рынок. Например, в 2008 году квартира обычной киевской семьи стоила 100 тысяч долларов, а сейчас — только 30 тысяч. Со стоимостью бизнес-активов происходит то же самое. Именно поэтому представителям бизнеса в том числе и крупного, говорю: вы должны сегодня беспокоиться о благополучии страны больше, чем о собственных активах. Нельзя быть успешным в стране-банкроте. И мои слова находят отклик — это самое главное. У меня лично бизнеса сейчас нет. Я занимаюсь политикой и хочу все-таки изменить систему. А построить демократию невозможно, пока доля среднего класса в стране не достигнет хотя бы 50%. И чем выше доля среднего класса, тем выше уровень демократии — это взаимосвязанные вещи. Кстати, республиканская идеология базируется на принципах, которые очень своевременны для Украины: культурные и семейные ценности, работающий человек, который может себя обеспечить, если создать ему достойные условия.

- То есть задача государства в данном случае — не мешать?

— Не только не мешать, но и правильно направлять. Государство обязано прилагать усилия, чтобы максимально раскрыть потенциал регионов и развивать наиболее перспективные отрасли экономики.

- Кто ваш избиратель? На какие регионы партия «Основа» делает акцент?

— На всю Украину, потому что жить в мире, иметь работу и достойную зарплату хочет каждый украинец. Мы ориентируемся не на какой-то конкретный регион, а на средний класс в целом. По данным социологических опросов, к среднему классу себя причисляют около 42% украинцев. И каждый человек с высшим образованием потенциально является представителем среднего класса. Но для того, чтобы соответствовать этому определению еще и по уровню доходов, человек должен иметь возможность найти достойную работу. И мы хотим, чтобы в стране был приемлемый инвестиционный климат, были рабочие места — не только для физического, но и высокоинтеллектуального труда. Новые рабочие места в секторе малого и среднего бизнеса — это новые возможности для страны. Плюс государственный заказ, в первую очередь — оборонный. Это и есть основа республиканской идеологии.

- За счет чего вы видите увеличение расходов на оборонную отрасль?

— За счет увеличения доходов страны. Действующая власть считает, что нужно больше забирать у населения, а мы — что нужно больше зарабатывать. При этом сильный оборонный сектор — это не только достаточное финансирование, но и эффективность использования средств. К сожалению, эта отрасль в Украине очень медленно трансформируется и все еще представляет собой старую советскую конструкцию. Если бы не коррупционные схемы и вороватые чиновники, все было бы совершенно по-другому. У нас есть колоссальный интеллектуальный потенциал и возможности развития военно-промышленного комплекса. Кроме того, достаточно острый вопрос — ношение оружия. Почему, например, какой-нибудь чиновник сегодня может получить оружие и защищать себя, а обычный гражданин — нет?

- Вы считаете, что это не спровоцирует всплеска применения огнестрельного оружия в быту? Сейчас и так, что не новость — перестрелка.

— В Швейцарии оружие может купить каждый. Разве там есть какие-то проблемы? Главное — неукоснительное соблюдение законов и наличие четких правил.

- Но мы не Швейцария, нам еще не один десяток лет до их социального и экономического уровня, а, соответственно, и готовности общества ответственно относится к оружию.

— Должен быть механизм, предусматривающий наличие барьеров, которые невозможно преодолеть, чтобы незаконно приобрести оружие, не коррупционная, а честная и профессиональная медицинская оценка вменяемости человека. И тогда опасности не будет.

- Вы давно в большой политике. Сколько нужно времени, по вашим оценкам, чтобы новый политический проект вырос в общенациональную партию с достаточным для прохождения в парламент уровнем поддержки?

— Социологические исследования показывают, что более 44% украинцев, которые регулярно голосовали на парламентских выборах, сегодня не поддерживают ни одну из существующих политических партий. В обществе одновременно присутствуют и огромное разочарование, и огромный запрос на политическую силу, которая опирается на здравомыслящих, профессиональных людей с безукоризненной репутацией. Именно такую политическую партию мы строим. Что касается времени, то полгода — вполне достаточно, чтобы проделать серьезную организационную работу.

- До выборов объединяться с другими партиями вы готовы? Такие переговоры возможны?

— Мы ведем постоянный диалог со всеми здоровыми политическими силами и «молодыми» партиями, которые понимают важность консолидации.

- Как Вы считаете, возможен ли в Украине Майдан-3?

— Существует математическая модель оценки рисков социальных протестов. Так вот, вероятность протестов в Украине — 95 из 100. Исследования уровня депрессивности населения также показывают, что он предреволюционный. Трудоспособные украинцы уезжают за границу. И это уже не эмиграция, а эвакуация. Переломить эту ужасающую тенденцию можно, только объединившись на основе четкой и конкретной экономической программы. У нас такая программа есть — доктрина стабильного экономического развития «Украина-2030».

- Вы хорошо знакомы с ситуацией на Донбассе. Как вернуть оккупированные территории? Сколько времени понадобится, чтобы жители Донбасса вернулись к нормальной жизни после оккупации.

— Вопрос: «Когда освободим Донбасс?» нужно задавать президенту Петру Порошенко, который обещал обеспечить мир. К сожалению, на войне научились зарабатывать большие деньги — и не только российские боевики. И этот заработок уменьшает желание закончить войну. А насчет времени: посмотрите, как восстанавливалась жизнь в освобожденном Славянске, например. Не было ни хлеба, ни воды, ни электричества, а люди выживали. Сегодня это мирный и абсолютно украинский город. Но скорее вопреки, а не благодаря действующей власти. К жизни Славянск возвращался в основном силами волонтеров, бизнесменов и просто неравнодушных людей.

- Насколько эффективным и правильным было решение о блокаде Донбасса со стороны Украины?

— Так называемая «блокада Донбасса» — это российский сценарий, от реализации которого выиграли Российская Федерация и боевики. Украина собственными руками освободила для РФ металлургические рынки, на которых Украина была сильнейшим конкурентом россиян. А российская пропаганда получила новый фактаж, чтобы рассказывать жителям оккупированных территорий и международной общественности: «Смотрите, так это Украина своих жителей не защищает, мы вынуждены им помогать, потому что Украина отказалась». Так называемая «блокада Донбасса» фактически легализовала пребывание РФ на оккупированных территориях.

- Вы неоднократно говорили о том, что Валерия Гонтарева должна покинуть пост главы НБУ. Похоже, что это все-таки случится. Какие ошибки допустила глава НБУ, во сколько они обойдутся Украине и как это исправлять?

— Во-первых, Гонтарева перепутала собственный карман с государственным. Во-вторых, забыла, что должна слушать не президента и иностранных консультантов, а украинский народ. В-третьих, Гонтарева ошиблась с выбором места работы, потому что профессионально не отвечала критериям, которым должен соответствовать глава Национального банка.

- Кто сейчас может изменить ситуацию в НБУ?

— Человек, который отвечает трем критериям: профессионализм, патриотизм и порядочность. Уверен, что в стране достаточно людей, которые им соответствуют: Роман Шпек — достойная кандидатура, Александр Шлапак, Владимир Лавренчук, Александр Деркач. Руководителем Нацбанка должен быть человек дела с хорошей репутацией. Ведь не позволяют же управлять самолетом тому, кто не окончил летное училище и не имеет летной практики? Важно, чтобы все-таки экспертная профессиональная среда вместе с нашими западными партнерами, кредиторами, предложила кандидатуру на должность главы Национального банка. Однако эксперты и западные партнеры должны занимать нейтральную позицию в вопросах управления Нацбанком, а руководитель НБУ должен больше думать о своей стране, чем об их интересах.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171359 Сергей Тарута


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 12 мая 2017 > № 2171057 Валерия Гонтарева

Эксклюзивное интервью главы НБУ Валерии Гонтаревой агентству "Интерфакс-Украина" (часть II)

-- О недавнем визите в Вашингтон. Сохраняется ли сегодня, на ваш взгляд, доверие к украинскому руководству?

-- Конечно, доверие есть, доверие большое. Поэтому мы получили два транша подряд по программе МВФ, а не с перерывом в год.

-- Не свидетельствует ли о снижении доверия наличие в обновленной программе целого набора достаточно серьезных требований, несмотря на непростую политическую ситуацию в стране - пенсионная и земельная реформы, создание антикоррупционного суда?

-- Они все были и раньше, их просто несколько сдвинули и поощрили нас за хорошую очистку банковской системы. На нашей, нацбанковской, территории сделано все, почему я и говорю, что мой мандат выполнен. Теперь банковскому сектору просто нужно нормально расти и развиваться. А все остальные структурные реформы еще не завершены. По-моему, сомнений, что их надо делать, нет ни у кого - ни у президента, ни у премьера, ни у министра финансов.

--В следующий раз эти сроки уже не передвинут для выделения траншей?

-- А какой смысл их передвигать? Да и куда? Уже совершено четко обсуждались параметры пенсионной реформы -- я впервые увидела реально разработанную модель. Обсуждаются также параметры земельной реформы… Я, наконец, вижу реальные шаги, и это очень хорошо, потому что раньше были обещания. А сейчас есть модели и обсуждения.

Чем отличаются популисты: они болтают, технократы - считают. Модель же сама покажет, что вам нужно делать.

-- Я как выпускник КПИ тоже понимаю, что без повышения пенсионного возраста пенсионное уравнение не сойдется. Иное дело, что такое повышение можно закамуфлировать под повышение эффективного пенсионного возраста.

-- Почему эффективный пенсионный возраст? Потому что модель построена на эффективном трудовом стаже. Нет задачи, чтобы пенсионеры работали поголовно, поскольку и молодежи негде работать. Есть задача соответствия пенсии отработанному профессиональному стажу. Я начала работать в 21 год, к 53-м проработала 32, и самое время по стажу идти на пенсию. (Хотя даже если я 32 года отработала и заработала пенсию на всю свою жизнь, раньше 60 мне ее не начнут выплачивать.) Но, извините, если кто-то и 15 лет не отработал без уважительных причин, а ему уже 60, то можно и поработать еще. Почему он должен получать такую же, как и остальные пенсию?

Поэтому мне нравится модель, которую мы разрабатываем совместно со Всемирным банком. Она говорит о правильных принципах. Термин "эффективный" не для того, чтобы затуманить, а чтобы все поняли, где базис: базис – это твой трудовой стаж.

-- Ваше отношение к запуску второго, накопительного, уровня пенсионной системы. Сейчас время или не время для его внедрения?

-- Я не считаю, что второй уровень категорически бы мешал нашей солидарной системе. Другое дело, что в таком случае мы опять на работодателя возлагаем дополнительную нагрузку, потому что на втором уровне еще платит работодатель, и только на третьем уровне ты платишь сам.

Я, в принципе, за накопительную систему, но все должно быть просчитано. Скорее всего, сейчас нужно сделать совершено четкий нормальный первый уровень, потому что только недавно была снижена нагрузка на работодателя в виде снижения ставки единого социального взноса (ЕСВ) до 22%.

Например, Национальный банк в свой корпоративный негосударственный пенсионный фонд сейчас платит 3% от зарплаты сотрудников. А когда я сюда пришла, то было 15%! Просто разбазаривались государственные деньги.

-- На "СвижачОК" и другие подобные проекты, которые так и не были реализованы…

-- Да, более 700 млн грн украли из фонда!

-- Есть ли смысл запускать второй уровень, но на привлеченные деньги покупать только госбумаги? Это не перекладывание денег из одного государственного кармана в другой?

-- На каком-то этапе, если у вас нет рынка, то куда еще вкладывать? Например, первое, что я сделала, когда 24 августа 2014 года открыла файлы нашего пенсионного фонда с аудиторским заключением и увидела, какие там fraud (мошенничество) и дыра, я всем сказала: теперь работаем только по мандату - вкладываем только в ОВГЗ и депозиты госбанков. Раньше у фонда депозиты в таких банках были, что и "СвижачОК" заплачет (выведенные с рынка БГ Банк, банки "Софиевский" и "Камбио", Реал банк, Имэксбанк, Еврогазбанк – ИФ). А потом еще оказывалось, что под эти депозиты брались кредиты, которые дальше выводились на тот же "СвижачОК": выглядело как депозит, но депозитом уже не являлось – чистой воды fraud.

В результате за эти два с лишним года наш пенсионный фонд сделал инвентаризацию, оценил все активы, подал в суд по всем проблемным активам, очистил полностью весь свой баланс от crap (дряни). Весь 2016 год менеджмент фонда работал над внедрением риск-модели вместе с Deloitte, и вот теперь они мне доложили, как она настроена и калибрована, на что и когда устанавливаются лимиты. Вот такой уровень управления уже позволяет добавлять в портфель что-то еще. Но для этого должны быть какие-то инструменты на рынке. Сейчас реальная активная кривая доходности ОВГЗ на рынке – до трех лет. Поэтому пока фонд вкладывает в ОВГЗ до трех лет. Банки, в которых размещаются депозиты, сначала были только государственные, затем добавились и с западным капиталом. Сейчас, когда рынок будет полностью очищен, будет полный надзор и все банки докапитализированы. С такой риск-моделью – пожалуйста, расширяйтесь.

Такой же подход и к фондовому рынку, на котором сейчас реально три работающие бумаги. Оживится он – пожалуйста, работайте на местном рынке ликвидных акций. В дальнейшем разрешим покупать евробонды наших эмитентов, валютные активы и т.д. Но главное - сначала надо иметь полностью настроенный механизм контроля и риск-менеджмента.

Как я неоднократно говорила, модель управления внутри Нацбанка выстроена так, что решения не принимаются единолично. Я, кстати, не член комитета по надзору, комитета по управлению изменениями, кредитного комитета.

Сегодня, например, если российские банки захотят завести сюда какого-то странного молодого человека акционера, и он позвонит главе Нацбанка, то глава НБУ скажет ему, что законом предусмотрена процедура согласования пакета документов на приобретения существенного участия в банке. По процедуре, в НБУ решение о согласовании принимает не правление, а комитет по надзору. Именно он рассматривает проверенные департаментом лицензирования НБУ документы и принимает коллективное решение - согласовать или отказать в приобретении существенного участия в банке.

Я - не член комитета. Я не могу туда прийти и начать рассказывать, что мне нравится какой-то странный молодой человек, потому что есть закон и есть процедура, которую мы, как государственное учреждение, должны выполнять.

-- Тогда кому в такой ситуации звонить в этой стране?

-- Бесполезно вообще звонить. Это касается и выдачи рефинасирования: окончательное решение принимает правление на основании решения кредитного комитета. А на кредитном комитете сидчт 20 человек -- финансы, риск-менеджемент, надзорщики, финмониторинг. Вот это и есть институциональная перестройка.

Мой месседж коллективу – чтобы вы, 500 спартанцев, сделав все эти все реформы, перестроив систему принятия решений, не позволили вас никому согнуть и сломать.

-- Но для этой команды именно вы были гарантом, что сломать не смогут.

-- Вы бы поучаствовали как-то в заседании какого-то комитета, когда там собираются юристы, риск-менеджмент, надзор и финансовый мониторинг.

У каждого есть свое мнение, которое сложно сломить.

-- Возвращаясь к теме Вашингтона. Что можно сказать о новой администрации США? Вы почувствовали какое-то изменение отношения к Украине?

-- Честно говоря, нет. Нас всегда очень хорошо принимали на всех уровнях. Единственное, может быть, можно почувствовать, что еще не все уровни вертикали заполнены. Например, раньше у нас был министр финансов (Джейкоб) Лью, под ним -- Натан Шитс, под которым Рамин Тулуи, а дальше -- Клей Бери. Вот с Клей Бери я виделась, а других новых заместителей новый министр Стивен Мнучин еще просто не назначил.

Но на всех остальных уровнях везде просто колоссальная поддержка нам и нашим реформам: и в МВФ, и во Всемирном банке. На многих встречах мы были вместе с министром финансов Александром Данилюком - драйвером реформ в правительстве, поэтому это поддержка не только Нацбанка. Понятно, что они уже знали, что я ухожу, так как я об этом предупреждала. Мне говорили очень хорошие слова, было даже как-то неудобно, поскольку я более скромный человек.

Что конкретно обсуждали по нашей банковской линии, так это стратегию банков, их развитие – это главный приоритет должен быть сегодня, когда после очистки рынка 52% активов банковской системы в госсобственности. Это необходимо делать совместно с Минфином, с изменением законодательства о корпоративном управлении, с назначением независимых наблюдательных советов. Верхнеуровневую стратегию со своим видением Нацбанк написал, я об этом говорила со Всемирным банком, с IFC.

-- Можете уже публично ее озвучить?

-- Если помните, мы еще с министром финансов Наталкой Яресько написали стратегию развития госбанков, которую пришлось переделывать из-за национализации ПриватБанка, но и в ней уже были ЕБРР и IFC (они там назывались "международные финансовые институции"), которые принципиально могут входить в капиталы банков как миноритарные акционеры, помочь с улучшением корпоративного управления.

Новый проект, который мы написали как регулятор, – это уже больше верхнеуровневая стратегия. Она нужна для того, чтобы определить ниши, в которых госбанки будут работать, чтобы они не пересекались, чтобы не было нездоровой конкуренции. Потому что некоторые наши госбанки никак не могут понять, что ПриватБанк -- уже тоже госбанк, что нужно вести себя на рынке несколько по-другому. Мы ждем обратной связи по нашему проекту от Минфина как собственника и от международных организаций как наших технических партнеров.

Повторюсь: на этот год я вижу приоритет в перезапуске госбанков в правильном направлении их ниш: каковы их судьбы, кто войдет в их капитал, как перестроится корпоративное управление. А уже внутри самих банков за их бизнес-стратегии будут отвечать наблюдательные советы. На горизонте трех-четырех лет, примерно к 2020-му, мы как регулятор хотим, чтобы доля госбанков уменьшилась до 30%.

-- Честно говоря, уже надоело каждый год докапитализировать госбанки из госбюджета.

-- Но "Приват" еще придется докапитализировать

-- А Ощадбанк и Укрэксимбанк, которые только в этом году вновь получили ОВГЗ на 15,5 млрд грн?

-- Уже все докапитализировали. А в случае "Привата", к сожалению, пост-аудит показал необходимость докапитализации.

-- Согласно опубликованным отрывкам вашего проекта, "Укрэксим" теперь может обойтись без иностранных акционеров. Почему?

-- В первой нашей стратегии, которую мы делали еще с Наталкой (Яресько), мы предлагали вхождение международных организаций в "Укрэксим" больше для корпоративного управления. Если же сейчас будет нормальный закон о корпоративном управлении, независимых наблюдательных советах, тогда эта необходимость отпадает. К Укрэксимбанку можно будет относиться как к реальному экспортно-импортному банку, которые во всем мире на 100% государственные. Если ввести хорошее корпоративное управление, то все международники просто будут давать ему деньги. "Укрэксиму" только на днях ВБ одобрил кредитную линию, поэтому доступ к фондированию у него есть уже сейчас. Главное по стратегии – это не работа с населением, с малым и средним бизнесом (SME), а экспортно-импортные контракты нашей страны.

Ощадбанк – там у нас корпоративный сектор и население. Этот банк у нас пока самый универсальный. В него, в принципе, хорошо бы запустить какого-то международного миноритарного акционера, а затем уже смотреть -- или выводить на IPO, или на какую-то стратегическую продажу.

"Приват", если полностью сможет реализовать свой потенциал, который у него в силу его размеров наибольший, и сосредоточится в нише ритейла и MSE, то сможет очень быстро начать расти.

-- В вашем видении "Приват" будет больше ощадным, чем сам "Ощад"?

-- Да, он и так больше: 33% депозитов населения там. Когда я пришла в НБУ, мы все очень хотели, чтобы Ощадбанк составлял конкуренцию "Привату". Тогда его доля была 6%, сейчас -- около 15%. Рост – ого-го! И мы довольны. Я как пользователь Ощадбанка (Нацбанк свой зарплатный проект на карточках "Простир" перевел в Ощадбанк) скажу: реальные метаморфозы происходят прямо на глазах - мобильный интернет-банкинг, любые лимиты, овердрафты, оплатить можно много чего. На мой взгляд, "Ощадный" очень хорошо в этом вопросе развивается.

-- Но ведь и докапитализация была на миллиарды гривень. Вопрос: кто за это все платит?

-- Обычно у нас докапитализация происходит ценными бумагами, на которых можно мертво сидеть и ничего не делать. Я вам сейчас рассказывала о бизнес-развитии Ощадбанка -- оно есть, и я его могу за это похвалить. Как минимум, могу сказать, что банк пошел в правильном направлении, начал развиваться и там есть будущее.

У "Привата" же есть хорошая платформа, поэтому если нормально написать бизнес-план и начать активно работать с ритейлом и MSE, а не просто набирать депозиты и, как раньше, сифонить их в свои бизнесы через оффшоры по всем направлениям, то они очень быстро могут стать крупнейшим банком ритейла.

-- Можно, на ваш взгляд, избежать крупной монетизации внесенных в капитал госбанков ОВГЗ?

-- А я никакой крупной монетизации и не жду. Должен быть бизнес-план, под который настраивается вся продуктовая линейка, скоринговые системы. У них есть база и все основания, чтобы это построить довольно быстро и эффективно. Сейчас им монетизация вообще не нужна, у них есть избыточная ликвидность.

-- Просто в обновленной программе с МВФ немного напугала цифра докапитализации госбанков и Фонда гарантирования вкладов физлиц в этом году в 98 млрд грн.

-- Не будет такой докапитализации, не волнуйтесь. Вчера на комитете финансовой стабильности совместно с Минфином мы уже рассматривали заключение аудита, которое увидели неделю назад. Понятно, что аудитор обязан был сделать пост-аудит и по самому консервативному сценарию, и по менее консервативному, и мы еще со своей стороны смотрели как регулятор, где какие показатели могут быть. Так что не волнуйтесь, докапитализация будет, но таких сумм не будет.

-- Еще вопрос по поводу "Привата". В проекте аудиторского отчета, который был опубликован, указывались операции по реструктуризации портфеля в октябре-ноябре прошлого года на 137 млрд грн. Почему Нацбанк не смог их остановить?

-- Как, по-вашему, Нацбанк может остановить операции, которые делались в Днепре в их балансе?

-- Ведь куратор там был.

-- Вы себе представляете: 20-тысячный персонал, дальше -- правление банка, дальше -- акционеры банка и на все это – куратор? Эти люди делали со своим балансом все, что хотели. И так продолжалось 22 года. Программа рекапитализации (подписанная акционерами в начале 2016 года - ИФ), включала в себя реструктуризацию кредитного портфеля. В декабре, когда акционер написал письмо (о национализации – ИФ), он что пообещал?

-- Опять реструктуризировать этот портфель.

-- Вот видите, какое хорошее слово -- реструктуризировать. Почему же вы меня спрашиваете, что он делал? А реструктуризация кредитов как там была написана -- без cash flow (денежных потоков), без ставки, без реальных активов в залогах?

-- Я не видел документа, поэтому я вас и спрашиваю.

-- Я всегда говорила, что капитализация этого банка - это комплексная программа. Большая часть ее предполагает принятие активов на баланс. Помните, в 2016 году удалось 31 млрд грн реальных активов взять на баланс. Вторая часть – это реструктуризация кредитов, но такая реструктуризация – это когда из пустышки, в которой ничего нет, появляется реальный кредит реальному предприятию с реальным денежным потоком.

- Я так понимаю, что реструктуризация в октябре-ноябре прошлого года была в другом направлении.

-- Она была фиктивная: одним фиктивным компаниям было сказано реструктуризировать - они реструктуризировали на другие фиктивные компании. Один fraud закрыли другим fraud.

-- Но ведь валютные кредиты перевели в гривневые, пришлось потом валютные ОВГЗ при докапитализации выпускать.

-- Послушайте, под все эти кредиты создали резервы. И под те кредиты тоже бы создали резервы. Вам какая разница, с какой валютой у вас пустышка под названием кредит? На самом деле деньги выведены, там ничего не было. Было обязательство реструктуризации, вот они и делали вид, им нужно было тянуть время, иначе они не выполнили бы программу. Мы, со своей стороны, говорили, что высылаем аудит на проверку.

-- Мы с вами обсуждали этот вопрос еще на примере банка "Финансы и Кредит": нужно ли тянуть в такой ситуации, если и так все ясно? Или все же это политический вопрос?

-- Не было политического вопроса. Мы план "Б" – национализации ПриватБанка - начали разрабатывать еще с Наталкой Яресько. Я неоднократно всем заявляла, что если банк не выполнит свои обязательства по рекапитализации, он будет национализирован. Думаю, что летом (2016 года) было уже очевидно, что никто ничего не выполнит: они в очередной раз все подписали, взяли на себя обязательство и пошли делать реструктуризацию портфеля. И что? Ничего не сделали. С нашей стороны зашел аудит, который подтвердил эту дыру, о которой я докладывала 19 декабря.

-- Ваша оценка будущей реструктуризации и текущего состоянии этого портфеля?

-- На сегодняшний день ничего не сделано. У нас время - до конца июня. Не думаю, что такой портфель можно успеть реструктуризировать за такой срок, но время еще есть.

-- Что делать с Фондом гарантирования вкладов, который стал крупнейшим держателем активов в системе.

-- Мы сейчас привлекли для продажи нашего залогового имущества две американские площадки, чтобы привлечь иностранных инвесторов. В Украине просто нет платежеспособного спроса на то количество активов, которое есть: на 400 млрд грн по номинальной стоимости и на 100 млрд грн - по реальной оценочной стоимости.

Понятно, что сарай в поле с забитыми окнами вы американскому инвестору не продадите. Хотя в Испании или в Германии даже такие сараи продаются, потому что обычно рядом у какого-нибудь бюргера стоит его ферма, тогда как у нас обычно рядом стоит другой такой же сарай. Поэтому, это тяжело продается, и с этим неликвидом надо думать, что делать.

Но главная же проблема не в Фонде гарантирования вкладов – главная проблема в судебной системе. Верховенство права должно быть в стране не просто приоритетом, а самым большим приоритетом, который только может быть. И когда мы говорим обо всей правоохранительной системе, то начать надо с судебной, потому что если правосудия в стране нет на уровне судов, то дальше ждать вообще нечего. По-моему, это теперь видят все.

У Фонда, по последним данным, около 110 тыс. судебных дел и 120 тыс. исполнительных производств по неплатежеспособным банкам находится на исполнении органов исполнительной службы. Мы только по банку (Олега) Бахматюка "Финансовая инициатива", по долгам которого у нас есть его персональная гарантия, подали пять исков. Я вам на этом примере покажу, во сколько Бахматюк продолжает обходиться на сегодняшний день нашей стране в связи с тем, что Национальный банк проиграл ему суды о признании банка неплатежеспособным, хотя у банка не было ни капитала, ни ликвидности, и были украдены из кассы 183 млн грн. Я лично представляла Нацбанк в апелляционном суде, где мы выиграли, но после этого кассация снова сказала, что они правы. Юрлицо, связанное с Бахматюком, оспаривало постановление НБУ о признании банка "Финансовая инициатива" неплатежеспособным. При этом банк оспаривал получение Национальным банком госбумаг по непогашенному рефинансу, который на тот момент был просрочен уже, минимум, на полгода (на время рекапитализации мы давали время на такую просрочку).

Правовой беспредел полный: мы проигрываем кассационный суд, хотя бумаг уже нет - они погашены, но нам нужно вернуть банку деньги. Банку, который нам 10 млрд не возвращает два года и никому ничего не возвращает, в том числе Фонду гарантирования. В результате мы вынужденно делаем резервы на 2,6 млрд, не перечисляя эти деньги в госбюджет.

А в этот момент госбанки, о рекапитализации которых вы все время спрашиваете, под 6 млрд грн задолженности Бахматюку, которая не обслуживается, с учетом оценки залога делают резервы еще на 3 млрд, и мы вынуждены их докапитализировать из бюджета на эту сумму. То есть, суммарно Бахматюк стоит государству в 2017 году 5,6 млрд грн.

"Финансовая инициатива" - это единственный банк, который решением суда уже два года не находится во временной администрации. Доступа к этому банку нет, что там происходит - не понятно: где валютная выручка, почему он ее не продает, за что он получил возврат НДС? Все это – вот такая одна большая-большая дыра. Если этот беспредел не остановить, то ничего никого не спасет. А где он не останавливается – в судах!

-- Но пока нет судебной реформы, что делать Фонду гарантирования – продавать?

-- Что продавать? Я вам приведу еще один пример. Вы же, наверняка, бывали в Киеве в Пассаже возле Крещатика, где разные красивые магазины – Louis Vuitton, Chanel… Это все - в залоге у Нацбанка и принадлежит группе Helen Marlen некоего Михаила Кавицкого. Так как, наконец-то, у нас есть ProZorro и нет уже этих площадок, где вообще непонятно что и кому вы продаете, то мы решили продать, согласовали с Фондом гарантирования. И что вы думаете – опять вернулись в судебную систему, где полный беспредел: суд принимает решение о запрете Фонду продажи заложенного нам имущества.

А еще есть наша любимая Херсонская нефтеперевалка. Когда я пришла в Нацбанк, у нас был выигран один из первых судов, и мы собирались ее продавать, с тех пор три года прошло, я ухожу, – мы ее смогли выставить на продажу?

-- Выходит, что активы будут продолжать дешеветь и ничего с этим сделать нельзя?

-- Я не знаю, будут ли они продолжать дешеветь. Я просто хочу знать, что там происходит.

-- Суд еще в 2014 году отдал этот актив беглого Сергея Курченко в управление государственного Предприятия по обеспечению нефтепродуктами (ПОНП), а дальше СМИ утверждали, что сначала новое руководство перевалки было в орбите якобы "Народного фронта", потом – Блока Петра Порошенко…

-- Вы туда пойдите, сделайте расследование и напишите. Я знаю только, что Нацбанку не дали продать залоговое имущество решением судов. А дешевеет это имущество только потому, что они решениями суда делают все, чтобы это было скуплено ими же самими за копейки.

-- Может ли в этой ситуации помочь идея Банка плохих активов?

-- Как он нам поможет? Считайте, что Фонд гарантирования – это Фонд плохих активов. Мы же в Фонд уже больше ничего не передаем.

-- Но Фонд больше настроен на продажу, чем на управление активами.

-- А банк плохих активов должен сам всем управлять? Почему он должен управлять магазинами на Крещатике? Управлять должны люди, которые понимают в этом бизнесе.

-- Но ведь в случае ПриватБанка пришли именно к такой модели: нанять профессиональную компанию, которая будет заниматься подобными активами.

-- Какими активами?

-- Которые, возможно, удастся забрать на баланс банка у бывших акционеров, если я правильно понимаю идею.

-- Да, когда мы впервые про такую компанию написали, мы тоже так думали - что будут активы. Поручать это менеджменту банка было нельзя, так как это было сопряжено с рисками. Хотя такая компания не должна была этими активами напрямую заниматься. Ее задача - посмотреть, что обещанная акционерами реструктуризация сделана правильным образом: там реальные активы и залоги, реальные ставки на реальные сроки, денежные потоки. Может даже, помочь акционерам, если бы у них было желание такую реструктуризацию сделать. Вот для чего такая компания была нам нужна, а сейчас она вряд ли уже сможет помочь. Раз аудит написал, что там ничего нет, то компания, наверное, теперь просто это подтвердит. Вот так мы и закончим.

Кстати, еще по поводу активов. Я уже говорила, что у ПриватБанка перед нами задолженность по рефинансированию 13,8 млрд грн, которую он хочет погасить, да только мы не хотим. И это написано в меморандуме МВФ, потому что если мы погасим это рефинансирование, то потеряем залоги третьих лиц - реальные активы, принадлежащие (экс-владельцу ПриватБанка Игорю) Коломойскому и его персональные гарантии.

-- У госбанка по этому рефинансированию – залоги третьих лиц?

-- Да, потому что это рефинансирование, взятое еще при прежних владельцах.

-- Если банк его погасит, то третьи лица будут иметь обязательства только перед ПриватБанком?

-- Они вообще не будут иметь по этим активам никаких обязательств. Мы сказали ПриватБанку: заберите эти залоги под имеющиеся кредиты, а потом уже погасите нам рефинансирование или заложите нам эти залоги со своей стороны. Но они же не забирают!

Мы давали рефинанс только под четкие активы, и еще под персональную гарантию Коломойского. А по тем обязательствам, которые есть сейчас перед банком, в банке активов нет. Еще раз повторюсь. Банк нам хочет погасить это рефинансирование, но тогда они избавят Коломойского от всех гарантий, и мы потеряем эти залоги. Поэтому мы не хотим, чтобы ПриватБанк нам гасил. То, что можно было погасить, а всего сумма была 19 млрд грн, уже погашено. Но для случаев, где залоги третьих лиц и персональные гарантии, в меморандуме с МВФ прописано - не гасить.

Все остальные работающие банки нам все погасили, а еще 45 млрд грн долга ушло с выведенными с рынка банками в Фонд гарантирования. Мы недавно давали разбивку у кого сколько: 10,2 млрд грн – у (экс-владельца банков "ВиЭйБи" и "Финансовая Инициатива" Олега) Бахматюка, 9,8 мрд грн – у (экс-владельца банка "Надра" Дмитрия) Фирташа, 8 млрд грн – у (экс-владельца банка "Дельта" Николая) Лагуна, 6,3 млрд грн – у (экс-вадельца банка "Финансы и Кредит" Константина) Жеваго, 3,4 млрд грн – у "(экс-владельца Имэксбанка Леонида) Климова.

Правда, что с этой информации? Мы за прошлый год и первый квартал этого года мы подали более двухсот обращений в правоохранительные органы по преступлениям в банковской сфере. Но пока мы за ними в одиночку гоняемся, и безрезультатно.

-- Вывод банков – это еще один аргумент, который приводят ваши противники, когда говорят о политической зависимости. По их мнению, последний пример – Диамантбанк, где сроки принятия Нацбанком решения о выводе этого финучреждения с рынка также объясняют политическим влиянием.

-- Возьмите интервью у господина (главы правления Диамантбанка Олега) Ходачука, который решил, что он будет акционером, и принес нам соответствующие документы. И спросите о дате, на которую он взял личное обязательство внести в капитал 750 млн грн.

На самом деле, там ситуация была очень простая. На 1 апреля 2017 года вторая двадцатка банков должна была достигнуть норматива 5% достаточности регулятивного капитала. Диамантбанку для выполнения этого норматива необходимы были отдельные шаги, и один из них – внесение 750 млн грн. Чтобы внести эти деньги, надо было подтвердить их легальное происхождение, принеся в Нацбанк аудиторское заключение. Ходачук принес документы, принес выписку со счета, что деньги у него на это есть, и написал личную расписку, какого числа он их внесет. Мы никогда не выводим банк, если мы не дали возможность акционерам или инвестору внести в него деньги.

-- Он говорит, что главная причина, почему деньги не были внесены, - задержание экс-депутата Николая Мартыненко детективами Национального антикоррупционного бюро.

-- Если главная причина отсутствия денег у Ходачука - это задержание Мартыненко, тогда спросите у него, реально ли он представлял себя инвестором и почему его собственные деньги ему не дали перечислить из-за задержания Мартыненко.

-- То есть, и здесь никаких политических просьб не было?

-- Да вообще никаких! Просто стоял дедлайн - 21 апреля, пятница, который Ходачук своей рукой написал в гарантийном заявлении. На пятницу Ходачук не выполнил свое обязательство, а в понедельник банк вывели с рынка. А то, что накануне 20-го числа задерживают Мартыненко, так кем он ему приходится?

-- Миноритарий банка

-- Тогда вы у Ходачука спросите, как он связан с деньгами миноритария, потому что нам он показывал, что не связан, и представлял все документы, что это его деньги, выписки со счета показывал.

-- Можно ли было верить, что глава правления такого банка найдет 750 млн грн?

-- Если кто-то хочет внести в банк 750 млн грн, то мы можем и подождать. Мы затребовали аудиторское заключение на эти деньги, что эти деньги не заемные. И этот вопрос рассматривался на заседании правления.

Я уже читала, что он честно признался, что не удалось сделать всего немного – внести 750 млн грн. При валюте баланса банка 4 млрд грн, считать что 750 млн грн это "немного" – просто смешно!

-- Проблема 2019-го года, когда возобновляются крупные выплаты по госдолгу. В инвестсообществе ее называют достаточно серьезной. Как вы оцениваете риск очередной реструктуризации украинского суверенного долга?

-- Программа EFF с МВФ в середине своего пути. В плане на этот год у нас стоит три транша.

-- Мы сможем рефинансироваться на рынке по завершению программы?

-- Конечно, сможем. Если сделаем все, что нам нужно. А если мы ничего не сделаем, то тогда еще до 2019 года надо дожить.

-- Интересен ваш визионерский взгляд, какой вы видите финансовую систему Украины через пять лет: уровень ставок, число банков, доля иностранного капитала, развитие cashless, уровень долларизации, развитие страхового и фондового рынков, конкуренция между финтехкомпаниями и банками.

-- Наш визионерский взгляд – это наша Комплексная программа развития финансового сектора до 2020 года. Но она уже не визионерская, она был такой, когда мы ее только писали, а теперь она уже исполняется.

-- Но ведь за пределами полномочий Нацбанка в финансовом секторе за эти годы не очень много изменилось.

-- А почему вы меня спрашиваете? Я тоже хочу спросить, почему там этого не делают?

-- Многого ожидали от сплита Нацфинуслуг.

-- Законопроект о сплите был внесен как неотложный в июле 2015 года, в июле 2016 года в первом чтении проголосован, и уже скоро год как лежит без движения.

-- Нацбанк к нему готов?

-- Нацбанк давным-давно сделал себе проектный офис для этого, нанял туда людей и готов к реализации проекта.

-- Пока же на страховом рынке снова выросла доля схемных компаний, на фондовом рынке умерло почти все, что там было живого.

-- Думаю, схемные страховые компании никуда и не исчезали. Другое дело, что теперь они могут отмывать только вне банков, так как основные схемы через банки мы закрыли. Я не говорю, что эти схемы не могут появиться в каком-то новом виде где-то на квартире, в наличке или в Ильичевском порту. Я говорю, что в банковской системе их нет, или почти нет.

-- А в интернете? Опасности от финтехкомпаний вы не ждете?

-- Мы очень любим финтехкомпании. Более того, криптогривня – это один из наших проектов, часть нашего большого проекта cashless economy. Это будущее - просто раньше это был shadow banking, а теперь, я бы сказала, что это mainstream. Кто еще не понял, потом поймет.

-- Вот, например, члены правления ПриватБанка, из-под носа которых ушло 150 млрд грн, создают Fintech Band и обещают перекроить весь рынок.

-- Нет проблем, у нас есть большие планы по финтеху, просто не надо его запрещать, надо его регулировать. В свое время, предложенное ПриватБанком кредитование P2P в ответ на то, что мы ограничили привлечение депозитов, никак не регулировалось. И мы просто заставили их забрать это на баланс.

-- То есть, при правильном регулировании, все, что останется схемного, – это будет в нале?

-- Для каких целей нал? Тот, кто хранит под подушкой или в ячейке, это его право. Тот нал, о котором вы говорите, это, в основном, оборот нашего серого и черного рынка. Так что и с этим Нацбанк должен бороться? Мы и так уже ходим по незаконным валютообменным ларькам. С таким налом должны бороться те, в чьих это полномочиях.

-- Но введенные Нацбанком ограничения в свое время серьезно увеличили долю этого рынка.

-- Так мы эти ограничения уже практически сняли. Почему мы оставили 150 тыс. грн? Потому что это сумма, с которой начинается финмониторинг. Это уже оборот серого и черного рынка. Вы же понимаете, чем они торгуют – тем, что дырявые таможни, что не работает налоговая. Им не надо в банковский сектор заявляться, потому что тут быстро накроют со всеми их операциями.

-- Резервы для либерализации остаются?

-- Однозначно. У нас новый законопроект о валютном регулировании, наша дорожная карта, о которых мы сто раз уже говорили – это все есть и это все надо делать. Но это буду делать уже не я. В этом нет проблемы, так как реально институция к этому готова: поставили цель – сделали, поставили новую – сделали. Вот это и называется "дорожная карта". Поэтому смотрите комплексную программу, где все это расписано.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 12 мая 2017 > № 2171057 Валерия Гонтарева


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171369 Кирк Беннетт

Имперская амнезия России

Почему российско-украинская война может продлиться долгие годы.

Кирк Беннетт (Kirk Bennett), The American Interest, США

В провокационной колонке в Financial Times от 27 марта под заголовком «Брексит и имперская амнезия» (Brexit and Imperial Amnesia) Гидеон Рахман (Gideon Rachman) упрекнул англичан за, как выразился один читатель, «серьезное недопонимание деспотичного имперского прошлого Британии». Статья Рахмана породила оживленные и весьма увлекательные дебаты на эту тему, а мне дала возможность глубже понять еще более примечательную статью, которую я незадолго до этого прочел в «Независимой газете» за 17 марта. Статья эта называется «Главное — не повторять ошибки», а написал ее заместитель директора московского Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

Те ошибки, о которых говорится в статье, Храмчихин считает вопиющими промахами, допущенными Россией (и Советским Союзом) в ущерб себе самой. Что интересно, он не включает в этот список просчетов такие трагические эпизоды как депортация черкесов, подавление польской независимости, сталинские бесчинства, или разгром революции в Венгрии в 1956 году. Нет, прискорбные исторические ошибки России вызваны ее чрезмерной щедростью и неспособностью воспользоваться появлявшимися в результате этого возможностями. Вот примеры безрассудной российской сдержанности:

• Во время Семилетней войны русская армия в 1758 году заняла Восточную Пруссию и имела все шансы выбить Пруссию Фридриха Великого из рядов ведущих европейских держав. Но в начале 1762 года на русский престол взошел поклонник Фридриха Петр III, который преклонялся перед своим кумиром и вывел Россию из состава антипрусской коалиции, а также ушел из Восточной Пруссии. Храмчихин сожалеет о том, что Россия упустила прекрасную возможность помешать объединению германских земель и предотвратить Первую мировую войну. Но если бы эта война все равно началась в том или ином виде, то бывшая Восточная Пруссия была бы на положении российской провинции, и оттуда для русской армии сразу открывался бы прямой и короткий путь на Берлин.

• Если верить Храмчихину, то российская демонстрация силы в 1833 году спасла турецкого султана Махмуда II от его восставшего вассала египетского паши Мухаммеда Али. Вместо того, чтобы пощадить своего давнего врага-османа, отмечает Храмчихин, Россия должна была воспользоваться слабостью турок и забрать себе все европейские владения Турции и значительную часть Анатолии, «оставив остальное египтянам».

• Точно так же, в 1848 году Россия спасла австрийскую империю, подавив венгерское восстание. Россия могла воспользоваться случаем и присоединить населенные украинцами австрийские территории Галицию и Буковину («которые тогда были не русофобскими, как сейчас, а вполне пророссийскими»), либо могла потребовать их в качестве платы за оказанные Вене услуги.

• Когда коммунисты в конце 1940-х захватили власть в Китае, Сталин недальновидно отдал им номинально китайскую, но фактически находившуюся под властью Советов провинцию Синьцзян, хотя она в 1940-е годы «очень просилась как минимум к независимости, как максимум — в состав СССР». Еще более прискорбно то, считает Храмчихин, что Сталин отказался от «корейского варианта» и не разделил материковую часть Китая на две примерно равные половины между «красными» и «белыми». Так он породил бы постоянное противостояние между двумя частями Китая, исключив возможность «какой-либо внешней экспансии».

В своей недавней статье Андрей Колесников из Московского центра Карнеги прокомментировал умонастроения россиян, убежденных в том, что «ледниковые периоды в истории России — периоды, когда хладнокровные лидеры правили железной рукой — для страны были хорошими. Оттепель — периоды демократизации и модернизации — были плохими, характеризовались срывами и насилием». Храмчихин в своей статье предлагает внешнеполитическое подтверждение данного правила: территориальная экспансия российского государства всегда и везде была во благо, а отказ от расширения достоин только сожаления.

Всегда очень любопытно слушать русских, чья страна является самой большой в мире как минимум с момента покорения Сибири в XVI веке. Они жалуются на выверты истории (не говоря уже о злобных интригах врагов), лишившие российское государство еще больших территорий. В отличие от русских, трудно себе представить современного английского аналитика, который жалуется на то, что Британская империя не создала еще больше колоний (например, Тибет, Афганистан или кусок Персии). Или американцев, сетующих на то, что Америка не включила в свой состав Канаду и не забрала себе крупные территории Мексики, когда там в начале XX века шла гражданская война. Представьте себе международную реакцию, если бы какой-нибудь немецкий аналитик взялся оплакивать неспособность своей страны воплотить в жизнь Брестский договор 1918 года, заявляя, что он мог обеспечить долговременную безопасность восточных рубежей Германии, помешал бы возникновению сильного советского государства и предотвратил начало Второй мировой войны. И далее по аналогии: если бы эта война все равно началась в том или ином виде, прибалтийские государства, Белоруссия и Украина на тот момент были бы зависимыми территориями Германии, и немецким войскам открывался бы прямой и короткий путь на Москву.

Но хватит фантазий, которые заставили бы покраснеть Редьярда Киплинга. В конце концов, бывшие имперские державы должны стыдиться своих завоеваний, а не скорбеть из-за того, что их территориальные захваты были не столь обширными.

Храмчихин пытается приукрасить немаловажный вопрос об общественном мнении на территориях, которые могли (нет, должны были) войти в состав России. Да, украинцы Галиции и Буковины в 1848 году могли согласиться на российское правление, по крайней мере, на начальном этапе; но мне трудно поверить, что немцы Восточной Пруссии восторженно приветствовали русскую армию в 1758 году, а уж тем более в 1914. Многочисленные турки на Балканах и в Анатолии стали бы весьма непростыми подданными для царя, поскольку даже балканские христиане оказались довольно беспокойными. В XIX веке они возрождали и укрепляли свои национальные государства, и Российская империя стала бы для них неприятной помехой — точно такой же, как и османы. Надо признать, что в конце XVIII и начале XIX века, когда большинство европейцев к востоку от Рейна жили либо в многонациональных империях, либо в мини-государствах, территории переходили из рук в руки без учета пожеланий проживавшего там населения. Такая практика в XIX веке начала создавать все больше проблем в связи с ростом национализма, а затем она стала просто невозможна. Именно по этой причине стали распадаться крупные империи. Любопытно посмотреть, как Российской империи удалось бы избежать этой участи и постоянно расширять свои территории вопреки недовольству и обидам тех нерусских подданных, которые уже находились в ее составе.

Тема краха империй поднимает другой важный вопрос. Надеюсь, я не слишком глубоко вдаюсь в анализ Храмчихина, но в нем присутствует некий тонкий и зловещий подтекст. Казалось бы, нет никакого смысла оплакивать упущенные исторические возможности по присоединению новых провинций к Российской империи, коль этим территориям все равно было суждено обрести независимость в 1917, 1991 или в каком-то другом году. В скорби по иллюзорной утрате территорий, которые никогда не принадлежали России, присутствует мучительная тоска по империи, которой не стало. Поэтому эссе Храмчихина кажется мне в большей степени не гаданием на кофейной гуще по принципу «ах, если бы», а скрытым упреком по поводу распада московской империи и последующей постсоветской деколонизации российской периферии. Иными словами, это клинический случай имперской ностальгии.

Более того, если пойти этим путем и начать сожалеть об упущенных исторических возможностях (которые зачастую можно увидеть только в ретроспективе), то можно бесконечно выстраивать аргументы против сдерживания своих имперских аппетитов. Храмчихин мог бы пожаловаться на то, что Россия бездарно и по совершенно непонятным причинам не воспользовалась своими позициями на Аляске в Калифорнии в XVIII и XIX веке, чтобы удушить североамериканский империализм в колыбели, или по крайней мере, лишить американцев (и их канадских лакеев) возможности выхода к Тихому океану. Или на то, какую необъяснимую недальновидность проявил царь Александр I, когда он после разгрома Наполеона вывел русскую армию из оккупированного и освобожденного Парижа.

Но есть и более актуальный вопрос о том, где существуют сегодня такие слабые места — где близорукая сдержанность и неуместное благородство России создают угрозу ее долгосрочным интересам. Где сегодня Россия может повторить свои ошибки?

Что любопытно, Храмчихин очень мало говорит об отношениях России с вероломным Западом, поскольку в нынешних подходах Кремля предположительно нет особой угрозы ненужной сентиментальности. Вместо этого он с опаской говорит о «стратегическом партнерстве» России и Китая, осуждая Пекин за то, что он не оказывает Москве действенную поддержку в Крыму, на Украине и в Сирии, а также призывая Кремль последовать примеру КНР и более решительно отстаивать свои собственные национальные интересы. Именно по той причине, что Китай стал для России новым полудругом-полуврагом, Москве следует отказаться от своей прискорбной склонности поддаваться на обман и надувательство союзников.

Но именно на постсоветском пространстве и особенно на Украине Храмчихин усматривает важную необходимость проводить жесткую политику без каких-либо заигрываний и политеса. Он утверждает: «Идея независимой Украины является русофобской по определению. То есть, Россия и Украина либо одна страна, либо враги». Храмчихин осуждает Кремль за то, что он до 2014 года «безропотно финансировал украинскую русофобию». Лишь после переворота в Киеве в феврале 2014 года под открыто антироссийскими лозунгами на Москву «снизошло краткое прозрение», и она повела себя с Украиной так, как та того заслуживала. Но и в этом случае Россия ограничилась полумерами. «Сейчас уже понятно, что с Донбассом надо было поступать так же, как с Крымом», — пишет Храмчихин. Далее он делает следующий вывод. «Надо относиться к ней, как к прямому врагу, а не ломать комедию с „братством народов". Мы ни в коем случае не должны делать киевскому режиму того подарка, который он изо всех сил хочет сейчас получить — прямого военного вторжения». Надо просто своевременно подтолкнуть зашатавшееся украинское государство, и пусть потом внутренние противоречия этого врага возьмут свое. «Нашей целью, — пишет Храмчихин в заключение, — должен стать крах нынешнего украинского государства и его режима с дальнейшим их полным переформатированием, политическим и территориальным».

Храмчихин, как и многие россияне, видимо исходит из того, что украинская враждебность по отношению к России (многие русские ее преувеличивают, но тем не менее) абсолютно беспричинна и является неблагодарной реакцией эгоистичного, упрямого и отсталого крестьянского народа (хохлов) на многовековую непоколебимую доброжелательность Москвы. Но ключом к пониманию этого кажущегося необъяснимым поведения является не какой-то там дефект коллективной украинской психологии, а именно имперская амнезия России. Например, Храмчихин верно замечает, что в XIX веке украинцы Галиции и Буковины были глубоко пророссийскими, а теперь настроены очень враждебно по отношению к Москве. Но похоже, он не имеет ни малейшего понятия о том, как и отчего произошло такое изменение в отношениях. Возможно, он, как и многие россияне, полагает, что украинцам просто промывают мозги антироссийской пропагандой. А что касается Галиции и Буковины, то честный анализ исторического периода после включения этих территорий в состав Советского Союза в 1939 году даст ответ на все загадки по поводу того, почему настрой местного населения к Москве резко изменился.

Имперская амнезия России находит достойную пару в полном незнании многими западными аналитиками исторического контекста российско-украинских отношений. Они могут рассматривать этот конфликт только через искажающую призму великодержавного соперничества или затасканной идеи «Большой игры». Меня поразил один западный комментатор, который в своем неумелом стремлении к беспристрастности заявил, что существует масса исторических примеров того, как русские войска топтали своими сапогами Украину. Здесь следует также добавить, что существует масса исторических примеров того, как американские войска топтали своими сапогами Карибские острова, или как немецкая армия захватывала Бельгию. Москва не заслуживает того, чтобы ее отвратительные действия на Украине объяснялись какими-то историческими прецедентами. И никто не должен рассматривать российскую интервенцию против Украины и прочие «прецеденты» как некое стандартное, а поэтому объяснимое и простительное поведение.

Западным аналитикам и многим российским обозревателям абсолютно непонятна идея о том, что украинцы могут ценить свою национальную идентичность и с готовностью ее защищать. На самом деле, украинцы ведут запоздалую войну за независимость и сохранение государственности, которая совершенно неожиданно и мирно досталась им в 1991 году. Единственная неожиданность здесь заключается в том, что кому-то украинский патриотизм может показаться неожиданным.

Либо Россия и Украина — одна страна, либо они — враги. Это чисто российские, но не украинские настроения. Именно русские назвали украинскую государственность, да и саму идею украинского этноса истинной и неоправданной русофобией. Украинцы, со своей стороны, вплоть до 2014 года были очень доброжелательно настроены к России и безо всякого интереса, а то и враждебно относились к членству в НАТО. Те аналитики, которые утверждают, что Россия начала интервенцию на Украине, дабы не допустить расширения НАТО, ставят телегу впереди лошади. Цель российской политики не в том, чтобы не пустить НАТО на Украину. Она заключается в уничтожении украинского государства, которое НАТО могла бы со временем принять в свои ряды. Цель — в «крахе нынешнего украинского государства и его режима с дальнейшим их полным переформатированием, политическим и территориальным». И не угроза расширения НАТО в ближайшей перспективе (такой угрозы не было) вызвала объяснимую и незамедлительную реакцию со стороны России. Как раз оппортунистическое российское вторжение укрепило многих украинцев в мысли о том, что членство в НАТО это весьма привлекательная перспектива. Москва постоянно допускает одну и ту же историческую ошибку, выступая в качестве главного вербовщика в ряды Североатлантического альянса, но Храмчихин по какой-то любопытной причине не хочет это признать, хотя данная идея вполне укладывается в его концепцию о том, будто Россия попустительствует собственным врагам.

Храмчихин лицемерит, призывая Москву «ни в коем случае не делать киевскому режиму того подарка, который он изо всех сил хочет сейчас получить — прямого военного вторжения». Нынешние военные действия России на Украине не становятся менее прямыми от того, что они ограничены и осуществляются скрытно. Более того, отказ России повторить в Донбассе крымский сценарий объясняется не дефицитом решимости и не приступом традиционного российского добросердечия. Просто в решающий момент «русской весны» в 2014 году Москве не хватило личного состава, который можно было бы оперативно перебросить на Украину. Крым был приоритетом, а на Донбасс «вежливых зеленых человечков» не хватило. Россия стремится решить данную проблему, создавая и восстанавливая свои военные базы вблизи украинской границы. В недалеком будущем рядом с Украиной будут находиться десятки тысяч «вежливых зеленых человечков», и они могут стать движущей силой «спонтанных народных восстаний» против «фашистской хунты» в Киеве, которые инспирирует Москва.

Многие россияне строят иллюзии о том, что вежливого братского толчка будет вполне достаточно, чтобы свергнуть правительство в Киеве, уничтожить украинское государство и покончить с этим непристойным национальным проектом на Украине. Но фиаско Москвы с идеей Новороссии в 2014 году должно заставить русских задуматься. Кремль придумал некое мифическое образование с собственным флагом под названием «Новороссия», полагая, что оно станет локомотивом массового сепаратистского движения русскоязычных украинцев. Но этот проект с треском провалился, когда говорящие по-русски жители Украины с разной степенью энтузиазма решили остаться в ее составе. Если по аналогии судить о стремлении ирландцев воссоединиться с Британией, беря в качестве критерия количество англоязычных людей, которые ходят по улицам Дублина, то мы очень сильно ошибемся. Москва допустила такую же ошибку с Новороссией, но даже сейчас до конца не ясно, сделали ли русские из этого необходимые выводы. Флаг Новороссии по-прежнему развевается в оккупированном Донбассе, а это говорит о том, что проект Новороссии Кремль держит про запас, чтобы выдвинуть его снова, когда настанет благоприятный момент.

В предстоящие годы со стороны России можно ждать многочисленных и активных попыток свергнуть шаткое, но удивительно цепкое украинское государство. С точки зрения Кремля, было бы большой глупостью заключать договоренность с Украиной сейчас, когда она едва стоит, когда хроническая коррупция, раздражительная политика и хрупкая экономика вселяют в Россию большой оптимизм (это еще одна классическая российская ошибка по Храмчихину). Действительно, у Украины удивительная способность самой себе наносить увечья. Но можно ли побудить русскоязычное население Украины, недовольное и раздраженное прискорбным состоянием дел в своей стране, отказаться от украинской государственности и поддержать идею Новороссии? Это соблазнительное предположение, и оно наверняка будет вдохновлять российскую политику в обозримом будущем. Тем не менее, Украина, несмотря на свои многочисленные и непрекращающиеся кризисы, преуспела, по крайней мере, в том, что укрепила национальное самосознание своего населения. И конечно, украинская армия уже никогда не окажет такое слабое сопротивление противнику, как это было в 2014 году. Русские могут мечтать сколько угодно, но Украина стала крепким орешком.

Говорят, что шанс стучится в двери только один раз, и 2014 год мог стать для России последним шансом уничтожить украинский национальный суверенитет. Конфликт в Донбассе стал войной на изнурение, в которой Россия использует выжидательную тактику, надеясь, что шанс постучится в ее двери еще раз. Если Россия не в состоянии убить украинский национальный проект, то может быть, она сумеет искалечить Украину, оторвав от нее сказочную Новороссию? А может, эти непокорные и коварные хохлы, известные своим упрямством и двурушничеством, изловчатся и перехитрят более сильных и многочисленных русских? Скорее всего, пройдет много лет, прежде чем мы узнаем об этом.

Между тем, вера россиян в украинскую русофобию превращается в сбывающееся пророчество. Война привела к вполне предсказуемым последствиям, и на смену теплым мыслям о русско-украинском братстве и солидарности в умах украинцев появились более мрачные образы из общей истории: гонения на украинский язык, насильственная русификация, репрессии советской эпохи и прежде всего голодомор, как называют катастрофический голод 1933 года. Большинство россиян, не обращая внимания на эти факты из прошлого, думают только о необъяснимой неблагодарности хохлов, напрочь забывших бескорыстную доброту и щедрость России — и прежде всего, ее благородные попытки освободить Украину от фашистской хунты, которую ей навязали западные спецслужбы. Ощущение собственной добродетельности и праведности, которые подверглись надругательству, будет и дальше вдохновлять русских на борьбу с тлетворным национальным проектом Украины, чтобы покончить с ним раз и навсегда, и чтобы ворчливая и беспокойная Хохляндия снова приникла к российской груди, где ей самое место. Таким образом, этот порочный круг будет сохраняться и дальше.

Похоже, что Россия из-за своей имперской амнезии обречена на повторение собственных ошибок — но совсем не так, как это представляет себе Храмчихин.

Кирк Беннетт — бывший дипломат, много пишущий о России и постсоветском пространстве.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171369 Кирк Беннетт


Украина. США. Весь мир > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 10 мая 2017 > № 2213982 Виктор Суслов

Виктор Суслов: Украина идет к деградации и тотальной нищете.

Украинская власть попала в полную политическую зависимость от своих кредиторов и вынуждена по многим направлениям проводить политику, которая не соответствует интересам украинского народа, считает экс-министр экономики Виктор Суслов. Об этом пишет РИА Новости Украина.

… Означает ли это, что, поскольку у нас пока на внешние рынки заимствования нет выхода, что мы будем выполнять все условия МВФ, чтобы получить очередной транш?

— Украина политически вынуждена выполнять эти требования. Мы знаем, насколько острая дискуссия ведется вокруг очередных обязательств, которые взяла на себя Украина по обновленному меморандуму с МВФ ради того, чтобы получить очередной всего-навсего 1 миллиард долларов кредита от МВФ. Там и пенсионная реформа, прямо скажем, реформа непопулярная, которая будет связана либо с повышением пенсионного возраста, либо, как появились от правительства новые заявления, с тем, что работающие пенсионеры будут лишены пенсий. Рынок земли – это тоже одна из наиболее острых тем, потому что, как уже многократно заявлялось представителями правительства, если Верховная Рада не сможет принять закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, то новых траншей Украине ожидать не придется. Валютный фонд свернет программу кредитования. Вслед за этим свернутся программы кредитования и от других кредиторов и доноров — Мирового банка, Европейского банка, ЕС и других — и у страны возникнут очень сложные, практически неразрешимые, финансовые проблемы. Поэтому ожидается, что, скорее всего, решение о продаже земли сельскохозяйственного назначения под давлением МВФ будет принято.

Есть мнение, что если этого не сделать, то наша экономика будет продолжать стагнировать? Вы согласны?

— Знаете, вопрос продажи земель намного сложнее, чем привлечение иностранных инвесторов. Надо определиться не только с целесообразностью, но и со своевременностью этого шага. Известно, что Украина входит в число стран с наиболее высоким уровнем коррупции во власти. Должны ли мы, украинский народ, доверить распродажу нашего последнего национального достояния — земли, — коррупционерам? Легко прогнозировать огромные злоупотребления, массовое нарушение прав простых граждан, драматический рост числа гражданских конфликтов и споров вокруг земельных вопросов. Ситуация в стране может быть дополнительно дестабилизирована на многие годы. Надо было бы сохранить мораторий на продажу земель до прихода некоррумпированной власти, пользующейся доверием граждан. Что же касается аграрного сектора, то у нас инвестиции в этот сектор и так пришли, и достаточно крупные иностранные компании работают в этом секторе. Сельское хозяйство успешно развивается и на арендованных землях. Сегодня эта отрасль приносит основную часть доходов от экспорта Украины. Каждый крупный агрохолдинг арендует и эффективно использует сотни тысяч гектаров земли. И они не хотят приватизации земли только потому, что опасаются, что арендуемые ими земли будут отданы другим собственникам, что будет нарушено или даже разрушено уже налаженное производство. А тут еще некоторые «умники» из украинского правительства обещают продавать не более 200 гектаров земли «в одни руки», что может полностью разрушить крупные высокоэффективные механизированные производства. Снова зазвучали голоса о необходимости создания условий для развития мелких крестьянских («фермерских») хозяйств в противовес крупному производству.

То есть, нельзя вводить свободную продажу земли даже под давлением МВФ?

— Пока не будет выработана ясная и получившая общественное признание стратегия развития украинского аграрного сектора, вводить свободную продажу земли сельскохозяйственного назначения нельзя. Важнейшей частью этой стратегии должно быть также решение проблемы аграрного перенаселения в Украине и содержания и развития бытовой, социальной и культурной инфраструктуры на селе. Традиционно в развитых странах проблема аграрного перенаселения решалась путем развития мощного промышленного сектора и переносом рабочих мест в промышленность. Однако украинская власть под давлением наших западных «кураторов» избрала и последовательно проводит курс на деиндустриализацию страны и постепенный демонтаж промышленности. Но это порождает новые и новые отряды «лишних людей», которые высвобождаются из промышленности, транспорта, сферы науки и образования и т.д. И часто эти «лишние люди» находят приложение своим знаниям и рукам за пределами Украины. Плюс еще более сложной проблемой для страны вместе с вытеснением части трудоспособных граждан за границу и, соответственно, прекращением ими уплаты налогов в бюджет и взносов в пенсионный фонд, оказывается неспособность правительства выплатить пенсии миллионам украинских пенсионеров, которые, конечно, не имели возможности себя обеспечить раньше накоплением значительных финансовых средств. То есть, все это приводит в целом к деградации страны и к попаданию значительной части граждан за пределы бедности в состояние полной нищеты. …

Украина. США. Весь мир > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 10 мая 2017 > № 2213982 Виктор Суслов


Украина > Транспорт > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171426 Владимир Омелян

Мы восстановим авиасообщение с Россией только после возвращения Крыма, востока Украины и Кубани

Министр инфраструктуры Владимир Омелян уверен, что в стране авиасообщение должно быть таким же привычным как поездка в «маршрутке»

Дмитрий Уляницкий, РБК-Україна, Украина

Приход крупнейшего европейского лоукостера Ryanair этой осенью на Украину резко обострит конкуренцию за пассажира. Предлагая свои билеты по низким ценам, авиаперевозчик может перетянуть на себя существенную долю пассажиропотока уже летающих из Украины авиакомпаний.

Однако выход Ryanair на Украине оказался не таким легким. До сих пор авиаперевозчик не заключил с аэропортами Борисполь и Львов соглашений о том, на каких условиях он будет работать с ними. Ryanair, известный своим жестким подходом к таким переговорам, желает получить максимально возможные скидки для обслуживания в украинских аэропортах.

Приход Ryanair поддерживает министр инфраструктуры Владимир Омелян, который в интервью РБК-Украина, которое мы посвятили, в основном, авиационной тематике, заявил, что пользование авиацией должно стать таким же привычным для граждан, как пользование маршрутками или такси. Для этого тарифы на обслуживание в аэропортах, которые платят авиакомпании, должны быть снижены, уверен министр.

5 мая Министерство инфраструктуры обнародовало проект приказа ведомства, которым предлагается снизить аэропортовые сборы, взимаемые в аэропорту Борисполь. В частности, документом уменьшается аэропортовый сбор за каждого отправленного международным рейсом пассажира с 17 до 13 долларов. Новые условия работы в Борисполе облегчат работу не только для Ryanair, но и для любых других авиакомпаний, которые будут летать из украинских аэропортов.

Министр уверен, что за счет наращивания объемов пассажиропотока авиаузлы смогут зарабатывать больше. Не только о Ryanair, но и о политике, планах по строительству двух новых аэропортов на Украине, развитию внутриукраинских полетов, возможных сроках восстановления авиасообщения с Россией министр инфраструктуры Владимир Омелян рассказал в интервью РБК-Украина.

Про Николая Мартыненко

РБК-Украина: Почему вы решили взять на поруки бывшего народного депутата, фигуранта одного из расследований Национального антикоррупционного бюро Николая Мартыненко?

Владимир Омелян: Я сделал это сознательно, хоть и понимал, какой шквал эмоций это вызовет. Это была позиция политической партии. Я, как делегированный от нее член правительства, считаю, что не мог поступить по-другому. Я не могу сказать, что это вызвало у меня какие-то позитивные чувства. Чтобы я от этого изменился — нет. Чтобы я начал работать по-другому — тоже нет. Но это был тот компромисс, который был необходим для общего дела.

— Но почему вас не оказалось в окончательном списке людей, которые за Мартыненко поручились в суде?

— Я тоже удивился. Все необходимые подписанные мной материалы и заявления я подал.

— Какие сейчас у вас взаимоотношения с Арсением Яценюком, лидером партии «Народный фронт», от которой вы делегированы в кабинет министров?

— Абсолютно нормальные и конструктивные. На самом деле, от этого решения они не претерпели резких изменений. Он является лидером партии. У меня должны быть с ним хорошие отношения как с лидером партии.

— Правда ли что на вас непосредственно надавил Арсений Яценюк, чтобы вы взяли на поруки Николая Мартыненко?

— Давления не было. Но я считаю, что не могу рассчитывать на поддержку партии, не поддерживая ее сам, и наоборот.

Про Ryanair

— Давайте поговорим непосредственно о вашей работе. В последнее время вас сильно критикуют за то, что вы предложили установить низкие ставки аэропортового обслуживания для лоукостера Ryanair в аэропорту Борисполь и это может привести к многомиллионным убыткам для предприятия. Кому-то не нравится, что вы пригласили в Украину авиакомпанию Ryanair?

— Людей всегда пугает неизвестное. Вместо того чтобы новые вещи приносили радость, люди их пугаются. Мы терпеливо поясняем, что для рынка и присутствующих на нем авиаперевозчиков это будет только выигрыш — увеличится конкуренция, возрастет число перевозок, люди будут больше летать. Безусловно, это вызывает обеспокоенность у некоторых классических авиаперевозчиков. И это не только МАУ, это и Lufthansa. Она тоже обеспокоена заходом Ryanair на украинский рынок. Кроме того, обеспокоена авиакомпания Wizz Air. Это и другие компании, которые здесь работают и летают.

Они понимают, что им сейчас необходимо будет перестроить свою стратегию, потому что Ryanair действительно действует в самом низком ценовом сегменте с очень жесткими условиями работы как с аэропортами, так и с пассажирами. С ними выдержать конкуренцию непросто. Если сейчас Ryanair перевозит в год 130 миллионов пассажиров, то в их планах в ближайшие годы достичь показателя в 200 миллионов пассажиров. Мое видение и планы и стратегия Министерства инфраструктуры состоят в том, чтобы украинцы летали чаще. Если летает 4-5% населения, как сейчас, то, по сути, это — ничтожно мало. Появление бюджетного перевозчика как раз укладывается в концепт нашей стратегии, а именно: сделать авиацию доступным видом транспорта. Пользование авиацией должно стать таким же привычным для граждан, как пользование маршрутками или такси. Такси высокого класса, но все же такси. На сегодня, чтобы полететь самолетом за безумные деньги, украинцы должны экономить полгода. Этого не должно быть.

— По словам источника на авиационном рынке, вы подписали некий протокол с Ryanair, в котором зафиксирована цена в 7,5 долларов, которые будет платить авиакомпания за аэропортовое обслуживание каждого пассажира в Борисполе. Сейчас эта цифра в аэропорту значительно выше. Якобы Ryanair считает этот протокол обязывающего характера для Мининфраструктуры. Насколько это соответствует действительности?

— Тут опять-таки есть много спекуляций. Что было сделано? После того как Жуляны (аэропорт Киев — прим. ред.) «внезапно» отказались от предложения Ryanair, мы провели переговоры с аэропортом Борисполь и с Ryanair. Мной было подписано письмо о намерениях в присутствии представителя Борисполя, который также подтвердил эти позиции. Там была не только фиксация цены, но и ряд других параметров, которые являются приемлемыми для Борисполя. Сейчас аэропорт работает над воплощением всех этих параметров в соглашение. Это же делает и аэропорт Львов.

— Правда, что в документах фигурирует цифра в 7,5 доллара?

— Я не могу это комментировать. Это — конфиденциальная информация.

— Вы можете обнародовать письмо о намерениях?

— Это опять-таки конфиденциальная информация. Это обязательство между аэропортом Борисполь и Ryanair. Для меня ключевое, чтобы все авиакомпании, которые присутствуют в аэропорту, имели равные условия. Если у нас конкуренция, то она должна быть на равных.

— Когда Борисполь подпишет контракт с Ryanair?

— Прошли успешные переговоры в Белфасте (в конце апреля во время авиационной конференции Routes Europe 2017 в Северной Ирландии — прим. ред.). Сейчас мы окончательно согласовываем программу развития аэропорта Борисполь и равной ценовой политики для всех.

— Условия, которые будут прописаны в соглашении с Ryanair, будут эксклюзивными для этого лоукостера? Или на них смогут рассчитывать и другие авиаперевозчики?

— Безусловно, эти условия должны ложиться в общую концепцию развития Борисполя. У нас ситуация одинаковая, что в воздухе, что на море, что в других отраслях, когда государственные компании берут ничем не обоснованные сверхвысокие тарифы на предоставление своих услуг. Из-за этого украинская экономика становится неконкурентоспособной. Мы видим это по портам, по Укрзализныце. Поэтому ключевая задача, которую я поставил перед собой как министр, состоит в том, чтобы снижать тарифы, но за счет наращивания объемов зарабатывать больше.

— Но снижение тарифов приведет к снижению прибыли для госпредприятия Борисполь…

— Когда мы анализировали тарифную политику аэропорта Борисполь, то увидели интересные вещи. В последний раз тарифы на аэропортовое обслуживание поднимались в 2008 году. Обоснованием для повышения была необходимость получить средства на строительство новых терминалов. Терминалы уже построены. Возникает вопрос — на что идет разница, на которую был поднят тариф в 2008 году? Аэропорт должен быть конкурентоспособным. Если мы хотим иметь много пассажиров, услуги аэропорта не должны стоить дороже, чем билет на самолет.

— Правильно ли я понимаю, что новые тарифы на обслуживание в Борисполе не будут зафиксированы на каком-то одном уровне, а будут варьироваться в зависимости от, допустим, объемов перевозки пассажиров?

— Сейчас это все согласовывается. Поэтому, я думаю, что лучше всего это прокомментирует представитель аэропорта Борисполь.

— Каким образом будут установлены новые условия для авиакомпаний? Приказом Мининфраструктуры?

— Да, мы подготовили изменения. Проект приказа уже на сайте Министерства инфраструктуры.

— Как вы считаете, Минэкономразвития и Минфин согласуют этот приказ?

— Это вопрос государственной политики. Если мы хотим полноценно «включиться» в Европейский Союз, то они должны согласовать. Если мы хотим заниматься только декларациями, то можем ничего не подписывать и ждать, когда нам упадет все на голову. В плохом понимании этого слова.

— Поддерживает ли премьер-министр выход на украинский рынок Ryanair?

— Он поддерживает. Мне приятно, что у нас есть единодушная поддержка со стороны президента, премьер-министра и политических партий, которые формируют коалицию, и, что приятно, других партий.

— Нет ли у вас опасений, что НАБУ начнет расследование относительно вас из-за снижения ставок аэропортовых сборов в Борисполе?

— Понимаете, я считаю, что я делаю правильно для людей. Если я буду иметь личные проблемы, так же как в пятницу (21 апреля появилась критика в соцсетях из-за того, что Владимир Омелян согласился взять на поруки Николая Мартыненко — прим. ред.), значит, я буду иметь личные проблемы. Но я четко знаю, что это движение страны в правильном направлении.

— Требовал ли Ryanair какие-либо доплаты за полеты в Украину?

— Переговоры с Ryanair велись еще с 2011-2012 годов. Мы фактически возобновили эти переговоры после того как я стал министром. Со стороны Ryanair был абсолютно нормальный подход. Они не просили никаких доплат за полеты в Украину, как это они часто практикуют в работе с другими странами. Больше рассказать я не имею права. Но переговоры шли одновременно с аэропортами Львов и Жуляны. Еще перед началом переговоров с Жулянами из Ryanair был направлен запрос в Борисполь, но там почему-то его проигнорировали. Я счастлив, что они, в конце концов, вышли на Борисполь и Львов.

— Почему Жуляны отказались?

— Я не хочу вмешиваться в их коммерческую деятельность. Они посчитали, что им будет так лучше. Я считаю это решение ошибочным. Кстати, мою точку зрения разделяет и мэр Киева Виталий Кличко. Но опять-таки, это их дело.

— Меньше всего проблем для захода Ryanair было с аэропортом Львов. На каких условиях будут работать аэропорт и Ryanair?

— На конкурентных и привлекательных для аэропорта и для Ryanair.

— Почему так получилось, что карта маршрутов Ryanair из Львова шире, чем из Борисполя?

— Там (во Львове — прим. ред.) сопротивления меньше. Я думаю, что из-за этого в первую очередь.

— Почему не рассматривается вопрос полетов Ryanair не из Борисполя, а из более мелких аэропортов Гостомеля, Житомира или Белой Церкви? Ryanair во многих странах летает во второстепенные аэропорты, что позволяет снизить цены на билеты, поскольку в таких аэропортах значительно ниже цены на аэропортовое обслуживание.

— Потому что я считаю бредом на этой стадии летать из Гостомеля. Честно говорю. У нас нет пока такого большого числа людей, которые готовы летать даже по низким ценам, чтобы мы говорили об использовании каких-то отдаленных аэропортов. Кроме того, сама инфраструктура в Гостомеле не развита. Безусловно, состояние взлетно-посадочной полосы в Гостомеле очень хорошее. Но все остальное там отсутствует. К примеру, есть вопрос — как добираться в аэропорт. Кроме того, там отсутствует терминал. Были разные сумасшедшие идеи, к примеру, летать из аэропорта Узина, Житомира или еще откуда-то. Но на данном этапе для нас ключевое, чтобы Ryanair зашел. Зашел, как они считают, в два потенциально хабовых города — Львов и Киев. Я думаю, что их планы намного больше, что это только начало. Если все будет успешно, то они существенно расширят свою деятельность на Украине и начнут летать из других городов. Я был бы очень рад, чтобы Борисполь и Львов были базовыми аэропортами для Ryanair. Это все возможно. Тут главное хотеть. Или оставить ситуацию как есть, и ездить на телеге — это, в принципе, 30-60 дней и вы уже в Европе на волах.

— Правильно ли я понимаю, что Ryanair рассматривает возможность полетов и из таких городов, как Одесса или Днепр?

— Да, они рассматривают. Потенциально они им интересны. Я надеюсь, что не только им. Поэтому я бы очень хотел, чтобы все города, которые имеют нормальную инфраструктуру, в первую очередь, взлетно-посадочные полосы и аэронавигационные системы безопасности, имели возможность принимать большое число авиакомпаний.

— Ryanair рассматривает возможность полетов внутри Украины?

— Пока что у нас не разрешено законодательством, чтобы иностранная авиакомпания выполняла полеты по внутриукраинским маршрутам. Это возможно только в случае, если Ryanair будет иметь какую-то свою украинскую дочернюю компанию. Но я не знаю таких случаев в практике Ryanair. Я надеюсь, что в этом году у нас будет создана еще одна авиакомпания, которая будет достойным конкурентом МАУ. И мы будем иметь то, что когда-то уже у нас было, а именно конкуренцию между двумя национальными авиаперевозчиками — МАУ и АэроСвитом.

— Можете рассказать, о какой именно авиакомпании идет речь?

— Пока что не могу. Переговоры еще продолжаются.

— Насколько соответствует действительности информация о том, что эта авиакомпания будет делать ставку на внутриукраинские полеты?

— Я более чем уверен, что они будут осуществлять внутриукраинские перевозки. Я бы хотел, чтобы была нормальная конкуренция, взаимодополняемая синергия, но не борьба. Главное, чтобы это произошло. Мы над этим сейчас настойчиво работаем.

— Кроме Ryanair и создания новой авиакомпании, еще планируются какие-то инвестиции в авиацию?

— На этой неделе (интервью состоялось в последнюю неделю апреля — прим. ред.) руководители Борисполя и Львова Павел Рябикин и Татьяна Романовская находились в Северной Ирландии, в Белфасте, на авиационной конференции Routes Europe 2017. Они привезли хорошие новости. Кроме того, на днях одна из крупнейших авиакомпаний мира — Qatar Airways — официально объявил о начале полетов в Украину. После начала полетов этого авиаперевозчика из Украины мы сможем сравнить работу Qatar Airways, МАУ и Ryanair. Эти авиакомпании работают в абсолютно трех разных нишах. AlItalia вернулась на украинский рынок.

— Сомневаюсь, что украинцы смогут сравнить работу Qatar Airways, поскольку у нее билеты, как правило, дороже МАУ и Ryanair.

— Опять-таки каждый выбирает то, что может. Главное, чтобы выбор был.

— Но неизвестно, когда именно Qatar Airways начнет полеты на Украину…

— Планируется — зимний сезон 2017 —летний 2018 года. Мы сейчас проводим с ними переговоры.

— Qatar Airways базируется на Ближнем Востоке в Катаре. Несколько лет назад в Украину начала летать еще одна авиакомпания из этого региона — Emirates. Однако, не полетав и года, она свернула свои полеты. Ведутся ли переговоры с Emirates о возобновлении полетов?

— Я бы этого также хотел. Но пока что рано об этом говорить.

— Как вы можете прокомментировать желание МАУ начать полеты по тем же маршрутам, что планирует и Ryanair?

— Я был удивлен этой информацией. Наверное, это хорошо.

— Это усилит конкуренцию.

— Безусловно. Но тогда и Ryanair должен выйти на маршруты МАУ, чтобы была полноценная конкуренция. А то, если только одна авиакомпания выходит на маршруты другой, это не совсем правильно.

— Сначала Ryanair заявил о том, что начнет летать в конце октября. Но недавно он заявил, что полеты по части маршрутов начнутся на два месяца раньше. Почему так произошло?

— Я не знаю. Но исхожу из того, что, наверное, из-за ажиотажа они начинают полеты раньше. Видимо, динамика продаж билетов их удовлетворила.

— Один из прямых конкурентов Ryanair — авиакомпания easyJet — рассматривает возможность начала полетов на Украину? Ведете с ними переговоры?

— Предварительные разговоры были. Увидим.

Об аэропортах и Игоре Коломойском

— Как вы можете прокомментировать первые недели работы нового руководителя Борисполя Павла Рябикина? И как вы оцениваете работу Татьяны Романовской на должности руководителя Львова?

— Работу Татьяны Романовской я оцениваю положительно. Она многое сделала для развития Львова. Когда она пришла на эту должность, аэропорт был в таком состоянии, что его можно было закрывать через пару месяцев. Она резко увеличила число рейсов, число авиакомпаний. Появилась масса новых маршрутов. Это большой плюс. И это ее заслуга, в первую очередь. Никто ей не говорил, как надо работать. Она сама пошла и начала работать. Мне нравятся такие руководители. О результатах работы Павла Рябикина еще рано говорить. Он начал, он старается. Я думаю, что за месяц-второй будет понятно. Но у него есть все шансы стать лидером.

— Почему после того как Павел Рябикин был назначен на должность гендиректора Борисполя было принято решение оставить бывшего и.о. гендиректора аэропорта Евгения Дыхне на должности первого заместителя? Также на своих должностях остались и другие менеджеры, многих из которых связывают с МАУ и АэроСвитом, то есть фирмы олигарха Игоря Коломойского.

— Это решение Павла Рябикина. Моя точка зрения состоит в том, что новый руководитель должен привести новую команду.

— Буквально через несколько дней после того, как Павел Рябкин начал руководить Борисполем, СБУ сообщила о том, что они совместно с прокуратурой разоблачили хищение почти в 30 миллионов гривен менеджментом аэропорта. Как вы можете прокомментировать это сообщение?

— Таких дел было и будет еще много. Мы всячески поддерживаем такие расследования. Проблемных вопросов очень много. Как только дело касается государственного имущества, появляется масса желающих нажиться на государственной собственности. К примеру, в Борисполе это возможность за счет низких государственных ставок на аренду площадей нагреть себе карманы. Также есть возможность «заработать» на авиационном топливе, парковках и так далее в аэропорту.

— Когда будет достроена парковка в Борисполе?

— Строительство возобновится в этом году и будет закончено в следующем.

— Если зашла речь о вопросах, связанных с правоохранительными органами, то не могу не спросить о недавнем задержании СБУ с прокуратурой заместителя Татьяны Романовской, а именно заместителя гендиректора по вопросам эксплуатации аэропорта Львов Романа Зозуляка. Его обвиняют в вымогательстве и получении взятки…

— Мы знали об этом. Мы общались по этому поводу с Татьяной Романовской. Наши подозрения подтвердились. Мы всячески помогаем Генеральной прокураторе. К сожалению, такое бывает. Пока один работает, другие воруют.

— Давайте поговорим о других украинских аэропортах. В прошлом году кабинет министоров принял Государственную целевую программу развития аэропортов до 2023 года, в рамках которой планируется инвестировать из разных источников несколько миллиардов гривен в украинские аэропорты. Одним из объектов для инвестирования в ней указан аэропорт Одесса. Сейчас его взлетно-посадочная полоса находится в неудовлетворительном состоянии. Планирует ли государство инвестировать в ее ремонт?

— По нашим предварительным подсчетам, для ее ремонта необходимо около 2 миллиардов гривен. Мы планировали получить первые 300 миллионов гривен на эти цели в прошлом году. К сожалению, не удалось выбить эти средства. Надеюсь, что в этом году удастся получить средства на ремонт. ВПП в Одессе, действительно, необходимо ремонтировать. Частный инвестор там построил хороший терминал, но неудовлетворительное состояние полосы негативно сказывается как на самой Одессе, так и на всем регионе. По моему глубокому мнению, и Одесса, и Львов могли бы быть хабами для своих регионов. Борисполь им уже стал.

— В этом году планируете получить те же 300 миллионов гривен?

— Я надеюсь, что удастся получить больше. Но вопрос пока что прорабатываем.

— Это решает Минфин?

— Да, это решает Минфин.

— А как же идея бывшего председателя Одесской облгосадминистрации Михаила Саакашвили построить новый аэропорт в Одессе? От нее отказались?

— Это пока что идея. В будущем, если в одесские порты зайдут международные портовые операторы DP World и Hutchison Ports, а порт Южный будет большим промышленным хабом, то идея строительства нового грузового аэропорта возле Южного будет интересной. Пока это из разряда книг Жюль Верна. Но, в принципе, большинство из того, что написал этот писатель в своих романах, сбылось.

— Еще один аэропорт, к которому у многих авиакомпаний возникают претензии, это аэропорт Днепра. Фактически он находится в собственности Игоря Коломойского, который не горит желанием видеть в нем конкурентов его авиакомпаний МАУ и Днеправиа. Планируете ли что-либо делать для того, чтобы облегчить доступ в этот аэропорт другими авиакомпаниям? Не рассматриваете возможности лишить аэропорт сертификата, который выдает подчиненная вам Государственная авиационная служба?

— Это было бы крайней мерой. Это можно будет делать только тогда, когда все ресурсы будут исчерпаны. Я считаю, что это могло бы стать фактически наказанием для жителей Днепра и региона вокруг него. Они и так сейчас летают со сложностями — цены на билеты из Днепра сумасшедшие, альтернативы нет. Многие из них ездят в аэропорт Запорожья. Но аэродром Запорожья сейчас ремонтируется. Это ненормальная ситуация с аэропортом в Днепре. Я надеюсь, что следующим городом, из которого полетит Ryanair, будет, собственно, Днепр.

— Вы считаете, что Ryanair пустят в вотчину Игоря Коломойского?

— Будем думать, как это сделать.

— Можете рассказать, что вы будете делать?

— Пока что мы обратились в Антимонопольный комитет. Ждем его решения. У нас была дискуссия с собственниками аэродрома в Днепре. Провели переговоры с руководством области, одним из наиболее прогрессивных на Украине, по моему мнению. Если они закончатся успешно, то, возможно, решение мы и найдем. Есть инициатива мэра Днепра Бориса Филатова построить альтернативный аэропорт. На самом деле, эта инициатива тоже заслуживает внимания. С современными технологиями это не такое дорогое удовольствие, как это было раньше. Поэтому сейчас мы рассматриваем оба варианта — или закончим успешно переговоры с собственниками нынешнего аэропорта, или сконцентрируем свои усилия с мэром Днепра, чтобы построить новый аэропорт.

— Где именно в Днепре планируется построить новый аэропорт?

— Место уже есть. Четкое понимание — тоже.

— Каков объем инвестиций может быть направлен в этот проект, и кто будет вкладывать средства?

— Это будет государственно-частное партнерство. Это точно будет софинансирование со стороны области, города и, возможно, государства, если мы найдем для этого средства.

— На каком этапе процесс реприватизации авиакомпании «Днеправиа»?

— Информация о том, что Хозяйственный суд Днепропетровской области по иску Фонда госимущества принял решение о разрыве договора купли-продажи с нынешними собственниками авиакомпании, для меня было новостью. Я прочитал ее в Facebook на странице генпрокурора Юрия Луценко. Но там дальше должна быть апелляция. Я не знаю о дальнейшей судьбе авиакомпании. Я не думаю, что государство будет лучшим собственником этого актива.

— Если авиакомпания все-таки будет возвращена в госсобственность, то кто будет ею управлять — Фонд госимущества или Мининфраструктуры?

— Об этом пока что рано говорить.

— Давайте поговорим еще об одном активе Игоря Коломойского в авиационной сфере — аэропорте Ивано-Франковска. В прошлом году из этого аэропорта начала летать авиакомпания Turkish Airlines. Однако полеты быстро прекратились, поскольку аэропорт заявил, что из-за самолетов Turkish Airlines полоса может прийти в негодность. Удалось ли найти здесь решение проблемы?

— Я сам был в аэропорту Ивано-Франковска, чтобы проверить эту информацию. Действительно, техническое состояние полосы плохое. Аэродром строился для военных целей под истребители до 20 тонн из плит, которые легко монтируются и демонтируются. Но эта полоса не выдерживает нагрузки современных больших самолетов. Поэтому в этом аэропорту резко стоит вопрос реконструкции полосы. К сожалению, это беда всех аэропортов Украины. Аэродромы, построенные в советские времена, не выдерживают веса современных самолетов. Но есть много желающих органов местного самоуправления финансировать модернизацию аэропортов. К примеру, Житомир самостоятельно это делает. Такой же пример в Херсоне. Кроме того, Украэрорух (Государственное предприятие обслуживания воздушного движения Украины — прим. ред.) вкладывает средства в обновление аэронавигационного оборудования — в этом году более 120 миллионов евро. Поэтому все вместе мы можем что-то сделать, по отдельности — нет.

— Вернемся к уже упомянутой программе развития аэропортов до 2023 года. В этом году в рамках ее выполнения, куда планируется направить средства, кроме Одессы?

— В первую очередь, это все-таки аэропорт Одессы. Это ключевой вопрос, который необходимо решить. Если получится с этим проектом, то рассчитываю на выделение средств также на аэропорты Винницы, Черновцов, Ивано-Франковска и Днепра.

— Не могу не спросить о планах по восстановлению работы самого западного аэропорта — Ужгорода. Ранее туда из Киева выполняла регулярные полеты авиакомпания «Мотор Сич», но сейчас регулярного авиасообщения нет. Что делается для его восстановления?

— Буквально две недели назад мы общались с руководителем Закарпатской облгосадминистрации Геннадием Москалем. Для восстановления полетов аэропорт сейчас проходит процедуру сертификации в Госавиаслужбе. Этот процесс занимает довольно много времени. Сейчас туда выполняются только нерегулярные рейсы в дневное время суток.

— Кроме того, в аэропорту Ужгорода есть специфическая проблема. Для посадки на его аэродром самолетам необходимо заходить с воздушного пространства Словакии. С недавних пор получить такие разрешения также стало проблематично. Что делаете для решения этой проблемы?

— Сейчас можно получать только единоразовые разрешения. Если бы эту проблему можно было решить на уровне двусторонних переговоров со Словакией, то мы бы ее решили уже давно. Но этот вопрос необходимо еще согласовывать с Брюсселем, поэтому решение этой проблемы занимает больше времени, чем мы ожидали.

Про «Открытое небо» и полеты внутри страны

— Когда будет подписано долгожданное Соглашение о едином авиапространстве с ЕС?

— На этой неделе (в последнюю неделю апреля — прим. ред.) я встречался с послом ЕС в Украине Хьюгом Мингарелли. Традиционно поднимал этот вопрос первым. К сожалению, ситуация даже ухудшилась. Это обусловлено очередным витком напряженности между Испанией и Великобританией из-за Гибралтара (эти две страны спорят за принадлежность Гибралтара и находящегося там аэропорта, страны ЕС не могут согласовать текст соглашения для подписания с Украиной — прим. ред.). В ЕС помнят о нас, они тоже прикладывают усилия, но пока что вопрос не решен. Переубедить Мадрид и Лондон пока что невозможно. Поэтому мы пошли по пути подписания двухсторонних соглашений о либерализации воздушного пространства со странами ЕС.

— Но еще недавно вы утверждали, что есть позитивный тренд в решении этой проблемы?

— Был позитивный тренд, когда я в декабре прошлого года ездил в Брюссель. Складывалось впечатление, что вот-вот и подпишем соглашение. — Вы обещали поставить палатку в Брюсселе, чтобы добиваться подписания этого соглашения. Будете ставить?

— Да, обещал. Но сейчас не могу поставить, потому что могут сказать, что я убежал от взятия на поруки Николая Мартыненко. — С какими именно странами ЕС ведутся переговоры о либерализации?

— С большинством. В частности, с Францией, Бельгией, Австрией и другими.

— Планируется ли либерализация авиасообщения с Турцией, через аэропорты которой идет существенный транзитный поток украинских пассажиров?

— Это сложный вопрос. Тут я на стороне МАУ, поскольку я понимаю, что либерализация воздушного сообщения с Турцией приведет к тому, что украинский пассажир будет выбирать для себя Стамбул для дальнейшей пересадки в другие страны. Я этого не хочу. Я хочу, чтобы из Украины летали по всему миру. Я не хочу, чтобы все украинцы летали через другую страну по всему миру.

— Вернемся к региональным аэропортам. Еще со времен модернизации аэропортов под Евро-2012 остаются долги государства перед строителями и другими подрядчиками. Как планируете решить эту проблему?

— Собственно, с этой целью мы реанимировали Евроинфрапроект (Национальное агентство по вопросам подготовки и проведения в Украине финальной части чемпионата Европы 2012 года по футболу и реализации инфраструктурных проектов — прим. ред.), сейчас это Агентство инфраструктурных проектов. На этом агентстве висело много незаконченной работы не только по аэродрому во Львове, но и аэродрому в Харькове и ряду объектов в Киеве. Я надеюсь, что нам удастся запустить его в работу. Сейчас ведем переговоры с Минфином по этому поводу.

— Так с какой целью вы реанимируете это агентство?

— В первую очередь, с целью сдать в эксплуатацию эти объекты. И вторая цель — это запустить проект по модернизации аэродромов в стране и, возможно, реализации каких-то больших инфраструктурных проектов в будущем.

— Идея об объединении всех государственных аэродромов в одно госпредприятие, на каком этапе находится?

— Пока что реализация этой идеи приостановлена. Если бы мы аккумулировали ресурс для их модернизации в рамках этого госпредприятия, то мы могли бы об этом говорить. Пока что мы такого ресурса не нашли. Рассматривается идея, что средства за взлет-посадку самолетов в аэропортах будут аккумулироваться в общем фонде госбюджета. После этого данные средства будут идти на реконструкцию взлетно-посадочных полос. Но пока решение не принято. Сейчас эти средства идут на счета аэропортов.

— Это правда, что Мининфраструктуры сейчас разрабатывает программу поддержки внутриукраинских полетов?

— Мы над этим работаем. Более того, мы уже собрали предложения от всех авиакомпаний. Ждем только от самой большой украинской авиакомпании (МАУ — прим. ред.) ее предложения. В первую очередь, эта программа будет направлена на решение проблемы со снятием НДС на билеты на внутриукраинских рейсах. Мы считаем, что это позволит серьезно удешевить полеты для наших граждан. Кроме того, в программе будут заложены механизмы удешевления аэропортового обслуживания. Не может быть дешевого билета в дорогом аэропорту. С этой проблемой столкнулась Турция. Там построили очень хорошие аэродромы, но потом они были приватизированы или сданы в концессию. В результате, сначала авиаперевозки резко возросли, но потом темпы роста существенно снизились. Это произошло из-за того, что аэропорты начали зарабатывать сверхнормативно, не в пределах 5-10%, а в разы больше.

— Когда и кем будет принята эта программа?

— Не готов сказать, поскольку не хочу давать голословных обещаний. Мы сейчас над ней работаем.

— Вы упомянули о концессии. Не раз поднимался вопрос о передаче аэропорта Борисполь в концессию частному бизнесу. Не рассматривает ли Мининфраструктуры такую возможность сейчас?

— Эта идея муссируется. Но она противоречит украинскому законодательству, поскольку этот аэропорт имеет стратегическое значение для государства и он запрещен к приватизации и концессии. Но, в принципе, я не исключаю, что это был бы хороший шаг для развития аэропорта, отдав его большому международному оператору. Мы видим по международной практике, что в таком случае прибыли возрастают в разы. И для государства, в том числе. Мы понимаем, что международный оператор точно не будет заинтересован в коррупционных схемах. Но с другой стороны, тут есть опыт Турции, который в некоторой степени нельзя считать позитивным — такие аэропорты концентрируются на максимизации своей прибыли. А нам важно, чтобы население летало и имело доступ к дешевому доступному авиационному виду транспорта.

— Кстати, какова судьба проекта «Воздушный экспресс» — строительство железнодорожного сообщения Киева с аэропортом Борисполь?

— Ранее было принято решение свернуть кредитную линию от Экспортно-импортного банка Китая под этот проект. Но на этой неделе у меня была встреча с мэром Киева Виталием Кличко, где мы обсуждали этот вопрос. Я считаю, что в случае воплощения нашей политики относительно развития Борисполя и появления в нем большого числа лоукостеров, то будет абсурдной ситуация, когда полет из Киева в любой европейский город будет стоить 20 евро, а поездка на такси в аэропорт — 10-15 евро. Это неправильная ситуация. Моя идея заключается в строительстве легкого метро от станции метро «Бориспольская» до города Борисполь с отдельной веткой до аэропорта. В таком случае у нас будет чудесная синергия — у нас, помимо метро, до аэропорта будет перехватывающий вид транспорта для всех коттеджных городков и других населенных пунктов вдоль этой линии с парковками.

— И как Виталий Кличко отнесся к этой идее?

— В принципе, позитивно. Но он понимает, что для этого необходимо сделать много работы. Наверное, это тяжелее, чем построить метро на Троещину.

— Не могу не спросить о Крыме. После его аннексии со стороны России Украина ввела запрет на полеты в местные аэропорты для всех авиакомпаний. Согласно нормам международного права, воздушное пространство над Крымом по-прежнему остается за Украиной. Однако полеты в Крым начали российские авиакомпании. Украина накладывает за эти полеты на российские авиакомпании штрафы. Их общие суммы уже достигли сотен миллионов гривен. Что предпринимает Украина для взыскания этих штрафов?

— Мининфраструктуры и Госавиаслужба со своей стороны сделали все возможное и невозможное для этого. Все суды, которые можно было выиграть, мы выиграли. Далее это компетенция Минюста — подать общий иск от Украины к государству-агрессору России.

— Что вы имеете в виду? Украина уже подала иск к России в Международный суд ООН.

— Да. Это будет в рамках всех исков от Украины в международные суды отдельный авиационный иск.

— Когда Украина подаст этот иск?

— Я не знаю.

— Есть ли возможность наложить санкции за полеты в Крым на российские авиакомпании с помощью ИКАО — Международной организации гражданской авиации?

— Мы отработали этот вариант. Пока что нет достаточно четких результатов, чтобы говорить о какой-то победе. Но если вы упомянули ИКАО, то хочу сообщить, что мы в апреле успешно прошли проверку этой организацией. Мы единственная восточноевропейская страна, к которой не было существенных замечаний. Поэтому в вопросах авиационной безопасности мы на высоте.

— Задам гипотетический вопрос. После войны Грузии с Россией между странами было прервано авиасообщение. Однако потом оно было постепенно восстановлено. Есть ли какие-либо подвижки в плане восстановления авиасообщения между Украиной и Россией?

— Я думаю, что мы восстановим авиасообщение с Россией только после возвращения Крыма, востока Украины и, надеюсь, Кубани и других украинских территорий, которые были захвачены Россией в свое время.

— Задам один вопрос по Укрзализныце. Всем известно ваше критическое отношение к председателю правления УЗ Войцеху Балчуну. Но он имеет поддержку со стороны премьер-министра. Будет ли Кабмин продлевать срок действия контракта с ним, годичный срок которого вскоре истекает?

— Я думаю, что в конечном счете это решение будет рассматриваться кабинетом министров, после того как будет заслушан отчет о работе за год. Но даже недавнее сообщение УЗ о результатах международного аудита за 2016 год подтверждает, что Войцех Балчун не на своем месте. УЗ получила убыток больше, чем я ожидал: вместо 6 миллиардов гривен это 7,3 миллиарда гривен. Я с удовольствием поеду на концерт Войцеха Балчуна после его увольнения.

Украина > Транспорт > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171426 Владимир Омелян


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 10 мая 2017 > № 2168787 Валерия Гонтарева

Новому главе будет легче – Гонтарева

Эксклюзивное интервью главы НБУ Валерии Гонтаревой агентству "Интерфакс-Украина"

Валерия Гонтарева (В.Г.): Хочу вас сразу предупредить: в последнее время у меня было много интервью, и тематика у них у всех примерно одна. Вчера, например, журналист Figaro спросил: вы уходите, потому что вам принесли гроб?

"Интерфакс-Украина": Тогда давайте действительно начнем с этой темы

В.Г.: С гробов?

"Интерфакс-Украина": С отставки. С опыта работы на этой должности. Очевидно, что для вас предложение возглавить Нацбанк летом 2014 года было вызовом, так как опыта работы в чиновничьем секторе не было.

В.Г.: И больше не будет. Могу сразу сказать, чтобы ответить на возможный следующий вопрос.

"Интерфакс-Украина": Что произойдет 11-го мая? Вы уйдете в отпуск?

В.Г.: 10-го числа в связи с тем, что меня официально не уволили, мне ничего не остается, как взять вынужденный отпуск и ждать, пока меня позовут в Верховную Раду давать отчет и увольнять.

Я ссылалась уже на 43-ю статью Конституции: использование принудительного труда запрещается. Мое заявление нашему гаранту Конституции написано 6 апреля. Оно называется "заявление об отставке", как и положено по закону: прошу освободить меня по собственному желанию. Это волеизъявление случилось 6 апреля, а 10 апреля я, как и обещала всему рынку, вышла на пресс-конференцию и сообщила, что 10 мая будет мой последний рабочий день.

"Интерфакс-Украина": А когда завершается отпуск?

В.Г.: За почти три года у меня накопилось много отпуска, так что где-то до второй половины августа он есть. Но, надеюсь, что так много времени не понадобится. Верховная Рада 16-го возобновит работу, и все это будет быстрее.

Пока же я буду находиться в отпуске, формально являясь главой центрального банка, потому что, к сожалению, никакой возможности по КЗОТу меня уволить нет, есть только возможность уволить по закону. А для этого президент подает в Верховную Раду соответствующее представление, которое Рада должна голосовать. Но и принудить меня к принудительному труду, уж простите за тавтологию, невозможно.

"Интерфакс-Украина": Уже появилось слухи, что этот процесс может растянуться до осени.

В.Г.: Я надеюсь, что этого не случится и что все это будет сделано в ближайшее время.

"Интерфакс-Украина": Какие риски для рынка, для НБУ в том, что ваш отпуск затянется, и у Нацбанка будет руководитель в статусе и.о.?

В.Г.: Никаких рисков нет. Я объявила всем, что работаю до 10 мая. Назначила своего первого заместителя Якова Васильевича Смолия и.о. главы Национального банка, и он будет выполнять эти обязанности, пока не назначат нового главу.

"Интерфакс-Украина": Мы помним эпопею с Советом НБУ, назначение членов которого затянулось более, чем на год. И до сих пор Совет полностью не сформирован.

В.Г.: Вы беспокоитесь, что Яков Васильевич автоматически станет главой? Не станет, будет исполнять обязанности.

"Интерфакс-Украина": МВФ примет меморандум от Украины с подписью и.о. главы Нацбанка?

В.Г.: Не думаю, что такой вопрос возникнет. Давайте не будем придумывать такие сценарии, потому что они малореалистичны. Все участники – президент, Кабинет министров, международное сообщество – понимают, что эта ситуация не должна затягиваться. Я, конечно, мечтала, чтобы такой ситуации вообще не произошло: чтобы в тот день, когда меня уволили, назначили нового главу. Но все равно, то, что называется continuity (непрерывность – ИФ), есть: команда остается, Яков Васильевич возглавляет Нацбанк как исполняющий обязанности, и все ждут назначения нового главы.

"Интерфакс-Украина": Своих кандидатов вы предложили?

В.Г.: Давно, еще в январе.

"Интерфакс-Украина": И они в шорт-листе остаются?

В.Г.: Они не только в шорт-листе остаются – этот список, я надеюсь, стал еще более коротким. Но дальше я не могу комментировать.

"Интерфакс-Украина": Даже несмотря на публикации в СМИ, где уже открыто называют фамилию?

В.Г.: Могу сказать, смотря на публикации, что кандидат номер один был именно тот, кто был в моем шорт-листе. Я считаю, что этот кандидат – это именно то, что на сегодняшний день необходимо нашей банковской системе для независимости Нацбанка, для сохранения того continuity, о котором я говорю.

"Интерфакс-Украина": Об опыте реформаторской работы. В конце ноября прошлого года в "Украинском доме" прошла закрытая встреча реформаторов в популярном сегодня формате, уж простите за название, Fuck Up Nights: преимущественно отставные уже на тот момент реформаторы в коротких 10-минутных выступлениях делились опытом своих ошибок. Что вы могли рассказать на такой встрече, если бы в ней участвовали?

В.Г.: Мы не можем там участвовать, потому что у нас не то что не Fuck Up Nights, – у нас Success Story. К сожалению, пока единственная по-настоящему большая такая история в Украине за эти годы.

"Интерфакс-Украина": И все же, спустя почти три года после назначения, чтобы вы поменяли в своей работе? Возможно, что-то, что повысило бы уровень поддержки со стороны населения? Ведь парадокс, что международное и экспертное сообщество признает ваши успехи, почти безоговорочно называет Нацбанк самым реформаторским органом, а доверие населения к НБУ такое низкое? Это ведь сдерживало реформы.

В.Г.: Ничего не сдерживало наши реформаторские шаги. Когда я говорю, что моя миссия закончена, я не шучу. Все, что я запланировала, вот это все я выполнила. Вопрос только, что я хотела это сделать за год, а вышло за три. По наивности я не представляла сопротивление среды, которое затормозило эти процессы, но все равно сделано все.

Еще раз хочу повторить, что проведенные реформы - это Success Story, которой мы очень гордимся.

"Интерфакс-Украина": Почему населению не удалось объяснить, что это Success Story?

В.Г.: Вопрос, кто может объяснить населению? Помните, (лидер БЮТ - ИФ) Юлия Владимировна (Тимошенко - ИФ) ходила со всей своей когортой и рассказывала о 300 млрд грн выданного Нацбанком рефинанса. А я вышла на трибуну Верховной Рады и пыталась сказать, что около 80 млрд грн выдано во времена (главы Нацбанка Владимира - ИФ) Стельмаха и Юлии Владимировны, а за время Гонтаревой был минус.

Мне не давали выступать, сыпали на голову фиктивными деньгами… Вы помните тот цирк, который они мне устраивали?

А теперь я хочу снова объявить эти цифры, потому что мы не популисты, а технократы, оперирующие цифрами. Вопрос в том, кто их хочет слышать, и дают ли их сказать. Верховная Рада не дала мне закончить ни одно выступление полностью.

"Интерфакс-Украина": Они говорят, что опять хотят вас услышать.

В.Г.: Я готова. Этот месяц с момента объявления об отставке я все ожидаю, когда же меня позовут в Верховную Раду.

112 млрд грн рефинанса было, когда я пришла. Мы обновили эту статистику: из них на сегодняшний день осталось 14,3 млрд грн, из которых 13,8 млрд грн – это задолженность ПриватБанка. И 0,5 млрд – это рефинанс Укргазбанка, тоже государственного банка.

Так что я еще должна сказать украинскому народу? Да, я не умею говорить, как политики, что если мы проиграем Стокгольмский арбитраж, то мы отправим "Газпрому" в расчет Юлию Владимировну (подобное заявление недавно сделал премьер Владимир Гройсман – ИФ). Но я, как технократ, буду вам показывать цифры, буду вам рассказывать реальную статистику, я не умею и не хочу пользоваться другими формами коммуникаций. Я профессионал-технократ.

"Интерфакс-Украина": То есть, ваш низкий рейтинг связан с тем, что вам приходится действовать в одиночку?

В.Г.: Нет, наш низкий рейтинг объясняется тем, что все медиа в руках тех, с кем мы три года боролись за очистку банковского сектора. Они с нами борются, "кормят" политиков, которые вам потом рассказывают, какой плохой Национальный банк.

Я объективно понимаю, почему люди могли жаловаться на Нацбанк в 14-м и 15-м годах: закрывались банки, была девальвация. Но уже долгое время у нас макроэкономическая стабильность. Мы последнее время почти каждый день покупаем валюту: 5 мая более $50 млн приобрели, а всего с начала этого года чистая покупка достигла около $630 млн. За весь прошлый год она составила почти $1,6 млрд

Очистка банковской системы, в основном, тоже закончилась давно. И Фонд гарантирования выплатил все деньги 97% вкладчиков! А национализация ПриватБанка, когда государство взвалило на себя огромный долг – 20 млн вкладчиков и 150 млрд грн их вкладов – но ведь все сохранили!

Конечно, есть богатые люди, бизнес и даже госкомпании, потерявшие деньги в этих банках. Хотя, реально, они теряли записи на счетах, а не деньги, потому что денег там не было – были пустышки, пирамиды, зомби, отмывки – вот, что там было…

"Интерфакс-Украина": Может, стоило заняться защитой потребителей банковских услуг, чтобы добиться расположения населения?

В.Г.: Моя команда также это предлагала. Но я на стратегической сессии сказала, что вширь пока более мы не работаем. Так невозможно. Я лучше хочу взять защиту прав кредиторов, закон о которой давно без движения лежит в Раде. Потребителей пусть возьмет кто-то другой.

"Интерфакс-Украина": Новый глава Нацбанка придет на расчищенное место и сможет быстро набрать рейтинг?

В.Г.: Мы все это делали не для нового главы Нацбанка, а для роста всего бизнеса страны и макрофинансовой стабильности

Новому главе будет легче. Но если хотите посмотреть, сколько его ждет проектов, то зайдите на наш сайт, найдите комплексную программу развития финансового сектора – там 50 проектов. Я могу о них говорить бесконечно. Но все это, что идет дальше, мы всегда называли третьим этапом нашего реформирования, который будет, уж извините, бесконечным.

Самое главное достижение, которым мы очень гордимся – это макрофинансовая стабильность, в которой мы живем уже два года. Вам не надо рассказывать, как мы прошли 14-й и 15-й годы. Это я буду рассказывать "Нью-Йорк Таймс" и "Фигаро": вы знаете, сколько и когда мы потеряли, какие дисбалансы были накоплены, в каком стоянии находилась страна. Я, честно говоря, поначалу не верила, что мы сделаем инфляционное таргетирование: в той ситуации я вообще не знала, как мы можем туда прийти. Но мы это сделали! И в прошлом году у нас вместо 43% годом ранее было 12% инфляции, в этом будет 9%, в следующем – 6% и потом – 5%. У меня нет сомнений, что так и будет – весь инструментарий выстроен, все сделано. И тогда мы уже будем смотреть – идти ниже или оставаться на 5%.

А вспомните наш обменный курс, а теперь он у нас гибкий и совершенно четко является демпфером для всех будущих шоков. Я напишу о том, как мы пытались найти равновесный курс во время войны - мне Джордж Сорос советовал такую книгу издать.

"Интерфакс-Украина": Кстати, одна из претензий к вам среди экспертного сообщества – то, что Нацбанк держал курс осенью 2014 года, как утверждают, под парламентские выборы.

В.Г.: То, что мы якобы держали курс, – это полная ерунда. Давайте я вам напомню, что тогда происходило: привязка к доллару 100%-ная, банки падают, население выносит депозиты, нерасчищенная банковская система, отмывки, капитал вытекает из страны через что только можно (мусорные бумаги, липовые импортные контракты, перестраховочные). Даже если бы не было революции, страна бы уже была в пропасти из-за тех дисбалансов, что накопил (Виктор - ИФ) Янукович и до него. Откуда же взялись в декабре 2013 года эти российские евробонды на $3 млрд?

"Интерфакс-Украина": План был взять $15 млрд.

В.Г.: А потому что на тот год отрицательный баланс текущего счета составлял 10% ВВП – $16 млрд! Так что такими заимствованиями просто закрывался текущий счет на один год. Все – коллапс настал. Плюс к этому из-за войны население побежало покупать валюту и снимать валютные депозиты. Ничего хуже паники нет никогда ни для кого. Паника населения хуже негативного платежного баланса.

"Интерфакс-Украина": Но ведь все равно паника произошла, но позже – зимой 2015 года, когда курс докатывался до 40 грн/$1. А резервов уже не было.

В.Г.: Нет. У нас волн паник было много. Что осенью было потрачено $1 млрд – это был мизер, чтобы совладать с той паникой, которая была. Заметьте, мы все время находились в программе с МВФ. Все любят повторять, что мы гордимся четвертым траншем по программе EFF. А на самом деле, это уже шестой транш: у нас была программа stand by, по которой мы получили в 2014 году два транша, а потом уже в 2015 году перешли в нынешнюю программу EFF. Это все было полностью нами спланировано с нашими международными партнерами.

Так что как мы тратили резервы и запускали валютные аукционы, как держали "индикативный" курс, как искали эквилибриум, как закручивали гайки, как на три дня в феврале 2015 года включали "золотой рубильник" – это отдельная история, и она стоит целой книги.

"Интерфакс-Украина": Давайте я переформулирую вопрос: в 2017 году Валерия Алексеевна Гонтарева так же четко прислушивается к советам или просьбам Петра Алексеевича Порошенко как в 2014 году или нет?

В.Г.: Думаю, что я и в 14-м плохо прислушивалась, и в 15-м, и в 16-м. Наверное, от этого еще одно главное наше достижение – это построение независимого Национального банка, чего я желаю и своему преемнику.

"Интерфакс-Украина": Сколько в независимости Нацбанка, о достижении которой вы заявляете, зависит от главы?

В.Г.: Поначалу, наверное, было 100%. Вы помните, в какую организацию я зашла и с кем я начинала, в частности, какое было правление? Но я себе поставила задачу институционально выстроить новый, современный центральный банк. Сейчас, когда я пересматриваю, чтобы выбросить, коробки документов, которые у меня лежат в кабинете, то я нахожу огромные талмуды процессного менеджмента, как мы перестроим Нацбанк. Например, функции распределения по комитетам. Ведь мы единственная организация, которая институционально сделала такую перестройку. Ведь здесь до моего прихода не было комитетов по монетарной политике, финансовой стабильности, надзора, кредитного комитета. Рисков и работы с проблемкой вообще не было! Зато было 25 региональных управлений никому не нужных, телеканал, какие-то санатории, бассейн…

Нам многие мешали, но кто нам реально помешал? – В итоге – никто.

"Интерфакс-Украина": Теперь есть Совет Нацбанка.

В.Г.: Не мешает, уже поверьте мне. Никому и нигде не мешает.

"Интерфакс-Украина": Но ведь был даже публичный конфликт, когда Совет разделился и вы остались в меньшинстве. Глава Совета Нацбанка Богдан Данилишин настаивает, что именно Совет должен определять денежно-кредитную политику.

В.Г.: Ее уже определили и утвердили.

"Интерфакс-Украина": А это не риск для рынка, когда глава Совета говорит, что в следующем году надо бы уже таргетировать номинальный ВВП?

В.Г.: Он может еще изобрести украинский велосипед. А, может, он хочет быть первым, кто будет таргетировать ВВП? В мире спорят про стабильность и двойной мандат, но только ФРС и еще пара центробанков мира, кроме ценовой стабильности, отвечают за рынок труда.

Монетарная политика в итоге должна содействовать росту. Никто же не спорит с этим. Но, главное, она не должна противоречить ценовой стабильности и стабильности банковской системы. Такой мандат у всех. Наш закон о Нацбанке, который мы в 2015 году приняли, – это наш мандат, построенных на лучших мировых практиках.

Политика утверждена на среднесрочную перспективу, а не на один год. Там закреплено 8%+/-2 процентных пункта инфляции на этот год, 6% – на следующий и 5% – на 2019 год. Вот достигнет 5%, тогда дальше пусть он придумывает какой-то новый украинский велосипед.

"Интерфакс-Украина": А есть ли опасность в том, что в Раду еще осенью прошлого года внесен законопроект о двойном мандате НБУ?

В.Г.: А эта опасность есть, с этим надо бороться. Для этого есть все мировое сообщество, есть все наши 5 тыс. людей центрального банка. Я недавно писала колонку, которая выйдет у нас как мое прощание, так я подчеркнула, что здесь компромиссов быть не может. Здесь за независимость Нацбанка каждый должен выйти и ее отстоять.

"Интерфакс-Украина": Вы всегда избегали политики. Недавно мы обсуждали с экс-главой МЭРТ Айварасом Абромавичусом, почему технократы остались невостребованными в Украине при формировании правительства. Он назвал причиной отсутствие новой политической силы, которая сформировала бы такой запрос и необходимость ее появления. Сейчас запускаются какие-то новые либеральные проекты с новыми лицами. Например, партия Саакашвили, но она также среди наиболее громких ваших критиков. Вы сейчас можете вольнее говорить на эту тему. Нужна такая политическая сила стране, чтобы реформы были необратимы или, как минимум, ускорились?

В.Г.: Мир, к сожалению, еще находится на той стадии развития, когда такая сила нужна. Потому что другой конструкции, кроме как парламентско-президентская или президентско-парламентская, человечество не придумало. Я бы назвала ту политическую силу, которую я бы я хотела видеть в Украине, Партией здравого смысла. К сожалению, никто из перечисленных вами в эту категорию не попадает.

"Интерфакс-Украина": Не боитесь ли вы преследований после ухода с поста главы Нацбанка – уголовных, судебных? Ведь никуда не делись экс-владельцы банков, которых вы назвали, они не потеряли своей политической силы, влияния, медиа. И у пришедших к власти всегда возникает соблазн повесить всех собак на "попередныкив"? Есть ли у вас какие-то гарантии хотя бы от действующей власти?

В.Г.: Будет ли в нашей стране время, когда будут спрашивать, делали ли вы реформы, как когда-то спрашивали, находились ли вы на оккупированной территории или есть ли ваши родственники за границей? Все может быть.

Но как бы кто-то не думал, что Украина никуда не движется, я, прощаясь со всеми, точно могу сказать, что страна движется. Я вам показала совершенно новую гибкость курса, новую монетарную политику и новое рефинансирование, полностью открытые данные центробанка, очистку рынка… То, что я ухожу по собственному желанию, а не со сменой политических элит, это еще одно доказательство этого движения.

А преследование – оно может быть. Потому что количество инсинуаций, провокаций, ерунды, грязных компаний – оно зашкаливает. Стоит ли этого бояться? – Нет. Ни на секунду я не сомневалась, что я все сделала правильно.

"Интерфакс-Украина": Из страны выезжать не будете?

В.Г.: Из страны уезжать не буду, но в отпуск я буду ездить.

"Интерфакс-Украина": А какие дальнейшие планы?

В.Г.: Собираюсь летом на море со своей семьей. Думаю, я за летние месяцы решу, чего я хочу. Я уже проходила в жизни и коммерческий banking, и инвестиционный, и asset management, и собственный бизнес, и главу Национального банка. Такого challenge (вызова - ИФ) у меня в жизни еще не было, и - я отдаю себе отчет – уже не будет.

Поэтому я хочу сейчас подумать, чего я хочу. Я точно знаю, что я никогда не буду в политике, никогда не буду на госслужбе. Я уверена, что не хочу работать в регуляторах, даже в мировых.

Может, это будет какая-то научная работа или что-то такое. Или, в конце концов, мне 53 года, могу и на пенсию уйти.

"Интерфакс-Украина": А другим реформаторам помогать будете?

В.Г.: Хочу, чтобы мы как-то помогли (и.о. министра здравоохранения) Ульяне Супрун. Она недавно пришла к нам на стратегическую сессию, и мы вместо 40 минут проговорили с ней два часа. Все мои зампреды пришли ко мне на следующий день и говорят: нам казалось, что такой беспредел только у нас в банковской среде, но когда мы ее послушали, какая там коррупция и мафия, связанные со здоровьем, с детьми, с раковыми больными, с пересадкой органов… – мы хотим помочь нашему министерству здравоохранения.

О том, что она начала делать реформы, мы узнали, когда мураевские бабушки из-под наших окон перешли сразу под окна Минздрава. А вы спрашиваете, почему народ не любит реформаторов. Сейчас народ не будет любить Ульяну Супрун!

Поэтому мы берем, если можно так сказать, шефство в тех направлениях, где мы можем помочь: аналитикой, моделированием, воплощением их верхнеуровневой концепции в развернутые документы. Яков Васильевич еще раз встречался с Ульяной Супрун и с ее замом по поводу того, как помочь cashless внедрять в больницах, чтобы таким образом решить часть проблем.

Чем технократы хороши, и Ульяна Супрун тоже – ей все равно, любит ее народ или не любит. Потому что, как недавно кто-то написал, Гонтарева не деньги, чтобы ее любить.

Но мне было легче, потому что институционально Нацбанк, что ни говорите, – это отдельная организация, тогда как министерство – лишь одно из многих. У Нацбанка и надзор, и валютное регулирование, а там – вся страна в клиниках.

"Интерфакс-Украина": Вам в Нацбанке было легче еще и потому, что был здоровый кусок банковской системы – иностранные банки составляли примерно треть рынка.

В.Г.: Да, мне легко было искать профессиональных людей: я их брала из банков с иностранным капиталом, например, многих из Райффайзен банка Аваль, из банков с российским капиталом. Пусть они кому-то не нравятся, но там были профессиональные люди, которых можно было брать. У меня, например, в аудиторах практически полностью команда из BNP – глава в Париже работал, а потом приехал к нам и начал привлекать людей.

Хотя с врачами, мне кажется, все равно будет легче, чем с судьями. Туда молодежь приходила не только по принципу – я сын судьи, поэтому буду судьей, или я сын налоговика, поэтому буду налоговиком.

И я в этой связи, еще хочу сказать о своей команде. Если бы я все сама делала ручками, у меня бы ничего не вышло. Ты со своей визией и своим драйвом берешь людей, и они начинают делать – почему я говорю, что это наша команда сделала.

(окончание следует)

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 10 мая 2017 > № 2168787 Валерия Гонтарева


Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165363

Решение Совета Европы по поводу Крыма: как Страсбург помогает Украине выиграть в Гааге

Сергей Сидоренко, Українська правда, Украина

В среду поздно вечером Павел Климкин и Петр Порошенко сообщили важную новость из Страсбурга. Комитет министров Совета Европы (КМСЕ), то есть ключевой орган этой международной организации, принял первое с 2014 года отдельное решение по Крыму.

Даже те формулировки, которые прозвучали в официальных заявлениях, не оставили сомнений: решение нерядовое.

Правда, странным было то, как именно Украина узнала эту новость. Накануне не было ни одного анонса рассмотрения крымского вопроса; заявления министра и президента появились уже после девяти часов вечера, разъяснение МИД — еще позже, хотя комитет министров обычно не проводит свои заседания на ночь глядя.

Складывалось такое впечатление, будто победу хотят «спрятать» от читателя.

Конечно, настоящая причина была другой.

«Европейская правда» разобралась, что утвердили в Страсбурге, как это решение поможет нам в дальнейших судебных процессах, а также выяснила, почему до последнего момента не было уверенности, что решение примут.

«Вычеркнуть все!»

Подробности дискуссий, которые ведутся в формате КМСЕ, а также детальные результаты голосования никогда не раскрываются — участники комитета министров уважают принцип «закрытых дверей».

Источники ЕвроПравды говорят лишь, что «крымское решение» поддержало подавляющее большинство членов Совета Европы, более 40 стран. По данным источников, только два государства проголосовали против — как, собственно, и во всех голосованиях по украинскому вопросу после начала российской агрессии. Но поддержка, близкая к единодушной, не означает, что решение было так уж просто принять.

Показательная деталь: украинского проекта не было в повестке дня ни последнего, ни предыдущих заседаний, хотя ЕП известно, что он уже несколько недель как готов к рассмотрению.

3 мая, когда его снова попытались «вычеркнуть из планов», в заседании КМСЕ даже пришлось делать перерыв для консультаций нескольких послов со столицами. Именно поэтому встреча Комитета министров, начавшись в 10 утра, затянулась до позднего вечера.

Посол Украины в СЕ Дмитрий Кулеба в разговоре с ЕП отказался комментировать данные о голосовании, но подтвердил: попытки сорвать голосование действительно были.

«Россияне до последнего не верили, что мы согласуем этот текст, была мощная борьба против его принятия. Принятие решения несколько раз переносилось, и даже в эту среду разыграли комбинацию, чтобы снять вопрос с рассмотрения. Но РФ проиграла. Дело в том, что тема Крыма настолько очевидна, что в открытой дискуссии даже симпатики Москвы не решались отрицать вину России или опровергнуть нарушение прав человека», — пояснил он.

Как и на слушаниях в Суде ООН в Гааге, о которых ЕвроПравда подробно писала, Россия не стала воевать с отдельными положениями украинских предложений, сделав ставку на борьбу за то, чтобы украинское предложение вообще не выносили на голосование.

Кулеба поделился воспоминанием о том, как завершилась попытка обсудить с РФ их замечания к украинскому проекту: «Дипломат одной страны пересказал мне, что позиция россиян была такова: не вносить правки, а просто удалить весь текст».

Уверенность россиян в том, что эта тактика сработает, была небезосновательной. Одним из оснований был тот факт, что в КМСЕ сейчас председательствует дружественная России страна — Кипр. А роль председательствующего в формировании повестки дня заседания действительно весома. «Я чрезвычайно благодарен кипрскому председательству за то, что в такой сложной ситуации они остались верны принципу территориальной целостности и верховенства прав человека. Это действительно поступок, тем более, учитывая уровень их отношений с РФ и крайне сложный процесс воссоединения Кипра, который сейчас ведется», — отметил дипломат.

Так что же приняли в Страсбурге? Английскую версию решения обнародовали в четверг.

В следующем разделе — его перевод на русский с комментариями редакции, а еще ниже — объяснение того, как данное решение поможет Украине в Гааге.

* * * * *

Ситуация в Автономной Республике Крым

и городе Севастополь (Украина)

Представители (стран-членов Совета Европы),

Ссылаясь на свои предыдущие решения по Украине,

Подчеркивая, что незаконная аннексия Российской Федерацией Автономной Республики Крым и города Севастополь (Украина) бросает вызов миру и демократической безопасности в Европе,

Подтверждая свою преданность принципам мирного разрешения конфликтов, независимости, суверенитета и территориальной целостности Украины в пределах международно признанных границ и соблюдению прав человека и основополагающих свобод,

Ссылаясь на Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 71/205 от 19 декабря 2016 года «Ситуация с правами человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополь (Украина)»,

1. Подтвердили осуждение незаконной аннексии Автономной Республики Крым и города Севастополь (Украина) Российской Федерацией и подчеркнули, что это является нарушением международного права, которое не может создавать оснований для каких-либо изменений их статуса;

2. Призвали Российскую Федерацию придерживаться всех своих обязательств в соответствии с применяемыми нормами международного гуманитарного права и международного права в области прав человека, включая Европейскую конвенцию по правам человека, а также принципов и стандартов Совета Европы;

(Прим. ЕП: этот и следующий пункты особенно важны. По сути, КМСЕ признал ответственность России за нарушения прав человека в Крыму, несмотря на то, что юридически полуостров остается территорией Украины. Впереди — немало исков в Европейский суд по правам человека, и Суд, без сомнения, будет учитывать эту норму.)

3. Настоятельно призвали Российскую Федерацию принять все необходимые меры для соблюдения прав человека в Крыму и немедленно прекратить нарушение этих прав, в том числе лишение свободы слова, свободы мирных собраний, свободы вероисповедания и убеждений, дискриминационные меры и практики, произвольные задержания, пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, а также репрессии в отношении лиц, принадлежащих к меньшинствам, в том числе и крымских татар, а также украинцев и лиц, относящихся к другим этническим и религиозным группам;

(Прим. ЕП: решение КМСЕ официально признает тот факт, что РФ применяет пытки и репрессии против меньшинств, в том числе — направленные против крымских татар и украинцев.)

4. Призвали провести полное, прозрачное и беспристрастное расследование всех сообщений о нарушениях прав человека, чтобы привлечь виновных к ответственности;

5. Подчеркнули, что решение суда о признании Меджлиса крымскотатарского народа экстремистской организацией и запрет его деятельности, а также запрет лидерам Меджлиса въезда в Крым серьезно нарушают права крымских татар и подлежат отмене;

(Прим. ЕП: данный пункт стал вторым международным документом, после предписания Суда ООН, который четко и безальтернативно требует возобновить деятельность Меджлиса, ставшего жертвой российских репрессий; его важность сложно переоценить.)

6. Подчеркнули, что в Крыму должна быть создана безопасная и благоприятная среда для местных и международных средств массовой информации, правозащитников и неправительственных организаций, что позволит высказывать мнения и взгляды в обществе без какой-либо дискриминации согласно нормам, принципам и стандартам, изложенным в Европейской конвенции о защите прав человека и других соответствующих документах Совета Европы;

7. Повторно призвали предоставить полный и неограниченный доступ к Крымскому полуострову всем правозащитным органам Совета Европы, в том числе комиссару по правам человека, чтобы у них была возможность осуществлять наблюдательную деятельность беспрепятственно и в срочном порядке, в соответствии со своими мандатами, реагировать на ухудшение прав человека и основополагающих свобод; в связи с этим предложили генеральному секретарю продолжать диалог со всеми заинтересованными сторонами;

8. Приветствовали усилия генерального секретаря, направленные на содействие диалогу между омбудсменами Украины и Российской Федерации, и дальнейшую передачу группы заключенных из Крыма;

(Прим. ЕП: речь идет о заключенных, пожелавших отбывать остаток срока наказания в Украине.)

9. Предложили комиссару Совета Европы по правам человека рассмотреть вопрос о принятии мер в развитие его доклада, который основывается на данных, полученных по результатам его визита в Крым в сентябре 2014 года, и провести оценку текущей ситуации с правами человека и основополагающими свободами на полуострове;

(Прим. ЕП: Украина последовательно продвигает идею о том, что Крым должен посетить Комиссар по правам человека. В прошлый раз он был на полуострове в сентябре 2014 года и эта поездка принесла России исключительно головную боль: он сообщил о системных нарушениях прав человека самопровозглашенной крымской властью. Решение КМСЕ подталкивает Комиссара активнее действовать в этом направлении.)

10. Призвали к полному выполнению Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 71/205 от 19 декабря 2016 «Ситуация с правами человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополь (Украина)»;

11. Решили вернуться к вопросу о ситуации в Украине осенью с перспективой принятия комплексного решения в свете обсуждения нового Плана действий для Украины.

(Прим. ЕП: через полгода в Страсбурге ожидается новая битва с россиянами; чтобы избежать еще более жесткой критики, РФ пришлось бы выполнить предписания данного решения.)

Почему это важно?

Еще в среду вечером под новостями о решении КМСЕ уже появились комментарии российских пользователей вроде: «Совет Европы что-то требует? Пусть требует сколько угодно».

Да, мы с самого начала писали: хотя Комитет министров Совета Европы принимает обязывающие решения, у него нет других средств наказания стран-членов за их неисполнение, кроме политического давления. Но это никоим образом не означает, что решения КМ не важны.

Едва ли не самая яркая иллюстрация — влияние решения КМСЕ на судебные процессы по делам «Украина против России».

Мы уже упомянули о связи с решениями ЕСПЧ; стоит подчеркнуть это еще раз. Граждане, которые живут в Крыму (в украинском Крыму!), вполне могут подать в Страсбурге иски против Украины за это, что Киев не обеспечивает соблюдения их прав. И это — не надуманная опасность. Но теперь есть больше уверенности, что Суд поддержит украинскую позицию: Крым остается частью нашего государства, но ответственность за соблюдение прав человека — обязанность России, которая контролирует «де-факто власть» на территории полуострова.

Но и это не все.

Хотя в заявлениях МИД об этом не упоминают, несложно прийти к выводу: работа над крымским решением КМСЕ неслучайно совпала с судебным процессом в Гааге.

Напомним, о чем идет речь в п. 3 страсбургского решения.

Комитет министров почти единогласно признал, что Россия осуществляет «нарушение прав, в том числе лишение свободы слова, свободы мирных собраний, свободы вероисповедания и убеждений, дискриминационные меры и практики, произвольные задержания, пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, а также репрессии в отношении лиц, принадлежащих к меньшинствам, в том числе крымских татар, а также украинцев».

Это почти дословно повторяет обвинения, которые звучат в Гааге в процессе «Украина против РФ»!

То, что Совет Европы юридически не связан с Судом ООН, ситуацию не меняет. По опыту, гаагский суд принимает во внимание позицию других международных институты и ссылается на них в своих решениях. В частности, на решения органов в структуре СЕ.

Более того, даже в недавнем промежуточном решении по делу «Украина против РФ» Суд ООН сослался на решение ряда международных структур. А потому — нет никаких сомнений, что последнее решение из Страсбурга поможет нам в Гааге.

Есть и другие позитивные последствия для Украины. К примеру, важны пункты о возможном визите комиссара по правам человека в Крыму; очень примечателен пункт о необходимости восстановить деятельность Меджлиса. А еще — обратите внимание на то, что после каждого упоминания о Крыме и Севастополе в скобках стоит: «Украина». До сих пор в решениях КМСЕ такой практики не было.

Конечно, это не означает, что Россия выполнит все предписания «уже завтра», но каждое такое решение, если его не выполнить, все глубже загоняет Кремль в изоляцию.

Именно так работают международные отношения.

И напоследок стоит ответить на вопрос: можно ли было прописать требования к РФ лучше, жестче, ярче? Да, пожалуй, можно.

«В первоначальном проекте решения была ссылка на крымскотатарский народ как коренной народ Крыма. К сожалению, мы были вынуждены поступиться этим упоминанием ради сохранения решения в целом. Я знаю, что крымских татар это беспокоит, и не скрою, что хотелось бы большего», — рассказал, в частности, Дмитрий Кулеба.

Но, по мнению автора этих строк, мы получили даже больше, чем стоило ожидать. Так что на этот раз можно говорить о еще одной безусловной победе Украины в Страсбурге.

Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165363


Украина. США. Швеция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2017 > № 2165244 Карл Бильдт

Карл Бильдт: Украина значит многое, Россия зависима от Запада, США непредсказуемы

Мария фон Крэмер (Maria von Kraemer), Yle, Финляндия

Украина — главный и трудно поддающийся решению вопрос, говорит бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт (Carl Bildt).

Бильдт приехал с визитом в Финляндию, во вновь открытый шведско-финский культурный центр Ханасаари. В интервью для Svenska Yle он рассказывает о своем взгляде на актуальные вопросы современного мира.

Svenska Yle: Какое значение сегодня имеет Украина?

Карл Бильдт: Она имеет определяющее значение для безопасного европейского миропорядка.

Русская агрессия против Украины, Крыма и то, что сейчас продолжается на востоке Украины, дестабилизировало Европу, а Минские договоренности не соблюдаются.

Центр тяжести европейской политики в отношении Москвы и европейского диалога с Москвой находится в Берлине.

— Минские договоренности, которые были предназначены для того, чтобы установить мир на востоке Украины, мертвы?

— Ну, возможно, не мертвы. Но в связи с ними происходит, конечно, немногое.

Моя теория состоит в том, что Путин не готов делать что-то, пока не справится с президентскими выборами в марте следующего года. Он не способен на какие-то компромиссы.

В Берлине, вероятно, имеют место еще более мрачные ожидания. Ведь видно, как он то раздувает, то усмиряет бои. Такого не может происходить без участия русских офицеров в командовании.

— Можно ли надеяться на сближение между Россией и Европой после встречи Меркель и Путина?

— Это зависит еще и от многого другого. Я думаю, что Минский процесс имеет очень большое значение в долгосрочной перспективе.

Можно сказать, что русская позиция отчасти изменилась. Сразу же после Украины и санкций Россия сказала: «Нам это все равно. У нас ведь есть Китай». Сейчас в Москве такого не говорят.

Появилось в некоторой степени реалистичное понимание, что отношений с Западом, возможно, не избежать. Россия в своем будущем экономическом развитии и модернизации зависима от Запада. И это привело к тому, что в Москве сейчас снизили тон.

— Вы считаете, санкции возымели какое-то действие?

— Они очень четко обозначают решительное противостояние Запада русской политике. Санкции, вероятно, будут еще продлены.

Я думаю, что в России удивлены, что все продолжается.

Санкции были важны для того, чтобы показать единство и решительность. Экономическое же их значение можно обсуждать.

— Есть ли у санкций негативные политические последствия?

— Нет, это вряд ли. Русские ответные санкции имели экономический эффект, в первую очередь, возможно, для Литвы и Польши. Но затронутые ими страны исходили из того, что это вероятно в случае, когда на карту поставлены такие важные вопросы.

Но санкции, конечно, негативно повлияли на часть русской экономики. Это влияние не такое масштабное, но оно отразилось на некоторых стратегически важных секторах.

— Весь мир следит за Киевом и музыкальным конкурсом «Евровидение». Может ли быть какое-то политическое значение у того, что случится после конкурса?

— Надеюсь, нет. И сейчас все сложилось так, что Россия не стала участвовать в Евровидении из-за того, что ее артистка выступала в Крыму неприемлемым с украинской точки зрения образом. Это прискорбно.

— Что вы думаете по поводу подозрений, что Россия вмешается в предвыборные кампании?

— Мы в Европе, возможно, не будем особенно удивлены, если Россия попытается вмешаться в предвыборную агитацию.

Если мы посмотрим на послевоенную историю Финляндии, то сможем найти несколько примеров этого.

Но сейчас используются другие методы. Есть социальные сети, и у пропаганды появились другие инструменты. Конечно, насколько те или иные из них эффективны или менее эффективны, можно обсуждать.

Мы, конечно, видим довольно существенную русскую пропаганду — и потоки дезинформации — с целью повлиять на европейские выборы. Но мы не знаем, насколько большое значение это имеет.

— Имеет ли это значение во Франции?

— Это зависит от ситуации. Если дезинформация очень грубая — что иногда случается — и она разоблачается, как, например, несколько раз было в Германии, то она становится скорее контрпродуктивной.

Проведены расследования, которые показывают, что во Франции ведется очень значительная деятельность. Но будет ли от нее какой-то эффект, этого мы пока не знаем.

— Какое значение будет иметь для Европы, если Марин Ле Пен победит на французских президентских выборах?

— Я подозреваю, что обрадуются и в Кремле, и в Белом доме.

Но у Европы будут существенные неприятности. У Ле Пен очень ретроспективная политика. Она говорит, что хочет, чтобы Франция вышла из еврозоны, но я не думаю, что это удастся, так как 70% французских граждан хотят оставить евро.

Марин Ле Пен очень негативно настроена по отношению к ЕС, и мы не знаем, к чему это может привести. Она ведет экономическую политику, которая может означать значительные экономические трудности для Франции.

Если она победит, это будет значить сложности для нас всех, в первую очередь, для Германии.

— Рухнет ли евро или ЕС?

— Нет, но многое изменится, в зависимости от того, какой станет французская политика. Но на Францию все это повлияет существенно.

— Как вы смотрите на второй избирательный тур во Франции?

— Нельзя недооценивать Марин Ле Пен. У нее мощное послание.

Она взяла очень осознанное направление, но она не старается выигрывать голоса. Она не сможет выиграть еще больше голосов, сейчас речь идет о том, чтобы воспрепятствовать пойти к избирательным урнам прочим избирателям.

Она хочет снизить явку на выборы и помешать мобилизации сторонников Эммануэля Макрона.

Она использует риторику, которая близка крайним левым.

— Как вы относитесь к французским выборам и тому популизму, который, как кажется, разрастается в Европе?

— Я не знаю, насколько популизм продвинул свои позиции в действительности. Возможно, во Франции — да, если оценивать более долгий период. В Голландии он не так уж продвинулся, во многих странах он продолжает топтаться на месте, а в Германии даже скорее отступил.

Примерно 20-25% избирателей в европейских странах принадлежат к той группе, чьи представители очень недовольны. Они направляют свое недовольство на собственную так называемую элиту, на так называемую элиту в Брюсселе, против иммигрантов и против ЕС.

— Как Трамп справился со своими первыми ста днями?

— Очевидно, спотыкаясь.

Он был вынужден корректировать свою политику в одной области за другой.

Остается выяснить, достаточно ли далеко эта корректировка зайдет.

Та риторика, которую он использовал во время избирательной кампании, и та риторика, которую он отчасти использовал в своей речи во время вступления в должность — ее в любом случае немного подправили, и уже за это можно быть благодарным.

— Что значит Трамп для США?

— Мы этого не знаем. Сто дней — это относительно короткий срок. Если воспринимать всерьез его слова, то должны произойти очень большие изменения в так называемом либеральном миропорядке и в вопросе о роли Америки в нем.

Есть также и другая линия в его собственной администрации. И мы посмотрим, как балансирование между ними отразится на отношении к разным странам.

Несколько месяцев назад были ожидания, что Трамп станет большим другом России и большим врагом Китаю. А сейчас это ровно наоборот.

Что произойдет через три месяца — я не знаю.

США стали более непредсказуемыми. И это — фактор ненадежности в ненадежном и без того мире.

— Что вы думаете по поводу Швеции и Финляндии?

— Эркки (Erkki Tuomioja — Эркки Туомиоя, бывший финский министр иностранных дел, член парламента) и я согласны в том, что ЕС имеет важнейшее значение как для безопасности Финляндии, так и для безопасности Швеции, а также для их развития в долгосрочной перспективе.

Ведь Швеция и Финляндия уже примерно в течение четверти века имели все основания идти рука об руку практически по всем крупным вопросам.

— Вы оптимист?

— Я оптимист, когда вижу прогресс науки и техники, и такие фантастические возможности, как компьютерная революция и развитие биомедицинских технологий.

В то же время, у меня вызывает беспокойство отставание геополитики.

Я беспокоюсь, когда вижу нарастание напряженности в разных частях мира и понимаю, к чему это может привести.

— Насколько все плохо в том, что касается терроризма?

— Плохо, но преувеличивать не надо. В более долгосрочной исторической перспективе мы видим отдельные периоды, когда в Европе было гораздо больше терроризма, чем сейчас.

Европейским службам безопасности, в основном, удалось предотвратить большие теракты. Сейчас речь идет об отдельных индивидах, как тот, кого мы, к несчастью, увидели недавно и в Стокгольме.

Украина. США. Швеция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2017 > № 2165244 Карл Бильдт


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2017 > № 2165230

Судный час для Януковича — звездный час для Порошенко?

Начало суда над Виктором Януковичем — это начало новой предвыборной кампании Петра Порошенко, который нацелен на второй президентский срок.

Сергей Руденко   Deutsche Welle, Германия

В четверг, 4 мая, в Киеве начинается большой судебный процесс «Украина против Януковича». Генеральная прокуратура (ГПУ) обвиняет экс-президента страны в государственной измене и надеется на заочный приговор для беглеца. Этот суд по идее должен поставить точку в истории предательства Януковича, открыв при этом эпоху судебных процессов над его соратниками, обвиняемыми в разворовывании страны. Восторжествует ли при этом справедливость, остается пока под большим вопросом.

Почему не судят подельников?

ГПУ вменяет в вину Виктору Януковичу подписание обращения к Владимиру Путину с просьбой ввести российские войска на территорию Украины. Речь идет о письме, датированном 1 марта 2014 года. Именно этот документ в свое время на заседании Совета Безопасности ООН демонстрировал ныне покойный Виталий Чуркин. Правда, сам Янукович утверждает, что от его имени было заявление, а не письмо. Но это не столь важно. Украинская сторона настаивает на том, что именно этот призыв положил начало и аннексии Крыма, и войне на Донбассе.

Но если уж быть совсем точным, то Виктор Янукович изменил своему государству еще 21 апреля 2010 года. Именно тогда он вместе с Дмитрием Медведевым подписал так называемые «харьковские соглашения». Они продлили время пребывания Черноморского флота РФ в Крыму с 2017 до 2042 года. Два бывших президента Украины Леонид Кравчук и Виктор Ющенко назвали эти соглашения предательскими, а тогдашняя оппозиция до крови (в буквальном смысле слова) пыталась воспрепятствовать их ратификации в парламенте. Но 236 депутатов во главе со спикером Владимиром Литвиным проголосовали за «харьковские соглашения». Именно это и стало началом большого предательства Виктора Януковича.

Удивительно, но Генеральная прокуратура начала не с этих событий. И зря. Потому что часть тех, кто жал на кнопки «за» ратификацию «харьковских соглашений», до сих пор сидят в зале Верховной рады. Они продолжают изменять государству. Как продолжают разгуливать на свободе и другие подельники Януковича — те, кто в президентской администрации, в министерствах и ведомствах готовил почву для государственной измены. И сядут ли они на скамью подсудимых — пока неизвестно.

Карты, деньги, два ствола

Накануне судебного процесса над Януковичем Петр Порошенко торжественно объявил о конфискации 1,4 млрд доларов, принадлежащих экс-президенту и его соратникам. Несмотря на весь пессимизм украинцев и категорическое отрицание Януковичем наличия такой суммы, лед, как говорится, тронулся. Едва ли не впервые за три года постмайданная власть продемонстрировала решительность и настойчивость по отношению к «бывшим».

Генпрокурор Юрий Луценко суд над Януковичем называет беспрецедентным. Да, процесс, вне всякого сомнения, обещает быть уникальным. Впервые за 26 лет независимости Украины президент обвиняется в государственной измене. Это требует от прокуратуры и суда особой подготовки. Ошибиться в этом процессе никак нельзя. На кону — репутация не только нынешней власти, но и всей страны в целом.

Заочный приговор Виктору Януковичу по идее должен ускорить другие судебные процессы над «бывшими», а главное — по возврату вывезенных ими из страны денег. На Украине слагают легенды о несметном богатстве, украденном Януковичем & Co. Но кроме упомянутых 1,4 млрд, в бюджет пока что ничего не поступило. От того, каким будет приговор экс-президенту, зависит в том числе и судьба «уведенных» им и его соратниками денег.

Второй поход Порошенко за президентством

Начало суда над Виктором Януковичем — это начало новой предвыборной кампании Петра Порошенко. Нынешний глава государства нацелен на второй президентский срок. Ему, конечно же, нужны яркие победы. И, прежде всего, — победа над Виктором Януковичем. Даже если эта победа — заочная. Ведь за три последних года призыв Майдана «Бандитам — тюрьмы» так и остался нереализованным.

Генеральный прокурор Юрий Луценко, конечно же, обещает разобраться и с экс-президентом Януковичем, и с его подельниками. До 24 августа этого года он анонсировал начало судебных процессов над младоолигархом Сергеем Курченко и экс-главой министерства доходов и сборов Александром Клименко. В СИЗО пребывает бывший глава фракции «Партии регионов» в Верховной раде Александр Ефремов. Но все это вовсе не означает, что они будут осуждены. Нынешняя власть привыкла к широким политическим жестам, которые, к большому сожалению, пока что не наполнены реальными действиями (а, проще говоря, приговорами).

Желание Порошенко получить дивиденды от суда над Януковичем вполне объяснимо. Но вполне может оказаться и так, что через два года — когда на Украине должны состояться очередные президентские выборы, у нынешнего президента будут спрашивать не только о наказании предшественников. Петра Алексеевича могут уже спросить и о его соратниках. И в этом случае приговор для Януковича может оказаться как нельзя кстати.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2017 > № 2165230


Украина > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 мая 2017 > № 2162366 Александр Данилюк

Глава Минфина: Разместить еврооблигации под 9% мы можем уже сейчас, но не хотим

Эксклюзивное интервью министра финансов Александра Данилюка агентству "Интерфакс-Украина" (II часть)

Вопрос: Теперь к пенсионной реформе. МВФ, насколько мы знаем, категорически против введения второго - обязательного накопительного - уровня этой системы в Украине в обозримом будущем. Тогда как участники финансового рынка говорят, что без этого второго уровня больших перспектив у этого рынка нет, и приводят пример Польши.

Ответ: Тут, как в анекдоте, оба правы. Финансовый рынок у нас пытаются отстроить с обретения страной независимости, но его, к сожалению, пока у нас нет. У моих коллег, которые пришли пару лет назад в Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку, была мечта отстроить фондовый рынок, но оказалось, что строить почти не из чего. Поэтому, я понимаю их позицию о необходимости второго и третьего уровней пенсионной системы и поддержал бы их при других условиях. Но нужно смотреть, где у нас проблема, которая требует немедленных решений - это солидарная пенсионная система. Здесь и позиция МВФ, и наша совпадают. Пока мы не стабилизируем солидарную систему, мы не можем себе позволить играться во второй уровень.

Вопрос: Здесь же вопрос "курицы и яйца"?

Ответ: Совершенно верно, куры и яйца. Но при нынешнем состоянии рынка мы просто безрезультатно потратим деньги. Поэтому, будем действовать таким образом: сначала решаем проблемы солидарной системы, а потом садимся со всеми нашими умными головами, которые хотят создать фондовый рынок, и будем думать, что делать с накопительными уровнями. Сейчас нужно решать проблемы, а не усугублять и без того сложную ситуацию.

Вопрос: МВФ дипломатично заявил о необходимости повысить эффективный пенсионный возраст в Украине. Согласно материалам программы EFF, сегодня средний эффективный возраст выхода на пенсию в Украине составляет 58,5 лет для мужчин и 55,9 года для женщин, тогда как в среднем по ЕС – 63,5 года и 62,5 года соответственно. По вашему мнению, можно ли за счет расширения базы плательщиков единого социального вноса (ЕСВ) так поднять эффективный пенсионный возраст в Украине, чтобы сохранить обычный пенсионный возраст в 60 лет?

Ответ: Я сейчас не могу показать цифры, но очевидно, что будем делать и то, и другое – расширять базу плательщиков ЕСВ и повышать требование по стажу, чтобы сбалансировать пенсионную систему и сделать ее более справедливой.

Вопрос: Но без повышения эффективного пенсионного возраста за счет одного только расширения базы это уравнение солидарной пенсионной системы не решается?

Ответ: Требование по минимальному стажу для выхода на пенсию (т.е. фактически по сроку, на протяжении которого платились взносы в Пенсионный фонд) будет повышаться. У людей должно быть право выходить на пенсию в разном возрасте – в 60, 63. То есть, тот, кто имеет необходимый стаж, пойдет в 60, а у кого такого стажа нет – будет вынужден идти в 63. И это справедливо.

Вопрос: По программе с МВФ у нас вопросы почти исчерпались. Правда, в ней есть еще такой пункт, что любые дополнительные поступления в бюджет должны использоваться только тремя способами: уменьшение авансовых платежей по налогу на прибыль, увеличение капиталовложений или для сбережений. Заработает ли эта статья в текущем году, и куда бы вы направили эти излишки?

Ответ: Нельзя просто так без соответствующего анализа сказать, куда направить деньги.

Вопрос: Или в связи с блокадой неконтролируемых территорий (НКТ) и потерей там предприятий эта статья вообще не актуальна?

Ответ: Посмотрим. Сейчас есть превышение по доходам, но и по НКТ, конечно, есть негативный эффект, и он еще будет проявляться. Поэтому нужно быть консервативными.

Что такое переплаты налога на прибыль? – Это деньги, которые разные власти в свое время взяли и одолжили" у бизнеса, а потом "простили себе этот долг". Естественно, эти деньги нужно возвращать. Все, у кого не было злоупотреблений, должны получить эти переплаты назад – это наш подход, он восстанавливает доверие бизнеса к государству.

Именно поэтому для меня было критически важным, несмотря ни на что, запустить электронный реестр автоматического возмещения НДС. И бизнес, даже тот, который все еще не может получить НДС, который государство ему задолжало в прошлом, полностью поддерживает усилия министерства по реформированию системы администрирования НДС. Они понимают, что если текущий НДС возмещается автоматом и без нарушений, то новая задолженность не будет накапливаться и исторические проблемы будут быстро решены.

Вопрос: А когда, по вашим оценкам, будут ясны потери бюджета этого года от блокады НКТ и потери там предприятий?

Ответ: Ближе к концу мая.

Вопрос: Давайте перейдем к вопросу долга. Проблема 2019 года для Украины все чаще звучит в обзорах инвестиционных аналитиков. Инвесторы -- и внутренние, и внешние, пока не очень верят, что Украина сможет обойтись без "Реструктуризации 2.0".

Ответ: Вы хотите себе новость создать?

Вопрос: Хотим, конечно. У экспертов МВФ в программе есть свой сценарий: Украина уже в этом году возвращается на рынок коммерческих заимствований, на котором берет $1 млрд в этом году, по $2 млрд – в двух последующих, а затем уже $3 млрд. Вы, как министр финансов, как оцениваете реалистичность этого сценария? Есть ли у вас другие сценарии? Возможно, больше средств даст приватизация или будет новая реструктуризация?

Ответ: Я не люблю и не хочу выбирать из меню. Давайте на время забудем про 2019 год, что у нас там пики выплат по внешнему долгу. Даже если бы их не было, нам что, не нужно осуществлять приватизацию? – Это нужно делать по многим другим причинам, а не из-за выплат 2019 года, потому что уже скоро нечего будет приватизировать. Почти каждое госпредприятие у нас умирает просто из-за неэффективного управления. Они все требуют инвестиций, новых технологий, активного присутствия на рынках, а не распила. Поэтому, приватизацию нужно делать по множеству других причин, а не для того, чтобы возвращать долги.

Конечно, надо говорить и о поступлениях в бюджет от приватизации. Потому что, когда мы каждый год закладываем в бюджет даже незначительные суммы (а 17 млрд грн, с учетом нашей госсобственности – это немного), а в результате имеем немногим более нуля, то я, как глава Минфина, вынужден говорить -- имейте совесть! Почему я должен постоянно в конце года дополнительно размещаться на рынке заимствований или искать, как иначе перекрыть это недопоступление? Что это за безответственность!

Поэтому приватизацию нужно проводить и проводить массово, несмотря на популистские беспочвенные обвинения в том, что мы якобы распродаем Украину. На самом деле, мы создаем рабочие места, привлекаем деньги для развития нашей промышленности, строительства социальных объектов. Альтернатива -- это вещать про необходимость развития экономики и при этом параллельно пилить госпредприятия. Все в стране должны понимать, что это реальное воровство. Когда противники приватизации говорят, что сейчас низкие цены для продажи, то нужно понимать, что наши госпредприятия – как апельсины, которые просто испортятся через какое-то время. И те, кто сейчас кричит про низкие цены, сами потом эти апельсины спишут, получат деньги, а государство и люди не получат ничего.

Теперь, что касается размещения еврооблигаций. Здесь тот же подход -- отбросим 2019 год с его пиками. У нас программа с МВФ заканчивается в 2019 году. Программа с Фондом -- это временное решение, в рамках которого мы должны реформировать свою экономику, сделать ее конкурентоспособной, независимой. Поэтому нам нужно сейчас думать о том, как провести необходимые реформы, чтобы этого достичь.

Вопрос: Пока у нас государственный долг только растет.

Ответ: В том то и дело. Это серьезная проблема. Но если мы сейчас сделаем правильную медицинскую и пенсионную реформы, успешно закончим реформу энергетики, ускорим реформу ГФС, то у нас ситуация кардинально поменяется. И я вижу все перспективы для того, чтобы наша экономика стала достаточно сильной и после окончания программы с МВФ развивалась без необходимости поддержки со стороны Фонда. Хотя, стоит признать, что мы упустили самый продуктивный период для реформ в первый год-два после Революции достоинства. Сейчас приходится идти на очень непопулярные, но необходимые меры, которых избегали в течение 25 лет. Но делать это приходится при гораздо более низком уровне поддержки в обществе.

Вопрос: Реформы сложно делать при низком уровне доверия.

Ответ: Я бы сказал, при низком уровне толерантности или терпимости. Люди устали ждать, устали от низких зарплат и пенсий, устали от коррупции, устали бороться с ветряными мельницами. Само слово "реформы" вызывает раздражение – это кризис доверия.

Возвращаясь к 2019 году, ясно, что после завершения программы с МВФ нам необходимо иметь возможность привлекать деньги на внешних рынках. А для этого мы должны на рынках активно присутствовать, чтобы все нас знали, знали нашу репутацию, историю. И начинать нужно уже сейчас. Поэтому я уже общаюсь с инвесторами, обсуждаю следующее размещение. Это сложная работа, она потребует очень много усилий, моих персональных, но я продолжу это делать.

Вопрос: А вы готовы сейчас описать кривую доходности, которую Украина хотела бы выстроить? МВФ, например, в своих материалах допускает заимствования под 9% годовых.

Ответ: Размещаться под 9% мы можем уже сейчас, но не хотим.

Вопрос: МВФ допускает, что Украина может выпускать новые еврооблигации под 9%. Правильно ли мы понимаем, что мы на рынок не выходим, потому что для нас это дорого?

Ответ: У нас есть две причины, почему мы пока не выходим. Во-первых, дополнительные кредиты нам пока не нужны. Во-вторых, все наши действия, направленные на улучшение экономики, естественно уменьшают риски по нашим долговым инструментам и сказываются на стоимости привлечения капитала. Поэтому после принятия ключевых реформ и по мере дальнейшего роста нашей экономики процентная ставка по нашим ценным бумагам упадет, иными словами привлечение станет более дешевым.

Вопрос: Более реальные переговоры с инвесторами начнутся уже после пенсионной реформы?

Ответ: Нет, сейчас. Нам уже есть о чем рассказать, чтобы выстроить определенную историю взаимоотношений для успешного выхода на рынок. Ведь последний раз мы с инвесторами общались, когда проводили реструктуризацию. Это совсем не тот разговор, который вызывает желание инвестировать. А сейчас нам нужно рассказать, что наша экономика восстанавливается, что вот такие реформы мы уже осуществили и уже есть их результат, а вот такие планируем осуществить в скором будущем. Нужно формировать позицию, что покупка наших бумаг – это хорошая инвестиция в будущее, поскольку сейчас Украина вне поля зрения инвесторов.

Вопрос: Ожидания окончательного судебного решения относительно российского долга на $3 млрд не будет тормозом в процессе этих переговоров? Украина уже подала апелляцию?

Ответ: Нет, не будут тормозом. Посмотрите, как отреагировали еврооблигации Украины на решение Лондонского суда -- никак. После краткосрочного падения, цены на наши бумаги восстановились и стабилизировались.

Апелляцию мы еще не подавали. Но еще раз хочу отметить, что история Украины --это история большой страны с большим потенциалом, которая сейчас движется в правильном направлении.

Вопрос: В отношении возможных объемов заимствований. Сценарий МВФ – $1 млрд в этом году, $2 млрд -- в следующем. С вашей точки зрения, это реалистичный сценарий?

Ответ: Мы и сейчас можем выйти и привлечь несколько миллиардов. Но вопрос – зачем? Эти цифры – это даже не ориентиры. Это примерные наброски того, что мы вместе собираемся делать с МВФ в рамках нашего сотрудничества, поскольку они -- крупнейший кредитор. А реалистичность -- это немного другой вопрос. Повторюсь, мы уже сейчас можем разместиться, но насколько это целесообразно -- это уже другой вопрос. Когда будем готовы и будут благоприятные условия, разместимся на такую сумму, которая будет необходима на тот момент.

Вопрос: О рынке внутреннего долга. Какие заимствования вы планируете на нем?

Ответ: Мы планируем выполнить план заимствований на этот год, в размерах, предусмотренных бюджетом. В первую очередь для нас важным является увеличение спроса на гривневые инструменты на внутреннем рынке. Мы активно общаемся с первичным дилерами и оптимизировали линейку таких инструментов, чтобы увеличить интерес к ним. Также, для нас важен приход иностранных инвесторов на локальный рынок, поэтому мы вместе с НБУ, активно работаем над созданием условий для их прихода.

Вопрос: Репрофайлинг портфеля облигаций НБУ. Когда, как вы ожидаете, он может состояться? Могут ли эти новые инструменты с привязкой доходности к уровню инфляции оказаться на рынке? Или это просто инструмент, чтобы 15 млрд грн в этом году освоить на дороги, а в следующем – Нацбанк снизил отчисления в бюджет?

Ответ: Кто-то это воспринимает как инструмент для финансирования дорог, но у нас есть потребность в репрофайлинге в любом случае, потому что сейчас нагрузка на бюджет по выплатам неравномерная, существуют определенные пики. Нас этот рваный профиль не устраивает. Это – во-первых.

Во-вторых, у нас есть определенные расходы этого года, которые не были заложены в бюджет. Например, ПриватБанк. Вы помните, что национализация ПриватБанка и принятие бюджета происходили в одну ночь. Это была ночь, которую я запомню на всю жизнь. Естественно, когда голосовался бюджет, докапитализация ПриватБанка в него не закладывалась. В результате, у нас возникли дополнительные расходы, для которых необходим соответствующий бюджетный ресурс.

Поэтому репрофайлинг как в наших интересах, так и в интересах Национального банка. Мы вместе с Нацбанком подготовили предложение. Сейчас его рассматривают аудиторы НБУ.

Вопрос: Для чего?

Ответ: Чтобы подтвердить, что условия, на которых будет обменян существующий портфель облигаций в НБУ, являются рыночными.

Вопрос: Главное условие, на котором настаивал Нацбанк -- привязка доходности к инфляции -- сохранилась? НБУ подчеркивает, что их основной интерес в том, чтобы правительство было кровно заинтересовано в инфляционном таргетировании. Чтобы оно понимало, что лишний процент инфляции сразу же отразится ростом расходов на обслуживание долга.

Ответ: Здоровая координация, здоровое сотрудничество с Национальным банком -- это только на пользу.

Вопрос: У вас здоровое сейчас сотрудничество?

Ответ: Да, у нас здоровое сотрудничество.

Вопрос: Разговоры о продуктивной эмиссии, они не из Минфина исходят? Не из экономического блока Кабмина?

Ответ: Об экономическом блоке не знаю, но не из Минфина -- это точно.

Вопрос: Откуда в меморандуме с МВФ возникла цифра 98 млрд грн как потолок докапитализации банков и фонда гарантирования в этом году? Это расчет на постаудит ПриватБанка?

Ответ: В начале года была необходимость докапитализировать госбанки. Возможно, появятся дополнительные потребности в капитале у ПриватБанка или другого госбанка. Если не у госбанка, то у Фонда гарантирования вкладов. Поставили такой потолок, но это совершенно не означает, что будут именно такие расходы, есть большая вероятность, что они будут значительно меньше.

Вопрос: Минфин будет принимать участие в борьбе за активы Привата или это все-таки задача правоохранительных органов?

Ответ: Будем принимать активное участие в рамках своих полномочий. Основная проблема -- это кредиты, выданные связанным с банком лицам, бывшим акционерам. Недавно мы выбрали советника, который будет заниматься этими кредитами, их реструктуризацией и возвратом.

Вопрос: Вы надеетесь на поддержку правоохранительных органов?

Ответ: Конечно, мы не можем достичь результата без правоохранительных органов. Если не будет реструктуризирован портфель кредитов связанным лицам, то включается прямая норма о доведении банка до банкротства его бывшими собственниками, которая предусматривает уголовную ответственность. И тогда это вопрос правоохранительных органов. Министерство финансов -- это акционер, а также орган, который занимается бюджетной, налоговой политикой, а этим вопросом должны заниматься правоохранительные органы, которых у нас немало.

Вопрос: Будет ли поиск выведенных денег и за рубежом?

Ответ: Да. Предстоит сложный юридический процесс.

Вопрос: Вопрос о разрабатываемой стратегии госбанков. Какой приоритет вы в нее закладываете: развитие экономики, возврат потраченных на докапитализацию денег за счет приватизации банков? На каком этапе сейчас подготовка этой стратегии? Уже есть информация, что Нацбанк предлагает оставить полностью государственным Укрэксимбанк, Ощадбанк и ПриватБанк – пробовать постепенно продавать, а Укргазбанк продать уже в этому году.

Ответ: Министерство финансов, как акционер, будет эту стратегию формировать. Мы рассматриваем все предложения, но у меня есть свои взгляды на то, как должны работать государственные банки. Я хочу, чтобы был проведен серьезный анализ перед тем, как эту стратегию формализовать и озвучивать. Я уже свое мнение по поводу объединения Привата и Ощада высказал – это нецелесообразно. Дальше – я пока не хочу говорить, хотя у меня как представителя акционера больше всех прав на такие заявления. Просто я отношусь к этому очень серьезно, потому что, когда ты владеешь 50% банковской сферы, то стоимость ошибки огромна. Мы должны правильно взвесить все факторы.

Например, задают вопрос -- стоит ли выводить ПриватБанк на IPO? Это что сейчас такая актуальная проблема? У нас проблема в другом -- Ощад конкурирует с Приватом. Я не могу критиковать менеджмент одного и второго банка, что они конкурируют: это коммерческие структуры, конкурируют за клиентов, и это абсолютно нормально. Но, зачастую, в такой конкуренции банки забывают об экономической эффективности, ограниченности в капитале, необходимости соизмерять свои решения со своими возможностями как коммерческой структуры. Ведь основная цель коммерции – это получение прибыли, а не увести клиентов у конкурента себе в убыток, в тайне понимая, что государство, как акционер, будет вынуждено возместить этот убыток за счет средств налогоплательщиков.

Это ключевая проблема, которую нужно сейчас решить, потому что здесь государство может потерять большие деньги. Потери могут быть настолько существенными, что, возможно, даже при сегодняшнем незначительном спросе на рынке дешевле продать часть банков, чтобы этой ситуации избежать. Если не можем сейчас продать, то давайте думать, как ограничить контрпродуктивную конкуренцию. Так вот стратегия должна сделать так, чтобы для такой неэффективной конкуренции не было места. Иначе за такие "соревнования" будет платить бюджет. И, честно говоря, надоело платить.

Вопрос: Нам тоже надоело, поскольку за все эти многомиллиардные докапитализации госбанков мы все платим.

Ответ: Совершенно верно. Налогоплательщики платят за то, что за них борются государственные банки.

Есть вещи, которые абсолютно очевидны, исходя из того, что я сторонник разгосударствления: если что-то готово к приватизации – продали и забыли. Сейчас идет обсуждение, вводить ли в Укргазбанк потенциального инвестора, например, IFC или ЕБРР. Но если будет возможность его продать полностью – мы будем продавать. Укргазбанк – хороший банк с хорошим менеджментом, интересным портфелем и продуктами – продали и забыли! И освободили силы и время на другие задачи, которых у Минфина море.

Вопрос: Никто не хочет попадать под прокуратуру за то, что банк капитализировали на несколько миллиардов, а продали существенно дешевле.

Ответ: Так это же абсолютно неправильно! Есть рынок, который определяет цену, и выше рыночной цены продать не получится.

Вопрос: Фонд госимущества открыто говорит, что именно по этой причине и не продает. У Фонда гарантирования вкладов – такая же проблема.

Ответ: Я это осознаю. Но у нас прокуратура не может управлять экономикой. Мы в итоге теряем колоссальные деньги, потому что государство – неэффективный менеджер предприятий. В итоге они не развиваются, а деградируют. Почему налогоплательщики должны продолжать расплачиваться за неэффективные решения и действия государства в прошлом и за страхи чиновников перед прокуратурой?

Вопрос: Тем не менее, у прокуратуры фактически есть формальные основания привлечь такое лицо к ответственности.

Ответ: Где рыночная цена и где прокуратура?! Если есть формальные основания для привлечения - их нужно убирать. Мы же движемся к рыночной экономике. Для этого необходимо реформировать силовой блок соответствующим образом, чтобы исключить давление на бизнес, необоснованное вмешательство в выполнение государственными структурами своих полномочий и в рыночные отношения. Можем, конечно, вернуться к плановой экономике, сделать пятилетку, всему бизнесу поставить план выполнения работ и зафиксировать цены. Не думаю, что такая "оригинальность" кого-то впечатлит. В современном мире такая модель не работает. Это уже не раз было доказано историей.

Украина > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 мая 2017 > № 2162366 Александр Данилюк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter