Всего новостей: 2070546, выбрано 1201 за 0.099 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 26 апреля 2017 > № 2154550 Андрей Мацол

Собственник "Першої приватної броварні": "Нам не трудно конкурировать с транснациональными компаниями и это доказывают наши продажи"

Эксклюзивное интервью собственника и CEO компании "Перша приватна броварня" Андрея Мацолы агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Андрей Николаевич, производство пива – это дело вашей жизни, или вы, как бизнесмен, готовы инвестировать и в другие направления?

Ответ: Я считаю, что каждый должен заниматься тем, что у него получается лучше всего. Если ты умеешь варить пиво – вари пиво. В мире есть компании, которые варят пиво уже более ста лет и ничем другим не занимаются. Они очень успешны, мы берем их практику для себя как пример.

Вопрос: Как вы попали в пивоваренную отрасль?

Ответ: Сначала я занимался дистрибуцией крепких алкогольных напитков, в 1998 году началось развитие пивного производства в Украине. Мы попробовали себя в дистрибуции пива, и у нас получилось. До 2003 года мы продавали на западной Украине продукцию компании BBH (Baltic Beverages Holding). В 2003 году я решил создать собственный экспериментальный пивзавод для Львова. Очень скоро появился спрос на нашу продукцию и в других западных областях, и мы стали наращивать мощности. В 2007 году наша компания приняла участие в проекте по энергосбережению для малого и среднего бизнеса UKEEP от ЕБРР и получила кредит в $17,6 млн. А уже в 2011 году мы совместно приобрели завод в Житомирской области.

Вопрос: Каким вы видите развитие рынка пива в Украине, начал ли он восстановление после резкого сокращения в 2015-2016 годах?

Ответ: В прошлом году рынок потерял 7,5%, за три месяца этого года – еще 5%, а с учетом погоды в апреле, я думаю, что падение будет еще большим, и уже по итогам четырех месяцев мы получим совсем другую картину. Первый квартал для нас не объемный по продажам, но показательный. На рынок пива влияет и экономическая составляющая, он не может показывать чудо на фоне сложной ситуации в экономике.

Кроме этого, стоит вопрос в создании культуры потребления пива, ведь у нас к пиву относятся как к безликой жидкости с определенным процентом алкоголя. Производители-гиганты предлагают потребителю в изобилии пластиковую тару больших емкостей по низким ценам. Создается впечатление, что продукт под названием "пиво" нужен только для одного – наполнить организм покупателя желаемым количеством алкоголя. Образно говоря, происходит перерасчет имеющихся в кошельке денег на необходимое состояние опьянения. На основе этого принимается решение – купить бутылку чего-нибудь покрепче или пластиковый бутыль дешевого пива. Конечно, продавая большие объемы, нанятые менеджеры больших компаний выполняют свои тактические задачи, но на стратегическом уровне они убивают рынок. Еще раз повторю, что потребление пива должно иметь свою культуру так, как это есть во всей Европе. Нужно уважать продукт, который производишь, и тогда можно рассчитывать на уважение со стороны потребителей.

Вопрос: Сидры и хард-лимонад сейчас вытесняют традиционное пиво?

Ответ: Частично. Даже не столько вытесняют пиво, сколько заменяют категорию слабоалкогольных напитков, с которой пиво тоже конкурирует.

Вопрос: В Украине на рынке пива конкурируют в основном четыре крупные компании – две транснациональные и две с украинским капиталом. Насколько вам трудно работать на рынке с международными игроками?

Ответ: Совершенно не трудно, и это доказывают наши показатели. За 14 лет нашего существования мы ни разу не упали ни в объеме, ни в доле рынка. Сегодня наша доля на рынке пива около 15%.

Вопрос: Вы планируете и далее ее наращивать?

Ответ: Мы планируем, и будем наращивать долю. К примеру, у каждого из наших основных конкурентов количество холодильного оборудования в торговых точках составляет около 100 тыс. единиц. Из них активно используются около 70 тыс. У нас пока установлено и активно используется 30 тыс. ед. холодильного оборудования – вот и посчитайте.

Вопрос: Вы с UBC Group сотрудничаете по закупке холодильников?

Ответ: В этом году нет. По итогам тендера мы заключили контракт с компанией Klimasan.

Вопрос: Объемы производства компании за 2016 по сравнению с 2015 годом?

Ответ: В 2015 году мы изготовили 1,75 млн гл, в 2016 – 2 млн гл пива и кваса.

Вопрос: Какова структура собственности вашей компании?

Ответ: Мне принадлежит самый большой пакет акций в нашей компании. Партнерами в уставном капитале являются Европейский банк реконструкции и развития, компания OeTTINGER – производитель пива №1 в Германии, и физические лица – граждане США, Израиля, Бельгии, Великобритании.

Вопрос: У вас два завода – во Львове и в Радомышле. Во Львове вам приходится конкурировать с Carlsberg?

Ответ: Нам по всей Украине приходится конкурировать с ними, мы – национальный производитель. У нас особые отношения со "Львовским" во Львове. У них сейчас там доля рынка примерно 38%, у нас – около 30%. Как только мы станем во Львове №1, то мы точно об этом напишем, и они это понимают. Мы делаем свою работу планомерно, системно, и не ставим цели любым способом достигать лидерских позиций. По сегодняшней динамике рынка, если ничего не изменится, в ближайшее время мы будем конкурировать с компанией Carlsberg, не только во Львове, но и по всей Украине.

Вопрос: Ваша компания также производит квас, насколько привлекательна эта категория для инвестиций?

Ответ: С квасом все просто: экономика растет – категория кваса растет, экономика в минус – квас тоже. Этот продукт покупают в основном женщины, а они обычно более бережливы, чем мужчины. Наша доля рынка 18-20%. Мы делаем квас по классической технологии на нашей производственной площадке во Львове.

Вопрос: Вы продаете пиво ресторанам в бочках? Насколько интересен этот сегмент?

Ответ: Он очень упал, начиная с 2014 года. Мы развиваемся в нем стабильно, но пока не ставим цели наращивать там долю. Сегодня продажи в этом сегменте – в районе 10% общего объема рынка.

Вопрос: Насколько загружены были ваши заводы в 2016 году?

Ответ: У нас в 2016 году, так же как и в предыдущие годы, мощности загружены практически на 100%. Каждый год мы растем. В прошлом году мощности нашего завода во Львове выросли на 30%, в этом году мы планируем добавить еще 15%. В результате общая мощность заводов компании составит 2,5 млн гл в год.

Вопрос: Это будут новые линии, на каких предприятиях?

Ответ: В прошлом году мы купили у немецкой компании KHS оборудование, и теперь будем разливать нашу продукцию в банку 0,44 и 0,5 литра. Рынок пива в банке в Украине составляет всего 6% общего объема. Мы оцениваем нашу долю на нем в 10%, так как работаем в верхнем мейнстриме и премиум-классе. Мы давно хотели поставить баночную линию, но раньше этот проект был бы крайне нерентабельным. Сейчас уже время пришло.

Кроме этого, мы запускаем производство хард-лимонада в Радомышле и заходим в категорию сидров. Также в этом году мы получили лицензию от концерна Heineken на производство Krusovice и через месяц начнем выпуск этого легендарного чешского пива.

Вопрос: Насколько продолжительным являлся процесс получения лицензии на производство пива от Heineken для вашей компании?

Ответ: Обычно процесс занимает от трех до пяти лет. Мы с ними начали общаться в 2012 году и в конце 2015 года – начале 2016 запустили производство пива Heineken по лицензии в Украине, и это еще очень быстро. Вице-президент Heineken прилетал лично с проверкой. Проверялась вся структура: от хед-офиса, торгового персонала, атмосферы и политики компании до тестирования производственных мощностей. В 2015 году компания "Перша приватна броварня" стала четвертой компанией в мире, которая получила такую лицензию от Heineken, и при этом не являясь собственностью данного концерна. Отмечу, что в США, например, до сих пор Heineken возят из Голландии.

Вопрос: Один или оба ваших завода получили лицензию на производство пива Heineken?

Ответ: Один. На два завода нет смысла ее получать, объем производства не столь велик. Heineken – это категория суперпремиум, бренд имеет на сегодня долю менее 1% рынка. Я думаю, возможно, при хорошей экономической ситуации его доля поднимется до 2%.

Вопрос: Heineken не планирует заходить на украинский рынок в условиях свободных мощностей, которые сейчас есть?

Ответ: А зачем? Им комфортно и так. Мы с ними составили долгосрочный договор, выполняем все их требования и пожелания, они как компания присутствуют в Украине.

Вопрос: Как вы считаете, новые инвесторы придут на украинский пивной рынок в ближайшие несколько лет?

Ответ: Я не вижу на сегодняшний день, чтобы кто-то из транснациональных компаний имел желание заходить в Украину. Почему? Потому что в покупке любого предприятия, загруженного на 50%, нет экономики.

Вопрос: Вашей компании – 14 лет, сколько за это время компания инвестировала в развитие?

Ответ: Для полноценного запуска завода с мощностью производства 1 млн гл в год со всем необходимым оборудованием (включая трейд-маркетинговое) необходимы инвестиции около $100 млн. Мощности нашего завода в Радомышле – 1,1 млн гл, львовского завода в этом году достигнут 1,4 млн гл.

Вопрос: Наличие ЕБРР в составе акционеров упрощает вам доступ к получению кредитных ресурсов? Каков ваш кредитный портфель?

Ответ: ЕБРР – это бренд. Все понимают, что мы прозрачная компания, которая ежегодно проходит аудит со стороны большой четверки. Нам очень просто общаться с банками. 75% нашего кредитного портфеля находится в Укрэксимбанке, потому, что мы продаем пиво в гривнях и прибыль получаем также в гривнях. Наш кредитный портфель в зависимости от сезона колеблется в пределах 1 млрд грн. Когда мы хотим инвестировать в новое направление или оборудование, мы приходим в банк, показываем свою долю на рынке, свой потенциал и просто реструктуризируем выплату кредита. Это абсолютно нормальная практика, и банки идут нам на встречу с удовольствием, потому что выдавать новый кредит банку сложнее.

Вопрос: Какая доля экспорта в общей структуре ваших продаж, и в какие страны вы поставляете свою продукцию?

Ответ: Экспорт составляет 1% наших продаж. Мы экспортируем свое пиво в около 10 стран мира – это США, Польша, Германия, Великобритания и др. Наш продукт за границей в 9-ти случаях из 10-ти потребляют украинцы, которые находятся там на заработках или эмигрировали.

Также раньше по лицензии наше пиво производилось в России. Договор был подписан в 2012 году, но мы досрочно расторгли это соглашение из-за нарушения лицензиатом правил территориальности продаж. Он продавал пиво в Крыму, а это территория Украины. Наверное, мы первая украинская компания, которая решила досрочно расторгнуть такой договор в одностороннем порядке.

Вопрос: Возможность разлива в Беларуси не рассматривали?

Ответ: У белорусов есть лицензия на "Бочкове" и "Свіжий розлив”. Также мы экспортируем туда наши эксклюзивные темные сорта пива. Этот рынок небольшой.

Наша стратегия – работать на украинском рынке, и она однозначно выигрышная.

Вопрос: В вашем ассортименте есть импортные бренды?

Ответ: Мы намерены усилить свой портфель импортными марками пива, надеемся завершить переговоры с рядом очень интересных брендов уже в этом году. При этом обязательно нужно учитывать риски, поскольку мы покупаем пиво за валюту, а супермаркет с нами рассчитывается через 120 дней в гривнях.

Вопрос: Вы используете только украинское сырье для производства пива?

Ответ: Хмель мы закупаем у немецких компаний "Хопштайнер" и "Джон Барт". В 2005-2006 годах мы пробовали работать с украинскими поставщиками хмеля, но это постоянная нестабильность качества: то у тебя горечь 15 единиц, то 22. Поэтому отказались. Все остальное – это украинское сырье.

Вопрос: Вы принимаете участие в обсуждении вопроса о повышении акцизных ставок на пиво в 2018 году? Какой размер ставок ожидается на следующий год?

Ответ: Мы не принимаем участия в обсуждениях с ГФС и Минфином. Мы общаемся только с налоговым комитетом Нины Южаниной. По моему мнению, под ее управлением это лучший комитет за все время существования украинского парламента, с ним можно вести диалог. У руководителя комитета очень высокий уровень профессионализма. Решение о повышении акциза на уровень инфляции в 2017 году абсолютно адекватное, и, если в следующем году будет принято аналогичное решение – по моему мнению, для пивоваров оно будет приемлемым.

Вопрос: Насколько выросла стоимость бутылки пива с начала 2017 года?

Ответ: На уровень акциза – это 3-4%, и вот недавно еще на 7%, поскольку выросли цены на сырье.

Вопрос: Как вы оцениваете расширение полномочий местных органов власти и их решение ограничивать продажи алкоголя после 23:00? Это отображается на уровне продаж алкогольных компаний?

Ответ: Нужно сначала спросить потребителей: насколько для них комфортно ограничение продаж, например, в Киеве в ночное время. Власть занимается не тем, чем должна заниматься, и борется с ветряными мельницами. Киевская власть, я слышал, думает о том, чтобы отменить этот запрет. Чем больше людям что-то запрещать, тем большим будет спрос. Нужно создавать новые рабочие места, привлекать инвестиции, ведь когда человек будет знать, что ему на 6:00 на работу, то он точно не будет пить после 23:00.

Вопрос: Сейчас утилизация мусора, в том числе пластиковых бутылок, является топ-темой в Украине. Как решить, по вашему мнению, этот вопрос?

Ответ: Я считаю, что строительство заводов по утилизации мусора нужно отдавать на аутсорс. Никакие дополнительные налоги на упаковку, средства от которых возможно будут направлены на ее утилизацию, не помогут. Даже воздух можно обложить налогами, но что это изменит? В Украине есть люди, которые готовы инвестировать в переработку отходов, нужно просто предоставить им гарантии для того, чтобы они смогли зайти на этот рынок. Культура сортировки мусора строится годами, я уверен, что украинцы в скором времени к этому также придут.

Вопрос: Какой процент оборачиваемости вашей стеклянной тары?

Ответ: От 50 до 60%.

Вопрос: Вы инвестируете средства в социальные проекты? Какого рода это инвестиции?

Ответ: В первую очередь это проекты "Вірні збірній", "Переможці", "AXIOS". В прошлом году мы открыли Центр практической помощи защитникам Украины "AXIOS", который обеспечивает психологическую реабилитацию, а также трудоустройство ветеранов АТО. Мы уверенны, что социальная реинтеграция бывших воинов возможна благодаря поддержке семьи и занятию любимым делом. К нам обращаются люди из зоны АТО за психологической реабилитацией, у нас есть соглашение с Генштабом, наших специалистов привлекают для реабилитации бывших пленных. Имея большой круг знакомств и контактов, мы можем общаться с компаниями и рекомендовать на работу этих людей. Основная преграда со стороны работодателя – это страх, что человек придет психически неуравновешенным. Мы, как центр "AXIOS", берем на себя ответственность за этих людей. Многие из них хотят пройти переквалификацию, закончить IT-курсы или выучить английский язык, мы им в этом помогаем.

В этом году мы присоединились к мультимедийному проекту "Переможці 2". 19 апреля вместе с организаторами презентовали обновленную выставку на НСК "Олимпийский", а дальше поедем в выставочный тур по всей Украине и не только. Героев проекта возим на матчи украинской сборной за границу, недавно одному из участников проекта – Александру Бабченко – презентовали протез для занятий кроссфитом.

Вопрос: В 2017 году ваша компания стала новым спонсором сборной Украины по футболу? Какие преимущества открывает перед компанией спонсорство и насколько это затратное направление для компании?

Ответ: Во второй половине 2016 года наша компания получила предложение от Федерации футбола Украины принять участие в тендере. А у меня давно родилась идея по формированию футбольной фан-культуры в нашей стране, я даже пробовал ее реализовать на локальном уровне во Львове. В 2008 году мы были одновременно спонсорами двух львовских команд – ФК "Карпаты" и ФК "Львов". Я предложил свою модель – быть активными в формировании культуры болельщиков. На европейских футбольных матчах я видел врачей, менеджеров среднего класса, учителей, в общем, обычных людей, которые идут на стадион после работы. Там нет фанов с фаерами, болельщики – обычные люди, которые пришли получить удовольствие от футбола и которые 90 минут поют, независимо от того, как их команда играет.

Нам интересно принимать участие в создании фан-движения, потому что, к сожалению, сегодня в нашей стране нет достаточно достижений, чтобы представить себя на международной арене. Там знают, что у нас коррупция, война, девушки красивые и больше ничего. После матча в Хорватии и первого выезда участников фан-движения "Вірні збірній", после их колоссальной и яркой поддержки нашей команды, несмотря на результат игры, хорватское газеты писали, что украинцы – это европейская, культурная, открытая нация. Поэтому "Вірні збірній" – наш социальный проект.

Вопрос: Поддержка украинской сборной, по вашему мнению, как-то повлияет на капитализацию бренда "Перша приватна броварня" и в какой перспективе?

Ответ: Без сомнения футбол – это спорт номер один в нашей стране и тот, кто поддерживает его, имеет большие шансы в ближайшем будущем бороться за позицию номер один на рынке. Я думаю, что капитализация бренда точно увеличится в ближайшие несколько лет.

Вопрос: Вы будете участвовать в следующем тендере на спонсорство украинской футбольной сборной?

Ответ: Мы будем подавать заявку обязательно. И наша задача получить поддержку не только Федерации футбола Украины, но и всего украинского народа.

Вопрос: Ваш брат – депутат Верховной Рады. Как часто вы общаетесь и следите за его политической карьерой?

Ответ: Да, мой брат – член комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. Раньше мы общались значительно чаще, сейчас встречаемся в основном на праздники. Он мажоритарщик, прошел по округу с поддержкой в 30,18%, сейчас у него поддержка в 52%. Он постоянно ездит в села, общается с людьми, он этим живет. В округе Роман (брат - Роман Мацола) постоянно организовывает какие-то программы помощи, гранты на поддержку региона. Кстати, в феврале он возглавил рейтинг депутатской активности по результатам мониторингового проекта гражданской сети ОПОРА. Он на своем месте, и, если бы такой уровень желания работать был у всех депутатов, то в Украине многое бы изменилось в лучшую сторону значительно быстрее.

Украина > Алкоголь > interfax.com.ua, 26 апреля 2017 > № 2154550 Андрей Мацол


Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 25 апреля 2017 > № 2153320 Николай Жандоров

Николай Жандоров: “Закупки через электронные системы сейчас осуществляет меньше 2% частных компаний, перспективы рынка - огромны”

Эксклюзивное интервью руководителя торговой площадки Zakupki.Prom.ua Николая Жандорова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Сколько площадок работает на этом рынке?

Ответ: Сейчас в системе ProZorro аккредитовано 18 площадок. Лично мое мнение, что сильно расти это количество не должно. Причина очень простая. Это достаточно стабильный, фиксированный в гривне рынок. Новые игроки могут появляться только, если "отобьют" долю в уже работающих на рынке. А это достаточно странный и нереалистичный сценарий, с моей точки зрения. Считаю, что для создания конкурентной и высокоэффективной системы 18 площадок – более чем достаточно.

Вопрос: То есть, со временем количество площадок может уменьшиться?

Ответ: Это вполне возможный сценарий. Зависит от действий именно тех площадок, которые недавно вошли в систему и сейчас активизируются. Если они дадут достаточное количество сервиса и качества, то смогут занять свое место под солнцем и свою долю рынка. Им также будет сложно привлечь достаточное количество игроков, поскольку этот бизнес довольно дорогой: нужно поддерживать пользователей, вкладывать средства в информационные технологии, а это требует серьезных затрат. Вероятность такого сценария, при котором количество площадок будет уменьшаться, есть. С другой стороны, вряд ли их когда-либо будет менее 10.

Вопрос: Вы сейчас работаете с заделом на будущую прибыль?

Ответ: Мы уже получаем прибыль, поэтому, по сути, возврат инвестиций начался. С другой стороны, говорить, что это очень перспективный рынок, сейчас сложно. Рынок не будет расти, поскольку есть определенный объем госзакупок, который уже проводится в системе. Нужно понимать: если Украина будет продолжать развиваться – а она сейчас развивается благодаря дерегуляции и повышению эффективности, количество госзакупок будет уменьшаться. Эти два параметра ведут к снижению объема госзакупок, поскольку когда происходит процесс дерегуляции, исчезают те госорганы, которые этой регуляцией и занимались. С другой стороны, если говорить о повышении эффективности, неэффективные и не приносящие прибыль предприятия будут проданы, что опять-таки снизит объем государственных закупок.

Вопрос: Какое сейчас среднее количество участников в тендерах?

Ответ: Сейчас этот показатель составляет 2,45 участника на торги. Хотя мы считаем, что конкуренция в размере где-то четырех участников достижима. Уже длительное время мы постоянно работаем над тем, чтобы она росла. В системе закупок для бизнеса RIALTO конкуренция выше – около трех участников на торги.

Вопрос: Какова ваша доля рынка?

Ответ: Я не могу публично называть эту цифру. У нас есть некоторые методики подсчета, но на сегодняшний день эта информация не публична.

Вопрос: Вы сейчас крупнейшая площадка?

Ответ: Смотря по каким методикам считать. Но по большинству – да: мы крупнейшая площадка или, как минимум, одна из крупнейших.

Вопрос: Можете ли озвучить показатели дохода и прибыли?

Ответ: Это коммерческие данные. Я могу сказать, что рентабельность этого бизнеса на сегодняшний день составляет мене 15%, что, с одной стороны, говорит о том, что это не самый эффективный бизнес, а с другой - мы понимаем, что это вклад в развитие экономики в целом. У нас группа компаний, которая работает на разных рынках и зависит от экономической ситуации в стране. Мы отдаем себе отчет в том, что даже если это не самый рентабельный наш бизнес с точки зрения прибыли, мы таким образом делаем вклад в развитие экономики в целом и своей группы компаний в частности.

Вопрос: Ранее вы говорили, что основной доход подобного бизнеса будут составлять предоставление дополнительных услуг. Какие услуги вы сейчас предоставляете и планируете запускать в будущем?

Ответ: Уже сейчас мы являемся партнерами многих банков – предоставляем помощь в получении банковской гарантии. У нас есть партнеры, которые предоставляют юридические услуги и юридические консультации для поставщиков. Если говорить о будущем, то это достаточно широкие возможности по аналитике. Сейчас предоставляем достаточно большой объем этих услуг бесплатно, но, возможно, в будущем будем монетизировать часть из них. Другая сторона медали – это, безусловно, государственные заказчики. Пока мы думаем, в какую сторону и в какие сервисы идти и не готовы озвучивать стратегию, поскольку это то, с чем будем в будущем выходить.

Вопрос: Количество госзаказчиков стабильно, а как насчет бизнеса? Насколько активно он сейчас покупает через системы электронных закупок?

Ответ: В конце октября 2016-го площадки-участницы ProZorro, основываясь на принципах прозрачности в электронных публичных закупках, создали подобную систему для коммерческого рынка – RIALTO. Если говорить об этой системе, то количество заказчиков в ней постоянно растет, хотя мы еще очень далеки от насыщения и рынок находится на самом старте.

Вопрос: Какова доля компаний сейчас осуществляет закупки через электронные системы - 10-20%?

Ответ: Нет, даже не два и не три процента.

Вопрос: Действительно настолько мало?

Ответ: Безусловно. Там очень большой потенциал, мы на самом деле совсем недавно начали этим заниматься. Кроме того, мы должны понимать: если говорим о ProZorro, то там есть законодательное поле, которое заставляет всех заказчиков работать в системе. В бизнесе ничего подобного нет, поэтому нам нужно вести просветительскую деятельность и пытаться достучаться до всего бизнеса, крупных компаний. Это гораздо более длительный процесс.

Вопрос: Почему бизнес не спешит покупать "Prozorro"?

Ответ: Смотрите: нельзя говорить о том, что частный бизнес не спешит. Частный бизнес вообще никогда не спешит, особенно в сфере закупок. Все еще для многих СЕО закупки не являются стратегическим направлением, что ошибочно. Все очень смотрят на продажи, на оборот, на рост рынка и все остальное, при этом не обращая внимание на операционную эффективность. Если говорить об украинском бизнесе, то до сферы закупок добираются тогда, когда начинает сильно падать рост доходов. На самом же деле этим нужно заниматься раньше.

Важно также понимать, что для любого бизнеса процесс принятия подобных решений о прозрачности и переводе всех своих закупок в открытые экосистемы достаточно длинный болезненный и сложный.

Вопрос: Есть нарекания от компаний, предоставляющих сервисы (аудиторские услуги, юридические, информационные), по поводу того, что участвовать в тендерах в их категориях очень сложно. Ведь выбирать просто самое дешевое предложение, когда речь идет об услугах, неправильно. Какие есть возможности улучшить систему и в этом сегменте?

Ответ: Когда мы говорим о сложностях с оценкой предложений в тендерах на поставку услуг, стоит сразу же отметить, что проблема слишком преувеличена. Зачастую, нужно не менять систему, а научиться правильно пользоваться существующими возможностями. Потому что и сегодня в условиях тендера можно прописать дополнительные критерии. В системе есть возможность использовать неценовые критерии оценки. Заказчик может, точно описав, что он хочет, получить желаемое. И у нас есть такие примеры. В свою очередь поставщик может доказать, что он соответствует требованиям, и выиграть торги.

С другой стороны, мы видим, как систему пытаются дискредитировать: подают откровенно демпинговые предложения, выигрывают с самой низкой ценой, а потом отказываются от подписания договора с заказчиком, срывая таким образом закупку. Подобное поведение должно стать невозможным. В системе есть инструментарий, а именно обеспечение тендеров и банковские гарантии. Те заказчики, с которыми поставщики ведут себя подобным образом, будут объявлять последующие тендеры с банковской гарантией, и отказ от выполнения обязательств будет недобросовестным компаниям стоить денег.

Вопрос: Существует еще критика ProZorro, связанная со сложностью отслеживания поступления и качества товаров после победы поставщика с самой низкой ценой.

Ответ: Когда я слышу подобные аргументы, у меня возникает встречный вопрос: а если компания победила с самой высокой ценой, разве все застрахованы от проблем с доставкой и качеством товара? Какое отношение выбор победителя имеет к прямому подлогу, уголовному преступлению? Когда товар по бумагам поставлен, а на практике – нет, это называется подлог с конкретной статьей уголовного кодекса. Мы не являемся правоохранительными органами, мы показываем, что эти торги на эту сумму были проведены.

Вопрос: Общается ли бизнес с подобными обращениями к правоохранителям?

Ответ: Практика показывает, что это регулярно происходит. Поскольку мы не знаем статистики за предыдущие периоды, нам кажется, что подобные случаи растут. Вернее, растет количество заявлений, а если говорить о проценте подобных махинаций, то нам кажется, что он снижается.

В нашей стране также много проблем с профессионализмом людей, занимающихся объявлением закупок. Это одна из частей реформы, которой занимается департамент публичных закупок. И мы как площадка также ездим по стране с семинарами и по работе с нашим функционалом, и по вопросам законодательства и о том, как правильно объявить закупку.

Вопрос: Какие еще слабые места системы?

Ответ: Самое слабое место системы – крайне низкое понимание обществом ее целей и задач. А именно то, в частности, что система ProZorro не решает и не должна решать проблемы с приемкой товара. Миссия системы - сделать все процессы прозрачными и за счет прозрачности минимизировать все возможные нарушения и коррупционные риски.

Вопрос: Ранее сообщалось, что Молдова запустила подобный проект. Также подобная система, насколько мне известно, работает в Грузии. На какие страны она может распространиться еще?

Ответ: Все правильно. Несколько месяцев назад Молдова запустила пилотный проект. Туда ездили наши консультанты, показывали и рассказывали, а дальше они сами будут строить систему на этих же принципах, со своими изменениями и со своими площадками.

В Грузии же абсолютно другая система. Там работает закрытая многоплатформенная система. Грузинские консультанты, которые строили их систему, помогали нам создавать ProZorro.

Вопрос: На какие страны может распространиться система?

Ответ: На самом деле любые. ProZorro – это общепризнанная в мире система электронных закупок. Мы получили World Procurement Awards в прошлом году. И еще много других международных наград и премий. А награду C4F Davos Awards системе вручали дважды: в 2016-м в номинации "Технологии будущего", а в этом году – в номинации "Доверие будущего".

Теперь ProZorro – это международный бренд. Многие государства интересуются этим, кто-то может начать внедрять пилотные проекты в скором времени. Например, недавно система была представлена в Испании. ЕБРР рассказывает и показывает, как работает наша система в разных странах. А дальше посмотрим.

Вопрос: Какой интерес Украины распространять систему?

Ответ: Украина ничего на этом не зарабатывает. Когда мы ее создавали, то подписали отказ от авторских прав и претензий на эту систему. Это было сделано именно для того, чтобы никто впоследствии не мог получать от государства какие-то роялти.

Мы экспортируем некую идею открытости, прозрачности, снижения границ. На горизонте в 20 лет мы из этого получим свое роялти не в плане отчисления от бренда ProZorrо, а в плане повышения конкуренции у нас в стране и роста нашей конкурентоспособности.

Вопрос: Система ProZorrо.Продажі. В каком она состоянии, что там госпредприятия продают сейчас?

Ответ: Государство очень много покупает, но оно также очень много продает. И ProZorrо.Продажі в октябре 2016 года была запущена именно для реализации госимущества. Начали с активов Фонда гарантирования вкладов физлиц. Это все имущество ликвидированных банков и права требования по кредитам. Затем подключился Нацбанк с имуществом, которое у него находится в рамках отчужденного по залогам НБУ.

Сейчас в ProZorrо.Продажі для реализации своих непрофильных активов или избыточного имущества заходят госпредприятия. Это "Укргаздобыча", "Энергоатом". Начали с металлолома, а дальше будут смотреть, что и как.

Поскольку это госпредприятия, которые годами развивались экстенсивным путем, и туда только недавно пришел нормальный эффективный менеджмент, за годы там скопилось все что угодно. Нужно проводить аудит этого всего.

Я собственными глазами видел постановление Кабмина о реализации избыточного имущества Минобороны. В этом постановлении еще за подписью Арсения Яценюка черным по белому среди прочего вписано 30 тыс. воланчиков и восемь алюминиевых тазиков. Вы себе представляете постановление Кабмина о продаже восьми алюминиевых тазиков? Подобным постановлением продавались также две заколки для плаща. Так бывает... Поэтому весь хлам, который там лежит, нужно реализовывать.

Все вышеперечисленное – это только первые ласточки. Есть план, попытаться провести малую приватизацию, в том числе через систему ProZorrо.Продажі. Потому что если мы говорим о приватизации Одесского припортового завода, то основные коррупционные риски в приватизации предприятий подобного масштаба лежат не в процессе продажи, прозрачность которого обеспечивает система, а в оценке, инвестиционных обязательствах, в условиях, на которых покупается актив, и в контроле за исполнением инвестиционных обязательств. Ко всем этим этапам ProZorrо.Продажі не имеет ни малейшего отношения. А вот малую приватизацию через эту систему можно сделать эффективно. Сейчас ведутся переговоры с Фондом госимущества, чтобы провести это.

Вопрос: Есть ли сроки, когда может начаться малая приватизация через ProZorro.Продажі?

Ответ: Есть надежда, что процесс подготовки в данном случае займет несколько месяцев. Нужно еще принять некоторые нормативные документы. К счастью, нужны не изменения в законодательство, а постановление Кабинета министров, поэтому это будет делаться немного быстрее.

Вопрос: Много уже всего продали на ProZorro.Продажі?

Ответ: С ноября прошлого года успешно завершились 549 аукционов. Доход от них составил 662 млн грн. Стоимость выставленных лотов на сейчас – около 60 млрд грн. В настоящее время наиболее часто продаются права требования по кредитным договорам – 335 аукционов, недвижимость – 77, офисная и компьютерная техника – 60, транспортное оборудование – 60, земельные участки – 14.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 25 апреля 2017 > № 2153320 Николай Жандоров


Украина > Миграция, виза, туризм. Транспорт > interfax.com.ua, 21 апреля 2017 > № 2148157 Андрей Буренок, Тарас Полищук

Сооснователи сервиса TripMyDream: Наша цель - увеличить в шесть раз продажи авиабилетов в текущем году

Эксклюзивное интервью сооснователей сервиса TripMyDream Андрея Буренок и Тараса Полищука агентству "Интерфакс-Украина"

Расскажите, что такое TripMyDream? Чем конкретно вы занимаетесь?

А.Б.: Это сервис поиска выгодных путешествий. Мы помогаем путешественникам быстро решить, куда поехать, располагая информацией более чем о 2 тыс. курортах по всему миру, и найти дешевые авиабилеты. Проект также подбирает выгодные варианты проживания для того, чтобы каждый мог путешествовать больше, а тратить меньше.

Вопрос: Что послужило толчком к созданию этого сервиса? Брали пример с других?

А.Б.: Четыре года назад, во время семейного отдыха на итальянском курорте, я столкнулся с серьезной проблемой: арендованный автомобиль оказался на летней резине. Все бы ничего, если бы это не было бы зимой и в горах. Чудом уцелев, уже в тот же вечер, за бокалом вина, я осознал, что это знак – так и появилась идея создать проект в travel. В итоге мы создали сервис, в котором потребитель выбирает свой отдых, согласно своим пожеланиям и возможностям. Наше отличие от других порталов заключается в комплексном подходе. Конкуренты продают перемещение из точки в точку, а мы выполняем желания путешественников: они будут отдыхать именно на выбранном ими пляже, там будет конкретно то бунгало, а на ужин они потратят определенную сумму, на которую изначально рассчитывают. Люди сами планируют свой отдых, мы же просто помогаем реализовать.

Вопрос: Хорошо, как это работает технологически? Потребитель говорит: "Я хочу", а далее поступает предложение от вас, или идеи от него?

А.Б.: Изначально человек должен определиться, чего он хочет: смотреть экскурсионные города, лежать на пляже, открывать экзотические страны, покорять трассы в горах, либо отдыхать на спа-курортах. Второе – нужно понимать, когда человек хочет совершить поездку, на какой период времени, и каким бюджетом на путешествие он располагает. Всю остальную работу мы сделаем за него секунд за 20-30.

Вопрос: Сколько сотрудников в компании работает сейчас? Год назад говорилось о 30

А.Б.: В основной команде 12 человек. В прошлом году было 30 с аутсорсерами

Вопрос: О каком годовом заработке сервиса можно говорить?

А.Б.: Видите ли, мы не та компания, которая растет на 3-5% в год, мы растем в месяц на 10-20-30-50-100%. Можно иметь рост продаж, но ничего не зарабатывать. Я не могу сказать, что мы сильно прибыльны, поскольку большую часть времени занимались не продажами и коммерцией, а конечным продуктом, и сегодня еще тратим на него 60-70% времени.

Заработок на авиабилетах у продающих компаний в среднем 4%. Как те, кто помогает им зарабатывать, мы получаем вдвое меньше с билета. На гостиницах зарабатываем в среднем $30.

Вопрос: Работаете ли вы с GDS типа Sabre, Amadeus?

Т.П.: Сотрудничаем с некоторыми GDS, получая данные, которые анализируем для своей работы. Мы получаем их историю поиска бронирования и используем эту информацию для прогнозирования, но не привлекаем их продажи. Однако задумываемся о расширении сотрудничества с ними.

Вопрос: Работаете ли вы с какими-либо туристическими агентствами?

Т.П.: Нет, не работаем. У нас отдельный продукт. Со временем будем продавать туры онлайн.

Вопрос: Кого вы позиционируете как своих конкурентов?

Т.П.: У нас несколько продуктов. Если говорить о поиске авиабилетов, тут много конкурентов. С агентствами мы не конкурируем - они выписывают билеты, берут деньги, а наша задача найти, у кого купить. Booking.com – наш стратегический партнер, мы не ставим наценок на его продажи. Наш фокус – это поиск авиабилетов и анализ данных.

Вопрос: Таким образом, ваш продукт отличается от продукта туристических агентств?

А.Б.: У турагентств есть своя специфика, и многие люди привыкли к ней. Мы даже подумываем, чтобы открыть оффлайн-точку или колл-центр и, скорее всего, остановимся на последнем, так как трансформация из оффлайна в онлайн должна быть мягкой. Нас часто сравнивают с турагентством, но стоит понимать: там обычно клиент вовсе не планирует свое путешествие, ему дают красиво упакованный тур, а про некоторые моменты умалчивают. В результате путешественник сталкивается с ними уже по факту.

Заходя на сайт TripMyDream, путешественник выбирает интересующее его направление и получает много вариантов, среди которых и выбирает тот, который будет максимально соответствовать его желаниям и ожиданиям. Клиент может выбрать любой перелет, например, из "Борисполя" или Жулян, может подумать: "А почему не поехать в Винницу, оттуда лететь дешевле, или во Львов добраться на поезде и за копейки улететь, когда будет летать Ryanair". Все это возможно. Также ему предоставляются предложения по жилью от компании Booking.com, которая является нашим стратегическим партнером. Это более 1 млн вариантов размещения по всему миру. В сегменте проживания мы анализируем множество гостиниц, пользуемся рейтингами продающих компаний. Помимо того, у нас можно увидеть стоимость такси в точке, куда отправляется путешественник, заказать трансфер.

В то же время, мы понимаем, что всегда остается процент людей, которым нужна рекомендация или полная организация отдыха. Украинский потребитель очень любит туристический продукт от агентства, поскольку для него он вроде бы понятен, дает ощущение безопасности и требует минимального вовлечения в планирование. Часто наши соотечественники не знают языков, и это огромный барьер в туристических коммуникациях. Еще одна проблема – люди боятся сами арендовать машину, заказывать трансфер, бронировать гостиницу, хотя это дешевле и зачастую гораздо лучше. Как правило, они 60% времени закрыты в гостинице и ходят, куда гид скажет. Наш же клиент не такой. Он знает, чего хочет и готов выходить за рамки.

Вопрос: Означает ли план выхода в оффлайн открытие каких-либо юрлиц в Украине?

А.Б: Думаем об оффлайне, но решение еще не принято. Скорее всего, тестово откроем одну точку и посмотрим на результаты.

Вопрос: Согласно анализу одного из порталов большинство посетителей вашего сайта – Украина, также это РФ, Израиль и Польша. Каковы планы по расширению на других рынках, кроме Украины?

А.Б.: Мы уже тестируем с одним из ведущих европейских игроков нашу технологию в Великобритании, в 2018 еще добавятся 2-3 европейские страны

Вопрос: В целом, выходит, что ваш сервис рассчитан на людей, которые хотят чего-то другого, уйти от классического туристического продукта?

А.Б.: И да, и нет. Есть экстремальная аудитория, которая везде хочет найти все сама. Таких около 3%. Они живут в самых дешевых хостелах, снимают квартиры, добираются автобусом, поездом, автостопом. Бизнес, рассчитанный на таких путешественников, низкомаржинальный: такие люди чаще всего путешествуют с довольно ограниченным бюджетом, и любые предложения, дороже на полтора-два доллара, уже воспринимают в штыки.

Мы работаем для тех, кто готов быть хозяином путешествия, и для тех, кто только начинает путешествовать и нуждается в помощнике. Ты хочешь быстро и удобно добраться из точки А в точку Б и при этом понимать, насколько выгодна цена? Вот это мы и реализовываем. Кроме того, даем прогноз об изменении цены. Один из наших продуктов - первый украинский мета-поисковик, агрегатор цен на авиабилеты. Можно задать в поиске "Киев-Париж", и получить сравнение цен от всех поставщиков. Мы показываем обычные цены, более дешевые дни, также есть график ожиданий по ценам - будут ли они меняться. Можно посмотреть, какой объем багажа разрешен, перечень перевозчиков, сравнить их, пересадки и время в пути.

Изначально мы вообще не планировали сервис для украинцев, думали сразу выходить на другие европейские рынки. Потом посчитали, что стабильно, каждый месяц, около 100 тыс. украинцев через TripMyDream ищет авиабилеты. Рынок небольшой, но, прежде всего, свой, поэтому приняли решение "остаться дома" и развивать продукт для украинцев. Если брать Европу, США, то там можно работать только через партнеров. Поэтому наша глобальная цель в Украине - стать отправной точкой, с которой путешественники начинают свой путь.

Для этого мы активно работаем над брендом TripMyDream: у нас наибольшая travel-группа в Facebook (более 100 тыс. активных подписчиков), есть блог, в рамках которого работаем с travel-блогерами и журналистами. В год пишем около 600 статей, стараемся следить за новостями, добываем инсайдерскую информацию.

Вопрос: Какой клиент превалирует в вашей статистике - любители "тюленьего" отдыха, активного, экзотики?

Т.П.: Чаще всего любители экскурсионного отдыха, затем - любители пляжей и экзотических мест. Превалируют экскурсионные города, поездки с экскурсиями на два-четыре дня. Активные пользователи у нас из Украины, России, ряда европейских стран.

Вопрос: Раз уж вы остались на украинском рынке, оцените, какова ваша доля, скажем, в сегменте продаж авиабилетов, ведь ее отследить не столь сложно. Каковы планы по ее росту?

А.Б.: Рынок не так просто оценивается. По моим данным и расчетам (я беру только авиаперелеты, не учитывая продажи напрямую через сайты авиакомпаний, чартеры, лоукосты), в целом в Украине в 2016 году продано 2-2,5 млн авиабилетов - больше, чем в 2015 году. Доля онлайна в продажах составляет 40%, что весьма оптимистично. Между тем, мы ведь не продаем билеты как Tickets.ua, "Пилот" - они наши парнеры. Мы даем трафик, перенаправляем на сайты по продаже. В денежном выражении в 2016 году в Украине в целом проданы билеты примерно на $700 млн, прибыль от продаж составила около $30 млн. По нашим подсчетам, через нас покупается около 5% от общего объема авиабилетов в онлайне. Рассчитываем на 30% до конца этого года. Это наша амбициозная цель - мы должны увеличить продажи в шесть раз.

Вопрос: Но амбициозные цели нуждаются в инвестициях. Кто является инвестором компании?

А.Б.: К сожалению, мы не можем раскрыть инвесторов и объем инвестиций. Могу сказать, что мы стараемся эффективно использовать инвестированные в нас деньги. Вообще, самую главную инвестицию сделали мы с Тарасом: он бросил работу, а я продал квартиру. Мы из тех, кто старается максимально долго использовать свои ресурсы.

Вопрос: С какими проблемами вы сталкиваетесь при работе с клиентами?

А.Б.: TripMyDream - это посредник между путешественником и, допустим, сайтом по продаже авиабилетов: мы сканируем за клиента эти сайты, покупает билеты он не у нас. Проблемы начинаются, когда пользователь, переходя к покупке, попадает в другой интерфейс, например, на Tickets.ua, и чего-то не понимает. Поэтому в ближайшее время станет возможным закрывать бронирование у нас. Мы не будем снимать деньги, выписывать билеты. В нашем интерфейсе появится возможность принимать данные и передавать по защищенному каналу партнеру, который выполнит свои обязательства. Благодаря этому пользователь остается в рамках одного интерфейса.

Почему еще жалуются? Зачастую пользователь не понимает, что тариф у авиакомпании нередко слетает, он динамичен, и классы полета бывают разные.

Вопрос: Каких изменений на украинском рынке путешествий, по вашему мнению, следует ожидать в среднесрочной перспективе?

Т.П.: Однозначно будут расти продажи авиабилетов онлайн и доля онлайн-бронирования. В среднем рост будет такой же, как и на рынке электронной коммерции. Еще есть перспективы захода лоу-кост компаний, что расширит сегмент путешествий. Очевидно, ожидаются количественные изменения в связи с безвизовым режимом. Вопрос тут не столько финансовый, сколько психологический - насколько легко будет путешествовать.

Украина > Миграция, виза, туризм. Транспорт > interfax.com.ua, 21 апреля 2017 > № 2148157 Андрей Буренок, Тарас Полищук


Украина. Евросоюз > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148164 Екатерина Матернова

Представитель Еврокомиссии Екатерина Матернова: Очень надеюсь, что 2017-й станет решающим годом в приватизации в Украине

Блиц-интервью заместителя председателя директората Еврокомиссии по вопросам политики соседства и расширения Екатерины Матерновой агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Приватизация государственных предприятий (ГП) после ее полного провала в 2016 году вновь одна из наиболее обсуждаемых тем между властями и международными партнерами Украины. Интересно ваше мнение относительно способов решения этого вопроса? Что вы думаете о румынском подходе, когда госпредприятия были переданы в управление внешней компании, конкретно в этом случае - американской Franklin Templeton?

Ответ: Позвольте начать с небольшого экскурса. В последние три года после Майдана власти Украины реализовали огромное количество важных для страны реформ, несмотря на высказывания некоторых оппонентов таких реформ и некоторое нетерпение молодого поколения, начиная с успешной макростабилизации экономики, энергетической реформы, реформы банковского сектора, затем - внедрения обязательного декларирования активов и многообещающего начала судебной реформы. Многое осуществлено и, безусловно, намного больше, чем за 20 лет до этого.

Тем не менее, остается один сектор, ситуация в котором не может не вызвать удивление, насколько мало там сделано - это приватизация. Мне известно, что премьер-министр и министр финансов, как и другие государственные чиновники, решительно поддерживают приватизацию, но до настоящего времени прогресс отсутствует.

Процесс приватизации обязательно должен быть перезапущен. Оснований достаточно, но три из них являются особо важными.

Во-первых, это устранит один из наиболее серьезных коррупционных факторов. Госпредприятия являются одним из источников коррупции, это утверждение характерно для многих стран, Украина не является исключением.

Во-вторых, правительство Украины вряд ли можно назвать успешным в управлении более 3 тыс. предприятий.

В-третьих - это наиболее быстрый и легкий способ привлечения в страну инвестиционного капитала, технологий и управленческого ноу-хау. Хорошо и прозрачно проведенная приватизация дает мощный сигнал международному сообществу об инвестиционном потенциале страны, и странно было бы оставить этот потенциал незадействованным.

Мне понятны объяснения о наличии государственных интересов в некоторых предприятиях. Мне известно о наличии ряда сложных вопросов, которые необходимо решить перед приватизацией. Но в собственности государства находится также много небольших предприятий, от которых просто необходимо избавиться, распродать их, после чего сосредоточить усилия на крупных.

В целом еще раз хочу отметить: со всеми невероятно трудными и крайне непопулярными реформами, которые удалось воплотить этому и предыдущему правительству, вызывает недоумение, почему в этой сфере до сих пор полностью отсутствовали реформы.

Вопрос: У вас есть какие-либо конкретные предложения, каким образом привести этот процесс в действие?

Ответ: У нас нет полномочий, чтобы делать какие-либо предложения или устанавливать сроки. Это нужно решать властям Украины. Но есть некоторые элементарные меры, которые можно и необходимо предпринять в этом направлении.

Несколько лет назад было проведено разделение государственных предприятий на группы в зависимости от их размера. Соответственно, за этим должна была последовать ликвидация или распродажа мелких предприятий, не представляющих собой особого интереса, и выделение в определенную категорию стратегических предприятий, которые вы хотите оставить в руках государства.

В отношении остальных предприятий, не вошедших в эти две категории, вам просто необходимо нанять авторитетных иностранных консультантов, которые проведут качественный due diligence, подготовят их к приватизации и помогут найти ним инвесторов.

Это то, что сделали все наши (ЕС – ИФ) страны 20 лет назад, в том числе в Словакии, откуда я родом.

Очень надеюсь, что 2017-й станет решающим годом в приватизации в Украине.

Меня очень воодушевили заявления премьер-министра Владимира Гройсмана на конференции инвестиционной компании "Драгон Капитал" в начале марта. Судя по его высказываниям, Фонд госимущества (ФГИ) реализовал свои полномочия не в полной мере. Надеюсь, что правительство страны найдет решение этого вопроса, определит план, которому ФГИ будет следовать.

В свою очередь, Европейский Союз при поддержке наших партнеров – Международной финансовой корпорации и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) - готов предоставить помощь в реализации этого плана.

Надеемся, что в этом году у вас действительно будут успехи.

При этом хочется отметить: я не ожидаю существенного роста налоговых поступлений в госбюджет в результате приватизации, поскольку новым владельцам нужно будет в первые годы внести в них существенные инвестиции. Но уверена: приватизация определенно послужит положительным сигналом, если вы хотите привлечь в страну крупных инвесторов.

Вопрос: Как полагаете, процесс должен начаться с приватизации крупных предприятий, таких как Одесский припортовый завод (ОПЗ), "Центрэнерго", или с небольших?

Ответ: Считаю, что для создания большего резонанса необходимо начинать с небольшой группы крупных компаний, куда можно привлечь специальных консультантов, в которые может войти и МФК, и ЕБРР.

Небольшие предприятия также нужно приватизировать, но вряд ли этот процесс привлечет внимание крупных инвесторов. Кроме того, вы упомянули ОПЗ, где было несколько неудачных попыток приватизации. Это, конечно, плохо, что они оказались неудачными, но там уже проделана определенная работа и нет необходимости начинать все с чистого листа.

Вопрос: Предлагаю вернуться к предположению, прозвучавшему в начале нашей беседы. Речь шла об альтернативном решении управления госпредприятиями, в частности, о привлечении некоей внешней управляющей компании по примеру Румынии. Как вы оцениваете эту идею?

Ответ: Считаю, прежде чем можно было бы думать о чем-либо подобном, нужно выполнить два условия. Первое: приватизировать или ликвидировать несостоятельные госпредприятия. Второе: определить категорию госпредприятий, которые остаются в госсобственности в среднесрочной перспективе, например, железная дорога, и добиться там улучшения корпоративного управления.

Управление государственными предприятиями определенно нуждается в улучшении, и это должен быть параллельный приватизации процесс, поскольку очевидно: некоторые из них не будут приватизированы в краткосрочной или среднесрочной перспективе.

Вопрос: Может ли приватизация и реформа управления государственными предприятиями стать условием для получения Украиной макрофинансовой помощи ЕС?

Ответ: В настоящее время программа макрофинансовой помощи стране уже запущена, и, поскольку мы предсказуемая бюрократия, все условия предоставления финансирования были установлены заранее. То есть, условия нынешней макрофинансовой помощи уже не изменятся.

В то же время это не исключает того, что если будет запущена новая программа, то указанные условия будут внесены в эту программу.

Украина. Евросоюз > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148164 Екатерина Матернова


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148139 Сергей Козьяков

Глава ВККСУ: Кто-то руководит акциями протеста, а мы создаем новый Верховный Суд

Эксклюзивное интервью главы Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККСУ) Сергея Козьякова.

Вопрос: В чем особенность конкурса на должность судей Верховного Суда?

Ответ: Украина первая в мире создает Верховный Суд в таких масштабах. Прежде чем приступить к работе, мы проанализировали опыт подобных конкурсов в 45 странах, и знаем, как это осуществляется в мировой практике. Могу сказать, что некоторые инструменты, известные в мире, в нашей стране применяются впервые. Прежде всего, это то, что в конкурсе могут участвовать представители трех юридических профессий - судьи, адвокаты и ученые.

Вопрос: То есть, вы исключили прокуроров?

Ответ: Прокуроров исключил закон, а мы его просто выполняем. Законодатель не предусмотрел возможности для прокуроров стать судьями Верховного Суда: видимо, у него для этого есть аргументация.

Вопрос: Как проходит конкурс?

Ответ: Все кандидаты уже прошли спецпроверку, первый этап квалификационного оценивания – тестирование на знание законодательства и выполнение практичного задания. Тех, кто успешно его преодолел, допустили ко второму этапу. Эти кандидаты уже прошли тестирование личных морально-психологических качеств и общих способностей, собеседование с психологом. Уже назначены первые даты собеседований. По сути, мы подошли к финальной части конкурса. Скажу честно, было много споров по поводу того, нужны ли тесты на конкурс в Верховный Суд, но закон это предусматривает, и мы провели тестирование. Могу сказать, что ответить на 120 вопросов было очень непросто.

Вопрос: Были ли жалобы на результаты?

Ответ: Конечно, было много недовольных. Во время тестирования результаты определял компьютер, а он не пересматривает свои решения. По итогам тестов у нас отсеялось немногим более 100 человек, к практическому заданию было допущено около 500 участников.

Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, заявления, что на втором этапе действующим судьям при выполнении практического задания попадали дела, по которым они реально выносили решения. Как формировались практические задания?

Ответ: Задание для кандидата заключалось в том, чтобы написать решение кассационного суда по предложенной фабуле. Поясню: в задании уже предлагалась примерно половина решения, вводная и описательная часть, нужно было написать мотивировочную и резолютивную части.

Хочу сразу подчеркнуть: в истории Украины эксперты впервые создавали такое практическое задание. Ведь конкурс в Верховный Суд проводим впервые. И нужно понимать сложность работы экспертов. Могу сказать, что далеко не все эксперты доработали до конца, некоторые сошли с дистанции, испугались трудностей. Подбирая экспертов, мы старались привлекать ученых и практиков, которые бы понимали, что такое судебный процесс и судьи. Мы им поставили задачу, чтобы практические задания были написаны на основе реальных судебных дел, которые, желательно, прошли бы все инстанции в украинских судах.

Важно, что формируя задание, мы не ставили конкурсанту задачу написать судебное решение "правильно". Мы хотели увидеть логику вынесения решения, логику судейского мышления.

Действительно, в СМИ появилась информация, к сожалению, не очень корректная, что определенные судьи могли видеть эти дела раньше, более того - могли принимать участие в их рассмотрении.

Я подтверждаю: да, могли, потому что это реальные судебные дела. Судьи, которые принимали участие в конкурсе, могли столкнуться с этими делами в разных инстанциях – в первой, в апелляции, кассации и, наконец, в Верховном Суде Украины. Кроме того, в рассмотрении этих дел практически на всех этапах принимали участие адвокаты. И все эти профессионалы могли принимать участие в конкурсе. Поэтому говорить о том, что мы как-то специально подстраивали задания под кого-то, некорректно. Когда проверяли эти работы, мы вообще не обращали внимания на то, "угадал" ли кандидат вынесенное решение. К тому же эксперты начали работать над составлением практических заданий задолго до того, как мы "увидели" первого кандидата.

Вопрос: Таким образом, вы не разделяете обеспокоенность общественных активистов и Общественного совета добропорядочности (ОСД), что кому-то из кандидатов в судьи Верховного Суда попадется его реальное дело?

Ответ: Я хочу подчеркнуть: на всех этапах конкурса, начиная с методологической подготовки, ВККСУ проявляет небывалую прозрачность. Тут мы, наверное, чемпионы. Например, я попытался найти в каких-то других конкурсах в других органах какой-то документ относительно методологии, но не нашел. У нас же был разработан весьма основательный порядок проведения квалификационного оценивания для конкурса на должность судьи Верховного Суда. На каждом этапе конкурса присутствуют представители СМИ, общественность и иностранные наблюдатели. Мы опубликовали огромное количество разъяснений и видеопрезентаций.

Кроме того, еще до конкурса ВККС открыто опубликовала все вопросы, вынесла их на обсуждение; таким образом, общественность могла оценить их. Очень многие на это реагировали, вносили свои предложения. Конечно, мы можем совершать ошибки, тем более, когда такой масштабный конкурс проводится впервые. Но не нужно забывать, что тесты и практическое задание – это только часть конкурса. После теоретической и практической частей экзамена проходит психологическое тестирование, а финальным этапом конкурса станет собеседование с кандидатом.

Впервые в конкурсе в Верховный Суд используются материалы Национального антикоррупционного бюро, Агентства по предотвращению коррупции и выводы Общественного совета добропорядочности. Это все проходит впервые, везде могут быть ошибки. При этом количество критики, которое я услышал, по моим субъективным оценкам, гораздо меньше, чем лично я ожидал. Откровенно говоря, часто те, кто нас критикует, просто не дочитали наши нормативные материалы, которые у нас с первого дня размещены на сайте. Например, максимальное количество баллов, которое может получить конкурсант – 1000. Один известный юрист раскритиковал нас: "Почему профессионализм (а мы оцениваем три критерия: профессионализм, добропорядочность и этику) оценивается только максимально в 210 баллов – 90 баллов за тест, 120 - за практическое задание?" На самом деле профессионализм оценивается максимально в 500 баллов, в том числе на других этапах конкурса. Остальные 500 баллов делятся так: 250 – за добропорядочность, и 250 - за этику. При этом тот, кто нас критиковал, не пишет, извините, мол, я ошибся.

Другой пример. Еще один юрист пишет: каждый участник на тестировании получил свой код, а комиссия после окончания теста и обнародования результатов раскрыла эти коды – такой-то участник, фамилия такая соответствует вот этому коду. И вот критик пишет, что, мол, этот же код будет использоваться на практическом задании, и комиссия уже будет знать фамилию участника, и, мол, зачем конкурс, давайте уже назначим победителей и все. Но критик не обратил внимания, что на практическом задании мы сгенерировали новый код для каждого участника, который прошел на практическое задание. Тот, кто нас критиковал и дезинформировал общественность в своем блоге, не написал потом "извините, я ошибся". Такой непроверенной или искаженной информации достаточно много, поэтому я склонен считать, что так "ошибаться" могут люди, которые не хотят, чтобы конкурс прошел.

Вопрос: Все, кто наблюдает за конкурсом, заметили, что в последнее время на него и на вас, как людей, которые его проводят, участились информационные атаки. При этом юридическое сообщество, которое следит за конкурсом со стороны, действия ВККС поддерживает. С чем связаны атаки?

Ответ: Людей, которые не хотят этого конкурса, а тем более его успеха, очень много. Конечно, те, кто много лет работал в Верховном Суде, не хочет идти на конкурс, они испытывают обычный человеческий дискомфорт.

Мы знаем, и это далеко не всегда скрывается, что некоторые бизнес-группы считают определенных судей своей собственностью. И они, конечно же, волнуются, что с ними будет дальше. В судах работает большое количество судей, которых устраивает существующая судебная система. Но мы видим, что многие из тех, кто сегодня участвует в конкурсе, никогда раньше не смогли бы даже надеяться попасть в Верховный Суд. Есть большое количество политиков, которые благосклонно относятся к конкурсу, но есть большое количество политиков, которые не будут рады его успешному завершению и созданию нового Верховного Суда. Кроме того, есть просто люди, которые по своей физиологической природе являются "троллями". Троллям никогда и ничего не нравится, но к этому нужно относиться нормально. Это как дождь - мы не можем на него повлиять и будем делать свою работу, не обращая на него внимания.

Но по мере приближения конкурса к финишу ситуация вокруг него радикализируется. Информационные атаки учащаются с разных сторон. Заявления становятся более резкими. Нам часто намекают на некие последствия. Среди знакомых нам участников некоторых митингов возле комиссии появились откровенные провокаторы, которых раньше не было. В одном из митингов принимали участие люди в балаклавах. Средства давления могут быть разными, как это наблюдается при других событиях, происходящих в стране. Все это не может не беспокоить персонал комиссии и членов ВККС, среди которых есть пожилые люди. Мы продолжаем мониторить ситуацию и публично реагировать. С другой стороны, как вы правильно сказали, юридическая общественность, включая международных наблюдателей, пристально следит за происходящим, признает высокую прозрачность конкурса и позитивно оценивает нашу работу.

Вопрос: То есть, пока каких-то ситуаций, которые могли бы приостановить проведение конкурса и работу ВККСУ, нет?

Ответ: Мы не видим таких ситуаций, хотя каждый день мы находим какие-то новые проблемы и решаем их. Несколько судей Верховного Суда обратились в Конституционный суд с представлением о неконституционности процедуры конкурса. Пока, правда, Конституционный суд ничего не решил. Сейчас ряд участников, которые не прошли на какой-то следующий этап, подали на нас в суд. Но конкурс продолжается.

Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, заявления относительно высоких оценок, которые получают так называемые "люди Кивалова", и заниженных оценок для так называемых "оппонентов Кивалова".

Ответ: Первые слухи о конкурсе появились за пять месяцев до конкурса. Самый первый слух был о том, что некто Козьяков идет на конкурс, чтобы возглавить новый Верховный Суд. Ко мне, например, эта информация пришла из Канады. Я был вынужден опровергать, так как у меня совершенно другие планы в жизни.

Подобных слухов было достаточно много. Количество центров по созданию подобных слухов в последние недели увеличивается. Мы четко понимаем, что конкурс затрагивает интересы огромного круга и огромного количества влиятельных персон как в судебной системе, так и около нее, поэтому провести конкурс так, чтобы всем все понравилось, невозможно. Более того, как таковых конкурсов на любую должность судьи не было – люди из одного суда в другой переводились на основании некоей "справки о наличии вакантной должности". И никто, кроме нескольких человек, не знал, почему какой-то судья из райсуда на периферии переводится в один из центральных судов в Киеве. Само по себе объявление конкурса в высшую судебную инстанцию является абсолютной революцией сверху, даже если в этом конкурсе есть ошибки.

Еще один аспект: в Украине проходит конкурс в Верховный Суд, и проходят конкурсы в другие государственные органы. Мы видим, что к нашему конкурсу приковано огромное внимание прессы, общественности, тех, кто работает в суде, юристов вообще. Другого конкурса, к которому было бы приковано столь пристальное внимание, наверно, нет. Например, в настоящее время проходит конкурс в Государственное бюро расследований, и количество новостей, комментариев по этому конкурсу в десятки раз меньше.

Кроме того, в проведении конкурса в Верховный Суд участвует Общественный совет добропорядочности. Этот совет является особым органом в системе судоустройства, он предусмотрен законом Украины "О судоустройстве и статусе судей". Аналогичного органа нет нигде. В органах исполнительной власти есть так называемые Общественные советы, но у них другие - мизерные полномочия, а ОСД имеет право на вето наших решений.Вопрос: Так все-таки, что скажете по поводу оценок?

Ответ: Пишут, что один из членов ВККСУ является кумом Сергея Кивалова. Возможно. При этом подчеркиваю, что С.Кивалов не имеет возможности влиять на состав комиссии. Это касается в том числе, возможности влиять на членов коллегии, которая проверяла работы кандидатов на должность судьи Кассационного административного суда в составе нового Верховного суда.

Работа ВККСУ построена таким образом, что члены комиссии не знают, чьи работы они проверяют. У нас был код работы, установленный во время выполнения задания, а потом был закодирован сам код. Фактически был код кода. Только после того, как члены комиссии выставили оценки закодированным работам, я подписываю распоряжение о персонификации кодировки. Есть вещи, о которых нужно подозревать, а есть вещи, о которых я как председатель комиссии или другие члены ВККСУ точно знаем, было это или не было. В данном случае влиять на оценки людям, которые не работают в коллегии даже через своих знакомых, невозможно. В целом, в ходе конкурса оказалось, что многие результаты были неожиданными для целого ряда влиятельных фигур судебной системы.

Вопрос: Почему это было неожиданно?

Ответ: Потому, что ряд серьезных людей не набрали даже минимального проходного балла. Потому что повлиять на результаты конкурса не получается!

Конечно, нужно учитывать, что кандидаты писали свои работы в ситуации жесткого стресса, за пять часов нужно было ознакомиться с делом на 50-70 страниц и написать решение, часто не по своей специализации. Это непросто.

Я бы предложил не демонизировать Сергея Кивалова. Нужно постараться понять, откуда исходит информация о том, что конкурс проводится неправильно.

Мы видим, что сейчас информационная волна поднялась из-за того, что своим результатом оказался недоволен политик, который принимал участие в конкурсе, и он сразу заявил о том, что в ВККСУ работает "кум Кивалова". Но этот человек работает членом ВККСУ 2,5 года, и все это время никто из нас "кумовства" не ощущал и не мог его ни в чем заподозрить. Механизмы принятия решения в ВККСУ таковы, что они не завязаны на одном человеке, всегда видно, как и кто общается, говорит, голосует. Может оказаться забавным, если окажется, что самую высокую оценку за конкурсную работу политику поставил именно тот член ВККСУ, которого обвиняют в связях с С.Киваловым.

Вопрос: Вы говорили о нескольких волнах обвинений ВККСУ. В чем еще вас обвиняли?

Ответ: Например, в начале конкурса говорили, что мы специально не допускаем к конкурсу адвокатов и ученных. По итогам того этапа, который называется допуск, мы внесли предложение принять поправки к закону о судоустройстве и статусе судей, чтобы устранить определенные дискриминационные нормы по отношению к некоторым кандидатам, это была наша инициатива. Хочу напомнить, что с начала конкурса и по сегодняшний день количество не-судей остается прежним - около 30 процентов. В Верховном Суде Португалии, например, не-судей - 10%.

Вопрос: Очень много обвинений в адрес ВККСУ возникает из-за информации, которую "раскопал" ОСД. Может ли ВККСУ эффективно работать в ситуации противостояния, которое иногда возникает у комиссии с ОСД?

Ответ: Создание ОСД - это вопрос политических компромиссов, связанных с судебной реформой. Я могу сказать, что сейчас нельзя судить о результатах нашего сотрудничества – положительных, отрицательных или нейтральных. ОСД начал работать как раз в конкурсе в Верховный Суд, хотя и был создан не только для этого. Могу сказать, что некоторые реакции ОСД на нашу работу вызывают у нас удивление, но мы стараемся очень сдержанно реагировать. Наша задача создавать новый Верховный Суд, а не заниматься разборками. Мы предполагали, что будет большая критика, но это жизнь, у каждого своя миссия: кто-то руководит акциями протеста, а мы создаем новый Верховный Суд. Я поэтому не вижу сильной драмы в связи с некоторыми заявлениями ОСД, ведь я знаю, что члены совета сейчас завершают подготовку важных документов, предусмотренных законом, которые мы будем использовать в нашей работе. Например, в последние несколько дней мы координируем с ОСД разработку графиков заседаний, на которых будут рассматриваться и наши, и их материалы. Они к нам обращаются с некоторыми организационными просьбами, мы их рассматриваем и идем им навстречу.

Скажем так: если в нашей совместной работе в ближайшие несколько недель не будет надуманной эмоциональной составляющей, я думаю, что нам удастся принять адекватные решения, необходимые для создания нового Верховного Суда.

Вопрос: То есть нельзя сказать, что стоит ожидать какого-то конфликта между ВККСУ и ОСД, и что это поставит под вопрос итоги конкурса.

Ответ: Мы готовы к любому развитию событий, ведь сотрудничество ВККСУ и ОСД – это новая конфигурация в принятии государственных решений. Подчеркиваю - к любому.

Нам, на самом деле, пытаются навязать конфликты в других плоскостях. Буду откровенен, мы испытываем давление и вмешательство в нашу работу со стороны некоторых общественных организаций. Представители некоторых из них ни разу не попытались содержательно пообщаться с нами по нашим процедурам. А ведь возможности у них были с самого начала, даже на этапе разработки нормативных актов еще осенью прошлого года.

Вопрос: Можно ли избежать субъективизма на этапах конкурса, когда оцениваются психологические и морально-этические качества кандидатов?

Ответ: Субъективизма с чьей стороны? Комиссия не имеет никакого отношения к разработке, организации, проведению тестирования и собеседований с психологами. Этим занимается международная организация, согласно мировым стандартам и методикам. Все, что мы получим – заключение о результатах. Более того, эти тесты не только признаны во всем в мире, но в некоторых странах, например, США их результаты являются доказательствами в судах. Поэтому мы, наконец, внедряем мировой опыт.

А по поводу субъективизма расскажу следующее: в 2016 году проводили мы квалификационное оценивание 351 судьи из апелляционной инстанции, которые претендовали на бессрочные избрания. Тогда все увидели, что мы такую оценку проводим справедливо, подготовлено методологически и прозрачно. Несмотря на это все равно было несколько исков против нас от тех, кто был недоволен решениями.

Вопрос: Чем эти иски закончились?

Ответ: Они закончились решениями в нашу пользу. На конкурсе в Верховный Суд мы ожидаем такую же историю. Хочу подчеркнуть, что сейчас количество претензий со стороны недовольных и исков в Высший административный суд просто мизерное, если вспомнить, какое количество процедур и для какого количества кандидатов мы уже провели.

Наши решения по каждому конкретному кандидату могут понравиться обществу, а могут не понравиться. Но наше решение не окончательное, после завершения конкурса мы передаем материалы в Высший совет правосудия – это конституционный орган, который может исправить наше решение и не согласиться с нами. Именно он принимает окончательное решение.

Вопрос: Как вы оцениваете уровень подготовки кандидатов?

Ответ: Я думаю, что окончательное мнение об уровне кандидатов мы сможем составить в процессе собеседования, когда у нас будут не только результаты тестов, практического задания и психологического тестирования, но и результаты изучения досье кандидата. На каждого кандидата будет огромное количество материалов. Вот тогда мы сможем увидеть и профессиональный уровень кандидата, и материалы, касающиеся его добропорядочности и этики. Я хочу напомнить, что у нас три критерия оценивания – профессионализм, добропорядочность и этика.

Возможно, если бы среди кандидатов было больше адвокатов из первого эшелона, из больших юридических фирм, уровень кандидатов был бы выше. Но, к сожалению, из таких фирм, где есть большое количество судебных адвокатов, на конкурс пришли буквально несколько человек. В то же время, среди участников есть адвокаты, которые работали в менее известных фирмах или так называемые "одиночки". Мы бы также хотели увидеть среди кандидатов больше докторов юридических наук и профессуры университетов. Но, к сожалению, достаточно большое количество таких людей были отсеяны еще на стадии допуска к конкурсу.

Вопрос: Почему?

Ответ: Потому что на стадии допуска мы проверяли два факта. Первый – подал ли кандидат все необходимые документы, которые требуются по конкурсу. Были блестящие кандидаты, которые не подали документы. И мы их не смогли допустить к конкурсу.

Я бы настаивал, чтобы они к нам пришли в следующем туре, чтобы пополнить ряды судей Верховного Суда. После нынешнего конкурса остается еще 80 вакансий. Надеюсь, их заполнят те люди, которые по техническим причинам не смогли принять участие в первом туре.

Вопрос: Но это на будущий конкурс. А расскажите, в чем будет заключаться собеседование как завершающий этап текущего конкурса.

Ответ: Все кандидаты, которые набрали суммарный минимальный проходной балл по итогам анонимного письменного тестирования и практического задания как составляющих первой части квалификационного оценивания, допущены ко второй его части. И мы их всех ждем. Она называется собеседование по результатам исследования досье кандидата и стартует 21 апреля.

Таких кандидатов всего 382, а досье каждого из них размещено на сайте ВККС для всеобщего изучения. Таким образом, каждый человек мог изучить досье и прислать имеющуюся информацию о любом кандидате нам либо в ОСД. На этом этапе мы уже определили несколько дат для собеседования кандидатов до конца апреля, в свою очередь ОСД к этим датам (за семь дней до собеседований разных групп) утвердил на своих заседаниях негативные выводы о некоторых кандидатах. Это очень важный этап, потому что именно во время него мы будем задавать кандидатам, порой, очень неудобные вопросы. А, поверьте, там есть о чем спрашивать. Общественность присоединится благодаря предоставленным или непредоставленным выводам (что тоже показательно). Замечу, что кандидаты имели возможность ознакомиться со своим досье, изучить материалы НАБУ, чтобы подготовиться к возможным вопросам. Мы продолжаем делать прорыв в публичности подобных конкурсов. Поэтому все собеседования также будут транслироваться в режиме реального времени на нашем канале Youtube. Кроме того мы приглашаем, как и на предыдущих этапах, представителей СМИ, которые смогут следить из специального помещения за ходом собеседований. Собеседование проводят члены ВККС, которые разделены по коллегиям согласно специализаций судов. Составы их отличаются от тех, которые были на предыдущем этапе. Проходить оно будет так: член комиссии делает доклад по кандидату, мы задаем вопросы, согласно досье, соблюдая принцип неразглашения персональных данных. При проведении собеседования кроме кандидата присутствует представитель ОСД, который зачитывает свой негативный вывод, если таковой имеется. Кандидат может дать по нему пояснения. В свою очередь члены коллегии ВККС могут с ним согласиться — в этом случае кандидат получает ноль баллов за добропорядочность. Коллегия также может сделать перерыв в рассмотрении вопроса по данному кандидату, если имеет сомнения в предоставленной в выводе информации, и назначить дополнительное заседание в рамках специально отведенных дат после проведения собеседований со всеми кандидатами. В этом случае собирается полный состав Комиссии. После этого путем голосования в совещательной комнате члены ВККС принимают окончательное решение об утверждении или отклонении негативного вывода ОСД по каждому конкретному кандидату. Преодолеть выводы ОСД по критерию "добропорядочность" и "этика" мы можем только, если за это проголосуют 11 членов ВККС из 16, а по факту из 15 в силу больничного одного из членов комиссии. Баллы на этом этапе будут выставляться каждым членом коллегии по показателям "компетентность", "профессиональная этика" и "добропорядочность", что определено законом как максимум 500, 250 и 250 баллов соответственно. Часть баллов по этим показателям кандидаты уже набрали во время экзамена и тестирования морально-психологических качеств.

Баллы за собеседования будут выставлены членами ВККС всем кандидатам по завершении всеми из них этого этапа. Общий рейтинг кандидатов мы утвердим сразу после окончания всех процедур этапа собеседования.

Вопрос: Какой основной вывод из того, что сейчас происходит в процессе конкурса и вокруг конкурса, могли бы вы лично для себя сделать? У вас есть убеждение, что вы все делаете правильно?

Ответ: Да, мы все делаем правильно, но не все получается хорошо. Подчеркну: за нас это никто не сделает. Хочу напомнить, что три года назад народ и политики хотели уволить всех судей одновременно, но это привело бы к коллапсу судебной системы. Сейчас в судебной системе происходит революция сверху – мы создаем новый Верховный Суд, который будет действовать по новым правилам. Надеюсь, что к моменту окончания его формирования Парламент примет новые процессуальные кодексы, на основании которых новый Верховный Суд начнет работать.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148139 Сергей Козьяков


Украина > Транспорт. Финансы, банки > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148062 Юрий Гришан

Президент МТСБУ: управление Моторным бюро должно базироваться на принципе прямой демократии

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" президента Моторного (транспортного) страхового бюро Украины Юрия Гришана

Вопрос: В своем выступлении на общем собрании членов Моторного (транспортного) страхового бюро Украины вы высказались за необходимость реформирования его управления, чем вызвано такое предложение?

Ответ: Накопившимся опытом, наличием полного объема информации, знанием ситуации, умением прогнозировать. Президентом Моторного бюро я стал в переломный для него момент: переход от тоталитарного управления к демократии. Когда страховые компании сами стали управлять своими деньгами, своим бизнесом, контролировать сотрудников, нанятых для его осуществления и т.д. Несмотря на то, что Бюро на тот момент уже исполнилось 20 лет, нам пришлось пересмотреть всю его структуру, внести серьезные изменения в работу. Основным двигателем обновления стал президиум бюро, а именно семь директоров страховых компаний, которые на общественных началах посвящали достаточно много своего ценного рабочего времени построению новой системы управления и развития рынка обязательного страхования автогражданской ответственности.

Хочу сказать, что больше 50% этого пути пройдено. В продуктивном диалоге с руководством комитета Верховной Рады по финансовой и банковской деятельности, Нацкомфинуслуг прошли политические консультации относительно самого болезненного вопроса: что такое Моторное бюро, как оно управляется, кем оно управляется, какая система сдержек и противовесов будет тут выстроена. В результате неоднократных консультаций мы смогли выписать систему управления МТСБУ, включая координационный совет. В этом году нужно продолжить работу и провести профильный законопроект через комитет для внесения его в зал. За это же время выстроены плодотворные отношения с Нацкофинуслуг, выполняющей функции координационного совета МТСБУ.

Вопрос: По вашему мнению, какое самое слабое место в работе Моторного бюро и что необходимо менять в первую очередь?

Ответ: Это подвешенное состояние руководства Бюро. В любой момент могут снять должностное лицо - генерального директора или президента. Ведь все же люди, не важно, где они сидят: в координационном совете или президиуме. На самом деле, все эти вопросы в европейской практике довольно просто решаются. Кто проходил курсы теории государства и права, конституционного права хорошо знает, что система сдержек и противовесов легко устраняет такие проблемы.

Для продуктивной работы Моторного бюро необходимо законодательно закрепить нормы, когда генеральный директор и президент избираются общим собранием в режиме тайного голосования. Для того, чтобы обеспечить большую независимость этих лиц, а также исключить возможность мести компаниям-членам МТСБУ.

Координационный совет должен быть органом общественного контроля, в том числе, по кадровой политике, президиум же в большей части должен стать наблюдательным и контролирующим органом. Кроме того, часть функций должны быть делегированы им исполнительному органу с ежеквартальным заслушиванием отчетности, а сам президиум должен больше сосредоточиться на стратегических и контрольных функциях.

Только за год, с апреля 2016 года по апрель 2017 года, президиум принял около 300 решений. Вы видели когда-нибудь, чтобы наблюдательные органы принимали такое количество решений?

Т.е. первое навести порядок в управлении бюро, чтобы каждое из его подразделений выполняло определенные ему функции и имело гарантии стабильной работы.

В мире давно придуман управленческий аудит, который делается специальными компаниями – я на себе проходил это. По его результатам мы видим не юридическую оргструктуру, а реальную структуру управления компанией. Открываем глаза и понимаем, что она совершенно не похожа на юридическую и живет своей жизнью. И ценные конечные продукты у подразделения могут отсутствовать или просто они не эффективны. И количество персонала для получения этого конечного продукта в три раза больше, чем необходимо.

Работу по реформированию мы начали в 2014 году, но к сожалению ее не завершили.

Вопрос: Кроме решения вопроса о руководстве Бюро, что еще необходимо изменить?

Ответ: Еще одна большая проблема МТСБУ – это наработанная дирекцией и президиумом сложная регуляторная база. Кто профессионально интересовался мировой практикой управления, тот знает, что существует три основные составляющие, которые характеризуют любую систему: надежность, устойчивость и робастность. Когда перед общим собранием бюро я встречался с представителями ряда компаний, то наслушался их мнений о трехэтажных формулах: расчета показателей оценок деятельности страховщиков, расчета дополнительного гарантированного взноса в Фонд защиты потерпевших, так называемого "связывания денежных средств". Я три года наблюдал, как некоторые члены президиума, которые только к концу срока работы в президиуме начинают разбираться в этих расчетах, и соответственно продуктивно работать в составе президиума тут же переизбираются, и история снова повторяется. В лучшем случае если их вновь избирают на второй строк. При такой регуляторной базе, с такими формулами всегда будет соблазн использовать ее так, как хочется и второе – это всегда будут ошибки с точки зрения тех, кого регулируют. Много ошибок потом исправляется и не обнародуется. Буквально два заседания назад мы впервые принимали индивидуальное решение по хорошей компании, с небольшим портфелем в связи с тем, что у нее была одна жалоба и возникли проблемы с получением полисов.

Принятие индивидуальных решений свидетельствует о том, что система является ненадежной и неустойчивой. Такая система должна быть сломана и построена новая.

Отдельного внимания заслуживают и вопросы, которые в силах навсегда решить президиум и президент МТСБУ, в частности, попирание отдельными членами президиума регламента его заседаний, который был утвержден в сентябре 2014 года.

Согласно ему, рассмотрение на заседании президиума вопроса без его предварительного изучения и принятия решения соответствующим совещательным органом МТСБУ, возможно только в случае невыполнения или несвоевременного выполнения им такового поручения. Обязательному рассмотрению совещательным органом подлежат вопросы инвестиционной деятельности и оценки деятельности страховщиков. В соответствии с регламентом, материалы, согласно повестки дня, заседания президиума направляются всем его членам, дирекции и совещательным органам не позднее, чем за три дня до даты проведения заседания.

Однако, по непонятным причинам некоторые вопросы, например, такие как внесение изменений в устав Моторного бюро, были вынесены на президиум в день проведения голосования без рассмотрения и выводов правового комитета, как совещательного органа, а также в нарушение регламента. Такие действия являются не только нарушением прав членов президиума и элементарных этических норм, но и приводят к принятию неверных и ошибочных решений, поскольку вынуждают членов президиума на ходу изучать вопросы, которые требуют детального и профессионального подхода. Либо по этой же причине не принимаются важные для страхового рынка решения. Не является случайным и то, что общее собрание членов МТСБУ 12 апреля не проголосовало за одно из изменений в устав МТСБУ.

Я понимаю и поддерживаю членов президиума, которые поставлены в такие условия и которые неоднократно заявляли о необходимости строго придерживаться регламента. Такие действия носят все признаки времен тоталитарного режима. Ранее предыдущим координационным советом с такими же нарушениями ставились и вопросы об отзыве генерального директора и президента МТСБУ.

Вопрос: Как вы считаете, на каких принципах должна основываться работа Моторного бюро Украины?

Ответ: Первое – принцип прямой демократии, то к чему мы еще не дошли. Этот вопрос уже перезрел. Даже, если Верховная Рада в первой половине этого года не рассмотрит профильный закон, мы вполне можем принять решения изменив устав Моторного бюро, а не заниматься лоскутковыми изменениями, например избрание президента и так далее.

Что такое прямая демократия? - Это когда все важные вопросы должны решаться общим собранием членов Бюро. В том числе и выбор генерального директора, президента. При этом голосование обязательно должно быть закрытым, это касается и членов президиума.

Если мы примем это решение, его можно внести в ближайшее время в принятую в 2014 году декларацию о принципах корпоративного управления МТСБУ. Я думаю, мы сделаем очень серьезный шаг с точки управления Моторным бюро и прозрачности рынка.

Второе – все основные принципиальные вопросы бизнеса тоже должны решаться собранием членов Бюро. У нас есть ассоциации. Мы научились говорить, мы учимся дальше слушать друг друга и, если мы об этом договоримся и такие решения примем, то, безусловно, дальше станет намного легче, возникнет система сдержек и предложений. Генеральный директор станет независимым и не будет оглядываться и каждый месяц отслеживать и считать, а не стало ли четыре голоса, чтобы его снять потому что он сделал какое-то непопулярное решение или президент сказал что-то не то, что не понравилось на заседании президиума. Я наблюдал это три года. Сначала мы пошли очень хорошо, мы создали хорошую регуляторную базу, мы действительно сделали серьезный прорыв, но дальше, по одному из законов диалектики, то, что накоплено, должно перейти сегодня в серьезные изменения в структуре и качестве. Дело за нами.

Украина > Транспорт. Финансы, банки > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148062 Юрий Гришан


Украина. Швеция > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 12 апреля 2017 > № 2144777 Эндрю Шомахия

Гендиректор Ericsson Украина Эндрю Шомахия: Киевляне могут получить связь 4G уже в середине 2018 года

Эксклюзивное интервью генерального директора Ericsson Украина Эндрю Шомахии агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как получилось, что вы получили работу в Киеве?

Ответ: До этой позиции я три года работал в штаб-квартире Ericsson в Швеции, возглавляя глобальное отделение технической поддержки клиентов во всем мире. Мой контракт подходил к концу, и я собирался возвращаться в Америку. Но как раз в это время Питер Лорин - бывший глава региона Северная Европа и Центральная Азия, сообщил мне об освобождающейся в Украине позиции. У меня очень теплое отношение к постсоветскому пространству, ведь я сам родом из Грузии, и живя 25 лет в США, продолжаю поддерживать тесные отношения с людьми из этого региона. Поэтому я согласился.

Вопрос: Каковы ваши первые впечатления об Украине?

Ответ: Удивительно, но я никогда раньше не был в этой стране! Первые впечатления от Украины были очень приятными. Пока за пределы Киева я не выезжал, но здесь мне нравится. Побывав во многих странах мира и большинстве столиц Европы, Азии и Америки, я могу сказать, что Киев им ничем не уступает. Очень красивый город.

Вопрос: Какие вызовы сейчас стоят перед Вами?

Ответ: Я бы хотел продолжить политику предыдущего генерального директора, который очень активно работал над выстраиванием взаимовыгодных отношений с клиентами. Мне хочется, конечно, что-то исправить, дополнить и улучшить, но в принципе, в этом направлении уже была проведена достаточно хорошая работа.

Вопрос: Какие вещи Вы хотели бы исправить?

Ответ: Я заметил, что наши клиенты-операторы очень сфокусированы на закупках, поэтому фактически мы соревнуемся только в плоскости цен. Однако такой подход справедлив только для базовых услуг. Если мы говорим о стандартных решениях, скорее всего, мы тоже можем подогнать цену под нужный клиенту уровень, но Ericsson может предложить намного больше, чем просто базовые услуги. Благодаря комплексному подходу мы можем экономить операционные затраты наших клиентов. Например, у нас есть решение Accelerated Network Build для ускоренного разворачивания мобильной сети. Таким образом, мы можем запускать в работу базовые станции, скажем, в течение 15-20 дней, когда обычно это занимает, примерно, 50 дней. Для нашего клиента очень выгодно сокращать время разворачивания сети, ведь это позволяет раньше начать предоставлять услуги абонентам и возвращать инвестиции. Я бы хотел сместить акцент в наших диалогах с клиентами, чтобы они понимали, что наше сотрудничество может быть намного более глубоким.

В этом году в рамках Всемирного мобильного конгресса в Барселоне мы встречались с представителями украинских мобильных операторов. И могу сказать, что я вижу позитивный тренд. Разговоры уже другие. Компании уже больше внимания уделяют своему развитию. Мы многому учимся на других рынках, например, в той же Америке, где Ericsson имеет долю рынка около 60%. Мы там научились очень многим вещам, и я бы очень хотел, чтобы их можно было внедрить в Украине. Мы можем работать более быстро и качественно.

Вопрос: Будут ли это настолько востребовано в Украине? Ведь в данный момент в Украине вопрос цены является одним из самых важных.

Ответ: Это зависит от того, как смотреть на вещи. Например, на рынке есть условное решение за $10 тыс., а мы предлагаем его за $12 тыс. На первый взгляд, это кажется невыгодным, по крайней мере, с точки зрения закупок. Именно поэтому я пытаюсь общаться с клиентами на уровне топ-менеджмента, который имеет более широкий взгляд на бизнес своей компании. Я хочу, чтобы они понимали, что, приняв решение о покупке немного более дорогого продукта, они получат возможность экономить свой операционный фонд. Это одна из ключевых задач для меня. В Украине очень жесткая конкуренция между мобильными операторами. Проникновение мобильной связи на этом рынке достигает 150%, то есть в среднем на каждого абонента в Украине приходится 1,5 сим-карты. Поэтому компании не могут позволить себе развиваться настолько быстро, насколько могли бы в других рыночных условиях. У них самих нет для необходимой прибыли для инвестиций в активное развитие.

Вопрос: Проблема небольшого ARPU (средний доход с одного абонента – ИФ)?

Ответ: Да, и мне кажется, что это проблема не только мобильных операторов, но и в принципе любой компании в Украине. Рано или поздно это, конечно же, урегулируется. Я очень надеюсь - и не только надеюсь, но и буду работать над тем, чтобы Украина экономически поднялась, а вместе с этим вырос бы и ARPU. Рабочая сила в Украине достаточно дешевая, а образование, особенно техническое, на очень высоком уровне. Поэтому компаниям выгодно наращивать штат в этой стране, чтобы сократить свои глобальные затраты. Например, в прошлом году мы завершили приобретение львовского подразделения польской компании Ericpol, в котором сейчас работают около 160 высококвалифицированных разработчиков. То же самое будут делать и другие компании. Я думаю, что это является существенным фактором для привлечения иностранных инвестиций. Уже сейчас я вижу позитивные сдвиги в этом направлении, и они усилятся, как только появится больше стабильности.

Вопрос: Если Ericsson это понимает, будет ли ваша компания расширяться в Украине?

Ответ: Пока я не могу сделать никаких конкретных заявлений. Эти решения принимаются на высоком уровне

Вопрос: Что лично Вы можете сделать, чтобы убедить высшее руководство инвестировать в Украину?

Ответ: Все решения подобного рода должны быть оправданы с точки зрения бизнеса. Поэтому лучшее, что я могу сделать со своей стороны, - это поднять прибыльность нашего бизнеса здесь. Когда мы продаем больше в каком-то конкретном регионе, руководство больше слышит нас и наш голос имеет большее влияние.

Вопрос: Вы уже вели переговоры с CEO украинских компаний?

Ответ: Мы уже общались с Бураком Эрсоем (CEO lifecell – ИФ), и мне кажется, что в lifecell меня слышат. Я не знаю, какие решения они будут принимать в дальнейшем, но у нас с ними очень близкая кооперация, и не только с точки зрению купли-продажи. Мы стараемся помогать им во многих аспектах. Для меня важно, чтобы наш клиент был успешным, ведь это позитивно отражается на всем рынке с точки зрения поддержания здоровой конкуренции. Чем больше конкуренции среди операторов, тем лучше конечным пользователям. Например, lifecell на данный момент является мобильным оператором с самым быстрым 3G.

Вопрос: Вы имеете ввиду 3G+? Он наиболее быстрый среди других операторов?

Ответ: С моей точки зрения, да. Даже по официальным данным.

Вопрос: Однако конкуренты lifecell отрицают это. А в прошлом году Антипонопольный комитет Украины начал расследование фактов возможной недобросовестной конкуренции со стороны lifecell относительно позиционирования их 3G как самого быстрого.

Ответ: Оборудование и технологии, которое использует lifecell, действительно позволяет им достигать максимальных пиковых скоростей. Мы измеряли, и не только мы. Измерения делали и независимые организации. Например, популярный сервис Speedtest от компании Ookla в конце 2016 года опубликовал ежегодный рейтинг скоростей мобильного интернета в Украине, по данным которого мобильный интернет от lifecell был признан наиболее быстрым в Украине.

Вопрос: Вы сейчас с lifecell наиболее плотно сотрудничаете?

Ответ: В настоящее время да. Но это не говорит о том, что мы сотрудничаем только с ними. У нас есть проект Digital Stack с Veon (Vimplecom) на создание единой ИТ-инфраструктуры компании в 11 странах, включая Украину. Это огромный и сложный проект, рассчитанный, минимум, на семь лет. Его стоимость во всех странах составляет около $1 млрд.

Вопрос: А с "Vodafone-Украина" вы работаете?

Ответ: В той или иной мере мы работаем со всеми мобильными операторами. С "Vodafone-Украина" у нас есть небольшие сервисные контракты, но мы не поставляем им оборудование.

Вопрос: С какими операторами фиксированной связи вы работаете?

Ответ: Среди наших клиентов - Vega Telecom Group, с которой мы работаем очень тесно. В прошлом году мы подписали с ними контракт на модернизацию сети с помощью наших транспортных решений. Проект рассчитан на два года и повысит надежность и скорость передачи данных в сетях нашего клиента.

Вопрос: Готов ли украинский рынок к внедрению 4G. Достаточна ли смартфонизация населения?

Ответ: По последним данным уровень проникновения смартфонов в Украине около 40%. Это не очень высокий показатель, но "смартфонизация" населения напрямую связана с доступными технологиями. Например, после запуска 3G наблюдался активный рост проникновения смартфонов. Конечно, для запуска технологии следующего поколения необходимо иметь достаточное количество ранних адаптеров – наиболее продвинутых пользователей, которые смогут начать использовать новый стандарт коммуникаций непосредственно после его запуска. По разным оценкам, можно ожидать, что к моменту проведения LTE-тендера, количество устройств, поддерживающих 4G достигнет 20%. Этого вполне достаточно для начала. Я думаю, что после внедрения 4G проникновение смартфонов увеличится, ведь, кроме более высокой скорости, появится много полезных сервисов и приложений. Спрос на телеком-услуги в Украине растет не менее быстро, чем в более развитых странах.

Вопрос: Какие приложения могут быть популярны в Украине?

Ответ: 4G даст возможность для развития приложений, которые было бы сложно реализовать в существующих 3G-сетях. С точки зрения пользователей, наверное, наиболее востребованными будут развлекательные применения: онлайн-игры, мобильные кинотеатры для просмотра потокового видео в высоком качестве, спортивные трансляции, и т.д. Лично я, часто смотрю видео в YouTube, и мне, привыкшему к скоростному мобильному интернету, немного не хватает скорости. Учитывая быстрорастущую популярность мобильного видео, нагрузка на сеть будет постоянно увеличиваться, а скорость 3G – снижаться, особенно в местах концентрации активных пользователей. Вот тут и понадобится 4G. Я вижу, что в Украине хорошо развиты публичные wi-fi сети, но в основном они достаточно медленные.

Важно понимать, что 4G – это не только более высокая скорость для абонентов, но еще и решения для индустрий и общества. На базе сетей LTE работают стандарты для IoT- устройств (Cat-M, NB IoT), что способствует массовому распространению "умных" проектов. Например, в Украине могут найти применение услуги удаленного мониторинга здоровья, сельского хозяйства, а также обеспечения общественной безопасности. Например, на базе LTE может быть организована оперативная передача данных с места происшествия в центры управления или реализовано видеонаблюдение в реальном времени. Думаю, что такие сервисы будут востребованы.

Вопрос: На рынке есть еще и такое мнение, что можно пропустить этап 4G и сразу в 2018-2019 году приступить к внедрению 5G. Насколько такой вариант возможен?

Ответ: Я не согласен с таким подходом. Для меня развитие сетей – это эволюционный процесс. Мы в Ericsson очень активно работаем над развитием стандарта 5G, как в техническом плане, так и в плане понимания его применений и бизнес-кейсов. Но, все же, 5G пока существует на уровне теории. В принципе, не только Украина, но и никто в мире еще не готов к полномасштабному разворачиванию этой технологии. Перед тем, как внедрять этот стандарт, нужно четко понимать, зачем будут нужны сети пятого поколения. Да, это быстрее. Но действительно ли нам нужно еще быстрее, чем 4G? В каких сферах и регионах сети нового поколения будут наиболее востребованы? Какие задачи будет решать эта сеть? Должна ли она быть всеобъемлющей или точечной? Например, мы можем использовать 5G в сельском хозяйстве, поставив комбайны на автопилот. Или запустить городские автобусы без водителей. Или мы можем удаленно управлять машинами в шахтах, не подвергая опасности шахтеров. Это разные кейсы, разные подходы к построению сети, разные инвестиции. Определение сфер применения 5G может занять достаточно длительное время, поэтому параллельно важно развивать существующие технологии, работать над базисом для пятого поколения. Продолжая сидеть на 3G, я не представляю, что мы сможем совершить скачок до 5G.

Вопрос: В декабре прошлого года был подписан меморандум о сотрудничестве по развитию мобильной связи пятого поколения (5G) в Украине между lifecell, Huawei и Ericsson. Над чем Вы сейчас работаете?

Ответ: Мы работаем как раз над тем, о чем я говорил выше, – над изучением возможных сфер применения этой технологии. Мы должны определить, что будет иметь смысл в нашей стране, расставить приоритеты. Я сейчас не могу сказать, как быстро этот процесс будет завершен.

Вопрос: Каждая из сторон работает сейчас отдельно?

Ответ: Естественно, мы взаимодействуем на эту тему с lifecell. Совместные активности с Huawei в рамках этого меморандума мы пока не рассматривали, они работают отдельно от нас.

Вопрос: Насколько реально будет для Украины стать площадкой для тестирования 5G одной из первых в мире?

Ответ: В Украине есть все, что нужно для создания тестовых площадок. Есть грамотные специалисты технических специальностей. Есть операторы, готовые этим заниматься. Поэтому глобально я не вижу препятствий. Мы работаем. Желание у нас есть. Если мы увидим, что работа в направлении 5G закончится для нас позитивным бизнес-кейсом, мы будем очень агрессивны в этом направлении.

Вопрос: Насколько быстро возможно внедрить 4G в Украине, учитывая, что проведение конкурса планируется осенью 2017 года.

Ответ: LTE – это проверенная и широко применяемая в мире технология, поэтому в Украине она может быть внедрена очень быстро. Думаю, что уже через полгода после завершения конкурса киевляне получат связь 4G.

Вопрос: 4G будет только в мегаполисах?

Ответ: Да, поскольку 4G – это в основном городские сервисы, обеспечивающие передачу больших объемов мобильных данных. А наибольшая концентрация трафика наблюдается именно в городах.

Вопрос: Насколько 4G будет дороже для украинских пользователей?

Ответ: Сложно сказать. По опыту других стран, более высокая скорость мобильного интернета сама по себе не обязательно предусматривает автоматическое повышение тарифов. Достаточно проблематично убедить пользователей платить больше исключительно за более высокую скорость. Операторам стоит думать над запуском дополнительных сервисов для абонентов, как это делали некоторые операторы в Америке. Вполне возможно, что при увеличении количества доступных услуг в тарифных планах, будет повышаться и их стоимость.

Вопрос: Как быть с тем, что операторы еще не "отбили" инвестиции в 3G?

Ответ: Наша компания всегда выступает за здоровую конкуренцию. Те операторы, которые смогут инвестировать в 4G и стать пионерами новой технологии, первыми получат выгоду от ее внедрения. Те, у кого нет ресурсов для инвестиций, не получат этого конкурентного преимущества. Я за то, чтобы рынок регулировал себя сам. Но безусловно, если операторы посчитают инвестирование в LTE неоправданным, их никто не заставит это сделать.

Вопрос: Увеличилась ли ваша доля рынка в Украине за последний год?

Ответ: За последний год наш бизнес сильно реструктуризировался, в некоторых направлениях объем бизнеса снизился, в то время как других, например, в направлении IT-решений, увеличился. Если говорить о нашем бизнесе в целом, то значительного роста за прошлый год не произошло.

Вопрос: Планирует ли компания какие-либо приобретения в ближайшее время?

Ответ: Пока таких планов нет.

Украина. Швеция > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 12 апреля 2017 > № 2144777 Эндрю Шомахия


Украина > Агропром. Финансы, банки > gazeta.ru, 9 апреля 2017 > № 2132785

Украина продаст землю за транш

Украина пообещала МВФ отменить мораторий на продажу земли

Антон Линник (Киев)

Украина должна открыть рынок продажи земли сельскохозяйственного назначения — это требование прописано в меморандуме с МВФ. Парламенту отвели два месяца на утверждение профильного законопроекта. С 1 января следующего года пройдут первые сделки, что, по мнению экспертов, позволит привлечь инвестиции. Но перечеркнуть все планы правительства может масштабное противостояние украинцев, которые категорически против продажи национального достояния.

Получать транши МВФ Украине все сложнее. В обновленной программе сотрудничества между Украиной и фондом прописано, что страна обязана открыть рынок продажи земли сельскохозяйственного назначения. Причем сделать первые шаги необходимо в короткие сроки. До конца мая Верховная рада должна утвердить законопроект о рынке земли.

От этого будет зависеть судьба пятого транша МВФ на сумму $1,9 млрд, который Украина ожидает получить в конце весны.

Законопроект позволит продавать и покупать землю только украинским гражданам, заявил премьер-министр Украины Владимир Гройсман. «Мы можем создать модель рынка земель, которая будет позволять только физическим лицам – украинцам между собой продавать землю, которая им принадлежит… Я не поддержу земельной реформы, которая может быть использована или крупными агрохолдингами, или условно иностранцами, которые могли бы приехать в Украину и скупать землю», — заявил премьер в эфире телеканала «112 Украина». До конца этого года на Украине действует мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения.

Лишний повод к протестам

На Украине насчитывается около 31 млн га сельскохозяйственных земель, из которых около 27 млн га регулярно обрабатываются. Но продавать государство собирается не все активы.

На торги планируется выставить около 10,5 млн га, которые находятся в государственной собственности.

Сейчас крупные агрохолдинги не могут купить наделы, а, как правило, арендуют их у селян. За свое имущество собственник участка получает немного — несколько тысяч гривен в год — и практически не занимается восстановлением угодий. Именно поэтому на Украину и не спешат крупные международные компании, поскольку никаких гарантий защиты своих инвестиций у них нет. Какие шансы, что завтра селяне не откажутся продлевать договоры аренды земли?

О необходимости сделать рынок открытым эксперты говорят уже несколько лет подряд, а в прошлом году в Верховной раде даже был зарегистрирован соответствующий законопроект. Но осенью прошлого года депутаты проголосовали за продление моратория на продажу земли еще на год. Документ подписал президент Петр Порошенко.

«Это было политическое решение, поскольку первые лица государства опасались масштабных акций протестов в центре Киева. На улицы выходили противники повышения тарифов на коммунальные услуги, вкладчики банка «Михайловский», и лишний повод был ни к чему», — объясняет источник «Газеты.Ru» в «Блоке Петра Порошенко».

Суета вокруг земли

Продажа земель сельскохозяйственного назначения может повысить темпы роста ВВП страны до 5% в год, а в ближайшие два-три года в Украину придет до $10 млрд, говорится в заявлении пресс-службы «Блока Петра Порошенко».

Для сравнения: в прошлом году инвесторы вложили около $4 млрд, из которых около $3 млрд принесли российские банки.

В этом году ВВП страны вырастет примерно на 2%, что примерно на 1 п.п. ниже прогнозируемого из-за начавшейся блокады самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР.

«Сейчас мы в таком положении, что даже $1 млрд кредита от МВФ заставляет суетиться Верховную раду, президента, кабинет министров. Это, конечно, унизительно. Но должны воспринять эту реальность и превратить проблему в возможность. Ожидаемые инвестиции в $10 млрд наконец заставят провести валютную либерализацию», — отметил народный депутат фракции «Блок Петра Порошенко» Алексей Мушак.

В России открытый рынок земли функционирует уже около 10 лет, и негативных последствий не зафиксировано, считает специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса. «Точно так же никуда не денется украинская земля. Да, это прекрасный инвестиционный ресурс. И под него в страну зайдут миллиарды долларов, которые помогут в том числе держать гривну. Приведут к тому, что можно будет побыстрее снять все валютные ограничения. Заработает банковская система», — подчеркивает эксперт.

Самая главная проблема при утверждении этого законопроекта — договориться с украинцами. Например, в феврале селяне под Киевом перекрыли проезд кортежу президента и сообщили о том, что выступают против открытого рынка земли. Вынесение этого вопроса на голосование может привести к масштабным акциям протеста.

МВФ лишь предлагает первым лицам государства проводить разъяснительную работу.

«В общественном сознании украинцев заложено вековое табу на отношение к земле как к товару. И 300 лет назад, и 500 крестьяне рассматривали землю как Богом данную. Данную всем в равном отношении. Ее можно охранять, обрабатывать, временно кому-то использовать, но никто не имел права рассматривать землю как частную собственность», — считает экономический эксперт Андрей Головачев.

Сможет ли украинское правительство изменить ситуацию, покажет время.

Украина > Агропром. Финансы, банки > gazeta.ru, 9 апреля 2017 > № 2132785


Украина. Турция > Транспорт > interfax.com.ua, 7 апреля 2017 > № 2144789 Овунч Хорасан

Исполнительный директор Атласджет Украина: Мы верим в Украину и готовы инвестировать $100 млн в развитие при наличии баз в Одессе и Киеве

Эксклюзивное интервью исполнительного директора авиакомпании Атласджет Украина (бренд Atlasglobal) Овунч Хорасан агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Расскажите, почему материнская компания в свое время приняла решение открыть компанию здесь?

Ответ: Когда в 2012 году компании "Донбассаэро" и "Аэросвит" прекратили работу, инвестор предположил, что в Украине будет спрос на авиаперевозки и решил открыть здесь авиакомпанию. В 2014-2016 году были непредусмотренные обстоятельства в Украине, что создало для нас сложности в работе, тем не менее, мы смогли устоять и с надеждой смотрим на 2017 год.

Как видим сейчас, наши предположения были верными, так как после событий 2014 года возрос спрос на услуги авиакомпаний.

Вопрос: Какой объем убытка понесла компания, находясь в судебных тяжбах, которые не позволяли ей работать?

Ответ: В любое время, когда мы не летаем, у нас есть убытки. Сейчас наши рейсы выполняются по расписанию, без отмен и задержек. Перед тем как начать работать в Украине мы рассчитывали на лучшие условия, не ожидали таких поворотов событий. Но так как судебные процессы длились долго, это сыграло против нас, и наши планы затянулись в исполнении. Если бы не наша материнская компания в Турции, мы бы не удержались на рынке Украины.

Вопрос: Есть ли сейчас судебные разбирательства, связанные с компанией, по каким вопросам?

Ответ: Есть. Связанные с предыдущим руководством.

Вопрос: По этой причине не так давно были проведены изменения в руководстве компании?

Ответ: На данный момент идет процесс судебного разбирательства, поэтому не могу дать детальную информацию, пока не приняты решения суда по ним. Скажу, что аудиторские компании сообщили нам, что в работе были обнаружены определенные нарушения и поэтому мы решили сменить руководство из-за потери доверия. Наши новые управленцы более мотивированы к работе.

Вопрос: Не было ли смены состава собственников компании?

Ответ: Нет, собственники остались те же.

Вопрос: Как вы сейчас оцениваете ситуацию на авиационном рынке Украины?

Ответ: Нужно смотреть более глобально. Сейчас страна продолжает восстанавливаться, двигаться вперед, я думаю, что это позитивно отразится на авиационном рынке Украины. На данный момент, очевидно, что много сегментов на авиационном рынке требуют развития, особенно, взлетно-посадочные полосы и инфраструктура аэропортов Мы работаем над тем, чтобы максимально, насколько это возможно, влиять на этот вопрос развития.

К примеру, цены на топливо и обслуживание в Украине существенно выше, чем в других странах. Тем не менее, на будущее у нас есть надежды, государство много прилагает усилий для развития отрасли.

Вопрос: Какие самые основные проблемы, мешающие развитию рынка, вы видите?

Ответ: Авиаотрасль требует очень качественного финансового управления. Я считаю, что надо пересмотреть финансовое регулирование, особенно по отношению к валюте.

Также необходимо приблизить правила гражданской авиации к правилам EASA, и самое основное, в отрасли должно быть справедливое отношение к каждой авиакомпании.

В 2004 году в Турции была похожая ситуация, и турецкая авиация приняла решение стать либеральной. За последние 10 лет мировой рынок авиаперевозок вырос на 2%, а турецкий - на 6%. Это связано с тем, что государство имеет справедливый подход в данной отрасли. Если в Украине будет такой же справедливый подход, не будет ничего, что мешало бы развитию авиации в стране.

Вопрос: Насколько сильно сковывает работу компании норма НБУ об обязательной продаже валютной выручки?

Ответ: Если взять планы работы на перспективу, когда мы будем летать в Европу, на Восток, то доход будем получать в долларах и евро, но по требованию НБУ 65% вынуждены будем переводить в гривню, между тем 85% расходов компании – в долларах. При каждом обороте средств, таким образом, мы будем нести убытки. Правда, сейчас уже заметна некая лояльность НБУ в этом вопросе.

Вопрос: Компания после судебных тяжб с Госавиаслужбой, МАУ, получила много назначений на регулярные рейсы, но летает только по нескольким из них. Почему?

Ответ: Мы никогда не думали, что не сможем получить такие направления как Одесса-Стамбул и Киев-Стамбул. Для нас эти назначения – главный приоритет сегодня, как и раньше. Получив разрешения на эти маршруты, мы смогли бы предложить украинским пассажирам более низкие цены на авиаперелеты и качественный сервис на наших рейсах из этих городов, базировали бы самолеты в Одессе и Киеве. Хотим летать прямыми рейсами из Украины в Европу, Азию, выполняли бы внутренние рейсы по стране.

Пока мы не получим положительного результата, мы летаем из Запорожья, Харькова и Львова в Стамбул для того, чтобы быть конкурентоспособными на рынке. Наши самолеты далее из Стамбула продолжают летать по другим направлениям маршрутной сети Atlasglobal, это улучшает нашу финансовую ситуацию.

Вопрос: То есть пока не получите Одессу и Киев о развитии говорить нечего. Проблема в ограничении частот межправительственным соглашением. Если будет договоренность о допчастотах, сможет ли "Атласджет" получить их на конкурсе, поскольку ряд компаний имеет больше шансов, в первую очередь – МАУ?

Ответ: Сейчас, по сегодняшним правилам, я не вижу перспектив, чтобы любая авиакомпания смогла получить первенство в получении этих направлений кроме МАУ. Большая рыба съедает мелкую. Но, если будут установлены равные правила для всех авиакомпаний, то не только мы, а любой другой перевозчик мог бы выйти на рынок и удержаться на нем.

В черновом варианте есть новые правила выдачи назначений, мы отправляем наши предложения, и мы основываемся только на справедливом принципе работы рынка. Мы готовы и очень хотим конкурировать на рынке Украины. Я считаю, что рейсы должны быть распределены между всеми желающими, даже существующие направления или частоты, не учитывая новых.

Вопрос: Хорошо, это касается стран, где есть ограничения по частотам и перевозчикам. Со многими странами, в частности европейскими, Украина либерализовала авиаперевозки. Почему не летаете в эти страны? Почему только Стамбул?

Ответ: Сейчас для нас эффективней связывать Стамбул с Киевом и Одессой и потом открывать новые направления из Украины, чтобы контролировать затраты. В Турции есть наша материнская компания Atlasglobal, которая проводит техническое обслуживание самолетов, у нас есть договоренность об обмене запчастями, обучаем пилотов в своей летной школе в Стамбуле, а в Украине мы ничего этого пока сделать не можем.

Вопрос: В общем, основная стратегия – подвоз пассажиров в Стамбул?

Ответ: Наша стратегия – иметь базу в Киеве и Одессе, чтобы иметь возможность перевозить украинских пассажиров в разные страны напрямую.

Вопрос: Допустим, вы вскоре получаете Киев. Не тяжело ли будет конкурировать с другими крупными перевозчиками?

Ответ: Если бы мы боялись конкуренции, мы бы не создавали компанию здесь. У нас есть опыт конкуренции с большими компаниями в Турции, и на существующих направлениях мы показываем конкурентоспособность. Если взять январь-февраль 2017 года, "Атласджет Украина" (TM Atlasglobal) перевезла вдвое больше пассажиров и получила вдвое больше дохода, чем за аналогичный период 2016 года. В прошлом году на регулярных и чартерных рейсах авиакомпания перевезла около 200 тыс. пассажиров и мы видим позитивную динамику. В этом году мы ожидаем увеличения пассажиропотока на существующих рейсах на 50%.

Вопрос: Даже если Украина подпишет соглашение о САП с ЕС, то на Стамбуле это не отразится…

Ответ: Нет, и я считаю, что Украине не стоит подписывать это соглашение. Если Украина хочет иметь свое авиа пространство, свой рынок, то должны быть некоторые ограничения. Страна должна поддерживать свой рынок и свои авиакомпании, которые платят налоги, аэропортовые сборы, сборы за аэронавигацию.

Именно по этой причине авиакомпании в Турции настолько выросли, думаю, что Украине нужно двигаться в этом направлении. Если иностранные авиакомпании будут без ограничений летать в Украину, будет тяжело конкурировать, и они будут сконцентрированы на том, чтобы заработать на государстве. Я, в принципе, считаю, что даже между Украиной и Турцией не должно быть полной либерализации.

Вопрос: Но ведь это сняло бы проблему по частотам для вас самих?

Ответ: Да, возможно. Но смогут ли другие украинские компании выстоять? У нас и сейчас на наших маршрутах есть хорошая конкуренция с другими авиаперевозчиками. Мы предлагаем пассажирам хорошее сочетание цены на авиабилеты, качества обслуживания. Если через пять лет украинская авиация снизит расходы и расширит инфраструктуру, тогда можно говорить об "открытом небе".

Я точно могу сказать одно, сейчас цена на топливо в Украине на 80% превышает цену на топливо в Турции, а расходы на топливо занимают 35% в общем объеме, и как в такой ситуации конкурировать с другими компаниями?

Вопрос: То есть, даже если открыть рынок Украина-Турция, этот сегмент станет работать хаотично?

Ответ: Нет, одни и те же игроки будут выполнять больше рейсов, будут снижать доходность, и, в итоге, многие просто уйдут с маршрута, а цены возрастут. Уже сейчас, к примеру, на одинаковых почти по расстоянию маршрутах Харьков-Стамбул и Киев-Стамбул, цена на одного пассажира из Киева вдвое выше.

Вопрос: Вы говорили о некоем плане развития, основанном на Киеве и Одессе. В чем его основной механизм?

Ответ: Да, у нас есть план, если мы получим Одессу и Киев, то в течение нескольких лет мы увеличим свой флот до 11 бортов (сейчас два – ИФ), преимущественно моделями самолетов Airbus A319, A320. По направлениям – в течение трех месяцев после получения указанных направлений начнем развивать маршрутную сеть. В первую очередь, это будут внутренние рейсы по Украине и международные рейсы в большие европейские города и Ближнего Востока. Количество маршрутов будет расти с количеством флота.

Вопрос: Какова чартерная программа на лето 2017 года?

Ответ: У нас есть уже договоренность о 10 рейсах в неделю Киев-Анталия-Киев, трех рейсов – Запорожье-Анталия-Запорожье. Продолжаем переговоры с туроператорами.

Вопрос: Кстати, раз есть чартерная программа, но нет регулярной из Киева, Одессы. Может, стоит пока выполнять больше чартеров, поскольку это прямой бизнес "оплата-полет"?

Ответ: Мы авиакомпания, которая выполняет регулярные рейсы, и мы хорошо разбираемся в этом. Мы целенаправленно двигаемся к развитию в том сегменте, где мы сильны. Чартерные операции сезонны, а мы авиакомпания, которая работает 12 месяцев в году. Мы предоставляем чартеры больше как услугу по заказу, будем продолжать работать на чартерах, но не думаю, что это будет больше 10% нашего дохода.

Вопрос: Планирует ли компания приобретать в Украине какой-либо еще авиационный и неавиационный бизнес?

Ответ: В 2014 году у нас были конкретные планы. Мы планировали иметь здесь такую же инфраструктуру, какая есть у Atlasglobal в Турции. Были планы создать компанию технического обслуживания, хендлинговую компанию, школу пилотов. Эта стратегия актуальна до сих пор, но так как у нас сложности с получением назначений на Киев и Одессу, реализация стратегии затягивается. Для авиакомпании, у которой пока всего два самолета, невыгодно делать такие вложения. Когда будет 10 бортов, мы будем создавать такие организации. План не исчез из повестки дня. Кроме того, в Одесском регионе мы планируем инвестировать в гостиницы, поскольку инвестор авиакомпании имеет 20-летний опыт гостиничного бизнеса в люксовом сегменте. Хотелось бы этот опыт принести в Украину.

Вопрос: Какой объем инвестиций уже вложен в компанию с момента ее запуска, и сколько будет инвестировано, в случае реализации вышеуказанного плана?

Ответ: Уже вложено более $25 млн. Если мы осуществим то, что планируем, это будет не менее $100 млн инвестиций в течение нескольких лет. Напоминая о желаемых назначениях – если нам сделают шаг навстречу, мы сделаем три шага навстречу.

Вопрос: Будут ли какие-то новинки в плане сервиса?

Ответ: Мы постоянно работаем над улучшением качества сервиса и уделяем особое внимание пожеланиям клиентов к нашей работе. В конце 2016 года авиакомпания начала предоставлять новую услугу – доступ в бизнес-лаунж в Стамбуле для наших транзитных пассажиров. С началом летнего сезона в бизнес-классе на всех наших рейсах из и в Украину планируем запустить услугу "Шеф-повар на борту", которая сейчас предоставляется только на длительных рейсах из Стамбула. На постоянной основе предоставляем бесплатный трансфер автобусами в и из аэропорта для наших пассажиров в Харькове, из Мелитополя, Днепра и Запорожья в аэропорт Запорожья. Это одно из наших конкурентных преимуществ. Во время полета пассажирам в двух классах обслуживания предоставляем бесплатные питание и напитки. На всех международных рейсах "Атласджет Украина" применяются увеличенные нормы провоза багажа без дополнительной оплаты - 30 кг в эконом-классе и 40 кг в бизнес-классе. На борту имеем широкий шаг кресел для комфорта пассажиров.

Вопрос: Какова ценовая политика компании? Какая, скажем, средняя цена в одну сторону на маршруте Харьков-Стамбул?

Ответ: У нас динамичная ценовая политика, мы стремимся поддерживать доступные для пассажиров цены на авиабилеты, не повышать их. На сегодняшний день средняя цена на перелет в одну сторону на этом направлении от $80 со всеми налогами и сборами, если покупать билет заранее. В 2017 планируем поддерживать цены на авиабилеты на уровне прошлого года.

Вопрос: Ваш прогноз развития украинского авиарынка

Ответ: Мы видим, что авиа рынок развивается. Рынок готов принимать новшества, адаптироваться к ним. Существующие авиакомпании находятся на этапе развития, вместе с ними будет развиваться и авиационная инфраструктура.

Единственное, что обязательно должно быть выполнено на этом этапе, справедливое отношение ко всем авиакомпаниям, изменения в валютном законодательстве страны. Это принесет много иностранных инвестиций в страну. Это очевидно, количество пассажиров будет только увеличиваться. Есть игроки на рынке, которые смогут работать благодаря честной и качественной законодательной базе и, мы верим, что это положительно отразится и на нашей работе на рынке.

Украина. Турция > Транспорт > interfax.com.ua, 7 апреля 2017 > № 2144789 Овунч Хорасан


Россия. Украина > Финансы, банки > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132707

Шлейф Навального: банкир Григорий Гусельников разменял российские активы на украинские

Дмитрий Яковенко

корреспондент Frobes

Сбербанк может забрать активы, которые Григорий Гусельников пытался продать на рынке

Финансист Григорий Гусельников, последние несколько лет проживающий в Лондоне, давно хотел избавиться от российского бизнеса. В частности, в 2012 году он чуть не продал свой «Норвик банк» (бывший «Вятка банк» с головным офисом в Кирове) финансисту Владимиру Антонову. Но вовремя передумал, так как империя бизнесмена развалилась через несколько лет. Тогда желание продать банк связывали с политикой — деятельностью банка Гусельникова интересовались в ЦБ и МВД, проверявшие банковские счета компаний, связанных с политическим лидером Алексеем Навальным и экс-губернатором Кировской области Никитой Белых. Четыре человека на банковском рынке рассказали Forbes, что с конца прошлого года Гусельников возобновил переговоры с покупателями на «Норвик банк». «Банк давно выставлен на продажу, — говорит источник Forbes. — Но у многих возникали вопросы к качеству активов». Сам Гусельников через представителя передал Forbes, что банк не продается, но может быть выставлен на продажу в будущем.

Продавать «Норвик банк» Гусельникову все же не придется. В пятницу, 7 апреля, «Новая Газета» сообщила, что бывший «Вятка банк» будет передан Сбербанку в рамках безденежной сделки по продаже его украинской дочке консорциуму инвесторов, в который помимо Гусельникова входит белорусская структура Саида Гуцериева, сына Михаила Гуцериева. Гусельников давно знаком с Гуцериевыми — в 2001-2008 годах он работал в Бинбанке, с 2008 года был его президентом.

После сделки «Сбербанк Украина» войдет в состав группы латвийского Norvik bank Гусельникова и будет работать под этим брендом. Стоимость сделки СМИ оценили в $130 млн, доля Гусельникова составит 45%. Ранее в интервью украинскому «Громадскому ТВ» Гусельников говорил: «Будет обмен активами в этой сделке. Norvik будет менять российский банк на украинский». По информации «Новой Газеты» со стороны Гусельникова в периметр сделки войдет также недвижимость: земля в Подмосковье и гостиницы с оператором «Хилтон» в Екатеринбурге и Можайске.

«В соответствии с договоренностями по поводу заключенной сделки, мы не в праве раскрывать ее условия, — сообщил Forbes представитель Гусельникова. — Опубликованные «Новой Газетой» сведения полностью не соответствуют действительности, поэтому мы не можем их комментировать». За день до публикации Гусельников в комментарии Forbes утверждал, что «Норвик банк» не выставлен на продажу, однако это может быть «делом вероятного будущего».

«Информация от том, что в сделке о продаже ПАО «Сбербанк» (Украина) отсутствует денежная составляющая не соответствует действительности», — заявили в пресс-службе Сбербанка, однако передачу банку «Норвик банка» и недвижимости не опровергли. «При прочих равных, от многих других региональных банков «Норвик Банк» выгодно отличает повышенный запас надежности, высокое качество портфеля и уровень предоставляемых услуг и роль, которую он играет в региональной экономике, — передал представитель Гусельникова его слова. – Если вдаваться в детали, то портфель бумаг мгновенной ликвидности – облигаций ломбардного списка – у банка лишь немногим меньше обязательств перед вкладчиками. То есть, по сути, банк может вернуть все вклады за один месяц. Другого такого банка в России нет, и он может стать весьма желаемым приобретением для любого инвестора».

Необходимость в продаже украинской дочки возникла у Сбербанка после того, как в марте 2017 года президент Украины Петр Порошенко ввел санкции в отношении российских банков, в числе которых был и Сбербанк. Тогда же украинские националисты фактически блокировали работу местного Сбербанка, забетонировав входы в его отделения в Киеве и других городах Украины. При этом, как сообщали СМИ, переговоры о продаже украинских активов Сбербанк вел еще с 2016 года, претендуя на сумму, превышающую ту, что получит от структур Гуцериева и Гусельникова.

Россия. Украина > Финансы, банки > forbes.ru, 7 апреля 2017 > № 2132707


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 апреля 2017 > № 2144790 Денис Чернышов

Замглавы Минюста Чернышов: инвесторы строительства СИЗО Киева и Львова за чертой города еще не появились

Эксклюзивное интервью заместителя министра юстиции Дениса Чернышова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Недавно из Крыма на материковую часть были переданы 12 украинских осужденных. Размещены ли они уже в пенитенциарные учреждения? Планируются ли еще подобного рода передачи украинцев из Крыма, изъявивших желание отбывать наказание на Родине?

Ответ: Это первые заключенные, переданные на материковую часть из Крыма. Сейчас все они находятся в Харьковском следственном изоляторе. Мы их забрали, определили в СИЗО как пункт перед распределением. Мы заранее получаем документы на каждого из них, и понимаем, где они в дальнейшем будут отбывать срок наказания. Место отбывания наказания зависит от того, по каким статьям они сидели, какой у них был режим. На следующей неделе все заключенные будут распределены в пенитенциарные учреждения страны.

Процесс, который начался с этих 12 человек, крайне важен. Это только старт. Переговоры будут продолжаться, передачи заключенных из Крыма будут еще.

Вопрос: Проводятся ли переговоры в настоящее время?

Ответ: Хочу подчеркнуть, что этими вопросами занимается офис омбудсмена. К процессу подключается и управление Минюста, которое занимается международной деятельностью, также участвует прокуратура, СБУ, но основной драйвер – это омбудсмен. Мы же вовлекаемся в это уже после того, как получаем заключенных.

Вопрос: Есть ли среди переданных 12-ти заключенных крымские татары?

Ответ: Нет, крымских татар среди них нет.

Вопрос: Как проходит переговорный процесс о передаче заключенных с неподконтрольной Украине территории Донбасса?

Ответ: На протяжении нескольких лет ведется переговорный процесс по этому поводу с представителями так называемых ДНР и ЛНР. С "ДНР" работа более конструктивная, процесс передачи заключенных носит регулярный характер. Всего нам из "ДНР" был передан 131 заключенный.

С "ЛНР" в этом вопросе ситуация сложнее, переговоры проводятся, но в целом результата пока нет - нам не передали оттуда ни одного заключенного.

Напомню, что по процедуре заключенные, которые хотят отбывать наказание на территории, подконтрольной Украине, пишут заявление в Федеральную службу исполнения наказаний РФ (если это Крым) или в соответствующие органы "ЛНР" или "ДНР". Параллельно заключенные могут писать и нам, в Минюст.

Вопрос: Как проходит реформа Государственной уголовно-исполнительной службы? Решены ли ключевые вопросы, как скоро завершится процесс перезапуска пенитенциарной системы и каковы конечные цели?

Ответ: Наверное, это парадигма нашего общества: если объявлена реформа, то она должна быть вскоре завершена.

Никто и не представлял, насколько все запущено в пенитенциарной системе. За годы независимости туда вообще никто не заглядывал, а в каком состоянии это было при Советском Союзе – мы все знаем. Система наказания всегда была исключительно системой наказания, - ни коррекции, ни ресоциализации, ни реабилитации она не предусматривала – только наказание. А от наказания человек не всегда исправляется. То есть, у этой системы была только карательная функция.

Кроме того, никто не обращал внимания на пенитенциарную систему как таковую, она варилась сама в себе. Это можно сравнить с тем, как убирают мусор и складывают его в угол. Общество не хочет ни с мусором контактировать, ни с уборщиками.

Надо понимать, что это не просто система, это отдельная жизнь, которая складывается из целого комплекса: где и как ты спишь, что ты кушаешь, как ты работаешь, как ты лечишься, как ты проводишь досуг.

Поэтому когда мы говорим о реформе пенитенциарной системы, то мы говорим о построении жизни за решеткой. Мы должны ее полностью перестроить. Жизнь очень многогранна, все аспекты одинаково важны и требуют очень серьезного подхода при их изменении. Сделать нормальным питание, но не поменять условия жизни или медицинское обслуживание – это не поменять жизнь в этой системе.

Мы подошли к реформированию следующим образом: всю реформу, которая первоначально существовала в концепте, разделили на блоки. Это и блок нормативных документов, и блок, касающийся содержания заключенных, и их питание, и медицина, и труд заключенных, и производство. Кроме этого - персонал пенитенциарной системы, пенсионное обеспечение.

Вот так мы отдельными блоками и движемся. Что-то будет идти быстрее, что-то – медленнее. Временные перспективы разные.

Что касается завершения реформ, то в мире подобного рода изменения проходят 10-15 лет, потому что речь идет о том, что надо перестроить всю жизнь. Это не только огромный массив документов, которые надо отработать, но и смежные аспекты и, в том числе, деньги.

Горизонт в 5 лет – это минимум для реформы. До этого момента мы полностью отработаем вопрос по питанию, медицине, но перестроить все здания точно не успеем.

Вопрос: Реализация реформ напрямую коррелируется с финансированием….

Ответ: Безусловно, если мы хотим, чтобы реформа шла быстрее, то надо выделять большие средства. К сожалению, сейчас столько насущных приоритетов в стране, что от нас не то, чтобы отмахивались, но, мягко говоря, финансируют по остаточному принципу.

К примеру: на питание для заключенных в этом году выделили 44% от потребности. Я же не приду к заключенным и не скажу им, что мы с понедельника по среду кушаем, а с четверга по воскресенье не кушаем, так как денег нет.

Вопрос: Персонал пенитенциарной системы должен быть мотивирован и содействовать реформе. А сейчас скорее наоборот: из-за низкой зарплаты сотрудники Лукяновского СИЗО едва ли не забастовку устроили

Ответ: Тут следует говорить о справедливости по отношению к коллегам. Мы сравниваем себя, к примеру, с полицией. Они также выполняют архиважную социальную функцию, но у них зарплата в три раза больше, чем у наших сотрудников! Если полицейский патруль вышел на патрулирование, у него есть определенная вероятность встретить преступника, - она зависит от времени суток, района, который они патрулируют.

А у наших сотрудников - 100%-ая вероятность встретиться с преступниками! Поэтому когда у персонала пенитенциарной системы зарплата меньше, это, во-первых, несправедливо.

Во-вторых, это неадекватно. У нас же не пионерский лагерь, а преступники. И эти люди не всегда лояльны по отношению к тем, кто их охраняет. Недавно один из заключенных на Лукьяновке нанес увечья сотруднику СИЗО, и тот долго лежал в реанимации.

Так что риск колоссальный и условия работы, мягко говоря, не ахти. А если откровенно говорить, то они ужасные. И при этом низкая заработная плата.

Что же касается ситуации в Лукьяновском СИЗО, то не было там никакого бунта сотрудников! В словаре есть четкое определение слова "бунт". Да и по закону люди в погонах протестовать не могут, - их бы самих тогда посадили! В выходной день ходи с плакатом, протестуй, а на работе ты – человек в погонах.

Суть конфликта, который там возник, вот в чем. В конце прошлого года с ликвидацией пенитенциарной системы моральный дух персонала был на низком уровне, и мы платили им по 200-300% премии. Потом повысили оклады, но в начале года не было премий из-за отсутствия премиального фонда. Вот они и получили новые оклады, которые были чуть ниже по сумме, нежели когда получали 200-300% премии. Математически я согласен с их непониманием и недовольством. Персонал СИЗО получил разъяснения от руководства изолятора, почему так произошло. В будущем вопрос зарплаты, думаю, будет решен.

Но просто повысить зарплату сотрудникам не означает поменять их качественно. Если человек проработал, к примеру, 20 лет и уже профессионально деформирован, то зарплатой его не исправить.

Поэтому мы занимаемся переподготовкой кадров. В этом процессе задействована пенитенциарная академия, центр подготовки персонала в Белой Церкви. Также проводится активная работа с Советом Европы, международными организациями, в том числе, по подготовке программ обучения. Мы должны готовить персонал, который будет выполнять функцию ресоциализации. А это огромная работа, ведь необходимо обучать людей различным техникам, приемам, которые позволят отчасти изменить отношение заключенного к своим проступкам, к своему месту в обществе.

Люди совершают преступления по разным мотивам, и не всегда умышленно. Мы не должны списывать со счетов человека, который туда попал. Мне понравился слоган социальной рекламы в Швейцарии, призванный поменять отношение общества к пенитенциарной системе - "Каким вы хотите увидеть соседа, который вернулся из мест лишения свободы?". Мы абстрагируемся от этой проблемы, думая, что это где-то далеко и не с нами, а сосед – это человек, который рядом, от него не отвертишься и, конечно, мы хотим его видеть здоровым морально и физически, нормальным человеком, который вернулся в общество. Так и мы должны строить свою работу, - чтобы из мест лишения свободы люди возвращались людьми.

Вопрос: Вы сейчас говорите о системе пробации в действии?

Ответ: В том числе. Больше всего внимания мы сейчас уделяем пробации в отношении человека, который отбывает наказание, не будучи заключенным в места лишения свободы.

Тут от офицера пробации требуется огромная отдача. Он должен быть человеком неравнодушным. Судебный доклад, который является элементом пробации, требует от него изучения личности подсудимого, окружения – как он себя вел, как к нему относятся, что привело к этому преступлению, может ли этот человек отбыть наказание, не будучи заключенным, не является ли он социально опасным.

Это очень большая работа, которую необходимо провести, проанализировать все и изложить. Офицер пробации берет на себя ответственность за человека, который под его присмотром будет отбывать наказание.

Второй очень важный аспект пробации – это экономия бюджетных средств. Людей, преступивших закон, не надо содержать в тюрьмах, колониях, а это колоссальная экономия. В международном опыте это 1:10, а у нас экономия составит 1:20.

Поэтому надо пробацию развивать, обучать офицеров, хорошо оплачивать их работу. Сейчас мы открываем центры пробации, занимаемся подготовкой и переподготовкой кадров. Думаю, что к середине года полностью наберем штат.

Также открыт ряд центров ювенальной пробации. Кстати, это направление дает очень хорошие результаты. В прошлом году 400 несовершеннолетних прошли пробационные программы, из них всего лишь 2% рецидивов!

Посадить за решетку несовершеннолетнего в большинстве случаев означает и оставить его там, потому что у несовершеннолетнего несформированная личность. Если человек формируется в условиях лишения свободы, то он несет эту субкультуру, этот мир уже всю жизнь.

Вопрос: На минувшей неделе генпрокурор проводил совещание по вопросам реформирования деятельности медслужб пенитенциарной системы. Проблема некомплекта будет решена? О чем договорились?

Ответ: На этом совещании присутствовал и министр финансов. Министр юстиции и генпрокурор подняли вопрос о том, что надо повышать зарплату медперсоналу, а министр финансов сказал "У нас на это денег нет".

Это всегда своеобразная игра "докажите, что вам это надо". Поэтому сейчас собираем документы, фактаж, что нам это действительно крайне необходимо. Соберем и представим обоснования необходимости увеличения финансирования.

Об экономии. Некоторые вещи можно реализовать и в рамках существующего законодательства. К примеру, участие в судебных заседаниях без непосредственного присутствия подсудимого. За счет видеоконференций в прошлом году мы с Судебной администрацией сэкономили бюджету 20 млн грн. Я считаю уместным предоставить это в качестве аргумента для выделения нам средств, ведь экономия была существенная.

Вопрос: Как скоро функции медобслуживания в пенитенциарной системе будут переданы Минздраву?

Ответ: Это вопрос многоаспектный. В целом мы двигаемся в будущем к передаче функций по медицинскому обслуживанию Министерству здравоохранения, но сейчас ни министерство не готово принять эту функцию, ни мы не готовы отдать на произвол судьбы своих подопечных.

Возвращаясь к тому, о чем речь шла на совещании – сейчас собираем рабочую группу и расписываем дорожную карту. Если мы отдаем эту функцию Минздраву, то необходимо все просчитать: удаленность нашего учреждения от больничного округа, то есть, той больницы, куда повезут заключенного, затраты на транспортировку, каким транспортом будем его везти, будут ли это специализированные автомобили. Ведь заключенных в простых "скорых" возить нельзя, иначе "растеряем" их по дороге.

Дальше - вопрос оборудования отдельных палат: поставить решетки – это уже капитальные затраты, и в этом году в бюджете таких денег не предусмотрено.

Еще один момент. Кто будет охранять этих заключенных? Это не только организационные моменты, но еще и затраты.

Мы сказали, что согласны передавать медобслуживание, но давайте не будем заниматься профанацией, необходимо все сделать правильно. В разных странах эту функцию выполняют разные ведомства и сказать четко, что есть панацея, мы не можем.

Что сейчас делаем по медицине? Благодаря тому, что система становится максимально открытой для общественности и экспертов, удалось получить от Глобального фонда лекарства для лечения СПИДа и туберкулеза, и заключенные обеспечены этими препаратами в это году на 100%.

Также активно работаем со Всемирной организацией здравоохранения. Руководитель офиса, который отвечает за Украину, сам работал врачом в тюрьме, поэтому очень хорошо понимает эти вопросы.

Мы открыли максимальный доступ к пенитенциарным учреждениям Красному Кресту, представители этой организации будут оборудовать в ряде СИЗО кабинеты. Поскольку СИЗО является так называемой первой точкой входа в систему, мы должны минимизировать риски внесения в систему болезней и инфекций.

Что еще планируем делать до того, как будем передавать функции медобслуживания Минздраву? Будем разаттестовывать медперсонал и выводить из подчинения руководителей колонии. Это минимизирует коррупционные риски.

То есть, мы вместе с Минздравом идем к передаче этих функций, но делаем это вдумчиво, не торопясь.

Вопрос: Появились ли инвесторы для строительства новых СИЗО Киева и Львова за пределами города? Какова в целом ситуация с проектными предложениями?

Ответ: Надеемся, что инвесторы готовят предложения, но по факту на сегодняшний день ни одного поступившего формализованного предложения нет. Поэтому все разговоры псевдоэкспертов о том, какой это лакомый кусочек, не соответствуют действительности.

И где очередь? Ее нет. Пока ни один инвестор формально к нам не обратился.

Надо понять, почему, собственно говоря, к нам не обращаются. Вместе с Проектным офисом, который помогает нам в этом процессе, будем определять "диагноз" – почему инвесторы не обращаются. Бизнес считает экономическую целесообразность, надо понять, почему это невыгодно.

Может быть, будем добавлять какие-то еще объекты. Пока мы объявили о поиске инвесторов для строительства новых зданий изоляторов Киева и Львова, но в Одессе СИЗО еще хуже.

Вопрос: Какое количество заключенных вышло из мест лишения свободы по "закону Савченко"?

Ответ: Около 8 тысяч заключенных вышли на свободу по "закону Савченко", и сейчас продолжают выходить.

Вопрос: Сократилось ли количество заключенных в последнее время? Какова заполняемость СИЗО и тюрем?

Ответ: Следственные изоляторы сейчас заполнены впритык - адвокаты работают над тем, чтобы их подзащитные провели максимально времени в СИЗО и были освобождены по "закону Савченко".

А тюрьмы не загружены. Еще пару лет назад в Украине насчитывалось около 120 тысяч заключенных, сейчас – меньше 61 тысячи. В этом году мы даже хотим временно закрыть 20 тюрем, сейчас думаем, как корректно назвать этот процесс и как приостановить работу пенитенциарных учреждений в рамках действующего законодательства.

К примеру, в Мелитопольской женской колонии отбывают наказание чуть больше 30 женщин, а охраняют их 135 человек.

То есть, речь идет о логике уплотнения. За счет этого будет значительная экономия: будем распределять освободившиеся средства из фонда заработной платы, сэкономим на коммунальных платежах.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 апреля 2017 > № 2144790 Денис Чернышов


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 апреля 2017 > № 2134012 Леонид Кравчук

О точках невозврата

Леонид Кравчук: «Если бы в Беловежской пуще мы исходили из позиции подписания соглашения после того, как будем готовы, то мы, наверное, его не подписали бы и сегодня».

Валентин Торба, День, Украина

У Леонида Кравчука были свои ошибки, но были и беспрецедентные поступки. И речь идет не только о подписании исторических Беловежских соглашений. Сейчас вряд ли можно представить, чтобы кто-нибудь из властной верхушки мог добровольно пойти на перевыборы. Кравчук пошел. И проиграл. Но, как оказалось, проиграл не только Кравчук. Десять лет последующего правления Кучмы, укоренение олигархата, слияние власти с криминалитетом и коррупционная ржавчина на всем государственном механизме доказывают, что тогда проиграла Украина. В конечном итоге это привело к ослаблению организма страны, чем воспользовался враг, который за это время укрепил свои позиции. Что сейчас срочно нужно сделать украинской власти, чтобы не потерять государство?

«При нынешнем формате минского процесса Россия ответственности не несет»

«День»: Леонид Макарович, война длится уже три года, Минский формат в тупике. По всему видно, что необходимы какие-то новые, возможно эвристические инициативы для решения тупиковой ситуации. У вас есть варианты решения этой проблемы?

Леонид Кравчук: Аристотель и Кант утверждали, что сначала всегда нужно определиться с категориями, адекватными ситуации, и их содержанием, а затем уже делать выводы. Сейчас мы используем категории, которые не соответствуют действительности. Например, мы употребляем термин «АТО». Под АТО можно понимать какую-то временную операцию или комплекс мероприятий, которые должны продолжаться ограниченное, непродолжительное время. На самом деле идет война, и действовать нужно в соответствии с категорией войны. В этой войне принимают участие Россия, ее наемники и Украина, на которую напал агрессор. Если исходить из категории войны, то все наши действия, в частности в подписании договоров и принятии законов, исходят из нее. Следовательно, с этим вопросом определенности нужно разобраться немедленно через принятие соответствующего закона. Второе. Минский процесс действительно зашел в тупик. В нынешнем формате нет формул для решения главного вопроса — прекращения войны, восстановления территориальной целостности Украины и восстановления на оккупированных в настоящее время землях украинской власти. Как я вижу, пока Минский процесс с этим не разберется. Поэтому нужно или менять формат Минского процесса, или дополнять Минские договоренности новыми положениями, которые должны точно и ясно фиксировать ответственность сторон. При нынешнем формате Россия такой ответственности не несет, так как де-юре она не является стороной агрессии. Собственно говоря, она якобы исполняет роль помощника Украины для того, чтобы мы навели порядок на своей территории. Это полный абсурд. В таких условиях чего-то конструктивного будет добиться трудно, поскольку Россия будет и в дальнейшем прятаться за Минским процессом, который она нам навязала. Более того, Россия убедила Запад в том, что Минский процесс приведет к реальным успехам в решении конфликта.

— Но и официальная украинская сторона утверждает, что без Минского процесса не будет сдвигов, а с РФ снимут санкции.

— Если в таких заявлениях есть смысл, то мы должны, не исходя из Минского формата, предложить упомянутые дополнения касательно ответственности РФ. Мир должен убедиться, что без таких изменений и дополнений война будет продолжаться. И не нужно забывать о Крыме. Сейчас нам опять же говорят, что альтернативы Минским соглашениям нет. Что это значит? Это означает тупик. Альтернативы нет дню и ночи, а любому договору, который создают и подписывают люди, альтернатива всегда найдется. Кроме того, мы все так погрузились в сверхсложные военно-политические и военно-экономические вопросы, что я и сам вижу, как каждый день возникают новые нюансы и сложности, которые нужно учитывать. Именно поэтому нужно на законодательном уровне решить вопрос нормирования наших отношений с оккупированными территориями и Россией. Если мы считаем РФ агрессором, то должны быть приняты соответствующие решения на всех уровнях, от парламента, правительства до президента. Сейчас я, например, не понимаю, какие у нас отношения с Россией. Борис Ельцин был человеком, с которым можно было договариваться. Я постоянно с ним общался, и мы принимали общие решения. Можно приводить множество примеров, когда решались проблемы в том числе и вокруг Черноморского флота. Сейчас Путин не хочет официально общаться с Порошенко. Так это же не Путин избрал нам Порошенко, а украинский народ! Порошенко является представителем украинского народа, а это значит, что Путин не хочет слышать нас — украинцев. Это тупиковая ситуация.

«На Западе не все понимают, что происходит на Украине»

— Эта неопределенность дает повод оккупанту манипулировать ситуацией, спекулировать на ней. Например, когда начался разговор о принятии закона об оккупированных территориях, РФ начала запускать информацию, мол, Украине не нужен ни Крым, ни Донбасс. То есть мы якобы отказываемся от собственных территорий.

— Конечно, они этим будут пользоваться и выкручивать все в свою пользу. Поэтому нам нужно самим доносить до народа Украины и мирового сообщества, что это наши земли и мы намереваемся их возвращать. Но мы не сможем этого сделать, если будем отходить от реалий агрессии, оккупации, убийства тысяч людей. Сейчас нас не понимает и Запад. В международном праве нормированы и ситуация АТО, и ситуация войны. Там все это прописано с соответствующими последствиями. Соответственно, если мы донесем, что у нас война, то и мировое сообщество должно действовать в соответствии с международным правом. Сейчас мы, как говорят в Одессе, «среди там и между здесь». Если мы отмечаем, что у нас продолжается АТО, то нормируйте, что мы должны делать? Бороться с террористами, в то время как главным спонсором этих террористов является Кремль?

— Как мы пришли в Минск-2, в пунктах которого до сих пор не можем разобраться? Как так случилось, что власть собственноручно подписала этот тупиковый документ?

— Официальное толкование украинской власти заключается в том, что тогда мы были на грани полномасштабной агрессии, которую отбить на то время не могли. Конечно, Минские соглашения дали возможность посадить за стол переговоров Россию. Но, к сожалению, посадили не в качестве агрессора, а в качестве «миротворца». Тогда мы действительно влезли в капкан пунктов и положений Минских договоренностей, которые не соответствуют реалиям, нашим внутренним законам и Конституции.

— Но понятно, что если пытаться изменить формат переговоров или внести новые положения в договор, то Россия заблокирует такую инициативу.

— Поэтому мы должны предпринять соответствующие шаги на уровне Запада. Мы можем, например, привлечь США и другие страны, в частности Польшу и Великобританию. Выходит так, что на Западе не все понимают, что происходит на Украине. Недавно я был в Великобритании и там это почувствовал. На уровне высших научных заведений, вроде Кембриджского университета, и политических организаций, которые разбираются в подобных ситуациях, возникают к нам вопросы, на которые нужно отвечать четко и ясно. Иначе мы висим между землей и небом. А мы должны в конечном итоге стать ногами на землю.

«Россия начала активную агрессию тогда, когда увидела, что Украина де-факто, а не только формально, начала становиться независимой»

— В начале 90-х Россия уже пыталась расшатать ситуацию на Украине, в частности возникали вопросы по Крыму, которые могли перерасти в острую фазу. Как так случилось, что тогда Украина, обретя независимость, смогла сохранить свою целостность, а теперь, когда вроде бы должно было состояться государство, мы не устояли в Крыму и на Донбассе?

— Я не хотел бы отвечать на этот вопрос с позиции, мол, мы тогда были умнее, рассудительнее и мудрее. Тогда была совсем другая ситуация. Кремль смотрел больше на свои внутренние проблемы, а Украина, мол, все равно никуда не денется. Россия начала активную агрессию тогда, когда увидела, что Украина де-факто, а не только формально начала становиться независимой. Это проявилось в протестах, в Майдане, который называют Революцией достоинства. То есть уже появилось новое поколение украинцев. Но при этом власти на Украине уже как таковой не было. Украинцы поднимались, требовали реальных действий, а президент оставил страну во всех смыслах этого слова. Соответственно, Кремль понял, что такую ситуацию можно использовать, так как безвластие привело к возможности вторжения. Именно поэтому Украине нужна крепкая власть с государственническими приоритетами, иначе Кремль повторит попытку агрессии.

— Как-то можно было избежать этой ситуации?

— Убежден, что нужно было дать больше экономических и социальных, а не политических прав и свобод отдельным регионам. То, что начали делать в последнее время в формате децентрализации. Еще раньше нужна была ясная программа, которая сделала бы невозможными при этом спекуляции вокруг сепаратизма.

— Вынужден вспомнить ситуацию с Луганщиной и Донетчиной. В действительности там вертикаль Киева абсолютно не чувствовалась. С конца 90-х Россия и местные олигархические князьки там себя чувствовали совсем свободно. Так, может, стоит говорить сначала о внутренней украинской интеграции?

— Россия воспользовалась спекуляциями на тему якобы отдельности украинцев. Но перед этим не были официально закреплены механизми местного самоуправления. Неопределенность и давала повод центру строить отношения с регионами, как вздумается. Соответственно, с одной стороны вроде бы существовала жесткая вертикаль относительно финансово-экономических отношений, но не было ясной и ощутимой работы по, как вы сказали, реальной внутренней интеграции. Упомянутая вертикаль лишь давала повод говорить определенным силам о том, что Киев не дает свободу регионам, а политики спекулировали на поверхностных убеждениях граждан, например на двуязычности и ностальгии по советским временам.

«Дайте возможность народу стать на свою защиту, продемонстрировав волю к НАТО на референдуме»

— Когда украинцы включают трансляцию сессии Верховной Рады и видят, как там дерутся депутаты и при этом в определенный момент голосуют за откровенно навязанные им кандидатуры на те или иные посты, когда по телевидению на центральных каналах откровенно выступают пророссийские политики с завуалированной риторикой оккупанта, не углубляет ли это угрозу разрушения государства, которое и без того еще не окрепло?

— Именно так. И далеко не все из этого делают выводы. Политики могут предлагать и обещать что-то, но все будет напрасно, если не будет единства вокруг государственных приоритетов. Возможно, не все из них понимают, что от этого они сами могут потерять все. Оккупант не будет щадить никого, в том числе и тех, кто в настоящий момент работает на него внутри страны. Тому есть яркие примеры. Вы знаете, что я возглавляю комитет Украина-НАТО, в который входит также Евгений Марчук. Мы многократно настаивали и сделали все для того, чтобы состоялся референдум относительно отношения украинских граждан к вступлению в НАТО. Президент оттягивает эту инициативу. Он вроде бы соглашается с тем, что такой референдум нужно провести, а с другой стороны, говорит, что нужно его провести позже, когда мы будем к этому готовы. Я всегда говорю, что если бы в Беловежской пуще мы исходили из позиции подписания соглашения после того, как будем готовы, то мы, наверное, его не подписали бы и сегодня. Следовательно, все нужно делать вовремя. Мы и без того упустили очень много времени. Катастрофически много. Мы рискуем пройти точку невозврата, когда будет поздно спасать государство. Тогда, напомню, украинский народ нас поддержал абсолютным большинством. Именно народ поддержал Украину, когда началась война, и украинцы сами создали батальоны, которые стали на защиту государства. Поскольку была общая цель и общая опасность. Поэтому дайте возможность народу стать на свою защиту, продемонстрировав волю к НАТО на референдуме. Тогда НАТО будет видеть, что речь идет не о временном стремлении нынешней власти присоединиться к Альянсу, а о стремлении всего народа Украины. Это будет мощным и убедительным аргументом. Для России мы пока еще невеста, которая не вышла замуж. Если мы выйдем замуж за Европейское сообщество, НАТО, то так грубо «ухаживать» за нами Россия уже не будет. Пока мы один на один с агрессором.

— Если уже вспомнили о НАТО, то нынешний президент так и не прописал в законе о внутренней и внешней безопасности конечную цель вступления в Альянс. Он ограничился только формулой о достижении критериев НАТО.

— В данном законе даже не указано, кто является агрессором. Как будто нет у нас такого, а значит, нет и войны. Почему они не хотят прописать в данном законе, что агрессором является Россия? То же касается и критериев НАТО. Нужно четко и ясно прописать: целью Украины является вступление в НАТО.

«Доминирование олигархата в условиях беззакония — это украинская трагедия»

— Более чем двадцать лет назад вы приняли беспрецедентное решение, на которое больше никто из президентов не мог осмелиться — вы пошли на досрочные выборы. Тогда портреты вашего оппонента Леонида Кучмы висели в Луганске с предложением интеграции с РФ и введения двуязычности. Прошло два десятилетия. Какие пороки приобрела за это время властная верхушка?

— Власть стала не властью, которая руководит страной, а властью, которая представляет олигархию и сама стала олигархатом. Доминация олигархата в условиях беззакония — это украинская трагедия. Я все время настаивал на необходимости разделения и максимального отдаления власти от бизнеса, а начиная с середины 90-х все произошло наоборот.

— А между властью и бизнесом стал криминалитет.

— Конечно. Каждому нашлось место в этом ужасном сочетании. Сейчас не понятно, что для этих людей важнее — собственный бизнес или государство. Представьте Щербицкого олигархом. Это нонсенс. Сейчас у нас к этому все привыкли. На Западе богатый человек при власти существует совсем в другом правовом поле, совсем в других условиях контроля со стороны общества и соответствующих органов. У нас никто представить даже не может, что можно судить президента.

— Как бы и кто ни критиковал нынешнюю власть, мы имеем печальный опыт, когда вместе с утратой президента, каким бы он ни был, мы потеряли и часть территорий. Что должна сделать нынешняя власть, чтобы удержаться самой и удержать государство?

— Чувство такое, что люди, которые возглавили страну, не имели опыта государственного строительства. Им казалось, что это просто и легко. Помните, как президент Украины говорил, что закончит войну через две недели? Так вот я до сих пор слышу от представителей власти вещи, которые вызывают недоумение. Как можно так говорить, не зная реальных возможностей? Порошенко должен был бы знать о том, что у нас армия на то время была слабой, а в стране повсюду присутствуют пророссийские силы. Значит, его слова являются либо популизмом, либо незнанием реального положения вещей. Это вводит людей в заблуждение. Поэтому президент должен в конечном итоге понять, что его последующая судьба на этой высокой должности зависит от того, будут ли доверять ему люди. А для этого нужно, чтобы слова коррелировали с поступками.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 апреля 2017 > № 2134012 Леонид Кравчук


США. Евросоюз. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130020

Америка копает под «Северный поток»

США продолжают попытки торпедировать «Северный поток-2»

Алексей Топалов

США продолжают давить на Европу в вопросе газовой трубы «Северный поток-2». Представители американской администрации предупреждают о рисках для европейской энергобезопасности, которые создает этот проект. По словам политологов, Америка также не хочет допустить удара по экономике Украине, неизбежного в случае запуска СП-2.

Соединенные Штаты выступают против российского газопроводного проекта «Северный поток-2». На конференции в Атлантическом совете США, состоявшейся 5 марта в Вашингтоне, заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Бриджет Бринк заявила, что проект несет угрозу для энергетической безопасности Украины и всей Европы.

При этом американская чиновница отметила, что Украине необходимо снижать зависимость от российского газа, хотя украинский «Нафтогаз» больше не закупает топливо из РФ.

СП-2 --труба мощностью 55 млрд кубометров газа в год, которая должна пройти по дну Балтийского моря до побережья Германии параллельно с уже действующим газопроводом «Северный поток» (его мощность также составляет 55 млрд кубов). Новый проект предназначен в первую очередь для того, чтобы сократить транзит российского газа через Украину, снизив тем самым риски срыва поставок «Газпрома». О возможных рисках российская компания предупреждает периодически, однако Украина пока ни разу транзит не срывала. Когда зимой 2008-2009 года российская компания прекратила поставки, заявив о несанкционированном отборе газа из транзитных объемов со стороны Киева, ряд стран Европы на несколько дней остались вообще без газа. Но доказать воровство из транзитной трубы «Газпрому» тогда так и не удалось.

Украина с самого начала выступала против второго «Северного потока». Еще Арсений Яценюк, будучи премьер-министром страны, заявлял, что ввод в строй СП-2 лишит Украину порядка 42 млрд грн транзитных доходов в год.

Бриджет Бринк указывает, что в случае реализации СП-2 на одном маршруте сосредоточится около 80% российского газового экспорта в Европу, что и создаст риски.

Здесь Бринк несколько завышает цифру. С учетом первого «Северного потока», при введении СП-2 через Балтику будет поставлять 110 млрд кубометров газа. Учитывая, что экспорт «Газпрома» в Европу по итогам 2016 года составил около 180 млрд кубов, на «Северные потоки» придется лишь порядка 61%.

Впрочем, ранее уже высказывались опасения того же рода. Но упор в них делался на то, что слишком большие объемы газа будут проходить через Германию, значительно повышая роль этой страны во влиянии на газовые потоки.

У СП-2 вообще много противников: ряд стран ЕС дважды направляли в Еврокомиссию письма с требованием запретить проект. Основные протесты исходят от Польши, которая в случае реализации проекта также потеряет долю транзита.

Несмотря на то, что Соединенные Штаты, в отличие от той же Польши, «Северный поток-2» никак не затрагивает, американские власти уже не первый раз выступают против проекта.

Еще весной прошлого года Америка заявляла, что СП-2 является политическим проектом и несет угрозу энергобезопасности Европы. Летом 2016 года группа американских сенаторов направила в Еврокомиссию письмо с критикой проекта. Там, в частности, отмечалось, что СП-2 станет «шагом назад в плане диверсификации европейских источников энергии, поставщиков и маршрутов».

Более того, сенаторы сочли, что некоторые шаги России направлены «на подрыв мира и безопасности в Европе, в том числе посредством использования энергетики как рычага политического влияния».

В связи с этим реализация «Северного потока — 2» подрывает создание европейского Энергетического союза, говорилось в письме.

Позднее Джозеф Байден, бывший на тот момент вице-президентом США, заявил, что второй «Северный поток» будет «плохой сделкой» для Европы. При этом он отметил, что европейские потребители уже могут закупать американский СПГ.

А спецпредставитель американского Госдепартамента по энергетике Амос Хохштайн указывал, что второй «Северный поток» подорвет экономику как Украины, так и Словакии (следующая за Украиной страна-транзитер российского газа).

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин говорит, что у Штатов здесь интересы исключительно политические, причем завязаны они именно на Украину.

«Это крупная политическая ставка, причем это не ставка Обамы или Трампа, это ставка американского государства, — указывает политолог. — Штаты поддержали украинский майдан – в первую очередь, с целью не допустить альянса и интеграции Украины с Россией (любое крупное объединение на территории бывшего СССР США рассматривают как угрозу). И теперь Америке приходится продолжать оказывать поддержку новым украинским властям», — считает Макаркин.

В связи с этим, по словам эксперта, США будет пытаться оказать давление на Еврокомиссию в вопросе «Северного потока-2».

США. Евросоюз. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130020


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 4 апреля 2017 > № 2144791 Роман Илык

Замминстра здравоохранения: "В проекте реимбурсации будут использоваться самые обычные рецептурные бланки"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя министра здравоохранения Романа Илыка о проекте возмещения стоимости лекарств для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, бронхиальной астмы и диабета 2-го типа

Вопрос: Заинтересованы ли производители и поставщики в участии в проекте реимбурсации?

Ответ: Есть. На сегодня уже несколько десятков производителей подали заявки-перечени препаратов, на основе входящих в проект молекул, которые мы готовы рассматривать в рамках программы. Полный перечень был сформирован и обнародован в понедельник. Свои предложения подали и отечественные, и иностранные производители.

Вопрос: Удовлетворены ли вы количеством заявок?

Ответ: Идея проекта выстроена абсолютно конструктивно, прозрачно и должна стимулировать производителей. 500 млн грн, выделенных на программу, это хороший стимул, чтобы принимать участие в ней. Пока программа набирает обороты, но мы рассчитываем, что всего в перечне будет до 200 препаратов.

Вопрос: Препаратов от сердечно-сосудистых заболеваний на рынке достаточно, поэтому понятно, что их в перечне будет много, но если речь идет, например, о препаратах от бронхиальной астмы, то их число на рынке ограничено. Сможет ли программа стимулировать производителей выпускать такие препараты?

Ответ: Действительно, лекарства от бронхиальной астмы не широко представлены на рынке Украины и они достаточно дорогостоящие. Задание Минздрава – формирование политики в этом направлении, мы должны стимулировать рынок. Поэтому мы разработали стратегический документ – Стратегию национальной политики обеспечения лекарственными средствами до 2025 года, которая отвечает на вопрос, каким образом население Украины будет обеспечиваться лекарствами. Реимбурсация – одна из составляющих фармацевтической политики. Она является сигналом для производителей, указывает приоритетные препараты, в производстве которых государство заинтересовано. Это сигнал для фармбизнеса с точки зрения того, куда направлять свои усилия при планировании своего развития, создания инвестиционных площадок и привлечения инвесторов. Для того, что бизнесу было интересно производить препараты, в частности, от астмы, он должен знать и понимать, что они включены в долгосрочную государственную политику.

Вопрос: Эта политика будет как-то утверждена?

Ответ: Да, стратегия национальной политики относительно обеспечения населения лекарственными средствами на 2017-2025гг – это фундаментальный документ, который мы нарабатывали в течение определенного времени. Мы подаём его на рассмотрение Кабмина и, соответственно, рассчитываем, что он будет утвержден. Эта политика даст понять всем стейкхолдерам, как будет происходить стратегическое обеспечения лекарственными средствами населения.

Надеемся, что в ближайшее время стратегия будет утверждена. Неотъемлемая часть этого документа – Национальный перечень лекарственных средств, уже утвержден, так же как и проект "Доступные лекарства".

Вопрос: Комментируя проект "Доступные лекарства" некоторые эксперты высказывались, что любой перечень, включающий торговые названия, не будет прозрачным и будет нести коррупционные риски. Насколько проект реимбурсации застрахован от таких рисков?

Ответ: Во-первых, в наш проект включена 21 молекула – так называемые международные непатентованные названия (МНН), независимо от того отечественные они или зарубежные. Производители ознакомятся с перечнем МНН, оценят свои возможности предложить объём и цену, которая предусмотрена проектом. Сам перечень формируется по заявительному принципу. Если есть МНН, соответствующий препарат и соответствующая цена, которая позволит войти в проект, то оснований не включать этот препарат не будет.

При этом очень важно напомнить, что даже препараты, которые не войдут в программу, будут присутствовать на рынке.

Препарат с самой низкой ценой будет возмещаться на 100%. Если пациент захочет купить более дорогие препараты, он доплатит разницу. Сегодня мы сформировали список торговых названий, в котором будет указана доплата по каждой упаковке.

Вопрос: Как часто будет обновляться перечень препаратов?

Ответ: Пересмотр торговых названий и цен будет проводиться каждые шесть месяцев. Программа основана на референтных ценах, определенных по пяти странам. Есть производители, цены которых оказались выше референтной цены. Если они все-таки решат зайти в программу, они снизят цену и подадут заявку. Программа реимбурсации – это хорошая мотивация для производителей.

Вопрос: Общался ли Минздрав с производителями в рамках подготовки проекта?

Ответ: Минздрав проводил переговоры практически со всеми производителями 21 МНН - как иностранными, так и отечественными. Стимул для бизнеса простой – бизнес должен увидеть экономическую составляющую. Лучший стимул, чем 500 млн грн для рынка, трудно придумать. Думаю, что все это очень хорошо понимают. Если за счет государственных средств будет компенсирована полная или частичная стоимость лекарств, объемы продаж лекарств вырастут, а значит, производители получат выгоду.

Вопрос: По вашему мнению, все ли участники проекта - врачи, аптеки, дистрибьюторы - уже все поняли? Не осталось ли у них вопросов, с кем они должны составлять договора, что должны поставлять, по какой цене?

Ответ: Накануне старта проекта мы коммуницировали с регионами. Резюме такое: причин не заключать договор с распорядителем средств нет, на местах все ориентируются, какой у каждого размер субвенции, с кем аптечному учреждению нужно подписывать договор, с кем оно должно сотрудничать независимо от формы собственности.

Распорядителями бюджетных средств выступают районные, городские и объединенные территориальные общины. Это очень важно, потому что в предыдущем проекте по реимбурсации стоимости лекарств от гипертонии распорядителями бюджетных средств были субъекты областного уровня, а сегодня в рамках децентрализации мы максимально передали эти полномочия на территории. Таким образом, каждая территория будет более оперативно и рационально распределить выделенные средства между тремя группами нозологий, а не какой-то чиновник в области или Киеве будет решать, сколько денег направить на ту или иную группу. Это даст максимальную возможность приблизить распорядителя бюджетных средств к аптечному учреждению, с одной стороны, а с другой - максимально эффективно использовать деньги по существующим направлениям и перераспределять их при необходимости в ходе реализации проекта.

Вопрос: Эти средства уже поступили к распорядителям или нужно ждать, когда это произойдет?

Ответ: Тут все просто. Средства уже предусмотрены в госбюджете, стоит лишь вопрос доступа к ним. Правительство утвердило порядок использования этих средств, определена сумма, на которую каждая область, город или территориальная община могут рассчитывать. Общины получили доступ к этим средствам и возможность заключать договоры с соответствующими аптечными учреждениями. В проекте нет механизмов каких-то транзакций. Деньги уже выделены, доступ к ним открыт, все нормативные акты, позволяющие это сделать, уже приняты.

Вопрос: Проект предусматривает, что аптеки будут получать возмещение в пятидневный срок. Не будет такого, что в аптеке скажут, что денег в бюджете уже нет?

Ответ: На сегодня все соответствующие средства есть на той территории, где они должны быть. Большинство областей утвердило соответствующие решения, за исключением трех, где для участия в проекте и доступа к государственной субвенции дополнительно требуется решение облсовета. Уверен, в ближайшее время в этих областях такие решения примут.

Остается вопрос расчета с аптеками. Тут также заложена абсолютно здоровая философия. Каждые 15 дней аптека предоставляет распорядителю средств отчет, что и на какую сумму было отпущено, и в течение пяти дней распорядитель рассчитывается с аптечным учреждением. Участники проекта работают на горизонтальном уровне: они видят, сколько средств было выделено, сколько израсходовано, и в случае необходимости имеют возможность или перераспределить с нозологии на нозологию или инициировать выделение дополнительных средств.

По итогам нескольких месяцев программы мы будем выходить с инициативой, чтобы средства, выделенные для регионов, которые не используют их, передать областям, которые более успешно работают в проекте. Кроме того, возможно, что дополнительные средства на проект будут выделены при коррекции бюджета, которая традиционно происходит осенью.

Вопрос: Аналитики говорили, что вы за 0,5 млрд грн пытаетесь покрыть сегмент рынка, который на самом деле стоит 1,5 млрд грн. Т.е. в бюджете денег в три раза меньше необходимого...

Ответ: Расчеты - вещь тонкая, и считать можно по-разному. Во-первых, участие в проекте принимают 21 ММН, т.е. только часть препаратов, куда не входят комбинированные препараты, как правило, дорогостоящие. Во-вторых, возмещение работает преимущественно в сегменте наиболее дешевых лекарственных средств. Анализируя данные о продажах лекарств в прошлом году на свободном рынке по трем указанным группам заболеваний, мы вышли на цифру ориентировано350 млн грн. Если учесть различные поправочные коэффициенты и то, что не все пациенты, которые имеют возможность купить лекарства, покупают их, мы вышли на цифру 800 млн грн в год. Принимая во внимание, что мы стартуем с апреля, думаю, 500 млн грн до конца 2017 года должно хватить.

Вопрос: Т.е. не будет такой ситуации, что человек придет в аптеку, а ему скажут, что денег уже нет и проект завершен?

Ответ: О возможности такой ситуации мы можем говорить только ближе к концу года, когда проект выйдет на полную мощность. И все равно, повторюсь, это будет касаться только отдельных территорий и отдельных областей. Мы должны осознавать, что в одних областях он будет работать лучше, а в других - отставать.

Вопрос: Готовы ли к проекту врачи? Есть ли у них все рецепты, есть ли у них все перечни лекарств и МНН?

Ответ: Минздрав проводит мощную информационную компанию, в частности, мы разработали ряд информационных материалов для врачей, в том числе методички, которые мы стараемся распространять, в том числе в регионах. Кроме того, есть плакаты, наклейки, книжечки, брошюрки. Вся эта информация размещена на сайте Минздрава и любое медучреждение или аптека могут распечатать себе всю продукцию в необходимых количествах.

Важно, что встречи, которые мы проводили в Минздраве или выезжая в регионы, сопровождались встречами с врачами "первички", с руководителями этих подразделений, чтобы максимально донести эту информацию и максимально дать ответы на существующие вопросы.

Чаще всего на таких встречах звучат вопросы относительно рецептов. Еще раз подчеркну: рецептурные бланки для этой программы используются самые обычные на которых врачи выписывали лекарства и раньше. Единственное, что на рецепте в соответствии с приказом №153 должно быть указано МНН. Это обязательное требование, чтобы рецепт работал в проекте "Доступные лекарства".

Следующий важный момент: комбинированных препаратов в перечне нет. Важно, чтобы врачи понимали, что они имеют возможность комбинировать препараты вместо использования комбинированных форм, корректируя схему лечения. Пациенты в рамках проекта смогут принимать не один комбинированный препарат, а несколько монопрепаратов в состав которых входят молекулы, входящие в состав нужного этому пациенту комбинированного препарата.

Возможно, в перспективе мы расширим программу, и комбинированные препараты также будут включены в проект по реимбурсации. Но ВООЗ рекомендует так, как сейчас в проекте.

Вопрос: То есть нет требования, что одному пациенту – один препарат?

Ответ: Нет. Никаких ограничений нет. В ходе проекта мы прорабатываем электронный реестр пациентов и электронный реестр врачей, постепенно переходим на формат электронного рецепта. Это займет определенное время, будет переходной период. До внедрения электронного рецепта проект будет работать на бумажном носителе – рецептурном бланке. Хотя хочу отметить, что некоторые области, такие как Житомирская, Полтавская, Херсонская, на 70% готовы к электронному рецепту. Мы это видели, убедились, что там и учет пациентов на 70% компьютеризован, и есть возможность получить лекарственные средства по электронному рецепту, имея амбулаторную пластиковую карточку. Со временем такая система будет внедрена по всей Украине. Во втором полугодии 2017 года будем создавать предпосылки, чтобы и электронный рецепт, и рецепт на бумажном носителе работали параллельно на переходной период.

Вопрос: Таким образом, нет никаких предпосылок к тому, чтобы проект не заработал в связи с тем, что где-то нет компьютера, а где-то интернета?

Ответ: Минздрав сделал все, чтобы началась реализацию проекта – во вторник все увидят список лекарств, которые принимают участие в проекте.

Дальше большое значение возымеет работа, которую будут вести муниципалитеты и врачи. Очень важно, насколько будут активны пациенты. Не секрет, что многие пациенты сами себе назначают лекарства, занимаются самолечением, не хотят идти к врачу за рецептом. Проект реимбурсации вписан в рамки целостной реформы, которую мы намерены внедрить на "первичке" в этом году и который включает экономическую мотивацию пациента прийти к врачу, а у врача на амбулаторном уровне - выписать рецепт. Даже хронически больному человеку хотя бы раз в месяц лучше прийти к врачу и откорректировать свой план лечения, получить рекомендации. И это должно быть правило, а не исключение. Если пациент сам себе назначает и корректирует лечение, в итоге имеем неутешительные последствия и статистические данные: не менее половины лекарственных средств, которые потребляют в Украине, не являются жизненно необходимыми, а с другой стороны - это зря потраченные средства из собственного кармана. Уверен, что врачи не будут сопротивляться проекту. Перечень МНН не такой уж большой, врачи по этим направлениям работают каждый день и хорошо их знают. Важно, что так они открывают доступ пациенту к лекарствам. Контролируя артериальное давление и поддерживая у пациента уровень сахара на нужном уровне, врач сможет выйти на совершенно иные показатели заболеваемости и качества жизни пациента в целом. Уверен, что уже через год-два мы увидим совершенно другие показатели смертности.

Вопрос: Вы учитывали опыт предыдущего проекта реимбурсации стоимости лекарств по гипертонии?

Ответ: В предыдущем проекте по гипертонии был ряд позитивов и недостатков, которые учтены. Среди недостатков отмечу, что тогда выписывали лекарственные средства по коммерческому названию. Таким образом, деликатно говоря, неэффективно использовались бюджетные средства, поскольку дорогие препараты очень быстро съедали весь бюджет и для большинства населения Украины лекарства остались недоступными. Во-вторых, обеспокоенность рынка вызывала неоперативность расчетов государства с аптечными учреждениями. Это тоже было учтено: мы предусмотрели норму, согласно которой каждые 15 дней аптека подает отчет и государство обязано рассчитаться с ней в течение пяти дней.

Из позитивного опыта я бы назвал то, что у населения значительно выросло положительное отношение к лечению. Пациенты стали чаще обращаться к врачу, улучшились многие показатели по заболеваемости, инвалидности и даже смертности. А если принять во внимание, что по завершении проекта пациенты спрашивали об этих лекарствах еще как минимум полгода, это говорит, что в большинстве своем они к проекту готовы.

Самое основное, что мы должны понимать: новый проект по трем нозологиям - это не просто раздача бесплатных лекарств, это инструмент для врача, который сможет реально лечить пациента, улучшать качество и продолжительность его жизни. Это главная цель проекта. Думаю, через два года мы увидим очень интересные данные, которые покажут совершенную иную, чем сегодня, статистику заболеваемости и смертности.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 4 апреля 2017 > № 2144791 Роман Илык


Украина. Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128744

Путин запретил денежные переводы на Украину через иностранные платежные системы

Служба новостей

Forbes

В 2015 году 4 млн украинцев, работающих в России, перевели на родину $1,2 млрд

Президент России Владимир Путин подписал закон, который запрещает осуществлять денежные переводы на Украину через иностранные платежные системы. Соответствующий документ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Ранее, в октябре 2016 года, президент Украины Петр Порошенко запретил переводить деньги из России на Украину через российские платежные системы.

Принятые поправки в закон «О национальной платежной системе» предусматривают, что если иностранное государство вводит запреты в отношении российских платежных систем, то переводы денег в эти страны без открытия банковского счета в рамках платежных систем, в том числе зарубежных, будут возможны из России, только если операторы платежной системы и услуг инфраструктуры прямо или косвенно контролируются Москвой.

Закон вступит в силу через 30 дней после официальной публикации. Он будет распространяется на запреты, введенные иностранными государствами до его вступления в силу. ЦБ России будет размещать на официальном сайте сведения о иностранных государствах, которые ввели запреты в отношении платежных систем, операторы которых зарегистрированы российским регулятором. Ограничения будут применяться со дня размещения регулятором такой информации.

При рассмотрении поправок в закон «О национальной платежной системе» в Госдуме и Совете Федерации отмечали, что они применяются в ответ на действия властей Украины, которые в октябре 2016 года ввели санкции в отношении российских платежных систем «Золотая корона», «Колибри» (Сбербанк), «Лидер», «Юнистрим», Anelik и Blizko. Тогда Национальный банк Украины потребовал от банков, работающих с российскими платежными системами, прекратить операции с этими системами.

По данным украинских СМИ, в 2015 году 4 млн украинцев, работающих в России, перевели на Украину $1,2 млрд.

Украина. Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128744


Украина. США. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 3 апреля 2017 > № 2144782 Джимми Шеа

Представитель Альянса Шеа: НАТО полезен опыт Украины по противодействию российской пропаганде

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя помощника генсека НАТО по вопросам новых вызовов безопасности Джимми Шеа

Вопрос: Расскажите о цели вашего визита в Украину?

Ответ: Я здесь, потому что НАТО и Украина восстанавливают работу важной совместной рабочей группы по экономической безопасности. Мы хотим развивать более тесное сотрудничество между НАТО и Украиной в области оборонных закупок. Иными словами, идет дискуссия, как страны, входящие в Альянс, могут помочь Украине лучше решать вопросы конкуренции в оборонном секторе, как повысить эффективность государственных закупок, как лучше заключать контракты, как лучше понять процесс рассмотрения оборонных потребностей на концептуальной стадии, как обеспечить более эффективное партнерство между частным и государственным секторами. Эти вопросы могут показаться вам техническими, но они действительно представляют нечто чрезвычайно важное для украинских граждан: понимание, что правительство способно предоставить вашим вооруженным силам наилучшее из возможного снаряжение по самой выгодной цене в кратчайшие сроки. Что в настоящее время ожидают ваши солдаты? Это - уверенность в том, что их правительство быстро обеспечивает их лучшим снаряжением и выполняет все свои функции по защите их, что является фундаментальной социальной ответственностью. Это чрезвычайно важно.

Вопрос: Какие новые вызовы стоят перед НАТО? Вы видите необходимость разработки новых способов борьбы с кибер-угрозами?

Ответ: Прошлый, 2016-й, год у нас прошел под словом "кибер". В том же году было вмешательство России в избирательную кампанию в США. Кибер-возможности использовались не только для шпионажа, не только для того, чтобы вторгнуться в систему, но использовались для информационных операций, чтобы вмешиваться в демократические процессы. В текущем году многие союзники по НАТО признали это серьезной угрозой.

Также в 2016 году у нас была первая большая проблема с Интернетом - когда устройства подключены к устройствам, и люди к устройствам. Все виды устройств подключены друг к другу, например, ваш телефон к электросистеме дома, к вашей системе отопления. У нас была первая крупная кибератака в США в этой области. Я говорю о случае с Yahoo, - где у одного миллиарда пользователей Yahoo были свои данные, система была взломана, и был получен доступ к их информации. Также был случай, когда была взломана система управления одной из дамб в США.

В прошлом году кибер-угрозы перешли с проблемы местного уровня на уровень стратегического вопроса функционирования общества. В 2017 году НАТО встречает эту угрозу, мы объявили, что кибер-угрозы для нас сегодня являются прерогативой. Это означает, что мы должны обеспечить наличие возможности работать в киберпространстве с той же эффективностью, что и на суше, на море, в воздухе или в космосе. Мы работаем над последствиями всего этого на данный момент. И второе: у нас есть обязательства по киберзащите, о котором мы договорились на саммите НАТО в Варшаве в июле прошлого года, в соответствии с которым все союзники договорились: во-первых, увеличить свои расходы и инвестиции в киберзащиту, во-вторых, усилить информированность самого Альянса по вопросу уровня защиты стран в ряде ключевых областей. Это позволяет нам увидеть, с какой позиции мы можем лучше помочь им, а также обеспечивает соответствие всех союзников определенным минимальным стандартам.

Позвольте также добавить, что мы много работаем с Украиной в области киберзащиты. В НАТО есть соответствующий трастовый фонд, который возглавляет Румыния, но донорами этого фонда являются многие страны. Мы потратили свыше EUR 300 тыс., чтобы помочь Министерству иностранных дел Украины, а также помочь украинским спецслужбам в обучении сотрудников и улучшении оборудования для лучшего обнаружения и отражения кибератак.

Мы очень тесно взаимодействуем по этому вопросу не только с союзниками, но и активно работаем с Украиной.

Вопрос: Раньше планировалось, что трастовый фонд НАТО предоставит украинским спецслужбам определенное оборудование для обеспечения информационной безопасности? Эта помощь уже доставлена?

Ответ: Пока что нет, но мы этапе организации доставки его в Украину, оно уже приобретено. Нам осталось пройти некоторые обычные административные формальности процедур импорта/экспорта, но мы надеемся, что сможем сделать это очень быстро. Наша цель состоит в том, чтобы к лету все было установлено, протестировано и запущено. В ходе своей поездки в Киев на встречах с представителями украинских властей речь также шла о том, что мы можем сделать, чтобы ускорить этот процесс.

Вопрос: Важнее обучить наших экспертов противостоянию кибер-угрозам, чем предоставить им оборудование?

Ответ: Позвольте мне привести вам пример: если вы хороший водитель, но у вас нет машины, вы ничего не можете сделать. Но если у вас есть отличный автомобиль и вы не знаете, как водить машину? Это простой пример, но очевидно, что в вопросе противостояния кибер-угрозам нужно и то, и другое. Вам нужны навыки, но с хорошим оборудованием вы можете значительно повысить свою эффективность в вопросе обнаружения кибер-атаки, обеспечения раннего предупреждения, записи информации.

Вам нужны хорошие знания, хорошая техника, правильна организация работы. НАТО оказывает в этом помощь. Как только мы завершим этот проект, сразу начнем рассматривать возможные будущие проекты, например, с другими украинскими Министерствами.

Вопрос: Нынешние конфликты ведутся не только на уровне оружия, но и в информационной сфере. Солдаты часто становятся уязвимыми, размещая информацию в социальных сетях. Считаете ли вы целесообразным запретить им пользоваться соцсетями?

Ответ: Я лично считаю, что вы не можете "изобретать обратно" информационные технологии, они уже придуманы, они уже работают. Раньше, когда я работал с генсеком НАТО, который говорил: "Ты не можешь вернуть зубную пасту в тюбик". Речь идет об ответственном пользовании соцсетями.

Например, солдат в районе проведения военной операций делает фото и, по сути, раскрывает свою позицию противнику с подписью "Мама, привет, я здесь с моим отрядом". Это, конечно, глупо. Я думаю, что нам нужно не отбирать мобильные телефоны у солдат, но научить их ответственному использованию Интернета. Важно донести такие тезисы: будьте внимательны, не сообщайте личную информацию о себе, защитите свою конфиденциальность. Это простые вещи, но люди не осознают свою информационную незащищенность. И поэтому ключевым моментом является хорошее обучение и хорошая информированность о возможных последствиях. Даже сегодня около 90% всех кибер-атак происходят из-за простой человеческой невнимательности. Это по-прежнему человеческий фактор. Слабым звеном в киберпространстве по-прежнему является человек. Так что это вопрос обучения и образования.

Вопрос: Как вы оцениваете противодействие Украины российской пропаганде?

Ответ: Я думаю, что у Украины есть большой опыт в этом, накопленный даже до 2014 года и за все время конфликта. Для НАТО ваш опыт во многом полезен, мы многому научились.

Например, несколько недель назад в Литве были развернуты немецкие силы НАТО, и мы немедленно в литовских СМИ появились фейковые истории о немецком солдате, изнасиловавшем литовскую девочку. Это было явно рассчитано на то, чтобы разжечь враждебные настроения у населения. К счастью, мы действовали очень быстро, и опровергли эту историю. В какой-то степени мы узнали из вашего опыта - как это делается, как используются соцсети, которые усиливаются российскими СМИ и так далее. Мы можем реагировать быстрее. Мы создали Центр передового опыта в области стратегических коммуникаций в Латвии. Он обеспечивает мгновенный анализ и раннее предупреждение и изучает используемые методы. Теперь мы более внимательны, и мы реагируем быстрее, что очень важно.

Мы хотим улучшить наше сотрудничество. Мы создали в рамках нового комплексного пакета помощи между Украиной и НАТО гибридную платформу для обмена информацией и опытом. Нам нужно уделять этому больше внимания. Это один из вопросов, которые я поднимал в ходе своей поездки в Киев.

Мы также создали новое подразделение разведывательной службы НАТО, которое будет заниматься анализом гибридных рисков.

Мы знаем, что Россия вложила много средств в информационное оружие. У телеканала Russia Today годовой бюджет EUR 400 млн, тысячи сотрудников. Спутниковое вещание работает на 33 разных языках. Это очень важный инструмент. Мы должны быть уверены, что русскоязычные жители Украины, Латвии, стран Балтии и других стран имеют доступ к информации на своем языке.

Опыт Украины в диалоге с русскоязычным населением помогает нам в этом вопросе. Мы не всегда можем гарантировать, что если мы ничего не сделаем, то волшебным образом возникнет истина. Мы должны активно противостоять мифам и пропаганде.

Вопрос: Как вы можете оценить влияние российских государственных компаний на экономику Европы и Украины?

Ответ: Существует законный бизнес, но он должен быть прозрачным. Российские компании должны соблюдать национальные законы и национальное законодательство, в частности в отношении прозрачности и честной информации. Во-вторых, нам нужно посмотреть на наши критические зависимости. Украина - хороший пример. Несколько лет назад у официального Киева была такая большая зависимость от "Газпрома". Потом ЕС и Украина работали вместе, чтобы создать возможности для отправки газа из Европы в Украину. Это значительно снизило монополию "Газпрома", привело к тому, что корпорации пришлось снизить цены, чтобы привести их в соответствие с рыночной конкуренцией. Это простой пример, но это означает, что в этой области нет ничего фатального. Вы можете уменьшить свою зависимость, а это означает, что шантаж становится менее вероятным.

В настоящий момент НАТО сокращает зависимость некоторых союзников от российской военной техники, которая до сих пор существует в некоторых странах НАТО. Например, сейчас в странах Балтии власти хотят перейти от энергосистемы России к европейской энергосистеме.

Действуют экономические санкции из-за незаконной аннексии Крыма Россией. Но главное - уменьшить свою зависимость, чтобы коммерческие транзакции не могли быть использованы для политического давления.

Вопрос: Политика Вашингтона в отношении НАТО после прихода новой президентской администрации изменилась?

Ответ: Нет. Каждый день вы видите, как американские войска прибывают в Польшу, работая с другими войсками НАТО в Польше. На прошлой неделе в Румынии были проведены американские военные учения.

Все это говорит о приверженности США европейской безопасности. В Европе есть американские танки, войска и транспортные средства, защищающие союзников. Это началось при президенте Обаме, это правда. Но это продолжается полностью по графику без каких-либо задержек при президенте Трампе.

В ходе визита в НАТО государственный секретарь США Рекс Тиллерсон говорит о приверженности США НАТО. То, что президент Трамп говорит, важно, но не ново. Он говорит, что ожидает от союзников выполнения своих обязательств по оборонным расходам, и что Соединенные Штаты платят слишком много. Но я могу заверить вас, что каждый президент США, которого я знал в свое время в НАТО, говорил то же самое. И 2% обязательств было принято на саммите в Уэльсе при президенте Обаме (обязательство стран-членов НАТО о расходе 2% от валового внутреннего продукта на коллективную оборону – ИФ).

Это правда, что президент Трамп, в силу своих качеств может сказать что-то в более драматичной манере, чем его предшественник, но это по существу то же самое сообщение - все союзники согласились на это 2%-ное обязательство. Потому, то это необходимо для вашей защиты и для того, чтобы справиться со всеми этими проблемами на востоке и юге Европы… Так что в новой администрации я вижу гораздо больше преемственности, чем перемены. Это такой же вопрос европейской солидарности, как и трансатлантической солидарности.

Вопрос: Как вы оцениваете перспективу вступления Украины в НАТО? Нужно ли это обеим сторонам и можно ли говорить о членстве в НАТО, как о краткосрочной перспективе?

Ответ: Ключевым принципом является то, что каждая европейская страна имеет право выбирать, где она хочет быть. Это фундаментальный принцип. Это право содержится в документах Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которую также подписала Россия. Если мы не будем придерживаться этого принципа, мы вернемся к сферам влияния, где крупные державы доминируют над интересами малых. Но мы этого не хотим. Мы пробовали эту модель в Европе в течение 1000 лет, и вы видели результаты - войны, войны, войны, постоянные потрясения и изменения границ все время.

Поэтому мы будем придерживаться принципа, что членство в НАТО открыто в отношении Украины, как и для любой другой страны в Евроатлантическом регионе… Конечно, я не могу предсказать, когда и при каких обстоятельствах Украина вступит в НАТО. Потому что Украина должна соответствовать требованиям, и мы делаем все возможное, чтобы помочь вам во всех областях соответствовать стандартам Альянса. Когда люди задают этот вопрос, я говорю, не просто спрашивайте НАТО, а спросите также себя. Потому, что ответ находится в Киеве в такой же мере, как и в Брюсселе. На результат влияют действия, как Киева, так и Брюсселя. Важно также придерживаться практичности и прагматичности.

Украина. США. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 3 апреля 2017 > № 2144782 Джимми Шеа


Россия. Украина > Финансы, банки > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124479 Михаил Гуцериев

Миллиардер недели: Михаил Гуцериев и украинский транзит Сбербанка

Михаил Козырев

Заместитель главного редактора Forbes

Люди из клана Гуцериева выглядят как органичная часть российского делового и политического ландшафта. Выполняют важные поручения, получают достойное вознаграждение. И это один из секретов стремительного роста группы в последние годы.

«Хусейна и Каддафи я знаю лично», — заявил Михаил Гуцериев в 2000 году cразу после вступления в должность генерального директора компании «Славнефть». Личные контакты Гуцериев обещал использовать для того, чтобы развивать бизнес компании в этих странах. И действительно, «Славнефть» в бытность Гуцериева главой компании вела активные операции с Ираком.

Впрочем, тогда Гуцериеву внешнеполитические успехи удержать под контролем «Славнефть» не помогли. В июле 2002 года после многодневной «битвы за офис» Гуцериев и его люди были физически вытеснены из здания штаб-квартиры «Славнефти». В роли «обидчиков» выступили представители Тюменской нефтяной компании, принадлежавшей на тот момент «Альфа-групп». ТНК вместе с «Сибнефтью» Романа Абрамовича и купили в дальнейшем «Славнефть»

Тогда, 15 лет назад, Михаил Гуцериев выглядел уходящей натурой. Те же «Сибнефть» и ТНК казались «эталоном» корпоративного управления, эффективного бизнеса. Их хозяева – «настоящими» олигархами. Что касается Михаила Гуцериева, то он, как казалось, затерялся во вторых – третьих рядах собственников крупного российского бизнеса.

В последующие времена собирания государством «нефтяных» активов хозяева ТНК и «Сибнефти» получили свои миллиарды от «Роснефти» и «Газпрома», соответственно. Гуцериев же оставался все тем же человеком второго плана. Он заботливо растил компанию «Русснефть», скупая мелкие нефтяные активы. Пытался вывести свою компанию в высшую нефтяную лигу, но в итоге вступил в конфликт со всемогущими людьми из «Роснефти». Кончилось это тем, что Гуцериев был вынужден покинуть страну и продать свою компанию Олегу Дерипаске.

Каковы были реальные причины бегства Гуцериева и каким образом предприниматель решил свои проблемы – до сих пор с достоверностью не известно. Факты, однако, таковы: вернувшись в 2010 году в Москву, Гуцериев сумел восстановить контроль над «Русснефтью». Компания в ноябре 2016 году провела IPO на Московской бирже, получив по его итогам оценку в $2,5 млрд.

За годы, прошедшие с возвращения Михаила Гуцериева из Лондона, радикально вырос и девелоперский бизнес клана. За счет серии покупок общий объем имеющейся в распоряжении семьи недвижимости за шесть лет увеличился в более чем шесть раз. На данный момент он превышает 3 млн квадратных метров и приносит $395 млн ежегодно.

Компании, подконтрольные семейству Гуцериевых, установили контроль над крупнейшими ритейлерами «Эльдорадо» и «Техносила». Бинбанк, ядро империи и площадка, на которой она выросла, за последние четыре года переместился c 35 на 12 позицию в рейтинге крупнейших российских банков по размерам активов.

Что происходит и откуда берутся деньги? Ясных ответов нет (по крайней мере нет у тех, кто наблюдает за ситуацией со стороны). Но вот, к примеру, вполне красноречивый «белорусский» эпизод.

В 2010 году в Белоруссии разгорелся конфликт между собственником «Уралкалия» Сулейманом Керимовым  и президентом Александром Лукашенко. Российский миллиардер пытался поучаствовать в приватизации «Беларуськалия». Однако переговоры зашли в тупик, а вскоре и переросли в корпоративную войну. Кульминацией стал арест в аэропорту Минска главы «Уралкалия» Владислава Баумгартнера. Противостояние вышло на уровень правительств России и Белоруссии.

Через некоторое время в Минск на встречу с президентом Белоруссии прилетел Михаил Гуцериев. Вот как о визите Гуцериева рассказал сам Лукашенко:

«Я позвал сюда его как собрата, как я его называю, мусульманина, с которым у нас добрые отношения — Мишу Гуцериева. Говорю, Михаил Сафарбекович, можешь ли ты выполнить мою просьбу? — Ну, какую скажете? — Можешь передать ему (Керимову)? — Могу. Передай: если он будет себя вести дальше так — мешать нам работать, чтобы положить нашу калийную компанию на колени, — я возбуждаю уголовное дело», — рассказал Лукашенко.

Челночная дипломатия Гуцериева сработала. Баумгартнера отпустили, «калийный вопрос» перестал омрачать российско-белорусские отношения. А сам Гуцериев получил предложение об участии в приватизации «Беларуськалии». Над ним он обещал подумать, а пока основал предприятие по разработке Старобинского калийного месторождения в Белоруссии.

На этой неделе Михаил Гуцериев вновь выступил как человек, который умеет решать запутанные проблемы. За $130 млн Белорусская компания Саида Гуцериева (сын Михаила Гуцериева, подданный Великобритании) и латвийский Norvik Banka Григория Гусельникова (некоторое время возглавлял Бинбанк) выкупили «дочку» российского Сбербанка на Украине. После завершения сделки банк будет работать под брендом латвийского Norvik Banka.

О том, что стояло за покупкой бизнеса «Сбербанка» на Украине, мы вряд ли узнаем так скоро как в случае с «белорусским» эпизодом. Обстановка в соседнем государстве не способствует рассказам первых его лиц о дружеских отношениях с крупными предпринимателями из России.

Тем не менее, некоторые детали пазла известны. Герман Греф, например, в свое время помог Михаилу Гуцериеву вернуться в России, выступив в качестве «ходатая» в Кремле. Теперь Гуцериев помог Грефу, решив проблему с бизнесом Сбербанка на Украине, оказавшемся парализованным из-за протестов местных националистов. С другой стороны, именно Бинбанк выкупил в 2014 году у украинского миллиардера Игоря Коломойского и его партнеров московский бизнес «ПриватБанка». Иными словами, связи в украинской политической элиты у главы «группы Бин».

Однако очевидно, что без одобрения Кремля сделка была бы невозможна. Не рискнул был Михаил Гуцериев ввязываться в эпопею с покупкой (и видимо – последующей перепродажей) украинского бизнеса «Сбера» и без предварительных договоренностей с украинскими властями.

Вопрос: может ли человек, умеющий наводить мосты с самыми непростыми из внешнеполитических партнеров Кремля, иметь возможность для успешного развития бизнеса в России? Конечно же – да. Может ли эта деятельность приносить дополнительную прибыль? Ответ очевиден.

Детали станут известны гораздо позже. Пока же Михаил Гуцериев и люди из его клана выглядят как органичная часть российского делового и политического ландшафта. Они выполняют важные поручения и получают достойное вознаграждение. До определенной степени — обладают иммунитетом. И это один из секретов стремительного роста группы в последние годы.

Россия. Украина > Финансы, банки > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124479 Михаил Гуцериев


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2122008

Посол ЕС рассказал, как несколько человек не дают жить всей Украине

Высшее руководство Украины занимается грабежом страны. Об этом заявил посол ЕС Хуго Мингарелли во время поездки во Львов.

"Несколько людей превращают вашу фантастическую страну в банкомат. В большой степени это благодаря коррупции", – сказал он.

По словам Х.Мингарелли, коррупция в Украине беспокоит потенциальных инвесторов гораздо больше, чем война. Украина имеет все возможности быстро стать современным открытым обществом, подчеркнул он.

"Поэтому мы посвящаем много нашего времени, энергии и ресурсов, делясь нашим опытом преодоления коррупции с вашей властью", – резюмировал посол ЕС.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2122008


Украина > Агропром > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121850

Украина отправила на экспорт почти 33,5 млн тонн зерна

C начала 2016/2017 маркетингового года Украина экспортировала 33,354 млн тонн зерновых. Об этом сообщает Министерство аграрной политики и продовольствия.

По состоянию на 30 марта 2017 года времени экспортировано около 14,53 млн тонн пшеницы, 4,87 млн тонн ячменя, 13,78 млн тонн кукурузы.

Кроме того, на указанную дату экспортировано 272,2 тыс. тонн муки.

Напомним, в 2015/2016 МГ Украина экспортировала 39,487 млн тонн зерна, что на 13,5% больше, чем в предыдущем сезоне.

По прогнозам Минагропрода, экспорт зерна в 2016/2017 МГ может составить около 40 млн тонн.

Украина > Агропром > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121850


Украина > Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121847

Более половины украинцев живут за чертой бедности

В Украине на сегодняшний день за чертой бедности живет около 60% населения. Об этом этом заявил постоянный представитель Программы развития Организации Объединенных Наций в Украине Нил Уокер во время презентации отчета ПРООН по человеческому развитию.

"Что касается Украины, то мы говорим о 1,7 млн внутренне перемещенных лиц, 2,8 млн людей с инвалидностью, 60% населения, которые находятся ниже черты бедности", – сказал он.

Н.Уокер также сообщил, что Украина по итогам прошлого года заняла 84-е место место из 188 стран по Индексу человеческого развития (ИЧР), который ежегодно формируется под эгидой ПРООН, что на 3 пункта ниже по сравнению с предыдущим результатом.

Стоит отметить, что в 2013 году наша страна заняла 78-е место по Индексу человеческого развития.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121847


Украина > Недвижимость, строительство > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121843

Украинцы все больше залазят в долги по коммуналке

Задолженность населения по оплате централизованного отопления и горячего водоснабжения в феврале 2017 года увеличилась на 6,7% по сравнению с показателем на конец января и достигла 11,9 млрд грн. Об этом со ссылкой на Государственную службу статистики сообщает УНИАН.

Согласно сообщению задолженность за содержание домов, сооружений и придомовых территорий за отчетный период не изменилась и составляет 2,5 млрд грн., задолженность за вывоз бытовых отходов также не изменилась – 400 млн грн.

Задолженность за централизованное водоснабжение и водоотвод уменьшилась на 6,7% и составляет 1,4 млрд грн.

По данным Госстата, в феврале украинцы уплатили за электроэнергию 2,5 млрд грн. (116,5% от начисленных в этом периоде сумм). При этом задолженность за электроэнергию по состоянию на конец февраля составила 3,3 млрд грн.

Всего в феврале украинцы уплатили за жилищно-коммунальные услуги 9,8 млрд грн., что составило 88,8% начисленных за этот период сумм. Самый высокий уровень оплаты наблюдался в Ивано-Франковской, Черновицкой и Тернопольской областях (238,3%, 136,1% и 123,3% соответственно), а самый низкий – в Луганской, Харьковской и Сумской областях (59,9%, 72% и 73,6% соответственно).

Также сообщается, что за январь-февраль 2017 года с населением было заключено 7 тыс. договоров о реструктуризации задолженности на общую сумму 39,4 млн грн.

Напомним, задолженность населения по оплате централизованного отопления и горячего водоснабжения в январе 2017 года увеличилась на 15,2% по сравнению с показателем на конец декабря 2016 года и достигла 11,1 млрд грн.

Украина > Недвижимость, строительство > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121843


Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121842

ДМК остановил последнюю доменную печь

Днепровский меткомбинат остановил последнюю доменную печь. Об этом сообщил народный депутат Александр Вилкул на своей странице в соцсети Facebook.

"На меткомбинате из-за блокады остановлена последняя доменная печь…. Кокс Днепровский меткомбинат раньше получал от Алчевского коксохима. Поставки невозможны", – написал А.Вилкул.

Нардеп также сообщил, что правительство задолжало ДМК по возврату НДС около 1 млр. грн. и у предприятия нет денег на закупку сырья за границей.

"Тем более что также из-за блокады российский кокс поднялся в цене в три раза. А покупать его надо за валюту", – добавил А.Вилкул.

В свою очередь пресс-служба ДМК сообщает, что прекращение поставок кокса и значительный дефицит оборотных средств привели к остановке основных агрегатов и оборудования комбината.

Согласно сообщению генеральный директор ДМК Вячеслав Мосьпан сегодня подписал приказы №305 "О работе комбината в условиях остановки основного производства" и №307 "О "горячей" консервации оборудования комбината".

Согласно приказу №307 на комбинате вводится "горячая" консервация технологического оборудования. Начальники структурных подразделений обязаны произвести безопасную остановку оборудования и принять меры по обеспечению его сохранности после остановки, а также обеспечить минимальное потребление всех видов энергоресурсов.

Согласно приказу № 305 руководители структурных подразделений на период простоя обязаны обеспечить фиксацию простоев агрегатов и оборудования с указанием времени начала и окончания простоя путем оформления распоряжений по подразделениям.

ДМК является единственным в Украине производителем катаной осевой заготовки для железнодорожного транспорта, шпунтовых свай типа "Ларсен", контактных рельс для метрополитена, стальных мелющих шаров и трубной заготовки. 99,4% акций комбината принадлежит корпорации "Индустриальный союз Донбасса".

Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121842


Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121233

Схватка за лом. Часть вторая

Заготовка металлолома в Украине сократилась до минимального показателя за последние 20 лет. Это делает практически неизбежным очередной раунд борьбы за этот важный для украинской металлургии ресурс – ведь никаких существенных предпосылок для увеличения заготовки металлолома на сегодняшний день не существует.

По информации ГП "Укрпромвнешэкспертиза", в прошлом году заготовка лома в Украине составила всего 3,5 млн тонн. И тогда же разыгралась нешуточная битва за этот ценный ресурс, без которого не может обойтись ни один металлургический комбинат. Наиболее зависимы, конечно же, электросталеплавильные предприятия: им для производства тонны стали необходимо 1,1 тонны металлолома. Но и при выплавке тонны стали в конвертере необходимо затратить в среднем 230 кг лома.

Столкнувшись с острым дефицитом металлолома, металлурги сумели в прошлом году добиться повышения экспортной пошлины с 10 евро/тонну до 30 евро/тонну, но победа далась им нелегко. Как известно, первый раз Верховная Рада приняла законопроект о повышении экспортной пошлины в апреле, но затем эта инициатива столкнулась с президентским вето – Петр Порошенко выступил против предложения установить повышенную пошлину сроком на три года, как того хотели металлурги. В парламенте согласились с этим предложением, повторное голосование прошло в июле, но президент подписал закон только в сентябре.

Таким образом, уже с 15 сентября текущего года пошлина вновь может опуститься до отметки, которая совершенно не сдерживает переток отечественного металлолома к турецким производителям стали. Напомним, что бурный рост экспорта металлолома произошел в 2014 году, когда поставки данного вида сырья за рубеж выросли в 3,5 раза, до 876 тыс. тонн. В 2015 году за границу ушло уже 1,212 млн тонн украинского металлолома. Повышение пошлины, судебные иски металлургов, а также повышение закупочных цен выше экспортного паритета позволили снизить экспорт металлолома по итогам прошлого года до 272 тыс. тонн.

Глава парламентского комитета по промышленной политике Виктор Галасюк подчеркивает, что принятые законы о повышении экспортной пошлины, а также по введению нулевой пошлины на импорт металлолома позитивное повлияли на рынок. "Если бы экспорт металлолома в 2016 году был на уровне 2015 года, то есть более 1 млн тонн, это стало бы настоящей катастрофой, ведь это треть всего потребления лома в Украине. При сохранении экспорта лома на уровне 2015 года металлурги были бы вынуждены приостанавливать мощности и увольнять работников. А это сотни миллионов налоговых поступлений в бюджет и значительная потеря валютной выручки для страны. Благодаря пошлине катастрофу удалось предотвратить", – отмечает политик.

Генеральный директор металлургического комбината "Запорожсталь" Ростислав Шурма отмечает, что повышение пошлины на экспорт облегчило предприятиям горно-металлургического комплекса закупки металлолома. "Тем не менее даже возросшие поставки не покрыли потребность металлургов в металлоломе. Несмотря на позитивные сдвиги, на рынке по-прежнему существует дефицит этого стратегического сырья", – говорит топ-менеджер.

В январе-феврале 2017 года экспорт металлолома, хоть и увеличился по сравнению с АППГ почти на 78%, но остается на низком уровне – за первые два месяца за границу "ушло" всего 17,8 тыс. тонн. За этот же период, по информации объединения предприятий "Укрметаллургпром", поставки лома на отечественные метзаводы выросли на 32% по сравнению с АППГ, до 450 тыс. тонн. Тем не менее это составило всего 74% от потребности предприятий. Таким образом, украинские металлурги продолжают испытывать "ломовой голод", пусть и не настолько острый, как в 2015 году.

Способов утоления этого голода несколько. В частности, предприятия были вынуждены замещать металлолом жидким чугуном или горячебрикетированным железом, но это негативно влияло на себестоимость конечной продукции. Еще один вариант решения – импорт металлолома. До 2013 года одним из основных поставщиков данного сырья для украинских производителей был Казахстан, но сегодня поставок из этой страны нет из-за введенного местным правительством запрета на экспорт металлолома. Но в прошлом году импорт металлолома вырос по сравнению с 2015-м более чем в 9 раз, до 43,2 тыс. тонн.

С начала текущего года завоз заграничного лома стабильно растет. За первые два месяца текущего года рост поставок составил 63,2%, до почти 7 тыс. тонн. По прогнозу трубно-колесной компании "Интерпайп", в 2017 году Украина впервые станет нетто-импортером металлолома (то есть поставки из-за рубежа превысят украинский экспорт).

Стоит отметить, что эта новость является позитивной для сборщиков металлолома. По прогнозу компании "Интерпайп" в текущем году внутриукраинские цены на лом будут выше экспортного паритета с турецкой ценой за исключением кратковременных периодов пикового спроса в этой стране. В таком случае металлургам придется конкурировать за его покупку не с экспортерами лома, а друг с другом, что сделает заготовку лома экономически более привлекательной.

В свою очередь заместитель директора ГП "Укрпромвнешэкспертиза" Юрий Добровольский прогнозирует, что цена металлолома на внутреннем рынке, скорее всего, упадет по сравнению с прошлым годом или не будет существенно выше. В частности, эксперт обратил внимание на остановку Алчевского металлургического комбината и Енакиевского метзавода. "До блокады мы прогнозировали что в текущем году у нас будет прирост выплавки стали на 0,8-1 млн тонн. Сейчас остановка двух комбинатов это примерно минус 3,5 млн тонн стали. То есть даже если остальные увеличат производство на 1 млн тонн или даже 1,5 млн, то в результате падение выплавки стали составит около 2 млн тонн", – отметил он, подчеркнув, что снижение объемов выплавки приведет и к падению спроса на лом, что в свою очередь будет давить на цены. Ю.Добровольский добавил, что ломозаготовке мог бы помочь более высокий рост цен на металлолом и металлопрокат на внешних рынках. "Но, скорее всего, рост будет скромным, поэтому у металлургов не будет финансового задела, чтобы существенно поднять закупочную цену на внутреннем рынке", – считает замдиректора УПЭ.

По мнению Ю.Добровольского, увеличению ломозаготовки в Украине в первую очередь мог бы поспособствовать рост объемов производства в машиностроении, но в этой отрасли экономики в текущем году вряд ли стоит ожидать серьезного прорыва. По оценкам УПЭ, суммарный металлофонд страны включает в себя около 600 млн тонн металла, в структуре которого приблизительно 390 млн тонн, или 65% занимает полностью изношенный металл. "Отсутствие инвестиций в обновление основного капитала страны не позволяет получить потенциально существующие объемы металлолома. А поскольку никаких масштабных обновлений инфраструктуры нет, металлоломщики будут собирать то, что недособирали в прошлом году", – прогнозирует Ю.Добровольский.

Скорее всего, в текущем году ломозаготовка в Украине поставит очередной антирекорд. По прогнозу "Интерпайпа", ломосбор снизится до 2,9-3,1 млн тонн, соответственно ожидаемый дефицит лома составит около 1 млн тонн. Логично, что на фоне столь острого дефицита металлурги будут выступать за продление действия экспортной пошлины на уровне 30 евро/тонну.

В некоторых фракциях украинского парламента уже заявляют о готовности поддержать существующие ограничения на экспорт лома. "Пока в Украине полноценно не заработает машиностроение, не начнется реализация масштабных инфраструктурных проектов, металлолома будет не хватать даже для нужд внутренних потребителей. Этот дефицит нужно преодолевать, в том числе мерами государственной политики. Металл нужен оборонке, машиностроителям, вагоностроителям, корабелам, авиапрому, энергомашиностроителям. К тому же продолжается АТО, особенно обостряет вызовы для оборонной сферы и промышленности. Поэтому фракция Радикальной партии настаивает, что повышенную пошлину нужно сохранить и продолжить", – подчеркивает глава парламентского комитета по промполитике.

При этом В.Галасюк выразил уверенность, что снижение экспортной пошлины до отметки в 10 евро/тонну не приведет к увеличению ломосбора. Он обратил внимание на то, что источником лома являются промышленные или бытовые металлические изделия, которые вышли из строя или отходы металлообрабатывающий промышленности. "То есть образование нового лома непосредственно связано с тем, сколько металла было потреблено в предыдущие годы", – акцентировал он.

Нардеп сослался на данные британской компании CRU Independent Authority, которая подсчитала, что с 1991 года Украина потребила 168 млн тонн стали. В то же время заготовка лома за этот же период, по информации ОП "Укрметаллургпром", составила 148 млн тонн. "Объем потребленной стали практически равен объему заготовленного лома. Последние 20 лет в утиль идет объем стали, который можно сравнить с объемом потребления. А новый металлолом не накапливается. Таким образом, сейчас главным фактором, влияющим на объем заготовки этого вида сырья в стране, является не пошлина, а объемы внутреннего потребления металлофонда, которые из-за неправильной государственной экономической политики сегодня критически низкие. Украине нужна программа масштабной модернизации – обновления и развития инфраструктуры и промышленности", – уверен В.Галасюк.

Немного сгладить ломовой голод сможет выход "Укрзализныци" на рынок металлолома. По различным оценкам, госкомпания обладает запасами лома на уровне от 300 до 450 тыс. тонн. Кроме этого, в металлолом должен "уплыть" оказавшийся ненужным для военного флота недостроенный ракетный крейсер "Украина", но кардинально проблему нехватки лома это, конечно же, не решит.

Василий Январев

Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121233


Украина > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > offshore.su, 28 марта 2017 > № 2119831

Внедрение новых налоговых правил в Украине приведет к массовому закрытию компаний. Сейчас проводится 25 проверок, которые выяснят соблюдение правил трансфертного ценообразования. Налоговики стараются проверить как можно больше предприятий на предмет соответствия внешнеэкономических контрактов правилам трансфертного ценообразования (ТЦО).

Вячеслав Кругляк, занимающий должность заместителя начальника отдела проверок ТЦО департамента аудита ГФС, сообщил, что основанием для проведения углубленных проверок и детального изучения документации могут служить самые различные факторы. Анализ отчетности предприятий показал, что примерно полторы сотни предприятий нуждаются в дополнительной углубленной проверке.

По словам Кругляка, на данный момент проводится 25 проверок предприятий, так как их ответы на запрос необходимой документации оказались неубедительными и вызвали определенные подозрения. Эти подозрения связаны с несоответствием финансовых показателей: рентабельности предприятия, среднего отраслевого показателя и т.д.

Основанием для углубленной проверки является выплата значительных процентов по займам или роялти, а также других платежей за пользование материальными активами. Поводом для дополнительной проверки могут стать значительные убытки, а также незначительная прибыль, если сравнивать с другими конкурирующими предприятиями в отрасли.

В ГФС пояснили, что если предприятие терпит убытки на протяжении длительного времени, а руководство не может обосновать их причину, то это повод для беспокойства и проведения проверок. Необоснованная убыточность – это отсутствие прибыли на протяжении 5-8 лет.

Вячеслав Кругляк поясняет, что временные убытки являются вполне нормальным явлением. Они появляются, если предприятие только начинает свою деятельность, запускает новый продукт, тратит средства на рекламу. Но длительная убыточность на протяжении многих лет является очень странной и противоречит самой сути предпринимательской деятельности, целью которой является получение прибыли.

Одним из факторов, вызывающих подозрение у проверяющих органов, является сотрудничество с предприятиями, расположенными в офшорах. Особенно, если по таким сделкам показаны убытки.

С 1 января 2017 года вступила в силу норма Налогового кодекса, которая предусматривает контроль трансфертного ценообразования операций с фирмами определенной формы собственности. Это в большей мере касается так называемых «партнерств» (llp, lls, slp и т.д.).

Комментарии по поводу «партнерств» дала Татьяна Острикова, которая является членом комитета Верховной Рады по вопросам таможенной и налоговой политики: «Перечень юрисдикций с этими компаниями должен был разработать Минфин. Ожидалось, что в этом списке будут партнерства из ОАЭ, Шотландии, Великобритании, а также из других стран, в которых распространены эти подозрительные «партнерства». Но вместо этого был предоставлен список на 10 страницах с подробным указанием подобных «партнерств» практически по всем странам мира».

Это означает, что налоговики хотят проверять практически все «партнерства». Но еще осталась надежда, что у депутатов получится переубедить Минфин, чтобы вписать в перечень только виды юрисдикций, которые могут использоваться для ухода от налогообложения.

При этом главным принципом проверок является базовое правило: если формирование цены на товары и услуги существенно отличается от рыночных правил. Сама по себе низкая или же высокая цена не является весомым основанием для начала проведения проверки.

Кругляк отметил, что довольно часто компании предоставляют очень некачественную документацию по запросу органов налогообложения. Поэтому ее изучение не приносит результата и не дает ответа на вопрос, почему формирование цены не соответствует правилам рынка. Для того, чтобы избежать глубокой проверки, руководство компании должно аргументированно обосновать свои действия.

В ГФС говорят, что не стоит бояться предоставлять расширенные сведения о деятельности компании. Если вас попросили предоставить дополнительные документы, то это совершенно не означает, что вы автоматически записаны в ряды нарушителей. Сначала будут тщательно проверены расчеты плательщика по выбранной им методике сравнения цен. Если выявят какие-либо отклонения, то будут автоматически предоставлены необходимые расчеты и обоснования.

По словам налоговиков, пока проверяются наиболее высокорентабельные сделки, а также самые явные случаи нестыковок в предоставленных руководством компаний цифрах. Проверка проводится при отклонениях цены контракта от средних рыночных цен.

С 1 января 2017 года Украина приняла решение о присоединении к всемирной межправительственной организации ОЭСР.

Поэтому от Украины ожидается имплементация важной части учредительного документа, для этого потребуется минимизировать нарушения в налоговой сфере. Особенно тщательно нужно работать над уменьшением неправомерного использования налоговых соглашений и специальных налоговых режимов.

Вячеслав Кругляк пояснил, что теперь весь перечень сведений, которые должны находиться в документации, полностью соответствует требованиям BEPS. Сделан первый шаг для сбора локального объема информации. Ранее не хватало данных для оценивания отсутствия рисков определенной операции для ее контроля.

По новым правилам плательщик обязан сообщать информацию не только о своих бенефициарах, но и о владельцах активов компании, если их доля составляет более 20%. Также необходимо предоставить данные о материнских структурах – сообщить название страны, в которой расположен главный офис. Потребуется описание структуры управления, а также организационной структуры компании, описать деятельность плательщика, стратегию деловой активности. Потребуется проанализировать рынки сбыта, указать основных конкурентов.

Необходимо описать контролируемую операцию, приложить к ней копии соответствующих документов. Если раньше это требование выполнялось по желанию плательщика, то теперь оно стало обязательным. Поэтому потребуется указать проведенные расчеты, сообщить о бизнес-стратегиях, описать условия, повлиявшие на формирование цены.

Если украинская компания имеет подразделение или филиал на территории тех стран, которые присоединились к ОЭСР раньше Украины, то эта компания должна обязательно отчитаться в одной из стран по тем правилам, которые еще не введены в Украине.

«По правилам BEPS, украинские компании должны подать свою отчетность по ТЦО в тех странах, в которых имеется схожий режим. Так как в Украине пока еще нет похожего режима, то компании будет необходимо выбрать суррогатную материнскую компанию, расположенную на территории любой страны ОЭСР. Эта процедура является обязательной, пока в Украине не будет принято аналогичное законодательство, которое уже существует в странах ОЭСР», - делится информацией Рустам Вахитов, ассоциированный партнер компании Crowe Horwath AC Ukraine. Согласно европейским нормам, этот отчет необходимо подавать в том случае, если годовой оборот компании является больше 750 млн евро. По законодательству Украины, эта сумма пока еще составляет 150 млн грн.

Таких компаний в Украине около полусотни, поэтому эти промышленные группы должны знать о правилах отчета в ЕС.

Во многих странах ЕС имеется отчетность компании по всем тем странам, в которых расположены ее филиалы и подразделения. Эксперты полагают, что уже через пару лет аналогичная ситуация будет и в Украине. Налоговые эксперты выяснят, почему прибыль на одного сотрудника в Украине намного выше, чем аналогичный показатель в Украине.

Вахитов подчеркнул, что любая страна, которая присоединилась к BEPS, может снизить установленный правилами порог в 750 млн евро. Это связано с тем, в Украине пока некому проанализировать такие объемы информации.

Пока для Украины важно выполнить два действия по плану BEPS:

- Limitation of benefits – необходим для пресечения тех злоупотреблений, которые связаны с использованием соглашений о препятствии двойному налогообложению;

- ограничение перевода прибыли в офшоры.

Иван Колпашников, директор по развитию бизнеса в компании Thomson Reuters, пояснил, что если будет выявлено использование договора об избежании двойного налогообложения для стремления скрыть уплату налогов, то это действие расценят как мошенничество. Также может наступить эрозия правовой определенности – в случае споров любая ситуация будет решаться в суде.

Вячеслав Вахитов выразил надежду, что в 2018-2019 годах произойдет окончательное присоединение Украины к многосторонней конвенции, а налоговое планирование значительно усложнится.

Уже через несколько лет украинские инспекторы смогут увидеть в качестве бенефициаров иностранных банковских счетов как физических лиц из Украины, так и различных пассивных компаний, контроль над которыми производится из Украины. В середине 2017 года европейские страны получат доступ к спискам всех бенефициаров. Поэтому налоговые органы смогут определить, кто является владельцем той или иной компании. Директоры будут бояться скрывать информацию, чтобы не подпасть под действие санкций.

Именно поэтому структурирование украинского бизнеса необходимо проводить из учета того факта, что вся информация об иностранных компаниях, зарегистрированных на украинцев, станет доступной ГФС. Если подобная открытость не сможет защитить компанию, то нет никакого смысла строить различные схемы организации бизнеса.

Рустам Вахитов сообщил, что в соседней России, в которой нормы BEPS начали внедряться с 2015 года, число заграничных компаний с российскими собственниками уменьшилось примерно на 50%. Скорее всего, что аналогичная ситуация будет и в Украине.

Украина > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > offshore.su, 28 марта 2017 > № 2119831


Украина > Металлургия, горнодобыча > interfax.com.ua, 27 марта 2017 > № 2144767 Ростислав Шурма

"Запорожсталь" теряет ежемесячно порядка 30 млн грн из-за блокады - гендиректор Р.Шурма

Интервью генерального директора Запорожского металлургического комбината "Запорожсталь", одного из крупнейших налогоплательщиков Украины, Ростислава Шурмы агентству "Интерфакс-Украина".

- Насколько блокада повлияла на стабильность работы "Запорожстали"? Какие сейчас проблемы у предприятия с обеспечением коксом, известняком? Какие предпринимаются действия по диверсификации поставок сырья?

- По меткомбинату "Запорожсталь" прямой урон составил в рамках обеспечения известняками и известью. Мы потребляем ежемесячно 125 тыс. тонн известняков, которые ранее традиционно получали от нашего партнера "Комсомольского рудоуправления" (на НКТ). Сейчас, в связи с тем, что оттуда поставки заблокированы, нам пришлось закупать это сырье в других странах. Сейчас мы поставляем его из Западной и Центральной Украины, Словакии, Молдовы и других стран. В результате логистические затраты увеличились минимум на $20/тонна. В итоге мы теряем ежемесячно порядка 30 млн грн. Это те средства, которые могли быть направлены на модернизацию.

- Это основные проблемы?

- Угроза энергосистемы более важна. Топливные блоки могут работать на антраците, и если закончится запас, то возможен дефицит мощности по электроэнергии в часы пик. Тогда может произойти отключение электричества как для комбината, так и для населения. В случае поставок угля из Австралии, США, России или ЮАР могут существенно вырасти цены на электроэнергию.

По коксу - комбинат "Запорожсталь", в основном, эти проблемы решил.

- Вопрос по акционерному капиталу. Планируются ли какие-то изменения? Как изменились за последнее время задачи, которые ставит перед менеджментом собрание акционеров и наблюдательный совет? По-прежнему ли есть взаимопонимание с двумя группами акционеров по поводу развития комбината?

- За последнее время в истории комбината ничего не менялось. Задачи остаются те же, которые были со дня моего прихода на комбинат - это повышение эффективности работы комбината, инвестиции в модернизацию, экологические инвестиции и повышение социальных стандартов.

- Вопрос по финансированию крупных проектов. Как организовано? Какова доля средств акционеров и сторонних кредиторов? Какова доля внешнего финансирования? Планы по привлечению средств, возможно ли возвращение на рынок публичных заимствований?

- За последние 5 лет комбинат не привлекал крупных кредитов, погашал ранее взятые средства. Все проекты, которые осуществлялись комбинатом - это масштабные проекты с миллиардными бюджетами, которые практически были сделаны за счет денег предприятия. За 5 лет в комбинат вложил в экологическую модернизацию 5,7 млрд гривен. Самый свежий проект – реконструкция ДП-3 стоимостью 1,5 млрд грн - также финансируется за счет средств предприятия, то есть - акционеров.

- Но вы заинтересованы в привлечении кредитов?

- Мы хотели бы, чтобы кредитное "окно" открылось, но есть много проблем. Пока же ситуация в стране очень нестабильная.

- Как сработало предприятие в 2016 году? Что показали первые два месяца работы в 2017 году, какая ситуация в марте? Прогноз по текущему году.

- 2016 год закончили хорошо, Объемы производства были сохранены, несмотря на сложности. Было заплачено более 3,5 млрд грн налогов, из них 1,35 млрд грн налогов на прибыль. Мы смогли повысить заработную плату на 17%, в среднем до 11 тыс. грн. Небольшое снижение объемов производства сейчас из-за ремонта доменной печи.

- Ситуация на международных рынках металлопродукции. Ожидается ли рост в 2017 году, последующие годы? Как изменилась структура поставок металлопродукции «Запорожстали». Какие позиции сортамента более востребованы? Увеличилась ли доля продукции с большей добавленной стоимостью?

- Основные поставки на региональных продажах за последний год не претерпели изменений. У нас три основных "кита" - это украинский рынок, который для нас приоритетный, до 25-28%, европейский рынок - около 30% продаж, и Ближний Восток и Северная Африка - около 25%.

По продуктовой структуре - до 30% продаем полуфабрикаты, прокат. Мы сфокусировались на продаже новых марок стали по запросам наших клиентов. По внутреннему рынку основные потребители трубники, машиностроительная промышленность, строительство, вагоностроение пока развито не так.

Мы полагаем, что украинский рынок будет постепенно восстанавливаться темпами роста 3-5-7%. Хотелось бы, чтобы металлурги продавали на внутреннем рынке 75-80%. Но это возможно в случае целенаправленной государственной политики и стимулировании инвестиций.

- Как сейчас вы торгуете с Россией, в каких объемах?

- Россия никогда не была для нас большим рынком - это всегда было до 10% продаж. Сейчас мы продаем около 7% в Россию - это около 20-25 тыс. тонн в месяц, до 30 тыс. тонн.

- Есть ли проблема с импортом металлопродукции из других стран? Какие страны или иностранные компании наиболее активно поставляют свою продукцию в Украину?

- Импорт идет в основном из Китая и Российской Федерации. Мы не слышали, чтобы в отношении их металлопродукции применялись ограничения.

- Какие страны наиболее активны в инициировании расследований в отношении украинской металлопродукции на внешних рынках?

- Многие страны в отношении Украины проводят расследования и активно поддерживают своего производителя. В частности, сейчас делают это страны ЕС, а также Турция, Индия, Пакистан. Мы очень ответственно относимся к этим вопросам и участвуем в расследованиях, предоставляем всю информацию.

- Каких действий вы ожидаете от правительства в отношении инициатив "Укрзализныци" повысить ж/д тарифы?

- По железной дороге - надеемся, что Кабинет министров направит усилия в части "Укрзализныци" на повышение борьбы с коррупцией и повышение эффективности, а не на повышение тарифов.

- Как в целом вы оцениваете политику местных органов власти в контексте привлечения инвестиций в регион и поддержки бизнеса?

- Власть, которая была избрана запорожцами, городская власть - активно работает по привлечению инвестиций. А областная власть из Киева вообще не интересуется развитием экономики...

- Верите ли вы в будущее Украины?

- Конечно, верю. Всегда есть возможности уехать, но я даже не рассматривал эти варианты. Верю, поэтому я, моя семья и мои дети живут в Украине, в Запорожье.

Мы верим в Украину!

Украина > Металлургия, горнодобыча > interfax.com.ua, 27 марта 2017 > № 2144767 Ростислав Шурма


Украина. Бразилия > Агропром > ukragroconsult.com, 25 марта 2017 > № 2116846

В Украине стартовал крупнейший в Центральной Европе проект по выращиванию фасоли.

Об этом шла речь в рамках встречи заместителя министра аграрной политики и продовольствия Украины Ольги Трофимцевой с представителями бразильских и украинских компаний 24 марта, сообщили в холдинге HTI.

Инициатором многолетней программы выращивания и экспорта фасоли (в т.ч. органической) является хмельницкая группа компаний «Фруктовый мир Украина» и «Агролидер», при технической поддержке холдинга HTI. С бразильской стороны на начальной стадии проекта принимают участие компании Sementes Alianç и Broeder Representações.

По словам руководителя группы компаний «Фруктовый мир Украина» и «Агролидер» Андрея Хоптянца, в результате реализации бизнес-планов уже в этом году планируется вырастить в Украине и экспортировать в Бразилию и другие страны Южной Америки более 20 тысяч тонн фасоли. Директор HTI Александр Матюшок уверяет, что уже в ближайшее время совместными усилиями упомянутых партнеров и компании «А3ТЕХ УКРАИНА» планируется начать поставку техники и внедрение лучших украинских технологий по выращиванию фасоли и сои в Бразилии.

Председатель Правления Федерации органического движения Украины Евгений Милованов с оптимизмом отметил, что уже в этом сезоне планируется выращивать до 1000 га фасоли по органическим технологиям, что позволит не только оздоровить почву, но и укрепить конкурентоспособность отечественных производителей бобовых культур, в том числе и при экспорте в Бразилию, ведь в этой стране стремительно растет спрос на органические продукты и Украина имеет колоссальные перспективы в этом смысле.

В рамках подписанных долгосрочных контрактов планируется широкомасштабный экспорт украинской горчицы (прежде всего, белой) урожая 2017 г. в Бразилию и другие страны Латинской Америки, добавил также коммерческий директор компании Broeder Representações Маурисио Паранхос де Мораес.

Украина. Бразилия > Агропром > ukragroconsult.com, 25 марта 2017 > № 2116846


Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 24 марта 2017 > № 2144793 Максим Тимченко

Гендиректор ДТЭК Тимченко: Энергорынок должен быть построен на конкурентной, а не директивной модели

Эксклюзивное интервью генерального директора "ДТЭК" информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: ДТЭК заявил о потере контроля над своими предприятиями в неконтролируемой части Украины. Чем отличается ситуация 1 марта и 15 марта для этих компаний?

Ответ: К сожалению, произошло то к чему постепенно двигалась ситуация с блокадой. Мы говорили: есть серьезный риск, что "местные правители" будут использовать блокаду для того, чтобы фактически захватить наши предприятия. Так и произошло.

После попыток разблокировать ключевой перегон Ясиноватая-Скотоватая мы получили уведомление с требованием перерегистрироваться в непризнанных республиках и обеспечить платежи налогов на неконтролируемых территориях. Это для нас было неприемлемо ни при каких обстоятельствах.

Вопрос: Что именно произошло?

Ответ: Приведу пример шахты "Комсомолец Донбасса". Это одна из лучших шахт в украинском углепроме. В период блокады шахта продолжала свою работу благодаря поставкам угля на Луганскую ТЭС. Это единственный перегон, который позволял нам поставлять уголь шахты на свою станцию, а, следовательно, и сохранять рабочий режим предприятия, платить шахтерам зарплату. 13 марта руководители наших предприятий получили копии документов, которые свидетельствуют о регистрации "государственных предприятий" "ДНР" с такими же названиями, приказ о начале инвентаризации на наших предприятиях и запрет на отчуждение нашего имущества. За этим последовало требование уплаты налогов в бюджеты так называемых "ЛДНР". Естественно, эти условия были для нас неприемлемы.

Вопрос: Как вы оцениваете возможность вывоза угля с ваших предприятий на НКТ? Можно ли продать такой уголь в Украину или он пойдет на территорию России?

Ответ: Существует две ключевые причины, по которым этот уголь невозможно продать: отсутствие рынка сбыта и нелегальный статус этой продукции.

Начнем с рынков сбыта. Три наших угольных объединения, которые добывают антрацит на неконтролируемых территориях ("Свердловантрацит", "Ровенькиантрацит" и "Комсомолец Донбасса") в этом году должны были добыть 12,8 млн тонн угля. С учетом того, что потребление внутри зоны АТО составляет порядка 2,2 млн тонн на Старобешевской ТЭС "Донбассэнерго", то остается около 10 млн тонн угля без рынка сбыта.

Теперь смотрим на Российскую Федерацию. Там объем производства товарной продукции где-то в районе 12 млн тонн антрацита, из которого внутреннее потребление составляет около 3,5 млн тонн. Из 3,5 млн тонн 85% потребления приходится на Новочеркасскую ГРЭС, которая находится в Ростовской области и принадлежит "Газпрому". Она – ключевой, если не единственный покупатель угля ростовских шахт. Получается, что Украина остается незаменимым рынком сбыта для антрацита, который добываются на неподконтрольной территории.

Неспециалисты в угольном бизнесе могут предположить, что если Украина этот теперь уже нелегальный уголь брать не будет, а России он не нужен, то существует "экспортное направление". Но качество этого угля не соответствует требованиям внешних рынков. Средний уровень содержания серы в украинском антраците – 1,7%, а в угле марки "Т" – 2,6%. Необходимая для экспорта норма – 0,9% и ниже. Простым языком – экспорт для этих углей закрыт.

Вторая причина – "токсичный" юридический статус этого угля. Мы уже зарегистрировали уголовное производство по нашим предприятиям. Подано заявление в полицию, и возбуждено 11 уголовных дел. Будут наложены аресты на все движимое и недвижимое имущество по списку, который мы передали. Это означает, что производство и вывоз любой продукции является уголовным преступлением. И у нас появились все юридические основания для того, чтобы при обнаружении факта потребления этой продукции предъявлять претензии.

Первое, что мы сделали – отправили предупреждение "Донбассэнерго", чья Старобешевская ТЭС работает на НКТ. Когда на шахту "Комсомолец Донбасса" пришли "деятели" из самопровозглашенных республик, первое, что они сказали: мы будем брать 5 тыс. тонн угля в сутки для этой станции. И в день нашего публичного обращения – 21 марта – "Донбассэнерго" объявило о потере контроля над Старобешевской ТЭС.

Аналогичный набор действий мы предпринимаем в адрес Новочеркасской ГРЭС, которая является вторым объектом потенциальных поставок угля. Станция принадлежит "Газпрому", чьи ценные бумаги торгуются более чем на 10 биржах. ГРЭС в ближайшее время получит аналогичное письмо-уведомление. Мы также планируем направить письма-предупреждения на все биржи.

Вопрос: Кто еще может выступить покупателем этого антрацита?

Ответ: В целом у нас есть список из 32 компаний, которые потенциально могут этот уголь покупать. Каждой из них мы направим подобное письмо. Сегодня в компании создан отдельный "штаб", в котором первую скрипку играют юристы. Мы предупреждали с самого начала, что всеми доступными юридическими способами мы будем защищать нашу собственность и нашу продукцию. Аналогичную юридическую позицию занимает "Метинвест", с которым мы координируем свои действия. Фактически, как я сказал, какое-либо взаимодействие с "национализированными" предприятиями может квалифицироваться, как соучастие в преступлении.

Вопрос: После захода вооруженных людей на предприятия будут ли продолжать на них свою работу их сотрудники и руководители?

Ответ: Самое трагичное, что пострадали люди, притом, что там и так хватало страданий за эти три года. У нас на НКТ работает 36 тысяч человек, и обеспечить всех работой здесь, к сожалению, невозможно. Все что попадало в руки местных "деятелей" либо останавливалось, либо уничтожалось, либо разворовывалось. Со своей стороны, мы предложили сотрудникам рассмотреть возможность трудоустройства на других предприятиях "ДТЭК". Сегодня обратилось более 500 человек, в основном это управленцы.

Вопрос: Как вы оцениваете ситуацию с возможным возвратом контроля над своими активами, если президент отменяет свой указ о блокировании? Насколько реален этот сценарий?

Ответ: Сомневаюсь, что в ближайшие месяцы что-то произойдет. Тут ключевым фактором является время. Чем позднее эти "деятели" осознают последствия и невозможность нормально работать на этих предприятиях, тем драматичнее могут оказаться разрушения и тем меньше шансов восстановить их полноценную работу. В настоящее время я не вижу никаких предпосылок. Все разговоры на международном уровне, что это не отъем собственности, что это временная администрация – это разговоры для наивных людей.

Вопрос: Если шахты будут остановлены, насколько могут быть опасными экологические последствия?

Ответ: Последствия могут быть катастрофическими. Это один из базовых принципов – шахта не может быть закрыта просто так. Шахты, которые не добывают уголь по 10-15 лет, все равно работают в процессе откачивания воды и дегазации. 100-200 человек обязаны круглосуточно поддерживать безопасность на таких предприятиях.

Например, в Донецкой области к шахте "Комсомолец Донбасса" примыкают еще пять ликвидированных шахт. От них, по подземным трещинам, которые с каждым годом увеличиваются, подземные воды поступают к работающей шахте. И если в 2014 году объем откаченной воды составлял порядка 5 млн куб. м, то в 2016-м ее количество уже до 12 млн куб. м. По объему это можно сравнить с огромным глубоким озером. В случае его выхода на поверхность, будет затоплено порядка 200-300 га земельных участков, а это почти два киевских ботсада. Шахтные воды не отличаются кристальной чистотой, поэтому помимо подтопления, есть перспектива загрязнения питьевой воды и ухудшения эпидемиологической обстановки.

В Луганской области на каждом из двух угледобывающих предприятий за год откачивается еще больше – почти по 30 млн куб. м воды.

Я говорю это с абсолютной уверенностью потому, что мы сталкивались с подобной ситуацией в августе 2014 года. Тогда из-за боевых действий "Комсомолец Донбасса" полностью лишился энергоснабжения и до полного затопления шахт оставались считанные часы. Причем без возможности дальнейшего восстановления. Я помню, как наши энергетики под обстрелами восстанавливали энергоснабжение, и мы спасли шахту. С учетом того, что нынешнее отношение к технике безопасности, скорее всего, очень поверхностное, перед этими шахтами стоит реальная угроза быть уничтоженными без пуль и снарядов. А вместе с ними и у всех близлежащих населенных пунктов.

Помимо этого, в обеих областях существует реальная угроза неконтролируемого выхода метана.

Вопрос: Перейдем к теме финансового состояния компании. ДТЭК уже начал общение с держателями своих еврооблигаций, чтобы рассказать о возможных последствиях и рисках?

Ответ: Конечно. Мы проходим сложный путь, связанный с реструктуризацией наших обязательств. В декабре прошлого года мы подписали реструктуризацию со всеми держателями облигаций и сегодня у нас сделан выпуск до 2024 года. Там условия подъемные для компании. После того, что произошло, мы сделали официальное заявление, что эти события не повлияют на выполнение наших обязательств по обслуживанию еврооблигаций. На прошлой неделе в рамках инвестиционной конференции Dragon Capital мы проводили встречи с крупнейшими фондами – держателями наших ценных бумаг. Наша коммуникация с инвесторами постоянна и предельно открыта.

Вопрос: Как блокада в целом отразится на Украине?

Ответ: Тут есть несколько серьезных негативных последствий блокады, о которых говорилось в течение месяца. Летом прошлого года, если помните, была забастовка железнодорожников Донецкой железной дороги. Если смотреть помесячную динамику ВВП в стране, то единственный месяц, когда этот показатель снизился на 3% был как раз тогда, когда были остановлены ж\д поставки из зоны АТО. Поэтому вся эта ситуация, безусловно, отразится на росте промышленного производства, если он вообще будет, отразится на ВВП и в целом на торговом балансе.

Ситуация с отсрочкой транша МВФ заставила всех активно собирать точную экономическую информацию. Мы передали в министерство финансов данные, что захваченные предприятия "ДТЭК" уплатили в 2016 году свыше 4 млрд грн налогов. Цифры прогнозных потерь по 2017 году – около 5 млрд грн.

Есть риски и для национальной валюты, потому что сегодня антрацит есть только на неконтролируемой территории, и альтернатива этому – импорт. Даже с учетом антикризисных инициатив руководителей отрасли, а они касаются в основном увеличения объема производства "Энергоатома" и увеличения производства станций, которые работают на марке "Г", нам до конца этого года все равно нужно около 5 млн тонн именно антрацита. Это значит дефицит внешнеторгового баланса увеличится еще на $0,5 млрд.

Также прямым последствием блокады станет рост оптовой рыночной цены на электроэнергию. В своих тарифах это почувствует украинская промышленность.

Все это – результат работы депутатов-популистов и псевдоэкспертов, а на самом деле разрушителей экономики страны, последствия действий которых почувствует каждый украинец. Я надеюсь, наступит как минимум политическая ответственность инициаторов блокады за потерю Украиной своих промышленных предприятий, неизбежный рост тарифов и снижение уровня жизни.

Вопрос: Существует ли необходимый нам угольный ресурс на внешнем рынке?

Ответ: Его можно привезти. Мы рассмотрели все предложения, которые сейчас есть на мировых рынках угля. Ключевые продавцы – ЮАР, Азия и Австралия. Уголь найти можно, вопрос в его стоимости. Сейчас в тарифе тепловой генерации заложена цена угля – 1730 грн за тонну. При этом текущие предложения на импортный уголь соответствующего требованиям ТЭС качества находится в диапазоне $100-110/тонна с доставкой на станцию. Дальше расчет очень прост. Берем необходимый объем 5 млн тонн, умножаем на цену и получаем величину дополнительной финансовой нагрузки на энергетический сектор Украины. Это все, не стоит забывать, валютные платежи на условиях предоплаты.

Вопрос: Есть ли уже договоренности по импорту угля ДТЭК?

Ответ: До конца года мы видим потребность более 2 млн тонн. Сегодня одно судно уже законтрактовано, мы ожидаем поставку в начале мая. По остальным ведем переговоры. На этой неделе мы должны утвердить коммерческую стратегию обеспечения наших ТЭС углем до конца года.

Вопрос: Финансового ресурса у компании хватает?

Ответ: Это вопрос к эффективности управления, в том числе, государственного. У нас в 2013 году был принят закон №663 "О рынке электроэнергии". В переходных положениях написано, что ГП "Энергорынок" будет существовать до середины 2017 года. В связи с тем, что про этот закон никто не вспоминал и толком его не реализовывал, а сейчас у нас будет новый закон, то про него забыли.

В то же время "Ощадбанк", начиная с этого года, по формальному признаку не может продлевать кредитные линии для "Энергорынка". Ведь по "забытому" закону №663 это госпредприятие должно прекратить свое существование. Это означает, что "Ощадбанк" закрывает кредитную линию, и начинают "вымываться" деньги с энергорынка. Получается, что когда нужны деньги на закупку импортного угля, у нас из-за юридических казусов нет такой возможности, теряется этот финансовый ресурс.

Второй вопрос – это тарифы тепловой генерации, которые сегодня не дают возможность ни закупать импортный ресурс, ни серьезно инвестировать в отечественную угледобычу. Если не будет проблем с продлением кредитных линий, и будет адекватный тариф, тогда мы будем способны полностью обеспечить углем потребности наших ТЭС.

Вопрос: По переводу блоков ТЭС на газовую группу угля с антрацитовой. Готовы ли вы сейчас серьезно подойти к этому вопросу?

Ответ: Существует расхожий миф о том, что в Украине переизбыток угля марки "Г" и только отсутствие соответствующих блоков ТЭС заставляет энергетиков потреблять антрацит. В реальности дела обстоят совсем иначе – в конце прошлого года мы были вынуждены импортировать марку "Г" из Польши, потому что в связи с падением добычи угля на контролируемой территории, в Украине образовался дефицит даже этой марки. Вот к чему привели игры политиков в "дешевый" украинский уголь. Отрасль реагирует на ценовую дискриминацию очень прогнозируемо – снижением добычи. Поэтому, прежде чем вкладывать миллиарды в перевод блоков с антрацита на марку "Г", нужно быть уверенным, что этот уголь есть в наличии. На данный момент этого угля нет, а для того, чтобы он появился, нужны огромные инвестиции в угледобычу.

Кроме того, существуют важные организационно-технические моменты. Например, для того, чтобы перевести блоки Приднепровской ТЭС с одной марки угля на другую, нам нужно вывести их из работы на 9-12 месяцев. Блоки Приднепровской и Криворожской ТЭС близки к окончанию их паркового ресурса, они проработали в энергосистеме по 40-50 лет и требуют обязательной реконструкции уже через 4-8 лет. У нас есть только два блока, которые прошли реконструкцию на Криворожской станции, которым мы продлили ресурс на 15-20 лет. Поэтому нам нужно говорить сегодня о новом строительстве блоков, а не о закапывании денег в переоборудование старых на другое топливо. Этот вопрос должен ставиться государством в рамках обсуждения энергостратегии.

Ситуация в энергетике Украины остается критичной, поэтому тактической задачей сегодня является способность нести максимальную нагрузку на блоках марки "Г", наладить устойчивую поставку импортного ресурса по остаточному принципу. Там же, где узлы в энергосистеме требуют работы наших антрацитовых станций – переводить на газовый уголь минимальное количество блоков, а в перспективе говорить о строительстве новых.

Вопрос: Будет ли ДТЭК увеличивать мощность добычи на "Павлоградугле" марки "Г" по текущему году? Какие планы по импорту этого угля из Польши?

Ответ: С учетом перераспределения угольного баланса нам необходимо дополнительно около 2-3 млн тонн. У нас высвобождается ресурс, который мы поставляли на расположенную на НКТ Зуевскую ТЭС с наших угольных объединений, которые находятся на контролируемой территории. Мы и в прошлом году импортировали из Польши марку" Г", в этом году в планах – до 500 тыс. тонн.

В остальном фокус на наращивании собственной добычи. Для того чтобы увеличить объем добычи нужно инвестировать в "Добропольеуголь" и "Павлоградуголь". И опять же вопрос экономики, поскольку инвестировать можно только тогда, когда ты понимаешь, что эти инвестиции защищены и у тебя вообще есть ресурс для инвестиций.

Вопрос: Что должно послужить гарантией?

Ответ: Первое, что нам нужно – это правила игры в ценообразовании. Мы всегда говорили, и в этом году, и в прошлом, и в позапрошлом, что цена на уголь должна быть рыночной, и должен быть четкий, понятный индикатор для ее определения. Нам, по большому счету, все равно, как эта формула называется или определяется. Самое главное, чтобы это были правила игры, которые уважаются государством. Когда цены на уголь растут, мы готовы больше инвестировать и развивать этот бизнес, а когда рыночные цены идут вниз – мы готовы "ужиматься".

Когда у нас все отдано на настроения чиновника или на политическую волю, как можно в этой ситуации инвестировать? Никак! Почему у нас достаточно активно развивалась "зеленая энергетика" и много западных компаний приходило в Украину, строили или планировали строить большие мощности? Потому что есть закрепленная законом система тарифообразования, защищенная на несколько лет. Ты вкладываешь, получаешь возврат на капитал и понимаешь, что ты защищен.

В случае с угольным бизнесом защиты у нас нет никакой с точки зрения ценообразования. Формула, когда она привязана к рыночным индикаторам или индексам, является, по моему мнению, самым объективным показателем, потому что на него повлиять невозможно. Каждый день формируется цена на уголь, каждый человек может ее с калькулятором посчитать. Главное, чтобы калькулятор хорошо работал – правильно и объективно.

Можно брать индекс API2 в Европе, можно брать API4 в Южной Африке, можно брать любой индекс. Преимущество в том, что это неоспоримая величина, которой нельзя манипулировать. Российский рынок для нас закрыт. У польского рынка очень маленькая ликвидность и этого угля немного – мы можем привести 1-2 млн тонн. Соответственно, API2 – это самый ликвидный и самый большой рынок энергетического угля.

К сожалению, регулятором был введен 12-месячный лаг. На начало года индекс был около $40, а закончили год на $85 и из-за этой разницы в действующем тарифе цены на уголь были заложены ниже реального рынка. Пока Украина могла обеспечивать себя углем эта ситуация замалчивалась, но с потерей шахт Донбасса очевидное несовершенство формулы стало критическим. Нужно везти антрацит, но заложена цена $66 плюс около $15 перевалка и доставка, т.е. $82. Все, что реально можно привезти, и это подтверждают эксперты, по цене $100. Где брать эти лишние $20 на тонну? Ответа ни у кого нет.

Продолжаются манипуляции общественным мнением по поводу разных цен для разных марок угля, для отечественного и импортного ресурса. У меня вопрос: господа, вы не наигрались с ценами на антрациты и блокадами? Теперь будем играть с маркой "Г"?

Добыча угля – это капиталоемкий бизнес. Для того, чтобы иметь достаточный объем угля, не говоря уже о его увеличении на 1-3 млн тонн, постоянно нужно инвестировать. В условиях, когда стоит острая необходимости существенно наращивать добычу, вопрос в значительном увеличении инвестиций это даже не стратегический выбор, а жизненная необходимость. На проходку, поддержание мощностей добычи, наземную инфраструктуру потребуются значительные инвестиции. В такой ситуации кому вы хотите доверить вопрос ценообразования – псевдоэкспертам из фейсбука, которые выполняют политический заказ, или реальному глобальному рынку угля? Странно, что в газовом секторе вопрос рыночного ценообразования на базе европейских индексов ни у кого не вызывает отторжения. А ведь уголь в нашей стране обогревает и освещает миллионы людей.

Вопрос: Как покрыть разницу в $20 тарифе, о которой вы говорите?

Ответ: Насколько я знаю, сегодня открыта дискуссия по ценообразованию на уголь. И наша позиция – должны быть рыночные индикаторы. Любые, но обязательно рыночные, чтобы это работало как временная мера до внедрения нового энергорынка, построенного на конкурентной, а не директивной модели. И чтобы это была реальная цена, по которой можно импортировать уголь. В этой ситуации самое главное – скорейшее принятие и имплементация закона №4493 "Про рынок электроэнергии". Чем быстрее этот закон заработает, тем быстрее спадет вся эта публичная дискуссия о ценообразовании.

Вопрос: Прокомментируйте мнения, что последний месяц ТЭС Украины работают с повышенной рентабельностью и этот ресурс покроет эти $20.

Ответ: В марте у ТЭС условно высокие тарифы, но наша доля в общем объеме генерации рекордно низкая. Это имеет логическое объяснение – чрезвычайная ситуация в энергетике, дефицит антрацита, и увеличение выработки "Энергоатома" и "Укргидроэнерго". Но не только в объемах дело. Тариф ТЭС, который мы видим на сегодняшний момент, в среднем за март где-то 1,7 грн/кВт-ч, но для того чтобы покрывать сегодняшнюю цену угля под 3 тыс. грн и иметь хотя бы 5% рентабельность, тариф должен быть не менее 1,9 грн/кВт-ч.

Уголь нужно контрактовать уже сейчас, но на рынке требуется 100% предоплата и эти деньги должны быть накоплены. Если сегодня регулятор скажет, что мартовский тариф продлевается до конца года, тогда можно за счет тарифного источника разговаривать об аккредитивах с банками. Пока действует декабрьское постановление регулятора, согласно которому средний тариф по году у нас будет 1,3 грн/кВт-ч, импортировать уголь невозможно.

Вопрос: Какие есть альтернативы импорту угля?

Ответ: Когда уголь ехал из зоны АТО, стоимость топлива было 1730 грн за тонну. Эта возможность закрылась из-за блокады. Тот случай, о котором вы говорите, это включение газомазутных блоков. Мощности у нас есть, но если сейчас покупать газ и включать эти блоки, как альтернативу, то получается, мы топливо будем сжигать эквивалентно цене 4300 грн за тонну угля. Если не будет выделен ресурс, если не будет нормальная ситуация по тарифу в этом году и, как следствие, не будет привозиться импортный уголь, то мы переходим на газомазутные блоки и фактически это будет стоить 4300 грн вместо цены 2800 грн. Таким образом, топливная составляющая в тарифе на электроэнергию будет увеличена драматически.

Вопрос: Какой потенциал увеличения добычи на ваших шахтах при вложении инвестиций?

Ответ: В этом году в Доброполье у нас план по рядовому углю 3,8 млн тонн. Я думаю, мы сможем говорить об увеличении до 5 млн тонн. По Павлограду из-за существующих там технических ограничений 19-20 млн тонн – это тот объем, который мы должны добывать. Если мы выйдем на объем добычи рядового угля около 25 млн тонн по этим двум объединениям, этого, исходя из наших расчетов, будет достаточно.

Вопрос: ДТЭК рассматривает возможность покупки государственных шахт, или проще инвестировать в свои активы?

Ответ: Пока у нас нет никаких планов по расширению угольного бизнеса с точки зрения покупки новых активов.

Сегодня у нас есть два угольных объединения – "Добропольеуголь" и "Павлоградуголь". Когда в 2005 году мы покупали "Павлоградуголь" его объем добычи был 10 млн тонн, а в 2016 году он более 19 млн тонн. Это пример того, что может делать эффективный частный инвестор.

При том уровне добычи мы бы сегодня кричали, что у нас не 9 млн тонн антрацита не хватает, а 20 млн тонн. Наличие угля марки "Г" в стране – это во многом результат наших инвестиций в развитие угольного бизнеса, которые за десять лет составили более $2 млрд. Это ответ на вопрос, куда тратятся кредитные средства и какой эффект. Сегодня мы сбалансируем наши потребности через инвестиции в "Добропольеуголь" и "Павлоградуголь".

Вопрос: Рассматривает ли "ДТЭК" возможности перехода от тепловой генерации на альтернативные источники энергии?

Ответ: Мы не только рассматриваем, мы это делаем. Например, Ботиевская ВЭС на 200 МВт, которую мы построили. Сегодня, несмотря на происходящее, мы находимся в активной фазе переговоров с General Electric по постройке новой станции на 200 МВт – Приморской ВЭС. У них большой интерес зайти на этот рынок и заниматься серьезными проектами. Плюс консорциум банков. В основном это будут немецкие банки с государственной гарантией. Если мы сможем сформировать пул банков, которые не испугаются инвестировать в Украину, и договориться с GE, то развитие ветровой генерации ускорится.

Стратегия "ДТЭК" во многом выстроена на замене выбывающих мощностей на мощности "зеленой генерации" – это ветроэнергетика и солнечная энергия. Сегодня мы начинаем запуск нашего пилотного проекта солнечной электростанции в Херсонской области. Проект небольшой, на 10 МВт, но мы хотим попробовать, и, я думаю, этот пилот при наличии финансирования мы будем дальше расширять. Это наши инвестиции в будущее, в новую генерацию.

Если говорить о тепловой генерации, то все расчеты показывают, что в ближайшие 20 лет страна не откажется от угля. Нам нужно оптимизировать тепловую генерацию, где у нас избыточные мощности и точечно подходить к вопросу строительства новых экологически чистых угольных энергоблоков. Поэтому подойти к вопросу проектирования мы сможем где-то через 3-4 года. Пока, в ближайшие 10 лет, видим работу на тех мощностях, продление ресурса, которых мы сделали. Это 18 из 21 блока, которые прошли модернизацию в Украине. Но если строить новые мощности, то сегодня наш приоритет находится в солнечной и ветроэнергетике.

В целом стратегический приоритет ДТЭК – это построение энергонезависимой Украины. Здесь у нас три ключевых направления.

Первое – наращивание добычи газа. В этом году мы добыли 1,6 млрд куб. м газа – это абсолютный рекорд за всю историю частной газодобычи Украины. Также реализовали газ, который добыли в 2015 году, но не могли продать ранее из-за судебных ограничений.

Второе – увеличение собственной добычи углей марки "Г". Это означает концентрация инвестиций на двух наших угольных объединениях "Палоградуголь" и "Добропольеуголь". Потенциальный прирост добычи составит не менее 2 млн тонн угля.

Третье – развитие новой, "зеленой" генерации. И тут наши амбиции – строительство 1 ГВт мощности в перспективе пяти лет.

Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 24 марта 2017 > № 2144793 Максим Тимченко


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 23 марта 2017 > № 2144785 Оксана Сивак

Замминистра здравоохранения: "Около 4 тыс. литров заготовленной крови бракуется по результатам тестирования на инфекции"

Эксклюзивное интервью заместителя министра здравоохранения Оксаны Сивак о реформировании службы крови агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Зачем нужна реформа службы крови?

Ответ: Эта реформа необходима в контексте всей реформы здравоохранения, целью которой является качественная и доступная медицинская услуга. Для достижения этой цели построение национальной системы крови, состоящей из службы крови, предоставляющей услуги по обеспечению лечебных учреждений безопасными и качественными компонентами донорской крови, и независимого компетентного органа, осуществляющего надзор за работой службы крови, очень важно.

К примеру, очень важно обеспечение инфекционной безопасности донорской крови и получаемых из нее компонентов, которая в настоящее время нуждается в усовершенствовании. В первую очередь, это связано с тем, что как таковой службы крови в Украине нет – отрасль представлена некоординированными на общегосударственном уровне 48 центрами крови, 327 специализированными подразделениями в составе лечебных учреждений и 83 лечебными учреждениями без специализированных подразделений, которые самостоятельно заготавливают донорскую кровь, перерабатывают ее на компоненты, хранят их, распределяют и применяют пациентам.

Все перечисленные структуры находятся под разным управлением, имеют различные источники финансирования, соответственно, и разное материально-техническое обеспечение, что существенно влияет на безопасность и качество продукции. Такая система неэффективна с экономической точки зрения: ни в одной стране мира невозможно обеспечить качественной аппаратурой и тестами такое количество структур.

В августе 2015 года мы начали разрабатывать стратегию развития национальной системы крови и пригласили для этого европейских экспертов. Важно, что в Европе заинтересованы в реализации Украиной этой реформы, но не просто так, не из благих побуждений. Требования относительно создания системы общественного здоровья, биобезопасности и безопасности крови являются неотъемлемой частью Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом с целью недопущения распространения в Европе инфекций, которые передаются через кровь (ВИЧ 1, 2 типов, гепатит В, гепатит С, сифилис).

Мы показали европейским экспертам текущую ситуацию в отрасли – честно, без приукрашиваний. Для сравнения мы показали им два центра крови с разным материально-техническим уровнем обеспечения и одно специализированное отделение в составе многопрофильной клиники. Эксперты составили отчет и дали рекомендации, в соответствии с которыми мы разработали стратегию создания национальной системы крови. Ключевым вопросом в этой реформе является стандартизация процессов заготовки, переработки, тестирования, хранения, распределения донорской крови и ее компонентов и надлежащее применение компонентов крови в клинике, с последующим отслеживание всех негативных реакций, возникающих вследствие введения компонентов крови пациентам.

Вопрос: В настоящее время в Украине нет такого единого стандарта?

Ответ: Одинаковые стандарты в Украине есть, но из-за того, что центры крови работают с разной аппаратурой, то фактически каждый соблюдает те стандарты, которые позволяет имеющееся у него оборудование. Например, маленькая больница имеет право заготавливать кровь и перерабатывать ее, но, как правило, местная власть не может обеспечить качественную диагностику и переработку в этой больнице, ведь на хорошую тест-систему нужны деньги.

Мировая практика показывает: эффективной является модель, при которой есть крупный центр крови, например, областной, а в больницах создаются банки крови. По сути, банки крови – это те же отделения трансфузиологии. Сразу уточню: реформа службы крови не предполагает закрывать эти отделения, мы ничего не сокращаем, мы забираем у этих отделений функцию заготовки и переработки крови.

Вопрос: Заготовка крови связана с донорством. Планируется ли изменение подходов к донорству?

Ответ: На самом деле у нас достаточное количество доноров крови, но при этом существует проблема в управлении запасами компонентов, получаемых из крови, – где-то их не хватает, а где-то - слишком много, и полученные из крови компоненты просто списывают по срокам пригодности. Например, самые востребованные компоненты крови – эритроциты, максимальный срок хранения которых составляет 42 дня. В некоторых лечебных учреждениях вследствие избыточной, не планированной заготовки их не успевают использовать и просто уничтожают. Поэтому наша реформа предусматривает автоматизацию планирования работы по заготовке и переработке донорской крови, формирование и управление запасами компонентов крови в регионе из областного центра, где будут знать ситуацию во всех лечебных учреждениях региона.

Кроме того, реформа предполагает, что и сами лечебные учреждения, применяющие для лечения пациентов компоненты крови, будут более эффективно планировать свои потребности, формировать и управлять запасами. Так, если в составе лечебного учреждения есть хирургическое и родильное отделения, то хороший менеджер будет знать, запас каких компонентов крови и в каком количестве необходимо организовать. Конечно, бывают случаи, когда чего-то не хватает, но, в соответствии с современными подходами к организации трансфузиологической помощи, необходимо формировать достаточные запасы компонентов крови, исходя из анализа лечебной активности лечебного учреждения. Деятельность такого рода не требует дополнительного финансирования, а является вопросом надлежащей организации управления лечебным процессом.

Мы убеждены, что у нас такой подход к организации трансфузиологической помощи должен быть реализован в обязательном порядке.

Относительно донорства скажу следующее: у нас не столько нехватка доноров, сколь не хватает умения планировать и управлять технологическими процессам в отрасли, вследствие чего в наличии имеем и проблемы с безопасностью и качеством заготовленных донорской крови и ее компонентов. В среднем, по статистике, почти 1% всей заготовленной крови бракуется по результатам тестирования на инфекции, что эквивалентно около 4 тыс. литров, а это, согласитесь, немало.

В среднем ежегодно в Украине сдают кровь около 500 тыс. чел., но потом из-за отсутствия грамотного управления запасами крови, около 17-20% уже готовых компонентов, содержащих эритроциты, списывается и уничтожается по срокам годности.

Сейчас Министерство здравоохранения является получателем технической помощи от Американского международного альянса здравоохранения. Его специалисты работают в пяти регионах Украины и в Киеве, проводят обучение по вопросам привлечения добровольных бесплатных доноров. Внимание уделяют и внедрению менеджмента качества в работу служб крови, инфекционной безопасности донорской крови, правильному хранению и транспортировке, формированию и управлению запасами донорской крови и ее компонентов, надлежащему клиническому применению компонентов и препаратов из донорской крови. Силами организации подготовлены национальные руководства и тренеры по рекрутингу и уходу за донорами крови, а также внедрению менеджмента качества в работу службы крови, которые уже ведут работу по обучению специалистов отрасли.

Еще одна глобальная проблема – это оснащение центров крови, без которого невозможно стандартизировано заготавливать, перерабатывать, тестировать, сохранять и распределять донорскою кровь и ее компоненты. Мы активно пытаемся привлекать к ее решению партнеров. Например, международный благотворительный фонд Global Medical Aid совместно с компанией Vingmed из Дании обеспечили нас аппаратурой для стандартизации заготовки и разделения донорской крови на компоненты для областных центров крови на сумму EUR790 тыс. Мы ее уже распределили и развозим по регионам – каждая область что-то получила. На реализацию этого проекта и переговоры с донорами понадобилось около года.

С другой стороны, на местах тоже не стоят на месте: кто-то обеспечивает потребности в оборудовании за собственные средства, кто-то привлекает инвестиции.

Вопрос: Насколько важно финансирование реформирования службы крови?

Ответ: Некоторые вещи мы можем сделать без денег, как я уже говорила, часть вопросов исключительно организационного плана. Например, реорганизация отделения трансфузилогии в банк крови не нуждаются в больших деньгах - для этого нужно только обеспечить эти подразделения современным холодильным оборудованием. Все остальные вопросы - организационные. Для проведения тренингов и разъяснения правил тоже не нужно больших денег. Конечно, деньги всегда нужны, медицинские технологии беспрерывно совершенствуются и потенциально самая современная аппаратура уже через пять лет устареет. Но важнее научить людей, как правильно работать.

Вопрос: Можно ли к этой реформе привлекать частные деньги?

Ответ: Частные инвестиции могут идти в то направление, которые связано с заготовкой крови для дальнейшего получения из нее плазмы, используемой для фармпроизводства. Но мы сейчас говорим о направлении, имеющем первостепенное значение. Мы говорим о заготовке и применении компонентов донорской крови для гарантированного государством обеспечения пациентов в случае оперативных вмешательств, травм, кровотечений и других, опасных для жизни состояний.

Вопрос: Заготовка крови связана с донорством. Планируется ли изменение подходов к донорству?

Ответ: В Европе и США донорство добровольное и бесплатное. Люди сдают кровь бесплатно, это очень популярно и очень престижно, поскольку только здоровый человек может быть донором, а становясь донором, он, спасая жизнь согражданам, является полезным для общества.

В настоящее время донор в Украине имеет право получить денежное вознаграждение за донацию крови или ее компонентов. Размер компенсации за сдачу дозы крови (450 мл) составляет 72 грн, но в мире считают, что гораздо выгоднее привлекать доноров бесплатно, поскольку у них есть внутренняя мотивация и они относятся к донорству ответственно, а потому не будут скрывать во время медицинского освидетельствования информацию о негативных изменениях собственного здоровья. Безусловно, донорство должно быть бесплатным, предусматривая только обеспечение питание для доноров с целью восстановления сил в центрах крови. Конечно, если мы не говорим о сдаче плазмы крови для коммерческого производства фармпрепаратов. Думаю, мы должны повышать престиж донорства и пропагандировать его.

Вопрос: Как бы вы оценили ситуацию со службами крови в разных областях?

Ответ: Одни из самых своевременных и эффективных центров крови мы видели в Харьковской, Киевской областях.

На местах начинают понимать важность этих вопросов. Например, Полтавская область, с которой мы активно сотрудничаем по созданию национальной системы крови, уже заложила в своем бюджете средства - около 3 млн грн - на оборудование для центра крови. Они сами попросили нас предоставить рекомендации по проведении реформы на областном уровне и оснащению, чтобы он совпадал с общей стратегией.

Вопрос: Сколько средств необходимо на эту реформу?

Ответ: В настоящее времяработаем с Минфином по вопросу финансирования этого направления. Мы не скромные, мы попросили 3% от всей суммы, выделяемой в целом на здравоохранение. Нам сказали, что это много, поэтому мы - в переговорном процессе. У нас уже есть предложения от Минфина, и мы предоставляем ему свои расчеты. Будем просить много, увидим, сколько дадут.

Вопрос: Для реформирования службы крови нужно принятие какого-либо документа?

Ответ: Да, нужно принять стратегию. Основные средства мы будем закладывать в бюджет на следующий год.

Вопрос: В настоящее время в социальных сетях часто встречаются призывы о помощи: нужна кровь. Крови действительно не хватает?

Ответ: В ходе обсуждения проблемы, в том числе с медицинскими работниками, мы пришли к выводу об отсутствии в в лечебных учреждениях эффективного планирования и управления запасами компонентов крови.

Поэтому, если честно, такие призывы сдать кровь означают не то, что крови нет, а то, что создается запас на будущее, на случай возникновения критических ситуаций.

Мы хотим, чтобы заготовка крови была более централизованной, чтобы родственники пациентов не искали доноров среди своих знакомых, чтобы в Украине сформировалась культура донорства, чтобы мы все сознательно регулярно сдавали кровь. Во всем мире этим очень активно занимаются общественные организации.

Кроме того, планируем создать реестр доноров, чтобы понимать, кто у нас есть и насколько безопасно брать у него кровь. Сейчас ведем подготовительные работы, а Американский международный альянс здравоохранения оказывает нам в этом техническую помощь, в том числе с привлечением международного эксперта для оценки пригодности существующих в Украине компьютерных систем управления информацией для службы крови с целью дальнейшего использования для создания реестра.

Я думаю, что запустить реформу по созданию национальной системы крови будет сложно - мы столкнемся с некоторым сопротивлением, но нам нужно это сделать для нашей же безопасности. Согласно некоторым подсчетам, у нас - около 1,2 млн лиц, больных гепатитом С, поэтому мы должны хорошо тестировать кровь для того, чтобы обеспечить ее безопасность и качество предоставления услуг.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 23 марта 2017 > № 2144785 Оксана Сивак


Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 23 марта 2017 > № 2121975

"Патриоты", блокирующие Донбасс, выбросили Украину из топ-10 мировых производителей стали

Украина по итогам февраля выпала из топ-10 ведущих мировых производителей стали, по данным ассоциации World Steel.

Стальная выплавка за отчетный период сократилась на 3,6%, до 1,9 млн тонн, тогда как в Италии она выросла на 1,2%, до 1,973 млн тонн.

Таким образом, в феврале Украина уступила место в топ-10 рейтинга World Steel итальянским металлургам из-за блокады Донбасса, которую устроили так называемые "патриоты Украины".

Ранее международный горно-металлургический холдинг "Метинвест" заявлял о снижении производства на мариупольских металлургических комбинатах им.Ильича и "Азовсталь" из-за блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными районами Донецкой и Луганской области.

Как известно, на неподконтрольных территориях оставались предприятия украинской юрисдикции, которые обеспечивали сырьем мариупольских металлургов. В результате блокады эти предприятия оказались отрезанными от производственных связей и были экспроприированы боевиками "ДНР"-"ЛНР".

Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 23 марта 2017 > № 2121975


Украина. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 23 марта 2017 > № 2114575 Максим Артемьев

От кризиса к кризису: что значит убийство Вороненкова для Киева

Максим Артемьев

Историк, журналист

Последние дни киевский политикум жил в ожидании чего-то худшего, хотя, казалось бы, что может быть хуже того, что уже имеется?

Блокада ДНР-ЛНР и фактическое присоединение к ней в итоге государства резко накалили обстановку. Усилилось геополитическое противостояние с Россией, обострились внутриполитические разногласия. Президент и правительство делают взаимоисключающие шаги и заявления. Резко осуждают организаторов блокады, но в итоге ее одобряют. При этом тут же повторяют, какой вред украинской экономике она наносит.

Подобная непоследовательная позиция подрывает доверие общества к верховной власти, порождает представление о ее слабости и непонимании ею путей выхода из глубокого кризиса. Ведь первым следствием решения Киева запретить торговлю с Юго-Востоком стала отсрочка решения МВФ о предоставлении Украине очередного транша.

Юрий Касьянов — ведущий украинский блогер и активист волонтерского движения, известный своей резкой критикой президента, завершил 22 марта постом в Фейсбуке, в котором задался вопросом: почему в Украине не происходит террористических актов?

Взрывы под Харьковом, убийство в Киеве

Утро следующего дня принесло две новости – пожар и взрывы на складе боеприпасов в Харьковской области, что сразу же было объявлено министерством обороны «диверсией», а затем убийство экс-депутата Госдумы РФ Дениса Вороненкова, попросившего политического убежища после окончания срока своих полномочий и получившего гражданство Украины в ускоренном порядке.

Это преступление стало поводом для взрыва копившихся эмоций. Почти одновременно лидеры общественного мнения выступили с резкими нападками на работу правоохранительных структур государства – СБУ, МВД, прокуратуры и т.д. Сам факт, что Вороненкова убили прямо в центре города, среди дня, притом что он пользовался охраной государства и как важный свидетель по делу Януковича, и как политический перебежчик из России, показал степень недееспособности спецслужб.

Не забудем, что в прошлом году точно так же, в центре Киева был убит (взорван в своей машине) другой политэмигрант – журналист Павел Шеремет. Это преступление до сих не раскрыто. Парой часов ранее, еще до убийства Вороненкова, в соцсетях и СМИ уже начался вал критики военных и правоохранителей в связи с пожаром на складе в Балаклее, где хранилась чуть ли треть украинских боеприпасов. Официальный Киев сам подыграл оппозиции, сразу же выставив в качестве приоритетной версию умышленной диверсии. Впрочем, спиши он пожар на халатность или стечение обстоятельств, вряд ли критики стало бы меньше. Гройсман уже объявил, что склад может гореть еще неделю, а эвакуировать пришлось до двадцати тысяч жителей и предстоит вывезти еще тысячи из опасной зоны.

Любое действие власти нынче рассматривается под микроскопом. В отсутствие положительных и ощущаемых большинством общества перемен – как в экономике, так и на Донбассе, любой промах правительства ощущается вдвойне и втройне болезненно.

Неспособность обеспечить безопасность даже в столице (и это после широко разрекламированной реформы органов внутренних дел), отсутствие прогресса в расследовании резонансных преступлений – покушения на мэра Харькова Кернеса, убийства Шеремета — дискредитируют начинания Арсена Авакова, главы МВД. Равно как работу СБУ, руководителя которого Василия Грицака Порошенко назначил почти два года назад, отстранив для этого Валентина Наливайченко.

Также президент провел изменение законодательства под своего старого политического союзника Юрия Луценко, чтобы тот смог возглавить генпрокуратуру, однако и в этом случае он ничем похвастать не может.

В тупике

Со времени победы Евромайдана прошло уже три года. Но искомого поворота к лучшему не происходит. Ситуация с преступностью по-прежнему обострена, по стране «гуляет» масса неучтенного оружия. Продолжающаяся война на Донбассе, пусть и вялотекущая, но с ежедневными людскими потерями, порождает цинизм и беспросветность. Сколько еще терпеть обществу эту межеумочную ситуацию ни мира, ни войны, с потерями солдат и без каких-либо перспектив победы или компромиссного урегулирования?

Киев несет потери и в плане информационной войны. Он пытался позиционировать себя в качестве безопасного прибежища для российской оппозиции. Теперь, после второго уже убийства ее видного представителя (при всей непрозрачности биографии Вороненкова, противоречивости его заявлений и действий, он, тем не менее, позиционировал себя именно так, и в этом качестве широко использовался официозной украинской пропагандой) очевидно, что построения «альтернативной России» не получилось. Это деморализующее действует на активистов-эмигрантов, например Айдера Муждабаева, который вовсю винит СБУ в громком провале.

На какие теперь шаги пойдет Петр Порошенко, чтобы в ситуации усиливающегося хаоса продемонстрировать твердость хватки, неизвестно. Ему необходимо показать, что штурвал государственного управления в надежных руках, но возможностей для этого все меньше. С одной стороны, он поднимает градус украино-российского противостояния, объявляя сразу же, что убийство Вороненкова — дело рук спецслужб РФ. С другой — он не может не понимать тех катастрофических последствий, к которым приведет курс на углубление конфронтации, которого он придерживается в последнее время.

Трагедия в том, что основные проблемы украинского общества и государства не рассосутся сами собой. Все они требует ясного и внятного плана действий (в большинстве своем непопулярных) и политической воли. Однако официальный Киев не может их продемонстрировать. Тупиковая ситуация во власти порождает запрос на ее смену, притом что менять ее некому - ни в парламенте, ни в обществе не сформировалось альтернативных политических сил.

И этот парадокс обуславливает то, что страна сегодня оказалась обречена на перманентный кризис.

Украина. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 23 марта 2017 > № 2114575 Максим Артемьев


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 марта 2017 > № 2114047

Киев призвал Вашингтон усилить меры безопасности в отношении России при помощи двух политических инструментов. В среду, 22 марта, украинские парламентарии приняли постановление "Об обращении Верховной рады Украины к Конгрессу США о предоставлении гарантий безопасности". В нем отмечается, что Киев стремится к существенному углублению двустороннего партнерства с Вашингтоном в сфере безопасности и просит предоставить Украине статус основного союзника США вне НАТО. Рада также призвала конгрессменов рассмотреть вопрос о заключении оборонного соглашения с Украиной. По мнению депутатов, эти шаги будут способствовать "прекращению российской агрессии против Украины, сдерживанию агрессора и предотвращению разжигания большой войны в Европе".

Как указывается в сообщении, статус основного союзника США вне НАТО предоставляется государствам, пребывающим в мире, таким как Австралия, Новая Зеландия и Япония, а также странам, находящимся под угрозой военных действий, среди которых Южная Корея, Афганистан и Израиль. Этим статусом сейчас обладают 15 стран, не являющихся членами Североатлантического альянса.

Союзников утверждает министр обороны США, что дает им возможность проводить совместные с Соединенными Штатами оборонные, антитеррористические и космические исследования, проекты и мероприятия, а также дает право на поставки некоторых видов вооружения.

При президенте США Бараке Обаме, в сентябре 2016 года, Пентагон и Минобороны Украины заключили соглашение о сотрудничестве в военной сфере, направленное на повышение обороноспособности Украины и расширение помощи США Киеву.

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 марта 2017 > № 2114047


Россия. Украина > Финансы, банки > dw.de, 22 марта 2017 > № 2114045

Госдума РФ в среду, 22 марта, приняла в окончательном, третьем чтении законопроект, ограничивающий денежные переводы из России в иностранные государства, в том числе на Украину, с помощью иностранных платежных систем.

Согласно поправкам, принявшим теперь силу закона, в случае введения иностранным государством запретов в отношении платежных систем, операторы которых зарегистрированы Центробанком РФ, трансграничный перевод из России на территорию такого государства может быть осуществлен только с помощью оператора, который контролируется российскими юридическими лицами. Эти правила будут распространяться на переводы без открытия банковского счета.

Документ направлен на устранение негативных последствий запрета на деятельность российских платежных систем на территории Украины, отмечает автор документа в пояснительной записке. В конце октября 2016 года Украина запретила деятельность ряда российских платежных систем, в том числе "Золотой Короны", и "Юнистрима".

"Установление данного запрета привело к ограничению конкуренции на российском рынке платежных услуг, осуществляемых в виде трансграничных переводов денежных средств без открытия счета, в пользу иностранных платежных систем", - говорится в пояснительной записке.

Россия. Украина > Финансы, банки > dw.de, 22 марта 2017 > № 2114045


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112758 Петр Порошенко

Мы были почти на том свете, но попали в реанимацию

Президент Украины Петр Порошенко прокомментировал сотрудничество Украины с МВФ, тему блокады оккупированного Донбасса и состояние отечественной экономики.

Петр Порошенко, 112.ua, Украина

Президент Украины Петр Порошенко выступил на открытии пятого заседания Совета регионального развития, которое проходило в Международном выставочном центре в Киеве.

«Развитие. Это слово в названии нашей организационной и дискуссионной площадки и является ключевой темой сегодняшней встречи. Оно логически объединяет, оно сводит к общему знаменателю все пункты повестки дня нашей сегодняшней встречи. Вопрос минимальной зарплаты, ее влияния на бизнес и бюджет, восстановление банковского кредитования, децентрализация, дорожная инфраструктура, реформа системы здравоохранения и изменения в общем среднем образовании.

Еще полтора года назад ситуация в стране была такой, что о перспективах развития мы могли только мечтать. Сейчас уже есть основания говорить о том, что началось реальное восстановление экономики, и есть возможность начинать переход от тактики выживания к нашей общей государственной стратегии развития. Вынужден, впрочем, буду по ходу выступления подробно остановиться на рисках, которые этой стратегии грозят. Они в основном, увы, носят политический характер и очень опасны.

Друзья, представьте, еще три года назад дефолт и полный крах казались почти неизбежными. Тогда по экономике синхронно ударили война, закрытие российского рынка и падение мировых цен на основные товары украинского экспорта. Нереформированная экономика и разбалансированная финансовая система, казалось бы, не оставляли шансов выдержать такой шок.

Все украинские правительства — два кабмина Арсения Яценюка и третий Владимира Гройсмана — не имели иного выбора, чем идти на очень жесткие, принципиальные и непопулярные шаги. Мероприятия согласовывались с международными финансовыми организациями, которые поддержали мою команду, поддержали Украину в это сложное время. И хотя эти шаги, к сожалению, были чрезвычайно тяжелыми для людей, но без них, хочу заверить, было бы гораздо труднее. Я неоднократно извинялся за те вынужденные решения, хотя осознаю, что большинство, возможно, простить и не готово — слишком было больно.

Но именно эти трудные решения позволили переломить тренд! ВВП по итогам 2016 года увеличился на 2,2%. В четвертом квартале рост даже ускорился почти до 5% в год. Может это и не так много, как хотелось бы, но в 2015 году, когда эффект российской агрессии уже сказался в полной мере, экономика упала на 10%.

Сейчас оживает промышленность — демонстрирует рост на 2,8% по итогам 2016-го. Уверен в 2017 году мы имеем такие же положительные перспективы. Промышленность больше всего пострадала от войны, ведь потеряно до 20% индустриального потенциала страны. Впрочем, промышленный рост прекратился еще за три года до агрессии в 2011 году, и я пока не знаю, повернули ли мы окончательно на позитив эту многолетнюю негативную тенденцию. Тем более, что последствия так называемой блокады Донбасса — этого настоящего удара под дых Украине — в первую очередь отразятся именно в этой отрасли, в промышленности.

Инфляция, бремя высоких цен — то, что людей волнует больше всего… В этом году она будет измеряться, надеюсь, уже однозначной цифрой, меньше 10%. До 2019 года, это наша общая задача, мы должны выйти на показатель около 5% годовой инфляции. Страшно вспомнить, что в позапрошлом году она составляла 43%. Ее удалось обуздать.

Золотовалютные резервы таяли, словно снег весной, и на февраль 2015 года «усохли» практически до 5 миллиардов долларов. Сегодня они составляют 15,5 миллиарда. Именно туда в первую очередь пошли средства, полученные от международных финансовых организаций, и 100% средств от Международного валютного фонда. Все слышали, как безответственные политиканы утверждают о том, что деньги МВФ проедены, украдены или использованы не по назначению. Это сплошная, тотальная и безответственная ложь. Каждая копейка, которую Украина получила от МВФ, бережно хранится в золотовалютных резервах государства и работает на стабильность национальной денежной единицы, работает на доверие к Украинскому государству, украинской экономике, украинской финансово-банковской системе. Они целыми и сохранными лежат в резервах.

И курс гривны, где тут дерево, чтобы постучать?— третий год держится гибким, но относительно неизменным. Все помнят горе-прогнозы: то у нас курс — 35, то — 40, то на 50 не удержим. Это такие у нас псевдопатриоты. Мы делаем свое дело, и еще раз подчеркиваю, что это тот якорь стабильности для бизнеса, который, в том числе за счет сотрудничества с международными финансовыми организациями, мы должны обеспечить без резких колебаний для бизнеса и населения, хотя «блокадники» и здесь создали дополнительные риски.

Практически завершен серьезный и масштабный процесс оздоровления банковской системы, очистка от больных и опасных для всей системы банков, а таких было более 80. Деньги были разворованы из банковской системы за все 23 года. На сегодняшний день на нас легла ответственность относительно немедленных жестких и решительных шагов по оздоровлению системы. Вместе с тем, в интересах десятков миллионов клиентов мы провели филигранную и безупречную национализации «ПриватБанка», обеспечили и дальше будем обеспечивать его стабильную работу. Хотя это не снимает необходимости и ответственности за четкое информирование общества о том, где деньги «ПриватБанка», где деньги вкладчиков.

Надежду на лучшее внушают и такие показатели, как рост ускоренными темпами в оптовой торговле и в строительстве. Более 17% за прошлый год означает, что эта отрасль, строительство, повлечет за собой смежные, а главное, что инвесторы уже чувствуют будущий спрос на офисные и жилые помещения. Согласно результатам последнего квартального опроса «Деловые ожидания предприятий», топ-менеджеры в течение ближайших двенадцати месяцев прогнозируют увеличение объемов производства товаров и услуг, замедление темпов роста цен, ослабления девальвационных процессов и увеличение спроса на кредиты. Хочу напомнить, учетная ставка НБУ в марте 2015 года достигала 30%, а теперь уже 14%. Это еще многовато для нормального кредитования экономики, но тенденция — обнадеживающая.

Кадровые агентства сообщают, что расширяется количество вакансий, то есть рабочих мест, в то же время увеличивается заработная плата, которая предлагается на эти вакансии. Позитивные ожидания уже сами собой являются материальной силой, которая стимулирует экономический рост.

Если провести аналогию с медицинской сферой, то ситуация в экономике выглядит примерно так, и поверьте мне, хорошо проинформированному человеку, я не сгущаю краски. Мы, будучи уже на грани с потусторонним миром, попали в реанимацию — и выжили. Провели некоторое время в палате интенсивной терапии — и встали на ноги. Нас выписали — и мы пошли. И мы не просто полностью выздоровеем, а, полны сил и энергии, жить будем долго и счастливо.

Так, те тенденции, которые я описал, никакой эйфории они не вызывают. Они пока не ощутимы для подавляющего большинства украинцев. Но, как сказал кто-то из философов, иногда важнее не то, что случилось, а то, чего не случилось, чего удалось избежать.

Достигнутые результаты еще не привели к улучшению уровня жизни людей. В этом плане мы только начинаем использовать первую попавшуюся возможность, делать первые шаги, такие как: повышение минимальной зарплаты до уровня 3200 гривен; увеличение заработных плат врачей, учителей и т. п.; наращивать расходы на дорожное строительство, и это каждый на Украине уже может почувствовать; предоставлять финансовые возможности для развития местных общин и многое другое.

Итак, главное у нас созданы предпосылки для развития экономики, для начала восстановления, а впоследствии и роста уровня жизни людей. И, похоже, такой тренд не всех устраивает ни за пределами Украины, что естественно… Ни внутри, что само собой аномально и патологически… Но факт, что значительная часть политикума продолжает руководствоваться принципом: «чем хуже, тем лучше».

Я так долго говорил о вещах, которые не является прямой, непосредственной конституционной ответственностью президента, чтобы подойти к теме больших рисков, политического характера, которые угрожают экономике и благосостоянию людей. Чтобы мы поняли, что кое-что уже достигнуто, а следовательно и терять есть что.

Слишком уж большая опасность — откатиться назад. И тогда все жертвы, все страдания, которые понесли и претерпели люди, окажутся напрасными. Хотелось бы, чтобы украинской реальностью не стал греческий мифический герой Сизиф. Только он ценой титанических усилий поднимал на гору тяжелый камень, как он скатывался вниз. Он снова поднимал его на вершину, а он волей богов каждый раз скатывался вниз. И так до скончания веков.

Главной является российская военная угроза. И она происходит не только из оккупированных районов Донбасса, она нависает по всей линии границы с Россией. Правильный ответ на этот вызов только один: если на начало 2014 года расходы на оборону составляли 1% ВВП, то в 2016 году нашими совместными усилиями мы довели эти расходы до 3,2%, и не исключено, что эту долю придется увеличить еще. Если же учесть общие расходы на оборону и безопасность, то они уже сейчас превышают 5% валового внутреннего продукта.

Повторное рождение и укрепление наших Вооруженных сил побудило Кремль умножить свои усилия по внутренней дестабилизации на Украине. Информационная война, распространение фейковых новостей, сеяние паники и уныния… Стимуляция и симуляция протестных движений и манипуляция в своих интересах некоторыми праворадикальными группировками… Продвижение лукавой идеи досрочных выборов, чтобы усилить представительство лояльных Кремлю сил, командировки на Украину диверсионных групп, подготовка террористических актов — вот далеко не полный инструментарий Кремля.

К политическим рискам, которые ставят под угрозу экономический рост, безусловно, относятся и досрочные выборы. Я искренне уважаю выборы, в том числе и досрочные, как элемент демократии, ключевую технологию народовластия. Кстати, хочу напомнить, что сам их инициировал, когда в этом была реальная необходимость и когда в украинской Верховной раде после Революции Достоинства господствовали коммунисты и регионалы. Я регулярно изучаю опросы общественного мнения и не вижу никакой перспективы, чтобы в результате внеочередного голосования был бы избран парламент с большим реформаторским потенциалом, чем тот, что сейчас работает. Предвыборная кампания поставила бы на паузу все реформы минимум на год. А дальше состав новой Рады оказался бы настолько пестрый, что невозможно было бы надеяться на создание хоть какой-нибудь коалиции.

Вот почему я категорически против перевыборов, которых громче всего требует так называемая широкая оппозиция. А костяк этой широкой оппозиции — две партии, которые восемь лет назад лишь каким-то чудом не создали широкую коалицию. С 2006 по 2014 год по очереди менялись у государственного руля, и за которыми мы и до сих пор, кстати, убираем.

Они немного поменяли названия, сделали легкий ребрендинг, но от этого не стали новыми. Демократия работает тогда, когда сегодняшних при власти заменяют завтрашние, а не вчерашние или позавчерашние. Как президент только порадуюсь, потому что это хорошо для Украины было бы, если до 2019 года, года плановых выборов, президентских и парламентских, в парламенте по отношению к нынешней власти сформируется современная альтернатива. Альтернатива более либеральная, более демократичная, более проевропейская, чем текущая коалиция. И главное — не популистская, лишенная склонности к демагогии, и в арсенале которой нет простых, а потому нечестных решений.

Прогрессирующий популизм так же является одной из главных политических угроз росту. Это явление не сугубо украинская проблема, это проблема во всей Европе. На прошлой неделе все европейские лидеры, и я также имел честь и удовольствие поздравить Марка Рютте с победой на выборах в Нидерландах, а мы друг друга — с поражением праворадикальных антиевропейских сил.

Впрочем, украинский популизм в основном не правого, а левого толка. Он блокирует целый ряд важных реформ, без которых не может быть здоровой и успешной экономики, как прозрачной приватизации или внедрения рынка земель сельскохозяйственного назначения.

Однако, нужно вернуться к теме рисков. Все четче кристаллизируется угроза анархии и атаманщины. Ярким доказательством тому являются реальные и потенциальные последствия так называемой блокады Донбасса. Ее организаторы показали себя как непревзойденные мастера политического пиара. Они грамотно вычислили болевую точку, поймали волну общественных ожиданий, обнаружили оголенный нерв.

Но они обманывали общество, потому что на самом деле это была не блокада ОРДЛО. Ну какая блокада, когда там дырка на границе с Россией в сотни километров? На деле все это оказалось спецоперацией, направленной на то, чтобы вытолкнуть оккупированные районы украинского Донбасса в Российскую Федерацию.

Нам пришлось решением СНБО временно приостановить транспортное сообщение с оккупированной территорией, и это носило вынужденный характер. Оно прекратило тот хаос, в который блокадники пытались погрузить всю страну. Борясь за возвращение территорий, мы могли и даже должны были осуществлять товарный обмен с нашими заводами, теми, которые смогли остаться в правовом поле Украины. Они платили налоги Украинскому государству, они были зарегистрированы в украинских органах регистрации, они выплачивали заработную плату в гривнах, через банковские счета, что делало невозможным любое поступление средств в сепаратистские группировки. Блокадники добились того, создали для этого основу, чтобы предприятия были захвачены, конфискованы, разграблены. И мы не имеем никакого права принимать продукцию от предприятий, которые теперь захвачены боевиками. И именно об этом — решение СНБО. Ограниченный обмен товарами может восстановиться, как только Россия и ее марионетки вернут украинским собственникам и Украинскому государству украденные заводы.

Вследствие блокады Украина потеряла последнюю сферу влияния на эти территории. Для тех, кто хочет подарить эти земли Путину — это абсолютно приемлемая стратегия. Для тех, кто хочет, чтобы эти предприятия и эта стратегия были якорем, который держит оккупированные территории, в надежде вернуться на Украину — это вопрос жизни и смерти.

Не в последнюю очередь нужно проанализировать и экономические последствия. Удар был нанесен по отечественной энергетике, металлургии, по бюджету, созданы дополнительные риски для национальной валюты.

Мы, конечно же, найдем выход, но для этого нужно потратить и время, и деньги. Не хочу и не буду выглядеть недостаточно оптимистичным, но Минфин прогнозирует не только бюджетные потери, но и замедление роста ВВП вследствие разрыва технологических цепочек в промышленности вследствие блокады. Кто за это сейчас будет отвечать?

Сегодня МВФ на заседании своего правления должен был выделить очередной транш — один миллиард долларов, который необходим для дальнейшего пополнения золотовалютных резервов для удержания стабильности национальной денежной единицы, для очень мощного сигнала инвесторам. Потому что они, инвесторы кредитования со стороны Фонда рассматривают как авторитетную и ответственную рекомендацию, вкладывать ли уже свои, частные деньги, на Украину, развивать ли у нас производство, создавать ли рабочие места.

Нами совместно была проведена большая работа: проведены реформы, мы убедили Фонд в том, что наш вариант пенсионной реформы является таким, который не предусматривает повышения пенсионного возраста, и мы получили положительную оценку проводимых экономических реформ. А в субботу вопрос по Украине исчез из повестки дня сегодняшнего совета директоров. Вот это и есть то влияние политических рисков, об опасности которых я говорю сейчас. И сегодня у нас состоятся интенсивные переговоры: министра финансов, председателя Национального банка, премьер-министра, и я буду принимать в этом участие для того, чтобы исправить те результаты, которые были вызваны абсолютно безответственным поведением украинских политиканов. Еще раз подчеркиваю — причиной отсрочки стали последствия блокады!

Я, конечно, подчеркиваю, что мы совместно должны объединиться для того, чтобы в ближайшее время получить транш.

Сегодняшний мой день начался с совещания по этому вопросу, где принимали участие указанные руководители государства, и один из ее участников, кстати, предложил отправить в Вашингтон в качестве спецпредставителя Украины Андрея Ивановича, вместе с Семенченко, Юлию Владимировну, вместе с Парасюком… Если «Самопомич» организовала и патронировала блокаду, то пусть бы и исправляла последствия этой диверсии. Конечно, предложение было шуткой, и ее автору было сделано замечание, что в этой ситуации нам не до шуток. А я, как президент, должен отвечать не только за свои ошибки, но и за чужие ошибки.

В контексте блокады имею серьезные претензии и к вам, уважаемые председатели областных государственных администраций тех областей, где местные советы превысили свои полномочия и приняли решения, которые выходят далеко за пределы их, областных советов, ответственности, и расшатывают ситуацию в стране. Они сейчас будут наполнять золотовалютные резервы, областные советы? Они будут компенсировать потери государственного бюджета, они будут компенсировать потерю рабочих мест? Они будут нести ответственность за возвращение этих территорий под украинскую юрисдикцию? Нет! Они сейчас спрятались. Так же, как и спрятались тогда некоторые из вас вместо того, чтобы занимать атакующую публичную позицию. У вас множество аргументов для того, чтобы убедить депутатов и общество. Еще раз подчеркиваю, это означает, что вы или не вели разъяснительной работы и где-то отсиделись в окопе, или вообще за печкой. Или объясняли так, что вас никто не понял. Или вам не хватает политического авторитета в своих областях.

Надеюсь, что эта история станет уроком для всех. Власть должна занимать политически наступательную позицию, так же, как и некоторые председатели областных государственных администраций смогли убедительно продемонстрировать государственную позицию областным советам.

В сегодняшней Украине много кто путает демократию с махновщиной. Скажите, пожалуйста, Французская Республика является демократической страной? Об инциденте в аэропорту Орли все слышали? Злоумышленник схватил военного за автомат и немедленно, в ту самую минуту был застрелен. В стране есть высокая террористическая угроза, а мы — в воюющей стране. Вот французская иллюстрация того, что демократия — это не анархия и вседозволенность.

Монополию на применение силы имеет только государство, даже когда оно демократическое. Уважаемые, нам и Путина не нужно, чтобы потерять государственность, если мы этого не усвоим. Если не поймем, что все акции протеста должны носить исключительно мирный характер, а страсть к оружию нужно демонстрировать только на фронте. Благо, возможность для тех, кто желает, сейчас есть, контрактная армия эффективно комплектуется. Поэтому хорошо понимаю позицию руководителя Национальной полиции Сергея Князева, который настаивает на том, чтобы привлечь к ответственности народного депутата, который применял насилие, угрозы и хамство к полицейским. Полиция также нуждается в защите! Политической защите. Человек в погонах нуждается в защите и нашей поддержке, и это не только задача президента, правительства или министра внутренних дел — это задача каждого из вас.

Уважаемые дамы и господа!

Ключевой реформой на текущий год остается антикоррупционная реформа. Коррупцию тоже есть все основания рассматривать как угрозу экономическому росту и национальной безопасности.

Заработала антикоррупционная инфраструктура: Национальное антикоррупционное бюро и Специализированная антикоррупционная прокуратура, Агентство по предотвращению коррупции. Впрочем, я принципиально не хочу делить правоохранительные органы на новые и старые, хорошие и плохие. Все они делают общее дело, и позитивные сдвиги очевидны сейчас и в работе СБУ, и в тяжелом процессе создания и становления Национальной полиции, и в деятельности прокуратуры, НАБУ.

Стартовала система, много кто не верил, что это удастся, система электронного декларирования. Состояниями политиков шокировано все общество, в том числе и я, как человек, который все свои деньги заработал за много лет тяжелого и рискованного труда в сфере бизнеса. Но, с другой стороны, не будем забывать, что раньше у нас это все скрывалось от общества. И сегодня мы убедительно и твердо продемонстрировали открытость и прозрачность. И что в некоторых соседних странах за чрезмерный интерес к деньгам высших должностных лиц можно получить тюремный срок. Конечно же, эти государства не могут быть и не являются нам примером для подражания, только для сравнения. Это уже сейчас пусть они учатся у нас, потому что мы сделали важный стратегический шаг в непосредственной борьбе с коррупцией и в формировании новой, антикоррупционной политической культуры.

«В системе коррупции уже возникают бреши, их надо расширять», — это не я сказал, а руководитель проекта «Антикоррупционная инициатива ЕС на Украине». Как по мне, довольно объективная оценка.

Веерные задержания взяточников, которые чуть ли не ежедневно вызывают мощный резонанс в СМИ, не вызывают, однако, ощущение в обществе, что системная борьба с коррупцией началась. Почему? Потому что по телевизору рассказывают только о преступлениях, но не могут показать наказание из-за отсутствия, пока что, надлежащих судебных решений.

Я каждый день вижу в СМИ и в социальных сетях, что пишут люди о ситуации в судах. И в отличие от сограждан, не имею права публично высказывать свое мнение по конкретным случаям. Но как гарант прав и свобод граждан — инициировал и обеспечил старт реформы судебной системы. Я очень благодарен парламенту, который поддержал конституционные изменения в части правосудия и ряд законов. Подчеркиваю, что сейчас продолжается беспрецедентный конкурс с привлечением общественности, по результатам которого будет создан новый Верховный суд на принципах открытости и конкурентности. В нем принимают участие и действующие судьи, и кандидаты вне судебной системы, адвокаты, ученые. На старте поступило полторы тысячи заявок, сейчас осталось чуть более пятисот кандидатов.

Проверять кандидатов на соответствие критериям профессиональной этики и добропорядочности должна Высшая квалификационная комиссия судей, Общественный совет добропорядочности, Высший совет правосудия. «С нами, слава Богу, никто не договаривался и не договаривается и не пытается это сделать», — такими словами свои впечатления о работе в Общественном совете добропорядочности передал один из ее членов, бывший воин 92-бригады разведчик Леонид Маслов. Вчера вечером увидел его интервью на одном из интернет-ресурсов. И это то, для чего такой совет создавался.

Итак, ожидаю, что новый Верховный суд заработает уже в мае-июне. Должны за эти весенние месяцы проголосовать новое процессуальное законодательство, которое обеспечит переход судебной системы с четырехзвеньевой к трехзвеньевой, чем завершим процесс выполнения рекомендаций Совета Европы по этому вопросу.

После конкурса в Верховный суд начнется, наконец, реорганизация апелляционных судов. Новое законодательство позволяет принимать в конкурсах участие, еще раз подчеркиваю, не только судьям, но и адвокатам и ученым. Поэтому обращаюсь ко всем юристам, имеющим соответствующую квалификацию и стаж работы — присоединяйтесь к строительству новых судов! Президент свое дело сделал. И в судах этих остро нуждаются Украина и украинцы.

А вот нападение псевдоактивистов в балаклавах на главу Высшего совета правосудия на прошлой неделе — это не что иное, как попытка сорвать судебную реформу, законсервировать неприемлемое положение вещей, запугать судей и тех, кто участвует в реформировании суда, и мы пытаемся сейчас эту ситуацию кардинально изменить. Государство должно и будет обеспечивать судьям и должностным лицам органов системы правосудия надлежащую защиту. И я требую от правоохранительных органов быстрого и беспристрастного расследования этого вопиющего инцидента и эффективных действий со стороны этих органов.

Убежден, что самым эффективным способом борьбы с коррупцией являются не только репрессии, а снятие грунта, из которого она прорастает: уменьшение роли государства в экономике, лишение чиновников влияния на бизнес-процессы; внедрение электронных форм управления, управления и общения предпринимателя с государственными органами. Это доказано и внедрением системы ProZorro, и курсом на дерегуляцию, который мы внедряли в прошлом году и продолжим в текущем.

Уже несколько десятков лет продолжается дискуссия о судьбе налоговой полиции. Хочу напомнить, что несколько лет назад говорили о влиянии санэпидстанции на бизнес, о влиянии пожарных на бизнес, говорили о влиянии экологов, других. Было три священных коровы: СБУ, полиция и налоговая милиция или полиция, которую даже никто трогать не мог. Уверен в том, что, к сожалению, сейчас попытки найти компромисс, пока что зашли в тупик. Я уверен в том, что пора принимать решение и ставить точку. Моя прямая политическая воля заключается в том, что эту структуру, налоговую полицию, следует ликвидировать. Ее работу должны выполнять не мускулистые парни в масках, а «ботаны» в белых воротничках через аналитическую работу. Поэтому здесь нужны не силовые, а аналитические способности. Не грубая сила, маски-шоу, а эффективная конкретная работа. Договорились, что к заседанию Национального совета реформ, при активном участии правительства, парламентского комитета, депутатов, экспертов и общественности будет доработан и разработан законопроект, который я готов подать как неотложный, чтобы уже в короткий срок заработала новая Служба финансовых расследований как принципиально новый, интеллектуально-аналитический орган.

Уважаемые дамы и господа!

Будучи в кругу представителей местных общин, конечно же, не могу не остановиться на вопросе децентрализации. Местные бюджеты выросли с шестидесяти девяти миллиардов гривен в 2014 году до ста сорока семи миллиардов прошлого года. В этом году должны выйти на показатель в 170 миллиардов. Это будет означать рост в два с половиной раза.

Доля местных бюджетов в сводном бюджете страны также увеличилась и вплотную приблизилась к 50%, чего никогда не было за всю историю Украины. Следовательно, доходы местных бюджетов росли опережающими темпами относительно роста доходов государственного бюджета. И последнее повышение минимальной заработной платы вдвое, до 3200 гривен, сыграло здесь важную роль, и колоссальную выгоду получили тоже местные бюджеты.

То, что вы на местах получили такой колоссальный ресурс, не означает, что никто не будет интересоваться и контролировать эффективное использование этих денег. Не надо согласовывать это с Киевом, именно в этом был смысл введения децентрализации, но держать их на депозитных счетах, имея не отремонтированные дороги, не построенные школы, не восстановленные детские сады, уличное освещение, не имея реальных шагов для того, чтобы каждая община почувствовала реальные шаги 2,5 кратного увеличения местных бюджетов — это тоже неприемлемо. Подчеркиваю — на что конкретно, решайте сами, но люди должны видеть, что у вас где-то новая дорога, где-то современное освещение, а где-то, извините, и свалка… Деньги для этого есть.

Мы на каждой нашей встрече с Европейским банком реконструкции и развития, Европейским инвестиционным банком, имея уникальную их экспертизу, на встречи с международными представителями, в том числе и по этой свалке, имели конкретные переговоры, и я уверен в том, что сейчас уже приобщили Европейский инвестиционный банк, их экспертизу, наших французских партнеров, о которых я говорил с французской властью… Не можем сами, будем приглашать на помощь, но львовян один на один с этой проблемой не оставим. Общины должны определять, какие проекты в первую очередь они должны финансировать.

Мы в свою очередь на центральном уровне провели большую работу по привлечению ресурсов международных программ финансовой помощи на нужды развития регионов и местных общин. При чем это не изобретение. Некоторые местные советы работали с этим 5 и 10 лет назад, привлекая ресурс. Но сегодня деньги есть, и эта международная помощь — весомый дополнительный ресурс, который требует особенно эффективного применения в интересах общин, в интересах каждого гражданина Украины.

«За последние два года Украина — при достаточно сложных обстоятельствах, сделала большие шаги. Сейчас крайне важно переходить от принятия законодательства и создания институтов к полной реализации этих реформ, чтобы украинские граждане могли пожинать плоды этой работы», — это слова, которыми высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Федерика Могерини, большой друг Украины, несколько месяцев назад прокомментировала совместный отчет Европейской службы внешнего воздействия и Европейской комиссии. «Украина, — сказано в этом отчете, — внедряет интенсивные и беспрецедентные реформы в экономической и политической системах; ее демократические институты и в дальнейшем восстанавливаются».

Изменения и преобразования мы начали в 2014 году. В 2015-м первые сдвиги были очевидны только самим реформаторам. В 2016-м их уже заметили и высоко оценили наши зарубежные партнеры. Чрезвычайно важно, чтобы 2017-й вошел в историю как год, когда изменения стали ощутимыми для широкого круга наших соотечественников. Это то задание, которое я ставлю перед вами».

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112758 Петр Порошенко


Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 17 марта 2017 > № 2144788 Андрей Коболев

Коболев: "Нафтогаз" уволил главу "Укртрансгаза"

Эксклюзивное интервью главы правления НАК "Нафтогаз Украины" Андрея Коболева информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В каком статусе сегодня находится глава "Укртрансгаза" Игорь Прокопив, принимались ли еще какие-то решения на уровне правления и наблюдательного совета НАК "Нафтогаз Украины"?

Ответ: В прессе уже звучала информация, что правление "Нафтогаза" подало на его отстранение от должности, и наблюдательный совет за это проголосовал. Правление НАК приняло решение о его увольнении, а также об увольнении его заместителя Василия Плавюка, который отвечает, в том числе, за вопросы безопасности. Хочу отдельно отметить, что сейчас циркулирует большое количество слухов о том, как проходил этот процесс, большинство из которых не соответствует действительности. Поэтому я бы предложил сфокусироваться на сути происходящего, а не форме.

Вопрос: Поясните логику этих решений.

Ответ: В начале 2016 года в рамках реализации плана реформы корпоративного управления в "Нафтогазе" мы начали внедрение новых процедур внутреннего контроля – внутреннего аудита, комплаенса, управления рисками, то есть стандартных корпоративных процедур контроля, одной из основных целей которых является предотвращение коррупции в компаниях Группы.

В это же время в рамках стандартной процедуры аудита финансовых результатов Группы мы получили от внешнего независимого аудитора заключение, согласно которому он не смог получить достаточных аудиторских доказательств для подтверждения целого ряда закупок "Укртрансгаза" и, соответственно, корректности их отражения в финансовой отчетности компании.

Сами по себе выводы внешнего финансового аудитора не являются выводами, которые могут говорить о наличии или отсутствии коррупции или иных нарушений. Но они являются важным "звонком" для внутреннего аудита группы НАК "Нафтогаз Украины" о том, что есть потенциальная проблема с закупками. То есть что-то, что выглядит странно или необъяснимо.

После этого внутренний аудит НАК приступил к изучению того перечня транзакций, которые попали в этот список. Изучение выявило, что, как минимум, две из них, имеют признаки злоупотреблений при проведении тендерных процедур. Материалы по одной из них уже были переданы правоохранительным органам, которые инициировали по этому факту уголовное расследование.

Потом произошли события сентября 2016 года, когда "Укртрансгаз" попытались вывести из управления "Нафтогаза". После известного скандала управление компанией "Нафтогазу" вернули.

В итоге правительство приняло решение, что разбираться в этой ситуации должен не только внутренний аудит "Нафтогаза", но и наблюдательный совет.

По заданию наблюдательного совета служба внутреннего аудита, в которой, к слову, в ноябре 2016 года произошла смена руководителя, повторно изучила ситуацию в "Укртрансгазе" и пришла к выводам, что по обеим ранее упомянутым мною транзакциям были допущены в одном случае многочисленные нарушения в организации и проведении тендера, а в другом случае есть прямое подозрение на попытку манипуляций результатами тендера. В обоих случаях это привело к тому, что провайдерами услуг оказались компании, которые эти услуги, по сути, предоставлять не могут.

Набсовет потребовал от "Укртрансгаза" прокомментировать выявленные факты и результаты повторной проверки и объяснить, как это могло произойти и что в этой связи они планируют делать. Руководство "Укртрансгаза" в начале этого года пришло с объяснениями на аудиторский комитет наблюдательного совета. Позиция, которую лично высказал глава компании, выглядела следующим образом: все что происходило – это правильно, законно, и дальше так делать будем. Это и стало причиной решения об отстранении главы "Укртрансгаза".

Вопрос: И все же ваши оппоненты настаивают, что аудитор в лице Deloitte&Touche не привел доказательств коррупции?

Ответ: Это не работа аудитора доказывать коррупцию, и от него это не ожидалось. Аудитор выявил несоответствия, которые бывшее руководство "Укртрансгаза" не смогло или не захотело объяснить. Описанное выше развитие ситуации доказывает, что глава "Укртрансгаза" либо некомпетентен, либо коррупционен. С точки зрения "Нафтогаза" как акционера компании, такой человек не может дальше управлять "Укртрансгазом". Если дальнейшее расследование выявит факты коррупции по второму и другим эпизодам, они также будут переданы в правоохранительные органы, но оставлять такого руководителя в должности главы компании дальше было нельзя. Это же касается и Плавюка, который напрямую был вовлечен в одну из этих транзакций.

Вопрос: О каких тендерах и компаниях идет речь?

Ответ: В силу того, что по первому случаю уже идет уголовное расследование, а по второму – может быть инициировано расследование за рубежом, я не хочу комментировать ни названия компаний, ни сути этих процедур на этом этапе.

Вопрос: Когда решение об увольнении вступает в силу?

Ответ: Правление подало решение об увольнении наблюдательному совету, он – согласился, собрание акционеров уже состоялось, решение принято.

Это вопрос не политический и не личностный. Я рассказал логику принятия решения, чтобы не было спекуляций. Как акционер "Укртрансгаза" мы видим, что дальнейшее пребывание человека с таким отношением к управлению ГТС и чистоте проведения тендерных закупок недопустимо.

Вопрос: Кого правление и набсовет будет выдвигать или назначать на должность нового главы "Укртрансгаза"?

Ответ: Мы в данный момент обсуждаем этот вопрос с действующим руководством "Укртрансгаза" и ищем людей, которые могли бы стать как на первое, так и на вторые места.

Вопрос: Как долго этот процесс может затянуться?

Ответ: Я бы хотел его закончить на протяжении двух месяцев.

Вопрос: Будут ли проводиться какие-то конкурсы?

Ответ: Да, будет конкурс.

Вопрос: Как обстоят дела с переговорами о привлечении европейской компании в управление газотранспортной системы Украины?

Ответ: Если посмотреть на события, которые сейчас происходят в Европе, то они разворачиваются довольно негативно в части того, как Европейская комиссия реагирует на "Северный Поток-2" и какие у нее есть ожидания. Мы в очередной раз, как команда "Нафтогаза", призываем все вовлеченные в обсуждение процессов вокруг украинской ГТС стороны прислушаться к одному, с нашей точки зрения, очевидному факту: без привлечения большого, понятного европейского партнера сохранить транзит по территории Украины будет практически невозможно.

Мы находимся в переговорах с большой европейской компанией, которая заинтересована в том, чтобы рассмотреть вхождение в управление украинской ГТС.

В то же время есть люди, которые сейчас пытаются перевести акции "Укртрансгаза" из "Нафтогаза" или предложить какой-то другой формат управления ГТС. Если попытаться привлекать партнера в существующую юридическую структуру "Укртрансгаза", к которой только у господина Коломойского есть претензии по возврату около 11 млрд куб. м газа, то партнер туда не пойдет.

Здесь видится практически стопроцентная аналогия с Одесским припортовым заводом. Там оставили долг Дмитрию Фирташу и потом долго обсуждали, почему завод не покупают, а ответ очевиден. Дело даже не в цене – не может цивилизованный инвестор купить актив с таким токсичным элементом. Ни одна большая западная компания никогда не придет и не купит актив, чтобы потом гасить Фирташу долг. То же самое будет с "Укртрансгазом": ни одна западная компания не придет в управление оператором и не зайдет в капитал компании, в которой есть нерешенная проблема с 11 млрд куб. м газа, не говоря уже о спорном газе Фирташа и другого рода вопросах меньшего порядка.

Поэтому если мы действительно хотим, чтобы был европейский партнер, который поможет нам сохранить транзит и работу для людей в Укртрансгазе, то нам надо этому партнеру предложить чистый и качественный актив. По моему глубокому убеждению, наши оппоненты, которые пытаются предлагать другие варианты, преследуют цель, чтобы европейский партнер никогда не пришел. А европейского партнера и в ОПЗ, и в "Укртрансгазе" боятся по одной и той же причине, которая, как мне кажется, всем очевидна.

Вопрос: "Нафтогаз" не отказался от идеи разделения "Укртрансгаза" на две компании – магистральные газопроводы и ПХГ?

Ответ: Мы свою позицию не поменяли, она важна, в том числе, для качества нового актива. Но если потенциальный европейский партнер посчитает, что для управления системой он готов принять в управление все или часть подземных хранилищ, то мы, как акционер "Укртрансгаза" будем предлагать нашему акционеру в лице государства согласиться с таким предложением. Окончательное решение будет принимать правительство Украины. Но надо понимать, что если поставить условием для потенциального партнера оплату убыточных подземных хранилищ в полном объеме, то, скорее всего, это его не заинтересует.

Вопрос: Уже озвучивалось, что после существенного снижения объемов транзита необходимо отказаться от эксплуатации части магистральных газопроводов. Наиболее оптимально, чтобы этот процесс происходил уже при участии европейской компании или вопрос оптимизации стоит решить раньше?

Ответ: Мы считаем, что этот процесс надо проводить уже с участием европейского партнера. Более того, мы надеемся, что как раз привлечение европейской компании в управление ГТС Украины сохранит львиную долю ГТС, потому что это позволит нам сохранить транзит. Вопрос о потенциальном уменьшении мощности целесообразно поднимать только после того, когда будет какая-то ясность, сохранит ли Украина за собой транзит газа после 2019 года. При такой неопределенности принимать решение о выводе из эксплуатации части газопроводов, как минимум, преждевременно.

Украина > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 17 марта 2017 > № 2144788 Андрей Коболев


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 марта 2017 > № 2144796 Андрей Козлов

Член ВККСУ Андрей Козлов: "Если судейскую династию культивировали как бизнес-проект, с этим нужно бороться"

Эксклюзивное интервью члена Высшей квалификационной комиссии судей Украины Андрея Козлова

Вопрос: Когда украинцы смогут почувствовать эффект судебной реформы?

Ответ: Мы с коллегами в свое время, обсуждая "каркас" судебной реформы, пришли к выводу, что главная ее проблема – отсутствие так называемого wow-эффекта. Например, реформа патрульной полиции: люди в один прекрасный день вышли на улицу и увидели молодых, улыбчивых подтянутых, доброжелательных и вежливых полицейских в новой форме на новых машинах. В судебной реформе этого ожидать не приходится, как не переодевай судей. Продукт, который создается в ее результате, требует "выдержки", это – доверие к судебной системе. Это доверие проявится, я надеюсь, года через два, когда люди увидят, что суды начали принимать решения, которые общество признает справедливыми. И даже если ты проиграл процесс, тебе нормальным языком объясняют, почему так произошло, чтобы у тебя не возникло ни малейшего ощущения, будто судья действовал под влиянием каких-то стимулов или принуждения. С другой стороны, не стоит забывать, что есть некое постоянное количество людей, которые недовольны всем и всегда. Но если доверие к справедливости суда ощутит большинство – дело сделано.

Вопрос: Сейчас идет формирование нового Верховного Суда, с которым рядовым гражданам редко приходится сталкиваться. Почувствуют ли обычные граждане эффект от обновления Верховного суда?

Ответ: Почувствуют. Конечно, правосудие, в первую, очередь происходит в судах первой инстанции, но Верховный Суд определяет правовую доктрину, принципы, с которыми следует подходить к рассмотрению тех или иных дел. И если доктрина в исполнении нового Верховного Суда, например, в отношении уголовных дел гуманизируется, а в отношении гражданских или хозяйственных дел становится более прогнозируемой, в том числе и для инвесторов, то и настроение в обществе, и инвестиционный климат станут лучше. В некотором роде Верховный Суд - это программатор отношений.

Вопрос: Как бы вы оценили отношение юридического сообщества к изменениям Верховного Суда?

Ответ: У меня сложилось впечатление, что юридическое сообщество осторожно наблюдает: и адвокаты, и ученые, и сами судьи. Чтобы заслужить доверие, результат трудов должен не просто быть хорошим – он и выглядеть должен хорошо. Это очень важный момент. Европейский суд по правам человека в одном из своих решений отметил, что правосудие должно быть не только справедливым и беспристрастным, но и отправляться оно должно таким образом, чтобы не вызвать никаких сомнений. Очень важна прозрачность процесса, очень важно объяснять, почему принимаются именно такие, а не иные решения. К сожалению, на коммуникацию (которая и есть объяснение и диалог) у нас не всегда хватает времени. И над этим стоит работать – хотя бы во избежание бесплодных конфликтов с профессиональным сообществом и гражданским обществом в целом по чистому недоразумению.

Вопрос: Во время проведения и подготовки конкурса приходилось ли менять нормативную базу, законодательство?

Ответ: Конкурс является логичным развитием большой судебной реформы, которая реализуется в стране. Судебная реформа призвана обеспечить установление в обществе атмосферы доверия и улучшение как инвестиционной привлекательности, так и условий для инноваций и в целом бизнес-климата. Поэтому судебную реформу без преувеличения можно было бы назвать национальным проектом № 1.

И вот, благодаря нашим воинам, конституционной реформе, принятию новой редакции закона "О судоустройстве и статусе судей" мы можем проводить сейчас этот совершенно беспрецедентный конкурс. Из 200 возможных мест в Верховном Суде в ходе конкурса мы попытаемся набрать 120 судей, по 30 в каждый кассационный суд (административный, хозяйственный, уголовный и гражданский кассационные суды – ИФ) – если претенденты покажут соответствующий класс. Если нет, их вполне может оказаться и меньше. Допустимый минимум – 65 судей, число, при котором новый Верховный Суд сможет начать работать.

Сегодня доступ на наивысший уровень судебной системы впервые получили не только судьи, но и представители адвокатуры, юридической науки – надеемся, это принесет новые прогрессивные веяния, лучшие подходы к свершению правосудия. Недавно в закон о судоустройстве были внесены изменения, которые позволят в будущем принимать участие в конкурсе адвокатам с десятилетним опытом в любых сферах (сейчас это только процессуальный опыт). Расширен и доступ ученых: если к этому конкурсу мы могли допустить только тех, кто получил ученую степень и стаж в высших учебных заведениях, то сейчас открыта дорога и тем, кто сделал это в научно-исследовательских учреждениях. Таким образом, круг тех, кто может в честном соревновании попробовать стать членом Верховного Суда был значительно расширен и ранее, теперь же его пределы позволяют найти максимум лучших из лучших (и не боящихся это доказать на деле).

Можно сказать, что наконец-то государство делает очень серьезную и, надеюсь, успешную попытку объективно подойти к подбору судей. Сравнительно недавно вообще никаких конкурсных процедур, испытаний не было и в помине. Просто кто-то кого-то рекомендовал, кто-то кого-то советовал, происходили некие согласования, и человек назначался или его избирали. И так было на всех уровнях вплоть до Верховного Суда Украины. Никто кандидатов всерьез не оценивал, все это было какой-то "кулуарщиной".

Начиная с 2011-12 года процедурам назначения попытались придать некую видимость формализации, было введено подобие конкурса для судей первой инстанции, однако для инстанций повыше все оставалось по-прежнему, "корпоративно", да еще и с большими ограничениями по исключительно судейскому стажу. Для первой инстанции провели отбор, который включал только две части – тест профессиональных знаний и практическое задание. О том, какими интересными движениями сопровождались эти процедуры, я предпочту умолчать.

Вопрос: В ходе нынешнего конкурса в ВККСУ проводится оценивание не только профессиональных качеств кандидатов, но и качеств, связанных с этикой и добропорядочностью. Можно ли оценить такие моральные качества объективно и непредвзято?

Ответ: В ходе всей судебной реформы обсуждалась существенная проблема: что важнее – чтобы судья был сильным и хорошим человеком, или чтобы он был профессионалом. На самом деле одинаково важно и то, и другое, но, пожалуй, одного профессионализма недостаточно. Не могут быть судьями те, кто может польститься на какие-то соблазны, не может устоять перед угрозами, думает только о своей карьере и подстраивается под различные точки зрения. Тем более нельзя допускать политическую или экономическую зависимость судей.

Мы прекрасно понимаем эту проблему. Мы пришли к тому, что значительно проще и легче превентивно не допустить на судейские должности людей, которые к этому не готовы с моральной точки зрения, нежели потом долго и тяжело выковыривать их из системы.

Поэтому конкурс оценивает два направления: профессиональные и, так сказать, общечеловеческие качества.

Так, первый тест был направлен на репродукцию профессиональных знаний, на определение их уровня. Этот первый этап оценивался в 90 баллов из общих 1000 – максимального количества балов, которое кандидат может набрать во время конкурса. 120 вопросов по 0,75 балла за каждый правильный ответ.

На практическом задании, призванном при написании модельного судебного решения установить, обладает ли кандидат нужными будущему судье практическими навыками, он может набрать максимум 120 баллов. Наибольший упор здесь делается на мотивационную часть, то, как движется мысль кандидата от осознания правовой проблемы к ее справедливому решению, в принципе же все оно разбито на элементы, каждый из которых может принести определенное количество баллов.

Дальше начинается самое интересное, чего раньше не было: психологическое тестирование, тестирование общих способностей и собеседование с членами Комиссии, которые завершат полную картину того, насколько кандидат по своим способностям и качествам готов стать судьей.

Психологическое тестирование отсеет заведомо непригодных людей. Оно будет включать три самых прогрессивных методики из существующих в настоящее время. Одна из этих методик, MMPI-2, допущена, например, в качестве прямого доказательства в американской юрисдикции в судах. Тестирование же общих способностей представляет собой аналог IQ-теста, выявляя уровень абстрактного, вербального и логического мышления. Интересно, что по итогам тестирования непременно будут выявлены люди, которые попадут в "красную", запретную зону, люди из "серой зоны", которые были неискренними. Все возможные неоднозначности в результатах будут устранены в немедленном собеседовании, к которому будет привлечено достаточное количество квалифицированных психологов, проверенных на предмет отсутствия конфликта интересов.

Вопрос: Как в таком, скажем, пикантном вопросе, как в психологическое тестирование можно избежать субъективизма?

Ответ: Не вижу особой пикантности – это уже стало нормальной практикой в высокотехнологичных процессах набора персонала. Повторюсь, психологический тест построен на трех самых прогрессивных методиках (MMPI-2, BFQ-2, HCS Integrity Test), которые существуют ныне. Они имеют весьма высокий уровень валидности. Так, если кандидат будет неискренен, будет "пытаться понравиться", тест это выявит. В этом тесте в принципе не может быть правильных или неправильных ответов, только искренние и неискренние.

Хочу подчеркнуть: тесты разработаны и адаптированы не нами, а соответствующими высококлассными специалистами. Мы консультировались с ведущими экспертами в этой области, чтобы выбрать то, что позволит наиболее объективно оценить качества будущих судей. Психологи, которые будут проводить собеседования после теста, прошли строжайший отбор и проверку.

Вопрос: Собеседование будет сразу после теста, в тот же день?

Ответ: Да, для того, чтобы не было никаких попыток договориться с психологом. Опять-таки, в процессе психологического тестирования никто не будет знать, к кому из психологов попадет кандидат. Еще раз подчеркну, что все будет максимально быстро и анонимно: автомат проверяет тест, потом психологи просматривают отчет, проводят собеседование, не зная, с кем именно имеют дело, после чего составляется окончательный отчет с интерпретацией психологического профиля.

Вопрос: И что будет дальше?

Ответ: Сдав психологический тест, кандидат пойдет на собеседование с нами.

Таким образом, в ходе всех этапов конкурса мы получим полную оценку кандидатов, проверим их профессиональные, морально-этические и психологические качества – все эти результаты попадут в судейское досье. В досье будет собрана максимально возможная информация о кандидате из разнообразных источников.

На собеседовании мы зададим кандидатам уже свои вопросы, которые будут оценивать и этику, и добропорядочность, и профессионализм, и, вполне возможно, отношение к жизни и своему месту в ней в целом.

Вопрос: Возможно ли влияние на результаты собеседования такого фактора как личная неприязнь?

Ответ: Мы постарались максимально нивелировать влияние как приязни, так и неприязни, вообще – каких-либо чувств, собственных склонностей и пристрастий, предубеждения.

В самом начале конкурса, ознакомившись со списками претендентов, большинство из нас взяло как минимум два-три десятка самоотводов. У меня, например, в списке самоотводов есть все, с кем я когда-либо сталкивался более-менее плотно в частной жизни, по работе и даже в учебе – настолько, чтобы в голове возник хоть маленький "плюс" или "минус".

Самоотвод член ВККСУ берет тогда, когда усматривает обстоятельства, которые могут повлиять на его объективность при оценивании данного кандидата. Например, если учились или работали вместе и у них были те или иные отношения, плохие или хорошие. Кстати, самоотводы члены комиссии брали в самом начале конкурса, когда только увидели списки.

Вопрос: В начале конкурса была озвучена статистика, что около 70% кандидатов – это судьи, и всего 30% – представители других юридических профессий. По вашему мнению, хорошо или плохо, если в состав Верховного суда придут в большинстве не судьи?

Ответ: Это было бы очень интересно, здесь нельзя сказать "хорошо" это или "плохо". В любом случае я тут проблемы не вижу. Только практика покажет, насколько "несудьи" способны вершить правосудие. В принципе, всесторонне одаренный человек может быстро развить в себе навыки судоговорения и написания судебных решений, а мы, уж простите, обязаны влезть кандидату в голову и в душу, чтобы заранее увидеть, кем он будет в судейском кресле. Чтобы потом не исправлять допущенные при кадровом отборе ошибки значительно более дорогой ценой.

Сейчас пропорция в пользу судей. В том числе это можно связать с тем, что многие юристы, например, адвокаты и ученые заняли выжидательную позицию, хотят убедиться, что честный и прозрачный конкурс возможен в принципе. А еще так много судей и потому, что у кого-то из них просто нет выбора, ведь высшие суды после создания нового Верховного закроются. Кто-то не мыслит себя вне судебной системы, а ее – без себя. Кто-то взвесил свои силы, не ужаснулся, оглянувшись в прошлое, и решил, что может попробовать создать новое качество правосудия. Кто-то увидел скоростной социальный лифт. Разные мотивы, в общем, даже если судить по мотивационным письмам.

Помимо того, некоторое количество адвокатов и ученых "вылетело" из конкурса во время процедур допуска по сугубо формальным основаниям. Зачастую всему виной собственная элементарная небрежность: например, не дано согласие на спецпроверку, а без нее мы никак не можем допустить к конкурсу. Спецпроверка заключается в том, что ВККСУ направляет запросы во множество государственных органов от НАПК, МВД, Минздрава и НАБУ до держателей различных госреестров, чтобы собрать сведения о кандидате, проверить данные, которые он указывал в анкетах и в декларации добропорядочности. Мы должны проверить, не привлекался ли он когда-либо к ответственности, нет ли чего еще, что могло бы его дисквалифицировать, действителен ли его диплом, наконец. Это то, что можно было бы назвать предквалификацией, которую нужно было пройти, чтобы попасть на конкурс.

Вопрос: Почему к конкурсу не допускались прокуроры?

Ответ: В дизайне судебной реформы замысел состоял и в том, чтобы сменить парадигму. До сих пор у нас в правосудии слишком много обвинительного уклона, "органы не ошибаются". Если посмотреть на статистику, то окажется, что до недавнего времени более 98% приговоров были обвинительными. Это ненормально, у нас еще с советских времен устойчиво мнение, что если государству кто-то "попался", значит "было за что". И суд, по сути, становился оформителем того обвинения, которое прозвучало еще на стадии следствия. Авторы судебной реформы сочли необходимым создание предпосылок для отхода от этой порочной практики.

Вопрос: Как вы оцениваете результаты первого этапа конкурса?

Ответ: Я рад, что результаты показали объективность, поскольку "вылетели" от самых "больших" до самых малоизвестных фигур.

Вопрос: Когда вылетали "большие" фигуры, вам начинали звонить, мол, что вы делаете?

Ответ: А куда звонить? Тесты проверяла машина, причем немедленно. И впредь беспокоить насчет оценивания и его результатов не советовал бы. Абонент недоступен.

Конечно, порой требуют разъяснения отдельные мелкие процедурные моменты, но само оценивание предназначено сугубо для выбора лучших, а не для консультирования конкурсантов.

Вопрос: Как готовились тесты?

Ответ: Над тестами работал большой коллектив из 110 привлеченных нами экспертов, а для создания практических заданий эксперты отбирались совместно с Проектом поддержки реформ в сфере юстиции Европейского Союза. Каждый раз это был сильный подбор специалистов, представители лучших юридических школ. Для тестов было подготовлено порядка 5 тыс. вопросов с четырьмя вариантами ответов – неплохой задел на будущее. Для конкурса в Верховный Суд мы отобрали по тысяче вопросов для каждой специализации. Все вопросы мы опубликовали заранее – и это тоже впервые, поскольку все кандидаты получили равные возможности к ним готовиться. Первая версия появилась 30 декабря. В середине января – вторая. Мы убрали из нее некоторые вопросы, которые сочли слишком узкими, направленными сугубо на запоминание, не имеющими практического значения.

Опубликованные в окончательной версии вопросы были предоставлены "Его Величеству Генератору случайных чисел", который по распределению тем вопросов в рамках каждой специализации выбрал тестовый набор. Из этого был сформирован нулевой билет (своего рода мастер-копия) и пять его вариантов, которые получили участники. Почему пять вариантов? Для того, чтобы одни и те же вопросы распределились под совершенно разными номерами и чтобы правильные ответы на них находились в каждом варианте под разными буквами.

Конечно, некоторые недочеты из-за огромного объема работы в вопроснике могли остаться. Тем не менее, все кандидаты были в равных условиях, поскольку имели дело с одними и теми же вопросами. Мы понимаем, что нет пределов совершенству, что этот конкурс первый, возможны какие-то ошибки, непреднамеренные, в чем-то даже вынужденные: под давлением времени, массива информации.

Вопрос: Как кандидаты будут распределяться по специализациям кассационных судов?

Ответ: Очень важно, что в итоге первого этапа мы сохранили естественным образом возникшую конкуренцию. Кандидаты изначально указывают какую-то специализацию. В гражданскую и уголовную юрисдикцию конкурс на место был значительно выше. Если округлить это до целых чисел, то конкурс в административный и хозяйственный суд составил 4 человека на место, в уголовный – 6, в гражданский (он оказался самым популярным) - 7. Надеюсь, эта пропорция в ходе конкурса будет сохраняться и с естественным сокращением числа его участников.

Вопрос: Как можно оценивать деятельность Общественного совета добропорядочности (ОСД)?

Ответ: Я всегда верил и продолжаю верить, что у нас хоть и не без некоторых естественных для людей трений, но возникло и развивается нормальное партнерство, в ходе которого мы сформируем судейский корпус таким, чтобы не было стыдно и обидно. ОСД получил достаточные полномочия по исследованию данных о судьях и кандидатах в судьи. ОСД имеет возможность дать негативное заключение в ходе квалификационного оценивания и конкурса. Надеюсь, кстати, что оно будет даваться в рамках прозрачных процедур, излагаться аргументированно, с соответствующими фактами. И уж если мы решим не согласиться с ОСД по каким-либо веским основаниям, нам, ВККС, нужно будет собрать не менее весомое квалифицированное большинство – 11 голосов из 16.

Есть первые плоды взаимодействия. Например, ОСД положительно оценил тестирование. На этапе практического задания у них возникло некое своеобразное, как мне показалось, понимание процедур (речь идет о заявлении ОСД, что на практическом задании некоторым судьям попались дела из их реальной практики – ИФ). Вместе с тем, во время подготовки практических заданий с самого начала речь шла о том, что будут отбираться реальные дела, по которым уже вынесены решения. "Живое" дело хорошо тем, что в нем есть реальные обстоятельства и правоотношения, которые не выдуманы. Но тут очень важный момент: ранее принятое решение – это вовсе не эталон. Задача заключалась не в том, чтобы вынести такое же решение, как кто-то вынес раньше, а в том, чтобы показать ход мысли будущего судьи Верховного Суда.

При этом дела, которые были отобраны, вряд ли можно назвать однозначными. Напомню еще, что суд кассационной инстанции, куда идет отбор, не пересматривает обстоятельства, он только применяет право. Потому даже если кандидату попадается его реальное дело, он оказывается в том же положении, что и все остальные. Это как написать два раза один и тот же рассказ – на самом деле это крайне сложно.

Поскольку цель у нас с ОСД одна – новый, "продвинутый" и справедливый суд, достойный динамично развивающегося общества и прогресса, мы просто не имеем права подвести. В наших спорах оттачиваются новые процедуры и варианты совместного труда. Результат будет, и мы просто должны общими усилиями обеспечить его успешность.

Вопрос: Заявление ОСД "подмочило" репутацию конкурса или это был просто рабочий момент?

Ответ: Рабочий момент, причем полезный. Я приветствую, когда нам указывают на те или иные шероховатости, моменты, могущие трактоваться двояко, так как это помогает увидеть, какие элементы работы нужно улучшить и усилить. Конкурс таких масштабов и с такой степенью сложности проводится впервые. Его итогом станет не только создание нового Верховного Суда, но и уроки, которые будут учтены на следующих конкурсах – в апелляционный суд или при проведении отбора в первую инстанцию. Срок полномочий члена ВККСУ – четыре года. За время своей работы мы должны сделать все, чтобы создать здесь налаженный рабочий механизм отбора достойных судей, который будет признан обществом, чтобы ни у кого никогда не возникло желания повернуть вспять. Поэтому все мы должны помнить, что мишенью критики могут быть персоналии и даже институции, а не только-только нарождающиеся процедуры, которые так легко дискредитировать всего парой неуклюжих движений, а уж дальше инерция человеческого незнания сделает свое дело. Нам, в свою очередь, нужно намного больше пояснять и показывать – это повысит доверие.

Вопрос: Суды первой инстанции же тоже будут выбираться на подобном конкурсе?

Ответ: Помимо конкурсов у нас еще есть квалификационное оценивание, которое предстоит пройти всем судьям в тех судах, которые уже существуют, чтобы подтвердить свою способность отправлять правосудие. Это не конкурс, но процедура будет очень близкой к нему, по тем же стандартам и теми же методами будут оцениваться профессионализм, этика и добропорядочность. Если в конкурсе люди соревнуются друг с другом, а мы выбираем лучших, то в квалификационном оценивании будем просто смотреть, действительно ли человек способен быть судьей.

В настоящее время государство и общество предлагают судьям достойное вознаграждение за нелегкий труд, и я надеюсь, это позволит с них строго спрашивать. Раньше, когда в судах просили приносить даже конверты и марки, очень многие судьи оправдывали этим какие-то свои негодные поступки: "Ну надо же как-то жить". Вот теперь благодаря повышению зарплат у судей такого оправдания не будет. Да и с автопарками и имениями некоторых "мнимых бедняков" люди уже имели возможность ознакомиться. Мне кажется, за последние два года расширять их ни у кого желания не возникло. Ну, не за совесть, так за страх (смеется).

Вопрос: Как вы считаете, судейские династии это хорошо или это то, с чем нужно бороться?

Ответ: Специально для ответа на этот вопрос появилась такая вещь, как декларация родственных связей. Если мы говорим о человеке, который вырос среди людей, чья деятельность связана с судебной системой, и который с детского возраста впитал понимание правосудия, то это одна история, она даже симпатична, хоть и не вполне теперь вообразима. Другая история достаточно стандартна – это когда есть судья, его жена – нотариус, сын – прокурор, а дочь – адвокат. Меня лично такие вот истории очень настораживают, и я начинаю искать в реестре судебных решений, не было ли каких-либо конфликтно-интересных пересечений. На местах знают о таких династиях значительно больше, чем в ВККСУ, потому большая просьба: не молчите, пишите нам или в ОСД. Если вдруг династия сложилась естественным путем, то я ничего плохого в этом не вижу. Но если ее культивировали как бизнес-проект, если есть конфликт интересов, с этим нужно бороться. Замечу, что в ходе конкурса в Верховный Суд мы следим, не было ли каких-то странных "родственных пересечений" и дадим этому оценку после собеседования в аспекте этики и добропорядочности.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 марта 2017 > № 2144796 Андрей Козлов


Украина. Доминиканская Республика > Армия, полиция > interfax.com.ua, 16 марта 2017 > № 2144794 Владимир Сальдо

Владимир Сальдо: Когда каждый день в плену проживаешь как последний, по-другому начинаешь чувствовать жизнь

Эксклюзивное интервью экс-мэра Херсона Владимира Сальдо агентству "Интерфакс-Украина"

Летел в Доминиканскую Республику на переговоры на 3 дня, а пробыл в плену почти два месяца. Скандальная история с похищением и пытками экс-мэра Херсона, депутата горсовета Владимира Сальдо закончилась.

Политик вернулся в Украину и еще некоторое время отказывался от интервью, обещая встретиться с журналистами после восстановления. О доминиканском плене, пытках, краже имущества, - в интервью с Владимиром Сальдо.

Вопрос: Вы долго отказывались комментировать столь громкое дело…

Ответ: А разве в "громкости" дело? После возвращения мне пришлось обратиться к врачам, восстановиться психологически. Нужно было поддержать родных. Они очень тяжело пережили всю эту историю. У меня в семье – одни женщины: жена, дочка, внучка. И каждой из них угрожала опасность. Поэтому, вернувшись, я старался как можно больше времени проводить с ними.

Вопрос: Как вы себя чувствуете сейчас? Удалось восстановиться?

Ответ: Это я уже немного отошел. Родная земля и воздух помогают. В молодости занимался боксом, потом всегда поддерживал спортивную форму и проблем с лишним весом никогда не имел. Но в плену потерял около 20 килограммов, это, конечно, сказалось на здоровье.

Вопрос: История с Вашим похищением очень противоречива. СМИ вначале писали, что Вас, похитили, потом, что за похищение арестовали как раз Вас. Как было на самом деле?

Ответ: Меня на самом деле похитили и пытали. В июне 2016 года мой земляк из Херсона Денис Пащенко пригласил меня в Доминиканскую Республику для деловой встречи. Приглашение не вызвало никаких сомнений. Херсон – мой родной город. Здесь меня хорошо знают, я многих знаю. Знал и семью Пащенко.

В Доминикане Денис Пащенко меня встретил, и мы поехали (как он сказал) в офис на встречу. Сам он взялся помочь в переводе с испанского. Внутри так называемого офиса меня уже "ждали". Набросились 4 человека, кто-то ударил в затылок. Когда пришел в себя, был уже пристегнут наручниками к металлической кровати, без одежды, на голове – мешок. Отобрали все: личные вещи, часы, деньги, банковские карточки, документы. Пытками выбили пароли от телефона и планшета. Это и дало им возможность действовать дальше. Получив доступ ко всем контактам, к почте и переписке, преступники начали связываться с моими родными, знакомыми. Когда надо – с моего телефона под моим именем, когда нет – представляясь помощниками. Но обо всем этом я узнал позже.

Вопрос: Вы говорите, связывались с родными и знакомыми… Что именно писали, что говорили?

Ответ: Меня заставляли наговаривать на диктофон разные фразы типа "плохая связь", "я плохо слышу", "перезвони позже", "у меня всё хорошо", "напиши в СМС" и т.д. Потом я должен был наговаривать уже целыми предложениями, которые монтировались. Вначале - о том, что я задерживаюсь, потом – указания переписать имущество. А, когда поняли, что не срабатывает, перешли к шантажу и открытым угрозам.

Вопрос: А как в сети появились записи, где Вы, якобы, признаетесь в сотрудничестве с ФСБ?

Ответ: Это там, где я сам на себя якобы наговариваю на огромный срок за измену государству? В том-то и дело, что сначала они появились не в сети. Туда их выложили позже, взломав мою страницу на Facebook. А вначале их прислали моей дочери, та переслала жене. Это было сделано, чтобы они не писали заявление о моем исчезновении. Параллельно, они получали якобы от меня сообщения, что я вынужден скрываться и поэтому дома в Херсоне появлюсь не скоро, а нахожусь то в Крыму, то в Киеве, где договариваюсь, чтобы меня не преследовало СБУ. На самом деле, я все это время находился там же, где меня выкрали, за тысячи километров от дома, в Доминикане. И границ не пересекал. Записи, наделавшие столько шума, похитители банально смонтировали для шантажа моих родных и людей, которые старались мне помочь. А затем выложили в сеть, чтобы новость о похищении была воспринята как попытка оправдаться.

Вопрос: Ваши родные выполняли условия похитителей?

Ответ: Жена – единственная, кто почувствовал, что присылаемые "от меня" сообщения – не мои. Не поддалась. Не имея возможности связаться со мной, без какой-либо реальной информации они с дочерью забили тревогу. Трудно представить, под каким психологическим давлением они находились. Тем более, постоянно получали предупреждения никуда и ни к кому не обращаться, иначе будет хуже.

А вот других людей буквально "развели".

Вопрос: В доме, где Вас удерживали, Вы были один?

Ответ: Абсолютно. Все 59 дней. В закрытой комнате с решетками на окнах, прикованный к металлической кровати. Я слабо понимал, когда день, когда ночь. Единственными моими "посетителями" были люди, которые пытали, поливали по несколько часов холодной водой, применяли электрошокер. От боли я терял сознание. А, когда приходил в себя, видел только силуэты. Лиц не видел. Различал их по голосам. По-русски со мной разговаривал один Пащенко. Почти всегда - через специальную электронную программу "имитатор речи" в планшете.

Место моего содержания сменили лишь один раз - связанным, с балахоном на голове меня перевезли в другой дом в багажнике автомобиля.

Вопрос: Вы рассчитывали, что украинская сторона поспособствует Вашему освобождению?

Ответ: Вначале надеялся, что меня начнут искать. А, когда понял, что это сложно, начал обдумывать побег.

Вопрос: Почему "выбрали" именно Вас, ведь Вы далеко не самый богатый человек в городе?

Ответ: И тогда, и сейчас могу только предполагать. Не самый богатый – да, но один из наиболее уязвимых. За много лет работы кто-то меня поддерживал, кто-то – нет. Но знали все. А один из похитителей – Пащенко родом из Херсона. Вырос там. Он отслеживал политическую ситуацию в городе. Видел результаты выборов в 2015 году, где партия "Наш край" вошла в лидеры по итогу. Думаю, он понимал, если к преступлению примешать политику, будет легче запутать следы.

Тем более, тогда как раз на слуху были скандалы: украинские экс-чиновники сбегали за рубеж, кого-то из них задерживали. Вот преступники и "поймали" тему, хорошо подготовились и начали действовать. Им удалось меня обмануть.

Одного из организаторов похищения - Дениса Пащенко разыскивает полиция Испании. Там он сидел за участие в грабежах и "киднеппинг" (похищение человека – ред.). Его депортировали из Андорры и Греции, где он занимался тем же. Потом он осел в Доминиканской Республике – нашел благодатную почву и организовал новую схему похищения людей. Так что я у них – далеко не первая жертва.

Вопрос: Как Вам удалось сбежать?

Ответ: Помог один из участников похищения. Говорил, что меня планировали попросту убить, отжав у родных все по-максимуму. На убийство он не решился и помог мне освободиться. Он был уверен, что убедит Пащенко отдать мне документы. Но как только я попытался уйти, нас с ним задержала местная полиция.

Вопрос: За что вы были задержаны?

Ответ: Пащенко использовал запасной вариант, который, думаю, у него был заготовлен. Он написал заявление, обвинив меня в преступлении, которое сам совершил. Его задачей было – не пустить меня обратно в Украину. Для того и политическую тему с сотрудничеством с ФСБ придумал. Кто будет помогать сепаратисту? Потому и вкидывал смонтированные записи с определенной периодичностью: сначала дочери, потом - через соцсети и телевидение. Эти записи стали частью его игры.

Он долго жил в Доминикане, знал все тонкости законов этой страны. И воспользовался ими. А законы таковы: если на человека заявили в полицию, его нужно задержать до выяснения обстоятельств. Минимальный срок задержания - 3 месяца. При этом ни свидетелей, ни прямых доказательств не требуется. Да он бы их и не смог предоставить.

Вопрос: Как местная полиция расследовала это дело?

Ответ: А они ничего не расследовали. Меня даже не допрашивали. Через три месяца местная прокуратура тоже никакого решения не приняла. Когда трехмесячный срок задержания подходил к концу, сказали, что, скорее всего, меня никто на свободу не отпустит. Иногда в Доминикане людей держат в тюрьме без суда по несколько лет.

Вопрос: Но почему отпустили?

Ответ: К тому моменту дочка и жена уже подняли на ноги, кого только могли. Вести дело начали мои адвокаты. "Мои" – ключевое слово, а не те, которых предоставило доминиканское правительство. Кроме того, подключилась украинская официальная сторона.

Немаловажную роль сыграла поддержка людей. Откликнулись многие из моих знакомых, нардепы, с которыми работали в V созыве, мэры, друзья, обычные жители Херсона – жена передавала мне письма от них, мои товарищи по партии "Наш край". Я очень благодарен всем. Чувствовать в такие периоды, что ты не один, очень важно. Я ведь понимаю, как непросто пытаться помочь человеку, находящемуся в запутанной правовой системе чужого государства.

Вопрос: А посольство Украины Вам не помогало?

Ответ: В Доминиканской Республике вообще нет посольства Украины. А консульство - это только почетный консул, который не владеет ни украинским, ни русским языками. Он по национальности итальянец. Каким образом он там представляет интересы Украины - сложно сказать.

Ближайшее посольство Украины находится на Кубе, куда нужно лететь самолетом. Вот и получается абсолютная незащищенность. Мы мало знаем, что в Доминикане похищение людей превращено в вид бизнеса – просто поставлено на поток. В местных газетах печатают объявления: сдается дом для похищений. Но это проблема не только Доминиканы. Преступность вышла на международный уровень. Вот, что опасно.

Вопрос: Не опасались возвращаться в Украину?

Ответ: Так я еще никогда не спешил домой. Я готов был возвращаться при любых условиях. А бояться после всего произошедшего мне нечего. Я уверен в своей правоте. Когда каждый день проживаешь как последний, по-другому начинаешь чувствовать жизнь. Все мелочи, все детали кажутся существенными.

Когда приехал, обнял жену. Если бы мог, заплакал бы, но плакать за последние месяцы совсем разучился. Утром пошел в СБУ и написал заявление о фальшивых записях, размещенных похитителями в интернете. Служба безопасности расследует это дело. В тот вечер после долгого плена я впервые был среди близких мне людей.

Вопрос: Украинские правоохранительные органы занимаются делом о Вашем похищении?

Ответ: Конечно. В отличие от доминиканских коллег, наши полиция и прокуратура делают это объективно. И за два последних месяца расследование продвинулось. Правоохранители занимаются и украденным имуществом нашей семьи. Сейчас оно находится под арестом. Поднята информация Интерпола. Подтвердились факты о преступлениях Пащенко в разных странах – прошлых и настоящих.

Вопрос: Чем сейчас будете заниматься?

Ответ: Как можно больше времени проводить с семьей. Мы слишком много пережили, чтобы по-особенному чувствовать счастье быть все вместе.

Продолжаю работать. Месяцы отсутствия стали сильно ощутимы. Надо наверстывать упущенное. У меня с коллегами по фракции интересные планы, проекты, связанные с Херсоном и его будущим.

Стараюсь сейчас больше общаться с друзьями. И хочу уберечь людей: не станьте жертвой собственного доверия. От этого не застрахован никто. Мой пример – яркое доказательство того, что в одночасье можно оказаться на грани смерти, оклеветанным и очерненным. И очень важно – суметь выдержать испытания и выйти из них достойно.

Вопрос: Если двумя словами, каким Вы стали после плена?

Ответ: Остался оптимистом.

Украина. Доминиканская Республика > Армия, полиция > interfax.com.ua, 16 марта 2017 > № 2144794 Владимир Сальдо


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 16 марта 2017 > № 2108735 Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: крымским татарам нужно сохраниться на своей земле

Крымские татары– угнетаемая община на аннексированном полуострове, говорит председатель Меджлиса крымскотатарского народа

МОСКВА — В третью годовщину аннексии Крыма Россией крымские татары являются национальной общиной, которая переживает серьезные притеснения на оккупированном Россией украинском полуострове. Так считает Рефат Чубаров, руководитель национального органа самоуправления крымских татар – Меджлиса крымскотатарского народа, который был объявлен в России экстремистской организацией.

Рефат Чубаров, депутат Верховной Рады Украины, был вынужден покинуть Крым из-за преследований со стороны России. Он и другие руководители Меджлиса, включая легендарного советского диссидента и первого председателя Меджлиса Мустафу Джемилева, не могут въехать в Крым без опасения подвергнуться аресту.

Если изначально российские правоохранительные органы не пускали Джемилева, Чубарова и других крымскотатарских активистов на полуостров, то через год после аннексии, в 2015 году, они возбудили против них уголовные дела.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Рефат Чубаров говорит об атмосфере страха в Крыму, милитаризации полуострова и изменении его демографии.

Данила Гальперович: Сейчас, через три года после аннексии, против которой в феврале 2014 года одними из первых поднялись крымские татары, что можно сказать о моральном и эмоциональном климате в Крыму?

Рефат Чубаров: Если говорить в целом о населении Крыма, то для меня бесспорно то, что Крым настигло великое разочарование, апатия. И это – последствия страха, который царит в крымском обществе. Есть, конечно, часть людей, которая и сегодня считает, что Крым должен находиться в составе России. Эти люди все время винят кого-то за пределами России: для них это или так называемая «хунта в Киеве», или был Обама, а теперь будет Трамп, или «гейропа».

У какой-то части крымских татар, очень небольшой, в самом начале русской оккупации были опасения, что, возможно, непринятие России принесет особые страдания для крымскотатарского народа. И они, эта очень небольшая часть крымских татар, пытались найти для себя и для других аргументы в пользу сотрудничества с русской властью. Многие тогда этим людям говорили: независимо от вашего поведения, отношение российской власти к крымским татарам уже предопределено тем, как она брутально, незаконно, силой вошла в Крым.

И вот эта небольшая часть крымских татар сегодня убедилась в том, что, действительно, поведение России по отношению к крымским татарам никак не зависело ни от поведения подавляющего большинства крымских татар, которые открыто выступили против российской агрессии, ни от сомнений маленькой части крымских татар.

Д.Г.: Почти три года назад мировое сообщество ясно высказалось в пользу непризнания Крыма российским, против Москвы были введены санкции, Россия была изгнана из «Большой восьмерки». Что вы сейчас думаете об эффективности мировой реакции на действия России в 2014 году?

Р.Ч.: Если говорить честно, мы исходили из того, что международное сообщество найдет эффективные пути и механизмы разрешения геополитического кризиса, вызванного нападением России на Украину, в очень короткие сроки – год, полтора, два. Теперь, после трех лет оккупации Крыма, я исхожу из того, что тот алгоритм, который принят международным сообществом по отношению к России, рассчитан на порядок лет.

Я сейчас не могу даже назвать количество лет, которые нам еще придется терпеть эту оккупацию. Но алгоритм, принятый Западом, направлен не просто на деоккупацию Крыма, как мне теперь представляется, а на кардинальное переформатирование отношения к России, чтобы с этой территории больше не возникало таких угроз по отношению ко всему миру. Мне из этого видится в будущем очень плачевный для России результат.

Д.Г.: Крымские татары теперь не выступают против оккупации так активно, как это было в 2014 году. С чем связано отсутствие мощных уличных акций?

Р.Ч.: В целом, для крымско-татарского народа самое главное – это сохраниться на своей земле. И оккупационная власть тоже преследует очень явную цель. Она делает все для того, чтобы крымские татары сами покидали Крым. Отсюда массовые репрессии, отсюда обыски, исчезновения и убийства. На индивидуальном уровне каждый человек пытается не сломаться, чтобы не потерять самоуважение и уважение своих соседей.

Эта оборона на индивидуальном уровне во многом еще труднее дается, чем на коллективном уровне. Потому что каждый человек, засыпая вечером, думает о детях, о других членах семьи, перед которыми он ответственен. Ему надо выживать вместе с семьей, а ему каждый день жизнь преподносит все новые и новые ультиматумы.

Поэтому, мне представляется, это и характеризует крымско-татарское сообщество сегодня – на коллективном уровне сохраниться в Крыму всем, на индивидуальном – сохранить самоуважение и уважение соседей.

Д.Г.: Что можно сказать о милитаризации Крыма после этих трех лет?

Р.Ч.: На территории Крыма сейчас установлено самое современное ракетно-зенитное оружие, которое есть России. По крайней мере, об этом свидетельствует информация, которая появляется в российской прессе, в том числе от официальных лиц.

Также там есть очень сильная авиационная группировка. Что касается размещения ядерного оружия, то, по крайней мере, эксперты отмечают активизацию всех видов работ у тех объектов, где ранее в советский период находилось тактическое ядерное оружие. Это регион Кызылташа под Судаком, это и специальные подземные сооружения близ Севастополя.

Д.Г.: Меняется ли в связи с прибытием военных и других людей из России состав населения в Крыму?

Р.Ч.: Как я уже говорил, Россия делает все, чтобы вытолкнуть нелояльное население, в первую очередь, крымских татар, но не только крымских татар. Те, кого выталкивают, очень многообразны: это молодые люди, которые хотят учиться в европейских и украинских ВУЗах, молодые люди, которые избегают службы в российской армии, те, кто боится репрессий, и так далее.

Никто сегодня не знает точную цифру, но 35 или больше тысяч людей из Крыма были вынуждены уехать за эти три года. И одновременно мы отмечаем то, что Россия переселяет в Крым людей с материковой своей части, в первую очередь, это семьи военнослужащих. Многоэтажные дома строятся в Севастополе, Джанкое, близ Евпатории. Семьи военнослужащих переселяются в Крым. Естественно, и прокуратура, и ФСБ, и судьи. Кстати, идет замена практически всех коллаборантов, которые перешли на сторону России в первые же месяцы оккупации – на их места идет замена исключительно из России.

Д.Г.: Каков ваш прогноз — можно ли надеяться на то, что тупиковая ситуация, сложившаяся после аннексии Крыма, как-то будет разрешена, или пока об этом говорить еще не время?

Р.Ч.: Мы в Украине, думаю, в ближайшие месяцы будем ощущать жесткость во взаимоотношениях с Россией, особенно в восточной Украине, в тех районах, которые нами не контролируются. Кризис развивается дальше, там они национализировали предприятия.

Путин признал, хоть и временно, документы, которые выдаются так называемыми «ДНР» и «ЛНР». В Европе, в ряде стран, будут проходить выборы, которые, возможно, усилят неоднородность европейского отношения к этому кризису. Формируется американская политика по отношению к России – мне хочется надеяться, она будет крайне неприятной для нынешнего политического руководства России.

Мы все еще находимся в стадии, когда никто не может с точностью прогнозировать дальнейшее развитие событий, ну, хотя бы в ближайшие полгода. В этой ситуации наиболее эффективным для того, чтобы заставить Россию перестать и дальше быть источником постоянных разрушений в мире, может быть усиление экономических санкций, в первую очередь.

Осталось два механизма – это эмбарго на энергоносители из России и банковская система SWIFT. Как мне представляется, SWIFT рассматриваться в ближайшее время не будет, но тема эмбарго звучит все чаще, по крайней мере, в экспертных кругах в Европе. Некоторые эксперты, правда, говорят, что ожидается и падение цен на нефть. И это будет естественным ходом событий, который сильно ударит по России, как это уже было в 2015 году.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 16 марта 2017 > № 2108735 Рефат Чубаров


Украина. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 15 марта 2017 > № 2144795 Найджел Браун

Н.Браун: Учитывая имеющиеся у НАБУ ресурсы, этот орган работает посредственно

Эксклюзивное интервью кандидата на должность независимого аудитора Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) Найджела Брауна агентству "Интерфакс-Украина"

Учитывая ситуацию, которая сложилась в Верховной Раде вокруг кандидатуры на должность независимого аудитора НАБУ, агентство "Интерфакс-Украина" направило запросы на интервью обоим кандидатам на этот пост. Британец Найджел Браун согласился ответить на вопросы агентства, ответа от второго кандидата, заместителя генерального инспектора Департамента юстиции США Роберта Сторча, мы еще ожидаем…

Вопрос: Насколько важно, на Ваш взгляд, создание в Украине специализированного антикоррупционного суда?

Ответ: Если речь идет о суде, то я считаю, что этот вопрос должен рассматриваться отдельно от вопроса аудита. Ведь аудит касается именно деятельности НАБУ.

То есть вопрос создания антикоррупционного суда не в моей компетенции, хотя я слежу за сообщениями прессы и вижу, что этот вопрос горячо дискутируется.

Но если вы спросите мое личное мнение по этому поводу, то в вопросе создания такого суда нужно учитывать все факты и все моменты, которые есть при обсуждении этой темы. И не стоит преувеличивать ожидания, нельзя считать, что этот суд станет панацеей от всех проблем.

Вопрос: Как Вы оцениваете деятельность НАБУ?

Ответ: На мой взгляд, неправильно иметь какое-то предвзятое отношение к какому-то органу. Я могу делать выводы, только исходя из того, что я читаю в прессе.

Я считаю, что НАБУ является очень важным органом в системе борьбы с коррупцией, но если учесть все ресурсы, которые тратятся на ее деятельность – деньги, человеческие ресурсы, – то тогда нужно, наверное, сделать вывод о том, что результаты деятельности на сегодняшний день являются посредственными.

Вопрос: О каких конкретных недостатках Вы можете сказать?

Ответ: Я не могу об этом говорить сейчас, ведь для того, чтобы утверждать – нужно разбираться в системе, знать, как проходит процесс следствия, собираются доказательства.

Вопрос: Нужно ли, по Вашему мнению, дать НАБУ право на "прослушку"?

Ответ: В мире есть много серьезных структур, которые стоят на страже закона и используют очень широкий спектр возможностей, в том числе прослушивание телефонов. Мне тяжело оценить, насколько эффективно то, что в Украине обсуждаются очень узкие вопросы – касательно конкретного суда или прослушивания телефонов, ведь речь идет об очень широкой системе, у которой есть много разных средств для достижения результата.

Прослушивание – это очень инвазивное средство, ведь фактически предоставляется доступ к частной жизни человека и человек уже не может защититься. Поэтому здесь должен быть определенный баланс интересов, чтобы этот процесс не переходил определенные рамки.

Нужно понимать, что во многих странах для сбора доказательств, прослушивание применяется не только в отношении конкретного человека, но и членов его семьи. Речь идет о широком круге лиц и очень важно понять, где целесообразно провести грань дозволенного.

Вопрос: То есть вы поддерживаете предоставление такого права при условии обозначения четкого механизма на законодательном уровне?

Ответ: Да.

Вопрос: Как Вы считаете, должна ли Специализированная антикоррупционная прокуратура быть независимой от Генпрокуратуры?

Ответ: Если речь идет о функционировании независимой антикоррупционной прокуратуры, то этот вопрос комплексный и сложный. Ведь для Генпрокуратуры может не хватать времени, квалификации или ресурсов, чтобы раскрыть именно это преступление.

Если привести пример Великобритании, то там есть специальный офис борьбы с крупным мошенничеством, который занимается именно этими вопросами. Объем информации, которую они собирают, измеряется сотнями гигабайтов.

Вторая причина создания независимой антикоррупционной прокуратуры – злоупотребления внутри самой Генпрокуратуры. Если Генпрокуратура нечистая, то этот орган важен для расследования ее деятельности.

Вопрос: Но все же, должна ли быть Специализированная антикоррупционная прокуратура независимой от Генпрокуратуры?

Ответ: Вы имеете в виду высокую сложность преступлений или вопрос коррумпированности Генеральной прокуратуры?

Вопрос: Я имею в виду с годами сложившееся в обществе недоверие к Генеральной прокуратуре и наоборот – высокие ожидания от новосозданных антикоррупционных органов, в том числе от антикоррупционной прокуратуры.

Ответ: Я не могу это комментировать, ведь это общественное мнение, эмоции или оценки. Для меня важны факты и доказательства. Это ваша страна.

Вопрос: В ближайшие дни состоится голосование за кандидатуру независимого аудитора НАБУ. Может, Вы бы хотели что-то добавить накануне решающего голосования?

Ответ: Я хочу добавить, что никогда не разговариваю с прессой, но в этот раз дал согласие на интервью.

Ведь когда меня пригласили приехать в Украину, я согласился, исходя из соображений прозрачности и искреннего желания помочь вашей стране. И как только я согласился на это, меня буквально забросали всякими обвинениями касательно моей профессиональной нечестности, недостаточной квалификации и так далее. И эти обвинения звучат отовсюду - в парламенте, в обществе, в СМИ. И я чрезвычайно шокирован, что именно так все происходит.

Украина. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 15 марта 2017 > № 2144795 Найджел Браун


Украина. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > interfax.com.ua, 14 марта 2017 > № 2144799 Янтомас Химстр

ПРООН в Украине: "Никто не обращался к нам с официальным запросом о раскрытии информации, которая содержится в контрактах"

Эксклюзивное интервью директора представительства ПРООН в Украине Янтомаса Химстра агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Члены профильного комитета Верховной рады неоднократно заявляли, что им не показывают контракты международных организаций на закупку препаратов за средства госбюджета. Почему вы не показываете эти документы?

Ответ: Мы - международная дипломатическая организация и поэтому мы непосредственно взаимодействуем с Министерством иностранных дел.

Во-первых, ПРООН не получала никаких официальных запросов относительно информации, которая содержится в контрактах.

Во-вторых, мы имеем свой юридический статус при работе в Украине. Мы - юридическое лицо. Поэтому мы ожидаем, что если кто-то хочет получить от нас информацию о контрактах, то он направит письмо на директора ПРООН, как официального представителя в Украине, в котором будет сказано: "Уважаемый такой-то, пожалуйста, предоставьте нам такую-то информацию". Таких запросов мы не получали. Единственное, что мы видим - это публикации в СМИ о том, что ПРООН не раскрывает информацию. Единственные, кто к нам обращается с этим вопросом, это журналисты.

В целом мы видим, что вокруг этой темы слишком много разговоров. Обычная практика, когда участники процесса не раскрывают информацию. Например, если вы обратитесь в Министерство финансов с просьбой предоставить условия тех или иных договоров, то вряд ли Минфин раскроет всю информацию по первой просьбе. Тем не менее, когда мы говорим о прозрачности организации, то я хочу подчеркнуть, что существует "индекс прозрачности помощи", по которому оцениваются международные организации, которые занимаются развитием. ПРООН второй раз подряд находится на первом месте в списке. Но также нужно понимать, что если Министерство здравоохранения, Министерство иностранных дел или даже суд обратится к нам с запросом показать договор, мы готовы рассмотреть этот вопрос, но я не готов показать контракт всему миру в формате ПДФ. Если вы посетите наш сайт, вы найдете очень много информации о суммах по программам, вы увидите, сколько мы тратим, найдете даже информацию о наших комиссионных, это не тайна. Все прописано детально – что и куда мы тратим.

Вопрос: Есть оценки аналитиков, которые посчитали, что вы покупаете препараты дороже, чем покупало Министерство здравоохранения до 2014 года. Вы готовы продемонстрировать цены, по которым вы покупаете?

Ответ: Мы готовы раскрыть любую информацию, если к нам обратятся соответствующим образом. Но, к нам никто до сих пор не обращался соответствующим образом за информацией.

Есть еще один аспект – наши закупки связаны с коммерческой деятельностью компаний-производителей и других закупочных организаций. Могу сказать, что иногда для Украины в рамках специальных соглашений мы закупаем препараты дешевле, чем для кого бы то ни было, и не имеем права раскрывать столь низкие цены, так как эта информация может создать давление на производителей закупающими организациями в других странах.

Вопрос: Вносились ли изменения в договора, которые ПРООН заключала с Минздравом? Есть ли в этих договорах пункты, касающиеся сроков поставки?

Ответ: Договора с Минздравом были подписаны по закупкам для ряда государственных программ. В договоре оговаривается, что должно быть поставлено в рамках этой программы. С добавлением новых программ, вносились соответствующие изменения в номенклатуру поставок, то есть перечень того, что ПРООН закупает, но ни разу не дополнялись положения определяющие сроки поставки. В наших договорах указано, что мы осуществляем поставки в течение одного года. Мы стремимся доставлять препараты не одной партией, в которой содержится полный годовой объем, а обеспечивать равномерную поставку в течение года. Мы выполняем свои обязательства в срок, меньше оговоренного.

Вопрос: Оговариваются ли в договоре сроки, в которые препараты должны быть поставлены в больницы?

Ответ: Конечно, мы оговариваем сроки поставок. Прежде всего, при поставках мы должны дождаться, пока Минздрав перечислит нам деньги. Деньги, которые были выделены госбюджетом 2015 года в январе, мы получили только в декабре. Деньги, которые были выделены из бюджета 2016 года в январе, мы получили только в ноябре-декабре. Мы готовы оперативно выходить на контакты с производителями, но на практике получается, что общаясь с Минздравом, я не знаю, что произойдет на следующий день, так как со всех сторон раздаются призывы остановить закупки через международные организации. Ситуация более, чем напряженная.

Мы должны учитывать, что в закупках лекарств для Украины мы, по-прежнему, находимся в режиме чрезвычайной ситуации, которую нужно закрывать сейчас на сейчас. Так произошло в 2015 году, ситуация повторилась в 2016-м. Даже сейчас у нас еще нет денег на 2017 год, и мы не знаем, что мы будем покупать - будут это, например, лекарства от туберкулеза или какие-то другие медикаменты.

Учитывая вышеизложенное, я понимаю, что врачи в больницах жалуются на отсутствие медикаментов, но пожалуйста, обращайтесь с этим вопросом не к нам. Мы постоянно пытаемся донести до правительства, парламента, общественности информацию, что в Украине должно произойти два момента. Во-первых, нам не нужно оглядываться назад, нужно двигаться вперед. Нужно сделать полную инвентаризацию медикаментов, которые закупаются. В закупках принимают участие, условно, 25 организаций, среди которых есть и ПРООН. Когда к производителю обращается множество закупщиков, то производитель не спешит снижать цены. Если же с централизованным запросом к производителю обратится один закупщик, то однозначно цены можно будет существенно снизить.

Вопрос: Что это за множество организации?

Ответ: Это все, кто закупают лекарства и медизделия. Например, каждая область может делать свои закупки по своим местным программам. Кроме того, закупают различные ведомства, например, Министерство обороны и Пенитенциарная служба делают свои закупки. Система закупок в Украине более чем раздробленна. Если все это централизовать, собрать заявки воедино, то можно существенно снизить цену, получить существенные скидки.

Вопрос: Можно ли сказать, что в настоящее время вы сталкиваетесь с высокой конкуренцией среди закупщиков, так как в Украине бюджетные закупки проводят множество субъектов?

Ответ: Во всяком случае, такая картина складывается потому, что закупает ПРООН. Мы считаем, что все эти разрозненные закупки нужно централизовать, для того чтобы производителю ситуация на рынке была более менее понятна. Кроме того, нужно перевести закупки от ежегодных на долгосрочные контракты, рассчитанные на несколько лет. Зная потребности на несколько лет вперед, мы сможем заключать с производителем долгосрочные контракты на пять или десять лет и добиться существенных скидок, сэкономить ресурсы. Почему нужно ежегодно проводить это закупки, если мы знаем, что нам понадобится в ближайшие пять лет? Это позволит и более равномерно производить поставки: в октябре вы заказываете, в январе вы уже получаете доставку. Производитель будет знать ваши потребности, а вы будете понимать, какой будет цена.

Вообще я бы сказал, что все эти разговоры о том, что сегодня международные организации закупают по высоким ценам, а раньше препараты были дешевле – это все попытки вернуть старые схемы. Но Украине нужно двигаться вперед.

Вопрос: На сколько, в среднем, вам удалось снизить цену на лекарства при закупках за средства госбюджета?

Ответ: Мы провели детальный анализ закупок почти всех препаратов, которые мы закупали и практически по каждой позиции мы видим, что мы закупили по цене более низкой, чем закупал Минздрав в 2014 году.

Вопрос: Как вам работалось с украинскими производителями и украинскими дистрибьюторами? Были ли какие-то проблемы или все было хорошо?

Ответ: Мы очень хорошо работаем с украинскими производителями. Прежде, чем закупить, мы им подробно рассказали о наших требованиях и критериях качества, которые отвечают современным международным стандартам. Если их продукция не соответствует нашим критериям качества, то мы им просто говорим – выбросите такую продукцию, у вас ее нигде не купят. Если продукция украинских фармпроизводителей соответствует критериям качества, тогда они выиграют конкурс. Я уже два года постоянно говорю представителям фармацевтической промышленности Украины, что нужно повышать качество. Ваше качество должно соответствовать международным стандартам. Если оно не соответствует международным критериям качества, тогда просто напросто вам нужно выбросить свою продукцию.

Вопрос: Были ли какие-то ситуации, когда украинский производитель представлял вам свою продукцию, а вы отказывались от нее?

Ответ: Да, конечно, хотя аналогичные ситуации происходят и с международными производителями. Важно, что у нас есть программы по закупке медикаментов не только в Украине, а по всему миру, поэтому для украинских производителей открываются возможности поставлять свою продукцию за пределы Украины.

Мы говорим украинскому правительству, что Украине нужно двигаться вперед. Но подобное сообщение можно направить и украинским фармацевтическим производителям: отслеживайте вопросы качества, экспортируйте вашу продукцию. Но опять-таки, мы наблюдаем ситуацию, когда слишком много шума вокруг международных закупок. Мы видим, как велико желание вернуться к старой системе, когда Минздрав и фармкомпании в тесной связке могли диктовать свои условия и цены и, таким образом, лишали население качественных медикаментов.

У нас не было требований по преквалификации препаратов, единственное, чего мы потребовали – соответствие стандартам качества. Мы рассматривали цену тех производителей, кто соответствовал критериям качества, и выбирали того, у кого цена была привлекательна.

Вопрос: Были ли ситуации, когда вы закупали препараты, которые не были зарегистрированы в Украине, и их нужно было регистрировать по ускоренной процедуре?

Ответ: Было несколько таких ситуаций, и эти препараты прошли успешную регистрацию.

Вопрос: Какова ситуация по закупкам за бюджет 2016 года? Поставлен ли весь объем препаратов, все ли договора заключены?

Ответ: По закупкам 2016 года в целом мы демонстрируем прогресс. Например, идут поставки медикаментов по орфанным заболеваниям, закупки по четырем из 23 программ уже завершены.

Вопрос: Ваши коллеги-закупщики столкнулись с ситуацией, что пациенты клиник, в которые препараты были поставлены международной организацией, жаловались на их отсутствие. При этом врачи говорили, что препаратов нет, но после звонков "сверху" препараты быстро находились. Контролируете ли вы то, доходят ли поставленные вами препараты до пациентов?

Ответ: Согласно нашим контрактам мы предоставляем препараты на центральный склад, откуда идет распределение и государственные полномочные предприятия развозят лекарства непосредственно в клиники. В настоящее время с одной из общественных организаций мы запустили программное приложение на мобильный телефон, которые позволяет отслеживать наличие препаратов в конкретной клинике. Пока это отрабатывается только в нескольких областях, но будет работать по всей Украине. Это позволяет пациентам узнать поставлены ли медикаменты, которые должны быть доступны бесплатно. Таким образом, никто не сможет обмануть пациента и сказать, что медикаментов нет или за них нужно платить.

Вопрос: Кто обновляет эту информацию?

Ответ: Больницы. У них есть свои склады, и они наполняют базу.

Вопрос: Какова вероятность, что информация будет объективной? Ведь клиники могут сказать, что у них нет препаратов.

Ответ: Это электронная система управления, она существует уже во многих странах. Конечно, какие-то ручные манипуляции возможны, но у нас пока нет информации о подобных манипуляциях.

Вопрос: Вы тесно контактируете с пациентскими организациями?

Ответ: Всю нашу работу, включая закупки, мы проводим в контакте с пациентами, поскольку именно они, в первую очередь, знают потребности. К тому же мы сотрудничаем с антикоррупционными организациями.

Вопрос: Как вы оцениваете намерения депутатов-членов парламентского комитета по вопросам здравоохранения создать в Верховной Раде временную следственную комиссию, которая будет проверять закупки 2015-2016 года?

Ответ: Наш прямой партнер - Минздрав и мы контактируем непосредственно с ним. Мы знаем, что есть парламентский комитет, который как орган представляет интересы украинских граждан. Мы считаем, что парламент может делать то, что они считают нужным. Я бы предпочел, чтобы парламентский комитет по здравоохранению, Министерство иностранных дел или Минздрав напрямую задали нам вопросы, которые их интересуют. Я не хочу читать подобные вопросы в СМИ.

Вопрос: На сегодня Комитет по здравоохранению обращался в ПРООН с какими-то вопросами относительно закупок?

Ответ: Нет. Я лично дважды был на заседании комитета, на этих заседаниях были представители ЮНИСЕФ, Crown Agents. Мы рассказывали о проделанной работе, о прогрессе, но никто не обращался к нам с официальным с запросом о раскрытии информации, которая содержится в контрактах. Я бы хотел провести параллельное сравнение: если я сейчас обращусь к вам с запросом дать мне в письменном виде информацию о вашем банковском счете, то вы наверняка откажете мне. Но если к вам с подобным запросом обратится, например, судебный распорядитель, вы не откажете. Несмотря на то, что это конфиденциальная информация. Если Минздрав не всю информацию вывешивает у себя на сайте, то зачем это делать ПРООН? Тем не менее, практически вся необходимая информация о закупках висит у нас на сайте. У меня складывается впечатление, что люди ее просто не читают.

Вопрос: Информация по ценам, по которым вы закупаете, тоже размещена на вашем сайте?

Ответ: Согласно заключенному нами договору, мы опубликовали общую сумму, но цена за единицу товара не публикуется, так как это может нанести вред производителю. Если мы опубликуем такую информацию, высоки шансы, что нам придется работать со вторичными и третичными дистрибьюторами. Но поверьте, если к нам обратится МИД, или будут соответствующие судебные решения, мы готовы эту информацию предоставить, но ее не будет на нашем сайте.

Кроме того, мы проходим аудиторские проверки, отчет которых тоже станет достоянием общественности.

Вопрос: Кто аудиторы?

Ответ: Аудиторскую компанию выбирают в штаб-квартире ПРООН в Нью-Йорке, это уже за пределами моей компетенции.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что вы никому в Украине не раскрывали цену за одну единицу товара, который вы закупали?

Ответ: Никому. Эта информация есть только в документации Минздрава и таможни.

Украина. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > interfax.com.ua, 14 марта 2017 > № 2144799 Янтомас Химстр


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 14 марта 2017 > № 2103549

Украина в январе-феврале 2017 года экспортировала 6,587 млн тонн зерновых культур (товарная группа УКТВЭД 10) на $1,008 млрд.

Об этом свидетельствуют данные таможенной статистики, обнародованные Государственной фискальной службой (ГФС) Украины.

Удельный вес товарной группы в общем объеме экспорта в денежном выражении составил 16,09%. Среди культур лидирующие позиции традиционно заняли кукуруза, пшеница и ячмень.

В частности, кукурузы (УКТВЭД 1005) экспортировано 4,124 млн тонн на $629,2 млн. Крупнейшие экспортные поставки осуществлены в Испанию — на $100,92 млн (16,04% всего экспорта товарной позиции), Иран — на $84,47 млн (13,43%) и Египет — на $79,52 млн (12,64%). В другие страны экспортировано кукурузы на $364,27 млн (57,89%). Удельный вес товарной позиции в общем объеме экспорта в денежном выражении составил 10,04%.

Пшеницы (УКТВЭД 1001) экспортировано 2,052 млн тонн на $319,14 млн. Крупнейшие экспортные поставки пшеницы осуществлены в Индию — на $170,35 млн (53,38% всего экспорта товарной позиции), Египет — на $29,48 млн (9,24%) и Бангладеш — на $25,66 млн (8,04%). В другие страны экспортировано пшеницы на $93,632 млн (29,34%). Удельный вес товарной позиции в общем объеме экспорта в денежном выражении составил 5,09%.

Ячменя (УКТВЭД 1003) экспортировано 162,02 тыс. тонн на $22,2 млн. Крупнейшие экспортные поставки осуществлены в Ливию — на $22,13 млн (41,98% всего экспорта товарной позиции), Саудовскую Аравию — на $17,54 млн (33,28%) и Кипр — на $2,97 млн (5,63%). В другие страны экспортировано ячменя на $10,07 млн (19,1%). Удельный вес товарной позиции в общем объеме экспорта в денежном выражении составил 0,84%.

В феврале экспорт зерновых в денежном выражении сократился по сравнению с январем на 21,6% — до $443,24 млн.

Украина в январе-феврале импортировала 26,01 тыс. тонн зерновых культур на $42,52 млн. В частности, риса (УКТВЭД 1006) импортировано 11,47 тыс. тонн на $4,5 млн. Кукурузы импортировано 10,27 тыс. тонн на $36,68 млн.

В феврале импорт зерновых в денежном выражении сократился по сравнению с январем на 22% — до $33,17 млн.

По данным ГФС, экспорт зерновых культур в 2016 году составил 40,249 млн тонн на $6,075 млрд. Удельный вес товарной группы в общем объеме экспорта в денежном выражении составил 16,71%. Импорт составил 120,59 тыс. тонн на $148,81 млн.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 14 марта 2017 > № 2103549


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 13 марта 2017 > № 2144809 Славомир Новак

Глава "Укравтодора" Славомир Новак: В Украине много желающих строить дороги и ни одного, кто готов был бы их содержать

Эксклюзивное интервью руководителя Государственного агентства автомобильных дорог Украины ("Укравтодор") Славомира Новака агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Расскажите, почему вы решились возглавить "Укравтодор"?

Ответ: Когда я ушел из польской политики и перестал быть депутатом в Сейме, то решил заняться собственным бизнесом. Вместе с партнерами мы основали консалтинговую компанию, специализирующуюся на развитии инфраструктуры. Благодаря моей широкой сети заграничных контактов, мы открыли офисы в Лондоне, Брюсселе, Варшаве. В некоторое время начали рассматривать другое направление – Украину. После детального изучения убедились, что Украина — это хорошая страна, которой нужна помощь в реализации ее больших возможностей и европейских стремлений.

Я часто приезжал в Украину. Постепенно мои контакты, особенно появившиеся во время подготовки к футбольному чемпионату Евро-2012, начали восстанавливаться. В процессе общения я определил своим приоритетом инфраструктурное направление. Здесь нужно многое делать в разных сферах — железнодорожной, дорожной, портовой отрасли.

Я много раз общался с представителями власти, в том числе и с Министром инфраструктуры Владимиром Омеляном, до того, как мне предложили возглавить "Укравтодор".

Вопрос: То есть, нельзя сказать, что вас пригласил конкретный человек?

Ответ: Нет, это был длительный процесс: я ездил, думал, решался, поскольку сначала это выглядело как миссия для камикадзе.

Вопрос: С какими проблемами вы столкнулись в первую очередь? Что вас удивило?

Ответ: Я достаточно открытый человек и часто прямо говорю, что Украина стала для меня страной-сюрпризом, здесь было много неожиданностей. Например, бюрократия. Я думал, что Польша - слишком бюрократическая страна, но украинская бюрократия во многом превзошла польскую. Невероятно, здесь каждый документ нужно завизировать и заверить 5-10 подписями и печатями. Но спишем это на местный "колорит", будем с ним жить. В целом мне нравится Украина и украинцы. Украина может много достичь.

Вопрос: Какой вы видите структуру агентства? Будете ее менять?

Ответ: Сама структура Агентства автомобильных дорог Украины создана по подобию европейских агентств, здесь трудно что-то изменить.

Нужно повышать качество работы, а не менять структуру. В первую очередь, мы должны ужесточить контроль закупок: усилить прозрачность тендерных процедур, ввести универсальные требования к подрядчикам. Мы также планируем ввести банковскую гарантию в 3% при тендерах выше определенной суммы, чего не было ранее. Еще одна инициатива — минимум пятилетняя гарантия качества в рамках выполнения дорожных работ.

Важным считаю проведение мониторинга закупочных цен на материалы и работы по строительству и ремонту. Тогда удастся нивелировать разницу при выполнении одних и тех же работ в разных областях.

Вопрос: Планируете привлекать новые компании?

Ответ: Конечно. Для меня стало сюрпризом, как мало иностранных компаний раньше интересовалось участием в украинских проектах по строительству дорог за кредитные средства международных финансовых организаций.

После моего назначения главой "Укравтодора" количество иностранных фирм, которые заинтересовались участием в тендере по проекту с МФО, выросло до 55, а документы подали 15 - такого раньше не было. Этот факт подтверждает высокий уровень доверия иностранцев, которые начали интересоваться не только проектами за средства МФО, а и проектами, финансируемыми из государственного бюджета.

Надеюсь, что после введения в действие государственного дорожного фонда количество иностранных компаний вырастет, что нивелирует коррупцию, снизит цены за счет роста конкуренции. Никакая полиция не сможет победить коррупцию так, как это сделает свободный рынок и конкуренция.

Вопрос: Насколько велика, по вашему мнению, была необходимость в сохранении ПАО "ГАК "Автодороги Украины"?

Ответ: Мой подход очень практичный. К сожалению, свободный рынок по содержанию автодорог сегодня существует только на словах. В реальности его нет. Вместо того, чтобы делать видимость реформирования, я решил, что мы вернемся в исходную точку, с которой и начнем реальное реформирование этой структуры. Прежде всего, мы должны обеспечить содержание дорог в Украине. Если пока нет частных фирм, которые могут этот сделать, то эту работу выполнит государственная компания. Отмена ликвидации ГАК "Автомобильные дороги Украины" была своеобразной перезагрузкой намерений о свободном рынке. Сегодня это очень похоже на ситуацию, которая была в Польше 10-12 лет назад.

Сначала мы реформируем ГАК, обновляем технику, занимаемся реструктуризацией. А через 5-7 лет такой работы, когда появятся новые конкурентоспособные компании, переходим к свободному рынку. Я пока не уверен, какое будет решение в будущем, но надеюсь, что когда местные дороги перейдут в управление местных властей, появятся местные частные компании, которые будут заниматься и содержанием дорог и обеспечение нормальной работы дорожного хозяйства. Тогда и целесообразно принимать решение, что делать с ГАК: приватизация, концессия, децентрализация. Но следующие 5-7 лет ГАК должен существовать.

Вопрос: Таким образом, в Украине есть ряд компаний, готовых строить дороги, и нет никого, кто готов их содержать?

Ответ: Да, так и есть. Реально существует около семи крупных строительных компаний, а когда мы откроем рынок, его участников станет больше. Все наладится, но нужно время.

Вопрос: Выстроилось ли уже взаимодействие с ГАК "Автодороги Украины", ее руководством?

Ответ: Да, у меня есть универсальный подход - руководитель отвечает за предприятие и свою команду. Я не навязываю ему решений, но буду требовать от него результаты работы. В этом вопросе у нас абсолютное понимание.

Вопрос: Имеете ли вы поддержку со стороны профильного министерства, Кабинета министров, премьера?

Ответ: Как бывший политик я четко отличаю настоящую поддержку от декларируемой. У меня есть поддержка и премьера, и депутатов. Есть поддержка и со стороны министра Владимира Омеляна, с которым мы в постоянном контакте.

Дороги - это не политика, с одной стороны, но с другой – благодаря дорогам в Польше мы выигрывали выборы. Я от всего сердца желаю политикам в Украине выигрывать выборы за счет хороших дорог. Конечно, всегда будет конфликт между возможностями и потребностями, но я всегда хочу, чтобы дороги не были политикой как таковой и не имели политической "окраски". Дороги всегда одного цвета - черного.

Вопрос: Исходя из поддержки реальной и декларируемой: ранее говорилось о дополнительном выделении 15 млрд грн за счет репрофайлинга ОВГЗ в портфеле Нацбанка на дороги. Где эти деньги?

Ответ: Сначала о реальности. Сегодня в госбюджете есть 14 млрд грн на дороги, из которых 7 млрд грн направим на погашение долгов перед МФО и по облигациям. Из оставшихся 7 млрд грн, на эксплуатацию, безопасность и зимнее содержание нужны 4 млрд грн. Таким образом, непосредственно на ремонт и реконструкцию дорог из 14 осталось 3 млрд грн - это меньше, чем в прошлом году. Да, мы договорились с правительством о дополнительных 15 млрд, которые направим исключительно на ремонт и реконструкцию дорог, за счет репрофайлинга. Однако пока их нет.

В плане источников финансирования мы определились следующим образом: за средства госбюджета будем ремонтировать дороги, а капитальное строительство будем проводить за счет МФО. В этом вопросе есть поддержка президента, премьер-министра, вице-премьера. Надеюсь, что обещанные деньги мы получим.

Вопрос: Каков объем задолженности "Укравтодора"?

Ответ: Для меня важно, сколько денег нам необходимо в год для погашения долгов. В 2017 году это - 7 млрд грн. На последние несколько лет пришлись рекордные суммы по выплате долгов за весь период существования агентства. Но как раз долги, которые мы берем на себя для строительства дорог, – полезны для экономики страны. Один потраченный на строительство дороги евро принесет четыре евро для экономики - это европейская практика.

По сравнению с другими расходами, инвестиции в строительство дорог очень важны. Дороги – это кровеносная система страны. Политики обязаны понимать, что не будет роста экономики без развития дорожной инфраструктуры.

Если бы я выбирал между долгами для социальных нужд или для дорог, для меня ответ однозначен - это дороги.

Вопрос: Насколько эффективен будет механизм Дорожного фонда в украинских реалиях?

Ответ: Принятие решения о его создании стало важным событием. Дорожный фонд очень важен для развития отрасли, и я удивлен, что в медиа пока еще недооценили факт того, насколько фундаментальным является это изменение для дорожной системы. Нужно хорошо разъяснить людям, почему этот госфонд настолько важен для страны. Без него отрасль не выйдет из режима годового планирования, а годовое планирование – это деньги на ветер. При таком подходе всегда будут возникать политические вопросы, и их решение тоже будет зависеть от политики.

Хорошие дороги за один год построить невозможно, как бы кто ни говорил об этом, и как бы того не хотелось. Если бы мне, например, сказал премьер-министр: "Славомир, есть 100 млрд грн, построй дороги до конца года!", я бы ответил, что это невозможно, и никто в мире этого бы не сделал. Но 100 млрд грн – с горизонтом планирования на 2-3 года было бы очень хорошо, эти средства использовались бы максимально эффективно. Дорожная отрасль работает, как машина, - ее нельзя постоянно останавливать. Мы должны располагать информацией, сколько денег будет выделено на дороги в 2018, 2019, 2020 годах, должны понимать объем работ, какие кредиты нужно привлечь, запланировать, как и когда провести тендеры. Дорожный фонд позволит все это сделать.

Вопрос: Нет ли планов дальнейшего выпуска облигаций как дополнительного источника финансирования отрасли?

Ответ: В Польше, к примеру, государственный фонд имеет возможность выпуска облигаций для финансирования строительства дорог. Думаю, опыт с выпуском облигаций "Укравтодора" - не самая хорошая идея, поскольку рейтинг агентства на данный момент очень невысок, если сравнивать с Польшей. Однако в перспективе, при условии, если финансовые институты поймут, что Дорожный фонд стабилен, приносит деньги, то можно рассматривать возможность выпуска облигаций. Пока такой возможности нет. Ни один банк не купит облигации без уверенности в том, что продаст их потом и получит доход. Сегодня "Укравтодор" имеет нулевую возможность выпуска долговых ценных бумаг.

Возможностью получения денег может быть привлечение средств инвесторов, к примеру, в концессионные проекты или на проекты государственно-частного партнерства. Тогда вопрос кредита будет адресоваться частному инвестору, мы будем только давать гарантии.

Вопрос: Насколько реальна концессия дорог в украинских реалиях?

Ответ: Реальна, но после изменения закона о концессии. В Европе есть большая заинтересованность по концессии в Украине, так как это большая страна, со значительными возможностями. Если мы говорим о строительстве дорожной инфраструктуры, есть высокий интерес со стороны банков, самых крупных строительных компаний. Однако для этого Украине необходимы изменения в законах. В существующих условиях реализация таких проектов нереальна - банки не зайдут и не предоставят финансирование.

В "Укравтодоре" создана рабочая группа по этому вопросу. В партнерстве с ЕБРР, правительством идет подготовка необходимых изменений в закон о концессии для всех отраслей. Наша задача – оперативно изменить часть, касающуюся дорог. Я не хочу ждать больших изменений во всех отраслях - меня интересуют дороги, чтобы мы могли объявить первый концессионный конкурс уже даже в этом году. А дальше поживем - увидим.

Вопрос: Исходя из существующих средств и ситуации, первоочередным является текущий мелкий ремонт, он же "ямочный". Тенденции предыдущих лет выглядят удручающе. Действительно ли, в этом году мы имеем наихудшую ситуацию с ямами на дорогах после зимы?

Ответ: Да, это так. Это наихудшая ситуация, и достигнута она была вследствие того, что в последние годы дороги просто не ремонтировались. Если дорог 170 тыс. км, а в год ремонтировалось 400 км, вот и результат. Не нужно быть гением, чтобы это понять.

Вторым фактором, влияющим на ситуацию непосредственно в текущем, да и в предыдущие годы, были погодные условия: температура воздуха за зиму переходила через ноль 53 раза. Каждый, кто учил в школе физику, понимает, что происходит с водой при смене температур и как это разрушает дороги. В Польше – такие же погодные условия, просто там дороги в лучшем состоянии, а ремонты проходят с применением новейших технологий.

В этом году мы имеем более 12 млн кв. м ям на дорогах. Эксперты предполагают увеличение объема ямочности в течение весны до 18 млн кв. м. Средств на сегодняшний день нам хватает на 6 млн кв. м. В случае дополнительного финансирования в размере 1 млрд грн – в общей сложности хватит на 8 млн кв. м. Таким образом, минимум 4 млн кв. м ям останутся.

Вопрос: И в следующем году они превратятся в 20 млн кв. м ям....

Ответ: Возможно, и так. Я не хочу никого обманывать: нет денег на ямочный ремонт в необходимом объеме, есть проблема в средствах и на средний ремонт. Если мы хотим за 5-10 лет решить проблемы ям на дорогах, нужно отремонтировать всю сеть. Если мы будем ремонтировать 5-6 тыс. км в год, хорошо, через 10 лет забудем о ямах, но у нас все равно останется проблема с дальнейшими ремонтами. Этот процесс непрерывен.

Вопрос: Возможен ли в таких условиях процесс капитального строительства?

Ответ: Если в этом году получим реальные дополнительные средства на ремонт дорог в сумме 15 млрд грн, можно говорить о капстроительстве в будущем. Но если нам дадут эти деньги во второй половине года с условием освоения до конца года – результата не будет. Я могу сразу сказать министру финансов: если эти деньги нам дадут в июне с условием освоения до конца года, то лучше просто их не выделять. Необходимо время для проведения тендера, поиска подрядчика. В разговоре с Премьером я четко сказал о том, что если агентство получит деньги быстро – они будут освоены, если нет, ничего не выйдет. Простой выход из этой ситуации состоит в том, чтобы средства переходили на следующий год. Тогда начать работы можно будет в этом году, и продолжить в следующем. Это было бы хорошо, позволило бы плавно перейти к Дорожному фонду.

Вопрос: В технологическом плане склоняетесь ли вы к какой-либо определенной технологии строительства дорог? Бетон, щебеночно-мастичный асфальтобетон, ресайклинг?

Ответ: Нет "магических" технологий. В наших климатических условиях просто нужно использовать асфальтобетонные смеси повышенной стойкости и эластичности с добавками полимера, которые позволяют избегать колейности.

Если кто-то строит бетонные дороги – супер, но бетон дороже, он окупается только при определенных климатических условиях и при большой интенсивности движения и грузопотока. В Украине пока нет интенсивности движения, чтобы строить бетонные автобаны. Эти дороги выгодны на подъездах к портам. Не нужно придумывать велосипед - нужно использовать современные существующие технологии.

Вопрос: Готов ли ваш стратегический план развития отрасли? Каковы его основные положения?

Ответ: Я уже представлял наши стратегические цели на одной из конференций. Я не поддерживаю "магические" планы того, как будет. От того, что мы будем придумывать очередные стратегии, ситуация не улучшится.

Поэтому мы готовим четкий план строительства дорог на 5 лет, но это не стратегия, это документ, который четко показывает, что делать при условии стабильного государственного финансирования, а также работы Дорожного фонда. Дорожный фонд позволит нам предвидеть будущие расходы на эту программу. Когда будет фонд, будет этот план, тогда мы сможем показать и результаты.

Вопрос: В ремонте трассы Киев-Харьков-Довжанский был расторгнут тендер с итальянской компанией-подрядчиком. Когда будет объявлен новый тендер?

Ответ: В течение месяца-полутора. Я подписал документы по аудиту всех незавершенных объектов. Я также не понимаю, почему компания Todini делала некоторые объекты без согласования с заказчиком. Считаю, если работа была начата, она должна быть завершена.

Вопрос: Министр дал компании "Альтком" срок до конца года для завершения ремонта трассы Киев-Одесса в Киевской области. Выполнит ли компания свои обязательства?

Ответ: В принципе, для меня это не сюрприз, за свою карьеру я успел расторгнуть несколько тендеров и не вижу проблемы, если здесь придется прибегнуть к этому. Если подрядчик не выполняет условия контракта, не соблюдает сроки, условия, контракт нужно расторгать.

Однако тут не так просто, как оказалось. Есть неурегулированные вопросы и со стороны заказчика. Сейчас главное - обеспечить интересы страны и завершить работы. Мы получили от "Альткома" банковскую гарантию и условия, что они завершат ремонт до конца года.

Вопрос: Подытоживая, каков ваш прогноз развития отрасли на среднесрочную перспективу?

Ответ: Здесь все просто. Нужна не только политическая воля, но и политическая поддержка. Кроме того, нужна поддержка общества, СМИ для начала работы Дорожного фонда. Должна также заработать децентрализация, должно быть предусмотрено финансирование и планирование на несколько сезонов вперед. Тогда появится возможность в 2018 году отремонтировать 3 тыс. км дорог, в 2019-м – 5 тыс. км и так по возрастающей. Строительство же новых дорог может реализовываться за средства МФО и частных инвесторов.

Три столпа развития дорог – госбюджет, МФО, концессия.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 13 марта 2017 > № 2144809 Славомир Новак


Украина > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 13 марта 2017 > № 2144808 Олег Чурий

Замглавы НБУ О.Чурий: закон "О валюте" предполагает полную либерализацию валютного регулирования, при условии раскрытия информации

Блиц-интервью заместителя главы Национального банка Украины (НБУ) Олега Чурия агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Внешние инвесторы все больше интересуются вложениями в Украину, и, в частности, покупкой привлекательных по доходности облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Недоверие, однако, вызывают риски вывода заработанного капитала. Какие планируются инициативы в этом направлении? Возможно, какой-либо процесс, подобный той же репатриации дивидендов? То есть, можно зайти, но вывод капитала будет контролированным?

Ответ: Если мы говорим об ограничении на репатриацию доходов, то речь идет о дивидендах, то есть о доходах, получаемых в результате инвестирования в собственный капитал, по корпоративным правам. Что касается долгового капитала – корпоративных бондов и государственных облигаций – то здесь у нас отсутствуют какие-либо ограничения. Инвестор может зайти, вложить средства в долговые бумаги, получить прибыль, продав или дождавшись погашения, и без проблем вывести капитал.

Правда, система контроля корпоративных облигаций у нас более жесткая, поскольку многие из них были "мусорными" и использовались для вывода капитала сомнительными компаниями. Соответственно, при репатриации доходов по корпоративным бондам мы требуем подтверждения от Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР), что эти ценные бумаги, или сделки с ними, не являются фиктивными. Но, в целом, если это нормальные облигации, то по ним также отсутствуют какие-либо ограничения на вывод капитала.

Вопрос: Проблема скорее касалась возможности покупки валюты после продажи облигаций.

Ответ: Мы эту процедуру уже существенно упростили. Во-первых, мы еще в прошлом году постепенно сократили срок резервирования гривни для покупки валюты до одного дня. То есть, если положить сегодня гривню на счет, то завтра за нее уже можно приобрести валюту.

Во-вторых, меньше времени теперь нужно и на верификацию сделок. С 22 марта она полностью передается на уровень банков. Таким образом, Нацбанк полностью отказывается от предварительной верификации сделок и будет контролировать их только постфактум: если мы увидим какие-либо сомнительные транзакции, то мы будем запрашивать у банков разъяснения о проведенных транзакциях.

Что касается способности рынка удовлетворить спрос на валюту для репатриации таких доходов, то рынок для этого достаточно ликвидный. Мы даже видим, что те "перекосы" в спросе и предложении валюты, которые были в последнее время, закрывались на уровне банков, без участия Нацбанка.

Безусловно, если бы речь шла о сотнях миллионов долларов, как это было до 2008 года, когда участие нерезидентов было очень высоким – они владели около 30% всех ОВГЗ, то это могло бы потребовать определенных ограничительных действий. Но сейчас это участие очень незначительное, поэтому речь идет о небольших объемах, о десятках миллионов долларов, и это не создает проблем для стабильности валютного рынка.

Вопрос: Сейчас да, участие нерезидентов не существенное. Но банки ожидают, что нерезиденты в перспективе расширят свою долю до прежних 30%, или даже 40%, как в некоторых соседних странах. Поэтому, хотелось бы понять, какую политику Нацбанк будет применять в таком случае?

Можно провести аналогию с коммерческими банками: ведь к ним нет претензий за применение санкций при досрочном изъятии вкладов. Все отлично понимают, что такие санкции продиктованы особенностями работы банков, соответственно наличие четких правил по их применению не влияет на привлекательность банковских вложений.

Соответственно, интересует какие правила намерено применять государство при срочном изъятии инвестиций нерезидентами?

Ответ: У нас в арсенале есть все инструменты, чтобы предотвратить негативные последствия от большого притока "горячего", а значит и в случае чего быстро убегающего капитала. Это и резервирование средств, и установление определенных сроков удержания сделок (holding period). Но, снова-таки, эти вопросы сейчас менее актуальны, поскольку у нас нет притока капитала. Если будет приток, тогда будем решать.

Вопрос: Последнее утверждение является дискуссионным. Вы говорите, что нет притока, тогда как инвесторы, прежде чем сформировать приток, хотят видеть конкретный порядок входа и выхода, в том числе срочного.

Ответ: Я очень часто в последнее время общаюсь с иностранными инвесторами – ведущими иностранными банками, которые покупают себе в позицию (за счет собственных средств – ИФ), так называемый "проп-трейдинг" (proprietary trading - ИФ), а также с хедж-фондами. В принципе заинтересованность в операциях с украинскими долговыми бумагами у них есть. Но есть и некоторая осторожность, в том числе после кризиса 2008 года, после которого они в целом существенно сократили свое участие в облигациях во многих странах. Много коммерческих банков просто закрыли свои торговые отделы, поскольку они считают, что это весьма рисковая деятельность. Это с одной стороны.

С другой стороны, для нерезидентов, к сожалению, инфраструктура этого рынка не изменилась с 2000-х годов. То есть, инвестор, который желает вложить средства в украинские бумаги, должен открыть счет у хранителя, завести валюту, провести конвертацию. Это не совсем удобно и часто сопровождается бумажной рутиной, к которой они не привыкли.

Кроме того, сам процесс инвестирования занимает у нерезидентов столько времени, что порой смысл в инвестировании и вовсе пропадает. Например, если buy-side инвесторы, то есть разного рода фонды по управлению денежными средствами, хотят покупать украинские облигации напрямую, а не через иностранный банк-посредник, то им необходимо открыть свой счет в Украине. Это занимает очень много времени - до трех месяцев. Но такие инвесторы так не работают. Если они хотят что-либо приобрести, то они хотят это приобрести сегодня, а не через три месяца. Через три месяца ситуация может измениться, и не только в отношении Украины, но, и в целом в отношении emerging markets. Так, может наступить risk-off (стечение ряда неблагоприятных факторов, побуждающих инвесторов сокращать инвестиции в рисковые активы – ИФ), и все уйдут с рынка. Поэтому, с точки зрения времени это неудобно.

У нас есть идея, как модернизировать принципы инвестирования в Украину, и мы уже полностью идем по этому пути. Речь идет об открытии так называемого "линка" - счета глобального депозитария в депозитарии НБУ. Мы в настоящее время ведем об этом переговоры с Clearstream (международная расчетно-клиринговая организация – ИФ). У нас также уже есть letter of intent (соглашение о намерениях – ИФ) с Clearstream, на то, что они соглашаются открыть нам так называемый "линк". В ближайшие месяцы к нам должны приехать их специалисты для проведения due diligence (комплексная юридическая проверка – ИФ).

Таким образом, иностранному инвестору не будет необходимости идти в Украину и открывать счет в банке, если у него есть счет в глобальном депозитарии Clearstream. Он сможет покупать любые ценные бумаги в тех странах, где есть этот "линк", в том числе бразильские, армянские или украинские, без каких-либо проблем.

Это тот путь, которым прошли многие страны бывшего Советского Союза, в том числе и Россия. У них даже есть два "линка", в Euroclear и в Clearstream. Грузия и Армения открыли "линк" только в прошлом году. Там, хотя и небольшие, но транзакции идут.

Вопрос: Насколько мне известно, это и самим инвесторам интересно.

Ответ: Да, интересно. Чтобы как-то активизировать этот процесс, мы обратились за поддержкой к нескольким международным инвестиционным банкам. Мы получили от них соответствующие письма, которые мы также предоставили Clearstream в подтверждение того, что интерес со стороны мировых инвесторов действительно присутствует.

Вопрос: Какие другие решения вы планируете по снятию бюрократических препятствий, или при открытии этого доступа, все они снимаются?

Ответ: Да, фактически снимаются.

Идея такова: если вы – инвестор-нерезидент и имеете счет в Clearstream, то не работаете напрямую с украинскими резидентами – с украинским банком или другой структурой, а работаете исключительно с Clearstream.

Более того, если кто-то из нерезидентов приобрел через Clearstream какие-либо облигации за гривню, то далее эти ценные бумаги могут обращаться за границей за иностранную валюту.

То есть, с одной стороны эта ликвидность переходит за рубеж. Но, с другой стороны, с этим нет никаких проблем, поскольку те же еврооблигации, они все обращаются за рубежом.

Если украинские ценные бумаги станут ликвидными на уровне нерезидентов, это даст существенные преимущества Министерству финансов, поскольку это, по сути, диверсифицирует базу инвесторов.

Кроме того, такой подход поможет снизить риски для финансовой стабильности Украины. Проблема в том, что сегодня более 70% госдолга номинировано в иностранной валюте, тогда как гривневый госдолг, в основном, перед Национальным банком. Обращающийся на рынке госдолг составляет порядка 250 млрд грн (к концу 2016 года совокупный государственный (прямой) и гарантированный государством долг составлял 1 трлн 929,76 млрд грн – ИФ) и в большинстве представлен облигациями, которые Минфин выпустил в счет капитализации государственных банков. То есть, рыночный гривневый госдолг небольшой. Если нерезиденты смогут инвестировать в гривневые ОВГЗ через Clearstream, Минфин сможет сократить заимствования в иностранной валюте и перейти к увеличению заимствований в гривне.

Вопрос: Да, это отражено и в среднесрочной стратегии Минфина по управлению госдолгом. Потенциально, когда вы ожидаете открытие "линка"?

Ответ: Сам "линк" открывается быстро, но для этого необходимо внести некоторые изменения в законодательство.

Сегодня одно из основных изменений, которое было принято, касается налогообложения доходов нерезидентов от локальных ценных бумаг. Это был один из ключевых вопросов, поскольку ни один международный депозитарий не хочет выполнять функцию налогового агента. Если они обслуживают инвесторов в разных юрисдикциях и налогообложение доходов по ценным бумагам в этих юрисдикциях отличается, то им необходимо вводить налоговый контроль и рассчитывать налог по каждой из юрисдикций. Более того, если есть высокая ликвидность ценных бумаг, то такой расчет усложняется быстрой сменой их собственника. Поэтому, безусловно, международным депозитариям лучше, когда есть унифицированная ставка налога на доходы нерезидентов. Сейчас она нулевая, и это снимает много вопросов.

Есть еще некоторые изменения, которые нам необходимо внести в нормативную базу Нацбанка. Речь идет об открытии так называемого "объединенного счета" (omnibus account) международного депозитария в депозитарии НБУ, поскольку именно он занимается хранением государственных ценных бумаг.

В будущем, планируется передача учета государственных ценных бумаг в Национальный депозитарий Украины (НДУ), но это долгосрочный проект. Когда это произойдет, тогда, безусловно, необходимо будет, чтобы Clearstream открыл "линк" также НДУ.

Вопрос: Тогда переходим к основной теме нашей встречи – валютное регулирование. Могли бы вы прояснить, как последние решения НБУ согласуются с комплексной программой? Сама программа, скажем так, написана не абсолютными определениями, поэтому сложно проследить на каком этапе мы сейчас и какими будут следующие шаги.

Ответ: Если говорить об упразднении необходимости получения лицензии на распоряжение доходами, полученными за пределами Украины, то здесь речь идет, скорее, о дебюрократизации. Эта мера была неэффективной и в принципе никак не влияла на нашу внутреннюю ситуацию. В условиях кризиса мы вводили ограничения, которые препятствовали оттоку капитала, но здесь, ни о каком оттоке капитала речь не идет, эти средства изначально были размещены за пределами Украины.

Это решение, прежде всего, направлено на упрощение жизни "заробитчанам" (трудовым мигрантам). Мы знаем, что за границей работает от трех до пяти миллионов украинцев, мы понимаем, что многие из них работают официально, у них есть банковские счета. Но до того, как мы убрали это ограничение, или требование на получение лицензии, они, по сути, нарушали законодательство, что наказывалось наложением штрафа, соответствующего размеру транзакции.

Тем не менее, они (трудовые мигранты – ИФ), по-прежнему, обязаны отчитываться в налоговую относительно тех доходов, которые они получили за границей. Но это уже другой вопрос.

Вопрос: Ранее еще IT-компании просили о снятии этой меры, поскольку они часто создают свои структуры за границей и оттуда предоставляют услуги.

Ответ: Для IT-компаний мы уже сделали все, что только можно было, и больше чем для кого-либо. Ведь им сняли контроль экспорта услуг с валютного контроля, то есть, мы максимально упростили требования к документам. То, что они открывают счета за границей, хорошо, но никто не снимает вопрос относительно налогообложения доходов.

Вопрос: То есть, это не они выступили катализатором?

Ответ: Нет, не IT-компании, это, в первую очередь, трудовые мигранты.

Всех, кто держит средства за границей, можно разделить на несколько групп – это и "заробитчаны", и IT-компании или похожие бизнесы, есть некоторые украинские компании, которые оставляли за границей часть прибыли через экспортно-импортные операции, ну и капитал криминального происхождения. Наша основная цель была трудовые мигранты.

Вопрос: У вас есть приблизительная статистика, сколько таких налоговых нерезидентов?

Ответ: У нас, к сожалению, нет таких данных. У нас даже нет таких средств, чтобы провести подсчет. Но, если официально за границей работает от трех до пяти миллионов, то, наверное, у половины есть официальные счета.

Вопрос: Что касается налогообложения, обмен информацией о наличии таких счетов и средств, он организовывается на уровне центральных банков?

Ответ: Это не совсем уровень центральных банков. Мы здесь уже переходим к принципам противодействия BEPS (план действий ОЭСР по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения – ИФ), к которым, я надеюсь, Украина в будущем, все-таки, присоединится.

Что это такое? Это, по сути, целый комплекс мер. Мы выбрали пять первоочередных из 15 принципов противодействия BEPS, направленных на то, чтобы декларирование прибыли и его налогообложение происходили там же, где происходит экономическая активность и создается добавленная стоимость. То есть это принципы раскрытия информации налогоплательщиками.

Но перед тем, как раскрывать информацию, необходимо предоставить возможность ее раскрыть. Эту возможность предполагает "нулевая декларация", которая сейчас проговаривается в парламенте, на рабочих встречах. Речь идет о том, чтобы резиденты "с чистого листа" задекларировали все свои активы за границей.

Чтобы быть уверенными, что ничего не осталось в тени, мы предлагаем ввести автоматический обмен финансовой информацией с налоговыми органами других стран. То есть, при подписании соответствующего соглашения с другими странами-участниками BEPS, вся информация по украинским гражданам, которые имеют счета за границей, она будет открытой.

В дальнейшем, располагая всей этой информацией об украинских резидентах, которые имеют счета и средства за границей, мы будем более свободны при снятии валютных ограничений. Речь идет уже даже не о временных ограничениях, а о тех, которые были все 25 лет действия валютного декрета, а именно – о лицензировании инвестиций физлиц за границу. Как вы знаете, это финальный этап в нашей концепции валютной либерализации, после которого мы полностью переходим к либеральной модели валютного регулирования.

Об этом, в частности, идет речь в разрабатываемом законе "О валюте", который призван заменить собой декрет о валютном регулировании. Там не будет требований относительно лицензирования определенных операций. У Национального банка останется возможность вводить временные ограничения, в случае неблагоприятной ситуации, но, в основном, мы закладываем в закон полную либерализацию, при условии раскрытия информации.

Вопрос: Кстати, сам законопроект о валюте, на каком он сейчас этапе? Его презентация планировалась во втором квартале, это будет в начале второго квартала или ближе к концу?

Ответ: Пока мы активно ведем разработку этого законопроекта. Есть много мнений. Мы, прежде всего, используем европейский опыт, поскольку этот закон должен соответствовать тем обязательствам, которые Украина взяла на себя при подписании Соглашения об ассоциации с ЕС.

С другой стороны, мы понимаем, что мы не можем перейти к полной либерализации сразу, поскольку речь идет не только о раскрытии информации, но и о макроэкономических условиях. Поэтому мы будем идти постепенно, и это все должно быть отражено в этом законопроекте.

Вопрос: Последние решения НБУ, как они согласуются с этим законом? То есть, они являются частью будущего закона, или идут параллельно?

Ответ: По сути, это движение в этом направлении, в направлении полной либерализации.

У нас также есть проект дебюрократизации процесса выдачи лицензий физическим лицам. Мы планируем в будущем устанавливать какую-то максимальную сумму, которую физическое лицо сможет инвестировать за границу. Это требует наличия автоматизированной системы, которая должна отслеживать соблюдение лимитов. Но этим не должен заниматься центральный банк, это будет передано на уровень коммерческих банков. То есть, они будут выполнять эти операции, и проверять, чтобы проводимые операции соответствовали определенным условиям.

Вопрос: В какой перспективе принятие соответствующего проекта?

Ответ: Я думаю, это перспектива этого года.

Вопрос: Это будет заложено в законе "О валюте"?

Ответ: Они идут параллельно. Я считаю, что все эти меры мы сделаем, возможно, даже до принятия закона "О валюте".

Вопрос: Блокада, сейчас это злободневный вопрос. Может ли она как-то отсрочить либерализацию валютного регулирования?

Ответ: Безусловно, все зависит от влияния. Недавно мы провели анализ различных возможных сценариев развития ситуации. Мы уже озвучивали некоторые цифры. Пока они не такие катастрофические, как говорят некоторые депутаты. Наши расчеты показывают, что влияние на платежных баланс, в худшем случае – если блокада продлится до конца года, может составить около $2 млрд, влияние на ВВП – минус 1,3 процентных пункта от нашего прогноза, то есть получается, что по итогам будет рост ВВП на уровне 1,5%.

С другой стороны, сейчас очень благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура на основные экспортные позиции Украины, это и металлы и агропродукция. Этот фактор, возможно, частично компенсирует влияние блокады, поскольку в наш прогноз платежного баланса, мы, в действительности, заложили значительно ниже цены на мировых сырьевых рынках, чем они есть сейчас.

Вопрос: Ваши планы по хеджированию валютных рисков? Какие инициативы в этом направлении можно ожидать?

Ответ: После перехода к плавающему валютному курсу у субъектов хозяйственной деятельности возросла необходимость в инструментах для хеджирования валютных рисков. Курс не фиксированный, курс плавающий, и им необходимо от этих рисков быть каким-то образом защищенными.

В настоящее время компании имеют возможность заключать валютообменные контракты. Безусловно, там есть определенные сложности с возможностью хеджирования форвардных контрактов через спот контракты, но, недавно утвержденное решение по увеличению суточного норматива покупки в позицию банков от 0,1% до 0,5%, несколько расширяет возможности банков по хеджированию.

Мы также разрешили компаниям и банкам, прежде всего, банкам, работать на биржах с форвардными фьючерсными контрактами. Банки все еще с опаской относятся к возможности работы на наших биржах, но я не исключаю, что какие-то банки все-таки начнут на них торговать.

Вопрос: А сам Нацбанк не планирует участвовать в этом рынке?

Ответ: У нас девять бирж, и возникает вопрос относительно критериев отбора НБУ, на какой из них торговать.

Мы понимаем, что без Нацбанка вся эта торговля наверно не получит достаточно ликвидности. В наших планах по развитию инструментов хеджирования более активное использование таких инструментов как своп, что будет способствовать развитию ликвидности всего рынка.

Вопрос: Своп, если я правильно понимаю, это ведь нерыночный контракт, а прямые соглашения между двумя лицами (банками)?

Ответ: Это контракты на межбанковском рынке между контрагентами.

Вопрос: Будете ли вы и далее повышать лимит чистой покупки валюты на межбанковском валютном рынке?

Ответ: Этот лимит будет пересматриваться в рамках концепции валютной либерализации.

Но, я не думаю, что объем межбанковского валютного рынка полностью зависит от этих нормативов по валютной позиции. Все-таки сегодня основной объем дают клиенты – это экспорт, импорт, покупка валюты для погашения по долговым обязательствам.

Безусловно, если мы увеличим лимит, не только открытой валютной позиции, но и возможности покупать на эту позицию, то это придаст ликвидности рынку, увеличит объем торгов. Но сейчас определяющим фактором являются клиентские операции.

Вопрос: Актуальной также является проблема формирования в Украине торговых площадок, и, в частности, по торговле энергоресурсами, о чем недавно заявлял премьер-министр Владимир Гройсман. Есть ли у Нацбанка какая-либо позиция или видение по этому поводу?

Ответ: Это не наш мандат. За регулирование бирж отвечает НКЦБФР, они являются регулятором этого рынка. Мы неоднократно обсуждали с Нацкомиссией этот вопрос и по нашему мнению к действующим в Украине биржам необходимо прописать более жесткие требования. Нет необходимости в таком количестве бирж для такого рынка, как у нас есть сегодня.

Но, безусловно, необходим приход инвестора, и только после этого коммерческие банки будут лучше подготовлены для работы на этих биржах.

Украина > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 13 марта 2017 > № 2144808 Олег Чурий


Украина. Египет. Алжир. Африка > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100330

Черные металлы для Африки

На фоне обострения конкуренции на мировых металлорынках и усиления протекционизма особое значение для металлургов Украины приобретает посильная географическая диверсификация экспорта. Она может касаться второстепенных регионов, где конкурентная борьба между влиятельными поставщиками не слишком остра – по крайней мере, пока.

Вокруг Магриба

Одним из таких регионов является Африка, к тому же расположенная относительно недалеко – по сравнению, например, с Южной Америкой. Отечественные меткомпании уже много лет пытаются работать в африканских странах, прежде всего это касается арабских государств северной части континента, которые включают в ближневосточный маркетинговый регион MENA (англ. Middle East & North Africa). Причина таких приоритетов проста: местные национальные рынки гораздо более развиты, чем в подавляющем большинстве остальных африканских стран. Кроме Египта, который ежегодно потребляет украинской металлопродукции едва ли не на 1 млрд долл. (в 2016 – 862,9 млн долл., спад на 10,4%), это Ливия (где уже много лет идет гражданская война), Тунис, Алжир и Марокко.

Притом Алжир находится на 2-м месте среди государств континента по закупкам металла из Украины. Интересно заметить, что отечественный металлоэкспорт в крупные страны Магриба (запад арабского мира) в 2016 году вырос: в Алжир – на 18,1%, а в Марокко – более чем в 1,7 раза (см. таблицу). Зато поставки в Тунис обвалились почти в 10 раз. Кстати, безусловным лидером металлопроизводства в Северной Африке является Египет, в 2016-м, правда, сокративший выплавку стали на 8,5%, до 5 млн тонн, сообщает World Steel Association. Кроме него, сталь в арабской Африке плавят Марокко (520 тыс. тонн, +0,8%) и Ливия, в прошлом году увеличившая выплавку на 39,7% до 492 тыс. тонн ввиду политической стабилизации в отдельных частях государства.

У Алжира тоже есть программа импортозамещения: здесь достраивается металлургический комплекс Bellara Steel, который должен войти в строй во ІІ половине 2018 г. По словам министра промышленности и шахт Алжира Абдеслама Бухуареба, это станет важным фактором самообеспечения металлопродукцией, начиная с арматуры. Проект действует в рамках СП с Катаром, где 51% принадлежит алжирской государственной Sider Co. & National Investment Fund, а 49% – Qatar Steel International. Годовая мощность первой очереди предприятия – 2 млн тонн сортового проката, в дальнейшем планируется расширение до 4 млн тонн. Отметим, что металлорынок Алжира по объему сопоставим с украинским – около 5 млн тонн, 80% из которых импортируется. Основная часть проката поступает из Евросоюза, с которым есть договор об ассоциации.

Кроме того, в 2016-м правительство страны дало старт модернизации меткомбината El Hadjar (быв. ArcelorMittal Algeria), принадлежащего госкомпании Imetal. Первый этап инвестпрограммы стоимостью более 700 млн долл., из которых 600 млн выделил Нацбанк, включил обновление домны, аглофабрики, коксохимического производства, прокатного стана, за счет чего ежегодная производительность доведена до 1,2 млн тонн стали и 1 млн тонн арматуры и катанки, сообщил представитель аналитической группы Metal Bulletin Брайн Левич. Впоследствии возможно расширение еще на 1 млн тонн стали, что будет стоить 300 млн долл. Для справки, объект построен с помощью СССР в 1970-х годах и изначально мог выплавлять до 2 млн тонн стали в год, а в прокатный сортамент входил не только сорт, но и лист. Но из-за неудовлетворительного управления и гражданской войны к концу 1990-х он мог работать не более чем на 10-20% мощности, требуя ремонта и реконструкции.

А в Ливии крупнейший металлопроизводитель – государственная Libyan Iron and Steel Co (LISCO) в г. Мисрата годовой мощностью 1,3 млн тонн стали; также выпускается горячебрикетированное железо (HBI), сортовой и листовой прокат, в т.ч. с покрытием. Наконец, в Марокко это Maghreb Steel, который обеспечивает загружен практически на 100%.

Южнее Сахары

Что касается Африки "южнее Сахары", то здесь ежегодные закупки металла из Украины колеблются от 50-80 млн долл. (Нигерия, Эфиопия, Сенегал) до Гамбии или Нигера, где годовая выручка составляет 200-300 тыс. долл. А еще в ряде стран (примеры – Габон, Камерун, Мали) продажи колеблются на уровне в несколько миллионов долларов в год, в т.ч. из-за малой емкости местного рынка. При этом единственным крупным производителем металлопродукции в неарабской Африке является ЮАР, в 2016-м снизившая выплавку стали на 4,1%, до 6,4 млн тонн.

Ключевой южноафриканский метхолдинг – это ArcelorMittal South Africa (примерно 60% странового рынка, 5 заводов); наряду с этим, Южноафриканский государственный институт развития (The Industrial Development Corporation) намерен вместе с крупной сталелитейной группой Hebei Iron & Steel (Китай) построить новый МК на 5 млн тонн стали в год, сметой приблизительно 5 млрд долл. МК разместится в северо-восточной части ЮАР недалеко от побережья Индийского океана, в провинции Квазулу-Наталь или Мпумаланга.

В этом же направлении пытается развиваться Нигерия, намеренная привлечь порядка 2 млрд долл. в завершение своего "долгостроя", МК Ajaokuta актуальной мощностью 1,3 млн тонн стали в год, сооружение которого началось еще в 1979 г. с помощью Советского Союза. Ежегодную мощность предприятия предполагается повысить до проектной – более чем 5 млн тонн стали, при емкости внутреннего рынка до 7 млн тонн проката. Тем самым, выход на такие показатели позволит прокатным линиям МК покрывать основную часть национального спроса. В целом в стране есть около 30 меткомпаний разного размера, из них работает только 18.

Свой меткомбинат есть и в Зимбабве – Zimbabwe Iron and Steel Company (Zisco), на 1,2 млн тонн стали "годовых", но он простаивает с 2008 года, и правительство страны пробует продать актив зарубежному инвестору. Вошла в металлургический "клуб" и Ангола, где в 2016-м запущен первый мини-МЗ Aceria de Angola (ADA) на 300 тыс. тонн арматуры в год. Уточним, после многолетней гражданской войны в Анголе скопилось немало разбитой военной техники, пришедшего в негодность промоборудования, разрушенных зданий и т.п., благодаря которым электросталеплавильные агрегаты ADA будут обеспечены ломом 3-4 года. Затем предусмотрено постепенное расширение импорта данного сырья.

В целом африканский металлорынок вырос в 2016 году на 2,2% до 39,5 млн тонн, а в нынешнем году ожидается ускорение роста до 3,3% (до уровня в 41,1 млн тонн) за счет дальнейшего развития крупнейших стран (Северная Африка, ЮАР, Нигерия), где реализуются инфраструктурные, промышленные, энергетические и другие проекты. 

Растущий рынок привлекает поставщиков, но пока конкуренция в регионе сравнительно невысока. Это создает перспективы для отечественных металлургов, которые способны нарастить региональные продажи на 10-20% в 2017-м и затем на столько же в 2018 году, полагает Б.Левич. Добавим: если не помешают политико-популистские глупости вроде блокады товарооборота с неподконтрольной частью Донбасса – от таких рисков, к сожалению, сегодня зависит вся украинская экономика.

Экспорт металлопродукции в некоторые страны Африки в 2016 году, тыс. долл.

  Экспорт +/- к 2015
Алжир 81 181,9 +18,1%
Гана 19 256,3 -40,5%
Египет 862 944,5 -10,4%
Ливия 8 247,7 -62,2%
Марокко 25 324 +72,5%
Нигерия 80 012,7 -17,2%
Сенегал 50 762,6 -4,1%
Тунис 8 777,3 -87,4%
Эфиопия 58 710,6 -29%

Источник: Госстат

Максим Полевой

Украина. Египет. Алжир. Африка > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100330


Украина. Россия > Финансы, банки > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100322

Аваков и Гройсман просят наказать Сбербанк России

Кабинет министров обратился к Национальному банку и Совету национальной безопасности и обороны Украины с просьбой применить санкции в отношении Сбербанка России. С соответствующим предложением на заседании правительства обратился министр внутренних дел Украины Арсен Аваков.

"Хочу, чтобы правительство сейчас обратилось к независимому регулятору НБУ и в Совет национальной безопасности и обороны относительно безотлагательного рассмотрения этого вопроса и введения санкций в отношении Сбербанка России", - заявил А.Аваков, подчеркивая, что этот банк "работает в Украине, а финансирует боевиков".

Как отметил премьер-министр Украины Владимир Гройсман, вчера он разговаривал с президентом Украины Петром Порошенко и главой НБУ, где обсуждали этот вопрос.

"Сегодня работа такая ведется, сейчас выясняются юридические основания, или это так на самом деле. Если так, думаю, что Нацбанк и СНБО очень быстро отреагируют, и президент... И ответ будет очень адекватный", - отметил В.Гройсман.

Украина. Россия > Финансы, банки > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100322


Украина > Финансы, банки > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100321

Украинские банки сменили убыток на прибыль

Платежеспособные банки в январе 2017 получили 338 млн грн. чистой прибыли по сравнению с чистым убытком 890 млн грн. за тот же период годом ранее, по данным Национального банка Украины.

Доходность банковской системы в январе 2017 была обеспечена прежде всего ростом чистого процентного дохода на 29,5% в годовом исчислении, до 4,1 млрд грн., чистого комиссионного дохода - на 24,8%, до 2,07 млрд. грн.

Это стало возможным из-за снижения стоимости фондирования, в первую очередь, депозитов населения, а также восстановления спроса на банковские услуги, отмечают в НБУ.

Выходу банковской системы на прибыльность также поспособствовал позитивный результат от торговых операций: этот показатель в январе 2017 составил 484 млн грн.

В январе прошлого года результат от торговых операций был отрицательным – 1,84 млрд грн. из-за эффекта валютной переоценки ценных бумаг. Вместе с тем отчисления в резервы платежеспособных банков в январе 2017 увеличились в 2,45 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года - до 3,11 млрд грн.

Значительно уменьшились количество и доля убыточных банков. Так, из платежеспособных 93 банков по состоянию на 1 февраля 76 в январе были прибыльными и получили чистую прибыль 2,17 млрд грн., 17 банков - убыточными с совокупным чистым убытком в 1,84 млрд грн.

В январе 2016 года 90 банков получили прибыль в 1,61 млрд грн., 26 банков показали убыток 2,5 млрд грн. По итогам 2016 из 96 платежеспособных банков по состоянию на 1 января 2017 убыточными были 33 банка.

Прибыль в январе сформирована группой иностранных банков – 1,3 млрд грн. и украинских частных банков – 0,5 млрд грн., при убыточности группы государственных банков в 1,4 млрд грн.

Украина > Финансы, банки > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100321


Украина > Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100318

У Гройсмана ждут скачка Украины в рейтинге Всемирного банка

Кабинет министров Украины утвердил сегодня пакет дерегуляционных законопроектов. Об этом сообщил первый заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефедов.

По его словам, принятие этих законопроектов Верховной Радой позволит Украине подняться в ТОП-40 в рейтинге Doing Business, который ежегодно составляется Всемирным банком.

В частности, законопроекты исключают требования об обязательных оттисках печатей в документах, упрощают регистрацию новосозданных предприятий как плательщиков НДС.

Законопроекты упрощают получение разрешения на строительство, запускают механизм административного обжалований решений регистраторов бизнеса. Кроме того, предложенные законопроекты усиливают защиту прав миноритарных акционеров, а также позволяют упростить процедуру банкротства с 3 лет до 1 года.

Напомним, в 2016 году Украина поднялась в рейтинге Doing Business с 83-го места на 80-е. Наибольший прогресс Украина показала в упрощении открытия бизнеса - 20-е место из 190, наихудший – в сфере борьбы с коррупцией - 140-е место из 190.

Украина > Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100318


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100313

Украина рискует проиграть России суд в Гааге

Украина откровенно плохо подготовилась к процессу в Международном суде в Гааге. Такое мнение выразил директор Института украинской политики Кость Бондаренко в публикации для издания Корреспондент.

Тех статей, которые сейчас инкриминируются России, явно недостаточно, чтобы ее осудить или добиться какой-то справедливости, пояснил эксперт.

"Скажем, первая статья обвинения – это обвинение в финансировании терроризма. Но дело в том, что организации, которые находятся в ДНР и ЛНР, никем не признаны террористами, кроме Украины. Только Украина их признает террористами, а во всем мире они считаются повстанцами. Так что здесь проигрышная позиция", - отметил он.

Вторая статья, которая касается дискриминации на расовой основе – слабо доказуемое обвинение - поскольку крымские татары не являются расово чуждыми представителями иной расы, полагает эксперт.

"А кроме того, Россия может всегда парировать, что кроме меджлиса, который действительно преследуется, существуют другие татарские организации, сотрудничающие с ней, существуют немало крымских татар, которые входят в правительство. То есть на самом деле России есть чем ответить на это обвинение", - подчеркнул К.Бондаренко.

Украине необходимо было подготовить такой процесс, в исходе которого были бы уверены и он не вызывал бы никаких сомнений, полагает эксперт. "Иначе, если Украина проиграет данный процесс, соответственно, мы можем потерять значительную часть поддержки европейского сообщества", - предупредил он.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100313


Украина. Швеция > Агропром > interfax.com.ua, 9 марта 2017 > № 2144768 Игорь Червак

Гендиректор "Лантманнен Акса Украина": Для нас привлекательны рынки Юго-Восточной Европы и Ближнего Востока

Эксклюзивное интервью генерального директора компании "Лантманнен Акса Украина" Игоря Червака агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Игорь, расскажите, чем занимается ваша компания в мире, где находятся ее основные мощности?

Ответ: Lantmannen– это скандинавский холдинг со штаб-квартирой в Стокгольме, который имеет четыре бизнес-направления: это продукты питания, техника, зернотрейдинг и энергетическое подразделение, которое представлено производством биоэтанола и топливных пеллет. Если мы говорим о технике, то Lantmannen занимается продажей и обслуживанием сельскохозяйственной техники. Нам принадлежит сеть машинотракторных станций, где осуществляется ремонт и обслуживание агротехники. Сельхознаправление Lantmannen обеспечивает шведских фермеров семенами, удобрениями и средствами защиты растений, а потом выкупает у них зерно. Компания владеет собственным бизнесом по производству посевного материала. Основные производственные площадки Lantmannen сосредоточены в ЕС. У нас есть бизнесы в Швеции, Норвегии, Дании, Венгрии, Германии, Бельгии, Италии, США и других странах.

Вопрос: Какая форма собственности у международной компании?

Ответ: Собственниками компании являются фермеры. Фактически Lantmannen – экономический кооператив. Такая форма собственности не очень распространенная в мире, ее сейчас вытеснили акционерные общества. В нашей компании только фермеры могут владеть долями в уставном капитале. Когда они перестают быть фермерами, то перестают быть и собственниками.

Вопрос: В Украине компания представлена только в категории пищевых продуктов питания?

Ответ: Да, у нас есть производственная площадка в Борисполе, которую Lantmannen приобрела в 2000 году. Это был бизнес по производству готовых завтраков, он тогда назывался "Бориспольский завод продтоваров". На заводе мы производим каши в пакетиках для быстрого приготовления и сухие завтраки. Мощности завода по производству сухих завтраков составляют порядка 7 тыс. тонн в год.

Вопрос: У вас очень широкая линейка продуктов питания. Какую долю в общих продажах в Украине составляет импортная продукция?

Ответ: Менее 10%, все остальное производится в Украине.

Вопрос: Почему была выбрана производственная площадка в Борисполе?

Ответ: Мы приобретали готовый бизнес. Борисполь - логистически очень удобный город, плюс у нас очень хорошие отношения с местными властями. В целом с 2000 года мы инвестировали в модернизацию нашего предприятия $15 млн: приобрели линию по фасовке каш в пакетики, в 2014 году – новую упаковочную машину для фасовки в пакеты. Мало что осталось от старого завода. Мы поставили свою линию по производству хрустящих мюсли "АХА", линию для производства завтраков START.

Вопрос: Расширяться в Украине планируете?

Ответ: Украина – страна с большим потенциалом. Lantmannen очень много инвестирует в свое расширение. В 2015 году на новые приобретения в мире было израсходовано более EUR100 млн и Украине приходится конкурировать за инвестиции с другими, более успешными странами. К сожалению, пока наша страна не очень выгодно смотрится. И дело даже не в кризисе, а в проблемах с защитой прав инвестора, ограниченными возможностями с валютными операциями, выплатой дивидендов. Еще один комплекс проблем – это платежеспособность локального рынка. Инвестировать в бизнес для того, чтобы работать на экспорт у нас задача не стоит, ведь у нас много производств в других странах. Локальный рынок сейчас деградирует. Мы ожидали, что в четвертом квартале 2016 года будет какое-то улучшение, но пока по результатам года, рынок показывает отрицательную динамику.

Вопрос: Ваша компания выплачивала дивиденды за период работы в Украине?

Ответ: Нет, мы ни разу этого не делали.

Вопрос: Вы привлекаете заемные средства у банков для пополнения оборотного капитала или кредитуетесь за счет материнской компании?

Ответ: Мы привлекаем кредиты в Украине в SEB Банке под гарантии материнской компании.

Вопрос: Какую долю занимает ваша компания на рынке готовых завтраков и как сейчас ощущает себя это направление в Украине?

Ответ: На рынке готовых завтраков мы занимаем более 50% рынка. Но рынок сокращается, в прошлом году, по данным исследовательской компании Nielsen, сокращение составило 9%. Конкуренция на рынке повысилась, торговые сети начали продавать продукцию под private lable. В 2014 году с полок ушла российская продукция, но ее долю заняли поляки и турки, тем более что с каждым годом пошлины на продукцию из ЕС сокращаются после вступления в силу Соглашения об ассоциации. Если до Соглашения пошлины на готовые завтраки достигали 20%, то сейчас - 4-6%.

Вместе с тем рынок в Украине сужается, в том числе из-за сокращения населения в Украине. По официальным данным, украинцев осталось 42 млн, а по неофициальным – 39 млн человек.

На рынке овсяных хлопьев в коробках моментального приготовления мы очень маленькие и пока их импортируем.

Вопрос: Производство овсяных хлопьев не интересно для вашей компании, многие новички в прошлом году попробовали свои силы в этом направлении?

Ответ: Lantmannen в Дании имеет крупнейший в ЕС завод по производству овсяных хлопьев. Кроме него, в ЕС есть еще три наших крупных завода. Их мощности не загружены на 100%, поэтому думать что-то здесь нет смысла.

Вопрос: Насколько загружены мощности завода в Борисполе?

Ответ: У нас трехсменное производство, мы работаем круглосуточно, но есть пиковые периоды спроса, и в такие периоды мы работаем и в выходные дни: с середины февраля до середины апреля и сентябрь-октябрь. Весной – это пост перед Пасхой, когда спрос серьезно растет. Осенью дети идут в школу и мамы ищут удобный способ покормить их перед уроками.

Вопрос: Какую долю произведенной в Украине продукции вы экспортируете?

Ответ: В 2012-2013 гг. мы экспортировали 48% своей продукции, сейчас – несколько меньше 30%. Падение произошло за счет России, куда был основной экспорт. До 2013 года более 30% в общем объеме экспортных поставок занимала эта страна.

Вопрос: Как компания осуществляет поставки в страны СНГ и Средней Азии после ограничений Россией транзита через свою территорию?

Ответ: После того, как Россия перекрыла транзит, у нас упали продажи в Казахстан, Узбекистан, Киргизию, Таджикистан. Подорожала доставка в Грузию, Азербайджан и Армению, но не так сильно, как в вышеупомянутые страны. Сильно пострадали поставки в Казахстан, и мы думаем, как их реанимировать. Контейнер до Алматы стоит более $8 тыс. За эти деньги можно из Шанхая привезти восемь таких контейнеров, как из Украины. Едет сам груз из Украины более 60 дней, для продуктов питания, которые имеют срок хранения, это очень долго.

Относительно выхода на другие рынки, то там тоже все не так просто. У нас продукт легкий и везти его на дальние расстояния сложно. Затраты на логистику будут составлять достаточно большую долю в цене. Для нас привлекательные рынки Юго-Восточной Европы: Румыния, Болгария, Сербия, Словения, Хорватия, Эстония, плюс Ближний Восток: Турция, ОАЭ.

Вопрос: Подписание зоны свободной торговли с Турцией может упростить доступ украинских товаров на этот рынок?

Ответ: К сожалению, Турция не входит в ЕС, поэтому там существуют пошлины на украинские товары. Еще президент Виктор Ющенко подписал в 2005 году протокол о намереньях заключить соглашение о ЗСТ с Турцией, но это диалог тянется более 10 лет.

В ЕС продукция нашей компании конкурентная по цене, но с брендированным товаром туда заходить очень дорого. "Лантманнен Акса Украина" начала отгрузки в Румынию и в Данию через нашу собственную торговую организацию. Это выгодно, потому что ЕС отменил пошлины и наша продукция все равно дешевле. Пока мы не заходим в европейские сети под private lable, но если ситуация в Украине будет ухудшаться, то рассмотрим такую возможность.

Вопрос: Lantmannen – крупнейший производитель выпечки в Скандинавии, в Украине это направление не думали развивать?

Ответ: Действительно, в Дании мы производим слоеные булочки для кейтеринга, в США у нас есть бизнес по производству замороженных пирожных. Хлебный бизнес – наиболее интернациональный в компании, наши фабрики по производству свежего хлеба, булочек и круассанов есть в Бельгии, Англии, Польше, Венгрии, Германии, России. Возможно, это направление зайдет в Украину в среднесрочной перспективе, но украинский рынок хлеба заполитизирован. Мы смотрели здесь ранее несколько хлебных бизнесов, которые могли бы купить, но пока взяли паузу.

Вопрос: Производство биоэтанола в нашей стране ввиду высоких урожаев кукурузы не интересно?

Ответ: У нас в мире один завод по производству биоэтанола – в Швеции, его продукция реализуется в Германии. Там есть законодательные требования к определенному количеству биоэтанола в составе топлива. Направление биотоплива развивается только в тех государствах, где есть господдержка и госрегулирование. Когда нефть стоила $100, то этот бизнес приносит прибыль, а если $50 – то ее нет. В Швеции биоэтанол производится из пшеницы, а вы понимаете, что зерно так резко все-таки не подешевело, как нефть. В Украине об этом говорить пока рано.

Вопрос: Сырье для продуктов, производимых в Борисполе, закупаете за границей или используете продукцию украинских партнеров?

Ответ: В подавляющем большинстве сырье пытаемся покупать в Украине. Мы закупаем кукурузную и овсяную крупу, овсяные хлопья. Часть хлопьев все-таки приходится импортировать. Раньше мы покупали практически все в Украине, но наш поставщик – Agricom Group – потерял свои мощности в Луганской области. Кроме них, никто не производил хлопья того качества, которое нам было нужно. Сейчас эта компания строит завод в Черниговской области, я надеюсь, что осенью мы сможем вернуться к тому формату сотрудничества, который у нас был раньше. В результате сложившейся ситуации нам пришлось закупать хлопья за границей: в Латвии и Польше. Цельную пшеницу мы покупаем в Украине, рис импортируем. Смотрели на рис в Одесской области, но он не подходит нам по технологическим параметрам.

Вопрос: Не так давно ваша компания начала продавать в сетях и аптеках батончики "АХА". Насколько привлекательна эта категория для продаж в Украине?

Ответ: Категории, которые потребляются away from home, наиболее растущие вместе с кашами быстрого приготовления. Меняется стиль жизни, люди много путешествуют. Батончики "АХА" мы импортируем из Австрии.

Мы с кашами тоже начинали с импорта из Норвегии. Два года это делали, а потом поняли, что спрос есть и рынок готов нас принять, начали производить в Украине. С батончиками, по идее, должна быть та же схема, но там очень много видов сырья, которого сейчас в Украине просто нет, например определенных видов сахарных сиропов. Компании, которые занимались импортом ингредиентов, существенно сократили ассортимент в кризис. Никто не хочет завозить партию в 200 кг, потому что это не выгодно и дорого. Поэтому пока экономика по производству батончиков в Украине не складывается.

Вопрос: С каким количеством дистрибьюторов сотрудничает Lantmannen в Украине?

Ответ: У нас есть дистрибьюторы в каждой из областей, их около 30, в некоторых регионах по два, но они не пересекаются по каналам продаж. Кто-то продает в аптеки, кто-то в сети. С большинством сетей мы работаем по прямым контрактам.

Украина. Швеция > Агропром > interfax.com.ua, 9 марта 2017 > № 2144768 Игорь Червак


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2017 > № 2100934 Михаил Саакашвили

Саакашвили: Яценюк и Порошенко вместе встречаются с Ахметовым

Экс-президент Грузии, бывший одесский губернатор, оппозиционер двух стран Михаил Саакашвили - о Порошенко, Трампе и о себе в украинской политике

Роман Чернышев, Андрей Самофалов, ЛІГАБізнесІнформ, Украина

Михаил Саакашвили — это политик-явление. Однако отношение к этому явлению на Украине разнится в зависимости от времени. В период своего президентства в Грузии он воспринимался как успешный реформатор, создатель нового государства и личный враг Путина — издалека любить всегда проще.

В Грузии Михаил Саакашвили был политическим тяжеловесом. На Украине ему еще предстоит стать таковым. Он появился в стране не так давно — в мае 2015 года, сменив в губернаторском кресле Игоря Палицу, близкого к олигарху Игорю Коломойскому. Вместе с ним полностью обновилась и верхушка региональной власти. На смену чиновникам старой закалки в Одессу съехались люди с имиджем романтиков новой волны — Саша Боровик, Мария Гайдар, Юлия Марушевская.

На первых порах все выглядело так, словно эксцентричному губернатору позволено все. Поначалу на орехи от него доставалось местным правоохранителям и налоговикам, затем с молчаливого согласия президента шквал критики накрыл и киевских чиновников — главу Госавиаслужбы Дениса Антонюка, премьер-министра Украины Арсения Яценюка с его многочисленным окружением.

Но как только риторика Саакашвили коснулась ближайшего окружения самого Порошенко, идиллия в отношениях между ними быстро сошла на нет. Тут же воспряли духом и местные кланы, которые откровенно выдавливали команду Саакашвили в Одессе.

Амплитуда нынешнего отношения к Саакашвили на Украине колебалась от восторга до раздражения, от полной поддержки харизматичного оратора за критику власти до абсолютного неприятия и обвинения в огульном популизме. Сдав губернаторский пост и явно упустив момент для перехода в оппозицию, к началу 2017 года Саакашвили успел разругаться, кажется, со всеми ведущими игроками украинского политического рынка.

Но он не сдается — называет себя внесистемным украинским политиком, надеется стать «отцом-основателем новой Украины», официально зарегистрировал партию и ждет выборов. В интервью LIGA.net, за столом с бюстом Рональда Рейгана, Саакашвили рассказывает, как будет развиваться его новая украинская партия, почему Трампу бесполезно предлагать продажу Украины и почему Порошенко два года назад и сейчас, как говорят в Одессе, — это две большие разницы.

LIGA.net: «Рух нових сил» («Движение новых сил» — прим. ред.) официально зарегистрирован, как политическая партия. Каким вы видите его роль и место в действующей политической системе?

Михаил Саакашвили: В сегодняшней политической системе нашей партии места точно нет. Но мы должны создать новую структуру, где она будет ведущей. Мы не ищем союзников среди больших имен, мы ищем огромное количество местных групп по многим областям Украины. Я каждый день встречаюсь с местными активистами, энтузиастами. Зачастую это те, кто представлен в местных советах, советах объединенных общин, но не привязан ни к какой партии. Они нам нужны как представители в регионах, а мы им нужны как политическая платформа. Им нужен общенациональный бренд с которым они могут заявить о себе как на региональном, так и на общенациональном уровне.

— Упор будет на антикоррупционную деятельность?

— Не только. Мы хотим вообще все изменить. Вот, например, в Ромнах Сумской области к нам пришла группа ребят, которые выиграли местные выборы — это беспартийные молодые активисты — экономисты, волонтеры. Точно так же мы работаем в ряде других областей. Сейчас мы собираем команды на местах. У нас уже много десятков тысяч активных зарегистрированных членов, открываются местные ячейки.

— Где вы находите финансирование?

— Все делается за счет местных маленьких бизнесменов, которые нас поддерживают. У нас нет никаких обязательств перед ними. Более того, они берут обязательства по отношению к нам. Мы тщательно перебираем людей и смотрим, чтобы там не закрались бывшие коррупционеры, чтобы нашим именем не прикрывали какие-то плохие дела.

— В июне 2016 года было заявлено об объединительном процессе ряда демократических и антикоррупционных сил — Демальянс, отдельные политики из Самопомощи, грузинские реформаторы, депутаты-журналисты из БПП плюс общественный сектор. Почему большого объединения так и не произошло?

— Я не был готов организовывать партию в прошлом году. У нас был Рух за очищение, у которого были четкие цели — избавиться от Арсения Яценюка, избавиться от Шокина (бывший генпрокурор Виктор Шокин — прим. ред.) и начать серьезные реформы. Первую часть выполнили — эти два должностных лица ушли и мы получили обещание реформ. Получили новое правительство, которое шло под лозунгом реформ, по крайней мере, Гройсман говорил, что они будут их проводить. Естественно, мы остановили Рух за очищение, отменили целый ряд мероприятий и приостановили активность. Как и обещали. Мы не кривили душой.

— То есть, объединения партий и не предполагалось?

— Нет, я этого и не обещал. В направлении политической партии я начал работать только после того, как убедился, что вторая часть наших требований — проведение реформ — не выполняется.

— А что за история с проектом «Хвиля»? Например, депутат Виктор Чумак говорил, что они с коллегами готовили организационную платформу и ждали вашего к ней присоединения, а вы, как он говорит, исчезли.

— Да, Чумак, Касько и так далее — они организовались… Я все время говорил, что будет «хвиля», имея ввиду волну новых идей, правил и людей, но никогда не говорил, что «Хвиля» — это будет такая партия. Но им понравилось название, они начали работать, процесс ассоциировался со мной, но я никогда никаких обязательств этой партии не давал, хоть и дружил с ними. У них большой потенциал. Но если я что-то хочу делать, то делаю сам, а не под «политическими офшорами». Они все хорошие люди, и, я думаю, в конце концов, мы все равно все объединимся на какой-то более широкой платформе.

— А недавняя ваша встреча во львовском кафе с Андреем Садовым и Василием Гацько — это такой троллинг Банковой?

— Нет. Мы общаемся, у нас запланирован целый ряд совместных мероприятий — с Гацько и Демальянсом, с Садовым, с Гриценко, (лидер Громадянськой позиции Анатолий Гриценко — прим. ред.) с партией Воля. Мы на одном фланге и у нас единые ценности. Я для них очень полезный партнер, потому что не могу и не буду конкурировать за какие-то должности, у меня нет бонапартистских, единоличных лидерских амбиций. И не было никогда. Я ограничен конституционно тем, что не могу баллотироваться в президенты и не могу быть в Верховной Раде. Потому я хороший партнер. К тому же мне это и не нужно — если нужно было бы, все сложилось бы по другому. Мне Порошенко дважды предлагал быть премьер-министром.

— Когда это было?

— В начале работы Антикоррупционного руха и чуть-чуть в середине его работы. То есть с осени 2015-го.

— Получается, Порошенко вам предложил должность для того, чтобы вашими руками убрать Яценюка?

— Нет. Когда уже стало ясно, что Яценюк может быть сбит, они искали разные варианты, и предложили мне пост премьера. На что я ответил, что в сегодняшнем раскладе я отказываюсь, и посоветовал президенту идти на досрочные парламентские выборы. Я убеждал Порошенко таким образом обновить политический класс, но, к сожалению, он не пошел по этому пути. Видимо, я требовал невозможного.

— Как так получилось, что вас — с вашим опытом — использовали?

— Я не считаю, что меня использовали. Тем более, считаю, что избавиться от Яценюка — было полезным делом. Он погряз в коррупции и ничего полезного для страны не сделал. Он даже больше, чем Порошенко виновен в отсутствии реформ, потому что у него были непосредственные рычаги влияния на экономику. У него были шансы изменить страну к лучшему, тем более, нельзя сказать, что он не знает или не умеет работать — он во всем хорошо разбирается. В том-то и цинизм, что в отличие от власти Януковича, Порошенко и Яценюк знают, как сделать лучше, но сознательно этого не делают. Яценюк предпочел быть не реформатором, а циничным прислужником олигархов, вот и вся история.

— Как бы там ни было, почему же вы говорите, что вас не использовали, если в итоге у Яценюка и Порошенко все равно нормальные отношения, а вы оказались в глубокой оппозиции?

— Да, Яценюк и Порошенко вместе регулярно встречаются с Ахметовым, у них все хорошо. Это междусобойчик. Мне жаль, что Гройсман, став премьером, тоже не захотел брать на себя инициативу и проводить реформы.

— Он же человек Порошенко.

— Я так не считаю. Просто у Гройсмана, видимо, пока не хватило масштаба, чтобы пойти на резкие перемены.

— Вы поддерживаете отношения с Гройсманом?

— Не особо, но время от времени переписываемся. Я ему сообщаю о тех вещах, которые вижу в регионах, но никакой реакции в ответ я не наблюдаю.

— Когда и о чем вы в последний раз говорили с Порошенко?

— За два дня до моей отставки с поста главы Одесской ОГА. Порошенко мне сказал: «Раз ты так недоволен тем, что я тебя не поддерживаю в борьбе с Трухановым и местными кланами, может быть, ты поедешь послом куда-то в Юго-Восточную Азию?

— Это шутка была?

— Нет, он вполне серьезно предлагал. Решил, что я устал от всего, и мне хотелось бы отдохнуть где-нибудь в Таиланде. Я на это ответил, что буду бороться до конца.

— Вы не считаете, что для успешного старта собственного политического проекта, надо было уходить с должности раньше — в конце осени 2015-го, когда у вас был максимальный рейтинг?

— Я играю по правилам. И ушел с должности только тогда, когда все возможности что-то изменить к лучшему были исчерпаны. К тому же, за то время, когда я был в Одессе, мне удалось хоть что-то сделать и сдвинуть с места. Наконец-то, я выбил деньги на трассу Одесса-Рени. Конечно, для страны в целом это небольшой проект, но жителям Одесской области, глядя в глаза, я могу сказать, что я это сделал. В этом году трассу достроят. Я очень надеялся закончить проект Открытого таможенного пространства, и мы его почти довели до конца, но потом правительство его убило. То есть, у меня были конкретные вещи, у меня были обязательства перед молодыми людьми, которых привел в область. Я не хотел, чтобы они говорили, что пытались что-то сделать, но я их сначала собрал, а потом бросил из-за каких-то личных рейтинговых соображений. Я работал вместе с ними до конца, пока видел перспективу.

— Почему вы критиковали только Яценюка, а о Порошенко стали говорить только после отставки? Порошенко ведь тот же, он не изменился, но до недавнего времени ни слова критики от вас о нем слышно не было.

— Это было честно. К тому же, нельзя сказать, что я не критиковал. Когда я нападал на Шокина, это для Порошенко было очень неожиданно.

— Но все же это опосредовано, лично Порошенко это не касалось. О Кононенко вы тоже не говорили.

— О Кононенко говорил. На первом Антикоррупционном форуме в Одессе я говорил о Кононенко, и Порошенко за это был крайне обижен. Единственный, кого я не трогал — это Порошенко лично, да. Но это было честно. Нечестно поступал Порошенко, который делал вид, что хочет избавиться от Яценюка, а на самом деле хотел слегка изменить конфигурацию власти в свою пользу. Потому-то первый раз от отставки Яценюка спас именно Порошенко. Помните, когда Рада не дала голосов за отставку премьера.

— В 2014-м году вы всячески хвалили Порошенко. В частности в своей колонке для Politico вы говорили: «Порошенко именно тот, кто нужен Украине», вспоминали, что знакомы с ним более 30 лет и хвалили за то, что он не эскплуатирует госмонополии. Вы называли его «рациональным политиком» и «подходящим на роль главнокомандующего». Но прошло три года и вы резко изменили тон, лишившись должности губернатора Одесской области.

— Тогда вместе со мной так же думали большинство украинцев, потому Порошенко впервые в истории Украины и победил на выборах президента в первом туре. Мы при всем скептицизме по отношению к политическому классу Украины в целом надеялись, что Порошенко использует с пользой для страны предоставленный ему шанс. Что он умнее, прагматичнее и образованнее остальных. Это раз. Во-вторых, нужно понимать, что Порошенко тогда говорил о реформах, и он начал какие-то реформы. Этого нельзя отрицать. Он начал реформу полиции, сферы обслуживания, начал какую-то дерегуляцию. На первых Национальных советах реформ были по-настоящему интересные дискуссии. Он пригласил в страну многих людей…

— В том числе и вас.

— Нет, я приехал без его приглашения, но Порошенко меня попросил привести людей, которые способны провести реформы. Так что Порошенко тогда и Порошенко сейчас — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— Когда, на ваш взгляд, произошли изменения?

— Думаю, откат начался сразу после местных выборов 2015 года. Но окончательно оформился после того, как премьер-министром стал Гройсман. Потому что раньше Порошенко говорил, что Яценюк ему мешал, а после смены Кабмина этого говорить уже было нельзя.

К тому же, Порошенко даже перестал что-либо обещать. Посмотрите на него сейчас: он не артикулирует свое видение ситуации. Вместо этого он занят наглым выстраиванием контроля над медиа, над коррупционными потоками. Кстати, вначале он реально отказался от практики коррупционных потоков из регионов в центр, которая всегда была. Раньше из Одессы в чемоданах в Администрацию президента ежемесячно плыли $3-5 миллионов коррупционных денег. Порошенко поначалу прекратил эту практику.

— Контроль над медиа, это вы что имеете ввиду?

— Посмотрите на телеканалы, они меня перестали показывать.

— Вы недавно давали интервью телеканалу 112.

— Да, когда ведущая решила хлопнуть дверью перед своим уходом с телеканала.

— Так проблема только в том, что вас не показывают, или в отсутствии критики работы президента?

— Критика президента на телевидении вроде бы и есть, но от тех люди, которые по делу ничего не скажут. Ляшко может говорить все, что угодно про президента, но он не опасен. Это как домашний попугай, который тебя иногда может нецензурными словами обругать, но кормится с твоей руки. Потому таких попугаев можно показывать, сколько угодно — в решающий момент они нажмут правильную кнопку.

— Вы выступаете за досрочные выборы парламента. Вы же видите социологию — да, альянс власти в формате БПП-Народный фронт — не то, о чем можно мечтать, но разве лучше, чтобы правительство сформировали Оппоблок и Батькивщина, пусть даже в этом случае в Раду зайдет ваша маленькая фракция?

— Я уверен, что как только будут досрочные выборы, люди будут голосовать за новые силы. Сегодняшнюю социологию можете порвать и выбросить. Мировая тенденция другая. У Трампа в начале кампании было 2% рейтинга, все смеялись. Но, если в Америке люди захотели изменить политический класс, что тогда говорить об Украине? В политике всего мира есть запрос на обновление, какие бы опросы нам не рисовали. Когда будут досрочные выборы, украинцы сметут нынешний политический класс.

— Новые политики, а вы новый украинский политик, говорят то же самое перед каждыми выборами. А при власти у нас все равно примерно одни и те же лица.

— Правильно, потому что новых, на самом деле, никогда и не было. Были разные форматы участия в выборах одних и тех же. Как только появился проект с новыми людьми, вроде Самопомощи, украинцы тут же отдали им свои голоса. Когда выглядела новой Свобода — она набрала много. Считался таким Кличко — он тоже получил хороший результат. Украинцы всегда искали новых людей в политике, а сейчас и подавно. Так что наш сегодняшний рейтинг реально надо умножить на три.

— Когда вы ожидаете досрочных выборов?

— Как только, так сразу. Как только мы мобилизуем людей. Ждать не будем, потому что каждый день этой власти для Украины — это потеря времени. На Украине сокращается население. Я с ужасом сейчас жду отмены визового режима с ЕС, хоть и очень хочу, чтобы украинцы, особенно молодые люди, имели возможность ездить в Европу без виз. Просто мы потеряем еще 2-3 миллиона населения сразу, которые уедут нелегалами.

Через три года на Украине будет меньше населения, чем в Польше, тогда как в начале независимости украинцев было на 20 миллионов больше, чем поляков. Украиной сегодня управляет не эта власть, а кризис. Власть управляет медиа и коррупционными потоками, но не страной.

— Как только появляется новая политическая сила, если она перспективна, вокруг нее сразу появляются крупные спонсоры, олигархический капитал. Такова практика. Вы встречаетесь с украинскими олигархами?

— Если вы заметили, я переругался со всеми, чуть ли не публично. Я не помню ни одного украинского политика, который так открыто конфликтовал бы с олигархами. Я с самого начала объявил их врагами страны.

— С Игорем Коломойским вы, например, знакомы еще с Грузии. У него там бизнес.

— В Грузии Коломойский был паинькой. Он платил налоги и был очень законопослушным. Но это в Грузии, а на Украине он не платит налоги, потому что и без них всех всегда покупал.

— Ваши оппоненты упоминали ваши отношения с Константином Григоришиным.

— Григоришин — это человек, против которого мы совсем недавно устроили забастовку в Сумах. Потому что его областная компании блокировала подключение предприятия, которое выполняло необходимый для страны военный заказ.

— С Борисом Кауфманом вы общаетесь?

— С Кауфманом единственное общение у меня было в Одессе. Причем, принудительно с моей стороны. Я его принуждал построить аэропорт. Пока он думал, что я в силе — пока у нас был прокурор, полиция, и он считал, что Порошенко меня поддерживает, он реально почти достроил терминал в одесском аэропорту. Хотя тоже, как только сняли Сакварелидзе, работы на этом терминале практически прекратились. Сейчас какое-либо общение с ним у меня полностью прекращено.

— В здании, где находится офис вашей партии, этажом ниже находится компания Vertex United, которая принадлежит Кауфману.

— Когда мы сюда заселялись, мои друзья предупреждали об этом и говорили, что нас все будут ассоциировать. Я сказал: Мне все равно, мы чисты. Я не буду отказываться от выгодного предложения по аренде офиса, потому что рядом кто-то, с кем нас потом могут ассоциировать. В Киеве куда не посмотри — все кому-то принадлежит.

— Давайте поговорим об иностранцах в украинской власти. Вам не кажется, что эксперимент не вполне удался? Почему?

— Абсолютно с вами согласен. Это все фасадные изменения. Не может поляк, который даже по-русски, не то, что по-украински, не говорит, понять, как менять железную дорогу на Украине. Что касается меня лично, то это другая история. Я приехал на Украину совсем юным. Здесь сформировался, здесь учился. Мне не нужно было адаптироваться. Еще Сакварелидзе более-менее адаптировался, а остальные — нет.

— Почему? Например, что помешало адаптироваться экс-главе Нацполиции Хатии Деканоидзе?

— Хатия никогда не была политиком. И она и Эка Згуладзе хотели помочь, как профессионалы, но когда в один момент «пациент отказался от приема лекарств», им ничего не осталось, как уйти.

— Но они получили украинские паспорта, статус. В каком положении они сейчас?

— Хатия — грузинский политик, вернулась в Грузию. Эка, насколько я понимаю, во Франции. Сакварелидзе здесь — он стал украинским политиком. В этом прелесть Украины — она гостеприимна и усыновляет всех, кто хочет здесь работать. Я это почувствовал еще в студенчестве, когда мои одногруппники и друзья очень быстро заставили меня забыть о том, что я не украинец. Украинцы умеют так делать.

— Вы говорили в 2014 году, что личных сбережений у вас осталось не более, чем на полгода жизни на Украине. Вы сейчас без работы, на что живете?

— Так и есть. А кто сказал, что я богато живу? Да, сегодня у меня есть серьезные материальные проблемы, я этого не скрываю. Надеюсь, что мы сейчас выстроим официальное финансирование партии, и я буду там получать зарплату. Сегодня я живу не то, что не роскошно, но даже скромнее, чем хороший средний класс, к сожалению.

— И все же, из каких источников партия будет официально финансироваться?

— Я уже ответил, что региональные офисы у нас везде финансируют местные бизнесмены. Очень классные люди. Они, в отличие от олигархов, хотят наведения порядка и жизни по закону, потому нас и поддерживают. Куда бы мы не приехали, они оплачивают наше передвижение, гостиницу, питание. В Киеве тоже есть некоторые бизнесмены, которые оплачивают этот офис и зарплату нескольких сотрудников. И все. Больше никаких расходов. Мне бы очень хотелось, например, издавать газету, а газеты у нас нет. Многие каналы предлагают эфиры за деньги, на это денег у меня тоже нет.

— Какие телеканалы?

— Практически все. На полунеподконтрольных власти Порошенко каналы говорят: «Пожалуйста, за деньги мы готовы дать вам эфир». Есть и бесплатно, но это где-то в регионах. Есть исключения. Например, мне недавно сказали, что Интер меня не освещает не потому, что им Порошенко приказал, а потому что я помешал государству выплатить долг Фирташу в 230 миллионов.

— Вы говорите об информационной блокаде, но в то же время LIGA.net безуспешно добивалась с вами интервью еще даже до того, как вы стали губернатором. И мы говорим бесплатно. Почему вы так долго не соглашались?

— Я прошу прощения за это. Видимо, не было времени. Очень рад сейчас пообщаться. Но я говорю о телеканалах, в первую очередь, центральных. Они для меня сейчас закрыты, потому что их смотрит Порошенко.

— По поводу финансирования. Когда вы были губернатором, на Украине часто появлялся ваш соратник бизнесмен Коба Накопия. Он участвует в финансировании вашей деятельности сегодня?

— К сожалению, у него много денег не осталось. Я бы с удовольствием принимал от него финансирование, но такой возможности просто нет.

— Вы остались в руководстве грузинской партии?

— Нет. Я даже формально не могу участвовать в политической жизни Грузии. Но людям не запретишь… в Грузии я для людей больше, чем формальный лидер. Я для них символ чего-то, ассоциируюсь с идеей и реформами..

— Вы бы уехали из Украины и вернулись в Грузию, если бы ваша партия выиграла выборы и сформировала большинство в парламенте?

— Нет. Если я живу на Украине уже несколько лет, значит я тут для чего-то. Мы должны довести нашу борьбу здесь до логического конца. Мне бы хотелось ездить в Грузию, хотелось бы общаться с друзьями, но институционально я туда возвращаться и занимать какие-то должности после этих выборов точно не буду. На Украине у нас есть большая миссия.

— Какова ваша личная цель на Украине?

— Этот вопрос мне когда-то задавал Порошенко, я об этом говорил. Я тогда сказал, что мои амбиции выше, чем пост премьера, и все подумали, что я имею ввиду президентство. Но все еще выше — я хочу поменять систему. Я готов участвовать в процессе, как играющий тренер. Хочу найти людей, которые способны создать новую страну, как когда-то Джефферсон, Вашингтон или Гамильтон создали США.

— Видите себя в числе отцов-основателей новой Украины?

— Для меня очень большая честь, если я буду одним из них.

— Вы не можете баллотироваться с парламент или участвовать в президентских выборах. Но вам ничто не мешает баллотироваться, например, в мэры какого-то города, закрепиться, таким образом, институционально в украинской политике и показать результат там. Вы об этом не думали?

— Я это прекрасно понимаю. Но вы посмотрите, что происходит сейчас с Садовым, как его бьют со всех сторон. Впрочем, может быть, моей ошибкой было то, что в свое время и не баллотировался в мэры Одессы. Хотя не уверен, что меня выбрали бы, потому что я видел, как там выборы полностью фальсифицировали.

— Но, все-таки, лично у вас рейтинг выше, чем у Саши Боровика.

— Да, но я видел, как там считали. Да и потом, от какой партии мне тогда было баллотироваться? От БПП вместе с Гончаренко?

— Я слышал от представителей власти, что вам предлагали возглавить список БПП в Одесский облсовет, но вы сказали, что тогда вам нужно возглавить местную ячейку партии, а забирать у Алексея Гончаренко эту роль власть не захотела.

— От первого номера в списке БПП на местных выборах я отказался — это правда. Неправда в том, что хотел возглавить местную ячейку. И отказался быть в этой команде как раз потому, что там такие, как Гончаренко, который продавал места в списке и места в комиссиях.

— Вы часто критикуете украинских политиков, они в ответ подают на вас в суд. Какова ситуация с судами? Вы их проиграли, вроде бы Николаю Мартыненко и Андрею Иванчуку, по крайней мере. Иванчук нам говорил, что вы перед ним извинились за обвинения в коррупции с Одесского припортового завода.

— Это неправда. Он может говорить, что угодно. Однажды на Нацраде реформ он ко мне подошел и сказал: «У меня денег нет, только у моей жены есть, с которой я развелся». Я ответил: «Ты, наверное, меня с кем-то путаешь. Я же помню, что когда я был президентом Грузии, ты лично мне предлагал вложить в Батуми $100 миллионов, и я это приветствовал. Ты после этого будешь говорить, что у тебя денег нет?».

Какие-то суды я проиграл. Вроде бы должен извиниться перед директором ОПЗ, который является подставным лицом, и сказать, что он не вор. Я не могу сказать, что он не вор. Могу сказать, что судья, который принял такое решение, сам должен за это ответить. Не буду я извиняться ни по каким судейским решениям. Это не судьи, они как «воры в законе».

— Вы в целом за приватизацию ОПЗ?

— Конечно. Но настоящую приватизацию. ОПЗ работает на убыток. Посмотрите на Криворожсталь. Это единственное предприятие, которое не жалуется на блокаду Донбасса, они платят все налоги, не получают субсидий, выполняют все социальные обязательства. Пока это государственное предприятие, его будут грабить.

— Есть мнение, что ваши громкие, скандальные заявления на эту тему просто срывают приватизацию.

— Когда банда грабит предприятие, его никто не будет покупать. Я хотел, чтобы банды оттуда убрали, привели большие международные компании и провели приватизацию. Каждое государственное предприятие должно быть продано. Где есть чиновник, там есть грабеж.

— «План Артеменко». У вас хорошие отношения с республиканцами. У вас нет никакого плана Саакашвили? И вообще, что вы думаете о новом президенте США и его отношениии к России?

— Плана нет, конечно. Вообще вся свистопляска под названием «Трамп, давай мы тебе поможем выгоднее продать Украину» — это все от недалеких людей, которые вообще не понимают Трампа. Трамп никогда не будет торговать Украиной и никогда не будет пророссийским. Трамп — сильная личность. Он первый президент США за много лет, который сказал: «Америка должна научиться выигрывать войны». Путин не сможет наладить отношения с Трампом. Это раньше он выглядел хулиганом, который делает, что хочет, а цивилизованный мир его сторонился, потому что не хотел влезать в конфликт, в том числе и Обама. Для нас с вами результат правления Обамы — это Иванишвили и Янукович. Они пришли к власти на Украине и Грузии, пока Обама игрался в «перезагрузку» с Россией. А Трамп ищет конфликта, это его стихия. Путину за Трампом не угнаться.

— Вы поддерживаете энергоблокаду Донбасса?

— Я считаю, что люди, которые блокируют, задают совершенно справедливые вопросы власти. Нельзя одновременно воевать и с этими же людьми делать деньги.

— Говорят, что вы, будучи президентом Грузии, в аналогичной ситуации не заблокировали работу Ингурской ГЭС, 40% вырабатываемой энергии которой шло в оккупированную Абхазию.

— Это ложь, которую распространяет Банковая. Рубильник там находился на неподконтрольной нам территории. И все равно, это была не торговля. Мы просто бесплатно давали Абхазии электроэнергию. Да, мы торговали с Россией, но Россия не была в первой пятерке наших торговых партнеров. Мы покупали 10% российского газа и могли в любой момент от него отказаться.

— Все-таки, уголь — это сложный вопрос. С той стороны линии разграничения наши люди или нет?

— Да, там наши люди, но вопрос в другом. Почему Ахметов покупает уголь в копанках за 600, максимум — 800 гривнь, и продает за 1600? Почему платежные квитанции в итоге для украинцев формирует не рыночная цена, а желание олигархов. Не только Ахметова — есть Григоришин, есть Фирташ, есть Онищенко. Кто меня может убедить в том, что платежка честная, когда в ней такие фамилии? Из-за этого у нас тарифы выше, чем в Австрии. В этом вопрос, а не в людях, которые там тяжело работают и сидят без зарплаты. Их тоже очень жаль. В руках Ахметова шахты, генерация и дистрибуция. И нас шантажируют отключением, что вообще неправильно, потому что Украина экспортирует электроэнергию в Польшу, Молдову и другие страны.

— Бурштынскую ТЭС, которая поставляет электричество на экспорт, нельзя быстро развернуть внутрь страны.

— Если готовиться заранее, можно было бы разворачивать. Что трудно предсказать эту ситуацию? Представить, что Путин может нас отключить? Если бы не было договорняков, вопрос давно был бы решен. Мы в Грузии это проходили.

— И все же, вы не жалеете, что тогда, осенью-2015 не удалось сделать объединение всех политсил и политиков на базе Антикоррупционного руха? Это уже тогда была бы очень рейтинговая структура.

— Я уже говорил, что у меня была надежда на новое правительство, которое придет на смену Яценюку. Больше украинский народ таких шансов этой власти не оставит и ждать не будет. Я признаюсь, что тоже был обманут, меня тоже развели. Но я в этом не одинок — власть невыполненными обещаниями развела меня вместе со всеми украинцами. Больше мы им этого не позволим.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2017 > № 2100934 Михаил Саакашвили


Украина. Латвия > Транспорт. Миграция, виза, туризм > interfax.com.ua, 6 марта 2017 > № 2144801 Райвис Вецкаганс

Райвис Вецкаганс: "Стратегическое планирование развития портов должно остаться приоритетом АМПУ с участием местных властей"

Эксклюзивное интервью главы ГП "Администрация морских портов Украины" Райвиса Вецкаганса агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Расскажите о своем опыте в портовой отрасли. Как вы пришли в отрасль? Где работали?

Ответ: Я окончил Латвийский государственный университет, получил дополнительное образование по финансовому направлению. В 1995 году приступил к работе в банке, но спустя некоторое время, в 2000 году, переехал в Вентспилс, портовый город, на пост директора филиала банка. С этого периода началась моя работа в близком контакте с портовой отраслью.

Начиная с 2002 года, как финансовый директор Вентспилского торгового порта, я уже более плотно занимался финансовой стороной портовых активов. Так, 15 лет (по 2017 год) я работал на управляющих должностях в портовой сфере, в частности, в стивидорных компаниях, которые занимались перевалкой различных грузов, преимущественно экспортом навалочных и генеральных. Также управлял холдингом, специализирующимся на перевалке химических грузов.

Очень интересным периодом для меня стала работа в должности вице-президента Латвийского пароходства, поскольку компания такого масштаба, занимающая 2% мирового рынка танкерного флота в сегменте handysize, сравнима только с моей нынешней должностью. Там я управлял финансами, и одним из моих проектов был кредит от 12 европейских банков мирового масштаба. Тогда ситуация была не очень благоприятной как для банковской сферы, так и для шиппинга, был кризис, да и рынок падал. Моей задачей было на международном уровне решить вопросы, связанные с рефинансированием. Но для меня это был хороший опыт с точки зрения управления как доходной, так и расходной частью.

Сегодня у нас в АМПУ в портфеле есть плавсредства, и нужно думать о развитии дноуглубительного флота и лоцманских услуг, и в этом мне помогает мой опыт. Я готов вместе со своей командой использовать этот опыт в улучшении работы отрасли и ее инвестиционного климата.

Вопрос: Кто пригласил вас на работу в АМПУ? Что повлияло на ваше согласие?

Ответ: Из-за ситуации, сложившейся в связи с российской политикой переориентации грузов, в Латвии работать было не так интересно, поскольку развитие проектов останавливалось. Начиная с 2013 года, я рассматривал возможности трудоустройства за рубежом. Мне поступали предложения из Африки и Азии работать в направлении шиппинга. Многие мои коллеги начали работу в этом направлении, но мне более близок славянский менталитет. Я рассматривал разные предложения, и вот в прошлом году HR-специалисты, работающие на Министерство инфраструктуры Украины, связались со мной и пригласили на работу в Украину.

Насколько мне было легко принять такое решение? В Латвии объем инвестиций в транспортный рынок падал, и я посчитал, что готов к более высоким вызовам и развитию. Поэтому, несмотря на ситуацию в отрасли, захотел попробовать реализовать себя на крупном транспортном рынке. Мне 41 год, зрелый возраст для продолжения работы, поэтому вызов был принят, есть желание работать и, надеюсь, у АМПУ есть все возможности быть ключевым предприятием в развитии портовой сферы, как и предполагает закон "О морских портах".

Вопрос: Ваше первое впечатление, когда вы вступили в должность на предприятии? Что вы намерены либо уже начали менять в первую очередь?

Ответ: Если вновь обратиться к закону "О морских портах", запланированная реформа имела хорошее начало, но, к сожалению, пробуксовала, и в итоге на сегодняшний день результат от нее не такой, как ожидали. Существует много вопросов, на которые мы ищем ответы внутри компании. В любом случае, каждый новый руководитель старается обновить структуру, команду, поставить экспертов на направления и создать систему для прозрачной управляемости компании.

Что касается перемен, я считаю главным фактором полную прозрачность процессов. Наше предприятие должно развивать портовые активы, чтобы компании, которые занимаются бизнесом в порту, чувствовали защищенность своих инвестиций, понимали стратегическое развитие порта в долгосрочной перспективе, и чтобы всем были ясны коммерческие условия – тарифы, сроки использования активов и пр.

Мы не можем не считаться с геополитической ситуацией, поэтому составляем план приоритетных действий на текущий год, согласуем его с министром, и в ближайшее время об этом скажем.

Второй, более глобальный, процесс - это стратегия развития портов до 2038 года. Мы приняли решение обновить ее, чтобы более предметно коммуницировать с рынком.

Кроме того, работаем с канадскими экспертами, консультирующими нас относительно возможных моделей управления портовыми активами, и намерены продолжать это взаимодействие, так как на сегодня нет понятного механизма использования стратегических активов частным бизнесом. Мы должны пересмотреть этот инструмент, чтобы инвесторы понимали, куда они приходят и во что инвестируют.

Вопрос: Есть ли еще какие-либо первоочередные вопросы из числа практических?

Ответ: Мы организовываем конкурс на проведение впервые финансового аудита АМПУ по международным стандартам, это значительно повлияет на задачу компании расширить круг партнеров, подрядчиков, банков, финансовых институций, с которыми работаем. Думаю, что аудит мы доверим кому-то из "четверки".

Своими силами с привлечением авторитетных экспертов мы проводим внутренний аудит АМПУ, чтобы определить приоритетные и неприоритетные направления деятельности. У нас есть большой объем непрофильных активов, будем искать механизм передачи их государству или муниципалитетам, как и задумывалось изначально.

Есть также определенные процессы, которые я застал в процессе их реализации, в частности, конкурс на дноуглубление, проекты, по которым, мы должны выполнить свои обязательства перед инвесторами. Сейчас мы сконцентрировались на проектах дноуглубления в порту "Южный" и в этом процессе уже достигли первых ощутимых результатов: публичность, открытость и интерес к конкурсу, поскольку почти все компании мирового уровня, работающие в нашем регионе, проявляют интерес к участию в тендерах. Словом, надеюсь, получим лучший результат с гарантией реализации.

Кроме того, совместно с Мировым банком мы работаем над проектом по пересмотру методики портовых сборов.

Вопрос: По вашему мнению, насколько велика необходимость в существовании этого предприятия?

Ответ: Для меня понятен смысл работы компании как центрального органа, управляющего стратегическими активами в портах для развития этих портов в целом и эффективных терминалов в частности, предоставления этой инфраструктуры в пользование, привлечения грузопотока, организации рабочих мест. Это приводит к улучшению работы, большим налоговым отчислениям, управляемости развития портов. Практика других стран показывает, что успешная система управления портами бывает разная. Система управления портовыми активами в Украине, безусловно, нуждается в доработке, но это определенный процесс, которым нужно профессионально заниматься.

Мы должны выработать стратегию, построить управляемую компанию и предложить свое видение реформирования системы управления портами. На сегодня такая единая система отсутствует, но мы должны подойти к этой идее, с одной стороны, ответственно, с другой - креативно. Порты ведь разные: дунайские, например, со своей спецификой, порты в центре городов – со своей и т.д.

Наша задача в дальнейшем – предложить систему наиболее эффективного управления этими активами через реформирование АМПУ. Должен быть создан такой механизм, когда решение принимается коллегиально - местными властями и АМПУ. У меня был такой опыт, и такое решение показало себя эффективным. Разумное управление портами требует государственного регулирования стратегического масштаба. При этом важно, чтобы не было сверхконцкуренции. К примеру, вряд ли возможно построить 10 контейнерных терминалов, если мы понимаем, что существует определенный лимитирующий объем, да и международные контейнерные компании консолидируются, круг партнеров сужается.

Поэтому стратегическое планирование должно остаться приоритетом АМПУ с участием местных властей. Без такого управления достижение эффективности процесса управления портами вряд ли возможно.

Вопрос: Вы поддерживаете идею переезда управления компании в Киев?

Ответ: Несомненно, Одесса – морские ворота Украины, но сегодня для отрасли будет лучше, если мы будем находиться в Киеве и сделаем все, чтобы улучшить работу компаний и партнеров там. Быть может, решение министра о переносе офиса было связано с какими-то другими вопросами, но я вижу в этом логику и перспективу; верю, что это эффективно.

Вопрос: Как вы оцениваете доходно-расходную ситуацию на предприятии на сегодняшний день?

Ответ: Есть цифры 2016 года: наши доходы выросли на 7 % и достигли 7,297 млрд грн. Доходность компании должна быть связана с теми задачами, которые нам поставлены законодательно.

Но важнее другая часть баланса – прямые поступления в госбюджет, которые мы имеем в настоящее время. В 2016 году они составили 4,659 млрд грн, в том числе налог на прибыль госпредприятий и дивиденды, что в целом составляет 63 % суммарного дохода.

Первоначально цель предприятия - все-таки инвестирование в активы и инфраструктуру портов, а не коммерческая деятельность для пополнения бюджета.

Наши доходы формируются, в том числе, за счет портовых сборов и, если оценивать их уровень по сравнению с соседними странами, то мы видим, что они выше. С другой стороны, у нас есть задача инвестирования и обязательства по платежам в бюджет.

Мы сейчас моделируем возможный механизм, который бы учитывал возможность продолжения инвестирования в объекты инфраструктуры и создания при этом конкурентных портовых сборов. Мы будем предлагать и Мининфраструктуры, и Кабинету министров пути решения этого вопроса - снижая сборы и снижая бюджетную нагрузку.

Вопрос: Какие портовые проекты наиболее интересны инвестору?

Ответ: Нынешняя геополитическая ситуация несколько изменила направление, связанное со строительством терминалов. Сегодня наиболее активно к нам обращаются именно инвесторы и грузовладельцы из агросектора, и это главное направление, в котором есть перспектива строительства портовых активов. Мы сейчас мониторим ситуацию по развитию этого сегмента и видим проекты, которые уже реализованы в части строительства терминалов и требуют дноуглубления, к примеру, в порту "Черноморск". Я считаю, что нужно быть в тесном контакте с грузовладельцами, которые ведут свой бизнес именно в Украине, поскольку работа с транзитными потоками сейчас более рискованная.

Перед нами стоит задача поддержания паспортных глубин акваторий, реализации дноуглубительных проектов, а дальше будем смотреть на требования грузовладельцев отдельно по каждому направлению. Мы ведем переговоры по привлечению финансовых ресурсов, и международные финансовые организации интересуются нашей компанией. Я хочу, чтобы мы постепенно пришли к результату, были кредитоспособной компанией, поскольку это мировая практика, когда порт привлекает внешние ресурсы без прямых дотаций из бюджета.

Вопрос: Вы сторонник какого механизма в плане долгосрочного инвестирования – концессия, приватизация, аренда?

Ответ: Я считаю, что госпредприятия должны быть приватизированы или другим механизмом переданы в управление частному бизнесу, так как это более эффективно.

Вопрос: Включая стратегическую инфраструктуру?

Ответ: Она должна оставаться под АМПУ, приватизировать можно госстивидоров. Этот процесс курируется министерством, мы оказываем полное содействие, также пытаемся привлечь инвесторов, грузовладельцев.

Сегодня нет четкого механизма по инвестированию. У нас остались старые проблемы по сервитутам, есть договоры по доступу к причалам, есть коммерческое желание получить активы в аренду, в концессию. Я себе ставлю задачу выработать понятный механизм долгосрочного использования этих активов, чтобы их ценообразование и условия были понятны.

Вопрос: "Пилотами" концессии были определены госстивидоры портов "Херсон" и "Ольвия". Как движется процесс?

Ответ: Этим занимается министерство. Со своей стороны, могу сказать, что мы были в "Ольвии", для меня это прекрасный объект концессии, нет сложных юридических вопросов в использовании активов. Надеюсь, этот проект будет удачен, тем более инфраструктура, предлагаемая в концессию, уже пригодна для увеличения объемов перевалки.

Вопрос: Не ощущает ли предприятие серьезных проблем в работе с украинскими банками? Нет ли "застрявших" средств в проблемных банках?

Ответ: "Застрявших" средств у нас нет, работаем мы только с госбанками, и будем продолжать эту политику.

Вопрос: Насколько велика коррупционная составляющая в работе портовой отрасли? Как с ней бороться?

Ответ: Я стараюсь построить процесс управления компанией, в том числе закупок, по самым лучшим мировым стандартам. Сейчас мы пересматриваем внутренние положения, порядок для возможности более жесткого контроля. Я стараюсь концентрироваться именно на внутреннем контроле процессов, централизации, внедрении электронных систем управления ресурсами и документооборотом. Надеюсь, что результат будет позитивным.

Вопрос: Внедряя такие методы, не ощущаете ли внешнего давления?

Ответ: Нет. Мы хотим сделать все максимально возможное для того, чтобы расширить круг участников по реализации проектов в портах. Пока мы концентрируемся на дноуглублении, следующим шагом будет строительство гидротехнических сооружений. В этом вопросе мы сталкиваемся с реалиями украинского законодательства. Для международных компаний не так легко войти на этот рынок, нужно соблюдать локальное законодательство, получать лицензии. Мы начали работу с ЕБРР, привлекая специалистов, чтобы сделать процесс понятнее для международных строительных компаний.

Параллельно хотим решить задачу по сокращению сроков проектирования и строительства, так как сегодня, если начинать проект с нуля, необходимо от четырех до пяти лет на его реализацию, этот срок в европейской практике в среднем в два раза меньше. Я сталкиваюсь, к примеру, с тем, что есть проект и его сметная стоимость, но есть важный вопрос, включены ли в него проценты по привлечению финресурсов. Не всегда известно, какой ресурс будет использоваться: государственный или привлеченный. В результате часто приходится менять проект, пересчитывая смету, а вы знаете, сколько это занимает времени. Таких вопросов очень много.

Вопрос: Недавно министр инфраструктуры Владимир Омелян выступил за демонополизацию лоцмании в стране. Вы отметили, что это не самый лучший вариант. Почему?

Ответ: Международная практика показывает, что есть модели с частной лоцманией, есть с государственным управлением, скажем, в Канаде и других европейских странах. Сегодня мы анализируем ситуацию и, возможно, будем предлагать реформирование направления, а также оценим сегмент лоцманских услуг. Я считаю, что правильно, когда лоцмания находится в государственных руках. Допускаю, что в долгосрочной перспективе ситуация может поменяться, но в своей практике я чаще сталкивался с лоцманией под государственным управлением. Это безопасно, законно и прибыльно для государства.

У коммерции ведь только одна цель – заработать больше денег, и может создаться ситуация, когда маленькие порты станут просто неинтересны частным лоцманам. Этот вопрос нужно решать комплексно. Я был в "Дельта лоцман", видел качество подготовки лоцманов, видел профессиональный коллектив. И у меня нет сомнений, что мы как госпредприятие обеспечим надлежащее выполнение этих услуг.

Вопрос: Каков ваш прогноз по развитию отрасли?

Ответ: Я считаю, что в ближайшей перспективе грузопоток будет на сегодняшнем уровне, а транзитный поток будет снижаться. Надеюсь, что потенциал внутренних экспортеров удержит грузопоток на необходимом уровне, если не будет больших геополитических потрясений. Я не буду сверхоптимистичен. Цель нашей компаний – максимально эффективно развивать портовую инфраструктуру, максимально эффективно пересмотреть расходную и доходную часть, понимая, что ситуация не будет слишком позитивной. Реализация таких мероприятий поможет удержать предприятие на уровне, иметь стабильный объем работ, готовясь к развитию в дальнейшем.

Украина. Латвия > Транспорт. Миграция, виза, туризм > interfax.com.ua, 6 марта 2017 > № 2144801 Райвис Вецкаганс


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter