Всего новостей: 2073979, выбрано 14545 за 0.120 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ЦФО > Рыба > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122190

Комментарий. Илья Шестаков обозначил приоритеты Росрыболовства на 2017 год.

30-31 марта 2017 года в Подмосковье проходит коллегия Росрыболовства, посвященная итогам деятельности Агентства в 2016 году и задачам на 2017 год. Актуализированная стратегия развития рыбохозяйственного комплекса России может быть принята до конца текущего года.

«В этом году необходимо завершить подготовку стратегии развития рыбохозяйственного комплекса (РХК) на период до 2030 года и создать организационные и финансовые условия для ее исполнения, – заявил на коллегии заместитель министра сельского хозяйства России – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. – Для этого будет создан Cовет по стратегическому развитию РХК с участием представителей бизнес-сообщества как органа, осуществляющего мониторинг реализации стратегии и формирующего важнейшие инициативы для будущего отрасли».

Докладчик представил актуализированную долгосрочную стратегию развития рыбопромышленного комплекса. Важнейшие направления состоят из 10 пунктов. Вместе с созданием Совета, Илья Шестаков поручил совместно с Всероссийской ассоциацией рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) организовать проектный офис с целью осуществления поддержки или прямого управления основными стратегическими программами, включая создание отраслевого института развития рынков на базе проекта «Русская рыба». Здесь будет формироваться полноценный маркетинговый институт международного уровня.

Доля российской рыбы в магазинах выросла до 83%, и это выше порогового значения, определенного доктриной продовольственной безопасности. Глава ведомства рассказал, что в 2016 году вылов водных биоресурсов увеличился на 5,6% – до 4,67 млн тонн, что стало рекордом за последние 20 лет. Импорт рыбы и рыбной продукции снизился на 8,7% – до 511 тысяч тонн, а экспорт возрос на 6% – до 1,912 млн тонн. Происходит постепенное замещение импорта лосося, сельди, скумбрии, хотя риски для продовольственной независимости по-прежнему сохраняются, если отмена продуктовых контрсанкций произойдет в краткосрочной перспективе.

В 2016 году после почти 25-летнего перерыва рыбаки возобновили промысел иваси, ее вылов составил около 9 тыс. тонн. Тихоокеанской скумбрии, промысел которой тоже начался после длительного перерыва, выловлено 7,8 тыс. тонн. И.Шестаков также сообщил, что оборот отрасли в прошлом году составил 290 млрд рублей, что на 11% больше, чем в предыдущем году.

В то же время он отметил, что аквакультура пока занимает скромное место в структуре показателей рыбохозяйственного комплекса. «По оперативной информации Минсельхоза, по итогам 2016 года производство составило чуть более 200 тыс. тонн, при этом рост к 2015 году превысил 30%, — сказал он. — В средней долгосрочной перспективе аквакультура остаётся одной из точек роста отрасли, и Росрыболовство будет продолжать оказывать различного рода поддержку производственным предприятиям, а также работать над совершенствованием отраслевого законодательства».

Рассчитываем, что с реализацией инвестиционных проектов появятся в значительных объемах новые и традиционные продукты высокого качества для конечного потребления. Будут развиваться инфраструктура «холодной цепи» и новые форматы торговли, включая электронную коммерцию, заявил выступающий. Качественный маркетинг, качественный продукт и качественная логистика – эти три компонента Илья Шестаков назвал залогом развития потребления рыбы в стране.

Для обеспечения эффективной господдержки реализации стратегии-2030 также необходимо подготовить предложения по актуализации государственной программы «Развитие рыбохозяйственного комплекса».

«В 2017 году пройдет серия общественных обсуждений Стратегии, в том числе на площадке Международного рыбопромышленного форума, который состоится в сентябре в Санкт-Петербурге. Рассчитываем, что новая стратегия будет утверждена Правительством России до конца года», – сказал руководитель агентства.

Перечисляя основные задачи на 2017 год, Шестаков отметил, что большую работу нужно проделать по принятию всех нормативно-правовых актов для реализации нового закона о рыболовстве. «Нам предстоит не только провести отбор инвестиционных проектов, но и самое сложное – провести кампанию по перезаключению договоров по распределению квот на новый период. Надо готовиться уже сейчас, поэтому поручаю профильному управлению разработать перечень мероприятий для решения этой задачи», – подчеркнул докладчик.

Особое внимание при организации рыболовства будет уделено созданию условий для развития промысла перспективных объектов: необходимо подготовить планы мероприятий по развитию добычи сардины иваси и тихоокеанской скумбрии, черноморской хамсы, каспийской кильки и иных перспективных водных биоресурсов. Отдельная комплексная задача – развитие прибрежного рыболовства в Республике Крым. В регионе остро стоят вопросы совершенствования правил рыболовства, обновления малотоннажного флота и развития береговой инфраструктуры.

Уйти от сырьевой направленности

Перед индустрией стоят новые вызовы. Одним из главных рисков отечественного рыболовства в условиях современной, глобальной экономики, как заявил Илья Шестаков, остается сырьевая направленность. Уход от нее – важнейшая задача.

Среди тенденций глава ведомства назвал снижение цен на продукцию от производителей. «При этом специфика отечественного рыболовства состоит в крайне ограниченном потенциале роста объемов производства в ряде ключевых сегментов, который не может компенсировать снижение цен на сырьевые товары», – подчеркнул глава агентства. Он отметил относительно низкий уровень покупательской способности в стране.

«Точки роста» федеральное агентство видит в развитии глубокой переработки, прежде всего тресковых, увеличении добычи сардины и скумбрии на Дальнем Востоке, развитии морских биотехнологий. Шестаков назвал безусловным приоритетом стимулирование притока частных инвестиций и повышение инвестиционной привлекательности отрасли.

Он отметил, что в проекте стратегии заложены не только задачи, но и механизмы их реализации – «как нефинансовые, так и необходимость финансового субсидирования отрасли по ряду перспективных направлений».

Одной из самых важных тем глава ФАР назвал квоты в инвестиционных целях. Они вводятся как эффективный инструмент стимулирования инвестиций в тех сегментах, где существует серьезный потенциал роста. «Без дополнительных бюджетных расходов инвестквоты способны, по оценкам экспертов, привлечь свыше 200 млрд рублей инвестиций в строительство флота и береговых заводов в течение 5-7 лет. В результате могут быть построены свыше 100 судов и 10 крупных береговых заводов, что позволит увеличить годовой вклад отрасли в ВВП более чем на 50 млрд рублей. Это внушительный рост экономической отдачи от освоения биоресурсов: свыше 50% в среднем на тонну вылова. Так что речь здесь идет не о квотах под киль, а, если угодно, о квотах под добавленную стоимость», – подчеркнул Илья Шестаков. На нынешней неделе проекты будут направлены в Правительство РФ.

Руководитель Агентства также поднял вопрос оптимизации работы отраслевых НИИ. Для этого ВНИРО поручено подготовить план мероприятий по совершенствованию системы научных учреждений, включая организационную структуру, а также предусмотреть внедрение новых методов анализа данных и прогнозирования, развитие научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. «Надо принимать решение по объединению дальневосточных научно-исследовательских судов, в этом году необходимо проработать вопрос о создании единого научного центра на Дальнем Востоке», – подчеркнул Шестаков.

2016 год для отраслевых институтов прошел непросто. «К сожалению, мы продолжаем сталкиваться с сокращением бюджетного финансирования. В 2016 году было выполнено около 1,3 тыс. экспедиций, что на 11% меньше 2015 года. Такое положение вещей позволяет науке выполнять лишь поддерживающую функцию, в то время как интересы отрасли требуют расширения объемов и спектра исследований», – заявил руководитель агентства.

Есть и положительные сдвиги. «Началось проектирование новых современных НИС, которое должно закончиться в 2018 г.». «В 2017 году, я думаю, мы сможем определиться и по источникам финансирования строительства этих судов», – отметил докладчик.

Руководитель Росрыболовства признал: «На определенные недостатки указали правоохранительные органы и Счетная палата Российской Федерации. За последнее время в системе управления научными учреждениями было принято несколько кадровых изменений». В январе управление науки и образования Росрыболовства возглавил Сергей Голованов, а директором ВНИРО теперь является Кирилл Колончин. Глава агентства пожелал новому руководству обратить внимание на необходимость «устранения недостатков, продолжения работы по оптимизации расходов и внедрению новых методов оценки запасов и сбора данных».

Административные барьеры рыбопромышленники называют одними из главных проблем отрасли и препятствий к развитию внутреннего рынка. Вопрос актуален и с точки зрения развития инфраструктуры морских рыбных терминалов. К снижению барьеров нужен системный подход, подчеркнул руководитель Росрыболовства. Он поручил всесторонне обсудить проблему административных барьеров с участием заинтересованных властей, Агентства стратегических инициатив (АСИ) и бизнес-объединений. Результатом должна стать комплексная «дорожная карта» по снижению таких препятствий.

Поможет электронный промысловый журнал

Предполагается, что снижению барьеров в отрасли поможет внедрение электронного промыслового журнала. Уже сейчас такой программно-технический комплекс установлен и функционирует примерно на 100 судах рыбопромыслового флота. «Хорошее начало положено. Необходимо продолжать информатизацию отрасли», – заявил выступающий.

Он отметил, что в 2016 г. продолжалась работа по повышению эффективности использования госимущества рыбных терминалов морских портов, находящегося в ведении ФГУП «Нацрыбресурс». Правительством утвержден план мероприятий по модернизации и развитию портовой и рыбохозяйственной инфраструктуры. Заключен ряд долгосрочных договоров аренды с обязательствами осуществлять инвестиции в развитие холодильной инфраструктуры. «Много раз нам вежливо пытались объяснить, что ничего у нас в этом направлении не получится и надо сдать причалы, несмотря на потерю специфики. Мы уверены, что результат принятого нами решения будет положительным, – порадовал Шестаков. – По сути, опять мы нефинансовыми активами сможем улучшить ситуацию в рыбохозяйственной инфраструктуре».

Шестаков подчеркнул, что соответствующие пункты плана мероприятий должны быть выполнены качественно и в установленные сроки. В первую очередь это разработка и утверждение стратегии развития рыбных терминалов. Кроме того, предусмотрена подготовка предложений о механизме реализации инвестпроектов в отношении гидротехнических сооружений, находящихся в федеральной собственности. «Дополнительно с учетом принятых правительством решений подведомственным учреждениям поручаю подготовить план по акционированию и приступить к его реализации, — информировал глава Росрыболовства. — Это касается наших ФГУП».

Греет душу забота о нас, покупателях. Глава агентства обратил внимание, что весьма остро стоит вопрос стоимости рыбопродукции. Покупателям часто по высоким ценам предлагают товар низкого качества, например, так называемую «охлажденную рыбу». «Несмотря на то, что регулирование торговых сетей не является компетенцией Росрыболовства, мы не можем занимать пассивную позицию, – заявил Илья Шестаков. – Для исправления ситуации поручаю ужесточить контроль за выдачей предприятиям технических условий в отношении охлажденной и размороженной рыбопродукции, а также во взаимодействии с Россельхознадзором и Роскачеством за соблюдением условий хранения и реализации рыбопродукции в целом».

Хорошо бы эти слова претворить в дела.

Итоги реализации национального плана по противодействию ННН-промыслу в 2016 году Шестаков назвал весьма позитивными: удалось проконтролировать законность добычи более 80% экспортируемых уловов (в 2015 г. – около 60%). Однако обстановка с соблюдением законодательства в сфере рыболовства на внутренних водоемах остается сложной: количество выявленных нарушений превысило 100 тысяч. Для пресечения организованного браконьерства планируется шире использовать командирование сотрудников теруправлений во время нереста, активно привлекать общественные организации. Также необходимо закончить работу по закреплению перекрестных полномочий между инспекторами Росрыболовства, Рослесхоза и охотнадзора, отметил глава Агентства. Он подчеркнул: «Необходимо выявлять и расставаться с сотрудниками, которые допускают нарушения действующего законодательства, поддерживать и поощрять сотрудников, которые ведут борьбу с правовым нигилизмом и браконьерством в нелегких условиях».

В структуре показателей рыбного хозяйства аквакультура пока занимает скромное место, однако в средне- и долгосрочной перспективе она остается одной из точек роста отрасли, особенно лососеводство и марикультура. «Пресноводная аквакультура, на которую сегодня приходится свыше 70% объемов производства, должна сохранить и преумножить свою роль как важного инструмента обеспечения продовольственной безопасности», – отметил глава агентства. Перспективы повышения эффективности воспроизводства связаны с завершением организационной реформы. В 2017 г. планируется закончить формирование Главрыбвода, присоединив к нему дальневосточные заводы.

Шестаков сообщил, что крупным резервом развития аквакультуры является формирование новых рыбоводных участков и предоставление их в пользование. Он посетовал, что до сих пор управлением аквакультуры совместно с институтами «разрабатывается стратегия проведения компенсационных мероприятий, определение приоритетных объектов для выпуска, определение потенциально возможных перспектив и для аквакультуры». «Год мы уже это все обсуждаем, решений пока нет. Надеюсь, к июню эта работа будет завершена», – заметил глава Росрыболовства.

Выступления участников были по делу. Так, депутат Госдумы Владимир Блоцкий сообщил: «В Госдуме рассматривают два законопроекта: о любительском рыболовстве, который принят в первом чтении, о внесении изменений в закон об аквакультуре. Здесь идет плотная работа на площадках ГД с рабочими группами. Я считаю, что в весеннюю сессию эти документы примут и они будут применяться в РФ».

Член Совета Федерации Людмила Талабаева предложила уделить особое внимание проведению ресурсных исследований, которое замедлилось из-за сокращения вдвое финансирования науки.

С большим интересом было выслушано сообщение президента Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Германа Зверева об экономических результатах работы РХК в 2016 году и основных факторах развития в 2017 году.

Много полезных предложений по совершенствованию работы отрасли предложили представители пограничной службы, службы экономической безопасности ФСБ, Генпрокуратуры…

Встреча с журналистами

Спецкор «Крестьянских ведомостей» задал вопрос И. Шестакову: улов рыбы растет, а как это скажется на ценах?

Руководитель Агентства ответил: в России цены на рыбу в 2017 году с учетом высокого уровня добычи и неплохих запасов могут быть стабильны или даже снизиться. При этом насколько могут снизиться цены на рыбную продукцию, он не сказал. По его словам, в 2016 году цены у рыбаков на основные виды водных биологических ресурсов выросли примерно на 7%, что в целом соответствует уровню инфляции.

Думаю, выражу мнение всех российских покупателей: цены на рыбу в розничной торговле кружат голову – они выше, чем на мясо! Здесь нужны кардинальные меры. Ведь рыба – продукт первой необходимости!

Отвечая на другой вопрос, И. Шестаков пояснил, что правительство отобрало ряд товаров, на которые предлагает ввести маркировку. В список попали черная и красная икра. Теперь необходимо провести согласование со странами ЕАЭС. При этом глава Агентства отметил, что маркировка черной и красной икры не повлияет на стоимость продукции.

Илья Шестаков информировал: «Если перспективно ставить задачу, наверное, к 2022–2023 году, когда у нас новые суда появятся, мы можем прирасти на миллион тонн — до 5,6–5,7 млн тонн (рост 20%)». Правда, заметив, что в производстве аквакультуры в текущем году не будет такого значительного роста, как в 2016-м — более 30%, но ожидается рост производства на уровне 3–5%.

Росрыболовство и Союз аквакультуры договорились

В присутствии СМИ руководитель Росрыболовства Илья Шестаков и президент Союза аквакультуры Юрий Киташин заключили соглашение о взаимодействии. Оно предполагает сотрудничество при разработке программ обучения и повышения квалификации персонала в области рыбоводства, совместное формирование тематик научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и их дальнейшее внедрение в производство, а также подготовку рекомендаций и выработку управленческих решений, направленных на сокращение импортной зависимости.

По предварительным данным, объем производства аквакультурной товарной рыбы и морепродуктов в 2016 году увеличился на 14% по сравнению с 2015 годом – до 174 тыс. тонн, рыбопосадочного материала – почти на 26%, до 31,3 тыс. тонн. В целом, рыбоводными хозяйствами в прошлом году выращено 205,3 тыс. тонн водных биоресурсов против 178,1 тыс. тонн годом ранее. Согласно показателю отраслевой госпрограммы, к 2020 году объем производства товарной аквакультуры должен превысить 315 тыс. тонн.

С начала кампании по формированию новых рыбоводных участков (стартовала во второй половине 2015 года), под осуществление аквакультуры дополнительно выделено около 170 тыс. га акваторий, из которой уже предоставлено в пользование 50 тыс. га, остальные площади будут распределены на аукционах в ближайшее время. Ранее до вступления в силу Закона об аквакультуре рыбоводство в Российской Федерации осуществлялась на 320 тыс. га. Таким образом, рыбоводный фонд увеличился более чем на 50%.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Рыба > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122190


Россия. ЦФО > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122185

Документы только в электронном виде на получение с\х субсидий будут принимать с 2019 года.

В Мособлдуме прошёл круглый стол на тему: «Создание службы «Одного окна» для упрощения получения государственной поддержки сельскохозяйственными производителями Московской области».

Открывая заседание, председатель профильного Комитета областного парламента Сергей Керселян отметил, что в настоящее время в регионе отсутствует возможность подачи документов для получения субсидии в электронном виде: каждый получатель субсидии подаёт типовой комплект документов для получения 14 видов различных субсидий. Всего субсидии на данный момент получают 287 хозяйств.

По словам Керселяна, проблема неоднократно поднималась на выездных заседаниях Комитета подмосковными фермерами, которые обращались к властям региона с просьбой упростить процедуру подачи документов на получение субсидий. В результате был разработан соответствующий проект, и первыми новшество опробуют на себе 3 муниципалитета: Ногинск, Серебряные Пруды и Озёры.

Как рассказал заместитель министра сельского хозяйства региона Игорь Жаров, порядок работы таков: получатель субсидии подаёт документы в электронном виде самостоятельно через ПГУ Московской области или с помощью МФЦ. Они подписываются электронно-цифровой подписью, затем поступают в информационную систему Министерства через Модуль взаимодействия. Далее сотрудники Министерства проверяют информацию заявителя. Статус и решение по заявлению получатель субсидии сможет узнать через ПГУ Московской области.

Было отмечено, что после перевода услуги в электронный вид подача документов в бумажном виде сократится на 50% к 2018 году, а к 2019 прекратится полностью. Также планируется, что произойдет сокращение времени обработки документов, поданных сельхозтоваропроизводителем — с 1-2 часов до 10 минут.

Со своей стороны, представители фермерских хозяйств муниципалитетов выразили беспокойство по поводу оплаты за получение такой услуги в МФЦ. Однако их заверили, что услуга будет предоставляться бесплатно.

Россия. ЦФО > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122185


Россия > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122183

В Минсельхозе России разрабатывают профессиональные стандарты в АПК.

Директор Департамента научно-технологической политики и образования Минсельхоза России Виталий Волощенко принял участие в заседании Национального совета при Президенте Российской Федерации по профессиональным квалификациям под председательством Александра Шохина.

Участники совета, среди которых министр труда и социальной защиты Российской Федерации Максим Топилин, обсудили перспективы развития Национальной системы профессиональных квалификаций, опыт разработки и применения стандартов, проведение независимой оценки квалификаций, а также появление новых профессий и компетенций.

На заседании также шла речь о наделении советов по профессиональным квалификациям полномочиями по организации независимой оценки квалификации, в том числе в АПК.

В настоящий момент принято решение о наделении Совета по профессиональным квалификациям агропромышленного комплекса, первым заместителем председателем которого является Александр Бабурин, полномочиями в области ее независимой оценки.

К перечню, по которым планируется организация независимой оценки квалификации в сельском хозяйстве, относятся категории – «сельское хозяйство», «рыбоводство и рыболовство» и «пищевая промышленность».

На сегодняшний день аграрными вузами уже разработаны профессиональные стандарты по таким направлениям как специалист в области механизации сельского хозяйства, оператор машинного доения, овощевод, полевод, рыбовод, мастер по добыче рыбы, винодел и многое другое. Кроме того, находятся в разработке стандарты — юрист в области земельного права, гидротехник, оператор дождевальных машин, специалист сельскохозяйственной кооперации, организатор сельскохозяйственного производства, учетчик по племенному делу и другие направления.

Ранее, на заседании Аттестационной комиссии Минсельхоза России, ректоры Ставропольского аграрного университета и Ивановской сельскохозяйственной академии заявили о готовности к проведению профессионально-общественной аккредитации образовательных программ.

Целью деятельности Совета по профессиональным квалификациям агропромышленного комплекса является формирование и поддержка функционирования системы профессиональных квалификаций в агропромышленном комплексе. Он осуществляет мониторинг рынка труда, потребности в квалификациях и появлении новых профессий, координацию разработки и актуализации профессиональных стандартов и квалификационных требований, определяет приоритетные направления развития кадрового потенциала и системы квалификаций, организует взаимодействие с отраслевыми организациями и многое другое.

В заседании Национального совета при Президенте Российской Федерации по профессиональным квалификациям также приняли участие представители органов государственной власти и субъектов РФ, объединений работодателей, советов по профессиональным квалификациям и крупнейших компаний.

Россия > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122183


Грузия. Турция. Россия > Агропром > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122176

Турецкие помидоры просочились через Грузию.

Белорусские предприниматели — не единственные, кто пытается заработать на запрете ввоза томатов из Турции в Россию. У Грузии также неожиданно вырос интерес к турецким помидорам — в прошлом году соседнее государство нарастило закупки в четыре раза по сравнению с 2015-м. Это объясняет семикратное увеличение поставок помидоров из Грузии в нашу страну. В Россельхознадзоре разводят руками: даже анализ пыльцы не позволяет доказать, что помидоры выращены не в Грузии, а в Турции, пишут «Известия».

Согласно данным Института статистики Турции (правительственный орган), по итогам прошлого года Грузия купила помидоров на $23,3 млн, в 2015 году сумма закупок составила $6,4 млн. В целом за последние 10 лет Грузия не покупала турецких помидоров больше чем на $8 млн за год. Если учитывать средние закупки Грузией турецких помидоров на протяжении 10 лет, то по итогам прошлого года должен был образоваться излишек продукции как минимум на $15 млн — это объясняет рекордный рост поставок в Россию. Только официально, по данным Федеральной таможенной службы, в прошлом году Грузия поставила в Россию помидоров на $2 млн (около 134 млн рублей), в предыдущие два года эти поставки не превышали $350 тыс. Как утверждают эксперты, основные поставки идут нелегально и не отражаются в таможенной статистике.

— Грузия занимается контрабандой турецких помидоров, — утверждает президент Национального союза производителей овощей Сергей Королев. — Надзорные органы ограничивают реэкспортные поставки из Белоруссии, но турецкие помидоры начинают поступать к нам из Грузии, Азербайджана и Армении. Фактически установить страну происхождения таких помидоров и откуда идут поставки невозможно.

Динамика увеличения поставок хорошо заметна в данных ФТС за январь этого года. Лишь за один месяц Грузия поставила в Россию томатов на $145 тыс. — это, к примеру, в четыре раза больше, чем за весь 2014 год. Кроме России, Грузия практически никуда помидоры не поставляет. По данным Национального статистического бюро Грузии, официально совокупная сумма экспорта томатов из республики составила $2,2 млн, то есть немного больше того, что было официально поставлено в Россию. Прошлогодний экспорт томатов — также рекордный как минимум за последние 10 лет. В прошлые годы Грузия экспортировала помидоров максимум на $850 тыс.

— Случаев подтверждения грузинского реэкспорта томатов из Турции у нас не было, — сообщила пресс-секретарь Россельхознадзора Юлия Мелано. — Есть сложности с обнаружением этих поставок. Если все документы в порядке, груз переупакован, то можно определить, где выращены томаты по пыльце, проведя анализ. Тем не менее в случае с Грузией это невозможно — отличить эту страну происхождения от Турции, а также Армении и Азербайджана по пыльце невозможно.

В целом Россия сокращает импорт помидоров: если в 2014 году томатов ввезли на $1 млрд, то в 2016-м в два раза меньше — на $490 млн. Основные поставщики помидоров в Россию по итогам прошлого года — Марокко, Китай и Азербайджан.

Запрет на ввоз турецких томатов и других продуктов в Россию действует с 1 января 2016 года. Турецкие производители не могут компенсировать уход российского импортера: всего по итогам прошлого года турки экспортировали томатов на $240 млн, но в 2015-м только Россия закупила на $258 млн.

Как ранее писали «Известия», Турция пытается стимулировать снятие запрета на поставки помидоров, сняв беспошлинный режим на поставки пшеницы, кукурузы, подсолнечного масла и шрота, бобовых и риса из России. Однако допуск турецких томатов в Россию может сильно ударить по местным производителям, которые уже несколько лет инвестируют в производство и пока не могут конкурировать с турками по цене. В отношении многих видов турецкой растениеводческой продукции недавно был снят запрет на ввоз; это касается цитрусовых, абрикосов, слив, репчатого лука, лука шалот, цветной капусты и брокколи.

Грузия. Турция. Россия > Агропром > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122176


Россия. СФО > Агропром. Недвижимость, строительство > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122175

Фермеры Бурятии получат неиспользуемые земли бесплатно.

В Бурятии земли сельхозназначения будут предоставляться фермерам в безвозмездное пользование на шесть лет. Такова суть законопроекта, который поддержал врио главы республики Алексей Цыденов По его предложению в документ внесена еще одна поправка – получить участок сможет только владелец крестьянско-фермерского хозяйства.

Фермерам в качестве государственной поддержки будет выделяться до 20 гектаров земель безвозмездно, без торгов, на срок до 6 лет. Через пять лет сельхозпроизводитель сможет оформить земельный участок в собственность. Но есть условие — земля должна в течение указанного срока использоваться по назначению. Определять это будут органы местного самоуправления, которые вправе расторгнуть договор безвозмездного пользования с нерадивым землепользователем.

Действие закона распространится на все сельские районы, так как сейчас в Бурятии остро стоит проблема вовлечения в хозяйственный оборот земель сельхозназначения, признала и.о.министра имущественных и земельных отношений республики Маргарита Магомедова. Общая площадь таких земель составляет свыше 2,5 млн гектаров, из них сельхозугодий – более 2 млн гектаров.

— Сегодня у нас ситуация такова, что половина земель являются невостребованными. Эти земли простаивают, а у фермеров нет денег, чтобы их приобрести через торги, — сообщила Маргарита Магомедова.

В итоге теряют деньги муниципальные бюджеты — в общей сложности более 48 млн рублей налогов.

При обсуждении законопроекта на совещании у врио главы Бурятии документ вызвал ряд вопросов.

— Идея развивать сельское хозяйство, чтобы люди, готовые в это вкладываться, могли получить земли, — абсолютно правильная, но есть опасность. Как только мы принимаем закон, любой гражданин России может получить 20 гектаров у нас в Бурятии. Земля сельхозназначения, свободная в любой точке Бурятии, для любого гражданина РФ становится доступной. Может возникнуть конфликт с местным населением, — отметил Алексей Цыденов.

Поэтому он предложил уточнить, что земли может получить только гражданин, владеющий КФХ. С этим предложением согласились присутствовавшие на совещании парламентарии и представители исполнительных органов власти. Споры вызвали также размеры выделяемых участков. Законопроект предполагает выделение от 3 до 20 гектаров одному владельцу КФХ при наличии свободной земли, сообщает пресс-служба правительства республики.

Россия. СФО > Агропром. Недвижимость, строительство > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122175


Россия. ДФО > Агропром. Недвижимость, строительство > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122171

В 2017 году планируется раздать до 100 тыс. дальневосточных гектаров.

Почти 9 тысяч больших земельных участков на Дальнем Востоке передано в безвозмездное пользование жителям России. До конца 2017 года их количество планируется увеличить до 100 тысяч, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

«По предварительным прогнозам, по программе «Дальневосточный гектар» к концу 2017 года планируется предоставить гражданам до 100 тыс. земельных участков», — заявил в интервью КонсультантПлюс замминистра РФ по развитию Дальнего Востока Сергей Качаев. Наибольший интерес у жителей России, по его словам, вызывают земли Приморья, Хабаровского края и Якутии.

Качаев напомнил, что главная цель бесплатной раздачи гектаров — привлечение людей на Дальний Восток, до полумиллиона в ближайшие годы: «Планируется прогнозное увеличение населения до 6,5 — 6,7 млн человек к существующему количеству 6,185 млн человек по состоянию на 1 января 2017 года».

Ещё одна задача — развитие приоритетных отраслей экономики, таких, как промышленность и добыча полезных ископаемых, а также агропромышленного, рыбохозяйственного, транспортно-логистического, энергетического, лесохозяйственного и туристско-рекреационного комплексов.

«Для граждан, получивших право на дальневосточный гектар, будут созданы условия для комфортного проживания, в том числе социальная, транспортная и энергетическая инфраструктуры. Все это, без сомнения, положительно скажется на новом имидже Дальнего Востока и сделает его привлекательным для государственных, иностранных и частных инвестиций», — также пообещал замминистра развития Дальнего Востока в интервью.

Сергей Качаев подчеркнул, что интерес к дальневосточным землям сохраняется, активнее всего участки берут жители России в возрасте от 25 до 34 лет. Земли большинство из них намерено использовать для строительства частного дома, ведения сельского хозяйства или под туристические проекты. Люди предпочитают гектары с развитой инфраструктурой, также пояснил замминистра.

Отвечая на вопросы жителей Дальнего Востока, он заверил, что массовой вырубки лесов государство не допустит, законом будут также охраняться береговые линии.

Как сообщало ИА REGNUM, Хабаровский край выдал самое большое количество дальневосточных гектаров — 2 250 бесплатных участков. Также лидируют в раздаче земельных наделов Сахалинская область и Приморье. Поддержать получателей земель на Дальнем Востоке намерены грантами на ведение сельского хозяйства, льготным кредитованием, лизингом техники и т.д.

Россия. ДФО > Агропром. Недвижимость, строительство > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122171


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 марта 2017 > № 2122626 Сергей Лавров

Сергей Лавров: интервью

Интервью министра иностранных дел России Сергея Лаврова журналу National Interest, опубликованное 29 марта 2017 года

Пол Сондерс (Paul J. Saunders), The National Interest, США

National Interest: Я хотел бы начать с вопроса о Вашей предстоящей встрече с Государственным секретарем США Р. Тиллерсоном. Как сообщалось в СМИ, она может состояться в скором времени.

Сергей Лавров: Я слышал об этом.

— Вы не могли бы рассказать нам, чего Вы ждете от взаимодействия с госсекретарем Тиллерсоном и какие цели преследуете?

— После того как в США состоялись выборы, вскоре после дня выборов президент Путин и избранный президент США Трамп поговорили по телефону. Они хорошо побеседовали, хотя и в очень общих чертах, обсудили ключевые проблемы в наших отношениях и, конечно, ключевые международные проблемы. Они договорились, что будут и дальше на связи, и после вступления Трампа в должность они разговаривали еще раз и подтвердили, что необходимо искать пути эффективного решения международных проблем. И, конечно, подумать, что можно сделать для нормализации наших двусторонних отношений. Еще они договорились о том, что мы с господином Рексом Тиллерсоном (Rex Tillerson) более подробно обсудим вопросы, стоящие на повестке дня, и вопрос о подготовке встречи президентов, которая должна состояться, когда это будет удобно для обеих стран и обоих лидеров.

После этого мы встретились с госсекретарем в середине февраля в Бонне на полях встречи министров «двадцатки» и рассмотрели весьма значительную часть двусторонней повестки дня. Я рассказал ему о ходе нашего взаимодействия по вопросам двусторонних отношений с администрацией Обамы и о тех проблемах, которые накопились за этот период. Мы не затрагивали сущности этих вопросов, я просто информировал его, с тем чтобы его команда, которая еще до конца не сформирована, могла проанализировать эти вопросы и определить свое отношение к ним. Помимо этого, мы обсудили Сирию, Иран, Корейский полуостров, Ближний Восток в целом, отношения между Россией и Западом; разговор был по существу, хотя и весьма общим, что естественно, поскольку это была наша первая встреча и господин Рекс Тиллерсон только осваивается в своем новом качестве. Мы обсудили и продолжаем обсуждать возможность личной встречи. Как только мы окончательно договоримся, об этом будет объявлено.

Однако, как мне кажется, в личном общении мы не испытываем неудобств. Я чувствую себя весьма комфортно, и я думаю, что Рекс чувствует себя так же. Наши помощники должны работать более тесно, но этого, безусловно, можно будет достичь только после того, как команда Государственного департамента будет окончательно сформирована.

— Конечно. Если можно, я хотел бы оттолкнуться от Вашего ответа: Вы упомянули о нормализации отношений между США и Россией. Что Вы понимаете под «нормальными» отношениями?

— «Нормальные» отношения — это уважительное отношение к своим партнерам, без попыток навязывать какие-то свои идеи другим без учета их собственных взглядов и их озабоченностей, постоянное стремление выслушать и услышать, и, по возможности, отказ от комплекса превосходства — безусловно, столь характерного для администрации Обамы. Они были помешаны на своей исключительности, своей ведущей роли. Кстати, отцы-основатели Соединенных Штатов тоже говорили о своей ведущей роли и считали американскую нацию исключительной, но они хотели, чтобы другие лишь учитывали американский опыт и следовали американскому примеру. Они никогда не предлагали США навязывать, в том числе силой, свои ценности другим.

Администрация Обамы придерживалась явно другого мнения. Задолго до событий на Украине, событий в Крыму в начале декабря 2012 года в Дублине состоялась встреча министров ОБСЕ. Делегацию США возглавляла Хиллари Клинтон, которая была в то время государственным секретарем. Во время нашей двусторонней встречи она пыталась переубедить меня по одному из трудных вопросов повестки дня. Однако я помню эту ситуацию, поскольку на полях этой встречи на уровне министров госпожа Клинтон приняла участие во встрече в Дублинском университете и прочла лекцию, в которой сказала что-то вроде: «Мы пытаемся найти эффективные способы замедлить или предотвратить ресоветизацию бывшего советского пространства». Это было в декабре 2012 года.

Я не понял, какие действия она считала шагом в направлении «ресоветизации» пространства. Да, действительно, обсуждался вопрос Украины, обсуждался вопрос о создании Таможенного союза в составе Казахстана, Белоруссии и России, но если причина была именно в этом, то становится очевидным подлинное отношение администрации Обамы к тому, что происходит на бывшем советском пространстве и территории Содружества Независимых Государств, и ее стремление поставить под свой контроль геополитическое пространство вокруг России, нимало не заботясь о том, что подумает об этом Москва.

Именно это вызвало кризис на Украине, после того как США и Европейский союз поставили украинцам ультиматум: либо вы с нами, либо вы с Россией против нас. В итоге весьма неустойчивое украинское государство не выдержало такого давления, и случилось то, что случилось: переворот и все, что последовало за ним (если хотите, я могу подробнее остановиться на этом позднее). Выходит, что люди из команды Обамы считали нормальным положение, при котором они могут диктовать свои условия где угодно, в том числе у границ такой крупной страны, как Российская Федерация. На мой взгляд, это совершенно не нормально.

В то же время, когда наши военные корабли зашли в Венесуэлу, эти люди подняли такой шум, словно к ним уже почти лезут через забор. В XXI веке такое мышление неуместно. Мы, конечно, заметили тот факт, что президент Трамп подчеркивает необходимость концентрации внимания на интересах США. И для него внешняя политика важна в той мере, в какой она служит интересам Соединенных Штатов. Речь не идет ни о каких мессианских проектах и совершении каких-то действий лишь для того, чтобы показать свою способность совершать их где угодно. Это неразумно, — в этом он, конечно, придерживается той же позиции, что и Москва, что и президент Путин, чья позиция состоит в нежелании вмешиваться в дела других народов. Пока не страдают законные интересы России.

— Только что Вы в конце своей реплики упомянули о том, что США не должны вмешиваться в дела других, а многие американцы сегодня явно думают, что Россия вмешалась в американские дела, в выборы в 2016 году. Ваше правительство отвергает и эти обвинения. Но как Вы объясните то, что случилось в Соединенных Штатах? Считаете ли Вы, что Россия имеет какое-то отношение ко всему, что произошло, или несет какую-то ответственность за это?

— Считаю эти обвинения абсолютно необоснованными, по крайней мере, мне не известно ни одного факта, подтверждающего их. Считаю, что во время избирательной кампании эти обвинения были использованы в качестве инструмента, который по каким-то причинам Демократическая партия сочла эффективным средством для привлечения поддержки американского народа, и она попыталась сыграть на его убеждении, что никто не должен вмешиваться в американские дела. Это русофобский инструмент. Ситуация сложилась весьма печальная, ведь мы никогда не испытывали недружественных чувств к американскому народу, а администрация Обамы, элита Демократической партии, на протяжении последних двух лет не жалевшая усилий для разрушения самой основы наших отношений, по всей видимости, решила, что американскому народу необходимо «промыть мозги» без приведения каких-либо фактов или доказательств. Мы по-прежнему готовы обсуждать любые озабоченности Соединенных Штатов.

Кстати, в ноябре 2015 года, задолго до того, как началась эта хакерская история, мы обращали внимание администрации США на тот факт, что они выслеживают российских граждан, подозреваемых в киберпреступлениях, в третьих странах, и требуют их выдачи в Соединенные Штаты, игнорируя наличие Договора о взаимной правовой помощи между Россией и США, который должен применяться в тех случаях, когда у одной из его сторон возникают подозрения в отношении гражданина другой стороны. Этим договором ни разу не воспользовались.

Поэтому в ноябре 2015 года мы сказали им, что тоже не хотим, чтобы наши граждане нарушали закон и использовали киберпространство для совершения различного рода преступлений. Мы ни в коем случае не будем пытаться закрывать на это глаза. Мы хотим, чтобы такие преступления расследовались и виновные привлекались к ответственности. Однако, поскольку США по-прежнему не хотели применять Договор о взаимной правовой помощи, мы предложили провести встречу представителей Министерства юстиции Соединенных Штатов и Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а именно встречу на уровне экспертов по киберпреступности, для налаживания доверительного, профессионального и компетентного диалога в целях обмена информацией.

Но ответа мы так и не получили. Когда мы напомнили им о своем предложении, они в устной форме сообщили нам, что им это неинтересно, однако в декабре 2016 года, более чем год спустя, они вдруг сказали: «Отлично, почему бы нам не встретиться?» Но это были эксперты из администрации Обамы, которая уже собиралась «на выход». Встреча все же состоялась, но носила технический характер, и никаких вопросов по существу на ней не обсуждалось. Хотя они, по крайней мере, отреагировали на необходимость что-то делать применительно к киберпространству.

В этой связи весьма показательны прения по вопросам киберпреступности, ведущиеся в ООН. Когда мы инициируем прения по вопросу о разработке международно-правового документа, который имел бы универсальный характер и был бы обязательным для всех, США не особо горят желанием обсуждать эту тему и не проявляют к ней особого интереса.

Что касается вмешательства в дела других, то нет никаких доказательств того, что Россия была как-то вовлечена в происходящее в США, Германии, Франции или Соединенном Королевстве. Кстати, я прочел вчера, что премьер-министр Швеции нервничает по поводу того, что в стране вот-вот состоятся выборы, и что Россия не преминет в них вмешаться. Как-то все это по-детски звучит, честное слово. Надо либо предъявлять факты, либо избегать заявлений, ставящих их авторов в неловкое положение, даже если они не верят в то, что говорят.

Возникает чувство неловкости от того, что мы видим и слышим на Западе. Если уж вести речь о вмешательстве в дела других стран, то за фактами далеко ходить не надо — возьмите, например, Ирак. Там имела место неприкрытая, незаконная интервенция, что сейчас признают даже Тони Блэр (Tony Blair) и те, кто патетически заявлял, что нельзя больше терпеть иракского диктатора. Или возьмите Ливию — уничтоженную, но, я надеюсь, еще имеющую шанс стать единым государством. Посмотрите на Сирию, посмотрите на Йемен: эти страны — результат и пример того, что бывает, когда лезут и вмешиваются в чужие дела. Да, вы, конечно, можете говорить об Украине, о Крыме, но чтобы понять, что там произошло и происходит, нужно вникнуть в суть.

Когда Европейский союз настаивал на подписании президентом Януковичем соглашения об ассоциации, предусматривавшего, в частности, создание зоны свободной торговли с нулевыми пошлинами на большинство товаров и услуг, пересекающими границу между Украиной и Европейским союзом, в то время как уже существовала зона свободной торговли между Украиной и Россией, пусть и несколько иная по своей структуре, но также с нулевыми тарифами. Россия установила нулевой тариф с Украиной, Украина договаривается о том же с Европейским союзом, но мы имеем право на защиту по договоренности с ЕС относительно присоединения России к ВТО, поэтому мы сказали только одно: «Послушайте, ребята, если вы хотите сделать это, нам придется принять меры к защите нашего рынка от европейских товаров, которые неизбежно пойдут транзитом через Украину в Россию, учитывая отсутствие каких–либо тарифных барьеров». Единственное, что мы предложили (и Янукович это поддержал), — это чтобы Украина, Европейский союз и Россия собрались вместе и подумали, как решить эту проблему. Абсолютно прагматичное практическое предложение. И вы знаете, что ответил Европейский союз? «Не ваше дело».

Тогдашний председатель Европейской комиссии господин Хосе Мануэль Баррозу (которому я искренне симпатизирую) публично заявил, что Евросоюз не лезет в вопросы торговли между Россией и Китаем, поэтому и Россия не должна лезть в его дела с Украиной. Такая параллель была совершенно неуместной, и аргумент об открытых таможенных границах был полностью проигнорирован. Затем господин Янукович попросил отложить подписание документа об ассоциации, чтобы лучше понять последствия этого шага — для промышленности, финансового сектора, сельского хозяйства — если нам придется принимать меры, чтобы оградить себя от наплыва дешевых товаров из Европы. После этого произошел государственный переворот — несмотря на договоренность между Януковичем и оппозицией, засвидетельствованную Германией, Францией и Польшей.

На следующее утро это соглашение было расторгнуто под предлогом исчезновения Януковича, и тем самым все обязательства были сняты. Но проблема в том, что он не покидал страну, а находился в другом городе Украины. Но главное, что соглашение, которое они с ним подписали, касалось не его самого, а его согласия пойти на досрочные выборы — а он бы потерпел поражение на этих выборах — соглашение начиналось следующим образом: «Мы договариваемся сформировать правительство национального единства».

А на следующее утро после того, как они просто расторгли данное соглашение, господин Арсений Яценюк, возглавлявший тогда украинскую партию «Батькивщина», и другие лица, подписавшие данный документ с президентом, отправились на Майдан к протестующим и сказали: «Поздравляем, мы только что создали правительство победителей». Почувствуйте разницу: «правительство национального единства» и «правительство победителей». Два дня спустя данный парламент, члены которого тут же изменили свою позицию, объявил, что использование русского языка более не приветствуется.

Через несколько дней так называемый «Правый сектор» (экстремистская организация, запрещена в России — прим. ред.) — группировка, которая служила инструментом насилия на Майдане, — заявил, что русским нечего делать в Крыму, потому что Россия никогда не чтила память таких героев Украины, как Бандера и Шухевич, которые сотрудничали с нацистами. В ответ на подобные заявления люди, проживающие на востоке Украины, лишь сказали: «Послушайте, ребята, вы нарушили Конституцию, и это нас не устраивает», поэтому оставьте нас в покое, дайте нам понять, что происходит в Киеве, но мы не хотим, чтобы вы навязывали нам свои новые идеи. Мы хотим пользоваться своим языком, отмечать свои праздники, чтить память своих героев: эти восточные республики ни на кого не нападали. Правительство объявило о начале антитеррористической операции на востоке страны и отправило туда регулярную армию и так называемые добровольческие батальоны. Об этом никто не говорит. Этих людей называют террористами, хотя они ни на кого не нападали.

Расследования в отношении того, что же произошло на самом деле в день госпереворота, зашли в тупик; не продвигается и расследование по делу об убийстве 2 мая 2014 году в Одессе, где десятки людей были сожжены заживо в Доме профсоюзов. То же можно сказать и о расследованиях по делам о политических убийствах журналистов и оппозиционных политиков. При этом, по сути, в отношении всех тех, кто выступал на стороне оппозиции во время государственного переворота, была применена амнистия. А те, кто был на стороне правительства, подвергаются преследованию.

И даже теперь Януковича пытаются заочно привлечь к ответственности; думаю, вашим читателям будет интересно сравнить один момент: 21 февраля было подписано соглашение, на следующее утро оппозиция заявила, что Янукович покинул Киев, то есть наша совесть чиста, и мы поступаем, как считаем нужным, несмотря на приверженность национальному единству. Примерно в то же время произошел переворот в Йемене. Президент Хади (Abdrabbuh Mansur Hadi) бежал в Саудовскую Аравию. Он бежал не в другой город Йемена, а за границу.

Прошло более двух лет — и вот все прогрессивное мировое сообщество, возглавляемое нашими западными друзьями, настаивает на том, что его необходимо вернуть в Йемен, и что оппозиция должна соблюдать подписанное с президентом соглашение. Вопрос: почему ситуация на Украине рассматривается иначе, чем ситуация в Йемене? Неужели Йемен — более важная страна? Неужели соглашения, которые вы подписываете, и необходимость их соблюдать в Йемене чтятся более свято, чем на Украине? Нет ответа.

Прошу прощения за такие подробности, просто людям свойственно забывать факты, потому что им ежедневно промывают мозги такими простыми формулировками, как «Россия — агрессор на Украине», «аннексия Крыма» и так далее; лучше самим туда съездить, вместо того чтобы тратить время на лишние разговоры. Те, кто приезжает в Крым, могут сами убедиться в том, как там живут люди, и в том, что вся истерия по поводу нарушений прав человека, дискриминации крымских татар — ложь.

— Давайте на минуту вернемся к вопросу о выборах в США, не затрагивая темы доказательств, поскольку здесь российское правительство придерживается своей точки зрения, спецслужбы США — своей; и думаю, преодолеть эти разногласия вряд ли удастся. Даже оставив этот аспект за рамками, многие американцы убеждены в том, что Россия действительно вмешалась в процесс выборов и способствовала созданию определенного политического климата в США. Не думаете ли вы, что это может помешать развитию российско-американских отношений? Как Вы считаете, может и должна ли Россия принять какие-то меры для того, чтобы развеять эту широко распространенную обеспокоенность?

— Вы затронули очень интересную тему и использовали формулировку «точка зрения». Вы сказали, что российское правительство придерживается своей точки зрения, спецслужбы США — своей. Собственная точка зрения есть у многих, у нас речь идет о фактах и доказательствах. По CNN и российскому телевидению иногда озвучивается множество всех этих объяснений и точек зрения, однако я никогда не слышал, чтобы приводились доказательства. Кроме подтверждения того факта, что примерно в июле ФБР и Агентство национальной безопасности начали наблюдение за деятельностью команды Трампа. Вот об этом я недавно слышал.

Насколько я понимаю, те, кто по какой-либо причине это делал, убеждены в том (и четко заявили об этом), что их действия были продиктованы не подозрениями в наличии у Трампа связей с Россией, а в том, что это была привычная процедура, в ходе которой они проследили некую связь со штабом Трампа. Отлично, вот факт: они сами признали, что положили начало этой истории. И что же теперь? Если признание факта собственных действий для них равносильно принятию в качестве факта и их точки зрения в отношении России, то я с этим не соглашусь.

Вы сейчас сказали, что у них есть своя точка зрения, и что американцы убеждены в том, что Россия имеет какое-то отношение к американским выборам. Такие категории, как точка зрения и убеждение, не вполне конкретны. Здесь идет речь об очень серьезных обвинениях. Насколько я понимаю, на Западе те люди, которые по сути придерживаются русофобских взглядов, — к сожалению, такие есть — обладали большой властью и по-прежнему обладают ей, даже несмотря на то, что проиграли выборы: русофобские тенденции четко прослеживаются даже в республиканском лагере. Ведь это так просто — найти некую внешнюю угрозу и списать на нее все беды.

Когда через два дня (если я не ошибаюсь) после того, как в 2014 году над Украиной был сбит малайзийский самолет, в Совете Безопасности ООН мы настаивали на принятии резолюции, содержащей требование о проведении дальнейших расследований, американские должностные лица ответили: да, мы полагаем, что расследование провести необходимо, хотя результаты нам уже известны.

А как же презумпция невиновности? Такая же ситуация и с делом Литвиненко — бедняги, которого отравили в Лондоне. Власти заявили с самого начала, что расследование будет проведено, но им известно, кто за этим стоит; в итоге публичное разбирательство так и не было проведено. Они также отказались от помощи, которую мы были готовы оказать. И так далее.

И теперь — вчерашнее жуткое убийство гражданина России и Украины, бывшего депутата Госдумы Российской Федерации, который не вошел в парламент нынешнего созыва, и сделанное через два часа после убийства президентом Порошенко заявление о том, что это был теракт со стороны России, так же как и взрыв на складе боеприпасов под Харьковом. С таким заявлением несколько часов спустя выступил президент демократической страны, которую наши американские и европейские друзья называют оплотом демократии. Мне казалось, что демократия подразумевает возможность устанавливать факты, если имеются подозрения.

Демократия подразумевает разделение властей; когда глава исполнительной власти берет на себя функции законодательной или судебной системы, это не вписывается в мои представления о том, как работают принципы западной демократии. Мы готовы обсуждать любые вопросы — то есть любые факты. Мы готовы оказывать помощь в проведении расследований по любым вопросам, которые могут возникнуть у наших партнеров где бы то ни было. Не думаю, что это станет препятствием для нормальных отношений. Уверен, что российский народ — по крайней мере, если бы нас спросили, — сказал бы: нет, если это зависит от нас. Насколько я понимаю, некоторые люди в Соединенных Штатах Америки действительно хотят, чтобы это стало препятствием, и чтобы команда президента Трампа «увязла» в российском вопросе; я считаю такую политику очень подлой, но мы видим, что она имеет место.

Чем здесь может помочь Россия? К сожалению, мало чем. Мы не можем принять такое положение вещей, однако истерия была полностью срежиссирована теми, кто разорвал все отношения, приостановил работу российско-американской двусторонней президентской комиссии — весьма продуманного механизма сотрудничества, включавшего более двадцати рабочих групп; и после этого, теперь, когда они помешали новой администрации покончить с этой глупейшей ситуацией, они просят нас что-то сделать? Мне кажется, что это нечестно.

Мы действительно сказали, что готовы работать с любой администрацией, с любым президентом, которого выберет американский народ. Мы не меняли своей позиции на протяжении всей предвыборной кампании — в отличие от нынешних лидеров большинства европейских государств, которые выступали с абсолютно предвзятых позиций, поддерживая одного кандидата, в отличие от тех, кто даже открыто предостерегал от голосования за кандидата-республиканца, что почему-то считается нормальным. Оставлю это на совести тех, кто так говорил, потом моментально пошел на попятный и принялся восторгаться мудростью американских избирателей.

Мы сказали, что будем готовы возобновить отношения с США и развивать наше взаимодействие настолько глубоко и широко, насколько будет готова администрация. Мы окажем всестороннюю поддержку и предоставим все необходимое для того, чтобы нашим партнерам было комфортно. Мы строим отношения на основе взаимного уважения и равенства, стараясь понять законные интересы друг друга и определить, сможем ли мы найти баланс между этими интересами. Мы будем готовы, как сказал президент Путин, пройти свою часть пути, но мы не будем принимать никаких односторонних мер. Мы предложили сотрудничество на самых справедливых условиях, и, разумеется, будем судить по делам.

— Наверное, мы могли бы уже перейти к международным вопросам. В США сейчас ведутся дискуссии о новой холодной войне; Вы, со своей стороны, недавно упомянули о «постзападном» международном порядке, который, насколько Вы понимаете, многие в США и других западных странах будут не слишком готовы принять. На самом деле у некоторых может даже появиться серьезный настрой на противодействие возникновению «постзападного» порядка. Что такое в Вашем понимании «постзападный» порядок, и думаете ли Вы, что он неизбежно приведет к конфронтации между Россией и США или Россией и Западом?

— Во-первых, я не считаю, что началась очередная холодная война. У нас нет различий идеологического характера, мы не придерживаемся противоположных позиций. Да, есть свои нюансы в системе управления западных государств и России, а также ее соседей. Но в целом основой повсюду является демократия, то есть, по сути, выборы, и система организована так, что обеспечивается уважение оппозиции; также имеется рыночная экономика. Опять же, что касается взаимных уступок, вы знаете, что в одних странах государство вовлечено в экономику в гораздо большей степени, чем в других; но ведь какое-то время назад так было и во Франции, и в Великобритании, поэтому я сказал бы, что это все второстепенные детали. В том, что касается демократических принципов и рыночной экономики, нет идеологических различий. Во-вторых, сегодня, в отличие от времен холодной войны, перед нами стоят гораздо более конкретные общие угрозы, такие как терроризм, хаос на Ближнем Востоке, угроза распространения оружия массового уничтожения. Во времена холодной войны такого не было: наблюдался крайне отрицательный баланс с то и дело вспыхивающими на периферии конфликтами. На этот раз перед нами стоят всеобщие глобальные угрозы, которые касаются всех и с которыми мы сталкиваемся едва ли не каждый день, такие как теракты на Ближнем Востоке и в Европе; также был теракт и в Соединенных Штатах Америки и так далее.

В связи с этим нам совершенно необходимо переосмыслить сегодняшнюю ситуацию и понять, какой механизм сотрудничества нам нужен. «Постзападная система», «постзападный порядок» — я упомянул это понятие в Мюнхене на Мюнхенской конференции по безопасности и был крайне удивлен, когда люди тут же приписали мне его авторство, поскольку фраза «постзападный миропорядок» — правда, с вопросительным знаком — содержалась в самом названии конференции. Я убираю вопросительный знак по одной простой причине: если мы все едины во мнении, что мы не можем побороть терроризм, организованную преступность, незаконный оборот наркотиков, изменение климата без всеобщей коалиции; если мы все едины во мнении, что так оно и есть, — а я думаю, что мы с этим согласны, — тогда, безусловно, следовало бы признать, что мир изменился и отличается от того, каким он был сотни лет назад, когда ведущую роль играл Запад с его культурой, философией, военной мощью, экономическими системами и прочим.

Мы все должны сделать это: Китай, весь Азиатско-Тихоокеанский регион, куда, кстати говоря, по словам президента Обамы, будут смещаться интересы США, что само по себе означает, что он имел в виду не западный миропорядок, а постзападный; и, разумеется, Латинская Америка, Африка, которая по-прежнему остается слаборазвитой, но обладает нераскрытым потенциалом с точки зрения ресурсов и молодой и полной энергии рабочей силы. Госсекретарь Рекс Тиллерсон не далее как несколько дней назад провел в Вашингтоне совещание коалиции по борьбе с терроризмом с участием представителей 68 стран, что, если я не ошибаюсь, вдвое превышает количество западных стран. Эта встреча уже состоялась в условиях постзападного миропорядка или стала одним из его проявлений. Поэтому я не думаю, что западным странам действительно следует обижаться или чувствовать, что их вклад в мировую цивилизацию недооценен, — это вовсе не так. Просто наступило время, когда никто не способен решать проблемы в одиночку — таково наше мнение. Мы живем в полицентричном мире. Как бы вы ни назвали его — многополярным, полицентрическим или более демократическим — процесс идет. И на этом фоне происходит более равномерное распределение экономической, финансовой мощи и политического влияния.

— Давайте подробнее остановимся на Сирии. Вы упомянули о проблеме терроризма, а борьба с ИГИЛ, несомненно, является важной задачей как для США, так и для России. В США — уверен, Вы знаете об этом — роль России в Сирии вызывает некоторый скептицизм. Еще будучи кандидатом в президенты, Дональд Трамп неоднократно упоминал о стремлении сотрудничать с Россией в Сирии. Как Вы оцениваете возможности и трудности, которые могут возникнуть у США и России в ходе совместной работы в Сирии, есть ли у Вас какие-то новые идеи того, как вести такую работу?

— Во-первых, когда администрация Барака Обамы сформировала коалицию (ту самую, совещание которой состоялось несколько дней назад), было понятно, что из более чем из шестидесяти стран лишь некоторые действительно будут применять свои военно-воздушные силы и наносить удары по наземным целям. Остальные страны выступили в основном с политической и моральной поддержкой, можно сказать, выразили солидарность, что весьма приветствуется, поскольку в наши дни крайне важно мобилизовать общественное мнение в максимально возможном количестве стран. Но не пригласили нас. Не пригласили Иран. Не были приглашены и другие, кто, как мне кажется, должен был стать важным участником этой инициативы. Однако такой этот шаг был продиктован определенными идеологическими соображениями администрации Барака Обамы. Я бы не хотел вдаваться в анализ причин, по которым было решено собрать встречу именно в таком составе.

Вместе с тем я могу с уверенностью заявить, что в первый год после создания коалиция крайне нерегулярно применяла воздушную силу для обстрела позиций ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.). Она никогда не обстреливала автоколонны, незаконно перевозившие нефть из Сирии в Турцию, и в целом действовала не очень эффективно. Ситуация изменилась, когда мы ответили на просьбу президента Асада, который, кстати говоря, представляет законное правительство — член Организации Объединенных Наций. После того, как мы включились в борьбу с ИГИЛ, в Нью-Йорке в сентябре 2015 года состоялась встреча между президентом Владимиром Путиным и президентом Бараком Обамой, на которой президент Путин четко дал понять своему американскому коллеге, что мы будем продолжать операцию и что мы готовы координировать наши действия. Они договорились о проведении этих обсуждений об устранении конфликтных ситуаций; диалог по этому вопросу начался довольно нескоро, однако не по нашей вине. Однако как только мы пришли в Сирию, возглавляемая США коалиция заметно активизировалась. Я не хочу здесь разбираться в причинах. Я лишь говорю, что до того, как туда прибыли наши ВКС, силы коалиции под руководством США чрезвычайно редко наносили удары по позициям ИГИЛ и почти никогда — по позициям «Джабхат ан-Нусры» (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.), которую, по мнению многих, приберегали на случай, если на каком-то этапе она понадобится для свержения режима. И это чувство, даже подозрение, не оставляет и сегодня: ведь «Джабхат ан–Нусра», уже дважды сменившая свое название, по-прежнему пользуется поддержкой все тех же спонсоров, которые продолжают снабжать эту структуру деньгами и всем необходимым для ведения боевых действий. И это всем известно. Поэтому, придя в Сирию по просьбе правительства, мы предложили США координировать наши действия. Нам ответили, что согласны только на меры по устранению конфликтных ситуаций; тогда был разработан механизм устранения конфликтных ситуаций, который довольно успешно применяется; но мы сожалели, что не добились большего и не можем координировать нанесение ударов по целям. И вот мы с моим другом Джоном Керри, искренне желавшим преодолеть искусственно созданные барьеры и перейти к реальной координации военных действий, почти весь период с февраля по сентябрь 2016 года вели работу, которая наконец завершилась достижением договоренности о том, чтобы отделить вооруженные группировки, с которыми сотрудничают США и их союзники, от ИГИЛ и «Джабхат ан–Нусры», и затем координировать данные по целям, главным образом с тем, чтобы удары наносились только по тем целям, которые приемлемы и для России, и для США. Немало людей оценило всю значимость этой договоренности.

Я ставлю себя на место тех, кто критиковал нас за поражение не тех целей. Помните, сколько было критики? Как раз эту проблему и была призвана решить достигнутая между мной и Керри договоренность о том, что ни один из нас не может нанести удара, пока другой его не одобрит. Тот факт, что Пентагон просто дезавуировал все то, чего добился Керри, а Обама не смог отменить решение Пентагона, означал для меня лишь одно: стремление президента США Барака Обамы за что-то отомстить России — по какой-либо причине и за какую-либо ситуацию — оказалось сильнее стремления использовать те возможности для более эффективного ведения войны против террора в Сирии, которые открывала достигнутая между нами и Джоном Керри договоренность. Бог ему судья.

Что касается вопроса о том, можем ли мы возобновить сотрудничество: да, такая возможность есть. Президент Дональд Трамп заявил, что борьба с терроризмом является для него первоочередной задачей во внешней политике, и это, на мой взгляд, совершенно логично. Уверен, мы будем придерживаться того же похода; в этом смысле — возвращаясь к первому вопросу, который мы обсуждали, о вмешательстве в дела других государств, — угроза терроризма является глобальной. Поэтому, вмешиваясь в дела другого государства с целью борьбы с проявлениями терроризма, вы действуете в интересах своей страны. Необходимость следовать нормам международного права — это другой вопрос. Коалицию, разумеется, возглавляемую Соединенными Штатами, в Сирию никто не звал. Нас, как Иран и «Хезболлу», туда пригласили. И все же сирийское правительство, хоть и выражает недовольство тем, что коалиция находится в стране без приглашения, говорит, что если (и поскольку) вы намерены координировать свои действия с Россией, с теми, кто борется с ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусрой», мы будем считать, что цель ваших действий в Сирии — борьба с терроризмом и ничто иное. Таким образом, продолжает применяться механизм устранения конфликтных ситуаций.

Вы наверняка слышали о том, что начальник Генерального штаба ВС России генерал армии Герасимов встречался с генералом Данфордом.

— Дважды, насколько я понимаю.

— Как минимум дважды; они также говорили по телефону. Наши военные говорили именно об этом. Думаю, что если им удастся договориться о чем-то большем, чем механизм устранения конфликтных ситуаций (я бы не хотел забегать вперед), то это будет добрым знаком, свидетельствующим о том, что мы действительно способны сделать все необходимое для того, чтобы все, кто противостоит ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусре» на месте, координировали свои действия. Если не под единым командованием — полагаю, что это невозможно, — то скоординированно.

Турция развернула свои войска на местах. Иран и «Хезболла» были приглашены правительством. Помимо Воздушно-космических сил, Россия направила в Сирию специальный батальон военной полиции, который помогает поддерживать правопорядок в суннитских кварталах Алеппо и Дамаска; в состав российского батальона военной полиции в основном входят сунниты из Северо-Кавказских регионов России — чеченцы, ингуши и другие.

Военно-воздушные силы США и коалиции; группы Сил специального назначения США. По-видимому, там также находятся войска специального назначения Великобритании и Франции. Военные группы так называемой Свободной сирийской армии; вооруженные военные группы, входящие в состав курдских отрядов, — задействовано множество игроков: я перечислил всех, кто заявляет, что ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра» являются их врагами. Поэтому имеется некоторая общность позиций, которую мы приветствуем.

Когда США отказались от договоренности, достигнутой мной и Джоном Керри, мы переключились на поиск других возможностей и позднее заключили соглашение с Турцией, которое впоследствии было поддержано Ираном, что позволило достигнуть частичного прекращения боевых действий между правительством и вооруженной оппозицией. В Астане мы запустили параллельный процесс в дополнение к переговорному процессу в Женеве, сосредоточившись на механизмах мониторинга режима прекращения боевых действий, реагирования на нарушения, а также укрепления доверия путем обмена военнопленными и так далее.

Этот процесс не поддерживается многими внешними игроками, которые пытаются побудить радикалов, радикальные вооруженные группировки в Сирии, к активным действиям и организации терактов, а также всячески поощряют их. Сейчас они начали широкомасштабное наступление на севере провинции Хама и в основном координируют свои действия с группировкой, ранее известной как «Джабхат ан-Нусра». К сожалению, это — игра, участники которой борются за влияние в Сирии, и те, кто продвигает подобный подход, думают лишь об этом, а не о необходимости объединения для борьбы с терроризмом и последующего достижения политической договоренности. Это борьба за влияние на поле боя, и это прискорбно. Сейчас нужно не это. Сейчас необходимо укрепить режим прекращения боевых действий и решительно поддержать политический процесс в Женеве, который нацелен на разработку новой конституции и будет сопровождаться разделением власти между правительством, оппозицией и всеми этническими группами; последующими выборами и так далее. Но все это будет абсолютно бессмысленно, если люди откажутся от борьбы с терроризмом ради навязчивой идеи свергнуть режим.

— Если говорить об Иране, то администрация Трампа дала понять, что она твердо намерена попытаться обеспечить более строгое соблюдение соглашения по иранской ядерной программе, СВПД, и, возможно, действовать еще более решительно для того, чтобы не допустить укрепления роли Ирана в регионе. Мне интересно Ваше мнение по этому поводу и по поводу того, в какой степени Россия могла бы (или могла бы вообще) взаимодействовать с Соединенными Штатами по этим вопросам. Если же говорить об Украине, то это, бесспорно, очень сложная проблема. На мой взгляд, многие сторонние наблюдатели считают, что Минский процесс действительно зашел в тупик. Ситуация безвыходная? Существует ли способ продвинуться дальше?

— Что касается Ирана, Совместный всеобъемлющий план действий стал продуктом коллективной работы — компромисса. Но к ключевым моментам это не относится. Это компромисс, который позволяет всем нам, при поддержке МАГАТЭ, быть уверенными в том, что иранская ядерная программа будет носить мирный характер, и что все элементы, вызывающие подозрение, будут устранены, и что эта программа будет реализовываться таким образом, чтобы мы могли чувствовать уверенность и контролировать осуществление этих договоренностей.

Я не думаю, что администрация Трампа руководствуется лозунгами предвыборной кампании о том, что Иран — террористическое государство номер один; у нас нет ни одного факта, подкрепляющего подобное утверждение. По крайней мере, когда мы столкнулись с масштабной террористической угрозой в 1990-е годы в виде терактов на Северном Кавказе, мы выявили и выследили десятки и сотни иностранных боевиков-террористов из государств, непосредственно граничащих с Ираном, но не из самого Ирана. И мы знаем, что политические круги целого ряда стран действительно поощряли проникновение этих террористических групп на территорию Северного Кавказа. Иран никогда не посягал на суверенитет Российской Федерации, никогда не использовал свои собственные связи с мусульманскими группировками с тем, чтобы спровоцировать рост радикализма и расшатать ситуацию. Мы с Ираном и теми, кто сотрудничает с нами и сирийской армией, занимаемся сейчас тем, что воюем с террористами в Сирии. Иран является одним из влиятельных игроков, присутствующих на территории Сирии на законных основаниях по приглашению ее правительства. Иран имеет влияние на ливанское движение «Хезболла», которое также присутствует в Сирии на законных основаниях. И если мы все хотим победить и уничтожить террористов в Сирии, нам необходимо координировать свои действия. Я уже касался этого вопроса.

МАГАТЭ регулярно публикует доклады о выполнении Совместного всеобъемлющего плана действий. Последний доклад вновь подтвердил отсутствие нарушений со стороны Ирана, а также то, что договоренности реализуются в соответствии с обязательствами Тегерана и всех остальных участников. Другой вопрос, что шаги, которые были обещаны в ответ на реализацию указанных договоренностей, а именно постепенное снятие санкций, предпринимаются не всеми западными участниками так быстро и в таком объеме, как было обещано. Но это другой вопрос.

Что касается Минских соглашений, то я считаю, что правительство Украины и лично президент Порошенко хотят их похоронить. Они хотят сделать это таким образом, чтобы иметь возможность возложить вину на Россию и население востока Украины. Они, несомненно, столкнулись с серьезным сопротивлением со стороны радикалов, а радикалы, считающие правительство слабым, заняли выжидательную позицию, рассчитывая на проведение досрочных выборов или новый майдан. По моему убеждению, самая большая ошибка президента Порошенко в том, что после того, как он подписал эти соглашения в феврале 2015 года в Минске и вернулся домой с положительными результатами, получив поддержку Германии, Франции, а затем Совета Безопасности в Нью-Йорке, который одобрил эти соглашения, он не воспользовался моментом и не убедил свой парламент и оппозицию в том, что это выгодное соглашение, поддержанное Европейским союзом, в который он хотел вступить.

Вместо этого по возвращении в Киев он начал извиняться перед оппозицией, говоря, что они не должны принимать это всерьез, что он не давал никаких обязательств, которые носили бы юридический характер — юридически обязательный характер, — что они все не так поняли и так далее. Он сам загнал себя в угол как совершенно безответственный политик, который что-то подписал, а неделю спустя по возвращении домой заявил, что он этого не подписывал. Оппозиция почувствовала, что в этом заключается его слабость, и начала вычленять из его позиции все то, что имело какое-то рациональное зерно. Дело в том, что он находится в постоянном контакте с президентом Владимиром Путиным, иногда они говорят по телефону, беседуют на полях встреч в «нормандском формате» в ходе встреч лидеров (последний разговор состоялся в Берлине в октябре прошлого года), и у меня складывается впечатление, что он пытается быть конструктивным, найти пути возврата к реализации Минских соглашений. Но на следующий день он возвращается в Киев или едет за границу и делает абсолютно враждебные и совершенно несправедливые публичные заявления.

Приведу один простой пример: Минские соглашения предусматривают подготовку к голосованию по особому статусу данных территорий, сам статус описан в соглашении, и закон об указанном особом статусе уже принят Радой, однако он еще не вступил в силу. Помимо этого, в них идет речь об амнистии, ведь мы не хотим допустить «охоты на ведьм», а также о закреплении в Конституции особого статуса на постоянной основе. Вот и все. И после выполнения этих условий, правительство Украины восстанавливает полный контроль над всей российско-украинской границей. Теперь они заявляют о том, что ни выборов, ни особого статуса, ни конституционных изменений, ни амнистии не будет, пока они не получат контроль над границей. Причем все имеют возможность ознакомиться с Минскими соглашениями — там всего три страницы. В них совершенно четко говорится, что передача границы является заключительным этапом, и все понимали причину этого, когда по данному вопросу велись переговоры. Дело в том, что, если в сложившихся условиях, при всех противоречиях, при наличии так называемых добровольческих батальонов «Азов», «Донбасс» и всех радикальных группировок, неподконтрольных правительству, если мы просто скажем: хорошо, вот вам контроль над границей, и мы верим, что вы выполните остальные условия, — то попросту пострадает местное население. Их задушат и сожгут заживо, как людей в Одессе. Поэтому политические гарантии имеют решающее значение, и Германия, Франция и другие участники понимали это очень хорошо, также как и американцы, поскольку параллельно с «нормандским форматом» мы вели переговоры с США и готовы их возобновить.

Но вот вам один простой пример. В октябре 2015 года в Париже прошла встреча лидеров «нормандской четверки». И закон об особом статусе обсуждался отдельно. В соответствии с Минскими соглашениями, порядок был таков: сначала территория получает особый статус, потом там проходят выборы. Потому что людям обычно хочется знать, какие полномочия будут у тех, за кого они проголосуют. Порошенко возразил, заявив, что сперва должны пройти выборы. Потом он, Порошенко, посмотрит, придутся ли ему по душе победители этих выборов. И в случае положительного вердикта территории будет предоставлен особый статус.

Это звучит довольно странно. Тем не менее мы решили просто двигаться дальше и быть готовыми к компромиссу по данному вопросу, несмотря на то, что в Минских соглашениях он прописан абсолютно четко. А затем бывший министр иностранных дел Германии, принимавший участие в этой встрече, Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), который ныне является президентом Германии, предложил компромиссную формулу, в соответствии с которой закон об особом статусе принимается, но при этом вступает в силу на временной основе в день выборов, а на постоянной — в тот день, когда ОБСЕ подтвердит, что прошедшие выборы были свободными и справедливыми и соответствовали стандартам ОБСЕ.

Все соглашаются с этим, включая Порошенко. Год спустя, в октябре 2016 года в Берлине проходит встреча представителей этой же группы, лидеров и министров. И президент Путин говорит, что формула Штайнмайера до сих пор не отражена в документах Контактной группы, поскольку правительство Украины отказывается закреплять ее на бумаге. Порошенко отвечает, мол, мы же так не договаривались и так далее. После этого Путин говорит: вот господин Штайнмайер, спросите его о формуле. И тот повторяет свою формулу: вступление в силу на временной основе в день выборов, вступление в силу на постоянной основе в день подтверждения ОБСЕ свободного и справедливого характера выборов. Ему вторят и Меркель и Олланд — именно об этом мы и договаривались.

И тогда Порошенко говорит: хорошо, так и сделаем. С той встречи в октябре 2016 года прошло почти полгода. И из-за сопротивления представителей правительства Украины, входящих в состав Контактной группы, мы до сих пор не можем закрепить эту договоренность в документах. Я могу долго об этом говорить, но уверен, что те, кому это интересно, могут сами проанализировать развитие событий на Украине, а те, кто это уже сделал, понимают, почему Минские соглашения не выполняются.

Правительство Украины хочет добиться того, чтобы другие стороны первыми заявили, что с них хватит и что они отказываются от Минских соглашений. Отсюда и экономическая блокада, отсюда и запрет банкам обслуживать население на востоке Украины. К слову сказать, два года назад при обсуждении Минских соглашений мы затрагивали вопрос о затрудненном доступе к банковским услугам в этой части Украины, и Германия с Францией взяли на себя обязательство наладить банковское обслуживание по мобильной связи, и они потерпели неудачу, поскольку так и не смогли получить содействие со стороны украинских властей.

Что ж, пусть ваши читатели изучают, что происходит, что творится на Украине, в Сирии и не только.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 марта 2017 > № 2122626 Сергей Лавров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 30 марта 2017 > № 2121427 Збигнев Бжезинский

«Неплохо, если Путин будет думать о будущем»

Збигнев Бжезинский: сомневаюсь, что ЕАЭС просуществует 10–20 лет

Александр Братерский, Рустем Фаляхов

Збигнев Бжезинский, советник президента США по нацбезопасности при Джимми Картере, хорошо знакомый в России американский политический «ястреб», дал интервью «Газете.Ru». В нем Бжезинский, ныне сопредседатель наблюдательного совета Центра международных и стратегических исследований в Вашингтоне, рассказал о том, почему Китай важнее России, как решить курильский вопрос и что угрожает власти Владимира Путина.

— В недавнем выступлении в Осло на форуме лауреатов Нобелевской премии мира вы говорили о возможности создания треугольника между США, Китаем и Россией. Но, похоже, администрация американского президента Дональда Трампа делает шаги, которые могут антагонизировать Китай. Есть мнение, что США пытаются настроить Китай против России. Не приведет ли это к конфликту между Китаем и США?

— Некоторые россияне могут полагать, что Америка пытается настроить Китай против России. Но это скорее комплимент, который тешит их эгоизм, чем реальное представление о действительности.

Дело в том, что Китай гораздо важнее, чем Россия.

Если Америка и Китай будут сотрудничать, у России нет абсолютно никакого выбора, кроме как присоединиться к двум странам. В первую очередь это было бы в интересах Америки. Но это также будет выгодно и для России в долгосрочной перспективе.

— В этом году исполняется 30 лет выхода в свет вашей книги «Великая шахматная доска», в которой в том числе описывался сценарий раскола между Украиной и Россией. Сегодня ваши прогнозы во многом подтверждаются. С вашей точки зрения, как ситуация на Украине будет развиваться в ближайшем будущем?

— Прежде всего Украина является легитимной державой, которая находится в процессе трансформации в национальное государство. Это означает, что Украина должна существовать в разумных отношениях с Россией, которая еще, конечно, будет в течение некоторого времени сохранять тщетную надежду на реинтеграцию и подчинение Киева Москве.

Однако будущее Украины будет зависеть и от того, какие шаги в сторону своей европейской идентичности сделает Россия.

По моему мнению, Россия, которая ориентируется на сотрудничество с Европой, нацелена на сотрудничество с Китаем (пусть и с некоторой потенциальной территориальной напряженностью на северо-востоке), а также улучшает свои отношения с США, может стать страной, которая с помощью компромисса решит украинский вопрос.

Агрессия России в Крыму исторически неоправданна и будет постоянным источником напряженности. Но, я надеюсь, россияне поймут, что не в их интересах действовать в империалистической манере. Особенно если учесть, что сама Россия не является «империалистическим», доминирующим государством.

— Проблема Крыма стала одной из самых сложных задач в отношениях России с Западом. Понятно, что Москва не собирается возвращать полуостров и никто не признает этого среди западных держав. Как вы видите выход из этой проблемы, который может принести пользу обеим сторонам?

— Решение проблемы Крыма, учитывая некоторые замечания, которые я только что сделал, должно стать совместным решением. Сейчас это выглядит как очевидное навязывание своей воли с применением силы.

Долгосрочные отношения между Украиной и Россией невозможны, пока эта проблема не будет разрешена к взаимному согласию.

Нет никаких причин, по которым российским лидерам не следует искать формулу решения крымской проблемы. Частью этой формулы могло бы стать признание многонациональной и исторической роли Крыма.

Это обеспечит осмысленный и удовлетворяющий все стороны компромисс — как для России, так и для Украины. Кроме того, он будет учитывать и роль крымско-татарского населения.

— Как вы относитесь к идее расширения Евразийского экономического союза? Мы знаем, что вы критиковали эту идею. Будет ли он существовать после ухода нынешних лидеров c политической арены?

— Я сомневаюсь, что Евразийский экономический союз просуществует 10–20 лет, особенно если за это время его лидерский состав изменит свое мировоззрение.

К тому же ЕАЭС станет ненужным по мере нормализации отношений России с западной частью Европы, а также признанием российскими властями того факта, что страна в конечном счете является европейским, а не евразийским государством.

— Россия и Япония начали дискуссию, пытаясь найти решение проблемы спорных островов Курильской гряды. Можно ли решить эту проблему и как она может изменить ситуацию в регионе?

— Если вернуться к первоначальным планам относительно островов на северо-востоке Японии, найти компромисс можно. Он был сформулирован в 1956 году (речь о декларации 1956 года, которая предусматривает передачу Японии двух из четырех Курильских островов. — «Газета.Ru»).

В России территориальный голод, на мой взгляд, слишком обострен. Особенно если сопоставить территориальные размеры России с территориальными размерами Японии.

Такой территориальный голод для России является разрушительным. Потому что он увеличивает число государств, которые смотрят на Россию с тревогой, а в некоторых случаях — и с ненавистью.

— Санкции против России действуют уже три года. Как вы оцениваете их влияние на РФ? Стоит ли США и ЕС отменять санкции против бизнеса?

— Я не думаю, что можно отделить частный бизнес от национального бизнеса. Дело в том, что окружение президента России Владимира Путина настолько богато, что разумное решение можно найти, только если это окружение пойдет на компромисс.

Ответственность за снятие санкций на самом деле в большей степени зависит от самой России, чем от внешнего мира.

— Череда выборов в Европе может привести к победе популистов, которые способны дестабилизировать политическую ситуацию в регионе и создать проблемы для всего мира. Является ли подъем националистических настроений угрозой для ЕС?

— Европа может пережить значительные беспорядки и волнения, учитывая текущие тенденции и политическую динамику в нескольких ключевых европейских странах.

Однако я считаю, что этот процесс, скорее всего, будет иметь локальный характер. Он не вызовет проблем, которые могут представлять серьезную угрозу глобальной стабильности.

— В недавней статье для The New York Times вы писали, что у президента США Дональда Трампа до сих пор нет четкой внешнеполитической доктрины. Ее формированию мешают проблемы во внутренней политике. Его политические соперники грозят импичментом. Способен ли Трамп сохранить лидерство?

— Это то, что здесь в Америке мы называем «вопросом на $64» (американская идиома, связанная с популярной радиовикториной, — вопрос на $64 был самым каверзным в игре. — «Газета.Ru»). В то же время это вопрос, на который можно ответить просто.

Трамп должен действовать как президент, а не как политический шоумен. Пока что он как президент не действует.

США — слишком важная страна для того, чтобы ею руководил «отсутствующий президент».

Совокупный ущерб американской внешней политике и ее положению в связи с этим фактором уже начинает ощущаться. Это, в свою очередь, питает некоторые нереалистичные надежды со стороны американских конкурентов. На ум сразу приходит Россия, но, возможно, скоро за ней последует и Китай. И я думаю, что все заинтересованные стороны должны принять во внимание такие риски.

— Владимир Путин, с большой вероятностью, будет баллотироваться на выборах в 2018 году. Согласно Конституции, после еще четырех лет во власти ему нужно будет оставить президентский пост — хотя бы на время. С вашей точки зрения, готов ли сегодня Путин искать варианты политического транзита?

— Путин продемонстрировал готовность приспосабливаться к новым обстоятельствам, особенно если это в его интересах. К тому же это повышает степень его финансовой удовлетворенности.

Путин должен думать о своем будущем. Конечно, чрезмерная концентрация властных элит в России на приобретении богатства может со временем вызвать социальные реакции и враждебность. Это еще не произошло, но я думаю, что есть потенциальный риск таких тенденций.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 30 марта 2017 > № 2121427 Збигнев Бжезинский


Россия. Узбекистан. Туркмения > Нефть, газ, уголь > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121239

Газпром скупил узбекский газ на пять лет вперед

Российский газовый концерн "Газпром" договорился о подписании пятилетнего контракта на закупку узбекского газа, процитировало информационное агентство Узбекистана главу концерна Алексея Миллера.

"Мы обсудили вопросы запуска новых крупных проектов на территории Узбекистана, достигли договоренности о закупке добываемого в Узбекистане газа в течение пяти лет. Рассмотрены вопросы заключения соответствующего договора", – приведены слова А.Миллера в сообщении.

По его словам, в настоящее время "Газпром" продолжает подготовку технического задания на освоение газоконденсатного месторождения Джел на Устюрте. Совместно разрабатывается месторождение Шахпахты.

В 2016 году объем закупки "Газпромом" природного газа в Узбекистане составил порядка 6,2 млрд куб. м.

По итогам прошедшей накануне встречи главы "Газпрома" и президента Узбекистана Шавката Мирзиёева СМИ сообщили, что в 2017 году компания предполагает закупить 5 млрд куб. м газа в центральноазиатской стране.

В начале 2016 года "Газпром" разорвал контракт с "Туркменгазом", прекратив закупки.

Россия. Узбекистан. Туркмения > Нефть, газ, уголь > minprom.ua, 30 марта 2017 > № 2121239


Россия. ЦФО > Рыба. Судостроение, машиностроение > fishnews.ru, 29 марта 2017 > № 2122205 Сергей Мазохин

Построить флот и не разориться.

Сергей МАЗОХИН, Начальник управления гражданского судостроения АО «Судостроительный завод «Вымпел».

Задача по обновлению флота ставит судовладельца перед дилеммой: строить новые суда или приобрести подержанные за рубежом. При принятии решения на чашу весов обычно кладется цена проекта, но при беглом взгляде эти цифры могут создать ложное впечатление. Не лишним будет посмотреть, из чего складывается стоимость постройки судна в нашей стране, почему покупка техники «с пробегом» не всегда обходится дешевле и в каких случаях есть шанс получить реальную экономию.

Новое судно или б/у

Рыболовство как бизнес непосредственно зависит от состояния эксплуатируемого флота, его надежности и эффективности: устаревшая техника несовместима с развитием компании. Закупка подержанных иностранных судов решает вопрос лишь частично, а их конечная стоимость с учетом ряда факторов может оказаться не столь привлекательной по сравнению с новостроем.

Как правило, за рубежом приобретаются суда, устаревшие либо морально, либо технически, что влечет за собой соответствующие затраты на обслуживание. Другой статьей расходов, и порой весьма существенных, станет реклассификация, для которой потребуется выполнить все требования Российского морского регистра. Разумеется, любому судну иностранной постройки не избежать и таможенных платежей.

К тому же специфика работы зарубежных судов может сильно отличаться от российской. Например, на Северном бассейне наши рыбаки ведут промысел в открытом море, тогда как их норвежские коллеги ловят в основном прибрежной зоне, что вкупе с внутренним законодательством определяет особенности местного судостроения. Поэтому норвежские суда для «прибрежки» шире и с большой осадкой, что в свою очередь отражается на их мореходных качествах и не слишком подходит российским компаниям. Необходимость переобучения и адаптации команды к новым условиям может занять длительное время, соответственно снижая эффективность работы судна на начальном этапе.

Все эти риски нужно учитывать при приобретении за рубежом судов, бывших в эксплуатации. Издержки, в том числе и временные, в комплексе могут оказаться значительно больше, чем в случае строительства. При заказе нового судна можно заранее учесть специфику промысла, район плавания, требования по безопасности и экономичности, сделав его максимально эффективным для нужд конкретного предприятия. Главный минус тут, естественно, – цена.

Как не ошибиться с заводом

Экономика работы судостроительного предприятия – сложный механизм, который зависит от множества факторов. В их числе – объем заказанных судов, их стоимость, эффективность верфи, политика управляющей организации, уровень оснащенности завода, его энергоэффективность и прочее. Для крупнотоннажного флота в нашей стране вариантов площадки для строительства по-прежнему немного, но заказчики средних и мелких судов могут позволить себе подойти к выбору завода более вдумчиво.

Если говорить об опыте производства рыбопромысловых судов, то практически все предприятия находятся в равных условиях. Поэтому имеет смысл обращать внимание на то, как работает завод, сколько судов в год и какого типа он выпускает, какова численность работников, есть ли собственное конструкторско-технологическое бюро. Если предприятие расположено не у моря, стоит уточнить, если ли возможность вывода судна по внутренним водным путям. Самое главное, чтобы завод не был банкротом и не имел финансовых или юридических проблем.

Ввиду объективных различий верфей в России подход к ценообразованию у них тоже будет отличаться. Один из наиболее значимых критериев для формирования оптимальной цены – соответствие типа судна специфике предприятия. Например, завод, который специализируется на строительстве крупнотоннажных судов с длительным циклом производства и издержек, вряд ли сможет предложить оптимальную цену для малотоннажного судна.

Где можно сэкономить

Цена контракта на строительство нового судна складывается из себестоимости строительства, прибыли судостроительного завода и налога на добавленную стоимость (НДС). Чаще всего большинство вопросов связано именно с определением себестоимости, которая в свою очередь формируется из прямых и косвенных затрат.

К прямым затратам относятся расходы на материалы, оборудование и комплектующие изделия, основная заработная плата производственных рабочих и иные расходы, непосредственно связанные с выполнением строительных работ. Косвенные затраты включают расходы на содержание предприятия. Как правило, это фиксированная цифра, которая зависит от эффективности работы судоверфи и тоннажа судна. Таким образом, оптимизировать цену строительства можно только за счет уменьшения прямых затрат.

При определении себестоимости судна применяется два подхода – расходный и доходный. В первом случае заказчик выбирает проект, который его полностью устраивает, и исходя из этого выбора осуществляется расчет затрат завода на строительство. Второй подход подразумевает, что заказчик просчитывает экономику эксплуатации судна и выбирает оптимальный проект с учетом будущей окупаемости. В этом случае приоритетом является стоимость, которая должна укладываться в определенную сумму.

Снизить стоимость строительства возможно в обоих случаях, но целесообразно озаботиться этим еще на этапе проектирования. В противном случае добиться экономии будет очень сложно. Заказчику нужно тщательно проанализировать и понять, какие требования действительно важны для будущего проекта. Ведь чем сложнее, производительнее и тяжелее судно, тем оно дороже.

Для оптимизации стоимости строительства необходимо:

- подобрать требуемые характеристики судна с учетом условий его работы (размеры, объем трюма, мощность силовой установки и прочее);

- выбрать необходимый набор функций и основное оборудование;

- определить производителей основного оборудования.

Обычно затраты на оборудование и материалы – самая дорогостоящая часть, до 50-60% от стоимости нового судна. Еще около 10-15% приходится на оплату труда основных производственных рабочих и субподрядные работы. В целях экономии стоит снижать количество оборудования, его закупочную цену и уменьшать вес судна за счет изменения его размера и установки современной компактной техники.

Чем поможет государство

Снизить расходы при строительстве нового судна заказчик может, прибегнув к помощи государства. Законодательством предусмотрен ряд льгот, которые целесообразно использовать и для строительства рыбопромыслового флота. Одной из них является применение нулевой ставки НДС для судов, построенных на российских верфях, при условии их регистрации в Российском международном реестре судов. Рыболовное судно также может претендовать на включение в этот реестр, если его валовая вместимость составляет более 80 регистровых тонн.

Кроме того, на рыбаков распространяются стимулы, предусмотренные подпрограммой «Государственная поддержка» государственной программы «Развитие судостроения и техники для освоения шельфовых месторождений на 2013 – 2030 годы». В рамках этой подпрограммы есть возможность получить субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам и лизинговым платежам в размере 2/3 ключевой ставки. Порядок предоставления таких субсидий предусмотрен постановлением правительства № 383 от 22 мая 2008 г. Планируется продление срока действия постановления, после чего эта мера может применяться и при строительстве рыбопромысловых судов за счет кредитных средств или лизинга.

Ожидается, что в этом году правительство примет и другое постановление, позволяющее субсидировать часть затрат на приобретение (строительство) новых гражданских судов взамен сданных на утилизацию судов старше 30 лет, которые не менее пяти лет находились в собственности судовладельца. Размер так называемого судового утилизационного гранта может покрыть 10% стоимости нового судна, но не более установленного предела.

Отдельного внимания заслуживает вопрос финансирования строительства флота. В силу специфики судостроения (высокая стоимость судов, длительный срок окупаемости) и эксплуатации флота немногие структуры готовы выделять средства под такие проекты.

В настоящее время в нашей стране действует несколько лизинговых компаний, в задачи которых входит финансирование гражданского судостроения. Имея определенный опыт реализации судостроительных проектов и применения мер господдержки, они могут предложить более выгодные условия по предоставлению лизинга рыбопромышленникам. Напротив, организации, у которых отсутствует опыт работы в этой сфере, зачастую склонны отказываться от сделки или выдвигать заведомо невыгодные для клиента условия. При высоком проценте привлеченных возвратных средств окупаемость судна может быть более длительной или отсутствовать вовсе.

Таким образом, при работе с российскими верфями у рыбаков есть ряд возможностей регулировать стоимость строительства новых судов. Их грамотное применение может сделать обновление флота экономически более эффективным.

Россия. ЦФО > Рыба. Судостроение, машиностроение > fishnews.ru, 29 марта 2017 > № 2122205 Сергей Мазохин


Россия > Рыба > fish.gov.ru, 29 марта 2017 > № 2119722

Госкомиссия поддержала внедрение системы маркировки ценной и особо ценной рыбной продукции

Меры противодействия нелегальному обороту рыбной продукции озвучил руководитель Росрыболовства Илья Шестаков

Инициатива Росрыболовства по внедрению маркировки ценных и особо ценных видов водных биоресурсов поддержана на заседании Государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции. Мероприятие состоялось в Национальном центре управления обороной Российской Федерации под председательством Министра промышленности и торговли Российской Федерации Дениса Мантурова 29 марта 2017 года.

О результатах международного сотрудничества в вопросах противодействия нелегальной добычи водных биоресурсов, а также о мерах, предпринимаемых Росрыболовством по пресечению оборота браконьерской продукции, рассказал заместитель министра сельского хозяйства России – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков.

Так, по экспертным оценкам, в 2000-х годах стоимость вывозимой за границу браконьерской продукции достигала 3 млрд долларов в год. «В таких условиях важнейшей задачей было создать систему контроля за ввозом рыбной продукции на территорию сопредельных стран. На международном уровне борьба с оборотом контрафактной рыбной продукции ведется в рамках соответствующих международных договоров: это схемы государственного портового контроля иностранных судов в НАФО и НЕАФК, регламент Евросоюза», – сказал Илья Шестаков.

По словам руководителя Росрыболовства, результативность отмечается и в ходе реализации двусторонних соглашений по противодействию ННН-промыслу, которые Россия заключила с основными потребителями российской продукции – странами Азиатско-Тихоокеанского региона: Японией, Республикой Корея, КНДР, Китаем и США.

Договорами предусматривается, что отдельные виды рыбной продукции, произведенные в местах промысла и доставляемые в иностранные порты российским судами, поступают на экспорт только в сопровождении сертификатов, подтверждающих законность их добычи. Документы оформляют территориальные управления Росрыболовства. В 2016 году сертификатами подтверждено около 1,7 млн тонн рыбной продукции, что составляет около 82% всего легального экспорта. Остальной объем не проходит подтверждение, поскольку либо реализуется в другие страны, либо не попадает в перечень сертифицируемой продукции.

«Созданная система противодействия перемещению контрафактной продукции полностью ликвидировала браконьерский экспорт на Северном бассейне, что признают наши зарубежные партнеры, и существенно снизила объемы браконьерского экспорта в дальневосточном регионе. Хотя надо признать, что поставки браконьерской продукции еще осуществляются рядом наших азиатско-тихоокеанских партнеров, но в целом во многих странах созданы специальные службы по верификации данных сертификатов», – подчеркнул глава Росрыболовства.

В настоящее время Росрыболовство ведет переговоры по расширению перечня видов продукции, сопровождаемой сертификатами легальности происхождения. «Предлагаем провести анализ рыбного экспорта на предмет целесообразности заключения подобных международных соглашений с иными странами-импортерами», – сказал Илья Шестаков.

Кроме экспортных поставок обсуждены меры контроля за оборотом водных биоресурсов на внутреннем рынке. «Действующая внутригосударственная система госконтроля основывается на выдаваемых разрешениях на вылов. Зачастую недобросовестные рыбаки используют одни и те же разрешения многократно. При этом ветеринарно-сопроводительная документация на рыбопродукцию выдается без учета подтвержденных реальных объемов вылова. Таким образом у нас легализуется особенно икра лососевых», – констатировал Илья Шестаков.

Для решения проблемы Росрыболовство и Россельхознадзор организовали межведомственное взаимодействие: ведется работа по автоматизированной интеграции баз данных. Вместе с тем, основной проблемой остается организация подобного информационного обмена с ветеринарными службами субъектов Российской Федерации.

Еще одна важная задача – выявление поступившей в коммерческий оборот контрафактной продукции. Такая работа проводится правоохранительными органами самостоятельно и совместно с инспекторами рыбоохраны.

В 2016 году Росрыболовством и МВД России проведено 6 тыс. контрольно-проверочных мероприятий, выявлено 4 тыс. нарушений, изъято почти 400 тонн незаконно добытых водных биоресурсов. «Но в целом, оборот браконьерской продукции многократно больше пресекаемого в ходе контрольных мероприятий. Особенно остро проблема стоит в области торговли осетровых. По сути, если говорить об осетровых, мы сейчас задаемся вопросом, сохранится ли эта рыба в природе», – пояснил глава Росрыболовства.

Решением проблемы может стать система прослеживания оборота продукции из осетровых. С этой целью Росрыболовством подготовлен проект федерального закона в части создания системы учета и контроля оборота рыбной и иной продукции из уловов особо ценных и ценных водных биологических ресурсов.

«Этот инструмент позволит ускорить вытеснение нелегальной и контрафактной продукции с российского рынка и повысить конкурентоспособность официальных производителей данной продукции, в том числе из осетровых. Но поскольку проходил опыт по товарной позиции «Предметы одежды, принадлежности к одежде и прочие изделия, из натурального меха», разработка данного законопроекта была приостановлена. Так как этот эксперимент признан удачным, считаем целесообразным распространить его на продовольственные товары – в первую очередь на продукцию из осетровых видов рыб, а также на лососевую икру», – отметил Илья Шестаков.

По итогам заседания Госкомиссии инициатива Росрыболовства поддержана.

«Те предложения, которые сегодня поступили от Росрыболовства, включая маркировку особо ценных видов рыб, мы приняли за основу и сформулировали соответствующие поручения органам исполнительной власти», – прокомментировал журналистам итоги заседания Денис Мантуров.

Так, Росрыболовству совместно с Минсельхозом России, Минпромторгом России, Минфином России, ФНС России поручено проработать вопрос создания системы маркировки особо ценных и ценных видов водных биоресурсов контрольными (идентификационными) знаками с обоснованием введения маркировки, описанием конъюнктуры рынка подлежащих маркировке ресурсов и ключевых показателей эффективности внедрения механизма.

Россия > Рыба > fish.gov.ru, 29 марта 2017 > № 2119722


Россия. УФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 29 марта 2017 > № 2119702

Роснедра объявили аукцион на Эргинское нефтяное месторождение.

Роснедра объявили аукцион на Эргинское нефтяное месторождение (Ханты-Мансийский район ХМАО), сообщил глава Роснедр Евгений Киселев. «Срок проведения аукциона - 7 июня. Мы рассчитываем на хорошую конкурентную борьбу», - сказал Киселев.

Стартовый платеж увеличился на 1,7 млрд рублей и составит чуть более 7 млрд рублей. «Все условия аукциона в полном объеме соответствуют распоряжению правительства. Единственное изменение - мы пересчитали цену. Цена увеличилась на 1,7 млрд руб.», - уточнил он.

Согласно данным официального сайта для размещения информации о проведении торгов РФ, заявки принимаются до 12 мая, срок подведения итогов - 7 июня.

В утвержденном ранее премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым плане проведения торгов стартовый платеж на аукцион составлял 5,35 млрд рублей.

Победитель аукциона должен начать разработку месторождения не позднее двух лет с момента получения лицензии и переработать всю добытую нефть на российских НПЗ. Заинтересованность в получении права пользования Эргинским участком уже высказали «Роснефть», «Газпром», «Газпром нефть», «Сургутнефтегаз», «Новатэк» и Независимая нефтегазовая компания. Участие в аукционе не исключает и «Лукойл».

Эргинское нефтяное месторождение в Западной Сибири – одно из самых крупных разведанных месторождений в России. Площадь выставляемого на торги участка - 762,8 кв. км. Его запасы по категориям С1+С2 составляют 103 млн тонн. Разные участки Приобского месторождения, куда входит и Эргинское, уже разрабатывают «Роснефть» и «Газпром нефть».

Россия. УФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 29 марта 2017 > № 2119702


Россия. ЦФО > Агропром. Экология > fruitnews.ru, 29 марта 2017 > № 2119663

Стартовало первое в России исследование рынка органического сельского хозяйства и биологизации земледелия

Союз органического земледелия представил в инновационном центре Сколково первое в России исследование рынка органического сельского хозяйства и биологизации земледелия.

Исследование пройдет с марта по октябрь 2017 года и охватит все регионы РФ, аграрные ВУЗы, ВНИИ, в нем примут участие различные категории производителей, торговые сети, частные магазины, эксперты. Исследование станет базой для дальнейшего развития данных направлений.

Инициатор исследования - Союз органического земледелия, партнерами выступят: Министерство сельского хозяйства РФ, Россельххозцентр, ФГБОУ ДПО «Федеральный центр сельскохозяйственного консультирования и переподготовки кадров АПК», ФГБНУ ВНИИ экономики сельского хозяйства, Всероссийский институт аграрных проблем и информатики им. А.А.Никонова, ФГБНУ «ВНИИ фитопатологии», Фонд «Сколково», РИСИ, Санкт-Петербургский экосоюз.

«Пока мы занимались точечной модернизацией, обсуждали вопросы, связанные с некоторыми выборочными приоритетами и их поддержкой – это, безусловно, хорошо, но недостаточно, – мир формировал новые заделы, которые по эффективности просто сметают все на своем пути. К сожалению, мы эту гонку почти проиграли, но у российского АПК есть возможность вписаться в новую технологическую волну», - говорит Александр Чулок, замдиректора Форсайт-центра Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ.

Эксперты отмечают, что наконец-то в рутину принятия решений встраиваются более прогрессивные методы прогнозирования. На сегодняшний день только 0,2% от всех сельхозугодий страны — 384 тыс. га — сертифицированы как органические.

«У нас на потребление органической пищевой продукции приходится лишь 0,04% от всего объема розничных продаж. А среднее потребление органической продукции в России составляет 0,8 евро на человека в год, когда мировой показатель — где-то 10 евро, а в США — 111 евро», — говорит Василий Таран.

«Мы знаем, что нужно, но, к сожалению, не совсем знаем, как это сделать. В России принято три национальных стандарта на органическую продукцию, один межгосударственный стандарт стран СНГ. Региональные законы об органическом сельском хозяйстве приняты в Воронежской, Ульяновской областях, Краснодарском крае. Советом Федерации принят модельный закон об органическом сельском хозяйстве. В Белгородской области действует региональная программа биологизации земледелия. При этом, отсутствуют многие вводные данные для создания системы развития этих направлений, измеримые качественные и количественные показатели и индикаторы для оценки состояния рынка, динамики его развития, необходимые для разработки госпрограмм, планирования инвестиций. Отмечается высокая степень хаотичности процессов, разрыв коммуникаций», - говорит Председатель Правления Союза органического земледелия Сергей Коршунов.

Авторы исследования отмечают, что до сих пор неизвестно количество сертифицированных по международным стандартам производителей органической продукции. В Таможенной службе нет ОКВЭД на органические продукты, соответственно неизвестно, сколько Россия импортирует и экспортирует органической продукции. Нет данных о товаропотоках, структуре продаж, целевых группах, мало изучен опыт хозяйств в разных регионах. С биологизацией земледелия еще сложнее, эта область сельского хозяйства никак не регламентирована.

«В результате покупатель не понимает разницы между органик, эко, био, фермерскими продуктами и в чем преимущество органического или биологизированного продукта», - подчеркивает Сергей Коршунов.

Специалисты Союза органического земледелия считают, что для дальнейшего развития органического сельского хозяйства необходимы система знаний и определений, индикаторы, позволяющие анализировать, планировать, отслеживать динамику, разрабатывать стратегии развития, дорожные карты, региональные программы, государственные стратегии. Новое исследование призвано ответить на вопросы о ресурсном и кадровом обеспечении, степени мотивации и уровне знаний, количестве пригодных для органики земель, экономических, экологических и социальных эффектов, новых нишах и перспективных рынках, товарных группах.

По оценке Союза органического земледелия, в будущем органическое земледелие может занять около 10% российского АПК, а экологическое (биологизированное) земледелие, в котором используются отдельные методы органического земледелия, — около 80%.

Россия. ЦФО > Агропром. Экология > fruitnews.ru, 29 марта 2017 > № 2119663


ОАЭ. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 29 марта 2017 > № 2119460

Дубай, ОАЭ. Торговое представительство России открылось в Абу-Даби, столице Объединенных Арабских Эмиратов. Одна из ключевых задач новой структуры – содействие в реализации конкретных проектов в стране пребывания. Так, уже сегодня в разработке находится проект Российского дома высоких технологий, в котором будут собраны достижения российской науки и промышленности, обладающие экспортным потенциалом. Проект в Абу-Даби станет пилотным в глобальном масштабе и будет реализован в рамках инициативы по выходу на зарубежные рынки. Его реализацией занимается, в том числе, Российский экспортный центр.

«Мы собираемся концентрироваться на продвижении высокотехнологичных товаров – плодов конструкторского ума и инновационных достижений. Если говорить о том, что уже сегодня производится по российским технологиям, то можно назвать антенны для автомобилей для спутниковой связи, строительные блоки, газовые генераторы, турбины, продукцию военно-промышленного комплекса», – сообщил глава торгового представительства Ара Меликян.

«Эмираты хотели бы видеть Россию как инвестора в индустриальные проекты на территории ОАЭ, так как они ориентируются на значительное увеличение несырьевого сектора промышленности и планируют в течение пяти лет снизить долю нефтяного сектора с 70% до 20%. Мы будем ориентироваться на ОАЭ, в том числе, как на центр реэкспорта российской продукции в страны Ближнего Востока», – отметил заместитель министра промышленности и торговли РФ Глеб Никитин.

Мы расцениваем открытие торгового представительства России в Абу-Даби как положительный шаг, – сообщил, в свою очередь, заместитель министра экономики ОАЭ Абдалла Аль Салех. – Несмотря на то, что внешнеторговый оборот между нашими странами растет, а инвестиционные связи крепнут, по-прежнему остается большой потенциал для сотрудничества в расширении деловых связей между нашими государствами».

Основными задачами торгового представительства являются:

Обеспечение проведения внешнеэкономической политики РФ в государстве пребывания, содействие расширению и диверсификации российского экспорта товаров и услуг, создание в государстве пребывания условий для реализации конкурентных преимуществ РФ, анализ и прогнозирование состояния внешнеэкономических отношений РФ с государством пребывания и подготовка предложений по их совершенствованию.

Участие в обеспечении реализации торговой политики РФ и развития хозяйственных связей между РФ и государством пребывания, участие в выработке и реализации мер по обеспечению благоприятных условий интеграции экономики РФ в мировую экономику.

Недопущение возникновения осложнений в торгово-экономических отношениях РФ с государством пребывания, а в случае их возникновения их оперативное урегулирование.

Участие в разработке и обеспечении позиции РФ в международных экономических организациях.

Распространение в государстве пребывания информации о российской экономике и инвестиционном климате в РФ.

Оказание содействия в получении заинтересованными участниками внешнеторговой деятельности заказов на поставку товаров, работ и услуг, включая торговлю информацией и объектами интеллектуальной собственности, а также в продвижении российских инвестиционных проектов за рубежом.

Оказание содействия в продвижении на рынок государства пребывания российских товаров, услуг, объектов интеллектуальной собственности и в привлечении инвестиций в РФ, а также в создании благоприятных условий предоставления российским участникам внешнеторговой деятельности кредитных ресурсов в государстве пребывания.

Оказание содействия в установлении и развитии торговых связей между физическими и юридическими лицами РФ и государства пребывания.

ОАЭ. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 29 марта 2017 > № 2119460


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 29 марта 2017 > № 2119338 Михаил Мень

Интервью главы Минстроя России Михаила Меня радиостанции "Эхо Москвы"

С. Сорокина— Здравствуйте. Это программа «В круге Света». Здесь Юрий Кобаладзе и Светлана Сорокина. Сегодня у нас один гость. Это Михаил Александрович Мень, министр строительства и ЖКХ. Здравствуйте.

М. Мень— Добрый вечер.

С. Сорокина— Я сразу назову номер телефона +7-985-970-45-45. Пожалуйста, присылайте свои вопросы. Говорить мы сегодня будем о том, что относится к компетенции Михаила Александровича. Это строительство и ЖКХ. Первым делом хотела спросить, министерство все-таки относительно молодое, всего…

М. Мень— Три года с небольшим.

С. Сорокина— И когда оно создавалось, как сейчас помню на месте Минрегионов, какие-то ставились новые задачи. В том числе они определялись для вас, и вы говорили, что вам бы хотелось сделать. Как вы считаете, что-то удалось сделать за это время.

М. Мень— Наверное, оценивать не мне все-таки. Но хочу сказать, что по ряду моментов нам удалось добиться определенных результатов. Первое — это то, что все-таки благодаря программам по поддержке и развитию жилищного строительства именно те три года, которые функционирует министерство, страна стала вводить рекордный объем жилья. Больше 80 миллионов квадратных метров. Напомню, 14-15-16 год свежие цифры буквально вчерашние из Росстата – 80 миллионов 200 тысяч квадратных метров, это все превышает значительно рекорды советского периода.

С. Сорокина— А вы знаете, может быть это не всем понятно. А что собственно входит в компетенцию вашего министерства? Сейчас существуют застройщики абсолютно автономные. Это частные компании, они большие игроки. Не только же государство что-то строит. А что в вашей компетенции, какой вы тут регулятор.

М. Мень— Совершенно верно вы отметили, что мы в первую очередь регулятор. Что касается жилищного строительства мы и регулятор, и в том числе и министерство, которое занимается поддержкой. Вы помните прошлогоднюю программу по субсидированию процентной ставки по ипотеке. Мы по поручению президента страны сделали в правительстве эту программу вместе с нашими коллегами из Минфина и эта программа дала очень хороший результат. Каждая третья квартира, купленная на первичном рынке через ипотечное кредитование в прошлом году, а это квартира, купленная с помощью государственной поддержки, субсидирования процентной ставки. То, что касается также регулирования строительства жилья, это 214-й федеральный закон, самый главный закон о долевом строительстве. Я думаю, мы еще поговорим о нем. Здесь большая работа регуляторики идет у нашего министерства. Следующая тема – техническое регулирование и ценообразование. Сложные серьезные профессиональные темы, которые касаются градостроительной деятельности с точки зрения именно технического регулирования, имеется в виду своды правил, СНиПы и так далее.

С. Сорокина— То есть документы.

М. Мень— Так точно. Мы устанавливаем правила игры для отрасли. И огромная реформа ценообразования, которую мы затеяли три года назад, и в этом году я надеюсь, мы к концу года выйдем на определенное создание информационной системы, в которой будет каждый кирпичик, каждый гвоздь будет виден абсолютно любому заказчику, любому гражданину. Любой гражданин сможет воспользоваться этой государственной информационной системой ценообразования. И мониторинг будет осуществляться раз в квартал. И третья часть нашей работы, третья составная это регулирование отрасли ЖКХ. Введение не так давно, это была наша инициатива вместе с нашими коллегами из парламента, лицензирования управляющих компаний, на которых было много нареканий. Это создание условий для привлечения частного бизнеса в отрасль, создание новых подходов в концессионных соглашениях по управлению ресурсами и так далее. Вот мы скорее регулятор. Хотя у нас есть маленькое количество, но все-таки некое количество объектов, которые мы ведем.

С. Сорокина— Государственное строительство.

М. Мень— Да, но их крайне немного, мы чаще осуществляем государственный строительный контроль, и наша подведомственная организация это Главгосэкспертиза. То есть мы делаем экспертизу всех больших знаковых проектов, где задействованы средства федерального бюджета или даже средства региональных бюджетов или частные средства. Если это особо опасный объект и эта ситуация на безопасность здания…

С. Сорокина— Это имеется в виду нежилое строительство.

М. Мень— Да. Совершенно верно.

С. Сорокина— Вы знаете, когда вы вступали в должность, вы говорили о том, что у вас основная, пожалуй, задача это повышение доступности жилья и именно направить усилия на то, чтобы эта доступность была более доступной. Вопрос. Удалось ли все-таки, я имею в виду не только ипотеку. Вот что с доступностью жилья.

М. Мень— У нас без учета даже инфляции порядка 30% падение стоимости жилья произошло за эти три года.

С. Сорокина— На самом деле рынок продиктовал.

М. Мень— Безусловно, но и такие вещи как поддержка субсидирования процентной ставки, которая сыграла ключевую роль здесь. А в этом году вы знаете мы отказались от субсидирования процентной ставки, поскольку изменилась ситуация с ключевой ставкой ЦБ, и сегодня сами банки рыночную ставку уже для ипотечников делают гораздо ниже, чем даже мы субсидировали в прошлом году. Вот вам пример сегодня ВТБ это 10,4%, сбербанк – 10,8%, где-то так. По разным программам. Но средняя такая цифра. То есть в этом году мы перешли на другую задачу, мы помогаем региональным застройщикам, которые занимаются комплексным освоением территории в части инфраструктуры. Сегодняшний вызов заключается в том, что в большинстве регионов закладывать стоимость инфраструктуры внутрь квадратного метра очень проблематично, потому что это повышает стоимость, и недвижимость сразу теряет в спросе. И сегодня 20 млрд. из федерального бюджета на это выделено. Плюс софинансирование из региональных бюджетов. И у нас 33, сейчас остался 31 проект, два проекта не прошли экспертные оценки, 31 регион, более 60 проектов мы будем помогать инфраструктурой. То есть социальная инфраструктура, детсады, школы. В микрорайонах комплексной застройки. Это конечно не Москва и не Санкт-Петербург, это регионам, где сложнее. В Москве можно еще закладывать с учетом покупательской способности, Москва, Питер, Ленинградская область, Московская область, инфраструктуру можно делать либо за счет бюджета, либо за счет цены квадратного метра. Потому что здесь выше покупательная способность. Регионам сейчас очень сложно. 35-40 тысяч рублей — такая цена сегодня в регионах. До 40 тысяч рублей жилье, я не люблю, правда, эту формулировку эконом-класса. Мы сейчас все документы стараемся переписывать…

Ю.Кобаладзе— Это квадратный метр?

М. Мень— Так точно. Стандартное жилье…

С. Сорокина— Регионы.

М. Мень— Без Москвы и Московской области.

Ю.Кобаладзе— А в Москве?

М. Мень— В Москве уже гораздо выше. И здесь невозможно оценить так, потому что здесь очень сильный разброс по районам, элитное жилье и так далее. Возвращаясь к терминологии, и давайте мы будем ее употреблять, все-таки жилье стандартное. Просто когда-то в свое время кто-то неправильно перевел и жилье эконом-класса оно постоянно двигается вместе с нами по жизни, хотя неправильное определение, потому что это стандартное жилье. Во всем мире так называется. Вот стандартное жилье в регионах сегодня в среднем в новостройках имеет такую цену. И конечно, в такую цену очень сложно вложить инфраструктуру. И мы стараемся максимально помочь. Что такое инфраструктура – это социальная инфраструктура, это внутриквартальные дороги, внутри соответствующих микрорайонов комплексной застройки и еще у нас есть такая опция это субсидирование процентной ставки по инженерии, по инженерным сетям.

Ю.Кобаладзе— Скажите, а остановилось падение цен на квартиры? Я почему спрашиваю, продавать квартиру или нет.

М. Мень— Сейчас по нашим оценкам некий баланс наступил. Потому что себестоимость уже приблизилась к продажной цене. Я думаю сейчас такой момент соответствующий.

Ю.Кобаладзе— Лучше подождать.

М. Мень— Может быть уже ждать не имеет смысла.

С. Сорокина— Лучше не будет. А вот как раз спрашивают нас, и я хотела спросить, хорошо конечно звучат эти цифры, 80 миллионов квадратных метров, и в этом году 75-80 прогнозируется нового жилья. А вопрос, спрашивают из Санкт-Петербурга: «А какой прок в наращивании объемов, если жилье недоступно. И если в той же Москве мы знаем, просто умираем от рекламы этого жилья всевозможных построенных комплексов, которые не раскупаются».

М. Мень— Ну как это недоступно. Давайте с вами просто посмотрим на цифры ипотеки. Вы знаете, сколько в этом году люди взяли ипотечных кредитов. Почти на полтора триллиона рублей. Люди верят сегодня в ипотеку, люди приходят в ипотеку и верят и в долевое строительство. И сегодня востребованность жилья очень приемлемая, и нам кажется, что сейчас наступает некий иной тренд. Почему есть кварталы, которые сегодня не раскупаются. Люди требуют, это тренд особенно прошлого года. И уже в регионах. Люди требуют другого качества. Недавно я был в Кирове и посмотрел два микрорайона. Один просто обычный стандартный ДСК построил обычные большие башни, ничего там нет интересного, привлекательного. И владелец мне жаловался, вот плохие продажи. Все стоит. А соседний микрорайон молодые креативные ребята сделали малоэтажку 4-5 этажей. Сделали общественное пространство, зоны, городскую среду нормальную, в шаговой доступности вся инфраструктура. Эти же деньги просят, порядка 40 тысяч рублей за квадратный метр. У них все разбирают как горячие пирожки. И я сказал этому владельцу ДСК, что нужно перестраивать, иначе вы попадете в банкротство. И сегодня это повсеместная история. Люди сегодня, осмыслив, что есть возможность договор долевого участия, есть возможность брать ипотеку, люди сегодня уже не спешат, они присматриваются и идут туда, где есть грамотно развитое общественное пространство, территория, особенно молодежь реагирует на это чутко. И это поверьте прямо тренды прошлого года и они будут активно развиваться.

С. Сорокина— Наверное, но, тем не менее, знающие люди и к их мнению я тоже прислушиваюсь, говорят, что не в последнюю очередь колоссальная реновация, которая в Москве затевается в том числе подталкивается и застройщиками, которые построили огромное количество жилья и оно слабо реализуется. Можно отмахнуться от такого мнения, но что-то в этом есть.

М. Мень— Вы знаете, пока мы не ощущаем кризиса продаж нормального жилья. Я имею в виду нормальное жилье, не жилье бизнес-класса, а любое жилье. Стандартное. Пока такого не ощущается. Потому что работают такие механизмы как ипотека, долевое строительство, мы видим, что качественное все достаточно активно и по регионам продается. Теперь что касается Москвы и пятиэтажек. Ведь что у нас получилось. У нас именно центральная часть города застроена сегодня пятиэтажками, а чуть дальше к МКАД как раз более современное жилье. То, которое строилось в 70-80 годы. Конечно, морально домостроения тоже устарели. Но все равно не настолько устарело, как эти пятиэтажки. Поэтому мы поддерживаем инициативу правительства Москвы. Это большая серьезная программа. И эта программа может изменить внешний вид города и поверьте, что людям это тоже будет, конечно, приятно по желанию переехать в совершенно другого состояния, другого уровня жилье.

С. Сорокина— Здесь «по желанию» слово, которое можно обсуждать.

М. Мень— В правительстве Москвы планируют обязательно точку зрения учитывать.

С. Сорокина— Я знаю, что компетенция конечно московских властей, господина Хуснуллина. Или господина Собянина. Но спросить вас как министра хочу вот о чем. Скажите, пожалуйста, для всех нас было как снег на голову, сегодня как раз снег, вот эта программа реновации. Она вдруг откуда-то появилась и мы узнали в одночасье, одним утром что называется, что это всем предстоит. Полтора миллиона москвичей, кто обрадовался, кто загрустил, узнали судьбу свою предстоящую. Так вот вопрос: а вы в курсе были как министр этого колоссального проекта или нет. Или тоже также.

М. Мень— Во-первых, конечно мы были в курсе. Что ведется такая проработка. Во-первых, ничего нового в этой программе нет.

С. Сорокина— Ничего себе, полтора миллиона переселить.

М. Мень— Уже один раз подобная программа работала. При Лужкове…

С. Сорокина— Она не объявлялась.

Ю.Кобаладзе— Не довели до конца.

М. Мень— Конечно не довели. Но порядка 7-8 по-моему миллионов квадратных метров жилья было расселено. И поскольку я тоже имел честь в свое время работать в правительстве Москвы, я очень хорошо помню, что программа была, работала и люди получали квартиры, и конечно, сейчас объемы порядка 25 миллионов квадратных метров жилья. Больший объем. Но мне кажется…

С. Сорокина— Тогда речь шла о совсем ветхих домах. Тех, которые просто просились на то, чтобы их снесли.

М. Мень— Сегодня те дома, о которых идет речь, тоже не украшают наш город. Мне кажется это большая такая стратегическая задача. И мне кажется, если удастся реализовать задуманное, по крайней мере, как сегодня позиционируют эту программу власти города Москвы, то это будет великое дело, безусловно. И это изменит лицо нашего города лет за 15-20.

С. Сорокина— А как министерство в этом проекте, каким краем, боком, регулированием участвует?

Ю.Кобаладзе— Или мешает.

М. Мень— Нет, наши специалисты помогали специалистам правительства Москвы в подготовке законопроекта. Законопроект этот касается только города Москвы. Поскольку именно здесь стоит такая проблема и здесь конечно другие возможности в Москве. И сегодня уже вычищенный законопроект зайдет в ближайшее время в правительство РФ для соответствующего (неразборчиво), мы его еще раз внимательно посмотрим, в каком он виде пришел, и будем давать соответствующее заключение правительству РФ на этот законопроект.

С. Сорокина— А чего он касается?

М. Мень— Он касается специального регулирования для этой программы. Будут делегированы полномочия правительству Москвы по техническому регулированию и по принципам расселения этих пятиэтажек. Потому что сегодня вы знаете, у нас работает 185-й федеральный закон относительно расселения тех домов, которые признаны аварийными по стране в целом на 1 января 2012 года. И там они не подходят для работы в Москве по расселению пятиэтажек. И здесь нужны другие…

С. Сорокина— Почему, Галина Хованская говорит, что все у нас есть в законодательстве, ничего дополнительного не надо. Она с опаской говорит, что что-то там сейчас намутят и привнесут такие нормы, от которых не обрадуемся.

М. Мень— У нас сегодня закон о расселении только гласит четко о расселении домов, которые признаны официально аварийными. А здесь могут люди высказать свою точку зрения, если их дом не признан аварийным, но они готовы принять условия правительства Москвы переехать. А мы их 185-м федеральным законом ограничим в этом их стремлении. Поэтому мы даем возможность не ограничивать людей.

Ю.Кобаладзе— А сейчас какой-то анализ проведен, люди как реагируют. В целом приветствуют это.

М. Мень— Это скорее вопрос не к нам, а к правительству Москвы. Я думаю, они наверняка какой-то интерактив делают, опросы проводят. И мне кажется, что такое дело очень полезное и я уверен, что большинство людей, поскольку там, насколько я знаю все-таки зашиваются в эту задачу опросы граждан, я думаю, что большинство будет поддерживать расселение. Мне кажется так.

С. Сорокина— А если большинство, то значит и все подтянутся. Еще один вопрос. Заканчивая эту тему. Я когда посмотрела об организации министерства, наказах, которые давал тогда председатель правительства, и вот Дмитрий Анатольевич сказал вам тогда, что нужно бороться очень с коррупцией в ЖКХ. Бейте по рукам и в случае необходимости передавайте материалы в правоохранительные органы. Сказал он тогда, очень нажимая на то, что надо бороться с коррупцией. Вам удалось в вашей в общем коррупционноемкой отрасли сложной что-то в этом смысле сделать.

М. Мень— Докладываю. Наша программа по поэтапному переходу на управление ресурсами частными компаниями не государственными и есть главный залог борьбы с коррупцией в отрасли. Потому что управление МУПами и ГУПами приводит однозначно к коррупционным схемам. Потому что любой руководитель МУПа, ГУПа он все равно при всем уважении к потенциальному теоретическому руководителю ГУПа и МУПа все равно себя чувствует временщиком. Он сегодня работает руководителем, завтра не работает. Ему что есть порывы в сетях, что нет. То есть у него идеология обратная. Он зарабатывает на потерях.

Ю.Кобаладзе— На нашем горе.

М. Мень— Конечно. На потерях. Что касается концессионера, который приходит и начинает управлять ресурсами, у него обратная история. То есть, имея тот же совокупный платеж, если он сокращает потери в сетях, это все его прибыль. И здесь интересные есть цифры, то есть мы наблюдаем за тем, как в регионах управление особенно водоснабжением, водоотведением переходит на условия концессии, концессия это временная собственность. Мы не можем отдавать в частные руки управление ресурсами, потому что это система жизнеобеспечения. Весь мир идет по пути концессионных соглашений. Вообще в России до революции все железные дороги по концессиям построены. США — все железные дороги и автодороги строили по концессиям. Начинали. И весь принцип в том, что концессионер, заключая концессионное соглашение с регионом, с муниципалитетом, он сам заинтересован в том, чтобы минимизировать свои потери, минимизировать какие-то ЧП, происходящие на сетях. И понятно, что у нас конечно, к сожалению, и бизнес-структуры не святые. Это мы прекрасно понимаем и есть много вопросов. Но в целом все равно мотивация владельца компании, который зарабатывает на минимизации потерь она одна, а мотивация руководителя МУПа, который зарабатывает на потерях, она другая. И весь принцип в этом. Это основное.

С. Сорокина— Что-то недавно ваш заместитель Чибис сказал по поводу концессионеров.

Ю.Кобаладзе— Я сразу Остапа Бендера вспоминаю.

С. Сорокина— Что там меняется способ поддержки их.

М. Мень— Сейчас расскажу. Мы сейчас сделали третьей стороной концессионного соглашения регион. Потому что вообще до сего дня концессионеры заключали соглашение с континентом в виде муниципального образования. А регион оставался где-то в стороне. Знаете, надо муниципалитеты защищать, потому что я сам много лет работал в регионе. Не всегда у муниципалитетов есть юридическая соответствующая поддержка, сильные юристы и так далее и их регион не должен бросать свои муниципалитеты на съедение бизнесу что называется. И их должны поддерживать. Это первое изменение. Теперь третья сторона – регион. Дальше важное изменение – то, что касается не полностью дооформленного имущества. У нас же советское наследие большое до сих пор. И очень много имущества муниципалитеты не оформили до конца. И получается, вот многие главы субъектов приезжали ко мне и говорили, что мы готовы привлечь концессионера, но у нас не оформлено имущество. Вот мы дали возможность, если хотя бы 50% имущества оформлено, и муниципалитет и по согласованию с третьей стороной с регионом готов делегировать полномочия концессионеру оформить дальше в течение года, двух лет заключить договор и дооформить имущество на муниципалитет, естественно, не на себя. То есть такой объект тоже можно объявлять в концессию. И еще существенная вещь это если есть определенные долги на этом МУПе, ГУПе, а это сплошь и рядом, потому что это принципы управления ГУПами, МУПами, если концессионер готов взять на себя погашение этих долгов, то тоже возможно объявление конкурса на концессию.

С. Сорокина— Это всего лишь один пример с концессиями, которые можно поддерживать и избегать коррупционных схем. Это же не единственное.

М. Мень— Конечно. Это главное. Это ресурс. Второе, конечно, это управляющие компании, которые управляют нашими многоквартирными домами. Это появилось новшество лет 10 назад. Я еще работал на земле тогда. И тогда возникла очень сложная ситуация.

С. Сорокина— Михаил Александрович, запомните эту мысль, и мы сразу после новостей продолжим.

НОВОСТИ

С. Сорокина— Еще раз вас приветствую. Михаил Мень, министр строительства и ЖКХ. Вы не думайте, что я и Юрий Георгиевич не обращаем внимания на ваши sms. Мы их видим, сейчас обязательно зададим вопросы. Но сначала хотела бы услышать конец ответа по управляющим компаниям.

М. Мень— Сегодня у нас зарегистрировано в нашей системе информационной ГИС ЖКХ 18 тысяч 997 управляющих компаний по стране. И 272 уже были лишены лицензии. То есть сегодня лицензионное требование жесткое и наконец в руках у людей появилась возможность все-таки заменить свою управляющую компанию.

С. Сорокина— Потому что это было огромной проблемой.

М. Мень— Сегодня варианты есть. Мало того, подделка общедомового собрания сегодня уголовно преследуется. Потому что приравнена к подделке документов. Это важная составляющая очень. Потому что этим грешили всегда.

С. Сорокина— Юрий Георгиевич, ты хотел вопрос задать.

Ю.Кобаладзе— Обманутые дольщики тут.

С. Сорокина— Да много вопросов. Вот я читала у вас в интервью по поводу того, как решается проблема по поводу дольщиков СУ-155, потому что это громадная была тема.

М. Мень— Может с этого и начну. Это действительно огромная проблема. Только вчера мы у председателя правительства Дмитрия Анатольевича собирались, обсуждали эту тему. Обвалилась такая компания, которая строила 145 жилых домов многоквартирных в 14 регионах. И порядка 30 тысяч людей попали в сложнейшую жизненную ситуацию. И сегодня мы приняли решение на правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции о том, что, к сожалению, нам придется вмешиваться в эту ситуацию. Это эксклюзивный случай. Потому что в принципе правительство в деятельность частных компаний не вмешивается. Но здесь мы 30 тысяч просто не могли бросить на произвол судьбы. И сегодня было принято решение о том, что банк «Российский капитал» государственный банк становится санатором, условно говоря, потому что все-таки санаторство применяется к финансовым институтам, но мы называем его санатором. И сегодня, собственно говоря, уже ситуация сдвинулась с мертвой точки очень неплохо. Вот по 16-му году банк 59 домов построил, уже ввели в эксплуатацию. Это 13 тысяч с лишним людей уже въехали. И в 17-18 году отдельно 71 дом это еще 14 тысяч должны быть достроены. Еще несколько домов 15 домов есть в Звенигороде Московской области, а там отдельная схема, там санатором является другая компания.

Ю.Кобаладзе— То есть это именно для обманутых дольщиков.

М. Мень— Да, но здесь мы должны понимать, что у СУ-155 остались активы. И все активы были собраны в единый блок, на единый фонд банка «Российский капитал». И дальше это и земельные участки, и свободные договора долевого участия. Это и непрофильные активы и профильные и так далее. И ДСК и современные ДСК в том числе. И сегодня поэтапно идет реализация этих активов, и банк частично инвестирует свои средства. Дальше он перекрывает эти траты, причем здесь очень сложная работа. И сложные схемы. То, что касается дальнейшего долевого строительства. Вообще 214-й федеральный закон о долевом строительстве оправдал себя. Потому что подавляющее большинство сегодня обманутых дольщиков, мы не берем сейчас группу компании СУ-155, в целом это жертвы часто очень схем. Не 214-го федерального закона. Схемы были такие как, например…

С. Сорокина— Как пирамида.

М. Мень— Делают ЖСК, ЖСК собирает с людей деньги, целый район строится несколько домов, целый квартал, дальше это ЖСК кредитует застройщика. Здесь это уже не ко мне, к МВД, это уже схемы. Но сегодня мы в законодательстве все эти лазейки практически убрали. Сегодня один дом — один ЖСК, то есть такую схему больше не сделаешь. Дальше мы убрали безответственность, когда зарегистрировал компанию, 10 тысяч уставной капитал, стол и компьютер, капнул экскаватором – начал деньги с людей собирать. Сегодня по новому нашему закону соизмеримо с тем, что ты строишь, должен быть твой уставной капитал. Дальше реклама. Даже в эту вынуждены были в ситуацию погрузиться. Очень часто были проблемы, когда рекламируется одно, компания другая, люди платят деньги третьей компании, квартал рекламируется этот. В общем, тоже мы все это дело убрали. И самое главное, принятие решения, было принято решение президентом в прошлом году в мае на госсовете. О создании государственного фонда по аналогии с АСВ, который…

С. Сорокина— Страхование.

М. Мень— Потому что вообще договора долевого участия страховались всегда. Но ни разу, насколько я знаю, три года проработав с лишним министром, чтобы хоть одна страховая компания закрыла какой-то вопрос. И сегодня мы с теми же СУ-155 и людям помогаем, банк, мы с утра до вечера занимаемся проблемой. Ни одного страховщика я рядом даже не видел. И у них, конечно, еще хватает определенной наглости устраивать всякие лоббистские вещи, тормозя принятие наших законодательных инициатив. Понятно, что мы их лишаем серьезнейшего бизнеса.

С. Сорокина— Страховщиков. То, что будет единый фонд по принципу как банки.

М. Мень— Совершенно верно. Мы знаем сегодня АСВ, если попадает человек в сложную ситуацию, определенная сумма, миллион 400 она все-таки людям выплачивается.

С. Сорокина— Чтобы не сразу умерли.

М. Мень— Или некоторые даже раскладывают в несколько банков суммы.

С. Сорокина— Многие по много раз горели.

М. Мень— Чтобы хотя бы получить. И здесь такая же схема. Мы сегодня внесли в ГД уже последний пакет изменений в закон 214-й, где как раз развилка эта и двоякое чтение этого закона о том, что не будет больше страхование в страховых компаниях, а только в государственном фонде внесли. И ждем уже решения парламентариев. И это изменит ситуацию и у людей будет больше спокойствия при инвестировании в договора долевого участия.

Ю.Кобаладзе— А что касается уже обманутых вы решаете.

М. Мень— Да, мы сейчас решаем. Вот СУ-155, дальше вообще конечно ответственность субъектов РФ. Они выдавали разрешение на строительство, они смотрели за финансовым состоянием компании и сегодня большинство субъектов все-таки понимают, как действовать. Сегодня у нас за последние три года было около 50 тысяч людей, попавших в эту сложную ситуацию. Сегодня 39 тысяч. То есть постепенно под нашим контролем субъекты решают этот вопрос. Выдают повышенные ТЭПы кому-то из инвесторов. За счет повышения ТЭПов до определенной нагрузки дают застройщикам по расселению. То есть решают этот вопрос определенным образом. И плюс, конечно, и правоохранители подключаются, смотрят активы, которые остаются после таких нерадивых застройщиков.

С. Сорокина— Который раз, когда говорим о каких-то проектах колоссальных в Москве, пишут из регионов, ну что-то вроде нам бы ваши проблемы. Потому что конечно, основное количество этого ветхого аварийного непригодного для жизни жилья, оно по стране нашей огромной. Как у нас с этим ветхим жильем. Вот Москва тут делает реновацию, даже еще жилые дома будет сносить очередной серии. А по регионам не так проблема стоит. Проблема ветхого жилья. Как с этим?

М. Мень— Конечно, я это знаю очень хорошо, поскольку сам много лет работал в регионах. Московской области, Москве и 8 лет в Ивановской области. Очень сложном субъекте РФ. Хочу сказать, что сегодня у нас работает большая программа по расселению аварийного жилья. У нас задача до конца этого года, вот эта программа работает с восьмого года, расселить 11 с лишним миллионов квадратных метров жилья. Сегодня уже нам осталось порядка 3 миллионов расселить. То есть за это время порядка 8 миллионов было расселено уже. Это большая программа. На нее тратятся большие средства. И сегодня движение вперед достаточно неплохое. В целом за последние три года, сколько работает наше министерство, и наш фонд содействия реформ и ЖКХ у нас порядка 3 миллионов ежегодно расселяем. Когда программа кончится, будем решать вопрос, как дальше действовать и разные законодательные инициативы сегодня рассматриваются и предлагаются. Но то, что касается аварийного жилья. Есть жилье, которое не аварийное, тоже ветхое как его называют. Здесь работает программа капремонта. И программа сложная, социально очень сложная. Но других решений мир не придумал. И сегодня капремонт вообще страна собирает порядка 100 млрд. рублей в году…

С. Сорокина— Все-таки собираются.

М. Мень— Да и сегодня вы знаете, интересный тренд, если полтора года назад, когда программа только начинала раскручиваться, огромный вал был обращений людей, зачем это надо, отмените. Сегодня совершенно другие вопросы. Даже в мой адрес приходят, и мы с депутатами часто общаемся. И к ним приходят совершенно другие вопросы. Это сохранность денег, это качество капремонта, это очередность. Вы знаете, что есть два принципа: общий котел или принцип свой собственный счет специальный у дома. Здесь рекомендации можно давать только такие. Если дом относительно новый, то конечно нужно свой счет создавать.

С. Сорокина— Открывать и на него собирать деньги.

Ю.Кобаладзе— А кто определяет, какой дом аварийный. Я просто через это проходил, у нас от дома отслоился кусок.

М. Мень— Это специальная комиссия.

С. Сорокина— Вызывается и рассматривается это дело. Но тут работы непочатый край, потому что пока вы расселите предыдущих, поспеют следующие дома.

М. Мень— Это и должно работать постоянно. 40 тысяч домов, первый год программа работала, чуть больше 20 тысяч расселили, а в прошлом году уже 40 тысяч домов. Я прошу прощения. Я говорю сейчас про капремонт. Капитально отремонтировали в 2015 – больше 20 тысяч, а в 2016 – более 40 тысяч домов. Такой возможности у нас бюджетной бы не было. Сегодня 40 тысяч домов отремонтировано. Наверное, мало рассказываем об этом. И надо больше рассказывать и показывать. Все-таки такое дело неплохое.

С. Сорокина— А в каком регионе хуже всего дела обстоят?

М. Мень— У нас Тыва пока очень серьезно хромает. Забайкальский край, губернатор лишился должности из-за неудачной реализации расселения аварийного жилья. По аварийке если мы сейчас берем не капремонт Тыва, Амурская область очень сложно, большие объемы.

С. Сорокина— И денег нет.

М. Мень— И еще ряд регионов. Но деньги у них есть федеральные. А с них требуется только софинансирование. Но сейчас регионам непросто с бюджетами, иногда и с софинансированием сложно. И нам приходится им помогать.

С. Сорокина— А вот честно, много воруют на этих проектах?

М. Мень— Вы знаете, конечно, какие-то уголовные дела по субъектам РФ есть. Но вопиющий был случай в Брянской области. Когда построили совсем некачественно и посадили там и мэра города. Во всяком случае, под следствием точно находился. Таких вопиющих случаев было несколько. Но потом надо отдать должное общественникам, потому что мы маленькое министерство, у нас нет…

С. Сорокина— А общественники следят все-таки за этим. Сейчас пристально.

М. Мень— И Народный фронт, и Общественные палаты региональные. Но самый лучший контролер это люди, которые в будущие дома въедут. Вот в Кострому я как-то приехал смотреть объекты, которые готовятся к введению и там бабушки вышли, говорят, что мы все следим. Мы сейчас в программу вшили такую опцию, чтобы на каждом доме было написано, когда расселяет, кто расселяет и так далее. И конечно, лучшие контролеры это сами люди, которые понимают, что они в этот дом переедут.

С. Сорокина— Еще вопрос. Михаил Александрович, цены на ЖКХ растут и не поспевают за доходами, следите ли вы за повышением тарифов в этой вверенной вашей отрасли.

М. Мень— Тарифы не наше, тарифами занимается антимонопольная служба. Но что было нами предпринято в свое время. Еще когда только создалось министерство. Было две точки зрения. Они сейчас до сих пор существуют. Одна – что тарифы нужно заморозить, как они есть, и так их и остановить. Точка зрения консервативная. И либеральная точка зрения, что тарифы нужно отпустить в свободное плавание…

С. Сорокина— Пусть себе летят.

М. Мень— И они вообще должны быть экономически обоснованными. Мне кажется, что истина как всегда посередине. Потому что первое – замораживать там нечего. Потому что сейчас мы по поручению правительства вместе с коллегами из ФАС проводим анализ вообще реальной обоснованности тарифов. Потому что тарифы даже в одном субъекте РФ по муниципалитетам очень сильно разнятся. Это я проходил, сам работая в регионе. Один из муниципалитетов, я говорю, а почему у вас такой низкий тариф и пришел новый глава района и говорит, что я вынужден поднимать. Потому что у меня все обанкротились предприятия ЖКХ. Был коммунист предшественник мой, который из-за популизма держал тарифы вместо того, чтобы их индексировать в соответствии с инфляцией. И угробил всю систему ЖКХ. И понятно, что он резко не может поднять, он начинает поэтапно поднимать. Это первое. Я считаю, что тоже замораживать нечего. Нужно разобраться глобально, вместе с ФАС собираемся и я уверен, что в ближайшее время некое понимание у нас будет ценообразования в тарифах, в ресурсах. То, что касается отпустить и сделать экономически обоснованными тоже не работает. Потому что экономическая обоснованность тоже вещь очень спорная. Поэтому что сделано на сегодняшний день. Сегодня ограничивается предельный индекс совокупного платежа гражданина. Людей же интересует итого. То есть сегодня это предельный индекс не превышает инфляцию. Сегодня 4,5%. И если где-то это выше, то значит с этим необходимо разбираться. Максимум, что может сделать муниципалитет, это тот или иной ресурс может принять решение на заседании либо гордумы, либо совета депутатов и на основании каких-то, например, пришел концессионер и строит станцию обезжелезивания в одном районе. Приходит депутат и говорит, я готов за два года построить станцию, но она обойдется во столько-то, поднимите мне на два года тариф, я в течение двух лет построю.

Ю.Кобаладзе— Что такое обезжелезивание?

М. Мень— Это как пример просто. Сильный состав железа. В воде. И люди мучаются очень. Это как пример. Он выступает на совете, убеждает депутатов, что два или три года я берусь, вот тогда они могут пробить этот потолок решением совета депутатов. А так это немедленно сигнал нашего министерства и разбирательство, если это выше предельного совокупного индекса, который сегодня в районе инфляции.

С. Сорокина— Спрашивают, а когда сдадут долгострой от Роскап? Знаете такое.

М. Мень— Это как раз банк «Российский капитал», который санирует СУ-155. До конца 2018 года «Российский капитал» достроит все дома.

С. Сорокина— Вопрос такой. К вам в министерство наверняка пишут, как-то обращаются люди, присылают свои письма.

М. Мень— И в социальных сетях с нами общаются. У нас обширная переписка.

С. Сорокина— Кто-то систематизирует, на что сейчас больше всего жалуются. Какие болевые точки? Помимо обманутых дольщиков и тарифов ЖКХ. Что еще.

М. Мень— Конечно, качество, сейчас больший акцент идет, мы видим в обращениях граждан на качество капремонта, качество обслуживания в домах, качество представления услуг ЖКХ. Сегодня уже есть отчетливый тренд такой, что люди акцент делают на качество. Понятно, что есть стандартные вещи это по долевому строительству, по тарифам и так далее. Но вот такой тренд отчетливо мы видим, что по всем позициям насчет качества серьезно поднимаются вопросы более чем два года назад.

С. Сорокина— «Добрый вечер, мы обманутые дольщики ЖК Царицыно. Москва. Нас 18 тысяч человек, подскажите, пожалуйста, какие меры будут приняты».

М. Мень— Давайте так. Напишите на меня письмо и отправьте мне. Можно прямо в приемную. Я сам посмотрю и свяжусь с правительством Москвы, узнаю по Царицыно, какая там конкретно ситуация.

С. Сорокина— Если вы нас сейчас слушаете, то в приемную Михаила Александровича Меня, и он постарается переадресовать это что называется в первые руки.

М. Мень— Конечно.

С. Сорокина— Хуснуллин будет разбираться или кто. Пишут нам: «Не убедили, что 214-й закон предотвращает мошенничество».

М. Мень— Только новые его параграфы что называется, вступили сейчас в действие, а некоторые вступают только с 1 июля. По убиранию дублирования со страховыми компаниями только внесен в ГД. Но то, что касается уставного капитала, мне кажется это очень важная вещь.

С. Сорокина— Это правда. Скажите, пожалуйста, у нас еще с советских времен тянется длинная очередь очередников на жилье. Она, как ни странно и в Москве не уменьшается. Где вроде строится много жилья, и решаются социальные вопросы. По стране наверняка что-то впечатляющее по цифрам. Что с этой категорий граждан делать?

М. Мень— Здесь что я хотел бы сказать. У нас есть определенные категории граждан, это те, кто переезжает с территории Севера, молодая семья, целый ряд программ, по которым мы работаем в том объеме средств, которые у нас есть. У муниципалитетов соответственно есть и у регионов свои программы, то есть сегодня такая работа ведется. Но строго по тем категориям граждан, которые по федеральным законам…

С. Сорокина— Но уменьшается хоть эта очередь по стране?

М. Мень— Поэтапно уменьшается, конечно. Для ветеранов Великой Отечественной войны.

С. Сорокина— Слушайте, с конца войны прошло уже сколько. Это же и смех, и грех. Уже невозможно слушать, когда говорят, вот ветеранам ко дню победы дали квартиру.

М. Мень— Реальным ветеранам уже конечно давно дали квартиры. Это уже в большинстве семьи ветеранов.

С. Сорокина— Понятно. Ну что же, нам уже надо завершать. Юрий Георгиевич, у тебя есть какой-нибудь еще вопросик.

Ю.Кобаладзе— Я уже все задал. Вот ЖКХ, конечно много вопросов.

С. Сорокина— Очень много вопросов. Ну хорошо. Быстренько говорите ваши ближайшие планы.

М. Мень— Сейчас у нас большой проект по благоустройству и развитию городской среды. Впервые в истории современной России 20 млрд. рублей выделено на благоустройство территорий по всей стране. Это касается дворовых территорий, знаковых объектов благоустройства в каждом практически муниципалитете. Наверное, это не очень большие деньги в целом по стране, но с учетом софинансирования это даст определенный эффект. Нам очень хочется, чтобы это было стартом вообще изменения внешнего облика наших городов.

Ю.Кобаладзе— Москва вообще впечатляет.

С. Сорокина— Москва отдельная история. Но значит, по стране что-то начинается. Спасибо, вот пролетел час, конечно, не успели проговорить все темы. Но надеемся, что мы еще вас увидим в студии.

М. Мень— Приглашайте.

С. Сорокина— Михаил Александрович Мень, министр строительства и ЖКХ. Спасибо, до встречи через неделю.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 29 марта 2017 > № 2119338 Михаил Мень


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 29 марта 2017 > № 2119323 Никита Стасишин

Интервью замглавы Минстроя России Никиты Стасишина «Rambler News Service»

Заместитель министра строительства и ЖКХ Никита Стасишин рассказал RNS о московской программе реновации пятиэтажек, укрупнении застройщиков, мерах поддержки строительства жилья и перспективах СУ-155.

Как вы оцениваете перспективы новой программы по реновации хрущевок в Москве?

Программа должна сделать качество жизни в Москве, пожалуй, одним из лучших в мире. Это не какие-то красивые слова. Подобные проекты точечно реализуются в Берлине, в городах США, но улучшить жизнь обычным гражданам в таком масштабе взялись только в Москве. Предполагается не только же снос пятиэтажек и строительство на их месте большего объема жилья. В столице произойдет трансформация всей инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Ведь это целый комплекс изменений жизни столицы.

Не затормозится ли развитие каких-то территорий на фоне реализации такой масштабной программы — например, Новой Москвы или бывших промзон?

Пока будет идти реновация пятиэтажек в Москве, на присоединенных территориях будут реализовываться уже начатые проекты. Перегибов в ту или иную сторону не должно произойти, город должен развиваться единой агломерацией. Мне кажется, что департамент развития новых территорий правительства Москвы подходит к вопросу очень профессионально и понимает, как должна развиваться Новая Москва. Думаю, что все просчитано и будет соблюден необходимый баланс.

Единственное, на чем может сказаться программа сноса пятиэтажек, это на реорганизации промзон.

Проводили ли вы свою оценку, в какую сумму может обойтись реализация программы?

Мы своих подсчетов не делали. Наша основная задача — не посчитать затраты, а учесть все законодательные тонкости, избежать подмены понятий при создании качественной и комфортной городской среды.

Видите ли вы уже первые результаты работы обновленного закона о долевом строительстве

Сейчас, на мой взгляд, самое важное, что застройщики стали более подробно и глубоко открывать информацию о себе и тех проектах, которые они начинают. Это те требования, которые как раз вступили в силу с 1 января 2017 года. Сегодня мы действительно добились того, что любой человек без специального образования может зайти на сайт застройщика и увидеть информацию по новым проектам: оценить комплексное развитие территории, посмотреть, каким будет дом, какие сроки строительства, какие социальные объекты планируется построить, какая ситуация с транспортными развязками и т. д.

Второй момент, который важен, прежде всего, для потребителя, изменения в закон о рекламе. Это требования к той информации, которую размещают на билбордах, в интернете и т. д., чтобы компании не обманывали граждан.

С 1 июля 2017 года также вступают в силу требования к уставному капиталу застройщиков. Если они не будут исполняться, контролирующие органы смогут отказывать компаниям в выдаче положительного заключения о соответствии для регистрации первого договора долевого участия, то есть не позволят привлекать средства граждан. Практика строительства многоквартирных домов на средства будущих собственников существует не только в России. При этом банки оценивают риски проектного финансирования минимум в 12–15% при среднем кредите, а деньги граждан достаются застройщику бесплатно. Получается серьезная экономия, и стоимость квадратного метра не растет. Все свои издержки и затраты компания закладывает в стоимость квадратного метра, а не вычитает из своей прибыли.

Есть ли уже какая-то нервозность среди застройщиков относительно поправок об уставном капитале?

В этой части нет. Есть нервозность в другом. Мы ввели требования к проектным декларациям. Объем документов, которые теперь заполняют застройщики, конечно, колоссальный. Я думаю, мы совместно с компаниями что-то поменяем, для того чтобы не было избыточных требований.

Еще есть не зависящая от нас тревога, связанная со сроками регистрации договоров долевого участия (ДДУ). К нам обращаются крупнейшие застройщики страны. Сейчас вводится электронное взаимодействие через многофункциональные центры. Это правильный вектор развития. Но особенно в Москве и Московской области те компании, которые продают в день очень много квадратных метров, сталкиваются с проблемой регистрации.

В настоящее время, мы с Росреестром обсуждаем, как выходить из сложившейся ситуации. Когда ты строишь не один-два, а одновременно 10 объектов, при этом финансирование на 90% идет за счет средств граждан, поток ежемесячного объема денежных средств на достройку не должен сокращаться только из-за сложностей с регистрацией ДДУ. Это может превратиться с снежный ком, который приведет к проблемам с финансированием строительства.

Как этого не допустить?

Либо создавать специальные регистрационные окна, либо налаживать работу в МФЦ — улучшать подготовку сотрудников, которые принимают документы. Это важная работа. Я думаю, мы совместно с Росреестром скоро в рабочем порядке снимем это напряжение, которое возникает у застройщиков просто из-за того, что они боятся потерять денежный поток, необходимый для поддержания стройки.

Ожидаете ли вы укрупнения застройщиков по стране?

Укрупнение заметно, особенно в столичном регионе. Последняя большая сделка — слияние ПИКа и «Мортона», одних из крупнейших застройщиков по объему ввода в Москве и Московской области. То же самое происходит и в регионах. Мы в этом не видим ничего плохого: все-таки компании с уставным капиталом в 10 тыс. руб., как нам кажется, не должны привлекать средства граждан. Пожалуйста, стройте, берите кредит в банке, но начинайте продавать после того, как ввели дом в эксплуатацию.

Количество застройщиков может сократиться. Но существуют показатели, которые дают нам уверенность в том, что рынок все равно остается конкурентным и отсутствует ценовая монополия, то есть не происходит никаких сговоров в части корректировки стоимости квадратного метра жилья.

Первые два — это количество зарегистрированных договоров долевого участия и объем выдаваемой ипотеки на этапе строительства. Темп выдачи ипотечных кредитов в 2016 году увеличился, особенно на первичном рынке. По данным ЦБ в 2016 году объем выданных ипотечных кредитов составил 1,47 трлн руб., что на 27,2% больше, чем годом ранее. Объем зарегистрированных сделок по ДДУ вырос по сравнению с 2015 годом более чем на 3%. Третий основной показатель — это то, что объем ввода индустриального жилья в общем объеме ввода составляет более 60%. Если раньше индивидуальное и жилищное строительство были в равных долях, то последние два-три года мы системно и точечно поддерживаем индустриальное домостроение, и это дало свой результат.

Что вызывает основное беспокойство?

С учетом того, что экономика пошла вверх, а рынок жилищного строительства достаточно волатильный, то кризисные явления, которые в каких-то сферах экономики видны моментально или через год-полтора, в нашей отрасли проявляются через два-три года. Поэтому единственное, что вызывает небольшое опасение, это прогнозируемые переносы сроков ввода домов в эксплуатацию и, вполне вероятно, банкротства тех или иных компаний, привлекающих средства дольщиков, не оправившихся от кризисных явлений в экономике.

Но нас это не пугает, потому что последние изменения в закон о банкротстве, принятые в конце 2015 года, позволили создать механизм, который дает возможность при банкротстве застройщика выделить объект из общей конкурсной массы и через наше комиссионное решение о приобретателе передать этот объект другому застройщику, очистив объект от долгов, не связанных с обязательствами перед гражданами — участниками строительства.

Сколько уже подобных заявок вы получили?

Около 30, а положительные заключения выдали только по трем, потому что мы очень внимательно следим за полнотой подаваемой информации, качеством застройщиков и соответствием всем критериям. В Московской области было выдано положительное заключение по ЖК «Гусарская баллада», объект достроит ООО «Осенний квартал». Еще два заключения были выданы: в Москве ЖК «Wood House» (ООО «Велесстрой») и в Иркутске АО «Иркутское региональное жилищное агентство».

Бывший глава стройкомплекса Подмосковья Герман Елянюшкин активно выступал за механизм внесудебного изъятия долгостроев. Что с этой идеей в итоге?

Она так и не была реализована, так как любое изъятие объекта без суда в рамках действующего законодательства может быть отнесено к категории произвола со стороны государства в лице тех или иных его органов. По сути, конечно, идея Германа (Елянюшкина. — RNS) заслуживает более пристального изучения, она может позволить сократить срок достройки объекта кратно. Но в рамках действующего законодательства это реализовать невозможно.

Ранее вы говорили, что банкам не хватает кадров для работы по обновленному закону о дольщиках в случае введения эскроу-счетов. Но эскроу-счета в поправках появились.

Если мы смотрим на историю с эскроу-счетами, которая действительно прописана как альтернатива, то речь идет не о том, что персонала не хватит, а об отсутствии компетенции у банков для того чтобы оперативно, качественно и недорого оценить риски, сформировать постоянный поток денег для девелопера и организовать получение денег от граждан на специальные эскроу-счета. Главное во всем этом — цена вопроса. Пока она будет варьироваться на уровне проектного финансирования — в районе 10%, может чуть больше, чуть меньше — это бесперспективно для банков, застройщиков и покупателей. Гарантии, что объект в этом случае обязательно будет достроен, я бы тоже не дал. А вот удорожание привлекаемых денег и, как следствие, удорожание квартиры — это реальность.

Можно предположить, что в Москве побочные эффекты эскроу-счетов будут не настолько ощутимы и механизм заработает. Финансовая нагрузка ляжет на себестоимость и не переложится на гражданина. А вот в субъектах, где цена квадратного метра в качественном проекте составляет 40–45 тыс. руб. за кв. м, прибавление 10% к стоимости отсечет достаточно большой контингент покупателей, готовых приобрести жилье в ипотеку. Это действительно очень дорого для потребителя в регионах.

Вы также предлагали проверять целесообразность выделения земель для индивидуального жилищного и дачного строительства многодетным семьям. Работаете сейчас над этим?

Да, это важная история. Здесь хочется избежать популизма и формальной отчетности со стороны субъектов по реализации этих программ. Была практика, когда выдавались земельные участки, но целые гектары оказывались совершенно непригодными для жилищного строительства. Потом к этим «жутким» участкам за сумасшедшие деньги пытались подвести инженерную инфраструктуру, для того чтобы хоть что-то можно было начать строить. Кроме того, иногда даже не было перспектив строительства дорог и запуска общественного транспорта, чтобы можно было добраться до города. Поэтому если мы оставляем эту меру как один из вариантов поддержки обеспечения земельными участками многодетных семей, то это должно делаться по принципу «под ключ». Субъектам необходимо очень внимательно оценивать баланс затрат и будущую эффективность вовлечения этих земель.

Будете разрабатывать законопроект?

Думаю, что мы просто в ручном режиме отработаем с субъектами этот вопрос. У профильных вице-губернаторов должна быть персональная ответственность за все в этом процессе: от выделения земель многодетным семьям до контроля за долевым строительством на этих участках.

Достаточно ли существующих мер поддержки жилищного строительства?

Меры поддержки жилищного строительства делятся на две части — стимулирование предложения и спроса. В поддержке предложения сейчас важную роль играет субсидирование строительства детских садов, школ и другой социальной инфраструктуры, а также внутриквартальных дорог и инженерных сетей в проектах комплексной жилой застройки.

С другой стороны, это прозрачные четкие правила игры на рынке и минимальные изменения законодательства. Цикл комплексного освоения территории подчас превышает срок в три-пять лет, и получается, что девелопер начинает строить по одним правилам, продолжает строить по другим, а вводит объект — по третьим. Это приводит к увеличению себестоимости проекта. И, самое главное, застройщик не уверен в завтрашнем дне. Также актуально дальнейшее снятие административных барьеров, но и тут важно не перегибать.

Что касается поддержки спроса, то было много жарких споров по поводу окончания программы субсидирования процентной ставки по ипотеке до 12%. Но посмотрите, что сделал Сбербанк и ВТБ — они снизили ставку до 10,9% и 10,4% соответственно, без какой-либо господдержки. Впрочем, если экономическая ситуация вновь измениться в худшую сторону, мы готовы заново запустить программу субсидирования.

Чтобы выйти на показатель 100 млн кв. м в год, нужно иметь гарантированный источник предоставления земель под жилищное строительство, механизмы вовлечения промзон, реновации застроенных территорий, стабильный спрос на жилье. Нужно создавать конкуренцию в качестве проектов. Важно, чтобы люди верили застройщикам и не боялись вкладывать деньги на этапе строительства, а этому должны способствовать комплексные изменения 214-ФЗ. Необходимо попробовать «поженить» инвестиционные программы субъектов и инженерных монополистов.

Банк «Российский капитал» не перейдет под контроль АИЖК, пока не будут приняты все решения в отношении закрытия финансовой дыры СУ-155. Есть ли уже какие-то решения?

Решения готовятся, в самое ближайшее время будут приняты все корпоративные процедуры по итогам ряда совещаний у руководства страны. В любом случае на сроках достройки объектов СУ-155 это никак не скажется. Если только в лучшую сторону.

Правда ли, что СУ-155 прекратит свое существование после выполнения всех обязательств перед гражданами?

Такое не обсуждается. У компании есть большая производственная база, которую можно в дальнейшем вовлекать в жилищное строительство.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 29 марта 2017 > № 2119323 Никита Стасишин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 29 марта 2017 > № 2118686 Константин Бабкин

Бабкин: Поддержка реального сектора вызывает изжогу у либералов во власти.

В преддверии Пятого Московского Экономического Форума, главная тема которого заявлена как «Поворот мировой истории. Новая стратегия России», сопредседатель оргкомитета Константин Бабкин рассказал о самом мероприятии, о причинах кризиса российской экономики и важности принятия долгосрочного плана по ее спасению.

«Чем мы отличаемся от Гайдаровского форума – наш форум был задуман именно как его противовес. Там всегда собираются люди, которые верят в «добрую», всемогущую силу рынка и полностью ему доверяют. Мы же собираем людей, которые говорят: не надо плыть безвольно по волнам рынка, нужно добиваться конкретных задач по изменению общества в целом. Это, конечно, будет дискуссия на хорошем научном уровне, хотя бы потому, что сопредседатель форума – Руслан Семенович Гринберг, один их авторитетнейших экономистов России. Также будут академики Невматулин, Глазьев, Некипелов. Серьезные научные силы подключены – и профессора, и академики из России и из-за рубежа, будут промышленники. Но конечно это не только и не столько даже научная дискуссия – это дискуссия практиков, скорее такой у нас крен. Мы с практической точки зрения обсуждаем экономическую политику в России и события, происходящие в мире», – отметил Бабкин.

Кроме того, председатель Совета по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России в Торгово-промышленной палате пояснил, почему у руководства страны до сих пор отсутствует долгосрочная стратегия экономического развития. «Да потому, что у нас в экономике доминируют такие вот «гайдаровцы», которые отрицают необходимость иметь стратегию, слово «промышленная политика» для них – ругательный термин, поддержка сельского хозяйства вызывает у них изжогу. Для них важно вступить в ВТО, добиться какого-нибудь рейтинга, а что будет с реальным сектором экономики – неважно. Мы говорим – нет, нужны планы, стратегия… Мир меняется, и в России есть условия для динамичного развития. Моя стратегия – стратегия ТПП, она способна вывести Россию на путь динамичного развития, который продлится лет 30 до того, как мы упремся в какие-то объективные препятствия. И этот экономический рост сможет измеряться двузначными цифрами – до 15% в год!», – оптимистично заявил Бабкин «Новым известиям».

Предприниматель считает, что главной причиной общего спада российской экономики являются дорогие кредиты, которые, по его оценкам, стоят в сто раз больше, чем на Западе, а также отсутствие господдержки для частников. «У нас кредиты под 20% достаются, а в Европе под полпроцента, два процента, максимум – четыре процента. Налоги, как ни странно, в западных странах ниже, плюс есть огромные льготы для предприятий, которые вкладываются в развитие своих производств, как в стране, так и за рубежом.

Несколько лет назад президент Владимир Путин задал мне вопрос: а почему вы не переносите свое тракторное производство, расположенное в Канаде, обратно в Россию? Так мы подсчитали – там минимум 15 пунктов, по которым Россия проигрывает конкурентную борьбу. Это и расходы на охрану, и стоимость транспортных перевозок, и пожарные услуги, и стоимость энергии и проч. И все это не в пользу России. Так что получается выгоднее производить тракторы в Канаде и везти сюда. Поэтому без субсидий у нас в стране не выживет ни пищевая промышленность, ни легкая, ни тяжелая», – полагает Бабкин.

Эксперт оценивает МЭФ как крупное мероприятие, которое явно найдет отголоски у миллионов людей. И власть также слышит сторонников возрождения реального сектора, только ей пока не хватает воли совершить поворот в экономической политике, ведь для этого требуются кадровые перестановки в правительстве. «Поэтому будем идти дальней дорогой, через миллионы людей, которые скажут – да, мы хотим этого, вот тогда и поворот состоится», – отмечает Бабкин.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 29 марта 2017 > № 2118686 Константин Бабкин


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 марта 2017 > № 2122165 Дмитрий Котляр

«БААДЕР». Легендарные машины.

Дмитрий КОТЛЯР, Генеральный директор ООО «Баадер-Восток-Сервис».

Почти сто лет назад, в 1919 году, молодой инженер Рудольф Баадер основал компанию «Нордишер Машиненбау Руд. Баадер». Он поставил цель – механизировать процесс рыбопереработки. В те времена рыбу разделывали вручную и идея Рудольфа Баадера выглядела революционно. Однако уже через 70 лет «революцией» немецких машин была охвачена не только Европа, но и Дальний Восток России – в 1992 году компания открыла сервисный центр на тихоокеанском побережье – во Владивостоке. В наши дни «Баадер» (BAADER) для добытчиков и переработчиков рыбы фактически имя нарицательное, смысл которого сводится к одному – качественная и высокотехнологичная рыбопереработка. О перспективах и целях, которые преследует «Баадер» сегодня, в беседе с корреспондентом журнала «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал генеральный директор ООО «Баадер-Восток-Сервис» Дмитрий Котляр.

– Расскажите, с чего началась история компании?

– Первым образцом в линейке «Баадер» стала машина для филетирования сельди. Рудольф Баадер смог запустить ее после 3 лет разработок. Постепенно ассортимент товаров расширялся. И каждый раз, запуская новое оборудование, компании удавалось представлять лучшие образцы в своем сегменте. В 1995 году, после внезапной кончины Рудольфа Баадера, семейный бизнес возглавила его дочь, Почетный Консул госпожа Петра Баадер. Под ее руководством группа продолжила расширяться.

С 2007 года датский производитель оборудования для обработки птицы LINCO Food Systems стал членом Группы «Баадер». Вместе эти две компании являются одними из сильнейших игроков на глобальном рынке переработки пищевых продуктов.

В 2012 году Группа «Баадер» приобрела 100% акций компании TRIO Food Processing Machinery AS в Норвегии вместе с ее дочерней компанией TRIO FTC Sweden AB. TRIO предлагает шкуросъемные машины, слайсеры, удалители пинбона. Сегодня «Баадер» и TRIO эффективно дополняют друг друга.

– За сто лет Группа «Баадер» стала ведущим производителем и поставщиком как отдельных машин, так и комплектных линий для промышленной переработки рыбы. На что направлена политика компании сегодня?

– На сегодняшний день «Баадер» – уверенная в себе, ориентированная на работу в команде независимая компания. Наша политика прежде всего направлена на достижение высочайшей эффективности и рентабельности с надежной продукцией и решениями для пищевой промышленности.

Высокая степень компетенции в рыбопереработке, технологиях сепарации, взвешивания, сортировки, а также в бизнес-решениях позволяет группе оставаться наиболее прогрессивным бизнес-партнером в глобальной индустрии переработки пищевых продуктов.

Мы фокусируемся на разработке решений для современной рыбопереработки. Причем для нас всегда было важно сохранить качество на всех стадиях процесса. Эффективным и надежным образом мы стремимся помочь нашим заказчикам по всему миру обеспечить безопасными продуктами питания всех потребителей.

– Вы когда-нибудь подсчитывали, сколько линий «Баадер» установлено было с момента создания филиала в России и как давно длится сотрудничество двух стран?

– Первые контакты еще с бывшим СССР компания «Нордишер Машиненбау Руд. Баадер ГмбХ и Ко.КГ» установила в 30-х годах прошлого столетия и с тех пор поддерживает плодотворное и взаимовыгодное сотрудничество со многими клиентами из России, Украины, Беларуси, Казахстана, стран Балтии, Закавказья и Средней Азии. В течение десятилетий реализованы многочисленные проекты и поставки технологического оборудования для переработки рыбы, мяса и птицы.

В 1992 году, чтобы улучшить обслуживание клиентов, находящихся в стратегически важном регионе Тихоокеанского побережья России, а также обеспечить должное техническое обслуживание и ремонт машин фирмы «Баадер», было создано совместное российско-германское предприятие ООО «Баадер-Восток-Сервис». Первым директором, вдохновителем и организатором предприятия до последнего дня своей жизни был Виктор Авраменко.

Двумя годами позже, в 1994 году, было открыто аккредитованное представительство в Москве и во Владивостоке. В задачи представительств входит в первую очередь реализация маркетинговой политики компании, поддержка продаж и координация проектов. Также через представительства осуществляется взаимодействие с клиентами по вопросам запасных частей и сервисных работ в отношении собственных продуктов и продуктов других компаний Группы «Баадер» в России, СНГ и странах Балтии.

Если говорить о покрытии «Баадером» различных промыслов и производств, то на Дальнем Востоке все, кто работает на филе минтая и сельди, оснащены нашими машинами. В северо-западной части России – это производители трески, пикши, сайды.

– Какие планы вы ставите перед собой сегодня?

– В планах ООО «Баадер-Восток-Сервис» стоит в первую очередь расширение и усиление сервисной службы. Оборудование, которое выпускает наша компания, очень надежное. Машины работают по 30, 40, 50 и более лет. «Баадер» обеспечивает их запасными частями. Поэтому сейчас нашей основной задачей является поддержка этого оборудования.

Мы с оптимизмом смотрим в будущее и надеемся, что наше предприятие будет и впредь развиваться и сможет оказывать еще более квалифицированную помощь новым заказчикам-владельцам оборудования фирмы «Баадер», число которых увеличивается с каждым годом. Хочу отметить, что сервисные инженеры ООО «Баадер-Восток-Сервис» прошли обучение в Германии и являются высококлассными специалистами по шеф-монтажу, ремонту, модификации и обслуживанию оборудования фирмы «Баадер». Наша цель – обеспечить бесперебойную работу оборудования, которое должно производить высококачественную продукцию международного стандарта с высоким коэффициентом выхода. Наши инженеры ведут работу как на берегу, так и в условиях морского промысла.

В перспективе мы хотим организовать в Приморье учебный центр и внедрить специальные обучающие программы, где флотские специалисты, персонал компаний-заказчиков смогли бы проходить курсы обучения работе на нашем оборудовании. Очевидно, что нас не хватит на все машины и на все суда, поэтому логично было бы обучить специалистов на местах. За собой мы планируем оставить глобальные работы по ремонту и модернизации оборудования.

Тем не менее мы всегда готовы прийти на помощь нашим заказчикам. За 25 лет существования предприятие зарекомендовало себя с лучшей стороны. У заказчиков никогда нет претензий к работе наших специалистов. Мы выполняем свою работу профессионально, ответственно и с удовольствием.

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 марта 2017 > № 2122165 Дмитрий Котляр


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 28 марта 2017 > № 2121417 Константин Костин

«Смена поколений во власти — важнейший вызов следующих лет»

Все расклады президентских выборов в предсказаниях эксперта Константина Костина

Андрей Винокуров, Игнат Калинин

Как показали события последних месяцев, и политическое управление Кремля, и оппозиция уже готовятся к президентским выборам. О том, каким будет предстоящий политический год, «Газета.Ru» поговорила с советником (на общественных началах) куратора внутренней политики администрации президента Сергея Кириенко, бывшим руководителем управления внутренней политики, политологом Константином Костиным.

«Я бы не стал называть то, чем занимается Навальный, президентской кампанией»

— Хотя официально у нас президентские выборы только в марте 2018-го, понятно, что находимся внутри электорального цикла. Вот уже несколько недель мы знаем названные кремлевским источником целевые показатели предстоящих выборов — 70% голосов за основного кандидата при 70% явки. Все эксперты сходятся во мнении, что эти цифры достижимы, но вот каким образом — никто не говорит.

— Насколько я понял, что сказал источник, речь скорее идет о показателях, на которые сейчас ориентируются, исходя из текущих рейтингов. Та критика и те сомнения, которые звучали, связаны в первую очередь с явкой. Вокруг этого показателя вообще много мифов. Главный из них — что чем выше уровень конкуренции, тем больше интерес и активность избирателей. Но это заблуждение. И уровень конкуренции, и социально-экономическая ситуация, да и просто погода могут влиять на явку по-разному. Есть много примеров, когда высокая конкуренция вела к ее снижению.

Например, последняя президентская кампания в США была высококонкурентной, а явка не очень, ближе к нижней границе средних значений — 55,3%.

Или давайте вспомним битву за то, кто станет мэром Нью-Йорка, когда после яркой и непредсказуемой кампании проголосовало 26%.

Основным фактором, влияющим на явку, является уровень выборов. Есть еще и политическая традиция. Как, например, во Франции, где действительно высокий процент политического участия, даже на местных выборах. А так закономерность всегда одна: чем выше уровень выборов, тем выше явка.

Некоторые аналитики говорят: «Смотрите, какая явка на выборах в парламенты Германии и Великобритании, не то что у нас на выборах в Госдуму». Но они умалчивают, что там решается вопрос не только политического представительства. Там решается вопрос о верховной власти. Она формируется из этих избранных представителей. Для этих стран данные выборы — высшая электоральная ступень, следовательно, и явка высока.

В России похожие закономерности. Цифры могут меняться, но самая высокая явка всегда на выборах президента, затем следуют парламент и губернаторы. Если мы посмотрим на историю президентских выборов в России, то диапазон явки составляет 65–72%. Это и есть коридор. Конечно, был 1991 год и рекордные 76,6%, но это отголоски советской традиции массово ходить на выборы.

Поэтому встревожившая всех цифра 70%, которая успела обрасти разномастной конспирологией и фейками про немыслимые фальсификации и подтасовки, не такая уж и нереальная, а вполне себе достижимая.

Она находится в рамках понятного диапазона. Вопрос в другом: что может повлиять на явку, исходя из инструментария, который есть?

Если будет решен вопрос с открепительными удостоверениями, это прибавит где-то 1–1,5%. Потому что если человек родом из Самары, но живет и учится в Москве, получение открепительного сильно усложняет процедуру голосования для него, а в большинстве случаев делает ее попросту невозможной. В США вообще 20–25% населения голосуют досрочно либо по почте. У нас это нереализуемо — другая система, другой уклад и политическая традиция, которая, впрочем, пока еще формируется. Да и к скорости и качеству почтовых услуг пока есть вопросы.

Еще пара процентов кроется в нормальной разъяснительной кампании. Если она будет хорошо проведена избирательными комиссиями.

— И кто их заставит работать? Как правило, там довольно инертные люди, отбывающие номер перед начальством.

— Это вопрос не ко мне. Я просто говорю о том, что правильная, понятная и адресная разъяснительная кампания, которая идет достаточно долго, может дать пару процентов на выборах любого уровня. Это я считаю по минимуму. Дальше — таргетированная работа с отдельными группами избирателей. Есть группы, которые голосуют менее активно, но имеют существенный электоральный потенциал.

— Это какие? Молодежь?

— Например, молодежь.

— Зачем им тратить свое время? Какие-то непонятные им люди в телевизоре будут их убеждать в необходимости голосования?

— Вот когда какие-то, да еще и непонятные, то это плохая кампания. Надо работать через те каналы коммуникации, к которым молодежь восприимчива, и выбирать людей, которые пользуются у них доверием или интересом. Порой достаточно одного интереса. Есть и другие способы повышения явки, использовавшиеся на региональных выборах и дававшие результат. Например, история с молодежными концертами. Такое уже было не раз. Вспомните американскую кампанию «Choose or loose!» или ее российский аналог «Голосуй или проиграешь». Можно проводить различные акции, которые молодежи интересны.

— А кто их должен проводить? Партии?

— Могут проводить и избирательные комиссии, и, конечно, партии, которые заинтересованы в мобилизации сторонников своего кандидата.

Не надо воспринимать кампанию по явке как что-то косное, оглашаемое мрачным заунывным голосом, или наоборот — настолько бодрым, что слушать невозможно. Что мешает на день выборов организовать молодежную акцию с интересными людьми?

— Например, фестиваль весны по поводу присоединения Крыма?

— На самом деле важен интерес, включенность. Может быть, и тема Крыма, а может, и нет. И пусть, например, входным билетом на акцию будет селфи с избирательного участка.

— Это не гражданское самосознание — идти на выборы, чтобы сделать селфи и попасть на тусовку…

— А что, штрафовать за неучастие в выборах лучше, как делается в некоторых демократиях? Там многие потом говорят, где они эту демократию видали, зато явка высокая? Это гражданское самосознание?

Различные, вполне корректные технологические шаги могут добавить 5–7%. И это намного лучше, чем административный пережим.

— Вы упомянули правильные средства коммуникации. В переводе с политологического на русский, что это значит?

— Есть структура медиапотребления. В коммерческом маркетинге она изучена досконально, в политическом — гораздо меньше. Но в чем-то эти сферы перекликаются. Очевидно, что можно определить, из каких источников и какого типа информацию люди потребляют.

То же самое и с референтными лицами. Нужно посмотреть, кто для той же молодежи, которую вы привели как пример, является референтными лицами. Кто-то хорош для коммерции, кто-то — для политики, а кто-то и вообще универсален.

Кстати, на будущие циклы можно еще много чего сделать. Увеличить, например, количество дней для голосования, чтобы человеку не приходилось жертвовать выходным, например.

— То есть нам можно ожидать яркую и технологичную кампанию с веселыми роликами, селфи на участках… Но вот какой вопрос. На предыдущих кампаниях ничего этого не было. И вот представители администрации президента приходят к отвечающему за внутреннюю политику вице-губернатору и говорят: «Стремись к 70%». С чего бы ему не прибегнуть к несколько другим методам работы — тем, что и раньше отлично работали?

— А что, по-вашему, работает? Административный привод так эффективно не сработает.

Те, кто рассчитывает только на админресурс, должны учитывать издержки, в первую очередь репутационные и правовые, а также рост протестного голосования и испорченных бюллетеней.

— То есть вы считаете, что административный предел уже достигнут?

— Тут нет предела. Тут вопрос…

— Совести?

— Вопрос целесообразности. Ну привели вы людей насильно тем или иным способом. Человек же может с бюллетенем сделать что угодно. Я во многих регионах видел ситуацию, когда «привод» образцово-показательный, а голосование не радовало.

— Алексей Навальный фактически ведет параллельную президентскую кампанию, уже обернувшуюся протестами и задержаниями. Какой план у Навального, на что он рассчитывает?

— Я бы не стал называть то, чем занимается Навальный, президентской кампанией. Во-первых, до выборов еще почти год, и настроения в обществе, в том числе и у молодежи, могут существенно поменяться. Как вы помните, половина участников «болотных» протестов на выборах президента проголосовали за Путина. Во-вторых, большой вопрос — станет ли он кандидатом.

То, что делает Навальный, — это попытка раскачать протест и повысить собственную узнаваемость.

При этом он весьма профессионально пользуется ошибками чиновников разного уровня, действуя ради достижения своих целей порой на грани провокации. Главная задача власти — адекватно на это реагировать.

«Для партийных лидеров это будет лебединая песня»

— Давайте поговорим о факторах, которые явку понижают. Как нам кажется, первый из них — это все-таки отсутствие альтернативы. Все наши источники говорят: «А у вас есть сомнение, что Путин победит?». Ни у кого сомнений нет. Если у нас их нет, то и все остальные понимают, что никакой конкуренции нет. Мы помним, какую реакцию вызывает отсутствие альтернативы. В Америке Трамп победил во многом потому, что накануне тоже было ощущение полной и безальтернативной победы Клинтон.

— Не думаю, что у нас ситуация как в Америке. Клинтон стартовала с уровнем национального рейтинга, который даже сравнивать с уровнем поддержки Путина несерьезно.

Альтернативность или безальтернативность — очень условный вопрос. Да, если участвует Владимир Путин, то это референдумный сценарий. Но у остальных участников выборов есть свои цели, за которые они будут бороться. Коммунистам важно второе место и звание главной оппозиционной силы. А если кандидатом станет не Зюганов, а кто-то другой, то у лидера ЛДПР появится реальная возможность потеснить кандидата от КПРФ.

Часто говорят, что парламентская оппозиция беззубая, не критикует президента и т.д. Но нужно понимать, что они делают это не для Путина, а для себя, чтобы не допустить раскола в своих рядах. Ведь многие из людей, голосовавшие за парламентскую оппозицию, готовы и хотят видеть президентом России Владимира Путина. Поверьте, была бы другая ситуация с уровнем поддержки главы государства, они бы и вели себя по-другому.

Вспомните, какие коммунисты были брутальные в начале нулевых.

Оппонентам Путина на президентских выборах, чтобы показать свою политическую состоятельность и получить более или менее пристойный результат, надо максимально мобилизовать свой электорат. Это непростая задача.

— Да, сложно не согласиться. ЛДПР действительно почти догнала КПРФ на этих выборах.

— КПРФ вообще загнала себя в электоральную яму. Ошибка на выборах мэра Москвы им дорого стоила. Выставлять уважаемого мной профессора Ивана Мельникова против Сергея Собянина и Алексея Навального было ошибкой. Но сейчас они сменили повестку и сумели вернуть часть того, что утратили.

А ошибки непарламентской оппозиции? Последняя думская кампания — это история упущенных возможностей для «Яблока» и Партии роста.

— И вы считаете, что президентские выборы могут стать своеобразной реабилитацией для всех них?

— Я, конечно, желаю долголетия всем нашим партийным лидерам, но понятно, что для них, при условии их участия, это будет лебединая песня. Результат этих выборов — это наследство, которое они оставят своим партиям. У эсеров же нет большого разрыва между лидером и другими партийцами. А в КПРФ и ЛДПР многое зависит от того, кто пойдет на выборы. Поскольку известность и популярность первых лиц у электората в разы превосходит соратников.

Так что те, кто говорит, что нет интриги и люди не пойдут, не правы. В целом же главная интрига на этих выборах — образ ближайшего будущего, картина того, как мы будем жить.

Наличие национального консенсуса тоже драматический момент. Когда лидеры пользовались подобной поддержкой? Их не так много: Франклин Рузвельт в США, Конрад Аденауэр в Германии, Шарль де Голль во Франции первые два срока.

— Но все равно это, как вы говорите, референдумный сценарий?

— Да, референдумный. В тех же США, Франции, Германии развитие политической системы на тот момент характеризовалось преобладанием доверия к лидеру над доверием к институтам. И это не плохо и не хорошо, это объективно.

— А если при этом референдумном сценарии голосовать придет мало людей? Это будет означать отказ от предложенного будущего?

— Исходя из текущих рейтингов, мне кажется, референдумный сценарий как раз и отвечает запросу большинства россиян, и это, вопреки некоторым прогнозам, будет положительно влиять на политическую активность. Путинское большинство, а оно именно большинство, в любом случае решит результат этих выборов. Стабильные электоральные группы всегда обеспечивают высокий результат.

В течение последних десяти лет парламентские партии плюс «Яблоко» отражают настроения 85% граждан России. На все остальное приходится не более 15%.

И то даже среди этих процентов много отдельных групп с низкой степенью политического участия. А кто придет на выборы? Сторонники Путина и других кандидатов.

— О других кандидатах. Вы считаете, что это поколение лидеров уйдет после выборов. До следующего цикла они не досидят. А есть хоть какая-то смена в этих партиях? Мы не видим никого нового!

— Да, я когда смотрю на пресс-подходы Жириновского и на людей, стоящих за его спиной, тоже думаю: драматично может быть будущее этой партии без Владимира Вольфовича.

Я вообще считаю, что смена поколений в политике и власти — один из важнейших вызовов следующих лет. И для партии власти, и для оппозиции.

Кстати, вот у коммунистов на региональном уровне начало подрастать молодое поколение, и я все думал: как они поступят? Там уже конфликты начали зреть. Молодые приносят результат, а все места заняты, мандаты достаются старому поколению. И они просто начали увеличивать численность мест в руководящих органах — молодых туда просто довключают. Всем понятно, что это не может продолжаться бесконечно, этот процесс должен сопровождаться выбытием ветеранов. Просто потому, что число мандатов, которые получает партия на выборах различных уровней, ограниченно.

— А на предвыборных съездах партий можно ожидать проявления внутрипартийной конкуренции?

— Все-таки общую ситуацию контролирует верхушка и партийные лидеры. Хотя они все прекрасно осознают проблемы, о которых мы говорим.

«Глава должна быть дописана соответствующим образом»

— Мы с вами говорили, что четыре партии сейчас идеологически отвечают интересам 85% электората, а остальным 15% это все либо не интересно, либо они принципиально против политики как таковой. Нам кажется, исходя из мировых примеров, что эта несистемная доля стремительно растет. Люди перестают верить в политику. И это может отрицательно сказаться на явке в 2018 году. Безальтернативность приводит к апатии, усталости. И этим пользуются популисты. На этой волне выиграл Трамп, борется за президентский пост Марин Ле Пен, прошло голосование за Brexit, «Альтернатива для Германии» получает все больше мест в ландтагах. А у нас низкая явка на парламентских выборах…

— А что вы называете низкой явкой?

— Самая низкая за всю новую историю. Больше 50% населения не захотели прийти на выборы.

— А может, это эффект от переноса дня голосования? Или инерционное поведение — согласие с проводимой политикой. Кстати, не забывайте о качестве явки. Как в старом анекдоте: «Тебе сколько ложек сахара положить в чай? Пять или шесть? Три! Но чтобы я видел».

— Возможно. Но вы же согласитесь, что этот процесс идет по всему миру и не обязательно имеет отношение к нашим реалиям?

— Процессы везде идут по-разному. Изменения происходят как за счет перераспределения внутри традиционных электоральных групп, так и между ними. Ле Пен получает прирост за счет тех, кто раньше голосовал за представителей других партий.

— Но все равно появление новых политических сил свидетельствует о том, что от старой политики избиратель устал. Люди начинают мыслить в другой парадигме.

— Да, ничто не стоит на месте. Вопрос в том, кто воспользуется изменениями в настроениях избирателей: дерзкие дебютанты или старые большие политические машины. Пока счет в пользу последних. Они имеют очевидное преимущество за счет масштаба и технологичности политического инструментария и высокого потенциала адаптивности к изменениям.

Кстати, упомянутый вами Трамп победил все-таки как кандидат от большой системной партии, которая является одним из столпов политической системы США, а вот у «предТрампа» — миллиардера Росса Перо, который в свое время дважды участвовал в выборах в качестве самовыдвиженца с очень похожими на риторику Трампа лозунгами, ничего не получилось.

Поэтому я не думаю, что есть какие-то серьезные новые тенденции, которые будут влиять на электоральное поведение в 2018 году.

Да и что плохого в референдумном сценарии? Что плохого в том, что есть лидер, который пользуется такой поддержкой? Это же дает нам шанс, время достроить институты и провести важные реформы. Почему Америке повезло с Рузвельтом? В чем истоки доверия к нему? В том, что он предложил модель выхода страны из кризиса. Кстати, в США количество президентских сроков ограничили после него.

А вот уже в 2024 году, я не думаю, что выборы пройдут по референдумному сценарию. Настроение, нерв, коллективная эмоция — все будет уже другим.

— Вернемся в 2018-й? Мы поняли, что, по вашему мнению, кампания будет яркой и технологичной. А будет ли такой же весомый посыл, каким был в свое время «план Путина»?

— Будет обязательно. А вот как именно он будет вербализирован, давайте поговорим попозже. В любом случае, он будет отличаться от того, что было в предыдущих кампаниях. Но в его основе будет то, что волнует людей.

— А что волнует? Что будет после Путина?

— В первую очередь — благосостояние, среда обитания, качество и уровень жизни. Как люди живут сейчас и что будет через 10 лет. Важен этот образ. От глобального взгляда на будущее страны до проекции на повседневную жизнь каждого человека.

— Правильно ли мы поняли, что ключевой задачей последнего путинского срока станет закрепление институциональной системы?

— Давайте все-таки говорить пока «четвертый срок».

— Но правильно мы поняли про институциональную систему? Из ваших слов следует, что если сейчас пойдет не Путин, то это риски, которые могут привести к плохим последствиям, поэтому его новый срок необходим?

— Это одна из важнейших задач, стоящих перед любой развивающейся демократией. Конечно, глава должна быть дописана соответствующим образом. Должно произойти укрепление институтов и государства, и гражданского общества, должен появиться общественный договор, определяющий параметры и правила функционирования политической системы, фактически задан коридор, в рамках которого все акторы политического процесса могут действовать максимально свободно.

— Тогда возникает вопрос. Что же, за 17 лет этот коридор так и не был выстроен? Почему самое важное оставили напоследок? А если произойдет форс-мажор?

— Коридор строится все время. Если вы посмотрите динамику институциональных рейтингов за этот период, то увидите существенный, а иногда и кратный рост доверия к армии, правоохранительным органам, партиям, федеральному собранию, региональным властям и даже к судебной системе, которая так часто у нас критикуется.

Серьезные изменения просто невозможны одномоментно, это очень длительный процесс. Тем не менее эти показатели должны расти и дальше, обретать устойчивость. За счет чего это может произойти? В первую очередь за счет того, что уже предусмотренные права, компетенции, возможности и потенциал будут использоваться институтами и государством, и обществом в более полном объеме и более эффективно. Это и есть своеобразное повышение производительности труда элит.

— Но без радикальных изменений 17 лет — это очень большой срок. Неужели невозможно было решить эту задачу раньше?

— Во-первых, изменений за эти 17 лет достаточно много, в том числе и радикальных. Это укрепление федерализма, равноудаление олигархов, экономические реформы, развитие политической системы — за каждым из этих понятий стоит колоссальный объем работы. В то же время нужно понимать, что Россия большая и сложно структурированная страна. Представьте, что произошло бы с государством, если бы в один день была уволена вся полиция, как в четырехмиллионной Грузии. Коллапс.

Возможно, в силу традиций, размеров, ментальности Россия — страна медленных изменений. Но они идут постоянно.

— Напоследок у нас философский вопрос. Про институты мы поняли — если они заработают наконец так, как надо, то это станет главным наследством, которое оставит Владимир Путин своему преемнику и всем нам. Но кроме институтов, как нам кажется, есть еще одна важная составляющая здоровой системы — политическая культура. У нас любые собрания, даже самого низового уровня — собственников жилья, в СНТ, родительские в школе — воспринимаются как повод проявить себя в схватке с малознакомыми людьми. Хотя, по идее, через общественное обсуждение и голосование должно вырабатываться наиболее приемлемое решение, чтобы всем дальше жилось спокойней. Такой подход сказывается и на общем отношении к политике — есть запрос на постоянный конфликт. Можно ли что-то сделать в этом направлении? Вернуть самой идее демократии конструктив и, может быть, тем самым возродить веру граждан в политику?

— В желании самоутвердиться, проявить себя ничего плохого нет. Важно, чтобы в основе было стремление предложить более эффективное решение, улучшить ситуацию, а не просто покричать громче всех и помахать руками. Мне все же кажется, что дело зачастую не в политической культуре, а в культуре, воспитании и образовании как таковых.

Столкновения на собраниях — это не страшно. Главное, чтобы не было столкновений вне собраний. На улицах, на баррикадах, до собраний и после них.

Неважно, как «искрили» участники дискуссии, важно, чтобы в ее итоге было выработано понятное решение, поддерживаемое большинством. И чтобы меньшинство согласилось его принять или хотя бы не бороться с ним не демократическими методами, например кулаками. Демократия — это нормальное столкновение интересов, противопоставление позиций и подходов, отстаиваемых опять же демократическими методами. А чтобы был конструктив, помимо институтов, пользующихся доверием, нужны консенсуальные или, проще говоря, общепризнанные процедуры и наработанные, сложившиеся практики применения и участия в них.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 28 марта 2017 > № 2121417 Константин Костин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 28 марта 2017 > № 2119190 Евсей Гурвич

Закон сохранения рубля. Как волатильность курса помогает защищать экономику

Евсей Гурвич

Руководитель Экономической экспертной группы

Самый важный аргумент в пользу плавающего обменного курса — отсутствие реальной альтернативы

С конца 2014 года резко усилились колебания обменного курса (скажем, в прошлом году среднемесячный курс доллара варьировал от 62 до 77 рублей). Многие ставят это в упрек Центральному банку, считая такую нестабильность негативным результатом перехода к плавающему обменному курсу. Что на самом деле стоит за повысившейся волатильностью рубля и как следует оценивать ее — со знаком плюс или минус?

Нет сомнений, что при прочих равных стабильный и предсказуемый обменный курс снижает риски ведения бизнеса для инвесторов, экспортеров и импортеров, тем самым благоприятствуя росту экономики. Посмотрим, однако, как эти общие соображения преломляются в конкретных условиях российской экономики.

Самой острой нашей проблемой, безусловно, остается зависимость экономики от цен на нефть. В новой истории России трижды фиксировался обвал нефтяного рынка, и каждый раз он приводил к финансовым кризисам. Принципиальное достоинство плавающего обменного курса в том, что он смягчает негативные воздействия внешних шоков на реальный сектор, автоматически снижая издержки в долларовом выражении. Поэтому «качели» обменного курса, если они синхронизируются с волнами нефтяной конъюнктуры, не только оправданны, но и идут на пользу экономике.

После последнего падения цен на нефть они вошли в «полосу турбулентности». Прежде Центральный банк ограничивал колебания обменного курса, проводя валютные интервенции (так, в 2007 году он приобрел почти $150 млрд, а в 2014-м продал более $100 млрд). Однако теперь ЦБ минимизировал свои операции на валютном рынке, в результате волатильность цен на нефть напрямую превращается в перепады стоимости доллара.

Курс рубля определяется, конечно, не только ценами на экспортируемые товары. Одним из якорей стабильности рубля мог бы стать устойчивый приток прямых иностранных инвестиций. К сожалению, геополитические проблемы и финансовые санкции резко сократили их поступление: с 2013 по 2015 год прямые инвестиции упали более чем в 10 раз.

Другие инвестиции, особенно краткосрочный (спекулятивный) капитал, напротив, служат потенциальным источником дестабилизации курса. Переход к плавающему курсу рубля сделал спекулятивные операции практически бессмысленными (шансы получить прибыль сравнялись с шансами проиграть) — в этом еще один важный плюс нового режима.

Наконец, самый важный аргумент в пользу плавающего обменного курса — отсутствие реальной альтернативы. Мы уже на практике перепробовали все другие варианты курсовой политики и отказались от них, потому что каждый раз они не выдерживали проверки в кризисные периоды. В 1998 году цены на нефть упали на треть — меньше, чем в ходе последующих кризисов. Однако проводившаяся тогда политика фиксированного обменного курса оставила реальный сектор наедине с его проблемами и многократно усугубила проблемы бюджета: инвесторы не верили, что Центробанк сможет удержать обменный курс, и в расчете на будущую девальвацию соглашались кредитовать правительство только под огромные проценты. Результатом стал всеобъемлющий финансовый кризис, охвативший всю экономику — бюджет, валютный рынок, рынки капитала, банковскую систему.

Аналогичные проблемы возникли и в других нефтедобывающих странах, включая наших соседей — Азербайджан и Казахстан. Там тоже применение режима фиксированного обменного курса при резких падениях цен на нефть завершалось болезненными и разрушительными кризисами. В итоге преимущества фиксированного курса рано или поздно с лихвой перекрывались издержками, которые стране приходилось нести, когда этот режим рушился.

Учтя негативный опыт применения фиксированного курса, Банк России в начале 2000-х годов переключился на режим управляемого плавания. Этот вариант выглядел идеальным, поскольку, как казалось, позволял сочетать устойчивость рубля при небольшом изменении условий с возможностью корректировать его курс при серьезных шоках.

Однако когда цены на нефть в очередной раз обвалились, Банк России не решился провести девальвацию рубля, сочтя, что это нанесет серьезный удар по балансам очень многих российских банков. Отложенная коррекция курса фактически подразумевала субсидирование банковской системы Центральным банком. Понимая, что девальвация неизбежна, банки и компании спешили закупить валюту — всего ЦБ потерял более $200 млрд. Фактически Банк России в этот период предоставил бизнесу субсидию, которую с учетом размеров последующей девальвации можно с некоторой условностью оценить суммой порядка 1,8 трлн рублей. Вероятно, такая поддержка действительно помогла предотвратить еще более серьезные последствия. Но подобный способ, безусловно, крайне неэффективен: поддержку получили не только остро нуждавшиеся в ней банки, но и все желающие — отсюда такая огромная сумма субсидии. Кроме того, возникшая ситуация во многом была создана использованием режима управляемого плавания курса рубля. Длительное поддержание Центральным банком сравнительно стабильного курса сформировало у бизнеса иллюзию защищенности от валютных рисков. Постепенное ослабление ответственного отношения компаний и банков к своим валютным рискам вынудило ЦБ отложить девальвацию.

После того как управляемый плавающий курс тоже не оправдал себя, ЦБ счел за лучшее начать переход к плавающему курсу. В отдельные моменты ситуация на валютном рынке была близка к панической, но, если оценить результаты действия нового курса в целом, они оказались существенно лучше как по сравнению с опытом предыдущих кризисов, так и по сравнению с ожиданиями. Несмотря на более сильное и длительное падение цен на нефть и меньшую бюджетную поддержку (в силу того что в наиболее «сытые» годы правительство накопило не очень много резервов), спад производства был существенно меньше, чем прежде, и в первый же год в российской экономике восстановился внешний баланс.

Думаю, что в ближайшее время мы можем увидеть волатильность обменного курса, однако это поможет лучше защитить экономику от внешней волатильности. В идеале хотелось бы жить в условиях более стабильного обменного курса, однако достигнуть этого можно только за счет диверсификации экономики, а не управления валютными котировками. В целом же можно сказать, что плавающий курс, как и демократия, имеет немало недостатков, однако дает значительно лучшие результаты, чем остальные известные системы.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 28 марта 2017 > № 2119190 Евсей Гурвич


Узбекистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 28 марта 2017 > № 2118662

Встреча Дмитрия Медведева с Премьер-министром Узбекистана Абдуллой Ариповым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Абдулла Нигматович! Уважаемые коллеги!

Всех сердечно приветствую в Москве. Абдуллу Нигматовича поздравляю с назначением на должность Премьер-министра. Желаю Вам максимальных успехов.

Хотел бы поздравить всех узбекских друзей с праздником Навруз и передать искренний привет и наилучшие пожелания Шавкату Миромоновичу (Мирзиёеву) от Президента нашей страны и от меня. Ждём его с государственным визитом.

Наша с Вами встреча, Ваш рабочий визит как раз и направлены на то, чтобы обсудить текущие вопросы для подготовки государственного визита. Тем более что во время визита предполагается подписание большого количества документов по самым разным направлениям сотрудничества. Нужно, чтобы они были качественными и самым существенным образом подтолкнули вперёд сотрудничество между Россией и Узбекистаном, чтобы они были основой для выстраивания дружеских отношений на будущее как в торгово-экономической сфере, так и по всем другим вопросам, представляющим взаимный интерес. Наши страны близки, у нас всегда были очень добрые, партнёрские отношения, и мы заинтересованы в том, чтобы эти отношения развивались динамично и впредь.

Ещё раз сердечно Вас приветствую и желаю успешного пребывания на российской земле.

А.Арипов: Спасибо, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Разрешите поблагодарить Вас за гостеприимство, за возможность проработать все необходимые подготовительные вопросы для организации первого государственного визита Президента Республики Узбекистан Шавката Миромоновича Мирзиёева и его встречи с Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным. До визита нужно снять все вопросы, которые могли бы возникнуть в связи с подписанием такого большого пакета документов, позволяющих поднять сотрудничество между нашими странами на новый уровень, выйти на новый объём взаимовыгодных отношений. Это касается экономических вопросов, гуманитарных вопросов и других важных вопросов, направленных на развитие экономик двух стран.

Узбекистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 28 марта 2017 > № 2118662


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 марта 2017 > № 2118660

Приветствие участникам и гостям XXX торжественной церемонии вручения Национальной кинематографической премии «Ника».

Президент направил приветствие участникам и гостям XXX торжественной церемонии вручения Национальной кинематографической премии «Ника».

В телеграмме главы государства, в частности, говорится:

«Вот уже тридцать лет «Ника» занимает достойное место в календаре наиболее значимых событий в культурной, общественной жизни страны, определяет вектор развития отечественного кинематографа, отдаёт дань безмерного уважения нашим прославленным мастерам, зажигает новые «звёзды».

Заслужить высокую оценку коллег, стать лауреатом легендарной «Ники» – мечта представителей всех кинематографических профессий. Ведь эта престижная награда по праву считается символом успеха и признания, открывает новые возможности для дальнейшего творческого роста.

Сегодня членам киноакадемии предстоит решить непростую и очень ответственную задачу – подвести итоги минувшего года, который был объявлен Годом российского кино, и назвать имена тех, кто удостоился чести стать лауреатом и победителем. Уверен, награды получат самые достойные.

Желаю всем присутствующим хорошего настроения, добрых и приятных впечатлений».

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 марта 2017 > № 2118660


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 марта 2017 > № 2118658

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

В Кремле состоялись переговоры Владимира Путина с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Обсуждались перспективы расширения торгово-экономических и инвестиционных связей, в том числе в контексте реализации крупных совместных проектов в сфере энергетики и транспортной инфраструктуры. Состоялся обмен мнениями по актуальным вопросам мировой и региональной повестки дня.

По итогам переговоров В.Путин и Х.Рухани приняли Совместное заявление Президента Российской Федерации и Президента Исламской Республики Иран.

Кроме того, в ходе официального визита Президента Ирана в Россию подписан пакет документов о сотрудничестве в различных областях.

В.Путин и Х.Рухани также сделали заявления для прессы.

* * *

Начало беседы с Президентом Ирана Хасаном Рухани

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги, друзья! Позвольте мне сердечно поприветствовать вас в Москве.

Уважаемый господин Президент, мы с Вами встречались в последний раз в Баку летом прошлого года. Рад возможности принимать Вас в столице России.

Россию и Иран связывают многие годы, если не сказать столетия, сотрудничества. Мы уже более 500 лет поддерживаем дипломатические отношения. Иран – наш добрый сосед и надёжный, стабильный партнёр.

Мы работаем, и весьма эффективно, практически по всем направлениям. Это международная деятельность, решение крупных и очень острых международных проблем, работаем в сфере экономики. И в последнее время, в последние годы по всем этим направлениям мы добиваемся значительных результатов.

Достаточно сказать, что в прошлом году товарооборот между нашими странами вырос на 70 процентов. Это в современных сложных экономических условиях уникальное явление. Эти результаты достигнуты в значительной степени благодаря Вашим усилиям, уважаемый господин Президент, и Вашего правительства.

Очень рады Вас видеть. Добро пожаловать.

Х.Рухани (как переведено): Господин Президент!

Мне очень радостно быть гостем Правительства и народа Российской Федерации и Вашим личным гостем. В этом году это наш первый зарубежный визит, и мы очень рады этому, поскольку это свидетельство развития наших добрых отношений.

За последние 3,5 года шаг за шагом отношения между двумя странами развивались позитивно. Это не первая наша встреча, и когда я смотрю назад, на то, какие у нас были достижения после каждой из наших встреч, я вижу, что у нас были значительные успехи.

Наши отношения вступили в новый этап, и на этом новом этапе мы можем говорить о новом качестве наших отношений. Надеюсь, что в ходе этого визита будут предприняты новые шаги для продвижения нашего сотрудничества.

Мы накопили хороший опыт в борьбе с терроризмом, с международным терроризмом, в борьбе с наркоугрозой. Наша конечная цель – укрепление мира и стабильности в регионе. И развитие наших отношений не направлено против третьих стран.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 марта 2017 > № 2118658


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 марта 2017 > № 2117281 Сергей Коршунов

Сергей Коршунов: «В России есть рынок органической продукции».

Союз органического земледелия (СОЗ) инициировал общероссийское исследование, чтобы выяснить качественные и количественные показатели органического и биологизированного земледелия в России. В ходе исследования, которое предполагается завершить к октябрю, будут опрошены более 800 сельхозпроизводителей, а также представители региональных органов АПК, аграрных вузов и торговых сетей. Пока такое исследование проведено только в Белгородской области. Там выяснилось, что 71% аграриев знают и практикуют элементы органического земледелия. Председатель правления Союза Сергей Коршунов в интервью «Агроинвестору» рассказывает, кто сейчас в России применяет технологии органик, и что изменит принятие закона о производстве органической сельхозпродукции.

— Чего ваш союз ожидает от исследования?

— Белгородская область — это некий старт, мы не очень понимали, как отреагируют производители, но оказалось, что они готовы участвовать. Поэтому по другим регионам будут более обширные исследования, мы станем больше спрашивать и об используемых методах органического земледелия, и об экономических показателях хозяйств. Цель — посмотреть, что они применяют, в каком объеме и насколько это рентабельно. Не факт, что эту информацию все хозяйства откроют, но хоть кто-то расскажет, и это очень интересно. Например, у моего приятеля в Смоленской области 5 тыс. га и в течение шести лет он выращивает органический люпин, но весь урожай экспортирует. И в российской статистике нигде не учитывается, что он органик. Да, у него есть сертификат, но он получен в Швейцарии, и в России о нем никто не знает.

— О скольких российских компаниях-производителях органической продукции сейчас известно?

— Распространена цифра, что органическим земледелием занимаются 70 производителей. Однако это лишь те, кто сами рассказали о себе, подали заявку в союз. Зарубежные сертификаторы никому свою отчетность не дают, хотя и не скрывают ее. Вся информация доступна, но ее никто не изучает, да и сделать это непросто, так как сертификат может быть выдан на юридическое лицо с другим названием.

— Но в России же существует три национальных стандарта на органическую продукцию? Кроме того, в ряде регионов, в том числе Воронежской и Ульяновской областях, Краснодарском крае приняты региональные законы об органическом сельском хозяйстве. А в той же Белгородской области действует областная программа биологизации земледелия.

— Да, но по национальным стандартам пока еще практически никто не сертифицирован. Лишь в декабре 2016 года сертификат получила первая компания. Проблема в том, что ГОСТ есть, но подтвердить, что продукция производится в соответствии с ним, может только официальный аккредитованный сертификатор. Их на сегодня два, но они получили аккредитации только в конце прошлого года. До этого же работали и продолжают работать компании, которые сертифицируют участников рынка по собственным системам добровольной сертификации, — например, «Листок жизни», его сертификаты имеют более полусотни производителей.

— Что сейчас дает российскому производителю сертификат?

— У меня есть свое хозяйство и полученные за рубежом сертификаты, но только на земельные участки. Технологии я не сертифицировал, потому что понимаю, что не буду отправлять на экспорт корма, мясо, молоко. В России же сейчас сертификат ничего не дает, дополнительную маржинальность я за это не получу. Поэтому, как и подавляющее число российских производителей, я напишу на этикетке «экологически чистый продукт» безо всяких сертификатов. Те, кто работает не на экспорт, готовую продукцию не сертифицируют. В результате исследования мы, в том числе, хотим показать, что рынок органической продукции есть. Но он нацелен не на внутренний рынок: легальные органические производители ориентированы на экспорт. Те же, кто занимается органическим производством в силу своих убеждений, не получают сертификаты, так как в России они сейчас бесполезны. …

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 марта 2017 > № 2117281 Сергей Коршунов


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > banki.ru, 28 марта 2017 > № 2117239

Кредит дешевле, чем жизнь

Как рефинансировать ипотеку

Ипотеку можно сделать дешевле уже после того, как вы ее взяли

На ипотечном рынке наблюдается резкое снижение процентных ставок, которое не касается уже действующих ипотечных займов. Понятны досада заемщиков и их желание сделать свой кредит дешевле, снизив ставку по кредиту. Для этих целей в линейках банков присутствуют программы рефинансирования.

Рефинансирование ипотеки — это получение нового кредита на более выгодных условиях для погашения займа, выданного ранее сторонним банком на приобретение готовой или строящейся недвижимости.

Эксперты сходятся во мнении, что перекредитовываться стоит только тогда, когда разница между старой и новой ставкой составит не менее 2 процентных пунктов. Если рыночные ставки еще не упали до нужного вам уровня, то стоит некоторое время подождать, ведь по прогнозам ипотечные ставки будут уменьшаться в течение всего года.

Рассмотрим программы рефинансирования банков с самыми низкими процентными ставками.

Банк

Ставка, процентов годовых

Увеличение ставки на период до регистрации залога в пользу банка

Скидка для зарплатных клиентов

Снижение ставки при уплате комиссии (% от суммы кредита)

АИЖК

10,5—11%

Индивидуально

Нет

Нет

Севергазбанк (Банк СГБ)

10,75%

Да, + 1 п. п.

Нет

Нет

Райффайзенбанк

10,9%*

Да, + 1 п. п.

Нет

Нет

Абсолют Банк

11,5%

Да, + 2 п. п.

Нет

На 0,5 при оплате 2%

«Россия»

11,4—11,8%

Да, + 2 п.п.

Да, -0,2 п.п.

нет

Газпромбанк

11,5—12%

Да, + 1 п. п.

Да, -0,5 п. п.

Нет

«ДельтаКредит»

11,5—12%

Да, + 1,75 п. п.

Спецусловия для сотрудников партнерских компаний

На 0,5—1,5 п. п. при оплате 1—4%

ВТБ 24

11,75%

Да**, + 2 п. п.

Да, -0,5 п.п.

Нет

«Уралсиб»

11,9—12,25%

Да, + 2 п. п.

В тарифах нет, по телефону сообщили, что может быть

Нет

ЮниКредит Банк

11,9%*** для квартиры, 13% для коттеджа

Да, + 2 п. п.

Да, -0,5 п. п.

Нет

РосЕвроБанк

12,5—12,75%

Да, +1 п. п.

Нет

На 0,5—1,5 п. п. при оплате 1,5—4%

ФК «Открытие»

12,75%

Да, +1 п. п.

Да, -0,25 п. п.

На 0,5 п. п. при оплате 2,5%

* Ставка увеличится на 0,25 п. п. при подписании договора по истечении 45 дней с момента первого одобрения.

** При оформлении договора последующего залога ставка не увеличивается.

*** Ставка снижается на 0,2 п. п. при выдаче дополнительных средств в сумме от 300 тыс. рублей на приобретение, строительство, капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение квартиры.

Тарифами ряда банков предусмотрены повышенные процентные ставки для индивидуальных предпринимателей, а также для работников по найму, подтверждающих доход справкой в свободной форме или по форме банка.

Сумма ипотеки, как правило, не превышает размер остатка основного долга по первичному кредиту.

Есть исключения: ЮниКредит Банк может выдать сумму в большем объеме по желанию заемщика и даже снизить процентную ставку на 0,2 п. п. 

Рефинансировать ипотеку нельзя, если по ней есть действующая просроченная задолженность. В некоторых случаях банки могут одобрить заявку на кредит, если по предыдущей ипотеке были непродолжительные просрочки и в течение последних шести месяцев заем погашался исправно.

Зачастую банки рефинансируют кредиты сторонних банков, не свои. Но нелишним будет обратиться в свой банк и узнать о возможности снижения ставки по текущему кредиту. Например, ВТБ 24 может провести рефинансирование в случае перевода в рубли валютного кредита, перевода ипотеки с переменной ставкой на фиксированную или при бракоразводном процессе.

Банки, представленные в обзоре, не принимают в качестве обеспечения объекты, которые состоят на учете на капитальный ремонт, снос или реконструкцию с отселением. У банков серьезно различаются требования к месторасположению объекта залога, году его постройки и этажности здания. Не любят банки хрущевки.

Неоднозначна ситуация с незарегистрированными планировками в залоговых квартирах. Одни банки вовсе не принимают такое жилье в залог, другие прописывают в договоре обязательство узаконить изменения в течение полугода после выдачи кредита. Лояльно относятся к некритичным перепланировкам Райффайзенбанк, Абсолют Банк, ЮниКредит Банк, «ДельтаКредит». В любом случае, стоит обсудить этот вопрос с сотрудником банка на встрече.

Как правило, кредит выдается только на жилье с уже оформленным правом собственности, то есть если ипотечная квартира находится на стадии стройки, то с рефинансированием придется подождать. Исключение — кредит АИЖК (при условии наличия аккредитации объекта).

Кредиты на рефинансирование выдаются только под залог той недвижимости, на которую была оформлена первичная ипотека, но есть исключения: например, банк «Уралсиб» позволяет заменить предмет обеспечения.

При получении кредита на рефинансирование, как и при одобрении первоначальной ипотеки, необходимо предоставить пакет документов на заемщика/ов (подтверждение личности, справки о трудовой деятельности и доходе), а также нужно собрать бумаги на недвижимость: договор купли-продажи, выписку из ЕГРП или свидетельство о государственной регистрации права собственности, кадастровый или технический паспорт, выписку из домовой книги и др. Не обойтись и без справок о текущем кредите: о размере задолженности, сам кредитный договор и др. В некоторых случаях обязательно заявление заемщика на полное досрочное погашение кредита с отметками банка — первичного кредитора. Списки требуемых документов различаются у разных банков.

Если по текущему кредиту у вас уже оформлено ипотечное страхование, то договор придется расторгать и заключать новый. Связано это со сменой первого выгодоприобретателя, коим является банк. Страховая компания, как правило, выплачивает компенсацию при расторжении договора ипотечного страхования. При оформлении нового кредита можно и вовсе отказаться от страхования, но тогда процентная ставка по кредиту вырастет.

Есть неофициальная информация, что Райффайзенбанк навязывает комиссию за нотариальное сопровождение сделки — до 14 тыс. рублей. На сайте банка информацию об этом не найти, дозвониться до сотрудника ипотеки невозможно. Жирный минус банку за отсутствие связи с людьми, владеющими информацией.

Нюансы

Обратите внимание, что на заемщике лежит обязанность по оплате процентов за тот процентный период, в котором происходит рефинансирование ипотеки.

Смена состава созаемщиков возможна по программам Абсолют Банка, ЮниКредит Банка, АИЖК. При этом основной заемщик должен быть тот же.

В Газпромбанке, Абсолют Банке требуется оформление договора последующего залога. Фактически это означает, что нужно официальное согласие первичного кредитора на рефинансирование, что прописано в ипотечных договорах. Стоит ли упоминать, что первичный кредитор может и отказать. В банке ВТБ 24 возможна выдача кредита без договора последующего залога, но если он все-таки заключается, то процентная ставка на период до государственной регистрации залога в пользу банка не увеличится. В Газпромбанке при отказе от оформления такого договора до регистрации залога в пользу банка требуется поручительство одного или нескольких физических лиц, юридического лица либо иное обеспечение.

Абсолют Банк не рефинансирует кредиты, по которым была проведена реструктуризация или осуществлялось частичное досрочное погашение кредита средствами материнского (семейного) капитала. Вообще возникают сложности при перекредитовании кредита, по которому было совершено погашение материнским капиталом, так как по закону после полного погашения первого кредита необходимо выделить доли в собственности несовершеннолетним детям. А для выделения доли в ипотечной квартире нужны разрешения органов опеки и самого банка.

В банке «ДельтаКредит» для сторонних клиентов возможно рефинансирование кредита, выданного только в рублях. Конвертировать в рубли можно только валютный кредит, выданный ранее самой кредитной организацией.

Сбербанк на данный момент не предоставляет кредиты на рефинансирование ипотеки, но обещает ввести такую программу в апреле. 

АИЖК

В списке программ присутствует Агентство ипотечного жилищного кредитования, но банком оно не является и само по себе ипотечные кредиты не выдает. За него это делают банки-партнеры, заключившие с ним специальное соглашение на выдачу ипотеки на рефинансирование по стандартам АИЖК: АлтайБизнес-Банк, АлтайкапиталБанк, Ижкомбанк, Акибанк, Плюс Банк, Примсоцбанк, «Хлынов», «Русь» и «Кошелев». Банки — партнеры АИЖК в основном региональные, но, безусловно, у них есть офисы и в двух столицах.

Условия кредитования в перечисленных банках могут отличаться, например, в части надбавки на период до регистрации ипотеки в его пользу. До регистрации залога в его пользу кредитор может не запросить дополнительное обеспечение, а может запросить залог иного имущества, поручительство физических лиц либо последующий залог — при согласии первичного кредитора.

Банк

Комиссия за перевод на счет

Максимальные сумма и соотношение «кредит/залог»

Срок, лет

Объект залога

Количество произведенных ежемесячных платежей (или месяцев, в течение которых действует кредит)

АИЖК

По тарифам банка

20 млн**, 80%

3—30

Квартира

6

Севергазбанк

1,5%, макс. 5 тыс. руб.

80%

25

Квартира

6

Райффайзенбанк

Бесплатно

До 85%

1—25

Квартира

Нет данных

Абсолют Банк

Бесплатно

15 млн, 70%

25

Квартира

12

«Россия»

Бесплатно

8 млн, 70%

25

Квартира

12

Газпромбанк

Бесплатно

45 млн, 85%

30

Квартира

Нет данных

«ДельтаКредит»

1,5 тыс. рублей

85%

25

Квартира, доля, комната

Нет требований

ВТБ

Макс. 3 тыс. руб.

85%

30

Квартира

6

«Уралсиб»

Бесплатно

50 млн, 80%

3—25

Квартира, дом, таунхаус

6

ЮниКредит Банк

1,5%, макс. 2 тыс. руб.

80%

1—30

Квартира, коттедж, апартаменты

12

Росевробанк

Бесплатно

5 млн, 80%

1—20

Квартира

12

«Открытие»

Бесплатно

30 млн, 70%

5—30

Квартира

6


На сайте Банки.ру есть ветка форума, посвященная рефинансированию ипотеки.

FAQ по рефинансированию от пользователя Donz.

Рассчитать ипотечные платежи при той или иной ставке можно на калькуляторе.

Дина ОРЛОВА, заместитель руководителя направления аналитики кредитных продуктов Банки.ру

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > banki.ru, 28 марта 2017 > № 2117239


Россия > Транспорт > gudok.ru, 27 марта 2017 > № 2120229 Виталий Вотолевский

Визитные карточки городов

Вокзалы будут функциональными и эффективными, с максимальным количеством услуг для пассажиров

Десять лет назад, в 2007 году, пассажирский комплекс разделился на два самостоятельных направления: перевозку пассажиров в поездах и их обслуживание на вокзалах. Практически сразу после образования Дирекции железнодорожных вокзалов (ДЖВ) началась модернизация вокзальных комплексов. По мнению начальника ДЖВ Виталия Вотолевского, вокзалы стали не только лицом компании, но и визитными карточками городов. И от того, как встретят людей на вокзале и какие там созданы для них условия, складывается мнение и о городе, куда они приехали, и о холдинге «РЖД».

– Виталий Леонидович, вокзалам в крупных городах уже больше 100 лет, а дирекции – только десять. Что поменялось с её появлением?

– Вокзальный комплекс играет одну из ключевых ролей в формировании восприятия ОАО «РЖД» в целом. Пассажиров в городе встречает именно вокзал. А вокзал – это прежде всего его сотрудники. Наша главная задача – сделать так, чтобы клиент был доволен. И мне очень приятно, что коллективы вокзалов сегодня справляются с этой задачей. Мы видим это и по статистике роста благодарностей в наш адрес, и по опросам пассажиров, которые проводим как самостоятельно, так и с привлечением социологов. И за это я хочу поблагодарить весь коллектив дирекции. Ведь как бы мы ни модернизировали вокзалы, как бы ни воссоздавали их исторический облик, человеческое отношение, неравнодушное отношение к каждому пассажиру, внутренняя клиентоориентированность – это то бесценное, что нельзя прописать в должностной инструкции. Поэтому на всех 13 тыс. сотрудниках дирекции лежит большая ответственность – оправдать ожидания всех пассажиров...

– В том числе и болельщиков? Я имею в виду предстоящие Кубок конфедераций и чемпионат мира по футболу – 2018.

– Основная работа по подготовке к Кубку конфедераций сводится к оптимизации логистики, разделению пассажиропотоков и обеспечению транспортной безопасности. В этом спортивном событии будут задействованы вокзалы Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и Сочи. Дирекцией разработаны схемы разделения пассажиропотоков, чтобы поезда с пассажирами прибывали на вокзалы равномерно и не создавалось большого скопления пассажиров. Эти схемы согласованы с дорогами, а также с представителями правоохранительных органов и Департамента безопасности движения ОАО «РЖД».

Создавать какие-либо дополнительные объекты на вокзалах не будем, планируется лишь установка временных ограждений на пунктах досмотра. В Сочи рядом с Олимпийским парком планируем развернуть шатёр, в котором разместим дополнительные пункты досмотра. Параллельно с этой работой дирекция занимается и повышением качества обслуживания пассажиров, их информированием. На вокзалах Московского узла мы можем информировать пассажиров на английском и русском языках о прибытии поездов или делать оперативные объявления. В дни проведения соревнований будем привлекать волонтёров, чтобы достойно встретить гостей.

– Чем подготовка к чемпионату мира отличается от подготовки к Кубку конфедераций?

– Программа подготовки к чемпионату более масштабная. В 2015 году инвестиционным комитетом компании было принято решение о финансировании мероприятий по подготовке инфраструктуры вокзальных комплексов к чемпионату мира, включая обеспечение мер транспортной безопасности, за счёт собственных средств. Основное внимание мы уделили тем мероприятиям, без которых вокзалы не могут быть аккредитованы ФИФА. За 2016 год были проведены все исследовательско-проектные работы. Далее, несмотря на то, что по всем вокзалам, которые будут принимать участников чемпионата, уже имеются утверждённые Федеральным агентством железнодорожного транспорта планы транспортной безопасности, была создана комиссия под руководством Департамента управления бизнес-блоком «Пассажирские перевозки» с участием представителей Департамента безопасности движения и силовых структур.

– Что уже сделано комиссией?

– Её участники проехали по всем объектам и провели дополнительную оценку уязвимости вокзальных комплексов. Полученные данные были направлены проектировщикам объектов. В апреле прошлого года мы получили обращение от Минтранса провести анализ пассажиропотока по всем вокзалам. К октябрю эту работу завершили. Полученные данные мы отправили проектировщикам и передали в Минтранс через Транспортную дирекцию ЧМ-2018, которая осуществляет координацию действий всех субъектов.

– Будут проведены какие-либо дополнительные работы?

– Хочу отметить: все вокзальные комплексы городов – участников чемпионата мира – 2018 будут адаптированы для маломобильных пассажиров, соответствовать всем международным стандартам безопасности, обладать удобной навигационной системой на двух языках. В то же время гостей принято принимать в чистом, красивом доме. Наряду с текущим содержанием вокзалов планируем привести в порядок их фасады. Это не означает, что мы везде планируем делать дорогостоящую реставрацию или реконструкцию. Но тем не менее фасады, внешний облик вокзальных комплексов будут выглядеть ухоженно. В конце 2016-го и начале 2017 года на вокзалах – участниках чемпионата – начались монтажные работы. При организации зимних Олимпийских игр в Сочи проектирование объектов началось в 2008 году и на подготовку к ним было отведено как минимум шесть лет. У нас же другая ситуация – сроки подготовки к чемпионату мира значительно меньше. На всё про всё примерно два года. Завершение работ по вокзальным комплексам должно состояться в первом квартале будущего года. По платформенному хозяйству – в декабре 2017-го. График очень напряжённый. Я езжу каждую неделю в командировки, основная цель которых – проведение больших публичных совещаний. В них участвуют губернаторы областей и мэры городов, где будут проводиться игры, строители, силовики, начальники дорог, короче говоря, все причастные к подготовке мундиаля. По сути, эти встречи стали трибуной для отражения позиции ОАО «РЖД» по подготовке к чемпионату мира и согласованию её со всеми причастными лицами и ведомствами, начиная от силовиков и заканчивая главами регионов. Несколько дней назад на одном из таких совещаний в Нижнем Новгороде мы обсуждали вопросы подготовки вокзальных комплексов с губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым. Такие открытые встречи – очень эффективный формат для решения сложных задач. Все участники совещаний получают информацию из первых уст и могут в режиме реального времени принимать управленческие решения. За последние три месяца я дважды провёл такие встречи в Екатеринбурге, три раза съездил в Санкт-Петербург и буду продолжать эту работу до полного окончания подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года.

– Вы говорили о разделении пассажиропотоков. Это будет сделано в том числе в целях безопасности, чтобы разделить болельщиков соперничающих сборных, не допустить между ними стычек?

– Разделение болельщиков – это отдельная тема, не связанная с разделением пассажиропотоков. Мы начали ею заниматься. Естественно, эта работа ведётся с участием оргкомитета по подготовке чемпионата Минтрансом, Транспортной дирекцией ЧМ-2018, городами. Разделение болельщиков на вокзалах – это не единственный инструмент по части соблюдения безопасности участников и гостей чемпионата. Точнее, не основной инструмент. Основным инструментом будет создание буферных зон. И в каждом регионе принимается решение об их создании в соответствии с местными условиями – наличием тех или иных площадей вокруг стадионов, каких-либо других объектов на пути следования болельщиков к вокзалу. Если возникнет необходимость, буферные зоны можно будет организовать и на привокзальных площадях. Здесь нет единой методики – у каждого города, у каждого субъекта решение будет своё.

– С учётом проведения предстоящих крупных спортивных соревнований в России предполагаются ли какие-то дополнительные программы обучения персонала дирекции?

– Мы начали внедрять программу обучающих тренингов для дежурного персонала. О целях, которые мы преследуем, красноречиво говорят сами названия этих тренингов: «Установление контакта и выявление потребности пассажира», «Особенности работы с конфликтными пассажирами» и другие. Для их проведения привлекаются тренеры из числа наших сотрудников. Мы планируем подготовить их для каждой региональной дирекции. Разработаны специальные программы, которые помогут персоналу разрешать различные ситуации. Применяя систему тренингов, мы исходим из тезиса о том, что от профессионализма дежурного персонала зависит удовлетворение спроса пассажиров. Такие тренинги мы уже провели в восьми региональных дирекциях. Таким образом, речь не идёт о создании новой технологической карты обслуживания пассажира, которую необходимо слепо выполнять, мы формируем устойчивое понимание клиентоориентированности каждым сотрудником. Основной упор при внутреннем обучении работников делается на повышение качества работы дежурного персонала, дежурных помощников начальников вокзалов, дежурных по залу, дежурных по выдаче справок. Ведь именно эти работники в непосредственном контакте с клиентом создают первое впечатление как о предстоящей поездке, так и о всём холдинге «РЖД» в целом.

– Дирекция занимается реставрацией вокзалов Санкт-Петербурга. На каком этапе находятся эти работы?

– Питерские вокзалы мы готовим к чемпионату мира по логике, о которой я уже говорил. Однако здесь есть своя специфика. Дело в том, что реконструкция этих вокзалов давно не проводилась. И если вокзалы Сочинского узла уже готовы к проведению кубка и мундиаля и инвестиций в их подготовку не требуется, а в Москве в рамках подготовки этих же соревнований тоже в основном завершены реконструкция и ремонт, то вокзалы Санкт-Петербурга требуют большего объёма работ. Наша задача на ближайшую перспективу – адаптировать вокзалы для приёма маломобильных пассажиров, установить современные средства навигации и оповещения пассажиров. На некоторых требуется проведение ремонта платформы. Здесь предстоит сделать значительный объём работ. Трудности их проведения усугубляются тем, что большинство вокзалов в городе на Неве – это памятники архитектуры. Их одновременно с ремонтом и модернизацией надо ещё реставрировать, а это увеличивает объёмы необходимых средств и сроки подготовки объектов к чемпионату.

– Как дирекция работает с предпринимателями, желающими разместить свои точки на вокзалах?

– В дирекции разрабатывается концепция коммерческой деятельности на вокзалах. В наследство от прошлых лет нам досталась неразвитая инфраструктура в части размещения торговых точек на территории всех московских вокзалов. В прошлом году мы провели опрос пассажиров, чтобы выяснить, какие услуги торговли и общепита им нужны на конкретных вокзалах. Теперь нам известно, где этих объектов в избытке, а где не хватает. Вы наверняка обратили внимание, что появились новые сервисы, такие как зарядка мобильных устройств. Видя и зная пожелания пассажиров, мы можем предоставить востребованные на конкретном вокзале услуги.

– Есть такие примеры?

– На Киевском вокзале столицы мы уже отдали коммерческим структурам помещение, ранее занимаемое нашим менеджментом. На Ярославском отдали часть площадей пустующего VIP-зала партнёрам. При этом оборудование того же зала повышенной комфортности на втором этаже прошло за счёт средств инвестора. Системный анализ использования площадей мы провели на всех наших вокзалах, и считаю, что сделали это с максимальной эффективностью. Мы выявили те из них, которые интересны коммерсантам и инвесторам. В этот список вошли все вокзалы Московского, Санкт-Петербургского, Сочинского узлов, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода. Концепция, о которой я сказал, разрабатывается для каждого вокзала в отдельности с учётом его специфики. Организация коммерческой деятельности учитывает в первую очередь удобство перемещения пассажиров по площадям вокзалов. Коммерческие объекты не должны мешать входу на объект и выходу на платформы, препятствовать доступу к туалетам, комнатам матери и ребёнка, кассам, залам ожидания, информационным щитам, средствам логистики и другим помещениям. Наглядные примеры использования такой концепции – Ленинградский вокзал столицы, вокзалы Сочи и Адлера. Постепенно в этом направлении преображается Казанский вокзал города Москвы: изменения уже начались в третьем зале, затем они произойдут в «розовом» зале. Кроме того, за счёт инвестора на втором этаже планируется оборудовать зал ожидания пассажиров, подвести к нему эскалаторы. Этот проект проходит обсуждение в Москомнаследии. Изменения в этом направлении ожидают и Киевский вокзал, работы начнутся уже этой весной.

– На Ленинградском вокзале в Москве появилась первая детская игровая комната. Как родился этот проект, какое у него будет продолжение?

– Этот проект появился за счёт обратной связи с пассажирами. Такое пожелание неоднократно высказывали пассажиры как в моей интернет-приёмной, так и посредством других сервисов. Подобные комнаты появятся и на других вокзалах. На 45 из них такие объекты уже можно будет увидеть в этом году. Мы продолжили анализировать мнения пассажиров на появление детских комнат, узнали и о других их пожеланиях. С использованием данных подготовлен стандарт таких комнат, в нём подробно описано, что там должно быть для детей и присматривающих за ними родителей.

– Сейчас реставрируются старые вокзалы, строятся новые. Вы можете представить себе их облик и назначение, скажем, лет через тридцать?

– В первую очередь они должны быть функциональными и эффективными. Понятно, что вокзалы-памятники останутся на века, их храним мы, их будут хранить наши потомки. Только вот обеспечить эффективность вокзала-памятника – очень трудная задача из-за тех ограничений, которые существуют, или из-за их конструктивных решений. В моём понимании вокзал будущего – это сооружение, до тонкостей продуманное с точки зрения логистики, перемещения по его площадям пассажира – от входа в здание до посадки в поезд. Вокзал должен предоставлять максимальное количество услуг, востребованных пассажиром. Кроме того, он должен быть вписан в городскую среду, чтобы его услуги были востребованы не только пассажирами, но и жителями населённого пункта. К примеру, сегодня на наши вокзалы иногда приходят молодые люди, чтобы воспользоваться бесплатным Wi-Fi. На вокзалах будущего должны быть внедрены все современные энергоэффективные технологии.

– Вокзал будущего обязательно должен находиться в пределах городской черты?

– Здесь нет единой концепции. В подавляющем большинстве городов вокзалы строились и находятся в центре. В этом – их преимущество. Но появление вокзалов за городской чертой также возможно. Некоторые проекты реализуются для городских электричек, и тогда вокзалы строятся за чертой города. Но в этом случае строительство вокзала должно быть экономически целесообразным.

Беседовал Валерий Осипов

Россия > Транспорт > gudok.ru, 27 марта 2017 > № 2120229 Виталий Вотолевский


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2118661

Встреча Дмитрия Медведева с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Обсуждались вопросы торгово-экономического сотрудничества двух стран, а также перспективы формирования преференциального торгового режима между Евразийским экономическим союзом и Ираном.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый господин Президент, сердечно приветствую Вас в Москве. Пользуясь этой возможностью, хочу поздравить с праздником Навруз и выразить надежду на то, что Ваш визит пройдёт максимально продуктивно. В настоящий момент между нашими странами установились очень добросердечные, продвинутые отношения, и Ваш визит даёт возможность сделать их ещё более глубокими и партнёрскими. Завтра у Вас будут переговоры с Президентом Путиным, а сегодня я буду иметь честь и радость принять Вас, для того чтобы обсудить и текущее состояние международных дел, и, конечно, наши торгово-экономические отношения. Позвольте выразить уверенность, что Ваш визит пройдёт на самом высоком уровне и откроет новую страницу в российско-иранском сотрудничестве.

Х.Рухани (как переведено): Большое спасибо, уважаемый господин Премьер-министр, за возможность посетить дружественную нам Российскую Федерацию, предоставленную мне и моим сопровождающим лицам. Мы очень рады тому, что за последние годы в отношениях между нашими странами установилась позитивная динамика. Визит Президента Путина в Тегеран стал новой отправной точкой в развитии двухсторонних отношений. Надеюсь, что в ходе данного визита в Москву мы станем свидетелями нового поворотного пункта в развитии отношений между нашими странами. Очень рады тому, что наши отношения не замыкаются на какой-то одной области, а успешно развиваются в области политики, экономики, культуры, в международных и региональных делах. Я надеюсь, что наши общие шаги на международной арене будут содействовать укреплению мира и стабильности – международной и в регионе.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2118661


Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117750 Гарри Каспаров

Каспаров: «Проблема школы в том, что она не развивается»

Луи Эйдсьек (Louis Heidsieck), Le Figaro, Франция

С 2002 года бывший чемпион мира и Шахматный фонд Каспарова пытаются привнести эту дисциплину в образовательные системы по всему миру. В этом месяце он запускает программу, предназначенную для франкоязычных стран.

За последние 15 лет Гарри Каспаров развернул работу с 3 тысячами 500 школами по всему миру, чтобы передать им свою страсть к шахматам. Недавно он находился проездом в Париже по случаю запуска программ в 11 франкоязычных странах Африки, в том числе Сенегале, Марокко, Мадагаскаре и Кот-д'Ивуар. Его цель — подготовить через пять лет миллион новых игроков. Интервью с Гарри Каспаровым и Жиллем Беттаэзером (Gilles Betthaeuser), основателем франкоязычного представительства Шахматного фонда Каспарова.

Le Figaro: В чем цель инвестиций в образование во франкоязычных странах?

Жилль Беттаэзер: Франкоязычные страны стали естественным продолжением развития ассоциации. Мы начали ставить шахматы на первостепенную роль в школьной системе в 2002 году в США. Нашей задумкой было распространить такой подход на самые неблагоприятные регионы по всему миру. Мы считаем, что шахматы занимают центральное место в социальном единстве и умственном развитии. С 2009-2010 годов мы начали работу в Европе с Хорватии, где живет Гарри Каспаров, а также в Азии, Мексике и англоязычной Африке. Мы посчитали логичным продолжение работы в Африке, где потребности в плане образования поистине колоссальны. Наша работа с франкоязычными странами отталкивается от франкоязычной Африки.

— Что могут дать шахматы классическому образованию?

Гарри Каспаров: Проблема школы в том, что используемые ей методики не развиваются. Если бы человек 1960-х годов попал в 2017 год, он был бы растерян, потому что все изменилось. Все кроме образования. Сегодня молодежь подталкивают к предпринимательству, к работе в группе, к инициативности. При этом в школе сохраняются однонаправленные отношения между учениками и учителем. Шахматы позволяют свести учеников в борьбе друг с другом, на время превратить класс в арену противостояния, где нет никакой иерархии кроме игрового поля. К тому же, шахматы как ничто другое влекут молодежь в школу.

— Какие умственные качества позволяют развить шахматы?

Гарри Каспаров: Для начала, быстрее всего обучение идет в возрасте с шести до девяти лет. Это как учить иностранный язык с малых лет: все происходит интуитивным, естественным образом. Далее, у шахмат зачастую и вполне оправданно проводят параллель с математикой. В некоторых школах, с которыми мы сотрудничаем, урок шахмат даже заменил один урок математики. И это работает! Их оценки лучше, потому что они развивают математическую логику, не понимая того. Наконец, они учатся выносить суждения. Ученики нередко зубрят урок. В шахматах же на каждый ход может быть пять ответов, и все они зависят от противника. К каким последствиям приведут решения? Вот, чему они учатся с этой дисциплиной.

— Французское образование тоже могло бы присмотреться к вашим идеям, вернуть интерес учеников к занятиям.

Гарри Каспаров: Здесь существует множество школ, которые предлагают шахматы в качестве педагогического решения. Это хорошее начало. Тем не менее, во Франции перед нами возникают определенные трудности. Судя по всему, образовательному ведомству не слишком по душе игра, в которой в конечном итоге есть победитель и проигравший. Мы совершенно не согласны с такой позицией, потому что дети должны быть готовы в будущем вставать на ноги после поражений.

— Нужно прилежно учиться, чтобы стать хорошим шахматистом?

Гарри Каспаров: Зачастую это взаимосвязано. Я хорошо учился, сложно утверждать обратное. Однако это не неизбежность. Я думаю, что мой предмет позволит ученикам улучшить свои показания в других дисциплинах. И не только в математике! Лично я люблю дискутировать, писать: шахматы не загоняют меня в определенный шаблон личности.

— Какие страны более охотно отвечают на ваши инициативы?

Гарри Каспаров: В Египте и Южной Африке, например, шахматы уже вошли в обычай. Британская традиция сыграла свою роль, но можно отметить, что развитие шахмат не обязательно связано с бывшими колониями и протекторатами, но в большей степени с работой местных федераций, личных инициатив и политикой проводимой на местах. Иногда мы с большим трудом пытаемся развивать наши проекты в странах Африки, потому что не знаем, куда обращаться: в федерацию, министерство спорта или министерство культуры. А в остальном, страной шахмат остается Армения, где эта дисциплина является обязательной в школе. Но это только потому, что президент Серж Саргсян является президентом шахматной федерации страны….

— Еще ни одна женщина не становилась чемпионкой мира по шахматам. Молодые девушки, которых вы встречаете, интересуются шахматами?

Гарри Каспаров: Шахматы отражают изменения в обществе. На протяжении долгого времени эта игра была чисто мужской. Поединки не соответствовали правилам женского поведения. Но все конечно меняется! Мы видим, что мальчики в наших школах проявляют гораздо больший интерес к игре, чем девочки, но этот разрыв значительно сокращается. На международном уровне, венгерка Джудит Полгар, единственная женщина, входящая в мировой рейтинг Топ-10. (В 2005году она достигла максимального уровня, заняв 8 место среди мужчин). Она стала примером для многих девушек.

— Вы приобрели мировую известность благодаря легендарным матчам с программным обеспечением Microsoft и Deep Blue Deeper Blue. Сегодня, в эпоху социальных, сетей вы предлагаете ученикам сразиться с компьютерными программами? По вашему мнению, в школьном образовании есть место компьютеру?

Гарри Каспаров: Во-первых, в большинстве школ, в которых мы внедряем нашу программу, нет компьютеров и даже электричества. Так что вопрос отпадает сам собой. В целом, развивающиеся страны уже работают с планшетами в школах, и это хорошо. Шахматы стали популярны благодаря и интернету тоже. И я считаю интересным дать возможность нашей молодежи работать на компьютерах.

Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117750 Гарри Каспаров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117749 Дмитрий Орешкин

В кремлевских элитах — раскол

Дмитрий Орешкин, Обозреватель, Украина

Про раскол кремлевских элит говорят уже лет 15, и я в том числе тоже об этом говорю. Более-менее уверенно можно сказать, что Путин всегда дистанцировался от Медведева. Сейчас Навальный как очень чуткое политическое животное с хорошим обонянием ни слова не говорит против Путина на этих митингах. Пока. Только Медведев, только коррупция, только кроссовки.

Не потому, что Навальный — агент Путина, как принято считать. Скорее потому, что Навальный — политик, демагог, обращающийся к народу. А у народа к Путину отношение более трепетное, чем к Навальному.

Навальный выбрал себе узкий сектор атаки и сконцентрировал на нем свои усилия, что абсолютно правильно с точки зрения лояльной стратегии. Потому что людей, которые критикуют или опровергают кровавый путинский режим, — как собак нерезаных, но все они это делают в вербальном пространстве, которое нынешней молодежи неинтересно.

О кровавом путинском режиме пишут Илларионов, Касьянов, кто угодно, а Навальный, в отличие от них, — политик и прагматик. Да, он популист, он такой-сякой. Но, во всяком случае, он понимает, как устроена кремлевская власть, он отделил Путина от Медведева и начал атаку на Медведева, на узкую группу. Это значит, что он понимает: есть трещина и есть смысл ее расширить и расшатать. Путина он будет атаковать в следующую очередь. Сначала надо взять более слабую крепость.

Поэтому, да, есть некоторый раскол элит, хотя этот термин — оценочный. Всегда есть расхождение между элитными группами и конкуренция между ними. Да, есть силовики, которые ненавидят Медведева, которые хотят побольше денег на военно-промышленный комплекс.

Путину, который понимает, что перед выборами надо консолидировать общественное мнение, наверняка в голову приходит мысль, что можно принести в жертву какого-нибудь крупного боярина. Улюкаева принесли в жертву, но восторга это не вызвало. Ну, посадили, да и посадили, ничего особо не интересно. Понятно, что эта мысль витает в воздухе, но не факт, что она будет реализована до выборов. Стоит отправить в отставку одного премьера, как надо назначать другого. Другой всегда будет кому-то неприятен — либо либералам, либо патриотам, либо западникам. А с Медведевым все понятно.

Так что да, в элитах есть некий раскол, но пока я не вижу, чтобы он приводил к фатальным последствиям для Медведева. Хотя, конечно, сигналы есть. Все эти разговоры, что «Дмитрий Анатолиевич заболел, его не уберегли» — это характерно для Путина. Он любит дразнить общественное мнение, посылает сигналы и забавляется этим. Хотите, верьте, хотите, не верьте, но у него есть ощущение, что он целиком контролирует ситуацию. Во-первых, он прекрасно понимает, что Навальный для него очень опасен, не для Медведева, а для него. Поэтому если он и сдаст Медведева, то в самую последнюю очередь.

Он вообще не любит сдавать своих людей, а под давлением извне — так вдвойне. Это будет воспринято как его слабость. Поэтому Навальный сейчас несколько укрепляет аппаратные позиции Медведева. Отправить его в отставку сейчас Путин никогда не согласится, ведь это будет означать, что он прогнулся под требования Навального. А для него это недопустимо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 марта 2017 > № 2117749 Дмитрий Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117308 Антонина Цицулина

Банковские соцкарты на детское питание выпустят для всей России.

Минсельхоз собирается распространить во всех регионах банковские социальные карты на детское питание для семей с малым достатком и с детьми-инвалидами. Пока они доступны в Москве и Петербурге. О планах чиновников «Известиям» рассказал источник, близкий к министерству. Обсуждение этой идеи подтвердила глава Ассоциации предприятий индустрии детских товаров Антонина Цицулина.

Минсельхоз совместно с Ассоциацией предприятий индустрии детских товаров обсуждает способы распространения льготных карт на детское питание по всей стране. Это станет одной из дополнительных мер, стимулирующих потребление детского питания.

— Мы в постоянном контакте с Минсельхозом. У нас состоялась встреча на прошлой неделе. Проработка уже идет. Минсельхоз очень хорошо реагирует на наши предложения, очень конструктивный диалог. Мы надеемся, что меры будут расширены. У них во всяком случае такой настрой, — рассказала Антонина Цицулина.

В Минсельхозе подтвердили, что обсуждают идею.

Как рассказали в ассоциации, с Минсельхозом обсуждается модель внедрения карт, по которой региональные власти каждого субъекта России сами определят группы, для которых будет доступна социальная банковская карта.

— Карта обязательно будет полагаться детям-инвалидам, малоимущим семьям, детям с определенными заболеваниями, а также многодетным семьям и детям до года, — отметила Антонина Цицулина.

Имущественная поддержка семей будет проходить в рамках поддержки государством производителей детского питания. Только деньги будут направляться не на предприятия, а детям. Это, по мнению Антонины Цицулиной, поможет стимулировать тех производителей, которых выберет потребитель.

— На предоставленные государством деньги можно будет купить только определенные товары, не только питание; также средства гигиены, одежду. Не получится купить контрафакт или потратить их не по назначению. Мама будет покупать те товары, которые необходимы ее ребенку. А деньги сразу вернутся в индустрию, — отметила она. …

Антонина Цицулина рассказала, что финансирование проекта планируется за счет государства и дополнительных инвесторов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117308 Антонина Цицулина


Белоруссия. Россия > Экология > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117304 Мария Герменчук

Мария Герменчук о новой союзной программе по гидрометеорологии: Мы работаем на общий результат.

В Союзном государстве утверждена новая программа «Развитие системы гидрометеорологической безопасности Союзного государства» на 2017-2020 годы. Начальник Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды Минприроды Мария Герменчук рассказала корреспонденту портала www.soyuz.by о практическом применении результатов предыдущих программ Союзного государства, работе над новой программой, а также сотрудничестве с Россией по другим направлениям.

– В этом году была утверждена новая союзная программа. Над чем белорусские и российские специалисты будут работать на протяжении четырех лет?

– В течение длительного времени программа Союзного государства в области гидрометеорологии находилась в стадии разработки и утверждения. За это время мы уточнили наши позиции, выработали мероприятия, которые сегодня являются наиболее важными и знаковыми для обеспечения гидрометеорологической безопасности Союзного государства.

Новая союзная программа имеет небольшое финансирование – 122 млн российских рублей. В рамках реализации программы работа будет идти по нескольким направлениям: совершенствование прогнозов в условиях изменяющего климата, оценка загрязнения окружающей среды в трансграничном контексте, обеспечение отраслей экономики климатической информацией и сведениями о погоде, научные исследования по унификации нормативно-методической базы, а также изучение засух и воздействия климатических изменений на сельское хозяйство и на экономику в целом, обеспечение радиационной безопасности.

– Как будет идти работа: какую-то часть программы будут выполнять белорусы, а какую-то россияне. Возможно, какие-то мероприятия будут выполняться совместно?

– Взаимодействие идет таким образом, что каждая из сторон выполняет часть работы, на которую у нее есть средства, возможности и специалисты. То есть мы разделили работу так, что каждый выполняет свою часть, но когда мы объединим то, что есть, получится результат гораздо больший, чем, если бы мы выполнили сначала одну часть, а затем другую. Мы всегда помним, что работаем на общий результат.

– Программа Союзного государства по гидрометеорологии не реализовывалась три года. Как Вы сотрудничали с Росгидрометом все это время?

– Действительно три года — это большой период, но есть тактика, а есть стратегия. С точки зрения тактики, мы постоянно работаем по плану оперативного взаимодействия, обмениваемся информацией между Росгидрометом и Гидрометцентром Беларуси. Такой обмен информацией идет в режиме реального времени, а точнее каждые три часа. Подобные соглашения также существуют у нас с Латвией, Литвой, Польшей и Украиной. В рамках же союзной программы мы решаем стратегические задачи на годы вперед.

– Если говорить о предыдущих четырех программах Союзного государства в области гидрометеорологии, то как на практике сегодня применяются полученные разработки?

– Наши разработки используются в повседневной деятельности для прогнозирования и оценки. Например, в феврале мы дополнительно усовершенствовали программу по гидрологическим расчетам водного баланса, которую выполнили в рамках предыдущей союзной программы. Сейчас в рамках оперативного взаимодействия мы ее дорабатывали и на данный момент имеем программный комплекс, который позволяет быстро оценивать гидрологические изменения в долгосрочном масштабе для изучения водного баланса в стране.

– В Союзном государстве также в рамках одной из программ был выпущен Атлас современных и прогнозных аспектов последствий аварии на ЧАЭС. Как он используется сегодня?

– Союзных программ существует достаточно много и Гидрометцентр участвует в двух – это программа гидрометеорологическая и программа минимизации последствий чернобыльских загрязнений. Так, в рамах Чернобыльской программы была выполнена работа по созданию Атласа ретроспективных и перспективных изменений радиационной обстановки после аварии на Чернобыльской АЭС на территории Союзного государства. Данный атлас важен тем, что в нем зафиксированы все результаты исследования, которые были выполнены в течение нескольких десятилетий. Данный атлас не просто констатирует, что было и стало, но дает возможность увидеть: как будет меняться радиационная обстановка на территории Беларуси и России в последующие периоды.

– С учетом того, что в Беларуси строится собственная атомная электростанция, планируете ли совместно с российскими коллегами проводить мониторинг окружающей среды?

– Да, взаимодействие с Россией по радиационному мониторингу при строительстве БелАЭС будет осуществляться в рамках пятой программы. Планируются совместные работы по совершенствованию методик ведения радиационного мониторинга в зоне потенциально опасных радиационных объектов.

У Беларуси большой опыт работы в зоне загрязнения, а также есть хороший опыт работы по оценке радиационной обстановки и ее контролю в зонах Чернобыльской, Галинской, Ровенской, Смоленской станций. Теперь, когда появляется собственный источник, мы обязаны организовать радиационный контроль в зоне строительства БелАЭС таким образом, чтобы он соответствовал современным мировым требованиям, поэтому мы используем как собственный национальный, так и российский опыт.

Белоруссия. Россия > Экология > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117304 Мария Герменчук


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117261 Энн Эпплбаум

Ключевые вопросы о России

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"То, что российское правительство стремится оказывать влияние в западных странах, - вовсе не новость", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум, упоминая о советской истории.

Сегодня, считает автор, "Россией руководят не "реформаторы", а очень богатые люди, которые считают, что западные институты и западные демократические идеалы - это угроза их власти и их наворованным деньгам. Они вернулись к своей прежней тактике, но включили в нее ряд нововведений".

Большинство "независимых" российских олигархов "зависимо от государства в плане сохранения своих денег, и, если поступит просьба, они направят эти деньги на выполнение воли государства. Однако многое из того, что они делают в интересах государства, внешне похоже на обычный бизнес: приобретение и продажа компаний, инвестиции в недвижимость, найм консультантов", - говорится в статье.

По утверждениям информагентства Associated Press, российский миллиардер Олег Дерипаска в 2005 году нанял американца Пола Манафорта. Это было сделано, чтобы Манафорт помог его компании, а также "повлиял на политику, деловую активность и журналистские материалы в США, Европе и бывших республиках СССР на благо правительству президента Путина", говорится в статье. Манафорт не отрицает, что работал на Дерипаску, но говорит, что не в интересах российского государства. Автор комментирует: "Формально он прав. На практике разницы нет".

"На практике Манафорт работал на российское государство еще в одной, как минимум, роли", - пишет автор, напоминая, что с 2007 по 2012 год Манафорт был советником Виктора Януковича. "Придя к власти, Янукович постарался сохранить коррупционные связи между российскими и украинскими олигархами", - отмечает Эпплбаум.

"Частный капитал россиян сыграл роль и в карьере Трампа", - считает автор. По данным информагентства Reuters, только во Флориде лица с российскими паспортами вложили не менее 98 млн долларов в семь "объектов недвижимости Трампа", как называет их Эпплбаум.

"Совсем как платежи Дерипаски Манафорту, "диспропорциальные" российские инвестиции в компании Трампа, которыми Трамп все еще владеет, не были взятками. В них не участвовал КГБ, они, вероятно, не предполагали никаких тайных платежей. Теперь встает вопрос, способна ли наша политическая система в принципе противостоять этой конкретной форме современной российской коррупции", - говорится в статье. По мнению обозревателя, Конгресс США или независимый следователь должен задаться вопросом, соответствовали ли эти действия принципам морали и не очевидно ли тут злоупотребление влиянием. На первый вопрос Эпплбаум сама отвечает: "Конечно, нет", а на второй: "Конечно, да".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 марта 2017 > № 2117261 Энн Эпплбаум


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117190 Владимир Потанин

Владимир Потанин: «Кудрин — это сила команды Путина»

Ольга Проскурнина

Заместитель шеф-редактора Forbes.ru

В интервью французской газете Les Echos миллиардер рассказал о своем знакомстве с Владимиром Путиным и влиянии западных санкций на его бизнес

Президент «Норильского никеля» Владимир Потанин дал интервью ведущей экономической газете Франции после вручения Ордена Почетного легиона. В ответ на вопрос о том, обсуждает ли он экономические реформы напрямую с Путиным, миллиардер рассказал, что знаком с президентом с 1990х годов, когда тот работал в мэрии Санкт-Петербурга. «Он умеет слушать. Во время встреч всегда можно выражать обеспокоенность и точки зрения, — сказал Потанин. – Но президент не любит публично обсуждать нерешенные вопросы и непринятые решения».

По его словам, сегодня в кремлёвских кругах много размышляют о будущей экономической программе: «[Председатель Комитета гражданских инциатив] Алексей Кудрин защищает последовательную, не популистскую линию. Он, как выдающиеся капитаны лучших спортивных команд мира, — игрок международного класса, способный создать позитивную динамику. Какую бы должность он не занимал, это – сила команды Путина».

Экономический рост по итогам 2017 года Потанин оценил в 1%. По его мнению, для реального выхода России из кризиса потребуется два-три года роста ВВП на уровне 3-4%: «Для этого нужен подъем цен на нефть, а также поменьше бюрократии, облегчение нормативов для предприятий, снижение налогов, новая инфраструктура. Нужно понемногу продвигаться день за днем, как спортсмены на тренировке».

Западные санкции против России, по словам президента «Норильского никеля», не затронули его бизнес. «У «Норильского никеля» всегда есть доступ на зарубежный финансовый рынок. Наши западные клиенты и партнеры, в частности, BASF, сохраняют хорошие отношения [с нами]. И в нашей отрасли не предусмотрены санкции на передачу технологий». В то же время, отмечает Потанин, санкции плохи как для России, так и для тех, кто их принимал. Позитивный же их эффект заключается в том, что «мы больше поворачиваемся в сторону наших азиатских партнеров», а благодаря господдержке были простимулированы такие отрасли, как сельское хозяйство. «Однако без конкуренции потребители несут потери в плане цены и качества. К тому же, из-за санкций многие предприятия не смогли привлечь инвестиции, необходимые для модернизации».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117190 Владимир Потанин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117186 Борис Титов

Борис Титов: есть ли жизнь за пределами школы Ясина-Кудрина

Николай Усков

Forbes Staff, Главный редактор Forbes

Почему руководитель партии «Роста» называет свою программу точкой зрения бизнеса?

Бизнес-омбудсмен Борис Титов пользуется репутацией одного из главных экономических диссидентов в российской элите. Он называет свою программу точкой зрения бизнеса. Впрочем, пока что никто из крупных бизнесменов взгляды г-на Титова не поддержал. Хранит оборону и высшая бюрократия. С Борисом Титовым встретился главный редактор Forbes.

На что вы надеетесь?

Надеемся, что страна будет развиваться, жить с другой экономикой, вот на что надеемся.

Я почему спрашиваю. Проблема любой альтернативной программы экономического развития – кто будет ее реализовывать во власти. Экономикой России управляют ученики Ясина, Кудрина, Грефа. Невероятно, чтобы все они поддержали программу «Столыпинского клуба», которая полностью противоречит их взглядам.

Ну конечно, одна модель доминировала в нашем экономическом сознании больше чем пятнадцать лет и строительство всей экономики шло и идёт по тем канонам, тем учебникам, которые были написаны в рамках монетаристской школы, хотя на самом деле случалось много отступлений и от монетаризма. Фридман и Хаек их бы за своих не признали. Просто для каждого времени нужна своя экономическая политика. Для своего времени та теория была правильной: когда есть твердый заработок в виде экспорта сырья, денег много – нужна жесткая финансовая политика, чтобы сохранить полученное, не допустить голландской болезни, разбалансировки экономики. Когда нефть упала – гарантированный доход раза в два снизился – нужно искать новые источники заработка – развивать новые производства, а без инвестиций этого сделать невозможно. И тут старая школа не помощник, нужна политика активного стимулирования Роста, смягчения Денежно-кредитной политики. Весь мир уже перешел к ней на кризисе 2008-2009 годов – и США, и ЕС, и Япония. Иногда ее принято называть неокейнсианством, а чаще QE – политика количественного смягчения.

Американцы влили в экономику $787 млрд. Годом позже ЕС начал свою программу на объём больше €1 трлн. Когда происходит разбалансировка — а кризис — это реальная разбалансировка, — когда начинают уплывать источники доходов, маховик экономики останавливается, надо его поддержать. Знаете, это похоже на водяную воронку-водоворот: если сжаться, тебя утянет вниз, надо активно грести и выплывать в новую стабильность.

И в России, рядом с нами, есть огромное число людей и в бизнесе, и в экспертном сообществе, и во власти, которые поддерживают нашу позицию. Растут молодые кадры и среди чиновников, которые разделяют наши идеи.

Кто например?

Ну я могу сказать, что это новая прогрессивная чиновничья масса внутри министерств, люди до уровня заместителей министра. Больше всего их в ведомствах, связанных с реальным производством — Минпром по-другому мыслит. Есть Минсельхоз.

То есть министры Мантуров и Ткачев вас поддерживают?

Ну я не могу сказать, что Мантуров и Ткачев открыто на нашей стороне, они все же члены правительства и должны поддерживать точку зрения правительства, но у нас работала специальная группа, которая была создана по поручению президента при аналитическом центре правительства. В нее входили представители всех министерств, ЦБ, Минфина. Например, Орешкин входил к нам от Минфина. Так и Минпром, и Минсельхоз, и многие другие поддерживали нашу программу.

Максим Станиславович вас поддерживает?

Тогда он нас не поддерживал, он высказывал мнение Минфина, но многое поддерживал, например, Минсельхоз, Минпром и даже Орешкин прислушивался. Вы же понимаете, место очень влияет на человека. С его переходом в Минэк сдвиг в нашу сторону мы ощущаем.

В чем вы его видите?

Он начал думать масштабами экономики, а не государственного бюджета. Нас не поддерживают денежные власти, но они же отвечают за стабильность, а не за рост, ну и так называемая «либеральная» пресса, - она по привычке на другой стороне, хотя именно наша программа либеральная, а не Кудринская. Он в целом ратует за сохранение старой макроэкономической политики: за жесткую централизацию финансов у государства, за то, как твердо держаться, а мы за либерализацию, развитие рынка и конкуренции, рост инвестиций, как энергично выплывать из той воронки-водоворота проблем, в который мы попали.

И мы продвигаемся. Если еще полгода назад все в один голос, начиная с президента и кончая рядовым чиновником, говорили, что самая главная задача экономики — это макроэкономическая стабильность, то теперь все согласны: главная задача экономики — рост! О восстановлении роста говорят и председатель правительства, и президент. Хотя бы на словах, изменилось главное целевое направление экономической политики. Где это видано, чтобы наш министр финансов ратовал за изменение налоговой системы! Единственное, на что прежде хватало смелости, это заявлять: «Мы не будем увеличивать налоги». А сейчас стали говорить об изменении структуры налогов в пользу бизнеса.

Тем не менее главной задачей остается низкая инфляция, против которой вы как раз и выступаете.

Мы не выступаем против низкой инфляции – мы выступаем против того, чтобы считать ее главным KPI всей экономической политики государства. Инфляция лишь температура экономики, а главная цель – размер производимой добавленной стоимости (ВВП) на каждого человека, развитие экономики и качества жизни в стране.

А инфляция в разные периоды развития экономики может быть разной – когда все стабильно, рынок работает без сбоев — низкой, и уже стоит задача не допустить дефляции. На быстром росте – может быть выше, и самое главное не допустить гиперинфляции. Вообще могу сказать, что производство в меньшей степени волнует инфляция. У нас в Стратегии Роста есть анализ опыта успешных стран, так в период активного роста везде была умеренно высокая инфляция, если она до десяти процентов при росте пять процентов ВВП — это совершенно нормальное явление. Мировая практика это подтверждает. Наша программа – это взгляд бизнеса. Политика Набиуллиной – взгляд государства. Государству нужно поддерживать курс рубля, это обеспечивает социальную стабильность. Поэтому и МВФ называет Набиуллину лучшим банкиром. Им все равно, развивается наша экономика или нет. Им просто не нужны никакие катаклизмы в самой большой стране мира. Впрочем, и в других странах, для тех кто не входит в первый круг сателлитов – МВФ рекомендует высокие ставки. Для своих же, всегда реализуется политика низкой ставки. И это, надо сказать, объяснимо.

То есть вы полагаете, что правительство ничего не делает?

Ну, на сегодняшний день — да. Кредитно-финансовая политика направлена против экономики.

Эльвира Набиуллина считает наоборот.

Можно я объясню вам логику Эльвиры Сахипзадовны: нам нужна низкая инфляция, она позволяет решать социальные задачи и обеспечивает макроэкономическую стабильность. Сейчас инфляция уже почти достигла 4 % (теперь Юдаева говорит – это не предел, давайте идти до 2-х). А ставки, тем временем, никто реально снижать не собирается. Почему? Потому что главная задача ЦБ – это высокий курс рубля, хотя она этого не признает. Она объявляет, что инфляция у нас монетарная, поэтому надо удерживать денежный спрос, хотя, по нашей оценке, у нас монетарная дефляция — 4-5% (спрос падает). А де факто признает нашу позицию о немонетарном характере инфляции в нашей стране и борется с курсовой инфляцией, с ростом цен из-за упавшего курса рубля и, как следствие, ростом цен на импорт. То есть активно поддерживает высокий рубль.

А зачем Набиуллиной высокий курс рубля?

В нашей импортозависимой экономике, выше курс – ниже инфляция. А как поддержать высокий курс? Стимулировать на него спрос. Так вот на сегодняшний день главный источник спроса на рубли — это керри трейд. Короткие спекулятивные в основном иностранные инвестиции, основанные на разнице процентных ставок у них — на евро или на доллары и у нас по рублю. Поэтому ЦБ и держит процентную ставку на высоком уровне и практически не снижает, даже несмотря на снижающуюся инфляцию. Боится спугнуть керри-трейд. В последние годы мы были Меккой для кэрри трэйдеров. Не раз выходили на первое место в мире по объёму. Они и на сегодняшний день и дают основной спрос на рубль. Поэтому главная задача Эльвиры Сахипзадовны – это держать высокую разницу между нашей ставкой ЦБ и ставкой рефинансирования у них, это единственный способ поддержать керри трейд!

И еще можно было бы, наверное, оправдать, то, что мы ради социальной стабильности отдаем спекулятивным инвесторам миллиарды долларов, но то, что мы ставкой убиваем собственную экономику, собственное будущее – это оправдать нельзя. А еще проблема в том, что это спекулятивный курс завышен, он не соответствует уровню цены на нефть и тем внутренним балансам, которые сложились в российской экономике, накачивается пузырь.

С какой целью?

Она опасается, что иначе керри трейд уйдет с нашего рынка. Есть разные привлекательные альтернативы. Во-первых, американские бумаги возросли по доходности, поэтому их рынок стал конкурентом. Риски ведь там намного ниже. Кроме того, есть конкуренты среди развивающихся стран, мы кстати потеряли первое место по керри трейду. Мы же были на первом месте в мире, теперь его забрала Мексика, составляет конкуренцию Бразилия, доходность там стала выше. Сегодня для Эльвиры понижение даже на пол процента ключевой ставки — это риск потерять керри трейд. Керри трейд может уплыть с нашего рынка и тогда рубль упадет и упадет значительно радикальнее, чем упал бы при постепенном снижении ставки.

Если бы мы сначала не повышали, а уж если повысили, постепенно снижали бы ключевую ставку, если бы мы вели мягкую денежную политику, не искусственно поддерживали бы курс рубля, как они сейчас это делают, тогда рубль бы постепенно находил свой баланс. А сегодня курс рубля завышен и в результате его падение может быть значительно более драматичным, и мы опять можем пройти через валютный кризис. Это на поверхности лежит, но никто из великих финансовых либералов этого видеть не желает. Разве что министерство финансов де факто признало и решило поиграть против рубля, вот только валютные объемы были очень маленькие и практически никак не повлияли на курс.

Можно я постараюсь сформулировать суть политики Эльвиры Набиуллиной, как она ее видит. Добиться низкой инфляции необходимо для того, чтобы побудить людей к инвестициям. Без обеспечения макроэкономической стабильности долгие деньги в экономику не придут.

Все наоборот, они ставят телегу впереди лошади – нужны длинные деньги при низкой ставке – тогда будет развитие и инфляция будет снижаться, и мы добьёмся макроэкономической стабильности. Инфляция и рост — это все равно, что говорить, что надо меньше сахара чтобы чай стал горячим.

Но г-жа Набиуллина и говорит о постепенном снижении ставок по мере обеспечения макроэкономической стабильности.

Я говорю, та школа постоянно боролась с инфляцией, но в результате инфляция постоянно росла и начала снижаться только потому, что укрепился рубль и цены на импорт перестали расти. Это подтверждает тот факт, что у нас инфляция носит немонетарный характер. Но будет ли рост в экономике? Нет! Ключевую ставку нужно снижать. Во всем мире, на росте и особенно в кризисных ситуациях, ставку снижают. Мы единственные, кто и в 2008-09 годах, и сейчас, повышали.

Кто же будет давать кредит, если инфляция попросту съест ваши деньги?

Слушайте, ключевая ставка 10 процентов, ключевая ставка 12 процентов! Мы все брали под 150, потому что доходность была высокой, и мы зарабатывали. Нет ничего страшного в умеренно высокой инфляции. Все росло и развивалось. Бизнес прежде всего сравнивает на весах свои риски, и доходность, соотношение risks\return (возвратность инвестиций). У нас в стране риски всегда были высокими, но до определенного момента это не мешало инвестициям.

Вопрос в другом. Высокие риски наложились на постоянно растущие издержки. Налоги, тарифы (за 2000-е тарифы выросли в разы). А потом упал рубль, подорожал импорт, соответственно резко сжался спрос. И вот в такой ситуации действительно никто не хочет инвестировать в российскую экономику. Говорят, не хотят инвестировать из-за неразвитых институтов, судов, административного давления. Это, конечно, проблема, но в Китае и Индии, и у нас в прошлом инвестировали и при худших судах. Просто стало невыгодно. Попробуйте предложите сегодня долгосрочный кредит на пять лет под пять процентов годовых. Очередь выстроится.

Вот пример: у нас есть один институт развития, который называется ФРП – Фонд развития промышленности. Он дает кредит на пять лет под пять процентов, жестко отбирая при этом проекты – решения принимает бизнес вместе с государством, там частно – государственный кредитный комитет. Так очередь стоит. Утвержденных заявок на 400 млрд, а общий объем Фонда всего 40. Вот вам доказательство, что экономика расти может, но ей нужны экономические условия – дешевый кредит, стимулирующие налоги и тарифы.

Но Эльвира неоднократно подчеркивала, что понизит ключевую ставку.

Послушайте, почему они сейчас не понижают? Найдите мне страну, где ставка рефинансирования в два раза выше, чем инфляция?!

Но у них и инфляция два процента

Ещё раз, инфляция бывает двух основных видов – инфляция монетарная (спроса) и инфляция издержек (немонетарная). Это любой ученик любого экономического вуза знает. Инфляция спроса зависит от денежной массы, то есть от денежного спроса на рынке. Денег много, товаров не хватает – цены растут.

Немонетарная инфляция — это, когда издержки производителя растут, у нас импортозависимая экономика, поэтому она прежде всего зависит от роста курса доллара. Курс доллара растет, цены на внутреннем рынке возрастают. У нас инфляция издержек. Кстати, сейчас курс доллара упал – инфляция упала. А совсем не из-за того, что ЦБ и Правительство проводит жесткую бюджетную и денежно-кредитную политику.

Ну хорошо. Центробанк понижает ставку, допустим, и что? Что происходит? Рубль падает.

Конечно, будет давление на рубль. В сегодняшней ситуации уже надулся пузырь, рубль серьезно переоценен, они уже загнали ситуацию очень глубоко, но надо дать альтернативу и мы, опираясь на международный опыт, предложили им альтернативу высокой ставке ЦБ. Давайте поддержим рубль предоставив тем же спекулятивным инвесторам доходный инструмент, который заменит сегодняшний спрос на рубль, и они не будут бежать с рынка. Мы предложили индексные бонды - бумаги, которые использовались в Израиле в свое время и очень хорошо себя зарекомендовали. Это ценная бумага, номинированная в рублях, но которая погашается по курсу к доллару или корзине валют на день погашения купона. То есть мы снимаем курсовые риски с инвестора, они остаются за государством. Да, есть риски, что рубль упадет в дальнейшем. Но за развитие экономики отвечает государство, оно, а не частные инвесторы должно брать на себя риски своей же политики.

Не может государство вести себя как коммерческий инвестор. И все время ориентироваться на прибыль. Оно должно понимать, что прибыль станы — это не только резервы центрального банка, не только бюджет государства, а это бюджет домохозяйств, это бюджет бизнеса. В Израиле инфляция была более 100 процентов на тот момент, когда они ввели индексные бонды. В результате, на сегодняшний день она у них на уровне даже ниже мирового. Почему? Потому что государство, если оно хочет обеспечить развитие в стране, должно вести активную политику развития и отвечать за результаты – то есть брать курсовые и прочие риски развития своей страны.

Ввели индексные бонды, отпустили ставку и все?

Нужны дополнительные экономические стимулы. Есть инструменты экономической политики, промышленной политики, которые уже дают эффект. Посмотрите на сельское хозяйство, оборонку, инновационный сектор. В сельском хозяйстве, например, применялся целый набор мер субсидирования процентных ставок, различные виды дотаций, и это дало рост. В оборонной промышленности обеспечили кредитами, но и заказами, конечно, серьезно поддержали — это тоже промышленная политика – сразу рост. В инновационной сфере снизили до четырнадцати процентов страховые платежи — рост. Нет, мы не можем вмешиваться в экономику, — говорят Эльвира Сахипзадовна и Алексей Леонидович. Нет, ни в коем случае – украдут всё! Где украли-то, в сельском хозяйстве украли? Или в инновационном секторе? Экспорт инновационной продукции вырос практически за два года до семи миллиардов долларов!

Кроме того, есть еще другие специальные инструменты, которые многие страны используют, только мы почему-то считаем, что они коррупционные и не эффективные. Например, во всем мире существуют различные формы финансирования, которые не требуют дополнительного обеспечения, например, проектное финансирование. Развиваться, заложив прошлые активы из другой жизни, можно очень ограничено, поэтому все, что идет в развитие должно идти по другому пути: закладывается новое оборудование, закладываются акции новой компании.

Мы даже в законодательстве прописали — у нас есть такие СОПФы (специальные общества проектного финансирования), но дальше дело не пошло. Эльвира Сахипзадовна стала в упор и сказала, что мы эту систему рефинансирования под проектные облигации развивать не будем. Не будем! Слишком мы боимся собственной страны, что все пойдет не туда, куда надо. Тоже самое торговое финансирование. У нас нет системы торгового финансирования. Все знают сначала деньги – потом товар – только потом деньги, сначала нужны деньги, потом произвести товар, а потом продать, деньги возвращаются, но потом. А для этого нужен кредит, у нас только за счет собственных средств можно заниматься торговлей или закладывая дополнительные активы.

Для создания системы проектного, торгового, МСП кредитования ЦБ должен запустить новые специальные инструменты рефинансирования.

Но и это не все — мы предложили докапитализировать институты развития — я уже говорил о ФРП, в котором возвратность на сегодняшний день сто процентов. Почему? Потому что там применяется стандарты управления, принятые в бизнесе, как в любом нормальном инвестиционном банке. Почему бы не докопитализировать ФРП, а кроме того, дублировать его для агросектора, увеличить фонд корпорации МСП?

Потом можно ограниченно стимулировать спрос – это происходит во всем мире, например, субсидировать малоимущих на покупку продуктов питания – по карточкам или талонам, как угодно. Это реально повлияло бы на рост сельского хозяйства. Мы предлагаем субсидировать ипотеку. Известно, что у строительства самый высокий мультипликативный эффект, порядка шести. Каждый доллар, вложенный в стройку, дает дополнительный рост инвестиций в шесть долларов. По нашим оценкам, если мы сегодня снизим ипотеку хотя бы до пяти процентов, то строительство увеличится в два раза. Почему этого не сделать, не понятно, это сразу же даст эффект в экономике. Еще стимулирование производства промышленной продукции и прежде всего на экспорт.

Но кроме этого – новая налоговая, тарифная политика, институциональные реформы – суды, контроль и надзор, снижение уголовного давления на бизнес. Конечно, развитие отраслей человеческого капитала. Новая открытая внешнеэкономическая политика. Создание Delivery Unit – центра управления реформами, на новых принципах обработки Big Data, индикативного планирования – вот из каких предложений состоит наша Стратегия Роста.

Борис, откуда брать деньги?

Сначала давайте посмотрим, куда деваются наши средства сегодня. ЦБ выделил 1,4 триллиона рублей в качестве кредита АСВ, на самом деле на уничтожение нашей банковской системы. Да, у многих банков есть плохие долги, да есть невозвраты, особенно это проявляется во время кризиса. Но дайте им вздохнуть, везде во всем мире в такой момент создавался банк плохих долгов. Не банкротьте, разбирайтесь, где дыры, латайте их, попытайтесь спасти эти банки уже с новым руководством, с новыми акционерами, дайте им шанс, выкупите у них плохие долги, дайте им вздохнуть, они у вас потом эти долги обратно выкупят. В Америке, помните? Выкупали долги Дженерал Моторс, выкупали долги банков и инвестиционных компаний. Потому что надо дать вздохнуть на кризисе, а у нас постоянное давление. Сколько мы уничтожили малого и среднего бизнеса, у которого сгорели счета в этих банках. В одном Пробизнесбанк 200 тысяч счетов юридических лиц или вот сейчас «Татфондбанк».

Когда мы предложили перенаправить эти средства на развитие экономики, пресса обвинила нас в том, что мы хотим запустить печатный станок. Абсолютный непрофессионализм, тот, кто это написал, уже не имеет никакого права писать об экономике. Ведь мало-мальски разбирающийся в экономике журналист обязан знать, что печатный станок нельзя запустить – он работает постоянно. Откуда, думаете, эти 1,4 триллиона? А триллионы, которое пошли на спасение крупных банков России. Сегодня эмиссия идет правительству на латание дыр в бюджете. Это ничем не обеспеченная эмиссия. Мы же просим о том, чтобы перенаправить хотя бы часть этих денег в экономику, при этом в виде кредита, с возвратом. Без этого развития не будет.

Но кроме этого государство могло бы и занять под развитие – ведь эти деньги идут в рост и понятно, как их отдавать. Я уже говорил об индексных бондах. Объем их мы считаем возможным до 1 трл рублей. Купить их могли бы не только спекулятивные инвесторы, но и наши люди, которые, если будет четкая понятная выгодная им стратегия экономических реформ, могут поддержать страну и своим кошельком.

На самым важным источником новых доходов должен быть сам рост – по нашим расчетам только для бюджета рост ВВП на 1% даст 300 мрд рублей в год, в первую очередь, за счет роста налогооблагаемой базы. Мы не говорим о том, что рост будет давать для новых доходов бизнеса и домохозяйств.

Так что сам рост самый важный источников доходов страны.

И все же хочу отметить очень важное. Конечно для успеха необходимо, чтобы люди, народ поддержали программу реформ, чтобы она состоялась. Но прежде всего сама власть должна поверить в собственную страну, в свой народ, в нашу возможность эффективно работать и создавать новое.

Сегодняшний скепсис по поводу возможностей наших людей, бизнеса, бюрократии, опровергается самой историей: за пять лет столыпинских реформ страна преобразилась кардинально и имела шанс стать первой экономикой Европы, в 90-е именно бизнес спас экономику России, в 99-ом мы за один год преодолели спад 98-ого, а в 2000 показали рост 10% ВВП, и это на еще низких ценах на нефть. Столыпин верил, Гайдар верил, Примаков верил, должны поверить и мы. Напоминаю, перед нами выбор: стабильно стоять или расти. Ведь если мы будем снова стабильно стоять, как сегодня, то мы стабильно достоимся до третьего-четвертого эшелона мировой экономики и до состояния бедной страны без перспектив развития.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117186 Борис Титов


Россия > Транспорт. Образование, наука > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117027 Олег Белозёров

Встреча Дмитрия Медведева с президентом ОАО «Российские железные дороги» Олегом Белозёровым.

Глава РЖД доложил Председателю Правительства о результатах работы компании с начала года, а также о ходе подготовки к перевозке детей на отдых во время летних каникул.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Олег Валентинович, расскажите, пожалуйста, каковы результаты работы компании с начала года.

О.Белозёров: Краткие итоги за два месяца и прогноз по третьему месяцу, который мы тоже себе представляем. Во-первых, у нас очень серьёзно выросла погрузка – почти 4% за этот промежуток времени, при этом экспортное сообщение выросло на 10,3%. Выросли все показатели: скорость доставки грузов, надёжность доставки грузов. Очень серьёзно вырос показатель производительности труда – 9,4%.

Д.Медведев: С чем это связано?

О.Белозёров: Прежде всего мы тем же коллективом справляемся с бóльшим объёмом работ, при этом постоянно совершенствуем технологии. По всем направлениям мы эту работу постоянно ведём. Соответственно, это даёт неплохой результат. Себестоимость перевозок у нас снижена к плану почти на 3%, это тоже кропотливая работа по рассмотрению каждого процесса.

Выросли и пассажирские перевозки. Отправлено пассажиров более чем на 9% больше, чем в предыдущем году. Мы развиваем туризм, осуществляем туры выходного дня, реализуем круизные туристические продукты, паровозные ретротуры. Готовимся к летнему сезону перевозок. Мы планируем перевезти за летний период до 6 млн пассажиров, при этом около 500 тыс. ребят в детских группах. Южное направление будет обслуживать более трети всего летнего графика курсирования пассажирских поездов, при этом составы, как Вы и поручали, будут формироваться из вагонов последних лет постройки. Железнодорожная инфраструктура полностью готова к летним перевозкам. При этом, если спрос превысит предложение, у нас организован и резерв. Мы со всеми задачами справились.

Д.Медведев: Сначала про летний отдых. Вы сейчас только что сказали, что компания работает неплохо, показывает хорошую динамику развития. Производительность труда, целый ряд других, основных показателей компании находятся в стадии роста. Я напомню, что в прошлом году нами было принято совместное решение о финансировании поездок школьников в южном направлении, для того чтобы они могли отдохнуть вместе с родителями. И для тех семей, у кого невысокий достаток, это была хорошая поддержка, чтобы обеспечить поездку на юг в период школьных каникул. Давайте подумаем о том, чтобы эту программу реализовать и в этом году. Сможем?

О.Белозёров: В прошлом году благодаря такому решению мы смогли перевезти дополнительно 2,5 млн человек в летний период, это дети от 10 до 17 лет. И сейчас к такому решению мы готовы. 3 апреля мы готовы начать такие продажи билетов с 50-процентной скидкой в плацкартных и общих вагонах. Кроме того, мы в этом году предлагаем дополнительные решения. Это, например, покупка билетов заблаговременно – практически все билеты будут продаваться за 60 дней. Это удобнее и дешевле. Поскольку работает динамическая система ценообразования, это сразу ведёт к снижению.

Д.Медведев: Хорошо, тогда считайте, что это моё поручение. Прошу подготовить необходимые корпоративные решения и в случае необходимости согласовать их в Правительстве и на уровне руководства компании.

Россия > Транспорт. Образование, наука > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117027 Олег Белозёров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117012 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о поддержке моногородов; о развитии особо охраняемых природных территорий; об изменениях в правилах дорожного движения.

Из стенограммы:

Д.Медведев: В начале совещания скажу несколько слов по документам, которые подписаны. Мы продолжаем работу по поддержке моногородов, где сложилась непростая социально-экономическая ситуация. У нас, к сожалению, много этих городов. Для этого мы используем разные механизмы, в том числе и создание территорий опережающего развития.

Я подписал ещё два документа: о создании территории «Каспийск» в Дагестане и территории «Чусовой» в Пермском крае. У этих территорий опережающего развития не будет узкой специализации, там будут открываться предприятия разной направленности – от производства пищевых продуктов, мебели, машин, оборудования, целлюлозы, добавок в бензин до тепличного хозяйства, гостиничного, оздоровительного комплексов. Это позволит диверсифицировать экономику города Каспийска и Чусовского городского поселения, создать тысячи постоянных рабочих мест и, надеюсь, привлечь инвестиции. Это два документа по территориям.

Теперь ещё один комплекс задач, актуальный особенно в этом году – не потому, что эта работа идёт лишь в течение этого года, а потому, что этот год у нас объявлен Годом экологии. Мы стараемся решать эти задачи совместными усилиями государства и общества, и, чтобы привлечь внимание людей к этим проблемам, как раз проводится Год экологии и Год особо охраняемых природных территорий. Отмечу, что 100 лет назад в нашей стране появился первый государственный заповедник. 100 лет назад! И сегодня мы последовательно эту систему особо охраняемых природных территорий развиваем. Принято решение создать ещё один национальный парк – «Сенгилеевские горы» в Ульяновской области, я подписал соответствующее постановление Правительства. Общая площадь парка – около 44 тыс. гектаров. Здесь, в Среднем Поволжье, есть своя уникальная специфика, неповторимые лесные, степные природные комплексы, естественно, встречаются редкие виды растений и животных. Кроме того, эта территория интересна и с историко-археологической точки зрения. Рассчитываю, что режим национального парка позволит сохранить эти уникальные места. Работа в рамках Года экологии и Года особо охраняемых природных территорий только началась, и мы к ней будем возвращаться.

И ещё одна тема, весьма резонансная и важная, касается изменений в Правила дорожного движения. Мы этот документ постоянно совершенствуем, поскольку возникают новые потребности, различного рода толкования документа, нестыковки, которые, может быть, изначально не были видны. И необходимо просто отрегулировать те или иные вопросы несколько более подробно – с прицелом на конкретный контингент водителей или, наоборот, конкретный набор нарушений.

Игорь Иванович, расскажите о последних изменениях в Правила дорожного движения, которые я утвердил.

И.Шувалов: Совсем недавно Правительство приняло решение о введении определения «опасное вождение». На заседании Правительства был одобрен законопроект, вводящий соответствующую санкцию, он направлен в Государственную Думу, где этот документ сейчас рассматривается. Мы рассчитываем на то, что до конца работы весенней сессии Государственная Дума примет решение по штрафам за опасное вождение.

В то же время, когда мы готовили эти изменения, был большой запрос на то, чтобы в Правилах дорожного движения появились особенные нормы для начинающих водителей. Так сложилось во многих странах ОЭСР, Европейского союза: когда молодые люди получают права, они ограничены в том, какое транспортное средство использовать, можно ли возить пассажиров, заниматься буксировкой, существуют и определённые скоростные ограничения. По решению, которое сейчас опубликовано Правительством, молодой водитель, до двух лет стажа, должен будет обеспечить транспортное средство специальным знаком – это жёлтый квадрат и на его фоне восклицательный знак. Молодым водителям будет запрещено заниматься буксировкой и возить пассажиров на мотоцикле. Мы посмотрим, как это будет работать. Мы не пошли по самому жёсткому сценарию, как это работает в других странах, пока обошлись такого рода ограничениями.

Я также приведу статистику, которая у нас есть, по безопасности дорожного движения за последний год. Вы постоянно по этому поводу даёте поручения, совсем недавно этот вопрос рассматривался Президентом на Государственном совете в Ярославле. Мы на протяжении ряда лет серьёзно работаем по программе обеспечения безопасности дорожного движения. За 2016 год в целом дорожно-транспортных происшествий произошло на 5,6% меньше, чем в 2015 году, – всего 173 694 происшествия. Раненых стало на 4,3% меньше – всего 221 140 человек. Погибших на 12% меньше, но цифра по-прежнему большая – это 20 308 человек. На 17% стала ниже смертность на пешеходных переходах. Дорожно-транспортные происшествия с участием детей – цифра также ниже, почти на 2%. Погибших детей стало на 3,7% меньше, к сожалению, погибло в прошлом году 710 детей. Цифры огромные, но каждый год уже несколько лет подряд количество раненых и погибших в дорожно-транспортных происшествиях становится всё меньше.

Д.Медведев: Эти цифры всё равно очень печальные, они говорят о том, что мы ещё очень многое можем предпринять для того, чтобы снизить количество дорожно-транспортных происшествий, тем более с причинением увечий и смерти людям. Надо посмотреть, как эти изменения в Правила дорожного движения, которые мы приняли, будут работать. Их смысл заключается именно в том, чтобы оградить молодых, не очень опытных водителей от тех проблем, которые могут возникнуть в связи с выполнением сложных видов перевозок или перевозок людей. Похожие правила действовали когда-то в советский период, когда молодые водители имели некоторый набор ограничений, связанных с осуществлением вождения. Такие ограничения существуют и в других странах, но нам нужно найти свой путь. С одной стороны, помочь молодым водителям научиться как следует управлять транспортным средством, а с другой стороны, конечно, не связать их по рукам и ногам, чтобы они вообще не могли ездить и транспортное средство стояло бы просто на приколе. То есть нужно будет ещё посмотреть, проанализировать практику применения этих норм Правил дорожного движения. Но в целом они, конечно, направлены на обеспечение лучшей безопасности на дорогах.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117012 Дмитрий Медведев


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 марта 2017 > № 2116860

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем.

Владимир Путин принял в Кремле Председателя Правительства Республики Сербия Александра Вучича.

Обсуждались перспективы развития российско-сербских отношений, в частности наращивание торгового и инвестиционного сотрудничества двух стран.

Кроме того, состоялся обмен мнениями по актуальной международной и региональной проблематике.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемый Премьер-министр! Очень рад Вас видеть в Москве.

Сразу хотел бы отметить, что благодаря нашим общим усилиям незначительно, но всё-таки удаётся менять ситуацию в торгово-экономической сфере в лучшую сторону.

У нас в прошлом году наблюдался небольшой рост – около двух процентов – торгового оборота. При этом благодаря усилиям Вашего Правительства результат этот достигнут в основном за счёт роста поставок из Сербии в Россию. И здесь есть лидеры – рост поставок сельхозпродукции с Сербией где-то около 40 процентов.

У нас и хорошие совместные проекты есть, они развиваются активно, и прежде всего в энергетике. Мы с Вами наверняка сегодня это обсудим.

Ну и, конечно, мы знаем, что совсем скоро президентские выборы в Сербии должны состояться. Мы уверены, что выборы, проходящие в сегодняшних условиях, в сегодняшней Сербии, будут проведены на самом высоком уровне. Желаем успеха действующей власти.

Но как бы ни развивалась политическая ситуация, у нас нет сомнений в том, что отношения между нашими странами будут развиваться так же позитивно, так же в духе дружбы, который сложился и которым характеризуются наши отношения за последние годы.

И конечно, мне бы очень хотелось обсудить сегодня с Вами ситуацию в регионе, потому что, как нам представляется, по некоторым внешним признакам мы видим некоторое даже обострение. Хотелось бы с Вами обо всём об этом поговорить.

Добро пожаловать!

А.Вучич: Уважаемый господин Президент!

Благодарю Вас за очень тёплый приём и Ваше гостеприимство.

Хотел бы сказать, что нам надо поблагодарить Вас – Вас лично и Российскую Федерацию – за поддержку территориальной целостности и суверенитета Республики Сербия. И, как Вы уже сказали, надеюсь и уверен, что нам будет достаточно возможности увеличить наш товарооборот и экономические взаимоотношения.

Вместе также обсудим ситуацию в регионе. Думаю, что это очень важно для нас, для России тоже. Очень важно сказать, что, как Вы знаете, мы остаёмся привержены нашей национальной независимости, свободе и военной нейтральности. По этому вопросу мы тоже вместе обсудим всё, что нам надо сделать в будущем.

Ещё раз большое спасибо за вашу дружбу. Абсолютно уверен, что будем развивать наши отношения на очень высоком уровне. Спасибо ещё раз за очень-очень тёплый приём.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 марта 2017 > № 2116860


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 27 марта 2017 > № 2116857

Встреча с руководством Росгвардии.

Состоялась встреча Владимира Путина с руководством Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации.

В.Путин: Уважаемые товарищи!

Хочу вас поздравить с профессиональным праздником [Днём войск национальной гвардии России] и выразить надежду на то, что принятые решения и на законодательном, и на президентском уровне – об образовании новой федеральной силовой структуры – пойдут на пользу делу.

Вы знаете, что у вас очень важное направление работы – поддержание общественного порядка, охрана общественного порядка, контроль за оборотом оружия, что чрезвычайно важно в сегодняшнем мире, у нас в стране в том числе.

И последние вылазки террористов в Чеченской Республике, где они совершили нападение на одно из подразделений Росгвардии – к сожалению, есть и погибшие с нашей стороны, прошу вас обратить внимание на поддержку семей наших товарищей, которые погибли, – всё это говорит о том, что это одно из чрезвычайно важных, если не сказать одно из важнейших, направлений работы – контроль за оборотом оружия.

И, собственно говоря, борьба против терроризма, борьба с проявлениями подобного рода, где бы они ни происходили, является чрезвычайно важной, и мы всегда по линии всех силовых структур уделяем этому особое внимание.

Хотел бы отметить, что становление нового федерального органа проходит по плану, хочу вас за это поблагодарить. Работа идёт ритмично, с должным темпом и качеством, выполняются и соответствующий Указ Президента, и федеральный закон.

Мы с вами должны постоянно держать это на контроле. Очень рассчитываю на ваш профессионализм, на умение работать и нацеленность на конечный результат в интересах граждан Российской Федерации.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 27 марта 2017 > № 2116857


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 марта 2017 > № 2116774 Марат Хуснуллин

Марат Хуснуллин: «Чтобы сотворить чудо, надо порвать все жилы»

Сергей Собянин почти за год до очередных выборов мэра Москвы инициировал крупнейшую в истории российской столицы реновацию жилого фонда. На этот проект может потребоваться 3,5 трлн руб., что эквивалентно почти двухгодичному объему доходов городского бюджета.

Но такой масштаб напугал большую часть москвичей, которые до сих пор не понимают, каким образом будет реализовываться программа и не лишаться ли они своих метров. В интервью “Ъ” глава стройкомплекса и вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин заявил, что власти будут учитывать мнение всех жителей.

— Когда, по вашему мнению, Госдума может в окончательном чтении принять закон, регулирующий процесс реновации ветхого жилья в Москве?

— Мы рассчитываем, что к лету до завершения весенней парламентской сессии депутаты утвердят законопроект. Соответственно, со стороны московского правительства будут приняты подзаконные акты, позволяющие ускорить процесс реновации жилого фонда.

— Выходит, что процесс будет запущен уже этим летом?

— Со списком территорий, которые могут быть в качестве пилотного проекта вовлечены в процесс реновации, определимся где-то к осени.

— Может, уже есть адресный перечень домов, который вы готовы обнародовать?

— Список только готовится, никакой конкретики пока нет.

— Есть ли понимание, в каких округах города может стартовать программа переселения жителей из старого жилого фонда?

— Это будут все округа. Минимальный объем расселения запланирован в Центральном административном округе, поскольку в этой части города не так много устаревшего жилья (по имеющейся в распоряжении у “Ъ” презентации, подготовленной мэрией для депутатов Госдумы, в ЦАО общая площадь хрущевок составляет около 700 тыс. кв. м, самый большой объем на востоке столицы — 5,7 млн кв. м, далее следует юго-восток — 3,8 млн кв. м и север — 3,45 млн кв. м.— “Ъ”). В Москве создан оперативный штаб, который лично возглавил Сергей Собянин. Он уже дал поручение подыскать стартовые площадки для запуска программы. Мэр поставил перед нами задачу: расселение возможно только при условии, что жители сами захотят улучшить свои жилищные условия.

Есть важные моменты предстоящей программы реновации. Во-первых, площадь новой квартиры будет не меньше той, что была в старой, более того, общая площадь, по оценкам экспертов, может увеличиться примерно на 20–30% за счет новых нормативов по нежилым помещениям — санузел, кухня. Во-вторых, количество комнат также уменьшено не будет. Далее: переезд жителей будет в тот же или соседний район проживания. Ситуации, при которых жителям придется переехать в другой округ, исключены. Новые кварталы будут создаваться по новым стандартам благоустройства: парки, центры отдыха, спортивная и культурная инфраструктура. Предоставление нового жилья коснется не только собственников, но и нанимателей: в соответствии с федеральным законодательством они смогут получить квартиры по договору социального найма. Более того, у них будет возможность оформить новые квартиры сразу в собственность.

— Откуда тогда в интернете списки стартовых домов, которые запланированы к сносу в ближайшие годы?

— Еще раз повторюсь: никаких списков стартовых домов не существует, параметры программы находятся исключительно в стадии разработки. Но поскольку мы изначально заявили о хрущевках, то есть о домах, построенных в определенные годы, то заинтересованным сторонам составить подобные списки и распространять их теперь для своих целей было не так уж сложно. Так что не пытайтесь обсуждать домыслы.

— Тема со сносом пятиэтажек оказалась резонансной. Более того, уже создаются инициативные группы, собирающие подписи под петиции против сноса пятиэтажек...

— Мы хотим создать понятный и прозрачный механизм учета общественного мнения, и в программу реновации войдут только те кварталы, жители которых ее поддержат. Не думаю, что противников окажется больше, чем сторонников. Москвичи очень грамотные, прагматичные люди, умеют считать. Ведь полученная недвижимость будет совершенно другого качества, других потребительских свойств. Мы уверены, что принятие соответствующего закона реально улучшит и благосостояние, и условия проживания москвичей, причем не только в тех кварталах, где будут вестись работы, но и в граничащих с ними.

— Программа реновации жилья запускается в преддверии нового политического цикла, связанного с предстоящими президентскими выборами и выборами мэра Москвы. Критика процесса переселения граждан как социального аспекта прекрасно ложится в канву политических платформ оппонентов того же нынешнего состава московского правительства…

— Это обычное явление, с которым работает власть. Всегда кто-нибудь критикует. Конечно, найдутся и те, кто выскажется против. Это абсолютно нормально — в таком большом мегаполисе, как Москва, априори не могут быть довольны все и всем. У нас в Москве есть сложившаяся практика переселения из ветхого жилья. По опыту мы видим, что более 90% жителей аварийных домов согласны переезжать сразу, поскольку получают квартиры улучшенной планировки с большей площадью и совершенно другого качества. А около 5–7% жителей оттягивают процесс, перебирают варианты в поиске более выгодных для себя условий, пытаются так или иначе противиться переселению, мотивируя свои действия тем, что их не устраивает, скажем, квартирография нового жилья либо район переселения им не подходит. Но и эта часть горожан, как мы не раз уже убеждались и убеждаемся, способна к диалогу. Категорически не согласны с переселением только 1–2% жителей домов. И они, прекрасно понимая, что остались последними в доме, занимаются шантажом, выторговывая квартиру большей площади, чем им положено. В этих случаях мы обращаемся в суд, который, как показывает опыт, чаще принимает решение в пользу переселения.

— Предположим, 50% жителей аварийного дома выскажется за, другая половина — против. Как вы будет выходить из этой ситуации?

— Напомню, речь идет не о сносе каких-то отдельных аварийных домов, а о поквартальном переселении. Если будут паритетные результаты голосования, значит, эти дома сноситься не будут. Те люди, которые проголосуют против, не смогут воспользоваться программой. При этом аварийные дома — это отдельная программа: если жилье признается непригодным, граждане в любом случае подлежат переселению.

— Каким образом москвичи будут голосовать за переселение?

— Сейчас как раз разрабатывается формат, который позволит проводить нам репрезентативный опрос жителей. Мы представим его в ближайшее время.

— Вы не опасаетесь, что в центре города могут возникнуть скандалы, поскольку в этом округе власти предусматривают переселение жителей в другой район?

— Жители ЦАО останутся в своем округе — это важный аспект, на котором я хочу акцентировать внимание. Проблема в том, что в Центральном округе найти свободные площадки под дома для переселения сложнее, чем в других округах. Но жизнь показала, что даже когда мы в пределах ЦАО переселяем людей из района в район, то особых вопросов не возникает.

— Предположим, тот или иной дом, признанный аварийным, находится в пешей доступности от метро (независимо от округа), а вы предлагаете жителям переселиться в квартал, находящийся в двух-трех остановках от метро. Капитализация квартиры сразу же снижается. Не боитесь скандалов по этому поводу?

— У аварийных домов не может быть понятия «капитализация», это жилье в принципе непригодно для жизни. Еще раз приведу наш опыт прежних расселений: 98% горожан по факту были удовлетворены теми условиями, что мы им предложили. И здесь то же самое: мы найдем то, что нужно для жителей, найдем компромиссное решение, я в этом даже не сомневаюсь. Мэром поставлена задача по повышению стандарта качества строительства домов и благоустройства. На практике процесс должен выглядеть так: москвичи, согласившиеся переехать в новое жилье, получают ключи от квартир, полностью готовых к заселению. Достаточно будет только мебель завести.

— Судя по законопроекту, сноситься будут не только дома так называемого первого периода индустриального домостроения, но и многоквартирные дома, которые попадают в границы подлежащей реновации территории. Получается, что в Москве может попасть под снос любой дом?

— Поскольку снос изначально планируется поквартальным, в зону реновации действительно могут войти объекты, не подпадающие под исходные параметры самой программы.

— Не приведет ли новая программа реновации жилья к возврату точечной застройки в городе?

— Это абсолютно исключено. Принципиальная позиция властей города — переселять жителей в новые кварталы, обеспеченные всей необходимой инфраструктурой — социальной, транспортной. Кроме того, новые стандарты строительства подразумевают и совершенно иную конфигурацию кварталов. Так, первые этажи в новых домах будут нежилыми и станут выполнять общественные функции — там будут располагаться медцентры, аптеки, магазины бытовые службы. Будет сформирована и удобная транспортная инфраструктура: уже сейчас мы стараемся концентрировать новую недвижимость вокруг транспортных магистралей, чтобы обеспечить шаговую доступность.

Чтобы создать совершенно новое качество среды проживания, каждый квартал мы тщательно изучим с учетом комплексной застройки. Более того, есть поручение мэра изучить все территории, прилегающие к кварталам реновации, на предмет создания там дополнительных парков. Если где-то есть территории, где можно сформировать рекреационные зоны и парки, но они не вошли пока в существующую в Москве соответствующую целевую программу, мы вовлечем их в этот процесс и дополнительно профинансируем. Кстати, каждый квартал перед началом стройки будет разработан в 3D-модели. И каждый москвич сможет увидеть, где именно он станет проживать, что будет находиться рядом, как улучшится городская среда и т. д. Сейчас мы оперативно дорабатываем программу по градостроительному проектированию, чтобы по всем кварталам создать единую систему.

— Почему именно сейчас было решено запускать программу реновации?

— Реновацией в Москве занимаются уже в общей сложности 25 лет. И к настоящему времени многие дома пришли в состояние, когда дальше их ремонтировать не имеет смысла. Это мы поняли, когда приступили к программе комплексного капремонта. Например, у тебя балкон уже сгнил, потому что его построили 60 лет назад, и его нельзя заменить. А балкон — неотъемлемая часть квартиры. Или, например, коммуникации вмонтированы в бетонные стены, их замена физически невозможна. В этом случае надо делать новую систему отопления, а это приведет к уменьшению площади квартиры. К тому же без отселения жителей ремонтировать такие дома нельзя, и куда этих жителей тогда отселять? Когда мы все это проанализировали, то поняли, что за годы, в течение которых реализовывалась программа, ситуация настолько поменялась, что многие дома уже не имеет смысла подвергать капитальному ремонту: эффективнее их сносить и строить новые. Кроме того, за последние годы существенно изменилось и законодательство. К тому же массовое старение жилого фонда, которое через какое-то время станет аварийным, рано или поздно могло бы привести к безальтернативной ситуации: встал бы вопрос, что жителей срочно необходимо переселять в любой район, и тогда выбора бы уже не было.

— Из презентации, которую мэр предоставил депутатам Госдумы, следует, что под снос может пойти около 25 млн кв. м жилья, на что ориентировочно потребуется 3,5 трлн руб. Каков будет механизм финансирования программы?

— На первом этапе программы реновации жилого фонда Москвы финансирование преимущественно будет идти из городского бюджета. Потому что сначала нужно отработать все вопросы и сложные моменты, весь механизм, исключить возможные ошибки. Москва уже решила выделить на реализацию программы 300 млрд руб.— по 100 млрд руб. ежегодно. Мы точно знаем, что потенциал программы почти 8 тыс. домов — это все пересчитано и проверено, и сейчас обследуем состояние каждого дома. Сколько всего потребуется построить, будет зависеть индивидуально от каждого квартала.

Мэр нас собирает еженедельно, и нам приходится решать те проблемы, которые могли бы тормозить процесс реновации. Например, подсчитываем, хватит ли производственных мощностей, анализируем состояние инженерных сетей. Или вот еще вопрос: мы сейчас выдаем ежегодно по 50 проектов планировок территорий, а после запуска программы реновации потребуется утверждать до 200 проектов. Как физически это успеть сделать? Но мы понимаем: чтобы сотворить чудо, надо, как говорится, порвать все жилы.

— Каким будет механизм реализации пилотных проектов? Зачем потребовалось создание специального Фонда реновации?

— В России есть уже подобная практика, и она положительно себя зарекомендовала. Есть, например, Агентство ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), благодаря которому эффективно работает программа ипотеки. Создан Фонд реформирования ЖКХ, который также доказал свою эффективность. Вот по аналогии с ним и решено создать в Москве специальный фонд, который планируется наделить функциями оператора программы реновации. Для реализации таких крупных проектов, как реновация жилого фонда, обязательно нужно иметь сконцентрированное ядро с финансовыми, административными и организационными полномочиями. Поручить заниматься этой программой при такой ее масштабности отдельным чиновникам не имеет смысла. Должна быть специальная структура, которая займется исключительно этой программой и будет специализироваться на ней. Понятно, что это будет 100% государственный фонд, гарантией которому служит бюджет города.

— Звучала информация, что в программе реновации будут задействованы принадлежащие городу казенное предприятие «Управление гражданского строительства» (УГС) и «Мосинжпроект»…

— Сегодня УГС — это вполне состоявшая структура, которая занимается строительством жилья, и, кстати, очень успешно. Я не исключаю, что часть сотрудников УГС может перейти в Фонд реновации. Что касается «Мосинжпроекта», то эта компания задействована только в части строительства объектов в рамках транспортно-пересадочных узлов (ТПУ). Поэтому эта компания не будет оператором программы реновации, но в каких-то проектах примет участие, если в тех или иных кварталах, попадающих под реновацию, необходимо предусмотреть увязку со строящимися рядом ТПУ или иными объектами транспортной инфраструктуры.

— Вы сказали, что на первом этапе будут задействованы средства городского бюджета. Возможно ли в будущем привлечение в программу инвесторов?

— Такую возможность нельзя исключать. Я хочу сказать, что сейчас мы решаем уравнение с большим количеством неизвестных. По мере того как у нас будут найдены эти неизвестные, будет найдена и формула этого уравнения. Будет закон в полном объеме принят — будет одна схема развития. Будет принят в усеченном варианте — значит, будет другая схема развития.

— То есть возможен ли возврат к практике заключения между городом и девелоперами инвестиционных контрактов?

— Пока об этом рано думать, так как первая волна переселения все-таки будет профинансирована за счет бюджета.

— Будет ли город покупать производственные мощности и цементные заводы для реализации программы реновации?

— Я считаю, это нецелесообразно.

— Возможно ли участие АИЖК как оператора федеральных земель в программе реновации?

— Если мы сможем с АИЖК договориться по каким-то земельным участкам для развития программы реновации, то это будет отличный опыт.

— Возможен ли в рамках реновации жилого фонда в Москве запуск программы льготного ипотечного кредитования? Не исключено, что некоторым горожанам захочется улучшить свои жилищные условия за счет покупки дополнительных площадей.

— Мы такие варианты сейчас рассматриваем, но механизм пока не проработан. Я считаю, желательно такой механизм найти.

— И последний вопрос, волнующий девелоперов. Не убьет ли программа реновации коммерческий рынок жилья?

— Считаю, что рынку опасаться нечего, потому что программа реновации запускается для людей, которые на сегодняшний день живут в ветхом жилье. Это не должно существенно повлиять на спрос, формируемый на девелоперском рынке. Участие строительных компаний в программе — как подрядчиков, так и инвесторов по отдельным проектам — придаст рынку большую динамику развития.

Интервью взял Халиль Аминов

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 марта 2017 > № 2116774 Марат Хуснуллин


Россия > Транспорт > gudok.ru, 26 марта 2017 > № 2120414 Виталий Вотолевский

Виталий Вотолевский: «Вокзал должен предоставлять максимальное количество услуг, востребованных пассажиром»

По мнению начальника Дирекции железнодорожных вокзалов Виталия Вотолевского, вокзалы стали не только лицом компании, но и визитными карточками городов. И от того, как встретят людей на вокзале и какие там созданы для них условия, складывается мнение и о городе, куда они приехали, и о холдинге «РЖД».

Десять лет назад, в 2007 году, пассажирский комплекс разделился на два самостоятельных направления: перевозку пассажиров в поездах и их обслуживание на вокзалах. Практически сразу после образования Дирекции железнодорожных вокзалов (ДЖВ) началась модернизация вокзальных комплексов.

– Виталий Леонидович, вокзалам в крупных городах уже больше 100 лет, а дирекции – только десять. Что поменялось с её появлением?

– Вокзальный комплекс играет одну из ключевых ролей в формировании восприятия ОАО «РЖД» в целом. Пассажиров в городе встречает именно вокзал. А вокзал – это прежде всего его сотрудники. Наша главная задача – сделать так, чтобы клиент был доволен. И мне очень приятно, что коллективы вокзалов сегодня справляются с этой задачей. Мы видим это и по статистике роста благодарностей в наш адрес, и по опросам пассажиров, которые проводим как самостоятельно, так и с привлечением социологов. И за это я хочу поблагодарить весь коллектив дирекции. Ведь как бы мы ни модернизировали вокзалы, как бы ни воссоздавали их исторический облик, человеческое отношение, неравнодушное отношение к каждому пассажиру, внутренняя клиентоориентированность – это то бесценное, что нельзя прописать в должностной инструкции. Поэтому на всех 13 тыс. сотрудниках дирекции лежит большая ответственность – оправдать ожидания всех пассажиров...

– В том числе и болельщиков? Я имею в виду предстоящие Кубок Конфедераций и чемпионат мира по футболу – 2018.

– Основная работа по подготовке к Кубку Конфедераций сводится к оптимизации логистики, разделению пассажиропотоков и обеспечению транспортной безопасности. В этом спортивном событии будут задействованы вокзалы Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и Сочи. Дирекцией разработаны схемы разделения пассажиропотоков, чтобы поезда с пассажирами прибывали на вокзалы равномерно и не создавалось большого скопления пассажиров. Эти схемы согласованы с дорогами, а также с представителями правоохранительных органов и Департамента безопасности движения ОАО «РЖД».

Создавать какие-либо дополнительные объекты на вокзалах не будем, планируется лишь установка временных ограждений на пунктах досмотра. В Сочи рядом с Олимпийским парком планируем развернуть шатёр, в котором разместим дополнительные пункты досмотра. Параллельно с этой работой дирекция занимается и повышением качества обслуживания пассажиров, их информированием. На вокзалах Московского узла мы можем информировать пассажиров на английском и русском языках о прибытии поездов или делать оперативные объявления. В дни проведения соревнований будем привлекать волонтёров, чтобы достойно встретить гостей.

– Чем подготовка к чемпионату мира отличается от подготовки к Кубку Конфедераций?

– Программа подготовки к чемпионату более масштабная. В 2015 году инвестиционным комитетом компании было принято решение о финансировании мероприятий по подготовке инфраструктуры вокзальных комплексов к чемпионату мира, включая обеспечение мер транспортной безопасности, за счёт собственных средств. Основное внимание мы уделили тем мероприятиям, без которых вокзалы не могут быть аккредитованы ФИФА. За 2016 год были проведены все исследовательско-проектные работы. Далее, несмотря на то, что по всем вокзалам, которые будут принимать участников чемпионата, уже имеются утверждённые Федеральным агентством железнодорожного транспорта планы транспортной безопасности, была создана комиссия под руководством Департамента управления бизнес-блоком «Пассажирские перевозки» с участием представителей Департамента безопасности движения и силовых структур.

– Что уже сделано комиссией?

– Её участники проехали по всем объектам и провели дополнительную оценку уязвимости вокзальных комплексов. Полученные данные были направлены проектировщикам объектов. В апреле прошлого года мы получили обращение от Минтранса провести анализ пассажиропотока по всем вокзалам. К октябрю эту работу завершили. Полученные данные мы отправили проектировщикам и передали в Минтранс через Транспортную дирекцию ЧМ-2018, которая осуществляет координацию действий всех субъектов.

– Будут проведены какие-либо дополнительные работы?

– Хочу отметить: все вокзальные комплексы городов – участников чемпионата мира – 2018 будут адаптированы для маломобильных пассажиров, соответствовать всем международным стандартам безопасности, обладать удобной навигационной системой на двух языках. В то же время гостей принято принимать в чистом, красивом доме. Наряду с текущим содержанием вокзалов планируем привести в порядок их фасады. Это не означает, что мы везде планируем делать дорогостоящую реставрацию или реконструкцию. Но тем не менее фасады, внешний облик вокзальных комплексов будут выглядеть ухоженно. В конце 2016-го и начале 2017 года на вокзалах – участниках чемпионата – начались монтажные работы. При организации зимних Олимпийских игр в Сочи проектирование объектов началось в 2008 году и на подготовку к ним было отведено как минимум шесть лет. У нас же другая ситуация – сроки подготовки к чемпионату мира значительно меньше. На всё про всё примерно два года. Завершение работ по вокзальным комплексам должно состояться в первом квартале будущего года. По платформенному хозяйству – в декабре 2017-го. График очень напряжённый. Я езжу каждую неделю в командировки, основная цель которых – проведение больших публичных совещаний. В них участвуют губернаторы областей и мэры городов, где будут проводиться игры, строители, силовики, начальники дорог, короче говоря, все причастные к подготовке мундиаля. По сути, эти встречи стали трибуной для отражения позиции ОАО «РЖД» по подготовке к чемпионату мира и согласованию её со всеми причастными лицами и ведомствами, начиная от силовиков и заканчивая главами регионов. Несколько дней назад на одном из таких совещаний в Нижнем Новгороде мы обсуждали вопросы подготовки вокзальных комплексов с губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым. Такие открытые встречи – очень эффективный формат для решения сложных задач. Все участники совещаний получают информацию из первых уст и могут в режиме реального времени принимать управленческие решения. За последние три месяца я дважды провёл такие встречи в Екатеринбурге, три раза съездил в Санкт-Петербург и буду продолжать эту работу до полного окончания подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года.

– Вы говорили о разделении пассажиропотоков. Это будет сделано в том числе в целях безопасности, чтобы разделить болельщиков соперничающих сборных, не допустить между ними стычек?

– Разделение болельщиков – это отдельная тема, не связанная с разделением пассажиропотоков. Мы начали ею заниматься. Естественно, эта работа ведётся с участием оргкомитета по подготовке чемпионата Минтрансом, Транспортной дирекцией ЧМ-2018, городами. Разделение болельщиков на вокзалах – это не единственный инструмент по части соблюдения безопасности участников и гостей чемпионата. Точнее, не основной инструмент. Основным инструментом будет создание буферных зон. И в каждом регионе принимается решение об их создании в соответствии с местными условиями – наличием тех или иных площадей вокруг стадионов, каких-либо других объектов на пути следования болельщиков к вокзалу. Если возникнет необходимость, буферные зоны можно будет организовать и на привокзальных площадях. Здесь нет единой методики – у каждого города, у каждого субъекта решение будет своё.

– С учётом проведения предстоящих крупных спортивных соревнований в России предполагаются ли какие-то дополнительные программы обучения персонала дирекции?

– Мы начали внедрять программу обучающих тренингов для дежурного персонала. О целях, которые мы преследуем, красноречиво говорят сами названия этих тренингов: «Установление контакта и выявление потребности пассажира», «Особенности работы с конфликтными пассажирами» и другие. Для их проведения привлекаются тренеры из числа наших сотрудников. Мы планируем подготовить их для каждой региональной дирекции. Разработаны специальные программы, которые помогут персоналу разрешать различные ситуации. Применяя систему тренингов, мы исходим из тезиса о том, что от профессионализма дежурного персонала зависит удовлетворение спроса пассажиров. Такие тренинги мы уже провели в восьми региональных дирекциях. Таким образом, речь не идёт о создании новой технологической карты обслуживания пассажира, которую необходимо слепо выполнять, мы формируем устойчивое понимание клиентоориентированности каждым сотрудником. Основной упор при внутреннем обучении работников делается на повышение качества работы дежурного персонала, дежурных помощников начальников вокзалов, дежурных по залу, дежурных по выдаче справок. Ведь именно эти работники в непосредственном контакте с клиентом создают первое впечатление как о предстоящей поездке, так и о всём холдинге «РЖД» в целом.

– Дирекция занимается реставрацией вокзалов Санкт-Петербурга. На каком этапе находятся эти работы?

– Питерские вокзалы мы готовим к чемпионату мира по логике, о которой я уже говорил. Однако здесь есть своя специфика. Дело в том, что реконструкция этих вокзалов давно не проводилась. И если вокзалы Сочинского узла уже готовы к проведению кубка и мундиаля и инвестиций в их подготовку не требуется, а в Москве в рамках подготовки этих же соревнований тоже в основном завершены реконструкция и ремонт, то вокзалы Санкт-Петербурга требуют большего объёма работ. Наша задача на ближайшую перспективу – адаптировать вокзалы для приёма маломобильных пассажиров, установить современные средства навигации и оповещения пассажиров. На некоторых требуется проведение ремонта платформы. Здесь предстоит сделать значительный объём работ. Трудности их проведения усугубляются тем, что большинство вокзалов в городе на Неве – это памятники архитектуры. Их одновременно с ремонтом и модернизацией надо ещё реставрировать, а это увеличивает объёмы необходимых средств и сроки подготовки объектов к чемпионату.

– Как дирекция работает с предпринимателями, желающими разместить свои точки на вокзалах?

– В дирекции разрабатывается концепция коммерческой деятельности на вокзалах. В наследство от прошлых лет нам досталась неразвитая инфраструктура в части размещения торговых точек на территории всех московских вокзалов. В прошлом году мы провели опрос пассажиров, чтобы выяснить, какие услуги торговли и общепита им нужны на конкретных вокзалах. Теперь нам известно, где этих объектов в избытке, а где не хватает. Вы наверняка обратили внимание, что появились новые сервисы, такие как зарядка мобильных устройств. Видя и зная пожелания пассажиров, мы можем предоставить востребованные на конкретном вокзале услуги.

– Есть такие примеры?

– На Киевском вокзале столицы мы уже отдали коммерческим структурам помещение, ранее занимаемое нашим менеджментом. На Ярославском отдали часть площадей пустующего VIP-зала партнёрам. При этом оборудование того же зала повышенной комфортности на втором этаже прошло за счёт средств инвестора. Системный анализ использования площадей мы провели на всех наших вокзалах, и считаю, что сделали это с максимальной эффективностью. Мы выявили те из них, которые интересны коммерсантам и инвесторам. В этот список вошли все вокзалы Московского, Санкт-Петербургского, Сочинского узлов, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода. Концепция, о которой я сказал, разрабатывается для каждого вокзала в отдельности с учётом его специфики. Организация коммерческой деятельности учитывает в первую очередь удобство перемещения пассажиров по площадям вокзалов. Коммерческие объекты не должны мешать входу на объект и выходу на платформы, препятствовать доступу к туалетам, комнатам матери и ребёнка, кассам, залам ожидания, информационным щитам, средствам логистики и другим помещениям. Наглядные примеры использования такой концепции – Ленинградский вокзал столицы, вокзалы Сочи и Адлера. Постепенно в этом направлении преображается Казанский вокзал города Москвы: изменения уже начались в третьем зале, затем они произойдут в «розовом» зале. Кроме того, за счёт инвестора на втором этаже планируется оборудовать зал ожидания пассажиров, подвести к нему эскалаторы. Этот проект проходит обсуждение в Москомнаследии. Изменения в этом направлении ожидают и Киевский вокзал, работы начнутся уже этой весной.

– На Ленинградском вокзале в Москве появилась первая детская игровая комната. Как родился этот проект, какое у него будет продолжение?

– Этот проект появился за счёт обратной связи с пассажирами. Такое пожелание неоднократно высказывали пассажиры как в моей интернет-приёмной, так и посредством других сервисов. Подобные комнаты появятся и на других вокзалах. На 45 из них такие объекты уже можно будет увидеть в этом году. Мы продолжили анализировать мнения пассажиров на появление детских комнат, узнали и о других их пожеланиях. С использованием данных подготовлен стандарт таких комнат, в нём подробно описано, что там должно быть для детей и присматривающих за ними родителей.

– Сейчас реставрируются старые вокзалы, строятся новые. Вы можете представить себе их облик и назначение, скажем, лет через тридцать?

– В первую очередь они должны быть функциональными и эффективными. Понятно, что вокзалы-памятники останутся на века, их храним мы, их будут хранить наши потомки. Только вот обеспечить эффективность вокзала-памятника – очень трудная задача из-за тех ограничений, которые существуют, или из-за их конструктивных решений. В моём понимании вокзал будущего – это сооружение, до тонкостей продуманное с точки зрения логистики, перемещения по его площадям пассажира – от входа в здание до посадки в поезд. Вокзал должен предоставлять максимальное количество услуг, востребованных пассажиром. Кроме того, он должен быть вписан в городскую среду, чтобы его услуги были востребованы не только пассажирами, но и жителями населённого пункта. К примеру, сегодня на наши вокзалы иногда приходят молодые люди, чтобы воспользоваться бесплатным Wi-Fi. На вокзалах будущего должны быть внедрены все современные энергоэффективные технологии.

– Вокзал будущего обязательно должен находиться в пределах городской черты?

– Здесь нет единой концепции. В подавляющем большинстве городов вокзалы строились и находятся в центре. В этом – их преимущество. Но появление вокзалов за городской чертой также возможно. Некоторые проекты реализуются для городских электричек, и тогда вокзалы строятся за чертой города. Но в этом случае строительство вокзала должно быть экономически целесообразным.

Дирекция железнодорожных вокзалов – функциональный филиал ОАО «РЖД», в ведении которого находятся все вопросы управления крупнейшими вокзалами России.

Дирекция создана 1 апреля 2007 года в соответствии с Программой структурной реформы на железнодорожном транспорте.

Сегодня в управлении дирекции находится 353 крупнейших вокзала России, которые сгруппированы в рамках 15 региональных структурных подразделений. Общий годовой пассажиропоток на вокзалах дирекции в 2016 году составил 539 млн человек.

Основной задачей дирекции является обеспечение пассажиров и посетителей вокзалов необходимыми услугами.

В их число входят комфорт пребывания на вокзале, в том числе их содержание в должном техническом состоянии, и предоставление клиентам широкого спектра качественных услуг, связанных с поездкой.

Кроме того, дирекция участвует в развитии коммерческой деятельности и повышении разнообразия предлагаемых услуг, не связанных с поездкой.

В список её задач входят также реализация проектов развития вокзалов и транспортно-пересадочных узлов и привлечение частных инвестиций в проекты развития.

Как функциональный филиал ОАО «РЖД» дирекция взаимодействует с органами власти различного уровня, повышает экономическую эффективность вокзалов и выполняет особые функции, регулируемые действующим законодательством Российской Федерации.

Важной функцией дирекции являются обеспечение комплексной безопасности клиентов и сотрудников вокзалов и организация безбарьерного доступа на них маломобильных групп населения.

Валерий Осипов

Россия > Транспорт > gudok.ru, 26 марта 2017 > № 2120414 Виталий Вотолевский


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 марта 2017 > № 2121529 Андрей Тетеркин

Ждать принятия подзаконных актов мы не можем.

Андрей ТЕТЕРКИН, Генеральный директор «Русской рыбопромышленной компании».

«Русская рыбопромышленная компания», объединившая за последние несколько лет активы крупных дальневосточных рыбодобывающих предприятий, по итогам прошлого года оказалась по ряду позиций в лидерах российского промышленного рыболовства. Однако стратегическая цель компании – достичь показателя в 500 тыс. тонн квоты белой рыбы и выйти на первое место в мире в этом сегменте, отмечает генеральный директор РРПК Андрей Тетеркин. В интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» он рассказал о планах по дальнейшему развитию производства, обновлению флота и об ожиданиях от участия в программе инвестиционных квот.

– Андрей Анатольевич, новый год суда «Русской рыбопромышленной компании» начали в Охотском море на промысле минтая. По информации Росрыболовства, ледовая обстановка в этом сезоне не самая простая, а освоить надо довольно большие объемы. Как проходит минтаевая путина у вашей компании?

– Начнем с того, что «Русская рыбопромышленная компания» успешно завершила прошлый год, освоив 280,2 тыс. тонн водных биоресурсов, что на 22% больше показателя 2015 года. При этом вылов по основным позициям у нас составил 222,5 тыс. тонн минтая и 44,7 тыс. тонн сельди. Средний годовой объем освоения квоты достиг 97%, что на 15% больше соответствующего показателя за предыдущий период.

По этому году, по оперативным данным Росрыболовства, к середине марта улов у российских рыбаков в целом был меньше прошлогоднего на 2-4% по разным видам водных биоресурсов, хотя и превысил миллион тонн. Причина отставания – сложные погодные условия. Наши суда не исключение. Мы добыли уже более 90 тыс. тонн минтая, но работать флоту пришлось в непростых условиях, поэтому немного отстаем от своих прошлогодних уловов – меньше чем на 3%.

– Изменения в закон о рыболовстве, вводящие новый вид квот, были приняты еще в июле прошлого года, однако подзаконные акты до сих пор рассматриваются в правительстве. Как отражается эта задержка на планах компании?

– Мы были первой компанией, поддержавшей инициативу Росрыболовства по инвестиционным квотам, и последовательно отстаивали позиции рыбаков в отношениях с государством по этому вопросу, хорошо понимая, что работа будет долгой. Фактически речь идет о введении в законодательство нового понятия – «инвестиционной квоты» – и полного досконального прописывания всех процедур и механизмов, касающихся работы с ним.

Параллельно мы разрабатывали новый проект траулера – современного, с достаточным ледовым классом и оснащенного высокоэффективным оборудованием. Сейчас финализируем переговоры с верфями по строительству. Ждать принятия всех подзаконных актов мы не можем – флот Дальнему Востоку нужен даже не сегодня, а еще вчера. Он стареет, стремительно подходит к порогу массового выбытия, да и по показателям производственной эффективности мы заметно отстаем от ведущих рыболовных стран.

Для себя мы уже приняли решение: будем начинать строить головное судно до окончательного формирования законодательной базы.

– РРПК одной из первых объявила о решении строить серию крупнотоннажных судов под инвестиционные квоты и еще в 2015 году подписала предварительное соглашение с ОСК. Ранее вы говорили о целесообразности постройки головного судна на зарубежной верфи, даже если оно лишится возможности претендовать на дополнительные ресурсы. Ваша позиция осталась прежней? И каким образом в этом случае будет происходить передача опыта и компетенций российским судостроителями?

– Для нужд РРПК мы планируем построить восемь крупнотоннажных траулеров. За счет своей высокой производительности они смогут обеспечить освоение квоты даже с учетом потенциального выбытия из нашего флота старых судов. Это серьезный инвестиционный проект, и он будет реализован.

Как я уже сказал, у нас нет времени ждать, пока полностью сформируется законодательная база. В правительстве до сих пор обсуждаются проекты подзаконных актов, описывающих механизм наделения квотами под инвестиции, в них есть спорные вопросы, и это откладывает начало строительства судов по этой схеме на неопределенный срок.

Если будут приняты все необходимые решения и законодательство заработает – мы будем рассматривать вариант строительства всех восьми судов на российских верфях с учетом требований по локализации производства в России, если нет – схема «1+7» кажется нам достаточно эффективной. В этом случае в строительстве первого судна на иностранной верфи будет участвовать сформированная на нашей стороне проектная команда, состоящая в том числе и из представителей российской судостроительной отрасли. При оценочной стоимости одного траулера в 70-80 млн долларов мы должны быть уверены, что специалисты, которые возьмутся за постройку наших судов, будут иметь достаточную квалификацию.

– На ваш взгляд, требования к инвестпроектам – объектам береговой переработки, прописанные в проектах постановлений правительства, делают их достаточно привлекательными для участия в них РРПК или стимулов пока недостаточно?

– Я считаю, что в этих документах есть еще над чем поработать, но и уже прописанные условия делают инвестиции в береговую переработку вполне привлекательными. Внутри компании мы прорабатываем различные варианты дальнейшего развития бизнеса, и переработка могла бы стать логичным шагом к диверсификации деятельности «Русской рыбопромышленной компании». Возможно, подобный интерес к переработке со стороны частных инвесторов подтолкнет и государство активней развивать рыбные кластеры на Дальнем Востоке.

– РРПК заявляет о серьезных планах развития компании и инвестициях в развитие производства и обновление флота. Как планируется финансировать эти проекты?

– Мы будем использовать различные источники финансирования, в том числе готовы обсуждать и заемные средства, например, китайских банков.

– Благодаря приобретению ряда дальневосточных предприятий РРПК сосредоточила в своих руках одни из крупнейших объемов квот на вылов минтая и тихоокеанской сельди. Планирует ли компания в ближайшее время нарастить свою долю в минтае?

– Да, с момента приобретения наших первых активов в 2013 году мы динамично растем. Процесс консолидации рыбной отрасли закономерен и обоснован: крупным компаниям легче обновлять или строить флот, работать с береговой рыбопереработкой, обеспечивать рост доли продукции с высокой степенью переработки, качество продукции и безопасность труда персонала.

Для себя стратегическим показателем мы обозначили достижение 500 тыс. тонн квоты белой рыбы, что позволит нам стать крупнейшей мировой компанией в этом сегменте. РРПК уверенно движется к этой цели, думаю, что в этом году нам удастся еще расширить периметр компании.

– В прошлом году вы активно участвовали в программе Росрыболовства по продвижению российской рыбы. Какие у вас планы на этот год? Можно ли ожидать присутствия РРПК на международных и внутренних выставках и какие результаты приносит участие в таких мероприятиях?

– Профильные выставки, как посвященные пищевой промышленности в целом, так и узкоспециализированные рыбные, в Брюсселе, Москве и Циндао мы используем и для поиска новых клиентов для компании, и для демонстрации нашим сегодняшних партнерам новой продукции, производимой на судах РРПК. Компания участвует в выставках много лет подряд, это важные для нас мероприятия, особенно с учетом наших планов по развитию новых направлений бизнеса, выхода с нашей продукцией на новые рынки.

В последние годы участие в выставках Росрыболовства с единым стендом, представляющим российскую рыбную отрасль, сделало такие мероприятия интереснее и ярче, заметно усилило эффект от присутствия на выставке. Хотя всегда есть возможности для совершенствования.

Александр ИВАНОВ, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 марта 2017 > № 2121529 Андрей Тетеркин


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 24 марта 2017 > № 2119482 Сергей Кудряшов

Сергей Кудряшов: «В основе стратегии – четкое определение ниши».

В 2017 году одно из старейших предприятий отечественного ТЭК АО «Зарубежнефть» отмечает 50-летие. О новой стратегии компании, итогах деятельности в 2016 году и планах «Зарубежнефти» на ближайшую перспективу журналу «Нефть и капитал» рассказал генеральный директор «Зарубежнефти» Сергей Кудряшов.

АО «Зарубежнефть» – российский государственный нефтегазовый холдинг с активами как за рубежом, так и на территории РФ. Компания основана 30 сентября 1967 года. Вела работы в Ираке, Сирии, Ливии, Алжире, Индии, на Кубе и в других странах. В 1988 года начала курировать деятельность «Вьетсовпетро» - совместного предприятия, осуществляющего разработку легендарного месторождения «Белый тигр». За прошедшие 28 лет не только сохранила, но и значительно укрепила вьетнамский вектор сотрудничества. Сегодня «Зарубежнефть» следует новой перспективной стратегии развития, определяя свою нишу как работа на сложных месторождениях, и заявляет о готовности расширения своего присутствия в зарубежных проектах.

«НиК»: Сергей Иванович, начиная со второй половины 2014 г. нефтяная отрасль живет в условиях низких мировых цен на нефть. Что изменилось в деятельности компании «Зарубежнефть» за это время?

– В 2014 г., еще до снижения мировых цен на нефть, мы приняли новую стратегию развития. Ее главная идея заключалась в том, что мы решили сосредоточиться на наших конкурентных преимуществах – прежде всего, умении эффективно работать на сложных месторождениях. Образно говоря, мы не стремимся быть многопрофильным медицинским центром, а хотим развивать специализированную клинику. Сейчас уже можно сказать, что данное решение оказалось верным и своевременным. Базовые принципы новой стратегии – четкое определение ниши, эффективные геологоразведочные работы и геолого-технические мероприятия, оптимизация затрат – уже приносят нам положительные результаты.

«НиК»: Каковы производственные и финансовые итоги деятельности компании в 2016 году?

– Несмотря на сложные условия развития – цены на нефть, как мы знаем, падали до $25 за баррель, – «Зарубежнефть» завершила прошлый год с ростом основных производственных и финансовых показателей.

Общий объем добычи углеводородов в эффективной доле владения компании по итогам 2016 года составил 5,2 млн тонн нефтяного эквивалента (компания предпочитает оперировать единицей измерения «тонны нефтяного эквивалента», считая это корректным отображением газовой составляющей в деятельности компании – прим. авт.), что превышает аналогичный показатель 2015 года на 3,3%. Нам удалось повысить эффективность геологоразведочных работ до 80% и более. В результате компания вышла на максимальный объем запасов за последние 5 лет (с учетом долевого участия в проектах) – более 92 млн тонн нефтяного эквивалента. Успешность геологоразведочных работ на ключевых добывающих предприятиях компании – «Вьетсовпетро» (ВСП) и «Русвьетпетро» (РВП) – составила 100%.

Комплексная программа сокращения расходов позволила снизить производственные затраты ВСП и РВП более чем на 20%. Удельный показатель по РВП (на суше) составляет $2,6 за баррель, по ВСП (на шельфе) – $6,7 за баррель, что соответствует лучшим практикам по регионам нефтедобычи. В Харьягинском СРП после перехода функций оператора к компании «Зарубежнефть» мы обеспечили сокращение операционных затрат в 2016 году на 25% – с 6,4 до 4,8 млрд руб. Мероприятия по повышению производительности труда и снижению операционных затрат проводятся и в сегменте downstream. Положительный совокупный эффект по итогам 2016 года составил €9,5 млн.

Что касается финансовых результатов деятельности компании в целом, то в 2016 году, несмотря на негативные макропараметры, EBITDA составил 14,9 млрд руб., а свободный денежный поток – 13,8 млрд руб., что более чем на 8 млрд руб. выше плана, а также почти на 1,6 млрд рублей лучше уровня 2015 года. Данные результаты позволили в полном объеме исполнить обязательства компании перед государством как основным акционером; сумма выплаты дивидендов в 2016 году на 12% выше, чем годом ранее.

«НиК»: В каких странах сегодня работает «Зарубежнефть»?

– Активы и проекты группы компаний АО «Зарубежнефть» на сегодняшний день расположены на территории Российской Федерации, Социалистической Республики Вьетнам, Боснии и Герцеговины, Республики Куба, а также Республики Беларусь.

«НиК»: Один из основных добычных активов «Зарубежнефти» – СП «Вьетсовпетро», разрабатывающее месторождения на шельфе юга Вьетнама. Максимум добычи здесь был достигнут в 2003 году и составил 13,5 млн тонн. Удалось ли стабилизировать падение добычи? Какие меры были приняты?

– Главное – мы смогли изменить тренд по снижению добычи нефти на стабилизацию. Сейчас в рамках СП «Вьетсовпетро» компания придерживается стратегии, направленной на поддержание текущих объемов добычи. Ее успешная реализация привела к тому, что за 2016 год было извлечено чуть более 5 млн тонн нефти. Не менее этой цифры мы планируем добыть и в 2017 году.

Это стало возможно за счет повышения эффективности технологических процессов. Так, в период с 2013 по 2016 год имело место повышение эффективности наклонно-направленного бурения: в 2014-2016 годах все пробуренные скважины показали дебит по нефти, в том числе свыше 100 т/сутки. За этот же период при общем сокращении количества ГТМ и, соответственно, расходов на их проведение эффективность мероприятий выросла в полтора раза. Планы по поддержанию добычи мы связываем с поиском нетрадиционных ловушек и малых залежей, а также разработкой низкопроницаемых интервалов.

Отмечу, что разработанный по инициативе компании «Зарубежнефть» комплекс мер по сокращению затрат СП позволил преодолеть последствия резкого падения цен на нефть в 2015 году и покрыть дефицит бюджета предприятия за счет средств «Вьетсовпетро» без дополнительных затрат участников или привлечения заемных средств.

«НиК»: Другой важнейший добычной актив компании – зеркальное СП «Русвьетпетро», созданное в 2008 году для разработки месторождений на территории Российской Федерации. Сегодня предприятие работает на европейском севере страны и активно наращивает производство. Какие месторождения разрабатывает компания? За счет чего здесь осуществляется быстрый рост добычи нефти?

– Совместное предприятие «Русвьетпетро» работает на месторождениях Центрально-Хорейверского поднятия в Ненецком автономном округе. За счет четко выстроенной структуры реализации проекта в рекордно короткие сроки были запущены в промышленную разработку три крупнейших месторождения: Северо-Хоседаюское (2010 год), Висовое (2011 год) и Западно-Хоседаюское (2013 г.). Зимой 2016 года «Русвьетпетро» ввело в эксплуатацию еще два нефтяных месторождения (Северо-Сихорейское и Южно-Сюрхаратинское) с суммарными извлекаемыми запасами более 8 млн тонн нефти.

Разработка месторождений осуществляется с учетом достижений современных технологий и новейшего оборудования. Объемы разведочного бурения в 2016 году удалось повысить на 17% по сравнению с показателями, продемонстрированными годом ранее.

В 2016 году также успешно завершился пилотный проект по внедрению производственной системы, что в дальнейшем позволит сохранить уровень добычи нефти выше 3 млн тонн в год и достигнуть утвержденных финансово-экономических показателей.

«НиК»: Пользуется ли «Зарубежнефть» какими-либо налоговыми льготами в России? Поддерживаете ли Вы введение НДД?

– «Зарубежнефть» применяет предусмотренные налоговым законодательством льготы по налогу на добычу полезных ископаемых на месторождениях, расположенных в льготируемых регионах добычи, на малых месторождениях, а также в отношении добычи сверхвязкой нефти. Одно из месторождений компании также включено в перечень месторождений, в отношении которых допускается применение льготной ставки экспортной пошлины.

В большинстве случаев эти режимы налогообложения называют льготными, однако надо понимать, что с точки зрения экономической сущности они являются инструментами государственной политики по стимулированию инвестиционной активности и обеспечению приемлемого уровня эффективности инвестирования в конкретных условиях. Географически месторождения располагаются по воле природы, и в отличие от промышленных предприятий мы не можем выбирать, где нам строить инфраструктуру. Поэтому уравнивать налоговую нагрузку на все месторождения неправильно. Государство, осознавая это, предусмотрело систему коэффициентов к налоговой ставке на добычу полезных ископаемых, попытавшись учесть региональные особенности месторождений. Этот порядок предусмотрен налоговым кодексом, и мы его, конечно, используем.

«Зарубежнефть» в целом поддерживает необходимость создания универсальной системы налогообложения нефтедобывающей отрасли, исключающей наличие адресных льгот. Вместе с тем к текущей редакции проекта НДД есть ряд точечных вопросов для «донастройки».

«НиК»: В прошлом году компания «Зарубежнефть» увеличила долю в Харьягинском СРП и стала оператором проекта. Как Вы оцениваете первые результаты сделки?

– Положительно. Еще до завершения сделки мы внимательно изучили ситуацию и разработали комплекс мероприятий по оптимизации затрат. Речь идет о серьезных цифрах. Скважины получаются в несколько раз дешевле, чем было предусмотрено ранее, когда в проект закладывались мощности, значительно превышающие потребности производства. Мы вводим жесткий контроль, рассматриваем каждую скважину, каждое геолого-техническое мероприятие.

«НиК»: Так же, как и на других объектах?

– Да,мы в целом ведем очень серьезную работу по сокращению затрат по всей технологической цепочке, и сегодня навыки работы с издержками стали для нас, по сути, самостоятельной компетенцией, а в условиях жесткой макроэкономической конъюнктуры – и сильным конкурентным преимуществом.

«НиК»: Какие проекты для компании считаются приоритетными? Стоит ли ждать новых зарубежных проектов в 2017-2018 годах? А на территории РФ?

– С этого года мы приступаем к реализации нового трехлетнего этапа нашей стратегии – «Новый рост». Реализация данного этапа предполагает приобретение долей в 3-5 новых активах в рамках наработанных компетенций.

По данному направлению была проделана значительная работа: за период 2014-2016 годов были детально проработаны и рассмотрены на предмет возможного вхождения 34 проекта, в том числе 22 проекта на территории Российской Федерации и СНГ, а также 12 проектов за рубежом.

В целом основные задачи этапа определены тремя ключевыми направлениями. Это дальнейшее развитие технологических компетенций, вхождение в новые проекты за рубежом и продолжение работы над повышением эффективности управления.

Приоритет «Зарубежнефти» – это развитие сегмента добычи в текущих регионах деятельности, прежде всего во Вьетнаме, где компания добилась значительных успехов. Так, к примеру, в декабре 2016 года на шельфе республики введено в эксплуатацию газовое месторождение «Тьен Ынг» блока 04-3. Ежегодная добыча на пике составит около 700 млн м3 газа. Кроме того, было совершено коммерческое открытие месторождения «Белуга», которое планируется ввести в эксплуатацию в первом квартале 2018 года.

По зарубежным активам было проведено ранжирование, в результате чего определен список стран первого приоритета, в который, помимо территорий традиционного присутствия (Вьетнама и Кубы), вошли Колумбия, Эквадор, Мексика, Аргентина, Ирак, а также Индонезия. Но прежде всего, это Исламская Республика Иран, где с этого года открыто представительство компании. Сейчас наши специалисты изучают некоторые предложения иранской стороны. Думаю, уже в ближайшее время мы сможем принять решение.

«НиК»: Планирует ли «Зарубежнефть» развивать сектор нефтепереработки и сервисных услуг?

– Согласно стратегии компании, приоритетным для нас все же является сегмент upstream. В части переработки и сбыта у «Зарубежнефти» в Республике Сербской (Босния и Герцеговина) есть нефтеперерабатывающий завод, а также завод по производству масел и смазок. Реализация выпускаемой заводами продукции отлажена через дочернюю компанию, занимающуюся оптовыми поставками, и через собственную розничную сеть АЗС. Компания вошла в данный проект в 2007 году. С самого начала реализации он являлся убыточным. С 2013 г. нами начата реализация программы повышения эффективности этих предприятий. И уже сейчас виден эффект от этих мер. Впервые за десять лет реализации проекта по итогам 2016 года компания вывела данный сегмент на операционную прибыль. Выход светлых нефтепродуктов увеличен на 13% – с 47% до 60%. Объем розничных продаж увеличился до уровня 100 тыс. тонн в год – рост на 50% за последние 7 лет.

Что же касается сервисного сектора, то здесь основной задачей является его привязка к собственным проектам upstream и формирование центров компетенций. В результате уже сегодня потенциал нашего корпоративного сервисного блока позволяет собственными силами реализовывать новые нефтегазовые проекты в любой точке мира при минимальных издержках, гарантированном качестве и сроках выполнения работ. Кроме того, часть маржи потенциальных сторонних подрядчиков остается в периметре компании.

Такой подход уже успешно внедряется при работах как в Российской Федерации, так и за рубежом. В результате растет выручка наших нефтесервисных предприятий, по некоторым из них – в разы. Так, РМНТК «Нефтеотдача» нарастило ее с 2014 г. почти на 240%.

«НиК»: Какие задачи сегодня ставит перед компанией государство?

– В последние годы правительство Российской Федерации уделяет повышенное внимание именно эффективности работы государственных предприятий. Одним из важнейших элементов контроля сегодня является привязка целей к результативности через внедрение КПЭ (ключевых показателей эффективности – прим. «НиК»).

Следование интересам государства касается и наиболее актуальных задач, стоящих перед компанией. В частности, снижения операционных издержек. Кроме того, АО «Зарубежнефть» строго следует стандартам выплаты дивидендов. Отдельное внимание уделяется решению задач в части выявления и реализации непрофильных активов, повышения прозрачности принятия решений и государственных закупок, улучшения качества управления на всех уровнях, импортозамещения, взаимодействия с малым и средним бизнесом, выполнения Программы инновационного развития.

И все же одной из ключевых задач «Зарубежнефти» с момента ее основания было именно обеспечение долгосрочных интересов Российской Федерации на мировом нефтегазовом рынке. Основной критерий успеха в этой области – выход на реализацию нефтегазовых проектов в новых странах.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 24 марта 2017 > № 2119482 Сергей Кудряшов


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117009 Дмитрий Медведев, Сун Тао

Встреча Дмитрия Медведева с заведующим Международным отделом ЦК КПК Сун Тао.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый заведующий Международным отделом ЦК Компартии Китая господин Сун Тао! Уважаемые китайские друзья!

Я вас сердечно приветствую в нашей штаб-квартире на Кутузовском проспекте, в здании Центрального исполнительного комитета партии «Единая Россия».

Я знаю, что у вас уже прошли очень хорошие консультации в рамках межпартийного диалога в Казани, состоялся межпартийный форум. Я с коллегами обменялся впечатлениями: они говорят, было интересно и очень полезно.

Отношения между нашими странами находятся на самом высоком уровне, и это характерно не только для межгосударственных отношений, но и для отношений между правящими партиями – между Компартией Китая и партией «Единая Россия». Именно поэтому такие консультации, на мой взгляд, имеют повышенную ценность.

В этом году будет много событий и на государственном, и на партийном уровне. Мы ждём встреч с нашими коллегами. Прошу отдельно передать привет и наилучшие пожелания Председателю КНР господину Си Цзиньпину и Премьеру господину Ли Кэцяну. Будет встреча в июле с Председателем Си Цзиньпином в рамках его визита в нашу страну. Предполагается 22-я регулярная встреча глав правительств, которая состоится в октябре текущего года в Китае. Так что контактов будет много.

И конечно, хотел бы пожелать вам успешной подготовки и проведения 19-го съезда Компартии Китая, который будет иметь большое значение для развития вашей страны.

Ещё раз сердечно приветствую вас и рад нашему знакомству.

Сун Тао (как переведено): Рад встрече с нашими коллегами! Прежде всего разрешите передать искреннее приветствие от Генерального секретаря Си Цзиньпина и Премьера Госсовета Ли Кэцяна. Пользуясь случаем, ещё раз искренне поздравляю Вас с переизбранием на пост председателя партии «Единая Россия» на съезде, который состоялся совсем недавно. На этот раз я прибыл в Россию по поручению генсека Си Цзиньпина. Он часто говорит, что китайско-российские отношения являются самыми важными двусторонними отношениями в мире и лучшими среди держав. Как бы ни менялась международная обстановка, Китай твёрдо будет отстаивать китайско-российские отношения всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия. Между Президентом Владимиром Путиным и Председателем КНР Си Цзиньпином достигнуты большие договорённости относительно развития между нами отношений и многовековой дружбы.

В этом году, как Вы отметили, Ваше превосходительство, ожидается целый ряд важных мероприятий. В мае Президент Владимир Путин приедет в Китай для участия в саммите «Один пояс – один путь», а в сентябре будет участвовать в регулярной встрече глав стран БРИКС. Ожидается целый ряд встреч между главами двух государств. Вы лично тоже совершите официальный визит в Китай.

Тесные двусторонние контакты отражают высокий уровень китайско-российских отношений. Я считаю, что Китай и Россия как мировые державы, которые существенно влияют на формирование международной обстановки, должны значительно усиливать стратегическое взаимодействие и укреплять политическое взаимное доверие. Это способствует стабильности мира на планете.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117009 Дмитрий Медведев, Сун Тао


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117008 Дмитрий Медведев

Расширенная коллегия Министерства промышленности и торговли.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я приехал сегодня на коллегию впервые за последнее время, чтобы поговорить о том, как развивается наша промышленность и каково место министерства в системе управления промышленностью в нашей стране.

Ведь фактически Минпромторг работает там, где в советские времена работало более десятка отраслевых министерств. Жизнь изменилась, экономика изменилась. И сегодня речь идёт уже не об индустриализации образца прошлого века, а об управлении промышленным развитием в условиях открытой, современной рыночной экономики, в условиях технологического обновления, революционных изменений в производстве, когда государство уже не может командовать промышленностью, а укрепляет её конкурентоспособность, действуя только через формирование норм регулирования, поддерживая перспективные направления, развивая систему специализированных институтов. И конечно, действуя в кооперации с партнёрами по интеграционным форматам.

Некоторые результаты я назову.

Совокупный прирост промышленного производства в 2016 году составил 1,3%. В обрабатывающей промышленности – 0,5%. Это немного – я совсем недавно об этом говорил на различных площадках, в том числе на партийной площадке, – тем не менее в текущих условиях это тоже результат.

Самое главное, нам удалось избежать ненужных потрясений. Мы сохранили костяк трудовых коллективов, обеспечили социальную стабильность крупных промышленных центров и, что особенно важно, моноотраслевых городов. В рамках плана действий Правительства мы дополнительно поддержали отдельные отрасли, включая автомобильную и лёгкую промышленность, транспортное и сельскохозяйственное машиностроение. И в этом году дополнительная поддержка отдельных отраслей сохраняется на весьма значительном уровне – более 107 млрд рублей.

Некоторые направления особенно выпукло выглядят. Производство сельхозтехники увеличилось в полтора раза. Это стало возможным потому, что мы последовательно занимались развитием агропромышленного комплекса. За счёт этого увеличивали и инвестиционный спрос на новую сельхозтехнику.

Сработали меры поддержки в транспортном машиностроении. Несмотря на общий спад в автомобилестроении, отдельные его сегменты всё-таки тоже выросли. Я имею в виду, например, сегмент LCV. Конечно, мы продолжим эту работу в рамках решений, которые недавно были приняты.

Отмечу успехи фармацевтической и медицинской промышленности. Растёт российский лекарственный рынок. Нам важно обеспечить развитие собственного производства – как дженериков, так и современных, инновационных препаратов. При этом в перечне жизненно необходимых лекарственных препаратов доля российских лекарств продолжает увеличиваться. В настоящее время она достигла почти 77%. Я считаю, что это весьма серьёзное достижение последних лет.

Мы продолжим курс на разумное импортозамещение. Министерство утвердило 22 отраслевых плана. Система субсидий и инструментов, включая программы Фонда развития промышленности, нацелена на решение этой задачи. Но, как я уже неоднократно говорил, импортозамещение не является самоцелью. По каким-то позициям мы можем быстро наладить выпуск аналогов, а по каким-то позициям должны обеспечить долгосрочный технологический суверенитет. Особенно это касается оборонной составляющей.

Большой блок деятельности министерства и всех подведомственных структур связан с развитием предприятий ОПК. Министерство курирует, по сути, ¾ всей оборонки. Производство продукции ОПК выросло более чем на 10%. В целом успешно исполняется государственный оборонный заказ. Ведётся не только реконструкция мощностей, но и новое капитальное строительство (недавно посещал некоторые объекты). В прошлом году мы утвердили новую госпрограмму развития оборонно-промышленного комплекса. Однако важно использовать технологический и кадровый потенциал ОПК не только для обеспечения обороноспособности страны – хотя, конечно, это самое главное, – но и решать задачу диверсификации производства, о чём мы не так давно говорили на форуме в Сочи. Наша цель ведь в чём? Не в том, чтобы заставить оборонные заводы выпускать сковородки, как это бывало в нашей истории. А нужно сформировать устойчивые бизнес-модели, которые позволяют успешно внедрять инновационные технологии.

Продолжаем мы работать и над развитием авиационной промышленности и судостроения. Образована недавно Авиационная коллегия. Она призвана обеспечить координацию федеральных ведомств в этой сфере, создавать условия, чтобы российские перевозчики заказывали конкурентоспособную российскую авиатехнику. В судостроении прирост производства гражданской продукции составил 11%, в авиастроении – почти 20%.

Уважаемые коллеги, мы с вами, конечно, понимаем, что важно не только удержать планку, на которую мы вышли. Самое главное – двигаться вперёд.

Я упомянул о серьёзных изменениях в технологическом укладе. Некоторые эксперты говорят о четвёртой технологической революции. Я имею в виду не просто перевод производства в цифру, а внедрение полностью автономных управляющих интеллектуальных систем, которые ведут весь жизненный цикл изделия. Ваше министерство курирует четыре «дорожные карты» нашей Национальной технологической инициативы: по беспилотным автомобилям, летательным и морским аппаратам, а также по цифровым «фабрикам будущего».

Важно не только отработать новые технологические принципы, но и, конечно, быть готовыми к радикальному изменению нормативной среды и в известной степени социальных отношений. Мы об этом недавно говорили в очередной раз: готовы ли мы к тому, что беспилотные автомобили, автобусы выйдут на улицы? Не только с человеческой точки зрения, но хотя бы с нормативной точки зрения? Конечно, не готовы. Нормативных актов нет. Более того, как их состыковать – пока непонятно. Некоторые ведомства просто этого опасаются. Это реально сложная проблема. И это проблема деятельности вашего министерства и других министерств, потому что министерства осуществляют политику в той или иной отрасли и занимаются нормативным регулированием.

Ещё одна задача министерства – регулирование оборота промышленной продукции на рынке и противодействие некачественной и контрафактной продукции. Здесь ряд пилотов запущен. В частности, по маркировке меховых изделий идентификационными знаками. Стартовал эксперимент по маркировке лекарств специальными кодами. С учётом полученных результатов можно будет думать о распространении этого опыта и на некоторые другие товары (обувь, древесину, авиакомпоненты). Этот процесс тоже идёт непросто, тем более что мы действуем не в одиночестве, мы действуем вместе с нашими партнёрами по Евразийскому союзу, но двигаться в этом направлении надо.

Потребители российской продукции – и у нас, и за рубежом – должны быть уверены в самом высоком качестве наших товаров. Здесь свою роль должны сыграть система добровольной сертификации и исследования, которые ведутся в рамках «Российской системы качества».

Конечно, ещё многое предстоит сделать, чтобы наши товары могли успешно конкурировать за перспективные рынки. Это не фигура речи, это именно так. Министерству нужно плотно работать совместно с Внешэкономбанком, с Российским экспортным центром, активно участвовать в реализации приоритетного проекта «Международная кооперация и экспорт». Этот проект ставит своей целью увеличить экспорт несырьевых товаров (для нас это крайне важно), в том числе автомобилей, авиационной, железнодорожной, сельхозтехники. Рассчитываю, что наша гражданская продукция в перспективе станет не менее востребованной, чем поставки по линии военно-технического сотрудничества. Уверен, что мы сможем этого добиться. Многие результаты, в том числе те, о которых только что мы говорили и которые показывали на экране, действительно вполне вдохновляющие.

Д.Мантуров: Во-первых, хотел бы поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас лично, всё Правительство за участие в нашей коллегии. Такое происходит впервые в таком широком составе.

Действительно, позитивную динамику показало подавляющее большинство обрабатывающих отраслей в прошлом году, и это было бы невозможно без поддержки, которая была оказана Правительством. Вы также одобрили нашу инициативу по её продолжению в этом году. Эффективная реализация этих мер позволит нам выйти на рост – мы рассчитываем в обрабатывающих секторах выйти на 2% по этому году.

Эта оценка подтверждается позитивной динамикой в январе (с учётом поправки на календарный эффект – в феврале) этого года. Кроме того, после двухлетнего снижения прогнозируется разворот в инвестиционной активности. И в целом мы отмечаем улучшение настроения бизнеса.

За последние полгода опережающий индекс производственной активности вырос до высокого уровня – до 55% впервые за шесть лет. По сути, факторы неопределённости, которые могут повлиять на итоги года, – это только курс рубля и уровень ключевой ставки. Но мы продолжим оперативно отслеживать через Государственную информационную систему промышленности, которая уже заработала, влияние этих параметров на деятельность предприятий и оценивать эффективность реализуемых мер поддержки как на федеральном, так и на региональном уровне.

Взаимодействие с субъектами Федерации для нас остаётся главным приоритетом, обеспечивающим синхронизацию работы по основным направлениям промполитики, включая импортозамещение и развитие промышленной инфраструктуры. Одним из ключевых механизмов такой координации выступает сегодня Фонд развития промышленности. С прошлого года более 20 субъектов Федерации создали свои фонды, вместе с которыми ФРП осуществляет софинансирование региональных проектов.

Аналогичным образом в режиме одного окна фонд работает с крупным, средним и малым бизнесом по всем вопросам реализации мер поддержки, а также механизма специнвестконтрактов. В части СПИКов регионы продолжают формировать свою нормативную базу по их применению. Также при общественном совете Минпромторга создана комиссия по специнвестконтрактам, которая эффективно дополняет аналогичный орган публичного контроля за реализацией проекта в сфере импортозамещения.

Выстроенная системная взаимосвязь региональной и федеральной промполитики даёт нам возможность дальнейшего движения по новым направлениям промышленного роста. На 2017 год мы ставим перед собой задачу запустить механизмы развития трёх отраслей, ранее, к сожалению, не получавших должного внимания. Это, во-первых, машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности, которая является важным элементом продовольственной безопасности нашей страны. Уровень её зависимости от импортного оборудования составляет сегодня 87%. Характерно, что треть объёма производимой продукции этого направления уходит на экспорт. Это подтверждает, что её качество и конкурентоспособность соответствуют запросам рынка.

Поскольку мы всегда прорабатываем с регионами новые инициативы, на предыдущем координационном совете, который недавно проходил в Чувашии, мы обсудили перспективы развития этого сектора. Сформулированные нами предложения были включены в план мероприятий, направленных на повышение темпов роста российской экономики, который Вы, Дмитрий Анатольевич, утвердили.

В этом году за счёт предусмотренных мер поддержки пищевого машиностроения планируем добиться роста отечественного производства на 25%. В дальнейшем будем последовательно наращивать долю на российском рынке и увеличивать поставки нашего оборудования на экспорт.

Ещё один сектор, затрагивающий интересы 60 млн россиян, – это индустрия технических средств реабилитации. Совместно с заинтересованными ведомствами мы сейчас дорабатываем стратегию развития этой отрасли, и для поддержки российских производителей с нынешнего года будет предоставляться комплекс мер, включая три отраслевые субсидии и преференции при государственных закупках. Благодаря этому мы рассчитываем к 2020 году увеличить долю отечественных средств реабилитации на внутреннем рынке до 50%.

Третье, новое направление, над которым мы начали работать, предусматривает развитие высокотехнологичной отрасли переработки промышленных и бытовых отходов. В рамках приоритетного проекта «Чистая страна» в этом году начинается строительство пяти пилотных перерабатывающих комплексов, обеспечивающих выработку электроэнергии. Конечной продукцией других предприятий этой отрасли станет сырьё для производства стройматериалов. В дальнейшем планируем создать несколько экотехнопарков, работающих по полному циклу. И сейчас мы с регионами согласовываем карту размещения таких площадок. Это даст возможность, с одной стороны, развивать современную отрасль мусоропереработки, а с другой – расширять производство соответствующего оборудования на предприятиях тяжёлого машиностроения.

В своём выступлении, Дмитрий Анатольевич, Вы обозначили для промышленности вектор технологического роста, который должен обеспечиваться в том числе за счёт реализации «дорожных карт» Национальной технологической инициативы. Дополнять реализацию этой долгосрочной задачи повышения экологичности и ресурсосбережения производств будет переход на наилучшие доступные технологии.

Символично, что именно в Год экологии мы завершаем трёхлетнюю совместную работу с бизнесом по подготовке 51 справочника НДТ. По нашим оценкам, их внедрение во всех секторах экономики потребует до 2030 года инвестиций в объёме более 8 трлн рублей, но это создаёт огромный спрос на продукцию российских машиностроителей, так как в справочниках предусмотрено применение преимущественно отечественного оборудования. Благодаря этому мы будем иметь возможность не только нарастить уровень конкурентоспособности внутри страны, но и выйти на глобальный рынок за счёт мер поддержки, которые отражены в утверждённом приоритетном проекте «Международная кооперация и экспорт».

В продолжение этого направления не менее важным мы считаем необходимость принятия на уровне Правительства проекта «Электронная торговля», цель которого – продвижение на общемировые торговые площадки, в том числе компаний среднего и малого бизнеса.

Затрагивая тему торговли, хотел бы обратить внимание, что в данном секторе экономики в России заняты более 13 млн человек и он занимает второе место по вкладу в ВВП, составляя порядка 16%. К сожалению, объёмы торговли в последние два года сокращались ввиду снижения покупательской способности населения. Из-за административного давления уменьшилось число розничных рынков, а это основная товаропроводящая сеть для малого бизнеса. В прошлом году приняты новые нормативы минимальной обеспеченности населения торговыми площадями, и мы рассчитываем, что регионы предпримут все усилия для их выполнения.

Кроме того, мы подготовили на рассмотрение Правительства законопроект в части совершенствования правового регулирования нестационарной и развозной торговли. Будем Вас просить поддержать эту инициативу, так как это очень важно для развития конкуренции в торговле и обеспечения населения качественными отечественными товарами.

В целом повышению качества способствует и деятельность, которую координирует наше ведомство через Государственную комиссию по противодействию незаконному обороту продукции, и работа системы «Роскачество». Этот институт существует чуть больше года, но уже стал хорошо известным среди населения. Мы отмечаем рост объёмов продаж российской продукции, прошедшей проверку и удостоенной знака качества. Результаты этих испытаний мы предлагаем учитывать при определении круга организаций, где проводятся контрольные мероприятия. Такой подход сократит избыточность проверок для производителей и оптимизирует бюджетные расходы на их проведение.

Уважаемые коллеги! Перед нами стоит амбициозная задача – используя широкий инструментарий господдержки, увеличить динамику роста промышленности и её технологический потенциал. Для этого в большинстве высокотехнологичных отраслей, обеспечивающих целые сектора экономики, необходимо не просто продвинуться вверх по цепочке добавленной стоимости, а делать это ускоренным темпом. По многим направлениям нам придётся быстро расшивать застарелые узлы технологической зависимости, избегая при этом самоизоляции, и даже, наоборот, активно конкурируя с импортом внутри страны и завоёвывая таким образом статус равноправных технологических партнёров на глобальном рынке.

А.Шохин: Большая честь для меня выступать на столь представительном собрании. Коллегия в таком составе проходит не каждый год и, действительно, это связано с успехами промышленности, которая вполне может быть драйвером и в восстановлении экономического роста, и в обеспечении устойчивого экономического роста в будущем.

Минпромторг России является одним из наиболее открытых и конструктивных ведомств для бизнес-сообщества. Думаю, что и представители других бизнес-объединений это подтвердят. Министерство готово обсуждать наиболее острые темы, причём на ранних стадиях подготовки документов это позволяет оперативно учесть позицию бизнеса. Более того, в ряде случаев это позволяет министерству отказаться от некоторых идей. В частности, обсуждение на площадке РСПП вопроса, как быть с утильсбором для продукции инвестиционного машиностроения, позволило, как говорится, эту работу не доводить до принятия соответствующего нормативного акта.

Эффективно работает общественный совет при министерстве, в котором представлены все бизнес-объединения, включая РСПП, и позиция общественного совета учитывается министерством. Это один из наиболее эффективных общественных советов, которые действуют при федеральных органах.

Для нас важно также включение представителей бизнеса в экспертизу проектов по инструментам и институтам поддержки, которые подведомственны Минпромторгу. В частности, мы обычно приводим в пример Фонд развития промышленности. Объединённый инвестиционный комитет бизнес-объединений, на мой взгляд, включился в эту работу эффективно, и хотелось бы, чтобы этот опыт тиражировался другими институтами развития, в том числе и на региональном уровне.

Ведётся активная работа по наилучшим доступным технологиям, хотя здесь хотелось бы, чтобы были согласованы действия разных министерств и федеральных органов исполнительной власти. В частности, технология наилучших доступных технологий должна быть сопряжена с другими механизмами регулирования со стороны природоохранных ведомств, санитарно-эпидемиологического надзора и так далее, с тем чтобы у нас не получалось двойного или тройного надзора и контроля. Мы здесь активно работаем с Правительством, с Открытым правительством и будем пытаться использовать в данном случае риск-ориентированный подход.

Как я уже сказал, Фонд развития промышленности активно работает, есть механизм специнвестконтрактов, идёт работа по стандартизации оценки соответствия – я не буду на всех направлениях останавливаться, поскольку об этом говорилось в выступлениях Председателя Правительства и министра.

Я хотел бы остановиться немного на механизме специнвестконтрактов, в том числе потому, что вчера одно из средств массовой информации неверно истолковало позицию РСПП. Дело в том, что мы считаем, что механизм специнвестконтрактов – это один из наиболее эффективных механизмов специальной поддержки инвестиционных проектов. Но в то же время есть целый ряд направлений, по которым можно совершенствовать эти механизмы.

В целом хотелось бы, чтобы предсказуемость механизмов поддержки была более длительной и предопределялась в рамках трёхлетних бюджетов и основных направлений налоговой политики, чтобы здесь были согласованные позиции у Правительства в целом, у ведомств. Многим компаниям хотелось бы понимать, какие льготы, механизмы поддержки будут в течение двух-трёх и более лет сохранены, какие будут отменены. Безусловно, это касается в том числе и механизмов специнвестконтрактов. В докладе министра было упомянуто, что регионы нормативную базу для этих механизмов разрабатывают, но, по нашим данным, в 49 субъектах Федерации ещё нет нормативной базы – она либо разрабатывается, либо на стадии согласования.

Безусловно, важно, чтобы региональные органы исполнительной власти обратили на это внимание. Если говорить о региональных сюжетах, то, безусловно, механизм СПИК было бы правильнее использовать для региональных программ по повышению производительности труда, о чём на прошлой неделе говорилось на президентском совете по стратегическому развитию.

Если ещё говорить о направлениях донастройки СПИК с учётом предложений бизнеса, то я назову несколько из них. Во-первых, включение в перечень объектов инвестиций, учитываемых в рамках заключения СПИК, объектов интеллектуальной собственности для целого ряда высокотехнологичных компаний. Это является ключевым моментом.

Важно также введение раздельного учёта доходов вместо обязательного выделения проекта в виде отдельного юридического лица (мы считаем, что это обременительное требование); точечное снижение порога инвестиций для отдельных секторов, в частности для производителей компонентной базы; повышение эффективности налоговых льгот в рамках СПИК для проектов с длительным сроком окупаемости (свыше пяти лет). Нужна также бóльшая прозрачность и чёткость в части определения продукции, не имеющей аналогов. Эта тема волнует, безусловно, многие отрасли.

В частности, мы готовы работать над совершенствованием 708-го постановления (это базовое постановление по СПИКам). Здесь ряд предложений министерство высказало, но согласование необходимо было бы ускорить.

В целом мы считаем, что такие востребованные механизмы, как Фонд развития промышленности, специнвестконтракты, с учётом их большей универсальности, доступности и прозрачности могут быть эффективным инструментом в условиях, пока мы все ждём снижения ключевой ставки. Наверное, ещё совет директоров не состоялся, но хотелось бы сегодня услышать, что ключевая ставка Центрального банка будет однозначной цифрой, то есть будет ниже 10%. Безусловно, для бизнеса важна эта универсальная схема поддержки через бóльшую доступность финансовых ресурсов. Я думаю, что в течение среднесрочной перспективы механизмы специальной поддержки, в том числе СПИКи и механизмы типа Фонда развития промышленности, будут востребованными. Но мы хотели бы сделать эти механизмы более универсальными, доступными, прозрачными, более эффективными. Понимание с министерством у нас есть, осталось только, как говорится, реализовать это наше общее понимание. Надеюсь на конструктивное взаимодействие по всем вопросам промышленной политики с министерством. И хотелось бы, чтобы 2% в этом году всё-таки вылились в то, что мы считаем ключевой задачей: на рубеже 2019–2020 годов выйти на уровень выше среднемировых темпов и по ВВП в целом, и по промышленному росту.

А.Комиссаров (директор Фонда развития промышленности): Так совпало, что ровно два года назад, 24 марта 2015 года, по итогам открытого отбора Агентства стратегических инициатив Денис Валентинович (Мантуров) назначил меня на должность директора Фонда развития промышленности. И поэтому в своём выступлении я хотел бы подвести коротко итоги не только 2016 года, но и двухлетней истории фонда.

Сначала напомню, зачем создавали ФРП. Говорить об открытии новых производств при ставках банковских кредитов 15% и выше сложно, а создавать практически невозможно. Поэтому Минпромторг инициировал создание Фонда развития промышленности. И мы выдаём льготные займы под 5% годовых. Но не всем, а только тем, кто модернизирует производство, разрабатывает новые технологии, занимается импортозамещением.

Это решение буквально взорвало рынок. В первый же месяц работы на нас обрушился шквал заявок. Это было действительно попадание в десятку – именно то, чего ждали промышленные предприятия. Но раздать деньги несложно, особенно когда желающих их получить так много. Сложно выбрать лучших из тех, кто действительно готов заниматься развитием. Это был наш главный вызов. При этом мы хотели оценивать именно проекты, а не результаты соревнования, кто сможет лучше разобраться, какие документы и как заполнять. Мы хотели, чтобы наша клиентоориентированность была как минимум на уровне лучших банков, чтобы бизнесу не приходилось переводить наши требования с чиновничьего языка на человеческий.

И одним из первых наших шагов стало создание электронной системы подачи заявки. Все документы на первом этапе предоставляются через наш сайт – никаких оригиналов, справок, очередей, долгих рассмотрений. Это делает жизнь проще и нам, и потенциальным заёмщикам. Мы не тратим время, не заставляем заполнять тонну документов, а сразу говорим, подходит проект по основным параметрам или нет. Если нет, то почему. В фонде тщательно анализируют юридические, финансовые аспекты проектов, но финальное решение принимает независимый экспертный совет, который состоит из представителей бизнеса, банков, бизнес-объединений, профессионалов в оценке инвестиционных проектов. Всё это хорошо сказывается не только на отборе проектов, но и на доверии бизнеса. Решение принимается не в закрытых кабинетах, а в открытом обсуждении.

За два года работы фонд одобрил около 200 проектов. Сами компании уже вложили и ещё вложат в реальный сектор экономики 100 с лишним миллиардов рублей частных инвестиций и создадут около 16 тыс. рабочих мест. Я бы особенно хотел подчеркнуть, что займы это возвратные, то есть все выданные нами деньги вернутся в бюджет и будут снова предложены для создания всё новых и новых производств и внедрения наилучших доступных технологий.

Самое главное, что при помощи займов фонда уже открыто 20 новых заводов. О некоторых из них.

Компания из Курганской области наладила производство более 60 лекарственных средств, из которых больше половины успешно заменяют импортные аналоги. Это препараты для лечения сахарного диабета, язвы, эпилепсии, аллергии. Продукция частично экспортируется в страны бывшего СССР, а также Вьетнам, Монголию, Афганистан.

Открыто производство погружных насосов и осевых клапанов для нашей нефтегазовой отрасли. В Ярославской области начали производить топливные насосы для двигателей стандарта «Евро-5» и «Евро-6». В Ленинградской области теперь делают мебель, которую закупает IKEA. Ещё недавно шведский гигант получал такую продукцию из Польши и Китая.

Мы работаем не просто над импортозамещением отдельных продуктов, но и целых звеньев промышленных цепочек. Например, один из наших заёмщиков начал выпуск мощных промышленных электродвигателей. До этого в нашей стране их не производили, мы их покупали у крупных мировых производителей. Эти двигатели будут поставляться другому нашему заёмщику, который в свою очередь строит в Липецкой области завод по производству станков с российской системой ЧПУ (числовое программное управление).

Мы постоянно меняемся исходя из реалий рынка, стараемся становиться лучше и удобнее для заёмщиков. Последние изменения произошли буквально месяц назад. Теперь заёмщики нашего фонда по основной программе проекта развития смогут потратить до 100% займа на закупку оборудования, а максимальная сумма займа повышена с 300 млн до 500 млн рублей.

Если говорить о наших планах на будущее, то мы хотим решить одну из основных проблем среднего производственного бизнеса – проблему залогов. Быстрорастущим компаниям сложно найти обеспечение, при этом они нуждаются в дешёвых инвестиционных кредитах на своё интенсивное развитие. И в наших перспективных планах – создание механизма мезонинного финансирования как источника капитала для компаний, не имеющих большой залоговой массы. Это позволит обеспечить доступ к финансам ещё большему количеству средних производственных компаний, создать ещё больше новых, современных производств в нашей стране.

Д.Медведев: Можно было бы ещё продолжать, но давайте мы сделаем хорошее дело. У нас есть наши товарищи, которым ещё не вручены государственные награды. Я готов это сделать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117008 Дмитрий Медведев


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 марта 2017 > № 2116853 Владимир Путин, Марин Ле Пен

Встреча с Марин Ле Пен.

Владимир Путин встретился с лидером политической партии Франции «Национальный фронт» Марин Ле Пен.

Перед началом встречи Марин Ле Пен, находящаяся в России по приглашению российских парламентариев, посетила в Патриаршем дворце выставку, посвященную Людовику Святому и реликвиям Сен-Шапель.

* * *

В.Путин: Уважаемая госпожа Ле Пен!

Вы не первый раз в Москве, я рад Вас приветствовать. Знаю, что Вы приехали по приглашению Государственной Думы, парламента Российской Федерации.

Мы придаём очень большое значение нашим отношениям с Францией. При этом стараемся поддерживать ровные отношения как с представителями действующей власти, так и с представителями оппозиции.

Знаю, конечно, что сейчас активно развивается и предвыборная кампания во Франции. Мы ни в коем случае не хотим как-то влиять на происходящие события, но оставляем за собой право общаться со всеми представителями всех политических сил страны, так же, как делают наши партнёры в Европе, Соединённых Штатах.

И конечно, очень интересно было бы обменяться с Вами мнениями и о том, как развиваются наши двусторонние отношения, и о ситуации, которая складывается в Европе. Знаю, что Вы представляете достаточно быстроразвивающийся спектр европейских политических сил.

Очень рад Вас видеть.

М.Ле Пен (как переведено): Благодарю Вас, господин Президент. Как Вы знаете, я уже давно выступаю за то, чтобы Россия и Франция восстановили культурные, экономические и стратегические связи, особенно в настоящий момент, когда над нами нависла серьёзная террористическая угроза.

По-настоящему эффективная борьба с терроризмом возможна только в том случае, если все крупнейшие нации будут бок о бок принимать в ней участие. Россия боролась и продолжает борьбу в Сирии. Мы, Франция, внесли свой вклад в борьбу посредством операции «Бархан» в Чаде, мы сражались с терроризмом в Мали, и мне кажется, что два наших государства принимают самое активное участие в этой борьбе, в том числе предоставлением помощи странам, которые как в прошлом, так и сейчас сталкиваются с подъёмом террористических групп.

Как Вам известно, господин Президент, террористическая угроза наносит удары по Франции. Вчера она нанесла страшный, ужасающий удар с большими людскими потерями. Они продолжают действовать каждый день с опорой на новые формы терроризма, в том числе на так называемый «эконом-терроризм»: речь идёт о действиях террористов-одиночек, некоторые из которых пробираются в потоке мигрантов по требованию террористических организаций вроде «Исламского государства» для ударов по населению. Как мне кажется, в такой обстановке нам необходимо сделать всё, чтобы сформировать условия для эффективного обмена разведданными, чтобы защитить население наших стран от угрозы, которая проявила себя во Франции и недавно нанесла удар по нашим британским друзьям.

Хотела бы отметить, что воспринимаю как большую проблему тот факт, что российские депутаты не могут провести встречи с коллегами из стран Европейского союза. Как мне кажется, именно встречи представителей демократических сил наших стран позволяют всем нам продвинуться к эффективному урегулированию нынешнего террористического кризиса, у которого есть не только военная сторона, но и множество других, в чём я смогла убедиться во время беседы с Президентом Чада Идрисом Деби.

Как мы отмечали в беседе со спикером Думы, мне кажется, что всем государствам также необходимо задуматься о борьбе с контрабандистами, которые занимаются торговлей людьми для финансирования террористических организаций.

В.Путин: Вы знаете, что Россия неоднократно была объектом террористических атак. Затем и Франция, Бельгия, Соединённые Штаты, многие другие государства. К сожалению, разрушение традиционных основ жизни во многих странах Ближнего Востока привело и к росту насилия, и к росту миграционного потока.

Сейчас весьма трагические события происходят в Сирии, в Ираке вокруг Мосула, где уже сотни тысяч людей превратились в беженцев, вынуждены покинуть свои родные места. Полностью с Вами согласен в том, что, только объединяя наши усилия, мы можем эффективно бороться с угрозой терроризма.

После трагических событий в Лондоне, буквально сегодня, на Северном Кавказе, в Чечне, у нас тоже произошло тяжёлое событие: было атаковано террористами одно из подразделений нашей Национальной гвардии. Все мы живём вот в таких сложных условиях. Мы должны осознать реальность этой опасности и объединить усилия в борьбе с терроризмом.

М.Ле Пен: Прежде всего, господин Президент, мне хотелось бы отметить, что помимо необходимых нам солидарности и совместных действий таким государствам, как Россия, нужно задуматься о том, как помочь развитию африканских стран, в частности регионов Сахары и Сахеля. Ведущие борьбу с терроризмом африканские страны говорят нам, что для её поддержания необходимы значительные финансовые усилия. В результате они вынуждены частично забрасывать развитие таких областей, как здравоохранение, образование и сельское хозяйство.

Кроме того, у многочисленной молодёжи, которая сталкивается с этими экономическими трудностями, возникает соблазн присоединиться к вооружённым террористическим группам. Поэтому мне кажется, что здесь необходима по-настоящему глобальная стратегия с участием всех государств, которые стремятся сохранить или восстановить безопасность по всему миру.

Я считаю, что это в том числе подразумевает внимание к экономическому развитию стран, которые становятся объектом терактов и вынуждены защищаться от них.

В.Путин: Согласен с Вами полностью, Вы правы.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 марта 2017 > № 2116853 Владимир Путин, Марин Ле Пен


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 24 марта 2017 > № 2115830 Владимир Маркин

Владимир Маркин удостоен звания «Почетный металлург»

В соответствии с приказом Министерства промышленности и торговли России президент Объединенной металлургической компании (ОМК) Владимир Маркин удостоен звания «Почетный металлург» за большой вклад и выдающиеся достижения в области развития промышленности, ввод новых производственных мощностей и многолетний добросовестный труд. Награду вручил министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.

Церемония награждения состоялась на заседании расширенной коллегии Министерства промышленности и торговли России. Мероприятие было посвящено обсуждению результатов деятельности промышленности в 2016 г, и развития приоритетных направлений, включая программу импортозамещения, постановке целей и задач на 2017 г.

В заседании также приняли участие Председатель Правительства России Дмитрий Медведев, вице-премьеры Аркадий Дворкович и Дмитрий Рогозин, министр по делам «Открытого правительства» Михаил Абызов, президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, директор Фонда развития промышленности Алексей Комиссаров и другие представители государственной власти.

ОМК создала в Центральной России уникальный российский кластер по производству труб, деталей трубопроводов и трубопроводной арматуры с высоким уровнем технологий и качества. Компания обладает одним из самых современных в мире комплексов по производству труб большого диаметра любого уровня сложности, является лидером по выпуску железнодорожных колес и автомобильных рессор. ОМК играет ключевую роль в обеспечении топливно-энергетической и транспортной отраслей страны высококачественной отечественной металлургической продукцией. Владимир Маркин внес значительный вклад в достижение этих высоких результатов.

Редакция журнала «Металлоснабжение и сбыт» сердечно поздравляет Владимира Степановича с высокой наградой и желает ему всяческих успехов!

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 24 марта 2017 > № 2115830 Владимир Маркин


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 23 марта 2017 > № 2120236 Валентин Гапанович

Миллиардный эффект одной цифры

Пилотные проекты становятся генераторами новых идей, которые потом тиражируются на всей сети дорог

Инновационное развитие – один из приоритетов в деятельности ОАО «РЖД». Внедрение новых информационных технологий и интеллектуальных систем управления – уже не дань моде, а полноценный инструмент повышения эффективности, развития клиентоориентированности компании, укрепления её позиций на транспортном рынке. О том, как инновационные проекты реализуются на сети, в том числе и о возникающих при этом проблемах, наш откровенный разговор со старшим вице-президентом – главным инженером ОАО «РЖД» Валентином Гапановичем.

– Валентин Александрович, в прошлом году на Правлении компании была одобрена Комплексная программа инновационного развития холдинга «РЖД» до 2020 года. На чём сегодня делается акцент при её реализации?

– В отличие от аналогичной программы до 2015 года акцент в новом документе сделан на различные виды инноваций – технологические, маркетинговые и организационные. При этом ОАО «РЖД» ориентируется на принцип «открытых инноваций» и расширение взаимодействия с внешними субъектами, в первую очередь с предприятиями малого и среднего бизнеса. В настоящее время на сайте компании есть «Единое окно инноваций», открытое для приёма перспективных предложений, которые могут быть применены в ОАО «РЖД». Они могут поступать как от физических, так и от юридических лиц. В этом году планируется разработка автоматизированной системы управления КПИР-2020. А в перспективе предполагается автоматизировать в целом систему управления инновационной деятельностью холдинга «РЖД».

– Часто можно слышать термин «цифровая железная дорога». Но недавно президент ОАО «РЖД» Олег Белозёров отметил, что пока в компании не подошли к его комплексному пониманию. Что для этого делается?

– Действительно, по «цифровой железной дороге» стоит непростая задача – обеспечить комплексный подход к разработке и внедрению новых продуктов. Хочу подчеркнуть: суть инновационного процесса – это создание технологии нового уровня, она и является объектом инновационной деятельности. Переход на новые IT-технологии не самоцель, не дань моде. «Цифровая железная дорога» – это прежде всего инструмент генерации технологий, обеспечивающих повышение эффективности, развитие клиентоориентированности компании, а в перспективе – создающих основу отечественного интеллектуального железнодорожного транспорта. Прогресс не остановишь, так что будущее, безусловно, за этим проектом. Но для его реализации должна быть разработана единая нормативная база.

Пока узким местом является отсутствие единой модели и общего каталога услуг внешним потребителям и внутренних сервисов. Поэтому наша задача – увязать воедино целый ряд нормативных документов, стандартов для различных хозяйств и отраслей. Условно говоря, стандарты для нашего инфраструктурного комплекса должны коррелироваться со стандартами некоего машиностроительного завода и т.д. Именно в рамках создания такой единой программы мы провели реструктуризацию управления нашего IT-комплекса в целом. Создан Центр цифровых технологий, который как раз и должен объединить всю деятельность в рамках «цифровой железной дороги». Сейчас готовится для утверждения концепция создания «цифровой железной дороги».

– Вы уже отмечали, что одним из примеров внедрения цифровых технологий стало открытие Инжинирингового центра обработки данных в депо Подмосковная. Однако есть и такое мнение, что управление этими процессами ведётся, по сути, из центра в Мюнхене и, таким образом, находится в руках у специалистов «Сименс». Так ли это?

– Деятельность центра полностью соответствует концепции «цифровая железная дорога».

И он никоим образом не является передаточным звеном между Москвой и Мюнхеном, где находится штаб-квартира «Сименс». В мюнхенском центре проводят мониторинг всех тех поездов, которые находятся на сервисном обслуживании «Сименс». Но никто никому за это отдельно не платит, этот мониторинг включён в ставку сервисного обслуживания. А что касается «Ласточек», то изначально, по условиям контракта, обслуживающие их серверы расположены в России. По положению о деятельности центра все получаемые данные и программные средства для их обработки размещаются в ГВЦ ОАО «РЖД». Результаты обработки будут передаваться как в ОАО «РЖД», так и внешним компаниям, в том числе и «Сименс». Таким образом, этот центр является нашим предприятием полного цикла, которое позволит нам перейти на систему автоматического прогнозирования ресурса и отказов за счёт предсказательной диагностики с применением технологии Big Data. Это обеспечит повышение уровня надёжности и безопасности подвижного состава, а следовательно, и чёткое выполнение графика движения.

– В чём основные трудности при внедрении таких технологий и каковы их дальнейшие перспективы на сети дорог?

– Пока они заключаются в том, чтобы получить информацию с линейного уровня, а для этого нужно иметь соответствующие устройства. Но пока у нас нет необходимого объёма микропроцессорных систем, которые позволят максимально автоматизировать процесс управления движением. И это произойдёт не скоро. Но у нас в отличие от западных партнёров есть мощная система диагностики инфраструктуры, создан хороший технологический фундамент, который позволит нам даже при недостатке первичных источников информации (датчиков) реализовать прорывные проекты. Причём не только на МЦК, но и на всей сети. Так, со второй половины 2018 года мы намечаем автоматизировать планирование крупных видов текущего содержания пути. Это позволит в условиях ограниченных ресурсов запланировать ремонты именно там, где это необходимо в первую очередь. Кстати, дефицит ресурсов – это общемировая проблема, их у всех компаний недостаточно.

Главное, что эти технологии будут нужны для решения в будущем вопроса перехода на беспилотные технологии, но, подчёркиваю, не без машиниста – когда машинист-оператор будет управлять не одним, а, скажем, десятью электропоездами.

– Реально ли это в ближайшем будущем?

– Вполне. Уже сейчас на станции Лужская запущены три маневровых локомотива, работающих без машиниста. Проблем с внедрением беспилотного вождения нет, скажем, в метро. В мире около 50 линий метро уже работают в беспилотном режиме. В замкнутом пространстве при отсутствии внешних факторов никаких рисков по большому счёту нет. Но я считаю, что полностью переходить на беспилотное движение мы не можем. Но на отдельных участках это можно реализовать. Прежде всего на сортировочных станциях, где технологические циклы можно описать и запрограммировать. Например, операции по подаче и уборке вагонов, которые носят циклический характер. Или же это могут быть такие замкнутые маршруты, как МЦК. Причём движением сразу нескольких поездов, например «Ласточек», мог бы дистанционно управлять машинист-оператор. И его вмешательство потребуется только при каком-либо форс-мажоре. Это будет примерно так же, как сегодня дистанционно управляют беспилотниками. В то же время сама профессия машиниста сохранится, просто работать он будет уже в других условиях. Полагаю, что в будущем можно будет создавать коридоры, аналогичные метро, куда посторонний не сможет попасть и где не будет пересечений с автотранспортом.

– Как себя показали малолюдные технологии на той же станции Лужская? Ваши ожидания оправдались?

– Это довольно сложная работа. Но никто не говорил, что будет легко. Вот уже на протяжении полутора лет мы еженедельно подводим итоги внедрения этого проекта. По крайней мере, есть удовлетворение в том, что задачи, которые мы ставили, реализованы. На станции Лужская не просто внедрены малолюдные технологии, а создан целый комплекс АСУ, обеспечивающий максимальную автоматизацию и снижение ручного труда, что, в свою очередь, позволяет сократить издержки на всех элементах производственного процесса станции. И результаты показали: в том, что касается надёжности вагонного парка, мы не пострадали. Даже притом, что нам не пришлось набирать штат в том количестве, который по типовому технологическому процессу положен для обслуживания таких крупных сортировочных станций. Приведу несколько цифр по итогам 2016 года: на тысячу отправленных вагонов количество отказов сократилось на 48%, отцепок в пути следования – на 16%, производительность труда при техническом обслуживании вагонов выросла более чем на 40%.

В чём там изюминка? Станция Лужская построена в чистом поле, и никакого жилья, а тем более города, который когда-то планировалось построить, там нет. Ближайший город – Кингисепп. Поэтому с точки зрения размещения и проживания персонала там есть большие проблемы. И Лужская как станция-автомат возникла не просто потому, что она новая и там нам нужно проводить эксперименты, хотя и это присутствовало. Но внедрение малолюдных технологий решало и ещё одну большую проблему – социальную, за счёт того, что персонал нужен в меньшем количестве. Этот проект будет и дальше развиваться. Так, в Лужском узле мы впервые в России, да и в мире, в ближайшей перспективе внедрим беспроводную систему радиоуправления стрелками и сигналами с высокой степенью защищённости, а также ряд других проектов.

– Можно ли ожидать появления других подобных станций на сети?

– Конечно, хотелось бы построить ещё одну такую же станцию, но ресурсов не хватает. А вот отдельные элементы, которые мы там использовали, и ряд опробированных инновационных решений будут тиражироваться на сети. В том-то и заключалась идея: станция формировалась как модульный комплекс, состоящий из отдельных элементов и технологий. Но наши подходы заключаются в том, что отдельно взятую технологию можно тиражировать и потом с учётом решаемых задач при наличии разного объёма ресурсов использовать необходимые модули, а в результате получать законченный комплекс. Так, в Батайске мы апробируем объединение технологий пунктов коммерческого и технического осмотра вагонов в единую систему мониторинга состояния грузового вагона, вобравшую в себя все наши новейшие методы и оборудование. Планируем этот проект тиражировать на всей сети дорог, что значительно сократит наши издержки, поскольку не будет тех лишних пунктов на станциях, которые уже не несут никакой нагрузки, кроме затрат. Эта идея, кстати, возникла на станции Ярославль-Главный и затем была реализована уже на Лужской. И уже как принципиально новое направление этот проект внедряется на станции Батайск. Таким образом, подобные пилотные проекты являются генераторами неких идей, которые потом могут тиражироваться на сети. Обновляется и нормативная база. И это, кстати, одно из важных условий научно-технической деятельности компании, её развития.

– Но, к сожалению, некоторые проблемы изжить до сих пор не удаётся. В этом году, например, участились изломы рельсов. Некоторые специалисты сетуют на отсутствие средств для разработки и внедрения новейших систем диагностики на инфраструктуре. Или в этом есть вина и производителей тех же рельсов?

– Дело здесь не только в одной дефектоскопии. Можно, конечно, сослаться и на производителей рельсов. Но эта проблема комплексная и во многом зависит от содержания инфраструктуры. Ведь многие вопросы возникают из-за серьёзных эксплуатационных отступлений, что признаётся пока с большим трудом. Иногда нам проще обвинить производителей, чем взять на себя ответственность за последствия. Более того, у нас есть ряд системных проблем. Мы упускаем вопросы, связанные со шлифованием поверхности катания головки рельса. Тем самым провоцируем зарождающиеся поверхностные трещины усталостного характера, которые переходят потом в серьёзные дефекты, приводящие к излому рельса. И эта проблема пока не решена. К этой теме никто не обращается по одной простой причине. Скорость рабочего прохода при рельсошлифовании – 5 км/ч, глубина снимаемого слоя – 0,5 мм. А этого абсолютно недостаточно для того, чтобы ликвидировать возникающие поверхностные трещины (волосовины), которые потом переходят в дефекты.

Ещё одна проблема – сварка. Согласно анализу, около 30% дефектов приходится на сварные швы. Есть такое понятие «равнотвёрдость металла». Это означает, что твёрдость поверхностного слоя головки рельса, прокатанного на заводе и сваренного, должна быть одинаковой. Этого нет. У нас гарантия на сваренный стык в разы отличается от гарантии на сам рельс. А это, между прочим, общемировая практика: гарантия на сваренный стык должна быть равна гарантии на рельс. И это правильно, поскольку это элемент конструкции верхнего строения пути и он должен эксплуатироваться в таких же условиях, как и сам рельс. Эта проблема может быть решена только совместным усилиями – как металлургов, так и тех, кто занимается сваркой рельсовых плетей и их эксплуатацией. Мы, кстати, с металлургами начинаем работать в этом направлении, в частности провели по линии НП «ОПЖТ» совместные заседания в Томске, Новосибирске, Новокузнецке.

На Западно-Сибирской дороге по моему поручению сделали подробный анализ того, как на расстройство пути влияет несваренный стык. И оказалось, что он в два раза повышает темпы расстройств пути, то есть в два раза чаще происходят просадки, перекосы и другие дефекты, которые выявляются вагонами-путеизмерителями. И возникает вопрос, а что лучше – сварить стык (а это дополнительные затраты) или же не сварить, но затем бесконечно выправлять путь машинами «Дуоматик»?

– А есть ли вопросы к металлургам, в частности по 100-метровым рельсам?

– В моём понимании 100-метровые рельсы как проект пошли неплохо, но есть отдельные спорные моменты, в частности по содержанию углерода в металле. И кстати, по нашему пути пошла и австрийская компания Voestalpine, которая запускает аналогичное производство. А вот бейнитные рельсы, о которых так много говорили, не пошли – испытания на полигоне показали, что при нагрузке более 150 млн брутто в них активно развиваются дефекты поверхностного характера.

– Одним из приоритетных направлений в деятельности компании уже не первый год является бережливое производство. Какие резервы в этой работе вы видите и на чём будет сделан акцент в этом году?

– Это важный и необходимый инструмент сокращения издержек, оптимизации процессов. Есть уже и достижения. Реальная экономия от улучшений составила более 660 млн руб.

Вместе с тем хочу отметить и наши недоработки. Прежде всего это формализм и зачастую упрощение проектов до рацпредложений, несбалансированное участие отдельных дирекций. Так, на Приволжской дороге 93% эффекта обеспечено за счёт Дирекции моторвагонного подвижного состава, на Куйбышевской 65% – за счёт Дирекции тяги. К сожалению, до уровня исполнителей на линейных предприятиях – а это мастера, бригадиры – мы пока не дошли. Только в одном из восьми проектов участвует руководитель среднего звена. Правда, занимаемся мы этим с 2010 года, и для изменения менталитета работников в отношении к производству этого времени мало. Работник должен понимать, что производство, его рабочее место – оно не чужое, именно оно его и кормит.

И каждый должен отдавать ему себя целиком, чтобы завтра оно вернуло тебе сторицей за твой труд в виде зарплаты, социальных выплат, пенсии, наконец, уверенности в завтрашнем дне и т.д. Но чтобы добиться этого, надо работать с людьми. Без формализма. Надо чаще бывать в коллективах нашим командирам.

– Возможно, руководителям подразделений не хватает соответствующих знаний?

– Этим мы, кстати, и займёмся сегодня в рамках Совета главных инженеров. Проведём «мозговой штурм» с главными инженерами дорог и дирекций в Корпоративном университете. Более плотно погрузимся в смысл самого процесса, изучим, как создаются проекты, что для этого надо сделать.

– В компании большое внимание уделяется и ресурсосбережению. Какие результаты ожидаете в этом году и как оцениваете их динамику за последние годы? И вообще, не достигли ли предела в этой сфере?

– Действительно, с каждым годом всё труднее добиваться, например, снижения удельных расходов энергоресурсов на тягу поездов. Поэтому не случайно этот наш показатель остаётся одним из самых низких в мире. Однако резервы есть. Филиалы компании взяли на себя обязательства сэкономить в этом году топливно-энергетических ресурсов более чем на 2 млрд руб. В этом году мы продолжим модернизацию устаревших котельных, актуализируем программу перевода дизельных котельных на другие виды топлива. А там, где это экономически выгодно, – на возобновляемые источники энергии, такие как тепловые насосы, солнечные коллекторы, пеллетное топливо.

Отмечу также проект по организации движения поездов в нечётном направлении с Востока на Запад по Транссибу с отключённой группой тяговых двигателей. Сегодня все локомотивы, которые возвращаются в этом направлении порожняком, идут с полной тягой. В случае успешной реализации проекта компания сэкономит в год около 150 млн руб. Есть и другие проблемные точки. Так, мы до сих пор теряем очень много энергии на тягу поездов. Решение может быть не простым, но эффект, который мы получим, того стоит.

– Какие эффекты приносит проводимая под вашим началом масштабная работа по стандартизации?

– Это интереснейшая работа, особенно когда понимаешь, что только одна цифра зачастую может принести миллиардный эффект. Но для неё нужна и доказательная база. Вот, например, 0,7 м/с2. Это норматив непогашенного ускорения при движении пассажирского поезда, который использовался ещё со времён Л.М. Кагановича. Возникло сомнение: а сегодня он соответствует условиям эксплуатации? И после исследований, которые мы проводили совместно с Центром подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина, он превратился в 0,9 м/с2. А, скажем, для поездов «Ласточка» это уже 1 м/с2, для вагонов «Тальго» и локомотива ЭП20 – 1,1 м/с2. И это означает, что мы можем поднимать скорость пассажирских поездов без многомиллиардных вложений в инфраструктуру, и мы это раньше активно делали для того, чтобы обеспечить непогашенное ускорение не более 0,7 м/с2. Таких примеров, когда изменение норматива приводило к серьёзным эффектам, можно привести десятки.

– Кстати, такая работа в основном проводится в рамках НП «ОПЖТ». И то, что делается на его площадке, поражает своей масштабностью. В чём феномен этого объединения?

– Да, подобного объединения в России больше нет, хотя создано немало профессиональных союзов и ассоциаций. Но в данном случае железнодорожная отрасль вобрала в себя и машиностроение, и науку, и металлургию, и, конечно же, инфраструктурную компанию и операторов в одном лице. В объединении 174 предприятия, с нами сотрудничают и много иностранных коллег. Эта площадка не обременена какими-то административными ресурсами, люди там могут свободно высказываться, а решения принимаются коллегиально, причём по самым сложным вопросам. Этим она мне и нравится.

Беседовали

Олег Сергеенко

и Валерий Осипов

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 23 марта 2017 > № 2120236 Валентин Гапанович


Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116872 Аркадий Дворкович

Брифинг Аркадия Дворковича по завершении встречи с представителями малого и среднего бизнеса в сфере автоперевозок

Из стенограммы:

А.Дворкович: Председатель Правительства провёл на площадке партии «Единая Россия» встречу с представителями транспортно-грузовых компаний, с профессиональными водителями (их называют дальнобойщиками) по вопросам, связанным с состоянием этой отрасли, её развитием, в том числе по тематике системы «Платон» – системы взимания платы с большегрузных автомобилей.

Нашими коллегами и в общении с представителями партии, и сегодня на этой площадке были подняты вопросы, связанные с системой отслеживания того, куда идут деньги, взимаемые с большегрузных автомобилей, как они тратятся, какие участки дорог ремонтируются, эффективно ли используются эти средства. Также затрагивались вопросы применения вычетов из транспортного налога, которые были установлены для пользователей системы «Платон». Сегодня на это тратится много времени, и коллеги предложили автоматизировать эти вычеты, снять административную нагрузку. Кроме того, поднимались вопросы, связанные с дифференцированной тарификацией в системе «Платон», то есть если больше ездишь, то тариф мог бы быть меньше, могли бы быть какие-то льготы в рамках этой системы.

Председатель Правительства отреагировал на эти предложения положительно, дал поручения проработать основные вопросы, которые были подняты, в короткие сроки, просчитать все нюансы, все последствия, технические аспекты и представить проекты соответствующих нормативных актов.

Кроме того, было принято решение (и завтра выйдет соответствующее постановление) об отказе в настоящее время от двукратного повышения платы в системе «Платон», об индексации платы только на 25% с середины апреля текущего года. Это решение связано с тем, что необходимо устранить те недостатки, которые до сих пор существует в системе, решить те проблемы, о которых сегодня говорилось, и только после этого уже переходить к повышенному уровню оплаты в системе «Платон».

Также представители отрасли предложили уже в ближайшее время повысить штрафы для тех, кто избегает уплаты, кто ведёт себя недобросовестно, по сути, создаёт недобросовестную конкуренцию на рынке. Все сходятся во мнении, что система работает хорошо, если действительно все платят, все осуществляют соответствующие платежи в систему. Законопроект уже подготовлен на эту тему, но с небольшим повышением штрафов. Коллеги говорят, что повышение штрафов должно быть больше, примерно в 10 раз штрафы должны быть выше, чем сегодня. Сегодня 5 тыс. рублей, должны дойти до 50 тыс. рублей. Мы ещё раз обсудим все нюансы, аспекты, посчитаем и, скорее всего, это предложение внесём на рассмотрение Государственной Думы.

Наши коллеги считают, что отрасль нуждается в существенном повышении прозрачности и в саморегулировании, введении системы, которая позволила бы представителям отрасли самим отслеживать, что происходит, устанавливать стандарты, правила. Если такие предложения официально поступят, именно от автомобильного сообщества, от грузоперевозчиков, мы, безусловно, их поддержим. Мы тогда будем иметь надёжного партнёра в лице такой саморегулируемой организации, с которой можно было бы отрабатывать все вопросы, решать все насущные проблемы рынка.

По всем этим темам уже завтра будет оформлено поручение Председателя Правительства, оно будет на особом контроле. И в короткие сроки Министерство транспорта, Министерство внутренних дел по ряду вопросов внесут предложения и проекты нормативных актов. Будем работать вместе с депутатами, с нашей ведущей фракцией «Единая Россия» по основным законодательным инициативам, мы также об этом договорились.

Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116872 Аркадий Дворкович


Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116869 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с представителями малого и среднего бизнеса в сфере автоперевозок.

Обсуждались актуальные для отрасли вопросы, в частности, совершенствование системы «Платон», весогабаритного контроля, регламентация работы штрафных стоянок, проблемы подготовки водителей, перспективы создания объединяющей автоперевозчиков саморегулируемой организации.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас накопилось довольно много проблем, связанных с автомобильными перевозками. Часть из них, конечно, решается, часть решается, наверное, не так, как надо было бы их решать. Ко мне обратились коллеги из партии «Единая Россия» и сообщили о том, что есть желание пообщаться и обсудить наиболее актуальные темы, которые сегодня существуют в сфере автомобильных перевозок. Естественно, регулирование, которое осуществляется на уровне законов, Правительством, это не только система «Платон», хотя по ней тоже достаточно вопросов. Сергей Иванович (обращаясь к С.Неверову), удалось пообщаться по этим вопросам?

С.Неверов: Вчера к нам обратились представители грузоперевозчиков, которые возглавляют определённые ассоциации и сами за рулём находятся. В течение вечера мы достаточно плотно обсудили очень много проблем – с чего всё начиналось и к чему мы пришли. Основные вопросы, которые звучат, это прозрачность распределения средств, которые поступают в систему «Платон», восстановление региональных дорог, проблема, которая сейчас существует при весогабаритном контроле, получение налоговой льготы без проволочек, то есть взаимодействие налоговой и системы «Платон». Очень многие проблемы в принципе решаемые, думаю, что такая возможность есть. Более подробно об этом они сами скажут. С одной стороны, здесь, может быть, и невнимательность в регионах, с другой – грузоперевозчики постоянно стучались в двери… Может быть, не в ту дверь стучали? Или тихо стучали? На самом деле есть предпосылки для решения очень многих вопросов, которые вчера были озвучены.

В.Матягин (президент ассоциации «Центр объединения грузоперевозчиков “Грузавтотранс”»): Ассоциация «Центр объединения грузоперевозчиков “Грузавтотранс”» существует с 2011 года. Я сегодня буду представлять и свою ассоциацию, и объединение «12 тонн». Вопросов действительно в отрасли накопилось очень много. С 2005 года, когда отменили лицензирование, взамен мы ничего не получили. Получили по полной программе свободу. Наелись этой свободой. Какие вопросы сегодня глобально волнуют рынок – это допуск на рынок. Это давно уже обсуждается, с 2005 года. Вроде отменят лицензирование, планировали ввести саморегулирование. Насколько я знаю, Вы, Дмитрий Анатольевич, поддерживаете идею саморегулирования, чтобы рынок сам себя регулировал, но нам надо помочь. На добровольной основе 6,5 млн грузового транспорта, которые существуют в России, мы не соберемся.

Обязательно должно быть саморегулирование. Мы готовы прописать и стандарты, и правила, помочь, подсказать. Многие коллеги – что крупные перевозчики, что небольшие предприниматели – говорят, да, это довлеет над всеми, потому что демпинг цен, переполненность рынка, квотирование (то, что сегодня существует на рынке) погружает отрасль в упадническое состояние. Также руководители на местах и, может быть, в верхах, которые не досмотрели, упустили эти вопросы... Мы готовы решать эти вопросы, бизнес готов к этому. Если мы сейчас упустим возможность, дальше развалим всю транспортную отрасль – грузового автотранспорта в России. И то, что многие сегодня и в Минтрансе, и в Правительстве, и в «Единой России», и в других структурах активно подключаются, – большое спасибо.

Мы за последнее время создали ряд ресурсов при участии Минтранса, создали рабочую группу по весогабаритам, экспертный совет. Вопрос с «Платоном» актуальный, но это не первоочередной вопрос на сегодняшний момент. У нас вопрос связан с весогабаритными параметрами, со штрафстоянками, с коррупционными проявлениями, которые происходят на дорогах, с этими поборами, – это в большей степени людей волнует. И люди приходят, спрашивают: когда мы эти вопросы устраним? Даёт о себе знать и нелогичность законодательства, которая на сегодняшний момент присутствует. Порой мы сталкиваемся с тем, что нам объясняют, что это не белое, а чёрное. А на самом деле это белое. Я с 1998 года в транспорте, и за баранкой сидел, и снизу доверху эти процессы знаю. И когда мы начали поднимать вопросы коррупционных проявлений на трассах, мне приветы передавали с трассы. Это тоже не есть правильно. Мы хотим, чтобы народ на это спокойно реагировал. В этом отношении надо плотно поработать. Есть предложения, готовые предложения, как это сделать.

Что касается системы «Платон», многие индивидуальные предприниматели сами баранку крутят, ездят и им бегать по налоговым, заниматься сбором каких-либо документов, чтобы вычеты по системе «Платон» сделать, по транспортному налогу очень сложно. Здесь хотелось бы сделать процесс взаимозачёта. Могут же РТИТС и налоговая между собой эти вопросы согласовать, а непосредственно владельца транспорта уведомить, что состоялся такой обмен? Надо упрощать это всё. В электронном виде галочку поставили – всё, решили вопросы!

Хотелось бы, чтобы одно из предложений от бизнеса тоже рассмотрели. Многие перевозчики, конечно, ездят не так много и на небольшие расстояния по федеральным трассам, а некоторые по 20–30 тыс. в месяц наматывают. У нас же в магазине чем больше покупаешь, оптом, тем скидка больше. В этом отношении нужно тоже рассмотреть такую возможность, чтобы для тех, кто много использует федеральные трассы, через определённое количество времени, расстояния была возможность платить по меньшему тарифу. Это тоже помогло бы бизнесу.

У нас много возникает вопросов, связанных с ремонтом дорог. Куда направляются деньги? Многие не видят. Может быть, создать какой-то ресурс, портал, где участники рынка могли бы вносить свои предложения, оставлять свои комментарии – какие дороги в плачевном, какие в хорошем состоянии. Чтобы люди видели, куда эти деньги уходят.

Ещё одна из наших проблем. Мы выделяем вроде бы транспортный налог из системы «Платон». Он должен идти в региональные фонды. Конечно, это хорошо, но, может быть, вам сверху и не видно, но нам снизу всё-таки видно, что происходит у нас на региональных дорогах, – мы латаем ржавое корыто. Мы вчера обсуждали этот вопрос. Нужно для губернаторов поставить задачу: хотите транспортный налог из системы «Платон» получить – наведите порядок по весогабаритным параметрам. Что сегодня происходит? У нас когда федеральные трассы перекрыты, на региональную выезжают, её, скажем, месяц назад сделали, а она уже в плачевном состоянии. Выброшенные деньги, неэффективное использование. И одно из предложений в этом заключается.

Дальше. Вернусь как раз к самому проблемному вопросу, бичу всех перевозчиков, которые говорят: «Платон» мелочь по сравнению с тем, с чем мы сталкиваемся, с весогабаритными параметрами. На сегодняшний момент разработано и принято много актов, и когда нам говорят, что это было принято в 2011–2012 годах, согласовано с перевозчиками, я спрашиваю: с какими? Нас там не было. Мы эксперимент проводили в прошлом году, загоняя машину, бетономешалку, на весы (в рамках закона), у неё на две задние оси показывает почти 20% осевой нагрузки перегруза. Нам говорят, распределите правильно нагрузку на ось. Но, извините, как бетон, жидкий, можно распределить? Это завод-изготовитель, конструкция... И мы, получается, здесь без вины виноватые. Отсюда и многие вопросы, связанные с весогабаритными параметрами и контролем осевых нагрузок, перевозчик не может их контролировать. На него заведомо возлагают ту функцию, которую он не может выполнить.

Чтобы убрать эти весогабаритные перегрузы с дорог, мы этот вопрос на рабочую группу вынесли и в Минтрансе активно нас в этом вопросе поддержали: надо в логистических центрах, портах, крупных карьерах, на предприятиях установить весы с осевыми нагрузками и чётко оттуда выпускать. И зациклить это на кол-центр, даже в ту же самую систему «Платон» ввести, чтобы можно было отследить. Потому что мы ловим не тех преступников. И по осевым нагрузкам нужно ответственность реально на грузоотправителя возложить, а перевозчика освободить от осевых нагрузок. Или же логично поднять те нормативы, которые присутствуют.

Ещё один бич, с которым мы сталкиваемся, – категорийность дорог. У нас дороги по России как лоскуты идут: 6, 8, 9, 10 тонн… Мы загрузились в Москве – вроде 11,5 тонн, пока доехали до Белоруссии, много раз нас останавливали, «обули». А что делать? Приходится людям платить. И эта проблема не будет решаться, потому что нам говорят: «До нас эти проблемы не доходят».

Реплика: До Смоленска три – 10, 8, 6.

Д.Медведев: Так исторически складывалось.

В.Матягин: Ущерб дороге наносим. И мы предложили: давайте по федеральным трассам сделаем 11 или 11,5 тонны – все дороги. Потому что мы уже ущерб наносим. Не будем людей, как говорится, делать преступниками на дорогах.

С чем мы ещё сталкиваемся? Перевозчик не хочет возить с перегрузом, это не его прихоть. Грузоотправители, заказчики, участвуя в тендерах, нажимают на кнопочку, опускаясь ниже определённых разумных пределов, а потом вынуждают перевозчиков возить с перегрузом. Вы можете сказать: «А почему вы возите?» Но, извините, у нас перенасыщенность, переполненность рынка, и всем кушать хочется. Если ты не повезёшь, так другой повезёт.

Д.Медведев: С перегрузом.

В.Матягин: Да. Мы с Вами земляки, из Санкт-Петербурга. У нас это глобальная проблема. Сколько бьёмся над этим, нам только приветы передают и улыбаются. Честно говоря, людей эти вопросы очень волнуют.

По штрафстоянкам. Мы прекрасно понимаем, для чего вроде бы они нужны, но мы не понимаем, зачем эта избыточная функция – постановка на штрафстоянку. У нас 500 тыс. штрафов на сегодняшний момент. Если нас поймали, то мы должны эти 500 тыс. заплатить. Но нас зачем-то направляют на штрафстоянку. Штрафстоянки почему-то у нас региональные, я имею в виду в регионах. Их комитеты по законности и правопорядку прописывали. В регламентах штрафстоянок не прописано, как забрать машину, как устранить причину задержания. И всё выстроено таким образом, что надо прийти и договориться. В основном сопровождают машины на штрафстоянки – не эвакуируют, а именно сопровождают: в вереницу выстроят 10 автомобилей и до штрафстоянки сопровождают – от 16 тыс. до 75 тыс. за одну единицу техники. А порой разбивают машину и полуприцеп. Извините, 32 тыс. или 150 тыс. заплатить! Да я лучше колёса куплю на эти деньги… Бывает, даже из-за 20 кг. Это перекос законодательства.

Мы считаем, что штрафстоянки не выполняют своей функции. Вы запросите, сколько реально было выставлено штрафов, сколько было привлечено грузоотправителей, перевозчиков и сколько реально денег в бюджет было получено. Я вам скажу, что это минимальная цифра. Потому что всё решается в процессе – кто как договорится.

Д.Медведев: То есть, по сути, это просто заработок для тех, кто этим занимается, и всё.

В.Матягин: Конечно. Миллион-полтора в день со штрафстоянки за то, что перевозчиков туда перемещают, сопровождают, – неплохой бизнес. Я бы хотел таким заняться, но, извините, меня туда не подпустят.

Что нас ещё волнует? Перенасыщенность рынка, демпинг цен. Нет реальной тарификации, всё с потолка взято. Если реально посчитать все затраты, которые сегодня несёт перевозчик, – честно сказать, мы, наверное, ещё из своего кармана должны вытащить определённую сумму и отдать государству.

Давайте всё-таки продуманно вводить допуск на рынок, считать минимальный тариф затрат перевозчика – нижнюю планку, как в Европе сделано. Мы ничего нового не придумываем. За шесть лет мы изучили и американский опыт, и германский, и финский, и японский. Много там чего хорошего. У нас как говорят? Надо хорошее брать и в наших реалиях попытаться привить. Вот мы и говорим: давайте привьём в наших реалиях этот опыт. В той же самой Швеции есть тарифы, где посчитаны все затраты, налоги, зарплаты и всё остальное, чтобы люди платили и в бюджет деньги, и в то же время о себе не забывали, об обновлении транспортных средств.

Соответственно, минимальная планка должна быть, а максимальную уже рынок отрегулирует.

Система обучения водителей у нас сегодня вообще никакая, нулевая. Аварийность постоянно растет. Применять со стороны законодательства кнут, взамен не давая пряник, честно сказать, тоже неправильно. Мы знаем, как это всё функционирует. Автошкола должна отвечать за качество, и система обучения должна быть подправлена. За 12 занятий обучают у нас на профессионального водителя – это смешно. В Финляндии 280 часов только на безопасную езду закладывают. И там заинтересованы в качественном водителе три стороны.

Д.Медведев: А у нас 12 занятий всего?

В.Матягин: 12 занятий.

Д.Медведев: Безобразие, конечно.

В.Матягин: Там заинтересованы три стороны: государство – потому что это возможная гибель людей; страховые компании – потому что аварийность – это их убытки; и третье звено – это сами транспортные компании. Необязательные ремонты, аварийность над нами очень сильно довлеют. Мы это неоднократно и на форумах обсуждали, но, честно сказать, воз и ныне там. Здесь должны быть государством определены программы, как это всё сделать, как облегчить жизнь. Мы не только на себя тянем, мы говорим: помогите, мы сами готовы в этом отношении что-то делать, направить, и понимаем, как это сделать.

П.Осеев (директор некоммерческого партнёрства «Объединение добросовестных участников рынка перевозок “Эверест”»): Я являюсь членом правления, пресс-секретарём некоммерческого партнёрства «Эверест» – это объединение добросовестных участников рынка грузовых перевозок. В наше объединение входит порядка 560 единиц транспортной техники. Наши участники, члены нашего объединения – это, скажем, не крупный и не мелкий, но средний бизнес, у которого от 60 до 500 единиц собственной техники. Все достаточно вбелую работают, добросовестно относятся и к своим обязанностям, и к законам, которые приняты. Оплачиваем также «Платон». Но есть часть перевозчиков, которые эту систему не оплачивают по определённым причинам. Причин множество.

Д.Медведев: Вы сами, Павел Михайлович, скажите, потому что – у меня во всяком случае – такой разговор первый. Вы сами как оцениваете эту систему?

П.Осеев: Вы знаете, мы оцениваем её положительно. Она очень многие фундаментальные вещи показала, показала те транспортные компании, тех перевозчиков, индивидуальных предпринимателей, частных лиц, которые готовы и хотят соблюдать закон, хотят работать вбелую, не платить взятки.

Но есть контингент, по-другому не могу его назвать, который нарушает здоровую конкурентную среду. Мы налоги и сборы, установленные законодательством, платим. А те, кто это не делает, жёстко демпингует рынок грузовых перевозок, и появляется нездоровая конкуренция, которая нам мешает.

Мы много обсуждали эту тему с нашими коллегами из различных организаций, объединений в транспортной отрасли, все склонны к тому, чтобы систему штрафов, которая есть в системе «Платон» на сегодняшний день, для тех, кто не зарегистрирован в ней, увеличить хотя бы до 50 тыс., потому что на сегодняшний день 5 тыс. и 10 тыс. при вторичном нарушении за сутки – люди готовы так платить, нежели регистрироваться и оплачивать систему.

Д.Медведев: То есть проще штраф платить, чем регистрироваться.

П.Осеев: Проще заплатить штраф, это не большая копейка. Если люди его платят, значит для них это не деньги. Соответственно, 50 тыс. – это и не 500, это и не 5, но человек всё-таки будет задумываться, насколько это будет бить ему по карману. Если он за три дня 150 тыс. насобирает штрафов, то, наверное, задумается, лучше ли платить в «Платон», что по факту означает платить государству в дорожные фонды, чтобы восстанавливалось дорожное полотно и федеральные трассы, но не платить в воздух.

И также соглашусь с коллегой. Необходим действительно портал единый, который бы мог показывать реальную ситуацию с дорогами в регионах. Тогда будет меньше возникать у общества вопросов, как деньги тратятся, куда они идут. Потому что это тоже бич, когда перевозчики и готовы платить, многие готовы платить, но они не понимают куда эти деньги идут. Они говорят: покажите нам, куда они идут, тогда мы будем платить.

Д.Медведев: Это естественное желание.

П.Осеев: В Федеральном дорожном агентстве была создана рабочая группа, она полтора года взаимодействовала при колоссальной поддержке Министерства транспорта. Очень конструктивно провели все диалоги, устранили недочёты в системе «Платон». Она полезна, она нужна, но нужен жёсткий контроль за теми, кто уклоняется от ответственности и уклоняется от норм закона.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, вчера очень интересная тема была поднята – по электронной товарно-транспортной накладной.

П.Осеев: Это предложения, они достаточно простые по своей форме. Государство на сегодняшний день очень хорошо считает деньги и смотрит их движение. Товарно-материальные ценности, которые передвигаются по территории Российской Федерации, никто не считает, они неподконтрольны. Вы, Дмитрий Анатольевич, говорили, что есть проект о создании электронного бюджета.

Д.Медведев: Даже уже реализуется.

П.Осеев: На сегодняшний день сформирована рабочая группа по электронным товарным накладным, концепция пока идейная, она была создана на нашей базе с соавторами. И Министерство транспорта очень качественно помогает, предоставило нам свою площадку для обсуждения, для выработки механизмов, необходимых для её реализации. Это также облегчит жизнь перевозчикам, потому что на сегодняшний день товарно-транспортная накладная – это основной документ, который подтверждает факт перевозки.

Оплата перевозчику на сегодняшний день идёт по оригиналам товарно-транспортных накладных. То есть перевозчик едет 15 дней куда-то, потом берёт эти документы, месяц едет куда-то, потом их сдаёт, потом ему оплачивает тот, кто заказывал эту услугу. По факту перевозчик получает через месяц-полтора, а то и три денежные средства. Кто-то вообще не платит, а не платят как раз те псевдоэкспедиторы, которыми наполнен рынок, которые подавляющее большинство заработка перевозчика просто откусывают ни за что, перекладывая бумажку с одного места на другое. Работают не в соответствии с федеральным законом в части транспортно-экспедиционной деятельности.

Экспедиторы, порядочные и добросовестные, необходимы в отрасли. Это факт. Электронная товарная накладная даст прозрачность между грузоотправителем, фактическим перевозчиком, который сидит и получает деньги, и конечным получателем. При этом электронный документооборот: не будет необходимости перевозчику бегать с этими документами, сдавать их куда-то.

Мы сейчас взаимодействуем с Министерством финансов, с Министерством транспорта и с Минэкономразвития. Получены от них ответы по доработке определённых моментов. Было предложено на рабочей группе в Министерстве транспорта предложить Министерству финансов выработать транспортную накладную в едином формате, чтобы она была применима.

Д.Медведев: Нет, конечно, если она будет электронная, она и должна быть единой. Она должна быть унифицированной, а иначе как?

В.Матягин: Дмитрий Анатольевич, электронная накладная позволит принимать потоки и вывести всех остальных перевозчиков из тени, потому что без этого невозможно будет работать.

Д.Медведев: Мы это понимаем. Мы ради чего электронный бюджет внедряем и вообще любые электронные способы оформления хозяйственных отношений? Вопрос в чём? Просто отрасль, она же разная. Есть те, кто вбелую работает, сидит за этим столом и хочет нормальных перемен, а есть те, кто хочет недобросовестной конкуренции, о которой вы только что сказали, ничего не платить, штрафы платить. Мы их сможем перевести на электронную накладную?

П.Осеев: Вы знаете, это предложили сделать обязательным по одной простой причине, что если перевозчик, грузоотправитель и грузополучатель находятся в рамках правового поля, то ничего не мешает им заниматься этим документооборотом в электронном виде. При этом никто не отменяет бумажный носитель.

Д.Медведев: Во всяком случае на первых порах.

П.Осеев: Да, на первых порах. Если это будет необязательным, это бессмысленно.

Д.Медведев: Это как и везде. Мы электронные документы внедряем, но понимаем: жизнь есть жизнь, и всё равно делается бумажный дубликат. Если что-то случилось с компьютером, ещё что-то… Но, конечно, главным является электронный носитель.

П.Осеев: Плюс ко всему поднимались вопросы о том, что псевдопосредники выступают в роли грузоотправителей – их очень много. И когда возникает тот же весогабаритный контроль, машины попадают на нём и получается штраф 500 тыс., то грузоотправителя, к сожалению, не найти. А в электронном документообороте впихнуть какое-нибудь ООО «Ромашка» уже не получится. Ответственный будет чётко установлен.

Д.Медведев: Система будет прозрачная: будет виден и грузоотправитель, и перевозчик, и грузополучатель.

П.Осеев: При этом будет чёткое понимание, где перевозится контрафакт, чёткое понимание, какой регион перенасыщен, например, рыбой или мясом. Это также распределение товаров народного потребления.

Д.Медведев: Почему из Белоруссии столько креветок приехало.

П.Осеев: Да. Тем не менее в Беларуси эта система работает, пусть не ахово, но работает, и ей все очень довольны на сегодняшний день. Мы просто хотели бы, чтобы Вы нас поддержали в этом отношении. Мы как работали на сегодняшний день с Министерством транспорта по товарной накладной, так и будем дальше взаимодействовать.

В.Матягин: Можно я добавлю? Вы говорите – электронная накладная. Если у нас будет допуск на рынок, то опять же, чтобы выйти на рынок не просто так – купил машину, какую-то бумажку получил, – а нужно обучиться заниматься этим делом, предпринимательством, правильно строить экономику, правильно распределять грузы, иметь в штате специалистов, которые должны быть. И это привить будет тоже легко, это будет в обязаловку.

Д.Медведев: Если будет нормальная саморегулируемая организация, то она не будет допускать таких…

В.Матягин: Конечно. Так что в совокупности это надо решать.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, меня очень волнует система налогообложения нашей отрасли. Мы говорим, что сегодня очень большая конкуренция, существует демпинг, каботаж, тарифы низкие, аварийность высокая. Не секрет, что подавляющее большинство нашего грузового транспорта сегодня по техническим параметрам не соответствует тем стандартам, которые необходимы для работы на наших дорогах. Поэтому хочется попросить Вашей помощи и обратить Ваше внимание на вопросы развития нашей отрасли.

Сегодня только на грузовом автомобиле можно осуществлять перевозку товаров народного потребления от двери до двери. Но сегодня российские перевозчики не имеют возможности обновляться, развиваться. Сегодня единственная система, которая позволяет это делать, – это лизинговая система. Но, поверьте, это очень тяжело в нынешних условиях. Я думаю, коллеги меня понимают.

Хочется попросить Вас от имени коллег: поддержите, мы готовы работать, мы готовы трудиться…

Д.Медведев: Помимо лизинга что ещё Вы предлагаете использовать, какие формы? Кредиты или что?

Реплика: Кредиты ещё дороже, чем лизинговая система.

Д.Медведев: О том и речь.

Реплика: Дело в том, что сегодня, к сожалению, нам дают лизинг всего на четыре года.

Д.Медведев: То есть условия лизинга неприемлемые.

Реплика: Конечно. Если хотя бы на шесть-семь лет, мы ещё потянем. За четыре года лизинговый платёж настолько высок, что перевозки становятся нерентабельными. И, сами понимаете, в связи с тем, что курс европейской валюты повысился, все наши накладные затраты выросли: и ремонт, и запчасти. И топливо сегодня стоит недёшево на нашем рынке.

В.Матягин: В Японии существуют ассоциации – по землям. После оплаты акциза на топливо в государственный бюджет часть его возвращается в эти ассоциации для обновления транспортных средств. Очень хорошая программа.

Можно было бы над этим задуматься, это связать в рамках объединения рынка. Перевозчик не должен быть покинут, он не должен быть вне каких-либо ассоциаций или СРО. Он должен где-то находиться. Если он начинает себя нехорошо вести, демпинговать или нарушать какие-то правила игры, которые мы можем прописать, то была бы возможность его отстранить: не хочешь нормально вести себя, пытаешься рынок поломать – значит, ты не умеешь вести бизнес, ты должен уйти. И тогда будут нормальные правила, будет порядок в этом отношении. И в бюджет будут поступать колоссальные деньги.

Д.Медведев: Это Вы, Владимир Васильевич, абсолютно правильно говорите. Причём это касается не только перевозок.

Во всём мире принято считаться с позицией корпорации. Если ты внутри корпорации – неважно, это корпорация перевозчиков или врачей, – к тебе отношение уважительное. Ты работаешь вбелую, ты платишь налоги, и ты под защитой корпорации и, стало быть, государства в целом. Если ты обособляешься и каким-то образом пытаешься от всех правил отойти, то, как правило, это плохой знак: это означает, что этот человек пытается вести недобросовестную конкуренцию, то есть ничего не платить, куда-то прятаться, возить что-то левое, просто закон нарушать. Поэтому идея саморегулируемых организаций абсолютно справедлива.

В.Матягин: Анализируя состояние этого рынка: почему мы к этой ситуации пришли? После распада СССР мы от государственного перешли к частному и от плановой экономики к рыночной. А правила игры и некоторые законы мы ещё с СССР оставили, где-то что-то подправляя под наши реалии. И в обществе на сегодняшний момент существует колоссальный нигилизм.

В том году 17 мая первый раз ассоциация «Грузавтотранс» собрала съезд – автомобильных грузоперевозчиков. Общество разобщено, и когда предлагаешь, давайте наведём здесь порядок, все говорят: да мы не верим, что можно что-то поменять. Мы говорим: да возможно, надо только собраться. Вот одному камень сложно поднять, а вдесятером подошли и подняли, унесли его.

Это в обществе, конечно, нужно прививать – то, что сейчас меняется ситуация. Раньше, может быть, на это смотрели как-то сквозь пальцы... Но до общества нужно доносить. Да, многие тенденции идут. Мы с чем сталкиваемся, когда людям объясняем? Говорят: всё равно ничего не получится. Никто ничего не хочет делать. В таком формате происходит.

Д.Медведев: Нигилизма хватает. Спорить с вами не буду. И старого законодательства хватает. А если говорить по-честному, и новое законодательство иногда подчас хуже старого: его штампуют, штампуют (и мы все в этом принимаем участие, что скрывать), а потом смотришь – многие решения далеко не так хорошо продуманы. Именно поэтому нужны встречи, нужны коммуникации, общение, обсуждение этого. Во всяком случае я всегда за это.

В.Матягин: У нас в министерстве вроде бы всем занимаемся, но внутреннему транспорту очень мало уделяем внимания, и у нас нет структуры, даже в Министерстве транспорта, которая непосредственно занималась бы внутренним транспортом, хотя это одна из самых крупнейших отраслей – 6,5 млн единиц грузового транспорта.

Д.Медведев: А кто у вас занимается внутри министерства?

М.Соколов: У нас есть соответствующий департамент, 35 человек работает. Департамент городского транспорта, но туда в том числе входит и грузовой транспорт, то есть общественный транспорт и грузовой. И создано бюджетное учреждение «Агентство автомобильного транспорта», а вот агентства отраслевого, как является, например, у моряков Росморречфлот, у авиации – Росавиация, такого агентства действительно нет.

Д.Медведев: Вы правы в следующем. Вот вы вспоминали советский период. Экономика у нас уже, конечно, не плановая, а рыночная. В то же время напомню, каким образом регулировался транспорт в советский период: Министерство морского флота, Министерство речного флота, Министерство автомобильного транспорта, Министерство воздушного транспорта, Министерство путей сообщения. Пять отдельных министерств. Нам не нужно пять министерств, потому что это просто пятикратное увеличение бюрократии, но то, что автомобильные перевозки и грузовые автомобильные перевозки должны занимать более значительное место в системе регулирования транспорта, это абсолютно однозначно.

Тем более что вы правильно говорите: как ни крути, мы, с одной стороны, государство железнодорожное, и нам действительно без этого никуда не уйти, а с другой стороны – автомобильное. Всё остальное у нас – так, пока ни шатко ни валко. Речные перевозки у нас, к сожалению, не очень активны, хотя рек очень много. Воздушные перевозки, конечно, развиваются, но очень дорогие. Поэтому два основных вида транспорта пока – это железная дорога и автомобиль.

В.Матягин: Но до железной дороги, до моря надо ещё довезти, и это только грузовой автотранспорт.

Д.Медведев: Согласен.

А.Дворкович: Многие вещи, которые были сегодня озвучены на разных площадках и в разных форматах, естественно, обсуждаются и обсуждались. Упомянута была рабочая группа, которая существует в Минтрансе, поэтому с частью предложений я знаком, а часть либо прозвучала впервые, либо они не в столь высокой степени проработаны. Но я очень коротко скажу об этом.

Естественно, мы поддерживаем развитие системы весогабаритного контроля. Определённые наработки здесь уже есть, но есть и нюансы, о которых было сегодня сказано, – по категорийности дорог, по тому, где осуществляется контроль, каким образом. Эти вещи предстоит довести до ума, доработать, но в целом абсолютно правильно приоритет назван. Это даже важнее в какой-то степени, чем система «Платон», для контроля ситуации на дорогах и сохранения качества дорог при условии, что они, конечно, должным образом строятся и ремонтируются.

Тема СРО давно уже не звучала. Мы в какой-то момент к СРО стали относиться более критично, чем на первоначальном этапе, потому что в каких-то сферах не очень хорошо эта система сработала. Где-то она более-менее прилично существует, например в оценочной деятельности. Применительно к транспорту можно вернуться к этой теме. Я поддерживаю это. Но мы хотим, чтобы инициатива была снизу, чтобы её не навязывать отрасли. Чтобы сообщество это предложило, а мы тогда вместе выработаем правила и стандарты.

Реплика: Концепция у нас уже есть. Мы готовы представить, как это будет выглядеть.

А.Дворкович: Хорошо. Отработаем вопросы по штрафстоянкам, по обучению, по лизингу. По лизингу сразу скажу: у нас ресурсы, конечно, небольшие есть, мы их сегодня даём в основном на лёгкий коммерческий транспорт («Газели», например), где свои автомобили есть и есть определённая поддержка. На тяжёлые грузовые мы не даём сегодня средства. Это проблема. Поэтому так дорого получается. Посмотрим, можем ли какие-то ресурсы здесь найти, выделить.

Если перенаправить акцизы на эти цели, тогда у нас это будет вычет из средств на ремонт дорог, и тоже возникнут проблемы. Я подумал, но это пока просто на уровне идеи: может быть, из транспортного налога этот вычет делать? То есть если средства направляются на обновление парка транспортных средств, то как раз транспортный налог на эту сумму не платить. Вот это можно было бы вполне сделать. То же самое касается для организаций налога на прибыль. Здесь можно посмотреть, какие варианты есть.

По системе «Платон», действительно, часть предложений была отработана, часть прозвучала сегодня впервые.

И по штрафам. Прозвучала тема 50 тыс. по штрафам. Мы пока предлагали только небольшое повышение. Напомню, что мы сначала решили сократить штрафы до минимального уровня – 5 тыс., и 10 тыс. при повторном нарушении.

Д.Медведев: А вот коллеги говорят: неправильно.

А.Дворкович: Мы это отчасти делали специально, потому что хотели, чтобы система заработала в полной мере, чтобы рамки были установлены в большем количестве мест, чтобы контроль осуществлялся более полно. Рамки в основном все будут установлены к середине этого года. Контроль будет уже полноценным. Поэтому и штрафы можно повышать. Во второй половине года можно к этой теме вернуться.

Д.Медведев: Во-первых, хорошо, что мы в таком составе встретились. Мои коллеги молодцы, организуют такие встречи, участвуют в них. Вот вы хвалили, что такое общение есть. Но важно, чтобы Правительство и руководство страны получали такую информацию непосредственно от тех, кто работает, в том числе работает на дорогах у нас.

Вы сказали много интересных вещей, часть мне известна, часть из них была совершенно новой. И, наверное, в этом особая ценность этой встречи.

Начну с того, о чём Аркадий Владимирович (Дворкович) говорил, – по поводу системы саморегулирования. Вы знаете, здесь вы сами должны определиться. Если вы решите создать что-то такое серьёзное, мы будем только рады. Потому что гораздо проще общаться с большой, серьёзной организацией, у которой есть представители, у которой сформированы требования, что делать, например, по электронной товарно-транспортной накладной и так далее, – чем с группами разных людей с неопределёнными целями.

Но у нас действительно просьба: если вы на такие решения пойдёте, а это может способствовать и борьбе с демпингом, и с различного рода другими нарушениями, чтобы эта инициатива действительно была ваша. Мы здесь ничего навязывать не будем. Это первое.

И второе, что очень важно, чтобы решения, которые принимаются в такой саморегулируемой организации, исполнялись. По понятным причинам это же общественные решения, а не государственные, они основаны только на авторитете самой организации. Если организация будет авторитетной, тогда и решения будут исполняться. Сможете создать такую организацию – мы будем только рады, и Правительство будет вас в этом поддерживать.

Теперь те вопросы, которые звучали, некоторые из них повторялись, я тем не менее скажу. Конечно, очевидно, что существует масса тем, по которым, к сожалению, регулирование является недостаточным или неправильным. Упомянутые весогабаритные параметры, связанные с конструктивными особенностями транспортных средств и тем, что перевозчик в принципе не может контролировать (вы об этом говорили), тем не менее лупят за это вас. В этом надо наводить порядок, в том числе и с нагрузкой на ось, и с массой других вопросов этого регулирования. Это регулирование на стыке между нормативным регулированием, скажем так, юридическим языком, и техническим регулированием, но оно должно быть. И оно должно быть не только на уровне Министерства транспорта, может быть, базовые вещи этого должны быть на уровне постановления Правительства. Я даю поручение такого рода решения подготовить.

Дальше, по категорийности дорог. Вы только что сказали о том, что дороги как лоскутное одеяло: едешь – там одна дорога, одна нагрузка, потом сразу же другая. Я не уверен, что всё это сделано с какими-то злыми целями, по злому умыслу. Вы знаете прекрасно состояние нашего дорожного фонда, он, мягко говоря, и раньше, в советские времена, был неидеальный, и сейчас он довольно сложный. Но то, что здесь должно происходить какое-то выравнивание, это совершенно очевидно, потому что в противном случае это просто повод для злоупотреблений, для манипуляций. Едешь-едешь – и бац, привет, плати. И в ряде случаев я допускаю, что эта чересполосица категорийности сохраняется именно в этих целях.

Надо провести мониторинг вообще всех дорог по категориям – ничего в этом особо сложного нет, мы имеем все электронные карты страны – и постараться хотя бы сгладить вот эту категорийность. Наверное, от неё полностью не уйти, но сгладить было бы можно.

Вы говорили о том, что перевозчик не хочет возить груз с перегрузом, возить грузы, которые выше существующих нормативов. Естественно, всё это отношения между отправителем, перевозчиком, получателем. Другое дело, что они у нас тоже надлежащим образом не отрегулированы. И какова ответственность в этом случае отправителя или получателя, для меня не очень понятно. Крайним в этом случае опять же остаётся перевозчик, хотя именно ему говорят: вези или пошёл вон, мы другого такого же найдём. Систему ответственности здесь необходимо точно выравнять.

По поводу штрафных стоянок. Я услышал то, что вы сказали, что в основном это отмывка для тех, кто пытается на этом деньги зарабатывать. Наверное, не везде, но в целом с этим тоже нужно разбираться. Поручения по этому поводу я обязательно дам, чтобы и правовой статус штрафных стоянок, и порядок привлечения к ответственности, сроки – всё это было регламентировано и, самое главное, нам было понятно, кто этим всем хозяйством управляет. Жуликов-то везде хватает, это мы понимаем, тем не менее должен быть один ответственный узел за всё это.

По поводу автошкол. Этого я вообще не знал, что посетил 14 занятий – сел и поехал. Одно дело за баранку легковой машины сесть, и то, кстати, это тоже большая и серьёзная проблема. Другое дело, когда речь идёт о грузовом автотранспорте. Надо будет посмотреть. Это, по всей вероятности, требования, которые устанавливает МВД?

М.Соколов: И Минобразования.

Д.Медведев: Я подпишу поручение о том, чтобы эти правила всё-таки сделать более жёсткими, пусть там не обижаются, мы должны получать квалифицированных водителей, а не чёрт-те кого. ДОСААФ – да, но дело-то в том, что ДОСААФ – это было добровольное общество содействия армии, авиации и флоту, а сейчас у нас автошколы, по сути, на коммерческой основе, но это же поточным не может быть.

Теперь тут упоминалась зачётная схема для того, чтобы уйти от этих посылов туда-обратно, я её в целом поддерживаю, и считаю, что она может быть внедрена. Прошу также подготовить предложения о том, чтобы всё это происходило в упрощённом порядке.

Важным является вопрос о контроле за тем, куда направляются средства, в том числе от «Платона» получаемые, но не только. И здесь я поддерживаю идею какой-то электронной системы, портала, сайта, где можно было бы смотреть, каким образом распределяются средства, в какие регионы они идут. Понятна идея, что там, где в основном ездят, там и деньги должны расходоваться – это не безусловно, у нас очень большое дорожное хозяйство, страна самая большая в мире, тем не менее я считаю, что это вполне разумная идея.

Идею, которую вы предложили, по поводу уменьшения тарифа пропорционально пробегу, если речь идёт об автомобилях, которые ездят на дальние расстояния, – можно продумать, потому что она экономически вроде разумно выглядит. Чем больше ездишь, тем меньше платишь тариф, в этом резон определённый есть. Я пока не говорю «да», но точно продумать, просчитать это было бы можно.

Теперь по системе «Платон». Очевидно, и все коллеги говорили здесь, что в целом эта система нужна. Почему? Потому что она помогает нам восстанавливать дороги, с другой стороны, показывает всех, кто работает по-честному, вбелую, отделяя их от тех, кто занимается недобросовестной конкуренцией. И для меня это очень важно услышать от вас, профессионалов, потому что такие системы существуют в мире, очень во многих странах, но важно, что это и вы осознаёте.

В то же время совершенно очевидно, что эта система только развивается, у неё есть недостатки, и эти недостатки должны устраняться. Причём не так, как захотелось кому-то: «давай здесь так сделаем», а в диалоге именно с вами, потому что вы этой системой пользуетесь, вы деньги туда платите, вы видите все её сильные стороны и все её слабые стороны.

По поводу увеличения штрафов. Мы действительно колебались, надо ли делать сразу большие штрафы, и вы сомневались в этом, когда мы обсуждали эту систему, но уже сейчас все признают, что штрафы должны быть больше, чтобы система работала честнее. Давайте мы к этому вопросу вернёмся так, чтобы не исказить картинку, но в то же время чтобы побудить всех, кто не зарегистрировался, вести себя честно, чтобы не было недобросовестной конкуренции, когда одни платят, а другие нет или лишь платят штрафы. Такие предложения будут подготовлены, и я их тоже в виде поручения сначала подпишу, а потом, соответственно, их можно воплотить уже в нормативные акты.

Про электронную товарно-транспортную накладную – если честно, мне приятно было это слышать от присутствующих, потому что это означает, что вы сами осознаёте, насколько важно прослеживать движение грузов по территории страны, и готовы работать, что называется, нормально, вбелую, чтобы всё было видно, прозрачно, это соответствует общей идеологии, которую мы пытаемся внедрять. Давайте вместе этим займёмся. Концепцию, естественно, я изучу и дам поручение по ней поработать.

По лизингу. Откровенно говоря, лучше лизинга ничего нет. Но лизинг тяжёлый, вы правильно сказали, по срокам и потому что мы этот лизинг не дотируем никак. Мы это делаем по другим транспортным средствам, но не делаем по грузовым, исходя из того, что это вроде бы коммерческая сфера. Хотя там тоже есть и коммерческая сфера. Давайте мы проработаем. Конечно, скажу прямо, это будет зависеть от наших финансовых возможностей. Если будет возможность туда какую-то толику денег отправить, немножко денег добавить и в лизинг для покупки грузовых автомобилей, мы попробуем это сделать. По условиям лизинга тоже посмотрим, я услышал то, что вы говорите в отношении коротких сроков для возврата.

Что хочу ещё сказать в заключение?

Сама система «Платон», о которой мы в том числе говорили, действительно работает. Принципы, которые заложены в неё, вы это тоже признаёте, правильные. Но нужно отладить все организационные и правовые механизмы, это совершенно очевидно, мы и раньше это понимали, и опыт её внедрения показывает, что это именно так. Нужно обеспечить правильное правоприменение, чтобы не было стыдно никому из участников этих отношений.

Поэтому мы, я считаю, могли бы эту экспериментальную часть не сплющивать, а растянуть – и продлить льготный период, который существует. То есть отказаться в настоящий момент, на время, от более жёстких решений, которые были приняты, и проиндексировать тариф на ближайшее время на меньшие суммы, то есть на 25% к установленному сегодня тарифу. Я думаю, что это позволит и всем грузоперевозчикам лучше приспособиться, и ещё раз верифицировать работу самой системы – увидеть, как она действует, увидеть её сильные стороны и слабые стороны. Я думаю, что это решение вас не огорчит.

Хочу вам пожелать всего самого доброго, здоровья и, конечно, успехов в том очень нелёгком труде, которым вы занимаетесь и занимается огромное количество ваших товарищей. Мы его ценим и считаем его очень полезным для нашей страны.

Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116869 Дмитрий Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter