Всего новостей: 2323493, выбрано 18374 за 0.139 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 14 декабря 2017 > № 2423589 Александр Дель Вал

Чем больше Евросоюз расширяется, тем больше контролируется НАТО – французский эксперт

Евросоюз переживает не лучшие времена. Из-за непростых отношений России и США Европа оказалась втянута в невыгодные «санкционные войны». Америка в этой ситуации говорит с позиции сильного, ведь безопасность ЕС целиком зависит от НАТО. При этом расширение Евросоюза увеличивает влияние НАТО на европейский проект. Об этом «Евразия.Эксперт» рассказал французский политолог, специалист по геополитике и международным отношениям, известный публицист Александр Дель Вал.

- Господин Дель Вал, Франция когда-то продвигала идею о формировании оси США – «старая Европа» с приглашением в этот союз России. Сегодня очевидно, что подобный план отсрочен если не навсегда, то надолго. Россия объявлена врагом, доверие подорвано, охладели и трансатлантические отношения. В чем корень этих зол, что пошло не так?

- Франция не объявляла Россию своим врагом. Такая риторика исходит не от Парижа, а от системы НАТО и глубинного государства США. Причина очевидна – это опасения американцев и НАТО, что Россия объединится со «старой Европой».

Благодаря России Европа обеспечила бы себя энергоносителями, превратилась бы из «слабой» зоны в «сильную», в ней усилился бы патриотизм.

И с кем-то вроде Путина Европа стала бы гораздо более активной и играла бы по своим правилам. С Россией Европа перестала бы быть «протекторатом» США или того мирового объединения, которое американский социолог Бенджамин Барбер называет «МакМиром». Этот термин означает «американо-англосаксонскую империю», которая контролирует «периферию», окружает российскую «центральную часть» и формирует практически все международные механизмы, а также контролирует судоходные маршруты свободной торговли.

По этой причине (сдерживание и окружение России-«центра» и Китая – конкурента США) делается все возможное, чтобы убедить европейских лидеров следовать антироссийской стратегии. Европейских лидеров нельзя назвать геополитически независимыми, поскольку оборона Европы осуществляется НАТО и США.

С одной стороны, некоторые европейские лидеры хотели бы иметь хорошие отношения с Россией и даже с Ираном. Но из-за американской политики, которая заставляет союзников США придерживаться антироссийских взглядов и стратегии «нового сдерживания», это едва ли осуществимо. А вот значительная часть лидеров «новой» Восточной Европы (Польша, страны Прибалтики, Румыния и другие) занимают пронатовскую позицию и гораздо сильнее настроены против России, чем страны «старой Европы» (Франция, Италия, Греция и т.д.).

Чем больше Европа расширяется, тем больше она теряет независимость и становится зоной, контролируемой НАТО. По этой причине нежизнеспособны панъевропейские и пророссийские геополитические взгляды. «Старая Европа» и Евросоюз должны следовать за Западом и его лидером – США. Это не хорошо и не плохо, это просто факт.

Невозможно отрицать, что постсоветская Россия все еще воспринимается и изображается врагом, как это было во времена холодной войны. Несмотря на то, что ни берлинской стены, ни СССР с 1990-х не существует. Я думаю, холодная война все еще идет, и это то, что я называю «новым сдерживанием сдерживанием» или даже «новым «откатом назад».

- Западные государства активно выступали за смену режима в Сирии. Но ведь альтернативой Башару Асаду были радикальные группировки. Их укрепление на Ближнем Востоке – это экзистенциальная угроза для Европы. В чем причины этого противоречивого курса ряда западных государств?

- Евросоюз ведет странную игру, западные правительства играют с огнем. Стратегия Запада не особенно изменилась со времен холодной войны: Запад все еще использует то, что я называю «джихадистской парадигмой». Это означает использование некоторых суннитов-салафистов, такфиристов, джихадистов, которые могут быть «полезны» для уничтожения национальных государств, которые слишком близки к России или слишком независимы, а также врагов Саудовской Аравии, Катара и Братьев-мусульман. Они тесно связаны с западным блоком еще со времен холодной войны и даже раньше, со времени так называемого пакта Куинси (союза между президентом Рузвельтом и бывшим королем Саудовской Аравии ибн Саудом).

По той же причине на протяжении многих лет Запад пытался ослабить кемалистов в Турции. В сущности, Запад предпочитает исламистов кемалистам-националистам. Я много раз бывал в Турции и был крайне удивлен после разговора с местными военными и националистами, поскольку они постоянно обвиняют «предполагаемо» демократический и секулярный Запад в поддержке радикальных исламистов в Турции (Рефах, Партия добродетели, Партия справедливости и развития).

Как я писал в своих книгах (например, «Исламизм и Соединенные Штаты: альянс против Европы»), многие американские, западные и европейские лидеры «во имя демократии» предпочитают радикальные исламистские группировки, а не секулярные национальные государства.

- На постсоветском пространстве после распада СССР развернулась борьба за влияние. НАТО продолжает расширяться в Восточной Европе на Балканах. Насколько велики риски эскалации конфликта и войны?

- Ответ в данном случае заключен в вопросе, поскольку, как нам известно, причина войны в Грузии, а затем и в Украине – это самонадеянность Запада, который хотел бесконечно расширять свою «империю» (НАТО и ЕС) на восток, чтобы отобрать территорию российского «контролируемого соседства». Мы все знаем, что это была «красная линия» для Москвы. После развала СССР и конца холодной войны была заключена неформальная сделка между США и Россией: США обещали не расширять НАТО на восток, нослово не сдержали.

Россия с трудом приняла, что Польша, страны Прибалтики, Румыния, бывшая Чехословакия и даже Болгария вступят в НАТО. Но такое же решение со стороны Украины и Грузии было неприемлемым для Москвы из-за стратегической важности Крыма и выхода к Черному морю. ЕС и США помогли антироссийским партиями и силам в западной Украине свергнуть предыдущего законно избранного президента Виктора Януковича, чтобы заменить его пронатовскими и антироссийскими силами. Россия считает эти «мягкие цветные революции» в Грузии и Украине (2004-2008 гг.) геополитической и стратегической «агрессией».

Кризис на Украине и гражданская война доказывают, что нам стоит сменить свое отношение и быть сдержаннее. Однако НАТО, не сумев извлечь урок из ужасающей гражданской войны на Украине, все еще делает все возможное, чтобы расширить сферу влияния на восток, на Балканы (Черногория недавно стала частью НАТО). Предпринимаются попытки повлиять на Швецию, Норвегию и другие нейтральные государства с тем, чтобы они вступили в НАТО. США прекрасно понимают, что Россия не станет мириться с расширением НАТО у своих границ. Я думаю, это делается с целью спровоцировать «жесткую реакцию» со стороны Москвы.

Геополитическая задумка состоит в том, чтобы заставить Москву совершить ошибку, чтобы ее можно было обвинить в нарушении международных границ, международного права и прав человека. Именно этого США хотели добиться, провоцируя Москву поддержкой антироссийского путча на Украине.

На самом деле Америка не боится Россию. Однако США недооценили РФ и ее способность сплотить государства, которые вместе хотят бросить вызов мировой монополии Штатов. Америка хочет заставить Россию совершать ошибки, чтобы ее можно было назвать государством, угрожающим международной безопасности. Это делается для того, чтобы предотвратить геостратегический союз между Западной Европой и Россией, разделить континент.

*Братья-мусульмане, Аль-Каида – запрещенные в России террористические организации – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 14 декабря 2017 > № 2423589 Александр Дель Вал


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 декабря 2017 > № 2423578 Андрей Колесников

Интрига-2024. Восстанет ли Путин против путинской системы

Андрей Колесников

Едва ли Путин после переизбрания начнет реальную модернизацию страны. Он бы предпочел инерционный сценарий, что будет означать фактический ремейк срока 2012–2018. Правда, в несколько ухудшенном варианте, потому что зона прямого контроля Путиным событий, идей и действий будет постепенно сужаться. Система перейдет в режим автопилота, что не следует путать с демократизацией

Галера российской политической системы, попавшая в полный штиль, раскачивается гребцами. Благодаря этому создается впечатление, что она скользит по волнам. Капитан галеры не может бросить ее: спасательная шлюпка не готова к плаванию. Изменить тактико-технические характеристики плавсредства, да еще по ходу «движения», тоже непросто, к тому же страшновато. Однако что-то делать надо – хотя бы пополнить запасы пресной воды и солонины, иначе экипаж, хотя он и зависит от капитана и не очень-то хочет его замены, может и возроптать.

Означает ли это, что рано или поздно первое лицо решится на «восстание» против системы, созданной им самим, – хотя бы из чувства самосохранения? Ответ: нет.

Низкие ожидания и технократическая утопия

Путин стал константой российской политики, неснимаемой фотографией на белой стене. Отсюда и крайне низкие ожидания от его избрания президентом. Он никуда не девается, но в то же время от него и не ждут каких-то сверхъестественных инициатив и заметных успехов. Переход из третьего срока в четвертый не меняет ничего в положении среднестатистических россиян, во всяком случае сразу после избрания. Никакой манны небесной и исполнения желаний – но и никаких альтернатив, в том числе альтернативных лидеров.

Лучшее, что может предложить Путин, – сохранение статус-кво, при котором положение хотя бы не ухудшается. Собственно, это и может быть своего рода программой: мы крутим педали велосипеда еще быстрее, чтобы стоять на месте. Для этого-то и нужны некоторые изменения в элитах – и федеральных, и региональных.

Путин формирует свою команду-2018 исходя из лояльности претендента и того, что теперь называется технократичностью. Это новая разновидность технократической утопии: своего рода «офицеры связи», бюрократические исполнители, которые, как правило, моложе представителей былого «капитализма друзей», должны своей рациональностью удерживать режим от распада, коррупционного гниения и неэффективности.

Задача новой технократии, а на самом деле бюрократии – поддерживать стабильность системы, ничего в ней не меняя. Именно эта задача стояла перед советской бюрократией в последние годы существования СССР. Но империя обрушилась, и не потому, что усилия бюрократии были недостаточно эффективными, а потому, что недостаточно эффективной была сама система.

Режим Путина находится именно в этой ловушке. От превращения капитализма друзей в госкапитализм технократов-бюрократов суть системы не меняется, а сама система не становится более жизнеспособной. Напротив, кадровая лихорадка, губернаторопад, решения вроде назначения главы фракции «Единая Россия» Владимира Васильева на пост главы Дагестана (модель генерал-губернаторства) говорят о кризисе системы, судорожном поиске выхода из перманентного управленческого тупика с помощью экстравагантного жонглирования кадрами.

Тестирование новых региональных руководителей с помощью губернаторских выборов либо самообман, либо обман. Считается, что выборы подтверждают правильность назначений, но победа новых выдвиженцев на выборах объясняется просто. Поскольку Путин, назначивший их исполняющими обязанности губернаторов, является безальтернативной фигурой, они и сами автоматически воспринимаются как безальтернативные. Голосуя за них, жители региона, с одной стороны, голосуют за Путина, а с другой – за поддержку, прежде всего финансовую, Москвы.

Вся современная российская политика состоит из череды месседжей двойного назначения – одновременно населению и элитам. Например, месседж новых назначений звучит так: мы делаем ставку вот на таких людей, старайтесь быть похожими на них (это послание элитам). Теперь вами будут править такие вот холодно-молодые управленцы без страха и упрека, значит, вас ждут хорошие перспективы (это послание населению).

Характер отставок тоже важнейший месседж, в том числе воспитательного характера. «Неправильное» поведение может привести к отставке, аресту и возбуждению уголовного дела, прежде всего по коррупционным статьям (послание элитам). Те же действия означают решимость властей в борьбе с коррупцией (послание населению).

Что уж говорить о символическом значении таких совсем не зашифрованных сигналов, как демонстрация городу и миру торса президента. Здесь содержание месседжа едино для всех слоев населения: я никуда не ухожу, я в хорошей форме и буду править вами еще долго.

Впрочем, визуальные месседжи от Путина могут иногда вводить в заблуждение. Рыбалка в компании с Сергеем Шойгу вовсе не означает, что министр обороны является кандидатом в преемники. Общение с Сергеем Собяниным в День города не обязательно сигнализирует о том, что московский мэр вскоре будет назначен премьер-министром (к тому же нерационально делать это перед выборами мэра осенью 2018 года).

А вот, например, появление Путина вместе с Медведевым на каких-либо мероприятиях, в основном на отдыхе – важная составляющая знаковой системы. Как правило, такие события происходят, когда президенту нужно послать месседж следующего содержания: Медведев все еще со мной, я его поддерживаю, не надо торопиться с выводами о том, как, когда и на каких условиях премьер будет отправлен в отставку.

Игра в месседжи – один из способов политического выживания Путина. Он создает ложные ожидания, запутывает следы, от него ждут неожиданных решений и получают их. Губернаторопад-2017 стал красивым элементом официально не объявленной в тот момент предвыборной кампании 2018 года. Притом что исполнение Путиным президентских обязанностей и есть перманентная предвыборная кампания, которая не прекращалась ни на минуту все последние 18 лет.

Выборы-2018 станут актом своего рода обрядовой религиозности для законопослушного гражданина. Таких в среднем по стране не наберется 70%, но больше 50% – вполне реалистичный результат. В конце концов, для признания легитимности Путина в рамках переподтверждения полномочий будет годиться любая цифра.

Однако безальтернативность первого лица не снимает с повестки дня вопрос: обладает ли президент всей полнотой власти, которая еще недавно казалась абсолютной?

Власть как политический блокчейн

В первом послании царя Ивана Грозного князю Андрею Курбскому содержится чрезвычайно точное определение принципиального отличия русской власти от способа управления у «безбожных народов»: «Там ведь у них цари своими царствами не владеют, а как им укажут их подданные, так и управляют. Русские же самодержцы изначально сами владеют своими государствами, а не их бояре и вельможи».

В духе XVI века, собственно, и развивался наш гибридный авторитаризм. «Бояре и вельможи» постепенно составили синклит «друзей Путина», заложивший основы капитализма друзей. Контроль за отдельными фрагментами государственного управления, государственной и квазичастной собственности был распределен между ними.

По сути дела, сегодняшняя российская власть – распределенная, это такой политический блокчейн. Демократические институты, в том числе институт гражданского контроля за властью, не работают, Путин не может в режиме ручного управления контролировать всё и вся. Соответственно, ячейки этого блокчейна власти начинают иной раз жить своей жизнью, будь то элитные группировки, кланы силовиков, конкурирующих одновременно друг с другом и либералами-лоялистами, или региональные элиты. При этом система все-таки удерживается в централизованном состоянии и стремится еще больше централизовать управленческие процессы с помощью, например, назначения «офицеров связи» на губернаторские посты.

Несмотря на эту «блокчейнизацию», а может, и благодаря ей Путин способен сохранять баланс между группировками внутри политического класса. В принципиальных вопросах эти группы и госструктуры, включая следственные органы, все-таки действуют с оглядкой на возможное мнение первого лица или его прямо выраженную позицию и (или) команду. Выход на совсем уж самостоятельную траекторию опасен, о чем время от времени напоминают воспитательные аресты и увольнение высокопоставленных лиц.

Иногда о возможном мнении Путина остается только догадываться. Поэтому, например, до тех пор, пока центральная власть не приняла в октябре 2017 года решение арестовать Алексея Навального на 20 суток, власти городов, где он проводил митинги, действовали по-разному, пытаясь угадать, одобрит или не одобрит их решение Москва. Арест стал внятным итоговым месседжем. Впрочем, если бы не опасение, что Навальный может испортить день 65-летия Путина (7 октября) митинговой активностью в разных городах России и особенно в Санкт-Петербурге, возможно, и не было бы предпринято столь жестких превентивных мер, включая акции запугивания на примере организации «Открытая Россия».

Монополия на оппозицию

Монопольная природа российской власти распространяется и на оппозиционный сектор. В результате легально функционирует имитационная оппозиция парламентских партий (если не считать легальную деятельность не входящей в федеральный парламент партии «Яблоко»), которые лишь дискредитируют партийную систему России и парламентаризм. В рейтинге институционального доверия партии занимают последнее место (первые четыре – президент, армия, ФСБ, церковь).

Партийную систему – если не перед выборами в Государственную думу в 2021 году, то после них – ждет неизбежный ребрендинг и перезапуск. КПРФ и ЛДПР, которые, по сути, являются не идеологическими, а лидерскими партиями, в прежнем виде уже не могут сохраняться: их многолетние руководители стареют, не подготовив себе сопоставимых по лидерским качествам преемников.

Неясны и перспективы «Единой России», которая представляет собой не партию в аутентичном смысле слова, а один из приводных ремней Путина, инструмент мобилизации его сторонников. Однако в ситуации, когда не столько сама партия нужна президенту, сколько президент ей, возникает вопрос, насколько эффективна такая модель.

Если оппозиция Его Величества переживает кризис, то реальной, неимитационной оппозиции еще предстоит превратиться из хаотического набора фрагментов пазла во что-то более или менее внятное и наблюдаемое без специальной увеличивающей оптики. Разумеется, наиболее интересный и перспективный феномен – Алексей Навальный.

С некоторых пор, а именно после успешного выступления Навального на выборах мэра Москвы осенью 2013 года власти относятся к лидеру оппозиции всерьез: держат в заложниках, в исправительно-трудовом лагере его брата и время от времени выключают главу Фонда борьбы с коррупцией из игры – арестовывают.

Однако совсем закрыть Навального – завести на него еще одно уголовное дело и посадить – Кремль, судя по всему, пока не готов. И не потому, что Навальный зачем-то необходим политическим манипуляторам. К выборам его все равно не допустят, да и столь звонкий оппозиционер не нужен Путину даже для имитации конкуренции и подъема показателей явки избирателей. Кремль не хочет, чтобы Навальный обрел имидж преследуемого, жертвы режима и тем самым еще больше нарастил свою популярность и узнаваемость в масштабах целой страны. Лучшая стратегия – не упоминать и любыми способами мешать, в том числе с помощью ареста.

Собственно, затевая свое осеннее турне по городам страны, Навальный работал прежде всего на свою узнаваемость в регионах. Этот политик играет вдолгую, для него 2018 год лишь повод максимально увеличить свою популярность и готовиться к работе в следующем президентском цикле в качестве общероссийской политической фигуры.

Не участвуя в выборах, но превращая свое присутствие в политике в перманентную избирательную кампанию, Навальный становится самой заметной фигурой после стандартного набора официальных федеральных политиков. Статус нелегального политического деятеля, навязываемый властями образ уголовника, разумеется, сдерживают потенциальных избирателей от выражения симпатий Навальному. И если бы власть легализовала Навального, разрешив голосование за него, его рейтинги немедленно бы поднялись. Во-первых, потому, что законопослушные избиратели предпочитают поддерживать разрешенных политиков. Во-вторых, альтернативная, но официально признанная фигура после многолетней бессолевой политической диеты очевидным образом заинтересовала бы даже конформистский электорат.

Впрочем, как едва ли не единственный сегодня по-настоящему заметный политик, а не искусственный имитатор политической активности, Навальный не является персоной, объединяющей всех людей с оппозиционными взглядами. Хотя, разумеется, именно это цель его сольной карьеры. Он не Борис Ельцин, который с конца 1980-х стал такой объединяющей фигурой по той причине, что персонифицировал понятную всем идею: Россия должна выйти из коммунизма. Но и ситуация сегодня куда сложнее, чем во времена перестройки: большинство населения поддерживает существующий политический режим и его лидера, а меньшинство вовсе не считает Навального своим единственным представителем в мире оппозиционной политики.

К тому же демократическая оппозиция в России с давних пор поражена болезнью нарциссизма малых различий: там, где встречаются два оппозиционера, сталкиваются три мнения. Навальному завидуют те, с кем он теоретически мог бы объединиться, иной раз он становится объектом невольного спойлерства – например, со стороны Ксении Собчак, объявившей о вступлении в президентскую гонку. Хотя само по себе участие этой медийной фигуры в президентской кампании можно назвать спойлерством без объекта спойлерства: не совсем понятно, у кого она может отбирать голоса в отсутствие заметного демократического кандидата нового типа («старый» демократический кандидат Григорий Явлинский имеет небольшой, но ядерный электорат, который голосует только за него).

Едва ли Собчак может заместить в полной мере исчезнувшего из избирательных бюллетеней кандидата «против всех»: она не против всех, а за себя и, по сути дела, за Путина, для кампании которого создана хоть и несколько специфическая, но интрига. Аккумулировать часть голосов, чтобы потом вручить их Навальному, отказавшись от участия в гонке, тоже нереализуемая функция, поскольку оппозиционного политика ни при каких условиях к выборам не допустят.

Собчак представляет скорее специфический слой гламурной оппозиции – карбонариев, ограничивающих свою политическую активность дорогими ресторанами и салонами между лафитом и клико. Впрочем, ее участие в публичной политической активности – неплохой тест для сравнительно нового типа репрезентации политиков, видеократии, гегемонии визуальности, постоянного присутствия на разных носителях визуального образа кандидата.

В конце концов, очень важно, чтобы фрагменты локального либерального дискурса вдруг обрели другую жизнь и второе дыхание в результате того, что, например, слова о нелегитимности присоединения Крыма будут произноситься заметным персонажем и на широкую аудиторию. Хотя возможна и дискредитация этого дискурса, ведь он исходит от весьма специфического кандидата в президенты.

Еще одну модель оппозиционной стратегии предложил Дмитрий Гудков, который собрал весьма эффективную команду на муниципальных выборах в сентябре 2017 года в Москве, воспользовавшись не столько политизированностью демократических избирателей, сколько пробуждающимся гражданским сознанием ранее неполитизированных жителей разных районов столицы. Тем самым он показал, что заход во власть возможен не только сверху – с федерального уровня, но и снизу.

Возможно, это долгая дорога. Но путь сверху для оппозиционных политиков все равно заблокирован. К тому же модель, предложенная Гудковым, отчасти реабилитирует выборы в глазах демократического избирателя. Вдруг выясняется, что этот, казалось бы, дискредитированный инструмент может работать. Выход на улицы и площади в условиях авторитарного режима может служить индикатором протестной активности, но не является механизмом смены власти.

Франкоизация системы

Российский политический режим вошел в стадию зрелости, сочетая в себе популизм, цезаризм и элементы плебисцитарной демократии. Как пишет профессор Колумбийского университета Надя Урбинати, «популизм становится дорогой, ведущей к плебисцитарной трансформации демократии, поскольку благодаря ему главную роль в представлении единства народа начинает играть личность, а выборы превращаются в плебисцит, которым коронуется вождь».

Именно как плебисцитарное коронование и стоит оценивать президентские выборы 2018 года. А дальше больше вопросов, чем ответов. Выберет ли Путин модель преемничества или найдет способ не уходить на пенсию и сохранить себя в качестве первого лица государства и после 2024 года? Будет ли использован для реализации механизма преемничества пост премьер-министра? Имеет ли смысл в таком случае с самого начала нового президентского срока назначать «настоящего» председателя правительства? Не лучше ли начать с технического премьера? Каким образом будет сохранен баланс между консерваторами и либерал-лоялистами?

Версию, по которой Путин через несколько лет после избрания уйдет на покой, объявив досрочные выборы, трудно признать сколько-нибудь состоятельной, хотя в России, как говорит сам президент, «все возможно». Он мог спокойно и безопасно для себя уйти из политики в 2008 году. А теперь чем дольше он сидит во власти, тем меньше у него шансов уйти. Как можно оставить столь хлопотное хозяйство, которое, по сути дела, стало его авторским проектом и продуктом, его своего рода семейной фирмой? И зачем вообще тогда нужно было затевать историю с изменением Конституции и продлением срока президентских полномочий до шести лет?

Первое лицо приковано к галере, которую он сам же и построил. Уходить досрочно небезопасно: можно спровоцировать хаос, даже если будет найден преемник. Небезопасно – в том числе и с точки зрения рисков для частной жизни главы государства.

Едва ли Путин начнет реальную модернизацию страны, а если и попытается начать, то сама созданная им система будет активно и успешно сопротивляться изменениям. И скорее всего, президент едва ли восстанет против системы, которую сам почти два десятка лет строил.

Он бы предпочел инерционный сценарий, что будет означать фактический ремейк срока 2012–2018. Правда, в несколько ухудшенном варианте, потому что деградация системы может оказаться неуправляемой. Не потому, что наступит экономическая катастрофа или политическая революция – ни для того, ни для другого нет предпосылок. А потому, что зона прямого контроля Путиным событий, идей и действий будет постепенно сужаться. Система перейдет в режим автопилота, что не следует путать с демократизацией. Скорее период 2018–2024 будет медленно ухудшающейся копией срока 2012–2018.

Ситуация сравнима с Испанией времен позднего Франсиско Франко, ее развитие можно было бы назвать франкоизацией. Путин, как и каудильо, постепенно превращается из отца нации в ее дедушку, режим от этого не становится более мягким, но вступает в стадию дряхлости. Эта стадия хорошо описана испанским анекдотом времен позднего Франко: у каудильо на столе лежат две папки, на одной написано: «Проблемы, которые решит время», а на другой: «Проблемы, решенные временем»; его любимое занятие – перекладывать бумаги из одной папки в другую.

При этом Путин, как и Франко, остается зонтичным брендом для всех группировок во власти – и никто не хочет выходить из-под этого зонтика. Потому что такой выход, несмотря на распределенность власти и некоторую свободу действий разных властных кланов, означает вылет из элиты с волчьим билетом – с потерей защищенности. Под зонтиком Франко тоже годами сосуществовали многочисленные группы, от фалангистов и так называемого «бункера» (в нашем понимании «политбюро» – ближний круг) до апертуристов (в нашем случае либералов-лоялистов).

Серьезное отличие этих двух режимов в том, что у Франко был механизм преемственности власти (Хуан Карлос), у Путина своего Хуана Карлоса, который обеспечил бы безопасный и спокойный транзит, нет. Возможно, таким человеком мог бы стать Алексей Кудрин, но, учитывая расклад сил в ближнем окружении, он не может назначить бывшего министра финансов председателем правительства: это сильно разбалансировало бы систему.

В одном из недавних интервью Михаил Ходорковский сказал: «Мы должны ставить вопрос о том, не кто, а что вместо Путина». Он имел в виду, что важна не столько смена персон во власти, сколько изменение характера политического режима.

Теоретически путинская система может пережить самого Путина как президента. Однако в России власть сильно персонифицирована, поэтому «что» – это всегда «кто». И Кудрин, и Сечин – знаковые фигуры системы Путина. Но в отсутствие Путина это два принципиально разных пути развития страны.

Картинка на выходе

Мы наблюдаем длящуюся депрессию в российской политической, экономической и общественной жизни. Качество подросшего ВВП невысокое, подвижки в политбюро ничего не меняют в системе, улучшение социальных настроений отражает лишь усталость от дестабилизации, когда люди уже просто хотят верить в лучшее. Массовое сознание по-прежнему поражено крымским объединительным синдромом и уверенно архаизируется.

Вместо перемен населению предъявляют технократов. Частную предпринимательскую инициативу тормозит чрезмерно зарегулированная и коррупциогенная среда. Власти подавляют гражданскую активность, заглушая ее ритуалами и праздниками с фейерверками, и поощряют иждивенческую, бюджетозависимую психологию.

Управление осуществляется с помощью поста, молитвы и пиротехники. Народ начинает уповать на чудо: тысячи людей летом 2017 года стояли часами под дождем и палящим солнцем, чтобы прикоснуться к мощам Николая Чудотворца.

Радиус доверия узок. Власть самосохраняется, граждане тоже. Как в СССР: «Мы делаем вид, что работаем, – вы делаете вид, что платите». Люди готовы обманывать государство, но при этом гордятся великой державой – феномен коллективной идентичности при глубоко индивидуалистических практиках в повседневной жизни.

Ожидание транзита будет происходить исключительно внутри той системы власти и той модели существования, которая сформировалась в 2012–2017 годах. Чем будет отмечен следующий политический цикл – бесконечными повторами или внезапным перерывом постепенности, об этом разговор впереди. После выборов 2018 года.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 декабря 2017 > № 2423578 Андрей Колесников


Армения. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов

Как пробить «слуховой тоннель» в Россию?

На примере Армении - только через Европу

Юрий Сигов, Вашингтон

Ни для кого не секрет, что одной из главных причин постепенного "отчаливания" бывших советских республик от России является отнюдь не их какая-то антироссийская настроенность. И вовсе не переход на латиницу с кириллицы или вступление в различные организации, где России либо вовсе нет, либо ее влияние там почти нулевое. Главная здесь причина - это полный провал самой российской внешней политики по отношению к постсоветским странам. И особенно ярко он проявляется на примере так называемых "самых близких союзников" Москвы.

Если с Украиной, Грузией, Молдовой и тем же Узбекистаном все вроде бы понятно, то такие страны, как Армения, к примеру, числятся в списке все еще надежных российских союзников. Но, как оказалось, числились. Причина тому- недавнее подписание Ереваном соглашения об углублении сотрудничества в рамках программы "Восточного партнерства", и укрепление связей с Евросоюзом вплоть до открытия своего рынка для европейских товаров, а также возможной отмены Шенгенских виз для армянских граждан.

Разумеется, подобный демарш "верных и надежных союзников" из Еревана был тут же очень критически воспринят в Москве. А поскольку аналогичную политику сближения с Европой и сохранения некоего подобия союзничества с Россией проводят фактически все страны Центральной Азии (и Казахстан, наверное, больше, чем его региональные соседи), вопрос этот - отнюдь не прихоть обычных двусторонних связей. А процессы куда более существенные, глубинные, и фактически необратимые.

Что может предложить Армении Россия? Защиту от Турции и Азербайджана. А что предлагает Еревану Брюссель?

Надо сказать прежде всего о том, что недовольство политикой России на территории бывшего советского пространства по моим личным наблюдениям- повсеместное, стойкое и только усиливающееся с каждым днем. Здесь и обвинения России в сохранении неких имперских пережитков восприятия независимых республик как части своей "временно отколовшейся территории". Это и полное отвращение, которое испытывают во всех республиках от программ ток-шоу (а точнее -пустопорожней пропагандистской болтовни) на российских телеканалах, поскольку они по-прежнему регулярно транслируются во многих постсоветских странах, включая Казахстан.

Это, наконец, ощущение полного непонимания российскими властями того факта, что вот уже более четверти века "бывшие" союзные республики живут будущим, причем совсем даже отличным от московских планов и интересов. Что-то в этих независимых курсах не очень получается, что-то напротив - идет явно вперед. Но главное то, что к России и желаниям ее руководства все это не имеет никакого отношения. И пока это будет по-прежнему восприниматься в Москве как некий "подрыв союзничества и взаимовыгодного партнерства" с Россией, до тех пор ситуация будет в этих отношениях только обостряться.

И здесь, на мой взгляд, как раз пример маленькой Армении (по последним данным, там проживает меньше двух миллионов человек, хотя после распада СССР было более трех миллионов) в этом плане более чем символичен. Именно резкий поворот Еревана в сторону Брюсселя за последний месяц четко обозначил не просто недовольство тем, как строит свои отношения с "потенциальными союзниками" Россия. Но и то, что фактически ничего полезного и перспективного за прошедшие четверть века Москва своим ближайшим соседям так и не предложила.

Интересно, что как только Армения и ЕС подписали документы о сотрудничестве, российские телеканалы, политики всех мастей и партийной принадлежности, а также те, кто кормится от существования различных постсоветских организаций, резко выступили против якобы "продажности армянских властей". Причем во всех этих оценках не понималось недовольными главного: Армения давно уже является самостоятельным государством. И сама вправе решать, что и как ей делать, с кем дружить и какие документы подписывать.

Почему пример Армении в этом плане очень показателен? Прежде всего потому, что у армян до сих пор ощущается чувство очень большого разочарования по потерянной когда-то собственной империи. Которая, между прочим, простиралась в сравнительно недавние времена от берегов Средиземного моря до Персидского (Арабского) Залива, не говоря уже о побережье Каспия. Когда я недавно был в Армении, эти ощущения просматривались практически во всем - от общения с рядовыми гражданами до бесед с религиозными лидерами или гидами в музеях.

Также армяне мне говорили, что Россия для них (а затем и СССР) - уже девятая по счету великая империя, с которой они соприкасались. И о которой они до сих пор сохраняют теплые воспоминания, выражая готовность дальше состоять в военном союзе (потому что больше в регионе фактически не с кем). Что также хочу лично отметить: по моим ощущениям на всей постсоветской территории именно армяне лучше других относятся нынче к подданым России. Но явно не к тем, кто в ней правит сегодня.

Что еще мне показалось интересным. В России сейчас идет активная борьба властных структур с так называемыми "понаехавшими" (точно как Д. Трамп пытается прижучить всех не пойми как попавших в США незаконных мигрантов). И тем же армянам достается наряду с киргизами, таджиками и узбеками по полной программе со всякими регистрациями, патентами на трудовую деятельность, и уж тем более - на получение вида на жительство и российского паспорта. Так вот, могу вам сказать, что армяне подобное к себе отношение воспринимают крайне болезненно, и это еще мягко сказано.

И когда началась полномасштабная сирийская заваруха, а российский военный самолет был сбит турецкой ракетой (я как раз в это время был в Армении), то все - от обычного крестьянина до руководителя коньячным производством в Ереване - говорили мне: врежьте этим туркам, мы готовы пойти все с Россией до конца, пока мы не уничтожим этих потомков янычар. А когда Россия все Турции очень быстро простила и теперь называет Эрдогана чуть ли не лучшим союзником и "надежным торговым партнером", не было на свете, наверное, более разочарованных в России и ее нынешних правителях людей, чем армяне.

Поэтому если та же Россия по каким-то "анти-имперским причинам" и развалится, то больше всего по этому поводу будут переживать точно в Армении. Потому что там хотят, чтобы сначала пусть развалится Турция (Азербайджан там воспринимают как продолжение турецкого влияния на каспийском побережье). А потом уже пусть будет все что угодно остальное.

И самое принципиальное в этом измерении: армяне просто жутко возмущаются, когда в России (что на телевидении, что в политических кругах) их страну воспринимают как какое-то политико-историческое недоразумение. У армян же совсем другие взгляды на происходящее: у страны никогда за более чем 700 лет существования не было своего государства. А сейчас есть (что получилось - то и имеют, но какое и кому из посторонних до этого дело?). А тех, кто это ну никак 26 лет спустя не хочет понять - каким образом всю эту публику попытаться перевоспитать?

Пойдем походом в Брюссель - для начала в "перевоспитательных целях"

Здесь хотелось бы сделать сразу три уточнения, которые касаются не только Армении, но и фактически всех постсоветских стран, где существуют российские посольства, включая Казахстан. Речь идет о том, что так называемая деятельность по укреплению дружбы, на которую из российского бюджета выделяются колоссальные средства, не только эту самую дружбу не укрепляет, а только отталкивает народы друг от друга.

Все так называемые "про-российские силы" и кадры, которые именно через посольства и их бюджеты формируются, никакого влияния (реального, а не отчетного по выплаченным деньгам) на жизнь любой постсоветской страны не оказывают (я бы добавил сюда и республики Прибалтики, где также проживает большое число русскоговорящих граждан). Все эти прикормленные "местные якобы пророссийски настроенные персонажи" на самом деле только помеха для России, а вовсе не ее "позитивный актив".

К примеру, Армению в Москве почему-то упорно относят к так называемому "русскому миру". Но ведь к нему они не имеют на самом деле никакого ни исторического, ни ментального отношения. Говорить хорошо на русском языке, и уважать свою историю, которой на порядок больше лет, чем истории России и Российской империи, - совершенно разные понятия и измерения. То же евразийство: Армения ведь к нему ну никаким концом не "приплетается". С тюркскими народами армяне категорически не желают состыковываться - и это, в принципе, их право и давний исторический выбор (как бы и кому бы это не нравилось),

Теперь - пару слов о так называемой "российской внешнеполитической многовекторности". Постоянные прогибы под США и коллективный Запад, плевки в лицо с Олимпиадой и полнейший провал политики по Украине - все это только отталкивает ту же Армению (и не только ее) от России и все ближе "прижимает" к сотрудничеству с единой Европой.

А та же продажа Россией оружия Азербайджану? В Москве считают, что это все в порядке вещей, потому как Баку платит хорошие деньги, и если не Россия, то кто-то другой это же оружие ему продаст. Но ведь Армения - член ОДКБ (а Азербайджан - категорически нет). Армения имеет на своей территории около пяти тысяч российских венных, и вместе с ними охраняется армянско-турецкая граница. Так какая тут может быть "военная многовекторность"? В Армении это называется одним словом - предательство, измена, и "очень даже ненадежное партнерство".

По тому же Карабаху армянам вообще ничего непонятно: как это можно поддерживать Армению и не поддерживать присоединение к ней Карабаха? Как можно состоять в так называемой Минской группе и постоянно сидеть между двумя стульями, периодически соскальзывая на пол? Какой-нибудь Франции и Америке в Ереване могут подобное поведение простить. Но России? Какие же вы после всего этого "союзники"? И "союзники" ли вы вообще кому-то на постсоветской территории (я подобные высказывания слышал в Армении практически повсеместно)?

Европа ни для Армении, ни для остальных клиентов "Восточного партнерства" не спасение. Но может быть это как-то изменит российскую политику?

Понятное дело, что Армения - лишь маленький, но тем не менее весьма красноречивый пример того, как постсоветские страны, откровенно недовольны отношением к себе со стороны России. Именно поэтому они пытаются в своих интересах разыгрывать (кто удачнее, кто - не совсем) так называемую "европейскую карту". Европе, в принципе, это на руку, потому как чем дальше эти республики будут от России, тем проще их будет "полностью перевоспитать" в независимом духе, и никаким концом уже не дать шансов Москве туда вернуться.

Очень показательно в этом плане то, как мне кажется, растущие антироссийские настроения по всему периметру постсоветских границ. Чем это вызвано? По моим наблюдениям, лишь в очень незначительной мере растущим влиянием там стран Запада или традиционными "американскими происками" (не важно, кто там рулит процессом - Госдеп или ЦРУ). Важно другое. Люди видят на местах, что все те, кто фактически открыто "кормится" на укреплении дружбы со странами того же СНГ в Москве, - это очень мутная и никакой дружбы и сотрудничества не желающая публика.

Все эти ознакомительные командировки, бесконечные конференции, заседания-приседания, вручения премий и грамот за "активное не пойми в чем участие" - совершенно нулевая отдача именно в конкретном измерении. А именно - по своей сути вся эта бурная деятельность не более чем показушная туфта (так мне откровенно говорили и в Армении, и в целом ряде центральноазиатских государств). Деньги (и немалые) "пилятся" в основном российскими "ответственными лицами", а на местах те, кого Россия "кормит", из своих друзей первыми же, как правило, перебегают на другую сторону, стоит, к примеру, Евросоюзу выделить средства на какой-нибудь семинар или ознакомительную поездку в Брюссель или Вену с Парижем.

Интересно, что та же Армения в 2013 году отказалась от ассоциации (экономической, прежде всего) с Евросоюзом. Россия тогда очень сильно надавила на Ереван, намекая на важность вопросов безопасности (дескать, без членства в Евразийском союзе Армения может подвергнуться внешней агрессии - а это и Азербайджан, и Турция). Сначала Ереван по этой причине присоединился к Таможенному союзу, а потом и к Евразийскому. Но стало ли Армении в чем-то от этого безопаснее? Вовсе нет-зато началась в прошлом году 4-х дневная война с Азербайджаном, погибли люди, и мира никакого на Кавказе как не было, так и не светит.

Нынче Армения фактически полностью окружена "не самыми добрыми соседями", а с Россией у нее нет общей границы. Что также показательно: если в 1992-94 годах очень многие в Армении хотели бы, чтобы их республика вошла поскорее в состав России или "обновленного СССР", то сейчас таких - единицы (да и то только в случае нападения на Армению Турции или развязывания полномасштабной войны за Карабах со стороны Азербайджана).

Зато по всему постсоветскому пространству растет "спрос" на Европу. При этом армяне прекрасно знают обо всех тех сумасшествиях (и с беженцами, и с однополыми браками, что для консервативно-христианской страны, как Армения - сущий ад), которые сама себе навязала европейская современная цивилизация. И тем не менее Армения выступает на более широкой основе за развитие программы "Восточное партнерство", которое придумано и устроено, в принципе, не столько для процветания Армении или Украины, сколько в пику России.

И что? А ничего - Ереван все-таки на подобное идет. Зачем? С очень тщетной, как мне кажется, надеждой на то, что Россия все-таки изменит свою полностью провальную политику на всей постсоветской территории и начнет наконец предлагать своим вчерашним "младшим братьям" нечто более существенное, чем пустопорожнюю болтовню телеканалов и "политический туризм" многочисленных российских чиновников, якобы заинтересованных в укреплении "российско-армянской дружбы".

И здесь, думаю, очень важно всем остальным странам, включая Казахстан, повнимательнее подобные события проанализировать. Ведь проекция Армении на ее нынешнее поведение в отношении России (и созданных ею под себя так называемых интеграционных структур) - информация к глубокому размышлению уже для того же казахстанского руководства. И относительно того, как строить свои отношения с Россией на данном этапе, и как использовать для этого не только китайскую и турецкую карты, но и европейскую.

Армения. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423555 Юрий Сигов

БУДЕТ ВАМ ОЛИМПИАДА?

Со всей этой чертовщиной под названием "мировой спорт высоких достижений" давно пора заканчивать. А иначе...

Юрий Сигов, Вашингтон

...В начале 80-х годов очень короткое время существовала в Германии такая странная и более чем экстравагантная музыкальная групппа под названием "Чингиз-Хан". В тогдашнем СССР она запомнилась фактически только одним - в преддверии летних Олимпийских игр в Лос-Анджелесе, которые Советский Союз бойкотировал (после бойкота Западом Олимпиады в Москве в 1980 году), выпустили они одну песню, в которой в шутливой форме издевались и над олимпийскими играми в целом, и даже грозили "закидать бомбами" всех тех, кто проводит "неправильные игры" без участия "настоящих спортсменов".

Была там и такая фраза, вынесенная в заголовок этой статьи. Причем там все звучало в очень даже утвердительном тоне. Просто Олимпиаду, если она и пройдет, угрожали сорвать и бомбами, и ракетами, и всем остальным, что летает быстро и далеко. Но то, как вы сами понимаете, была песня. Да еще немецкой группы, да еще под столь экзотическим для тогдашних времен названием. То ли дело сейчас...

Не нужны нынче - да и давно уже - ни бомбы, ни ракеты, ни бойкоты разные всего того, что называется международным олимпийским движением. Достаточно где-то на складе найти поцарапанную склянку-банку, созвать пресс-конференцию (желательно, на глазах у основных мировых СМИ) - и чего-нибудь такое "олимпийское" провозгласить. А потом... А какая разница, что будет потом. Потому как все те благие и добрые намерения, которые более сотни лет назад вынашивали основатели Олимпиад в том виде, какими мы их сейчас знаем, давным-давно уже не существуют. А вся та чертовщина, которая ныне именуется по старинке международным олимпийским движением, превратилась в самую натуральную постыдность и подлинное человеческое сумасшествие.

Сколько и почем проводить Олимпиады,

и сколько и почем

на них побеждать?

Сразу хочу предупредить, что тема как такового профессионального спорта давно уже всем порядком надоела. И почти всегда вызывает только крайне отрицательные эмоции, если не сказать жестче. По той жизни, которая нынче на большей части нашей планеты установилась (не включая КНДР, Сомали и еще пару территорий), - никакого спорта как физической культры в жизни людей просто нет, и быть не может. Он давно уже потерял всякий смысл как элемент физического воспитания и развития людей. Как давным-давно никаких любителей, занимающихся в мире "большим спортом", не осталось (по крайней мере среди тех, кого мы видим на любых- подчеркиваю это слово - соревнованиях любого ранга и масштабов).

К тому же современный профессиональный спорт (в любом виде)- это элемент шоу-бизнеса. Оба слова, как видите, иностранные. Но они как нельзя более точно обрисовывают то, что нынче творится во всех именно профессиональных соревнованиях, где от спорта осталось фактически только название. А в основном- это примитивная показуха, шоу, спектакль. Плюс, что по нашей жизни тоже абсолютно понятно - бизнес, то есть деньги, деньги, и еще раз они же самые.

Не будем забывать, что практически во всех странах ведущие спортсмены - это часть правящих политических элит. Они не просто - гордость страны в мирное время (потому как именно они, по сути дела, единственные солдаты своей родины, которые воюют с другими такими же спорт-солдатами за ее славу и международный престиж), а уважаемые верхушкой государств люди. Их за те или иные титулы (а иногда и без таковых) делают членами парламентов, назначают министрами, и даже (та же Либерия в Африке) - избирают президентами.

Поэтому пока профессиональный спорт не перейдет в категорию эстрады, театра с цирком-шапито и других массовых развлечений для рядовых граждан - вся эта возня с допингами, подставами, натурализацией и раздачей паспортов "потенциальным победителям" на беговых и иных дорожках будет продолжаться до бесконечности. Причем чем дальше, тем лжи, обмана и прочих "хитростей" в данном направлении будет только все больше. А всякие "потусторонние" и около-спортивные скандалы будут устраиваться все чаще и все звучнее, и со все более непредсказуемыми последствиями.

Но проблема состоит в том, что для отмены всего этого профессионального спорта именно как спорта-массовой физической культуры - надо полностью ликвидировать все государственные структуры-кормушки, которые всем этим хозяйством "заведуют". А также на уровне первых лиц государств полностью отказаться от всех "спектаклей проявления национальной гордости", которые именуются то Олимпиадами, то Азиадами, а то и просто "чемпионатами мира по самым популярным видам спорта" (по типу футбола, который также к спорту в его нынешнем виде никакого, по большому счету, отношения не имеет).

Так вот, об Олимпиадах. Когда они только были задуманы древними греками, а затем оформились в некое всемирное спортивное движение в начале прошлого века, весь смысл подобного был ясен и понятен. Люди должны везде жить мирно, тратить свои силы и здоровье на созидание, на что-то полезное и разумное для других людей. А на фоне разного рода бесконечных войн, сражений друг с другом, массового истребления ни в чем неповинных живых существ всемирная спортивная встреча под названием Олимпийские игры для подобной цели как нельзя лучше подходила.

Но вот беда: тогда ведь спортсмены соревновались друг с другом в свое удовольствие, не получали кроме лавровых венков никаких "высоких государственных наград". По окончании состязаний не становились ни на рубль-доллар богаче. А вся их слава умещалась в их родном городке-поселке, где местные жители встречали земляка как героя вне зависимости от того, что по поводу тебя сказал глава государства, какой тебе Мерседес-БМВ вручил, купленный за госсчет по случаю победы. И уж тем более точно никому из победителей тогдашних Олимпиад не дарили ни квартиры, ни дачи в строго охраняемом от посторонних поселке.

А теперь задумайтесь над тем, что из всего вышеперечисленного имеет отношение к Олимпиадам современным (не важно, где и как они проводятся)? Кто-то может возмутиться: ну как же так, ведь и жизнь на дворе совсем нынче другая. Не в пример какой-то Древней Греции или мечтателю Пьеру де Кубертену, который современное олимпийское движение выходил-выпестовал. Ну, так раз времена другие - так и Олимпиады в том виде, в котором они нынче существуют, давно уже никому не нужны. Кроме, естественно, тех, кто на них делает и шоу, и бизнес, и все остальное, с этим связанное. От сооружения грандиозных стадионов-дворцов спорта до распила миллиардных бюджетов на сохранении "большого спорта" даже в самых маленьких, но гордых странах.

И еще. Все это нынешнее нескончаемое "олимпийское безумие" - вовсе не прихоть-придурь какого-то одного правителя или главы Международного Олимпийского Комитета (хотя для него - это конкретная должность, за которую он получает немалые деньги, окружен немыслимыми льготами и привилегиями, а еще больше - разного рода чиновничьими понтами). Это на самом деле - массовая, международного масштаба беда, которая все сильнее толкает всю эту псевдо-олимпийскую грызню всех со всеми к полному краху не только идей старины де Кубертена, но и всего доброго и порядочного, что еще осталось у человека на нашей планете.

Большой спорт - это еще и политика. Причем очень и очень большая

Нынешняя кампания, которая развернута вокруг не только сборной России, все еще намеревающейся участвовать в Зимней Олимпиаде в Корее, но и страны в целом, еще раз показывает, что никакого отношения по крайней мере Олимпиады в их нынешнем виде к спорту не имеют. Это - чисто политическое мероприятие, которым можно как угодно, кем угодно и с какими угодно целями манипулировать. Причем речь здесь не идет именно о России - также можно без проблем выкинуть с любой Олимпиады и другого крупного международного соревнования любую другую страну и любого спортсмена, каким бы известным и знаменитым он или она не были.

Отбросим в сторону всякие теории заговоров и подлых подстав со стороны "мирового империализма" - и особенно США. Все гораздо проще и циничнее, чем это может показаться на первый взгляд. Еще полгода назад, если вы помните, я в одном из материалов писал о примерном плане выведения России из спортивных структур и олимпийского, и мирового масштаба. Бессмысленно обсуждать, что сделали или не сделали с тех пор российские спорт-чиновники, которых, в принципе, вообще как таковых давно быть не должно на их постах.

Ключевой момент тот, что вся система современного международного спорта, и уж проведения Олимпиад - тем более находится под совершенно конкретным контролем и управлением. И если надеяться на то, что эти люди не будут вести дела так, как им скажут правящие миром политики - то это будет либо натуральным идиотизмом, либо сродни государственной измене.

А система мирового профессионального спорта очень проста и незатейлива. Та же так называемая допинг-расправа над неугодными построена на полном контроле со стороны пяти-шести стран, которые по своим интересам (причем все они - с "загнивающего Запада") решают, кто какие лекарства может принимать, кто - не очень, а кому все вообще запрещено. И даже если не принимаешь ничего, то тебя во всех грехах обвинят в шесть секунд (вспомните пробирки, которыми тряс американский госсекретарь Коллин Пауэл в стенах штаб-квартиры ООН как раз в преддверии уничтожения такой страны, как Ирак, А чем, спрашивается, нынешние Макларены-Освальды от него отличаются?)

И что, те же российские чиновники и сам президент страны об этом не ведали? Естественно, теоретически понимали, но сделать-то ничего не могут. То есть могут, но боятся просто прекратить все эти понтовые потуги на спортивном поприще под названием Олимпийские игры. Но как тогда можно оправдать все то, что было затрачено на игры в Сочи? На битву до последнего спортсмена за первое общекомандное место (которое не просто неофициальное и придумано американской телекомпанией Эн-Би-Си, а вообще никакого смысла не имеет) и последующие награждения победителей игр? У которых теперь "дяди с пробирками" что-то каждый день отбирают, конфискуют и позорят и людей, и страну на весь божий мир?

Есть ли выход

из нынешнего тупика? Вообще-то, имеется, но политикам дороже своя собственная одежка, а не оторванные от сегодняшней жизни олимпийские идеалы

Так что же остается делать? Можно ли каким-то разумным образом изменить существующий нынче беспредел, который царит вокруг любой Олимпиады и так называемого "международного олимпийского движения"? Ведь дело уже не в каких-то застарелых постулатах старика де Кубертена, а в прямой пропаганде под спортивной личиной войны, непримиримой вражды и прочих человеческих бед, которые и без Олимпиад есть кому "поддерживать" и "стимулировать"?

В принципе, решить вопрос подобный можно - и довольно оперативно. Но для этого понадобится не только политическая воля совершенно конкретных политиков, но и некое массовое отрезвление всех тех, кто по-прежнему верит в то, что было хорошее раньше. И не верит в то, что с этим хорошим по нынешней жизни быстро - и при большом желании (а оно, естественно, имеется) сделать можно.

Так вот, предлагаю начать с самого простого. Ни один спортсмен в мире, который даже минимально сегодня соревнуется в своем виде за деньги, не может выступать, тренироваться, даже просто участвовать в самом незначительном турнире без различных медицинских добавок, препаратов и прочего. Спросите любого - от штангиста до теннисиста - и все вам это так или иначе подтвердят. Соответственно, и весь тот бред, который существует и распространяется про допинг, - циничная грязь и мерзость. Таблетки принимают все, всякие, и это - огромный мировой бизнес, который просто так "не задушишь-не убьешь".

Далее - все спортсмены-профессионалы дерутся, бегают-прыгают и даже гоняют шайбу по катку за деньги. Соответственно, чем больше они чего выиграют, тем больше заработают. А вместе с ним - и все те, кто вокруг "спорта высоких достижений" крутятся-кормятся. А раз так, значит будут всегда и везде подкупать судей, разные комиссии - что Макларенов, что кого другого, менять-переставлять на полках пробирки-баночки. И все ради одной и той же цели- деньги, деньги и еще раз они же любимые-родные.

Что же тогда делать со спортом в том виде, в котором он нынче существует? Вариантов, в принципе, два - либо весь его объявлять натуральным шоу-бизнесом и рассматривать как очередной эстрадный концерт или оперный фестиваль. Либо прекращать весь этот спорт-балаган(включая Олимпиады) и перепрофилировать его на именно физическую культуру населения. На его реальное, а не мнимое с банкой пива у телевизора поддержание здоровья. Тем же, кто готов продолжать соревноваться в так называемом шоу-спорте, - никаких ограничений.

Бокс, теннис, другие единоборства, даже футбол с хоккеем - пусть за частные деньги тренируются, играют друг с другом, даже участвуют в разных чемпионатах мира и иных подобных соревнованиях (по типу Лиги Чемпионов). Ведь что такое сегодня команда "Манчестер Сити"? А "Реал" из Мадрида? Да фактически сборные мира, сформированные на клубном уровне для только одного - побед, заколачивания денег, политического и личного престижа тех, кто на подобные развлечения выделил собственные средства (что один арабский шейх или российский олигарх, что миллионы болельщиков - какая, в принципе, разница-то?)

А как быть со всеми этими помпезными понт-соревнованиями по типу Олимпиад или чемпионатов мира по футболу, которые становятся натуральными "отмывательными" проектами? И после проведения которых "особо приближенные к императору" становятся долларовыми миллиардерами, а стадионы-арены по большей части стоят без дела и никому не нужны? А перестать их просто проводить именно в том виде, в котором они существуют.

Вот те же зимние Олимпиады держатся только на деньгах крупнейших западных спонсоров-рекламодателей. Все эти медали, места в таблицах, судейские "заморочки" (одно фигурное катание чего стоит) - и все это ради чего? Спорта? Нет, я не обвиняю ни в чем самих спортсменов, но не смешите мои тапочки, как говорят в Одессе. Ведь все это - только ради шоу и ради денег. Ну так пусть и соревнуются на этих турнирах каждый сам за себя, за призовые деньги и собственный имидж. Кто из зрителей захочет поглядеть на подобное- пойдет и купит билет (или не купит). А страны-то здесь причем?

Вон у России какие-то комиссии по склянкам-банкам каждый день что-то отнимают за Олимпиаду в Сочи. Потом эта же публика доберется до китайцев за Пекин и Лондон, и так будет продолжаться до бесконечности. И тогда зачем, спрашивается, Россия в канун той самой Сочинской Олимпиады выдавала паспорта корейцу и американцам? Чтобы выиграть медали и занять какое-то место в какой -то таблице? А для чего? Кому это все приснилось? Правнукам де Кубертена? И не пора ли со всем этим дурдомом прекращать?

Так вот, перевернуть весь этот "сошедший с катушек олимпийский мир" могут только очень сильные и влиятельные политики. Своим словом, делом и конкретным ударом кулака по столу (что в штаб-квартире МОК, что в своем собственном правительственном кабинете). Но вот только один маленький вопросик на засыпку: а есть ли сегодня в мире такие политики-то? Не они ли на всем этом псевдо-спортивном "распиле" сами же (и приближенные к ним клиенты) кормятся? Не они ли сами породили весь этот "обновленный олимпийский дух", который с таким гнилым душком-запашком по всему свету распространяется, что без противогаза и не продохнуть?

Так вот, пока мировым спортом будут заправлять нынешние мировые политики от него, все будет оставаться именно таким, каким мы наблюдаем все сейчас. А значит точно такими же бессмысленными по сути и никакого отношения к спорту не имеющими будут и Олимпиады, и все остальное. Что будет по традиции и цинично именоваться "большим спортом", а на самом деле крутиться-вертеться вокрук своей оси в шоу-танце за очень и очень большие деньги...

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423555 Юрий Сигов


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423370 Павел Самиев

Провал по капиталу: система ИПК без автоподписки обречена

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Пенсионный рынок находится в преддверии очередной реформы. Участники рынка ожидают введения системы индивидуального пенсионного капитала (ИПК). До сих пор не все детали реформы определены. Например, еще обсуждается порядок вступления в ИПК – автоподписка или авторегистрация?

Автоподписка – единственный эффективный вариант реализации реформы. При авторегистрации, в рамках которой россиянам придется совершать дополнительные действия, пенсионная система лишится большого объема накоплений.

Участники пенсионного рынка ожидают введения ИПК в 2019 году: очередная пенсионная реформа призвана «разморозить» пенсионный рынок и стать точкой его роста. При этом ключевые параметры концепции ИПК вызывают столь бурные споры, что пока правительство решило отложить ее обсуждение на год. В распоряжении правительства от 6 декабря 2017 года об изменениях в план-график подготовки законопроектов по реализации «Стратегии развития пенсионной системы» сказано, что законопроект об ИПК должен быть внесен на рассмотрение в правительство только в декабре 2018 года. Основной предмет дискуссий – порядок включения россиян в систему ИПК.

Согласно концепции, разработанной Минфином и ЦБ, ИПК будет формироваться с помощью добровольных отчислений россиян с зарплаты в негосударственные пенсионные фонды. Изначально основой ИПК должна была стать автоподписка: то есть граждане вступали в ИПК по умолчанию с возможностью отказаться. Позже стали появляться идеи об авторегистрации: в таком случае, чтобы стать участником ИПК, человеку нужно будет подписать специальный документ, выражающий его согласие. ИПК призван перезагрузить рынок пенсионного обеспечения, стимулируя к стабильному развитию. При этом участники рынка опасаются, что изменение правил игры с автоподпиской приведет к гораздо более слабому эффекту.

В рамках новой системы с помощью добровольных взносов граждан начнется эволюция рынка пенсионного обеспечения. В то же время без автоподписки система не сможет работать в полную силу. Несмотря на рост финансовой культуры россиян, уровень мотивации для формирования пенсионных накоплений остается минимальным. Работодатели также не стимулируют своих сотрудников участвовать в создании пенсии. Поэтому в России максимальный охват населения системой ИПК возможен только при автоподписке. Отказ и замена автоподписки на любую другую форму многократно снизит вовлечение населения в ИПК.

По данным Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, подключение в ИПК через подписание дополнений к трудовому договору, как это предложил ЦБ, снижает количество потенциальных участников с 10 млн человек (в случае автоподписки по закону) до 100 тыс. Недавно АКРА также провело исследование пенсионного рынка и пришло к аналогичному выводу, что изменения в концепции ИПК существенно ограничивают массовость его применения, особенно на первоначальном этапе, когда большое число людей даже не разберется в нововведении. По оценкам АКРА, использование автоподписки только в течение первого года внедрения ИПК стимулирует приток в НПФ 30–50 млрд рублей. Авторегистрация существенно уменьшит эту сумму: необходимость получения согласия работника на участие в ИПК отрицательно скажется на поступлениях средств в НПФ, а также УК и в целом на рынке коллективных инвестиций, включающем пенсионный сегмент.

В новой версии предложения автоподписка была заменена авторегистрацией, в частности, из-за критики Минтруда. Аргументы министерства: концепция автоподписки нарушает нормы Гражданского кодекса РФ. Однако, по оценкам юристов, такого нарушения нет. С точки зрения экономической сущности автоматическое включение россиян в систему ИПК аналогично оплате услуг ЖКХ, включаемой по умолчанию в платежки за коммунальные услуги, или плате за страховку квартиры. С этими «автоплатежами» никто из ведомств не спорит.

Кроме того, автоподписка применяется на многих развитых рынках, положительный опыт которых и был позаимствован при разработке концепции в России. К примеру, в Великобритании, Новой Зеландии, США внедрение автоподписки помогло переломить многолетнюю тенденцию уменьшения охвата в системе частного пенсионного обеспечения. Систему автоподписки в США разработал нобелевский лауреат по экономике 2017 года Ричард Талер. В результате ее введения доля участников программы увеличилась до 90%. Для сравнения: до введения автоподписки 50% работников доходили до работодателей с заявлениями о прикреплении к пенсионному счету, после — лишь 10% писали заявление о выходе из системы.

Еще один аргумент в пользу автоподписки: при сценарии с авторегистрацией ИПК не будет, по сути, отличаться от программ негосударственного пенсионного обеспечения (НПО), действующих в настоящее время. Их формируют около 6 млн человек, в подавляющем большинстве случаев — это участники корпоративных программ (менеджеры с высокими зарплатами, то есть не самый незащищенный слой населения). Программы НПО предусматривают те же льготы и вычеты для работодателей и граждан.

Массовость участия населения в системе ИПК пока гарантируется системой обязательного пенсионного страхования (ОПС) — пенсионные накопления, которые в настоящее время формируют в НПФ более 34 млн человек, станут основой индивидуальных капиталов. Но без автоподписки число участников и объем средств будут даже не в разы, а в десятки раз меньше.

В связи с переносом обсуждения концепции ИПК на следующий год пока есть время обратиться еще раз к обсуждению реформы. В частности, к вопросу автоподписки.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423370 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423369 Михаил Попов

Наш выбор: Сбербанк. Но лучше бы сберовские менеджеры не бегали за призрачным хайпом

МИХАИЛ ПОПОВ

основатель цифрового банка Talkbank

Мы доверили ведение счетов компании Сбербанку. Выбор был автоматический, потому что, согласно нашему корпоративному соглашению с акционерами, было требование иметь расчетный счет в Сбербанке.

Лучший банк – это тот, которым пользуешься и не замечаешь. А деньги используешь так, как ты хочешь. Если мы замечаем банк, значит, он плохо работает – есть какие-то ограничения, какие-то вопросы и ненужные дерганья. Мы на это наталкиваемся, и нас это раздражает.

В Сбербанке мы пользуемся в основном функционалом платежей. Основные траты связаны с заработной платой и оплатой услуг подрядчиков. Мы используем «Банк – клиент», и, на мой взгляд, сделан он неудобно. Неудобны многие вещи, которыми мы пользуемся: по аналитике, по выгрузкам все время какие-то нелепые истории происходят.

Например, у нас стоит вопрос управления депозитами. Потому что у нас есть денежные средства, которые мы получили от инвесторов, и, соответственно, расходуем их не все. Мы ими управляем. Управление депозитами сделано вообще неудобно.

Далее, периодически, когда приезжаешь в отделение – а иногда зачем-то надо туда ехать, выясняется, что я уже не могу лично получить какую-то справку на месте. Я должен был предварительно заказать ее в «Банк – клиенте». Это полная глупость: если банк имеет отделения, то они должны быть полнофункциональными. Если ты приехал в отделение, то можешь получить там все услуги. А если ты открыл мобильный банк, то можешь сделать там всё – в идеале. И уж точно не должно быть наоборот: приехал в отделение, а там идет разговор, что мы должны были заказать ту или иную справку в интернет-банке. А мы ее не заказали, естественно, потому что приехали в отделение, думая, что там будет оперативнее. Это всегда удивляет – непонятно, для чего это сделано.

Самые востребованные нами услуги банка – это платежи и депозиты. Платежи по заработной плате, за рекламу, подрядчикам.

В обслуживании в Сбербанке я бы переделал программу «Банк – клиента», потому что она никуда не годится. Плюс открыл бы API какой-то. Мы, на самом деле, используем собственную технологию по интеграции со «Сбером» – получаем выписки и так далее в автоматическом режиме. Но само развитие интерфейса «Банк – клиента», на мой взгляд, не задача Сбербанка. Им нужно было отдать эту задачу на сторону. Устроили бы конкуренцию между несколькими подрядчиками. А вообще, предприниматель всегда старается сократить взаимодействие с теми процессами, которые не приносят никакой прибыли. Поэтому, исходя из тех пунктов, которые нам нужны, мы видим, что все можно было делать удаленно и никуда не ездить. А некоторые функции можно было оптимизировать. Например, те же депозиты мы каждый раз вручную продлеваем, хотя они могли бы давно нам предложить какое-то автоматическое продление.

Периодически мне надо ехать в отделение банка: какие-то бумаги получаю, справки. Не то чтобы часто, но в этом году, например, была потребность раз десять туда заехать. Примерно раз в месяц за чем-то туда заезжаешь. Но на самом деле все вопросы, которые мы там решали лично, можно было решить удаленно.

Лично для себя использую много банков. Я клиент восьми банков. Операционно использую три. Все основные платежи делаю только через Talkbank. Какие-то моменты, связанные с ЖКХ, – через Альфа-Банк. Платные подписки в Интернете и сервисы я пока не перенес и использую для них «Сити». Сбербанком я не пользуюсь, и давно, но, естественно, слежу за отзывами в соцсетях на клиентский опыт и сравниваю с нашими подходами в Talkbank. Иногда у меня складывается впечатление, что сберовские менеджеры не сфокусированы на простых процессах – они «cфокусированы» на AR, VR, обслуживают людей в костюмах «инвалидов». Они далеки от реальности, от того, что происходит каждый день в их отделениях, в мобильном банке. Они бегут за каким-то хайпом. Хотя, на мой взгляд, при таких масштабах и колоссальной клиентской базе задача у Сбербанка другая: сделать свои сервисы простыми и понятными, с минимальной комиссией.

Клиенту должно быть просто и удобно по возможности бесплатно использовать свои деньги там, где он хочет.

Мы участвуем в разделе «Идея на миллион» – это шоу Внешэкономбанка.

Пока мы все средства компании храним в рублях. Здесь мы опять не совсем гибки с учетом акционерных соглашений при использовании всех финансовых инструментов.

Команда компании Talkbank является разработчиком первого цифрового банка, который использует мессенджеры, чат-ботов и «искусственный интеллект» при работе с клиентами и является финансовым помощником. Цель – сделать банкинг простым и удобным, без скрытых комиссий и запутанных интерфейсов. Создать банк, который может проконсультировать по финансовым вопросам и помочь наладить финансовую жизнь своих клиентов. Банк, в котором приобрести криптовалюту еще проще, чем иностранную в любом другом.

У вас свой успешный бизнес, но банк не помогает его развивать? Вы устали от постоянных отказов банкиров? Вы не знаете, как правильно построить работу с банком?

Расскажите нам свою историю, и банк вас услышит. Проверено журналистами Банкир.Ру.

В случае интереса пишите личное сообщение в группу или на адрес: redaktor@bankir.ru

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423369 Михаил Попов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 декабря 2017 > № 2423311 Антон Титов

Механический продавец: как сохранить человечность в онлайн-торговле

Антон Титов

Директор группы компаний «Обувь России»

Современный магазин — эпицентр инноваций. Но далеко не каждому ретейлеру стоит менять привычные полки с товаром на виртуальные витрины, ведь для покупателя дружелюбие продавцов иногда важнее футуристических технологий

Сейчас любой, кто заходит в интернет, видит рекламу, подобранную специально для него. Учитывается все: возраст, пол, место проживания, интересы, а главное, предыдущие действия пользователя во всемирной паутине. Завтра в похожей ситуации вы окажетесь в обычном магазине. Не буду гадать, в какой форме ретейлеры станут давать нам персональные подсказки, но сделают они это обязательно.

На отраслевых форумах в последнее время заговорили о наступлении эры Retail 4.0. От предыдущих ступеней развития — магазинов самообслуживания, розничных сетей, e-commerce — она отличается именно переходом к персонализации предложения. В каком-то смысле это возвращение к «семейному магазину», в котором работник прилавка знает вкусы и привычки каждого покупателя. Только теперь информация будет храниться не в голове у продавца, а в компьютерных базах данных.

Эксперты GfK прогнозируют рост влияния на ретейл таких факторов, как: большие данные потребителей, интернет вещей, смарт-киоски, искусственный интеллект, дополненная реальность. В итоге изменится само отношение к разным видам торговли, онлайн-ретейл — для рациональных потребностей, а офлайн-ретейл — для эмоциональных. Люди будут ходить в магазины, чтобы потрогать товар, получить тактильный опыт. Какие-то магазины могут превратиться в площадки для общения людей с одинаковыми интересами. А это в свою очередь стимулирует появление ко-брендов, например, компания Tele2 не так давно запустила новые торговые точки в Москве и Томске, объединив на одной площадке собственный салон связи и кофейню.

При этом, даже находясь в магазине, саму покупку человек может совершить — если это выгодно — через интернет. Многие так уже и делают. Примерно 2% покупок со смартфонов делается в магазине (еще 9% — в транспорте и 2% — в общественных местах, подсчитали GfK и «Яндекс.Маркет»). По сути, происходит интеграция онлайн и офлайн-продаж и для ретейлера становится важным обеспечить покупателю «бесшовный» переход от одного канала продаж к другому.

Несмотря на то, что все говорят о переходе традиционной розницы в онлайн, офлайн сохраняет ценность и актуальность, поскольку покупателю необходимо личное общение с брендом. Подтверждением этому служит то, что крупнейшие онлайн-ретейлеры, например, Amazon, уже открывают свои офлайн-магазины. А некоторые онлайн-продавцы ищут новые способы наладить личное общение с покупателями. Так, интернет-магазин премиального нижнего белья La Perla предложил клиентам такую услугу, как примерка на 48 часов перед совершением покупки. Человек может в комфортной домашней обстановке померить вещи разных размеров, поэкспериментировать со стилями, при этом ничего заранее не оплачивая. Как утверждают в компании, это даст возможность бренду стать ближе к своему покупателю.

Не всем нужны магазины без продавцов

Стремление технологизировать тоже не всегда оправдано, во всем важно чувство меры. Некоторые компании буквально навязывают клиентам новые технологии, появляются магазины без живых кассиров, однако подобные объекты часто не пользуются популярностью, клиенты обходят их стороной. Поэтому важно, чтобы каждый сам для себя определял, какие технологии востребованы его клиентами, а какие нет. Уровень потребностей, пользовательский опыт покупателей сильно отличаются, и подбирать каналы продаж, технологии и сервисы стоит под конкретную аудиторию.

В обувном сегменте, к примеру, интернет-торговля — это свершившийся факт. А вот механизмы ее использования отличаются в зависимости от особенностей круга клиентов каждой компании. На собственном опыте мы убедились, что у нашей аудитории менее востребована доставка обуви на дом или в офис, так как не всегда удобно подстраиваться под курьера или примерять обувь на работе в течение дня. Поняли, что мы пытаемся клиента заставить совершать покупку так, как он не хочет. А вот оперативно отслеживать изменения модельного ряда на сайте для нашего клиента важно. Фотографии должны быть хорошего качества, с разных ракурсов. Клиентам нравится делать своего рода пре-маркетинг: они смотрят модели обуви в интернет-магазине, сравнивают цены и откладывают товар для получения заказа в удобной точке — таким способом совершается 90% наших интернет-продаж.

Магазин как сервисный центр

Помимо развития разных каналов продаж, еще один тренд, который определяет будущее розницы, — это превращение торговых точек в сервисные центры. Вернее, это уже не будущее, а настоящее — ряд ведущих международных сетей выбирают такой путь. Крупнейший в мире ретейлер Walmart предлагает множество услуг своим покупателям: система денежных переводов, которая действует в магазинах этой сети, например, составляет конкуренцию Western Union. А карты GreenDot, которые внедрены в том числе и в магазинах ретейлера, являются самой масштабной мировой программой лояльности.

В России операторы применяют схему оплаты товара в рассрочку. У нас можно получить денежный заем, оформить страховку, внести очередной взнос за банковский кредит, оплатить услуги интернета и мобильной связи. Когда мы только запускали сервисы, многие на рынке удивлялись, зачем это нужно в обувном магазине. Но мы решили попробовать формат сервисной точки, которая развивает отношения с клиентами по разным направлениям. И в этом смысле мы — магазин 21 века. Когда смотришь на розницу немного шире, возникают хорошие идеи, востребованные потребителем. И интересно то, что потребитель благодарен за это: увеличивается частота покупок, качество контактов с клиентом повышается, сама бизнес-модель становится более конкурентоспособной.

Новые компетенции ретейлера

Конечно, управление современным магазином требует несколько иных компетенций, чем те, которые были необходимы на этапе становления розницы, когда магазины был просто полками для товара. Тогда нужно было найти правильную локацию, надежного поставщика и предлагать качественный ассортимент. Сейчас эти факторы продолжают играть важную роль, но не только. Значительная доля инвестиций в развитие — это вложения в IT-инфраструктуру, без которой невозможно представить запуск дополнительных услуг, новых каналов продаж и т.п. Небольшим ретейлерам внедрение современных технологий и сложных проектов не всегда по карману. Это значит, что рынок будет перераспределяться, медленно, но верно ретейл будет концентрироваться в руках крупных игроков.

Это будет происходить в том числе и через механизм продажи франшиз. Например, международная торговая сеть Metro уже продвигает в России франшизу «Фасоль» — предлагает «умный магазин» под ключ. Если почитать отзывы об этой франшизе, то далеко не все они восторженные. И, наверное, можно поспорить, какой магазин в современной России на данный момент эффективнее: «умный» или тот, где по старинке торгуют через прилавок. Но, тем не менее, пройдет время и доля технологичного ретейла неизбежно вырастет.

Самый главный вопрос, главная загадка для ретейлеров — как будут меняться потребительские привычки? Что будет необходимо потребителям через несколько лет? Понятно, что роль интернета и новых технологий в развитии ретейла возрастет, а облик многих торговых точек изменится. Но футуристический вид и роботизация — это не главное для успешной торговли. Магазин 21 века — тот, который сумеет выстроить доверительные и дружелюбные отношения с клиентами.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 декабря 2017 > № 2423311 Антон Титов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroi.mos.ru, 14 декабря 2017 > № 2423272

Семь школ построит инвестор в Троицком и Новомосковском округах (ТиНАО) в ближайшие пять лет, сообщил руководитель Департамента развития новых территорий Москвы Владимир Жидкин.

«В них будут учиться более 7 тыс. детей. Уже в будущем году начнется строительство школы на 1300 мест для жилого района «Испанские кварталы», общая площадь которого превышает 300 тыс. кв. метров», – сказал В. Жидкин.

Он отметил, что этот застройщик в ближайшие пять лет также возведет 16 детских садов, четыре поликлиники и благоустроит 100 га общественных пространств.

В этом году компания-инвестор передала городу инновационную школу на 1775 мест (ГБОУ № 2070) в поселке Коммунарка и реконструированную и достроенную школу в поселении Воскресенское на 1 тыс. мест.

Кроме того, начали работу два детских сада на 220 и 325 мест. Один из них появился в Коммунарке.

Как уточнили в Департаменте развития новых территорий, за последние 5 лет этот инвестор ввел более 800 тыс. кв. м. недвижимости и создал 5 тыс. рабочих мест.

Застройка присоединенных к Москве территорий с самого начала ведется комплексно.

«В современных условиях ввод жилья без объектов социальной инфраструктуры не имеет смысла – таков подход мэра города Сергея Собянина и Стройкомплекса Москвы. И он учитывается застройщиками», – отметил В. Жидкин.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroi.mos.ru, 14 декабря 2017 > № 2423272


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2422660 Сергей Горьков

Брифинг председателя Внешэкономбанка Сергея Горькова по завершении заседания.

Из стенограммы:

С.Горьков: Завершилось заседание Наблюдательного совета. Это последнее заседание в этом году. Основные результаты Наблюдательного совета: мы утвердили финансовый план на следующий год и впервые в истории ВЭБа утвердили КПЭ, то есть коэффициенты, показатели нашей эффективности. Поэтому мы входим в новый год уже с понятным бизнес-планом, понятным бюджетом и понятными показателями, что очень важно.

Второе для нас важное событие – сегодня в целом Наблюдательный совет утвердил сделок на 80 млрд рублей. Это тоже, наверное, самый большой по объёму портфель по сделкам в этом году. Таким образом, мы будем заканчивать год с новым портфелем сделок больше 160 млрд рублей. Это означает, что показатели, которые мы перед собой ставили в начале прошлого года, хотя они казались кому-то, может быть, несбыточными,– мы выполнили. И могу сказать, что часть этих сделок уже сформирована для того, чтобы они могли пойти на фабрику проектного финансирования, которая будет запущена в I квартале следующего года. Мы ожидаем, что первое подписание – уже в середине февраля 2018 года. Поэтому для нас это, безусловно, очень важное событие.

Кроме прочего, принят ещё ряд решений, направленных на работу банка в целом. Поэтому мы считаем, что это был очень хороший Наблюдательный совет. Ещё раз: он определил план, бюджет и достаточно большой объём сделок.

Вопрос: По Тайшету. Общая сумма финансирования участия доли ВЭБа в проекте?

С.Горьков: Мы одобрили сегодня эту сделку. Да, Тайшет для нас важная сделка. В целом её размер около 1 млрд долларов. Эта сделка будет происходить в форме синдикации совместно с другими крупными российскими коммерческими банками, и в этой сделке ВЭБ впервые выступает организатором синдиката, что, в общем, является тоже новостью для ВЭБа как финансового института, не как института развития. Могу сказать, что у нас сегодня очень важное событие: во втором чтении были приняты законы – о банке развития и о синдикации. У нас есть надежда, что до конца года они будут приняты в третьем чтении. И в следующем году фабрика проектного финансирования с февраля начинает работать. Поэтому для нас это очень важное событие.

Вопрос: А по Красноярскому заводу одобрена сделка?

С.Горьков: По Красноярскому заводу мы также одобрили сделку с определённым отлагательным условием, нам немного нужно будет её доработать, но в целом это такой технический параметр. Я думаю, что мы его тоже доработаем и до конца года сможем эту сделку уже подписать.

Вопрос: Участники синдицированного кредита потенциальные не изменились – это по-прежнему ВЭБ, Газпромбанк и Сбербанк (по Тайшету)?

С.Горьков: Я не готов сейчас раскрывать, так как это коммерческая информация, но могу сказать, что у нас достаточное количество участников. В принципе даже больше, чем нам необходимо. Все условия подтверждены, поэтому мы в этой сделке ни в коей мере не сомневаемся. Общий объем проекта – 1 млрд долларов, ВЭБ финансирует 30% и является организатором синдиката.

Вопрос: Вы сказали, что КПЭ определёны. Будет ли в следующем году у ВЭБа прибыль?

С.Горьков: Понятно, что наш бюджет и план зависят от многих обстоятельств, в том числе внешнего характера. В целом мы планируем, что в следующем году выйдем на прибыль.

Вопрос: А порядок цифр сможете сейчас назвать?

С.Горьков: Мы не сможем сейчас сказать чёткие параметры, но в целом это уже событие. Мы, кстати, когда готовили стратегию, говорили, что в 2018 году ВЭБ выходит на прибыль. Мы сейчас утвердили бюджет, утвердили наш бизнес-план, он предполагает прибыль.

Вопрос: Вы не договорились с Правительством и Минфином по поводу возможной замены урезанного объёма финансирования депозитами?

С.Горьков: Договорились, да. Принято решение по объёму депозитов. И мы сейчас говорим как раз не про капитал, мы говорим про депозиты в размере нескольких сотен миллиардов рублей. Это платные депозиты. Но они позволяют нам решить определённые проблемы с ликвидностью.

Вопрос: Они не субординированные будут?

С.Горьков: Не субординированные, это обычные депозиты, платные, ещё раз повторю, но условия, которые мы надеемся до конца года подписать с Минфином, позволят нам закрыть проблему с ликвидностью.

Вопрос: Они долгосрочные?

С.Горьков: Они по характеру долгосрочные, по форме будут краткосрочные, потому что юридически нет возможности сделать долгосрочные. Но по характеру, по сути, они будут долгосрочные.

Вопрос: Они будут из ФНБ предоставляться?

С.Горьков: Нет, не из ФНБ. Откуда – это вопрос к Минфину.

Вопрос: Несколько дней назад появилась информация о том, что якобы украинский бизнесмен Ярославский покупает Проминвестбанк.

С.Горьков: Господин Ярославский действительно с нами вёл переговоры в начале – середине этого года. До финальной сделки мы с ним не дошли, и никакого согласия о том, что он представит на согласование документ в НБУ, мы не давали. Поэтому Вы лучше у господина Ярославского спросите, почему он считает, что покупает Проминвестбанк. Нам об этом ничего не известно. Сделки нет. Да, мы вели переговоры, но они ничем не закончились.

Вопрос: Была информация, что планируется создать отдельный банк по финансированию гособоронзаказа и рассматривается в том числе Связь-банк.

С.Горьков: Пока решения нет. Насколько я понимаю, рассматривается несколько банков. В том числе и наш банк. Пока мы никакого решения не получали.

Вопрос: Сергей Николаевич, по итогам девяти месяцев вы получили убыток. По итогам 2017 года вы ожидаете рост этого убытка или всё-таки будет в IV квартале положительный результат?

С.Горьков: Давайте говорить по РСБУ. По РСБУ у нас прибыль. Но мы говорили: у нас идёт сделка по Проминвестбанку, и, когда она совершится, нам придётся зафиксировать определённые убытки. И ещё, наверное, по ряду объектов, но в первую очередь – продажа банка. Поэтому в целом мы ожидаем, что 2017 год мы с прибылью не закончим по РСБУ, хотя де-факто у нас достаточно приличная прибыль по итогам девяти месяцев. И по итогам 11 месяцев мы показываем такую же устойчивую в целом прибыль. По факту продажи нам придётся, конечно, зафиксировать убытки, но мы, кстати, и не планировали в стратегии в 2017 году прибыль, мы планировали прибыль в 2018 году. Но что я могу вам с уверенностью сказать: результаты 2017 года будут значительно лучше, чем мы планировали изначально. Я сейчас не могу назвать цифру, потому что мы ещё не закрыли год и имеем право сделать это только после окончания года. Но в целом результаты будут значительно лучше, чем мы ожидали.

Вопрос: А если говорить про украинскую «дочку», переговоры идут?

С.Горьков: Конечно, идут переговоры, мы не стоим на месте, мы работаем. Очевидно, что и сам банк работает. Он находится в достаточно устойчивом состоянии по ликвидности. Конечно, для нас важно выйти из украинского рынка, но просто этот шум, который был в целом вокруг Ярославского, не соответствует действительности.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2422660 Сергей Горьков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 декабря 2017 > № 2422388 Владимир Путин

Большая пресс-конференция Владимира Путина.

Ежегодная пресс-конференция Президента России транслировалась в эфире телеканалов «Россия 1», «Россия 24» и «Первый канал», радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России».

В прямом эфире телеканала «Общественное телевидение России» (ОТР), а также на сайте ОТР (http://www.otr-online.ru/online/) пресс-конференция транслировалась с сурдопереводом.

* * *

В.Путин: Добрый день!

Я с собой кое-что захватил, в частности основные показатели социально-экономического развития, и если представится такая возможность, а, думаю, так оно и будет (здесь позаботились, ещё материалы положили), постараюсь воспользоваться вашими вопросами, чтобы ещё раз сказать о том, что считаю очень важным. Очень близко к тому, что должно происходить в ближайшее время.

Но предлагаю, как и в предыдущий раз, по-моему, мы делали, не выступать мне с большим монологом, а прямо приступить к вопросам, которые вас интересуют, волнуют, имея в виду, что у нас всё-таки пресс-конференция, и она должна быть посвящена тому, чтобы вы смогли в полной мере исполнить свой профессиональный долг, а именно задать те вопросы, которые, как вы считаете, больше всего волнуют наших граждан, общество.

Пожалуйста. Начнём.

Д.Песков: Итак, мы имеем традицию – предоставляем первую возможность задать вопрос нашим ветеранам, участникам кремлёвского пула. Но я хочу чуть-чуть поменять эту традицию на этот раз и предложить вопрос [радио] «Говорит Москва». Потому что, во–первых, это, так сказать, уже новое поколение журналистов, и потом «Говорит Москва» было одним из самых активных СМИ в нашей ежедневной работе, задавало больше вопросов.

Пожалуйста.

Д.Кнорре: Дмитрий Сергеевич, спасибо большое. Неожиданно.

Радиостанция «Говорит Москва», Дарья Кнорре.

Владимир Владимирович, зачем Вы идёте на выборы? Какова Ваша цель, Ваша миссия? Что Вы хотите сделать для России и какой Вы видите в конце Вашего срока, если Вы победите на выборах?

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, я уже много раз говорил о том, какой бы я хотел видеть Россию – и на таких массовых мероприятиях, и в беседах более камерного характера. Ещё раз скажу: она должна быть устремлена в будущее, она должна быть очень современной, политическая система должна быть гибкой, экономика должна быть построена на высоких технологиях, производительность труда должна многократно возрасти.

Я бы не хотел сейчас говорить о предвыборной программе, которая у меня, так же как и у других кандидатов, наверняка будет, должна быть. Она у меня практически уже есть.

Повторяю, сейчас, наверное, не тот формат, когда можно её презентовать, но могу вам сказать главное, на чём, считаю, необходимо сосредоточить внимание и власти, и всего общества.

Это такие вопросы, если говорить конкретно, как развитие инфраструктуры, здравоохранение, образование, это, как я уже сказал, высокие технологии, повышение производительности труда.

И это всё, без всяких сомнений, должно быть нацелено на то, чтобы повысить доходы граждан, повысить доходы наших людей. Это в самых общих чертах. Но по ходу сегодняшнего разговора, думаю, мы к этому ещё неоднократно вернёмся.

Д.Песков: Life News.

А.Юнашев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Пока мы ждали Вашего объявления об участии в выборах, о том, что люди хотят идти на выборы, стать Президентом России, заявили ещё несколько кандидатов. Однако их рейтинг, если не ошибаюсь, если не равен статистической погрешности, то несколько процентов.

На Ваш взгляд, почему почти за 20 лет Вашего правления не появился нормальный, влиятельный кандидат от оппозиции, вообще нет политика «номер два»? Почему так? И Вам самому не скучно? Насколько Вам интересно участвовать в выборах без сильного конкурента?

В.Путин: Чтобы обострить ещё Ваш вопрос, я видел, девушка плакат поднимала, на котором написано: «Путин, бай-бай».

Реплика: «Путин бабай».

В.Путин: А, бабай. «Мартышка к старости слаба глазами стала». Извините.

Д.Песков: Дайте микрофон, пожалуйста.

Вопрос: Добрый день!

Это трудности перевода. Сегодня все меня боятся. Здесь написано: «Путин бабай», – это по-татарски «Дедушка Путин», так Вас называют дети в нашей республике.

И вопрос у меня связан с детьми и с языком. Если можно, я озвучу сейчас или после коллеги.

В.Путин: Давайте уж, чтобы два раза не вставать, сейчас.

Вопрос: Вы знаете, что нашу республику и многие регионы в этом году всколыхнул языковой вопрос. Мы, конечно, переживаем, не будет ли нам хуже. Принято решение Министерством образования.

Но мы хотим услышать, не поднимете ли Вы через год, через два, через три снова этот национальный вопрос. И не стоит ли в Ваших планах укрупнение регионов, о котором сейчас все говорят? Очень переживают люди.

В.Путин: Первое, я считаю, что у нас нет никакой остроты в сфере национального, как Вы выразились, вопроса.

Второе, вопрос, связанный с языком, направлен только на одно – создать всем детям, где бы они ни проживали на территории Российской Федерации, равные стартовые условия для будущей жизни.

Мы говорим про Татарстан, который я очень люблю, и там у меня много друзей, но ведь татары проживают не только в Татарстане. Примерно половина татар проживает в других регионах Российской Федерации. У всех должны быть равные стартовые условия.

И если люди будут знать свой национальный язык, о чём я сейчас тоже скажу, считаю это очень важным на самом деле, и будут тогда отставать в языке межнационального общения – в русском языке, а преподавание в ведущих вузах страны ведётся на русском языке, мне кажется, что это было бы плохо по отношению к детям, проживающим в Татарстане. Вот и всё.

Но что нужно точно обеспечить – нужно обеспечить людям возможность изучения родного языка, не только татарского, и марийского, и чеченского, и какого угодно, якутского.

У нас, слава богу, огромное разнообразие таких языков. Это наша гордость и это наше богатство – культурное и языковое многообразие. И это, безусловно, должно быть поддержано.

Пожалуй, всё.

Реплика: Укрупнение…

В.Путин: Укрупнение.

Нет, но мы должны признать, что после известных событий начала 90-х годов, когда распался Советский Союз, всё-таки по старинному принципу формировались субъекты Федерации, и очень много субъектов Федерации оказались экономически несостоятельными.

И в целом, если говорить про экономическую целесообразность, то тогда, наверное, иногда есть смысл в этом укрупнении. Но хочу подчеркнуть, чтобы и в Татарстане, и в других национальных республиках, автономиях меня услышали: мы ничего не будем навязывать в этой сфере.

Считаю, что это очень вредно и очень опасно для единства Российской Федерации. Потому что любой народ – маленький, большой – должен выбрать сам такую форму своего сосуществования с другими народами России, которую он считает наиболее для него приемлемой и оптимальной.

Поэтому никаких государственных планов по укрупнению, по сливанию и так далее нет и быть не может. Во всяком случае, пока я Президент, этого не будет.

Теперь на Ваш вопрос по поводу оппозиции, почему она не появляется такая, которая была бы конкурентоспособной. Самое простое для меня было бы сказать, что не мне же самому для себя конкурентов воспитывать.

Хотя должен неожиданно Вам сказать: думаю на тему о том, что у нас политическая среда тоже, так же как и экономическая, должна быть конкурентной.

И конечно, очень бы хотел, хочу и буду к этому стремиться, чтобы у нас была сбалансированная политическая система. А её невозможно себе представить без конкуренции на политическом поле.

Почему у нас вроде шумные и деятельные оппозиционеры есть, но они действительно не составляют реальной действующей конкуренции власти? Вы знаете, у нас всё–таки, мягко говоря, большая специфика в России сложилась за последние десятилетия. С чем она связана? Смотрите, конечно, совсем молодые люди не помнят, даже не знают, что происходило в 90–е и в начале 2000–х годов, и не могут сравнить с тем, что стало теперь.

У нас сегодня много проблем. Мы собрались прежде всего для того здесь сегодня, чтобы поговорить об этих проблемах, и будем говорить без всякой лакировки обо всех проблемах. Но всё–таки у нас ВВП вырос на 75 процентов с 2000 года; промышленное производство – на 60; перерабатывающая промышленность росла ускоренными темпами. Соответственно, 70 процентов. Реальная заработная плата сейчас припала, и мы тоже об этом поговорим, в результате кризисных явлений последних трёх лет, но всё–таки с начала 2000–х реальная заработная плата выросла в 3,5 раза, пенсия реальная – в 3,6 раза, младенческая смертность сократилась в 2,6 раза, материнская – в четыре раза. Уходили из жизни – и мы сокращались, Россия сокращалась – почти миллион граждан в год. Мы переломили демографическую ситуацию – здесь тоже есть проблема, сейчас об этом будем говорить наверняка, – тем не менее мы переломили. Сейчас столкнулись с проблемами двух спадов, демографической ямы. Дополнительные меры будут приняты. Я сейчас об этом скажу ещё в ходе нашей встречи. Уверен, что мы с этим тоже справимся. Продолжительность жизни у нас была 65 лет, 65,3, а сейчас – почти 73. Мы жили в условиях гражданской войны в течение долгого периода времени, несколько лет, шесть лет практически это всё продолжалось, если не больше. Больше – десять почти что. Когда неготовых, необученных пацанов 18–19 лет под пули страна вынуждена была направлять, потому что ничего другого не было. Сейчас у нас посмотрите какая армия. У нас долги сократились в три раза, а резервы страны выросли в 30 раз. Ведь это о чём-то говорит!

Когда мы говорим об оппозиции, важно ведь не только шуметь на площадях или в более кулуарной обстановке и говорить об антинародном режиме. Важно что–то предложить, для того чтобы сделать ещё лучше. А люди–то, конечно, очень многим недовольны на сегодняшний день, и правы, что они недовольны, потому что можно было бы лучших результатов добиваться. Но когда начинают сравнивать и смотреть, а что же предлагают лидеры оппозиции так называемой, особенно несистемной, возникают большие сомнения.

В этом, мне кажется, самая главная проблема тех, кто хотел бы быть конкурентоспособной оппозицией, – нужно предложить реальную, не эфемерную, не крикливую повестку дня, а реальную – такую, в которую люди бы поверили. Надеюсь, что это всё–таки у нас возникнет, и чем раньше, тем лучше на самом деле.

Д.Песков: Я не могу не предоставить слова Андрею Колесникову. 18 лет он освещает деятельность Президента Российской Федерации.

А.Колесников: Строго говоря, 15, но тоже немало.

Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ».

Владимир Владимирович, у меня простой и ясный вопрос: как кто, собственно говоря, Вы собираетесь идти на эти выборы?

Я поясню. Вы можете пойти сам от себя, от общественной организации, от партии. Коротко говоря, «чьих Вы будете»?

И в продолжение этого вопроса. Говорят, что в Вашей Администрации есть разногласия по поводу того, кто может быть главой предвыборного штаба. Если нет таких разногласий, то, может быть, Вы назовёте этого человека сейчас? И вообще, имеет ли для Вас это хоть какое-нибудь значение?

Спасибо.

В.Путин: Это будет самовыдвижение. Но я, конечно, очень рассчитываю на поддержку тех политических сил, как бы они ни были организованы в стране – в партии, в общественные организации, которые разделяют мой взгляд на развитие страны и доверяют мне. Я очень на это, разумеется, рассчитываю. И вообще рассчитываю на широкую поддержку граждан.

Что касается штаба, то, не скрою, мы вчера только об этом говорили. Пока окончательного решения нет. А по поводу разногласий – они всегда есть, у нас живая атмосфера: и споры есть, и несогласие, но до того момента, пока мы не приходим к какому–то единому решению. По этому вопросу – он технический, но всё–таки важный – я бы хотел, конечно, чтобы это были люди авторитетные, известные в стране, и которые искренне, ещё раз повторяю, поддерживают ту политику, которая проводится на протяжении последних лет.

М.Кравцова: Здравствуйте!

Мария Кравцова, информационный портал «Клопс.Ру», Калининград.

Владимир Владимирович, ежегодно на пресс-конференцию и «Прямую линию» к Вам приезжает огромное количество людей. Они обращаются со своими проблемами, в том числе личными. Можно вспомнить хотя бы тяжелобольную девушку из Апатитов, которую госпитализировали только после Ваших указаний.

Как Вы считаете, почему такое большое количество людей считают единственной возможностью решить свои проблемы обращение к Президенту, непосредственно к Вам? И сколько нужно времени, для того чтобы решить все проблемы россиян посредством такого ручного управления?

Если позволите, очень коротко второй вопрос, который непосредственно Калининграда касается. Не так давно Вы приезжали в Калининград, и был решён вопрос по поводу Приморского кольца – продолжения очереди из Светлогорска в Балтийск. У нас есть последняя очередь из Балтийска в Калининград. Она тоже очень важна. Если по первому вопросу было финансово всё решено, то по второму пока вопрос открыт. Скажите, может ли федеральный центр как–то поучаствовать в строительстве Приморского кольца из Балтийска в Калининград?

Спасибо.

В.Путин: Когда я отвечал, по-моему, на первый вопрос, говорил, что одним из приоритетов в работе Правительства, вообще государства в ближайшее время, в ближайшие годы, должна стать работа над развитием инфраструктуры.

Это, прежде всего, дорожная сеть. Это аэропорты, это порты, это связь и так далее. В этом контексте, конечно, любое дорожное строительство, тем более в таком анклавном регионе, как Калининград, будет иметь для нас приоритетное значение.

Вы уже назвали те решения, которые приняты. Считаю, что там нужно довести всё до логического завершения. Нужно, чтобы и кольцо было, и ответвление от него. Иначе не будет такого полноценного развития, которого Калининград достоин.

Поэтому сейчас я точно Вам не скажу наверняка, что да, завтра мы такое решение примем, это же нужно сопоставлять всё и с потребностями других регионов, и с тем, какие мы ресурсы сможем получить.

Когда я отвечал на этот вопрос, а что будет приоритетом, я сказал, что у нас приоритетов несколько – это инфраструктура, здравоохранение, образование, высокие технологии (ещё раз повторю всё это), это обязательно повышение доходов граждан, источники должны быть.

Тоже не скрою, мы на протяжении длительного времени, чуть ли не весь год, а последний год довольно часто, каждую неделю собираемся с Правительством, экспертами и работаем над этими источниками: где они?

Кстати говоря, когда начинается такая предметная работа, предметный разговор, то и многие эксперты достаточно либеральных взглядов соглашаются с тем, что они «нарисовали» источники, а на самом-то деле их нет. Или на них рассчитывать невозможно.

И сразу становится понятным, когда только начинается предметный разговор, а не просто беседа на заданную тему: «Вот мы придём и сделаем так и так, и всем будет хорошо». А когда точно начинаешь говорить: «Вот это, это и это – сколько получилось?» – «А ничего не получим. Или получим минимально».

Поэтому ответ на Ваш вопрос можно будет дать чуть позднее. Но то, что мы будем над этим думать, и будем работать, и будем осуществлять эти программы, – это совершенно очевидно.

Первая часть Вашего вопроса была?

А, так называемое ручное управление, понятно.

Вы знаете, миф о ручном управлении сильно преувеличен. И в регионах, и на федеральном уровне в текущем режиме, – и это я вам говорю как человек, который возглавлял Правительство четыре с половиной года: в 99-м году и в недавнем прошлом четыре года, полный срок отработал, – вы не представляете, какой колоссальный массив работы проходит через Правительство.

Это самая тяжёлая и сложная работа в системе управления. Там вмешиваться в каждый вопрос, погружаться даже невозможно, не только вмешиваться. И в регионах то же самое. А в регионах вообще мы часто не дотягиваемся, даже не знаем иногда, что там происходит. Это плохо, конечно, надо знать всё.

Но для этого мы проводим и сегодняшнее мероприятие, ежегодные конференции, и «Прямые линии», как бы их ни ругали и как бы ни говорили о том, что они носят формальный характер, – это не так.

Вот это есть обратная связь, когда люди напрямую могут добраться до первых лиц государства. Ну и, да, когда это возникает, тогда включается так называемое ручное управление, которое призвано затем систематизировать эту работу.

Вы обратили внимание, что после последней «Прямой линии» я, регулярно встречаясь с губернаторами, постоянно им «выкатывал» на стол те проблемы, с которыми граждане выходят на главу государства. То есть это имеет продолжение, и в этом смысле я не вижу ничего плохого. Но это только дополнение к общей системной работе.

Д.Песков: Спасибо. Продолжаем. Давайте, идём сюда – наша главная государственная газета – «Российская газета». Пожалуйста.

К.Латухина: Кира Латухина, «Российская газета».

Владимир Владимирович, у меня такой вопрос: за счёт чего у нас идёт экономический рост, о котором постоянно говорит Правительство, министры, Орешкин и другие, говорят о тенденциях восстановления экономики? Но всё-таки за счёт чего мы растём?

Рост идёт за счёт приписывания циферок или всё-таки есть какие-то реальные предпосылки, может быть, мы стали больше производить тракторов, станков, компьютеров?

В.Путин: Сейчас посмотрю, что близко к Вашему вопросу, чтобы добавить. По экономике есть ещё вопросы какие-то? «Что сделано по стимулированию переработки рыбы?» Это конкретный вопрос по переработке рыбы. Мы вернёмся к этому отдельно.

Реплика: Есть вопросы.

В.Путин: Давайте. В чём Ваш вопрос?

М.Румянцев: Румянцев Максим, Freepressa.

Владимир Владимирович, развитие экономики. За последнее десятилетие 48 проектов были заблокированы НКО, которые выступают вроде за экологические проблемы и их решение, а на самом деле заблокировано строительство, и десятки миллиардов рублей потеряны, сотни тысяч рабочих мест. И как в таких случаях развиваться? Экономическое развитие блокируется даже на этом этапе.

В.Путин: Понятно.

М.Румянцев: И спасибо Вам за Серебрянку: дорогу сделали. Перед пресс-конференцией с «Вести-24» съездили, сказали: «Это дорога Путина – Румянцева». Спасибо Вам большое, Владимир Владимирович.

В.Путин: У Вас вопрос больше связан с экологией, поэтому я начну тогда отвечать всё-таки на первый, а потом и на Ваш отвечу, постараюсь, во всяком случае.

Что касается роста экономики, она всё-таки растёт, и это очевидный факт. Здесь никаких приписок нет. У нас рост ВВП – 1,6 процента, рост промышленного производства – тоже 1,6 процента. При этом очень хорошие темпы роста демонстрирует автопром, химическая промышленность, фармацевтика, сельское хозяйство, конечно. В этом году опять будет где-то под три процента по результатам года – рекордный урожай.

Вчера Ткачёв сказал: 130,5 миллиона, наверное, будет. Может быть, будет больше. Это вообще самый большой урожай за всю историю. В РСФСР, по-моему, приблизительно было 127 в 1978 году. То есть такого урожая вообще никогда не было.

Растёт экспорт. Он приобрёл очень масштабный характер. Мы вышли на первое место в мире по объёму экспорта зерновых. Это блестящий показатель. Поэтому рост есть.

На чём он основывается? Во-первых, на том, что всё-таки мы преодолели два известных шока, которые пережили в середине 2014-го, в 2015 году. Какие? Это резкое снижение цен на энергоносители. Оттуда мы получали, как известно, и в значительной степени до сих пор получаем основные доходы в бюджет.

И второе – внешние ограничения или так называемые санкции. Я уверен, просто уверенно это говорю, что санкции не повлияли так, как снижение цен на нефть, но всё-таки повлияли. Мы можем об этом ещё подробно поговорить потом. Вот это первое.

Второе. Наше развитие стало больше и больше опираться на внутренний спрос, что чрезвычайно важно для любой экономики.

Что ещё говорит о том, что мы вышли не только из рецессии, но перешли в стадию уверенного развития, именно уверенного развития? У нас инвестиции в основной капитал – 4,2 процента. Обратите внимание, я сказал, что рост ВВП – 1,6, а инвестиций в основной капитал – 4,2. Это что значит? Это значит, что вложения в развитие в два раза, даже больше, чем в два раза, превышают то, что достигнуто сейчас. Это значит, что даже на ближайшую среднесрочную перспективу дальнейшее развитие уже гарантировано. Уже деньги туда вложены, в эти проекты.

Теперь у нас в этом году на данный момент времени прямые иностранные инвестиции достигли 23 миллиардов долларов. Это в два раза больше, чем в прошлом году, и лучший показатель за предыдущие четыре года.

У нас инфляция рекордно низкая за всю историю новейшей России: на сегодняшний день год к году – 2,5 процента. Дефицит бюджета – 2,2 процента. Думаю, что он будет на самом деле меньше.

Минфин там зажимает эти цифры, не желая показывать, что можно деньги потратить. Может быть, и правильно делают. Поэтому всё это говорит о том, что на сегодняшний день идёт явное оздоровление и рост экономики. Так что здесь Минэкономразвития и Орешкин были объективными.

Что касается экологических проблем, мы с вами знаем, такая проблема возникает всегда и везде. Соотношение между защитой экологии, природы и развитием. Всегда нужно искать золотую середину. У нас уже приняты решения в этой сфере, согласно которым в случае реализации тех или иных промышленных, инфраструктурных проектов, если это связано с вырубкой лесов, скажем, нужно осуществить так называемую компенсационную высадку лесов. То есть столько нужно высадить лесов и деревьев, сколько было срублено в ходе реализации промышленного либо инфраструктурного проекта. Если мы будем так же в принципе даже подходить к решению проблем и развития, и сохранения природы, мне кажется, мы будем на верном пути.

С.Натанзон: Стас Натанзон, «Россия 24».

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В следующем году юбилей, десять лет лозунгу «Хватит кошмарить бизнес». Тем не менее предприниматели говорят и сейчас о том, что если на их бизнес положил глаз чиновник, силовик или околочиновник, то шансов уже практически нет, касается это малого бизнеса или крупного бизнеса. А ещё говорят, что в период санкций и экономических сложностей такое рейдерство – это, по сути, государственное преступление. Как Вы думаете, такие чиновники и силовики, может быть, и есть та самая пятая колонна и предатели?

В.Путин: Вы любите всё заострять: и предатели, и пятая колонна, «караул, хватай чемоданы, вокзал уходит!». У кого-то есть ещё вопросы по избыточному контролю, работе правоохранительных органов?

Шахматы – интересно, мы вернёмся к этому.

Н.Никитина: Центробанк и Прокуратура.

В.Путин: Прокуратура? Что Прокуратура?

Н.Никитина: Действия Центробанка и Прокуратуры.

В.Путин: И что?

Н.Никитина: Надзор за действиями Центробанка.

В.Путин: Надзор за действиями Центробанка? Дайте, пожалуйста, микрофон.

Н.Никитина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Наталья Никитина. Я экономический обозреватель информагентства «ФедералПресс».

Сейчас проходит так называемая массовая зачистка банковской отрасли. Центробанк очень внимательно следит за деятельностью как государственных, так и частных коммерческих банков. Почему мы практически не слышим о проверках со стороны правоохранительных и надзорных органов в отношении самого Центробанка? Ведь он наделён исключительными полномочиями, и сотрудники Центробанка также. Не было ли каких-то эпизодов коррупции со стороны банка-регулятора?

В.Путин: Действительно, у нас Центральный банк в соответствии с законом и с общемировой практикой – это независимая структура, которая в своей основной деятельности неподконтрольна Правительству, действует исключительно самостоятельно. В этом есть большой экономический смысл – смысл регулирования финансовой деятельности и контроля за банковской системой.

Мы можем подробнее поговорить об этом позднее, как я к этому отношусь и что я думаю на этот счёт. Но что касается контроля за соблюдением законов в самом Центробанке, этот контроль осуществляется и Прокуратурой, и другими органами. Не буду скрывать, время от времени ко мне соответствующие материалы поступают, но они своего подтверждения до сих пор не нашли.

И поэтому, во-первых, хочу вас заверить, что он осуществляется. А во-вторых, хочу ещё раз подчеркнуть, что никаких заметных серьёзных правонарушений, связанных с нарушением действующего закона, в работе Центробанка на настоящий момент не выявлено.

Теперь по поводу вопроса, касающегося проверочной деятельности в целом. Во-первых, вы знаете, что введены двух- или трёхлетние каникулы для тех, кто начинает свой бизнес. И в целом эта мера работает. Во-вторых, надзорные органы переходят к риск-ориентированной работе, то есть проверяются прежде всего те структуры, которые связаны со здоровьем человека, с жизнедеятельностью наиболее важных структурных организаций. Мы сокращаем количество. Вы знаете (ведь девушка про Прокуратуру вспомнила), большинство проверок идёт через Прокуратуру, согласовывается с Прокуратурой. Количество плановых проверок сокращается. А количество внеплановых (уже принято такое решение) не должно быть более тридцати процентов от плановых. Наконец, вводится реестр проверочных мероприятий, в котором должно быть отражено, кто проверяет, когда проверяет, сколько раз проверяет, каковы результаты этих проверок. Последовательное внедрение всех этих принципов, на мой взгляд, должно существенно оздоровить ситуацию, связанную с проверками. В целом, на мой взгляд, при возможных издержках, но всё-таки ситуация меняется, меняется к лучшему.

Другой вопрос связан с деятельностью правоохранительных органов, не проверяющих организаций, а именно правоохранительных органов. И здесь я с Вами соглашусь. Больших изменений к лучшему мы пока не видим. Связано это, конечно, и с коррупцией на всевозможных уровнях, и просто с низкой организацией этой работы, с отсутствием должного контроля за этой сферой. Сложный вопрос, не буду скрывать. И не могу сказать, что я удовлетворён тем, как здесь выстроена работа.

Знаете, где-то год назад я пригласил Бортникова (директора ФСБ, кто не знает) и дал ему материалы, которые ко мне поступили по одному из каналов в отношении конкретной структуры. Он посмотрел (неудобно говорить, но тем не менее скажу) и говорит: «Владимир Владимирович, мы ровно полгода назад в этой структуре провели оперативно-следственные действия, возбудили уголовные дела, передали в суд, все находятся в местах лишения свободы – все из целого подразделения. Полгода назад набрали новых сотрудников, и всё началось сначала».

Понимаете, я, честно говоря, иногда даже не знаю, что с этим делать, тем не менее напрашивается одно из решений. Я думаю, что мы пока не готовы осуществить это по ряду соображений финансового, организационного характера, решения жилищных проблем, но напрашивается нечто такое, что у нас в армии есть. У нас в армии постоянная ротация, это сложилось уже десятилетиями. Это одна из составляющих военной службы, тягот военной службы, если так можно сказать. Послужил три-пять лет в одном месте – обязательно, почти обязательно переводят на другое место и так далее. Может быть, есть смысл и в правоохранительной сфере организовать нечто подобное. Повторяю, это тогда будет связано с обеспечением служебным жильём, с некоторыми финансовыми издержками, и немаленькими. Это надо всё просчитать. Но эта ротация, может быть, была бы и востребована и, может быть, сработала бы эффективно и в правоохранительной сфере.

Д.Песков: Продолжаем. «Первый канал».

В.Путин: «Первый канал», «Вести-24», по блату всем раздаёт микрофон.

А.Верницкий: Я близко сел. Антон Верницкий, «Первый канал».

Владимир Владимирович, вступив в нынешний президентский цикл шесть лет назад, вернее, пять с половиной лет назад, Вы издали пакет указов, которые все мы знаем как майские указы. Они касались и практически всей жизни в России, и внешней политики, и оборонной сферы, но прежде всего социальной сферы. Мы – журналисты – про них очень много говорили, губернаторы всякий раз вздрагивали, когда Вы нагоняй им делали за неполное выполнение части этих указов, например с расселением ветхого жилья. Как Вы сами оцениваете к концу нынешнего президентского срока, какую оценку поставите исполнению майских указов? Спасибо.

В.Путин: Когда майские указы, если Вы вспомните, только вышли, сразу начался «плач Ярославны» по поводу того, что они неисполнимы и что это слишком большая нагрузка на бюджеты всех уровней, что это потащит развитие экономики вниз, что нельзя так планировать повышение заработных плат, что это неприемлемо, заработных плат в бюджетной сфере прежде всего. Потому что за повышением заработной платы в бюджетной сфере неизбежно должны будут расти заработные платы в экономике, а производительность труда в экономике не растёт так быстро, как темпы роста заработной платы. На самом деле отчасти это правда. Тем не менее я посчитал это правильным и необходимым.

Кстати говоря, отвечая на предыдущие вопросы, я сказал, что экономика сегодня всё больше и больше опирается на внутренний спрос. У нас даже при падении реальных доходов населения всё-таки за последнее время, за этот год постепенно оживает внутренний спрос, внутренняя торговля. Внутренняя торговля выросла на 3 процента уже. Я думаю, что и показатели по реальным доходам населения будут меняться к лучшему. Если бы не было этих ориентиров, которые были заданы в 2012 году в указах, по поводу необходимости обеспечить рост заработных плат в бюджетной сфере: учителя, врачи, преподаватели вузов, дошкольного образования и так далее, – то и этого бы не было. Было бы хуже намного. Поэтому считаю, что и я, и мои коллеги сделали правильно в своё время, когда обозначили эти целевые показатели.

Что с ними происходит в целом, с этими указами? Примерно 94 процента заявленных целей исполнены. Это касается в том числе и уровня заработных плат в бюджетной сфере. Уверен, что в 2018 году, как и планировалось, всё будет доведено до логического завершения. Эти целевые показатели будут достигнуты.

Вы сказали про ветхое жильё. Там ставилась задача по ликвидации аварийного жилья. Это немного разные категории. Что касается аварийного жилья, то в целом задача практически решена, по аварийному именно. Но другое дело, что у нас ветхое мало чем отличается иногда от аварийного. Но мы сейчас говорим просто о целевых показателях. По аварийному практически во всех регионах достигнуто.

Теперь другая была поставлена задача – обеспечить детей местами в детских садах. Она практически тоже решена на 98,96 процента. В начале этой программы у нас около полумиллиона детей нуждались в местах в детских садах. Сейчас в подавляющем большинстве регионов Российской Федерации эта задача решена полностью. Есть несколько регионов, где ещё работа не закончена. Количество детей, которые ожидают мест в очередях, – 63 тысячи. То есть было около полумиллиона, сейчас – 63 тысячи. Уверен, мы в ближайшее время этот вопрос закроем. Так что в целом майские указы выполняются удовлетворительно.

Д.Песков: Псков, пожалуйста.

Реплика: Можно Арктику?

В.Путин: Поскольку Псков поближе к Арктике, то мы сейчас и Арктику тоже поговорим.

А.Чабан: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

ГТРК «Псков», корреспондент Алина Чабан.

Дело в том, что за последние полтора года в стране резко повысились кадастровая стоимость земли, что повлекло за собой увеличение налогов на землю.

Это коснулось в первую очередь простых людей – владельцев дач, садовых участков, да и тех, кто живёт в деревнях и сёлах. К примеру, в Псковской области налог на землю вырос более чем в 10 раз.

У нас в Пскове даже садоводы выходили на митинги. Региональные власти рекомендовали муниципалитетам снизить ставки, но в целом проблема так и не решена.

Владимир Владимирович, можно ли разобраться с этим вопросом окончательно?

В.Путин: Да, это реальный вопрос.

Кстати, про Арктику я обещал. Что в Арктике у нас? Какие проблемы?

Д.Шучалина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Дарья Шучалина, республиканская газета «Коми му», Республика Коми.

Вопрос про Арктику заключается в следующем. На Ваш взгляд, какие приоритеты должны расставить регионы в части своей проектной деятельности – имеются в виду северные территории, – для того чтобы служить опорой нашему государству в освоении Арктики? То есть какие конкретно приоритетные проекты перспективны с точки зрения поддержки в рамках стратегии освоения Арктики?

В.Путин: Давайте с этого начнём. У нас целая программа выстроена по развитию Арктики. Здесь важно только, чтобы промышленное освоение Арктики, включая добычу сырья, причём самого разного… Я говорил и хочу ещё раз повторить, перефразировать великого Ломоносова, когда он говорил, что богатство России будет прирастать Сибирью. Теперь богатство России должно прирастать Арктикой.

Там основные наши запасы минерального сырья. Но освоение этих запасов минерального сырья должно идти параллельно с заботой о природе, с соблюдением всех требований, которые предъявляются к хозяйственной деятельности в этом очень чувствительном регионе. Это первое.

Второе – обеспечение безопасности: и экологической безопасности, и военной безопасности в этом регионе. Напомню, я был на Земле Франца-Иосифа, там несколько лет назад иностранные экскурсоводы, когда водили иностранные группы, говорили: это острова, которые совсем недавно принадлежали России. Они как–то подзабыли, что это, вообще, российские острова, но теперь мы им напомнили, и всё там в порядке. Про это тоже забывать нельзя.

И, наконец, есть ещё одно важное соображение. Нужно никогда не забывать об интересах малых коренных народов Севера. Это чрезвычайно важная вещь. Нельзя нарушать их традиционных хозяйственных интересов и так далее. А если что–то неизбежно вступает в противоречие с реализацией крупных общенациональных проектов, безусловно, должны быть представлены меры по компенсации и замещению. Поэтому это комплексная задача. Надеюсь, мы так и будем подходить к этому.

Теперь всё–таки по первому вопросу, который действительно, на мой взгляд, чрезвычайно важен не только для Пскова, но и для других регионов Российской Федерации – практически для всех.

Прежде всего, конечно, во всём мире так устроено, и это естественно: собственники определённого имущества его содержат, платят налоги. Это само собой разумеется. А кадастровая стоимость – это рыночная стоимость. И это тоже вполне естественно и правильно.

Но что неправильно? Эти уровни тарифов кадастровых платежей должны быть, вообще, основаны на каких–то реалиях. Они должны быть основаны на реальных доходах населения. Это не может быть оторвано от жизни. Нельзя проводить шоковую терапию, как в 90–е годы. Это просто недопустимо.

Сейчас не будем здесь ругаться на тех, кто принимал соответствующие решения. И в начале этого пути люди часто обращали на это внимание, но инициаторы этого процесса всегда говорили о том, что это будут сбалансированные решения. То, о чём Вы сказали, явно говорит о том, что решения оказались несбалансированными.

У нас есть льготные категории граждан, которым делают вычет с имущества стоимостью 10 тысяч рублей. Но земельные участки, о которых Вы сказали, эти так называемые шесть соток, во многих регионах страны дороже, чем 10 тысяч рублей, в подавляющем большинстве.

Вы про Псков сказали, а что говорить про Московскую область, Ленинградскую область, другие регионы Российской Федерации вокруг городов-миллионников? Поэтому думаю, что в самое ближайшее время – я Вам благодарен за этот вопрос – такое поручение обязательно дам Правительству.

Чтобы Правительство вместе с депутатами Государственной Думы приняло решение, согласно которому все те льготные категории граждан, которые получали денежный вычет из 10 тысяч рублей, получили льготу в натуральном выражении и не платили вообще за все эти шесть соток никаких налогов. То есть те категории, которые имеют льготу по 10 тысяч рублей.

Но этого, считаю, недостаточно. Плюс к этому нужно расширить список за счёт всех пенсионеров по старости. Потому что, во–первых, эти люди уже имеют льготы, связанные с квартирами и домами, и пополнение этого списка за счёт пенсионеров по старости будет логичным и справедливым. Государство от этого не пострадает.

Д.Песков: Владимир Владимирович, не критикуйте меня, но я не могу Брилёву не дать слова, телеканал «Россия».

С.Брилёв: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Брилёв Сергей, «Россия 1».

Понятно, что сегодня основная часть вопросов касается внутренней политики по понятным причинам, у Дмитрия Сергеевича папочка зелёного цвета, какую Вы приносили на встречу губернаторов. Я всё–таки хотел про международку спросить хотя бы коротко.

До нынешнего обострения геополитической ситуации задолго уже начал, так сказать, крошиться фундамент того, к чему мы привыкли в международных отношениях. Американцы вышли из ПРО, потом мы здесь, в Европе, не договорились о Договоре об обычных вооружённых силах, потом зашатался, к ужасу, Договор о ракетах средней и малой дальности. Если взглянуть дальше, выживет ли Договор СНВ–III, и если предположить, что зашатается и он, то не приведёт ли это к новой гонке вооружений, что потребуется так поднимать военные расходы в России, что могут пострадать и уже ставшие привычными социальные выплаты, о которых сегодня, естественно, так много разговоров?

Спасибо.

В.Путин: Мы не выходили из основополагающих договоров, которые являются, являлись краеугольным камнем международной безопасности. Мы не выходили из Договора по ПРО, Соединённые Штаты вышли в одностороннем порядке. Теперь мы слышим действительно разговоры о проблемах по Договору о ракетах малой и средней дальности. Судя по всему, создаются условия и проводится информационно-пропагандистская работа для возможного выхода Соединённых Штатов и из этого Договора, тем более что по факту они уже вышли. Они пытаются нас в чём–то упрекнуть и обвинять, а сами–то они что сделали? Они поставили системы – противоракетные якобы – в Румынии.

А как они поставили? Они поставили пусковые системы «Иджис», сняли их просто с моря и поставили. Но в этих системах противоракеты можно легко заменить просто на ракеты средней дальности. То есть, по сути, уже процесс пошёл по факту. Если и дальше так дело пойдёт, ничего хорошего в этом нет. Мы сами выходить никуда ниоткуда не собираемся.

Что касается СНВ–III – то же самое. Мы слышим в Соединённых Штатах, что это уже вроде как им невыгодно, им не нужно. Такие разговоры есть. Если это произойдёт, если Соединённые Штаты опять в очередной раз в одностороннем порядке выйдут из него, это будет очень плохо с точки зрения сохранения международной стабильности и безопасности.

Теперь по поводу наших военных расходов. Мы знаем, мы видим эти процессы, мы понимаем, к чему конкретные действия могут привести. Мы обеспечим свою безопасность, не втягиваясь в гонку вооружений.

Д.Песков: Там была вторая часть.

Дайте, пожалуйста, микрофон.

С.Брилёв: Не приведёт ли рост военных расходов к сокращению социальных расходов?

В.Путин: Вы знаете, военные расходы у нас сбалансированы несколькими содержательными моментами.

Первое, нам нужно обеспечить свою безопасность.

И, второе, сделать так, чтобы это не привело к разрушению экономики. Мы именно из этого исходим.

Вот смотрите, у нас на следующий год, например, предусмотрены военные расходы – это 1,4 триллиона на закупки и 1,4 триллиона на содержание, то есть 2,8 триллиона рублей. Это примерно 2,8 с небольшим процента ВВП. Я назвал абсолютные цифры – 2,8 триллиона. Если посчитать по действующему курсу, это примерно 46 с небольшим миллиардов долларов.

В Соединённых Штатах сейчас уже подписан закон о военных расходах в 700 миллиардов долларов. У нас – 46 с небольшим, а там – 700. Почувствуйте разницу. Может ли наша страна позволить себе такие расходы? Нет, но нам того, что мы тратим эти 46 с небольшим, достаточно. Можно, конечно, сказать, что и этого много.

Но вы знаете, у нас есть известная шутка: те, кто не хочет кормить свою армию, будут кормить чужую. Это совсем старая. Есть и более современные шуточки. Я иногда рассказываю вам всякие шутки на этот счёт. Могу рассказать очередную, она тоже с бородой, но всё–таки более современная. У бывшего офицера сын приходит к нему, он сына спрашивает: «Сынок, у меня здесь кортик был. Ты не видел кортик?» Он говорит: «Пап, не ругайся. Я его поменял у мальчишки из соседнего двора на часы». Он говорит: «Покажи». Посмотрел. «Часы хорошие, молодец. Знаешь, завтра придут к нам бандиты и грабители, меня убьют, маму убьют, сестру твою старшую изнасилуют, а ты выйдешь и скажешь: добрый вечер, московское время 12 часов 30 минут». Мы же с вами не хотим такого развития событий. Так что мы будем уделять нужное внимание развитию армии и флота, не втягиваясь в гонку вооружения и не разрушая бюджет.

Д.Песков: Владимир Владимирович, я предлагаю комбинированный вариант. Там были «Дети о будущем», и здесь у нас сидят «теледетки», в центральном секторе, ребята уже не первый год принимают участие в пресс-конференции.

Давайте по очереди. Пожалуйста.

М.Волынкина: Марина Волынкина, интернет-портал «Одарённые дети».

Владимир Владимирович, я позволю себе, как и Вы, немножко пошутить, поскольку действительно три года назад у нас с Вами «родился» ребёнок, ребёнок талантливый и одарённый.

В.Путин: Ну слава Богу. Это всё от Бога.

М.Волынкина: Конечно.

Это, конечно, шутка. Вы в 2014 году на пресс-конференции поддержали создание всероссийского интернет-портала «Одарённые дети», который сегодня очень хорошо развивается, поддерживается Вами. Мы провели совершенно замечательные мероприятия, связанные с «ПатриУмом». Дети передают Вам огромный привет со всей России, это 85 регионов.

Так вот 1 сентября, когда Вы объявили конкурс о сочинении «Россия, устремлённая в будущее», на нашем портале мы в этот же день объявили семь номинаций по этому мероприятию. И ребята написали 2,5 тысячи совершенно уникальных сочинений о будущем России. 115 победителей, 19 января мы в Совете Федерации при поддержке АСИ будем поздравлять ребят.

Поскольку Вы задали вопрос, хотите ли Вы услышать из уст этих талантливых, удивительных детей ответ о том, как они видят Россию? Они потрясающе отвечают. Владимир Владимирович, что скажете?

В.Путин: Давайте. Вы прямо сейчас хотите сюда привести?

М.Волынкина: Нет, 19 января приходите, пожалуйста, на награждение этих талантливых детей в Совет Федерации – там будет присутствовать АСИ, – чтобы дети Вам сами рассказали о том, как они видят нашу Россию. Это что–то невероятное.

В.Путин: Хорошо, я постараюсь. Спасибо Вам большое за Вашу работу и за Ваше предложение.

Д.Песков: Далее – «Теледетки».

А.Жукова: Здравствуйте. Я Арина Жукова, и со мной сегодня Кирилл Сеник, это мой коллега. Мы представляем интернет-канал «Теледетки», Санкт- Петербург.

Скажите, пожалуйста, как государство поддерживает талантливых детей и как оно будет поддерживать их в будущем? И сотрудничает ли оно с деятелями культуры, искусства, учёными в этом вопросе и так далее? Есть ли понимание, кем будут эти дети в будущем, если сейчас в них вкладывают много средств и трудов?

И ещё мы знаем, что существует лагерь «Сириус», который сделан по Вашей инициативе. Туда принимают много талантливых детей со всей страны. А что делать детям, которые не менее талантливые в других регионах, но не смогли туда попасть, ведётся ли с ними какая-то работа?

В.Путин: Что касается работы с талантливыми детьми, с детьми вообще, а с талантливыми детьми в особенности, хочу сказать следующее. Уже говорил, хочу повторить, я считаю, что все дети талантливы. Вопрос только в том, и это задача преподавателей, задача родителей, чтобы раскрыть эти таланты.

Кстати говоря, это не общая фраза. Сейчас проводятся в сфере так называемых когнитивных наук такие исследования, в том числе проводятся нашими специалистами, работающими и у нас в стране, и за рубежом.

Вы упомянули про «Сириус». Это не какой-то лагерь, это центр работы с талантливыми детьми. Мы хотим рядом с «Сириусом» на площадях бывшего медиацентра (многие, наверно, во время Олимпиады там работали), там огромные площади, по-моему, четыре Красные площади по общей площади, мы хотим там создать (это тоже моя инициатива) научные современные лаборатории по нескольким направлениям мирового класса и уровня.

Это информационные технологии, биология и генетика, когнитивные науки, прежде всего по поводу способов и методик работы с молодыми людьми, с талантливыми детьми и по поводу раскрытия их таланта. Это сейчас целое направление организуется.

Поэтому мы и с научной точки зрения будем этим продолжать заниматься, и в практическом плане. Но кроме «Сириуса» у нас существуют, работают и развиваются, кстати говоря, и «Артек», и «Океан», и «Орлёнок» на Кавказе.

Но это тоже не всё. Сейчас создаются кванториумы, детские технопарки по всей стране, проводятся олимпиады. В чём смысл и конечная цель? Вести ребят от школы до высшей школы, а потом до трудоустройства, конечно, желательно в стране.

Кстати говоря, если вернуться к «Сириусу», с чего Вы тоже начали, то кроме создания лабораторий мирового класса, именно мирового класса, рядом уже нашли участок в 30 гектаров, и я хотел бы создать и технопарки, которые будут работать вообще все вместе.

«Сириус», лаборатория мирового класса и технопарки, которые будут уже заниматься коммерциализацией того, что будет нарабатываться представителями науки. Но и с ними как раз работают лучшие преподаватели школьного уровня и преподаватели высшей школы. И там же проводится курс переподготовки преподавателей школ.

Мне бы очень хотелось, чтобы серия подобных учреждений возникала по всей стране. И в целом такая сеть уже в регионах Российской Федерации начинает создаваться. Так и будем делать.

Кто по пенсионному возрасту? Пожалуйста.

Обязательно. Армию не забудем.

З.Султанова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Зульфия Султанова, «Челнинские известия».

В последний год очень много говорят об увеличении пенсионного возраста. И всем понятно, что дело уже только во времени. Когда будет принято решение, и как Вы считаете, на сколько нужно повышать пенсионный возраст для мужчин и женщин?

В.Путин: Вы знаете, Вы затронули очень чувствительный и очень важный вопрос. Я Вам сейчас не скажу об окончательных решениях, потому что, действительно, они пока не готовы. Вы так сформулировали вопрос, будто решение уже принято.

Действительно, те, кто выступает за повышение пенсионного возраста, говорят о том, что планка выхода на пенсию была обозначена в 30-е годы прошлого века. Когда только устанавливали 55 лет – для женщин и 60 лет – для мужчин, тогда и продолжительность жизни была примерно такой же, как это ни странно. Примерно.

Сейчас все европейские страны, все страны, которые нас окружают, включая Белоруссию, Казахстан, все, на Украине то же самое, – все уже приняли решение о повышении пенсионного возраста. Не сделали этого только мы.

О чём говорят сторонники повышения пенсионного возраста? Они говорят о том, что если этого не сделать, то с учётом увеличения продолжительности жизни количество работающих будет сокращаться, а количество людей, вышедших на пенсию, будет увеличиваться, и это не даст возможности нам сбалансировать пенсионную систему.

Это совсем не значит, что государство не будет в состоянии выплачивать пенсию. Оно будет в состоянии выплачивать пенсию, там не возникнет катастрофической ситуации, при которой выплаты прекратятся, но доходы пенсионеров будут заморожены и с учётом инфляции будут сокращаться. Так говорят сторонники повышения пенсионного возраста.

Они же говорят, что если повышать пенсионный возраст, то нужно повышать одинаково и для мужчин, и для женщин. У нас женщины в 55 лет рожают даже. Слава богу, дай им бог здоровья.

Но есть и те, которые предупреждают о том, что есть проблемы в случае повышения пенсионного возраста. На что они ссылаются? Они говорят: «Мы хотим придать нашей экономике инновационный характер. Мы хотим, чтобы главную роль играли цифровые технологии».

Что это значит? Это значит, что тот результат в экономике и на предприятиях, в сфере реального производства, который достигается, условно говоря, применяя тысячу работающих, завтра на этих предприятиях, может быть, потребуется не больше ста, да плюс ещё возраст выхода на пенсию мы снесём вправо до 63 или 65 лет, некоторые предлагают.

А куда девать этих людей, которые высвободятся от работы? Что будет с рынком труда? Есть и другие соображения. Для того чтобы принять окончательно, нужно всё это просчитать реально. Я говорю не для того, чтобы уклониться от ответа. Посчитать по каждой позиции, к чему что приведёт.

Но, разумеется, при любом варианте принятия решения это не коснётся тех, кто уже вышел на пенсию, это первое. И второе, уже совершенно точно, это не должно быть никаким шоковым решением, не должно быть разовым, это должно быть, как во многих странах делается, постепенно и мягко – или через полгода, или через год.

Но повторяю ещё раз и хочу это подчеркнуть: никакого окончательного решения не принято. И ещё одно, чрезвычайно важное обстоятельство. Такие решения не могут приниматься кулуарно, даже на уровне Правительства.

Это должно происходить открыто, с привлечением общественности и, конечно, в ходе открытой дискуссии в представительных органах власти, в том числе в парламенте.

Д.Песков: Владимир Владимирович, может быть, спортивная тематика. Я предлагаю такой комбинированный вариант по спорту. Я видел «Советский спорт», видел «Матч ТВ» и видел такую, скорее антиспортивную, надпись у журналиста: «Родченков и его жизнь в России». Давайте мы начнём с «Матч ТВ». Только очень прошу быть лаконичными.

О.Богословская: Ольга Богословская, «Матч ТВ».

Владимир Владимирович, у меня вопрос, конечно же, на спортивную тему. Ситуация с Международным олимпийским комитетом и Всемирным антидопинговым агентством. Каким Вы видите общение с этими организациями? И ещё, ситуация действительно крайне напряжённая и тяжёлая, – каким Вы видите выход из создавшегося положения?

В.Путин: И я, и некоторые мои коллеги уже говорили: для нас очевидным является то обстоятельство, что скандал раздувается в преддверии внутриполитического российского календаря. И кто бы чего ни говорил, убеждён, просто знаю, что это так и есть. Вот кто бы чего ни говорил, я знаю, что это так.

Но в то же время, и тоже уже об этом неоднократно было сказано, мы сами в этом виноваты, мы дали повод для этого. Потому что действительно выявлены реальные случаи применения, использования допинга.

Правда, и в других странах тоже выявляется, просто вокруг этих стран нет такого политизированного ажиотажа. А то, что здесь политическая подоплёка, – сомнений нет.

Есть другие системные вещи в мировом спорте. Скажем, разрешение принимать запрещённые для других препараты по медицинским соображениям, якобы после операций или в силу каких-то заболеваний с детства.

Но это очень странно, потому что кто-то получает конкурентные преимущества. Но, может быть, тогда этим людям, которым разрешено принимать эти препараты, а другим запрещено, вне конкурса выступать или что-то в этом роде, не знаю.

Не хочется никого обижать и задевать, потому что люди все работают, стараются и заслуживают уважения. Но конкуренция должна быть соблюдена.

Как мы будем выстраивать отношения и с ВАДА, и с МОК? Надеюсь, конструктивно. Мы спокойно будем с ними работать, устраняя те проблемы, которые у нас действительно есть, но добиваясь, конечно, защиты интересов наших спортсменов, в том числе и в гражданских судах.

Знаю, что этого многие международные чиновники не хотят, но что нам делать? Мы вынуждены будем там, в гражданских судах, помогать нашим спортсменам отстаивать свои честь и достоинство.

Д.Песков: Да, что Вы хотите?

Дайте сюда микрофон, пожалуйста.

О.Лурье: Добрый день!

Олег Лурье, журнал «Мир и политика».

Главный свидетель ВАДА, благодаря показаниям которого отстранена наша команда, Григорий Родченков, в 2011 году являлся со своей сестрой обвиняемым по уголовному делу о нелегальной торговле допингом и гарантировал – это спортсмены среднего звена – то, что не будет определён допинг у спортсмена, он не обнаружит.

После предъявления обвинения он пытался покончить жизнь самоубийством: ударил себя ножом в алкогольном опьянении. Потом судебно-медицинская экспертиза обнаружила у него психиатрическое заболевание. То есть полный букет: это шизотипическое расстройство личности.

Потом происходили такие странные чудеса. Он как по мановению волшебной палочки вдруг превращается в свидетеля. Из 12 эпизодов остается один. И он возвращается, возглавляет РУСАДА.

Теперь такой вопрос: будет ли проведено расследование того, как велось уголовное дело и почему – сейчас дело, кстати, возобновлено – он из обвиняемого превратился в свидетеля?

Как может человек, склонный к суициду, занимающийся торговлей допингом, снова возглавить Российское антидопинговое агентство? Кто стоял за этим? Будут ли названы имена, пароли, явки? Будут ли наказаны те, кто покрывал Родченкова?

В.Путин: Вопрос непраздный. Действительно странно: человек, который несколько лет жил в Северной Америке, потом приехал к нам, но ничего странного, что он возглавил. Но то, что он подозревался в распространении допинга, его сестра, по–моему, была осуждена за это…

Реплика: На полтора года.

В.Путин: Да, на полтора года. Вот видите, Вам даже виднее, я не знал. И что ещё более странно для меня, для человека, который всё–таки в специальных службах долгое время проработал, он же ведь всю эту гадость таскал из Северной Америки: из США и Канады. Как его пропускали через таможню при таком жёстком контроле? Он же годами всё это делал.

Конечно, возникают всякие мысли на этот счёт. Да, это ошибка тех людей и тех структур, которые его туда привели. Нельзя работать с людьми, которые пытаются покончить жизнь самоубийством по любым соображениям. Это значит, что у них проблемы с психикой. Но нельзя тем более основывать решения исключительно на показаниях этих людей.

Смотрите, что в обосновательной части Международного олимпийского комитета написано: первое, что он честный человек; второе, что он находится под контролем ФБР и защищён; и третье, что всё изложено в его дневниках.

Извините, но это ерунда какая–то. Во–первых, кто сказал, что он порядочный человек? Если он был под судом и известно, что он жульничал. Тем более что он прямо говорит, что для него главное – деньги.

Второе, что он находится под контролем и защитой ФБР. Для нас это не плюс, для нас это минус, это значит, что он работает под контролем американских спецслужб. Что они с ним там делают? Какие они ему дают препараты, чтобы он говорил то, что нужно? Это просто смешно.

И третье, это всё изложено в его дневниках. Ну и что? Когда это изложено? Где он написал? Как он всё это делал? Никто не знает. Всё, больше ничего нет.

Царапины на этих банках. Мы же отдали туда по акту. Никаких претензий к нам не было. Где появились эти царапины? Когда? Просто ничего больше нет.

Мы с уважением относимся к международным спортивным организациям, кстати говоря, и к ВАДА, и тем более МОК, у нас там очень много друзей. Но мы понимаем, что им тяжело. На них самих давят с утра до ночи, запугивают. Что бы сейчас они ни сказали после моих слов, так и есть.

Но всё равно, даже если они вынуждены что–то делать, надо хоть на чём–то объективном основывать свои выводы, вот о чём речь. А как так получилось, что такой субъект оказался во главе нашей антидопинговой структуры? Ошибка, конечно, тех, кто это сделал. Я знаю, кто это сделал. Но теперь что об этом говорить?

Д.Песков: «Советский спорт», пожалуйста. Только очень лаконично, я Вас прошу.

Н.Яременко: Очень коротко.

Николай Яременко, «Советский спорт».

Долго не буду рассказывать, что мы старейшее издание, потому что нам по телевизору показывали, что Владимир Владимирович подписан на «Советский спорт».

Мы все хорошо знаем, что в России умеют проводить крупные спортивные состязания. Олимпиада в Сочи это блестяще показала. Нет сомнений, что, даже когда мы не успеваем, подкрутим, подчистим, достроим.

У нас в следующем году самое крутое событие – чемпионат мира по футболу. Мы все его ждём. Это будет настоящий фестиваль, праздник. Уверен, всё пройдет на самом высшем уровне.

Но мы привыкли, что крупные города – Москва, Санкт-Петербург, Казань, Сочи – уже имеют опыт и знают, как проводить. При этом будет ещё много городов, где до сих пор даже иностранные гости кажутся экзотикой. Нет ли у нас сомнений, что все справятся на должном уровне?

В.Путин: Нет сомнений, Вы правильно сказали, у нас хороший, очень большой опыт успешного проведения очень больших, очень крупных международных соревнований. Сейчас не буду все перечислять, чтобы время не терять.

Кубок конфедераций был проведён, и проведён на самом высоком уровне. Для нас очень важно, что инспекторы FIFA сопровождают всю подготовку к проведению чемпионата мира, всё идёт по графику.

Объективности ради должен сказать, что из 12 стадионов – они должны быть построены в 11 городах, в Москве два стадиона будут использованы – в одном месте есть двухмесячное отставание. Но это всё поправимо, и, уверен, всё будет сделано в срок и качественно.

Что хотелось бы особенно подчеркнуть? Меньше половины – это бюджетные расходы, больше половины – частные вложения. При этом государственные средства, прежде всего так, как было во время подготовки к Олимпиаде в Сочи, будут расходоваться и расходуются на подготовку инфраструктуры: дорог, подъездных путей, аэропортов, вокзалов и так далее. Уверен, что всё будет сделано качественно и в срок.

Д.Песков: Спасибо.

Владимир Владимирович, у нас не было ещё зарубежных СМИ. Я «Эй-би-си ньюс» предлагаю.

Т.Моран (как переведено): В Соединённых Штатах Америки расследования со стороны Конгресса, Министерства юстиции и СМИ обнаружили множество контактов между российскими гражданами, которые связаны с вашим Правительством, и высокопоставленными чиновниками – членами кампании Трампа. Некоторые из этих представителей сейчас находятся под уголовным преследованием за то, что они солгали относительно тех контактов. И многие американцы считают, что что-то не так. И раз уж так много дыма, то огонь тоже должен быть. Каким образом Вы американцам объясните колоссальное число контактов между представителями кампании Трампа и вашим Правительством?

И второе, если позволите. Прошло больше года с момента избрания Президента Трампа на этот пост. Вы положительно о нём отзывались во время кампании, и как Вы оцениваете его теперь, по прошествии одного года? Благодарю Вас.

В.Путин: Давайте со второй части Вашего вопроса начнём. Не мне оценивать работу Президента Трампа. Это должен сделать его избиратель, американский народ. Мы объективно видим некоторые достаточно серьёзные достижения, даже за тот небольшой период времени, который он работает. Посмотрите на рынки, как они выросли. Это говорит о доверии инвесторов к американской экономике. Это говорит о том, что они доверяют тому, что делает Президент Трамп в этой сфере. Знаете, при всём уважении к оппозиции Президента Трампа внутри Соединённых Штатов, – это объективные факторы.

Есть вещи, которые, я думаю, что он и хотел бы сделать, но не смог пока, имеется в виду реформа здравоохранения, некоторые другие направления. Он говорил, кстати говоря, во внешней политике об улучшении отношений с Россией. Но это же очевидно, что даже если бы он хотел, пока он не в состоянии этого сделать из-за известных ограничений. Но на самом деле я не знаю, это у него надо спросить, есть у него ещё такое желание, нет или полностью оно исчерпано. Я надеюсь, что оно есть, и исхожу из того, что в конце концов в интересах американского и российского народа мы всё-таки нормализуем наши отношения и будем развиваться, будем преодолевать общие угрозы, они хорошо известны: это терроризм, решение экологических вопросов, борьба против распространения оружия массового уничтожения, преодоление кризисов в различных регионах мира, включая Ближний Восток, северокорейскую проблему и так далее, и так далее. У нас много вещей, которые мы можем, объединяя усилия, делать гораздо более эффективно в интересах наших народов, чем это происходит до сих пор. Собственно говоря, пожалуй, всё.

Т.Моран: Каким образом Вы объясните связь между вашим Правительством и представителями кампании Трампа? Как Вы объясните это американцам?

В.Путин: Вы знаете, это всё придумано, всё это придумано людьми, которые находятся в оппозиции к Трампу, для того чтобы придать его работе нелегитимный характер. Для меня это даже странно, говорю Вам совершенно откровенно, это делается как будто без понимания того, что люди, которые это делают, наносят ущерб внутриполитическому состоянию страны, обескровливают возможности избранного главы государства. Это значит, что они просто без уважения относятся к избирателям, которые за него проголосовали.

А как Вы вообще представляете любой избирательный процесс во всём мире? Что, нужно вообще запретить любые контакты? Нашего посла обвиняли в том, что он с кем-то встречался. Но это же общемировая практика, когда дипломатический представитель, когда даже члены Правительства встречаются со всеми кандидатами, с их командами, обсуждают какие-то вопросы, перспективы развития, хотят понять, что будут делать те или иные люди, если они придут к власти, как на это реагировать. Что здесь такого кто-то увидел запредельного? И почему это должно всё приобрести характер какой-то шпиономании?

Вы смотрели, как шли расследования по социальным сетям. Там реклама наших кампаний измеряется какими-то сотыми долями процента, в то время как американские кампании по рекламе были представлены в сто, двести, триста процентов. Просто абсолютно несопоставимые вещи. Но даже это кажется почему-то избыточным. Бред какой-то.

Так же как ситуация, связанная с нашими средствами массовой информации, там RT, «Спутник». Но их доля в общем объёме информации ничтожна по сравнению с тем, что делают американские глобальные СМИ во всём мире и у нас в России. И это кажется угрозой. А где же тогда свобода распространения информации? Собственно, один из краеугольных камней, на котором зиждется сама американская демократия.

Надо всем нам научиться, что у кого-то что-то получается, у кого-то что-то не получается. Надо делать выводы из этого и идти вперёд, а не набрасываться как зверьки друг на друга. Надо об этом подумать и сделать выводы.

Д.Песков: Переместимся в то крыло. ТВЦ.

Л.Акиньшина: Спасибо. Лилия Акиньшина – «ТВ Центр».

Владимир Владимирович, у меня экономический вопрос, как Вы просили, о денежно-кредитной политике Центробанка.

Вы уже рассказали о рекордно низкой инфляции, и ключевая ставка медленно, но верно снижается, тем не менее Центробанк всё равно критикуют. Хотя одним из основных экономических трендов этого года было таргетирование инфляции. И тогда было очень много скептиков относительно того, что удастся её снизить, но Центробанк это сделал. Тем не менее дискуссия продолжается. Некоторые экономисты говорят, что то, что хорошо рядовому потребителю, например то, что рост цен не такой большой, как это было раньше, то в масштабах и перспективах экономики страны если не смерть, то не совсем здоровое состояние.

Как Вы считаете, насколько оптимальна политика таргетирования инфляции? Дала ли она все свои плоды? И насколько тогда обоснованы жалобы бизнеса на то, что в стране не хватает свободных денег, нет доступных кредитов на развитие производства и экономики? Спасибо.

В.Путин: Таргетирование инфляции – это правильный процесс. Если мы хотим, чтобы экономика у нас была здоровая, вызывала бы доверие со стороны инвесторов, это обязательная составляющая нашей политики. Это взвешенная бюджетная и кредитно-денежная политика, которой занимается Центральный банк.

Можно ли понять критику со стороны бизнеса? Тоже можно понять. Конечно, хочется получить больше кредитов и по более низкой ставке. Вопрос в том, чтобы этот процесс шёл аккуратно и чтобы он не был избыточным, чтобы в экономике не возникло так называемых мыльных пузырей, когда получают много-много дешёвых денег, вкладывают их в малоперспективные предприятия по производству товаров и услуг, которые не обеспечены спросом. Вот самое главное, в чём дело.

Что происходило за последние годы? Если в прошлом году Центральный банк дважды снизил ставку – с одиннадцати до десяти процентов, то в этом году Центральный банк пять раз снижал ключевую ставку. И сейчас она составляет 8,25.

Центральный банк показал и цели своей дальнейшей деятельности. Где-то к 2020 году, если мне память не изменяет, ключевая ставка будет шесть-семь процентов. Снижаются вслед за ключевой ставкой (это один из важных факторов, но не единственный) ставки по кредитам коммерческих банков. Сейчас она средневзвешенная. Для нефинансовых организаций – где-то 10,08 процента, по-моему. Для малого и среднего бизнеса, конечно, больше – тринадцать-четырнадцать процентов в среднем. Есть наверняка и больше, есть меньше.

Что делает Центральный банк ещё? Принято решение по реструктуризации банковских учреждений. Те, которые имеют, условно говоря, генеральную лицензию для работы с крупными партнёрами, с крупным бизнесом, должны иметь уставный капитал не меньше одного миллиарда. И с базовой лицензией – те банки, которые имеют уставный капитал не меньше трёхсот миллионов. Предполагается, что именно они будут работать с малым и средним бизнесом, в том числе в регионах. Поэтому у нас сегодня, по-моему, ещё достаточно большое количество банков для нашей экономики, для уровня развития нашей экономики. По-моему, ещё 521 банк у нас существует. Это не значит, что всех их нужно «душить», и это очень вредно. Но нужно всё равно оздоровлять финансовую систему в интересах, прежде всего, клиентов. Это чрезвычайно важная вещь особенно в условиях каких-то колебаний на мировых рынках, сложностей внутри страны: чтобы клиенты не сталкивались с неразрешимыми проблемами.

У нас по двум каналам происходит санирование или оздоровление банковской системы: это АСВ (Агентство по страхованию вкладов) и недавно созданный соответствующий фонд. Я думаю, что это очень важно – создание этого фонда. Почему? Потому что, когда идёт оздоровление банков через этот фонд, в нём уже принято решение, что деньги, кредитные ресурсы, полученные из банка собственниками банков либо крупным менеджментом банков, выводятся за скобки. То есть эти люди, которые довели финансовые учреждения до такого состояния, не получают оттуда никаких денег. Это, на мой взгляд, чрезвычайно важная вещь.

И ещё на что хотел бы обратить внимание, потому что я слышу эту критику в отношении ЦБ: что своими действиями ЦБ огосударствляет банковскую систему. Это не так. Во-первых, повторяю, банков 521 или больше, 521, по-моему, а кредитных учреждений ещё больше, потому что банки – это не все кредитные учреждения. Это во-первых.

Во-вторых, Центральный банк нам всем говорит, и, в общем, правильно настроен на это. Если он что-то и забирает даже под себя – с целью последующей приватизации. Мы будем исходить из того, что этот процесс будет развиваться именно в таком ключе.

(Шум в зале.) Ребят, давайте потише.

Д.Песков: Давайте не кричать.

В.Путин: Секунду, там я видел «Сельское хозяйство». Что «Сельское хозяйство»? Пожалуйста, дайте микрофон.

Е.Агамян: Владимир Владимирович, ГТРК «Новосибирск», Елена Агамян.

Сибиряки в этом году намолотили рекордный урожай. И, к сожалению, оказалось так, что он никому не нужен, потому что государство в этом году решило не объявлять интервенции, элеваторы полны зерном ещё интервенции 2008 года. Его вывозить за территорию региона очень сложно, потому что мы находимся в центре страны: нам что до Новороссийска, что до Владивостока очень дорого это зерно везти. И сегодня аграрии терпят огромные убытки. Продают зерно, поскольку его хранить негде, буквально за полцены. Действительно, они готовы сегодня к диверсификации, они готовы сегодня переориентировать и сажать, сеять что-то другое, но им со своих полей очень трудно понимать, что сегодня нужно стране и что ей понадобится завтра.

Может быть, вернуться к системе Госплана? Может быть, есть какие-то другие варианты, когда крестьяне не будут получать рекордный урожай и вместе с тем рекордные убытки? Спасибо.

В.Путин: Вы сказали «за полцены». Надо понять только, что такое цена, о которой Вы говорите. Это цена, которую производитель хочет получить, или это рыночная цена? И что такое рыночная цена?

Без всяких сомнений, производители зерна нуждаются в поддержке. Она может быть осуществлена разными способами. Или с помощью госзакупок – не думаю, что это исключённый вариант, надо подумать, несмотря на то что в Правительстве считают, что это нецелесообразно, но надо подумать.

Но точно совершенно, о чём мы договаривались с Правительством, это речь идёт о субсидировании железнодорожных перевозок. Я просто не могу сейчас сказать, принято окончательное решение или нет, но оно должно быть принято, и это должно сработать. Это касается перевозок вообще и на экспорт в частности.

Д.Песков: Газета.ру.

Р.Фаляхов: Меня зовут Рустам Фаляхов. У меня тоже экономический вопрос.

Владимир Владимирович, из Ваших ответов, честно говоря, складывается впечатление, что Вас иногда некорректно информируют о состоянии дел, по крайней мере, в экономике.

У меня налоговый вопрос. Хочется услышать всё–таки какой–то более реальный ответ. Будут ли расти налоги в 2018 году и далее? Сейчас и бизнес, и граждане абсолютно уверены, что власти взяли тайм-аут перед выборами – это понятно почему, – а дальше будет тотальный рост налогов.

Они и так растут, условно говоря, тихой сапой, косвенным образом растут и на граждан, на бизнес, повторяю. Что Вам докладывают по этому поводу? Что будет всё–таки реально происходить с налогами после выборов?

В.Путин: Не могу с Вами согласиться в том, что кто–то кого–то пытается ввести в заблуждение по поводу налогообложения. Что растёт нагрузка, в том числе неналогового характера, это да, это правда, к сожалению. Я уже давал по этому поводу поручение, как Вы знаете, провести подробный анализ того, что происходит в регионах. А это прежде всего в регионах происходит Российской Федерации. Это первое. Мы это сделаем.

Нужно будет, безусловно, в будущем создать определённые условия, которые будут препятствовать этому подчас неограниченному и неконтролируемому росту неналоговой фискальной нагрузки.

А для бизнеса, конечно, Вы правы абсолютно, всё равно, какая разница, по какой статье платить, главное, что это из кармана вынимают или из бизнеса вытаскивают. Это первое.

Второе. Всё–таки собственно налоги: мы договаривались о том, что налоги до конца 2018 года расти не будут, и в целом это всё–таки выдерживается. Можно там о чём–то где–то поспорить, но в целом это по основным видам налогов выдерживается.

Начиная с 2019 года что будет? Я уже говорил, отвечая на какой–то вопрос, что мы наметили основные направления развития: инфраструктура, здравоохранение, образование, высокие технологии, укрепление армии и флота и так далее. Но источники надо найти.

И конечно, мы сейчас напряжённо думаем на тему того, какие это источники, как и что можно было бы настроить в налоговой системе таким образом, чтобы это работало на генеральные, основные цели развития экономики страны; какие нужно сделать маневры в налоговой системе, с тем чтобы облегчить нагрузку на те отрасли, которые мы предполагаем развивать усиленными, быстрыми темпами.

Сейчас, мне кажется, об этом рано говорить, потому что эта дискуссия относится к такой категории, которая сначала должна быть проведена на экспертном уровне и после принятия решения вынесена на обсуждение вместе с бизнес-сообществом. А мы это сделаем обязательно. Мы не будем это делать кулуарно, так же как по некоторым другим вопросам: как, скажем по пенсионному возрасту и так далее.

Но на что совершенно точно нужно обратить внимание уже сегодня и сейчас – это на некоторые налоги, которые ложатся достаточно тяжёлым бременем на граждан и на бизнес и не отвечают никаким интересам ни самих граждан или бизнеса, ни интересам государства в целом.

Реплика: Капремонт…

В.Путин: Капремонт, например.

Или, скажем, налоговая задолженность, которая возникла на протяжении предыдущих многих лет в силу обстоятельств, которые даже с человеком иногда не связаны, в силу несовершенства нашей налоговой системы.

Эти задолженности касаются, дай бог памяти, где–то 42 миллионов человек. И общий объём этой задолженности – 41 миллиард. Может, кто–то будет ругаться на меня из моих либеральных оппонентов. Но я думаю, что нужно освободить людей от этих выплат. И сделать это нужно максимально дебюрократическим способом, без обращения человека в налоговые инспекции. Это первое.

Второе, нужно то же самое сделать для индивидуальных предпринимателей. Это тоже примерно 15 миллиардов рублей. И касается это около трёх миллионов человек – 2,9 миллиона человек. Человек начал работу, начал бизнес. Что–то не получилось. А налоги на него всё начисляли и начисляли. Надо освободить этих людей от выплат подобного рода.

Третье, нужно выстроить систему таким образом, чтобы стимулировать налогоплательщиков, чтобы они не боялись обратиться в налоговую инспекцию, даже если они пропустили срок платежа. Конечно, должна быть обеспечена налоговая дисциплина, это правда. Но она не должна быть чрезвычайно и чрезмерно закручена.

И, наконец, есть ещё одна ситуация, которая требует особого внимания. Имею в виду так называемые условные доходы. Для тех, кто не просвещён и не погружен, скажу. Скажем, банки кого–то освобождают от выплаты кредитов, фирмы – операторы связи освобождают. По действующему законодательству это считается как бы условный доход, условный, и на него сразу накручиваются налоги. Это тоже примерно около трёх миллионов человек, и тоже там счёт идёт на миллиарды, их задолженность.

Надо это списать. Это абсолютно бессмысленная вещь, которая мешает развиваться и экономике, и на людей накладывает несправедливую налоговую нагрузку. Думаю, что мы сделаем это в самое ближайшее время.

Д.Песков: Давайте Уфа. Пожалуйста, дайте микрофон Уфе.

С.Шахов: Добрый день! Станислав Шахов, Уфа, «Общественная электронная газета».

У меня продолжение темы про налоги. Одна из головных болей каждого региона – это получение федеральных средств. Башкирия, условно, собирает 100 миллиардов налогов, 50 отправляет в федеральный бюджет, и потом многочисленные делегации ездят в Москву, чтобы получить субсидий ещё 30 миллиардов.

Считаете ли Вы необходимым провести налоговую реформу, чтобы дать регионам больше собираемых ими средств? Например, до 2010 года регионы получали пять процентов собранного налога на полезные ископаемые.

Это позволило бы на местах распоряжаться деньгами более эффективно, например, начинать ремонтировать дороги вовремя, а не в декабре, когда федеральные деньги поступили и их нужно освоить.

В.Путин: Да, я так считаю. Но сейчас не буду Вам говорить, какие предлагаются решения, хотя не буду скрывать, что эти решения мы обсуждаем. Буквально на прошлой неделе ещё раз к этому возвращались: и по дорожному строительству, и по доходам регионов говорили.

Кстати говоря, Вы знаете, что мы приняли решение по реструктуризации задолженности регионов. У кого-то есть ещё по этому вопросу? Вот по региональным задолженностям? Пожалуйста. Чтобы вместе сразу вам ответить.

У.Гатина: Здравствуйте, Великий Новгород. Меня зовут Ульяна Гатина, интернет-газета «Ваши новости».

Как раз вопрос по задолженностям регионов. Наша область – не исключение, как и многие другие, глубоко дотационный регион. Нам не хватает средств на социальную сферу, образование, здравоохранение, к сожалению, на прочие услуги. Один долг Великого Новгорода порядка двух миллиардов рублей, что составляет практически всю доходную часть.

Хочется знать, как таким регионам всё-таки выживать? Хотелось бы жить, вместо того чтобы ежегодно принимать бюджет безысходности, и принимать бюджет возможностей. Мы такие не одни. Как уравновесить между такими бедными регионами и так называемыми регионами-донорами отношения, чтобы ни тем было не обидно и не этим, и во всей стране люди одинаково хорошо жили? Как раз реструктуризация – может это быть программой как один из вариантов по решению этих возможностей?

Пожалуйста, Владимир Владимирович, позвольте я Вам передам. Это мой гражданский долг, я три года занимаюсь проблемой недофинансирования дошкольных, школьных учреждений. Можно я Вам наглядно покажу, в каких садиках у нас развиваются дети по стране.

В.Путин: Я возьму, ребят попрошу, они возьмут.

Д.Песков: Мы после пресс-конференции возьмём. Спасибо.

В.Путин: Секундочку, я должен ответить на этот вопрос. Это действительно очень коррелируется с тем, как вопрос из Уфы прозвучал, из Новгорода, по поводу регионов-доноров и регионов – реципиентов помощи.

Мы исходим из того, что люди, как Вы правильно сказали, где бы они ни проживали на территории России, они должны жить примерно в одинаковых условиях. Понятно, что это очень сложно сделать. Понятно, что просто регионы развивались по-разному в силу различных причин.

Но люди, которые живут в регионах, где бюджеты несамодостаточные, они в этом, конечно, не виноваты. Поэтому на протяжении многих предыдущих лет чем мы занимаемся? Выравниванием этих бюджетных доходов и, действительно, регионов, в которые страна вкладывала на протяжении десятилетий, а может, ста лет огромные ресурсы… Страна вкладывала, в том числе из тех, которые мы называем сегодня несамодостаточными (оттуда ведь тоже брались ресурсы).

Поэтому справедливым является перераспределение от регионов-доноров (сегодня у нас 12 таких регионов-доноров) в другие регионы Российской Федерации. И мы аккуратно будем это делать, не подрывая, разумеется, желание регионов-доноров развивать свою экономику дальше.

Теперь по поводу реструктуризации. Уже говорил сейчас, и, по-моему, уже публично Правительство об этом говорило: какие приняты решения? Приняты решения реструктурировать на семь лет кредитные задолженности практически всех регионов Российской Федерации: на семь лет под пять процентов.

Регионы, которые обеспечат рост налоговой базы не ниже инфляции, получат эту рассрочку не на 7, а на 12 лет. Это даст возможность регионам получить дополнительно совокупно выигрыш в размере 430 миллиардов рублей, которые должны пойти на оздоровление финансов и развитие: и на социальное развитие, и на экономическое развитие.

И, на мой взгляд, это чрезвычайно важно. Все регионы восприняли это с большим энтузиазмом, в том числе и Новгородская область. Таким регионам, как Новгородская область, будет оказана дополнительная помощь. Хочу это подчеркнуть: дополнительная помощь (кроме того, что я сейчас сказал).

А регионов, которые требуют такой дополнительной помощи, у нас немного. Их буквально три-четыре. Но Новгород входит в это число. Эта помощь будет измеряться тоже миллиардами рублей.

Что ещё очень важно, на мой взгляд. Это решение не принято. И об этом я даже с Правительством пока ещё не говорил. Нужно прекратить безудержный рост часто необоснованного закредитования регионов Российской Федерации в коммерческих банках под экономически необоснованные высокие проценты.

Ведь что происходит. Часто есть возможность перекредитоваться на госкредиты, уйти на меньшую ставку. Нет, не делают этого. Сразу возникает вопрос: почему? Нет ли сговора между местными властями и коммерческими банками? И есть определённые параметры, по которым коммерческие банки не выдают денег бизнес-структурам. А регионам – пожалуйста. Несмотря ни на какую задолженность и закредитование. Почему?

А потому что знают, что это обеспечено государством. Легко идут и берут эти деньги в качестве кредитов в коммерческих банках, совершенно не думая о последствиях. Но нужно будет ввести ограничения. Повторяю, ещё об этом я не говорил ни с кем. Вам сообщаю это в первый раз. Но мы, думаю, должны будем это сделать. Примерно так.

Д.Песков: «Ассошиэйтед пресс», пожалуйста.

К.Де Пюри: (По-русски.) С Вашего позволения тоже задам вопрос на английском.

(Как переведено.) Соединённые Штаты хотят, чтобы Россия убедила Северную Корею, чтобы она сдержала свою ракетную программу. Россия поддерживает более жёсткие санкции против Северной Кореи? Вы думаете, что сотрудничество с Северной Кореей могло бы отогреть российско-американские отношения, и что позволит улучшить их с господином Трампом?

В.Путин: Интересные вы ребята. Вы не обратили внимания, что ваши конгрессмены, сенаторы так хорошо выглядят, красиво, костюмы у них, рубашки. Они вроде умные люди. Они нас поставили в один ряд с Северной Кореей и Ираном и при этом в то же время подталкивают Президента, чтобы он уговорил нас вместе с вами решать проблемы Северной Кореи и иранской ядерной программы.

Вы вообще нормальные люди, нет? Странно, согласитесь, честное слово, это как-то за скобками здравого смысла. Но наша политика, в отличие от политики некоторых стран, всё-таки лишена, главным образом, текущей политической конъюнктуры.

Мы всё-таки стараемся конструктивно работать со всеми по наиболее злободневным вопросам в сфере международной безопасности. Мы стараемся не надувать губы, не обижаться на кого-то за непонятные нам, честно говоря, иногда решения.

Но что касается Северной Кореи, наша позиция хорошо известна, мы не признаём ядерный статус Северной Кореи. Мы считаем, что всё, что там происходит, это контрпродуктивно.

Я уже говорил и хочу Вам ещё раз повторить, в 2005 году с Северной Кореей в принципе договорились о том, что она прекращает свою ядерную военную программу. Северная Корея взяла на себя определённые обязательства. Все согласились и подписали эти соглашения.

Буквально через несколько месяцев Соединённым Штатам показалось мало этих договорённостей. Сразу были произведены аресты счетов северокорейских банков, и сказали, что Северная Корея ещё должна что-то сделать за пределами договорённостей.

Но Северная Корея плюнула на всё это и вышла из всех договорённостей. И начала снова развивать свою ядерную программу. Зачем вы это сделали? Мало показалось? Зачем тогда подписывали, если считали, что этого мало? Спровоцировали Корею, на самом деле, на выход. А потом ещё хуже – потом и Ливия, и Ирак. Я уже много раз говорил об этом.

Северная Корея не видит другого способа самосохранения, кроме как развитие систем оружия массового поражения и ракетной техники. Сейчас, видите, доработались до того, что у них ракеты уже достают до территории Соединённых Штатов, судя по всему. Что здесь хорошего?

Мы считаем, что с обеих сторон нужно прекратить нагнетание ситуации. Уже вроде мы услышали от американских партнёров: всё, мы прекратим учения. Нет, взяли опять провели, северокорейцы опять запустили ракеты. Надо спираль эту закончить, ведь это чрезвычайно опасная вещь.

Мы говорили с американскими партнёрами, даже если предположить, что Соединённые Штаты будут наносить какие-то удары, даже неядерными средствами, а высокоточным оружием в неядерном исполнении, а куда будете бить? Что, ЦРУ точно знает или РУМО точно знает, где, какие цели нужно поразить одним ударом?

Нет, конечно, это закрытая страна – Северная Корея; что-то знаете, а что-то наверняка нет. А там достаточно одного пуска, чтобы последствия были катастрофическими, пуска со стороны Северной Кореи. Катастрофическими.

Да, Соединённые Штаты уже однажды в истории применяли ядерное оружие, и, на мой взгляд, необоснованно, против Японии. Но сейчас-то вообще нет никакой необходимости. Надо быть крайне осторожными.

Сейчас господин Тиллерсон заявил о том, что Соединённые Штаты вроде готовы к прямым контактам. Это очень хороший сигнал, это очень хороший сигнал, который говорит о том, что в американском руководстве в целом и в Госдепе происходят явно какие-то подвижки, осознание реалий, надеюсь, вместе с разведсообществом Соединённых Штатов, вместе с Пентагоном.

И если мы будем двигаться исходя из здравого смысла, то мы, конечно, будем сотрудничать с Соединёнными Штатами по всем вопросам подобного рода, в том числе и по Северной Корее.

Д.Песков: Давайте мы сюда.

В.Путин: Там Башкирия рядом, а в моём сознании, в моём понимании, Украина тоже недалеко. Вот Украина, пожалуйста.

Р.Цимбалюк: Спасибо большое за возможность задать вопрос.

Но поправлю Вас, Украина и Башкирия далеко. Мы только с вашими бурятами пока очень близко знакомы.

Я не первый раз задаю вопрос Вам, беда только в одном, Вы не на все вопросы отвечаете. Раньше Вы говорили о том, что никогда не скрывали, что отправляете на Донбасс людей решать военные вопросы, в жизни это называется – убивать граждан Украины. И, в принципе, тут всё понятно, и наша армия знает, что с этими людьми делать, с вашими решателями, или решалами. Но часть из них попадают в плен, потом в украинские тюрьмы, и их приговаривают, в том числе и к пожизненным заключениям.

Вот у Вас заканчивается третий срок, вдруг Вас не выберут. Не хотите ли Вы поменять своих граждан? Тем более это не так сложно, потому что украинцы своих не бросают, и мы хотим вернуть своих 65 заложников, про которых Вы прекрасно знаете, это не только Сенцов, Сущенко, это куча, десятки крымских татар из Крыма.

(Шум в зале.)

В.Путин: Пожалуйста, не мешайте.

Р.Цимбалюк: И если Вы всё-таки выиграете выборы, возможно, Вы будете и дальше занимать такую абсурдную позицию по Донбассу, по миротворцам? И на практике люди ваши, которые решают там вопросы, они занимаются резнёй населения Донбасса, и Вам не стоит этого бояться, потому что освобождённые украинские города, как Славянск и Мариуполь, живут прекрасной мирной жизнью. Спасибо.

Д.Песков: Здесь добавление, «РИА Новости» тоже хотят.

В.Путин: Пожалуйста.

Е.Глушакова: Лена Глушакова, «РИА Новости». Я просто тоже про Украину хочу сразу, если мы так, блоками, делаем, добавить.

Ситуация с реализацией минских договорённостей кажется катастрофической. На Ваш взгляд, по-прежнему они работают для урегулирования этого конфликта?

И ещё такой момент. США постоянно проводят встречи с российскими представителями на тему Украины. При этом они в «нормандскую четвёрку» не входят. Может быть, стоит уже сделать фактическим их участие, формальным, чтобы они стали пятым членом «нормандского формата»?

И, если можно, ещё один вопрос по поводу украинского политика Саакашвили. Как Вы считаете, какова его судьба в будущем Украины и вообще каковы перспективы ситуации в этой стране? Спасибо.

В.Путин: Значит, по поводу «минского формата», его эффективности. Эффективность, конечно, низкая, и, на мой взгляд, прежде всего из-за неконструктивной позиции представителей сегодняшней киевской власти. Нет никакого желания реализовывать минские соглашения. Нет никакого желания начать настоящий политический процесс, завершением которого может быть реализация договора об особом статусе Донбасса, который закреплён в соответствующем законе Украины, принятом Радой, но не введённого до сих пор под разными предлогами в силу. Такая договорённость есть, и параметры этого закона хорошо известны.

По поводу Соединённых Штатов. Соединённые Штаты, по сути, являются полноценными и полноправными участниками процессов урегулирования вне зависимости от того, находятся они в рамках «нормандского формата» или нет. Они всё равно очень глубоко вовлечены и в курсе всех происходящих там событий.

Нужно ли их формально включать в «нормандский формат», я не знаю. Во всяком случае, это не от нас зависит. Поверьте мне, я никогда не был против этого.

Теперь по поводу того, о чём коллега спрашивал. Собственно, у него даже был не вопрос, а, скорее всего, позицию он заявил свою. Я вам хочу сказать.

Во-первых, что касается того, где находится Украина и Башкирия. Судя по тому, что Вы без акцента говорили на русском языке, я считаю, в этом смысле, в ментальном смысле, Башкирия не так уж и далека от Украины, как Вам кажется, по географическому принципу.

Что касается трагедии, которая там происходит, – а это безусловно трагедия, здесь я не могу с Вами не согласиться, – надо всегда смотреть на первоисточник трагедии. Первоисточник – это государственный переворот, вооружённый неконституционный захват власти. И, как известно, часть народа Украины с этим не согласилась, начала с этим бороться. С теми несогласными, несмотря на якобы стремление Украины в лоно европейской цивилизации, начали бороться не демократическими средствами, а сначала – с помощью применения специальных служб, а потом – полномасштабного применения вооружённых сил.

Российской армии на территории Донбасса нет. Но там действительно созданы определённые военные милицейские формирования, которые являются самодостаточными и готовы отразить любые крупномасштабные военные акции против Донбасса.

Мы считаем, что это соответствует интересам тех людей, которые проживают на этой территории, потому что, если у них такой возможности не будет, та резня, о которой Вы сказали – и даже хуже, чем в Сребренице, – будет осуществлена так называемыми националистическими батальонами. И их ничто не остановит, в том числе и обращения – как мне советовали некоторые мои западные коллеги – в правозащитные международные организации в случае развития событий подобного рода. И мы это прекрасно осознаём.

Что касается миссии миротворцев. Это именно Пётр Алексеевич Порошенко говорил о необходимости сначала вооружить сотрудников ОБСЕ, я сразу согласился. ОБСЕ сразу от этого отказалась, сказала, что у них нет такого опыта, нет людей, и вообще они не хотят своим сотрудникам давать в руки оружие, потому что они сразу становятся целью для радикальных элементов с обеих сторон.

Потом Пётр Алексеевич сказал, что нужно обеспечить безопасность сотрудников ОБСЕ с помощью сил ООН. Я и с этим согласился, и чтобы не было сомнений в том, что мы с этим согласны, мы внесли проект соответствующей резолюции, что должны появиться силы ООН, которые возьмут под защиту сотрудников ОБСЕ.

После этого госпожа Меркель мне в телефонном разговоре сказала: «Почему только на границе, на линии разделения? Сотрудники ОБСЕ перемещаются по всей территории Донбасса. Согласись, пожалуйста, с тем, чтобы они были под охраной везде, где бы они ни появлялись, в том числе и на границе между Россией и Донбассом, Россией и Украиной, в этой части границы».

Я подумал и сказал: «Да, ты права, мы согласимся», – и мы тут же внесли коррективы в свою резолюцию. Но сейчас выясняется, что и этого недостаточно, что, по сути, всё сводится к тому, чтобы поставить под международный контроль эту территорию.

Мы не против этого, но для этого нужно киевским властям договариваться с самим Донбассом. И вообще, конфликты подобного рода в мире нигде не решались только через посредников, они везде решались в ходе прямых контактов между конфликтующими сторонами. Сегодняшние киевские власти, к сожалению, уклоняются от этих прямых контактов.

Теперь что касается обменов. Я согласен с Вами в том, что люди страдают, и страдают безвинно. Вы думаете, что это всё происходит по инициативе Донбасса? Нет. Вот опять очередной обстрел был, по–моему, вчера вооружёнными силами Украины. Даже нам иногда непонятно: это вооружённые силы или это те же самые какие–то националистические батальоны?

Насколько мне известно, не всегда там такие уж благостные отношения между регулярной армией и этими националистическими батальонами, не всегда – между регулярной украинской армией и этими батальонами. И, честно говоря, это правильно, потому что истинно военные люди призваны защищать свой народ и страну от внешней агрессии, а не от внутренних конфликтов, даже такого жёсткого и тяжёлого характера, который сейчас мы видим в Донбассе.

Теперь по поводу обмена. По поручению Президента Порошенко этим занимается господин Медведчук, который был приглашен Патриархией в Новоиерусалимский монастырь и там обратился с просьбой, поскольку обменов давно не было, повлиять на руководство двух непризнанных республик, ЛНР и ДНР, с тем чтобы они согласились на этот обмен.

Мы провели эту работу, вы наверняка об этом знаете. И я даже впервые вообще с ними разговаривал, с руководителями. Они согласились. Потом Медведчук по согласованию с украинской стороной, разумеется, это было их предложение, привёз список: 67 человек с одной стороны и около 300 или что–то в этом роде с другой стороны. Это был украинский список. И с ним согласились.

Хочу, чтобы Вы поняли, что это именно так, я ничего не передёргиваю. Потом вдруг сказали: нет, это нехорошо, мы должны этот список изменить. И опять взяли и всё остановили. Слушайте, давайте это сделаем в конце концов. Потом можно и дальше пойти. Надо действительно хоть в преддверии Нового года и Рождества сделать этот добрый шаг навстречу людям.

Теперь по поводу Саакашвили. Считаю, что то, что делает Саакашвили, это плевок в лицо грузинского народа и плевок в лицо украинского народа. Как вы это терпите до сих пор? Он же человек, который был президентом независимого грузинского государства. А теперь носится по площадям и кричит на весь мир: я украинец! Ну а что, на Украине нет настоящих украинцев? И Украина всё это терпит, понимаете? Так жалко на это смотреть. У меня сердце кровью обливается.

Теперь по поводу того, далеки мы или близки. Я знаю, что Вы, наверное, с этим не согласитесь, но у каждого человека своя позиция. Славянский мир сложно развивался. Сама Россия складывалась сложно, из многих славянских племён – шестнадцать или тридцать два племени. В конце концов образовалась Русь, частью которой и центром которой был Киев. И в этом смысле наши исторические, духовные и прочие корни дают мне право говорить, что в своей основе мы один народ. Повторяю, Вы, конечно, можете со мной не согласиться.

Ясно также и другое. По мере развития, по мере того, что Украина, будучи близка к западным границам России, развивалась соответствующим образом: там много замечательного своеобразия и в языке, и в культуре – во всём. В России все это очень любят; считают это частью собственной культуры.

В XIX веке появились люди, которые начали говорить о том, что Украина должна быть независимой, самостоятельной. Имеют они на это право? Имеют. Особенно, может быть, это было актуально в рамках империи, где, наверно, производилась определённая насильственная русификация, хотя для Украины это меньше всего было важно, потому что всё–таки Украина – православная страна. Тогда это было важно. Там не было вообще в паспорте, напоминаю, графы «национальность», была только «вероисповедание». Ничем вообще украинец от русского не отличался, вообще ничем.

Украина вошла в состав Российской империи в 1645 году тремя областями, если говорить сегодняшним языком: Киев, Чернигов и сегодняшний Житомир – там как–то по–другому центр назывался, – три области. В результате нахождения в составе Российской империи вокруг неё прирастала территория за счёт многих событий: русско-турецких войн, потом Второй мировой войны.

Но в 1922, 1923, 1924 годах большевики почему–то решили, что все прилегающие к исторической части Украины территории должны быть погружены во вновь создаваемую республику – Украину. Всё Причерноморье ушло туда; после Второй мировой войны ушли туда западные области. Ну так сложилось, ладно.

Но в 1954 году взяли Крым туда отдали в нарушение действовавшего тогда союзного законодательства, которое требовало согласия Верховного Совета РСФСР; решено было президиумом Верховного Совета.

Дальше не буду ничего рассказывать. Народ Крыма определился так, как он определился. Мы пройдём через это, я уверен. Кто–то считает, что лучше Украине развиваться в качестве самостоятельного государства. Наверное, так тому и быть. Если люди так считают, так и нужно сделать, так и надо поддержать. Бороться с этим мнением абсолютно бессмысленно и контрпродуктивно.

Но обращаю Ваше внимание на то, что весь мир–то идёт по другому пути. Люди разных национальностей и вероисповедания, этнически разные объединяются всё ближе и ближе друг с другом. И в Европе это происходит, в Азии это происходит, в Северной Америке это происходит – да везде в мире.

Как я уже однажды сказал: нас сначала растащили, а потом стравили. Мы должны прийти к осознанию того, что выгодно и Украине, и России, а что контрпродуктивно. Давайте вместе над этим будем думать.

Д.Песков: И в продолжение – межгосударственная телерадиокомпания «Мир», как раз в плане интеграционных процессов. Пожалуйста.

И.Линарт: Спасибо большое, Дмитрий Сергеевич, за слово.

Илона Линарт, МТРК «Мир».

Буквально через несколько дней Евразийскому экономическому союзу исполняется три года, но наша интеграция стартовала в сложное время для России. В 2014 году рухнули цены на нефть, и Запад встал на тропу санкционной войны.

И многие в странах союза считают такой вязкий, если не сказать, вялый старт работы нашей интеграции – это связывают именно с санкциями Запада против России: дескать, поэтому мы и не смогли представить объективные, казалось бы, очевидные преимущества такого объединения рынков капитала, труда и рабочей силы.

Что Вы думаете по поводу этого мнения? Чего удалось добиться ЕАЭС, что ещё предстоит сделать? И если США введут новые санкции против России, то как это отразится на работе Евразийского экономического союза?

Спасибо большое.

В.Путин: Что касается Евразийского экономического союза, то это наше общее большое достижение. Критики всегда много по любому поводу, в том числе и по поводу развития Евразийского экономического союза, но цифры говорят о том, что решения были правильными и мы двигаемся в нужном нам всем направлении.

Чем это подтверждается? Это подтверждается тем, что растёт внутренний товарооборот, внутренний экспорт. Он просто растёт, это очевидно на фактах, это видно на цифрах. Он у нас подрос, по–моему, на 26,9 процента, если мне память не изменяет, примерно такая цифра. Причём даже и с теми странами, которые совсем недавно присоединились, у них тоже есть совокупный положительный результат.

Я сказал, что у нас ВВП в России вырос на 1,6 процента, а совокупный ВВП стран Евразийского союза – на 1,8. Это хороший показатель. У нас меняется в лучшую сторону структура взаимного товарооборота.

Например, в Белоруссии одна треть экспортных поставок, экспорта на территорию стран Евразийского экономического союза – это машины и оборудование. Больше одной трети. Примерно одна треть – это сельхозпродукты.

Скажем, Беларусь получила право от нас беспошлинно получать 24 миллиона тонн нефти, экспортировать их за границу, а полученный доход зачислять в свой бюджет. Речь идёт о миллиардах долларов. В общем и целом у нас есть основания говорить, что мы двигаемся, ещё раз повторяю, в правильном направлении.

Есть и пока не решённые вопросы. Какие они? Это многочисленные изъятия из принятых общих решений, связанных прежде всего с энергоносителями, с электроэнергией. У нас есть план действий, расписанный по годам, когда, в какое время мы должны перейти к полной либерализации в этих секторах. И мы будем двигаться.

Есть вопрос по таможенному регулированию, это тоже острая тема. Что мы должны сделать будем обязательно? Мы должны будем обязательно ввести – мы об этом договаривались со всеми коллегами, идёт пока достаточно медленно и не без перебоев, но мы договаривались, надеюсь, мы это и сделаем, – это электронное декларирование перемещаемых через наши территории товаров, отслеживание их движения. Чрезвычайно важная и очень нужная вещь.

Совместные посты. Некоторые мои коллеги считают, что это неправильно. Постараюсь их всё–таки убедить. Что плохого в том, если на нашей таможне будут появляться таможенники из Белоруссии или из Казахстана и будут работать какое–то время с коллегами, а наши будут появляться на их таможенных постах? Это не нарушает принципа суверенитета, это просто делает работу таможни более прозрачной. Но и нужно вводить, конечно, новые технологии перемещения товаров через границу.

Д.Песков: Вот я видел «Рязань. ЖКХ» – чтобы спуститься на землю.

А.Кочетков: Большое спасибо за слово.

Алексей Кочетков, канал «ТКР», город Рязань.

Владимир Владимирович, добрый день!

Начать хотел бы буквально с коротенькой просьбы, буквально два предложения. Дело в том, что в нашей области сейчас активно набирает обороты программа благоустройства населённых пунктов. Причём люди сами выбирают, где и что должно в рамках этих программ появиться, я говорю о программе муниципальных инициатив, о комфортной городской среде. Несмотря на то что предпосылок к этому нет, огромная просьба не прекращать финансирование таких программ, они очень нужны людям.

И мой вопрос достаточно простой как раз по поводу ЖКХ. Люди часто в последнее время, в последние годы жалуются на рост тарифов, отсутствие роста качества предоставляемых им услуг, тем не менее вопрос: что сегодня нужно сделать в этой сфере, чтобы завтра таких жалоб уже не было?

Большое спасибо.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Вот вижу тоже плакат «ЖКХ». Пожалуйста, дайте микрофон.

В.Сахарчук: Владислав Сахарчук, корреспондент сайта «Калуга 24».

Владимир Владимирович, несмотря на объективный позитив, который есть в сфере жилищно-коммунального хозяйства, есть огромная «чёрная дыра» – это недобросовестные управляющие компании, которые собирают деньги с населения, но не расплачиваются перед ресурсоснабжающими организациями. Потом банкротятся и исчезают.

Даже у нас в Калужской области стараются за этим следить, тем не менее ситуация приобретает совсем нехороший характер. На местном и даже на региональном уровне мы объективно не справляемся, нужны меры какого–то федерального реагирования.

Огромное спасибо, я знаю, будет принято решение о переходе на прямые расчёты между населением и ресурсоснабжающими организациями. Но это только первый шаг, потому что это очень сильно криминализованная сфера. И здесь нужно наводить порядок.

Спасибо большое.

В.Путин: Здесь по ЖКХ тоже кто–то говорил. По ЖКХ Вы говорили? Пожалуйста.

В.Смирнов: Виктор Смирнов, корреспондент издания 47news.ru. Новости Ленинградской области.

В ноябре и декабре офицеры и контрактники, живущие в военных городках по всей стране, получили запредельные квитанции на оплату услуг ЖКХ. В Ленобласти, только вдумайтесь, за один месяц плата доходила до пятидесяти тысяч с одной семьи.

Всё это было связано с очередной сменой компании, управляющей жилфондом Минобороны. При этом военные городки находятся в запустении, зарастают мусором, в них постоянно перебои со снабжением. Вам этого просто не показывают. У нас всё есть: и фотографии, и квитанции.

Вопрос: можно ли очередное «кровопускание» армии как–то остановить? Это очередная компания Минобороны, которая уходит, оставляя людей с пятидесятитысячными квитанциями.

В.Путин: Ваша озабоченность по поводу военных городков понятна. И я её разделяю, кстати говоря. На это нужно будет обратить особое внимание, потому что она является, пожалуй, наиболее острой в целом по системе ЖКХ.

Если армия уходит, то это не значит, что люди должны быть там брошены. И формальной передачи муниципалитетам недостаточно. Нужно добиваться того, чтобы, если передача осуществляется, она осуществлялась реально.

Тем не менее то, о чём Вы сказали, это часть общей проблемы ЖКХ. Что можно об этом сказать? Коллега с этой стороны сказал о том, что, несмотря на некоторые положительные тенденции в сфере ЖКХ, всё–таки проблем много. И второй выступавший или третий сказал тоже об этих проблемах. В чём они заключаются в целом?

Во–первых, моё отношение к этому делу. Я не считаю, что ситуация развивается позитивно, к сожалению. Проблем больше, чем их решений. Да, решения были приняты в последние годы, да, кое–что поменялось. Недостаточно абсолютно. Думаю, что и региональные власти, и федеральные органы власти, которые за это отвечают, – прежде всего соответствующее Министерство строительства, и там есть целое подразделение, которое должно заниматься ЖКХ, – явно недорабатывают. Совершенно очевидно.

В чём суть проблемы? Проблема заключается в том, что эти так называемые управляющие компании собирают деньги и за коммунальные платежи и деньги по жилищным тарифам. В чём разница?

Коммунальные платежи – это платежи в адрес снабжающих организаций за газ, электричество, воду и прочее, может быть, за канализование. А жилищный тариф, жилищные платежи – это за всё, что происходит внутри дома.

Так вот управляющие компании сначала деньги собирают за всё, а потом расплачиваются, в том числе и с ресурсными организациями. И далеко не всегда они расплачиваются своевременно и в полном объёме. И за этим мало кто смотрит.

Что нужно в этой связи сделать? Нужно отрезать эти управляющие компании от денежного потока. И такой законопроект уже есть, он, по–моему, в первом чтении прошёл, во всяком случае, там изучается. Нужно сделать это в самое ближайшее время.

Другое решение, которое принято. Начисляют платежи, часто необоснованные, клиенты оспаривают. Теперь управляющие компании в связи с готовящимися решениями должны будут не просто сделать перерасчёт, а заплатить ещё плюс 50 процентов за неправильно выставленный счёт в качестве штрафа, можно сказать. И эти решения должны быть обязательно доведены до конца.

Теперь по поводу тарифного регулирования. Я сказал, что есть два вида платежей: коммунальные и жилищные.

Что касается коммунальных платежей, здесь есть федеральное регулирование. Последние пару лет предельный рост тарифа обозначен в качестве 4 процентов. Во-первых, он не выдерживается, и в среднем даже рост по коммунальным этим платежам не 4 процента составляет, а, по последним данным, я вчера смотрел, 8,8. Это вообще никуда не годится. У нас же есть ограничение – 4. Откуда 8,8 взялось?

Но ещё хуже вторая составляющая – это так называемые жилищные платежи, это то, за что непосредственно управляющие компании отвечают и регионы. Там вообще нет никакого регулирования, нет верхнего потолка. Поэтому за эту часть платежи зашкаливают, в среднем сейчас получилось, на данный момент времени, 23 с лишним процента, а местами и месяцами – свыше 30. Вообще никуда не годится. Что нужно сделать? Нужно вводить ограничения, безусловно, так же как по коммунальным платежам, вводить регулирование и по жилищным платежам, и сделать это нужно незамедлительно.

Ну а самое главное, конечно, нужно обеспечить в развитии самой системы коммунального хозяйства своевременное строительство новых объектов и капитальный ремонт имеющихся.

Д.Песков: Давайте, продолжаем. Знаете, я вижу, вот здесь китайские товарищи. По-моему, написано: «Россия и Китай: главное». Давайте.

Сунь Юнь: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Сунь Юнь, корреспондент Международного радио Китая и Мобильного приложения «Китай – Россия: главное». У меня вопрос. В марте 2018 года в России состоятся президентские выборы. Как Вы думаете, насколько их исход повлияет на российско-китайские отношения, или всё-таки наше стратегическое партнёрство выше сиюминутной политической конъюнктуры в наших странах? Большое спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам за вопрос. И «Синьхуа», пожалуйста, сразу.

Луань Хай: Спасибо Вам. Уважаемый господин Президент! Я корреспондент информационного агентства «Синьхуа», меня зовут Луань Хай. Как нам известно, Россия и Китай заявили о сопряжении стратегии пояса и пути и Евроазиатского экономического союза. Могли бы Вы прокомментировать достигнутые итоги этой работы за прошедший год? Как бы Вы оценили результаты и перспективы развития российско-китайских отношений?

И второй вопрос. Компартия Китая выдвинула задачу построения новых международных отношений и сообщества единой судьбы на основе принципов равенства и взаимной выгоды. Как Вы оцениваете, готова ли Россия совместно с Китаем сотрудничать в достижении этой цели? Спасибо Вам.

В.Путин: Прежде всего, что касается решений, принятых последним съездом Компартии Китая, я их оцениваю очень высоко и позитивно. Там изложена позитивная повестка дня развития самого Китая и строительства международных отношений. И это полностью совпадает либо очень близко с тем, что предлагаем мы и для развития России, и для международных отношений, и места России в мире. Когда говорю о первой составляющей, то имею в виду прежде всего экономику. Экономика Китая развивается, развивается очень высокими темпами благодаря политике, которая проводится в предыдущее десятилетие и Председателем Си Цзиньпином, и его предшественниками. И то, что зафиксировано в уставе КПК, нововведения в устав КПК говорят о том, что Китай стремится к тому, чтобы: а) быть стабильным; и б) обеспечить развитие. И на основе этого развития улучшить жизнь своего народа.

Для нас это чрезвычайно важно, потому что Китай – наш крупнейший торгово-экономический партнёр и стратегический партнёр в самом широком смысле этого слова. Ведь у нас самый большой товарооборот в страновом измерении с Китаем, более 63 миллиардов. Он у нас немножко «присел» в результате кризисных явлений в мировой экономике, но мы очень быстрыми темпами наращиваем, возвращаем прежний уровень и, уверен, его в самое ближайшее время превзойдём.

Теперь по поводу идеи Шёлкового пути. Я уже много раз говорил по поводу того, что она абсолютно совместима, сопрягаема с развитием Евразийского экономического союза и предложенного нами широкого партнёрства в Азии. Уже сейчас (Вы спросили о результатах) можно говорить о том, что мы сделали.

Но я здесь уже отвечал на вопрос Вашей коллеги, слева от меня находящейся, по поводу развития Арктики. Китай, например, проявляет большой интерес к Северному морскому пути. И это естественно, потому что если мы обеспечим круглогодичное использование Северного морского пути, а мы в конечном итоге, надеюсь, достаточно быстро добьёмся этого, то движение товаров из Азии в Европу и назад будет экономически гораздо более целесообразным, чем по другим имеющимся на сегодня маршрутам, это первое. И мы будем всячески способствовать тому, чтобы Китай воспользовался этими преимуществами. В этом и Россия заинтересована, и Китай заинтересован.

Китай вошёл в наши крупнейшие проекты, в том числе и в Арктике. Скажем, недавно мы запустили первую очень завода «Ямал СПГ». Первая очередь рассчитана на 5,5 миллиона тонн сжиженного газа. В самое ближайшее время, это 2018 год, будет запущено ещё две очереди. В общей сложности это будет 16,5 миллиона тонн. Китай – один из главных инвесторов в этот проект. И я думаю, не случайно, потому что в этом заключается интерес, экономический интерес Китая. Мы всячески будем этому содействовать и по другим проектам.

Я говорил, и мы хорошо знаем по трубопроводному газу, осуществляем эти проекты и будем дальше осуществлять. У нас есть замечательный проект по поводу скоростного движения. Вот это и есть Шёлковый путь на самом деле. Мы с удовольствием поддержим высокоскоростное движение или скоростное движение от Китая в Западную Европу через Россию, мы в разы увеличим скорость движения грузов по железной дороге. И грузов, и пассажиров. У нас крупные проекты в высокотехнологичных отраслях, в космосе, в авиации и так далее. В общем и целом мы уверены, что мы двигаемся в абсолютно правильном направлении, мы полны решимости и дальше идти по этому пути.

Что касается выборов в России, то у меня есть полная уверенность в том, что развитие отношений с Китаем имеет в России общенациональный консенсус. И вне зависимости ни от каких исходов выборной кампании Россия и Китай будут оставаться именно стратегическими партнёрами на длительную историческую перспективу.

Д.Песков: Двигаемся вот сюда. НТВ, Кондратьев, тоже один из мэтров нашей журналистики.

В.Кондратьев: Спасибо.

Владимир Владимирович, в обществе очень велико внимание к Вашему следующему президентскому сроку в случае победы на выборах. Все ждут, чем этот срок будет отличаться от предыдущих и с какими людьми, с какой командой Вы будете управлять государством эти шесть лет следующих.

В этой связи я хотел спросить, каким Вы видите новое Правительство? Доживёт ли нынешнее Правительство до выборов? На какую стратегию социально-экономического развития страны, которая сейчас, как мы знаем, уже долгое время разрабатывается разными коллективам экспертов, Вы будете опираться? Спасибо.

В.Путин: Что касается действующего Правительства. Я в целом считаю, что оно работает удовлетворительно, несмотря на известные проблемы.

Вот сейчас про ЖКХ я говорил – одна из проблем, которая подлежит решению. Много проблем, которые ещё требуют особого внимания. Но в целом Правительство действует достаточно уверенно, и результаты его работы удовлетворительные. Об этом говорит, кстати сказать, возвращение к устойчивому росту экономики, к решению ряда других вопросов, к устойчивому макроэкономическому развитию, что, безусловно, является базой для развития экономики в будущем. Если бы этого не было, не было бы и прямых иностранных инвестиций, потому что это всё – результат растущего доверия к той политике, которую проводит Правительство Российской Федерации.

Что же касается будущей конфигурации, Вы не сердитесь на меня, но говорить об этом преждевременно, и об этом, наверное, вообще после выборов нужно будет говорить. Хотя, разумеется, какие-то предварительные идеи у меня есть. Спасибо.

Сосед Украины – Польша, пожалуйста.

А.Зауха: Анджей Зауха, телекомпания TVN из Польши.

Я Вас в прошлом году спрашивал про останки президентского самолёта. Я так понимаю, что ничего не поменялось. Но хочу уточнить, когда мы можем ожидать возвращения этих останков в Польшу?

И второй вопрос связан близко с этим. В Польше обещают в скором времени обнародовать новый доклад по поводу этой катастрофы. Работает комиссия в составе министерства обороны. В новом правительстве это рассматривают.

Появляются сообщения о том, что на борту самолёта были и взрывы, а министр обороны сообщает, что у него есть доказательства. Его комиссия работает. И конечно, намёки на то, что, может, не Вы лично, а Ваши люди спровоцировали эту катастрофу или её провели?

В.Путин: Слушайте, мы устали от подобного блефа, просто устали. Чушь какая-то вообще, несут несуразицу. Напомню Вам, что я был в то время Председателем Правительства Российской Федерации. Я вообще к международной деятельности и деятельности каких-то правоохранительных и специальных служб имел опосредованное отношение. Не забывайте об этом. Первое.

Второе. Если на борту были взрывы, самолёт откуда взлетел? Из Москвы или Варшавы? Значит, там их и положили. Мы, что ли, туда пробрались, какие-то российские агенты положили туда взрывчатку? Ищите у себя тогда.

Наконец, третье. Не было там никаких взрывов. Это же изучено экспертами и с польской стороны, и с российской. Изучено самым внимательным образом всё происходящее внутри салона самолёта, когда в кабину вошёл некто, пилот ему говорит: «Садиться нельзя». А тот ему отвечает: «Нет, я не пойду ему даже об этом докладывать». Ему – кому? Президенту, видимо. «Садись». Вот и сели. Беда, катастрофа, мы переживали вместе с вами. Нет, нужно накручивать неизвестно на чём, на голом месте. Вот и с останками этого самолёта то же самое.

Не нужно ничего придумывать. Если есть проблема и трагедия, надо относиться к этому как к трагедии и не строить каких-то политических домыслов. Зачем? Вы хотите просто дополнительно осложнить российско-польские отношения? Ради чего? Ради того, чтобы поднять внутри какие-то рейтинги для кого-то?

Мне кажется, что российско-польские отношения уж поважнее, чем просто текущая внутриполитическая борьба в Польше между различными силами, которые используют в этой борьбе какой-нибудь антироссийский фактор. Переверните, в конце концов, вы эту страницу, повзрослейте вы, в конце концов. Станьте зрелыми, отвечающими требованиям сегодняшнего дни и интересам польской нации и польского народа.

Вот цепляние за эти проблемы, дальнейший развал российско-польских отношений не идёт на пользу Польше. Посчитайте, сколько потерь возникло из-за различных санкций, к которым Польша присоединилась, и сколько рабочих мест потеряно там, сколько производств могло бы возникнуть, ориентированных на российский рынок. Нам от Польши ничего не надо. Мы хотим развивать отношения с Польшей. Надеюсь, что этот подход возобладает и в самой Польше.

Д.Песков: Владимир Владимирович, мы не давали «Интерфаксу» ещё слово. Ксения, пожалуйста.

К.Голованова: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Ксения Голованова, «Интерфакс». Хотела расспросить Вас про Сирию. Дмитрий Сергеевич, постараюсь коротко.

С учётом неимоверного количества контактов, которые Вы провели в последнее время по сирийскому урегулированию, как Вы считаете, каковы сейчас основные препятствия или подводные камни, которые мешают процессу нормализации в этой стране? Кто должен взять на себя бремя восстановления инфраструктуры? Должен или может взять?

То, что касается наших баз, с учётом того, что Вы сказали, что ИГИЛ разгромлен в Сирии, какую Вы видите роль этих баз? И нет ли у Вас опасения, что наши западные партнёры могут истолковать их присутствие исключительно как инструмент поддержки Асада.

И последний момент – о Вашей поездке в Сирию. Это выглядело очень круто. Расскажите, пожалуйста, когда Вы решили, была ли какая-то роль наших ВКС в обеспечении этой поездки? Может быть, сирийских военных? И когда завершится вывод нашего контингента из Сирии? Спасибо.

Д.Песков: Если можно, там показывают сирийский флаг и пишут «Наша победа».

М.Магомедов: Спасибо. Магомед Магомедов, республиканское информационное агентство «Дагестан».

В 1999 году Вы были в Дагестане, где мы победили вторжение международных террористов в республику. Сегодня практически то же самое произошло в Сирии. Но терроризм, думаю, не разгромлен. Сегодня в мире Ваша персона выглядит как лидер, руководитель государства, противостоящий терроризму.

К сожалению, тот опыт, который демонстрируют американцы, ни к чему не приводит. Какие перспективы найти и уничтожить кукловодов этих террористических компаний? В данном случае это был ИГИЛ, завтра не появится ли новая организация и так далее? Спасибо.

А.Хасавов: Владимир Владимирович, конечно, хорошо быть Андреем Колесниковым или Сергеем Брилёвым, привлечь внимание гораздо проще, но коротко тоже про Сирию. Я здесь представляю «Учительскую газету», но сам занимаюсь образованием и международной журналистикой, в частности, сам был и на авиабазе Хмеймим в феврале этого года…

В.Путин: Вы назвали фамилию Колесникова. Ему нетрудно быть Колесниковым, потому что о нём всё время говорят. Назовите свою фамилию.

А.Хасавов: Арслан Хасавов, «Учительская газета».

Да, был первым россиянином, который пешком пришёл на авиабазу Хмеймим, как мне сказали сотрудники…

В.Путин: Откуда?

А.Хасавов: Меня сняли с маршрутки, я пытался въехать к россиянам, путешествуя из Латакии в Тартус, в Хомс и в Дамаск, такой круг, написал серию репортажей.

В.Путин: Опасно. Вы откуда сами, из Дагестана?

А.Хасавов: Родом вообще из Чечни, но это другая история.

В.Путин: Только чеченцы могут путешествовать там пешком.

А.Хасавов: Владимир Владимирович, в Хомсе я побывал в лагере беженцев. Очень много сирот сейчас. Я был недавно в Стамбуле, там сирийские дети бегают фактически босоногие по улицам, просят милостыню и так далее. И в этих лагерях беженцев сирийские дети остались. При этом нет никаких образовательных программ для них, я сам свидетель этих историй. Гуманитарная помощь поставляется.

Что будет с этими детьми буквально через 10–15 лет, никто не знает. Может быть, после того как Вы объявили о победе над терроризмом в Сирии, стоит как раз подумать над тем, как создать именно гуманитарную интервенцию, образовательную? Потому что в Дамаске, я напомню, работал культурный центр российский долгие годы, сейчас он закрыт. И, может быть, я как раз выпускник ИСАА [Институт стран Азии и Африки], как Ваш пресс-секретарь… Может быть, Вы даже такому человеку, как я, если поручите из Чечни возглавить и начать эту работу в Дамаске, я готов жить и работать там ради этой цели.

В.Путин: Там, по–моему, есть уже человек из Чечни, который в значительной степени организует эту работу, по–моему, фамилия его Кадыров. Он занимается как раз вывозом детей оттуда, что очень правильно.

Вы правы на самом деле, я сейчас скажу без всяких шуток уже. Вы правы абсолютно, это проблема, от этой проблемы больше всего страдает, конечно, Турция. В Турции потому что больше всего беженцев, самые большие лагеря там, но не только, и в Иордании есть, и в других странах. Мы знаем и проблему мигрантов, с которой столкнулась Европа, и так далее.

Поэтому решать эту проблему, безусловно, нужно, и самостоятельно Сирия вряд ли с этим справится. Но я сейчас не побоюсь этих штампованных фраз: все люди доброй воли во всём мире должны понимать, что если мы вместе это решать не будем, то это станет и их проблемой.

Вы абсолютно правильно сказали по поводу того, что будет с этими детьми через несколько лет, если они не будут получать должного образования и в нормальной человеческой среде воспитываться не будут. Потому что один из главных источников терроризма – это низкий уровень образования и низкий материальный уровень. Это такая несправедливость, это один из главнейших источников терроризма на сегодняшний день, и с этим, безусловно, нужно что–то делать, нужно решать эту проблему.

Но Сирия одна с этим не справится. Вы знаете, что и Россия одна с этим не справится. Поэтому мы готовы принимать в этом участие, но только в качестве одной из составляющих общих международных усилий. А за Ваш вопрос и за Вашу инициативу спасибо.

Я действительно, без всяких шуток не исключаю того, чтобы Вы там поработали в будущем. Так же, как там работают, скажем, наши военные полицейские – выходцы из Северного Кавказа. Ведь там в чём дело? Я уже, по–моему, говорил, это была моя инициатива послать туда в качестве полицейских именно выходцев из Северного Кавказа, потому что они в основном сунниты, и им местное население суннитское доверяет.

И власти доверяют, потому что они российские военнослужащие, и местное население вне зависимости от политических пристрастий доверяет, потому что они сунниты. Получилось хорошо. Во–первых, ребята очень мужественно и дисциплинированно себя вели, что важно. Они чувствовали, какая на них лежит ответственность, и выполняли свой долг достойно, представляя интересы России. Но эта часть чрезвычайно важна. И поэтому участие таких наших специалистов, как Вы, будет востребовано.

Теперь по поводу поездки. Необходимость такой поездки для меня была понятной давно. Стоял вопрос: будут ли созданы соответствующие условия? Когда мы закончим ликвидацию этих террористических бандформирований? И какая будет там обстановка? Эта обстановка возникла, в основном покончено с этими бандформированиями, поэтому и было принято такое решение.

Что касается обеспечения безопасности, то безопасность обеспечивали наши военнослужащие и на земле, потому что, специалисты это знают, самые опасные моменты таких событий – это посадка и взлёт самолёта, который может быть целью ПЗРК.

Но лётчики, ребята, я посмотрел, они не просто летели рядом, они при посадке ушли ниже нашего самолёта. Сопла боевых машин разогреваются гораздо сильнее, чем двигатели гражданского самолёта, и они, по сути, прикрывали наш самолёт. Потом разошлись. За что я, разумеется, им благодарен и хочу, чтобы они об этом знали, услышали. Хотя, мне кажется, не было такой необходимости, тем не менее они действовали именно таким образом.

Но что является главным препятствием для окончательного решения вопроса именно в Сирии и в целом в борьбе с террором? В борьбе с террором в целом – это повышение уровня образования и благосостояния. И устранение исторических несправедливостей в регионе Ближнего Востока и в целом в мире.

А в Сирии да и в других местах очень важно, чтобы у всех участников этих процессов, у глобальных игроков не было желания и соблазна использовать различные террористические, квазитеррористические, радикальные группировки для достижения своих сиюминутных политических целей.

Вот создали в своё время «Аль-Каиду» для борьбы с Советским Союзом в Афганистане, она в конечном итоге нанесла удар 11 сентября по Нью-Йорку. Сейчас мы видим это своими глазами, наши лётчики видят, и с беспилотников видно, уходят боевики, скажем, в Ирак, наши говорят американским партнёрам: боевики пошли туда-то и туда-то. Нет никакой реакции, нет, уходят и всё. А почему? Потому что думают, что их можно было бы использовать, наверное, в борьбе с тем же Асадом. Самое простое, это самое простое, но самое опасное, в том числе для тех, кто это делает.

Д.Песков: Владимир Владимирович, Александр Гамов, невозможно не дать ему слово, «Комсомольская правда».

А.Гамов: Сайт, радио и газета «Комсомольская правда», Александр Гамов.

Владимир Владимирович, самый главный политический вопрос сегодня, я всё-таки считаю, – это здоровье нации, согласитесь. Я знаю, и все знают, что много этому внимания уделяют и Президент, и Правительство, и вряд ли кто будет спорить с тем, что за последние 10–15 лет мы двинулись далеко вперёд в этом плане. И в России, даже в самой глубинке, появились медицинские центры, мы были с Вами на их открытии, о которых раньше мы даже и не мечтали.

Но понимаете, в чём дело, я думаю, что Вы тоже об этом знаете, в Ваших зелёных папочках всё это было, параллельно с этим прогрессом проводилась так называемая оптимизация и получился какой-то кошмар, ужас в связи с тем, что начали укрупнять медицинские центры и закрывают по всей России – и вчера закрывали, и сейчас закрывают – фельдшерско-акушерские пункты. Я понимаю, что, может быть, там, где есть дороги, санитарная авиация, можно больного или больную, роженицу довезти. Но когда дорог нет, авиации нет, это просто катастрофа. Я человек провинциальный. Вы знаете, даже в Москве после оптимизации трудно попасть к узким специалистам – так усложнили.

Кстати, сегодня на сайте «Комсомольской правды», которую я здесь уже отрекламировал, материал о Людмиле Яниной, журналистке, и о её коллегах, я имею в виду по несчастью. В Оренбуржье два центра диализа, насколько мне известно, но область растянута, и всё это так тяжело: люди вынуждены в мороз, пургу… То есть всё привязано к деньгам, к экономической обоснованности. У меня, например, просьба какая от имени наших читателей…

Д.Песков: Вы знаете, просьба задать вопрос.

А.Гамов: Да. Не кажется ли Вам, что всё-таки здесь перегнули палку, и эта изнанка очень ужасная.

И ещё у меня предложение, коль уж мне дали микрофон.

В.Путин: Теперь никто его больше не получит, судя по всему. (Смех в зале.)

А.Гамов: Раньше Вы любили к нам в «Комсомолку» заглядывать: три раза были. Теперь я посчитал, где-то 11 лет и 7 месяцев Вас не было. Я Вас приглашаю.

В.Путин: Спасибо.

А.Гамов: Может быть, Вы к нам в ближайшее время наведаетесь. Мы Вас будем ждать. Может быть, Дмитрий Сергеевич как-то поможет нам в этом?

В.Путин: Спасибо.

А.Гамов: Спасибо огромное.

В.Путин: Спасибо за приглашение.

(Шум в зале.)

Ответить можно? Если все будут вопросы задавать, а я не буду отвечать, тогда мы зря собрались.

По поводу здравоохранения. Я обозначил это в самом начале нашей встречи сегодня как одно из важнейших, приоритетных направлений на будущее.

Д.Вольф: Можно дополнение?

В.Путин: Дополнение к чему?

Д.Вольф: К здравоохранению можно?

В.Путин: Пожалуйста.

Д.Вольф: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Простите, что я перебил, но это очень важно. Денис Вольф, телеканал «Губерния», город Воронеж, Воронежская область.

Смотрим новости. Один известный и знаменитый человек улетел лечиться за рубеж, другой, в том числе облечённый властью. Начинаем разбираться. Что, у нас в России не лечат (в том числе про онкологию говорю), что они ездят лечиться за рубеж? Разбираемся – лечат, готовят кадры, есть университеты, всё хорошо. Чего-то не хватает. Чего? Может быть, мощностей, оборудования. И в Воронеже, и в других крупных городах-миллионниках стоит вопрос – онкология, строительство онкоцентров.

Построить – одно, оснастить – несколько другое. Это довольно дорого, это очень серьёзные технологии, в том числе зарубежные, не наши. Возможно ли в рамках какой-нибудь федеральной целевой программы, может быть, даже «Здоровье», в которую сейчас, насколько мне известно, «вшита» онкология, предусмотреть софинансирование строительства онкоцентров? Это большая проблема, я думаю, что для всей России.

Спасибо.

В.Путин: Я буду сразу на два вопроса отвечать.

По поводу программ развития здравоохранения в целом. Вы правильно сказали, что, действительно, немало сделано с точки зрения повышения доступности высокотехнологичной медицинской помощи. Мы центры создали во многих городах России, мы создали перинатальные центры и будем в конце года ещё завершать эту программу. Мне кажется, надо будет продолжать её в будущем. Я уже говорил о снижении младенческой, материнской смертности в этой связи. У нас такие же показатели, не такие же, в принципе хорошие показатели по снижению смертности от внешних факторов – от ДТП, от заболеваний сердечно-сосудистой системы, от туберкулёза. Есть некоторые подвижки по онкологии, но не такие, как требует проблема, которая ещё очень высока. Поэтому софинансирование востребовано, и мы будем обязательно это делать.

По поводу того, что Вы сказали о сокращении сети. Я согласен с Вами, во многих случаях это является необоснованным и недопустимым. При всей необходимости модернизации системы, при всей справедливости того, что у нас коечный фонд используется не для лечения больных, а для профилактики и оздоровления, при том, что технические средства должны быть такие, что пребывание на больничной койке должно сокращаться, а количество людей, которые пропускаются через эту койку, увеличиваться, всё-таки с учётом огромности нашей территории далеко не всегда обосновано сокращение учреждений. Что в этом смысле нужно делать? Нужно увеличивать, конечно, прежде всего общее финансирование. Оно и будет увеличено на следующий год. В этом году у нас, по-моему, 3,8 от ВВП примерно, по данным Минфина. Может быть, они могут расходиться, эти данные, с некоторыми другими ведомствами. По данным Минфина, я вчера только с Силуановым разговаривал специально по этому вопросу, он мне сказал, что на следующий год 4,1 процента на совокупные расходы по медицине в целом по стране.

Но на чём следует особо сосредоточить внимание? На сохранении (там, где можно) и создании новых форм медицинского обслуживания в малых населённых пунктах от 100 до 2 тысяч человек. Там нужно создавать новые современные ФАПы, возрождать то, что утрачено, и создавать новые. Первое.

Второе. В населённых пунктах, где проживают меньше 100 человек, нужно создавать и использовать передвижные пункты оказания медицинской помощи. Это безусловно.

Есть вещи «кричащие», Вы о них сказали. Это дополнительная помощь, помощь людям с тяжёлыми заболеваниями и помощь с приобретением для них большего количества лекарств. Ведь у нас что произошло? Продолжительность жизни значительно увеличилась – с 65 до 73 лет почти. Люди, которые страдают тяжёлыми заболеваниями, слава богу, из жизни не уходят, но их количество растёт, а объём денег, которые выделяются, недостаточен. Поэтому я уже дал поручение Правительству: мы увеличим количество денег, выделяемых на соответствующие медикаменты, в том числе на обезболивающие лекарства, и увеличим количество денег на приобретение необходимого оборудования, в том числе и для тех, кто нуждается в использовании этого оборудования на дому.

Д.Песков: «Эхо Москвы». Я вижу Татьяну Фельгенгауэр, которая с нами в строю.

Т.Фельгенгауэр: Татьяна Фельгенгауэр, радиостанция «Эхо Москвы».

В.Путин: Дай Вам бог здоровья. Надеюсь, у Вас всё хорошо.

Т.Фельгенгауэр: У меня вопрос о ситуации с верховенством права в Российской Федерации. Мы видим две разные правовые реальности. В одной активно работает настоящая репрессивная машина, когда возбуждаются уголовные дела по репостам, эсэмэскам, когда в тюрьме сидит по необоснованным абсолютно обвинениям, и это доказано в ЕСПЧ, Олег Навальный, когда идёт дело Кирилла Серебренникова и в СИЗО держат Алексея Малобродского.

Мы видим и другую правовую реальность. В ней убит Борис Немцов, а Руслана Геремеева не допрашивают, потому что следователя просто не пустили. Не допрошен Андрей Турчак по делу о покушении на журналиста Олега Кашина. Игорь Сечин, глава «Роснефти», не является в суд на важнейший процесс по делу Алексея Улюкаева, игнорируя все повестки. Любого другого гражданина наверняка принудительно доставили бы в суд, потому что это неуважение к суду, однако Игорю Сечину это всё сходит с рук.

Собственно, вопрос: о каком верховенстве права мы можем говорить, если в нашем государстве существуют разные правовые реальности?

В.Путин: Я согласен с Вами, что проблем достаточно. Но не могу согласиться с тем, что у нас существуют разные правовые реальности.

Что касается Сечина, его неявки в суд, если здесь есть какое-то нарушение закона, то закон должен соответствующим образом отреагировать на это. Но, насколько я себе это представляю, и я, безусловно, интересовался, потому что видел реакцию общественности на этот счёт, закон здесь ни в чём не нарушен. И, как полагает следствие, достаточно собрано материалов, в том числе и показания самого Сечина. Но я не могу с Вами не согласиться в том, что Сечин мог бы и прийти в суд, чего здесь такого-то? Мог бы повторить всё то, что он излагал в ходе предварительного следствия и допросов.

А по поводу того, что кто–то сидит и Вы считаете это необоснованным. Вы считаете необоснованным, а органы следствия считают обоснованным. Решить спор в таких случаях может только одна инстанция – суд. Нужно будет укреплять и дальше судебную и правовую системы.

М.Зуб: Владимир Владимирович, добрый день!

Издательство «Потребитель», Михаил Зуб.

Обращаюсь со следующим вопросом по развитию рыбохозяйственного комплекса. Мы Вам очень благодарны относительно исторического съезда 2015 года, принятия идеологии о том, что рыба – это национальное достояние, которое должно следовать для населения, и так далее.

Мы также благодарны Вашему системному подходу относительно анализа экспорта – порядка 87 процентов. Мы также благодарны за то, что Вы сказали относительно того, что блок на сегодня не развит: ни переработки, ни прибрежной инфраструктуры, ни логистики.

Но у нас возникла система противоречий, и дальше будет следовать вопрос. То есть относительно Госсовета появляется 349–й Федеральный закон, который на 75 процентов делает «обрезание» Вашей идеологии.

Второе, появляется постановление 632…

В.Путин: А в чём там «обрезание»?

М.Зуб: Объясняю. Вы шли от блока реализации к блоку переработки и блоку добычи, к единому целому. Вы шли от человека, от субъекта потребления. Что делает на сегодня 349–й закон? Он говорит: ребята, 20 процентов инвестиционной квоты разделите на четыре доли, 75 процентов отдайте блоку добычи, а 25 процентов – блоку переработки.

Второе, этого мало: 633–м постановлением принимается решение о том, что на инвестиционный объект, например на фабрику, требуется для полной мощности двадцать пять тысяч тонн сырья. И тут же одновременно идёт «игра» постановлением 648, где говорится: 70 процентов от объёма квоты, для того чтобы фабрика функционировала.

Объём квоты – девять тысяч тонн. Из девяти тысяч тонн шесть тысяч тонн – б/г, тем самым четыре тысячи тонн рыбы. То есть получается, сегодня условно компания Х будет строить фабрику, и она за четыре тысячи тонн переработки практически уничтожает инфраструктуру.

Более того, для переработчиков ещё хуже создали условия. Фактически переработчик сегодня вошёл в противоречие с Федеральным законом 39. То есть фактически требуется финансовое обеспечение для строительства фабрики и для участия в строительстве. Хотя переработчик не имеет блока добычи. У него нет квоты.

И у меня огромная просьба, из чего следует очередной вопрос. То есть на сегодня Вы условно судья. На этот ринг запускается блок добычи, блок переработки. Блок переработки «зубами дополз», чтобы войти в инвестиционную квоту.

Те предприятия переработки, которые преодолели эту планку, сдали документы в Росрыболовство – есть такие единицы, я говорю о всей переработке, не о конкретике, – нужно дать возможность участвовать в получении инвестиционной квоты, подписать постановление 632, получить квоту и построить фабрики.

И самое главное…

В.Путин: Рыбу привезли…

М.Зуб: Владимир Владимирович, вопрос Китая, Севморпути, связки, обеспечения. Тут четыреста листов печатного текста. Лично Вам это дарю. Можете потом выкинуть или по диагонали прочитать. Но я хочу, чтобы это всё развивалось. Мы хотим соединить Севморпуть, мы хотим соединить Дальний Восток. Мы знаем, что делать. Мы ходим по кругу.

Я Вас обманул. Я никакой не журналист, я случайный журналист. Я председатель совета директоров Мурманского рыбокомбината.

(Аплодисменты.)

Д.Песков: Это плохо.

М.Зуб: Плохо, согласен.

Д.Песков: Вы же аккредитовывались на пресс-конференцию.

М.Зуб: Согласен, плохо. Потому что мы три с половиной года землю жуём зубами. Мы рвёмся, для того чтобы выжить, и мы знаем, как выжить. Мы знаем, как поймать дальневосточную рыбу; что рыба по 52 рубля с Дальнего Востока будет по 80 рублей продаваться, а не по триста. У нас 300 рублей рыба стоит.

Мы должны продавать рыбу так же, как курицу. Что у нас Артемьев говорил? Артемьев говорил: треска стоила 60 копеек, а курица – 2 рубля. Сейчас курица стоит 100 рублей, а треска – 300 рублей. Что мы издеваемся над людьми? Делайте со мной что хотите. Да, я сюда пришёл незаконно: сделался журналистом и прочее. Передайте, пожалуйста.

Д.Песков: Спасибо, что признались.

В.Путин: Смотрите, если мы сейчас будем вдаваться в детали, то нас с Вами вряд ли кто–нибудь поймёт.

Я совсем недавно практически по всем этим вопросам приглашал к себе для беседы Илью Васильевича Шестакова. В целом я разделяю Ваши озабоченности. Потому что если мы не создадим условия для развития переработки, то тогда всё это будет уходить у нас за границу на переработку. Там будут создаваться рабочие места, там будет создаваться добавленная стоимость, и цена на рыбу у нас будет оставаться такой же высокой, как сегодня. Нам нужно обеспечить логистику и перераспределить эти возможности по квотам.

Эти 20 процентов, о которых Вы сказали, – у меня тоже возникли такие же точно вопросы. Единственное, что здесь прозвучало в ответ, это то, что резкое движение по этим процентам может подорвать добычу вообще. И так называемый исторический принцип, который сложился в отрасли уже достаточно давно, что его нельзя резко менять, иначе мы просто подорвём саму добычу рыбы.

Сейчас не будем дискутировать, просто у нас с вами не производственное собрание, но в принципе я Вас приглашу на одно из таких производственных собраний, чтобы послушать и переработчиков, и добытчиков, и так далее. Я хочу только Вам сказать, что в целом проблема понятна, мы ею занимаемся и будем вместе с вами это делать.

И мои симпатии больше на Вашей стороне сегодня, я думаю, что в значительной степени, сейчас не буду забегать вперёд, но в значительной степени Вы правы, и нужно обратить внимание на эти озабоченности, которые Вы сейчас сформулировали. А бумаги мы обязательно используем в ходе подготовки к этим совещаниям.

Секундочку, там Ксения Анатольевна против всех хочет сказать. Пожалуйста.

К.Собчак: Да, Владимир Владимирович.

В.Путин: Вы против всех здесь присутствующих или вообще против всех?

К.Собчак: Нет, я за россиян и против несменяемости власти. У меня вопрос про конкуренцию.

В.Путин: Я так и знал.

К.Собчак: У меня вопрос про конкуренцию на этих выборах. Как Вы, наверное, знаете, я собираюсь тоже баллотироваться в Президенты Российской Федерации.

В.Путин: Вы здесь в качестве журналиста или Вы тоже всех обманули, как предыдущий товарищ, и пришли сюда в виде кандидата в президенты?

К.Собчак: Нет, я не обманула и пришла сюда как журналист телеканала «Дождь», потому что, к сожалению, на сегодняшний момент это единственная возможность задать Вам вопрос, так как в дебатах Вы не участвуете.

В.Путин: Пожалуйста.

К.Собчак: Мой вопрос связан с конкуренцией на выборах. Ваш пресс-секретарь Дмитрий Песков уже говорил о том, что оппозиция у нас не созрела, Вы сегодня говорили о том, что не самому же мне выращивать, потому что нет людей.

Мне кажется, уже все давно созрели и никого растить не нужно, все уже сами выросли. Но проблема заключается в другом, что сегодня либо у нас оппозиционных кандидатов не пускают на выборы, либо создают проблемы. Я это чувствую на себе.

Например, есть кандидат Алексей Навальный, который уже год ведёт предвыборную кампанию. Против него специально были созданы фиктивные уголовные дела. Их фиктивность была доказана Алексеем Навальным в Европейском суде. Решения Европейского суда признаёт, как Вы знаете, Российская Федерация. Тем не менее он не допускается к выборам, хотя известно, что есть особое мнение Конституционного Суда по этому вопросу и так далее.

То же самое связано и с моей деятельностью после моего объявления. Очень сложно снять любой зал в стране, люди отказываются, даже на коммерческих условиях, сотрудничать. Сложно поставить любую агитационную продукцию. Всё это связано просто со страхом. Люди понимают, что быть оппозиционером в России – это значит, что либо тебя убьют, либо тебя посадят, либо произойдёт ещё что–либо в этом духе.

Мой вопрос с этим: почему так происходит? Неужели власть боится честной конкуренции?

В.Путин: По поводу конкуренции и по поводу того, где у нас дееспособная оппозиция, я уже достаточно развёрнуто отвечал. Смысл этого ответа заключается не в том, что кто–то не созрел для чего–то, а смысл ответа заключается в том, что оппозиция должна выйти с ясной, понятной людям программой позитивных действий.

Вот Вы идёте под лозунгом «Против всех». Это что, позитивная программа действий? А что Вы предлагаете для решения тех проблем, которые мы сегодня обсуждаем? (Аплодисменты.)

По поводу персонажей, которых Вы упомянули. Уже ставили здесь вопрос про Украину. Вы хотите, чтобы у нас по площадям бегали десятки таких, извините, Саакашвили? Вот те, кого Вы назвали, это Саакашвили, только в российском издании. И Вы хотите, чтобы такие Саакашвили дестабилизировали ситуацию в стране? Вы хотите, чтобы мы переживали от одного майдана к другому? Чтобы у нас были попытки государственных переворотов? Мы всё это уже проходили. Вы что, хотите всё это вернуть? Я уверен, что абсолютное, подавляющее большинство граждан России этого не хочет и этого не допустит. (Аплодисменты.)

А конкуренция, конечно, должна быть, и она, безусловно, будет, вопрос только в радикализме. Вот посмотрите, что сделали с движением Occupy Wall Street. Где оно теперь в Соединённых Штатах, движение Occupy Wall Street? А там вот такие Саакашвили или те, кого Вы назвали, вот оно из них и состояло. Где они теперь? Их нет.

Это демократия или нет? Давайте зададимся вопросом: а что же такое демократия? Это предмет такой достаточно серьёзной и глубокой дискуссии.

Я Вас уверяю, власть никого не боялась и никого не боится. Но власть не должна быть похожа на бородатого мужика, который лениво выковыривает капусту из своей бороды и смотрит на то, как государство превращается в какую-то мутную лужу, из которой олигархи выковыривают и ловят для себя золотую рыбку, как это было у нас в 90-х годах и как сегодня это на Украине происходит. Мы же не хотим второго издания сегодняшней Украины для России? Нет, не хотим и не допустим.

И.Кошлюнов: Здравствуйте! Меня зовут Илья Кошлюнов, я из ГТРК «Бурятия», город Улан-Удэ.

Я хотел спросить по поводу проблемы. Это не вопрос, просто хочу обозначить на федеральном уровне. С 1 октября был введён запрет на вылов омуля, соответственно, все предприятия, которые работали на берегу Байкала, закрылись и люди остались без работы. Представляете, Сибирь, север Сибири, все люди занимались этим делом, остались без работы. Единственный момент господдержки – это пособие по безработице. Я просто Вас прошу галочку сделать. Когда Вы сделаете, машина заработает и найдутся ответы на вопросы, как помочь этим людям.

В.Путин: Хорошо. Вы правы, я сразу, не дожидаясь второй части вопроса, хочу сказать, что Вы правы. Если так происходит, это недопустимо. Естественно, надо бороться за экологию. У нас запрет на чёрную икру, допустим, как реализуется? Плохо, потому что на всех рынках чёрной икры полно. То же самое по омулю: если он истребляется, его надо защитить, надо на какой-то период ввести мораторий, то прежде нужно было подумать о людях, которые работают на этом и семьи свои кормят. Я обращу на это внимание обязательно.

Вторая часть вопроса по Байкалу.

Ю.Пермякова: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Юлия Пермякова, я представляю телерадиокомпанию «Тивиком» из Улан-Удэ, Республика Бурятия.

У меня два вопроса, я очень коротко. По Байкалу. Там расширили границы водоохранной зоны от 200 метров до 80, а где-то и до 100 километров, то есть люди теперь автоматически стали нарушителями, они не могут приватизировать землю, дома, они должны ездить по асфальтированным дорогам. Бьются они уже давно, по-моему, четыре года, последний раз активистка была на приёме у Донского. Ничего, пока никак невозможно решить эту проблему. Речь идёт о 130 тысячах людей, это четыре района. Можно ли как-то этот вопрос решить, заняться им?

И второй вопрос касается города Улан-Удэ. Город Улан-Удэ считается туристическим центром Бурятии, тем не менее уже 10 лет мы ждём строительства третьего моста через реку Уда. Его стоимость – 4,5 миллиарда рублей. Сейчас у нас сменился глава региона, Алексей Цыденов, Вы знаете. Он тоже большую работу делает, пытается где-то найти эти средства. Понятное дело, мы дотационная республика, мы не можем ни в бюджете республики, ни в бюджете города найти такие деньги.

То есть сможет ли федеральный центр как-то профинансировать строительство моста? И если это возможно, то можно какие-то временные рамки обозначить?

Спасибо.

В.Путин: Объекты такого рода строятся всегда с участием федерального центра, из федерального бюджета. Нужно просто, я и с новым руководителем поговорю, и с Министром транспорта, в плановом порядке, своевременно делать заявки и добиваться их включения в план общего развития транспортной инфраструктуры, в том числе и мостовых переходов. Я посмотрю это.

Теперь по поводу расширения охранных зон. Я уже говорил, когда мы совещание проводили на самом Байкале, что нужно бороться за экологию, коллега тоже об этом говорил, за сохранение природы. Нужно всё делать в рамках здравого смысла и не нарушать нормальной жизни людей, которые живут на этих территориях. Мы обязательно к этому вернёмся.

Д.Песков: Владимир Владимирович, знаете, мне написали эсэмэс и обвинили в том, что я веду себя по отношению к «Раша Тудей» как Госдепартамент США, не давая им задать вопрос. «Раша Тудей», задайте вопрос.

В.Путин: Работаете на Госдепартамент. Безобразие просто, накажем.

И.Петренко: Дмитрий Сергеевич, спасибо большое.

Здравствуйте, меня зовут Илья Петренко. Как уже Дмитрий Сергеевич сказал, я представляю телеканал «Раша Тудей».

Владимир Владимирович, я изначально хотел задать Вам вопрос о Ваших личных контактах с Дональдом Трампом, но дважды Вы об этом уже говорили. Маленькое уточнение: если бы в английском языке присутствовали слова и «ты», и «Вы», Вы бы уже перешли с ним на «ты»?

Вы также упоминали в одном из вопросов об американцах о давлении в Америке на RT и «Спутник». Давление продолжается, Россия принимает ответные меры. До какого предела наша страна в этих ответных мерах готова идти, это во-первых. И, во-вторых, очень важно, как это влияет на свободу слова в нашей стране?

И очень коротко ещё одна тема. Сегодня в Курганской области многодетного фермера судили за незаконный оборот спецсредств, за GPS-трекер, который он прикрепил к своей корове. И дело вернули обратно в прокуратуру. Он сейчас смотрит эту пресс-конференцию, его зовут Евгений. Несмотря на то, что дело по-прежнему рассматривается. По моим данным, в прошлом году больше 200 человек по этой статье было осуждено. Что Вы по этому поводу думаете?

В.Путин: Я даже не понял, за что. Использовать GPS без оплаты, что ли?

И.Петренко: Он заказал в Китае устройство, которое прикрепил к корове, потому что она от стада отделялась.

В.Путин: А это запрещено? Надо платить за это, а он не платил?

И.Петренко: Есть статья, по которой можно привлечь человека к уголовной ответственности.

В.Путин: Я даже не знаю, что есть такая статья. Обязательно посмотрю в отношении и статьи в целом, и этих конкретных людей, о которых Вы сказали, по поводу того, что нельзя прикрепить к корове. Я первый раз слышу. Котам, я знаю, даже привинчивают GPS и ГЛОНАСС, чтобы кот не потерялся. Я не понимаю, в чём проблема, связанная с коровой. Или он должен платить, а не платит, сделал это как-то подпольно. Наверное, это нужно как-то отрегулировать, я постараюсь это сделать.

Что касается первой части, мы с господином Трампом друг к другу обращаемся по именам, поэтому я не знаю, если бы было «ты» или «Вы», мы перешли бы на «ты» или нет. Скорее всего, да. Потому что мы с ним хоть и мало очень знакомы, буквально встречались мельком два раза, по сути дела, и два раза, по-моему, только по телефону разговаривали, но в целом рабочий контакт должен быть между людьми, которые занимаются тем видом деятельности, которая поручена нам нашими избирателями. Надеюсь, что постепенно и у него тоже будут возможности для налаживания контактов с Россией в целом создаваться, и он в этой части тоже пойдёт по пути своих предвыборных обещаний и намерений.

Вопрос: Спасибо большое Вам.

Я очень короткий задам вопрос. Хочу, чтобы Вы сказали несколько слов по поводу отношения России к Иракскому Курдистану на данном этапе. И также как Россия намерена поддерживать отношения с Иракским Курдистаном?

Спасибо большое Вам.

В.Путин: Смотрите, что у вас произошло? У вас был проведён референдум о независимости. Потом руководитель Курдистана заявил о том, что имплементация этого решения, принятого на референдуме, должна быть отложена. Это же не наше решение. Это всё ваше решение. Потом он ушёл в отставку, а решение о том, что имплементация должна быть отложена, действует. Как мы должны к этому относиться? Мы должны относиться к этому таким образом, что всё должно происходить без всяких резких проявлений и в рамках действующего закона, с уважением к территориальной целостности Ирака, поскольку и само руководство Курдистана поступило именно таким образом. Как же иначе?

Наши компании, в том числе компания «Роснефть», работают в Ираке и Иракском Курдистане в частности. Мы считаем, что это сотрудничество пойдёт на пользу как Ираку в целом, Иракскому Курдистану в частности, так и российской экономике. Вообще, у нас и с Курдистаном, и с курдами (в целом я имею в виду) традиционно исторически очень добрые, доверительные отношения. Я понимаю всю сложность этого вопроса в регионе, всё многообразие этой сложности. Но, учитывая все эти тонкие моменты, мы исходим из того, что нам ничего не мешает с курдским народом развивать отношения. Будем это делать.

Н.Менщикова: Владимир Владимирович, меня зовут Наталья Менщикова, «Телевидение Нижневартовского района». Это Югра, столица Самотлора, нефтяной край.

В.Путин: Да.

Н.Менщикова: Вы сегодня много говорили (я немного изменю вопрос) о том, как объединить нацию. Нам нужно объединение, нам нужна идея. В Нижневартовский район приехали в 60-х годах люди более 100 различных национальностей, разных вероисповеданий. Одна общая идея – добыть нефть для страны. Большая задача объединила людей. Север покорился. Может быть, изучить сегодня этот опыт? Историю не вернёшь, но можно попробовать большим делом, значимым делом объединить всех нас. Обществу сегодня нужна консолидация. Это объективно.

И в продолжение темы в 2018 году…

В.Путин: Это вопрос про нефть, обращаю внимание. Вы хитрая какая.

Н.Менщикова: Поменялось как-то всё. Все сегодня хитрят. А я что?

В.Путин: Понятно.

Н.Менщикова: В 2018 году Нижневартовскому району исполняется 90 лет. Там живут люди, совершившие героический подвиг – добыли нефть. Может быть, рассмотреть в качестве объединения вопрос поощрения героев, нефтяников-первопроходцев?

В.Путин: Вы правы.

Н.Менщикова: Район трудовой славы. А почему нет? А другим регионам, которым тоже есть чем гордиться, присвоить другой какой-то статус (и людям, и муниципалитетам).

И последнее. Нефтяники-ветераны попросили автограф от Вас в честь 90-летия Нижневартовского района. И два-три слова в качестве пожеланий.

В.Путин: А на чём я напишу? На столе напишу?

Н.Менщикова: А там листочки. Может быть, как-нибудь на них.

Пожалуйста, Владимир Владимирович.

В.Путин: Вы знаете, как мы сейчас сделаем. И по этому вопросу договоримся. Дмитрий Сергеевич здесь. Я это сделаю обязательно. Напишу. Вы потом встретитесь, и он Вам передаст. Хорошо?

Я сейчас отвечу на Ваш вопрос. И в продолжение по нефти.

Дайте, пожалуйста, микрофон.

Д.Песков: Вам подержат микрофон. Представьтесь, пожалуйста.

М.Папченкова: Я, собственно, про Самотлор. Я Вас обманывать не буду никогда. Спасибо Вам, что Вы предоставили льготу по обводнённым месторождениям, но предоставили её почему-то только Самотлору, хотя просили многие компании. Известно, что даже не только Самотлор, а многим маленьким обводнённым месторождениям нужна эта льгота. Тут какой-то избирательный подход сыграл, и все мы знаем имя этому избирательному подходу – это Игорь Иванович Сечин, который одновременно судится с «Системой». Эти суды и иски наносят вред инвестклимату. Поэтому у меня такой вопрос.

В.Путин: Не волнуйтесь, я никуда не убегаю.

М.Папченкова: Я просто боюсь отнимать время у всех. У меня два вопроса. Вот этот избирательный подход, который у нас есть везде: кто первый добежал, кто самый влиятельный, кто самый сильный, кто Вас знает давно, тому всё, тот выигрывает, у тех проекты развиваются, а все остальные ничего не получают. Он такой очень личный, понимаете, вопрос.

Д.Песков: Вопрос, пожалуйста.

В.Путин: Это говорят представители…

М.Папченкова: Считаете ли Вы, что есть такая проблема? Или Вы считаете, что всё очень справедливо и Самотлору только дали льготу по обводнённым месторождениям.

В.Путин: Это считают нефтяники, что им ничего не достаётся.

М.Папченкова: Не только они, это считают все.

В.Путин: Ладно. Вот смотрите, садитесь, пожалуйста.

Смотрите, имя вообще этому решению не Сечин, а Новак Александр Валентинович, потому что такие решения принимаются не с потолка, они принимаются после обсуждения в Правительстве и анализа рентабельности тех или иных скважин. Министерство энергетики готовит эти решения. Да, я их подписываю, но Минэкономразвития и Минэнерго готовят эти решения. Они готовятся на основе объективных данных по обводнённости, по рентабельности. Вот из чего исходят.

Может быть, я не берусь сказать, может быть, Вы и правы и другие, наверное, но нужно доказать тогда и в Министерстве. Даже нет необходимости идти в Администрацию. Там у нас есть экономическое управление, Андрей Рэмович его возглавляет, и оно эффективное, там очень профессиональные люди работают, и мы стараемся это проконтролировать. Но не с точки зрения кому недодали, а с точки зрения дают ли справедливо тем, кому предлагает Правительство это сделать.

Что касается Самотлора и «Роснефти», Администрация считает, что это справедливое предложение. А другие должны проработать этот вопрос предварительно в Правительстве, в Министерстве энергетики и в Минэкономразвития. Хорошо? И мы готовы это поддержать, пожалуйста.

Давайте Афганистан, я обещал.

Вопрос: Не так давно между Вами и Дональдом Трампом состоялся телефонный разговор, в котором Вы обсудили положение дел в Афганистане, включая рост террористической и наркотической угроз. В связи с этим хотелось бы узнать, как Вы оцениваете перспективы взаимодействия с США в противостоянии этим угрозам в Афганистане? Спасибо.

В.Путин: Это одно из направлений работы, где мы могли бы, действительно, объединять наши усилия вместе с Соединёнными Штатами. И если бы мы добились этой совместной работы, то эти усилия действительно могли бы быть более эффективными.

Мы видим угрозу, нарастающую в Афганистане со стороны международных террористов, мы видим, что радикальные вооружённые формирования занимают всё больше и больше участков границы Афганистана на севере, с бывшими республиками Советского Союза. Это касается Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана. Безусловно, у нас вызывает это большую озабоченность, имея в виду в том числе и наличие российской 201-й военной базы в Таджикистане и авиационной базы в Кыргызстане. Мы внимательно следим за этими процессами. Мы видим, что центральное правительство в Кабуле нуждается в поддержке международного сообщества, и мы готовы эту поддержку оказывать, так же как и в предыдущие годы. В том числе при подготовке национальных кадров правоохранительных органов, вооружённых сил, поставляя необходимые системы вооружения и военной техники.

Без экономической поддержки Афганистан тоже вряд ли решит все имеющиеся у него проблемы, в том числе и по борьбе с наркотиками, производством наркотиков. Как вы знаете, к сожалению, надо сказать, территория Афганистана – это территория, где больше всего в мире наркотиков производится, в том числе тяжёлых. Часть из них поступает и на российский рынок, нас это не может не беспокоить. И мы вместе с афганским правительством, вместе с Соединёнными Штатами, другими заинтересованными правительствами готовы вместе работать над преодолением всех этих трудностей.

Давайте по детям, вот здесь.

Д.Песков: Кто был по детям с этого фланга?

В.Путин: «Спасите детей», давайте.

С.Чесноков: Представлюсь: Сергей Чесноков, информационное агентство «Иван-Чай».

Мне очень интересно, Владимир Владимирович, знаете ли Вы о том, что совсем недавно в Вашу Администрацию был принесён один миллион подписей в защиту детей до рождения.

В.Путин: Детей до рождения?

С.Чесноков: До рождения. Потому что есть у нас дискриминация по признаку возраста, что дети до рождения не защищены законом. Но вопрос у меня не об этом, мне это очень интересно, но вопрос у меня о другом. Вопрос о том, что движение «За жизнь», которое собрало этот миллион подписей граждан Российской Федерации по всем регионам, как здесь все регионы представлены…

В.Путин: Имеется в виду запрет абортов?

С.Чесноков: Да. И это движение оказывает помощь беременным женщинам. Мы спросили у них и посчитали, сколько стоимость жизни ребёнка в России. Оказалась страшная цифра, что стоимость жизни ребёнка от семи примерно до двадцати тысяч рублей в зависимости от региона, то есть это стоимость спасения жизни ребёнка, если оказывать помощь матерям.

Ваша замечательная инициатива – ежемесячное пособие 10 тысяч ежемесячно, а здесь одноразово, то есть это значительно дешевле, это такая стоимость жизни. И у меня вопрос: будет ли со стороны государства помощь таким некоммерческим организациям, потому что в это движение «За жизнь» входят более 300 некоммерческих организаций со всей России – 69 регионов, и около 400 городов России, малых городов. Будет ли государство как–то поддерживать эту работу некоммерческого сектора?

В.Путин: Чтобы времени не терять, я постараюсь более-менее развёрнуто ответить. Я благодарен Вам за этот вопрос, значит, не случайно я взял с собой эти бумаги, специально их взял с собой. Я считаю, что это очень важно, говорил уже об этом на совещании в Кремле, хочу здесь ещё раз повторить слово в слово то, что было сказано.

Во-первых, то, что касается запрещения абортов. Вы знаете, в современном мире всё–таки в подавляющем большинстве стран эти решения всё–таки оставляются за самой женщиной.

Почему? Потому что есть большие опасения, что в случае тотального запрещения у нас махровым цветом будут расти криминальные аборты. У нас сейчас с Вами не дискуссия, у нас вопрос и ответ. Но я готов с Вами подискутировать, можете не сомневаться в этом. Но практика многих других стран показывает, что женщины уезжают делать аборты за границу, расцветают пышным цветом подпольные аборты и так далее, наносится колоссальный ущерб женскому здоровью и возможности иметь детей в будущем, резко повышается смертность и так далее.

Поэтому здесь нужно быть очень аккуратным, взвешенным, исходить из общего настроения в обществе и из морально-этических норм, которые в обществе сложились. Ничего нельзя ломать через колено, понимаете?

То, что вы делаете с точки зрения поддержки беременных женщин, которые принимают решение, оставить ребёнка или нет, – это абсолютно точно правильно. В этом смысле надо только понять эти направления поддержки таких организаций, в том числе и вашей. Я готов сделать всё, для того чтобы в этой части вашей работы вас, безусловно, поддержать.

Что касается поддержки института семьи, детства, материнства, я просто сейчас повторяю: специально ждал примерно такого вопроса и воспользуюсь им, для того чтобы ещё раз сказать о том, что предлагается для поддержки демографии.

Первое, введение ежемесячной денежной выплаты в связи с рождением первого ребёнка до достижения им полутора лет в размере прожиточного минимума ребёнка, которая будет выплачиваться семьям со среднедушевым доходом ниже полуторакратного прожиточного минимума трудоспособного населения. Что это значит? В 2018 году это значит 10523 рубля, в 2019–м – 10836 рублей, в 2020 году – 11143 рубля.

Второе, продление программы материнского капитала и расширение возможностей для его использования, а именно и самое главное – эти средства материнского капитала можно будет получать и тратить в виде ежемесячной денежной выплаты в связи с рождением второго ребенка до достижения им полутора лет и использования для оплаты услуг в сфере дошкольного образования уже с двухмесячного возраста ребёнка. Делается для чего? Для того чтобы женщина могла как можно быстрее выйти на работу, не терять свою квалификацию.

Третье, у нас, вы знаете, 50 регионов, субъектов Российской Федерации, где люди получают ежемесячные денежные выплаты на третьих и последующих детей до трёх лет. Мы увеличиваем в результате перераспределения внутри системы различных норм с 50 до 60 количество этих регионов.

И, четвёртое, вводится субсидирование процентной ставки по ипотечным кредитам. Сегодня она сколько у нас? Около десяти процентов, а всё, что свыше шести процентов, будет субсидироваться государством. И эта норма будет введена с 1 января 2018 года по 31 декабря 2022 года. Сроки субсидирования при рождении второго ребёнка – три года с выдачей кредита, третьего – пять лет. По нашим оценкам, это в ближайшие годы охватит 500 тысяч российских семей.

И, пятое, программа по созданию дополнительных мест в яслях для детей в возрасте от двух месяцев до трёх лет. Цель – в 2018–2019 годах обеспечить стопроцентную доступность дошкольного образования по этой категории. В планах создать более 326 тысяч ясельных мест, тоже как цель, для того чтобы и поддержать семьи с незначительными доходами и для того чтобы улучшить демографические показатели.

Д.Песков: Владимир Владимирович, мы три с половиной часа в эфире…

В.Путин: «Спасите детей», я обещал. Дайте микрофон, пожалуйста. Написано: «Спасите детей».

З.Атаева: Залина Атаева, телеканал «Грозный».

В первую очередь, Владимир Владимирович, хочу выразить Вам благодарность от родных наших соотечественников, которые освобождены из зон конфликтов по Вашему поручению. Соответственно, и вопрос на эту тему.

Как Вы уже ранее говорили, главой Чеченской Республики Рамзаном Ахматовичем Кадыровым проводится эта огромная работа по Вашему поручению. Вызволено уже порядка 100 человек, среди них граждане России и граждане Казахстана.

В последнее время появляются такие «эксперты», которые говорят, что этого не следует делать. Хотелось бы узнать Вашу позицию на этот счёт. Может, стоит дать шанс детям и их матерям к нормальной жизни вернуться? И вообще, насколько важна эта работа для нашей страны?

Спасибо.

В.Путин: Эта работа правильная, она важна, и никаких сомнений здесь быть не может. То, что Кадыров делает, это очень благородное и верное дело.

Дети, когда их вывозили в зоны конфликтов, не принимали решения о том, чтоб туда уехать. И мы не можем, не имеем права их там бросить. Так что Рамзан всё правильно делает и пусть продолжает. Мы будем ему помогать.

Давайте, Владивосток.

С.Мильвит: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович.

Сергей Мильвит, «ПримаМедиа», Владивосток.

Мы все Вас уважаем и любим. Во Владивосток Вы часто приезжаете. Это Ваш любимый город. Это понятно. Это мы прекрасно знаем.

Я буду краток. У нас заканчивается Год экологии. И хотелось бы, Владимир Владимирович, обратить внимание на то, что во Владивостоке он и не начинался. Вырубка скверов, незаконная добыча скального грунта, загрязнение морского побережья, вырубка лесных массивов – это всё присутствует. Но самое главное – у нас сейчас детские лагеря в пригороде отдаются в частные руки. И их половина уже в частных руках.

В чём мой вопрос?

Уважаемый Владимир Владимирович, хотелось бы с Вашей подачи попросить Вас оказать содействие в сохранении тех самых 19 788 гектаров, которые они сейчас не решаются сохранять уже много лет.

В.Путин: А что это за гектары?

С.Мильвит: Это лесозащитная зона, то есть пригородная зона. Это охранная зона Сахарный Ключ, территория Садгорода. Во Владивостоке новый генеральный план. Его планируют утвердить. И такая ситуация: мы приезжаем на территорию Садгорода (а я ещё занимаюсь общественной деятельностью), а там весь лес и краснокнижные деревья закрыты заборами. Понимаете? И там сейчас планируется строительство коттеджей. Но смотрите. Коттеджи уже построены. Вырублены краснокнижные деревья. А сейчас они хотят узаконить, меняя зоны с рекреационной на зону «Ж». Понимаете, что творится? Мы просим Вас оказать содействие в сохранении этих лесных зон и четырёхсот зон городских скверов, которые тоже обещали сохранить.

И ещё большая проблема в микрорайоне Снеговая Падь. Там живут одни военные.

В.Путин: Я знаю. Я там был.

С.Мильвит: Тридцать тысяч детей. Владимир Владимирович, три района, 30 тысяч детей. Они задыхаются. У нас мусоросжигательный завод никак проблему решить не может. Фильтры поставили, да, из Норвегии или откуда они привезли, поставили, но это дым. Понимаете, у нас люди задыхаются, честное слово.

Ребята, извините, коллеги, всё, последняя просьба. Посодействуйте, пожалуйста, в этом вопросе, Владимир Владимирович, о постановке 19 788 гектаров, решение вопроса с мусоросжигательным заводом, микрорайона Снеговая Падь в целом и, самое главное, для детей уже пять лет не могут построить спорткомплекс, его просто заморозили.

Я являюсь президентом Фонда развития города Владивостока «Горожанин и гражданин». Я прошу Вас оказать нам помощь, конечно, в этих вопросах. Гражданское общество этим занимается уже много лет и не может решить эту проблему. Спасибо большое.

В.Путин: (Шум в зале.) Секундочку. Послушайте, коллега же задал вопрос. Я же должен ответить ему, правда. Пожалуйста, я вас прошу.

Я Вам как президент президенту хочу сказать следующее. (Смех.)

Во-первых, программа «Дальневосточный гектар» в принципе развивается неплохо. Уже около 110 тысяч заявок, 33 тысячи заключено договоров по этим вопросам. Есть идея даже соотечественникам, проживающим за рубежом, тоже дать такую возможность – приобретать дальневосточный гектар. Первое.

Второе. Мы разрешили приобретать этот гектар не только дальневосточникам, но и людям, проживающим в других регионах Российской Федерации. И мы будем дальше эту программу развивать. Владивосток действительно сделал невероятный скачок в своём развитии за последние, не знаю, 7 лет или 10 лет, просто невероятный. Это другой город.

Конечно, этого тоже недостаточно. Это мы будем дальше развивать. Когда я говорю о невероятном скачке, я имею в виду и новый аэропорт, и новые дороги, и Дальневосточный университет на острове Русский, и два шикарных моста, о которых россияне-дальневосточники мечтали ещё 100 лет тому назад, а мы это сейчас всё построили. Один из мостов появился даже (или два) на купюрах денежных у нас.

Что касается той проблемы, о которой Вы упомянули, она действительно, судя по всему, имеет место, она существует, потому что под видом реализации этого проекта выдаются земли, которые входят в лесной фонд, и выдаются земли, которые вообще входят в особо защищённые экологические зоны. Это абсолютно недопустимо, и с этим точно совершенно надо разобраться.

Владивосток далеко находится от столицы, но, как у нас всегда в России говорили, «до господа высоко, до царя далеко». И там есть проблема, которую пока не удалось решить. Не хочется говорить об этом, но вынужден, это такая, достаточно глубокая, криминализация региона. Это касается и рыбы, это касается и леса, это касается других направлений экономической деятельности. Но постепенно, постепенно мы будем приводить там всё в чувство и в соответствующий порядок, необходимый для нормальной жизни людей.

Посмотрю обязательно на Снеговую Падь, на этот завод, я первый раз об этом слышу. Но надо разобраться. И по поводу спорткомплекса, хорошо?

Давайте Казахстан.

А.Куртмулаев: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Айдер. Я главный редактор журнала «Партнёр ЕАЭС». Владимир Владимирович, Вы буквально недавно в ходе конференции похвалили: ЕАЭС развивается, хорошие показатели.

Вы знаете, я буквально на днях брал интервью у руководителя аналитического исследовательского института и хочу сказать, не так всё хорошо за последнее время, как, видимо, до Вас довели. Немного это поскромнее, немного это приземлено, и могу сказать примерно, почему. В крупных компаниях – да, там государственные проекты, всё, а малый, средний бизнес, к сожалению, не знает о тех возможностях, которые даёт ему ЕАЭС. Он не знает, потому что нет источников, нет специальной государственной программы по поддержке, нет телеканалов, нет радиоканалов. Журнал, который я создал, к сожалению, что-то делает, но не в такой форме. Владимир Владимирович, будет какая-нибудь программа в поддержку развития ЕАЭС, или это делается специально, вопреки евросанкциям?

В.Путин: Нет, послушайте, к евросанкциям это не имеет вообще никакого отношения. Идея создания ЕврАзЭС и Евразийского экономического союза принадлежит Президенту Казахстана Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, и она возникла задолго до всяких наших сложностей с другими странами в экономической сфере, задолго до всяких санкций. Это вызвано внутренней необходимостью обеспечить опережающие темпы развития экономики, социальной сферы в наших странах и желанием использовать абсолютные конкурентные преимущества, доставшиеся нам из прежних времён: общая инфраструктура, общая энергетика, возможность общаться на русском языке и так далее, и так далее. Там много возникает конкурентных преимуществ у каждой из наших стран, если мы объединяем эти усилия и возможности. Так что мы двигаемся в абсолютно точном направлении, правильном.

Теперь по поводу того, что до меня правильно доносят или неправильно доносят. Я Вам сказал, что совокупный рост ВВП стран Евразийского экономического союза – 1,8 процентных пункта, выше, чем в России, это объективные данные, так что это правильно до меня доносят. Первое.

Второе. Я сказал о том, что увеличилась торговля на 26 процентов внутренняя, это факт, который даёт наша общая статистика. То, о чём Вы говорите, не имеет отношения к тем данным, которые у меня есть. Вы говорите о том, что недостаточно информации у людей, которые занимаются малым и средним бизнесом. Должен Вам сказать, что Вы абсолютно правы, так оно и есть на самом деле. Но что нужно делать для того, чтобы преодолеть эти сложности, и для того, чтобы дать возможность людям шире смотреть на возможности, предоставляемые нашей взаимной интеграцией. Прежде всего, я уже тоже об этом сказал, нужно переходить на современные технологии, на обмен информацией, нужно, конечно, поддерживать такие средства массовой информации, как ваше. Давайте подумаем, что мы можем сделать для того, чтобы вас поддержать. У нас есть телеканал «Мир», наверное, этого недостаточно, хотя он, по-моему, работает достаточно интересно последнее время. Нам нужно создавать единые информационные технологии, одно из направлений нашей будущей совместной работы – это информационные технологии. Мы сейчас вырабатываем общие алгоритмы не только в сфере торговли нефтью, газом, не только в сфере транспорта, но и общие алгоритмы в сфере цифровых технологий – чрезвычайно важное направление. Мы со всеми моими коллегами об этом говорили, и я думаю, что в ближайшее время, в конце этого месяца, ещё раз соберёмся и поговорим на этот счёт ещё раз, неформально уже. Мы соберёмся, надеюсь, будет неформальная встреча в рамках СНГ, но и с коллегами из Евразийского экономического союза поговорим ещё об этом. Вот на этом пути мы и сможем преодолеть те сложности, о которых Вы сегодня сказали.

Д.Песков: Владимир Владимирович, Вас в 16 часов в Кремле ждут Герои России.

В.Путин: Да. Не сердитесь, пожалуйста, на меня. Я хочу вас всех поздравить с наступающим Новым годом. Надо действительно завершать. Как бы ни хотелось с вами поговорить, подискутировать, мне очень хочется, но не сердитесь. Мы ещё постараемся с вами в каких-то форматах увидеться.

Я вас всех поздравляю с наступающим Новым годом! Желаю всего самого лучшего! Благополучия всем вам, вашим близким, и с Рождеством, кто будет его отмечать.

Всего доброго всей нашей стране, всему корпусу журналистскому! Хочу заверить вас, что мы вас слышим. Хочу ещё раз подчеркнуть, что мы высоко оцениваем роль и значение прессы в сегодняшней российской жизни. Позвольте выразить надежду, что мы с вами будем конструктивно сотрудничать и в наступающем году.

Благодарю вас. Всего хорошего.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 декабря 2017 > № 2422388 Владимир Путин


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2422170 Сергей Донской

Сергей Донской: Наша задача - до 2029 года ликвидировать все старые мусорные полигоны в стране

Глава Минприроды России Сергей Донской дал интервью «Комсомольской правде» в рамках V Всероссийского съезда по охране окружающей среды и II международной выставке-форуме Экотех побывал Министр природных ресурсов и экологии РФ 13 декабря 2017 г. в в Крокус Экспо (Московская область).

- Сергей Ефимович, я благодарю Вас за то, что нашли время зайти к нам. Каковы ваши впечатления от форума?

- На этой площадке проходит не только выставка «ЭКОТЕХ», но и пятый юбилейный съезд по охране окружающей среды. В связи с этим и событие получилось весьма содержательным. Люди могут не только обсудить, но и посмотреть, пощупать, скажем так, те объекты или те технологии, которые необходимо внедрять. А также обсудить – как это все будет развиваться. На выставке представлены многие регионы. Они могут показать, что их волнует, какие они предпринимают усилия для решения проблем. Здесь же представлены выставки компаний. Есть общественные организации, которые тоже представляют свою деятельность. Волонтерские организации. Проводятся круглые столы, обсуждения на актуальные экологические темы. При этом интерес к мероприятию очень большой. И я думаю, все хорошо понимают, что именно съезд и выставка Экотех являются ключевыми событиями этого года.

- В начале Года экологии перед всеми регионами, я думаю, ставились определенные задачи. Можно ли сейчас подвести некие итоги, выделить регионы-передовики в сфере экологии?

- Я честно могу вам сказать, как на духу: я боюсь передовиков объявлять. Как только их начинаешь хвалить… Ну, на самом деле, если серьезно, есть регионы, которые активно в Год экологии реализуют свои проекты. В частности, очень важное направление – это сфера, связанная с внедрением новой системы оборота отходов. С 2019 года все регионы должны перейти на новую систему.

Многие уже сейчас начинают и разрабатывать, и утверждать территориальные схемы, которые позволяют четко определить, где открыты действующие полигоны, внедрены перерабатывающие, сортировочные мощности, как идет переток отходов. Это одна задача. Другая задача – в этой терсхеме нужно обозначить будущую инфраструктуру для переработки и сортировки ТБО. Около 80% регионов уже утвердили эти схемы. И на сегодня можно прогнозировать, как в дальнейшем они будут свою деятельность разворачивать.

Регионы также утверждают инвестиционные программы, которые позволяют определиться, где будет что строиться, когда все это будет строиться.

Следующий этап – это выбор региональных операторов. Сейчас их, может быть, не так много, около 16-ти регионов выбрало регионального оператора, но это тоже немаловажно.

Что касается конкретных регионов, то, например, Челябинская область уже выбрала регионального оператора и ликвидирует свалку в центре города. Можно выделить Ивановскую и Калужскую области, Волгоград.

- Переработка отходов - это не единственная экологическая проблема?

- Второе направление, которым мы тоже активно занимаемся – это внедрение технологий модернизации производства. Ну, конечно, этим не мы занимаемся, а производители. Но как раз в Год экологии мы заключили более 60-ти соглашений с предприятиями именно для того, чтобы с одной стороны помогать им проводить реформу, а с другой - контролировать. В частности Росприроднадзор подключился к этим соглашениями, чтобы отследить, как выполняются обязательства. И в Год экологии многие компании строят очистные сооружения, переходят на экологически чистые технологии. Недавно, кстати, мы вместе с вице-премьером Александром Геннадиевичем Хлопониным были на Московском НПЗ. Там внедрена очень большая программа по модернизации

- Если вернуться опять к теме мусорных полигонов, можно ли сейчас вот спрогнозировать, в каком году закроется последний полигон в том виде, в каких они сейчас существуют во многих регионах?

- Это очень сложно спрогнозировать.

- По-другому вопрос поставлю. Когда, будет все-таки создана та самая система переработки мусора?

- Мы ставим задачу, что, начиная с 2019 года в течение десяти лет регионы должны решить все проблемы. Это и закрытие, и ликвидация, и рекультивация старых полигонов. Но это еще не все. Одна из ключевых задач - строительство новых перерабатывающих мощностей. Здесь много аспектов - логистика подвоза отходов, вопрос согласования строительства заводов с местными жителями. Ну, и само строительство завода – это тоже не за один месяц происходит.

Вот я для себя срок поставил где-то в течение 10 лет последнюю точку, что ли, поставить. Хотя, скорее, если вот так, положить руку на сердце, точки поставлено не будет. Будут возникать какие-то новые задачи, которые нам нужно будет решать.

- Большое спасибо Вам за эту беседу.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2422170 Сергей Донской


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 14 декабря 2017 > № 2422111 Ольга Кучерова

...Пример заразителен

Спасение страховщиков пойдет по пути, проторенному «Открытием» и Бинбанком

Банк России готовится расширить фронт работ по санации

13 декабря Госдума приняла в первом чтении законопроект о санации страховщиков. Он «срисован» с механизма санации банков, уже опробованного на «Открытии» и Бинбанке. Принят документ единогласно, но с оговоркой: ко второму чтению ЦБ должен конкретизировать, кого и за что будут санировать.

«По аналогии с банками»

Законопроект вносит поправки в законы «Об организации страхового дела», «О Центральном банке» и «О банкротстве», касающиеся санации страховых организаций. И, по сути, дает в руки Центробанку целый арсенал инструментов, позволяющий вмешиваться в жизнь коммерческих организаций — страховщиков «при наличии признаков нестабильной финансовой ситуации», риска банкротства или ухода компании с рынка, а также угрозы стабильности на финансовом рынке.

Как подчеркнул заместитель главы профильного комитета Госдумы Юрий Олейников во время пленарного заседания Госдумы, до этого момента Банк России мог только ограничить, приостановить или отозвать лицензию у страховщика. Если же законопроект будет принят, то регулятор сможет «изучать активы и пассивы» компании, жестко регламентировать размещение страховых активов, запрещать определенного размера сделки и т. п.

«Для стабилизации страховой деятельности (регулятор. — Прим. Банки.ру) наделяется правом вводить временное управление в те страховые компании, которые вызывают тревогу. После специальных проверок группы профессионалов могут сделать вывод о том, что надвигается банкротство или ликвидация страховой компании, которая может повлечь за собой серьезные социальные проблемы», — подчеркнул Олейников в своем докладе на заседании Госдумы. Он также отметил, что законопроект вводит обязанность страховщиков инвестировать свободные средства на условиях диверсификации, ликвидности, возвратности и доходности, а также возникает запрет на рискованные операции. Уже есть наработки в банковской сфере, которые будут использованы. Сформулированы уже и «матрицы требований к страховщикам» — по аналогии с банками, отметил Юрий Олейников.

В числе мер по предупреждению банкротства страховой организации предусматривается и ее дофинансирование до необходимого для финансовой устойчивости уровня из средств Фонда консолидации — того же, что и для банковской системы с той же управляющей командой. Как ранее отмечал заместитель председателя ЦБ Владимир Чистюхин, отличие механизма санации страховщиков от аналогичной процедуры для банков состоит в том, что у страховщиков предусмотрена актуарная оценка перед принятием решения о передаче компании на санацию, которой нет у кредитных организаций. Временная администрация может вводиться на срок до года, на анализ финансового положения отводится 55 календарных дней.

Отличие механизма санации страховщиков от аналогичной процедуры для банков состоит в том, что у страховщиков предусмотрена актуарная оценка перед принятием решения о передаче компании на санацию, которой нет у кредитных организаций.

Ранее Владимир Чистюхин также заявлял, что санация наиболее актуальна для «чувствительных сегментов рынка: ОСАГО и страхование застройщиков». При этом зампред ЦБ не исключал участия в процедуре санатора без государственного участия — если такой найдется.

Для предупреждения банкротства ЦБ сможет выдавать санатору (если вдруг им станет сторонняя организация) кредиты без обеспечения сроком до десяти лет или оказывать финансовую помощь напрямую страховой компании — при условии консолидации 75% их акций в своей собственности. Санация, как и обещал ЦБ, не затронет выплат гражданам, но физические лица и МСП не смогут расторгнуть договор и вернуть премии в ходе санации. Это положение нынешней версии законопроекта вызывает недовольство Минфина, который, по всей видимости, разработает и внесет ко второму чтению свои поправки.

Заключительным этапом процедуры санации страховой организации после ее докапитализации должна стать продажа новому владельцу. При этом Банк России наделяется правом осуществлять продажу акций (долей в уставном капитале) страховых организаций, в том числе по цене ниже цены их приобретения регулятором, — как и для кредитных организаций.

Кого казнить, кого санировать?

Проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части санации страховых организаций» был внесен 10 ноября 2017 года и довольно быстро — уже 7 декабря — одобрен профильным комитетом, несмотря на весьма сдержанное отношение страхового сообщества. Поначалу законопроект вызвал легкий шок у участников рынка: смущала непрозрачность критериев применения механизма санации и возможность для санатора чрезмерно вмешиваться в деятельность коммерческих организаций — страховщиков. Страховщики считают полномочия ЦБ, которые он получает, входя в компанию, которую предполагается санировать, слишком «большими и жесткими».

При этом Всероссийский союз страховщиков (ВСС) в целом поддерживает введение механизма санации, считает его необходимым. «Санация — нужный механизм, особенно в момент, когда экономика переживает не лучшие времена. Если системообразующая компания с большим количеством клиентов, которые вложились на много лет по страхованию жизни, например, становится проблемной, то, конечно, надо санировать», — отмечает президент ВСС Игорь Юргенс. В то же время он полагает, что внесенный в Госдуму законопроект нуждается в доработке, так как оставляет некоторое количество вопросов.

«В законопроекте отсутствует прозрачность механизмов, которые предполагается применять к компаниям. Так, в частности, нет критериев, что такое системная значимость компании. Системная значимость компаний может меняться день ото дня, поэтому нужны четкие критерии выбора компании для санации, — комментирует Юргенс. — Другой вопрос связан с применением механизма мотивированного суждения теми сотрудниками, которые будут заниматься санацией. Здесь тоже мы не видим прозрачности и ясности, как будет приниматься решение о санации компании, о том, что она является финансово неустойчивой. Ведь санацией будет заниматься не один человек, поэтому не отработанные критерии — это потенциальная угроза для будущего».

Санация — нужный механизм, особенно в момент, когда экономика переживает не лучшие времена. Если системообразующая компания с большим количеством клиентов, которые вложились на много лет по страхованию жизни, например, становится проблемной, то, конечно, надо санировать.

К первому чтению в Госдуме вопрос, как будет определяться, кого санировать, а кого нет, кто и на каком основании будет принимать решение, есть ли «признаки финансовой неустойчивости», так и не был решен. Кто и на каком основании попадет в список системно значимых страховщиков, также пока остается неясным. Ранее представители ЦБ признавались, что такой список готовится, но в детали вдаваться отказывались.

Авторы законопроекта должны разрешить этот вопрос ко второму чтению и подготовить проект нормативного документа, регламентирующего эти моменты. «Без этого мы не будем принимать закон во втором чтении, — подчеркнул глава думского комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков. — Обязательно детали будут соответствующим образом прописаны, а мы будем требовать от ЦБ этого».

Глава комитета по финансовому рынку также отметил, что законодатели стремятся системно решать проблемы, возникающие на финансовых рынках. В частности, 14 декабря будет рассматриваться законопроект об аудиторской деятельности, подразумевающий повышение ответственности аудиторов за то, что они не сигнализируют регулятору об обнаруженных нарушениях.

«Росгосстрах» — первый кандидат

«У нас перед глазами нет страховых компаний, которые могли бы подвергнуться этой процедуре, — отметил Анатолий Аксаков, — но нам важно дать Центробанку возможность применить эту процедуру, если вдруг страховые компании столкнутся с какими-то проблемами».

Интересно, что сами страховщики в большинстве своем убеждены, что весьма оперативная разработка и принятие закона о санации страховщиков имеет целью спасение одной-единственной страховой компании — «Росгосстраха», терпящего бедствие флагмана индустрии. По итогам 2016 года компания показала убыток до налогообложения в сумме 20,6 млрд рублей. А по итогам девяти месяцев 2017 года «Росгосстрах» получил чистый убыток по РСБУ в размере 35,32 млрд рублей, что на 60% больше чистого убытка за аналогичный период прошлого года. За 2017 год компания всеми правдами и неправдами втрое сократила присутствие на рынке ОСАГО, убыточность которого и привела в итоге к ее финансовым проблемам.

В августе 2017 года «Росгосстрах» фактически перешел под контроль ЦБ, будучи приобретенным холдингом «Открытие» незадолго до того, как сам банк «Открытие» попал под санацию. Причем регулятор, одобряя сделку, прекрасно понимал, что и покупатель, и продавец находятся не в лучшем положении, — в этом признавалась глава ЦБ Эльвира Набиуллина. И в итоге, видимо, решил санировать обоих одних махом. В конце прошлой недели стало известно, что Центробанк потратит на докапитализацию санируемого банка «ФК Открытие» 456,2 млрд рублей, причем значительная часть пойдет на поддержку «Росгосстраха».

25 ноября компания «Росгосстрах» полностью обновила состав совета директоров, куда вошел в том числе и Михаил Задорнов, который с нового года возглавит «ФК Открытие». По словам директора департамента страхового рынка Банка России Игоря Жука, «Росгосстрах» продолжает работать в штатном режиме, ЦБ пока изучает ситуацию.

Между тем в начале октября «Росгосстрах» получил от своего акционера (читай: от ЦБ) около 10 млрд рублей. Эти средства, по заверению страховщика, пойдут на увеличение чистых активов «Росгосстраха», что позволит соответствовать регуляторным нормативам и иметь существенный запас по капиталу. «В «Росгосстрахе» с первой половины 2017 года реализуется антикризисная стратегия, направленная на борьбу с убыточностью в ОСАГО, которая уже дает первые результаты. И в следующем году мы ждем принципиального улучшения ситуации», — сообщил тогда генеральный директор компании Николаус Фрай.

Похоже, несмотря на заверения Анатолия Аксакова, фактическая санация «Росгосстраха» началась еще до того, как был написан и принят закон. Чем применение нового механизма оздоровления рынка обернется для страховщика и его акционера — «ФК Открытие», пока неясно — не только рынку, но, кажется, и самому регулятору.

А между тем поправки к закону о санации страховщиков должны быть внесены в Госдуму до 12 января 2018 года...

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 14 декабря 2017 > № 2422111 Ольга Кучерова


Россия. ЮФО > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > energyland.infо, 13 декабря 2017 > № 2423693

В 2017 году «Кубаньэнерго» установило 5 тысяч «интеллектуальных» приборов учета в трех районах Краснодарского края

Современные приборы энергетики устанавливают потребителям безвозмездно в рамках энергосервисной деятельности для уменьшения сверхнормативных потерь в сетях и повышения качества электроэнергии.

В 2017 году филиал ПАО «Кубаньэнерго» Тихорецкие электрические сети (входит в «Россети») установил порядка 5 тысяч «интеллектуальных» приборов учета – с дистанционной передачей информации в трех районах края – Тихорецком, Новопокровском, Белоглинском.

Современный «интеллектуальный» счетчик – это фактически мини-компьютер, который не просто считает киловатт-часы, но и имеет несколько дополнительных функций, в том числе учет электроэнергии по нескольким тарифам.

Преимущества для потребителя в том, что он поможет экономить затраты на электроэнергию. Кроме того, «умный» счетчик способен определить короткое замыкание в проводке и отключить электричество в случае возникновения замыкания либо перегрузки. Новые счетчики защитят приборы от перепадов напряжения. Показания снимаются дистанционно, что избавляет потребителей от регулярных визитов инспекторов и контролеров.

Для энергетиков преимущество в том, что современные приборы дистанционно видят любые попытки вмешательства в свою работу, система самостоятельно присылает уведомление не только о факте хищения, но и о способе хищения.

− В первую очередь наши сотрудники автоматизируют те линии, где потери слишком велики. Результат видно уже через пару месяцев: полезный отпуск увеличивается в разы, а потери снижаются до уровня технических, − отмечает директор Тихорецкого филиала Кубаньэнерго Валерий Гондарь. – Так, по итогам первых месяцев функционирования «умных» приборов учета, только по одному фидеру потери снизились на 1,3 млн кВт?ч.

Работы по установке новых электросчетчиков выполняются в рамках реализации энергосервисных контрактов, заключенных между Кубаньэнерго и частными инвесторами, где предметом договора является снижение потерь электроэнергии, а экономический эффект от реализации таких контрактов служит средством возврата вложенных инвестиций.

В 2017 году Тихорецкие электросети реализовали уже третий энергосервисный контракт, автоматизировали учет еще шести фидеров. В настоящее время к автоматизированному энергоучету в Тихорецком филиале Кубаньэнерго подключено свыше 9 тысяч потребителей.

Россия. ЮФО > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > energyland.infо, 13 декабря 2017 > № 2423693


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 декабря 2017 > № 2423397

Бывший глава ЦРУ: хакерские атаки России стали результатом «провала разведки» США

Бывший исполняющий обязанности директора ЦРУ Майкл Морелл утверждает, что его агентство не замечало признаков вмешательства, пока не стало слишком поздно.

Сьюзан Глассер (Susan B. Glasser), Politico, США

Никогда прежде политическая борьба вокруг американских разведывательных агентств не была настолько напряженной. Президент Трамп много раз публично критиковал свои разведывательные агентства и продолжает — спустя целый год после выборов — ставить под сомнение их вывод о том, что Россия вмешалась в президентские выборы 2016 года, чтобы помочь ему. Со своей стороны, множество профессионалов разведки наконец вышли из тени, где они провели всю свою карьеру, чтобы публично бросить вызов главнокомандующему, что до недавнего времени было просто немыслимым.

Майкл Морелл (Michael Morell) является одним из таких профессионалов разведки, которые решили выступить против Трампа. Морелл, который проработал в ЦРУ почти 30 лет, поднялся по карьерной лестнице от рядового сотрудника до заместителя директора агентства. Он дважды занимал пост исполняющего обязанности директора и ушел в отставку во время второго президентского срока Барака Обамы. Летом 2016 года он нарушил традицию, поддержав Хиллари Клинтон в ее борьбе против Трампа, и с тех пор он продолжает бить тревогу.

Однако в ходе своего довольно самокритичного и временами поразительного интервью, которое он дал для Global POLITICO, Морелл признал, что он и другие критики президента из числа представителей разведывательного сообщества не сумели полностью «продумать» негативные последствия их решения вмешаться в политику. «Все это повлекло за собой серьезные негативные последствия», — сказал Морелл во время интервью.

Морелл, который был блестящим аналитиком ЦРУ и в конце концов стал помощником президента Джорджа Буша-младшего, ежедневно докладывавшим ему о положении дел в период судьбоносных событий до и после терактов 11 сентября, также рассказал о последствиях сдвига акцентов на борьбу с терроризмом после тех терактов и, в первую очередь, неспособности разведывательных агентств сконцентрироваться на угрозе, которую представляла собой восстанавливающая Россия при Владимире Путине, пока не стало слишком поздно.

По словам Морелла, хакерские атаки России в период предвыборной кампании во многих смыслах стали результатом «провала разведки» США. По его словам, это было результатом как минимум «недостатка прозорливости, во многом похожего на недостаток прозорливости, который мы продемонстрировали в случае с терактами 11 сентября»: американские разведывательные агентства, очевидно, не смогли предположить, что такие соцсети, как Фейсбук и Твиттер, а также хакерские атаки на Gmail могут быть использованы для совершения атаки на президентские выборы в США.

Но, по словам Морелла, это стало провалом разведывательных агентств в еще одном смысле: на борьбу с терроризмом были брошены все доступные средства, и про Россию многие попросту забыли. «Пока мы пытались защитить нашу страну от террористов, — сказал он, — мы совершенно не замечали, что происходит в мире, с точки зрения как сбора данных, так и их анализа. И мы за это поплатились… Когда вы делаете тот или иной выбор, вы всегда серьезно рискуете».

Ниже приведена вся наша беседа, в ходе которой мы обсуждали самые разные вопросы, от того, когда именно Путин превратился из полудруга-полуврага в настоящего врага, до того, может ли Трамп в конечном итоге оказаться в сетях специального прокурора Роберта Мюллера.

Сьюзан Глассер: Я — Сьюзан Глассер, и добро пожаловать в Global POLITICO. Я рада сообщить вам, что на этой неделе наш гость — это Майкл Морелл, который дважды был исполняющим обязанности директора ЦРУ и который решил выйти из тени глубинного государства, чтобы стать не только активным публичным защитником разведывательного сообщества в нынешние тяжелые времена, но и своего рода журналистом и создателем подкастов, о чем мы еще сегодня поговорим.

Но, разумеется, дела разведки — именно так, я полагаю, называется ваш подкаст…

Майкл Морелл: Да, мой подкаст так называется.

— Это и станет основной темой нашей беседы — как и большинства других ваших интервью — потому что у нас крайне редко бывают и бывали гости — по крайней мере, до избрания Дональда Трампа — такие гости, как вы, которые после 30-летней службы в разведывательных структурах решались так активно и так публично высказывать свою точку зрения. Был ли какой-то толчок, который заставил вас решиться открыто все рассказать?

— В моем случае таких моментов было два. Первый из них произошел, когда я впервые ушел из правительства и дал интервью на программе 60 Minutes, рассказав в нем о моей работе в ЦРУ. Агентство сочло, что это было правильным решением с моей стороны, и мне действительно это понравилось. Вскоре после этого я стал комментатором CBS News — я работал в прямом эфире и комментировал вопросы национальной безопасности — и мне нравилась эта работа, потому что она очень напоминала то, что я прежде делал для президентов. Прежде я помогал…

— Вы же были тем человеком, который ежедневно докладывал президенту Джорджу Бушу-младшему разведывательную сводку до и после терактов 11 сентября?

— Верно. В течение всего 2001 года. Кроме того, я участвовал в публикации ежедневных сводок президента до и после этого. А позже я часто передавал сводки президенту Бараку Обаме, когда я был заместителем директора.

Моя основная задача в ЦРУ, когда я работал там аналитиком и когда я был его руководителем, заключалась в том, чтобы помогать президенту узнавать о тех вызовах, с которыми мы сталкиваемся в мире. Поэтому, когда я стал работать в CBS, я считал, что моя роль заключается в том, чтобы помогать американскому народу понимать суть тех невероятно сложных вызовов, с которыми США сталкиваются в мире. Именно это и стало моим первым выходом на публику.

Второй момент произошел в августе 2016 года, когда я обратился к политике — тогда я поддержал Хиллари Клинтон в своей статье, опубликованной в New York Times — и для меня это стало чрезвычайно трудным решением, поскольку я никогда прежде не занимался политикой. Я работал в своем аполитичном агентстве, и для меня существовала четкая красная граница между разведкой и политикой. Итак, я никогда прежде не брал на себя такую роль.

Но меня настолько сильно беспокоило то, чем может обернуться для национальной безопасности президентство Трампа, и я считал, что в вопросах защиты нашей страны между госсекретарем Клинтон и Дональдом Трампом настолько серьезная пропасть, что я счел необходимым публично об этом заявить.

— Хорошо. Давайте теперь перенесемся на год вперед. В чем заключалась ошибка?

— Я не думаю, что это была ошибка. Я считаю, что существовали определенные оборотные стороны, о которых я не подумал в то время. Меня беспокоило то, какими последствиями это может обернуться для агентства. Меня это очень тревожило, я постоянно об этом думал. Но я не смог продумать все возможные последствия.

Тогда я пытался понять, как все это видел Дональд Трамп. Это очень важно, поскольку мы, аналитики разведывательного агентства, должны убедиться, что наш парень — то есть Дональд Трамп — понимает другого парня. Верно?

Итак, давайте поставим себя на место Дональда Трампа. Что он видит? Он видит бывшего директора ЦРУ и бывшего директора АНБ Майка Хейдена (Mike Hayden), которого я искренне и глубоко уважаю — он видит, что они критикуют его и его политику. Верно? После этого он может задать совершенно обоснованный вопрос: «Что же происходит с этими ребятами из разведки?» Верно?

— Это на него похоже.

— Именно. А потом он видит, что бывший исполняющий обязанности директора и заместитель директора ЦРУ критикует его и поддерживает его оппонента. А потом он получает свою первую разведывательную сводку — уже став кандидатом от Республиканской партии — и в течение 1-2 дней появляются утечки, которые напрямую касаются его и его советника по вопросам национальной безопасности Майка Флинна (Mike Flynn).

И снежный ком начинает расти, верно? Должно быть, Трамп тогда сказал себе: «Что происходит с этими парнями из разведки? Неужели они ударились в политику?» Тогдашний директор Джон Бреннан (John Brennan) в период предвыборной кампании время от времени тоже выражал несогласие с тем, что говорил Дональд Трамп.

Итак, когда Трамп заявил о том, что соглашение по иранской ядерной программе стало худшим соглашением в истории американской дипломатии и что он в один прекрасный день расторгнет его, Джон Бреннан публично заявил: «Такой шаг будет глупостью». И Трамп увидел, что действующий директор против него. Верно?

Потом Трамп становится президентом, и с момента своего избрания он должен ежедневно знакомиться со сводками разведки. Верно? А он не делает этого. И через несколько дней в прессе появляется информация, что он не изучает эти сводки. Тогда он, должно быть, подумал: «Кто эти люди? Эти люди хотят загнать меня в угол? Неужели это политическая организация? Могу я считать их политической организацией, когда я стану президентом?»

Я считаю, что у действий тех из нас, кто решил вмешаться в политику, есть существенная оборотная сторона. И, если бы я тогда подумал об этом, к чему я пришел бы сейчас? Не знаю. Но я действительно кое о чем не подумал тогда.

— Это очень интересно, потому что, разумеется, в тот момент времени вы не знали многих вещей. Я уверена, тогда вы, как и многие другие, полагали, что президентом, вероятнее всего, станет Хиллари Клинтон, и вы считали, что вашими действиями вы каким-то образом способствуете этому. Однако это имеет большое значение в контексте той ситуации, в которой мы находимся теперь, год спустя. И, если это толкает Трампа к тому, чтобы критиковать ваших бывших коллег, которые до сих пор работают в разведывательных агентствах — и он постоянно затрагивает эту тему не только для того, чтобы критиковать, но и чтобы политизировать ее.

И, возможно неосознанно, вы или кто-то другой, кто публично выступил и продолжает выступать, на самом деле делаете акцент на его ощущении того, что существует некий политический водораздел и что теперь вы и многие другие находитесь на одной стороне, как, возможно, и все ваши бывшие коллеги, а он — на другой.

Я четко это увидела во время недавнего турне Трампа по Азии, во время которого он снова как будто встал на сторону Владимира Путина в вопросе российского вмешательства в выборы, несмотря на выводы американских разведывательных агентств. Все стало очевидным, когда он попытался все исправить — верно?— когда он сказал нечто вроде: «Я поддерживаю нынешние разведывательные агентства, но не прежние».

— Да, но разделять таким образом нельзя. И когда люди в разведывательном сообществе — особенно люди в ЦРУ, потому что, если говорить обо всех остальных элементах разведывательного сообщества, кроме ЦРУ, вы работаете на того или иного члена кабинета. В ЦРУ вы работаете на президента США. Он — ваш заказчик. Верно?

И когда ваш заказчик начинает сомневаться в том, что вы ему предлагаете, когда он начинает выбирать, с чем он согласен, а что он принимать не хочет, это оказывает деморализующее воздействие. А когда есть деморализующий фактор, люди начинают принимать меры, верно? Я живу довольно близко от здания агентства, и между моим домом и агентством есть кофейня, и в этой кофейне я встретил множество офицеров ЦРУ, которые говорили мне: «Я подумываю о том, чтобы уйти в отставку».

На это я всегда им отвечаю: «Сейчас страна нуждается в вас больше, чем когда-либо прежде. Не уходите». Но это заставляет людей задуматься над тем, имеет ли то, что они делают, хоть какую-то ценность. Работа в ЦРУ по-настоящему тяжелая. Проблемы серьезные. Сложные. Их нелегко решать. Порой собирать информацию чрезвычайно сложно. Люди работают в очень опасных местах. Люди постоянно задерживаются на работе. И давление на семью порой оказывается непереносимым.

И, если вы полагаете, что то, чем вы здесь занимаетесь, не имеет никакой ценности, потому что президент США далеко не всегда прислушивается к вам, это серьезным образом сказывается.

— Расскажите мне, что вы думаете о нынешнем директоре ЦРУ Майке Помпео (Mike Pompeo). Сейчас ходят слухи, что он является основным кандидатом на должность госсекретаря на случай, если Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) покинет этот пост — вокруг этого в Вашингтоне разыгрываются серьезные баталии.

Помпео лично передает президенту разведывательные сводки шесть дней в неделю, и он, несомненно, пользуется этим временем общения с президентом, чтобы наладить с ним хорошие отношения. Является ли это нормальной ролью для директора ЦРУ? Не думаете ли вы, что, делая это, он еще больше политизирует свое агентство?

— По-моему, тот факт, что Майк Помпео наладил отношения с президентом, — это хорошая новость. Одной из важнейших задач директора ЦРУ является налаживание с президентом таких отношений, которые позволят вам эффективно доносить до сведения президента всю необходимую информацию. Поэтому я считаю, что именно отношения Майка с президентом позволяют разведывательному сообществу и ЦРУ поддерживать с ним устойчивый контакт практически ежедневно и дают разведывательному сообществу и ЦРУ возможность доносить до президента их точку зрения.

И я думаю, что в отсутствие отношений между Майком и президентом — именно поэтому Майк является главным кандидатом на место Тиллерсона — к мнению разведывательного сообщества вообще не стали бы прислушиваться. Поэтому я считаю эти отношения благоприятным фактором. Люди в ЦРУ очень довольны тем, что их директор ежедневно передает их точку зрения президенту.

— Считаете ли вы, что директор предлагает президенту объективный, непредвзятый анализ таких ситуаций, как ситуации с Россией или Ираном?

— Этого я не знаю, я там не присутствую.

— Разумеется, я это знаю.

— Очевидно, я там не присутствую, но во время этих брифингов там находятся три человека. Директор ЦРУ Майк Помпео, директор Национальной разведки Дэн Коутс (Dan Coats) и собственно докладчик, кто-то вроде меня, верно? То, что я делал для Джорджа Буша, теперь кто-то делает для президента Трампа — это какой-нибудь старший аналитик. Именно он зачитывает сводку, а Майк Помпео и Дэн Коутс комментируют ее. Именно так все и было со мной и Джорджем Тенетом (George Tenet). Я зачитывал сводку, а Джордж Тенет комментировал.

Я совершенно уверен — потому что я знаком с человеком, который зачитывает сводку — я рос вместе с этим человеком, я работал с ним, я на 100% уверен, что он излагает информацию в совершенно аполитичной, непредвзятой манере. Но что могут сказать Майк Помпео или Дэн Коутс, я не знаю.

Но я убежден, что точка зрения разведывательного сообщества действительно доносится до президента. Принимает он ее или нет, трудно сказать.

— Его публичные высказывания указывают на то, что он ее не принимает, по крайней мере в некоторых важных вопросах.

— В некоторых вопросах, да. Россия, к примеру.

— Хорошо, Россия. Давайте поговорим о России. Дана Прист (Dana Priest) — блестящая журналистка, с которой я лично знакома — недавно написала очень интересную критическую статью, опубликованную в New Yorker, где она подчеркнула, что вмешательство России стало результатом провала нашей разведки. Эту точку зрения разделяют далеко не все, однако мне ее статья показалась очень убедительной. Согласны ли вы с этим?

— Она выдвинула несколько разных версий, верно? И, я бы сказал, обвинений, верно? Одной из них был провал разведки. Другой — что вы недостаточно быстро оповестили обо всем Конгресс, верно?

— Верно.

— По поводу того, что вам было известно.

— И есть еще вопрос роли социальных сетей…

— Верно. Давайте рассмотрим только ту часть, в которой речь идет о возможном провале разведки. Я полагаю, этот вопрос вполне закономерен. И я рассматриваю его с двух разных позиций. Первое: в разведывательной деятельности мы рассматриваем предупреждение в двух ракурсах — стратегическом (например, «Аль-Каида» — запрещенная в России организация — прим. ред. — хочет атаковать нас в США) и тактическом (они собираются атаковать нас на следующей неделе при помощи именно этих средств). Это два совершенно разных предупреждения.

Я почти не сомневаюсь, что мы, разведывательное сообщество, не сумели — в стратегическом смысле — предвидеть, что произойдет вепонизация социальных сетей. Сьюзан, я внимательно прочитал все незасекреченные версии докладов об угрозах по всему миру, с которыми каждый год выступают Национальная разведка, директор ЦРУ и директор Агентства военной разведки, я их все внимательно прочитал.

И перечитал. В каждом из них есть раздел, посвященный киберугрозам. И там содержатся предупреждения о…

— Я помню Панетту — «Угроза кибер-Перл-Харбора».

— Верно. «Кибер-Перл-Харбор». Атака на нашу инфраструктуру. Но ни в одном из этих докладов — и это критика и в мой адрес тоже, поскольку я был заместителем директора ЦРУ до августа 2013 года — ни в одном из этих докладов об угрозах я не увидел ни одного предупреждения по поводу возможности использовать соцсети для совершения атаки против нас. Поэтому я считаю это закономерным вопросом.

На тактическом уровне мой вопрос — и на него у меня нет ответа — заключается в том, когда именно разведывательное сообщество заметило, что русские стали использовать соцсети, чтобы вмешиваться в выборы.

И я задаю этот вопрос, потому что, помните, директор Национальной разведки и Министерство внутренней безопасности выступили с публичным заявлением….

— 7 октября.

— Именно. И в нем было два момента, верно? Русские совершили хакерские атаки, чтобы украсть электронные письма членов национального комитета Демократической партии и Джона Подесты (John Podesta), главы предвыборного штаба Клинтон, и передали компрометирующие материалы WikiLeaks, верно? А затем WikiLeaks использовал эти материалы против бывшего госсекретаря.

Второе: русские попытались вмешаться в системы голосования штатов. В этом заявлении не было ни слова об использовании социальных сетей для распространения фейковых новостей. И мне интересно, знали ли они об этом в тот момент? Или, может быть, они об этом не знали?

— Довольно любопытно, что вы подняли этот вопрос, потому что я считаю, что не знали. Потому что я готовила для Global POLITICO очень интересное интервью с Джимом Клэппером (Jim Clapper), который в тот момент был главой Национальной разведки и который как раз и выступил с тем заявлением — вместе с Джеем Джонсоном (Jeh Johnson) — у него я тоже брала интервью для Global POLITICO. Я спросила Клэппера — это было недавно, осенью этого года: «Что такого вы узнали, чего вы не знали до выборов?» Что вы узнали в результате тех разоблачений, о которых сейчас становится известно, или из тех показаний, которые даются в рамках этого российского расследования?

Он сказал, что только этой осенью он осознал масштабы их активной деятельности на таких платформах, как Фейсбук и Твиттер — раньше он не мог себе этого представить. И тогда я подумала: «Невероятно! Он же был директором Национальной разведки».

— Знаете, что интересно? Если это правда — несомненно, все выглядит именно так, если основываться на вашей беседе с Джимом, который является великолепным человеком и лучшим директором Национальной разведки из тех, кого мне доводилось встречать — если это правда, тогда речь идет о недостатке прозорливости, во многом похожем на недостаток прозорливости, который мы продемонстрировали в случае с терактами 11 сентября. Верно?

— Именно так. Кстати, в данном случае стоит напомнить еще об одном важном пункте критики Даны, а именно о «белом пятне» или о «недостатке прозорливости» в тот период, когда мы инвестировали буквально миллиарды долларов — вы знаете об этом больше, чем я — после 11 сентября в наши средства сбора данных, в активизацию ЦРУ, в то, чтобы превратить ЦРУ в боевое подразделение, чтобы предоставить им такие средства, о которых вы могли только мечтать.

Не слишком ли много внимания мы уделяем спутниковым снимкам танков, в то время как Фейсбук превратился в наш новый Фульдский коридор?

— Позвольте мне сказать две вещи. Во-первых, существует некоторая опасность — тут я немного корректирую свои слова — некоторая опасность в том, чтобы придавать чрезмерное значение недостатку прозорливости, которой должны обладать аналитики. Верно?

— Верно.

— Таким образом, это довольно уместная критика в адрес аналитиков. Но другими важными игроками в данном случае являются специалисты по сбору разведданных, верно? Поэтому неспособность предвидеть то, что в скором времени произойдет, и неспособность оставить себе некоторый запас времени, прежде чем это произойдет, — это также сбой в процессе сбора данных. Это значит, что вам не удалось проникнуть в правильные места при помощи правильных средств — в данном случае ключевую роль играют ЦРУ и АНБ — чтобы узнать, что именно делают русские. То есть в данном случае речь идет о двух значимых сбоях или провалах.

На ваш вопрос, Сьюзан, можно ответить и несколько иначе. После терактов 11 сентября огромное количество ресурсов было брошено на борьбу с терроризмом. Это неудивительно. Внутри нашего агентства мы перевели несколько сотен людей. Специалисты по сбору разведданных сосредоточились на борьбе с терроризмом. ЦРУ вернулось в полувоенный режим работы, к которому оно не возвращалось со времен Второй мировой войны.

Все это было объяснимым, однако нам пришлось перебросить на борьбу с терроризмом те ресурсы, которые были ранее задействованы в работе с другими уголками мира, в том числе с Россией. Пока мы пытались защитить нашу страну от террористов, мы совершенно не замечали, что происходит в мире, с точки зрения как сбора данных, так и их анализа. И мы за это поплатились.

Я бы хотел кое-что пояснить. ЦРУ — это очень масштабная организация, и общее число его сотрудников засекречено. Но, чтобы вам было немного понятнее, в 1991 году там работало Х сотрудников. К 2001 году — то есть десять лет спустя — сотрудников стало 0,75Х, то есть на 25% меньше. Когда я покидал свой пост в ЦРУ, в 2013 году, даже после значительного наращивания наших ресурсов после терактов 11 сентября, в агентстве работало 1,1Х сотрудников. То есть в 2013 году в ЦРУ работало почти столько же людей, сколько работало в 1991 году, а наш мир, между тем, стал намного более сложным, и в нем появилось гораздо больше проблем.

Как можно компенсировать этот пробел, чтобы защитить свою страну. Ответ — никак. Верно?

Приходится делать выбор. А когда вы делаете тот или иной выбор, вы всегда серьезно рискуете.

— То есть вы полагаете, что, делая выбор, мы в значительной мере недооценили Россию и ее восстановление при Владимире Путине?

— Думаю, да. Я думаю, что в самом начале президентства Путина и позже, когда президентом был Дмитрий Медведев, а Путин занимал пост премьер-министра, Россия не была такой, как сегодня. Мы взаимодействовали с ними в гораздо более нормальном режиме, и здесь я имею в виду США и Европу. Но когда Путин вернулся на президентский пост во второй раз, его поведение начало меняться, становиться очень похожим на поведение России во времена холодной войны: она стала бросать вызов США во многих уголках мира и делать все возможное, чтобы помешать нам достичь наших целей. Делать все возможное, чтобы нас ослабить.

В этом смысле они ведут себя очень агрессивно. Все изменилось. Это уже не был тот Владимир Путин, каким он был в самом начале своего президентства.

— Довольно любопытно, что вы об этом заговорили. Я вместе со своим мужем работала в Москве во время первого президентского срока Путина, а потом мы вернулись в США, когда Буша переизбрали на второй срок. И, я бы сказала, здесь ведется настоящий спор о том, о чем вы только что сказали. Меня это очень интересует, потому что Россия вторглась в Грузию в 2008 году, то есть задолго до официального возвращения Путина на пост президента.

Мне кажется, Белый дом Обамы выстраивал свою политику в отношении России как раз на тех идеях, которые вы только что озвучили — что прежде Россия была гораздо сговорчивее и что потом, после возвращения Путина на президентский пост, она резко изменилась.

Я не уверена, что я согласна с этой точкой зрения, но мне интересно, что вы так твердо убеждены в этом.

— Я думаю, что такие споры действительно ведутся, но меня вполне устраивает та позиция, которую я занял. Я считаю, что Грузия стала переломным моментом. Я думаю, что Грузия действительно стала важным моментом и что, возможно, это должно было послужить тревожным сигналом — тот факт, что Путин был готов вторгнуться в соседнее государство.

— И какие уроки он извлек или не извлек из реакции Запада на его действия.

— Или отсутствия реакции Запада, верно?

— Да.

— Абсолютно верно.

— С моей точки зрения, это ключевой момент.

— И те два момента, о которых мы с вами только что говорили, идут параллельно. И подкрепляют друг друга. Итак, он делает агрессивный шаг и не получает никакой ответной реакции, он не получает в ответ ничего, что могло бы его сдержать. Верно? С моей точки зрения, именно такой и была история этих отношений начиная с Грузии. Он делает что-то, что вредит нашим интересам и интересам наших союзников, но никакого ответа он не получает. Поэтому он продолжает двигаться вперед все дальше и дальше.

— Мне невероятно интересно обсуждать с вами Путина, но мне бы хотелось уделить больше внимания настоящему моменту. Итак, он продолжает двигаться вперед. Он не только вторгается на Украину, но и начинает гораздо агрессивнее вмешиваться в выборы, к примеру, в других странах у границ России или в Центральной и Восточной Европе, предпринимает агрессивные шаги против своих соседей в Прибалтике, против Эстонии, к примеру.

И вот здесь многие из моих знакомых экспертов по России говорят о том, что в его вмешательстве в дела США не было ничего особенно нового, что именно так Путин поступил в Польше и других странах. И этот вопрос как раз адресован нашей разведке.

Другой вопрос заключается в том, могли ли мы в одностороннем порядке предпринять какие-то меры, которые лишили нас необходимого нам оружия — с разведывательной точки зрения — в отношениях с Россией?

— Я считаю, что Россия стала одним и тех мест, где наша работа существенно пострадала в результате переброски ресурсов на борьбу с терроризмом — я в этом не сомневаюсь. Что касается Грузии, то есть вещи, о которых я не могу подробно рассказать вам, однако отмечу, что мы не могли сообщить президенту о том, что происходит в Грузии с тот конкретный момент, когда русские делали там то, что делали, потому что мы отключили там те системы, которые прежде были включены, чтобы сосредоточиться на других уголках мира.

— Переключились.

— Совершенно верно. И качество работы, касавшейся России, пострадало. Я считаю — были вещи, которые мы делали как страна, которые он неправильно трактовал — Путин многое неправильно трактовал. Помните, я говорил, что крайне важно, чтобы представитель разведки мог сказать президенту: «Вот так выглядит точка зрения другого парня». Итак, что Путин о нас думает? Путин думает, что мы хотим подорвать его позиции и что мы активно работаем над этим. Верно? Он искренне в это верит. И он указывает на то, что является абсолютной правдой. Госдепартамент открыто пытается продвигать демократию в России. А потом он указывает на то, что правдой не является, утверждая, к примеру, что ЦРУ организовало в Киеве уличные протесты, которые привели к возникновению массы проблем на Украине.

Таково его мнение — что мы пытаемся подорвать его позиции и что мы хотим добиться его ухода. Когда вы подумаете обо всем этом с таком ключе, какие шаги он предпринимает против нас? Это же очень интересно. Это ни в коем случае не оправдывает его поступки, но это, несомненно, помещает их в определенный контекст.

— Полагаю, вы совершенно правы. Итак, «рашагейт» — или как вы его называете. Не знаю, может быть, у вас есть более подходящее название для этого дела. Основываясь на вашем опыте работы в разведывательном агентстве, глядя на те факты, которые нам уже известны — как можно сложить их воедино, чтобы получилась связная история? Достаточно ли у нас информации, чтобы сложить связную историю? Что можно понять из тех данных, которые находятся в публичном доступе, признавая при этом, что это лишь малая доля улик?

— Лучше всего начать с оговорки: мне не известны никакие подробности расследования ФБР и тех двух расследований, которые ведут комитеты Сената и Палаты представителей. То есть в данном случае я действительно выступаю как аналитик, который рассматривает только ту информацию, которая находится во всеобщем доступе.

Первое, что я сказал бы, что всему этому, возможно, есть безобидное объяснение. Каким оно может быть? Безобидное объяснение заключается в том, что Владимир Путин, понимая, кем является Дональд Трамп как человек, понимая его нарциссическую натуру, подыграл Дональду Трампу, сказав, что он — отличный парень. Что он имеет все данные, чтобы стать великим лидером и так далее.

И Трамп отреагировал на это именно так, как Путин и хотел, то есть ответив ему тем же. Великий лидер и так далее. Верно? Возможно, то, что он сделал на Украине и в Крыму, — это нормально. Кто мы такие, чтобы судить? Знаете, Путин, конечно, убил множество людей, но мы тоже убивали. Попытайтесь поставить себя на его место. Верно? Все эти вещи, которые Трамп говорил, могли быть просто ответом на лесть Путина, который с ним играл.

Знаете, когда все это произошло, разумеется, СМИ и предвыборный штаб Клинтон набросились на Дональда Трампа, заявив: «Вы только послушайте, что он говорит!» «Это несовместимо с тем миром, в котором мы живем». Вполне возможно, что в тот момент Стив Бэннон (Steve Bannon), Стив Миллер (Steve Miller) и Себастиан Горка (Sebastian Gorka) вошли в кабинет Трампа в Трамп-тауэр и сказали: «Знаете, вас критикуют за то, что вы сказали о Путине и России, но, босс, вы правы.

Вы совершенно правы, и позвольте нам предложить вам тот интеллектуальный контекст, в котором вам стоит рассматривать этот вопрос. И этот интеллектуальный контекст заключается в том, что на самом деле Россия нужна нам в качестве партнера, чтобы мы могли дать отпор двум важнейшим угрозам, которые мы перед собой видим».

— Верно. Китай, да.

— Бэннон, Миллер и Горка. Китай и исламский экстремизм. А Россия — белая христианская страна, она вписывается…

— Это их точка зрения.

— Их точка зрения. Итак, Путин, вероятно, обыграл Трампа, а затем Бэннон предлагает ему интеллектуальный контекст: «Вы правы, продолжайте об этом говорить». И это наиболее безобидное объяснение.

Считаю ли я, что существует также и крайне неблагоприятное объяснение? Несомненно. Такой вариант я не исключаю. Некоторые представители левого крыла критиковали меня за мои высказывания о том, что я не вижу никаких доказательств преступления здесь. И я до сих пор не вижу никаких доказательств. Но это не значит, что никакого преступления не было. Я просто этого не вижу.

— Включая доказательства факта препятствования правосудию?

— Давайте поговорим о возможных вариантах дальнейшего развития событий. Меня не удивит, если Боб Мюллер придет к выводу, что предвыборный штаб Трампа не нарушал закон в своих контактах с русскими. Я действительно допускаю такую возможность. Почему? Потому что, как вы уже знаете, репортеры New York Times, Washington Post и многих других достойных изданий занимаются расследованием этого вопроса, и пока им не удалось ничего обнаружить.

И я считаю, что, если бы там что-то было, они уже нашли бы это. Я думаю, что и Боб Мюллер уже нашел бы это, и информация уже просочилась бы в прессу.

Поэтому я признаю вероятность того, что предвыборный штаб Трампа не совершал никаких преступлений в своих контактах с русскими. Верно? Таких, за которые можно было бы предъявить уголовные обвинения.

Второе, что мне хотелось бы сказать: меня не удивит, если выяснится, что были отдельные люди, связанные с предвыборным штабом Трампа, которые действительно нарушили закон в ходе своих взаимодействий с русскими. Сразу же вспоминается Пол Манафорт (Paul Manafort). Я считаю его нечестным человеком. Невозможно провести столько времени, работая на украинское правительство, и ни разу не столкнуться с офицерами российской разведки.

Меня не удивит, если найдутся отдельные люди, которым будут предъявлены обвинения в связи с их взаимодействиями с русскими. И Пол Манафорт может стать одним из них. Но это не то же самое, что сговор всего предвыборного штаба с Россией, верно?

Теперь о третьем варианте. В рамках всех расследований ФБР, за которыми я наблюдал или в которых я принимал непосредственное участие, людям, в отношении которых они ведутся, обычно не предъявляются обвинения в совершении того преступления, в связи с которым проводилось расследование. Им предъявляют какое-то иное обвинение. Верно? И в данном случае этим иным обвинением может стать отмывание денег из фондов российской организованной преступности. И если организация Трампа этим занималась — если они делали это сознательно — это уже серьезное уголовное преступление.

Если это делалось неосознанно — потому что вы не провели комплексную проверку, предписанную американскими законами, чтобы узнать, откуда взялись эти деньги — это уже административное нарушение. И организацию Трампа оштрафуют. В чем здесь политический смысл, я не знаю.

Четвертое — это, я бы сказал, вопрос о препятствовании правосудию. С моей точки зрения — когда я почитал закон, мне показалось, что в данном случае вполне можно было бы собрать доказательную базу. Самой сложной частью будет умысел. Верно? Необходимо иметь намерение нарушить закон. Необходимо иметь намерение воспрепятствовать правосудию. И в данном случае это будет крайне трудно доказать.

Нужны какие-то документы, нужны свидетели, которые слышали бы, как президент говорит о своих намерениях, нужно, чтобы было зафиксировано, как он произносит. Верно? Но Трамп этого не сделает. Поэтому, хотя, как нам кажется, очень многое указывает на то, что он пытался это сделать, необходимо каким-то образом разобраться с этой частью об умысле, а это крайне сложно.

— Я хотела бы задать вам, как аналитику разведывательного агентства, еще один вопрос. Если бы вы ежедневно докладывали сводку Эммануэлю Макрону или, если уж на то пошло, Владимиру Путину, что бы вы рассказали им о нашем президенте?

— Что бы я рассказал? Знаете, я проработал в ЦРУ 33 года. Я видел множество лидеров. Среди людей огромное количество нарциссов. Верно?

— Да, среди иностранных лидеров их много — и вообще среди лидеров.

— Лидеров любой страны, верно? В них огромное количество нарциссизма. Есть несколько, кто все же тяготеет к золотой середине, несколько исключений из этого правила. Но президент Трамп ничем не отличается от остальных. Поэтому я бы сказал: «Подыгрывайте его нарциссизму». Я считаю, что некоторые лидеры уже блестяще это сделали. Я думаю, Макрон уже сделал это. Есть лидеры, которые попросту не могут себя заставить это сделать — Ангела Меркель, например. Она просто не может себя заставить.

Но необходимо тешить его самолюбие. Говорите ему, что он — великий человек. Говорите ему, что вы хотите ему помочь. А подробности политики пусть разрабатывают ваши министры. Верно? Пусть этим занимаются министры и чиновники кабинета, пусть они разрабатывают подробности. Не нужно обсуждать подробности с президентом, просто…

— Притворяйтесь, что вы согласны. Разве это нарциссизм? Не является ли это чем-то более значительным? Не считаете ли вы, что в данном случае речь идет о какой-то патологии?

— Я не знаю. Я считаю, что нарциссизм — это уже патология.

— К слову о психических состояниях. В этом году было довольно много споров о Ким Чен Ыне и о том, считает ли американское правительство его в некотором смысле сумасшедшим или же все-таки рациональным лидером. На одной открытой конференции один аналитик ЦРУ сделал довольно любопытное заявление, сказав, что Ким Чен Ын — рациональный игрок.

— Да.

— Но Дональд Трамп с этим не согласен. Что вы думаете по этому поводу?

— Он — действительно рациональный игрок, почти наверняка. В контексте своего мировосприятия, верно?

— Верно.

— И его мировосприятие мало чем отличается от мировосприятия Путина. Он тоже убежден, что США хотят свергнуть его.

— Хотят свергнуть его — и он не так уж и далек от истины.

— Нет, нет, это неправда. США не интересует, существует ли вообще эта Северная Корея. США просто хотят, чтобы Ким Чен Ын перестал угрожать нам своим поведением. Если он это сделает, он сможет спокойно оставаться на своем посту и управлять Северной Кореей столько, сколько захочет. Такова наша позиция.

Мы не пытаемся воссоединить этот полуостров на условиях Юга. Мы не пытаемся убрать его из власти. Не пытаемся.

— Но, как мне кажется, наша позиция заключается также и в том, что мы очень сочувствуем народу Северной Кореи, потому что ему приходится жить в условиях такой тоталитарной диктатуры.

— Совершенно верно, но…

— И мы бы предпочли, чтобы они не жили при такой диктатуре, однако мы не ведем активную политику, направленную на смену режима. В этом и заключается разница.

— Верно.

— Я действительно считаю, что наша позиция заключается в противостоянии северокорейскому режиму, а не только ядерному оружию, но…

— В целом да. Но самое важное здесь…

— Я просто хотела подчеркнуть, что народ Северной Кореи нам не безразличен.

— Это так. Но самое важное здесь — мы, разумеется, привержены принципам защиты прав человека — самое важное здесь — это защитить американские города от ядерного удара.

— Да, несомненно, с этим согласны все.

— Да.

— Определенно. Я рада, что вы пояснили этот момент с Ким Чен Ыном, потому что эта тема возникает в самых разных дискуссиях. Я знаю, что у нас заканчивается время.

Итак, мы поговорили о России, поговорили о «рашагейте». Есть ли что-то, что вас беспокоит, что не дает вам спать по ночам, чему, с вашей точки зрения, мы не уделяем достаточного внимания, потому что мы слишком одержимы страницей Дональда Трампа в Твиттере, возможностью начала ядерной войны с Северной Кореей, ситуацией с Россией?

— Я улыбаюсь, потому что — когда я был заместителем директора ЦРУ и когда я посещал публичные мероприятия, университетские кампусы, когда я беседовал с людьми, меня всегда спрашивали о том, есть ли что-то, что не дает мне спать по ночам. И когда я был заместителем директора или исполняющим обязанности директора ЦРУ, я чувствовал, что на этот вопрос мне нужно дать такой ответ, который напрямую касался бы нашей национальной безопасности. Поэтому моим ответом всегда было «террористы с ядерным оружием». Верно? Я говорил, что именно это не дает мне спать по ночам. И до сих пор не дает. Меня до сих пор это беспокоит. «Аль-Каида», ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) и другие группировки говорили: «Мы хотим добраться до орудия массового уничтожения, и мы его применим».

Однако на самом деле, Сьюзан, больше всего меня беспокоит то, что в конечном итоге самым важным показателем национальной безопасности любой страны является здоровье ее экономики и ее общества. Поэтому на самом деле по ночам мне не дают уснуть разлад и сбои в работе Вашингтона, которые не дают людям возможности объединиться, найти компромисс и принять такие решения, которые позволили бы нашей экономике и обществу развиваться. Это самая большая опасность, с которой мы сегодня сталкиваемся.

Я считаю, что пару недель назад сенатор Коркер говорил именно об этом. Самая большая угроза для США — это мы сами.

— Считаете ли вы, что Дональд Трамп оказался настолько неподходящим для своей нынешней должности, насколько вы и предполагали?

— Я считаю, что его чутье оказалось настолько плохим, насколько я и предполагал. Я считаю, что нам очень повезло, что у нас есть такие люди, как Джим Мэттис (Jim Mattis), Г.Р. Макмастер (H.R. McMaster), такие люди, как Дэн Коутс, которые способны отговорить его следовать своему чутью.

В некоторых случаях им не удалось это сделать — вспомните парижское соглашение. В некоторых случаях им удалось заставить его выполнить свои обещания лишь наполовину, как в случае с Ираном. Полагаю, что его первым порывом было расторгнуть это соглашение. Я считаю, что они отговорили его. Я считаю, что в таких вопросах, как Афганистан, им удалось полностью переубедить его — полагаю, что первым его порывом был окончательный уход из Афганистана, а они убедили его вернуться к долгосрочным обязательствам.

Я боялся его порывов, его инстинктов. Нам очень повезло, что есть люди, которые готовы бороться с его инстинктами и спорить с ним до тех пор, пока он не изменит своего мнения.

— Вопрос также заключается в том, изменит ли он свое мнение окончательно или только на короткое время. Иерусалим стал еще одним примером ситуации, когда люди, возможно, решили, что он изменил свое мнение, потому что 20 января он поступил не так, как было запланировано. Но потом, спустя десять месяцев, его уже ничто не удерживает от…

— Да. Я, разумеется, не знаю подробное содержание внутренних дебатов и споров, но я готов ручаться, что его команда специалистов по вопросам национальной безопасности единодушна в том, что это была плохая идея.

— Именно так. И здесь есть еще кое-что, чего мы не знали год назад. Трамп возлагал большие надежды на всех этих маститых, сильных военных офицеров — действующих и бывших — но спустя год мы убедились в том, что он готов проигнорировать их профессиональные советы.

— Полагаю, что такие примеры могу привести обе стороны. Послушайте, это чрезвычайно тяжело изо дня в день бороться и спорить с вашим начальником. Это выматывает. Верно? И я очень надеюсь, что такие люди как Джим Мэттис, Г.Р. Макмастер и Джон Келли, не устанут.

— Знаете, это довольно интересно. Пока мы беседовали с вами, я получила электронное письмо, в котором говорится, что Дина Пауэлл (Dina Powell), заместитель советника президента по вопросам национальной безопасности, которая сыграла ключевую роль — она долго работала в администрации Буша, стала именно тем человеком, который посоветовал Трампу и его окружению присмотреться к генералу Макмастеру — что Дина Пауэлл уходит в отставку. Еще один интересный момент.

— Мы не знаем, почему она уходит, верно? Но это может послужить наглядным свидетельством изнуряющей атмосферы, которая приводит к потере таких людей, как Дина с ее талантом, мировоззрением, взглядами и прозорливостью, готовностью отстаивать идею о том, что США должны играть роль лидера в мире.

— К слову, каждый раз, когда мне попадаются фотографии встреч Трампа с влиятельными лидерами зарубежных стран, особенно стран Ближнего Востока, я вижу, что Дина — это единственная женщина, присутствующая за столом переговоров. Всегда. Поэтому кто знает, чем ее уход может обернуться.

И последнее, поскольку нам пора завершать нашу интересную и впечатляющую беседу. Сегодня практически все наше внимание сосредоточено на России, но мне очень нравится тот факт, что вам удалось переступить через некую линию и после 30 лет работы в самой секретной и закрытой организации США и создать собственный подкаст. Теперь вы — публичный комментатор. Вы — журналист. Каково это — быть по другую сторону от Первой поправки?

— Я искренне верю в значимость роли прессы. Я только что посмотрел «Вьетнам» Кена Бернса (Ken Burns).

— Я пока посмотрела только половину серий.

— Я считаю, что каждый американец должен посмотреть этот сериал. Когда вы смотрите его. Вы понимаете, что множество президентов не только принимали неверные решение, но и на самом деле лгали американскому народу. И роль СМИ заключается в том, чтобы разъяснить, сделать прозрачными те решения, которые правительства принимают, и то, почему они их принимают. Я считаю, что это крайне важно для нашей демократии. И сейчас крайне важно, чтобы наша Четвертая сила оставалась энергичной и сильной — это очень важно.

Сейчас меня немного беспокоит этот вопрос. Несколько месяцев назад мой сын, который учится в колледже, отправил мне электронное письмо, где он писал: «Пап, тебе нужно прочесть эту книгу об Уго Чавесе». Он добавил: «Тебе нужно прочесть ее, потому что сходства между Чавесом и Трампом просто поразительные». Я нашел эту книгу и прочитал ее. Да, между ними действительно можно провести некоторые параллели, между ними действительно есть некоторое сходство, но, подумал я, различий тоже немало. Но в книге было нечто, что по-настоящему поразило меня, и это имеет отношение к индустрии СМИ.

Меня поразило то, что, когда Уго Чавеса впервые выбрали, у него не было политической оппозиции. Она попросту угасла. В стране просто не оказалось другого лидера, способного нарисовать иное будущее Венесуэлы, которое отличалось бы от будущего, предложенного Чавесом. И в результате того, что в стране не оказалось политической оппозицией, ее функции взяла на себя венесуэльская пресса. И, став политической оппозицией, пресса полностью утратила свой авторитет в отношениях с народом Венесуэлы. Звучит знакомо?

— Да.

— Поэтому я считаю, что, какой бы важной сейчас ни была роль СМИ в США — а сейчас ее роль важнее, чем когда-либо прежде, учитывая сложившуюся ситуацию — СМИ должны приложить все усилия для того, чтобы выполнять свою работу честно и беспристрастно и ни в коем случае не вставать на сторону тех или иных сил.

— Знаете, я так рада, что вы подняли этот вопрос, я считаю, что это очень важная мысль. Буду откровенна, я думаю, что беседа с вами стала одним из моих любимых эпизодов для Global POLITICO. Я очень признательна вам за то, что вы уделили нам время.

Сегодня нашим гостем был Майкл Морелл, бывший директор ЦРУ и невероятно умный человек.

— Благодарю вас, Сьюзан, за то, что вы меня пригласили.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 декабря 2017 > № 2423397


Сирия. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423326 Максим Артемьев

Победа в Сирии. Чем закончилась военная операция для России

Максим Артемьев

Историк, журналист

Есть мнение, что вся сирийская кампания вообще была для Кремля поводом для торга с Западом вокруг Украины. Что на самом деле выиграла Москва по итогам проведенной в Сирии операции?

Главы государств словно устроили соревнование — кто первым объявит о победе над ИГИЛ, запрещенной в России террористической группировкой? Тут отметились и Дональд Трамп, и премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади. Но Владимир Путин, кажется, сделал это наиболее эффектным образом — прямо на сирийской земле на авиабазе Хмеймим, убив двух зайцев: не просто продекларировал победу России и начало вывода войск, но и открыл свою избирательную кампанию, живо напомнив о своем полете на истребителе в кампанию 2000-го или о новогодней поездке в Чечню, где еще шли бои в 1999-м — через несколько часов после отречения Бориса Ельцина, назвавшего его своим преемником.

Однако попробуем отделить пиаровскую составляющую данного шага от realpolitik. Уничтожен ли ИГ? В целом можно говорить о конце этого квази-государства. В Ираке оно ликвидировано практически полностью, в Сирии под контролем ИГ остаются лишь разрозненные клочки территории. Это, разумеется, не исключает того, что партизанско-террористическая деятельность ИГ может в обозримом будущем продержаться неопределенно долго. Ведь данные экстремисты действуют и в Ливии, и в Египте, и в Нигерии.

Но дело даже не в этом (если говорить об уничтожении ИГ как о главной цели российской операции в Сирии). Новейшая история убеждает, что исламский фундаментализм напоминает многоглавую гидру: срубается одна голова – вырастает следующая. Была разбита в целом «Аль-Каида», но на ее обломках вырос ИГ. И неизвестно, что еще появится из его обломков. Точно так же разгром сепаратистов в Чечне в 1999-2000 годах привел к переходу мусульманских фанатиков в Дагестан и другие республики Северного Кавказа. Не ликвидирована питательная почва для проявлений экстремизма — а ее не уничтожить и за десятилетия, ибо радикализм подпитывается слишком сложным клубков факторов, многие из которых укоренены в истории и жизни как Ближнего Востока, так и мусульманского мира в целом.

Однако только ли борьбой с ИГ было обосновано российское вмешательство в Сирию? Напомним, в 2015 году на кону находилась судьба президента Башара Асада и его режима, которому угрожал не только ИГИЛ, просто победы последнего стали той каплей, которая и склонила чашу весов в пользу прямого участия России в сирийской гражданской войне.

А ведь основные противники Дамаска вышли на сцену задолго до ИГ, и сегодня они никуда не делись, напротив, сильнее прежнего. Даже российские авиаудары по т. н. «сирийской оппозиции» в 2015-2016 годах, так возмущавшие Запад, не привели к коренному перелому на фронтах войны с ней. Единственной удачей Асада стало занятие всего Алеппо — крупнейшего города страны. Но в условиях войны и бегства миллионов людей контроль над мегаполисом создает больше проблем, нежели преимуществ. Зато курды заняли Ракку — стратегически важный центр коммуникаций на Евфрате.

Сферы влияния

Если посмотреть на современную карту раздела теми или иными силами Сирии, то мы увидим, что курды контролируют практически всю Северо-Восточную Сирию, оппозиция и «Ан-Нусра» занимают стратегически важные районы вдоль границ с Турцией и Иорданией. При этом надо понимать, что после ударов американцев по силам Асада Дамаск боится предпринимать против них какие-либо меры.

Таким образом, «Сирия после ИГИЛ» — это не мирная страна, а государство, разрезанное на четыре минимум части, при не на четко выделенные территории, а представляющие собой чересполосицу. И поделена она не союзниками, а ярыми противниками, жаждущими уничтожения друг друга.

Поэтому перед нами на очереди следующий этап сирийской трагедии. Более-менее ясность существует только относительно курдов — понятно, что они никогда уже не пойдут на отмену своей автономии, благо имеют и вооруженные силы, и опыт самостоятельного существования, и компактную территорию, и поддержку Запада. Относительно них вопрос заключается только в том, согласятся ли они на автономный статус в составе Сирии, пусть даже при самом минимальном контроле Дамаска, или же их нынешняя де-факто независимость — лишь первый шаг к независимости де-юре? Единственное, что ограничивает последнее, — возможная реакция Турции, Ирака и Ирана.

Что касается остальных участников конфликта, то позиции и цели их настолько антагонистичны, что о примирении невозможно даже мечтать. Кроме того, усложняется международная обстановка на Ближнем Востоке вообще. Решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля спровоцировало мощный негативный отклик арабских государств. В секторе Газа уже объявили о начале третьей интифады.

Многие полагают, что вся сирийская кампания вообще была для Кремля поводом для торга с Западом вокруг Украины. Допустим, что это так на самом деле. Что выиграла тогда Москва? Что на что можно разменять? Сегодня особенных козырей на руках у нее нет, кроме возможности «сдать» Асада, но это было бы совсем неразумно после стольких лет его поддержки. Представляется, что вся сирийская кампания была со стороны России сплошной импровизацией без долгосрочной стратегии. Точнее, стратегия ясна — не дать пасть режиму Асада. Но вот для чего нужно его удержание и какой ценой — не очень понятно.

Из бесспорных геополитических объектов в Сирии имеется только порт в Тартусе. Но ценность его вряд ли может превысить совокупные затраты на войну в Сирии. Кроме того, его будущее зависит не столько от Асада, сколько от того, кто неизбежно придет ему на смену.

Сумма сирийского госдолга России составляла $13,4 млрд. Из них еще в 2005 году было списано $9,8 млрд. Остаток (возможно, резко выросший с тех пор с учетом военных поставок, официальной статистики на этот счет не публиковалось) можно смело отнести к категории безнадежных. Поэтому считать, что война идет ради возврата долгов также нельзя. Нефтяных месторождений в Сирии мало, и имеющиеся находятся либо под контролем курдов, либо в районах неподалеку от них. В любом случае вопрос о нефти всерьез не встает.

Боевой опыт

Во время своего визита на авиабазу Хмеймим Владимир Путин пристально расспрашивал российских летчиков про полученный боевой опыт и работу военной техники; о том, были ли визиты представителей заводов. Это также бесспорно позитивный момент операции — тренировка вооруженных сил в боевых условиях, испытание новейшей техники. Сегодня и сухопутные силы, и ВВС, и ВМФ России обладают уникальным опытом.

Другой момент — это загрузка отечественных предприятий ВПК. Некоторые из них работают с небывалыми прежде темпами, выполняя заказы армии. Надо отметить, что военный заказ в разумных пределах положительно воздействует на экономику. Такие «тигры», как Тайвань или Южная Корея, несли всегда большие затраты на оборону, но это способствовало их экономическому росту, равно как резкое увеличение статей бюджета на закупку и разработку новейших вооружений в рамках «рейганомики».

Суммируя, можно сказать, что сегодня мы видим на Ближнем Востоке, и в Сирии в частности, продолжение истории, начавшейся после распада Османской империи и усугубленной решениями, принятыми во время холодной войны. Распад СССР и ликвидация советского блока не устранили причин противостояния в регионе. К интересам местных игроков примешиваются интересы сторонних держав, действующих, исходя из своих геополитических и/или идеологических интересов.

В 2011 году Сирия, жившая спокойно и мирно почти тридцать лет, была буквально взорвана влияниями извне и затянута в водоворот «арабской весны», погубившей не одну страну. Сразу купировать проблему Асаду не удалось, власть же он отдавать не хотел, не будучи самоубийцей, поэтому в отличие от Египта или Ливии в Сирии реализовался наихудший сценарий. Думается, мы увидим в будущем немало негативного, что будет повторением в обратной перемотке уже произошедшего.

Сирия. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423326 Максим Артемьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423319 Игорь Лотаков

Кризис доверия. Технологическая революция меняет само это понятие

Игорь Лотаков

управляющий партнёр PwC в России

Недоверие общества к бизнесу стало риском для 60% руководителей российских компаний

Этот год завершается не самой оптимистичной экономической статистикой. Реальные доходы в стране сокращаются четвертый год подряд, начала расти безработица. По данным Росстата, она охватывает около 5% экономически активного населения, но неполный рабочий день у многих заставляет задуматься о существенно более высоком показателе незанятости.

Конечно, можно ссылаться и на другие цифры. Указывать на небывало низкие темпы инфляции и предполагаемый в бюджете на 2018 год экономический рост. Но незначительный рост достигается преимущественно за счёт добычи сырья, продажи его за рубеж, а также государственных вливаний в строительство. Рентабельность бизнеса в России сокращается почти во всех остальных отраслях. Показатель ВВП, первоначально сформированный в начале 1930-х годов из таких составляющих, как сельское хозяйство и промышленное производство, на мой взгляд, сегодня не вполне отражает происходящие в экономике и обществе процессы. Под влиянием развития технологий процесс создания добавленной стоимости все больше переходит из реального сектора в цифровой, а разрыв между рынком потребления товаров и местом их производства продолжает расти.

На Западе размывается «средний класс» и исчезла «межпоколенческая справедливость» (когда каждое новое поколение живет лучше, чем предыдущее). Растет непредсказуемость во всем. Согласно данным, представленным Oxfam в рамках Всемирного экономического форума в Давосе, экономика способствует концентрации богатства в руках элиты: половина мирового богатства в 2017 году находилась в распоряжении всего восьми человек.

В мире (и Россия — не исключение) растет недоверие политиков к бизнесменам, бизнесменов к политикам и общества по отношению как к тем, так и к другим. Это не может не тревожить, так как доверие является фундаментальной основой социума. В нашей стране только президенту устойчиво доверяют более 80% населения. А вот с доверием к бизнесу – большие проблемы. Если в 2013 году 47% российских руководителей и участников наших опросов опасались, что нехватка доверия к их компаниям негативно отразится на работе, то теперь таковых уже 60%. Общемировой показатель доверия снизился за это время с 37% до 58%.

Но понятие доверия эволюционирует. На протяжении многих поколений доверие носило личный характер: люди верили лишь тем, кого хорошо знали. С началом индустриальной революции доверие (или его отсутствие) стало институциональным и концентрировалось на власти, бизнесе, СМИ и так далее. В последнее же время мы наблюдаем новую трансформацию этого понятия — вновь прислушиваемся к общественному мнению, но, если раньше лично знали тех, кому доверяли, то теперь доверие приобрело «облачный» характер, стало распределенным. Бизнесу, как и власти, теперь сложнее завоёвывать и поддерживать доверие к себе. Ключевая задача — как «управлять доверием» в современном цифровом мире. Причем как на уровне страны, так и на уровне бизнеса.

По мнению руководителей российских компаний, главной общемировой тенденцией, которая продолжит влиять на их бизнес в ближайшие пять лет, является технологический прогресс, и это раскрывает тему доверия в новом контексте.

Приобретение товаров и услуг через интернет стало нормой, равно как и активные коммуникации в социальных сетях, пользователи которых нередко опережают профессиональные СМИ с распространением важной информации. Покупатели самостоятельно формируют общественное мнение, оказывая непосредственное влияние на доверие к тому или иному продукту, услуге, компании, а порой и даже к бизнесу в целом.

Согласно результатам наших опросов, более двух третей руководителей компаний во всем мире полагают, что в ближайшие пять лет искусственный интеллект и автоматизация (включая блокчейн) будут отрицательно сказываться на доверии. Сложность заключается в оценке, минимизации и контроле репутационных и технологических рисков, связанных с новыми и по большей мере неиспытанными технологиями. Уже сейчас приобрело первостепенное значение создание эффективных стратегий в области кибербезопасности. Если компании не заручатся доверием в цифровом мире, они рискуют потерять рынок.

Что необходимо предпринимать? Прежде всего, надо поставить во главу угла обучение и повышение квалификации работников во всех сферах жизнедеятельности. Отставание России от ведущих стран в применении новых технологий, если статус-кво не изменится, скоро будет сложно наверстать. Не менее трёх четвертей нашего трудоспособного населения недостаточно подготовлено к работе на современных рынках. Следует также иметь в виду, что в течение ближайших 20 лет около половины всех рабочих мест будет автоматизированы, и успешными будут только люди креативные. Только им роботы никогда не смогут составить конкуренции.

У любой страны, в том числе России, без целенаправленного курса на развитие человеческого капитала — систем образования, здравоохранения, творческих индустрий — перспективы туманны. Но у нас с приоритетами не всегда всё ясно. Скажем, три года назад термин «творческие индустрии» был введён указом президента «Об утверждении основ государственной культурной политики», но чёткого определения того, что под этим подразумевается, до сих пор нет. Доверие к бизнесу должно формироваться внутри него и основываться на доверии сотрудников к руководству компании. История про «хорошего царя, но плохих бояр» в случае с руководителями бизнеса не воспринимается. Последние поэтому обязаны постоянно думать о развитии у сотрудников компетенций, отвечающих требованиям нового времени. Это — нелегко. На профессиональное обучение лучших представителей российской молодежи, которых мы берём к себе на работу, — а это действительно лучшие — нам приходиться тратить больше средств, чем на их зарплату.

Еще совсем недавно считалось, что в соответствии с народным поверьем «деньги любят тишину» бизнесу должна быть свойственна закрытость. Сейчас все очевиднее становится, что не закрытость, а открытость – фактор повышения доверия к бизнесу как конкурентное преимущество в XXI веке.

Глава СССР Иосиф Сталин говорил: «Здоровое недоверие — хорошая основа для совместной работы». Не думаю, что это суждение было верным даже в его время. Но сейчас необходимость доверия общества к бизнесу и власти, доверия бизнеса и власти по отношению друг к другу, безусловно, выступает на первый план. Те, кому доверяют, будут побеждать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423319 Игорь Лотаков


США. Россия. Весь мир > Образование, наука > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423295 Евгений Кузнецов

Технологические тренды 2018 года: жить долго и не болеть

Евгений Кузнецов

Singularity University Ambassador

В 2018 году тотальное наступление на «природу человека» станет необратимым и глобальным

В 2017 году биохакинг как модный тренд вышел за рамки тусовок студентов-биологов и попал в лексикон образованных девушек всех столиц. Биохакерство стало модным: те, кто им еще не занимается, обсуждают его.

Фитнес-браслеты уже не являются чем-то необычным, многие их если не носят, то по крайней мере попробовали. Однако с 2018 года, похоже, их ношение становится массовой модой. Тому есть несколько причин.

Во-первых, появляются первые устройства, которые выходят за рамки «гаджетов для фитнеса» и информируют нас о жизненно важных вещах: здоровье сердца, уровне сахара, кислорода в крови и многом другом. И главное — эти данные уже имеют медицинский уровень качества, в частности, первое приложение для Apple Watch было зарегистрировано FDA, ключевым регулятором глобального медицинского рынка.

Окончательную революцию в этой сфере совершат носимые неинвазивные глюкометры, которые жизненно важны для диабетиков, и крайне полезны всем остальным, их появление сделает носимый health браслет обязательным практически для всего населения планеты. Скорее всего, это и произойдет в 2018 году (и кстати, это лишь увеличит количество big data, которая будет собираться и анализироваться в масштабах всего человечества).

Массовое применение браслетов станет решающим фактором для смены глобальной модели медицины. Сейчас средний российский пациент идет к врачу только в случае острой болезни. Даже в развитых странах, где лучше поставлена профилактика, обращаться к врачу в здоровом состоянии не всегда принято. Однако то, что мы сейчас считаем «здоровьем», пересматривается. Многие деструктивные изменения задолго предшествуют развитию болезни, и тем, кто обращает на это внимание, достается приз в виде лучшего здоровья. Выяснилось, что ипохондрики живут дольше тех, кто полагается на свое «железное здоровье».

Кроме «раннего обнаружения болезней» в следующем году ожидается взлет самой ожидаемой медицинской технологии столетия — редактирования генома. В 2017 году был совершен качественный прорыв: во-первых, ряд методов позволил почти полностью устранить ошибки при редактировании генов, а во-вторых, проведены эксперименты по коррекции генома взрослого человека. Первая генная терапия лечения острого лимфобластного лейкоза на основе генной коррекции одобрена в 2017 году. Со следующего года начнут постепенно выводиться на рынок методы лечения генной терапией значительно более распространенных «массовых» болезней, распространенных видов рака, диабет и ряд других. У миллионов людей в мире появится надежда не просто на поддержку приемлемого состояния при болезни, а на излечение.

Но генная коррекция — это не только лечение, но и, в более широком смысле, – улучшение человека. Во-первых, многие «опасные» гены, связанные с рисками заболевания, можно корректировать на эмбриональном уровне. Такие эксперименты стали довольно массовыми, причем не только в США и Европе, но и Китае. И весьма вероятно, что в следующем году эта технология начнет выходить из исследовательских лабораторий в медицинскую практику. Для начала — в случае родителей с сильными генетическими рисками. А затем — и для всех тех, кто захочет сделать детей умнее, сильнее и здоровее. Медицинские технологии в этом сильно опережают нашу готовность к миру «дизайнерских детей», но вероятнее всего, в 2018 году дискуссии на эту тему станут весьма активными.

В этом году впервые была представлена, пожалуй, наиболее близкая технология «улучшения» («аугментации») человека бионическими устройствами. Искусственный хрусталик, сделанный шведскими учеными, не только полностью устраняет все признаки близорукости и дальнозоркости, лечит катаракту, но и дает человеку возможности зума — то есть зрение становится значительно мощнее. Весьма вероятно, что технология станет доступна в продаже уже в следующем году, а похожие разработки есть и у других компаний.

И наконец, даже если правительства, корпорации и ученые будут стараться «жать на тормоза» в стремительно набирающем движении «трансформации человека», то, как и в цифровом мире, хакеры (биохакеры) предлагают альтернативу. Впервые в 2017 году биохакер Джошуа Зайнер экспериментально «пропатчил» собственный геном, что, оказывается, является «серой зоной» законодательства США. Более того, он и ряд его коллег выпустили на рынок «домашние лаборатории» для редактирования геномов. Что случится раньше — полный запрет на такого рода исследования или резкое их удешевление и распространение? Как в случае с компьютерными хакерами, правительства не смогли заполучить монополию на эту деятельность (хотя и стали авторами самых крупных «взломов» в истории).

В 2018 году тотальное наступление на «природу человека» станет необратимым и глобальным. Острейшая конкуренция Китая и США за право стать первой технологической державой новой технологической революции не позволит сдерживать технологии коррекции человека, несмотря на всю их ужасающую мощь. Впрочем, это чревато и вспышками эпидемий техногенной природы, и если в случае с лихорадкой Зико это осталось конспирологической версией, то с каждым годом риски таких ситуаций возрастают.

США. Россия. Весь мир > Образование, наука > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423295 Евгений Кузнецов


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423294 Петр Шкуматов

Осторожно, камера. Техосмотры снимут на видео за счет автовладельцев

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Содержание гигантских баз видеоданных обойдется в миллиарды рублей, однако на дорогах от этого едва ли станет безопаснее

Минэкономразвития неожиданно анонсировало проект реформы технического осмотра: на портале проектов нормативных актов проводится оценка фактического действия закона «О техосмотре транспортных средств».

Если вы подумали, что практику обязательного осмотра отменят, разуверьтесь. Никто не будет отменять то, что генерирует денежный поток в 40 млрд рублей ежегодно. Вместо этого планируется разработать механизмы так называемого контроля, которые позволят просто перераспределить деньги в нужном направлении. В документе содержится и требование фиксации на видео каждого автомобиля, проходящего ТО, и уголовная ответственность за выдачу ложных талончиков. Разумеется, все это обосновывается тем, что ездят россияне на сломанных автомобилях, а если ослабить над беспечными гражданами контроль, то разобьются буквально все.

Попробуем оценить, во что обойдется инициатива Минэкономразвития российским автомобилистам. Ведь именно они по факту и оплатят грядущие инновации.

Для начала давайте оценим объем видео, который должен будет храниться на каких-то серверах и вовсе не в Калифорнии. Диагностика одного автомобиля — а именно эта процедура и заменила технический осмотр — занимает примерно 15 минут. Или 40 часов видео в минуту (42 000 000 авто х 15 минут / 4380 часов, мы учитываем только рабочее время). Объем хранения составит при современном качестве видео (2 Гб/час) 21 Петабайт.

Много это или мало? Давайте сравним с тем же YouTube. По данным на середину 2012 года, каждую минуту на видеохостинг загружалось 48 часов видео Сколько денег требуется на содержание такого хозяйства, можно оценить косвенно. Например, в 2013 году YouTube тратил порядка $3 млрд в год на инфраструктуру и обеспечение возможности загрузки и хранения 100 часов видео в минуту. Или, если сохранить пропорцию, $1,2 млрд за 40 часов видео в минуту, что подтверждается независимыми источниками. Любопытно, что известный же в узких кругах ресурс PornHub хранит у себя «всего» 3 Петабайта видеороликов.

Итак, чтобы хитрые автомобилисты не покупали технический осмотр, государство планирует заставить автомобилистов оплатить создание сервиса, аналогичного по размерам YouTube образца 2012 года (или 8 х PornHub) в нашей стране и ежегодное его содержание. Создание такой системы, очевидно, влетит в копеечку. Также не трудно посчитать, что сумма на содержание такого «TechHub'а» или «TО-Tube» (если не возникнет непредвиденных расходов, как это обычно бывает) составит порядка 72 млрд рублей в год ($1,2 млрд х 60 руб/$) по текущему курсу без учета капитальных вложений! Вы уже чувствуете, куда дует ветер? Но давайте я усугублю. Итак, 72 млрд рублей в год составят расходы автовладельцев на содержание системы хранения и передачи видеозаписей для контроля себя же. А от чего же нас так старательно защищают чиновники?

Защита от дурака

От идиотов. Которые ездят на неисправных автомобилях. И которых за последний год стало больше аж на 16,5%. Однако, как говорят здравомыслящие люди, даже если идиот прошел ТО по-честному, ничто не мешает его автомобилю сломаться сразу же за воротами пункта техосмотра. И год он будет ездить на неисправном авто, состояние которого уже будет всем безразлично, ведь видео на TechTube выложено, а к пуговицам претензий нет. Так сколько же таких идиотов в стране в штуках?

Из 152 605 учетных ДТП, то есть тех аварий, в которых есть пострадавшие, раненые или погибшие, по причине эксплуатации неисправных транспортных средств произошло 5838 ДТП. Или 3,83%. Конечно, это очень большая цифра. Но причем здесь собственно техосмотр? Разве эта цифра может уменьшиться, если у нас в стране появится хранилище очень полезной видеоинформации в формате FullHD? Конечно нет.

Для того чтобы просмотреть весь TechTube, нужно 10,5 млн часов рабочего времени контролеров и инспекторов. Или фабрика из 10 000 непрерывно смотрящих на осмотр автомобилей инспекторов. Для сравнения: это всего в несколько раз меньше, чем инспекторов ГИБДД у нас в стране. Может, проще и правильнее попросить инспекторов ГИБДД выполнять свои обязанности и такие очевидно неисправные машины вылавливать в потоке и останавливать до трагедии? А не констатировать печальный факт неисправности уже после? Вопрос риторический, я понимаю.

Жаль, что все это буйство фантазии будет оплачено реальными деньгами из нашего с вами реального кармана. Который у многих уже несколько лет как пустой.

Напомню, что практику видеофиксации технического осмотра уже пытались внедрить, когда функцию оператора выполняла ГИБДД, в том числе в качестве антикоррупционной меры. Однако это не помогло: в 2012 году контроль над ТО был передан частным операторам. Основной причиной тогда официально назывался высокий уровень коррупции в автоинспекции. Об этом говорил, в частности, Дмитрий Медведев. По самым минимальным оценкам, 80% автомобилистов покупали талончик техосмотра, многие даже «с доставкой на дом». Видеокамеры этому никак не препятствовали.

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423294 Петр Шкуматов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 13 декабря 2017 > № 2422659 Ольга Васильева

Брифинг Ольги Васильевой по завершении заседания.

Из стенограммы:

О.Васильева: Сегодня очень радостное событие: мы говорим о новом приоритетном проекте «Цифровая школа». Он будет в рамках большого проекта «Современная цифровая образовательная среда». Перед нами стоят очень большие задачи.

Прежде всего есть хороший пример. Я много раз говорила о Московской электронной школе, о том, что Сергей Семёнович Собянин, Правительство Москвы передало инструментарий МЭШ, и на базе МЭШ мы разрабатывали Российскую электронную школу по поручению Президента, которая будет использована нами как очень большой контентный ресурс в «Цифровой школе».

«Цифровая школа» потребует прежде всего содержательных изменений. Если мы говорим о цифровом образовании, то, конечно, мы должны чётко осознавать, что оно войдёт во все предметные сферы. Это те самые стандарты, о которых мы столько говорим. То есть как инструментарий цифровая среда должна присутствовать везде.

Второй очень важный момент – это материально-техническое оснащение школ (то, что называется «железо»), которое потребует больших затрат, потому что у нас 42 тыс. школ. Безусловно, всё это будем делать вместе с регионами.

И третий очень важный момент, о котором тоже сегодня говорилось, – это подготовка и переподготовка наших педагогов, потому что сегодня только процентов 30–40 педагогов могут, так сказать, легко общаться с тем инструментарием, который на сегодняшний день существует в школе. Наверное, ближайшая перспектива: мы сейчас соберём всё, что есть, потому что – и я хочу высказать большую благодарность регионам – вольно или невольно каждый регион наработал очень большую практику. У нас такая работа в министерстве ведётся, мы просто соберём сейчас всё лучшее, что есть. Я абсолютно солидарна со словами, которые прозвучали сегодня – из уст, в частности, Сергея Семёновича (С.Собянина) – о том, что, наверное, это один из самых масштабных проектов в нашей образовательной сфере за последние годы. Чтобы меня хорошо поняли – не идёт разговор о замене на цифровое образование целиком и полностью того традиционного, к которому мы привыкли. То есть это сочетание, бесспорно. И есть такой термин, он встречается иногда в образовании, «классические стены». Так вот, классические стены, конечно, у нас будут всегда, а цифровая школа – это как контент, новое содержание.

Вопрос: Вы сказали, что большие затраты предстоят с регионами. Какие затраты и какой хотя бы порядок цифр? Они какие-то новые?

О.Васильева: Я думаю, конечно, будут и новые в том числе, потому что вы же можете себе представить, сколько стоит оборудование. На сегодняшний день у нас, конечно, школы оборудованы, но мы будем потихонечку продвигаться вперёд. Я не говорю о том, что мы предполагаем большими затратами обрушать что-то или что-то перекраивать, нет, мы будем планировать. Допустим, мои коллеги из Москвы меня уверяли, и я с ними абсолютно солидарна, что даже при том инструментарии, который есть, мы можем начать уже работать.

Вопрос: То есть перераспределение внутри уже имеющихся бюджетных ассигнований?

О.Васильева: Я не случайно сказала, что нужно посмотреть, что у нас есть. Это очень важно. Посчитать, на чём мы уже работаем, посмотреть, что у нас есть. Ведь у нас много оснащённых школ, и хорошо оснащённых. Но вопрос ещё самый важный – это контент, содержание, то есть не только материальную базу смотрим – она есть, она реально есть, и вы, бывая в регионах, это можете подтвердить. Но самое важное, что же люди предлагают. Потому что я много раз говорила, что, допустим, в той же Пермской области есть потрясающий контент – действительно потрясающий, это правда, не преувеличение, – по физике. Его можно использовать в цифровом образовании всей страны.

Вопрос: А когда планируется утвердить проект?

О.Васильева: Я надеюсь, что в первые месяцы 2018 года.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 13 декабря 2017 > № 2422659 Ольга Васильева


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 13 декабря 2017 > № 2422658 Вероника Скворцова

Брифинг Вероники Скворцовой по завершении заседания.

Из стенограммы:

В.Скворцова: Сегодня на заседании президиума Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам обсуждались определённые итоги реализации семи приоритетных проектов в области здравоохранения. Это в том числе проект по созданию эффективной системы родовспоможения и неонатологии. Хотелось бы отметить, что все контрольные точки этого проекта реализованы и, главное, реализован целевой показатель – снижение младенческой смертности более чем на 11%. За 10 месяцев текущего года мы достигли показателя 5,3 на тысячу родившихся живыми. Он ниже, чем целевой показатель, который стоял на 2018 год. И хотелось бы отметить, что достаточно резко – на 18% – за 10 месяцев текущего года снизилась материнская смертность. Она достигла беспрецедентно низкого для нашей страны значения – 7,3 на 100 тысяч родившихся живыми. Этот показатель много ниже – в 2,5 раза – того, что мы несколько лет назад прогнозировали на 2020 год.

Второй проект – развитие санитарной авиации. Благодаря тому, что этот проект активно реализовывался, в 34 регионах с наиболее сложной доступностью медицинской помощи нам удалось сделать дополнительно 6 тысяч вылетов и эвакуировать 8 тысяч пациентов с острыми, жизнеугрожающими состояниями, из них более 1,5 тысячи детей, в том числе почти 700 детей до года. Это реально позволило снизить смертность в этом контингенте пациентов, проживающих в труднодоступных областях. Основной целевой показатель – доля пациентов, которые получают своевременную экстренную медицинскую помощь, – достиг уже более 72%. Это лучше, чем мы планировали (71%). На будущий год нам надо уже превысить 80%, в 2019 году – 90%. Это хорошие показатели, мы к ним стремимся. Этот проект в развитии, он продолжен на два года.

Третий наш проект – это маркировка лекарственных препаратов и мониторирование движения лекарственных препаратов от производителей (независимо от того, отечественные они или зарубежные) через оптовиков, через розничные сети к непосредственному потребителю, то есть любому гражданину, который приходит в аптеку, либо медицинской организации, которая закупает централизованно эти препараты. В этом году осуществлён первый этап этого проекта. Это фактически пилотирование. Создано необходимое программное обеспечение. Сейчас уже 610 участников этого проекта, включая производителей, оптовиков, аптечные, медицинские организации. Всё работает. Мониторинг идёт активно. Мы создали специальное мобильное приложение (оно есть в открытом доступе на сайте Росздравнадзора), которое позволяет с любого смартфона проверить легальность лекарственного препарата и его соответствие тем кодам, которые на нём стоят. В каждом регионе есть не только ответственные за реализацию этого проекта, но и определены аптечные, медицинские организации, на базе которых созданы экселенс-центры – методологические центры для распространения системы в регионе. Сотрудники этих центров уже полностью обучены, проведены необходимые семинары.

С 1 января 2018 года этот проект начинает распространяться с верхнего стоимостного сегмента – с наиболее дорогостоящих препаратов из группы семи нозологий. Затем подключатся жизненно важные препараты стоимостью более 500 рублей за упаковку, потом – свыше 100 рублей, и последним войдёт дешевый сегмент.

В настоящее время эта работа проводится вместе с Федеральной налоговой службой, которая является создателем единого программного обеспечения, и с Министерством промышленности и торговли, потому что мы имеем большое количество производителей и они все должны внедрить спецаппаратуру для маркировки. Необходимы маркировочные линии.

Мы над этим работаем очень активно. Надеемся, что этот проект будет очень эффективно реализован. Хотела бы отметить, что 10 ноября прошло первое чтение специального законопроекта, который узаконивает наличие данной маркировки и мониторинг движения лекарств. В ближайшее время этот проект пойдёт на второе чтение.

Четвёртый наш проект из первой волны проектов – это «Электронное здравоохранение». Он имеет совершенно особую значимость для развития нашей отрасли, поскольку это решение управленческих задач, повышение доступности и качества медицинской помощи. Мы помним, что летом принят специальный закон по созданию единой государственной информационной системы в области здравоохранения, развитию телемедицины и электронного документооборота. В ноябре вышло распоряжение Правительства, которое зафиксировало основные блоки единой государственной информационной системы. С апреля открыт личный кабинет пациента на портале государственных услуг. В этом году реализовано три первых блока этого личного кабинета пациента, включая запись к врачу (уже 76 регионов осуществляют её через государственный портал), получение сведений о прикреплённой медицинской организации. А со следующего года, уже с I квартала, будет последовательно включено ещё семь модулей личного кабинета пациента, включая такие, как получение информации об оказанных медицинских услугах и их стоимости (бесплатные для пациента, но, естественно, не бесплатные для государства, для бюджета государства), информации о прикреплённой страховой медицинской организации, о полисе страховой медицинской организации. Следующий шаг – это попадание в свою интегрированную электронную медицинскую карту и получение эпикриза, а также получение доступа через этот эпикриз к медицинской документации. Все эти шаги нам предстоит проделать в 2018 году и дать возможность всем регионам быть подключёнными к этому порталу.

Хотелось бы отметить, что безусловным условием успеха для реализации программы по электронному здравоохранению является внедрение во всех медицинских организациях субъектов Российской Федерации медицинских информационных систем, которые сейчас формируются по единым требованиям, разработанным Министерством здравоохранения, и состоят из одних и тех же стандартных блоков. Это автоматизированные рабочие места – их сейчас уже более 500 тысяч. У нас всего в государственной медицинской системе работает 540 тысяч врачей, то есть практически мы подходим к тотальному наполнению. Это автоматизация всех проектов, это создание центрального информационного лабораторного сервера, чтобы можно было получать результаты онлайн, создание центрального архива изображений с медицинских приборов. Это электронный документооборот, электронные рецепты, электронные больничные листы и так далее.

Второй момент – это создание центральной региональной информационной системы, которая фактически принимает в себя все информационные системы медицинских организаций. И следующий шаг – подключение региональных систем к единой государственной информационной системе. Вместе с регионами мы разработали «дорожные карты» для каждого региона отдельно, которые закреплены главами регионов. И нам очень важно, чтобы до конца 2018 года основные блоки постепенно реализовывались. В целом мы отводим на эту программу регионального формирования электронного здравоохранения три года – 2018–2020 годы. Здесь могут быть какие-то вопросы, но в целом все ключевые показатели, которые мы ставили на этот год, исполнены.

С конца июля к программе подключилось ещё три приоритетных проекта. Очень важный проект – по формированию здорового образа жизни. Здесь в этом году отработаны концептуальные документы и нормативные акты, которые сейчас обсуждаются и согласовываются другими ведомствами и которые позволят нам ещё сократить табакокурение (сейчас у нас около 30% взрослого населения курит), потребление алкогольных напитков (сейчас у нас около 10 литров алкоголя в пересчёте на чистый спирт на душу населения), увеличить число людей, которые правильно питаются. Для этого мы вводим добровольную маркировку продуктов питания с пониженным содержанием соли, сахара, трансжиров и некоторых других компонентов.

С января у нас начнёт реализовываться очень важный блок – коммуникационные программы по мотивированию граждан разных социальных групп, разного возраста, разного образовательного уровня к ведению здорового образа жизни. Это особый проект, он должен быть очень интересным, и мы очень надеемся, что он привлечёт население к этой теме. То есть нам нужно из здравоохранения лечебного превратиться в здравоохранение медицинского сопровождения здоровых и профилактики заболеваний. Если этот переход мы все вместе плавно осуществим, это сразу даст качественный скачок и в длительности жизни человека, и в качестве его жизни.

Второй очень важный проект – повышение квалификации врачей. Этот проект запущен летом, он состоит из двух значимых блоков. Мы создали единый федеральный портал непрерывного профессионального образования. Уже за этот год более тысячи интерактивных модулей на этом портале, работает на нём уже половина всех врачей страны – 270 тысяч. Из этих более чем тысячи интерактивных программ более 200 программ – для врачей первичного звена. И нашей гордостью является целая программная серия для выработки настороженности по отношению к онкологическим заболеваниям. Я попрошу провести пресс-конференцию, где мы вам покажем этот проект. Он фантастический. Идёт определение базового уровня, и потом по всем основным локализациям злокачественных образований ведётся очень показательная подготовка с возможностью интерактивной оценки КПД усвоения знаний. И человек либо сертифицируется – имеет знания по настороженности, либо не имеет. По каждому из таких знаковых блоков мы планируем сейчас вместе с нашим сообществом увеличивать количество интерактивных модулей. За следующий год их число должно в два раза увеличиться – более 2 тыс.

Второе направление этого проекта – подготовка к аккредитации – всё для новых механизмов допуска к профессиональной деятельности. Мы два года уже работаем с этими механизмами. По восьми базовым медицинским специальностям в этом году 32,5 тысячи медиков – выпускников вузов прошли аккредитацию. Но нам предстоит нарастить это число существенно и на будущий год уже включить в систему аккредитацию для среднего медицинского персонала, а с 2019 года – ординаторов по 64 базовым, уже узким медицинским специальностям. До 2021 года мы должны вовлечь всех медицинских работников с высшим и средним образованием в систему аккредитации и после этого перейти к подключению повторной аккредитации, реаккредитации.

Эта система требует специального федерального методологического центра, который разрабатывает различные ситуационные задачи, кейсы, тесты, автоматизированные компьютерные программы для первого этапа экзамена – ЕГЭ. Это создание специальных центров по отработке навыков и умений, так называемые центры ОСКЭ, которые являются международным эталоном для допуска к медицинской деятельности. Мы планируем в рамках этого проекта создать 17 дополнительных независимых аккредитационных центров – в каждом округе Российской Федерации и в каждом городе-миллионнике. Плюс к этому – развить 97 первичных аккредитационных площадок, которые есть уже сейчас. Таким образом, это целая система, которая должна постоянно поддерживать уровень квалификации и пересматривать его для всех медицинских работников независимо от специальности.

И наш седьмой приоритетный проект – «Бережливая поликлиника». Это переформатирование первичной медико-санитарной помощи, технологических процессов внутри амбулаторных медицинских организаций, прежде всего взрослых и детских поликлиник, которые эту помощь оказывают. Этот проект стартовал в октябре 2016 года. Минздрав его реализует вместе с государственной корпорацией «Росатом», с экспертами, которые уже внедряли так называемые лин-технологии, или принципы бережливого производства, в совершенно других отраслях, в том числе в атомной промышленности, очень успешно.

В настоящее время уже 301 поликлиника в 40 регионах включена в этот проект. А наша задача – поэтапно внедрить все поликлиники. Проект позволяет провести сначала как бы инвентаризацию, срез ошибок, которые в процессах заложены. О чём мы говорим? Об очередях и неправильной работе регистратуры, о длительном ожидании, неразделении кол-центра и фронт-офиса в регистратуре, неразделении потоков больных и здоровых пациентов, длительном проведении диспансеризации, отсутствии центра здоровья, неправильных технологических процессах в работе лабораторной службы (и, соответственно, снижении скорости прохождения пациентов через лабораторную службу и уменьшении мощности, возможностей лабораторной службы), об отсутствии автоматизации и информационных систем – они входят в этот проект.

Уже сейчас мы видим, по первым нашим поликлиникам, что в разы уменьшается время ожидания как в регистратуре, так и у кабинета врача. Люди комфортно проходят диспансеризацию – максимум в два визита. Разделяются потоки, и нет возможности заразиться, когда вы находитесь в поликлинике. И самое главное, время непосредственного общения врача и пациента практически в два раза увеличивается. Уходит обременение врача различными бумажными обязанностями.

Поэтому проект замечательный, и здесь нужно сказать, что в рамках пакета поддержки демографической ситуации, который озвучен был Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным, шестой пункт касается развития материально-технической базы детских поликлиник и поликлинических отделений детских стационаров. Их всего у нас 3800. По сути дела, этот блок заставит нас и все регионы в течение трёх лет все детские поликлиники и отделения сделать бережливыми и переоснастить современным оборудованием, подключить к информационным возможностям и внедрить специальные, продвинутые технологии. Поэтому всё очень позитивно, к счастью, развивается и даёт хорошие результаты.

Вопрос: Каковы сроки внедрения общей маркировки?

В.Скворцова: Сейчас этот вопрос обсуждается. Основной объём должен быть промаркирован в 2018 году. Возможно, самый последний, низкостоимостной сегмент (менее 50 рублей за упаковку) будет внедрён в первом полугодии, в первом квартале 2019 года.

Вопрос: Говорили об искусственном интеллекте. Это что за история?

В.Скворцова: Мы рассматриваем следующий этап развития электронного здравоохранения в том числе с запуском специальных систем, которые позволяют оказывать помощь врачу в принятии решений. Уже сейчас у нас есть для этого все условия. У нас более 500 тыс. рабочих мест автоматизировано, создан электронный рубрикатор, включающий все утверждённые клинические рекомендации и критерии качества оказания медицинской помощи на разных направлениях.

О чём идет речь? О создании для профильных медицинских организаций, профильных медицинских специалистов дизайна рабочего стола как клинического протокола, который не позволяет ошибиться, потому что сам компьютер подсказывает поля для диагностики и на основе внесённой информации подсказывает алгоритмы дальнейших действий – в плане и тактических лечебных (что нужно и как провести), и дополнительного обследования. Эти программы разработаны в ряде стран мира, мы их внимательно изучили. Они действительно имеют преимущество – во-первых, являются вытягивающими с точки зрения квалификации врачей, а во-вторых, даже если человек утомлён (речь может идти о ночном дежурстве или о какой-то внеурочной работе), исключается человеческий фактор, вам не дают ошибиться. Мы хотим начать с двух направлений, и мы это закладываем в продолжение – это онкология (приоритетное направление особой значимости) и неонатология. Это будут два направления, после которых мы уже будем подключать фактически все профильные медицинские направления.

Вопрос: А когда это может начаться?

В.Скворцова: Мы хотели бы это начать уже с 2018 года. У нас всё есть для этого.

Вопрос: И сегодня это было одобрено?

В.Скворцова: Это было одобрено, но требуется определённая техническая проработка, чтобы создать условия для реализации этого проекта.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 13 декабря 2017 > № 2422658 Вероника Скворцова


Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 13 декабря 2017 > № 2422308

На «ВУЗПРОМЭКСПО-2017» подведут итоги первого года реализации Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации

13 декабря в столичном «Экспоцентре» начала работу 5-я ежегодная национальная выставка «ВУЗПРОМЭКСПО-2017», которая проходит под патронажем Минобрнауки России. В торжественном открытии выставки приняла участие первый заместитель Министра образования и науки Российской Федерации В.В. Переверзева.

В своём вступительном слове Валентина Викторовна отметила растущую роль вузовской науки и поздравила участников с выдающимися успехами, нашедшими отражение в представленных разработках.

- За время существования выставки на ней уже было представлено около 7,5 тысяч научно-технических проектов, которые увидели более 20 тысяч человек. Причём это не просто какая-то витринная выставка: гости имеют уникальную возможность расспросить тех, кто участвовал в разработке тех или иных проектов, - подчеркнула В.В. Переверзева.

13 декабря в рамках деловой программы «ВУЗПРОМЭКСПО-2017» прошло заседание межведомственной рабочей группы «Развитие и применение цифровых технологий в авиастроении». Мероприятие было посвящено вопросам формирования и развития технологий цифровой промышленности в авиастроении.

Всего в рамках деловой программы выставки в павильонах ЦВК «Экспоцентр» пройдут более 100 мероприятий, посвящённых теме развития взаимодействия бизнеса и науки. Одной из ключевых тем деловой программы станет подведение итогов первого года реализации Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации.

В деловую программу выставки также вошли мероприятия по вопросам популяризации науки, реализации программ инновационного развития компаний с государственным участием, роли технологических платформ в инновационной системе.

В ходе молодёжной программы выставки состоится стратегическая сессия, которая направлена на развитие дорожной карты развития студенческого технологического предпринимательства на рынке технологических инноваций.

Работа «ВУЗПРОМЭКСПО-2017» продлится до 14 декабря.

Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 13 декабря 2017 > № 2422308


Россия > СМИ, ИТ. Нефть, газ, уголь > comnews.ru, 13 декабря 2017 > № 2422115

"Газпром нефть" поделилась ИТ-интеллектом с "Лукойлом"

Леонид Коник

В ООО "ИТСК" - дочерней ИТ-компании ПАО "Газпром нефть" - произошла смена генерального директора. Возглавлявший компанию с 2011 г. Ринальд Хамидуллин покинул пост и перешел на работу в ПАО "Лукойл", а и.о. генерального директора ИТСК стал Алексей Поперлюков, который в течение трех последних лет занимал должность начальника управления общекорпоративных сервисов департамента информационных технологий, автоматизации и телекоммуникаций (ДИТАТ) "Газпром нефти".

В ответ на запрос ComNews пресс-служба "Газпром нефти" сообщила, что Ринальд Хамидуллин (на фото) покинул должность генерального директора ООО "ИТСК" с 1 декабря 2017 г. в связи с истечением срока действия контракта. Говоря о занявшем его пост Алексее Поперлюкове, представитель пресс-службы этой нефтяной компании заметил: "Свою карьеру в ИТ-функции "Газпром нефти" Алексей Поперлюков начинал в ИТСК, где прошел трудовой путь от специалиста технической поддержки до директора по сервисам".

Отвечая на вопрос корреспондента ComNews о возможных изменениях в стратегии ИТСК, пресс-служба "Газпром нефти" проинформировала: "ИТСК как системный интегратор и разработчик программного обеспечения продолжит фокусироваться на приоритетных для "Газпром нефти" проектах в области ИТ и цифровой трансформации".

Главными итогами работы Ринальда Хамидуллина на посту генерального директора ИТСК в "Газпром нефти" считают создание команды высококлассных специалистов и ключевых центров компетенций, развитие мультирегиональной структуры ИТСК и интеграцию бизнеса ИТСК в периметр ПАО "Газпром нефть".

ООО "ИТСК" было образовано 1 апреля 2008 г. на базе подразделений ИТ, связи, АСУТП и КИПиА "Газпром нефти", а в середине 2008 г. было принято решение о том, что вторым учредителем ИТСК станет ПАО "СИБУР Холдинг". В январе 2009 г. в структуру ИТСК влились подразделения КИПиА, ИТ и связи "СИБУРа", а к концу 2009 г. численность персонала компании превысила 2800 человек. Первым генеральным директором ИТСК стал Рустем Муфтеев, который с 2011 г. возглавляет другую "дочку" "Газпром нефти" - ООО "Автоматика-сервис", интегратора по направлению "Промышленная автоматизация".

В 2011 г. генеральным директором ИТСК стал Ринальд Хамидуллин. В том же году была утверждена долгосрочная стратегия развития компании - "Стратегия 201", рассчитанная до 2020 г. Она предполагала развитие компании по четырем ключевым направлениям - промышленная автоматизация, информационные технологии, связь, SAP и корпоративные системы управления.

В конце 2014 г. "СИБУР" принял решение о выходе из состава учредителей ИТСК, а в 2015 г. вывел из ее структуры свои производственные подразделения (на их базе "СИБУР Холдинг" создал дочерние структуры "ИТ-сервис" и "СИБУР Автоматизация".). В июне 2015 г. ИТСК стала 100%-ным дочерним подразделением "Газпром нефти", а "Стратегия 201" в этой связи была актуализирована. Новая роль ИТСК в структуре "Газпром нефти" была определена как "сервисный интегратор по комбинированным услугам и партнер департамента ИТАТ по реализации ИТ-стратегии "Газпром нефти", а также разработчик отраслевого программного обеспечения".

Новым местом работы Ринальда Хамидуллина стало ПАО "Лукойл". По данным ComNews, он занял в этой нефтяной компании должность директора Центра развития и архитектуры ИТ. Пресс-служба "Лукойла" вчера не смогла предоставить ComNews комментариев по этому назначению.

Досье ComNews

Ринальд Хамидуллин в 1996 г. получил диплом инженера по разработке месторождений в Университете нефти и газа им. И.М. Губкина (тогда - Государственной академии нефти и газа им. И.М. Губкина). В 1996-1999 гг. продолжил обучение в этом отраслевом вузе, завершив его присвоением степени магистра по разработке нефтяных месторождений с многоствольными скважинами.

Рабочую карьеру начал, еще заканчивая обучение в вузе: с 1998 г. по 2004 г. работал региональным менеджером по сервисам в компании Halliburton. В 2004-2006 гг. трудился в ОАО "ТНК-ВР", отвечая за бизнес-информацию в блоке Upstream, в 2006-2009 гг. - в телеком- и ИТ-"дочках" ТНК-ВР. В 2009-2011 гг. являлся директором департамента метрологии, автоматизации, телекоммуникаций и ИТ в ОАО "ТНК-ВР Менеджмент". В августе 2011 г. возглавил ООО "ИТСК". С 1 декабря 2017 г. - директор Центра развития и архитектуры ИТ ПАО "Лукойл".

Автор ряда публикаций об ИТ в ТЭК. Ведет преподавательскую работу в Университете нефти и газа им. И.М. Губкина. Создатель ряда отраслевых ИТ-разработок для нефтяных компаний, в том числе программного комплекса "Мобильный оператор", который в 2016 г. получил премию Рунета в номинации "Технологии и инновации". Имеет опыт управления отраслевыми инновационными проектами, НИОКР, R&D-проектами в сфере ИТ.

Алексей Поперлюков в 2007 г. окончил Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет, получив диплом инженера по автоматизации и управлению техническими системами. Трудовую биографию начал в 2009 г. в ИТСК, на должности ведущего специалиста. С ноября 2010 г. по апрель 2012 г. - директор департамента базовых сервисов Московской региональной дирекции ИТСК. В апреле 2012 г. - сентябре 2013 г. - директор департамента базовых услуг и аутсорсинга Московской региональной дирекции ИТСК, с октября 2013 г. по октябрь 2014 г. - директор по сервисам в этой компании. С ноября 2014 г. до декабря 2017 г. работал начальником управления общекорпоративных сервисов в департаменте информационных технологий, автоматизации и телекоммуникаций ПАО "Газпром нефть".

Россия > СМИ, ИТ. Нефть, газ, уголь > comnews.ru, 13 декабря 2017 > № 2422115


Россия > СМИ, ИТ. Медицина. Финансы, банки > comnews.ru, 13 декабря 2017 > № 2422114

Финансисты осваивают телемедицину

Мария Андреева

Сразу две крупные российские финансовые организации объявили о проектах в области телемедицины. Так, Сбербанк, онлайн-сервис DocDoc.ru и сеть медицинских центров "Медскан" запустили прототип будущего телемедицинского проекта - информационный киоск "МодульЗдоровья". А "ВТБ Страхование" совместно с сервисом "Онлайн Доктор" (ООО "Мобильные медицинские технологии", ММТ) и розничной сетью "Связной" запустил проект, позволяющий клиентам ретейлера получить бесплатную онлайн-консультацию дежурного терапевта или педиатра.

По словам генерального директора "Медскан" Левана Дзигуа, проект "МодульЗдоровья" (на фото) - уникальный на российском рынке. "Мы не видели подобных модулей в российском исполнении. Однако на Западе такие проекты уже есть", - сказал он.

Директор по развитию проекта "Телемедицина" DocDoc.ru Дмитрий Домарев добавил, что, в отличие от телемедицинских проектов, где предусмотрено только голосовое общение, в "МодулеЗдоровья" есть медицинские приборы. Первый модуль установлен в столичном Agile Home Сбербанка, где и прошла пресс-конференция по случаю запуска модуля. Как сообщил первый заместитель председателя правления Сбербанка Лев Хасис, таких модулей в отделениях Сбербанка уже несколько. Где еще участники проекта установили информационные киоски - корреспонденту ComNews не уточнили.

"МодульЗдоровья" представляет собой кабину, в которой пациент может пройти дистанционное обследование врача. Общение с врачом проходит через видеосвязь. Внутри модуля есть устройство для определения сердечного ритма, четыре электронных микроскопа, которые позволяют доктору дистанционно оценить качество кожного покрова пациента, состояние его глазного яблока и ушной раковины. "Медицинское оборудование, которое расположено в киосках, никакой угрозы для здоровья не представляет, и производители гарантируют, что никакого ущерба быть не может. При этом в кабинках всегда присутствует медсестра", - пояснил Леван Дзигуа.

"Это только прототип, и он будет работать только для сотрудников банка, это будет бесплатно. По итогам пилота мы решим, каким образом дальше это развивать", - сказал Лев Хасис, добавив, что пилотный проект завершится в конце I квартала 2018 г. Говоря о том, какова стоимость модуля, Леван Дзигуа сказал, что сейчас трудно говорить о стоимости проекта. Однако он добавил, что такой прототип стоит очень дорого. В "Медскане" считают, что "если модуль будет масштабироваться", то затраты на его производство существенно снизятся. При этом проект будет доступен не только для Сбербанка, но и для других игроков рынка.

"Мы покажем, как "МодульЗдоровья" будет работать после вступления 1 января 2018 г. федерального закона "О телемедицине". Как только будет принят закон, услуги в кабинке можно будет оказывать за плату", - добавил Леван Дзигуа. "Мы в первую очередь ориентируемся на здоровых людей. Зачастую людям диагностируют заболевания уже на поздних стадиях. Проект позволит оптимизировать время. Достаточно человеку один раз в год пройти минимальный осмотр, чтобы иметь представление о состоянии здоровья", - рассказали в "Медскане".

В разговоре с корреспондентом ComNews Леван Дзигуа отметил, что участие каждой из сторон в проекте было строго регламентировано. "Медскан" разрабатывал дизайн киоска, занимался наполнением его медицинским оборудованием, а также отвечал за каналы связи - прописывал программу, возможности оперативной передачи информации врачу для связи с пациентом. Роль DocDoc.ru заключалась в том, что он стал агрегатором, благодаря усилиям которого участники проекта планируют осуществлять запись пациентов на услуги телемедицины.

"Сейчас мы готовимся заключить ряд стратегических соглашений с лидерами отрасли, которые зафиксируют уникальные условия для пользователей платформы, а также интересы поставщиков решений", - сказал Дмитрий Домарев. По словам представителей "Медскана", Сбербанк - якорь проекта. "Отделения банка присутствуют даже в самых отдаленных регионах страны, и банк обладает опытом по внедрению современных методов диагностики", - заметили в компании.

Управляющий партнер Medme Илья Слуцкий считает, что успешность такой бизнес-модели ("МодульЗдоровья") не доказана. Никто пока не продемонстрировал устойчивый прибыльный рост. "Компании банкротятся, поскольку непонятно, кто будет за это платить. Пациенты не хотят платить за простые ситуации (насморк, кашель), а со сложными они в киоске все равно не разберутся. Для страховых компаний масштаб эффектов не посчитан и не доказан", - высказал точку зрения представитель Medme.

По словам Ильи Слуцкого, есть ряд разработок, которые позволяют значительную часть функциональности киоска просто разместить дома у пациента (cloud dx). И такие проекты тоже играют против киосков. В Medme отметили, что сервис не заинтересован в подобных проектах, так как непонятна их бизнес-модель. При этом в Medme с интересом понаблюдают, что будет получаться у других игроков рынка.

По мнению директора Фонда развития цифровой медицины Института развития Интернета (ИРИ) Екатерины Лобановой, DocDoc.ru, "Медскан" и Сбербанк проделали большую работу. "Стартовавший проект соответствует законопроекту "О телемедицине", вступающему в силу 1 января будущего года. В ИРИ напомнили, что со следующего года врачи официально смогут консультировать пациентов с помощью интернет-коммуникаций. "Однако текущая версия законопроекта четко определяет, что первичный диагноз и врачебные назначения могут происходить только в очной форме. Тогда как повторные визиты, консультации и наблюдения на расстоянии допускаются", - заметила Екатерина Лобанова.

Она рассказала, что варианты различного уровня мобильности медицинских киосков создавались и ранее, в том числе в России. В случае с "МодулемЗдоровья" речь идет скорее не об уникальности, сколько о том, что это первый интеграционный проект, доведенный до реализации. "Качество медицинских услуг неравномерно распределено по территории России. Получить пусть даже дистанционную консультацию от опытного врача из Москвы может быть интересно жителям отдаленных регионов страны. Кроме того, есть предположение, что сервис может быть популярен среди жителей Москвы: ритм большого города заставляет нас оптимизировать время. И если можно получить дистанционную консультацию, не пересекая зачастую половину города, это всегда хорошо", - прокомментировали в ИРИ. Екатерина Лобанова добавила, что закон "О телемедицине" и нормативное поле в этой области будут наполняться, а это значит, что рынок будет расти.

Руководитель проекта "Здоровье. Mail.ru" Евгений Паперный отметил, что законопроект "О телемедицине" запрещает ставить диагнозы на расстоянии. "Лечащий врач пациента может скорректировать лечение, которое он назначил, но сервис как у DocDoc.ru не предусматривает такого рода связи, а если пациент врачу незнаком, то он может только принять решение о необходимости назначения очного приема. Таким образом, суть этих комплексов сводится к записи пациента к коммерческому врачу. Потому что в страховые услуги у нас такие консультации не входят, да и в поликлинике врачи заняты больше чем на 100 процентов, им просто некогда давать онлайн-консультации", - рассказали в Mail.ru Group. Евгений Паперный считает, что вРоссии сейчас "бум" телемедицины, и очень много проектов получают финансирование. До точки безубыточности большинство из них не доживет. "Мы как активные участники цифрового рынка заинтересованы в любом интернет-проекте. В данном случае телемедицинские киоски могут продвигать всю категорию и способствовать диджитализации услуги, поэтому мы только "за", - сказал он.

О новом проекте в области телемедицины вчера объявили также "ВТБ Страхование", сервис дистанционных врачебных консультаций "Онлайн Доктор" и розничная сеть "Связной". Партнеры запустили проект, позволяющий клиентам ретейлера получить бесплатную онлайн-консультацию дежурного терапевта или педиатра. "Чтобы воспользоваться бесплатным сервисом, нужно получить специальный промокод в салонах ретейлера - его выдадут сотрудники магазинов - и ввести его на сайте "Онлайн Доктора" или в приложении сервиса после регистрации. На первом этапе проекта услуга доступна в 121 магазине "Связного". В дальнейшем сервис будет доступен жителям 950 населенных пунктов.

"По нашей статистике, 70% консультаций - повторные, что говорит о готовности клиентов использовать дистанционный формат. Мы хотим снизить медицинское неравенство в стране. По статистике, 80% обращений в наши сервисы - из регионов России", - прокомментировал совладелец компании ММТ и глава проекта "Онлайн Доктор" Денис Юдчиц.

Отметим, что летом этого года компания "АльфаСтрахование Жизнь" совместно с сервисом "Онлайн Доктор" запустила продукт "Крепкое Здоровье". Как сообщали в страховой организации, это первый массовый продукт "АльфаСтрахования Жизнь", который включает в себя неограниченное количество удаленных круглосуточных консультаций врачей-терапевтов. Премиальный вариант страхового продукта включает неограниченное количество удаленных консультаций врача-терапевта по вопросам здоровья, ежегодное обследование организма в соответствии с рекомендациями ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения), страховую защиту на случай обнаружения онкологического заболевания с организацией и покрытием расходов на лечение.

Согласно отчету Allied Market Research, мировой рынок mHealth оценивается в $10,5 млрд (данные 2014 г.), и ожидается, что в 2015-2020 гг. он вырастет на 33,5%. Об этом весной этого года на дискуссионной площадке "Делового эксперта" при участии "АльфаСтрахования" рассказал член Экспертного совета по ИКТ Минздрава РФ Борис Зингерман. При этом он отмечал, что основную долю рынка занимают системы мониторинга кровяного давления, устройства контроля сахара в крови и сердечной деятельности.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина. Финансы, банки > comnews.ru, 13 декабря 2017 > № 2422114


Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 13 декабря 2017 > № 2422113

S7 Space поможет "Роскосмосу" "взлететь"

Елизавета Титаренко

Частный российский авиационный холдинг S7 Group Владислава Филева и его жены, который в 2016 г. купил плавучий космодром Sea Launch ("Морской старт"), планирует осуществить с него первые коммерческие пуски ракет-носителей уже в 2019 г. До 2023 г. компания планирует запустить 12 ракет-носителей, а после 2023 г. использовать новую ракету "Союз-5", причем S7 готова заказать у ее разработчика - РКК "Энергия" - сразу 50 таких ракет и подписать опцион еще на 35 носителей. Деятельность S7 Group в перспективе позволит увеличить долю России на глобальном рынке пусковых услуг.

"Мы хотели бы возобновить деятельность программы "Морской старт" и придумали новую бизнес-модель. Спасибо "Роскосмосу" и РКК "Энергия", которые поддержали нас в этом стремлении, а также спасибо руководству государства, которое дало нам такую возможность", - сказал совладелец S7 Group Владислав Филев, выступая на конференции "Космос как бизнес", которую 12 декабря организовали в Москве "Роскосмос" и ТАСС. В частности, эта бизнес-модель предусматривает опережающее изготовление ракет-носителей: от подписания контракта до запуска должно проходить 6-12 месяцев.

Развитием проекта "Морской старт" занимается "дочка" S7 - ООО "С7 Космические транспортные системы" (бренд S7 Space), генеральным директором которого является Сергей Сопов. По планам S7 Space, первый запуск с космодрома "Морской старт" должен состояться в 2019 г., причем Владислав Филев надеется, что это произойдет в начале года. Совладелица S7 Group Наталия Филева говорит, что у компании уже есть заказы на запуски, причем, по ее словам, "люди выстраиваются в очередь".

До 2023 г. S7 Space планирует заказать 12 ракет-носителей для пусков с "Морского старта", то есть запускать по две-три ракеты ежегодно. Напомним, в апреле 2017 г. S7 Sea Launch Limited и украинское предприятие "Южмаш" заключили контракт на поставку 12 ракет-носителей "Зенит" для пусков с плавучего космодрома. Контракт предусматривает изготовление ракет "для исследований и использования космоса в мирных целях в рамках международных космических проектов".

После 2023 г. S7 Space готова перейти на новую ракету "Союз-5", разработкой которой занимается РКК "Энергия". Владислав Филев перечислил некоторые характеристики перспективной ракеты, которые позволят сделать ее коммерчески успешной и в России, и в мире. Это будет двухступенчатая ракета, без разгонного блока. Она будет выводить полезную нагрузку массой до 5,5 тонн на геопереходную орбиту. Ракета должна быть совместима с космодромом "Морской старт". При этом индикативная себестоимость производства должна составлять не менее $600 за 1 кг "сухой массы" ракеты-носителя. "Это та цена, которая сделает ракету коммерчески успешной", - подчеркнул он. S7 Space готова подписать с РКК "Энергия" контракт на 50 новых ракет-носителей и опцион еще на 35 таких ракет.

Владислав Филев отдельно подчеркнул, что S7 Space - коммерческая компания, и "Морской старт" - коммерческий космический проект. Он привел в пример допуск частного сектора к космическим услугам в США, который повлиял на активное развитие отрасли. Основные космодромы мира контролируют шесть стран, однако большая часть запусков происходила с площадок в России, США, ЕС и Китае. В 2017 г. Россия осуществила 17 запусков, США - 27, Китай - 16, ЕС - 10. Всего, по подсчетам S7, в 2017 г. в мире было запущено 444 спутника, причем 300 из них были американские, 30 - китайские, 18 - российские и т.д.

По оценкам Владислава Филева коммерческий космический рынок в России по итогам этого года составит около $770 млн (из них $320 млн - услуги по выведению спутников, $150 млн - изготовление коммерческих спутников, а $330 млн - доход от продажи услуг двух российских операторов - ФГУП "Космическая связь" и АО "Газпром космические системы"). Задача, которую декларирует S7 Space, - занять на рынке услуг долю, соответствующую как минимум доле ВВП России в мировом ВВП (около 3,4%).

Как ранее сообщал ComNews, в сентябре 2016 г. состоялась сделка по продаже плавучего космодрома "Морской старт" частному инвестору - S7 Group. В сделке участвовала ракетно-космическая корпорация (РКК) "Энергия" им. С.П.Королева, которой через "дочку" Energia Overseas Limited (EOL) принадлежит 95% консорциума "Морской старт". Причем после продажи "Морского старта" РКК "Энергия" продолжила участвовать в его судьбе и оказывать ему поддержку.

Задачу коммерциализации космоса разделяет и генеральный директор "Роскосмоса" Игорь Комаров. Он напомнил, что госкорпорация создавалась для того, чтобы произвести серьезную трансформацию отрасли. "Одна из основных задач госкорпорации - завоевание достойного для российской космической отрасли места на мировом рынке. Для решения этой задачи нам в том числе нужно развивать взаимодействие с частным бизнесом. Особое внимание в стратегии госкорпорации, которая в этом году была утверждена, играют коммерциализация, а также ориентация деятельности ГК на коммерческий сегмент, увеличение доли корпорации на мировом рынке", - подчеркнул он. Это возможно только при формировании целой сети глобальных партнерств. "Важно быстро двигаться в этом направлении и находить инвесторов. Нельзя же решать все за счет средств из госбюджета", - подчеркнул он.

Как отметил партнер и управляющий директор The Boston Consulting Group Николя Бутэн, космос все больше становится бизнесом для частных компаний. В связи с этим меняются бизнес-модели у игроков космической отрасли. Производство спутников становится более гибким и быстрым. Исполнительный директор Euroconsult Стив Бочинджер также обратил внимание на грандиозный сдвиг в производстве и запуске космических аппаратов. "Происходит ускорение производства. Например, если ранее на изготовление спутника уходило два-три года, то теперь - шесть-восемь месяцев", - говорит он.

Тем временем помощник президента РФ Андрей Белоусов критично оценил итоги деятельности "Роскосмоса". "Роскосмос" с советских времен живет за счет бюджета и работает практически без прибыли. В госкорпорации заняты 220 тыс. человек, 20% из них - это люди в возрасте до 30 лет, причем не самые глупые люди. Из 90 организаций примерно две трети - это научные конструкторские организации. И вот эта огромная масса людей не может заработать деньги. Это нормально?" - вопрошал чиновник. Он привел в пример другую госкорпорацию - "Росатом". Ранее она тоже жила, ориентируясь на федеральную целевую программу. Однако после прихода в "Росатом" Сергея Кириенко все изменилось. Он отказался от ФЦП, попросив внести эти деньги в капитал предприятия,и оно стало зарабатывать деньги, строя по всему миру атомные электростанции и перерабатывая ядерные отходы. "Я все жду, когда "Роскосмос" придет и скажет: давайте ФЦП закроем, дайте деньги в капитал, я буду зарабатывать. Вот это будет действительно поворот", - сказал помощник президента.

По его словам, "Роскосмос" должен зарабатывать деньги не тактически, а стратегически, позиционируя себя в мире как крупная глобальная конкурентоспособная компания. Чтобы реализовать планы по коммерциализации деятельности, "Роскосмосу" нужно решить проблему качества. "Это изменение бизнес-процессов и в "Роскосмосе", и на головных предприятиях", - пояснил Белоусов. Кроме того, нужно снижать количество нормо-часов. "При том количестве нормо-часов, которое есть сейчас, у нас нет даже конкурентоспособной линейки и нас даже выдавливают из рынка пусков, где мы всегда занимали одно из ведущих мест. При том количестве трудозатрат на одно изделие, которое определяет стоимость пуска, мы будем сдавать позиции на рынке", - посетовал он.

Андрей Белоусов считает нужным ускорить процесс принятия и реализации решений в ГК "Роскосмос". Он привел в пример акционирование ГКНПЦ им. М.В. Хруничева: решение об этом было принято три года назад, однако само акционирование произошло совсем недавно. "А это не просто смена организационно-правовой формы, это возможность нормализовать финансовое положение ключевого головного предприятия отрасли и сделать его реципиентом для инвестиций, в том числе и для частных. А с такими скоростями, как сейчас, мы не то что в космос не взлетим, мы от земли-то не оторвемся", - заключил он.

Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 13 декабря 2017 > № 2422113


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 13 декабря 2017 > № 2422108

Сбербанк получил сертификат соответствия уровня кибербезопасности международному стандарту ISO/IEC 27001:2013

Сбербанк стал первым банком в России, чей центр управления кибербезопасностью (Security Operation Center – SOC) сертифицирован Британским институтом стандартов (BSI) на соответствие международному стандарту ISO/IEC 27001:2013.

«Современный мир предъявляет высокие требования к цифровым компаниям, прежде всего, в области кибербезопасности, — отметил заместитель председателя правления Сбербанка Станислав Кузнецов. — Качество и доступность цифровых услуг напрямую зависит от способности эффективно противодействовать киберугрозам. Поэтому Сбербанк считает это направление одним из стратегически значимых. Сертификат подтверждает, что наши процессы мониторинга и реагирования на кибератаки соответствуют международным требованиям. Это позволяет нам уже сегодня обеспечить защиту ИТ-платформы на уровне мировых лидеров, а в перспективе — и всю цифровую экосистему Сбербанка».

Стандарт ISO/IEC 27001:2013 определяет требования к созданию, внедрению, обслуживанию и постоянному совершенствованию системы управления информационной безопасностью организации. Он также включает требования к оценке и обработке рисков информационной безопасности, адаптированных к потребностям организации. Разработчиком стандарта является Международная организация по стандартизации (ISO), одним из аккредитованных органов по сертификации выступает Британский институт стандартов (BSI).

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 13 декабря 2017 > № 2422108


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 13 декабря 2017 > № 2422087

Банки не поскупились на ИБ

Анна Устинова

Больше половины банков и страховых компаний России и стран СНГ увеличили бюджет на информационную безопасность в 2016-2017 гг. Это следует из исследования компании VMware и аналитического центра TAdviser. Более двух третей респондентов считают потерю или хищение данных главными рисками при миграции в облачную среду. При этом больше половины финансовых организаций не используют никаких решений по управлению мобильными устройствами, что теоретически может привести к утечке корпоративных данных.

Больше половины (52%) банков и страховых компаний России и стран СНГ увеличили бюджет на информационную безопасность в 2016-2017 гг. из-за роста киберугроз и активности вредоносных программ. Это следует из отчета, подготовленного компанией VMware и аналитическим центром TAdviser.

В исследовании приняли участие руководители ИТ-департаментов, их заместители, а также руководители со стороны служб ИБ 50 крупных банков и страховых компаний России и стран СНГ. Исследование проводилось в июле-августе 2017 г. в формате телефонных интервью.

Большинство респондентов (80%) подтвердили, что за последний год количество угроз информационной безопасности для корпоративного сектора ощутимо выросло. При этом 16% признали сохранение прежнего уровня киберпреступности. Исследователи выяснили, что больше половины (52%) компаний увеличили бюджет на защиту. Глава представительства Avast в России Алексей Федоров положительно оценил увеличение бюджетов на информационную безопасность среди банков и страховых компаний. По его словам, это говорит о позитивном развитии, ведь кибератаки стали сложными и финансово обусловленными.

Половина респондентов назвали репутационные и финансовые потери критическими последствиями от инцидентов ИБ в финансовых организациях. Примечательно, что почти треть (28%) опрошенных опасаются мер со стороны регуляторов (например, отзыва лицензий) из-за атаки или утечки данных. При этом в компании VMware сообщили, что статистики по свершившимся фактам принятия мер в отношении банков у них нет. Представители компании пояснили, что финансовые организации заинтересованы в том, чтобы скрыть данную информацию. Генеральный директор компании "Облакотека" Максим Захаренко согласился с этой позицией. Он считает, что сокрытие фактов атак объясняется заботой о репутации. При этом эксперт центра мониторинга и реагирования на кибератаки Solar JSOC Алексей Павлов заметил, что успешная атака на банк не является основанием для отзыва лицензии.

"Главная угроза финансовой организации в России - это несоответствие жесткому регулированию (легализация, вывод за рубеж, финансирование нелегальной деятельности - Прим. ComNews) с последующим отзывом лицензии. Это такой "олдскул" и попытка все контролировать", - считает Максим Захаренко из "Облакотеки".

По его словам, современные финансовые сервисы невозможны без использования облачных сервисов, как минимум для проведения глубокой аналитики. Однако у более двух третей (70%) опрошенных компанией VMware существуют опасения на этот счет. Они назвали потерю или хищение данных главными рисками при миграции в облачную среду. Однако представитель компании Avast заверил, что при правильном подходе с обеспечением высокого уровня безопасности облачные среды представляют минимальный риск. Самыми распространенными угрозами компании финансового сектора считают DDoS-атаки (28%). Среди других угроз респонденты отметили фишинг (26%) и атаки шифровальщиков (10%).

Парадоксально, но больше половины финансовых организаций (53%) не используют никаких решений по управлению мобильными устройствами, что в результате может привести к утечке корпоративных данных.

"Если провести анализ даже не средств управления мобильными решениями, а средств их защиты, то выяснится, что количество их закупок в России исчисляется в лучшем случае десятками в год, максимум - сотнями", - отметил ведущий аналитик отдела развития "Доктор Веб" Вячеслав Медведев. При этом, отметил он, подавляющее большинство организаций России в лучшем случае заявляют, что мобильные устройства у них запрещены, и продолжают ими пользоваться. "Причин данной ситуации множество, в том числе и сложности управления "зоопарком" мобильных устройств и выполнения требований закона о персональных данных", - считает Вячеслав Медведев.

При этом взломы аккаунтов клиентов онлайн-банков и мобильных приложений происходят постоянно. По данным исследователей Check Point, в 2017 г. банковские трояны неоднократно попадали в топ-10 самых активных вредоносных программ по всему миру. Технический директор Check Point Software Technologies в России и СНГ Никита Дуров объяснил, что с помощью этих зловредов злоумышленники заставляют пользователей вводить данные для входа в аккаунт на фейковых страницах, а затем используют данные для кражи денег со счетов.

По данным Group-IB, ущерб от банковских троянов под Android в России вырос на 136% и составил $13,7 млн. Специалисты компании сравнивали период со второго полугодия 2016 г. по первую половину 2017 г. с периодом второго полугодия 2015 г. по первую половину 2016 г. Таким образом, как сообщил заместитель руководителя лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB Сергей Никитин, он перекрыл ущерб от троянов для персональных компьютеров на 30%.

"Рост популярности криптовалют подстегнул трансформацию хакерских группировок в серьезный бизнес и переместил фокус внимания с традиционных банков на криптофонды: средний заработок с такой атаки составляет $1,5 млн", - заметил заместитель директора по развитию компании "Айдеко" Дмитрий Хомутов.

Директор Positive Technologies по методологии и стандартизации Дмитрий Кузнецов сообщил о росте числа атак на АТМ (логических атак на банкоматы) в России и странах СНГ. Их целями становятся крупные игроки банковского рынка.

"Либо вендоры организуют Bug Bounty и будут платить за найденные уязвимости в своих продуктах достаточно, либо на "черном" рынке будет много 0-days (термин, обозначающий неустраненные уязвимости, а также вредоносные программы, против которых еще не разработаны защитные механизмы - Прим. ComNews)", - считает директор департамента информационной безопасности компании "Сервионика" Василий Степаненко. Он привел в пример предположение Group-IB в отношении того, что в будущем злоумышленники помимо кражи денег будут заметать следы путем полного разрушения ИТ-инфраструктуры.

Опрошенные корреспонедентом ComNews представители компаний, занимающихся решениями в области ИБ, поделились статистикой о потерях финансового сектора от киберпреступлений. Как отметил Максим Захаренко из "Облакотеки", кражи средств клиентов составили сотни миллионов рублей в год. Дмитрий Хомутов из "Айдеко", оценивая потери российской банковской системы из-за атак на информационные системы, назвал ту же цифру. По данным технического директора Eset Russia Виталия Земских, финансовые потери российских банков составили 3 млрд руб. в 2017 г.

По оценкам Group-IB, ущерб от кибератак на российскую финансовую сферу за два года (со второго полугодия 2015 г. по первое полугодие 2017 г.) составил $117,3 млн. Эта сумма складывается из хищений в интернет-банкинге с использованием вредоносных программ, целевых атак на банки, хищений у физических лиц с Android-троянами.

При этом в период со второго полугодия 2016 г. по первую половину 2017 г. Group-IB зафиксировала снижение целевых атак на банки в России (-35%) и хищений в интернет-банкинге у юридических лиц (-35%). Количество преступных групп, которые специализировались на хищениях у юридических лиц в России (и, как следствие, количество атак) уменьшилось практически в два раза по сравнению с прошлым периодом. При этом, как сообщил специалист Group-IB, атакующие стали более тщательно подбирать жертв.

Алексей Федоров из Avast прогнозирует рост как целевых атак, связанных с распространением программ-вымогателей, так и переход на шпионаж. "Основные векторы атак на финансовый сектор в ближайшей перспективе не изменятся: человеческий фактор (социальная инженерия), атаки на банкоматы и системы ДБО", - считает технический директор Eset Russia. Специалист "Доктор Веб" же видит проблему совсем в другом. По его словам, дело не в новых угрозах, а в том, что компании не знают, зачем им нужны используемые средства защиты и каковы их возможности.

"Первое, что необходимо сделать представителям банковской сферы, провести сегментирование сети и обеспечить защиту банкоматов от логических атак. Для спасения банкоматов существует целый ряд средств защиты и компенсаторных мер, систем мониторинга инцидентов и анализа соответствия стандартам. Однако самый первый шаг к эффективной защите - правильно разработанные модели угроз и нарушителя, которые можно построить только по результатам практического аудита безопасности парка банкоматов. Также необходимо применять превентивные меры для защиты самой банковской сети", - посоветовал Дмитрий Кузнецов из Positive Technologies.

Эффективным ответом на неизвестное вредоносное ПО компания VMware считает модель "нулевого доверия". Речь идет о тех зловредах, которых нет в базах антивирусных компаний. Эта модель стала возможной благодаря использованию программно-определяемых сетей (реализована в решении VMware NSX). Согласно опросу, половина банков и страховых компаний ориентируются на модель "нулевого доверия" при построении ИБ-систем. Однако лишь 4% респондентов уже развернули программно-определяемые сети.

"Модель "нулевого доверия" - действительно эффективный метод, когда речь заходит о мерах обеспечения безопасности, поскольку целенаправленные атаки могут выполняться кем-то внутри компании или вредоносное ПО может проникать в системы и впоследствии быстро распространяться", - считает Алексей Федоров из Avast.

По мнению представителя компании "Облакотека", VMware NSX повысит доверие к распределенной ИТ-инфраструктуре. Максим Захаренко пояснил, что NSX - это сетевая модель, позволяющая распределять ИТ-инфраструктуру любой организации прозрачно по всему миру, включая облачные сервисы.

"Когда в банке рассматривают модели "нулевого доверия", это значит, что система ИБ уже существует, внедрена и функционирует, развивается и меняется. К сожалению, под атакой как раз не такие банки. А банки, которые не выполняют даже рекомендации ЦБ, не ставят своевременные обновления, не выделяют бюджет на ИБ", - считает Сергей Никитин из Group-IB.

По мнению аналитика "Доктора Веба", модель "нулевого доверия" - это минимальные полномочия у всех участников процесса. Вячеслав Медведев отметил, что защита не должна ограничиваться виртуальными машинами. Кроме того, иные вендоры также предлагают в составе своих продуктов системы ограничения полномочий. В случае Dr.Web - это "Офисный контроль".

Руководитель направления защиты ЦОД и виртуальных сред "Лаборатории Касперского" Виталий Мзоков положительно оценил модель "нулевого доверия" компании VMware. "Однако сложные угрозы всегда многокомпонентные и часто используют несколько векторов атак. Поэтому отдельные ИБ-продукты далеко не всегда передают факт обнаружения угрозы на уровень управления инфраструктурой. Мы видим свою миссию в обеспечении надежной интегрированной экосистемы, где построенная на стэке технологий VMware NSX корпоративная инфраструктура работает в тесной связке с нашими решениями, постоянно обменивается телеметрией и умеет в автоматическом режиме подстраиваться под текущий ландшафт угроз", - добавил он.

"NSX это ожидаемый продукт, который безусловно упрочит безопасность финансовых организаций, но отсутствие тех же сертификатов ФСТЭК России и ФСБ России скорее всего будет весомым аргументом для многих организаций при выборе СЗИ. Кроме того, на мой взгляд, в финансовой отрасли РФ все же превалирует риск-ориентированный подход, т.е. не обеспечение безопасности является основополагающим, а первичен бизнес, безопасность которого нужно обеспечить", - отметил Василий Степаненко из "Сервионики".

ИБ-евангелист компании Balabit Чаба Краснаи считает, что финансовым организациям необходимы новые стратегии защиты, поскольку традиционные подходы защиты провалились. Он призвал обратить внимание на модель "нулевого доверия". "Кроме того, некоторые новые методы защиты сегодня становятся более зрелыми - такие как ИИ и аналитика поведения привилегированных пользователей. Их также, на мой взгляд, необходимо начать использовать в оборонной структуре организации как можно скорее", - добавил Чаба Краснаи.

Руководитель группы исследования и анализа мошенничества Kaspersky Fraud Prevention Денис Горчаков считает, что успешная стратегия защиты подразумевает сбалансированный подход к распределению ресурсов. По его словам, средства должны направляться не только на соответствие требованиям регуляторов, но и на защиту от целевых атак, повышение осведомленности сотрудников о безопасности и расширение базы знаний о специфических для отрасли угрозах.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 13 декабря 2017 > № 2422087


Россия > Рыба > agronews.ru, 13 декабря 2017 > № 2420803 Герман Зверев

На рыбную отрасль надвигается цунами.

В России планируют выдавать квоты на вылов рыбы взамен на инвестиции в рыбопромышленную отрасль. Также Минсельхоз поддерживает идею разыгрывать на открытых аукционах квоты на вылов краба. Изменение правил добавит прозрачности этому высокорентабельному виду промысла, считают в министерстве. О возможных рисках и потерях рассказывает глава Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Герман Зверев.

– Герман Станиславович, что на текущий момент более всего волнует представителей рыбопромышленной отрасли?

– Мы видим признаки надвигающегося экономического цунами. Наступающий 2018 год – это рубежный для рыбопромышленной отрасли год. 31 декабря 2018 года завершается срок действия договоров о закреплении квот на добычу водных биологических ресурсов (ВБР). Летом прошлого года был принят федеральный закон, который предусматривает перезаключение этих договоров. В рыбной отрасли изначальные аукционы состоялись 15 лет назад, массовые, сплошные, как коллективизация. Затем проходили точечные аукционы, и в целом на этих аукционах рыбопромышленные предприятия заплатили свыше 2,5 млрд долларов за право добычи водных биологических ресурсов.

– Что же тогда заставляет беспокоиться?

– Вообще перезаключение договора на право пользования природным ресурсом – это обычная практика в сфере добычи и использования различных природных ресурсов. Но ФЗ, который в прошлом году был принят и подписан президентом, предусматривает не просто перезаключение этих договоров. Он предусматривает инвестиционные обязательства, встроенные в эти договоры. И мы считаем, без всякого преувеличения, что это экономическое цунами просто сметет все те инвестиционные проекты, которые уже существуют.

Предстоит Общероссийский съезд работников рыбохозяйственного комплекса. Необходимо провести это большое отраслевое всероссийское мероприятие и обсудить все острые вопросы. Ассоциация рыбаков Приморского края уже провела свое собрание и поддержала эту инициативу. А Приморье – это регион, где находятся предприятия, добывающие примерно 600 тысяч тонн водных биологических ресурсов.

– Вы сравнили сложившуюся ситуацию с надвигающимся цунами. Насколько все это серьезно?

– Конечно, это очень серьезно, потому что сейчас рыбопромышленные компании сделали заказы на строительство судов. Предварительные заказы уже сейчас оцениваются примерно в 50 млрд рублей. Так, на секунду, только НДС по ним составляет 7,5 млрд рублей, которого может не быть, если заказы не будут сделаны. Это рабочие места на предприятиях.

По нашим оценкам, в случае слома базовых принципов закона мы столкнемся с девятью дефолтами. Девять рыбопромышленных предприятий вынуждены будут объявить дефолт перед банками, поскольку не смогут в установленный срок выполнить обязательства по кредиторской задолженности. Сейчас кредиторская задолженность в отрасли – порядка 70 млрд рублей. Это отказ от нескольких крупных инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. Это отказ от ведения дальнейшего строительства тех рыбопромысловых судов, которые уже начаты. Три недели назад был спущен на воду корабль «Ленинец» в Калининграде. Два корабля – «Ударник» и «Командор» – сейчас находятся в доках, их строят. Но предприятие, которое ведет строительство этих кораблей, при выборе, что делать – строить корабли или участвовать в аукционах, конечно, не сможет найти деньги и на то, и на другое. Как говорится, Боливару двоих не вынести. Серьезные проблемы могут возникнуть у рыбокомбината «Островной» – это тот самый рыбокомбинат на Шикотане, который с прошлого года начал восстанавливаться и возрождаться.

Россия > Рыба > agronews.ru, 13 декабря 2017 > № 2420803 Герман Зверев


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 13 декабря 2017 > № 2420765

Комментарий. Мы замучили русского крестьянина.

«Крестьянские ведомости» продолжают публикацию наиболее острых выступлений на недавних парламентских слушаниях аграрного комитета Госдумы, посвященных животрепещущей теме «Правовые и социальные аспекты устойчивого развития сельских территорий». В них участвовали руководители политических фракций ГД, аграрных комитетов ГД и СФ, около 700 представителей регионов, АПК.

Г. Зюганов: если бы поднажали на Медведева…

Руководитель фракции КПРФ в ГД Геннадий Зюганов как всегда выступил напористо и горячо:

– Президент Путин, выступая в прошлом году, в Послании прямо сказал: надо выйти на мировые темпы развития. Я только что принимал китайскую и вьетнамскую делегации. В Китае темпы 7 процентов, во Вьетнаме — 6,5. У нас всё топчется около 1-1,5. И только деревня, село демонстрирует более высокий темп. Только за то, что вы в прошлом году дали прирост 5-6 процентов, вам надо было удвоить ассигнования. Открываем последние сводки ООН. Главная проблема на планете — бедность, болезни, загубленная экология, терроризм. Каждому третьему-четвёртому не хватает стакана чистой воды и куска свежего хлеба. Мы бы могли на этом зарабатывать столько, что Газпром вместе с металлургами позавидовал бы. Мы можем кормить своих 150 миллионов отборными продуктами и 500 миллионов граждан на планете, причём потребность в продовольствии не будет сокращаться, а будет только нарастать. А у нас 40 миллионов гектаров брошены.

Мне кажется, эта проблема решаема. Программы есть, есть поддержка, есть воля, похоже, и в Думе уже появляется. Давайте вместе продавим новую программу, но сразу упрётся вопрос в следующее. На нашей территории проживает 2 процента населения планеты, нам принадлежит 15 процентов суши, 30 процентов стратегических ресурсов. Главный возобновляемый ресурс — это чернозёмы, вода и лес, только на этом можно озолотиться.

В одном Байкале четверть мировых запасов чистой воды, на парижском рынке уже чистая вода дороже отборного бензина. Если отладить механику, процесс, мы можем получать гигантские ресурсы. Но надо вкладывать. Советская страна вкладывала 15-20 процентов (расходной части бюджета). Белоруссия, чтобы иметь высокие результаты, вкладывает больше 10 процентов. Америка, жирная, богатая, вкладывает 24 процента. Европа, Совет Европы, вкладывает 33 процента. А мы 10 лет подряд вкладываем меньше 1,5 процента.

Можете, что угодно обещать, задача не решаема при таких вложениях. Не зря Кашин (председатель агарного комитета ГД) в прекрасном докладе сказал: износ наших тракторов и комбайнов за 10 лет уже 50-60 процентов. Ничего не получится, если мы не будем развивать своё производство.

У нас с вами, чтобы развивалось успешно, есть доклад академии наук, есть лучшие специалисты, надо иметь бюджет в 25 триллионов. У нас он 16,5 и чудес не будет. У нас по-прежнему ни одно направление, которое требует решения, не имеет нормального финансирования. А за прошлый год 200 самых богатых увеличили свои капиталы на 100 миллиардов долларов. Но с какого бодуна и с какой стати? Почему они не хотят платить по прогрессивной шкале налоги так, как платит вся Европа, Азия и вся Америка? Почему? Давайте решим эту проблему. Заплатят и будет всё в порядке. На селе у нас никогда не было 20 процентов нищих.

У нас Нечерноземье гибнет, коренная русская земля, молодежь разбегается. В Москву на работу едут от Пензы до Костромы — это абсолютно ненормально. Надо развивать все районные центры, все местные производства, в противном случае ничего не будет.

Вот Ткачёв опытный, грамотный руководитель, говорит: мы получили 132 миллиона тонн зерна. Я радуюсь этому. А я сейчас разговаривал с Богачёвым, одним из лучших руководителей на Ставрополье. Он говорит: Геннадий Андреевич, потерял на зерне 180 миллионов, а получил зерна больше, чем вся Калужская область. Я спрашиваю: почему? Он говорит: горох в прошлом году стоил килограмм по 18 рублей, сейчас 8 рублей. Ну разве это нормально? Это абсолютно ненормально.

Я уверен, что,если бы Володин, Ткачёв и все мы поднажали на Медведева, он бы организовал интервенцию в 10 миллионов тонн, купил бы зерно по нормальной цене, а в феврале-марте это зерно стало бы золотом и вернуло бы всё. И деревня была бы с деньгами, и все бы порадовались этому. (Аплодисменты.) Раз уж рынок, давайте, заниматься рынком серьёзно.

И, завершая, хочу сказать, мы создали с Примаковым, Маслюковым и Геращенко закон о народных предприятиях. Их сейчас около 200. Посмотрите, и в Белгородской области, и в Липецкой, какой эффект от этих предприятий. Я вам три уже называл. Ну, давайте, по всей стране поддержим. Ведь коллективный труд в коллективном хозяйстве, многоотраслевом позволяет в нынешних условиях конкурировать с кем угодно, но для этого надо не полтора процента вкладывать в землю и сельхозпроизводство, а минимум 10. Минимум 10. И эти деньги у страны есть, нужна политическая воля.

В. Жириновский: Савченко сделал бы из сельского хозяйства конфетку

Руководителя фракции ЛДПР в ГД Владимира Жириновского все заслушались. Его обороты были метки, а порой гипнотизировали:

– У нас есть проект закона о бесплатной раздаче молока в школах. Надо принимать его, тогда это будет помощь сельскому хозяйству. Или НДС. Так он вроде бы в пределах 10 процентов, а когда идёт переработка в плодоовощные хозяйства, там почему-то 18. Это вообще вредный налог, который ввёл Гайдар, чтобы душить производство. Этот налог вводится в западной экономике, чтобы остановить перепроизводство. Налог с продаж. Вот произвёл, продал, тогда и пускай заплатят небольшой налог.

По кадрам. Вот у нас вторая авария, не авария, но неудача, допустим, «Восточный» космодром. Я уже много раз говорю: а кто курирует эту отрасль. По образованию, кто он, вице-премьер? Журналист. Получается, журналист как бы ждёт, куратор, чтобы там было что-то отрицательное. Так это же не его задача.

Сельское хозяйство. Вот Евгений Степанович Савченко. Все хвалят. Прекрасная область. А ведь Ельцин в 1999 году ему предлагал стать Министром сельского хозяйства всей страны. Сейчас бы уже 18 лет он бы сделал конфетку из нашего сельского хозяйства. Поэтому иногда специалистов-то в центре не хватает.

Земля. Конечно, лучше всего, когда он хозяин земли, это его, своё. Уже прошло, наверное, 60 лет, я помню писк кролика, когда был на демонстрации, кролик… я вернулся, у него лапка попала в расщелину, он пищал. Я пришёл и вытащил. Слушайте, я, что, родной он, что ли для меня, кролики, и все. Но когда ты хозяин, это твое, ты беспокоишься. И он действительно нуждался в моей поддержке. Поэтому человек должен чувствовать, что он владелец, это его скот, это его пшеница, это все его амбары.

Что получается? Мы замучили русского крестьянина. Цари дают землю, хорошо. Временное правительство даёт землю, хорошо. Большевики обещают землю, а потом все забирают, в 30-х годах, всех в колхозы. Хорошо, колхозы и совхозы, потом разгоняют колхозы и совхозы, и опять индивидуальное. Вот 100 лет туда-сюда гоняем и крестьянина, и землю. Что она будет рожать, и кто будет работать? Он, как сидит там, пускай сидит веками. Название «кулак», оно до сих пор имеет отрицательное значение. Кто такой кулак? Крепкий хозяин, отец, мать, пять сыновей, пять лошадей, овцы, коровы — все есть у него. Нет, кулак — это плохо. А кто хорошо, чужое слово «фермер». Вы понимаете, что мы сами себя унижаем, когда говорим, кто у них на селе работают? Фермеры. А что, у нас нет названия русского своего? Ну, какое-то придумайте, если кулак не нравится.

Вот Геннадий Андреевич предлагает народное предприятие. Если там все хорошо, там много у него мяса, чего кусок колбаски не привезти сюда вашему, как его фамилия, Звенигородскому, из Марий-Эл?

Г. Зюганов: мы сами привезем.

В. Жириновский:

– Так привезите, привезите, попробуем, посмотрим. Я слышу обещания уже от всех чиновников тоже: скоро будет. У нас в Москве два мясокомбината, и в Останкино «Папа может», все режет каждый день колбасу. «Папа может», только я не пробовал эту колбасу здесь в Москве 30 лет. Ужасная, а всей стране голову морочит. Это тоже нам не очень нравится.

Тут выступал представитель фермерского хозяйства из Великого Новгорода. Говорит, семь внуков. Это от одной жены дети и внуки. А если бы было две жены, три? Было бы 20 внуков уже. Все он обещает. Чего обещать, уже это все закончилось, цикл?

Я почему об этом говорю? От нас к югу 3 миллиарда населения. Представляете, это же опасно. У Америки тоже 400 миллионов, Мексика и дальше, Латинская Америка. У Европы Африка, и Европа уже стонет, уже она стонет. Теракты только они делают, кто приехал к ним из Африки.

Поэтому здесь, конечно, нужно думать об этом. И если мы будем развивать сельское хозяйство… Ведь молодежь продолжает уезжать, вы же лучше нас знаете, потому что город заманчивее всё-таки, то есть больше всего, лучше, богаче, культурнее. Надо это всё спустить туда, спустить туда, не надо разбухшие города, надо, чтобы малые города развивались больше, а самое главное село. Я бы предложил лозунг «Назад в деревню» – вот этот лозунг, чтобы мы могли помочь остаться, да еще приехать, потому что если там дом мы построим и со скидкой дадим, молодая семья, и они будут по профилю там работать, то, конечно, они там останутся, и там будет развиваться. И для этого дороги, чтобы он приехал за полчаса в город, районный центр, за час в губернский город и по скоростной трассе за три часа прибыл в столицу и так далее. И Сапсаны быстрее запустить, 400 километров в час. Надо, чтобы шире всё это было.

Образование. Давайте сделаем полностью бесплатное образование по сельскохозяйственным специальностям. Можно сделать исключение? Я об этом написал Брежневу ровно 50 лет назад, в марте 1967 года. Не решается. 50 лет я сам это курирую, и не решается.

Вот сельхозакадемию присоединили к главной академии. Что, улучшилось что-нибудь? Ничего, мне кажется, не улучшилось. Зачем трогать? Надо помогать сельскому хозяйству.

Поэтому надо сделать совершенно бесплатным образование и принимать только сельскую молодёжь. А то городская идёт и остаётся в городе.

Ну вот продовольственная безопасность. Я же помню при Брежневе, 1982 год, продовольственная программа: к 2000 году всё будет в порядке. Ну и где? Наступил 2000-й и еще 18 лет прошло. 36 лет, а безопасности нет. То есть безопасность, если у нас 80 процентов продовольствия наше.

Перекупщики. Производитель получает только 30 процентов от продажной цены, 70 – забирают перекупщики. С какой стати? Я согласен, денег безразмерно невозможно, но какой принцип надо заложить? Не мешать. Не мешать производителю. Вот собрали урожай, давайте элеваторы, склады, амбары, и крестьянин сам сохранит урожай и продаст тогда, когда цены опять будут для него более приемлемы. А сейчас действительно урожай большой, а цены упали, и он в проигрыше еще может оказаться, а не в выигрыше.

Поэтому здесь перекупщиков надо убирать, должно быть от поля до магазина прямая линия. Но не у всех это получится. Не можем пробить, убрать. Все торговые сети – владельцы за границей сидят, все они иностранцы, и всё захватили, все крупные города и скоро к вам в сёла придут. Зачем это делать?

Я говорю Министерству промышленности: а что нет торговли отдельного министра? Говорят: а чем он будет руководить? Нет никакой торговой сети государственной. Всё частное и в руках иностранцев. Это же опасно, они могут остановить поставку продовольствия в их магазины, а наших не пускают, и у нас только те, кто могут заплатить входной билет. Кто нам мешает убрать этот входной билет? Так же нельзя делать. Убирать перекупщиков, а торговые сети национализировать полностью. Ни одного иностранца не должно быть в торговой сети, и должно быть министерство торговли и министерство внешней торговли, чтобы продавать помогали за рубеж сельхозпродукцию и там покупать. Почему в программу не заложить? У нас, по-моему, только импорт говядины остался и сухое молоко. Ну и давайте к 2020 году – увеличить производство говядины, прекратить закупать, продают плохую, замороженную трижды. Сами едят парное всё. Я много раз бывал за границей, туши прямо висят, они каждое утро забивают скот и население их кушает парное мясо, а нам со складов: то немецкой армии, то советской, 30 лет пролежало, теперь давай русские, пускай, едят эту гадость, которую организм человеческий уже не может переработать.

Парное нужно есть мясо, а нам трижды замороженное и китайская свинина, там в каких-то банках. Консервация, соки, «Пепси-кола» скупила все заводы по производству соков. Кто разрешил, зачем? Это гадость, «Пепси-кола».

Полно урожая фруктов, овощей, всё перерабатывается, закатывается. А соки, вообще, это консерванты там, то есть они плохие, сгнившие уже фрукты, вода из водопровода с хлоркой и ещё консерванты добавили, красители и этот сок продаётся.

Вот реклама день и ночь: дети пьют, радость, праздник, там какой-то «Добрый сад», ещё чего-то. То есть должно быть больше продукции. Смотрите, наши граждане едят 50 килограмм в год фруктов, а французы — 150, а итальянцы — 200. Это они на юге живут. Мы на севере, а кушаем в три-четыре раза меньше фруктов, а без этих витаминов, естественно, и здоровье наших граждан.

Даже кремлёвские руководители, ни один не дожил до 80 — это позор, я имею в виду советский период, и Ельцин. Где Ельцин? Уже нет. 75 лет. А все остальные, вот президенты США уже еле ходят: 90-95, а наши так рано уходят из жизни.

Все цари до 50 лет не могли дожить: от Петра I до Николая II. Ну это позор. Это тоже сами себе жизнь не могут продлить, а тем более всей стране. Революции и войны, пожалуйста, постоянно. Мобилизация у нас проходит отлично: мобилизация и похороны.

Это отработанные две структуры: все в военкомат и траурная процессия с орденами, с подушечками прямо до Новодевичьего кладбища всё несут и несут, какой он был достойный, какой хороший. А потом вспоминают, сколько беды он принёс.

Льготы на топливо. Ну это же наше топливо. Почему не помочь в этом плане? Нет денег, продайте подешевле, продайте в кредит, продайте, чтобы потом заплатил, через пять лет. Но здесь же можно насытить, чтобы хватало этого и бензина, и керосина, всё, что им надо.

Поэтому здесь много у нас проблем, которые мы могли бы решать, но торговая наценка при советской власти — 5 процентов, сейчас — 20, не можем здесь, в этом зале принять закон. В тех созывах несколько раз мы пытались закон «О торговле», всё, принимаем, всё будет хорошо, но наценку-то мы не установили, всего 20, в четыре раза больше, чем при советской власти, не хотят, какую хотят, такую и устанавливают: и 50, и 70 и так далее. То есть обогащаются перекупщики, торговцы.

Министр сельского хозяйства должен быть вице-премьером. Почему? Это питание всей страны: и дети, и родильные дома, и детские учреждения, и школы, вузы, армия, всё, всё, включая и наши места лишения свободы. Вот в Норвегии сидит: трёхкомнатная квартира. Это что за тюрьма? Наши люди с удовольствием совершат преступления, пусть посидит там наш человек, отдохнёт. Меню выбирает он, норма — 50 долларов в сутки. Если нужна женщина, ты можешь отложить часть от питания, тебе женщину привезут. Вот условия.

Я понимаю, если в деревне 5 человек, тяжело там оставить магазин, почту. Тогда помогите переехать, чтобы дети забрали своих престарелых родителей. Или пусть автолавка регулярно приедет, дайте бесплатно им дрова, если газ не можем подвезти. Это уже депутаты местные – районного звена, это они должны делать, из Москвы это нельзя регулировать.

С. Миронов: к 28000 деревень в паводок – только вертолетом

После выступления Жириновского руководителю фракции «Справедливая Россия» в ГД Сергею Миронову пришлось туговато, чтобы привлечь внимание:

– Сегодня сельские поселения — это 80 процентов всех муниципальных образований в стране, 18 тысяч из 22 тысяч, в которых проживают почти 38 миллионов граждан нашей страны. К сожалению, многие деревни просто носят печальное название вымирающей, и статистика печальная. За 20 лет эту категорию вымирающих, уже умерших деревень пополнили не менее 23 тысяч деревень.

Здесь не могу не сказать, Государственная Дума, все фракции, всегда боролись за то, чтобы не ликвидировались так называемые малокомплектные школы на селе. Ведь школа из села уйдёт — считайте, села больше не будет.

В сельской местности находится 28 тысяч населённых пунктов, которые находятся в так называемой сезонной доступности. Туда только летом можно добраться, допустим, на машине, а когда там паводки, ничем не добраться, кроме как на вертолёте. В этой связи хотел бы сказать о следующем.

Первое. У нас традиционно привыкли рассматривать село именно как источник сельскохозяйственной продукции. Но мы знаем зарубежный опыт, когда именно на селе развиваются очень успешно те или иные производства. И думаю, что в нашей России какие-то предприятия мебельные, текстильные вполне могут развиваться, в том числе, для того, чтобы закрепить людей.

Второе — по здравоохранению. Вот выступала вчера министр Вероника Игоревна Скворцова. Она сообщила, что на начало текущего года почти 9 тысяч населённых пунктов РФ, это XXI век, не имеет доступа к первичной медицинской помощи шаговой доступности. Мы поддерживаем предложение наших коллег в Государственной Думе о продолжении программы «Земский доктор», уже доказавшей свою эффективность и её распространение на населённые пункты, в том числе моногорода с населением до 50 тысяч человек.

Ну не могу здесь не сказать о так называемой оптимизации здравоохранения. Приведу пример. Калужская область, город Юхнов. Закрыли роддом, больницу инфекционную детскую, до ближайшего населённого пункта, а это Калуга, 100 километров. Дорога, прямо скажем, аховая,. Ну и что роженице делать?

Вот эти 100 километров трястись? И опять же это всё мы говорим про XXI век.

Наша фракция неоднократно вносила предложение закрепить за каждым населённым пунктом, вне зависимости от количества жителей, выездную бригаду врачей. Речь в данном случае идёт и о профилактике, чтобы эти бригады выезжали, проводили медосмотры и, конечно, о соответствующей скорой помощи. Если у нас проблемы с дорогами, давайте, больше внимания уделять авиации санитарной, в частности, вертолётам.

Третье. Считаю, что нужно быстрее вводить в систему целевых квот в вузы для молодёжи, окончивших сельские школы, с обязательством затем продолжить работу на селе.

Ну и, конечно же, проблема жилья для молодых специалистов. Ипотека сегодня по карману максимум 15 процентам населения. Давным-давно лежит уже несколько лет закон о стройсберкассах. После Второй мировой войны вся Германия, и не только Германия, строилось очень быстро за счёт стройсберкасс, которые дешевле ипотеки в два с половиной раза. Мы посчитали, если 15 процентов — ипотека, допустим, ещё 25 процентов смогли бы по стройсберкассам. И всё равно, 15 плюс 25 — 40. А остальные? Остальные не купят себе жилье никогда. Дай бог прокормить, обуть, одеть свою семью, нет ни копейки лишних денег.

Что делать? Социальное жилье. Жилье, которое сегодня построит государство за федеральный, за региональный, за муниципальный бюджет, жить там можно, это не хрущевки, это нормальные дома. Приватизировать нельзя, ничего страшного, но жить-то сейчас, нужно решать жилищную проблему.

И последнее. Безусловно, что устойчивое развитие наших сельских территорий невозможно без справедливого решения земельного вопроса. Наша Всероссийская перепись сельскохозяйственная 2016 года: в России пустует более 100 миллионов гектар земель, пригодных для посева. Давайте мы начнем давать гектар не только на Дальнем Востоке, везде в России, сначала льготным категориям: многодетные семьи, участники боевых действий…

И вот вам ещё две цифры. 50,7 миллиона гектаров числятся в Росреестре за сельхозпроизводителями, которых никто не нашел, нет их. Умерли, за границей, в тюрьме, нет их. А 30 миллионов гектаров вообще ни за кем не закреплены. Вот представьте себе Испанию на карте – это примерно 50 миллионов гектар. А Италия по размерам, вот те же самые 30, это тоже почти просто в воздухе висит.

В этой связи мы вносим конкретное предложение. Давайте установим дату, условно говоря, с 1 января 2020 года земля ничья, муниципальное образование забирает её себе и дальше уже распоряжается. Более того, мы абсолютно убеждены, что выявление вот таких неиспользуемых земельных участков должно быть не правом, а обязанностью муниципалитетов, и они должны быть хозяевами на своей земле. Ведь понятно, что 80 процентов всех доходов – это НДФЛ, налог на доходы физических лиц и земельный налог, это и есть на 80 процентов формируется муниципальный бюджет сельхозтерритории. И, конечно, убежден, что муниципальная власть и местная власть должна стать реальным хозяином на своей земле.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 13 декабря 2017 > № 2420765


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421602 Олег Жданов

Россия готовится к новой войне: Украина получает шансы на Донбассе

Военный эксперт о политике Путина на Ближнем Востоке и угрозе Третьей мировой.

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Россия не будет выводить войска из Сирии. Более того, сейчас президент РФ Владимир Путин готовится к новой войне на Ближнем Востоке, которая может перерасти в Третью мировую. В связи с последними событиями обострения на Донбассе не будет, а Украина даже получает новые возможности и шансы в отношении оккупированных территорий. Об этом «Апострофу» заявил военный эксперт Олег Жданов, комментируя заявление Путина по выводу российских войск из Сирии.

Во-первых, это политический ход и никакие войска из Сирии не уйдут. Возможно, даже дойдет до того, что они снимут шевроны и поменяют их на сирийские, чтобы не выделяться и чтобы было как на Донбассе — «ихтамнет».

Почему? Потому что сегодня Путин уже в Египте. Он собирает антиизраильскую коалицию. Сейчас Израиль усиленно хочет втянуть Иран в новую израильско-арабскую войну и, вполне возможно, она начнется, потому что ее хотят и США, и Израиль. И поэтому Путин может демонстрировать любые мирные намерения, но из Сирии он не уйдет никогда. Как только он уйдет из Сирии, то [сирийский президент Башар] Асад на следующий день перестанет быть президентом. Или его вообще ликвидируют.

На сейчас я скажу даже так: в связи ротацией командиров в Луганской области («переворотом» в так называемой ЛНР — прим. ред.) возможна конфронтация на Донбассе, потому что они изучают наш передок. Им надо доразведать цели, понять, кто и где стоит. Поэтому мы сейчас получили там небольшую эскалацию в плане увеличения обстрелов и, соответственно, потери в связи с этим.

А на перспективу я думаю, что сейчас Ближний Восток оттянет большую часть проблем и мы не будем иметь увеличения эскалации. Это должно успокоиться. То есть к Новому году абсолютно не стоит ожидать усиления действий российских войск на Донбассе.

Что касается усиления конфликта на Ближнем Востоке, то у России нет другого выбора. Эта война затевается для того, чтобы оторвать Иран от Российской Федерации и, в первую очередь, разбомбить все его ядерные объекты, втянув Иран в войну. И Россия это прекрасно понимает. Поэтому Россия будет в любом случае поддерживать Иран. А Иран, если клюнет на эту провокацию, то подпишется сейчас за Палестину. Если нет, тогда, может быть, мы не будем стоять на грани Третьей мировой войны.

Будет ли это звонок насчет Третьей мировой? Это будет фактически Третья мировая война. Уже сегодня Беньямин Нетаньяху в Европе ищет союзников со своей стороны в плане того, что уговаривает Европу признать Иерусалим столицей Израиля. А это красная тряпка для арабского мира.

Саудовская Аравия останется в стороне, потому что они со США договорились. У них там свои аферы в размере 140 млрд долларов с нефтяными, газовыми фьючерсами и другими вариантами. Плюс США помогают Саудовской Аравии поменять порядок наследования престола. Они не будут вмешиваться.

А весь остальной арабский мир сейчас опять восстанет против государства Израиль. В первую очередь, лидером восстания будет Иран как самая сильная страна. Далее их вероятно поддержат Иордания, Египет. Путин ведь не зря начал турне по Ближнему Востоку — он собирает. Ну и, соответственно, Россия подпишется за свое детище Иран. И это будет не звоночек, а Третья мировая война, которая может начаться с Ближнего Востока.

Перебросит ли Путин с Донбасса войска на Ближний Восток? Все зависит от нашего желания. Мы можем воспользоваться моментом и решить этот вопрос вплоть до военной операции. Но Россия сама оттуда никогда не уйдет. Либо это будет жесточайшее давление, то есть угроза развала России или что-то аналогичное, либо смена политического руководства РФ. По-другому мы Россию с территории Донбасса никогда в жизни не выдавим. Либо военная операция при хороших обстоятельствах и хорошей подготовке.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421602 Олег Жданов


Россия. Китай > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421574 Дейв Маджумдар

Россия и Китай проводят совместные учения ПВО, готовясь к внезапному нападению

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия и Китай приступили к проведению совместных учений сил ПВО-ПРО под названием «Воздушно-космическая безопасность 2017», демонстрируя усиление стратегического партнерства между двумя великими державами. В последние годы Россия и Китай более или менее преодолели те противоречия, которые существовали между ними со времен Советского Союза, чтобы совместными усилиями оказывать сопротивление либеральному международному порядку, действующему под руководством США.

«На базе Научно-исследовательского института противовоздушной и противоракетной обороны Академии ВВС НОАК проводится второе российско-китайское компьютерное командно-штабное учение по противоракетной обороне „Воздушно-космическая безопасность-2017", — говорится в заявлении российского Министерства обороны. — В ходе мероприятия будут отработаны вопросы взаимодействия группировок ПВО-ПРО России и Китая по совместному отражению ракетных угроз со стороны третьих стран».

Согласно этому заявлению, в учениях, которые продлятся до 16 декабря, принимают участие войска оперативно-тактического уровня. Китайское Министерство обороны сообщило некоторые дополнительные детали. «Военные Китая и России с 11 по 16 декабря проведут в Пекине совместные учения ПРО на базе компьютерного моделирования», — заявила официальный представитель китайского военного ведомства У Цянь (Wu Qian).

Согласно заявлению китайского Министерства обороны, совместные российско-китайские учения ПРО проводятся с целью подготовки обеих стран к внезапному нападению. «Эти учения нацелены на то, чтобы помочь обеим сторонам отразить любое внезапное или провокационное нападение с применением баллистических и крылатых ракет на их территории», — говорится в китайском заявлении.

У Цянь заявила, что такие учения проводятся во второй раз, и что они «не направлены против какой-то третьей стороны». Это формальное заявление, однако Россия и Китай в последние годы все больше сближаются. Дмитрий Тренин в своей книге «Надо ли бояться России?» (Should we fear Russia?) написал о том, что формирующееся партнерство между Россией и Китаем можно назвать согласием. «Стратегическое взаимодействие между Москвой и Пекином останется аморфным, но по большому счету, что касается мирового порядка, то здесь Пекин и Москва находятся на одной стороне».

Русские и китайцы недовольны тем, что Америка главенствует в так называемых правилах, на которых основан международный порядок. У обеих стран имеются свои амбиции, которым противодействует Вашингтон. Таким образом, даже если Москва и Пекин согласны далеко не по всем вопросам, в целом они могут сотрудничать там, где их интересы совпадают. «Руководство той Большой Евразией, которую они создают, будет осуществляться не из единого центра, — пишет Тренин. — Но их континентальное согласие по сути будет направлено на ограничение американского доминирования на континентальной периферии и в мире в целом».

Надо сказать, что чем большее давление Америка будет оказывать на Россию и Китай по вопросам их отношений с Вашингтоном, тем теснее будет сотрудничество между Москвой и Пекином в их стремлении создать противовес США. Здесь все сводится к балансу сил.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Россия. Китай > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421574 Дейв Маджумдар


Украина. Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421556 Олег Пономарев

Венецианская комиссия признала дискриминацию русского языка на Украине

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 10 декабря Венецианская комиссии опубликовала отчет о фактах грубой дискриминации русского языка и языков национальных меньшинств, зафиксированных в т. н. «Законе об образовании». Наибольший градус возмущения вызывала 7-я статья данного закона, утверждающая, что перевод школ нацменьшинств на украинский язык обучения, правомерно защищает украинский язык и позволяет иноязычным детям быстрее вливаться в общество. Более того, украинский МИД и Министерство образование в своих пресс-релизах солгали, что Европа безоговорочно поддержала Украину в данной законодательной инициативе. Текст решения Венецианской комиссии прямо противоречит словам украинской власти и в очередной раз доказывает ее ложь и двойственность стандартов.

Благими намерениями выстелена дорога только в ад

И так, вернемся немного в историю. 5 сентября 2017 г. Верховная рада Украины приняла Закон «Об образовании», согласно которому на Украине будет создана система образования «нового поколения, которая обеспечит условия для получения образования всеми категориями населения Украины, эффективной системы обеспечения всестороннего развития человека и способствованию существенному росту интеллектуального, культурного, духовно-нравственного потенциала общества и личности». Об этом говорится в пояснительной записке к закону.

По задумке авторов Закона, украинская школа станет трехуровневой: начальная — 4 года, вводится с 2018 г., базовое среднее образование — 5 лет (гимназии), вводится с 2022 г., профильное среднее образование — 3 года (лицеи и учреждения профессионального среднего образования), вводится с 2027 г. Поэтому и школа станет профильной, ученик сможет выбирать: учиться в академическом лицее или профессиональном колледже. И исчезнет необходимость «зубрить» предметы, которые в профессиональной деятельности человеку не понадобятся.

Но за ворохом новшеств и явно позитивных моментов скрылась скандальная ст. 7, согласно которой, единственным языком преподавания на Украине может быть только украинский язык. Первым на этот закон отреагировали в Румынии и Венгрии: на Украине проживает сотни тысяч этнических венгров и румын. Более того, как заявили в Будапеште, Украина ударила Венгрию в спину, внеся поправки в закон об образовании, который сильно нарушает права венгерского меньшинства.

Об этом заявил министр иностранных дел и торговли Венгрии Петер Сиджарто. «Мы считаем позорным, что изменения (в закон) сильно нарушают права венгерского меньшинства, и позорно, что страна, которая стремится развивать все более тесные отношения с Европейским Союзом, приняла решение, которое полностью противоречит европейским ценностям. Недопустимо, что Украина лишила венгров права получать образование на родном языке в школах и университетах, и оставила им возможность сделать это в детских садах и начальных классах», — отметил он.

В МИД Румынии также напомнили, что в соответствии с Конвенцией о защите нацменьшинств, государство должно признавать право представителя нацменьшинств на обучение на родном языке. «Министерство иностранных дел Румынии обеспокоено принятым 5 сентября Верховной Радой законом об образовании, в частности, статьей 7, которая касается обучения на языках национальных меньшинств», — говорится в заявлении МИД Румынии.

С резкой критикой Закона выступили и в Российской Федерации. Родным языком на Украине считаю большинство граждан страны, а до 80% населения свободно общается, как на украинском, так и на русском языке.

В результате, Украина дала «заднюю» и направила данный закон на анализ в Венецианскую комиссию, результаты которой резко отличаются от заявлений официального Киева. Иными словами, Украина вновь солгала.

Закон об образовании — это прямая дискриминация русского языка

Напомним, что Венецианская комиссия — это официальная Европейская комиссия за демократию через право. Является консультативным органом по конституционному праву, созданном при Совете Европы в 1990 г. Как и ожидалось, особое внимание Венецианская комиссия уделила вопросу явной дискриминации русского языка на Украине.

В ВК заявили, что, если для изучения официальных языков Европейского Союза в скандальной 7-й статье еще есть лазейки (параграф №4, который позволяет изучать на них несколько предметов), то для русского языка, на котором говорят миллионы украинцев, не предусмотрено даже этого. Поэтому, в Венецианской комиссии украинский закон прямо называют дискриминацией.

«Параграф 4 статьи 7 предусматривает правовую основу для преподавания других предметов на официальных языках ЕС. Однако этот пункт не предусматривает решения для языков, не являющихся официальными языками ЕС, в частности для русского, как наиболее широко используемого на Украине языка после государственного», — говорится в выводах Комиссии.

«Менее благоприятное отношение к этим языкам сложно оправдать, и поэтому оно поднимает вопрос о дискриминационности нормы», — говорится в документе.

При этом в комиссии далеки от того, чтобы приветствовать простую замену языков нацменьшинств на государственный язык. «Статья 7 нового закона, уменьшив объемы образования на языках меньшинств, особенно после завершения начальной школы, вызвала сильную критику… Эта критика в значительной степени оправданна», — говорится в заявлении. По мнению Европы, данный закон приведет к серьезному уменьшению возможностей, предоставляемых лицам, относящимся к национальным меньшинствам, для обучения на их языках, что представляет собой непропорциональное вмешательство в существующие права. Кроме того, комиссию не устраивает слишком короткий срок на внедрение новых языковых правил.

Одно из основных замечаний к языковой статье закона — это ее вольное толкование. По сути, украинская власть, если захочет, может повернуть процесс в любом выгодном для себя направлении. «Статья 7 содержит важные двусмысленности и, как представляется, не обеспечивает соблюдение ключевых принципов, необходимых для выполнения рамочного закона в контексте международных и конституционных обязательств страны», — говорится в выводах комиссии.

И, хотя статья и содержит определенный набор гарантий (например, официальным языкам ЕС, о чем говорилось выше), точный объем таких гарантий не настолько предельно ясен, как это должно быть в законе.

Европа против. Украина — «за». Кто врет?

Предложения Венецианской комиссии только в одном позитивны для Министерства образования Украины — в ЕС не требуют отмены скандальной статьи. Но требуют дополнить ее такими подзаконными нормами, которые на деле реализуют едва ли не больше языковой свободы, чем есть сейчас:

— В частности, ЕС требует обеспечить в полной мере возможность преподавания на языках ЕС, которая уже заложена в закон (пункт 4 седьмой статьи). Здесь Венецианская комиссия идет навстречу Венгрии.

— Обеспечивать достаточную долю образования на языках меньшинств в средней школе, в дополнение к изучению государственного языка.

— Улучшить качество преподавания государственного языка (для представителей меньшинств).

— Растянуть период адаптации.

— Внести изменения в переходные положения закона «Об образовании», обеспечив более долгий переходный период для постепенной реализации реформы.

— Освободить частные школы от новых языковых требований. То есть позволить частным школам вести обучения на любом языке, на котором они пожелают.

— Начать новый диалог с представителями нацменьшинств и всех заинтересованных сторон по языковому вопросу в образовании.

— Обеспечить, чтобы выполнение закона об образовании не угрожало сохранению культурного наследия меньшинств и непрерывности изучения языков меньшинств в школах.

Именно отсутствие требования отменить скандальный закон Украина и преподносит как наибольшее свое достижения, но при этом лжет о требуемых изменениях. «Венецианская комиссия на стороне справедливости, и называется это «демократия через право». Поэтому мы обратились и получили результат. Над его реализацией и будем работать с общинами. Точка», — написал в своем Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

При этом, слова Климкина расходятся с заявлением, которое сделал чуть ранее спикер Верховной рады Андрей Парубий.

Согласно сообщению аппарата ВР Украины у А. Парубия состоялся разговор с представителями Венецианской комиссии, в ходе которого «было согласовано, что седьмая статья закона «Об образовании» меняться не будет». Мол, она останется в принятой редакции.

Венецианская комиссия в своем заключении, в частности, посчитала, что закон в своем итоговом варианте «сильно отличается от проекта, по которому проводились консультации с нацменьшинствами». Для языков, которые не являются официальными языками ЕС, в законе нет никаких решений, отмечается в выводах.

«Новый закон не дает решений для языков, которые не являются официальными языками ЕС, в частности для русского языка как наиболее широко используемого негосударственного языка. Менее благоприятное отношение к таким языкам трудно оправдать, и, следовательно, это порождает проблемы дискриминации», — отмечает Венецианская комиссия.

В итоге комиссия порекомендовала Киеву продолжить консультации с национальными меньшинствами и внести в закон поправки, чтобы сделать его более сбалансированным.

Закон об образовании, который исключает возможность обучения на языке национальных меньшинств начиная с пятого класса, президент Украины Петр Порошенко подписал 25 сентября 2017 г. С критикой этого закона ранее выступили, в частности, Венгрия, Румыния, Греция, Болгария, а также Россия.

Украина. Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421556 Олег Пономарев


Польша. Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421553 Войчех Якубик

Хочешь мира — готовься к войне

Войчех Якубик (Wojciech Jakóbik), Rzeczpospolita, Польша

Действительность ставит перед нами все более сложные задачи. Эксперты из Польши, Норвегии и других стран, а также натовские аналитики размышляют, как приготовиться к потенциальному конфликту. На этом фоне тезисы Януша Корвина-Микке (Janusz Korwin-Mikke) (польский политик, европарламентарий — прим.пер.) о «звериной русофобии» тех, кто указывает на угрозу развязывания третей мировой войны, звучат абсурдно, ведь если мы подготовимся к ней, мы сможем сдержать противника от нападения.

В своем тексте «Патриот покупает комплекс Patriot» известный своими симпатиями к Владимиру Путину Корвин-Микке намекает, что решение польского руководства о покупке у американцев зенитно-ракетного комплекса Patriot могло быть продиктовано «холодным расчетом, на фоне которого маячат доллары», а министром обороны Антонием Мачеревичем (Antoni Macierewicz) движет «звериная ненависть к России». Факты, однако, таковы, что хотя стремление Варшавы нарастить вооружения при поддержке США и других партнеров по НАТО действительно проистекает из холодного расчета, оно опирается на трезвую оценку угроз, и эти угрозы совершенно реальны.

Война будущего

Как будет выглядеть война будущего? В докладе под названием «Инициатива по адаптации НАТО», который подготовил аналитический центр GLOBSEC, представлены два возможных сценария. Какой из них станет реальностью, зависит от того, какие решения примет Североатлантический альянс. Документ показывает, как агрессор (авторы называют агрессором Россию) может воспользоваться слабостью стран-членов НАТО, чтобы нанести по ним неожиданный удар, сравнимый с нападением на Перл-Харбор. Из текста следует, что риск нападения возрастает, в частности, из-за незащищенности критической инфраструктуры и энергетики.

Первый сценарий предполагает, что НАТО не успеет подготовиться к атаке. Описанные события разворачиваются в 2025 году. В Европу вновь хлынул поток беженцев, в Тихом океане усиливается напряженность, связанная с противостоянием США и Китая. Тем временем в Баренцевом море происходит инцидент: россияне размещают большую боевую группу поблизости от Норвегии. НАТО не отвечает шагом, который мог бы сдержать Москву, поскольку его силы, состоящие в основном из американцев, заняты углубляющимся (возможно, из-за действий Пекина) кризисом в Тихоокеанском регионе, а также ситуацией в Средиземноморье, где Россия и Иран спровоцировали гуманитарную катастрофу.

В итоге британский авианосец Queen Elizabeth и его боевая группа подвергаются кибератаке. Над ними зависает облако дронов, все внутренние и внешние каналы связи перестают работать, беспилотные аппараты наносят удар по отдельным узлам корабля.

Российские подлодки получают возможность обойти системы обнаружения и затапливают авианосец. НАТО, не имея возможности адекватно отреагировать на эти действия, вынуждено признать, что Баренцево море (а конкретнее, арктические месторождения), переходит под полный контроль Москвы. Россияне заявляют, что они достигли своей стратегической цели, и призывают Запад вступить в переговоры.

Менее пессимистичный сценарий предполагает, что успевшее подготовиться к такой ситуации НАТО дает ответ на первом этапе конфликта и пресекает его, заставляя Россию отказаться от дальнейшей концентрации сил поблизости от Норвегии. Чтобы предотвратить такое развитие событий, Альянсу придется заняться инвестированием в свой оборонительный потенциал и обеспечить защиту от неожиданных атак.

Подготовиться к неизвестному

Конечно, точно описать конфликты будущего невозможно, а свой отпечаток на прогнозы накладывает наш предыдущий опыт. Мы не смогли предсказать распад Советского Союза и российскую аннексию Крыма. Точно так же сложно предвидеть, как в XXI веке будет выглядеть гипотетический конфликт мирового масштаба.

В прогнозы проникают элементы недавних событий, например, вышеупомянутый захват Крыма. Теперь аналитики полагают, что «зеленые человечки» могут однажды высадиться на Шпицбергене (норвежская территория в Арктике), стремясь проверить готовность НАТО к реакции. По тем же самым причинам они обсуждают вероятность нападения на так называемый Сувалкский коридор, который находится между Польшей и странами Балтии поблизости от Калининградской области.

Однако такой сценарий выглядит не слишком реальным, поскольку в нем используется уже применявшаяся стратегия, а, значит, эффект неожиданность будет отчасти утрачен. Новая мировая война может с равной степенью вероятности напоминать прежние конфликты такого масштаба или полностью от них отличаться. Несмотря на неопределенность, мы, однако, можем уже сейчас предпринять шаги, которые позволят подготовиться к угрозам, представляющимся сейчас абстрактными.

НАТО занимается оценкой новых угроз, а в его секретных аналитических работах появляется тема кибератак, в том числе операций, нацеленных на критическую инфраструктуру, частью которой выступают энергетические объекты. Сценарии, которые обрисовали аналитики GLOBSEC, могут стать реальностью.

Арктические государства уже сейчас ведут споры на тему Шпицбергена, именно поэтому на варшавском саммите НАТО важное место заняла дискуссия о безопасности в Арктике. Кроме того, встает вопрос о путях поставки энергоресурсов. Польские и норвежские аналитики, которые ведут сотрудничество в рамках исследований, посвященных безопасности, указывают, что новые конфликты могут вспыхнуть на маршрутах поставки углеводородов из России (как вторая ветка газопровода «Северный поток»).

Большое значение имеют также территории, расположенные на север от Норвегии. GLOBSEC справедливо отметил, что Москва считает их источником ресурсов на будущее, когда запасы сибирских недр иссякнут, а богатства, которые может скрывать Арктика, станут доступными благодаря таянию льдов. Норвежцы тоже находятся в сложной ситуации: по мере выработки старых месторождений им приходится искать новые. Безопасность Шпицбергена станет ключевой для энергетической безопасности Польши, Норвегии и других членов НАТО. Зависимость от российских углеводородов, в свою очередь, повышает риск атак на объекты этой сферы. Неофициальные источники сообщают, что Альянс уже занимается оценкой масштаба угроз и подготовкой мер защиты.

Романтизм Корвина-Микке

Однако именно политикам отдельных стран придется принимать непопулярное решение о том, что для ответа на неизвестную опасность нам придется наращивать военный потенциал. НАТО может лишь поощрять их к тому, чтобы они сделали ставку на энергетическую безопасность и снизили свою зависимость от России — поставщика, который, как считается, представляет для Альянса наибольшую опасность. Именно политикам придется убедить общество, что на оборону нужно выделить дополнительные средства, как это делает Польша, которая собирается довести расходы на оборонную сферу до 3% ВВП и построить вместе с Норвегией и Данией газопровод Baltic Pipe.

В этом контексте любопытно выглядит дискуссия о комплексах Patriot. Министерство обороны четко заявляет, что оно не согласится покупать их по завышенной цене. В свою очередь, глава оборонного ведомства, продолжает диалог и подтверждает, что Варшава заинтересована в реализации контракта с американцами. Это убедительный аргумент, опровергающий появляющиеся в российских и некоторых польских СМИ тезисы, гласящие, будто Польша вооружается назло России и поэтому готова переплачивать за оружие.

В нецелесообразности шагов, нацеленных на наращивание польского оборонного потенциала, пытается убедить общественность Януш Корвин-Микке, который стремится предстать в роли политического реалиста, а одновременно предлагает вести сотрудничество не с США, а Францией и Россией. На самом деле его позиция не имеет ничего общего с реализмом. Это чистой воды романтизм, предаваться которому перед лицом угрозы с Востока мы никак не можем. Чтобы отдалить эту угрозу нам следует наилучшим образом подготовиться к возможным конфликтам, ведь, как говорится, хочешь мира — готовься к войне.

Польша. Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421553 Войчех Якубик


Россия. ЦФО. СЗФО > Транспорт > gudok.ru, 12 декабря 2017 > № 2421201

Холдинг «РЖД» увеличил перевозку пассажиров скоростными и высокоскоростными поездами в январе-ноябре 2017 года, сообщила пресс-служба холдинга.

Так, за 11 месяцев 2017 года высокоскоростными поездами «Сапсан» между Москвой и Санкт-Петербургом перевезено около 4,7 млн пассажиров (плюс 6,8% к январю-ноябрю 2016 года), в том числе в ноябре текущего года — 419 тыс. пассажиров, что соответствует показателю ноября прошлого года.

Положительную динамику перевозки пассажиров скоростными и высокоскоростными поездами в ОАО «РЖД» связывают с увеличением количества мест и объемов движения поездов, а также с привлекательными условиями поездки (стоимостью и гибкой тарифной политикой, маркетинговыми инициативами, сокращением времени в пути следования, удобным графиком движения поездов, комфортом и дополнительными сервисами).

Как ранее сообщал Gudok.ru, с 1 марта 2018 года поезда «Сапсан» снова будут курсировать между Санкт-Петербургом и Нижним Новгородом.

Россия. ЦФО. СЗФО > Транспорт > gudok.ru, 12 декабря 2017 > № 2421201


Россия. СЗФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 12 декабря 2017 > № 2421199

ОАО «Российские железные дороги» (ОАО «РЖД») с 1 марта 2018 года для обеспечения повышенного спроса на поездки между Петербургом, Москвой и Нижним Новгородом возобновляет курсирование высокоскоростного поезда «Сапсан» Санкт-Петербург — Нижний Новгород, сообщила пресс-служба компании.

«Сапсан» будет курсировать ежедневно по следующему расписанию:

поезд № 771 Санкт-Петербург — Нижний Новгород отправлением из Санкт-Петербурга в 17:00, прибытием в Нижний Новгород в 00:59. В Москве посадка будет осуществляться на Курском вокзале в 20:54-21:08. Время в пути составит 7 часов 59 минут;

поезд № 757 Нижний Новгород — Санкт-Петербург отправлением из Нижнего Новгорода в 05:09, прибытием в Санкт-Петербург в 13:20. Остановка в Москве на Курском вокзале с 09:03 по 09:18. Время в пути — 8 часов 11 минут.

Продажа проездных документов на поезда уже открыта. Приобрести билеты можно за 90 суток до отправления поезда.

В период до 28 февраля 2018 года поезда «Сапсан» № 771/758 курсируют по маршруту Санкт-Петербург — Москва отправлением и прибытием с Московского и Ленинградского вокзалов соответственно.

Россия. СЗФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 12 декабря 2017 > № 2421199


Польша. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421057 Витольд Ващиковский

Долгий путь к миру

Перед Европой стоит сложная задача — сохранить согласованную политику безопасности. Если члены ЕС, борющегося с последствиями Брексита и наплывом мигрантов, расколются из-за расхождений в отношениях с Россией, это будет катастрофа, пишет глава МИД Польши.

Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski), Rzeczpospolita, Польша

Мы начинаем привыкать к разворачивающимся в последнее время драматическим событиям и к тому, что система европейской безопасности находится в критическом состоянии. За последние годы европейцы в какой-то мере свыклись с террористической угрозой, с войной на востоке Украины, нестабильностью в Ливии, замороженными конфликтами в Приднестровье и на Кавказе. Будничным делом стали усилия отдельных государств и международных организаций, направленные на предотвращение очередных терактов или дальнейшей дестабилизации соседствующих с Европой регионов. К сожалению, далеко не все европейцы готовы смириться с мыслью, что проблемы, с которыми мы столкнулись, не исчезнут в ближайшие годы, а останутся с нами на ближайшие десятилетия.

Восток и Юг

Перед Европой стоят две стратегические проблемы, связанные с ее ближайшим окружением. Во-первых, ей приходится иметь дело с последствиями агрессивной политики России, которая несет ответственность за существование замороженных конфликтов в Молдавии и Грузии, за нападение на Украину и, главное, за разрушение царившего на континенте консенсуса вокруг идеи, что международное доверие должно опираться на уважение суверенитета и территориальной целостности отдельных государств, а также на отказ от применения силы в международных отношениях. Эти элементарные принципы, зафиксированные в документах СБСЕ/ОБСЕ, были понятны даже СССР в годы холодной войны. Современная Россия, развязавшая необъявленную войну против Украины, показала, что она готова попрать эти принципы.

Протест европейских стран против агрессии и стремление сохранить санкции не следует рассматривать исключительно в категориях сочувствия к жертве агрессии и осуждения агрессора. В первую очередь это вопрос политического порядка на европейском континенте. Допустимо ли применять силу в международных отношениях, можно ли передвигать границы, прибегая к насилию?

К этим хорошо известным проблемам недавно добавилась новая угроза: российское стремление дискредитировать демократические режимы при помощи вмешательства в избирательный процесс разных стран. Смириться с этим означает лишить Европу устойчивых демократических механизмов, стабильных границ, перспектив на дальнейшее мирное развитие, то есть обречь ее на катастрофу.

Вторая фундаментальная проблема, угрожающая безопасности всего континента, — это ситуация на юге. Конечно, оттуда не исходит серьезной ядерной угрозы, однако, мы видим там вызванную вооруженными конфликтами нестабильность, слабость отдельных государств, организованную преступность, нищету и резкий рост населения. Самыми яркими проявлениями угроз, проистекающих из наложения этих факторов друг на друга, стали терроризм, который вырастает на почве исламского экстремизма и ненависти к современной цивилизации, а также массовая миграция.

Будущее Европы

Одной из важнейших задач для жителей Европы на фоне такого многообразия угроз стало сохранение согласованной политики и предотвращение раздробленности, которая в долгосрочной перспективе может привести к катастрофическим последствиям. Если члены ЕС, борющегося с последствиями Брексита и наплывом мигрантов, расколются, например, из-за расхождений в отношениях с Россией, это будет катастрофа.

Польская концепция европейской безопасности основана на принципе, что стратегия в этой сфере должна быть единой и неделимой, а одновременно распространяться как на Восток, так и на Юг. Угрозы, исходящие с этих направлений, носят, конечно, разный характер, однако, подходить к ним следует комплексно. Им можно и нужно противостоять совместными усилиями, используя при этом разные инструменты. От того, насколько мы осознаем важность этого принципа и сможем последовательно претворить его в жизнь, зависит, насколько эффективно мы сможем взаимодействовать и использовать те средства, которыми располагают европейские народы.

Альтернативы НАТО нет

Все государства нашего континента солидарны в том, что фундаментом европейской безопасности выступают принципы ОБСЕ. Без возврата к ним (не на словах, а на деле) сложно вообразить себе восстановление международного доверия и мира. Граница проходит сейчас между Россией, которая де-факто отвергла эти нормы, и странами, которые продолжают их придерживаться. Мирное будущее нашего континента зависит прежде всего от того, вернутся ли к принципам ОБСЕ все без исключения члены Организации.

Путь к этой цели, судя по всему, будет долгим. Польша подключается к миссии ОБСЕ в Донбассе (самой масштабной операции в истории этой организации) и делает упор на шагах, которые могут предотвратить военные инциденты, способные усугубить и без того сложную ситуацию, а также на механизмах, обеспечивающих прозрачность военных учений. Обе польские инициативы получили положительную оценку многих европейских стран, а одновременно столкнулись с критикой Российской Федерации. Примером может здесь послужить позиция, которую та заняла в отношении учений «Запад-2017».

В Европе начинают звучать голоса, что на фоне глубокого кризиса или даже коллапса системы международной безопасности пора обратиться к энергичным шагам в сфере разоружения и контроля над вооружениями. Снизить уровень военной конфронтации в Европе (и не только там), безусловно, нужно, есть только одно «но»: как обсуждать и претворять в жизнь соглашения такого рода с государством, которое демонстративно и умышленно попирает нормы и принципы, ставя себя выше международного права, а одновременно наращивает военный потенциал? Польша надеется, что подходящий момент для контроля над вооружениями еще наступит, но путь к нему лежит через Донбасс, Крым, политическую разрядку и восстановление доверия в военной сфере.

Тем временем в ожидании возобновления реального диалога на тему архитектуры европейской безопасности нам придется задуматься об укреплении коллективной обороны НАТО. Перемены, произошедшие в последние годы, повысили уровень безопасности в Польше. Переломным моментом в этом процессе стал варшавский саммит Альянса, на котором мы вместе с нашими союзниками приняли решение, что нам следует продолжить процесс подготовки к отражению возможной агрессии.

Восстановление механизмов «жесткой» безопасности в Европе идет быстрым темпом. Сейчас на польской земле находятся как американские, так и многонациональные подразделения. НАТО проводит учения, создает планы защиты от нападения, развивает военную инфраструктуру. Агрессивная политика России заставила нас задуматься о развитии так называемых «follow-on forces», войск второго эшелона, которые в случае возникновения конфликта позволят перейти к действиям, позволяющим побудить противника к отступлению.

Концепция европейской безопасности на восточном направлении должна опираться на широкий диапазон средств, в том числе на ядерное сдерживание. Поэтому альтернативы НАТО у нас нет. Только Альянс благодаря США обладает таким военным потенциалом, который гарантирует нашей части континента безопасность. В этом контексте звучащие из уст некоторых политиков призывы к тому, чтобы Европа обрела стратегическую автономию, звучат неубедительно.

Американо-европейское сотрудничество

Залогом европейской автономии служит присутствие НАТО на восточном фланге и ответственная политика таких стран, как Польша, которые, модернизируя свои вооруженные силы и выделяя значительные средства на оборонную сферу, позволяют Европе сохранять стратегическую глубину. В связи с этим политическая самостоятельности ЕС должна строиться не на принципе противопоставления Альянсу, а на сотрудничестве с ним. НАТО и ЕС располагают разнообразными возможностями, и если мы хотим добиться максимальной эффективности, эти возможности должны гармонично дополнять друг друга.

Это, однако, не означает, что для военной активности объединенной Европы не найдется своего места. Одним из основных достижений варшавского саммита НАТО стало заявление о сотрудничестве Альянса и Евросоюза. Сейчас оно развивается параллельно с подготовкой к запуску программы по Постоянному структурированному сотрудничеству в сфере безопасности и обороны стран ЕС (PESCO).

Нам бы хотелось, чтобы она с самого начала включала в себя гармоничное взаимодействие с НАТО, оставалась доступной для всех заинтересованных сторон и учитывала угрозы, исходящие со всех направлений, то есть следовала «принципу 360 градусов». Отличные перспективы для сотрудничества двух организаций мы видим прежде всего в сфере кибербезопасности, развития инфраструктуры, модернизации военной промышленности и борьбы с гибридными угрозами.

Задачи ЕС

Здесь мы подходим к вопросу разделения функций НАТО и Европейского союза. Если на восточном фланге последний может играть лишь вспомогательную роль, то на южном направлении ему следует вести себя гораздо более активно. Этого требует характер угроз, с которыми мы там сталкиваемся. Причины миграции, терроризма, религиозного экстремизма невозможно уничтожить при помощи одних военных средств, хотя к ним, порой, тоже приходится обращаться. Заслоном на пути идущих с юга угроз станет согласованная военно-гражданская стратегия, включающая в себя как действия пограничных служб и полиции стран-членов ЕС, так и подуманную дальновидную программу эффективной помощи, способствующей развитию соседних регионов.

При этом европейская политика на юге должна руководствоваться реализмом и четко формулировать политические цели осуществляемых операций. Южные соседи превосходят Европу по площади, а в недалеком будущем они обгонят ее по численности населения. Польша, присоединившаяся к «антиигиловской коалиции» и вкладывающая средства в развитие обсуждаемого региона (несколько десятков миллионов евро в 2017 году), готова принимать участие в разработке и реализации европейской стратегии в отношении Юга, как того требует принцип коллективной ответственности за безопасность всего нашего континента.

Общий знаменатель европейских программ для Востока и Юга — это готовность нести расходы, без которых любые заявления об ответственной политике останутся пустым звуком. Принятый НАТО принцип выделения 2% от ВВП на оборону должен стать ориентиром для всех европейских стран вне зависимости от того, являются ли они членами Альянса. Безопасность Европейского союза нужна всем его жителям, и поэтому все обязаны вкладывать в нее свои средства. Безопасность — это не только вопрос денег, но и осознания тех угроз, перед лицом которых мы, европейцы, стоим. Если при поддержке союзников мы сплотим наши усилия в борьбе с этими угрозами, мы сможем быть уверенными, что Европа останется стабильным, процветающим и безопасным континентом.

Польша. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421057 Витольд Ващиковский


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 12 декабря 2017 > № 2421019

Взлет и опала самого известного российского театрального режиссера

Джошуа Яффа | The New Yorker

В минувшую субботу в Большом театре состоялась долгожданная премьера нового балета, пишет в The New Yorker журналист Джошуа Яффа. Все билеты на спектакль разошлись за несколько часов, а представителей правящей элиты в зрительном зале собралось "столько, что мероприятие казалось модернизированной версией съезда былого ЦК КПСС", говорится в статье.

Автор поясняет, что речь идет о балете "Нуреев". "Режиссер балета - Кирилл Серебренников, который в свои сорок восемь лет является самым прославленным и известным на международном уровне российским театральным режиссером, творческий человек, предпочитающий нечто амбициозное, провокативное и авангардное", - говорится в статье.

Автор напоминает, что режиссер уже четвертый месяц находится под домашним арестом. "По версии прокуратуры, в ходе театральных фестивалей и постановок на протяжении нескольких лет знаменитый режиссер похитил 68 млн рублей (более 1 млн долларов) из бюджетных средств", - говорится в статье. "Он - один из четырех ответчиков, которым предъявлены обвинения по широкому уголовному делу, которое одновременно является до остолбенения типичным (путинское государство регулярно, напоказ отдает под суд тех, кто, по его утверждениям, использует бюджетные средства не по назначению) и крайне аномальным (арест Серебренникова побуждает вспомнить о другом русском театральном режиссере - Всеволоде Мейерхольде, который был расстрелян в 1940 году во время сталинских чисток). В Москве мало кто считает, что проблемы у Серебренникова действительно возникли из-за денег", - пишет автор.

"Как часто бывает в сегодняшней России, факты, касающиеся уголовного дела Серебренникова, остаются в тени многочисленных, часто противоречивых интерпретаций самого наличия этого дела: какой сигнал Кремль пытается подать отечественным деятелям культуры и искусства? Если Серебренников совершил проступок, в чем был истинный характер этого проступка? Либо вся суть - в произвольности обвинений, идея в том, что в положении Серебренникова мог бы оказаться любой режиссер, художник или артист? Каковы бы ни были ответы на эти вопросы, многие наблюдатели рассматривают дело Серебренникова как примету более серьезного и тревожного поворота в российской политической жизни, как символ - и предвестье - того, что государство сделалось более косным, хищным и непредсказуемым, склонным ополчаться даже на тех, кого раньше превозносило. Неслучайно, что уголовные обвинения предъявлены Серебренникову в тот период, когда "правящая идеология" в России замкнулась на своей стране и сделалась консервативной, а иногда сползает к откровенному ретроградству и мракобесию", - говорится в статье.

Яффа продолжает: "И все же путинская Россия отличается дискурсивной нелинейностью, которая подбрасывает множество противоречий всякому, кто пытается расшифровать смысл событий". Он отмечает, что премьера "Нуреева" в Большом, которую в июле внезапно отменили, теперь все-таки состоялась. "Вопрос в том, что есть отклонение от нормы, а что - норма: то, что на основной сцене Большого идет такой балет, как "Нуреев", или что режиссер этого балета находится под домашним арестом?" - размышляет автор.

"Серебренников всегда был бунтарем специфически российского типа: он стремился к успеху в мейнстриме и достигал его, часто с благословения и при поддержке государства. Одно время он был штатным авангардистом в России путинской эры", - утверждает журналист.

"Кирилл очень талантлив и совершенно искренен, - сказал в интервью автору экс-министр культуры РФ Михаил Швыдкой. - Да, он экстравагантен и в своем творчестве создает определенный элемент провокации, но это естественно и правильно". И все же, продолжал Швыдкой, Серебренников "всегда существовал внутри системы: работал с крупнейшими театрами Москвы, в Большом, снимал фильмы".

Журналист утверждает: "Звезда Серебренникова восходила "в тандеме" с совершенно сознательными заигрываниями путинской системы с современным искусством". Он подчеркивает, что выбор у Серебренникова и его коллег был невелик: "В России культурная жизнь во многом зависима от государственного финансирования, а иначе существовать не может".

В середине и конце нулевых за кремлевскими попытками привлечь к сотрудничеству творческих людей и деятелей культуры стоял Владислав Сурков, напоминает автор.

"Вскоре Сурков заинтересовался Серебренниковым, а Серебренников - Сурковым. Алексей Чеснаков, бывший политический советник Кремля, работавший у Суркова, сказал мне, что Сурков знал, что Серебренников и другие творческие люди его типа "чувствовали вещи очень тонко, так, как понимал Сурков, а другие чиновники не понимали, и могли в некотором роде возвысить государство". Эти двое не были особенно близки друг к другу, но их интересы отчасти пересекались. Серебренников мог использовать государственные ресурсы для осуществления своих творческих устремлений, а Сурков мог применить таланты таких людей, как Серебренников, чтобы продвинуть свое видение культурной жизни в путинскую эру: динамичной и острой, но не выходящей за предписанные рамки", - говорится в статье.

По мнению автора, отношения между Серебренниковым и Сурковым чем-то напоминали отношения между Мейерхольдом и Троцким либо между Бабелем и Ежовым. Но взлет и опала Серебренникова не были такими драматичными, как у Мейерхольда и Бабеля. "Более того, у Серебренникова никогда не было какой-либо идеологической близости к режиму; собственно, все было совершенно наоборот. Его политические убеждения с самого начала были очевидно либеральными, и в 2011-2012 годах он даже часто бывал на антипутинских акциях протеста. Новаторство Суркова состояло в осознании того, что значение идеологии можно преуменьшить; он делал ставку на стиль, а не на содержание", - говорится в статье.

Когда же на рубеже 2011-2012 годов на улицы Москвы вышло протестное движение, в котором преобладали высококвалифицированные специалисты из среднего класса, Путин обратился к новой идеологии - "пестрой смеси консервативных ценностей, обиды на Запад, презрения к городской элите и возвеличивания Православной церкви", пишет автор.

Новый министр культуры Владимир "Мединский распорядился, чтобы министерство прекратило поддержку фестиваля Серебренникова "Платформа". В 2016 году Серебренников поставил фильм "Ученик", где высмеивались нараставшие в стране клерикализм и нетерпимость. На экране развертывалась грубая и неприятная картина, на Каннском фестивале фильм получил приз имени Франсуа Шале. Серебренников и государство, которое фактически было его работодателем, расходились в противоположных направлениях", говорится в статье.

Автор возвращается к уголовному делу, по которому проходят Серебренников и еще несколько человек. "Обвинения, предъявленные мне, невозможны и абсурдны", - сказал Серебренников на судебном заседании.

"В центре обвинительного заключения - то, как студия ("Седьмая студия". - Прим. ред.) использовала obnal - наличные деньги, не учтенные бухгалтерией. Вопрос скользкий, поскольку, в сущности, obnal - это способ превратить абсолютно законные деньги в незаконные деньги, которые можно потратить по вашему выбору: положить в свой карман либо попросту оплатить необходимые товары и услуги. Государственные средства могут быть переданы только в определенный период времени, после того, как конкретный товар доставлен или конкретная услуга оказана. Но в крупном театре всевозможные поставщики требуют немедленной оплаты: мастера по ремонту, бутафорские цеха, осветители. Таким образом, в принципе у Серебренникова и его коллег по театральной студии могла остаться потребность в формально незаконных деньгах на абсолютно законные средства работы. Закон сам сделался чем-то вроде ловушки", - говорится в статье.

"На мой взгляд, совершенно очевидно, что они не создавали преступную группу в целях кражи денег, - сказал Швыдкой. - Они создали свою компанию, чтобы создавать спектакли и художественные произведения, а в процессе, возможно, где-то могли нарушить закон". "Он предположил, что, если уж на то пошло, Серебренников сбился с пути из-за своего успеха, переоценив реальный уровень своей защищенности и безопасности. Швыдкой загадал загадку в форме латинской пословицы. "Что позволено Юпитеру, не позволено быку, - сказал он. - А едва бык начинает чувствовать себя Юпитером, начинают происходить всевозможные забавные вещи".

Яффа пишет, что в октябре общался с Софьей Апфельбаум, директором РАМТа, которая прежде работала в министерстве культуры. На момент разговора Апфельбаум проходила по делу в качестве свидетеля и побывала на допросе в Следственном комитете. "Какое-то время Серебренников был в фаворе, но это оказалось разочарованием", - сказала Апфельбаум в интервью Яффе. "В конечном итоге она возлагала вину на капризность самого государства: в некий момент оно что-то поддерживало, а в следующий момент отшатывалось от этого. В своем кабинете она передала мне копию указа от 2011 года за подписью Путина, призывавшего государство финансировать фестиваль "Платформа". Она подчеркнула, что действовала в соответствии с инструкциями, которые ей дало правительство. "Платформа", сказала она, была "знаменитым, абсолютно выдающимся арт-проектом. Печально, что эта история закончилась таким образом", - говорится в статье.

Яффа спросил, как подействовали обвинения, предъявленные Серебренникову, на российских деятелей искусства и театра. "Идея, что с государством можно вести разумный диалог, испарилась, - сказала Апфельбаум. - Теперь все чувствуют себя скованно, словно в аквариуме, словно в любой момент могут заявиться власти и тоже предъявить им какие-то экономические обвинения". Автор сообщает, что 26 октября Апфельбаум объявили, что она переведена в статус подозреваемого, и теперь она тоже под домашним арестом.

"Спустя несколько дней после ареста Серебренникова режиссер Иван Вырыпаев распространил открытое письмо, адресованное не столько властям, сколько его коллегам из мира искусств", - пишет автор, сообщая, что Вырыпаев в прошлом году уехал в Варшаву. "Его письмо - эмоциональная просьба отказаться от дальнейшего сотрудничества с российским государством", - говорится в статье. Яффа приводит несколько цитат из письма, а также отмечает: "В конце письма Вырыпаев утверждает: те, кто думает, что может перехитрить государство, не запятнав свою совесть, предаются самообману".

Яффа связался с Вырыпаевым в Варшаве, где тот репетировал свою постановку "Дяди Вани". "Вырыпаев опасался, что его неправильно поняли. Он разъяснил: "Я понимаю, что театральная жизнь в России невозможна без государства. Я не имел в виду, что нужно прекратить работу, больше не появляться в театре или не брать деньги у министерства культуры". И все же он боялся, что постоянные поиски финансирования сделались некой кокетливой игрой с правящим режимом. "Я уехал, потому что больше не хотел сотрудничать, но я не могу предлагать это всем моим коллегам. Это было бы негуманно. У меня был шанс уехать, но не у всех есть такая возможность", - говорится в статье.

"Вырыпаев подчеркнул, что истинная цель его письма состояла в том, чтобы побудить своих друзей и коллег задуматься перед президентскими выборами, которые состоятся в России в будущем году, когда Путин будет баллотироваться на четвертый срок. Во время предыдущей кампании Путина, в 2012 году, Кремль привлек некоторых видных деятелей культуры, чтобы они "одолжили" кандидатуре Путина на переизбрание свой имидж и репутацию. Вырыпаев сказал мне, что написал свое письмо, имея в виду "пять или шесть" конкретных людей", - пишет Яффа. "Эти люди прекрасно поняли, что я говорил с ними, - сказал он. - Я знаю, что во время кампании некоторые чиновники попросят о помощи, и я хочу увидеть, как они среагируют. Никакого героизма не требуется. Вы не должны ничего заявлять или совершать какие-то публичные подвиги, как то, что сделал я. Просто, когда они позвонят, скажите, что у вас грипп или что вы что-то снимаете где-то на натуре".

Журналист продолжает: "Вырыпаев сказал мне, что несколько лет назад его пригласили на встречу деятелей культуры, организованную "Единой Россией". Он сказал, что не может прийти - ждет доставки новой стиральной машины". Вырыпаев признал: "Тогда можно было так шутить. Теперь они, возможно, не найдут это таким уж смешным. Возможно, будут последствия".

Яффа комментирует: "Одна из самых изощренных уловок путинской системы - в том, что последствия, как и проступки, которые они должны искоренять, сознательно описываются расплывчато. Даже неофициальные, неписаные правила в действительности не являются настоящими правилами - скорее это разговор шепотом, состоящий из намеков и рекомендаций. Одного уголовного дела, по которому проходит фигура вроде Серебренникова, более чем достаточно для того, чтобы в мире искусства и культуры все поняли, что государство ждет от них чего-то нового и иного. Но чего?" Яффа приводит слова критика, редактора журнала "Театр" Марины Давыдовой. "Если вы сделаете что-то чуть-чуть слишком радикальное - а только вы можете догадаться, где проходит черта, - то они заявятся и будут что-то искать, - сказала она ему. - И, конечно, они что-то найдут. Думаете, даже в таком месте, как Большой, все чисто? Если бы они захотели разыскать финансовые нарушения, я уверена: они могли бы найти целую кучу".

Автор заключает: "Трудно сказать, в чем состояла ошибка Серебренникова, если он вообще совершил какую-то ошибку. Возможно, ошибка состояла лишь в том, что он до самого конца верил, что возможно вести разговор с теми, кто на деле давно перестал с ним разговаривать. Однажды Серебренников сказал в интервью, что каким бы ни было правительство, какой бы ни была система, "тебе нужно идти и говорить [с ними]". Он выразился так: "Ты им говоришь: "Я знаю, что вы, государство, лживы, корыстны, но по закону вы обязаны помогать театру и искусствам, так что будьте добры - выполняйте свои обязательства". Ради театра мне не стыдно это делать".

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 12 декабря 2017 > № 2421019


Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 12 декабря 2017 > № 2420964

Минобрнауки России оценит степень готовности подведомственных вузов к использованию передовых технологий

При поддержке Минобрнауки России стартовало проведение социологического исследования, результаты которого позволят оценить состояние и перспективы развития информатизации высшего образования, а также текущий уровень использования информационных технологий в образовательной и научной деятельности.

В опросе принимают участие 243 вуза, подведомственных Минобрнауки России. Основная цель исследования – выявить основные проблемы, связанные с применением информационных технологий, а также определить степень востребованности информационных технологий в системе высшего образования.

Исследовательская программа охватывает следующие направления: применение информационных технологий в учебном процессе, исследовательской деятельности, а также для решения организационных и административных вопросов; технологическая и телекоммуникационная инфраструктура вуза; использование международных научных сетей в деятельности образовательной организации; применение информационных технологий для распространения информации об образовательной организации и привлечения новых пользователей.

Полученные результаты социологического исследования позволят определить основные тренды в образовании, оценить готовность студентов, преподавателей и административно-управленческого персонала российских вузов к использованию передовых цифровых, интеллектуальных и производственных технологий, а также сформировать предложения по развитию приоритетных направлений в области информатизации образования и науки Российской Федерации.

Информационно-аналитические материалы по итогам социологического исследования будут доступны на официальных ресурсах Минобрнауки России.

Справочно

Социологическое исследование проводится в рамках реализации проекта «Комплексная поддержка развития информационно-аналитической инфраструктуры учреждений высшего образования с целью эффективного планирования мероприятий по обеспечению развития информационной инфраструктуры в части соответствия приоритетам научно-технологического развития» мероприятия 3.2 «Обеспечение развития информационной инфраструктуры» федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы».

Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 12 декабря 2017 > № 2420964


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 12 декабря 2017 > № 2420903

Нейросеть заглянула в почту

Елизавета Титаренко

Mail.Ru Group разработала нейронную сеть для сервиса "Почта Mail.Ru", которая подбирает подходящие по смыслу варианты ответа на письмо и предлагает их пользователю. Сервисы на основе нейросетей разрабатывают и многие другие компании. По оценкам аналитиков, применение прорывных технологий - это инвестиция Mail.Ru Group в будущее. Компания сможет не только увеличить аудиторию, но и выйти на ряд новых рынков, связанных с несложной аналитикой.

Внутренняя команда машинного обучения "Почты Mail.Ru" около полугода разрабатывала алгоритм умного ответа и использовала для этого опыт, полученный при работе над антиспам-системой почтового сервиса. Сотрудники компании попробовали два подхода к созданию алгоритма. Первый был основан на рекуррентных нейронных сетях, но он был более сложным в обучении. Второй представляет собой полносвязные нейронные сети, и компания решила в итоге использовать именно его.

Компания уже сделала доступной функцию "Умный ответ" в приложениях "Почты Mail.Ru" для iOS и Android. "Пользователи "Почты Mail.Ru" отправляют около 15 млн писем каждый день. Значительная доля этих писем - краткие ответы, состоящие буквально из одной фразы. Мы первыми разработали нейросеть, которой можно делегировать составление таких ответов на русском. Теперь ответить на письмо можно буквально в два нажатия", - сказала вице-президент Mail.Ru Group, руководитель бизнес-подразделения "Почта и портал" Анна Артамонова.

Нейросеть анализирует текст письма и предлагает несколько подходящих по контексту вариантов ответа. Как рассказал сотрудник пресс-службы "Почты Mail.Ru", в ответ на каждое письмо первоначально подбирается около 30 вариантов ответов. "Далее из них остается три наиболее подходящих ответа с точки зрения смысла. При этом система старается, чтобы ответы из топ-3 различались между собой эмоциональной окраской. Наша нейросеть - еще молодая, и мы будем постоянно улучшать алгоритм", - сказал он. Например, при необходимости компания будет разрабатывать нейросеть, которая сможет поддерживать и другие языки.

Компания использует машинное обучение не только для составления готовых ответов. В "Почте Mail.Ru" уже работает алгоритм категоризации писем. Например, система позволяет сгруппировать письма по категориям: авиабилеты, оплата штрафов ГИБДД и др. "В целом machine learning - одно из ключевых направлений развития нашего почтового сервиса, в которое мы много вкладываем. Мы планируем внедрять эти технологии и дальше", - говорит представитель компании.

Нейросети уже используются во всех основных продуктах бизнес-юнита "Почта и портал". В компании два года работает команда машинного зрения. С ее помощью в сентябре 2017 г. интернет-компания запустила распознавание лиц в мобильном "Облаке Mail.Ru", а в 2016 г. - приложение для художественной обработки видео и фото Artisto.

Аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын полагает, что применение нейросетей позволит "Почте Mail.Ru" не только увеличить аудиторию, но и будет своеобразной "страховкой" на будущее. Пользователями Интернета становятся все более молодые люди - "цифровые аборигены", которые не любят писать длинные письма. "Если вместо этого неприятного занятия такому пользователю будет предложено просто выбрать один из готовых ответов, то он охотно пойдет на это. И такое письмо может быть даже грамотнее и остроумнее, чем их собственный ответ", - считает эксперт.

По его оценкам, с помощью нейросетей Mail.Ru Group сможет войти на ряд других рынков - например, на рынок несложной аналитики. "Вместо того чтобы писать экспертный комментарий, аналитик сможет выбрать готовый, а инструмент стилистической обработки оснастит такой ответ особенностями индивидуального стиля автора", - полагает он.

Начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК "Фридом Финанс" Георгий Ващенко полагает, что разработка "Почты Mail.Ru" может заинтересовать бизнес-сегмент, поскольку 46% крупных компаний уже используют технологии Big Data и охотнее примут новинку.

ИТ-компания ABBYY ведет разработки в сфере искусственного интеллекта для крупного бизнеса, рассказала заместитель директора по разработке технологий ABBYY Татьяна Даниэлян. В том числе разработчик предлагает рынку решение на основе ИИ, которое автоматически анализирует и предлагает правильные ответы на текстовые запросы пользователей в техническую поддержку: комментарии, сообщения в социальных сетях или письма электронной почты. На несложные, так называемые вопросы "первой линии" поддержки, технология может ответить сама, а в более сложных случаях она назначает сотрудника, ответственного за решение проблемы. Подобное решение может частично автоматизировать работу и снизить нагрузку на сотрудников call-центров и клиентской поддержки компаний.

"В недалеком будущем проникновение таких технологий станет повсеместным, так как меняются наши способы коммуникации", - предполагает Татьяна Даниэлян. По данным компании Attentiv, для 32% людей 18-24 лет общаться с помощью сообщений удобнее и приятнее, чем разговаривать по телефону, и ожидается, что количество таких пользователей будет расти. Gartner прогнозирует, что к 2020 г. 85% коммуникаций компаний с потребителями будет автоматизировано.

По словам председателя совета директоров консорциума 3i Technologies (объединяет разработчиков технологий для интеллектуальной обработки больших массивов данных) Алексея Любимова, одно из ключевых направлений применения нейросетей - это системы распознавания текста и всевозможные чат-боты. Функция, предложенная почтовым сервисом Mail.Ru, напоминает именно чат-бот. "Таких решений на рынке много, так как для их создания не требуется высокой квалификации. Однако, возможно, наши коллеги действительно озадачились идеей создания системы машинной генерации текста. И тогда это, конечно, совершенно другой класс систем. Создание системы, которая способна "понять" содержание письма и дать осмысленный ответ, - это серьезная работа. Она требует высокой квалификации персонала - программистов, а также лингвистов, обучающих систему", - оценил он.

Сервисы на базе нейросетей востребованы во многих отраслях. Банки, страховые компании, авиакомпании, операторы связи и другие представители рынка объявляют конкурсы на разработку чат-ботов нового поколения, которые более чувствительны к контексту. "Думаю, что в перспективе трех-пяти лет такие системы появятся повсеместно и в поликлиниках, и в интернет-магазинах, и в туристических агентствах, и в государственных органах. Близок тот день, когда в Интернете мы будем общаться не с живым человеком, а с программным роботом", - говорит он.

Сооснователь и технический директор Faceter Владимир Черницкий говорит, что круг задач, которые могут решать технологии искусственного интеллекта, в частности нейросети, постоянно расширяется. Он привел в пример разработку Faceter - платформу для организации умного видеонаблюдения и обеспечения безопасности на основе нейросетей.

У компании-разработчика чат-ботов Endurance есть совместная с проектом ParaPhraser.ru разработка - лингвистический сервис, который служит основой при создании нейросети для решения большинства задач по автоматической обработке текста, в том числе по созданию чат-ботов и по генерированию ответов на письма. По словам основателя Endurance Георгия Фомичева, этой разработкой уже пользуются банки, компании из сферы ретейла, HR-агентства и игроки рынка FMCG.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 12 декабря 2017 > № 2420903


Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 12 декабря 2017 > № 2420901

Состоялось совещание с директорами сибирских научных организаций

Руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков и вице-президент РАН, председатель Сибирского отделения Валентин Пармон провели совещание с директорами организаций, расположенных на территории, относящейся к ведению Сибирского территориального управления ФАНО России.

В мероприятии также приняли участие заместитель руководителя Агентства Александр Степанов, руководитель Сибирского территориального управления ФАНО России Алексей Колович, председатель Сибирского территориального Совета директоров Валерий Бухтияров, а также начальники профильных управлений.

Алексей Колович сообщил, что по состоянию на декабрь 2017 года, на территории, отнесенной к ведению Сибирского ТУ, расположено 154 организации ФАНО России, в том числе 121 учреждение и 33 предприятия. Он добавил, что в настоящее время в регионе работают семь объединенных научных центров федерального значения, два из них - образованы в текущем году.

Руководитель Сибирского ТУ отметил, что в 2017 году территориальным управлением проведена большая работа по учету и регистрации прав собственности РФ на недвижимое имущество. В частности, поставлено на государственный кадастровый учет 99,2% объектов, предоставленных в пользование подведомственным бюджетным учреждениям, а право собственности РФ зарегистрировано на 97,5% объектов.

В свою очередь, Александр Степанов обратил внимание на то, что показатели Сибирского ТУ по закреплению прав РФ на имущество улучшились по сравнению с 2016 годом, однако по-прежнему являются ниже среднего по стране.

Михаил Котюков призвал Сибирское ТУ проработать совместно с Сибирским территориальным Советом директоров вопрос учета и оформления прав на федеральное имущество.

С докладом о финансовом обеспечении деятельности учреждений в 2017 году и проекте бюджета на 2018-2020 годы выступила начальник Финансово-экономического управления ФАНО России Наталья Сибирякова. По ее словам, впервые за четыре года итоговый бюджет Агентства составил 90,5 млрд рублей. В частности, в течение 2017 года первоначальный бюджет увеличен почти на 16 млрд. Преимущественно эти средства направлены на повышение оплаты труда сотрудников научных организаций.

Кроме того, на совещании выступил председатель Сибирского территориального Совета директоров (СТСД) Валерий Бухтияров. Он доложил, что в этом году сформирована структура управления СТСД, созданы 8 рабочих групп по наиболее значимым направлениям. В том числе, по вопросам развития кадрового потенциала, взаимодействию с предпринимательским сообществом и другое.

Подводя итоги, совещания Валентин Пармон отметил: «Все наши усилия сконцентрированы на том, чтобы дать и СО РАН, и Новосибирскому Академгородку новый импульс развития, здесь необходима совместная, хорошо скоординированная работа СО РАН и ФАНО России».

Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 12 декабря 2017 > № 2420901


Россия > Таможня. Транспорт. СМИ, ИТ > customs.ru, 12 декабря 2017 > № 2420791

Об изменениях в порядке таможенного оформления экспресс-грузов.

ФТС России в декабре 2017 года перезапустила эксперимент по таможенному оформлению экспресс-грузов, проводимый с осени 2014 года. Данные изменения затронули менее 1% отправлений трансграничной торговли. В эксперименте на сегодняшний день принимают участие 6 компаний, занимающихся экспресс-доставкой.

Теперь для однозначной идентификации физического лица и для целей учета стоимости и веса всех товаров, поступающих в его адрес в течение месяца, экспресс-перевозчик должен указывать индивидуальный номер налогоплательщика (ИНН) – получателя товаров.

Данное требование обусловлено выявленными ФТС России совместно с МВД России фактами наличия подложных паспортов физических лиц – получателей товаров, которые были изъяты, уничтожены, находились в розыске или принадлежали умершим. При отсутствии информации об ИНН, имея паспортные данные физического лица – получателя товаров, экспресс-перевозчики могут самостоятельно установить ИНН физического лица, зайдя на официальный сайт ФНС России и, таким образом, представить реестр в соответствии с установленным порядком.

ФТС России 10 ноября 2017 года разместила на своем официальном сайте альбом форматов электронных форм документов с целью организации взаимодействия между информационными системами таможенных органов и информационными системами таможенных представителей. Желающие участвовать в эксперименте могли ознакомиться с данными изменениями и доработать свои программные средства.

В целях информирования о положениях нового порядка 28 ноября 2017 года проведено совещание с Ассоциацией экспресс-перевозчиков, на котором были даны соответствующие разъяснения. У Ассоциации вопросов по положениям нового порядка не возникло.

ФТС России в этой связи сообщает, что появившаяся в ряде СМИ информация о «задержках на таможне тысяч посылок» не соответствует действительности и носит зачастую спекулятивный характер. По итогам мониторинга ситуации на 12 декабря таможенное оформление грузов проходит в штатном режиме, жалоб со стороны экспресс-перевозчиков не поступало.

Работа, проводимая ФТС России, повысила эффективность проведения таможенного контроля, обеспечила доступ к информационным ресурсам таможенных представителей. Это также позволит в будущем сократить время принятия решения по таможенному оформлению. В федеральный бюджет было дополнительно перечислено: в 2015 году – 33 млн руб., в 2016 году – 81 млн руб., за 9 месяцев 2017 года - 104 млн руб.

Россия > Таможня. Транспорт. СМИ, ИТ > customs.ru, 12 декабря 2017 > № 2420791


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > metalinfo.ru, 12 декабря 2017 > № 2420499

Глава министерства природных ресурсов РФ запустил проект Года экологии на ЕВРАЗ НТМК

12 декабря в рамках церемонии открытия II международной выставки-форума «ЭКОТЕХ-2017» состоялся торжественный запуск модернизированной установки сухого тушения кокса (УСТК) на ЕВРАЗ Нижнетагильском металлургическом комбинате. Установку запустили министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации Сергей Донской и Вице-президент ЕВРАЗа, руководитель Дивизиона «Урал» Максим Андриасов.

«Хотел бы поблагодарить за такой подарок к нашей выставке, «Экотех», и пожелать не останавливаться на достигнутом: впереди у вас много задач, и я уверен, мы вместе еще многое сделаем», – отметил на церемонии министр Природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.

«Проект модернизации установки сухого тушения кокса очень важен для Нижнего Тагила, он сделает воздух в городе чище, ведь мы на 20% снижаем выбросы комбината, – рассказал Вице-президент ЕВРАЗа, руководитель Дивизиона «Урал» Максим Андриасов. – Нам особенно приятно, что такое решение применяется в России впервые, и разработали его наши сотрудники».

«Специалисты комбината нашли решение: теперь газ, который ранее при сжигании давал выбросы в атмосферу, после предварительного очищения поступает в газопровод и используется для технологических нужд предприятия», – добавил управляющий директор ЕВРАЗ НТМК Алексей Кушнарев.

Проекты ЕВРАЗ НТМК в области экологии высоко оценены региональными властями.

«Сегодня очень важное событие для Нижнего Тагила, для Свердловской области, и в целом, для Российской Федерации. Запуск модернизированной установки сухого тушения кокса на ЕВРАЗ НТМК - это значимый шаг металлургов во внедрении экологичных технологий в промышленности. Только за последние годы компания направила на улучшение экологии на Урале более 8 млрд рублей», – отметил первый вице-губернатор Свердловской области Алексей Орлов.

Проект модернизации УСТК на ЕВРАЗ НТМК был включен в четырехстороннее Соглашение о взаимодействии между ЕВРАЗ НТМК, Министерством природных ресурсов и экологии РФ, Росприроднадзором РФ и Администрацией Свердловской области, и вошел в перечень мероприятий Года экологии в России.

Техническое перевооружение установки сухого тушения кокса предусматривает 100%-ный сбор избыточных газов с холодных свечей, их очистку и передачу в виде топлива в другие подразделения комбината. Это позволит оптимально использовать вторичные ресурсы, образующиеся при сухом тушении, а также сократить одну пятую всех выбросов комбината, что существенно улучшит экологическую ситуацию в Нижнем Тагиле.

Кроме того, на участке выгрузки кокса из камер тушения проведена реконструкция аспирационной системы: установлен рукавной фильтр, обеспечивающий снижение выброса коксовой пыли. Для контроля состава циркулирующего охлаждающего газа УСТК введена современная автоматизированная газоаналитическая система, управляющая технологическими параметрами в режиме онлайн.

ЕВРАЗ НТМК запатентовал новую технологию производства кокса с использованием модернизированной установки сухого тушения.

Инвестиции ЕВРАЗа в проект составили 175 млн рублей.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > metalinfo.ru, 12 декабря 2017 > № 2420499


Россия. ЦФО. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 12 декабря 2017 > № 2420493

ЧКЗЧ осуществила крупную поставку запчастей

«ЧЕТРА-Комплектующие и запасные части» (ЧКЗЧ) поставила крупную партию запасных частей в адрес различных компаний в рамках акции «Готовься к сезону 2018». Так, ЧКЗЧ отгрузила тридцать гусеничных цепей с шагом 190 мм к экскаваторам KOMATSU, Hitachi, Hyundai, а также три комплекта тяжелых гусениц к бульдозерам САТ D10N для Управляющей компании «ТСК». Гусеницы и цепи были отгружены на центральный склад, находящийся в Московской области, а в дальнейшем будут распределены по региональным складам компании.

В ближайшие месяцы пройдет отгрузка еще трех комплектов гусениц к бульдозерам САТ D10N.

Акция «Готовься к сезону 2018», прошедшая с 14 августа до 31 октября 2017 г., позволила конечным потребителям сэкономить и приобрести надежные запасные части к началу нового сезона, эффективно спланировав свой ремонтный бюджет. «Мы смогли восполнить образовавшуюся нехватку запасных частей на рынке и обеспечить наших конечных потребителей качественными российскими узлами ХС», – отмечает коммерческий директор ЧКЗЧ Ирина Малкова.

Россия. ЦФО. ПФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 12 декабря 2017 > № 2420493


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 декабря 2017 > № 2419452 Аркадий Злочевский

Комментарий. Аркадий Злочевский: почему зерновой рекорд не приносит денег?

В Краснодаре прошла международная агропромышленная выставка ЮгАгро-2017 – крупнейшее ежегодное событие России в сфере АПК. На пленарном заседании, которое традиционно вел директор медиа-группы «Крестьянские ведомости» Игорь Абакумов, обсуждался вопрос экспорта сельхозпродукции, его возможности и риски. С большим докладом выступил президент Зернового союза России Аркадий Леонидович ЗЛОЧЕВСКИЙ. Его оценки текущей ситуации будут, надеемся, интересны нашим читателям. Публикуется с сокращениями.

Технологический рывок в урожайности возможен. Но неокупаем.

Крестьяне уже давно адаптировались к современным технологиям, и понимают, что европейская урожайность 45-47 центнеров с гектара, а у нас «средняя температура по больнице» 30 центнеров. Не особая проблема достичь этих 45-47, но главное — это экономический смысл, ответ на вопрос – а зачем? Достижение 45-47 центнеров с гектара требует вложений, надо положить в землю денег дополнительно к тому, что вкладываем сегодня. Где взять эти деньги, во-первых, и как окупить подобные инвестиции? Кредитное ярмо с такими процентными ставками снять с шеи крайне трудно. Поэтому многие предпочитают вообще кредитом не пользоваться, а недостаток средств — главный ограничитель технологической базы. Вот это главный вопрос, который стоит перед зерновиками сегодня. И если мы посчитаем текущую конкурентоспособность, выяснится, что рывок, скажем, до среднеевропейского уровня технологий, просто не окупаем в нынешнем рынке.

Я вспоминаю времена, могу вам даже точно год назвать – 1996-й, когда одна тонна пшеницы менялась на две тонны солярки. Вот конкретный эквивалент. Сегодня надо за одну тонну солярки отдать пять тонн пшеницы. Я всегда скептически смотрел на термин «диспаритет», потому что с ростом производительности труда, технологичности падает себестоимость. Это естественная вещь. Но если мы сравним, как мы чувствовали себя, скажем 15 лет назад, то себестоимость 15 лет назад укладывалась в 2000 — 2500 рублей за тонну в среднем по стране, сегодня она укладывается в 6000 рублей.

В сравнении с темпами инфляции, многократным подорожанием ресурсов, себестоимость зерна выросла не так значительно, но выросла. На этом фоне цена на пшеницу за минувшие 5 лет обвалилась в 3 раза. Мы 5 лет назад продавали ее в 3 раза дороже, чем сегодня. Одно накладывается на другое.

Как у нас выглядит экономика сегодня? Ну да, были два хороших сезона предыдущих, достаточно хороших по экономике для зерновиков, мы продавали с рентабельностью не ниже 40 процентов, а это давало возможность для расширенного воспроизводства. Что в этом сезоне? В этом сезоне ситуация достаточно критична. Главным драйвером развития зернового рынка является экспортный спрос, а никакая не государственная поддержка, ни госпрограммы и так далее.

Говорили много про импортозамещение, сейчас как-то поменьше стали разговаривать на эту тему, слава Богу. Надо отдавать себе отчет, что всё импортозамещение случилось у нас в стране благодаря обвалу рубля, а не благодаря целенаправленной политике государства в аграрном секторе. Да, в промышленности есть процессы, которые именно благодаря государственной политике запущены. У нас же в аграрном секторе так: просто рубль обвалили в 2014 году, вот это и сделало реальным процесс импортозамещения, и продукты в магазинах начали замещаться на свои. Но обычно эффект девальвации работает пару лет и потом исчерпывает себя, и вот он уже сейчас себя практически исчерпал, мы видим, как сейчас растет импорт — и в физическом, и в стоимостном выражении — люди начинают больше денег тратить на импортные продукты. Это достаточно опасно. Значит, мы не сумели создать какую-то базу, и дальше что: вроде как государство стремится к тому, чтобы сделать валюту стабильной, чтобы не обваливать больше рубль, но в таких условиях мы можем опять вернуться к дисбалансу экспортно-импортных операций. То есть у нас баланс вначале начал сближаться. Хотя импорт всегда в стоимостном выражении превышал экспорт нашей продовольственной продукции, но при этом мы начали сближение достаточно активное в последние годы. А сейчас можем опять «разбежаться», есть такой риск.

Зерновой рекорд: для отчета хорошо, для кошелька плохо. Почему?

Много разговоров о рекорде. Да, это исторический рекорд, причем по целому ряду моментов и позиций мы побили еще советский рекорд. Напомню, он стоял с 1978 года, когда на территории Российской Федерации было собрано 127,8 млн тонн. Вот с тех пор рекорд исторический не был побит. До этого мы побивали и постсоветские рекорды — в прошлом году со 120 млн тонн.

Есть повод для гордости и отчетов руководству страны. Но нет повода для радости, когда речь заходит о доходах. И это абсолютная правда. Поэтому рекорды нас не радуют.

У нас две беды: урожай и неурожай, при этом урожай – беда побольше. Вот она и случилась в этом году — 88 млн тонн пшеницы. При этом баланс в целом по сезону раскладывается таким образом — у нас общее количество предложения достигло 150 млн тонн, включая переходящие запасы, валовые сборы. Это безумное количество. Логично было бы для того, чтобы сбалансировать рынок, вывезти на экспорт 55 млн тонн в этом сезоне. А инфраструктура не позволяет, причем это уже не экспортная инфраструктура в портах, а транспортная инфраструктура на территории страны. Железные дороги, приемка, отгрузка и все прочие детали не позволяют вывезти более 45-46 млн тонн. Вот они и будут вывезены в этом сезоне, а все остальное зависнет в переходящих запасах и будет «давить» на внутренний рынок.

К восторгам по поводу большого урожая могу добавить, что мы вывезли больше 20 млн тонн на текущий момент, это тоже исторический рекорд, и мы превысили пятимиллионную планку месячного вывоза в сентябре, и это тоже исторический рекорд.

Но надо стоять не на облаке восторга, а на земле: я вам хочу показать ценовую ситуацию. Внешние цены выросли по отношению к прошлому сезону. Прошлый сезон торговался в пределах 170 долларов за тонну пшеницы. Иногда цены выстреливали к 180, но возвращались до 165. В этот сезон мы стартовали со 180, сейчас 192, в принципе внешние цены лучше, чем в прошлом сезоне. А вот внутренние цены упали при этом в среднем на 27 процентов, а в некоторых регионах более 30 процентов, и это всё на фоне роста цен на топливо в 30 процентов, к примеру. Как раз и выходит себестоимость в 6 000 рублей в среднем по стране, при том, что текущие цены продаж в регионах в эти 6 000 рублей и упираются.

Прогноз на сезон 2018: рекордов не будет.

Мы не имеем достаточного уровня рентабельности для того, чтобы поддержать простое воспроизводство в этом сезоне. То есть речь идет о том, что к следующему сезону, в результате сложившихся экономических параметров, мы потеряем технологичность — не на что будет купить ресурсы в достаточном количестве и поддержать достигнутый уровень технологий. А это значит, что урожайность в 30 центнеров с гектара мы в следующем сезоне получить не сможем, физически не сможем — нет денег на то, чтобы получить эти 30 центнеров. Рынок не дает сегодня денег для того, чтобы поддержать текущие технологии и это — главная проблема сезона.

Кому нужны еще 20 млн гектаров?

Министерство нам говорит: «Давайте возвращать землю в оборот. У нас 20 млн гектаров не запаханных, брошенных еще с советских времен.». Я каждый раз говорю: «А зачем? Вы подумали о рынках сбыта? Мы произведем на этих 20 млн гектаров дополнительную продукцию, которую некуда девать.» Прежде чем возвращать землю в оборот, надо сформировать рынки сбыта.

Слава Богу, сегодня в государственное политике появился приоритет в виде экспорта. Хотя и я, и другие аналитики с 90-х годов устали повторять, что именно экспорт должен стоять фетишем государственной политики. Сегодня эти слова прозвучали уже сверху. Но пока это все слова. Впервые у нас появилась программа поддержки экспорта, однако стоимость её буквально «три копейки», она в бюджете Минсельхоза заложена, и всего на один год. Продолжения у нее нет, непонятно что будет с этой программой развития и сегодня все ставки по поддержке экспорта идут в Российский экспортный центр, где реальное бюджетирование есть, где реальные программы по продвижению нашей продукции.

Минсельхоз в этом плане «голый», оставлен правительством фактически без ресурсов и то, что Минсельхоз декларирует сегодня – «мы за экспорт, мы поддерживаем его» — это слова и не более. Поскольку денег нет, то это просто слова. А как можно без денег поддержать экспорт?

Он не может быть поддержан, поскольку для того, чтобы даже удерживать рынки сбыта, надо финансировать процессы из бюджета. Естественно, должна быть реформирована и задействована система нашего аграрного атташата, торгпредств за рубежом. Это огромный пласт аналитической работы на внешних рынках для того, чтобы знать барьеры, знать — куда надо пробиваться, осваивать новые рынки сбыта.

Аналитический центр, созданный в Минсельхозе, только-только начал свою деятельность, и он пока сейчас занимается сбором и обработкой информации, но еще не готов выдавать готовые рецепты. Но, даже когда он их выдаст, я надеюсь, что это достаточно скоро случится, на то, чтобы реализовать предложения, которые будут им выработаны, понадобятся деньги, и это главная проблема на сегодня. Но нет денег на то, чтобы инвестировать в технологии, и нет денег на то, чтобы поддержать главный, основной драйвер всех процессов развития рынка — экспорт.

Поэтому от следующего сезона не жду рекордов, скорее всего, будет снижение производства. Но это не значит, что будет мало зерна. Мало не будет, в любом случае мы имеем инерционную машину в сельском хозяйстве, и урожай будет большим. Просто он не будет настолько огромным и не будет рекордным.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 декабря 2017 > № 2419452 Аркадий Злочевский


Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 12 декабря 2017 > № 2419422 Игорь Абакумов

У нас две беды – неурожай и урожай.

Судя по всему, посевные площади в России будут уменьшены, поскольку сейчас никто не знает, куда деть зерно. Логистически мы не готовы к такому урожаю, рассказывает в интервью ПРОВЭД генеральный директор медиа-группы «Крестьянские ведомости», председатель оргкомитета Ассоциации аграрных журналистов Игорь АБАКУМОВ.

– Игорь Борисович, наши экономисты любят говорить об успехах сельского хозяйства и ставить отрасль в пример другим. Каковы причины такого успешного прорыва?

– Все наши «прорывы» были заложены 15 лет назад, когда начался приоритетный национальный проект «Развитие АПК» – примерно 2002, 2005, 2007 год особенно. Тогда были даны крупные кредиты и государственные гарантии под строительство крупных животноводческих комплексов, под закладку виноградников, под строительство тепличных комбинатов, под строительство птицефабрик.

Именно тогда были куплены самые лучшие, самые передовые европейские технологии и поставлены в российской глубинке. Основные инвестиции шли из городов, то есть из крупных промышленных центров, бизнесмены которых поняли интерес к сельскому хозяйству. Им гарантировали, что правила игры не будут меняться. И тогда они сделали инвестиции и прокредитовались в крупных государственных банках. Именно тогда был заложен фундамент и нынешнего импортозамещения, и нынешнего рывка, и нынешней экспансии российской пшеницы на рынки Северной Африки.

– То есть это такой «отложенный результат»?

– Дело в том, что сельское хозяйство – это не склад, на котором лежат продукты. Продукты еще нужно произвести. Чтобы увеличить производство молока, нужно сначала вырастить коров, а корова растет от 3 до 5 лет. Для того чтобы вырастить виноград, нужно 10 лет от закладки. Это очень длинные кредиты, длинные деньги. Если бы их не было, не было бы у нас сейчас ни импортозамещения, ни экспорта, ничего бы не было. Совершенно точно можно сказать, что инерционный механизм сельского хозяйства с кнопки не работает.

– В этом году у нас рекордный урожай зерна.

– Да. Все полны оптимизма. Мы сделали самый большой урожай, как говорят, в истории России, со времен Советского Союза. Но мы сделали одновременно и самый большой убыток, поскольку у нас две беды – урожай и неурожай. Вот сейчас у нас первая беда – урожай. Его девать некуда. Не хватает складов. Зерно уже испортилось, оно уже ничего не стоит. Кроме того, цена на зерно упала так, что уже невозможно даже выплатить те кредиты, которые брали на его производство. Крестьяне (я условно говорю «крестьяне»: это фермеры, это бывшие колхозы и совхозы, ныне агропредприятия, это крупные агрохолдинги) не вернут потраченных на выращивание урожая денег. У них не окупятся ни топливо, ни гербициды, ни удобрения. Это очень большая беда.

– А что с экспортом зерна?

– Зерна у нас достаточное количество, и мы первые в мире по экспорту пшеницы сейчас, есть чем гордиться, безусловно. Российское зерно прочно вытеснило американское зерно уже два года как. Американцы заявили об этом только в этом году, на самом деле это произошло на несколько лет раньше. Официально объявлено, что российское зерно вытеснило американское с рынков Северной Африки. А это много стран: Тунис, Ливия, Ирак, Сирия, Марокко, крупный покупатель – Египет.

Успехи у нас, безусловно, есть. Вопрос в качестве зерна. Как правило, это зерно 4-го класса. Из него можно печь хлеб, но в основном это то, что идет на низкие сорта хлеба, лепешки, нарезные батончики и так далее. А вот то, что считается южным караваем, на который можно сесть, а потом встать, и он распрямится – такого зерна у нас мало. На рынке на него спрос невелик. Но мука из этого зерна ценится дорого.

Наш еще один возможный путь экспорта – это мука. Потому что мы поставляем зерно, кто-то из него делает муку и везет в голодающую Африку. И никто не знает, что это зерно произведено в России. Деньги мы при этом вроде бы выручили, но пропагандистски мы проигрываем очень сильно. Сейчас первый по рейтингу среди производителей муки – это Турция. И все помалкивают, что Турция стала этим первым производителем благодаря поставкам зерна из России. Мука продается как турецкая. Мы должны вытеснить Турцию с рынка муки. Это будет справедливо и это будет правильно.

Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 12 декабря 2017 > № 2419422 Игорь Абакумов


Россия. Корея. Бразилия. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина > carnegie.ru, 11 декабря 2017 > № 2423581 Илья Иноземцев

Без флага и гимна: можно ли оспорить отстранение сборной России от Олимпиады

Илья Иноземцев

Исходя из специфики санкций в спорте здесь применяется презумпция виновности, а это значит, что доказывать отсутствие допинговой системы придется российскому Олимпийскому комитету. А сделать это практически невозможно: международные спортивные организации набрали достаточно доказательств, которые хоть и не кажутся весомыми при поверхностном рассмотрении, очень сложно оспорить

Исполком Международного олимпийского комитета (МОК) приостановил членство российского Олимпийского комитета. Это означает, что сборной России будет запрещено участвовать в грядущих зимних Олимпийских играх в корейском Пхенчхане. Решение стало итогом двухлетнего расследования нарушений антидопинговых правил, которое проводила специальная комиссия МОК.

Еще никогда в истории мирового спорта ни один национальный олимпийский комитет не лишали аккредитации из-за допинга, но, парадоксальным образом, в случае с российской сборной такое решение было вполне ожидаемым и даже в чем-то полезным с точки зрения снижения напряжения вокруг российских спортсменов.

Заветы Пьера де Кубертена, основателя современного олимпийского движения, сформулированы в Олимпийской хартии – уставном документе МОК, который кодифицирует основные принципы мирового спорта и определяет структуру и компетенцию управляющих органов. Это объемный, но весьма пространный документ, который закрепляет лишь самые общие правила и наделяет широкими полномочиями непосредственно МОК.

Конкретика в хартии, конечно, присутствует, но в ней сложно будет найти ту самую норму, на основании которой российскую сборную отстранили от Игр-2018. Решение исходит из общего посыла хартии, а именно что национальные олимпийские комитеты должны способствовать соблюдению правил мирового спорта на местах, иначе они будут исключены. Олимпийский комитет России формально не справился с этой задачей (а неформально – еще и помогал нарушать), поэтому был наказан.

Тем не менее решение МОК позволяет тем российским спортсменам, кто не имеет нарушений антидопинговых правил, соревноваться на Олимпиаде в качестве независимых участников. Это гуманное и понятное решение, к тому же прямо вытекающее из принципа недопустимости дискриминации в спорте, который тоже провозглашается среди основных.

Российский случай – это первое отстранение сборной из-за допинга, но в истории спорта хватает примеров дисквалификации национальных олимпийских комитетов по другим причинам, не говоря уже про добровольные бойкоты, как с московской Олимпиадой-80. Например, Индию отстранили от Олимпиады в Сочи, а Кувейт – от Рио-2016 из-за вмешательства местных правительств в деятельность олимпийских комитетов. В результате на зимних Играх в Сочи индийские спортсмены участвовали как независимые, поскольку официальное избрание нового главы местного комитета должно было состояться непосредственно во время соревнований.

В 1992 году сборная СНГ выступала под олимпийским флагом просто потому, что после распада СССР новые органы по управлению спортом еще не были созданы. Десять независимых спортсменов, получившие политическое убежище, но не гражданство в новых государствах, выступали в Рио-2016 от сборной беженцев также ради соблюдения основополагающих принципов хартии.

Однако нынешнее решение МОК воспринимается многими как унизительное. В этом есть свой резон: в хартии имеются прямые указания на дисквалификацию комитетов в случае, если в их деятельность вмешивается государство, но про допинг там ничего не сказано. Существует, впрочем, общее предписание о запрете допинга, из которого как раз и исходил Исполком МОК.

Интересно сравнить нынешнее решение по российской сборной с другим похожим решением – Исполкома Всемирной легкоатлетической федерации перед Олимпиадой 2016 года в Рио. Тогда была дисквалифицирована только Всероссийская федерация легкой атлетики, но зато был прямой запрет на участие российских спортсменов в Играх, если они не сумели доказать свою обособленность от системы российского спорта. Причем критерии этой обособленности довольно размыты – в правилах говорится лишь о незапятнанной антидопинговой репутации и отсутствии вины в неправомерной деятельности национальной федерации легкой атлетики. Соответствовать таким критериям накануне Игр удалось только прыгунье Дарье Клишиной.

Остальные 67 спортсменов подали коллективный иск в Спортивный арбитражный суд в Лозанне, но проиграли. В результате Всероссийская федерация легкой атлетики по-прежнему остается дисквалифицированной, но нейтральных российских спортсменов становится все больше – последнее разрешение участвовать в соревнованиях было получено ими в июле 2017 года.

Нынешнее решение МОК также можно оспорить в лозаннском суде, но шансов на успех тут немного. Диспуты там разрешают профессиональные юристы, для которых арбитраж не является основным местом работы, а потому они часто ищут простейшего решения спора, которое в данном случае сводится к тому, чтобы оставить дисквалификацию в силе.

Если бы российские спортсмены решили судиться с МОК по отдельности, то шансов выиграть было бы больше. Но решение Исполкома МОК касалось непосредственно Олимпийского комитета России, поэтому именно он должен будет подавать апелляцию. Впрочем, российская сторона почему-то не стала использовать такой подход, даже когда могла это сделать, – в 2016 году был подан коллективный иск от 67 спортсменов, хотя можно было раздробить его на 67 процессов. Издержки бы увеличились, но взгляд на дело изменился бы от общего к более конкретному. Сейчас же такой возможности нет и не будет.

Осложняет ситуацию и особая система доказательств в спортивных процессах. Исходя из специфики санкций в спорте здесь применяется презумпция виновности, а это значит, что доказывать отсутствие допинговой системы придется российскому Олимпийскому комитету. Собственных доказательств он предоставить не сможет, и придется оспаривать доказательства, имеющиеся у МОК: показания Григория Родченкова, руководителя Антидопингового центра, который подробно рассказал о механизмах сокрытия положительных антидопинговых проб; лабораторные пакеты, где были обнаружены подозрительные царапины на пробирках с биоматериалами, а также аномальные химические значения, выраженные в повышенном содержании соли в моче.

Несмотря на эксцентричность Родченкова и косвенность показателей лабораторных пакетов, это сложнооспоримые аргументы, которые уже зафиксированы антидопинговыми органами. Опровергнуть свидетельства Родченкова можно лишь словами ответственных лиц, но тогда будет применяться баланс вероятностей – важный тип доказательства для спортивных процессов – и версия Родченкова, которую никто до сих пор не опровергал напрямую, будет иметь больший вес.

Кроме того, не стоит забывать, что суд в Лозанне – это коммерческий арбитраж, и следственных экспериментов тут проводиться не будет. Поэтому и сделать надлежащую экспертизу над пробирками невозможно. Усугубляет ситуацию и тот факт, что после заседания исполкома сам руководитель российского Олимпийского комитета Александр Жуков частично признал вину, извинившись за нарушения антидопинговых правил. Его слова вряд ли получится положить в основу обвинения, но в качестве вспомогательного аргумента при выстраивании позиции МОК использовать можно.

Сейчас, даже если допустить, что решение МОК было политизировано, необходимо признать, что обратить вспять процесс дисквалификации уже невозможно. Международные спортивные организации набрали достаточно доказательств, которые хоть и не кажутся весомыми при поверхностном рассмотрении, очень сложно оспорить. При этом само решение исполкома подводит итог целого олимпийского цикла, который начался еще в Сочи в 2014 году, ведь именно тогда, если верить обвинениям, национальная допинговая система заработала в полную силу. И, несмотря на жесткость санкций, необходимо отметить и то, что для не уличенных в допинге спортсменов мало что меняется, кроме флага и гимна на официальных церемониях. Это существенный шаг, которого не было сделано в 2016 году и который в перспективе должен снизить остроту споров российских спортивных органов с международными.

Россия. Корея. Бразилия. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина > carnegie.ru, 11 декабря 2017 > № 2423581 Илья Иноземцев


Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 11 декабря 2017 > № 2422298 Александр Коновалов

Академик Александр Коновалов: «Разработки российских ученых способны совершить переворот в медицине»

Новое открытие в области «сверхвысоких разведений» обещает серьезные перемены в фармацевтике и смежных областях.

Выделенные в ходе исследований российскими учеными молекулярные ансамбли, названные ими «наноассоциатами», в корне меняют представление о поведении высокоразбавленных растворов, применяемых, в частности, при производстве лекарств.

О неожиданных свойствах таких растворов и практическом применении открытия в интервью «Росбалту» рассказал известный химик, академик РАН Александр Коновалов.

— Александр Иванович, вы работаете и живете в Казани, с чем связан ваш нынешний визит в Москву?

— 7 декабря в Москве состоялась конференция «Перспективы применения релиз-активных препаратов в современной медицинской практике», организованная Российской академией наук. На данной конференции я представил результаты своей многолетней научной работы, которая посвящена исследованию наноассоциатов в высокоразбавленных растворах.

— Вы — известный отечественный химик, академик РАН. Почему вас заинтересовала практическая медицинская конференция?

— Тематика моих исследований связана с главной темой конференции. Строго говоря, медицина вбирает в себя все текущие фундаментальные достижения из других наук и одной из первых может применить их на практике. Есть множество примеров, когда достижения в области химии активно используются в медицине и окружающей нас жизни, и это не только вопросы фармакологии или лабораторной диагностики. Поэтому активное взаимодействие естественных наук и науки медицинской является исторической закономерностью.

Моя работа посвящена сверхвысоким разведениям различных соединений, в которых были найдены поразительные эффекты. Казалось бы, и это соответствует классическому воззрению, что вместе с уменьшением концентрации должны изменяться и физико-химические свойства таких образцов, вплоть до полного своего исчезновения. Но это в теории. А в наших исследованиях мы неоднократно показали, что на протяжении данного пути уменьшения концентраций можно наблюдать выраженные скачки физико-химических параметров растворов, которые позволили сделать вывод о формировании разноразмерных наноассоциатов в таких высокоразбавленных растворах.

Данные результаты ранее, в 2012 году, представлены мной на заседании Президиума РАН, где они активно обсуждались и были положительно отмечены коллегами.

— А как связано это явление с медициной?

— Если говорить о медицине, то уже более 20 лет в этом направлении работает профессор Эпштейн. Он открыл, что сверхвысокие разведения приобретают новые позитивные модифицирующие свойства, назвав этот феномен релиз-активность. Он доказал эффективность препаратов, производимых по этой технологии, тем самым открыв возможности для лечения широкого спектра заболеваний.

По сути, мы с ним в разных терминах описываем одну и ту же проблему. Я использую классическое понятие супрамолекулярная химия, подтверждая своими работами, что сверхвысокие разведения это не «пустота», а вполне материальный объект. Эпштейн же с использованием биологических моделей открыл новое техногенное свойство сверхвысоких разведений и разработал на его основе инновационные лекарственные препараты.

Собственно, говоря простым языком, российские ученые пришли к тому, что при многократном разведении исходного вещества, при уменьшении его концентрации, оно не исчезает, а переходит в другую форму. Более того, у вещества появляются новые качества и новые свойства — это настоящее открытие, которое не было предсказано даже теоретически.

— Это очень интересно. Но какая может быть практическая польза от данной разработки?

— Как я уже сказал ранее, в данном случае фундаментальная наука приблизилась к описанию и детализации физико-химических свойств, лежащих в основе биологической активности сверхвысоких разведений или релиз-активных продуктов, успешно внедренных в медицинскую практику. Конечно, данная тема, как и любая другая, требует очень большого научного внимания и изучения, что и происходит сегодня.

Новое российское открытие обещает серьезные перемены, даже переворот в медицине и фармацевтике: ведь при освоении соответствующих технологий можно будет получать необходимые эффекты от действия релиз-активных лекарственных препаратов. Это происходит в силу того, что в таких растворах образуются наноразмерные молекулярные ансамбли, названные нами «наноассоциатами». Размер наноассоциатов варьируется в зависимости от степени разбавления растворов не линейно и не монотонно: от нескольких десятков до нескольких сотен нанометров. Именно образование наноассоциатов является фактором неклассического поведения растворов.

А вот что является причиной — мы пока не знаем. Это вызов физикам, биологам, биохимикам. А о клиническом применении, конечно, лучше расскажут ведущие специалисты в своих областях, которые выступали на конференции.

***

Коновалов Александр Иванович — советский и российский химик-органик, доктор химических наук, профессор, академик Российской академии наук (РАН), председатель научного Совета РАН по органической и элементоорганической химии. С 1979 по 1990 год — ректор Казанского государственного университета. В настоящее время работает в институте органической и физической химии им. А.Е. Арбузова (Казань). Разработал различные аспекты химии веществ, способных к супрамолекулярным взаимодействиям. Опубликовал более 1000 статей в ведущих отечественных и международных журналах, имеет свыше 40 авторских свидетельств СССР и патентов РФ, Индекс Хирша в РИНЦ — 33. Член редколлегий научных журналов «Успехи химии», «Журнал общей химии», «Журнал органической химии»; член международного Совета по гетероатомной химии. Награжден Орденами «За заслуги перед Отечеством» IV и III степени, Орденом Трудового Красного Знамени, Орденом Дружбы народов, Орденом Почета (Россия).

Беседовала Дарья Истомина, Росбалт

Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 11 декабря 2017 > № 2422298 Александр Коновалов


Россия. ЦФО > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 11 декабря 2017 > № 2422297

Язвой меньше. Развитие регенеративной медицины получило мощный импульс

Недавно в Московском университете им. М.В.Ломоносова проходил III Национальный конгресс по регенеративной медицине. Среди десятков интереснейших докладов особо выделялось выступление ученых из петербургского Института цитологии (ИНЦ РАН). От вуза в столицу прибыли около 30 специалистов, представивших девять докладов. Причем два из них - пленарные академика Н.Никольского и члена-корреспондента РАН А.Томилина. Похоже, активность питерцев не удивила участников форума: институт ведет исследования в области клеточной биологии и создании биомедицинских клеточных продуктов почти треть века и занимает здесь лидирующие позиции. Его проекты поддержаны Российским научным фондом.

По просьбе читателей газеты “Поиск” о работах питерских цитологов рассказала руководитель Центра клеточных технологий ИНЦ, и.о. директора института доктор биологических наук Наталья МИХАЙЛОВА.

- Нам действительно было что доложить коллегам. Инсти-тут цитологии фактически первым в стране начал изучать стволовые клетки и применять фундаментальные знания в практической медицине. Наши сотрудники, например, разработали эффективный клеточный продукт - дермальный эквивалент - для лечения больных, получивших тяжелейшие ожоги и страдающих от незаживающих трофических язв. Продукт, состоящий из коллагенового матрикса и живых клеток кожи человека, наносят на раны, и они быстро заживают. Клетки (дермальные фибробласты) секретируют вещества, стимулируют работу собственных клеток пациента, а коллаген является основным структурным белком кожи. Отмечу, что традиционные методы лечения пока не в состоянии справиться с трофическими язвами.

Министерство здравоохранения нас поддержало, и клиники страны с 2006-го по 2011 годы смогли пользоваться нашим клеточным продуктом. Эффективное лечение получили более 500 пациентов, спасены жизни ожоговых больных. Однако дальше работать с прекрасно зарекомендовавшим себя продуктом было невозможно - его необходимо было перерегистрировать, но сделать этого мы не могли. В стране тогда отсутствовали правила, разрешающие использовать клетки человека. Парадоксальная ситуация: биологи с помощью стволовых клеток создавали новые методы лечения, но опробовать их на практике им не разрешалось. Из-за этой, без преувеличения, трагической неувязки развитие клеточных технологий застопорилось, и мы начали отставать от Запада. Так продолжалось около пяти лет, пока в конце 2016 года не вступил в действие федеральный закон №180 “Об обращении биомедицинских клеточных продуктов”. Прошедший в Москве конгресс стал первой встречей ученых-разработчиков и, что важно, врачей, которые теперь смогут применять технологии. Выдающееся событие для нашей области науки! Заслуга в этом принадлежит академику В.Ткачуку, который взял на себя инициативу провести форум.

С принятием закона ситуация в корне изменилась, и биологические институты активизировались. Но сразу же возник вопрос финансирования разработок на основе стволовых клеток. Такие дорогостоящие работы на небольшие гранты (например, РФФИ) провести просто невозможно. Нашему институту в этой ситуации необыкновенно повезло - у нас уже был грант Российского научного фонда. В конце 2014 года мы выиграли престижный конкурс на выполнение комплексной программы развития ИНЦ “Молекулярно-клеточные технологии для лечения социально-значимых заболеваний”. Фонд едва ли не первым стал финансировать эти фундаментальные исследования и поддерживать развитие перспективных методов применения стволовых клеток для лечения тяжелых заболеваний, создание новых технологий, оснащение лабораторий современной техникой, подготовку кадров для нарождающейся отрасли регенеративной медицины и вывода ее на мировой уровень.

- Конкурентов у вас было много?

- Да, 12 академических институтов и ведущие университеты. Но среди победителей оказались всего три биологических института. Грант на пять лет мы получили в декабре 2014 года и к работе над проектом приступили в начале следующего. За это время сделано немало: мы расширили исследования стволовых клеток и методов их получения для создания эффективных клеточных продуктов. Разрабатываем их вместе с медиками для замещения органов и тканей (восстановление мочевого пузыря, поврежденной костной ткани), в том числе у больных туберкулезом. Развиваем фундаментальные исследования индуцированных плюрипотентных стволовых клеток для моделирования практически любых тканей человека. В этой области институт занимает лидирующие позиции благодаря работам члена-корреспондента РАН А.Томилина.

Наша гордость - Центр клеточных технологий, построенный с учетом требований к чистым помещениям и международного стандарта GMP. Это была одна из центральных задач гранта. Мы открыли центр в мае 2017 года (на верхнем снимке), первыми среди биологических институтов и, считаю, очень быстро - за 2,5 года. Центр занимает всего

100 кв. м, но, как говорится, мал золотник да дорог: он отвечает самым высоким требованиям чистоты. Это значит, что мы даем гарантию и при культивировании клеток контаминаций быть не может. В этом году наше чистое производство сумело подтвердить свой высокий класс. Сейчас готовим к аккредитации оборудование и технологии. Это делается впервые, и пока мы ждем окончательных регламентов от Росздравнадзора и Минздрава РФ.

Центр оснащен самым современным оборудованием, которое позволяет получать качественные клеточные культуры, в том числе для высокопроизводительного скрининга, наращивать стандартную клеточную массу для производства клеточных продуктов. У нас, например, действует одна из первых в России автоматизированных систем культивирования клеток - CompacT - компании Sartorius стоимостью более 100 миллионов рублей. Таких установок в стране две, но только наша работает в чистых помещениях. Клетки, напомню, культивируют вручную, процесс этот необыкновенно трудоемкий, занимающий массу времени. А роботизированная установка по заданным протоколам делает это без участия человека круглые сутки, не отвлекаясь на обед и перекуры, а главное, безошибочно. Благодаря отработанной совершенной технологии, а также стандартным методам и материалам мы можем проводить доклинические исследования создаваемых лекарств. Момент принципиальный: теперь мы готовы сами тестировать новые лекарства, проводить опытные испытания не на животных, а на клеточных моделях, наблюдая, как клетки реагируют на новинку. Поэтому так важно разрабатывать и совершенствовать подобные технологии.

Современное оборудование позволяет нам “строить” стандартные клеточные продукты, которые после сертификации можно передавать в клиники. В первую очередь это продукт, уже получивший разрешение, для лечения тяжелых ожогов и язв, о котором я говорила. Его можно рекомендовать и для медицины катастроф. Когда в Перми во время пожара в клубе “Хромая лошадь” пострадало множество людей, их доставляли в петербургские клиники, и на наш клеточный продукт был огромный спрос. Тогда мы все силы бросили на его производство. Обидно, когда случаются катастрофы, нас призывают: “Срочно давайте ваш продукт!”, а когда опасность миновала, требуют свидетельство о сертификации. Сейчас мы должны зарегистрировать наши разработки по новым правилам, определенным законом №180. И хотя метод прекрасно себя зарекомендовал (применялся в клиниках на протяжении пяти лет), предстоит заново повторить все этапы, включая доклинические и клинические исследования. Но есть надежда, что Минздрав пойдет нам навстречу и упростит процедуру регистрации. Это будет первый биомедицинский клеточный продукт, который мы собираемся зарегистрировать. Сейчас проводятся испытания подобного средства для восстановления мочевого пузыря, востребованного, как я говорила, больными туберкулезом. Еще одна технология предназначена для замещения костной ткани (имплантация протезов для замещения кости, в том числе восстановления туберкулезной костной ткани). Перспективные исследования проводим с офтальмологами: разрабатываем продукты для восстановления дефектов тканей глаза с помощью стволовых лимбальных клеток.

- На каком уровне находятся ваши технологии? Есть ли отставание?

- Аналоги нашим клеточным продуктам за рубежом, конечно, есть, особенно касающиеся лечения ожогов. И все же назову важные преимущества наших разработок: по эффективности они не уступают западным и значительно дешевле. В чем мы отстаем, повторюсь, так это в темпах внедрения: сначала применение тормозило отсутствие закона, теперь, боюсь, пройдет лет пять, пока наши методы сертифицируют. А пока страна по-прежнему вынуждена закупать за рубежом дорогостоящие лекарства и технологии.

- Удалось ли институту решить вопрос подготовки кадров, как того требует грант?

- В этом направлении мы интенсивно работали и в последние годы добились значительных изменений. В проекте, поддержанном РНФ, участвуют свыше ста специалистов, больше половины из них - молодежь, включая аспирантов и студентов (для института, в котором около 240 научных сотрудников, думается, совсем неплохо). Главное, что молодые ученые работают с энтузиазмом, у них горят глаза, им у нас интересно. Многие пишут статьи и публикуются в ведущих, высокорейтинговых иностранных изданиях. И все же специалистов не хватает, в первую очередь, способных культивировать клетки и обслуживать роботизированную технику. Поэтому мы обсуждаем разработку образовательных программ с санкт-петербургским и политехническим университетами по подготовке высококлассных специалистов, совмещающих знания клеточной, молекулярной биологии, материаловедения с навыками работы на новейшем оборудовании.

- Грант заканчивается в 2018 году, что будет дальше с центром и научным направлением?

- Конечно, мы и дальше будем развивать эту важную область регенеративной медицины. И уже сейчас, продолжая выполнять проект РНФ, занимаемся поисками финансирования. Замечу, что научная репутация института, большой опыт и достижения (открытие центра, статьи в зарубежных журналах, исследования и разработки) заметно облегчают эту непростую задачу и привлекают к нам внимание фармацевтических компаний, медицинских организаций, университетов. За три года действия гранта ИНЦ заключил около 20 договоров, включая соглашения на консультации и обучение сотрудников российских организаций разных ведомств. Есть среди них и соглашения с зарубежными университетами, например, с Мюнхенским (совместные исследования по использованию наночастиц и мезенхимных стволовых клеток, применяемых в онкологии). Недавно подписан договор с Центром системной биомедицины университета Люксембурга - будем создавать биосовместимые матрицы для культивирования нейронов. Вместе с американскими коллегами (университет Tafts, Бостон) занимаемся тестированием биосовместимых титановых материалов для протезирования костной ткани. Нашлись спонсоры, поддерживающие нас в выполнении этого проекта, в том числе наш учредитель ФАНО России, зарубежные и отечественные компании. Зная о наших научных возможностях и прекрасном оснащении, институт стали привлекать к тестированию новых лекарств. Один договор по доклиническим исследованиям уже выполнен по стандарту GLP. В этом году заключен договор о создании консорциума вместе с коллегами и медицинскими организациями из Казахстана - они заинтересованы в методах лечения ожогов, трофических язв и намереваются приобрести нашу технологию, совместно создавать новые клеточные продукты. С Белоруссией будем участвовать в реализации программы Союзного государства. И все эти подвижки произошли за последние три-четыре года.

- Вернемся к прошедшему в МГУ конгрессу: как были приняты доклады ваших сотрудников?

- Считаю, очень хорошо. Наши сообщения о перспективных стволовых клетках и применении биомедицинских клеточных продуктов вызвали большой интерес участников. Например, доклад академика Н.Никольского был посвящен стволовым клеткам эндомерия и возможности их применения для лечения бесплодия у женщин. Работа проведена огромная, доказаны, в частности, эффективность и безопасность этих клеток. М.Хотин представил новую инфраструктуру (по международному стандарту GMP) для создания биомедицинских клеточных продуктов, которые можно передавать в клиники, в соответствии с требованиями закона ФЗ-180. Заинтересованность нашими работами можно объяснить еще и тем, что классические методы лечения пока бессильны против тяжелых заболеваний, поэтому применение биомедицинских клеточных продуктов вышло на высокий уровень. Скажем, в НИИ онкологии в Петербурге делают противоопухолевые вакцины на основе клеток костного мозга и опухолевых клеток больного (биотерапия), показавших значительный противоопухолевый эффект. Эта технология также имела разрешение Минздрава на применение, но теперь ее надо регистрировать заново - сколько пациентов вовремя не получат лечение! Наша страна занимает едва ли не первое место в мире по количеству ампутаций конечностей - из-за того, что пока не поддаются лечению хронические трофические язвы. И вдруг появляются методы заживления ран, и пациенты восстанавливаются без операций, возвращаясь к полноценной жизни. Такие технологии должны получать поддержку от государства и Минздрава: применение новых методов снижает инвалидизацию населения и смертность. Так становятся реальностью казавшиеся фантастикой выращивание и замещение тканей и органов стволовыми клетками. Значение и важность этих революционных методов, на мой взгляд, столь велики, что я бы сравнила их с полетами в космос.

Юрий ДРИЗЕ, Поиск

Россия. ЦФО > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 11 декабря 2017 > № 2422297


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 11 декабря 2017 > № 2421006 Гарри Каспаров

Гарри Каспаров: Поехать в Россию? Для меня это был бы "билет в один конец"

Никола Вулкок | The Times

"У Гарри Каспарова есть много причин ненавидеть высокие технологии, в том числе тот факт, что он стал первым чемпионом мира по шахматам, которому нанес поражение компьютер, а также то, что он около десяти лет был "гласом вопиющего в пустыне", предостерегая о хаосе и разрушении, которые чинят российские "боты", - пишет журналистка The Times Никола Вулкок. И все же, подчеркивает она, нижеследующее интервью Каспаров дал в штаб-квартире Google в Лондоне, в день, когда там собрались шахматисты.

Журналистка напоминает: "После ухода из шахмат он переключился на политику, в 2007 году был задержан и ненадолго заключен под административный арест за противостояние Путину. В тюрьме его били, он говорит, что полицейский, который в суде давал показания против него, откровенно лгал. Однако, говорит он, в то время режим был "вегетарианским" по сравнению с днем сегодняшним, за "правонарушения", за которые тогда давали 5-10 суток ареста, теперь приговаривают к 5-10 годам тюремного заключения. Он говорит о себе, что он "изгнанник - тот, кто не может вернуться. Точнее говоря, я мог бы вернуться в Россию, но это билет в один конец".

В 2008 году Каспаров объявил, что будет баллотироваться в президенты. По его словам, еще до этого "Путин применял на практике онлайн-тактики - хакерские атаки и фейковых ботов, - которые теперь сеют хаос в бизнесе и даже на выборах на Западе" (формулировка газеты).

Каспаров сказал в интервью: "Он делал это в российском интернете - мы видели вторжение фабрик троллей и фейковых новостей. Вся идея в том, как подразделять месседж. Трудно впарить газетный месседж про хорошее и плохое, но как насчет новой концепции "правда - понятие относительное"?"

Каспаров описал этот метод так: "Мы нехорошие, ну так что ж - все нехорошие. Мы коррумпированы - но все коррумпированы. У нас нет демократии - ни у кого нет демократии. Делайте это по частям. Создайте сайт, который на 90% сообщает факты и подлинные истории, а на 10% - фейковые новости, те, которые хочет слышать Кремль. Это упрочивает веру в том, что большая часть статей правдива".

"Затем [он] переместился в соседние страны, в Восточную Европу, затем почувствовал себя достаточно уютно, чтобы атаковать свободный мир", - заявил Каспаров.

По словам автора, Каспаров сказал о Путине: "У него уже больше десяти лет практики. Мы много лет говорим о расширяющемся влиянии КГБ, но, пока это не случается в Америке и Европе, никто не вторит".

"Возможно, нам следовало бы благодарить судьбу за победу Трампа. Это был сигнал для пробуждения. Он взорвал систему", - заметил Каспаров.

"Каспаров говорит, что такие ИТ-компании, как Google, Apple и Facebook, способны делать больше для прекращения подрывной деятельности. Но он не решается обвинять их в бездействии", - отмечает автор. Каспаров пояснил: "Для этого нужна политическая воля, а не только продвинутые технологии. Можем ли мы остановить это? Уничтожить целиком не можем, но можем пресечь большую часть. Начать с Russia Today - это пропагандистское ответвление, а не независимый телеканал. Если вы на войне, вы должны относиться к этому всерьез".

"Он говорит, что они атакуют "не просто США или "Брекзит"; это любые шаги, которые пошатнут статус-кво. Вот почему Путин опаснее, чем коммунистическая пропаганда 50 лет назад. Она основывалась на идеологических концепциях, очень косных концепциях. Концепции можно опровергать, это дебаты. Но Путин может выступать в разных обличьях: альтернативных правых, ультралевых, любом обличье, которое пошатнет статус-кво или центризм. В его понимании хорошо все, что уничтожает какую-то страну".

Каспаров говорит: "Важно инвестировать деньги в возрождение понятия "правда". Это сложно, потому что есть много способов говорить неправду, но только один способ говорить правду. Люди не хотят верить фактам, которые не совпадают с их политической точкой зрения, и это большая победа для Путина. Имеется 25-30% людей, которые не отступятся от Трампа ни за что, какой бы уморительной ни была ложь".

По словам Каспарова, для противодействия необходим "комбинированный подход правительства, крупного бизнеса, ИТ-компаний, общественности и СМИ. Это не настоящая война, это даже не холодная война, это гибридная война".

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 11 декабря 2017 > № 2421006 Гарри Каспаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter