Всего новостей: 2526812, выбрано 21445 за 0.208 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2018 > № 2584851

Встреча с Советом законодателей.

В День российского парламентаризма Владимир Путин провёл встречу с членами Совета законодателей при Федеральном Собрании. Мероприятие по традиции состоялось в Таврическом дворце.

Основные темы обсуждения – меры по реализации Послания Президента Федеральному Собранию представительными органами государственной власти, законодательное обеспечение контроля качества оказания медицинской помощи населению и развитие цифровой экономики в регионах.

С докладами выступили сопредседатели Совета законодателей – Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин, а также председатель Калининградской областной думы Лариса Оргеева и председатель Законодательного собрания Владимирской области Владимир Киселёв.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с Советом законодателей

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Прежде всего хотел бы поздравить вас, весь депутатский корпус страны, членов Совета Федерации с Днём российского парламентаризма.

Мы с вами встречаемся в Таврическом дворце, где, как мы все хорошо знаем, ровно 112 лет назад торжественно открылась первая Государственная Дума. Мы не только чтим такие значимые для нашей страны исторические традиции, но и делаем всё необходимое для развития современного российского парламентаризма, для укрепления этой важнейшей самостоятельной ветви власти.

Хотел бы поблагодарить Совет законодателей за многоплановую работу, которую вы проводите, и особенно за ваш весомый вклад в обеспечение единого правового пространства страны.

В этом году 12 декабря Конституции России и нашему Федеральному Собранию исполнится 25 лет. За эти годы законодательные органы федерального и регионального уровня приобрели колоссальный, очень большой позитивный опыт, выросли и в парламентском профессионализме, и в законодательной компетентности, и в реализации своей представительной функции.

Отмечу, что в нашей Конституции заложен правовой каркас именно для сильной, ответственной, влиятельной и авторитетной законодательной власти. И очевидно, что есть большой потенциал для повышения эффективности и качества законотворческой работы. Ещё остановлюсь на этой теме чуть подробнее позже.

При этом просил бы вас в год 25-летия Конституции уделить особое внимание и просветительской деятельности, в том числе разъяснению на встречах с избирателями, гражданами нашей страны ключевых норм и положений Основного закона, его значимости для страны, общества, для каждого человека.

Уважаемые коллеги! В ближайшие годы нам предстоит большая, ответственная работа, её направления были обозначены в Послании. Подчеркну ещё раз, решение поставленных задач – это историческая необходимость. Хочу обозначить именно это слово, подчеркнуть, насколько это важно. Обеспечение прорывов практически во всех сферах нашей жизни – это вопрос будущего нашей страны.

Знаю, что вы не только предметно проанализировали этот документ, но уже и подготовили планы по его реализации. Хотел бы, конечно, услышать сегодня от вас, что конкретно намечено или делается по законотворческой линии.

Думаю, что Совет законодателей может усилить координацию этой работы, ведь практически все задачи должны быть реализованы в регионах, на местах, и активное, заинтересованное, компетентное участие региональных парламентов абсолютно необходимо.

Сегодня требуется гибкое, современное законодательство, нацеленное на развитие высоких технологий во всех областях, а это значит – расширение пространства свободы для предпринимательства, научного и творческого поиска, новаторства. Без этого ничего не получится.

При этом нельзя допустить разнобоя в подходах, в понимании общей работы. Нужно создать единую, стройную правовую систему, где региональные и местные нормативные акты органично встроены в общую концепцию, не размывают, а разумно дополняют и развивают федеральное регулирование.

В конечном итоге, двигаясь по этому пути, мы значительно повысим конкурентоспособность национальной юрисдикции в целом, что чрезвычайно необходимо, откроем новые возможности как для отечественного бизнеса, так и для зарубежных инвесторов.

Разумеется, в ходе реализации Послания многое зависит и от тесного, конструктивного взаимодействия законодателей с будущим Правительством Российской Федерации. Рассчитываю, что такая работа будет эффективной и слаженной, что получат развитие лучшие практики сотрудничества и диалога исполнительной и законодательной ветвей власти.

Уважаемые коллеги! Здесь, на Совете законодателей, мы не раз говорили об общих проблемах нашей законодательной базы и юридической техники, о строгом соблюдении требований к структуре актов и формулировкам отдельных норм, к предмету регулирования, к самому языку законов, в целом к законотворческой культуре.

Всё это вещи принципиальные, их нельзя задвигать на второй план, терять в вале текущей работы. В этой связи предлагаю подумать об укреплении контактов вашего Совета с научным юридическим сообществом. Полагаю, это будет полезным для всех, придаст правотворчеству большую основательность, поможет задавать ясные и прозрачные правила на долгую перспективу. Именно к такому регулированию мы и стремимся – к последовательному, без авралов и суеты. В таком основательном подходе заинтересованы органы власти, бизнес, все граждане нашей страны.

В этой связи ещё одна тема – это обеспечение обратной связи с избирателями. Конечно, вы все этим занимаетесь, но хотел бы ещё раз особо отметить, для парламентских институтов – и федеральных, и региональных – представительная функция не менее важна, чем законодательная. Поэтому надо как можно больше общаться с людьми, встречаться с ними регулярно. Будьте рядом с ними, будьте доступны, в том числе в трудных, непростых для граждан ситуациях.

Только в таком открытом, честном общении и могут рождаться действительно востребованные идеи, законопроекты, отвечающие реальным чаяниям общества и стратегическим задачам развития нашего государства – к примеру, по вопросам построения цифровой экономики или эффективного контроля за качеством медицинской помощи, ЖКХ.

Знаю, что эти и другие вопросы, целый ряд важных тем как раз сегодня обсуждаются на площадке Совета законодателей. Считаю важным, что вы без раскачки приступили к работе по таким содержательным вопросам повестки развития страны.

Уважаемые коллеги! Не могу не сказать о том, что приближается День Победы. Поздравляю вас с этим священным для всех нас праздником. Торжественные мероприятия в честь наших ветеранов уже идут, но очень важно, чтобы внимание к ним было постоянным. И к любому вопросу, любой просьбе нужно относиться с неизменным уважением и вниманием. Это наш общий священный долг.

Успехов вам, всего доброго и благодарю за внимание.

В.Матвиенко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хотела бы искренне поблагодарить Вас за постоянное внимание к Совету законодателей, поддержку нашей работы. Здесь сидит такой коллективный законодательный орган в лице федеральных и региональных органов законодательной и представительной власти.

Конечно же, у меня есть поручение от всех членов Совета законодателей поздравить Вас со столь убедительной победой на выборах. Наши граждане выразили Вам безусловное доверие как национальному лидеру и проголосовали за ту мощную программу развития страны, которую Вы представили в Послании к Федеральному собранию.

В.Путин: Большое вам спасибо за общую, совместную работу. Благодарю вас.

В.Матвиенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Для нас, членов Вашей команды, это основная повестка – реализация Вашего Послания, текущей и перспективной работы.

Безусловно, важнейшим условием достижения поставленных в Послании целей являются сильные субъекты Российской Федерации. За последние годы по Вашему поручению принят целый ряд ключевых документов в области государственной региональной политики. Ведётся работа по инвентаризации полномочий, осуществляется формирование модельных бюджетов, но нерешённые проблемы, конечно же, ещё остаются.

В первую очередь это недостаточно эффективная система межбюджетных отношений. Предлагаем донадстроить её таким образом, чтобы распределение налоговых полномочий стало более справедливым, а главное, чтобы оно стимулировало экономическое развитие регионов. Считаем целесообразным законодательно установить обязательное применение правила «двух ключей» при введении льгот по федеральным налогам, зачисляемым в региональные и местные бюджеты.

Также необходимо продолжить совершенствование модельных бюджетов. Предлагается рассчитывать их с использованием целевых показателей в сферах труда, занятости, культуры, экологии, образования, здравоохранения. Это в свою очередь позволило бы обеспечить всем гражданам вне зависимости от места их проживания определённого неснижаемого уровня жизни.

В Послании в числе важнейших задач названа реализация программы пространственного развития России. Сейчас идёт активная дискуссия, Министерство экономического развития много сделало для подготовки документов. Но в этой дискуссии доминирует мнение, что нужно делать главный акцент на развитии агломераций. Такая точка зрения, безусловно, имеет право на жизнь, и в ряде стран она реализована на практике, но, мне кажется, не в наших условиях.

Малые города и села нельзя оценивать только с позиции экономической эффективности. От них во многом зависит сохранение нашей самобытности, нашей культуры, традиций. И конечно же, у нас огромная территория, об этом не нужно забывать.

Стратегия пространственного развития должна определить в том числе и специализацию регионов, учитывать их конкретные преимущества. Сегодня рассогласованная экономическая политика на местах не способствует успешному развитию, а нередко приводит и к огромным потерям. Для наглядности приведу только один пример, недавно озвученный губернатором Тамбовской области. Несколько регионов Центрального Чернозёмья одновременно занялись наращиванием производства сахарной свёклы. В итоге – перепроизводство, предприятия понесли колоссальные убытки, а бюджеты всех уровней недосчитались значительных поступлений по налогу на прибыль. Чтобы избегать таких казусов, нужно эффективно, умно решать вопросы квотирования производства, территориального планирования, размещения производительных сил.

Хочу подчеркнуть, что Совет Федерации и наши комитеты активно подключились к работе над проектом Стратегии пространственного развития. Вы уже отметили в своём выступлении, сегодня мы подробнейшим образом обсудили реализацию программы «Цифровая экономика» с участием Министра экономики Максима Станиславовича Орешкина. Высказано очень много дельных предложений по гармонизации усилий федерального центра и регионов, по преодолению цифрового неравенства, по цифровизации государственного управления на всех уровнях власти.

Подчёркнуто, что необходимо провести инвентаризацию всех государственных информационных систем, по итогам внедрить единый регламент работы с цифрами и данными для государственных органов как на федеральном, так и на региональном уровнях. Также отмечена необходимость просвещения населения по возможностям использования новых технологий в жизни и так далее.

Владимир Владимирович, что касается в целом реализации государственной программы цифровизации, то мы как законодатели видим свою задачу в первую очередь, конечно же, в участии в правовом законодательном обеспечении этой программы. Предстоит принять очень солидный пакет законов.

Если мы пойдём по уже сложившемуся порядку согласования подготовки проектов законов, я боюсь, что прорыва точно не получится. Мне кажется, было бы правильно нам работать на опережение, Вы отметили это в своём выступлении, конечно, не в ущерб качеству, обязательно учитывать наработанный международный опыт в этой сфере.

Мне кажется, что это тот случай, когда можно создать специальный организационный механизм в виде, может быть, специализированной межведомственной рабочей группы с участием экспертов, учёных, законодателей, определить им чёткие задачи, сроки, тогда будет результат. Может быть, закрыть их на полгода в каком-то отдельном здании и не выпустить, пока все задачи не будут исполнены, иначе я боюсь, что…

В.Путин: Я записываю Ваши предложения. (Смех.)

В.Матвиенко: …этот процесс затянется надолго.

Также одним из важных условий, на мой взгляд, решения поставленной Вами задачи по прорывному инновационному развитию страны является чёткое законодательное регулирования вопросов интеллектуальной собственности, её вовлечение в коммерческий оборот.

У нас при Совете Федерации работает Комиссия по вопросам интеллектуальной собственности, где собраны лучшие умы в этой сфере. Все они настаивают, и это абсолютно справедливо, на необходимости разработки стратегии интеллектуальной собственности, о необходимости которой уже пять лет идёт речь.

На сегодняшний день из стран БРИКС только Россия не имеет своей национальной стратегии развития в этой области. Это происходит во многом в том числе из-за отсутствия единой государственной политики управления интеллектуальным потенциалом. Достаточно сказать, что сегодня десять федеральных министерств и ведомств обладают компетенцией в данной сфере. У семи нянек всегда, как известно, дитя безглазое.

Поэтому я хочу обратиться к Вам, уважаемый Владимир Владимирович, с просьбой поручить ускорить всё-таки разработку этого важнейшего для страны документа (есть уже серьёзнейшие наработки на этот счёт), а также соответствующего закона. Такой закон уже всеми практически согласован. Более трёх лет мы не можем его принять.

Там есть объективная ситуация с Министерством обороны. Но уже и здесь мы прошли этот этап. Без стратегии, без закона формирование в России конкурентоспособного, отвечающего вызовам времени рынка интеллектуальных прав просто невозможно.

Также просила бы Вас определить в будущем составе Правительства единый орган управления, наделённый прежде всего полномочиями по выработке, реализации государственной политики и нормотворчества в данной сфере.

Теперь что касается контроля качества медицинской помощи. Безусловно, за последние годы очень много сделано в здравоохранении. И Министерством здравоохранения, и регионами выделялись серьёзные средства на развитие этой отрасли. Сегодня с участием Вероники Игоревны мы обсудили вопросы контроля качества. Сегодня на первый план выходит качество оказания медицинской помощи.

Одной из ключевых проблем остаётся низкая эффективность страховой медицины. Огромные деньги тратятся на содержание фондов, содержание страховых компаний посредников, которые, к сожалению, не обеспечивают ни контроль качества медицинской помощи, ни отстаивание прав граждан.

Никто не предлагает разрушать, срочно принимать какие-то революционные меры, тем не менее необходимо разработать меры по повышению всё-таки эффективности системы финансирования медицинской помощи. В Совете Федерации нашей Комиссией по региональному здравоохранению такие меры разрабатываются.

Ведь многие в иллюзии, что везде страховая медицина. На самом деле это не так. В Великобритании, Финляндии, Польше, в целом ряде других государств используется наша система, разработанная в своё время Семашко, по государственному финансированию медицины, поэтому здесь есть над чем подумать, поработать. Те огромные деньги, которые выделяются, должны работать на эффективность расходования средств и на качество медицины.

Владимир Владимирович, Вы уже сказали, что приближается самый дорогой для всех россиян праздник – День Победы. Совет Федерации предложил уже ряду парламентов обратиться совместно к Организации Объединённых Наций, ЮНЕСКО, другим авторитетным международным организациям с инициативой о признании победы над нацизмом во Второй мировой войне всемирным наследием человечества, а памятники борцам с нацизмом во всех странах признать всемирным мемориалом Второй мировой войны. Это стало бы надёжной преградой попыткам переписывания, фальсификации истории в целом XX века и Великой Отечественной войны. Мы получаем в этом все большую поддержку.

Кроме того, мы продвигаем инициативу о проведении Межпарламентским союзом совместно с Организацией Объединённых Наций всемирной конференции по межрелигиозному и межэтническому диалогу. В ней могли бы принять участие главы государств и главы парламентов, религиозные лидеры.

Такая конференция могла бы помочь выработать общие подходы в этом чувствительном вопросе и снизить напряжённость в международных отношениях. Мы ждём в мае соответствующую резолюцию Организации Объединённых Наций, где эта наша инициатива совместная с Межпарламентским союзом должна найти отражение. Надеемся и на поддержку с Вашей стороны этих инициатив.

Благодарю за внимание.

В.Володин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В продолжение разговора хочу предложить ряд подходов, которые мы обсуждали на Совете Государственной Думы с депутатами. Считаем, что использование этих подходов позволит более эффективно реализовать задачи, поставленные в Послании Президента Российской Федерации.

Сложившаяся практика заключается в том, что Послание Президента страны хотя и адресуется Федеральному Собранию, но больше воспринимается как поручение в первую очередь исполнительной власти. А депутаты будут потом ждать, пока Правительство подготовит законопроекты, внесёт их в Государственную Думу, только после этого начнётся их обсуждение.

Даже после принятия необходимых законов, как правило, ещё год разрабатываются и принимаются подзаконные акты, а затем начинают принимать региональные законы и другие решения на уровне субъектов Федерации. На наш взгляд, это снижает эффективность работы по реализации Послания Президента. У нас такого запаса времени нет, чтобы подобным образом строить работу.

В этой связи считаем необходимым, что работа должна строиться более эффективно как при подготовке законопроектов по реализации Послания Президента на федеральном уровне с Правительством, так и одновременного взаимодействия с региональными законодательными собраниями.

Во–первых, это повысит качество решений, во–вторых, ускорит их принятие и, в–третьих, позволит уже на ранних стадиях работы выходить на подготовку законопроектов регионального уровня, а в конечном счёте такой подход создаст системную основу для эффективной реализации всех задач Послания Президента.

В Государственной Думе уже создана рабочая группа по законодательному обеспечению реализации Послания Президента, сформирован предварительный план работы. Только для первоочередного обсуждения отобрано порядка 70 законопроектов. Чтобы выстроить работу системно, мы предложили коллегам из регионов подумать о создании аналогичных рабочих групп во всех законодательных собраниях субъектов Российской Федерации.

Рабочие группы уже созданы в десяти законодательных собраниях субъектов Российской Федерации. Среди них Алтайское краевое Законодательное Собрание, Волгоградская областная Дума, Государственное Собрание – Курултай Республики Башкортостан, Законодательное Собрание Тверской, Пензенской, Ростовской областей, Краснодарского края, Республики Карелия, Московская городская Дума, Московская областная Дума.

Это позволит более эффективно и с учётом специфики ситуации на местах обсуждать конкретные вопросы законодательного обеспечения и реализации Послания, делать это в диалоге с депутатами регионального и муниципального уровня, представителями различных социальных сфер и делового сообщества. За счёт такой организации работы, постоянной обратной связи мы сможем выйти на принципиально другую динамику работы, на другое качество.

Ещё один важный показатель нашей работы – это ответственность за принятие решений. В этой связи не могу не затронуть ещё один вопрос, который предельно чётко поставлен Президентом в Послании. Это вопрос о качестве и доступности медицинской помощи, проблема сокращения ФАПов, прежде всего на селе.

Да, за последние годы мы многое смогли сделать по развитию медицины, в том числе по развитию современной, отвечающей всем мировым стандартам системы высокотехнологичной медицинской помощи. Но что касается первичного звена, то здесь, в том числе из–за наших недоработок, коллеги, из–за отсутствия контроля принимаемых решений, возникли серьёзные проблемы. Не услышала людей, их тревоги, просьбы, именно представительная власть. В результате из–за формального и бумажного подхода к делу позакрывали многие лечебные учреждения.

Задача по восстановлению шаговой доступности первичного звена здравоохранения в Послании поставлена Президентом. Конечно, появится программа, будут выделены средства. Но наша задача – не повторять ошибок. Важно не только построить и оснастить медицинским оборудованием ФАПы, без этого, конечно, они не заработают, но главное, без чего первичная сеть здравоохранения работать не сможет, это без медицинского персонала: без врача, без фельдшера, без медсестры.

Сегодня дефицит среднего медицинского персонала в ФАПах и врачебных амбулаториях во многих регионах более 200 тысяч человек, а после того, как будет обеспечено восстановление сети первичного звена, эта проблема станет ещё острее, в первую очередь в сельской местности.

В этой связи предлагаем уделить этому вопросу особое внимание, сформировать уже в этом году программу целевого набора и целевой подготовки среднего медицинского персонала для первичного звена здравоохранения. Эти вопросы было бы правильно заслушать и обсудить в региональных законодательных собраниях.

Реализация задач Послания – это работа, где важен вклад всех: и исполнительной власти, и законодательной, и федерального центра, и регионов.

В Послании Федеральному Собранию Президент поставил вопрос о необходимости вернуться к теме порядка определения кадастровой стоимости имущества граждан для недопущения её превышения над рыночной. Расчёт должен быть справедливым, а стоимость – посильной для людей.

По итогам Послания даны соответствующие поручения. Это как раз тема, которая без регионов нереализуема. Важна адаптация федеральных законов, Вы об этом только что сказали, уважаемый Владимир Владимирович, под местную ситуацию, её особенности. Ведь конечную кадастровую стоимость определяют именно субъекты Российской Федерации.

В этой связи предлагаем совместно с создаваемыми в регионах законодательными собраниями группами по реализации Послания провести анализ исполнения в разных субъектах Российской Федерации действующей редакции закона о государственной кадастровой оценке. Необходимо выявить типичные проблемы и причины перекосов при определении кадастровой стоимости имущества на местах. Это позволит затем Правительству учесть результаты этого мониторинга, а мы вместе с коллегами из Совета Федерации сможем внести корректировки в законодательство.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В целях повышения эффективности представительных институтов нам необходимо и в других сферах искать новые, современные формы работы. Важно, чтобы депутаты в своей деятельности погружались в повестку развития страны, лучше почувствовали вопросы, которые есть в экономике, социальной сфере, региональном развитии. Через это приходит больше понимания ответственности и их решения.

На этой неделе реализовали новый формат работы: провели первое выездное заседание Совета Государственной Думы. Участвовали руководители фракций, депутаты Государственной Думы всех парламентских фракций, председатели профильных комитетов Государственной Думы, представители регионов, бизнеса. Заседание прошло в Ямало-Ненецком автономном округе, в посёлке Сабетта. Там реализуется крупнейший проект, поддержанный Вами, Владимир Владимирович, когда Вы ещё были Председателем Правительства, в 2010 году.

Благодаря этой инициативе за очень короткий по меркам таких проектов срок в сложных условиях удалось создать современное производство. Формируется новый мощный центр экономического роста, развития Северного морского пути и глобальной конкурентоспособности России. Созданы десятки тысяч новых, современных рабочих мест не только на Ямале, но и по всей стране.

Наша поездка в Сабетту была очень полезной и продуктивной. Многое увидели своими глазами, услышали от специалистов. Это, по сути, наказы депутатам от отрасли, от тех, кто работает и развивает сегодня Ямал и всю страну. Есть чёткий запрос, и мы это услышали, на решение по снятию барьеров и создание дополнительных условий для реализации таких больших, важных для страны инвестиционных проектов. Такая форма диалога – обсуждение вопросов развития регионов и отраслей экономики – представляется весьма перспективной. Планируем развивать эту работу, сделать этот формат регулярным.

Следующее такое заседание, посвящённое задачам диверсификации предприятий оборонно-промышленного комплекса, проведём вместе с корпорацией «Ростех». Планируем отработать предложения, которые потом лягут в основу соответствующих законодательных решений. Правильно будет, чтобы все институты власти более эффективно работали, чтобы их коэффициент полезного действия рос, иначе даже самые необходимые решения и задачи, которые ставит Президент, будут затягиваться в реализации.

Уважаемые коллеги!

В заключение позвольте ещё раз вернуться к торжественной дате, которая собирает нас в этом зале уже не первый год, – ко Дню российского парламентаризма. Парламент – это всегда диалог, разговор, обсуждение любых тем, для того чтобы найти взаимопонимание различных позиций и в конечном счёте найти оптимальное решение. Поэтому парламентаризм не может быть застывшей формой, он должен развиваться. В этой связи хотел бы сказать слова благодарности нашему Президенту за то, что он делает всё для развития парламентской системы России.

В.Путин: Пожалуйста, Лариса Эдуардовна Оргеева, Калининград.

Л.Оргеева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Позвольте мне поздравить всех присутствующих коллег с Днём российского парламентаризма и поблагодарить за возможность обозначить наиболее актуальные для регионов вопросы.

Проведение таких встреч в эти дни стало доброй традицией и важным событием для законодательных органов власти. Мы, как и многие субъекты, создали рабочие группы совместно с исполнительной властью и законодательной. Одну рабочую группу мы создали по реализации приоритетных задач, обозначенных Президентом Российской Федерации в Послании Федеральному Собранию 1 марта текущего года.

За последние 10 лет благодаря лично Вам, Владимир Владимирович, Правительству Российской Федерации, Федеральному Собранию в социальной сфере продолжают воплощаться в жизнь масштабные инфраструктурные проекты. Построены детские сады, школы, перинатальные центры, физкультурно-оздоровительные комплексы, развивается система государственной поддержки семьи. Это доступная ипотека, обновлённая программа материнского капитала, ликвидация очередей в яслях. Полагаю, что старт «Десятилетия детства» придаст дополнительный импульс развитию государственной политики в интересах детей.

Хотела бы Вас поблагодарить за уникальный проект по строительству перинатальных центров в регионах. В Калининградской области он работает с 2009 года. Созданная Минздравом России система взаимодействия центров с остальными родовспомогательными учреждениями каждого региона обеспечила улучшение демографической ситуации и позволила решить главную задачу – сохранение жизни матери и ребёнка.

Не могу не высказать особой признательности Вам от населения нашего региона за оказанное содействие в строительстве онкологического центра.

Наряду с другими субъектами Федерации мы принимаем участие в реализации федеральной программы по модернизации детских поликлиник, разработанной Минздравом во исполнение Вашего поручения. И надеемся, что благодаря поддержке из федерального центра мы сможем существенно обновить базу наших детских лечебных учреждений и в плане ремонтов, и в плане оснащения.

Но считаю важным уделить особое внимание сфере реабилитационного, санаторно-курортного лечения детей и подростков. Учитывая уникальный реабилитационный потенциал детей, предлагаю рассмотреть вопрос о строительстве и реконструкции при поддержке федерального центра современных, оснащённых, многопрофильных реабилитационных центров.

Этот вопрос неоднократно обсуждался на площадках Государственной Думы, Совета Федерации. Мы знаем, что сегодня строится в Подмосковье федеральный реабилитационный центр. Усовершенствован порядок реабилитации детей, но это направление нужно развивать и дальше.

Вторая тема, на которой хотела бы остановиться, – это сохранение здоровья школьников. В рамках проекта по школьной медицине, реализуемого под эгидой Минздрава, изучается успешно применяемая модель организации питания школьников специализированными предприятиями под контролем общественных советов школ. Считаю, что необходимо распространять этот позитивный опыт, строго регламентировать все основные этапы организации детского общепита.

Безусловно, целесообразной явилась бы работа по разработке проекта закона, который регулировал бы весь комплекс мер в сфере производства и организации питания детей дошкольного и школьного возраста, в том числе и в сфере конкурсных процедур.

Ещё один очень, на наш взгляд, важный вопрос – лекарственное обеспечение лиц, страдающих орфанными заболеваниями, и сегодня на комиссии это обсуждали. Думаю, выражу общее мнение коллег о необходимости передачи соответствующих полномочий субъектов Российской Федерации на федеральный уровень. Это позволит не только не допустить снижения достигнутого уровня лекарственного обеспечения, но и наиболее эффективно расходовать бюджетные средства благодаря централизованным закупкам дорогостоящих лекарственных препаратов.

Нельзя сегодня не коснуться вопросов темы контроля качества медицинской помощи. В настоящее время Минздравом России разработан проект федерального закона, и мы его поддерживаем, который предполагает закрепление дополнительных основ для формирования критериев оценки качества медицинской помощи. Это клинические рекомендации, протоколы лечения при оказании медицинской помощи.

В преддверии летнего сезона нельзя не затронуть вопрос надлежащей организации отдыха и оздоровления детей, а также обеспечения их безопасности. Сегодня мы прилагаем все возможные усилия по сохранению развития системы загородных оздоровительных лагерей. Под жёстким контролем находятся вопросы обеспечения санитарных требований, пожарной безопасности.

Серьёзной поддержкой системы детского отдыха, и не только, наверное, в летний период, могла бы стать федеральная программа по модернизации инфраструктуры, реконструкции, ремонта лагерей, их оснащению, обновлению материально-технической базы.

Безусловно важными считаем принятые в текущем месяце изменения к Федеральному закону об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации, которые закрепляют дополнительные механизмы контроля в этой сфере.

Ещё два слова о безопасности детей. С 18 апреля 2018 года вступил в силу Технический регламент Евразийского экономического союза о безопасности аттракционов, которым установлены требования при монтаже и эксплуатации аттракционов. В данный момент необходимо на федеральном уровне определить, кто будет осуществлять государственный надзор за аттракционами.

Достижению положительных результатов в социальной сфере будет способствовать установленный механизм независимой оценки качества оказания услуг организациями в сфере охраны здоровья, образования и социального обслуживания. В соответствии с последними изменениями федерального законодательства высшие должностные лица субъектов Российской Федерации теперь будут представлять региональным парламентам ежегодный отчёт о результатах независимой оценки качества оказания соответствующих услуг.

Полагаю, что такой формат взаимодействия позволит дополнительно оценить ситуацию, совместно определить необходимые меры к улучшению качества предоставляемых социальных услуг.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В завершение хочу подчеркнуть, что тот уровень обсуждения проблем в рамках Совета законодателей с Вашим личным участием, как показывают предыдущие встречи, уверена, и сегодняшняя, – это полная гарантия особого внимания к важнейшим вопросам регионов и, конечно, их решение.

Позвольте ещё раз поблагодарить за внимание и пожелать Вам, уважаемый Владимир Владимирович, дальнейших успехов, убедительных побед в Вашей работе, а органы законодательной, исполнительной власти на местах приложат все усилия для решения поставленных задач на благо России и её жителей.

В.Путин: Владимир Николаевич [Киселёв], пожалуйста. Владимирская область.

В.Киселёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемый Вячеслав Викторович!

Сегодня на Совете законодателей мы рассмотрели вопрос развития цифровой экономики в регионах нашей страны. В ходе подготовки данного вопроса наша комиссия Совета законодателей по информационной политике и информационным технологиям изучила опыт работы всех 85 регионов. Хотелось бы остановиться на некоторых проблемах, которые волнуют наших региональных законодателей.

В первую очередь это так называемое цифровое неравенство. В ряде регионов нашей страны, в том числе во Владимирской области, сегодня реализуется федеральный пилотный проект по установке точек доступа Wi–Fi в населённых пунктах с численностью от 250 до 500 человек. Проект работает очень успешно, и регионы просят, уважаемый Владимир Владимирович, внести изменения в закон «О связи», расширив данный проект и снизив требования к населённым пунктам по численности населения с 250 до 100 человек.

К сожалению, Wi–Fi в рамках данного проекта действует всего на 100 метров, и понятно, что сёла больше, чем 100 метров, поэтому жители сёл просят установить им интернет в дома так же, как это делается в городах. Плюс, к сожалению, есть проблемы с интернетом и сотовой связью на автомобильных трассах, в первую очередь на региональных местных трассах, на железных дорогах, в других местах.

Есть несколько вариантов решения в целом проблемы цифрового неравенства в нашей стране. Понятно, что проблема должна решаться комплексно. И здесь мы полностью поддерживаем Ваше предложение, Владимир Владимирович, о создании отечественной низкоорбитальной системы спутниковой связи, о которой Вы говорили в своём Послании.

Следующий вопрос. Сегодня операторы связи в нашей стране вынуждены оформлять большое количество документов при получении разрешения на строительство сотовых вышек, других объектов связи, как будто они пытаются строить многоэтажные дома. Мы у себя в регионах принимаем различные законы, которые упрощают данную процедуру. Понятно, что в разных регионах это разные законы, а хотелось бы, чтобы были произведены единые изменения в Градостроительном кодексе, чтобы все операторы связи во всех регионах у нас были в равных условиях.

Ещё один вопрос, тормозящий развитие цифровизации населённых пунктов. Он вроде бы небольшой, но очень важный, потому что сегодня операторы связи вынуждены для проведения оптоволокна, других кабелей связи использовать опоры линий электропередачи, которые принадлежат, как правило, собственникам-монополистам.

Эти собственники-монополисты устанавливают достаточно высокую арендную плату за эти опоры линий электропередачи, соответственно, и операторы связи поднимают тарифы на интернет, на другие услуги связи, что дополнительным бременем ложится на наших граждан.

Есть предложение, Владимир Владимирович, просьба поручить Правительству рассмотреть возможность регулирования тарифов при прокладке кабелей связи на аренду опор линий электропередачи.

Ещё одна важнейшая проблема, с которой мы сталкиваемся в регионах, – это дефицит высококвалифицированных кадров, IT–специалистов. Особенно эта проблема актуальна в малых городах и сёлах. В качестве одной из составляющих решения данной проблемы можно рассмотреть возможность включения в федеральные образовательные стандарты так называемых специальных компетенций, необходимых для развития цифровой экономики в нашей стране.

Ещё одно предложение, Владимир Владимирович, в заключение – в регионах, как правило, всегда денег не хватает на решение всех задач, поэтому просьба рассмотреть возможность включения затрат регионов на цифровизацию, на развитие цифровой экономики в модельный бюджет.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, кто хотел бы ещё что–то сказать?

Прошу Вас.

С.Харитонов: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович!

Прежде всего большое спасибо за сегодняшнюю встречу, за возможность открыто и откровенно обсудить важные вопросы на площадке Совета законодателей.

У каждого региона своя специфика. Тула с XVI века – арсенал и кузница русского оружия. Оборонно-промышленный комплекс Тульской области объединяет 25 предприятий, на которых трудится более 30 тысяч человек. Военно-промышленная продукция составляет примерно четверть в структуре обрабатывающего производства. На оборонку работают машиностроители, металлурги, предприятия химической и лёгкой промышленности. Хотел бы коснуться развития перспектив этой важной отрасли, а точнее, выполнения государственного оборонного заказа.

Министерство обороны в соответствии с Федеральным законом № 275 о государственном оборонном заказе проводит большую работу по контролю за государственными закупками, целевым расходованием средств. Но ряд вопросов, по мнению тульских представителей ОПК, ещё предстоит решить, в том числе на законодательном уровне. Практика показывает, что не всегда предприятие имеет возможность эффективно использовать выделенные государством средства, в частности, те, которые накапливаются на спецсчетах.

Ещё один момент. Исполнители гособоронзаказа не могут осуществлять оптовые закупки сразу по нескольким государственным контрактам. Это приводит к увеличению себестоимости продукции. К примеру, покупку типовой продукции предприятия должны проводить по отдельным счетам по розничным ценам. Снизить стоимость закупки до оптового уровня возможно, если заключить один договор на общую поставку, заплатив с одного счёта. Экономия налицо, но по закону о государственном оборонном заказе этого сделать нельзя. Поэтому предприятие делает розничные закупки, что приводит к удорожанию продукции.

И пример. Для каждого государственного контракта требуется открыть отдельный расчётный счёт. Это значит, нужно собрать большой дорогостоящий пакет документов, и такой счёт требуется далеко не один. Это приводит к необоснованному увеличению расходов на банковское обслуживание. Чтобы не допускать подобной ситуации, на наш взгляд, было бы целесообразным подготовить единый комплект подзаконных нормативных актов к 275–му закону.

Или методические рекомендации, которые бы чётко определили единый порядок работы по исполнению закона о государственном оборонном заказе, порядок действия государственного заказчика, головных исполнителей и соисполнителей, уполномоченных кредитных учреждений, государственных контрольных органов, которые нельзя было бы интерпретировать по–своему.

При сохранении налаженного финансового контроля со стороны государственного заказчика важно вернуть возможность оборонным предприятиям мобильно распоряжаться денежными средствами. Это приведёт к снижению себестоимости производимой продукции.

Владимир Владимирович, туляки Вам благодарны за то, что Вы издали указ о присвоении звания Героя Труда Дронову Евгению Анатольевичу – директору нашего славного Тульского машиностроительного завода. И когда–то настанет время активной конверсии, надеюсь. Поэтому, может быть, ещё подумать над тем, чтобы Правительство поработало, создав совет по конверсии, чтобы наши оборонные предприятия активно поработали в будущем на нашу гражданскую жизнь.

Спасибо.

В.Шаманов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, в Ваш адрес ведущими ветеранскими организациями подготовлено письмо за тремя подписями: это генерал Громов, я и генерал Востротин. Следующим после отряда ветеранов Великой Отечественной войны является отряд ветеранов выполнения интернационального долга в Афганистане.

В следующем году 15 февраля исполнится 30 лет со дня, когда последний советский солдат покинул территорию этой республики. И поэтому просьба ветеранских организаций в письмах, которые направлены в Ваш адрес, в адрес Валентины Ивановны и Вячеслава Викторовича, состоит из двух частей.

Первое, подвести политический итог, который не был сделан руководством Советского Союза, в виде решения Совета Федерации и Государственной Думы. И, второе, провести мероприятия на федеральном уровне и в регионах по всей стране.

Спасибо.

В.Кашин: Уважаемый Владимир Владимирович, Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович! Дорогие товарищи!

У меня один небольшой вопрос и просьба, конечно, в первую очередь ко всем нашим законодателям с территорий и, Владимир Владимирович, к Вам. Речь идёт об устойчивом развитии сельского хозяйства. Назову две–три цифры. У нас 7,9 триллиона направляется на 20 программ, которые работают тесно с нашей деревней, не считая 21–ю программу развития сельского хозяйства.

В селе живут 38 миллионов, а нам на устойчивую программу выделяется, она теперь подпрограмма, к сожалению, всего 16 миллиардов. Если пропорционально посмотреть на эти 38 миллионов и 25 процентов населения – это 1,9 триллиона. Нам бы хватило этих денег не только построить ФАПы, но и иметь соответствующие дороги, иметь соответствующую связь, иметь соответствующее жильё – иметь всё, что имеют сегодня в городе наши соотечественники и сограждане.

Можно конкретно взять по любой программе. Допустим, социальная поддержка. Деньги приличные, около 800 миллиардов. У нас на селе бедность в два раза больше, чем в среднем по России. 85 километров до первой больницы нужно проехать и так далее.

Убеждён, что эта вопиющая несправедливость должна быть разрешена, исходя из той выдающейся роли, которую деревня вложила в проект «Величие России» и ещё вложит, потому что, как мы видим, в последние годы результаты при сегодняшнем состоянии впечатляющие.

Мы не можем сегодня решить проблему ветхого жилья. Если по системе, которая сегодня работает, нам нужно 200 лет, чтобы решить проблему ветхого жилья и переселить полтора миллиона людей, которые живут на селе в ветхом жилье.

Одним словом, Владимир Владимирович, мы встречались с премьером вместе с Вячеславом Викторовичем, министром, ещё раз эти вопросы поставили. Убеждён, что Вы разделяете подобный взгляд и подход, и в Послании многие эти вещи обозначены. Но чтобы не искать топор под лавкой, нужно, мне думается, развернуть эту ситуацию в плане справедливости – «окрасить» деньги на село в каждой из 20 программ. Программа одна, вторая, третья, здравоохранение – пожалуйста, исходя из населения и всего остального: дорожного строительства, спорта, туризма и так далее.

Просьба, уважаемый Владимир Владимирович, взять это под собственный контроль.

М.Боровицкий: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Тема, с которой я всё–таки принял решение выступить и обратиться к Вам, касается Нечерноземья. Тема, как известно, очень старая, давнишняя. Тем не менее сегодня, когда по существу мы находимся на старте изменений, которые предопределят развитие страны на многие десятилетия, я не мог себе позволить не выступить с этой темой.

Те диспропорции, которые на сегодняшний день образовались и, к сожалению, не уменьшаются, а увеличиваются, особенно это касается центрального Нечерноземья, в недалеком будущем, если не принять необходимых мер, отсекут эту территорию, людей, пока ещё там проживающих, от возможности участвовать в грандиозных планах, которые России предстоит преодолеть. Да это и уход от той целенаправленной стратегии, линии, которая исторически предопределена этой территории.

О чём я говорю? Есть две составляющие – это экономическая основа, для того чтобы эта территория существовала, и социальная.

Что касается социальной, сегодня мы рассматривали два вопроса, которые касаются медицины и цифровой экономики. Я вам приведу такие примеры. В Ярославской области 6039 населённых пунктов. 1200 плюс 1800 – это те населённые пункты, которые исчезают безвозвратно, потому что там либо постоянно не проживают, либо проживает до пяти человек. 44 процента, это приблизительно четыре тысячи, – это там, где живёт до 100 человек. То есть туда уже никогда не придёт здравоохранение – со 100 человек начинаются элементарно условия для медицинского обслуживания.

Мы говорили сегодня о широкополосном интернете. Это с 200 человек из оставшихся семи процентов, которые свыше 100 человек, это приблизительно две трети. А если учесть, что эти две трети неравномерно по территории области располагаются, в основном это четыре района вокруг Ярославля, то у нас уже на сегодняшний день опустыненная территория, которая на общепринятых условиях не может участвовать в развитии и тех планах, которые поставлены. Поэтому в социальном плане нужно серьёзное осмысление этой проблемы, ситуации и принятие решения по расселенческому каркасу, для того чтобы эту территорию оставить освоенной для наших потомков. Это что касается социальной сферы.

Газификация. Что такое 26 процентов для Ярославской области? И это опять вокруг только самого города Ярославля. То есть инфраструктурное обеспечение в той части, когда говорится, что неснижаемый уровень государственных инфраструктурных и муниципальных услуг мы должны предоставить, чтобы обеспечить качество жизни, мы должны сделать в этом плане усилия.

Что касается экономики, более чем благоприятная территория Нечерноземья, для того чтобы производить молочную продукцию. В мире есть три зоны – Новая Зеландия, Австралия, Западная Европа. И в России – это Нечерноземье, как раз северо-запад и северная часть, которые конкурентоспособны по своим природно-климатическим условиям. Есть опыт хозяйств, которые смогли уцепиться за существующий уровень господдержки и сделать гигантский рывок за 15 лет. И есть примеры, которые войдут, наверное, в историю или в Книгу рекордов Гиннесса, потому что если взять птицеводство, то история не знает такого развития.

Я к чему хочу сказать? Льноводство, овощеводство, молочное животноводство, предприятия промышленного типа. Вокруг нас города, зажаты со всех сторон городами. Мы можем сделать рывок, но нужна программа развития Нечерноземья. Может быть, первый шаг для центрального Нечерноземья. Нужно изменить немножко для этой зоны подходы, которые могли бы встроиться в существующую систему экономической и социальной политики нашей страны. И я уверен, что тысячу раз эти вложения окупятся.

Я пользуюсь Вашим вниманием и всегда очень уважительным отношением к тем просьбам, которые здесь звучат. Очень надеюсь, что будут поручения Правительству, чтобы какие–то реальные шаги мы начали делать. Я не ставлю конечную задачу. Мы должны встать на этот путь и двигаться в этом направлении.

Н.Харитонов: Коллеги загудели. Не хотел выступать.

В.Путин: Не надо тогда.

Н.Харитонов: А когда за Уралом вся Центральная Россия начала плакать, то я хотел бы с позиции председателя Комитета по региональной политике Севера и Дальнего Востока немножко вас остудить.

Прежде чем говорить о проблемах российской Центральной Европы, давайте все съездим, начиная от Камчатки, Сахалина, Якутии, Хабаровска, Забайкалья, Еврейской автономной области и многого другого. Владимир Владимирович, тогда, когда Вы обозначили приоритетом XXI века развитие Дальнего Востока, это было абсолютно правильным решением. Пару лет абсолютно ровной была демография, население держалось ровно.

В этом году 6–7 марта Минвостокразвития во Владивостоке отчитывалось. Я там был и тоже там выступал. К сожалению, 17 тысяч за прошлый год уехали. Значит, что–то не так, что–то мы не в ногу шагаем с теми проблемными вопросами, о которых говорит народ на Дальнем Востоке. Но вы, сидящие, ведь знаете, что от Урала до Дальнего Востока у нас живут всего 27 миллионов человек, 15 миллионов голосующих. Наверное, давайте всё внимание мы туда развернём.

Я не буду много говорить, почему я, чего… Лучше меня вы знаете. Но сегодня Дальний Восток сам себя кормить не может: 25 процентов мяса производит, овощей – 26 процентов, молока практически тоже не производит. Для примера, Китай поставил задачу поить натуральным молоком подрастающее поколение. 2,5 миллиона тонн сена ввозит Австралия с Новой Зеландией. Сено к себе домой возят.

У нас такие громадные территории, а мы ломаем голову! Владимир Владимирович, необходимо подумать, проанализировать ситуацию. Люди поверили на Дальнем Востоке, оживились. И в первую очередь необходимо сделать по линии здравоохранения, особенно дать возможность перелёта, отдохнуть у моря хотя бы раз в два года с ребятишками, может быть, раз в один год, те, которые сегодня живы, чтобы они были главными агитаторами. Они с удовольствием позовут родных и близких.

Ярославль, приглашаю всех туда. Земли хватает, 600 тысяч земель сельскохозяйственного назначения. Поверьте мне, через пару-тройку лет Дальний Восток будет приглашать в гости всех. Там на самом деле всё есть: океан, рыба, лес, дикоросы и многое другое, что человеку позволит с утра и вечером, когда идёшь на работу и с работы, идти с песней.

Всё у нас есть в стране. Хватит хныкать.

О.Шеин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня мой прекрасный товарищ Галина Хованская эту проблему уже затрагивала, она достаточно серьёзная. Речь идёт о предоставлении жилья людям, в семье которых есть те, кто имеет особо опасные заболевания: туберкулёз, эпилепсия. У нас в Астраханской области есть 150 больных лепрой.

По приказу Минздрава эти люди должны жить отдельно, потому что те, кто живёт рядом с ними, могут, понятно, заразиться. Но в рамках действующего Жилищного кодекса такое расселение предусмотрено лишь в том случае, когда речь идёт о разных семьях. А если маленькие дети в этой семье? То есть дедушка пришёл из мест лишения свободы с туберкулёзом, они должны жить вместе с ним. Мы же увеличим нагрузку на систему здравоохранения, мы тратим больше денег.

Поэтому первое, о чём хотелось попросить, – это поддержать корректировку статьи 51 Жилищного кодекса в части того, чтобы расселение по отношению к реализации приказа Минздрава в отношении людей, имеющих предельно опасные заболевания, касалось не только разных семей, но касалось и тех, кто относится номинально к одной семье.

И вторая просьба. Здесь уже звучала тема по орфанным заболеваниям. Хотел сказать большое спасибо, сдвижки есть, и на самом деле мы все заинтересованы здесь, все региональщики, в том, чтобы по орфанным заболеваниям, как очень дорогостоящим, нагрузка ушла бы на федеральный бюджет.

Но есть еще вторая серьёзная проблема – это обеспечение жильём детей-сирот: 160 тысяч судебных решений. Например, наша Астраханская область реализует судебные решения, мы финансируем, но нам с ними сложно, и есть потолок, лимит федерального финансирования. То есть, если мы вкладываем 150 миллионов, федеральное Правительство даёт 70 и не более того, в результате есть судебные решения, которые не исполняются по три, четыре, пять лет, и это компрометирует саму судебную систему в стране. Поэтому была бы большая просьба рассмотреть возможность поддержки как минимум тех регионов, которые готовы идти быстрее по обеспечению жильём детей-сирот.

В.Путин: Предлагаю завершать потихонечку. С вашего разрешения очень коротко прокомментирую некоторые вещи, которые здесь прозвучали так или иначе. Но, может быть, не по порядку, поэтому меня извините.

Пространственное развитие страны. Валентина Ивановна об этом говорила и сказала о том, что речь, скорее всего, пойдёт о развитии крупных агломераций. Не так. Там есть такая точка зрения, Вы правы, но побеждает другая, другой подход, который заключается в том, чтобы это пространственное развитие страны было связано прежде всего с развитием транспортной и другой инфраструктуры между населёнными пунктами. С тем, чтобы пространство между населёнными пунктами обживалось, было комфортным для граждан. Конечно, мы будем уделять внимание городам: и крупным городам, и малым, там есть отдельные программы, но всё–таки упор предполагается сделать на это – именно на пространственное развитие.

По поводу квотирования производства. Кризисы перепроизводства – это классические кризисы рыночной экономики, ещё классиками описаны. Что можно и нужно, безусловно, делать? Нужно бороться с этим через информирование бизнеса, тем более что современные средства коммуникации предоставляют для этого очень широкие возможности.

Нужно развивать инфраструктуру, нужно поддерживать экспорт. Нужно поддерживать стратегическое планирование на предприятиях. То, что чрезвычайно важно для государства, особенно в сфере обеспечения безопасности, на некоторых других критических направлениях, – это льготирование. Мы этим и занимаемся.

Есть и другие способы избежать негативных явлений, связанных с перепроизводством, но ни в коем случае нельзя нам скатиться к новому изданию советского Госплана. Там уж они настолько всё регламентировали, что это просто убило и, собственно говоря, в значительной степени нанесло, во всяком случае, ущерб экономике. Мы, конечно, не можем это повторять.

Теперь по поводу единого органа, отвечающего за нормотворческую деятельность. Там же в Правительстве Минюст отвечает за это, есть комиссия специальная в Правительстве, по–моему, в аппарате Правительства. Поэтому, если вы чувствуете, что требует этот механизм какого–то совершенствования, давайте подумаем, просто нужно понять, что конкретно имеется в виду в данном случае.

По поводу госфинансирования медицины. Здесь министр есть. Здесь никакого секрета не будет, дискутируется эта тема постоянно. Специалисты сегодня считают, что, если мы сейчас начнём ликвидировать страховые формы медицины, мы вообще перейдём к полному хаосу в этой сфере. Поэтому совершенствовать, безусловно, нужно, здесь я полностью с вами согласен, всю эту систему, но нужно действовать очень аккуратно. Думаю, что Вероника Игоревна ещё сможет с вами поговорить на этот счёт более предметно, подробно и систематизировать подход Правительства к этому вопросу.

Вы говорили об укреплении, это Вы же говорили, об укреплении принятия законодательных решений. Нарисовал как курица лапой, сам не могу разобрать. Спешил, очень много интересных предложений, спешил очень. Ну ладно.

По здравоохранению уже говорил.

Кадастровая стоимость земли, я уже не помню, кто из коллег здесь высказывался. Я просил бы, безусловно, присутствующих здесь, в зале, включиться в эту работу, потому что это зависит от региональных условий. Там нужно внимательно смотреть, что в каждом регионе происходит, где эти реалии: где рыночная оценка, а где какая–то надутая, которая абсолютно неподъёмная для граждан. Это бессмысленно.

Что же мы из граждан последние соки будем выжимать? Или ничего не получим, потому что нечем платить. С этим нужно точно совершенно конкретно разбираться, по каждому региону, и без всяких сомнений. Роль, Ваша роль, Ваших коллег в законодательных собраниях очень-очень важна. Нужно это всё серьёзно прорабатывать.

Здесь Вячеслав Викторович говорил о поездке в Сабетту. Действительно, это хороший очень проект, по сути, новый шаг. Такого мы в таком объёме ещё самостоятельно не делали – проект по сжижению природного газа. Важно только, чтобы поменьше было там надуманных предлогов для сдерживания развития. Это уже не имеет отношения к тому, что Вячеслав Викторович говорил: то в порт не пускают газовозы под надуманными предлогами, то не выпускают. Это уже отдельно будем разбираться. Не вмешивался до сих пор.

По поводу Калининграда, детский отдых. Конечно, вообще для всей страны очень важно, и для Калининграда в том числе. Калининград – анклавный регион, и в этом смысле есть сложные вопросы, которые нужно в особом порядке решать, но есть и плюсы, которыми мы пока не воспользовались, в том числе в фискальной сфере. Но сейчас не буду говорить об этом подробнее. Но в этом направлении можно подумать. Для Калининграда, может быть, это будет дополнительным толчком в его развитии.

Да, закон «О связи». Изменения с 250 жителей населённых пунктов до 100 человек, проживающих в нём, расстояния самих населённых пунктов, конечно, очень важно. Нам бы хотелось и до 50 снизить. Это вопрос только бюджетных ограничений, вот и всё. Но, безусловно, над этим будем думать.

И по поводу модельного закона для операторов связи. Думаю, что тоже надо посмотреть, он лишним не будет. Это касается и злоупотреблений монопольным положением некоторых наших компаний, которые сдают в аренду свои объекты для операторов связи. Вы сказали о введении определённых ограничений, во всяком случае, тоже надо подумать над этим регулированием. Допускаю, что это будет целесообразно. Согласен. Сразу вам обещаю, что соответствующее поручение будет Правительству дано.

По поводу гособоронзаказа, по поводу того, чтобы снизить расходы предприятий оборонно-промышленного комплекса, придать большую мобильность расходованию финансовых средств, ресурсов. У них была большая мобильность, это привело к очень большой кредиторской задолженности, исчисляемой триллионами рублей. И при всех положительных факторах, которые есть в этой сфере, я о них и в Послании говорил, результат об этом говорит, мы никогда не должны забывать и о финансовой дисциплине.

Решения последнего времени, связанные с усилением финансовой дисциплины, по мнению заказчика, в том числе Минобороны, говорят о том, что решения, принятые совсем недавно, действуют достаточно эффективно, финансовая дисциплина повышена – эффективность самого производства повышается.

В ближайшее время, в мае, в очередной раз буду проводить серию совещаний и с предприятиями оборонного комплекса, и с Минобороны, мы поговорим на этот счёт. Если у вас есть конкретные – собственно, я эти предложения знаю, – если у вас есть что–то новое, сформулируйте, пожалуйста, и отдайте, потому что я в Сочи буду встречаться скоро с Минобороны и руководителями предприятий отрасли.

Там есть вопросы, которые требуют особого, очень внимательного отношения к государственным ресурсам. Уже и авансы платят, в некоторых случаях до 100 процентов, тогда, когда трудно получить оборотные средства в банках.

Минобороны идёт на то, чтобы поддержать предприятия оборонного комплекса. Но дисциплина должна быть, и должны быть определённые правила, хотя я не исключаю того, что нужно посмотреть на это внимательно и вернуться к этому. Пожалуйста, давайте посмотрим.

По поводу афганцев. Давайте, согласен, мероприятия должны быть проведены, и оценки должны быть даны, согласен с Вами полностью. Администрация Президента вместе с депутатами Госдумы, с членами Совета Федерации, конечно, должны подумать над этим.

По поводу сельского хозяйства. Я не очень понял, коллега Кашин что предлагает – создать специальную программу расселения аварийного жилья именно на селе?

В.Кашин: Владимир Владимирович, у нас 20 программ, над которыми работает государство, они работают в том числе и с селом, с деревней. Ещё в 2015 году Вы дали команду повернуться к селу лицом в этих программах. Но и в этих программах, к сожалению, не окрашены деньги и проекты по сельским территориям.

В.Путин: Я Вас понимаю, и очень бы хотелось найти такую формулу, которая бы позволила с большей отдачей и целевым образом эти ресурсы расходовать именно на нужды села, прежде всего на инфраструктуру и на социальную сферу. Разные подходы могут быть, мы подумаем над этим.

Согласен с Вами, что внимания должно быть к этому больше, административное внимание, и финансовые ресурсы не должны расползаться. Произошло сокращение ФАПов, оно же произошло за счёт чего? За счёт того, что легче всего было на селе закрывать эти ФАПы. Отчитались закрытием, сокращением – и всё, а то, что людям за 100 километров нужно куда-то ехать, об этом никто не подумал, вот беда. Посмотрим. Но отдельно по селу сделать программу расселения аварийного жилья – это невозможно.

А в целом как мы видим, знаем хорошо, в районе трёх процентов рост сельхозпроизводства. Это говорит о том, что внимание государства к этой отрасли даром не проходит.

И нужно что ещё сказать: необходимо поблагодарить граждан страны, которые в целом с пониманием отнеслись к тому, что на первом этапе мы в ответ на неправовые действия некоторых наших партнёров с так называемыми санкциями ввели ограничения на поставки сельхозпродукции из зарубежных стран. Это неизбежно было связано, и мы это понимали, с тем, что в определённой степени будет наблюдаться рост цен на продукты питания.

В целом мы, понимая это, всё-таки поддержали наше сельское хозяйство, и ситуация нормализуется: и сельское хозяйство развивается, и товарный рынок заполняется, и цены стабилизировались в конечном итоге на протяжении двух-трёх лет. В целом люди с пониманием к этому отнеслись. А те, кто на селе живут, вы знаете их реакцию, они только рады и мечтают, чтобы никаких отмен не было с нашей стороны.

По поводу Нечерноземья. Я увидел полемику, которая сейчас между коллегами возникла по поводу того, что важнее для нас – Дальний Восток или Нечерноземье? Всё важно, всех хочется поддержать и каждую проблему хочется решить. И вы это знаете не хуже меня, вы сами занимаетесь конкретной работой: вопрос в приоритетах, вопрос в предлагаемых способах и методах решения всех этих проблем.

Разве можно сказать, что для нас что-то важнее – Дальний Восток или Нечерноземье? Нечерноземье уже с первого потока переселения в Сибирь испытывало на себе достаточно серьёзную демографическую нагрузку, потому что все эти переселения, все эти проблемы решались за счёт Нечерноземья, за счёт исконно русских территорий. Поэтому, конечно, Нечерноземье нуждается в поддержке.

Вопрос, в какой форме, как это сделать. Как это сделать таким образом, чтобы не обескровить другие наши программы? Потому что мы не можем потерять Дальний Восток, если дальше депопуляция будет происходить на этих территориях. Россия-матушка сколько вложила средств, сколько людей свои косточки сложили на этих территориях, чтобы наши будущие поколения и следующие за нами поколения чувствовали себя хозяевами на этой территории, крайне важной для нас, стратегически важной для России, – имеется в виду и Восточная Сибирь, и Дальний Восток.

Нам с вами нужно принимать взвешенные и сбалансированные решения по развитию страны в целом. Поэтому мы и говорим о формулировании такой задачи, как пространственное развитие страны. Из этого будем исходить, взвешивая все «за» и «против».

Здесь коллега предлагал ещё корректировки сделать в жилищное законодательство, обратить особое внимание на решение жилищных проблем детей-сирот. Конечно, вы знаете, мы же сейчас говорим об этом если не постоянно, то внимание определённое уделяем. К сожалению, решается всё не так быстро, как бы нам хотелось.

Но я и Правительство буду на это настраивать, и вас прошу тоже не забывать об этих вопросах, потому что значительная доля ответственности в решении, во всяком случае, вопросов, связанных с обеспечением жильём детей-сирот, – это ответственность регионов Российской Федерации.

Задач много, они сложные, но очень интересные и ответственные. Хочу вам пожелать успехов в решении этих проблем на благо нашей страны и её граждан.

Спасибо вам большое.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2018 > № 2584851


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2584834 Андрей Бочаров

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Волгоградской области Андреем Бочаровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я знаю, что у Вас есть определённые проблемы с паводковой ситуацией. Доложите, пожалуйста, как обстоят дела, какие меры принимаются для того, чтобы эти проблемы ликвидировать.

А.Бочаров: На территории Волгоградской области продолжает действовать режим чрезвычайной ситуации в связи со сложной паводковой ситуацией. Но мы наблюдаем стабилизацию ситуации и хорошую, положительную динамику по снижению паводковой ситуации в целом. Хотя на отдельных участках рек Медведица, Иловля и Хопёр мы наблюдаем повышение уровня воды от 20 до 40 см. Но в целом ситуация контролируется.

Д.Медведев: Это высшие нормы для нынешнего периода времени?

А.Бочаров: Да. Мы паводковую ситуацию такого уровня наблюдали только в 1964 году. На территории 12 муниципальных образований, которые попали в зону паводка, проживает порядка 360 тысяч населения. Из этих 12 муниципальных образований в настоящее время только одно находится в подтоплении. И из 81 населённого пункта только два населённых пункта находятся в подтоплении. 868 человек мы эвакуировали из зоны подтопления. В настоящее время в пунктах временного размещения ни одного человека нет. Сегодня в двух населённых пунктах в подтоплении находится 30 дворовых территорий, вода уже ушла из домов.

Д.Медведев: Школы, медицинские учреждения работают?

А.Бочаров: Все учреждения социальной направленности работают в полном объёме. Системы жизнеобеспечения также работают в полном объёме. На всей территории, которая подвержена подтоплению, проведены аварийно-восстановительные работы. И сегодня продолжается работа по ликвидации ущерба. Кроме всего этого, мы оказываем необходимую помощь людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, работают комиссии во всех муниципальных образованиях по дворовым территориям с целью определения возможного ущерба и оказания содействия.

Д.Медведев: Нужно довести всю эту работу до конца, чтобы люди получили причитающиеся выплаты, ну и просто под контролем держать ситуацию.

А.Бочаров: Дмитрий Анатольевич, необходимо отметить слаженную работу всех сил и средств, которые здесь применялись, это позволило уйти от более серьёзного ущерба, который в настоящее время есть, но не такой значительный.

Д.Медведев: Если это впервые за 50 с лишним лет, то это, конечно, серьёзное испытание для области. Держите меня в курсе.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2584834 Андрей Бочаров


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко

Интервью с Александрой Клименко: "Нужно переходить к экономическому детерминизму в торговле оружием".

Реалии оборонного бизнеса XXI века – борьба за международные контракты с использованием технологий конкурентной разведки и аналитики Big Data. О военно-техническом сотрудничестве с Индией, роли женщин в ВПК и выходе российских предприятий на IPO главный редактор Mil.Press поговорил с замначальника отдела рекламно-выставочной деятельности "Гранит-Электрона" Александрой Клименко. Мнение спикера может не совпадать с официальной позицией концерна.

Александра, здравствуйте. В "Гранит-Электроне" вы работаете уже более шести лет. Какие ключевые достижения вы можете вспомнить на этой должности и какие вызовы перед вами стоят в перспективе?

Да, в концерне - более 6 лет, в ВПК - почти 10 лет. За этот срок проведены более 100 мероприятий, в том числе международные выставки, форумы, индийско-российские межправительственные комиссии по военно-техническому сотрудничеству, приемо-сдаточные испытания в России и за рубежом.

Вызов №1

Во времена министра обороны Сердюкова, когда действовала программа закупки вертолетоносцев "Мистраль", я участвовала в российско-французском проекте в области радиолокации. Это была работа с глобальным брендом Thales (Франция), компания выступала исполнителем контракта от французской стороны. В этом проекте стало понятным, что такое абсолютная конкурентоспособность, агрессивный маркетинг, западное ценообразование, где до 70% стоимости изделия составляют нематериальные активы - бренд и интеллектуальная собственность.

В российских реалиях руководство среднего звена в ВПК (операционный/финансовый, а не стратегический менеджмент) инертно к понятиям брендинг, интеллектуальный, инновационно-инвестиционный актив, технологический маркетинг и PR. Больше времени уходит не на реализацию проекта, а на просвещение руководства среднего звена, доказательства, борьбу с системой, тогда как это очевидные в XXI веке задачи.

Вызов №2

Имея профессиональную подготовку в области международных отношений, глубоко изучая влияние научно-технической революции, перспективных образцов военной техники на внешнеполитический курс России и западных стран, я старалась придать новый вектор коммуникационной стратегии концерна. Каждое мероприятие и каждый месседж концерна на этих мероприятиях должны быть в контексте современных теорий войн, военных стратегий, теории международных отношений, где главным понятием является "баланс сил".

В своих таргетированных пресс-релизах, докладах, концепциях я старалась сделать так, чтобы реклама вооружения, продукции двойного и гражданского назначения отражала динамику научной революции, смену научных парадигм (сетецентризм, "умное оружие", искусственный интеллект, цифровизация, промышленная революция 4.0). Этот подход работает в GR, так как научные парадигмы лежат в основе государственных военных стратегий и государственной идеологии. На них есть запрос государства. Именно это важно в сегменте B2G, а не цветистые пресс-релизы с голословными "лучше - выше - сильнее". Посмотрите на пресс-релизы предприятий - это универсальные бюрократические шаблоны. Замените наименование предприятия и дату основания на любую другую - вас не обвинят в плагиате.

Вызов №3

Сейчас я координатор-руководитель проекта на поставку изделий для Индии. Это тендер, о котором мы впервые услышали, когда уже успешно прошел первый этап. Выиграла датская компания Therma. Она же - наш прямой конкурент по другим проектам, который выигрывает один тендер за другим на ошеломительные суммы и объемы поставок.

Мы ничего не знали о предстоящих тендерах, о требованиях и пожеланиях индийской стороны, о длительном переговорном процессе сторон, к которому ни нас, ни "Рособоронэкспорт" не привлекали. У нас прекрасно работает контрразведка, но отсутствует один из главных бизнес-активов - конкурентная разведка, глубокая аналитика. Невозможно сформулировать уникальное торговое предложение, не зная конкурентов. Мы не оцениваем конкурентов всех весовых категорий, ограничиваясь общими знаниями об американских и европейских монополистах (Northrop Grumman, Raytheon, Thales).

Если я не ошибаюсь, вы – единственная российская женщина за последние семь лет, принимавшая участие в боевых испытаниях индийских кораблей. Расскажите об этом опыте.

В Индии я была 12 раз, работала в подгруппах индийско-российской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству, участвовала в технических переговорах, международных выставках. Одна из самых интересных задач - приемо-сдаточные испытания на индийских кораблях.

Корабли и системы на них проходят 3 вида испытаний: заводские, швартовные, ходовые с применением оружия. Я проходила все виды. Отношение ко мне было великолепное. У Индии корабль женского рода, поэтому женщине, которой выпала честь взойти на борт, даже военные отдают официальное приветствие. У них раздельные каюты: женские и мужские. Создавалось впечатление, что это не корабль, а яхта, нашпигованная вооружением.

Продолжая тему роли женщин в оборонной промышленности. Я навскидку не могу припомнить ни одной женщины-руководителя предприятия в нашей отрасли. Как вы считаете, почему так происходит?

В Минобороны есть женщины – заместители министра. Если говорить о наших контрагентах, малых предприятиях, то там встречаются женщины-руководители. Петровским электромеханическим заводом "Молот", который входит в состав концерна "Гранит-Электрон" и производит составные части для систем вооружения, руководит Ирина Зайцева. В НПП "Техпласт" (металлообрабатывающее производство) - Татьяна Гарусова. Каждый карьерный случай - индивидуален. Однако в крупных концернах, таких как "Гранит-Электрон", "Калашников" (ранее Военное.РФ опубликовало интервью с директором по внешним коммуникациям концерна Софией Ивановой – ред.), занимая руководящую должность, приходится ломать стереотипы и демонстрировать незаурядные способности.

Менее чем за пять лет я прошла все ступени развития – от студентки-специалиста второй категории до руководящей должности с безупречной репутацией. У военных, инженеров и гениев-конструкторов значение имеют пол и компетентность.

Как раз эти мужчины научили меня грамотному технико-экономическому обоснованию своих проектов. Они говорят только по факту: обоснуй, докажи, покажи эффект своего проекта!

Амбициозные специалисты поняли: интересные для себя задачи сверху не спустят, необходимо генерировать идеи снизу и грамотно их обосновывать для первых лиц компании. Сегодня мы предлагаем амбициозные проекты на российском и международном рынках, позволяющие позиционировать наши предприятия в новом информационном пространстве.

Знаете еще почему все меняется? Сейчас, в XXI веке, многие военные предприятия перешли столетний рубеж. Они создавались до русско-японской войны, поэтому мы наблюдаем каскад юбилеев в Санкт-Петербурге и Москве. Руководителям нужно оставить исторический след в виде, например, монографий. А какие у нас сейчас книги? Это литература, которая воздает почести ветеранам. Это в лучшем случае справочник по направлениям деятельности предприятия, чаще - воспоминания сослуживцев, дорогие для родственников ветеранов.

Если вы хотите отметить роль выдающихся людей, благодаря которым компания конкурентоспособна сегодня - нужно рассказывать историю успеха. Книга должна вдохновлять ученых, молодых специалистов и будущих лидеров. Такая литература имеет колоссальный потенциал как инструмент лояльности.

То есть, чтобы писали как про Илона Маска, например?

Да, сейчас это востребовано рынком. Практические советы, руководства, мотивация, вдохновение. А не простое изложение фактов. Вспомните историю успеха крупнейшего в России издательства деловой литературы "Манн, Иванов и Фербер". Они издают максимально полезные книги. "Книги, меняющие жизнь" - их слоган.

Руководство оборонными предприятиями – вопрос дискуссионный. Я ощущаю в отрасли переломный момент, когда технарей постепенно сменяют профессиональные менеджеры. Долгое время по инерции мы жили в условиях планового ВПК, где руководителю приходилось думать только об одном – о повышении обороноспособности страны. Задачи выживать в условиях конкурентного рынка не стояло. И обычно генеральный директор одновременно был и главным конструктором. А сейчас мы видим, как во главе заводов встают люди с экономическим образованием или степенью MBA. Как вы относитесь к этому процессу?

Я принадлежу к числу людей, которые считают, что руководитель оборонного высокотехнологичного предприятия должен владеть техникой, научной интуицией. Хорошо, если это конструктор или визионер. Менеджер преследует краткосрочные цели, а здесь необходимо стратегическое планирование, потому что конструкторские решения, облик военной техники влияют на тактику боя, военную стратегию, которая актуальна, как правило, в течение 5-25 лет, то есть на период жизненного цикла изделия.

Далее, вопрос авторитета в военных компаниях стоит остро, так как большая часть сотрудников - это 60+ и офицеры в отставке. Это внутрикорпоративная армия.

Феномен успеха Илона Маска, который является менеджером и которого многие обвиняли в некомпетентности, состоит в трех факторах, по моему мнению. Во-первых, он визионер, и только потом менеджер. Во-вторых, абсолютное большинство сотрудников в Space X - это молодые специалисты, свободные от армейских уставных отношений и бюрократии. И, наконец, Илон Маск разработал сложнейшую технику за рекордные сроки, продемонстрировав реальные результаты.

Давайте плавно перейдем к теме маркетинга продукции военного назначения. На мой взгляд, есть две причины, почему это направление в России относительно наших зарубежных конкурентов находится в зачаточном состоянии. Первая – большое количество монополистов, исторически не имевших конкурентов на внутреннем рынке. Вторая – минимум вышедших на IPO предприятий. Когда акции компании начинают торговаться на бирже, это подстегивает и стимулирует работу над имиджем и продвижением продукции. Насколько вы согласны с этими утверждениями?

Согласна со вторым утверждением. Мы видим феномен "Ростеха", который планировал к 2018 году выйти на IPO. Они вкладывались в развитие бренда, под руководством Тины Канделаки провели ребрендинг.

По первому тезису не совсем согласна. В СССР создавались дублирующие друг друга предприятия - вспомните конкурентную борьбу Челомея и Королева, Туполева, Мясищева и Микояна. Далее, после распада СССР была создана организация "Росвооружение", которая со временем преобразовалась в "Рособоронэкспорт" - единственного государственного посредника в вопросах экспорта российского военной техники за рубеж. Одна из главных целей создания этой организации - недопущение конкуренции среди российских предприятий на международном рынке.

Но есть еще одна причина того, что маркетинг находится в зачаточном состоянии – юридические ограничения. Статья 26 ФЗ №38 от 13.03.2006 запрещает рекламу продукции военного назначения, за исключением рекламы такой продукции в целях осуществления военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами. В федеральном законе от 1998 года (Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами") говорится, что "приоритетной целью России на международном рынке вооружений является укрепление военно-политических позиций России в различных регионах мира".

Таким образом, на законодательном уровне закреплен главный признак российской системы военно-технического сотрудничества - это военно-политический детерминизм. Фактически, переговорная позиция России состоит в том, чтобы партнеры по ВТС проявили готовность присоединиться к военно-политической коалиции с участием России. В условиях многополярного мира такое партнерство сопряжено с высокими политическими, экономическими и имиджевыми рисками,в том числе для Китая, Индии. Никто не желает открытой конфронтации с США.

Нужно менять эту парадигму, этот закон, отходить от политического детерминизма в торговле оружием. И переходить к экономическому детерминизму.

В 1995 году издана директива Администрации президента США Клинтона, которая определяла приоритетной целью ВТС обеспечение экономических интересов США в международной торговле оружием. К 2000 году американская модель ВТС эволюционировала от приоритета национальной безопасности в направлении экспансии военного экспорта. После теракта 11 сентября 2001 года в США принят закон "О патриотизме", статья 215 расширила полномочия АНБ. Американские и европейские военные компании - производители систем радиоэлектронной разведки и IT-платформ - получили колоссальную административную и финансовую поддержку руководства для их встраивания в глобальные научно-технические, политические, военные связи. К середине 2000-х годов капитализация этих компаний была сопоставима с ВНП отдельных стран. Капитализация IBM в 2015 составила около 140 млрд долларов США.

Какие еще есть принципиальные отличия между российским и западным подходами к экспорту продукции военного назначения?

Еще одно отличие - это новые методы продвижения. На современном этапе финансово-экономической глобализации сетевые субъекты играют беспрецедентную роль в продвижении продукции и в процессе принятия решений. Решения принимаются не в министерстве обороны.

Имеете ввиду политиков или бизнесменов?

Это представители инвестиционно-финансовых холдингов, которые имеют максимально диверсифицированный портфель инвестиций.

То есть это связано с практикой заключения офсетных сделок?

Офсетные сделки с Индией заключаются с традиционными участниками рынка, то есть заводами-изготовителями, в том же сегменте экономики. Например, офсетные условия при поставке СУ-30МКИ - это лицензионное производство техники в Индии с правом реэкспорта в другие страны. Офсетные требования также предусматривают послепродажное обслуживание, трансфер технологий, - все что сейчас актуально в рамках объявленной Нарендрой Моди инициативы "Сделай в Индии". Нарендра Моди максимально либерализовал режим привлечения прямых иностранных инвестиций в традиционно закрытые секторы экономики (оборона, IT, железнодорожная инфраструктура). Появился новый игрок - инвестор. И одним из влиятельнейших инвесторов на рынке вооружений Индии является компания Reliance.

С 1996 до 2012 года в портфеле инвестиций компании Reliance отсутствовали активы в секторе ВПК. Интересы компании были сосредоточены в нефтегазовом секторе, энергетике, химическом производстве. И в 2012 году создается дочерняя компания Reliance Aerospace Technologies во главе с Vivek Lall - экс-сотрудником НАСА, Raytheon, Boeing. В 2013 году индийская компания Reliance подписывает меморандум о взаимопонимании с Boeing на поставку самолетов ДРЛО P8I "Посейдон" для ВМС Индии. С этого момента Reliance становится стратегическим партнером США на индийском рынке вооружений.

Есть же еще фактор того, что сам рынок диктует условия поставок. Существует курс на диверсификацию закупок вооружений.

Кстати, международная выставка Defexpo-2018 в Ченнаи продемонстрировала новый вектор программы "Сделай в Индии". О диверсификации закупок вооружений никто не говорил. Выставка проходила под слоганом "India is emerging defence manufacturing hub". Индия желает стать экспортером вооружений, составив конкуренцию Китаю, России. Требование министерства обороны Индии при сотрудничестве с иностранными партнерами - поставщиками военной техники: приобретать только ту продукцию и только те технологии, которые имеют высокий экспортный потенциал для Индии.

Инициатива премьер-министра Индии "Make in India" имеет несколько измерений, которые корректируются в зависимости от рыночной и политической конъюнктуры.

Диверсификация закупок вооружений - это в большей степени идеология и риторика, то есть упаковка для конъюнктурных соображений. Эти соображения у стран БРИКС практически идентичны. Обратите внимание: в Индии объявлена программа "Сделай в Индии", в России - национальная технологическая инициатива. Цель этих инициатив - либерализация режима привлечения прямых иностранных инвестиций. Это сейчас актуально и для Бразилии, и ЮАР, и Аргентины. Это приход частного капитала в традиционно закрытые и чувствительные отрасли экономики. Государство уступает частным инвесторам. В сущности, это приватизация. Именно это объясняет логику выхода ГК "Ростех" на IPO.

Пока этот процесс больше похож на возрождение министерства оборонной промышленности.

Вам кажется, что это похоже на национализацию и консолидацию. Но нет. Следующий этап – вторая волна приватизации высокотехнологичного сектора. Задача "Ростеха" – повысить собственную капитализацию перед выходом на IPO. Капитализация увеличивается за счет активного брендинга, выпуска технологичной продукции двойного и гражданского назначения, продукции с высоким экспортным потенциалом. "Ростех" позиционирует себя не как оборонная компания, а как высокотехнологичная.

Когда, на ваш взгляд, произойдет IPO "Ростеха"?

График сдвигается вправо. Я думаю, пять лет еще нужно.

До нашей сегодняшней встречи вы упоминали, что международный рынок вооружений – это рынок с асимметричной информацией. Что вы вкладываете в это понятие?

Участники рынка вооружений не владеют достаточной информацией, необходимой для глубокой аналитики и принятия решений.

Данные об оружейных сделках, конечном пользователе, дилерах, комплектации и параметрах систем - это секретная информация. Любая попытка получения такой информации пресекается разведслужбами.

Далее, сегодня я сталкиваюсь с проблемой цифрового неравенства. У меня отсутствует доступ к информации, которая размещается на официальных сайтах компаний-конкурентов из Израиля, Индии (в частности, IAI, Alpha Design). Эти компании устанавливают селективные вирусные программы, атакующие наши ПК, и наши системы защиты автоматически блокируют сайты конкурентов.

Рынок вооружений крайне политизирован и непрозрачен. Торговля оружием - это политика, геополитика, где решающее значение имеют совсекретные сведения, инсайдерская информация. Оперативный количественный и качественный анализ системы ВТС затруднен или невозможен. Это рынок с асимметричной информацией.

В этих случаях возрастает роль экспертных систем поддержки принятия решений, систем анализа больших данных (Big Data).

Как в идеале должно выстраиваться взаимоотношение между оборонными предприятиями и органами госбезопасности, аналитическими агентствами, чтобы это играло на руку нашему экспорту вооружений?

Сегодня есть ФСВТС, которая за серьезные деньги предлагает подключиться к новостной RSS-ленте, чтобы мы знали, какие пресс-релизы публикуют наши контрагенты и конкуренты. Зачем нам это? Необходима упреждающая проактивная маркетинговая политика, основание которой - глубокая аналитика. Помогите организовать сильный аналитический отдел, который даст информацию, кто в каких тендерах участвует, какие группы интересов инициируют тендерные процедуры.

На сайте ФСВТС есть раздел "информация о зарубежных тендерах", но она закрыта, к ней имеют доступ только субъекты внешнеэкономической деятельности. Процедура получения субъекта в нашем случае длилась более четырех лет. В течение этого переходного периода мы не имели доступ к информации о зарубежных тендерах. Мы проиграли в двух тендерах стоимостью сотни миллионов долларов, потому что не были проинформированы о них. Где реальные рабочие инструменты - глубокая аналитика, оперативное информирование, конкурентная разведка? В этих вопросах издание Jane’s демонстрирует большую продуктивность, чем федералы. Будущее – за цифровой аналитикой и "гибридным" сотрудничеством СМИ, аналитическими отделами компаний, которые используют программы анализа больших данных и экспертные системы поддержки принятия решений.

Асимметричная информация присутствует только на рынке военной продукции или в принципе высокотехнологичной?

Я слежу за экономическими документами США. С 1990-х годов произошла переориентация разведки с политических задач на экономические цели, в частности, на сохранение американских компаний-монополий. Во многом это обусловлено тем, что в 1980-х годах Япония ликвидировала монополию США на мировом рынке интегральных микросхем. Благодаря экономическому и промышленному шпионажу Япония получила порядка 70% секретной информации, технической документации, ноу-хау технологических процессов изготовления интегральных схем.

Затраты на проведения НИОКР в самых перспективных отраслях науки (космос, кибер-физические системы, микроэлектроника, материаловедение, биохимия) так велики, что экономически целесообразным является промышленный и экономический шпионаж.

Стоимость инноваций и интеллектуальной собственности США составляет около 45% ВНП, поэтому США – главный объект международного экономического и промышленного шпионажа. Государственные отчеты США содержат следующие цифры: 30% случаев шпионажа связаны с военно-политической повесткой дня, 70% - это попытки получить сведения по перспективным научным разработкам в различных сегментах экономики.

Как ведут конкурентную разведку в США, странах Европы?

Это целая инфраструктура, изучению которых посвящены монографии. У США, Франции, Швеции, Японии практики конкурентной разведки отличаются. Для обеспечения конкурентных преимуществ в тендерных закупках США любят коррупционные скандалы вокруг сделки.

Европа и Азия для обеспечения конкурентных преимуществ сообщают об утечке данных, что свидетельствует об уязвимостях в системах безопасности конкурентов.

Универсальное правило действует для всех – в бизнес-поездках в гостиничных номерах не обсуждать деловые и научно-технические вопросы.

Вы пошли по другому пути и использовали методы Big Data для получения информации о структурах, которые принимают решения по закупкам вооружений. Расскажите об этом подробнее.

Я использовала швейцарскую базу данных с информацией о 25 млн организаций, из них 4 млн – исполнители военных контрактов на международном рынке. Компьютерный анализ взаимодействий выявил устойчивые связи между компаниями.

Индийский, американский и европейский рынки взаимосвязаны через узлы, проводящие военные сделки. При описании патента на эту технологию я дала конкретные рекомендации: обращайтесь к этим узлам, проводите через них сделки и они с 90% вероятностью пройдут, потому что есть прецеденты.

Метод позволяет указывать на компании или конкретных лиц?

На компании и конкретных лиц. В Индии это Мукеш Амбани (председатель совета директоров Reliance Industries Limited – ред.). Вы можете обратиться к нему, защитив свой инвестиционный проект.

Речь идет о создании производств на территории Индии?

Да. Вы описываете, сколько средств нужно для входа на рынок, когда планируете их окупить, какая у вас команда. Как правило, это проекты на 5-10 лет, высокорентабельные производства.

Правильно ли я понимаю, что все узлы вашей сетевой структуры – крупные инвестиционные фонды?

Это многопрофильные холдинги, которые ранее могли даже не держать в своем портфеле военных активов.

В России таким узлом окажется "Ростех"?

Я думаю, АФК "Система". Через "Ростех" можно инициировать сделку. Но, полагаю, сократить цикл продаж позволит АФК "Система".

Помогла ли эта методика продать какие-либо вооружения?

В открытом доступе размещена информация о том, что концерн "Алмаз-Антей" и Reliance Defense Ltd. подписали соглашение стоимостью 6 млрд долларов США.

Вы участвуете в российско-индийском проекте "БраМос". Расскажите, как организуется маркетинг проектов, в которых участвуют несколько государств.

В российских публикациях, на брифингах, в печатной продукции сообщается о совместном индийско-российском предприятии BrahMos Aerospace как беспрецедентном примере стратегического партнерства и успешного трансфера технологий. Мы рекламируем отношения и широту русской души, научно-технологическую щедрость.

В индийских публикациях, пресс-релизах, информационных материалах, продемонстрированных на выставке Defexpo-2018, отсутствует информация о российском участии в проекте. Рекламируются исключительные характеристики лучшей в мире ракеты, произведенной в Индии.

Работая в концерне, я рекламирую BrahMos как бизнес-кейс, а именно: как сотрудничество с Россией и АО "Концерн "Гранит-Электрон" поможет вашей компании стать глобальным брендом с продуктовой линейкой, не имеющей аналогов в мире.

Интересно, потому что нам, как средству массовой информации, представители "БраМоса" кажутся очень открытыми в общении. Не боятся разговаривать с прессой, в отличие от многих российских оборонщиков.

Доброжелательность и кооперационная модель отношений со СМИ – это то, что характеризует глобальные бренды.

Правильно ли я понимаю, что зарубежные заказчики предпочитают закупать продукцию, обкатанную в вооруженных силах страны-экспортера?

Когда мы участвуем в переговорах, одно из главных пожеланий потенциального заказчика – получить подтверждение успешного применения систем в реальных боевых условиях и/или приемки на вооружение в России. Это условие становится актуальным и для продукции двойного и гражданского назначения. Требуются сертификаты о поставках, наработке на отказ и отзывы от paramilitary-служб – непосредственных эксплуатантов этих систем.

В этом плане проект 11356 – уникальный и исключительный, заслуживающий целой монографии (фрегаты проекта "Тальвар" поставлялись ВМС Индии раньше, чем началось строительство аналогичных кораблей для ВМФ России - ред.).

Еще одной преградой экспорту продукции военного назначения российские оборонщики называют долгий цикл согласований для вывоза техники на сравнительные испытания за рубеж. Сталкивались ли вы с подобными проблемами?

У наших потенциальных конкурентов в этом отношении есть преимущество: они имеют представительства во многих странах мира, даже если бизнес там не развит. У них больше военных баз. В 1980-е и 1990-е годы они обращали больше внимания на послепродажное обслуживание и логистику. Мы этим не занимались, поэтому сейчас испытываем проблемы.

Как влияют санкции на маркетинг продукции военного назначения?

Негативно. Стало обязательным согласование контент-плана, пресс-релизов по любому поводу с ФСВТС. Все это занимает время и, как правило, такой информационный продукт не отвечает маркетинговым задачам, не несет пользы. В информационном сообщении, как правило, запрещено указывать тему переговоров, достигнутые договоренности, и все чаще иностранного партнера. Отношения с Россией – это имиджевые и политические риски для потенциальных партнеров.

Сравнивать продукцию конкурентов – возбраняется. Это неэтично. Говорить о подозрительном характере сделки с откровенно слабой и коррумпированной компанией-конкурентом – неэтично и скандально.

При этом альтернативные рабочие инструменты продвижения не предлагаются. Предлагается на переговорах упоминать недобросовестных поставщиков – Францию, которая не поставила России "Мистраль", и США – которые в любой момент могут применить санкции. Только этот инструмент не работает.

Индия находилась под санкциями США с 1998 до 2011 года (из-за испытаний собственного ядерного оружия). В 2011 году США сняли санкции с индийской госкомпании DRDO и ее лабораторий. В этом же году Эштон Картер заявил, что Индия может принять участие в программе разработки перспективного истребителя-бомбардировщика пятого поколения Lockheed Martin F-35 Lightning II. На этот истребитель планировалось устанавливать изделие Block 4. Данное изделие позволяет применять управляемые ядерные бомбы B61-12.

В 2012 году Индия произвела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Agni-V. Масса ядерного боезаряда составила почти 1 тонну. Испытав МБР Agni-V, Индия вошла в элитный клуб держав, обладающих ядерной триадой стратегических вооружений, наряду с США, Россией и Китаем. Разработчиком МБР Agni-V является DRDO.

При этом до сих пор актуальна резолюция СБ ООН № SR/1172 (1998), которая призывает "все государства не допускать экспорта оборудования, материалов или технологий, которые могут каким-либо образом помочь Индии или Пакистану в их программах разработки ядерного оружия".

Упоминая санкции США в отношении Индии, нам легко могут парировать – США помогли нам стать ядерной державой.

Давайте поговорим про санкции в отношении поставщика вооружений. Если Россия сейчас открыто начнет работать с какой-то коммерческой структурой за рубежом, то последняя рискует также попасть под санкции.

Поставка C-400 в Индию под угрозой из-за санкций. Санкции, безусловно, носят экономический характер. Их задача – избавиться от конкурента на прибыльном рынке вооружений.

С-400 – это тип вооружений, который меняет геополитическую расстановку сил в регионе, поэтому поставка и санкции в этом контексте – это вопрос военно-политический, который необходимо решать с субрегиональными державами, приграничными государствами. Это многоуровневый переговорный процесс с множеством заинтересованных лиц, группировками и лобби. Это не маркетинг.

Как вы оцениваете сотрудничество с "Рособоронэкспортом" по продвижению вашей продукции на внешние рынки?

В нашей отрасли не внедрена система KPI. "Рособоронэкспорт" решает операционные задачи по заключенным контрактам: парафирование и подписание контрактов, разрешительная документация и лицензии, отгрузочная документация, страхование. Из-за высокой загруженности операционкой "Рособоронэкспорт" делегировал часть этих функций нам, субъектам внешнеэкономической деятельности, но только в части ЗИП и послепродажного обслуживания.

Самым эффективным продвижением техники занимается президент в ручном режиме и армия, которая демонстрирует системы в боевых условиях.

Возвращая нашу беседу на внутренний рынок, я хотел бы обсудить наиболее дискуссионный вопрос маркетинговой политики крупных концернов. В каких пределах дочерние предприятия могут проявлять автономность в продвижении продукции?

Наш концерн объединяет в себе очень сильные предприятия, которые, что важно, производят конечный продукт. Например, компания "Равенство", которая входит в ТОП-5 мировых производителей роботизированных медицинских комплексов для лечения онкологических заболеваний. "Равенство" создает новый сегмент рынка в России – кибермедицину. Но политика интегрированных структур такова, что все должно быть под общим брендом "Гранит-Электрон".

А если говорить о более локальных вопросах, которые "болят" у предприятий, но которыми никому не интересно заниматься в концернах и корпорациях?

Отсутствует правильная и справедливая система мотивации персонала. В коммерческих компаниях, если PR-специалист опубликовал статью в Forbes, активно продвигает продукцию, он получает процент с заказа. Процент с заказа оговаривается сразу. Специалистам в виде премий выдают акции. В нашей отрасли этого нет.

Давайте вернемся к теме военных выставок. Зачем нашим предприятиям, которые не владеют навыками конкурентной разведки, участвовать в них?

Участвовать в конференциях, активно формировать повестку дня. Выступать в качестве спикеров с визионерскими докладами для обучения и формирования спроса у министерства обороны, разработчиков на "правильную" продукцию.

То есть создаем не продукцию, а ценность?

Верно, социально значимую ценность в контексте научно-технического прогресса, а не просто обороноспособности страны.

Получается переупаковка смысла.

Да.

Это как раз то, о чем мы говорили во время интервью с Софией Ивановой из концерна "Калашников". По выставкам есть еще один вопрос. На таких мероприятиях организаторы обычно выпускают свой журнал, который раздают при входе. Был ли у вас опыт публикации в такой прессе и какой отмечали эффект?

Я борюсь с этим на предприятии. Это нужно для скучающих людей, которые всю выставку сидят на стенде, ничего не делают и просто листают этот журнал. Бессмысленная трата денег.

Это касается только российской практики или за рубежом то же самое?

Одинаково. Я не видела ни одного лица, принимающего решения, который бы это читал.

А какие журналы эффективны? Если российское предприятие обратится в тот же Jane’s, они опубликуют рекламу?

Я знаю, что Jane’s у нас собирал информацию для своего справочника. У них качественная информация, но она необходима скорее для конструкторов, которые при проектировании своей техники смотрят на типичные проекты. Энциклопедия хороша для статуса. Но публиковаться нужно в таких СМИ, которые представлены в цифровой среде, имеют несколько информационных каналов продвижения для целевой аудитории на разных языках, имеют высокие рейтинги цитирования. Это те СМИ, которые формируют общественную повестку дня. СМИ, которые повышают информированность. Реклама должна быть грамотно вплетена в качественный информационный продукт – аналитическую статью, рейтинги, сравнительный анализ с конкурентами и так далее.

Давайте приведем примеры таких изданий в России.

Мне нравится Mil.Press, я этого не скрываю. Также это "Новый оборонный заказ", Forbes, РБК, "Российская газета".

А за рубежом?

Bloomberg.

Российским оборонным предприятиям реально попасть на страницы Bloomberg?

Не оборонные предприятия попадают за счет качественного контента.

Часть из того, что вы назвали выше – это хорошая деловая пресса. То есть мы можем говорить, что ее читают не только гражданские бизнесмены, но и представители оборонной отрасли?

Везде есть категории "Технологии", "Будущее", "Космос". У Bloomberg хорошая цитируемость, поэтому можно через них попасть в другие информационные издательства.

Как вы считаете, станут ли в оборонной отрасли востребованы современные digital-форматы продвижения? К примеру, мы предлагаем предприятиям съемки 3D-туров, благодаря которым можно удаленно показать заказчикам свое производство или пригласить виртуально заглянуть в кабину самолета. Пока наши партнеры относятся к этому жанру с осторожностью.

Может прозвучит странно, но наш министр культуры Мединский совершил огромный прорыв в области потребления искусства. Искусство стало массовым. Быть интеллектуальным стало модным. Благодаря 3D-турам, шоу, блокбастерам в области искусства в музеи стоят очереди. Нам нужно ориентироваться на сложные проекты в fashion-, арт-, lux-auto-индустрии, Необходимо внедрять их опыт в оборонку и делать ее искусством. Тот же фильм "Крым" или "Агент 007" можно критиковать по разным причинам, но посмотрите, как они рекламируют технику! Минобороны и наши компании должны вписываться в арт-проекты, чтобы делать шоу при участии СМИ. Успех форума "Армия" состоит в том, что это шоу.

Если говорить о высокотехнологичных и IT-компаниях, то там много элементов продвижения завязано на личный бренд руководителя. Тот же Илон Маск, Олег Тиньков в России. Нужно ли оборонному предприятию развивать не только корпоративный, но и личный бренд?

Все строится на личном бренде. Я считаю, что пиар организации невозможен без PR ее экспертов.

Беседовал Сергей Сочеванов

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 26 апреля 2018 > № 2585999

Грунт со дна водных объектов будут использовать для предотвращения паводков

Подготовленные Минприроды России изменения в Водный кодекс РФ одобрены по итогам заседания Правительства РФ 26 апреля 2018 г.

О целях и основных положениях законопроекта на заседании доложил глава Минприроды России Сергей Донской.

В соответствии с законопроектом Правительство РФ предлагается наделить полномочием по установлению порядка использования извлеченного грунта по аналогии с нормами Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации». Тем самым будет урегулирован вопрос использования для предотвращения негативного воздействия вод донного грунта, попутно извлеченного при осуществлении, например, дноуглубительных работ.

Проект федерального закона «О внесении изменений в статью 521 Водного кодекса Российской Федерации» направлен на установление возможности использования донного грунта в целях создания и содержания в надлежащем состоянии внутренних водных путей РФ, поддержания необходимого санитарного состояния водных объектов.

По словам С.Донского, изменения позволят решить проблему использования донного грунта, зачастую имеющего характеристики нерудных полезных ископаемых, извлеченного при проведении работ, связанных с изменением дна и берегов водных объектов.

Представленный к рассмотрению проект федерального закона подготовлен во исполнение поручения Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева по итогам состоявшегося в августе 2017 г. совещания в г. Волгоград.

Кроме того, предлагаемые изменения в Водный кодекс в дальнейшем будут способствовать увеличению общей протяженности участков расчистки русел рек, восстановлению экосистем водных объектов и пропускной способности и, как следствие, повышению безопасности судоходства.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 26 апреля 2018 > № 2585999


Россия > Медицина > chemrar.ru, 26 апреля 2018 > № 2585849

В России начнут производить сильнейший наркотический анальгетик — первое целиком отечественное обезболивающие для паллиативных больных

В России начнут выпускать один из сильнейших опиоидных анальгетиков из собственного сырья. Для этого Минздрав подготовил документы о расширении государственных квот на производство средства Ремифентанил. Препарат по силе значительно превосходит морфин и позволит облегчить страдания паллиативным больным.

Первые 10 тыс. флаконов планируется выпустить на рынок в 2022 году. Пока что обезболивающие ввозят из-за границы или делают из импортного сырья, и страна зависима от зарубежных поставок.

Минздрав разработал проект постановления правительства (есть в распоряжении «Известий») о расширении государственных квот на производство наркотического обезболивающего средства Ремифентанил. Документ предлагает внесение изменений в раздел «Наркотические средства» приложения к постановлению правительства «Об утверждении государственных квот, в пределах которых ежегодно осуществляются производство, хранение и ввоз (вывоз) наркотических средств и психотропных веществ». Раньше такого вещества было разрешено использовать не более 1,1 г в год, теперь предполагается расширить допустимое количество до 500 г.

«Предлагаемая государственная квота на Ремифентанил определена в соответствии с расчетами, представленными ФГУП «Московский эндокринный завод» (МЭЗ)», — указано в пояснительной записке к документу.

МЭЗ — государственное предприятие, которое занимается производством наркосодержащих препаратов. Представители МЭЗ подтвердили, что на заводе уже приступили к разработке жидкой формы Ремифентанила. Выход препарата на фармацевтический рынок запланирован на 2022 год. Первая партия инъекций для внутривенного введения может составить 10 тыс. флаконов.

— Внедрение данной лекарственной формы необходимо для дальнейшего использования в общей анестезии. Ремифентанил является синтетическим опиоидным анальгетиком, значительно превосходящим морфин. Предлагаемой квоты в 500 г достаточно для разработки состава и технологии производства препарата, получения и наработки образцов, а также выпуска промышленных серий для процедуры государственной регистрации, — отметили в Минздраве.

В ведомстве не смогли ответить, скольким гражданам РФ могут понадобиться наркотические медикаменты. Главный внештатный специалист Минздрава по паллиативной помощи Диана Невзорова пояснила «Известиям», что в первую очередь такие препараты нужны онкологическим больным и пациентам, нуждающимся в паллиативной помощи. Ее оказывают людям с заболеваниями в тех стадиях, когда исчерпаны возможности радикального лечения. Таким пациентам необходимо облегчить состояние с помощью обезболивающих. Только паллиативных больных в России порядка 700–800 тыс. человек.

Пока что пациенты, нуждающиеся в сильном обезболивании, в основном принимают импортные наркотические лекарственные препараты или же отечественные, но с действующим веществом зарубежного производства, рассказал директор по развитию фармацевтической компании RNC Pharma Николай Беспалов. В 2017 году в страну импортировали таких субстанций на 61 млн рублей. Также в страну ввезли 1,9 млн упаковок готовых импортных лекарств на 623,9 млн рублей, добавил он.

Как рассказала основной эксперт Минздрава по этому вопросу Елена Неволина, проект о расширении квоты на Ремифентанил предложен в рамках «дорожной карты» «Повышение доступности наркотических средств и психотропных веществ для использования в медицинских целях». Она пояснила: в России стремятся к тому, чтобы выписывать наркотические лекарства при необходимости, так же как и в развитых зарубежных странах.

Если пациенту нужна специализированная помощь с использованием наркотических лечебных препаратов, врач может выписать такие лекарства в соответствии с законом «О наркотических средствах и психотропных веществах». Однако, как отметила Елена Неволина, медики порой опасаются назначать эту категорию лекарственных средств, потому что в России еще недостаточно распространена такая практика.

Россия > Медицина > chemrar.ru, 26 апреля 2018 > № 2585849


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин

Интервью замминистра Никиты Стасишина: об ипотеке и долевом строительстве 

Граждане должны видеть, из-за чего власти региона решили сдать дом с опозданием

ЕСЛИ ОСНОВАНИЯ НЕУБЕДИТЕЛЬНЫ, ТО ГРОШ ЦЕНА ТАКОЙ ВЛАСТИ

Основной механизм приобретения жилья в России – ипотека. Первоначальный взнос, как правило, составляет около трети всей суммы кредита, а просроченная задолженность низка и продолжает снижаться. Тем обиднее людям, которые копили и потом исправно платят кредит, но квартиры не получили из-за недобросовестности застройщика. О том, что нужно сделать, чтобы проблема обманутых дольщиков навсегда ушла в прошлое, порталу "Интерфакс-Недвижимость" рассказал заместитель министра строительства и ЖКХ России Никита Стасишин.

Обманутые дольщики: сколько их у нас?

Мы считаем, что необходимо вести учет не по реестру пострадавших граждан, а по количеству объектов, поскольку реестр носит заявительный характер. В прошлом году были утверждены региональные "дорожные карты" решения проблем обманутых дольщиков. И вот по ним, по состоянию на 1 января, к проблемным относятся 836 объектов. Это 1101 дом. Поясню, объект – это не один дом, а количество выданных разрешений на строительство. Где-то субъекты выдают на каждый дом разрешение, где-то – в рамках проекта планировки территории. Мы в Минстрое считаем, что подсчет граждан на основании реестра не вполне корректен. Сегодня в нем чуть более 30 тыс. человек. При этом мы понимаем, сколько в этих 836 проблемных объектах зарегистрировано договоров долевого участия (ДДУ), то есть, каково максимальное число пострадавших людей может быть в этих домах. Это около 81 тыс. договоров.

Как Минстрой следит за работой регионов с обманутыми дольщиками?

Мы еженедельно проводим селекторные совещания с регионами, где рассматриваем дорожные карты решения проблем дольщиков. Их создание в конце прошлого года позволило нам взять под контроль реальный ход восстановления прав граждан. Мы также оцениваем активность инициативных групп в соцсетях, обращения граждан в Минстрой. Работаем со всем объемом информации: не только от чиновников, региональных властей, но и от граждан. Они знают мои телефоны, "Твиттер", Фейсбук, ходят на личные приемы. Подчас наше общение с дольщиками, увы, намного ближе, чем общение с ними региональных властей. Мы сейчас кардинально меняем этот вектор в сторону местных чиновников. Также в дорожных картах есть конкретные сроки, конкретные меры и этапы реализации. Если они не выдерживаются, то они должны корректироваться.

Почему не соблюдаются заявленные сроки?

До 15 апреля мы собирали скорректированные планы от регионов с новыми сроками и обновленными перечнями объектов. Это будет новый предмет для обсуждения. Дело в том, что многие субъекты не хотели показывать нам реальную картину, и мы выявили новые проблемные объекты, не отображенные в "дорожных картах". Такие объекты будут дополнительно проверены региональными отделениями партии "Единая Россия", и по результатам проверки перечень проблемных объектов может быть расширен. Нам необходимо, чтобы регионы начали понимать свою ответственность. И теперь, например, если в планах-графиках сроки решения проблем дольщиков сдвинуты вправо, регионы должны объяснить, с чем это связано. Эти обоснования мы будем, не стесняясь, размещать в интернете. Чтобы граждане видели, из-за чего министр строительства конкретного региона решил сдать дом позже, чем собирался. Что он сделал, или, наоборот, не сделал, чтобы решить эту проблему.

Насколько вескими бывают основания для переноса сроков?

Скоро увидим. Мы сейчас это проанализируем после изучения скорректированных графиков, и поделимся информацией. Вообще же мы добавили требование обосновать причины переноса сроков не только для того, чтобы понять, насколько вескими могут быть эти самые причины. Но и для того, чтобы регионы дисциплинировались и не переносили сроки. Если обоснования будут неубедительными, в духе "так получилось, извините", то грош цена такой власти, ответственной за решение этих проблем. По таким случаям мы будем готовить доклады в правительство.

А в целом насколько ответственны регионы по отношению к дольщикам?

С учетом того, что на эту проблему очень пристальное внимание обращает президент Владимир Путин, и что эта тема постоянно обсуждается у первого вице-премьера Игоря Шувалова, а министр Михаил Мень регулярно докладывает о ситуации на более высокие уровни, то, конечно, отношение меняется. Большинство проблем сложилось оттого, что в регионах кто-то на что-то закрывал глаза, недостаточно контролировал или просто не обращал должного внимания. При этом наши граждане были не настолько подкованы юридически, чтобы оценить ситуацию. Они думали: вот мы зарегистрировали ДДУ, оформили страховку, все нормально. А страхование тем временем не заработало.

Почему страхование не заработало?

Почти по каждому проблемному объекту есть факт мошенничества, вывода средств или еще что-то. Возбуждается уголовное дело, а это уже значит, что страхового случая не будет, и компенсацию никто не выплатит. Или, например, были факты, когда страховые полисы прикладывались к регистрационным документам, но не оплачивались застройщиком. И такие компании уже обанкротились.

В прошлом году был создан Фонд защиты прав дольщиков. Прошло полгода с момента его основания. Как вы оцениваете его работу?

Фонд эффективно работает. Минстрой совместно с Дом.рф (ранее АИЖК – ИФ) запустили информационную систему, где проблемные объекты видны, как на ладони. На сайте Минстроя мы открыли единое окно подачи проектных деклараций. Это идет в одной связке с выдачей заключения о соответствии застройщика (ЗОС) на привлечение средств граждан, с фактом регистрации ДДУ в Росреестре. Сейчас мы максимально обезопасили дольщиков от мошеннических схем. Того, что было раньше, точно быть уже не может. Так что фонд работает как часы, с минимальным количеством сотрудников и с применением новейших информационных технологий.

Что касается тарифа, то, когда мы в прошлом году его устанавливали, отталкивались от среднего тарифа страховых компаний. Он равнялся 1,2% (от цены ДДУ – ИФ). Конечно, его нужно корректировать, это все обсуждается. Нам необходимо, чтобы жилье оставалось при этом доступным, а объемы строительства увеличивались. К 2024 году мы должны выйти на ввод 120 млн кв.м жилья. Это реальная, но очень амбициозная задача, которую поставил президент.

А какие есть механизмы достройки проблемных объектов?

Пошел третий год санации кампании СУ-155, мы на этой истории набили очень много шишек, но в то же время наработали большой опыт достройки объектов в процедуре банкротства. Что такое спецсчета, как формировать объекты незавершенного строительства, как правильно сформировать реестр и войти в процедуру конкурсного производства – все теперь отработано. С 1 января этого года мы ввели новый порядок: если есть хоть один обманутый дольщик и начата процедура банкротства, то сразу объект уходит в конкурсную массу. Появляется спецсчет, объект незавершенного строительства можно "достать" из конкурсной массы, сформировать реестр пострадавших граждан. На заседании комиссии Минстроя, которую я возглавляю, мы рассматриваем заявки застройщиков, желающих достроить дом или жилой комплекс. Как правило, нам приходят ходатайства от регионов с просьбой передать объект через суд другому застройщику, очистив его от иных кредиторов кроме дольщиков.

Добавьте к этому масштабные инвестиционные проекты с компенсацией земельных участков. Где-то регионы выделяют деньги на строительство инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Где-то незавершенные объекты достраиваются за бюджетные деньги, как это будет сейчас в Москве. Все эти меры согласуются с нашей ведомственной комиссией. Какой именно способ будет выбран, зависит от экономики проекта, от возможности увеличения технико-экономических показателей проекта, от цены квадратного метра в том или ином субъекте.

На горизонте переход к проектному финансированию. Какие вопросы остаются?

Проектное финансирование не исключает долевого строительства: оно должно остаться, просто механизм привлечения денег граждан должен стать цивилизованным, с участием банка, чтобы снять риски с покупателя. Конечно, идет обсуждение, можно ли полностью снять риск, учитывая, что гражданин покупает квартиру на этапе строительства и со значительной скидкой, но это другой разговор.

Что касается перехода в цивилизованную плоскость: мы постепенно меняем законодательство. С 1 июля этого года планируем ввести банковское сопровождение, которое станет "первой ласточкой" очищения компаний. Это системные решения, позволяющее уйти от так называемого котлового метода привлечения средств застройщиком через техзаказчиков, и максимально обезопасить использование средств граждан. Чтобы на них не покупались газеты, заводы и пароходы. Я говорю даже не о краже денег, а просто о непрофильном, не относящемся к жилищному строительству использованию средств. Можно, конечно, тратить деньги на детские сады и школы, но это должно происходить внутри проекта, на который привлекаются средства дольщиков.

Первая задача, требующая решения при переходе к проектному финансированию: готовность инфраструктуры банков участвовать в таком объеме привлечения средств, а это от 1,4 до 1,7 трлн рублей ежегодно. И этот показатель будет только расти с учетом повышения доступности ипотеки.

Второе — цена вопроса, под какой процент банки будут готовы кредитовать застройщиков. Мы не можем допустить, чтобы это сильно повлияло на стоимость жилья, и оно стало недоступным. Третье. Нужно понять, какие сроки будут определены для принятия решения по конкретным проектам. Наконец, самое главное — механизм действия. Мы планово над этим работаем, у нас есть три года на то, чтобы подготовить инфраструктуру банков.

Мы уже коснулись темы доступности ипотеки, которая, безусловно, растет в последнее время. Обычно в связи с этим часто вспоминают об "ипотечном пузыре". Он может появиться?

В кризисное время 2014-2015 годов у нас была программа по субсидированию ставок ипотеки, и она была очень эффективной. Нам часто предлагали подумать о субсидировании не процентов, а первоначального взноса, но мы этого не сделали и не будем делать. Сегодня покупательская и платежная дисциплина ипотечного заемщика значительно выше, чем у обладателей других видов кредитов. Просрочка невысокая, а средний первоначальный взнос составляет 30-34%. Это означает, что появление "ипотечного пузыря", который был в США, связано не с объемом выдачи ипотеки, а с подходами к андеррайтингу и оценке рисков. Даже если риск оценивался грамотно, люди уходили от первоначального взноса. А первоначальный взнос – это накопления семьи, которые они боятся потерять, иначе они не могут в полной мере оценить ответственность за решение взять ипотеку. Это очень важно. У нас ипотечная система в принципе работает по-другому и достаточно жесткий андеррайтинг. Например, мы не поддерживаем субсидирование первоначального взноса. Потому что человек, который берет ипотеку, должен понимать, на что он будет ее содержать, сколько он готов вложить. Это как с рождением ребенка — нужно все просчитывать и планировать. В США не планировали – в итоге получилось, что получилось.

Тем не менее, и у нас есть заемщики, попавшие действительно в трудную ситуацию. В том числе, люди, бравшие ипотеку в иностранной валюте. Как помогают им?

У нас действует комиссия по принятию решений о выделении помощи заемщикам, оказавшимся в сложной финансовой ситуации. По состоянию на 10 апреля мы рассмотрели 3290 заявок. Уже сейчас помощь получили свыше 1116 семей, а по более чем 813 заявкам приняты положительные решения и в ближайшее время ожидается оформление банками со своими заемщиками необходимых документов. Таким образом, общее количество ипотечных заемщиков – участников обновленной программы помощи может составить до 2 тыс. человек, из которых около половины составят граждане, которые ранее оформили ипотечные кредиты в иностранной валюте.

В какой перспективе возможно достижение ставки в 7%, о которой говорил президент?

Уже сейчас для некоторых категорий граждан ставка составляет 6% — речь идет о семьях с двумя и более детьми. В целом же все зависит от позиции Центробанка и от ключевой ставки. Мы надеемся, что сейчас выйдут новые указы, там будет пункт об ипотечной ставке, и это станет национальным приоритетом в области развития жилищной политики. Еще одна тенденция, которая напрямую связана с ростом доступности ипотеки – люди стали покупать квартиры большей площади. Это значит, что наша экономика все же оздоравливается, а развитие жилищного строительства – прививка от различных экономических заболеваний.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин


Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 26 апреля 2018 > № 2584860 Владимир Путин

Пленарное заседание съезда Российского союза ректоров.

Владимир Путин посетил Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого, где принял участие в пленарном заседании XI съезда Российского союза ректоров.

На повестке дня съезда – вопросы развития единого образовательного пространства, построения стратегии научно-технологического развития России, взаимодействия университетов со школами и обществом, а также международные аспекты деятельности российских университетов. К участию в мероприятии приглашены около 600 ректоров отечественных и зарубежных вузов.

По окончании пленарного заседания глава государства посетил Научно-исследовательский корпус Санкт-Петербургского политеха, ознакомился с передовыми разработками СПбПУ, осмотрел макет создаваемой на базе вуза технологической долины.

* * *

Стенографический отчёт о пленарном заседании съезда Российского союза ректоров

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Уважаемый Виктор Антонович!

Очень рад приветствовать всех вас в Санкт-Петербургском Политехническом университете, основанном Сергеем Юльевичем Витте в период бурного промышленного, экономического роста, «первой индустриализации» России на рубеже XIX–XX веков, когда стране были жизненно необходимы собственные технологии и современные, передовые кадры. Как ректор говорил, когда председателем попечительского совета университета был министр финансов, были самые лучшие времена.

С 2000 по 2016 год расходы консолидированного бюджета на высшее образование увеличились с 24,4 до 523,3 миллиарда рублей. Увеличены зарплаты преподавателей и научных работников, созданы лаборатории и исследовательские центры в вузах.

Но я сегодня предлагаю в стенах этого выдающегося учебного заведения обсудить задачи высшей школы на современном этапе нашего развития, обменяться мнениями: что могут и должны сделать вузы для достижения технологического прорыва, для мощного движения России вперёд, о чём мы всё время в последнее время говорим.

При этом сразу же хочу сказать: хотел бы, конечно, услышать от вас, уважаемые коллеги, не только постановку проблемных вопросов, что само собой разумеется, естественно, но в том числе и прежде всего, может быть, конкретные, содержательные предложения.

Отмечу, что начиная с 2000 года расходы государства на высшее образование в реальном выражении – я хочу это подчеркнуть, именно в реальном выражении – выросли более чем в четыре раза. С 2000 по 2016 год расходы консолидированного бюджета на высшее образование увеличились с 24,4 миллиарда рублей до 523,3 миллиарда рублей, то есть это [в реальном выражении] в 4,2 раза больше.

Были увеличены зарплаты преподавателей и научных работников, созданы лаборатории и исследовательские центры в вузах, в том числе с участием ведущих зарубежных учёных.

Отмечу растущий вклад высшей школы в науку, в создание новых технологий, в реализацию и обеспечение квалифицированными кадрами проектов самого разного уровня.

Всё это уже даёт отдачу, и прежде всего отмечу растущий вклад высшей школы в науку, в создание новых технологий, в реализацию и обеспечение квалифицированными кадрами проектов самого разного уровня: от общенациональных до региональных и муниципальных.

Мы видим реальные достижения отечественной высшей школы, это показатель происходящих здесь перемен, и их динамика должна, безусловно, нарастать.

Вузы, университеты призваны стать центрами развития технологий и кадров, настоящими интеллектуальными локомотивами для отраслей экономики и наших регионов.

Уважаемые коллеги, Сергей Витте, о котором я уже вспоминал, говорил: правильно поставленный университет есть самый лучший механизм для научного развития. Эти слова звучат актуально и сегодня.

Конечно, у нас есть – и мы этим гордимся – уникальная система Академии наук, система её институтов. Но России, её экономике, всем сферам жизни нужна и сильная вузовская наука. И хочу подчеркнуть: активная научная деятельность не может быть сосредоточена лишь в отдельных научно-образовательных центрах или субъектах Федерации, строиться изолированными «островками». Это принципиально важно для России с её огромной, необъятной территорией, уникальным человеческим потенциалом.

Повторю, по всей стране вузы, университеты призваны стать центрами развития технологий и кадров, настоящими интеллектуальными локомотивами для отраслей экономики и наших регионов.

Вокруг высших учебных заведений должны формироваться сообщества людей, увлечённых идеями технологического прорыва. В этой связи считаю необходимым выстроить региональные модели взаимодействия новаторов, высокотехнологичных компаний, предприятий, и сделать это, конечно, можно в том числе и на площадках высших учебных заведений.

В российской высшей школе уже сформировалось ядро действительно сильных высших учебных заведений. Однако наряду с этим многие вузы и в столичных городах, и в регионах зачастую не демонстрируют способности решать серьёзные задачи, не готовы к обновлению.

И конечно, по всей стране нужно создавать комфортную среду для технологического предпринимательства. Важно, чтобы вузы, бизнес, наши академические институты объединяли свои возможности для реализации масштабных технологических задач, работали по долгосрочным приоритетным направлениям, которые были обозначены и в Послании Федеральному Собранию. А это прежде всего прорывные изменения в качестве жизни наших людей, в развитии экономики, социальной сферы. Для этого нам потребуются новые медицинские, промышленные, цифровые и прочие технологии, передовые и эффективные решения по защите экологии и созданию комфортной безопасной среды в городах и населённых пунктах вообще. Словом, нужны будут нестандартные идеи и новации во всех сферах.

Мы обязательно будем и дальше поддерживать вузы, которые активно, успешно занимаются исследованиями и разработками. Продолжим обновлять их технологическую, приборную базу, содействовать привлечению к совместной работе наших соотечественников и ведущих учёных за рубежом, преподавателей.

Что хотел бы здесь особо отметить, уважаемые коллеги.

Нам критически важно сконцентрировать ресурс на поддержке талантливых, целеустремлённых исследователей и преподавателей, создать такие условия, чтобы лучшие отечественные и зарубежные учёные, перспективные выпускники вузов стремились работать в российской высшей школе.

В российской высшей школе уже сформировалось ядро действительно сильных высших учебных заведений, университетов. Среди них, конечно, МГУ (Московский государственный университет), это Петербургский университет, федеральные и национальные исследовательские университеты. Формируется сеть опорных высших учебных заведений в субъектах Российской Федерации.

Однако наряду с этим многие вузы и в столичных городах, и в регионах зачастую не демонстрируют способности решать серьёзные задачи, не готовы к обновлению в соответствии с теми глобальными изменениями, которые происходят в науке и технологиях, во всех сферах жизни. Попытки изменить ситуацию часто сводятся к благим пожеланиям, написанию очередных и, прямо скажем, достаточно умозрительных, оторванных от реальности программ и просьбам просто дать побольше денег.

Я не случайно вспоминал Витте как министра финансов. Конечно, очень хорошо «прислониться» к Министерству финансов. Это ясно. Но ясно также и другое. Проблемы – а вы это хорошо знаете – далеко не только в объёмах финансирования. Главный вопрос – это грамотный, современный подход к организации, постановке самого дела и, конечно же, в кадрах.

Было бы правильно, чтобы именно в вузах были выстроены лучшие условия для стартапов, они могут стать первым шагом к созданию успешных высокотехнологичных компаний.

Я очень просил бы Российский союз ректоров, наши ведущие высшие учебные заведения продолжить работу над эффективными механизмами повышения профессионального уровня научного и педагогического состава отечественных вузов.

Отдельно остановлюсь и на деятельности аспирантуры, целью которой как раз и является подготовка кадров для высшей школы и академического сектора науки. О каком решении этих задач можно говорить, если сегодня лишь только 14 процентов аспирантов выходят на защиту своевременно? А что делают всё это время остальные? Каких результатов они достигают? Где они продолжают свою деятельность? Выходят ли они в конечном итоге на защиту? При этом и кандидатских, и докторских, особенно в гуманитарных дисциплинах, защищается у нас много. Но если посмотреть на их научное значение, то часто возникают вопросы.

Что хотел бы здесь сказать. У нас есть хорошая практика открытых конкурсов, в ходе которых распределяются гранты, в том числе для молодых исследователей. Если у аспиранта или его научного руководителя есть серьёзные, осознанные намерения заниматься наукой, а не получать степень для анкеты, пусть они участвуют в таких конкурсах, предлагают работы по приоритетам научно-технологического развития страны.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть, нам критически важно сконцентрировать ресурс на поддержке талантливых, целеустремлённых исследователей и преподавателей, создать такие условия, чтобы лучшие отечественные и зарубежные, прежде всего молодые, учёные, перспективные выпускники вузов, конечно же, стремились работать в российской высшей школе.

Чтобы у талантливых и мотивированных молодых людей, независимо от их места жительства, доходов родителей, были возможности для получения высшего образования, предлагаю реализовать в стране дополнительную программу строительства студенческих общежитий.

Настоящий вуз не только даёт студентам знания и навыки, он готовит кадры, способные задавать интеллектуальную, научную, технологическую повестку развития всей страны. Следует поощрять стремления студентов-аспирантов к созданию и внедрению собственных разработок. При этом вузы могут готовить целые проектные команды, которые способны конструировать сложные инженерно-технологические системы. Я помню, как мы долго спорили и в конце концов приняли правильное решение по поводу того, чтобы создавать небольшие предприятия, прежде всего, конечно, высокотехнологичные, при вузах. Я считаю, что мы приняли правильное решение в конце концов, отбросили всякую административно-показную шелуху. Но нужно эти направления развивать дальше.

Думаю, было бы правильно, чтобы именно в вузах были выстроены лучшие условия для стартапов, они могут стать первым шагом к созданию успешных высокотехнологичных компаний. Вы знаете, было бы очень здорово, если бы вы смогли такую работу двинуть. Тогда вот эта сфера деятельности у нас широко развивалась бы по всей стране, что чрезвычайно важно. Для этого в принципе у нашей молодёжи есть и отличный потенциал. Я, пользуясь возможностью, хотел бы поздравить команду Московского государственного университета с недавней безоговорочной победой на чемпионате мира по программированию. Аплодисменты где? (Смех. Аплодисменты.)

Это студентам аплодисменты. Думаю, они это заслужили. Я напомню, в апреле 2018 года российские студенты в седьмой раз подряд, в седьмой раз подряд, а вообще с 2000 года уже в тринадцатый раз выиграли чемпионат мира по программированию.

В ближайшие годы нам предстоит значительно повысить уровень всего отечественного образования. Речь о совершенствовании программ и росте квалификации преподавателей дошкольных учреждений, школ, колледжей, техникумов.

Чтобы у талантливых и мотивированных молодых людей, независимо от их места жительства, доходов родителей, были возможности для получения высшего образования, предлагаю реализовать в стране дополнительную программу строительства студенческих общежитий, мы должны будем это обязательно сделать, современных комфортных кампусов. (Аплодисменты.) И новому Правительству совместно с регионами, вузами необходимо будет глубоко и детально проработать все аспекты такой программы. Конечно, опять всё в деньги упирается, но для этого нужно будет деньги найти. И новое Правительство должно будет это сделать.

Далее. Нам нужны современные подходы к формированию единого образовательного пространства. Сегодня требования времени, тенденции в экономике, науке, на рынке труда таковы, что у молодых людей должна быть возможность выстраивать собственные образовательные траектории, получать, интегрировать знания и навыки из разных областей, а для этого нам, конечно, нужно снимать границы между разными уровнями системы образования. То есть одарённый школьник, например, сможет проходить вузовскую программу, участвовать в исследованиях наряду с аспирантами, а студент колледжа – осваивать курсы прикладного бакалавриата.

Хочу сказать, что у Жореса Ивановича Алфёрова в принципе выстроена такая работа, я уже много лет назад был, здорово сделано, прямо завидно. Я считаю, что многие коллеги могли бы познакомиться с тем, как Жорес Иванович выстроил эту работу. Вам спасибо, Жорес Иванович. (Аплодисменты.)

И ещё одна тема, о которой я хотел бы сказать особо. В ближайшие годы нам вместе предстоит значительно повысить уровень всего отечественного образования. Речь о совершенствовании программ и росте квалификации преподавателей дошкольных учреждений, школ, колледжей, техникумов, о дальнейшем развитии дополнительного образования и профориентации, системе поиска и поддержки талантов. Рассчитываю, что вузы примут самое активное участие в этой масштабной работе, от которой зависит, безусловно, будущее страны, успех всего подрастающего поколения.

Уважаемые коллеги! Мы ставим очень сложные задачи перед отечественными вузами и рассчитываем, что они будут повышать свою эффективность и конкурентоспособность, избавляться от устаревших, отживших подходов. Ещё раз хотел бы повторить, России нужна сильная высшая школа, которая устремлена в будущее. Только так мы сможем добиться прорыва в национальном развитии.

Благодарю вас за внимание.

В.Садовничий: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

Мы собрались на XI съезд Российского союза ректоров.

В работе съезда принимают участие около 600 ректоров и президентов университетов России, а также ректоры университетов разных стран мира: Азербайджана, Армении, Абхазии, Белоруссии, Иордании, Ирана, Казахстана, Китая, Ливана, Приднестровья, Словении, Южной Осетии, Японии – около 50 зарубежных гостей.

Добро пожаловать на наш съезд, уважаемые коллеги!

Ещё раз хочу сказать, что нам оказана большая честь, в работе съезда принимает участие Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Мы благодарны нашему Президенту за постоянное внимание к вопросам образования в нашей стране и за непосредственное участие во встречах с представителями ректорского корпуса, корпусов системы образования. И эти встречи стали хорошей традицией.

Владимир Владимирович, спасибо Вам ещё раз за нашу встречу.

В.Путин: Спасибо за приём.

В.Садовничий: Перед началом нашего заседания прошла работа пяти секций. На них были глубоко обсуждены вопросы университетского образования. Модераторы секций доложат итоги этих обсуждений.

На прошлом, десятом съезде Российского союза ректоров Вы, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, подняли ряд вопросов, важных для высшей школы. Вы дали нам ряд поручений, важных для страны в целом. Они касались независимой оценки качества образования, создания национального университетского рейтинга, возможностей использования федерального имущества, закреплённого за вузами на праве оперативного управления. Был ряд поручений, касающихся жизни университетов, деятельности спортивных клубов.

За прошедший период наш ректорский корпус, российские университеты провели определённую работу, и я рад объявить, что эти поручения выполнены, а о некоторых я скажу подробнее.

Сразу кратко хотел бы остановиться на одном поручении, Владимир Владимирович, Вашем, связанном с отстаиванием интересов российской системы образования, её позицией в международном масштабе. Речь идёт о создании независимого международного рейтинга университетов. Российский союз ректоров разработал и создал Московский международный рейтинг «Три миссии университета». Это образование, наука и общество.

Что важно? Разработав принципы оценки деятельности университетов мира, мы пригласили более 20 экспертов из разных стран. Были эксперты из Канады, Соединённых Штатов, Великобритании, Индии, Китая и других. Они изучили и поддержали наш подход. Рейтинг действует, он проведён. По его оценкам, в топ-100 вошли университеты из 39 стран, а от России – 13 университетов.

Это существенно отличается от других показателей рейтинговых агентств. Тем самым мы дали другую оценку российской системе образования, мы показали её по-настоящему высокий уровень. Московский международный рейтинг «Три миссии» уже признан в мире, он предложил свои правила игры на том поле, где до сих пор играли по другим правилам и, соответственно, присуждали другие призовые места.

Уважаемые коллеги, что такое университетская Россия сегодня? Это более 800 образовательных организаций, в том числе два классических университета, 10 федеральных, 29 национальных исследовательских, 17 из них – технического профиля. Это 260 тысяч человек профессорско-преподавательского состава и почти 200 тысяч специалисты высшей квалификации – кандидаты и доктора наук. Это 4 миллиона студентов, 83 тысячи аспирантов. Из общей численности аспирантов в России – 92 тысячи. Таким образом, 90 процентов аспирантуры находится в университетах. Это огромный интеллектуальный потенциал. И главное, этот потенциал непрерывно пополняется молодыми и талантливыми студентами и аспирантами.

25 лет в России действует наша организация, Российский союз ректоров. За эти годы она стала неотъемлемой частью нашей системы образования. Мы активно участвуем в законотворческой деятельности, взаимодействуем с Государственной Думой, Советом Федерации, обсуждаем проекты многих законов, они проходят экспертизу в Союзе ректоров, у нас созданы региональные советы ректоров, и там тоже идёт соответствующее обсуждение.

Мы взаимодействуем с ведущими госкорпорациями, объединениями работодателей и бизнесом, продолжаем развивать созданную нами систему интеллектуальных соревнований детей и молодёжи, поиска талантливых ребят. В олимпиадах школьников, возглавляемых нами и проводимых ежегодно, принимают участие 2 миллиона школьников, начиная с первого класса мощная система интеллектуальных соревнований.

С нашим участием были учреждены общественные организации, российские студенческие отряды, футбольная лига, спортивные ассоциации. Мы поддерживаем сейчас важный проект волонтёрских проектов и социально значимых инициатив в нашем обществе.

Конечно, я сказал далеко не обо всём, это заняло бы много времени. Но сегодня мы не только оглядываемся на пройденный путь, а он был непростой. Мы прошли через трудные испытания, безусловно, с достижениями и успехами, были и кризисные моменты, и далеко не всё нам удалось. Есть проблемы, которые ждут решений, некоторые кажутся вообще трудноразрешимыми. Но, может, здесь уместно привести слова Конфуция, который сказал: когда вам покажется, что цель недостижима, не изменяйте цель, а изменяйте свой план действий. Вот XI съезд Союза ректоров и призван наметить план действий на будущее. Наш план – это ответ и на вызовы, которые поставила перед нами жизнь. Они разные по масштабам, но ни один не должен быть без ответа. Это глобальные вызовы информационного общества, как например, наступление цифровой эры, это задачи, актуальные для нашей огромной страны (Владимир Владимирович об этом сказал) с учётом современных геополитических условий, а также это наши профессиональные задачи, касающиеся нашего сообщества, нашей работы.

Я начну с глобального. Система информационного уклада или информационной революции имеет самое непосредственное отношение к нашей основной деятельности. Сегодня нельзя говорить о развитии образования, не учитывая этого фактора. Мы живём в уникальный период истории человечества. У математиков есть термин для его описания – это сингулярность. Речь идёт о всё более ускоряющихся и всё менее предсказуемых изменениях технологической и социальной реальности. Окружающая нас среда становится всё более цифровой. В опубликованном в прошлом году аналитическом докладе международной экспертной группы Digital McKinsey «Цифровая Россия: новая реальность», так назывался доклад, отмечалось, что цифровая экономика в России растёт быстрыми темпами. С 2011 по 2015 год она выросла в восемь с половиной раз, это быстрее, чем рост экономики в целом в России. И этот рост цифровой экономики обеспечил четверть прироста ВВП. Но потенциал не исчерпан, и мы обязаны его использовать.

Менее года назад на экономическом форуме в Санкт-Петербурге Вы, Владимир Владимирович, сказали, я хочу процитировать, такую фразу: цифровая экономика изменяет формат образования, необходимо серьёзно усовершенствовать систему образования на всех уровнях: от школы до высших учебных заведений. И дальше Вы поставили вопрос: что все эти изменения означают для образования, для молодёжи, для нас с вами? Вопрос. Действительно, на наших глазах кардинально меняется сама философия и даже идеология образования, чему учить, для чего учить. Ведь мы порой не знаем, какие профессиональные знания или какие навыки понадобятся нашим будущим студентам, поколению Z, которое с детства прекрасно адаптировано к современной технологической среде. Очевидно, мы должны дать те базовые фундаментальные знания, с помощью которых можно будет заниматься и той профессиональной деятельностью, о которой мы сегодня даже не знаем. И это совсем новые задачи в области образования и профориентации.

Наш вывод. Главное – научить учиться, научить мыслить. Главное – это фундаментальные знания. Как это сделать? Вопрос. Какова роль сегодня учителя, преподавателя?

Известны слова философа и педагога, который прожил 100 лет, Джона Дьюи. Он сказал: «Мы лишаем детей будущего, если продолжаем учить сегодня так, как учили вчера».

Продолжим вопросы. Каким должен быть учебник? Ясно, что надо использовать в образовательных целях новые цифровые возможности: гипертекст, инфографику, интерактивный формат и так далее. Но как отказаться от наследия Гутенберга? Или Шекспиру и Пушкину всё-таки лучше живётся в книге, чем на экране монитора?

А вспомним недавнюю «Библионочь» в Москве, когда в одну ночь 70 тысяч человек пришли в библиотеки, книжные магазины, потому что они любят книгу, которая остаётся в ряду безусловных ценностей.

Но вместе с тем три четверти студентов проводят погружёнными в цифровую среду. И чем она наполнена? Продуктами сомнительного содержания или авторитетными, проверенными ресурсами, созданными ведущими профессорами ведущих университетов. Разве можно полностью отказаться от преподавателя, наставника, особенно от его воспитательной роли? Ведь мы получаем от наших учителей не только знания, но и отрабатываем навыки педагогического труда. Мы перенимаем манеру изложения, приёмы и передаём это по наследству своим ученикам.

Какие же меры надо принимать у нас в стране для подготовки кадров для цифрового уклада? Правительством России принята программа «Цифровая экономика». В 2020 году высшая школа должна выпускать 80 тысяч таких специалистов, в 2024-м – уже 120 тысяч. Это, конечно, стратегическая задача. Как её решать? Я бы выделил здесь два вопроса: инфраструктура и подготовка кадров.

Что касается инфраструктуры. Мы вообще неплохо оснащены современным оборудованием, и нам оказана и оказывается большая поддержка. Например, в суперкомпьютерной гонке у нас хорошие позиции. В международный рейтинг суперкомпьютеров мира, в топ, входят три российских суперкомпьютера. Все они университетские.

В числе лидеров в мире разработанный компанией «Т-платформа» суперкомпьютер Московского университета. Вот только что, в 2018 году, его производительность достигла 5 петафлопс. Второй по мощности – тоже компьютер МГУ, третий находится здесь, в Санкт-Петербургском политехническом университете, который нас сегодня гостеприимно принимает.

Очень важно, что 10 лет назад под эгидой Российского союза ректоров был создан суперкомпьютерный консорциум России. В него вошли 62 члена, 47 университетов, а остальные – это институты и академии. Всё это время консорциум фактически является проводником цифровой экономики, ведёт работу по цифровизации, в том числе отработку, сейчас очень важной, – создание цифровых двойников, что сегодня является одним из приоритетов как раз технологии.

И всё-таки для информации скажу, что на прошлой неделе правительство США утвердило бюджет программы создания в стране уже экзафлопсного компьютера, и на эту программу они выделили 1,8 миллиарда долларов. Таким образом, гонка продолжается. Но у нас есть ресурс: мы сильнее, мы готовы принять вызов; у нас есть кадры и интеллект. Важно – не уступать.

Вообще математики подсчитали, что если исходить из установленного закона Мура, который относится к экспоненциальному росту вычислительных мощностей, то за 20 лет (с 1992 по 2012-й) скорость компьютеров увеличилась в 8 тысяч раз. Но за это же время, независимо от компьютеров, скорость расчёта увеличилась в 400 тысяч раз за счёт развития математических идей. Как мы видим, эффект от развития математики в 50 раз превышает эффект развития компьютерных технологий. Я привёл эти данные, чтобы подчеркнуть важность математического образования, на это обращал внимание и наш Президент, как краеугольного камня фундаментальной университетской подготовки в эту эру. Россия ведь сильна своими математическими школами. И вот, действительно, на днях команда МГУ заняла первое место, стала абсолютным чемпионом мира, команды МФТИ и ИТМО Санкт-Петербурга тоже получили награды.

Мне кажется, что такие университетские соревнования надо ставить в организационное русло, и Союз ректоров готов возглавить работу по организации всех студенческих международных олимпиад. Эта работа пока проводится инициативно.

Качество образования – это прежде всего потенциал преподавательских кадров, их научный уровень. В университетах России образование неразрывно связано с наукой. Здесь сосредоточен огромный научный потенциал, ведь университетские профессора – это одновременно и учёные, они работают, выполняя важные научные исследования. И, по данным Web of Science, за прошедший год из более чем 50 тысяч научных статей российских авторов (50 тысяч в целом) 22 тысячи, то есть почти половина, опубликованы университетскими учёными. Таким образом, это наш огромный потенциал.

Но сегодня как никогда стоит задача воплощать результаты науки в технологии. В 2017 году при активном участии Союза ректоров принят Федеральный закон «Об инновационном научно-технологическом развитии образовательных и научных организаций», то есть долинах. Этот закон позволяет университетам создавать инновационные научно-технологические центры в целях реализации как раз приоритетов научно-технологического развития, повышать инвестиционную привлекательность, коммерциализировать свои результаты. И важно в этих вновь создаваемых центрах дать все возможности для развития творчества университетских учёных на базе фундаментальных исследований и затем делать прорывы в высоких технологиях. Мы обязаны, мы должны и в этой сфере занять лидирующие позиции в мире.

Научно-технологическая инфраструктура российских университетов в последнее время существенно улучшилась. На данный момент 582 центра коллективного пользования оснащены современным оборудованием. 343 уникальные научные установки. При этом больше половины из того, что я назвал, находится в системе высшей школы. Конечно, университеты должны сотрудничать, и они очень хорошо сотрудничают с Академией наук. Это наше общее богатство.

Конечно, развитие университетов, в том числе и науки, требует серьёзных вложений. Есть разные оценки либеральных экономистов по масштабам таких вложений. Но что важно? Чтобы мы не отставали в подготовке кадров от ведущих университетов мира, а они, как известно, имеют значительные финансовые средства в своём распоряжении. Конечно, это вложение бизнеса, у них это принято, у них огромные эндаументы. А мы пока ещё недостаточно хорошо используем возможности и государственно-частного партнёрства, и, главное, бизнеса – это тоже есть общая наша задача.

Я хотел, Владимир Владимирович, кратко сказать и об аспирантуре. Мы видели, что она у нас самая большая в России, 90 процентов аспирантов – в МГУ. У меня вызывает тревогу, что аспирантура – это третья ступень образования, в отличие от того, что раньше, это была школа подготовки научных кадров. И ведь задача учёбы в аспирантуре – воспитать учёного, погрузить его в среду, в научную школу, с тем чтобы молодой человек стал сразу же сам молодым учёным. И конечно, сейчас получилось, что мы потеряли качество подготовки аспирантов.

Мы согласны с тем, что было сказано Вами. Есть разные пути улучшения этой ситуации. Но один из них, это моё мнение, я думаю, что надо бы вернуть аспирантуру в прежнее научное русло. Мы говорили с Александром Михайловичем [Сергеевым, президентом РАН], это наша, мне кажется, общая позиция.

И конечно, в аспирантуре надо использовать целевую форму подготовки, когда бизнес или преподаватели могут и имеют возможность через гранты готовить целевиков. Но есть часть аспирантов, которые, как бы они ни хотели, заработать не могут во время учёбы в аспирантуре. Например, абстрактные математики или биологи. Мне кажется, что вопрос о повышении стипендии, а она две тысячи с небольшим, в совокупности с такими решениями – привлечение бизнеса, целевой подготовки и повышение стипендии – вопрос назревший. Безусловно, мы считаем, что этот вопрос должны оценить профессионалы.

Теперь позвольте мне сказать несколько слов о задачах российского масштаба.

Россия – это могучее государство с самой большой территорией, с большим диапазоном культурных, социально-экономических различий. В этом важное преимущество российской культуры, которая вбирает в себя, синтезируя и западное, и восточное миросозерцание. Здесь органично уживается множество национальностей, религий, этносов, народов. И здесь особенно важно и приобретает это значение русский язык как фактор, цементирующий наше государство. Надо по-прежнему обращать огромное внимание на это наше богатство.

В то же время на огромном пространстве нашей страны нельзя не видеть определённого дисбаланса в развитии регионов, который сказывается и на высшей школе. Понятно, что все университеты не могут иметь одинаковый потенциал, одинаково развитую инфраструктуру, но все мы, все университеты, обязаны готовить хороших специалистов, нужных на местах, востребованных в своих регионах. Молодые люди должны иметь возможность самореализации там, где они получили образование, в том числе, конечно. Всё это в итоге должно работать на сохранение единства и целостности нашей страны.

В России есть группа ведущих университетов с показателями научно-образовательной деятельности на уровне мировых, они обладают соответствующим кадровым потенциалом. У нас их 30–40, по нашей оценке. Конечно, таких университетов должно быть больше. По масштабам страны, может быть, называется цифра 150. Но к этому надо стремиться.

Вопрос: как поднять региональный вуз, усилить его потенциал? И у Российского союза ректоров есть предложение создавать научно-образовательные консорциумы или кластеры. Например, головной университет из категории ведущих национально-исследовательских берёт обязательства по определённой тематике, актуальной для данного региона, для той отрасли профильной, которая в регионе, помогает организовать в тех университетах соответствующие кафедры, лаборатории. Уже эти университеты, ведущие и региональные, готовят научные проекты, руководят аспирантами, создают там научную школу, научную среду, главное – укрепляют связи с промышленностью, формируют благоприятные условия для поддержки молодых учёных, которые оканчивают местные университеты.

Я бы назвал эту программу научно-образовательной мобильности, вот в этом понимании, именем Вернадского, в честь учёного, который создавал научные школы в разных университетах тогда великой страны.

Итак, программа «Вернадский». Конечно, это потребует финансирования для поддержки региональных университетов. Но если перед нами эта цель будет поставлена, чтобы обеспечить устойчивое развитие регионов, а это, безусловно, вызов, стоящий перед страной, то средства для достижения этой цели надо найти. Давайте вспомним слова Ганди: «Найди цель, а ресурсы найдутся».

Таким ресурсом могут стать и региональные вложения, они заинтересованы, и бизнес-инвестиции той промышленности, которая там есть, и созданная в регионах за последнее время инновационная инфраструктура (бизнес-инкубаторы, парки), которая порой используется не очень эффективно. Если всё это передать или соединить с региональными вузами, то это станет хорошим подспорьем для поддержки студентов, аспирантов в области новых технологий, проектов, в которых заинтересован бизнес, проектов социальных и гуманитарных инициатив.

Кстати, и поиск талантов под этим углом с перспективой стимулирования развития регионов становится уже отдельной и более простой задачей. Найти юный талант там, выстроить ему правильную образовательную траекторию, обеспечить ему сопровождение. Может быть, для этого не обязательно уезжать в Москву или в другой город? Мы предлагаем другой путь – поддержку и создание условий для самореализации в регионах. Для этого надо создавать и специализированные школы типа «Сириуса», университетские гимназии, технопарки. На базе университетов можно создавать учебные кластеры. Нам было сказано, Владимир Владимирович, школа, колледж, вуз – всё это интегрировать, всё это поможет профориентации, подготовке кадров для региона.

Конечно, это программа прежде всего регионов, но мы предлагаем необходимые интеллектуальнее ресурсы ведущих университетов и готовы работать на сохранение и укрепление единства нашей страны.

Университеты должны прийти в школу. В эти слова я вкладываю несколько смыслов.

Первое – в отдалённые школы, сельские, должны прийти молодые учителя с хорошим педагогическим образованием и с хорошим настроем. За нами, университетами, программы подготовки таких учителей с учётом всего, что было сказано об актуальных задачах современного этапа развития образования. Этот опыт у нас есть. Конечно, это съезды учителей-предметников, которые мы проводили, где университетские преподаватели, учителя делятся опытом и обогащаются идеями. И всё это должно работать на едином образовательном пространстве, значит, иметь большое значение для регионов, а значит, для России в целом.

Уважаемые коллеги!

Наша страна – часть глобального научно-образовательного мира. Университеты всё активнее вовлекаются в международное сотрудничество. Всё более разнообразными становятся формы этого сотрудничества, академическая мобильность учёных, преподавателей, студентов. Совместные проекты, дипломы – все мы это знаем.

Важным фактором, влияющим на общемировую ситуацию в образовании, является демография. В развивающихся странах численность молодёжи растёт намного быстрее, чем в развитых, к которым относится и Россия. При этом с глобально-демографической точки зрения университеты, так сказать, расположены неправильно по планете. Население высокоразвитых стран Северной Америки, Европы быстро стареет, тогда как в развивающих странах Азии, Африки, Латинской Америки оно молодое, быстрорастущее, стремится учиться, это показал Фестиваль молодёжи, а университетов там мало. Поэтому эта ситуация благоприятна для развития нашего экспорта образования, имеющего большой потенциал. Мы имеем огромный потенциал.

За последние годы нашим сообществом при государственной поддержке проведена значительная работа по расширению спектра услуг. Например, в 2000 году в российских университетах обучалось всего 54 тысячи иностранных учащихся, в 2010-м – в три раза больше, 150 тысяч, а в 2017-м – уже 244 тысячи. Такая мобильность очень важна, надо её наращивать. Тут дело не только в экономических соображениях, что они приносят нам определённый доход, здесь важен другой капитал, не финансовый, человеческий. Ведь отношения между однокурсниками, студентами из разных стран и будущими коллегами и друзьями – это навсегда. И этот капитал бесценен.

Расширилось число филиалов ведущих российских университетов в зарубежных странах. В 2017 году открылся первый совместный Российско-китайский университет в Шэньчжэне. Владимир Владимирович, спасибо Вам за одобрение этой идеи. Филиал работает. Не филиал, а совместный университет. И что очень важно, впервые открылся филиал Московского университета в стране НАТО, в Словении, и он работает. В 2017 году под нашей эгидой создана Ассоциация иностранных выпускников, которые остались работать и жить в России, и они очень эффективно нам помогают в экспорте нашей системы образования.

Мобильность свойственна не только студентам, ректоры тоже очень мобильны. Приведу примеры и цифры. За последние три года мы провели 13 международных форумов ректоров, 13. Около 2 тысяч ректоров российских и зарубежных вузов на них повстречались, обсуждали активно вопросы современного образования.

Под эгидой Российского союза ректоров за эти годы создано несколько международных ассоциаций. Это Ассоциация классических университетов России и Китайской Народной Республики, Ассоциация ведущих университетов России и Исламской Республики Иран, Ассоциация университетов России и Японии (в Вашем присутствии мы подписали это соглашение в Японии), Ассоциация университетов России и Индии.

И вот интересная ассоциация. В феврале этого года в Бейрут мы приехали для того, чтобы образовать федерацию ректоров университетов России и арабских стран. Мы создали эту федерацию, в неё вошло 44 университета из Иордании, Ирака, Ливана, Сирии, Алжира, Сомали, Объединённых Арабских Эмиратов, Йемена, Египта, Омана, Кувейта, Палестины и 40 российских университетов.

Во время этой поездки в Ливане, ровно на границе с Сирией, в долине Бекаа, во время этой встречи мы открыли русскую школу. В ней будут учиться 500 учеников, изучать русский язык. При поддержке России там отремонтированы и оснащены классы русского языка.

Я хочу с удовольствием сказать, что генеральный секретарь Ассоциации арабских университетов, профессор, султан Абуораби, который возглавляет ассоциацию, присутствует в этом зале. В его ассоциацию входят 150 арабских университетов.

Наше международное сотрудничество продолжается, и через две недели мы поедем в Саппоро, где состоится очередной Форум ректоров России и Японии.

Уважаемые коллеги, я заканчиваю.

У нас очень интересная и ответственная профессия. Мы готовим будущее, оно вырастает на наших глазах. И каждый из нас может сказать вслед за Менделеевым: вся гордость учителя – в учениках. И нам есть чем гордиться. Мы профессионалы на ниве образования и науки, окружены студентами с утра до вечера. И мы знаем, что они активны, открыты новому, талантливые, целеустремлённые, готовые к новому творчеству и воплощению своих идей.

25 лет молодые учёные из разных стран собираются на Международный молодёжный форум «Ломоносов». За эти годы в этих форумах приняло участие 300 тысяч талантливых, молодых ребят из 75 стран мира.

На 19-м Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи после Вашего выступления, уважаемый Владимир Владимирович, я выдвинул идею создать на базе форума «Ломоносов» международный союз молодых учёных. И я хочу доложить, что две недели назад, 12 апреля, на базе форума «Ломоносов» в Московском университете был подписан меморандум о создании международного союза молодых учёных. Предложено два проекта, которые они будут обсуждать, – это экологический анализ и анализ больших данных. Создатели союза – студенты из разных стран, они присутствуют на нашем съезде, можно попросить их подняться. Спасибо, ребята.

Международный союз молодых учёных – это, конечно, наш проект, он родился у нас в стране. Но он нацелен на развитие науки, дружбы, сотрудничества молодёжи во всём мире и построение будущего для всех.

Я хочу закончить пожеланием молодёжи и нашим университетам новых успехов и поблагодарить вас за внимание.

Уважаемые коллеги, я уже сказал, что у нас состоялось заседание пяти секций примерно по 150, а то и по 200 человек на каждой секции. Модераторы этих секций доложат съезду о результатах своих обсуждений.

Хотел бы попросить выступить Александрова Анатолия Александровича, ректора Бауманки, на тему «Роль университетов в научно-технологическом развитии Российской Федерации».

Анатолий Александрович, пожалуйста.

А.Александров: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Работали в числе пяти секций, секция инженерного дела, и мы действительно обсуждали роль наших университетов в научно-технологическом развитии России. Было очень заинтересованное, порой даже страстное обсуждение самых злободневных наших тем. В дискуссии принимали участие и президент Российской академии наук Александр Михайлович Сергеев, и председатель Комитета Государственной Думы Вячеслав Алексеевич Никонов. Большой и интересный разговор получился.

Мы не ставили себе задачу сформулировать вопросы к нашему Президенту и попросить денег, вовсе нет. «Нам хлеба не надо, работу давай!» Больше ставились вопросы о том, что и как мы сегодня можем сделать, для того чтобы эффективнейшим образом реализовать те задачи, которые Вы, Владимир Владимирович, поставили в своём Послании Федеральному Собранию.

И мы, конечно, понимаем, что сегодня отечественная промышленность остро нуждается в инженерах-исследователях и разработчиках, которые способны работать в условиях нового технологического уклада, в условиях развития природоподобных технологий. И, наверное, решение этой задачи потребует изменения и сегодняшних подходов к условиям работы вузов и к оценке этой работы.

Ответ на большие вызовы возможен только при интеграции фундаментальной, прикладной науки и высокотехнологичных производств. И эту роль, роль интегратора, могли бы взять на себя национально-исследовательские университеты, которые имеют многолетний опыт в реализации таких междисциплинарных прорывных исследованиях. И мы прекрасно знаем, что без инженера знания никогда не станут технологиями. А примеры, когда знания, в том числе фундаментальные, превращались в технологию, есть, у нас их много.

Возьму наш пример. Бауманка, например, выпускает инновационной продукции уже много лет на четыре, пять, шесть – год от года по–разному – миллиардов рублей в год, питерская политехника – около 2 миллиардов в год. Если нас всех собрать, то это очень большой объём уже реальных разработок, а это та продукция, которая идёт в производство – в железо, то есть она летает, стреляет, кормит, видит, то есть та самая продукция, которая позволяет строить подходы к завтрашнему дню. И здесь, наверное, было бы правильно, чтобы на базе таких университетов было бы целесообразно создавать эти самые мощные научно-образовательные центры и уже к ним подтягивать и региональные, и опорные университеты, делая упор на цифровые возможности, делая упор на сетевой характер взаимодействия.

Университеты также могут выступать и в роли интегратора решений важнейших государственных задач. Тоже приведу пример. В прошлом году Вы дали поручение Бауманке и Физтеху заняться передовыми арктическими технологиями, прострельными технологиями. И мы в течение очень короткого времени смогли сорганизовать, интегрировать большую кооперацию научных организаций, госкорпораций, восьми основных министерств и ведомств и сосредоточили внимание на самых злободневных проблемах, которые стоят перед людьми, работающими в Арктике. Сумели сконцентрировать материальные средства, и эта программа начала выполняться уже сегодня, уже много что мы в этой ситуации делаем.

Когда мы говорим о таких мощных центрах или о том опыте, который имеет Российский национальный исследовательский университет, а это восемь лет опыта, ректорский корпус говорит о том, что очень важно, чтобы эти программы были не на один, не на два года, а продолженные программы – на семь, на восемь лет, когда можно действительно создавать ведущие инженерные центры и лаборатории на мировом уровне. Создавать научные школы, привлечь в эти научные школы и гарантировать в течение какого–то достаточно большого времени условия работы для наших западных коллег, которых мы могли бы пригласить для работы с нами. Таких примеров тоже очень много, мы это умеем сегодня делать. У нас за эти годы укрепилась материальная база, она стала другой. В одной Бауманке у нас 20 инженерных центров совершенно мирового уровня и класса. И поэтому уже западные учёные, такие, например, как Грегор Морфилл, за честь почитают приехать к нам и возглавить один из наших центров. Причём для него удивительное впечатление, что он, человек номер один или два в области плазмы в мире, а вдруг технологии, которые идут в промышленность, сильнее и круче у нас. Такое сотрудничество дает очень серьёзные результаты, на это нужно опираться.

Сегодня уже дважды прозвучал вопрос, связанный с аспирантурой. Ваши слова такие строгие, Владимир Владимирович, такой болью совсем не сладкой отозвались в сердце, потому что это проблема проблем для нас. Пропала мотивация у ребят, поменялись условия, и здесь же не деньги самое главное, хотя на 2 тысячи рублей не прокормишь семью. Но тут главное в другом – люди должны найти себя в научном коллективе, а не просто быть студентом какого–то третьего или даже десятого уровня – почёта это не приносит, – а быть в научном коллективе. Когда ты каждый день видишь, как работает твой учитель, как он ошибается, как он мучительно ищет решение того или другого вопроса, той или другой проблемы, как, наконец, появляется та или другая установка, изделие, научный эффект – вот только это можно. Помните, классик говорил: только в труде с рабочими и крестьянами… дальше мы знаем, да? Только так, будучи в рабочем коллективе, вливаясь в него, незаметно для самого себя превращаться в учёного. А другого пути просто нет.

Но здесь есть возможность. Там, где есть лаборатория, там, где есть большие, серьёзные исследования, это решается проще: ребята привлекаются туда, даже несмотря на то, что они студенты третьего уровня, но вот этой базы грантовой не хватает на то, чтобы все университеты в равной мере могли своих аспирантов привлечь к подобной работе. Об этом просто нужно подумать.

Здесь, может быть, действительно как–то перестроиться и специально подумать о том, чтобы организационно помогать нашим аспирантам, но ни в коем случае не сокращать подготовку аспирантов. Их не должно быть один–два, это путь в никуда. Королёв из тысяч и сотен людей рождается один, и Туполев, и Вернадский или любой другой. Здесь нужно понять, что без подготовки кадров высшей научной квалификации технологической независимости мы не добьёмся.

Это серьёзная проблема, и мы готовы там заниматься ею день и ночь, но здесь нужно объединять усилия. Где–то, наверное, нужна и помощь, и финансовая поддержка, где–то чисто организационно перестроить. Ну и это должно быть всё–таки главным в нашей работе, потому что без подготовки молодёжи завтрашнего дня у нас может не быть. Хотя мы в это верить не хотим и не верим, особенно всё это в такой обстановке глобальной конкуренции.

Мы понимаем и говорили о том, что объём знаний увеличивается каждые два года вдвое, и сегодня приводили примеры на обсуждении, что все компьютеры, которые были на земле, не обладают такими возможностями, как единственный «Айфон» шестого поколения. И много–много примеров, но самое главное, что все сегодняшние компьютеры, существующие на земле, не смогли превзойти возможности человеческого мозга. И это говорит о том, что мы ещё очень много чего найдём и много чему научимся.

Но мы должны обеспечить непрерывное обучение инженеров в течение всей жизни, и это, безусловно, задача университетов в первую очередь. И мы можем и должны создать национальную систему непрерывной опережающей переподготовки инженеров. И здесь мы должны опять–таки использовать эти распределённые, сетевые методы повышения квалификации и использовать «цифру», использовать удалённый доступ, онлайн–курсы, эти возможности есть, мы должны отстроить стройную систему. У нас ум инженера должен затачиваться постоянно, в течение всей жизни.

И здесь, когда мы говорим о таких задачах, у нас в последние годы очень актуализировалась публикационная активность, и количество наших статей очень заметно меняется в последние годы. Но, что самое интересное и удивительное, я буквально перед встречей, позавчера, встречался с руководителем издательства «Эльзевир» по России, и он рассказывает, что статьи российских учёных в очень большом количестве попадают в этот золотой один процент самых интересных, самых знаковых статей, которые публикуются в мире. То есть потенциал наших учёных потрясающий.

И мы будем продолжать этим заниматься, мы будем ориентировать наших учёных на такую публикационную активность, но нельзя забывать о наших собственных журналах, потому что их надо дотягивать до самого высокого мирового уровня, мы должны всё для этого сделать. У нас должны быть академические журналы, вузовские журналы высокого мирового класса, переводные на английский язык. Может быть, мы об этом говорили, задуматься и восстановить такой единый национальный бренд – издательский центр. Вы дали нам поручение два года назад по поводу российского рейтинга вузов. Мы сделали это, это получилось, хотя и сомневались, было такое, но получилось. И он узнаваемый. Я думаю, что если такую задачу себе поставить, и с этим мы справимся. Всё–таки и русский язык в том числе не должен исчезать из наших журналов – это наш язык. И всё, что есть там, должно быть такого же качества, если не выше, у нас, потому что уровень наших учёных это позволяет и соответствует.

И, наверное, предпоследнее. Нужно отдельно говорить о работе вузов с оборонно-промышленным комплексом – это очень важно сегодня. Это очень трудная работа, совсем не такая, как обыденная, и здесь требуется очень много и умения, и возможности, и чего только не было, и глупо говорить сегодня о важности этой работы. И здесь нам особенно важно обеспечить технологическую независимость и формировать опережающий научно-технический задел на будущие годы и десятилетия и искать новые нетрадиционные технические решения.

И эта подготовка, допустим, специалистов для оборонно-промышленного комплекса реально должна быть целевой. Эти программы должны составляться вместе с ведущими специалистами, генеральными конструкторами из отраслей, должна быть распространена и продолжена практика на этих заводах. Особую роль в этой связи должны нести и несут базовые кафедры и отраслевые факультеты. И в этом весь опыт, на это нужно обращать внимание.

Здесь очень важно, чтобы были все образовательные траектории: и техник со знаниями инженера, когда он будет эксплуатировать уникальный станочный парк, это должны быть и бакалавры, которые могут руководить производством на своём уровне. Это должны быть магистры, которые могут вести исследования на мировом уровне. И это обязательно должны быть специалисты-разработчики, это самая тяжёлая инженерная профессия. Но должны быть люди, которые могут взять ответственность на себя за создание совершенно новой, пионерской продукции, должны быть люди, которые умеют в завтрашнее утро посмотреть.

Мы живём сегодня в непростое время: экономические спады, перепады, турбуленция в международных отношениях, ещё эти «скрипали» с санкциями под ногами – всё очень непросто. Время принятия трудных решений и время ответственности. С другой стороны, это очень интересное время, которое даёт огромные возможности.

Владимир Владимирович, Вы строите великую процветающую Россию. Это ой как непросто. И в этом трудном деле Вы можете смело положиться на наш инженерный корпус, инженерный корпус России.

Спасибо.

В.Садовничий: Спасибо, Анатолий Александрович.

Я хотел бы попросить выступить Алексея Вячеславовича Демидова, ректора Санкт-Петербургского университета промышленных технологий и дизайна. У него тема секции «Университеты и школа». Пожалуйста, Алексей Вячеславович.

А.Демидов: Уважаемый Владимир Владимирович! Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Вопрос взаимодействия университетов и школы, который обсуждался на нашей секции, во многом ключевой для системы образования. Оценка этапа реформирования системы образования в течение двух последних десятилетий даёт основание сделать вывод: сделано немало, но предстоит сделать ещё больше. Казалось бы, не так давно вузы принимали студентов по собственным экзаменам, а сейчас мы все уже привыкли к ЕГЭ. В начале 2000–х редко у какого вуза не было собственных олимпиад или репетиционных предварительных экзаменов.

Последние 11 лет олимпиадное движение стало общероссийским. Перечень олимпиад школьников ежегодно утверждается Министерством образования и науки Российской Федерации после детальной проработки и обоснования заявок на их проведение, а также очень серьёзного контроля всех этапов проведения олимпиад.

Напомню, что ключевая роль в развитии олимпиадного движения принадлежит вузовскому сообществу и Российскому совету олимпиад школьников, созданному в 2007 году по инициативе и при организационно-техническом и научно-методическом сопровождении Российского союза ректоров.

В настоящее время, как Виктор Антонович говорил, ежегодно в олимпиадах школьников, проводимых вузами России, принимает участие свыше 2 миллионов школьников, и актуальным представляется выявление талантов и среди иностранных граждан, и соотечественников, проживающих за рубежом.

Оправдала себя система проведения профессиональных конкурсов и проектных олимпиад помимо олимпиад по традиционным школьным предметам.

Например, всероссийские олимпиады по технологии и экологии, олимпиада школьников таких направлений, как математическая олимпиада «Росатом», олимпиада «Учитель», «Школа будущего», олимпиада «Нанотехнологии – прорыв в будущее», олимпиада по информатике и компьютерной безопасности, олимпиада по математике и криптографии, олимпиада национальной и технологической инициативы и многие другие.

Можно задаться вопросом: достаточно ли широко сейчас олимпиадное движение и в полной ли мере его развитие отвечает современным задачам? Ответом могло бы служить то, что можно и нужно большее развитие этого движения при реальном контроле и гласной состязательности.

Мы, ректоры, убедились, что те, кто зачисляется в вузы как победитель или призёр олимпиады, – это самые настоящие звёздочки. Пусть у них не всегда получается учёба сразу по всем предметам, но реальный талант по профильному направлению у таких студентов, безусловно, есть. Если даже в ближайшем будущем каждый десятый из зачисленных в вузы будет победителем или призёром олимпиадного движения, для вузов это серьёзно и значимо.

Олимпиадное движение школьников, коллеги, оправдало себя как отбор реальных талантов и нуждается в расширении как в перечне олимпиад, так и в их практической взаимосвязи с приоритетными направлениями развития экономики.

Уважаемые коллеги!

Не отрицая необходимости быть открытыми для зарубежного опыта, мы в любом случае не должны позиционировать себя в роли изначально догоняющих, только и думающих, чьи же идеи нам теперь ещё перенять. Мы сами можем предложить наш более чем немалый опыт реального взаимодействия университетов и школ, показать достижения наших лучших гимназий, из которых ежегодно поступают в вузы будущие победители всемирных и международных олимпиад.

Говорилось о том, что команда МГУ победила на олимпиаде по программированию. Уважаемые коллеги, например, в десятке победителей – и МФТИ, и ИТМО. Команда Массачусетского технологического института в олимпиаде программирования заняла, например, 11–е место. Более того, последние два года золотые медали чемпионата мира по программированию занимали команды нашего, Санкт-Петербургского государственного университета, опять же Университета информационных технологий. И таких примеров немало и по математике, и по другим предметам. Реальное образование как, например, в 239–й школе или в лицее № 30 Санкт-Петербурга, откуда мы видим ежегодных победителей всемирных олимпиад, – то, чем мы можем по праву гордиться и чей опыт важен для всей страны.

Включить в наше восприятие ту составляющую, что мы можем и должны являться в каких–то направлениях примером в мировом образовательном пространстве, так же важно, как и психология победителя в спорте. Мы более чем конкурентоспособны в программировании, в математике. Можно много привести направлений. Достаточно вспомнить обсуждение русских хакеров в мировой прессе. Но база этого формируется в школе, и взаимодействие с вузами в качестве непрерывного образования ещё не исчерпала потенциала возможностей.

Как выпускник математико-механического факультета, я помню, что на встрече выпускников через 15 лет после нашего выпуска оказалось, что примерно половина выпускников нашего курса постоянно или временно работала на тот период в ведущих корпорациях за рубежом, будучи на первых ролях при решении весьма сложных и перспективных проектов.

Кстати, один из нас – это Григорий Перельман, который доказал гипотезу Пуанкаре, отказался от Филдсовской премии и, по–моему, не только от неё. При этом те школы в Санкт-Петербурге, в Москве и в других городах России, после которых мы поступали в университет, и сейчас подтверждают свою репутацию по фундаментальной подготовке ещё со школьной скамьи.

Говорилось о том, что главное звено в работе с талантливой молодёжью – учитель и наставник, которому принадлежит решающая роль в оценке потенциала молодого человека. Важной составляющей этой работы является деятельность таких центров, как «Сириус», или технопарков «Кванториум». При участии университетского сообщества подобные центры по работе с талантливой молодёжью должны быть созданы в ближайшее время во всех регионах нашей страны.

Роль сержантов индустрии – процитирую замечательного публициста Анатолия Грановского – начинается с реального наставника по профориентации в школе и с ресурсной поддержки этого звена образования, что, как бы сказал классик, в современных условиях архиважно.

Вести своеобразный, может быть, табель о рангах наставников, подготовивших и воспитавших победителей и призёров профессиональных конкурсов и олимпиад, стимулировать их мотивацию к продвижению в подобных рейтингах – выполнимая задача, которую университетское экспертное сообщество способно решать в ближайшие годы.

Гимназии при университетах уже в некоторых случаях созданы и доказывают свою эффективность. Если техникумы и колледжи в составе вузов давно нередкое дело, то в современных условиях резерв мы видим в развитии системы «школа – колледж – вуз». Успешным примером данной модели являются лицеи, школы при ряде университетов: это академическая гимназия при Санкт-Петербургском государственном университете, лицей имени Лобачевского при Казанском федеральном университете, университетская гимназия, школа-интернат при МГУ имени Ломоносова, учебно-научный центр при Новосибирском государственном университете, естественнонаучный лицей при Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого и другие.

Дать больше возможностей созданию при университетах гимназий – веление времени. Это требование непрерывности образования, это расширение углублённой подготовки по приоритетным направлениям науки. И это, конечно, требует глубокой экспертной проработки университетского сообщества.

Особое внимание необходимо уделить относительно новой форме взаимодействия университетов и школ, как предуниверсарий при вузах. Это выпускные классы школ, в которых профильным предметам обучают педагоги университетов. Это позволяет сблизить две образовательные ступени, и в этом серьёзный потенциал развития.

Уважаемые коллеги!

Современная система отбора и подготовки управленческих кадров и директоров школ, от которой во многом зависит формирование сильных педагогических коллективов и атмосфера в школе, – серьёзная и реализуемая задача именно во взаимодействии с университетской корпорацией. Реализовать создание такой системы по повышению квалификации и переподготовке руководителей образовательных организаций среднего общего образования, а также структуры кадрового резерва для них возможно в рамках вузовских факультетов дополнительного образования. Кстати, по факультетам дополнительного образования на нашей секции самым серьёзным образом обсуждалось, что обязательна федеральная лицензия для структур дополнительного образования в стране. И, уважаемые коллеги, все с этим согласились.

Российский союз ректоров – по–своему уникальное экспертное сообщество и как пример возможного обсуждения в ближайшее время. Это обсуждалось на нашей секции.

Я бы привёл пример дискуссии о перечне предметов, обязательных ЕГЭ по окончании школы. Если ЕГЭ по русскому языку и математике обязательны сейчас для всех выпускников школы, то экзамен по истории России, как, впрочем, и по разделам всемирной истории, может быть следующим по счёту обязательным для выпускников российских школ. Напомню, что уже обсуждался как обязательный для выпускников экзамен по иностранному языку в ближайшие годы. Готовность самым активным образом участвовать в обсуждении и способствовать принятию решения по такого уровня вопросам – важная часть взаимодействия университетов и школ.

Уважаемые коллеги!

Задачи перед системой образования в России серьёзные, и в наших силах предложить решения, которые позволят следовать современным вызовам, работать на опережение даже в быстро меняющихся условиях. Выражу надежду, что при реализации этих решений наши кинематографисты, создавшие, например, в последнее время такие фильмы, как «Легенда № 17», «Движение вверх», «Лёд», запомнившись многим школьникам и студентам как образец ярчайшего величия духа наших спортсменов, смогут и захотят создать подобные фильмы и о победителях всемирных студенческих олимпиад, таких, например, как олимпиада по программированию и физике, или о современном математике Григории Перельмане и других серьёзных учёных наших дней, а также о наших лучших школах и гимназиях и их взаимодействии с университетами.

Завершая своё выступление, отмечу, что развитие и расширение олимпиадного движения как возможности реального отбора талантов, создание гимназий при университетах как оправдавшийся опыт системы непрерывного образования, ресурсная поддержка учителей и наставников, подготовивших победителей конкурсов и олимпиад, современная система отбора и подготовки управленческих кадров и директоров школ, создание кадрового резерва для них, широкое обсуждение экспертным сообществам вопросов перечня обязательных выпускных экзаменов школьников, обязательное федеральное лицензирование дополнительного образования и предложение возможных решений – все эти задачи реализуемы в самое ближайшее время при взаимодействии университетского сообщества и российских школ.

В.Путин: Перед тем как технический перерыв будет объявлен, позвольте несколько замечаний, мыслей, которые у меня возникали в ходе выступлений наших коллег.

Начну с того, чем Алексей Вячеславович [Демидов] закончил – по поводу пропаганды науки, знаний, достижений людей, которые работают в науке. Могу с вами поделиться несколько личным, но в то же время имеющим общественное значение, как раз в связи с тем, что только что было сказано.

Не задолго до смерти наш замечательный писатель, с которым я встречался, Даниил Александрович Гранин, – буквально за две недели до того, как он ушёл из жизни, если вы помните, я вручал ему здесь, в Петербурге, награды, специально приехал, для того чтобы встретиться с ним, потому что ему уже было трудно передвигаться, потом в беседе – у нас беседа состоялась небольшая, минут тридцать мы отдельно поговорили, по его просьбе я задержался, и получилась основательная, интересная беседа, – один из тезисов, который прозвучал от него, был как раз таким: слишком мало внимания государство уделяет вопросам науки и образования, в том числе пропаганде научных знаний и пропаганде достижений тех людей, которые добиваются результатов в сфере науки. На моё замечание о том, что у нас есть такие программы и такие программы, он ответил: «Всё это хорошо, но пропаганда в хорошем, в широком смысле этого слова, особенно талантливая пропаганда, чрезвычайно нужна. И нужно, чтобы с Вашего уровня, – сказал он мне тогда, – это звучало. Потому что мы в этом нуждаемся, когда с такого уровня формулируются задачи подобного рода».

Я, во–первых, это делаю, исполняю его наказ. А во–вторых, будем, конечно, побуждать наших деятелей искусства к тому, чтобы тоже над этим поработали. Вы, Алексей Вячеславович, абсолютно правы. Вот это первое, что хотел бы сказать.

Теперь некоторые замечания.

Анатолий Александрович [Александров] говорил о необходимости создавать научно-образовательные центры, такие, как создаются в Бауманке. Абсолютно согласен. Это точно, в этом направлении нужно двигаться. Если у вас уже создано 20 инженерных центров мирового класса, хочется сказать «ура». Мы вас поздравляем с этим. И нужно двигаться дальше в этом направлении и вам, и всем остальным коллегам. Конечно, у всех разные возможности, но к этому нужно стремиться.

Теперь по поводу аспирантуры.

Найти место, Вы сказали, нужно в научном коллективе. Но Вы знаете, это и от вас зависит: и от вас, и от вас, от всех здесь сидящих. В каком смысле? Нужно давать перспективные темы. Не просто так, чтобы человек защитился, а нужно давать такие темы для научных исследований даже первого, аспирантского уровня, чтобы они имели перспективу развития, чтобы они имели возможность быть применёнными где–то на практике или, скажем, в большой науке в широком смысле этого слова.

Но прежде всего, конечно, я так понимаю, когда это говорит руководитель Бауманки, то речь идёт…

А.Александров: Нам проще…

В.Путин: Проще, но это надо предлагать. Надо видеть, что будет следующим шагом. Потому что написал, защитился – до свидания, в анкету запись сделали. Нет, тогда становится неинтересно, тогда можно и попозже, и сроки срываются. Дело не в сроках, а дело в том, что будет дальше в жизни, на практике.

Теперь собственная научная периодика. Полностью согласен, Вы абсолютно правы. Давайте, предложения сформулируйте, что нужно сделать со стороны государства, чтобы поддержать. Уверен, это деньги–то небольшие, мы точно найдём эти средства, только нужно понять, как организовать эту работу, что дополнительно нужно сделать, для того чтобы это заиграло. Вы правы абсолютно. Ведь почему такой процент среди этих публикаций? Их немного, наших публикаций за границей, но они важные. Но берут, потому что уже невозможно не взять, потому что всем интересно. А всё остальное отсекают, потому что там у них свой праздник, а мы чужие на этом празднике жизни. Нужно создавать своё, полностью согласен, давайте будем это делать. Просто конкретизируйте эти предложения.

Теперь по поводу взаимодействия вузов и предприятий оборонно-промышленного комплекса. Вы сказали, что это сложно организовать. А в чём сложность? Я даже не вижу. Наоборот, мне казалось, что работа налажена.

А.Александров: Там это непростая работа сама по себе, она очень ответственная, и не все могут, практика показывает. А привлекать надо многих. Мы когда–то проводили исследования, у нас уже мало университетов могут в этой работе участвовать, а раньше в десять раз больше участвовало – вот в чём беда.

В.Путин: Давайте. Честно говоря, я просто так этого не чувствовал. Если Вы видите, что есть проблема, тоже прошу Вас тогда конкретизировать, показать, где она, эта проблема. Мы её постараемся решить.

У меня–то, наоборот, честно говоря, если не опыт, ну и опыт, и знания в этом смысле положительные. Один из примеров – я уже, по–моему, даже публично как–то говорил, и в Послании я говорил об этом, – у нас создаются очень современные, уникальные абсолютно, не имеющие аналогов в мире системы вооружения. Одна из таких систем была создана очень молодой командой. Когда я с ними встретился, мы и Госпремию им дали, пришли совсем молодые люди. Я их спрашиваю: «Вы откуда взялись–то?». Они говорят: «А вот как гранты только начали платить, мы всей группой из вуза пришли, создали коллектив». И в течение семи лет они создали эту мощнейшую, самую современную в мире боевую ударную систему. Так что такие примеры есть. Если чего–то не хватает для продолжения и интенсификации этой работы, тоже подскажите, пожалуйста, чтобы я понимал, о чём речь.

Теперь не по порядку, но тем не менее. Конечно, олимпиадное движение школьников будем поддерживать, это само собой.

По поводу того, что наша система образования, в том числе школьная, не хуже других. А никто и не говорит, что хуже. Знаете, когда идут дискуссии в обществе, разные точки зрения звучат. Бывают даже крайние. Мне кажется, не нужно на это обижаться, просто нужно относиться к этому по–взрослому, по–серьёзному. Все имеют право высказаться, а побеждать должна в конечном итоге такая точка зрения, которая наилучшим образом обоснована. При этом, конечно, наша система образования должна быть открытой. Мы должны объективно анализировать, чего же всё–таки нам где–то не хватает, что мы могли бы взять лучшего из международных практик? Там есть чего взять, конечно. Не значит, что нужно вычеркивать всё, что достигнуто у нас, я уже много раз на этот счёт говорил. Но быть открытыми и объективно оценивать и наши слабые места, и сильные стороны, конечно, всегда нужно. Поэтому здесь ничего зазорного нет.

Что касается работы с талантливыми людьми, с талантливой молодёжью – конечно, да. Но я сейчас скажу, может быть, заезженную фразу, общую, тем не менее не могу этого не сказать. Конечно, важно работать с талантливыми молодыми людьми, но ещё важнее суметь раскрыть талант молодого человека, поднять это, поддержать, толкнуть в развитии.

И теперь про то, что было сказано вначале.

Но я чем больше работаю, тем больше всяких у меня терминов появляется интересных. Сингулярность – это хорошее слово. Где–нибудь скажу – буду выглядеть приличным человеком. Во всяком случае, я так понял, что это увеличение факторов неопределённости, да? Правильно. И Конфуция здесь правильно вспомнили: если цель кажется недостижимой, не меняйте цели, меняйте подходы к её достижению. Примерно так, да? Вот я вспомнил в этой связи другую китайскую – это не поговорка, это Конфуций. Китайский народ мудрый, древний, вот одна из поговорок звучит так: чтобы видеть дальше, нужно подняться выше.

Вот в этой связи что бы хотел сказать? Да, факторов неопределённости становится всё больше и больше, но это не должно нас пугать. Потому что, если мы хотим видеть конечную цель, нужно просто подняться самим на такой уровень, с которого эта цель будет видна.

Применительно к образованию и высшей школе. Это только сегменты, то, что я скажу, но тем не менее. Что и как должно преподаваться? Вот вам виднее на самом деле, вы же специалисты. Я должен опираться на ваше мнение. Но я хочу оттолкнуться от того, что здесь было сказано вслух, так вопрос был сформулирован: а что же преподавать? Вот смотрите, если будущее за 3D–технологиями, если будущие компоненты в реальном секторе производства будут создаваться не путём отсечения чего–то, а путём напыления, причём современными средствами и с применением современных технологий, то мы должны подумать, как нам подготовить такого специалиста, который может это делать. И у нас уже есть такой опыт, но он у нас очень фрагментированный, и он почти незаметен. Надо подумать, будущее за этим в мире. Конечно, нельзя учить ни старыми методами, ни старыми стандартами, не ставить цели, которые были актуальны вчера. Если будущее за геномными технологиями, за «цифрой» и за искусственным интеллектом, за робототехникой, если будущее на стыке научных знаний, если будущее за природоподобными технологиями, о которых здесь говорили, то нужно подумать, как нужно и к чему нужно готовить такого специалиста, который всё это знает, всё это может и реально будет применять на практике. Просто мы должны понять, что другие специалисты не только вчера – уже сегодня не нужны.

Я говорил в своём Послании, не к ночи будет помянуто, но говорил о необходимости прорыва. Если мы не сделаем этот прорыв, в этом вся суть, мы тогда безнадёжно отстанем, реально отстанем, понимаете? А это будут очень тяжёлые последствия. Какое–то время мы ещё просидим на том, о чём я говорил во второй части своего Послания, будем чувствовать себя достаточно уверенно в течение двух–трёх десятилетий. Но мы–то – во всяком случае, такие люди, как вы, – должны думать за горизонт, и людей нужно готовить именно для этого, о том, что я сейчас сказал.

Очень важно, конечно, – в своём вступительном слове тоже говорил об этом, – не ограничиваться только подготовкой кадров, и всё. Здесь нужно делать так же, как Бауманка делает, нужно выходить на создание этих производственных кластеров. Конечно, в тех сферах деятельности, которые органичны для высшей школы, это чрезвычайно важно, и тогда, кстати говоря, и научные исследования молодых исследователей будут смотреться по–другому. Если они сами будут видеть, что есть перспектива применения их знаний.

Создание этих научно-образовательных кластеров, о которых Вы сказали, – конечно, да, конечно, нужно это делать. И это потребует финансирования, Вы сказали. Но я обратил внимание и на другое Ваше замечание, по поводу закона Мура. Я так понимаю, что имелся в виду Московский уголовный розыск, нет? (Смех.)

Реплика: Да.

В.Путин: Конечно, я так и думал. (Аплодисменты.)

Это шутка, конечно. Но я к чему? К тому, что с имеющимися ресурсами, конечно, нужно обращаться аккуратно, в рамках действующего закона и повышать эффективность расходования денежных средств. Хотя на это денег, кстати говоря, не жалко. Если мы увидим, что реально идёт развитие, можно и добавить в эту сферу. Но дело ведь не только и не столько в бюджетных тратах, в бюджетных расходах. Вы знаете, если говорить широко, по всей стране в целом, иметь в виду всю систему высшего образования, бюджетных денег на такие вещи никогда не хватит, никогда. Вопрос ведь в чём? И Виктор Антонович тоже об этом так вскользь сказал. Привлекать нужно деньги регионов, привлекать деньги компаний – это обязательно, иначе перспектив не будет.

Знаете, у нас, к сожалению, до сих пор это такая косная вещь, нам так трудно работать, в том числе с нашими компаниями, в том числе требующими привлечения высоких технологий. Но это нужно обязательно сделать. И с ними тяжело работать, потому что им легче купить за границей, и всё. Но, слава богу, здесь нам санкции помогают, не всё купишь теперь, приходится свои собственные мозги включать, и, кстати говоря, работает неплохо. Неплохо работает не только в сельском хозяйстве, но и в высокотехнологичных отраслях производства.

Но этого недостаточно, эти толчки извне не могут быть генеральным стимулом развития, нам внутренние механизмы нужно создать. Обязательно нужно выходить на такую работу, чтобы наши крупные компании видели возможности нашей науки и высшей школы. А наука и высшая школа тоже не должна быть косной. Сейчас скажу, что я имею в виду.

Вот сделали что–то, изобрели нечто важное и интересное, но трудноприменимое на практике, в практической деятельности. Я неоднократно сталкивался знаете с чем? Умные, замечательные люди, исследователи хорошие, молодые говорят: вот так будет, и всё, и слушать ничего не хочу. Но производственникам нужно немножко по–другому это развернуть. Нет, не хотят, понимаете? «Вот так лучше будет. Мы знаем, как лучше, и пошли вон». Но так не работает. На практике так не работает, и нужно исследователей, в том числе молодых, тем более среднего или какого–то другого возраста, настраивать на то, что, если жизнь требует, надо тоже быть погибче. Надо обязательно наладить контакт с реальным сектором производства.

Очень интересная и важная вещь, мне кажется, прозвучала. Тоже хотел бы прокомментировать и высказаться на этот счёт.

Я сейчас сказал о стартапах, о работе с промышленностью, с нашим бизнесом. Но вы знаете, что любопытно? Могу с вами поделиться своими наблюдениями? Можно подтягивать не только наш бизнес, но и иностранный, особенно из тех стран, где достаточно много финансовых ресурсов и большая тяга к новейшим технологиям, которых у них пока нет.

В этой связи можно использовать и специалистов, которых вы готовите в своих вузах из этих стран, сразу параллельно выходить на какие–то соответствующие государства, которые их – или из соседних государств – присылают и хотели бы иметь определённые технологии, и, конечно, создавать площадки, стартапы на нашей территории. И здесь, конечно, это и моя, наверное, задача, и Министерство иностранных дел сориентировать, другие наши ведомства, которые работают по этой линии, и ваши возможности, это отдельный вид международной деятельности. Вот об этом точно нужно задуматься, и здесь есть хорошие перспективы. Это было бы полезно и для наших партнёров, поверьте мне, я это вижу, им уже недостаточно покупать продукцию, все ставят вопрос о передаче технологий. Но некоторые нужно и разработать сначала. И вот здесь есть хорошее направление деятельности, причём достаточно перспективное, в том числе с точки зрения развития соответствующих стартапов на нашей собственной территории, на нашей почве, но при финансировании из заинтересованных государств, заинтересованных иностранных источников. А таких источников очень много.

И в заключение: безусловно, образование – это не для красного словца, я уже и в Послании говорил, и много раз повторяю, – один из важнейших приоритетов государства на ближайшее время. И нам нельзя сегментировать. На административном уровне, конечно, это школа, вуз, это наука – и академическая, и вузовская, но в целом в жизни, на практике, это должен быть симбиоз всех этих направлений. Школа должна вырастать в вуз, вуз должен готовить специалистов, причём и аспирантов, и кандидатов, докторов, связанных с реальной жизнью и с реальным сектором производства. И всё это должно работать вместе как единый организм. И тогда точно нас ждёт успех.

Вам большое спасибо. Успехов!

В.Садовничий: Коллеги, давайте ещё раз поблагодарим Владимира Владимировича за прекрасное выступление.

В.Путин: Спасибо большое. Всего доброго, до свидания!

Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 26 апреля 2018 > № 2584860 Владимир Путин


Россия > Экология > ecoindustry.ru, 26 апреля 2018 > № 2584479 Юрий Чайка

ИЗ ДОКЛАДА ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Ю.Я. ЧАЙКИ НА ЗАСЕДАНИИ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Об экологии

В прошедший Год экологии прокурорами комплексно проверено исполнение законодательства, регулирующего вопросы охраны окружающей среды.

На особом контроле находились проблемы ликвидации накопленного вреда в Арктике.

В связи со сложной пожароопасной обстановкой уделялось внимание предупреждению, локализации и ликвидации пожаров в лесах. Всего в 2017 г. выявлено свыше 22 тыс. нарушений законов, которые были связаны с бездействием органов власти, местного самоуправления и лесопользователей. За это к административной и дисциплинарной ответственности привлечено более 5 тыс. лиц.

Несмотря на то, что особо охраняемые природные территории должны находиться под пристальным вниманием, нарушения законов в этой сфере многочисленны.

Повсеместно выявлены случаи нецелевого использования заповедных территорий, незаконного строительства.

На сегодняшний день не обеспечено принятие правовых актов о 4 тыс. уникальных природных комплексах. На кадастровый учет не поставлено более 5 тыс. памятников природы, что в ряде случаев приводит к незаконному захвату их земель.

Особую обеспокоенность вызывает положение дел с захоронением отходов.

Мы реагировали на факты несоблюдения установленных запретов на размещение отходов в границах населенных пунктов, осуществление деятельности по их сбору и утилизации без лицензии.

Даже на Байкальской территории установлены многочисленные нарушения законодательства в этой сфере. В Иркутской области полигоны не отвечают предъявляемым требованиям, а в Республике Бурятия муниципальными образованиями проекты на строительство 11 полигонов разработаны только после прокурорского реагирования.

В 2018 г. органы прокуратуры продолжат надзорные мероприятия в целях обеспечения экологической безопасности и прав граждан на благоприятную окружающую среду.

О контроле и защите прав предпринимателей

Продолжалась и последовательная работа по защите прав предпринимателей, снижению административных барьеров для бизнеса.

Особое внимание уделялось вопросу погашения задолженности по государственным и муниципальным контрактам. Наибольший ее размер зафиксирован в строительной отрасли, образовании и медицине.

Системный надзор органов прокуратуры в тесном контакте с главами регионов, бизнес-сообществом позволил в прошлом году выплатить предпринимателям около 46 млрд. руб. Однако совокупный объем долга на конец года зафиксирован в размере 24 млрд. руб., в связи с чем надзорные мероприятия продолжаются.

При реализации инвестиционных программ остаются вопросы затягивания сроков, а также необоснованного отказа предпринимателям, вкладывающим средства в развитие промышленного и сельскохозяйственного производства, социальные, инфраструктурные проекты в предоставлении земельных участков.

В прошлом году сохранялась проблема избыточного контроля бизнеса. Прокурорами не согласовано 42 % внеплановых проверок. За допущенные нарушения к ответственности привлечено почти 13 тыс. должностных лиц контролирующих органов.

Не устранены факты необоснованного вмешательства правоохранительных органов в предпринимательскую деятельность. В 2017 г. прокурорами отменено почти 370 решений о возбуждении уголовных дел в отношении бизнесменов и постановлений о предъявлении им обвинений.

Однако, предприниматели должны отчетливо понимать, что мы не сможем принимать меры по их защите, если они ведут свой бизнес с грубейшими нарушениями закона, от которых страдают люди.

Трагические события в Кемерово показали, что в погоне за прибылью проигнорированы обязательные требования безопасности, а контролирующие органы, прикрываясь «надзорными каникулами», не исполняли свои прямые обязанности.

Хочу подчеркнуть, что для недопущения подобных чрезвычайных происшествий действующим законодательством предусмотрен риск-ориентированный подход к проведению проверочных мероприятий.

На тех объектах, где с учетом присвоенной категории риска имеется высокая вероятность несчастных случаев, причинения вреда здоровью людей, проверки проводить не только разрешено, но и необходимо.

Кроме того, уже год действует норма, прямо предписывающая контролерам осуществлять мероприятия по профилактике нарушений.

Мною поручено прокурорам давать принципиальную оценку фактам бездеятельности контрольных служб, особенно в тех сферах, где высока опасность возникновения чрезвычайных ситуаций.

Россия > Экология > ecoindustry.ru, 26 апреля 2018 > № 2584479 Юрий Чайка


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 26 апреля 2018 > № 2583994 Александр Сайфулин

На больших глубинах скрыты огромные перспективы для отрасли.

Уже 15 лет АО «Рыболовецкий колхоз «Восток-1» целеустремленно занимается освоением глубин Тихого океана и его морей, организовав за эти годы устойчивый промысел крабов и рыбы на глубинах 1,2 км.

Недавно озвученные академической наукой предположения об огромной биомассе на больших глубинах подтверждает практическая работа судов «Востока-1». Годы усилий, огромные вложения в проведение исследований совместно с отраслевой наукой – ТИНРО-Центром, модернизация судов и большая концентрация рыбы и краба на уже освоенных глубинах 1,2 км дали компании прекрасную экономику. Предприятие увеличило флот, создало новые рабочие места, в разы повысило налоговые отчисления в бюджет. Такие результаты подтвердили оправданность работы на больших глубинах и верность выбора этого направления для развития.

Пробные постановки орудий лова на глубинах до 2,5 км показали еще более значительные запасы гидробионтов, которые открывают принципиально новые возможности для отечественного рыбного хозяйства. И РК «Восток-1» приступил к следующему этапу - освоению и организации промысла на глубине 2,5 км. Опыт «Востока-1» будет, безусловно, полезен для всех рыбодобывающих организаций Дальневосточного бассейна, отмечают в компании.

О том, как «Восток-1» осваивает новейшее направление развития отрасли, Fishnews рассказал генеральный директор компании Александр Сайфулин.

НОВЫЙ ПУТЬ

– Александр Николаевич, насколько перспективны сейчас глубоководные промыслы?

– Судя по полученным фактическим экономическим результатам, это огромная перспектива для отрасли. Она позволяет уже не только нам, пока единственной компании, действующей в диапазоне больших глубин, но и всем остальным рыбацким компаниям Дальневосточного бассейна значительно улучшить свою экономику. Эта тема ранее никого, кроме «Востока-1» и ТИНРО-Центра, не интересовала, но в этом году она замечена, обсуждение вышло на высочайший уровень, что нас, безусловно, радует.

В феврале во Владивостоке состоялась конференция, на которой был представлен проект комплексной целевой программы научных исследований для рыбного хозяйства с перспективой до 2030 года. На встрече ученые выразили общее мнение: обозначили как одно из наиболее перспективных направлений для страны глубоководные исследования и организацию промысла. О важности глубоководных промыслов говорили и на отчетной коллегии Росрыболовства.

Расскажу подробнее о роли этого направления для отрасли. Прежде всего, мы получаем абсолютно нетронутый пласт объектов – рыб и беспозвоночных. До настоящего времени промышленность была занята уже известными и понятными делами – по вылову, переработке и реализации гидробионтов, добываемых в традиционных районах промысла. Предприятия направляли усилия только на то, чтобы выжать из давно освоенного ресурса максимальную прибыль. Водные биоресурсы на небольших глубинах континентального шельфа просто и привычно ловить. В этом заложен риск для всей отрасли: нельзя постоянно идти по проторенному пути, наращивая отдачу от одного запаса и, по сути, нещадно его эксплуатируя.

Наше рыбное хозяйство уже знакомо с взлетами и падениями численности основных объектов промысла, ситуация неминуемо повторится в будущем, возможно, в недалеком. Однако природа всегда предлагала рыбакам варианты. Например, 50 лет назад такой альтернативой стал минтай, который до того времени считался сорной рыбой, не пригодной в пищу. Сейчас это приоритетный объект.

Чтобы не подвергать отрасль очередному сырьевому кризису и не сталкивать рыбаков в борьбе за имеющиеся лимиты, можно пойти по новому пути. Направить усилия на глубоководный промысел и тем самым ослабить пресс на активно используемые биоресурсы и обеспечить их сохранение.

Конечно, как и все новое, это направление, по опыту РК «Восток-1», требует значительных инвестиций, интеллектуальных вложений и научно-технических усилий. Только от одного упоминания глубины дух захватывает – два с половиной километра! Такая цифра сегодня для многих предприятий выглядит недостижимо, но если подумать – что важнее: выложить сотни миллионов и получить право на облов уже жестко эксплуатируемого запаса либо направить те же средства в переоснащение или обновление флота, в получение нового опыта и в современные технологии? Еще десять лет назад эти рассуждения больше подходили бы для фантастического романа, а сегодня благодаря реальным результатам нашей компании по освоению больших глубин о таком промысле можно говорить как о реальной перспективе. Мы получили недорогие объекты, продукция из которых доступна людям со средним достатком. Это большой социальный и маркетинговый плюс для реализации гидробионтов больших глубин. Мы добываем таких объектов на промысловое усилие значительно больше, и в этом экономическое преимущество работы на значительных глубинах.

КАК ПОКОРЯЛИСЬ ГЛУБИНЫ

– Расскажите, как «Восток-1» приобретал такой опыт?

–В начале века, накопив средств, компания начала практическую проработку совершено нового для России направления – глубоководной добычи рыбы и краба. И годы работы в этом направлении, безусловно, дали нам бесценный опыт. Важнейшим фактором успешности этого эксперимента стала научная поддержка со стороны нашего отраслевого института – ТИНРО-Центра. Именно его материалы легли в основу организации промыслов макруруса и крабов-стригунов красного и ангулятуса на глубинах до 1-1,2 км.

В 2001 – 2002 годах «Восток-1» в невероятно тяжелой и затратной борьбе приобрел на аукционах доли квот этих объектов, взвалив на плечи кредиты в объеме более 12 млн долларов.

Последующие четыре года прошли в борьбе за выживание. Несмотря на долговую кабалу, компания смогла провести первую модернизацию судов, чтобы начать эффективно работать на глубоководных объектах.

В 2008 году в отрасли произошло, пожалуй, самое приятное событие за всю историю современного российского рыболовства – распределение долей квот по историческому принципу. Предприятие получило мощный толчок для развития, устойчивую перспективу на 10 лет. От ощущения стабильности появилось чувство уверенности и желание приложить все усилия для освоения глубоководного промысла. Мы начали пополнять флот и провели вторую модернизацию судов, которая позволила нам уверенно работать на глубинах до 1,2 км.

В 2013 году, наконец, пошла отдача от глубоководного промысла в целом: прибыль стала приносить и добыча ранее убыточного макруруса. Мы приступили к гашению кредитов, «висевших» на нас с аукционов 2001 - 2002 годов, выплатив их полностью к 2016 году. Конечно, этот опыт – по освоению нового направления – обошелся в сотни миллионов, но предприятие готово поделиться им со всей отраслью.

КРАБ ПРИВЕЛ К УСПЕХУ

– Вы упомянули целых две модернизации флота. За счет каких средств удалось их провести?

– Эти средства были получены от реализации краба. Именно крабовый промысел дает нам финансовые возможности для реализации перспективных и стратегически важных проектов. Красный краб-стригун и краб-стригун ангулятус недороги по сравнению с опилио и камчатским, но последние три года они дают «Востоку-1» 46% выручки – 16,4 млн долларов в год.

Условная тонна крабовой продукции приносит нам 3,4 тыс. долларов, а рыбной – лишь 1,2 тыс. долларов, то есть втрое меньше. Но даже эти скудные средства позволяют компании инвестировать в развитие глубоководного промысла.

Отмечу: только благодаря лову краба мы смогли освоить глубоководный промысел не только крабов, но и макруруса, что ранее, как я уже говорил, было убыточно. Когда мы начинали заниматься его добычей, эта рыба стоила всего 600-800 долларов за тонну, только недавно цены выросли до 1100-1400 долларов. «Восток-1» почти 10 лет работал по макрурусу в убыток, компенсируя расходы прибылью от краба. Ведь макрурус представляет собой существенный потенциал для промышленности. Это подтверждает наука: на глубинах до 2,5 км обнаружены огромные запасы черного макруруса.

Вот так компания многие годы, невзирая на растущие цены на топливо, долги и другие проблемы, развивала глубоководный промысел, наращивала и модернизировала флот. Со временем затраченные усилия переросли в качество, и сегодня мы можем смело заявить, что добились успеха.

– В чем выражен этот успех? Можете вкратце перечислить основные достижения «Востока-1»?

– За 10 лет наш флот вырос до 17 судов (обновление и пополнение – на 65%), их суммарный тоннаж увеличился с 10 тыс. тонн до 17 тыс. тонн. Инвестиции по этому направлению составили почти 30 млн долларов США.

Общий вылов РК «Восток-1» увеличился вдвое – с 15,7 до 31,2 тыс. тонн. Уловы глубоководных крабов возросли с 4 до 8 тыс. тонн, а макруруса – с 2,8 до 15 тыс. тонн – в 5 раз.

Создано 400 новых рабочих мест, теперь в компании трудится 900 человек. Выручка увеличилась впятеро: с 660 млн до 3,5 млрд рублей. Чистая прибыль выросла в 50 раз: с 11 до 564 млн рублей. Увеличились и совокупные фискальные сборы – с 60 до 500 млн рублей в год.

За эти годы на государственных аукционах предприятие приобрело 7 тыс. тонн рыбных квот почти на 100 млн рублей. А вот на торгах по квотам глубоководных крабов у нас не хватило средств конкурировать с компаниями, имеющими огромные кредитные ресурсы.

Таким образом, только благодаря увеличению вылова даже самого дешевого глубоководного краба мы смогли реализовать целый комплекс программ и стратегически важных мероприятий. Освоен промысел краба и рыбы на глубине до 1,2 км, открыт перспективный и огромный по запасам объект – черный макрурус, флот компании пополнился специализированными судами для глубоководного лова.

Более того, «Восток-1» продолжит промысловое «погружение»: пройдя уже две значимые отметки – 1 и 1,2 км – предприятие поставило задачу освоения глубин в 2,5 км. Для этого требуется провести уже третью целевую модернизацию промыслового флота, в рамках соответствующей программы одно судно уже модернизировано. Предварительная оценка объема инвестиций по этой третьей модернизации – 6,9 млн долларов.

АМБИЦИОЗНЫЕ ПЛАНЫ

– Значит, останавливаться на достигнутом не собираетесь?

– Конечно. В 2016 году, делая пробные постановки ярусов и порядков, наши капитаны обнаружили следующее: запасы биоресурсов на бОльших глубинах на порядок выше, чем в традиционных районах промысла. Подтверждаются предположения академической науки. Были достигнуты рекордные суточные выловы: по крабу – до 17 тонн, а по макрурусу – до 47 тонн, и это при добыче судами среднего тоннажа. Такие результаты нас очень вдохновили, и компания занялась новой модернизацией судов.

Совместно с нашим предприятием ТИНРО-Центр разрабатывает программу оценки запасов на сверхбольших глубинах. Ведь сегодня только суда РК «Восток-1» имеют специальные технические комплексы и способны вести промысел на глубинах, превышающих 1,2 км. Расчеты специалистов Дальрыбвтуза показали, что нагрузки, которые действуют на промысловое вооружение на большой глубине, совсем иные, чем на традиционных глубинах. Расчеты подтверждены математически и уже проверены практикой.

Наша программа освоения глубин в этом году была замечена органами власти и совпала с задачей, которую обозначила РАН и поддержал президент Владимир Путин: масштабное изучение глубоководных ресурсов и их практическое освоение и применение.

По факту 2,5 км – это почти неизведанные глубины. Мы по собственной инициативе закупили и оснастили свои суда импортным видеооборудованием для подводных съемок. Также компанию очень заинтересовала информация об автономных глубоководных роботах академии наук. Мы рассматриваем возможность аренды такого устройства или даже заказов специализированных роботов для промысловой разведки на большой глубине. Такой аппарат помог бы изучать запасы, визуально определять поведение гидробионтов. Это даст возможности совершенствовать орудия лова.

Кроме того, совместно с ТИНРО-Центром мы готовим комплексную программу исследований глубоководных ресурсов российского Дальнего Востока, разработки методов оценки этих запасов и их прикладного освоения в рамках проекта «Глубоководный пояс дальневосточных морей».

Еще один важный вопрос, которым мы начинаем заниматься в этом году – активное включение России в промысел в конвенционной зоне северной части Тихого океана. Будем проводить совместное исследование с ТИНРО-Центром. Компания выделит для этой работы ярусолов «Восток-7», успешно освоивший промысел черного макруруса на глубинах 1,5-2,1 км. Уже намечен район - горы Императорского хребта Тихого океана. Затраты будут существенными, но задача – государственной важности, поэтому мы решились на ее исполнение.

В долгосрочной перспективе наш опыт и проекты – это фундамент, который позволит Россия занять и сохранить лидерство в освоении глубоководных ресурсов Мирового океана.

– Являясь пионерами в перспективном направлении, пользуетесь ли вы господдержкой?

– Власть должна стимулировать такие новации, как развитие глубоководного промысла, ведь отдачу от них для всей отрасли трудно переоценить. Однако наше предприятие шагнуло в этом направлении настолько далеко вперед, что оказалось вне сферы действия существующих мер господдержки. «Востоку-1» не помогает даже такой передовой инструмент, как закон «О свободном порте Владивосток», предусматривающий особый режим для реализации инвестпроектов начиная с суммы вложений в 5 млн рублей.

А между тем компания уже вложила в развитие глубоководного промысла более миллиарда рублей, но в статусе резидента СПВ «Востоку-1» отказали. Мотивировка – мы не новое предприятие.

Единственной реальной поддержкой государства для нас стала льгота при оплате сборов за пользование ВБР. Это позволило на пару лет ускорить процесс освоения глубин 1,2 км. И мы питаем надежду, что предприятиям, работающим по очень затратному направлению освоения глубоководных объектов, оставят эту льготу. В нашем случае она позволит в более короткие сроки организовать промысел на глубинах 2,5 км.

РАЗРУШИТЬ ВСЕ – ЛЕГКО

– Существуют ли какие-либо существенные проблемы, которые могут помешать вашим амбициозным планам?

– Увы, да. Сейчас вполне реальной стала перспектива распределения крабовых квот на аукционах. Как когда-то призрак коммунизма по Европе, призрак крабовых аукционов ходит по самым высоким кабинетам власти и грозит материализоваться в очередной отраслевой передел.

Выставление лимитов на торги потребует огромных средств для покупки. А у нас просто нет свободных финансов: все деньги идут на третью модернизацию флота. Так что квоты на аукционах приобретут новички, имеющие капитал и доступ к кредитам.

Также есть опасность того, что глубоководных крабов выставят на торги вместе с обычными шельфовыми крабами. В этом случае – прощайте глубоководные перспективы страны. Новые пользователи не умеют вести промысел на больших глубинах, а наш опыт показал: чтобы организовать устойчивую добычу краба хотя бы на глубине 1,2 км, понадобится не менее десятка лет.

И это не голословные утверждения: в 2008 году квоты глубоководного красного краба-стригуна (японикуса) имели 34 компании, сейчас - всего 15, причем большинству из них мы помогаем осваивать этот ресурс. Сейчас краболовный флот нашей компании добывает более 90% от всего вылова японикуса на бассейне. В случае аукционов РК «Восток-1» лишится средств для развития программы по глубинам до 2,5 км.

Также нам придется прекратить освоение хотя и имеющего огромную биомассу, но пока низкорентабельного макруруса. Придется свернуть важные для страны исследования на большой глубине, потому что ни ТИНРО, ни кто-либо из рыбопромышленников, кроме нас, не имеет судов, способных работать на глубине 2,5 км. Компанию вынудят просто распродать ярусный флот и отказаться от глубоководной программы по макрурусу, которая дотируется из средств, получаемых от продажи глубоководного краба.

– То есть эта перспективная ниша глубоководных промыслов так и останется незанятой?

– Отнюдь. Приоритет освоения глубоководного промысла однозначно перейдет к Соединенным Штатам, ведь в их водах на больших глубинах обитают те же или похожие виды крабов и рыб. Средства массовой информации США следят за деятельностью именно РК «Восток-1» и призывают американские компании следовать нашему примеру. И наших специалистов по глубоководному промыслу примут за рубежом с распростертыми объятиями.

– Что же делать?

– Решение весьма простое: не выставлять на аукционы лимиты крабов, тем более глубоководных. Такие торги не только разрушат наше предприятие с 27-летней историей, но и подорвут развитие отечественного глубоководного лова, усложнят вход России в «свободные» воды Мирового океана.

А введение в промысел краба и рыбы на больших глубинах – до 2,5 км – даст государству огромный дополнительный биологический ресурс. Подсчитать эффективность этого несложно, учитывая размеры запасов, и отчисления в бюджет, несомненно, кратно превысят разовый доход от аукционов. Биомасса глубоководных крабов огромна. По данным российских и японских ученых, она со временем превысит ОДУ всех крабов Дальневосточного бассейна в 60 тыс. тонн.

С глубоководным макрурусом ситуация аналогичная. Судя по уловам судов среднего тоннажа – 40 с лишним тонн за сутки – его биомасса наверняка в дальнейшем превысит запасы минтая.

Надеюсь, что государство, оценив ситуацию, примет верное решение, основанное на здравом смысле, а не на желании получить кратковременную выгоду.

По крайней мере, для РК «Восток-1» - единственной компании в отрасли, реально работающей над развитием глубоководной программы Дальневосточного бассейна, и ведущей эту деятельность за счет доходов от глубоководного краба - конечно, выставление на аукцион 40% его квот разрушает все «глубоководные» планы.

И, как я уже упоминал, государственная поддержка в виде льготы по оплате за ВБР, безусловно, ускорила организацию устойчивой работы на глубинах 1,2 км. Мы благодарны за это государству, и очень надеемся, что эта мера поддержки для компании сохранится, учитывая нашу реальную работу по глубоководной программе.

Алексей СЕРЕДА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 26 апреля 2018 > № 2583994 Александр Сайфулин


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583470 Дмитрий Костыгин

Дмитрий Костыгин рассказал, чем опасна харизма для бизнеса

Дмитрий Костыгин

Председатель совета директоров «Юлмарт»

Участник списка Forbes, совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин о том, почему харизматичный лидер может навредить бизнесу, а первыми из проблемной компании бегут «белые воротнички»

Зависимость компании от харизматичного бенефициара — слабое место для бизнеса. В самый неожиданный момент может оказаться, что он больше не может рулить компанией. Кто мог подумать, что расхождение с инвесторами во взглядах на развитие «Магнита» приведет к отставке Сергея Галицкого F 28? Я сам из-за конфликта с партнером-миноритарием провел несколько месяцев под домашним арестом. И от подобных рисков не застрахован ни один владелец, особенно в наше время. Как говорится, от СИЗО и делистинга не зарекайся.

В таких ситуациях сразу становится видно, какой ты предприниматель: как живет без тебя компания, как держит удар команда. Это своего рода проверка, правильно ли ты выстроил свой бизнес.

Большой плюс — это прозрачность бизнеса. В случае любых акционерных разборок, когда активы компании рассматривают под микроскопом, у проверяющих органов не должно быть к вам претензий. Некоторые бизнесмены действуют независимо: финансово и юридически активы не связаны, компании никогда не поручались друг за друга. Такую модель можно сравнить с подводной лодкой с герметичными отсеками, и, пока решается проблема в одном месте, других активов это не касается. Вспомните историю с «ВКонтакте». То ли Павел Дуров не понял инвесторов, то ли они его не поняли, но в итоге основатель после затяжного конфликта ушел из созданной им компании, а вслед за ним — и ключевые управленцы, и «технари». Правда, Павел продолжал делать Telegram, который теперь опять вполне успешно справляется с вызовами. Вот это масштаб личности.

Устойчивость бизнеса к рискам зависит от того, правильный ли у тебя продукт (в случае с ретейлом это формат). Как только возникают проблемы, окружающие и инвесторы сразу винят бизнес-модель в целом. С подобным, например, сталкивалась Apple. В 1997 году компания была на грани закрытия, но в перспективы единства софта и железа поверил их главный конкурент Билл Гейтс. Он инвестировал тогда в Apple около $500 млн и до сих пор держит акции компании, ведь продукт у Apple как раз и был правильный. Российский пример — FMCG-сеть «Лента», которая могла бы уже быть триллионной компанией, но, пока внутри был конфликт, конкуренты ушли далеко вперед. Только сейчас сеть постепенно наверстывает упущенное, за 2017 год выручка ретейлера выросла почти на 20%.

Любые эпические битвы дают примеры подлости, предательства и героизма. Когда в «Юлмарте» начались проблемы, первыми бежали «белые воротнички», которые щепетильно относятся к стерильности своего CV (Curriculum vitæ, краткое описание жизни и навыков), «которые любят не бизнес в себе, а себя в бизнесе». К увольнению этой категории персонала владельцу бизнеса всегда нужно быть готовым психологически. Вспомните, как топ-менеджеры уходили из металлургического «Мечела», когда у него начались проблемы, хотя компания жива и реструктурирует кредиты.

При этом есть несколько десятков супергероев и сотни героев, кто прекрасно себя проявил, осознавая, что за одного битого дают двух небитых и конфликт всегда помогает развиваться, дает новый опыт. Помните, важно установить диалог с менеджментом, это позволит эффективно переживать сложные времена в компании. X5, например, до того как нашла нынешнего гендиректора «Перекрестка», за пять лет поменяла шестерых, ни один не продержался больше года. У Lego было затяжной кризис. В 1999 году она призвала антикризисного менеджера, который очень энергично начал – уволил 1000 сотрудников, наняв новых и более деятельных. Однако вскоре оказалось, что большинство внедренных им инноваций не востребованы покупателями и стоят слишком дорого. Выйти на стабильный рост компании удалось лишь после назначения Йоргена Кнудсторпе.

Найти правильных людей на руководящие должности всегда сложно, но если это уже сделано, то не мешайте своему управленцу, дайте ему свободу в принятии решений. Помните, он и так вынужден работать в экстремальных условиях: между всеми вызовами текущей бизнес-среды как канатоходец. Подталкивать его значит расшатывать компанию. Например, с тех пор как Амансио Ортега, основатель Inditex, доверил компанию наемнику Пабло Ислу, Zara выросла вдвое, капитализация группы увеличилась в семь раз, превратив Inditex в самую дорогую компанию Испании. Сам Ортега, кстати, с 2013 года входит в тройку богатейших людей мира.

Я сам сторонник формы собственности, при которой бенефициары один раз выбирают совет директоров и отходят от дальнейшего управления бизнесом, а следующий совет директоров выбирается только членами этого совета директоров. Из теории управления знаниями: чтобы принимать адекватное решение по бизнесу, надо быть в контексте, то есть как минимум быть в совете директоров. Управление должно быть ротационное и «по осям», то есть по направлениям. Система напоминает ту, что использовал советский педагог Антон Макаренко, в ней есть понятная иерархия (секретарь совета командиров, дежурный санитарной комиссии, командиры отрядов и т. д). Такая конструкция вкупе с ротационной системой дает лучшую динамику, чем статичная. Когда удастся реализовать эту систему на практике, совершенно точно получится не вмешиваться в управление своим бизнесом.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583470 Дмитрий Костыгин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 апреля 2018 > № 2583460 Андерс Фог Расмуссен

Трамп возглавил борьбу с Россией

Андерс Фог Расмуссен | The Wall Street Journal

По мере того, как Москва наращивает стратегию глобального разрушения, еще больше европейских стран должны поддержать США в усилении давления на Владимира Путина и его приспешников, призывает в статье для The Wall Street Journal датский политик, бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен.

Начиная с вторжения на Украину и заканчивая отравлением Сергея Скрипаля, Россия превратила Европу в театр гибридной войны, пишет Расмуссен. Однако реакция Европы по большей части не менялась с того момента, как Россия впервые осуществила агрессию против Украины в 2014 году. Самый сильный ответ на химатаку в Британии дали США: администрация Трампа выслала 60 российских дипломатов и наложила новые санкции на олигархов и чиновников из окружения Путина.

"Когда в 2014 году союзники США впервые ввели санкции в ответ на российскую агрессию на Украине, они надеялись усадить Москву за стол переговоров. Но Россия продолжила не только вести войну на Украине и в Сирии, но и атаковать врагов и подрывать выборы в Западной Европе. Это требует более жесткого ответа со стороны противников России", - пишет Расмуссен.

"Для начала ЕС должен усилить свои санкции в отношении России, - предлагает политик. - Один из мощных вариантов - ввести санкции, соответствующие американским, хотя сплотить все 28 государств-членов ЕС для принятия столь жестких мер может быть непросто. Как минимум, лидеры ЕС должны продемонстрировать свою решимость, продлив срок действия нынешних санкций с шести месяцев до года. В то же время ЕС может всерьез взяться за российские деньги в Европе, полученные коррупционным путем".

"Европе следует также объединиться, чтобы противодействовать расширению газопровода "Северный поток", - добавляет Расмуссен. Он рекомендует лидерам ЕС, по меньшей мере, потребовать, чтобы на трубопровод распространялось действие энергетических директив Евросоюза, что сделает проект менее привлекательным для инвесторов.

"Аргумент о том, что жесткая реакция только обострит конфликт с Россией, опровергается реальным положением дел. Россия обостряет ситуацию как ей вздумается и где пожелает: на Украине или в Сирии, в Twitter и Facebook, на улицах и в демократических институтах Европы. На деле вопрос в том, сможет ли Европа проявить волю и дать ответ без возвышенных заявлений и символических действий", - подчеркивает Расмуссен.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 апреля 2018 > № 2583460 Андерс Фог Расмуссен


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов

Турчинов: Страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создала феномен российского народа

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов написал в своем эссе, как классики литературы помогают понять русскую душу и сущность самого российского государства, чтобы в конечном итоге одержать победу над ним.

Александр Турчинов, Гордон, Украина

Представители российского политического и интеллектуального бомонда очень нервно и неоднозначно смогли пережить «непатриотический» выпад русского классика Михаила Юрьевича Лермонтова. «Прощай, немытая Россия…» — особо часто цитируемая в Украине строчка очень больно ударила по самолюбию российского народа, взрощенного на лучших традициях мировой литературы. Попытки объяснить, что все-таки имел в виду Лермонтов, даже с привлечением «особо тонко чувствующего его бунтарскую натуру» дальнего родственника, не позволили имперским пропагандистам убедительно «отмыть» отечество на фоне построения целостной картины величия и вселенского мессианства российского народа.

Общепризнанного классика трудно обвинить в предательстве и русофобии. Михаила Юрьевича сложно даже с большой натяжкой назвать националистом, фашистом или хотя бы бандеровцем…

Буду неоригинален, но ничто так не раскрывает суть русской души, как русская классическая литература. Сложно спорить о сути российской ментальности, к примеру, с такой глыбой, как Лев Николаевич Толстой. Отрывок из его «Хаджи-Мурата» и сегодня звучит как приговор.

«…Садо, у которого останавливался Хаджи-Мурат, уходил с семьей в горы, когда русские подходили к аулу. Вернувшись в свой аул, Садо нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена, и дверь и столбы галерейки сожжены, и внутренность огажена. Сын же его, тот красивый, с блестящими глазами мальчик, который восторженно смотрел на Хаджи-Мурата, был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину. Благообразная женщина, служившая во время его посещения Хаджи-Мурату, теперь в разорванной на груди рубахе, открывавшей ее старые, обвисшие груди, с распущенными волосами, стояла над сыном и царапала себе в кровь лицо и не переставая выла. Садо с киркой и лопатой ушел с родными копать могилу сыну. Старик дед сидел у стены разваленной сакли и, строгая палочку, тупо смотрел перед собой. Он только что вернулся с своего пчельника. Бывшие там два стожка сена были сожжены; были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, главное, сожжены все ульи с пчелами. Вой женщин слышался во всех домах и на площадях, куда были привезены еще два тела. Малые дети ревели вместе с матерями. Ревела и голодная скотина, которой нечего было дать. Взрослые дети не играли, а испуганными глазами смотрели на старших. Фонтан был загажен, очевидно нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Так же была загажена и мечеть, и мулла с муталимами очищал ее. Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения…»

Л. Н. Толстой «Хаджи-Мурат», гл. ХVII

Эта страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создали феномен российского народа. Он опасен и разрушителен, склонен к агрессии (бессмысленной и беспощадной). Тоталитарная форма государственности для него является необходимой системой сдерживания и укрощения. Война стала для русских формой самореализации, когда не сдерживают, когда можно проявить свое нутро.

Оккупация Кавказа, Западной Украины, Восточной Европы, Крыма, Донбасса… Все эти события похожи как по форме, так и по содержанию.

Чтобы победить врага, нужно знать его сущность. И в этом русские классики оказывают нам неоценимую услугу.

У каждого народа во все времена есть свои классики. Их отличает от сотен тысяч современников не просто талант. Этого мало. Есть огромное количество талантливых конъюнктурщиков, умеющих высокопрофессионально облизывать сильных мира сего или наотмашь бить их по лицу, если за спиной стоят еще более сильные «грантодатели».

Классик не льстит толпе и власти. Для него правда важнее признания. Его могут бросить за решетку, убить, отлучить от церкви, ему могут плевать в лицо, но он не разменяет свои убеждения, свой талант, свою правду на гонорары и аплодисменты. Он — классик, он творец для вечности.

Как же нам сегодня не хватает классиков в литературе, в журналистике, в политике и в жизни.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов


Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583450

Иран будет вынужден сильнее сблизиться с Китаем и Россией

Хотя Тегеран выступает категорически против любой альтернативы текущему соглашению по его ядерной программе, он не исключает переговоров по своей региональной политике, считает эксперт Мухаммад-Реза Джалили.

Гаидз Минасян (Gaïdz Minassian), Le Monde, Франция

Мухаммад-Реза Джалили — почетный профессор Института высших международных исследований и развития в Женеве. Недавно он выпустил совместно с Тьерри Келльнером (Thierry Kellner) обновленную версию книги «Иран в 100 вопросах».

«Монд»: Президенты Макрон и Трамп не скрывают разногласий насчет соглашения с Ираном от 14 июля 2015 года. Они упоминали «новый договор с Ираном», но смогут ли они, по вашему мнению, выработать общую позицию?

Мухаммад-Реза Джалили: Если судить по имеющейся в настоящий момент информации о беседе двух президентов и их совместному заявлению, скорее всего, именно президент Франции сблизил свою позицию с позицией Трампа, выступив за «новый договор», хотя и утверждал в интервью «Фокс Ньюс», что у него нет плана «Б».

— Президент Роухани оспорил легитимность потенциального нового договора. Иран перечеркнул возможность дополнительных переговоров?

— Да, президент Роухани сразу оспорил легитимность нового соглашения по ядерной программе. Он категорически против любого пересмотра соглашения, которое было подписано по итогам нескольких лет переговоров между Ираном, пятью постоянными членами Совбеза ООН и Германией. Как бы то ни было, это не означает, что Исламская Республика раз и навсегда перечеркивает возможность дискуссии по ее региональной политике.

— Мысль о расширении переговоров с Ираном на мир в Сирии кажется вам осуществимой?

— Я считаю это невозможным в текущих условиях, потому что за сирийскую политику в иранском режиме отвечают в первую очередь стражи революции, которые считают, что находятся в позиции силы на Ближнем Востоке и что менять курс в Сирии не в их интересах. При этом стоит отметить, что эта политика чрезвычайно непопулярна в иранском общественном мнении.

— До 12 мая остается меньше трех недель. Как вам кажется, сможет ли президент Макрон спасти договор, особенно на фоне заявлений России о его безальтернативности?

— Москва, Брюссель и, скорее всего, Пекин выступают за безальтернативность соглашения от 14 июля 2015 года. Я не уверен, что президент Макрон сможет спасти договор, но точный ответ мы узнаем только 12 мая. «Посмотрим, что я решу 12 мая». Такими словами президент Трамп сохраняет неопределенность вокруг своего решения.

В любом случае, даже если он сохранит договор, на его решении могут сказаться другие факторы помимо давления Франции: речь идет о давлении Германии и Великобритании, а также его политике по отношению к Северной Корее, с которой он хочет подписать соглашение по ядерной программе. КНДР может усомниться в слове США, если они захотят начать переговоры на фоне одновременного отказа от соглашения с Ираном.

— В чем был бы смысл соглашения со всеми участниками, кроме США?

— Для принятия Исламской Республикой ядерного соглашения после выхода США необходимо выполнение двух условий. Остальные пять стран-участниц должны отстаивать общую жесткую позицию по отношению к американской администрации и оказывать противодействие экстратерриториальным американским санкциям, которые становятся серьезным препятствием для развития их экономических связей с Ираном.

Не стоит забывать, что для Ирана главной целью подписания договора был подъем его экономики. Если эта задача не будет выполняться, Тегеран не увидит смысла в сохранении договора. В таких условиях он будет вынужден еще больше сблизиться с Китаем и Россией.

— Какую роль играют в этом дипломатическом процессе Израиль и Саудовская Аравия?

— Противостояние Ирана с Саудовской Аравией после основания Исламской Республики вышло на новый уровень в последние годы после свержения Саддама Хусейна в 2003 году и арабской весны 2011 года. В конечном итоге все это привело к разрыву дипломатических отношений двух стран в январе 2016 года. Именно в такой обстановке был подписан договор о ядерной программе.

До прихода к власти администрации Трампа Эр-Рияд, судя по всему, нехотя принимал соглашение, однако с того момента в саудовских и американских позициях по этому вопросу наблюдается очень серьезное сближение. Что касается Израиля, правительство Нетаньяху всегда выступало против договора и пыталось настроить против него американскую общественность. Но в отличие от Саудовской Аравии в Израиле существуют деятели (в основном бывшие сотрудники спецслужб), которые поддерживают соглашение.

Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583450


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583446 Стивен Коэн

Забытые истины: о необходимости сотрудничества с Россией

Для американской национальной безопасности сотрудничество с Москвой остается жизненно важным, но обвинения по делу «Рашагейт», систематизированные в иске Национального Комитета Демократической партии США, превращают десятилетние стремления в преступление.

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Стивен Коэн, почетный профессор российских исследований в Нью-Йоркском и Принстонском университетах, и Джон Бэтчелор продолжают обсуждение новой американо-российской холодной войны.

Коэн отмечает, что в течение более десяти лет Россия — государство и его руководство — подвергается все большей демонизации, а, следовательно, и делегитимизации со стороны американского политико-медийного истеблишмента. Все началось с очернения лично президента России Владимира Путина, а затем переросло в общее русофобское обвинение всей страны в целом и любого из ее граждан. Из не стихающих на протяжении практически двух лет обвинений по делу «Рашагейт», которые все еще остаются недоказанными, следует, что «контакты» с кем-либо, «связанным» с российскими правящими кругами, будь то прямо или косвенно, по природе своей как минимум подозрительны, а то и расцениваются как предательство. (Обратите, например, внимание на заявления Джона Бреннана и Джеймса Клэппера.) По словам бывшего вице-президента (и потенциального президента) Джозефа Байдена, современная Россия, которая «беспардонно покушается на самые основы западной демократии по всему миру», представляет, по-видимому, не менее гнусную угрозу, чем коммунистическая советская Россия.

Совсем недавно приписываемые Кремлю «преступления» в Великобритании и Сирии (также еще не доказанные) вывели масштаб порицания за пределы привычных обвинений против СССР. Таким образом, министр иностранных дел Великобритании, вторя Вашингтону, обвиняет сегодняшнюю Россию в ее «злонамеренном поведении во всех его проявлениях… будь то кибервойна, дезинформация или попытки покушения». 20 апреля Национальный Комитет Демократической партии США пошел еще дальше, подав в суд на российское правительство за сговор с предвыборным штабом Трампа с целью лишения Хиллари Клинтон ее законной победы на президентских выборах 2016 года. Центральные фигуры этого «акта беспрецедентного предательства» — лишь немногие иные деяния могут считаться более тяжкими преступлениями — считаются связанными с Россией.

Из этого, конечно, следует, что такая преступная Россия — часто ее называют «мафиозным государством», что тоже неправильно — не может иметь никаких законных национальных интересов нигде, даже на собственных границах, а, возможно, даже внутри собственной страны. С таким государством не пристало иметь никаких гражданских отношений, в том числе дипломатических, только военные. В этих широко распространенных рассуждениях забывается или не учитывается то, почему в течение 40 лет эпохи холодной войны Россию считали столь существенным для национальной безопасности США фактором, что результатом стали бесчисленные формы сотрудничества и даже официальные эпизоды разрядки, которые не дали опасному конфликту перерасти в нечто гораздо более страшное. Причины относятся также и к современной России. Изложим их кратко:

— Наиболее экзистенциальную причину наверняка знают даже школьники. Россия, подобно Соединенным Штатам, обладает огромными арсеналами оружия массового уничтожения, в том числе ядерного. Война между этими странами с применением обычных вооружений — на грани которой обе стороны балансируют в Сирии и которая вскоре может начаться на Украине или в Балтийском регионе — может легко скатиться к ядерной войне. В этой связи на недавнем заседании авторитетного вашингтонского Центра национальных интересов несколько осведомленных экспертов сочли, что на сегодняшний день по шкале от одного до десяти шансы на войну с Россией оцениваются в 5-7. Единственной гарантией является, конечно, наивысшая форма сотрудничества: дипломатия. Более того, нынешняя холодная война несет в себе новую экзистенциальную опасность в виде международных террористов, гонящихся за радиоактивными материалами с целью совершения неизмеримо более разрушительных нападений и их долговечных последствий. (Представьте, например, что 11 сентября на борту самолетов находились бы радиоактивные материалы.) Полномасштабное антитеррористическое сотрудничество с Россией, которая пережила множество террористических атак и создала особую разновидность разведки, является важной мерой предупреждения против такого рода бедствий.

— Не менее важной является причина, которую обычно называют «геополитической». Даже после распада Советского Союза Россия остается крупнейшей страной мира и обладает непропорционально большой долей природных ресурсов планеты: от энергии, железной руды, никеля, древесины, алмазов и золота до пресной воды. Также она является одним из ведущих мировых экспортеров оружия и к тому же находится непосредственно между двумя конфликтующими цивилизациями Востока и Запада, являясь при этом частью обеих. Много месяцев назад Коэн поднял вопрос о возможности того, что Россия может «покинуть Запад», движимая новой холодной войной или собственным выбором. Такая возможность, по словам одного из ведущих кремлевских советников и идеологов, неизбежна. В этом заключается еще одна ошибка, постоянно повторяемая американскими СМИ: находящаяся под санкциями Россия «изолирована от международного сообщества». Но это лишь англо-американо-европейские фантазии. Многоплановые отношения между «путинской Россией» и незападными странами вроде Китая, Ирана, Индии и других стран БРИК, процветают. А ведь именно там располагается бóльшая часть мировых территорий, людей, ресурсов и развивающихся рынков. Говоря простым языком, если бы Россия покинула Запад, разговоры о «глобальном лидерстве» Америки стали бы еще более пустыми. Какой стала бы «глобализация» без России и ее партнеров?

— Учитывая все ведущиеся в американском политико-медийном истеблишменте разговоры о войне, необходимо помнить также об обновленном военном потенциале России или, как любят говорить стратеги, ее «способности демонстрировать свою мощь». Нет никаких оснований сомневаться в том, что 1-го марта Путин провел опись новых систем вооружения. Односторонняя отмена США договора по противоракетной обороне в 2002 году спровоцировала новую гонку ядерных вооружений, и Москва, скорее всего, вышла из нее победителем. Даже если это не так, Россия продемонстрировала более чем равные военные возможности, лишив ИГИЛ (запрещена на территории РФ) контроля над Сирией после вмешательства в сентябре 2015 года, хотя многие американские и другие эксперты ошибочно утверждают, что это было американским достижением. В условиях военного паритета между Вашингтоном и Москвой, как было во время предыдущей холодной войны и как происходит сейчас, наступает время сотрудничать. В противном случае, как любил говорить решивший пойти навстречу Кремлю президент Рональд Рейган, победителей не будет вообще.

— С положительной стороны, однако, находятся возможности Москвы по урегулированию конфликтов, включая (но не только это) ее голос в рамках Совета Безопасности ООН, где должно иметь место абсолютное дипломатическое сотрудничество. Примеры можно приводить самые разнообразные, но помните о существенной роли России в соглашении по ядерному оружию с Ираном; ее сегодняшней закулисной роли в попытках разрешить конфликт с Северной Кореей; ее потенциале как ключевого партнера в установлении мира в Сирии; и той роли, которую она, вероятно, сыграет, когда Соединенные Штаты решат, наконец, покинуть Афганистан. При наличии возможности Россия может стать жизненно важным миротворцем, и есть все основания полагать, что Кремль к этому готов, если Вашингтон снова пойдет ему навстречу.

Во время первой холодной войны, когда Коэн впервые развил «отношения» и «связи» с российским обществом и даже с кремлевскими чиновниками, он часто говорил, что «дорога к американской национальной безопасности проходит через Москву». Данное утверждение не потеряло своей актуальности и сегодня. По часто обсуждаемым им причинам новая холодная война опаснее своей предшественницы. Между тем, американо-российское сотрудничество кажется более чем маловероятным, особенно на фоне столь безжалостного отношения к России со стороны американской политико-медийных элиты. С другой стороны, 24 апреля посол президента Трампа в России Джон Хантсман публично заявил следующее: «Мой президент неоднократно говорил, что стремится к тому, чтобы между нашими странами были более эффективные отношения. Он хочет лично взаимодействовать с Владимиром Путиным… Можете называть это стремлением к разрядке». Если это так, то инициативу президента поддержать необходимо, пусть даже только эту.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583446 Стивен Коэн


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583444 Владимир Огрызко

Новый аргумент против РФ

Коррупционный скандал в ПАСЕ будет иметь продолжение. И последствия для России.

Владимир Огрызко, Новое время страны, Украина

Задача ПАСЕ заключается в том, чтобы фиксировать ту или иную правовую ситуацию и давать ей политическую оценку. С этой точки зрения, принятие резолюции о «фактическом управлении» РФ на оккупированной территории Донбасса на самом деле имеет довольно большое значение.

Для нас это очередной аргумент в международных судах, где со временем будут рассматривать наши иски к России. Мол, вот посмотрите, господа судьи: такая уважаемая в области прав человека организация, как ПАСЕ, четко и ясно зафиксировала, что Россия несет ответственность за все, что происходит на оккупированных территориях.

При беспристрастности международных судов (а мы надеемся именно на это), такой аргумент будет невозможно проигнорировать.

Поэтому, на мой взгляд, принятие резолюции свидетельствует о положительном результате работы нашей дипломатии.

Другой вопрос, что было бы правильно и целесообразно поставить следующим — исключать ли Россию из Совета Европы? Все то, что в последнее время делает эта страна, противоречит ее обязательствам в этом органе.

Если говорить о правовой стороне дела, то Россия нарушает статус Совета Европы уже потому, что как минимум не платит взносы. И это уже основание для рассмотрения вопроса об исключении.

С другой стороны, может даже более важной с точки зрения соблюдения устава — Россия грубо нарушает права человека как в собственной стране, так и на оккупированных частях Донбасса и в Крыму.

Дальнейшее влияние на развитие этой ситуации будет иметь скандальная история с подкупом депутатов ПАСЕ. Так, сейчас она взорвалась проблемой для Азербайджана. Но, если копнуть глубже, то, безусловно, вылезет и Россия.

Потянули за одну ниточку. А значит очень скоро всплывут и другие факты. Я не думаю, что те методы и способы коррупционных действий, к которым прибегли в Азербайджане, слишком серьезно отличаются от российских.

Скорее всего, именно у русских азербайджанцы их и скопировали. Поэтому можно с определенной долей предсказуемости сказать, что этот коррупционный скандал будет иметь продолжение. И, при условии дальнейшей беспристрастной работы международных институтов, очень быстро будет иметь последствия для России.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583444 Владимир Огрызко


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583395 Слава Рабинович

США больно ударили по Путину, и это только цветочки

Какие санкции ждут Путина за два чудовищных преступления.

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

Санкции США против России, решение о которых было опубликовано 6 апреля, нанесли удар окружению президента РФ Владимира Путина и негативно сказались на российской экономике. Но Кремль ждет гораздо более жесткое наказание еще за два преступления путинского режима. Такое мнение высказал «Апострофу» российский блогер и финансист Слава Рабинович.

Во-первых, те санкции, которые были введены 6 апреля, по классификации многих экспертов еще не запущены на 100%. Все в мире наблюдают за тем, как они будут работать. И я уверен, что в даже рамках этого раунда санкции еще не запущены. Почему? Потому что эти санкции экстерриториальны, США будут преследовать угрозами санкций или самими санкциями третьи страны, третьи компании, третьих лиц, которые будут уличены в сделках и сотрудничестве с теми российскими компаниями или людьми, которые попали под санкции 6 апреля. Поэтому я думаю, что еще кто-то попадет под санкции из географических зон типа Китая, Индии или даже в Европе.

Во-вторых, с течением времени санкции должны вводиться или отменяться в зависимости от того, какой прогресс или регресс будет во внешней политике России.

В-третьих, мы еще не видели то, что называется санкциями, за как минимум два чудовищных путинских преступления: отравление Скрипалей в Солсбери, когда будет закончено следствие, и сбитый Боинг рейса MH-17 в июле 2014 года, по которому скоро начнется трибунал, который не удастся отменить ни за какие деньги.

Так что действующие санкции — это цветочки, если смотреть в контексте террористических атак и военных преступлений Путина и его ОПГ.

Какие санкции получит Кремль за эти преступления? Прежде всего, закона, принятого 2 августа 2017 года, на основании которого был сделан доклад Конгрессу 2 февраля 2018 года и на основании которого был введен первый эшелон санкций 6 апреля, вполне достаточно для того, чтобы вбить российскую экономику в бетонную стену достаточно быстро. Но если будут нужны более жесткие меры, то потенциально могут принять гораздо более строгие санкции по типу эмбарго на энергоносители или фактическое отключение всей российской финансовой системы от внешнего мира.

Этот сценарий не мог быть введен в действие в 2014 году без чудовищных последствий для международной финансовой экономической системы и без каких-то потрясений, учитывая, что российские компании на момент аннексии Крыма имели в совокупности 750 миллиардов долларов валютных долгов, держателями которых являлись западные инвесторы и финансовые институты. Плюс Россия снабжала большую часть Европы газом. Также Россия являлась одним из самых больших игроков на нефтяном рынке. Но во всех вышеперечисленных областях через четыре года это становится менее важным, потому что весь мир учится жить без участия России в мировой экономике и финансах.

Россия уже стала токсичным направлением для международного инвестиционного капитала, а те иностранные инвесторы, которые продолжают держать долги российских компаний, прекрасно знают свои риски и значительно уменьшили процент российских бумаг в своих портфелях. За четыре года эти риски превратились в хорошо управляемые. Все большая часть Европы, в том числе при помощи Штатов, снимается с российской газовой трубы. И, конечно же, мировой рынок нефти тоже не будет подвергнут исторически огромному катаклизму, если будет наложено эмбарго на российскую нефть.

За четыре года мир научился обходиться без России. И механизм насильственного отключения России при помощи санкций по иранскому сценарию может быть приведет в действие, если Россия совершит еще что-то чудовищное, такого же масштаба, как она совершала против Украины в 2014-2015 годах. Если же деяний чудовищного масштаба не будет, то, скорее всего, закона Конгресса и последующих санкций будет вполне достаточно. И новых эшелонов санкций по этому закону может быть сколько угодно. 6 апреля мы увидели первый эшелон санкций, а кто сказал, что он последний?

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583395 Слава Рабинович


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583391 Владимир Чижов

Кто должен платить за восстановление Сирии?

Постоянный представитель России при ЕС Владимир Чижов в интервью телеканалу АРД (ARD) отметил, что большую часть расходов должен взять на себя Евросоюз. По его словам, ЕС должен переосмыслить свою позицию.

ARD, Германия

ARD: Сколько денег нужно на восстановление Сирии?

Владимир Чижов: Я осторожен в определении цифр. Точно потребуются сотни миллиардов евро.

— Как должно проходить восстановление?

— Правда, есть широкий консенсус по гуманитарной помощи. Но когда речь заходит о восстановлении, позиции сильно разнятся. Есть направление — к нему относится и ЕС, — которое считает, что восстановление может начаться лишь после определенных политических процессов в Сирии (прим. ред. — свободных выборов).

Мы все знаем, насколько раздроблено сирийское общество. Все еще есть регионы, где присутствуют террористы, есть разногласия между различными сообществами в стране. Любой политический процесс требует времени — а в это время страдает простое население.

«Я надеюсь, что разум возобладает»

— То есть вы говорите, что, если ЕС захочет ждать политических изменений в Сирии, то быстрого восстановления не будет?

— Это официальная позиция ЕС. Я надеюсь, что разум, в конце концов, возобладает. И что ЕС найдет пути для преодоления этой тупиковой позиции.

— Что же хочет сделать Россия для восстановления?

— Россия предоставила по двустороннему каналу ряд технических средств, чтобы расчищать завалы, восстанавливать дома, электро- и водоснабжение. Посмотрите на Алеппо. Алеппо возвращается к жизни. И это происходит — в том числе, конечно, и благодаря усилиям самих сирийцев — при поддержке российской стороны.

«ЕС должен переосмыслить позицию»

— Чего вы ожидаете от ЕС?

— Я надеюсь, что настанет момент, когда ЕС переосмыслит свою позицию: гуманитарная помощь — да, восстановление — нет, пока не будет политических изменений в Сирии. Мне кажется, в настоящий момент это тупиковая позиция. Поскольку ЕС придется очень долго ждать, когда начнется такой процесс. В настоящий момент разногласия между различными сторонами конфликта довольно велики. Позиция ЕС сегодня наносит ущерб обычным людям.

— Но ущерб был причинен российскими самолетами, которые сбрасывали бомбы. Как можно объяснить европейской общественности, что Европе теперь нужно заплатить за ущерб?

— Конечно, мы оказывали воздушную поддержку наземным операциям сирийской армии. Да, российские ВКС разрушили базы террористов, в том числе их опорные центры, военные сооружения, туннели — такие вещи.

— Но и больницы.

— Нет.

— Российские самолеты попадали по больницам.

— Нет.

— Что это тогда были за здания?

— Единственными зданиями, которые были целями — и я могу вас заверить, у нас достаточно разведданных и источников, чтобы не попадать по ложным целям — итак, единственными целями были объекты, относящиеся к террористическим организациям.

«Мы не упрашиваем, чтобы ЕС принял участие»

— Вы можете объяснить, в чем должен заключаться интерес ЕС для участия в восстановлении?

— Потому что вы сами всегда довольно громко говорите, что вы должны быть вовлечены в усилия по урегулированию сирийского конфликта. Это ваше собственное желание, ваша позиция. Мы не упрашиваем, чтобы ЕС участвовал. ЕС хотел бы участвовать.

— Но вы понимаете, что это выглядит довольно дерзко, когда вы говорите: ЕС должен платить, хотя он, в отличие от России, не сбрасывал бомбы?

— Я глубоко убежден в том, что ЕС сам должен быть заинтересован в том, чтобы находиться на вершине международных усилий по урегулированию сирийского конфликта. К этому относится и участие в восстановлении страны.

«Любой шаг улучшает общий климат отношений»

— Вы рассматриваете вопросы восстановления также и как своего рода мост для улучшения отношений с Россией в других спорных областях?

— Любой положительный шаг улучшает и общую атмосферу отношений. Но в первую очередь, конечно, это улучшит имидж ЕС на Ближнем Востоке, который пока что был неидеальным.

— Почему вы сейчас заботитесь об имидже ЕС на Ближнем Востоке? В чем заключается ваша проблема, если Сирия не будет восстановлена?

— (смеется) Моя проблема — в том, что если Сирия не будет в достаточной мере восстановлена, тогда в подобных тяжелых ситуациях возникнет зародыш последующих конфликтов. И то, чего мы все хотим избежать — продление конфликта в Сирии, этнического, культурного и религиозного раскола.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583391 Владимир Чижов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583390 Андерс Фог Расмуссен

Трамп возглавил действия против России

Санкции США сегодня сильнее, чем у Евросоюза

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen),The Wall Street Journal, США

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров недавно заявил, что отношения между Россией и Западом сегодня хуже, чем во времена холодной войны. Но он забыл упомянуть, что причиной тому — действия России. В последние месяцы США и их ближайшие европейские союзники продемонстрировали свою готовность противостоять российской агрессии. Но поскольку Москва наращивает свои подрывные действия во всем мире, европейские страны должны присоединиться к США и усилить давление на Владимира Путина и его ближайшее окружение.

Россия превратила Европу в театр своей международной гибридной войны. Примеров тому — множество, начиная с вторжения на Украину и кончая отравлением в Британии бывшего двойного агента Сергея Скрипаля. Однако ответ Европы на эту агрессию, который сводится к символическим жестам и заявлениям о солидарности, не претерпел почти никаких изменений с тех пор, как Россия в 2014 году начала агрессию против Украины.

Самый мощный ответ на мартовскую химическую атаку в Британии дали США. Всего несколько месяцев назад они думали о смягчении санкций против России, но теперь администрация Трампа выдворила 60 российских дипломатов и ввела новые санкции против ближайшего окружения Путина, куда входят олигархи и правительственные чиновники.

В этом месяце Соединенные Штаты ввели санкции против алюминиевого магната Олега Дерипаски, зятя Путина Кирилла Шамалова и других людей. Такой соразмерный ответ — положительная тенденция. Когда союзники США впервые ввели санкции в 2014 году в ответ на агрессию России против Украины, они надеялись усадить Москву за стол переговоров. Но Россия продолжила не только войны на Украине и в Сирии, но и удары по своим врагам, а также действия по подрыву избирательных процессов в странах Западной Европы. Это требует более решительного и жесткого ответа со стороны противников России.

Для начала ЕС должен ужесточить свои антироссийские санкции. Один из наиболее действенных вариантов — принять санкции, не уступающие по силе своего воздействия американским. Правда, сплотить все 28 стран-членов ЕС и подтолкнуть их к принятию столь жестких мер будет трудно. Как минимум лидеры ЕС должны продемонстрировать свою решимость, продлив действующие санкции с шести до 12 месяцев. В то же время ЕС может всерьез заняться коррупционными деньгами России в Европе. Ужесточение законов против отмывания денег может оказаться не столь эффективным, как дополнительные санкции, однако эта мера существенно ограничит возможности России проникнуть в европейскую экономику и политику.

Европа должна также объединиться против расширения осуществляемого под руководством России газопроводного проекта «Северный поток». Москва намерена использовать этот газопровод для усиления своего геополитического влияния на Европу, но некоторые лидеры ЕС по-прежнему поддерживают этот проект, утверждая, что он даст им доступ к дешевым энергоресурсам. Но на самом деле снижение спроса на природный газ во всей Европе означает, что этот трубопровод приведет лишь к перенасыщению регионального рынка. Выступая в этом месяце на пресс-конференции, канцлер Германии Ангела Меркель ужесточила свою позицию по газопроводу, впервые признав, что в проекте есть «политические соображения». Ей вместе с другими лидерами ЕС следует рассматривать данный проект в контексте общих отношений с Россией, и они как минимум должны потребовать, чтобы трубопровод соответствовал директивам ЕС по энергетике, в силу чего данный проект станет менее привлекательным для инвесторов.

Доводы о том, что чрезмерно сильная реакция приведет лишь к эскалации конфликта с Россией, опровергаются действительностью. Россия проводит эскалацию, где и когда пожелает — на Украине, в Сирии, в Твиттере, в Фейсбуке, на улицах и в демократических институтах Европы. Вопрос — в том, хватит ли Европе силы воли для того, чтобы пойти на реальные действия, не ограничиваясь высокопарными заявлениями и символическими жестами.

Для Европы отреагировать на подрывную кампанию России — это нечто большее, чем следовать в кильватере Америки. Разделить бремя трансатлантической обороны крайне важно, однако российская агрессия также все чаще угрожает коренным интересам самих западноевропейских стран. Путин понимает язык силы и власти, и он неоднократно показывал, что диалог без твердой руки для него означает слабость. Если Европа не присоединится к США и не докажет свою готовность и желание наказать Россию, совершенно ясно, какие выводы сделает из этого Путин.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583390 Андерс Фог Расмуссен


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583359 Апурва Санги

Редкие кадры: экономику России тормозит дефицит трудоспособного населения

Апурва Санги

Ведущий экономист Всемирного банка по России

По расчетам Всемирного банка, численность трудоспособного населения России сократится к 2030 году на 11 млн человек, до 89 млн человек. Что это будет означать для экономики?

Демография — это самый недооцененный тренд, затрагивающий страны мира, и особенно Россию. Почему? Потому что демография затрагивает две ключевые основы экономики: во-первых, предложение рабочей силы в стране или, точнее, численность трудоспособного населения в возрасте от 15 до 64 лет; и, во-вторых, коэффициент демографической нагрузки, показывающий отношение численности населения моложе 15 лет и старше 64 лет к трудоспособному населению.

В России эти две основы экономики начинают расшатываться. Управление демографическими сдвигами станет одной из тем для дискуссий на ПМЭФ-2018.

Согласно нашим расчетам, численность трудоспособного населения России, в соответствии с прогнозами, должна сократиться со 100 млн человек в 2015 году до 89 млн человек к 2030 году. При этом показатель демографической нагрузки, как ожидается, вырастет с сегодняшних 50% до почти 58% к 2030 году. Другими словами, трудовые ресурсы России (выраженные в виде показателя численности трудоспособного населения) сокращаются, а количество нетрудоспособного населения растет.

Другие крупные экономики, например, Китай, Япония и Германия, тоже сталкиваются с проблемой сокращения численности рабочей силы. Это плохая новость для экономического роста, поскольку при прочих равных условиях, чем меньше в стране работников, тем меньше объем выпуска продукции и тем ниже уровень потребления.

В действительности, лишь немногим странам удалось достичь экономического роста без соразмерного увеличения численности своего населения. Интересно отметить, что исключение из этого правила составляют Россия и страны СНГ.

За период с 1995 по 2008 год население России сократилось на 3,8%, в то время как ВВП страны вырос почти вдвое. Аналогичные результаты отмечались в Болгарии, Венгрии и Польше. Эти исключения не случайны — подавленная экономическая активность, которая выплеснулась в постсоветскую эпоху, более чем компенсировала сокращение населения. Действительно, существуют факторы, которые способны «перевесить» фактор сокращения населения, но глубокие макроэкономические и социально-политические потрясения, такие как переход от социализма к капитализму, вряд ли можно рекомендовать в качестве подхода к решению проблемы сокращения численности рабочей силы.

Определяет ли демография нашу судьбу?

Скажем так, это зависит от того, как государственная политика решает демографические проблемы. Совершенно очевидно, что отправная точка заключается в том, чтобы обеспечить фактическую занятость и работу как можно большему числу граждан трудоспособного возраста. Хорошим (хотя и несовершенным) критерием служит уровень безработицы. В России этот показатель находится на исторически низком уровне и составляет 5,2%.

А что может сделать правительство в ситуации, когда уровень безработицы уже находится на низком уровне? По существу, есть три варианта.

Во-первых, государственная политика может повлиять на уровень рождаемости в стране. Государства предпринимали попытки заставить граждан заводить больше детей: в Китае в 2016 году была отменена политика «одна семья — один ребенок», а в Сингапуре проводилась программа «Национальная ночь». Даже Россия поддалась этому искушению: помните «День семейного общения» в Ульяновске?

К сожалению, как бы правительства ни старались, подобные схемы идут вразрез с сущностью экономического развития. Почитайте классический труд, написанный двумя экономистами в соавторстве с лауреатом Нобелевской премии Гарри Беккером (один из моих наставников в Чикагском университете) под названием «Человеческий капитал, фертильность и экономический рост» (Human Capital, Fertility, and Economic Growth), в котором показан компромисс между количеством и качеством, с которым сталкиваются семьи в странах по мере их развития и роста.

Повышение уровня образования и расширение возможностей для трудоустройства означают, что женщины откладывают решение о рождении детей, при этом семьи делают выбор между количеством (больше детей) в пользу качества (иметь меньше детей, инвестируя при этом в их человеческий капитал: здоровье и образование). На другом конце спектра находятся сельские, аграрные экономики, где семьи делают противоположный выбор, предпочитая иметь больше детей (с меньшими инвестициями в развитие их человеческого капитала), поскольку это дает дополнительные рабочие руки. Поэтому попытки преломить естественный этап развития с помощью механизмов, направленных на увеличение рождаемости, по большей части бесполезны. Семьи должны сами принимать решение о размере семьи.

Второй вариант государственной политики, имеющийся в распоряжении правительств, — это повышение пенсионного возраста. В России пенсионный возраст в настоящее время составляет 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин, что значительно ниже уровня других европейских стран. Один из аргументов, который часто приводится против повышения пенсионного возраста, состоит в том, что в России низкая продолжительность жизни. Однако комментаторы при этом упускают из виду тот момент, что, говоря о низкой продолжительности жизни, они имеют в виду ожидаемую продолжительность жизни при рождении. На самом деле важна продолжительность жизни к моменту выхода на пенсию.

Статистические данные (за 2010 год) показывают, что ожидаемая продолжительность жизни при выходе на пенсию в России составляет 14,3 года для 60-летнего мужчины и 23,9 года для 55-летней женщины. Интересно отметить, что ожидаемая продолжительность жизни женщин в России на 2,6 года выше среднего показателя по странам ОЭСР, тогда как ожидаемая продолжительность жизни мужчин ниже среднего показателя по ОЭСР примерно на ту же величину. Так что аргументы в пользу повышения пенсионного возраста для женщин еще более убедительны!

Проблема с применением этих двух вариантов заключается во временнóм лаге. Даже если бы стимулы для граждан к рождению большего числа детей оказались успешными, потребовалось бы как минимум 15 лет для того, чтобы ребенок, рожденный сегодня, мог считаться трудоспособным членом общества. И даже если бы пенсионный возраст был повышен в настоящий момент, воздействие этой меры оказалось бы небыстрым.

Итак, мы подошли к третьему, последнему варианту — миграции. Этот вариант может дать государствам почти немедленный эффект. Например, такие страны, как Австралия, Канада, Новая Зеландия и США, словно магнит притягивают к себе высококвалифицированных экономических мигрантов, тем самым смягчая эффект сокращения численности отечественной рабочей силы.

А как обстоят дела в России? Несмотря на то что Россия является принимающей страной для большого количества мигрантов и в последние годы достигнут прогресс в привлечении высококвалифицированных мигрантов, существующий дефицит квалифицированной рабочей силы покрывается не за счет миграции.

Хотя на долю въезжающих в Россию мигрантов приходится от 4% до 6% численности трудоспособного населения, согласно выводам нашего доклада почти 90% мигрантов приезжают в Россию из стран, где средний уровень когнитивных навыков работников ниже, чем в России, подтверждением чему служат средние баллы по Международной программе оценки образовательных достижений учащихся (PISA).

Более того, процесс привлечения высококвалифицированных специалистов становится все более конкурентным. Это объясняется тем, что численность трудоспособного населения в мире растет медленнее, чем раньше, и конкуренция за талантливых специалистов в глобальной экономике становится все более острой. Поэтому не случайно, что страны, традиционно открытые для миграции, такие как Австралия и США, имеют все шансы увеличить численность своего трудоспособного населения. Таким образом, у России есть возможности улучшить свой потенциал в этой сфере.

Привлечение высококвалифицированных мигрантов и повышение пенсионного возраста (особенно для женщин) остаются для России двумя наилучшими вариантами государственной политики для решения проблем, обусловленных меняющейся демографией. С учетом того что ожидаемая продолжительность жизни в России увеличилась с 65,5 года в 2005 году до 71 года на настоящий момент, сейчас для этого благоприятное время.

Говоря о продолжительности жизни, хочу поделиться поразительным личным выводом. Но об этом я расскажу в следующей колонке. Немного подскажу: речь пойдет о моем так называемом российском близнеце.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583359 Апурва Санги


Россия > СМИ, ИТ. Агропром > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583328 Владимир Синельников

Готовим дома: как развивать рынок продуктового онлайн-ретейла

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Почему продукты, самые важные для любого человека товары, до сих пор так плохо продавались в интернете и что изменится в ближайшем будущем

Мы привыкли покупать в интернете практически все: авиабилеты, электронику, одежду, обувь, строительные материалы. Но искать молоко, фрукты и колбасу онлайн пока непривычно — кажется, что проще поехать в гипермаркет и загрузить багажник на две недели. Подтверждают это и цифры Росстата: на онлайн приходится меньше десятой доли процента всех розничных продаж продуктов питания.

Продукты мало продаются в интернете, не потому, что нет спроса, а потому, что предложение ограничено и качество этого предложения зачастую оставляет желать лучшего. В странах, где ключевые ретейлеры заняли активную позицию, покупатели уже привыкли покупать еду в интернете, и онлайн-торговля продуктами переживает настоящий бум. По данным Nielsen, доля e-commerce в общем объеме продаж продуктов питания в США составляет 2,5%, во Франции — 5,2%, в Англии — 6,3%, в Корее — 11,7%, в Китае — 13,8%.

Мощный импульс отрасль получила после того, как в прошлом году Amazon купил сеть Whole Foods за $13 млрд. За первые четыре месяца после появления бренда Whole Foods на сайте Amazon продал снеков, консервов, замороженных продуктов, фруктов и овощей из популярной сети на $10 млн. Эта категория товаров показывает у Amazon еженедельный рост 9%.

Новости о крупных сделках, инвестициях, запуске сервисов в этом секторе появляются каждую неделю. В тему онлайн-торговли продуктами активно включились и крупнейшие традиционные сети типа WalMart, Costco, Tesco и интернет-гиганты Amazon, Alibaba, Rakuten. У продуктовых ретейлеров есть вопросы, как развивать цифровые продажи, за какой срок окупятся инвестиции, но уже всем понятно, что развивать онлайн нужно. Это основной источник роста для ретейла на следующую десятилетку.

Под влиянием общей ситуации на рынке активизировались и российские ретейлеры. Кроме интернет-ретейлеров «Утконоса» и Ozon, продукты в интернете начали продавать традиционные сети: «Азбука вкуса», «Ашан», «Перекресток», «О'кей», «Глобус Гурмэ», «Метро С&C» (для корпоративных клиентов). Сеть гипермаркетов «Глобус» с осени тестирует онлайн-продажи, а те, у кого пока нет своего интернет-магазина, начали сотрудничать с сервисами доставки.

За ретейлерами в онлайн потянулись и производители FMCG, которые видят в e-commerce возможность дотянуться до конечного покупателя напрямую, без посредников. За последний год только в России интернет-магазины открыли Danone, «Мираторг», КДВ, Mars («Коркунов»).

Хозяйки, миллениалы и хозяйки-миллениалы

Сегмент e-grocery (интернет-торговля товарами повседневного спроса) во всем мире развивается только в крупных городах, где сумасшедший ритм жизни стимулирует спрос, а ретейлеры научились доставлять продукты за день. В России продуктовый онлайн-ретейл пока развивается преимущественно в Москве и Петербурге.

Онлайн-покупателей е-grocery можно разделить на четыре основных типа. Во-первых, это хозяйки с большой корзиной и четкой регулярностью заказов: один-два раза в месяц. Во-вторых, молодые люди, поколение миллениалов, с меньшей корзиной, но более высокой частотностью заказов. В-третьих, офис-менеджеры, пополняющие запасы для своей компании. В-четвертых, люди, ограниченные в передвижении (в том числе пожилые), или их дети, заказывающие для них. В России, правда, покупателей последнего типа практически нет: пожилые россияне менее продвинуты в интернет-технологиях, чем, допустим, в Америке или Европе, и более чувствительны к цене. Хотя теоретически это самая заинтересованная в доставке продуктов на дом аудитория. Уверен, что в будущем этот сервис будет выполнять и социальную функцию.

Подавляющее большинство покупателей продуктов в интернете — это женщины (в некоторых сервисах до 80%) с семейным доходом выше среднего. Это неудивительно, ведь в российском онлайне пока немного предложений для покупателя, который привык искать товары по самым выгодным ценам. Крупнейшие продуктовые онлайн-ретейлеры «Утконос», «Азбука вкуса», Ozon, «Перекресток» работают в среднем и высоком ценовых сегментах. Из дискаунтеров интернет-магазин есть только у «Ашана», но так как он пока не продает свежие продукты, интерес покупателей к нему ограничен.

Своя ноша тоже тянет

В корзине гипермаркета в среднем около 30 товаров. Это очень тяжелая корзина, и многих хозяек, как ни странно, ограничивает в магазине вовсе не бюджет и не список потребностей, а вес сумки, которую придется нести домой (пусть даже из багажника авто). Продукты в интернете часто заказывают впервые из-за питьевой воды, к воде добавляются и другие тяжелые товары: стиральный порошок, корма для домашних животных, чистящие средства, картофель, гречка, консервы и т. д. По мнению ретейлеров, с которыми мне довелось общаться, в числе самых популярных товаров в онлайн-заказах — бананы, апельсины, молоко, яблоки, картофель.

Конечно, заказ свежих продуктов — это вопрос доверия к магазину. Если покупатель доволен сервисом, он добавляет новые категории в корзину, в том числе и те, что привык сам придирчиво выбирать на рынке или в магазине: овощи, мясо, рыбу. Средний чек в «Азбуке вкуса» — 6000 рублей, в Ozon — 5000 рублей, в Instamart — 2500 рублей при доставке из супермаркета и 5000 рублей при доставке из гипермаркета. В Ozon более половины всех заказов продуктов — это повторные покупки. В Instamart 40% клиентов покупают продукты раз в месяц. Мировой стандарт регулярности покупок в e-grocery — раз в две недели, и все ретейлеры к этому стремятся.

Чего хочет покупатель

На популярность онлайн-торговли в целом влияют три основных фактора: скорость доставки, гарантированное качество товара и легкий возврат. В категории продуктов эти факторы вдвойне актуальны. Продукты, как правило, нужны здесь и сейчас, имеют ограниченный срок хранения, а в случае с фруктами или овощами могут быть непредсказуемого качества.

Экономия времени — главный драйвер e-grocery. По данным глобального опроса Niеlsen, 53% покупателей считают, что покупать бакалею в интернете удобнее, это экономит время. Если по другим товарам покупатели часто готовы ждать доставку на следующий день, то с продуктами ситуация другая. Сокращение сроков доставки всегда было конкурентным преимуществом в продуктовом ретейле. Но для традиционных ретейлеров доставка день в день или через два часа — слишком сложный и непривычный бизнес-процесс. Одно дело — развозить партии товара по магазинам со склада, другое — собирать многосоставные заказы для покупателей и оперативно доставлять их на дом. Доставить за два часа с одного на весь город склада в принципе невозможно. Поэтому на инфраструктуре ретейлеров стали возникать сервисы быстрой доставки продуктов, которые собирают онлайн-заказы прямо в магазинах. Пожалуй, самый известный из них — американский Instacart, который сегодня оценивают в $4,2 млрд. Компания работает с 200 ретейлерами, в том числе с крупнейшими американскими сетями: Kroger Co, Costco, Albertsons, Whole Foods и Aldi.

По модели американского стартапа в России работают Instamart, iGooоds, Save Time, Golamago и другие. Сервисы предлагают покупателям товары по цене полки супермаркета, но берут плату за доставку. Для ретейлеров такие стартапы — это дополнительный канал продаж и сервис, особенно для тех, у кого пока нет своего онлайна, как, например, у «ВкусВилла» и «Ленты».

Большинство американских и европейских сетей предлагают услугу самовывоза из ближайшего магазина или пункта выдачи заказов. Этот вариант решает проблему «последней мили» для ретейлера, а покупателю позволяет экономить на доставке. Но популярность сlick-and-collect сегодня скорее питает непредсказуемость услуги доставки. Если ретейлеры научатся привозить заказы в удобное для покупателя время и точно в срок, особой необходимости в пунктах самовывоза в этом сегменте товаров не будет. Уж слишком тяжела продуктовая корзина.

Еще одна часто встречающаяся проблема в e-grocery: интернет-магазины привозят неполный заказ или делают замену, которая не устраивает покупателя (а его редко устраивает любая замена без согласования). Из-за сложностей с учетом и хранением товаров, особенно скоропортящихся, информация по наличию в интернет-магазинах обновляется раз в день, а не в режиме реального времени. А это значит, что товаров, которые вы положили в корзину, может не оказаться в наличии. Автоматизация всех процессов, в том числе учета и проверки качества, в будущем должна решить и ее.

Технологии будущего

Технологии стремительно проникают и в сферу покупки продуктов. Accenture прогнозирует четыре сценария решения задачи рутинных закупок.

Умные сенсоры и приложения составят список продуктов для пополнения холодильника и кладовки.

Мобильные приложения будут автоматически покупать товары по лучшим ценам и в ваших любимых магазинах.

Персональный консьерж-сервис доставит продукты в ваш холодильник, пока вы на работе.

Запасы на неделю вы сможете забирать из беспилотного продуктомата на стоянке около дома.

Все эти сценарии либо уже реализуются, либо тестируются. Сканер GeniCan добавляет в список покупок товары из мусорной корзины, может соединиться с Amazon и сделать заказ по списку. Уже появляются холодильники, оснащенные сенсорным дисплеем, Wi-Fi и видеокамерой, что позволяет контролировать его содержимое на расстоянии (такие модели есть у LG и Samsung). С холодильника можно подключаться к интернет-магазину, чтобы разместить заказ для пополнения запасов. Прототипы беспилотного продуктомата на базе электромобиля с беспроводной зарядной системой уже представили несколько стартапов (например, Robomart из Калифорнии). Сложно сказать, когда эти технологии станут массовыми, но интернет вещей и голосовые помощники десять лет назад тоже казались фантастикой, а сейчас используются все шире.

Эксперимент мирового масштаба

Для начала ответим, почему люди покупают продукты в интернете?

Больше не надо таскать тяжелые сумки — продукты доставят на дом.

Интернет-магазинов, где продают продукты, стало много, можно выбрать подходящий по ассортименту и цене.

Интернет экономит время — заказ можно оформить, лежа на диване, или по пути на работу.

Можно создать в интернет-магазине базовую корзину продуктов и заказывать ее регулярно одним кликом.

Доставка становится быстрее. Есть сервисы, доставляющие в тот же день.

В интернете можно найти то, чего нет в обычных магазинах.

Можно почитать и сравнить состав и другие характеристики товаров.

Мы с коллегами решили узнать у друзей, которые живут в разных странах, как они покупают продукты в интернете. Справедливости ради замечу, что все опрошенные работают в сфере digital, принадлежат к поколению миллениалов и имеют маленьких детей. Мария из Парижа заказывает продукты у крупных ретейлеров, в частности, в Cdiscount (в основном покупает вино, воду, крупы, консервы с доставкой в ближайший к дому пункт выдачи). Это удобно, потому что заказы привозят непунктуально, а ждать доставку дома неудобно. Заказать фреш в пункт самовывоза нельзя, там нет холодильников. Зато можно зайти в соседний супермаркет, набрать продукты и заказать доставку домой (при покупке от €80-100 есть такая услуга).

Ирина из Маунтин-Вью (штата Калифорния, США) тестировала Amazon Fresh. Ей не понравился ограниченный ассортимент продуктов (по ее мнению, хорошие мясо, рыбу или сыр там не купишь). В итоге заказывает продукты из Whole Foods через сервис Instacart. Доставка в тот же день, можно выбрать интервал через два часа после заказа и позже. Сбоев в логистике у Instacart не было ни разу, а продукты всегда хорошего качества — это конкурентное преимущество Whole Foods. Единственное, что вызывает раздражение: если нет товара заказанной марки, то курьер сам выбирает замену, и его выбор не всегда устраивает.

Анна из Берлина заказывает продукты в Amazon Fresh. Продукты привозят обычного качества, так что овощи-фрукты можно заказывать смело (свежее мясо и рыбу не пробовали). В Германии можно выбрать день доставки, но не временной слот (доставки в тот же день нет). Если тебя дома нет, заказ отдадут соседям (чтобы они тебе передали). Логистика работает обычно четко, только один раз сталкивалась с «косяком» доставки.

Алексей из Нью-Йорка заказывает продукты в Amazon Fresh каждую неделю. Продукты всегда свежие, привозят в квадратных фирменных термосумках с прокладками из сухого льда. Если заказываешь в выходные, то обычно ближайшая возможная доставка — это понедельник-вторник, в будни возможна доставка день в день. Можно выбрать временной слот, как и вариант «вручить лично в руки» или «оставить под дверью».

В результате этого небольшого исследования можно выявить барьеры, которые препятствуют развитию онлайн-торговли продуктами питания сегодня. Первое — покупатель привык покупать продукты по самым низким ценам в разных магазинах, также в интернете нет возможности посмотреть и потрогать. Второе — курьеры не всегда привозят заказ в удобное время. Кроме того, найти все необходимое в одном интернет-магазине бывает непросто. Либо ассортимент ограничен, либо поиск неудобный. А заказывать в нескольких интернет-магазинах неудобно и невыгодно. В онлайне есть минимальная сумма заказа, а доставка для небольших заказов чаще платная (до определенной суммы и заказов вне акций), и наконец, чтобы вернуть товар, зачастую нужно ехать в магазин.

Россия > СМИ, ИТ. Агропром > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583328 Владимир Синельников


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 апреля 2018 > № 2582056 Андрей Кортунов

Чего ты хочешь, Джон? К чему приведет противостояние России и США

Андрей Кортунов

За долгие годы – да что там годы, уже десятилетия! – работы с Соединенными Штатами у меня как-то незаметно сложился весьма обширный круг контактов в Вашингтоне. Положа руку на сердце, своими по-настоящему близкими друзьями я могу назвать только нескольких вашингтонцев, а вот хороших знакомых в столичных политических кругах появилось много – эксперты-международники из аналитических центров, журналисты, сотрудники Государственного департамента и других федеральных ведомств. Кто-то из них постарше меня, кто-то моложе, одни сделали блестящие карьеры, другие считаются неудачниками; среди моих знакомых есть «ястребы» и «голуби», демократы и республиканцы, гражданские и военные. Все вместе они составляют то, что мы в России привычно называем «вашингтонским истеблишментом» или даже «правящими кругами США». Вот к этому обобщенному вашингтонскому знакомому – назовем его, к примеру, Джоном – мне и хотелось бы сегодня обратиться

Дорогой Джон!

Пишу тебе с грустью, которую ты, вероятно, разделяешь. Отношения России и США продолжают ухудшаться день ото дня, и света в конце туннеля по-прежнему не видно. Очередные отчаянные попытки переломить негативный тренд в отношениях оказались бесплодными. Ясно, что нам всем предстоят еще более тяжелые времена. Возможно – очень надолго.

Похоже, ваше давление на Москву будет только усиливаться на широком фронте или даже одновременно на нескольких фронтах – экономическом, политическом, военно-техническом, информационном. Сотрудничество, если таковое все же сохранится, останется избирательным, тактическим и ситуативным. Ваш колоритный президент, практически в одиночку пытающийся как-то противостоять тебе и твоим коллегам, будет и дальше терпеть поражение за поражением – по крайней мере, на российском направлении. Как у вас принято говорить, Россия для Трампа – «токсичный актив».

Не хочу начинать спор о том, как мы дошли до жизни такой и какая сторона виновата больше, – спор этот можно вести бесконечно, и мы с тобой вряд ли придем к единому мнению. У меня к тебе, если позволишь, другой, более актуальный вопрос.

Джон, а чем все это, с твоей точки зрения, должно в итоге закончиться? Насколько я могу судить из Москвы, никакие тактические уступки Кремля положения уже не спасут и общий вектор политики США не поменяют. Стратегическое направление избрано всерьез и надолго. Прошлогодний закон о санкциях – четкий и недвусмысленный сигнал urbi et orbi. Если Владимир Путин слегка подвинется в Сирии, от него потребуют отказаться от партнерства с Ираном. Проявит больше гибкости в Донбассе – поставят со всей принципиальностью вопрос о Крыме.

На Владимира Путина вы отныне будете вешать всех собак, даже и не имеющих к нему непосредственного отношения. А Путин, как известно, очень не любит идти на уступки под давлением – внешним или внутренним. Значит, возможностей для какого-то устойчивого компромисса (ну, хотя бы по типу советско-американской разрядки 70-х годов прошлого века) не просматривается даже в среднесрочной перспективе.

И что же тогда вырисовывается на твоем интеллектуальном горизонте, Джон? Каким ты видишь предпочтительный эндшпиль нашей нынешней геополитической партии? Что, с твоей точки зрения, можно будет считать «окончательной» победой Соединенных Штатов в холодной войне XXI века?

Давай прикинем варианты эндшпиля. Остановимся лишь на нескольких, лежащих на поверхности.

Джон, ты, конечно, в курсе, что для многих в Вашингтоне самый предпочтительный вариант – повторение в России в том или ином формате сценария 1991 года. То есть вариант смены политического режима и сопутствующего пересмотра основ нынешней российской внешней политики. Об этом варианте не принято говорить и писать открыто, но мы-то с тобой давно научились понимать намеки и читать между строк.

Итак, смена режима в Москве. В 2024 году или хотя бы в 2030-м – лучше поздно, чем никогда. Не вдаваясь в оценку реалистичности этого сценария на фоне итогов только что состоявшихся президентских выборов, отмечу два обстоятельства. Вернее, напомню, поскольку ты, как эксперт по России, и так все это знаешь не хуже меня.

Во-первых, не слишком далекая от нас история СССР наглядно свидетельствует: усиление внешнего давления на Москву лишь укрепляет кремлевскую власть, а отнюдь не ослабляет ее. Помнишь наши долгие разговоры в Москве накануне перестройки, когда ты был стажером в Институте США и Канады АН СССР? Думаю, ты не станешь спорить: Советский Союз получил свою черную метку не в марте 1983 года, когда на стол Юрию Андропову легла информация о запуске Рональдом Рейганом Стратегической оборонной инициативы. Произошло это только через несколько лет, когда Михаил Горбачев с тем же Рональдом Рейганом общими усилиями лишили СССР образа внешнего врага, того образа, который десятилетиями цементировал советскую политическую и государственную систему.

Получается, что нынешняя американская политика лишь еще более отдаляет Вашингтон от и без того призрачной цели смены режима в Москве.

Во-вторых, предположим на секунду, что чудо все-таки произошло, и Россия повторила судьбу покойного Советского Союза. Джон, скажи честно, а ты бы взялся оценить региональные и глобальные риски, связанные со сменой режима в Москве? В том числе и риски непосредственно для американской безопасности и американских интересов?

Как мы с тобой хорошо помним, в 1991 году всему миру очень повезло, что смена режима в ядерной сверхдержаве прошла на удивление мирно и спокойно и ни один из популярных тогда апокалиптических сценариев не стал катастрофической реальностью. Оставим историкам вопрос о том, почему события 1991 года пошли по такому, а не по другому пути. Но совершенно не очевидно, что так будет и в следующий раз. Согласись, что нынешние российские силовики все же несколько отличаются от старой советской номенклатуры, и они едва ли добровольно согласятся на коллективное политическое харакири.

Пойдем дальше. Если смена политического режима в Москве относится к числу гипотетических вариантов, то вариант дальнейшего сближения России и Китая выглядит значительно более реальным. Джон, ты и твои коллеги уже десять лет неустанно твердите, что здание российско-китайского партнерства строится на шатких основаниях, что в этом партнерстве нарастают асимметрии, что потенциал сотрудничества практически исчерпан. Судя по всему, вам очень хочется, чтобы у России с Китаем ничего не получилось. Чувствуется, что российско-китайское сближение вас сильно тревожит.

Не буду иронизировать над вашими прогнозами неизбежности российско-китайского разрыва. Я хорошо понимаю вашу тревогу, хотя и не разделяю ее. Конечно, Джон, ты, как и я, в юные годы не мог пройти мимо работ Хэлфорда Маккиндера и его многочисленных эпигонов о «евразийском Хартленде». Кто контролирует «Хартленд», тот контролирует мир.

Впрочем, не надо быть Маккиндером или, допустим, Киссинджером, чтобы сделать банальное заключение: дальнейшая консолидация российско-китайского альянса привела бы именно к той геополитической конфигурации, которую Соединенные Штаты старались во что бы то ни стало предотвратить как минимум с начала ХХ века. А именно — к появлению в Евразии единого противостоящего Америке силового центра, располагающего к тому же превосходящей США ресурсной, демографической, а в перспективе — и экономической базой.

Будет ли тебя утешать то обстоятельство, что Москва в подобной комбинации, скорее всего, окажется младшим партнером Пекина? Согласись, что утешение – так себе, слабенькое утешение. Оно может устроить разве что патологических русофобов, к числу которых ты, конечно же, не относишься.

Другой возможный вариант выигрышного геополитического эндшпиля – успешная международная изоляция Москвы, последовательное вытеснение ее на обочину мировой политики и экономики, как можно более плотная технологическая и финансовая блокада, поэтапное превращение России в «страну-изгоя». По правде говоря, Джон, я не очень понимаю, как США могут этого добиться в современном глобальном и плюралистическом мире. Но, предположим, вы все-таки добьетесь этой практически недостижимой цели. И Россия в итоге окажется в положении «осажденной крепости», станет своего рода очень большой евразийской Северной Кореей. Я знаю, что некоторые твои коллеги считают этот вариант наилучшим практическим решением «российской проблемы».

Однако, Джон, задумывался ли ты о долгосрочных последствиях такого эндшпиля для системы мировой политики? Россия – все-таки не Северная Корея. Не Венесуэла и даже не Иран. Можно ли изолировать Москву и сохранить международный режим контроля над ядерными вооружениями? Разумеется, нет. А сохранить систему ООН? Тоже едва ли. Что вообще произойдет с базовыми принципами международного права?

Не хочу пугать тебя, Джон, но позволь высказать предположение: Россия никогда не станет просто еще одной «страной-изгоем». Если загнать Москву в угол, то она скорее окажется лидером нового глобального интернационала таких же «изгоев» – как государственных, так и негосударственных. Уж на такой интернационал ресурсов и возможностей у Москвы хватит с избытком. А количество «изгоев» в мире вряд ли будет сокращаться в обозримом будущем.

Вот уже несколько десятилетий, Джон, ты и твои коллеги пытаетесь совладать с Пхеньяном, и пока результаты этих попыток, мягко говоря, не слишком убедительны. Чего уж там говорить о стране, неизмеримо превосходящей Северную Корею по своим военным и геополитическим возможностям. Как полагаешь: не слишком ли высокую цену придется заплатить Вашингтону за попытки изолировать Москву?

Мы знакомы с тобой много лет, Джон. Ты знаешь, что меня трудно отнести к категории дежурных кремлевских пропагандистов. У меня очень много претензий к российской внешней политике, и я никогда не считал, что вся ответственность за нынешнее плачевное состояние дел в отношениях между Москвой и Вашингтоном лежит исключительно на американской стороне. Я вполне могу представить себе, каким сложным, упрямым, несговорчивым, раздражающим, неприятным, ненадежным, не внушающим доверия (здесь можешь добавить любой эпитет по своему вкусу) партнером выглядит Россия из Вашингтона.

Попутно замечу, что мне кажется неправильной и близорукой наблюдаемая сегодня в России демонизация вашингтонского истеблишмента – я лично знаю многих людей в этом истеблишменте, которых считаю не только профессионалами самой высокой пробы, не только безусловными патриотами Америки, но и последовательными сторонниками сотрудничества с Россией. И, поверь, мой список неприятных вопросов к московским экспертам и, особенно, к расплодившимся псевдоэкспертам намного длинней, чем список вопросов к тебе и к твоим коллегам.

Что же с нами всеми происходит, Джон? Когда мы в Москве и вы в Вашингтоне перешли тонкую грань, отделяющую экспертный анализ от политической пропаганды? Когда в нашей работе произошла подмена целей – от стремления решить проблему к стремлению нанести максимальный ущерб другой стороне? Когда мы утратили способность к стратегическому мышлению? И откуда у нас появилась такая нетерпимость к любой точке зрения, хоть чуть-чуть отличающейся от взглядов политического мейнстрима?

Я, конечно, не предлагаю тебе превратиться из Энакина Скайуокера в Дарта Вейдера, встав на «темную сторону Силы». Не призываю занять прокремлевские позиции, забыть о фундаментальных разногласиях между Вашингтоном и Москвой, механически перевернуть нынешнюю страницу в наших отношениях и начать писать новую главу. Не настаиваю на том, чтобы ты поступился своими морально-этическими принципами в оценке политики нынешнего российского руководства. Но позволь мне сослаться на Макса Вебера, труды которого ты, возможно, тоже читал в университете.

Размышляя о соотношении этики и политики, Вебер, как известно, разделил этику на два типа – этику убеждений и этику ответственности. Под этикой убеждений он понимал неотступное следование нравственным принципам, независимо от того, к каким результатам это приведет, не считаясь с возможными затратами и неизбежными жертвами. Этика ответственности, по Веберу, напротив, предполагает учет конкретной обстановки, ориентацию политики в первую очередь на ее последствия, внутреннюю ответственность политиков за те результаты своих действий, которые можно предвидеть, готовность предотвратить большее зло, в том числе и с помощью зла меньшего. Соотношение этики ответственности и этики убеждений в реальных действиях должен определять сам политик.

Сегодня в Вашингтоне, как, впрочем, и в Москве, полностью доминирует этика убеждений. Я даже не хочу поднимать вопрос о том, насколько эти убеждения адекватны современному состоянию мира. Но вот этика ответственности в обеих столицах остается в явном дефиците.

А ведь нам есть с кого брать пример. Наше поколение еще помнит блестящих интеллектуалов предыдущей эпохи – Джорджа Кеннана и Евгения Примакова, Уильяма Фулбрайта и Георгия Арбатова, Маршалла Шульмана и Анатолия Добрынина. И многих, многих других. Это были очень разные люди, но все они – каждый по-своему – не просто будили нашу фантазию и подстегивали наше воображение, они еще и учили нас этике ответственности. Эти люди мыслили эпохами и поколениями, а не избирательными циклами и бюрократическими разборками. Мы выросли на их книгах и статьях, на их теориях и гипотезах, соглашаясь с мэтрами или полемизируя с ними. Эти мэтры уже шагнули в историю – кто раньше, кто позже. Последние могикане из той блистательной когорты уходят на наших глазах.

Но ведь и мы уже далеко не мальчики и девочки, Джон. И нашему поколению остается все меньше и меньше времени. А какое интеллектуальное наследие мы с тобой оставим тем, кто придет после нас?

Впрочем, Джон, это все уже лирика и сантименты. Не хочу отвлекать тебя от важных размышлений о том, какие еще экономические санкции нужно срочно ввести против России, какие подразделения американской армии следует незамедлительно разместить на восточной границе Польши и как надежнее пресечь злонамеренные попытки Дональда Трампа начать, наконец, диалог с Владимиром Путиным. Не сомневаюсь, что на все вышеозначенные животрепещущие вопросы ты найдешь обоснованные и убедительные ответы.

Позволю себе в заключение этого непозволительно длинного письма напомнить тебе старую истину: «Бойтесь своих желаний – они могут исполниться». Как показывают многочисленные исторические примеры, эта истина применима не только к отдельным людям, но и к целым государствам.

Удачи нам всем!

С уважением,

Андрей Кортунов

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 апреля 2018 > № 2582056 Андрей Кортунов


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 25 апреля 2018 > № 2586414 Кирилл Бревдо

История Baltic Boats Company: как петербургские инженеры импортозамещают тепловизоры для катеров ВМФ.

Российский флот и другие заказчики из силовых ведомств продолжают покупать иностранную тепловизионную технику при наличии аналогичных российских разработок, выяснили журналисты Mil.Press FlotProm. Военный обозреватель издания побывал в петербургском подразделении компании Baltic Boats Company – BBC-Teplovizor, которая прошла путь от дистрибуции тепловизоров американской компании Flir до создания собственной линейки морских тепловизионных систем, в том числе для катеров ВМФ России. Директор предприятия Кирилл Бревдо поделился опытом создания таких устройств, импортозамещения и локализации, а также обозначил отраслевые проблемы.

Тепловизионные системы BBC: от дистрибуции к собственным разработкам

Кирилл Леонидович, Baltic Boats Company (BBC) занимается тепловизионной техникой уже больше десяти лет. Как появилась компания?

Изначально мы занимались палубными покрытиями и лакокрасочными материалами для рынка яхт. Работали для клиентов, занимавшихся коммерцией, или для luxury-сегмента, делали упор на качество. Поставляли также и катера.

А когда вы впервые познакомились с тепловизионной тематикой?

Мы встретились с представителями американской компании Flir в 2008 году на выставке "Нева". Мы посещали ее, чтобы понять, что происходит на рынке катеров и яхт, и найти, чем пополнить наш ассортимент. Вскоре BBC стала вторым официальным дистрибьютором морских систем Flir в России и первым в Петербурге. Многие поставки в то время были "серыми", да и сейчас таковыми остаются. BBC же всегда работала официально.

Тепловизоры тогда еще не набрали популярность. Сложно было продвигать?

Именно. В конце 2000-х продавать их было непросто. Многие интересовались, что это такое, что может делать, а после озвучивания цены люди очень удивлялись. Однако Flir – марка с репутацией, для многих и сейчас это синоним слова "тепловизор", они занимают примерно половину мирового рынка подобных систем.

Четыре года назад вы перешли от дистрибуции к собственным разработкам, импортозамещению. Почему?

Мы продавали оборудование Flir около пяти лет. Однако с ухудшением российско-американских отношений мы столкнулись с бюрократическими препонами. В 2013 году начались проблемы со сроками поставок из-за периодического неодобрения американскими ведомствами. Хотя это была гражданская продукция. Для частного заказчика с большими деньгами, как и в случае с работой по госконтрактам, такое неприемлемо. Хотя военным мы Flir’ы не поставляли и специально указывали, что судно, на которое установят тепловизор, вооружения не несет. Тогда у нас и возникла идея сделать что-то свое.

Как создавались ваши первые тепловизоры уже под российским брендом Baltic Boats Company? Штат компании-дистрибьютора отличается от фирм-производителей или разработчиков. И на какую технику вы ориентировались?

Тепловизионная система BBC – концептуально отечественная, наша инициативная разработка. Придумывать велосипед мы, однако, не стали, взяли за образец компоновку самых популярных тепловизионных систем – прежде всего исходя из ее функционала. Таким образом форм-фактор для наших устройств – "классическая" поворотно-наклонная база с возможностью управления посредством джойстика. Это отработано, привычно, удобно. Тем более что морской рынок консервативен, а военно-морской – особенно.

Однажды мы реализовали возможность вывода как цифрового, так и аналогового сигнала с тепловизора на разные устройства. Это позволило сделать оборудование более унифицированным. Но заказчик не вполне понял, оставили стандартную систему.

Первые опытные образцы наших тепловизоров – своего рода конструктор. Мы постоянно их совершенствовали, увеличивали долю российских компонентов, собирали информацию, анализировали рынок комплектующих, ездили на выставки и в командировки получать опыт и знакомиться с новыми образцами, собирали отзывы клиентов. Большинство заказчиков, которые хотели купить тепловизор, держали в голове, что им нужен именно Flir. Это как липкая лента и Scotch.

Какой получилась стоимость ваших изделий? Как удалось продавать устройства под новым брендом, еще неизвестным на рынке?

Поначалу тепловизоры производства BBC стоили на 15-20% меньше, чем у аналогов – при сохранении всего функционала. И чем дальше продвигается импортозамещение, тем ниже цена. Сейчас наша техника уже на 25-30% дешевле иностранной. Кроме того, наши тепловизоры, поставленные, например, в 2014 году, еще серьезно не ломались, мы поддерживаем контакты с эксплуатантами техники. Так как BBC – компания небольшая, мы стараемся максимально подстраиваться под пожелания заказчика.

Но нашу продукцию выбирали не только из-за цены, клиентоориентированности фирмы или из-за проблем с поставками в Россию марки Flir. Важный момент – у нас уже сформировалась клиентура: госзаказчики, представители различных верфей, а также частные лица. Кроме того, свою роль сыграла наша репутация как поставщика Flir.

Тепловизор – важное и часто незаменимое оборудование, особенно для спецкатеров. Поиск диверсантов и нарушителей территории, анализ окружающей обстановки, обнаружение и спасение утопающих… Каковы особенности его поставок?

К сожалению, такое оборудование часто не упоминают на уровне техзадания или при конструировании судов. Тепловизор обычно заказывают в последний момент, когда большую часть отпущенных денег уже потратили. А мы предлагаем дешевле, в среднем на 20%, и быстрее. На установку тепловизора много времени не нужно. Кроме того, специалисты BBC готовы сами установить и настроить оборудование, а также ремонтировать его в случае поломки. Тот же Flir такой услуги не предоставляет, а ремонтировать их технику приходится за пределами России.

Не напоминает ли ваша технология создания тепловизоров банальное копирование – как часто делают наши партнеры из КНР, разбирая российскую технику по винтику и затем делая ее китайскую копию?

Мы знаем целый ряд компаний, которые просто добавляют табличку со своим брендом на китайскую технику, и не только в области оптико-электронных технологий или тепловидения. Но это перепродажа и несерьезно. BBC же занимается глубокой проработкой темы морских тепловизоров. Подобных компаний в России немного.

Создание тепловизора – непростой процесс. Нужны матрицы, оптика, электроника, сложное ПО. Кто еще в России плотно занимается морскими тепловизионными комплексами? Кто ваши основные конкуренты?

Когда мы только начинали работать по этой теме, одно из лидирующих мест на рынке, занимала компания "Пергам", BBC даже какое-то время конкурировал с ними. Есть "Транзас", но это крупное предприятие, и мы можем обойти их за счет более гибкого, индивидуального подхода (к тому же после покупки компании финской "Вяртсилой" они могут изменить формат работы – ред.). У "Швабе" – своя ниша, это не просто тепловизоры, а целые корабельные системы с высокой степенью интеграции в схему управления кораблем. В этой сфере работают также "Карат" и "Циклон", тоже достаточно крупные компании.

Конкурировать с ними необязательно, да и часто невозможно – мы берем соотношением цена-качество, индивидуальным подходом, удобным и быстрым сервисом, а также информационно-консультационной поддержкой. Капитаны и командиры судов иногда звонят нашим инженерам, даже в позднее время, и всегда получают ответы на свои вопросы.

Отечественная тепловизионная система: на пути к локализации

Поговорим о создании тепловизоров. Политика импортозамещения диктует свои правила. Какая степень локализации у ваших систем?

Архитектура системы, ее дизайн, разработка и программное обеспечение – на 100% отечественные. В России мы производим или заказываем корпус, софт, элементы поворотной системы, кабели, коннекторы и переходники, крепежи, а также панель управления. Тепловизионный модуль, видеокамера и ряд электронных компонентов пока что импортные.

В зависимости от желания и задач заказчика мы собираем систему, подбирая нужные характеристики.

Технически – в чем сложность создания тепловизионной системы?

Саму систему создать не так сложно, труднее сделать ее надежной и конкурентноспособной, а также обеспечить локализацию. Железный занавес давно упал, поставлять компоненты для таких устройств в Россию несложно. Два самых важных элемента, на качество которых мы обращаем особое внимание, – это сам тепловизионный датчик и поворотно-наклонная система. Последняя должна работать в условиях моря, соли и ветра, обладать большим ресурсом. А тепловизионный датчик в паре с объективом должен соответствовать заданным характеристикам и обеспечивать необходимую детализацию картинки. Дальше – больше: есть целый набор плат по обработке изображения и по отработке различных сигналов.

Опишите конструкторские и производственные мощности компании, кадровый потенциал.

Сегодня BBC представлена в трех регионах – Москве, Петербурге и Севастополе. Мы не сторонники раздутого штата, у нас работает чуть больше 20 человек; каждый инженер или менеджер максимально эффективен, решая задачи сразу в нескольких направлениях. Непосредственно сборкой систем занимаются трое высококлассных инженеров. И работники компании спокойно перекрывают наши насущные потребности.

При необходимости мы в состоянии нанять и больше людей, но здесь все зависит от объема заказов и рентабельности содержания большего штата.

Вы рассматриваете возможность увеличения производства?

BBC-teplovizor производит 15-20 систем в квартал – это коррелирует с количеством заказов. Сейчас какого-то конвейера не получится, да и не нужно, так как восемь из десяти наших заказчиков хотят нечто индивидуальное. Кому-то нужна особенная оптика, кому-то – отдельные кабели или особые функции. В последние годы почти все наши заказчики – это силовики или государственные службы. Частных заказов стало меньше из-за кризиса. Но эта ситуация не будет вечной, рынок развивается циклично.

Перейдем к технической стороне дела. В России лишь недавно начали более-менее массовое производство тепловизионных матриц. Их качество пока далеко от идеала, да и цена кусачая.

В нашей стране, к сожалению, сегодня нет производителя матриц необходимого нам качества за приемлемую цену. Объемы производства тоже пока невелики. Мы рады использовать российские комплектующие, сделать наши системы максимально отечественными, но пока это экономически невыгодно. Другое ограничение – архитектура. У тепловизионных систем есть требования по размеру, геометрии, а наши производители часто любят делать устройства размером с холодильник, грубо говоря.

Какое максимальное разрешение матриц у лучших иностранных тепловизоров?

Ведущие разработчики предлагают практически HD – 1024x768 пикселей. Но это пока довольно дорого. Отраслевой стандарт – 640x480, мы ему соответствуем. Однако некоторые серьезные производители, в том числе российские, ограничиваются вдвое меньшей матрицей. Качество изображения при таком разрешении довольно условное, к тому же со множеством помех.

А что касается объективов, потенциала для создания отечественных видеокамер? В России сохранился определенный задел в этой части?

Как правило мы используем объективы с фокусным расстоянием от 25 до 50 мм. При наличии трансфокации (зума) увеличиваются габариты, меняется конфигурация оборудования. Что касается отечественной оптики, мы неоднократно выходили на производителей из России – например, взаимодействовали с российскими компаниями, создающими оптику. Однако это не принесло особых результатов. Что же касается видеокамер, даже крупные европейские и американские компании заказывают камеры в Японии, других странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Мы здесь не исключение.

Вы упомянули, что BBC предлагает программное обеспечение собственной разработки. Каковы его возможности?

Софт способен следить за заданной целью, настраивать качество изображения (видео и тепловизора) и функции сканирования (рамочное сканирование, сканирование по заданным точкам), изменять скорость поворота камеры, вести запись на SD-карту, встроенную в систему, и т.д. Кроме того, есть возможность подключения системы по локальной сети.

Например, какие программистские задачи?

Коррелирование различных функций. Настройка выдачи всей информации в удобной и понятной пользователю форме; вывод положения камеры на монитор; стабилизация и многое другое. Здесь мы находимся на мировом уровне и способны многое реализовать сами.

В последние годы ведущие производители тепловизионных систем интегрируют их в бортовое оборудование, судовую систему управления. Вся информация выводится на один или несколько экранов, все это монтируется в рубке еще при постройке судна, а не пост фактум. Есть ли у нас перспективы в этом направлении?

Планируется интеграция с радаром по стандартным морским протоколам, но это дополнительная функция. Интеграция с бортовой системой управления обычно происходит на более крупных судах – от 30-50 метров.

Нередко оператору тепловизора, – а на небольших катерах это часто рулевой, он же шкипер, – нужно оперативно реагировать, не отвлекаясь на лишние действия. Поэтому в ряде случаев логичнее разместить тепловизионную систему в качестве отдельного модуля. Ведь тепловизор не должен функционировать постоянно, хотя наша техника при необходимости в состоянии работать сутками. Так что мы размещаем экран и пульт управления в отдельной зоне, вписываем в эргономику рубки.

Цена, клиентоориентированность и скорость – это хорошо. Но есть ли у ваших систем преимущества в технической части?

Во-первых, из-за сложной внешнеполитической обстановки наши силовики не могут закупить за рубежом самое совершенное оборудование. Часто даже гражданскую продукцию ввозят в Россию по серым схемам. Важнее, впрочем, что ее функционал существенно урезан в сравнении с оборудованием для западных силовиков. Мы же можем предложить максимальную кастомизацию системы, создать ее под конкретные требования.

Во-вторых, мы не только на уровне, но по ряду характеристик даже превосходим американские и европейские аналоги. Это касается и частоты кадров (не 9, а 25 Гц), и надежности. До сих пор ни одна наша система, поставленная еще пять лет назад, не вышла из строя.

В-третьих, даже если поломка произойдет, мы можем обеспечить быстрый ремонт и сервисное обслуживание. У западных компаний таких возможностей нет.

Тепловизоры: от замысла к воплощению

Вы упоминали, что тепловизоры на катера часто заказывают в последний момент. Есть ли позитивная практика? Учитываются ли тепловизионные системы и требования к ним на стадии проектирования судов?

Остаточный принцип, о котором вы говорите, часто касается не только тепловизоров, но и другого оборудования – навигационного, водолазного, палубного и другого. Во время размещения заказа зачастую свое ТЗ присылает производитель судна. Либо мы вместе с ним подбираем оборудование, основываясь на пожеланиях заказчика и ТТХ судна.

Сегодня, к сожалению, нет стандартов и техтребований для тепловизионных систем, их применения на различных судах. Поэтому нам приходится при производстве, разработке и проектировании наших продуктов учитывать предыдущий опыт эксплуатации нашего или аналогичного оборудования и устранять выявленные недостатки, добавлять или корректировать функции.

Если требований нет, мы сами предлагаем те или иные решения, консультируемся с заказчиком или, например, с будущими эксплуатантами. В одном таком случае мы реализовали регулировку яркости подсветки на пульте, так как в темноте она может слепить человека.

Можно ли эти вещи продумать заранее? На уровне проектанта и ТЗ, формулировки опытно-конструкторской или научно-исследовательской работы непосредственно на сам проект?

Полагаю, это довольно проблематично. Из-за неспешности отечественного судостроения на уровне как проектирования, так и постройки, получается довольно большое "колено" от разработки до заказа тепловизора. А технологии идут вперед. Те же, кто отвечает за формулирование ТЗ или ТТХ, особенно для крупных и неповоротливых министерств и ведомств, часто просто не представляют, о чем они пишут. Мы пытались выстроить работу с НИИ и КБ, но особого успеха не добились.

Другая проблема относительно тепловизоров для катеров и лодок: у нас нет конструкторского бюро, которое занималось бы малым флотом. Военная медиа группа Mil.Press ранее поднимала эту проблему в недавней статье о катерном конструировании. Насколько вам мешает отсутствие требований к малому флоту?

Честно говоря, не особенно – благодаря нашей гибкости. В России все-таки появляются новые судостроители, работающие уже по современным мировым стандартам. А мы можем подстроиться под каждый конкретный заказ.

Как вы взаимодействуете с судостроителями?

Верфи часто сами обращаются к нам, запрашивают те или иные характеристики. Если там обнаруживаются нестыковки или несуразности, мы это пытаемся корректировать, у нас часто нет контакта с заказчиком, только с судостроителями.

В этом случае отправляем наши предложения на завод, документ ждет своего часа, и не всегда нас слышат. Бывает, что иногда мы предлагаем более грамотный технический продукт, а заказчик на это не соглашается, потому что в ТЗ другое сказано. В итоге на выходе при схожей стоимости функционал судна сужается. К примеру, военные моряки прежде всего смотрят на мореходность, ходовые качества, вооружение... Тепловизор для них на одном из последних мест. А для корректировки ТТХ порой нужно идти на ковер к адмиралу.

Иногда установкой тепловизора, как и навигационного оборудования, занимается не верфь, а компания-субподрядчик. В этом случае мы тоже готовы оказать им полное содействие, проконсультировать. Однако сама по себе установка нашего оборудования проста, крепления несложные.

Как испытывают тепловизионные системы? Есть ли единая методика, нужна ли она?

Мы регулярно тестируем наше оборудование на судах заказчика, проверяем работу всех систем. Проводим испытания непосредственно в оперативной зоне.

Некая общая методика испытаний, безусловно, нужна. Мы пытались запросить определенные требования, стандарты для проведения тестов у целого ряда лабораторий и организаций, однако они часто не могли сформулировать их. Все-таки тепловизионная техника – это пока что "терра инкогнита" для нашей промышленности, оборонки и особенно отраслевых НИИ.

Каковы перспективы развития комплексов от BBC?

Мы стараемся увеличивать дальность обнаружения объектов (сейчас она составляет порядка 3,5 км), расширять возможности систем в целом. Если сейчас наши тепловизоры ориентированы на катера и лодки длиной до 10-15 метров (самое крупное судно с системой BBC – 30-метровая яхта, самое маленькое – 10,5-метровый катер), в будущем выйдем на производство систем для судов покрупнее.

Справка Mil.Press FlotProm

BBC-teplovizor (подразделение ООО "ТД "Балтик Боатс Компани") проектирует, производит и поставляет тепловизоры на суда ВМФ России, специальные катера и лодки экстренных служб и силовых ведомств, а также на яхты и катера частных лиц. BBC сотрудничает с судостроительными заводами "Пелла", "Рыбинской верфью", "Озерной верфью", фирмой "Специальные катера", компанией "Северное море" и другими предприятиями.

За пять лет компания разработала линейку тепловизионных систем на поворотно-наклонной базе. Предприятие способно также проектировать и производить кастомизированные системы по запросу заказчика. Техника BBC установлена на катерах ВМФ, специальных судах других отечественных силовых ведомств.

Беседовал Дмитрий Жаворонков

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 25 апреля 2018 > № 2586414 Кирилл Бревдо


Россия. Монголия > Внешэкономсвязи, политика > mnr.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2586002

Глава Минприроды России Сергей Донской провёл рабочую встречу с вице-премьером Монголии Улзийсайханы Энхтувшином

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской в период с 25 по 27 апреля 2018 г. совершил рабочую поездку в г. Улан-Батор (Монголия) в составе делегации во главе с заместителем Председателя Правительства РФ – полномочным представителем Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым.

Министр, являясь сопредседателем Межправительственной Российско-Монгольской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (МПК), обсудил со своим монгольским коллегой вопросы исполнения договорённостей, достигнутых по итогам недавно состоявшегося заседания МПК. Напомним, правительствами России и Монголии даны поручения по итогам МПК, в настоящее время стороны ведут системную работу по данным поручениям.

С.Донской отметил продолжившуюся тенденцию роста товарооборота между странами. В январе 2018 г. он вырос на 21%. При этом в целом за 2017 г. товарооборот вырос на 47% и приблизился к отметке в 1,4 млрд долларов США. По итогам 2017 г. товарооборот по линии аграрно-промышленного комплекса между странами увеличился на 10% и приблизился к 190 млн долларов США.

Глава Минприроды России затронул вопросы сотрудничества в области недропользования. По его словам, в соответствии с Соглашением между Роснедрами и Агентством полезных ископаемых и нефти Монголии о передаче геолого-геофизической информации, в середине февраля 2018 г. Росгеолфондом переведено в электронный вид 70 копий геологических отчетов по недрам Монголии, не имеющих ограничительных грифов.

С. Донской отметил начало системного диалога с Монголией по вопросам возможного строительства гидротехнических сооружений на водосборной территории р.Селенга. По его словам, в октябре 2017 г. в Улан-Баторе проведено первое заседание российско-монгольской Рабочей группы, а в середине апреля 2018 г. в Иркутске состоялась встреча Рабочей научной подгруппы, где был рассмотрен предварительный вариант ТЗ на проведение РЭО Шурэнской ГЭС и планируемых проектов развития гидроэнергетики и водоотвода «Орхон».

Министр предложил продолжить обсуждение в октябре 2018 г. в рамках заседания рабочей группы, рассматривая, в том числе, альтернативные варианты обеспечения экономики Монголии электроэнергией.

Напомним, в феврале 2018 г. состоялось заседание Рабочей группы в сфере энергетики, в рамках которого согласован проект соответствующего межправительственного Соглашения. Подписать документ планируется в ходе ближайшей встречи на высшем уровне. Министр отметил, что в 2017 г. снизились экспортные цены на электроэнергию между российскими и монгольскими компаниями. В рамках существующих электросетевых связей российская сторона уже сейчас готова нарастить объем поставок электроэнергии в Монголию до 1,5 млрд кВт*ч в год и более.

Увеличение поставок в совокупности с выравниванием их графика позволило бы еще более снизить цену электрической энергии для монгольской стороны.

В свою очередь У.Энхтувшин отметил, что монгольская сторона считает необходимым продолжить работу по дальнейшему научному изучению вопроса о влиянии проекта строительства ГЭС на состояние уникального озера Байкал. По его словам, если ученые России и Монголии придут к выводу о негативном влиянии работы ГЭС на экологическую систему озера, проект не будет реализован.

Вице-премьер также подтвердил планы подписания соглашения в сфере электроэнергетики с учётом последних замечаний российской стороны.

У.Энхтувшин также отметил, что Монголия заинтересована в создании новых трансграничных резерватов на территориях России и Монголии.

Вице-премьер Монголии также напомнил о подготовке форума «Монголо-Российские инициативы-2018», который планируется провести в первой половине июня 2018 года в г. Улан-Баторе. «Это мероприятие даст дополнительный импульс торгово-экономическому сотрудничеству двух стран», - отметил он.

Россия. Монголия > Внешэкономсвязи, политика > mnr.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2586002


Россия > Экология. СМИ, ИТ. Образование, наука > mnr.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2586000

Информационно-аналитический центр поддержки заповедного дела Минприроды России станет площадкой для взаимодействия по вопросам экологического просвещения и туризма

Об этом сообщил заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ Мурад Керимов на заседании Координационного совета по развитию детского туризма в Российской Федерации.

«Формирование экологической культуры является важнейшей государственной задачей. Год экологии-2017 и открытая повестка пришедшего ему на смену Года добровольца подчеркивают данные приоритеты. Центрами экологического просвещения в регионах России сегодня становятся особо охраняемые природные территории» - отметил М.Керимов.

Он сообщил, что в настоящее время в заповедной системе России действуют 359 визит-центров и 95 музеев природы, которые в 2017 году посетили около 2,5 млн человек. Здесь представлены экспозиции о живой природе и историко-культурном наследии.

Проложено около 1,5 тысяч экологических троп и туристских маршрутов протяженностью 40 тыс. км. В 2017 г. федеральные заповедники и национальные парки посетили 10 млн человек.

В целях увеличения положительного социального эффекта и обеспечения доступности экологического туризма установлены льготные цены на ряд услуг для отдельных категорий посетителей заповедников и национальных парков. В частности, не взимается плата с детей до 7 лет, а для детей с 7 до 14 лет действует скидка в размере 70 процентов.

Входной билет в заповедники и национальные парки на четверти всех природных территорий стоит 200-300 руб., в остальных - менее 200 рублей. Наименьшая стоимость входа установлена за посещение государственного природного заповедника «Полистовский» в Псковской области - 13 рублей.

В рамках Года волонтера в 2018 году на охраняемых природных территориях пройдет ряд мероприятий, в том числе Всероссийский конкурс «Лучший эковолонтёрский отряд», летние молодежные лагеря на озере Байкал, на Северном Кавказе и в Восточной Сибири.

По словам М.Керимова: «Каждая территория по-своему уникальна, но подходы к формированию программ работы с подрастающим поколением по экологическому просвещению и туризму едины. При Минприроды России создан центр компетенций – Информационно-аналитический центр поддержки заповедного дела. На его базе мы можем в рабочем порядке решать все вопросы, связанные с экологическим просвещением, популяризацией «зеленых» маршрутов и развитием детского туризма на особо охраняемых природных территориях федерального значения».

Россия > Экология. СМИ, ИТ. Образование, наука > mnr.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2586000


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585864

По итогам января-марта 2018 г., объем торговли между Китаем и Россией превысил $23,06 млрд. Это на 28,2% больше, чем за январь-март 2017 г., сообщило Главное таможенное управление КНР.

За три месяца текущего года экспорт китайских товаров в Россию достиг $10,28 млрд. Он вырос на 23,7% в годовом сопоставлении. Импорт российских товаров в Китай с начала 2018 г. превысил $12,78 млрд с приростом на 32%.

Ранее сообщалось, что по итогам января-февраля 2018 г., объем торгового оборота между Россией и Китаем достиг $15,76 млрд. Это на 36,8% больше, чем за январь-февраль 2017 г. За два месяца с начала текущего года китайский экспорт в Россию вырос на 40% и составил $7,48 млрд, а российский импорт в Поднебесную увеличился на 34,1% – до $8,29 млрд.

Напомним, что в 2017 г. объем торговли между Россией и Китаем достиг $84 млрд. Это на 20,8% больше, чем в 2016 г. Китайский экспорт в Россию увеличился на 14,8% и составил $42,9 млрд, а российский импорт в КНР вырос на 27,7% – до $41,2 млрд.

Внешняя торговля Поднебесной за январь-февраль 2018 г. составила 4,52 трлн юаней ($717 млрд). Это на 16,7% больше, чем за январь-февраль 2017 г. Так, за два месяца с начала текущего года китайский экспорт вырос на 18% в годовом сопоставлении и достиг 2,44 трлн юаней, а импорт – на 15,2%, до 2,08 трлн юаней.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 25 апреля 2018 > № 2585864


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 25 апреля 2018 > № 2584858 Владимир Путин

Встреча с выпускниками программы кадрового управленческого резерва, назначенными врио губернаторов ряда регионов.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Хочу вас ещё раз поздравить с выпуском, окончанием первого потока программы подготовки управленческих кадров. Из этого потока семь человек, здесь присутствующих, ещё в ходе учёбы были назначены на высокие должности руководителей регионов, исполняющими обязанности губернаторов, солидных, с большим потенциалом регионов: потенциалом промышленным, сельскохозяйственным, научным.

На ваши плечи легла ответственность за качество жизни людей, можно без преувеличения сказать – за судьбы людей, потому что от того, насколько эффективно и слаженно будут работать вверенные вам службы, зависит именно благополучие, а иногда и жизнь людей на территориях, которыми вы сейчас руководите.

Очень рассчитываю, что и ваши предыдущие знания, жизненный опыт, а он у вас есть – и солидный, знания, полученные в ходе учёбы, будут целиком и максимально эффективно использоваться для решения задач, которые стоят перед регионами, которые вы возглавили.

На две вещи хотел бы обратить внимание, хотел бы с вами об этом сегодня поговорить. Первое, вы прошли курс обучения, сейчас уже приступили к работе. Вы знаете, что с июня мы продолжим эту программу, и мне хотелось бы услышать ваше мнение по поводу того, что и как, может быть, нужно скорректировать в ходе этой программы, чтобы подготовка молодых управленцев была ещё более эффективной и целенаправленной.

И второе, это уже просьба, относится к сегодняшней вашей работе: пожалуйста, при осуществлении своих функций обратите внимание и используйте в своей работе открытые, конкурентные способы отбора управленческих кадров на всех уровнях.

Необходимое влияние в рамках действующего закона, конечно, можно и нужно оказывать на формирование и муниципального уровня управления, но и региональный уровень управления должен состоять из амбициозных в хорошем смысле этого слова, нацеленных на конечный результат, любящих свою работу и с уважением относящихся к людям управленцев. Исхожу из того, что именно таким образом вы и будете формировать свои команды. Это то, что я хотел сказать вначале.

Сейчас с удовольствием послушал бы вас и по заданному мною вопросу, касающемуся подготовки управленческих кадров в рамках той программы, которую вы прошли, и хотелось бы услышать ваше мнение о ситуации в регионах, где вы работаете, о тех задачах, которые вы перед собой видите и ставите.

Пожалуйста.

Д.Азаров: Коротко о ситуации в регионе – рабочая обстановка. Понятно, внимательно следим за паводковой ситуацией, чтобы на опережение сработать, не допустив какой–то беды. Готовимся к весенне-полевым работам. У нас зима подзадержалась, и понимаем, что посевные работы будут проводиться в более сжатые сроки, надо полностью здесь мобилизоваться.

Конечно, очень важная составляющая – это отработка поручений, которые Вы дали в ходе визита в Самарскую область. Владимир Владимирович, отдельно хотел бы и Вас поблагодарить, и коллег из федерального Правительства, которые в очень чётком взаимодействии помогают решать эти задачи, даже самые масштабные. По корректировке транспортной стратегии России мы движемся вместе с Министерством транспорта.

И конечно, отдельная забота – это подготовка региона к матчам чемпионата мира по футболу. Многое что предстоит сделать в сфере благоустройства, тестирования работы служб, сервисов. Зима задержалась, но уверен, что всё будет на самом высоком уровне, чтобы праздник в полной мере состоялся.

Что касается тех вопросов, которые Вы сейчас перед нами поставили. Конечно, хочу ещё раз сказать, что программа обучения, которую мы прошли, очень высокого уровня. Я много программ проходил, и понимаю, что это действительно самый высочайший уровень. Те навыки и знания, которые мы получили, крайне востребованны сегодня уже в региональной работе.

Отдельная ценность, конечно, это то, о чём сегодня уже говорили коллеги, что мы почувствовали себя одной командой – созваниваемся, советуемся, вместе зачастую ищем оптимальные решения. Это ощущение команды придаёт дополнительные силы и уверенность.

Если бы я имел возможность высказать своё предположение, что бы в программе поправить, уже исходя из своей региональной работы, сказал бы, что, может быть, чуть больше проводить семинаров-модулей именно в разных регионах страны, для того чтобы смотреть практики. А где–то тот интеллектуальный управленческий потенциал, который в резерве есть, он бы помогал находить решения в тех или иных регионах. Наверное, это было бы моим предложением.

И конечно, абсолютно с Вами согласен по открытым формам отбора людей на должности. Я эту работу начал с первого дня, как приехал в регион, это абсолютно честно и искренне, потому что я здесь ещё раз убедился, находясь в кадровом резерве, насколько это важно.

Мы открыли кадровые резервы всех региональных ведомств. Знаете, как иногда бывает: в резерве на начальника отдела заместитель начальника отдела стоит, и закрыто. Мы открыли, и сегодня каждый желающий может подать предложения, заявиться в резерв, посмотрим его квалификацию, подскажем, какие знания получить, образование.

И такое же требование я сегодня предъявляю к муниципалитетам. Я коллег попросил о том, чтобы они кадровые резервы открыли. Есть первые результаты, Владимир Владимирович, очень высокая была активность участия жителей Самарской области в конкурсе «Лидеры России»: три победителя, шесть финалистов, то есть три, которые попали в «сотню». И хочу вам сказать, что двое из них уже работают в региональном правительстве. Мы эту работу продолжим обязательно.

В.Путин: Что касается задач, решаемых вами вместе с Минтрансом, это на какой стадии находится?

Д.Азаров: Владимир Владимирович, мы провели правительственную комиссию, Аркадий Владимирович Дворкович её возглавляет, в Красноярск мы ездили. Понятно, регионы между собой в некоторой степени конкурируют, важнейший проект – «Шёлковый путь», поэтому сейчас это находится в стадии технико-экономического обоснования. Но то узкое горлышко маршрута, которое есть на территории Самарской области, есть сегодня взаимопонимание с Минтрансом, что в любом случае нужно разрешать эту задачу.

А.Бурков: Что касается кадрового резерва, могу сказать, что проект действительно полезный во всех направлениях. И что было очень приятно, нас, резервистов-слушателей, слышали, – обращения по корректировке, допустим, образовательного процесса. У ряда людей, которые представляли регионы, была просьба услышать лучшие практики управления регионами. И перед нами выступали губернаторы: и Якушев, и Собянин, то есть давали достаточно практичные вещи, которые сегодня я использую у себя в Омской области. Это очень важно, принципиально.

Что касается, скажем, предложений. Соглашусь с тем, что уже прозвучало. Необходимо как можно больше модулей проводить где–то в регионах, в тех сильных регионах, где есть, допустим, какие–то прорывные вещи в разных, может быть, сферах управления, сферах жизнеобеспечения, чтобы мы с ходу могли видеть положительные практику прямо своими глазами. Вот этот момент.

И безусловно, нужно сохранять ту практику, когда мы видим выступления, допустим, зарубежных лекторов из органов управления различных стран, вузов. То есть мы видим, какие у них ошибки и какие у них плюсы.

И в дополнение я бы ещё добавил, что, может быть, не только российские регионы, но мы должны были бы захватить ту же Белоруссию, Казахстан, те страны, которые сегодня живут в едином экономическом пространстве. То есть на их территории тоже проводить определённые занятия, допустим, тот же недельный какой–то курс, чтобы мы могли быть ближе знакомы с их практическими предложениями, практиками, которые есть в этих странах.

То, что касается ситуации в Омской области: ситуация рабочая, вопросов для решения очень много. Это вопросы отсутствия дорог с твёрдым покрытием, это вопросы обеспечения водой, большое количество населённых пунктов сегодня без питьевой воды. Вопросы здравоохранения остро стоят у населения, а также вопросы безработицы.

И, наверное, ключевая задача, которую необходимо будет решать, – это уходить от отрицательной миграции. По 2017 году у нас минус 10 тысяч человек – отрицательная миграция в Омской области. Вот это, наверное, главная задача, которую сегодня необходимо решать через корректировки социально-экономической стратегии развития региона и в целом работы. Но всё разрешимо, потенциал высокий.

К посевной готовы, здесь проблем мы не видим.

То, что касается открытости, могу сообщить, что в ближайшие дни будем объявлять конкурс в три ключевых министерства – на руководителей, на министров. Это министерство промышленности и транспорта, это министерство строительства и ЖКХ и министерство природных ресурсов. Будем проводить открытый конкурс. Активность среди молодёжи очень высока. Думаю, мы найдём достойных людей.

Проект «Лидеры России». Мы тоже наблюдали за ним внимательно. Я выезжал в Новосибирск, беседовал со своими омичами. Мы привлекли ребят – сегодня работает заместитель по экономике мэра города Омска. То есть мы этот кадровый потенциал используем в полной мере.

Хочу сказать, что в Омской области предстоит уже третья избирательная кампания с момента моего назначения. Вначале выборы мэра, потом выборы Президента, и сегодня выборы губернатора. Кампания готова, никаких проблем нет, регион активен. Думаю, что мы получим высокую явку и реальный результат, который определит население Омской области.

В.Путин: Хорошо.

Станислав Сергеевич, пожалуйста.

С.Воскресенский: Владимир Владимирович, во–первых, спасибо огромное за доверие. Эта работа очень ответственна и интересна, и прежде всего ответственна. Один священник в области сказал мне такую фразу, что есть два самых строгих послушания для человека: это служение Богу и служение людям. Думаю, что коллеги не дадут соврать, что это так и есть. Прежде всего это колоссальная ответственность перед жителями области и перед Вами за оказанное доверие.

И я, пользуясь случаем, не могу не пригласить всех присутствующих в Ивановскую область. Про неё есть много стереотипов, но места эти уникальные, почти весь район уже проехал. Стараюсь, вообще, больше работать на выезде. Кроме известных стереотипов – текстиля, это всё–таки две столицы русской иконописи – Холуй и Палех, это всё–таки древнейший русский город Шуя с самой высокой колокольней, это прекрасный русский город Кинешма, который создавал в прошлом столетии историю успеха в текстильной промышленности, известной на весь мир. Это Юрьевец, Плёс – в общем, места действительно уникальные, Лух, который, кстати говоря, по международному признанию, оказывается, ещё и, кроме того, что древний русский город, родина электросварки, там были первые опыты в области электросварки.

Но теперь к делу. Что касается обстановки в области, людей беспокоят прежде всего низкие зарплаты, плохие дороги, и, третье, у нас плохое здравоохранение. Что делать, понятно: эффективно использовать имеющиеся ресурсы, разбираться с коррупцией, привлекать инвесторов, создавать рабочие места. Чтобы понимать, как двигаться, нужно опираться на традиции, а история области уникальна.

Дело в том, что два столетия подряд – и XIX, и XX век – это была история успеха. В XIX веке в основном были купцы и фабриканты-старообрядцы, область была очень богатой, это видно даже по оставшимся постройкам. Например, у нас есть такой город Вичуга, где в центре города очень красивый, не побоюсь это слова, дворец. Оказывается, это был детский сад для рабочих, построенный фабрикантом Коноваловым.

В советские годы это, безусловно, индустриализация, история крупных текстильных предприятий. Ткачихи получали 250–400 рублей в Советском Союзе, даже больше. Поэтому, конечно, 90–е годы, разруха 90–х отразилась, безусловно, то есть люди сейчас недовольны своим качеством жизни, социальное самочувствие неважное, но что важно: люди знают, что может быть по–другому. Кто–то помнит, что может быть по–другому, может быть лучше, кто–то знает, уважает и читает историю.

И сейчас, я это вижу, люди не просто негодуют, они готовы менять свою жизнь к лучшему. У нас и текстильная промышленность восстанавливается, и сейчас крупнейшее предприятие в стране по производству автомобильных кранов «Автокран» полностью рассчиталось с долгами перед рабочими за три года буквально накануне Нового года, встало с колен и растёт. То же самое касается сельского хозяйства, народных промыслов и так далее.

Нужна поддержка, конечно, федерального центра. В чём, на мой взгляд, она могла бы для нас заключаться? Прежде всего это стабильность правил игры и, конечно же, средства на инфраструктуру.

У нас есть вполне конкретный проект. Например, если построить восточный обход Иванова и дорогу Ярославль–Нижний Новгород – это совершенно другое развитие всей области. Говорю это не голословно, приведу один небольшой пример. Мы буквально недавно, с 14 марта, с «Российскими железными дорогами» запустили новый поезд из Иванова в Москву и обратно, он теперь идёт 3 часа 41 минуту, до этого ночной поезд был по семь-восемь часов. У нас только на этой новости сразу два инвестора приняли решение, что они идут именно в Иваново. Несколько туроператоров сразу объявили о дополнительных вакансиях просто на этой новости. То есть это не какие–то слова, это уже конкретные, реальные новые рабочие места, более качественные рабочие места, более высокие зарплаты.

Поэтому то, что Вы говорили в Послании о необходимости увеличения строительства инфраструктуры, – это, безусловно, важно, для нас конкретно это действительно изменит экономику и, что тоже немаловажно, качественно изменит городскую среду.

Что касается стабильности правил игры, думаю, коллеги меня поддержат. Прежде всего нужно понимать, как будет выстраиваться вся межбюджетная политика. Сейчас идут, мы знаем, большие дискуссии по так называемой стратегии пространственного развития. Разные точки зрения высказываются. Думаю, что мегаполис – это всё замечательно, но всё-таки сила нашей страны в многообразии, безусловно. Это наша и сила, в этом и фактор развития.

И особенно то, чему мы научились, кстати говоря, во время обучающей программы резерва, технологии сегодня так меняют жизнь, что можно серьёзную историю успеха создавать необязательно в мегаполисах, это можно создавать в малых городах. Сегодня входной билет в создание истории успеха серьёзно понизился. Почему я об этом говорю? Потому что, безусловно, та развилка, которая будет пройдена, скажется на бюджетной политике.

Теперь что касается программы резерва. Она, безусловно, была очень эффективной. Я, например, когда работаю, помню слова Сергея Семёновича Собянина, который говорил: «Запомните, у губернатора нет какого–то одного приоритета, вы должны заниматься всем. Всё для вас приоритет. Качество жизни людей – приоритет». И повторюсь, я тоже себе это записал и уже говорил коллегам: конечно, лучшие практики.

Нам, например, не хватало бы не только, кстати, наших регионов, потому что многие уже действительно наработали то, чему можно поучиться, посмотреть лучшие практики, которые вообще в мире сегодня есть, в тех кричащих отраслях, которые беспокоят, – здравоохранении, ЖКХ и так далее. Может быть, приглашать не только коллег из Евразийского союза, но и коллег из дальнего зарубежья, мэров городов, чтоб они делились своими подходами к управлению, своими подходами к решению проблем людей.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Евгеньевич, пожалуйста.

А.Клычков: Владимир Владимирович, в первую очередь хотел поблагодарить за доверие и возможность пройти обучение в кадровом резерве.

Согласен с коллегами полностью, что для нас это был хороший опыт, и поддерживаю то, что уже сказано. Но для меня было главным другое. Мы на этой учёбе не обсуждали только теорию, а мы обсуждали некие задачи, которые казались даже нереалистичными. Это и квантовые компьютеры, и роботизация, то, о чём мы даже, может быть, и не думали сегодня. Но, уже погрузившись в работу, я понимаю, что сегодня ставить даже в регионе задачи вчерашнего дня не имеет никакой перспективы. Нужно уже сегодня закладывать основы для дальнейшего развития.

Так получилось, что вчера мы в регионе запустили проект по молодым лидерам Орловщины. Но мы решили пойти немножко по другому пути – предложили обществу установить критерии, условия, а самое главное, то, кому будут доверять для определения победителя в конце. Мы будем пытаться реализовывать. И действительно, социальный лифт очень нужен на местах, абсолютно уверен, что он даст нам результат.

Что касается наших проблем и ситуации в регионе – в целом всё стабильно. Мы полностью исполняем майские указы, спокойно прошли паводковую ситуацию. Те сложности, которые возникают, – думаю, что мы с ними справимся.

Хотел бы обратить внимание на два аспекта, которые, по моему мнению, могут дать возможность таким регионам, как Орловская область либо Ивановская, многим другим, не обращаться каждый раз за финансовой поддержкой, но быть самодостаточными.

Я взял для примера сферу сельского хозяйства. Орловскую область принято считать сельскохозяйственным регионом. В этом году мы получили рекордный урожай – на небольшую область 3,2 миллиона тонн зерна. Это четыре тонны на каждого человека. При этом доля сельского хозяйства всего 16,7 процента в валовом региональном продукте. Мы понимаем, что от переработки, от сельского хозяйства лишь один миллиард рублей поступает в бюджет.

При этом 7,5 процента – это переработка именно сельхозпродукции, которая тоже даёт один миллиард рублей. Но, к сожалению, наши бюджетные возможности не позволяют самостоятельно развить сферу переработки. Мы активно сотрудничаем с Минсельхозом, Минпромторгом, но даже существующие проекты не всегда для нас доступны.

Мы обратились за опытом к соседним регионам. Посмотрели: Липецкая область в течение семи лет в рамках свободной экономической зоны смогла привлечь инвестиции и построить сто производств, в том числе и по переработке. Сегодня я обращаюсь к Вам с этим вопросом как с возможным пилотным проектом. Могу сказать, что Орловская область имеет потенциал.

Мы географически идеально расположены в центре Центрального федерального округа. Вокруг нас проживает 50 миллионов человек в 500 километрах. У нас есть и кадры, потому что 50 тысяч студентов учатся в Орле. Но мы готовы и можем это реализовывать, если будет Ваша воля, в рамках стратегии пространственного развития с модернизацией инфраструктуры по созданию равных инвестиционных возможностей для таких регионов, как мы. Потому что профицит производимой продукции, который будет и в этом году точно, для нас – это форма роста, а не стагнация ситуации.

И второй вопрос, на который, Владимир Владимирович, хотел бы обратить внимание. Я для себя открыл Орёл в качестве студенческого города: 50 тысяч студентов на небольшой, казалось бы, регион. Мы в ЦФО проигрываем по количеству студентов в соотношении с проживающими только Москве. Коэффициент – 4,7; 29 средних профессиональных образовательных учреждений, 36 тысяч студентов высшего профессионального профиля. Вместе с Владимиром Александровичем Мау, с Министерством промышленности, образования мы обсуждали возможность реализации в Орле многофункционального кампуса или колледжа, который бы на самом высоком уровне мог учить студентов среднего профессионального образования для всего ЦФО. Мы посчитали: это будет в разы меньше, чем образовать такое направление в Москве. Это даст возможность людей направлять и обучать. У нас есть педагогический коллектив. Просил бы Вас поддержать эту идею и разместить именно в Орловской области данное учебное заведение.

И в заключение – Станислав Сергеевич сказал про Ивановскую область, я не могу не сказать и о нас. В этом году 200 лет Ивану Сергеевичу Тургеневу. Мы готовимся, большое количество мероприятий в Москве и в Орле. Это будет 9 ноября. Но у нас 5 августа ещё 75 лет освобождения Орловской области от немецко-фашистских захватчиков. Я и жители Орла и Орловской области будем рады видеть Вас на праздновании. Мы подготовимся и покажем, чтобы Вы своими глазами увидели все красоты и все наши возможности.

В.Путин: Спасибо.

Глеб Сергеевич, пожалуйста.

Г.Никитин: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

На текущих вопросах подробно останавливаться не буду. Противопаводковые работы, посевная, подготовка к чемпионату мира – всё под контролем.

По более системным задачам и вопросам. На старте работы я увидел, что в обществе Нижегородской области очень большой запрос на диалог, преодоление разобщённости, восстановление взаимодействия между всеми уровнями власти и, самое главное, между властью и обществом. Считаю, что восстановление такого диалога произошло.

Мы сейчас активно взаимодействуем как с региональным и муниципальным уровнями, особенно с областным центром, так и с партиями в Законодательном Собрании, с депутатами и общественниками. Сейчас они признают, что их слышат, и произошла некая консолидация на созидательном процессе. Это надо использовать.

С начала года, даже с конца прошлого, мы начали активную экспертную работу по подготовке стратегии развития Нижегородской области на 2024–2035 годы, 400 экспертов сформировали в 14 рабочих групп, то есть это открытое обсуждение. В принципе свод предложений практически уже завершён. Планирую летом обеспечить открытое обсуждение с жителями и сбор предложений по стратегии. В принципе основные положения уже понятны. Понятно, что стратегия в обязательном порядке будет содержать в себе амбициозные задачи и цели, которые коррелируют и соответствуют Вашему Посланию. Естественно, что без таких серьёзных прорывных вытягивающих проектов реализация её будет затруднительна.

По трём моментам хотел бы сказать, как раз то, что мы с Вами обсуждали в декабре. Вы поддержали проект по реновации, восстановлению исторического облика города. Считаю, что это один из основных прорывных проектов в восстановлении областного центра и прорывное опережающее развитие агломерации. Мы с Минэкономразвития, Минстроем очень активно по этому поводу работаем, по сути, концепция практически готова, думаю, что коллеги скоро доложат. Естественно, невозможно нормальное, даже не нормальное, а прорывное развитие без опережающего развития дорожной инфраструктуры и жилищно-коммунального хозяйства.

Также Вы поддержали вхождение нас в пилотный проект по инфраструктурной ипотеке, подготовили 13 проектов в области дорожного хозяйства, сейчас на подходе проект в области жилищно-коммунального хозяйства. Кстати, одним из проектов является как раз нижегородский участок дороги Иваново–Нижний Новгород, это наш совместный проект с Ивановской областью. Надеюсь, что так или иначе эта концепция на уровне Правительства сформируется, потому что, безусловно, реализовывать это всё надо за счёт частных инвестиций, за счёт новых инновационных способов финансирования. У нас сейчас бюджетные возможности и возможности по заимствованию, безусловно, ограничены.

И третий момент, который, во–первых, найдёт отражение в стратегии, во–вторых, по которому мы уже активно работаем, тоже, кстати, по Вашему поручению мы этот вопрос обсуждали, – это создание в Нижегородской области одного из центров, может быть, передового центра по повышению производительности труда. У нас промышленный регион, доля обработки 90 процентов, много базовых отраслей, и основной драйвер роста – это как раз повышение производительности труда.

Мы сейчас с корпорацией «Росатом» обеспечили формирование пилотного проекта: 16 предприятий уже в активной фазе реализации, то есть мы на них внедряем новые производственные системы, сделали свой собственный проектный офис. И ориентируемся на то, что по этим 16 предприятиям дополнительный объём производства – рост производительности труда должен быть за счёт роста производства, не за счёт сокращения численности работающих – должен составить ориентировочно пять-шесть миллиардов рублей по этим пилотным предприятиям.

Естественно, что всё это невозможно без эффективного кадрового наполнения. Мы с первого дня моей работы активно применяли практики, которые были реализованы в рамках проекта «Лидеры России». Я имею в виду тестирование, в том числе работников команды, соответствующие практики интервьюирования и так далее.

Мы действительно активно работали со всеми и полуфиналистами, и финалистами «Лидеров России». До сих пор они рассматриваются на соответствующие позиции. Один уже занял позицию руководителя органа исполнительной власти, то есть я создал новый орган исполнительной власти, потому что считаю, что нереализованным является потенциал в области туризма: это департамент туризма и народно-художественных промыслов. Победитель этой программы стал руководителем этого ведомства. Также мы объявили конкурс на замещение должности министра культуры.

Я бы хотел пойти дальше. Мы уже практически завершили создание цифровой платформы управления жизненным циклом карьеры для всех уровней власти в регионе, то есть и для муниципального, и для регионального. То есть в рамках этой платформы все сотрудники муниципальных органов получат соответствующие личные кабинеты, инструмент для анкетирования, и руководители соответствующих муниципальных образований смогут, в том числе методом ротации, подбирать внутри муниципальной службы регионального уровня соответствующие кадры. То есть и региональная власть тоже будет видеть, кто стоит в очереди, что называется, на следующее повышение.

В рамках этой же платформы будет по аналогии с «Лидерами России» организовано формирование кадрового резерва и проведение конкретных локальных конкурсов на должности министров. В принципе я планирую уже кроме министра культуры ещё около трёх министерств объявить в ближайшее время, но то, что наиболее востребовано, – это именно база данных с соответствующим рейтингом уже действующих сотрудников, потому что, считаю, есть определённый недостаток, несистемный, конечно, в модели кадрового резерва.

Получается, мы в открытом режиме приглашаем людей к работе, а действующие сотрудники чувствуют себя невостребованными или недорабатывающими в какой–то части. То есть им надо дать возможность тоже себя проявлять, если они себя ничем и ни в чём не дискредитировали.

Что касается программы и её доработки, я коллег поддержу. Действительно, лекций Собянина или Якушева было недостаточно. То есть они были очень интересные, но это, по сути, одна лекция. Хочется более глубоко погрузиться в опыт соответствующих успешных регионов, региональных практик. Поэтому это, наверное, действительно, выездные модули, возможно, с элементами стажировки.

Думаю, что даже людям, занимающим высокие должности, будет интересно, и они никоим образом не посчитали бы для себя зазорным в каком–то ведомстве успешного региона поработать недельку, посмотреть, как реально организованы процессы. Этой практики, может быть, чуть–чуть не хватило. В остальном программа действительно очень полезная и интересная.

Особо хотел сделать акцент на горизонтальных связях, которые образуются, и на команде, которая формируется. Думаю, что, когда будут следующие наборы, мы тоже будем участвовать в совместных каких–то мероприятиях, и эта команда будет расширяться, эти горизонтальные связи будут расти. Они помогают и в работе, в том числе и кадры помогают подбирать. Программа, конечно, очень и очень эффективная и интересная.

Спасибо Вам огромное за неё.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Александрович.

А.Травников: Владимир Владимирович, спасибо.

Отвечая на Ваши вопросы, хотелось бы рассказать: мне повезло, я поучаствовал в нескольких подобных программах разных уровней – от подготовки кадров до самого высокого проекта, который только что завершился. Окрепла уверенность, что в нашей стране возродилась система подготовки кадров. В начале 2000–х можно было слышать такое высказывание: тебе нужно, ты и учись. А сейчас чётко видно, что потенциальных руководителей ведут, готовят, тестируют, проверяют способности и повышают компетенции.

Что хотелось бы предложить дополнительно? Программа была очень адаптивная, она менялась вслед за тем, как менялись мы. Думаю, что и на следующий поток это нужно практиковать.

Поддержу своих коллег, что нужно усилить региональную составляющую этой программы, спланировать, может быть, большее количество выездных региональных модулей. Хотя, может быть, с кем–то не соглашусь, нужно использовать не только успешные регионы, а и те регионы, где есть проблемы, которым нужно помочь в поиске потенциала для развития. Думаю, что потенциал той мощной команды, которая собирается в этот проект, безусловно, нужно направлять в том числе и на помощь нашим коллегам из других регионов.

Безусловно, мощный эффект сплочения и мощный эффект снятия межфункциональных барьеров и межфункциональных разногласий. Мне кажется, что и в отношении уже состоявшихся губернаторов, может быть, даже федеральных министров подобный подход имеет смысл реализовывать, может быть, какие–то проекты, краткосрочные проекты, где мы совместно могли бы работать над какими–то темами, тоже имели бы смысл.

Отдельно хотелось бы рассказать о проекте «Лидеры России». Мы получили от него удивительный, неожиданный эффект. На самом деле большинство участников проекта «Лидеры России» – а Новосибирская область тоже принимала активное участие, у нас самое большое количество в округе полуфиналистов и финалистов, – так вот большинство участников этого проекта – состоявшиеся люди, и многие из них совершенно не планируют продолжить свою карьеру в государственной и муниципальной службе. И когда я общался с финалистами, мне говорили: «Мы хотели попробовать себя, мы хотели пообщаться с такими же сильными, как мы». И мы стали это тоже использовать.

Безусловно, у нас состоялись назначения из «Лидеров России» в правительство региона и в ближайшее время, надеюсь, ещё состоятся. Но мы стали участников этого проекта активно вовлекать в экспертную работу, в общественные, экспертные советы, и сейчас практикуем – первые такие «пилоты» готовятся – поручать участникам проекта «Лидеры России» ведение отдельных проектов.

Мы все внедряем проектный метод работы, предложили «Лидерам России» возглавить отдельные проекты. И раз есть такой запрос у успешных людей внутри региона, сейчас мы запустили аналогичный проект «Команда региона», где тоже акцент делаем не только на повышении квалификации, обучении, но в первую очередь на тестировании, пробе сил, общении с такими же сильными людьми, как каждый из участников.

О ситуации в регионе: Владимир Владимирович, ситуация спокойная. Первую волну паводка прошли без последствий. Приступили к посевной. Безусловно, на планы по посевам влияет непростая ситуация, которая складывалась в сибирском регионе в прошлом году. Мы получили большой урожай, но, к сожалению, были сложности с его реализацией, вывозом. Вы все эти проблемы, безусловно, знаете.

Плюс к мерам поддержки федерального Правительства мы принимали свои решения, дополнительную поддержку из регионального бюджета сельхозпроизводителям мы выделили. Сейчас нужно окончательно зафиксировать те меры поддержки, которые мы вместе с Министерством сельского хозяйства Российской Федерации планируем предоставить сельхозпроизводителям в преддверии урожая 2018 года.

Активно работаем над исполнением, Владимир Владимирович, Ваших поручений по итогам февральского визита. Мы в первую очередь работаем большой командой – и Сибирское отделение Российской академии наук, ФАНО, правительство региона, мэрия Новосибирска – над разработкой плана мероприятий и модели развития новосибирского научного центра. Вы установили срок – 30 сентября, мы готовы будем сделать свои предложения.

Сопровождаем завершение строительства перинатального центра, работаем над проектированием нового ледового дворца спорта под молодёжный чемпионат мира 2023 года, готовим документацию по развитию новосибирского метрополитена. И конечно же, большая работа сейчас в регионе проводится по разработке новой стратегии социально-экономического развития Новосибирской области. Вовлечены экспертное сообщество, предприниматели, общественность, широкие круги населения. Общаясь с экспертным сообществом, пришли к такой задаче, цели – хотим сделать Новосибирскую область лучшим регионом для развития человеческого потенциала и саморазвития людей.

Владимир Владимирович, позавчера на встрече с трудовым коллективом Новосибирского авиационного завода я сказал, что планирую и твёрдо намерен участвовать в выборах губернатора Новосибирской области. Огромное спасибо Вам за доверие, которое Вы мне оказали, и 6 октября подписали указ о назначении временно исполняющим обязанности губернатора. Надеюсь получить поддержку населения Новосибирской области и продолжить работу по исполнению тех планов, которые мы наметили вместе с жителями региона, и, безусловно, выполнению тех задач, которые Вы поставили.

В.Путин: Спасибо.

Александр Витальевич, пожалуйста.

А.Цыбульский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Сначала отвечаю на первый Ваш вопрос касательно программы обучения. Не буду оригинальным, конечно, я разделяю мнение о том, что эта программа была крайне эффективной и интересной для всех присутствующих, в том числе для меня.

Отмечу два основных аспекта, которые, мне кажется, очень важные в этой программе.

Первый связан с тем, что, наверное, те новые технологии и решения, которые нам показывали лекторы с мировыми именами, заставляют нас понимать, что сегодня время таких линейных, простых решений, к которым мы привыкли, закончилось. И сегодня, если мы хотим развиваться и идти дальше, и снижать издержки, и повышать качество, нам нужно искать новые технологические решения во многих, в том числе и социальных отраслях.

Я на себе это очень хорошо ощутил. Ненецкий автономный округ является уникальным в части, к примеру, логистических, транспортных ограничений, которые присутствуют и на территории округа в целом, и внутри него между населёнными пунктами. Населённые пункты являются довольно малочисленными, поэтому идеи по внедрению удалённого дистанционного обучения, телемедицины являются очень и очень актуальными.

И на самом деле те многие решения, которые мы обсуждали, и те примеры, которые нам показывали, сегодня помогают внедрять эти технологии или, по крайней мере, заставлять местных людей думать о том, что это неплохо. Скажу, что не всегда это сразу встречает радостное разделение со стороны населения, тем не менее, если объяснять людям, что это помогает улучшать их качество жизни, они с удовольствием эту идею разделяют.

И второе – конечно, об этом сегодня уже говорилось, – эта программа важна не только теми знаниями, которые мы получаем, может быть, не столько ими, сколько тем объединяющим органом, создающим атмосферу доверия между людьми. По сути, создаётся социум отдельной категории людей, которые хорошо знают и доверяют друг другу, и при этом совершенно другое общение между людьми возникает. И конечно, когда между людьми есть иной уровень доверия, то и многие бюрократические вещи, которые свойственны нам иногда в работе, тоже уходят, и это очень помогает работе.

Если говорить про предложения, я, конечно, разделяю идею и про лучшие практики наших регионов. Тем не менее, как человек, занимавшийся международными отношениями, считаю, что крайне важно, конечно, увеличивать или, по крайней мере, не снижать количество иностранных лекторов, которые приезжали, потому что это заставляет послушать людей ментально с другими подходами, другим опытом и применить лучшие практики, которые есть там, в том числе и в нашей жизни.

Что касается региона, Владимир Владимирович, всё решается, сегодня идёт вроде бы в плановом порядке. Есть какие–то накопленные проблемы, связанные с жилищно-коммунальным хозяйством, ветхим и аварийным жильём. Мы стараемся ускорять темпы по переселению людей и применять новые идеи в части улучшения жилищно-коммунальных вопросов.

Есть вопросы тактические, которые тем не менее носят стратегический характер, – это, конечно, наша пресловутая дорога, которая должна соединить наш округ с остальной территорией России. С 1992 года этот вопрос длится, и, конечно, определённое в обществе напряжение по этому поводу есть. Надеюсь, что мы постараемся за ближайшие два-три года этот вопрос закрыть, у нас он идёт. Надеемся, что удастся его решить. Считаю, что это для нас основополагающий вопрос, потому что всё другое экономическое развитие региона напрямую связано с решением этого вопроса. Иначе у любого инвестора, который потенциально даже готов прийти в регион, издержки, связанные с транспортом, конечно, перекрывают любую экономику.

В остальном, что касается открытых конкурсов, мы тоже в этом направлении движемся. Провели буквально неделю назад открытый конкурс на приём на работу в администрацию. Не всем понравилось. Те, кто проиграл этот конкурс, в целом усматривали в нём определённые иные правила, которые являются не совсем верными.

Тем не менее, после того как все эти подходы были абсолютно открытыми и людям были показаны возможности, для того чтобы в следующий раз подготовиться и прийти заново, на самом деле, конечно, это воспринимается лучше, чем когда у людей есть ощущение, что всё решается между собой.

По «Лидерам России». Мы тоже к этому конкурсу внимательно отнеслись. Несмотря на то что у нас живёт немного людей на территории, тем не менее у нас было три полуфиналиста. Одна девушка уже получила новое назначение, стала председателем комитета по информационной политике в администрации. Два других и так занимают у нас руководящие посты. Сейчас мы с ними ведём переговоры, есть ли у них желание каким–то образом себя проявить. В остальном, Владимир Владимирович, ситуацию контролируем, и всё в рабочем порядке.

В.Путин: Прежде всего спасибо вам большое за предложения, связанные с улучшением программы развития кадрового управленческого резерва. Мы обязательно это будем иметь в виду. Думаю, что они правильные. И касается это проведения занятий в регионах Российской Федерации, приглашения специалистов из других стран. Действительно, особенно для коллег, которые работают в регионах, близких к странам СНГ, близких тем более к тем, кто входит в наш экономический союз, чрезвычайно важно было бы и их послушать, и там побывать. Это точно совершенно надо будет сделать – первое.

Второе: вижу, что, несмотря на достаточно скромный срок пребывания в регионах, всё–таки вы довольно активно входите в курс дела, уже владеете ситуацией. Меня это очень радует, конкретные уже у вас появляются предложения. Здесь прозвучали и просьбы, по самому характеру задаваемых вопросов и просьб ясно, что вы в материале. Это не может не радовать.

Хочу пожелать вам успехов в вашей практической деятельности. Надеюсь, что эта практическая деятельность будет оценена жителями ваших регионов на выборах в сентябре этого года, на выборах руководителей тех регионов, где вы сегодня работаете в качестве исполняющих обязанности губернаторов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 25 апреля 2018 > № 2584858 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Агропром > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584850 Александр Ткачев

Брифинг Александра Ткачёва по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Сохраняются ли прогнозы по экспорту на этот год (52–53 млн т по зерну и 35 по пшенице)?

А.Ткачёв: Во-первых, прогнозы по экспорту к 2024 году мы определяем примерно цифрой 45 млрд долларов, это практически в два с лишним раза больше, чем на текущий год. Поэтому, конечно, планы у нас амбициозные, и мы собираемся продавать не только традиционно зерно, растительное масло, рыбу, это наши основные драйверы экспорта, но и говорим сегодня о кондитерских изделиях, сахаре, мясной, молочной продукции. И конечно, прежде всего мы должны сделать уклон в сторону глубокой переработки, то есть экспортировать готовую продукцию, не сырьё, а готовую продукцию. Здесь другая маржинальность, доходность, это выгодно всем: и государству, и предприятиям. Но для этого нужно, конечно, много сделать. Продолжить поддержку: инвестиционные кредиты, льготные кредиты, возмещение CAPEX, прямых затрат, субсидии на перевозки как внутри страны, так и за пределами, развитие мелиорации и так далее. То есть потребуется не одна сотня миллиардов рублей в течение шести лет, чтобы не только увеличить объём производства, но и создать новую, современную инфраструктуру и на Дальнем Востоке, и в центре, на западных рубежах. Построить агрологистические центры, холодильники, увеличить портовые мощности. Нам нужны рыбные порты, для того чтобы не только продавать сырьё, но и производить глубокую переработку рыбы.

И последний момент, позиция очень серьёзная. Мы должны защищать свой рынок от недобросовестных производителей продукции, прежде всего являющихся экспортёрами. Потому что страны-импортёры предъявляют к нам очень серьёзные требования по качеству. Есть примеры: если какая-то продукция идёт на экспорт, её тормозят или она не соответствует стандартам, – страдает репутация страны и всей отрасли. Безусловно, я считаю, мы должны укрепить надзорный орган, Россельхознадзор прежде всего, и сделать единый орган контроля, надзора (как говорится, от поля до прилавка), чтобы могли всю цепочку контролировать на качество, на фальсификаты – внутри страны и, естественно, на экспорт.

Конечно, восстановить вертикаль – ветеринарную службу. К сожалению, они сегодня разобщены, и от этого страдает и отрасль, и мы видим вспышки АЧС и другие заболевания, потому что система не выстроена, нет единоначалия. Это приносит нам огромные потери, огромные издержки.

И конечно, требование времени, современный подход: нам нужен единый реестр экспортёров. Каждое предприятие должно иметь сертификат здоровья. Это документ, который говорит о том, что продукция, приходящая на экспорт, абсолютно качественная, экологически чистая и отвечающая всем стандартам. Это, кстати, западная категория оценки предприятий, такие формы у них существуют в Европе и на других континентах, – наиболее, как мы считаем, развитая. Все эти меры плюс финансовая поддержка этих мероприятий приведут к тому, что мы сможем в 2,5 раза через шесть лет увеличить экспорт сельхозпродукции на все рынки мира. Это позволит нам не только противостоять всем этим кризисным явлениям, санкциям, но и, выходя на другие рынки, укрепить своё могущество, прежде всего экономическое состояние предприятий и, конечно, страны. Потому что через сельхозпродукцию мы завозим валюту в страну. То, что мы раньше делали на углеводородах. Что делают страны вокруг нас? Ни у кого нет много нефти и газа, мы прекрасно понимаем. У большинства стран нет этих ресурсов. Но все экспортируют огромными объёмами за счёт совсем другой продукции, в том числе сельхозпроизводства. Поэтому такую задачу и Президент, и премьер чётко сформулировали перед нашим сообществом крестьян, переработчиков, фермеров, и мы намерены выполнить её в полном объёме.

Вопрос: Рассматривается вопрос об ответных мерах на санкции США ограничить поставки каких-либо видов сельхозпродукции или сельхозтоваров, продовольственных товаров?

А.Ткачёв: У нас сейчас импорт из Америки порядка 300 млн долларов, это в доле импорта около 1% – не так уж и много. Вы знаете, что в Государственной Думе рассматривается законопроект, но в любом случае перечень продукции, которая поступает к нам из Америки, будет утверждаться на Правительстве.

Давайте так посмотрим. По-человечески я, конечно, поддерживаю эти инициативы. Сможем ли мы заместить эту продукцию? Уверен, сможем.

Вопрос: А планируется ли проведение молочных интервенций на фоне падения закупочных цен на молоко?

А.Ткачёв: Нет, не планируется. Мы считаем, что эта мера контрпродуктивна.

Вопрос: Можете пояснить ещё про единый орган от поля до прилавка, Россельхознадзор… Что Вы имеете в виду?

А.Ткачёв: Сегодня у нас существует разграничение. Вы знаете, что Россельхознадзор контролирует только выращивание продукции, в основном сырьё. Это и в животноводстве, и в растениеводстве. А переработка, оптовые склады, торговые сети – это всё контролирует Роспотребнадзор. Мы считаем, что система жизнеспособна, безусловно, но неэффективна. Мы хотим создать единую систему контроля и надзора, как это происходит во многих развитых странах. Потому что, к сожалению, ситуация не улучшается. Мы видим очень много фальсификатов, очень много серых схем, здесь и реэкспорт, и так далее. Мы видим, что до 20%, а в некоторых случаях до 30% нарушается техрегламент, маркировка и так далее. С этим надо бороться. Безусловно, Министерство сельского хозяйства в этом крайне заинтересовано, потому что на рынке присутствуют просто шарлатаны, проходимцы, которые разрушают рынок. В том числе, когда мы говорим о молоке: за счёт сухого молока, за счёт сливок, жировых добавок делают не молоко – молочный напиток, а на этикетке пишут «молоко». Цена на эту продукцию ниже, потому что используют пальмовое масло. А у тех, кто производит молочные продукты из молока, вкладывает туда естественные продукты, качественные, цена выше по понятным причинам. И тот, кто делает из нормального молока молочную продукцию, вынужден уйти с рынка, потому что он неконкурентен. Разве мы за это с вами? Мы же за здоровье ратуем, за экологически чистые продукты. Поэтому, я считаю, мы заинтересованы в том, чтобы с сельхозрынка ушли такие случайные товаропроизводители и на их место пришли нормальные, толковые, чистые, прозрачные, настоящие производители продуктов питания России, каких у нас подавляющее большинство. Тем не менее, к сожалению, мы не можем навести этот порядок (и для меня это очевидно и понятно) без такого органа, без единого контроля, чтобы мы могли продукцию отслеживать, куда молоко поступило, на какой молокозавод, на какой холодильник, в какую оптовую сеть. И наоборот – пришёл в магазин, взял молочную продукцию или кусок колбасы, посмотрел, кто произвёл: из Белоруссии, с Украины пришло или из Прибалтики через контрсанкции, контрабанду и так далее. Поэтому, на мой взгляд, это то, что нам нужно.

Россия. Весь мир > Агропром > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584850 Александр Ткачев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584847 Денис Мантуров

Брифинг Дениса Мантурова по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Денис Валентинович, на заседании Дмитрий Медведев сказал, что планируется среди других вопросов обсудить меры в сфере валютного контроля – по регулированию системы валютного контроля, по запросам, поступившим от компаний-экспортёров. Можете рассказать, что это такое? Что просят экспортёры и есть ли какие-то решения?

Д.Мантуров: Это традиционно вопрос со стороны экспортёров относительно того, чтобы были оптимизированы сроки возврата НДС. Такую работу Минфин на самом деле проводит, и я надеюсь, что здесь будет найден оптимальный механизм – точнее, компромисс между бизнесом и государством с точки зрения ускорения процедур возврата. Основные вопросы, которые сегодня обсуждались в первой части, относительно корректировки паспорта проекта развития несырьевого экспорта – это как раз то, что прозвучало в послании Президента в части увеличения объёмов несырьевого и неэнергетического экспорта за шесть лет практически до 250 млрд долларов (сегодня – немного больше 133 млрд). Основной объём приходится на отрасль Минпромторга, сегодня это около 117 млрд.

Такая серьёзная амбициозная задача потребует усилий, связанных с созданием инструментов поддержки отраслей. Мы больше видим возможности прироста по машиностроению, помимо тех приоритетных отраслей, которые сегодня отражены в проекте, – это автопром, авиапром, сельхозмаш, стройдормаш. Мы видим хороший потенциал по нефтегазовому машиностроению, энергетическому машиностроению, тяжёлому машиностроению и оцениваем объём прироста по этому блоку примерно на 17 млрд долларов.

Второй блок, или второе направление, – это химия. Химия высоких переделов, в том числе и те направления, которые относятся к ведению нашего министерства и к Министерству энергетики. Мы ставим перед собой планку не менее 15 млрд. Это в том числе и пластики, и полимеры, и шины, и продукция минеральных удобрений, и, конечно же, фармацевтика. То есть этот блок – примерно 15 млрд.

И, конечно же, это и металлургия, и лес, лесопромышленный комплекс. Здесь всё будет зависеть от того, как будут реализовываться проекты по строительству целлюлозно-бумажных комбинатов. Мы уже на протяжении нескольких лет с инвесторами, с нашими российскими компаниями прорабатываем строительство таких объектов и в Центральной части России (в частности, Вологда), и в Сибири, в Красноярске два проекта рассматривается, и на территории Дальнего Востока как минимум один, для того чтобы увеличить объёмы переработки леса для увеличения объёмов поставки на экспорт.

И металлургия. Это глубокие переделы, но всё, конечно, зависит от геополитики. Мы рассчитываем как раз на то, что глубокая переработка и цветной металлургии, и чёрной металлургии обеспечат в том числе независимость и увеличение экспортного потенциала.

Основные инструменты поддержки – это компенсация затрат по НИОКР, именно экспортно ориентированным проектам, это субсидии по комплексным инвестиционным проектам, льготные займы Фонда развития промышленности вплоть до снижения процентной ставки до 1% по экспортно ориентированным проектам, где мы планируем поставить планку до 40% производимой продукции, которая должна поставляться на экспорт.

Помимо тех мер поддержки, которые есть сегодня у РЭЦ (Российского экспортного центра), мы рассчитываем на дополнительные объёмы финансирования, в первую очередь по созданию логистических центров, индустриальных зон. Первое, мы планируем в ближайшее время подписать с Египтом соглашение в этой части – по созданию индустриальной зоны. И развитие сервисных центров. Это те направления, которые будут обеспечивать увеличение экспортного потенциала наших производителей для выполнения тех задач, которые поставлены Президентом.

Вопрос: Что касается экспорта металлургии, рассматривается ли сейчас в связи с возникшими проблемами на рынке алюминия вопрос создания госфонда алюминия и какого объёма?

Д.Мантуров: Что такое госфонд? У нас есть Росрезерв, который на регулярной основе у всех производителей и машинотехнической продукции, и других отраслей, включая металлургию, производит соответствующие закупки для закладки в резерв. Это традиционная политика всех государств. Этот инструмент уже существует – вопрос в объёмах, вопрос в номенклатуре.

Вопрос: То есть Росрезерв может увеличить закупки алюминия?

Д.Мантуров: Это постоянный обмен – что-то закупается, а что-то реализуется, то есть это так называемое освежение стратегических запасов Росрезерва.

Вопрос: Обсуждается ли увеличение этих объёмов в сегодняшней ситуации?

Д.Мантуров: На сегодняшний день пока такой задачи не стоит, с учётом того, что продукция «Русала» продолжает отгружаться на экспорт. Если будут возникать соответствующие запросы, мы будем рассматривать их оперативно.

Вопрос: О каком дополнительном финансировании идёт речь, когда вы говорили о средствах на создание индустриальных зон, логистических центров?

Д.Мантуров: Собственно, сегодня и была поставлена Председателем Правительства задача, чтобы мы оперативно рассчитали те потребности, которые необходимо будет заложить на ближайшую трёхлетку и последующий период, для того чтобы выполнить эту задачу.

Вопрос: Предварительно цифры какие-то уже есть?

Д.Мантуров: Предварительно есть, но пока мы должны согласовать с другими органами исполнительной власти в этой части и, самое главное, сверить часы с бизнесом, для того чтобы эти расчёты были максимально приближены к реальности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584847 Денис Мантуров


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583184 Александр Проханов

Грошик для Дерипаски

мы неизбежно пройдём сквозь игольное ушко русской истории, хотя, возможно, это будет и больно

В России — несчастье, небывалое горе, немыслимая напасть. Плачь, русская земля! — Дерипаска разорился. Вы видели в свете ночных фонарей фигуру, бредущую в рубище, в сандалиях на босу ногу, с трясущимися руками? Это Дерипаска. Видели церковную паперть, на которой сидят старушки с алюминиевыми кружками, собирая копейки, и кликуши цепляются за одежды прихожан, вымаливая рубль. Видели там нищего, покрытого экземой, с глазами, полными жёлтой жижи, с грязными босыми ногами, что протягивает замусоленную ладонь? Этот побирушка — Дерипаска. Видели, как в холодный ливень под забором, без крова, без приюта, весь в репьях, в колючих семенах лежит мужик, упавший там, где покинули его силы? Бездомная собака сердобольно лижет языком его заросшее щетиной лицо. Это Дерипаска. Люди русские, не дадим ему пропасть! Не дадим погибнуть сражённому несчастьем человеку. Русь сердобольна, жалостлива и милостива. Люди русские, скинемся и выкупим Дерипаску у жестоких кредиторов, достанем его из долговой ямы. В былые времена, во времена Минина и Пожарского, в шапку, пущенную по кругу, кидали кто колечко, кто серьгу из уха. И в сталинские времена, когда строили великие заводы и сражались под Курской дугой, всяк отдавал последнее, чтобы на эти сбережения построили танк или зенитную пушку. Люди русские, несите Дерипаске свою изношенную, но ещё крепкую одежду: башмаки, шляпы. Продайте свои "Жигули" или участок в шесть соток и на вырученные деньги спасите Дерипаску от разорения.

А вы, те 22 миллиона нищих, кто не сумел по своей лености и никчёмности сколотить миллиарды, приобрести заводы и электростанции, обеспечить себе яхты и личные самолёты, не сумел в современной России занять достойное место, вы, нищие, ступайте в леса, в священные рощи, там собирайте ветки, несите на согбенных спинах вязаночки и хоть малую щепку киньте на тот вдовий двор, посреди которого сидит и умирает от голода Дерипаска.

Боже упаси вас забыть и о других несчастных, которые пополняют собой те 22 миллиона русских нищих. Здесь Алишер Усманов, Сулейман Керимов и Фридман, и Авен, и Мамут, и разбитый горем Вексельберг, и сражённый несчастьем Михельсон, и Лисин, владелец русской стали, и Мордашов — железный магнат, братья Ротенберги, сделавшие столько добра государству Российскому. Все они обнищали, их нажитые честным трудом состояния забрал себе заморский супостат — тот самый, кто обобрал Россию в 1917 году, кто обобрал её до нитки и в 1991-м, а теперь в третий раз обирает матушку-Русь, а та, со стратегическими бомбардировщиками, с подводными лодками, отважными десантниками и безупречными разведчиками отдаёт свои русские богатства. В третий раз русский народ спускает всё до нитки, чтобы Дерипаске было чем прикрыть срам.

Весь двадцатый советский век, с его трагедиями, взлётами, великими победами, непочатыми трудами, весь этот век достался даром нынешним олигархам. Первая конная с саблями наголо мчалась по степям Украины лишь для того, чтобы Дерипаска владел Красноярским алюминиевым заводом и Братской ГЭС. Русских крестьян срывали с родных насиженных мест, гнали в топи и пустыни, где они забивали деревянные сваи, ставили танковые и авиационные заводы — всё это было для того, чтобы эти заводы достались великим строителям Ротенбергам.

Дивизии Красной Армии, вышвыривая немцев из-под Москвы, погибая под Сталинградом, прорывая блокаду Ленинграда, штурмуя рейхстаг, делали это для того, чтобы Лисин владел Липецким металлургическим комбинатом, чтобы Пётр Авен был преуспевающим банкиром современной России. Знамя Победы взвилось над рейхстагом, Гагарин полетел в космос, в Советском Союзе заработал первый в мире ядерный реактор — всё для того, чтобы Абрамович владел нефтяными полями Сибири, чтобы банкир Фридман, как сияющий бриллиант, сверкал в чёрном небе русской беды.

Зеки под конвоем, умирая на этапах, изнывая в карцерах, долбили мёрзлую землю Заполярья, добывали никель и молибден для оборонных заводов Сталина. А теперь эти шахты с молибденом и никелем, эти оборонные заводы стали собственностью Потанина и Прохорова.

Неужели так задумывал русскую историю Господь Бог? Об этом мечтал Дмитрий Донской на Куликовом поле и Александр Невский во время Ледовой сечи? Об этом пророчил старец Филофей? Об этом грезили великие Достоевский и Толстой? Об этом пели свои божественные псалмы поэты Серебряного века? В этом смысл романа Шолохова "Тихий Дон", суть поэмы Анны Ахматовой "Реквием"?

Оказывается, Вселенная устроена не по закону квантовой механики, не по закону всемирного тяготения, не по законам Коперника и Эйнштейна, а по законам Гайдара и Чубайса, смертоносной экономики и политики, что те придумали для России и навязали нам в проклятые девяностые. Они обожествили эти законы, вписали их в Книгу Царств, и до сих пор управляют Россией согласно этим чудовищным уложениям, выжимая из неё все соки, отправляя за границу все её живые силы, все её бриллианты и нефтяные богатства, всех интеллектуалов и одарённых художников. И мы должны считать, что по этим законам Россия будет управляться вечно? Весь XXII и XXIII век? И её отцифруют так, что у неё больше не останется совести, чести и здравого смысла? И русские люди, что мечтали собирать валежник в марсианских рощах, теперь будут вымаливать каждую щепочку у грозного околоточного?

Не будем заблуждаться. Россия — страна, в которой её горы, великие реки, долины, непролазные чащи, населяющие её изумительные народы основаны не только на материальных законах и товарно-денежных отношениях. В ней действует божественная тайна, делающая её страной-страстотерпицей, страной-победительницей, страной лучезарного слова и откровения. Управлять Россией — значит понимать её сокровенную таинственную суть, благодаря которой она то всходит на Голгофу, то вновь сходит с креста во всём своём величии и красоте. Русская история и её носитель — русский народ, все тысячелетия стремится к правде и справедливости, писал о справедливости великие трактаты, стоял в храмах на всенощных. Порой, когда кончалась терпение, и разум его затмевался, брался за вилы и топоры. И тогда гибли тысячами бессовестные бояре и алчные аристократы, забывшие о таинственном законе России. Тогда Ипатьевский монастырь превращался в Ипатьевский дом.

"Покайтесь, ехидны!" — гласит библейский призыв. Ещё не поздно. Русский народ отходчив, простит ваши прегрешения. Верните в Россию свои неправедные богатства. Отзовите в Россию своих детей и жён. Ощутите Россию своей великой Родиной, своей многострадающей матерью. Давайте отложим в сторону секиру, займёмся, наконец, преображением Родины. Воспользуемся этим грозным периодом русской истории, когда враг хочет соскоблить нас с лица земли. Соединимся в едином отпоре, построим на месте трущоб цветущие города и посёлки. Уложим асфальт на раскисшие дороги. Вернём врачей и медицинских сестёр в загнивающие больницы. Тьма не одолеет нас.

А Дерипаска походит пусть и в стоптанной, но непромокаемой обуви. А Фридман пусть накинет себе на плечи поношенную, чуть линялую, но вполне ещё тёплую шубейку. А Потанин и Прохоров, которые вот-вот начнут запрягать в телеги быков, чтобы уехать в соседний монастырь на покаяние, пусть не валяют дурака, а садятся в рейсовый автобус, и их довезут до места.

Россия беременна мобилизационным проектом. Это жёсткий и честный проект, проект интеллектуалов и богословов, оборонщиков и художников, рационалистов и ясновидящих. Мы неизбежно пройдём сквозь игольное ушко русской истории, хотя, возможно, это будет и больно.

Александр Проханов

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583184 Александр Проханов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583182 Валентин Катасонов

ПЛЕМЯ

Министры, депутаты, сенаторы и чиновники АП явили феноменальный рост доходов. Своих.

Племя - в доклассовом обществе — совокупность людей, обычно сходных по физическому типу, объединенных (в той или иной форме) родовыми отношениями, общим языком и территорией. Народ, национальность. «Какая смесь одежд и лиц, племен, наречий, состояний» (Пушкин). Происхождение. Царь Борис Годунов татарского племени. Род, семья. «Племя Пожарских вымерло» (Даль). Поколение, современники. Сталинское племя. Вид, род, семейство каких-нибудь животных. «Куда ни взглянешь — птичье племя!» (Некрасов). Род, группа, категория людей, объединенных чем-нибудь, какими-нибудь общими качествами. «Тише ты, гайдучье племя!» (Пушкин).

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка (1935-1940).

Официальные ресурсы Совета Федерации, Государственной Думы, Администрации президента России и Федерального правительства в пятницу, 13 апреля, представили сведения о декларациях депутатов и чиновников. Такое было проведено всего второй раз в истории. Первый раз подобного рода сведения были опубликованы сравнительно недавно, в декабре 2017-го года, провисели буквально несколько часов на сайте Минфина и были оттуда скоро убраны — видимо, чтобы «не разжигать». А в этот раз данные пока что доступны.

Речь идёт о доходах за 2017 год. Цифры поразительные. Средний доход членов Совфеда составил 44 миллиона рублей и вырос по сравнению с 16-м годом на 47%. У депутатов Госдумы — рост 25,6%. Рекордный средний доход 144 миллиона рублей «на голову» и рост 128,5% показали правительственные чиновники. Ну, а в Кремле рост средней зарплаты оказался самым «маленьким» — всего 25,4%.

Некоторые абсолютные цифры. С ельцинских времен известен экономический и политический деятель Хлопонин, ныне вице-премьер: его задекларированный годовой доход — 2,912 миллиардов рублей. Изменения по сравнению с 16-м годом составили +2919%. «Достойные» показатели продемонстрировали Ткачев (Задекларированный годовой доход: 542,62 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +9635%), Трутнев (Задекларированный годовой доход: 377,28 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +20,3%), Мантуров (Задекларированный годовой доход: 213,57 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +84,2%). Неплохо обстоят дела у Абызова, Шувалова, Рогозина, Силуанова, Орешкина…

Абсолютный рекордсмен по размеру автопарка — депутат фракции «Единой России», экс-председатель правления «Росгосстраха» Владислав Резник (в Испании депутат проходит по делу «русской мафии», связанной с Тамбовской ОПГ, сообщает РБК). У него 13 машин: Toyota Land Cruiser 100, Volkswagen Caravelle, ВАЗ-212140, раритетный «Москвич-М-401», Maybach 62S, Mercedes-Benz G300, Mercedes-Benz G63AMG, Mercedes-Benz S600, Mercedes-Benz S65AMG, УАЗ Patriot, два УАЗ-23632, военный внедорожник Mercedes-Benz G-class Steyr-Daimler-Puch 230GE.

Экспертные оценки

Валентин Катасонов

Кому война, а кому мать родна? На фоне роста международной напряжённости, на фоне того, что нас с вами призывают затягивать пояса и «учиться жить в режиме санкций», мы видим рекордные цифры доходов высших чиновников России. И кто в таком случае на самом деле наши депутаты, сенаторы, министры, вице-премьеры и прочая публика?

Я неоднократно говорил, что это чиновничье племя, представляющее колониальную администрацию. Когда в советское время мы изучали, скажем, историю колониальной системы Британского Содружества, то называли этих чиновников компрадорской бюрократией. Она тесно сосуществовала с компрадорской буржуазией. Так что давайте будем использовать уже отработанные термины. Неверно говорить — «наши» чиновники, «наши» министры. Они не наши, это просто-напросто компрадорская бюрократия. А компрадорская бюрократия функционирует в рамках колониальной администрации. И тогда всё становится понятно. Если мы посмотрим на пример Индии XIX — второй половины XX века, то компрадорская буржуазия действительно получала очень большие деньги — часть официально, часть неофициально — и гнала их в Лондон. В Лондоне был огромный индийский квартал, где находились особняки индийской компрадорской бюрократии и индийской компрадорской буржуазии. Сегодня даже не осталось следов и признаков этого индийского квартала.

К сожалению, «наши руководители» плохо знают русскую историю, плохо знают мировую историю, поэтому это некие посредники, которых используют на время, после этого они представляют из себя просто отработанный ресурс. Ведовства опубликовали 13 апреля кучу всяких цифр доходов, связывая их с теми или иными именами чиновников и «народных избранников». Честно говоря, я даже не вникаю в эти цифры, мне это не интересно. Потому что, помимо всего прочего, эти цифры неполные. Достаточно вспомнить, например, скандалы с утечкой информации о бенефициарах некоторых офшоров. Помните Panama Gate? Ведь там фигурировали фамилии российских чиновников, и цифры быле поболее пятничных. Были утечки, связанные с Британскими Виргинскими островами, там тоже отличились наши чиновники. Мне больше всего запомнилась фамилия миничтра-капиталиста Шувалова. Он, тем не менее, остаётся на своей должности. Это говорит о том, что господин Шувалов — компрадорский бюрократ, который действует в интересах наших заокеанских «партнёров». Тоже самое можно сказать и в отношении других фигурантов списка, который сейчас обнародован и пока ещё находится в интернете.

В принципе, основной интерес к цифрам из этих списков должны предъявлять не простые граждане, а те, кто по своей должности должны в этих вопросах разбираться. Я имею ввиду прежде всего Следственный комитет, прокуратуру. К сожалению, они имеют вывески, но практически бездействуют. А если они и занимаются какими-то историями, то, как правило, историями копеечными. Или поднимают шум по поводу 282-й статьи. Так что все признаки колониальной администрации, все признаки компрадорской бюрократии, все эти факты известны простым гражданам. Эта тема и так всем достаточно известна и понятна, особенно тем, кто владеет языками и следит за публикациями в иностранных СМИ, где смакуют эту тему о наших клептоманах.

Клептоманы — это люди, которые нарушают восьмую заповедь «Не укради». Значительная часть наших сегодняшних проблем связана с систематическим и наглым нарушением этой самой восьмой заповеди. Но самое главное, что восьмую заповедь нарушают не только господа Хлопонин, Мантуров, Ткачёв, Шувалов, Абызов, но даже и те люди, которые формально находятся в категории среднего класса и даже в категории неимущих. Потому что люди тоже мечтают занять такие же позиции, получить такие же неправедные богатства. Нарушение любой заповеди не обязательно проявляется в каких-то действиях и в каких-то материальных результатах. Сами по себе помыслы уже определяют модель развития общества. То есть огромная беда не только в том, что, допустим, у Ткачёва изменения в доходах по сравнению с 2016 годом — вы только не падайте — +9635%. Я не оговорился. А беда в том, что очень многие люди, которые прочитают это, не ужаснутся, а скажут — какой молодец, я хочу быть на его месте. Завидуют и подражают, безусловно. К сожалению, такая нравственно-духовная атмосфера в нашем обществе не способствует выходу из этой ситуации. Я как преподаватель высшей школы, МГИМО, вижу, что все обучающие программы нацелены на воспитание именно алчности, духа зависти, духа наживы. И это самое главное. Конкретные цифры «заработанного» чиновниками — это уже следствие ненормальной духовно-нравственной атмосферы. А о духовно-нравственной стороне жизни никто сегодня не говорит. И даже более того — это негласно запрещено. Выращивают алчных homo economicus — «человеков экономических», которые обладают только несколькими рефлексами — наживы, удовольствия и страха. Страха, естественно, за возможное наказание от получения неправедного богатства. Вот где корни-то находятся. А конкретные цифры — это уже цветочки и плоды. Поэтому пока в народном слое, среди миллионов нашего народа не произойдёт духовного преображения, мы будем всё время нюхать эти вонючие цветочки и получать по башке этими плодами. Но я думаю, что жизнь заставит изменяться.

Война не только может начаться — она уже идёт. Война очень быстро всё ставит на свои места, и человек начинает лучше понимать, что «льзя», а что нельзя, что белое, а что чёрное. Сейчас, к сожалению, такого понимания нет, но я думаю, что оно постепенно будет формироваться.

Доходы некоторых наших министров выросли даже не на десятки, не на сотни, а на тысячи процентов. Вряд ли они так разбогатели по сравнению с 2016 годом. Скорее всего, им приказали опубликовать значительную часть своих доходов. Тогда зачем? Нет ли такого ощущения, что часть власти, которая не является «шестой колонной», пытается таким образом вывести на чистую воду ту часть, которая этой «шестой колонной является», демонизировать эту коррумпированную часть в глазах народа и провести всё-таки необходимые персональные реформы в органах нашей высшей власти? Так хочется на это надеяться…

Соединённые Штаты и некоторые другие государства Запада называют нас уже противником или даже врагом. Взять, например, закон от 2 августа 2017 года об ужесточении экономических санкций против России, Ирана и Северной Кореи — там мы фигурируем как противники. Фактически идёт необъявленная война, пока холодная. И тем не менее, российская компрадорская элита, компрадорская бюрократия обезьянничает и пытается подражать Западу. Практика публикации данных о доходах является обычной в тех самых западных странах, которые для нашей компрадорской бюрократии являются неким эталоном. Так что, думаю, что это просто дань мировой моде. Плюс к этому надо иметь в виду, что большинство стран заключили соответствующие конвенции. Существует конвенция о борьбе с коррупцией. Россия, кстати, в полной мере эту конвенцию не поддержала и не подписала. Но, тем не менее, оказывается некое внешнее давление для того, чтобы Россия всё-таки вела себя более-менее благопристойно. Я думаю, что публикация о доходах — не результат каких-то внутренних сигналов совести, а результат внешнего давления. Я не питаю никаких иллюзий насчёт того, что «наши» чиновники обладают хоть какими-то остатками совести.

Ещё один вариант. Ведь при всём нашем западнопоклонничестве за минувшие уже чуть ли не тридцать лет не было никакой моды на публикацию такого рода сведений. Более того, нам говорили, что смотреть в карман другому плохо. Вспомните высказывания Ельцина, Гайдара, Чубайса, Немцова, что это «совок», это «совковая привычка» считать деньги в карманах других, что это личное дело владельцев денег. И вдруг это дело стало не личным. Совершенно понятно, что миллионы наших с вами сограждан прочитали сведения о доходах министров и депутатов. Конечно, возмутились. Тут нельзя не возмутиться, потому что, в конце концов, нарушается закон. Не имеют права государственные служащие заниматься бизнесом — а понятно, что задекларированные миллиарды не от зарплат. Давайте ещё поразмышляем — зачем же тогда публикуют такие опасные сведения? Может быть, именно в надежде на то, что возмущение хлынет через край?

Такая версия не противоречит тому, что я сказал прежде. Потому что Запад по своим каналам продолжает добиваться от России выполнения основных положений международной конвенции о борьбе с коррупцией. И на данном отрезке истории Запад вынуждает «нашу» компрадорскую бюрократию это сделать, и рассчитывает, что это вызовет безусловно негативную социальную реакцию, ослабит Россию перед натиском Запада. Вот моё объяснение.

Ещё один момент хотелось бы затронуть. Пресса активно обсуждает, что состоялся эфир программы «60 минут» на телеканале Россия-1, и речь шла о том, что на днях лидеры фракций Госдумы внесли на рассмотрение законопроект о запрете ввоза в Россию товаров из стран, поддержавших антироссийские санкции. Дело вообще-то хорошее — но речь идёт в том числе об ограничении или запрете импорта лекарств. И Пётр Толстой посоветовал лечиться не западными лекарствами, а народными средствами. «Кору дуба заваривайте», — конкретная цитата Толстого, которую сейчас обсуждают в сети. Неужели нельзя было построить заводы, которые выпускали бы абсолютно необходимые противоастматические, противораковые и прочие препараты, аналогов которых не выпускается на родине, и только потом говорить о запрете лекарств? Или здесь правота на стороне Толстого, и пусть народ пострадает, но западное нужно запретить?

Действительно, в 2014 году, когда усилились санкции, даже на правительственном уровне звучали правильные лозунги насчёт того, что импортозамещение надо проводить как можно более активно и интенсивно именно в части, касающейся фармацевтики. Прошло уже практически четыре года, и ничего не сделано. Кстати говоря, это очень серьёзный аргумент, который надо учитывать при формировании нового правительства. Потому что прежнее правительство четыре года своим бездействием помогало противнику Российской Федерации. Что касается вопроса — а как же быть сейчас в этой ситуации? Я помню советское время. Несмотря на холодную войну и жёсткие блокады, всё-таки самые необходимые препараты и лекарства импортировались. Правда, частично мы выходили из положения за счёт стран Восточной Европы, других стран социалистического содружества: Венгрия или Югославия очень активно помогали своими лекарственными препаратами. Но какие-то препараты шли и из западных стран, хотя это было достаточно сложно. Этим занимались специально уполномоченные структуры, в том числе и даже нелегальные структуры — но это уже вопрос, скорее, технический. Война, безусловно, связана с человеческими жертвами, не бывает войны, где бы все выживали. Поэтому сейчас надо, наверное, не столько тратить энергию и эмоции на выяснение того, что сказал господин Толстой, сколько напрягать серое вещество и думать, как нам выходить из этих ситуаций. С моей точки зрения, сегодня есть гораздо больше возможностей для того, чтобы обходить экономические санкции, чем лет 50 назад. Я смотрю с чисто профессиональной точки зрения — как можно обеспечивать население в этот острый момент времени необходимыми препаратами? Я думаю, что возможности есть. При советском опыте была сеть, будем так говорить, нелегальных резидентур. Резидентуры работали с предпринимателями, предприниматели поставляли необходимые товары и даже деньги в промежкточные структуры — в общем, выстраивали соответствующие цепочки, соответствующие схемы и каким-то образом жили в условиях созданной Западом блокады. А сейчас, конечно, предложить какой-то идеальный вариант я не могу. Выбор между плохим и совсем плохим. Хочется, конечно, увидеть собственные заводы, производящие жизненно важные лекарства. В конце концов, если у нас есть заводы, производящие «Тойоты», почему нет заводов, производящих «Вентолин», позволяющий дышать астматикам?.

Я общаюсь с некоторыми предпринимателями, которые жалуются на то, что правительство не только не стимулирует развитие отечественной фармацевтики, но даже уничтожает её. Но они говорят, что, в принципе, за год мы могли бы запустить производство очень многих препаратов, которые сегодня на 100% импортируются. Есть ещё некое окно возможностей, которое каждый день сужается — но, тем не менее, оно есть.

С этим составом правительства, Совета Федерации и Государственной Думы не приходится рассчитывать на те изменения, о необходимости которых мы говорим. У них ведь по факту всё хорошо. Без сталинизации нашей элиты не будет у нас своих лекарств. Ведь даже чисто психологически — а зачем это министрам? Себе и своим семьям они на свои сверхдоходы всегда всё купят в обход собственных законов, а пострадает, как всегда народ, частью которого министры безусловно не являются.

И это длится уже издавна. По крайней мере, 250 лет в России есть два народа — есть «малый народ» и есть просто народ. Об этом хорошо писал ещё Игорь Ростиславович Шафаревич. Это началось ещё со времён Петра III, усилилось со времён Екатерины II, которая освободила дворянство от тягот военной службы. Вот тогда и началась праздность верхов, началось заглядывание в Европу. И элита стала потихонечку превращаться в компрадорскую бюрократию. А общество, которое ставит высшей целью экономические и материальные блага — обречено.

Элиту нужно периодически сечь. Если элиту не сечёт кто-то из той же самой элиты или из народа, тогда её начинает сечь Господь Бог — и он её периодически сечёт. Так что ей я не завидую: абсолютно сумасшедшие несчастные люди. Собственно, и не люди — бесоподобное племя. А это уже необратимый процесс.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583182 Валентин Катасонов


Россия. Великобритания. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583181 Анатолий Вассерман

РИКОШЕТ

«Кибератака России на Англию» и другие залпы информационной войны

Рикошет - о летящем или быстро движущемся теле: полет под углом после удара о какую-нибудь поверхность. Рикошетом: 1) отскочив от какой-нибудь поверхности (пуля попала в него рикошетом); 2) косвенно, за чужую вину (пострадать, испытать неприятность)

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

Россия нацелилась на компьютеры десятков тысяч семей в Великобритании, чтобы шпионить за ними и устраивать массовые кибератаки, пишет 17 апреля «Взгляд». Это подчеркивается в совместном заявлении британского Центра правительственной связи (GCHQ) и американской ФБР, сообщила The Telegraph.

По данным спецслужб, Россия намерена также нанести киберудары по «критической инфраструктуре», включая энергетические сети, службы экстренной помощи и военные объекты.

В том, что Кремль развернул свою кампанию спустя несколько часов после удара по Сирии, уверены и источники Уайтхолла. Угроза со стороны России оценивается на «самом высоком уровне», подтвердили изданию и в Национальном центре кибербезопасности Британии. «Мы считаем Кремль ответственным за его умышленную кибердеятельность», — подчеркнула помощник секретаря по вопросам кибербезопасности и коммуникаций Великобритании Жанетт Манфра, которую цитировала The Financial Times.

Экспертные оценки

Анатолий Вассерман

«В отместку за ракетный удар по Сирии в минувшие выходные Россия запустила крупную кибератаку на Великобританию и другие западные страны», — совместно заявили британские и американские спецслужбы. Что это — очередная вопиющая дезинформация и неумная пропаганда в одном флаконе, специфическая кибер-матрёшка, где в большую матрёшку якобы ответа на виртуальную информационную войну России против Запада вложена меньшая матрёшка реальной информационной войны Запада против России?

Прежде всего, наше крупнейшее поражение в информационной войне заключается в том, что мы считаем её направленной исключительно против нас. Ну, боюсь, что это если не мания величия, то изрядная недооценка наших противников в этой войне. Насколько я могу судить, практически всё, что они в ней делают, направлено в первую очередь против самого же коллективного Запада. Они бьют по своим гражданам, а нам практически достаётся рикошет.

Вообще, должен заметить, что у большей части преступников, в том числе и политических преступников, довольно слабая фантазия: они обвиняют других исключительно в том, что делают или намерены делать сами. Например, англосаксы систематически обвиняют нас в геноциде, поскольку сами занимаются этим на протяжении большей части своей истории. Кроме того, они знают свои реальные проблемы и стараются обвинять других в этих реальных проблемах. Например, состояние значительной части западной инфраструктуры такое разрушенное, какое нам не снилось даже в те годы, когда Чубайс и его команда разваливали единую энергосистему России. И даже сейчас, когда эта энергосистема в значительной мере уже переделана по англосаксонским стандартам, у нас ещё не бывало ни единого отключения такого размаха, какие в Соединённых Государствах Америки случаются довольно регулярно. То есть они понимают, что новые катастрофы такого рода неизбежны. И заранее нас в них обвиняют, чтобы не быть вынужденными признать, что сами довели страну до разрухи.

Это, конечно, не значит, что нам не надо опровергать их заявления. Всё равно бороться с ними необходимо. Это только значит, что нам заведомо не удастся добиться отказа крупных западных руководителей от своих слов, какими бы лживыми эти слова не были. В лучшем случае через несколько лет, будучи уже в отставке, кто-то из них сознается — «да, мы тогда преувеличили опасность, исходящую от русских, и они в конечном счёте сделали далеко не всё, чего мы от них ожидали». А это значит, в свою очередь, что информационную войну нам необходимо вести с оглядкой не на руководителей, а на руководимых. Нам надо в своей пропаганде постоянно подчёркивать: «Смотрите, люди, вам врут, потому что вами манипулируют, потому что вас разоряют». Именно массовая аудитория коллективного Запада должна быть нашей целью. И именно этого тот же коллективный Запад в своей информационной войне боится панически. Посмотрите, например, что происходит с ресурсом Russia Today просто потому, что он предоставляет массовой западной аудитории информацию, отличающуюся от деятельности тамошних средств массовой рекламы, агитации и дезинформации. Его боятся именно потому, что он нацелен на правильную аудиторию.

Насколько верна российская информационная кампания, которая развернулась после субботнего удара Соединённых Государств Америки, Британии и Франции по ряду сирийских объектов? Запад пообещал ударить и ударил. Этот факт остаётся фактом, он нуждается в осмыслении, в выводах. Вместе с тем, мы читаем массу публикаций, где события 14 апреля подаются так, как будто Россия одержала величайшую в истории победу. Какой же должна быть верная трактовка западных бомбардировок и нашего ответа с учётом реалий информвойны?

Конечно, то, что стреляли по нашему союзнику, крайне неприятно. Но при этом не будем забывать, что предупреждение Генштаба РФ было действительно учтено, коалиция остерегалась задеть россиян. А в ответе на удар главное то, что мы сообщили, что теперь будем поставлять своему союзнику зенитные ракеты нового поколения. То есть теперь мы, опять же не вмешиваясь напрямую в эту борьбу, предоставляем нашему союзнику возможность отвечать силой на насилие. Конечно, мы не одержали безоговорочную победу, но и не потерпели полного поражения. И в сложившихся сейчас условиях это, что называется, размен в нашу пользу. В том смысле, что мы в результате обмена ходами и размена, по данным нашего Генштаба, 71-го «Томагавка», считающегося вполне современным оружием, на 112 ракет, считавшихся устаревшими ещё в прошлом тысячелетии, добились серьёзного сдвига баланса сил.

Скажем так, это ещё не Курская дуга и даже не Сталинград. Но это Ржев, где наши войска в своё время ценой больших потерь сковали такую группировку противника, что эта битва на центральной позиции в конечном счёте обеспечила наши победы на флангах — прорыв блокады Ленинграда и разгром немцев в Сталинграде. Так вот сейчас наблюдается нечто подобное. Я очень надеюсь, что в данном случае речь идёт именно о долгой игре. Собственно, одно из направлений этой игры общеизвестно — это моя малая родина Украина. Я рискну предположить, что Запад попытается в самое ближайшее время ответить эскалацией боевых действий на Украине, где в очередной раз потерпит провал, поскольку Российская Федерация к этой эскалации уже подготовила почву на Донбассе. Это не моя уверенность — это моя надежда.

Кстати, один из знаменитых гроссмейстеров конца XIX — начала XX века и блестящий теоретик шахмат Зигберт Тарраш отмечал, что позицию следует считать проигранной, если в ней есть две не скомпенсированные слабости в существенно разных местах. И дело обстоит так, что шахматист просто не может быстро перебросить силы с одного из этих мест на другое. Очень надеюсь, что позиция коллективного Запада проиграна именно по Таррашу. То есть слабости на Украине и в Сирии не могут быть компенсированы одновременно простой переброской сил. Вот так мне представляется этот матч на том, что Бжезинский назвал «великой шахматной доской».

Возникает ещё один вопрос. В информационной войне в Западом у нас есть успехи, есть огрехи шапкозакидательства, которое безусловно раздражает думающих людей. А есть и активнейшая деятельность пятой, а то и шестой колонн. При этом многие прозападные средства массовой информации и ресурсы поддерживаются напрямую государством или какими-то аффилированными с государством структурами. Не секрет, что «Эхо Москвы», «Дождь», ряд так называемых «правозащитных» структур, которые ведут открытую войну вместе с Западом против России, финансируются полностью или частично нашим же государством. Одновременно мы видим консолидацию Запада в информационной войне с Россией, где шаг вправо или влево приравнивается к побегу. Там уж чётко — Россия highly likely виновата в отравлении Скрипалей, и никто из каких-то значимых СМИ и политиков не может уйти в сторону. У нас же — шизофрения. Не является ли это существенной слабостью в информационной борьбе?

К сожалению, это именно так. Крупнейшая часть наших СМИ придерживается явно антирусской позиции. Это как раз не удивительно, если учесть недавний скандал с собеседованиями при поступлении на журналистский факультет МГУ, когда от поступающих прямо требовали признать агрессию Российской Федерации на Украине. Но почему в этом деле участвуют государственные структуры, почему они оказывают этому поддержку? Во-первых, надо вспомнить цитату, приведенную в «Золотом телёнке» из популярной в те времена книги: «Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путём». И из этого следует, что наши владельцы заводов, газет, пароходов нуждаются в оправдании своих былых подвигов. И, соответственно, поддерживают теории, направленные на это оправдание. Более того, и на общегосударственном уровне сейчас считается единственно правильной экономическая теория, нацеленная, по сути, на оправдание победы в деловой гонке любой ценой. И, соответственно, на государственном уровне тоже поддерживаются те СМИ, что готовы оправдывать все подобные действия. То есть тут нам предстоит ещё отдельная борьба.

Но, с другой стороны, — нет худа без добра. Сейчас даже, пожалуй, хорошо, что большая часть оголтелых противников русской цивилизации собрана более-менее в одном месте. Скажем, тому же «Золотому дождю» уже верят лишь наиболее фанатичные сторонники восхода солнца на Западе, а массовая аудитория просто перестала обращать на него внимание. Точно так же есть группировка фанатичных сторонников «Эха Москвы», но за пределами этой группировки на «Эхо Москвы» практически никто не обращает внимания. Может быть, нам действительно выгоднее поддерживать эту информационную резервацию, куда наши оппоненты по сути сами себя загнали, чем бояться, что подобные же деятели всплывут в каком-нибудь серьёзном СМИ. По крайней мере, правило «Держи друзей близко, а врагов ещё ближе» зачастую неплохо работает.

Россия. Великобритания. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583181 Анатолий Вассерман


Украина. Россия. Турция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583179 Ольга Четверикова

РАСКОЛ

Киев объявил о договорённости с Константинополем в создании поместной украинской церкви

Раскол - действие по глаголам расколоть, раскалывать, расколоться, раскалываться. По вопросу о членстве в партии произошел на II съезде РСДРП (в 1903 г.) раскол между большевиками-ленинцами и оппортунистами-меньшевиками. Религиозное движение в России в середине 17 века, закончившееся образованием ряда сект. Одним из вождей раскола и главным противником нововведений патриарха Никона был протопоп Аввакум. Вероучения этих сект, то же, что старообрядчество. Перейти в раскол. «Горсточку русских сослали в страшную глушь за раскол» (Некрасов).

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

Русская православная общественность встревожена. Стало известно, что уже больше недели назад, 9 апреля, Порошенко в Турции встречался не только со светскими властями, но и с патриархом Константинопольским Варфоломеем, который именуется Вселенским патриархом, а также членами синода Константинопольской Церкви. И переговоры с епископами шли целых семь часов — значит, было о чём поговорить.

А 17 апреля Порошенко выступил перед Радой и сообщил следующее: «У меня для вас радостная новость. На сегодняшний день Украина как никогда близка к появлению собственной автокефальной поместной церкви. Это засвидетельствованная позиция Вселенского Патриарха и членов синода. Я не могу вам сразу раскрыть все детали этой встречи, но есть абсолютно необходимые ключевые моменты, которые могут обеспечить этот процесс. Слава Украине! Христос воскрес!».

Буквально за час до встречи Порошенко с руководителями Рады украинские СМИ со ссылкой на источники в администрации президента сообщили, что договоренность Украины с Варфоломеем действительно достигнута.

Представитель Украинской Православной Церкви Московского патриархата (УПЦ МП) протоиерей Николай Данилевич считает, что инициатива Киева о единой поместной церкви закончится «большим пшиком».

Иллюстрация: Василий Перов, «Никита Пустосвят. Спор о вере».

Экспертные оценки

Ольга Четверикова

С точки зрения законов, уставов, традиций православной Церкви, то, что сказал Порошенко о поддержке Константинопольским патриархом скорого создания легитимной украинской автокефалии — совершенно невозможно. Но, с другой стороны, мы видим, как рухнули все казавшиеся незыблемыми политические международные установления, и стало возможно всё. Есть ли какие-то черты в личности патриарха Варфоломея, которые позволяют предположить вероятность нарушения им тысячелетних канонов? Например, говорят о том, что Варфоломей — масон.

Действительно, есть много утверждений, что он является членом масонской ложи, но нет открытых источников, безусловно подтверждающих это. Я, как учёный, всегда должна указать источник, на основе которого мы могли бы это утверждать. Есть признания людей, которые имели какое-то отношение к деятельности Варфоломея или как-то пересекались с ним. Так или иначе Константинопольский патриархат тесно переплетён и связан с американскими правящими структурами и с американскими теневыми структурами. Естественно, все их члены так или иначе состоят в каких-то закрытых организациях. К тому же Варфоломей изначально всегда отличался своей экуменической позицией. Более того, он является теоретиком «экологического православия». Мы знаем, что экология теснейшим образом связана с оккультным движением «Зелёное православие». Поэтому не случайно документы, разработанные Константинопольским патриархом, связанные с экологической перестройкой, один к одному пересекаются с экуменической энцикликой папы Римского, который фактически использует те понятия, которые приняты в оккультном движении «New Age». Так что тут речь идёт о том, что в основе мировоззрения и папы Римского, и Варфоломея лежит оккультное эзотерическое учение, гностическое учение. Так что — да, это люди одного психологического типа, это люди одного искажённого духовного строя, которые тесно завязаны на оккультную глобальную верхушку. А это факт.

Поэтому Варфоломей играет важную роль. Именно ему изначально, когда он пришёл к власти, уделяли такое большое значение, поскольку он должен был утвердить во всемирном православии положение о православном «папе», встать во главе всей православной Церкви и таким образом добиться реализации фактического союза между католицизмом и православием. Но, поскольку с приходом патриарха Кирилла и с началом реализации экуменической линии в Русской Православной Церкви процессы пошли намного быстрее, нежели, наверное, ожидалось, то значение Варфоломея стало падать. Это очень сильно проявилось в ходе подготовки к Критскому собору, на который должен был приехать патриарх Кирилл, но не приехал, потому что там должно был быть открыто заявлено первенство Константинопольского патриарха.

Но сегодня он снова востребован. Дело в том, что автокефалия УПЦ невозможно без утверждения этого на совместной встрече патриархов. Сделать это невозможно, потому что патриарх Кирилл, естественно, официально не может пойти на признание того, что часть русской Церкви должна отделиться. Поэтому это должен сделать Константинопольский патриарх, и тогда вся критика, все осуждения падут на него.

Хотя на самом деле это большая игра, за которой стоит Ватикан. И основное внимание надо уделять не Константинопольскому патриарху, а именно Ватикану — папе Римскому Франциску.

Мы видим, что начало союза, которое было положено на Гаванской встрече патриарха Московского и папы Римского, не только имеет свое продолжение — союз укрепляется. И ярким примером этого стал недавний телефонный разговор между папой Франциском и патриархом Кириллом, который стал беспрецедентным, потому что они говорили фактически как президенты. Так обычно рассказывают о телефонных разговорах между президентом США и президентом России. Всё это было сделано в связи с бомбёжками в Сирии. Мы прекрасно знаем, что никакие заявления, никакие инициативы папы Римского никоим образом не повлияли на изменение ситуации в Сирии, напротив — ситуация там только ухудшается, война обостряется. Сегодня там положение ещё более критическое, нежели было до того, как папа Римский начал говорить «о необходимости мира». Но для чего всё это делается? Это всё является поводом для осуществления экуменического единства. Давайте вспомним: в 2014 году, когда в Рим приехал Шимон Перес, впервые был поставлен вопрос о том, что ни ООН, ни другие международные политические организации не могут разрешить проблему борьбы с терроризмом, не могут решить проблему установления надёжного стабильного мира. Поэтому эту роль должен взять на себя папа Римский, который должен встать во главе Организации Объединённых Религий. Тогда эта идея прозвучала впервые. Папу Римского стали изображать как духовного главу мирового сообщества, как всемирного религиозного лидера. И эти же мотивы, как мы слышали, прозвучали в ходе телефонного разговора Франциска и Кирилла. Тоже говорилось о том, что ООН не в силах и не способна эти вещи решить — значит, это должны взять на себя религиозные лидеры. Только учитывая, что уже давно готовится признание первенства папы Римского первым в церкви, которую экуменисты называют «единой христианской церковью», то мы можем понять, как ситуация будет развиваться дальше.

Поэтому «православный» Варфоломей — это просто прикрытие. Будут валить все шишки на него, что он раскалывает, что он утверждает незаконную автокефалию — на самом деле за этим стоит Ватикан. И наше внимание не должно отвлекаться на тактические вещи, мы должны видеть стратегические планы. Поэтому сейчас нужно говорить о той разрушительной для Русской Православной Церкви политике, которую проводит Ватикан. Это ему необходимо для того, чтобы подвести под свою власть все церкви. Потому что Константинопольский патриарх уже давно находится под фактическим контролем папы Римского. Он признает папу в качестве главы; «реформаторам» необходимо, чтобы это теперь признали и другие поместные православные Церкви.

Мы живём в ситуации чудовищной клоунады, где и реальным миром, и миром в церковном смысле правят бешеные клоуны, которые на самом деле не имеют ни малейшего отношения к христианству, являются ставленниками, пропагандистами и последователями оккультных практик, а в политическом и финансовом плане завязаны на глобальных ростовщиков.

Религия сегодня используется как политический инструмент. И на примере Украине это особенно ясно видно. Военные действия против Донбасса не прекращаются 4 года. Сейчас началось новое, уже очень серьёзное наступление. Политическая, военная и религиозная составляющая всех этих событий запускаются одновременно. Что касается Ватикана, то надо сказать, что он несёт прямую ответственность за содействие развязыванию Майдана. Сначала для этого использовали греков-католиков — униатов. Потом стали утверждать, что униаты действовали сами по себе, что их деятельность мешает союзу между Ватиканом и Русской Православной Церковью. Хотя на самом деле униаты — это всего-навсего инструмент Ватикана, поэтому действовать самостоятельно они не могут. Теперь, после победы на Майдане, Ватикан установил тотальный контроль не только над Украиной, но и над теми областями, которые мы сегодня называем Донбассом — речь идёт о двух народных республиках. Два года назад начала реализовываться программа папы Франциска «гуманитарной помощи для Украины», в соответствии с которой в Донецк и Луганск стали посылать соответствующих агентов, деятелей, которые стали собирать всю информацию, касающуюся жизни наших людей на Донбассе. Под нашими я имею ввиду граждан Донбасса, русских людей. Дальше происходит очень интересная вещь. Католическая церковь начинает устанавливать свой контроль под видом реализации гуманитарной помощи и рассматривает территорию Донбасса как каноническую территорию католической Церкви. Более того: об этом у нас не говорят, но Ватикан не признал воссоединение Крыма и России, он рассматривает Крым как территорию Украины. Более того, в одной из передач директор католического радио «Мария» стал называть территорию Крыма оккупированной. Поэтому епископ, который сегодня находится в Симферополе, , канонически принадлежит территории Одесского католического епископства и юридически принадлежит к конференции епископов Украины. Всё, что происходит в том регионе, непосредственно касается Ватикана, который контролирует ситуацию. И поскольку речь идёт о том, что Папа Римский готовит признание себя в качестве главы «единой церкви», и это осуществляется через богословскую комиссию между РПЦ и Ватиканом, то понятно, что отделение православной Церкви на Украине от РПЦ необходимо для того, чтобы облегчить соединение православных и католиков на Украине. Поэтому нужно говорить о главном, нужно говорить об этой программе, а всё остальное — это механизмы реализации, не надо их рассматривать отдельно, сами по себе.

В принципе, сегодня уже ничему не надо удивляться, потому что так же, как очень быстро, без всякого обсуждения произошла встреча между папой Римским и патриархом Московским, точно так же — я хочу об этом предупредить — может произойти приезд Франциска в Россию. С точки зрения духовной это будет катастрофа, потому что мы знаем, что будет с той землёй, куда ступила нога папы Римского.

Как поступит руководство УПЦ МП, в принципе способное остановить раскол русской Церкви? Нужно понимать, что сейчас на Украине происходят страшные события. Там убивают за «неправильное» слово. Осуществляется сильнейшее политическое давление, сильнейший шантаж. Идёт перестройка сознания у людей. Когда мы здесь в более спокойной обстановке даём оценку событиям, то мы себе не можем представить, в какой ситуации сейчас находятся жители жители Малой Руси. Поэтому просто хочу ещё раз подчеркнуть: дело не в том, какую политику ведут рядовые или офицеры — дело в том, какой курс взяло руководство. Всё, что происходит сегодня с нашей Церковью, связано с нынешней политикой Московского патриархата, который взял курс на союз с Ватиканом. И пока не будет дана оценка этой основной линии, всё остальное не имеет никакого значения, потому что всё остальное — это проявление ключевой стратегической линии. Когда произошла Гаванская встреча, вы помните, как поднялось движение среди православных, направленное против реализации этой еретической линии. Но протест в итоге оказался подавлен. А результаты этой экуменической политики будут проявляться и давать о себе знать именно таким образом, как сегодня на Украине.

Поэтому можем сколько угодно осуждать епископат УПЦ МП, который, возможно, напишет письма-обращения к Варфоломею о признании поместной украинской церкви, но сейчас хочу подчеркнуть, что это проявление основной линии религиозного глобализма. Нам надо главное внимание уделять именно этому стратегическому курсу и показывать его гибельный для России характер.

Суммируя, можно сказать что судьба русского юго-западного православия, а значит и существование части русского этноса на территории, которая сейчас называется Украиной, всецело зависит не от Киева, Полтавы, Винницы, Львова и так далее, а зависит от Вашингтона — раз, Рима — два и Москвы — три. Мы прекрасно понимаем, что Порошенко является участником большой игры, в которой ему принадлежит далеко не главная роль. Мы видим это и по политическим событиям на Украине, в экономическом плане мы прекрасно понимаем, что Украина тотально зависит от западного капитала. И то же самое и в религиозной сфере. Киев — пешка большой игры, в которую превратили религиозную жизнь. Сегодня религия — это просто игрушка в руках сильных мира сего. Поэтому всё, что делается на Украине, есть проявление, результат решений, которые принимались не на той территории. Просто очень удобно выставлять «хохлов» в качестве козлов отпущения, потому что выгодно и удобно их критиковать. Но если мы занимаемся геополитикой, надо выходить в наших исследованиях на другой уровень — на уровень, где решения принимаются. Тогда картина будет совсем другой.

Украина. Россия. Турция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583179 Ольга Четверикова


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583178 Юрий Жуков

САМОБИЧЕВАНИЕ

В Катыни теперь чтят не только поляков, но и отечественных «убитых Сталиным»

Самобичевание - причинение себе физических страданий из религиозного изуверства. Причинение себе нравственных страданий вследствие раскаяния в ошибке, сознания своей вины. «Речи его постоянно отзывались желчью и едкостью самобичевания» (Тургенев).

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

Завершены реставрационные работы на мемориальном комплексе «Катынь» в Смоленской области, где «захоронены польские военнопленные и жертвы репрессий», сообщает ТАСС. В церемонии открытия в пятницу, 20 апреля, приняли участие председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и министр культуры РФ, председатель Российского военно-исторического общества (РВИО) Владимир Мединский, а также посол Польши в РФ.

«Во входном павильоне представлена обновленная выставка о комплексе, а на внешних стенах павильона смонтированы металлические ламели с именами захороненных советских граждан и польских военнопленных. Смысловой центр комплекса — это мемориал «Расстрел» и стена с указанием фамилий репрессированных. Кроме этого, для посетителей мемориала открывается вновь построенный музейно-выставочный центр с экспозицией по истории российско-польских отношений в XX — начале XXI веков», — сообщил исполнительный директор РВИО Владислав Кононов.

Мемориальный комплекс состоит из двух частей: территории, где погребены жители Смоленской области, ставшие жертвами «политических репрессий», и военного кладбища, где захоронены польские военнопленные, расстрел которых якобы в 1940 году был признан в горбачёвском 1990 году «преступлением сталинизма», несмотря на протесты профессиональных историков, говоривших о гитлеровской провокации и дезинформации. Мемориал в первоначальном виде открылся в 2000 году.

Экспертные оценки

Юрий Жуков

А Геббельса не было на открытии реставрированного мемориала «Катынь»? Дух-то его там витал, безусловно. Он же запустил эту «утку», ему нужно было после провала «блицкрига» каким-то образом сплотить немецкий народ, найдя врага ещё раз, в лице уже не просто Советского Союза и Красной армии, а и НКВД, который якобы сделал то, что на самом деле сделали гитлеровцы.

Любое явление, подобное расстрелу в Катыни, должно расследоваться очень тщательно и очень долго. Нужно, во-первых, вскрыть все могилы. До сих пор все могилы не вскрыты, большая часть трупов так и остаётся в земле. Кто там лежит — никто не знает.

Второе. Нельзя ничего утверждать до тех пор, пока те, кто связан с этим мемориалом, не ответят на вопрос — а что было с бункером Гитлера, который находится неподалёку, который еще недавно служим местом посещения туристами? Ведь там действительно был построен бункер Гитлера. И, как все военные сооружения, строили бункер военнопленные. И их расстреляли, чтобы никто никогда не узнал, где будет находиться этот самый бесноватый фюрер.

Пока нет ответа вот на эти два вопроса, вообще нечего никому ничего говорить, нечего ставить какие-либо мемориалы, тем более на пустом месте. Ведь до сих пор никто из настоящих следователей не разобрался в деле. Нельзя принимать вину СССР за Катынь только потому, что кому-то захотелось принять на себя вину — я имею в виду христопродавца Горбачева и второго христопродавца Ельцина. Им нужно было выслужиться перед Западом, они готовы были сказать, что их родители убивали там поляков, лишь бы в Вашингтоне их погладили по головке. Нельзя всё время говорить то, что не установлено. Мы знаем, как в наших судах обвиняют иногда людей в убийстве кого-то, а осуждённые потом оказываются невиновными. Есть презумпция невиновности. В данном случае она отсутствует. Мы виноваты — и всё, и не надо никаких доказательств. Так нельзя, это не демократия, это не независимый суд — это чёрт знает что. И пора уже прекратить чертовщину.

Мы что, переняли у нацистов их стиль работы в искажении прошлого? Я не понимаю, что происходит.

Но я кое-что понимаю в тех событиях, которым посвящён катынский мемориал. События развивались очень просто. Когда мы освободили от польской оккупации западные области Беларуси и Украины, у нас оказались в плену (вернее — интернированными) много польских офицеров и солдат. Можно почитать у адъютанта Андерса о том, как делили этих людей: кого оставляли на нашей территории, кого отправляли на территорию, уже занятую нацистами. Но до сих пор не существует абсолютно точных цифр, сколько куда кого пошло польских офицеров. Можно только фантазировать. Вслед за тем НКВД, естественно, изучал биографии польских офицеров, которые оказались интернированными у нас. И якобы Берия предложил без суда и следствия расстрелять примерно 300 или 400 тюремщиков, палачей польских коммунистов, то есть закоренелых врагов советской власти. И подал бумагу в Политбюро. Отвергли. Всё. При чём тут дальнейшие расстрелы?

При этом, обратите внимание, когда у нас начинают рассуждать о расстрелах, не моргнув глазом говорят: «Да, в начале 1940 года отправили в эшелонах поляков из Донбасса, с Украины, из других мест». Простите, если хотели бы их просто расстрелять, их расстреляли бы на месте, не забивая железные дороги. Нет, почему-то нужно было далеко везти. Это больная фантазия Геббельса, которую мы неуклонно повторяем. Привезли под Смоленск, мало того, выбрали место, где обычно проводили выходные дни жители города. Откройте любые газеты Смоленска, предвоенный путеводитель, узнаете — в Катыни были пионерские лагеря, дома отдыха, гулянка над Днепром. И вдруг мы якобы привозим туда для расстрела поляков. А почему тогда не на Красную площадь, не в Кремль сразу, чтобы уж все видели? Никакого объяснения нет.

А всё проясняется очень просто. В феврале закончилось Сталинградское сражение. Свершилось уничтожение армии Паулюса, двух венгерских армий, двух итальянских армий. Этот удар, который мы нанесли по Вермахту, уже нельзя было пережить. Дальше немцы шли к поражению. И чтобы как-то спасти лицо, Геббельс, как нормальный пропагандист, решил отвлечь внимание от поражения под Сталинградом и придумал Катынь. То есть он придумал, что якобы мы, а не они расстреляли там военнопленных. И с тех пор слова Геббельса для нас — святое, мы их не опровергаем, не подвергаем сомнению: «Ну как же, Геббельс сказал, значит, это так».

Вы поймите, если НКВД кого-то из иностранцев-военнослужащих забирал в лагерь, то с него снимали знаки различия на погонах, ордена и медали, изымали документы. Однако этого почему-то в Катыни не произошло, почему-то у всех расстрелянных и погоны со звёздочками, и документы, и переписка. Этого просто не может быть. Пусть на этот вопрос отвечают члены общества «Мемориал», коли они такие знатоки нашего ГУЛАГа: как такое могло получиться?

Более того, многие документы той эпохи скрыты от нас. Поэтому нужно прекратить спекуляции на Катыни. Нужно честно сказать — мы ничего не знаем. Пойти на такой условный ход: «Ладно, может быть, один раз в жизни Геббельс был прав, но давайте не будем предрешать всё, а выясним правду». Нужно колотить большую бригаду из криминалистов, патологоанатомов, историков. Бригаду, полностью независимую от Варшавы и Москвы. И пусть они и копают, и выясняют, и разбираются со всем, что там произошло. Необходимо открыть им все наши, и все польские, и все германские архивы, чтобы следователи могли изучать не только одну-единственную бумажку, которую подсунули в годы Ельцина в архив (якобы то самое прошение Берии), а действительно поднять все документы в трёх странах. И только тогда, когда эта бригада закончит работу, выслушать их мнение и принять решение. До этого мы должны перестать говорить на эту тему. Нынешние самобичевания и мемориалы — это чистой воды спекуляция.

При этом поляки сносят памятники нашим солдатам, которые освобождали Польшу, а мы радостно подыгрываем им в Катыни. До каких пор можно унижаться перед теми, кто тебе плюёт в лицо? Пора вспомнить уже и о собственной гордости. Вот моё мнение.

Хочу ещё напомнить, что безусловным историческим фактом, в отличие от катынских расстрелов, является уничтожение в Польше десятков тысяч красноармейцев в начале 20-х. Поляки этого не признают. Более того, мы многого не признаём! Когда говорим об Освенциме, забываем, что там было больше половины наших военнопленных. Это был штрафной лагерь, там находились все наши солдаты и офицеры, в основном славяне, которые убегали из других лагерей. Как будто их не было. Почему вспоминаются только евреи? Опять же возьмите Бабий Яр в Киеве — там полегли не только евреи, но и русские, и цыгане. Почему не вспоминают о цыганах, которых немцы расстреливали без суда и следствия, как только видели?. Их даже не везли ни в какой Освенцим. Почему такое выборочное отношение: русские всегда и во всём плохие, Вторая мировая война шла ради спасения евреев — и всё?

Но вернёмся к полякам. Мединский в статье, опубликованной на сайте Военно-исторического общества, сказал: «Убеждён, как бы не поворачивалась политическая конъюнктура, наша общая история — не повод для бесконечного обмена обидами и претензиями. Это прошлое, оно прошло. Мы извлекаем из него уроки и живём дальше. А тревожить в политических склоках память павших — это и вовсе за гранью добра и зла. В России всегда будут чтить память погибших в Катыни польских офицеров. Мы очень надеемся, что такая же человечность вернётся в действия польских политиков».

Он очень хитро сказал, он сказал «погибших под Катынью поляков», но не сказал, что их расстреляли мы. Мединский поступил очень хитро и очень разумно. Есть там расстрелянные поляки? Есть. Заслуживают памяти? Конечно. Есть наши солдаты в могилах на территории Польши? Да. Они тоже заслуживают памяти. Вот о чём он говорит. И призвал чтить память погибших в боях с нацистскими войсками. Вот и всё. Здесь я готов подписаться под его словами.

Но как можно надеяться в нынешних условиях гигантского геополитического противостояния, где поляки играют одну из ведущих ролей, надеяться на их доброе отношение, на какие-то ответные шаги? Наш президент, наш премьер, наш министр иностранных дел и наш председатель Военно-исторического общества должны добиваться ответных шагов по долгу службы, это их работа, пусть они этим занимаются, а не мы. Почему мы должны делать за них их работу, получая грошовые зарплаты, когда они получают в месяц сотни тысяч? Я так не хочу. Назвался министром — отрабатывай свою должность. Назвался премьером — вкалывай. А как иначе? Я не собираюсь никого ни оправдывать, ни защищать. Я просто пишу о той истории, которую мы пережили. Пишу о том, как оно было на самом деле. Не нравится? Некоторым не нравится, что Земля круглая — пусть думают, что они живут на плоской Земле.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583178 Юрий Жуков


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583177 Сергей Батчиков

Как ответить на стратегические вызовы

о мобилизационной повестке дня

Вызовы внешние и внутренние

Веками длилось противостояние экзистенциальных оппонентов — России и Запада. Горячие войны сменялись не менее ожесточёнными холодными, информационными, в ходе которых «отсталая и убогая Россия» неизменно противопоставлялась «цивилизованному и культурному Западу». Холодная война, начатая сразу после Второй мировой войны, завершилась распадом СССР, в результате которого Запад получил доступ к огромному незащищённому российскому рынку, добился от России одностороннего разоружения и согласия по всем внешнеполитическим вопросам, обеспечил себя дешёвым трудом высокообразованных мигрантов и почти бесплатными природными ресурсами.

Когда вдруг оказалось, что Россия с таким положением дел мириться не собирается, да ещё заявляет о своих интересах, против неё началась ожесточённая «гибридная война» без правил. Запад стремится доказать остальному миру агрессивность и опасность России для «всего цивилизованного мира», обвиняет в попытках пересмотра сложившегося мирового порядка, во вмешательстве во внутренние дела «партнёров», в нарушении демократии и прав человека и т. д. и т. п. НАТО наращивает военное присутствие по всему периметру наших границ, в новой ядерной доктрине США расширены поводы для применения ядерного оружия, которое может быть пущено в ход в ответ на удары обычными вооружениями и даже кибератаку. Пентагон уже заявил о возможности войны в космосе. Усиливаются экономические санкции.

В 2007 г. после Мюнхенской речи Путина американская пресса назвала российского президента «вошью, которая зарычала». Спустя 11 лет, когда Путин в послании Федеральному собранию (1 марта 2018 г.) предъявил Западу новые образцы новейшего российского оружия, его выступление было названо «дерзким», «агрессивным» и «конфронтационным». Но в целом резонанс от выступления не соответствовал эмоциональному накалу и аргументам речи Путина.

Дело в том, что западные «партнёры» прекрасно видят, что продемонстрированная президентом военная мощь не подкреплена в настоящее время динамичной многоотраслевой развивающейся экономикой. Российская экономика переползает из одной рецессии в другую и по темпам роста за последние 10 лет отстаёт от экономик и развивающихся, и развитых стран, имея при этом более низкий потенциал роста за счёт низкой доли инвестиций в основной капитал. Только за последние пять лет ВВП России упал на 8 процентов. По динамике экономических и социальных показателей за 2008-17 гг. академик Аганбегян назвал этот период «потерянным десятилетием». По доле российской экономики в мировом ВВП (по текущему курсу рубля к доллару США) мы сегодня в 14 раз уступаем Соединённым Штатам и в 8 раз Китаю. Экономическое удушение в этих обстоятельствах — дешёвый и эффективный ответ на любое «чудо-оружие» России.

Год от года разбухает чиновничий аппарат (более чем в два раза за последние 18 лет) при росте его безответственности, коррумпированности и некомпетентности, ведущих к росту аварийности и даже к человеческим жертвам. Рост числа чиновников происходит на фоне абсолютного сокращения количества учёных и инженеров, а также научно-исследовательских и проектных организаций. Россия — единственная страна «двадцатки», где происходит сокращение численности учёных и инженеров! Мы существенно уступаем промышленно развитым странам и по показателю доли расходов на научные исследования и разработки в ВВП.

Двадцать пять лет следования безжизненной экономической модели были потеряны для реальных реформ и развития страны. Последние 18 лет Россия пытается сочетать несочетаемое — суверенную внешнюю политику с полностью зависимой экономической политикой. Очевидно, что при сохранении статус-кво те новые социальные обещания, которые дал Путин народу в послании Федеральному Собранию, принципиально неосуществимы. Достаточно обратиться к итогам последних шести лет. В майских указах президента 2012 г. был предусмотрен полуторакратный рост доходов населения, на деле же реальные доходы населения за 6 лет сократились! Растёт число бедных: с 15,5 млн человек в 2013 г. до 22 млн человек в первом квартале 2017 г. В значительной мере это бедность работающего населения, что является уникальным явлением в социальной сфере. Почти 5 млн работающих получают за свой труд чисто символическую зарплату на уровне МРОТ — 7800 руб.

Доля россиян, у которых не хватает денег на покупку одежды или продуктов питания, по данным на конец июля 2016 г. была оценена экспертами Высшей школы экономики в 41,4%. Отсутствие справедливого вознаграждения за труд деформирует в обществе отношение к труду и трудовой дисциплине, является мощным демотивирующим фактором.

Чудовищных масштабов достигло социальное неравенство, по показателям которого Россия занимает одно из первых мест в мире. По данным Росстата, коэффициент дифференциации в среднем по России приближается в настоящее время к 17 (критическим считается уровень 10), а в Москве доходит до 43. По данным Global Wealth Report, на долю 1% богатых россиян приходится 71% всех личных активов России, в США — 37%, в Китае и Европе — 32%, в Японии — 17%. Рост неравенства свидетельствует о том, что власть, вопреки собственным заявлениям, способствует перекачке ресурсов к богатому меньшинству. Высокое социальное неравенство, как было многократно доказано экономистами, препятствует(!) экономическому росту.

В результате «реформ» российское общество претерпело дезинтеграцию. Связностью общества пожертвовали, чтобы разрушить общественный строй, политическую систему, культурное ядро и само государство СССР. Разрушить получилось, а вот собрать новые дееспособные конструктивные системы, институты и выстроить отношения людей на новой основе до сих пор не сумели. Нет классов, сословий, профессиональных сообществ. Есть короткоживущие группы и кланы, особенно в бизнесе и теневой экономике.

При такой разрыхлённости структуры общества множество групп и субкультур не соединяются солидарностью, а значит, невозможно выработать проекты будущего и договориться о цели и пути, нет движущей силы.

Одним из самых разрушительных факторов является глубокое преобразование культуры населения. За 25 лет удалось втянуть большую часть граждан в зависимость от потребительства не по карману. Вирус потребительства, особенно тяжело поражающий молодежь, заставил отвернуться от творчества, созидания, общения, размышления. Изменённая культура стала барьером для возрождения гражданской солидарности, без которой не только не вернуть справедливость в отношениях людей, но и не выбраться из нашей исторической ловушки.

Третья Отечественная?

Совокупность внешних и внутренних этих вызовов создают реальную угрозу самому существованию России как государства и самобытной цивилизации. Как минимум несколько лет мы находимся в состоянии необъявленной войны за наше будущее. Условием победы в этой войне является консолидация общества, аналогичная той, которая обеспечила победу в Отечественной войне 1812 года и в Великой Отечественной войне, когда на защиту Отечества поднялся весь (!) народ — независимо от сословия и имущественного положения.

После победы на выборах в 2012 г. Путин заявил, что выборы президента привели к консолидации российского общества, и это их «самый главный результат». Действительно, президент пользовался большой поддержкой народа в течение всего президентского срока, особенно после возвращения в Россию Крыма в 2014 г. В последнем послании Федеральному собранию президент уже говорит об «имеющейся» сплочённости российского общества и необходимости «дальнейшего» укрепления единства. Но на данном этапе это скорее желаемое, чем действительное. О какой реальной сплочённости и консолидации общества можно говорить, когда минимальной заработной платы хватает работникам лишь на макароны и картошку, а «капитаны госкорпораций» получают при этом по несколько миллионов рублей в день; когда доходы населения падают уже несколько лет подряд, а доходы министров и депутатов (не говоря уже об олигархах) растут? Объединение вокруг личности национального лидера и поддержка его инициатив (прежде всего внешнеполитических) отнюдь не означают реальной консолидации общества, необходимой для реализации всего комплекса стоящих перед страной задач. И сколько может продолжаться консолидация вокруг лидера, если по данным социологов при высоком рейтинге одобрения президента (82,5%), большинство (60,2%) населения выступает за новый курс экономической политики?

В условиях, когда экономика сжимается, население сокращается (ООН прогнозирует в ближайшие 10 лет сокращение как минимум ещё на 7 млн человек), технологическое отставание нарастает, наука и образование в глубоком кризисе, внешнее, в том числе военное, давление на наших рубежах усиливается, стране необходим мобилизационный проект, объединение усилий на общее дело, на решение масштабных созидательных (!) задач с опорой (в условиях ужесточения санкционного режима) на собственные силы. Только такой масштабный проект может стать отправной точкой для «сборки» российского социума. Таким проектом может и должна стать новая индустриализация страны, без которой невозможно создание надёжной материально-технической базы национального хозяйства как основы реального суверенитета. Эксперты ВЦИОМ ещё в начале 2016 г. фиксировали, что в российском обществе сформировался запрос на новую промышленную политику и положительное отношение к новой индустриализации с опорой в основном на собственные ресурсы. Чем ответит власть?

О новой индустриализации

В лихие девяностые «реформаторы» оправдывали стремительную деиндустриализацию высокими «постиндустриальными ценностями» и безнадёжной отсталостью российской промышленности. В результате криминальной приватизации страна инженеров, конструкторов и квалифицированных рабочих в одночасье превратилась в страну торговцев и офисного планктона, мелких и крупных жуликов (превратившихся в предпринимателей), и целой армии охранников. Безоглядное следование рецептам МВФ (дерегулирование, открытость рынков, уход государства из экономики) «убило» 70 тыс. предприятий обрабатывающей промышленности. На полную мощность заработал «дьявольский насос» (выражение академика Н. Н. Моисеева), перекачивающий на Запад природные ресурсы, материальные богатства, финансы и ставшие ненужными «мозги». С 1992 г. по 2016 г. из России украдены в виде незаконных финансовых потоков 1,7 триллиона долларов, на 5 триллионов долларов вывезено сырья. Массовое закрытие промышленных предприятий привело к перекосу в системе высшего и среднего специального образования, перешедшего на подготовку исключительно юристов и экономистов. За 25 лет страна вслед за промышленностью практически лишилась квалифицированных кадров, необходимых для ее восстановления, угробила науку и образование. Полтора миллиона молодых и перспективных учёных уехало на Запад, поскольку наука и образование необходимы в первую очередь для развития промышленности, а её де-факто не стало.

Ущербность экспортно-сырьевой модели для дальнейшего развития страны стала очевидной отнюдь не сегодня. В апреле 2011 г. премьер-министр В. Путин, выступая в Госдуме с отчётом о деятельности правительства, говорил: «Убеждён, нам необходимо запустить новую волну индустриального, технологического развития России, создать условия для притока долгосрочных, «умных» инвестиций и передовых технологий». Этот путь, по его словам, поможет России через десять лет войти в число пяти крупнейших экономик мира с уровнем ВВП в 35 тыс. долларов на человека. Благими намерениями оказалась вымощена дорога… в ВТО.

В 2012 г. Путин стал президентом, в том же году страна вступила в ВТО, призванную закрепить статус промышленно развитых стран за небольшим числом ведущих экономик мира и ставящую все прочие страны в зависимое положение сырьевых придатков. Про индустриализацию можно было забыть.

Но те важные задачи, которые президент поставил в послании Федеральному Собранию, без смены экономического курса останутся не выполненными; средствам на их реализацию (оцениваемым в 8 трлн руб.) при сохранении экспортно-сырьевой модели экономики взяться просто неоткуда. Многовековой опыт человеческой цивилизации говорит о том, что богатели всегда те страны и народы, которые из природного сырья создавали продукты его переработки. Увеличение масштаба производства обрабатывающих отраслей снижает стоимость единицы продукции (возрастающая отдача), что выгодно отличает их от добывающей промышленности, для которой характерна убывающая отдача.

В настоящее время все развитые страны охватила волна новой индустриализации, связанная с появлением секторов экономики, в которых интеллектуальная и производственная деятельность тесно переплетаются. На долю новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании, образовании кадров, организации производства, в развитых странах приходится от 70 до 90% прироста ВВП. Современный неоиндустриальный базис (путём технологического импортозамещения и совершенствования современных зарубежных технологий) нам необходимо создать в самые короткие сроки. Одновременно с реализацией стратегии «догоняющего развития» необходимо развивать производства, связанные с «шестым технологическим укладом», формирование которого только начинается в мире, т.е. переходить к стратегии опережающего развития и модернизации всей экономики на его основе. Его главные элементы — биотехнологии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, космические технологии, атомная энергетика. Упустив «микропроцессорную революцию» и не вписавшись в «пятый уклад», Россия, благодаря имеющемуся научно-техническому заделу, обладает необходимым потенциалом для «рывка» и последующего лидерства на этих направлениях.

Только новая индустриализация и активная промышленная политика могут покончить с длившимся более четверти века техническим одичанием, стимулировать реформирование образования и отраслевой науки, восстановить трудовую и технологическую дисциплину, вдохнуть новую жизнь в моногорода, а главное — вывести из апатии, дать реальное дело и реальный заработок миллионам россиян, создав наконец те самые 25 млн высокопроизводительных рабочих мест, которые должны были быть созданы ещё в соответствии с майскими указами президента 2012 г.

Семь лет назад Путин премьер видел в роли главной движущей силы новой индустриализации частный бизнес. Однако пристроившийся у «дьявольского насоса», встроившийся в политическую систему и жирующий на экспорте природных ресурсов частный бизнес был занят другим — распихиванием капиталов по западным банкам, обустройством семей на западных квартирах, спекуляциями на бирже и нескончаемым потреблением всего и вся. В 2012 г. «успешно» закончились 18-летние переговоры о вступлении России в ВТО, что означало закрепление итогов деиндустриализации и консервацию отсталости на долгие годы.

В новом послании президента Федеральному собранию про индустриализацию, кстати, уже ни слова, лишь несколько слов про инновационную экономику. Президент признаёт, что скорость технологических изменений в мире нарастает стремительно, но считает при этом, что «мы готовы к настоящему прорыву».

Что же для этого прорыва нужно? Оказывается: «Мы обязаны сконцентрировать все ресурсы, собрать все силы в кулак, проявить волю для дерзновенного, результативного труда. Чтобы идти вперёд, динамично развиваться, мы должны расширить пространство свободы, укреплять институты демократии, местного самоуправления, структуры гражданского общества, судов, быть страной, открытой миру». То есть мы вроде должны мобилизоваться, собрав все силы в кулак, но при этом укреплять институты демократии?! Однако опыт России последней четверти века свидетельствует о том, что на самом деле, открывшись миру и укрепляя демократию, мы лишь растеряли ресурсы, рассредоточили и подрастеряли силы и практические утратили «волю для дерзновенного труда». Бедным не до дерзновенного труда, они с трудом выживают на макаронах и картошке, богатые погрязли в гедонизме и рассматривают «эту страну» только как источник сверхприбылей, а власть «заворачивает» отсутствие реальной работающей стратегии и собственной политической воли в красивые словесные «обёртки» о демократии и свободном рынке и в нескончаемые долгосрочные и среднесрочные стратегии и программы, которые никогда не выполнялись. Исповедовать стратегию открытия миру, когда США уже объявили всем, по сути, торговую войну, мягко говоря, недальновидно. Ещё ни одной стране не удалось создать или возродить промышленность, не защитив своего производителя.

Возможна ли в таких условиях новая индустриализация, и кто может и должен стать её движущей силой?

Ответ на первый вопрос: да, возможна! Если мы хотим сохранить суверенитет, то у нас просто нет иного выхода, кроме как построить материально-техническую базу для этого суверенитета! Что касается движущей силы, то в качестве таковой может выступить только государство со всеми своими властными институтами. Власть должна забыть либеральные грёзы об исключительно регулирующей роли государства, об открытости миру и свободной конкуренции, о демократии, в условиях которой дальше разговоров дело не движется, и, засучив рукава взяться за планирование, организацию, финансирование, контроль, учёт и другую кропотливую и тяжёлую работу, от которой она самоустранилась.

На развилке (направо пойдёшь — налево пойдёшь)

Путин шёл на выборы как кандидат от народа и получил огромный «кредит доверия» (почти 77% голосов избирателей). При этом почти две трети населения выступает сегодня за новый курс экономической политики. Может ли этот новый курс осуществить старая либеральная команда? Какие возможны сценарии?

1. «Направо пойдешь» — сценарий инерционный, он же пессимистичный. Вероятность его (исходя из предложений президента «расширять пространство свободы» и «укреплять институты демократии») оценивается в 80 процентов.

Ненавидимый народом либеральный клан, имеющий по результатам последних президентских выборов поддержку всего 2,5% населения, определяет реальную экономическую политику уже более четверти века. Либеральная стратегия Минфина при Силуанове, как и в предыдущие годы, де-факто направлена на замораживание средств налогоплательщиков и недопущение направления их на нужды социально-экономического развития страны. Бюджет на 2018−2020 гг. предусматривает сокращение(!) расходов к 2020 г. (с учётом официального прогноза по инфляции) на 9,7% по отношению к уровню 2017 г. Расходы будут сокращены по 13 из 14 укрупнённых расходных статей бюджета, в т. ч. по здравоохранению и образованию. Никаких значимых мер стимулирования социально-экономического развития не предполагается в принципе, зато доведение населения до крайней степени отчаяния при таком бюджете гарантировано. Как заметил М. Г. Делягин, с учётом враждебного давления Запада, принятый на 2018-2020 гг. бюджет «можно считать бюджетом государственного переворота»…

На тех же «высоких» принципах построена и политика Центрального банка, одного из крупнейших в мире регуляторов (60 тыс. сотрудников), контролирующих карликовую (!) по мировым меркам финансовую систему. Возглавляемый Э. Набиуллиной ЦБ исправно выполняет все указания МВФ, которому мы уже много лет абсолютно ничего не должны и польза которых хорошо известна. Своим огромным достижением ЦБ считает снижение инфляции до четырёх процентов. Возможно, она действительно снизилась до четырёх процентов для тех, кто скупает и перепродаёт недвижимость и покупает предметы роскоши, но она явно не 4% для большинства населения, расходующего деньги лишь на оплату коммунальных услуг, лекарства и продукты питания. Главная причина снижения инфляции — продолжающееся уже 40 месяцев подряд снижение реальных располагаемых доходов граждан. И если их снизить ещё процентов на пятнадцать, то можно будет и к нулю инфляцию свести…

Как и Минфин, ЦБ де-факто поддерживает финансовую систему США и держит на голодном кредитном пайке российских производителей, лишив их источников дешёвых длинных денег. Как можно всерьёз говорить об инновациях, о рывке, об опережающих среднемировые темпах роста, если ключевая ставка ЦБ в разы выше, чем в ведущих экономиках мира? И это в условиях санкций и несомненного их дальнейшего ужесточения! В отсутствие доступа к долгосрочному кредиту российские предприятия не могут освоить даже имеющиеся у них разработки и в результате сдают конкурентам перспективные рынки новой продукции.

Чудовищных размеров достиг чистый отток капитала из России. По данным ЦБ за 2000-2016 гг. он составил 550 млрд долл. С учётом неучтённого оттока (неофициальный вывоз из страны наличности, вывоз сырья, за которое не поступила оплата, поставки по заниженным ценам и др.) общая сумма, по оценкам, превышает триллион долларов. Причем всё это было сделано на вполне законных основаниях! О любых известных разумных механизмах, позволяющих ограничить трансграничное движение капитала, ЦБ и слушать не хочет. В 2017 г. чистый отток капитала опять увеличился в 1,6 раза по сравнению с предыдущим годом.

В условиях усиливающихся санкций все вывезенные из страны активы, как частные, так и государственные, находятся под угрозой ареста и конфискации. Украина уже подготовила иск по Крыму на 100 млрд. долл. и работает над другими исками, фантастические претензии собираются выставить России Эстония, Латвия, Литва. И всё это может быть раскручено в самые короткие сроки! То, что сейчас представляется бредом, вполне может оказаться тяжёлой реальностью. Если после Второй мировой войны международные активы центробанков имели высокий иммунитет от любых санкций, то сегодня мы живём в другом мире, что уже наглядно продемонстрировало замораживание активов центробанков Ирана и Ливии. При этом у России в составе ЗВР есть средства Минфина в форме ФНБ, которые вообще арестовываются «на раз», достаточно вспомнить недавний арест 22 млрд долл. Нацфонда Казахстана по иску молдавского бизнесмена А. Стати на 0,5 млрд долл. Всё более реальной представляется и угроза отключения от системы банковских расчетов SWIFT, что может привести, особенно на первых порах, к полной дезорганизации экономики.

Весь российский реальный бизнес функционирует сегодня не благодаря, а вопреки действиям ЦБ и Минфина, которые не только перекрыли возможные каналы дешёвых денег для российского производителя, но и всячески лоббируют предоставление льгот ТНК при реализации любых крупных проектов. Один регулярно продлеваемый беспошлинный ввоз самолетов чего стоит. В этих условиях российскому производителю конкурировать с западными компаниями, получающими льготы как от своих правительств, так и от российского, практически невозможно. Оценивая отношение ЦБ и Минфина к российскому производителю, президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Константин Бабкин заявил, что главным препятствием на пути новой индустриализации в России является политика правительства и Центробанка.

Д. Трамп с упорством носорога борется за новую индустриализацию Америки и создание новых рабочих мест, наплевав на все принципы свободной торговли. Введение Трампом 25-процентных пошлин на сталь, и 10-процентных на алюминий фактически знаменует начало новой глобально-торговой войны. Ущерб для отечественных металлургов Минпромторг уже оценил в 3 млрд долл. Вместо того, чтобы печься о защите интересов наших производителей и готовить адекватный ответ, наши либералы продолжают цепляться за принципы умирающей ВТО.

В отличие от США, снижающих налоги для своих производителей, наши власти постоянно увеличивают фискальную нагрузку на бизнес. В качестве последних новаций уходящее правительство пытается пропихнуть внесение неналоговых платежей в налоговый кодекс, что означает автоматическое ужесточение санкций за любые нарушения и вызывает обоснованную тревогу бизнес сообщества.

Свои шансы усидеть в прежних креслах либеральный клан оценивает явно выше, чем в 80%. Иначе нельзя оценить очередные предложения, такие как повышение для всех ставки НДФЛ на два процента (т. е. снижение зарплат на эти два процента), отказ от перехода на прогрессивную шкалу подоходного налога, введение налога с продаж (опять же удорожание всего и вся для населения), отмена льготной ставки НДС для социально значимых товаров (удар по наименее обеспеченным). Всё это означает, что фискальная нагрузка на население опять увеличится, реальные доходы вновь сократятся; ЦБ в очередной раз порадуется низкой инфляции, а у российских производителей будет ещё меньше возможностей для развития производства из-за падения покупательского спроса. Ну а для невыполнения задач, поставленных в послании президента, опять найдутся объективные причины…

Ключевые фигуры либерального клана пользуются полной поддержкой Запада (в качестве «антипутинского резерва»). У них давно отстроены собственные финансовые потоки, у многих вывезены на Запад семьи. Им категорически не нужен никакой «напряг» с развитием «этой страны», они прекрасно себя чувствуют, обслуживая западный спекулятивный капитал и наивно полагая, что «Запад им поможет». Адресованная пенсионерам циничная формула Медведева «денег нет, но вы держитесь», экономические итоги 2012-2018 гг. и бюджет 2018-2020 гг. наглядно иллюстрируют «готовность» либерального клана решать намеченные президентом новые социальные задачи. Не дожидаясь новых майских указов с мерами по реализации послания президента Федеральному собранию, либералы уже начали их саботировать. Набиуллина уже заявила, что по расчетам ЦБ темпы роста ВВП в 2018-2020 гг. составят 1,5%-2%, хотя для выполнения поставленных президентом задач необходимо выйти на темпы роста 7%-8% в год. Силуанов в свою очередь заявил, что социальные программы будут реализовываться в основном за счет региональных и местных бюджетов, в большинстве из которых денег нет даже на зарплату. Именно таким образом Минфин саботировал майские указы 2012 г. Можно ли с опорой на такую команду ставить перед обществом мобилизационные задачи?

Назначение на должность премьера одного из членов либерального клана (Кудрина? Набиуллиной? Силуанова? etc.) в мгновение ока обрушит рейтинг президента и лишит его поддержки даже самых горячих сторонников. Предсказуемый саботаж либералами новых майских указов президента приведёт к дальнейшему росту социального неравенства до запредельных критических значений и росту социальной напряжённости. Необходимость очередного затягивания поясов на фоне полного отсутствия перспектив развития и продолжения сверхпотребления наверху, в том числе и государственными служащими, будет вызывать не только социальную депрессию старшего поколения, но и ярость и ненависть молодого поколения, которая неизбежно выльется в деструктивные политические формы. Московские власти уже имели возможность убедиться, как легко с помощью социальных сетей вывести на улицы молодёжь. В воздухе и социальных сетях как закономерный итог «потерянного десятилетия» уже витает «мы ждём перемен!», что подтверждают многочисленные социологические опросы.

Сегодняшняя молодежь выросла в условиях гипертрофированного социального неравенства и постепенной ликвидации социальных лифтов, насаждения через СМИ потребительской идеологии и невозможности удовлетворения своих растущих потребительских запросов, в условиях беззастенчивого карнавала потребления «элиты» и коммерциализации образования, спорта и любых востребованных молодёжью видов досуга. Двадцать семь миллионов интернет-пользователей, среди которых преобладает молодёжь, уже посмотрели на youtube опус Навального «Он вам не Димон», 4 млн просмотров — у сюжета про дворец Шувалова. Эти миллионы, как и многие другие, ждут от вновь избранного президента обещанных перемен. Если вдруг окажется, что верхи не могут, то низы явно не захотят, и революция снизу со всеми вытекающими отсюда последствиями практически гарантирована.

2. «Налево пойдёшь» — сценарий мобилизационный, оптимистичный. Вероятность его оценивается примерно в 20 процентов. В отличие от первого сценария, чреватого «революцией снизу», он фактически является «революцией сверху». «Революцией», поскольку речь идёт о кардинальной смене вектора развития в интересах большинства населения. «Сверху», поскольку для этого необходима прежде всего политическая воля и решимость вновь избранного президента. Поддержка 56 млн граждан даёт ему уникальный шанс на решительные меры по реализации (свежими силами!) прорывного мобилизационного технологического проекта в интересах будущего страны.

Россия — традиционно левая страна. Если в западном понимании справедливость — это прежде всего закон (что законно, то и справедливо), то в русско-православной цивилизации справедливость веками считалась выше любого закона. Для западной цивилизации высшей ценностью является свобода, понимаемая в индивидуалистическом, либеральном ключе, тогда как справедливость для Запада вторична. Для русско-православной цивилизации справедливость превыше всего, и ради неё могут быть ограничены и некоторые свободы. Если на Западе бедность рассматривается как рациональный социальный механизм, то русская православная философия и традиционные культурные установки, выводимые из крестьянского общинного коммунизма, всегда основывались на принципиально ином положении: бедность есть порождение несправедливости, и потому она — зло. «Сознание неправды денег в русской душе невытравимо», — говорила Марина Цветаева. При таких культурно-исторических традициях неолиберальные идеи не имеют перспектив в российском обществе. Показанные правыми кандидатами на последних выборах 2,5% поддержки электората — это абсолютный потолок поддержки либералов. Общество никогда не забудет два их главных преступления — криминальную приватизацию и создание коррумпированного государства, осуществлённые с благословения и при непосредственном участии и поддержке Запада.

По мере снижения доходов населения, увеличения числа бедных и опускания вниз по социальной лестнице представителей среднего класса число сторонников «левого поворота» в политике растет. Нищающее население перестаёт верить в возможность адаптации западного капитализма к исторически антикапиталистической России и ждёт от государства(!), а отнюдь не от рынка выхода из тупика. В представлении 56 млн избирателей, отдавших свои голоса Путину, президент является государственником, именно в этом причина такого рекордно высокого результата, показанного им на выборах. Реальные же дела Путина свидетельствуют о том, что в экономике президент является таким же убеждённым либералом, как и его команда. Собственно, именно в этом — главная причина её парадоксальной несменяемости. Осознает ли президент, безусловно обладающий сильной волей и интуицией, в период раздумий перед инаугурацией необходимость «революции сверху», покажет время. Можно ограничить отток капитала из страны, а можно обложить налогами все дачные туалеты на шести сотках; можно национализировать в интересах всех россиян минерально-сырьевую базу, а можно увеличить НДФЛ для всех; можно ввести государственную монополию на табак и алкоголь, а можно (как предложила Голикова) начать пересчитывать кур и кроликов с единственной целью отказаться от показателя прожиточного минимума; или, например, сделать платным пользование лифтами…

Отдавшие Путину свои голоса избиратели ждут от президента не красивых слов, а реальных дел. Забота о суверенитете, державная риторика должны быть подкреплены мощной экономикой, производящей машины, станки, самолёты, приборы, а не одни лишь инновационные нанокремы, которые в отсутствие собственной многоотраслевой промышленности вряд ли будут востребованы. Вдохнуть жизнь в наше развитие могут только свежие силы, которые верят в такую возможность и предлагают пути решения. Поручать «рывок» тем, кто даже в своих прогнозах этого не допускают, — тупиковый путь. ЦБ, Минфин, Минэкономразвития должны возглавить люди, которые готовы продвигать интересы российского производителя с не меньшим упорством и последовательностью, чем Дональд Трамп интересы американского. Дело за осознанием необходимости этих перемен и политической волей президента.

Необходимые изменения в денежно-кредитной политике, источники финансирования новой индустриализации детально прописаны в работах Аганбегяна, Глазьева, учёных РАН и МГУ. Что делать — было понятно все эти годы, но не было (да и сейчас пока ещё нет) политической воли. Некоторые из них (прежде всего социальные задачи, модернизация инфраструктуры, инновации) названы в послании президента Федеральному собранию. Дело за тем, чтобы слова превратились в реальные дела.

В связи с обсуждением возможности осуществления «левого поворота» и мобилизационной повестки дня для построения высокоразвитой экономики необходимо остановиться ещё на одном важном вопросе — роли бизнеса и его взаимоотношениях с властью и большинством населения.

О социализации бизнеса

Сегодняшняя Россия, в которой доля среднего класса ничтожна и продолжает сокращаться, представляет собой два разных мира, — мир трудно живущего в условиях падающих доходов большинства, в котором свыше 40% испытывает нехватку денег на покупку одежды, продовольствия и лекарств, и мир богатеющей год от года верхушки. Эти два мира в реальной жизни практически не пересекаются, поскольку мир богатых существует, по выражению академика Львова, в рамках «замкнутого контура жизнеобеспечения»: элитное охраняемое жильё, элитные загородные поселки, дорогие магазины, частные школы и т. д. и т. п. Мир богатых относится к России как к второсортной стране и предпочитает значительную часть времени проводить на Западе, где уровень социального неравенства, создающий дискомфортную среду, существенно ниже. Население, живущее на мизерную зарплату, отвечает «замкнутому контуру» взаимностью. Для большинства олигархи — это, если и не социальные враги, то, как минимум, люди из другого мира, с которыми не может быть никаких общих интересов. Демонстративное сверхпотребление богатой верхушки лишь усиливает антагонизм.

Перед государством сегодня в полный рост встала проблема снижения этого антагонизма и выработки государственной стратегии социализации бизнеса. Без восстановления социальной справедливости и установления хотя бы минимального доверия между гражданами и крупным бизнесом никакие общие задачи решать в стране невозможно и развитую экономику не построить.

Когда-то один из наших думающих олигархов сказал, что в результате проведённых «реформ» в нашем обществе не осталось счастливых людей: большая часть населения испытывает огромные каждодневные материальные трудности и просто выживает, прослойка среднего класса ничтожна мала, а крупный бизнес с его родовой травмой приватизации существует под постоянным стрессом — как сохранить свой капитал.

Население крайне негативно относилось и продолжает относиться к итогам приватизации. По данным социологических опросов около 90% россиян считают, что приватизация проводилась нечестно, около 80% россиян выступают за полный или частичный пересмотр её итогов. Интересно, что мнение о нечестном характере приватизации разделяет 72%(!) предпринимателей. Впрочем, удивляться особо нечему, достаточно вспомнить приватизацию практически любого предприятия (так, автозавод ЗИЛ, одно оборудование которого стоило более 1 млрд долл., был продан за 4 млн долл. — дешевле стоимости металлолома имевшегося оборудования); или историю мошеннических залоговых аукционов (сначала Абрамович приватизирует Сибнефть за 100 млн долл., к тому же с использованием бюджетных средств, а через десять лет государство в лице Газпрома выкупает её обратно за 13 млрд долл.). Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц не раз отмечал, что приватизация девяностых является корнем имущественного неравенства в России и призывал признать её незаконность.

Экспертами и политиками выдвинуто много предложений по итогам приватизации девяностых. Так, аналитик и политолог Михаил Хазин выступил с идеей принятия закона о люстрациях, констатирующего, что с точки зрения общественных интересов приватизация была преступным деянием. Поэтому все люди, которые принимали в ней участие, в соответствии с предлагаемым законом не должны иметь права занимать государственные должности пожизненно, не могут получать государственные пенсии (только страховую), не могут участвовать в программах, предполагающих государственное финансирование. Если они были бенефициаром приватизации, то в этом случае они не имеют права ни копейки получать из бюджета. Признание преступного характера приватизации и отстранение от любых государственных должностей главного приватизатора девяностых годов, несомненно, имело бы большое символическое значение для общественного мнения.

Не утихают дискуссии о необходимости пересмотра итогов приватизации. Опросы показывают, что число сторонников пересмотра с годами меньше не становится. Шесть лет назад накануне своего предыдущего президентского срока Путин призывал «закрыть тему приватизации 90-х годов» «разовым взносом» в пользу государства. Идея «разового взноса» родилась из опыта других стран, где был введен так называемый windfall tax — налог на «доходы, принесённые ветром». Так, в Великобритании он был введён лейбористами в 1997 г. и представлял собой одноразовый сбор, который должны были выплатить предприятия, приватизированные в 1980-е годы при Тэтчер. Благодаря этому налогу правительству Блэра удалось пополнить казну более чем на 5 млрд фунтов, которые были направлены на социальные программы. В России однако обсуждение этой идеи прекратилось с окончанием предвыборной президентской кампании 2012 г… Справедливости ради надо сказать, что использовать опыт Великобритании и рассчитать одноразовый налог достаточно непросто. Правительство Блэра взяло за основу для расчёта налога прибыль, которую компании получили в течение четырёх лет после приватизации. В российской практике установить эту прибыль будет крайне проблематично: она, как правило, выводилась за пределы РФ, и определить её размер по «серой бухгалтерии» будет сложно. Не избежать и многочисленных разбирательств в иностранных судах.

Помимо введения windfall tax высказываются и другие идеи. Отклик в России получила в частности «клятва дарения» (The giving pledge) — пропагандистская кампания, развёрнутая по инициативе американских миллиардеров Уоррена Баффета и Билла Гейтса, которые в 2010 г. призвали богатейших людей США объявить о намерении направить на благотворительность не менее половины своего состояния. Сделать эти пожертвования миллиардеры могут как во время жизни, так и после смерти, внеся соответствующий пункт в завещание. Сам Баффет передал в благотворительный фонд Билла Гейтса 37 из принадлежащих ему 44 млрд долл. Инициативу поддержали Майкл Блумберг, Дэвид Рокфеллер, Марк Цукерберг и некоторые другие американские миллиардеры. Первым из российских олигархов «клятву дарения» принёс В. Потанин, заявивший в том же 2010 г. в интервью газете Financial Times, что все его капиталы пойдут на благотворительность. «Клятву дарения» поддержал в 2013 г. инвестор и основатель фонда DST Юрий Мильнер, публично взявший на себя обязательство пожертвовать на благотворительность не менее половины личного состояния. В 2016 г. о решении направить практически всё своё состояние на благотворительность заявил Михаил Фридман. Чисто теоретически широкое участие в этой инициативе богатейших людей России могло бы дать значительно больший положительный эффект, чем разовый взнос. Однако пока очереди из желающих не выстроились. К тому же главный вопрос — о нелегитимности приватизации девяностых опять же не снимается. Все прекрасно понимают, что огромные состояния наших олигархов не были ими заработаны, а были получены в результате применения различных мошеннических схем в смутный для страны период. И поэтому, если уж говорить о «клятве», то это скорее должна быть «клятва служения», а не «клятва дарения».

Для окончательного «закрытия» вопроса о нелегитимной приватизации девяностых государство рано или поздно будет вынуждено поставить олигархические корпорации перед выбором: либо системное решение социальных задач или иное использование всего капитала на благо общества, либо национализация. Закрытие этого больного вопроса могло бы стать отправной точкой для реальной консолидации российского общества.

Санкционная политика Запада подталкивает к его скорейшему решению. Олигархи фактически уже поставлены перед выбором: либо договариваться с российскими властями, либо полагаться на милость западных партнёров, действия которых могут оказаться значительно более жёсткими, чем задержание во Франции и помещение под домашний арест С. Керимова в ноябре 2017 г.

Первый тревожный сигнал для наших олигархов прозвучал в октябре 2012 г. на ежегодной встрече представителей Международного валютного фонда и Всемирного банка, где глава МВФ Кристин Лагард указала на необходимость экстраординарных мер в связи с тем, что долг промышленно развитых стран достиг 110% по отношению к их ВВП. В качестве такой чрезвычайной меры она предложила конфискацию «молодых денег», для чего потребуется создание соответствующей моральной атмосферы. Изъятие «молодых денег» (по оценкам экспертов, речь может идти о суммах от 20 по 34 триллионов долларов, заработанных в последние годы в России, СНГ, Бразилии, Индии и ещё нескольких странах — в основном нелегальным путём), по мнению Кристин Лагард, поможет решить целый ряд проблем мировой экономики. Что касается юридического обоснования, то оно, можно считать, уже было обеспечено в Лондоне в ходе скандального процесса Березовский-Абрамович (по делу Сибнефти) в 2012 г.: было установлено и широко растиражировано, что практически все российские капиталы девяностых годов являются «внелегальными», то есть (с точки зрения права) «криминальными» или «сомнительными». Би-Би-Си тогда назвала итоги процесса «плохой новостью для российского бизнеса».

Российские олигархи все последние годы скупали в Великобритании недвижимость, цены на которую непрерывно росли. Наиболее распространённой формой владения активами были оффшорные компании, что позволяло скрывать истинных владельцев, а заодно экономить на гербовом сборе, налоге с прироста капитала и налоге на наследство. Ситуация резко изменилась в апреле 2017 г., когда в Великобритании вступил в силу закон «О криминальных финансах». Аналогичный закон одновременно был принят и в США. Теперь британские и американские суды имеют право направлять владельцам недвижимости, банковских счетов и другого имущества запрос «о состоянии имущества неясного происхождения». А владелец, получив такой запрос, обязан в течение 31 дня указать конечного бенефициара, объяснить происхождение средств, на которые была приобретена недвижимость и подтвердить уплату налогов. В противном случае дом, квартира или денежный депозит могут быть конфискованы в доход государства. Схожий порядок изъятия имущества или депозитов принят и в США. Проверки и конфискации уже идут полным ходом и рано или поздно придут ко всем. Принятые США и Великобританией законодательные акты частично дублированы Францией, Испанией, Италией и Германией. В Испании в 2016-2017 годах уже было проведено несколько спецопераций с арестами выходцев из СССР. По информации британской The Guardian, вскоре правительство Великобритании может объявить о возможной конфискации имущества российских олигархов и чиновников на территории Англии. Антироссийская истерия вокруг отравления Скрипаля, несомненно, ускорит процесс.

Агентство национальной безопасности США как минимум с 2004 года контролирует все SWIFT-переводы и расходы по кредитным картам. Правоохранительные органы получили право контролировать все телефонные звонки и переписку при малейшем подозрении в уклонении от уплаты налогов. Это означает, что при необходимости любые транзакции наших бизнесменов можно легко отследить, а потом начать задавать неудобные вопросы и оказывать психологическое давление: на какие деньги покупаются квартиры, на какие деньги учатся дети и т. д. и т. п.

58% российских миллионеров имеют двойное гражданство, 45% рассматривают возможность отъезда на ПМЖ. Но пространство возможностей на «благословенном Западе» стремительно сокращается, а в конце тоннеля — снятие с самолета на каких-нибудь райских островах (американцы — большие мастера подобных операций) и конфискация «внелегальных» «молодых денег» в доход государства, вероятнее всего американского. И моральные, и юридические основания уже подготовлены, процесс пошёл. Впрочем, потеря капиталов это далеко не все «приятные» новости. Шумиха в СМИ по поводу криминального происхождения денег, коррупционных схем и неуплаты налогов сделает наших олигархов на Западе не только «нерукопожатными», но и париями.

В сложившейся обстановке для российских олигархов наступает время принятия решений. Оказавшись между молотом и наковальней, они, естественно, нервничают. Кто-то нанимает в США лоббистов, кто-то затаился и выжидает в надежде, что всё рассосётся, кто-то в январе перевёл свои капиталы в Россию, а уже в феврале вывел обратно.

«XXI век станет временем жесточайшей борьбы за будущее, когда целые государства, этносы, культуры будут нещадно, без сантиментов стираться Ластиком Истории. В этой борьбе выживут и победят сплоченные социальные системы, спаянные единым ценностным кодом, характеризующиеся минимальной социальной поляризацией и имеющие в себе высокий процент носителей знания. Олигархические системы в этой борьбе не выживут, их участь — стать экономическим удобрением, навозом для сильных. Иного они и не заслуживают», — пишет историк и социальный философ Андрей Фурсов.

Как это ни страшно осознавать, но именно «экономическим удобрением» для находившейся в глубоком кризисе капиталистической системы стала Россия в девяностые годы в результате либеральных «реформ», когда на полную мощность заработал «дьявольский насос». Если сегодня «у последней черты» избранный народом президент сохранит прежний курс, делающий богатых ещё богаче, а бедных ещё беднее, никакое новейшее оружие в борьбе за будущее страны нам уже не поможет.

В январе 2018 г. вице-премьер А. Дворкович заявил в интервью Bloomberg-TV: «Боюсь, у нас нет олигархов, это концепция 1990-х годов. Сейчас у нас есть хорошие трудолюбивые бизнесмены, которые заботятся о стране и зарабатывают деньги, занимаясь ответственным делом». Двух таких «хороших трудолюбивых бизнесменов» и одновременно друзей г-на Дворковича, братьев Магомедовых, на днях как раз арестовали за организацию ОПГ и хищение бюджетных средств в особо крупном размере, за что им грозит до 20 лет тюрьмы… Под «ответственным делом» вице-премьер, видимо, имел в виду бегство от юрисдикции, т. е. уход от налогов с помощью оффшорных схем, в чём замечен практически весь российский бизнес. Ущерб бюджету от использования оффшорных схем уже превысил 1 триллион (!) долларов США.

С резкой критикой оффшорных схем Путин выступил ещё пять лет назад: «По некоторым оценкам 9 из 10 существенных сделок, заключённых крупными российскими компаниями, включая компании с госучастием, не регулируется отечественными законами. Нам нужна целая система мер по деоффшоризации нашей экономики. Поручаю Правительству внести соответствующие комплексные предложения по этому вопросу. Нужно добиваться прозрачности оффшоров, раскрытия налоговой информации…».

Поначалу в соответствии с поручением президента предполагалось отказать в господдержке и госконтрактах компаниям с российскими активами, которые зарегистрированы в иностранной юрисдикции. Речь шла о 199 юридических лицах, на которые приходится 70% валового национального дохода, включая таких гигантов как Газпром, Норникель, Роснефть, АЛРОСА и др. Но… хотели как лучше, а получилось как всегда. Федеральное правительство пришло к выводу, что это создаст значительные риски для экономики страны и 3 октября прошлого года приняло решение не переводить в юрисдикцию страны из оффшоров весь крупный бизнес. И такое решение принято спустя три года после введения санкций и перспективы их дальнейшего ужесточения и начатой Западом охоты за «молодыми деньгами», ставящей вывезенный в оффшоры триллион долларов под реальную угрозу ареста или конфискации. Как говорится, комментарии излишни…

Как заявил Збигнев Бжезинский, оценивший объём денег, хранимых российской элитой только в американских банках в 500 млрд долл.: «Вы ещё разберитесь, чья это элита — ваша или уже наша. Эта элита никак не связывает свою судьбу с судьбой России. У них деньги уже там, дети уже там…». Никакая социализация такого бизнеса, разумеется, невозможна в принципе. И об этих деньгах, и об этой элите, видимо, придётся забыть навсегда. Деньги, судя по всему, достанутся американскому дяде как наша плата за развал СССР.

Важнейшей внутриполитической задачей президента будет в ближайшие шесть лет работа с крупным бизнесом, который сделал свой выбор между Россией и Западом в пользу России. Сегодняшняя внешнеполитическая напряженность явно поможет определиться колеблющимся. Логика обстоятельств сильнее логики намерений, и она сегодня диктует (спасибо Терезе Мэй и Дональду Трампу!) выбор в пользу России. Та же логика обстоятельств предопределяет переход России к модели развития, в противном случае у всех нас нет будущего, и мы будем «стёрты Ластиком Истории». А на пути развития перед национальным капиталом и энергичными предпринимателями открываются огромные возможности. Д. Менделеев в своё время так определил модель взаимодействия государства и предпринимателей: государство должно покровительствовать предпринимательству, а предприниматели должны помогать государству. В этой простой формуле — задачи, которые предстоит решить власти.

Справедливости ради надо сказать, что работа с бизнесом ведётся. В качестве антиоффшорной меры подписан пакет законов об амнистии капиталов, второй этап которой стартовал 1 марта. Другой антиоффшорной мерой должен стать закон о наследственных фондах, который Госдума приняла в первом чтении. Этот закон должен существенно расширить российскому бизнесу возможности для филантропии. Медленно и со скрипом, но всё-таки постепенно меняется отношение крупного бизнеса к благотворительности. Так, совокупный бюджет филантропических программ участников конкурса «Лидеры корпоративной благотворительности» в 2017 г. составил 43 млрд руб., увеличившись более чем вдвое по сравнению с предыдущим годом. Наивно было бы полагать, что мизантропы массово превратятся в филантропов, а либеральный Савл в аскета Павла. Направить их на этот путь убеждением а, если потребуется, то и силой — задача власти.

В непростой период, который предстоит России в ближайшие годы, крайне важно, чтобы бремя преодоления трудностей не перекладывалось на средние и нижние слои общества (как это спешит сделать пока ещё действующее правительство), его должны нести «пропорционально своим возможностям» все члены общества. Только такая справедливая в своей основе политика обеспечит основу создания здоровой социальной основы для экономического роста.

Президент Института национальной стратегии М. Ремизов и эксперт этого института М. Восканян предлагают следующие направления формирования социально-ответственной модели бизнеса:

- расширение участия трудовых коллективов в собственности и управлении компаний, развитие солидарных отношений между нанимателями и работниками, особенно на уровне малого и среднего бизнеса;

- выравнивание оплаты труда в крупных компаниях;

- развитие форм и механизмов социального предпринимательства, так называемых преобразующих инвестиций (речь идёт о проектах, развивающих территории и дающих новые возможности населению);

- развитие корпоративных систем социальной поддержки и социальных инфраструктур (сады, поликлиники, льготные кредиты, жилищные программы, поддержка пенсионеров);

- легитимация крупного бизнеса, связанного с историей приватизации 1990-х гг. через масштабные публично значимые промышленные и инфраструктурные проекты общенационального уровня, реализуемые соответствующими компаниями.

«Даже при нынешних параметрах экономического развития мы сможем стать более здоровым и солидарным обществом, если будем готовы выработать и реализовать комплекс мер по преодолению острых социальных диспропорций. Такие меры должны образовать своего рода «пакт социальной ответственности элиты» в условиях экономической стагнации и внешнего давления на страну», — отмечают М. Ремизов и М. Восканян.

Примеры подписания подобных актов в истории хорошо известны; достаточно вспомнить пакт Монклоа в Испании, подписанный в 1977 г. и ставший классическим образцом компромисса между различными политическими силами на основе общенационального консенсуса для реализации общих задач в переходном периоде. Однако при реализации такой идеи неизбежно возникнут многочисленные вопросы, прежде всего, относительно списка подписантов, а главное — относительно реального выполнения взятых на себя сторонами обязательств.

Представляется, что значимости проблемы социальной справедливости и создания здоровой социальной основы для ускоренного экономического роста отвечает скорее принятие федерального закона «О социальном государстве в России», в котором бы в реализацию статьи Конституции РФ были прописаны все обязанности бизнеса и власти. Не вернув каждому гражданину ощущение справедливости, не снизив в разы чудовищные показатели социального неравенства, не восстановив отношения солидарности, мы никогда не сможем адекватно ответить на стоящие перед страной стратегические вызовы. Государство должно способствовать экономическому и общественному прогрессу каждого гражданина, поскольку развитие каждого (а не просто «достойный прожиточный минимум») в конечном счёте выступает условием развития другого, а также условием развития государства в целом.

Необходимо превратить сегодняшнее общество атомизированных потребителей в общество соработников, объединённых общими целями и общими задачами и решающих их сообща. Проявит ли президент, получивший беспрецедентный мандат доверия от народа, необходимую мудрость, волю и стратегическую инициативу, покажет время. Как говорил Пётр I, которому этих качеств было не занимать, «понеже пропущение времени подобно смерти невозвратно» — иначе говоря, «промедление смерти подобно».

Очевидно, что внешние вызовы и угрозы будут лишь усиливаться. Промедление с решением внутренних экономических проблем давление извне усилит дополнительно. Сегодня есть запрос общества на проведение новой экономической политики, её цели и механизмы понятны и многократно прописаны. Это лишь вопрос воли президента и выбора им и адекватной новым задачам команды исполнителей. Если мы не хотим стать, по выражению Фурсова, «навозом для сильных», то мысли и стратегическая инициатива президента должны быть обращены в Будущее, далеко за шестилетний срок его пребывания на этом посту. И это Будущее должно быть построено с учетом нашего культурного кода и запроса на солидарное жизнеустройство. И, конечно, оно не должно иметь ничего общего с нашим сегодняшним криминальным коррумпированным капитализмом. Если образ нашего Будущего станет привлекательным для большинства наших граждан, то и о внешних вызовах можно будет меньше беспокоиться.

Сергей Батчиков

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583177 Сергей Батчиков


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583175 Александр Дугин

Почему русская культура больше не привлекательна

как относиться к тому, что в некоторых постсоветских странах отменяют кириллицу?

Как относиться к тому, что в некоторых постсоветских странах отменяют кириллицу?

· Ничего хорошего в этом нет. Кириллица – это наши родные буквы, священные буквы славянской православной цивилизации. Как, кстати, и глаголица

· Но вопрос в том, чем мы привлекательны с точки зрения нашей культуры, языка, письма для других постсоветских народов сегодня? Мы тяжело переживаем, что от нас отворачиваются, но что мы сделали, чтобы это было не так?

· Один татарский националист сказал: «раньше мы брали Пушкина, Достоевского и Толстого, и говорили – вот этого мы не можем. Поэтому мы следуем за русскими. Но когда сейчас нас заставляют брать учебник маркетинга, переведенный на русский с английского, и изучать его – этого мы не понимаем. Если вы нам дать американскую технологию, мы ее можем и с английского перевести. Вы как посредники европеизации и модернизации нам, татарам, не нужны»

· Это правильно. Если заниматься этим убогим подражанием Западу, который доминирует в нашей эпистеме и образовании, если перевод этих подделок - обоснование, чтобы пользоваться кириллицей, то я понимаю татар

· Что нашими священными русскими буквами, созданными Кириллом и Мефодием, мы сами сегодня пишем? Что говорим на священном русском языке? Включим российское телевидение – если бы я был руководителем другой страны, я бы сказал – «пусть мой народ не знает этого языка, такие вещи он слышать не должен»

· Современная российская культура, политико-информационная сфера – это абсолютный низ деградации. И мы хотим, чтобы этот кошмар - от которого русского человека тошнит, и ему стыдно за это – еще и переводили и читали другие народы?

· Где русские гении? Нынешняя экономическая и политическая элита их забила. Она их не просто не выращивает, она закатывает в асфальт любого талантливого человека

· Соответственно, это вопрос не только к руководителям, которые запрещают кириллицу: это вопрос, в первую очередь, к нам. Что мы сами с кириллицей делаем, как ее используем, и что на великом кириллическом шрифте пишем

· Поэтому в данном случае надо винить самих себя. Не для того, чтобы кому-то понравиться, а чтобы стать теми, кем мы должны быть. Вернуть величие нашей культуры, ее величие, чистоту, идеалистичность, выйти из марева материалистической одержимости

· Мы просто одержимы материей. Настоящий материализм достиг нас после конца материалистической идеологии. Это вошло в наш быт. Сегодня все материалисты, даже идеалисты – для достижения своих целей

· Но кириллические буквы и этот грязный материализм не вяжутся между собой. Лучше пусть читают учебники по маркетингу на английском – это не священные тексты. Кириллический шрифт совершенно для других целей. Наш язык настолько глубокий, живой, нежный, тонкий, настолько непрагматичный и неутилитарный, настолько возвышенный, что использовать его для той низости, которая сегодня говорится и слушается, совершенно неправильно

· Кириллический шрифт – это величайшее наследие, драгоценность. Его надо не навязывать, а ценить и хранить, каждую букву продумывать и осмыслять

· И вообще надо пользоваться русским языком в священных целях. Надо вернуть священное значение нашего языка, нашей письменности. Огромное количество барахла, написанного на кириллице, лучше бы просто уничтожить, потому что это осквернение нашего языка

Александр Дугин

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583175 Александр Дугин


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583167 Владимир Полеванов

Русский рений

То, без чего не включится твой iPhone. Драгоценный ресурс Курильских островов

Главный геолог "Росгеолэкспертизы" Владимир Полеванов — об уникальном месторождении рения на Курильских островах.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Владимир Павлович, на острове Итуруп открыто месторождение рения. Какие перспективы с этим связаны?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Рений незаменим в оборонной и космической промышленности. Без него ракеты летать не будут. Рений необходим при крекинге и очистке нефти, при производстве высокооктанового бензина, рениевые катализаторы на 50% повышают производительность. Рений нужен при сварке. Рений незаменим ещё в целом ряде электротехнических работ: особо ценные припои, которые не окисляются, не горят, могут работать очень долго. То есть рений — это основа современной техники и современной очистки нефти.

Но в разговоре о рении нам не удастся отойти от проблемы Курил. Их ни в коем случае нельзя отдавать Японии. Во-первых, эта территория исторически Японии не принадлежала. При Екатерине II и до неё на острове Хоккайдо жил многочисленный народ айнов. Они жили и на Курилах, и на Сахалине. И эти айны, которых сейчас осталось 30 тысяч на Хоккайдо, платили дань царице, которая потом освободила их от дани. И острова эти назывались Айнскими.

Во-вторых, Япония капитулировала в войне, и я настаиваю, что мы должны 3 сентября отмечать День Победы над милитаристской Японией.

И вообще, все эти курильские "танцы" надо прекратить. Страна начнёт разваливаться, если, не дай Бог, мы потеряем Курилы.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А "танцы" идут?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Идут встречи, приёмы, снова встречи, заявления японцев о том, что надо вернуть "северные территории".

Более того, мы в какой-то мере идём на поводу у японцев. Они хотят забрать у нас острова, а мы даём им право преимущественного хозяйственного освоения островов. Это вообще нонсенс! Завтра мы дадим ещё преимущественное право осваивать Крым украинцам, потом немцам преимущественное право осваивать Калининград. Ни в коем случае этого нельзя делать!

Андрей ФЕФЕЛОВ. А с японцами это уже стало практикой?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Это практика. Японцы совершили уже несколько рейсов, ввели безвизовый режим с нашими курильчанами, те уже посещают Японию. То есть идёт размыв ментальной границы, всё начинается в головах…

Если, не дай Бог, когда-нибудь, как в кошмарном сне, мы потеряем Курилы, — мы потеряем сразу же и Охотское море, которое сейчас наше. Мы потеряем незамерзающие выходы, а их всего два — как раз между Южными Курилами, и наш Тихоокеанский флот зимой не сможет выходить, поскольку Япония везде. Мы лишимся 5 млн тонн рыбы, которую вылавливаем в наших территориальных экономических водах. Мы потеряем 350 млн тонн нефти, которая там достаточно уверенно прогнозируется. Мы потеряем 1,5 тыс. тонн золота, которое также уверенно прогнозируется. Ну, и самое главное, мы потеряем единственное в мире месторождение рения.

Рений — чрезвычайно редкий элемент, и в последнее время он стал чрезвычайно необходимым. Ни один гаджет, ни одно стекло в высококлассной оптике не обходится без "редких земель". И сейчас с развитием космоса, с развитием ракет, с созданием современных самолётов ни одна турбина не обходится без рения, его там целых 6%. Это самый тугоплавкий после вольфрама металл. Он очень тяжелый, весит как платина — 21 грамм на кубический сантиметр; при этом золото — 19, а ртуть — 13. Точка плавления у рения примерно 3500 градусов, а кипения — 5800; то есть он может выдерживать чудовищные температуры турбин самолётов и кораблей.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Вы сказали, что это единственное месторождение, на Курилах?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да, единственное месторождение чистого рения, абсолютно уникальное.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А где его добывали до этого?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Рений находится в совершенно ничтожных количествах в молибдените, в сфалерите, в медно-порфировых и иногда полиметаллических месторождениях. Советский Союз весь свой рений (а мы до 10 тонн его использовали в своё время, когда наша авиация и всё прочее развивалось) добывал в Джезказгане. Это казахское медно-порфировое месторождение, Казахстан и сейчас продаёт нам рений. А в мире на первом месте Чили, которое в тех же медно-порфировых месторождениях его добывает. На втором — США, на третьем — Казахстан, и на четвёртом — Перу. То есть мы не добываем рения вообще нигде.

Весь мир потребляет сейчас всего-навсего примерно семьдесят тонн. Мы раньше потребляли десять тонн, а сейчас, поскольку Россия раза в три потеряла по отношению к Советскому Союзу, потребляем около трёх тонн: две тонны покупаем, и тонну производим из вторичного лома.

Андрей ФЕФЕЛОВ. То есть его нужно не очень много, но он очень важен?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да, немного, но без него ни "Тополь-М", ни С-400 нельзя сделать. Поэтому, если нам перестанут продавать рений или будут продавать так дорого… По сути, мы живём на рениевой "удавке".

И вот в 1992-м году (26 лет тому назад!) наш выдающий вулканолог, руководитель Института вулканологии Г. С. Штейнберг впервые в истории открыл самостоятельный минерал рений, рениевит, в вулкане Кудрявый на острове Итуруп. Это единственное в мире месторождение, которое воспроизводит рений: каждый год вулкан Кудрявый с вулканическими газами, с фумаролами выбрасывает 37 тонн рения — более половины мировой потребности!

Андрей ФЕФЕЛОВ. Щедра природа!

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Более того, здесь я отдаю должной нашей Государственной комиссии по запасам (ГКЗ), у которой хватило смелости и решительности защитить 37 тонн динамических запасов. И этот термин, "динамические запасы", впервые введён. Ведь обычно запасы — это то, что разведывается, то, что стоит, то, что можно разрезать каналами, скважинами, посчитать. А тут в воздухе ловишь!

Освоив это месторождение, мы бы стали мировыми законодателями мод, открыли новое направление — рениевое, которого нет нигде в мире. Мы бы получили возможность впервые в истории добывать воспроизводимый металл, ведь ни золото не воспроизводится, ни другие металлы.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Вы представили мощную картину, но что получается на практике?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. На практике получается, что все "за", но никто не даёт разрешений.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А кто-то пробовал?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Попробовало за свои деньги частное предприятие. Они сделали установку для добычи рения, разработали технологию великолепную.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Она не работает?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Не работает, потому что нужно, чтобы государство включилось в добычу рения, 800 миллионов рублей всего-навсего нужно. Мы тратим 1,5-2 миллиарда на ежегодную закупку рения, он стоит от тысячи до пяти тысяч долларов за килограмм, а ведь могли бы завалить рением весь мир.

То есть у нас все "за", но никто ни копейки не дал. Все круги ада прошли предприниматели, которые уже порядка 5 миллионов долларов потратили. Это предприятие было включено и в государственную программу, и в областную, Сахалинскую. Они пытались добыть деньги в Роснано, там сказали: да, идея замечательная, идея правильная, работайте, а там мы подключимся…

В этом году я и с владельцем предприятия беседовал, и с директором, и с главным технологом — они провели все мыслимые совещания, получили все экспертные заключения, положительные. Есть у нас комиссия по инновациям, которая деньги должна была выделить, есть у нас областная Сахалинская дума, которая должна была также какие-то местные региональные деньги выделить. Но всё заморожено.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Это вредительство?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Я думаю, вредительство и прояпонское лобби.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А это уже предательство!

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Если бы я был во властных структурах, я бы поднял вопрос о предательстве со всеми вытекающими для конкретных лиц последствиями.

Я обращался по телевидению к губернатору Сахалина, говорил, что если он хочет войти в историю не как рядовой губернатор, а как человек, который начал первую в мире добычу возобновляемого стратегического металла, то он должен ложиться спать и вставать с мыслью: "А как там у меня рений?" Может быть, он в конце концов услышит и начнёт это двигать. Потому что, если бы губернатор включился в проект, можно было бы это дело сдвинуть. Мне, в бытность главой Амурской области, таким образом удалось строительство космодрома "Восточный" организовать.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Я уверен, что в рениевом проекте существуют какие-то свои сложности, и для того, чтобы пробить эту стену, нужно большое внутреннее усилие. И таких сил у местной власти нет. Нужен мощный импульс со стороны Москвы.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Я жду с нетерпением состава нового правительства и надеюсь, что всё-таки будет команда, которая начнёт созидать, которая начнёт заниматься стратегией, а не только составлением программ. Будет ставить конкретные реальные цели. И вот самая простая, самая проработанная и самая нужная, с учётом нашей оборонной составляющей, задача — начать добывать рений. Можно его за два года начать добывать. В советское время он бы уже добывался, если бы его открыли раньше.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Когда-то были громкие общенациональные проекты, комсомольские стройки, которые вовлекали молодежь. И сейчас Курилы — это, с одной стороны, экзотика, а с другой стороны, стратегически важная точка, священная точка русской земли. И нужно создать такую программу, чтобы люди туда двигались — для работы внутри рениевого проекта, ради обороноспособности страны, ради утверждения русских Курил. И это нельзя построить на уровне местной власти, это должен быть общенациональный мозг и общенациональная воля.

А японцы понимают, о чём идет речь? Они подбираются к рению?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Они всё понимают. Но молчат.

В своё время я достаточно часто общался с архиепископом Смоленским Кириллом, нынешним Патриархом. И я говорил ему, что надо закрепить Курилы в обязательном порядке за нами. Вспомнил Невельского, который организовал Николаевск-на-Амуре вне договора с Китаем и поднял флаг. Когда на это пожаловались императору Николаю I, он дал такую знаменитую резолюцию: "Единожды поднятый российский флаг спущен быть не может". И я сказал Кириллу, что надо построить православный храм на Курилах, чтобы если их кто-то теоретически решил бы отдать — отдал бы уже вместе с православием. И Кирилл реализовал эту идею, хотя, казалось бы, на что уж консервативный институт Церковь!

И насколько, мягко говоря, нестратегично правительство России, которое уже 26 лет не может выделить 800 миллионов рублей. Люди уже за свои деньги создали инфраструктуру, создали технологию, опытную установку, изучили, защитили запасы в ГКЗ — это тоже тяжелейшая работа! Осталось буквально чуть-чуть и рений идёт на поток, рений становится экспортным продуктом России, и мы получаем возможность не тратить бешеные деньги, а зарабатывать! Но этого ничего нет, и это для меня непонятно совершенно. Я руководил территориями и знаю, как нужны такие стратегические вещи для территорий. Мы же нация первопроходцев!

Андрей ФЕФЕЛОВ. Новый технологический рывок человечества, связанный с приходом цифры, требует осмысления. Причем, я понимаю, что наш стратегический противник тоже думает очень плотно на эту тему и пытается включить человечество при помощи цифры в свою модель так называемого "электронного концлагеря".

А у нас должна быть своя альтернативная русская модель этой цифрономики. И, конечно, если она появится (а она должна появиться!), потребуется рений для того, чтобы обеспечить технологическую часть новой цифрономической философии.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да, это в обязательном порядке.

Андрей ФЕФЕЛОВ. И в завершение хотел бы вернуться к тому, о чём Вы уже говорили. Есть три точки, три "К" — Курилы, Крым и Калининград — три ключа…

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Это ключи от России, ключи от нашего менталитета. Если не дай Бог, мы их потеряем, Россия развалится как карточный домик.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Я недавно слышал песню, называется "Дядя Вова, мы с тобой!", поют дети. И там есть такие слова: "Не достанется гряда самураям никогда, грудью встанем за столицу янтаря, Севастополь наш и Крым для потомков сохраним".

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Всё правильно. Вот именно на этой ноте и надо закончить.

Андрей Фефелов Владимир Полеванов

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583167 Владимир Полеванов


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582369 Александр Бедрицкий

Крым мог стать локомотивом, но стал среднестатистическим регионом России

Интервью директора Таврического информационно-аналитического центра Александра Бедрицкого

Почему колоссальный потенциал народной инициативы в Крыму оказывается сегодня мало востребованным? Чего на полуострове удалось добиться, а что так и не успели сделать после воссоединения с Россией? Об этом и многом другом, касающемся жизни российского региона, корреспондент ИА REGNUM поговорил с директором Таврического информационно-аналитического центра Александром Бедрицким.

ИА REGNUM : Четыре года прошло после воссоединения Крыма с Россией. Какие итоги сегодня можно подвести, на ваш взгляд: что сделали хорошо, чего не сделали, что сделали не так?

Во-первых, и самое главное, в Крыму не началась война. Я понимаю, что это утверждение навязло в зубах и вызывает скорее досаду от частого повторения, но от этого оно не перестаёт быть верным. Я прекрасно помню, как всё балансировало на грани с середины февраля 2014 года, да и в начале марта ещё далеко не всё было явным и очевидным.

Во-вторых, быстро и достаточно эффективно были решены вопросы перехода из одной юрисдикции в другую, включая переоформление документов, переход в поле нового законодательства, переход на другую валюту, запуск финансовых институтов и многое другое.

Удивительно не то, что при этом возникали определённые издержки и проблемы, а то, что они не переросли в критическую массу. Подобного опыта новейшая Россия не имела, и этот опыт бесценен.

В-третьих, в сжатые сроки и в предельно сложных условиях были решены вопросы жизнеобеспечения полуострова, включая переориентацию с украинских на российские рынки, обеспечение продуктами питания, налаживание новых транспортных и логистических коридоров, энергообеспечение. И всё это с учётом эксклавности (несуверенный регион, отделённый от основной территории страны и окружённый другими государствами, — прим. ИА REGNUM Крыма и в условиях транспортной, продуктовой, энергетической, наконец, водной блокады со стороны Украины.

ИА REGNUM : В Крыму сейчас довольно широко распространено мнение, что многое делается «не так, как должно»?

Известную роль в этом сыграли завышенные ожидания: с одной стороны, Россия виделась своего рода «идеальным государством», а это совсем не так. С другой, был порыв сделать «как должно быть». Этого не произошло. Как по объективным, так и по субъективным причинам. И, пожалуй, самое негативное — что в крымском обществе небывалый подъём «Крымской весны» сменился привычной апатией. Так что пока её колоссальный потенциал народной инициативы оказывается мало востребованным. Из этого не следует, что он полностью ушёл в песок, растворился, скорее он перешёл в потенциальное состояние, но то, что этот ресурс не используется сейчас, — факт.

Вместо этого Крым стал среднестатистическим регионом России: со своими проблемами и своими преимуществами. Но надо понимать, что, естественно, со своей спецификой, проблемы есть и в любых других регионах. Сейчас Крым — это часть России, и его дальнейшее развитие целиком и полностью зависит от развития страны в целом. Но Крым мог бы стать и локомотивом.

ИА REGNUM : Уже не первый год мы слышим, что в Крым вливают огромные деньги для того, чтобы привести в порядок замученный Украиной полуостров. Но как эти средства расходуются, насколько рационально и эффективно?

На сегодняшний день Крым является одним из четырёх регионов, в отношении которых действует федеральная целевая программа. Кстати, по объёмам финансирования Крым на два порядка превосходит следующую за ним Калининградскую область: на Крым только в 2018 году выделяется свыше 153 миллиардов рублей, в то время как на Калининградскую область — восемь миллиардов.

Результаты государственных усилий, я думаю, хорошо видны: в кратчайшие сроки был сдан энергомост, проложены новые линии электропередач и подстанции, построен магистральный газопровод «Краснодарский край — Крым», построены новые ТЭС для Крыма и Севастополя, сдан в эксплуатацию новый терминал аэропорта Симферополя, в мае будет открыт Крымский мост, строится трасса «Таврида», строятся и сдаются новые больницы и детские учреждения, и это далеко не полный список.

Но уже через два года действие ФЦП завершится, и вот что будет дальше — вызывает определённые вопросы. Лишь маленький, но очень показательный пример: несколько дней назад заработал новый аэропорт. Большой, красивый, с продуманной и хорошо оборудованной территорией. Но вот почему-то короткий, протяжённостью около трёх километров, участок трассы от съезда на новый аэропорт до съезда на старый (ул. Кезлевская) остался в том состоянии, в котором и был раньше — по одной полосе в каждую сторону движения. А это значит, что там неизбежно будут скапливаться пробки, и реконструкция его сейчас, после пуска нового терминала, будет сопряжена с несоизмеримо большими издержками.

ИА REGNUM : Как Крыму решить проблему с водообеспечением, по вашему мнению? Вот, например, Турция, которая, как мы, не летает в космос, не строит АЭС и не имеет столь развитого ВПК, за меньшие сроки провела водопровод на Северный Кипр. Почему мы этого не сделали? В чём проблема?

Наверное, всё же не в том, что Турция не летает в космос, не строит АЭС (вместо этого обращается к России) и не имеет развитого ВПК, предпочитая закупать С-300 у нашей страны. В известной степени сыграла свою роль погода: начиная с 2014 года дожди наполняют водохранилища, и дефицит с водой ощущается только на севере Крыма. С другой стороны, было реализовано и без того огромное количество неотложных и сложных инфраструктурных проектов, каждый из которых требует средств. А они не безграничны.

Но что совершенно точно, эту проблему придётся решать, и чем раньше заняться её проработкой, тем проще и менее затратной она окажется в будущем.

ИА REGNUM : Как решить не менее важную проблему работы крупных государственных компаний в Крыму? Почему за четыре года этот вопрос практически не сдвинулся с места?

А какие именно государственные компании имеются в виду? Список госкомпаний вообще очень невелик, и большинство из них в той или иной мере в Крыму представлены. Если же говорить о российском крупном бизнесе, то здесь всё не столь однозначно. С одной стороны, массовое вхождение российского бизнеса не оставило бы даже следа от крымских компаний, либо остались бы только привычные названия. То есть Крым бы пережил очередной передел собственности со всеми внутренними и внешнеполитическими издержками — можно представить себе, какой шум поднялся бы вокруг этого. С другой, российский крупный бизнес тесно связан с международным. Здесь и долевое участие иностранных корпораций в российских компаниях, и наличие российских активов за рубежом. Естественно, это также влияет на решение работать в Крыму.

ИА REGNUM : В контексте международных санкций напрашивается вопрос: наше государство в состоянии управлять своими активами в качестве инструмента собственной политики? Почему решения о тех или иных действиях принимают непосредственно руководители компаний, а не руководство страны?

Ответ очень прост: потому, что у нас не государственная экономика. Государство выступает в лучшем случае в качестве регулятора, оно может создать определённые условия для бизнеса, повысить привлекательность, но решения всё равно будут приниматься компаниями. Кстати, это не так уж мало. В большинстве стран государственный заказ, работа по государственным контрактам — это наиболее прибыльная и, что немаловажно, долгосрочная и гарантированная деятельность.

Некоторые процессы должны вызреть. Можно попытаться решить ситуацию силовыми методами и тем самым создать очаг внутреннего конфликта в то время, как мы и без того находимся в остром противостоянии с Западом. А можно дать время для того, чтобы осознать, что санкции — это надолго, если не навсегда, но и работа по государственным контрактам или с государственными гарантиями — это очень привлекательно. Как ни парадоксально, в случае дальнейшего ужесточения санкций привлекательность Крыма для российского крупного бизнеса будет повышаться.

ИА REGNUM : Кстати, «Аэрофлот» и другие российские авиакомпании уже несколько лет спокойно работают в Крыму, и никто на Западе не заикнулся о санкциях против них…

Есть определённая разница между финансовой сферой и авиационными перевозками. Если максимально упрощать, то она заключается в том, что мировые авиационные перевозки в значительной степени зависят от России: здесь и навигационное, метеорологическое обеспечение, здесь и крупные узловые аэропорты. Сколько-нибудь реальные санкции в отношении российских авиаперевозчиков неизбежно приведут к зеркальным санкциям, в результате которых вся система, по крайней мере трансъевразийских авиаперевозок, окажется разрушенной. Сказать подобное о российских финансовых учреждениях при всём желании не получится.

Отсюда следует довольно очевидный вывод: в тех областях, где Запад от нас зависит, мы чувствуем себя более уверенно, и наоборот, он пытается давить там, где наша зависимость от западных институтов высока. Финансовая сфера — одно из наших самых уязвимых мест.

ИА REGNUM : Сбербанк в Крыму мы ещё долго не увидим?

Единственным государственным банком в России является Центральный банк — главный денежно-кредитный регулятор и эмиссионный центр. Он в Крыму работает. Без него не могла бы существовать банковская система, не было бы кредитов для бизнеса и частных лиц, банковских счетов, не было бы ни наличности, ни платёжных систем, ничего. То есть говорить, что госбанков в Крыму нет, — неверно. Он здесь есть.

При этом не надо забывать, что обособленность от мировой финансовой системы приводила и к издержкам: внутреннему валютному контролю, необходимости платить за жизненно важные товары (например, промышленное оборудование) золотом, либо зерном и нефтью. И уж, конечно, доступность многих привычных импортных товаров внутри страны (речь, конечно же, не о хамоне и пармезане) значительно снизится. Что касается Сбербанка, то этот вопрос требует отдельного рассмотрения, и он неотделим от анонсированных в послании президента мер по развитию страны.

ИА REGNUM : Бытует мнение, что в последние десятилетия Россия и её специалисты делают большую ошибку, ставя экономику впереди политики: если не решены базовые политические и теперь уже международные проблемы, никакого прогресса в экономике и всех остальных сферах не будет. Вы согласны с этим утверждением?

Политика и экономика взаимосвязаны и не могут существовать одна без другой. Машина, даже самая роскошная, никуда не уедет без топлива, но и топливо само по себе, без машины, бесполезно — оно просто достанется другому, кому оно необходимо. Кстати, и послание президента было об этом же: сначала приоритеты развития, то есть в значительной степени экономика, потом, чем мы эти приоритеты защитим — то есть международные проблемы. Просто не нужно путать экономику с «невидимой рукой рынка». Вот эта идеология уж точно должна остаться в прошлом.

 Александр Дремлюгин

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582369 Александр Бедрицкий


Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 25 апреля 2018 > № 2582286 Алексей Немов

В минувший вторник одна из столичных площадок принимала целую плеяду прославленных спортсменов разных лет. Обладатели множества медалей и титулов собрались на торжественный гала-вечер чемпионов "Друзья большого спорта", посвященный двум главным спортивным событиям года: прошедшим зимним Олимпийским играм и грядущему Чемпионату мира по футболу.

Прославленный гимнаст, четырехкратный чемпион олимпийских игр, соорганизатор мероприятия, Алексей Немов рассказал в интервью РИА Новости о поражениях, победах, отношении к гимну, дружбе и ожиданиях от предстоящего супер-события в области сорта — ЧМ-2018.

— Алексей, сложно ли было собрать в одном зале целый звездопад прославленных спортсменов? Какова была ваша главная цель?

— Главной моей задачей было пригласить всех своих друзей, чтобы встретиться в неформальной обстановке, пообщаться, вспомнить и насладиться всеми моментами нашей спортивной жизни, которые ежегодно дают огромный толчок в развитии разных видов российского спорта. Это в тоже время служит и огромной мотивацией для юного поколения спортсменов, которые только начинают свои первые шаги по ковровой дорожке к пьедесталу. Не секрет, что спортсмены практически не видятся в обычной жизни. Встречи происходят только на соревнованиях, когда у каждого свои задачи.

— Сегодняшний вечер начался с гимна. Что для вас значат эти минуты?

— Для меня лично, это всегда связано с победой. Это минуты, когда я вспоминаю свою спортивную жизнь, свое первое восхождение на высшую ступень пьедестала и в то же время с благодарностью ко всем, кто помогал мне в моей спортивной жизни.

— Каким должен быть будущий чемпион?

— История успеха зависит от многих факторов. Во-первых, это любовь и искреннее отношение к тому, что ты делаешь. Второе — умение слушать внутреннее я, а также советы тренера и людей, которые с тобой работают. Одно из главных — уважать своих соперников и просто, быть человеком.

— Осталось совсем немного до начала ЧМ-2018. За кого будете болеть?

— Спортсмены России, несмотря на вид спорта — это одна команда. За свою команду.

— Несправедливая оценка на Играх-2004 года в Афинах. О чем вы думали, успокаивая болельщиков, которые более 15 минут бойкотировали испуганную такой реакцией команду судей?

— В это время я задавал себе только одни вопрос: как я могу вернуться на родину без медали? Для меня это был просто… конец света.

— Для вас спорт — это…

— Это моя жизнь.

Организатором приема стал журнал "Большой спорт".

Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 25 апреля 2018 > № 2582286 Алексей Немов


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 25 апреля 2018 > № 2581911

Подведены итоги Российского Интернет Форума 2018

XXII Российский Интернет Форум официально завершен! За три дня форум посетили больше 8 000 участников, состоялось больше 100 параллельных секций, где своим опытом и кейсами поделились больше 250 докладчиков из ведущих российских интернет-компаний и органов власти.

Главное весеннее мероприятие Рунета, которое вновь прошло в формате трехдневного выездного форума на территории пансионата “Лесные дали”, объединило на одной площадке конференцию, выставку и множество внепрограммных событий. На этом РИФ 2018 ключевые персоны российского интернета отчитались о развитии цифровой экономики Рунета и рассказали о самых главных трендах it-мира.

В пленарной сессии РИФ 2018 приняли участие: Леонид ЛЕВИН (Госдума), Сергей ПЛУГОТАРЕНКО (РАЭК), Инесса ИШУНЬКИНА (Mediascope), Алексей ВОЛИН(Минкомсвязь), Карен КАЗАРЯН (РАЭК), Burcu TOKMAK (OC&C Strategy Consultants, Associate Partner), Марина ЖУНИЧ (Google), Ульяна ЗИНИНА (Facebook), John ARTMAN (TechCrunch), Сергей ПЕТРОВ (ИРИ), Андрей ВОРОБЬЁВ (КЦ), Сергей ГРЕБЕННИКОВ (РОЦИТ), Евгений ВАСИЛЬЕВ (ОАО МТТ, генеральный директор), Максим БОРЗОВ (ООО «РУВЕНТС»).

Директор РАЭК Сергей Плуготаренко выступил с объемным докладом “Рунет сегодня”, в котором осветил основные и самые актуальные показатели отрасли. Презентация директора РАЭК была построена на ХАБАХ экосистемы цифровой экономики Рунета. Впервые в Рунете были подробно разобраны каждый из 7 срезов каждого из 10 хабов экосистемы Экономики Рунета.

Россия входит в десятку стран — лидеров цифровой экономики согласно рейтингу Digital Society Index. У России седьмое место по степени вовлеченности людей в цифровую экономику. Вовлеченность подразумевает доступ к инфраструктуре, профессиям и рабочим местам эпохи digital.

“Аудитория Рунета в 2017 году — 90 млн человек (73% населения). Семь из 10 человек пользуется интернетом хотя бы 1 раз в месяц. До 85% россиян будут иметь доступ в интернет к 2020 году. 73 миллиона пользователей (59% от населения) пользуются интернетом через мобильные устройства хотя бы 1 раз в месяц. 20,9% используют исключительно мобильный интернет. Аудитория мобильного интернета в России в 2017 году впервые превысила десктопную аудиторию. Также на сегодняшний день заметен быстрый рост онлайн-образования и за ближайшие 5 лет увеличится объем рынка с 20,7 млрд рублей до 53,3 млрд рублей”, - отметил Сергей Плуготаренко.

В холле Главного корпуса разместилась выставка РИФ, где экспонентами стали 50 российских компаний, а участники рынка могли продемонстрировать новые услуги, решения и разработки, наладить деловые контакты.

Еще одним тематическим событием форума стала конференция Buduguru - информационный гид по карьере в ИТ, созданный с целью помочь молодым людям сориентироваться в актуальных специальностях будущего, понять, какие ИТ-профессии изменят мир. Специальными мероприятиями конференции стали лекции и мастер-классы.

Также на РИФ были представлены результаты исследования «Рейтинг операторов фискальных данных-2018», которое призвано дать подробное описание операторов фискальных данных (ОФД), сравнить их возможности и дополнительный функционал. Результаты исследования помогут предпринимателям, обязанным применять онлайн-кассы в соответствии с Федеральным законом от 22.05.2003 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники», выбрать ОФД, наиболее подходящий их запросам и виду деятельности.

В исследовании участвовали все ОФД* из реестра ФНС, наибольшее количество баллов набрал оператор фискальных данных OFD.RU (ООО «Петер-Сервис Спецтехнологии»).

Итоговый рейтинг ОФД

1. OFD.RU

2. Первый ОФД

3. Платформа ОФД

4. ОФД «Такском»

5 . Астрал.ОФД

6-7. СБИС

6-7. Инитпро

8 . КОРУС ОФД

9. ОФД-Я

10. Контур ОФД

11. Электронный Экспресс

12. е-ОФД

Андрей Воробьев, директор КЦ рассказал об исследовании «Тенденции развития интернета в России», которое Координационный центр доменов .RU/.РФ провел совместно с Высшей школой экономики.

Согласно данным исследования, за последние пять лет в Российской Федерации на четверть выросла доля граждан, владеющих навыками использования интернета – с 66% в 2012 г. до 80,8% в 2016 г. Российские граждане все активнее взаимодействуют с органами государственной власти и местного самоуправления по интернету и обращаются за госуслугами в электронной форме: в 2014–2016 гг. доля таких граждан выросла почти в 1,5 раза (до 51,3%). За самой популярной электронной услугой – записью на прием к врачу – обращалась треть (32,4%) респондентов, использующих официальные сайты и порталы госуслуг.

18 апреля Медиалогия совместно с РАЭК впервые подвели итоги рейтинга «Инфоповод года.ИТ». В ходе исследования Медиалогия проанализировала самые интересные инфоповоды (события/темы/сюжеты), инициированные пресс-службами и вызвавшие наибольший резонанс в СМИ.

Исследование проводилось информационно-аналитической системой «Медиалогия» на основе МедиаИндекса – показателя эффективности PR, который учитывает влиятельность СМИ, позитив/негатив и заметность сообщений. Анализировались данные за 2017 год.

Новостной агрегатор СМИ2 и производитель элементов питания GP Batteries наградили редакции, опубликовавшие самые популярные новости о РИФ 2018. В течение трех дней работы РИФа можно было наблюдать за борьбой изданий с помощью рейтинга СМИ2 в пресс-центре форума. И вот, награда нашла своих героев! Был сформирован ТОП-3 изданий, написавших лучшие материалы. На вершине рейтинга оказалось информационное агентство Интерфакс, вслед за ним в топе разместились МИА Россия Сегодня и РБК. Призы вручили директор по внешним коммуникация новостного агрегатора СМИ2 Олег Крупенов и представитель компании GP Batteries Мария Силакова.

Море контента и эмоций, и общение с самыми разными людьми, которых объединяет Рунет - все это РИФ. Ждем вас в следующем году, весной 2019 года!

Все презентации, фото, новости можно изучить на сайте www.rif.ru.

О РИФ 2018

Российский Интернет Форум (РИФ) 2018 — главное весеннее мероприятие Рунета, самое массовое и интересное ежегодное событие отрасли.

РИФ 2018 собирает ежегодно до 10 000 профессиональных участников из интернет-отрасли и смежных отраслей, представителей государства, СМИ, научного сообщества, студентов профильных ВУЗов.

РИФ 2018 проходит в формате трехдневного выездного мероприятия, состоящего из многопотоковой Конференции (Форма), «народной» Программы 2.0, масштабной Выставки и внепрограммных мероприятий от оргкомитета и партнеров РИФа.

Организатор конференции: РАЭК (Ассоциация электронных коммуникаций) при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 25 апреля 2018 > № 2581911


Россия. Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581898 Алексей Федоров

Китайская грамота: как Россия подсела на азиатскую онлайн-торговлю

Алексей Федоров

Президент Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ)

С 2017 года большая часть денег россиян при заграничных онлайн-покупках достается Китаю. Теперь флагману китайского e-commerce предстоит определиться с дальнейшим развитием

С 2017 года большая часть денег россиян при заграничных покупках онлайн достается Китаю. Теперь флагману китайского e-commerce предстоит определиться с дальнейшим развитием. Что может ждать интернет-пользователей?

По итогам 2017 года большая часть затрат россиян в зарубежных интернет-магазинах стала приходиться на Китай — 53%, согласно исследованию АКИТ. Доля посылок, приходящаяся на китайские магазины, достигла 93%. Показатели кажутся сейчас естественными, но путь китайского импорта к подавляющей доле в иностранном e-commerce не случаен. Как выглядит пособие по захвату российского рынка?

Обрусение AliExpress

Почти четыре года назад в России появился китайский маркетплейс AliExpress, который стал основным поставщиком товаров из Поднебесной. За это время аудитория интернет-магазина выросла до 60 млн уникальных ежемесячных посетителей, по данным сервиса WebSimilar. Стоит отметить, что ключевым был даже не беспрецедентно быстрый старт и рост маркетплейса, а создание целой культуры потребления китайского товара, ранее незнакомого российскому потребителю. Своей политикой финансовой доступности площадка стала своеобразным проводником в мир онлайн-покупок для категорий граждан, которые ранее никогда не использовали интернет для подобных действий. По данным, за три квартала 2017 года жители России получили более 220 млн посылок с использованием сервиса AliExpress.

Конечно, свою роль в таком старте сыграла ценовая политика китайских производителей.

Будущее китайского маркетплейса

На текущий момент AliExpress — это активно функционирующая компания, которая (наравне с Avito) сформировала экосистему доступных интернет-покупок. Она позволяет рядовому гражданину поэкспериментировать с зарубежными покупками: средства требуются небольшие, поэтому не так страшен риск получить некачественный товар или потерять деньги.

Десятки миллионов человек вовлечены во взаимодействие с китайскими производителями, причем средняя цена покупки в настоящее время составляет 980 рублей. Благодаря стратегическим решениям Джека Ма и других топ-менеджеров Alibaba (в бизнесе которой доля AliExpress составляет всего 1%), сайт избавился от большинства фейковых продавцов и производителей подделок, а также от неотслеживаемых почтовых отправлений, что значительно повысило качество сервиса.

Подвергаясь неоднократным обвинениям в продаже контрафактных продуктов известный брендов, Джек Ма дважды всерьез задумывался о закрытии площадки AliExpress. Но, по мнению автора, маркетплейс готов к новым шагам в сторону легализации: к уплате НДС, таможенным пошлинам и сертификации продаваемой продукции.

Последствием может стать сокращение аудитории на 30%. Она уйдет на другие китайские сайты, работающие в более низком ценовом сегменте. Зато если руководство ретейл-гиганта оставит в приоритете респектабельность, то стоимость средней покупки возрастет до 1200 рублей, и доходы компании скорее всего не изменятся.

При альтернативном развитии событий, если Россия не будет предпринимать действий по выравниванию конкурентных условий между национальными и иностранными игроками рынка e-commerсе, китайские интернет-магазины продолжат укреплять позиции. В этом им поможет восприятие российским правительством Пекина как основного «друга» во внешнеполитической деятельности и активного антагониста Западу. В то же время сейчас у многих китайских корпораций имеется переизбыток свободных денежных средств, которые они готовы инвестировать в Россию.

Россия. Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581898 Алексей Федоров


Великобритания. Россия > Армия, полиция. Химпром > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581855 Владимир Углев

Создатель нервно-паралитического газа: «У нашего правительства — целая история лжи»

Анна-Лена Лаурен (Anna-Lena Laurén), Dagens Nyheter, Швеция

В 1970-х годах Владимир Углев был одним из ведущих советских химиков, которые разработали группу новых ужасающих нервно-паралитических веществ, получивших общее название «Новичок». Сегодня Углеву кажется вполне правдоподобным, что бывший шпион Сергей Скрипаль и его дочь были отравлены с помощью его творения в Великобритании. Газета «Дагенс Нюхетер» встретилась с Углевым в городе Анапе у Черного моря.

«Я не думаю, что Сергей и Юлия Скрипали полностью поправятся. Они, вероятно, получили неизлечимые повреждения, которые проявятся позже», — говорит Владимир Углев.

Мы сидим в комнате отеля в Анапе, а за окном шумит Черное море. Владимиру Углеву — за 70, этот коротко стриженный энергичный мужчина — один из лучших российских экспертов по производству химического оружия. Он считает весьма вероятным, что именно творением всей его жизни, нервно-паралитическим веществом под названием A234, 4 марта этого года в Солсбери и были отравлены Сергей и Юлия Скрипали.

Великобритания тоже утверждает, что Россия напрямую ответственна за химическую атаку, однако сама Россия отрицает это обвинение как абсурдное.

«Я получил информацию из британских анализов вещества, и его состав соответствует A234. Конечно, на сто процентов я не могу быть уверен, но могу предположить, что разумно, а что нет. Это яд, который отличается высоким качеством и чистотой, стабильное вещество, которое легко транспортировать и которое не оставляет никаких следов», — говорит он.

Высокое качество вещества, которое использовалось против Скрипалей, по мнению Углева, означает две вещи.

«Либо они взяли вещество из какого-то старого запаса, который мы произвели раньше. Либо его произвели какие-то профессионалы высокого уровня. Это не то вещество, которое можно сделать в гараже, в отличие от зарина, примененного террористами во время теракта в метро в Японии в 1995 году».

Рабочая группа Углева разработала нервно-паралитическое вещество А234 в пригороде Саратова в конце 1970-х годов. Работа шла в секретном научно-исследовательском институте — Государственном научно-исследовательском институте органической химии и технологии (ГосНИИОХТ). A234 был одним из трех ядов, вошедших в группу «Новичок», чье название прогремело на весь мир после того, как бывший российский шпион Сергей Скрипаль и его дочь были отравлены в Великобритании в начале марта.

Сам Углев предпочитает говорить об A234. Названия «Новичок» он избегает.

«Это слово запустил Вил Мирзаянов (беглый русский химик), но дело в том, что „новичок“ — это не одно вещество. Речь идет о трех разных нервно-паралитических веществах, которые разрабатывались в нашем институте: A234, A232 и A240. Я занимался этими ядами совершенно конкретно, в отличие от Мирзаянова, я знаю о них значительно больше, чем большинство высокопоставленных руководителей, потому что это была моя работа. Два раза я сам травился. По счастью, количество вещества было настолько мало, что я отделался лишь испугом».

В 1992 году Вила Мирзаянова, одного из высокопоставленных руководителей института, задержали. Он сделал разоблачение о том, что Россия вопреки международным конвенциям продолжала разрабатывать химическое оружие. Когда Владимир Углев официально поддержал Мирзаянова, его тоже задержали и обвинили в разглашении государственных тайн. Оба были отпущены в связи с отсутствием доказательств, и Мирзаянов в 1995 году эмигрировал в США.

Хотя Углев и поддержал Мирзаянова в 1990-е годы, сегодня он соглашается не со всеми его выводами.

«Эти вещества никогда не производились в таких количествах, как утверждает Мирзаянов. Большую их часть производила наша лаборатория, а мы могли сделать максимум 200 килограмм. Не тоннами. В Нукусе в Узбекистане проводились лишь эксперименты, производства там не было».

«Дагенс Нюхетер»: Какова была цель производства этих нервно-паралитических веществ?

Владимир Углев: А зачем вообще нужно оружие массового поражения? Зачем была нужна атомная бомба? A234, A232 и A240, которые мы разработали, оказались в десять раз эффективнее, чем соответствующие нервно-паралитические яды, которые уже были на рынке. Требовалось гораздо меньшее количество, чтобы добиться эффекта. Но, конечно, это странно, что страна, у которой есть атомное оружие, занималась химическим. Любой профессионал сказал бы, что это ни к чему. Я не знаю, о чем думали наши тупоголовые лидеры, но предполагаю, что они следовали логике «если у американцев есть, то и у нас должно быть».

Еще в 1990-е годы, когда Углев в том числе помогал комиссии американского Сената по химическому оружию, он предостерегал, насколько опасными могут быть яды группы «Новичок», если попадут не в те руки.

«Это очень удобное вещество. Оно не оставляет после себя никаких следов, и его легко использовать. Террорист может положить себе ампулу в карман, вылить содержимое в вагоне поезда и выйти. Спасибо и до свидания».

— Каково это было — участвовать в такой работе? Создавать оружие массового поражения?

— Тогда это было нормально. Это была моя работа. Я заработал на жилье, воспитывал детей. Я вообще обо всем этом не думал. Но война в Афганистане изменила ход моих мыслей, я знал, что советские войска убивали невинных гражданских. Пусть я и не могу это доказать, я уверен, что там использовалось и химическое оружие.

По словам Владимира Углева, из-за своей семейной истории он настроен скептически по отношению к Кремлю.

«Мой дедушка был крестьянином. У него было большое, хорошее хозяйство с шестью коровами под Пермью. Всю семью подвергли в 1930-х годах насильственной коллективизации, все мои родственники погибли в трудовых лагерях. Бабушка и дедушка лишились всего, и их с 17 детьми отправили в Мурманскую область. Там они умерли от голода и были закопаны в безымянной братской могиле. Чудо, что мой отец выжил. Я родился в 1946 году под Кировском, в лагерной зоне, полной преступников и политических заключенных. Ругаться я научился в семь лет».

Химию Владимир Углев изучал в престижном Российском химико-технологическом университете им. Д.И. Менделеева в Москве. После этого его отправили в секретную лабораторию химического оружия в Шиханы под Саратовым. Это был 1975 год.

«Чего хотел я сам, никто не спрашивал. В советские времена химиков рассылали по стране так, как это требовалось государству. Дела у меня пошли хорошо, я вошел в группу, которая разрабатывала A234, а затем возглавил ее, поднялся по карьерной лестнице до старшего научного сотрудника. Но докторскую мне так и не дали написать. Я неуживчивый человек, постоянно конфликтовал с начальством. Когда сын одного из руководителей представил плагиат нашей работы, я протестовал. Из-за этого я впал в немилость».

В 1990 году Владимир Углев ушел из секретной лаборатории, которая тогда разваливалась в связи с распадом Советского Союза. Два года он был губернатором города Шиханы, а затем работал исследователем на частном фармацевтическом предприятии. Также он сотрудничал с «Гринпис» (Greenpeace) и местными экологическими активистами.

Когда в 1993 году Углева отправили под суд из-за того, что он разгласил государственные тайны, его уволили с работы. Сегодня он живет на пенсию, которая составляет примерно 14 тысяч рублей в месяц, а также подрабатывает садовником в санатории, чтобы выплачивать кредит, взятый на жилье. Три месяца назад они переехали в курортный город Анапу из-за состояния здоровья жены.

Углев особо уточняет, что пока что нет никаких доказательств происхождения нервно-паралитического вещества, которое использовалось против Скрипалей. Но в одном он уверен: правду Кремль не говорит.

— Министр иностранных дел Сергей Лавров утверждает, что Скрипалей отравили веществом BZ (более слабый яд, который никогда не производился в России). Это откровенная ложь! Эксперты швейцарской лаборатории эту информацию отрицают, да и достаточно лишь взглянуть на анализы, чтобы понять, что это не может быть правдой. По словам британских экспертов, молекулярная масса яда, примененного против Скрипалей, равна 224. А молекулярная масса BZ — 333! Совершенно очевидно, что утверждение Лаврова — ложь.

— А зачем ему лгать?

— Возможно, он получил такой совет от экспертов. Либо просто потому, что правительство нашей страны непрестанно врет еще с 1917 года. Андрей Луговой отравил Литвиненко полонием в 2010 году (Лугового обвинила в этом преступлении Великобритания). Он разбросал следы полония по половине Европы! Поэтому, наверное, они перешли на A234. Он следов не оставляет.

— Почему вы так уверены, что это Россия виновата?

— Я этого не знаю. Это мое предположение. Посмотрите на историю Советского Союза и России. Посмотрите на 1939 год (когда СССР напал на Финляндию и Польшу). Кто признает, что дядя погиб в русско-финской войне? И что нам нечего было делать в Финляндии? Посмотрите на убийство Троцкого, которое Сталин так никогда и не признал. Они никогда ни в чем не сознаются, но рано или поздно правда в любом случае выйдет на поверхность.

— Вы сказали, что по-прежнему нет никаких конкретных доказательств?

— Нет, и не будет. Главное, что можно сделать, — это сравнить вещество, которое было найдено у отца и дочери Скрипалей с изначальной партией яда. Каждая партия A234 немного отличается от других. Они никогда не бывают идентичными, потому что дозировка всегда слегка варьируется. Поэтому мы всегда делали паспорт на каждую партию A234, с элементным анализом, токсикологической информацией и так далее. Когда в 1995 году в Москве был убит банкир Иван Кивелиди с помощью яда, которым намазали его телефон, милиция с нашей помощью смогла установить, что вещество было произведено в нашей лаборатории. Нужно было лишь сравнить пробу, взятую милицией, с нашим оригиналом.

— Значит, британцы могут попросить Россию предоставить информацию обо всех нервно-паралитических веществах, которые у нее хранятся?

— Вот какой будет ответ Кремля (сжимает кулак так, что большой палец торчит между сложенным указательным и средним пальцем, — русский жест, обозначающий, что собеседник может идти к черту). Возможно, британцы уже делали такой запрос. Но Россия никогда не даст им эту информацию. Кто захочет признать себя убийцей? Признаться, что страна, которая входит в Совет Безопасности ООН, использует оружие массового поражения против другой страны — члена совета? Я считаю, что британцы поступают совершенно правильно. Будь я на месте Терезы Мэй, я бы еще больше шума поднял.

— Но вещество, которым отравили Скрипаля, может производиться в нескольких местах в мире?

— Не везде. Оно может производиться в Великобритании, США, Японии, Германии. Но сейчас у нас есть глобальный рынок, и не получается делать какие-то выводы насчет того, где вещество было произведено, на основании его состава. Необходим конкретный анализ партий, которые хранятся в разных точках мира.

— Трудно понять, чем может быть выгоден Путину этот скандал.

— Откуда вам знать? Организации такого рода ничего не прощают. Они ничего не забывают. Они с удовольствием сделали бы то же самое и с другими, если бы могли.

— Зачем прибегать к такому методу, как убийство, когда Россия с половиной мира в конфликте?

— А почему нет? Наша разведка знает, что у США и Великобритании есть такой же яд. Они могут сказать, что британцы или американцы сделали это сами, обвинив во всем бедную Россию. Можно ли понять дурака? Нет. Те, кто сидит в Кремле, живут в своем собственном мире.

— Почему преступник не позаботился о том, чтобы действительно убить Скрипаля, если хотел его устранить? Сейчас он и его дочь пошли на поправку, хоть и говорят, что они никогда не восстановятся.

— Они ведь убили Литвиненко с помощью полония. И тогда у них были проблемы, так как Андрей Луговой наследил по всей Европе. Так что сейчас они извлекли урок из печального опыта и взяли другое вещество. Но они не подумали, что отец и дочь Скрипали помоют руки: именно это, вероятно, спасло им жизнь. И все-таки я не думаю, что они когда-нибудь полностью поправятся, они, вероятно, получили неизлечимые проблемы со здоровьем, которые сейчас не предугадаешь.

Углев не сомневается, что когда-нибудь правда о деле Скрипаля выйдет наружу.

— Если в России сменится власть, возможно, наше поколение узнает, кто пытался убить Скрипаля. Если нет, то об этом узнают наши дети или внуки. Все тайное когда-нибудь становится явным. Кто-то заговорит. Как я, например. Совесть мучает, и, наконец, уже не можешь больше молчать.

Дело Скрипаля

Российский двойной агент Сергей Скрипаль и его дочь Юлия Скрипаль были найдены без сознания на скамейке в Солсбери 4 марта.

По информации британских властей, они были отравлены нервно-паралитическим веществом, которое изначально производилось в Советском Союзе под названием «Новичок».

Скрипаль в России был осужден за государственную измену, и, по словам премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, за покушение на убийство несет ответственность российское правительство.

Вследствие конфликта Великобритания выслала более 100, а США — 60 российских дипломатов. Кроме того, 21 страна ЕС, включая Швецию, также выслала дипломатов. Россия отплатила той же монетой.

Отец и дочь Скрипали начали выздоравливать и сейчас находятся в засекреченном месте.

«Новичок»

«Новичок» — общее название группы нервно-паралитических веществ, состоящей в основном из трех разных ядов: A234, A232 и A240. Они разрабатывались в Советском Союзе с 1971 по 1993 год. Содержимого одной ампулы достаточно, чтобы лишить жизни примерно сто человек.

В 1992 году химики Лев Федоров и Вил Мирзаянов сообщили, что Россия по-прежнему проводит эксперименты с нервно-паралитическими веществами. Они были задержаны и обвинены в государственной измене. Владимир Углев официально поддержал Вила Мирзаянова и тоже был задержан в 1993 году по обвинению в разглашении государственных тайн.

Всех их позже освободили, и сейчас Мирзаянов живет в США. Он практически сразу заявил, что вещество, которое применили против Сергея и Юлии Скрипалей, относится к группе «Новичок».

Великобритания. Россия > Армия, полиция. Химпром > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581855 Владимир Углев


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581854

Запад не будет уничтожать Россию, там поняли, что с ней делать

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Военный эксперт, блогер Алексей Арестович во второй части интервью «Апострофу» рассказал о влиянии антироссийских санкций на политику Кремля, перспективах войск Путина в прямом военном столкновении с Западом и взаимосвязи между конфликтами в Сирии и на Донбассе.

«Апостроф»: Вы говорили, что единственный человек, который может прекратить войну на Донбассе — это сам Путин. На него сейчас всячески пытаются влиять с помощью санкций. Последние американские санкции действительно сильно ударили по экономике России. Как долго продержится Кремль в условиях постоянного давления Запада? Есть мнение, что у России достаточно ресурсов, чтобы еще много лет терпеть это.

Алексей Арестович: Это правильное мнение. Давайте посмотрим на Иран, который меньше России и с куда меньшими ресурсами, с куда меньшим влиянием в мире. И с 1979 года он под санкциями, которые тяжелее, чем у России, ему даже нефть и газ запрещали продавать. И при этом он жив-здоров и своим шиитским миром достал уже полмира. Фактически Иран выиграл в Ираке у Штатов. Саудовская Аравия, Израиль не знают, куда деваться от Ирана. Иран очень активно играет в Африке, Южной Америке, крутит между Сирией и Россией свою волынку. И все это под санкциями.

А Россия чай побольше и посильнее Ирана будет. Так что, если уж Иран держится 40 лет под санкциями, то Россия тоже продержится спокойно. Более того, если в Иране есть существенная прослойка, недовольная теократической властью аятолл, которая бунтовала вот недавно, то в России 60-70% населения точно за Путина. Они готовы затянуть пояса, пить боярышник, есть кору, но противостоять проклятому Западу. Российскую верхушку санкции, честно говоря, не очень-то пугают, они вполне способны держаться под санкциями десятилетиями. На санкции рассчитывать сложно. С их помощью Запад решает совсем другую задачу.

— Какие у Запада есть еще инструменты влияния на Россию?

— Запад находится в ловушке. Запад входит в тот же период, в который коллективная Европа входила в 16 веке, когда была Реформация. Ему нужно глобально перестроиться на новый технологический уклад, полностью поменять систему производства, управления и так далее. Они впервые к этому сознательно идут и хотят выполнить эту задачу с меньшими издержками, потому что столетия религиозных, промышленных или колониальных войн никому не нужны на Западе.

И тут Россия бьет горшки. Россию в 90-е годы приняли в «восьмерку», «двадцатку», вообще посчитали демократической страной, начали всерьез с ней разговаривать. Прошло 10 лет, пришел Путин к власти, в России откатили назад, опять стали с имперскими претензиям. Демократической страны из России не получилось.

А теперь давайте считать реальные варианты для Запада. Уничтожить Россию в ядерной войне? Нереально. Погибнет все человечество. Демократизировать Россию? Они пытались демократизировать, кинули туда десятки миллиардов долларов на демократизацию (начиная от «ножек Буша»), поддерживали демократические институты. Но Россия — это все равно империя, которая лезет и воюет. Лишить ее ядерного оружия или существенно ослабить? Это значит резкий подъем Китая. И опять резко изменится положение в мире, чего не хочет Запад и к чему он не готов. Развалить Россию? Это 20 кадыровых с оружием, которые ссорятся между собой.

Ни один из существующих вариантов в отношении России неприемлем. Запад, вопреки страшным рассказам российских аналитиков, не пытается уничтожить Россию, потому что у Запада нет сейчас решения в отношении России. Россия прет вперед, Путин пытается отыграться за поражение в холодной войне, а Запад играет на контрходах. Они очертили мысленно круг, за который Россия не должна зайти. Как только заходит — они ее бьют. То санкциями, то «Томагавками» ставят на место и не пускают дальше. Например, сейчас в Сирии они четко продемонстрировали, что России не удастся говорить с Западом языком силы и ультиматумов. Есть границы, которые нельзя переходить.

Политика Запада в отношении России — это: а) обеспечить свои интересы, в том числе, например, провести «Северный поток — 2», как Германия; б) не позволить ей перейти некоторые красные линии, которые гласно или негласно установлены. Все.

Целенаправленной программы в отношении России у Запада нет. Всей своей 2000-летней историей Запад доказал, что умеет очень хорошо решать проблемы, когда четко обозначена цель. Как в случае со Скрипалем (бывшим российским шпионом, которого отравили в Великобритании, — прим. «Апостроф»), они моментально собрались — и выслали [российских] дипломатов. Когда они чувствуют коллективную угрозу, они прекрасно действуют. Например, прекрасно отмониторили белорусский кризис, в отличие от крымского. Но у них нет единой позиции.

А есть еще такая историческая тенденция, с 15 века: Россия, являясь тенью Запада в юнгианском смысле, все время приносит себя в жертву Западу. Всякая попытка российских реформ — Грозного, Петра, Сталина, вот сейчас Путина — или российского рывка всегда заканчивается жертвой России в отношении Запада. Запад, вглядываясь в это темное зеркало ужасов, которые творятся в России, депрессии, попыток завоевать весь мир, в очередной раз приходит в себя. Ведь Запад тоже любит по крайним тенденциям идти: сегодня у них эскапизм, завтра у них колониализм, послезавтра у них раскаяние, потом запуск беженцев, потом опять правый разворот. Это же Запад: он прикладывает руль только вправо-влево, он по-другому не умеет. Резко вправо, резко влево. Попробовали крайний правый разворот в 20-30-е годы, сейчас попробуем крайне левый. Потом еще что-нибудь придумаем. А Россия — это такое темное зеркало, глядя в которое, Запад приходит в себя, стабилизируется и реформируется. В этом смысле Россия приносит себя в жертву. И она в очередной раз принесет себя в жертву Западу.

Но это же означает и сакральную связь. Для Запада уничтожить Россию — это все равно, что для нас с вами уничтожить свое подсознание, собственную тень. Во-первых, это никогда не удается, а во-вторых, это органическая часть нас, поэтому это невозможно и технически. Запад это достаточно отрефлексировал. Тем более что на Западе непрерывная интеллектуальная традиция, они не переписывали историю. Интеллектуальная элита на Западе уже давно поняла, что такое Россия и как с ней иметь дело. Поэтому они никогда не будут уничтожать Россию. Максимально возможная политика Запада в отношении России — это не дать перейти красную линию. Другое дело, что распознание этих поползновений и выставление правильных линий — это очень нетривиальная задача сейчас, когда все приобрело гибридные формы. Но тем не менее даже с этим они относительно ловко справляются. Это то, что называется в английском языке tensions, оно будет длиться пару десятилетий, не меньше, на нашей территории в частности.

— Нанесенный Западом удар по Сирии был ожидаем для России? Что будет происходить дальше?

— Ожидали, даже грозные окрики какие-то себе позволяли. Но потом сели в бункере и не отсвечивали, потому что понимали, что станут жертвой западного удара.

Два главных месседжа на сегодня. Первый: Запад не позволил России говорить с собой языком силы и при переходе красной линии немедленно отреагировал, чего, например, еще три года назад нельзя было ожидать. Второй: Запад четко дал понять через группу Вагнера, что не остановится перед ударами по российским войскам. А прямое военное столкновение с Западом России точно не нужно. Потому что оно закончится за 45 минут поражением России — на отдельном театре военных действий. Если брать в целом на европейском, там подольше будут бодаться, с большими жертвами для обеих сторон. Например, если Россия ломанется сразу на Прибалтику, на Украину и Белоруссию, то она не проиграет за 45 минут, война будет длиться месяц-два. В конце концов Россия проиграет, но жертвы будут такие, на которые Запад не хочет идти. Но на ограниченном театре военных действий, который России тяжело снабжать, куда сложно перебрасывать войска, она проиграет с треском в течение 45 минут. Россияне это прекрасно знают, поэтому не отсвечивают, поэтому никто ничего не сбивает. И Запад точно знал, что никакой ответной реакции не будет, иначе не поднимал бы самолеты в первой волне.

— Ведь изначально со стороны РФ были заявления, мол, если мы увидим ваши ракеты, они моментально будут сбиты.

— Да, это все были сказки венского леса. По ним бы нанесли удар сразу. Военный course of action (порядок действий) на Западе предполагает, что самолеты в первой волне не летают. Идет удар крылатыми ракетами по ПВО, по средствам радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы. Все это в Сирии обеспечивают россияне. Если бы Запад действовал по военному протоколу, он бы выбил сначала россиян, потом поднял самолеты и бил бы по сирийским объектам. То, что они сразу подняли самолеты, означает, что они точно знали, что россияне не будут противодействовать, и имели как формальное, так и неформальное подтверждение, видели, что российские средства ПВО не работают, там все сидят по бункерам и не отсвечивают. Что лишний раз показало истинные перспективы Путина в серьезном прямом военном противостоянии с Западом.

— Ситуация в Сирии влияет напрямую на поведение россиян на Украине?

— Нет. Эти конфликты связаны, но независимы при этом, что самое интересное. Но они не связаны так, что успехи или провалы на сирийском театре прямо сказываются на украинском. Это не так.

— Есть мнение, мол, если Россия проиграет западной коалиции в Сирии, то она пойдет на компромиссы или даже отступление на Донбассе?

— Есть и другое мнение, что Россия усилит воздействие и будет отыгрываться на Украине. Видите, это прогностика на уровне «или так, или так». Или встретим розового бегемота, или не встретим. Это означает, что мы — я имею в виду все экспертное сообщество — не можем просчитать точные связи между сирийским и украинским театром. Я знаю, что они есть, хотя бы на уровне людей, потому что очень много людей с Донбасса воюет в Сирии, катается по командировкам. Как кадровые российские военные, так и наемники. То есть эти конфликты так или иначе связаны. Но это не та связь, чтобы изменения сразу сказывались здесь. Это не линейные и очень опосредованные вещи, зависящие от факторов, которые с трудом обсчитываются. Поэтому мы можем констатировать, что зависимость очень слабая.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581854


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581853 Слава Рабинович

Российская экономика рухнет

Слава Рабинович, Обозреватель, Украина

Нарушение территориальной целостности Украины и вмешательство в ее внутренние дела, де-факто оккупация Донбасса и де-факто и де-юре оккупация Крыма повлекли за собой несколько волн санкций, начиная с марта 2014 года. И соответственно новые заявления «Большой семерки» читать следует именно так, как там сказано.

Там нет никаких подводных камней. Там сказано, что за новые любые действия в том же самом направлении Россия получит еще санкции. А если Россия сдаст назад в том, что она делает на Украине, то санкции будут ослаблены или сняты. И здесь нет ни одного слова о вмешательстве в выборы США, об отравлении Скрипалей в Солсбери, о сбитом Боинге; здесь говорится только об Украине. И «Большая семерка» настаивает на выполнении Минских соглашений.

Соответственно, я думаю, что если все останется на том же уровне, на котором есть сегодня и в последнее время, то санкции усилены не будут. Если Россия будет эскалировать то, чем она занимается на Украине, то последуют новые санкции. Если она собирается каким-то образом выполнять Минские соглашения, то санкции будут ослаблены. Если она деоккупирует Крым, что естественно при Путине совершенно невозможно, то многие санкции будут отменены вообще.

Но есть, конечно, события, которые отменить нельзя, поэтому я считаю, что Россия не может когда-либо рассчитывать на снятие персональных санкций с большого количества людей, которые персонально ответственны за то, что произошло. И такие люди, как Константин Малофеев, Александр Бородай, Гиркин-Стрелков, Глазьев, будут под санкциями всегда, до конца жизни, и умрут под ними.

Есть люди, которые не имеют прямого отношения к военным действиям и к агрессии на Украине, но они относятся к ближайшему окружению Путина и против них были введены санкции с целью повлиять на Путина — против них санкции могут быть отменены, или ослаблены, в случае достижения этой цели. Соответственно много было разных санкций — так называемые секторальные, и против разных компаний — такого рода санкции тоже могут быть ослаблены или отменены.

У меня очень слабая надежда на то, что при путинском режиме какой-то будет прогресс с той точки, на которой все сейчас находится. Соответственно я могу себе представить, что санкции могут быть только усилены, нежели ослаблены. В добавок к этому есть большое количество других открытых вопросов, которые влекут за собой введение все новых и новых санкций, как я уже упоминал: вмешательство в выборы США и не только США, отравление Скрипалей и разного рода другое агрессивное безответственное поведение России.

Могу себе представить, например, что мы еще столкнемся с новой волной санкций, связанных с предстоящим трибуналом по Боингу. Трибунал не отменить ни за какие деньги. Он начнется, и там будут названы виновные, их потребуют на скамью подсудимых — и Россия откажется их выдать, и получит за это новые санкции. Эти санкции влияют на Россию очень негативно уже 4 года подряд. Это санкции против физических лиц, против компаний, против целых секторов российской экономики, включая банковский сектор.

Они влияют не только прямым образом на экономику России, но и косвенным образом на все, что находится не под санкциями. Потому, что вся страна еще 4 года назад начала приобретать привкус токсичности, потому что никто в мире не знает наперед и точно, что если сегодня такой-то человек или такая-то компания не находятся под санкциями — это не означает, что они не будут находиться под ними завтра или послезавтра.

И это делает невозможным полноценное участие России в финансовой, экономической, торговой мировой системе, это увеличивает средневзвешенную стоимость капитала для всех российских компаний. Это делает конкуренцию России за международный инвестиционный капитал не просто затруднительной, но фактически заставляет Россию просто проиграть в этой мировой конкуренции.

Это в конечном итоге приведет к коллапсу российской экономики и банковской системы в какой-то долгосрочной перспективе, потому что такая форма жизнедеятельности экономики, которая не была изначально построена по формуле чучхе, и которая отличается от того, что построено в Северной Корее, она зависит от окружающего мира, от интеграции в международную мировую экономическую, финансовую и торговую систему, экономика, которая выдирается оттуда — она недолговечна и рухнет.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581853 Слава Рабинович


Россия. США. УФО > Авиапром, автопром. Металлургия, горнодобыча > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581852

Горькое сальдо для Верхней Салды

Чем грозит России и миру думское эмбарго на экспорт титана?

Арсений Каматозов, Русская Германия, Германия

На прошлой неделе сериал «Металл гибнет за людей» прирос новым сезоном: вслед за российским алюминием под убийственным ударом оказался титан. Госдума РФ планирует принять закон, запрещающий экспорт титановой продукции на Запад. Проект предложен парламенту руководителями нескольких фракций и самим спикером Думы Володиным.

Этот запрет ставит в ужасающее положение все мировое авиастроение. Потому что в городе Верхняя Салда Свердловской области сосредоточено титановое производство, обеспечивающее 40% потребностей корпорации «Боинг», 60% потребностей «Аэробуса» и столько же — бразильского «Эмбраэра». Все это одна компания: ВСМПО АВИСМА.

Как оказалось, что в глухом уральском закутке в руках государственных российских структур затерялся титановый ключ к мотору мировой авиапромышленности?!

Большинству моих читателей покажется, что ответ лежит в плоскости нефти и газа. Но нет! Россия — отнюдь не родина титановой руде под названием ильменит! Россия — ее крупнейший импортер. А экспортер кто? Вы не поверите — Украина! Вот она — мать ильменита. Но после известных событий Россия стала закупать титановую руду по всему миру: от Южной Африки и Таиланда до Сенегала.

Очередной «русский парадокс» состоит в том, что Россия, занимая второе место в мире по запасам титанового сырья, не разрабатывает ни одного крупного месторождения руды.

Другой парадокс: ВСМПО-АВИСМА — это не добывающее, а высокотехнологичное предприятие. Проще говоря, Верхняя Салда совсем не Нижневартовск. Там не превращают дары недр в баксы путем прокачки, а создают из импортируемого сырья колоссальную прибавочную стоимость с помощью самых современных мировых технологий. Конечно же, абсолютно все тамошнее передовое оборудование родом с Запада, большей частью из США и Германии.

«Москва, 1989 год. Люди в ондатровых шапках, пришедшие на переговоры о закупке компьютеров, недоверчиво разглядывали своего визави, — так описывал журнал «Форбс» поворот в судьбе титанового монополиста. — Они ожидали увидеть немецкого бизнесмена, но перед ними явно был русский. На вопрос Брешта, откуда они, посетители нехотя ответили, что представляют производителя титана. „Так вы из Верхней Салды", — обрадовался Брешт, ошарашив собеседников. Все свое детство и юность сын румынского эмигранта провел в Нижнем Тагиле, в 40 км от Верхней Салды. Благодаря поставке компьютеров на Урал он познакомился с гендиректором ВСМПО Владиславом Тетюхиным — корифеем титанового производства, проработавшим на предприятии большую часть жизни. „Вы спекулянт?" — без обиняков спросил Тетюхин Брешта на первой же встрече в трехзвездочной столичной гостинице „Турист". Титановый гигант был любимым детищем Тетюхина, но производство было в упадке. Металлург позвал Брешта помочь разобраться с финансовыми проблемами. Брешт на тот момент жил в Вене, но Тетюхин умел уговаривать — сказал, что в Верхнюю Салду можно будет приезжать всего на два дня в месяц. Он даже придумал своему новому партнеру должность „друг Тетюхина". И Брешт в этом звании пользовался на заводе большим авторитетом».

— Слава, это ведь ты привел Запад в Верхнюю Салду. — спрашиваю я у Брешта в минувшее воскресенье. — Не встреться ты с Тетюхиным и не приведи инвесторов, может быть, титановый монополист попросту загнулся бы, как многие гиганты оборонки?

— Это был счастливый случай. И должна была быть успешная история, — отвечает бывший владелец ВСПМО АВИСМА. — До инвесторов к нам пошли западные авиастроительные и двигателестроительные компании. Долго притирались друг к другу. А потом возникло полное доверие к качеству и своевременным поставкам. «Боинг», «Аэробус», «Эмбраэр», «Роллс-Ройс», «Снекма», «Пратт&Уитни» начали размещать многолетние контракты. А уж когда мы стали поставщиком номер один в мире, к нам повалили инвесторы. Они были счастливы покупать наши акции. Цены росли как грибы после дождя. И… вдруг пришел Чемезов. И началось: ФСБ, налоговая, экологическая проверка, прокуратура и, наконец, маски-шоу. И у нас все отобрали. Правда, в 2006 году эти люди еще боялись за свою репутацию на Западе и платили деньги…

Думский запрет на экспорт титана и титановых изделий попросту выбросит Салду из мировой технологической цепочки. В этом случае замечательному предприятию останется лишь вернуться к корням: как в конце 80-х снова производить из «золотого» титана саперные лопатки, чтоб их закупали местные фарцовщики и продавали на Запад в качестве скрытого экспорта того же титана.

А что будет с «Боингом» и «Аэробусом»? Не волнуйтесь, они не упадут! Сначала, конечно, им придется поднять цены (алюминий, к примеру, на биржах почти треть прибавил после «дефолта» Дерипаски), но через год-другой все устроится. Сырье покупается, технологии — свои, квалифицированные кадры тоже. Конкуренты АВИСМА, те же Japan-aeroforge, Osaka Titanium и Toho Titanium, но прежде всего американские Timet, RTI и ATI быстро займут уральскую нишу и, как говорится, не крякнут. В конце концов Салда, конечно, Верхняя, но ей принадлежит не более 15% титанового производства в мировой экономике: остальные 85% напрягутся и затянут брешь.

Так считает и Вячеслав Брешт.

— «Аэробус» строит альтернативную цепочку с Казахстаном. В Усть-Каменогорске очень качественная губка, сейчас установили плавильные печи и могут плавить слитки. В Салде стоит пресс 75 тысяч тонн. Он почти уникальный. Во Франции есть пресс — близнец в 65 тысяч тонн. Он может делать такие же штамповки, как в Салде. Под патронатом «Аэробуса» Усть сделал совместное предприятие с французами. Так что штамповки не проблема. А с плоским прокатом тоже решили проблему: сделали СП с корейской Posco. Теперь нужно только время и гегемония ВСМПО будет нарушена новым качественным и конкурентоспособным по ценам поставщиком.

Если ВСМПО потеряет американский рынок, то это навсегда, — продолжает Брешт. — Они больше никогда не придут в Россию. Никакой business case их больше не заинтересует. А за американцами задергаются европейцы. А это потеря и европейского рынка.

— Но этого не будет, — уверен бывший владелец титанового гиганта. — Партнеры АВИСМА знают, что новый хозяин — друг Путина. Если ты посмотришь на проект закона, то Дума все делегирует президенту и правительству. Поэтому шансы эмбарго на титан равны нулю.

Однако, на мой взгляд, российская титановая атака, если она состоится, опасна не столько для авиапромышленности и титановой отрасли РФ, сколько для сердца российской экономики: экспорта газа и нефти. В западных столицах живут беспечно, но в конце концов и у нас сообразят: если можно шантажировать мир остановкой титановых поставок, то российская газовая труба превращается в пистолет у виска Европы. Ведь даже Германия зависит на целую треть от российского газа…

Титановое эмбарго, которым пригрозили из Москвы миру, мгновенно станет отрицательным сальдо не только для Верхней Салды и 40 000 российских семей, связанных с титановой отраслью в России, но и для «Газпрома» с «Роснефтью». А их дефолт приведет к блэкауту всей российской экономики. Это не железное правило, а титановое…

Россия. США. УФО > Авиапром, автопром. Металлургия, горнодобыча > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581852


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581851 Ван Вэнь

«Что мешает России подняться с колен?» Россия извлекает уроки из опыта Китая

«Блистательные достижения Китая должны заставить русских задуматься над простым вопросом: «Что мешает нам подняться с колен?» Подобные высказывания в последнее время часто встречаются в российских СМИ.

Ван Вэн, Хуаньцю шибао, Китай

Очевидно, Китай — лучший стратегический партнер для России в рамках «Поворота на Восток». За прошедший год исполнительный директор Института финансовых исследований Чунъян Китайского народного университета Ван Вэнь (автор статьи) четыре раза принимал приглашение нанести визит в Россию для проведения исследований. Во время общения с учеными, предпринимателями и чиновниками он отчётливо почувствовал, что знания русских о Китае становятся глубже. За последние 40 лет политики реформ и открытости прежний «старший брат» уже стал перенимающим опыт «учеником». Следовать опыту экономического развития Китая больше не считается постыдным, и поэтому такой подход уже получил широкое применение во многих сферах.

Советник президента Путина — сторонник изучения опыта китайской экономики

После распада Советского Союза Россия сильно пострадала из-за неудачной попытки следовать западной модели развития и проведения ряда радикальных реформ. В 21 веке Россия все еще использует унаследованную от СССР экспортно-сырьевую модель экономического развития. Страна начала восстанавливать свои силы, но она все ещё уязвима и зависима от внешних факторов.

Под влиянием падения цен на нефть, западных санкций и корректировок в мировой экономике российская экономика «забуксовала», объём экспортных поступлений в области энергоресурсов и оружия явно недостаточен, инвестиционная и торговая активность снизилась, доходы жителей уменьшились. В такой обстановке России становится все труднее игнорировать сильный дух коллективизма, присущий китайской экономике. «Сотрудничать с китайцами очень прибыльно» — исходя из подобного рода прагматических соображений, касающихся экономических выгод и интересов в области безопасности, российские элиты стали «учиться у Китая», перенимать его опыт, надеясь, что Китай может поспособствовать развитию экономики России.

За изучение опыта китайской экономики выступает советник президента Путина Сергей Глазьев, академик РАН. В 31 год он уже занимал пост министра внешнеэкономических связей РФ, после этого стал председателем Комитета по экономической политике Государственной думы, а также занимал и другие значимые должности в области экономики. В настоящее время он является одним из высоких должностных лиц, кто активно выступает за изучение и заимствование китайского опыта развития. За последние годы Глазьев почти каждый месяц приезжал в Китай?а также содействовал проведению трех диалогов аналитических центров (Think Tank dialogue) по экономическим вопросам. На каждом диалоговом совещании присутствовала группа российских экспертов в области экономики, финансов, стратегического планирования, технологий, которые прибыли в Китай вместе с Глазьевым.

Каждый раз, когда Глазьев участвовал в диалоге аналитических центров, он целый день не покидал место проведения мероприятия, внимательно слушал и записывал то, что рассказывали китайские ученые об опыте развития Китая. Однажды он сказал мне: «Модель экономического развития Китая включает в себя три аспекта, которые России стоит изучить: первый — Китай отказался от демократии западного образца и сделал акцент на модернизацию и развитие возможностей государственного управления, повышение эффективности управления; второй — Китай использует пятилетние планы, а также модель, в которой гармонично сочетаются государственное и рыночное регулирование, что позволило максимально эффективно распределять ресурсы, которые обеспечили макроэкономическую стабильность и социальную справедливость, а также создали самую полную систему производственных цепочек в мире; третьим аспектом можно выделить то, что Китай создал финансовую систему, в которой сосуществуют разнообразные финансовые институты, макрорегулирование осуществляется Центробанком, финансы коммерческих и некоммерческих организаций разделены, а государственные коммерческие банки — главное звено. Эта система независима от западной финансовой системы и существует параллельно с ней, но при этом она очень эффективна. Такой опыт очень ценен для России».

По приглашению Сергея Глазьева я (Ван Вэнь) выступал с докладом на двух Московских Экономических Форумах и честно сказал: «Россия недооценивает успехи экономического развития Китая»; «России следует обращать больше внимания на опыт Китая»; «Китай и Россия вступили в эпоху, когда они учатся друг у друга». На Московском Экономическом Форуме было больше 1000 представителей российской элиты, и большинство положительно отреагировало на доклад автора статьи.

Международный дискуссионный клуб «Валдай», в работе которого несколько лет подряд принимал участие президент Путин, считается «самой загадочной политической конференцией». В прошлом году я стал участником этого события и рассказал об опыте Китая в снижении уровня бедности. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выступал на одной сцене с автором статьи и упомянул, что проект «Один пояс, один путь» предоставляет России хорошую возможность для развития и поможет лучше изучить опыт развития Китая. В последний день конференции Путин пригласил основателя Alibaba Group Ма Юня и в ходе личной встречи побеседовал с ним о развитии интернет-бизнеса и экономики в Китае.

В рамках Московского Экономического Форума, который прошёл в начале апреля, было также организовано 20 параллельных подфорумов. Темой первого из них — «Сопряжение китайской инициативы „Один пояс, один путь“ и Евразийского экономического союза»; по моим наблюдениям, этой теме уделялось наиболее пристальное внимание, собралось по меньшей мере 400 человек, свободных мест в зале не было, поэтому многим пришлось слушать стоя. Во время выступления почетных гостей, когда экономист Джон Росс, некогда занимавший высокую должность советника по экономике в Англии, сказал: «В 1992 году у Китая и России общий экономический объём был примерно одинаковым, а сейчас китайский превосходит российский в семь раз, неужели думает Россия не думает, что следует учиться у Китая?». В зале многие люди закивали.

От игнорирования к пристальному вниманию

На самом деле, российская общественность ранее уже обсуждала вопрос, который поднял Джон Росс. 7 февраля на российском сайте «Банки. ру» была опубликована статья «Почему Россия не Китай», где автор задаёт вопрос: «Почему Китай стартовал с гораздо более низкого уровня, чем Россия, но уже превратился во вторую экономику мира после США, а Россия, в начале рыночных реформ существенно опережавшая Китай, оказалась на двенадцатом месте?» Российская «Независимая газета» в конце прошлого года процитировала эксперта института Дальнего Востока РАН Александра Ларина: «Пора нам учиться у Китая… В любое случае пример Китая должен дать нам заряд исторического оптимизма, если Китай поднялся из глубин отсталости и нищеты и сумел добиться „возрождения нации“, то почему бы российской нации не начать возрождение?» Что касается повышения пошлин на импорт стали в США, эксперт Российского института стратегических исследований Вячеслав Холодков считает, что ответные меры России должны быть многосторонними и учитывать китайский опыт.

«В период окончания холодной войны русские считали китайских коммерсантов спекулянтами, а тех, кто ещё раньше приехал в Россию связывали даже с азартными играми, торговлей наркотиками и порнографией. Некоторые россияне даже жаловались, что все лучшие китайцы уехали в США, те, кто похуже, отправились в Европу, а уж самые плохие приехали в Россию» — рассказывал один китайский предприниматель, приехавший в Москву в 80-е на заработки. Однако сейчас уже все изменилось. Он продолжил: «По мере того, как уровень квалификации китайцев, приезжающих в Россию, и качество продукции, экспортируемой из Китая в Россию, стремительно растут, Россия идёт на сближение с Китаем и более объективно относится к его достижениям». 3 апреля после окончания церемонии открытия «Московского Экономического Форума» ко мне подошёл один российский предприниматель и на не слишком беглом английском представил своего сына-подростка, который, как надеется отец, поедет в Китай набираться опыта, получать новые знания.

Джон Росс, который прожил в Москве восемь лет и уже пять лет проработал в китайском аналитическом центре, считает, что после распада Советского Союза отношение России к Китаю в своём развитии прошло три этапа: с 1992 года Россия начала осознавать значимость реформ в Китае; после 1999 года цены на нефть поднялись и российская экономика стала стремительно расти, что заставило Россию игнорировать опыт Китая; с 2014 года Россия, испытывая давление со стороны западных санкций, снова изменила своё отношение к Китаю. Джон Росс сказал: «Этот процесс довольно медленный, он может занять от 10 до 15 лет. Тогда Россия, вероятно, более тщательно изучит китайский опыт развития».

Лучший партнёр на Востоке

На мой взгляд, реакция Китая на финансовый кризис впечатлила Россию ещё по крайней мере десять лет назад. Ещё в 2009 году на сайтах «The Moscow Times», «Ведомости» опубликовали статьи, главным сюжетом которых стало «изучение китайского опыта». В статьях говорилось, что России все труднее противостоять огромной привлекательности экономики Китая и его политическому влиянию. Политика реформ и открытости способствовала успеху модернизации, России стоит поучиться у Китая. Даже во внутренней экономической политике нужно больше учитывать китайский опыт.

За эти годы было немало споров и дискуссий в российских СМИ, считалось, что китайская модель не подходит России. В любом случае за последние десять лет «взгляд на Восток» приобрёл важное стратегическое значение, о чем свидетельствуют активное развитие Дальневосточного региона, открытие зон свободной торговли. Согласно опросу, проведённому в 2015 году, 59% россиян поддерживают продолжение «поворота на Восток», а 70% считают, что активное сотрудничество с азиатскими странами имеет ряд серьезных преимуществ.

Под давлением общественности в российской политике появились китайские черты. Россия, следуя примеру Китая, создаёт особые экономические зоны. По состоянию на 2017 год в России действовали 24 особые экономические зоны, которые подразделяются на промышленные, инновационные, туристические, а также портовые.

Российские индустриальные парки также создаются по китайской модели. Прошлым летом директор российской Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко сказал, что на Дальнем Востоке будет создано ещё 15 промышленных парков, в том числе авиационный, лесопромышленный, рыбоперерабатывающий и другие.

Согласно статистике, опубликованной Министерством промышленности и торговли РФ, в центральной России насчитывается 80 промышленных парков, а в восточной части всего лишь 11, поэтому поддержка в создании индустриальных парков в этой зоне является приоритетным направлением работы.

Российское правительство также опирается на практику Китая, чтобы выработать план развития малого и среднего бизнеса. Китайские предприятия напрямую инвестируют в московский бизнес-парк «GREENWOOD», который занимает территорию в 27 гектаров и считается крупнейшим инвестиционным проектом китайского бизнеса за границей. В настоящее время в бизнес-парке расположены офисы примерно 300 компаний из 14 стран. В этом парке я увидел рекламные вывески многих известных компаний, и у меня возникло ощущение, что я нахожусь в центральном деловом районе.

Вслед за ростом китайских предприятий и увеличением туристического потока из Китая все больше россиян изучают китайский язык. В 2020 году китайский язык войдёт в список предметов ЕГЭ. В российском Государственном историческом музее меня сопровождал китайский бизнесмен Се Хуа. Указывая на надписи на китайском языке, он рассказал, что в последние годы у каждой достопримечательности в Москве, а также в аэропортах увеличилось количество надписей на китайском.

Китай сможет руководить сотрудничеством в области финансов, производственных мощностей и интернет-бизнеса

«Русские действительно изучают Китай?», — спросил я у опытных людей, когда был в России, и получил разные ответы. Синолог Юрий Тавровский, профессор РУДН, сказал мне, что в последнее время многие российские эксперты и ученые стали уделять более пристальное внимание исследованию китайской модели, в России в аналитических центрах были созданы специальные группы, которые рассказывают массам, СМИ, правительству о преимуществах китайской модели, в надежде «возродить» Россию, используя китайский опыт и воплотив в жизнь идеальное сочетание «китайской мечты» и «русской мечты». Также говорят, что Россия лишь ориентируется на путь развития Китая, но не собирается копировать его, а стремится определить собственный путь. Другие говорят, что россияне очень горды; россияне заинтересованы в изучении китайского опыта, но это не значит, что Россия готова стать «учеником» Китая.

Я думаю, Китай и Россия вступили в новую эпоху «взаимного обучения», Китай должен воспользоваться положительными переменами в позиции России относительно Китая, но при этом не стоит поступать опрометчиво.

Китайцам нужно тщательно изучить, как и по каким правилам россияне ведут дела. Правильным вариантом будет «тщательно подготовить почву» в России и не ждать сиюминутных результатов. По моему мнению, в России и Китае изменилась социальная психология в отношении друг друга, тенденция к уравниванию проявляется все отчетливее. «Суть в том, что Китай должен хорошо делать свою работу, тогда мир увидит Китай с самой лучшей стороны», — сказал мне китайский бизнесмен, который уже более чем 30-летний опыт общения с Россией. Он полагает: «Русско-китайские отношения сейчас вступают в новую эпоху. Россия и Китай не должны зазнаваться, им нужно хорошо изучить сильные стороны друг друга. Китаю не стоит руководить Россией, да и не получится, поскольку Россия —могущественная держава. Во многих областях России ещё стоит поучиться у Китая, а также быть более открытой по отношению к нему.

Сейчас российско-китайские отношения можно охарактеризовать фразой «сверху горячо, снизу холодно» (в политике горячо, в экономике холодно), но товарооборот между двумя странами все ещё не превысил отметку в 100 миллиардов долларов и составляет лишь 1/3 товарооборота между Китаем и Южной Кореей. Во время общения с российскими учеными, я поднял вопрос о том, как выйти за рамки торговых отношений, вращающихся вокруг энергоресурсов. Учитывая готовность России углублять дальнейшее сотрудничество и учитывать китайский опыт, доминирующий в области экономики Китай все более вероятно будет выполнять направляющую роль в процессе русско-китайского сотрудничество, особенно в области финансов, производственных мощностей и интернет-бизнеса. Под влиянием западных санкций в реальном секторе российской экономики проявился недостаток финансирования, и если Китай будет активно инвестировать в российскую экономику и предоставит долгосрочные кредиты, то он окажет неоценимую услугу России.

Автор — Ван Вэнь, директор Института финансовых исследований Чунъян Китайского народного университета

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581851 Ван Вэнь


США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581850

Берегитесь Путина. Трамп попал в ловушку в Сирии

Хайцзян, Китай

Если в российско-американском противостоянии в Сирии в данный момент проигрывает Америка, то как сложится следующая битва?

Сейчас Россия — сильная, а США — слабые. Мировой порядок изменился, поэтому и стратегическое мышление тоже должно поменяться.

В сирийском городе Дума вновь было применено химическое оружие, а США нашли новый предлог для проведения военных действий в этой стране и заявили, что они будут начаты в течение 48 часов. Говорят, что Путин находится в сложной ситуации, а Россия — в опасности. Однако сменим акцент и по-другому рассмотрим этот вопрос: нельзя ли сказать, что Трамп попал в ловушку Путина?

5 странных событий

Применение ядовитого газа в Думе — очень странное происшествие. Военные действия дошли до той степени, что правительственные войска не задумываются о жертвах среди мирного населения. Почему же они просто не сравняли Думу с землей, а применили отравляющие вещества?

Конечно, сирийская армия и сама может начать действовать, но если США рискнут применить к Сирии и России военную силу, то все точно погрузится в хаос, и с предлогом или без него начнется война. Однако, до сих пор применение химического оружия не позволяло Америке атаковать Дамаск.

Вторая странность. В чем причина неожиданного обвала на российской фондовой бирже? Ведь не было никаких предпосылок. Не связано ли это с обсуждением в ООН вопроса по применению химического оружия в Сирии? Может быть, Трамп размышляет о еще более сильном ударе по России?

Третье. Министр иностранных дел РФ сказал, что Турция хочет вернуть сирийскому правительству область Африн. Россия никогда не препятствовала наступлениям Турции на курдов, она даже покинула по своей инициативе эту область, уступив дорогу Турции. Многие думают, что между этими двумя странами есть тайное соглашение. Недавно Путин был в Анкаре с визитом, где Иран, Россия и Турция обсудили обстановку в Сирии. У них не возникло никаких расхождений, поэтому у мирового сообщества сложилось мнение о солидарности всех сторон. Но в решающий момент, когда не должно было быть разногласий, они внезапно возникли между Россией и Турцией, что заставило всех крайне удивиться. Эта ситуация, конечно, не осталась незамеченной Трампом.

Автор статьи считает, что перечисленные выше события были совершены для привлечения внимания президента Америки. Инцидент с применением отравляющих веществ окажет давление на Трампа, и США будут вынуждены жёстко отреагировать. Последние два события заставят Трампа забыться и почувствовать, что выдалась удачная возможность. Также автор полагает, что Путин вынуждает Трампа начать военные действия против Сирии и России.

Есть еще две странности

Считается, что Америка готовится начать боевые действия, а Иран работает над тем, чтобы заставить Башара Асада уйти с поста. При этом недавно президент Ирана Рухани продемонстрировал своё жесткое отношение к США. Если Трамп нарушит соглашения о ядерном оружии, то Иран возобновит свои испытания. Кажется, что эта страна совсем не боится американского президента.

Кроме того, 9 апреля Израиль нанес удар по сирийскому аэродрому, в результате чего пострадали 14 человек. США и Франция сразу же сделали вид, что не имеют к этому никакого отношения. Разве они не обещали начать военные действия через 48 часов, почему же боятся признать свою причастность?

Две последние ситуации показывают, что, хотя Трамп лишь выглядит сильным, на деле он снова увиливает, дает слабину и трусит.

Чьё поле битвы?

Уже более двух лет мировое сообщество задается вопросом, почему Россия отправила свои войска в Сирию? С кем она хочет вести войну?

В сентябре 2015 года Путин совершил визит в США с целью принятия участия в заседании Генеральной ассамблеи ООН. Американская сторона применила ограничительные меры и не организовала встречу на высшем уровне, то есть Обама не провел переговоры с Путиным. Перед тем как отправиться в Штаты, президент России выступил с заявлением на телевидении, что российская армия входит в Сирию для борьбы с терроризмом. Весь мир был крайне удивлен, никто не верил и считал, что это было сказано не всерьёз. Прибыв в США, Путин снова попытался обсудить этот вопрос с Обамой, но последний сразу же уходил от темы.

Бывший президент США не мог понять, какие планы строит Путин и отличить правду от лжи. Основываясь на прошлом опыте, Обама считал, что введение войск — рискованный шаг, и, если США не осмелились сделать его, то неужели Россия пойдет на такое? С другой стороны, появился еще один способ для злорадства — возможность того, что Россия погрязнет в этом военном конфликте.

Основная причина заключается в том, что Обама понимал, что эти события направлены против Америки, поэтому нельзя ни поддержать, ни возразить.

После возвращения Путина в Россию, в начале октября российские ВВС нанесли авиаудар по террористам в Сирии. Это стало боевым крещением для России. Результаты военной операции длиной в один месяц были намного лучше, чем результаты США за год.

В мире начались споры о позиции США в Сирии и Ираке. Способствуют ли они борьбе с терроризмом или наоборот поддерживают?

Через полгода, в мае 2016, на саммите G20 в Турции, хотя и не было запланировано официальной встречи, но Обама и Путин провели два часа вместе — буквально в коридоре — за беседой. Президент США внимательно выслушал точку зрения своего коллеги из России. Из-за недавних крупных террористических атак, произошедших во Франции и Бельгии, Америка и Европа находились в панике. Все надеялись обсудить с Путиным борьбу с терроризмом, и он превратился в лидера мирового антитеррористического движения.

Сегодня Исламское государство (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) уже уничтожено, Сирии возвращена большая часть территории. Но до сих пор стоит вопрос, почему Путин поддерживает правительство Асада и почему оставляет войска в этой стране. Для борьбы с терроризмом? Или для поддержки Асада? Или все вместе?

Так, Путин провоцирует Америку. После победы над Исламским государством следующий претендент для схватки — США. ИГИЛ уже уничтожено, и настало время для Штатов.

Кто проиграл?

Акцентируем внимание на применении в Сирии химического оружия. Постоянный представитель США при ООН Н. Хэйли на заседании Совета безопасности заявила, что вне зависимости от разрешения или запрета ООН, США начнут применять меры против сирийского правительства. Она также подчеркнула, что Россия умышленно препятствует действиям Америки. «Нет никакой связи между цивилизованным правительством и жестокой тиранией Асада. Руки российской власти в крови сирийских детей» — заявила Хэйли.

Может ли Америка начать войну против Сирии? Есть ли повод, и рискнут ли США? Для ответа на эти вопросы необходимо выяснить кто потерпел неудачу в Сирии.

Исламское государство проиграло, и поддерживаемая Америкой оппозиция — тоже. А выиграл Асад и Россия. Последнее — неудача для США.

Действительно, Трамп хочет начать войну. Неужели он по своей воле хочет провалиться в Сирии и быть побежденным Путиным? Конечно же нет. Трамп все же не решится развязать войну, так как подходящий момент для этого был упущен.

Пока российская армия находилась в Сирии, США должны были бороться с ней на равных. Еще перед тем как Россия разгромила ИГИЛ, США должны были открыто заявить об объявлении войны ИГ, а также собрать группировку для противостояния с Россией. После уничтожения ИГИЛ США с помощью союзников могли бы бороться с Россией, пока у нее еще не было такой мощи. В то время, когда российская и сирийская армия атаковали Восточную Гуту, США должны были атаковать Дамаск. Тогда совместными усилиями они могли бы сохранить Восточную Гуту, и у США остался бы шанс исправить положение. Однако все удобные случаи были упущены, так как Трамп все время колеблется.

На данный момент совсем нет сил исправить положение, оппозиция практически истреблена, неужели США хотят войну с Россией? У Трампа не хватит смелости. Дума уже освобождена от врага, армии террористов сдались, а США упустили предлог для начала военной операции. Наиболее вероятно, что Америка завершит все строгим осуждением.

США не предпринимают никаких действий, оппозиция совершенно разочаровалась и потеряла боевой дух, а российская и сирийская армии одержали победу, разобравшись с противниками и поставив американскую армию под угрозу.

Кто победит?

Если в Сирии начнется противостояние США и России, то кто победит?

Многие считают, что сильная Америка обязательно выиграет. Однако автор считает, что военное положение в Сирии очень противоречивое. Если США могли бы победить, то уже сделали бы это.

У всех возникает вопрос, после уничтожения Исламского государства, почему США не атаковали правительственные войска Сирии и России, и почему подобных действий не предприняла РФ в отношении США? США медлили и не решились, а что насчет России?

Россия столкнулась с двумя проблемами. Во-первых, выборы президента РФ. Если они проходили в период военных действий, то события могли бы развиваться совершенно непредсказуемо. Поэтому Путин объявил о выводе российских войск, для создания благоприятной атмосферы для проведения выборов.

Во-вторых, существовала необходимость ликвидировать остатки оппозиции, поддерживаемые Америкой, и в конце концов изолировать армию США. Конечно, вероятность одержать победу высока. После освобождения Восточной Гуты, необходимо было освободить Алеппо. Сирийские правительственные войска снова выиграли, что крайне потрясло оппозицию и помогло облегчить уничтожение противников из других районов. Итак, остались только курды, которым всё же нельзя доверять, и Америка превратилась в изолированного врага.

Пришел момент, когда Путин мог бы объявить войну США, но лучше вынудить их начать действовать первыми. Президент РФ создал подходящий повод и причину для начала военной операции против Штатов. Сейчас Путин восстановил порядок в Сирии, подавив на севере связанных с Турцией курдов. Хотя все еще и существуют их множественные скопления, но это не такая большая проблема.

Иран воздерживается от ведения военных действий, однако говорят, что в Сирии находится 100000 иранских военных. Идет активное строительство ракетной базы. Все это подготовлено Америкой.

После вывода российских войск, правительственные войска Сирии провели перегруппировку и пополнение сил. Говорят, что они полностью заменили оборудование, поэтому так стремительно провели наступление на Восточную Гуту. Также и сирийские войска могут снарядить 1 000 000 человек. В Восточной Гуте было освобождено более 4000 человек из плена. Там они пробыли больше года, но не сдались, и люди, отдохнув, вновь вернулись в строй. Действительно, каждый из них — удивительная личность.

Сейчас российская и сирийская армии общими усилиями вернули Восточную Гуту и Думу. И даже несмотря на контратаку оппозиционных сил, которые уже оставили свои ключевые позиции, сделали мирное население живым щитом и в итоге остались в голой пустыне, став удобными целями для ковровой бомбардировки. Но российская армия не боится атак, а напротив — опасается, что их не будет.

После освобождения Восточной Гуты, российско-сирийская коалиция перераспределила свои силы, но их передвижения точно не ясны. Однако если они действительно стремятся к секретности, вряд ли это происходит ради того, чтобы тайно окружить американские войска. Если США начнут войну, то сразу же будет нанесен авиаудар, и правительственные войска вступят в их ключевые пункты, и тогда 2000 американских солдат «превратятся в лепешку». Смогут ли США пережить такой сильный удар?

Есть большая вероятность, что Америка начнет военную операцию в Сирии и нанесет символический авиаудар по стране. Тогда Россия применит ответные меры, чтобы отомстить за сирийские наземные силы.

Даже если США наносут удар, Россия не боится. Сообщается, что американцы уже сосредоточили свои танковые и воинские части на границе с Иорданией, но если они войдут в Сирию, то сразу же будут атакованы с воздуха объединенной армией. Россия своими напалмовыми бомбами просто сожжёт их.

В Средиземном море и Персидском заливе США развернули три АУГ и дислоцировали десятки военных кораблей. Это выглядит весьма устрашающе. Но все они находятся в зоне досягаемости российских и иранских ракет. В такой ситуации у авианосцев не только нет преимуществ, но, более того, они становятся легкой «добычей» для нападения. Особенность ведения боя на авианосцах заключается в поражении целей на дальнем расстоянии, но при этом проглядывается невозможность нанесения ответного удара. Хотя если есть вероятность ответных действий, то все бессмысленно. На авианосцах возможно размещение множества самолетов, и в случае атаки на судно и попадания даже в один из самолетов, произойдет цепная реакция, и взрывом будут уничтожены все машины. А сам корабль даже если не утонет, то превратится в груду металла.

Поэтому пресс-секретарь армии Китая заявил, что неважно сколько авианосцев прибудет в Южно-Китайское море — три или десять — Китаю нечего бояться. Десять — даже лучше, ведь тогда одним махом можно будет полностью уничтожить врага.

Путин снова стал президентом России. Он — заклятый враг США, который может одолеть их. Разве Сирия — это не лучшая площадка для военных действий? До какой бы степени ни дошли бои, Россия не понесет убытка. Сирия уже все равно вся разрушена, еще один бой даже не сыграет какой-либо роли, ведь и так нужно восстанавливать всю инфраструктуру.

США потерпели в Сирии неудачу. Если они нанесут небольшой удар, будет небольшой провал, а если крупный — то крупный. Нужно только разбить Америку, и тогда ее пыл поутихнет, и страна придет в упадок.

Говорят, что российские летчики, а также военные корабли и сухопутные войска принимали реальное участие во многих сражениях в Сирии. Самое разное российское оружие было использовано в битвах. Россия снова с успехом провела операцию и показала свою военную мощь и высокий боевой дух. В то время как США мало где принимали участие, их боевой дух достаточно слаб, а в последнее время то и дело происходят неудачи в небе. Сравнивая результаты с российскими, за эти два года в Сирии Америка понесла много убытков.

Если затянуть эту историю еще на 4-5 лет, то все опытные военные с российской стороны либо уйдут в отставку, либо будут слишком старыми, поэтому боевая мощь ослабеет. Если России и США нужно сразиться, то Сирия — самая подходящая возможность, а сейчас самый лучший момент для начала военных действий. Но втягивать США в войну — не совсем то, чего хочет Путин. Можно ли сказать, что война стабилизирует положение в стране и во всем мире?

Заклятый враг Путин

Всем известно, что Трамп управляет страной через Твиттер. Если перед сном появляется какая-либо мысль, то она сразу же появляется и в Твиттере. А если на утро он обнаружит там что-то неприемлемое, то сразу же удалит.

Некоторые считают, что ладить с такой переменчивой натурой очень сложно, ведь у него «семь пятниц на неделе». На самом деле, своими действиями Трамп открывает все свои козыри, и это — самое бездумное для президента.

Сильные люди не будут раскрывать заранее свои реальные планы, а наоборот, будут стараться скрыть свои замыслы, не давать понять другим, что ты собираешься сделать.

Путин и есть этот сильный герой. Он с проницательностью сотрудника КГБ ведет политику и руководит вооруженными силами. Путин создает множество головоломок, которые заставляют глубоко задуматься. Никто не знает, откуда он может нанести удар, но это точно будет неожиданно и неизбежно.

В последних столкновениях Америка понесла большие убытки. Политики из США громко кричали в Киеве, подстрекали к государственному перевороту. А когда люди вышли из себя и ворвались в резиденцию президента, то не увидели Януковича. В таком плотном окружении оппозиции, как он мог ускользнуть? Через несколько дней бывший президент Украины обнаружился в России. Оказалось, что российский спецназ помог ему бежать.

После освобождения Путиным Крыма Америка и Украина стали иметь еще больше претензий, но удовлетворить их способа нет. В итоге Крым перешел к России. Украина начала войну со своим Восточным регионом, но ей сразу же было нанесено поражение от народного ополчения, ведь Россия уже давно расположила там свои части для обороны. В итоге Украина до сих пор не восстановилась, а США потеряли лицо.

Это показывает, что Путин заранее решил все вопросы, спланировал, где расположиться и чего ожидать. Америка не могла и подумать, что Путин введет войска в Сирию, но до сих пор они не осмелились сказать и слова против и не поняли стратегический замысел вхождения в Сирию. Однако продолжаются разговоры, что Россия будет биться там до последнего.

Россия развалится или останется сильной? Из-за недавнего дела с отравлением в Великобритании двойного агента, Америка и Англия пришли в крайнее волнение. Все выглядело так, будто Россия наконец попалась в ловушку. Но когда РФ начала производить ответные действия, то все осознали, что ни для Америки, ни для Англии ничего не ясно. Они второпях обвинили Россию, но русские все тщательно обдумали и жестко ответили, поставив западные страны в зависимое положение.

Все думали, что решить это проблему очень просто. Но Тереза Мей говорила и действовала совершенно необдуманно. Проводя политику таким образом, в итоге неудивительно оказаться проигравшим.

Поэтому Трамп предостерег: берегитесь Путина! Политика и война — не игрушки. Поучитесь у президента РФ.

США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581850


Россия. Великобритания > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581849

Россия опаснее, чем Ирак и Афганистан

Верити Райан (Verity Ryan), The Telegraph UK, Великобритания

Министр обороны заявил, что Россия представляет «гораздо более серьезную» угрозу для Великобритании, чем повстанцы в Ираке и Афганистане.

В новом наступлении на российский режим Гэвин Уильямсон (Gavin Williamson) заявил, что стоящая перед Великобританией угроза значительно «возросла» за последние три года, и признал, что хотел бы вернуться к показателям оборонного бюджета времен холодной войны.

Выступая в Палате общин в понедельник, он заявил: «Нужно реалистично оценивать стоящий перед нами вызов. Этот вызов бросает нам Россия, и он намного больше, чем те проблемы, с которыми мы столкнулись при восстаниях в Ираке и Афганистане, мы должны понять, как определить верное соотношение военной техники и возможности отразить эту возросшую угрозу».

Источник, близкий к министру обороны, заявил, что он ссылался на мятежи, последовавшие за военным вмешательством в Ирак и Афганистан после теракта 11 сентября в Нью-Йорке в 2001 году.

Правительство обвинило Россию в применении нервно-паралитического вещества, разработанного еще в Советском Союзе, против бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Солсбери, а также выступило с критикой России за ее поддержку сирийского режима после предполагаемого применения им химического оружия. В понедельник, 23 апреля, председатель комитета по обороне от партии консерваторов Джулиан Льюис (Julian Lewis) заявил: «Когда угроза со стороны России отступила в конце холодной войны, мы по вполне понятным причинам сократили наш оборонный бюджет до 3% от ВВП.

Учитывая события от Солсбери до Сирии, демонстрирующие, что угроза вновь появилась, неужели мы не должны вернуться к прежнему уровню расходов на оборону, представите ли Вы этот важный факт канцлеру

казначейства?»

На этот вопрос господин Уильямсон ответил: «Достопочтенный джентльмен пытается ввести меня в искушение».

До этого он вступил в дискуссию с канцлером на предмет опасений, связанных с резким сокращением бюджета.

Отвечая господину Льюису в Палате общин, господин Уильямсон заявил: «Мы должны реалистично рассматривать перемены в области возникающих перед нами угроз. Мы наблюдаем довольно значительную эскалацию с 2010 года, и даже по сравнению с 2015 годом.

«Поэтому мы проводим программу модернизации обороны, чтобы обеспечить наши вооруженные силы правильными возможностями для реагирования на стоящую перед нами растущую угрозу».

На прошлой неделе Национальное ревизионное управление обнародовало, что за последние десять лет вооруженные силы столкнулись с самым большим сокращением, в их распоряжении не хватает 8200 человек. Управление предупредило, что эта нехватка может отразиться на способности правительства участвовать в будущих операциях.

Россия. Великобритания > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581849


США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581848 Фэн Шаолей

Фэн Шаолэй: США нанесли авиаудар по Сирии. Что предпримет Путин?

Сяо Тин, Гуаньча, Китай

12 апреля Трамп, который постоянно угрожал применением военной силы в Сирии, неожиданно опубликовал твит следующего содержания: «Никогда не говорил, когда произойдет атака в Сирии. Может быть, очень скоро или совсем не скоро!»

Именно в то время, когда мировое сообщество прочитало это сообщение в твиттере и предположило возможность разрядки ситуации в Сирии, приблизительно около девяти часов вечера 13 апреля США совместно с Великобританией и Францией внезапно был нанесен «точный удар» по объектам, которые, по их мнению, используются для производства химического оружия. Некоторые считают, что такие действия — ответные меры США на увеличение военного присутствия России на Ближнем Востоке. Они предполагают, что главная цель США — это «восстановление прежнего господства Америки на Ближнем Востоке». Ближний Восток стал горячей точкой, где борются две крупные державы — США и Россия. Эти удары были инициированы Соединенными Штатами. Так смогут ли авиаудары поставить крест на усилиях России и Асада, которые считали, что победа почти у них в кармане? В условиях, когда против России используются дипломатические и военные меры воздействия, что предпримет Путин?

Директор Центра по изучению России Института гуманитарных и социальных наук Восточно-Китайского педагогического университета в Шанхае Фэн Шаолэй проанализировал международную ситуацию.

Гуаньча: Вечером 13 апреля США совместно с Великобританией и Францией внезапно нанесли «точный удар» по объектам, которые, по их мнению, используются для производства химического оружия. Предположения мирового сообщества по поводу политики Трампа в Сирии, наконец-то, были подтверждены. Что вы думаете об этих авиаударах?

Фэн Шаолэй: 11 апреля Трамп заявил, что России «надо подготовиться к авиаударам США». На следующий день после этого странного заявления Трамп снова сменил тон и заговорил совершенно по-другому. Тем самым он полностью запутал мировое сообщество. Несмотря на то, что большинство людей уже поверили в улучшение обстановки, однако, на самом деле, война может начаться в любое время. Рано утром 14 апреля, когда США, Великобритания и Франция нанесли удар по объектам в Сирии, вся общественность почувствовала опасность войны и испытала высокий уровень неопределенности по поводу того, что будет происходить дальше.

Будет ли расширяться масштаб военных действий или нет? Все это полностью зависит от действий каждой стороны. Во-первых, Россия и Сирия обязательно выжидают момент для ответного удара. США утверждают, что это всего лишь один из целой серии авиаударов. Это означает, что стороны намерены продолжать военные действия. Во-вторых, Сирия уже стала международным испытательным полигоном оружия, а поэтому пока будет спрос на вооружение, то будет очень сложно остановить военные действия в этом регионе. Однако стоит задаться вопросом по поводу масштаба этих военных действий. Будут ли они ограничены только этим регионом или примут более серьезные масштабы? Будут ли другие операции, кроме авиаударов, например, морские или наземные? Все это имеет множество вариантов развития.

Скольким людям данная ситуация напоминает войну в Ираке, которая была 15 лет назад в 2003 году? По крайней мере, есть целый ряд похожих моментов.

Во-первых, в 2003 году президент США Буш младший и премьер-министр Великобритании Тони Блэр удивили всех своим заявлением о том, что в Ираке хранится оружие массового поражения. Это было основной причиной начала военных действия. Это сильно напоминает ситуацию в Сирии, когда основным поводом войны было применение химического оружия.

Во-вторых, война в Ираке была примером того, как неоконсервативные силы Соединенных Штатов перешли от политических рассуждений к реальным военным действиям. Сегодня, когда мы стоим на пороге войны, Трамп назначил своим новым помощником по национальной безопасности США Джона Болтона, последователя идей неоконсерватизма. Это и есть доказательство того, что ситуация повторяется.

В-третьих, формально США в Ираке боролись с режимом Саддама Хусейна, однако если изучить ситуацию поглубже, то можно увидеть, что это была борьба между цивилизациями Суши и Моря. Соединенные Штаты и Великобритания больше всего боятся объединения всех стран Евразии. А поэтому они искали способ поссорить Россию с Францией и Германией, которые начали налаживать свои отношения. Вот еще одна причина войны в Ираке. Несмотря на то, что ситуация сейчас изменилась, однако геополитическое противостояние Суши и Моря осталось неизменным. А поэтому Сирия превратилась в поле битвы различных международных игроков.

— Однако политика Трампа в отношении Сирии постоянно меняется. В чем причина такой неопределенности? Что если обе стороны перейдут в открытый конфликт? Останется ли тогда надежда на улучшение ситуации в Сирии?

— За последние месяцы ситуация на Корейском полуострове постоянно изменялась, а поэтому стала очень запутанной. Корейский кризис — это хороший пример того, как может развиваться ситуация в других регионах. Конечно, пока рано утверждать об определенном положительном исходе этого кризиса. Однако если ситуация в Сирии ухудшится, то будет очень сложно избежать потрясений чудовищных размеров. В этом случае пострадают уже все. Я не думаю, что США и Великобритания начнут открытый военный конфликт. Они пока еще не готовы к тому, чтобы пережить его. У них нет достаточной базы.

Однако, мы должны понимать, что война может начаться и в условиях, когда ни одна из сторон к ней не готова. Мы до сих пор помним урок Первой мировой войны, однако нам нельзя недооценивать миротворческие силы, которые сейчас имеют гораздо большую мощь, чем раньше. Новые силы, приходящие к власти, не хотят войны, они наедятся на мир. Современный мир — это не место где полностью отсутствует пространство для развития и согласованности.

— В условиях, когда Соединенные Штаты грозились нанести удар, Путин постоянно подчеркивал: «Я надеюсь, что разум, всё-таки, возьмёт верх». Если ситуация снова ухудшится, то какие меры предпримет Путин?

— Всем известно, что Россия сейчас находится в очень тяжелом положении. Однако не стоит забывать, что мы говорим о нации, которая в условиях безвыходной ситуации дала отпор Наполеону и Гитлеру, и, в конце концов, победила их. Это врожденная способность полностью проявилась во время президентских выборов этого года. Молодое поколение 80-х, 90-х и 00-х годов не было исключением. Китайские эксперты, которые наблюдали за ходом выборов в разных уголках России, пришли к выводу, что поддержка Путина народом превосходит все то, что нам передают по СМИ. Западные СМИ в последнее время, в действительности, признают, что русский народ лично выбрал своего президента.

Однако будет ли народ и дальше поддерживать президента? Во-первых, это зависит от выбора тактики и стратегии. У России несравнимо огромная территория, благодаря этому, русский народ достиг совершенства в перемещении своих сил, — это их главное преимущество. Во-вторых, на сегодняшний день одна из важных задач состоит в улучшении материальных условий жизни простого народа. Это действительно трудная задача. И современная обстановка не допускает оптимизма, однако вряд ли это станет роковым вызовом для России. В-третьих, высокопоставленные лица в США заявили, что у них пока нет ответа на новое стратегическое вооружение и оружие массового поражения России.

— Кроме затруднительной ситуации в Сирии, Россия в последнее время из-за инцидента с отравлением бывшего двойного агента оказалась втянута в дипломатическую войну. Западные страны стали применять еще более жесткие методы по отношению к России. Более того, в условиях экономических санкций, рубль непрерывно слабеет по отношению к другим валютам. Можно ли назвать современное положение в России самым опасным со времен развала Советского Союза?

— Россия в действительности столкнулась с беспрецедентным вызовом со времен холодной войны. Отношения с западными странами опустились до самой низкой точки. Внутренняя экономика сильно пострадала, один только фондовый рынок показал рекордное падение с 1995 года. Западные страны в условиях собственного глубокого кризиса делают из России козла отпущения с целью отвлечь внимания общественности.

Проблема современной международной политики заключается в том, что западная культура не сталкивалась с таким кризисом уже на протяжении 400-500 лет. Многие положительные факторы, которые поддерживали развитие западной цивилизации на протяжении многих лет, никогда не находились во внутреннем противоречии. В основном эти противоречия проявляются в США и Великобритании.

Вторая проблема заключается в том, что закон в США и Великобритании подразумевает «презумпцию невиновности». Пусть человек даже убил и ограбил, однако пока суд не признал человека виновным, он считается «подозреваемым». Однако нынешняя ситуация полностью противоречит этому принципу: в деле с отравлением бывшего двойного агента в Великобритании обвинили Россию, заявив, что это «очень вероятно», а это значит, что Россию обвинили в преступлении. В условиях царящего беспорядка в Сирии, также прозвучала фраза «очень вероятно», и после этого правительство Ассада стало объектом нападок. Неважно, использовалось ли «химическое оружие» в Сирии или «отравляющее вещество» в Солсбери — это все бесчеловечные преступления. Однако не стараться узнать истинное положение вещей, да еще намеренно искажать факты для того, чтобы воспользоваться случаем создать проблем для России, разве в этом заключается суть англо-американской правовой системы? Где справедливость? Это кризис нашего времени, а также горестный результат «политики постправды».

— Один из советников Путина Владислав Сурков заявил, что после ухудшения отношений с западными странами, Россию ждут сто лет «геополитического одиночества». Что Вы считаете по этому поводу?

— Я считаю, что слова Владислава Суркова верно отразили настроения политической элиты и простого народа, которые уже потеряли всякую надежду и чувствуют себя беспомощными. Однако я не соглашусь с тем, что Россия выберет «геополитическое одиночество» на такое продолжительное время.

Россия, в конце концов, повернута лицом к востоку и западу. Для российской цивилизации, которая развивалась на протяжении нескольких тысяч лет, это вечная тема для споров. Это неизбежная ситуация для цивилизации, которая находится на стыке двух культур. Сейчас эта ситуация ухудшается глобализацией. В современной России есть разные точки зрения: от позиции, которая предполагает подражание Западу, новому Западу, Востоку, новому Востоку, Евразии и вплоть до отрицания культуры Востока и Запада, и другие мнения аналогичные мнению Владислава Суркова. Он полагает, что в условиях, когда у России нет возможности подражать Западу или Востоку, Россия будет склоняться к изолированному положению. Это мнение не только Суркова, в последнее время такой взгляд часто можно услышать среди политических элит России. Они считают, что проще быть изолированной страной, чем открытой.

Однако мне кажется, что в современной ситуации этого достичь невозможно. В условиях, когда Россия имеет внешнеторговый оборот с Европой на сумму более 400 миллиардов долларов, то может ли правительство игнорировать этот факт и не брать во внимание развитие экономики? Российская экономика зависит от продаж энергетических ресурсов, а поэтому Россия связана со внешним миром торговыми связями. Может ли Россия полностью отказаться от этого? Бывший президент ОАО «Российские железные дороги» заявлял о грандиозном намерении соединить Транссибирскую магистраль с Аляской. Говорить о культурной изоляции России легко, однако достичь этого будет очень сложно.

Владислав Сурков не только очень мудрый политик, он также талантливый мыслитель и любимый всеми писатель. В 2006 году Владислав Сурков выдвинул знаменитую концепцию «суверенной демократии», которая сразу привлекла внимание всего мира. На Валдайском форуме я лично слышал, как сам Путин прокомментировал эту концепцию: понятия суверенитета и демократии принадлежат двум разным сферам и их связь еще стоит изучить. С одной стороны, Путин не отрицает возможности открытого обсуждения таких важных теоретических вопросов. А с другой стороны, Путин затронул другую важную проблему: различие во мнениях между советниками и самим президентом. Я не знаю, как Путин прокомментирует слова про «столетнее геополитическое одиночество», однако, учитывая его комментарий по поводу «суверенной демократии», то я считаю, что Путин обязательно поделиться с нами еще более актуальными и дальновидными рассуждениями.

— Как Китай, в условиях накаляющейся обстановки среди великих держав, придерживается своей стратегической позиции?

— Во-первых, Китай активно претворяет в жизнь политику реформ и открытости, которая была подтверждена на Боаоском азиатском форуме. Во-вторых, Китай продолжает осуществлять концепцию «Сообщество единой судьбы», а также придерживается намеченного курса, который регулирует отношения между государствами. В-третьих, Китай сначала концентрирует силы на решении своих проблем. Одновременно с этим правительство соотносит развитие Китая и мощь государства. Китай готовится брать на себя еще большую международную ответственность.

США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581848 Фэн Шаолей


Украина. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581847 Гарри Табах

Украина будет процветать, а Россия гнить — военный США

Светлана Гудкова, журналист, Обозреватель, Украина

В третьей части интервью для "Обозревателя" капитан 1-го ранга военно-морских сил США, экс-начальник штаба Военной миссии связи НАТО в Москве Гарри Табах рассказал, сколько еще будет длиться война на Донбассе и как Украине начать эффективную информационную войну против России. Американский офицер пояснил, почему мы еще не скоро попадем в НАТО, провел аналогию с израильским военным конфликтом, а также рассказал, как Украине жить рядом с Россией в условиях постоянной агрессии.

— Вы считаете, есть какое-то решение конфликта на Донбассе?

— По моему опыту такие конфликты редко разрешались быстро. Будь то Абхазия или Северная Осетия, Приднестровье, Нагорный Карабах — всегда одна сторона оставляет за собой возможность дергать эту ниточку. Путин никогда не отступит от этого, потому что, во-первых, он такой человек. А во-вторых, если у Украины будут стабильные границы, то она вступит в НАТО сразу.

Или Украина очерчивает новые границы и отказывается от Крыма и от Донбасса, говорит: вот наши границы, и мы не претендуем на оккупированные, чего Украина никогда не сделает и не должна делать. Или в НАТО изменят свои требования и скажут: мы можем принимать новых членов, у которых спорный вопрос с границей. Но этого тоже никогда не произойдет, потому что тогда НАТО придется ввязаться в войну.

— То есть перспектив у Украины попасть в НАТО нет?

— Нет. Ситуация должна измениться кардинально, но я не думаю, что это играет большую роль для Украины — попасть в НАТО. Украина и так под протекцией НАТО, а что толку от подписания Будапештского меморандума? В котором Россия, Америка и Великобритания подписались под тем, что украинские границы не будут нарушены? Когда же Россия самостоятельно оттяпала кусок Украины, никто ничего не стал делать. Поэтому эти договоры — это не совсем то, на что стоит рассчитывать. Украина все равно под протекцией западных альянсов, поэтому я не уверен, что это так важно для Киева.

Я думаю, что это один из вопросов, который поднимет Трамп при встрече с Путиным — введение "голубых касок" на территорию Украины. Там просто идет спор, где они должны быть — на каком разграничении: на разграничении конфликта или разграничении границы. И я бы не хотел, чтобы Украина сделала ту же ошибку, что в свое время Грузия, поставив миротворцев на границе. На Донбассе украинские войска и украинская полиция должны разбираться на своей территории сами.

— Получается, что Украина становится по типу Израиля вечно воюющей страной?

— Сходство есть, я часто сравниваю Украину с Израилем. У вас сосед очень агрессивный и большой, как и у Израиля. Об Украине мало кто знает и понимает, что такое Украина. Ну и в Украине, как и в Израиле, очень большая численность пятой колонны — там полтора миллиона арабов и еще миллиона-два ультралевых израильтян. Так же и в Украине, наверное, большое количество пророссийских сил.

Украине поэтому и тяжело, и мне кажется, что эти силы более опасные, чем угроза внешняя, поэтому очень важна работа журналистов. Главное, чтобы вы не проиграли информационную войну. Израиль проигрывает информационную войну. Они ее и ведут как бы, но все время, в отличие от военных конфликтов, они ее проигрывают.

— Со стороны Украины практически не ведется информационная война, мы никак не отвечаем России?

— Это проблема многих демократий, когда они информационную войну не могут вести — демократическая система не способствует этому. Намного легче ее вести, когда диктатура, когда пропаганда. Но вот, что я вижу, Израиль недавно создал англоязычные каналы, хотя в Израиле все говорят на английском, там это второй родной язык. Первый знаете какой?

— Иврит?

— Русский.

— Русский?

— Там многие на русском говорят. Это такой анекдот, шутка. Там всегда говорят: "Какой второй язык в Израиле?— Русский". Нет, иврит, но там очень большое русскоязычное население.

— Русских везде полно.

— Правильно, и в Америке огромный массив русскоязычного населения. Весь бывший Советский Союз говорит на русском, поэтому русский язык — это не враг.

Украина в моем понимании должна использовать этот язык в свою пользу, а не против себя. И пропаганду стоит вести не на украинском языке, потому что вести ее на украинском не имеет смысла. Люди, которые понимают и знают украинский, они и так в основном проукраинские, их не надо убеждать в правоте Украины, а вот русскоязычные люди — нет.

Даже мои родители, когда они смотрят телевизор в Америке, живя там уже пятьдесят лет, они смотрят русскоязычное телевидение. А что русскоязычное телевидение?— это "Первый канал", НТВ. Они не слышат украинскую сторону, поэтому, когда я еду в Украину, они мне начинают пересказывать, то, что они видели по русскоязычному "Первому каналу". Но они же интеллигентные люди, они делают собственные выводы.

А таких людей в Америке очень много, в Израиле много, в Польше много, по всей Европе много, в той же Великобритании и весь бывший Советский Союз, включая и саму Россию — много людей, которые за Украину. И если бы Украина вещала на русском и показывала свою сторону, то огромное количество людей во всем мире слушало бы.

— В Украине на Европу и Америку даже на английском не вещают.

— Так, а на английском тем более. Те люди, которые говорят на английском, они не заинтересованы в Украине, им Украина до одного места, поэтому будет очень маленький процент слушателей. А вот на русском будут, потому что его понимают в Грузии, Узбекистане, Прибалтике, да и в России много людей, которые бы хотели слушать украинскую сторону, но не понимают.

Я вот ничего не понимаю по-украински, хочу, но не понимаю, я путаюсь. Я путаю с английскими и русскими словами, когда я слушаю украинский, я вижу, что ничего не понимаю, какие-то отдельные слова. И очень сложно, потому что в Америке нет радио или телевидения, которое представляло бы украинскую сторону на русском языке.

— Что вы можете посоветовать Украине, как жить с таким соседом?

— Вам не нужно изобретать колесо, у вас есть очень хорошие примеры — как Польша, как страны Балтии, как Грузия. Почему Россия на них напала? Потому что она понимает, что рано или поздно граждане России начнут задавать вопросы: "Почему вот эти, у которых нет не нефти, ни газа, ни земли, почему они живут лучше, чем мы?".

А потому что там демократия, потому что у вас идут дебаты, потому что вы спорите, потому что вы не согласны, потому, что вы не знаете, кто у вас будет следующий президент. И я думаю, что если Украина все-таки удержится, у вас будут идти выборы с наблюдателями, с демократическими институтами, что у вас есть, то рано или поздно вы станете демократической страной, ваша экономика пойдет вверх и Европа, и Америка будут инвестировать в вас.

Да, опасность будет исходить от России. Если она не развалится, потому что вы будете процветать, а они будут загнивать.

И это опять же сравнение с арабским миром, с Израилем. Они же там не из-за земли воюют. Что там у Израиля земли, по сравнению с арабами? Они ее не используют, и она им нафиг не нужна. А земля Израиля — это пустыня, которую они моментально превратят, как в Газе, в выжженную землю.

Там война идет не из-за земли, а из-за идеологии, что посредине вот этого всего арабского нищего мира, в котором много нефти, много газа, они многочисленный народ и вот среди них такая заноза сидит, где процветает демократия, высокие технологии, очень высокий уровень жизни, куда все со всего мира летают лечиться. Они не хотят этого, потому что эта зараза демократическая, эта зараза высокого уровня жизни будет распространятся у них, поэтому там постоянные войны, революции, потому что там народ тоже начинает бунтовать и спрашивать: "Почему эти евреи из кусочка пустыни смогли сделать такой оазис, а мы сидим на нефти и газе и кушаем какашки от верблюдов?".

Вы все время бунтуете, вы все время не довольны, вы все время спорите друг с другом. Да, я понимаю, что это некрасиво. Колбаса вкусная, но неприятно смотреть, как ее делают, так же и демократия. Это часть демократии, когда все спорят, у всех свое мнение и равные шансы. И я верю, что у вас все, в конце концов, устроится.

Украина. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581847 Гарри Табах


Россия. США > Металлургия, горнодобыча > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581808 Леонид Бершидский

Случай с Русалом — это провал американских санкций

Есть способы нанести удар по таинственным путинских дружкам, не причиняя при этом ущерб ведущим российским компаниям.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Ослабление американских санкций против российского производителя алюминия компании «Русал» подает как минимум два важных сигнала инвесторам и официальной Москве. Во-первых, администрация Трампа слабо понимает последствия своих действий и начинает осознавать их только потом. Во-вторых, она не хочет вводить санкции, которые нанесут большой побочный ущерб за пределами России.

Такие особенности американской санкционной политики являются одновременно благодеянием и проклятием для России и ее президента Владимира Путина. Действия методом проб и ошибок означают, что удар может получить любой человек (а также его компания) в любое время, особенно если такой человек имел несчастье появиться в российском списке «Форбс», который американское Министерство финансов использовало в качестве главного реестра подпадающих под санкции «олигархов».

Но Соединенные Штаты не хотят причинять ущерб «партнерам и союзникам», чьи интересы министр финансов Стивен Мнучин назвал главной причиной своего отказа от жестких санкций против Русала. А это подает очень четкий сигнал российским компаниям и российскому государству: международная экономическая экспансия является эффективным методом отбить охоту к санкциям. Это важно знать как в стратегическом, так и в тактическом смысле.

Санкции против главного акционера Русала Олега Дерипаски и его активов стали первой по-настоящему эффективной мерой американского воздействия на Россию. Запретив, по сути дела, Русалу проводить операции в американских долларах, а следовательно, и экспортировать алюминий в США, администрация Трампа вынудила второго в мире производителя алюминия искать новые рынки для продаваемого в США металла, который в прошлом году обеспечил компании 14,4% прибыли. Удар этот казался случайным, нанесенным наобум. Было непонятно, почему именно Дерипаска стал жертвой столь сурового наказания. Это обстоятельство напугало инвесторов, и российские акции упали повсеместно.

Я по-прежнему уверен, что Дерипаску выбрали из-за того, что его компания делает алюминий. Ведь Трамп решил ввести импортные пошлины на алюминий, дабы возродить производство внутри страны. Возможность убить двух зайцев одной палкой — наказать Россию и убрать с американского алюминиевого рынка крупного иностранного игрока — наверняка показалась Трампу слишком хорошей, чтобы ее упустить. Но похоже, никто в Министерстве финансов не задумался о последствиях такого шага для мирового рынка алюминия, на котором Русал включен в цепочки добавленной стоимости.

Цены на алюминий подскочили (что очень плохо для американских покупателей), австралийско-британская компания «Рио Тинто» была вынуждена срочно искать новых покупателей для своего глинозема (сырье для производства алюминия), а завод Русала в Ирландии столкнулся с угрозой закрытия. А это в свою очередь создало опасность потери рабочих мест и дефицита глинозема по всей Европе. Об этих проблемах сообщили в Министерство финансов, и сердце Мнучина, по всей видимости, смягчилось. «Американское правительство не намерено наказывать трудолюбивых людей, которые работают на Русал и его дочерние предприятия», — заявил он. Проблема американского правительства, добавил министр, сводится лишь к самому Дерипаске.

Согласно новому пакету санкций против Русала, компания получает дополнительно шесть месяцев вплоть до 23 октября, чтобы свернуть свою деятельность в США. Но Мнучин однозначно указал на то, что если Дерипаска выведет инвестиционный капитал Русала, компанию могут исключить из санкционного списка. Партнеры Русала до сих пор напуганы и работают с ним по чрезвычайному плану, но по крайней мере, сейчас необходимость в таких планах ослабнет. Это нашло свое отражение и в ценах на алюминий, которые опустились столь же резко, как и поднялись после первого объявления о введении санкций.

Это хорошая новость для «Норильского никеля», которым частично владеет Дерипаска и еще один россиянин Владимир Потанин, сколотившие состояния на приватизации в 1990-е годы. «Норильский никель» является крупнейшим в мире поставщиком никеля и палладия, а еще он входит в первую мировую десятку производителей меди. Ему теперь не о чем беспокоиться. Если санкции будут введены против «Норникеля», последствия на рынке возникнут еще более разрушительные, чем в случае с Русалом.

США также вряд ли ударят санкциями по российским нефтегазовым компаниям, которые играют важную роль на мировом энергетическом рынке, и по российским производителям стали. Правительство России тоже может вздохнуть с облегчением. Его государственный долг, которому Standard & Poor's в феврале присвоило инвестиционный рейтинг, и который в основном скупили институциональные инвесторы, тоже защищен от санкций.

Но здесь есть загвоздка для российских миллиардеров и для государства. США, по сути дела, присвоили себе право решать, кто должен, а кто не должен владеть российскими компаниями. Теперь Дерипаска и правительство заинтересованы в том, чтобы найти и проверить решение этой проблемы. Смягчатся ли США, если Дерипаска продаст часть своей доли российскому государственному банку? Или вопрос можно решить путем номинальной продажи акций доверенным лицам? Или Дерипаске следует просто воспользоваться имеющимся запасом времени и переориентировать свою компанию, полностью отказавшись от американского рынка и американской банковской системы, и дерзко решив работать только в Азии?

Что-то говорит мне, что компания и российское правительство попытаются разработать такую схему, которая удовлетворит США, но не лишит Дерипаску его активов. Если такая схема будет найдена, то и другие воспользуются ею в качестве меры предосторожности.

В любом случае попытка США ввести кусающиеся санкции явно оказалась безуспешной. Она показала, что удар по интегрированным на глобальных рынках компаниям может привести к непреднамеренным последствиям с неожиданными жертвами.

Но есть очевидная альтернатива, о которой США всерьез не задумывались. Бывший владелец ведущей российской нефтяной компании и один из самых последовательных противников путинского режима Михаил Ходорковский изложил ее 22 апреля в статье в «Уолл-Стрит Джорнал». «Настоящий враг Запада, а также враг российского народа — это группа примерно из 100 ключевых фигур, получающих выгоду от путинского режима, многие из которых занимают посты в Федеральной службе безопасности и в президентской администрации», — написал Ходорковский. Он отметил, что Запад должен ввести санкции против этих людей, многие из которых «начинали свою карьеру в мире организованной преступности Санкт-Петербурга».

Это явно не те олигархи, которые обогатились при путинском предшественнике Борисе Ельцине. Это настоящие близкие дружки и ставленники Путина, знакомые с ним по КГБ и по работе в мэрии Санкт-Петербурга. Это люди, оказывающие самое большое тайное влияние на российскую систему правосудия и на правоохранительные органы, способные отнимать компании у их владельцев, фальсифицирующие крупные государственные тендеры. Это «новая знать» путинской эпохи.

США уже ввели санкции против некоторых близких друзей Путина, знакомых ему с самого начала его карьеры. Среди них руководитель «Роснефти» Игорь Сечин, миллиардер Геннадий Тимченко и три члена исключительно богатой семьи Ротенбергов. Неважно, являются они или нет членами той группы, которую описывает Ходорковский. Его предложение заключается не в том, чтобы нанести удар по немногочисленным сказочно богатым личностям, о близости которых к Путину всем хорошо известно. Речь идет о терпеливой следственной работе с целью выяснить имена тысяч таинственных людей, которые обогащаются на путинском режиме, найти их активы и счета на Западе, заморозить их, прежде чем они успеют отреагировать, и проинформировать общество о связях этих людей с Путиным и с его ближним кругом. Это вызовет волнения по всей России, но не на важных глобальных рынках.

Ленивые формулировки, которыми пользуется Министерство финансов против Дерипаски («Его обвиняют в том, что он создавал угрозу жизни своих конкурентов по бизнесу, незаконно прослушивал одного государственного чиновника и принимал участие в рэкете и вымогательстве»), указывают лишь на недостаток знаний и компетентности. Ссылки на такие обвинения любой может найти в интернете. Неужели это максимум из того, что может сделать американское правительство? Но если последовать совету Ходорковского, это серьезно напугает очень многих людей в Кремле и за кремлевскими стенами.

Большая часть денег из того триллиона долларов, что ушел из России на Запад после распада Советского Союза, принадлежит не «олигархам» старой школы. Это коррумпированные чиновники и малоизвестные клиенты правящего режима перевели данные деньги за рубеж. Запад до сих пор почти ничего не делает для того, чтобы выследить это богатство и его владельцев. Он ведет поиски на солнце, а не в тени, где скрываются настоящие преступники и их состояния. Произошедшее с Русалом показывает, что такой подход имеет массу изъянов.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия. США > Металлургия, горнодобыча > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581808 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter