Всего новостей: 2401844, выбрано 734 за 0.119 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Германия. Весь мир > СМИ, ИТ > itogi.ru, 15 октября 2012 > № 666409

Издай себя сам

Лейтмотивом Франкфуртской книжной ярмарки был один простой вопрос: а так ли нужен издатель писателю?

Зачем современному миру издатели и нужны ли они вообще — довольно странный вопрос для крупнейшего книгоиздательского и книготоргового форума планеты. Однако именно он оказался в центре внимания на Франкфуртской книжной ярмарке, завершившейся в минувшее воскресенье. Толчком для дискуссий послужил недавний фантастический успех книги Э. Л. Джеймс «Пятьдесят оттенков серого», первоначально опубликованной автором в электронном виде самостоятельно — без всякой поддержки со стороны профессионалов. Действительно, если главный бестселлер года родился, был издан, завоевал читательское признание и принес своей создательнице миллионы долларов без помощи издателей (они вступили в игру лишь на последнем — бумажном — этапе и сняли пенки с уже раскрученной темы), выходит, издательское звено — лишнее колесо в этой колеснице, запряженной Пегасом?

Понятно, что поминался интернет-сервис Amazon.com: именно его платформа Kindle Direct Publishing, предназначенная для самостоятельной публикации авторами своих нетленок, стала тем инкубатором, в котором «окукливаются» все самиздатовские бестселлеры последних лет. На своих ежедневных семинарах во Франкфурте, похожих не столько на профессиональные презентации, сколько на выступления фанатичных проповедников новой секты, представители «Амазона» на разные голоса расхваливали перспективы, которые открывает перед авторами их сервис. Роль новообращенных исполняли начинающие самиздатовские звезды. Специально приглашенная на презентацию молодая немка Эмили Болд, продавшая через Kindle Store более 80 000 экземпляров своих мистико-любовных романов, едва ли не со слезами на глазах клялась в вечной верности «Амазону» и рассказывала, как именно тот переменил ее жизнь, из отвергнутой издателями графоманки превратив в успешную писательницу.

Возможности электронного самиздата действительно впечатляют. Теперь, для того чтобы увидеть свой роман изданным, автору не надо обивать пороги издательств и литературных агентств, месяцами (а то и годами) ждать выхода книги, а после безропотно принимать чужие маркетинговые решения (или их отсутствие). Теперь, как подчеркивали представители «Амазона», книга может появиться на сайте через несколько часов после того, как автор поставит в ней последнюю точку. Все дальнейшее будет зависеть только от него — и дизайн обложки, и розничная цена, и даже категория, в которой книга будет отображаться на сайте. Учитывая же, что на «Амазоне» профессионально изданная книга представляется потребителю в том же виде, что и «домотканая», у литературного «самоделкина» всегда есть шанс оказаться в очень хорошей компании — буквально на одной виртуальной полке с Львом Толстым или Джоан Ролинг. О такой выкладке в традиционном книжном магазине новичку не приходится даже мечтать. Если же добавить, что самодеятельный писатель получает от «Амазона» 70 процентов роялти, в то время как автору, выпущенному профессиональным издателем, заплатят в лучшем случае 17 процентов, преимущества виртуального сервиса становятся на первый взгляд очевидными...

Однако издателям по-прежнему есть что возразить адептам сетевого самиздата. Так, Хельмут Пеш, редакционный директор крупного немецкого издательства Bastei Lubbe, в ходе круглого стола, посвященного электронному книгоизданию, заметил, что случаи феноменального успеха самодеятельных авторов можно пересчитать по пальцам. И это, по его мнению, не случайно: «Любой книге нужен редактор — первый и профессиональный читатель, способный внести в текст необходимые коррективы и сделать его читабельным, — сообщил собравшимся Пеш. — Ведь очень часто бывает — заходишь на «Амазон», скачиваешь книгу, купившись на пятизвездочные рецензии пользователей, начинаешь читать и вдруг обнаруживаешь, что у нее банально нет конца или что автор по дороге забыл фамилию главного героя... Именно от таких ляпов и оберегает писателя — или, вернее, читателя — профессиональный издатель». Поскольку большую часть книг, выпущенных самотеком, никто не редактирует, не вычитывает и не правит, их уровень ужасающе низок — именно этим объясняется тот факт, что при огромных количествах самиздатчиков историй успеха среди них драматически мало.

С Хельмутом Пешем согласен и главный редактор популярного немецкого литературного интернет-ресурса Literaturcafe.de Вольфганг Тишер: «Сегодня сетевой самиздат играет в первую очередь роль фильтра для профессиональных издателей — если книгу хорошо читают в Интернете, это повод обратить на нее внимание и, возможно, выпустить на бумаге. Пока что заработать по-настоящему большие деньги и большую славу можно только в тандеме с профессионалами». Недаром даже самые яркие звезды селф-паблишинга, такие, как Аманда Хокинг или та же Э. Л. Джеймс, рано или поздно непременно обращаются к издателям. «Несмотря на все разговоры о социальных медиа и их выдающемся маркетинговом потенциале, из всех инструментов продвижения лучше всего книгу по-прежнему продают старые добрые рецензии в авторитетных изданиях, — констатировал в своем выступлении в рамках инновационной программы ярмарки директор по маркетингу издательства Faber & Faber Уилл Аткинсон. — А книжные обозреватели почти не читают самиздат — они привыкли работать с издателями и полагаться на их рекомендации».

У сторонников селф-паблишинга своя правда. Писательница Мария Лакруа, очередная питомица Kindle Direct Publishing, позднее, правда, переметнувшаяся в стан профессионалов, сетует: «Если автор малоизвестный или начинающий, его раскруткой, скорее всего, никто в издательстве заниматься не будет и рецензенту The New York Times его книгу никогда не пошлют». Другое дело — самодеятельный издатель: уж он-то найдет время и желание для продвижения собственного детища. Правда — и на это тоже не без ехидства указывали издатели, — неизвестно, останутся ли у него после этого время и силы дальше заниматься писательством...

Сколь бы весомыми и убедительными ни выглядели аргументы обеих сторон, статистика в любом случае заставляет задуматься: в одной только Германии семь из десяти самых продаваемых книг — книги, первоначально опубликованные через самиздат. Значит, профессиональные издатели теряют монополию и на автора, и на читателя. Именно по этой причине происходит небывалое изменение всех книжных практик (директор Франкфуртской книжной ярмарки Юрген Боос уподобил это событие Большому взрыву). Это было лейтмотивом самых разных дискуссий — начиная с обсуждения выживания белорусской литературы при «диктаторском режиме Лукашенко» и заканчивая круглым столом, посвященным международным детским литературным премиям.

Впрочем, до тех областей книжной вселенной, где располагается Россия, последствия этого Большого взрыва пока не докатились. Инструменты селф-паблишинга находятся в зачаточном состоянии, посему на коллективном стенде отечественных издателей (к слову сказать, его дизайн по сравнению с прошлым годом радикально улучшился, чего, к несчастью, нельзя сказать о российской программе на ярмарке) обсуждались совсем другие проблемы. Так, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Владимир Григорьев в своем традиционном отчетном выступлении перед франкфуртской публикой горько сетовал на драматическое падение объемов российского книжного рынка. За последние четыре года они снизились с 2,5 миллиарда долларов до 2 миллиардов. В следующем году ожидается новый виток падения: количество проданных экземпляров сократится на 10—15 процентов, а денежный оборот упадет процентов на 5—10. Словом, у нас и своих горестей хватает, до самиздата ли тут.

И тем не менее, как заявили представители «Амазона», Kindle Direct доберется до нашей страны не позднее чем через два года, а это значит, что Большой взрыв уже у порога. Игнорировать его — значит умножать и без того немалые скорби российских книжников. Одним словом, Европа взорвалась — России приготовиться.

Галина Юзефович

Германия. Весь мир > СМИ, ИТ > itogi.ru, 15 октября 2012 > № 666409


Германия. Евросоюз. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 октября 2012 > № 662531 Вернер Шульц

Вернер Шульц: Pussy Riot вполне достойны премии Сахарова

В число трех финалистов премии имени Андрея Сахарова вошла российская группа Pussy Riot. Кандидатуры ее участниц первоначально предложил депутат Европарламента Вернер Шульц. Свой выбор он объяснил в интервью DW.

В числе трех финалистов премии имени Андрея Сахарова оказались российская группа Pussy Riot и белорусский правозащитник Алесь Беляцкий. Кандидатуры участниц российской панк-группы первоначально предложил депутат Европейского парламента от Германии Вернер Шульц. Он представляет парламентскую фракцию "Зеленые / Европейский свободный альянс" и является заместителем председателя Совета сотрудничества ЕС - Россия в Европарламенте. Мы связались с Вернером Шульцем и попросили его прокомментировать сегодняшнее решение европарламентариев.

DW: Сегодня номинированная вами на премию имени Андрея Сахарова панк-группа Pussy Riot вошла в шорт-лист возможных лауреатов. Вас обрадовала эта новость?

Вернер Шульц: Очень. Ведь я занимался выдвижением кандидатур участниц группы и должен был аргументировать, почему свой выбор я остановил именно на них. То, что они стали фаворитами и были избраны из списка, состоявшего первоначально из пяти номинантов (нужно отметить, что все пять кандидатов полностью заслужили право стать лауреатами Сахаровской премии), уже очень важно. Другое дело - получат они эту премию или нет.

- Как вы оцениваете шансы Pussy Riot на получение премии?

- Если взвесить, какие фракции, какие группы выдвигали номинантов, а также кто и кого поддержал, то мне кажется, что лауреатами этого года станут иранские оппозиционеры. Хотелось бы надеяться, что Pussy Riot как минимум войдут в еще более узкий список фаворитов, и это уже стало бы большим успехом.

- Вы не могли бы вкратце изложить ваши доводы в пользу того, что группа Pussy Riot заслужила премию имени Сахарова?

- Конечно. Премия имени Сахарова - это премия за свободу слова, за свободу мысли. Это премия за безбоязненное, за бесстрашное слово. Это полностью относится к группе Pussy Riot. Они провели панк-молебен в Храме Христа Спасителя. И это не было богохульством, это подтверждают все, кто смотрел это видео. Объекты нападения в их песне - Путин и Партиарх Кирилл, а вовсе не бог. К счастью, Путин в России пока еще не бог. Участницы панк-молебна подвергли резкой критике этот неблагочестивый альянс православной церкви и Кремля. Они принесли в церковь лозунг с улицы "Россия без Путина!" тем, что спели "Богородица, Путина прогони!" Это не такое уж и редкое явление в православии, когда люди чувствуют себя слишком слабыми и просят помощи у Богородицы для того, чтобы противостоять злу. Это было распространено и во времена жестокого правления царей на Руси, и во времена Октябрьской революции, когда большевики разрушали и грабили церкви, преследовали духовенство и верующих. Именно в особенно тяжелые периоды люди обращались к таким коротким молитвам, и Pussy Riot умело использовали эту традицию. Это искусство - привлекать внимание к неизлечимым проблемам общества. Им это удалось.

- То, что два номинанта из трех - выходцы из бывших республик Советского Союза говорит о том, что там дела с правами человека обстоят особенно плохо?

- Да, плохо, но есть страны, где ситуация еще хуже и, иногда у меня такое ощущение, что там мы должны были бы выдавать сотни таких премий. В настоящий момент наблюдаются особо многочисленные нарушения прав человека в Беларуси. Совершенно очевидно, что ситуация там страшная. Но и в России, должен заметить, налицо движение вспять. Это прежде всего ужесточение законодательства: ограничение свободы проведения митингов и демонстраций. Это и ограничение деятельности НКО, на которые навешивают ярлык иностранных агентов. Тут можно вспомнить и новый закон о клевете, и попытки ограничить свободу в интернете. Скоро выйдет закон о защите чувств верующих. Это означает, что либеральное гражданское общество фактически теряет завоеванные им позиции.

- Если подытожить все сказанное, не могли бы коротко сформулировать месседж, который будет направлен сегодня в сторону Москвы и Минска?

Послание направлено следующее: мы поддерживаем гражданское общество и протест против альянса Кремля с православной церковью. В особой степени мы поддерживаем тех, кто не теряет надежды и молится о том, что Россия избавится от господства Путина, что люди там, наконец, смогут жить в демократическом правовом государстве и победить коррупцию.

Автор Беседовал Роман Гончаренко

Германия. Евросоюз. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 октября 2012 > № 662531 Вернер Шульц


Германия > Госбюджет, налоги, цены > germanyru.com, 30 сентября 2012 > № 659509

Около 5000 участников демонстрации, собравшиеся в субботу в Берлине, выступили с призывами об увеличении налогов на богатство. Среди демонстрантов- руководство левых: Грегор Гизи(Gregor Gysi) и Гезине Лёч(Gesine Lötsch).

Демонстрация началась утром в субботу на Potsdamer Platz. По словам представителя Берлинской полиции было зарегистрированно 7500 участников демонстрации.

Марш протеста в Берлине был частью большой акции по всей Германии. Одновременно с Берлином такие демонстрации прошли в Гамбурге(Hamburg), Кёльне(Köln), Франкфурте на Майне(Frankfurt am Main) и Бохуме(Bochum). Подобного рода акции были запланированны и в других городах. К основным требованиям демонстрантов относится решение вопроса о постоянно действующем налоге на роскошь, а так-же борьба с теми, кто от оплаты налогов уклоняется.

Германия > Госбюджет, налоги, цены > germanyru.com, 30 сентября 2012 > № 659509


Германия. Весь мир > Авиапром, автопром > dw.de, 18 сентября 2012 > № 646273

Грузовики должны быть экологичными и "оцифрованными"

На 64-й Международной выставке коммерческого автотранспорта IAA в Ганновере демонстрируются инновационные решения, направленные на выполнение нормы выбросов Евро-6 и подключение грузовиков к интернету.

354 мировых и 97 европейских премьер увидят посетители 64-й Международной выставки коммерческого автотранспорта (IAA Nutzfahrzeuge), которая пройдет в Ганновере с 20 по 27 сентября 2012 года. 18 сентября ее павильоны открылись для профессиональных посетителей и представителей СМИ.

На сей раз крупнейший в мире отраслевой смотр грузового автомобилестроения, устроителем которого выступает Немецкое объединение автомобильной промышленности VDA, собрал свыше 1900 экспонентов, что почти на 10 процентов больше, чем два года назад. Среди них немецкие фирмы составляют менее 45 процентов. Самым крупным иностранным участником впервые стал Китай, представленный 152 компаниями. Заним следуют Турция и Италия.

Электромоторы и гибриды

Основную массу экспонентов составляют, естественно, не сами гиганты-автопроизводители, а их многочисленные поставщики - представители среднего бизнеса. Именно такие компании зачастую выступают в роли инновационных локомотивов. На этот раз на выставке особенно много технических новинок из области электрических и гибридных моторов. Такие двигатели становятся все более востребованными в сегменте коммерческих автомобилей грузоподъемностью до 3,5 тонн, отмечает президент VDA Маттиас Виссман (Matthias Wissmann).

Однако для тяжелых грузовиков подобные моторы не подходят - в этом сегменте рынка и дальше будут господствовать традиционные двигатели внутреннего сгорания, подчеркивает глава VDA: "40-тонный автотягач с прицепом просто не сможет эффективно работать на электрической батарее, ведь на нее будут уходить несколько тонн полезной нагрузки".

Так что без дизельных моторов отрасли и в будущем не обойтись. Значит, в условиях, когда цены на нефть растут, а законодательство в области охраны окружающей среды ужесточается, такие двигатели должны становиться все более эффективными и экологичными. На нынешней IAA в Ганновере именно немецкие автостроители широко представлены грузовиками, отвечающими новейшей норме Евро-6, регулирующей содержание вредных веществ в выхлопных газах. Этот стандарт будет поэтапно внедряться в Евросоюзе с 1 января 2013 года.

Началось внедрение стандарта Евро-6

По сравнению с грузовиками предыдущих поколений это просто "квантовый скачок", восторгается Маттиас Виссман. По его словам, выброс вредных веществ сократился по сравнению с самым первым стандартом Евро-1 на 98-99 процентов: "Кто-то недавно шутливо заметил, что мы достигли ситуации, когда прямо у выхлопной трубы воздух теперь чище, чем где бы то ни было. Внедрение стандарта Евро-6 - это выдающееся техническое достижение, которое было обеспечено многомиллиардными инвестициями".

Такие капиталовложения автостроителям необходимо окупить, поэтому они повышают цены. В результате немецким транспортным компаниям, за каждый грузовик, отвечающий новейшей норме выброса, придется выкладывать дополнительно порядка 12 000 евро. Это очень серьезное капиталовложение для компаний-перевозчиков, которые являются, как правило, представителями среднего бизнеса, напоминает глава VDA.

Поэтому отраслевое объединение призывает немецких законодателей пойти навстречу экологически сознательным предпринимателям и снизить, прежде всего, плату за проезд по немецким автобанам. В настоящее время она составляет, в зависимости от числа осей и объемов вредных выбросов, от 14 до 28 евроцентов за километр. Для грузовиков, отвечающих стандарту Евро-6, размер платы следует снизить до 10 центов, считают в VDA.

Впрочем, уменьшить вредные выбросы в атмосферу можно не только с помощью более совершенных моторов. Подсчитано, что при перевозках на дальние расстояния порядка 40 процентов горючего расходуется на преодоление сопротивления воздуха. Поэтому сейчас в самых разных странах инженеры целенаправленно ищут возможности улучшить аэродинамику тягачей и прицепов. На нынешней IAA они представляют как модели, уже весьма близкие к серийному выпуску, так и концептуальные разработки.

Бурный рост продаж в США и России

Еще одна в высшей степени актуальная в этом году тема в Ганновере - "оцифровывание" автомобилей, иначе говоря - их подключение к информационным сетям. "Это направление - особой важности и именно для грузового и коммерческого автотранспорта, ведь речь идет о технических решениях, серьезно влияющих на экономическую деятельность", - указывает Матиас Виссман. Он не сомневается в том, что впредь обычный грузовик будет все более интенсивно обмениваться данными с интернетом, другими транспортными средствами и имеющейся инфраструктурой. IAA-2012 убедительно доказывает, что у транспортной телематики и всевозможных электронных помощников водителя - большое будущее.

Специалисты убеждены, что долгосрочные перспективы отрасли отличные. Согласно прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), на которые активно ссылаются участники выставки в Ганновере, к 2050 году объемы грузовых автоперевозок на планете увеличатся в три раза, причем значительную часть этого прироста обеспечат страны БРИК - Бразилия, Россия, Индия и особенно Китай.

Важную роль по-прежнему будет играть и американский рынок. Как раз сейчас он позволяет производителям компенсировать те потери, которые они несут в охваченной долговым кризисом Западной Европе. Если в Евросоюзе объемы продаж машин грузоподъемностью свыше 6 тонн в этом году, скорее всего, сократятся на 4 процента до 250 тысяч единиц, то в Америке ожидается сбыт 350 тысяч тяжелых грузовиков, что означало бы рост на 20 процентов по сравнению с прошлым годом. Примерно треть этих автомобилей будет немецкого производства.

Значительное увеличение спроса наблюдается в этом году и в России. Продажи тяжелых грузовиков вырастут, по оценкам специалистов, примерно на четверть и составят 160 тысяч единиц. В результате российский рынок превзойдет по своим объемам немецкий почти в два раза.

Автор Сабине Кинкарц, Андрей Гурков

Германия. Весь мир > Авиапром, автопром > dw.de, 18 сентября 2012 > № 646273


Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 18 сентября 2012 > № 646249

Photokina 2012: слияние отраслей и технологий

Экшн-камеры, фотоаппараты с поддержкой Wi-Fi и, конечно же, смартфоны со встроенной фотофункцией - важнейшие тенденции фото- и видеосъемки представлены в эти дни на крупнейшей в мире фотоярмарке Photokina в Кельне.

Во вторник, 18 сентября, в Кельне открылась проходящая раз в два года крупнейшая в мире ярмарка фото- и видеоаппаратуры Photokina. Главные новинки - это фотоаппараты, способные передавать снимки при помощи беспроводного интернета, экшн-камеры, а также аппараты с усовершенствованными возможностями для съемки видео.

Фотопромышленность в Германии на подъеме - за текущий год оборот отрасли превысит 20 миллиардов евро, при том, что 17,5 из них - за счет покупок частных лиц. "Сегодня по широте палитры товаров и услуг с нами не может конкурировать ни одна другая отрасль. Возьмите, к примеру, только последние тенденции: беспроводную пересылку фотографий, мгновенную обработку снимков Living Picture, фотоприложения, HD-видео", - отмечает глава Немецкого объединения фотопромышленности Кристиан Мюллер-Рикер (Christian Müller-Rieker). Все это так, но сегодня на фоторынке настали времена перемен.

Изменения на рынке фото и видео

Во-первых, это постепенная утрата значения компактных фотокамер, объем сбыта которых снизился в 2011 году с 7,5 миллиона экземпляров до 6,7 миллиона. Снижаются и продажи видеокамер. Фокус смещается с традиционных аппаратов на мультифункциональные, и прежде всего смартфоны. Продажи таких гаджетов лишь за один год выросли на невероятные 38 процентов. Примечательно, что объединение фотопромышленности уже причисляет смартфоны к рынку фото- и видеоаппаратуры.

Именно смартфоны улучшают статистику продаж в отрасли. Дело в том, что сбыт профессиональных и полупрофессиональных камер увеличивается не столь значительно, а оборот растет в основном за счет цен. Сегодня средняя цена зеркальной фотокамеры достигла 700 евро.

Основной двигатель индустрии - смартфоны и социальные сети

Дальнейшему росту фотоиндустрии будут способствовать два основных фактора, говорят представители отрасли. Это прежде всего социальные сети, а также продолжающееся активное развитие новых технологий.

Настоящий бум переживают сейчас программы и приложения для обработки фотоснимков и видеофильмов. Только в одном из ведущих немецких онлайн-магазинов их насчитывается около 9 тысяч, подсчитал глава Немецкого объединения фотопромышленности Кристиан Мюллер-Рикер. Число таких программ неуклонно растет. Мировой оборот, связанный с программным обеспечением, превысит, по подсчетам экспертов, 80 миллиардов евро уже к 2015 году. Правда, долю фотопромышленности в нем высчитать трудно, так как границы между отдельными отраслями становятся все более размытыми, говорит Мюллер-Рикер.

Один из хитов продаж отрасли - это составляемые по индивидуальному заказу фотоальбомы. Немцы их любят: только в прошлом году таких фотоальбомов было продано 6,4 миллиона, что соответствует 12 процентам роста. Следующий год также обещает ощутимый прирост. Так что можно с полной уверенностью говорить о ренессансе традиционных фотоальбомов. Причем ретро сегодня пользуется популярностью как при оформлении фотоальбомов, так и обработке самих фотографий: размытость линий, затемнения по краям, блеклые, как будто высвеченные краски.

Тенденции и новинки

"Много внимания на ярмарке привлекут к себе камеры, поддерживающие передачу файлов с помощью беспроводной интернет-связи", - отмечает другая представительница Немецкого объединения фотопромышленности Констанце Клаус (Constanze Clauß). Wi-Fi-камеры способны легко и быстро передавать снимки на смартфоны, компьютеры, принтеры, телевизоры, пересылать их по электронной почте или публиковать в соцсетях. Впрочем, и многие обычные камеры можно оснастить картами памяти, поддерживающими беспроводной интернет. Немалый интерес на photokina наверняка вызовут и беззеркальные системные фотоаппараты, продажи которых в в Германии растут очень быстро - примерно на 20 процентов в год.

Ну и настоящими звездами ярмарки станут конечно, экшн-камеры. Этот вид фотоаппаратов специально предназначен для любителей спорта и разного рода экстремалов. Экшн-камера крепится на шлем во время езды на байке, сноуборде, скейтборде или велосипеде BMX. В 2012 году в Германии производители планируют продать не менее 150 тысяч таких камер.

Еще одна тенденция ярмарки - перенос фотоизображений на различные поверхности. Сегодня фотографии, снятые где-нибудь на пляже во время отпуска, можно перенести на все, что угодно: на занавес для душа, постельное белье или абажур настольной лампы в гостиной.

Фотографируют все!

Сегодня почти у каждого немца дома есть фотоаппарат или какой-нибудь гаджет, снабженный фотокамерой. Каждую секунду в Германии совершается две тысячи снимков! В год новую покупку совершает каждый десятый, фотоаппараты в хозяйстве появляются в среднем раз в три-пять лет.

32-я по счету Photokina продлится до 23 сентября, на ней будет представлена продукция 1160 компаний из 41 страны.

Автор Клаус Ульрих, Михаил Бушуев

Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 18 сентября 2012 > № 646249


Германия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 сентября 2012 > № 643207

Греция решила требовать от Германии репарации за нацистскую оккупацию во время Второй мировой войны.

Парламент Греции нашёл «элегантное» решение, как спасти агонизирующую экономику страны. Депутаты вовсю обсуждают вопрос о взыскании репараций с Германии. Красноречия им придали слова замминистра финансов Христоса Стайкураса (Christos Staikouras), заявившего на днях с парламентской трибуны, что «Греция никогда не отказывалась от права на такую компенсацию. Эта тема не закрыта, и мы оставляем за собой право решить вопрос удовлетворяющим нас образом».

Вопрос о репарациях Греция поднимает не впервые. В марте 2010 года, когда из-за нежелания Афин сокращать бюджетные расходы страна находилась на грани дефолта, тогдашний греческий премьер Георгиос Папандреу-младший (Giorgios Papandreou) на саммите лидеров стран ЕС в Брюсселе уже намекал на это Германии: «Вопрос о репарациях остаётся открытым», – многозначительно изрёк он.

В ответ на это Берлин спокойно сказал, что вопрос о репарациях за нацистские преступления закрыт, поскольку Греция по договору от 1960 года уже получила 115 млн. марок, в том числе компенсации узникам концлагерей и лицам, занятым на принудительных работах для нужд Третьего рейха. Как напомнил тогда представитель МИД ФРГ Андреас Пешке (Andreas Peschke), решение лондонской конференции 1953 года о том, что Германия должна была рассчитаться по всем внешним долгам в течение пяти лет после объединения, утратило силу после заключения в 1990 году договора «Два плюс четыре». Этот договор между ГДР, ФРГ, США, СССР, Францией и Великобританией предусматривал полный отказ союзников по Второй мировой войне от своих прав в отношении Германии, что восстанавливало её суверенитет над внутренними и внешними делами. Все последующие выплаты осуществлялись по решению Берлина, а не в соответствии с прежними обязательствами.

Весной 2012 года тема выплаты репараций была вновь реанимирована. Тогда в Греции проходила предвыборная кампания и дискуссии на тему получения денег с Германии пришлись как нельзя кстати всем греческим партиям. Но Берлин и тогда дал понять, что не намерен обсуждать этот вопрос: «Спустя 67 лет после окончания войны вопрос о репарациях, с точки зрения Федерального правительства Германии, более не ставится», – заявили в МИД ФРГ. Однако гордые эллины не желали мириться с жизненными реалиями. И по примеру стран Прибалтики, до сих пор прикидывающих, сколько им задолжала Россия за «советскую оккупацию», стали составлять свою смету. По подсчётам комиссии греческого Минфина, Берлин до сих пор должен Афинам 7,5 млрд. евро (ранее называлась сумма около 70 млрд., а Национальный совет по истребованию германских долгов (там уже создана и такая структура) утверждал, что Греция имеет основания требовать 162 млрд.).

Реакции официального Берлина на нынешний выпад замглавы греческого Минфина Стайкураса не последовало. Да и не по чину было бы реагировать на слова политика второго эшелона. Так что Стайкурас вполне может довольствоваться ответом руководителя фракции ХСС в Бундестаге Ханса Михельбаха (Hans Michelbach), заявившего, что «афинское правительство бесполезно растрачивает энергию: тема репараций давно закрыта в полном соответствии с международным правом».

Сергей Дебрер

Германия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 сентября 2012 > № 643207


Германия. Россия > Миграция, виза, туризм > rg-rb.de, 12 сентября 2012 > № 643200

В Санкт-Петербурге под председательством заместителя министра регионального развития РФ Максима Травникова и уполномоченного правительства ФРГ по делам переселенцев и национальных меньшинств д-ра Кристофа Бергнера (Dr. Christoph Bergner) состоялось XIX заседание Межправительственной российско-германской комиссии по проблемам российских немцев, посвящённое 250-летию начала переселения немцев в Россию и 20-летию создания Межправкомиссии.

«Заседание не исповедь»

Для проведения юбилейного заседания Северную столицу России, как было объявлено, выбрали не случайно, ведь «именно сюда, следуя зову венценосной соотечественницы (имеется в виду императрица Екатерина II, в девичестве София Августа Фредерика фон Анхальт-Цербст-Дорнбург (Sophie Auguste Friederike von Anhalt-Zerbst-Dornburg)) из германских княжеств прибыли одни из первых колонистов». Хотя логичнее заседание было бы провести в Энгельсе – бывшей столице Республики немцев Поволжья, но по причинам достаточно веским, о которых позже, предпочли Питер.

В заседании, которое продолжалось два дня, приняли участие представители федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, руководители и активисты общественных организаций российских немцев РФ и ФРГ, а также Йохен Вельт (Jochen Welt), Ханс-Петер Кемпер (Hans-Peter Kemper) и Вячеслав Михайлов, в разное время возглавлявшие германскую и российскую части Межправкомиссии. К этому был также приурочен фестиваль немецкой культуры, в котором приняли участие самодеятельные коллективы и исполнители из ряда регионов России.

Говорили все они в основном об успехах, но об упущениях и ошибках тоже упомянули. Не всех, конечно, тем более что, как улыбнувшись сказал один из его участников, «заседание – не исповедь».

Да, правильно, «не исповедь», но то, что в момент создания в 1992 году и ряд последующих лет эта комиссия называлась Межправительственной российско-германской по восстановлению государственности российских немцев, а потом как-то неожиданно и вдруг стала именоваться «российско-германской по проблемам российских немцев», никто из выступивших на юбилейном заседании даже не упомянул. Почему?

Вспоминаю, как в апреле 1992 года первый сопредседатель комиссии с германской стороны Хорст Ваффеншмидт (Horst Waffenschmidt), обращаясь к российским немцам, призывал их прислушаться к предложениям российского правительства. «Примите эти предложения без предубеждений, имеющихся у вас в силу обстоятельств и разочарований прошлого», – говорил Ваффеншмидт, искренне, вероятно, веря, что республика на Волге будет восстановлена, а значит, незачем всем российским немцам стремиться переехать в Германию. Да и в итоговом коммюнике I заседания было записано: «Цель протокола, имеющего обязательную юридическую силу, – это восстановление Республики немцев Поволжья».

Этот протокол Хорст Ваффеншмидт и его российский коллега – тогдашний председатель Государственного комитета по делам национальностей Валерий Тишков подписали 10 июля 1992 года. И до сих пор, что примечательно, Межправкомиссия действует на основании именно этого документа. Но до сих пор ни окончательной реабилитации, ни противозаконно отобранной республики российские немцы в России так и не получили. И не получат.

«Подарок» к юбилею

В мае 1993 года журнал Spiegel (№ 19) опубликовал полемику о настоящем и будущем немецкого меньшинства в России, в которой приняли участие Хорст Ваффеншмидт и писатель, публицист, патриарх движения российских немцев за полную реабилитацию Гуго Вормсбехер (Hugo Wormsbecher). Процитируем фрагмент этой достаточно острой полемики:

Spiegel: Верите ли вы ещё, что будет восстановлена автономная республика немцев Поволжья?

Вормсбехер: Республика немцев Поволжья должна быть восстановлена, хотя бы исходя из исторической справедливости. С 1965 года, когда мы впервые потребовали этого в Москве, и до 1989 это было единственным требованием российских немцев – несмотря на то, что до войны на территории республики проживала лишь четверть российских немцев. Сегодня, однако, нам ясно, что такой республики на Волге мы не получим. На территории бывшей республики немцев Поволжья сегодня проживает 500–600 тысяч граждан ненемецкого происхождения. Даже если бы мы смогли переселить туда 100–200 тысяч российских немцев, что едва ли возможно, они ведь были бы там в меньшинстве. Что же это была бы за немецкая республика?

Ваффеншмидт: Я думаю, что российские немцы хотят опять иметь свою республику. Это, однако, требует времени. Заместитель российского премьер-министра Сергей Шахрай заявлял неоднократно в ходе наших переговоров о том, что он верит, что местное население со временем будет оказывать всё меньшее сопротивление воссозданию республики. Уже имеются правовые и политические рамочные условия, соответствующие соглашения подписаны. Речь только о том, сколько российских немцев туда переедет.

И вот сегодня можно определённо сказать: ни республики, ни будущего у немецкого меньшинства в России, а это где-то 500 тысяч человек, нет и не будет. Поэтому и юбилейное заседание провели в Северной столице, а не в Энгельсе.

Выступая в Санкт-Петербурге д-р Кристоф Бергнер, в частности, сказал:

«Мы должны признать, что относительно цели, намеченной в 1992 году, не был достигнут ни общественный, ни политический консенсус». До восстановления республики немцев Поволжья дело не дошло. И уже не дойдёт. За прошедшие 20 лет многое изменилось, в том числе и приоритеты в движении российских немцев. Сегодня никто из участников МПК не требует воссоздания немецкой республики.

А чего требовать? Проблему ведь замотали, заболтали, уморили. Но кто от этого выиграл и кто проиграл? Вот ещё одна цитата из полемики, опубликованной в «Шпигеле» в 1993 г.:

Вормсбехер: …российские немцы помогают Германии, а не наоборот. Немецкая экономика получает прибыль от рабочей силы переселенцев. Каждый переселенец, это подсчитали специалисты «Дойче банк», приносит Германии чистую прибыль в размере 47 000 ДМ.

Ваффеншмидт: Таким образом, мы партнёры…

Вормсбехер: …мы неравные партнёры. Мы отдаём в Германию ежегодно 150 000 рабочих.

Ваффеншмидт: Их отдаёт ведь не г-н Вормсбехер, а это свободное решение этих людей.

Вормсбехер: Мы отдаём – как народ. Вы поддерживаете нас 150 миллионами марок в год. За это же время к вам приезжают 150 000 человек от нас. Таким образом, мы получаем за каждого российского немца 1000 марок, Германия же получает в 47 раз больше.

Ваффеншмидт: Я категорически протестую против этого! Получается, будто мы скупаем людей. Мы оказывали бы помощь российским немцам и в том случае, если бы ни один российский немец не приезжал бы в Германию. Наша помощь ведь как раз и должна дать перспективу российским немцам на их родине.

Ну, о «перспективе на родине» мы все всё и хорошо знаем. А от того, что из России уехало порядка трёх миллионов российских немцев и членов их семей других национальностей, Россия (экономисты многократно об этом писали, тем более что уехали не только немцы) понесла и продолжает нести многомиллиардный ущерб. Попутно она приобрела проблемы: ведь природа пустоты не терпит, и освободившиеся места заняли сотни тысяч выходцев из среднеазиатских и ряда кавказских республик. Что за этим последовало, общеизвестно.

А вот Германия выиграла. И уехавшие российские немцы тоже выиграли. По крайней мере, особого стремления возвращаться к «оставленным пепелищам» они не испытывают. Хотя кремлёвские чиновники и политтехнологи перманентно их туда заманивают.

Вот и коллега д-ра Бергнера Максим Травников назвал «неудачей» тот факт, «что не удалось заинтересовать большое количество немцев в том, чтобы остаться в Российской Федерации». «Это, – как он сказал, – печальный факт и, наверное, может считаться нашим проигрышем, несмотря на то, что в рамках федеральной целевой программы прилагались определённые усилия. Видимо, этого оказалось не вполне достаточно».

Да, действительно, перспектива свободно, не оглядываясь, в полную грудь распевать немецкие песни и выкаблучивать немецкие танцы не очень удержала людей в местах их недавней «вечной» ссылки. И это г-н Травников понимает, но почему-то упорно считает, что для того, чтобы удержать оставшихся немцев, «очень важно сделать так, чтобы абсолютно все люди понимали, какая несправедливость была допущена по отношению к российским немцам в 1941 году. А для этого очень важно рассказывать людям о культуре российских немцев, об их гигантском вкладе в развитие России, как на современном этапе, так и за предыдущие века. Я считаю, что здесь мы не настолько продвинулись, насколько хотели бы».

Да не людям, уважаемый Максим Александрович, это рассказывать было нужно, а президенту и премьеру, депутатам Госдумы, министрам… В конце концов, достаточно было соблюсти решения и исполнить законы, которые в России приняли. Например, Закон РСФСР от 26 апреля 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов». И тогда в соответствии с ним республику немцев Поволжья восстановили бы ещё в 1991-м. И не случился бы, уверяю, такой массовый исход немцев из России. Но история сослагательного наклонения не терпит, и то, что сделано, то сделано, да и в Кремле всё, о чём мы говорим, хорошо известно. По крайней мере, тем, кто рулит и решает. И всё же чего ожидать российским немцам в России? Что для них сделано с помощью этой самой Межправкомиссии?

Помнить – значит жить

«За прошедшие годы в сфере поддержки культурной самобытности было сделано много позитивного, – сказал выступивший на юбилейном заседании президент Федеральной национальной культурной автономии российских немцев Генрих Мартенс (Heinrich Martens), – но при этом нельзя не отметить, что, несмотря на огромные вложения за прошедшие годы, материальная база возрождения российских немцев так и не была создана. Имущественный баланс самоорганизации российских немцев на сегодняшний день составляет ноль рублей». Учитывая, что под так называемое «возрождение российских немцев» германская сторона выделили более 500 млн. евро, а российская – около 2,4 млрд. рублей, ситуация выглядит действительно грустной.

Возьму на себя смелость утверждать, что и в будущем не только «имущественный баланс», но также перспективы российских немцев получить равные права с другими народами России равны нулю. Разумных причин – почему это происходит, т. е. продиктованных интересами государства, никто как не называл, так и не может назвать. Главные кремлёвские начальники молчат. Их помощники бубнят что-то невразумительное. И поэтому вывод прост: каждый, кто хочет избежать окончательной ассимиляции, должен из России уезжать. Ну а отказ Межправкомиссии добиваться полной реабилитации сотен тысяч замученных, погибших, сгинувших в сталинских лагерях российских немцев и заявление, что республика ни на Волге, ни в ином регионе восстановлена не будет, не более чем слова. Мы их выслушали, приняли к сведению, но как поступать в дальнейшем, каждый из нас решит сам.

И последнее. В сложившейся ситуации некоторые, в чём не сомневаюсь, поспешат обвинить Федеральную национальную культурную автономию, Международный союз культуры российских немцев, другие объединения в том, что «пошли на сделку с властями», «не бились за республику до конца». Но стоит ли это делать, тем более что общественным организациям российских немцев в РФ, повторю, живётся очень непросто, да и повлиять на тех, в чьих руках рычаги власти, они не в состоянии? В то же время для сохранения нашей памяти их активистами сделано немало. Поэтому прежде чем обличать, давайте вспомним, что конкретно каждый из нас сделал для своего народа? Что делает? Что намерен сделать? Это, надеюсь, снизит градус «кипящего возмущения».

А пока в РФ готовятся к широкомасштабному празднованию 250-летия начала переселения немцев в Россию, и, как стало известно, германская сторона Межправкомиссии решила на поддержку оставшихся там немцев добавить к уже выделенным на этот год 8,7 млн. евро ещё 318 тыс. евро. Правда, зачем – непонятно. Эффективнее, в чём не сомневаюсь, было бы потратить их на приём нескольких десятков тысяч российских немцев в Германию. Но, может, в этом решении германской стороны кроется некий тайный смысл и надежду на восстановление республики на Волге оно не утратило?

Александр Фитц

Германия. Россия > Миграция, виза, туризм > rg-rb.de, 12 сентября 2012 > № 643200


Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 сентября 2012 > № 641308

АЗАРОВ ЖДЕТ, ЧТО ПОДПИСАНИЕ ЗСТ С ЕС В РАЗЫ УВЕЛИЧИТ НЕМЕЦКИЕ ИНВЕСТИЦИИ В ЭКОНОМИКУ УКРАИНЫ

"Подписание cоглашения о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС в разы увеличит немецкие инвестиции в экономику Украины", - заявил премьер-министр Николай Азаров 10 сентября в статье для немецкой газеты "Франкфуртер альгемайне", выдержки из которой приводит пресс-служба Партии регионов

"В свое время вступление в ЕС восточноевропейских государств стало серьезным стимулом развития их экономик, оживило работу ведущих западноевропейских компаний. На сегодняшний день инвестиции в экономику Украины из Германии приближаются к 8 миллиардам долларов. Подписание соглашения о зоне свободной торговли увеличит эти инвестиции в разы. Восточный комитет немецкой экономики неоднократно заявлял о своей заинтересованности в скорейшем создании ЗСТ между Украиной и ЕС", - сказал Азаров. По его словам, немецкий бизнес прекрасно понимает, что Украине есть что предложить ЕС: это плодородные земли, значительный научно-технический потенциал, уникальное географическое положение для транзита груза и энергоносителей и т.д.

Отметим, что сегодня президент Украины Виктор Янукович принял верительные грамоты от ряда новоназначенных чрезвычайных и полномочных послов иностранных государств, в том числе посла Федеративной Республики Германия Кристофа Вайля.

Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 сентября 2012 > № 641308


Белоруссия. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 10 августа 2012 > № 617279 Херберт Визнер

Немецкий ПЕН-центр: Ирина Халип знаменита своими отважными репортажами

Ирина Халип стала лауреатом премии имени Хермана Кестена, которую присуждает ПЕН-центр Германии. Генеральный секретарь этой организации объянил DW, почему именно белорусская журналистка была удостоена почетной награды.

Премия имени Хермана Кестена в этом году присуждена белорусской журналистке Ирина Халип, многолетнему корреспонденту в Минске российской "Новой газеты". В 2011 году Халип, супругу экс-кандидата в президенты Беларуси Андрея Санникова, приговорили к двум годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора за участие в акции протеста в Минске после президентских выборов 19 декабря 2010 года.

Генеральный секретарь немецкого ПЕН-центра Херберт Визнер (Herbert Wiesner) объяснил DW, почему в этом году премия имени Хермана Кестена досталась Ирине Халип.

DW: Почему было решено наградить именно Ирину Халип?

Херберт Визнер: Беларусь оказалась в фокусе внимания всех, кто занимается защитой прав человека, после фальсификации президентских выборов в декабре 2010 года и последовавших за этим многочисленных арестов. Ирина Халип знаменита своими отважными репортажами. Нам известно, что ее арестовали, когда она по телефону в эфире одной из радиостанций рассказывала о происходящем 19 декабря в Минске. Долгое время журналистка находилась под домашним арестом. Ей запрещено покидать пределы Беларуси. Мы даже не знаем, сможет ли она приехать на церемонию вручения премии, которая состоится 11 ноября в Дармштадте.

- Что вы будете делать, если Ирина Халип не сможет приехать?

- Пустой стул на церемонии вручения премии - это уже, в некотором роде, традиция. Лауреат 2010 года, китайский правозащитник Лю Сяобо не смог лично принять награду. Мы хотели пригласить его жену, но она тоже не смогла приехать, потому что находилась под домашним арестом. Возможно, традиция "пустого стула" получит продолжение и в этом году. Но мы ведь еще этого точно не знаем.

- Каким образом происходил выбор лауреата премии на этот раз?

- У нас было три кандидата, двое из них - не из Беларуси. Решение принималось коллегиально президиумом и правлением нашей организации. Мы поддерживаем контакт с белорусским ПЕН-центром и знаем, что среди белорусских журналистов есть много коллег, работа которых достойна награды. Мы выбрали Ирину Халип.

- Что вы хотели сказать тем, что присудили премию белорусской журналистке?

- Наше послание надо понимать в контексте репортажей Ирины Халип и ее протеста против фальсификации выборов. Конечно, мы выступаем против приговора независимой журналистке, против нарушений прав человека. В этом и состоит идея премии имени Германа Кестена. Она вручается журналистам и писателям, внесшим особый вклад в защиту прав человека либо подвергающимся политическим репрессиям.

Белоруссия. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 10 августа 2012 > № 617279 Херберт Визнер


Германия. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 10 августа 2012 > № 617268 Корнелия Пипер

Госминистр в МИД Германии: Дефицит свободы в России вызывает у меня зубную боль

Россия и Украина - в обеих странах демократический процесс идет вспять. Тем не менее, заместитель министра иностранных дел Германии Корнелия Пипер убеждена, что диалог с Москвой и Киевом нужно продолжать и развивать.

Госминистр в МИД Германии Корнелия Пипер (Cornelia Pieper) - член Свободной демократической партии Германии (СвДП). Она свободно говорит по-русски и следит за развитием в России по первоисточникам. Интервью у Корнелии Пипер взяла главный редактор DW Уте Шеффер (Ute Schaeffer):

DW: "Германия и Россия: вместе строим будущее" - под этим лозунгом проходит Год Германии в России. С июня 2012 по июнь 2013 года Германия предстает в России во всем своем многообразии. Какие аспекты особенно важны для Германии и России для совместного будущего?

Корнелия Пипер: Все аспекты. Мы развиваем диалог на всех уровнях. Но я считаю очень важным участие в нем гражданских обществ наших стран. Это - первооснова свободного, демократического развития. Культурная политика - это ведь и усвоение базовых ценностей. Поэтому я делаю все возможное, чтобы культурные, научные и образовательные проекты были в центре внимания Года Германии в России.

Это мероприятие мы в июне открыли большой выставкой "Немцы и русские: 1000 лет истории, искусства и культуры" в Историческом музее на Красной площади. В ходе открытия Года Германии состоялся совместный концерт в Консерватории имени Чайковского. Там вместе играли европейские и молодые российские музыканты. Я считаю, что это наша главная задача: знакомить людей друг с другом, наводить мосты, крепить общение и взаимопонимание, укреплять гражданское общество. Вот этим мы и занимаемся.

- Но насколько вообще возможно развитие совместной политики и общественного диалога на фоне того, что в России при президенте Путине сворачивается демократический процесс, урезаются политические и гражданские свободы?

- Да, как раз сейчас мы стали свидетелями суда в России над девушками из панк-группы. Они на самом деле не совершили никакого преступления, они с полным на то правом выразили то, что всем известно: в России нет свободы слова, свободы мнений, свободы культуры и искусства. У меня такое развитие в России вызывает зубную боль. Это недопустимо.

С другой стороны, я уверена, что мы ничего не добьемся, если откажемся от диалога. Я твердо уверена в том, что немецкая политика потому и добивалась успехов в прошлом, что продолжала диалог с такими правительствами, такими диктатурами, чтобы ясно сказать: в демократическом обществе должно быть больше свободы.

- Давайте теперь бросим взгляд на Украину. Там бывший премьер-министр Юлия Тимошенко находится в заключении. Так что же, можно говорить о том, что в Украине строится "вертикаль власти" по примеру России?

- Это недопустимо. Недопустимо, чтобы члены правительства - а речь ведь идет не только о Юлии Тимошенко, но и о других бывших членах правительства - незаконно подвергались тюремному заключению. Недопустимо, что оппозиционеров бросают за решетку только за то, что они свободно высказали свое мнение и оно не совпадает с мнением президента Украины. Поэтому Евросоюз должен внимательно следить за развитием в этой стране. Мы не ратифицируем соглашение об ассоциации с Украиной, если там не будут соблюдаться гражданские права и права человека.

Мы хотим, чтобы Украина и украинцы знали: Германия и Евросоюз выступают за то, чтобы Украина в будущем стала членом ЕС. Но для этого правительство должно выполнять свою часть обязательств. А нарушения прав человека - ну никак не могут служить рекомендацией для присоединения к ЕС.

Беседовала Уте Шефер

Германия. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 10 августа 2012 > № 617268 Корнелия Пипер


Германия. СФО > Медицина > forbes.ru, 27 июня 2012 > № 582125 Александр Кель

Как заработать на компьютерных программах для генетиков

Николай Кононов

Александр Кель продает фармацевтам программы, корректирующие состав лекарств. И собирается поучаствовать в буме персонализированной медицины

«Мы можем разложить по полочкам ваш геном!» — это смелое заявление встречает всех, кто заходит на сайт Genexplain.com. Основатель одноименной немецкой компании, уроженец Новосибирска Александр Кель не является членом семьи миллиардера, как Энн Войджицки, жена создателя Google Сергея Брина, чей сервис 23andme анализирует ДНК любого смертного. Зато Кель подобрался к набирающему популярность бизнесу персональных генных исследований со стороны академической науки. Созданная им компания приносит $1,5 млн в год.

Идея индивидуального лечения для каждого больного появилась в конце нулевых в США. Катализаторами послужило растущее проникновение интернета и кризис фармацевтики. «Фармбизнес построен на том, чтобы разработать лекарство-блокбастер, которое можно продать миллиарду человек, — объясняет Кель. — Однако природа вещей такова, что нет одинаково подходящих всем людям средств».

Бизнес Келя — продажа фармкомпаниям компьютерных программ, рассчитывающих, насколько то или иное лекарство способно навредить пациентам. Первый шаг в этом направлении специалист по теоретической биологии сделал 10 лет назад, создав в Новосибирском Академгородке при НИИ цитологии и генетики, где тогда работал, компанию «Институт системной биологии». Команда молодых программистов за несколько лет создала «виртуальную модель клетки человека». Располагая ей, как утверждает Кель, можно проанализировать конкретную ДНК и предсказать, как организм пациента будет реагировать на те или иные лекарства. Следующим шагом стало создание интернет-платформы, куда любой программист мог выложить программы, связанные с биоинформатикой. По замыслу должен был получиться проект для обмена разработками в биотехнологической области на манер Wikipedia или сообществ программистов Linux. «Разработчики по всему миру умели общаться друг с другом и передавать данные — надо было просто правильно создать общую среду», — вспоминает Кель. Параллельно он работал вице-президентом по исследовательской работе в немецкой компании BioBase, специализирующейся на написании ПО для биологических исследований, где научился продавать софт своего направления.

В 2010 году, предчувствуя бум разработок ?в области персонализированной медицины, Кель уволился из BioBase и сконцентрировался на собственном бизнесе. Для начала он монетизировал свою интернет-платформу (другие похожие порталы, например американская Galaxy Bioinformatics, остаются некоммерческими). Программисты, выложившие свой софт, получили возможность продавать его фармкомпаниям. (Владелец платформы берет с них процент.) Выручка платформы, переехавшей недавно на сайт Genexplain.com, пока невелика — около $15 000 в месяц. Программисты «Института системной биологии» тоже продают свой софт фармкомпаниям и институтам. Среди клиентов новосибирцев — Johnson & Johnson, Bayer и Novartis.

А главный хит бизнеса Келя — программа PASS, которая предсказывает биологическую активность молекул. Экспериментально, например на животных, подобные тесты заняли бы годы. PASS позволяет проанализировать 60 млн молекул за несколько часов и выдать с высокой вероятностью список веществ, которые могут обладать активностями, имеющими отношение к раку, диабету и т. д. Программа продается с 2002 года; за это время в научных журналах вышло более 200 публикаций, ссылающихся на результаты ее работы. «Сейчас мы потребляем лекарства, которые изобрели 10–20 лет назад с помощью средств тридцатилетней давности. То, что мы делаем сейчас, поможет сделать лекарства для наших детей или внуков», — утверждает Кель.

На PASS приходится большая часть продаж Келя (около €1 млн в год); покупатели — фармацевтические компании вроде Amgen, Genentech, Eli Lilly и отраслевые научные учреждения. «У них известная в научной среде платформа, мы тестируем ее новую версию, планируем покупать услуги Genexplain на коммерческой основе», — сообщил Forbes научный сотрудник парижского Института Кюри Андрей Зиновьев.

Впрочем, фора, полученная Келем и другими генетиками за счет того, что они с 1990-х возделывали свою научную грядку, быстро сокращается. Рынок софта для персонализированной медицины уже оценивается в $1 млрд, и запах денег привлекает крупных хищников.

Системный интегратор Oracle в феврале 2012 года приступил к исследованиям в больницах США, чтобы разработать программу, которая анализирует информацию из больничных баз данных (анамнез пациентов, назначавшиеся им лекарства). Цель — установить, какова эффективность лечения определенными лекарствами в зависимости от генетических особенностей больных.

Медицинские концерны формируют сильные научные подразделения, а также скупают перспективные стартапы. Например, основанная российскими учеными компания Ariadne Genomics, продающая программу, которая ищет информацию о результатах исследований разных веществ и клеток по базам научных и медицинских заведений, недавно куплена голландским концерном Elsevier.

Поняв, что российской платформе трудно продавать свои услуги, Кель зарегистрировал Genexplain в Германии. В сооснователи он позвал приятеля и бывшего СЕО BioBase Эдгара Винденгера. Его главная цель в ближайшие годы — достучаться не до b2b-клиентов, а до конечного потребителя.

Люди хотят узнать, какова вероятность заболеть той или иной болезнью. В планах Genexplain — удешевить расшифровку генома, взятого из биообразцов, присланных клиентом, и продавать информацию о здоровье людей им напрямую. Пока, по оценке Келя, его специалисты могут прочесть геном за два дня, потратив на это $1000. Цена неконкурентоспособна: тот же 23andme обещает предсказать будущее за $299.

Однако у Genexplain есть преимущество — 23andme анализирует далеко не весь геном. Нужны более глубокие исследования, и Кель вполне способен их провести, признает основатель Ariadne Genomics Илья Мазо. Он оценивает инвестиции в разработку массового сервиса в $3–4 млн, а сам Кель — в $6 млн. Бизнес-план он заказал Ernst & Young и, как он сам утверждает, вместе с Эдгаром Винденгером ищет стратегического инвестора.

Но Кель по-прежнему хочет зарабатывать и на информации для фарминдустрии. Речь идет об исследованиях, основанных на растущем банке данных Genexplain. Ведь отдавая свою кровь на исследование, пользователь отдает информацию о своем геноме. «С конечных потребителей много денег не соберешь, но люди нам полезны для создания информационной среды, — рассуждает ученый. — Выручку планируем делать на продуктах для большого бизнеса, которые будут основаны на нашей базе данных». Насколько реалистичны эти планы? «Персонализированная медицина — очень разогретая тема, на ее волне профессиональные и серьезные исследователи, такие как Genexplain, могут создать сервисы по распознаванию болезней через анализ генома. Но надо понимать, что первые публикации о возможности предсказывать вероятность распространенных заболеваний появились недавно, так что риски такого рода бизнеса могут реализоваться лет через 20», — подытоживает Андрей Зиновьев из Института Кюри.

Германия. СФО > Медицина > forbes.ru, 27 июня 2012 > № 582125 Александр Кель


Германия > Образование, наука > rg-rb.de, 8 июня 2012 > № 569087 Петр Левский

При выборе города для научной и преподавательской работы международные исследовательские авторитеты предпочитают Берлин.

Рейтинг немецких вузов, опубликованный Фондом Гумбольдта (Alexander-von-Humboldt-Stiftung), поставил берлинский Свободный университет (Freie Universität) на первое место в списке «жемчужин» немецкой высшей школы, наиболее привлекательных для ведущих мировых деятелей науки. Вторым оказался другой столичный вуз – Университет им. Гумбольдта (Humboldt-Universität). По статистике, собранной Фондом Гумбольдта за последние пять лет, берлинская высшая школа опережает традиционно популярную у иностранцев мюнхенскую: университет Людвига-Максимилиана (Ludwig-Maximilians-Universität) занял только третье место среди лучших вузов Германии, Технический университет (TUМ) стал пятым. Четвёртым между Мюнхеном и Берлином вклинился Боннский университет (Friedrich-Wilhelms-Universität). Берлинский Технический университет (BTU) занял в рейтинге восьмое место.

Было бы неверным оценивать популярность немецких вузов среди иностранных специалистов только по количеству приезжающих: такое сравнение поставило бы в невыгодное положение маленькие университеты. Чтобы их не обделить, взвешенный рейтинг Фонда Гумбольдта учитывает и количество профессоров, постоянно преподающих в том или ином учебном заведении. Однако если брать в расчёт только абсолютные цифры, то выходит, что именно берлинский Свободный университет является наиболее интересным для прибывающей в Германию со всего мира научной элиты: с 2007 по 2011 год его избрали местом временной работы 286 исследователей, мюнхенский LMU – 276, Университет им. Гумбольдта – 263. Это тройка абсолютных лидеров немецкой высшей школы: ни одному другому её представителю не удалось за то же пятилетие привлечь в свои аудитории и лаборатории свыше двухсот деятелей науки международного масштаба.

Свободный университет и Университет им. Гумбольдта славятся, в первую очередь, гуманитарными дисциплинами: двое из трёх научных работников, которых поддержал Фонд Гумбольдта, приехали к нам заниматься именно гуманитарной наукой. У инженеров Берлин тоже довольно популярен: Университет им. Гумбольдта вошёл в первую тройку их предпочтений, уступив только Гёттингену и Мюнстеру. Занятые естествознанием немецкую столицу обходят стороной: исследователям, которые специализируются в области естественных наук, интереснее всего Регенсбургский университет и LMU, берлинские вузы оказались по этому показателю только на девятом (Свободный университет) и десятом (Университет им. Гумбольдта) месте. Свободный университет стал первым в рейтинге «наук о жизнедеятельности» – к ним, а не к естествознанию, были отнесены, к примеру, медицина и биология: вслед за FU в этой части списка Фонда значится лучший бранденбургский вуз – Потсдамский университет.

Среди неуниверситетских научных учреждений, популярность которых также оценил Фонд Гумбольдта, Берлин вновь оказался в числе лидеров: учёные из-за рубежа с удовольствием приезжают в Институт Фрица Хабера (Fritz-Haber-Institut), специализирующийся на исследованиях в области физической химии – он опередил потсдамский Институт коллоидных систем и границ раздела. Оба лидера этой части рейтинга принадлежат к Обществу научных исследований имени Макса Планка (Max-Planck-Gesellschaft zur Förderung der Wissenschaften) – ведущей сети немецких научно-исследовательских организаций, занятых фундаментальными исследованиями.

Пётр Левский

Германия > Образование, наука > rg-rb.de, 8 июня 2012 > № 569087 Петр Левский


Германия > Миграция, виза, туризм > dw.de, 8 июня 2012 > № 569020

На новом интернет-портале правительства Германии для зарубежных специалистов вы найдете основную информацию о первых шагах на пути к успешному трудоустройству.

"Условные" африканка и азиаты, широко улыбаясь, приветствуют посетителей нового вебсайта правительства ФРГ "Make it in Germany!", что с английского можно перевести как "Добейся успеха в Германии!". Белый халат и стетоскоп, чертежи и карандаш, раскрытый ноутбук, – эти аксессуары, очевидно, призваны показать, какие именно квалифицированные специалисты из других стран особенно требуются Германии.

"А знаете ли вы, что?.." - спрашивает заголовок одной из мини-рубрик портала. Ответ внизу: "...что в начале 2012 года в сфере инженерии в Германии было зафиксировано рекордное количество вакансий?" Или: "...что в немецких больницах около 5000 рабочих мест пустуют из-за нехватки кадров? ...что у специалистов в области математики, информатики, естественных и технических наук хорошие шансы трудоустроиться в Германии"?

Новые кадры вербуют по-новому

Дискуссия о пользе и даже необходимости привлечения в страну высококвалифицированных кадров ведется уже несколько лет. И вот налицо ее первые плоды, среди которых – эта информационная кампания, запущенная правительством Германии на двух языках – немецком и английском.

Для начала каждому предлагают пройти небольшой тест на профпригодность – "Quick-Check", чтобы выяснить, какие конкретно возможности открываются для него в Германии. Гражданин ЕС? Нет. С высшим образованием? Да. Полученным в Германии? Нет. Какие перспективы? Читаем: "Если вам уже сделали конкретное предложение о работе, то с 1 августа 2012 года вы можете получить так называемую "синюю карту", то есть, разрешение на проживание в стране и работу". Но лишь при условии, что сумма ваших доходов будет составлять не менее 44800 евро в год – до уплаты налогов и социальных взносов. Впрочем, для врачей и представителей специальностей "MINT" – математики, информатики, естественных и технических наук – делается исключение. Им для получения "синей карты" достаточно зарабатывать 35 тысяч евро в год (опять-таки "брутто").

С такой же немецкой четкостью и буквально за ручку вас проведут через рубрику "За пять шагов – в Германию". В эти начальные этапы входит поиск работы, получение визы, переезд, интеграция и приглашение для членов семьи. Здесь вы найдете пошаговые инструкции, начиная с того, где искать объявления о вакансиях и как подтвердить диплом, заканчивая подписанием договора об аренде квартиры, оформлением страховок и выбором подходящей школы для ваших детей.

Со статьями "Как открыть счет в банке" и "Медицинская помощь" соседствует материал "Где и как найти друзей". Например, в спортивных клубах, на общественных мероприятиях или через интернет, советуют авторы. Совсем не случайно этот перечень венчает пункт "Интеграционные курсы": "На них вы познакомитесь с такими же новичками в Германии, как и вы, попутно усовершенствуете свой немецкий и узнаете много интересного о вашей новой родине".

Информация или агитка?

Кстати, с целью знакомства с потенциальной родиной в отдельном окне открывается приложение "Портрет Германии" под девизом: "Германия – это…". Далее, в зависимости от темы, следуют варианты: "качество жизни", "теплый прием", "свобода", "многообразие", "стабильность", "творчество"... Информация на простом, как в учебнике, языке сдобрена имиджевыми фото улыбающихся пар и семей на фоне открыточных видов. Охвачены темы от политики и экономики до спорта и кухни. "В Германии более трехсот сортов хлеба и 1300 пивоварен, которые производят свыше 5 тысяч марок пива", - сообщают авторы портала. Отныне иностранный специалист может быть уверен, что на завтрак он не останется без бутерброда, а по окончании насыщенного трудового дня – без освежающего бокала (стаканчика, кружки) хмельного.

Тем жаждущим работать в Германии, у которых за душой пока нет ни трудового соглашения, ни даже специальности, адресован раздел "Перспективы". Он обрисовывает разнообразные возможности получения высшего и специального профессионального образования в стране и информирует о тенденциях и прогнозах на ближайшие годы на немецком и европейском рынках труда.

"Добейся успеха в Германии!" – это больше, чем просто информационный портал, заявляют его создатели. По их словам, это выражение радушия и гостеприимства по отношению к зарубежным гостям. Появление портала обусловлено суровой экономической необходимостью, что, впрочем, никто не скрывает. По сегодняшним прогнозам, из-за демографического спада армия трудящихся в Германии к 2025 году поредеет на 6 миллионов. Разумеется, если не принять срочные меры.

"Приглашаем вас строить свое будущее в центре Европы!" – так отныне звучит официальный голос Германии. Таким образом, рынок труда объявлен открытым, а иностранные специалисты провозглашены желанными участниками кампании по спасению экономики страны. Как бы там ни было, для интересующихся приехать на работу в Германию этот глянцевый вебсайт – лучший источник подробной, доступно изложенной и грамотно скомпонованной информации на эту тему.

Германия > Миграция, виза, туризм > dw.de, 8 июня 2012 > № 569020


Евросоюз. Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 19 мая 2012 > № 553795 Александр Рар

Западу следует пересмотреть свое недоверчивое отношение к России. Только так Россия и ЕС смогут сохранить свое влияние в мире, указывает немецкий политолог Александр Рар в комментарии для DW.

Первым западным лидером, поздравившим в марте Владимира Путина с избранием на пост президента, была немецкий канцлер Ангела Меркель (AngelaMerkel). Тем самым она подтвердила приверженность реальной политике в отношениях с Россией. Несмотря на многочисленные негативные отклики на возвращение Путина в Кремль, западные политики понимают, что альтернативы ему сегодня нет. Президент США Барак Обама на прощальной встрече с покидавшим свой пост президентом Дмитрием Медведевым также ясно дал понять, что намерен продолжать вместе с Путиным политику "перезагрузки" отношений с Россией после завершения американской президентской кампании.

Не друг и не враг

И тем не менее, многие западные наблюдатели ожидают похолодания в отношениях с Москвой. При этом никто не может толком сказать, каковы, собственно, основные пункты противостояния между Россией и Западом. Россия сегодня не угрожает Западу. Напротив, она поставляет в страны ЕС необходимые им энергоносители, открывает двери инвесторам, разрешает своим гражданам разъезжать по миру, расплатилась с западными кредиторами по своим прежним колоссальным долгам.

Россия сегодня не в состоянии продвигать свою военную инфраструктуру на Запад или соревноваться с американцами в разработке систем противоракетной обороны. Российская элита давно разместила свои сбережения в западных банках и отправила своих детей в западные школы-интернаты. Стиль жизни россиян все больше становится похожим на европейский.

Безуспешные попытки сотрудничества

И все равно Запад ведет себя с Россией как с потенциальным противником. А ведь именно Россия то и дело предлагала Западу конкретные проекты сотрудничества: энергетический альянс, совместную ПРО, общую борьбу с международным терроризмом в Афганистане, зону беспошлинной торговли ЕС-Россия, отмену визового режима. Россия готова предоставить НАТО свои аэропорты для вывода западных войск из Афганистана и таким же образом обеспечивала через свою территорию их снабжение на протяжении последних 10 лет.

НАТО не следует относиться к такому жесту Москвы как к чему-то само собой разумеющемуся. Медведев уже 4 года ждет положительного ответа на свои предложения о создании единой архитектуры безопасности от Атлантики до Тихого океана. Запад игнорирует многие российские предложения потому, что не видит в России равноправного партнера и потенциального союзника. В результате российские элиты чувствуют себя отвергнутыми Европой.

Россия на обочине

Сегодня у России и Запада нет общих институтов, которые могли бы стать конкретной рабочей площадкой для совместных действий. В Совете НАТО-Россия наблюдается явный перекос. Вместо того чтобы сообща проводить консультации, члены НАТО сперва встречаются без представителей Москвы, вырабатывают общую позицию, а затем преподносят ее России. Такой порядок приводит к тому, что Россия чувствует себя оттесненной на обочину.

Проект совместной ПРО также не продвигается, поскольку американские и российские военные не доверяют друг другу, а Россия рассматривает американские противоракетные усилия в странах Центральной и Восточной Европы, а также в Турции, как скрытый инструмент сдерживания России. США, в свою очередь, не готовы дать Москве гарантий, что их противоракетная оборона никогда не будет направлена против российских ракет. Европейцы держатся в стороне от этого американо-российского спора, хотя могли бы в данном случае выступить в роли посредника. Включение России в общую оборонительную концепцию Запада на фоне грядущего конфликта Север-Юг могло бы навсегда исключить возможность создания антизападного альянса Москвы с государствами-изгоями типа Ирана.

Включение России в западные структуры

Проблема России в том, что у нее нет потенциала так называемой "мягкой силы" - softpower. Российская политическая система не привлекательна с точки зрения Запада, она чрезвычайно коррумпирована и не обеспечивает в должной мере правовую безопасность. Российская экономика растет до тех пор, пока высока цена на нефть. Инфраструктура страны в плачевном состоянии, промышленное производство не развивается. Одновременно Кремль угрожает перекроить миропорядок по своему усмотрению, превратить страны БРИК в противовес Западу, поддерживать или вооружать тоталитарные государства в арабском мире и шантажировать соседей перспективой перекрытия поставок энергоносителей.

Такая авантюрная политика вызывает раздражение Запада. Выход из тупика найти нелегко. Но единственная возможность - это стратегическое включение России в западные структуры. Западу следует серьезно относиться к российским национальным интересам, а России - признавать ответственность США и ЕС за поддержание режима нераспространения ядерного оружия и решение региональных конфликтов. В отличие от времен "холодной войны", сегодня споры между Россией и Западом на 80 процентов объясняются психологическими, а не геополитическими факторами.

В долгосрочной перспективе Россия и ЕС поймут, что сохранить свое глобальное влияние в условиях растущей конкуренции со стороны азиатских держав и угрозы исламского экстремизма, выдержать экономическое соревнование с Китаем они могут только, действуя сообща.

Евросоюз. Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 19 мая 2012 > № 553795 Александр Рар


Польша. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 мая 2012 > № 561965 Радослав Сикорский

СИКОРСКИЙ: НАШЕ БУДУЩЕЕ НАЗЫВАЕТСЯ ЕВРОПА ( DER SPIEGEL , ГЕРМАНИЯ )

Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский (Radoslaw Sikorski) позитивно оценивает политическое партнерство с Германией. Ради большей интеграции в Европе он готов отказаться от суверенных прав - и требует от федерального канцлера Ангелы Меркель еще более решительного руководства.

Сикорскому 49 лет, он обладает многочисленными талантами: ученый, журналист, политик - гражданин мира. Он родился в городе Быдгоще в Померании, учился в Оксфорде, после этого работал журналистом и освещал войну в Афганистане, а затем переехал в Соединенные Штаты. С 2007 года Сикорский является членом либеральной партии "Гражданская платформа", а также министром иностранных дел Польши.

Spiegel: Г-н министр, когда вы недавно были в Германии, вы жаловались на гостиницу, в которой вы остановились. О чем тогда шла речь?

Радослав Сикорский: Там можно было принимать более 160 телевизионных каналов, включая довольно экзотические из Афганистана и Ирака. Но среди них не было ни одного польского. Я был удивлен, поскольку это была гостиница высокого класса в Берлине.

- Как вы это расцениваете - как немецкое высокомерие относительно Польши, как отсутствие интереса?

- Возможно, это свидетельствует об позиции некоторых берлинцев, многие из которых еще никогда у нас не были и которые не следят за событиями в Польше, хотя граница находится всего в 70 километрах от немецкой столицы. Не бойтесь, вы будете у нас желанными гостями. Кстати, в этой гостинице после моего вмешательства добавили бесплатно некоторые каналы, и теперь там можно смотреть польские передачи. Но мне бы не хотелось преувеличивать значение этого случая: в целом можно сказать, что отношения между Польшей и Германией еще никогда не были такими хорошими.

- Президент Гаук (Gauck) совершит свой первый визит за пределы Германии в Варшаву.

- Да, и мы это очень ценим. Страну, которая избрала главой государства человека, активно боровшегося за свободу и оказывавшего сопротивление коммунизму, мы, поляки, больше не можем рассматривать как угрозу. Наши двусторонние отношения в настоящее время великолепны, и это, несомненно, связано с тем, что и канцлер, и президент являются выходцами из Восточной Германии. Они имеют такой же опыт, они понимают, о чем мы говорим, и способны это воспринимать.

- В своей речи, произнесенной в Берлине, вы потребовали, чтобы Германия взяла на себя лидерство в Европе. Почему?

- Я говорил о лидерстве в области реформ. Я не столько боюсь силы Германии, сколько ее бездействия. Такова моя точка зрения. Германия не должна доминировать в Европе, но ей не следует ослаблять свою ведущую роль в области реформ. Какова самая большая опасность для Польши? Не терроризм, и, конечно, не немецкие танки. И даже не российские ракеты, которые Москва намерена разместить на границе с Евросоюзом в непосредственной близости от нашей территории. Самая большая угроза для нас - это крах еврозоны.

- Вы назвали Германию "незаменимым государством". Что вы имели в виду?

- Федеративная Республика является самым большим акционером Евросоюза и в хорошие времена она получает большую часть дивидендов. Если это предприятие сталкивается с проблемами, то она несет ответственность за то, чтобы вновь поставить его на ноги. Кроме того, вы, немцы, обладаете самыми большими возможностями в этой области. Ничто не может быть решено без вас - поэтому я говорил о "незаменимости". С другой стороны, Федеративная Республика слишком мала для того, чтобы доминировать. Берлину также нужны партнеры, и у него должно их быть больше, чем один. И эти партнеры, в том числе и Польша, также требуют многого от Германии.

- Например?

- Многие политики в Берлине прекрасно понимают, что они не являются невинными жертвами ошибок, совершенных другими людьми. Германия в прошлом нарушала пакт стабильности, и ее банки вели себя безответственно, приобретая рискованные бумаги. Поскольку инвесторы продавали имевшиеся у них долговые обязательства наиболее проблематичных государств и уходили в относительно безопасные гавани, выплаты по процентам, которые Германия должна получить за кредиты, оказались ниже, чем в обычные времена. Германия несет наибольшую ответственность за то, чтобы правила Евросоюза оставались стабильными. Если экономика в соседних странах разрушается, то вы также страдаете от этого.

- Федеральное правительство ответственно ведет себя во время кризиса евро?

- Да. И я надеюсь на то, что скоро самое плохое останется уже позади.

- Однако французы и греки на выборах проголосовали против предложенного Берлином курса экономии. Видите ли вы какое-либо будущее для Греции в ерозоне?

- Мне не хотелось бы спекулировать на эту тему. Но верно то, что нам предстоит еще преодолеть множество препятствий. Европейский центральный банк с согласия Германии закачал дополнительное количество ликвидности в банковский сектор. За счет этого удалось существенным образом смягчить кризис. Я понимаю исторически сложившееся неприятие немцами обесценивания денег, но когда на карту поставлено выживание всей еврозоны, следует оценить существующую опасность и пойти на риск, согласившись с немного большим уровнем инфляции. Но прежде всего этот кризис представляет собой хорошую возможность для того, чтобы срочно провести в жизнь необходимые реформы в Евросоюзе и восстановить конкурентоспособность некоторых его членов.

- А какой вклад вносит Варшава?

- Польша была первым государством в Европе, включившим еще 15 лет назад в свою конституцию долговые тормоза, и после этого мы не почиваем на лаврах. К концу этого законодательного периода мы выполним условия для вступления в еврозону.

- Вы все еще считаете привлекательным для себя введение евро?

- Мы хотим, чтобы еврозона процветала, и мы намерены быть частью ее. Вот что меня порадовало: меня хорошо слушали в Германии. Мне было сказано: наконец-то вы ведете себя как люди, имеющие акции этого предприятия.

- В Польше реакция была бурной. Некоторые представители оппозиции называли вас "предателем".

- Их было немного. Парламент подавляющим большинством выразил мне доверие.

- Вы уверены в том, что примирение между народами продвинулось так же далеко, как в политическом классе?

- Я говорил с немцами не с позиции отсталой жертвы, а с позиции равноправного коллеги. Многие здесь это ценят. О'кей, вы, немцы, еще намного богаче, но мы постепенно догоняем. Теперь наши позиции выравниваются. На основе того, что мы уже достигли и продолжаем достигать сегодня, а не на основе того, что нам пришлось испытать в истории.

- Еще несколько лет назад взаимное недоверие между народами было явно выражено. Где теперь находятся вечно вчерашние?

- Некоторое их количество имеется с обеих сторон. Я считаю, что большинство поляков уже не боится немцев, но трезво их оценивает. Все еще многие вещи у вас лучше, но есть и такие области, где мы на одном уровне, а в некоторых вопросах поляки вас опережают. Прежде всего Ангела Меркель много сделала для развития отношений. Она позаботилась о том, чтобы теперь при взгляде на историю в Германии учитывались страдания поляков, которые выпали на их долю после нападения нацистской Германии. В том числе я имею в виду и "Зримый знак" (Sichtbares Zeichen) ...

- запланированный информационный и выставочный центр в Берлине...

- ...это проект, за которым мы наблюдали не без внутренней боли, и он по-прежнему обладает конфликтным потенциалом. Мы не знаем точно, каким образом будет представлена история. Но, судя по всему, теперь там будет обстоятельно показано, кто развязал войну и кто начал проводить политику насильственного переселения - это были немцы.

- Настоящее примирение и с русскими невозможно?

- Примирение, которое существует с Германией и которое мы хотели бы иметь с Россией, должно быть основано на исторической правде. В этом отношении есть прогресс, и Дума осудила как сталинские преступления события в Катыни, где агенты секретной службы НКВД уничтожили 22 000 поляков. Но есть и проблемы: члены семей пострадавших не могут добиться в российской правовой системе справедливости. В ближайшее время мы ожидаем приезда Московского Патриарха - это будет первый в истории визит такого рода. Церкви также содействовали сближению в отношениях между поляками и немцами.

- То есть немцы все же слишком наивны в отношении русских?

- Берлин и Варшава проводят в настоящее время совместную политику в отношении России. По крайней мере немцы проявляют интерес к Востоку, чего нельзя сказать обо всех странах Евросоюза. Следует помнить, что Польша сегодня расположена на внешней границе НАТО, а 20 лет назад в таком же положении находилась Федеративная Республика. Поэтому иногда наше видение Востока отличается от позиции Германии.

- Это сказывается и на личном опыте людей. Возьмите, к примеру, ваш опыт: он находится под влиянием вмешательства со стороны ваших больших соседей, то есть под влиянием немецкого фашизма и советского коммунизма. Можно ли полностью избавиться от подобного рода травмы?

- Она уменьшается, но все еще продолжает существовать. О чем бы ни говорили в Польше, в конце обязательно речь заходит о войне. Она затронула каждую семью. Мои родители жили в Быдгоще (Бромберг), в городе, который был оккупировал уже в первые дни войны - и сразу же там начались расстрелы. За одно произнесенное на улице слово на польском языке можно было оказаться в концентрационном лагере, и людей также убивали по доносам. Мой дядя оказался в Бухенвальде, а мой дед был отправлен на принудительные работы. Каждая польская семья пережила нечто подобное.

- В вашей книге "Польский дом" при всем отвращении к преступлениям нацистов вы упоминаете и доброту некоторых немцев. Как вы после этого воспринимали управлявшуюся Москвой коммунистическую Польшу вашей юности?

- Коммунизм подавлял нас в политическом и культурном отношении, и в течение жизни двух поколений экономика деградировала.

- Вы были выпускником средней школы в тот момент, когда примкнули к профсоюзному движению "Солидарность". Это был протест, свойственный молодости, или вы уже тогда думали о конце Советского Союза и о вступлении в Европейское сообщество?

- Вступление в этот профсоюз было моральным императивом. Никто не мог тогда себе представить, что коммунизм падет. Сталинизация Европы везде проходила по одному образцу. Правители контролировали службы безопасности, молодежные организации, прессу и использовали террор - часть Германии разделила с нами эту участь. Период войны в Польше продолжался не пять лет, он был более длительным. Он растянулся по крайней мере до 1989 года и счастливо завершился после нашего вступления в Евросоюз в 2004 году. Но последствия и потери, страдания и унижения мы продолжаем ощущать и сегодня.

- Вы некоторое время жили в Америке и вы постоянно выступаете за установление особых отношений с Соединенными Штатами. Если говорить о войне в Ираке, то Польша была на стороне Вашингтона и, кроме того, она приобрела американские истребители. Никакой выгоды это не принесло, и Варшава в планах Белого дома не играет почти никакой роли. Не является ли ваш поворот в сторону Европы свидетельством вашего разочарования относительно Соединенных Штатов?

- Соединенные Штаты продолжают оставаться важным союзником Польши, Германии и всей Европы. Для обеих наших стран важно, чтобы Соединенные Штаты по-прежнему были вовлечены в европейские дела. Но Польша расположена в Европе, и именно здесь находятся наши основные интересы.

- Какой вы представляете себе идеальную Европу - еще больше интеграции?

- В ноябре прошлого года еврозона находилась на грани развала, и тогда стало ясно, насколько хрупкой является Европа. Я боюсь того, что, если начнется процесс ренационализации, его уже нельзя будет контролировать. Поэтому мы должны углублять интеграцию и укреплять демократию с помощью прямых выборов. Наше будущее называется Европа.

- Не существует ли опасность для Европы быть разделенной на процветающий север и плетущийся в хвосте юг?

- Следует осторожно относиться к упрощенным схемам. Примерно 100 лет назад Макс Вебер считал, что католики не способны глубоко усвоить капитализм, а сегодня Бавария и северная часть Италии относятся к самым богатым регионам Европы. Польша когда-то была частью Восточной Европы, теперь это Центральная Европа. А с точки зрения государственных финансов - это Северная Европа.

- Когда-то Германия считала себя ментором Польши в Евросоюзе, а теперь вы пытаетесь помогать Украине и Белоруссии продвигаться к Европе. Эти усилия провалились, если учитывать последние осложнение ситуации?

- Как в Белоруссии, так и на Украине народы продвинулись значительно дальше, чем правительства. Политикам на самом деле предстоит преодолеть длинный путь.

- Из-за дела Тимошенко правительство Меркель выступает за бойкот всеми странами Евросоюза чемпионата Европы по футболу на Украине. Вы считаете, что это хорошая идея?

- Если некоторые политики думают, что это принесет пользу, то это их право. Однако мы полагаем, что подобного рода бойкот был бы чрезмерной реакцией. От этого пострадали бы прежде всего простые украинцы, которые в большинстве своем настроены проевропейски, - это их чемпионат, а не политиков. Для чемпионата Европы мы построили пару красивых современных стадионов и 1000 километров автомобильных дорог. Конечно, мы хотим, чтобы это был футбольный праздник. Было бы здорово, если бы в финале Польша встретилась с Германией...

- ... и проиграла бы.

- Если это и произойдет, то только потому, что в обеих командах играют поляки.

- Г-н министр, мы благодарим вас за эту беседу.

Польша. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 мая 2012 > № 561965 Радослав Сикорский


Германия > Образование, наука > dw.de, 9 мая 2012 > № 550129

Раскопки в Кельне, где строится новая линия метро, стали одним из самых масштабных археологических проектов в Европе. В числе находок - 2,5 миллиона артефактов.

История этого долгостроя началась еще в 2004 году. И жителей Кельна он уже порядком раздражает. А вот археологов прокладка в центральной части города подземного участка новой линии метро "Север-Юг" по-настоящему осчастливила. Раскопки, возможность для которых обеспечило строительство, стали крупнейшим в истории рейнской метрополии и одним из самых масштабных в Западной Европе археологических проектов. Они обошлись в 20 миллионов евро.

"Урожайные" раскопки

Урожай сделанных открытий превзошел все ожидания. Чего только не обнаружили ученые за неполные девять лет раскопок на этом четырехкилометровом отрезке будущей подземки! В числе найденных ими предметов - 2,5 миллиона объектов исторического наследия. Такие данные привел в интервью радиостанции Deutschlandradio Маркус Трир (Marcus Trier), немецкий археолог и исполняющий обязанности директора Римско-германского музея (Römisch-Germanisches Museum) в Кельне.

Кельн - один из древнейших немецких городов. Постоянным поселением он стал более двух тысячелетий назад. Хотя укрепления, возводимые древними народами, появились тут значительно раньше. Свидетельство тому - результаты многочисленных археологических раскопок. Дополнительные шансы для таких работ появляются во время реализации крупных строительных проектов. Но возможностей, которые дала прокладка подземного участка новой линии метро "Север-Юг", у археологов еще не было никогда.

30 тысяч квадратных метров составляет площадь участка, на котором прокладывается подземный туннель. Для археологов он уникален прежде всего потому, что работы проходят на большой глубине, достигающей в некоторых местах более 13 метров. И в наслоениях почвы, накопленных в течение многих веков, им удалось обнаружить множество следов прошлого.

Среди них и фрагменты одежды, и монеты, и кости людей и животных, и осколки посуды. Простой смертный таким артефактам особого значения, возможно, не придаст. А вот для археологов это бесценные объекты для исследования, позволяющего пролить дополнительный свет на процесс формирования Кельна, проследить историю культуры населявших его древних народов, узнать, как жили предки современного человека.

Туннель в Древний Рим

На левом берегу Рейна, где при древних римлянах - считается, что именно они основали город Кельн - находился порт, археологи наткнулись на горы черепков керамических изделий. Среди них - около 90 тысяч фрагментов амфор. Предполагается, что у римлян эта утварь была своего рода разовой тарой: сразу после использования ее разбивали и выбрасывали. На примерно 400 осколках обнаружены сделанные кисточкой надписи - с указанием на то, что хранилось в данном сосуде, откуда он доставлен в Кельн и каков был вес его содержимого.

Между прочим, эти пометки оказались единственным письменным источником, дающим информацию о том, из каких регионов Средиземноморья купцы привозили товары в Кельн. Например, выяснилось, что вина сюда поставляли из Анатолии, а рыбные соусы - из Помпей.

Впрочем, среди находок археологов есть и куда более крупные объекты. Среди них - остатки древнеримских храмов и укреплений, хорошо сохранившиеся фрагменты роскошных надгробных памятников, а также внушительных размеров останки затонувших кораблей.

Уникальная находка

Но настоящей сенсацией стало обнаружение уникального черепа древнего шерстистого носорога. Возраст находки оценивается в… 37 тысяч лет. В ледниковый период такой вид носорогов был широко распространен на территории не только Сибири, но и Западной Европы.

Внимательно изучив череп, ученые сделали предположение, что когда-то нашедшие его древние римляне использовали его в качестве верстака либо как колоду для рубки мяса. Об этом свидетельствуют оставленные на нем следы разруба топором.

Хрустальные россыпи

Ну, а когда прямо в центре города, совсем недалеко от знаменитого Кельнского собора, археологи вдруг наткнулись на остатки средневековой мастерской по изготовлению изделий из горного хрусталя, их восторгам и вовсе не было предела. На этом месте из земли было поднято около 65 тысяч артефактов небольших и средних размеров - фрагментов совершенных по красоте кристаллов. На такие в полном смысле слова блестящие результаты ученые никак не рассчитывали.

После тщательного изучения найденных предметов археологи пришли к заключению, что горный хрусталь поставлялся в Кельн со славившегося своими месторождениями Сен-Готарда - важнейшего перевала Швейцарских Альп. Кельнские ювелиры вырезали из этих кристаллов церковную утварь, печатки, инкрустировали ими обложки церковных книг, а также украшали ими кресты для церковных процессий. Находка археологов еще раз подтвердила данные обнаруженных ранее письменных источников о том, что в уже Средневековье Кельн являлся одним из важнейших в Европе центров художественной обработки горного хрусталя.

Беспрецедентная археологическая кампания на месте прокладки новой линии кельнской подземки закончена. И хотя переписывать историю древнего города на Рейне после этих раскопок не потребуется, в том, что она теперь пополнится многими интересными фактами, археологи не сомневаются.

Германия > Образование, наука > dw.de, 9 мая 2012 > № 550129


Германия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 22 марта 2012 > № 567698 Сергей Лавров

Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции с министрами иностранных дел Германии Г.Вестервелле и Польши Р.Сикорским по итогам второй неформальной трехсторонней встречи, Берлин, 21 марта 2012 года

Уважаемые дамы и господа,

Хотел бы выразить удовлетворение тем, как прошла неформальная встреча трех министров иностранных дел (первая состоялась в прошлом году в Калининграде). Думаю, по итогам наших сегодняшних дискуссий мы можем с уверенностью сказать, что этот формат не просто состоялся, но и зарекомендовал себя как очень полезная платформа для генерирования идей, направленных на наращивание практического сотрудничества в рамках стратегического партнерства между Россией и Европейским союзом в контексте решения стоящих перед всеми нами задач и реагирования на общие вызовы.

Наши три страны связаны географически, а также общими интересами, совместными проектами, в том числе в регионе Балтийского моря. Нас объединяют обширные торгово-экономические, гуманитарные, межрегиональные, культурные, образовательные и научные контакты. Наконец, у нас богатая – хотя и не совсем и не всегда простая – общая история, многие вопросы которой по-прежнему требуют кропотливой совместной работы ученых наших стран.

Благодаря трехстороннему взаимодействию, уже достигнуты конкретные результаты, которые напрямую касаются интересов граждан наших стран. Имею в виду, в частности, тот факт, что благодаря совместным усилиям, удалось решить вопрос с Евросоюзом, и подписать межправительственное Соглашение о местном приграничном передвижении жителей приграничных территорий России и Польши. Благодарим наших немецких друзей за содействие в получении соответствующего решения Еврокомиссии. Уверен, что этот шаг будет весьма важен для того, чтобы в ближайшее время ввести дополнительное облегчение в визовый режим, действующий между Россией и ЕС, а в конечном итоге – добиться полной отмены виз для краткосрочных поездок граждан России и стран ЕС. И сегодня мы об этом подробно говорили.

Прочной основой нашего взаимодействия являются экономика и торговля. В прошлом году совокупный товарооборот между Россией, Германией и Польшей составил более 100 млрд. долларов. Причем, с обеими странами объемы нашей двусторонней торговли росли быстрее, чем в целом с Евросоюзом. Германия на сегодняшний день – второй внешнеторговый партнер, а Польша – третьий по товарообороту среди стран ЕС.

Мы отметили перспективу дальнейшего наращивания координации наших действий в рамках Совета государств Балтийского моря, где сейчас председательствует Германия. Летом эстафета председательства перейдет к России.

Безусловно, мы обсудили сегодня многие международные и региональные проблемы. Ценим роль, которую Германия и Польша играют и в рамках отношений между Россией и ЕС, и в рамках Совета Россия-НАТО по налаживанию дискуссий о путях обеспечения евроатлантической безопасности в 21 веке. На этот счет есть российские, немецкие и польские предложения. Если все мы будем руководствоваться необходимостью обеспечить равную и неделимую безопасность для всех государств евроатлантического, евразийского регионов, мы достигнем результатов. Хотел бы особо выделить вклад Германии и Польши в развитие «Партнерства для модернизации» между Россией и ЕС.

Наши страны были инициаторами процесса вовлечения гражданского общества в дискуссии о евроатлантической безопасности. Буквально вчера в Берлине состоялась конференция с участием академических центров России, Германии, Польши и Франции, а также представителей европейских региональных организаций, где обсуждались задачи, связанные с формированием в Евро-Атлантике единого пространства безопасности, без разделительных линий. Думаю, это очень полезная инициатива. Она будет продолжена – следующий семинар пройдет в Польше, затем аналогичное мероприятие будет во Франции. На данном этапе этот процесс завершит конференция, запланированная в Москве в середине июня.

Конечно, нас радует, что мы сближаем позиции по такой острейшей проблеме сегодняшних международных отношений, как Сирия. Россия удовлетворена тем, что в Совете Безопасности ООН удалось достичь консенсуса в поддержку действий и предложений, выдвинутых специальным посланником по Сирии К.Аннаном. Мы согласовали текст документа, который Россия готова была одобрить еще вчера. Некоторые наши западные партнеры взяли небольшую паузу, надеюсь, что сегодня все завершится, и документ будет принят.

Самое главное – что в нем нет никаких ультиматумов, угроз и тезисов в попытке определить, на ком лежит больше вины. По проблеме «виновности» у нас тоже нет расхождений, но сейчас не время тратить на это силы и энергию, сейчас необходимо сделать самое важное – прекратить насилие, обеспечить доступ гуманитарной помощи всему сирийскому населению и создать условия для начала политического диалога между правительством и всеми группами сирийской оппозиции. Ровно на это нацелен проект документа СБ, который, повторю, мы хотели принять еще 20 марта, но, надеюсь, это произойдет сегодня, если остальные члены СБ ООН не изменят позиции. Это радостная новость, рассчитываю, что сегодня мы сможем получить подтверждение этого очень важного шага вперед, в поддержку миссии спецпосланника по Сирии К.Аннана.

Вот, основные моменты, которые я хотел бы выделить в дополнение к тому, что сказал г-н Г.Вестервелле. Благодарю наших немецких друзей за гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы. С нетерпением жду очередной встречи, которая по приглашению г-на Р.Сикорского состоится в Польше.

Спасибо.

Вопрос (адресован трем министрам): Вы говорите, что расхождений по сирийскому вопросу все меньше. Как тогда выглядит Ваш план действий на следующую неделю? Каким образом Вы намереваетесь прекратить насилие в Сирии? Можете ли Вы, г-н С.Лавров, рассказать конкретнее о документе, который был подготовлен в СБ ООН?

С.В.Лавров (отвечает первым): Я считаю, что находящийся в Совбезе ООН проект документа отражает объективную реальность и нацелен на решение немедленных задач, потому что за один раз нельзя объять необъятное и сразу расставить все «по полочкам». Документ нацелен на поддержку предложений, которые г-н К.Аннан передал сирийскому руководству и некоторым группам сирийской оппозиции (как я понимаю, со всеми из них он еще не успел встретиться). Проект текстуально воспроизводит эти предложения с призывом к правительству и всем оппозиционным группам тесно сотрудничать с К.Аннаном для того, чтобы остановить насилие, обеспечить беспрепятственный доступ гуманитарной помощи и журналистов на недискриминационной основе. В нем есть также обращение поддержать усилия по созданию независимого, беспристрастного механизма мониторинга того, как каждая из сторон выполняет свои обязательства.

Все это будет создавать условия для начала политического диалога, в котором, как подчеркивается в этом пока проекте документа (надеюсь, он скоро избавится от приставки «проект»), должны участвовать и правительство, и все оппозиционные группы, и который должны вести сами сирийцы, без попыток навязывать им какие-то решения. Так что, наша позиция – в полную поддержку этого документа.

По большому счету, все эти пункты мы были готовы поддержать еще летом прошлого года, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

(Добавляет после ответа Г.Вестервелле): Думаю, наши западные друзья в СБ ООН специально отложили голосование по документу на сегодня, чтобы сделать мне подарок ко дню рождения.

Вопрос (адресован трем министрам): В ходе вашей прошлогодней встречи в Калининграде говорилось, в частности, о перспективах заключения нового базового соглашения между Россией и ЕС в увязке с процессом вступления России в ВТО. Один из этих моментов уже разрешился, есть ли какие-то подвижки на пути заключения нового соглашения?

С.В.Лавров (отвечает первым): Поскольку переговоры по новому базовому соглашению Россия-ЕС ведет не Берлин и не Варшава, а Брюссель, позволю себе изложить сейчас российскую точку зрения.

Действительно, полтора-два года назад эти переговоры застопорились из-за того, что стороны не могли договориться по содержанию раздела, посвященного торговому и инвестиционному режиму. Тогда было достигнуто понимание, что с этими вопросами нужно подождать до окончательного согласования условий, на которых Россия присоединяется ко Всемирной торговой организации (ВТО). Сейчас, когда это произошло, стало понятно, какие торгово-инвестиционные режимы мы согласовали с нашими партнерами по этой Организации. Соответствующие соглашения будут ратифицированы в ближайшее время.

Однако наши партнеры из Еврокомиссии почему-то решили попытаться получить от России сверх того, что стало предметами договоренностей в рамках ВТО, и проявили неготовность, по крайней мере на данном этапе, воспроизвести в торговом разделе нового базового соглашения Россия-ЕС условия, которые согласованы нами при вступлении в Организацию.

Они, по сути, хотят «ВТО плюс», но этого не получится. Если бы мы пошли на подобный шаг, то нам пришлось бы те же самые дополнительные льготы распространять не только на членов ЕС, но уже и на всех участников ВТО. А это, по существу, приглашение к тому, чтобы пересмотреть итог восемнадцатилетних переговоров о вступлении России в ВТО, причем пересмотреть в пользу ЕС. Мы не исключаем, что могут быть и, наверное, даже должны быть дополнительные договоренности между Россией и Евросоюзом, которые пойдут дальше режимов, которые мы согласовали в рамках ВТО. Но сначала нужно ратифицировать договоренности по ВТО, дать им поработать, а уж потом заводить речь об их каком-то дополнении. Новое базовое соглашение с ЕС возможно только в контексте воспроизведения в его торговой части договоренностей в рамках вступления России во Всемирную торговую организацию.

Вопрос (адресован трем министрам): вы упомянули, что одной из тем сегодняшней встречи был процесс либерализации визового режима между Россией и ЕС. Нельзя ли подробнее рассказать, о чем договорились стороны, и как может быть использован опыт решения вопроса с приграничным передвижением граждан России и Польши в этом более глобальном процессе?

С.В.Лавров (отвечает первым): Достигнутое нами с польскими друзьями Соглашение о малом приграничном передвижении имеет, прежде всего, политическое значение в смысле содействия ускорению движения в визовых вопросах в рамках диалога России и ЕС. Это, действительно, очень мощный сигнал. Результат, которого мы с Польшей достигли при поддержке Германии, показывает, что если есть политическая воля, то нет ничего невозможного. Надеюсь, что подобным образом будет решена и проблема введения безвизового режима между Россией и Евросоюзом в целом.

В декабре прошлого года на саммите Россия-ЕС в Брюсселе был одобрен согласовывавшийся долгое время перечень совместных шагов, которые Москве и Брюсселю необходимо предпринять, по выполнении которых решено сразу перейти к согласованию нового договора о безвизовом режиме для краткосрочных поездок граждан России и стран ЕС. Этот перечень конкретный и исчерпывающий, он содержит четыре блока вопросов, включая переход на биометрические паспорта, завершение процедуры подписания исполнительных протоколов и решение всех технических вопросов, связанных с реадмиссией, а также конкретные меры, которые должны быть приняты по линии таможенных и пограничных служб России и государств-членов Евросоюза. 15-16 марта в Москве проходили консультации между российской межведомственной делегацией и коллегами из Еврокомиссии по реализации упомянутого совместного перечня шагов. Контакты показали, что стороны настроены на активную и эффективную работу и не намерены, по крайней мере по нашему впечатлению, затягивать этот процесс.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову): На прошлой неделе Г.Вестервелле несколько раз заявлял, что, проводя политику в отношении Сирии, Россия выбрала неверный исторический путь. Но Россия изменила свою позицию. В этой связи готова ли ваша страна принимать участие в работе над резолюцией в СБ ООН по сирийской проблеме?

С.В.Лавров: Несмотря на мою искреннюю дружбу с г-ном Г.Вестервелле, замечу, что историю пишет не он. История развивается независимо от чьих-то субъективных оценок, как правило, она должна «отстояться», после чего историки разберутся в том, кто какие позиции занимал, кто чему и как способствовал или препятствовал.

Хочу особо подчеркнуть, что мы еще летом прошлого года были готовы одобрить в СБ ООН все то, что сегодня записано в тексте документа, находящегося на столе переговоров в Нью-Йорке. Осенью 2011 г. мы внесли два варианта резолюций Совбеза, которые не были поддержаны нашими западными партнерами, прежде всего, из числа постоянных членов СБ ООН, которые настаивали, чтобы в резолюции присутствовали ультиматум в адрес правительства Б.Асада, угрозы санкций или дальнейших мер, а также требования к Президенту Сирии в одностороннем порядке вывести подразделения сил безопасности из городов, не адресуя аналогичные требования к вооруженной оппозиции. Противодействуя таким предложениям, мы защищали не режим Б.Асада, а Совет Безопасности ООН, который не должен принимать нереалистичных решений. Если бы были поддержаны идеи наших западных партнеров, они бы все равно не сработали. Я очень рад, что, в конечном итоге, наши коллеги отказались от ультиматумов, угроз и попыток решать проблему путем лишь односторонних требований к правительству САР, что показала коллективная работа над вчерашним заявлением Председателя СБ ООН.

С правительством Сирии воюет многочисленная группа вооруженных людей, и рассчитывать, что СБ ООН потребует вывести правительственные силы из городов, и это произойдет без аналогичных мер воздействия на оппозицию – наивно. А в политике нужно руководствоваться не наивными размышлениями и рассуждениями, не соображениями, диктуемыми внутриполитической ситуацией в той или иной стране, откуда раздаются такие призывы, а интересами людей, оказавшихся в зоне конфликта.

Я очень рад, что в итоге данная логика возобладала. Мы не зря потратили несколько месяцев – хотя, конечно, лучше было бы принять такое заявление гораздо раньше. Но сегодня у нас есть поддерживаемый всеми посланник, К.Аннан, четкая и недвусмысленная поддержка всех предложений, которые он передал сирийскому правительству и всем оппозиционным группам (а тем, кому еще не успел, передаст в ближайшее время). Мы договорились, что К.Аннан в самые ближайшие дни посетит Москву. Используем эту поездку для консолидации поддержки его усилий.

Германия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 22 марта 2012 > № 567698 Сергей Лавров


Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 22 февраля 2012 > № 499054

Подавляющее большинство жителей Германии выступало за его кандидатуру. Его поддерживали социал-демократы и «зелёные». Свободные демократы также хотели его видеть на высшем государственном посту. Даже часть президиума ХДС была на его стороне. Против выступал только один человек – федеральный канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel). Именно она до последнего момента сопротивлялась тому, чтобы бывший правозащитник и диссидент из ГДР Йоахим Гаук (Joachim Gauck) стал одиннадцатым по счёту президентом Германии.

Почему Меркель так активно пыталась предотвратить восхождение на самый верх 72-летнего евангелического пастора, не до конца ясно. И Гаук, и отец Меркель – священники, они наверняка были знакомы со времён ГДР, где заведовали приходами, оба критически относились к тогдашней власти. К тому же сама канцлер в своё время была членом оппозиционного движения «Новый форум», идеи которого поддерживал и Йоахим Гаук. Возможно, причина кроется в том, что Меркель хотела видеть президентом менее значимую для немецкого общества фигуру, которая бы лишь подчёркивала исключительно репрезентативный характер высшего государственного поста в стране. Именно такими были два предыдущих руководителя немецкого государства.

Как бы то ни было, Меркель в итоге изменила своё мнение. Правда, произошло это после того, как на кон была поставлена судьба правящей коалиции между ХДС/ХСС и СвДП. Лидер либералов Филипп Рёслер (Philipp Rösler) до последнего боролся за кандидатуру Гаука, фактически не оставив Меркель никаких шансов для того, чтобы она смогла «продавить» собственных кандидатов. Возможно, нужно говорить о демократическом процессе, когда побеждает мнение большинства. Однако, скорее всего, речь идёт всё же не только о значительном ослаблении руководящей позиции Меркель, но и о нарастающем кризисе доверия между по-прежнему сильными консерваторами и теряющими популярность либералами. Вряд ли уязвлённая в своей позиции Меркель забудет устроенный ей бойкот.

Бесспорно, что особо примечательным моментом стало то, что при номинации Гаука за одним столом вместе с коалиционерами сидели и представители оппозиции из СДПГ и «зелёных». Это значит, что 18 марта – в день избрания нового президента – 1240 делегатов Федерального собрания не будут иметь особых трудностей для принятия своего важного для страны решения, так как политический консенсус между всеми силами страны уже достигнут и завизирован.

Для Йоахима Гаука известие о выдвижении его на пост президента стало «во многом неожиданным». Он сообщил, что разговор с федеральным канцлером случился поздним вечером в воскресенье, когда он в такси возвращался из аэропорта домой. После разговора с Меркель такси с Гауком приехало в Ведомство канцлера, где правозащитник вынужден был отвечать на вопросы журналистов. «Я здорово растерян, поэтому не ожидайте от меня программной речи», – поспешил заявить Гаук. Однако всё же одну из главных мыслей, которые будут сопровождать его президентство, он всё же высказал. «Считаю самым важным донести до жителей нашей страны, что они живут в хорошей стране, которую есть за что любить», – подчеркнул будущий хозяин дворца Бельвю.

Владимир Гущин

Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 22 февраля 2012 > № 499054


Германия > Медицина > chemrar.ru, 22 февраля 2012 > № 498246

Летом прошлого года Агентство по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов (Food and Drug Administration, US FDA) США провело в Европе серию инспекций трех фармацевтических заводов германской компании Merck KGgA, один из которых производит активные фармацевтические ингредиенты, второй – выпускает рецептурные лекарства, а третье подразделение проводит анализ и тестирование лекарств, предназначенных для рынка США. Все три инспекции для компании закончились неудачно.

Подробности о различных сбоях в процессах производства (а в этом вопросе много деталей, поскольку обнаружено много нарушений), можно найти в предупредительном письме FDA в адрес компании, датированном 15 декабря 2011 г. Недавно Агентство опубликовало его на своем веб-сайте. Нарушения варьируются: от неспособности установить процедуры для предотвращения микробиологического загрязнения, до неспособности провести квалифицировнное расследование ошибок в оценке партий продукции.

Примечательно, что FDA на сей раз действовало нестандартно, проведя одновременно проверки различных по своей направленности заводов, вместе составляющих технологическую цепочку производства лекарственных средств Merck KGgA в Европе. В отличие от обычного посещения различных заводов, которые производят лекарственные препараты, Агентство, в данном случае, фактически осознанно направило свои действия против деятельности компании Merck, которая продает продукцию на американском рынке.

Этот шаг FDA, конечно, совершило из-за все возрастающего давления на него – в результате скандала, связанного с препаратом Гепарин (Heparin). Существует острая необходимость по-настоящему укрепить контроль над операциями по производству лекарств в США и других странах. Белый дом, например, добавил еще 10 млн. долларов в бюджет FDA для найма дополнительных 19 инспекторов, которые сосредоточатся только на проверках фармпроизводителей в Китае: 16 из них будут там постоянно работать и следить за безопасностью и стандартами лекарственных и пищевых (БАДы) средств.

FDA дало довольно четкое представление ситуации в своем предупредительном письме (за которым, как правило, следуют сокрушительные санкции). «FDA ожидает от Merck KGaA проведения всеобъемлющей и масштабной оценки собственных производственных операций на всех ее заводах, для обеспечения масштабного, адекватного и своевременного решения вопросов, включая внесение необходимых улучшений в системе качества», – говорится в письме Агентства главе Merck KGgA Карлу-Людвигу Клею (Karl-Ludwig Kley).

Германия > Медицина > chemrar.ru, 22 февраля 2012 > № 498246


Германия > Миграция, виза, туризм > rg-rb.de, 10 февраля 2012 > № 490619 Карин Вюстен

В канун очередного саммита по интеграции, который состоялся в Берлине 31 января, корреспондент «РГ/РБ» беседовала с уполномоченной по делам интеграционной политики в районе Pankow Карин Вюстен (Karin Wüsten).

– Г-жа Вюстен, в связи с созданием в январе прошлого года федерального интеграционного совета уполномоченная правительства по вопросам интеграции Мария Бёмер (Maria Böhmer) объявила 2011 год годом интеграции. Вас это обрадовало?

– Ничуть! Это в корне неправильный подход к делу. Интеграцию нельзя использовать как лозунг для формальных одноразовых акций, она должна быть в городе и в стране постоянной темой.

– Сколько мигрантов живёт в Панкове?

– 12 процентов от общего населения. Большинство из них являются выходцами из Европы, то есть не очень бросаются в глаза. Я часто слышу от других: мол, у вас нет мигрантов, тем самым подразумевается, что нет проблем. Району крайне необходимо переосмысление ценностей: нельзя допускать, чтобы понятия «интеграция» и «миграция» автоматически ассоциировались в общественном сознании с проблемами.

– Ну как же, едут и едут, а нам самим кушать нечего…

– Между прочим, мы давно перестали быть страной иммиграции. Огромное количество людей покидает Германию, только об этом никто не говорит. Миграция, добрососедство и элементарное взаимоуважение должны стать чем-то самим собой разумеющимся. А это долгий и кропотливый процесс.

– Не могли бы вы назвать примеры успешной интеграции в районе?

– Pankow был первым районом в городе, подписавшим «Хартию многообразия» в 2007 году. Одним из ярких реализованных начинаний является партнёрский обмен воспитательницами: наши садики посылают педагогов, в частности, в Испанию и Финляндию, а также принимают коллег из-за границы. Таким образом, не только перед педагогами, но и перед детьми открываются двери в другой мир, что способствует воспитанию толерантности с раннего возраста. Мне лично дорога начальная школа на Falkplatz. Школа – на границе с р-ном Wedding, и там значительно большая доля мигрантов, чем в среднем по Панкову. Мы успешно привлекли к работе с детьми и учителями профессиональных сотрудников интеграционной сети «Респект», тесно сотрудничаем с представителями полиции, различных партий. У нас очень активно работает интеграционный совет района, наполовину состоящий из мигрантов, координатором которого являюсь я. Его заседания, как правило, живые и продуктивные, проходят раз в месяц под непосредственным руководством бургомистра.

– В других районах дела обстоят похуже?

– К сожалению, это так! В Reinickendorf, скажем, совсем нет ответственного за интеграцию.

– А в чём вам приходится капитулировать?

– В области мультикультурной открытости учреждений. Бюрократия у нас всё ещё слишком немецкая! Везде, где речь заходит о меньшинствах, будь то этнические, религиозные или сексуальные, я натыкаюсь на глухую стену. Это ужасно снижает мотивацию. Причём, заметьте, речь идёт о руководстве, что уж говорить о простых служащих! Другой негативный пример – беженцы, расквартированные в Weißensee. Речь идёт о семьях из Афганистана, Ирака, Камбоджи, а также России, которым выделили в 2010 году типовой жилой дом. Я лично считаю, что это прекрасно, что их поселили среди немцев, это хороший шанс для интеграции, но если бы вы знали, какой шквал возмущения в виде писем обрушился на ратушу! Этот бытовой расизм просто лишает меня дара речи! Ведь протестует не молодёжь, а старики, те, кто сами пережили войну, кто на собственной шкуре испытал, как это бывает, когда плохо, что надо уметь делиться. Ведь приезжают эти люди сюда не от хорошей жизни, правда?

– Г-жа Вюстен, существует ли, на ваш взгляд, разница в причинах расизма между жителями восточных и западных земель?

– Это очень болезненный вопрос. Разница обусловлена историей. Проблема в том, что проявления антисемитизма, любой враждебности по отношению к меньшинствам никогда не были предметом обсуждения в ГДР. Следовательно, они не могли быть искоренены. Более того, после войны, в отличие от Западной Германии, индивидуальная ответственность за преступления нацизма, как вы понимаете, по целому ряду причин не могла быть тематизирована. Восточная Германия гордилась своей ролью «победителя истории». Были акции поддержки – большей частью искренние и идущие от сердца – отдельных стран, таких как Вьетнам или Чили, проводились концерты или базары солидарности, но не предпринималось ничего, что могло бы действительно сблизить людей разных наций. Это возможно лишь тогда, когда человек сам ездит по миру, знакомится с разными культурами. Только так можно преодолеть предрассудки и стереотипы. Думаю, что немаловажную роль тут сыграло отсутствие свободы передвижения.

– Два года тому назад в Берлине был принят первый в Германии земельный Закон по интеграции. Не ругал его только ленивый. А как вы к нему относитесь?

– Документ, кстати, называется полностью «Берлинский закон о соучастии и интеграции». Ударение ставится именно на соучастии, привлечении интегрируемых в активную политическую и общественную жизнь Берлина. Уже за это одно я его высоко оцениваю. Он уделяет большое внимание мультикультурной открытости учреждений, о которой я уже говорила. С гордостью могу сказать, что в основу закона легла интеграционная концепция, над которым трудились такие районные советы по интеграции, как у нас в Панкове, то есть он отражает то, что выработали конкретные люди на местах. Я считаю, что выношенному в муках и архиважному закону надо дать шанс и время.

– В 2008 году в Панкове открылась первая мечеть на территории восточной части Берлина. Не обошлось без массовых протестов местных жителей, причём далеко не только из числа бритоголовых. Чему научила вас история возникновения мечети Ахмадия?

– Надо сказать, что сложилось всё тогда весьма неудачно. Участок для строительства, который нашла и купила для общины Ахмадия маклерская фирма, находится на самом севере района, в отдалённом от центра Heinersdorf. На момент строительства мечети уже имеющиеся проблемы, такие как усиленный поток транспорта, недовольство жителей, отсутствие молодёжного клуба и культурного центра, недавнее закрытие отделений банка и почты, стали более выпуклыми. В обществе возникло состояние страха, неуверенности, враждебности, которое было использовано определёнными группами. Таковы были предпосылки возникновения протестной гражданской инициативы жителей Хайнерсдорфа, которую поддержали Общенемецкое движение против сооружения мечетей, а также местный священник, части партии христианских демократов и неонацисты. Не будем забывать, что в сентябре 2006 года как раз проходили выборы в Палату депутатов, и строительство мечети в качестве предвыборной темы пришлось некоторым очень кстати…

Сегодняшняя тишь да гладь вокруг мечети далась нам слишком дорогой ценой, даже вспоминать об этом не хочется. Надеюсь, когда в Панкове в своё время будет открываться буддистский монастырь или православный храм, у нас это получится значительно лучше.

Беседовала Ирина Сердюк

Германия > Миграция, виза, туризм > rg-rb.de, 10 февраля 2012 > № 490619 Карин Вюстен


Германия. Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 30 декабря 2011 > № 462844 Йорг Бонгартц

Российская экономика подготовлена к внешним шокам лучше, чем в 2008 году, и для роста привлекательности в глазах инвесторов ей не хватает "хорошего PR", заявил в интервью BFM.ru председатель правления Deutsche Bank в России Йорг Бонгартц

О том, почему мировой экономический кризис развивается по сценарию "W", когда он закончится и чего не хватает России в глазах зарубежных инвесторов в интервью BFM.ru рассказал председатель правления Deutsche Bank в России Йорг Бонгартц.

 - Можно ли говорить о том, что мировую экономику накрыла вторая волна кризиса?

 - Когда в 2007-2008 году кризис только начинался, один из моих лондонских коллег сказал: "Не спрашивайте меня больше, когда закончится кризис. Это новые правила игры, и мы должны понимать, что в этих новых условиях мы долго будем жить и работать".

Я согласен с этим подходом: кризис просто продолжается. У нас было некоторое оживление в результате чрезвычайных мер, но с каждым днем становится все более ясно, что основные причины кризиса до сих пор не исправлены практически ни в одном регионе. Безусловно, самая острая ситуация сейчас в еврозоне, и то, как она будет развиваться в дальнейшем, окажет значительное влияние на глобальную ситуацию, в том числе и на российскую экономику. Замедляются темпы роста и азиатских экономик, хотя они все равно останутся на достаточно высоком уровне. Более-менее ситуация восстанавливается лишь в США, где на следующий год уже ожидается небольшой экономический рост.

 - Есть ли у этого глобального кризиса особенности, связанные со страновой спецификой?

 - Это глобальный кризис, но с разной локальной спецификой: каждая региональная экономика имеет свой особый характер, и тем самым эффекты из других регионов могут быть совсем разные.

Проблема, с которой столкнулось большинство стран в последнее время, одна - нехватка дешевых средств для суверенного заимствования. Особенно это актуально для стран еврозоны. При этом не только для таких стран, как Греция или Португалия, но и для ключевых участников союза. В итоге, в следующем году в некоторых странах еврозоны можно ожидать небольшую рецессию.

 - Многие экономисты спорят о форме кризиса, одни называют "Г" (перевернутая L - BFM.ru), другие "V", третьи "W". Вам какая интерпретация ближе?

 - Пожалуй "W". Более того, их [взлетов и падений] может быть несколько. Сейчас очень сложно что-либо прогнозировать, потому что последствия рецессивного эффекта пока непредсказуемы. Многое будет зависеть от того, какую политику будут проводить финансовые власти. В любом случае, в еврозоне будет "W", но новая волна может быть достаточно короткой и не такой жесткой, как первая в 2008 году. Хотя бы потому, что сейчас мы уже идем с достаточно низкого уровня. Потенциальная рецессия вряд ли будет глубокой и продлится не более полугода, затем вновь начнется подъем. Но очень сложно предсказать, как долго подъем будет продолжаться и насколько окажется эффективным. Как только это будет ясно для большинства инвесторов, вернется доверие и начнется восстановление рынков.

"Я оптимист и ожидаю консолидации"

 - Вы верите в возможность распада еврозоны?

 - Я оптимист и ожидаю абсолютно другого тренда - консолидации. Распад еврозоны крайне маловероятен, как и выход из валютного союза некоторых стран. Недавно прошедший саммит ЕС это подтвердил, и сигналы однозначны. Есть очень конкретная, понятная политическая воля сохранить еврозону. Остается фактически только один путь, а именно: более жесткое влияние центрального аппарата в еврозоне на национальные экономики, на национальную бюджетную политику.

 - А как в ближайшее время будут развиваться события в США?

 - Мы ожидаем, что в следующем году темпы роста американской экономики вырастут. Пускай небольшими темпами, но экономика растет уже сейчас, за счет развитого внутреннего рынка. Хорошим подспорьем было бы оживление рынка недвижимости. Он хоть и достиг дна, но восстановления до сих пор не началось.

 - Как страны будут бороться с бюджетным дефицитом?

 - Повышение налогов сейчас никто серьезно не обсуждает. Больше ощутима тенденция к сокращению расходов. У реального сектора будет другая угроза - снижение кредитной активности финансового сектора еврозоны.

Банки до середины следующего года должны достичь серьезного нового уровня капитала, и я думаю, что это возможно только через получение свежего капитала или уменьшения активов. Часть банков сможет сделать это, обратившись к рынку, а другой части придется привлекать государство в качестве акционеров. Наверное, во многих случаях будет комбинация всего, но как эффект снижение кредитной активности будет существенным.

 - Deutsche Bank готов к кризису?

 - Результаты глобального бизнеса Deutsche Bank будут опубликованы в ближайшее время. Но уже сейчас можно сказать, что мы точно не нуждаемся в государственной поддержке и справимся с ситуацией при любом сценарии развития событий. Для нас в России ситуация очень комфортна, поскольку несколько лет подряд мы реинвестировали прибыль в собственный капитал.

 - Америка конкурирует с европейскими странами за деньги инвесторов. Кризис в Европе на руку США?

 - Сложно сказать. Мне кажется, мы идем через процесс изменения отношения к рисковым активам в целом. Для Европы это уже однозначно. Я думаю, что и для Америки было бы лучше, чтобы ситуация в еврозоне стабилизировалась. Это позволит вернуть доверие к государственному долгу.

 - Но даже если США снизит дефицит бюджета на 30-40 млрд долларов, это все равно не принципиально изменит ситуацию, ведь общий долг страны уже превышает 15 трлн долларов. Получается, начавшийся кризис будет долго и медленно тянуться?

 - Да. Хотя, думаю, будут и отдельные фазы оживления.

 - Главным двигателем останется Азия?

 - Я думаю, Азии в этом контексте будет отведена ключевая роль. Уже сейчас на нее приходится 80% глобального экономического роста. Развитие этого региона будет играть наибольшую роль в ближайшие годы, как для стран импортеров азиатских товаров, так и для производителей сырья.

В России нет одной-единственной крайне важной проблемы

 - Среди трех глобальных угроз - долговые проблемы США, долговые проблемы Европы и замедление темпов роста Китая - какая наиболее опасна для России?

 - Китай важен для России в качестве импортера сырья. Текущие цены на нефть и металлы во многом поддерживаются именно спросом в Китае. Падение спроса даст негативный эффект для России.

Что касается ухудшения ситуации в Европе и США, то это может привести к временному сокращению фондирования из международных рынков капитала, как мы это видели в 2008-2009 году. Думаю, что сейчас Россия подготовлена к такой угрозе лучше, чем прежде. Если смотреть на уровень внешней задолженности, фактически ее уровень такой же, как три года назад - 500 млрд долларов.

Но структура этого долга другая. Суверенный долг более-менее такой же, внешний долг банков ниже, корпоративных заемщиков - выше, чем тогда. Но и это не очень критично, положение большинства крупных компаний устойчиво. Например, мы даже в самом разгаре кризиса могли организовать крупные синдицированные кредиты, по которым экспортеры закладывали свою экспортную выручку. На мой взгляд, такие структуры выстоят даже в худшей ситуации. В целом, российская экономика более подготовлена к внешним шокам, чем в 2008 году.

 - Почему тогда российские акции продают первыми?

 - Здесь много разных факторов, включая глобальные. Упал российский фондовый рынок, но упал и немецкий рынок, американский и другие. Есть ряд причин, которые выходят за рамки российской ситуации, но есть и чисто российские.

Многие инвесторы имеют в своей корзине инвестиций активы развивающихся рынков. Они уменьшают свой риск на развивающихся рынках и выходят из активов не только в России, но и из Казахстана, Латинской Америки, и т.д.

 Плюс добавляются локальные причины.

Инвесторы опасаются рисков, связанных с изменением уровня цен на ресурсы. Несмотря на то, что цены на нефть сейчас находятся на достаточно высоком уровне, но риск снижения цены есть. Нельзя забывать о неуверенности перед выборами [выборы президента РФ состоятся 4 марта 2012 года]. Хотя большая часть инвесторов ожидает продолжения той формы экономической политики, которая ведется сейчас. Обычно чувствительность к политическим рискам возрастает в предвыборный период, потому что могут появляться новые игроки на политической сцене. В последние годы, разговаривая с инвесторами, мы понимаем, что политические риски в чистом виде в России не выше, чем в других развивающихся странах.

"Я себя вижу как участника российской экономики"

 - Большая доля инвестиций в Россию носит портфельный характер и, как следствие, скоротечный. А другие развивающиеся страны в основном получают прямые долгосрочные инвестиции. Как Вы думаете, какие факторы являются ключевыми для увеличения притока прямых долгосрочных инвестиций в Россию?

 - С точки зрения прямых инвестиций, конечно, играют роль стратегические соображения. Очень важные факторы в Китае и Индии - это емкость местных рынков, населения там больше, чем в России. Еще один важный фактор - имидж. Это как раз та тема, которую и правительство, и президент поднимали неоднократно в последние годы. Мы часто обсуждаем и здесь с российскими партнерами, и за рубежом, каким образом улучшать имидж России среди инвесторов.

 - К каким выводам пришли?

 - В Германии есть такая пословица: "Делай хорошее и говори об этом". Здесь мы делаем много хорошего, но пока мало об этом говорим. И это задача не только самой России, но и инвесторов, которые здесь успешно работают. Я себя вижу как участника российской экономики и одним из ее адвокатов за рубежом.

И успехи, действительно, есть: например, в области корпоративного управления. Теперь все государственные компании будут предоставлять отчетность по международным стандартам.

В других крупных экономиках Китая и Индии вы такого не увидите. Но за рубежом об этом пока мало известно, поэтому нужно более интенсивное маркетинговое внедрение. Хорошей площадкой для этого является форум в Санкт-Петербурге, но этого еще недостаточно. Здесь нужна работа, в том числе и журналистов.

 - Каких изменений от России ждут иностранные инвесторы?

 - В первую очередь - продолжения экономических реформ. Сейчас очень много мелких проблем, и какой-то единственной крайне важной проблемы нет. К приоритетам в банковском секторе можно отнести, например, реформу залогового законодательства, модернизацию платежной инфраструктуры и повышение эффективности банковской системы в целом.

Финансовая грамотность - не разовая покупка бумаг

 - Вы верите в возможность построения в России международного финансового центра?

 - Сейчас к традиционным глобальным финансовым центрам добавляют новые, которые раньше имели статус лишь региональных платформ. Их активность поддерживает огромная потребность в зарубежном капитале. Это касается и России, для которой в данном случае сам процесс не менее важен, чем результат. С тех пор, как было объявлено об этих планах, создано очень много важных законодательных проектов, ускорился процесс принятия решений по ним.

Но МФЦ - это не только финансовые элементы, но и инфраструктура города, общественный транспорт, возможности обеспечения жильем. Все эти моменты играют роль для того, чтобы привлечь иностранных работников и инвесторов с периферии к новому центру.

 - Что нужно Москве, чтобы стать хотя бы региональным финансовым центром?

 - Прежде всего, нужно стимулировать местный рынок. На мой взгляд, здесь есть невероятная ликвидность, но она просто закрыта в российской системе. Например, это касается пенсионных фондов, там огромные суммы, которые сейчас очень сложно размещать в новые инструменты, новые активы и так далее. Там очень консервативная система правил. На мой взгляд, идеальные проекты для них - это объекты инфраструктуры, в виде автомобильных дорог, аэропортов. Создание механизмов, позволяющих вкладывать деньги пенсионных фондов в такие проекты, будет хорошим стимулом для рынка. Таким механизмом может стать частно-государственное партнерство, где государство представляет свои гарантии, а инвесторы - свои средства.

Второй момент - развитие инвестиционной культуры и повышение финансовой грамотности населения.

 - Вы думаете, российского розничного инвестора будет просто вернуть на рынок после неудачных народных IPO?

 - Это не только российская проблема. В Германии, например, тоже был негативный опыт. После реструктуризации телекоммуникационной системы страны народное IPO провел Deutsche Telecom. После размещения акции некоторое время росли до пузыря Dot-com и потом сильно подешевели. И доверие розничного инвестора к такой практике было потеряно, и его очень сложно восстановить.

На самом деле развитие финансовой грамотности - это не разовая покупка бумаг, а долгосрочные финансовые инвестиции. Может быть, они будут небольшими, но постоянными в течение нескольких лет, и такая стратегия эффективна. На этом принципе базируется система частных программ пенсионных накоплений.

 - Как Вы оцениваете вступление России в ВТО?

 - Вступление в ВТО - важный шаг в сторону открытия российской экономики и улучшения взаимоотношений с разными мировыми экономиками. Это выгодно для российских экспортеров, и скоро они ощутят выгоду в монетарном плане. Для финансового сектора прямых выгод на начальном этапе мало.

 - Правда ли, что российских инвесторов не слишком охотно хотят видеть за рубежом?

 - Открытость к российским инвесторам постепенно растет, но миф об имперских амбициях страны пока не полностью развеян. Здесь опять же не хватает "хорошего PR", инвесторам следует объяснить, как дальше они хотят развивать компанию и каких целей достичь.

Сейчас в Европе всем понятно, что экономика не сможет развиваться без зарубежного капитала из России, Китая и Ближнего Востока. Кстати, по отношению к инвесторам из этих стран многие также настроены весьма настороженно. Но это менталитет, и я думаю, он будет постепенно меняться.Йорг Бонгартц считает, что Россия сейчас лучше подготовлена к кризису, чем в 2008 году. 

Германия. Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 30 декабря 2011 > № 462844 Йорг Бонгартц


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 декабря 2011 > № 462146 Сергей Шматко

МЫ ХОТИМ ПОЛУЧИТЬ ЯСНЫЕ ПРАВИЛА ОТ НЕМЕЦКОЙ ПОЛИТИКИ ( FRANKFURTER ALLGEMEINE ZEITUNG , ГЕРМАНИЯ )

Автор: Геральд Хосп (Gerald Hosp)

Россия и Германия должны более тесно сотрудничать в энергетических вопросах, считает российский министр энергетики. Там, где сегодня стоят атомные реакторы, в будущем могут быть построены электростанции, работающие на природном газе.

Frankfurter Allgemeine Zeitung: Г-н Шматко, в России после парламентских выборов проводятся массовые акции протесты против предполагаемых фальсификаций их итогов. Как реагирует правительство на происходящие митинги?

Сергей Шматко: Я твердо убежден в том, что все мы хотим построить демократическое и социально ориентированное государство. В этом нет никаких сомнений. Важно, чтобы мы имели соответствующую поддержку. Выборы не всегда проходят идеально. В некоторых случаях излишне усердные чиновники пытаются немного "помочь". Имеющиеся жалобы должны быть расследованы. Однако в целом я не могу согласиться тезисом о подтасовке результатов голосования. К тому же это не имеет никакого отношения к правильности выбранного политического направления. Правительство многому научилось во время финансового кризиса: следует уделять больше внимания социальным потребностям. Возможно, нам следует больше времени тратить на объяснение населению того, что мы делаем.

- Что касается вашей области, энергетики, то встает вопрос о том, подвергаются ли в настоящее время опасности поставки энергоносителей, как это было в предыдущие годы? Россия и Украина вновь ведут переговоры.

- Переговоры с Украиной сейчас отличаются от тех, которые велись в 2008 году. В этом году у нас совершенно другие предпосылки: между Украиной и Россией действует долгосрочный договор. В этом году не будет никакого "газового спора". Однако сама Украина много потребляет газа, и, естественно, есть желание получать его по более низким ценам. Переговоры с Украиной по этому вопросу всегда носят сложный характер. Поэтому возможное участие в транспортной системе этой страны, в принципе, не является какой-то исключительно выгодной сделкой. Речь идет об инвестициях в безопасность поставок. Более важным для нас является потенциал внутреннего украинского рынка.

- Строительство Балтийского трубопровода, а также приобретение белорусского оператора трубопроводов "Белтрансгаза" являются успехом для Газпрома. Теперь стали возможны прямые поставки в Европу. Одновременно увеличилась напряженность в отношениях с Еврокомиссией. Россия выступает против Третьего энергетического пакета. Как обстоят дела в области энергетических отношений между Россией и Евросоюзом?

- Важно подчеркнуть, что наши отношения с европейскими странами являются очень стабильными. Есть расхождения с некоторыми компаниями по поводу цены. Однако, по сути, это не является предметом политики. Тем временем эра дешевого газа на спотовом рынке, по моему мнению, уже закончилась. После трагедии на атомной электростанции в Фукусиме стратегические подходы России и Евросоюза вновь совпадают: значение природного газа будет повышаться. Другое дело - как эти подходы будут реализовываться. Для нас надежность поставок может быть обеспечена только в том случае, если мы имеем возможность проводить долгосрочные инвестиции в транспортную инфраструктуру. На мой взгляд, Европа должна быть заинтересована в увеличении количества транспортных систем, связывающих ее со странами-производителями. Поэтому мне не понятно, почему определенные планы, в частности намерение Газпрома построить трубопровод "Южный поток", не получают статус проектов европейского значения. Мы не просим денег европейских налогоплательщиков, нам просто нужны ясные правила.

- Как вы оцениваете обыски в предприятиях газовой индустрии, в том числе в дочках Газпрома, проведенные европейскими антимонопольными ведомствами?

- Брюссель утверждает, что проведенные обыски не были направлены против Газпрома. По словам европейских чиновников, это было обычное расследование в рамках контроля за антимонопольной деятельностью, и из этого надо исходить. Однако у нас возникло такое ощущение, что тем самым был затронут вопрос о высоких ценах на природный газ. Проведенные обыски могут служить соответствующим сигналом.

- Это означает, что Газпром не проявляет достаточно гибкости. Существует более масштабный рынок для сжиженного природного газа. Америка за счет добычи сланцевого газа теперь сама обеспечивает себя этим видом топлива. Газпром неверно оценивает рынок?

- В европейской деловой культуре существует понятие "качество рукопожатия" (Handschlagqualitaet). Что касается новых клиентов, то названные вами факторы могут стать предметом переговоров. Однако со старыми клиентами у нас заключены долгосрочные соглашения. Упрек в негибкости представляется мне несколько преувеличенным. Здесь речь идет о принципе взаимных уступок и компромиссов.

- Вы предлагаете тесное сотрудничество между Россией и Германией в области строительства работающих на природном газе электростанций. Переговоры между Газпромом и концерном RWE оказались безрезультатными. Однако в настоящее время Газпром обсуждает этот вопрос с правительством Баварии. То есть, подобное сотрудничество не представляется столь необходимым?

- Потенциал двусторонних отношений между Германией и Россией огромен. Мы хорошо друг друга дополняем. У нас есть возможности финансирования, у нас есть газ, а Германия, в свою очередь, обладает эффективными технологиями и, конечно, большим рынком. Этим можно было бы воспользоваться в короткие сроки. Есть возможность построить работающие на природном газе электростанции там, где раньше были расположены атомные реакторы. В таком случае будет использоваться уже существующая энергетическая инфраструктура. Но эта идея может быть реализована только в том случае, если ее однозначно поддерживает политика. Если немецкая политика скажет: вот площадки, вот субвенции, вот гарантированные потребители, то дело пойдет очень быстро. По немецким законам, преимуществом пользуются возобновляемые виды энергии, и поэтому работающие на природном газе электростанции находятся в этом списке на втором месте. Не существует долгосрочных договоров о покупке электроэнергии с такого рода электростанциями, и это проблема. Мы хотим иметь ясные правила, что означает обеспечение гарантий произведенных инвестиций.

- Есть ли другие проекты сотрудничества?

- Существенный вклад в обеспечение энергетической безопасности могло бы внести объединение электрических сетей Германии, Польши, Белоруссии, России и Украины. В Белоруссии будет построена новая атомная электростанция, и в России, в эксклаве Кенигсберг (Калининградская область) также будет возведена новая АЭС. На Украине существует большой резерв неиспользуемых мощностей в области электроэнергетики. Объединение сетей позволило бы покрыть основную потребность в Германии за счет поставок электроэнергии с востока. В этом случае можно было бы использовать и различие в часовых поясах. Подобного рода объединение сетей займет от трех до пяти лет.

- Российская компания "Росатом" является одним из крупнейших предприятий в области атомной энергетики. Как вам представляется будущее атомных электростанций?

- Произошедшая в Японии трагедия стала серьезным сигналом для всех. По нашему мнению, определенные механизмы контроля и регулирования должны быть введены на международном уровне. Например, сертификация технологий. Международному сообществу нужны ясные ответы от атомной электроэнергетики относительно того, как может быть гарантирована безопасность, какие технологии будут применяться в будущем и что будет происходить со старыми АЭС. Более жесткие правила сделают получаемую с помощью атомных реакторов электроэнергию еще более дорогой. Модернизация старых установок является, несомненно, слишком затратной. Ситуация в будущем будет такова, что похожего на зоопарк разнообразия реакторов мы не увидим, и потребуется их унификация. При строительстве новых атомных реакторов будет использоваться общий накопленный опыт. Сейчас возникла пауза, и в это время пересматриваются различные проекты. Мы уверены в том, что мы строим безопасные атомные электростанции.

- Что это означает для "Росатома"?

- В этой области станет еще меньше поставщиков. "Росатом" является одним из ведущих предприятий в мире. Российский концерн выполняет полный цикл работ. Тенденция развивается в направлении интернационализации. "Росатом" будет искать себе сильного партнера для более выгодного сотрудничества. Пока трудно сказать, кто может им стать. На самом деле, существует ограниченное количество кандидатов на участие в подобного рода амбициозном партнерстве.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 декабря 2011 > № 462146 Сергей Шматко


Германия. Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 декабря 2011 > № 462138 Андреас Меннике

В 2012 ГОДУ РОССИЮ ЖДЕТ ОХЛАЖДЕНИЕ ЭКОНОМИКИ ( DEUTSCHE WELLE , ГЕРМАНИЯ )

Автор: АНДРЕЙ ГУРКОВ

Самую большую опасность для акций российских компаний и для рубля в 2012 году будет представлять падение цен на нефть и отток капитала в случае обострения долгового кризиса в Европе, считает экономист Андреас Меннике.

Андреас Меннике (Andreas Männicke) является одним из ведущих немецких специалистов по российскому фондовому рынку. Он издает в Гамбурге ежемесячный биржевой бюллетень East Stock Trends и регулярно выступает в немецких СМИ с оценкой экономической и инвестиционной ситуации в России. В интервью Deutsche Welle Меннике дал сдержанно-оптимистичный прогноз для российской экономики на 2012 год.

- Как вы оцениваете итоги завершающегося биржевого года в России?

- С фундаментальной, макроэкономической точки зрения 2011 год был для России не настолько плох, как кажется при виде динамики курсов акций российских компаний. Весь год глобальным доминирующим фактором оставался долговой кризис в Европе и Америке. Это он дестабилизировал как российский фондовый рынок, так и рубль: они пострадали от небывалого по масштабам оттока капитала. Тем более, что приток прямых иностранных инвестиций оказался далеко не столь высоким, как мог бы быть.

Однако у России по-прежнему впечатляющее положительное сальдо внешнеторгового баланса, значительные валютные резервы, весьма умеренный дефицит бюджета, очень неплохой рост ВВП, да и национальная валюта вновь стабилизировалась и подросла. Ну, а нефтегазовые компании отчитаются по итогам этого года о рекордных прибылях.

- Сейчас в Европе много разговоров о новой рецессии, а в России - о второй волне кризиса. Каков ваш прогноз на 2012 год?

- В моем сценарии развития событий Россия столкнется с охлаждением экономики, но все же сумеет сохранить рост ВВП в пределах 2-3 процентов. Если, конечно, не рухнут цены на нефть и газ. А вот в Европе, которая является важным партнером России, мы увидим рецессионные тенденции, к тому же произойдет замедление темпов роста экономики в Китае, который играет очень важную роль как глобально действующий импортер сырья. Поэтому я вполне допускаю, что цены на энергоносители и вообще на сырье снизятся. Непонятно только, насколько.

- Так что же, на ваш взгляд, представляет для России, ее фондового рынка и ее денежной единицы большую опасность: обвал цен на энергоносители или обострение долгового кризиса в Европе?

- Обвал цен на нефть. Хотя если дело дойдет, скажем, до дефолта одного из государств еврозоны, особенно, если оно крупное, то Россия, естественно, тоже пострадает. Ведь она по-прежнему считается страной с высокими рисками, так что отток капитала в ситуации резкого обострения долгового кризиса просто неизбежен.

Но даже если оно произойдет, я не ожидаю в России такого же глубокого спада, как в 2009 году. Политики повсюду в мире знают, откуда грозит опасность, и, надеюсь, примут все необходимые меры, чтобы предотвратить глобальный кризис. Тем не менее, 2012 год будет для мирового фондового рынка довольно трудным.

- Что же вы рекомендуете в этой связи читателям своего биржевого бюллетеня, посвященного в основном российскому фондовому рынку?

- Я полагаю, что 2012 год, как и 2011, вновь станет годом краткосрочного трейдинга (когда сделки совершаются в промежутке от нескольких минут до нескольких часов - ред.) А вот как только ситуация вокруг европейских долгов несколько успокоится и готовность инвесторов рисковать вновь возрастет, на российских биржах может начаться довольно продолжительный подъем. Ведь бумаги, скажем, нефтегазовых компаний оценены просто сенсационно низко!

- Рекомендацию покупать акции таких российских энергетических гигантов, как "Газпром" или "Лукойл", особенно оригинальной не назовешь. А какие у вас другие фавориты?

- Мне очень нравятся телекоммуникационные компании - "Вымпелком", МТС или АФК "Система". Среди менее крупных нефтяных фирм - "Башнефть". Я бы рекомендовал также "Уралкалий", а в банковском секторе - "Сбербанк". В нынешней непростой ситуации я бы сконцентрировался на высоколиквидных "голубых фишках", хотя некоторые весьма интересные ценные бумаги имеются и во втором эшелоне.

Германия. Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 декабря 2011 > № 462138 Андреас Меннике


Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 15 декабря 2011 > № 738722 Гельмут Шмидт

Гельмут Шмидт: "Путин правит в русле столетних российских традиций"

Гельмут Шмидт

Резюме: Немцы находятся перед выбором – либо продолжать то, что мы делали на протяжении последней тысячи лет, а именно – вторгаться на периферию, когда мы сильны, и оказываться отброшенными назад, когда мы слабы, либо становиться частью европейского сообщества.

Первый ход за Шмидтом: «Принцип прав человека... стал инструментом, своего рода плавками, скрывающими, что следует скрывать – натиск экспансии западной державы». Ответ Штайнбрюка: «Я не мыслю совсем уж цинично. Что бы значило для мира в целом, если когда-нибудь сильнейшая экономика мира оказалась бы недемократичной?» Шмидт: «Для мира это, скорее всего, вообще не будет иметь значения. Не переоценивайте значение демократии. Ее нельзя и чрезмерно идеализировать». Зато собеседники согласны по поводу Европы, которая видится обоим как «континент на обвисшем суку, если европейцы не поймут, наконец, что ЕС – это их единственный шанс сохранить место за столом великих». Европейцам нужен новый миф, убеждены Шмидт и Штайнбрюк, для которых таковым является мир, утвердившийся в Европе вместе с интеграцией. Впрочем, вопросов о будущем Европы у обоих собеседников больше, чем ответов. «Россия в глобальной политике» публикует отрывок из раздела «Глобальные сдвиги», где речь идет о падении роли Европы и новых шансах европейской интеграции, месте России в Европе будущего и необходимости их более глубокого партнерства, а также взаимоотношениям между Германией, Россией и Польшей. Публикацию подготовил Юрий Шпаков.

Штайнбрюк: Давайте поговорим о конкуренции моделей. Меня волнует, способна ли Европа представлять для других стран интерес в качестве модели? Не покидает мысль, что по мере роста уровня материального благосостояния, демографического омоложения, эмансипации женщин и сомнений в патриархальных системах давление на диктатуры и деспотические системы становится настолько сильным, что оно само по себе каким-то образом деформирует стимулы к соблюдению прав человека и свободы передвижения. Данный вопрос особенно важен в связи с событиями, свидетелями которых мы стали в зоне Магриба и на Ближнем Востоке. Не думаю, что страны этого региона заинтересованы в копировании демократической системы Запада. Однако само по себе требование обуздания коррупции и создания независимых судов, в которые позволительно подавать иски против государства, демонстрирует, насколько глубоки происходящие перемены. Поэтому не хотел бы исключать, что Европа, столь высоко ценящая право индивидуума, все же в состоянии стать неким образцом для подражания. Правда, нечто подобное могло бы быть реализовано тем успешнее, чем менее откровенной оказалась бы при этом наша собственная миссионерская роль. Вы правы, что за последние двести лет миссионерством многократно злоупотребляли, и некоторым странам это чаще наносило вред. Но там, где политические условия меняются в сторону прогресса, нельзя исключить появление интереса и политической воли к тому, чтобы применить ценности и правовые нормы Европы.

Шмидт: Пожилые люди, как я, всегда мыслят долговременными категориями, во всяком случае, более длительными, чем прежде, в 30- или 50-летнем возрасте. В связи с тем, о чем вы говорите, Пеер, я мысленно переношусь в конец XXI века. Европа, возможно, и генерирует модели для подражания. Однако европейцам для начала следует помнить, что на исходе XIX века они составляли четверть мирового населения, а вот к концу нынешнего эта цифра составит всего лишь 5%, и то если включить все население России вплоть до Камчатки. Только пять процентов! И, вероятно, уже к середине столетия на Европу будет приходиться лишь 11–12% добавленной стоимости в мировой экономике, иными словами, глобального ВВП. Всего лишь одиннадцать процентов! Ровно шестьдесят лет назад, в 1950 г., доля европейцев, включая тогдашний Советский Союз, составляла свыше 30% от мирового производства добавленной стоимости. Оба этих показателя – удельный вес в мировом населении и удельный вес в производстве глобального ВВП – неуклонно и резко падают. А почему? Потому что быстро растет мировое население, но не население Европы. Население Европы убывает и старится. Старению сопутствует спад в инновациях, ведь старые люди не изобретают новые электронные приборы. Это делают молодые, но молодежи у нас не хватает.

Штайнбрюк: Мне нечего возразить, сказанное вами неопровержимо.

Шмидт: В таком случае продолжу. Старению европейского общества при его одновременном численном сокращении противостоит демографический взрыв в других частях мира. Когда мой отец еще ходил в школу, это было в 1900 г., в мире жили 1,6 млрд человек. Сегодня нас около семи миллиардов. За ХХ век численность населения увеличилась в четыре раза. Ничего подобного не было в истории человечества. На фоне демографического взрыва , разразившегося исключительно в Азии, Африке и Латинской Америке, мы наблюдаем два феномена, которые очень медленно входят в наше сознание. Первый из них – ускорение научного и технического прогресса. Другой – глобализация, ставшая возможной благодаря этому ускорению, превращение планеты в огромную единую рыночную площадку. Если в таком контексте еще раз вспомнить вашу изначальную постановку вопроса – может ли Европа служить примером для подражания, то ответ мой окажется очень осторожным.

Штайнбрюк: То, о чем вы говорите, представляет собой отчетливо различимую тенденцию к совершенно новому перераспределению не только мирового политического веса, но и благосостояния. Европейские общества едва ли к этому готовы. Вопрос, что будет происходить с нашей производительностью, как сохранить у стареющего общества способность к инновациям, а также тягу к новизне и креативность, является одним из центральных вопросов жизнеспособности немцев в будущем. Но то, что вы утверждаете, Гельмут, на мой взгляд, все же несколько отдает фатальным детерминизмом. Ведь у вас получается, что падение экономического веса и политического влияния Европы неизбежно. Я в этом не уверен. Вот, скажем, почему бы европейским странам не договориться и совместно не сделать предложение, экономически привлекательное для стран Магриба, благодаря которому у местной молодежи появились бы профессиональные перспективы в собственной стране.

Шмидт: Против вашего упрека в детерминизме, прозвучавшего в мой адрес, мне придется защищаться. Но хотелось бы добавить несколько слов к вопросу об ускорении технологического прогресса, кульминацией которого в настоящее время является микроэлектроника. Так называемая арабская весна стала возможной благодаря микроэлектронике. Во-первых, «Аль-Джазира», телеканал, который смотрят миллионы людей и в Алжире, и в Марокко, и в Йемене, и в Сирии; он вещает на обоих важнейших для региона языках – арабском и английском. И, во-вторых, хотя взбунтовавшиеся молодые люди в массе своей безработные, у многих из них есть мобильные телефоны и доступ к интернету. Без интернета и «Аль-Джазиры» было бы невозможно распространить восстание по меньшей мере на шесть, а то и семь государств региона, нивелировав национальные различия. Не было ведь нужды посылать гонцов из Туниса в Бенгази, Рабат или Каир – средствами организации восставших масс стали Facebook и Twitter.

Штайнбрюк: Это возвращает нас к вопросу, не является ли интернет также наибольшей угрозой для Китая и государств, подобных ему по общественному устройству. Сколь долго автократические системы смогут контролировать доступ к интернету? Возможности Сети в сфере коммуникаций со временем могут оборачиваться весомой угрозой для закрытых обществ. И это еще одна причина моей уверенности в том, что судьба Европы еще не предрешена. Разумеется, есть опасность, что экономически мы окажемся в невыгодном положении и утратим политическое влияние; в таком случае лет через десять или пятнадцать для нас станет очевидным, что мы больше не играем в Лиге чемпионов. Но я не могу мысленно допустить, что подобное развитие неотвратимо и безальтернативно.

Шмидт: Свой прогноз о позиционировании Европы в мире к концу XXI века я считаю не стопроцентным, но весьма вероятным. Я убежденный приверженец европейской интеграции с 1948 г. – не из идеалистических побуждений, а преимущественно исходя из немецких национально-эгоистических мотивов. Наша германская нация живет в центре Европы в окружении бОльшего числа соседей, чем другие европейцы. И почти со всеми из них мы воевали. Так вот, немцы находятся перед выбором – либо продолжать то, что мы делали на протяжении последней тысячи лет, а именно – вторгаться на периферию, когда мы сильны, а когда мы слабы, оказываться отброшенными назад, либо становиться частью европейского сообщества. Поэтому я был и остаюсь сторонником европейской интеграции. Но эта интеграция спотыкается вот уже двадцать лет.

Штайнбрюк: К такой опасности надо относиться серьезно, в особенности учитывая то очевидное обстоятельство, что влияние Европы начинает снижаться. Я наблюдаю в Китае тенденции, указывающие, что он вместе с США стремится поделить мир и в итоге создать подобие «Большой двойки». Это особенно бросилось в глаза на Конференции ООН по изменению климата в Копенгагене (декабрь 2009 г.), когда американский президент и один даже не самый высокопоставленный китайский министр в двустороннем формате предприняли попытку определить ход этой международной встречи. С другой стороны, приходится наблюдать стремление Китая осуществлять с другими развивающимися государствами совместные акции, дабы сформировать противовес США и Европе. Пекин особенно активно обхаживает Бразилию, Россию, Индию, а теперь еще и Южную Африку. Незадолго перед вторым саммитом «Большой двадцатки» в Лондоне в апреле 2009 г. глава Народного банка Китая опубликовал статью, в которой поднял вопрос о том, не следует ли перестроить мировую валютную систему и ввести валютную корзину вместо доллара. Эта тема сегодня, как и прежде, актуальна для развивающихся стран, то есть финансовый кризис стал своего рода катализатором тренда к многополярности.

Шмидт: Ответ на вопрос, какие структуры образуются до середины нынешнего века, в значительной мере зависит от того, продолжится ли процесс европейской интеграции. Если нет, мы станем свидетелями тенденции к поляризации или разделу мира между США и Китаем. Однако если бы интеграция продолжилась, а Европейский союз стал по-настоящему дееспособным, возросла бы роль не только Европы, но и, например, Латинской Америки, в особенности Бразилии. И Китай не был бы монопольным представителем Азии. В середине века в Индии будет столько же жителей, сколько к тому времени в Китае – полтора миллиарда человек. Все это сложно прогнозировать. Тем не менее, по моим предположениям, до середины XXI столетия мы будем переживать мощную тенденцию к укреплению многополярности – с несколькими крупными игроками. Однако условие этого – продолжение европейской интеграции. Все остальное было бы для европейцев трагедией, в особенности для нас, немцев.

Штайнбрюк: Примечательно, Гельмут, что при рассмотрении вопроса о распределении глобального влияния стран в будущем Россия до сих пор упоминалась лишь мимоходом. Было бы интересно услышать ваше мнение. Какая роль уготована России в будущем, что станет с европейско-российскими отношениями? Когда речь заходит о Европе, то говорим ли мы в среднесрочной перспективе о пространстве, которое сегодня называем Европейским союзом, иными словами, о Европе с ее границами до Беларуси, или, быть может, мы имеем в виду и вовлечение России? И увеличит ли интеграция России вес Европы в мире? Пока в отношении Москвы я вижу лишь безразличие со стороны и германской внешней политики, и европейской политики.

Шмидт: В течение полувека мы были околдованы впечатляющей военной мощью СССР. Советский Союз развалился в результате давления извне, военная мощь уменьшенной России после распада, как и прежде, велика, но теперь она никоим образом не вызывает у нас страха, и вследствие этого Россия в восприятии СМИ и общественного сознания Европы едва ли играет заметную роль. Ее роль, как и прежде, очень значительна в сознании политического класса Соединенных Штатов. Сегодня они соизмеряют свои вооружения и военный потенциал с Китаем, но все еще сравнивают свой военный потенциал и с русскими.

Штайнбрюк: Однако это лишь военный потенциал. В качестве политической и экономической величины американцы, похоже, воспринимают русских не слишком серьезно.

Шмидт: Да, но достаточно, что всерьез – и даже очень – они относятся к военному потенциалу, почти как прежде. Что же до влияния европейской цивилизации на развитие российского общества, то оно, к сожалению, на удивление незначительно. Все еще отсутствуют истинные зачатки российского среднего класса. В стране что-то модернизируется, но деревня остается такой же, как сорок или пятьдесят лет назад. Говоря о России, я прежде всего хотел бы сделать одно важное признание: я очень счастлив, что ни в российском, ни в немецком народе не сохранилось ненависти по отношению друг к другу – а ведь после той страшной войны подобного едва ли можно было бы ожидать, но в действительности это великолепно.

Штайнбрюк: Прошло 70 лет после того, как немцы напали на русских, и наши сегодняшние отношения мне тоже представляются почти чудом после миллионов понесенных жертв, после тех зверств и разрушений, которые пережила Россия, и которые затем в ответ обрушились на Германию. Но мы недооцениваем Россию в политическом смысле. Думается, есть три фактора, которые должны играть существенно более заметную роль в европейском восприятии России. Во-первых, удивительное противоречие: фантастическое богатство сырьевыми ресурсами и технологическое отставание – за редкими исключениями страна плетется в хвосте. Во-вторых, тот факт, что Россия, которая граничит со странами, где доминирует ислам, и обладает немалой долей мусульманского населения на собственной территории, может оказаться вовлеченной в конфликты, впоследствии опасные и для Европы. И, в-третьих, пустеющие с точки зрения демографии пространства Сибири, вокруг которых, в зависимости от сценария и китайских интересов, вполне может возникнуть напряженность. Мне недостает европейской стратегии относительно того, как на фоне всего этого обращаться с Россией.

Шмидт: – Хотелось бы добавить еще и четвертый пункт. Русские собственными силами, особенно во время Второй мировой войны, разработали технологии, которые были среди лучших в мире. Но их достижения почти без исключения концентрировались в военной области. И когда вопрос о военной мощи утратил остроту, они попросту не поставили новые задачи перед специалистами, которые были причастны к этим выдающимся достижениям, в том числе к созданию первых искусственных спутников Земли. Ресурс разбазарили безо всякой пользы, часть специалистов удалось удержать в оборонной отрасли, часть разбрелась по свету. Тем не менее, все еще сохраняется естественно-научный и технический потенциал, который сегодня, однако, не служит благу россиян.

Штайнбрюк: Займись мы глубже Россией и ее проблемами, наши связи стали бы более тесными. В годы правления коалиции социал-демократов и «зеленых» выдвигался тезис о стратегическом альянсе с Россией. Не знаю, возможно, это было преувеличено, однако я считал бы мудрым и правильным, если бы мы вернулись к такому подходу в нынешней европейской (и германской) внешней политике и политике безопасности. На мой взгляд, шрёдеровское вовлечение России во внешнеполитическую концепцию, которую он, кстати, рассматривал не в качестве альтернативы атлантическому и европейскому партнерству, а как дополнение к ним, явно недооценено. Кое-кто выносил оценки, глядя сквозь игольное ушко личного отношения к России. Это в любом случае близорукий взгляд.

Шмидт: Вполне мог бы с вами согласиться, что Россия заслуживает к себе большего внимания. Но существует еще одна проблема, которая представляет серьезное препятствие. Все еще сохраняющееся глубокое недоверие между Россией и Польшей, которое, понятное дело, с польской стороны намного сильнее, чем с российской. И здесь для нас, немцев, возникает трудность. Мы хотели бы в равной мере сотрудничать и с теми и с другими, но наше масштабное взаимодействие с русскими вызывает страх у поляков, а уровень кооперации с поляками пугает людей в Кремле. От политического класса в Берлине требуется очень тонкое чутье. И как раз его сегодня недостает.

Штайнбрюк: И все же госпожа Меркель зримо повысила уровень германо-польских отношений, вплоть до совместных заседаний правительств двух стран с участием польского премьер-министра. Качество германо-польских отношений заметно отличается в лучшую сторону по сравнению с прежними временами. Страницы европейской истории глубоко запечатлелись в сознании не только поляков. Другие центральноевропейские страны также испытали на себе тиски, в которые они были зажаты между мощной прусской Германией, с одной стороны, а с другой – в царские и коммунистические времена экспансионистской, если не сказать агрессивной, политикой России.

Шмидт: Согласен с вашими положительными оценками политики Меркель в отношении Польши. Но в то же время она очень холодно относится к Москве, постоянно выражает претензии в адрес Путина по поводу недостаточного соблюдения прав человека в России.

Штайнбрюк: Ну да, но разве это не так?

Шмидт: Так или нет – это один вопрос; а вот следует ли германскому канцлеру так говорить, это другой. И на последний вопрос я бы ответил негативно.

Штайнбрюк: То есть Путина следует называть демократом чистой воды (характеристика, которую дал ему в свое время Герхард Шрёдер. – Ред.)?

Шмидт: Нет, конечно. Путин правит в русле столетних российских традиций, но на основе демократической конституции.

Штайнбрюк: – Мне, между прочим, хотелось, чтобы и в Берлине прошло мероприятие в связи с 70-летием нападения на Советский Союз. Такого мероприятия не было, и я считаю это досадной ошибкой. В Москве тысячи людей в четыре часа утра стояли на Красной площади. Однако мне показалось достойным, что немецкие СМИ надлежащим образом напомнили об этой годовщине в особенности молодому поколению. В то время как в медийной среде присутствовали адекватные оценки произошедшего, на политическом уровне ощущалось определенное игнорирование этой даты.

Шмидт: Пеер, сколько должно пройти времени, чтобы наши соседи окончательно оставили в прошлом германское нападение и оккупацию?

Штайнбрюк: Это в значительной степени зависит от нас самих, от немцев. Мы должны всегда стремиться к соблюдению баланса европейских и германских интересов. Это останется задачей для будущих поколений.

Гельмут Шмидт, канцлер Германии в 1974–1982 гг., является у себя на родине непререкаемым политическим авторитетом и в свои 93 года остается активным комментатором как внутренней, так и внешней политики ФРГ, а также глобальных проблем. Осенью в гамбургском издательстве Hoffmann und Campe вышла книга его диалогов с одним из руководителей Социал-демократической партии Германии Пеером Штайнбрюком (оба собеседника – страстные шахматисты, и беседы велись за шахматной доской, поэтому сборник называется «Ход за ходом»). Согласно социологическим опросам, Штайнбрюк – наиболее перспективный соперник канцлера Ангелы Меркель на выборах 2013 года. И хотя внутри СДПГ он не пользуется однозначной поддержкой, Шмидт выбор уже сделал. Первая беседа посвящена тектоническим сдвигам в мировой политике – снижению роли США и восхождению Китая, «экономического гиганта под кнутом однопартийной системы». Игроки размышляют о жизнеспособности и возможном конце западной модели демократии и прав человека.

Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 15 декабря 2011 > № 738722 Гельмут Шмидт


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 16 ноября 2011 > № 436486 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с представителями германских деловых кругов.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Мне очень приятно видеть вас снова.

У нас фактически сложилась традиция – мы регулярно, в течение нескольких последних лет, встречаемся с представителями ведущих немецких компаний, а Германия – один из наших крупнейших партнёров в торгово-экономической сфере. Встречаемся то в Германии, то в России. В позапрошлом году, по-моему, встречались в Москве, в прошлом – в Берлине, как раз год назад, в ноябре. В этом году встречаемся снова в Москве. Я сказал, что Германия – один из наших самых крупных торгово-экономических партнёров. С глубоким прискорбием вам сообщаю, что Германия была номером один по торговому обороту, теперь ушла на второе место. Думаю, что в конце года мы выйдем на хорошие показатели, достигнем, может быть, даже превысим докризисный уровень, где-то на 70 млрд выйдем. Это немало, много для нашего торгового оборота – где-то на 50–60, к 70 млрд приблизимся, наверное. А с Китаем у нас будет 80 млрд, а может, 90 млрд. Китайская Народная Республика уверенно заняла первое место по торговому обороту с Россией, отодвинув Германию на второе место.

Я предлагаю следующий формат нашей работы: в присутствии прессы я позволю себе выступить, рассказать вам о том, как складываются дела в России, как мы оцениваем развитие торгово-экономических связей с немецкой экономикой, Германией. Потом выступит кто-то из немецких коллег, а потом мы с вами спокойно, как это и заведено, уже в отсутствие прессы откровенно поговорим по всем проблемам, с которыми сталкивается мировая экономика – европейская, немецкая, российская. Поговорим о том, как мы вместе с вами будем двигаться по преодолению этих трудностей, развитию наших связей.

Наша нынешняя встреча проходит, прямо скажем, в непростые времена, она весьма актуальна: в глобальной экономике происходят сложные процессы. С серьёзными проблемами сталкиваются практически все страны – и страны еврозоны, и Соединённые Штаты, и одна из крупнейших азиатских экономик, японская, и другие государства мира. Положение дел в российской экономике сегодня достаточно стабильно, однако это не значит, разумеется, что и у нас нет определённых трудностей. В условиях современной мировой экономики все процессы взаимосвязаны, и риски на одних рынках неминуемо отражаются на общей конъюнктуре. Именно поэтому для преодоления кризисных тенденций необходимы слаженные, коллективные усилия всех государств, и важную роль в этом призваны сыграть деловые круги России и Европы. Предприниматели находятся в эпицентре экономической жизни, лучше других чувствуют проблемы и могут предложить эффективные решения, в том числе для рассмотрения на межгосударственном уровне.

Считаю, что консультации России и Евросоюза по актуальным проблемам, касающимся текущей экономической и финансовой политики, были весьма полезными, и, уверен, продолжатся в таком же ключе. Наша страна готова включиться (и она уже включена, по сути) в решение проблем по преодолению кризисных явлений, в том числе и в еврозоне. Мы готовы оказывать практическую, реальную помощь, прежде всего, конечно, через механизмы МВФ. Собственно говоря, мы это уже и делаем. Такие возможности у России сегодня есть. Даже в период глобальной турбулентности мы сохраняем экономический рост, устойчивость основных макроэкономических показателей, серьёзные финансовые резервы. По итогам января–сентября 2011 года ВВП страны увеличился на 4,2%. К началу 2012 года планируем полностью преодолеть кризисный спад в экономике. По сути, это уже практически произошло.

Хорошая динамика у промышленного производства: за три квартала текущего года его объём вырос на 5,2%. После прошлогодней засухи (а у нас, собственно, засуха была даже не только в прошлый год, в прошлый год вообще была катастрофическая засуха, она у нас была два года подряд, в сельском хозяйстве были достаточно сложные процессы) в этом году сельское хозяйство сработало весьма успешно, ожидается рост 14% в этом секторе экономики.

Весьма показательны тенденции и в сфере жилищного строительства: после двухлетнего спада вновь отмечается устойчивый рост. Что касается рынка труда – один из важнейших показателей состояния экономики в целом, – так вот он восстановился, полностью восстановился до докризисного уровня, и показатели безработицы сейчас самые низкие за последние три года. Ситуация на рынке труда лучше, чем она была перед кризисом. В сентябре текущего года уровень безработицы по методологии МОТ (Международной организации труда) достиг докризисного уровня – 6%, а сейчас, по-моему, он уже даже ниже. Эльвира (обращаясь к Э.С.Набиуллиной), сколько у нас?

Э.С.Набиуллина: Около 6%.

В.В.Путин: Около 6% где-то, чуть меньше 6%.

Что важно, российская экономика растёт не в долг: государственная долговая нагрузка сейчас невысока, примерно 10% ВВП страны, причём внешняя задолженность у нас составляет всего 2,5%. Всё остальное, 7,5%, – это заимствования на внутреннем рынке. По итогам текущего года планируем выйти на бездефицитный федеральный бюджет. В дальнейшем будем проводить ответственную, сбалансированную бюджетную политику.

В связи с тем, что мы исходим из консервативной оценки цен на энергоносители (в следующем году даже расчёт бюджета будет из более низких показателей цен на нефть), мы планируем в будущем году небольшой дефицит – 1,5%. Но мы и в этом планировали небольшой дефицит: как видите, мы его сводим к нулю. В следующем тоже планируем небольшой, где-то в 1,5%. Но посмотрим, как будет складываться международная мировая конъюнктура.

Сокращаются темпы инфляции. Она в российской экономике (а российская экономика носит ярко выраженный переходный характер) была всегда достаточно высокой. Вы помните, она была у нас, выходила в 1990-е годы даже за 30% и больше, мы постоянно занимаемся её снижением. Таргетирование инфляции – это одна из главных задач Правительства России. В этом году она будет самой низкой за всю историю новейшей России – примерно 7%. Вы знаете, Великобритания уже приближается к 5%, для Великобритании это всё-таки достаточно большой показатель. Для России 7%, повторяю, самый низкий за всю нашу новейшую историю. И это ещё много, мы будем и дальше её стараться снижать, мы хотим выйти тоже на уровень где-то 3–3,5% в краткосрочной перспективе или в среднесрочной, будем, во всяком случае, к этому стремиться. Сохраняется устойчивый профицит торгового баланса: за январь–сентябрь он составил 148 млрд долларов, расширяется внутренний спрос и инвестиционная активность. Кстати, прямые иностранные инвестиции за девять месяцев текущего года превысили 31 млрд долларов – увеличение по сравнению с прошлым годом на 20%.

Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы приток капиталов увеличивался, усиливался. Поэтому продолжаем дебюрократизацию законодательства, улучшаем деловой климат в регионах, снимаем избыточные формальности при инвестировании в стратегические отрасли нашей экономики. Особую ценность представляют, конечно, инвестиции в реальный сектор, в высокотехнологичные области, в повышение культуры производства, в создание новых высокотехнологичных рабочих мест.

Со своей стороны намерены и дальше подставлять плечо бизнесу. На условиях государственно-частного партнёрства запускаются крупные инфраструктурные проекты, включая морские порты, расширение железнодорожной сети. Серьёзные планы связаны со строительством автодорог: мы нацелены удвоить его объём в ближайшие 10 лет. Мы для этого создали специальный Дорожный фонд – он будет наполняться как на федеральном, так и региональном уровне. Практически на одну треть мы со следующего года увеличиваем финансирование на строительство, расширение дорожной сети. У нас где-то 600 млрд в целом по стране. В следующем году на 300 мы увеличим – увеличение на 300 млрд будет (рублей, конечно). Увеличивается ввод в строй новых энергомощностей, что, честно говоря, меня особенно радует: если в прошлом году было введено более 3,5 ГВт, то по итогам 2011 года это уже будет более шести. Мы в 2 раза увеличили объём ввода энергетических мощностей по сравнению с прошлым годом, а в следующем, 2012 году мы удвоим этот показатель по сравнению с сегодняшним, текущим 2011 годом. Во всяком случае, где-то к 8 ГВт мы в следующем году выйдем, новых вводимых мощностей, – это рекордные для России цифры, рекордные для России показатели.

Мы открыты для расширения сотрудничества и укрепления деловых связей с нашими партнёрами. Убеждены: взаимные выгоды здесь очевидны для всех. Крупные совместные проекты в промышленности, инфраструктуре, энергетике – это хорошая возможность вдолгую вложить финансовые ресурсы, застраховать их от неблагоприятных колебаний мировой конъюнктуры, всерьёз обосноваться на новых перспективных рынках. Для стимулирования и укрепления экономического роста необходимо в полной мере использовать капитал взаимного доверия, а он у нас, во всяком случае, с представителями европейского, в данном случае – немецкого бизнеса накоплен, мы его не растратили, наоборот, мы его в последнее время с вами только наращиваем.

Приведу несколько цифр по динамике двусторонних торгово-экономических связей. За девять месяцев 2011 года товарооборот России и Германии вырос на 44% и составил почти 52 млрд долларов. Это показатели, сопоставимые с докризисным уровнем. Более того, в этом году, как я уже говорил вначале, мы можем с вами выйти на рекордный объём торговли – свыше 70 млрд долларов. Дополнительным стимулом на будущее должно стать вступление России во Всемирную торговую организацию. Я, кстати говоря, хотел бы немецких коллег поблагодарить за постоянную неизменную поддержку планов России по присоединению к ВТО. Немецкие партнёры нас последовательно и принципиально поддерживали на этом пути – достаточно долгом пути: переговорный процесс продолжался 18 лет. В середине декабря вступление России в ВТО должно быть оформлено решением министерской комиссии.

Особо отмечу и то, что существенно меняется конфигурация российского и, скажу больше, евразийского рынка. В этом году в полном объёме заработал Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии. Со следующего года в рамках «тройки» мы запускаем более продвинутую форму интеграции, более глубокую интеграцию – единое экономическое пространство. Это значит, что бизнес сможет работать по единым правилам и технологическим регламентам, без таможенных и административных барьеров на всей территории Таможенного союза и единого экономического пространства. При этом хочу обратить ваше внимание на то, уважаемые коллеги, что мы это интеграционное объединение строили исключительно на базовых принципах ВТО. И белорусские коллеги, и казахстанские коллеги с этим согласились, и поэтому работа на этом общем экономическом пространстве для вас тоже будет вполне комфортной, понятной и прозрачной. Ещё раз повторю: все наши общие договорённости в рамках этих объединений построены на принципах Всемирной торговой организации. По сути, формируется новый, общий, достаточно большой рынок – это страны с населением 160 млн человек, широкими возможностями для предпринимательской активности, в том числе и со стороны совместных российско-германских предприятий. Для наших совместных предприятий, которые уже освоились, скажем, на российском рынке, достаточно легко будет продвигать дальше свои интересы на территории Белоруссии или Казахстана.

Важно, что взаимные потоки капиталов между нашими странами усиливаются. За первое полугодие 2011 года в российскую экономику поступило 5,6 млрд долларов инвестиций из Федеративной Республики Германия, объём накопленных капиталовложений из вашей страны в российскую экономику составил, таким образом, 29 млрд долларов. Сегодня германский бизнес представлен во многих отраслях российской экономики, включая стратегические, и практически во всех регионах Российской Федерации. Если быть более точным, в 80 регионах действует более 4 тыс. (4,6 тыс.) предприятий с германским участием. Наша активность, активность российского бизнеса в немецкой экономике значительно ниже: в Германии действует 620 предприятий с российским капиталом. В наших общих интересах – не снижать усилий по поиску свежих идей, запуску новаторских инициатив для диверсификации торгово-экономических связей.

Конечно, традиционно сильное направление – это кооперация в сфере энергетики. Здесь не могу не отметить событие, знаковое не только для наших стран, но и практически для всей Европы. Неделю назад вступила в строй первая очередь так называемого «Северного потока», то есть газопровода по дну Балтийского моря. Вы хорошо знаете, сколько по этому поводу было шума, дебатов и в Федеративной Республике, и в других странах. Но когда в других странах, которые получали деньги за транзит, как-то шумели по этому вопросу, я ещё могу себе представить, а почему шумели в Германии, я не могу понять до сих пор. Непонятно совершенно! Этот проект совершенно очевидно в национальных интересах Германии – и России, конечно, и Германии. Никто не знал, конечно, что случится такая беда, с которой столкнулась Япония на «Фукусиме». Никто не знал, что в Германии будет принято решение о прекращении работы ядерных атомных электростанций. Но уже тогда было ясно, когда мы начинали этот проект, что он необходим для Европы. Сегодня он стал действительно общеевропейским. В нём участвует не только российская компания, две немецких, но и голландская, и французская. Потребители будут не только в континентальной Европе, но и, скорее всего, в Великобритании. Вот это первая нитка – 27,5 млрд, на следующий год мы запустим вторую нитку – ещё 27,5 млрд, в общей сложности 55 млрд будет. Кстати говоря, вторая нитка: мы уже полмаршрута прошли, уже по морю. Полмаршрута уже пройдёно: скорее всего, даже будет раньше осуществлён проект, чем мы планировали. Во всяком случае, в срок, как минимум в срок. Это ещё один серьёзный шаг по стабилизации энергетического рынка Европы. Считаю, что это наше общее большое достижение. И ещё раз хочу поблагодарить немецких коллег, стоявших у истоков этого масштабного проекта.

Считаю необходимым расширять горизонты энергетического партнёрства, особенно с учётом наших планов по модернизации нашего российского, отечественного ТЭКа, а также принятого в Германии решения о поэтапном отказе от атомной энергетики. Появляются возможности для кооперации в создании экологически чистых генерирующих мощностей, таких как парогазовые электростанции. Российские компании готовы наладить тесное взаимодействие в этой сфере – и в производстве, и в строительстве, и в снабжении их сырьём.

Ещё одно актуальное направление – это энергоэффективность и использование возобновляемых источников энергии. Для России это тоже один из приоритетов, и здесь мы можем решить сразу две важнейшие задачи. Во-первых, это, конечно, сохранение экологии, и, во-вторых, создаётся реальный стимул для технологического перевооружения промышленности, системы жилищно-коммунального хозяйства на основе самых современных ноу-хау. Но, когда мы говорим о возобновляемых источниках энергии, мы всё-таки должны с вами первый принцип точно поставить в качестве приоритета – это сохранение окружающей среды. Если возобновляемые источники энергии будут такими, что они будут разрушать окружающую среду больше, чем углеводороды, то такие источники, я думаю, человечеству не нужны. Мы рассчитываем на плодотворное сотрудничество с германскими компаниями – признанными лидерами в области энергосберегающих технологий.

Разумеется, экономическое партнёрство России и Германии не ограничивается только энергетикой. Динамично развивается взаимодействие в сфере машиностроения, транспорта, в автопроме, в судостроении. Хотел бы отметить крупные инвестиции, которые сделали такие немецкие лидеры, как компания «Сименс», которая уже вложила в российскую экономику свыше 1 млрд евро, «Фольксваген» 4 ноября запустил новый сборочный конвейер в Нижнем Новгороде, а в октябре на заводе концерна в Калуге выпущен 300-тысячный автомобиль. Знаю, что в планах компании наших немецких друзей – в ближайшем будущем производить такое количество автомобилей ежегодно. Сегодня «Фольксваген» – самый быстрорастущий бренд в нашей стране, а российский авторынок стал в этом году наиболее динамично развивающимся в Европе по объёмам продаж, да и перспективы примерно такие же: ёмкость рынка достаточно большая. Вы, наверное, знаете, в прошлом году (сравнить количество населения в России и, скажем, в Индии) на российском рынке было продано больше машин, чем в Индии. Ёмкость российского рынка ещё далеко не исчерпана. Это ещё раз подтверждает, что льготы инвесторам в рамках режима промсборки оправдываются в полной мере.

Мы долго вели дискуссии в ходе присоединения России к ВТО – как нам выстроить эту работу в будущем, с тем чтобы и наших инвесторов не подвести, выполнить все наши обещания перед ними, и в то же время соответствовать нормам и принципам ВТО в сфере автосборки. Мы достигли приемлемых компромиссов, причём часть нагрузки, чтобы выполнить свои обязательства перед инвесторами, Российское государство возьмёт на себя. Мы делаем это сознательно, с целью повышения технологического уровня в автопроме, с целью обеспечения нашего рынка современным конкурентоспособным товаром.

В заключение затрону ещё одну важную тему. В консультативном совете по иностранным инвестициям мы регулярно встречаемся с ведущими зарубежными бизнесменами, совместно решаем, какие меры нужно принять для улучшения делового климата в России. Например, результатом такого диалога стало упрощение процедур выдачи рабочих виз для высококвалифицированных иностранных специалистов. По новым правилам уже оформлено более 11 тыс. разрешений на работу. Необходимо и впредь снимать разного рода преграды, которые мешают работать бизнесу. Это в полной мере относится и к визовым барьерам между Российской Федерацией и Европейским союзом. Не секрет, что наличие виз осложняет деловой обмен, в особенности для малого и среднего бизнеса. Собственно, и крупные предприятия сталкиваются с проблемой. Были случаи, когда из-за формальных ошибок в заполнении визовой анкеты срывалось подписание крупных контрактов, а предприниматели вносились в чёрные списки, условно, но тем не менее, это так, они формально что-то нарушали.

Специально заостряю визовый вопрос в этой аудитории, поскольку знаю, что многие представители германского бизнеса не только разделяют эту точку зрения, но и последовательно выступают за взаимное облегчение визового режима (а такие вопросы решаются исключительно на основе взаимности) и за полное снятие визовых барьеров.

Я благодарю вас за внимание.

Пожалуйста. Спасибо большое.

Экхард Кордес, председатель правления Восточного комитета германской экономики, глава компании «Метро АГ» (как переведено): Глубокоуважаемый господин Председатель Правительства, уважаемая госпожа министр Набиуллина, уважаемый господин министр Шматко! Уважаемые дамы и господа!

От имени Восточного комитета германской экономики и собравшихся здесь представителей немецкого бизнес-сообщества я хотел бы выразить вам самую сердечную признательность за эту беседу и встречу. Это уже действительно стало почти традицией, господин Председатель. И для нас встречи с Вами являются апогеями нашего текущего делового года. Я вспоминаю, что встреча, которую мы вновь проводим в этом доме, который построил в своё время известный русский фабрикант Морозов и это же действительно очень интересная архитектура... И я вспоминаю, что идея о строительстве этого здания пришла ему во время одной из его зарубежных поездок. Это показывает, что предприниматели всегда думали интернационально и вносили свой вклад во взаимопонимание между народами. И глубоко символично, что в своё время этот дом также был штаб-квартирой обществ дружбы России и зарубежных стран. Я вспоминаю, как год назад на встрече в Берлине Вы говорили о возможности гармонизации экономического пространства на территориях от Лиссабона до Владивостока. Эта цель, господин Председатель, активно поддерживается немецким бизнес-сообществом.

Вы уже говорили и о вводе в эксплуатацию газопровода «Северный поток», и о предстоящем вступлении России в ВТО. Это действительно очень важные шаги, можно сказать, великие шаги, но без Вашего личного вклада наверняка эти успехи не могли бы быть отпразднованы нами совместно. И мы ещё раз хотим выразить Вам признательность в этой связи.

Россия представляет зарубежным инвесторам долгосрочные перспективы. И мы готовы активно участвовать в процессе модернизации вашей страны и считаем, что международное сообщество придаёт важные импульсы процессу модернизации страны. Вступление России в ВТО даёт возможности для расширения сотрудничества между Россией и европейскими партнёрами, в том числе и для создания в конечной перспективе зон свободной торговли между Россией и Европейским союзом. Нам нужны такие долгосрочные перспективы.

С большим интересом мы ознакомились с Вашей идеей создания Евразийского союза. И мы считаем, что это станет очень важным мостом между Россией, азиатскими державами с одной стороны и Европейским союзом с другой стороны. И я полагаю, что мы сможем действительно в перспективе создать единое экономическое пространство между Европейским союзом и Евразийским союзом. Мы не должны поворачиваться друг к другу спинами. Мы воспринимаем Россию как неотъемлемую часть Европы, как надёжного поставщика энергоносителей и как важного инвестора, особенно для Германии. Поэтому мы приветствуем все инициативы, в том числе и последнее предложение господина Шматко (С.И.Шматко). Разумеется, Россия для нас и партнёр в деле модернизации. ЕС, Германия должны в большей степени идти даже и на смелые шаги в области развития партнёрства с Россией – только так мы сможем выстоять в глобальной конкуренции.

Что касается виз, то мне, полагаю, нечего добавить к этому, кроме того что это сообщество, которое собралось здесь, на встрече с Вами, абсолютно поддерживает движение к безвизовому режиму. И постепенно мы действительно делаем такие шаги, в том числе и в Германии. Это хорошие шаги.

Что касается сырья, мы должны идти в направлении ещё более плотного сотрудничества. Что касается поставок нефти и газа, то Россия в течение десятилетий является партнёром нашей мечты и мы хотим, чтобы так и продолжалось впредь. Российско-германская стратегическая рабочая группа по экономике и финансам уже обсуждала возможности дальнейшего движения в этом направлении. Сейчас уже планируется создание российско-германской предпринимательской платформы, о которой, может быть, мы сегодня ещё сможем поговорить. Восточный комитет германской экономики поддерживает эту инициативу, и мы будем её охотно продвигать вместе с другими коллегами.

Тесное сотрудничество вполне мыслимо также и в сфере спорта: Россия и Германия являются великими спортивными нациями. Мы хотим внести свой вклад в успех Олимпийских игр в Сочи и уже предпринимаем активные, конкретные шаги в этом направлении. То же самое мы относим и к проведению чемпионата мира по футболу в России в 2018 году. Что касается развития инфраструктуры, транспорта, логистики, строительства спортивных сооружений, менеджмента в сфере туризма – здесь в ближайшие месяцы мы с большим удовольствием направим в Россию представительные делегации, которые проведут соответствующие переговоры в профильных министерствах и ведомствах Российской Федерации.

Дальнейшие идеи германского предпринимательского сообщества будут представлены Вам прямо сегодня в ходе дальнейшей нашей беседы. Это касается развития автопрома, развития туризма, машиностроения, высоких технологий, сельского хозяйства. И, конечно, при этом мы будем говорить и о тех вызовах, с которыми сталкиваются предпринимательские сообщества России и Германии. Конечно, германские инвесторы хотят ещё больше шансов при тендерах и конкурсах в России и больше поддержки малому и среднему предпринимательству, дальнейшего развития законодательства в России, борьбы с коррупцией, с бюрократией. Нам это тоже кажется важными приоритетами, и нам уже приятно, что эти приоритеты совпадают с теми задачами, которые Вы ставите. И здесь, конечно, есть прогресс, который мы видим за последние годы. Мы очень признательны Вам, господин Премьер-министр, за Ваши усилия в этом направлении.

В заключение хотел бы пожелать Вам, уважаемый господин Председатель Правительства, успеха на предстоящих президентских выборах. Российско-германские экономические круги в значительной степени руководствуются тем развитием, которое они проделали в период Ваших первых двух президентских полномочий. Поэтому для германской экономики было очень приятной новостью узнать, что Вы выдвинули свою кандидатуру на пост Президента России в 2012 году. Мы будем также праздновать много важных дат в следующем году, и я хотел бы поздравить Вас также с будущим нашим юбилеем и пригласить Вас в октябре следующего года в Берлин.

Есть также приятные поводы другого рода. В 2012 году состоятся перекрёстные года России в Германии и Германии в России. Восточный комитет германской экономики, разумеется, будет активно участвовать в их подготовке и проведении. Многие предприятия, которые представлены здесь, уже финансируют эти проекты. Я хотел бы завершить своё выступление пожеланием скорейших новых встреч с Вами. Теперь мы открыты к дальнейшей дискуссии, мы очень рады и предвкушаем интенсивный разговор с Вами. Большое спасибо за Ваши добрые слова.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 16 ноября 2011 > № 436486 Владимир Путин


Германия. Россия > Легпром > ria.ru, 9 ноября 2011 > № 466363 Херберт Хайнер

О планах развития одного из крупнейших в мире производителей спортивной одежды в России и странах СНГ, о ненасильственной борьбе с контрафактом, поддержке спортивных мероприятий и принципах разделения брендов рассказал в интервью корреспонденту агентства "Прайм " Феликсу Сандалову генеральный директор и председатель совета директоров Adidas Group Герберт Хайнер (Herbert Hainer).

ИНТЕРНЕТ-КОММЕРЦИЯ - ЭТО ЛИШЬ ДОПОЛНЕНИЕ

- Недавно ваша компания объявила о намерении расширить розничную сеть в России и странах СНГ к 2015 году в полтора раза - более чем до 1,2 тысячи магазинов. Вы не думаете, что ваше предложение может в перспективе превысить спрос на этих рынках?

- Мы не рассчитываем открывать только флагманские магазины Adidas Performance, мы хотим развивать и другие форматы, чтобы они росли в соответствии с нашим основным подразделением. У Performance тоже прекрасные перспективы на этом рынке, но, в первую очередь, не столько в открытии новых точек, сколько в расширении ассортимента, представленного в самих магазинах.

- Могли бы рассказать подробнее об этих планах?

- С одной стороны в настоящее время на местном рынке невероятно сильна позиция брендов Adidas и Reebok, с другой - мы располагаем огромным количеством новых товаров под разными брендами, в том числе в рамках нашей новой линии Neo, а также Adidas Performance, Adidas Originals, Reebok и других. Наша ассортиментная линейка настолько широка, что мы не способны представить все продукты во всех категориях. Наши магазины здесь слишком малы, чтобы выставлять там все единицы товаров. Поэтому мы пересмотрели портфель наших магазинов, изучили те, в которых нам удалось достичь высоких показателей продаж, и решили принять шаги по увеличению, как самой сети, так и размеров торговых точек, что должно принести компании существенную выгоду.

К тому же, мы решили уточнить саму концепцию размещения магазинов. Чаще всего, когда вы приходите в торговый центр, вы сразу видите черную вывеску Adidas Performance: таких магазинов у нас порядка 360 в странах СНГ, а еще есть магазины Reebok, их насчитывается около 190. Мы хотим возвращаться в те торговые центры, где у нас уже есть успешные точки Adidas, и открывать там же магазины Reebok и Adidas Originals рядом с ними. Также мы будем придерживаться этой политики в открытии магазинов Rockport, Ecco, а также магазинов под брендом Neo.

Конечно, мы принимаем в расчет, что у этих брендов различная аудитория, тем не менее, такая стратегия нам представляется очень эффективной.

- Насколько широкой в СНГ будет сеть под новым брендом Neo?

- Магазины под этим брендом направлены на удовлетворение спроса в сегменте "быстрой моды" и потребностей молодежи, ведущей активный образ жизни и следующей модным тенденциям. Первый магазин под этой маркой был открыт в России в 2010 году, сейчас в СНГ их 26, а к 2015 году планируется открыть еще 149 таких магазинов.

- Что будет делать компания для развития онлайн-продаж? Насколько значителен вклад этого подразделения в бизнес?

- Для начала мы хотели бы сделать так, чтобы наши оффлайн-магазины располагались в шаговой доступности от потребителей, потому что нам важно, чтобы покупателям предоставлялась возможность максимально удобной для них покупки. Конечно, интернет-ритейл - это один из таких вариантов. В интернете потребители могут приобрести более широкий ассортимент наших товаров, но мы удерживаем цены на том же уровне, что и в магазинах. Мы надеемся, что в будущем количество сторонних онлайн-магазинов, торгующих нашими вещами, получится сократить.

Что касается среднесрочной перспективы, есть идеи насчет оплаты по факту доставки и бесплатной доставки товаров. Но мы еще не решили, будем мы это вводить или нет. Также хотим повысить сервис наших обычных магазинов - мы планируем ввести такую систему, что если вы пришли туда и не нашли своего размера или необходимой модели, то можете заказать через интернет нужный товар с доставкой в сам магазин и оплатить заказ там же. Но электронная коммерция - это лишь дополнение к нашей традиционной системе сервиса.

"ВЕРЮ, ЧТО РУССКИЕ ПРЕДПОЧИТАЮТ КАЧЕСТВЕННЫЕ ВЕЩИ"

- Какую роль играют в ваших планах развивающиеся рынки?

- Ключевую. Мы планируем увеличить выручку с 12 миллиардов евро в 2010 году до 17 миллиардов к 2015 году, 50% от этого роста должны дать Северная Америка и, в особенности, Китай и Россия. Это наши главные драйверы роста, но мы также верим в Индию и Восточную Европу, поскольку там есть значительные резервы роста.

- У вас такие колоссальные планы, а вы не боитесь, что в неблагоприятной макроэкономической обстановке, прогнозируемой многими аналитиками на следующий год, люди могут сократить расходы на одежду и обувь?

- За десять лет наблюдения у нас установилась уверенность, что российский рынок непрерывно растет. К тому же, у нас еще есть огромные потенциалы роста по всему миру. За шесть месяцев у нас рекордные показатели продаж, и мы не видим ухудшений из-за проблем в Еврозоне. Наши бренды пользуются огромным спросом по всему миру, так что мы вполне довольны той ситуацией, которая сложилась в этом году.

- Можно ли выделить основные потребительские тенденции на мировом рынке обуви?

- Я думаю, сейчас очень востребована обувь и одежда, которая помимо технологических достоинств несет с собой и эстетику определенного образа жизни, особенно это касается запросов молодых людей.

- Вы присутствуете на российском рынке уже много лет. С какими трудностями здесь пришлось столкнуться Adidas Group?

- Главные трудности - это поиск подходящего персонала. Сейчас мы нанимаем свыше 13 тысяч человек в России, и, конечно, нам хотелось бы иметь талантливых, верящих в свое дело сотрудников. Найти таких и обучить их должным образом не очень просто.

- В России непростая ситуация с контрафактными товарами... Что ваша компания планирует предпринимать для решения этой проблемы?

- Да, подделки очень популярны, хоть это и противозаконно. Тем не менее, мы считаем, что наша главная задача сделать так, чтобы те покупатели, которым нравится наш бренд, имели возможность приобрести его наиболее удобным способом. Мы обслуживаем покупателей от Калининграда до Петропавловска- Камчатского, причем в нескольких магазинах в больших городах. Я верю, что русские потребители предпочитают качественные вещи, что они их ценят. И я думаю, если они будут знать, что могут купить неподалеку от себя настоящие кроссовки Adidas, то скорее предпочтут их, чем китайскую подделку.

ВРЯД ЛИ КТО-ТО КУПИТ ФОРМУ ЯМАЙСКИХ БЕГУНОВ

- У Adidas Group есть контракт с российской сборной по футболу. Вы намерены его пересматривать?

- Мы очень рады, что у нас есть договоренность с российской футбольной федерацией. Наш контракт заключен до 2018 года, так что мы будем сотрудничать и в рамках чемпионата мира, и, конечно же, так как футбол очень важный вид спорта в России, мы будем стараться продолжать наше сотрудничество в дальнейшем.

- На протяжении своей истории компания Adidas поддерживала ряд спортивных мероприятий мирового уровня, так, в ходе Олимпийских игр в Китае вы спонсировали 16 национальных сборных. Если говорить о крупнейших спортивных событиях, то в чем разница для Adidas Group между поддержкой Олимпиады и чемпионата Европы?

- Главное различие в том, что на чемпионатах Европы мы можем сильно увеличивать нашу выручку за счет продаж спортивной формы, футболок для фанатов, атрибутики, а вот в случае с Олимпийскими играми такой отдачи в денежном смысле не предвидится. Это просто демонстрация своего бренда миру, что, конечно, тоже очень важно для нас. Вряд ли кто-то будет покупать спортивную форму бегунов из Ямайки, верно?

- Федеральная торговая комиссия в конце сентября (FTC) обязала Adidas Group выплатить 25 миллионов долларов компенсации за некорректную рекламу кроссовок EasyTone, обещавшую покупателям укрепление мышц ягодиц, бедер и голеней за счет простого ношения обуви. Вы планируете скорректировать эту рекламную кампанию?

- В первую очередь надо отметить, что FTC не выступала против наших товаров. Ведомство было против рекламной компании, они утверждали, что мы не имеем достаточного количества научных доказательств, чтобы проводить такую кампанию. Мы с этим не согласны. Мы проводили свои исследования, которые подтверждают данные, изложенные в рекламе, но чтобы избежать затяжных судебных споров с FTC, мы согласились на их требования.

Мы продолжим инвестировать в эту линейку продуктов, мы ее расширяем до одежды и будем делать новые рекламные кампании, но уже без цифр, гласящих насколько укрепятся ваши мышцы. Хочу подчеркнуть, что верим в те сведения, которые предоставляем, и покупатели со всего мира сообщают, что заметили положительные изменения после ношения этой обуви. В России мы не заметили никакого падения продаж EasyTone с течением времени - это хороший признак, подтверждающий наши слова.

ПОТРЕБИТЕЛЮ НЕОБЯЗАТЕЛЬНО ЗНАТЬ, КТО ВЛАДЕЕТ БРЕНДОМ

- У вас очень амбициозные планы по увеличению продаж, а если говорить о производстве, будете ли вы заключать новые договоры подряда с производителями одежды и строить новые предприятия?

- Конечно, мы испытываем потребность в увеличение производства. Я пока не могу сказать, будем ли мы налаживать какое-то производство в России. Наше производство осуществляется на чужих предприятиях в Китае, Тайване, Турции, Португалии, Болгарии, Румынии, в США. Обувь преимущественно производится в Азии.

- А вы не думаете о заключении договоров, например, с производителями Узбекистана, чтобы упростить логистическую цепочку для российского рынка?

- Мы рассматриваем все возможности, но это зависит от множества факторов. Первое и наиболее важное: производство должно быть обеспечено сырьем. Затем производитель должен соответствовать нашим требованиям, чтобы товары не отличались от тех, что изготавливаются на других площадках. И, конечно, близость к рынку тоже играет свою роль, особенно в случае с Россией. Так что мы периодически рассматриваем предложения из Казахстана, Узбекистана и даже России.

- Входит ли в планы Adidas Group выпуск "упрощенных" товаров для ускорения завоевания развивающихся рынков?

- Нет. Нам в первую очередь важно качество нашей продукции, она должна быть инновационной и превосходящей ее аналоги. Планов производить дешевые вещи у нас нет, поскольку люди уже возлагают определенные надежды на нас.

- Что касается позиционирования брендов компании на локальных рынках: Вас не смущает то, что многие россияне думают, что Reebok и Adidas - это две конкурирующие компании?

- Смущает? Нас это только радует. Потребители должны обращать внимание на бренд, а не на структуру организации, которая стоит за ним. Им совершенно необязательно знать, кто является владельцем бренда. Мы четко позиционируем Adidas и Reebok таким образом, что их покупатели не очень сильно пересекаются между собой. К примеру, Reebok - это фитнес, а Adidas - это футбол, здесь все очень просто. И их реклама развивается именно в этих заданных нами направлениях. Если это позволяет нам охватить более широкую аудиторию, то что же в этом плохого?

Германия. Россия > Легпром > ria.ru, 9 ноября 2011 > № 466363 Херберт Хайнер


Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 9 ноября 2011 > № 437640 Михаэль Пош

ЕВРОПА - КРУПНЕЙШИЙ РЫНОК СБЫТА ( DIE WELT , ГЕРМАНИЯ )

Автор: Михаэль Пош (Michael Posch)

Поставки энергоносителей из России, по мнению представляющего партию СвДП федерального министра экономики Филиппа Реслера, имеет для Германии большое значение. По его мнению, следует и дальше расширять "тесные и динамично развивающиеся экономические отношения" между обеими странами. В этом году двусторонний товарооборот может впервые преодолеть отметку в 70 миллиардов евро, и таким образом будет превзойден рекорд 2008 года, когда этот показатель составил 69,4 миллиарда евро.

Die Welt: Г-н министр, как вы оцениваете актуальную и будущую безопасность энергоснабжения в Германии - особенно ввиду быстрого отказа от атомной энергии?

Филипп Реслер: Если мы хотим значительно повысить долю возобновляемой энергии, то одновременно мы должны расширять сети. Нам нужны также современные электростанции в дополнение к возобновляемым источникам энергии. Если мы смело и решительно подойдем к этим проблемам, то мы сможем надолго обеспечить безопасность энергоснабжения. Но это задача не только государства, но и вызов для всего общества.

- Какую роль будет играть трубопровод "Северный поток", транспортирующий сибирский газ по дну Балтийского моря, для немецкой, а также европейской безопасности энергоснабжения?

- Российские поставки газа играют важную роль в области обеспечения безопасности энергоснабжения в Евросоюзе и в Германии. Более 25% потребления газа в Европе и примерно 35% потребления газа в Германии в настоящее время покрывается за счет поставок из России. С учетом географической близости и наличия запасов природного газа Россия и в будущем будет играть в этом отношении важную роль.

С принятием в эксплуатацию газопровода "Северный поток" поставки российского газа в Европу станут еще более диверсифицированными, и это будет дополнительным вкладом в обеспечение технического аспекта безопасности энергоснабжения. Это видно уже из того, что "Северный поток" представляет собой европейский проект. Тем самым подчеркивает также тот факт, что новый трубопровод является частью трансевропейской сети. И это отражается также на составе консорциума, который будет оператором проекта. В него, помимо Газпрома, концерна Eon и BASF/Wintershall, входит также голландская компания Gasunie и французская GDF Suez.

- Германия намерена за счет использования альтернативных видов энергии стать более независимой от ископаемых энергоносителей. Насколько в таком случае представляется своевременным этот многомиллиардный проект?

- Строительство трубопровода "Северный поток" является исключительно частным проектом, и он дает ответ на временно повышенную потребность в импорте этого вида сырья, которая возникла в результате сокращающейся добычи в Европе. Это относится также к амбициозным целям в области возобновляемых видов энергии. Природный газ - наиболее дружелюбный по отношению к окружающей среде вид ископаемых энергоносителей, и поэтому во время продвижения к веку возобновляемой энергетики ему принадлежит важная функция соединяющего моста. На фоне снижающихся объемов местной добычи в странах-членах Евросоюза надежным маршрутам импорта придается особо важное значение.

- Существовали опасения, что в случае реализации этого проекта зависимость от поставок российских энергоносителей станет слишком большой.

- Такого рода опасности я не вижу. Если сравнивать с другими европейскими странами, то Германия имеет неплохую диверсификацию источников поставок. Кроме того, мы поддерживаем и другие инфраструктурные проекты, которые также должны улучшить снабжение Германии и Европы. У России имеются свои собственные интересы в том, что касается поставок природного газа в Европу. Ведь Европа является крупнейшим рынком сбыта для российского газа. Поэтому существует взаимный интерес в стабильных и долгосрочных отношениях в области поставок энергоносителей.

- Как вы оценивает современный уровень экономических отношений с Россией? И в каких еще областях они могут быть расширены или даже улучшены?

- Россия является важным партнером для немецкой экономики. Мы намерены более активно развивать наши тесные и динамичные экономические отношения. Двусторонний товарообмен в этом году может впервые превысить отметку в 70 миллиардов евро, и таким образом будет превзойден рекорд 2008 года, когда этот показатель составил 69,4 миллиарда евро. Как раз в передовых областях нашего экономического взаимодействия мы намерены усиливать сотрудничество - например, в здравоохранении, развитии российской транспортной инфраструктуры, повышении энергоэффективности и использовании возобновляемых источников энергии. Важным шагом на пути увеличения иностранных и немецких инвестиций, а также развития двусторонних экономических отношений продолжает оставаться вступление России в ВТО. Переговоры по этому вопросу продолжаются с 1993 года - поэтому важно достичь на них прорыва и успешно их завершить.

- Соответствующая комиссия Евросоюза в будущем будет иметь более широкие права в переговорах о поставках энергоносителей, а также при строительстве трубопроводов. Что это означает для Германии и как вы оцениваете эти требования?

- Это хорошо, если во внешних отношениях в энергетической области общий голос Евросоюза будет усиливаться. Вместе с тем строительство и финансирование трубопроводов, а также заключение договоров о поставках энергоносителей должно оставаться делом самих компаний. Этот подход доказал свою состоятельность в течение последних 40 лет. Государство должно создавать правильные рамочные условия - например, для процедуры получения разрешения на строительство трубопроводов. В настоящее время такого рода предложения обсуждаются в Брюсселе. При этом мы должны стремиться к тому, чтобы разделение функций между государством и частными компаниями было разумным и оставалось таковым в будущем.

Оригинал публикации: "Europa ist der grte Absatzmarkt" - http://www.welt.de/print/die_welt/vermischtes/article13704411/Europa-ist-der-groesste-Absatzmarkt.html

Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 9 ноября 2011 > № 437640 Михаэль Пош


Германия. Россия > Авиапром, автопром > bfm.ru, 20 сентября 2011 > № 404984 Детлеф Виттиг

Volkswagen надеется более чем в полтора раза увеличить свою долю на российском рынке. Представитель концерна не исключил, что в скором времени на заводе VW в России будет налажено производство еще одной модели Skoda

Volkswagen надеется более чем в полтора раза увеличить свою долю на российском рынке. Представитель концерна не исключил, что в скором времени на заводе VW в России будет налажено производство еще одной модели Skoda.

Концерн Volkswagen намерен увеличить свою долю на российском рынке до 15%. Об этом заявил в интервью Deutsche Welle генеральный уполномоченный немецкого автогиганта Детлеф Виттиг (Detlef Wittig). По его словам, именно в связи с растущим спросом на автомобили в России Volkswagen решил не только увеличить производство на собственном заводе в Калуге, но и организовать сборку машин в Нижнем Новгороде.

Виттиг не исключил, что в России будет налажен выпуск новой модели Skoda, предсерийный образец которой был представлен на проходящем во Франкфурте-на-Майне автосалоне. Компания Skoda входит в состав концерна Volkswagen. В то же время топ-менеджер сомневается в том, что в нынешних условиях автогиганту будет выгодно выпускать в России автомобили другой своей марки - Audi. Детлеф Виттиг, ранее возглавлявший компанию Skoda, считается архитектором российского проекта Volkswagen.

 - Насколько концерн Volkswagen доволен своим развитием в России?

 - Мы очень довольны, потому что развиваемся в России очень успешно. Продажи постоянно растут, в том числе и в 2011 году. Прогнозы на следующий год тоже весьма оптимистичные. Этого успеха нам удалось добиться во многом благодаря открытию собственного завода в Калуге, а также за счет выпуска предназначенной специально для России модели Polo седан.

 - Какую долю рынка - cо всеми принадлежащими концерну марками - стремится занять Volkswagen в России?

 - Сейчас мы занимаем примерно 8-9% российского рынка. И наша цель - увеличить долю до 15%. Для того чтобы ее добиться, мы должны вывести завод в Калуге на максимальную проектную мощность и начать выпускать машины в Нижнем Новгороде.

 - Вы решили перенести часть производства в Нижний Новгород, но не было бы логичнее расширить собственный завод в Калуге?

 - Одной из основных причин такого решения стал очень быстрый рост российского рынка. Причем мы растем быстрее, чем рынок в целом. Поэтому дополнительные мощности нам нужны срочно. Если бы мы решили вдвое увеличить производство в Калуге, то на достижение этой цели ушло бы два-три года. В Нижнем Новгороде эти мощности есть уже сейчас.

 - На автосалоне во Франкфурте-на-Майне компания Skoda, принадлежащая концернуVolkswagen, представила новую перспективную модель - Mission L. Планируется ли ее производство в России?

 - Мы еще не приняли окончательного решения о ее производстве в России. Но эта модель отлично вписывается в российский рынок, поэтому вопрос, скорее всего, будет решен положительно.

 - На заводе в Калуге выпускаются автомобили под марками Volkswagen и Skoda. Но концерну Volkswagen принадлежит еще и Audi. Есть ли в планах сборка в Калуге машин этой марки?

 - В соответствии с постановлением российского правительства "№" 166, у нас есть только очень ограниченные возможности для крупноузловой сборки автомобилей. Для организации полного цикла производства и обязательной в этом случае значительной локализации выпуска автокомпонентов нынешнего объема продаж Audi в России недостаточно.

Беседовал Вячеслав Юрин, Франкфурт-на-Майне

 Редактор: Андрей Бреннер

Германия. Россия > Авиапром, автопром > bfm.ru, 20 сентября 2011 > № 404984 Детлеф Виттиг


Германия > СМИ, ИТ > mn.ru, 11 августа 2011 > № 385214 Энох цу Гуттенберг

«На театре можно от души посмеяться над коллизиями немецкой истории»

Дирижер Энох цу Гуттенберг основал Херренкимзеефест двенадцать лет назад. Этот фестиваль не так знаменит, как два других баварских феста— Мюнхенский и Байройтский, но привлекает меломанов ничуть не меньше, чем «старшие братья». В том числе стараниями худрука объяснить всему миру, что кроме Вагнера в Германии есть и другая музыка, другие мифы, другие истории. Проходит фестиваль на двух крошечных островах живописного озера Кимзее, расположенного на полпути из Мюнхена в Зальцбург. На большем— Мужском (Херренинзель) острове король ЛюдвигII выстроил себе дворец, скопированный с версальского дворца ЛуиXIV. А на микроскопическом Женском (Фрауэнинзель) до сих пор функционирует женский монастырь и расположена старинная церковь, ставшая отличной площадкой для фестиваля благодаря роскошной акустике. С Энохом цу ГУТТЕНБЕРГОМ о его озерном фестивале разговаривает Екатерина БЕЛЯЕВА.

—Комната, где мы сидим, подозрительным образом напоминает апартаменты Людвига Баварского— тут его цвета, его любимые символы

—Вы правы. На фестивальный месяц я заселяюсь в это монастырское жилье. Когда Людвиг возводил свой «Версаль на Кимзее», он жил безвылазно на острове, чтобы контролировать строительство,— аккурат в этих комнатках, где мы сейчас находимся. Собственно, он и не собирался жить в замке— просто строил его для себя, чтобы «маленькая Франция» была рядом.

—Каким образом тема Людвига присутствует в фестивальной программе 2011 года?

—Во дворце, где мы устроили концертную площадку, проходит выставка, посвященная Людвигу, сюда съезжаются фанаты короля со всего мира, потому что выставлено много любопытных автографов, личных вещей. Она устроена как лабиринт— много вопросов, мало ответов, но это то, что нужно, когда дело касается Людвига. А наш музыкальный фестиваль всегда заочно посвящен Людвигу— кругу его тем. Вэтом году в центр внимания попала музыка композиторов, дорогих сердцу сказочного монарха.

—И при этом на афише только единожды упомянут обожаемый королем Вагнер— одна крошечная пьеса, и дирижером выступите не вы. Вагнер не в фаворе на Кимзее?

—Вагнер и Людвиг— это затертое клише. Имя одного невозможно произнести без связки с другим. Как музыкант и руководитель фестиваля я пытаюсь сделать все, чтобы найти другие связи Людвига с музыкой, а они, поверьте, были.

—За вашей художественной неприязнью к Вагнеру чувствуется что-то личное.

—Работа над партитурами Вагнера— это роскошное, чувственное, эротичное, не побоюсь этого слова, наслаждение. Но все остро чувственное таит в себе опасность. Впрочем, дело не в этом. Во времена Гитлера моя семья проживала возле Байройта. Отец возглавлял местное движение Сопротивления, в 1944 году им и другими был организован антигитлеровский мятеж. Это дела дней минувших, но семейное предание хранит память о тех днях, когда под музыку Вагнера в его фестивальном любимом Байройте расстреливали людей. Нет ненависти— она давно прошла, но остался страх.

—В фестивальной афише значится «Волшебная флейта» Моцарта в вашей постановке. Людвиг любил Моцарта?

—Несомненно, но «Волшебная флейта» возникла не поэтому. Это посвящение Людвигу-режиссеру. Во времена моего детства, проведенного в родовом замке (род цу Гуттенбергов восходит к Вильгельму Завоевателю, их замок расположен в Верхней Франконии.— Е.Б.), члены нашей семьи и соседи из близлежащих поместий собирались, чтобы играть Шекспира. Это был домашний театр. Играли и играли, я и думать забыл про это. Ивот сорок лет спустя мне пришла в голову идея поставить спектакль, который мог бы поставить Людвиг. Я вообразил, что баварский двор в его срезе семидесятых годов позапрошлого века выходит на подмостки домашнего театра. Людвиг играет мудрого правителя Зарастро, пацифиста и покровителя искусств. Памину — его кузина и подруга Елизавета Баварская (Сисси), Тамино— ее будущий муж император Франц Иосиф I, Царица Ночи— агрессивная свекровь Сисси София Австрийская, Моностатос— Отто фон Бисмарк, железный канцлер Германии, Папагено— герцог Макс Эмануэль. Последний выступает также в роли рассказчика и морализатора всей истории.

—Это вызов?

—Конечно. Где еще, как не на театре, можно от души посмеяться над коллизиями немецкой истории конца XIX века, высмеять фон Бисмарка и его милитаристскую агрессию. Я был женат на одной из фон Бисмарк, но это к делу не относится. И кстати, все интенции идут от музыки Моцарта. Тот же скучно приторный Тамино— спаситель народов, император-долгожитель Франц Иосиф Австрийский, отец принца-самоубийцы и любитель женщин из народа.

—Каким образом возник Монтеверди на Фрауэнинзель?

—Я позвал английского маэстро Эндрю Паррота и его прославленный коллектив Taverner Choir, Consort and Players исполнить Мессу Монтеверди In illo tempore по простой причине. Известно, что Людвиг был ревностным католиком, никогда не пропускал службы и сохранял по возможности церковные древности, выделяя на их консервирование немалые средства. Дело в том, что форма католической литургии, в отличие от полноценно сохранившейся православной, в наше время имеет зыбкие очертания. Канон соблюдается только в общих чертах. Паррот отреставрировал партитуру мессы и уже записал на СD. Я подумал, что сыграть ее в древней монастырской церкви на Фрауэнинзель с фантастической акустикой и посвятить Людвигу будет хорошей идеей.

—Не могу не спросить про один из прошлых ваших фестивалей, который назывался «Мужское-женское», как фильм Годара. О чем там шла речь?

—О гомосексуальности Людвига. Через музыку мы пытались разобраться в гендерном облике короля. Ну и с названиями островков поиграли.

—Считаете, что о гомосексуальности Людвига можно говорить так открыто? Вы же в Баварии. Тут с этим до сих пор строго.

—Когда я был маленький, за это сажали в тюрьму. Сейчас это мракобесие в прошлом. Хотя я сам выступаю против дополнительных прав гомосексуалистов. Да и медиа слишком много муссируют темы меньшинств— это неинтересно. Другое дело— Людвиг Баварский, создатель мифа и строитель замков, до сих пор волнующих сознание людей.

—В фестивальной афише всегда есть место новейшей музыке, но интерпретируете ее не вы сам, а приглашенные музыканты. Почему?

—Я изучал серийную, атональную музыку в консерватории, но ее язык был для меня всегда как иностранный. Ты его учишь, понимаешь, но он остается иностранным, не родным. Это связано с тем, что человеческий дух во второй половине XXвека устремился прочь из искусства. Поселился в технических дисциплинах— космонавтике, атомной энергетике, самолетостроении. И музыка, созданная в этот негуманитарный период, похожа на инопланетянку. Она интересная, но как бы без души. Это высокопарные слова, звучат они пафосно и старомодно, но я сторонник такой теории и хочу быть рядом с гармонией. А фестивальная программа— пожалуйста: вот, играем Губайдуллину и других действующих «зубров» актуальной музыки.

—В следующем году темой феста будет филология, его мотто— «Музыка слов». Это же опять заигрывание с Вагнером и его культовыми операми про состязания певцов и поэтов в Вартбурге и Нюрнберге?

—Опять готовимся к схватке с байройтским гением. Впрочем, Вагнера, как обычно, не будет.

После Мессы Монтеверди один немецкий критик, опьяненный услышанной музыкой, подошел ко мне и спросил, под какую музыку я хотел бы умереть. Я не обиделся на его вопрос, все мы когда-то умрем, и я, хоть и не так много, как Людвиг, думаю о смерти. Я задумался и ответил— в тишине, ну или под вдохновенное чтение какого-нибудь заумного поэтического ребуса. Слова— музыка. Следующий фестиваль будет в хорошем смысле филологическим, хотя пока мы не публикуем программу— она осенью появится на нашем сайте в интернете.

Германия > СМИ, ИТ > mn.ru, 11 августа 2011 > № 385214 Энох цу Гуттенберг


Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2011 > № 363407 Томас де Мезьер

«Мы не станем впутываться» в Сирии

США раскритиковали Германию за отказ поддержать миссию НАТО в Ливии. Журнал Der Spiegel встретился с министром обороны Германии Томасом де Мезьером, чтобы поговорить о скептицизме Берлина в отношении вмешательства в Ливии и Сирии и о будущем НАТО.

Spiegel: Министр де Мезьер, в своей недавней речи, посвященной будущему Организации Североатлантического договора, уходящий в отставку министр обороны США Роберт Гейтс сказал, что существует две категории натовских партнеров: те, кто воюет, и те, кто копает колодцы. К какой категории относится Германия?

Томас де Мезьер: В Афганистане мы демонстрируем, что Бундесвер – это боевая армия, когда это нужно.

- Что касается миссии НАТО в Ливии, Гейтс недавно сказал, что Германия и другие страны делают недостаточно. Что Вы на это скажете?

- Наше решение не участвовать в военной части ливийской миссии основано на тщательно обдуманных доводах. Оно остается верным. Но это не означает, что мы относимся к категории копателей колодцев, как Вы это назвали.

- Неужели Вы не испытываете никаких угрызений совести, учитывая тот факт, что ваши партнеры по НАТО уже израсходовали в Ливии почти все силы и боеприпасы?

- На самой последней встрече НАТО американцы вновь попросили нас о военной помощи. Мы им отказали. Но мы облегчили альянсу жизнь, позволив немецким самолетам ДРЛОиУ участвовать в афганской миссии. И есть еще одно, что мне хотелось бы добавить: когда что-то начинаешь, всегда нужно знать, как долго ты сможешь это продолжать.

- Накануне первых воздушных ударов НАТО Вы сказали, выступая на немецком общественном телеканале ZDF: «Может ли тот факт, что мы внезапно вмешиваемся, быть как-то связан с нефтью? Мы не можем избавиться ото всех диктаторов мира с помощью международной военной миссии». Сегодня Вы бы повторили эти слова?

- Да. «Обязательства по защите» гражданского населения страны, в случае если правительство нарушает права человека, твердо прописаны в международном праве. Но означает ли это, что нам позволено вмешиваться? Или означает ли это, что мы обязаны сделать это? Я считаю, что каждую военную операцию следует анализировать, чтобы определить, можно ли достичь ее целей с помощью соответствующих инструментов и в течение уместного периода времени, а также знать, как ты будешь из нее в конце выбираться. Это касается каждой операции.

- Вы уходите от ответа. Вы намекнули, что союзники Германии по НАТО вмешиваются в Ливии исключительно из-за нефти.

- Нет, я вовсе не делал подобных намеков. Я исключительно сформулировал такую гипотезу.

- Но Ваша формулировка подразумевает это.

- Во время интервью я указывал на то, что для каждого решения о гуманитарной интервенции необходимы критерии – даже если это ставит меня перед рядом дилемм. Если я единожды скажу «да», в следующий раз я должен обосновать, почему я сказал «нет». Воздержание от действий – это тоже решение. Человек должен принимать решение, но он не может ожидать, что – каким бы ни было решение – что из подобной ситуации всегда можно выйти с чистыми руками. Мне приходится с этим жить.

- Вы говорили, что хотели бы «конструктивно изучить» вопрос об отправке немецких солдат в рамках миротворческих сил, когда война закончится. Министр иностранных дел Гвидо Вестервелле тоже хотел бы рассмотреть этот вопрос, но не «конструктивно». Насколько сильны различия между вами?

- Различий нет. Между прочим, я такой человек, что я всегда изучаю вопросы конструктивно.

- Вестервелле также настаивал на том, чтобы Германия не участвовала в военной миссии в Ливии. Он говорит о предоставлении «помощи для свежего политического старта, а также для экономического и социального восстановления».

- Я полностью согласен с этим заявлением. Международные миротворческие силы это гипотетический вопрос, который станет практическим лишь в том случае, если Ливии развалится и потребуется разделить конфликтующие стороны. В стране, развивающейся в (хотелось бы надеяться) демократическом направлении, в этом не будет необходимости, и это будет нежелательно.

- Так значит и Вы, и Вестервелле выступаете против военного участия (в миссии) даже после того, как Каддафи свергнут?

- Нет, наша позиция не такова. Я надеюсь, что до такой военной миссии дело не дойдет. Надеюсь, что Ливия останется одной страной и будет развиваться в демократическом направлении.

- Вы занимаете кресло министра обороны три месяца. За это время Вам пришлось встречаться с семьями четырех немецких солдат, убитых в Афганистане, чтобы выразить им соболезнования. Каковы Ваши мысли и эмоции в такой ситуации?

- Это сложно, хотя ничто не сравнится с той болью, которую чувствуют сами родственники. Это ясно показывает, насколько прямую и личную ответственность я несу за своих солдат. Кроме того, это еще раз показало мне, как сложно принять ситуацию, в которой родители хоронят своих детей, а не наоборот.

- Эти молодые люди погибли зря?

- На первый взгляд их смерть бессмысленна. Нет никакого политического, военного или нравственного смысла в том, чтобы небольшое меньшинство взрывало тех, кто пытается принести в страну безопасность и развитие. В то же время нельзя отправлять солдат на опасные миссии, а затем отменять эти миссии лишь потому, что появились жертвы. Мы должны принять и подтвердить тот факт, что убийства и смерть это часть войны.

- Прошло почти десять лет с тех пор, как немецкий парламент Бундестаг одобрил участие страны в Афганистане. Оглядываясь назад, Вы готовы сказать, что это было правильное решение?

- Да, решение было правильным. Но оправдания были выбраны завышенные. Мы не только заявили, что хотим, чтобы Афганистан перестал экспортировать терроризм, но и пообещали демократический Афганистан, стабильную и процветающую страну. Сегодня мы по-прежнему расплачиваемся за эти завышенные ожидания.

- Более скромная цель могла никогда не получить одобрения.

- Возможно, что и так. Но если Афганистан может преподать нам какой-то урок, он должен быть в следующем: нельзя обещать Луну, чтобы получить большинство. Рано или поздно такие обещания возвращаются, чтобы тревожить вас. Возможно, мы должны больше прислушиваться к военным экспертам, когда рассматриваем новые миссии. Они обычно более сдержанны в своих рекомендациях, по крайней мере, по сравнению со многими гражданскими лицами. Они лучше всех знают, что это означает.

- Кстати, по поводу откровенности, не правильнее ли было бы сказать людям, что если силы НАТО резко уйдут, в стране случится очередной взрыв хаоса? И что мы должны либо смириться с этой идеей или остаться в Афганистане на десятилетия?

- Нет, мы хотим избежать этого, постепенно передавая вопросы безопасности в руки афганцев. Я также хотел бы добавить, что в том, что касается политических процессов, в Афганистане должен быть достигнут значимый прогресс.

- Тактика «партнерства» - тесного сотрудничества между войсками НАТО и афганской армией – напрямую привела к смерти немецких солдат от рук их афганских товарищей. Неужели эта идея достаточно хороша, чтобы продолжать ее придерживаться?

- На данный момент эта проблема «дружеского огня» беспокоит меня больше всего. Медленное вовлечение афганцев на самом деле – очень разумный путь. И так как он столь разумен, талибы, конечно, пытаются взорвать растущее доверие к афганским солдатами и чиновникам.

- Давайте просто представим на минутку, что мы больше не в Афганистане…

- ... это будет еще не скоро! Мы по-прежнему будет в Афганистане после 2014 года, даже если это будет в форме инструкторов и военных советников.

- Тем не менее, к тому времени Берлин больше не сможет отвечать на запросы об участии в новых миссиях, указывая на участие Германии в Афганистане. Испытаем ли мы в тот момент усиленное давление участвовать в дополнительных операциях?

- Это сложно предсказать, но я пытаюсь подготовиться к такой возможности. Наш план состоит в том, чтобы у нового Бундесвера была долгосрочная и устойчивая возможность отправлять около 10 тысяч солдат в две крупные и несколько мелких многонациональных миссий одновременно, если это будет желательно с политической точки зрения. Одному Богу известно, что нам также нужно убедиться, что эти 10 тысяч солдат не перенапряжены, поэтому я выступаю за сдержанность и ответственность. Однако мы не можем всегда говорить: «Пусть другие возьмут эту миссию на себя».

- Вы говорили, что процветание несет в себе ответственность за других. Означает ли это, что мы должны отправлять солдат в Африку, потому что у нас все хорошо, а у многих стран на этом континенте нет?

- Это слишком упрощенная точка зрения. Факт состоит в том, что одним из основных принципов рыночной экономики является то, что право собственности несет с собой обязательства, а также в том, что солидарность – это базовый принцип международной политики. Это означает, что те, у кого есть больше, несут и большую ответственность, с военной точки зрения тоже. Несомненно, будет больше призывов к богатым государствам, чтобы они играли большую роль в миссиях ООН.

- Вы делаете упор на принцип «коллективной обороны» НАТО больше, чем ваши предшественники. Вы ожидаете, что на государство-член альянса может быть совершено нападение?

- Нет. Однако за долгий срок существования НАТО мы были главными бенефициарами обязательств по коллективной обороне. Это более не так, но мы должны всерьез подумать над тем, что другим может понадобиться наша помощь. Мы немца окружены друзьями, но то же самое нельзя сказать обо всех 28 членах альянса. Просто посмотрите на карту.

- Мы уже посмотрели. И мы видим, что Турция, член НАТО, граничит с Сирией, где ситуация закипает. Может ли этот конфликт перелиться на территорию страны-члена альянса?

- Мир не может терпеть режим, правящий сегодня в Дамаске. Но мы также должны откровенно признать, что если Сирии развалится, это создаст очень большие трудности для всего региона. Нет никаких сомнений, что в прошлом мы слишком ценили стабильности и слишком мало – демократию. Но события на Ближнем Востоке также демонстрируют, что лучше всего, если у нас есть и демократия, и стабильность.

- Возможно, что скоро Вам придется столкнуться с вопросом о том, что НАТО должно вмешаться в Сирии.

- Нет. Ответ такой же, как и в случае с Ливией: мы не будем вмешиваться.

- Независимо от того, что решит НАТО?

- Это неважно. В любом случае, я не верю, что мы увидим схожую резолюцию Совета Безопасности ООН по Сирии.

- Вы были удивлены положительной реакцией на Ваши планы по реформе немецкой армии? Или тем фактом, что эта реакция была получена, хотя Вы ничего не сказали о том, как будет оплачена эта реформа, каким будет будущее военных баз или программ вооружений? Вы сами признали, что Ваше обещание добиваться большего с меньшим числом солдат немного похоже на «надувательство». Как Вы можете объяснить всю полученную Вами поддержку?

- Я не могу ее объяснить, но я очень рад. Однако Ваше описание звучит несколько негативно. Вопросы, связанные с финансами, определены более точно, чем позволяют мне сказать бюджетные совещания. Мы можем заняться вопросами военных баз и вооружений лишь после того, как будут приняты некоторые фундаментальные решения.

- Министр обороны Гейтс указал некоторых партнеров по НАТО, достойных похвалы, среди которых были Норвегия, Дания и Бельгия. Несмотря на то, что у них значительно меньше ресурсов, чем у Германии, он считает, что они внесли более «значимый военный вклад».

- Мы тоже хотим добиваться большего с меньшим количеством ресурсов. Проблема нашего бюджета не в его размере, а в его структуре. Крупная часть – около 22% - идет на вооружения. Это много по сравнению с другими странами. Но почти все эти деньги привязаны к старым заказам, включая некоторые, которые нам больше не нужны. Процесс бюджетных ассигнований должен стать более гибким.

- Голландцы справляются без целых систем вооружений, например боевых танков. Без чего приходится обходиться Вам?

- Почти все мои коллеги по НАТО и ЕС – голландцы, поляки, французы – в процессе адаптации своих вооруженных сил к изменившимся условиям. Все они хотят больше подвижности, больше качества, а не количества. Будучи членом альянса, мы должны внимательно следить за тем, чтобы в целом все было соразмерно, а то внезапно мы окажемся вообще без основных боевых танков. Но такие согласования уже существуют.

- Министр обороны Гейтс считает, что НАТО грозит «очень реальная возможность коллективной военной бесполезности». Вам тоже так кажется?

- Нет, я считаю это преувеличением. Однако его замечание о том, что сегодня Соединенные Штаты несут на себе три четверти расходов альянса, хотя во время холодной войны они несли лишь половину расходов, заставило меня задуматься.

- Гейтс предупреждает, что будущие поколения американских политиков могут перестать делать подобные инвестиции в трансатлантический альянс. Не станет ли уход Америки из Европы главной угрозой безопасности Германии?

- В наших жизненных интересах сделать так, чтобы Соединенные Штаты остались европейской державой и не стали смотреть лишь на запад. Я всегда говорю американцам: Мы европейцы утомительны и иногда с нами сложно иметь дело, а иногда мы ссоримся друг с другом. Но по сравнению со всеми остальными мы по-прежнему самый надежный партнер в мире, когда дело доходит до стабильности, демократии и, в конечном итоге, денег.

- Министр де Мезьер, спасибо за разговор с нами. 'We Will Not Get Involved' in Syria, Der Spiegel, Германия

Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2011 > № 363407 Томас де Мезьер


Германия > Авиапром, автопром > ria.ru, 16 июня 2011 > № 348882 Татьяна Фирсова

Концерн Volkswagen считает оправданной свою стратегию в России и планирует дальше расширять сбыт и производство. Об этом в преддверии Петербургского международного экономического форума в интервью корреспонденту РИА Новости Татьяне Фирсовой рассказал генеральный уполномоченный Volkswagen AG в России Детлеф Виттиг (Detlef Wittig).

- Господин Виттиг, какую роль, по Вашему мнению, играет форум в Петербурге в международных экономических отношениях?

- Петербургский международный экономический форум за 14 лет существования превратился в мероприятие настоящего международного формата. В мире найдется немного мероприятий, по составу участников из сфер политики и экономики сравнимых с этим.

- Чего Вы ожидаете от форума в 2011 году?

- Глобализация мировой экономики достигла захватывающей скорости, которая привносит дополнительные детали в процесс уже решенного, по моему мнению, вступления России в ВТО. Я надеюсь, что форум откроет окно, которое позволит взглянуть на будущее развитие России, таможенный союз и европейско-азиатскую экономическую зону, а также на вовлечение этих регионов в мировую экономику.

- Планируете ли Вы в рамках форума подписать какие-либо важные соглашения с иностранными партнерами? Если да, то какие именно?

Нет. В Санкт-Петербурге наши интересы сконцентрированы на России. А за последние три недели мы подписали в РФ два важных договора. (В частности, 14 июня "Группа ГАЗ" и Volkswagen Group Rus подписали в Нижнем Новгороде соглашение по сборке автомобилей Volkswagen и Skoda на Горьковском автозаводе).

- Расскажите, пожалуйста, о том, как развивается бизнес Volkswagen в России.

- Мы довольны результатами нашей долгосрочной стратегии в России. Наше решение начать в России промышленный бизнес, принятое в 2006 году, несмотря на финансовый кризис, в период которого мы следовали своей инвестиционной программе, было правильным.

В первые пять месяцев 2011 года марки легковых автомобилей концерна составили 7,6% этого рынка. Мы решили и дальше продолжать наращивать нашу промышленную деятельность. Договор с "Группой ГАЗ", подписанный 14 июня в Нижнем Новгороде, будет способствовать позитивному развитию бизнеса.

- Не могли бы Вы назвать показатели производства и продаж по предыдущему году и ожидаемые цифры на 2011 год?

В 2010 году на фабрике в Калуге было выпущено примерно 95 тысяч автомобилей. Мы стали крупнейшим иностранным заводом, выпускающим продукцию в России, и заняли третье место среди российских производителей в целом.

Наш отдел сбыта смог продать в 2010 году более 131 тысячи автомобилей. Мы и дальше будем последовательно продолжать нашу стратегию роста. Уже в конце апреля на нашем заводе в Калуге раньше, чем планировалось, мы ввели третью смену работы, сейчас там занято более 5 тысяч 100 человек.

- Планирует ли Volkswagen расширять бизнес в России?

- При поддержке нашего партнера "Группы ГАЗ" и благодаря договорному объему поставок в 110 тысяч автомобилей российское отделение Volkswagen, Volkswagen Group Rus в среднесрочной перспективе в состоянии расширить производство автомобилей марок Volkswagen und Škoda до более чем 300 тысяч. Существующие в Калуге мощности будут, таким образом, наращиваться.

- Планирует ли Volkswagen расширять бизнес в России?

- Ведущая марка концерна в России - Volkswagen. Специально для России концерн создал модель Volkswagen Polo "седан", эта модель возглавляет списки наших продаж. Очень большим спросом у российских клиентов пользуется Škoda Octavia. Модели Volkswagen Touareg, Yeti и Tiguan (новую версию последней модели сейчас начинают производить в Калуге), тоже находятся на хорошем уровне.

Наша главная модель в сегменте "премиум" - это Audi A8, она занимает 27% рынка и является лидером продаж. Не стоит забывать и нашу продукцию из Ганновера. В сегменте рынка, в котором доминируют отечественные производители, легкие грузовики Volkswagen среди иностранных производителей занимают ведущую позицию

Германия > Авиапром, автопром > ria.ru, 16 июня 2011 > № 348882 Татьяна Фирсова


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 июня 2011 > № 345159 Петер Лешер

Немецкий промышленный концерн Siemens собирается создавать в России новые рабочие места и внедрять современные экологичные методы работы и организации производства, так называемые "зеленые решения". Об этом, а также об инвестициях в российскую экономику, поездах для Олимпийских игр в Сочи и своем участии в Петербургском международном экономическом форуме в интервью корреспонденту РИА Новости Татьяне Фирсовой рассказал председатель правления акционерного общества Siemens Петер Лешер (Peter Loescher).

- Господин Лешер, как Вы считаете, какую роль Петербургский форум играет в международных экономических отношениях?

- Петербургский международный экономический форум - очень важная площадка для обсуждения развития не только российской, но и мировой экономики. Это идеальная платформа для обмена идеями и продолжения диалога с нашими российскими и международными партнерами. Именно поэтому Siemens принимает участие в форуме. Так как я уже участвовал в этом мероприятии ранее, то по собственному опыту могу сказать, что с каждым годом форум становится все более интересным для его участников и все более значимым для мировой экономики.

- Чего Вы ожидаете от форума в этом году?

- Девиз Форума - "Лидеры для новой эры" - определяет концепцию дискуссий по одной из самых интересных тем в мировой экономике: развивающиеся страны. К 2030 году современные развивающиеся страны покажут экономический рост, вдвое превышающий тот, который продемонстрируют развитые страны. А страны БРИК - Бразилия, Россия, Индия и Китай - опередят развитые страны по темпам роста в три раза. Таким образом, развивающиеся страны стремительно приближаются к уровню индустриализированных государств.

Отличным примером является Россия. В Санкт-Петербурге мы обсудим возможности и проблемы этого развития с лидерами как развивающихся, так и развитых государств. Приведу конкретный пример: за день до форума в Санкт-Петербурге состоится заседание круглого стола промышленников России и ЕС, сопредседателем которого я являюсь вместе с господином Чубайсом. Мы обсудим такие темы, как стимулирование взаимного обмена инвестициями и инновационными технологиями, усиление интеграции экономик и, конечно, вступление России в ВТО.

- Как развивается бизнес Siemens AG в России?

- Россия - один из главных рынков для Siemens. Мы тесно связаны с Россией уже более 155 лет и твердо верим в будущее этой страны. Мы значительно выросли в России за последние пару лет и намерены сохранить эту динамику. Нам помогает тот факт, что Siemens воспринимается как пионер в области "зеленой" инфраструктуры, предлагая нужные продукты и решения для модернизации российской инфраструктуры на основе энергоэффективности. В этой связи мы также тесно сотрудничаем с ведущими местными компаниями, участвующими в модернизации ключевых отраслей российской экономики.

- Есть ли у Siemens планы по расширению бизнеса в России?

- Мы инвестируем в российские НИОКР, инжиниринг и производство, а также укрепляем сотрудничество с российскими партнерами, поскольку локализация является важной частью нашей стратегии в России.

Так, в ближайшие несколько лет мы намерены инвестировать в российскую экономику более 500 миллионов евро и создать свыше 3500 новых рабочих мест. Локализация очень важна, поскольку позволяет быть ближе к нашим заказчикам и адаптировать самые передовые технологии Siemens к особенным условиям и потребностям российского рынка.

Только в этом году мы планируем ввести в эксплуатацию в России четыре новых производственных объекта. Например, мы хотим создать энергетический кластер в Воронеже, который будет включать в себя трансформаторный завод в Воронеже, а также предприятие по производству высоковольтного оборудования и КРУЭ. К концу года мы также планируем начать производство электропоездов "Ласточка" под Екатеринбургом.

Если коротко: Россия получит определенные преимущества от сотрудничества с Siemens в виде новых рабочих мест в совокупности с "зелеными" инфраструктурными решениями мирового класса. Siemens же получит определенные преимущества от сотрудничества с Россией. Это взаимовыгодное сотрудничество сложилось между партнерами в Санкт-Петербурге уже более 160 лет назад.

- Не могли бы Вы подробнее рассказать о поездах "Ласточка", которые концерн Siemens производит для Олимпийских игр? В чем различия между ними и другими поездами, выпускаемыми Siemens?

- Электропоезд "Ласточка" разработан на платформе Desiro. Это современный электропоезд с усовершенствованной системой безопасности, особым оснащением кузовов, повышенным комфортом для пассажиров. Поезда предназначены для пригородных пассажирских перевозок по российским железным дорогам, оборудованным высокими и низкими платформами.

Максимальная скорость электропоезда - 160 км/ч. "Ласточка" разрабатывалась с учетом особенностей российского климата. Поезд можно эксплуатировать в диапазоне температур от +40 до -40°C без каких-либо ограничений. Первые поезда будут произведены в Германии и доставлены в Россию в 2012 году, а позже мы начнем их выпуск в России. Siemens вложит приблизительно 200 миллионов евро в предприятие по производству этих поездов. Мы ожидаем, что данный проект послужит стимулом для развития российской транспортной индустрии в целом, а также для развития рынка локальных поставщиков.-

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 июня 2011 > № 345159 Петер Лешер


Германия > Электроэнергетика > mn.ru, 21 апреля 2011 > № 320518

Германия, где отношение к мирному атому является одним из важнейших факторов внутренней политики, снова ставит крест на атомных станциях. Уроки «Фукусимы» не оставили иного выбора немецким политикам. 6 июня правительство Ангелы Меркель представит законопроект, касающийся отказа от АЭС, а также новую редакцию закона о развитии возобновляемых энергий. И уже 17 июня правительственные инициативы будут одобрены бундестагом. На этот раз все представленные в парламенте партии выступят единым фронтом.

Решение о выходе из ядерной энергетики было принято на совещании в ведомстве федерального канцлера в Берлине с участием земельных премьер-министров. Дебаты ведутся лишь о том, в какие сроки и на какие деньги окончательно останавливать ядерные реакторы на 17 действующих АЭС, принадлежащих четырем ведущим немецким энергоконцернам — E.ON, RWE, EnBW и Vattenfall. В прошлом году доля АЭС в выработке электроэнергии составляла 23%, угольных электростанций — 41%, газовых — 14%. Использование возобновляемых источников в общем энергобалансе составило 17%.

Осенью 2010 года правящая коалиция во главе с канцлером Ангелой Меркель, преодолев сопротивление оппозиции, приняло решение о продлении сроков действия немецких АЭС в среднем на 17 лет по сравнению с теми сроками выхода из ядерной энергетики, которые в 2000 году были установлены правительством СДПГ и «зеленых» канцлера Герхарда Шредера. Теперь властям приходится спешно отменять собственное «революционное», как официально говорилось еще недавно, решение.

Теперешняя ядерная «контр­революция» предусматривает предельно сжатые сроки — отказ от АЭС в Германии может произойти к 2015-му, 2017-му или, в крайнем случае, 2020 году. В такой перспективе ядерные энергоблоки будут заменены новыми газовыми электростанциями и дополнительными ветропарками. Федеральные земли обязаны выделять не менее 2% территории для устройства ветропарков. К 2020 году удельный вес возобновляемых источников в энергобалансе Германии, по наиболее оптимистичным оценкам, достигнет 47%. Подобная энергоперестройка потребует инвестиций ежегодно на уровне 20 млрд евро в течение десяти лет.

По оценкам профессора Клаудии Кемферт, ведущего эксперта по энергетике, транспорту и окружающей среде Германского института экономических исследований в Берлине, отказ от АЭС не должен существенно ударить по кошельку рядовых потребителей электричества. «В переходе к новой энергоструктуре существует множество факторов — как снижающих цену, так и ее повышающих. В Германии в рамках ЕС и без того достаточно высокая цена за электричество, поэтому существует вероятность минимального роста», — считает эксперт.

В переходный период важная роль, полагает Кемферт, будет отведена природному газу: «До 2022 года доля выработки АЭС в Германии может быть сокращена до нуля, а возобновляемых источников — повышена с нынешних 16 до 35%. Таким образом, для выработки 65% энергии потребуется использование сгораемых энергоносителей. Газовые электростанции больше пригодны для этой цели, чем угольные, — они производят меньше парниковых газов, обладают более гибкими технологиями и тем самым лучше комбинируются с возобновляемыми энергиями». В итоге спрос на газ в ближайшие годы скорее возрастет, считает Кемферт, хотя его избыточное предложение на рынке все же сохранится.

Россия остается важным поставщиком газа для Европы, но для немцев этот импорт теряет привлекательность. «Нефть — непригодный индикатор для определения цены на газ, ее все меньше, она становится дороже. Ввиду ценовой привязки к нефти газ из России слишком дорог и вследствие этого теряет свою конкурентоспособность в Германии и Европе, — заключает Кемферт. — Я вполне допускаю, что Соединенные Штаты со своим сжиженным газом могут стать экспортером, особенно в ситуации, если Россия будет настаивать на сохранении привязки газовых цен к нефтяным». Юрий Шпаков.

Германия > Электроэнергетика > mn.ru, 21 апреля 2011 > № 320518


Германия > Приватизация, инвестиции > corpagent.com, 15 февраля 2008 > № 340814

Инофирма

Планируя учредить свое дело в Германии, потенциальному иностранному инвестору прежде всего следует обратить внимание на такие организационно-правовые формы предприятий, как: Aktiengesellschaft (AG) – открытое акционерное общество с ограниченной ответственностью; Gesellschaft mit beschrankter Haftung (GmbH) – закрытая компания с ограниченной ответственностью; Offene Handelsgesellschaft (OHG) – генеральное партнерство с неограниченной ответственностью; Kommanditgesellschaft (KG) – партнерство с ограниченной ответственностью; Zweigniederlassung – филиал иностранной компании.

Aktiengesellschaft – AG (открытое акционерное общество с ограниченной ответственностью) учреждают с минимальным капиталом, равным ? 50 000; характеризуется оно следующим образом:

• весь капитал должен быть подписан акционерами, а половина его – оплачена на момент регистрации денежным вкладом. Если II пол. капитала оплачивают не денежными активами, то необходима оценка такого имущества независимым экспертом в Германии;

• минимальное число акционеров (физических и юридических лиц, резидентов и нерезидентов Германии) – 1, максимальное не ограничено;

• разрешен выпуск акций как именных, так и на предъявителя;

• акционеры свободны в передаче своих акций третьим лицам без соответствующего нотариального оформления;

• управлять обществом может как один директор (Geschaftsfuhrer), так и Совет директоров, состоящий только из физических лиц (резидентов или нерезидентов Германии). Один из директоров должен быть резидентом Европейского Союза;

• общество обязано сформировать наблюдательный Совет для контроля за деятельностью директоров;

• акционеры имеют право назначать и увольнять директоров в любое время, а также налагать любые ограничения на их права;

• ежегодные общие собрания должен протоколировать нотариус;

• общество вправе осуществлять любую легальную деятельность.

Gesellschaft mit beschrankter Haftung – GmbH (закрытая компания с ограниченной ответственностью) учреждают с минимальным капиталом, равным 25 000 евро; характеризуется она таким образом:

• весь капитал должен быть подписан участниками и оплачен на момент регистрации денежным вкладом;

• минимальное число участников (физических и юридических лиц, резидентов и нерезидентов Германии) – 1, максимальное не ограничено;

• компания не выпускает акции как таковые, и участие в ней определяется долями, которые могут выражаться только в виде именных сертификатов (выпуск сертификатов на предъявителя не разрешается);

• все участники свободны в передаче своих долей третьим лицам при соответствующем нотариальном оформлении, но в учредительном договоре компании не исключается положение о необходимости соответствующего решения общим собранием участников компании;

• управляет компанией либо один директор, либо Совет директоров, состоящий только из физических лиц (резидентов или нерезидентов Германии). Один из директоров должен быть резидентом Европейского Союза;

• если в компании более 500 служащих, то она обязана сформировать наблюдательный Совет;

• GmbH имеет право осуществлять любую легальную деятельность, за исключением банковской, страховой, перестраховочной и иной, связанной с риском неограниченного числа третьих лиц.

Offene Handelsgesellschaft – OHG (партнерство с неограниченной ответственностью) предполагает наличие равноправных партнеров, которые несут неограниченную ответственность по долгам и обязательствам своего предприятия. Управление предприятием лежит на генеральных партнерах, одному из которых полагается быть резидентом Европейского Союза.

Kommanditgesellschaft – KG (партнерство с ограниченной ответственностью) предполагает наличие как минимум одного генерального партнера с неограниченной ответственностью (который может быть компанией с ограниченной ответственностью) и одного или более партнеров с ответственностью, ограниченной заведомо определенной партнерами суммой. Управление бизнесом лежит на генеральных партнерах, одному из которых надлежит быть резидентом Европейского Союза.

Zweigniederlassung (филиал иностранной компании) – это экономически и территориально обособленное подразделение иностранного юридического лица в Германии. Как и все остальные виды предприятий в Германии, филиал должен быть зарегистрирован в Коммерческом регистре и налоговой службе того района Германии, где предполагается иметь юридический адрес и офис филиала. Регистрация филиала связана, главным образом, с надлежащим оформлением документов головной компании и их легализованным переводом на немецкий язык.

Филиал не является самостоятельным юридическим лицом, однако его хозяйственную деятельность следует организовать таким образом, чтобы обеспечить в дальнейшем самостоятельное финансовое существование. В головной компании выделяют филиалу имущество, утверждают положения о его деятельности, принимают решение о назначении руководителя филиала, который действует по выданной компанией доверенности.

Название филиала должно совпадать с названием головной компании. Дополнительно можно использовать слова: «отделение, Германия».

Существование только на бумаге для любого предприятия в Германии недопустимо: необходимо иметь развернутый офис (куда власти этой страны могли бы отправлять информацию, постановления и другие документы).

Для ведения деятельности в Германии предприятию может потребоваться лицензия, которую выдают исключительно на имя директора или управляющего – резидента Евросоюза.

Ведение бухгалтерского учета обязательно для всех видов предприятий в Германии. Все документы предприятий должны храниться в офисе компании и быть доступными для инспекции в любое время. В зависимости от того, признает ли налоговая служба Германии бизнес предприятия малым, средним или крупным, оно может быть обязано пройти аудиторскую проверку перед сдачей своей ежегодной отчетности.

Если предприятие оказывается в Германии банкротом, то директор или управляющий партнерством обязан в течение 3 недель с момента возникновения ситуации, когда предприятие не может платить по своим долгам и обязательствам, зарегистрировать соответствующее заявление в местном суде. Отсутствие такого заявления может повлечь уголовное преследование директоров и управляющих предприятий в Германии.

Как AG, так и GmbH уплачивает корпоративный налог на прибыль со своего всемирного дохода по ставке 25%. В налогооблагаемую прибыль включают и доходы филиалов немецких компании в иностранных государствах.

Филиал иностранной компании является плательщиком налога по ставке в 25% только на прибыль, полученную из источников в Германии.

Партнерство платит только местный налог (в том г.Германии, где партнерство имеет юридический адрес) на бизнес по льготной ставке от 13 до 21%. С точки зрения налогообложения не имеет значения, извлекает ли партнерство доход на территории Германии или за ее пределами.

Члены партнерства сами платят налоги пропорционально долям своего участия в предприятии, и, если партнеры – нерезиденты Германии, то налогов здесь они не платят.

Предприятия любой организационной формы в Германии платят налог на бизнес (Gewerbesteuer) в местный бюджет Земли регистрации, а ставка налога зависит от вида деятельности и ряда других факторов, определяемых местными органами регулирования бизнеса в этой стране.

Среди других налогов в Германии упомянем такие: налог на добавленную стоимость (Mehrwertsteuer – MWSt), ставка которого практически на все виды товаров и услуг в Германии равна 16%; налог на прирост капитала компании – 25%; налог на дивиденды – 20%; налог на проценты (в случае их выплаты банком в Германии) – 30%; налог на роялти – 25%.

Германия подписала соглашения об избежании двойного налогообложения с такими странами, как: Австралия, Австрия, Аргентина, Бангладеш, Бельгия, Берег Слоновой Кости, Болгария, Боливия, Бразилия, Венгрия, Венесуэла, Вьетнам, Греция, Дания, Египет, Зимбабве, Израиль, Индия, Индонезия, Иран, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Казахстан, Кения, Китай, Корея, Кувейт, Латвия, Либерия, Литва, Люксембург, Маврикий, Малайзия, Мальта, Марокко, Мексика, Монголия, Намибия, Нидерланды, Новая Гвинея, Новая Зеландия, Норвегия, Пакистан, Польша, Россия, Румыния, Саудовская Аравия, Сингапур, США, Таиланд, Тринидад, Тунис, Турция, Узбекистан, Украина, Уругвай, Филиппины, Франция, Черногория, Чехия, Швейцария, Шри-Ланка, Эквадор, Эстония, Югославия, Южно-Африканская Республика, Ямайка, Япония.

Германия > Приватизация, инвестиции > corpagent.com, 15 февраля 2008 > № 340814


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter