Всего новостей: 2495564, выбрано 783 за 0.143 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 ноября 2016 > № 1970436 Юрий Векслер

Почти всеобщий любимец

Юрий Векслер, Радио Свобода, США

60-летний социал-демократ Франк-Вальтер Штайнмайер, нынешний министр иностранных дел ФРГ, станет в феврале новым президентом страны, сменив на этом посту Йоахима Гаука. Об этом только что договорились ведущие партии страны, что делает избрание Штайнмайера на пост главы государства — в Германии это делают парламентарии — исключительно «делом техники».

В течение месяца Христианско-демократический союз канцлера Ангелы Меркель не оставлял попыток выдвинуть на освобождающийся в феврале 2017 года пост федерального президента собственного кандидата. Но наконец глава правительства Германии объявилa, что ее блок поддержит выдвинутого социал-демократами Франка-Вальтера Штайнмайера. За это боролся вице-канцлер и лидер социал-демократов Зигмар Габриэль — и он может считать себя победителем.

Официальная номинация последует в среду, когда кандидата в президенты публично представят в этом качестве главы трех партий «большой» правительственной коалиции: ХДС — Ангела Меркель, ХСС — баварский премьер Хорст Зеехофер и СДПГ — Зигмар Габриэль. Но все трое уже высказались на этот счет.

Ангела Меркель: «Господин Штайнмайер — политик-центрист, уважаемый как людьми бизнеса, так и обществом, как внутри страны, так и за рубежом. И по этим причинам он превосходный кандидат на президентский пост».

Зигмар Габриэль: «В такие времена, как нынешние, когда стало больше политических и социальных противоречий, нам нужен в качестве президента страны человек, который облечен доверием общества, способен преодолевать временную безъязыкость общества, и с которым большая часть общества может себя идентифицировать».

Хорст Зеехофер: «Я мог бы себе представить и иные кандидатуры, но существует ответственность перед страной. Франк-Вальтер Штайнмайер — прекрасный, отвечающий всем требованиям кандидат на высокий пост президента. Этот пост благодаря предыдущим президентам получил репутацию значимого и важного, и наше решение — воплощение ответственности по отношению к этой должности».

У депутатов от партий правительственного блока — достаточное большинство мест в парламенте, чтобы избрать Штайнмайера. За него, скорее всего, проголосуют и представители зеленых. А вот Левая партия не намерена его поддерживать и выдвинет хотя и безнадежного, но все же своего кандидата. Почему? Сопредседатель Левой партии Берндт Риксингер сказал о Штайнмайере: «Он был архитектором программы Герхарда Шредера „Агенда 2010“, которая миллионы людей сделала социальными аутсайдерами».

Будущий президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер стал известен более 20 лет назад в качестве правой руки Герхарда Шредера. Ныне он — самый популярный в стране социал-демократ. Штайнмайер был, по мнению многих, хорош на всех постах, которые ему доводилось занимать, в том числе в качестве министра иностранных дел. Его традиционное для немецких социал-демократов доброжелательное отношение к России, однако, не помогло ему остановить кризис на Украине, хотя Штайнмайер сделал многое для предотвращения нового витка военных столкновений в Донбассе.

Поддержка христианскими демократами кандидатуры Штайнмайера может удивить, так как еще летом партия Меркель подвергала его критике — за предложение смягчить санкции против России. Штайнмайер всегда выражается дипломатично. «Ничто не может стать причиной для отказа от контактов», «Не прекращать диалог» — вот его типичные высказывания. На доброжелательстве к России социал-демократов тонко играет Владимир Путин. Вот, например, как «мягко стелил» российский президент 22 сентября на встрече в Москве с главой СДПГ Зигмаром Габриэлем:

— ФРГ остается для нас одним из важнейших торгово-экономических партнеров. К сожалению, торговый оборот снижается… Но у нас очень много друзей в Германии. Несмотря на все сложности, которые возникают в политических сферах, они остаются нашими друзьями. Мы это знаем, видим и чувствуем. И наши немецкие друзья знают, что и мы остаемся их друзьями. Поэтому, опираясь на вот этот позитивный потенциал, мы и должны искать решения всех сложных вопросов.

Штайнмайер тем не менее не раз критиковал политику Москвы, однако в июне нынешнего года заявил: «Мы видим, что в Евросоюзе растет сопротивление продлению санкций против России». Это и было расценено как попытка добиться смягчения санкций. Кстати, согласно недавнему опросу, треть немцев выступает за отмену, еще треть — за смягчение санкций против России.

Сам будущий президент в понедельник в интервью газете Bild заявил: «Тот, кто знает меня, знает, что я никогда не подстраиваюсь под других и всегда высказываю неприятные для многих, неудобные вещи, которые порой не приносят одобрения и аплодисментов общественности. Я строю свою работу с уверенностью, что именно такая честная позиция и политика в конце концов побеждают». Согласно опросам, Штайнмайер — выбор не только политических партий. Именно его хотело бы видеть следующим президентом и большинство немцев.

Что известно о частной жизни Штайнмайера? Он женат, его супруга — судья по административным делам Эльке Бюденбендер. У них есть 22-летняя дочь. Штайнмайер вместе с семьёй живет в одном из самых престижных районов Берлина — Целендорфе. В 2010 году Эльке Бюденбендер пережила операцию по пересадке почки. Донором тогда стал ее муж, который в связи с этим был вынужден временно уйти с политической арены. В октябре 2010 года Штайнмайер вернулся к активной политической деятельности. Поступок политика сделал его еще более популярным.

Однако сама политика чужда сантиментам. Зигмар Габриэль уже завил, что он настаивает, чтобы Штайнмайера на посту министра иностранных дел сменил в феврале другой представитель его партии. Выдвижение социал-демократа в президенты Германии многие комментаторы считают политическим поражением канцлера Меркель, которая всего две недели назад лично сказала Штайнмайеру, что ее партия не будет за него голосовать. Надо заметить, что с президентскими кандидатами канцлеру давно уже «не везет». Нынешнего главу государства Йоахима Гаука она и ее партия поддержали вынужденно и только со второй попытки. А оба изначально поддержанных Меркель президента — Хорст Кёлер и Кристиан Вульф — оказались неудачливыми и досрочно покинули пост.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 ноября 2016 > № 1970436 Юрий Векслер


Китай. Германия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 16 ноября 2016 > № 1970039

Инициатива "Экономический пояс Шелкового пути и Морской Шелковый путь 21-го века" /"Пояс и путь"/ будет одной из главных тем на предстоящем 7-м Гамбургском саммите, сообщил здесь во вторник глава Офиса по связям Гамбурга в Китае Ларс Анке /Lars Anke/.

Гамбургский саммит, инициированный Торговой палатой Гамбурга, принадлежит к числу важных китайско-европейских экономических совещаний и нацелен на создание платформы справедливых обменов для содействия развитию дружественных связей между Китаем и ЕС.

По сообщению Ларса Анке, немецкие предприятия надеются на использование инициативы "Пояс и путь" в качестве благоприятного шанса для наращивания сотрудничества с китайскими коллегами.

Согласно статистике, к настоящему времени более 550 китайских предприятий открыли свои филиалы в Гамбурге, свыше 700 гамбургских предприятий установили торговые связи с Китаем. При этом на Гамбургский порт приходится половина товарооборота между Китаем и ФРГ. В 2015 году через Гамбургский порт между Китаем и Германией было отправлено 2,5 млн стандартных контейнеров грузов, что составило около трети общего объема контейнерных перевозок порта.

Китай. Германия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 16 ноября 2016 > № 1970039


Германия > Армия, полиция > dw.de, 15 ноября 2016 > № 1969510

В Германии проходит масштабная спецоперация против предполагаемых сторонников джихадистской группировки "Исламское государство" (ИГ). Мероприятия силовиков начались в 6.30 утра во вторник, 15 ноября, в десяти федеральных землях. Уже проведены обыски более чем в 200 квартирах и офисах, принадлежащих радикальной салафитской группировке "Истинная религия" ("Die wahre Religion"), которая массово раздает Коран в немецких городах, сообщает агентство dpa со ссылкой на источники в правоохранительных органах.

Основная часть операции проводится на западе страны и в Берлине. В Гессене обыскам подвергнуты 65 объектов, в том числе 15 во Франкфурте-на-Майне, в Северном Рейне - Вестфалии и в Баварии - примерно по 35 объектов, в Нижней Саксонии - 20, а в Баден-Вюртемберге - почти 15, в Шлезвиг - Гольштейне, Рейнланд-Пфальце и Гамбурге - примерно по пять и в Бремене - один объект.

По информации агентства dpa, министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер (Thomas de Maiziere) намерен запретить объединение "Истинная религия" и его мероприятия "Читай!", проводимые в городах ФРГ в пешеходных зонах. Власти ФРГ считают, что эти мероприятия противоречат конституции ФРГ и направлены на подрыв взаимопонимания между народами.

Германия > Армия, полиция > dw.de, 15 ноября 2016 > № 1969510


Белоруссия. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 14 ноября 2016 > № 1968114 Александр Томкович

Презентация книги "Чернобыльский шлях. От трагедии до Сада надежды" прошла вечером в четверг, 10 ноября, в Немецком фонде Маршала в Берлине. На ней присутствовали активисты чернобыльских инициатив из Германии, Швейцарии, а также из Беларуси. В интервью DW автор издания, белорусский журналист и писатель Александр Томкович рассказал об истории написания книги и поделился впечатлениями о презентации.

DW: О чем ваша новая книга?

Александр Томкович: Она о фонде "Детям Чернобыля", созданном Геннадием Грушевым. Эта организация больше всех занималась оказанием помощи пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Фонд отправил на оздоровление за границу 600 тысяч детей из пострадавших от радиации районов Беларуси. А ведь были еще программы лечения за рубежом тяжело больных детей с их родителями, миллионы тонн гуманитарной помощи жителям чернобыльской зоны, проекты для молодежи и так далее. Эта книга также о людях, которые посвятили себя помощи другим.

- Как возникла идея написания "Чернобыльского шляха"?

- Идея возникла довольно давно, мы обсуждали ее еще с основателем и руководителем фонда "Детям Чернобыля" Геннадием Грушевым. Но как-то дело все откладывалось на потом по разным причинам, потом Геннадий тяжело заболел. К сожалению, проект удалось реализовать только после его смерти.

Созданный Грушевым фонд, занимавшийся помощью пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС, - был крупнейшим не только в Беларуси, но и в мире. Фонд сделал намного больше, чем белорусские власти, которые вообще пытались замолчать последствия чернобыльской трагедии. Непосредственно на написание книги меня сподвигла Ирина Грушевая, которая стала не только вдохновителем, но в большой степени реализатором идеи, взяв на себя огромную организационную работу. Особенно это касается немецкоязычной версии книги.

- Какую главную мысль вы хотели донести до читателя?

- В прошлом году мы отмечали 70-летие победы в войне. В этом году было 30-летие катастрофы на ЧАЭС. 70 лет назад немцы воспринимались как враги. Через 30 лет после Чернобыля, а за это время Германия больше всех помогла белорусам преодолевать последствия ядерной трагедии, немцы воспринимаются нами как друзья. Именно добрые дела, совершаемые от всего сердца, способны примирить народы и страны.

- Как шла работа над книгой?

- Два года назад в Минске был прием по случаю очередной годовщины объединения Германии. Я поделился идеей написания с представителями посольства ФРГ и нашел понимание. Без поддержки МИДа этой страны появление белорусско-русскоязычного варианта "Чернобыльского шляха" едва ли было бы возможно.

При подготовке материалов мы с женой, она была и редактором, и корректором, и моим водителем, проехали по территории Беларуси более 5 тысяч километров. А моими соавторами стали 42 человека, среди которых лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич и известный поэт Владимир Некляев.

- Что вас больше всего поразило во время работы над книгой?

- Во-первых, то, что спустя тридцать лет после трагедии на ЧАЭС в Беларуси в богом забытых местах еще остаются люди, которые продолжают работать по чернобыльской проблематике. Во-вторых, поразило, что дети, которые сегодня ездят на оздоровление за границу по линии других фондов или госорганизаций, когда их спрашиваешь, не знают, почему они туда едут. Они говорят: мы отличники, поэтому нас поощрили поездкой. О Чернобыле они ничего не слышали.

А учителя в этих местах как будто ежа проглотили: для них упоминание о Чернобыле смерти подобно. Понятно, что таковы государственные идеологические установки. И это поразило больше всего. В этом и отличие от работы фонда Грушевого, где всегда разъясняли детям и взрослым, зачем и почему они едут за границу, информировали об ужасных последствиях катастрофы на ЧАЭС.

Сейчас белорусские власти убеждают жителей страны, что у нас с Чернобылем покончено, все в этом плане уже хорошо, атомной энергетики бояться не стоит, поэтому в Островце строится Белорусская АЭС. Хотя, как говорила Светлана Алексиевич, в нашей стране уже невозможно найти человека, у которого кто-то из родственников или знакомых не умер от онкологии. А ведь все это именно последствия Чернобыля.

- Немецкоязычный вариант вашей книги отличается от белорусско-русскоязычного - он вдвое больше. Чем это объяснить?

- Во-первых, Ирина Грушевая, которая занималась немецкоязычным изданием, расширила его содержательно. Во-вторых, в нем появилось много новых фотографий. Кроме того, некоторые вещи, понятные белорусам, нужно было расшифровывать для зарубежного читателя. Есть и другие моменты.

- На презентацию издалека приехали многолетние партнеры фонда "Детям Чернобыля". Многие из них уже в весьма солидном возрасте. Какие у вас впечатления от презентации?

- Чувствовалось, что здесь были не случайные люди, а те, кто принял чернобыльскую проблему близко к сердцу еще много лет назад, кто оказал огромную помощь белорусам, особенно детям из пострадавших районов. Хотя сегодня некоторым из этих людей уже хорошо за 80 лет, они продолжают работать на этой стезе в меру своих сил и возможностей. Так что презентация прошла в чисто семейной обстановке. Не чувствовалось разницы между белорусами, немцами и швейцарцами.

Меня поразил один момент. В Германии и Швейцарии люди в возрасте продолжают оставаться активными, участвуют в общественной работе. Они и в 90 лет могут путешествовать и вести активный образ жизни. Я не могу себе представить белорусскую бабушку в таком возрасте, которая занималась бы подобным - помогала решать проблемы других людей, планировала путешествия, строила планы на годы вперед.

Мне за наших пожилых людей обидно - они заслужили счастливую жизнь не меньше, чем их сверстники из развитых стран. А перед теми старыми друзьями фонда "Детям Чернобыля", которые и сегодня продолжают свою работу, я просто преклоняюсь и снимаю шляпу. У них очень доброе сердце.

Белоруссия. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 14 ноября 2016 > № 1968114 Александр Томкович


Ватикан. Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 11 ноября 2016 > № 1966144

По случаю приближающегося окончания внеочередного Юбилейного года в римско-католической церкви папа римский Франциск принял в Ватикане 4 тысячи бездомных из более чем 20 стран, в их числе - 600 человек из Германии. На состоявшейся в пятницу, 11 ноября, встрече в зале для аудиенций в Ватикане понтифик говорил о чувстве достоинства у обделенных судьбой людей. "Нам нужно создать бедную церковь для бедных", - сказал понтифик в своей речи.

Папа римский попросил у участников аудиенции прощения, "если вдруг его слова обидели их", и призвал их простить тех христиан, которые при виде бездомных "отворачивают взгляды". Франциск заявил, что бездомные должны стать миротворцами и сравнил их положение с жизнью Иисуса Христа, напомнив о лишениях, которые пришлось претерпеть его семье. По словам главы римско-католической церкви, бедность является краеугольным камнем Евангелия.

12 ноября для участников паломнической поездки для бездомных и малоимущих будет играть в Ватикане пианист, композитор и лауреат премии "Оскар" Энио Морриконе. В завершение для паломников устроят обед в столовой католической благотворительной организации Caritas у римского вокзала Термини. 13 ноября папа римский отслужит мессу для бездомных. Внеочередной Юбилейный год римско-католической церкви завершится 20 ноября.

Ватикан. Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 11 ноября 2016 > № 1966144


Франция. Германия. ЦФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 9 ноября 2016 > № 1962903

"Синертек" вышел на старт

Елизавета Титаренко

Совместное российско-европейское предприятие "Синертек", учредителями которого является АО "Российские космические системы", французская корпорация Airbus Defence and Space (Airbus DS) и немецкая Tesat Spacecom GmbH, в январе 2017 г. начнет серийное производство твердотельных усилителей мощности (ТТУМ) для спутников навигации, связи и дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). Производственная площадка "Синертека" расположена в Москве, на первых порах предприятие намерено выпускать до 40 усилителей в год, позже увеличит объем. Эти приборы "Синертек" будет поставлять как российским, так и европейским заказчикам. Кроме того, в дальнейшем "Синертек" планирует расширить номенклатуру производимых изделий.

Сборочно-испытательный центр "Синертека" расположен на Бауманской улице в Москве и занимает площадь 1000 кв.м. Он оснащен высокотехнологичным оборудованием, а также специальной "чистой" зоной для проведения всего цикла работ по сборке и испытаниям ТТУМ. В этом году "чистые помещения" прошли сертификацию в соответствии с требованиями и стандартами Airbus DS. Вчера предприятие посетили премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, вице-премьер Дмитрий Рогозин, глава Минпромторга Денис Мантуров и генеральный директор "Роскосмоса" Игорь Комаров.

Как рассказал журналистам заместитель гендиректора РКС и гендиректор ООО "Синертек" Евгений Нестеров, "Синертек" обеспечит выпуск высоконадежных изделий с гарантированным сроком существования 15 лет и более - такой срок могут обеспечить единицы корпораций. ТТУМ - первый продукт, производство которого начато на площадке русско-французско-немецкого предприятия в интересах космической индустрии России. ТТУМ - это ключевые элементы передающих устройств в спутниках навигации, связи, ДЗЗ. Они усиливают сигнал на борту космических аппаратов, благодаря чему обеспечивается качественная работа абонентских терминалов на Земле. "В дальнейшем мы предполагаем расширение производственной линейки до бортовых компьютеров, блоков управления электрореактивным двигателем, конверторов частот и др.", - говорит он.

"На развертывание производства ушло немало времени. Подготовка "чистых комнат" заняла у "Синертека" около полугода. До этого "Синертек" потратил три года на реконструкцию помещения: год - на проектирование и согласование и два года - на настройку и запуск оборудования", - пояснил Евгений Нестеров. По его словам, российская сторона построила помещения, а французская - передала знания, технологии и инструкции по изготовлению приборов. "Вся продукция, которая выходит из этого цеха, имеет статут одобренной Airbus DS. Например, плата для низкочастотного электронного модуля усилителя ГЛОНАСС сделана из материала, который в России не производится, - из полиамида. В России для этих целей используется стеклотекстолит. Однако полиамид более стоек к термическим и механическим воздействиям", - пояснил Евгений Нестеров.

Сейчас в "Синертеке" идет завершающий этап освоения европейских технологий российскими инженерами. Евгений Нестеров отметил, что вместе с ними работают коллеги из Великобритании и Франции, кроме того, российские испытатели прошли обучение в Портсмуте. По его словам, серийное производство "Синертек" начнет в январе 2017 г. "Первые испытанные летные образцы мы поставим в конце 2017 г. для компании РКС, а дальше они будут использоваться в космических аппаратах по программам "Роскосмоса", - уточнил Евгений Нестеров. Кроме того, "Синертек" уже согласовал с Airbus поставки произведенной им продукции во Францию, своему европейскому акционеру. "Мы также смотрим и на страны вне России и Европы, на Индию и Китай", - добавил он.

Специалисты Airbus DS провели инспекции производственных и испытательных мощностей "Синертека" и подтвердили, что предприятие полностью выполнило все требования на соответствие международным производственным стандартам. "Созданное совместно с Airbus DS производство полностью соответствует международным требованиям. Мы приступили к локализации и готовы с января 2017 г. начать серийное изготовление уникальных твердотельных усилителей мощности для отечественной космической индустрии", - заявил генеральный директор РКС Андрей Тюлин. Повышение срока активного существования бортовой аппаратуры позволит оптимизировать значительные финансовые средства на поддержание орбитальных систем.

Глава Airbus DS в России Владимир Терехов уверен, что синергетический эффект от объединения компетенций двух компаний позволит в ближайшее время создавать надежную продукцию не только для российского, но и для мирового рынка космической техники. "Космическая деятельность имеет глобальный характер, и сотрудничеством с российским партнером мы еще раз подчеркиваем нашу приверженность духу подлинной международной кооперации", - отметил он.

Как ранее сообщал ComNews, ООО "Синертек" (название расшифровывается как "Синергия европейских и российских технологий") было создано в 2005 г. для развития сотрудничества предприятий космической промышленности России и Европы в разработке и использовании современных инновационных технологий производства бортовой аппаратуры космических аппаратов. РКС владеет 51% "Синертека", два других акционера - по 24,5%. В 2009 г. учредители "Синертека" согласовали техническое задание на разработку проекта по созданию "чистых помещений" для производственного комплекса. В 2010 г. началась реконструкция производственных мощностей, "Синертек" подписал с Airbus DS меморандум о взаимопонимании по вопросам передачи технологий и заключил контракт на предварительную стадию передачи технологий. В 2011 г. "Синертек" закупил линейку технологического оборудования для производственного комплекса.

Однако в 2012 г. правоохранительные органы установили факты хищения руководством "Синертека" бюджетных средств, выделенных в рамках федеральной целевой программы ГЛОНАСС в размере не менее 85 млн руб., за якобы выполненную научно-исследовательскую работу, а 13 мая 2013 г. по данному факту было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере (см. новость ComNews от 20 мая 2013 г.). Бывший и тогда еще действующий генеральные директора компании "Синертек" Владимир Полишкаров и Евгений Моторный были арестованы. Как сообщала газета "Известия", бывшие руководители РКС и "Синертека" обвиняются (на сегодняшний день осуждены двое, еще 15 фигурантам предъявлены обвинения) в выводе и присвоении денег, выделенных на опытно-конструкторские работы.

Как следует из материалов "Синертека", в 2012 г. предприятие завершило работы по реконструкции помещений и монтажу технологического оборудования, Airbus разработал и передал конструкторскую и технологическую документацию, комплект деталей и материалов для изготовления опытных образцов ТТУМ. В 2015 г. шла подготовка "чистых комнат" для сертификации в Airbus, а в 2016 г. произошла сертификация и началось обучение персонала.

Франция. Германия. ЦФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 9 ноября 2016 > № 1962903


Россия. Германия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 9 ноября 2016 > № 1962900

Облака SAP плывут в Россию

Мария Андреева

Немецкая компания SAP перенесла облачное решение SAP Integrated Business Planning (SAP IBP) в российский дата-центр. В компании заявили, что решение разместить SAP IBP в российском дата-центре принято из-за потребности отечественных клиентов хранить данные на территории РФ и востребованности этого продукта среди российских заказчиков. Это уже четвертая группа продуктов, которая была перенесена компанией в отечественный ЦОД. Сейчас компания прорабатывает проекты по переносу других решений в российские ЦОДы. В SAP заявили, что к 2018 г. объем клиентских контрактов по облачным сделкам сравняется или даже превысит количество контрактов по классическим сделкам.

О переносе облачного решения SAP IBP в российский дата-центр (ЦОД, открытый SAP совместно с ПАО "Ростелеком" в 2014 г.) компания сообщила вчера. Отметим, что первым облачным решением, которое SAP перенесла в российский ЦОД в 2014 г., стало SAP HANA Enterprise Cloud. Вторым и третьим решениями, перенесенными в отечественные ЦОДы в 2015 г., стали SAP Ariba (специальная система по управлению закупками), а также SAP SuccessFactors (решение, используемое в работе HR-служб).

Четвертой группой продуктов стала SAP IBP. Решение дает клиентам функционал для составления комплексных планов поставок, производства, продаж и включает следующие модули: центр управления цепочками поставок, планирование продаж и операций, прогнозирование и планирование спроса, оптимизация уровня запасов, управление поставками. Всего в портфолио компании около 20 облачных решений в более чем 30 странах мира. По словам заместителя генерального директора SAP СНГ Андрея Шарака, этому решению в России уже полтора года.

Напомним, что с 1 сентября 2015 г. вступил в силу Федеральный закон от 21 июля 2014 г. №242-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях", обязывающий компании хранить информацию о персональных данных россиян на серверах, расположенных в России.

Представитель SAP отметил, что если предыдущие три решения компания перенесла в российские ЦОДы в первую очередь из-за 242-ФЗ, то решение разместить SAP IBP в российском дата-центре возникло из-за потребности клиентов хранить данные на территории РФ и востребованности этого продукта среди российских заказчиков. "Многие клиенты, вплоть до психологического момента, желают, чтобы данные не находились по ту сторону границы", - поделился Андрей Шарак.

"Перенос SAP IBP - часть облачной стратегии SAP по адаптации наших продуктов на территории РФ. Мы планомерно размещаем свои флагманские решения в российском дата-центре и будем продолжать этот процесс. По нашим оценкам, использование современных технологий для управления запасами, изменения скорости движения товаров в логистической сети и оптимизации прогнозирования позволит российским компаниям увеличить продажи как минимум на 5%", - прокомментировал Андрей Шарак.

Он также отметил, что в следующем году компания представит открытие новых решений в российских ЦОДах. "Причем даже не одно - более чем одно", - уточнил Андрей Шарак.

Цитируя квартальный отчет компании, Андрей Шарак отметил, что облачные технологии сегодня - это самое быстрорастущее направление в структуре корпорации SAP.

Представитель компании подчеркнул, что облачный бизнес компании в России сейчас растет на "сотни процентов" ежегодно. Он уверил, что к 2018 г. в РФ количество облачных контрактов сравняется или даже превысит объем контрактов по классическим сделкам.

Отметим, что SAP совместно с ПАО "Ростелеком" открыл свой ЦОД на площадке Национального исследовательского центра "Курчатовский институт" в 2014 г. (см. новость ComNews от 24 декабря 2014 г.).

В беседе с корреспондентом ComNews представитель пресс-службы SAP добавил, что резервные копии данных расположены также в российском ЦОДе DataLine. "Но ни сотрудники "Ростелекома", ни DataLine не имеют доступа к данным SAP. Мы просто арендуем у этих компаний помещение", - уточнили в пресс-службе. Андрей Шарак по этому поводу добавил, что всего у компании в РФ около 100 стоек.

Рассуждая о росте количества крупных зарубежных компаний, хранящих данные российских клиентов, первый заместитель генерального директора DataLine Алексей Севастьянов отмечает, что запросы от зарубежных компаний есть. "Но мы не наблюдаем лавинообразного роста. Доля таких заявок в общем потоке - не более 20%", - рассказал в беде с корреспондентом ComNews представитель DataLine.

Что касается переносов облачных решений в российские ЦОДы, Алексей Севастьянов считает, что пока рано говорить о каком-то заметном влиянии на весь рынок, так как этот процесс только стартовал. "Из крупных игроков пока только SAP предпринимает активные шаги по переносу своих облачных решений на мощности российских дата-центров", - отметил он. При этом принятые поправки к закону "О персональных данных" повлияли на ход деятельности компании, хотя и незначительно. В частности, как отмечает представитель DataLine, появились запросы информационного характера от зарубежных компаний, но больших изменений на рынке не произошло. "Во многом это связано с тем, что бизнес по-прежнему занимает выжидательную позицию и не предпринимает пока активных действий", - считает он.

Увеличение спроса со стороны зарубежных компаний наблюдается и у компании "Крок" (ЗАО "КРОК инкорпорейтед"). Как отметил в беседе с корреспондентом ComNews руководитель виртуального дата-центра компании "Крок" Максим Березин, увеличение спроса со стороны зарубежных заказчиков на услуги дата-центра "Крок" особенно заметно в последние полтора года. "Иностранные компании составляют половину всех наших облачных заказчиков, размещая в ЦОДе бизнес-приложения, использующие персональные данные граждан РФ, в полном соответствии с требованием законодательства", - сказал Максим Березин.

Среди крупных зарубежных компаний, хранящих данные россиян в "Кроке", представитель компании привел в пример проект по быстрой миграции в облако "Крок" платформы цифрового маркетинга ИТ-компании Teradata. "Благодаря локализации российские клиенты компании получили возможность использовать облачное решение согласно требованиям закона и гибко масштабировать его в своих интересах без необходимости покупки дополнительного серверного оборудования", - поделился он. Кроме того, как добавил Максим Березин, в текущем году "Крок" реализовал ряд проектов по переносу персональных данных для крупнейшего мирового автопроизводителя, ряда международных FMCG-компаний и сетевого ритейла.

В компании считают, что миграция облачных решений зарубежных заказчиков в сеть дата-центров "Крок" обеспечила рост потребления облачных услуг более чем на 50%. "Заказчики стремятся соответствовать требованиям регулятора в части хранения и обработки персональных данных, размещая свои вычислительные мощности в надежном ЦОДе на территории России", - отметил Максим Березин, добавив, что тренд сохранится в 2017 г. и рост спроса на услуги российских ЦОДов продолжится. "Мы ожидаем увеличения потребления наших облачных услуг", - сказал он.

В разговоре с корреспондентом ComNews представитель "Крок" подчеркнул, что поправки к федеральному закону "О персональных данных" также оказали влияние на деятельность компании, обеспечив приток новых заказчиков из отраслей, традиционно связанных с обработкой персональных данных пользователей, - онлайн-ритейла и FMCG-рынка.

Эксперты J'son & Partners Сonsulting отмечают, что об итогах 2016 г. в части роста рынка коммерческих дата-центров в России говорить пока рано.

"Мы наблюдаем разнонаправленные тренды не только в том, что касается реализации новых проектов, но и в самой структуре оказания облачных услуг. Безусловно, появление на российском рынке крупных зарубежных провайдеров облачных услуг в целом способствует повышению качества сервиса ЦОДов, расположенных на территории нашей страны", - считают в компании. Однако в J'son & Partners Сonsulting называют целый ряд тенденций, которые вызывают серьезное беспокойство. "Экономический кризис в краткосрочной перспективе способствует повышению интереса к публичным облакам (перенос CAPEX на OPEX), однако снижение деловой активности приводит к сокращению числа транзакций, что, в свою очередь, уменьшает потребность в ИТ-решениях. Кроме того, бюджеты заказчиков в большинстве случаев остались на прежнем уровне либо даже сократились. Более четверти новых договоров об оказании облачных услуг в 2016 г. так или иначе были связаны с переносом инфраструктуры из-за рубежа", - рассказали корреспонденту ComNews аналитики.

Эксперты считают, что говорить о том, что большое число иностранных провайдеров всерьез интересуются инвестициями в российские площадки, сейчас не приходится. Помимо этого, над сегментом нависла угроза монополизации и возникновения "гособлаков" на фоне банкротства многих независимых провайдеров.

Что касается перспектив на 2017 г., как говорят в J'son & Partners Сonsulting, согласно уже опубликованным анонсам, до конца следующего года в России должны быть введены в эксплуатацию мощности новых ЦОДов суммарной площадью более 100 тыс. кв.м, а рост расходов пользователей на один только публичный IaaS составит без малого 40% в рублевом выражении. С другой стороны, немалый вклад в рост рынка обеспечивают заказчики из госсектора, которые фактически обходят ограничения на закупки иностранного ПО и "железа", обращаясь к провайдерам облачных услуг, использующим эти решения. "Поэтому говорить о том, что рост рынка обусловлен повышением его зрелости или становлением "индустрии 4.0", едва ли приходится", - заключили в J'son & Partners.

Россия. Германия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 9 ноября 2016 > № 1962900


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 ноября 2016 > № 1970763 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на открытии конференции «Потсдамские встречи», Москва, 8 ноября 2016 года

Большое спасибо. Надеюсь, я не нарушил плавное течение дискуссии. Несколько слов для протокола. Мы искренне ценим сотрудничество, которое развивается под эгидой Потсдамских встреч. Я признателен за приглашение на этот формат. Ценим усилия Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова и Германо-Российского Форума по организации этих мероприятий.

Эта площадка неизменно собирает авторитетный состав участников, создает условия для обсуждения самых актуальных вопросов двусторонней и международной повестки дня. По большому счету, она стала неотъемлемой составляющей взаимодействия по линии гражданских обществ России и Германии. Безусловно, в нынешней ситуации на европейском континенте, да и в мире в целом особенно востребованы усилия, которые помогают преодолеть стереотипы и уйти от «затертых штампов», от черно-белого восприятия действительности.

Тема, которую вы сегодня обозначили – «Европа от Лиссабона до Владивостока: безальтернативный путь к стабильности в Европе» – безусловно, звучит весьма актуально. Мы неоднократно говорили, что после окончания «холодной войны» был упущен уникальный и реальный шанс раз и навсегда покончить с ее наследием, окончательно стереть разделительные линии, обеспечить нашему общему континенту мир и процветание на благо нынешнего и будущих поколений. Для этого имелись все необходимые предпосылки, идеологические разногласия были устранены, а олицетворявшая их Берлинская стена разрушена.

О том, почему не удалось тогда достичь успеха на этом пути, подробно говорил Президент В.В.Путин на заседании дискуссионного клуба «Валдай» 27 октября. Со своей стороны отмечу, что наша страна внесла крупный вклад в устранение наследия эпохи конфронтации, в том числе путем вывода войск и вооружений из Германии, государств Восточной Европы и Прибалтики. Все эти годы делали максимум возможного для упрочения взаимопонимания, продвижения плодотворного взаимовыгодного сотрудничества в самых различных областях – от экономики и торговли до кризисного регулирования и борьбы с терроризмом.

Наверняка, многие из здесь присутствующих помнят, что в 2008 году мы выступили с инициативой заключить Договор о европейской безопасности, который кодифицировал бы соответствующие политические обязательства о равной и неделимой безопасности, торжественно провозглашенные в конце девяностых – начале двухтысячных годов и в ОБСЕ, и в рамках Совета Россия-НАТО. К сожалению, проект этого договора был отвергнут, поскольку члены НАТО решили, что юридические гарантии безопасности могут иметь только те, кто присоединится к Северооатлантическому альянсу. Это была намеренная линия, курс на сохранение разделительных линий в Европе. Последствия этого менталитета до сих пор никуда не исчезли. На обеспечение устойчивого развития всех государств Европы были нацелены и наши шаги по реализации масштабных инфраструктурных проектов, в том числе в сфере энергетики, включая «Северный поток». На это же работало и наше предложение сформировать в перспективе российско-есовский энергоальянс. Мы настойчиво побуждали партеров ликвидировать визовые барьеры – очевидный анахронизм, сдерживающий расширение торгово-инвестиционных, культурно-гуманитарных связей, контактов между людьми.

К сожалению, наше искреннее стремление наладить широкое партнерство (а мы действительно искренне стремились к этому), наше желание сделать его подлинно стратегическим не получило должной поддержки со стороны государств Запад. Не буду обобщать, кое-кто был готов пойти на встречу, но блоковая солидарность, дисциплинированная позиция «все или никто» в итоге заставила наших западных партнеров отреагировать отрицательно и остаться на позиции мышления категориями «свой» – «чужой». Как вы знаете, – об этом недавно много говорилось, – заверения о том, что НАТО не будет расширяться на Восток, остались пустыми словами. В рамках программы «Восточное партнерство» предпринимались попытки поставить страны постсоветского пространства перед искусственным выбором «с нами или против нас», что опять-таки означало логику «игры с нулевым результатом».

В целом, как только Россия вышла на путь поступательного развития, преодолев последствия кризисных девяностых годов, мы столкнулись с новым изданием направленной против нас «политики сдерживания». Среди прочего, проявлениями такой линии стали поддержанный Вашингтоном и Брюсселем государственный переворот и вооруженный захват власти на Украине, введение односторонних антироссийских санкций. В этом же русле осуществление планов США по развертыванию европейского сегмента глобальной системы противоракетной обороны, действия НАТО по форсированной милитаризации регионов Восточной Европы, Прибалтики, акваторий Черного и Балтийского морей.

Европейская элита, безусловно, обсуждала это развитие событий. Мы следили за этими дискуссиями. В итоге результат на данный момент, по крайней мере, состоит в том, что в своем большинстве европейская элита не смогла противиться давлению из-за океана и встроилась в антироссийский контекст. При этом сама Европа (это не секрет) отнюдь не наращивает свой вес в мировых делах, сталкивается с целым рядом серьезных вызовов – от последствий финансово-экономического кризиса до роста террористической угрозы и массового притока мигрантов. Очевидно, что в современном взаимосвязанном мире создать отдельные островки безопасности больше не удастся, и общие для всех проблемы – в этом мы лишний раз убеждаемся каждый день – можно решать только сообща.

Мы последовательно исходим из того, что без объединения потенциалов всех государств обеспечить Европе, включая Евросоюз, достойное место в новой полицентричной системе мироустройства вряд ли получится. Кстати, история не раз наглядно демонстрировала, что попытки изолировать Россию неизменно приводили к тяжелым последствиям для всего континента, в то время как активное вовлечение нашей страны в его дела сопровождалось длительными периодами стабильности.

Для того, чтобы построить «Большую Европу» от Атлантики до Тихого океана, а это другой способ изложить ту тему, которую вы сегодня выбрали, необходимо выполнить ряд условий. Прежде всего, не на словах, а на деле приступить к созданию архитектуры равной и неделимой безопасности, как это зафиксировано в уже упомянутых мною решениях ОБСЕ и Совета Россия-НАТО. Следует договориться о том, чтобы неукоснительно соблюдать международное право, включая принципы национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела, отказаться от поддержки смены власти в других государствах неконституционным путем.

Президент В.В.Путин неоднократно подтверждал нашу готовность к такого рода договоренностям, переподтверждению всех обязательств, вытекающих из Устава ООН. Он говорил об этом в ходе упомянутого мной заседания клуба «Валдай» в Сочи. Неоднократно наш руководитель подтверждал и готовность к формированию общего экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока. Мы считаем, что для реализации этой стратегической задачи есть все необходимые предпосылки. Это единые цивилизационные и культурные корни, высокая степень взаимодополняемости экономик, приверженность единым правилам торговли в соответствии с нормами ВТО, заинтересованность в поиске путей инновационного роста.

В этом плане особое значение мы придаем теме, лозунгу, задаче, которую можно обозначить как «интеграция интеграций», то есть налаживание практического взаимодействия между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом. В октябре 2015 г. соответствующий документ, который был подготовлен ЕАЭС был передан в Еврокомиссию с предложением начать дискуссии на его основе. По-прежнему ожидаем содержательного ответа от наших коллег в Брюсселе.

Разумеется, строительство «общеевропейского дома» не увенчается успехом без обеспечения свободы передвижения граждан (под этом, кстати, мы все подписались еще в Хельсинском Заключительном акте), защиты прав национальных меньшинств, бескомпромиссной борьбы с любыми формами и проявлениями расизма, ксенофобии, агрессивного национализма, шовинизма.

Сегодня необходимо приложить энергичные усилия по восстановлению взаимодоверия в Европе, серьезно подорванного в результате внутриукраинского кризиса. Все мы согласны с тем, что на повестке дня остается скорейшее и полное выполнение Минских соглашений, в рамках которых, как мы знаем, Киев взял на себя совершенно конкретные обязательства предоставить Донбассу особый статус, закрепив его в конституции Украины, принять закон об амнистии, провести местные выборы. Подчеркну, что речь идет о базовых европейских стандартах, предусматривающих для граждан право на местное самоуправление, на беспрепятственное использование родного языка. Россия заинтересована в разрешении конфликта у своих границ больше, чем кто бы то ни было, несмотря на то, что периодически вы слышите утверждения, будто мы хотим искусственно этот конфликт затягивать, сохраняя его в подогретом или подмороженном состоянии навсегда. Это попытки негодными средствами свалить проблемы с больной головы на здоровую.

В заключение несколько слов о российско-германских отношениях. Мы убеждены, что поступательное развитие этих связей отвечает коренным интересам наших народов, является важным фактором поддержания европейской безопасности и стабильности.

Мы заинтересованы в сохранении и приумножении накопленного за долгие годы позитивного потенциала взаимодействия, последовательно выступаем за поддержание и углубление равноправного, взаимоуважительного диалога. Готовы обсуждать самые различные инициативы и предложения, в конструктивном ключе решать имеющиеся вопросы.

Знаем, что сегодня в Германии растет осознание безальтернативности нормализации отношений с Россией (в свою очередь, мы в этом убеждены), необходимости полноформатного восстановления успешно зарекомендовавших себя форматов сотрудничества. Мы регулярно получаем соответствующие сигналы от представителей германской общественности, бизнес-сообщества, рядовых граждан. Всячески приветствуем такой настрой. Смею вас заверить, что мы такой позитивный настрой ничем не провоцируем, кроме публичного изложения нашей готовности к нормальным взаимоуважительным отношениям.

Радует, что по-прежнему развиваются межпарламентские, межведомственные, межрегиональные связи, контакты между общественностью в культурно-гуманитарной, научно-образовательной и историко-мемориальной сферах. В июне нынешнего года под патронатом министров иностранных дел России и Германии – Ф.-В.Штайнмайера и вашего покорного слуги – стартовал российско-германский Год молодежных обменов, который принял эстафету от завершившихся в прошлом году «перекрестных» Годов русского и немецкого языков и литературы. Отрадно, что возобновил работу Форум общественности «Петербургский диалог», эта важнейшая площадка в деле углубления контактов по линии народной дипломатии. Отмечу наше удовлетворение тем, что попытки изменить нацеленность этого формата на продвижение отношений в позитивном ключе, превратить его в некое подобие отношений между учителем и учеником были мудро отставлены в сторону. Форум сохранил свою конструктивную направленность.

Полезный вклад в общую работу, как я уже сказал, вносят и Потсдамские встречи. Рассчитываю, что ваша нацеленность на диалог, учитывая высокую интеллектуальную насыщенность дискуссий, будет помогать находить оптимальные ответы на те непростые проблемы, с которыми мы все сегодня сталкиваемся и от которых, как я понимаю, никто из присутствующих не испытывает удовлетворение.

Еще раз хотел бы пожелать вам конструктивных дискуссий.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 ноября 2016 > № 1970763 Сергей Лавров


Германия. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 2 ноября 2016 > № 1955947 Пьер Бутен

«У российских клиентов все-таки есть деньги»

В Volkswagen рассказали, как будут меняться цены на автомобили марки

Алина Распопова

Volkswagen будет повышать цены на российском рынке, но постепенно. Пока же автомобили в России стоят дешевле, чем в Европе или США. Об этом в интервью «Газете.Ru» заявил руководитель марки в России Пьер Бутен. Он рассказал о том, почему «дизельгейт» не сказался на репутации бренда в глазах местных потребителей, о планах по локализации новых моделей, о сотрудничестве с агрегаторами такси и трендах на авторынке.

За девять месяцев текущего года самой продаваемой моделью среди европейских брендов на российском рынке стал седан Polo, выпускаемый под брендом Volkswagen. Продажи модели, по данным «Автостата», выросли на 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составили 34 508 машин. Всего же, согласно отчету Комитета автопроизводителей АЕБ, за это время марка продала в России 52 663 автомобиля и находится на шестом месте в топ-10 лидеров на российском авторынке. О планах бренда в России, локализации производства и о возможном повышении цен «Газета.Ru» побеседовала с руководителем марки в России Пьером Бутеном.

— Оценивая глобальные мировые тенденции, когда развитие направления электрокаров и автомобилей с автопилотом рассматривается как уже совсем близкое будущее, можно сказать, что Россия находится от происходящего в стороне. Почему так происходит?

— Во всех отраслях, не только в автопромышленности, есть разные стадии развития. Какие-то направления в ряде стран оказываются более развиты и востребованы. Volkswagen — это международная компания. С точки зрения развития бизнеса мы внимательно следим за тем, что в дальнейшем принесет выгоду от наших инвестиций. Однако мы не лишаем никакие рынки новых возможностей. Я согласен с тем, что направление электрокаров не будет развиваться в России такими же темпами, как это ожидается в странах Западной Европы, и тем не менее мы тестируем на российском рынке, например, электрокар e-Golf. Мы ведем бизнес в России, инвестируем в эту страну, и мы будем предлагать покупателям то, что они хотят непосредственно сейчас, а кроме этого, и новые технологии.

Если бы электрокары действительно были основным объектом спроса в России уже завтра, мы бы уже не инвестировали в производство бензиновых двигателей в Калуге.

— Чего же сейчас хотят покупатели в России, когда кризис пока не отступил?

— Инфляция, обесценение рубля оказало негативное влияние на доходы россиян.

Один из заметных трендов — переключение спроса на более доступные модели, на подержанные машины. Это заставляет нас предлагать новые продукты с учетом указанных особенностей.

Тем не менее российские клиенты по-прежнему хотят приобретать автомобили, и около 30% продается через различные спецпрограммы. В целом бюджетные автомобили — это важно. Однако у многих клиентов в России все-таки есть деньги, что позволяет нам предлагать покупателям и более премиальные продукты.

— Какая ситуация с производственными мощностями в Калуге и какие новые модели Volkswagen может начать производить в России?

— Сейчас в Калуге мы собираем модели Polo и Tiguan. И мы продолжаем инвестировать в производство новых версий этих моделей. Например, это Polo GT. Именно в России мы первыми предложили клиентам Polo GT в кузове седан.

Также мы будем производить в Калуге новое поколение Tiguan — первые автомобили появятся у официальных дилеров в начале 2017 года.

Если же посмотреть на дальнейший план, то у нас, конечно, есть новые продукты для России, но сейчас рано говорить о деталях.

— Сейчас все идет к тому, что бренд Volkswagen стремится стать максимально чистым, легким, и в будущем марка хочет сконцентрироваться именно на производстве электрокаров. Как, вы думаете, на такое отреагируют люди, все ли захотят иметь только электрокары?

— На прошедшем Парижском автосалоне мы действительно сфокусировались на электромобилях. Но они будут составлять около 25% от нашего общего объема продаж к 2025 году. То есть далеко не 100%. И мы продолжаем инвестировать в гибриды, в автомобили как с бензиновыми, так и с дизельными моторами. Современное законодательство и экологические нормы подталкивают автопроизводителей к совершенно новым решениям. Поэтому Volkswagen все больше инвестирует в развитие электрокаров, гибридов, в другие технологии. Такие решения не принимаются за одну ночь. У нас было проведено множество исследований, мы выясняли, что же нужно нашим покупателям и что мы можем им предложить, чтобы дать им то, чего они хотят, и сделать так, чтобы это соответствовало экологическим нормам. Важно сказать, что

цена остается одним из самых существенных факторов для покупателей автомобилей.

Поэтому мы работаем над тем, чтобы создавать двигатели, которые будут и экологически продвинутыми, и доступными с точки зрения используемых в них технологий.

— В России в таких крупных городах, как Москва, развиваются различные сервисы, облегчающие перемещение по городу. Есть Uber, есть каршеринг — это для вас конкуренты? Ведь компании выгоднее продать четыре автомобиля разным людям, чем один, которым смогут пользоваться четыре человека.

— Мы хотели бы стать основным поставщиком в сфере мобильности по всему миру. Мобильность — это доставка людей, грузов из одного места в другое. Для этого существует много способов. Конечно, в первую очередь мы производители автомобилей. Много лет производители только продавали машины, потом стали отдавать их в лизинг, потом — сдавать в аренду. А недавно группа Volkswagen, например, сообщила о сотрудничестве с компанией Gett, которая имеет сильные позиции в России. Так что мы хотели бы быть не только производителями автомобилей, но и поставщиками различных технологий, позволяющих людям стать более мобильными.

— Недавно негосударственная экологическая организация Transport & Environment привела данные исследования, касающегося уровня выхлопов автомобилей на европейском рынке. Оказалось, что десятки миллионов автомобилей на европейском континенте загрязняют атмосферу сильнее, чем позволяют экологические нормы. При этом дизельные моторы Volkswagen оказались самыми чистыми в Европе среди конкурентов. Будете ли вы использовать эту информацию в свете истории с «дизельгейтом»?

— Факт в том, что мы выбрали направление развития, которое помогло трансформировать компанию, изменить ее восприятие в положительном ключе. Это сделало нашу компанию сильнее. То, чем занимаются наши конкуренты, — это их личное дело, и мы никак не будем использовать эту информацию. Мы фокусируемся не на конкурентах, а на наших клиентах и на том, что люди думают о Volkswagen. Ведь именно клиенты будут решать, что они хотят от нас. Конечно, мы следим за конкурентами, но главным образом в плане новых технологий. Сейчас глобальные продажи марки в мире растут, наши акции растут, но мы стремимся к большему.

— России история с дизельными двигателями практически не коснулась, и она никак не отразилась на репутации компании в стране. Причина в том, что россияне не так озабочены вопросами экологии?

— Вовсе нет. Во-первых, в России мы практически не продавали проблемные машины, доля их продаж составила менее 3%, поэтому общий масштаб вопроса невелик. Во-вторых, это вопрос российского законодательства, которое отличается от законов ЕС или США. Но тем не менее в России мы также проводим сервисную кампанию, чтобы модифицировать те дизельные автомобили, которые в этом нуждаются.

— Давайте поговорим про экспорт из России. Ведь у вас здесь мощные производственные площадки — интересно ли это направление и есть ли реальные возможности для экспорта автомобилей из России?

— Абсолютно. У нас два завода в России, и мы готовы экспортировать нашу продукцию. У нас уже налажен этот процесс, но в очень ограниченных объемах. В России есть большие проблемы с логистикой: огромные расстояния означают дополнительные расходы при доставке автомобилей. Вторая проблема — это выбор локальных поставщиков, качество продукции которых пока на довольно низком уровне.

Когда мы начинали работать в Калуге в 2011 году, у нас было всего 3–4 российских поставщика.

Сегодня мы инвестируем в обучение поставщиков, даже убеждаем некоторых открыть свое производство в России. В итоге мы пришли к тому, что в настоящее время у нас уже 60 поставщиков, которые имеют собственное производство в России. Мы смогли локализовать производство 5,5 тыс. запчастей. Тем не менее многие компоненты, необходимые для производства этих запчастей, также импортируются, что приводит к удорожанию их стоимости. Важно и то, что Россия, в отличие от многих стран, не имеет большого количества соглашений с другими странами по регулированию импорта и экспорта. Это означает, что таможенные пошлины как на импорт, так и на экспорт невероятно высоки. Поэтому даже при желании Volkswagen экспортировать продукцию из России это очень трудно с экономической точки зрения. Мы ведем переговоры с правительством, и нам удалось достичь в этом определенных результатов.

— Какие страны в плане экспорта из России вам интересны?

— Мы, например, экспортируем Polo в Мексику, а в целом Volkswagen Group — также и в другие страны. В Калуге заложен высокий потенциал, и мы рассчитываем на развитие экспорта — от чего это зависит, я говорил выше. Это стало бы плюсом и для российских клиентов, ведь чем больше наши объемы производства, тем более выгодные цены мы можем предлагать.

— Кстати, про цены на автомобили. Сейчас в России они ниже, чем, к примеру, в странах ЕС. Долго ли сохранится такая тенденция?

— Да, в России цены ниже, чем в ЕС, чем в США. Так, если вы купите тот же Tiguan в России, то точно такая же модель в Германии обойдется дороже. И нам приходится компенсировать эту разницу из собственного кармана. Курс упал с 42–46 руб. за евро до нынешних 70. И на нас это оказало огромное давление. Но мы продолжаем инвестировать в Россию и нацелены на долгосрочную работу.

— Как будет меняться ситуация с ценами, как они будут повышаться?

— Цены будут подниматься постепенно, небольшими шагами. Инфляция в этом году составит в среднем 7–8%. В прошлом году она была около 20%, что вылилось в рост цен на 15–20%.

%Сейчас же наблюдается некая стабилизация. Мы решили для себя, что нерационально поднять цены в один момент. Это означало бы, что мы убьем спрос.

Поэтому в плане ценообразования мы решили действовать мягко, шаг за шагом. Те, кто пошел другим способом, просто загубили свой бизнес за 6–7 месяцев.

— Когда же, по вашей оценке, ситуация в России станет лучше?

— Я оптимист. Но этот год действительно был худшим за последние 10 лет. Но ведь были прогнозы, по которым все могло сложиться еще хуже. Теперь мы, очевидно, достигли низшей точки. Сейчас, по итогам 2016 года, мы предполагаем, что в России будет продано 1,3–1,35 млн автомобилей. Это немного, но больше, чем в некоторых других странах. И это хороший рынок для нас. Теперь мы ждем небольшого роста в следующем году и еще небольшого — в течение следующих двух лет.

Германия. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 2 ноября 2016 > № 1955947 Пьер Бутен


Китай. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 1 ноября 2016 > № 1955710

Вице-канцлер, министр экономики и энергетики ФРГ Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) во вторник, 1 ноября, встретился в Пекине с премьером Государственного совета Китая Ли Кэцяном. В министерстве экономики Германии назвали диалог политиков конструктивным, а атмосферу самой встречи дружеской. При этом китайские государственные СМИ не освещали встречу. Отсутствие упоминания в прессе КНР агентство AFP объясняет сделанными ранее критическими высказываниями Габриэля в адрес Китая.

В ходе своего визита в Пекин министр экономики ФРГ также провел переговоры с министром коммерции КНР Гао Хучэном. Участники встречи обсудили условия работы немецких инвесторов в Китае и ожидания немецких компаний в КНР. Другими темами встречи стали демпинговые цены при экспорте китайской стали и ограниченный доступ западных инвесторов к китайскому рынку.

Ранее Зигмар Габриэль заявлял, что "Германия жертвует своими компаниями ради свободного рынка", в то время как немецкие инвесторы в Китае испытывают "огромные проблемы".В преддверии поездки вице-канцлер ФРГ обвинил КНР в "несправедливых и агрессивных коммерческих практиках" и призывал страну к "открытию рынка и честной конкуренции".

Зигмар Габриэль находится в Китае с визитом в сопровождении депутатов немецкого бундестага и делегации из пятидесяти представителей немецкого бизнеса. Он планирует посетить Пекин, Чэнду и Гонконг, где примет участие в открытии Азиатско-Тихоокеанской конференции немецкой экономики.

Китай. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 1 ноября 2016 > № 1955710


Германия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 27 октября 2016 > № 1949305

Кремль планирует разрушить ЕС... газом

Бывший канцлер Германии руководит строительством российской трубы, которая идет к избирательному округу нынешнего канцлера.

Алла Дубровык-Рохова, День, Украина

«Проектом „Северный поток-2“ Россия хочет разделить Европу и создать ситуацию, когда она будет контролировать поставку газа. Это не дополнительный газопровод, это — попытка разрушить действующие пути снабжения, и установить свое доминирование. А это полностью противоречит европейскому энергетическому и антимонопольному законодательству», — заявляет британский юрист-международник, эксперт по энергетическим вопросам и рыночной конкуренции, автор отчета «Украина против России и клептократов» Алан Райли.

Недавно Райли также освещал юридические аспекты, связанные с проектом «Северный поток-2», во время дебатов в Европарламенте. А на прошлой неделе представил результаты своего исследования в Киеве.

Что стоит знать Украине о газовых делах России в ЕС и почему — в эксклюзивном интервью «Дню».

***

«День»: Вы провели обстоятельную исследовательскую работу газового доминирования России в ЕС на примере проекта «Северный поток-2». Коротко — для наших читателей — ваши выводы: как Россия хочет контролировать Европу с помощью газопровода «Северный поток-2»?

Алан Райли: Вы ставите правильный вопрос. Однако что вы сделаете, когда будете знать ответ на него? Понимаете ли вы до конца, что происходит с вашими соседями в действительности? Одна из целей Кремля — разделить Европу. Отделить с помощью «Северного потока» Германию от стран Центральной и Восточной Европы. И они полностью успешно к ней идут. А еще есть планы Путина запустить «Турецкий поток», расширить «Южный». Не секрет, что конечной целью этих проектов является добить Европу отсоединением балканских стран. Создать другую опору в Болгарии.

В Европе или не понимают, что Путин манипулирует газом для того, чтобы разрушить Европейский Союз, или же, если и понимают, то думают что перехитрят его — извлекут выгоду. И Германия принимает участие в этой игре.

— Какие, по вашему мнению, каналы лоббирования Путин использует в настоящее время в ЕС?

— Привычные вещи: коррупция, газ (трубопроводы) и дезинформация в СМИ. Эти три компонента помогают им добиться того, чего они хотят. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер выступает в качестве главы в проектах «Северный поток-1» и «Северный поток-2». В придачу трубопровод «Северного потока-2» идет к избирательному участку, который находится в избирательном округе Ангелы Меркель. Вы понимаете ситуацию? Бывший канцлер Германии сидит на российской трубе, которая идет к избирательному округу нынешнего канцлера? Сложные вещи… Да! И люди должны знать это.

— Ключевое сообщение европейских СМИ, что «Северный поток-2» — это бизнесовый, а не политический проект. Но очевидно, что это не так. А кто в ЕС политически заинтересован в увеличении влияния России на Европу?

— Кроме Германии, думаю, никто. Сейчас немцы активно давят на норвежцев. Норвегия паникует, потому что у них исчерпываются запасы своего природного газа. Отсюда возможность представить «Северный поток-2» как коммерческий: «Ах, в Европе заканчивается газ. Россия может нам помочь!»

То, что Европа будет нуждаться в газе, — это правда. Но то, что мы не сможем обойтись без российского — манипуляция и ложь. Энергетическая революция последних лет изменила динамику потребления и транспортировки энергии. Европейцы могут получать огромное количество «голубого огня» со всего мира через терминалы приема сжиженного газа. Великобритания и Испания уже имеют мощности на 110 миллиардов кубометров. Если распространять LNG через соединительный трубопровод из Испании до Франции — можно качать от 7 миллиардов кубометров до 35 миллиардов кубометров. То есть одни только Британия и Испания могут поставлять ЕС 60 миллиардов кубометров газа.

— Значит, проблем с газом в Европе нет?

— Никаких. Мы можем легко обойтись сжиженным газом. Его много, и может быть еще больше.

— Все же политически, по вашим словам, ситуация выглядит безнадежно. Действительно ли это так? На ваш взгляд, кто и что может противостоять Кремлю, чтобы сломать сценарий, о котором вы говорите?

— Я расскажу вам плохие новости. Но есть и хорошие. Есть по меньшей мере две вещи, которые могут изменить ситуацию для нас к лучшему. И обе они являются результатом просчетов Кремля. Первая — атаки в Сирии. Участие России в сирийском конфликте делает ее грязным партнером. Следовательно, им труднее находить союзников и реализовывать проекты вроде «Северного потока-2».

Вторая — президентские выборы в США. Россияне вмешались в них — хакнули почту кандидата. Это серьезно зацепило американцев. Когда вы третья самая большая держава мира с серьезно критической экономической ситуацией — вам реально угрожает крах — то очень неумно вмешиваться во внутренние дела, а особенно такие сокровенные, как выборы президента самой мощной нации на Земле. Я думаю, что здесь Кремль просчитался. Они и переоценили свои силы, и недооценили потенциал американцев. До этого момента США мало реагировали, как бы это ни было больно слышать вам на Украине, на выходки Кремля. В Вашингтоне округа Колумбия были дела важнее, чем успокаивать глупых россиян: россияне раздражают, а вот китайцы. Китайцы были более важной проблемой для США. Вот увидите, в ближайшие несколько лет позиция США относительно Украины будет намного жестче.

— И это повлияет на политику ЕС в отношении России.

— Да. Но думаю, что все намного сложнее. Россияне глобально просчитались. Президент Клинтон им не друг.

— Но кто в Европе и что может противопоставить российско-немецкому политическому давлению? Польша сказала свое нет. Украина неоднократно заявляла, что воспринимает этот проект не только как угрозу своим интересам, потому что фактически он лишит страну доходов от предоставления услуг по транзиту газа, но и как угрозу для энергетической безопасности Европы, ведь он не будет способствовать диверсификации поставщиков газа в ЕС. Но этого мало. Проект постепенно продвигается. Кто еще?

— Думаю, что сама же Германия из-за ситуации с беженцами из Сирии вынуждена будет пересмотреть свою позицию. Немцы не могут поддержать российский проект просто потому, что нельзя одновременно налагать санкции из-за того, что Кремль делает в Сирии, и продвигать «Северный поток-2».

— Как вы думаете, за что Россия воюет на Украине? Почему они вторглись?

— Думаю, причин несколько. Вы слишком устремились на запад. Украина в ЕС, или Украина в НАТО — для Кремля это угроза России. И они убедили свой народ в этом. Когда я говорю с обычными россиянами, то понимаю, что там нет понимания, что страны Балтии вступили в ЕС именно из-за страха перед Россией.

Кроме того, нынешние ребята в Кремле — это прямые наследники тех СССР-овских, которых описал в своей книге «Кровавые земли» Тимоти Снайдер. Чтобы понять, на что способны Путин и его сторонники, надо посмотреть на то, что делалось на Украине хотя бы в 30-е годы прошлого века. Такое не проходит бесследно. Без раскаяния, без признания вины — они реанимируются в следующих поколениях. Вы можете представить, чтобы президент России приехал в Киев и стал на колени перед памятником жертвам голодомора, как это в 1970-м в Варшаве сделал канцлер Германии Вилли Брандт?

— Насколько хорошо в Европе, по вашему мнению, понимают особенности российского отношения к Украине? На примере газовой атаки Москвы против Киева в 2009 году, которая под давлением ЕС закончилась подписанием невыгодного контракта Юлией Тимошенко. По вашему мнению, насколько правильно себя повела тогда Европа, надавив на Украину?

— Всегда есть что-то, чем европейцы «глубоко обеспокоены». Вы действительно берете это к сердцу? Вы должны понимать, что европейцы мало знают о вас, и ваши отношения с Россией слишком исторические. Правда в том, что в 2009 году Европа не хотела разбираться, что происходит на самом деле. Она замерзала. Им нужен был газ. Быстрее всего его можно было получить, надавив на Украину. А разбираться в хитросплетениях украинского энергетического рынка и политических зависимостей от России не было времени. Поэтому, по моему мнению, нельзя сильно критиковать за тот контракт Европу. Организация энергетического рынка Украины настолько эпическая. А еще и олигархи, которые бесконечно спорят друг с другом.

— И последний вопрос, более философский… Как вы думаете, Украина должна пытаться при всем этом вступить в ЕС или ей лучше оставаться самой по себе и попытаться сформировать свой собственный голос?

— Ну. Я британец. Британцы пытаются выйти из Европейского Союза. Возможно, вам было бы проще без ЕС.

Справка «Дня»

Алан Райли — старший научный сотрудник Института государственного управления (Лондон) и внештатный старший научный сотрудник Атлантического совета (Вашингтон, округ Колумбия). Он посвятил много материалов теме энергетических рынков ЕС и России, либерализации энергетики, безопасности поставок, регуляции энергии и влияния сланцевого газа. Его последняя работа была сосредоточена на развитии энергетических рынков в странах ЕС и Энергетического содружества, а также касалась законности Nord Stream 2 и антимонопольного дела «Газпрома».

История вопроса

• Реализация проекта Северный поток (СП) происходила, несмотря на сопротивление ЕС, но при беспрецедентном уровне поддержки Германии. В 2006 г. руководителем проекта СП стал Г.Шредер, экс-федеральный канцлер Германии (1998—2005 гг.). В июле 2008 г. большинство в Европарламенте проголосовало против СП, но 8 ноября 2011 г. первая нить газопровода была введена в эксплуатацию.

• Строительство трубопровода СП было начато в апреле 2010 года. В сентябре 2011 года начато заполнение технологическим газом первой из двух нитей, а 8 ноября 2011 года была начата эксплуатация магистрали и первые поставки. Проект-близнец — магистральный газопровод «Северный поток-2» через Балтийское море соединит Россию и ЕС, пройдя по территории России, Швеции, Дании и Германии. Длина будет составлять около 1,2 тыс. км.

• СП-2 также, как и СП, будет состоять из двух нитей суммарной мощностью 55 млрд кубометров газа. По газопроводу будет транспортироваться российский газ в Германию и далее в другие страны ЕС с перспективой выведения значительных его объемов на хаб «Баумгартен». Введение в эксплуатацию газопровода запланировано на 2019 г. и отвечает планам РФ одновременно отказаться от транзита российского газа через территорию Украины.

Угрозы для Украины

• уменьшение транзита через Украину до 10—15 миллиардов кубов газа в год, то есть в 4—6 раз;

• в ближайшее время (не позднее 2019 года) ожидается распространение механизма внедрения общеевропейских правил установления цены на газ в контрактах на базе ценовых котировок ведущих торговых площадок (Германия и Нидерланды — так называемых хабов). Строительство СП-2 создаст ситуацию, когда «Газпром» получит возможность остановить транзит через Украину и страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и предлагать принцип формирования цены газа «хаб плюс транспорт». В случае, если СП-2 не будет реализован, «Газпрому» придется применить для этих стран принцип «хаб минус транспорт», что будет означать, например, для Украины, существенное снижение цены. В случае внедрения такого принципа сейчас цена газа на Украине могла бы составить около 80—90 долларов США за тысячу кубометров;

• отсутствие справедливого ценообразования на природный газ на Украине и Европе (справедливой считается цена, рассчитанная исходя из цены на ликвидной торговой площадке за минусом стоимости транспортировки газа);

• отсутствие справедливых тарифов на транспортировку природного газа по территории Украины;

• невозможность использовать стандартные европейские механизмы торговли природным газом на границе Украины со странами ЕС, в частности операции по виртуальному реверсу природного газа;

• невозможность экономически эффективно использовать украинские подземные хранилища.

Угрозы для Европы

• СП-2 не способствует диверсификации поставок газа в ЕС, поскольку газопровод не обеспечит Евросоюзу доступ к новым источникам газа и не является новым маршрутом его поставки. Это спровоцирует существенное падение объемов газа, транспортируемого другими имеющимися маршрутами в Центральную и Восточную Европу и приведет к быстрому упадку этих маршрутов и инфраструктуры, включительно с газопроводом, который проходит по территории Украины и сделать уже безальтернативным маршрут через Балтийское море на 100% контролируемым РФ;

• искусственное создание дефицита газа в ЦВЕ, нагнетание спроса и в дальнейшем получение сверхдоходов и политического влияния позволят России в дальнейшем использовать энергетическое оружие (углеводороды и инфраструктуры их поставок) для достижения политических уступок со стороны руководства этих стран, укрепления геополитического влияния и других манипуляций;

• СП-2 противоречит положениям энергетического законодательства ЕС (в частности, 3-го Энергетического пакета) и Антимонопольного законодательства, а именно в вопросах несогласованности с требованиями разделения транспортировки и сбыта газа, создания доминирующей позиции на рынке, фрагментации рынка и пр.;

• создание прецедента игнорирования интересов большинства в ЕС в пользу РФ и сугубо корпоративной заинтересованности лоббистов проекта;

• создание угрозы единства ЕС, в т.о. через кардинальное расхождение позиций отдельных стран относительно СП-2, передачу ключевых европейских нефтегазовых активов в пользу РФ, нивелирование выдающихся приоритетов ЕС и стратегий развития, снижение энергетической независимости.

Германия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 27 октября 2016 > № 1949305


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 октября 2016 > № 1949279 Михаил Ходорковский

Ходорковский: Путин отдает дань уважения в Европе только Меркель

Корреспондент | Die Welt

Михаил Ходорковский - один из самых непримиримых критиков Кремля. Die Welt публикует выдержки из интервью, которое экс-глава концерна ЮКОС дал корреспондентам печатной версии издания Die Zeit. В нем он делится своими мыслями относительно российского президента.

"Михаил Ходорковский предостерегает в интервью Европу: Путин непредсказуем, недоверчив и ослеплен жаждой власти. Других политиков хозяин Кремля не воспринимает всерьез и заинтересован в развале Европы", - передает Die Welt.

"Находясь в лондонской ссылке, Ходорковский организует сопротивление Владимиру Путину. Благодаря своей многолетней оппозиционной деятельности экс-олигарх хорошо знаком с самым влиятельным человеком в России. Находясь вдали от родины, он внимательно следит за происходящим там", - пишет газета.

"Раньше Путин благоговел перед высокопоставленными политиками", - говорит в интервью Ходорковский. "Сегодня, напротив, он считает, что они слабые". И только к Ангеле Меркель он относится иначе. "Для Путина она опасная персона. Он пытался оказать на нее давление, но не преуспел в этом", - констатирует экс-олигарх, который ведет активную политическую деятельность благодаря своему фонду "Открытая Россия".

Путин, по словам Ходорковского, вот уже много лет остается верен себе. "Он не верит ни в какие институты и правила, он убежден в том, что решения принимают конкретные люди - а их всегда можно купить или запугать", - передает издание слова опального экс-олигарха. Путину везде мерещится заговор. "С ним нельзя ни о чем договариваться, поскольку он убежден, что, ссылаясь на законы и существующие институты, его только обманывают. Он видит за собой моральное право нарушить эти договоренности". По мнению Ходорковского, такие договоренности, как минские или о перемирии в Сирии, будут иметь для российского президента значение лишь до тех пор, пока они его устраивают.

Такой ход мыслей Путина ясен лишь немногим - Меркель одна из них, считает Михаил Ходорковский. "Он бы предпочел, чтобы ЕС распался - тогда он имел бы дело с каждой отдельной страной и при помощи правых и левых либералов влиял бы на ситуацию". Однако если Европа останется непоколебимой, ему придется идти на компромиссы.

Сегодняшняя политическая система в России нестабильна, уверен Ходорковский. Ее поддерживают лишь 15% населения страны. При этом поддержка Путина как руководителя очень высока. "Мы знаем, что это значит, когда люди поддерживают руководителя, а не систему. Когда политический лидер допускает ошибку или заболевает, нет ничего, на что он может опереться", - подчеркивает Ходорковский. "Если госпожа Меркель, не дай бог, заболеет, это не приведет к фундаментальным изменениям в Германии. Все продолжит функционировать: суды, администрация. У нас же все придет в оцепенение", - отмечает Ходорковский.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 октября 2016 > № 1949279 Михаил Ходорковский


Евросоюз. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 27 октября 2016 > № 1948945 Максим Саморуков

Наследство соцлагеря. Почему Восточная Европа обречена жить вдвое беднее немцев

Максим Саморуков

Экономическая модель Восточной Европы изначально подразумевает, что уровень жизни там должен оставаться примерно в два раза ниже, чем в развитых странах. Без этого она теряет свою привлекательность. А если во время циклического подъема их все-таки выносит выше, то потом неизбежно наступает кризис, застой и откат назад, потому что они не могут вернуться к росту, пока не восстановят свое отставание

За два с половиной десятилетия, которые прошли со времен перехода Восточной Европы от плана к рынку, ни одна из стран региона так и не смогла решить базовой проблемы, которая снижает эффективность их экономик и не позволяет догнать развитый мир. У восточноевропейских государств до сих пор не получилось создать национально ориентированный предпринимательский класс, который был бы заинтересован в долгосрочных инвестициях на родине.

В коротком цикле

В постсоциалистической Европе с долгосрочными инвестициями и так все очень непросто, потому что советская власть и рыночные реформы 1990-х приучили людей к тому, что долгосрочное планирование – это бессмысленное занятие. Что правила постоянно меняются, что собственность могут в любой момент отнять, а накопления обесценить. Что стабильность и вообще нормальная комфортная жизнь возможна только на Западе. А лучшее, что можно сделать тут, в бывшем соцлагере, – это максимизировать прибыль в краткосрочном периоде и вывести заработанное куда-нибудь в надежное место.

Демографические проблемы дополнительно усиливают неприязнь восточных европейцев ко всему долгосрочному. Из-за быстрого старения населения образуется замкнутый круг, когда для поддержания социальных стандартов правительствам приходится увеличивать налоговую нагрузку, рост налоговой нагрузки еще больше усиливает отток людей и капиталов, этот отток приводит к дальнейшему повышению нагрузки на оставшихся, и так далее.

Из-за этого типичный бизнес-цикл для предпринимателей в Восточной Европе длится совсем недолго и сводится всего к нескольким шагам. Сначала создать или купить по дешевке в ходе приватизации какую-нибудь компанию, потом максимально увеличить ее обороты, чтобы она выглядела серьезным игроком на местном рынке, и наконец продать ее иностранным инвесторам. В некоторых случаях стадий еще меньше: продажа по дешевке в ходе приватизации происходит напрямую от государства к иностранному инвестору.

В результате в Восточной Европе сейчас осталось очень мало сколько-нибудь крупных компаний, которые контролировались бы национальным капиталом. В тор-500 крупнейших по капитализации компаний Восточной Европы (куда включают Украину, но не Россию) всего 25% (по количеству) принадлежит даже не национальному, а восточноевропейскому капиталу, 58% – иностранному, остальное – государству. Если исключить из расчетов Украину с ее сильным местным олигархатом, то соотношение будет еще печальнее: за восточноевропейским капиталом останется 23%, а за иностранным – 60%. Мало того, за восточными европейцами останутся в основном компании из сектора услуг, а, скажем, в обрабатывающей промышленности или телекоммуникациях доля иностранцев будет еще выше (77% и 74% соответственно).

Во многих ключевых отраслях экономики – например, в банковском секторе или страховании – в странах Восточной Европы практически не осталось компаний, которые принадлежали бы частному национальному капиталу. В лучшем случае из национального там будет выжившая с советских времен госмонополия, которую еще не успели приватизировать. А все остальное – это подразделения западных финансовых групп, скупивших компании местных бизнесменов.

Или автомобильная промышленность. В наследство от советской власти почти все страны Восточной Европы получили собственных производителей легковых машин. Сейчас все они или обанкротились, или стали частью западных автомобильных корпораций. У некоторых стран Восточной Европы не осталось даже собственного национального авиаперевозчика, как у беднейших стран Африки.

Безусловно, иностранный капитал принес в Восточную Европу технологии и финансовые ресурсы, которые ускорили экономическое развитие региона. Но это не отменяет того, что для западных корпораций государства Восточной Европы остаются всего лишь одним из возможных направлений для вывода производств и международной экспансии. Иностранный капитал мобилен и легко перемещается дальше, в другие страны, если условия там окажутся лучше. Кризис 2008–2009 годов показал, что в восприятии большинства западных инвесторов Восточная Европа по-прежнему остается частью развивающегося мира и многие из них будут готовы вывести свои инвестиции даже при простом циклическом спаде.

Кроме того, отношения Восточной и Западной Европы в этой области совершенно неравноценны: несмотря на доминирование западного капитала на восточноевропейских рынках, никаких серьезных инвестиций из Восточной Европы на Западе нет. Главные страны для восточноевропейских инвестиций – это Люксембург, Кипр, Швейцария, что скорее отражает вывод капитала в более благоприятные юрисдикции, а не международную бизнес-экспансию.

Патриотический олигархат

Большинство правительств Восточной Европы осознают, что тотальная зависимость от иностранного капитала может быть опасна и хотя бы какие-то базовые активы должны остаться в национальных руках. Но как это сделать? Ведь национальный бизнес ненадежен и не любит долгосрочных инвестиций. В результате и здесь в ход идут методы, хорошо знакомые по российской реальности: государство или просто держит лучшие активы при себе, или создает класс суррогатных предпринимателей, чья национальная ориентация гарантирована тем, что они слишком сильно зависят от власти – формально и неформально.

За последние годы, особенно после введения против России западных санкций, весь мир узнал имена давних друзей и коллег президента Путина, которые заработали миллиарды, получая активы и господряды в обмен на личную лояльность. В Восточной Европе скромные размеры государств и приличия Евросоюза не позволяют приближенным олигархам достичь таких же масштабов состояний и международной известности, но и там работают аналогичные механизмы формирования класса патриотичных крупных собственников.

Например, венгерский премьер Виктор Орбан честно объясняет, что венгерские деньги, особенно государственные, не должны утекать к иностранцам. Что правительство должно поддерживать своих, потому что венгерский бизнес еще молодой и слабый и в равной конкуренции всегда будет проигрывать западным гигантам. А какая может быть страна без собственного национального бизнеса? На словах типичный Пак Чжон Хи, только без конфуцианской этики становится непросто отличить, где проходит граница между поддержкой национального бизнеса и коррупцией.

Самый яркий персонаж в плеяде патриотических олигархов Орбана – это Лайош Шимичка. Они учились вместе в университете, а в начале 1990-х Шимичка заработал первые деньги для партийной кассы FIDESZ на торговле недвижимостью в Будапеште. С тех пор он стал заметным бизнесменом, но особенно хорошо его дела пошли после возвращения Орбана к власти в 2010 году. За следующие несколько лет доходы консорциума Шимички Közgép выросли в несколько раз, в основном на строительных подрядах, которые Шимичка начал часто выигрывать после 2010 года. Среди других активов венгерского олигарха было рекламное агентство, которое тоже выигрывало подряды, – на рекламу всевозможных госструктур от лотереи до департамента туризма. Плюс к этому одна из крупнейших газет Magyar Nemzet, несколько радиостанций, телеканал TV2.

Правда, в 2014 году Орбан решил, что концентрировать столько влияния в руках всего одного олигарха неосмотрительно. Они с Шимичкой поссорились, поток господрядов иссяк, медиаимперию обложили новыми налогами. Шимичка сохранил свои основные активы, но благосклонность правительства теперь распространяется на гораздо более широкий круг патриотических олигархов.

На Балканах можно найти такие примеры лояльных олигархов, которые покажутся слишком беззастенчивыми даже по российским меркам. Многолетний лидер Черногории Мило Джуканович в 2006 году приватизировал крупнейший банк страны Prva Banka CG (черногорский аналог Сбербанка) так, что контрольный пакет оказался у его родного младшего брата Ацо Джукановича. Такое семейное разделение труда сохраняется до сих пор, и ничего страшного. Ситуация, когда один брат возглавляет правительство, а другой – крупнейший в стране олигарх, не мешает Черногории активно интегрироваться в Евросоюз и НАТО.

Партийные директора

Правда, чем дальше, тем тщательнее Евросоюз следит за равным доступом для всех желающих при проведении приватизации или распределении господрядов, поэтому у правительств Восточной Европы остается всего один способ сохранить лучшие активы страны под национальным контролем – оставить их в государственной собственности. В 2015 году, через четверть века после начала рыночных реформ, в 14 из 25 крупнейших по капитализации компаний Восточной Европы крупнейшим акционером по-прежнему оставалось государство.

Правительства Восточной Европы просто не видят другой возможности избежать тотальной скупки всех крупных предприятий иностранцами. Чтобы сохранить в стране хотя бы один не зависящий от западного капитала банк, страховую, энергетическую, горнодобывающую компанию, им приходится постоянно откладывать их приватизацию. Хотя и это не всегда легко удается – тут можно вспомнить десятилетнее судебное противостояние польского правительства и голландского страховщика Eureko за контроль над крупнейшей страховой компанией Восточной Европы PZU. В 1990-е голландцы чуть не купили эту компанию за сумму меньшую, чем составляла ее годовая чистая прибыль в нулевые. Польское правительство спас только кризис 2008 года, когда из-за финансовых проблем на родине голландцы согласились отказаться от притязаний на PZU в обмен на компенсацию.

Полякам удалось повернуть вспять чудовищную по убыточности для них сделку, но проблема, как сохранить PZU польской, все равно осталась нерешенной. Потому что государственная собственность – это тоже решение сомнительной эффективности. Сейчас в PZU (как и в большинстве других госкомпаний Восточной Европы) руководство меняется вместе с правительствами. Победившая на выборах партия тут же расставляет лояльных людей на главные посты. Через два месяца после того, как партия Качиньского выиграла выборы в октябре 2015-го, в той же PZU появился новый исполнительный директор, им стал бывший замминистра экономики в первом правительстве Качиньского. Также сменилась большая часть правления – теперь там заседают бывшие депутаты от новой правящей партии.

В Восточной Европе правительства меняются гораздо чаще, чем в России, поэтому политические назначенцы во главе госкомпаний не успевают превратиться в таких могущественных олигархов, как Якунин в РЖД или Сечин в «Роснефти». Но все равно получается, что лучшими активами региона управляют люди, подобранные по принципу лояльности и ограниченные в своих действиях кучей внеэкономических обязательств, типа сохранения раздутых штатов (ведь работники тоже голосуют) или политически мотивированного ценообразования.

Иногда возникают ситуации, когда какая-нибудь госкорпорация достается во временное управление даже не победившей партии, а каким-нибудь политическим маргиналам с крохотной фракцией в парламенте. Просто правительство не может собрать нужное количество голосов и вынуждено, таким образом, расплачиваться с малыми партиями за поддержку. Недавний пример – 2014 год в Болгарии, когда партия ГЕРБ Борисова немного не дотянула до половины голосов в парламенте и договорилась о поддержке с ультраправым Патриотическим фронтом. В результате кандидатуру главы Национальной электрической компании (30 электростанций и $1,5 млрд годового дохода в 2015 году) предлагала маргинальная партия, чьи активисты ходят в средневековых нарядах и требуют лишить болгарских цыган избирательных прав.

Ни политическая демократизация, ни либерализация экономики не помогли создать в странах Восточной Европы влиятельный и национально ориентированный предпринимательский класс, который был бы заинтересован в долгосрочных инвестициях в отечественную экономику. Так же как российский режим, восточноевропейские правительства вынуждены либо сохранять лучшие активы в государственной собственности, либо доверять их в управление приближенным олигархам на условиях личной лояльности. Оба метода неизбежно подразумевают серьезные издержки и риски, но у этих стран нет других способов сохранить за национальным капиталом хоть какие-то позиции в главных отраслях экономики.

Потолок роста

В таких непростых условиях возникает вопрос, насколько Восточная Европа и Россия в принципе способны добиться устойчивого экономического роста, да еще и достаточно быстрого, чтобы сокращать свое отставание от развитых стран. В нулевые они серьезно продвинулись в этом направлении, но это были годы мирового экономического бума, российская экономика получала сверхдоходы от высоких цен на сырье, а в Восточную Европу потекли миллиарды евро субсидий из бюджета ЕС. К тому же все они начинали с очень низкого старта, возвращаясь к росту после тяжелейшего кризиса 1980 –1990-х годов. На сколько им хватит этого импульса?

Главным конкурентным преимуществом и Восточной Европы, и России в международном разделении труда остается относительно дешевая и квалифицированная рабочая сила (в России добавляются еще природные ресурсы, но при низких ценах на сырье их значение падает). А относительно дешевая рабочая сила, даже если она неплохо образованна, – это очень ненадежное преимущество, которое тает по мере того, как сокращается отставание от развитых стран. Чем ближе польские зарплаты к немецким, тем меньше смысла немецким компаниям работать в Польше.

Большинство стран Восточной Европы сейчас подошли к тому рубежу, когда их рабочая сила оказывается уже недостаточно дешевой, чтобы компенсировать остальные недостатки. У Евростата хватает оптимистичных таблиц, где подушевой ВВП (по ППС) стран Восточной Европы все ближе подбирается к среднему уровню по ЕС. Но в реальности речь идет скорее о том, что восточная периферия Евросоюза выравнивается с южной, а вот сокращение отрыва от ведущих экономик ЕС давно остановилось.

Если сравнивать страны Восточной Европы с главной экономикой ЕС – Германией, то получится, что в 2000–2008 годах они действительно резко сократили свое отставание по подушевому ВВП (по ППС). Но вот после 2008 года этот процесс остановился, а кое-где даже развернулся вспять. В России этот разворот объясняется потерей сверхдоходов от нефтяного экспорта, но он произошел и в других странах – в тех, которые ближе всего подобрались к уровню Германии: в Словении (падение в 2008–2015 годах с 75% до 66%) и Чехии (с 70% до 67%).

Уровень примерно две трети от немецкого подушевого ВВП оказывается потолком, который не могут преодолеть даже самые успешные страны Восточной Европы. А если во время циклического подъема их все-таки выносит выше, то потом неизбежно наступает кризис, застой и откат назад, потому что они не могут вернуться к росту, пока не восстановят свое отставание. Именно это произошло с Чехией и Словенией в последние годы. Кто станет вкладываться в Словению, когда производительность труда там примерно такая же, как в Словакии, а средняя зарплата в полтора раза выше? Поэтому словенцам пришлось провести последние семь лет ужимаясь, чтобы упасть до уровня других стран Восточной Европы.

Единственной страной, которая продолжила сокращать отрыв от Германии и после 2008 года, оказалась Польша (с 48% до 56%). Но это потому, что в 2008 году она отставала от Германии сильнее многих других и только в последние годы подравнялась с Венгрией и Прибалтикой, нагоняя Словакию, Чехию и Словению. То же самое правило про близкую производительность труда и разницу в зарплатах в этом случае сработало в пользу Польши, подтянув ее к среднему уровню региона.

Но после того как выравнивание между отдельными странами закончится, смогут ли они продолжить сокращать разрыв, преодолеть эти немецкие две трети? В этом есть большие сомнения, потому что регион все сильнее превращается в экономическую периферию развитой части Европы, источник недорогой рабочей силы, которая или сама приезжает в Германию работать, или ждет, когда немцы привезут завод к ней.

Евро за два

Сложно представить себе, каким образом экономическое развитие стран Восточной Европы может перестать быть функцией от немецкого или от Северо-Западной Европы. Потому что сейчас их экономическое благополучие напрямую зависит от планов и приоритетов всего нескольких западных корпораций.

Взять, например, автомобильную промышленность, которая стала одним из главных источников экономического роста в регионе и во многих странах обеспечивает 15–25% доходов от экспорта. Наибольших успехов в этой отрасли добилась Словакия – она заняла первое место в мире по производству машин на душу населения, пятимиллионная страна сейчас за год производит около миллиона машин. Если считать с субподрядчиками, автомобильная промышленность в 2014 году обеспечивала Словакии 200 тысяч рабочих мест, 43% промышленного производства, 28% экспорта и 13% ВВП.

Вроде бы здорово, автомобили – это не примитивное сырье, это сложная технологическая продукция с высокой добавленной стоимостью. Но проблема в том, что 43% промышленного производства Словакии обеспечивают всего три компании, и среди них нет ни одной словацкой: Volkswagen, Peugeot Citroen и Kia. На один немецкий Volkswagen в 2014 году приходился 41% от общего количества произведенных в Словакии машин. То есть всего одна немецкая компания обеспечивает примерно 20% промышленного производства и 5% ВВП целой страны.

Что будет со словацкой экономикой, если Volkswagen решит перенести свое производство еще куда-нибудь так же, как когда-то перенес его в Словакию? Сейчас Volkswagen устраивает то, что в Словакии они могут платить зарплаты в два-три раза ниже немецких, но как долго это будет устраивать словаков? Или сам Volkswagen, если конкурировать со Словакией за его внимание начнут Западные Балканы, Турция, Украина, где зарплаты в разы ниже уже не немецких, а словацких?

Не только работники, но и государства Восточной Европы сейчас вынуждены демпинговать, чтобы западные автопроизводители продолжали выносить туда производства. В 2015 году правительство Польши поторопилось объявить, что британский Jaguar собирается построить там завод на 300 тысяч машин в год. Но в последний момент в переговоры вмешалось правительство Словакии, словацкий премьер Фицо лично предложил Jaguar еще более льготные условия, и британцы передумали – выбрали Словакию. И если это так легко сработало в одну сторону, то в будущем может так же легко сработать и в противоположную.

Такая ситуация, как в автопроме, типична и для других отраслей с высокой добавленной стоимостью. В пищевой или легкой промышленности в Восточной Европе еще попадаются успешные национальные производители, но там, где требуются более сложные технологии, безраздельно доминируют иностранцы. Чехия может быть крупным производителем компьютеров, и они будут обеспечивать целых 6% ее экспорта. Но производит эти компьютеры тайваньская Foxconn, которая просто вынесла часть своих заводов в Пардубице. Так же как она выносит их в континентальный Китай или на Филиппины.

На примере Словении хорошо видно, что будет, когда зарплаты в Чехии, Словакии, Польше и других странах подберутся слишком близко к уровню тех стран, которые выносят туда производства. В 2008 году словенцы поставили рекорд Восточной Европы, добившись, что средняя зарплата у них достигла 63% от немецкой. С тех пор словенская экономика впала в тяжелый кризис, реальный ВВП там оставался ниже докризисного уровня даже через семь лет, в 2015 году. Снижения средней зарплаты с 63% до 60% от немецкой пока недостаточно для того, чтобы вернуться к устойчивому росту.

То есть экономическая модель Восточной Европы изначально подразумевает, что уровень жизни там должен оставаться примерно в два раза ниже, чем в развитых странах, – без этого она не работает. В принципе, если сравнивать с другими регионами мира, это далеко не худший вариант, ведь абсолютные показатели продолжат расти, нужно блюсти только пропорцию. Но проблема в том, что в условиях демократии и открытости никакая власть не сможет успешно продать обществу концепцию такого самоограничения. Очень трудно убедить людей смириться с тем, что их зарплата обязательно вырастет на сто евро, но только не раньше, чем в Германии она вырастет на двести.

В этой ситуации наиболее активная часть общества сама поедет за немецкими и скандинавскими зарплатами – как, скажем, поехали почти два с половиной миллиона поляков, которые сейчас работают за границей. А оставшиеся неизбежно начнут искать другую модель развития, и первым, самым естественным выбором разочарованного общества будет национал-популизм.

Евросоюз. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 27 октября 2016 > № 1948945 Максим Саморуков


Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 октября 2016 > № 1956373 Константин Елисеев

Елисеев: Украинская сторона уже передала свои предложения относительно “дорожной карты” партнерам по “Нормандскому формату”

Эксклюзивное интервью замглавы Администрации президента Украины

Константина Елисеева агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Главам МИД после переговоров в "Нормандском формате" были даны достаточно важные поручения. Означает ли это, что роль МИД в этом процессе усиливается?

Ответ: Нормандский процесс – это многоуровневый формат. Переговоры и консультации проводятся на уровне глав государств, министров, дипломатических советников, экспертов. Действительно, на Берлинском саммите в "Нормандском формате" была достигнута принципиальная договоренность о том, что министры иностранных дел стран "нормандской четверки" в течение ноября подготовят предложения к проекту "дорожной карты" имплементации Минских соглашений. Однако это не означает, что в ноябре мы уже будем иметь однозначно согласованный проект "дорожной карты", речь идет о внесении предложений.

Вопрос: И эту "дорожную карту" должны согласовать в ноябре главы МИД…

Ответ: Дано поручение главам МИД внести предложение до конца ноября. В этом процессе им активно будут помогать и дипломатические советники. А лидеры уже будут решать, насколько этот проект является консенсусным, насколько удастся достичь компромисса.

Вопрос: А каковы шансы, что это документ может быть подписан уже в этом году?

Ответ: Никогда не говори никогда. Шансы всегда есть, если действительно существует политическая воля и желание вернуть мир на Донбасс, подкрепленные конкретными действиями. У Украины такое желание существует, и мы неоднократно доказывали это.

Вопрос: По итогам нормандской встречи, какие темы Вы можете назвать, как принципиально не согласованные?

Ответ: Президент Украины на саммите в Берлине четко очертил 5 ключевых т.н. красных линий, которые для украинской стороны являются принципиально важными и должны быть отображены в будущей "дорожной карте".

Первое – это вопрос границы. Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ должна, наконец, получить беспрепятственный доступ на всю временно оккупированную территорию, включая границу. И, как это было предусмотрено пунктом 4 Минского протокола от 5 сентября 2014 года, обеспечить постоянно действующий мониторинг на украинско-российской государственной границе и верификацию с созданием зоны безопасности в приграничных районах Украины и РФ. Мы также должны четко выписать, каким образом Украина восстановит полный контроль над неконтролируемым участком украино-российской государственной границы в соответствии с Комплексом мер от 12 февраля 2015 года.

Второе – это вопрос вывода российских войск и вооружения. Мы должны иметь четкое видение того, когда и как будет происходить вывод многочисленной российской армии с украинской территории, включая российскую технику.

Третье – это обеспечение безопасности возможных местных выборов силами международного компонента. Ведь демократические выборы не могут проходить под дулами автоматов, в условиях запугивания и насилия.

Четвертое – это вопрос, связанный с роспуском всех фейковых структур так называемых "ДНР/ЛНР", созданных после 2014 года. Только представьте: сегодня в Донецке функционирует 24 псевдоминистерства и ведомства, включая так называемое министерство иностранных дел. А в Луганске и того больше. Все они были созданы для имитации так называемой государственности на этих территориях. Этот вопрос принципиальный и мы считаем, что все структуры, созданные в отдельных районах Донецкой и Луганской областей в период, начиная с 2014 года, включая незаконные псевдозаконодательные и исполнительные органы, а также главы этих псевдогосударственных образований, должны быть распущены еще до проведения местных выборов.

И пятое – это немедленное освобождение всех украинских заложников, находящиеся на оккупированных территориях, и украинских политзаключенных, которые удерживаются в тюрьмах на территории РФ.

Конечно же, есть и другие важные направления, например, экономические и социальные вопросы, но эти пять являются ключевыми требованиями украинской стороны.

Вопрос: Если эти фейковые структуры будут устранены, то кто на Ваш взгляд, должен контролировать ситуацию в регионе во время проведения выборов?

Ответ: Мы исходим из того, что для обеспечения безопасности избирательного процесса на территории Донбасса должна быть размещена специальная вооруженная полицейская миссия ОБСЕ. Причем она должна функционировать до выборов, во время их проведения и в так называемый переходный период, пока украинская власть не восстановит полностью контроль над украинско-российской границей. И, конечно же, все это мы должны прописать в "дорожной карте".

Роль этой международной миссии будет ключевой и на важности ее разворачивания акцентировал особое внимание президент Украины. Идея такой вооруженной миссии ОБСЕ была поддержана и российским президентом. Хотя, справедливости ради, следует признать, что еще сохраняются разночтения относительно целого ряда аспектов ее будущего мандата, вооружения и зон размещения. Теперь мы должны активизировать работу в Вене в рамках ОБСЕ для того, чтобы найти консенсус среди всех 57 стран-членов ОБСЕ относительно мандата такой миссии. Конечно, мы начинаем этот процесс не с чистого листа, ведь на протяжении последних месяцев в Вене шла дискуссия по поводу ее возможных модальностей и параметров. Украинская сторона еще полгода назад представила свое видение такой миссии. Аналитические центры при ОБСЕ подготовили свои некоторые сценарии и варианты. Более того, секретариат ОБСЕ и немецкое председательство обратилось к государствам-членам ОБСЕ предоставить свои предложения по поводу мандата такой миссии и готовности сделать вклад в ее функционирование.

Поэтому после Берлинского саммита этот процесс необходимо направить в результативное русло и выйти на компромиссную формулу. Мы будем стремиться сделать так, чтобы осуществить эти планы как можно скорее: ведь между принятием мандата и непосредственным разворачиванием такой миссии проходит значительное время. На мой взгляд, эта миссия по своим масштабам и характеру станет беспрецедентной в истории ОБСЕ.

В "дорожной карте" было бы важно зафиксировать основные моменты, касающиеся деятельности полицейской миссии ОБСЕ. Я хочу подчеркнуть, что на сегодняшний день это пока единственный вариант. Хотя я до сих пор остаюсь приверженцем концепции размещения на Донбассе специальной миссии ЕС в рамках совместной политики безопасности и обороны. На мой взгляд, это был бы оптимальный вариант.

Вопрос: Но кто будет выполнять функции местной власти после устранения так называемых "ЛНР/ДНР"?

Ответ: Распространяется миф, что нельзя устранить фейковую власть, поскольку якобы создастся вакуум во власти. Это не правда.

С правовой точки зрения единственными легитимными органами местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей являются органы местного самоуправления, избранные в 2010 году. В соответствии с Конституцией Украины и Законом о местном самоуправлении они обеспечивают выполнение своих полномочий до момента проведения новых выборов. Таким образом, они должны восстановить свою работу и полноценно функционировать.

Более того, для того, чтобы обеспечить жизнедеятельность такой по размерам территории и на такой короткий период до вступления в полномочия новоизбранными местными советами уж точно не нужны министерства иностранных дел, обороны, экономических связей и т.д.

Вопрос: Уточните, пожалуйста, по поводу поддержанного в Берлине проекта "дорожной карты". Речь идет об одном французско-немецком проекте, или о каждом по отдельности?

Ответ: В Берлине было поддержано немецко-французское предложение разработать взаимоприемлемую "дорожную карту" имплементации Минских договоренностей. Существует украинский вариант, есть российский, а также - немецко-французский. Мы заявили, что украинская сторона готова работать на основе существующего немецко-французского варианта "дорожной карты". Конечно же, этот проект не является совершенным, но мы готовы взять его за основу и уже даже внесли свои предложения к его тексту.

Вопрос: Действительно ли рассматривается возможность определения конкретных мест, где будет храниться оружие?

Ответ: Надеюсь, что эти детали будут также прописаны в упомянутой "дорожной карте". На территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей есть вооруженные бандформирования, которые состоят из украинских граждан, а есть российские военные, российская армия. Поэтому к этому вопросу нужно подходить дифференцировано, поскольку российские войска должны быть полностью выведены с территории Украины, а украинцы – должны быть разоружены под мониторингом ОБСЕ, оружие должно быть передано в специальные места для хранения, которые будут тщательно охраняться.

Второй вопрос – что делать с многочисленной тяжелой техникой, артиллерией, оружием, танками. Сейчас обсуждаются разные идеи и варианты. Мы предложили, чтобы РФ забрала их себе обратно. Но российская сторона утверждает, что это оружие ей не принадлежит, поэтому мы обсуждаем другие варианты.

Вопрос: Что касается границы, то украинские военные смогут ее контролировать только после выборов?

Ответ: Мы должны понимать, что выход на границу – это не одномоментный процесс. Поэтому до выборов осуществлять постоянный мониторинг временно неподконтрольного участка границы с РФ должна миссия ОБСЕ.

Совместно с ОБСЕ у нас уже есть определенные наработки по этому вопросу. В частности, речь идет об организации постоянных патрульных баз СММ ОБСЕ вдоль границы, предлагается также установить постоянный контроль, как физический, так и технический со стороны ОБСЕ сначала на 9-ти пограничных пунктах пропуска, а потом по всей протяжности линии границы. И только после того, когда будет гарантия того, что российские силы и оружие не проникают в Украину, после выполнения других условий в сфере безопасности парламент может назначать дату проведения местных выборов на Донбассе.

После этого дается еще 90 дней для подготовки к выборам в соответствии со стандартами ОБСЕ. И на протяжении этого периода должны восстановить свою работу и активно функционировать на местах украинские СМИ, свободно вестись агитация украинскими политическими партиями. На протяжении этих 90 дней не должно быть ни одного выстрела, должен четко соблюдаться режим прекращения огня. ОБСЕ/БДИПЧ должен провести свою оценочную миссию, по результатам которой сделать свой вывод о том, что все необходимые для демократических выборов условия соблюдены и они могут быть проведены в установленные сроки.

Одним словом, для проведения выборов должны быть выполнены все необходимые условия с соблюдением демократических стандартов ОБСЕ и в соответствии с украинским законодательством.

Вопрос: Эти все условия должны быть прописаны в законе о выборах на Донбассе?

Ответ: Да, конечно.

Вопрос: И так называемые лидеры "ЛНР/ДНР" в этих выборах участие не принимают?

Ответ: Сам проект закона должен исходить от украинского парламента, обсуждаться и голосоваться в стенах Рады. И только Верховная Рада, как законодательный орган Украины, должна принять решение относительно этого избирательного процесса. Эксперты в соответствии с договоренностями как в минском, так и нормандском форматах лишь отрабатывают модальности проведения выборов в соответствии со стандартами ОБСЕ/БДИПЧ и на основе украинского законодательства. Но решение принимает украинский парламент.

Поэтому хочу успокоить тех, кто заявляет о якобы голосовании неизвестного закона о выборах уже завтра – нет, это будет исключительно парламентский закон.

Вопрос: Какими должны быть предусловия рассмотрения этого законопроекта в Раде?

Ответ: И снова я вернусь к проекту "дорожной карты". Как раз в ней должно быть указано, что первоочередным требованием для внесения в украинский парламент этого законопроекта должно стать выполнение целого ряда условий безопасности.

Вопрос: Какая сейчас ситуация с обменом заложников?

Ответ: Мы исходим из того, что по этой проблеме в Берлине был достигнут консенсус о том, что необходимо ускорить процесс обмена и освобождения заложников. Поэтому первая "лакмусовая бумажка" - это следующее заседание Трехсторонней контактной группы в Минске 26 октября. В рамках гуманитарной подгруппы украинская сторона планирует обсудит вопрос по поводу не только немедленного освобождения заложников, но и беспрепятственного доступа Международного Комитета Красного Креста ко всем незаконно удерживаемым на Донбассе лицам.

Вопрос: Есть ли прогресс относительно украинцев, удерживаемых в РФ?

Ответ: Мы этот вопрос тоже ставим регулярно, но есть проблема – российская сторона отказывается признавать, что они политические заключенные. Поэтому мы будем дальше работать через международные структуры, Совет Европы, ООН, с нашими немецкими, французскими и американскими партнерами, чтобы сдвинуть этот вопрос с мертвой точки.

Вопрос: Президент уже заявил, что Киев выступает за демилитаризацию Дебальцево, российская сторона категорически против. Как будем двигаться в этом направлении?

Ответ: Мы постоянно настаиваем на возвращении к линии разграничения от 19 сентября 2014 года. Ведь есть существенная разница между линией от 19 сентября 2014 года и 15 февраля 2015 года, когда почти 1,5 тыс. кв. км были захвачены российскими боевиками. Поэтому важно, что в Берлине стороны признали: базовыми для урегулирования на Донбассе являются все три договоренности, раннее достигнутые в рамках Минска. Для нас это принципиально, ведь российская сторона подбивала на ревизию этой линии и на ее непризнание.

Мы будем добиваться того, чтобы на примере Дебальцево начать демилитаризацию, восстановить функционирование всех органов местного самоуправления, наладить там нормальную жизнь. Это наша территория, которая по линии от 19 сентября должна быть под украинским контролем.

Конечно же, данный вопрос вызвал негативную реакцию российской стороны, поэтому эта тема будет нелегкой во время обсуждений.

Вопрос: Все мы понимаем, что переговорный процесс достаточно сложный, но, все-таки, на какие компромиссы готова пойти украинская сторона в процессе урегулирования ситуации на Донбассе?

Ответ: Компромисс, действительно, может быть, но не за счет суверенитета и территориальной целостности украинского государства. Я думаю, что при поддержке наших партнеров, прежде всего, немецких и французских, будем пытаться делать так, чтобы мы вышли на взаимоприемлемые компромиссы по всем актуальным вопросам. Решению этой непростой задачи должно способствовать согласование "дорожной карты" и ее имплементация.

Вопрос: Если можно, в заключение расскажите, насколько близка перспектива безвизового режима с ЕС?

Ответ: Как бывший посол при ЕС, скажу откровенно: складывается анекдотическая ситуация, от которой не очень смешно. Если анализировать историю отношений Украина – ЕС, то зачастую бывали случаи, когда Украина что-то обещала, но не выполняла. Сегодня сложилась ситуация с точностью до наоборот: ЕС обещал, но, к сожалению, пока не выполнил. Как известно, Украина выполнила все 144 условия Плана действий визовой либерализации и уже почти 9 месяцев ждет ответа европейской стороны.

Данная ситуация, к сожалению, не зависит от Украины. Это связано с обострившейся проблемой нелегальной миграции внутри ЕС. Тут надо набраться немного терпения и излишне не драматизировать этот вопрос. Мы исходим из того, что все-таки в ближайшее время Евросоюз примет механизм приостановки безвизового режима для третьих стран, после чего будет принято решение относительно безвизового режима с Украиной. У нас на 24 ноября запланирован очередной саммит Украина-ЕС в Брюсселе и эта дата должна служить ориентиром для прогресса в этом важном вопросе.

Мы ожидаем два решения – Европарламента и Совета ЕС. Сейчас активно работаем над тем, чтобы решение было до 24 ноября. Мы получили заверения от президента Европарламента, что как только будет согласован т.н. механизм приостановки, он подаст как неотложный на голосование вопрос безвизового режима для Украины. Аналогичные заверения мы получили и от лидеров ЕС.

По состоянию на сегодняшний день, фактически сформирован консенсус между государствами-членами Евросоюза относительно предоставления безвизового режима для украинских граждан.

Вопрос: Есть ли что-то новое в ситуации с ратификацией Соглашения об ассоциации Украина-ЕС?

Ответ: Ситуация непростая, но не безнадежная. Но после заседания Европейского Совета 20-21 октября в Брюсселе ситуация улучшилась в той части, что лидеры ЕС призвали премьер-министра Нидерландов активизировать работу и внести, по возможности, до 1 ноября предложения относительно путей ратификации Соглашения об ассоциации. Они исходят из того, что не ратификация данного важного документа будет катастрофой как для Украины, так и для ЕС. Поэтому руководство ЕС мотивировало правительство Нидерландов внести предложения.

По поручению президента Украины уже на днях "украинский десант" во главе с главой МИД Павлом Климкиным будет в Гааге, чтобы провести консультации с нидерландским парламентом и попробовать выйти на компромиссную формулу ратификации Соглашения.

Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 октября 2016 > № 1956373 Константин Елисеев


Украина. Германия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 октября 2016 > № 1947596

Посол Украины в Германии: «Мы хотим воплотить Минские соглашения в жизнь»

Сабине Адлер (Sabine Adler), Deutschlandfunk, Германия

Участие российского президента Владимира Путина в берлинском саммите было важным, сказал посол Украины в Германии Андрей Мельник в интервью нашему изданию. Теперь необходимо конкретизировать и воплотить в жизнь его результаты. В частности, это касается создания четырех новых «демилитаризованных зон», где противоборствующие силы будут разведены в разные стороны.

Кроме того, представители ОБСЕ должны уже сейчас получить доступ к восьми пограничным переходам. Лишь тогда можно будет всерьез задуматься о подготовке к выборам на контролируемых повстанцами территориях.

В среду канцлер Германии Ангела Меркель, а также президенты России, Франции и Украины — Владимир Путин, Франсуа Олланд и Петр Порошенко — встретились в Берлине и обсудили перспективы застопорившегося мирного процесса.

Deutschlandfunk: Мы приветствуем вас в прямом эфире из нашей берлинской студии. У нас в гостях посол Украины в Германии Андрей Мельник. Здравствуйте.

Андрей Мельник: Большое спасибо.

— В отношении берлинских переговоров в «нормандском формате» в среду все их участники — и г-жа канцлер, и президенты Франции и России, и ваш президент Петр Порошенко — призывали не ждать от них серьезного прорыва, так что, вообще-то, их результат мог быть только лучше, чем все ожидали. Украине — по крайней мере, создается такое впечатление — похоже, вообще, не на что жаловаться. Если позволите, я начну наш разговор с цитаты на одном украинском интернет-портале. Там было сказано, что Германия и Франция в ходе «нормандских» переговоров меньше заботятся об Украине, а в большей степени стремятся продолжать прямой диалог с российским президентом Владимиром Путиным. На Украине действительно господствует именно это мнение: мол, Европа не особо интересуется судьбой вашей страны?

«Очень трудная встреча в Берлине»

— Мы не разделяем это циничное заявление. Мы исходим из того, что руководство и Германии, и Франции изначально действует честно и искренне. Мы всегда просили и требовали лишь одного: посредники должны были выдерживать общую — и жесткую — линию по отношению к России. На встрече в Берлине мы это вновь увидели. Именно в этом и заключается ее успех. Потому что еще два месяца назад господин Путин грозился совсем отказаться от переговоров, в связи с чем «нормандский формат» потерпел бы крах. Этого, однако, не произошло, в том числе благодаря стараниям госпожи канцлерин. Встреча в Берлине была очень сложной. Наверное, никто не может быть доволен ей на все 100%. Но Путин вновь сидит за столом переговоров. Разговор был весьма откровенным. Теперь все зависит от воплощения достигнутых результатов в жизнь.

— Одним из результатов является то (и на это была надежда), что удалось найти хотя бы маленький «общий знаменатель», то есть достигнуть договоренности о новом отводе противоборствующих сил от линии соприкосновения — в четырех (или чуть более) новых местах.

Один из наших коллег из газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung не поленился подсчитать, кто за последние месяцы чаще нарушал перемирие. И выяснил, что чаще это делали сепаратисты. Именно они нарушали перемирие, которое за последние два года неоднократно согласовывалось и продлялось. Однако в последнее время наблюдается другая тенденция: в сентябре и октябре более тысячи раз его нарушала украинская сторона и всего лишь меньше 80 раз — сепаратисты. Почему ваша сторона стала настолько очевидно нарушать договоренности? Или речь идет о некоем изменении стратегии?

«Мы хотим соблюдать режим перемирия»

— Мы не согласны с такой оценкой и уже обсудили этот вопрос с Конрадом Шуллером (Konrad Schuller).

— Это тот самый журналист Frankfurter Allgemeine Zeitung.

— Да, именно он. Мы приняли к сведению его оценку, но переспросили, какими критериями он руководствовался. И в этой связи у нас есть очень много вопросов, на которые нет ответов. Потому что надо хорошо представлять себе, как сложилась нынешняя ситуация. Надо понимать, что такое линия соприкосновения: там есть блок-посты — и чистое поле вокруг. И нарушения перемирия регистрируются лишь нерегулярно — только в дневное, но не в ночное время, когда происходит большинство обстрелов. Так что мы благодарны Frankfurter Allgemeine Zeitung на это исследование, которое очень важно для того, чтобы мы поняли, в каких аспектах там необходимо действовать более эффективно. Потому что у украинских солдат есть один приказ — не стрелять первыми.

Однако когда возникает угроза жизни — солдат или мирных граждан, — иногда им приходится открывать ответный огонь. Поэтому очень важно еще раз перепроверить, каким образом результаты исследования получились именно такими, и сделать так, чтобы предотвратить новые нарушения перемирия. Но я могу вас заверить в одном: Украина не меняла свою стратегию. Мы по-прежнему хотим воплотить Минские соглашения в жизнь. Мы также стремимся к соблюдению перемирия, потому что это самая главная предпосылка для воплощения Минских соглашений. Так что не в наших интересах следовать этой стратегии, чтобы потом предстать в глазах мировой общественности нарушителями международно-правовых норм. Мы совершенно точно не хотим этого.

— Четверо глав МИД так называемого нормандского формата должны теперь выполнить задачу, состоящую в том, чтобы выправить то, что было невозможно согласовать в рамках Минских соглашений Речь идет об установлении последовательности действий — собственно, когда и что может и должно быть реализовано.

А самое главное — надо урегулировать вопрос, который постоянно поднимался и украинской, и российской стороной: доступ к границе и контроль над ней. В среду вечером — после встречи в Берлине — украинский министр иностранных дел (то есть ваш начальник) Павел Климкин, сказал, что границу необходимо закрыть сразу после выборов в Донбассе. Это значит, что лишь после выборов надо сделать так, чтобы с российской стороны на Украину перестали попадать оружие и наемники.

Ваш президент Петр Порошенко высказывался несколько иначе. По его словам, он согласится с проведением выборов лишь после того, как российские войска будут выведены с оккупированной территории. Это такая формулировка, которую больше нигде найти невозможно. Теперь, господин посол, скажите нам: как же быть?

Обеспечить защиту украинской государственной территории

— К сожалению, в Минских соглашениях восстановление пограничного контроля числится последним из пунктов. Таким образом, Украина может рассчитывать на стопроцентный контроль над границей лишь после того, как все остальные пункты будут выполнены. Это действительно так. Но мы настаиваем на том — и оба заявления никак этому не противоречат, — что не может такого быть, чтобы мы не контролировали целых 400 километров этой границы. Там происходит все, что только можно себе представить. Войска постоянно получают подкрепление. Так что мы требуем, чтобы наблюдатели ОБСЕ уже сейчас получили доступ к восьми пограничным переходам — просто чтобы наблюдать за ситуацией там, но также мы требуем, чтобы и остальные отрезки границы контролировались техническими средствами, например, беспилотными летательными аппаратами.

Тогда можно будет гарантировать, что в ходе подготовки к выборам на территорию Украины не попадут новые российские войска и наемники. На наш взгляд, это совершенно законное желание. Русские не согласятся отдать границу напрямую украинским пограничникам, так что промежуточным решением вполне могла бы стать ее передача под контроль ОБСЕ.

— Для того, чтобы на оккупированной территории, в так называемых народных республиках, состоялись выборы, нужен закон о выборах. Нужен также закон об особом статусе этих регионов. И мы, конечно же, знаем, что Верховная Рада на протяжении уже нескольких месяцев совершенно не готова (там не набирается нужного числа голосов) проголосовать за оба эти закона. Каким образом вы гарантируете в случае принятия новой «дорожной карты» реализации Минских соглашений, что удастся преодолеть своеобразное депутатское «вето»?

Требование ввода «вооруженной миссии ОБСЕ»

— Вы правы. Нужно задаться вопросом: откуда взялся этот скепсис в парламенте? Ответ на этот вопрос очень прост: ситуация в сфере безопасности не позволяет сделать это. ПАСЕ также недавно приняла соответствующую резолюцию — на основании доклада Марилуизы Бекк (Marieluise Beck), побывавшей на месте событий. Сейчас там невозможно провести выборы по причине опасности ситуации.

Для начала позвольте мне сделать два небольших пояснения. Закон об особом статусе уже принят, но еще не вступил в силу. Это значит, что его вступление в силу является лишь вопросом времени. Это первый момент.

Второй момент — закон о выборах. О нем тоже велась и ведется бесконечная дискуссия. Общей договоренности мы уже достигли — в четырехстороннем формате. Однако у Минских соглашений есть много слабых мест. Одним из них является то, что в них никак не оговаривается будущее нынешних донецких властей. То есть сейчас мы говорим о местных выборах, в ходе которых будут выбраны мэры и местные органы власти. Однако остается открытым вопрос: что произойдет с нынешними руководителями — господами Захарченко и Плотницким, а также с нынешними «якобы правительствами» — министерствами внутренних дел, на протяжении многих месяцев практикующими пытки? Ваша радиостанция, кстати, тоже занималась соответствующими расследованиями. Так что этот вопрос по-прежнему остается открытым.

Кроме того, Украине предстоит потом финансировать эти регионы. Но если господин Захарченко практикует пытки, то этот вопрос требует разъяснений.

— В нашей берлинской студии в рамках «Интервью недели» находится посол Украины в Германии Андрей Мельник.

Местные выборы невозможны при отсутствии наблюдателей ОБСЕ

— Господин Мельник, вы только что говорили о «вооруженной полицейской миссии ОБСЕ». С этим требованием президент Петр Порошенко выступал уже неоднократно. На нынешней встрече в Берлине было, по крайней мере, согласовано проанализировать возможности для создания такой миссии. В этой связи сразу заговорили, что сначала надо вообще найти полицейские силы, которые были бы согласны туда отправиться. Идею должны поддержать 57 стран-членов ОБСЕ.

А еще — и это важный момент, и вы уже упомянули главных действующих лиц — необходимо, конечно, согласие со стороны ДНР и ЛНР, чтобы эти силы вообще смогли появиться на этой территории. Первой реакцией был твердый отказ пустить наблюдателей туда. Почему вы считаете, что идея такой полицейской миссии имеет перспективы?

— Германия как действующий председатель ОБСЕ только что как раз потребовала решить этот вопрос до конца года. Так что в начале декабря в Гамбурге состоится соответствующая встреча глав МИД. И теперь мы исходим из того, что это является одним из важных достижений нынешней встречи в Берлине. Определенная предварительная работа уже выполнена.

Однако теперь необходимо добиться по-настоящему видимых результатов. И поэтому мы надеемся, что немецкая сторона сделает все необходимое, чтобы в декабре был уже выработан мандат этой миссии. Потому что на нас постоянно давят и требуют поскорее провести эти местные выборы. Однако без этих предпосылок мы не сможем их провести. Так что эта миссия должна стать важной частью общих приготовлений. Эти наблюдатели очень важны — без них люди просто побоятся прийти на избирательные участки и проголосовать, ведь в Донбассе на протяжении двух лет царит атмосфера всепоглощающего страха.

Санкции как рычаг давления на «агрессивную Россию» необходимы

— Непосредственно после берлинской встречи в «нормандском формате» состоялся также саммит ЕС. На нем, а также и на встрече в Берлине — в четырех-, а потом в трехстороннем формате (с участием президентов Путина и Олланда, а также г-жи канцлера) речь шла о Сирии. То есть в обоих случаях говорилось о треугольнике «Россия-Украина-Сирия». В Брюсселе участникам пока не удалось договориться о новых санкциях против России из-за ее позиции по Сирии. Как вы думаете, господин посол, есть ли еще какие-нибудь действенные санкции против России из-за ее действий на Украине? Что вы думаете, когда видите, по сути, аналогичные события в Сирии, где, надо сказать, совершаются еще более крупные по своему размаху преступления?

— Мы не понимаем, как такое может быть, чтобы говорилось: «мы не будем вводить санкции, потому что они будут иметь лишь отдаленное по времени воздействие». При этом людям в Алеппо и в Сирии не помогают. «Никаких санкций» — это тоже не вариант. Потому что если не делать вообще ничего, люди вообще не получат помощи. К сожалению, мы видим параллели с ситуацией на Украине. Потому что аналогичные тенденции прослеживаются и в Германии и всей Европе: мол, санкции против России нужно ослабить, потому что нам следует пойти навстречу России. Мы надеемся, что европейцы останутся твердо стоять на своих нынешних позициях.

В Алеппо маски были окончательно сброшены, и все увидели истинное лицо Путина — он так же нечестно ведет себя на протяжении вот уже двух лет и по отношению к Восточной Украине. Он совершенно не готов к реальному сотрудничеству. Поэтому мы требуем также, чтобы санкции, ранее введенные из-за позиции России к востоку Украины, по меньшей мере, сохранились в нынешнем объеме или даже были ужесточены. Потому что, не имея никаких рычагов воздействия на Россию, будет совершенно невозможно заставить ее изменить свою агрессивную политику.

— Господин посол, приближается ноябрь. Три года назад тогдашний президент Виктор Янукович поставил свою подпись под Соглашением об ассоциации между Европейским Союзом и Украиной. Это вызвало протесты на Майдане. У нас сейчас не так много времени, чтобы обсуждать этот вопрос подробно, но давайте попробуем подвести краткие итоги: как изменилась Украина за эти три года? Если можно, то коротко, пожалуйста.

— Во-первых, у нас есть активное гражданское общество, а это является главной гарантией того, что никакое правительство и никакое руководство страны не позволит себе что-то такое, что было возможно во времена Януковича. Мы провели уже много реформ. Многое из того, что требовали участники Майдана, было воплощено в жизнь. Это касается чиновников, политиков.

Теперь что касается Соглашения об ассоциации. Оно стало катализатором протестов на Майдане. Сейчас мы находимся в ситуации, когда мы в одностороннем порядке выполняем это соглашение. Однако с европейской стороны этот важный договор не вступил в силу, потому что Нидерланды отказываются ратифицировать его. Это, конечно, плохой сигнал для нас. Мы надеемся, что ЕС удастся найти какой-то выход. Мы же продолжим двигаться по пути реформ навстречу ЕС. Это был бы лучший ответ на пожелания людей, собиравшихся на Майдане.

— ЕС главную проблему по-прежнему видит в том, что Украина не в состоянии победить коррупцию. На самой вершине соответствующего списка на Украине обычно называют Петра Порошенко. Неужели Украина в этом смысле действительно так и не сдвинулась с места за минувшие три года?

— Нет, я так не думаю. Мы создали нужные институты по борьбе и предотвращению коррупции. Несколько дней назад здесь была делегация из так называемого антикоррупционного бюро. В общей сложности речь идет о более чем 170 следователях — молодых людях в возрасте около 30 лет и с зарплатой не менее 1000 евро в месяц. При этом средняя зарплата чиновника составляет на Украине около 150 евро. Эти люди были выбраны в ходе открытого конкурса, и их задача — без всяких оговорок бороться со случаями коррупции, с которыми они сталкиваются. Поэтому я думаю, что мы движемся в правильном направлении. Нам предстоит еще много работы, но политическая воля присутствует, равно как и необходимые для борьбы институты.

— На Украине была недавно основана новая националистическая партия — так называемый Национальный корпус. Во времена, когда страна ведет войну, усиливаются националистические настроения, не так ли?

— Мы — демократическая страна, и каждая созданная партия имеет право на существование, пока она соблюдает Конституцию и законы. Мы не видим большой опасности широкого распространения националистических настроений. Наше государство уже достаточно сильно, чтобы бороться с подобными опасностями.

Я не думаю, что у нас остро стоит вопрос национализма в том смысле, в котором он поднимается здесь, в Германии.

— Господин посол, большое вам спасибо за то, что пришли к нам в эфир, за это «Интервью недели» на радио Deutschlandfunk.

— Спасибо за приглашение.

Украина. Германия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 октября 2016 > № 1947596


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 октября 2016 > № 1947580

Меркель печется о новых санкциях против России

Хосейн Йари, Resalat, Иран

Европейские СМИ одно за другим сообщают о стремлении канцлера ФРГ Ангелы Меркель ввести против России новый пакет санкций. К примеру, издание «Frankfurter Allgemeine Zeitung» по этому поводу сообщает, что в связи с продолжающимися боевыми действиями с участием российских ВКС в Сирии ряд немецких политиков, госчиновников и партийных деятелей все больше настаивают на том, чтобы усилить существующие и ввести новые санкции против России. И все это указывает на то, что Германия, как и США, почему-то явно не хочет и даже опасается полного военного поражения, грозящего вооруженным группам боевиков и террористов, воюющих в Сирии.

Согласно сообщениям той же «Frankfurter Allgemeine Zeitung», сейчас бундесканцлер намерена ставить этот вопрос на обсуждение в ЕС. Издание, ссылаясь на источники, близкие к самой Ангеле Меркель, пишет: канцлер ФРГ настроена стоять на введении новых антироссийских санкций, мотивируя это участием России в боевых действиях в Сирии. Издание пишет, что этот вопрос должен выдвигаться на обсуждение на заседаниях Совета Европы. Но при этом газета полагает, что канцлеру будет сложно обосновать необходимость таких шагов на общеевропейском уровне и убедить в этом партнеров по коалиционному правительству, в особенности принадлежащих к партии социал-демократов. Также следует отдельно отметить, что немецкие социал-демократы вообще выступают против введения каких-либо дополнительных санкций в отношении России. Социал-демократы в целом, а также отдельные политики, в частности Франк-Вальтер Штайнмайер, уже заявляли о неприятии инициатив по введению новых санкций против России, а также уже выступали за снятие санкций, введенных ранее. Таким образом, было бы преувеличением утверждать, что Германия безоговорочно выступает за новые санкции, учитывая, что даже среди ее влиятельных политиков существуют столь серьезные расхождения во мнениях. Уже на первой стадии продвижения своей инициативы Меркель сталкивается с противодействием присутствующих в ее Кабинете социал-демократов, таких как Штайнмайер и Зигмар Габриэль (министр экономики ФРГ — прим. пер.).

Но дело не только в расхождениях на уровне Кабинета министров Ангелы Меркель. Дело еще и в том, что позиции основных европейских лидеров по вопросу антироссийских санкций и возможностей их ужесточения серьезным образом расходятся. Издание «Tagesspiegel» пишет, что по этому вопросу «в недрах Евросоюза» уже совершенно очевидно возник ожесточенный спор. Особо активными сторонниками «карательной» политики в отношении России в связи с ее действиями в Сирии выступают страны Восточной Европы, из которых больше всего усердствует Польша, а среди стран Западной Европы на санкциях особенно настаивает Великобритания. Этот вопрос будет на повестке дня заседания глав внешнеполитических ведомств стран ЕС, а также на саммите Евросоюза.

После присоединения Крыма к России, ставшего итогом политического кризиса на Украине, ЕС утвердил в отношении России «политику санкций». Судьбу этого пакета санкций — его возможное продление — Евросоюз должен решить, как предполагается, в начале следующего года.

Хосейн Йари — постоянный обозреватель ежедневного издания Resalat

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 октября 2016 > № 1947580


Германия. Евросоюз > Транспорт. Экология > mirnov.ru, 24 октября 2016 > № 1944924

Власти Германии призывают ЕС запретить автомобили с двигателями внутреннего сгорания

Бундестаг Германии предложил Европейской комиссии поддержать практику развития экологически безопасного транспортного движения и запретить с 2030 года эксплуатацию новых легковых автомобилей с двигателями внутреннего сгорания.

Соответствующее постановление немецкие законодатели приняли в ходе заседания, прошедшего в конце сентября, сообщает издание Der Spiegel.

Как заявил замглавы фракции «зеленых» Оливер Кришер, «если следовать требованиям Парижского соглашения по климату, то начиная с 2030 года новые транспортные средства не должны оснащаться дизельными и бензиновыми двигателями».

Ранее власти Норвегии сообщили о введении с 2025 года запрета на автомобили с двигателями внутреннего сгорания. На сегодняшний день в стране около четверти автомобилей оснащены электродвигателями.

Людмила Петрова

Германия. Евросоюз > Транспорт. Экология > mirnov.ru, 24 октября 2016 > № 1944924


Германия. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 октября 2016 > № 1944434

Пилот немецких ВВС в интервью: «Вот как путинские пилоты провоцируют нас над Балтикой»

В конце августа 2016 года Бундесвер в третий раз приступил в рамках операции НАТО к патрулированию воздушного пространства над Эстонией, Латвией и Литвой, а также над их территориальными водами Балтийского моря. Таким образом, он совместно с французским контингентом в Литве обеспечивает территориальную неприкосновенность прибалтийских стран.

Юлиан Рёпке (Julian Röpcke), Bild, Германия

В последние недели участились инциденты с участием путинских боевых самолетов, которые дважды нарушали воздушные границы Эстонии и Финляндии.

Корреспонденты нашего издания побывали на базе НАТО в эстонском Эмари и встретились с командующим немецкого контингента, пилотом самолета Eurofighter Свеном Якобом (Sven Jacob). Он рассказал о новой тактике путинских пилотов.

Bild: Господин подполковник, в последние месяцы политическое напряжение между Россией и Западом значительно усилилось. Каким образом это повлияло на военную ситуацию в воздушном пространстве Прибалтики?

Свен Якоб: Принципиально ситуация в сфере безопасности не изменилась. Однако мы заметили, что осенью некоторые из типичных маневров русских несколько изменились, то есть русские самолеты стали летать несколько иначе и в несколько иное время. В связи с тем, что в последние пару недель количество полетов увеличилось, увеличилось и количество наших вылетов по тревоге. В 2015 годы мы также провели здесь, в Эмари, четыре месяца. Сейчас же мы находимся здесь пока всего два месяца, но число наших вылетов уже превысило прошлогоднее за целых четыре месяца.

Вместе с тем, почти половина из этих вылетов пришлась на сутки 6-7 октября. То есть по количеству вылетов нельзя просто взять и сказать, что ситуация резко изменилась. Это был особый способ проведения маневров, заставивший нас подниматься в небо так часто. В прошлом году тоже имели место российские учения, но тогда мы лишь однажды наблюдали сразу большое количество самолетов в небе и вынуждены были подняться по тревоге. В этом же году число наших вылетов увеличилось, хотя количество самолетов в пересчете на случай значительно сократилось.

— Почему, по-вашему, в этом году русские избрали иной стиль поведения в небе?

— Я, конечно, могу лишь предполагать, но мне кажется, что это своего рода проверка: насколько часто и с какой интенсивностью НАТО будет реагировать на их действия? Мы не можем точно знать замыслы русских, но знаем, что их полеты, с точки зрения тактики, были не слишком высококачественными.

— 6 и 7 октября русские самолеты дважды нарушали воздушное пространство Эстонии и Финляндии. Как вы думаете, почему?

— Во-первых, надо сказать, что ни один российский самолет не пролетал ни над материковой частью, ни над островами, принадлежащими этим странам. Однако их территория начинается в 12 морских милях от береговой линии. По причине изогнутости береговой линии воздушное пространство также имеет изогнутые границы. Так что не исключено, что русские в каком-то месте просто «срезали угол». Не исключено, правда, что это была умышленная провокация. Однако в те моменты, когда мы оказывались поблизости от российских самолетов, они всегда находились над нейтральными водами.

Что касается этой истории с островом, то, конечно, общеизвестно, что он принадлежит Эстонии. И он находится как раз в пределах тех самых 12 морских миль. Однако интересно, что эта территория находится под контролем российских диспетчеров из Санкт-Петербурга. Таким образом, получается, что международный самолет летит над эстонской территорией, но под российским контролем. Конечно, это спорный вопрос. Русские знают это, и более тысячи российских самолетов и год придерживаются правил и не летают над этой территорией. Но иногда такие вещи все же случаются.

— Есть впечатляющие фото, сделанные пилотами Бундесвера, на которых российские самолеты, пролетающие на высоте около десяти километров, изображены совсем поблизости. Как можно сделать такой снимок? И как часто такие встречи происходят в воздухе?

— Эти фотографии мои пилоты сделали с помощью самой обычной цифровой фотокамеры — чтобы у них были доказательства, что русские там действительно летают, а еще в разведывательных целях: чтобы выяснить, оснащены ли они каким-нибудь современным оружием или чем-то в этом роде. По прошлому опыту, можно сказать, что эти транспортные самолеты обычно ведут себя относительно прилично. Обычно!

Они летят по своему маршруту и имеют четкую задачу. От них не приходится ожидать ничего из ряда вон выходящего. Но если вместе с ними летят боевые самолеты, то всегда есть элемент неожиданности: какая перед ним поставлена задача? И — самое главное — что думает этот конкретный пилот? Тут возможны некоторые различия. Обычно, когда мы пролетаем рядом друг с другом, мы как бы приветствуем друг друга. Кто-то при этом кивает или поднимает вверх большой палец. Иногда даже бывало, что пилоты предлагали друг другу подлететь поближе и сделать совместное фото. В общем, такие встречи получались вполне дружескими.

Но пару раз бывало и так, что кто-то требовал от другого пилота лететь прочь или уступить ему место в воздухе. Бывало, что нам в качестве «приветствия» показывали средний палец. Так что бывает по-всякому. В значительной степени это зависит от того, насколько велик стресс, в котором пребывает отдельно взятый пилот, а также от уровня его образования. Встречаются такие, уровень образования которых вполне сопоставим с нашим, но есть и намного менее образованные. Так что если русский пилот не проявляет готовности к сотрудничеству, мы оставляем ему место, чтобы на нагнетать обстановку.

В то же время мы имеем полное право в любой момент защищаться. Если бы вдруг по нам начали стрелять — хотя я такой вероятности совершенно не вижу, — то мы стали бы обороняться. Однако наше главное правило — не стрелять по ним. Для этого должно было бы произойти что-то из ряда вон выходящее.

— Однако вы всегда вооружены четырьмя ракетами класса «воздух-воздух» — это действительно так?

— Да, ракеты всегда при нас. Две из них предназначены для ближнего и две для дальнего боя. Однако вероятность, что мы применим их, весьма мала. Тут, в первую очередь, надо просто показать: «Ребята, у нас есть оружие!» Существует несколько уровней напряженности. Первый уровень — это когда мы летим рядом друг с другом и дружески приветствуем друг друга. Следующий уровень — когда мы говорим с ними на международной частоте, если, например, они летят или собираются лететь над сушей. Тогда нам приходится повышать напряжение, потому что мы не можем допустить этого. Следующий уровень — когда мы пристраиваемся рядом с ними и показываем: «У нас есть оружие, и вы его видите». Тем самым мы показываем, что нам уже не до шуток, и мы не потерпим, если они нарушат воздушное пространство. Впрочем, такого не случалось еще никогда и с большой вероятностью никогда и не случится.

— У вас может быть, хотя бы теоретически, задание защитить воздушное пространство с применением оружия?

— Нет, такого задания у нас нет. Вернее уровень напряженности может вырасти, но фактически у нас все равно нет такого задания. В случае продолжительного по времени нарушения воздушного пространства может поступить приказ от НАТО: «Просьба сбить!» То есть если бы, например, бомбардировщик летел из Санкт-Петербурга и вдруг повернул в сторону Таллинна, ситуация бы резко накалилась, и мы бы доложили об этом, и тогда что-то наверняка произошло бы. Но я должен подчеркнуть, что до сих пор со стороны российских ВВС не бывало никаких враждебных маневров.

— Это значит, что открытые угрозы России последних месяцев в адрес НАТО не находят отражения в виде агрессивного, воинственного поведения?

— Именно так. Они провоцируют нас тем, что постоянно отключают транспондеры. В принципе, мы вообще не знаем, оснащен ли тот или иной боевой самолет транспондером. Однако, вообще-то, когда самолет находится в международном воздушном пространстве, он должен его иметь — в противном случае он заведомо нарушает правила. О том, что транспондеры есть у всех транспортных самолетов, мы знаем. Это значит, что нам в целях безопасности надо взлетать, и когда мы оказываемся поблизости, они часто включают их. Но сначала транспондер бывает выключен, и лишь потом включается. А иногда мы не общаемся предварительно с различными контрольными станциями, а потом вдруг заговариваем с ними, пролетая мимо.

При этом возможны самые разные комбинации: с летным планом, без летного плата, с транспондером или без, с разговором или без. Это, по меньшей мере, проверка для НАТО, если не какая-то провокация с неприличными жестами. Но об агрессивном поведении говорить, определенно, не приходится. Они хотят показать: «Мы здесь». А мы реагируем на все эти провокации. Не ответными провокациями, а тем, что показываем им: «Мы знаем, что вы здесь. Но и мы тоже здесь!»

Германия. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 октября 2016 > № 1944434


Германия > Госбюджет, налоги, цены > rg-rb.de, 21 октября 2016 > № 1940971

За деньгами – в Гессен и Штутгарт

Многие жители Германии в поисках более высоких зарплат регулярно пересекают границы федеральных земель – и делают это совершенно не зря. Анализ уровня доходов почти 750 тысяч немецких трудящихся позволяет определить, где в стране лучше всего оплачивается труд.

Самые высокие зарплаты Германии выплачиваются в Гессене – к такому выводу пришли эксперты интернет-портала Gehalt.de, проанализировавшие изрядный массив данных о доходах немецких трудящихся – сведения о зарплатах для всестороннего анализа предоставили 747 490 человек. На этой основе был составлен «Атлас немецких зарплат 2016 года» (Gehaltsatlas 2016). По данным Gehalt.de, зарплаты в Гессене на 10,7 процента превышают уровень вознаграждения за аналогичный труд в целом по стране.

В Германии более трёх миллионов человек проживает не по месту работы, а в другой федеральной земле: ежедневно им приходится прибывать на рабочее место не просто из другого города, но и преодолевать границы федеральных земель – одной или даже нескольких. К примеру, поездка на скором поезде из Кёльна во Франкфурт-на-Майне отнимает менее часа времени, при этом трудящиеся пересекают границы Северного Рейна-Вестфалии, Рейнланд-Пфальца и Гессена.

Мчаться за деньгами имеет смысл не только во Франкфурт: вслед за Гессеном самые высокие зарплаты в ФРГ платятся в Баден-Вюртемберге – в этой земле они превышают среднегерманский уровень на 9,4 процента. Работодатели предлагают здесь наиболее высокие доходы начинающим свой трудовой путь – даже выше гессенских. В Баварии платят в среднем на 6,1 процента больше, чем в Германии, в Гамбурге – на 5,2 процента. Все остальные земли Федеративной Республики, включая Берлин, способны предложить трудящимся вознаграждение уже ниже среднего по стране, и никуда не уходит различие между востоком и западом Германии: самые низкие зарплаты – в землях бывшей ГДР, от 80 процентов среднегерманского уровня доходов в Тюрингии до 75 – в Мекленбурге-Передней Померании.

Эксперты оценили уровень зарплат не только по федеральным землям в целом, но и по их столицам. Здесь всю страну опережает Штутгарт: уровень зарплат в баден-вюртембергской метрополии превышает даже мюнхенский и дюссельдорфский. В Штутгарте заработки на 25,2 процента выше, чем в среднем по Германии, в Мюнхене – на 24,8, в Дюссельдорфе – на 22,5 процента. Обращает на себя внимание, что зарплаты для начинающих свой трудовой путь в таких городах, как Гамбург и Берлин, сравнительно невысоки. В метрополии на Эльбе они достигают 96,5 процента среднегерманского уровня, в столице страны – 88,1%. «Эти города настолько привлекательны для молодых людей, что работодателям здесь не приходится быть особенно щедрыми, чтобы отыскать новых сотрудников», – поясняет сложившуюся тенденцию генеральный директор интернет-портала Gehalt.de Филип Бирбах (Philip Bierbach).

Ведущими отраслями немецкого народного хозяйства с точки зрения высоких зарплат остаются автомобильная и химическая промышленность, банковская сфера, машиностроение и фармакология: в них могут рассчитывать на сверхпропорциональное вознаграждение за свой труд и начинающие, и работники с опытом, и большое начальство.

Максим Смирнов

Германия > Госбюджет, налоги, цены > rg-rb.de, 21 октября 2016 > № 1940971


Германия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > rg-rb.de, 21 октября 2016 > № 1940967

Путь № 17

Ровно 75 лет назад началась депортация берлинских евреев в гетто и концентрационные лагеря по всей Восточной Европе.

18 октября 1941 года первый поезд, в котором находились собранные по всему городу берлинские евреи, отправился в неизвестность с железнодорожной станции Груневальд. В вагонах этого поезда находились 1089 детей, женщин и мужчин, которых нацисты приговорили к уничтожению. С этого дня началось систематическое «очищение» столицы Третьего рейха от жителей еврейской национальности. Вплоть до апреля 1942 года поезда шли в еврейские гетто, расположенные в Восточной Европе: в лодзинское гетто, в рижское и варшавское. Однако затем нацисты стали отправлять берлинских евреев исключительно в лагеря смерти: в Освенцим и Терезиенштадт. Только лишь на «фабрику смерти» Освенцим со станции Груневальд ушли 35 поездов, в которых находились почти 17 тысяч евреев. Согласно некоторым исследованиям историков, последний состав с берлинскими евреями был отправлен отсюда в марте 1945 года, в нём было 18 человек. К тому времени советские войска находились всего в семидесяти километрах от немецкой столицы. Общее число депортированных из Берлина евреев оценивается историками сегодня в цифру 56 тысяч!

Первая мемориальная доска в память об этих трагических событиях была установлена ещё в 1953 году, однако по неизвестным причинам её скоро сняли. Сегодняшний памятник под названием «Путь номер 17» был воздвигнут в 1998 году по инициативе железнодорожного концерна Deutsche Bahn, руководство которого в то время пыталось разобраться в нацистском прошлом и в исторической ответственности железнодорожников из Deutsche Reichsbahn.

Мемориал представляет собой стальные плиты, которые установлены с двух сторон поперёк рельсов. На плитах в хронологическом порядке выбиты даты и номера составов, увозивших людей на смерть. По задумке авторов проекта, перегороженный путь должен служить символом того, что отсюда никогда больше людей не будут отправлять на смерть. На платформе установлена также памятная доска о жертвах Холокоста. На ней написано: «В память о десятках тысяч еврейских жителей Берлина, которые с октября 1941-го по февраль 1945-го были отсюда депортированы в лагеря смерти и убиты нацистскими палачами».

На памятном мероприятии, посвящённом 75-й годовщине начала депортации берлинских евреев, выступил Хорст Зельбигер (Horst Selbiger), который знает эту трагическую историю не понаслышке. «Все мои друзья, все мои школьные товарищи были отсюда депортированы. 61 один член моей семьи были убиты в концлагерях», – рассказал 88-летний берлинец, сумевший чудом уцелеть во время Холокоста.

Ксения Шмидт

Германия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > rg-rb.de, 21 октября 2016 > № 1940967


Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 октября 2016 > № 1945098 Владимир Путин

Заявление для прессы по итогам визита в Берлин.

По завершении переговорного процесса по урегулированию ситуации на Украине и по сирийской проблематике глава Российского государства сделал заявление для прессы.

В.Путин: Доброй ночи, уважаемые коллеги, дамы и господа! Два слова скажу о том, о чём мы договорились с коллегами.

Первое, это касается исполнения Минских соглашений: все участники сегодняшней встречи подтвердили, что в основе урегулирования на юго-востоке Украины должны лежать Минские соглашения, и все подтвердили свою приверженность этим договорённостям.

Мы много внимания уделили вопросам безопасности и договорились по целому ряду позиций о том, что должно быть сделано в ближайшее время в смысле дальнейшего решения вопросов, связанных с разведением конфликтующих сторон.

Договорились, что мы продолжим выбор тех точек и тех мест на территории, где можно будет продолжить эту работу. В двух местах этот отвод уже состоялся. Подтвердили, что мы готовы расширить миссию Краткая справка Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, англ. OSCE) ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжёлой техники.

Мы подтвердили, что продолжим совместную работу на политическом треке, в том числе в плане окончательных договорённостей о порядке имплементации и введения в действие договора об особом статусе в отдельных районах Луганской и Донецкой областей, в Луганской народной республике и Донецкой народной республике.

И определились с некоторыми – к сожалению, только с некоторыми – вопросами гуманитарного характера. К сожалению, здесь многого добиться не удалось, но выразили готовность решать вопросы гуманитарного характера.

Здесь, пожалуй, продвижение самое минимальное, поскольку связано это было бы прежде всего с организацией социальных выплат, пособий. К сожалению, здесь прогресса пока никакого нет. Это первая часть нашей встречи.

Вторая, которая проходила уже с нашими европейскими – с немецкими и французскими – коллегами, заключалась в обсуждении ситуации вокруг Сирии и вокруг сирийского урегулирования в целом.

Я проинформировал наших европейских партнёров о нашем видении того, что там происходит и что нужно было бы сделать в ближайшее время для борьбы с терроризмом, для искоренения терроризма на сирийской земле. Для того, чтобы этот очаг и в будущем не возродился, и, разумеется, что нужно сделать для того, чтобы наши усилия привели к окончательному урегулированию. И прежде всего, конечно, мы здесь говорили о политической составляющей этого процесса.

Я ещё раз напомнил нашим коллегам о том, что в этом ключе Россия предлагает активизировать работу по разработке и принятию новой конституции, на основе которой можно было бы провести предварительные выборы и добиться согласования позиций предварительно между всеми конфликтующими сторонами. Разумеется, с привлечением всех стран региона, которые вовлечены в этот процесс.

Мы проинформировали также о нашем намерении, о намерении российской стороны продлить – насколько это будет возможно, исходя из реально складывающейся ситуации на территории, – продлить паузу в нанесении авиационных ударов. И действительно, мы готовы это делать до тех пор, пока не столкнёмся с активизацией бандформирований, засевших в Алеппо.

Но и рассчитываем на то, что наши партнёры, прежде всего американские партнёры, сделают всё, что они обещали до сих пор, по разведению террористов «Джабхат ан-Нусры» и иже с ними таких же террористических организаций от так называемой здоровой части оппозиции, чтобы нам было понятно, как мы можем вместе дальше продолжать совместную работу.

Вот примерно то, вокруг чего шли наши сегодняшние дискуссии, и то, о чём нам удалось договориться.

Думаю, что вам тоже пора уже отдыхать и до дома добираться. Спасибо вам большое за совместную работу. Всего хорошего, доброй ночи.

Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 октября 2016 > № 1945098 Владимир Путин


Германия. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 октября 2016 > № 1940824

Берлинский формат: Донбасс или Сирия?

19 октября в Берлине прошла первая за год встреча глав Франции, Германии, Украины с президентом России. Новая попытка Запада найти выход из гибридной войны России против Украины в Донбассе. Виктор Мироненко, Андрей Окара, Мустафа Найем — о сути переговоров.

Михаил Соколов, Радио Свобода, США

Как обычно, речь шла о выполнении так называемых Минских соглашений. Должна ли граница в Донецкой и Луганской областях передана под контроль властей Украины до предоставления части этой территории особого статуса, или сначала этот статус, как хочет РФ, должен быть закреплен в конституции Украины, а военные преступники и боевики амнистированы.

Каковы перспективы выхода из тупика: ни мира, ни большой войны во время встречи в Берлине обсуждали историк Виктор Мироненко, политолог Андрей Окара, депутат Верховной Рады Мустафа Найем, корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.

Михаил Соколов: Сегодня в Берлине впервые за последний год проходит встреча в «нормандском формате» глав Франции, Германии, Украины с президентом России. Петр Порошенко прибыл вечером в среду в Берлин, где состоялась отдельная встреча президента Украины с главой Франции Франсуа Олландом и канцлером Германии Ангелой Меркель. Владимир Путин также после 19 часов прибыл на эту встречу.

В студии историк Виктор Мироненко, политолог Андрей Окара. Мы надеемся услышать представителя Верховной Рады Украины — это Мустафа Найем, «Блок Петра Порошенко». Давайте начнем с того, чтобы как-то определиться с ситуацией. Как вы считаете, какова сейчас обстановка в Донбассе — это мир или война, холодный мир или холодная война?

Андрей Окара: В Донбассе сегодня хоронят человека по имени Моторола. Это отдельный, конечно, артефакт. Это, наверное, гибридный мир, который можно назвать одновременно и гибридной войной. То есть это постмодернистская реальность, в которой полномасштабной оппозиционной войны, слава богу, нет. В значительной степени спасибо за это Минским соглашениям при всей их идиотичности, постмодернистскости и манипулятивности.

Это такая вялотекущая ситуация, молох, которому каждый день приносится в жертву несколько человек, такой дракон «Русского мира», который пожирает, как в сказке, каждый день кого-то, а кого-то калечит. Конца и края этой ситуации, я так вижу, в ближайшее время ждать не надо. Потому что эта война гибридная является одной из скреп, одним из фундаментов современной российской политической системы. Эта война — это часть России, это часть того, что в России существует и созидается. Без этой войны, а также без Крыма нынешний политический режим в России будет совсем другим, и это будет не в пользу нынешнего режима, не в пользу его рейтингов, поэтому там будет все так, что есть сейчас. Надежда на то, что встретятся четверо дядек, точнее трое мужиков и одна девушка, и они что-то порешают, ситуация изменится, у меня такой надежды нет, потому что это противоречит логике всего происходящего.

Михаил Соколов: Виктор Иванович, как вы считаете, в каком состоянии находится это противостояние сепаратистов, оккупационных российских сил и Украины? Сама ситуация.

Виктор Мироненко: На восточном фронте без перемен, если вспоминать название. Ситуация зависла, очевидно зависла, ни войны, ни мира. Висит она так уже достаточно давно. Самое печальное то, что не просто пока не видно каких-то разрешений этой ситуации, которая по существу является миной замедленного действия под европейской безопасностью и под нашей безопасностью в Восточной Европе, а я, откровенно говоря, даже за исключением может быть федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, даже не уверен в том, что есть желание эту ситуацию каким-то образом разряжать.

Михаил Соколов: Встреча впервые за последний год такая.

Виктор Мироненко: Вы же помните, какие сомнения были насчет этой встречи. Мне пришлось выдержать три или четыре дискуссии с украинскими экспертами и с российскими экспертами. Все в один голос говорили о том, что никакой встречи не будет, поскольку договориться ни до чего не удалось, встречаться на высшем уровне бессмысленно, поскольку нет никаких предложений, которые могли бы эту ситуацию разрядить. Я очень рад тому, что все-таки хватило воли политической и ума у всех четырех участников все-таки принять приглашение Меркель, приехать и, по крайней мере, попытаться выработать какую-то дорожную карту разрядки этой ситуации, которой как раз и не хватало все это время. Потому что в принципиальном плане ситуация была очерчена, а взгляды на то, в какой последовательности осуществлять шаги, были совершенно противоположными. Если бы им удалось сегодня решить эту проблему, выработать некую карту последовательности шагов — это бы вселило некоторые надежды.

Михаил Соколов: Такая ситуация на Донбассе, как влияет на нее гибель этого полевого командира? И главное, большая информационная раскрутка, большая истерия в российских средствах массовой информации.

Андрей Окара: Мне, конечно, как человеку религиозному иронизировать на сей счет, как сейчас в интернете целая волна пошла, я от иронии и от всяческих моментов смешных откажусь. Просто вынужден констатировать некоторые вещи, связанные не с Украиной, а российским обществом. Я думаю, что многие события, которые сейчас происходят — это вехи на пути развития России.

И вот как раз гибель этого человека по имени Моторола, Арсений Павлов и его, давайте так назовем, гражданская канонизация в российском официальном информационном пространстве — это очень важная веха в истории развития российской современной политики и общественной мысли. Потому что человек, который сам, я не знаю о его жизни, сколько человек он убил, убивал ли пленных или не убивал, но он сам говорил о том, что он убивал, когда человек, гражданин России, поехал в чужую для него страну убивать граждан этой страны, что является преступлением и по российскому законодательству, и по украинскому, этот человек, который занимался, как мне представляется, злом, творил злые поступки, теперь телевидение говорит — это добро, это критерий добра, мне кажется, это одна из поворотных точек в российской гуманитарной катастрофе.

Сейчас из основных трендов в России — это отказ от гуманизма в ренессансном, возрожденческом европейском понимании. На самом деле советская культура, она была вся, по крайней мере, особенно после войны, она была вся очень гуманистична. То, что сейчас происходит, памятник Ивану Грозному тоже такая важная веха, Моторола, многие заявления разных фронтменов, когда говорят, что христианские ценности, гуманистические ценности, как отец Чаплин сказал, они друг другу противоречат, в принципе это очень дискуссионная тема, философская, в каком-то смысле, в экзистенциальном смысле я с ним согласен, в социальном смысле, конечно, нет.

Когда это все становится мейнстримом — это отказ от гуманизма. Когда говорят, что Иван Грозный ценен тем, что он создал государство, для которого человек является статистической погрешностью, когда жизнь человека в таком формате существования не является ценностью — это новый тренд российского современного развития. Мы живем в очень переломную эпоху. Я, конечно, очень надеюсь, что это никакое не предвестие 1937-38 годов. Сейчас тоталитаризм модернистского типа, как был в середине ХХ века, невозможен, сейчас постмодернистское время, сейчас все с иронией, по приколу.

Михаил Соколов: И на подвал «по приколу», пытки и так далее?

Андрей Окара: Пытки, конечно, не по приколу. Некоторые мои знакомые, которые занимались освобождением пленных в Донбассе, говорили, что они Моторолу в этом контексте тоже видели.

Михаил Соколов: Вы говорите об этом мейнстриме насилия, который идет откуда-то, предположим, от Кремля. Получается, это мейнстрим транслируется по зомбоящку по приказу Кремля, но не становится ли Кремль или даже Путин заложниками этого мейнстрима, против которого он не может идти? Вот эта волна информационного насилия захватывает власть и несет ее по реке Стикс.

Андрей Окара: Конечно же, становится. Это ситуация, когда микрофон подносишь к динамику и начинает свистеть, то есть звук усиливается. Кремль заказывает собирательному «Останкино».

Михаил Соколов: Константину Эрнсту.

Андей Окара: Заказывает федеральным каналам определенную информационную политику, потом эта политика расцветает на всех каналах, рассказывают о гражданской войне в Украине, рассказывают о распятых снегирях и киевских потрошителях. Потом сам Кремль, тоже собирательный образ, становится заложником этой политики.

Они сначала это заказали, а потом они в это начинают верить и политические решения принимают уже, исходя из этой картины мира, которая у них складывается в значительной степени под влиянием пропаганды. Именно поэтому они на полном серьезе верят в то, что изначально заказывается на телеканалах, а именно, что если бы не Россия захватила Крым, то там бы были НАТОвские базы, там бы всех убили русскоязычных и в прочие тренды этого темника нескончаемого, которые уже превращают российское население в какое-то просто нечеловеческое сообщество.

Виктор Мироненко: Я бы не стал обобщать.

Михаил Соколов: Вы гуманист.

Виктор Мироненко: На все российское население, я думаю, это слишком смелое обобщение. Во всей этой истории с Арсеном Павловым, земля ему, не знаю, чем, пухом или наказанием, бог ему судья, по-моему, все это приобретает какие-то черты трагифарса. Потому что сама по себе фигура, он не виноват в том, что у него такая внешность, повадки и манера вести себя, содержание внутреннее. В моем восприятии все это сегодняшнее мероприятие в Донецке, весь трехдневный, раздутый до невероятных масштабах плач по гибели этого человека, погибло там несколько тысяч человек уже, в том числе и граждан России. Поэтому, к сожалению, трагикомизм, трагифарс достиг своего апогея.

Михаил Соколов: Как раз к встрече в Берлине, видите, как совпало. Я не очень верю в такие совпадения. Она на таком фоне происходит: «Мы пойдем на Киев», — сказал господин Захарченко. Какие-то полевые командиры клянутся в верности сепаратистскому делу.

Андрей Окара: «Гиви» обещал: «Мы будем захватывать каждый город. Я буду ровнять их с землей за своего друга».

Михаил Соколов: Такие «освободители».

Андрей Окара: С другой стороны может быть и такой момент: не надо ли связывать эту смерть с докладом по «Боингу»? Не был ли усопший свидетелем по этому трагическому для нас для всех сюжету?

Михаил Соколов: Мы можем гадать сейчас о том, был он свидетелем, не был. То, что какие-то военные безобразия он видел, знал, участвовал и так далее, в этом сомнений нет. Некоторые считают, что, возможно, его просто-напросто убрали, как убирали каких-нибудь неуправляемых атаманов и всяких красных командиров с бандитскими замашками. Возможно, на самом деле это некий сигнал, что политика может измениться и этим людям в Донбассе сигнал, что вы сильно не отклоняйтесь от генеральной линии, будьте готовы к почетной капитуляции, сдаче или чему-то.

Виктор Мироненко: Я считаю этот вариант, к сожалению моему большому, капитуляцию, урегулирование, почти невероятным.

Я неплохо знаю Донбасс, мне пришлось работать в Украине, часто бывать там, знать специфику шахтерского труда, знать специфику этих людей, характер их поведения. Знаете, то, что сделано было — это хуже, чем преступление. Привести оружие в Донбасс — это все равно, что привезти гранаты в детский садик. Потому что психология шахтера, они в политическом отношении как дети, они поверят всему, чему угодно, что будет сказано людьми, которых они считают авторитетами, а авторитеты — это местное начальство.

Андрей Окара: И Москва.

Виктор Мироненко: К сожалению, за эти два года туда уже втягивается все больше и больше людей. Сегодня я почитал один материал Романа Цимбалюка, который пишет, я не будут пересказывать весь, но я с ним согласен, он говорит: вы знаете, вот этот зависший кровавый конфликт вялотекущий, не разгорающийся и не затухающий, он, к сожалению, привел к такой ситуации, разрядить которую понадобиться очень и очень длительное время, большее, чем то, за которое он формировался.

Честно говоря, я не завидую тем четверым, которые собрались сегодня в Берлине. Потому что как бы я ни анализировал ситуацию, кроме того, то я сказал, что может быть попытаться соотнести действия, шаги, какие в первую очередь, какие во вторую и так далее, если есть желание из этого кризиса выходить, в чем у меня нет полной уверенности.

Михаил Соколов: У нас на линии по телефону из Киева депутат Верховной Рады Мустафа Найем. Хотел вас спросить, с чем едет президент Порошенко на эту встречу?

Мустафа Найем: Я думаю, самое главное, с чем в Берлин Петр Алексеевич Прошенко поехал — это с абсолютным осознанием и пониманием, чего в Украине не примут ни при каких обстоятельствах. Никаких шагов в сторону политического решения ситуации, как это называют наши «партнеры», на самом деле изменение конституции, внесения закона о выборах на Донбассе не будет без того, как мы перестанем получать трупы в своих дома. Вот это ключевой вопрос, который поднимает Петр Алексеевич. Насколько я понимаю, его к этому готовили.

Михаил Соколов: То есть первый пункт соглашений о прекращении огня не выполнен?

Мустафа Найем: Первый пункт соглашений был нарушен на второй час после подписания этих соглашений. Вспомните, в 2014 году, когда подписывались соглашения, у нас случилось сразу же после этого Дебальцево. Никто не скрывал и не скрывает до сих пор, что за этим стояли как раз российские войска, потому что нам после этого сказали, что именно они давали гарантии безопасности, гарантии перемирия. Этого не случилось.

У нас не было ни одних суток, когда бы не происходили обстрелы. Да, были сутки, в которые мы не несли потери, но были либо раненые, либо это просто обстрелы. Соответственно, этот пункт не выполнен. Я уже не говорю о том, что элементарный контроль над границей миссии ОБСЕ, что прописано в первом минском соглашении четвертым пунктом, что тоже является необходимым, это даже не предполагается на данный момент, даже не обсуждается. Три зоны, на которых должен был быть развод войск, сейчас на этих территориях напряженная ситуация. Даже минимальное выполнение этих соглашений в части безопасности пока сейчас нереальны.

Михаил Соколов: Российская сторона обычно говорит о том, что первично изменение конституции, амнистия и так далее, украинская сторона настаивает на контроле над границей. Что первично, что вторично для вас?

Мустафа Найем: Мне кажется, это даже не для меня, есть здравая логика. Минские соглашения были подписаны в ситуации, когда мы каждый час получали десятки трупов, сейчас мы знаем, что там были российские войска и это никто не отрицает, при этом подписывались минские соглашения.

Главная цель Минских соглашений была прекратить военное вторжение, прекратить военные операции. То, что потом это извратили и превратили в политический шаг — это очевидная манипуляция. Если мы посмотрим минские соглашения, откладываем логику в сторону, берем чисто формалистику, во всех пунктах всех минских протоколов и первых, и вторых часть безопасности идет в первую очередь. То есть в принципе мы не можем начать разговаривать ни о каких выборах, пока там идет стрельба. Я уже не говорю о каких-то изменениях конституции и так далее. Про контроль границы есть вопросы, кто должен контролировать границу — украинские войска или это должна быть миссия ОБСЕ, давайте не обсуждать. Есть четкий процесс — обстрелы, убийства и иностранные войска. Это есть, это никуда не делось. Поэтому без этого ни первый Минск, ни второй Минск не предполагает ни выборов, ни изменения конституции. Поэтому Владимир Владимирович Путин очень конкретно и умело манипулирует тем, что общество не знает, российское общество в первую очередь не знает деталей.

Михаил Соколов: Принципиально получается, что главный вопрос — это вывод иностранных войск, то есть российских войск, о которых россияне считают и открыто говорят — да никаких российских войск там нет, там восставшие шахтеры, трактористы, еще кто-то.

Мустафа Найем: «Моторола», который был убит на днях, я просто напомню для российских слушателей — это российский гражданин на территории Украины, убивавший людей. Мы можем называть это как угодно, но Россия как страна на это никак не реагировала все это время. Я уже не говорю о том, что у нас есть конкретные доказательства захваченных людей в плен, десантников, которые были захвачены здесь. Съездите в Псков, где есть псковские десантники, семьи, которые пострадали. Все эти люди так или иначе причастны к российской армии.

Более того, есть у них очевидное ощущение, что российское государство ни как страна, ни как правосудие не реагирует на то, что ее граждане совершают такие преступления. Просто представьте себе, что в центре Москвы появляется какой-нибудь украинец с позывным «Нокиа» и расстреливает людей, рассказывает об этом на камеру, мы молчим, государство Украина на это не реагирует, а после его смерти выставляются плакаты, что он герой, а российские убитые граждане, расстрелянные, схваченные в плен, мы делаем вид, что так и надо.

Вот поведение Российской Федерации и Владимира Владимировича Путина.

Поэтому в данном случае, я думаю, что нет никаких сомнений, что Россия причастна, очевидно, что те войска, которые в Донбассе находятся, они куплены не в супермаркете и универмаге, мы не поставляем туда оружие, других границ у этой территории нет, там не было запасов ни танков, ни БТРов, ничего. Поэтому стопроцентно когда-нибудь мы станем свидетелями того, что Владимир Владимирович Путин и кремлевское руководство, как и то, что они врали во время крымской операции, просто признают, что да, были российские войска — это было «в защиту русскоязычного населения».

Михаил Соколов: Такое полупризнание уже было буквально неделю назад.

Мустафа Найем: Мы это услышали, конечно. Тут, заходя дальше, в Сирии нет русскоязычного населения? Поэтому для них, я думаю, фактор российских граждан — это всего лишь один из оправданий, клише, которым они пытаются оправдать эту ложь. Она, мне кажется, стала достаточно одиозной.

Первые итоги Берлинской встречи:

— Все участники сегодняшней встречи подтвердили, что в основе урегулирования на юго-востоке Украины должны лежать минские соглашения, и все подтвердили свою приверженность этим договоренностям", — сказал Владимир Путин журналистам по итогам переговоров.

— Договорились о том, что мы после завершения развода войск на трех предварительных участках, имеются в виду Золотое, Петровское и Станица Луганская, там должны быть установлены постоянно действующие, 24/7, мониторинговые посты ОБСЕ, после чего мы начнем переговоры по следующим четырем местам для разведения", — сказал Петр Порошенко.

— Мы много внимания уделили вопросам безопасности и договорились по целому ряду позиций о том, что должно быть сделано в ближайшее время в смысле дальнейшего решения вопросов, связанных с разведением конфликтующих сторон«, — сказал Владимир Путин он журналистам по итогам встречи.

По его словам президента России договорились продолжить выбор мест на территории Донбасса для дальнейшего разведения конфликтующих сторон.

— Мы должны разработать и утвердить рабочую «дорожную карту». Украинское предложение было сначала поддержано нашими немецкими и французскими партнерами, и на сегодняшний день немецкие и французские предложения по основам «дорожной карты» были утверждены" «нормандским форматом», — заявил Президент Украины Пер Порошенко, — Договорились также о том, что никто не будет препятствовать деятельности ОБСЕ. И для обеспечения подготовки к будущим местным выборам, когда условия безопасности дадут нам возможность проводить эти выборы, мы сейчас сделаем попытку ввести вооруженную, мы ее называем полицейской, миссию ОБСЕ, которая будет обеспечивать безопасность как во время избирательного процесса, так и на переходной период, — сообщил Порошенко. Президент Украины заявил, что российская сторона согласилась с необходимостью введения вооруженной полицейской миссии ОБСЕ.

— Мы много внимания уделили вопросам безопасности и договорились по целому ряду позиций о том, что должно быть сделано в ближайшее время в смысле дальнейшего решения вопросов, связанных с разведением конфликтующих сторон", — сказал Путин. Подтвердили, что мы готовы расширить миссию ОБСЕ в зоне отвода и пунктах хранения тяжелой техники«, — сказал он.

— Когда мы говорим о «дорожной карте», то она и предусматривает последовательность и гарантии. И именно поэтому, когда у нас есть, например, дата выборов и условия по которым они должны состояться, то, безусловно, это — вопросы безопасности. В частности, режим прекращения огня, вывод иностранных войск, соблюдение режима разведения сторон, беспрепятственный доступ ОБСЕ, освобождение заложников", — сказал Петр Порошенко, — Наша позиция состоит в том, что все иностранные вооруженные подразделения должны быть выведены безусловно до проведения выборов, что является необходимым условием для проведения избирательного процесса.

— Организация выборов на Востоке Украины станет задачей глав МИД четырех стран в ближайшее время. — сообщил президент Франции Франсуа Олланд:

— Сегодня было констатировано, в том числе и в политическом плане: речь идет об организации выборов на востоке Украины, и это будет как раз основная задача наших министров на ближайшие дни«, — сказал Олланд.

В ходе встречи лидеров украинская сторона подчеркнула необходимость как освобождения незаконно удерживаемых в отдельных районах Донецкой и Луганской областей граждан, так и тех украинцев, которые удерживаются в Российской Федерации, заявил президент Украины Петр Порошенко.

«Будет отдельное заявление о том, что мы настаиваем на немедленном освобождении всех заложников в формате „всех на всех“ и я уверен в том, что это в конце концов должно дать толчок, поскольку этот процесс при бездеятельности российской стороны был остановлен на длительное время», — сказал П. Порошенко.

По его словам стороны поддержали идею Украины о беспрепятственном доступе представителей Международного комитета Красного Креста ко всем украинским пленным.

«Надеемся, что будем иметь основания поставить этот вопрос и по задержанным на территории Российской Федерации», — добавил президент Украины.

— Определились, к сожалению, только с некоторыми вопросами гуманитарного характера", — сказал Путин журналистам, —К сожалению, здесь много добиться не удалось. Продвижение самое минимальное, поскольку это было бы связано прежде всего с организацией выплат социальных пособий, но к сожалению, здесь никакого прогресса пока нет", — сказал Президент РФ.

— Тот прогресс, которого мы добились в Париже, был достаточно ограничен, и сегодняшний день тоже не принес чуда«, — сказала Ангела Меркель. — Мы также говорили о гуманитарных мероприятиях, которые очень важны, потому что люди, проживающие в Донецком и Луганском регионе, переживают большие страдания. Речь идет о том, чтобы Международный Красный Крест получил свободный доступ в эти регионы для того, чтобы были созданы переходы для пешеходов в те регионы, которые были заняты повстанцами. Необходимо проводить такие встречи постоянно и регулярно для того, чтобы продолжать работать над этим процессом. Это большие задачи, перед которыми мы стоим, Франция и Германия намерены продолжать сопровождать этот процесс, потому что Минские соглашения — это та основа, которая у нас есть, единственные соглашения, которые позволят нам преодолеть ситуацию, когда постоянно нарушается перемирие, — заявила канцлер Германии.

Посел встречи глав России, Франции и Германии, Владимир Путин сделал заявление по ситуации в Сирии:

— Мы проинформировали о нашем намерении продлить, насколько это будет возможно, исходя из складывающейся ситуации на территории Сирии, паузу в нанесении авиационных ударов. Мы готовы это делать до тех пор, пока не столкнемся с активизацией бандформирований, засевших в Алеппо. Мы рассчитываем, что наши американские партнеры сделают все, что они обещали до сих пор по разведению террористов «Джабхат ан-Нусры» и иже с ними от так называемой здоровой части оппозиции, чтобы нам было понятно, как мы можем дальше продолжать совместную работу, — заявил Путин.

— Происходящее в Алеппо — настоящее военное преступление«, — сказал Франсуа Олланж по итогам переговоров в Берлине.

По словам французского президента, в Сирии, прежде всего, необходимо «прекратить бомбардировки Алеппо со стороны сирийского режима» и российской авиации.

Олланд считает бессмысленной инициативу России о введении гуманитарной паузы в Алеппо на несколько часов.

«Мы пока не уверены в том, что будет происходить в ближайшие дни. Это перемирие не может длиться всего несколько часов, поскольку в таком случае оно не имеет смысла», — сказал Олланд. По его словам, в настоящий момент в Алеппо необходимо создать условия для поставок гуманитарной помощи и для того, чтобы «определенная часть группировок смогла покинуть этот город».

— Мы с Владимиром Путиным сегодня эти вопросы обсуждали. Мы должны оказывать максимально большое, огромное давление, поскольку только таким образом мы можем выйти на начало того решения, которое может быть принято в рамках встречи, которая может состояться в ближайшие дни«, — сказал Франсуа Олланд и подчеркнул, что «перемирие является лишь первым робким шагом в этом направлении, и необходимо сделать целый ряд шагов, чтобы выйти на правильный путь».

Ответственность за начало процесса политического урегулирования в Сирии лежит на России, заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель.

— Мы однозначно подчеркнули, что именно на России лежит значительная доля ответственности за начало политического процесса в Сирии, — сказала канцлер Германии.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что не исключает возможности обсуждения антироссийских санкций в ходе саммита ЕС.

— Нельзя исключать этой возможности, — заявила она в ходе совместной пресс-конференции с президентом Франции Франсуа Олландом.

Президент Франции отметил:

— Должны быть рассмотрены все возможности. Все, что может быть воспринято [Россией] как угроза, может быть полезным, — заявил Франсуа Олланд.

Германия. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 октября 2016 > № 1940824


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 октября 2016 > № 1938423

Москва против Меркиавелли

Отношения между Владимиром Путиным и Ангелой Меркель — едва ли не самые важные в мировой политике. Тем лучше для нее, так как она знает этот тип людей...

Мэтью Квортруп (Matthew Qvortrup), Prospect-magazine, Великобритания

Два руководителя сидели в кабинете российского президента на его черноморской даче, давая пресс-конференцию. Дверь была слегка открыта, и вскоре стало ясно, почему. Краем глаза канцлер Германии Ангела Меркель увидела входящую в комнату черную собаку. Владимир Путин, у которого заканчивался первый президентский срок, самодовольно ухмылялся, сидя в кресле рядом с ней. Этот бывший офицер КГБ хорошо сделал домашнее задание. Он знал, что на федеральных выборах в 1995 году Меркель покусала собака, и она после это случая боится их. Сейчас, когда по прошествии 12 лет в 2007 году состоялась их первая официальная встреча, Путин решил использовать это обстоятельство против нее.

«Она вас не беспокоит?» — спросил Путин, жестом указав на своего черного лабрадора Кони. Меркель было весьма неуютно. Дипломатия на таком уровне — это игра умов, борьба за психологическое превосходство, и Путин считает себя мастером такой игры. Когда в 1975 году молодого Путина спросили, чем он зарабатывает на жизнь, тот ответил: «Я специалист по человеческим отношениям».

И вот теперь он отрабатывал свои навыки на канцлере Германии. Путин улыбался, но его голубые глаза не выражали никаких эмоций. «Она дружелюбная, и я уверен, что она хорошо будет себя вести», — сказал президент. Подобно шахматисту после решающего хода он откинулся назад и вытянул ноги. Перед всей мировой прессой Путин показал, кто в доме хозяин. Он продемонстрировал, что способен запугать лидера самой могущественной из соседних стран.

Но затем случилось нечто такое, чего он не ожидал. Потрясенная вначале Меркель вновь обрела душевное равновесие. На утонченном русском языке (в отличие от Путина с его пролетарским питерским акцентом) она ответила: «В конце концов, она ведь не ест журналистов». Благодаря своему самообладанию она вытряхнула из Путина его самонадеянность.

Отношения между этими людьми исключительно важны — они едва ли не самые важные в мировой политике. В Европе Путин только ее одну воспринимает всерьез. А ее способность справляться с ним и влиять на него исключительно важна, чтобы договариваться с Россией по Украине и по Сирии, где события последних недель вновь напомнили о том, насколько необходимо поддерживать контакт с Москвой.

Путин направил свои войска в Сирию на помощь правительству Башара аль-Асада, которого Запад хочет отстранить от власти. В сентябре самая кровавая патовая ситуация в мире еще больше ухудшилась, когда Соединенные Штаты обвинили российскую авиацию в нанесении удара по гуманитарному конвою ООН, а отношения между двумя странами резко испортились.

Меркель лично заинтересована в сирийском урегулировании, и эта заинтересованность очень сильна, потому что из-за непрекращающейся войны иммигранты продолжают переплывать Средиземное море, чтобы попасть в Европу и воспользоваться установленным Меркель в Германии режимом открытых дверей. Споры по поводу наплыва мигрантов сегодня занимают главное место во внутренней политике ФРГ, ослабляя позиции канцлера, которая на недавних местных выборах проиграла выступающей против иммиграции партии «Альтернатива для Германии». Такая неудача Меркель в ходе промежуточных выборов резко контрастирует с последними успехами управляемой российской демократии. Путинская партия на парламентских выборах получила 54% голосов, то есть, 343 из 450 мест, хотя явка на выборах была рекордно низкой, составив 47%.

Но оба лидера удерживают прочные позиции. Даже после разгрома Меркель в Берлине и в земле Мекленбург — Передняя Померания ее считают сильным лидером 75% избирателей. У нее есть все шансы на участие — и на победу — на всеобщих выборах, которые состоятся в будущем году. Так что этой паре так или иначе придется иметь дело друг с другом. Для Меркель главная политическая задача — усадить Путина за стол переговоров по Сирии. Но добиваясь этого, она должна четко указать на то, что по-прежнему поддерживает санкции, введенные против России из-за ее вторжения на Украину. Найти такое равновесие будет очень нелегко. К счастью, она очень хорошо подготовлена к общению с Путиным. Причина — в их параллельной предыстории. Все сводится к тому, что Меркель с детства была хорошо знакома с людьми такого типа — угрожающими сотрудниками советских спецслужб.

Они — дети одной системы. Меркель выросла в кошмарной Восточной Германии, которую называли государством тотальной слежки. Это та самая Германская Демократическая Республика, где Путин служил в КГБ в звании подполковника. Иными словами, он был винтиком в механизме, который шпионил за простыми немцами, такими? как Меркель. Таким образом, скромный бывший физик и брутальный русский с агрессивным мужским началом были продуктами одной и той же советской системы. Хотя Меркель никогда активно не участвовала в борьбе за демократию в Восточной Германии, она принадлежала к числу тех небольших групп людей, которые обсуждали альтернативы коммунизму во время ее учебы в Лейпциге, а позднее в Берлине, где она в 1980-е годы работала научным сотрудником. Система никогда не доверяла ей, а информатор тайной полиции Штази докладывал о каждом ее шаге. «Я не была борцом за гражданские права, но у меня возникло очень негативное мнение о Восточной Германии», — рассказывала позднее Меркель.

Родившаяся в 1954 году в Гамбурге на территории ФРГ, Меркель с раннего детства была вынуждена жить под гнетом Советов. Она была дочерью лютеранского пастора, и эта семья переехала в Восточную Германию уже на первом году ее жизни. Церковь попросила ее отца Хорста Каснера проповедовать Евангелие в атеистическом и коммунистическом государстве. Это была трудная задача. Штази неусыпно следила за священником и его семьей. Придерживаться установленных правил, не жертвуя при этом своими внутренними убеждениями, стало обычным делом. «Я никогда не чувствовала, что ГДР — моя родина, — сказала Меркель в 1991 году. — Я никогда не позволяла себе озлобляться. Я всегда старалась использовать то свободное пространство, которое предоставляла мне ГДР… Мрачные тени над моим детством не нависали. А позднее я поступала таким образом, чтобы не жить в постоянном конфликте с государством». Маленькая Ангела стала пионеркой (детское коммунистическое движение), добилась больших успехов в изучении математики — и русского языка. Внешне она вполне соответствовала модели идеальной коммунистической ученицы. «Она была лучшей ученицей, значительно опережая всех остальных», — вспоминал позднее ее одноклассник.

Когда Ангела училась в третьем классе, одному учителю поручили выявить спортивные таланты, и он предложил девочке попытаться прыгнуть в воду с трехметровой вышки. Она всегда делала то, что ей говорили. На этот раз Ангела тоже послушно взобралась наверх и посмотрела вниз на воду. Ей стало страшно. Девочка отошла назад. Но прыгать не стала. Она спустилась вниз, потом снова поднялась наверх, анализируя ситуацию. Других детей это позабавило, и они начали смеяться. Наконец, когда зазвенел звонок, возвестивший об окончании урока, Ангела нырнула в воду вниз головой. Смех прекратился. Кроме нее, не прыгнул никто. А Меркель прыгнула.

Сегодня некоторые критики обвиняют ее в нерешительности. Они даже придумали новый глагол «merkeln», что означает медлить или мешкать. Меркель считает свои сомнения достоинством, заявляя, что всесторонний анализ ситуации — это признак силы и основательности. Она говорит об этом так: «Я довольно смелая, когда надо принимать решение. Но мне нужен определенный разгон, и прежде чем прыгнуть, я люблю подумать, если это возможно».

Этого нельзя сказать о Путине, который поддерживает образ человека действия, лидера, совершающего поступки без колебаний. Посмотрев в 15-летнем возрасте фильм по книге Вадима Кожевникова «Щит и меч», повествующий о разведчиках времен войны и ставший советской версией Джеймса Бонда, он тут же решил поступить на службу в КГБ и отправился в центр Ленинграда в «Большой дом», как называли управление этой организации. Сначала он не мог найти входную дверь, но потом кто-то из младших сотрудников побеседовал с будущим шпионом. Волдоя, как его называли (так в тексте — прим. пер.), рассказал, что занимается дзюдо, однако ему заявили, что КГБ нужны юристы, а не знатоки боевых искусств.

Эта встреча изменила жизнь Путина. Он решил выучить немецкий язык, что стало дальновидным карьерным ходом. Амбициозный шпион должен был работать в Германии, особенно в Берлине, где Восток и Запад смотрели друг другу глаза в глаза. Подобно Меркель, Путин хорошо освоил язык, но в отличие от нее, результаты экзаменов у него были слабые. Этот сын заводского рабочего получал плохие отметки и часто ввязывался в драки. Его дед одно время работал поваром у Ленина, но эти связи не помогли Путину.

«Маленький Волдоя» был невысокого роста (сегодня рост у Путина 1 метр 70 сантиметров), и поэтому чувствовал себя неуверенно. Он начал заниматься восточными единоборствами, чтобы справляться с обидчиками. Хотя «Правда» (да эта газета по-прежнему существует под таким названием) недавно опубликовала статью под заголовком «В юности Путин пользовался популярностью у девушек», у его школьных друзей другие воспоминания. По их словам, Путин безвылазно сидел за столом в маленькой квартирке своих родителей, и у него не было времени на противоположный пол, не говоря уже об успехах у девушек. Недостаток талантов он восполнял усердием. Путин изучал юриспруденцию в Ленинградском государственном университете, где был один из самых престижных в России юридический факультет. После выпуска он сразу поступил на службу в КГБ.

Разделенные двумя общими языками

Меркель в 1970 году получила золотую медаль на общенациональной олимпиаде ГДР по русскому языку, благодаря чему могла ездить в другие страны. Хорошее знание немецкого также подняло статус Путина. Но особенности характера стали для него проблемой. Родители всегда опекали единственного сына, поскольку во время блокады Ленинграда в военные годы у них умерли два ребенка. Они терпели его плохое поведение и периодические вспышки гнева. Будь они построже, Путин научился бы проявлять сдержанность. Но он не мог себя контролировать, и последствия не замедлили сказаться. После ленинградской школы КГБ Путина перевели в Москву в Первое главное управление, где он должен был готовиться к зарубежной работе. Но с командировкой вышла заминка. КГБ не любил посылать на Запад холостяков. Приманка в женском обличье могла соблазнить шпионов на измену Родине, и это вызывало постоянное беспокойство у начальства.

Но Путин не мог допустить, чтобы такие вещи помешали ему. Он женился, и у них в семье родилась дочь. Но привлекательной и яркой такую жизнь назвать было нельзя. Работа была скучной, рабочий день длился долго. А он пока так и не научился справляться с вспышками гнева. Когда один пассажир в метро толкнул Путина и якобы пошутил по поводу его роста, тот не колебался и избил его. Обычно за такую драку грозило суровое наказание. Но Путин был офицером КГБ, и ему повезло. Обвинений никто не выдвинул. Но осмотрительность, спокойствие и умение оставаться незамеченным считаются достоинством для разведчика. Путин ничего подобного не проявлял. КГБ решил не направлять его в Западную Германию, как изначально планировалось. Капитана Путина командировали в Дрезден, который был застойным провинциальным болотом в Восточной Германии. Раздражительность и тщеславие дорого ему обошлись.

В том же 1984 году только что разведенная Меркель отпраздновала свое тридцатилетие. Жизнь у нее шла не совсем так, как она планировала. Она жила в Берлине, и за 10 лет так и не написала диссертацию. Отец сказал ей: «Ну что, Ангела, недалеко же ты продвинулась». Во время учебы она вышла замуж за студента Ульриха Меркеля, но вскоре стало ясно, что это брак без любви. Но она не спешила разводиться. Ее бывший муж позже рассказывал: «Вдруг в один из дней она внезапно собрала вещи и уехала из квартиры, которую мы занимали. Она взвесила все последствия, проанализировала все за и против. Мы расстались как друзья. В финансовом плане мы не зависели друг от друга. Вещей много не накопили, так что делить было нечего. Она взяла стиральную машину, а я оставил себе мебель». Меркель со временем защитила диссертацию по квантовой химии. Путин продолжал служить в Дрездене младшим офицером разведки. Работа у обоих не отличалась разнообразием, и впечатлений от нее было немного. Но в 1989 году все изменилось.

В сложной ситуации: 1989 год

Меркель не участвовала в протестах, которые привели к падению Берлинской стены. Однако сразу после ее падения она вступила в небольшую политическую партию Demokratischer Aufbruch («Демократический прорыв»). Благодаря неутомимой работе, упорству и удаче она начала ошеломляющее восхождение. Спустя пять месяцев после своего первого политического митинга Меркель уже работала заместителем пресс-секретаря первого (и последнего) демократически избранного правительства Восточной Германии. Во время переговоров в Москве об объединении Германии ей снова очень помогло хорошее знание русского языка.

Между тем, Путин вместе с женой и двумя дочерьми в тесной «Ладе» покинул границы распадавшейся коммунистической империи и направился обратно в Советский Союз, которому вскоре тоже было суждено развалиться. Подобно Меркель после ее развода, Путин привез из своей немецкой командировки только одну вещь: стиральную машину. В 1989 году Меркель и Путин параллельными путями начали восхождение на вершину власти в своих быстро менявшихся странах. Заработав первые баллы на низких должностях в центральных органах власти в начале 1990-х, оба обрели репутацию надежных и прилежных работников.

Своим восхождением Меркель обязана близким отношениям с тремя влиятельными людьми. Первый и последний премьер-министр демократической Восточной Германии Лотар де Мезьер (Lothar de Maizière) сделал ее пресс-секретарем, открыв в ней нужные таланты. Восточногерманский политик Гюнтер Краузе (Günther Krause), проводивший переговоры с Западной Германией об объединении, нашел для нее надежное место в парламенте. Последним протеже Меркель был канцлер Гельмут Коль. «Груше», как называли этого дородного политика, в первом правительстве объединенной Германии в качестве символа была нужна женщина, и он дал Меркель должность в своем кабинете уже через год после того, как она побывала на своем первом политическом митинге.

Путин тоже опирался на протекцию влиятельных людей. Он ушел из КГБ и стал советником первого демократически избранного мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Он сопровождал Собчака в качестве переводчика во время его визитов к тогдашнему премьер-министру Британии Джону Мейджору (John Major), а также во время его поездки в Бонн на встречу с канцлером Колем в 1991 году. В то время отношения между Германией и Россией были исключительно теплыми, пожалуй, лучшими за все время.

В 90-е годы Путин стал доверенным помощником российского президента Бориса Ельцина, который в 1998 году поставил его руководить преемницей КГБ Федеральной службой безопасности. Путин в первые годы разнузданного российского капитализма отличался честностью и неподкупностью. Олигарх Борис Березовский назвал Путина «первым чиновником, который не берет взятки». А еще Путин был преданным человеком. Он был готов использовать свое влияние, чтобы помогать даже тем, кто впал в немилость. Когда Собчака обвинили в коррупции, и ему грозил арест, Путин организовал его бегство и согласно имеющейся информации оплачивал его лечение. Меркель была менее сентиментальной.

Когда де Мезьера разоблачили как доносчика Штази, Меркель хранила молчание. Когда Краузе был вынужден подать в отставку из-за ссоры с Колем, Меркель оставила его и заняла его место в качестве ведущего политика из Восточной Германии. Она стала лидером ХДС, написав газетную статью, в которой уличила Коля и его преемника на посту председателя партии Вольфганга Шойбле в получении финансовых средств для ХДС. Внешнему миру Меркель кажется сдержанным и скромным человеком. Но те, кто стоит не на ее стороне, часто называют ее Меркиавелли.

Тектонические сдвиги

Спустя полтора десятилетия Путин и Меркель стали двумя постоянными величинами в уравнении международной политики. Но внутренняя политика может все изменить, и для Меркель она определенно становится все опаснее. Однако несмотря на недавние потрясения на выборах, даже ее врагам трудно себе представить, кто может занять ее место. Ее критик и возможный соперник в рядах партии Христианско-демократический союз Юлия Клекнер (Julia Klöckner) недавно сделала вывод: «Сейчас просто нет никого, кто мог бы заменить Меркель».

Озабоченность по поводу Москвы возникла в Берлине еще до нее, но Меркель размеренно и с размахом перестраивала подходы Германии. В 1990-е годы объединенная Германия вначале больше всех прочих стран стремилась к сближению с Россией. Немцам сразу удалось получить немало выгодных контрактов, а когда на смену Ельцину пришел более напористый Путин, теплые отношения продолжились. Новый российский руководитель быстро наладил тесные взаимоотношения с грубым социал-демократом Герхардом Шредером, который в 1998 году сменил Коля. Любящий курить сигары канцлер не обременял себя рамками политкорректности, а его агрессивные мужские манеры нравились Путину.

В 2005 году, когда к власти пришла Меркель, Путин очень сожалел об уходе Шредера. Тот оказывал умиротворяющее воздействие в условиях появления напряженности между Западом и новой Россией. Но когда Россия в 2006 году оказалась причастной к убийству бывшего коллеги Путина по КГБ Александра Литвиненко, между Москвой и Западом возникла глубокая пропасть. Меркель вначале продолжала линию Шредера, выступая в качестве посредника. Бывший руководитель ведомства федерального канцлера Шредера Франк-Вальтер Штайнмайер стал в новом правительстве Меркель министром иностранных дел, однако отношение Берлина к России менялось. Новый канцлер теперь рассматривала ее в качестве соперницы, а не партнера.

Меркель четко дала понять, что будет защищать небольшие страны Восточной Европы от российского господства. Германия также наладила особые отношения с США. Шредер порой критиковал Соединенные Штаты, а в европейских делах неизменно выступал на стороне России. В отличие от него, Меркель сблизилась с Америкой. Во время финансового краха 2008 года, а затем и кризиса еврозоны канцлер обращалась к Вашингтону за поддержкой и положительно отзывалась о более активном участии США в делах Европы. Все это заметно раздражало Путина.

Действовать в таких условиях приходилось очень осторожно, так как Германия зависит от поставок российского газа. Но за рамками обычной международной политики экономических интересов замаячило нечто иное: борьба между популистским авторитаризмом и демократией консенсуса, между двумя политическими философиями, которые сейчас нашли свое отражение в образе Меркель и Путина. Личности сами по себе не могут определять ход истории. Свою роль здесь также играют политические советники, международные институты, рынки и общественное мнение. Но иногда, хотя и очень редко, международная политика может превращаться в поистине личное противоборство. Именно это произошло из-за Украины.

Вскоре после Олимпиады в российском городе Сочи в 2014 году в украинской провинции Крым появились солдаты. Вскоре стало ясно, что это не местные военнослужащие, а элита российской армии — спецназ. Путин нанес свой удар в тот момент, когда расколотый Запад ожидал его меньше всего. Отношения между США и ЕС в целом и Германией в частности были непростые, и не в последнюю очередь это было связано с информацией о прослушивании американскими спецслужбами мобильного телефона Меркель.

Как уже часто бывало прежде, Путин без долгих размышлений воспользовался моментом. Как и в молодости, когда он подрался в метро, политик Путин сначала нанес удар, а уже потом стал задавать вопросы. Такая импульсивность сопровождалась недальновидностью и непониманием последствий от аннексии Крыма. Тем не менее, агрессивное позирование на мировой арене отвлекало от нараставшего внутри страны недовольства и тихих жалоб по поводу ползучего самовластия, которые зазвучали громче после нарушений на выборах в 2011 году. В течение нескольких недель Крым «проголосовал» за присоединение к России. Произошло это вскоре после сомнительного референдума в Луганской и Донецкой областях, которые провозгласили независимость не без участия российских ополченцев и законспирированных российских войск. Благодаря тщательно подготовленной агрессии Путину удалось в какой-то мере восстановить свою популярность.

Меркель вначале никак не реагировала. Ее министр иностранных дел Штайнмайер осудил эти действия, но не очень резко и решительно. Меркель и на сей раз не спешила. Как и на вышке для прыжков в десятилетнем возрасте, она анализировала ситуацию, прежде чем приступить к действиям. Путин чувствовал себя победителем. Он знал, что Меркель была против решения НАТО считать Украину и Грузию кандидатами на вступление. А казавшаяся успешной аннексия Крыма как будто демонстрировала, что военное превосходство важнее экономической мощи.

Поэтому Путин был потрясен, когда спустя месяц Меркель ввела санкции против России. У Германии в этой стране было немало серьезных интересов. Одни только фармацевтические компании от потери контрактов понесли убытки на 2,1 миллиарда евро. Однако Меркель все же приняла свое решение, проконсультировавшись с представителями промышленности и с ЕС. Германия могла себе это позволить. А Россия в условиях падения нефтяных цен должна была дорого заплатить за поспешные военные решения Путина.

Меркель также знала, что для Путина важнее всего международный престиж. В 1998 году старая «большая семерка» стала восьмеркой, приняв в свои ряды Россию, что было символом новых времен. Очередная встреча этого клуба мировых тяжеловесов должна была состояться в олимпийском Сочи в июне 2014 года. Но этого не произошло. Меркель объяснила причины в Бундестаге: «Россия изолирована во всех международных организациях, саммита „Группы восьми“ не будет, как не будет и самой „Группы восьми“». По позициям России был нанесен мощный удар, а Путин был унижен.

Такая реакция не помогла урегулировать конфликт и вернуть Крым в состав Украины, но она дала украинцам запас времени, чтобы провести президентские выборы. Осенью 2014 года начались боевые действия, и Россия в очередной раз пригрозила захватить восточную Украину. Конфликт приобрел личный характер. С сентября по январь Меркель 38 раз беседовала с Путиным.

В феврале 2015 года западные страны договорились о проведении мирных переговоров в столице Белоруссии Минске. Путин потребовал, чтобы на них присутствовали представители самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик, и казалось, что Россия вот-вот одержит дипломатическую победу. Меркель и французский президент Франсуа Олланд появились на переговорах вместе с украинским президентом Петром Порошенко, однако вскоре стало ясно, что это по сути дела двусторонняя встреча между двумя лидерами, которые общались без переводчиков.

Путину удалось добиться присутствия своих союзников на переговорах, где он хотел настоять на отмене санкций в обмен на военные уступки. Меркель, со своей стороны, хотела добиться устойчивого прекращения огня и признания Россией украинского правительства. Ее единственным инструментом воздействия было дальнейшее ужесточение санкций; но американцы предлагали поставить украинцам оружие, чего канцлер изо всех сил старалась не допустить, опасаясь эскалации. Она была полна решимости использовать дипломатические и экономические средства давления.

После 16-часовых переговоров Путин неохотно согласился на прекращение огня и на предоставление восточной Украине некоей региональной автономии. Его союзники почувствовали, что их подвели и покинули в беде. Даже раболепные российские СМИ не могли объяснить, почему президент не сумел добиться отмены санкций.

Но украинский кризис не был разрешен. Он не урегулирован по сей день. Но Меркель снова перехитрила своего старого соперника. Журнал Foreign Affairs повел итог: «Хорошо скоординированные западные санкции и терпеливая дипломатия Меркель помогли обеспечить наименее плохой результат, о котором не мог мечтать ни один оптимист, когда Путин присоединил Крым».

Недовольство и беженцы

Поскольку процесс принятия решений в Кремле — это тайна за семью печатями, невозможно сказать наверняка, насколько личная вражда влияет на политические решения. У Путина было множество мотивов, чтобы начать свою драматическую интервенцию в Сирии: стремление защитить Асада, возможность воспользоваться вакуумом после отказа США от вмешательства в 2013 году и, пожалуй, решимость вступить в борьбу против «Исламского государства» (организация запрещена в России — прим. пер.).

После Крыма Путин испытывает к Меркель личную неприязнь. Он также не мог не заметить, что из ряда вон выходящее решение канцлера открыть границы своей страны для миллиона беженцев, бегущих от конфликтов, прежде всего сирийского, стало для Меркель самым серьезным вызовом за всю ее карьеру. В этом году главнокомандующий силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав обвинил Путина в том, что он специально наносит удары по скоплениям гражданского населения в Сирии: «Вместе Россия и режим Асада используют миграцию в качестве инструмента воздействия, пытаясь сокрушить европейские структуры и ослабить решимость европейцев». Он мог бы добавить, что сила и решимость Меркель подверглась особенно суровому испытанию.

Но на всем протяжении сирийского кризиса, как и во всех предыдущих конфликтах со времен Чечни, Путин продолжает наводить глянец на своем имидже решительного и деятельного человека. В отличие от него, канцлера Меркель, несмотря на ее важный шаг в отношении беженцев, по-прежнему воспринимают как осторожного лидера, который конфликту предпочитает консенсус.

Тем не менее, она тоже не лишена склонности к режиссуре и играм разума. В ведомстве канцлера нет грозных зверей, пугающих визитеров, как нет и фотографий ее семьи на отдыхе. На полке за ее письменным столом стоит одна-единственная картина. Это портрет родившейся в Пруссии принцессы, которая стала Екатериной Великой и неоспоримой правительницей России.

Перед выборами 2013 года пресс-секретарь Меркель так прокомментировал этот портрет в кабинете канцлера: «Она любила играть с властью и пользовалась мужчинами — и все с целью укрепления собственного авторитета». Непонятно, о ком он говорил: о царице из 18-го века или о канцлере из 21-го.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 октября 2016 > № 1938423


Турция. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 14 октября 2016 > № 1934817 Михаил Крутихин

«Турецкий поток»: цена упорства

Энергетическая безопасность

Михаил Крутихин

В отличие от украинского и германского маршрутов в Турции российскому газу придется столкнуться с жесточайшей конкуренцией со стороны Азербайджана, Ирана, Ирака, а возможно, еще Туркмении и Израиля. Маршрут для этих конкурентов «Газпрома» будет намного короче, а строительство трубопроводов намного дешевле. Рынок газа в юго-восточной и южной Европе не так велик и значительно вырасти не обещает

Россия отдает контроль над южным направлением своего газового экспорта недавнему врагу и члену НАТО – Турции, которая к тому же ведет боевые действия в Сирии далеко не на стороне России. Именно так в сухом остатке можно трактовать договоренности, достигнутые на днях в Стамбуле.

Министры энергетики России и Турции подписали в присутствии президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана межправительственное соглашение, пообещав двустороннюю государственную поддержку проекту газопровода «Турецкий поток». Если – и пока это очень большое «если» – проект осуществится, «Газпром» переведет значительную часть своего экспортного потока газа с украинской на турецкую территорию.

В чем смысл замены одной транзитной территории на другую? Когда в 1997 году в России началась работа по созданию газотранспортных систем «Северный поток» на Балтике и «Южный поток» через Черное море, руководство страны и «Газпрома» твердило, что по новым трассам пойдут новые объемы газа по новым контрактам, не нарушая работу существующих маршрутов. Потом появились осторожные признания, что часть газа из старых труб планируется убрать. Сейчас официальная задача потоков сформулирована окончательно: обойти Украину, где якобы существуют политические и технические риски нарушения поставок российского газа в Европу.

Несмотря на надежность и сравнительную дешевизну старого маршрута, в Москве решили оставить Украину без транзита, то есть наказать недружественную соседнюю страну лишением ее примерно $2 млрд годового дохода от транспортировки российского газа европейским потребителям. «Газпрому» было поручено обеспечить обходные пути, и, судя по всему, компании приказали патронов не жалеть, то есть не обращать внимания на то, во что может обойтись такое мероприятие.

Такой подход к решению политической задачи, поставленной в Кремле, совпал с интересами традиционных подрядчиков газпромовских инфраструктурных проектов, по странному, но привычному совпадению оказавшихся близкими друзьями российского президента. Именно им достались контракты в рамках «Северного потока» и «Южного потока» на прокладку трубопроводов и строительство компрессорных станций на российской территории. Именно они продемонстрировали мастерство в раздувании смет: на участке Грязовец – Выборг средняя цена километра трассы достигла $4,8 млн, что втрое превышает затраты аналогичных проектов в других странах.

Деньги шли и трубопроводы строились даже тогда, когда заранее было понятно, что проект провальный: это случилось с трассой Сахалин – Владивосток, а затем и с «Южным потоком», на который «Газпром» впустую потратил до $17 млрд, пока в декабре 2014 года Владимир Путин не признал, что продолжить намеченную трассу на другом берегу Черного моря не удастся, и объявил о новом проекте, получившем название «Турецкий поток».

Дальше, пока российские чиновники вели переговоры с изумленными такой инициативой турками и обещали им за согласие принять трассу скидку в цене поставляемого газа в размере 10,25%, «Газпром» начал действовать в противоположном направлении. Компания полностью прекратила финансирование этого направления, упразднила департамент, отвечавший за проект, а два итальянских судна-трубоукладчика, которые почти год проболтались в Черном море без работы, были отпущены (итальянцы предъявили «Газпрому» иск на солидную сумму).

В попытке спасти «Южный поток» в новом облике и оправдать хотя бы часть колоссальных затрат, Министерство энергетики России вело с турками переговоры о прокладке хотя бы одной нитки газопровода мощностью около 16 млрд кубометров в год вместо запланированных четырех ниток. Турки требовали гарантий по ценовой скидке. Контакты прекратились после инцидента со сбитым российским самолетом в Сирии и возобновились в рамках нормализации двусторонних отношений.

Уступки по межправительственному соглашению были двусторонними. По сведениям из Минэнерго РФ, российская сторона согласилась на скидку по цене газа, а турки – на включение в документ второй нитки газопровода.

В Киеве к ситуации с обходными потоками относятся с огорчением и некоторым недоумением. Участники второго Украинского газового форума, который проходил 12–13 октября, констатировали, что две страны, которые на словах выступают как большие друзья Украины, то есть Турция и Германия, поддержали строительство обходных газовых маршрутов и, следовательно, прекращение транзита газа через украинскую территорию.

Германия, выразившая готовность принять у себя вторую очередь «Северного потока», видит себя в роли хаба по распределению потоков российского газа в северо-западной и центральной Европе. Европейские трейдеры надеются, что «Газпром» использует новый маршрут для поставок газа на новых коммерческих условиях. Что же касается Турции, то она получает ключ к стратегически важной инфраструктуре России и рычаги политического и экономического воздействия на Москву.

В отличие от украинского и германского маршрутов в Турции российскому газу придется столкнуться с жесточайшей конкуренцией. Там уже строится газопровод TANAP, который поставит по уже заключенным контрактам газ из Азербайджана не только в Турцию, но также в Италию, Грецию и Болгарию. В дальнейшем, как рассчитывают в Анкаре, в направлении европейских рынков через турецкую территорию пойдет газ из Ирана и иракского Курдистана. Нельзя исключать подключение к тому же маршруту в будущем газа из Туркмении и даже Израиля. И маршрут для этих конкурентов «Газпрома» будет намного короче, чем путь с Ямала через всю Россию и Черное море, а строительство трубопроводов намного дешевле.

К тому же в результате прекращения транзита газа в Турцию по нынешнему маршруту через Украину, Румынию и Болгарию старый газопровод можно реверсировать и поставлять газ в Болгарию и Румынию из Каспийского региона и с Ближнего Востока. Болгары уже лелеют мечту о создании у себя газораспределительного хаба.

Что касается второй ветки «Турецкого потока», то с ней ясности нет. В Анкаре согласились ее принять, но в межправительственном соглашении отмечено, что «Газпром» может отказаться от ее прокладки. Летом на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге министры энергетики России и Греции подписали меморандум о возможности строительства «Южно-Европейского газопровода» от турецкой границы через Грецию в Италию и, возможно, в Австрию через Сербию (где этот маршрут может сомкнуться с потоком российского газа «Северного потока» из Германии).

Для того чтобы обойти антимонопольные требования Евросоюза, оператором проекта решили сделать не «Газпром», а российские и греческие банки в форме совместного предприятия при первоначальном российском финансировании. Вот только через пару месяцев греки объявили, что проект хороший, но состоится он лишь после благословения Еврокомиссии. А настроения у европейских регуляторов сейчас не в пользу «Газпрома».

Рынок газа в юго-восточной и южной Европе не так велик и значительно вырасти не обещает. Поэтому конкуренция там будет острой (даже если не принимать во внимание глобальный переизбыток сжиженного газа), и российский товар придется предлагать с огромными скидками, никак не оправдывающими расходов по добыче и транспортировке. Месть Украине за нежелание следовать курсом Москвы очень дорого обходится и еще обойдется и «Газпрому», и бюджету России, и в итоге российским гражданам. В выигрыше останутся только близкие к Кремлю подрядчики и, конечно, европейские потребители газа.

Турция. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 14 октября 2016 > № 1934817 Михаил Крутихин


Казахстан. Германия > Экология > inform.kz, 11 октября 2016 > № 1927510

В Мажилисе Парламента РК презентован успешный опыт внедрения системы раздельного сбора и утилизации твердо-бытовых отходов в странах Европы. Об этом сообщает пресс-служба палаты.

Презентация состоялась в рамках рабочего совещания по вопросу о состоянии и перспективах модернизации системы управления отходами в Казахстане, прошедшего под председательством члена комитета по экономической реформе и региональному развитию Майры Айсиной.

В ходе совещания выступили председатель правления Коалиции за зеленую экономику и развитие G-Global Салтанат Рахимбекова, директор департамента управления отходами Министерства энергетики РК Жан Нурбеков, руководитель Управления природных ресурсов и природопользования города Астаны Адильбек Сарсембаев, генеральный директор ТОО «Астана-Тазарту» Иван Лавриненко, заместитель директора «BAUER» GmbH Оливер Мутинг (Германия), менеджер WSK EKO GmbH (Германия) Григорий Вайзер.

Как отмечали участники, на сегодняшний день в стране слабо развита инфраструктура по сбору, транспортировке, переработке и утилизации всех видов отходов. Общий объем накопленных твердых бытовых отходов в Казахстане составляет около 100 млн. тонн. При этом ежегодно образуется уже порядка 5-6 млн. тонн ТБО, из них перерабатываются до 1,8%, а весь остальной объем размещается на полигонах.

Подчеркивалось, что в соответствии с индикаторами Концепции по переходу к «зеленой экономике» к 2030 году необходимо обеспечить 100-процентное покрытие населения вывозом твердо-бытовых отходов, объем санитарного хранения мусора должен составить 95%, а доля переработанных отходов должна быть не менее 40%.

В связи с этим на совещании презентован успешный опыт внедрения системы раздельного сбора и утилизации твердо-бытовых отходов в странах Европы, который осуществлен немецкими компаниями «BAUER» GmbH и «Eggersmann» GmbH. Ряд участников совещания обратили внимание на то, что опыт вышеуказанных компаний показывает, как из органических отходов можно получать биогаз, который далее преобразовывается в «зеленую» энергетику в виде электрической энергии и тепла.

Казахстан. Германия > Экология > inform.kz, 11 октября 2016 > № 1927510


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917688 Вольфганг Шойбле

Открытое общество должно уметь дать отпор своим противникам

Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble), Die Welt, Германия

Когда мы в эти дни вспоминали о создании Германской исламской конференции десять лет назад, то для этого юбилея момент был одновременно и удачным, и неудачным. Удачным, потому что общественные дебаты сегодня опять вращаются вокруг тех вопросов, для обсуждения которых и была создана Германская исламская конференция.

Неудачным, потому то за эти месяцы мы приобрели опыт, который отбрасывает нас назад. Это и опыт в связи с ситуацией с беженцами в нашей стране, и продолжение турецкой внутренней политики на германских улицах, в мечетях наших городов и в отношении немецких депутатов бундестага, и с последствиями для ставших более тесными отношений между государством и мусульманскими объединениями в Германии.

Местами германские дебаты проходят в столь крайне возбужденной атмосфере и до такой степени неорганизованно, что они не всегда помогают делу. Мы видим слишком мало различий между беженцами, прием которых в Европу является гуманным принципом, пока у них на родине их жизнь в опасности, и мигрантами, которые приезжают сюда в надежде на лучшую жизнь, и с которыми мы обращаемся по нашим миграционным правилам, и которых мы в соответствии с этими правилами имеем право отправить назад.

В дебатах по миграции слишком мало разграничений

Иммиграция хорошо образованных людей, которые нам нужны по соображениям демографии и экономики. Мусульмане, возможно, и совсем нерелигиозные, которые здесь уже интегрированы и которые чувствуют себя некоторым образом отодвинутыми в некую анонимную и в некотором роде проблемную большую группу. Ислам, совместимостью которого с либеральной демократией и правами человека озабочена исламская теология в Германии.

И наконец исламистский терроризм, который мусульмане и немусульмане должны побороть совместно, потому что он угрожает всем нам. Когда мы между всем этим нередко не делаем достаточно различий, то мы не в состоянии помочь ни делу, ни ситуации. ни людям. И мы не можем достучаться до граждан, которые видят эти смешения и противоречия.

Мы должны обратиться лицом к миграционным движениям нашего времени. Нас в этом мире так или иначе постигнут изменения, от которых значение Европы не увеличится, но она останется все же привлекательной для других. Миграция является частью этих перемен в результате глобализации. И именно ситуация с беженцами является симптомом.

Европа также меняется от влияний извне

Европа меняется из-за внешних импульсов, из-за соприкосновения с прочим миром, так было всегда. Историк из Фрайбурга Вольфганг Райнхард (Wolfgang Reinhard) продемонстрировал это. Как раз сейчас вышло в свет новое переработанное издание его «Истории Европы во взаимодействии с неевропейским миром».

Европа на протяжении веков общалась с миром и на протяжении веков и сама менялась под воздействием этого мира. Райнхард сделал ведущим мотивом своей всемирной истории взаимовлияние культур в результате европейской экспансии. Культуры не являются чем-то закрытым, лишенным окон. Они подвергаются постоянным внешним влияниям и внутренним переменам.

Чтобы организовать эти перемены совместно и на основе нашего порядка, а также чтобы дать толчок дискуссии о реформе внутри ислама, — для этого мы десять лет назад создали Германскую исламскую конференцию.

Способствовать развитию германского ислама

Мы хотели и хотим именно по причине столь разнообразного происхождения мусульман в Германии способствовать развитию германского ислама, развитию чувства собственного достоинства у живущих здесь мусульман как у мусульман Германии, в рамках свободного, открытого, плюрального и толерантного порядка, с их хорошим смешением государственного религиозного нейтралитета, нейтралитета благожелательного, с обозримостью религий в этом государстве, по нашей конституции.

Растущее число мусульман в нашей стране, безусловно, является сегодня вызовом открытости большей части общества. Происхождение подавляющего числа беженцев также означает, что мы все больше имеем дело с людьми из абсолютно других культурных слоев, чем это было раньше.

Это меняет мусульманскую часть нашего общества. И, конечно, атмосферу дополнительно осложняют и проявившийся в конце этого лета уже и в Германии исламистский терроризм, и сексуальные поползновения со стороны мигрантов или беженцев, а также и участившиеся проявления враждебности к иностранцам и расистские выходки.

Хорошо интегрированные люди не должны чувствовать себя чужими

Вопрос о том, что у всего этого общего с исламом, не исчезнет. Дебаты показывают разные точки зрения. Но решающим остается то, что мы — и в это Мы входят и большинство мусульман в Германии — не хотим ни того, ни другого. Что мы едины в том, что и то, и другое необходимо пресечь.

В этой напряженной ситуации мы не имеем права допустить возникновения атмоcферы, в которой бы хорошо интегрированные в Германии люди чувствовали бы себя чужими — под недоверчивыми взглядами, с проникающими в наш язык обобщениями как — ислам, мусульмане, причем, всегда в проблемном контексте.

Нам придется жить с сознанием того, что многие из проблем, связанных с сильным притоком беженцев, не будут решены уже завтра. Тем важнее, чтобы мы использовали это положение как шанс, чтобы самим удостовериться, прояснить для себя, какие новые возможности предполагает такое разнообразие, а каких изменений в культурном взаимовлиянии нашего времени мы хотели бы избежать.

Мы — открытое общество. Но открытое общество должно дать отпор своим противникам. Мы защитим свои требования свободы, права и равенства. Речь идет об открытости, но не о самоотречении.

Сознательно обучать «нашему образу жизни»

Если мы хотим сохранить свой образ жизни, то сейчас еще важнее, чтобы мы интегрировали приезжающих к нам, а они себя тоже. Чтобы они стали частью и опорой нашего общества, которому нужны иммигранты. Я думаю, что по-прежнему подавляющее большинство в Германии хотят, чтобы иммигранты стали частью общества. Но надо, чтобы чувствовалось, что и сами приезжающие к нам желали бы этого.

Чувство собственного достоинства творит чудеса. По нам должно уже быть видно, что мы имеем в виду, говоря о «нашем образе жизни». И этому есть две причины. В том, что мы требуем, речь не идет сразу о конституции или вообще об уголовном кодексе.

Для большинства людей при этом речь идет о том, что они по возможности хотели бы и дальше жить так, как жили раньше. То есть хорошо чувствовать себя в своей повседневной жизни, в своих городах и деревнях, в публичном пространстве. Чтобы не было ощущения опасности, угрозы, неуверенности, чтобы не быть чужими. Соблюдать законы — да, это само собой разумеется, но при этом речь идет и о том, а, может быть, и прежде всего об этих повседневных ощущениях. При этом я не имею в виду — при всем уважении — запрет на некоторые виды одежды.

Заброшенность нашего общественного пространства

Вторая причина. Я считаю, что мы должны кое-что наверстать, когда речь идет о заброшенности нашего общественного пространства и нашего общественного общения друг с другом, совершенно независимо от того, от кого именно, с каким происхождением, это исходит.

Больше всего мы в нашем обществе не хотим, но нередко сталкиваемся с этим с гражданами со сравнительно недолгим миграционным прошлым, — недостаточного уважения по отношению к учителям или полицейским вплоть до отвратительного поведения в обществе вообще.

В сущности речь идет о трезвой самооценке того, что нам важно, и как мы хотим жить. Только тогда и нам, и другим станет ясно, чего же мы хотим добиться. И надо, чтобы в это Мы входило бы как можно больше людей, независимо от их происхождения и вероисповедания.

Мы хотим, чтобы как можно больше людей стали на сторону свободного и мирного сосуществования и уже с этой позиции приглашали бы новых стать частью этого общества. Это можно сделать только шаг за шагом, путем изнурительных дебатов и постоянных дискуссий, например, в Германской исламской конференции.

Автор статьи — министр финансов ФРГ.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917688 Вольфганг Шойбле


Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 22 сентября 2016 > № 1903832 Тулеген Аскаров

Все познается в сравнении с «Greentech (made) in Germany»

(Начало от 16 сентября 2016 г.)

Тулеген АСКАРОВ

В случае, если власти Казахстана в канун выставки ЭКСПО-2017, до открытия которой в Астане осталось менее года, и успеют внести радикальные перемены в свою государственную экологическую политику, это станет всего лишь первым шагом в достижении здесь уровня развитых стран мира. Ведь без армии квалифицированных ученых и инженерно-технических работников, разрабатывающих и применяющих на рыночных принципах современные технологии, все планы государства так и останутся на бумаге.

Модернизация тоже бывает «зеленой»

Как выяснилось в ходе недельного информационного тура «Greentech (made) in Germany», первоначальная ставка на подход по принципу «end-of-pipe», то есть удаление вредных веществ на заключительной стадии производственного процесса, обходится весьма дорого, поскольку влечет увеличение затрат на выпуск продукции и очистку отходов. Поэтому сегодня развитые страны делают ставку на подход по принципу «Cleantech» (clean technologies или «чистые» технологии), предусматривающий снижение негативного экологического влияния путем значительного улучшения энергоэффективности производства, максимальной защиты окружающей среды, устойчивого использования ресурсов при одновременной их экономии, улучшении операционных результатов и росте производительности труда.

А этот принцип в свою очередь опирается на теоретическую основу научного направления «экологической модернизации» (ecologic modernization), которая появилась в начале 80-х годов прошлого века. Одним из ярких представителей этой научной школы и ее отцов-основателей является профессор Мартин Йенике, упоминавшийся в первой части специального репортажа «ДК». Ключевая идея подхода эко-модернизаторов заключается в том, что не только общество, но и экономика в целом выигрывают от неуклонного проведения в жизнь жестких требований экологической политики. Естественно, на этом пути не обойтись и без экологической адаптации для политики экономического роста и индустриального развития, чего в Казахстане пока по большому счету не делалось. Более того, в наших условиях эта политика оказалась подчиненной главным образом интересам добывающей отрасли, что влечет за собой не только ухудшение экологической обстановки в стране, но и регулярную девальвацию тенге, снижение уровня жизни населения с неизбежным усилением экстремистских настроений и ростом преступности. В развитии индустрии игнорирование экологических принципов привело к серьезным системным просчетам – к примеру, была сделана ставка на развитие мощностей по сборке легковых автомобилей с двигателями внутреннего сгорания вместо электромобилей и инфраструктуры по их зарядке.

Поэтому в Казахстане необходимо не только воссоздать государственный орган, отвечающий за выработку и проведение в жизнь экологической политики, но и внести коррективы в развитие современных научных направлений в этой сфере и подготовку инженерно-технических кадров, оказав им необходимую поддержку, в том числе и финансовую. Необходимо также помочь в систематизации отечественных передовых достижений в этой сфере с тем, чтобы все желающие могли иметь доступ к соответствующим разработкам и технологиям. Последним не обязательно заниматься государству, поскольку в Казахстане функционирует разветвленная система Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». Если обратиться к опыту Германии, то там большую роль в организации научных разработок играют и профессиональные объединения ученых и организаций. Крупнейшим из них выступает объединение немецких научно-исследовательских центров им. Гельмгольца. В его состав входят 18 таких центров с общим ежегодным бюджетом на уровне 4 млрд евро и численностью сотрудников около 40 тыс. человек. А с работой двух центров, входящих в это общенациональное объединение, – во Фрайбурге и Лейпциге – участникам информационного тура «Greentech (made) in Germany» удалось ознакомиться непосредственно.

Первый из них был основан недавно – в августе 2011 года, и занимается ресурсными технологиями по извлечению минералов и металлов. Финансируется его деятельность в основном федеральным правительством (90% ежегодного бюджета в 10 млн евро) и правительством земли Саксония. Фокус в разработках делается на разработке технологий по извлечению редкоземельных металлов из комплексных первичных и вторичных ресурсов. Среди завершенных и ведущихся сейчас проектов, как пояснил менеджер по инновациям и помощник директоров центра Кристиан Кристесен, – извлечение стратегически важных элементов из вскрышных пород, геофизическая разведка руд металлов с воздуха, переработка комплексных руд, содержащих индий, вольфрам и другие металлы, инновационная биометаллургическая технология восстановления металлов, жидкостная металлургия и другие. А некоторые из реализованных проектов уже действуют самостоятельно в рыночных условиях в качестве вполне жизнеспособных предприятий по извлечению металлов галлия из промышленных стоков и экранов мониторов, а также по покраске пластика без использования хрома.

Центр исследования окружающей среды в Лейпциге гораздо старше – он был основан в 1991 году, то есть сразу же после объединения Германии. Он представляет собой целый городок, в котором трудятся более тысячи сотрудников, не считая посещающих его ежегодно исследователей из других городов и стран. Главная задача центра – максимально способствовать трансферту знаний и технологий в рыночную среду, осуществляя исследования междисциплинарного характера. В его организационную структуру входят 34 отдела, объединенные в 7 подразделений, а территориально, помимо Лейпцига, к нему относятся еще структуры в Галле и Магдебурге. О деятельности центра на встрече с участниками инфотура рассказали его сотрудники Лидия Войтерски, Хайке Штраубер и Бруно Бюлер. Масштабы международного сотрудничества центра охватывают 65 стран, 550 партнерских организаций и 135 проектов. Со слов г-жи Войтерски, приоритетным является тесное взаимодействие с бизнесом – совместно с его представителями проводятся круглые столы, образовательные программы, кроме того, партнерам из центра передаются патенты на результаты исследований. Г-жа Штраубер представила наработки по утилизации биомассы для производства химикатов и энергии. Потенциал использования этого ресурса быстро растет – в 2014 году на него приходилось 7,8% от конечного потребления энергии, тогда как доля ветровых источников составляла 2,2%, а водных – 0,8%. В целом же в Германии в прошлом году функционировало 8 тысяч заводов по производству биогаза с установленной мощностью 4 500 МВт. А г-н Бюлер поделился своим взглядом на будущее солнечной энергетики, заметив, что всего один час солнечного излучения дает объем энергии, потребляемой миром ежегодно. Правда, сейчас эффективность использования этого возобновляемого ресурса невелика – всего лишь 1%. Невысока и эффективность производимых ныне солнечных панелей – лишь 6-20% при мировом рекорде в 44,7%. Эксперт также отметил, что использование солнца для выработки энергии пока не оказывает значимого влияния на изменение климата.

Знание – сила и большие деньги

С журналистской точки зрения, конечно же, было интереснее увидеть, как научно-техническая мысль применяется на практике, принося прибыль бизнесу и улучшая экологию. И такую возможность участникам информационного тура «Greentech (made) in Germany» организаторы предоставили сполна. Сначала исследователи из Берлинского центра компетенции для воды (Kompetenzzentrum Wasser Berlin или Berlin Centre of Competence for Water) Ульф Михе и Кристиан Каббе представили технологии извлечения из сточных вод фосфора наряду с другими ценными элементами и получения энергии из этого возобновляемого ресурса. Как подчеркнул г-н Каббе, в Европе давно сложился дефицит фосфора, так как его месторождение в Старом Свете есть только в Финляндии, но оно закрывает лишь 8% потребности. А крупнейшие месторождения осадочных фосфоритов находятся за пределами Европы – в Марокко, США, Китае, Тунисе и Казахстане.

Уже на следующий день в выгоде от использования этих технологий участники тура смогли убедиться на предприятии «Berliner Wasserbetriebe» (BWB), крупнейшем в Германии среди городских компаний аналогичного профиля. Оно не только снабжает питьевой водой Берлин по трубопроводам общей длиной в 9500 километров, но и перерабатывает сточные воды столицы, а также предоставляет свои услуги населенным пунктам земли Бранденбург. Ежедневно потребителям поставляется в среднем 585 тысяч кубометров питьевой воды, а перерабатывается стоков в объеме примерно 602 тысяч «кубов». А поскольку эти услуги платные для клиентов, то «BWB», со слов инженеров Карстена Людике и Андреаса Ленгеманна, при годовой выручке в 1,1 млрд евро получает вполне приличную прибыль на уровне в 138 млн евро. При этом из-за особенностей местного рельефа давление в водопроводах приходится поддерживать исключительно насосными станциями, а для достижения высокого качества питьевой воды не используются хлор и другие химикаты. Другая особенность Берлина – его питьевая и сточные воды находятся в замкнутом цикле в отличие от других городов Германии. Еще одно направление деятельности «BWB» – очистка воды в Тегельском озере, которая производится до трех раз в год.

Ежегодно на «BWB» получают более 90 тысяч тонн шлама из сточных вод, служащего ценным сырьем для получения фосфорных удобрений, биогаза, который обеспечивает предприятие собственной энергией и служит для него еще и источником тепла. Кроме того, шлам закупают тепловые электростанции, где он смешивается с углем.

Посетили участники инфотура и еще одно берлинское экологическое предприятие – по переработке городского мусора, где из него получают «зеленый» уголь, используемый для получения энергии. Входит это предприятие в группу «Alba», считающуюся одним из мировых лидеров в этой сфере. Как пояснил Карстен Швиден, технический директор «ALBA Environmental Solutions GmbH», топливо из мусора получается с использованием технологии механико-физической стабилизации, а в процессе его изготовления составляющие компоненты сортируются, давая помимо топлива, еще и металлы, пластик и бумагу. «Зеленый» же уголь покупают в основном для тепловых электростанций и цементных заводов. В общей сложности только на этом предприятии перерабатывается за год более 320 тысяч тонн мусора.

А в общей сложности в эко-индустрии Германии трудилось более 2 млн человек в 2014 году, в целом по Европейскому союзу – порядка 20 млн человек. Компании и эксперты, работающие в этой отрасли, участвуют в работе самых разных ассоциаций и объединений. К примеру, перед участниками инфотура выступила Инна Кегенхофф, представляющая «Gernab Water Partnership» – ассоциацию, созданную в 2008 году для поддержки деятельности федеральных министерств по распространению за рубежом германского опыта в водном секторе. А Александр Нойбауэр рассказал о деятельности «VKU» – германской ассоциации экологических предприятий муниципального сектора, объединяющей 105 членов с общим числом сотрудников 246 тысяч человек и суммарным оборотом более 110 млрд евро.

Конечно, переход к «зеленой» экономике – дело недешевое. Однако, как подчеркнул Мартин Йенике, адаптация промышленности Германии к жестким экологическим требованиям усилила конкурентоспособность немецкого экспорта и не сказалась негативно на темпах экономического роста страны, составивших в среднем ежегодные 1%. Понятно, что значительно улучшилось и качество жизни населения. Конечно, не все экологические проблемы можно решить через рыночные механизмы. Но все же вполне очевидно, что экологическая модернизация вполне может сочетаться с ними, принося ощутимую выгоду бизнесу, государству и людям.

Редакция «ДК» выражает искреннюю признательность за помощь в организации информационного тура Мире Толыбаевой, Генеральному консульству ФРГ в Алматы, Зёрену Хафферу и Зарине Бстилер, Ecologic Institute, Берлин.

Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 22 сентября 2016 > № 1903832 Тулеген Аскаров


Россия. Германия > Авиапром, автопром. Химпром > gazeta.ru, 19 сентября 2016 > № 1902287

«ЛУКойл» подлил масла

Немецкие мерседесы сойдут с конвейера с российским маслом

Семен Михайлов

Компания «ЛУКойл» стала первым российским поставщиком автомобильных масел на германский завод Меrcedes-Benz. По мнению экспертов, эта сделка станет знаковым шагом в сторону продвижения российской продукции на европейском рынке, где имиджу придают гораздо большее значение, чем в России.

«ЛУКойл» заключил знаковое соглашение, став одним из поставщиков автомобильных масел для завода легковых автомобилей германского концерна Меrcedes. По информации Oil&Gas Journal, российская компания уже начала поставки со своего завода в пригороде Вены. Это предприятие (мощность 35 тыс. тонн в год) она приобрела в 2013 году у австрийской OMV Refining & Marketing GmbH.

В дальнейшем российская компания сертифицировала свой новый актив по стандарту VDA 6.3. (Ассоциация автомобильных производителей Германии), что позволило заводу получить статус поставщика класса А и стать первым среди российских производителей масел поставщиком для немецких автозаводов в Германии.

Масляное производство – самая высокотехнологичная сфера «даунстрима», и она традиционно играет огромную роль в формировании имиджа нефтяной компании. Тем не менее, как таковые, автомобильные масла занимают небольшую долю в общих объемах производства таких крупных нефтяных компаний, как «ЛУКойл». Согласно отчетности, общий объем производства масел и смазок в 2015 году составил чуть более 6% от общего объема нефтепереработки. Основная доля пришлась на средние дистилляты (керосин и дизель, 42%) и бензины (25,3%).

«Масла не играют такой роли в финансовых показателях нефтяных компаний, как сырая нефть и топлив, однако их производство позволяет максимально использовать сырье, – отмечает главный стратег БКС Максим Шеин. – При этом не следует забывать одно из главных правил — каждая ступень переработки добавляет продукту стоимости, увеличивая маржу».

Производство продукции с добавленной стоимостью особенно важно в период низких цен на нефть, которые с лета 2014 года снизились более чем в два раза. В четверг цена барреля нефти сорта Brent составляла $48,57.

«ЛУКойл» активно развивает этот сектор. Так за прошлый год компания расширила линейку масел (не только автомобильных) более чем на 50 наименований – до 600 видов. В целом, за последние несколько лет компании удалось получить несколько сотен ключевых одобрений таких лидеров мирового автопроизводства, как Mercedes, BMW, VW, Renault, Ford и Porsche.

Кроме того, «ЛУКойл» на данный момент является крупнейшим поставщиком масел для легковых автомобилей на российские заводы Ford, Renault, Lifan, GM, MAN и ряда других концернов.

Основным бонусом от заключения соглашения с Меrcedes для нефтяников, по мнению Шеина, является не прибыль, а репутационный выигрыш.

Эксперт отмечает, что рынок Европы, в том числе и рынок автомасел, высоконкурентен, и там репутации придают гораздо большее значение и ценят выше, чем, например, в России, где крупных поставщиков немного. «Во-первых, поставки на завод Меrcedes и сертификация говорят о качестве масла, которое, в свою очередь, говорит о высокой комплексности переработки нефти, – поясняет Шеин. – Во-вторых, партнерство с компанией такого уровня, как Меrcedes, само по себе может оказать положительное репутационное влияние».

По мнению Oil&Gas Journal, партнерские отношения с немецким автомобильным гигантом в перспективе могут укрепить переговорные позиции российской компании по новым контрактам на первую заливку в других странах, а также стать «ступенькой» к подписанию более масштабных сделок на поставки масел официальным сервисным центрам крупных автомобильных брендов.

Россия. Германия > Авиапром, автопром. Химпром > gazeta.ru, 19 сентября 2016 > № 1902287


Россия. Германия > Транспорт > gazeta.ru, 19 сентября 2016 > № 1902285 Аксель Хилгерс

«Иностранцев привлекает низкий рубль»

Интервью с региональным директором Lufthansa Group в России и СНГ Акселем Хилгерсом

Евгения Сазонова

Почему авиакомпании Lufthansa Group ушли из аэропорта Внуково, планируют ли летать в аэропорт Жуковский, а также собираются ли открывать новые маршруты в Россию, рассказал в интервью «Газете.Ru» глава группы в России и СНГ Аксель Хилгерс.

— Как вы оцениваете деятельность Lufthansa Group после многочисленных забастовок в компании, терактов и Brexit?

— Результаты первого полугодия достаточно позитивны и стабильны, но прогнозы на вторую половину 2016 года не очень хорошие по сравнению с прошлым годом. Они менее оптимистичны: из-за террористических атак и политической нестабильности упал спрос на дальнемагистральные рейсы из Азии и Америки. Многие люди полагают, что Европа не самое безопасное место сейчас. Аналогичная ситуация наблюдается у ряда прочих европейских авиакомпаний — все они вынуждены снижать свои прогнозы.

— Как теракт в аэропорту Брюсселя отразился на Brussels Airlines («дочка» Lufthansa)?

— Brussels Airlines сильно пострадала из-за этой ужасной трагедии — и сотрудники авиакомпании, и пассажиры получили серьезные травмы. Кроме того, аэропорт был закрыт на 12 дней, и ведущий бельгийский перевозчик не мог выполнять рейсы из своего узлового аэропорта. Европейские рейсы выполнялись из Льежа и Антверпена, а дальнемагистральные рейсы — из Франкфурта и Цюриха. Несмотря на все усилия, направленные на выполнение максимального числа рейсов, авиакомпания столкнулась с потерей огромного количества пассажиров. После того как аэропорт Брюсселя снова открыли и инфраструктура была восстановлена, всем службам авиакомпании потребовалось немало времени, чтобы вернуться к нормальному функционированию, особенно к прежнему уровню психологического комфорта.

— Рынок авиаперевозок в России сокращается уже второй год. Сказался и курс валют, и закрытие многих стран для перелетов. Как вы оцениваете рынок России сейчас, и есть ли у него потенциал к росту в будущем?

— Lufthansa Group работает на российском рынке уже 57 лет, и, конечно, мы были свидетелями куда более благоприятных времен. Но мы видим, что рынок достиг дна и начал медленно восстанавливаться. Этим летом спрос на перелеты вырос по сравнению с высоким сезоном 2015 года, по крайней мере на рейсах наших авиакомпаний. Мы стали выборочно увеличивать наши провозные мощности, заменяя самолеты Airbus A320 на A321, которые могут вместить на 30–35 пассажиров больше.

— А с чем связан рост спроса?

— Спрос начинает расти, и это не в последнюю очередь связано со стабильностью рубля. Уже с марта мы не видим резких скачков, и это стабилизирует рынок в целом. Я считаю, что для российских путешественников состояние рубля имеет одно из ключевых значений, когда они принимают решение отправиться в отпуск за рубеж. В 2014 году, когда рубль начал падение, нам пришлось существенно снизить свои цены.

— Статистика российских авиавластей показывает, что пассажиропоток восстанавливается очень медленными темпами. Как вы думаете, за счет чего он должен вырасти?

— Сейчас мы видим, что рынок растет не только за счет российских туристов, но и за счет иностранцев, которых привлекает низкий рубль. Туристы из Германии, Италии, Франции проявляют интерес к России. Если этот тренд сохранится, то мы сможем говорить об увеличении количества рейсов в Мюнхен либо во Франкфурт на следующее лето. Причем с Санкт-Петербургом дела обстоят сейчас особенно хорошо. Спрос на этом маршруте очень сильно пострадал во время кризиса и был низким как в 2014-м, так и в 2015 году. А в 2016 году спрос рос быстрее и больше, чем на московских рейсах. Второй шаг — это увеличение частоты выполнения рейсов. В общем и целом динамика положительная, но дополнительные рейсы появятся не раньше лета 2017 года.

— Вы за последний год значительно сократили количество рейсов в Россию. Планируете ли вернуться к прежним объемам?

— Можно сказать, что увеличение провозных мощностей — это первый шаг. В настоящий момент мы выполняем четыре рейса из Москвы во Франкфурт и два рейса из Москвы в Мюнхен ежедневно. Это уже неплохой показатель, но на летний период на этих шести рейсах мы добавляем по 30–35 мест — это значительный дополнительный объем. Также выборочно мы восстанавливаем некоторые рейсы, например еженедельный рейс из Мюнхена в Петербург вернулся в расписание в апреле. Тот факт, что мы можем наращивать провозные мощности и иметь высокую загрузку рейсов, — это очень хороший знак, свидетельствующий о восстановлении рынка. Мы надеемся, что следующим летом сможем увеличить и частоту рейсов. Это еще не решено, но, основываясь на хороших результатах этого лета, мы уже можем об этом говорить.

— А новые маршруты в России планируете открывать?

— Чего я точно сейчас не вижу, так это открытия новых маршрутов в дополнение к Москве и Санкт-Петербургу. В прошлом году мы были вынуждены сокращать частоту рейсов и перестали летать в два российских города. Не думаю, что в 2017 году мы будем расширять нашу маршрутную сеть в России. Сейчас это не является предметом для обсуждения. Для начала мы хотим вернуться к прежним частотам на маршрутах из Москвы и Санкт-Петербурга. Прибыльность рейсов и рубль пока недостаточно устойчивы, чтобы мы могли думать о расширении в России. Особенно принимая во внимание, что другие крупные аэропорты находятся дальше и выполнение таких рейсов повлечет больше расходов. Рейс из Франкфурта в Москву длится 2,5 часа, а в Самару или Казань — на час дольше, при этом мы должны удерживать цены примерно на том же уровне, чтобы они были конкурентными, для нас это экономически неоправданно.

— Есть ли планы в будущем вернуться во Внуково? Владелец аэропорта Виталий Ванцев говорил много раз, что у них самые низкие цены на аэропортовые сборы среди аэропортов Московского авиаузла.

— Стоимость услуг — это, конечно, важно, но есть и другие критерии. У нас очень хороший контракт с Домодедово, и мы довольны уровнем предоставляемых услуг. Все авиакомпании Lufthansa Group летают из Домодедово, таким образом, и пассажиры, и мы выигрываем от нашего тесного взаимодействия. В ближайшие годы планируем выполнять полеты из этого аэропорта. В связи с кризисом мы были вынуждены сокращать частоту рейсов и не могли позволить себе летать из двух аэропортов, так как это очень затратно. Мы ушли из Внуково не потому, что нам не нравится аэропорт, в условиях такого спроса мы не могли сохранять две базы. Поэтому мы консолидировали все авиакомпании Lufthansa Group — Lufthansa, SWISS, Austrian Airlines, Brussels Airlines, Eurowings — под одной крышей. И рынок сейчас не в том состоянии, чтобы мы могли себе позволить запустить рейсы из второго аэропорта. Это хороший аэропорт с хорошими ценами, мне нравится новое здание. К сожалению, Внуково не располагает достаточной вместимостью для всех авиакомпаний Lufthansa Group.

— В Москве открылся новый аэропорт Жуковский. Не рассматриваете ли вы перенос рейсов в этот аэропорт?

— Мы встречались с представителями этого аэропорта, обсуждали его, но на текущий момент у нас нет планов менять аэропорт. Я там еще не побывал, но аэропорт активно предлагает свои услуги потенциальным клиентам. И это хорошо, что есть некоторая конкуренция между аэропортами в Москве, от которой могут выиграть как пассажиры, так и авиакомпании.

— Недавно «Победа» рассказала о том, что они прекратили продажу билетов в Инсбрук и Цюрих из-за того, что Lufthansa пожаловалась в министерство транспорта Германии. Это правда?

— Нет, Lufthansa не имеет к этому никакого отношения, расследование было инициировано министерством транспорта Германии, так как «Победа» не выполняла двустороннее соглашение между нашими странами. Каждая авиакомпания может выполнять рейсы только в определенные города, а продавая билеты в аэропорт, куда не разрешены полеты, авиакомпания не только нарушает двустороннее соглашение, но и вводит в заблуждение пассажиров. По большому счету «Победа» могла бы просто продавать билеты на автобус в Цюрих или Инсбрук из Меммингена в дополнение к авиабилету, это бы решило проблему.

— Сколько пассажиров Lufthansa перевезла в Россию и обратно в 2015 году? Ожидаете рост или падение по итогам 2016 года?

— По коммерческим соображениям мы не можем разглашать цифры, но по сравнению с прошлым годом определенно есть рост за счет увеличения провозных мощностей. В 2016 году, по моим оценкам, цифры будут еще лучше — это очень важные новости.

— А вообще, какова стратегия компании на российском рынке в связи с падающим пассажиропотоком?

— В этом году уже ничего не изменится, кроме того, что на время летнего расписания мы увеличили провозные мощности. Если говорить о зимнем расписании, то по сравнению с прошлым годом у нас выросла частота рейсов в Санкт-Петербург за счет рейсов авиакомпаний Lufthansa и Austrian Airlines. Сейчас мы думаем о 2017 годе, но по поводу летнего расписания решение еще не принято. С точки зрения новых маршрутов все также будет без изменений, у нас остаются Москва и Санкт-Петербург. На сегодняшний день мы не планируем расширять маршрутную сеть в России. В прошлом году зимой Austrian Airlines прекращала полеты в Санкт-Петербург на период зимнего расписания, в этом году она выполняет рейсы круглогодично. Возможно, Lufthansa увеличит частоту рейсов или провозные мощности по сравнению с прошлым зимним сезоном. Swiss будет продолжать летать в Женеву и Цюрих.

Россия. Германия > Транспорт > gazeta.ru, 19 сентября 2016 > № 1902285 Аксель Хилгерс


Германия. США > Финансы, банки > inopressa.ru, 16 сентября 2016 > № 1896140

В рамках американского расследования от Deutsche Bank требуют заплатить 14 млрд долларов

Мартин Арнольд, Элистэр Грей, Мамта Бадкар | Financial Times

"Акции Deutsche Bank резко упали в пятницу, после того, как крупнейший банк Германии попытался создать впечатление меньшей вероятности того, что ему придется выплатить 14 млрд долларов по иску о неправильной продаже ипотечных ценных бумаг. Эту неожиданно большую сумму потребовало американское министерство юстиции", - сообщают Мартин Арнольд, Элистер Грей и Мамта Бадкар в Financial Times.

Впервые данная сумма была названа в The Wall Street Journal. Банк выступил с заявлением, в котором опроверг эту информацию. "Deutsche Bank не собирается выплачивать по этим потенциальным гражданским искам такую или даже похожую сумму, - говорится в нем. - Переговоры только начаты. Банк ожидает, что они приведут к таким же результатам, как переговоры с другими банками того же уровня, которые выплатили существенно меньшие суммы".

"Источники в Deutsche Bank надеются, что с ним обойдутся так же, как с Goldman Sachs, с которого министерство юстиции США изначально требовало 15 млрд долларов по обвинению в неправильной продаже ипотечных ценных бумаг, но в конечном итоге взыскало примерно 5 млрд долларов в начале этого года", - говорится в статье.

"Ключевыми показателями для наблюдения будет реакция кредитных рынков, а также то, вернутся ли на первый план системные проблемы", - сказал банковский аналитик компании Berenberg (Лондон) Джеймс Чэппел.

"Прошло всего несколько дней с тех пор, как ЕС вызвал негодование американских политиков, потребовав от Apple выплатить в Ирландии 13 млрд евро налогов, и в финансовых кругах возникло стойкое подозрение, что Deutsche Bank мог стать жертвой мести США Европе", - передают авторы.

"Хотя окончательная сумма выплаты еще не названа, разглашение предложенной министерством юстиции США суммы в 14 млрд долларов сразу же вызвало беспокойство, что Deutsche Bank не справится с таким огромным штрафом, особенно ввиду его и так уже шатких финансов, - говорится в статье. - Став новым генеральным директором Deutsche Bank в прошлом году, британец Джон Крайэн заявил, что хочет как можно скорее разобраться со всеми судебными делами, по которым банку предстоят выплаты. Однако банк рассчитывал, что по делу об американских ипотечных сделках ему придется отдать около 2,4 млрд долларов. Деятельность банка также расследуют несколько контрольно-надзорных органов по всему миру в связи с подозрительными сделками на 10 млрд долларов в его российском подразделении".

Германия. США > Финансы, банки > inopressa.ru, 16 сентября 2016 > № 1896140


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2016 > № 1896078 Франк-Вальтер Штанмайер

Без альтернатив? В Европе много плохих альтернатив

Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), Der Tagesspiegel, Германия

Великую идею европейского единства нельзя опошлять чрезмерным пафосом.

Непосредственно перед саммитом ЕС в Братиславе министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (СДПГ) отчетливо предостерегал от политики «безальтернативности» в Европе. В противном случае Европейский Союз может потерпеть крушение, пишет он в своей новой книге " Европа — это решение — завещание Черчилля«, из которой газета Tagesspiegel в дальнейшем цитирует. «Безальтернативными» в прошлом считались многие политические меры, начиная с политики поддержки евро и кончая сделкой с Турцией по беженцам. В книге Штайнмайер признается, что он и себя критикует за то, что отметал вопросы и сомнения критиков, считая их «безальтернативными». Его книга выходит в свет 19 сентября, к 70-летию знаменитой речи Уинстона Черчилля о Европе, произнесенной в цюрихском университете. Здесь небольшая выдержка из книги:

Для политики является совершенно новым опытом то обстоятельство, что в Европе теперь ничего не происходит само по себе. И к этому мы почти не готовы. С тех пор, как уже не все то, что ранее выдавалось за благо для Европы, люди стали принимать без вопросов и жалоб, предпринимались разные попытки, чтобы и в будущем быть готовыми к новой ситуации. Вместо аргументированного, агитирующего, убедительного разбора вопросов и сомнений критиков зачастую звучало лишь резкое «без альтернатив». Я много лет отвечаю за политику и считаю, что эта критика применима и ко мне.

There is no alternative долгое время был фирменным знаком прежнего британского премьер-министра, которым она отмечала свои спорные (и вполне справедливо) проекты. Но у Тэтчер ее фирменное «без альтернатив» всегда завершало длинную цепочку аргументов, причем, по поводу предыдущих звеньев этой цепочки можно было в достаточной мере поспорить. В нынешней же европейской ситуации, напротив, громкое «без альтернатив» нередко замещает кропотливую работу по убеждению, в том числе и не в последнюю очередь и в Германии. Вот только никакие дебаты не приобретут силу убеждения, если их начать сразу с заключительного «без альтернатив».

Много голосов — выражение серьезной озабоченности

Безусловно, среди сегодняшних критиков Европы немало необузданных умов, довольно часто встречаются и опасные популистские манипуляторы настроением. До таких, с их склонностью к демагогии, невозможно достучаться даже с самой лучшей аргументацией. Однако многие выступления свидетельствуют о серьезной озабоченности и об утерянном доверии. Сегодня мы имеет дело в отношении Европы с тем, что нам уже знакомо в рамках национальных государств: с уверенным в себе гражданином. Его возражения охотно отметаются как «бесполезные». Но так ли это в действительности? Может быть, как раз более полезно, чтобы политика вернулась к ясности в мыслях и речах, а также к той мере страсти, без которой невозможно убеждение? Что необходимость отточить собственные мысли и слова сделает умнее и самого оратора?

В такой политической ситуации требующее уважения «без альтернативы», действительно, звучит авторитарно. Оно подрывает доверие к политике и политикам. На первый взгляд, привлекательнее выглядит другое, почти столь же часто применяемое утверждение, что успех европейского единства есть вопрос войны и мира. Запомните: это верно! Это все еще верно! Если бы Европа была лишь огромным единым экономическим пространством, то тогда провал европейской интеграции был бы огромной, пожалуй, всесторонней потерей, — но мир бы от этого еще не рухнул.

Также мы, возможно, пережили бы, если бы большая часть тех задач, которые лучше решать не сообща, а в национальных рамках, оставались бы в ответственности отдельных государств. Однако европейская интеграция гораздо больше, чем сумма технических способов и приемов гармонизации. Ее глубокий смысл, действительно, состоит в вопросе войны или мира. А именно — в преодоление всех тех факторов и сил, которые в прошлом — и не только в 20 веке, но тогда особенно — принесли на старый континент войну и страдания.

Инфляционистское употребление формулы войны и мира

Между тем, проблема состоит в следующем. Великолепной идее европейского единства только вредит, когда повсеместно ей присягают и клянутся, чтобы запретить всяческую критику по более мелким деловым вопросам. Инфляционистское употребление формулы войны или мира ее обесценивает. Тем более во времена, когда вопрос о войне и мире, действительно, вернулся на наш континент, когда этого уже никто не ожидал. В растущем напряжении между Россией и Западом, в образах врага между Востоком и Западом, что считалось уже давно преодоленным делом, и особенно с момента противоправной аннексии Крыма Россией и опасного конфликта в Восточной Украине.

Война и мир, как и любая великая политическая формула, должна использоваться с умом и не так, чтобы запретить любую критику политики, которая некоторым кажется странной или по меньшей мере спорной. То, насколько точно будет сформирован и упакован пакет спасательных мер для страны-члена во время кризиса евро, имеет необыкновенно важное значение для всех, кого это касается. Но это все же не вопрос о войне и мире. Там, где нужны в первую очередь разум и компетентность, там пафос опошляет любую великую идею, подтачивает ее изнутри, разрушает ее политическую силу.

Нам надо следить за тем, чтобы великая идея не стала бы мелкой монетой, на которую тогда уже ничего не купишь. Чаще всего речь идет о более мелких вещах. Но они требуют больше усилий.

Автор — министр иностранных дел Германии.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2016 > № 1896078 Франк-Вальтер Штанмайер


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2016 > № 1896077 Штефан Майстер

Немецкий эксперт: Запад смирится с депутатами от Крыма

Политолог Штефан Майстер удивлен замалчиванием выборов в Думу в самой России, не ждет масштабных фальсификаций и предсказывает дальнейшую фокусировку на фигуре Путина.

Андрей Гурков, Deutsche Welle, Германия

Немецкий политолог Штефан Майстер (Stefan Meister) возглавляет программу Восточной Европы и Центральной Азии в Германском обществе внешней политики (DGAP) в Берлине. В интервью DW он проанализировал ход думской избирательной кампании и влияние ее результатов на отношения России и Запада.

DW: Вы только что вернулись из Москвы, где стали свидетелем финальной фазы думской избирательной кампании. Каковы ваши впечатления?

Штефан Майстер: Главное впечатление — избирательная кампания практически не ведется. По сравнению с федеральными выборами прошлых лет, в городе намного меньше плакатов и вообще признаков предстоящего голосования.

— Чем вы это объясняете?

— Тем, что цель Кремля именно в этом и состоит: провести выборы, ведь иначе никак нельзя, но привлечь к ним как можно меньше внимания и, главное, не допустить массовых демонстраций как в 2011 году.

— Результатом такой политики может стать чрезвычайно низкая явка.

— Это плохо для любых выборов, но Кремль сознательно на это идет. Для него важнее избежать широкой общественной дискуссии о том экономическом положении, в котором оказалась сейчас Россия, или о причинах снижения рейтинга «Единой России» как партии власти.

— А не вызовет ли низкая явка сомнения в легитимности нового состава парламента, не подорвет ли она авторитета Думы?

— Ее легитимность в глазах избирателей и так уже относительно низкая. Посмотрите на опросы о доверии россиян к различным институтам власти: Дума находится в нижней части списка. И сейчас мы видим дальнейшее обесценивание роли парламента при одновременном укреплении фигуры президента. Эти выборы приведут к тому, что фокусировка на Путине еще больше усилится. Собственно, в этом и состоит его стратегическая цель, ради нее он, в частности, проводит сейчас и кадровые перестановки в своем окружении.

— Авторитет прошлого состава Думы был изначально подорван многочисленными широкомасштабными фальсификациями. Что будет на этот раз? Опять фальсификации? Или Элла Памфилова на посту главы Центризбиркома все-таки обеспечит более или менее честное голосование?

— Думаю, что фальсификаций будет меньше. Но и потребность в них будет не столь велика: скажется проведенная заранее работа. Возможности общественных организаций и журналистов следить за ходом голосования и подсчетом голосов на сей раз сильно ограничены, так что и доказать фальсификации будет намного сложней. В 2011 году одну из ключевых ролей в этом играла организация «Голос», теперь ее не будет.

Элла Памфилова пытается заверить общество, что она обеспечит прозрачное голосование. Но если эти выборы, образно говоря, замалчивают, если допуск к СМИ ограничен, если подлинной предвыборной борьбы нет, то у системных партий, возможно, и не будет больших проблем получить требуемые голоса.

— Учитывая все это: каким будет отношение Запада к нынешним выборам в Думу и к ее депутатскому корпусу?

— Запад, как мне кажется, занимает сейчас сдержанную позицию. И Германия, и ЕС, и США заинтересованы в том, чтобы достичь с Россией по внешнеполитическим вопросам своего рода modus vivendi (формата сосуществования. — Ред.), а влиять на российскую внутреннюю политику они особо не могут.

Так что будут, возможно, отдельные критические замечания по поводу наблюдателей и их возможностей, но я не жду широкомасштабной критики выборов. Да и чего критиковать: все так хорошо подготовили, что нет большой необходимости заниматься фальсификациями.

— Особенность нынешнего голосования состоит в том, что оно впервые будет проходить на территории Крыма, и крымские депутаты займут места в Государственной Думе России. Как Запад отнесется к этому?

— В этом очень много символики, отсюда и жесткая реакция правительства Украины. Я полагаю, что на Западе проведение выборов в Крыму в той или иной форме осудят, но не думаю, что эта тема будет играть большую роль в высказываниях западных политиков. Мы увидим своего рода косвенное признание российской аннексии Крыма, то есть того факта, что он на длительное время останется частью России.

— И наличие крымских депутатов в Думе не помешает контактам, скажем, между парламентариями России и Германии?

— По идее, это должно было бы стать проблемой, но станет ли оно таковой на самом деле — посмотрим. Я допускаю, что представители бундестага не захотят встречаться с этими людьми, но сомневаюсь, что будут какие-то официальные критические заявления.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2016 > № 1896077 Штефан Майстер


Германия. СКФО > Недвижимость, строительство > minpromtorg.gov.ru, 15 сентября 2016 > № 1912321

В Ставропольском крае открылся завод строительных материалов.

В Невинномысском региональном индустриальном парке состоялось открытие нового производства – завода «Седрус», выпускающего сухие строительные смеси.

Завод спроектирован немецкой инжиниринговой компанией. Он оснащен современным европейским оборудованием. Предприятие будет производить кладочные растворы, штукатурные смеси, плиточный клей и другие виды товаров для стройиндустрии региона и всего Юга России. Производственная мощность составляет 20 тыс. т готовой продукции в месяц – на плановый объем планируется выйти в течение ближайших лет. Всего здесь будет создано 90 рабочих мест.

Реализация инвестпроекта начата в 2013 году. Его стоимость составила более 780 млн рублей. Свыше половины суммы – заемные средства.

Германия. СКФО > Недвижимость, строительство > minpromtorg.gov.ru, 15 сентября 2016 > № 1912321


Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 15 сентября 2016 > № 1900787 Тулеген Аскаров

Все познается в сравнении с «Greentech (made) in Germany»

Хотя до начала выставки «ЭКСПО-2017» осталось не так уж много времени, у обновленного правительства Казахстана есть еще шанс успеть внести важные коррективы в государственную политику в сфере окружающей среды.

Тулеген АСКАРОВ

Это срочно необходимо сделать не только для того, чтобы состояние дел здесь соответствовало высокому статусу принимающей стороны этого важного международного события, – ведь Казахстан еще и стремится войти в «Топ-30» развитых стран мира.

Формально мы в теме

К такому выводу подводят итоги завершившегося в прошлую пятницу недельного информационного тура в Германию «Greentech (made) in Germany», в котором наряду со специальным корреспондентом «ДК» участвовали почти два десятка представителей не только СМИ, но и властных структур, компаний и НПО самых разных государств мира, как развитых, так и развивающихся. Такой состав группы, где среди участников были представители столь весьма отдаленных от евразийского материка стран как Намибия, Панама и Австралия, дал возможность вполне обоснованно оценить положение дел в Казахстане с охраной окружающей среды и в сфере экологии в целом как далеко не соответствующее требованиям времени.

К примеру, в нашей стране с недавних пор отсутствует Министерство охраны окружающей среды, полномочия которого были переданы Министерству энергетики, что обрекает последнее на серьезный конфликт интересов. Формально в его структуре есть департаменты по изменению климата, «зеленой» экономики, экологического мониторинга и информации, по возобновляемым источникам энергии наряду с Комитетом экологического регулирования и контроля. Однако не нужно быть большим специалистом в этих вопросах, чтобы понять – в конечном итоге для министра энергетики гораздо важнее добыча нефти, газа, угля, урана, поскольку именно добывающая отрасль определяет нынешнюю привлекательность Казахстана для иностранных инвесторов, не говоря уже о пополнении казны, Национального фонда и золотовалютных резервов Нацбанка.

Столь же формально наша страна числится на хорошем счету и по части таких основополагающих международных документов в сфере охраны окружающей среды и борьбы с климатическими изменениями как Киотский протокол, Парижское соглашение по климату, повестка дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года и других. Во всяком случае, во время встреч участников тура с высокопоставленными представителями германских федеральных министерств иностранных дел (под его патронажем и проходила поездка), окружающей среды, охраны природы, строительства и ядерной безопасности (BMUB) каких-либо нареканий в адрес конкретных стран в этой части не прозвучало. К тому же целью этих встреч было больше ознакомление с дипломатией ФРГ на экологическом направлении. Своим мнением по этому поводу с участниками тура поделились Томас Мейстер, руководитель подразделения МИД ФРГ по вопросам международного климата, экологической политики и устойчивой экономики, и представитель второго министерства Стефан Контиус, возглавляющий в нем отдел по вопросам ООН, повестки-2030 и сотрудничества с развивающимися и новыми индустриальными странами. Кстати, последний спикер выступал главным переговорщиком от Германии на всемирном саммите по устойчивому развитию в Йоахннесбурге, прошедшем в 2002 году, и на конференции ООН по этой же теме в Рио-де-Жанейро в 2012 году.

Правда, с учетом высокого уровня спикеров встречи с ними прошли в формате «off the record» и по понятным причинам носили скорее установочный характер. Поэтому отметим лишь развитость направления германской экологической дипломатии (environmental diplomacy) в системе ее государственной внешней политики. К примеру, на встрече были сотрудники МИД, занимающегося вопросами водной дипломатии, которая получает поддержку и в регионе Центральной Азии. Но при этом в Берлине отдают себе отчет в том, что лишь усилиями только государственных органов переломить ситуацию к лучшему не удастся, поскольку должно меняться само общество в целом и именно с общественной позиции и нужно подходить к решению задач по устойчивому развитию, включая и достижение целей по климату и окружающей среде в целом. Естественно, затрагивались на встрече и результаты недавнего саммита группы «G 20», прошедшего в Китае. В частности, речь шла о присоединении Китая к Парижскому соглашении по климату и новой сфере приложения международных усилий – так называемом «зеленом финансировании». Кстати, по общему мнению участников обсуждения, Китай добился значительного прогресса в экологической сфере и становится теперь своего рода эталоном для других стран в части решительных и конкретных действий здесь. Говорилось и об участии немецкого бизнеса в продвижении целей экологической дипломатии, где активная роль принадлежит среднему и малому бизнесу, а не крупнейшим компаниям этой страны.

Помогать ли нефтяникам и металлургам деньгами – вот в чем вопрос!

Кстати, и организатор информационного тура – Ecologic Institute (EI, Экологический институт) – не является даже по казахстанским меркам такой уж крупной исследовательской организацией, поскольку насчитывает порядка 150 сотрудников, включая и вспомогательный персонал. По статусу EI выступает частной, независимой и некоммерческой исследовательской организацией, финансируемой в основном за счет фондов, выделяемых на общественные проекты на конкурентной основе. Такая схема финансирования, в которой большую роль играют и средства от европейских организаций (Еврокомиссия, Европарламент, другие структуры), позволяет EI добиваться успехов в междисциплинарных направлениях и распространять наработки его исследования далеко за пределами Германии. К примеру, основатель и первый директор EI профессор Андреас Кремер давно сотрудничает с американским университетом Дьюка. С его участием прошло обсуждение весьма интересной темы – «Экологическая политика как триггер для инноваций».

Как считает г-н Кремер, Германия сейчас является единственным государством в мире, проходящим фазу реиндустриализации, будучи «страной инженеров», основой экономики которой выступают средние по размеру семейные предприятия. В свое время и здесь экологические проблемы были весьма острыми – как вспоминает г-н Кремер, его матери приходилось идти в магазин, старательно прикрыв нос платком для защиты от загрязненного воздуха. По мнению исследователя, если экологическая политика выстраивается продуманно, то и бизнес, в первую очередь промышленники, будут участвовать в ее выработке и реализации, поскольку это позволит им улучшить качество продукции и получить дополнительное конкурентное преимущество на мировых рынках. Другая интересная точка зрения рассматривает отходы как экономический ресурс, способный создать значительный вторичный рынок. В таком случае нет экономического смысла в экспорте отходов, поскольку их выгоднее перерабатывать на месте. Затронув тему скандала вокруг машин немецкого производства с дизельными двигателями, г-н Кремер предположил, что для этого источника энергии наступает исторический конец, ибо на смену идут электромобили. Столь же плачевны и перспективы угольной энергетики – как утверждает исследователь, в Германии станции, работающие на этом сырье, просто теряют деньги. В целом же г-н Кремер заявляет: «Не давайте денег добывающей отрасли!».

Живую реакцию г-на Кремера и других участников встречи вызвало сообщение представителя «ДК» о том, что в Казахстане нет Министерства охраны окружающей среды. В Германии, к примеру, такое министерство существует почти 30 лет, но экологическая политика проводилась государством и ранее на уровне земель региональными властями при координации со стороны Министерства внутренних дел. Применительно к казахстанской ситуации г-н Кремер предлагает сначала изучить, какие государственные структуры занимаются этими вопросами, а уж затем объединить их каким-то способом вместе под одной крышей. Другой эксперт EI – Кристиан Хадсон, проработавший в системе организаций ЕС и Великобритании, – предложил компромиссный вариант, когда полномочия в сфере экологической политики концентрируются не в отраслевом министерстве, коим у нас выступает Минэнергетики, а в органе, формирующем и проводящем в жизнь национальную экономическую политику. В Казахстане такой госорган есть – это Министерство национальной экономики. И если последнему будут переданы необходимые полномочия от Минэнергетики, то для участников экономики такой сигнал станет очень важным, поскольку экология признается не обузой для нее, а дополнительным ресурсом для инноваций и инвестиций.

О том, что экологическая политика выступает движущей силой для инноваций, говорили участникам информационного тура и Камилла Бауш, директор EI, и профессор Мартин Йенике, основатель и директор центра по ее изучению – «Environmental Policy Research Centre» (FFU). Последний эксперт заметил, что Организация по экономическому сотрудничеству и развитию признала Германию высоко инновационной страной. Здесь, по его мнению, научились извлекать максимальную выгоду от глобализации для решения экологических проблем и развития «зеленой» экономики. Движущей силой от государства является BMUB, активизируется и Министерство экономики. К тому же регулярно проводится оценка состояния дел «зеленой» экономики путем подготовки и публикации регулярных отчетов «Clean Tech Germany». Как пояснил г-н Йенике, доля «зеленой» экономики в ВВП страны поднялась до 13% от ВВП по данным за 2013 год, а в стоимостном выражении достигла 344 млрд евро. При этом наблюдается модернизационный эффект эко-индустрии на всю национальную экономику. Доля возобновимых источников энергии в общем объеме ее выработки должна достигнуть 80% к 2050 году, а в конечном использовании – 60%.

Продолжение следует

Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 15 сентября 2016 > № 1900787 Тулеген Аскаров


Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 сентября 2016 > № 1896186

Распад европейской нации

Хоакин Рой (Joaquin Roy), El Nuevo Herald, США

Уинстон Черчилль в 1946 году произнес историческую фразу в отношении послевоенного переустройства Европы: «От Щецина на Балтике до Триеста на Адриатике над европейским континентом опустился железный занавес». Эти слова стали объявлением нового видения Европы после окончания трагических событий Второй мировой войны и начала холодной войны.

Причин для подобного заявления было несколько. В июльском номере журнала «Foreign Affairs» за 1947 год была опубликована статья «Источники поведения Советов». Подпись «Икс». В ней говорилось, что «главным элементом любой политики США по отношению к Советскому Союзу должно быть длительное, терпеливое, но сильное и бдительное сдерживание». Позднее стало известно, что автором ее был американский дипломат, политолог и историк, Джордж Кеннан (George Kennan). Нашумевшая статья была положена в основу создания НАТО.

В 1950 году министр иностранных дел Франции Робер Шуман выступил с декларацией, в которой заявил о решимости Франции предпринять первый шаг для строительства новой Европы и предложил Германии сыграть в этом деле свою роль. Эта декларация была поддержана США и стала не только основанием для возрождения европейского национализма, но и способствовала реализации плана Маршалла. Этот документ подготовил создание надгосударственного экономического сообщества и ликвидировал национальные барьеры.

Для современного мира слова Черчилля можно было бы переписать следующим образом: «От Северного полюса до Гибралтара мы видим возвращение железного занавеса, который опускается на более чем пятьдесят стран. Старый герой европейской истории возрождается в лике национализма».

Проблемы, с которыми сталкивается Европейский Союз, наиболее ярко проявились в связи с провалом европейской конституции в 2005 год. Убедительное «нет», сказанное большинством французов и голландцев проекту европейской конституции, по существу поставило крест на перспективе принятия этого документа всеми членами Евросоюза без исключения. Лиссабонский договор, который был призван заменить проект европейской Конституции, не отражал даже в миниатюре то, что было заложено в европейской конституции. Это пасынок необходимости, появившийся на свет из-за провала Конституции ЕС. Противники принятия европейской конституции смогли не допустить создание нового сверхгосударства, взамен национальному государству.

Не следует забывать, что принятие проекта европейской конституции происходило на фоне расширения Евросоюза. В состав ЕС вошли десять новых государств, восемь из которых ранее входили в советский блок. Противникам конституции ЕС на руку сыграл разразившийся экономический кризис, а также негативные моменты, связанные с переходом на евро.

Следующий удар по Евросоюзу был нанесен мигрантами, когда их массовый исход в Европу, националистические элементы стали использовать в своих целях. Если раньше национализм был причиной европейской трагедии, то сейчас национальный фактор превратился во внутренний стержень государства.

Примечательно, что как только в рядах ЕС появились страны-должники (в первую очередь Греция) и к ним были предъявлены требования жесткой экономии и сокращения социальных расходов, то тут же последовала реакция националистических сил. Евросоюз был представлен как «транснациональный людоед». В отличие от призывов Брюсселя оказать содействие в приеме и адаптации нелегальных иммигрантов и беженцев, некоторые страны (в первую очередь новые члены ЕС, как например Венгрия) пошли по пути закрытия своих границ в угоду националистическим настроениям По другую сторону пролива Ла-Манш в ходе референдума британцы высказались за выход из Евросоюза. Экономические выгоды и сохранение национальной идентичности стали главными аргументами в пользу Брексита.

Во Франции усиливаются националистические настроения. Лидер французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен пообещала провести в стране референдум о членстве в ЕС, если ее изберут президентом в 2017 году. Французы выступают против договора Евросоюза с США о Трансатлантической зоне свободной торговли и Трансатлантическом партнерстве в области торговли и инвестиций.

В преддверии общенациональных выборов в Германии, которые пройдут в 2017 году Ангела Меркель теряет доверие избирателей из-за своей политики в отношении мигрантов.

В земле Мекленбург — Передняя Померания на северо-востоке Германии, которая считается вотчиной Меркель, в ходе состоявшихся местных выборов победила антиэмигрантская партия «Альтернатива для Германии», опередив партию Ангелы Меркель — ХДС. Это может стать прелюдией к национальной катастрофе в следующем году.

Вот какие «грозовые ветры» обрушились на европейцев на фоне неординарной президентской кампании в США. Американская панорама прояснится в январе, но проблемы европейцев не исчезнут. Нам придется быть свидетелями пагубных последствий национализма.

Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 сентября 2016 > № 1896186


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 14 сентября 2016 > № 1896159

Любимые мигранты "Альтернативы для Германии"

Марина Май | Tageszeitung

Партия "Альтернатива для Германии" (АдГ) печатает агитационный материал, в том числе, и на русском языке. Консервативная картина мира, антимигрантская программа правопопулистов и неприятие ислама "попадают на благодатную почву у части живущих в Германии российских немцев", говорится в материале немецкой газеты Tageszeitung.

Так, в Берлине проживают около 150-200 тысяч российских немцев. Особенно их много в административном округе Марцан, где на "Микс-маркте" можно купить квас, пельмени и кондитерскую продукцию из России. Ранее многие российские немцы "были буквально преданы "Христианско-демократическому союзу" (ХДС) в благодарность за то, что бывший канцлер Германии Гельмут Коль дал им возможность приехать в Германию". Но теперь эти времена, как отмечает издание, ушли. Сейчас многие, кто раньше голосовал за ХДС, готовы поставить галочку возле графы АдГ или другой правой партии или же вообще не пойдут голосовать. "Многие российские немцы считают, что политики слишком мало заботятся о них", - рассказывает российский немец и депутат от ХДС Сергей Хенке.

"Я пойду на выборы впервые в своей жизни. И я буду голосовать за АдГ, - рассказывает 25-летняя уроженка Казахстана и мать двоих детей Жанна М. - До нее я не видела ни одной партии, которая бы так поддерживала семью и выступала бы против добрачного секса, противозачаточных таблеток и гомосексуалистов".

Между тем сами российские немцы считают себя не иммигрантами или иностранцами, а немцами, которые вернулись на свою традиционную родину. "Есть даже такие российские немцы, которые считают себя истинными немцами. Мы же в их глазах уже утратили исконно немецкие черты. И в принципе национализм АдГ мало чем отличается от российского национализма, который пропагандируют по российскому ТВ", - констатирует бывший священник из Берлина Эрнст-Готтфрид Бунтрок.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 14 сентября 2016 > № 1896159


Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 13 сентября 2016 > № 1897097 Эрнст Райхель

Посол Германии в Украине: Россия пытается донести до нашей общественности, что Украина виновата в невыполнении Минских соглашений (Часть 1)

Эксклюзивное интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Федеративной Республики Германия в Украине Эрнста Райхеля агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Чего Вы ждете от предстоящего визита министров иностранных дел Германии и Франции Франка-Вальтера Штайнмайера и Жан-Марка Эро в Киев?

Ответ: Визит двух министров происходит в связи с переговорным процессом в рамках "Нормандского формата", поэтому они вдвоем и приезжают. Кроме того, федеральный министр Штайнмайер председательствует в ОБСЕ. Исходя из этого, основные вопросы будут сосредоточены на выполнении Минских договоренностей, а также на деятельности наблюдательной миссии СММ ОБСЕ в Украине за прекращением огня на Донбассе.

Вопрос: Эксперты отмечают определенную разницу в позициях канцлера Германии Ангелы Меркель и министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера по отношению к урегулированию конфликта на Донбассе. Согласны ли Вы с этим?

Ответ: Исходя из собственного опыта работы в Берлине, могу сказать, что это восприятие не соответствует действительности. Федеральный канцлер, как и федеральный министр, тщательно согласовывают свои действия, равно как и их сотрудники. Переговоры в "Нормандском формате" проводятся на разных уровнях, как на уровне глав правительств, так и на уровне министров, а также различных чиновников, и конечно, было бы невозможно разумно работать, если бы не было тесного сотрудничества.

Вопрос: А каких действий от Украины ожидает Германия и европейские партнеры в контексте урегулирования конфликта на Донбассе?

Ответ: Мы ожидаем от обеих сторон, в том числе от Украины, конструктивной и интенсивной работы над выполнением Минских договоренностей, что означает полное прекращение огня, отвод тяжелого вооружения и реализация политического урегулирования, достигнутого в Минске. Это, конечно, означает, что Украина в этом конфликте, который регулируется Минскими договоренностями, не может на 100% отстоять свои интересы и должна идти на определенные уступки.

Мы твердо убеждены, что для Украины намного выгоднее иметь в своем распоряжении Минские договоренности и выполнять их, чем быть в ситуации, когда с Россией нет никаких договоренностей. И я был рад, когда президент Украины Петр Порошенко подтвердил это во время своего выступления в Раде.

Вопрос: У Вас уже была встреча с президентом Украины Петром Порошенко. Стали ли Вы оптимистичнее смотреть на ситуацию с урегулированием конфликта на Донбассе?

Ответ: Мы о конфликте не так подробно общались, чтобы я мог сделать какие-либо выводы, однако он четко стоит на позиции полного выполнения Минских договоренностей – и это хорошо, на наш взгляд. Конечно, это не отменяет того факта, что в деталях еще нужно многое урегулировать и обсуждать и что здесь есть еще сложности.

Вопрос: Многие немецкие бизнес-структуры все чаще призывают к снятию или хотя бы ослаблению санкций против России. Хотя Германия одна из самых несгибаемых стран ЕС в этом вопросе. Стоит ли ожидать изменений?

Ответ: Я знаю, что здесь внимательно следят за теми дискуссиями, которые ведутся среди немецких экономических объединений и отдельных немецких предпринимателей, и у меня сложилось впечатление, что, возможно, этому вопросу здесь придается слишком большое значение. У нас в Германии происходит открытая плюралистическая дискуссия, во время которой каждый может высказаться. И существуют разные мнения. Но на политическом уровне достигнут широкий консенсус, возможно за исключением партии левых, которая раньше была коммунистической партией ГДР, о том, что на данный момент нет условий для снятия санкций. И Украина поступит верно, если она не будет давать оснований думать, будто бы со своей стороны делает не все для выполнения Минских договоренностей. Ведь это именно то, что Россия пытается донести до нашей общественности, а именно, что Украина виновата в невыполнении Минских договоренностей.

Вопрос: В 2017 году во многих странах Европы пройдут выборы в парламент, в том числе в Германии. Меняются политические настроения, и успех партии AfD ("Альтернатива для Германии") это показывает. Мы видим, как меняется политическая структура во многих странах. Как Вы думаете, не помешает ли это евроинтеграции Украины в дальнейшем?

Ответ: Действительно, во многих странах ЕС мы сейчас переживаем фазу популизма, своего рода "усталость от расширения ЕС", но это не вчера появилось, этому уже несколько лет. Именно поэтому Европейский Союз последовательно проводил свою политику расширения, но если проследить политику ЕС относительно расширения или сближения третьих стран за последние 10-20 лет, то станет ясно видно, что требования стали выше. Это связано как с общественными настроениями, так и с тем, что во время прошедших раундов расширения мы четко поняли, что определенные вещи нужно особенно учитывать. И тут речь идет, прежде всего, о том, чтобы критерии ЕС выполнялись не только в законах и заявлениях о намерениях, но и были четко реализованы на практике.

Вопрос: Можно ли Украине до конца 2016 года рассчитывать на получение безвизового режима?

Ответ: Сейчас по этому решению в ЕС идет законодательный процесс. Европейская комиссия, как вы знаете, приняла решение о том, что Украина выполнила все требования, необходимые для получения безвизового режима, но с оговоркой на то, что должны будут выполнены последующие шаги по реформированию.

Таким образом, можно сказать, что мы работаем параллельно – Европейский Союз работает в рамках своего законодательного процесса, а Украина должна еще предпринять шаги для создания соответствующих условий. Хочу сказать, что процесс идет хорошим темпом. О конкретном моменте времени не хотел бы говорить, так как еще очень многие позиции открыты. И я понимаю, что в Украине есть своего рода нетерпение, как и у всех стран, которые ожидают подобных решений, но если посмотреть на историю развития этого вопроса, то два-три месяца – это небольшой срок.

Вопрос: У всех послов есть определенные функции, но каждый посол привносит что-то свое. Ваша работа в Украине припадает на тяжелое для страны время. Каким послом Вы бы хотели быть? Чем запомниться?

Ответ: Самым лучшим (смеется). Роли Германии в Украине в настоящее время будет соответствовать, если я буду акцентировать внимание на двух вещах. Первое – это выполнение Минских договоренностей. Второе, это – продолжение динамики реформ. Я убежден, что экономическое развитие Украины напрямую зависит от четкого выполнения реформ. Есть хорошие примеры развития стран Центральной и Восточной Европы, поэтому я не вижу причин, почему бы Украина не могла пойти таким путем, если она в состоянии принять необходимые для этого решения. В этом контексте я не так вспоминая бывшую ГДР, которая была отдельным случаем, а скорее о Балтийских странах, Польше и др., которые прошли невероятный путь развития за последние 25 лет. Это два ключевых аспекта, если Украине удастся достичь прогресса в них, то ее положение станет намного лучше.

Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 13 сентября 2016 > № 1897097 Эрнст Райхель


Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 13 сентября 2016 > № 1897086 Эрнст Райхель

Германия заинтересована в сохранении Украиной статуса транзитера газа – посол Райхель (Часть 2)

Эксклюзивное интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Федеративной Республики Германия в Украине Эрнста Райхеля агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Украинские эксперты считают Германию и германские компании основными лоббистами в Европе проекта "Северный поток-2", против которого категорически выступает Киев. Согласны ли вы с этим утверждением, какую официальную позицию занимает Берлин по этому вопросу? Заинтересованы ли германские компании принять участие в управлении украинской газотранспортной системой или в работе на реформированном украинском газовом рынке?

Ответ: "Северный поток-2" является проектом не Правительства Германии, а в общей сложности пяти частных фирм из четырёх стран ЕС и Газпрома. Две из этих частных фирм являются немецкими фирмами, три другие – из других стран ЕС. Правительство Германии либо иные германские государственные органы не вовлечены напрямую в проект, не говоря уже о его финансировании.

Является ли проект экономически целесообразным, это, в первую очередь, вопрос, на который должны ответить для себя задействованные предприятия. Кроме того, само собой разумеется, что "Северный поток-2" в случае, если заинтересованные фирмы все-таки решат его реализовать, должен соответствовать всем касающимся данного случая юридическим актам, применяемым в ЕС к таким проектам.

Правительство Германии полностью осознает опасения Украины относительно "Северного потока-2" и стоящий за этим внешнеполитический контекст. Оно и далее будет выступать за использование украинской газопроводной системы для обеспечения газом государств-членов ЕС и напр. стран Юго-Восточной Европы.

Что касается возможного участия немецких фирм в управлении украинской газотранспортной системой: безусловно, существует огромная потребность в инвестициях, сеть в плохом состоянии. Но, по моему мнению, вопрос ставится слишком рано. Нафтогаз еще неразукрупнен. Неясны еще условия, на каких фирмы из ЕС могли бы принять участие в одном из обособленных предприятий-преемников Укртрансгаза. И относительно общего экономического и инвестиционного климата в Украине есть еще над чем работать, напр., касательно реформирования деятельности органов юстиции и борьба с коррупцией. Но когда во всех этих комплексах тем у нас будет более четкое видение, я вполне могу себе представить, что и немецкие предприятия проявят интерес к деятельности в Украине. Для этого у них, без сомнения, достаточно высокий уровень компетентности.

Вопрос: Как Вы оцените темп реформ в Украине? С какими трудностями сталкиваются немецкие инвесторы в Украине?

Ответ: За два с половиной года после "Революции достоинства" Украина продвинулась вперед по ряду основополагающих реформ: реформа государственных закупок и внедрение тендерной системы "ProZorro", кстати, при финансовой поддержке со стороны Германии; создание новой полиции и новых институтов по борьбе с коррупцией; очищение и стабилизация банковского сектора силами НБУ; устранение довольно коррупционогенной системы субсидирования цен в энергетическом секторе; важные шаги к безвизовому режиму; выполнение договоренностей в рамках программы МВФ, если назвать только несколько достижений.

Вместе с тем, еще отсутствуют важные изменения либо они осуществляются медленно: приватизация крупных государственных предприятий, устранение недостатков в становлении правового государства и, наверно самое важное, устойчивое обуздание эндемической коррупции, ведь, как Вы знаете, Украина занимает последнее место в Европе по Индексу восприятия коррупции (рейтинг Transparency International).То есть, реформы, безусловно, идут в верном направлении, но часто слишком медленно, сталкиваясь с большим сопротивлением при реализации, как, напр., при недавнем введении электронного декларирования собственности. Поэтому не следует удивляться, что, прежде всего, /недостаточная правовая безопасность и связанная с этим эндемическая коррупция являются теми факторами, которые сильнее всего препятствуют более активной деятельности немецких инвесторов.

Вопрос: Ожидается ли подписание каких-то контрактов и инвестиционных проектов на запланированном 11 октября украинско-германском бизнес-форуме в Киеве?

Ответ: На этом форуме, который мы проводим вместе, речь пойдет о представлении Украины привлекательным торговым партнером и местом инвестирования. Следует надеяться, что будет установлено множество контактов, благодаря которым можно будет заключить конкретные договоренности по сотрудничеству.

Вопрос: В октябре прошлого года было анонсировано создание германско-украинской торговой палаты. С чем связано задержка с ее запуском?

Ответ: Создание германской внешнеторговой палаты проходит по графику. И не совсем корректно говорить о задержках, поскольку никогда не оглашался определенный срок. Торжественное открытие состоится 10 октября, и когда перед открытием этой палаты нужно предпринять некоторые правовые и административные шаги, то это нормальное положение вещей. Я убежден, что для германо-украинских торговых и инвестиционных отношений палата будет иметь длительный положительный эффект.

Вопрос: Германия оказывает значительную помощь внутренним переселенцам из Донбасса. Каковы последние цифры, сколько уже предоставлено и сколько планируется выделить средств на гуманитарный блок?

Ответ: Германия оказывает Украине обширную помощь, которая состоит в целенаправленной комбинации краткосрочных мер экстренной помощи и средне- и долгосрочной поддержки. Что касается гуманитарной помощи для Украины, то Германия занимает первое место среди двухсторонних доноров. В этом году мы значительно увеличили нашу гуманитарную помощь— до суммы в 22,4 миллиона евро. Основные меры немецкой помощи направлены на оказание помощи внутренне перемещенным лицам в виде медицинского обеспечения, водоснабжения, санитарно-технического оборудования, обеспечения продуктами питания. Федеральное правительство выделило 3,5 миллиона евро на восстановление жилищ, ставших непригодными для проживания из-за боевых действий.

Но Германия предоставляет не только гуманитарную помощь: поддержка на двухстороннем уровне составила в прошлом году почти 200 миллионов евро, к тому же, Германия помогает Украине, выделяя 500 миллионов евро в рамках несвязанного кредита, из которых 200 миллионов евро уже перечислены в Государственный фонд гарантирования вкладов. Они пойдут на пользу тем украинским гражданам, у которых были сбережения в банках, выведенных с рынка. Остальные 300 миллионов евро дадут Украине возможность инвестировать в инфраструктуру и восстановление.

Из этого можно сделать чёткий вывод: Германия прочно стоит на стороне Украины, будто в сфере гражданского общества, будто в политике или в экономике. Мы предоставляем полную поддержку, и ожидаем при этом, что и Украина будет целеустремленно продвигать вперед свою обширную программу реформ.

Вопрос: Готова ли Германия поддержать создаваемый в Украине Фонд энергоэффективности и предоставить льготные кредиты на жилье для переселенцев? На какую сумму может рассчитывать Киев?

Ответ: Еще на стадии становления и концептуальной разработки Фонда энергоэффективности Германия сыграла существенную роль, что и было многократно публично отмечено Вице-премьер-министром Зубко. Германия будет также оказывать финансовую поддержку Фонду, как прямо, так и через свою долю во взносе со стороны ЕС.

О поддержке на двухстороннем уровне и для граждан, пострадавших из-за конфликта на Востоке Украины, я уже упомянул.

Вопрос: В июле 2015 года Верховная Рада ратифицировала меморандум с Германией о выделении кредита на 500 млн евро на восстановление Донбасса. Согласно документу, из этой суммы 300 млн евро будет выделено на энергетику, инфраструктуру и коммунальные предприятия, и 200 млн евро – в качестве макрофинансовой помощи. Насколько известно, пока не утвержден ни один проект из первой части этого кредита. С чем связана задержка с выделением средств?

Ответ: Упомянутые 200 миллионов евро, как было сказано, поступили уже порядочное время наза, и внесли существенный вклад в укрепление украинского Фонда гарантирования вкладов. С учетом того, что за последние добрых два года около 80 банков исчезли с украинского рынка, и многим частным владельцам депозитов нужно было возмещать их вклады, это мероприятие имело для Украины большое экономическое и социальное значение.

Что касается остальных 300 миллионов евро, то отбор и концептирование мероприятий, которые будут финансироваться соответствующими кредитами в упомянутых Вами сферах, продвинулись уже довольно далеко. Обязывающие договоренности о таких мероприятиях достигаются между Правительством Украины и Федеральным правительством Германии, в рамках специально созданной для этих целей рабочей группы.

Конечно, верно, что мы при этом движемся вперед не совсем так быстро, как нам хотелось бы. Но верно и то, что речь идет о проектах значительной технической и административной сложности и что как раз украинская сторона должна проводить некоторые внутренние согласования, прежде чем можно будет принять окончательные решения. Но я уверен, что уже скоро можно будет увидеть первые конкретные, ощутимые результаты.

Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 13 сентября 2016 > № 1897086 Эрнст Райхель


Иран. Германия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > iran.ru, 8 сентября 2016 > № 1889921

Иран и Германия устанавливают сотрудничество по линии разведслужб

Делегация министерства разведки Ирана впервые официально посетила Германию, где провела переговоры с руководством немецких спецслужб.

Возглавляющий делегацию министр информации ИРИ аятолла Махмуд Алави обсудил с германскими коллегами двусторонние вопросы, представляющие интерес для безопасности и разведки.

Беспрецедентный визит министра информации Ирана в Берлин, как полагают иранские эксперты, указывает на стремление европейских разведывательных служб к установлению сотрудничества с иранской разведкой, обладающей огромным разведывательным потенциалом на Ближнем Востоке и активно работающей по вскрытию планов и замыслов действующих в регионе террористических организаций.

Напомним, что ранее министр иностранных дел Германии Штайнмайер назвал Иран «ключом к стабильности на Ближнем Востоке». Вопросы сотрудничества Берлина и Тегерана по ближневосточной тематике обсуждались в июне в ходе визита в Германию министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа.

Иран. Германия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > iran.ru, 8 сентября 2016 > № 1889921


Иран. Германия > Электроэнергетика > iran.ru, 6 сентября 2016 > № 1889771

Немцы построят в Иране солнечную электростанцию

Германская компания «SOLARWATT GmbH», один из пионеров в отрасли солнечной энергетики, планирует начать проекты в Иране путем строительства солнечной электростанции мощностью 30 Мвт.

Представитель компании Абольфазл Мусави Фазель, заявил, что фирма работает над получением разрешения на строительство завода, в рамках планов немецкого правительства по продвижению солнечной энергетики в Иране.

После заключения ядерного соглашения по Ирану, немецкие компании, работающие в сфере солнечной энергетики, стремятся занять большую часть потенциально прибыльного рынка Ирана.

Еще в марте, берлинская индустриальная группа «BSW Solar», сообщила, что немецкие фирмы имеют возможности "огромных продаж" в сфере солнечной энергетики.

Иран восстановил 20-летнее соглашение о закупке электроэнергии с Германией и установил льготные тарифы по «высокорентабельным» ставкам от 17 до 33 евро центов ($ 0,33) за киловатт-час, согласно данным 134-страничного доклада Министерства иностранных дел Германии.

Компании начали возвращать коммерческие связи, и они выросли на 27 процентов до 2,7 млрд. евро в 2014 году, сообщало агентство «Bloomberg». Германия является крупнейшим европейским торговым партнером Ирана.

В мае, журнал «Power Magazine» сообщил, что Германия начала тесное сотрудничество с Ираном в разработке стратегий использования возобновляемых источников энергии, на основе успехов и неудач, которые были извлечены при переходе на энергию солнца в Германии.

Иран. Германия > Электроэнергетика > iran.ru, 6 сентября 2016 > № 1889771


Германия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 6 сентября 2016 > № 1887576 Ольга Гулина

Поражение Христианско-демократического союза (ХДС), возглавляемого канцлером Германии Ангелой Меркель на недавних региональных выборах в земле Мекленбург-Передняя Померания, воодушевило российскую политическую элиту — многие в Москве с трудом сдерживают ликование по этому поводу. Некоторые российские эксперты уже уверенно переносят результаты этих выборов на предстоящие через год, в сентябре 2017 г., выборы в федеральный парламент — Бундестаг.

Напомним, голоса избирателей в Мекленбурге распределились следующим образом. Относительное большинство (30,6% голосов) набрала Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Второе место сенсационно заняла созданная в 2013 году правоконсервативная партия евроскептиков и противников миграционной политики Ангелы Меркель «Альтернатива для Германии» (AfD) — 20,8% голосов. На третьем месте ХДС с 19,4% голосов, далее идут «Левые» (Die Linke) с 12,5%. Партия «Зеленых» набрала 4,8% и в земельный парламент Мекленбурга не прошла.

В российских СМИ неудача ХДС на выборах в Мекленбурге рассматривается как прелюдия к неизбежному поражению этой партии на выборах в Бундестаг и потере Ангелой Меркель поста федерального канцлера. О том, насколько такое развитие событий предопределено и какой может быть политика нового правительства Германии через год, обозревателю «Росбалта» рассказала директор берлинского Института миграционной политики Ольга Гулина.

— Насколько, на ваш взгляд, действительно предрешенным после нынешнего проигрыша в Мекленбурге, является поражение ХДС в сентябре 2017 г. на выборах в Бундестаг? Есть ли у Ангелы Меркель шансы поправить положение своей партии за оставшееся время?

— Хороший вопрос. До федеральных выборов в Германии почти год. Время еще есть, да и насколько сильно изменились предпочтения избирателей, на самом деле покажут региональные выборы 18 сентября этого года в Берлине.

Однако в целом ситуация вызывает беспокойство. Агитационные лозунги «Альтернативы для Германии», которые расклеены по все стране, носят чисто антимиграционную направленность. Например, на одном из них изображен темнокожий юноша с бородой, который говорит: «Я знаю, что такое ислам и хочу предупредить вас о его опасностях». Причем AfD проводила избирательную кампанию вместе с Национал-демократической партией Германии (НДПГ), использующей лозунги типа «Германия для немцев» и потому находящейся под контролем федерального Конституционного суда Германии.

— Что представляет собой AfD?

— Если посмотреть внимательнее, то антиевропейские и антимиграционные лозунги составляют примерно 20% ее программы. В целом же это партия крайне консервативной направленности. Однако она демонстрирует широкой публике только одну свою сторону. Ее избиратели — простые обыватели, которые хотят хорошо жить и боятся любых изменений. Но они не дочитывают до конца ее программу. Они, например, за то, чтобы социальные пособия были только «для своих». Однако AfD предлагает эту помощь сократить, снизить социальную роль государства, уменьшив пособия по безработице, детские пособия. Так что «Альтернатива для Германии» отобрала на последних выборах голоса не столько у христианских демократов, сколько у социал-демократов.

— И все-таки повторю свой вопрос. В России сейчас победа немецких социал-демократов в следующем году многими даже не обсуждается. Считается, что дело сделано. Обсуждают лишь кандидатов на пост канцлера. Однако насколько реально повторение результата выборов в Мекленбурге на федеральных выборах 2017 года?

— Однозначно этот результат пока не предрешен, но существует много факторов, заставляющих задуматься об этом. Например, удивительно, что «Альтернатива» победила ХДС в Мекленбурге, потому что если раньше это был депрессивный регион, то в последние годы было очень много сделано для его развития. Например, безработица упала там почти в два раза, уровень жизни вырос. Но все равно люди выбирают здесь махровых популистов.

Я уверена, что народ надо просвещать. Нужно не просто не давать разрешения на плакаты, о которых я говорила, было бы отлично, если бы кто-то поставил бы на улицах плакаты с вырезками из программы AfD, с цитатами из их очень регрессивной, на самом деле, программы.

— Что Меркель в этой ситуации будет делать? Начнет ли она менять свою политику по отношению к мигрантам? Изменит ли свою позицию по отношению к конфликту между Россией и Украиной? Станет ли выступать за отмену санкций против РФ?

— Если говорить о санкциях, то существуют совершенно разнородные течения. Можно вспомнить, как еще в марте этого года вице-премьер Зигмар Габриэль выступил с инициативой их пошаговой отмены. Он же предложил начать переговоры с бизнесом. Однако я сомневаюсь, что отношения с Россией находятся в первой пятерке приоритетных вопросов, которые волнуют немецких избирателей.

Тема приема Германией и Евросоюзом большого количества беженцев, конечно, в повестке дня, ею манипулируют достаточно большое количество политических игроков, однако тема отношений с Россией не оказывает значительного влияния на рейтинг канцлера.

— Будет ли корректировать Меркель свою позицию по вопросам миграции или продолжит гнуть свою лини, объясняя электорату, что это правильно?

— Несмотря на многочисленную критику позиции Меркель, на политическом горизонте Германии нет никого, кто бы выступил с конкретным пошаговым планом разрешения ситуации с беженцами как внутри самой Германии, так и на всем континенте. В Германии есть сложности с распределением и ориентацией прибывших в страну беженцев, но в целом страна сумела справиться с миграционным хаосом. В этом смысле, Германия сейчас способна четко провести этот миграционный менеджмент, сказав — эти остаются, эти должны покинуть страну. Для тех, кто остается — языковые и интеграционные курсы, курсы повышения квалификации и проч. Другой вопрос, что будет, если начнется новый наплыв мигрантов, это, наверное, станет большой проблемой. Но на сегодняшний день с миграционным потоком, находящимся внутри страны, Германия справилась, так что отказываться, отменять курс на оказание помощи людям, бегущим от войны, нет необходимости.

— Если расклад на федеральных выборах 2017 года будет примерно таким, как на нынешних выборах в земле Мекленбург-Передняя Померания, когда относительное большинство (около трети голосов) набирают социал-демократы, на втором месте «Альтернатива для Германии», а центристская ХДС Ангелы Меркель оказывается на третьем месте, коалиция СДПГ и ХДС/ХСС вновь становится неизбежной, хотя канцлером при таких результатах естественно будет социал-демократ. Так вот, на ваш взгляд, если правящая коалиция будет именно такой, то насколько может измениться политика Германии по отношению к России и Украине? Будут ли отменены санкции против РФ? Будет ли ужесточена миграционная политика?

— Почему вы думаете, что будет именно такой расклад сил? Во-первых, вообще пока еще не все так однозначно, да и внутри ХДС и ХСС нужно достичь единства по многим вопросам, прежде чем идти на выборы вместе. Как вы знаете, лидер ХСС Хорст Зеехофер изначально выступал против политики приема гуманитарных беженцев, позволяя жестко критиковать политическую линию ХДС. Во-вторых, кроме «Альтернативы для Германии» существуют еще и «Левые», и «Зеленые».

Поэтому вопрос, какую конфигурацию может иметь правящая коалиция — двустороннюю (СДПГ- ХДС-ХСС) или трехстороннюю (СДПГ-«Левые»-«Зеленые»), остается темой для множества спекуляции. Хотя трехстороння коалиция более вероятна, чем двухсторонняя.

Далее, к вопросу о санкциях и их влиянии на формирование правящей коалиции в Германии — скажу, что как бы ни было велико значение Германии в Евросоюзе, отмена санкций против России — дело всего ЕС, всех 28 государств, входящих в него, это решение не национального уровня.

— Хорошо, допустим, по результатам выборов 2017 года будет образована трехсторонняя коалиция. Будет ли в этом случае ужесточена миграционная политика, чего почему-то так желают многие в Москве?

— Сейчас миграция и прием беженцев — тема всех политических партий. Нет ни одной партии, которая бы не выразила свои сомнения в линии Меркель, однако нет ни одной партии, готовой предложить другое, альтернативное решение. Позиция «мне не нравится ни то, ни это», а нравится то, что устраивает избирателя — самая распространенная. Поэтому все политические партии говорят о том, что Германии нужно изменить миграционную стратегию — но как, каким образом и что делать с теми, кто требует и имеет право на убежище — ответа у них нет.

— То есть, у «Зеленых» и «Левых» такая же позиция?

— «Зеленые» критикуют Меркель за лозунг «Wir schaffen das» («Мы справимся с этим») без оглядки на внутренние ресурсы и за фальшивую толерантность. Позиция «Зеленых» наиболее лучше отражается в лозунге бургомистра Тюбингена Бориса Пальмера: «Германия должна взрослеть и ей не стоит скрывать недостатки беженцев, с этим нужно учиться жить».

Позиция «Левых» очень близка к антимиграционным лозунгам «Альтернативы». Однако Германия, повторюсь, с тем потоком мигрантов, который в настоящее время находится внутри страны, справляется. В связи с ожиданиями электората эта тема, конечно, педалируется многими политическими силами и она, вероятно, останется актуальной и перед федеральными выборами. Но сейчас дискуссия идет о том, сможем ли мы — Германия и Европейский союз — справится с новым потоком, сможем ли разгрузить Грецию, Италию, должны ли мы сотрудничать по этому вопросу с Турцией?

На Германию, которая стала пунктом приема большинства гуманитарных мигрантов и занимает жесткую позицию по сохранению санкционного режима в отношении России, оказывается давление и изнутри, со стороны таких партий как «Альтернатива для Германии», и снаружи — среди 28 государств по этим вопросам тоже нет единства. Поэтому проводить единообразную линию по этим вопросам становится очень сложно. Однако на результаты федеральных выборов 2017 года большее влияние окажут не те факторы, которые находятся вне Германии, а те, которые есть внутри страны.

Беседовал Александр Желенин

Германия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 6 сентября 2016 > № 1887576 Ольга Гулина


Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 30 августа 2016 > № 1878112 Марио Мерен

«Меня удивляет сопротивление проекту «Северный поток – 2»

В Wintershall рассказали об отношении к налоговому маневру и «Северному потоку – 2»

Ольга Алексеева

Германия не готова подписать соглашение по «Северному потоку – 2». Однако способность украинской системы трубопроводов осуществлять транзит вызывает сомнения, поэтому важно иметь альтернативу в виде «Северного потока – 1» и «Северного потока – 2», полагает председатель правления немецкой газовой компании Wintershall Марио Мерен. В интервью «Газете.Ru» он рассказал о том, как велись переговоры с антимонопольными службами Польши и почему налоговый маневр угрожает привлечению инвестиций.

— Европейская комиссия сообщила, что может начать «тестирование» межправительственных соглашений в газовой сфере в 2017 году. Будут ли они касаться «Северного потока-2»?

— Я не думаю, что потребуется заключение межправительственных соглашений по проекту «Северный поток-2». Мы работаем в рамках европейского законодательства, и я не вижу причин, по которым могли бы понадобиться дополнительные соглашения. Важно соблюсти существующие нормы для того, чтобы проект был реализован. Шельфовая часть проекта не подпадает под нормы Третьего энергопакета. Наземная часть, напротив, под них подпадает.

— Не так давно власти Германии сообщали, что «Северный поток-2» не должен угрожать транзиту газа через Украину и ограничивать поставки Турции. По их словам, реализация проекта возможна только при соблюдении этих условий. Возможно ли это в принципе, учитывая, что «Северный поток» по сути является конкурентом для существующих газопроводов?

— «Северный поток-2» — это проект, который обеспечит энергобезопасность не только Германии, но и всей Европы. Наш проект обеспечит надежные прямые и дешевые поставки российского газа. Более того, он надежно обеспечит именно Восточную Европу. Что касается того, сохранять «Газпрому» или нет транзит через Украину, этот вопрос, на мой взгляд, не имеет прямой связи с «Северным потоком-2».

— Возможно ли одновременное существование «Северного потока-2» и транзита через Украину?

— Транзит — это выбор «Газпрома». Компания может транспортировать газ по нескольким источникам. Как известно, наше внутреннее европейское производство газа неуклонно падает, и потребности Европы будут расти.

Но у меня серьезные опасения по поводу украинского транзита из-за того, что трубопроводная система сильно изношена, и в ее модернизацию в последнее время вкладывалось крайне мало средств.

Здесь очень важно иметь альтернативу — и это как раз «Северный поток-1» и «Северный поток-2».

— В чем выгода «Северного потока» для европейского потребителя?

— Для Европы это выгодно по нескольким причинам. «Северный поток» — это, прежде всего, прямой путь для транзита из России в Европу. Это надежный, доступный способ транзита, это самый короткий путь для российского газа в Европу, это наиболее экономичный проект. Это наиболее оптимальный проект и с природоохранной точки зрения.

— Вы говорите, что экономически проект очень выгоден. А что насчет влияния политики?

— У меня некое ощущение «дежавю» от проекта «Северный поток-2». Нечто очень похожее мы видели и в отношении «Северного потока-1». Например, как и тогда, свои опасения высказывает Польша. Они боялись перебоев с поставками газа, боялись, что поставки газа подорожает. Поэтому мы даже увеличили реверсные мощности по поставке газа из Западной Европы в Польшу, но что мы видим — Польша не использует эти мощности и приобретает российский газ, потому что он дешевле.

Мне кажется, мы должны быть менее эмоциональными в отношении «Северного потока-2» — надо принимать его таким, какой он есть — это дополнительная безопасность газовых поставок.

Мне очень удивительно видеть, какое политическое сопротивление проект получил в разных странах, таких как Польша, а также в Европейской комиссии.

Удивительно, что, например, обсуждение проекта турецкого газопровода TANAP и его продления по Европе — газопровода TAP — никаких противоречий не вызвало, предоставление ему специального статуса прошло очень быстро.

— Что сейчас необходимо для реализации этого проекта?

— Как инвестор мы ждали разрешения от польских антимонопольных регуляторов. Мы надеялись получить их этим летом.

Мы получили от польских антимонопольных служб очень много вопросов, гораздо больше, чем ранее от немецких регуляторов, которые выдали нам разрешение.

Мы предполагали, что если проект не нарушал антимонопольное законодательство в Германии, то и в Польше он должен был отвечать антимонопольным требованиям.

— Как вы смотрите на перспективы сланцевой добычи газа в Европе, особенно в Германии?

— Это очень грустная история для Германии. К сожалению, в Германии с опаской смотрит на возможность разработки сланцевого газа. Против выступают и общественные движения, и политические силы, поэтому я смотрю на перспективы добычи сланцевого газа в Германии очень скептично. По сути у нас даже нет возможности оценить, есть ли там у Германии потенциал или нет. Дискуссия по этой теме схожа с паникой, «просто не делайте это, нам неважно, есть ли там перспективы или нет».

С одной стороны, немцы жалуются на газовую зависимость от России. С другой стороны, Германия не хочет раскрывать свои ресурсы.

Похожая ситуация везде в Европе. Я не думаю, что где-либо в Европе возможна такая сланцевая революция, как в США.

— Некоторые эксперты прогнозируют переизбыток добычи газа. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Прежде всего, я бы сказал, что миру и нужно очень много газа. Это связано и со стремлением снизить выбросы CO2 и переключить выработку электроэнергии с угля на более экологически чистые источники энергии. С рыночной точки зрения, я соглашусь с тем, что с каждым годом запускаются все больше и больше проектов. В Европе более чем достаточно газовых поставок.

В мировом масштабе я бы сказал, что все зависит от роста Китая и Индии и в особенности от того, как они меняют свой энергобаланс. Недавно министр энергетики Индии заявил, что он хочет увеличить долю газа в энергобалансе страны, заменив им уголь.

Я вижу большой потенциал в спросе на газ со стороны Индии, равно как и в Китае.

Все зависит от того, насколько быстро они переключатся с угля на газ, от скорости электрификации этих стран.

— Видите ли вы возможности для увеличения цен на нефть? Что может этому поспособствовать?

— Я считаю, что переизбыток нефти, который мы наблюдали на рынке в течение последних полутора лет, практически исчерпал себя. Спрос и предложение все больше сближаются, в основном, за счет спроса. Большинство экспертов полагают, что в текущем и следующем году потребность в нефти будет расти на миллион баррелей в день и более. С другой стороны, понемногу исчерпывается сланцевый бум в США, серьезно упала добыча в Ливии, есть проблемы и в Алжире. Поэтому я уверен, что цены на нефть вновь пойдут вверх — по крайней мере, как я уже говорил, спрос поглотит переизбыток.

Я надеюсь, что скорость роста цен позволит вкладывать прибыль в развитие добычи: за последние 18 месяцев мы видели лишь резкое сокращение инвестиций в разработку залежей.

Мы обязательно столкнемся с последствиями этого — не в текущем и даже не в следующем году, но уже в 2018-2020 годах.

Я опасаюсь того, что инвестиции будут сокращаться и в дальнейшем, добыча начнет значительно сокращаться, а цены в таких условиях поднимутся выше уровня, обусловленного состоянием экономики. Впрочем, я надеюсь, что повышение будет идти постепенно, в соответствии с темпами нахождения баланса между спросом и предложением.

— Каковы ваши планы по сотрудничеству с российскими компаниями, к примеру, с «Газпромом»? Собираетесь ли вы развивать в России проекты по шельфовой добыче?

— Да, у нас уже есть несколько хороших проектов в России, мы ежегодно вкладываем в них несколько сотен миллионов евро — например, Ачимгаз, Южно-Русское месторождение. Мы собираемся продолжать инвестировать в них и, скорее всего, в ближайшее время не будем искать дополнительные проекты: мы некрупная нефтегазовая компания и не хотим прыгать выше головы.

— Есть ли какие-то области, в которые вы все же хотели бы вложиться, но вам мешают санкции?

— К сожалению, деятельность нашей компании в большой степени ограничивается санкциями: к примеру, мы сейчас не можем развивать проекты в Арктике или добычу шельфовой нефти, как бы нам этого ни хотелось. Санкции затрагивают нас не напрямую, но все же наши действия в этих сферах сейчас сильно ограничены.

Многие западные производители комплектующих отказываются работать с российским рынком, нам приходится искать новых поставщиков.

Мешает нам и нестабильный рубль, и общее состояние российской экономики — неблагоприятное для тех, кто продает топливо. Но санкции совсем не повлияли на наше сотрудничество с российскими компаниями, например, «Газпромнефтью», в области исследований технологий добычи, здесь все хорошо.

— Надеетесь ли вы на позитивные изменения в налоговой политике? Планируете обсуждать этот момент?

— Конечно, мы ведем переговоры с представителями власти, потому что нас затронули недавние изменения в налоговой системе.

Я не могу понять, почему выросли налоги, которые должен платить «Газпром», ведь государство — один из акционеров компании, это должно быть попросту невыгодно.

Наша компания в рамках этого законодательства считается равной дочерним компаниям «Газпрома», хотя это не так, и мы этому, конечно, совсем не рады. Мы ждем, что уже в начале 2017 года начнется обсуждение изменений налогового маневра — во всяком случае, так говорил министр [энергетики России Алексаднр] Новак.

Я надеюсь, что это произойдет на самом деле, так как мы ежегодно вкладываем в Россию сотни миллионов евро, а планировать долгосрочные инвестиции сложно, если нет уверенности в налоговой политике.

Россия приложила немало усилий, чтобы условия налогообложения стали понятными и прозрачными, но проведение налогового маневра отбросило этот процесс даже не на один, а на два-три шага назад.

Надеюсь, в 2017 году мы вернемся к налоговым договоренностям, которые обсуждались и принимались в расчет два года назад.

Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 30 августа 2016 > № 1878112 Марио Мерен


Швейцария. Германия > Финансы, банки > vestikavkaza.ru, 25 августа 2016 > № 1870846 Сергей Хестанов

Сергей Хестанов: «Появилась техническая возможность создания денег, которые не контролируются правительством»

Несколько крупных мировых банков заявили о намерении выпустить в обращение новую цифровую валюту, основанную на технологии блокчейн, которая используется при проведении расчетов в биткоинах, и уже в 2018 году начать коммерческое использование новой цифровой валюты. Руководители швейцарского банк UBS, испанского банка Santander, немецкого Deutsche Bank, американской Bank of New York Mellon Corporation, британского брокера ICAP решили, что расчеты между банками и финансовыми институтами сложны, занимают много времени и обходятся дорого. Использование же цифровой валюты позволит существенно сократить время проведения платежей, считают инициаторы ее выпуска.

О перспективах введения новой цифровой валюты «Вестнику Кавказа» рассказал советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер», экономист Сергей Хестанов.

- Насколько реально необходимо введение электронной валюты для мировой финансовой системы?

- Чисто теоретически существует перспектива введения так называемых частных денег, то есть денег, которые лимитированы не государством, а каким-либо сообществом финансистов или в предельном варианте даже частных лиц. В 1974 году Фридрих фон Хайек получил нобелевскую премию в области экономики за создание теоретической базы в числе прочего этих «частных валют» или «частных денег». Тогда сама возможность создания такого финансового инструмента рассматривалась как сугубо теоретическая. Никому в голову не приходило, что когда-нибудь дойдет до практической реализации. Но с появлением интернета, мощных компьютеров, развитых алгоритмов шифрования, появилась техническая возможность создания денег, которые не ассоциируются с каким-либо органом власти, то есть в предельном варианте - не контролируются правительством.

Один из самых известных прецедентов - так называемая валюта биткойн, которая использует технологию блокчейн и собственные алгоритмы для создания этих электронных денег. Но блокчейн, при всей своей известности, обладает и недостатками. Поэтому на практике до сих пор криптовалюты были такой своеобразной игрушкой для энтузиастов, но не пользовались популярностью среди серьезных корпораций.

Это начинание очень интересно с точки зрения того, что учредители этой частной электронной валюты - крупные в мировом масштабе банки. Но как скоро им удастся ее создать, насколько их валюта будет популярной, судить еще рано.

Если вспомнить историю авиации, то полет самолета братьев Райт был очень важен, но на практике он для полетов был практически непригоден. Просто он показал принцип, на основании которого о другие компании быстро построили много других самолетов, часть из которых получили практическое применение.

Самое интересное в этой новости не сам факт, банки решили создать новые электронные деньги, а факт того, что эту достаточно перспективную технологию начали использовать крупные финансовые институты.

Скорее всего, за достаточно короткое время подобных попыток будет много, конкуренты этих банков тоже захотят сделать что-нибудь подобное. В процессе конкурентной борьбы, появятся жизнеспособные проекты «частных денег». Трудно сказать, насколько эта валюта будет популярной. Но сам факт того, что крупные, серьезные, очень консервативные банки занялись развитием такого типа проектов, открывает дорогу новому витку развития товарно-денежных отношений в мировой экономике. В любом случае должно пройти какие-то время, прежде чем можно будет делать объективные выводы.

- О каких минусах блокчейна идет речь?

- Главный минус в том, что если речь идет о традиционных деньгах, то существует веками отработанный механизм разрешения конфликтов. Не прошел платеж - идете в банк, получаете выписку, обращаетесь в учреждение Центрального банка, запрашивают там информацию из расчетно-кассового центра и все быстро выясняется. А здесь все будет непросто, и как будет, до конца не ясно. Поэтому до тех пор, пока не накопится практический опыт, просто тяжело объективно судить о том, как будут разрешаться конфликты, в случае если они возникнут.

- Будет Россия присоединиться к такой системе и принимать эту электронную валюту?

- Трудно сказать. Отношения Центральных банков, которые регулируют денежное обращение, к подобного рода проектам очень разное. Из можно разделить на три группы. Есть Центральные банки, которые очень настороженно и неодобрительно относятся идее. Китайский Центральный банк не приветствует такие инициативы, наш Минфин недавно предлагал давать семь лет за использование криптовалют. Потом он, правда, отозвал свою инициативу, но из песни слова не выкинешь. Федеральная резервная система США нейтрально относится - они не приветствуют, но и не препятствуют. Они не рассматривают эти новомодные вещи как своего товарную ценность и, соответственно, не запрещают, но и отказываются выносить какие-то регулятивные решения.

Есть Центральные банки, в основном маленьких европейских стран, таких как Дания, которые наоборот приветствуют эту технологию, и даже выдали грант университетам на ее изучение, профинансировали исследовательские работы, которые изучают эту технологию. Словом, единого подхода в мире нет. Вещь достаточно новая, поэтому, все просто наблюдают, что из этого получится, чтобы потом располагать какой-то статистикой и принять более взвешенное решение.

- Какое значение для простых людей будет иметь введение электронной валюты?

- В ближайшее время никакого. Даже технология будет популярной, она не сразу разовьется. Вспомните, как не сразу распространились компьютеры, не сразу распространился интернет, сотовые телефоны. С другой стороны, если хотя бы половина надежд, которые питают специалисты по поводу этих инструментов оправдаются, то не исключено, что лет через пять-десять мы будем этими инструментами пользоваться.

Швейцария. Германия > Финансы, банки > vestikavkaza.ru, 25 августа 2016 > № 1870846 Сергей Хестанов


Германия. Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 24 августа 2016 > № 1869768

Deutsche Bank: скандал на 10 миллиардов долларов

Эд Сизар (Ed Caesar), The New Yorker, США

Почти каждый будний день, начиная с осени 2011 года и до начала 2015 года, российский брокер по имени Игорь Волков звонил в отдел по операциям с акциями московского офиса Deutsche Bank. Волков обычно говорил с трейдером — часто это была молодая женщина по имени Дина Максутова — и просил ее провести одновременно две сделки. Одна сделка заключалась в том, что он покупал за рубли акции российской компании из числа «голубых фишек», например, «Лукойла», для российской компании, которую он представлял. Обычно он заказывал акций примерно на десять миллионов долларов. В ходе второй сделки Волков (действуя в интересах другой компании, обычно зарегистрированной на офшорной территории — например, на Британских Виргинских островах) продавал те же российские акции и в том же количестве в Лондоне, получая за них доллары, фунты или евро. У обеих компаний — российской и офшорной — был один и тот же владелец. Deutsche Bank помогал клиенту совершать сделки по купле-продаже акций с самим собой.

На первый взгляд сделки казались обычными и даже бессмысленными. Deutsche Bank получал за проведение сделок небольшую комиссию, клиенты же в денежном выражении не получали ничего. Проверять эти сделки по отдельности — все равно, что рассматривать картину импрессиониста на слишком близком расстоянии: видишь мазки, а лилий не видно. Эти транзакции не имели никакого отношения к стремлению получить прибыль. Они проводились для «экспатриации денег». Поскольку и российская, и офшорная компании принадлежали одному и тому же владельцу, эти обычные на вид сделки преследовали алхимическую цель — превратить рубли, «застрявшие» в России, в доллары, спрятанные за пределами России. На московских рынках подобные уловки называют «конвертированием», а англоязычной прессе эта схема известна как «зеркальный трейдинг».

Зеркальные сделки, в принципе, не являются незаконными. Целью отдела инвестиционного банка по операциям с акциями является оказание помощи проверенным на благонадежность клиентам в покупке и продаже акций, и для проведения одновременных сделок могут быть вполне законные основания. Клиент может захотеть извлечь выгоду из, скажем, разницы в цене на акции на внутреннем и внешнем рынках. Так что, поскольку отдельные транзакции, связанные с зеркальными сделками, прямо не противоречат никаким правилам, некоторые сотрудники, работавшие в тот период в российских отделениях Deutsche Bank, отрицают, что эта деятельность была противозаконной. (Я говорил о зеркальных сделках с 14-ю бывшими и нынешними работниками московского отделения Deutsche Bank, а также с несколькими людьми, связанными с клиентами офиса. Большинство из них просили не называть их имен — потому, что они либо давали подписку о неразглашении, либо все еще работают в банковской сфере).

Однако если взглянуть на все это беспристрастно, повторяющиеся зеркальные сделки наводят на мысль о наличии длительного сговора с целью перевода и сокрытия денег, которые, возможно, имеют сомнительное происхождение. В настоящее время деятельность Deutsche Bank расследуют министерство юстиции США, Департамент финансовых услуг штата Нью-Йорк, а также финансовые регуляторы Великобритании и Германии. В служебной записке Deutsche Bank признал, что до апреля 2015 года, когда эти три сотрудника его российского отдела по операциям с акциями были временно отстранены от работы ввиду их роли в зеркальных сделках, из России по этой схеме было выведено около десяти миллиардов долларов. Остается неясным, чьи деньги переводились и почему.

Deutsche Bank представляет собой огромное учреждение со штаб-квартирой во Франкфурте и имеет около 100 тысяч сотрудников в 70-ти странах мира. Когда он был основан в 1870 году, заявленная им цель заключалась в содействии торговле между Германией и другими странами. Вскоре банк открыл отделения в Шанхае, Лондоне и Буэнос-Айресе. В 1881 году отделение банка открылось в России и занялось финансированием строительства железных дорог по заказу Александра III. Банк и работает в России с тех пор.

В нацистские времена Deutsche Bank запятнал свою репутацию тем, что финансировал гитлеровский режим и скупал похищенное у евреев золото. После войны банк сосредоточил свою деятельность на внутреннем рынке и сыграл важную роль в создании так называемого экономического чуда Германии, в условиях которого страна вернула себе статус наиболее мощного государства в Европе. После дерегулирования финансовых рынков США и Великобритании в 1980-е годы Deutsche Bank восстановил свои амбиции на внешних рынках и приобрел ведущие инвестиционные банки — лондонский Morgan Grenfell в 1989 году и американский Bankers Trust — в 1998 году. К началу нового тысячелетия Deutsche Bank стал одним из десяти крупнейших банков мира. В октябре 2001 года он впервые принял участие в работе Нью-Йоркской фондовой биржи.

Хотя главный офис банка остался в Германии, центр его могущества переместился из консервативного Франкфурта в Лондон — инвестиционно-банковский центр, где и были получены самые солидные прибыли. Объединение различных банковских культур не всегда проходило успешно. В 1990-е годы, когда в лондонское отделение Deutsche Bank пришли работать сотни американцев, немецким менеджерам пришлось повесить в вестибюле табличку с правильным произношением слова «Дойче», поскольку многие американцы называли свое место работы «Душ Банк».

В 2007 году стоимость акций банка достигла рекордного уровня и составила 159 долларов. Наряду с быстрым ростом банка его репутация падала. До обвала рынка жилья в США в 2008 году, который вызвал мировой финансовый кризис, Deutsche Bank выпустил облигаций, обеспеченных кредитом, на сумму около 32 миллиардов долларов, которые способствовали раздуванию ипотечного пузыря. В 2010 году собственные сотрудники Deutsche Bank обвинили его руководство в том, что оно скрыло убытки на сумму 12 миллиардов долларов. Эрик Бен-Арци (Eric Ben-Artzi), бывший риск-аналитик, был одним из тех трех, кто забил тревогу и обнародовал информацию. Он рассказал Комиссии по ценным бумагам и биржам, что если бы истинное финансовое положение банка было известно в 2008 году, то, возможно, он бы обанкротился подобно банку Lehman Brothers. В прошлом году банк выплатил Комиссии 55 миллионов долларов штрафа, но своих неправомерных действий не признал. Как сказал мне Бен-Арци, за огромные преступления руководство банка отделалось мизерным штрафом. «Для преступлений там были специально созданы условия, — сказал он. — Руководство Deutsche Bank организовало работу банка таким образом, что нечистые на руку лица имели возможность заниматься мошенничеством».

Скандалы в Deutsche Bank участились. С 2008 года он заплатил более девяти миллиардов долларов в виде штрафов и компенсаций за такие нарушения, как сговор с целью манипулирования ценами на золото и серебро, присвоение средств ипотечных компаний и нарушение введенных Соединенными Штатами санкций на проведение сделок в Иране, Сирии, Ливии, Мьянме и Судане. В прошлом году банку было предписано выплатить регуляторам в США и Великобритании 2,5 миллиарда долларов и уволить семь сотрудников за участие в манипуляциях со ставкой лондонского рынка межбанковских кредитов ЛИБОР, которую банки взимают друг друга. Британский Комитет по деловой этике в финансовой сфере осудил Deutsche Bank не только за манипуляции со ставкой ЛИБОР, но и за нечестные действия в последующем. «Допущенные Deutsche Bank нарушения усугублялись тем, что банк неоднократно вводил нас в заблуждение, — заявила представитель Комиссии по ценным бумагам и биржам Джорджина Филиппу (Georgina Philippou). — Банк слишком долго представлял важные документы и слишком медленно действовал в вопросе налаживания соответствующих систем».

В апреле 2015 года схема с зеркальными сделками была раскрыта. После длившегося два месяца служебного расследования от работы были отстранены трое сотрудников Deutsche Bank. Одним из них был Тим Уизвелл (Tim Wiswell), 37-летний американец, который в то время возглавлял в банке отдел по операциям с российскими акциями. Двое других — трейдеры отдела, россияне Дина Максутова и Георгий Бузник. Впоследствии издание Bloomberg News предположило, что часть денег, выведенных через зеркальные сделки, принадлежали двоюродному брату российского президента Игорю Путину, а также Аркадию и Борису Ротенбергам. Братья Ротенберги владеют крупнейшей российской строительной компанией «Стройгазмонтаж» (СГМ) и являются старыми друзьями Владимира Путина. Они числятся в санкционном списке россиян, составленном властями США в ответ на агрессию Путина на Украине. По данным Казначейства США, Ротенберги «заработали миллиарды долларов на подрядах», предоставленных их компании российским государством — зачастую без проведения прозрачного тендера. (В прошлом году СГМ получил подряд на сумму 5,8 миллиарда рублей на строительство 19-километрового моста между Россией и Крымом).

В июне 2015 года под давлением акционеров, усилившемся в связи с проведением зеркальных сделок и на фоне других скандалов, оба главных управляющих Deutsche Bank — Аншу Джайн и Юрген Фитчен — объявили о своей отставке. На их место был назначен Джон Краен, в обязанности которого входило наведение порядка в банке. В сентябре того же года он объявил о предстоящем прекращении всей инвестиционно-банковской деятельности в России. Когда в марте Московский инвестиционный банк закрыли, остальные сотрудники устроили в ресторане недалеко от офиса «прощальный ужин». К концу вечера банкиры уже танцевали на барной стойке.

Многие нынешние и бывшие сотрудники Deutsche Bank не могут взять в толк, как отдел по операциям с акциями в небольшом отделении смог запятнать репутацию всего банка. Официальная задача московского отдела по операциям с акциями был проста — он покупал и продавал акции для проверенных на благонадежность корпоративных клиентов — паевых инвестиционных фондов, брокерских компаний, хедж-фондов и им подобных. В отделе работало около двадцати человек, в числе которых были специалисты, занимавшиеся анализом финансовых данных; трейдеры, принимавшие звонки от клиентов с заявками на покупку и продажу акций, и брокеры, выполнявшие заявки.

По словам бывшего сотрудника, до кризиса 2008 года годовая прибыль отдела по операциям с акциями составляла около 300 миллионов долларов. В период после кризиса прибыль сократилась более чем наполовину. В этих условиях сокращение доходов от нормальной биржевой деятельности московский отдел по операциям с акциями искал новые источники дохода.

В России многие фирмы уклоняются от уплаты налогов, размещая свои головные офисы в офшорных юрисдикциях, таких как Кипр. А богатые россияне часто переправляют свое личное состояние в офшоры, пытаясь спрятать свои активы от непредсказуемого и хищнического российского государства. Часто эти скрываемые средства вкладываются в такие активы, как недвижимость — на Парк-Лейн в Лондоне или Парк-Авеню в Нью-Йорке. (Жена Бориса Ротенберга Карина рассказала в интервью российскому изданию Tatler, что у их семьи есть три дома — один в Москве, один в Монако и «дача» в Провансе, где она держит лошадей).

Последствия этого оттока капитала ощущаются не только в России. Согласно результатам исследования, опубликованным в прошлом году аналитиками Deutsche Bank, приток неучтенного капитала из России в Великобританию тесно связан с ростом цен на жилье в Великобритании и, в меньшей степени, с укреплением фунта стерлингов. Отток капитала, к тому же, привел к ослаблению российской налоговой базы и рубля. В 2012 году Путин начал программу «деофшоризации», призвав компании и олигархов держать свои головные офисы и активы дома. Спустя два года после того, как из-за вторжения России в Крым Евросоюз и США ввели санкции, Путин заявил, что офшоризация является незаконной. Но в условиях падения рубля и экономического спада многие россияне почувствовали еще большее желание вывести свои деньги за рубеж. Идеальным способом вывода денег стали зеркальные сделки.

По словам людей, знакомым с механизмом проведения зеркальных сделок в Deutsche Bank, основных клиентов, участвовавших в схеме, привел в банк в 2011 году Сергей Суверов, аналитик отдела продаж. Вскоре после этого Суверов ушел из банка (и в каких-либо нарушениях его не обвиняют). Главным представителем клиентов стал российский брокер Игорь Волков. Первоначально клиенты, с которыми работал Волков (зарегистрированные в России и за рубежом фонды с обычными названиями вроде Westminster, Chadborg, Cherryfield, Financial Bridge и Lotus), размещали заказы традиционные для рынка ценных бумаг. Но вскоре Волков четко объяснил лицам, с которыми контактировал в Deutsche Bank, что хочет проводить одновременные сделки в большом объеме (связаться с ним для получения комментариев не удалось).

Что было известно в Deutsche Bank о компаниях, которых представлял Волков? Каждый новый фонд, желавший осуществлять сделки через Deutsche Bank, известный как «контрагент», подвергался «двойной проверке» отделами надзора в Лондоне и Москве, следящими за тем, чтобы все документы были в порядке. Очевидно, что все контрагенты прошли внутреннюю проверку в обоих отделах. Банк также был обязан провести так называемую проверку «знай своего клиента» — то есть, выяснить, на запятнана ли репутация клиентов какой-либо преступной деятельностью. Deutsche Bank не особо вдавался в подробности об источниках средств — в том числе таких клиентов, как Westminster и других клиентов Волкова. По словам тех, кто работал в отделе по операциям с акциями в 2011 году, процедура состояла в основном в том, что трейдеры просили контрагентов указать в бланке источники их средств. «Дополнительных вопросов никто не задавал», — вспоминает бывший сотрудник.

В российском отделении, как правило, работали четыре трейдера, которые принимали звонки от клиентов: двое американцев и двое русских — Максутова и Бузник. Трейдеры подчинялись Тиму Уизвеллу, американцу, возглавлявшему российский отдел по операциям с акциями, и Карлу Хейсу, одному из членов руководства в Лондоне. Два других менеджера контролировали работу отдела — Батубай Озкан (Batubay Ozkan) в Москве и Макс Коэп (Max Koep) в Лондоне.

Максутова и Бузник занимались российскими клиентами отдела. Максутовой было поручено работать с клиентами, которых представлял Волков. По словам коллег, ничего особенного о самом Волкове она не знала. Бывший сотрудник рассказывает, что Волкову около сорока лет, он имеет крупное телосложение и «любит пиво». По словам другого коллеги, Волкова «великим брокером назвать нельзя, но зато он хороший рыбак». Волков раньше работал в Antanta Kapital, брокерской фирме, которая принадлежала Аркадию Гайдамаку, российско-израильскому миллиардеру. Antanta Kapital прекратила свою деятельность в 2008 году, а Гайдамак был позже обвинен в Израиле за мошенничество и отмывание денег. (Он получил условный срок, но недавно отсидел три месяца в тюрьме во Франции за незаконную торговлю оружием).

В 2009 году топ-менеджеры Antanta Kapital создали инвестиционную компанию Westminster Capital Management, которая стала одним из первых крупных клиентов в области зеркальных сделок. Как сказал один из сотрудников Deutsche Bank, Волков был у компании Westminster «исполнителем». Волков начал проводить зеркальные сделки и для нескольких других компаний.

Четверо сотрудников отделения Deutsche Bank в Москве вспоминают, что скрывать схему никто не пытался. Уизвелл, Бузник и Максутова встречались с Волковым, и его приказы обсуждались в отделе открыто. Коллеги также вспоминают, что Хейс спрашивал о зеркальных сделках и Бузника, и Уизвелла. Правда, несколько бесед, касающихся сделок, были, по всей вероятности, записаны внутренними системами наблюдения банка. В офисе разговоры о торгах обычно происходили с глазу на глаз, и видеоконференции с лондонскими коллегами не записывались.

О зеркальных сделках также знали несколько сотрудников лондонского отделения Deutsche Bank, хотя заказы принимались в Москве. Половина транзакций совершалась в лондонском офисе. Кроме того, проведение торгов фиксировалось с помощью компьютерной системы DB Cat, которая вносила в каталог каждую сделку, совершенную банком. Лондонские инспекторы Хейс и Коеп могли на своих компьютерах поднимать информацию о средствах, полученных от продаж.

Хотя многие люди в Deutsche Bank знали о зеркальных сделках, не всем это нравилось. В конце 2012 года трейдер Максутова ушла в декретный отпуск, и с Волковым временно работал Бузник. Бузника смущало, что Волков выполняет идентичные заказы на покупку и продажу, и дважды просил о встрече с Уизвеллом, чтобы обсудить правомерность зеркальных сделок. Уизвелл, по словам коллег, лично занимался клиентами Волкова. Уизвелл заверил Бузника, что сделки вполне законны, и Бузник своими сомнениями с другими менеджерами не поделился. (На многочисленные просьбы дать комментарии ни Уизвелл, ни его адвокат не ответили).

Однажды в 2011 году российская сторона не смогла довести до конца зеркальную сделку на сумму около десяти миллионов долларов — контрагент в лице компании Westminster Capital Management лишился своей лицензии на осуществление сделок с ценными бумагами. Российская Федеральная служба по финансовым рынкам запретила деятельность двум контрагентам, осуществлявшим зеркальные сделки — Westminster и Financial Bridge — за ненадлежащее использование фондового рынка для перевода денег за границу. Несостоявшаяся сделка создала проблемы для Deutsche Bank. Он заплатил несколько миллионов долларов за акции, не получив от Westminster ни цента. Когда в отделе финансового учреждения по операциям с акциями возникает недостача на сумму в несколько миллионов долларов, это ощущают работники всех уровней. Этот инцидент должен был вызвать серьезные подозрения — особенно, с учетом того, что у компании Westminster отозвали лицензию — но, по-видимому, никаких подозрений не возникло.

Сотрудники банка вспоминают, что несостоявшаяся сделка была завершена в ноябре 2012 года, когда Westminster погасила свою задолженность перед Deutsche Bank. Волков возобновил заявки на проведение зеркальных сделок от имени других контрагентов. Эти компании якобы подвергли строгой «проверке на благонадежность», и отделы надзора Deutsche Bank признали, что те соответствуют всем требованиям. Но схема осуществления сделок предполагала совершение неправомерных действий. Клиенты постоянно теряли небольшие суммы денег — разница между московскими и лондонскими ценами на акции часто работала против них, и за каждую транзакцию клиентам приходилось платить Deutsche Bank комиссию в размере от десяти до пятнадцати сотых процентного пункта за сделку. Явная готовность контрагентов терять деньги снова и снова должна была, по словам бывшего менеджера Deutsche Bank, «послужить сигналом тревоги», указывающим на то, что истинной целью зеркальных сделок является содействие оттоку капитала.

Уизвелл, Бузник и Максутова также знали, что у контрагентов есть общий интерес, поскольку представителем многих из них был Волков. Но даже сотрудники Deutsche Bank, не работавшие в отделе по операциям с акциями, могли в результате беглого ознакомления с вопросом прийти к выводу о том, насколько тесно инвестиционные фонды связаны между собой. По данным официальных документов, британская компания Chadborg Trade LLP была владельцем российской инвестиционной компании Lotus Capital. Другая британская компания-участница зеркальных сделок, ErgoInvest, была зарегистрирована в том же офисе в графстве Хартфордшир, что и компания Chadborg. При этом инвестиционная компания Westminster Capital Management была куплена в 2010 году человеком по имени Андрей Горбатов. В 2014 году Горбатов купил другую российскую брокерскую фирму, замешанную в зеркальных сделках — Rye, Man & Gor. По словам клиентов зеркальных сделок, те же самые люди, которые основали Westminster, создали и одну из других компаний, выступавших в роли контрагентов — Cherryfield Management, зарегистрированную на Британских Виргинских островах.

Компании-контрагенты не находились в собственности российских олигархов. Этими брокерскими компаниями владели посредники — россияне, получавшие комиссионные за проведение зеркальных сделок от имени богатых людей и компаний, стремившихся вывести свои деньги в офшоры. Бизнесмен, желавший экспатриировать деньги таким способом, вкладывал средства в российский фонд вроде компании Westminster, который потом с помощью зеркальных сделок переводил эти деньги в офшорный фонд — такой, как Cherryfield. Затем этот офшорный фонд переводил деньги (в долларах) на офшорный счет того бизнесмена. Один такой посредник, создавший один из российских фондов, выступавших контрагентом, рассказал мне, что стоимость его услуг зависит от желания российских властей пресечь вывоз капитала. В 2011 году, когда контроль над оттоком капитала был слабым, его вознаграждение составляло 0,2%. В 2015 году, когда санкции были сильны, и Путин стремился удержать в России как можно больше средств, гонорар вырос до уровня более 5%.

Важно отметить, что объемы отдельных зеркальных сделок были невелики. Как вспоминает один из сотрудников банка, в 2014 году московский отдел по операциям с акциями ежедневно осуществлял сделки с ценными бумагами на сумму от 70-90 миллионов долларов. А вообще суммы зеркальных сделок за день никогда не превышали отметки в двадцать миллионов долларов и, как правило, составляли около 10 миллионов долларов. (Deutsche Bank утверждает, что некоторые подозрительные сделки были «односторонними», то есть, к зеркальной сделке подключался другой банк, выполняя более трудоемкие, но менее поддающиеся отслеживанию транзакции).

Чьи состояния скрывались путем совершения этих сделок? В апреле я познакомился с московским брокером, который работал с клиентами зеркальных сделок, совершавшихся Deutsche Bank. По его словам, подобная схема зеркального трейдинга действует давно. Она была изобретена другими российскими банками в конце нулевых, чтобы помочь импортерам избежать обременительных налогов на их товар. Этот способ мошенничества был гениально прост. Российский импортер указывал в своих товарных накладных, что приобрел, скажем, десять игрушечных резиновых уточек (а не десять тысяч, приобретенных на самом деле), для того, чтобы платить налог только на десять единиц товара. Конечно же, импортеру еще надо было заплатить за остальных резиновых уточек своему зарубежному поставщику. Он делал это, экспатриируя деньги с помощью зеркальных сделок. Вместо того чтобы платить большой налог в российскую казну, импортер платил гораздо меньшую сумму в качестве вознаграждения тем, кто отмывал деньги.

Брокер никак не мог поверить, что самые богатые россияне, например, братья Ротенберги, могли использовать зеркальные сделки. Ведь у друзей Путина есть множество способов вывести свои деньги в офшоры — в том числе через российские государственные банки вроде «Газпромбанка», которые имеют филиалы за рубежом. Другие люди, с которыми я говорил, не согласились с мнением брокера — из-за санкций, введенных Соединенными Штатами и Евросоюзом, российским миллиардерам становится все труднее выводить средства за рубеж, и зеркальные сделки имеют преимущество, поскольку осуществляются незаметно — ведь суммы, участвующие в каждой транзакции сравнительно невелики.

Еще один российский банкир, который помог наладить схему зеркальных сделок, рассказал мне, что значительная часть денег принадлежала чеченцам со связями в Кремле. Чечней — полуавтономным регионом на Северном Кавказе — правит чрезвычайно жестокий Рамзан Кадыров, который близок к Путину. Чечня получает от России огромные дотации, и значительная часть этих денег оседает в карманах лиц, приближенных к Кадырову.

Похоже, что деятельность Deutsche Bank по проведению зеркальных сделок связана с еще более масштабной попыткой экспатриации денег — с так называемой молдавской схемой. Начиная с 2010 года, через фиктивные ссуды и долговые соглашения с участием британских компаний удалось переправить через Молдавию около 20 миллиардов долларов из России в один латвийский банк. Когда в конце 2015 года схема была раскрыта, было арестовано несколько человек. Одним из них был российский финансист Александр Григорьев, контролировавший «Промсбербанк» — ныне несуществующее учреждение, зарегистрированное в российском захолустном городишке Подольск, членом Совета директоров которого числился Игорь Путин. Двух основных акционеров «Промсбербанка» — в том числе компанию Financial Bridge —обвинили в совершении зеркальных сделок. Российское информационное агентство РБК сообщило, что «преступные действия „Промсбербанка“» и зеркальные сделки Deutsche Bank связаны между собой.

Deutsche Bank отказался комментировать, чьи деньги были выведены посредством зеркальных сделок, хотя генеральный директор Джон Крайен заявил, что банк намеренно не содействовал россиянам, включенным в санкционный список. На сдержанном финансовом жаргоне провал, который потерпел Deutsche Bank в России, часто называют «сбоем в системе контроля». В марте 2016 года Крайен заявил в своем интервью: «По нашей информации, отдельные этапы транзакций сами по себе были безобидными. Однако в связи с произошедшим возникают вопросы о том, насколько эффективными были наши системы и методы контроля — особенно в вопросах установления отношений с новым клиентами, где мы столкнулись с трудностями при сборе достаточной информации».

Эти вялые и невнятные высказывания не очень-то сочетаются с той неприкрытой наглостью, которая отличает эту мошенническую схему. Роман Борисович, бывший инвестиционный банкир лондонского отделения Deutsche Bank, который в основном занимался вопросами российского бизнеса, сказал мне: «„[…] очевидная“ — это уточняющее определение российской коррупции».

На близорукость Deutsche Bank обратили внимание регуляторы. В марте британский Комитет по деловой этике в финансовой сфере направил в Deutsche Bank письмо, заявив, что в отделение Банка в Великобритании допускаются «серьезные нарушения принципов борьбы с легализацией средств, добытых нечестным путем (отмыванием денег), финансированием терроризма и несоблюдение санкционного режима, которые носят системный характер». Спустя месяц, Георг Тома (Georg Thoma), адвокат и бывший член комиссии Deutsche Bank по профессиональной этике, которого направили работать в банк специально для того, чтобы усилить контроль и провести анализ прежних неправомерных действий банка, был вынужден уйти. Перед этим на заседании наблюдательного совета у него произошел серьезный спор с представителями руководства. Заместитель председателя наблюдательного совета Альфред Херлинг (Alfred Herling) сказал в интервью газете Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung, что в своем расследовании связей между представителями руководства и злоупотреблениями в банке Тома действовал «чересчур рьяно».

Отчеты о внутреннем расследовании, проведенном Deutsche Bank в отношении зеркальных сделок, не внушают доверия. Зеркальные сделки уже проводились на протяжении, по крайней мере, двух лет, прежде чем по их поводу возникла обеспокоенность, и после поступления тревожных сигналов ответные действия начались лишь через несколько месяцев. По сообщению Bloomberg News, в служебном докладе отмечается, что в начале 2014 года несколько банков (в том числе кипрский Hellenic Bank, российский Центробанк, и работники бэк-офиса самого Deutsche Bank) зарегистрировали проведение серии расследований в отношении корректности зеркальных сделок. Когда руководство Hellenic Bank обратилось в Deutsche Bank с вопросом о необычных сделках, отдел по контролю над соблюдением правил торговли им не ответил. Вместо этого, на их запрос ответил отдел по операциям с акциями, осуществлявший зеркальные сделки. Московское отделение Deutsche Bank заверило руководство Hellenic Bank, что все в порядке.

Тима Уизвелла (Tim Wiswell) коллеги называли Уиз. Он вырос в Эссексе, штат Коннектикут. У него тесные связи с Россией. Его отец, Джордж Уизвелл III, много лет проработал в Москве в нефтегазовой отрасли. Тим год проучился в московской средней школе.

В 2001 году Уизвелл окончил частный университет Colby College в штате Мэн. В двадцать с небольшим он приехал в Москву. Он уже говорил по-русски. Его первым местом работа стал Альфа-Банк — частный банк Михаила Фридмана, второго в списке самых богатых людей России. Когда должность на зарплате перестала его устраивать, он перешел на должность младшего специалиста по ценным бумагам в «Объединенную финансовую группу» (ОФГ) — российский инвестиционный банк, соучредителем которого был Чарли Райан (Charlie Ryan), один из первых американцев начавших работать в постсоветской финансовой системе России. В 2006 году «Объединенную финансовую группу» купил Deutsche Bank. Спустя несколько лет Уизвелл стал руководителем российского отдела по операциям с акциями.

Коллеги Уизвелла по ОФГ вспоминают, что это был как типичный американец, который любил парусный спорт и лыжи. Его тамошний начальник, Мартин Скелли (Martin Skelly), рассказал мне, что Уизвелл был трудолюбивым, сотрудники его любили. Он сравнил Уизвелла с Мэттом Дэймоном, игравшим в фильмах о Джейсоне Борне — «такой же мужественный, симпатичный, сдержанный и вдумчивый парень». В 2010 году Уизвелл женился на Наталье Макосий, искусствоведе из Москвы, их свадьба состоялась в Ньюпорте, штат Род-Айленд, а в свадебном журнале появились свадебные фотографии с самоваром, наполненным русским самогоном.

В нулевые московские банки привлекали многих молодых американцев. Американец Уилл Хаммонд (Will Hammond), работавший вместе с Уизвеллом в ОФГ, пишет мемуары о том времени, которое он проводил в торговых залах биржи (и на танцполах) Москвы. Он вспоминает о тогдашней России, как о «диком-диком Востоке»: «Если ты хотел быть конкурентоспособным, ты должен был делать много такого, чего в развитых странах не делают — потому, что это была Россия. Манера продаж была очень агрессивной, и так было повсеместно — во всех российских банках». Другие вспоминают, что обычным делом было «играть на опережение» — используя полученные от клиента знания о предстоящей крупной сделке, чтобы заработать себе прибыль. В Америке использование подобной тактики считалась бы инсайдерской торговой операцией (в России до 2011 года торговые операции с использованием инсайдерской информации считались законными).

Бывший коллега Уизвелла по Deutsche Bank говорит, что даже до того, как банк начал проводить зеркальные сделки, некоторые действия Уизвелла, как руководителя одела по операциям с акциями, были сомнительными. В конце нулевых фонд под названием Lanturno иногда осуществлял «неофициальные» сделки с Deutsche Bank. Такие сделки не проходят через биржу, и брокер устанавливает цену, исходя из рыночной стоимости (кстати, многие зеркальные сделки также проводились неофициально). Бывший коллега вспоминает случаи, когда компания Lanturno теряла деньги в ходе сделки — либо на покупке по слишком высокой цене, либо на продаже по слишком низкой цене. Правда, на следующее утро в банковских документах было указано, что Lanturno в ходе сделки денег не потеряла. На вопросы коллег Уизвелл обычно отвечал, что он изменил входные данные по Lanturno, чтобы исправить допущенную им ошибку. Суммы, о которых шла речь, были небольшими, и на них можно было не обращать внимания — потери после исправления записей составляли 10-20 тысяч долларов. Правда, бывший коллега Уизвелла отметил, что потом владелец Lanturno Дмитрий Перевалов возил Уизвелла на частном самолете на Маврикий отмечать свое сорокалетие. Судя по размещенным в Facebook двум фотографиям, мужчины еще и вместе катались на лыжах. (Перевалов отрицает, что в документы о сделках вносились исправления в его пользу, и заявляет, что после регистрации заявки в системах Deutsche Bank изменить ее «невозможно». А бывшие работники вспоминают, что изменения в документы о проведении торгов вносились регулярно).

Недавно я получил от источника в Deutsche Bank фотокопию биржевого стакана — таблицы заявок. Из документа видно, что в период с 13 по 27 октября 2009 года Уизвелл провел ряд любопытных внебиржевых сделок от имени контрагента под названием Gigalogic Holdings, который, по словам бывших работников Deutsche Bank, представлял собой личный инвестиционный фонд Стивена Линча (Stephen Lynch), работавшего в России американского инвестора, и друга Уизвелла. Поскольку трейдер устанавливает цену на внебиржевые сделки с учетом разницы между курсами продавца и покупателя в несколько десятых пункта примерно на уровне рыночной цены акций, есть возможность «создать» маржу. По копии документа видно, что от имени Gigalogic Уизвелл неоднократно покупал акции по низким ценам, а продавал по высоким, фактически выплатив Линчу почти полмиллиона долларов из денег Deutsche Bank. По словам коллег Уизвелла, в ответ на недовольство в связи с подобными транзакциями он сказал, что они были одобрены руководством. Как сказал Уизвелл, Линч оказывал помощь в проведении аукциона по банкротству, в котором участвовал Deutsche Bank, и заплатить ему, проводя внебиржевые сделки, «проще, чем выписать ему чек». (Адвокат, представляющий Линча, отрицает, что Уизвелл платил Линчу, а также отрицает какую-либо связь между Линчем и фондом Gigalogic. Когда представителю Линча показали документы кипрской компании, согласно которым в период с 2007-го по 2012 год Линч был владельцем всех акций Gigalogic, представитель от дальнейших комментариев отказался).

Когда в 2011 году Deutsche Bank начал проводить зеркальные сделки, доходы отдела, которым руководил Уизвелл, резко снижались, и он, вероятно, чувствовал, что обязан повысить эффективность работы. Максутова и Бузник, пожалуй, никакой очевидной финансовой выгоды от проведения зеркальных сделок не имели — дополнительные объемы продаж на их бонусы не влияли. Однако лично Уизвелл, по мнению многих работников Deutsche Bank, на этой схеме нажился.

В августе 2015 года, вскоре после того, как Уизвелл был отстранен от работы в Deutsche Bank, его уволили. Он подал иск о незаконном увольнении. Проходившие в Москве судебные заседания были открыты для прессы. Первого февраля 2016 года адвокат Deutsche Bank назвал Уизвелла «организатором схемы вывода из страны миллиардов долларов». Адвокат также заявил, что жена Уизвелла получила четверть миллиона долларов в качестве платы за «финансовые услуги», перечисленной на расчетный счет корпорации, которая зарегистрирована на ее имя. Судебный процесс Уизвелл проиграл.

Deutsche Bank отказался отвечать на вопрос, подозревает ли он Уизвелла во взяточничестве, и не захотел дальше обсуждать это дело с автором этой статьи — возможно, из-за того, что расследования в его московском офисе продолжаются. Правда, по словам работников Deutsche Bank, представители руководства заявили коллегам Уизвелла, что он получал взятки в количестве, намного превышающем ту выплаченную сумму в четверть миллиона долларов, о которой говорил адвокат компании.

Уилл Хаммонд, коллега Уизвелла по ОФГ, заявил мне, что обвинения в получении взяток являются одной из попыток возложить вину исключительно на Уизвелла и не допустить увольнения руководителей Deutsche Bank. Один из представителей руководства, который курировал отдел по операциям с акциями — Батубай Озкан — планирует в этом году уйти из банка по взаимному соглашению; Хейс и Коэп — руководители, которые, возможно, контролировали сделки, проводившиеся отделом Уизвелла — по-прежнему работают в лондонском отделении Deutsche Bank. (Никому из троих обвинений в нарушениях предъявлено не было). «Кому-то грозят большие неприятности, раз виноватым пытаются сделать Уиза», — считает Хаммонд.

Как-то апрельским вечером я встретился в Москве с брокером, который во всех подробностях знаком с механизмом проведения зеркальных сделок. Город пробуждался после сковывающих зимних холодов, и молодежь возле станции метро «Павелецкая» флиртовала, словно это был разгар лета. Пока мы с брокером шли через площадь, он говорил, что зеркальные сделки — это одно из тысячи ухищрений, к которым прибегают находчивые бизнесмены. Но почему же, спросил я его, в такие схемы ввязываются люди, занимающие высокие должности в крупном банке? Ведь ежегодное вознаграждение Уизвелла составляло около полутора миллионов долларов. Брокер рассмеялся. Клиенты зеркальных сделок, сказал он, платили Уизвеллу весьма щедро. Авторам схемы, объяснил брокер, выгодно подкупить кого-то из работников банка: «Ребята всегда платят какие-то деньги. Они думают, что берут вас на крючок, чтобы вы не вздумали совершать неожиданные шаги». По мнению брокера, Уизвелл был полезным функционером, но преступным гением — вряд ли. Иногда, сказал брокер, деньги переводились на офшорный счет жены Уизвелла, а иногда Уизвеллу приносили наличные в мешке.

Нынешнее местонахождение Уизвелла точно не установлено. Недавно он открыл в Москве пивоварню по производству крафтового пива, но несколько месяцев назад они с женой и двумя детьми уехали из страны, отправившись в поездку по Юго-Восточной Азии. В марте его жена опубликовала в Facebook объявление о поиске няни, отметив, что ее семья продолжительное время будет находиться на острове Бали, в курортном местечке Семиньяк. Позже она написала учителю балийских танцев, что семья планирует остаться на острове на год. (На просьбы дать интервью жена Уизвелла ответила через своего адвоката отказом).

Бывшие коллеги полагают, что Уизвелл вернется в Москву, где у него есть квартира. Российское правосудие, скорее всего, будет к нему благосклонно. Когда московские регуляторы ознакомились с материалами по зеркальным сделкам, они не нашли в них ничего особенного, что бы их встревожило. Они просто сказали, что Банк стал жертвой незаконной схемы, и понес символическое наказание — пять тысяч долларов. Американские и европейские регуляторы, вероятно, будут гораздо более склонны к применению карательных мер. На самом же деле, Уизвел, видимо, не скоро вернется в Америку, учитывая, что Министерство юстиции ведет расследование по делу Deutsche Bank. Один из друзей Уизвелла, находящийся сейчас в Америке, назвал его «финансовым Эдвардом Сноуденом».

Девятого марта 2015 года (менее чем за месяц до того, как скандал с зеркальными сделками получил огласку) два специалиста по стратегии из аналитического отдела лондонского отделения Deutsche Bank — Оливер Харви (Oliver Harvey) и Робин Уинклер (Robin Winkler) — опубликовали доклад под названием «Невидимая материя» (Dark Matter), в котором описали крупномасштабный незарегистрированный перевод денег между странами. В целом, на большинство экономических публикаций люди попросту не обращают внимания, но «Невидимая материя» вызвала широкий общественный резонанс. В нескольких газетах были опубликованы статьи об этой работе, а Харви принял участие в передачах на каналах на CNN и BBC, чтобы обсудить свои исследования.

Выводы доклада подтвердили давние подозрения. Как объяснили авторы, в любой национальной экономике существуют потоки капитала, которые не регистрируются в документах, называемых «платежным балансом». Ошибки и несущественные пропуски следует считать случайными, и, следовательно, ни на какой повторяющийся сценарий они не указывают. Авторы обнаружили, что в Великобритании повторяющаяся картина отнюдь не случайна. В Великобритании наблюдаются «значительные положительные чистые ошибки», которые позволяют предположить наличие значительного «притока неучтенного капитала». Анализируя данные по другим странам, Харви и Уинклер вычислили, откуда идет в Великобританию подавляющее большинство потоков неучтенного капитала. С 2010 года, пишут они, в Лондон ежемесячно поступало около 1,5 миллиарда неучтенных долларов, причем, «изрядная доля» этих денег поступила из России. «В самом своем крайнем проявлении», объяснили авторы, нерегистрируемый отток капитала из Москвы предусматривает совершение таких «преступных действий, как уклонение от налогов и отмывание денег».

Как может подобный отток капитала происходить в согласованной и представляемой в цифровом виде финансовой системе? Банковские переводы оставляют «следы». По импортным и экспортным операциям ведется отчетность. Как могли деньги исчезнуть в одном месте и появиться в другом? Нашим двум стратегам не пришлось долго ждать или далеко ходить, чтобы получить нелицеприятный ответ — из тех 18-ти миллиардов долларов, которые, по их подсчетам, поступают в Великобританию ежегодно, около 20% попадают в эту страну в результате сделок, совершенных их собственным банком. Половина сделок была проведена в лондонском Сити в штаб-квартире Deutsche Bank, которая находится в нескольких минутах ходьбы от офиса на Пиннерс Холл, где работали Харви и Уинклер.

У генерального директора Deutsche Bank Джона Крайена слишком мало времени, чтобы думать о таких неприятных вещах. Какими бы ни были результаты различных расследований зеркальных сделок, банк находится в беде. Он потерял в прошлом году 7,5 миллиарда долларов. Крайен назвал итоги 2015 года «отрезвляющими». Недавнее решение Великобритании выйти из состава Евросоюза подвергло Deutsche Bank еще большему риску. Пока что в 2016 году банк потерял половину своей рыночной стоимости, и в начале августа цена его акций упала до рекордно низкого уровня — 12,58 доллара. Единственные инвесторы, которым банк сейчас нравится — это продавцы ценных бумаг, играющие на понижение. Финансист Джордж Сорос перед британским референдумом о членстве в ЕС открыл в Deutsche Bank короткую позицию, фактически поставив против стоимости акций, и, по оценкам специалистов, заработал более 100 миллионов долларов, когда акции упали. Между тем, в отличие от многих других кредитных организаций с Уолл-Стрит, Deutsche Bank продолжает выдавать кредиты на миллионы долларов компаниям, связанным с Дональдом Трампом. Недавно, когда журналисты Times спросили Трампа о его документах, на основании которых он совершает сделки на Уолл-Стрит, он сказал, что за него может поручиться менеджер Deutsche Bank по управлению частным капиталом Розмари Враблик (Rosemary Vrablic).

Настроение внутри банка безрадостное — хотя бы потому, что Крайен заявил о предстоящем сокращении рабочих мест. По данным недавно проведенного опроса, работой в Deutsche Bank гордятся менее 50% сотрудников (эту новость Крайен тоже назвал «отрезвляющей»). Настроение среди акционеров, если уж на то пошло, еще хуже. Инго Шпайх (Ingo Speich), портфельный управляющий Union Investment — немецкой компании, которая является одним из крупнейших акционеров банка — в беседе со мной сказал, что в 2015 году на ежегодном общем собрании банка звучала критика. В этом году Шпайх встал и решительно выступил против «продолжающихся уже десять лет злоупотреблений и неэффективного управления» При этом рыночная капитализация Deutsche Bank стала зловещей шуткой Уолл-Стрит. Этим летом Deutsche Bank, которому уже 146 лет, оценили примерно в 18 миллиардов долларов — столько же стоит компания-разработчик мобильного приложения Snapchat.

С 2011 года Федеральный резерв США проводит среди американских кредитных организаций ежегодный «стресс-тест», чтобы оценить, есть ли у банков достаточно капитала, чтобы выдержать шок в условиях экономического спада. В 2015 году Deutsche Bank тест не прошел, и снова потерпел неудачу в июне этого года, когда были вскрыты «масштабные и существенные недостатки». Вскоре после публикации последнего доклада Федрезерва, свой страшный прогноз озвучил и Международный валютный фонд. Deutsche Bank, говорится в документе МВФ, является не только «одной из наиболее серьезных причин системных рисков в мировой банковской системе», но и переносчиком «инфекции», поскольку между Deutsche Bank и другими кредитными и страховыми организациями наблюдается масштабное «перетекание» финансов. Любые нарушения и случаи невыполнения своих обязательств со стороны Deutsche Bank, как считает МВФ, крайне негативно отразятся и на всех остальных.

Учитывая шаткое положение Deutsche Bank, сейчас самое неудачное время для проведения зеркальных сделок. Крайен пообещал к концу года урегулировать проблемы, возникшие в российском отделении банка, и недавно банк выделил около миллиарда долларов на судебные издержки. Не исключено, что этого будет недостаточно. В прошлом году за нарушение санкций против Ирана, Судана и других стран Deutsche Bank был оштрафован на сравнительно небольшую сумму в 258 миллионов долларов. Правда, в 2014 году банк BNP Paribas согласился заплатить почти девять миллиардов долларов, чтобы рассчитаться с регуляторами за нарушение санкций. И за зеркальные сделки регуляторы США (крайне неодобрительно относящиеся ко всем операциям, которые выглядят как отмывание денег) могут назначить очень большой штраф. Для того чтобы Deutsche Bank смог заплатить такой штраф, какой заплатил банк BNP Paribas, и при этом остаться на плаву, ему, возможно, потребуется привлекать дополнительный капитал. Не исключено, что для спасения от банкротства ему понадобится финансовая помощь немецких властей. Дефицит капитала в крупнейшем банке Германии может спровоцировать банковский кризис в Европе. И это станет очень серьезным ударом для мировой экономики.

На веб-сайте банка опубликована декларация о системе ценностей. Документ был написан в 2013 году, когда Deutsche Bank создал новый этический кодекс, который должен был помочь ему «осуществлять свою деятельность с предельной добросовестностью и честностью». В свете разразившегося скандала с зеркальными сделками, особое значение приобретает одна фраза: «Мы помогаем нашим клиентам добиться успеха, постоянно подбирая подходящие способы решения их проблем. Мы будем делать то, что нужно — а не только то, что разрешено».

Германия. Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 24 августа 2016 > № 1869768


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 августа 2016 > № 1908162 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам встречи с Министром иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайером, Екатеринбург, 15 августа 2016 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы только что завершили нашу совместную программу в Екатеринбурге с Министром иностранных дел Германии, Председателем ОБСЕ Ф.-В.Штайнмайером.

Обсуждали, прежде всего, международные вопросы. Особое внимание уделили развитию ситуации на Украине. Это развитие вызывает, прямо скажем, серьезную озабоченность. Мы обсудили задачи по продвижению процесса урегулирования этого кризиса на основе синхронизации шагов по выполнению Минских договоренностей как в части обеспечения безопасности в регионе, так и в том, что касается политического процесса и реформ.

Оценили также перспективы и возможности возобновления диалога в «нормандском формате», на которых, как вам известно, не могла не сказаться недавняя вылазка в Крыму украинских диверсантов, в результате которой погибли российские военнослужащие.

Мы говорили о том, как прекратить провокации в зоне конфликта на Востоке Украины, способствовать выработке путей урегулирования через укрепление безопасности, усиление контроля миссии ОБСЕ в зоне безопасности и в местах складирования тяжелых вооружений, а также как продвигать прямой диалог киевских властей с представителями Донецка и Луганска в соответствии с «Комплексом мер», который был одобрен в Минске в феврале прошлого года.

Вторая тема, которая заняла много времени в наших беседах – Сирия. Мы по-прежнему считаем, что необходимо не допустить того, чтобы здесь восторжествовали отряды международного терроризма, обеспечить начало настоящего, подлинного переговорного процесса между всеми сирийскими сторонами под эгидой ООН, как того и требует резолюция СБ ООН. И, конечно, все это предполагает упрочение режима прекращения боевых действий. Одна из наиболее острых задач – это решение гуманитарных проблем во многих частях Сирии, в частности в Алеппо.

Мы рассказали нашим германским друзьям о тех шагах, которые мы предпринимаем в контактах с США. Как вам известно, Россия и США сопредседатели Международной группы поддержки Сирии (МГПС), в которую также входит и Германия. Россия убеждена в том, что одна из ключевых задач, которая была уже давно признана в качестве актуальной, но до сих пор не решается – размежевание умеренной оппозиции от ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры», которая недавно сменила вывеску и теперь называется «Джабхат Фатх Аш-Шам», но от этого не изменила своей сущности. Тревожит и то, что многие т.н. умеренные оппозиционеры все чаще координируют свои действия с этими террористами.

Как я уже сказал, говорили о ситуации в Алеппо. У нас есть надежда на то, что совместно с участием России, США, других западных стран и стран региона, а также ООН мы сможем облегчить положение гражданского населения и не допустить, чтобы боевики, которые контролируют часть этого города и региона, диктовали свои условия.

Хотел бы сказать, что мы ценим роль Германии как Действующего председателя ОБСЕ в том числе в том, что касается работы специальной мониторинговой миссии этой Организации на Украине. В целом мы поддерживаем повестку дня германского председательства в рамках подготовки к очередному заседанию Совета министров иностранных дел, которое состоится в Германии в декабре этого года.

Мы коснулись целого ряда вопросов, касающихся двусторонней повестки дня. Рассмотрели развитие наших отношений в этот непростой, прямо скажем, период в политической, культурно-гуманитарной и историко-мемориальной сферах. Потому что мы, германские коллеги и лично Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер уделяем большое внимание решению тех вопросов, особенно гуманитарных, которые остались нам в наследство после Второй мировой войны. У нас есть целый ряд совместных весьма полезных проектов, поддержка бывших узников концентрационных лагерей, в прояснении судьбы российских и германских военнопленных и интернированных. Еще раз хотел бы сказать, что это очень важно для консолидации настроений в наших обществах, которые, конечно же, приветствовали историческое примирение между нашими странами.

Договорились поощрять контакты между ведомствами и регионами Российской Федерации и землями ФРГ. Считаю, что интерес, который лично проявляет Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер к работе в регионах России, заслуживает всяческой поддержки.

Вопрос: Спустя неделю после событий в Крыму мы практически ничего не знаем о том, что там произошло, кроме той информации, которую получаем от российской секретной службы, которая является единственным источником информации. Какие сведения имеются у германского правительства? Какие детали может озвучить Министр иностранных дел России С.В.Лавров?

С.В.Лавров: Понимаю, что всегда хочется иметь больше источников информации, чтобы сопоставлять картину и делать ее более объективной. Рассчитываю, что у германских СМИ такой интерес не только к Крыму, но и к другим вопросам, в частности тем, что касаются российских действий в различных ситуациях и вообще ситуации внутри России. Хотелось бы, чтобы источники были многочисленными.

Мы действительно не скрываем того, что нам известно. Вы сказали, что не знаете ничего, кроме того, что показывает российская сторона. Мы показываем задержанных, их показания, обнаруженные в Крыму склады с их вооружением, боеприпасами и прочими приспособлениями, которые обычно используют террористы-взрывники. Все это транслируется по нашему телевидению, о чем я сегодня упоминал Министру иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайеру. Уверен, что присутствующий здесь Посол Германии в Российской Федерации Р.Фон Фрич-Зеерхаузен и его сотрудники смотрят эти материалы и, наверное, учитывают их в своих донесениях в Министерство иностранных дел Германии.

Конечно, мы не все можем показать, но у нас есть дополнение к тому, что вы видите по телевидению – неопровержимые доказательства того, что это была диверсия, которая давно планировалась по линии Главного управления разведки Министерства обороны Украины и имела своей целью дестабилизацию обстановки в российском Крыму. Мы открыты для предоставления дополнительных фактов помимо тех, которые были предъявлены общественности, нашим западным партнерам, которые всерьез заинтересуются тем, чтобы подобных вещей больше не происходило. Для этого необходимо оказать влияние на Киев. Верховный главнокомандующий на Украине есть, Министерство обороны и все его подразделения подчиняются верховному главнокомандующему. Это банальная констатация факта.

Мы ценим заинтересованность Германии, которую сегодня подтвердил Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер, в том, чтобы подобных инцидентов больше не было. Но, независимо от того, как будут работать наши западные партнеры со своими друзьями в Киеве, мы по поручению Президента Российской Федерации В.В.Путина предпринимаем исчерпывающие меры, чтобы любые попытки подобных проникновений на нашу территорию пресекались на корню.

Вопрос: Насколько вероятен разрыв дипломатических отношений между Россией и Украиной?

С.В.Лавров: Не думаю, что сейчас мы находимся в ситуации, когда кто-то заинтересован в разрыве дипломатических отношений. Это крайние меры. Мне кажется, что сейчас главное – не поддаваться эмоциям, не впадать в экстремальные варианты действий, а сдержанно и сконцентрированно обеспечить стабилизацию обстановки. Как я уже сказал, в том, что касается Крыма, мы это сделаем и уже делаем, независимо от того, какие выводы из ситуации, которая произошла 10 дней назад, сделают наши западные партнеры и наши коллеги в Киеве. Я выступаю за то, чтобы сейчас сосредоточиться на возвращении всей ситуации во всех ее аспектах – безопасности и политического урегулирования – к последовательности и сути Минских договоренностей. Это уже не про Крым, а про Восток Украины. Мы сегодня много об этом говорили. Германия и лично Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер очень многое сделал для того, чтобы добиться выполнения Минских договоренностей. На саммите «нормандской четверки» в Париже в прошлом году появился такой термин, как «формула Штайнмайера», которую изобрел Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер для того, чтобы найти практически общеприемлемые пути реализации поставленной в Минских договоренностях задачи по предоставлению Донбассу особого статуса. Мы активно это поддержали. Сейчас, к сожалению, реализация «формулы Штайнмайера» тормозится властями в Киеве, которые хотят в очередной раз переиграть Минские договоренности.

Я не за какие-то шаги, которые вызовут всплеск информационного внимания, и на деле едва ли будут способствовать выполнению того, о чем мы все договорились и чего мы все хотим.

Вопрос: Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер недавно предложил воздушный мост для оказания помощи людям в Алеппо, сказав, что коридор на суше был бы лучше, но если все это не получается, то есть ли возможность создания воздушного моста, и будет ли Россия готова поддерживать такой проект и участвовать в нем?

С.В.Лавров: Россия была первой, кто не просто предложил, но и реализовал сбрасывание с воздуха гуманитарной помощи. Впервые это было сделано в Дэйр-аз-Зоре, где по-прежнему сохраняется тяжелая гуманитарная ситуация – он осажден боевиками. Мы продолжаем сбрасывать помощь с самолетов в этот район. Когда мы это начинали, то призвали ООН поддержать наши действия. Поначалу ооновцы очень сильно сомневались, что это возможно. Я очень доволен, что в итоге они согласились применить такие же методы доставки гуманитарной помощи в районы, где этого требует и позволяет ситуация. Здесь очень важно именно то, как на деле будут осуществляться эти сбросы. В Дэйр-аз-Зоре такая конфигурация противостояния сторон, которая позволяет гарантированно сбрасывать гуманитарные грузы, будучи уверенными, что они попадут в те руки, которым они предназначены, в руки нуждающегося гражданского населения. В Алеппо ситуация постоянно меняется. Мы, по крайней мере, видим очень большие риски, что в силу погодных условий (ветер) и постоянно меняющейся конфигурации на земле не удастся доставить гуманитарные грузы тем, кому они предназначены, и что они попадут в руки террористов и лишь укрепят их положение, позволят им более долго сопротивляться тем, кто им противостоит.

Мы сегодня много дискутировали об Алеппо. У нас примерно одинаковое понимание серьезности ситуации. Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер говорил о коридорах. Как вы знаете, вместе с сирийскими правительственными силами мы предложили создать (создали и объявили об этом) шесть коридоров для вывода мирного населения, которое хочет уйти из этого района. Один коридор был объявлен для тех боевиков, которые будут готовы уйти оттуда невредимыми под гарантию сирийского Правительства и Российской Федерации.

К сожалению, боевики, руководители террористов, которые «правят бал» в восточном Алеппо препятствуют выходу как своих соратников, так и мирных жителей. Причем для устрашения прибегают к публичным казням тех, кто хотел бы покинуть этот далеко не безопасный район. Тем не менее, туда с большим трудом доставляются по земле гуманитарные грузы. Да, этого не достаточно. Насколько реалистично сбрасывать помощь с воздуха? Я уже дал нашу оценку. У других наших партнеров может быть иное мнение. Но в любом случае, те, кто хочет этим заниматься, должны согласовать свои действия со сторонами, которые там находятся, прежде всего, с сирийским Правительством. Будем продолжать координировать дополнительные усилия помимо работы по тем коридорам, которые, как я уже сказал, открыты, с нашими партнерами по Международной группе поддержки Сирии, прежде всего с США как с сопредседателем. Будем и дальше согласовывать наши шаги с ООН.

Напомню, что главная проблема состоит не в том, что кто-то не хочет помогать облегчению гуманитарной ситуации, а в том, что принципиально важно, решая гуманитарные проблемы, не допустить использования гуманитарных каналов для того, чтобы под видом гуманитарной помощи террористы получали пополнение в виде боевиков, оружия и боеприпасов.

СБ ООН по нашей инициативе принял резолюцию 2165, в которой говорится о необходимости установления контроля за поставками гуманитарных грузов, в частности, по так называемой дороге Кастелло из Турции. С согласия правительства Турции в этой резолюции были обозначены два контрольно-пропускных пункта на турецкой территории, где ооновцы должны установить мониторинговое присутствие. На одном из таких пунктов ооновцы расположились, второй пункт до сих пор не открыт. Мы поднимали эту тему, когда Президент Турции Р.Т.Эрдоган посетил Россию с визитом и встретился с Президентом России В.В.Путиным в г.Санкт-Петербурге 9 августа с.г. У нас есть понимание с турецкими коллегами, что они будут рассматривать вопросы, связанные с выполнением этой резолюции, с налаживанием международного контроля на двух контрольно-пропускных пунктах. Думаю, что эти вопросы поддаются решению. Затем надо будет урегулировать ситуацию на самой дороге Кастелло, где тоже можно предусмотреть контроль за теми грузами, которые идут в Алеппо.

Главная проблема известна с самого начала деятельности МГПС, и наши американские партнеры публично ее признали. Госсекретарь США Дж.Керри заявил еще в феврале с.г. на заседании Международной группы поддержки Сирии о том, что США привержены задаче размежевать умеренную оппозицию, которая, в частности, сотрудничает с Вашингтоном и европейцами, от тех территорий, которые занимают ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра». Это было в феврале. Сейчас август. Ничего не сделано, и по-прежнему так называемые «умеренные» блокируются с «нусровцами» для того, чтобы противостоять правительственным войскам. Мы приняли в СБ ООН решения, которые гласят очень простую вещь: те, кто занимают сторону террористов, являются террористами. Из этого нужно исходить. А постоянно жаловаться на то, что нельзя бомбить те или иные территории, потому что там не только «Джабхат ан-Нусра», но и другие группировки, означает очень простую вещь – террористов пытаются вывести из-под удара.

Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер сказал про паузы, которые сейчас объявляются на три часа в день, и что этого недостаточно. Конечно, этого недостаточно. Но для того, чтобы эти паузы были более продолжительными, необходимо решить те вопросы, о которых я вам говорил. В прошлом мы с американцами достигали договоренности и объявляли режим тишины на 48 часов, на 72 часа. Результатом стало незначительное облегчение гуманитарной ситуации, но главным результатом этих пауз стало пополнение рядов террористов на 7 тыс. человек, не говоря уже об огромных количествах боеприпасов и оружия. Поэтому здесь нельзя говорить «давайте забудем про терроризм и давайте только сбрасывать гуманитарные грузы, независимо от того, в чьи руки они попадут, даже пусть попадут террористам, но главное, чтобы не было лишней проблемы для гражданского населения». Это очень важно. Это ключевой приоритет. Не менее ключевым приоритетом является недопущение того, чтобы кто-то косвенно или прямо поддерживал террористические группировки.

Вопрос: Недавно с турецкой стороной обсуждался вопрос о перекрытии границы с Сирией, насколько готова Турция в этом участвовать?

С.В.Лавров: Только что подробно отвечал на практически идентичный вопрос, и он касается уже принятого решения СБ ООН (резолюция 2165), которое предусматривает мониторинг по линии международного сообщества на двух основных контрольно-пропускных пунктах. Конечно, они не являются единственными возможностями пересечения сирийско-турецкой границы, но тем не менее, есть два контрольно-пропускных пункта, где СБ ООН призвал и постановил разместить наблюдателей ООН. Один из этих пунктов работает, второй до сих пор закрыт. Как я уже сказал, в ходе визита Президента Турции Р.Т.Эрдогана 9 августа в г.Санкт-Петербург Президент России В.В.Путин затрагивал эту тему, и у нас с турецкой стороной есть понимание того, что необходимо принять дополнительные меры, чтобы эта резолюция полностью и эффективно выполнялась. Это касается открытия второго пропускного пункта и интенсивности мониторинга международного сообщества, который на каждом из этих пунктов обеспечен. Думаю, что это будет реально помогать. Стопроцентно досматривать все грузы невозможно, но мы сейчас вместе с нашими коллегами из ООН, США и Европы рассматриваем рекомендации специалистов о том, как можно сделать контроль выборочным, но с максимальной гарантией ненарушения исключительно гуманитарного режима этого маршрута.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 августа 2016 > № 1908162 Сергей Лавров


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 августа 2016 > № 1908161 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе открытия российско-германской Летней школы «Пути развития энергетического сектора. Современные вызовы», Екатеринбург, 15 августа 2016 года

Уважаемый Виктор Анатольевич,

Уважаемый Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер,

Дорогие друзья,

Прежде всего, хотел бы сердечно поблагодарить руководство Свердловской области, Екатеринбурга, Уральского Федерального Университета за оказанный нам теплый прием, гостеприимство.

Для меня большая честь совместно с Министром иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайером принять участие в открытии второго мероприятия, которое проходит в рамках российско-германской Летней школы по теме «Пути развития энергетического сектора. Современные вызовы».

Екатеринбург неоднократно был местом проведения важных российско-германских переговоров, в том числе, на высшем уровне. Здесь проходили Форум общественности «Петербургский диалог», многочисленные конференции, встречи представителей деловых кругов, деятелей науки и культуры. На этот раз мой коллега и добрый товарищ, почетный доктор Университета Ф.-В.Штайнмайер решил прервать свой отпуск для участия в сегодняшнем мероприятии. Рассчитываю, что оно поможет способствовать расширению двустороннего сотрудничества в образовательной, научной и технической областях, а также способствовать диалогу между молодежью России и Германии.

Такие встречи представителей наших стран, нацеленные на поддержание доверия и взаимопонимания, особенно востребованы сегодня, когда российско-германские отношения переживают непростой этап. Думаю, даже наверное, самый сложный этап с того момента, когда при активной, я бы сказал, решающей роли нашей страны, Германия объединилась.

Нынешнее состояние дел связано с проблемами, которые накапливались давно и прорвались наружу во время украинского кризиса. Они отражают глубокие системные дефекты в европейской архитектуре. К сожалению, наши многочисленные предложения согласовать международно-правовые принципы обеспечения равной и неделимой безопасности в Евроатлантике долгие годы отвергались членами НАТО и по сей день продолжают отвергаться и игнорироваться. Печально, что и сегодня философия натоцентричности, я даже бы сказал высокомерная, преобладает над духом Хельсинкского Заключительного акта. Курс на продвижение НАТО на Восток любой ценой без преувеличения углубляет разделительные линии на Континенте. И когда этот курс, подрывающий баланс интересов и стабильность в Европе, жестко споткнулся на Украине, начались попытки свалить вину на Россию, причем не было предпринято никаких усилий заставить организаторов вооруженного государственного переворота выполнить Соглашение о мирном урегулировании и создании правительства национального единства, которое они подписали при посредничестве Германии, Франции и Польши. Более того, к огромному сожалению, наши западные партнеры закрыли глаза и на националистические ультрарадикальные позиции тех, кто захватил власть в Киеве, кто требовал искоренить все русское на Украине. Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер упомянул о том, что в Германии и в Европе обратили внимание на националистические «повадки» новых властей, но сделано это было в виде мягкого укора. Ничего похожего на требования, которые действительно отражали бы принципиальную позицию Европы, соответствующую документам ОБСЕ, которые не допускают насильственного захвата власти, мы, к сожалению, не увидели.

Вскоре после этого произошел государственный переворот в Йемене, и президент сбежал из страны.

Наши друзья нам говорили, в том числе, германские, но и в целом европейцы и американцы, что они не смогли заставить организаторов переворота повернуть назад и выполнить свои обязательства, когда президент уехал из Киева. Во-первых, он уехал не за границу, а был в Харькове. Это отдельная история, как бы к нему ни относиться. Было достигнуто соглашение, которое предполагало досрочные выборы уже в 2014 г.

Если в случае с Йеменом, мы до сих пор все вместе, и включая наших западных партнеров, требуем возвращения законного президента к власти, то в случае с Украиной на следующий день после подписания соглашения об этом забыли. Здесь есть о чем поговорить.

Когда новые власти в Киеве, пришедшие к ней в результате переворота, приняли решение применять армию против тех регионов страны, которые отказались принять антиконституционный переворот, наши коллеги в странах НАТО не возвысили свой голос против этого совершенно антиправового действа, а просто призвали новые власти применять силу пропорционально.

Это все мы достаточно откровенно обсуждаем с Министром иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайером. У нас, как вы слышите, неоднозначное и неодинаковое понимание того, что происходит, а также неоднозначное толкование принципов Хельсинкского Заключительного акта и принципов Устава ООН. Но, по крайней мере, наш диалог с Ф.-В.Штайнмайером никогда не прерывался. Я очень ценю возможность по-честному, откровенно, не сглаживая острые углы, общаться с моим германским коллегой.

Несмотря на все происходящее, мы не делаем из этого трагедии. Неоднократно говорили, что обижаться, уходить в изоляцию мы не намерены. Конфронтация с кем-либо – не наш выбор. Уверен, что наши связи рано или поздно вернутся на устойчивую траекторию, тем более что их дальнейшая деградация вряд ли отвечает интересам наших стран и народов и Европы в целом.

Конечно, оздоровлению ситуации будет способствовать политико-дипломатическое урегулирование кризиса на Украине. Убеждены, что добиться этого можно лишь последовательно реализуя согласованный с участием Германии и России минский «Комплекс мер», настойчиво добиваясь выполнения всех содержащихся в нем обязательств, основную часть которых взяли на себя нынешние киевские власти под гарантии Берлина и Парижа.

Мы видим, что в Европе растет осознание безальтернативности нормализации отношений, возобновления имеющихся форматов сотрудничества. Соответствующие сигналы мы получаем не только от представителей общественных, гуманитарных, деловых кругов, рядовых граждан, но и от многих политиков, которые прекрасно понимают, что свертывание работы Совета Россия-НАТО (СРН), "замораживание" всех ключевых механизмов взаимодействия между Россией и ЕС было, конечно же, ошибкой, равно как и "замораживание" энергетического диалога между Россией и ЕС, которым вы сейчас занимаетесь. Я эти сигналы активно приветствую. Вы подаете пример взрослым дядям и тетям, поскольку молодежь всегда смотрит в будущее. Со своей стороны мы последовательно исходим из того, что восстанавливать связи следует не фрагментарно, а полномасштабно и качественно. Залог успеха - в готовности действовать на основе равноправия и взаимоуважения. Мы твердо привержены курсу на такой диалог. Готовы конструктивно обсуждать самые различные предложения и инициативы, решать насущные проблемы.

Германия – наш ключевой партнер не только в европейских делах, но и в решении глобальных проблем современности, включая урегулирование конфликтов, противодействие международному терроризму и экстремизму, которые бросили беспрецедентный вызов мировому сообществу. Но и здесь не должно быть "двойных стандартов". Например, гуманитарный кризис в Сирии занимает центральное место в политической риторике государственных деятелей Запада, но как-то старательно обходится стороной гуманитарная ситуация в Йемене, которая по доверительным, не публикуемым оценкам представителей ООН характеризуется как гуманитарная катастрофа. Здесь тоже есть, над чем подумать, и как сделать так, чтобы подходы к ливийскому, йеменскому, сирийскому, иракскому кризисам опирались на прочную почву единых стандартов, в центре которых безусловный приоритет – искоренение терроризма.

Убеждены, что основной акцент стоит делать не на разногласиях или взаимных претензиях, а на продвижении позитивной объединительной повестки дня. Не может не радовать, что в последнее время множатся примеры успешного приложения совместных усилий. Поступательно развиваются политические, межпарламентские, межведомственные, межрегиональные контакты между Россией и Германией. Наращивается плодотворное взаимодействие в культурной, научно-образовательной, историко-мемориальной сферах. В частности, в июне текущего года под нашим с г-ном Федеральным министром патронатом стартовал российско-германский Год молодежных обменов, который принял эстафету от завершившихся в прошлом году перекрестных годов русского и немецкого языков и литературы, о чем также упомянул Ф.-В.Штайнмайер.

Отрадно, что возобновил работу форум общественности «Петербургский диалог» – важнейшая площадка для продвижения взаимодействия по линии гражданских обществ. Его очередное заседание состоялось в прошлом месяце в Санкт-Петербурге. Весьма востребованным форматом связи представителей общественности двух государств остаются регулярные «Потсдамские встречи».

Хорошо, что постепенно восстанавливаются и другие "замороженные" механизмы взаимодействия. Важной вехой на этом пути стало возобновление деятельности межведомственной Рабочей группы высокого уровня по стратегическим вопросам сотрудничества в области экономики и финансов. Ее очередное заседание прошло в июне. Рассчитываем, что это будет содействовать выправлению негативных тенденций в торгово-экономической области.

В год 75-летия начала Великой Отечественной войны особое значение приобретают совместные историко-документальные и мемориальные проекты. Конструктивное сотрудничество налажено по линии совместной Комиссии историков России и Германии, которая изучает и публикует архивные материалы и исследования о страницах нашего общего прошлого. 22 июня, в день начала Великой Отечественной войны мы с г-ном Ф.-В.Штайнмайером обнародовали Совместное заявление о российско-германской инициативе по поиску и оцифровке архивных материалов под названием «Советские и немецкие военнопленные и интернированные». Тем самым заложена основа для продолжения работы между уполномоченными на реализацию данного проекта структурами двух стран – Управлением Министерства обороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества и Германским народным союзом по уходу за военными могилами.

Положительных примеров совместной работы у нас и на этом этапе отношений достаточно. Полагаем важным не останавливаться на достигнутом в интересах сохранения и преумножения накопленного за долгие годы позитивного потенциала двустороннего сотрудничества на благо наших народов, во имя упрочения глобальной и региональной стабильности и безопасности. Уверен, что нас должно объединять осознание долгосрочного неконъюнктурного характера российско-германских связей, понимание их стратегической перспективы.

Пользуясь случаем, хотел бы особо подчеркнуть, что мы высоко ценим личный вклад г-на Ф.-В.Штайнмайера в успешную реализацию целого ряда проектов двустороннего сотрудничества, в том числе в российских регионах. Он уже упоминал об инициативе «Партнерство для модернизации», которое в нынешних условиях, к сожалению, «пробуксовывает» из-за замораживания отношений России с ЕС.

Нынешняя Летняя школа энергетиков – также инициатива Ф.-В.Штайнмайера. Мы активно приветствуем такой его настрой на продвижение конкретных проектов общения наших граждан, представителей различных профессий и, конечно же, студентов.

Не менее значимы и усилия Ф.-В.Штайнмайера в продвижении наших совместных инициатив в историко-мемориальной и гуманитарной сферах, направленных в том числе на сохранение памяти о событиях Второй мировой войны ее уроков, направленных на помощь остающимся в живых ветеранам и историческое примирение народов наших стран, развитие современных российско-германских отношений в духе взаимного уважения и учета интересов друг друга.

Вопрос: Мой вопрос касается перспективного проекта, который развивается между Россией и Германией в сфере энергетики – «Северный поток – 2». Учитывая, что при его реализации возникли какие-то сложности с Польшей, не могли бы Вы рассказать о его текущем состоянии и перспективах развития?

С.В.Лавров: В отношении проекта строительства «Северного потока – 2» идет немало подводных телодвижений. Не всем хочется, чтобы Европа повышала устойчивость своего энергообеспечения за счет сотрудничества с Россией. Не буду вдаваться в детали, наверное, вы читаете соответствующие сообщения. Мы убеждены, как и европейские партнеры, которые вместе с ПАО «Газпром» этот проект разрабатывают, что он будет способствовать диверсификации маршрутов поставок газа на европейский рынок и в целом вписываться в ту программу развития европейской газовой инфраструктуры, которая существует в ЕС и соответствует его основной цели – созданию энергетического союза, единого, открытого рынка газа в Европе. Безусловно, его реализация станет еще одним вкладом в выполнение договоренностей, которые были достигнуты на Конференции по климату в Париже в отношении сокращения выбросов в атмосферу. Это особо актуально в ситуации, когда, например, Германия взяла принципиальную линию на отказ от ядерной энергетики, и если это не газ, то это уголь. Знаю, что доля угля в энергобалансе Германии будет возрастать, но это, наверное, не очень полезно для экологии. Поэтому роль «Северного потока» как реального поставщика экологически чистого топлива, я думаю, в Германии оценили. Это подтверждается тем, что, как я уже сказал, наряду с «Газпромом», проект в числе своих акционеров имеет «Wintershall», «E.ON», «ОМV», «Shell», «ENGIE». Многие другие европейские компании являются заинтересованной стороной в получении подряда на прокладку подводной части трубопровода. Так что и Балтийскому региону здесь будет небезынтересно посмотреть на этот проект и поучаствовать в нем.

Мы не хотим политизировать этот процесс, а наши польские коллеги откровенно заявляют, что они выступают против того, чтобы, как они говорят, в любых формах возрастала зависимость от России. Но ведь зависимость взаимная. От нашего газа зависят многие страны Европы. Мы никогда никого не подводили. У нас были проблемы с транзитом, и «Северный поток», кстати, все эти проблемы позволит решать. Ведь это газопровод, который напрямую, без каких-либо транзитных стран будет поставлять газ сразу в страны ЕС. Думаю, что здесь здравый смысл, экономика и экономические соображения возобладают над политикой. Хотя мы знаем, что в самой Германии есть деятели, которые публично заявляют, что, когда немецкие компании жалуются на негативный эффект от санкций против России, в ответ от некоторых политиков они слышат, что в данном случае в отношении наказания нашей страны экономика должна быть принесена в жертву политике. Но эти заявления звучали пару лет назад. Думаю, что этот неконструктивный и наносящий вред самой Германии подход будет постепенно заменяться здравым смыслом.

Вопрос (обоим министрам): Вы уже частично ответили на вопрос о том, каким вы видите развитие отношений между Россией и Германией (и Евросоюзом в целом). Как бы вы хотели улучшить это развитие, и что стоит на пути такого улучшения?

С.В.Лавров: Мне кажется, тема гораздо шире, чем просто украинский кризис. Я уже говорил, что украинский кризис просто стал следствием накопившихся в Европе системных проблем, которые мы последовательно пытались решать за счет равноправного, взаимоуважительного диалога. Акцент мы ставили на то, что нужно сделать следующий шаг после того, как были приняты документы, на которые ссылался Ф.-В.Штайнмайер, включая Парижскую Хартию для Новой Европы, да и Основополагающий Акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора. В этих документах был продекларирован принцип равной и неделимой безопасности, заявлено, что никто не должен укреплять свою безопасность в ущерб безопасности других. Но каким-то странным образом этот принцип не воплощался в конкретные дела. На практике было очень трудно добиваться выполнения этих обязательств, которые не имели юридического статуса. Поэтому в 2008 г. мы предложили заключить договор о европейской безопасности, о безопасности в Евроатлантике, который кодифицировал бы в нормы международного права соответствующие политические обязательства о неукреплении своей безопасности за счет безопасности других и предполагал бы процедуры, которые будут применены, если любой участник договора чувствует, что его безопасность ущемляется. Нам сказали категорически «нет» и, между прочим, прямо объяснили, что юридические гарантии безопасности могут быть предоставлены только членам НАТО. Тем самым подтверждалась достаточно аррогантная, конфронтационная линия на то, чтобы безоглядно и бесконечно расширять НАТО, чтобы создавать ощущение у стран, не входящих в НАТО, что лишь в Североатлантическом альянсе они получат гарантии своей безопасности. Это тоже абсолютно ложный тезис, потому что, например, когда в 2004 г. Прибалтика рвалась в НАТО, а нас наши западные партнеры предупреждали, что, как только они станут членами НАТО, они со своими фобиями в отношении России сразу успокоятся и будут чувствовать себя защищенными. Потому что у них «тяжелая история», поэтому, дескать, поймите, что это пойдет лишь на пользу всем. Ничего подобного не произошло.

Став членами НАТО, страны Балтии превратились в главных русофобов, которые вместе с некоторыми другими членами Североатлантического альянса представляют собой некое агрессивное меньшинство, за которым вынуждена идти вся евроатлантическая группа стран - то ли на основе принципа консенсуса, то ли солидарности. Примерно так же они себя ведут в Евросоюзе. В 2008 г. проходил Совет Россия-НАТО в Бухаресте. Было это в начале апреля. Россию представлял Президент В.В.Путин, завершавший в то время свой второй президентский срок. И там же проходил саммит НАТО, на котором было принято решение, гласящее, что Грузия и Украина будут в НАТО. Если вы помните, через несколько месяцев, наверное, потерявший чувство реальности М.Н.Саакашвили начал авантюру, напав на жителей Южной Осетии, которые в тот момент еще были жителями Грузии, атаковал миротворцев, которые там находились по мандату Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Я практически убежден, что этот шаг со стороны НАТО, которое на высшем уровне заявило, что Грузия и Украина будут в НАТО, конкретно повлиял на этот преступный ход, осуществленный М.Н.Саакашвили в расчете на безнаказанность.

Точно так же, как и те, кто совершил антиконституционный государственный переворот на Украине в феврале 2014 г. наутро после того, как они же подписали соглашение в присутствии и при участии Германии, Франции и Польши, пользовались полной поддержкой со стороны НАТО и Запада в целом. Если кто-то будет доказывать мне обратное, то свой пример я уже приводил. Почему Европа, которая, собственно, и выступила гарантом соглашения между являвшимся на тот момент Президентом В.Ф.Януковичем и оппозицией, наутро после государственного переворота, состоявшегося через день после подписания соглашения, промолчала? Значит, они делали ставку на этих людей. Вот эти "двойные стандарты", когда кому-то разрешается осуществить переворот, а кому-то не разрешается, и называются «торжеством демократии против авторитарного режима».

Тем не менее, об установлении отношений. Не мы, как я уже сказал, приостанавливали деятельность Совета Россия-НАТО. Кстати, после того, как М.Н.Саакашвили вторгся со своей армией в Южную Осетию, именно Российская Федерация предложила созвать Совет Россия-НАТО, чтобы разобраться с тем, что происходит. Занимавшая в то время пост Государственного секретаря США К.Райс заявила, что она против созыва Совета Россия-НАТО, и обвинила Россию в том, что мы осуществляем агрессию против Грузии. Хотя впоследствии Евросоюз заказал специальный доклад, который был подготовлен международной комиссией под руководством Х.Тальявини, и однозначно сделал вывод о том, кто начал эту войну. Совет Россия-НАТО был "заморожен" в 2008 г., а уже к осени – началу зимы наши западные коллеги признались, что это было ошибкой. Мы приняли торжественные декларации, которые гласили, что Совет Россия-НАТО должен работать в любую погоду, особенно во времена кризисов, когда нужно смотреть друг другу в глаза и разговаривать, а не кричать друг на друга через забор. Сейчас опять была повторена та же самая ошибка. Совет Россия-НАТО "заморожен". Тот факт, что состоялась пара посольских заседаний, ничего не меняет. НАТО не хочет обсуждать восстановление отношений. Мы, кстати, передали на последнем заседании в прошлом месяце конкретное предложение по восстановлению военного сотрудничества, прежде всего, с точки зрения повышения доверия в этой сфере.

Отношения с Евросоюзом тоже были "заморожены" не по нашей вине. Были отменены саммиты, встречи Постоянного Совета Партнерства, в рамках которого Министр иностранных дел России С.В.Лавров и Высокий представитель ЕС по общей внешней политике и политике в области безопасности каждые полгода должны проводить обзор всех направлений сотрудничества по секторам и вносить рекомендации для саммитов. Между прочим, эта практика была прекращена задолго до украинских событий, когда Высоким комиссаром была К.Эштон. Она совсем не уделяла внимания этой работе. Мы с ней встречались для того, чтобы обсуждать какие-то отдельные кризисы, а вот функцию обзорного, системообразующего механизма мы, по сути дела, не выполняли из-за отсутствия какого-либо интереса со стороны Евросоюза. Потом была попытка исправить ситуацию. В 2010 г. Президент России Д.А.Медведев и Канцлер ФРГ А.Меркель сформулировали так называемую Мезебергскую инициативу, которая предполагала создание реального координирующего механизма между Россией и Евросоюзом в сфере внешней и оборонной политики. Германская сторона сказала, что этот механизм будет введен в действие, если возобновит работу формат «пять плюс два» по Приднестровскому урегулированию. Мы добились того, что приднестровцы, которые уходили от этого формата, изменили свою позицию – он возобновился. Никакого комитета в развитие Мезебергской инициативы никто не создал, потому что Евросоюз сказал, что они ничего не знают о договоренности Германии. Ситуация была неприятная. Это был 2010 г. – никакого украинского кризиса не было и в помине. Но такая линия Евросоюза на то, что они главные, а мы должны делать то, что они считают нужным, постоянно проявлялась. Все попытки, в том числе, как я уже сказал, Канцлера ФРГ А.Меркель, наладить более менее равноправный диалог в сфере политики и безопасности, к сожалению, не удавались, упираясь в то самое правило солидарности, которое существует в Евросоюзе.

Я упомянул саммит НАТО 2008 г. и саммит Совета России-НАТО. Когда произошли украинские события, очень часто в комментариях наши западные коллеги начинали с торжеством говорить, что Россия давно это замышляла и мы это знали, потому что на саммите в Бухаресте Президент России В.В.Путин заявил, что Украина это искусственное государственное образование. Я там был, я слышал то, что говорил Президент России В.В.Путин, и попытка так интерпретировать его слова – это ложь. Он сказал одну очень простую и очевидную для всех вещь: призвал наших натовских партнеров (а это было в период, когда НАТО принимало заявления, что Украина и Грузия будут в НАТО) обратить внимание на то, что Украина складывалась исторически очень непросто, и что это очень деликатное сочетание культур, языков, народностей, национальностей. Он призвал не разрывать Украину на части, потому что всем было известно, что восточная часть Украины категорически не хотела слышать ни о каком НАТО. Вот и все, что он сказал. А Североатлантический альянс поступил ровно наоборот.

Сейчас, когда мы видим эту трагедию в Донбассе, надеюсь, как сказал Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер, что мы добьемся выполнения Минских соглашений. Россия свою часть пути обязательно пройдет и будет настраивать ДНР и ЛНР на конструктивный лад. Когда какое-то время назад киевские власти объявили, что отныне День украинской армии будет отмечаться в день создания украинской повстанческой армии, когда они же объявили национальным праздником дни рождения С.Бандеры и Р.Шухевича, любой человек, который хоть что-то понимает в политике, хоть чуть-чуть знает Украину, должен задаться вопросом, как эти праздники (дата образования украинской повстанческой армии, дни рождения С.Бандеры и Р.Шухевича) будут отмечать в Донецке, Луганске, и в других городах восточной части Украины. Вот кто раскалывает страну.

И последнее, что я хочу сказать. Мы, тем не менее, остаемся очень важными друг для друга партнерами. Евросоюз коллективно по-прежнему первый экономический и торговый партнер Российской Федерации. Мы четвертый по значимости торговый партнер Евросоюза. Хотя показатели значительно просели, но остаются достаточно высокими. У меня есть основания полагать, что ситуация скоро будет меняться. Я уже приводил в пример «Северный поток – 2» в ответ на вопрос девушки из МГИМО. Вы знаете, он во многом если не перечеркивает, то тормозит реализацию доктринальных документов, которые Евросоюз принял в сфере энергетики, нацелив всю свою энергетическую политику на сокращение зависимости от российских поставок газа и нефти. То, что «Северный поток» сейчас так активно поддерживается пятью европейскими крупнейшими компаниями, то, что западные правительства, включая правительство Германии, которое сейчас эту позицию подтвердило, исходят из того, что здесь политика должна отойти в сторону и должны преобладать коммерческие и экономические интересы, вселяет в меня надежду, что мы уйдем от заидеологизированности и постепенно восстановим все механизмы взаимодействия. Кстати, для вас это будет интересно. Я сказал, что среди "замороженных" механизмов сотрудничества между Россией и Евросоюзом оказался и энергетический диалог. Больше года назад, в январе заместитель Председателя Еврокомиссии М.Шефчович, отвечающий за энергетику, предложил нашему Министру энергетики А.В.Новаку восстановить энергетический диалог в полном объеме. Речь идет и о газе, и о нефти, и о электроэнергетике, и о многом другом. Мы согласились, но после этого предложения, когда мы попросили сообщить нам дату, а также где и на каком уровне Евросоюз считает возможным встретиться, ничего больше не последовало. И до сих пор энергодиалог не возобновлен. Поэтому рассчитываю, что вы подадите всем очень хороший пример.

Вопрос (адресован обоим министрам, перевод с немецкого): Что важного и интересного каждый из вас узнал о стране-партнере за время пребывания в должности Министра иностранных дел?

С.В.Лавров (отвечает после Ф.-В.Штайнмайера): Это абсолютно отражает и мои ощущения. Никогда по одной только столичной жизни нельзя сделать вывод не только о зарубежной стране, но и своей собственной. Дипломатия – такая профессия, которая не допускает возможности для тех, кто хочет эффективно работать, игнорировать то, как живет твоя страна.

Я очень люблю бывать в российских регионах – не только в областных центрах, но и в глубинке. Особенно, когда приходится вырваться на небольшое время в отпуск. Знаю, что Ф.-В.Штайнмайер тоже любит отдыхать на природе. Это также помогает ощущать сопричастность ко всему, что происходит на этой планете.

Для дипломата очень важно не только знать как можно больше людей, как абсолютно правильно сказал Ф.-В.Штайнмайер, не обязательно людей твоей профессии, но и деятелей науки, культуры, спорта, представителей бизнеса. Это обогащает и создает более полную палитру восприятия той или иной страны или общества. Второй момент, который я тоже выделил бы. Сейчас дипломатия касается не только и не столько вопросов войны и мира (хотя проблемы региональной и международной безопасности никуда не делись), но все больше охватывает все без исключения сферы деятельности человека: климат, продовольственную безопасность, заболевания, распространение эпидемий. В какую сферу ни обрати свой взор, везде существуют международные нормы и правила. Появляются и новые сферы. Например, в Интернете. Мы многие годы и до сих пор обсуждаем в Международном союзе электросвязи необходимость налаживания многостороннего, равноправного механизма регулирования Интернета. Пока, по понятным причинам, не получается. Есть Международная организация гражданской авиации (ИКАО), Международная морская организация (ИМО). Сейчас идет процесс оформления заявок на арктический шельф за пределами двухсотмильной зоны в соответствии с Конвенцией по морскому праву. Если, будучи дипломатом, ты хотя бы в общих чертах не ориентируешься в какой-то из этих областей (детально каждую сферу могут постичь только узкоспециализированные эксперты), то разговор вести очень трудно, потому что часто на дипломатических переговорах на первый план выходят вещи, имеющие экономический, экологический или какой-то другой подтекст.

Думаю, что будущим энергетикам вполне по силам в дальнейшем, если кто-то захочет, обратить свои взоры на профессию дипломата. Вам это точно не помешает.

Вопрос (адресован Ф.-В.Штайнмайеру): В Германии сейчас проводится постепенный переход на возобновляемые источники энергии. К 2025 г. планируется осуществить его полностью. В этом достигнуты большие успехи, особенно в области электроэнергетики. Может ли аналогичный процесс происходить в России, и каким Вы видите в будущем энергетический сектор наших стран?

С.В.Лавров (отвечает после Ф.-В.Штайнмайера): Я абсолютно с этим согласен. У нас сейчас постепенно, но неуклонно нарастает доля ненефтегазовых источников генерации. Гидрогенерация составляет 16% в энергобалансе, атомная генерация – 18%, а газовая генерация – 46%. Это самая высокая доля в энергобалансе в мире, экологически это очень значимый результат. Конечно, мы развиваем и новые, возобновляемые источники. В соответствии с нашей стратегией к 2020 г. планируется увеличить долю производства и потребления электроэнергии с использованием возобновляемых источников в 9 раз. Хотя нынешняя его доля – 0,5%, поэтому «в 9 раз» составит всего 4,5%, это, тем не менее, очень существенный план.

В рамках наших обязательств в русле международной климатической повестки дня мы так же поставили задачу снизить энергоемкость нашего ВВП к 2020 г. от уровня 2007 г. на 40%. Хочу также сказать, что топливно-энергетический комплекс – это стержень нашей экономики, и речь должна идти о том, чтобы сделать эту отрасль низкоуглеродной, внедрять современные технологии, которые будут позволять сокращать негативное воздействие на окружающую среду. Отказываться от нее, на мой взгляд, было бы абсолютной ошибкой. Тем более, что этот энергетический поворот к новым источникам энергии требует колоссальных инвестиций. Где-то будет черта, за которой для экономики это станет просто неподъемным. Поэтому должен быть баланс.

Я уже говорил о том, что в Германии принято решение отказаться от атомной генерации. У нас иные планы. Мы будем повышать долю атомной энергетики, как и Франция (кстати сказать, у которой самая высокая доля атомной энергетики в мире). Вчера я прочитал, что в Шотландии на днях впервые достигли стопроцентного обеспечения потребности в электроэнергии за счет ветряных мельниц. Но произошло это благодаря специфическим погодным условиям. Поэтому страны, которые делают полную ставку на ветряки, не могут гарантированно, без какой-то подстраховки, полагаться только на них.

Вопрос: Уральский федеральный университет является одним из лидеров исследований в области БРИКС, а также одним из главных организаторов Сетевого Университета БРИКС. Как Вы видите будущее данной организации на международной, политической и экономической аренах?

С.В.Лавров: БРИКС – пока не организация, это форум, который постепенно обретает черты межгосударственного механизма. Создаются отраслевые органы, Сетевой Университет, гуманитарный форум. Сейчас реализуется инициатива Индии о проведении кинофестивалей стран БРИКС, организуются спортивные мероприятия. В рамках саммита, который состоится в этом году, планируется проведение чемпионата по футболу. Но, конечно, основное внимание уделяется развитию взаимовыгодного сотрудничества. Учитывая, что БРИКС представляет страны всех развивающихся регионов мира, это очень важный формат, в рамках которого согласовываются подходы к ключевым международным проблемам. Причем поначалу БРИКС создавался исключительно как экономическое объединение. У некоторых западных политологов были опасения, что Россия станет идеологизировать эту работу. Получилось же все совсем наоборот. Никто этот формат не идеологизирует, но политическую проблематику в повестку дня БРИКС привнесли не мы, а наши партнеры, по их предложению. Мы с этим согласились, и вы можете ознакомиться с декларациями БРИКС.

Что касается будущего, то совершенно точно будет развиваться секторальное взаимодействие, в том числе в сфере энергетики, будет укрепляться политическое сотрудничество, гуманитарные и образовательные обмены. Сейчас, когда спрашивают о будущем БРИКС, как правило, имеют в виду, прежде всего, возможность приема в эту структуру новых членов. Пока этого не планируется, хотя интерес к БРИКС очень большой. Нынешние возможности позволяют сотрудничать со странами, которые являются единомышленниками государств БРИКС, и без расширения этого формата. Во-первых, на каждом саммите страна-организатор приглашает своих коллег из регионов. В Африке, когда в ЮАР был саммит, Президент Дж.Зума пригласил руководителей африканских региональных организаций. Когда был саммит в Уфе, мы пригласили членов ШОС и не входящих в ШОС членов ЕврАзЭС. Так что, эти заседания в формате «аутрич» позволяют поддерживать контакт со странами, которые формально в БРИКС не входят. Но и в рамках «Группы двадцати» БРИКС, особенно по вопросам реформы международной валютно-финансовой системы, согласованно выступает с не входящими в БРИКС странами. Это и Аргентина, и Мексика, и КСА.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 августа 2016 > № 1908161 Сергей Лавров


Германия. Бельгия > Экология. Электроэнергетика > dw.de, 6 августа 2016 > № 1849064

Для обеспечения безопасности граждан в случае аварии на бельгийских атомных электростанциях власти федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия осенью дополнительно приобретут миллионы таблеток йода. Эта федеральная земля является единственной в Германии, покупающей медикаменты, содержащие йод, за собственный счет, заявила в субботу, 6 августа, представитель МВД земли в интервью агентству dpa. Из земельного бюджета выделены 800 000 евро для приобретения 21 миллиона таблеток.

За обеспечение населения таблетками йода отвечает федеральное правительство. Земельные власти получили полагающийся им запас с центральных складов еще в 2014 году. Однако Федеральная комиссия по вопросам защиты от излучения, проанализировавшая последствия катастрофы на атомной электростанции "Фукусима" в Японии, представила новые рекомендации. Принимать эти таблетки в случае ЧП должны все беременные, кормящие матери и дети до 14 лет по всей Германии. А в зоне ста километров от очага заражения - все население в возрасте до 45 лет. Это вынудило власти пополнить имеющиеся запасы.

Бельгийская АЭС "Тианж" расположена неподалеку от Льежа и примерно в 70 километрах от немецкого Ахена, а "Дул" - вблизи Антверпена и примерно в 150 километрах от германской границы. Немецкие эксперты считают их эксплуатацию небезопасной из-за тысяч небольших трещин, которые были обнаружены в корпусах реакторов.

Германия. Бельгия > Экология. Электроэнергетика > dw.de, 6 августа 2016 > № 1849064


Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 6 августа 2016 > № 1849063

Немецкие политики из партий, входящих в "большую коалицию", выступили в субботу, 6 августа, с критикой Турецко-исламского союза религиозных учреждений в Германии (DITIB). Они потребовали от него дистанцироваться от политики турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Сотрудничество с DITIB, который является крупнейшим мусульманским объединением в Германии, возможно лишь в случае, если союз перестанет быть рупором Эрдогана, заявил депутат от Христианско-социального союза (ХСС) Штефан Майер (Stephan Mayer) в интервью изданию Die Welt.

Парламентарий от социал-демократов Керстин Гризе (Kerstin Griese) подчеркнула, что DITIB не должен ни оправдывать, ни поддерживать ограничения демократии и свободы слова в Турции. "Мы не можем терпеть, чтобы политика Эрдогана проповедовалась в немецких мечетях", - заявила Гризе, указав, что имамы, проповедующие ненависть и насилие, в крайнем случае должны быть высланы из страны. Вместе с тем она уверена в необходимости продолжать диалог с DITIB.

В Турецко-исламский союз входят почти 900 общин, которые объединяют мусульман почти исключительно турецкого происхождения. По данным самой организации, в ней состоит более 150 тысяч верующих.

Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 6 августа 2016 > № 1849063


Иран. Германия > Авиапром, автопром > iran.ru, 4 августа 2016 > № 1855204

Иран и Германия будут производить двигатели

Автомобилестроительная компания "Iran Khodro Automaker company" (IKCO) и германская компания "MAHLE GmbH" подписали контракт на проектирование и производство 3-цилиндровых двигателей автомобилей.

Двигатели должны быть спроектированы и изготовлены в соответствии со следующими параметрами: мощность от 120 до 160 лошадиных сил, крутящий момент 285 Нм, стандартов выбросов "Евро-6". Расход топлива в 4,7 литра на 100 километров пробега будет снижен до 4 литров на 100 километров.

Выступая на церемонии подписания контракта, генеральный директор и президент "Iran Khodro Industrial Group" Ашем Йеке Заре сказал: "Двигатели будут выпускаться по самой высокой в мире технологии, и контракт будет осуществляться таким образом, что потребует полной передачи технологии, и со второго по четвертый типы двигателей будут разработаны специалистами IKCO".

По словам Ашема Йеке Заре, "общий проект стоит 57 миллионов долларов, и он будет осуществляться инженерами и специалистами IKCO".

Производитель автомобильных деталей базируется в Штутгарте, в Германии. Компания "MAHLE GmbH" является одним из крупнейших поставщиков автомобильной промышленности по всему миру. Как производитель компонентов и систем для двигателей внутреннего сгорания и их периферии, компания является одним из трех крупнейших поставщиков по всему миру по системам двигателей, фильтрации, электрике, мехатронике и управлению температурным режимом.

Иран. Германия > Авиапром, автопром > iran.ru, 4 августа 2016 > № 1855204


Германия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 августа 2016 > № 1895073

Зеленые человечки Путина против Меркель и ЕС

В Германии уже говорят о войне

Анджей Годлевский (Andrzej Godlewski), Dziennik Gazeta Prawna, Польша

Пропагандистская война России против Германии и Европы уже идет. Она нацелена на то, чтобы углубить водоразделы, разжечь беспорядки и добиться отмены санкций, а в варианте максимум — привести к смене канцлера ФРГ. Многие из этих намерений уже удалось реализовать.

Дезинформация и дестабилизация — такими инструментами пользуется Владимир Путин в необъявленной войне против Германии и Европы, убеждены авторы репортажа, который показало недавно немецкое общественное телевидение ARD. Программа под названием «Игра в тени: необъявленная война Путина против Запада» могла повергнуть многих зрителей в шок. До этого в Германии скорее избегали использовать в адрес России резкие выражения и «махать шашкой». Некоторые немецкие эксперты уже начали говорить о том, что началась гибридная война.

Россия вербует хакеров

У Ясмин Козубек (Jasmin Kosubek) — длинные ноги, короткая юбка, неизменные шпильки, декольте, темные волосы и небольшая татуировка на предплечье. Она напоминает Лену — звезду немецкой эстрады, которая стала победительницей конкурса «Евровидение» в 2010 году. Однако Козубек не любит такие сравнения, ведь при внешнем сходстве и аналогичном возрасте она занимается серьезными вещами. Несколько лет назад она завершила экономическое образование, а в последние два года выступает в Германии, как пишет пресса, «очаровательным лицом Путина». Козубек — главная звезда канала RT Deutsch, то есть немецкоязычной версии Russia Today. Она всегда сексуально выглядит, профессионально готовится к передачам и берется за самые сложные темы. «Североатлантический альянс довольно сильно отдалился от Северной Атлантики. Его саммит проходит в Варшаве, но название “Балтийский союз” звучало бы не так элегантно», — говорила с игривой улыбкой ведущая, приглашая на свою программу из цикла «Недостающая часть». Выпуск носил название «Конец игры на восточном фронте», что отражало содержание передачи. Однако Ясмин Козубек — это не единственное лицо Владимира Путина в Германии.

«Синхронизированное применение военного давления, специальных подразделений и разведывательных операций вместе с использованием недружественной пропаганды, общественных беспорядков, хакерских атак и экономического давления», — так описывают новые техники, которые используются в гибридных войнах, эксперты лондонского Международного института стратегических исследований. В последние годы эти методы стали элементом российской военной доктрины. Россияне успешно применяли их во время недавних операций на Украине, а сейчас стали использовать в других местах. В прошлом году хакеры совершили атаку на информационные системы Бундестага, и хотя ответственность за них никто на себя не взял, выяснилось, что следы ведут в Россию. Следующий похожий взлом произошел в апреле этого года. Руководители немецких спецслужб полагают, что количество таких атак будет нарастать. Глава Федеральной службы защиты конституции Ханс-Георг Маасен (Hans-Georg Maassen) недавно предостерег, что россияне вербуют хакеров и блогеров, ставя перед ними задачу парализовать немецкую информационную инфраструктуру и повлиять на настроения немцев. «Цель таких психологических операций состоит в том, чтобы, оказав воздействие на влиятельных людей и использовав СМИ, создать необходимый общественный климат. Речь идет, например, о подогревании чувства беспокойства среди граждан, о поддержке левых и правых экстремистов, а также продвижении собственных интересов», — объяснял Маасен в репортаже ARD.

Каковы российские возможности в сфере воздействия на общественное мнение в Германии, можно было увидеть в начале этого года. Российские корреспонденты сообщали из Берлина, что мигранты-мусульмане похитили 13-летнюю Лизу, немку русского происхождения, и много часов подряд подвергали ее сексуальному насилию. Тему активно подхватили российские государственные СМИ и немецкие интернет-порталы. Полицию и власти Германии обвиняли в пассивности и попытке скрыть преступление, а немецкую прессу — в желании замолчать скандал ради поддержки миграционной политики Ангелы Меркель. На митинг перед ведомством федерального канцлера в Берлине вышли несколько сотен российских немцев, которые требовали обеспечить им безопасность и изменить политику в отношении беженцев. Похожие протесты немцев российского происхождения прошли также в других городах Германии. Хотя вскоре оказалось, что ситуация была отнюдь не такой трагической (у девочки были проблемы в школе и она, не сообщив родителям, провела ночь у знакомого), эмоции бурлили еще долго.

Об этом деле публично высказался глава МИД России Сергей Лавров. «Должны восторжествовать правда и справедливость. А миграционные проблемы не должны становиться поводом для того, чтобы политкорректно лакировать действительность», — говорил он на пресс-конференции в Москве, требуя от немецких властей расследовать инцидент. Все это происходило вскоре после появления сообщений о многочисленных нападениях на женщин в Кельне во время празднования Нового года, которые замалчивали немецкие СМИ. У правых популистов появилась новая тема для пропаганды против Меркель и «лже-СМИ» (Lügenpresse).

Общественное контрмнение

В Германии живет сейчас около двух миллионов немцев российского происхождения, приехавших туда после 1989 года. Чаще всего это потомки поволжских немцев, которых привлекла в Россию Екатерина II, а Сталин переселил далеко на восток. В одном только берлинском районе Марцан живет 25 000 человек с российскими корнями. До сих пор их считали идеальным примером интеграции, однако история 13-летней Лизы показала, что эти люди по большей части находятся под влиянием кремлевских СМИ, в которых за последние месяцы появлялось много репортажей о «русских немцах». Сообщалось, что они уже не могут чувствовать себя в безопасности на новой родине, некоторые из-за этого якобы даже возвращаются в Россию, а другие стараются добиться изменения политики в Германии. Они надеются, что им поможет в этом президент Владимир Путин и некоторые немецкие политики.

Недавно один из лидеров российского сообщества в Германии объявил, что он ведет переговоры о тесном сотрудничестве с ультраправой партией «Альтернатива для Германии». Политики этого объединения давно появляются в качестве комментаторов в российских немецкоязычных СМИ.

«Мы — альтернативный источник информации, который не зависит от мейнстрима. Мы показываем, как лжет пресса, мы показываем то, что скрывают и замалчивают. Мы хотим создать публичное контрмнение», — так говорит о своей миссии канал RT Deutsch. Некоторые из этих формулировок звучат в Польше очень знакомо. Канал Russia Today вещает на немецком языке уже почти два года, это его шестая языковая версия. Владельцем канала выступает медиаконцерн «Россия сегодня», офис которого находится в Москве. У канала RT Deutsch — больше 200 000 подписчиков в Facebook и несколько десятков тысяч — в сервисе YouTube. Его деятельность дополняют радио— и интернет-проекты информационного агентства «Спутник», владельцем которого также является «Россия сегодня». Материалы этих ресурсов широко распространяются в Германии через социальные сети, а их поклонниками оказываются как представители крайне правых, так и посткоммунистических левых сил. И первым, и вторым нравится критика берлинского руководства и современной политической системы в Германии. В немецкоязычных СМИ, принадлежащих «России сегодня», решения правительства Ангелы Меркель о повышении расходов на оборону, увеличении численности бундесвера или поддержке союзников по НАТО преподносятся как новая версия немецкого милитаризма, а согласие на экспорт вооружений в арабские страны описывается как причина эскалации миграционного кризиса. В свою очередь информация о том, что российская армия регулярно проводит учения с наступательными сценариями, а Россия экспортирует больше оружия, чем Германия, обычно замалчивается. К этому добавляются сообщения о проблемах Украины, политических и экономических сложностях на Западе и военной силе Москвы. Появляются также такие курьезы, как рассказ, что архитектура здания штаб-квартиры НАТО в Брюсселе напоминает символику СС.

Самая главная передача на канале RT Deutsch — это «Недостающая часть». К ее плюсам относится отличное графическое и музыкальное оформление, а также ведущая — Ясмин Козубек. Студия очень похожа на те, которые используют другие телевизионные каналы в Германии. Качество репортерских материалов иногда оставляет желать лучшего, однако авторы стараются найти таких собеседников, которые не очень часто появляются в немецких СМИ. Перед саммитом НАТО в Варшаве гостем эфира стал Райнер Рупп (Rainer Rupp), изобличавший империалистические цели Альянса и критиковавший его за развязывание конфликта с Россией. Высказывания эксперта, возможно, были очевидны, но он сам — не такой простой человек. В 1970-80-е годы он работал в штаб-квартире НАТО, где параллельно с официальной деятельностью занимался шпионажем в пользу ГДР и Восточного блока. Под псевдонимом Топаз он выкрадывал для Штази важную информацию о НАТО, в том числе документы с пометкой «cosmic top secret». Его удалось разоблачить только после объединения Германии, когда коммунистические архивы попали к западным спецслужбам. Руппа приговорили к 12 годам тюрьмы за «государственную измену тяжкой степени». Между тем журналисты RT представляли его как героя, который в начале 1980-х помог избежать ядерного конфликта между Востоком и Западом, передав сведения о маневрах НАТО. Эти данные якобы успокоили кремлевское руководство, благодаря чему Красная армия отказалась от ответных действий. Хотя такая версия событий опирается исключительно на слова самого Руппа, некоторые зрители наверняка в нее поверили, как и в то, что он стремился сохранить глобальный мир.

Вы — часть Германии

«Зачем нам комментировать передачи RT Deutsch? Другие СМИ делают это с избытком. Мы просто их показываем и рассчитываем на оживленные дискуссии. От наших зрителей поступают только положительные отклики», — объяснял в интервью выходящей в Москве газете Moskauer Deutsche Zeitung Клаус-Дитер Бём (Klaus-Dieter Böhm) — руководитель канала Salve.TV, которое уже год транслирует «Недостающую часть». Salve.TV — это региональный канал в столице Тюрингии Эрфурте и единственная телевизионная станция, предоставляющая эфир RT Deutsch. Несмотря на протесты региональных политиков, тюрингское ведомство по надзору за СМИ постановило, что передача не нарушает немецкого законодательства и может транслироваться дальше. Бем подчеркивает, что его компания не получает от Russia Today никаких денег. Его замечание важно потому, что в Германии любая платная политическая реклама в период, когда не ведется избирательная кампания, запрещена, и перевод от россиян мог вызвать реакцию со стороны немецкого правосудия. «Я делаю это, руководствуясь внутренними убеждениями. СМИ ФРГ односторонне представляют информацию о России, современный медиа-мейнстрим очень мне не нравится», — говорит Клаус-Дитер Бем. Раньше он состоял в Германской коммунистической партии (DKP), которая функционировала в Западной Германии и тайно финансировалась ГДР, а после объединения страны переехал на восток, где достиг больших успехов в бизнесе, но не утратил воли к борьбе с «режимом ФРГ». Той же «антисистемной», антинатовской и антиамериканской риторикой, что посткоммунисты и немецкоязычные СМИ из России, пользуются также немецкие ультраправые силы. Партия «Альтернатива для Германии» — это лишь один из элементов этого явления. «Я благодарю россиян и российских немцев, которые вышли на улицы выразить протест против мигрантского безумия, и которых оплевывали и бойкотировали лже-СМИ. Вы — часть Германии!» — взывал к нескольким тысячам своих сторонников в саксонском Цвиккау Юрген Эльзессер (Jürgen Elsässer). Свою деятельность он начинал как публицист и коммунистический активист, перейдя позже на позиции так называемого национального большевизма. Его издание под названием «Compact: журнал, выступающий за суверенитет» поддерживает политиков крайних взглядов и разного рода теории заговора. Осенью он собирается провести крупную конференцию в Кельне, на которую съедутся докладчики со всего континента. Темой обсуждения станет Европа наций. Там будет выступать также историк из России Наталья Нарочницкая, которая утверждала, что после войны 1920 года Польша заморила голодом 100 000 красноармейцев, а в 1939 хотела напасть на СССР. «Граждане протестуют на улицах не только против массовой миграции, но также против подстрекательств к войне и антироссийской пропаганды», — объяснял Эльзессер в беседе с Ясмин Козубек в эфире RT Deutsch.

Российская медиа-экспансия в Германии началась после аннексии Крыма. За короткий отрезок времени на популярных порталах появились тысячи комментариев с критикой политики Берлина в отношении России и Украины. «При помощи интернета Владимир Путин внес современное звучание в то, что делалось во времена СССР и ГДР. Раньше роль современных троллей играли читатели, которые писали письма в газеты», — отмечает Борис Райтшустер (Boris Reitschuster). Он 16 лет проработал корреспондентом еженедельника Focus в России, однако его критические репортажи нравились в Москве не всем. Его избили на улице, арестовали, угрожали убийством, так что пару лет назад он вернулся в Германию. В вышедшей недавно книге «Тайная война Путина» он описывает пропагандистскую войну против Германии и Европы. Ее цель, как полагает Райтшустер, состоит в том, чтобы углубить водоразделы, разжечь беспорядки и добиться отмены санкций. Многие из этих намерений уже удалось реализовать.

Янис Сартс (Jānis Sārts) — руководитель находящегося в Риге подразделения НАТО, которое занимается темой российской пропаганды (Центр стратегических коммуникаций), дополняет этот список более конкретной целью: Ангела Меркель. «Россия хочет создать динамику, которая приведет к политическим перестановкам в Германии. Она прощупывает, может ли она сменить главу правительства в таком стабильном государстве», — говорил Сартс в интервью британскому еженедельнику The Observer. Прав ли он? С одной стороны, «фрау Меркель», как называют ее немецкоязычные СМИ из России, принадлежит к тем политикам, которых они критикуют больше всего, а позитивные или нейтральные сообщения о ситуации в Германии появляются в них очень редко.

С другой стороны, представляется, что немцы не хотят бессильно взирать на эти атаки. Через год там пройдут парламентские выборы, и будут возможны любые сценарии вплоть до победы популистов, которых поддерживают «дружественные СМИ». Многочисленные высказывания ключевых немецких политиков и руководителей спецслужб свидетельствуют о том, что они осознают масштаб угроз и будут им противодействовать. Немецкая Федеральная разведывательная служба (BND) по примеру НАТО и Еврокомиссии (пользователь @EUvsDisinfo в сервисе Twitter) тоже создала специальную группу по вопросам российской пропаганды. Кроме того она будет изучать финансовые связи между политическими кругами в Германии и Россией. К этой войне подключаются также ведущие немецкие СМИ. Однако, как они заявляют, их оружие в этой борьбе — не контрпропаганда, а надежность и честность. Возможно, такой арсенал выглядит не слишком серьезным, но есть ли у нас в Польше хотя бы он?

Германия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 августа 2016 > № 1895073


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter