Всего новостей: 2070546, выбрано 1829 за 0.098 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан > Финансы, банки. Образование, наука > kursiv.kz, 24 апреля 2017 > № 2151776 Айгуль Ибраева

Какой банк предоставляет наиболее выгодные условия образовательного вклада?

Айгуль ИБРАЕВА

Качественное высшее образование – условие будущей успешной жизни ребенка, которое могут обеспечить родители. Каждый родитель планирует будущее своего чада, используя все доступные ресурсы, но не всегда таковые могут быть в наличии здесь и сейчас. Kursiv Research рассмотрел образовательный вклад, разработанный в рамках программы государственной образовательной накопительной системы и сравнил условия банков второго уровня, предоставляющих данный продукт.

Дети – основа будущего нашей страны. Выбор качественного образования обеспечивает молодому поколению верную дорогу к высоким достижениям. Вовремя задуматься о том, как дать ребенку возможность получить достойное образование – долг каждого родителя. Подготовить сбережения для оплаты обучения действительно необходимо заранее, чему способствует и государство наряду с отечественными банками.

В рамках государственной программы развития образования Республики Казахстан на 2011-2020 годы, инициированной президентом страны Н.А. Назарбаевым, 14 января 2013 года, был подписан Закон Республики Казахстан «О Государственной образовательной накопительной системе», согласно которому любой гражданин РК имеет право открыть на свое имя, либо на имя ребенка образовательный накопительный вклад, который в будущем можно использовать на оплату профессионально-технического и высшего образования.

Программа предоставляет возможность планомерно накапливать денежные средства для оплаты в будущем обучения своих детей в казахстанских и зарубежных учебных заведениях.

Особенностью образовательного накопительного депозита является то, что кроме вознаграждения банка на образовательный вклад начисляется также государственная премия. Это, в свою очередь, и является главным отличием данного вклада от других видов депозита.

Вкладчики из уязвимых слоев населения входят в приоритетную категорию и претендуют на государственную премию в 7%. В частности, это дети-сироты, дети-инвалиды, дети из малообеспеченных семей и дети из многодетных семей. Остальные вкладчики могут рассчитывать на премию в размере 5%, которая начисляется на всю накопленную сумму в конце каждого года. То есть с учетом государственной премии, образовательный вклад является самым прибыльным депозитом, существующим на сегодня в Казахстане.

По словам представителя официального оператора программы АО "Финансовый центр" Гаухар Жарылгасовой в Законе Республики Казахстан «О Государственной образовательной накопительной системе» указана возможность оформления вкладчиком образовательного кредита под 100% гарантию АО «Финансовый центр» в случае накопления 50% от суммы, необходимой на весь период обучения.

В год запуска программы в 2013 году было открыто всего 700 вкладов. На сегодняшний момент, по словам сотрудника АО "Финансовый центр", зарегистрировано более 17 000 образовательных накопительных вкладов. Общая сумма накоплений на сегодня составляет более 11,5 млрд тенге. Причем, 277 человек уже используют вклад по назначению и обучаются в различных вузах и колледжах РК.

Изначально депозит можно было открыть в четырех банках — АО «Темірбанк», АО «БТА Банк», АО «Народный банк Казахстана» и АО «Цеснабанк». Однако в силу некоторых изменений в структуре банковского сектора страны сегодня образовательный вклад из пяти участников фактически предоставляют три банка: это Народный банк и Цеснабанк и Нурбанк.

На днях депутаты Мажилиса обсуждали проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственной образовательной накопительной системы», согласно которой предусматривается увеличить число банков участников государственной образовательной накопительной системы путем отмены требований по наличию филиалов в областных центрах и Астане и Алматы.

«К концу 2013 года между АО «Нурбанк» и АО «ФинансовыЙ центр» было заключено соглашение о сотрудничестве в сфере государственной образовательной накопительной системы, - рассказывает председатель правления Нурбанка Эльдар Сарсенов, - после заключения соглашения велась работа по внедрению системы в банке, то есть технической стороны всего процесса. Стояла задача объединения в единую информационную систему базы данных и государственного органа. В итоге, в июле 2015 года в АО "Нурбанк" был зарегистрирован первый образовательный вклад».

Как показала практика, данный вид депозита стал очень востребованным финансовым инструментом среди населения, рассчитанным на перспективу, отметил, господин Сарсенов. Количество вкладчиков, открывших образовательные депозиты в нашем банке, стремительно растет. «Для сравнения, в 2015 году количество вкладчиков по образовательному вкладу в Нурбанке составляло около 50 человек, тогда как на сегодня их количество возросло до 800 вкладчиков», - отметил он.

Образовательный накопительный вклад «Цесна-Болашақ» от Цеснабанка пользуется спросом у той категории клиентов, которые осмысленно и целенаправленно хотят начать копить деньги на образование детей уже сейчас. По состоянию на 1 апреля 2017 года в Цеснабанке открыто порядка четырех тысяч образовательных вкладов.

Условия по вкладам по данной программе во всех банках примерно одинаковые. По данному виду вклада не предусмотрена возможность частичного изъятия, за исключением случаев целевого изъятия денег в пользу организации образования. При этом вклад не обналичивается клиентом, а сразу направляется на расчетный счет учебного заведения.

При досрочном расторжении вклада или использования вклада не по целевому назначению премия от государства изымается. Здесь в условиях банка есть некоторые различия по начислению вознаграждения. Например, в Нурбанке и Цеснабанке в случае досрочного расторжения вкладчик получает свои накопления с капитализированным вознаграждением, в Народном банке начисление вознаграждения производится без капитализации.

Но при этом, стоить отметить, что в случае получения вкладчиком образовательного гранта государственная премия сохраняется, и вкладчик имеет право распоряжаться накопленной суммой по своему усмотрению, в том числе обналичить вклад, переоформить его в пользу третьих лиц, что может стать дополнительным стимулом для старшеклассника.

Клиент может сам устанавливать периодичность и сумму пополнения вклада. Исключение – требование Народного банка вносить сумму не менее 10 000 тенге, но, так же как и в других банках-участниках, в любой удобный для вкладчика период. Минимальный взнос в Нурбанке и Цеснабанке составит 3 МРП или 6 807 тенге, в Народном банке вклад можно открыть от 15 тыс. тенге. Данный вклад является объектом гарантирования депозитов физических лиц в сумме до 10 млн тенге.

Единственным существенным отличием, при выборе банка второго уровня для открытия образовательного вклада, является процентная ставка вознаграждения.

На текущий момент АО «Нурбанк» предоставляет своим клиентам по данному виду вклада 13,2% годовых номинальной и до 14% эффективной ставки вознаграждения, что является максимально допустимым по требованию КФГД уровнем. Ставка вознаграждения у Цеснабанка – 12,7% годовых (13,5% ГЭСВ), у Народного банка – 12,5% годовых (13,4% ГЭСВ). Во всех трех банках предусмотрена ежемесячная капитализация вознаграждения.

«Мы уделяем особое значение нашим вкладчикам, и данный вид продукта является приоритетным среди депозитных продуктов. В связи с этим, мы предлагаем гражданам, желающим открыть депозит, более выгодные условия среди банков участников программы государственной образовательной накопительной системы», - подчеркнул Эльдар Сарсенов.

Чтобы оценить доходность инструмента наглядно приведем пример. Условно, возьмем вклад на срок 5 лет на сумму 100 тыс. тенге без дополнительных пополнений. Накопленная сумма за год включает вознаграждение банка, по номинальной ставке с ежемесячным вознаграждением и премию государства, в следующем году проценты будут начисляться уже на эту сумму (табл. 1).

Таблица 1. Пример расчета открытия образовательного депозита в банках: Нурбанк, Цеснабанк, Народный банк Казахстана

Согласно расчетам, первоначальная сумма вклада за 5 лет с учетом государственной премии увеличится более чем в два раза. Причем фактическая доходность за год в среднем у Нурбанка будет 22,4%, у Цеснабанка 21,7% и у Народного банка 21,4%.

Из таблицы 1 видно, что выгоднее всего открыть такой депозит в Нурбанке.

Ограничение ответственности

Kursiv Research обращает внимание на то, что приведенный выше материал носит исключительно информационный характер и не является предложением или рекомендацией совершать какие-либо сделки с ценными бумагами и иными активами указанных организаций.

Казахстан > Финансы, банки. Образование, наука > kursiv.kz, 24 апреля 2017 > № 2151776 Айгуль Ибраева


Россия. Казахстан > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150292

Беспилотники в карьер: разработчик решений для роботизации добычи привлек 400 млн рублей

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Компания давно занимается созданием беспилотных самосвалов, бульдозеров и другой техники, а теперь взялась за роботизацию горной добычи

Разработчик промышленного софта «ВИСТ групп» и «дочка» компании — «ВИСТ Майнинг Технолоджи», резидент фонда «Сколково», привлекли 400 млн рублей от Российско-казахстанского фонда нанотехнологий под управлением I2BF Global Ventures и ВТБ Капитал Управление активами. Об этом говорится в пресс-релизе I2BF, поступившем в Forbes.

Полученные от инвесторов средства компания намерена направить на разработки по созданию роботизированной техники для горной добычи, а также на расширение международной экспансии компании. Директор по стратегии «ВИСТ групп» Алексей Владимиров отметил, что компания займется усилением присутствия на международных рынках: в Северной и Южной Африке, Индонезии, Индии, странах Латинской Америки.

Партнер и глава I2BF в России Александр Корчевский в беседе с Forbes уточнил, что I2BF вместе с «ВТБ капиталом» управляет средствами этого фонда-инвестора, созданного в 2012 году. Его целевой капитал составляет $100 млн. Из них $25 млн вложила «Роснано», еще $25 млн – казахстанская Kazyna Capital Management. Остальные средства (от $50 млн до $100 млн) управляющие должны были привлечь от частных инвесторов, указывала «Роснано».

Сегодня капитал равняется $51 млн: управляющие фонда вместе внесли в него $1 млн, объяснил Корчевский. Собеседник добавил, что фонд, следуя своему названию, сделал четыре инвестиции в область нанотехнологий, но теперь расширил инвестиционный мандат и интересуется проектами и в области промышленности. Одним из ключевых критериев отбора проектов является их стремление работать на рынке в Казахстане. Владимиров подтвердил, что у «ВИСТ групп» есть интерес к этой стране. Представитель I2BF, в свою очередь, заметил, что бизнес компании за последние пять лет вырос в несколько раз, что стало одной из причин инвестировать в нее.

«Динамика и рост бизнеса компании в России и Казахстане, а также ее успешный выход на международные рынки стали для нас определяющими для заключения этой сделки», — заметил Корчевский. Инвестиционный директор фонда «Сколково» Владимир Сакович добавил, что опытность компании как на российском, так и на мировом рынке усложнили процесс привлечения инвестиций. «Для венчурных фондов компания оказалась уже достаточно крупной, а для фондов прямых инвестиций – излишне технологической», — объяснил он.

Группа уже работает в Марокко, ЮАР, Индонезии, Монголии, Иране, Казахстане, Вьетнаме. Проект по роботизации горной добычи, в который компания планирует вложить инвестиции, получил название «Интеллектуальный карьер». Речь идет о создании в России первой технологии безлюдной добычи твердых полезных ископаемых (ТПИ), указывает компания. Ее специалисты уже испытали роботизированную технику «БелАЗа» и «КамАЗа», в 2016 году начали разработку беспилотных бульдозеров, а в этом — планируют отработать технологический цикл погрузки и транспортировки ископаемых в автономном режиме.

Россия. Казахстан > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150292


Казахстан. Китай. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148036 Александр Князев

Принятие в Шанхайскую организацию сотрудничества Индии, Пакистана и Ирана могут снизить политическое влияние стран Центральной Азии – в том числе, Казахстана в этой организации, уверен эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии Александр Князев.

Глава казахстанского МИД Кайрат Абдрахманов заявил в пятницу, что Астана согласна на принятие в Шанхайскую организацию сотрудничества Ирана. Министр иностранных дел России Сергей Лавров высказался по поводу принятия страны в ШОС так же однозначно: по его словам, Иран решил все вопросы, связанные с санкциями по линии Совета безопасности ООН.

Иран подал заявку на вхождение в ШОС почти 10 лет назад. Но за все эти годы принят так и не был. Эксперт Александр Князев высказал Sputnik Казахстан свое мнение о том, почему страны-участницы Шанхайской организации сотрудничества не решались сделать шаг навстречу Ирану. При этом, санкции Совета безопасности ООН Князев считает лишь хорошим поводом, использовавшимся для заморозки вопроса.

- Астана одобряет полноправное членство Ирана в ШОС, об этом было заявлено сегодня министром иностранных дел Кайратом Абдрахмановым на заседании СМИД ШОС. Похоже, разрешение вопроса с Ираном вполне может выйти на финишную прямую. Но нас интересует другое – почему Иран не был принят в ШОС раньше, хотя его заявка была подана еще в 2008 году?

— Думаю, что главная причина состоит в том, что страны ШОС, такие как Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан… старые члены организации, никто из них не хотел излишней конфронтации с Западом, потому что вступление Ирана в ШОС вызвало бы там негативную реакцию, учитывая отношения Ирана и США, прежде всего. И, думаю, это стоит за официальными формулировками о том, что Иран находился под санкциями Совета безопасности ООН и в силу этого не мог бы быть принят. На самом деле — это нежелание конфронтации с Западом: потому что и контроль над ядерной программой Ирана мог быть взят под эгиду ШОС.

Ситуация с санкциями, связанными с ядерной программой Ирана, вообще, не выдерживают никакой критики. Индия и Пакистан не состоят в договоре о нераспространении ядерного оружия и де-факто ставят всех перед фактом наличия у них ядерного оружия, и никаких санкций никто к ним не применяет. Иран, который добросовестно участвует в Договоре о нераспространении, к нему предъявляются претензии, которые никогда не были доказаны — это чистейшей воды политика. И двусмысленная политика стран-членов ШОС.

- Есть такое предположение, что после вступления Индии и Пакистана, а затем и Ирана в ШОС, политическое значение центральноазиатских республик в этой организации уменьшится. Это так?

— Я думаю, что да. Я, вообще, противник того, что Индия и Пакистан принимаются в ШОС. Во-первых, это две страны, находящиеся между собой в очень серьезной конфронтации, которая почти в любой момент может перейти в военный конфликт, и эпизодически это происходит. Индия имеет очень сложные, конфликтные отношения с Китаем. И прием этих двух стран сразу может завести ШОС в определенный тупик – случись между Индией и Пакистаном военный конфликт, страны-участницы организации не смогут повлиять на этот конфликт, у них нет рычагов влияния. Это просто дискредитировало бы Шанхайскую организацию. И это имело бы смысл, если бы ШОС позиционировалась бы как организация региональной безопасности, чего уже давно нет. Тогда, как альтернатива ОБСЕ, ООН… в этом случае, ШОС была бы серьезной организацией. Конечно, она бы требовала гораздо большего вложения сил со стороны ее членов, но это была бы эффективная организация. А в том состоянии, в котором она находится (с принятием Индии и Пакистана. – прим. ред.), она просто будет дискредитирована тем фактом, что ее равноценные члены воюют между собой – конечно, в случае конфликта.

- Интересует Турция, которая несколько дистанцирована от вопроса вступления в ШОС. Вступление Ирана в организацию не станет препятствием для возможного когда-нибудь решения турецких властей относительно ШОС?

— Турцию никто еще всерьез не обсуждал в качестве члена ШОС… Думаю, что ШОС в том виде, в котором существует, с учетом тенденций развития, которые в ней есть – хуже уже не будет. Потому что организация "размывается". Это диалектические такие закономерности – чем больше членов, тем труднее принять какие-то серьезные решения, нужно учитывать интересы всех, а в ШОС все решения принимаются путем консенсуса. Итоговые решения, которые устраивали бы всех, получаются более размытыми, менее конкретными и эффективными.

- ШОС это реальный, работающий инструмент взаимодействия государств? И в чем его секрет, почему крупнейшие державы так стремятся вступить в эту организацию, при всем том, что вы сейчас озвучили – наверняка это понимают и в этих странах?

— ШОС — удобная площадка для дискуссий, для выявления мнений позиций сторон участников. В последнее время, например на саммитах в Уфе, в Ташкенте, ШОС становится эффективной площадкой, где важны не общие заседания членов организации, а возможность встретиться “на полях” в двух- трехсторонних форматах. Поэтому — почему нет. Имеет право и такая организация быть. Но это те функции, которые она более-менее выполняет. В организацию не заложены какие-то решения, обязательные для участников. Она не принимает такие решения. И тогда она остается просто дискуссионной площадкой и не более того, а это уже другой уровень авторитетности и значимости в международных отношениях.

- Кстати, почему в Ташкенте в прошлом году страны даже не высказались в том числе так же одобрительно об Иране в качестве члена ШОС, хотя отношения с США у той же России были другими, страх быть непонятым Западом уже тогда пропал, да и у Ирана со Штатами ситуация изменилась?

— Взаимоотношения России с Западом изменились. А у Китая – нет. У Казахстана, Узбекистана не испортились. При этом, отношения американских и иранских властей не улучшились, на самом деле. Большое количество санкций до сих пор не сняты. США утверждают другие виды санкций в отношении Ирана, у американских нынешних деятелей было заявление о том, что Иран это чуть ли не "всемирное зло". Это была маленькая пауза уходящей администрации Обамы. Дело в том, что в американской внешней политике основные стратегии с приходом нового президента не могут меняться, потому что уходящий президент закладывает основы, утвержденные Конгрессом в виде указов и постановлений различных, которые новый президент не может преодолеть быстро. Необходимо несколько лет для этого. Поэтому то, внешнее улучшение между США и Ираном, которое связывается с тем соглашением по ядерной программе, несет, думаю, больше пиаровский характер.

Другое дело, иранцы сумели этим фоном воспользоваться, сумели с отдельными компаниями, странами, активизировать экономические взаимоотношения. Поэтому ситуация по принятию Ирана в ШОС созревала, ну и, одновременно, организация эволюционирует. Несколько лет назад ее на Западе еще боялись, что это будет “российско-китайская НАТО”, а сейчас уже не боятся, понимают, что ШОС это не реально действующий политический союз, это не союз, это форма взаимодействия.

Казахстан. Китай. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148036 Александр Князев


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 21 апреля 2017 > № 2146471 Гульзат Асанова

Почему необходимо усилить позиции детского омбудсмена?

Автор: ЮЛИЯ КИСТКИНА

В прошлом номере под наш прицел попала депутат Загипа Балиева, которая в качестве общественной нагрузки исполняет роль детского омбудсмена. Сегодня мы предлагаем другую точку зрения. В гостях у нас Гульзат Асанова - исполнительный директор республиканской ассоциации «Асыл бала», тесно взаимодействующей с уполномоченным по правам ребенка в РК.

– Какие плюсы и минусы вы можете отметить в деятельности Загипы Балиевой на посту детского омбудсмена?

– Назначение в РК уполномоченного по правам ребенка благоприятно сказывается на формировании среды, комфортной и доброжелательной для жизни детей. С учетом того, что ранее этого института в Казахстане не было, давать оценку деятельности омбудсмена считаю некорректным. Но в целом необходимо выделить такие важные моменты, как создание Национального контакт-центра по правам ребенка, появление арбитра в спорах граждан с государственными органами, консолидацию ресурсов НПО, государства и законодателей в вопросах обеспечения прав детей. Из минусов можно назвать лишь отсутствие аппарата. Уполномоченный работает на добровольных началах, как и ее единомышленники.

– На каких инициативах детского омбудсмена вы бы акцентировали внимание?

– Возрождение института педиатрии в Казахстане – одна из важных заслуг депутата и уполномоченного по правам ребенка в РК Загипы Балиевой. Благодаря ее инициативе вопросы качественного и профессионального медицинского обслуживания детей стали подниматься на самом высоком уровне. В результате премьер-министр Бакытжан Сагинтаев обратил внимание на эту проблему и поручил восстановить педиатрические факультеты во всех медицинских учебных заведениях страны.

Знаменательным событием стало проведение международной конференции «Казахстан, дружественный к ребенку», посвященной 25-летию независимости РК и 70-летию ЮНИСЕФ. В ее рамках были организованы 13 диалоговых площадок, которые всесторонне рассмотрели проблемы детства. Конференция позволила обеспечить институциональное взаимодействие по 15 направлениям, касающимся прав и соблюдения законных интересов детей, между центральными государственными органами, парламентом и гражданским обществом.

Хочется отметить, что каждое обращение в адрес уполномоченного по правам ребенка берется на особый контроль. К примеру, 14 сентября прошлого года республиканская ассоциация «Асыл бала» направила письмо с просьбой включить в реестр государственной поддержки лекарственными средствами детей с редкими (орфанными) заболеваниями. Последние характеризуются склонностью к распространению, утяжелением клинического течения и развитием осложнений, угрожающих жизни пациентов. К орфанным заболеваниям относят такие, как врожденный буллёзный эпидермолиз («синдром бабочки») и несовершенный остеогенез («хрустальные дети»). Этот вопрос вскоре был поднят на пленарном заседании мажилиса парламента, по итогам обсуждения создана рабочая группа для изучения положения детей с редкими заболеваниями. Сформирован общественный совет по орфанным заболеваниям при Министерстве здравоохранения РК. Рабочая группа и общественный совет внесли предложения по обеспечению таких детей лекарствами, изделиями медицинского назначения и специальным питанием. В сентябре с.г. планируется внесение дополнений в соответствующий приказ министра здравоохранения. Для обеспечения детей необходимыми препаратами до 2018 года, когда эти дополнения вступят в силу, от имени уполномоченного по правам ребенка были направлены письма в акиматы с просьбой рассмотреть возможности финансирования из местного бюджета. Достигнуть договоренностей удалось с Жамбылской, Карагандинской, Костанайской, Кызылординской и Западно-Казахстанской областями. Ориентировочно в июне по решению маслихатов будет выделено финансирование.

Также необходимо отметить, что под руководством Загипы Балиевой с ноября 2016 года в Казахстане начал свою деятельность Национальный контакт-центр по правам ребенка «111». Он работает круглосуточно и в тесном сотрудничестве с организациями образования, здравоохранения, правоохранительными органами. В эту «службу доверия» обращаются как дети, так и взрослые. В сутки поступает порядка 3,5-5 тысяч звонков. Причины обращений всегда разные – от просьб проконсультировать по тем или иным вопросам до сложных экстренных ситуаций, в которых требуется помощь психолога или необходимо срочное вмешательство органов внутренних дел либо скорой помощи.

В контакт-центре работает психологическая служба. Бывает, что некоторые звонят с целью снять стресс, вывести ребенка из суицидального состояния, напряжения, которое испытывает человек, оказавшись в сложной ситуации. Но чаще помощь психологов направлена на то, чтобы помочь ребенку или взрослому в поиске путей разрешения тех или иных конфликтов. То есть эта служба создана с целью снизить уровень преступности и насилия в отношении детей, обеспечить моральную, психологичес­кую и консультативную помощь.

– А что, на ваш взгляд, выпало из поля зрения детского омбудсмена?

– В целом по всему спектру направлений ведется необходимая работа, но есть моменты, требующие усиления. Это касается взаимодействия с исполнительными и представительными органами власти на региональном уровне, включение в работу по Национальному превентивному механизму в РК.

- Каким образом работают детские омбудсмены в других странах? Удалось ли нам перенять передовой опыт?

– Уполномоченный по правам ребенка тесно сотрудничает с детским фондом ООН – ЮНИСЕФ, который и является инициатором создания такого института. Соответственно, фонд содействует передаче международного опыта. Все детские омбудсмены мира плотно работают с ЮНИСЕФ и друг с другом. На постоянной основе проводятся встречи, научные симпозиумы по тем или иным аспектам защиты прав детей, в которых активное участие принимает и госпожа Балиева.

Нужно отметить, что в рамках контакт-центра создана аналитическая служба, которая на постоянной основе занимается анализом международной практики по тем или иным аспектам работы детского омбудсмена.

Можно с уверенностью сказать, что детский омбудсмен в РК на постоянной основе институционально перенимает международный опыт. Соответственно, все наработки, имеющиеся за рубежом, учитываются и в Казахстане. При этом у нас есть своя уникальная модель: омбусдмен в РК является еще и депутатом парламента.

– Как вы считаете, что нужно сделать для улучшения работы детского омбудсмена в Казахстане?

– Мир не стоит на месте. Тенденции и тренды меняются практически ежедневно. Государство и общество должны консолидировать свои усилия по совершенствованию всех жизненно важных процессов и институтов, связанных с детством. Необходимо усилить позицию детского омбудсмена в стране: это позволит более эффективно защищать права и интересы каждого ребенка.

Сегодня уполномоченный работает на общественных началах. Целесообразно и даже необходимо создать штат сотрудников для обеспечения текущей деятельности омбудсмена.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 21 апреля 2017 > № 2146471 Гульзат Асанова


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146512 Тулеген Аскаров

И на индустриальную «улицу» пришла весна!

После вполне оптимистичной концовки зимы отечественная промышленность продолжила набирать обороты и в марте, приятно удивив весьма высокими темпами позитивной динамики.

Тулеген АСКАРОВ

По сравнению с февралем физический объем промышленного производства увеличился за первый месяц весны на 17,9%! При этом горнодобывающая отрасль вернула себе титул главного индустриального «локомотива», показав прирост на впечатляющие 20,6%, в том числе по нефти – на 19,4%, природному газу – 18,3%, железной руде – 24,6%, рудам цветных металлов – 24,1%, углю – на 6,4%.

Вполне приличную динамику показала и обрабатывающая промышленность, где в марте к февралю сложился прирост на 8,6%. В этой отрасли позитивный тон задавали напитки, выпуск которых вырос на 20,6%, продукты питания (8,7%), одежда (29,2%), кожаная продукция (48,0%), бумага и бумажная продукция (16,6%), продукты нефтепереработки (8,5%) и химической промышленности (8,0%), черные металлы (14,5%), основные благородные и цветные металлы (6,4%), готовые металлические изделия (7,5%), мебель (3,1%). Впрочем, была и группа аутсайдеров, показавших снижение выпуска, – в ней оказались табачные (3,0%) и текстильные (4,0%) изделия, фармацевтические продукты (14,0%), электрическое оборудование (3,0%) и автотранспортные средства (8,4%).

В водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов мартовский объем производства увеличился к февралю на 19,3%, в электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании – на 2,9%.

В годовом выражении, то есть к марту прошлого года, объем промышленного производства вырос на вполне приличные 8,3%, а в среднегодовом (январь-март к аналогичному периоду год назад) – 5,8%. Среди регионов при таких способах подсчета динамики наиболее высокие темпы увеличения выпуска статистики зарегистрировали в Атырауской области – соответственно 20,2% и 12,9%. Если же сравнивать март с февралем, то в лидеры выходит Карагандинская область с приростом на 20,6%, тогда как наибольшее сокращение выпуска – на 10,1% – сложилось в Южно-Казахстанской области. При подсчетах в годовом выражении аутсайдерами оказались Кызылординская и Жамбылская области, в которых был зафиксирован спад соответственно на 2,9% и 1,0%. Эти же регионы выделились сокращением выпуска и в среднегодовом выражении соответственно на 4,6% и 1,3%, а к ним присоединилась еще и Мангистауская область (1,1%).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146512 Тулеген Аскаров


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146504 Тулеген Аскаров

Зимние итоги торговли не впечатляют

Хотя концовка зимы ознаменовалась заметным ростом внешнеторгового оборота Казахстана, его февральский объем оказался ниже показателей ноября и декабря прошлого года.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям, что начало текущего года оказалось неудачным, так как в январе экспорт из нашей страны упал к декабрю на 17,8%, а импорт – на 21,9%. В итоге январский объем внешней торговли оказался ниже месячных уровней, достигнутых в августе-декабре! В феврале же дела здесь пошли на лад, и внешнеторговый товарооборот увеличился на 7,9% до $5 млрд 680,8 млн, в том числе экспорт подрос на 10,7% до $3 млрд 629,0 млн, импорт – 3,2% до $2 млрд 51,8 млн. Для сравнения: в ноябре товарооборот составил $6 млрд 34,1 млн, декабре – $6 млрд 530,3 млн.

В годовом выражении, то есть к февралю прошлого года, сложился рост почти на четверть, тогда как по сравнению с тем же месяцем 2015 года произошло снижение на 5,1%, а 2014-го – и вовсе на 47,0%. В среднегодовом исчислении (январь-февраль к аналогичному периоду год назад) внешнеторговый оборот вырос на 23,1% до $10 млрд 947,1 млн, в том числе экспорт – на 22,7% до $6 млрд 906,4 млн, импорт – 23,8% до $4 млрд 40,7 млн.

При этом взаимная торговля Казахстана с партнерами по Евразийскому экономическому союзу росла опережающими темпами, так как ее объем вырос на 56,0% до $2 млрд 582,7 млн, экспорт – 42,6% до $742,0 млн, импорт – 62,2% до $1 млрд 840,7 млн. Увы, как нетрудно подсчитать, сальдо торговли на этом географическом направлении по-прежнему складывается отрицательным, то есть не в пользу нашей страны, на уровне в минус $1 млрд 98,7 млн. Главный источник этого негатива все тот же – торговля с Россией, из которой было поставлено товаров за январь-февраль на $1 млрд 754,1 млн при объеме казахстанского экспорта в $671,6 млн. Сальдо взаимной торговли с этим партнером сложилось в пользу россиян на уровне в $1 млрд 82,5 млн. А доля России в общем объеме импорта в Казахстан поднялась до 43,4%, что явно говорит о бессмысленности курсовой политики Нацбанка в отношении рубля. Ведь в отличие от прежних времен сейчас курс российской валюты стабильно держится в районе 5,5 тенге за рубль, и при этом звучат предложения поднять его до 6-7 тенге.

Отрицательное сальдо по-прежнему складывается у нашей страны в торговле и с другими членами ЕАЭС – Беларуси (минус $44,1 млн) и Арменией (минус $0,5 млн). А исключение из этой картины все так же составляет лишь Кыргызстан, экспорт в который из Казахстана превысил импорт в обратном направлении на $28,4 млн.

За счет значительного отрицательного сальдо в торговле с Россией не в пользу Казахстана сложился и результат в целом с партнерами по СНГ. При объеме экспорта в ближнее зарубежье в $1 млрд 186,5 млн. импорт из этих государств составил $2 млрд 65,9 млн, что дало негативный результат в минус $879,4 млн. Однако при этом из данных статистиков выясняется, что практически со всеми странами СНГ, не входящими в ЕАЭС, у Казахстана складывается положительное торговое сальдо. В торговле с Азербайджаном результат в нашу пользу составил $12,8 млн, Молдовой – $8,5 млн, Таджикистаном – $5,5 млн, Украиной – $111,1 млн, Узбекистаном – $89,6 млн. Исключение составил только Туркменистан, в торговле с которым импорт в Казахстан оказался больше экспорта в обратном направлении на $8,1 млн.

А источником нашего общего «плюса» по-прежнему выступает торговля с дальним зарубежьем. Объем казахстанского экспорта на этом направлении вырос в январе-феврале на 64,0% до $5 млрд 719,9 млн, тогда как поставки товаров оттуда к нам – на 71,4% до $1 млрд 974,8 млн. Примечательно, что страны дальнего зарубежья занимают первые места по доле в экспорте из Казахстана – лидируют здесь Италия (19,3%), Китай (10,4%) и Нидерланды (10,0%). Зато в импорте их удельный вес невелик по сравнению с Россией – идущий вторым Китай располагал долей в 14,7%, а занимающие третье место США – 6,2%.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146504 Тулеген Аскаров


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146480 Тулеген Аскаров

Третий прыжок казахстанского «барса»

Во многих видах спорта по давней традиции участникам соревнований дается возможность выступить несколько раз для того, чтобы они не зависели от случайностей при отведенном им лишь единственном шансе. Как правило, попыток предоставляется три, и зачастую получается, что именно заключительная из них становится победной.

Тулеген АСКАРОВ

«И НА ОБЛОМКАХ САМОВЛАСТЬЯ…»

Наша страна за минувшие 25 лет независимости сполна использовала отведенное ей историей время на поиск лучшей доли и построение новой жизни через две последовательные модернизации. В результате первой из них на руинах распавшегося СССР было создано новое государство, которому в сложной геополитической ситуации пришлось искать свой путь в неизвестное будущее. Чего стоило только построение с нуля основ рыночной экономики, сменившей административно-командную систему, основанную на планировании и распределении всего и вся из единого центра! Напомним читателям «ДК», что как раз та система и привела в итоге богатую на природные ресурсы и грамотных специалистов страну к пустым полкам в магазинах и тотальному дефициту даже самых необходимых товаров! Конечно, те, кто пережил «лихие» 90-е годы прошлого века, помнят, каким нелегким был переход от незадавшегося социализма «с человеческим лицом» к рынку. Тогда на время наша жизнь оказалась на грани разрухи, поскольку были разорваны сложившиеся хозяйственные связи, а миллионы соотечественников покинули страну в поисках лучшего будущего. Но все же общими усилиями удалось провести первую модернизацию, избежав голода, нищеты и кровопролитной гражданской войны, ставших уделом многих развивающихся государств, да и предтечей самого развалившегося СССР.

Вторая модернизация, как вспоминают ветераны редакции «ДК», также началась весьма неожиданно. Не успели тогда мы сполна вкусить первые сладкие плоды рыночной экономики и толком осмотреть открывшийся нам мир, избавляясь постепенно от родимых пятен советского прошлого, как была оглашена «Стратегия-2030» и начался перенос столицы из Алматы в Астану. Кстати, символом той стратегии, цели которой были достигнуты досрочно несколько лет тому назад, был избран снежный барс – ирбис. Грянувший тогда азиатский, а затем и российский финансовые кризисы с последовавшей обвальной девальвацией тенге в апреле 1999 года юная рыночная экономика Казахстана перенесла на удивление легко. А уж «нулевые» года текущего столетия и вовсе вспоминаются сейчас медийщиками как своего рода «золотой» период в независимой истории отечественных СМИ! Ведь тогда мощный приток рекламных доходов обильно орошал нашу сферу, дав жизнь новым изданиям, включая и «ДК», и новым поколениям журналистов. ВВП страны рос 10-ными темпами, изумляя зарубежных экспертов, а экономический подъем к середине «нулевых» перешел в бум. Увы, как и положено капиталистической экономике, потом «пузырь» лопнул и из-за рубежа пришел очередной кризис в 2007-2008 годах. Но и это испытание наша экономика выдержала достойно, ограничившись относительно небольшой февральской девальвацией тенге в 2009 году, национализацией нескольких крупных банков и вливаниями экономики из Нацфонда. А потом на время опять вернулись прекрасные нефтяные времена, когда цены на «черное золото» взметнулись выше $100 долларов, что позволило родному государству без особого напряжения принять саммит ОБСЕ, зимнюю Азиаду, запустить программы строительства доступного жилья, повышать пенсии с пособиями и выплачивать их регулярно. В общем, и второй прыжок казахстанскому барсу в целом удался!

ОКНО В КРЕМНИЕВУЮ ДОЛИНУ

И вроде бы все устоялось, но очередной обвал цен на нефть вместе с двумя подряд девальвациями казахстанской валюты, подешевевшей к доллару всего за пару лет более чем вдвое – со 150 до 310 тенге, убедительно доказал, что почивать на углеводородных лаврах больше нельзя. Положа руку на сердце, и все мы давно понимали, что стране пора слезть с нефтяной «иглы» и жить по принципам нового времени, дабы войти в «Топ-30» развитых государств мира к 2050 году, вступивших в эру четвертой промышленной революции.

Поэтому прозвучавший минувшей зимой призыв к реализации третьей модернизации Казахстана с созданием новой модели экономического роста страны стал вполне логичным следствием накопленного опыта и набитых «шишек» предыдущих двух исторических этапов. Столь же естественно были обозначены и приоритеты нового этапа – ускоренная технологическая модернизация экономики, кардинальное улучшение и расширение бизнес-среды, макроэкономическая стабильность, улучшение качества человеческого капитала, а также институциональные преобразования, безопасность и борьба с коррупцией.

Собственно говоря, мы и сами, бывая за рубежом в развитых странах, видим, как строится там жизнь на основе этих приоритетов, в первую очередь верховенства закона (rule of law). Но если последние четыре направления из приведенного списка государство может реализовать в принципе и само, изменяя в лучшую сторону законодательство, наказывая зарвавшихся коррупционеров, создавая новые институты и упраздняя отжившие свое, следуя макроэкономическим установкам МВФ, то, как быть с реализацией первого приоритета, было не очень понятно до последнего времени. Но все стало на свои места после того, как в минувшую пятницу премьер-министр Бакытжан Сагинтаев вернулся в Астану из рабочей поездки в США. Инвестировать и внедрять новые технологии в нашу экономику намереваются IT-гиганты знаменитой Кремниевой долины (Silicon Valley), где теперь откроется представительство Казахстана. В Сан-Франциско премьер встретился с руководством компаний «Cisco», «Tesla Motors», «Microsoft», «Robomatter Inc.», «IBM», «Autodesk», «Uber», посетил офисы «Google», «Jabil» и других IT-фирм, а также выступил на технологическом форуме «Project:Collider». Впрочем, не была забыта и большая нефть Казахстана – в Калифорнии г-н Сагинтаев побеседовал и с представителями нефтяного гиганта «Chevron», работающего у нас на Тенгизе.

Ну, а первый день поездки премьера в США был посвящен финансовой столице США – Нью-Йорку, где он встретился с ведущими представителями могущественной Уолл-Стрит – «Citigroup», «Mastercard», «Berkley», «Morgan Stanley», «Black Rock», «Goldman Sachs». Успел он побеседовать и с аналитиками международных рейтинговых агентств «Moody’s», «Standard&Poor’s» и «Fitch», от оценки которых зависит инвестиционная привлекательность нашей страны. Не забытыми оказались и деловые медиа – в результате переговоров с миллиардером Майклом Блумбергом достигнута договоренность об открытии телеканала и офиса «Bloomberg» в Астане. Напомним, что в столице готовится к запуску Международный финансовый центр «Астана», где тон будут задавать ведущие зарубежные инвесторы. Не остались без внимания премьера в Нью-Йорке и представители таких отраслей как машиностроение, энергетика, фармацевтика и производство продуктов питания, также требующие модернизации и новых технологий. Эти темы обсуждались с ведущими американскими компаниями «General Electric», «Grace, Robotti & Company Advisors», «AGCO», «AES», «Pfizer» и другими. И, конечно же, впечатлило то, что премьер сумел найти время для бесед со всемирно известными экономистами: в Нью-Йорке он встретился с Нуриэлем Рубини, а в Сан-Франциско – с Артуром Лаффером.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146480 Тулеген Аскаров


Киргизия. Казахстан. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 18 апреля 2017 > № 2144175 Татьяна Воеводина

 Азиатский обмен

не кириллица, а мы, русские, Россия не интересны другим народам

Татьяна Воеводина

В Киргизии и – ещё раньше – в Казахстане решили перейти с кириллицы на латиницу. Тут требуется подготовительная работа, но направление движения – обозначено.

Ещё раньше на латиницу перешёл Азербайджан – ради унификации с Турцией.

Эксперт «Завтра» Татьяна Миронова считает: «Кириллический алфавит – более совершенный по сравнению с латинским. В нём больше букв для мягких, свистящих, шипящих звуков. Всё это способствует выражению специфики тюркских казахского и киргизского языков». Я не думаю, чтобы кириллица обладала какими-то особыми свойствами и преимуществами. Любую письменность можно приспособить под любой язык: сколько придумано разных надстрочных и подстрочных значков, а не хватит – можно и новые изобрести. Сама кириллица – это приспособленный греческий алфавит. В ходе употребления она обмялась, потеряла ряд чисто греческих букв, пережила орфографическую реформу (даже, можно сказать, две) и приспособилась ещё лучше.

Письменность – лишь одежда языка, а настоящее его «тело» - это речь устная, звучащая. Такова научная точка зрения, в отличие от житейской, согласно которой более важной и авторитетной ощущается речь письменная.

Но и одежда – важная вещь, и она о многом говорит. Не случайно, меняясь, человек непременно меняет и стиль одежды. Ломая через колено русскую жизнь, Пётр I настаивал на новом внешнем облике дворянства. Казалось бы, какая разница, как кто одет: не важно, какого цвета кошка – главное, чтоб ловила мышей. Про кошку, может, и верно, а про одежду – нет. Тут форма активно влияет на содержание. Если женщина никак не может отыскать ту одежду, которая ей подходит, это однозначно свидетельствует о внутреннем неблагополучии, возможно – о кризисе идентичности. Вам это ничего не напоминает в поведении наших среднеазиатских братьев?

А ещё в одежде есть железное правило: одевайся не для той работы, которую имеешь, а для той, которую мечтаешь получить. Вот наши друзья и меняют «прикид» своих языков.

Даже шрифт – и то не безразличная вещь. Пётр ввёл «гражданский шрифт», похожий на латинское начертание. А при Гитлере культивировалось так называемое готическое письмо, докучавшее советским военным переводчикам.

И русский язык когда-то хотели перевести на латиницу – чтобы легче было общаться с западными братьями по классу. Тогда очень культивировался и выдуманный язык эсперанто. Но потом почин наркома Луначарского о переходе на латиницу отложили ввиду того, что и мировая революция тоже отложилась на неопределённый срок. Эта идея запечатлена у Ильфа и Петрова: служащие «Геркулеса» обещают «перевести делопроизводство на латинский алфавит».

Любопытно, что реформа, особенно когда реформаторы оставляют лазейки для старого, не всегда прививается. Перейти на латиницу пробовали под горячую руку и в Татарстане. Но потом не то что отменили, а по факту вернулись к привычному письму на кириллице. В 2005 году в Казани мне показали улицу, где с одной стороны название написано на кириллице, а с другой – на латинице.

Переход на другую графическую систему – дело очень затратное и муторное. Гарантируется неграмотность целого поколения. Дети выучат любую систему, но взрослые будут долгое время читать гораздо медленнее, чем прежде. Им придётся, как малограмотным, снова складывать слова из букв и слогов, а не воспринимать графическую оболочку слова как картинку-иероглиф. Привычность и преемственность – важнейшие свойства письма. Даже орфографическая реформа без перемены графической системы – и то многолетняя травма. Думаю, казахские и киргизские реформаторы это понимают. Понимают, но всё-таки делают. Зачем?

«Письмо – не вешчь, а тень токмо вешчи», - писал Василий Тредиаковский ещё в XVIII веке. Он имел в виду, что первична устная речь, а письмо лишь тень языка звучащего. Но есть в той давней сентенции и иной смысл: письмо – тень важнейших процессов. Смена письма – это тень совсем иных обменов и промен.

Вот об этом бы стоило подумать. Не кириллица, а мы, русские, Россия не интересны другим народам. Мы не несём им никакой вдохновляющей идеи, не говорим «всемогущего слова «вперёд». Мы бормочем жёваную либеральную муру, зовём на задворки капитализма, под знамёна, обветшавшие сто лет назад. Из России уж полвека не исходит ничего нового, яркого, способного привлечь другие народы. Наши идеи заёмны и вторичны. Вот тенью чего является переход наших среднеазиатских братьев на иную систему письма.

Какую новую яркую идею могла бы предложить Россия? Мне кажется, это будет (хочется верить) идея антиглобалистской, традиционалистской революции. Новой, справедливой жизни. Тут бы и кириллица кстати пришлась…

Интересно, что придумают в Таджикистане? Ведь их язык – близкий родственник персидского, понятный без специального изучения. Но персидский пользуется арабской вязью, которую принесли арабы-завоеватели, а таджикский – кириллицей. Как-то видела на рынке таджика-торговца сухофруктами, который учил арабские буквы. Я сказала, что тоже их учу, и мне очень трудно. Он чему-то страшно обрадовался и угостил вкусной курагой.

Киргизия. Казахстан. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 18 апреля 2017 > № 2144175 Татьяна Воеводина


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 апреля 2017 > № 2141416 Максим Артемьев

Что изменит переход Казахстана на латиницу

Максим Артемьев

Переход на латиницу не поможет ни расширению использования казахского языка, ни переходу на него русскоязычных граждан Казахстана. Русский все равно будет доминировать и английским не вытеснится в перспективе ближайших двух-трех поколений. А пример Узбекистана показывает, что латиница и кириллица еще долго будут сосуществовать, вне зависимости от субъективных желаний властей

Решение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева принять четкий график перевода казахского языка на латиницу к 2025 году (само принципиальное решение об этом было объявлено в 2012 году) вызвало немало шума в российских СМИ, заговорили даже о «предательстве» и об отходе Казахстана от интеграционных процессов в рамках ЕАЭС. Но так ли это на самом деле? Что лежит в основе этого решения?

Цивилизационные буквы

Важнейшей проблемой, с которой после 1991 года столкнулись многие постсоветские государства (за исключением разве что стран Балтии и отчасти Армении и Грузии), была необходимость национальной самоидентификации. Они обрели нежданную независимость, которая влекла за собой немало вопросов, среди них – почему существует данная республика? Для ответа на него надо было найти новые варианты истории и культуры страны, предложить набор ценностей, вокруг которых можно было сплотить население или по крайней мере элиты.

Обычно предлагалась националистическая версия истории, где события предыдущих веков трактовались либо как непрестанная борьба против империи (украинский, наиболее радикальный вариант), либо как пассивное выжидание часа избавления от колониальной зависимости, пробившего в 1991-м. Власть, соответственно, формировалась по принципу этнократии, что служило ее сплочению и гарантировало невозвращение к прежнему статусу. В рамках этой парадигмы особое значение получал вопрос государственного языка. Он становился маркером принадлежности к господствующему этносу, а невладение им отсеивало лиц нетитульной национальности от претензий на руководяще должности.

Языки, доставшиеся в наследство от советской власти, также, по мысли правящих элит, заслуживали переделки, чтобы соответствовать изменившимся условиям. Первым требованием к ним стала реформа письменности. Лидеры тюркских республик вольно или невольно ориентировались на Кемаля Ататюрка, чье решение в 1928 году отказаться от арабской письменности означало разрыв с культурной традицией и формирование нового языка. Арабский алфавит был письмом Корана. Переход на латинский алфавит знаменовал собой вестернизацию и секуляризацию культуры. Кроме того, реформа повлекла за собой решительное очищение турецкого языка от многочисленных заимствований из арабского и персидского, и новая письменность соответствовала именно простонародному наречию, на основе которого отныне строился литературный турецкий язык.

Большинство языков азиатских республик СССР были младописьменными. До революции они либо не имели устоявшейся письменности, либо использовали арабский алфавит, с которым было знакомо лишь незначительное грамотное меньшинство. Большевики во время кампании по ликвидации неграмотности внедрили в конце 1920-х новые алфавиты на основе латиницы. Арабский не подходил, потому что не отражал гласных звуков, был неудобен при типографском наборе и связан с «феодально-байским наследием». А навязывание кириллицы в тот момент рассматривалось как пережиток царского империализма.

Однако после принятия курса на построение социализма в одной стране и усиления патриотической составляющей в идеологии латинские письменности стали рассматриваться как космополитические и были заменены на алфавиты на основе кириллицы, благо грамотных все равно еще было мало. На полсотни лет кириллический шрифт стал господствовать в Средней Азии и Казахстане, Азербайджане, равно как в национальных автономиях РСФСР. Даже в Молдавии румынский перевели на кириллицу, назвав «молдавским языком».

После распада СССР три тюркские республики еще в 1990-е годы, желая дополнительно дистанцироваться от русского старшего брата, перешли на латиницу – Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан. Это произошло с разным успехом: азербайджанцы целиком заимствовали турецкий вариант латиницы с добавлением трех букв, туркмены и узбеки испробовали несколько вариантов (в одном из них, в туркменской письменности, использовались даже знаки ¥, £, $, то есть иены, фунта стерлингов и доллара). В Узбекистане возникли серьезные проблемы с переходом на латинский шрифт, и до сих пор до 70 процентов публикаций в стране идет с использованием кириллицы. Ататюрку было куда легче – в 1920-е годы грамотных турок было немного, а к началу 1990-х практически все население среднеазиатских республик умело читать и писать, причем на кириллическом алфавите.

Казахстан и Киргизия не спешили с такими реформами. В первом был большой процент русскоязычного населения, а главное, сами казахи, особенно городское население, были сильно русифицированы. Киргизия при Акаеве ориентировалась на Россию и не видела смысла в новациях, равно как и персоязычный Таджикистан, где после тяжелой гражданской войны было не до реформ алфавита.

Нурсултан Назарбаев все постсоветские годы проводил последовательную политику усиления казахской идентичности. Первым шагом стало изменение топонимики. Уже в далеком 1991 году без всякого внятного объяснения коренной русский город Гурьев, основанный еще в XVII веке, переименовали в Атырау. Далее последовала кампания во вполне маоистском духе по исправлению имен, точнее, названий. Было предписано и в русском языке писать топонимы так, как они пишутся по-казахски: Чимкент превратился в Шымкент, Кустанай – в Костанай, Актюбинск – в Актобе, Кокчетав – в Кокшетау, Алма-Ата – в Алматы. Попутно продолжался процесс переименования: Джамбул стал Таразом, Целиноград – Астаной, Семипалатинск – Семеем. Следы древнего русского проникновения в Казахстан старательно устранялись. Россия смогла уберечь только Алма-Ату, оставив прежнее написание для нее одной, уступив названия остальных городов.

Сам Назарбаев говорит по-русски с акцентом, поскольку принадлежит к еще нерусифицированному поколению, и для него в использовании казахского языка не возникает проблем. Однако рабочим языком его администрации пока остается русский.

Царь-реформа

Если планы реформы казахского алфавита будут реализованы, то это неизбежно создаст для страны несколько проблем. Первая из них – сохранение культурного наследия. Практически весь корпус казахской литературы существует на кириллице. Его перевод на латиницу займет длительное время, потребует гигантских усилий. Да и вряд ли большинство книг будет переиздано. Соответственно, грядущие поколения казахов будут отсечены от доступа к ним, равно как и к СМИ XX века, архивным документам и так далее.

Слова Назарбаева: «Переход на латиницу также имеет свою глубокую историческую логику. Это и особенности современной технологической среды, и особенности коммуникаций в современном мире, и особенности научно-образовательного процесса в XXI веке» – не выдерживают критики. Ни армяне, ни грузины не отказываются от своих оригинальных письменностей, равно как эфиопы или греки. Япония, Корея, Китай при всей своей вовлеченности в глобальную экономику также не задумываются над этим. Берберы, возвращая себе права на свои языки в Марокко и Алжире, используют древний тифинаг, а не латиницу. Другой вопрос, что кириллица на казахском не имеет такой длительной культурной традиции, насчитывает немногим более 75 лет истории и потому не может восприниматься казахами как своя исконная письменность. Стихи Абая записывались арабскими буквами.

Однако Монголия сохраняет кириллический алфавит, несмотря на то что он был навязан из-за рубежа, взамен старомонгольской письменности. В Улан-Баторе думают о практических последствиях и неудобстве для населения, которое может выразиться и в политических последствиях на выборах. Назарбаев же как авторитарный лидер от таких проблем избавлен и может позволить себе изображать Петра I (который ввел гражданский шрифт) или Ататюрка.

Переход на латиницу не поможет ни расширению использования казахского языка, ни переходу на него русскоязычных граждан Казахстана, если преследуется подобная цель. Опыт Ирландии показывает, что вернуть утраченное языковое достояние практически невозможно. Израиль – слишком специфический пример. В глобальном мире, о котором говорит Назарбаев, исчезают именно малые языки. Русский все равно будет доминировать из-за географии и истории и английским не вытеснится в перспективе ближайших двух-трех поколений. А пример Узбекистана показывает, что латиница и кириллица еще долго будут сосуществовать, вне зависимости от субъективных желаний властей.

Думается, основная причина того, что тема латиницы всплыла именно сейчас, – это намерение Назарбаева показать свою независимость от России, переключить часть общественной энергии на продвижение языковой темы в националистическом ключе, при котором он будет находиться в положении патриота и модернизатора одновременно, а также желание остаться в истории как реформатор. Он уже стал первым президентом Казахстана с титулом елбасы, перенес столицу, а теперь может подвести итог своей деятельности введением новой письменности.

Для России введение латиницы в Казахстане вряд ли станет чем-то значимым, как не стали существенными раздражителями аналогичные реформы в других постсоветских странах. Единственная проблема может заключаться в примере для собственных тюркских автономий – Татарии и Башкирии в первую очередь. В Татарстане попытка введения латиницы в 1999 году была заблокирована решением Конституционного суда в 2004 году и принятием соответствующего федерального закона в 2002-м о том, что все письменности народов РФ должны основываться на кириллице. Однако с 2012 года в Татарстане разрешено подавать обращения в органы власти, написанные латинским или арабским алфавитом. Татары, по крайней мере часть национально озабоченной интеллигенции, стремятся попасть в единое культурное поле с другими тюркскими народами и рассматривают латиницу как мост, помогающий сближению. Но в Кремле видят в этом проявление сепаратизма.

С присоединением Крыма возникла проблема крымско-татарского языка, который во времена Украины был формально переведен на латинский алфавит, а нынешний российский закон это запрещает. Решение президента Казахстана может рассматриваться как нехороший ориентир для крымских татар. Кроме того, имеются близкие казахам по языку тюркские народности Северного Кавказа – кумыки, ногайцы, карачаевцы и балкарцы. Но последним скорее грозил бы переход на арабскую письменность из-за реисламизации региона. Впрочем, в этнически пестрых маленьких автономиях шансы на широкое использование местных языков крайне малы – независимо от графики.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 апреля 2017 > № 2141416 Максим Артемьев


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 14 апреля 2017 > № 2141370 Айман Жусупова

Отчего "желтеют" казахстанские СМИ?

Автор: Сауле Исабаева

Качество и авторитет отечественной журналистики в последние годы заметно снизились. Вместо интересного и полезного контента мы все чаще стали потреблять низкосортные «желтые» новости, предназ­наченные далеко не самой взыс­кательной публике. Например, эксперты уже констатируют дефицит адекватной аналитики. Сегодня у нас в гостях координатор по социальным вопросам ИМЭП Фонда Первого Президента РК Айман Жусупова, с которой мы поговорим о том, почему казахстанские медиа так резко «пожелтели», кто в этом виноват и, главное, что в этой ситуации можно сделать.

– Посты в «Фейсбуке» стали едва ли не самыми тиражируемыми информационными поводами. С чем вы это связываете?

– На современном постсоветском пространстве нередко можно услышать высказываемую представителями старшего поколения озабоченность по поводу того, что современная молодежь не читает серьезную литературу, ограничиваясь фрагментарной информацией из интернета, социальных сетей, того же «Фейсбука». Однако в целом речь идет об общей тенденции, присущей не только молодежи.

При этом СМИ, за редким исключением, выбирая легкие пути, формируют свой контент в основном из так называемых «желтых» новос­тей и материалов. В обиход вошло такое понятие, как «постправда», которой называют материалы, полностью укладывающиеся в картину мира читателей.

– Насколько опасно доминирование «желтых» СМИ?

– Главным последствием этого тренда является то, что материалы подобного характера не способствуют выработке у читателей таких качеств, как умение думать, анализировать, чувствовать ответственность за происходящее в стране.

Конечно, можно апеллировать к тому, что сложные материалы, требующие вдумчивого восприятия, сейчас не востребованы и что поэтому СМИ элементарно отражают потребности публики. Тем не менее такой подход является несколько упрощенным. Ответственность масс-медиа, заключающаяся в интеллектуальном просвещении массового потребителя, сегодня весьма востребованна. Вопросы информационной безопасности демонстрируют, как важно бороться за умы граждан.

– И все-таки, почему наши СМИ в массе своей стали отдавать предпочтение «желтым» материалам? Понятно, что дело тут не только в невостребованности серьезной аналитики...

– Причины, по которым СМИ выбирают контент подобного рода, очевидны. Во-первых, это существующий запрос со стороны массового читателя. Да, как уже отмечалось, большие статьи сегодня не пользуются спросом. Интернетизация привела к распространению клипового сознания и, соответственно, коротких, сжатых материалов.

Во-вторых, вследствие того, что печатные СМИ, в частности научные журналы и многие газеты, уже не пользуются прежней популярностью (такова общемировая тенденция), стало тяжелее содержать собственные корреспондентские пункты. Тем не менее, как отмечают эксперты, именно традиционные печатные СМИ являются кузницей журналистских кадров.

То, что население не читает серьезные материалы и, соответственно, не покупает и не подписывается на издания подобного рода, – напрямую отражается на отношении к ним со стороны рекламодателей.

Среди других причин эксперты называют ужесточение законодательства в сфере СМИ, попытки избежать освещения острых политичес­ких тем, засилье пропаганды (что делает СМИ неинтересными), а также нежелание людей искать альтернативные источники информации и стремление получать только такую информацию, которая приятна, с которой они готовы согласиться.

– То есть масс-медиа идут на поводу у таких тенденций. Значит ли это, что в целом меняется формат наших СМИ и пути назад уже нет?

– То, что чтение стало немодным занятием, доказывает популярность таких интернет-ресурсов, как Инстаграм и Ютуб. Психологи считают, что отныне население будет воспринимать информацию иначе, через иную сенсорную модальность, посредством новой коммуникативной культуры.

В этом контексте психологи и сами журналисты отмечают: чтобы сделать материал привлекательным для аудитории, надо приспосабливаться к современным технологиям, подавать контент иначе – широко используя визуальный ряд, делая его более сжатым, информативным, но легким в изложении.

Конечно, задача не из простых: подавать серьезные материалы в таком «легком» формате и при этом добиваться того, чтобы широкая аудитория участвовала в обсуждении сложных вещей.

В этом контексте можно понять те СМИ, которые, не утруждая себя попытками доступно изложить серьезный материал, чтобы он был интересен широкой аудитории, просто забивают свой контент «желтыми» новостями, скандалами и т.д.

– Но насколько такой подход отражает долгосрочные интересы страны и общества?

– Если посмотреть на наши ведущие интернет-издания, являющиеся лидерами по количеству просмотров, то манера подачи ими материалов отличается выпячиванием скандальных и «желтых» публикаций. А в сетке вещания телеканалов очевиден перекос в сторону освещения криминальных событий, показа незамысловатых сериалов и развлекательных передач.

Таким образом, можно констатировать, что сегодня большая часть СМИ, стремясь удержать любой ценой свою аудиторию, делает ставку на «желтые» новости и развлекательный контент. В то же время население нуждается и в материалах аналитического характера, которые сегодня должны подаваться иначе, в другом формате, хотя, безусловно, делать это достаточно непросто.

Чтобы соответствовать современным запросам, необходимо создавать отечественный контент для школьников, молодежи на Ютубе, в «Фейсбуке» и на других интернет-ресурсах. То есть СМИ должны учитывать, что есть и другая публика, и в том числе через систему госзаказов освещать серьезные темы.

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 14 апреля 2017 > № 2141370 Айман Жусупова


Казахстан. СЗФО > Образование, наука > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2146489 Александр Запесоцкий

Право взращивать личности

Пройтись по итальянской улочке, встретиться у паровоза, спуститься в чрево Yellow Submarine, чтобы уединиться с книгой под ироничными взглядами битлов, съесть утреннюю кашу за счет личных средств ректора… Теперь понимаете, почему про этот российский вуз президент России Владимир Путин сказал его ректору: «Вы знаете, у вас весело». И это про СПбГУП – вуз, который уже больше 90 лет выпускает серьезных специалистов.

Алевтина ДОНСКИХ,

Алматы – Санкт-Петербург – Алматы

Ректор Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов, доктор культурологии, профессор, член-корреспондент РАН Александр ЗАПЕСОЦКИЙ, который с 1991 года стоит у штурвала этой студенческой «субмарины», поделится своим взглядом на современную педагогику, преемственность и новации в высшем профессиональном образовании. Но вначале о веселом.

– Александр Сергеевич, мне приходилось уже встречаться и с вами, и с сотрудниками Алматинского филиала, готовить материалы об СПбГУП, и если бы мне сказали определить ключевые слова для вуза, я бы сказала «профсоюз», второе слово – «красота». А какое бы третье слово вы назвали?

– Соглашусь с двумя первыми определениями. Поскольку профсоюзы – это организация, которая позволяет нам в тяжелое время сохранить человеческое лицо. К нам приходят нормальные дети, у нас нет блата и какой-то родительской иерархии. Профсоюзная организация с человеческим лицом, сохраняющая гуманизм в наше время, в высоком смысле – общественная организация. И от этого такой университет.

Красота. За этим определением стоит своя концепция: вуз дает студентам ощущение своего дома, ощущение по-настоящему красивого пространства, которому люди соответствуют. В 90-е годы мы вложили в материальную базу вуза около 30 млн долларов, нами самими заработанных. И как только стали появляться замечательные помещения, сразу оказалось, что студентам не хочется тут сорить, мазать стены, что-то ломать. Вуз быстро превратился в красивое учебное заведение. Чтобы человек становился красив своим миром, у него должна быть красивая внешняя среда. И это про нас.

Мне часто говорят, что выйдет студент за территорию вуза, а там черт знает, что творится. Это так, но он будет стремиться организовать жизнь вокруг по тем законам, которые он впитал в юности, в университете.

Ну, а третье слово... Как-то приехали к нам журналисты из Техаса, а потом в своей статье они назвали наш вуз синтезом Гарварда и Голливуда. Наука и… веселье.

В 90-е годы, когда многие не понимали, что у нас происходит, приехал к нам в гости на праздник академик Раушенбах. И отвечая на вопросы Петербургского телевидения, он вдруг сказал о том же: «Это веселый университет!». Я внутренне сжался, подумав, что он скажет, что все это неправильно, надо быть серьезным. А он сказал, что настоящая наука там, где весело. А там, где такая сухость, показное наукообразие, оттуда настоящая наука ушла. Потому что, где скучно и занудно, там она не делается. Я запомнил эти слова.

А потом, приехал к нам Владимир Владимирович Путин, прошел по вузу, пообщался с народом. И когда уезжал, сказал: «Вы знаете, у вас весело». Тогда я уже не испугался и подумал, что Путин уловил тот же самый дух настоящей науки, настоящего образования, на которое обратил внимание Раушенбах.

– Один из фирменных знаков вуза – большое число известных людей, которые встречаются со студентами, читают им лекции. Охотно ли они к вам идут?

– Университет от техникума отличается тем, что дает и фундаментальное базовое образование, и видение мира, и формирует личность. В этом процессе, встречи с крупными фигурами современности играют совершенно особенную роль. Потому что ничто не воздействует на молодого человека так, как крупная личность. Когда в нашу аудиторию входят люди уровня академика Лихачева или писателя Гранина, профессора Бехтеревой это оказывает на студентов огромное влияние. Это наш совершенно осознанный, очень важный элемент образования.

К нам охотно идут фигуры высочайшего ранга, при этом мы никогда никому не платим деньги за выступления. Поскольку они понимают, что это и их долг, и внутренняя потребность, встречаться с будущим страны, разговаривать с новым поколением, быть с ним лицом к лицу.

Мы недавно выпустили трехтомник – выступления 104 членов Российской академии наук. Это около 80 лекций, которые были прочитаны ими в нашем вузе, это такая интеллектуальная сокровищница страны. Мы бы также хотели встретиться и с президентом Казахстана. Но это непросто организовать. В целом у нас большой интерес к Казахстану. У нас учится очень много студентов из вашей страны, и у нас есть филиал в Казахстане.

– Филиал работает больше 30 лет. Чем он привлекает наших студентов?

– Здесь очень серьезный уровень работы, высокая концентрация научно-педагогических кадров, ведутся исследования. Коллектив развивается стабильно, планомерно. В отличие от огромного количества российских вузов, которые превратились в коммерческие структуры, у нас нет коммерческого акцента. Хотя есть частичная самоокупаемость. Во главу угла мы поставили стабильность, качество образования, интересы студентов. Нам очень важно, когда учреждение работает на качество и занимается достойным делом.

– Я обратила внимание на две публичные вещи вуза: трудо­устройство выпускников и пропуски студентов. Вся статистика отражена на стендах. Открытость в этих вопросах больше важна для студентов или для вуза?

– Для нас важно, чтобы выпускник мог реализовать свой потенциал. Причем, будь это карьерные успехи педагога хореографии в сельском Дворце культуры или на госслужбе в столице. Ведь не все должны быть министрами – есть огромное количество людей, которые находят счастье в обычных профессиях. Поэтому в университете мы работаем со студентами так, чтобы они были милы добротному работодателю. Чтобы наш студент мог находить себе не абы какое рабочее место, а рабочее место по душе. Этому подчинен весь учебный процесс.

На трудоустройство и карьерный рост выпускника заточен сложный механизм университета. Мы стараемся не растерять то лучшее, что было в советской системе образования. Но время изменилось, и система не может оставаться той, которой была: условия, задачи и жизнь – другие. Идя же вперед, мы должны брать самое лучшее, учитывать серьезные изменения, которые происходят в обществе.

Общество изменилось, и, к огромному сожалению, во многом, в худшую сторону. Сегодняшние выпускники школ испытывают очень серьезные моральные деформации. Труд, коллективизм перестают быть ценностью. Большая часть молодежи считает, что счастье должно прийти не в результате упорного труда, а благодаря везению и чуду. Это очень опасно. Нигде, даже в любом диком капитализме так не происходит. Путь к счастью лежит через труд, дисциплину, серьезное и честное отношения к делу. Никто из работодателей не хочет брать ловчилу, нечестного человека.

Теперь вдруг для многих открылось, что такие качества, как порядочность, тяга к труду, очень востребованы современным капитализмом. И сегодня мы не можем позволить студентам расслабленности. С первого курса мы встраиваем их в систему, которая формирует добросовестное отношение к учебе, к студенческому сообществу и к университету. В итоге, сейчас у нас, наверное, лучшее распределение в России. Есть годы, когда на биржу труда не приходит ни один наш выпускник. Иногда приходят – один-два человека, иногда три. Но из 1500 выпускников – это очень мало.

– Письма ректору студенты, наверное, пишут во всех вузах. Но у вас есть официальные и неофициальные письма. Зачем такая дележка?

– Еще 25 лет назад мной заведен порядок: ректор не ведет прием студентов по личным вопросам. Но есть другие формы контактов. Если есть вопросы по учебному процессу, то студент может обратиться ко мне письменно, и я обязан буду решать его вопросы. Есть процедуры, которые обеспечивают деловое решение вопроса.

Но иногда у студентов есть потребность задавать вопросы иного характера. Допустим, он чем-то недоволен и хочет, чтобы ему объяснили. Например, «Почему у нас обязательное посещение лекций? Я очень талантливый и так все буду знать». На что я должен найти какие-то правильные слова. Так начинается разговор, который я считаю важным. Есть и такие вопросы: «Как относиться к курильщикам?», «Я иногородний, у меня есть сложности с ленинградцами», «Проблемы с девушкой, как быть?».

К нам приезжают учиться из Алматы, Владивостока, Сахалина, Камчатки. У них возникают проблемы, им надо адаптироваться, в чем-то сориентироваться. Родители далеко, к кому им еще обратиться? К ректору! А еще каждый год мне приходят такие вопросы: «С какими местами в Петербурге порекомендуете познакомиться в первую очередь?». И я могу сказать, где в Петербурге есть стиль модерн. Могу подсказать, куда студенту сводить любимую девушку: выпить кофе и съесть пирожное можно в гостинице «Европейской», там есть вкусный и недорогой «десерт Павлова».

– Вы фактически соцсеть им заменили?

– Не заменил – их круг интересов шире. Но за последние годы я дал более 5 тысяч ответов на вопросы студентов. Когда студент присылает глубоко личные вопросы, отвечаю на электронную почту, когда обращаются анонимно, могу ответить публично.

– Что-то совмещается в вузе с западными течениями или у вас свой путь?

– Западный опыт переносится на нашу почву с очень большим трудом и с очень большими проблемами. Это невозможно по серьезным фундаментальным основаниям, в силу иного исторического опыта и иного состояния общества. Например, начинаю я говорить с ректором из Испании про воспитательную работу и вдруг вижу, что он не понимает, о чем речь. Потому что у них в вузах нет понятия воспитательной работы. И они себе это могут позволить. У них общество стабильно развивалось столетиями, не было революций, ломавших весь уклад, все мироощущение и систему ценностей. Они веками живут в одной и той же парадигме: семья, школа, институты гражданского общества, церковь работают очень сильно. И само общество, уклад жизни формируют молодое поколение.

На Западе церковь поддерживает традиционные ценности, у нас церковь ведет себя так, что иногда устаешь изумляться ее поведению. Из советского периода церковь вышла чрезвычайно ослабленной, с кадрами, которые практически не подготовлены к работе с молодежью.

В последнее время я всерьез задумался, чему учат в духовных академиях. Думаю, учат отправлению религиозных ритуалов, классическим проповедям, но мы сегодня не видим, по крайней мере, в русской православной церкви, проповеди, обращенные к текущей жизни людей.

Мы открыли первый в Петербурге храм при вузе более 20 лет назад. Но церковь не сумела привести туда молодежь. Я рассчитывал работать вместе с ними, и мы открыли храм для того, чтобы туда не старушки ходили, а студенты. Храм построен так, что священник может открыть дверь и попасть в Дом студента, где живут 750 человек со своими проблемами. Выйди к ним, поговори об их проблемах, и у тебя будет паства. Но этого не произошло. Священник не открыл дверь. В прямом и в переносном смыслах. Поэтому мы не можем опираться на помощь церкви в своей работе. Семья ослаблена. Институты гражданского общества… А где они? Так мы оказываемся один на один с массой проблем…

– Получается, вузы должны все-таки совмещать образовательный и воспитательный процессы?

– Иначе у нас ничего не получается. В силу того, что разрушена культурная преемственность, аномия (беззаконие, безнормность) в обществе, нет господствующих общепринятых норм. Старшее поколение осталось в советской культуре, а новое от нее оторвано. Это страшный разрыв. А мы должны при этом создавать единую систему, должны формировать целостную личность, должны обеспечивать механизмы культурной преемственности.

Сейчас государство решило воспитывать патриотов. Но только Родину ли любить надо? А любить труд не надо? А быть честным не надо? А любить родителей не надо? А семья – это не ценность? Перебирая все это, понимаешь, что мы должны восстанавливать систему ценностей, которая очень близка к советскому обществу. Потому что, оказывается, востребованный при нормальном капитализме человек не так уж сильно отличается от советского человека…

– Есть государственные вузы, есть частные вузы. А вы проф­союзный …

– Есть много вузов, много очень хороших преподавателей. Только результаты работы разные. Разумеется, многое зависит от самого студента. Но очень важно правильно нацелить 17-летнего человека, задать и поддерживать правильное направление для развития его интересов, приложения способностей. Что мы и делаем вот уже более четверти века.

Казахстан. СЗФО > Образование, наука > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2146489 Александр Запесоцкий


Китай. Казахстан > Авиапром, автопром > akm.ru, 13 апреля 2017 > № 2141922

Китайская государственная компания СМС покупает 51% акций ведущего казахстанского автопроизводителя Allur Group. Об этом сообщает агентство "Синьхуа".

Сумма сделки в сообщении не раскрывается.

Соглашение подписали президент СМС Ван Сюшэн и член совета директоров Allur Group Юрий Цхай. С помощью китайского партнёра казахстанское предприятие сможет углубить локализацию производства, загрузить и расширить производственное оборудование, внедрить новейшие технологии.

"Вхождение государственной китайской компании СМС в капитал Allur Group имеет важное значение не только для нашего предприятия, но и для всей отечественной автопромышленности. Новый уровень партнёрства подтверждает тот факт, что казахстанский автопром является инвестиционно-привлекательной отраслью и демонстрирует высокий потенциал стабильного развития", - отметил Ю.Цхай.

СМС является крупным международным проектировщиком, подрядчиком по оказанию услуг в управлении проектами и поставщиком услуг в автомобильной отрасли. Компания СMС имеет тесные связи с предпринимателями более чем в 160 странах, в числе которых Россия, Япония, Австралия, страны Европы, Центральной Азии, Среднего Востока, Юго-Восточной Азии и Южной Америки.

Allur Group -- это единственная компания в Казахстане, на мощностях которой осуществляется производство легковых автомобилей по мелкоузловому методу. На сегодня здесь производят SsangYong Nomad, Toyota Fortuner, Peugeot, JAC, Hyundai, коммерческую технику Iveco и JAC.

Китай. Казахстан > Авиапром, автопром > akm.ru, 13 апреля 2017 > № 2141922


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141408 Кайрат Келимбетов

Кайрат КЕЛИМБЕТОВ: Нам нужен абсолютно новый фондовый рынок

В Астане прошла международная конференция «Привлечение международного капитала на казахстанский фондовый рынок», организованная Международным финансовым центром «Астана» (МФЦА) совместно с банком BNY Mellon (Нью-Йорк), FTI Consulting и юридической компанией Kinstellar.

Екатерина БАРСКАЯ, Алматы

Открывая конференцию, управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов вновь коснулся принципов работы будущего финцентра, расставив основные акценты. Он отметил, что на территории МФЦА будет создан регулятор, который будет независим от других регуляторов, в первую очередь от Национального банка. Это необходимо, поскольку регуляторы в Казахстане работают в соответствии с казахстанским законодательством, а регулятор в МФЦА будет работать в соответствии с законодательством, которое будет принято уже в ближайшее время. Также будет создана и новая биржа.

– Сейчас экономика Казахстана испытывают определенные трудности, в связи с трудностями в банковском секторе, – подчеркнул Келимбетов. – Об этом говорилось и на встрече главы государства с руководством экономического блока правительства и Национального банка. Эти трудности банковского сектора – проблема циклическая и рано или поздно она возникает в каждой стране. Сейчас это болезненный период структурных реформ. Альтернативой банковскому кредиту во всем мире является фондовой рынок. К сожалению, не смотря на огромные усилия, на сегодняшний день фондовый рынок в Казахстане не заработал. Об этом говорит капитализация фондового рынка на уровне 5% к ВВП. Давайте сравним с лучшими примерами – те же страны Восточной Европы – более 15-20% ВВП. И это направление необходимо развивать.

Глава МФЦА остановился на вопросе «яйцо или курица»: что нужно раньше – делать приватизацию и ждать, когда придет ликвидность. Или сначала поработать с ликвидностью, а потом провести приватизацию. По мнению Келимбетова, эти процессы должны быть параллельными.

Очень хороший шанс для развития фондового рынка – объявленная главой государства в рамках «100 шагов» инициатива по приватизации крупнейших активов национальных компаний, которые являются частью суверенного фонда «Самрук Казына».

– Программа вывода их на IPO начинается в 2018 году. Уже в 2019-2020 годах, мы увидим как первые компании – «Эйр Астана» и «КазАтомпром», потом «КазМунайГаз» будут приватизированы. Приватизация в Казахстане – не для того, чтобы закрыть какие-то дыры в бюджете, а чтобы привлечь инвестиции и улучшить корпоративное управление. Работа нового фондового рынка будет основываться на новых правилах. Хорошая новость, что мы в мае-июне объявим, что крупнейшие биржи мира будут нашими партнерами, которые помогут нам запустить самую высокотехнологичную площадку в том регионе в ЕАЭС, Центральная Азия и экономический пояс шелкового пути, – уточнил Келимбетов.

Вторым направлением по фондовому рынку является работа с национальными чемпионами.

– Здесь фонд «Байтерек» проводит очень большую работу, мы буквально сегодня встречались с национальными чемпионами, – сказал глава финцентра. –Требования к национальным чемпионам – это не просто получить очередной кредит от государства, который может потом и не вернется, а именно показать свою приверженность корпоративному управлению и приверженность тем принципам, с которых, мы считаем должен перезапуститься финансовый рынок в Казахстане. Как этой приверженности достигать? Самый лучший инструмент – это листинг этих компаний, национальных чемпионов. Большая работа предстоит, почему это выгодно для национальных чемпионов, как этими инструментами пользоваться на нашей бирже и такую работу МФЦА совместно с холдингом «Байтерек» для национальных чемпионов будет проводит.

Ответил Келимбетов и на вопрос, когда, собственно, финцентр начнет свое физическое существование.

– Как вы знаете, МФЦА будет располагаться на территории ЭКСПО-2017. Выставка, которая начнется в июне, обратит внимание мирового сообщества на нашу страну, это и технологические инновации, и зеленые инвестиции. После проведения ЭКСПО, основной темой станет развитие Международного финансового центра в Астане. Физически к нам перейдут международные павильоны, которые в течение нескольких месяцев будут переделаны и мы сможем предоставить офисы класса. А компаниям – как международным, так и местным, – указал Келимбетов.

Он подчеркнул, что, не смотря на особый правовой режим, МФЦА – это не анклав, который существует сам по себе, а неотъемлемая часть экономики Казахстана и региональной экономики, который служит как привлечению инвестиций, так и станет дравером модернизации Казахстана и его инфраструктурного развития.

Главный вопрос – «а когда?». Когда финцентр принесет все эти блага, о которых так много говорят, такой вопрос задал Келимбетов, и сам же на него ответил.

– Стратегия МФЦА – на 15-20 лет. В ближайшие 3-5 лет Астана станет одним из ведущих местных финансовых центров. Наличие финансовых центров в Алматы, Москве Баку – это не конкуренция, это конкуренция плюс кооперация, чем больше таких бизнес-хабов, тем большую часть «пирога» мы сможем вместе распределять. В следующие 10-15 год мы станем региональным финансовым центром. Особенно в сфере привлечения инвестиций с азиатских рынков. Оттуда мы тоже видим потенциал для большой ликвидности и поэтапной либерализация и соответствию международным стандартам нашего местного финансового сектора. В 2020 году закачивается переходный период, в соответствии с правилами ВТО, для компаний финансового сектора. В 2025 году будет создан единый финансовый регулятор ЕАЭС, который будет располагаться в Астане. И конкуренция становится глобальной. Если мы не будем к ней готовы, нам будет очень плохо. Поэтому у нас нет выбора, мы должны делать реформы, быть прагматичными. Часть прагматичного пакета реформ является создание МФЦА и, надеюсь, все мы вместе сможем это сделать, – заключил Келимбетов.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141408 Кайрат Келимбетов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141362 Тулеген Аскаров

Биржевой рынок разгоняется

Завершение первой четверти текущего года ознаменовалось заметным ускорением динамики оборотов на Казахстанской фондовой бирже (KASE).

Тулеген АСКАРОВ

Если по итогам января-февраля объем торгов увеличился по сравнению с тем же периодом прошлого года на 49,7% в тенговом выражении и 67,9% в долларовом, то за первый квартал темпы прироста поднялись до 57,6% и 75,1%. В абсолютном выражении суммарный оборот во всех секторах рынка составил в январе-марте 38 трлн 499,9 млрд тенге, или $119 млрд 830,8 млн. К предшествующему периоду аналогичной длительности, то есть к октябрю-декабрю прошлого года, прирост составил соответственно 80,1% и 87,5%.

При этом доля биржевого валютного рынка, вернувшего себе роль главного «локомотива» KASE, в общем объеме торгов поднялась до 53,9% по итогам первого квартала с 52,6% в январе-феврале. Значительно выросли и темпы прироста оборотов по инвалюте, что указывает на продолжающийся «разогрев» этого рынка. По итогам первого квартала они составили в тенговом эквиваленте 76,7% до 20 трлн 759,8 млрд тенге, а в долларовом – 98,2% до $64 млрд 671,4 млн, к предшествующему трехмесячному периоду – соответственно в 1,4 и 1,5 раза. Свой вклад в это ускорение внес и первый месяц весны, показавший увеличение объема торгов к февралю на 5,6% до 7 трлн 778,2 млрд тенге ($24 млрд 608,2 млн). А основная доля по-прежнему приходится на своп-рынок доллара, где в марте обороты составили $21 млрд 768,6 млн с приростом к последнему месяцу зимы на 6,6%. На спот-рынке доллара сложилось увеличение на 7,3% до $2 млрд 822,4 млн, китайской валюты – 20,0% до 13,2 млн евро, тогда как по российской произошло снижение на 40,7% до 683,5 млн рублей, единой европейской валюте – 21,4% до 3,3 млн евро.

Об активности участников валютного рынка биржевики по-прежнему не сообщают, ограничиваясь сообщением лишь по операциям валютного свопа. Здесь в марте лидировали Казкоммерцбанк и Kaspi Bank, компанию которым в передовом трио составил дочерний Сбербанк России. Первые два банка идут впереди и по результатам за весь первый квартал, за ними следует Банк Астаны.

Неплохо двигался и второй биржевой «локомотив» – сектор операций репо, где объем торгов в январе-марте вырос на 40,2% до 17 трлн 471,7 млрд тенге (45,4% от всего оборота KASE), в долларовом выражении – на 54,4% до $54 млрд 329,1 млн. Позитивная динамика сложилась и к октябрю-декабрю прошлого года в виде прироста соответственно на 43,0% и 48,7%. Небольшим подъемом завершился здесь и первый месяц весны с увеличением оборотов к февралю на 0,1% до 6 трлн 21,4 млрд тенге, или $19 млрд 46,0 млн.

Что касается расстановки ведущих участников биржевого рынка репо, то она сложилась одинаковой как по итогам марта, так и всего первого квартала. Лидером оказался «Казкоммерцбанк», за которым расположились «Фридом Финанс» и BCC Invest.

Вполне позитивно смотрится в этом году и биржевой рынок акций, хотя доля его в общем обороте KASE выглядит весьма скромной – лишь 0,1%. А объем торгов здесь за первый квартал вырос на 49,3% до 28,2 млрд тенге, в пересчете на американскую валюту – 60,9% до $87,6 млн, к предшествующему трехмесячному периоду – соответственно на 76,0% и 75,1%. Правда, после значительного роста оборотов в феврале по сравнению с январем в марте к последнему месяцу зимы здесь произошло небольшое снижение на 1,9% до 10,4 млрд тенге ($32,9 млн).

Наибольшую активность в биржевой торговле акциями показали в марте «Фридом Финанс», «Асыл-Инвест» и BCC Invest. А по данным за первый квартал также лидируют первые две компании, тогда как третьей стала «Казпочта».

Сектор биржевой торговли государственными ценными бумагами также нельзя считать «локомотивом» KASE, поскольку его доля в суммарном обороте в первом квартале составила 0,6%. Но динамика объема торгов и здесь сложилась вполне позитивной с приростом на 19,2% до 230,6 млрд тенге, в долларовом выражении – на 34,2% до $713,1 млн, к октябрю-декабрю прошлого года – соответственно на 64,5% и 69,7%. Увы, как сложатся дела в этом секторе дальше, прогнозировать пока трудно, так как в марте по сравнению с февралем его обороты обвалились в 11,3 раза до 11,0 млрд тенге ($34,9 млн).

Тон в биржевой торговле ГЦБ в первом месяце весны задавали Ситибанк Казахстан, Halyk Finance и Нурбанк. По итогам же всего первого квартала лидирует Halyk Finance, далее расположились Money Experts и Ситибанк Казахстан.

Аутсайдером же KASE по-прежнему остается сектор торговли корпоративными облигациями, показавший снижение оборотов в январе-марте на 39,0% до 9,5 млрд тенге, в пересчете на американскую валюту – 32,5% до $29,3 млн. А к предшествующему трехмесячному периоду здесь сложился драматический спад соответственно на 92,5% и 92,3%. К тому же и первый месяц весны завершился снижением объема торгов к февралю на 27,6% до 2,1 млрд тенге ($6,7 млн).

Как видно, биржевые обороты по «корпам» сейчас весьма скромные. Тем не менее и на таком тонком рынке есть свои лидеры, которыми в марте стали «Фридом Финанс», «Сентрас Секьюритиз» и BCC Invest. В таком же порядке эти компании идут и по итогам всего первого квартала.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141362 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141359 Тулеген Аскаров

«Пенсионка» ушла в ноль

Судя по официальным данным «ЕНПФ», последний месяц минувшей зимы стал серьезным испытанием для накопительной пенсионной системы, нуждающейся в экстренной подпитке дополнительными обязательными взносами работодателей (ОПВР).

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что такие взносы в размере 5% от доходов работников будут перечисляться с 1 января следующего года, но при этом они не будут являться их собственностью в отличие от нынешних 10%-ных обязательных пенсионных взносов, удерживаемых с них, и не смогут наследоваться. Более того, не все работники смогут получить выплаты за счет ОПВР, так как для этого такие взносы должны перечисляться не менее 60 месяцев на условные пенсионные счета. А пенсионные выплаты работников, не доживших до наступления возраста выхода на заслуженный отдых, государство распределит в пользу состоявшихся пенсионеров, имеющих право получение средств ОПФР. Произойдет это не скоро – лишь с 1 января 2023 года.

Как следует из сведений ЕНПФ, за февраль выплаты вкладчикам выросли на 18,4 млрд тенге, в том числе переводы в страховые компании – на 1,9 млрд тенге. При этом начисленный инвестиционный доход по накоплениям вкладчиков сократился за последний месяц зимы на 7,9 млрд тенге, «чистый» инвестдоход – на 9,4 млрд тенге. Последний показатель определяется как разница между начисленным инвестдоходом и комиссионными вознаграждениями, которые получает ЕНПФ в размере 5,25% от этого дохода и 0,0225% от пенсионных активов. Как видно из приведенных данных, в феврале общий размер комиссионных, полученных государственным монополистом, увеличился на 1,5 млрд тенге. Но при этом вознаграждение от инвестиционного дохода за последний месяц зимы не изменилось и осталось на уровне в 1,6 млрд тенге, тогда как комиссионные от пенсионных активов, получаемые «ЕНПФ» ежемесячно, выросли почти на 1,5 млрд тенге.

Понятно, что при таком раскладе у «ЕНПФ» нет особого стимула требовать от Нацбанка, управляющего инвестициями пенсионных активов, роста доходности по ним, так как можно автоматически хорошо зарабатывать на комиссии от роста накоплений вкладчиков. В итоге за первые два месяца текущего года доходность по этим накоплениям, распределенная на счета вкладчиков (получателей), упала практически до нуля, составив 0,02% годовых! В абсолютном выражении Нацбанк заработал для вкладчиков «ЕНПФ» в январе-феврале лишь 5,9 млрд тенге при том, что за первый месяц текущего года, было 13,8 млрд. тенге при доходности в 0,16%.

Столь плачевный результат в «ЕНПФ» объясняют не только инвестиционной деятельностью Нацбанка, но и волатильностью курсов иностранных валют наряду с изменением рыночной стоимости финансовых инструментов, в которые инвестированы пенсионные накопления. Действительно, убыток от переоценки иностранной валюты за два месяца достиг 89,4 млрд тенге, превысив доходы от вознаграждения по ценным бумагам, размещенным вкладам и операциям «обратное РЕПО», которые составили 85,3 млрд тенге. Выйти же в скромный «плюс» ЕНПФ удалось за счет доходов от рыночной переоценки ценных бумаг в его портфеле, принесших 13,3 млрд тенге.

Судя по всему, негативное влияние на доходность по пенсионным активам оказало значительное укрепление тенге к доллару в феврале на 3,5%, что автоматически повлекло отрицательную курсовую разницу по инвалютной части инвестиционного портфеля «ЕНПФ». Тем не менее, как раз долларовая его компонента растет в текущем году быстрее тенговой, прибавив с начала года 1,49% до 1 трлн 514, 62 млрд тенге, в то время как часть в казахстанской валюте увеличилась на 0,85% до 5 трлн 186,0 млрд тенге.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141359 Тулеген Аскаров


Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 13 апреля 2017 > № 2139053 Александр Лезговко

Александр Лезговко: Ставка на эффективность

Как проходит трансформация технической инфраструктуры Казахтелекома

Третий год подряд АО «Казахтелеком» реализует программу трансформации «Өрлеу», направленную на обеспечение долгосрочного успеха и укрепление лидерства компании на рынке. В основу программы заложены три важных принципа: клиентоориентированность, эффективность и скорость внедрения инноваций. О том, как проходит трансформация технической инфраструктуры компании, как оптимизируются процессы поддержки эксплуатации и зачем компания внедрила Единый центр управления сетями (ЕЦУС), «Капитал.kz» рассказал Александр Лезговко, главный технический директор АО «Казахтелеком».

— Александр Владимирович, как проходит трансформация технической инфраструктуры АО «Казахтелеком»? Какие основные достижения по данному направлению можно отметить?

— Процесс трансформации очень динамичный и зависит от имеющегося бэкграунда и современных реалий. Так, в прошлом году для удовлетворения растущих потребностей в скорости доступа к интернету и улучшения качества предоставляемых услуг мы реализовали ряд проектов по расширению пропускной способности магистральных и зоновых сетей, проведена модернизация оборудования для приема спутниковых ТВ-каналов, это позволило расширить пул транслируемых каналов, введены новые дополнительные сервисы.

К слову, сегодня казахстанский рынок связи находится в стадии формирования мультисервисных операторов, предоставляющих услуги в комплексе: фиксированную и мобильную связь, доступ в интернет, телевидение. Конкуренция усиливается на всех сегментах телекоммуникационного рынка, и изменения неизбежны. Меняться должны не только технологии, но и процессы, а также сотрудники компаний, которые должны создать новую систему работы.

В конечном счете именно от способности работников своевременно реагировать на изменения зависит успешность внедрения и адаптации новшеств на предприятии.

Чтобы по максимуму использовать наши сильные стороны, в «Казахтелекоме» внедряется программа трансформации. Она необходима для того, чтобы найти и использовать новые возможности для развития компании. Программа направлена на обеспечение долгосрочного успеха компании и укрепление лидерства на рынке. В основе трансформации лежат три основных принципа: клиентоориентированность, эффективность, скорость внедрения инноваций.

В рамках программы трансформации нами создан ЕЦУС — единый центр управления сетями на базе филиала Главного Центра управления сетями телекоммуникаций. И если раньше централизованным был исключительно мониторинг, то сейчас к этому добавляется возможность полноценного управления как на транспортных сетях, так и на отдельных сегментах сетей доступа во всех регионах Казахстана.

В эпоху оптимизации бизнеса и сокращения затрат для крупных компаний это весьма важно. У всех крупнейших телекоммуникационных операторов такие центры существуют в той или иной форме, мы давно занимались этим вопросом и планомерно шли к созданию единого центра.

— Что кардинально изменилось с запуском данного центра?

— До его создания мониторинг сети выполняли разные подразделения 16 региональных филиалов АО «Казахтелеком». Специалисты на местах контролировали инфраструктуру только внутри своего региона. Координацию между филиалами выполнял главный центр. То есть фактически мы собрали их в одно подразделение, которое полностью управляет сетью и координирует действия полевых инженеров и оперативных дежурных на местах. По своей структуре ЕЦУС состоит из центра управления сетями, центра управления сервисами и центра анализа качества и производительности ресурсов сети.

Иными словами, мы пересмотрели процесс мониторинга, управления и централизовали дублирующиеся и распределенные по всем другим подразделениям и филиалам компании функции, более четко разделили функции управления сетями телекоммуникаций и технической поддержки сетей, тем самым решили вопрос обеспечения кадрами для поддержки новых сетей и технологий за счет перераспределения ресурсов между филиалами.

Наряду с этим в рамках программы трансформации компания реализует еще две инициативы: централизация Контакт-центра Центрального бюро ремонта и проект по управлению мобильным персоналом. Отмечу, что программа «Мобильный персонал» предполагает управление выездным персоналом, устраняющим неполадки на сети, если это не удается осуществить удаленно, например, в случае повреждения. Отмечу, что с вводом нового оборудования и систем устранить неполадки удаленно стало возможным в 95% случаев.

Что касается централизации Контакт-центра ЦБР, то данный проект предполагает концентрацию персонала в одном месте, что позволит повысить производительность труда, поскольку нагрузка на операторов становится более равномерной.

Отдельного внимания заслуживает персонал Единого центра: все специалисты прошли входное тестирование, выстроена система специализации, когда за каждую группу или тип оборудования отвечает определенная группа специалистов. Внедрена так называемая трехуровневая модель специализации персонала, когда на первом уровне инженеры контролируют общее состояние сети и устраняют простейшие повреждения, которые возникают на сети. На втором — специалисты с более высоким уровнем компетенции устраняют более сложные повреждения, на третьем уровне специалисты занимаются проактивной поддержкой, то есть заранее просматривают состояние сети, предупреждают возникновение аварийных повреждений, а в случае возникновения особо сложных повреждений принимают участие в их устранении. В их функции также входит взаимодействие с внешнетехнической вендорной поддержкой. Такая модель разработана в соответствии с лучшими мировыми практиками.

— Как повлияют нововведения на конечного потребителя услуг «Казахтелекома»?

— В первую очередь в результате модернизации значительно сокращаются сроки технологических процессов, сроки активации сервисов при предоставлении услуг потребителям. Кроме этого, качество услуг и технической поддержки сети повышается за счет концентрации профессиональных кадров, ввода в эксплуатацию современного надежного оборудования, автоматизации процессов, сокращения дублирующих функций и внедрения лучших мировых практик. Таким образом, можно сделать вывод, что все предпринимаемые компанией меры позволяют улучшать качество услуг, сокращать время на устранение неполадок, эффективно управлять элементами сети.

— «Бюро ремонта» звучит как архаизм, чаще говорят helpdesk, контакт-центр, служба поддержки потребителей и т. д. Как выглядит модель данного подразделения в «Казахтелекоме»?

— Бюро ремонта — это первый пункт, куда обращается клиент при возникновении неполадок или вопросов. Раньше такие службы работали в каждом регионе. Мы провели централизацию, чтобы унифицировать стандарты обслуживания клиентов, решения различных ситуаций и проблем, обеспечить качественный отбор персонала, контролировать в режиме реального времени работу всего подразделения и каждого оператора в отдельности, создать возможность мгновенного оповещения, если проблема возникла в нескольких городах одновременно. Также мы увеличили время работы Бюро ремонта и внедрили семидневный график работы в пилотных регионах — после централизации функций это сделать проще и быстрее.

— Александр Владимирович, внутренние преобразования — это хорошо, но, понимая особенности географического положения, необходимо учитывать, что через нашу страну проходят различные транзитные потоки. Как на сегодня реализуется транзитный потенциал?

— Наша компания располагает сетью магистральных волоконно-оптических линий связи, соединяющих все приграничные участки, имеет транзитный канал, соединяющий Китай и Россию, а также среднеазиатские республики с Россией, с выходом на Европу. Данная магистраль имеет большую пропускную способность и уникальные технологические параметры, например, минимальное время задержки в связи с тем, что сам транзитный маршрут наиболее короткий, по сравнению с альтернативными маршрутами. За прошедшие годы мы полностью модернизировали оборудование по маршруту, увеличили пропускную способность и улучшили качественные параметры передачи сигнала, технологически у нас лучшее предложение на рынке. Постепенно заключаются новые соглашения, мы увеличиваем долю пропуска трафика по этому маршруту и мы надеемся, что эта программа будет реализована в полной мере.

— Вы говорите об улучшениях, но в социальных сетях на странице компании встречаются жалобы на то, что скорости по услугам интернета низкие, преимущественно в вечернее время. В чем причина и как компания планирует увеличивать пропускную способность каналов внутри страны?

— Любое обращение наших клиентов в социальных сетях или в наши фронт-офисы анализируется соответствующими службами, и мы, конечно, стараемся предпринять меры, для того чтобы оперативно устранить неполадки и удовлетворить жалобы. Что касается конкретного типа жалоб, то отмечу, что работа по увеличению надежности и емкости внешних каналов интернета ведется на постоянной основе в соответствии с динамикой загрузки. В течение 2016 года емкость внешних каналов была увеличена на 100 Гб/сек. Мы контролируем пропускную способность наших каналов, в том числе через Единый центр управления сетями, и при возникновении перегрузок своевременно реагируем.

Однако бывают ситуации, когда проблемы возникают у сопредельных операторов или дело в перегрузках у конечных потребителей. Ведь скорость доступа к ресурсам сети интернет зависит от множества факторов, таких как производительность оборудования WEB-ресурсов, загрузка каналов промежуточных международных операторов и т. д. По каждому обращению изучается предыстория и анализируются причины. Если причина на нашей стороне — предпринимаются меры для предупреждения возникновения подобных ситуаций.

— Как в компании работают над повышением уровня обслуживания на уровне технических специалистов? Пару лет назад были нередки жалобы на монтеров, которые при установке услуги могли не иметь при себе нужного инструмента или кабеля. Какова ситуация сейчас?

— Это также одна из точек роста. Персонал, задействованный в устранении повреждений на клиентском уровне, то есть в домах абонентов, проходит обязательную сертификацию. Мы ведем работу по сокращению числа аварийных ситуаций, при этом упор делаем на усиление работ по предупреждению возникновения аварийных ситуаций. Планирование своевременного выполнения предупредительных работ на сооружениях связи, качество их исполнения производится с использованием современных программных комплексов. Значительно улучшилось и оснащение технических специалистов. Мы стремимся к тому, чтобы монтер мог устранить причины обращения с первого раза и качественно.

— Александр Владимирович, если раньше на вопросы пользователей об интернетизации сел размещались неоднозначные ответы в стиле «планируется», «по мере развития сетей», то сейчас предлагаются альтернативные технологии, расскажите, пожалуйста, насколько сегодня решен вопрос с доступом жителей сельской местности к интернету.

— Развитие сетей телекоммуникаций позволило жителям районных центров и крупных сел пользоваться услугами практически всех существующих технологий проводного и беспроводного доступа. Жители районов, находящихся в отдалении от областных центров, могут пользоваться всеми базовыми сервисами, которые предоставляет наша компания. В малочисленных и удаленных селах для доступа в интернет в основном развернуты беспроводные сети доступа по технологии EV-DO (CDMA) и спутниковой сети связи. Кроме того, разрабатывается проект в рамках государственно-частного партнерства, в котором будет реализована стратегия предоставления услуг на базе оптико-волоконных сетей. Сейчас идет проработка документов с госорганами, есть вопросы в законодательном и организационном плане. Когда они будут решены, «Казахтелеком» будет готов приступить к реализации непосредственно своей части проекта. В целом реализуется спектр мероприятий, направленный на устранение цифрового неравенства между жителями сельской местности и крупных городов путем увеличения уровня проникновения широкополосных сетей.

— Каким, на ваш взгляд, будет 2017 год для «Казахтелекома»?

— Мы намерены завершить начатые процессы. Пока идет обучение, перевод специалистов, совершенствование информационных систем — и это большой и сложный процесс. Полное завершение централизации управления будет выполнено в следующем году, аналогичные сроки — по централизации Бюро ремонта. По проекту «Мобильный персонал» работы также ведутся. Надо понимать, что все, что касается перевода людей, обучения, передислокации, — это длительный и тонкий процесс. Вместе с тем мы стремимся сохранить пул высококвалифицированных специалистов и имидж компании, где работает свыше 17 тысяч компетентных технических работников различной специализации и профиля.

2017 год для «Казахтелекома» будет очень насыщенным, поскольку предстоит реализация различных инвестиционных проектов, таких как перевод сетей передачи данных на технологии SDN/NFV, расширение емкости каналов на внешние интернет-ресурсы, развитие услуг цифрового телевидения, облачных сервисов, внедрение концепций Smartcity, Smarthome.

Уверен, что ресурсы компании, человеческий потенциал и обновленные планы развития, способность «Казахтелекома» оперативно реагировать на глобальные тренды и потребности каждого клиента будут способствовать достижению всех поставленных целей.

Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 13 апреля 2017 > № 2139053 Александр Лезговко


Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 13 апреля 2017 > № 2139051 Алидар Утемуратов

Как Алидар Утемуратов строит казахстанский IT-гигант

И почему он решил заняться технологиями?

Граффити в стиле киберпанк на всю стену, огромный open space, комната отдыха с удобными креслами перед плазмой с игровой приставкой, высокий стол без стульев в переговорной. «Это чтобы совещания не затягивались, стоя все быстрее решается», — рассказывает Алидар Утемуратов, основатель DAR. Он сам проводит экскурсию по офису, и пока мы идем к его кабинету, я думаю о том, что если бы в нашей стране было больше таких компаний, программисты бы не мечтали бросить все и уехать работать в «Яндекс» или еще дальше, в Google.

«Где вам будет удобнее?» — спрашивает он, когда мы заходим в кабинет, и нажимает на пульт рабочего стола с регулировкой высоты, который начинает опускаться. Да, мы же в технологичной компании, но разговор будет дольше совещания, поэтому все-таки выбираю классические кресла с видом на журнальный стол в форме крыла самолета. И почему-то начинаю разговор с самого неудобного вопроса.

— А у вас никогда не было соблазна просто наслаждаться жизнью? Ведь обстоятельства и фамилия позволяют. Можно было бы гонять где-нибудь по Европе на Lamborghini…

— Нет, такого варианта никогда не было. Нас с младшим братом воспитывали по-другому, с детства приучали работать над собой. Я всегда хотел заниматься своим делом.

— Вы работали в самых разных бизнесах, возглавляли Васильковский ГОК, даже продюсировали кино. Почему свою компанию решили открывать в сфере IT?

— Моей целью всегда был именно свой бизнес. Первым проектом, еще во время моей учебы стал запуск спутниковой связи Thuraya, и, несмотря на то, что он был успешным, я понял, что мне не хватает знаний и опыта.

После окончания университета я начал свою карьеру в «Казахтелекоме», где получил колоссальный опыт, когда возглавил подразделение, которое имело филиальную сеть по всему Казахстану, пришлось сразу окунуться в специфику разных регионов и городов Казахстана.

Затем был Altyntau Resources («Васильковский ГОК») — крупный технологичный проект мирового масштаба.

Все мои проекты всегда были связаны с технологиями, и поэтому решение создать собственную IT-компанию стало очевидным логическим шагом.

— Вы всегда были достаточно закрыты от прессы, почему именно сейчас вы поменяли свою позицию?

— Я никогда не стремился к публичности, но времена изменились, изменились требования к ведению бизнеса. Сейчас я развиваю свой большой проект, что-то уже получается и мне есть о чем рассказать.

— Недавно известный российский предприниматель Юрий Мильнер, основатель фонда DST Global, в интервью сказал, что люди часто не понимают, недооценивают усилия, которые нужно приложить, и жертвы, на которые нужно пойти, чтобы построить большой бизнес.

— Я это понимаю, мой выбор осознанный. Приходится жертвовать чем-то, проводить на работе время, которое мог бы посвятить себе, друзьям, провести с семьей на отдыхе, тем более сейчас, когда мы работаем от запуска к запуску. Но мои близкие меня поддерживают, и я благодарен им за это.

— У вас всегда такой график или просто сейчас для компании DAR горячая пора запуска новых проектов?

— Конечно, график сейчас не такой интенсивный, как был раньше. Все-таки я отец трех дочерей и стараюсь находить правильный баланс между работой и временем, которое я могу провести с семьей. А сейчас действительно работаем от релиза к релизу без учета выходных и праздников, но когда запустятся все проекты, надеюсь, будет полегче.

— Давайте поговорим о вашем видении рынка. Вы верите в то, что Алматы может стать Кремниевой долиной СНГ? Почему Минску, например, удалось создать IT-инфраструктуру, на которой создаются компании уровня Wargaming, а у нас все больше на уровне слов и презентаций?

— Я думаю, здесь несколько аспектов. Во-первых, научно-инженерное наследие, которое после развала Советского Союза оказалось в Беларуси. Мы — страна, богатая природными ресурсами, и у нас тоже есть сильное IT, но в корпоративном сегменте — в нефтегазовой, горно-металлургической, телекоммуникационной и банковской отраслях. Там на IT было потрачено много денег и привлечено много специалистов. В Беларуси весь научный потенциал ушел в разработку.

Но у нас последние 5 лет тоже идет здоровый процесс, разрабатывается много отечественного программного обеспечения, но пока, к сожалению, чем-то глобальным мы похвастаться не можем. Однако появляются специалисты, которые выросли в корпоративном сегменте и теперь занимаются стартапами.

Во-вторых, важно еще и правильное регулирование отрасли, нужно создавать пул инвесторов как на уровне госорганов, так и на уровне частных компаний, надо воспитывать молодежь, стартаперов.

В-третьих, нужна государственная поддержка по продвижению за рубежом. Например, в Израиле правительство каждый год на любых выставках выкупает павильон и выбирает компании, которые поддерживает. Но важно, что все их технологии сразу ориентированы на мир. Одна из наших проблем — тяжело создать продукт, который будет успешен глобально. А технологические разработки Израиля нацелены именно на мировой рынок.

Я считаю, мы сможем стать достойными участниками глобального процесса. Наивно думать, что мы можем конкурировать с Кремниевой долиной, но потенциала у нас больше, чем у многих европейских стран.

Хотя, по моему личному мнению, с точки зрения креатива сейчас в Калифорнии наблюдается спад — все сводится к мессенджерам и соцсетям, даже искусственному интеллекту, а робототехнике уделяется намного меньше внимания, чем «Уберу» и «Фейсбуку». Это проблема всего мира.

— Вы же тоже планируете заняться разработками в сфере искусственного интеллекта?

— Мы уже работаем над машинным обучением и Big Data. А в следующем году планируем использовать полученные наработки при работе с искусственным интеллектом.

Также мы начали проводить исследования, хотим запустить программу среди университетов, подключить к разработке студентов. В следующем году будет уже достаточно своих данных, чтобы все это можно было применить.

— Какие продукты будут востребованы через 10 лет?

— Ошибочно думать, что вы знаете, что будут хотеть люди через 10 лет, в этом главное преимущество agile.

При создании каждого продукта мы хотим решать проблемы партнеров и пользователей, помогать в ведении своего бизнеса. Пока наша основная цель — открыть API к нашим платформам и сервисам казахстанским разработчикам и предоставить свои наработки для использования в прикладных целях любому желающему. Это может облегчить запуск интернет-бизнеса начинающим разработчикам. Пока мы делаем ставку на это.

Над чем сейчас работают в DAR

Качественный контент в одном месте

На прошлой неделе был официально запущен сервис DAR Play — агрегатор, который дает доступ к обширной библиотеке казахстанских и зарубежных фильмов и музыки.

«В планах — консолидировать весь казахстанский аудио- и видеоконтент. Если к нам захочет присоединиться какой-то телеканал — мы открыты, можем транслировать концерт онлайн, можем записать его. Также хотим активно работать со спортивным направлением, планируем запустить бесплатную радиостанцию. Мы готовы реализовывать разные идеи наших партнеров», — рассказывает Алидар.

Это первый отечественный стриминговый сервис, работающий по подписной модели. Подписка будет стоить от 899 до 1290 тенге, доход от нее DAR будет делить с правообладателями. «Я верю, что будущее именно за такой моделью. Пользователи ищут максимальное удобство, чтобы смотреть то, что они хотят, а не то, что им навязывают, делать это где и когда они этого хотят. Эти три фактора приводят к тому, что подписная модель становится самой рабочей. И в мире уже есть успешные кейсы, например, такие как Netflix», — говорит Алидар.

Он легко переходит к языку цифр, рассказывая, что Netflix в прошлом году потратил $5 млрд, чтобы снять почти 600 часов собственного контента. То же самое делает HBO и FOX. Netflix, CBC, NBC и ESPN в этом году потратят $22 млрд на создание контента.

В DAR тоже есть такие планы. «В этом году мы хотим попробовать запустить как минимум 2−3 своих проекта. Один из них с вайнерами, потому что сейчас они очень популярны среди молодежи, и еще два проекта, которые больше ориентированы на семейный просмотр и аудиторию 30 плюс», — делится планами основатель DAR.

Один из самых важных вопросов в таких проектах — авторские права. И если с международными игроками, такими как Warner Brothers, Paramount Pictures, Fo, все понятно, процессы отработаны и четко прописаны, то в случае с казахстанскими правообладателями все не так просто. Иногда консультировать приходится самим, для этого курировать юридическую часть пригласили известного эксперта в области авторского права Темирлана Тулегенова.

Но Алидар Утемуратов всегда подчеркивает, что DAR — прежде всего IT-компания. По его задумке, на платформе будет аналитический движок, собранные с его помощью данные помогут продюсерам лучше понимать свою аудиторию. Как это работает? «Например, вы смотрите фильм и на каком-то моменте его останавливаете или перематываете. Мы можем подсказать, что смутило зрителя. Возможно, в этот момент была какая-то сцена насилия или грубый язык. Мы будем готовы предоставлять также статистику по количеству прослушиваний музыки. Поэтому DAR Play должен выступать неким бизнес-партнером, который будет видеть тренды и рассказывать о них», — уверен Алидар Утемуратов.

Бизнес-партнер еще и потому, что теперь доход музыкантам и продюсерам могут приносить не только выступления на тоях и корпоративах, DAR Play станет инструментом, на котором можно легально зарабатывать. Выгоду могут получить все участники процесса: музыканты занимаются творчеством и зарабатывают на нем, кинопроизводители смогут вкладывать больше средств в создание фильмов, потому что они будут приносить прибыль и после завершения проката в кинотеатрах, а потребители получают простой и легкий доступ к любимым фильмам, сериалам и музыке.

Сейчас пользователям DAR Play доступно более 19 тыс. полнометражных фильмов, мультфильмов и сериалов, а также более 2,2 млн песен от 100 тыс. исполнителей со всего мира. К концу года библиотека DAR Play вырастет до 3 млн треков и 45 тыс. фильмов.

Бауржан Шукенов передал компании DAR исключительные права на коммерческое управление песнями и клипами Батыра. «Мы хотим добиться того, чтобы „Казахфильм“ открыл доступ к своей библиотеке, к золотому запасу отечественного кинематографа всем казахстанцам», — говорит Алидар Утемуратов.

Казахстанский Amazon

«Мы хотим создать крупнейшую электронную площадку для онлайн-торговли по примеру Amazon и Alibaba», — именно так видит DAR Bazar его основатель. Официального запуска сервиса пока не было, он запланирован на осень этого года, когда на площадке наберется необходимое количество партнеров, хотя уже сейчас их порядка 700.

Мое предположение о том, что конкурировать с товарами, которые продаются, например, на китайской площадке, будет достаточно сложно из-за цены, Алидар Утемуратов уверенно опровергает. «Наше преимущество — в удобстве и сервисе. Да, мы не можем конкурировать с некоторыми китайскими товарами по цене, но это больше вопрос к производителям. Зато мы готовы конкурировать по уровню сервиса, скорости доставки, удобству пользования, — уверен он. - Например, сейчас статистика возвратов одежды в онлайне на уровне 30%, тогда как в оффлайн — порядка 7−8%. А возврат товара почтой — это всегда время и неудобство. Потребности пользователей растут. Если раньше вы готовы были ждать свою посылку месяц, сейчас все хочется здесь и сейчас, и удобство перекроет разницу в цене. Время, а не экономия в 10%, становится ключевым фактором оценки всего процесса».

Чтобы выиграть в этой гонке, в DAR решили не работать с партнерами, а самим делать полный сервис — от приема и обработки заказа, сортировки товара до доставки конечному пользователю, то есть и платежная, и логистическая инфраструктура у компании собственные. Все это пока в Алматы и Астане с перспективой расширения на всю страну.

Что же с финансовой окупаемостью проектов? «Говорить об этом пока рано. Мы решили так: пока не ставим высокие цены, которые будут отпугивать, сначала создадим масштаб, наберем объем, который в перспективе 2−3 лет окупится. Например, уже к концу этого года планируем нарастить ежемесячный объем покупок на DAR Bazar до 30 тыс. товаров на сумму 300 млн тенге, — уверен глава компании. — Знаете, мы вообще отошли от стандартных бизнес-планов. Раньше просчитывали и на 5, и на 10 лет, а сейчас ведем только краткосрочное планирование. Руководитель каждого проекта знает, сколько ему дается денег, на какой период и какие минимальные показатели он должен обеспечить. Цикл у нас такой: запускается MVP (от англ. minimum viable product — минимально жизнеспособный продукт) — 3−6 месяцев, пилотный запуск — 6−9 месяцев, и потом даем возможность планировать больше, чем на 9 месяцев».

В DAR работают еще и над разработкой собственного мессенджера, который соединил бы в себе функции чата, мобильного кошелька и цифрового помощника. Но пока много рассказывать о нем Алидар не готов. «Да, все-таки жизненные правила не меняются: говорить только о том, что уже сделано», — вспоминаю начало нашего разговора. «Но вы же помните, горизонт нашего планирования — год, так что скоро мы будем готовы вас удивить», — уверяет он.

Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 13 апреля 2017 > № 2139051 Алидар Утемуратов


Россия. Казахстан > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 12 апреля 2017 > № 2138359 Эдуард Худайнатов

Цена зависимости: почему Эдуард Худайнатов продает активы «Роснефти»

Варвара Перцова

Корреспондент Forbes

«Роснефть» уже не первый раз выручает своего бывшего руководителя, который после ухода из госкомпании создал «Независимую нефтегазовую компанию» и скупал небольшие месторождения

«Роснефть» купила 100% доли в проекте «Конданефть» у «Независимой нефтегазовой компании» (ННК) Эдуарда Худайнатова, следует из пресс-релиза компании. Сумма сделки составляет около 40 млрд руб, а стоимость приобретения в расчете на баррель запасов — порядка $1 за баррель. Запасы месторождений оцениваются в 157 млн т.

Как заявил Худайнатов в интервью ТАСС, «Конданефть» — это очень перспективный актив. Мы собирались его развивать самостоятельно, но в нынешних макроэкономических условиях при наличии существующей кредитной нагрузки на холдинг, это оказалось очень накладно», — пояснил он причину продажи. По его словам, были и другие претенденты на актив — с более выгодными предложениями, но «Роснефть» смогла максимально оперативно подготовить и провести сделку, что стало «определяющим фактором». Группа месторождений «Конданефти» находится в 100-километровой доступности к одному из важнейших активов «Роснефти» — Приобскому нефтяному месторождению. «Роснефть» намерена начать эксплуатацию месторождений «Конданефти» уже в 2017 году.

Худайнатов пришел в нефтегазовый бизнес в 2003 году по приглашению заместителя председатель правления «Газпрома» Александра Рязанова. Ему тогда нужен был человек, который смог бы подготовить месторождения к промышленной эксплуатации. По словам Рязанова, Худайнатов был человеком, «которого можно на Луне с лопатой высадить, вернуться через полгода и обнаружить сад». Несмотря на ряд серьезных корпоративных противоречий, связанных с его назначением на должность гендиректора «Севернефтегазпрома» — оператора Южно-Русского месторождения, — Худайнатов быстро подготовил месторождение (находившееся на стадии геологоразведки) к освоению, впрочем, затраты были в два раза выше ожидаемых. В 2007 году Южно-Русское месторождение было запущено в эксплуатацию, и Худайнатова фактически отстранили от управления компанией.

В «Роснефть» Худайнатов был приглашен в тот момент, когда возглавлявший тогда совет директоров компании Игорь Сечин стал искать замену президенту Сергею Богданчикову. Худайнатов занялся подготовкой к запуску Ванкорского месторождения и отвечал за строительство участка нефтепровода Ванкор — Пурпе. Как вспоминали бывшие коллеги Худайнатова, именно тогда он смог выстроить доверительные отношения с Сечиным, выполняя поручения компетентно и без излишней самодеятельности, а в 2010 году был назначен на пост президента компанию. Уже в 2012-м Худайнатов уступил свой пост Сечину и тогда же начал развивать собственный бизнес — «Независимую нефтяную компанию». ННК стремительно расширялась и приобретала ряд активов в 2013-2014 годах: одна только покупка добывающей компании Alliance Oil обошлась, по оценкам аналитиков, в $3,5 млрд.

Уже тогда у многих возникал вопрос, каким образом наемный топ-менеджер оказался собственником, способным делать такие крупные вложения. Более того, как рассказывал Forbes источник, знакомый с Худайнатовым, у него были огромные амбиции: увеличение в 10 раз добычи к 2022 году, до 25 млн т, за счет органического роста добычи и приобретения новых активов, покупка второго НПЗ в европейской части страны, так, чтобы общий объем переработки составил 12 млн т, и поиск стратегического партнера.

Связь с «Роснефтью» сохранилась у Худайнатова и после ухода «в свободное плавание»: именно Сечин поддерживал ННК, когда у той случились трудности с финансированием при приобретении Alliance Oil: по данным одного из источников Forbes, одним из кредиторов выступил ВТБ, президент банк Андрей Костин оказал эту услугу якобы по личной просьбе Игоря Сечина. Официально ни сумма сделки, ни источник не раскрывались.

В конце 2014 года из-за падения цен на нефть ННК столкнулась с невозможностью выполнять обязательства и по финансированию своих проектов, и перед кредиторами — большая часть активов была куплена на заемные средства, а сами приобретения были преимущественно проектами, хотя и с большим потенциалом, но на ранней стадии разработки.

В 2015-м положение только усугубилось, чистый убыток составил $153 млн, а в феврале 2017 года появилась информация о том, что компания выставлена на продажу. «Ведомости» сообщили о нескольких потенциальных претендентах, среди которых называлась «Роснефть», со ссылкой на контрагента компании, федерального чиновника, а также двух человек, близких к потенциальным покупателям. Впрочем, тогда Эдуард Худайнатов опроверг намерение продать свой актив.

Россия. Казахстан > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 12 апреля 2017 > № 2138359 Эдуард Худайнатов


Киргизия. СНГ. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 апреля 2017 > № 2136781 Владимир Путин

Интервью телерадиокомпании «Мир».

В преддверии рабочего визита в Киргизию Владимир Путин дал интервью межгосударственной телерадиокомпании «Мир». Запись состоялась 11 апреля.

Р.Батыршин: В этом году Организации Договора о коллективной безопасности исполняется 25 лет. Выгоды союзников России очевидны. Во–первых, это новейшее российское оружие по льготным ценам. Во–вторых, это подготовка офицеров и солдат в российских военных вузах. В–третьих, это доступ к разведданным Российской армии и, наконец, это противокосмическая и противовоздушная оборона, которая тоже осуществляется силами Российской Федерации, и многое другое.

Кроме того, нельзя забывать о том, что в случае агрессии против одного из государств – членов ОДКБ Российская армия должна встать на его защиту. Российская армия сегодня не только самая мощная в ОДКБ, но и, как показала операция в Сирии, одна из самых эффективных в мире. Итак, выгоды наших союзников понятны. В чём выгоды России от членства в ОДКБ?

В.Путин: Россия кровно заинтересована в стабильности на постсоветском пространстве. Мы с вами знаем угрозы, которые складываются вокруг периметра наших границ, наверняка об этом ещё зайдёт речь. Не будем сейчас говорить о западных рубежах, на востоке – Афганистан. И чем меньше угроз у нас с разных направлений для России и чем эффективнее будут совместные действия, тем лучше.

Мы не должны забывать, что существуют и современные угрозы, для которых границы не имеют значения, они трансграничные. Это терроризм, организованная преступность, наркотрафик, и эффективно бороться с этими угрозами в том числе для нас можно, только объединяя усилия. Мы предлагали объединять усилия и в глобальном масштабе. Вы знаете, я предлагал это и с трибуны ООН, но, во всяком случае, в региональном разрезе, в региональном масштабе мы это делать можем и, как показывает практика, делаем это достаточно эффективно.

Такая организация, как ОДКБ, себя, безусловно, оправдывает. В этом году у нас не только 25–летие подписания договора, но и 15–летие создания ОДКБ как организации. И это очень важные вехи, которые дают нам возможность посмотреть назад, оценить всё, что сделано в сфере безопасности. Оценить критически: вносить какие–то коррективы, если нужно, как–то дополнительно согласовывать наши действия, укреплять нормативную базу. В общем, для нас, как и для наших партнёров – я в этом глубоко убеждён, – сотрудничество в сфере безопасности является одним из приоритетов, и оно выгодно для всех участниц организации коллективной безопасности.

Р.Батыршин: Если составлять список угроз для безопасности стран ОДКБ, как бы он выглядел?

В.Путин: Это, прежде всего, терроризм, экстремизм разных мастей. Я уже сказал: наркотрафик, трансграничная преступность, но и, конечно, нельзя забывать о более глобальных угрозах. Мы знаем различные теории, которые осуществляются в разных регионах мира и приводят к серьёзной дестабилизации в этих регионах. Мы, разумеется, ничего такого допустить не должны и будем всячески стараться соответствующим образом вести себя в России и всячески поддерживать наших партнёров по ОДКБ.

Р.Батыршин: По мере успехов в борьбе с «Исламским государством», запрещённым в России и странах СНГ, нельзя забывать о другом фронте борьбы с террором – это Афганистан. То есть там с каждым днём мы наблюдаем, как талибы и другие радикальные исламисты подходят всё ближе к границам государств СНГ. Как вы оцениваете усилия ОДКБ в этом направлении?

В.Путин: Это очень опасное направление для всех нас. И мы знаем уже примеры, очень трагические примеры, когда с территории Афганистана осуществлялся прорыв боевиков. Я уже не говорю сейчас о наркотрафике, об инфильтрации отдельных преступных элементов. Но мы знаем примеры прорыва крупных бандформирований: вот на территории Киргизии, например, было такое несколько лет назад, когда приходилось применять вооружённые силы для борьбы с этими бандформированиями.

Мы прекрасно отдаём себе отчёт, насколько это опасно для нашей страны, для Российской Федерации. Не случайно в Таджикистане развёрнута и функционирует 201–я наша военная база. Это важный элемент стабильности в регионе. Поэтому первая угроза – это, конечно, угроза терроризма, она со стороны Афганистана, это очень-очень серьёзно. Но, что касается талибов, вы знаете, многие государства мира так или иначе в контакте с этой организацией [«Талибан»]. Конечно, там очень много радикальных элементов. Но мы всегда, так же, как и наши партнёры, в том числе, кстати говоря, и представители Организации Объединённых Наций, исходим из того, что необходимо выстраивать отношения с любыми силами в Афганистане, исходя минимум из трёх принципов: это признание конституции Афганистана, разоружение и достижение полного национального согласия.

Мы очень рассчитываем на то, что нам никогда не придётся использовать наши вооружённые силы, в том числе и наши подразделения 201–й базы в Таджикистане. Это одно из тревожных направлений, безусловно. Так же, как и афганская граница, имею в виду, что она очень протяжённая, свыше тысячи километров, тысяча триста километров. Исходим из того, что мы, помогая законному правительству Афганистана вместе с другими участниками этого процесса урегулирования, в конечном итоге добьёмся примирения и вывода Афганистана на путь мирного решения всех внутренних проблем и развития.

Р.Батыршин: Вообще, безопасность ОДКБ как главного политического союза невозможна без эффективной охраны границ. Как вы оцениваете действия ОДКБ по защите внешнего периметра наших стран?

В.Путин: Конечно, это очень важное направление, мы укрепляем это взаимодействие по инициативе Киргизии. В прошлом году были приняты соответствующие решения, которые интенсифицируют работу по этому направлению. Мы проводим постоянные совместные учения, и наши пограничные службы, специальные, они не просто находятся в контакте, они постоянно взаимодействуют, обмениваются информацией. Создаётся соответствующий банк данных и достаточно активно используется в совместной практической работе. Всё, что происходит по линии ОДКБ, имеет выход на практику в самом прямом смысле этого слова, это ежедневная совместная работа.

Но что касается непосредственно пограничных служб, войск, то мы не просто сотрудничаем с нашими коллегами, мы помогаем им вооружением, специальной техникой, подготовкой кадров.

Р.Батыршин: В рядах запрещённого «Исламского государства» тысячи выходцев из стран СНГ. Когда-нибудь победа над ИГИЛ настанет, и вот они вернутся на родину и будут создавать новые террористические ячейки. Как работает ОДКБ в этом направлении?

В.Путин: Во–первых, нужно добиться ещё этой победы. Чтобы её добиться, мы должны объединять усилия, и не только в рамках ОДКБ, но и в более широкой международной коалиции. Иначе успех вряд ли возможен.

Что касается того, как Вы сформулировали вопрос, очень бы хотелось, чтобы, если эта победа состоится, чтобы она состоялась таким образом, чтобы в нашу страну никто уже не смог вернуться. Именно эту цель преследует наш контингент в Сирии. Наши военнослужащие, группировка наша, которая воюет с международными террористами на другой территории, не на российской, именно для того, чтобы сюда никто не смог вернуться. Или, если такое иногда происходит, то это лишний раз доказывает, что мы сделали правильный выбор, и мы должны сделать всё, чтобы возврат этот минимизировать. Это во–первых.

Во-вторых, действительно, вы правы, по разным подсчётам, примерно двадцать тысяч иностранных боевиков воюет в Сирии, из них почти десять тысяч из стран СНГ. Ну где–то тысяч девять, по разным подсчётам, чуть меньше половины, из России. Тысяч пять примерно из стран Центральной Азии. В основном это, кстати, страны ОДКБ. Поэтому угроза очень большая, реальная. Мы знаем её, понимаем масштаб этой угрозы и должны сделать всё, чтобы её минимизировать. Над этим работаем.

Р.Батыршин: Главы государств ОДКБ приняли решение о создании коллективных сил оперативного реагирования – КСОР. Скажите, пожалуйста, при создании КСОР учитывался ли опыт применения сил специальных операций Российской армии, которые достаточно эффективно себя показали на Северном Кавказе и в Сирии?

В.Путин: Вы знаете, силы специальных операций, они заработали так, как они сейчас себя проявляют, буквально вот, ну скажем, в течение последнего года, то есть после создания КСОР. Хотя и КСОР создавался из достаточно хорошо подготовленных подразделений, но всё-таки силы специальных операций Российской армии – это новая страница в жизни, в жизни российской силовой составляющей.

Это такие подразделения, которых, я могу сказать это совершенно ответственно, у нас пока никогда раньше не было, даже в советские времена. Это очень высокие профессионалы, хорошо оснащённые и эффективно работающие в очень сложных условиях. Это люди, очень хорошо мотивированные и в высшей степени профессиональные, и, конечно, я знаю, что и как они делают. Это патриоты своей страны.

Вы знаете, мы, конечно, будем делать всё, для того чтобы и объединённые силы наши, КСОР, о которых вы упомянули, они имели возможность не только знакомиться с новейшими методиками и пользоваться специальными средствами, с которыми работают наши силы специальных операций. Мы, конечно, будем делиться и будем этот опыт распространять и на наших союзников по ОДКБ.

Р.Батыршин: ОДКБ часто сравнивают с другим военно–политическим блоком, с НАТО. В чём сходство и в чём отличие и почему ОДКБ не выступает с политическими заявлениями, как НАТО?

В.Путин: НАТО создавалась в условиях холодной войны и противоборства двух блоков. Теперь такой ситуации нет. Нет никакого разделения по идеологическому признаку между государствами, и в Европе в том числе. Но вот эти родимые пятна холодной войны, они на НАТО очень заметны. Эта организация продолжает жить в парадигме блокового противостояния. Действительно, она очень идеологизирована, несмотря на различные заявления, что она должна трансформироваться в современных условиях. Мы много слышали таких заявлений, но всё–таки реальной трансформации мы не видим.

ОДКБ создавалась в новых условиях, для купирования современных угроз, я их перечислил по степени важности: терроризм, экстремизм, наркотрафик, трансграничная преступность. Поэтому, может быть, у нас нет прямых совместных чисто политических или политизированных заявлений. У нас и решения принимаются консенсусом. Причём это не формально, а по сути, именно по сути консенсуса. У нас абсолютно другая атмосфера в организации.

Смотрите, сейчас, совсем недавно, мы были свидетелями нанесения ракетных ударов по Сирии Соединёнными Штатами. Ну и как отреагировали союзники по НАТО? Все кивают, как китайские болванчики, не анализируя ничего, что происходит. Где доказательства применения сирийскими войсками химического оружия? Их нет. А нарушения международного права есть. Это очевидный факт. Без санкции Совета Безопасности ООН наносится удар по суверенной стране. И, несмотря на это явное нарушение международного права, все согласны, принимают и начинают кивать и поддерживать.

Я вот недавно говорил, вы, наверное, видели, на встрече с итальянским коллегой. Так было и в 2003 году, когда был использован надуманный совершенно предлог для ввода войск в Ирак. Страна разрушена, кстати говоря, именно после этого начался бурный рост террористических различных организаций, движений, возникло «Исламское государство», другие организации. Все это знают, все это понимают, но опять наступают на те же самые грабли. Вот так функционирует НАТО.

ОДКБ так не работает. Мы стараемся, как я уже сказал, возникнув в совершенно других новых реалиях, прежде всего концентрировать свои усилия на реальных угрозах, на совместной борьбе с этими реальными угрозами. Но тем не менее мы не можем проходить мимо вещей такого глобального характера, которые создают угрозу всему миру. Например, мы говорили неоднократно о своём неприятии развёртывания систем противоракетной обороны, размещения оружия в космосе и так далее. То есть по таким фундаментальным глобальным вопросам мы считаем возможным сформулировать свой общий подход, и мы это делаем.

Р.Батыршин: После встречи с итальянским президентом вы сказали, что не исключено, что химическая атака на сирийский город Идлиб, которая послужила поводом для ракетного удара США по сирийской базе, была провокацией боевиков ИГИЛ. И что те же самые игиловцы готовят ещё одну провокацию с применением химического оружия под Дамаском. Получается, что американцы фактически своими действиями помогают боевикам ИГИЛ, с которыми, по идее, они должны бороться?

В.Путин: По-моему, я не говорил, что это была провокация со стороны ИГИЛ, я говорил, что это была провокация, но кем она была организована, я не сказал. Возможны разные варианты. Но для того, чтобы дать окончательный ответ, нужно тщательно расследовать это событие. И другого пути нет. Именно это мы и предлагаем сделать. Причём все хорошо знают, всем хорошо известно, что по нашей инициативе и по инициативе Соединённых Штатов мы провели большую работу по ликвидации химического оружия, которое было у сирийских властей. И они всю свою работу исполнили, все свои обязательства выполнили, насколько нам известно. И это подтверждено соответствующей специализированной организацией в ООН. Вот если какие–то сомнения возникли, можно провести эту проверку.

Вы знаете, ведь это нетрудно сделать с помощью современной техники, современных систем анализа, анализаторов. Если кто–то из официальных властей применял, то так называемые «хвосты», остатки порошка, на технике, на территории, они не могут не остаться. Современная техника их точно зафиксирует. Ну чего проще: приехать на тот же аэродром, по которому наносились удары и якобы с которого стартовали самолёты с химическим оружием, и всё там проверить. Если наши партнёры говорят нам о том, что под удар сирийской авиации попали какие–то мирные граждане, тогда пусть эти мирные граждане допустят на места этих атак наблюдателей ООН, международных организаций, и там надо всё проверить.

Здесь возможно несколько версий. Две из них я считаю основными.

Первая – это то, что сирийская авиация попала в подпольный цех по производству боевых отравляющих веществ. А это вполне возможно, поскольку боевики неоднократно их применяли, и с этим никто не спорит, в том числе, кстати говоря, и в Ираке применяли против международной коалиции и иракской армии. Просто это зафиксировали, но никто этого старается не замечать, никто ведь не раздувает там шума по этому вопросу. Хотя все согласились с тем, что боевики применяли отравляющие вещества. Значит, у них оно есть, а если есть там, то почему не может быть в Сирии? Это же одна банда. Это первая версия.

А вторая версия – это просто постановка, то есть провокация. Это специально сделано, для того чтобы раздуть шумиху и создать предпосылки, предлог для дополнительного давления на законные сирийские власти, вот и всё. И это подлежит проверке. Без проверки мы не считаем возможным предпринимать какие–либо шаги, направленные против официальных сирийских властей.

Р.Батыршин: Можно ли говорить сейчас, что российско-американские отношения деградируют ещё ниже, чем они были? То есть, что отношения при Трампе стали ещё хуже, чем при предыдущем президенте?

В.Путин: Можно сказать, что уровень доверия на рабочем уровне, особенно на военном уровне, он не стал лучше, а скорее всего деградировал.

Р.Батыршин: Вернёмся к теме СНГ, мы всё-таки телерадиокомпания СНГ.

Невозможно забыть трагедию 3 апреля в Санкт-Петербурге. Террорист-одиночка, который взорвал бомбу в метро, хоть и гражданин России, но он этнический узбек, родился в Оше. Сразу после этого многие в России заговорили о том, чтобы полностью пресечь трудовую миграцию из постсоветских стран и отменить безвизовый режим. Как Вы относитесь к подобной идее?

В.Путин: Во–первых, я понимаю обеспокоенность наших граждан. Мы фиксируем достаточно много событий, которые воспринимаем как угрозу для национальной безопасности, исходящую от боевиков, фильтрация которых происходит через республики бывшего Советского Союза. Это касается не только Средней Азии, но и других республик. Часть из них прибывает, кстати говоря, из–за рубежа. Современный мир так устроен, что полностью прекратить миграцию невозможно. Это касается не только России, это касается практически всех стран. Вопрос в том, чтобы наладить жёсткий контроль за этими миграционными потоками.

Во-вторых, подавляющее большинство людей, которые приезжают в Россию, они всё–таки приезжают работать, чтобы помочь своим семьям. Создание такой организации, как Евразийский экономический союз, предполагает свободное движение рабочей силы, капиталов, услуг, товаров. И это является огромным преимуществом для развития всех наших стран, именно огромным преимуществом. А современный мир устроен таким образом, что именно успех или неуспех в сфере экономики решает судьбу целых регионов. Поэтому это ключевой вопрос нашей жизни и нашего будущего.

Успех в сфере экономики невозможен без интеграции, так устроен современный мир. Поэтому просто так взять включить, что–то выключить просто по объективным обстоятельствам невозможно. Спецслужбы просто должны работать лучше, эффективней, и если мы говорим об экономических процессах, то мы не должны забывать о нашем сотрудничестве в области безопасности. Вот для этого и создавалась ОДКБ.

Вы сказали о решении Назарбаева лишать гражданства граждан Казахстана, которые причастны были к преступной деятельности «Исламского государства». В соответствии с российской конституцией мы лишать гражданства никого не можем. Но мы можем отменять соответствующие решения, которые послужили основанием для получения российского гражданства. Мы проведём консультации с нашими юристами, и, я думаю, такие решения будут приняты в самое ближайшее время.

Р.Батыршин: Вы рассказали о самом инвестиционном проекте, в который входят почти все страны ОДКБ, это Евразийский экономический союз. Он начал свою работу, начал сложно, начал непросто. И многие государства, которые туда входят, столкнулись с трудностями.

В ЕврАзЭС почти все столкнулись с теми же проблемами и трудностями, с которыми столкнулась экономика России после санкций. И они говорят, что экономика России и упала, и придавила нас. Поэтому они не смогли показать гражданам очевидные преимущества объединения рынка капиталов, труда и рабочей силы. Как вы относитесь к этому?

В.Путин: Это не соответствует действительности абсолютно. Потому что, откровенно говоря, санкции здесь ни при чём, то есть их влияние минимально. Что серьёзно, так это изменение конъюнктуры на мировых рынках. И это повлияло, конечно, на российскую экономику, но она, эта конъюнктура негативная, повлияла и на экономику наших партнёров. Причём повлияла напрямую. Не через нас, а напрямую. Есть, конечно, взаимозависимость: и зависимость наших стран-партнёров от нашей экономики, и, кстати говоря, нашей от них тоже.

Но что совершенно очевидно, это преимущества, которые дают эти интеграционные процессы, если их правильно направлять. А мы, я считаю, действуем очень аккуратно и экономически очень сбалансированно. Мы не забегаем вперёд, так, как, например, в некоторых странах Евросоюза. Вот ввели там общую валюту и ещё напринимали всяких решений, а потом выяснилось, что экономики некоторых стран, они без собственной валюты не то чтобы не могут жить, но им жить очень сложно, привязавшись к достаточно сильному евро. Они не могут воспользоваться инструментами монетарной политики, для того чтобы ослабить национальную валюту, как–то сманеврировать в этом плане и так далее.

Если посмотреть на такие страны, как, например, Киргизия или Армения, которые позже присоединились к ЕАЭС, совершенно очевидно преимущество. У них объёмы торговли с нами резко увеличились. Для Киргизии вообще, по-моему, в 2,5 раза. А, скажем, по Армении на 80 процентов увеличились объёмы торговли. Это во–первых.

Во-вторых, в стоимостном выражении могут быть какие–то цифры, которые вызывают озабоченность. Это связано с курсовой разницей. А физические объёмы, они не только не сократились, но и увеличиваются.

Есть ещё одно обстоятельство, которое я считаю очень важным: у нас облагораживается структура нашей торговли, уменьшается объём в наших торговых операциях минерального сырья, минеральных товаров, увеличивается количество машин, оборудования и высокотехнологичных и финансовых услуг. Это чрезвычайно важно, и это говорит о том, что наше интеграционное объединение и инструменты, которые мы создаём, помогают улучшать структуру наших экономик. А это вообще основной путь, основная цель нашего развития – высокотехнологичная экономика с хорошо оплачиваемыми рабочими местами.

Р.Батыршин: СНГ – это территория без визовых барьеров. ОДКБ – это общая безопасность. ЕАЭС – это общий рынок капиталов, труда и рабочей силы. Наша межгосударственная телерадиокомпания «Мир» – это единое информационное пространство СНГ. Что бы вы могли пожелать телезрителям в наших странах в заключение нашего интервью?

В.Путин: Всего самого простого, но самого нужного – счастья, здоровья, благополучия. И поскольку мы говорим о нашей организации, которая призвана обеспечивать мир и безопасность, то вот как раз мира и уверенности в том, что этот мир надёжно будет обеспечен нашими вооружёнными силами и нашими общими усилиями, направленными на поддержание этого мира.

Киргизия. СНГ. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 12 апреля 2017 > № 2136781 Владимир Путин


Казахстан. СНГ. ЕАЭС > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 11 апреля 2017 > № 2137496 Нурсултан Назарбаев

Опубликована эксклюзивное интервью Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева телеканалу «МИР 24».

- 3 апреля в метро Санкт-Петербурга прозвучал взрыв, в ходе которого погиб гражданин Казахстана. Вы были одним из первых, кто выразил соболезнования и выступил с поддержкой россиянам. В ближайшие дни предстоит саммит ОДКБ, как Вы оцениваете работу ОДКБ в борьбе с терроризмом?

- События, которые произошли в Санкт-Петербурге, взволновали казахстанцев, мы переживали вместе с россиянами. Я выразил свои соболезнования, сказал, что мы находимся вместе с Россией в этой горести, в этой беде. Это опять говорит о том, что терроризм не имеет границ, он везде и где угодно может это случиться.

- В 2016 году казахстанцам пришлось пережить несколько атак исламских экстремистов. Этот год менее тяжелый. Как удалось добиться этих результатов и работает ли принятая в Казахстане программа по борьбе с религиозным экстремизмом?

- Казахстанское общество отличается от всех других своей толерантностью. С первых минут, с первых дней нашей независимости мы проводим политику равенства всех по этническому, по религиозному, по языковому и культурному принципу. Эта политика выдерживается, все люди это знают, поэтому самое главное - быть начеку и наблюдать за этой проблемой. Раньше было легче, сейчас это идет к нам, нахально идет: распространяется идеология, литература, эмиссары оттуда идут, отсюда вербуют молодежь, а потом они возвращаются в Казахстан. Здесь есть большая опасность. Обстановка нормальная религиозная сейчас у нас, она контролируемая в рамках казахстанских законов происходит, но всегда нужно быть бдительными в этих вопросах.

- В рядах запрещенного в наших странах «Исламского государства» (ИГ) воюют несколько тысяч выходцев из СНГ. После того, как состоится победа над ИГ на территории Ирака и Сирии, существует возможность, что большинство из них вернутся к нам и создадут так называемые спящие ячейки террористического государства?

- По казахстанскому законодательству, если гражданин страны уехал и принимал в таких террористических организациях участие, он не возвращается обратно, он лишается гражданства. И это та мера, которая необходима. В рядах ИГ сражается 500-600 казахстанцев. Но от стран бывшего Советского Союза много - до 5 тысяч, говорят, а может, и больше. Это и кавказцы, и жители стран Центральной Азии. Мы знаем, сколько их работает. Во-первых, надо принимать меры, чтобы они не уезжали туда. Мы пытались с теми, кто вернулся, вести профилактическую работу, но это не очень эффективно. Поэтому мы решили, что мы их возвращать не будем. И они должны знать, прежде чем идти туда, что они не могут вернуться в Казахстан и лишаются гражданства.

- Вы были одним из инициаторов создания Договора о коллективной безопасности. Понятно, в чем была его роль 25 лет назад. А в чем она заключается сегодня?

- Как раз ОДКБ после развала Советского Союза создавался как договор о коллективной безопасности. Организация ничего общего не имела с идеологическими противостояниями, с политическими, как во время холодной войны, - Варшавский договор, НАТО и так далее. Мы были далеки от таких желаний, мы хотели тот хаос, который возник после распада СССР, вместе коллективно удержать для того, чтобы государства самостоятельно развивались, укрепилась независимость, территориальная целостность, и бороться со всеми угрозами. Я был одним из инициаторов такого создания. Кто хотел, в этом участвовал, кто не хотел - не участвовал. Ну а в целом Договор о коллективной безопасности полезен всем его участникам. Во-первых, это общий щит, который позволил членам ОДКБ мирно развиваться. Постепенно мы создали общую оборону воздушную для всех государств. Создавали общие коллективные силы для обучения сил коллективной безопасности, для борьбы с вызовами, которые сегодня есть. Это терроризм, наркотрафик, миграция и внутренняя дестабилизация, желание извне вмешаться в дела государств. И за это время случилось большое событие - мы до 2025 года выработали стратегию, то есть на десять лет вперед создан план действий. Это большое достижение для ОДКБ. Считаю, что все члены, участвующие в этой организации, понимают, что это необходимо для всех для нас.

- Вы перечислили список угроз, какая из них самая опасная?

- Сегодня самый большой вызов - это терроризм, как известно. А с терроризмом тоже в одиночку ни одна страна бороться не может, поэтому, когда наши страны и спецслужбы между собой сотрудничают в рамках ОДКБ, мы имеем возможность больше выявлять, больше находить и друг другу давать информацию для того, чтобы предотвратить какие-то возможные неприятности от этого.

Второй вызов - это миграция. Через Казахстан 4 миллиона человек мигрантов проходит, и внутри почти 600 тысяч человек мигрантов у нас работает. Поэтому работа с этими мигрантами тоже ведется совместная.

Третье - это наркотрафик, который идет через Афганистан, через другие страны, через Казахстан и другие государства, уходит в Россию и даже в Европу. И вот ОДКБ проводит специальные учения по тому, как нам выявить этот трафик, - дорогу, возможности передачи наркокурьеров этих. Потому что мы знаем, что сегодня в мире 250 миллионов человек употребляют наркотики, и, по данным мировых экспортов, около 10 миллионов погибают от наркотиков. И особенно чтобы предотвратить такое влияние на молодежь, мы работаем коллективно.

Вот эти вызовы являются самыми главными, и плюс, как мы записали в своей стратегии, желание деструктивных сил подорвать государство изнутри, повлиять извне на государство - это тоже находится в поле зрения организации коллективной безопасности. Мы работаем не только в этом плане. Это очень многослойная деятельность. Во-первых, обучение кадров военных происходит: в одних странах обучается наша молодежь, в военных учебных заведениях России, молодежь наших соседей - в наших военных учебных заведениях. В условиях коллективного договора безопасности мы друг друга на льготных условиях обеспечиваем вооружением. И, конечно, здесь главенствует российская система производства вооружения.

- То есть в этом и состоит выгода от участия Казахстана в ОДКБ?

- Выгода состоит во многом. Во-первых, коллективно защищаться всегда легче, чем одному, один на один стоять, это факт. Во-вторых, надо прямо сказать, что это щит - прежде всего, он обеспечивается российскими возможностями противовоздушной обороны. У нас общие пограничные войска, которые вместе там находятся, и мы в этих учениях обсуждаем общие угрозы - наркотрафик, терроризм и внешнее вмешательство в наши государства по типу цветных революций - это все находится в поле нашего зрения. И на одним из заседаний мы обсуждали вопросы кибербезопасности наших государств. Это все полезно не только для Казахстана, но и для всех государств. Может быть, еще не совершенно действует наша организация, самая главная задача - это то, что мы записали в стратегии, правильные вещи реализовать на практике. Больше прагматизма.

- ОДКБ, как Вы сказали, часто сравнивают с другими политическими блоками. Если сравнивать его с НАТО, в чем заключается их отличие, а в чем сходство?

- Никакого сходства нет. НАТО была создана во времена холодной войны, для идеологического противостояния. К сожалению, он и не изменился с тех пор, и против этого был коллективный договор, Варшавский договор, это были политические противостояния. У нас как таковой цели нет, и мы выступали всегда против политизации ОДКБ. Организация решает наши региональные проблемы, которые есть у нас, угрозы, которые идут к нам. Чтобы вот эти вопросы решить коллективно, только для этого служит ОДКБ. И «вытягивать» его куда-то не следует, Казахстан против этого, я думаю, что другие члены организации тоже.

- Вы были инициатором создания не только ОДКБ, но и ЕАЭС. Большинство членов ОДКБ также являются и членами ЕАЭС. Эта организация уже стала основой для экономической безопасности наших стран?

- Я с первых дней развала страны выступал за то, чтобы не разорвать вживую те связи, которые были. Да независимые государства строим, суверенитет, каждый пошел своим путем, у каждого своя политика. Но были такие отношения, как, допустим, производственные отношения между предприятиями, без этого жить нельзя. Кто-то поставлял, кто-то принимал, с кем-то торговали. Это производство, оно ведь сразу подсело, остановилось. Ну и человеческие отношения были. У кого-то дети учились, у кого-то родственники в другой стране были. Чтобы эти связи не нарушались, чтобы то, что сложилось десятилетиями, не потерять, было решено создать новую организацию.

СНГ, которое мы ранее создали, принимало много документов, был совершенно бесполезным. Потому что одни государства могли подписывать договоры, другие не подписывать. И вообще проявлялась разносторонняя политика каждого члена. Одни консервировали то, что было, другие пошли этим путем, третий - третьим. Невозможно было это все объединить. И тогда было высказано предложение: давайте те, кто желает, создадим более узкую интеграцию. И покажем, что это полезно и это работает. С этой целью было создано ЕАЭС.

В целом, я считаю, это правильное направление. И я не собираюсь его критиковать, хотя товарооборот упал естественным путем. Первое - это санкции против России Запада, и второе - снижение биржевых цен на наши экспортные товары: нефть, газ, металлы, удобрения и так далее. То есть это естественный процесс - общее падение и падение товарооборота среди нас. Хотя физические объемы товарооборота производственные, они сохранились, они не снижаются. Поэтому, когда конъюнктура такая пройдет и мы адаптируемся, я думаю, все это заработает. Пользы от этого объединения очень много. Во-первых, таможенных барьеров нет. Товары могут двигаться без каких-то препятствий. Производства могут создаваться совместные в России, здесь, в Беларуси, в других странах. Это хорошо, но вопрос в другом: надо подтянуть всех членов ЕАЭС к одному уровню. Одни в развитии ушли дальше, другие в середине, третьи совсем внизу. В этом проблема. Подтянуть их до уровня, чтобы можно было разносторонне нам работать. Получается, что государство, объективнее оказавшееся беднее, надеется, что другие им помогут. Но так не бывает - в рыночной экономике никто даром ничего не дает. Эти ожидания есть, и, может быть, и разочарования есть. Надо каждому работать в себе. Конечно, надо помогать, помогать можно путем торговли и товарооборота, открывая рынок для торговли, границы. Но каждому государству нужно подтягиваться до этого уровня.

- Сегодня Казахстан, пожалуй, самая развитая не только в экономическом, но и в военном отношении страна Центральной Азии. Как этого удалось добиться в такой короткий срок - 25 лет?

- Специальная была программа - быстрая приватизация, привлечение огромного количества инвестиций в Казахстан, транснациональных компаний в Казахстан и перевод на рыночные рельсы всей социалистической экономики, развитие малого и среднего бизнеса. И это все происходило в стабильном обществе и позволило, конечно, сильно поднять экономику. У Казахстана за 25 лет в 23 раза повысилась экономика, и по ВВП на душу населения мы сильно опережаем всех соседей и находимся наравне с восточноевропейскими государствами. Но сейчас снижение цен, прошедшая девальвация, конечно, повысила эти показатели, но может быть ревальвация, может все вернуться, но общий объем производства остается таким, какой он есть. В 12 раз снизилась бедность в Казахстане - от 40% до 5%, безработица резко снизилась, и все это создает стабильную обстановку в обществе. Мы никогда не снижали уровень пенсий и заработных плат, даже в кризисные периоды, этому способствовал специальный национальный фонд, который был накоплен в хорошие годы, нормальные годы. И когда есть крепкая экономика, тогда может развиваться и оборона, и культура, и просвещение, и здравоохранение. По всем этим направлениям мы сделали немало. Я считаю, за это время и по некоторым видам реформ мы опережали всех, и они были примером для соседних государств.

- Именно благодаря Вам в Астане впервые сели за один стол переговоров представители сирийской вооруженной оппозиции и представители органов государственной власти Сирии. Именно здесь были подписаны первые соглашения, пусть даже рамочные, приблизительные, о прекращении огня. Казалось бы, скоро сирийская война уйдет из мировой повестки дня. И тут неожиданно происходит газовая атака на город Идлиб, а за ней ракетный удар по авиабазе, на которой находились не только сирийские, но и российские военнослужащие. Я знаю, что на 3 мая запланирован еще один тур астанинского формата межсирийских переговоров. Удастся ли эту войну перевести в русло мирного урегулирования?

- По cирийской проблематике роль Казахстана заключается в том, что мы предоставили возможность в Астане встречаться конфликтующим сторонам сирийской оппозиции и правительства, в том числе тем, кто за этим процессом наблюдает, - России, Ирану, Турции. По их просьбе проходят несколько серий таких встреч. На самом деле в астанинской площадке участвуют и те, которые не участвовали в Женеве, особенно со стороны оппозиции. Но посчитали, что Казахстан - равно отдаленное и имеющее одинаковое отношение ко всем конфликтующим сторонам государство. Мы предложили сторонам встретиться, создали условия для таких переговоров. По оценкам экспертов, представителей ООН, с которыми я беседовал, они были очень полезны для того, чтобы там продолжить мирный процесс, прийти к переговорам, чтобы потом можно было бы продолжить эти переговоры. Потом может быть конституция, потом могут быть выборы в стране, то есть такая перспектива открывается. Но случилось то, что случилось. Оценку я давать сейчас не могу. Одна сторона заявляет, что это была химическая атака, где погибли люди, другая сторона говорит - не было. И тяжело достигнуть объективного подхода в этом вопросе. Но мне кажется, интересы всех государств заключаются в том, чтобы, в конце концов, только совместно там работать. Без совместной работы, без тесной работы всех заинтересованных государств победу над «Исламским государством» и над терроризмом вообще одержать невозможно.

При поддержке Телерадиокомплекса Президента РК

Казахстан. СНГ. ЕАЭС > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 11 апреля 2017 > № 2137496 Нурсултан Назарбаев


Казахстан > Медицина > inform.kz, 11 апреля 2017 > № 2137458 Болатбек Баймаханов

Операционный зал, пациент, 40 специалистов и медоборудование. Именно в такой обстановке проводит свой рабочий день председатель правления Национального научного центра хирургии имени А.Н. Сызганова, главный трансплантолог Алматы Болатбек Баймаханов. На его счету почти 100 трансплантаций в прошлом году. В интервью МИА «Казинформ» врач рассказал о достижениях и перспективах развития отечественной трансплантации, о трудностях в работе.

- Болатбек Бимендеевич, расскажите о состоянии отечественной трансплантологии. Какие проделаны успехи, что еще предстоит сделать?

- За пять лет, с 2012 по 2016 год в стране проведено 1011 трансплантаций органов, большинство из них почки - около 900, печень - 170, сердце - 41, легкие - 5 и 2 поджелудочные железы. Темп хороший, и это оценка международных экспертов. В основном, 90% этих операций проведено за счет родственной трансплантации от живого донора. За исключением сердца и легкого, которые выполняются при помощи трупной трансплантации.

Перспективы хорошие. При соблюдении всех правил, требований, осложнений, выживаемости - перспективы в этой отрасли большие.

Вопрос в том, что все повально хотят заниматься трансплантацией, даже не зная, что это такое. А этим должны заниматься специалисты высокого уровня. Ведь мало пересадить орган, нужно еще и обеспечить его бесперебойную работу.

На сегодня в стране 10 центров по трансплантации имеется. Я думаю, что это очень много. Некоторые из них имеют мало опыта. По международным требованиям центры должны делать не менее 30 трансплантаций печени и 50 трансплантаций почек.

Но, тем не менее, они существуют. Мы должны упорядочить их число, чтобы этим занимались те, кто имеет достаточный опыт, команду. Открывать в каждом областном регионе центр - это неправильная тенденция, это столько надо специалистов, затрат...

Сейчас много людей стоят в очереди и нуждаются в трансплантологии. С каждым годом растет их число. Около 2,5- 3 тысяч нуждаются в трансплантации почек, около 500 человек - в трансплантации печени и около 45-50 - в пересадке сердца.

В прошлом году в стране сделано 306 трансплантаций. Из них 94 - в нашем центре. Больше никто не провел такое количество трансплантации, а именно: 68- почки, 26 - печени. В других центрах в Астане проводят трансплантации, они развиваются малыми темпами. Каждая третья трансплантация по стране сделана нами. Мы сделали 9 трансплантаций у детей. Это больше всех по стране. Мы единственные, кто занимается этой проблемой в Казахстане.

- Сколько стоит операция по пересадке органов?

- Государство выплачивает на трансплантацию почки около 4 млн тенге. Около 16 млн тенге в этом году выделило на печень. Мы оперировали на 35-40 тысяч долларов. Это минимальные цены, таких цен нет в мире. Государство нам полностью возмещает затраты на лекарства.

- В своих интервью Вы не раз говорили, что в стране не развивается трупная трансплантация. Что нужно делать, чтобы это направление получило развитие? С какими трудностями сталкиваетесь в работе?

- Трупная трансплантация идет со скрипом в нашей стране. Поэтому у нас развивается родственная трансплантация, но это не от хорошей жизни. Если была бы трупная, зачем рисковать здоровьем донора. Трудность сейчас в том, что общество не желает прийти к пониманию, что в трупной трансплантации нуждаются тысячи людей, среди них много детей, молодых людей, которые умирают без этих операций, не дождавшись органа. Разрешение на донорство могло бы вернуть к жизни тысячи людей.

Мы не гонимся за количеством, это нужно во имя спасения людей. Закон есть, и об этом уже столько писали в СМИ, говорили, это бесполезно. Это сознательность каждого. Мы же не можем каждому говорить, читать лекции, что нужны органы.

- А есть ли банк органов?

- Все это пытаются создать. Электронный регистр доноров должен быть, регистр доноров, которые при жизни дали согласие. Закон позволяет нам, но действует презумпция согласия. Если при жизни человек открыто не возражал, значит, автоматически согласен. Мы имеем право брать орган, но мы не идем на это, боимся, что завтра начнутся какие-то проблемы, могут раздуть это дело. Никому не хочется выступать в качестве объекта необоснованных обвинений. Сейчас в законе нужно разрешение родственников.

- Недавно в СМИ прошла информация о смерти донора почки в одной из больниц Алматы. Этот факт подтвердил министр здравоохранения РК Елжан Биртанов. Минздрав четко поставило свою позицию - не допустить нелегальную трансплантацию в стране. Как Вы прокомментируете этот инцидент?

- Пока идет судебное разбирательство, я не буду комментировать. Дождемся решение суда. Мы должны понимать, что есть понятие «нелегальная трансплантация», есть «продажа органов». Когда подпольно делается трансплантация - это чушь. Это абсурд, это никому не надо. Зачем нелегально пересаживать, если можно сделать это легально? И какой ненормальный хирург пойдет это делать где-то в подвале, зачем так рисковать?! Нелегальная трансплантация невозможна. Трансплантация - это не просто взял и отщипнул себе, или отрезал ноготь сам себе. Это тяжелый процесс, в котором участвуют 40-45 человек, включая хирургов, анестезиологов, сестер. 20 часов длится операция. Мы знаем всех трансплантологов в лицо, их немного. Во-первых, это никому не надо. Что касается купли-продажи органов- это запрещено законом во всем мире. В нашем центре этим мы не занимаемся. Поэтому предлагается вариант родственной трансплантации. Мы требуем документы, фотографии, подтверждающие факт родственности. Мы делаем все, чтобы исключить продажу. А то, что люди могут между собой как-то договариваться, хирурги-врачи разве могут в это влезть? Даже родственники могут договариваться, кто-то хочет подарить. Эти отношения вне нас, врачей. Наша задача - выявить родственные отношения, чтобы исключить куплю-продажу, и провести операцию.

- Спасибо за беседу!

Казахстан > Медицина > inform.kz, 11 апреля 2017 > № 2137458 Болатбек Баймаханов


Казахстан > Нефть, газ, уголь. Агропром > kapital.kz, 7 апреля 2017 > № 2130914

Оправдает ли «чудо степи» надежды правительства Казахстана?

Первую партию биоэтанола на заводе BIOHIM планируют получить в 2018 году

С помпой презентованный в 2006 году завод BIOHIM, который не проработал и пяти лет, вскоре может быть вновь запущен. По прогнозам Инвестиционного фонда Казахстана (ИФК), завод начнет производить биоэтанол уже в следующем году. Впрочем, риски у предприятия все-таки есть — будет ли востребован весь объем произведенного «чудо-топлива» или нет… Как предполагает эксперт в области промышленной переработки пшеницы Нурлан Даутканов, весь биоэтанол останется в Казахстане. В беседе с корреспондентом «Капитал.kz» он обозначил, какие проблемы необходимо решить для налаживания экспорта биоэтанола на внешние рынки.

«Чудо степи», как называли BIOHIM чиновники, наконец-то должен оправдать надежды правительства Казахстана. Простаивавший с 2010 года завод уже со следующего года начнет выпускать биоэтанол. Об этом «Капитал.kz» сообщили в акимате СКО и ИФК. «Производство глютена, крахмала и кормов для животных заводом BIOHIM намечено на второе полугодие 2017 года, выпуск биоэтанола на 2018 год», — отметили в акимате СКО.

Проектная мощность завода BIOHIM — до 300 тыс. тонн переработки зерна в год. На первом этапе запуска планируется переработать порядка 190 тыс. тонн зерна.

Попытка номер…

Заводу BIOHIM планировалось дать старт несколько раз. И каждый раз почему-то все планы срывались, завод не работает по сей день. Впрочем, вскоре ситуация может сдвинуться с мертвой точки. Как подчеркнули в акимате Северо-Казахстанской области, в настоящее время BIOHIM находится на реконструкции.

«Завершена ревизия оборудования мельничного комплекса, приступили к ремонту мельничного оборудования. На заводе выставлена специализированная охрана. В соответствии с дорожной картой по восстановлению ведутся работы по электроснабжению комплекса. Водоснабжение имеется. Идут мероприятия по ремонту технологических линий. По пуску котельной проводятся мероприятия по восстановлению инженерных сетей и коммуникаций, станции водоподготовки с целью подачи воды в котельную», — сообщили в акимате СКО.

Также в акимате пояснили, что «уже получено технико-коммерческое предложение на поставку недостающих запчастей и проведение пусконаладочных работ от фирмы VAPOR». «Ведется подготовка для эксплуатации внутризаводских трансформаторных подстанций — 15 штук. Вместе с тем идет сбор коммерческих предложений на поставку технологического оборудования, необходимого для запуска производства. Ввод мельничного комплекса запланирован на второе полугодие 2017 года. Предполагаемый объем инвестиций на 2017 год — 4 млрд тенге», — сообщили в акимате СКО.

В инвестиционный портфель Инвестиционного фонда Казахстана проект по реанимированию завода BIOHIM поступил в феврале 2014 года. Фондом была начата процедура по взысканию задолженности в рамках исполнительного производства. «В декабре 2016 года после завершения данной работы была заключена сделка с инвесторами BIOHIM — АО „КМГ-ПМ“ и ТОО „Bioline KZ“. В настоящее время ИФК завершил консолидацию всех производственных активов завода BIOHIM, находящихся на балансе созданной ИФК проектной компании ТОО „Bio Operations“, и заключил договор о реализации с отечественными инвесторами АО „КазМунайГаз — переработка и маркетинг“ и ТОО „Bioline KZ“», — сообщили в ИФК.

К слову, в ИФК также подтвердили информацию, что восстановительные работы на BIOHIM уже начались. «Такие работы стартовали в декабре 2016 года, преимущественно это землеустроительные и ремонтные работы. При содействии акимата СКО обеспечено использование автодороги до завода и железнодорожных путей до станции Тайынша. Инвесторами для проведения работ закуплены необходимый инвентарь и определенное оборудование, принят технический персонал из ранее работавших на предприятии работников. Выставлена специализированная охрана. Завершена ревизия технологических линий и инфраструктуры. Ведутся мероприятия по ремонту технологических линий», — отметили в ИФК.

В фонде также сообщили, что в этом году на BIOHIM ожидается установка европейского оборудования по отделению пшеничной клейковины, очистке крахмала, сушке кормов для животноводства, очистке сточных вод. «В 2017 году также планируется провести работы по усовершенствованию и модернизации технологии производства биоэтанола и подготовка к запуску завода», — отметили в Инвестиционном фонде Казахстана.

Миллионы на ветер

Завод BIOHIM был не дешевым проектом, только Банк развития Казахстана (БРК) вложил в него десятки миллионов долларов. В тогда еще существовавшем фонде «Казына» подчеркивали, что «общая стоимость проекта BIOHIM по производству высокооктановой топливной присадки на основе глубокой переработки зерна пшеницы составляет около $94 млн, из которых кредит БРК — 60,9 млн». Звучали и другие данные по стоимости проекта BIOHIM. Будучи акимом СКО Таир Мансуров еще до запуска BIOHIM сообщал, что стоимость проекта BIOHIM оценивается в сумму $82,2 млн.

Впрочем, вливания в BIOHIM не ограничатся обозначенными суммами. «ТОО „Bioline KZ“ в настоящий момент вложено в проект около 2 млрд тенге. До конца 2017 года в BIOHIM планируется вложить еще 4 млрд тенге, и это вложения только первого этапа. Планируемый срок окупаемости инвестиций — 12 лет», — сообщили в ИФК.

Одна из основных проблем, почему проект BIOHIM потерпел фиаско, заключается в том, что до ноября 2010 года в Казахстане не было Закона «О государственном регулировании производства и оборота биотоплива». «Приходилось выплачивать в бюджет акцизы как за пищевой спирт. В стране транзита — России — в то время также не было никакого законодательства, регулирующего рынок биотоплива, приходилось депонировать огромные суммы в казначействе. Есть сложности в трансформации традиционного рынка ГСМ. Еще один нюанс — для того чтобы рынок биотоплива развивался, нужно реконструировать заправочные станции. На этот шаг пошли лишь единицы АЗС», — напоминает Нурлан Даутканов.

Сейчас же, как подчеркивает эксперт, проблемы с законодательством решены. «В рамках Таможенного союза и ЕАЭС принятые нормативы, в том числе по рынку биотоплива, тиражируются на всех участников евразийского союза. Если говорить о лояльности законодательной базы в части налогообложения биотоплива, КНР стимулирует импорт биотоплива, ЕС тоже», — уточняет Нурлан Даутканов.

Ухудшали положение дел в BIOHIM и его долги перед БРК и остальными кредиторами. В результате задолженность завода по заработной плате исчислялась десятками миллионов тенге.

В ИФК пояснили, как обстоят дела у BIOHIM сейчас. «За период реабилитационной работы Инвестиционного фонда Казахстана, начиная с 2014 года долгов по зарплате сотрудникам нет, так как предприятие с 2010 года находится на консервации. Инвесторы в лице АО „КМГ“ и ТОО „Bioline KZ“, которые ведут восстановительные работы с привлечением работников, ранее работавших на предприятии, долгов по заработной плате, так же как и по налоговым выплатам, не имеют», — отметили в фонде.

Кто может проявить интерес?

Даже если предположить, что многие барьеры для успешной деятельности BIOHIM сняты, главный вопрос «кто будет основным потребителем биоэтанола» должен быть тщательно продуман. Ранее с высоких трибун заявлялось, что производимый BIOHIM биоэтанол будет выпускаться для Павлодарского и Шымкентского НПЗ. В свою очередь в ИФК «Капитал.kz» пояснили, что «планируется, что биоэтанол будет выпускаться для широкого круга потребителей, в том числе и на экспорт». «Но основными потребителями станут отечественные НПЗ», — отметили в фонде.

По предположениям Нурлана Даутканова, весь выпускаемый биоэтанол останется в Казахстане.

«Для экспорта нужны соответствующие цистерны, у BIOHIM были новые цистерны, но соответствующая комиссия ЕС приняла решение применять иной механизм слива этанола. Поэтому новым владельцам надо покупать или арендовать 100−150 цистерн, но лучше сразу компаундировать с бензином и производить биобензины», — подчеркивает эксперт.

Он считает, что в казахстанском биоэтаноле могут быть заинтересованы КНР, Япония, Южная Корея, страны ЕС. «Собственную потребность в биоэтаноле закрывает только Бразилия. В 1975 году там была принята программа, в рамках которой автотранспорт в стране передвигается на спирте или топливе с добавлением биоэтанола. На 80% в биоэтаноле за счет собственных сил закрывают свои потребности США, остальные 20% биоэтанола Штаты импортируют из Бразилии», — резюмирует Нурлан Даутканов.

Казахстан > Нефть, газ, уголь. Агропром > kapital.kz, 7 апреля 2017 > № 2130914


Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 7 апреля 2017 > № 2130858

Средняя стоимость очного обучения в вузах Восточного Казахстана в этом учебном году варьируется от 430 тысяч тенге до 800 тысяч тенге. Все зависит от выбранного вуза, специальности и формы обучения, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Мониторинг стоимости образовательных услуг в крупных вузах региона, как государственной формы собственности, так и частного вуза показал следующее.

Восточно-Казахстанский государственный университет имени С.Аманжолова обучает гуманитарным специальностям более широкого выбора будущего - учителя, юриста, ядерщика, программиста, международника, переводчика, эколога, таможенника и так далее. К примеру, получить высшее образование педагога «предметника» со степенью бакалавра (включая естественные науки) можно за 443 тысячи тенге в год (два профильных предмета, к примеру, химия-биология). Но эту цену придется платить за обучение в том случае, если не удалось получить государственный грант.

На 100 тысяч дешевле (в 342 тыс. тенге) обойдется в год платное обучение еще на 21 факультетах. «Ядерная физика», «Информатика», «Туризм», «Финансы», «Юрисприденция», «Государственное и местное управление» и так далее, но и на эти специальности факультетам выделяется большое число грантов - лидируют специальности «Информационные системы» и «Иностранные языки» (от 250 до 540 грантов). Стоимость же заочного, вечернего и дистанционного обучения на базе ТиПО в ВКГУ варьируется от 186 тысяч до 210 тысяч тенге.

Специфика базового вуза региона, Восточно-Казахстанского государственного технического университета имени Д.Серикбаева, старейшего технического вуза страны, готовить инженерные кадры для главных региональных отраслей - металлургии, горного дела, машиностроения, строительства, энергетики. Те же три ступени обучения - бакалавриат, магистратура, докторантура. Не сумел набрать нужное количество баллов на "грант" - есть платная альтернатива. Стоимость платного обучения не менялась с 2011 года - от 346 тысяч тенге до 600 тысяч тенге. Платное заочное обучение - 281 тысяча тенге.

К теме «оттока абитуриентов из региона» здесь относятся спокойно, объясняя сокращение объективными последствиями «демографической ямы» конца 90-х годов. Сегодня в вузе обучается порядка 5 тысяч студентов, хотя несколько лет назад было 12 тысяч.

«Но мы начинаем прирастать, - сообщает Сауле Рахметуллина, директор департамента стратегии развития и мониторинга ВКГТУ. - И надеемся, что «перелом» наступил. У вуза есть история, есть имя, есть доверие и потенциал. Университет вошел в малое число вузов страны, участвующих в подготовке инженерных кадров для ГПИИР-2. Мы одними из первых в стране открыли военную кафедру, тесная «связка» с градообразующими предприятиями, где студенты проходят практику, гарантирует нашим выпускникам трудоустройство. Вуз имеет сильный научный потенциал с серьезной научно-исследовательской базой, лабораториями, технопарком. Сейчас вместе с предприятиями и зарубежными партнерами реализуем инновационные высокотехнологические проекты по снижению себестоимости производственных процессов и многократным экологическим эффектом, о которых надо рассказывать отдельно. Одним из последних трендов является привлечение зарубежных ученых из вузов Германии, Англии, Австралии, России, Польши. А реализуя уникальный проект «Трёхъязычие - формула успеха» авторской методики переводчика, полиглота, известного в мире лингвиста Дмитрия Петрова, мы значительно расширяем горизонты «полиязычных знаний» наших выпускников, что позволяет нам также готовить кадры педагогов для профессионального обучения базовым рабочим специальностям».

«Вопрос ценообразования платного обучения в Государственном медицинском университете города Семей - это вопрос уровня министерства здравоохранения при согласовании с министерством образования и науки,- говорит проректор по учебно-методической и воспитательной работе ГМУ Айгуль Жунусова. - Окончательную цену устанавливает МОН до начала учебного года, но за последние годы цены на обучение не менялись. Пока оплата «коммерческого» обучения на «бакалавриате» составляет 609 тысяч тенге, в резидентуре и магистратуре чуть выше - порядка 800 тысяч тенге в год. «Бакалавриат» - в течение 5 лет готовим врачей общей практики, стоматологии, медицинских сестер высшей категории, врачей общественного здравоохранения, медико-профилактического дела, фармацевтов. Еще по четырем специальностям «доучиваем» в магистратуре, по двум - в докторантуре и по 16 специальностям - в резидентуре. В этом году планируем открыть факультет педиатрии. Это не новый факультет, когда-то в ГМУ готовили педиатров. Подробный перечень специализаций размещен на сайте вуза».

Проректор Жунусова отмечает, что желающих стать врачом по-прежнему много. Ежегодно подают заявление до 1000 абитуриентов, но принять могут лишь 600-700 человек. И это при том, что процесс получения высшего медицинского образования один из самых длительных по времени.

«После 5 лет получения базового образования «бакалавра» надо пройти 2-х летнее обучение в интернатуре, затем (исключая терапевтов и врачей общей практики) нужно обязательно пройти уровень резидентуры, иначе не будет допуска к клинической деятельности. Это акушерство-гинекология, педиатрия и хирургия. Причем минимальный срок обучения в резидентуре - 2 года, максимальный - 4 года (это зависит от выбранной специальности). К примеру, если кардиохирург или нейрохирург, то 4 года, а если просто хирург - то 2 года», - рассказала Айгуль Жунусова.

«Сумма в 430 тысяч тенге определена на текущий учебный год министерством образования, - разъясняет Галина Канапьянова, первый вице-президент Казахстанско-Американского Свободного университета, - именно столько тратит государство на обучение одного студента по госзаказу, и мы не можем понизить эту цифру. К примеру, обучение на факультете «иностранный язык» обходится в 443 тысячи тенге, в то время как в вузах Астаны и Алматы стоимость обучения на «инязе» доходит до 600-700 тысяч тенге. КАСУ готовит бакалавров по 19 специальностям, магистрантов по 8 специальностям, докторантов (на базе трехлетнего стажа). Бизнес, право и международные отношения, иностранные языки, педагогика, психология, менеджмент, юриспруденция. «Изюминкой» вуза является обучение по трем языковым программам - на английском, казахском, русском языках. Студенты -англичане практику проходят в США».

Между тем, вице-президент КАСУ отмечает, что в числе самых «острых» проблем высшего образования приграничного региона страны является огромный отток абитуриентов на учебу в зарубежье. По ее словам, едут обучаться в соседний Китай, но чаще всего - в Россию.

«Уже сейчас представители вузов Томска, Новосибирска, Омска и других российских вузов проводят тестирование восточноказахстанских выпускников, а значит, после получения аттестата ребята уедут, а ведь уезжают самые умненькие детки», - с сожалением отмечает Галина Канапьянова.

Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 7 апреля 2017 > № 2130858


Казахстан. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130956 Канат Бозумбаев

К ЭКСПО поспеют и Евро-4, и Евро-5

Завершению процедуры ратификации Финляндией «Соглашения об усиленном партнерстве и сотрудничестве между Казахстаном и ЕС» был посвящен официальный прием, который состоялся в середине марта в историческом Доме сословий в Хельсинки. Решение Финляндии было озвучено на 10-м заседании Межправительственной комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству между Республикой Казахстан и Финляндской республикой.

Алевтина ДОНСКИХ,

Алматы – Хельсинки – Алматы

Как отметила государственный советник при Госсовете Финляндии Паула Илона Лехтомяки, завершив национальный процесс ратификации Соглашения, Финляндия рассчитывает на то, что и остальные члены Евросоюза в скором времени также его завершат, и мы сможем приступить к выполнению этого документа. Госпожа Лехтомяки подчеркнула важность момента тем стечением событий, которые пришлись на этот год: 100-летие независимости Финляндии, 25-летие установления дипломатических отношений между нашими странами и ЭКСПО-2017 в Астане, где страна Суоми представит большой национальный павильон. Паула Лехтомяки позитивно оценивает сотрудничество двух стран и считает, что нашу историю успеха нужно нести в будущее.

Сопредседателем межправительственной комиссии с казахстанской стороны является Министерство энергетики РК. И в ответном слове министр энергетики РК Канат Бозумбаев высказался за расширение сотрудничества между странами, особенно в сфере энергетики. Напомнив о планах приватизации в РК, министр заметил, что у сторон есть и планы, и интерес, и ресурсы, чтобы углубить сотрудничество.

– За 25 лет ВВП нашей страны вырос в 20 раз, – рассказал К. Бозумбаев. – Теперь мы приступаем к третьей технологической модернизации, проводим массовую приватизацию, и нам с партнерами из Финляндии есть, чем заниматься. Я убежден, что мы поднимем наше сотрудничество на более высокий уровень.

Министр также ответил на вопросы «Делового Казахстана» и других казахстанских СМИ, которые присутствовали на приеме. Пресс-тур в Финляндию для казахстанских СМИ был организован компанией Finpro, занимающейся продвижением финского экспорта в сотрудничестве с МИД этой страны и компаниями, принимающими участие во всемирной выставке ЭКСПО-2017 в Астане.

Интервью с министром К. Бозумбаевым.

– Канат Алдабергенович, Финляндия ратифицировала Соглашение, и стороны говорят об углублении сотрудничества. Приоритеты и проекты уже обозначены?

– Да, есть масса предложений. В первую очередь, это сфера возобновляемой энергии и такие ее источники, как биомассы. Финляндия здесь – мировой лидер. Мы пригласили в Казахстан три компании и будем с ними активно работать. Думаю, они представят свои достижения на ЭКСПО. Мы также пригласим на ЭКСПО наших акимов, чтобы они смогли посмотреть технологии использования твердых органических бытовых отходов для выработки чистой энергии.

– А интерес финнов в чем?

– Они хотят в Казахстане делать бизнес и зарабатывать. Большой плюс для нашего сотрудничества в том, что между нами нет ни политических, ни экономических проблем во взаимоотношениях. Нет и печального опыта, поэтому у них большой интерес делать бизнес у нас, а через нас идти в Китай, которым они сейчас очень активно интересуются. Финны хотят использовать наши транзитные возможности, поскольку они и себя позиционируют как хаб для Северной Европы.

Мы, не мешкая, перешли к делу и совместно с финской стороной создаем четыре рабочих группы по сотрудничеству. Первая – в транспортно-логистическом комплексе. Мы будем совместно развивать транзит, регулировать тарифную политику. Вторая группа – сотрудничество в сельскохозяйственной отрасли и в сельхозпереработке. Третья рабочая группа – в энергетике. Четвертая – в области образования и науки. Таким образом, мы определили приоритеты там, где можно совершить прорыв за короткое время, добиться быстрых побед и сделать задел на будущее.

– После встреч с финскими энергетиками мы поняли, что их совершенно не интересуют наши полезные ископаемые – нефть, газ, уголь. А атомная энергетика?

– В этой области у нас взаимный интерес. У них есть две атомные станции с четырьмя блоками, еще советского производства.

-Есть исследовательский реактор. Он слабее нашего и уже заглушен. И с этой точки зрения, они для нас не самые сильные партнеры. Но наши два исследовательских реактора работают, и здесь им может быть интересен наш опыт. Нам же очень важен их опыт по утилизации отходов атомного топлива.-К ак известно, мы собираемся строить заводы по производству атомного топлива, которое будем продавать другим странам. Апо международным правилам, отработанное топливо возвращается домой. Финны очень чувствительны к экологическим вопросам. Сейчас у них реализуется серьезный проект: они делают хранилище для отработанного ядерного топлива на глубине до нескольких километров в скальных породах. В специальных капсулах отработанное топливо может храниться тысячу лет. Это очень интересно для нас.

Финны сильны и в традиционной энергетике. В России, Швеции они – одни из самых крупных игроков. В частности, есть очень мощная государственная энергетическая компания «Фортум», которую мы думаем приглашать на приватизацию в Казахстан.

– Сейчас мы говорим о намерениях. Планируется ли подписание конкретных договоров?

– Конечно. Как ожидается, 20 июня первым рейсом компании Finnair в Астану прибудут президент и министр по внешним связям Финляндии. И до этого времени будут подготовлены первые договоры.

– Финны представят на ЭКСПО немало новинок в энергетике. А как будет представлена энергетика Казахстана?

– Мы представим несколько абсолютно новых отечественных разработок ученых. Там будут неожиданные, совершенно новые вещи. Они не хуже, чем зарубежные. Будут представлены и виндроторы Альберта Болотова. В 2016 году компетентная комиссия, состоящая из ведущих казахстанских ученых, отобрала эти разработки, их утвердили. Сейчас идет изготовление макетов, роликов, которые будут продемонстрированы на ЭКСПО.

– Можно задать «домашний вопрос», не относящийся напрямую к финской теме: как скоро у нас будет топливо стандарта Евро-4 и Евро-5?

– Со второго полугодия этого года его выпуск начнется на двух НПЗ (даю – 100%!), а в следующем году – на трех заводах. (Однозначно не скажу за «КазМунайГаз» и Шымкентский НПЗ, где есть китайские акционеры). В этом году во втором полугодии Атырауский НПЗ запустит каталитический крекинг, а Павлодарский НПЗ – гидроочистку топлива. Эти два завода практически перестанут выпускать 80-й бензин. Будут дизельное топливо и высокооктановые бензины категории К-4, К-5, что соответствует стандартам Евро-4 и Евро-5.

Кроме того, НПЗ начнут выпускать авиационное топливо. Уже в следующем году у нас будет не дефицит, а профицит бензина. Будет 1,5-2 млн тонн излишка, который будем экспортировать. В первую очередь, в Центральную Азию – Таджикистан, Киргизию. Узбекистан просит нефть на Ферганский НПЗ. Мы уже ежегодно поставляем туда нефть в пределах 170-200 тысяч тонн, но они просят пару миллионов тонн. Мы говорим: если дадите хорошую цену – то, пожалуйста. Мы экспортируем в Китай, можно и в Узбекистан.

– Еще один домашний вопрос: почему растут цены на топливо, если мировые на низком уровне?

– Мы производим 70 процентов 92-го бензина на собственных НПЗ. Еще 30% импортируем из России. Конечно, можно зафиксировать цену на бензин, как раньше было, и тогда на заправках она будет низкой. Допустим, 100 тенге. Но это означает, что 30% топлива импортеры не привезут, потому что себе в убыток никто возить не будет. У нас более 12 импортеров нефтепродуктов. Заставить же россиян снизить цены мы не можем. Поэтому на некоторый период государство ввело свободное ценообразование.

За последний год оптовая цена на импортируемый бензин на границе с Казахстаном выросла с 320 до 515 долларов за тонну. Импортная цена растет, и естественно, что на нашем рынке цена формируется за счет миксования цены казахстанского и импортного бензина. Соответственно растет и внутренняя цена, хотя она остается на 30-40 тенге ниже, чем в России.

Есть и внутренние факторы роста цен. До модернизации все наши три НПЗ – с низкой глубиной переработки нефти. Поэтому, если нефтяник поставляет нефть на Атырауский НПЗ, перерабатывает и продает нефтепродукты, то он зарабатывает в два раза меньше, чем продал бы нефть на экспорт. Кто по своей воле будет терять половину выручки?!

Но мы заставляем, не пускаем на экспорт нефть, если нефтяники не поставляют ее наши НПЗ. Раньше они компенсировали выпадающие доходы за счет высокой экспортной цены. Когда же в прошлом году цена упала до 28 долларов, то практически все наши нефтяные компании ушли в зону отрицательной доходности. Естественно, они стали искать возможности повышения прибыли. И в прошлом году, и в этом – повысили цены на внутреннем рынке. Мы их понимаем. Потому что нельзя бесконечно теленка доить, надо, чтобы он жирной коровой стал.

Этот фактор есть в росте цен. Но сегодня разница сокращена в значительной степени. Особенно на ШНОСе. Она около 30-40 долларов между ценами: если, к примеру, на экспорт продавать с Кумколя или продавать на переработку на внутреннем рынке.

В последующие годы после модернизации заводы должны будут стать центрами прибыли. Ведь в их модернизацию были вложены большие деньги. Думаю, необходимо изменить модель рынка и дать им возможность зарабатывать самим. Над этим работаем. Тем более что, скорее всего, НПЗ станут частными – есть намерение их приватизировать. Пока идет дискуссия, в какой форме: через IPO с национальной компанией – частичная приватизация госпакета – либо отдельно. Страшного ничего в этом нет – частники лучше, чем государство, управляют бизнесом.

– Ждать ли роста цен в ближайшее время?

– До конца марта роста цен на бензин не должно быть. В апреле возможны изменения по дизельному топливу – начинается посевная. И значительная часть дизтоплива пойдет на посевную, что немного будет оголять внутренний рынок. Импортировать дизтопливо из России значительно дороже. Если сейчас, в межсезонье, его завезти, то оно будет стоить 140 тенге.

В летнее время – дешевле. Пока на заправках дизтопливо стоит 130 тенге. Нам надо как-то так сейчас исхитриться, чтобы и внутренний рынок не оголить, и удовлетворить потребности сельчан. Уже принято решение, что сельчанам дизтопливо будет продаваться по 105 тенге, если они будут брать с заводов вагонную норму. При этом сами оплачивать доставку и розлив. И 117 тенге – у операторов, которых будут выбирать акиматы.

– Уйдет ли после модернизации НПЗ фактор внешнего влияния на внутренние цены?

– Уйдет влияние зависимости от формирования импорта. Но от формирования цены в России не уйдет. Потому что если в России будет высокая цена, а мы будем пытаться держать низкую, то весь наш бензин туда уйдет. Ведь у нас прозрачные границы. Так уже было много раз. Поэтому мы все равно будем где-то рядом находиться по цене.

Казахстан. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130956 Канат Бозумбаев


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130950 Тулеген Аскаров

Радоваться особо нечему – торговать все еще сложно

Данные статистиков о динамике показателей внешней торговли Казахстана за первый месяц текущего года только на первый взгляд не могут не вселять оптимизм и надежду на то, что дела здесь явно меняются к лучшему.

Тулеген АСКАРОВ

Как сообщил Комитет по статистике Министерства национальной экономики, в январе по сравнению с тем же месяцем прошлого года, то есть в годовом выражении, внешнеторговый оборот нашей страны вырос на 21,1% до $5 млрд 263,6 млн, в том числе экспорт – на 18,9% до $3 млрд 276,4 млн, импорт – 25% до $1 млрд 987,2 млн. При этом торговля Казахстана со странами Евразийского экономического союза росла опережающими темпами, поскольку наш экспорт на этом направлении увеличился за год на 59,2% до $367,4 млн, а импорт из них – на 51,3% до $831,4 млн. Аналогичная динамика сложилась и в отношениях с государствами СНГ, поставки казахстанских товаров которым выросли на 49,5% до $562,9 млн, а ввоз их продукции – на 53,7% до $951,0 млн.

На этом фоне разительно отличается динамика ключевых показателей торговли Казахстана с остальными партнерами, относящимися к так называемому дальнему зарубежью. Казахстанский экспорт на этом направлении увеличился в январе в годовом выражении на 14,0% до $2 млрд 713,5 млн, а импорт товаров оттуда – на 6,7% до $1 млрд 36,2 млн. Но нетрудно подсчитать, что сальдо в нашей торговле с этими партнерами по-прежнему остается положительным, то есть в пользу Казахстана, составив на этот раз $1 млрд 677,3 млн. А вот со странами СНГ и ЕАЭС результат вновь сложился отрицательным в пользу этих партнеров – соответственно минус $388,1 млн и минус 464,0 млн. Источник этого негатива все тот же – значительное превышение объема импорта из России, нашего ключевого торгового партнера, составившего в январе $787,5 млн, над казахстанским экспортом в нее ($336,4 млн). Кстати, по объему январского товарооборота с Казахстаном – $1 млрд 123,9 млн – отрыв России от ближайших конкурентов в этом году весьма велик, так как у занимающей треть место Италии оказалось $719,5 млн, а у идущим третьим Китая – $706,8 млн.

Если же брать за основу динамику показателей внешней торговли не в годовом выражении, а месячном, то выясняется, что пока радоваться особо и нечему. Дело в том, что после значительного роста объема товарооборота в ноябре и декабре прошлого года соответственно на 14,1% и 8,2% к предшествующему месяцу в январе произошло падение на 19,4% до $5 млрд 263,6 млн. А эта величина в свою очередь ниже уровней, показанных в августе ($5 млрд 332,7 млн), сентябре ($5 млрд 480,3 млн) и октябре ($5 млрд 287,8 млн)! При этом экспорт из Казахстана сократился в январе по сравнению с декабрем на 17,8% до $3 млрд 276,4 млн, а импорта в нашу страну – на 21,9% до $1 млрд 987,2 млн.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130950 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130865 Тулеген Аскаров

Пока цены в коридоре

Хотя инфляция за первый месяц весны сложилась на том же уровне 0,5% к февралю, что и год назад, Нацбанк все же может записать в свой актив небольшое ее замедление при расчете по другим временным методикам.

Тулеген АСКАРОВ

Так, в годовом выражении, то есть к марту прошлого года, согласно выкладкам Комитета по статистике Министерства национальной экономики, инфляция замедлилась до 7,7% с февральских 7,8%. Но при этом цены на продовольственные и непродовольственные товары выросли опережающими темпами – соответственно на 9,7% и 8,5%. При этом инфляционный тон в первой группе задавали кофе, чай и какао, подорожавшие за год на 25,9%, крупы (21,9%), кондитерские изделия (14,7%), хлеб (12,7%), говядина и мясо птицы (11,9%), алкогольные напитки (10,4%), фрукты и овощи (10,3%). Среди непродовольственных товаров наиболее высокими темпами росли цены на дизельное топливо (39,3%), сжиженный газ (15,1%), бензин (14,6%), обувь (11,3%), товары личного пользования (10,7%), моющие и чистящие средства (9,9%), медикаменты (9,1%), автотранспортные средства (9,1%), бытовые текстильные изделия (8,8%). Общий же рост потребительских цен пока удается сдерживать в рамках традиционно прогнозируемого коридора в 6-8% годовых за счет более низкой динамики на тарифы и расценки в сфере платных услуг для населения – они выросли в годовом выражении на 4,7%. Но и здесь есть позиции, по которым статистики зарегистрировали опережающий рост, – канализация (22,2%), холодная вода (9,8%), газ, транспортируемый по транспортным сетям (7,5%), амбулаторные услуги (8,8%), услуги автомобильного (6,8%) и воздушного (8,5%) транспорта, образования (6,2%), общепита (6,1%), ритуальные (6,8%) и правовые (7,0%) услуги.

С начала же текущего года потребительские цены выросли за первый квартал на 2,3%, тогда как за тот же период в прошлом году было 3,0%. При таком методе подсчета впереди также идут продукты питания (3,2%), тогда как непродовольственные товары и платные услуги стали обходиться дороже в целом на 1,7%.

В марте же по сравнению с февралем цены на продукты питания выросли на 0,6%. Здесь инфляционный тон задавали овощи (3,3%), баранина (1,9%), кондитерские изделия (1,2%), говядина (1,1%), сметана (0,8%), сыры (1,0%), сливочное (0,7%) и растительно-сливочное (0,9%) масло. Подешевели же за минувший месяц яйца (4,4%), сахар (1,8%), гречневая крупа (1,6%), подсолнечное масло (1,1%) и рис (0,1%). Непродовольственные товары в марте к февралю подорожали на 0,4%. Опережающими темпами в этой группе росли в цене автотранспортные средства (1,2%), бензин (1,2%), дизельное топливо (0,6%) и ткани (1,0%). По платным услугам расценки в целом поднялись за первый месяц весны на 0,4%. Здесь проезд на воздушном транспорте подорожал на 11,1%, автомобильном – 1,0%, горячая вода – 1,5%, центральное отопление – на 1,3%.

Среди регионов страны наиболее высокие темпы месячной инфляции статистики зафиксировали в марте в Южно-Казахстанской (1,1%) и Костанайской областях (1,0%), в годовом выражении – в Астане (9,3%) и Атырауской (8,7%), а с начала текущего года – в Павлодарской (3,2%) и Атыруской (3,0%) областях. В наименьшей степени цены выросли в марте к февралю в Алматы и Мангистауской области (по 0,2%). Минимальная годовая инфляция сложилась в Западно-Казахстанской (6,5%), Мангистауской и Актюбинской областях (по 6,6%). А с начала текущего года наименьший рост потребительских цен был зафиксирован в Алматинской и Акмолинской областях – по 1,6%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130865 Тулеген Аскаров


Китай. Венгрия. Казахстан. РФ > Транспорт > dknews.kz, 3 апреля 2017 > № 2125040

1 апреля примерно в 17 часов из города Сиань, административного центра провинции Шэньси /Северо-Западный Китай/, отправился грузовой поезд, целью назначения которого является столица Венгрии -- город Будапешт.

Состав из 41 грузового контейнера пересечет госграницу через погранпереход Алашанькоу Синьцзян-Уйгурского автономного района, после чего проедет через территории Казахстана, России, Беларуси, Польши и Венгрии. 9312 км пути поезд преодолеет примерно за 17 дней, что будет почти на 30 дней меньше времени перевозки из провинции Шэньси в Европу по прежнему сухопутно-морскому маршруту.

Поезд гружен в основном товарами из города Иу /восточнокитайская провинции Чжэцзян/, включая одежду, ткань, домашние электроприборы, игрушки и предметы повседневного обихода.

Это четвертый по счету грузовой железнодорожный маршрут Китай - Европа со стартовым пунктом в Сиане. До этого подобные маршруты соединили Сиань с Варшавой, Гамбургом и Москвой.

Напомним, что курсирующие между Китаем и Европой экспрессы -- это международные грузовые поезда, эксплуатирующиеся Китайской железнодорожной корпорацией под единым логотипом "Express CR". Поезда курсируют по определенным маршрутам, связывающим Китай со странами вдоль Экономического пояса Шелкового пути и другими европейскими государствами.

На данный момент экспрессы CR следуют в зарубежные страны по трем основным маршрутам: восточному -- через погранпереходы Маньчжоули и Суйфэньхэ на границе с Россией, центральному -- через Эрэн-Хото на границе с Монголией и западному -- через Алашанькоу и Хоргос на границе с Казахстаном.

Китай. Венгрия. Казахстан. РФ > Транспорт > dknews.kz, 3 апреля 2017 > № 2125040


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 31 марта 2017 > № 2124571 Сапарбай Жубаев

Как повысить финансовую самостоятельность регионов?

В прошлом номере Central Asia Monitor была опубликована статья «Сбитые ориентиры. Игры в региональную политику». Свое мнение тогда высказал известный экономист и общественный деятель Петр Своик. Сегодня разговор на тему вклада регионов в ВВП и в формирование бюджета страны, целесообразности предоставления им большей финансовой самостоятельности продолжает старший преподаватель ЕНУ им. Гумилева, кандидат экономических наук Сапарбай Жубаев.

Одна из главных задач управления государственным бюджетом - способствовать устойчивому и эффективному экономическому развитию страны посредством оптимизации формирования республиканского и местных бюджетов, которые вместе составляют государственный бюджет страны.

В Казахстане принята кооперативная модель бюджетных отношений, характеризующаяся наличием собственных и регулируемых налогов для каждого уровня бюджетной системы, повышенной ответственностью центра за состояние местных бюджетов и допустимо-оправданным ограничением фактической самостоятельности местных органов власти в вопросах внешних заимствований. Также установлен механизм перераспределения финансовых средств между уровнями бюджетной системы через трансферты. Названные разграничения (особенно в части формирования доходной части бюджетов, с целью повышения заинтересованности всех уровней органов власти в увеличении доходов) имеют определенные сложности при их реализации.

Для обеспечения стабильного формирования бюджета страны в ближайшей перспективе необходимо решить проблему межбюджетных отношений. То, что в доходной части местных бюджетов основную долю занимают трансферты, поступающие «сверху», является результатом неоправданной централизации системы управления государственными финансами. Это, в свою очередь, препятствует осуществлению экономической политики государства по децентрализации госуправления финансами, ограничивает самостоятельность и инициативу местных органов власти.

Хотя Концепция развития местного самоуправления была принята еще в 2013-м, а связанные с ней задачи конкретизированы в последующих посланиях президента, серьезных изменений не произошло. Взять общеизвестный методологический подход, суть которого заключается в установлении размеров регулирующих факторов в формировании доходов местного бюджета, то есть в введении регулирующих налогов как источника доходов совместного использования разными уровнями бюджета, и использовании единых на протяжении определенного периода времени нормативов отчислений этих самых регулирующих налогов. В Концепции развития местного самоуправления данному направлению отведена определяющая роль, так как оно дает представление об уровне развитости региона и является наиболее приемлемым и эффективным с точки зрения стабильности формирования доходов местных бюджетов и усиления заинтересованности местных органов власти в сборе налогов, расширении налогооблагаемой базы.

Должны устанавливаться стабильные нормативы отчислений по регулирующим налогам на несколько (3-5) лет для каждой области на республиканском уровне и для каждого района и города на областном уровне. Это позволит достичь определенной самостоятельности местных бюджетов и избавит от опасений изъятия доходов в случае их превышения над плановыми показателями. Необходимо разработать соответствующие механизмы с тем, чтобы перейти к применению регулирующих налогов.

Неопределенность ситуации с трансфертами, на мой взгляд, сложилась из-за несовершенства законодательных норм, касающихся финансовых потоков между бюджетами.

В соответствии с Бюджетным кодексом РК межбюджетные отношения регулируются:

1) между республиканским и областным бюджетом, бюджетом города республиканского значения, столицы:

трансфертами;

бюджетными кредитами;

2) между областным и районными (городов областного значения) бюджетами:

трансфертами;

бюджетными кредитами;

нормативами распределения доходов.

Трансферты подразделяются на трансферты общего характера, целевые текущие трансферты, целевые трансферты на развитие.

Вот что говорится об этом в Бюджетном кодексе РК.

«...трансферты общего характера направлены на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности местных бюджетов и обеспечение равных фискальных возможностей для предоставления стандартного уровня государственных услуг в соответствии с направлениями расходов, закрепленными Бюджетным кодексом за каждым уровнем бюджета. Трансфертами общего характера являются бюджетные субвенции и бюджетные изъятия... Бюджетными субвенциями являются трансферты, передаваемые из вышестоящих бюджетов в нижестоящие бюджеты в пределах сумм, утвержденных в республиканском или областном бюджете».

Поэтому когда появляется информация о предоставлении субвенций, например, для Южно-Казахстанской области в размере 300 миллиардов тенге (80 процентов доходной части бюджета ЮКО), кое у кого возникают сомнения в обоснованности этих данных. Так как, в принципе, размер субвенций не может быть больше 10-20 процентов от размера местного бюджета. Дело в том, что в классическом понимании субвенция - это вид финансовой помощи местным органам власти или отдельным отраслям хозяйства, предоставляемой на определенные цели. Для общего же выравнивания уровня бюджетной обеспеченности выделяется дотация. Тогда как субсидия – это государственная безвозмездная финансовая помощь производителям продукции и организациям, оказывающим услуги.

Для сравнения можно взять Россию. В соответствии с ее Бюджетным кодексом к основным инструментам межбюджетного регулирования относятся дотации на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности субъектов и регионов РФ. Например, дотации местным бюджетам на выравнивание их бюджетной обеспеченности выделяются через фонды финансовой поддержки; субвенции для оказания финансовой помощи местным органам власти предоставляются только на определенные цели. Например, субвенции из Фонда компенсаций распределяются с целью обеспечения финансирования расходов по предоставлению льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг отдельным категориям граждан Российской Федерации; также выделяются субсидии на финансирование отдельных целевых расходов субъектов и регионов.

На основании вышеизложенного можно предложить следующее. Чтобы была определенность и в целях обеспечения унификации с общепринятыми формулировками в названиях финансовой помощи, оказываемой из республиканского бюджетов местным бюджетам, следует внести изменения в 40-44 статьи Бюджетного кодекса РК. Слова «трансферты общего характера» нужно изменить на «дотации», слова «целевые текущие трансферты» - на «субвенции». Также нужно ввести определение понятия «субсидия»- безвозмездная финансовая помощь производителям продукции и организациям, оказывающим услуги.

Актуальность таких мер усиливается в связи с членством Казахстана в Евразийском экономическом союзе, в рамках развития интеграционных процессов. Во всех странах ЕАЭС основные определения инструментов межбюджетных отношений должны восприниматься одинаково, где бы они ни применялись. Переход к использованию общепринятых в экономическом мире определений актуален и в связи с членством нашей страны в ВТО, где к предоставлению необоснованных субсидий, субвенций из бюджета относятся не очень положительно.

Подводя итоги, можно назвать следующие основные меры по повышению эффективности межбюджетных отношений и качества управления государственными финансами:

1.Внесение изменений в 40-44 статьи Бюджетного кодекса, которые каются унификации применения классических, общепринятых определений инструментов межбюджетных отношений;

2.Введение регулирующих налогов как источника доходов совместного использования разными уровнями бюджета, включая республиканский;

3.Повышение результативности бюджетных расходов и совершенствование среднесрочного планирования;

4.Повышение прозрачности исполнения местных бюджетов и совершенствование законодательства в области формирования доходов местных бюджетов;

5.Совершенствование системы формирования и распределения межбюджетных трансфертов из республиканского бюджета и иных видов финансовой помощи

Словом, механизм регулирования межбюджетных отношений должен работать на новых принципах, обеспечивающих самостоятельность местных органов власти с учетом интересов государства и формирования человеческого капитала, отвечающего требованиям современного развития общества.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 31 марта 2017 > № 2124571 Сапарбай Жубаев


Казахстан. ЦФО > Образование, наука > inform.kz, 31 марта 2017 > № 2123836 Надежда Кулепетова

Вопрос «куда пойти учиться» волнует сегодня и выпускников школ, и их родителей. Как сохранить престижность ВУЗа, каково соотношение качества и стоимости образования? Об этом корреспондент МИА «Казинформ» беседует с доцентом кафедры математического и программного обеспечения информационных систем филиала «Восход» Московского авиационного института (МАИ) в городе Байконур Надеждой Кулепетовой.

- Надежда Николаевна, сегодня возрастает спрос на инженеров, в том числе и для аэрокосмической отрасли. С какого времени в Байконурском филиале МАИ обучаются казахстанские студенты?

- В августе 1995 года между Министерством образования Республики Казахстан и Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию было подписано соглашение о подготовке специалистов в области космической техники из числа граждан РК, обучение которых осуществляется в соответствии с «Правилами приёма граждан в Московский авиационный институт». В 1996 году были учреждены образовательные гранты Министерства образования Казахстана, первый выпуск казахстанских студентов состоялся в 2001 году. Согласно статистике, количество выпускников, обучающихся в филиале «Восход» МАИ за счет средств МОН РК в период с 2001-2017годы (зима), составила 322 человека. На сегодняшний день 149 студентов обучаются за счет образовательных грантов РК. С 1996 года по настоящее время выпущено специалистов - граждан Республики Казахстан около 1500 человек.

- Получается, основная часть студентов училась платно. Какова стоимость обучения сегодня?

- Филиал осуществляет подготовку инженеров и бакалавров по востребованным, современным направлениям подготовки: прикладная математика, информатика и вычислительная техника, менеджмент. Уровень квалификации - бакалавр. Годовое обучение по менеджменту и прикладной математике на очном отделении обойдется студентам в 93480 рублей (по курсу на сегодня это 517 тысяч тенге -прим.авт.) Обучение по специальности «информатика и вычислительная техника» обойдутся дороже - 100150 рублей ( 554 тысячи тенге). Образование по специальности «Испытание летательных аппаратов» - уровень квалификации - специалист самое дорогое - 144 640 рублей (почти 800 тысяч тенге). Оплата за обучение на заочном отделении на порядок ниже.

- МАИ считается очень престижным ВУЗом как в России, так и в Казахстане. К примеру, значительную часть специалистов Казкосмоса составляют выпускники российской альма-матер аэрокосмического образования. Каковы условия обучения для казахстанцев в байконурском филиале МАИ?

- Абитуриенты - граждане Республики Казахстан, проживающие в городе Байконур, могут поступить в филиал «Восход» МАИ в трех случаях. По результатам Единого государственного экзамена, проводимого образовательными учреждениями Российской Федерации (ЕГЭ), по вступительным испытаниям (экзаменам), проводимым филиалом самостоятельно, а также став обладателями образовательных грантов Министерства образования и науки Республики Казахстан на обучение в филиале.

- Байконур - закрытый, режимный город, как быть казахстанцам, которые хотели бы учиться в МАИ на Байконуре?

- Граждане Республики Казахстан, не имеющие регистрации в городе Байконур, могут стать студентами института, получив образовательный грант Министерства образования и науки РК на одну из специальностей/направление подготовки, обучение по которым осуществляется в филиале. На период обучения им предоставляется благоустроенное общежитие.

- Когда начинается прием документов и вступительные экзамены в филиале «Восход» МАИ?

- Прием документов для поступления на очную и очно-заочную формы обучения в филиале начнется 20 июня 2017 года. Вступительные экзамены проводятся в филиале в период с 11 июля по 25 июля. Для всех направлений подготовки или специальностей требуются результаты по профильной математике и русскому языку. Помимо этого, для поступления на каждое из направлений/специальность установлен свой базовый предмет. На «Прикладную математику» это - «Информатика и информационно-коммуникационные технологии» (ИКТ), на «Информатику и вычислительную технику», а также специальность «Испытание летательных аппаратов» - «Физика», на «Менеджмент» -«Обществознание».

Баллы по всем дисциплинам должны быть не ниже минимальных, установленных правилами приема в МАИ на 2017 год, а именно: русский язык - 48, математика - 39, информатика и ИКТ - 50, физика - 40, обществознание - 50 (исходя из 100 баллов по каждой дисциплине).

- Как можно получить образовательный грант МОН РК для поступления в филиал «Восход» МАИ?

- Во-первых, для этого абитуриенты должны по окончании общеобразовательной школы, колледжа успешно пройти итоговую аттестацию и единое национальное тестирование. Профильные предметы по каждой специальности будут установлены Министерством образования и науки РК. К примеру, в 2016 году для поступления на технические специальности/направления подготовки в филиал «Восход» МАИ выпускникам требовалось пройти тестирование по математике, физике и русскому языку, на «Менеджмент» - по математике, географии и русскому языку. Во-вторых, в период приемной кампании нужно подать документы в один из государственных вузов Республики Казахстан (проще по месту жительства), указав в заявлении код филиала - 989 и коды выбранной специальности или направлений подготовки в порядке приоритетности. При этом сроки подачи документов для участия в конкурсе на получение гранта Министерства образования и науки Казахстана нужно уточнить в приемной комиссии вуза. В третьих, дождаться результатов конкурса (приблизительно до 10-15 августа), которые будут опубликованы в интернете и газете «Казахстанская правда».

Далее, обладатели образовательных грантов Республики Казахстан на обучение в филиале «Восход» МАИ приезжают в город Байконур с необходимым пакетом документов для оформления личных дел. Дополнительные вступительные испытания в филиале для них не проводятся. Иногородние студенты в период учебы проживают в комфортабельном общежитии института.

- Спасибо, Вам, Надежда Николаевна, за актуальную информацию.

Казахстан. ЦФО > Образование, наука > inform.kz, 31 марта 2017 > № 2123836 Надежда Кулепетова


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 30 марта 2017 > № 2126785 Тулеген Аскаров

Зима для страховщиков оказалась трудной

После непростого прошлогоднего финиша сложным выдалось для участников страхового рынка и начало текущего года.

Тулеген АСКАРОВ

Как выясняется из данных оперативной отчетности Нацбанка, минувшую зиму страховой сектор завершил с совокупным убытком почти в минус 5 млрд 977,6 млн тенге, тогда как год назад на 1 марта сложилась общая прибыль (нераспределенный доход) в 23 млрд 188,3 млн тенге! Чем объясняется столь радикальная перемена финансового результата, регулятор не объяснил. Лидером по размеру убытка оказалась «Виктория» с минус 6 млрд 16,8 млн тенге, за ней расположились «КазЭкспортГарант» (минус 1 млрд 16,2 млн тенге) и «Номад Иншуранс» (минус 615,9 млн тенге). Кроме этого трио, к началу весны в убытках «сидели» еще 16 участников рынка, тогда как страховщики, показавшие прибыль, оказались в меньшинстве, – их оказалось лишь 13. По размеру прибыли первое место заняла «Kaspi Страхование» с 880,9 млн тенге, в лидирующее трио по этому показателю вошли также «Зерновая страховая компания» (724,7 млн тенге) и «Европейская страховая компания» (472,0 млн тенге).

При таком финансовом результате вполне предсказуемым стало и снижение совокупного собственного капитала страхового сектора. В годовом выражении, то есть по сравнению с данными на 1 марта прошлого года, значение этого показателя уменьшилось на 5,5% до 392,2 млрд тенге, с начала текущего года – на 2,5%. У традиционно лидирующей по размеру собственного капитала «Евразии» в этом году сложилось снижение на 0,5% до 111,7 млрд тенге, тогда как у следующей второй «Виктории» потери оказались больше – 7,5% до 74,1 млрд тенге. Этот тандем по-прежнему идет с большим отрывом от конкурентов, поскольку никому из них так и не удалось преодолеть даже 30-миллиардную отметку. Как и на начало года, вплотную к ней расположился лишь «Халык-Казахинстрах» с 29,8 млрд тенге на 1 марта, а уровень в 20 млрд тенге смогли преодолеть еще «КазЭкспортГарант» (почти 25 млрд тенге) и «Казкоммерц-Полис» (21,4 млрд тенге).

По другим ключевым показателям деятельности страховщиков сложилась позитивная динамика. Совокупные активы страхового сектора с начала этого года увеличились на 0,7% до 862,8 млрд тенге. У идущей впереди и по этому показателю «Евразии» сложился прирост на 3,3% до 208,9 млрд тенге, а у занимающей и здесь второе место «Виктории» – снижение на 7,4% до 80,0 млрд тенге. 50-миллиардную отметку здесь к 1 марта смогли преодолеть также «Халык-Казахинстрах», вышедший на третье место с приростом активов на 2,3% до 56,8 млрд тенге, в то время как шедшая на этой позиции в начале года «Номад Life» опустилась на пятую ступеньку, потеряв 3,0% до 55,2 млрд тенге. Между ними оказалась «Казкоммерц-Life» с 55,4 млрд тенге, прибавившая 1,1%. К началу весны присоединился к этой группе еще один страховщик – «Халык-Life» с приростом на 5,8% до 51,2 млрд тенге.

Совокупный объем собранных страховщиками премий вырос в годовом выражении на 19,7% до 77,6 млрд тенге. На 1 марта по этому показателю на рынке доминировали «Евразия», у которой их размер практически не изменился за год, составив 18,0 млрд тенге, и «Казкоммерц-Полис» с ростом в 2,7 раза до 11,3 млрд тенге, что позволило этой компании передвинуться на вторую позицию с третьей и обойти «Халык-Казахинстрах», у которого сложилось драматическое снижение более чем на четверть (28,1%) почти до 7 млрд тенге. Впрочем, позициям последнего страховщика никто особо не угрожает, поскольку другие участники рынка не смогли преодолеть планку в 5 млрд тенге.

Совокупные расходы по осуществлению страховых выплат в годовом выражении росли быстрее – на 23,4% до 16,6 млрд тенге. При этом к началу весны здесь сменился лидер, которым стала «Казкоммерц-Полис», показавшая впечатляющий рост выплат за год в 6,9 раза до 3,4 млрд тенге! Прошлогодний лидер – «Евразия» – теперь идет второй с 2,8 млрд тенге и приростом на 41,7%, а «Халык-Казахинстрах» (снижение на 31,6% до 1,2 млрд тенге) опустился на третье место. Концентрация страхового рынка и по этому показателю высока, поскольку другим его участникам не удалось перевалить по выплатам за отметку в 1 млрд тенге.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 30 марта 2017 > № 2126785 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 30 марта 2017 > № 2126784 Тулеген Аскаров

Промышленность идет на поправку

После традиционно провального старта года к концу зимы отечественная индустрия вышла на траекторию позитивной динамики по всем статистическим методикам ее подсчета.

Тулеген АСКАРОВ

Если в январе к декабрю физический объем промышленного производства обвалился на 14,6%, то в феврале к первому месяцу года сложился прирост на 1,7%. Правда, традиционно считающаяся главным нашим индустриальным «локомотивом» горнодобывающая отрасль вновь оказалась в «минусе», показав снижение объема производства еще на 6,1% после падения на 12,1% в январе к декабрю. При этом добыча нефти сократилась за февраль на 7,2%, природного газа – 8,9%, угля – 5,0%, железной руды – 10%, а руд цветных металлов – на 14,5%. Значительный спад зафиксировали статистики и в отрасли по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию – 10,7%.

А вытянули в «плюс» отечественную индустрию за последний месяц зимы две ее отрасли – обрабатывающая промышленность и водоснабжение, канализационная система, контроль над сбором и распределением отходов. В последней объем выпуска в феврале к январю подпрыгнул на 22,8%, тогда как в первой прирост сложился в 4,5%. Позитивный тон в обрабатывающей отрасли задавал выпуск продуктов питания (3,0%), напитков (12,4%), табачных изделий (20,9%), одежды (14,9%), кожаной и относящейся к ней продукции (19,1%), деревянных и пробковых изделий (12,5%), бумаги и бумажной продукции (8,8%), резиновых и пластмассовых изделий (10,8%), основных благородных и цветных металлов (8,2%), готовых металлических изделий (21,7%), компьютеров, электронной и оптической продукции (23,6%), автотранспортных средств (54,4%), мебели (8,4%). Спад же в этой отрасли сложился в производстве продуктов нефтепереработки (11,1%), химической промышленности (2,0%), черных металлов (1,4%) и особенно основных фармацевтических продуктов (67,9%). Напомним, что как раз в феврале глава государства на совещании с правительством поручил разобраться с компанией «СК-Фармация», мешающей, по его словам, развитию отечественной фармацевтической отрасли.

В годовом выражении, то есть к февралю прошлого года, объем промышленного производства в целом по стране вырос на 4,0%, в среднегодовом (январь-февраль к тому же периоду год назад) – на 4,5%. А среди регионов по темпам увеличения индустриального выпуска по первому способу определения динамики в лидеры вышла Атырауская область с 8,7%, тогда как аутсайдером оказалась Жамбылская область со спадом на 4,1%. При исчислении в среднегодовом выражении впереди также идет Атырауская область с приростом на 9,2%, а наибольшее падение производства произошло в Кызылординской области – 5,4%. При сравнении же февральских данных с январем на первое место в статистических выкладках выходит Восточно-Казахстанская область, где выпуск промышленной продукции подскочил на 34,9%. Аутсайдерами же здесь оказались Жамбылская и Алматинская области, в которых статистики зарегистрировали спад соответственно на 11,4% и 10,1%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 30 марта 2017 > № 2126784 Тулеген Аскаров


Казахстан. Китай. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > kapital.kz, 28 марта 2017 > № 2121451 Евгений Винокуров

Шелковый путь: успех в решении логистических проблем

В случае решения логистических проблем Казахстан может стать одним из основных бенефициаров трансевразийского транзита

Евгений Винокуров, директор Центра интеграционных исследований

Вот уже два года эксперты, аналитики стран ЕАЭС обсуждают китайскую инициативу Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП). Рассуждают о перспективах участия в этом проекте политики, политологи, экономисты, транспортники. Наибольшая разница во взглядах и позициях — между транспортниками (железнодорожниками, логистическими компаниями, специалистами по автоперевозкам, портовиками), с одной стороны, и политологами и экономистами общего профиля — с другой.

Политологи живут в своем мире больших геополитических конструкций. Торговые экономисты ратуют за увеличение торговых потоков и обсуждают, чем наполнить торгово-экономическое соглашение с Китаем. Специалисты по региональной экономике выступают за усиление конкурентных преимуществ территорий, не имеющих выхода к морю, за увязку транспортных коридоров с точечными проектами сухих портов, складов и терминалов. А транспортники не понимают, о чем с ними можно говорить, и работают в своем мире больших практических проблем и зачастую скромных, но реальных достижений.

ЭПШП для Китая — это история развития западных и северо-восточных провинций. Китай заинтересован в использовании сухопутных маршрутов для продвижения товаров из западных (Синьцзян-Уйгурский автономный район, Тибетский автономный район, Цинхай) и северо-восточных провинций (Внутренняя Монголия, Хэйлунцзян). Для Китая стратегически важно преодолеть несбалансированность в экономическом развитии внутренних регионов Китая, в первую очередь отставание западных провинций от восточных. Для этого КНР развивает новую транспортную инфраструктуру, которая будет способствовать росту перевозок на запад. Сейчас же китайские компании, например из Синьцзяна, несут повышенные издержки, ежегодно направляя контейнерные поезда с продукцией на $15 млрд за 3000 км на восточное побережье для отправки товаров морем.

Никто и никогда не будет возить стандартные грузы из приморских промышленных районов КНР по железной дороге в Европу — это неоправданно по всем параметрам. Но запад и северо-восток Китая — это ниши для нас по совокупности факторов стоимости и времени. Между прочим, это районы с населением около 200 млн человек.

Именно контейнерные грузоперевозки являются фактически единственным способом транспортировки товаров в евразийском транзите. Контейнер обеспечивает сохранность груза, стандартные размеры, сниженные затраты на тару для товара, ускоренные темпы погрузочно-разгрузочных работ, унифицированную транспортную документацию и экспедиторские операции. Основной грузопоток по оси ЕС — ЕАЭC — Китай если и пойдет по суше, то именно в 20- и 40-футовых контейнерах. Насыпных и наливных грузов не будет.

В настоящее время сухопутные перевозки грузов по оси Китай — ЕАЭС — Европа по объемам ничтожны по сравнению с морскими перевозками. Так, в грузопотоке между Россией и Китаем на морской транспорт приходится 77%, на сухопутные перевозки через российско-китайскую и российско-монгольскую границы — 21% грузов, а на транзит через Центральную Азию — лишь 2%. Даже китайский экспорт в Казахстан на 60% идет через Петербург или Владивосток! Подавляющая часть экспортного грузопотока между Белоруссией и Китаем также идет морем (через Клайпеду, Гданьск и Санкт-Петербург).

Перевозки сушей через Россию и Казахстан заметно подешевели за последние два года в долларах — помогло ослабление рубля и тенге: соответственно повысилась конкурентоспособность. Сухопутные маршруты по оси Китай — Европа остаются значительно дороже морских, однако на более коротком плече — до Москвы, Урала, Казахстана — логистам уже есть о чем подумать.

Перспективной представляется перевозка товаров с высокой стоимостью на килограмм веса и на контейнер. По оценкам специалистов, если в контейнер можно поместить товар на $50−60 тыс., это уже становится интересным. По нашим оценкам, перспективная номенклатура примерно такова. Во-первых, это экспортные товары западных и северо-восточных провинций Китая. Во-вторых, это узкая номенклатура экспортных «дорогих» товаров из центральных и восточных провинций Китая. К таким товаром можно отнести прежде всего электронику, автомобильные комплектующие, фармацевтические изделия, косметику, ювелирные изделия и т. д. Причем это относится к перевозкам в обе стороны. Не случайно уже сейчас из Европы в Китай по железной дороге идут контейнерные поезда (два-три состава в неделю из Польши и Германии) с компьютерными (Hewlett-Packard) и автомобильными комплектующими (BMW, Audi). В-третьих, сухопутные маршруты могут быть полезны поставщикам товаров, для которых важна высокая скорость доставки (часть продовольственных товаров; текстиль премиум-класса). В-четвертых, при повышении эффективности перевозок по скорости и удобству для грузоотправителей может открыться ниша почтовых отправлений (DHL, Alibaba и т. п.), конечно, не до Европы, но, возможно, до европейской части России.

Сухопутные маршруты могут выигрывать по фактору времени, но это преимущество еще надо реализовать. Этот фактор играет в пользу транзитных перевозок по суше, но требуется выполнение дополнительных условий. Например, специалисты по логистике утверждают, что поезда должны быть линейными — идти по расписанию и желательно ежедневно. Только в этом случае фактор скорости доставки начинает работать в пользу сухопутных перевозок.

Пока на конференциях обсуждают концепцию сопряжения, мы видим, что объем контейнерных перевозок по сухопутным маршрутам Китай — ЕАЭС — Европа ежегодно растет, хоть и с очень низкой базы. С 2013 года поток грузовых поездов через Достык (граница Казахстана и Китая) ежегодно увеличивается вдвое и уже достиг почти 100 тыс. контейнеров. Потоки через Забайкальск (выход с северо-восточных провинций Китая на Транссиб) и Наушки (выход через Монголию опять-таки на Транссиб) ежегодно растет на 20−30%. Реагируя на изменение ценовой конъюнктуры, грузоотправители начинают более активно пользоваться сухопутными транспортными маршрутами.

Успешное «освоение» темы ЭПШП будет связано с прогрессом в российской экономике, которая сейчас «неконтейнеризована», и это большая системная проблема. В системе РЖД контейнерные перевозки занимают всего 2% грузооборота и 6% стоимостных объемов. По уровню контейнеризации Россия уступает США более чем в два раза, а Китаю — более чем в три раза. Аналогичная проблема — относительная неразвитость контейнерных перевозок и использования контейнеров промышленностью — характерна и для Казахстана.

Нереализованный потенциал контейнеризации во многом связан с инфраструктурными ограничениями. Есть проблема недоинвестирования в контейнерные станции (логистические центры) и нехватки малой и средней механизации для обработки грузов. В части регионов России станции работают либо только на прием контейнеров, либо только на отправление. В некоторых регионах крупного контейнерного бизнеса нет в принципе (к югу и юго-востоку от Москвы до границы с Украиной и до Волги). Перевалка грузов осуществляется автотранспортом — это дорого, а альтернативы нет. Что касается Казахстана, то его транспортно-логистическая инфраструктура имеет небольшой запас транзитной мощности. С ростом грузопотоков ее эффективность будет снижаться, а это отразится на предпочтениях грузоотправителей. Для решения этой проблемы на территории Казахстана необходимо строительство современных контейнерных терминалов. Их появление наряду со строительством и реконструкцией железнодорожных путей (и в меньшей степени — автомобильных дорог) увеличит совокупные транзитные мощности Казахстана от 3 до 5 раз в зависимости от направлений. Построив 3−4 базовых инфраструктурных объекта (современных контейнерных хабов), по экспертным оценкам, Казахстан сможет добиться роста пропускной способности в транзите более чем в 2 раза и удешевить внутреннюю логистику на 40%.

Мы считаем, что сухопутные маршруты через евразийский регион могут оттянуть до 4% товаров, которые идут морем между Китаем и Европой. Звучит скромно, но это самые высокомаржинальные товары. Так что интересная ниша есть. Для раскрытия потенциала сухопутных маршрутов нужны системные усилия на развитие контейнерного трафика и для устранения узких мест в инфраструктуре Казахстана.

В конечном же счете главное в этой теме — это вовсе не приятная глазу картина контейнерных поездов, транзитной стрелой проносящихся через евразийские просторы. Главное — решение внутренних проблем транспортно-логистической инфраструктуры, контейнеризации экономик и оптимизации регулирования отрасли, таможенного администрирования и т. д. Это приведет к интенсивному росту межрегиональных грузоперевозок, повысит связанность регионов, улучшит логистическую позицию регионов, не имеющих выхода к морю, а также всей Центральной Азии.

Казахстан. Китай. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > kapital.kz, 28 марта 2017 > № 2121451 Евгений Винокуров


Казахстан > Агропром > kapital.kz, 27 марта 2017 > № 2120428 Нурлан Даутканов

Почему Китаю интересно казахстанское зерно?

Об этом Kapital.kz рассказал эксперт в области промышленной переработки пшеницы Нурлан Даутканов

Казахстан, будучи еще частью СССР, считался крупнейшей зерновой державой. Пшеница с казахстанских полей ценилась за счет содержания в ней высокой доли клейковины. Узбекистан, Таджикистан, Афганистан, Киргизия, Туркменистан и другие страны импортировали казахстанское зерно крупными партиями. Впрочем, как считает эксперт в области промышленной переработки пшеницы Нурлан Даутканов, вскоре спрос на пшеницу из РК может поутихнуть. Он связывает свои опасения с тем, что многие страны постепенно отходят от зерновой зависимости — тем самым они обеспечивают свою продовольственную безопасность. В интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz эксперт рассказал, почему рынок промышленной переработки зерна не развивается, чем интересна казахстанская пшеница для Китая и почему проект BIOHIM по производству биоэтанола не стал успешным.

— В 2016 году, как отмечают в Министерстве сельского хозяйства РК, в Казахстане был собран рекордный урожай зерновых за последние 25 лет. Валовый сбор зерна составил 23 млн тонн — это в 1,4 раза больше по сравнению с 2015 годом. Как вы считаете, стоит ли ждать такого же рекордного урожая в 2017 году, как и в прошлом?

— Прогнозы — дело неблагодарное. Прошедший 2016 год оказался урожайным, потому что было достаточно дождей. Между тем одновременно осадки ухудшили качество твердых сортов пшеницы, то есть доля клейковины в пшенице значительно уменьшилась.

— Повлияло ли как-то низкое качество казахстанского зерна на спрос?

— Экспортный потенциал Казахстана за последние несколько лет ощутимо снизился. Спрос на нашу пшеницу у многих стран-партнеров уменьшился. Это связано с тем, что традиционные страны-импортеры стараются за счет своих сил обеспечивать себя зерном, тем самым повышая продовольственную безопасность.

Один из крупнейших в мире производителей пшеницы — это Китай. В Поднебесной уникальная ситуация — Китай потребляет больше пшеницы, чем выращивает ее и при этом имеет огромный стратегический фонд. Для сравнения, в среднем из 17 млн тонн пшеницы, которую выращивает Казахстан, на внутреннее потребление уходит лишь 1/3 часть, остальное — это экспорт.

В целом же, если говорить о Китае, там очень грамотно и масштабно подходят ко всему, особенно к агросектору. Если в Казахстане какие-то правительственные программы могут обсуждаться, а потом внедряться годами, то в Китае все иначе. Если Министерство сельского хозяйства КНР планирует внедрить какие-то новые технологии или отраслевые программы, то это реализуется незамедлительно, при этом агротехнологии на высоком уровне. Для сравнения, в середине-конце 80-х годов с одного гектара земли японцы получали в 6 раз больше пшеницы, чем американцы, китайцы в два раза больше, чем японцы. Предположу, в настоящее время китайцы также находятся в топе по выработке пшеницы с одного гектара.

— Но, насколько мне известно, китайская пшеница по сравнению с казахстанской содержит меньше клейковины…

— Да, это действительно так. Где-то полгода назад появился такой термин — экологический огород. Так вот, Китай рассматривает рынок Казахстана в качестве экологичного подсобного хозяйства.

— Поясните, какие страны все-таки снизили потребление казахстанской пшеницы? Какие и вовсе отказались от импорта пшеницы из Казахстана?

— Не все страны-импортеры могут совсем отказаться от нашего зерна и муки, но многие стараются снизить зависимость — это на самом деле правильно. Это наши казахстанские компании остановились в части диверсификации зернового бизнеса на уровне производства муки и макаронных изделий. А потребители знают, что зерно в мире есть не только у нас, поэтому ведут размеренную торговлю.

Недавно президент Азербайджана распорядился реализовать программу самообеспечения пшеницей, до этого были Узбекистан, Туркмения, Иран и другие. Не стоит забывать о российских и украинских экспортерах, имеющих морские выходы.

— Какие в целом проблемы на зерновом рынке?

— Одна из проблем — в Казахстане около 15 млн га пахотных земель, но они в основном неэффективно используются.

— Это связано с финансированием…

— С недостатком средств проблем не было, у нас есть различные меры господдержки. Одна-единственная проблема — это менеджмент, вернее отсутствие системного подхода. Многие управленцы на местах не в полной мере осознают возложенные на них обязательства, ограничиваются только агрономической составляющей, ну или производством муки. Вторая проблема в секторе переработки зерна — это низкая подготовка технических, инженерных специалистов. Основываясь на моем опыте, можно сделать вывод, что около 80% выпускников технических, аграрных вузов не владеют предметом. То есть де-факто зерноперерабатывающие предприятия, которые будут нанимать таких выпускников, должны еще и вложиться в повышение их квалификационного уровня. Это нерентабельно. Конечно, можно привлечь на проект по зернопереработке зарубежных высокооплачиваемых специалистов. Но, понимаете, они не всегда могут быть заинтересованы в передаче своего опыта нашим казахстанским сотрудникам. Любые знания — это капитал, мало у кого есть желание им делиться.

Еще одна проблема — в вузах, колледжах нет госзаказа на подготовку конкретного объема специалистов той или иной отрасли. Это касается и сферы переработки зерновых. И в результате мы приходим к тому, что некоторые специалисты с красными дипломами о высшем образовании торгуют на базарах.

Известны случаи, когда на предприятие по переработке зерна приобреталось европейское, китайское оборудование, но технологи не понимали, как с ним работать. Зачастую наши предприниматели закупают оборудование с каким-то гарантийным сроком, в течение этого гарантийного срока приглашаются иностранцы, которые обучают казахстанских операторов, как нажимать кнопки, если какой-то механизм не сработает. Все не так просто, обычно иностранные специалисты имеют свой райдер. Например, условия проживания в трех-, четырехзвездочном отеле, определенная скорость трафика интернета, соцпакет, высокий уровень зарплаты — это все огромные затраты для бизнеса. Намного эффективнее взращивать своих специалистов, это создаст инженерный пул и сформирует отрасль в стране.

— Насколько в настоящее время высока конкуренция на казахстанском рынке по переработке зерна?

— В Казахстане построены два завода по промышленной переработке пшеницы — это АО «БМ» и АО «Компания BIOHIM», оба они производят спирт. Первый завод выпускал пищевой спирт, водку, второй — топливный спирт (биоэтанол) и далее биобензины. У этих двух заводов побочным продуктом является клейковина — белковый комплекс зерна пшеницы, который имеет высокую маржинальность. К сожалению, оба предприятия не функционируют, хотя к BIOHIM проявляют интерес несколько компаний, в том числе и КазМунайГаз. Интерес КМГ связан с тем, что планируется производить бензин стандартов Евро-4 и Евро-5, в которые добавляют биоэтанол для снижения эмиссии угарных газов и увеличения октанового числа топлива.

— По вашим предположениям, почему проект «BIOHIM» потерпел фиаско?

— Думаю, что проект не состоялся по ряду причин — одна из них: завод был открыт до того, как появился Закон РК «О государственном регулировании производства и оборота биотоплива».

Приходилось выплачивать в бюджет акцизы как за пищевой спирт. В стране транзита — России в то время также не было никакого законодательства, регулирующего рынок биотоплива, приходилось депонировать огромные суммы в казначействе. Есть сложности в трансформации традиционного рынка ГСМ. Еще один нюанс — для того чтобы рынок биотоплива развивался, нужно реконструировать заправочные станции. На этот шаг пошли лишь единицы АЗС.

— Кстати, как насчет проекта по глубокой переработке зерна карагандинской компании «Номад»? В 2009 году с высоких трибун заявлялось, что завод будет производить сухую пшеничную клейковину (глютен), товарные сиропы, кормовые добавки. Около шести лет назад озвучивалось, что стоимость строительства завода по переработке зерна составит 6 млрд тенге. Голландия была готова покупать весь объем глютена. Есть ли у вас информация, предположения, почему этот проект не был реализован? И, может, вы знаете, запустили ли все-таки этот завод?

— В отношении компании «Номад» сведения лишь в части декларации намерений. Регион, где планировалось реализовать, очень перспективный, область индустриально развита, проблемы со специалистами можно быстро решить. Там же находится крупнейшая кондитерская фабрика — потенциальный потребитель крахмалопродуктов. Что касается голландской компании, это известная фирма, которая занимается и производством, и трейдерством продуктов переработки зерновых продолжительное время. Но вопросы реализации продукции решать через единственного покупателя нецелесообразно, есть риск зависимости от них.

Буду очень рад, если каждые полгода неожиданно начнут открываться заводы по глубокой переработке зерна.

— По нашей информации, генеральный директор группы «Верный капитал», известный предприниматель Ерлан Оспанов намерен построить завод по переработке зерна в Индустриальной зоне Алматы. Планировалась, что этот завод будет производить глюкозно-фруктозные сиропы, карамельную патоку, пшеничный глютен и корма для животных. Ранее озвучивалось, что данный проект потребует инвестиций в сумме до 100 млн долларов. Ввод производственного комплекса был намечен на начало 2018 года. Вам что-нибудь известно об этом проекте? С какими трудностями могут столкнуться г-н Оспанов и его команда? Нужны ли нам в целом такого рода проекты?

— Такого рода проекты не только нужны, но и необходимы. В стране надо построить 10−12 таких предприятий, так как только синергия создаст необходимый толчок развитию отрасли. Подход компании «Био Ондеу» (структурная единица инвестиционной компании «Верный капитал») основательный. Обычно от идеи до реализации проекта глубокой переработки зерновых проходит минимум 1,5−2 года. Остается пожелать им успехов в поиске кадровых ресурсов внутри страны. А их можно найти. Если говорить о трудностях — они характерны для стартапов. К примеру, это многочисленные согласования, сомнения и прочие факторы. К слову, в индустриальной зоне в Алматы созданы комфортные условия для таких проектов. Но имеются и трудности, это связано с логистикой и концепцией бизнеса. В части логистики сложности нужно решить прямо сейчас, так как вагонооборот более 1700 зерновозов в год (без учета отгрузки готовой продукции) в купе с оборотом вагонов других участников индустриальной зоны будет затруднен. По предварительным расчетам, за год будет несколько транспортных коллапсов на железной дороге. В отношении концепции — поделюсь на коммерческой основе.

— Известно ли вам о каких-либо проектах по переработке зерна, которые планируется запустить в ближайшие 3 года? Что это за проекты?

— В настоящее время в Казахстане заявлено около 11 проектов, которые нацелены на переработку пшеницы в крахмалопродукты. По моим данным, в СКО планируется запустить 2−3 таких проекта, в Костанайской области — 2, в Акмолинской области — 3−4 проекта, в Алматинской области — 2 проекта. Статус проектов преимущественно на уровне деклараций, намерений. Перечень компаний-декларантов имеется в областных акиматах.

— Какой конечный продукт намерены в итоге производить все эти заводы? Спирт?

— Нет, со спиртом не все хотят связываться. За счет переработки пшеницы можно получать глюкозные, фруктозные, мальтозные сиропы и другие крахмалопродукты. Но рынок сиропов в настоящее время сужается из-за того, что многие производители лимонадов используют либо сахар, либо его синтетические заменители. Это связано с тем, что синтетические заменители сахара дешевле глюкозных сиропов, дозировку заменителя сахара легче контролировать. Крахмал сам по себе и готовый продукт, и сырье для более глубоких переделов, таких как органические (лимонная, молочная, уксусная и др.) и аминокислоты (лизин, метионин, триптофан и др.), различные биополимеры.

— Рынок ЕАЭС достаточно противоречив. Многие аналитики сходятся во мнении, что из-за евразийской интеграции некоторые рынки переживают кризис…

— После создания ЕАЭС российским пивоварам стало сложнее работать, теперь они могут производить пиво только из солодовенного сырья, как в Германии. Ранее можно было использовать и мальтозный сироп — основу солода, кстати, ВНИИ крахмалопродуктов (РФ) обосновало возврат к технологии пивоварения с мальтозным сиропом, да и в конце концов все спиртосодержащие продукты не что иное, как крахмалопродукты (даже односолодовый виски, где на этикетках пишут single malt).

Рынок ЕАЭС в отношении крахмалопродуктов практически не изменился, это из-за отсутствия в Казахстане развитой зерноперерабатывающей отрасли.

— В Казахстане также вступили в силу такие же ограничения, как в России?

— Конечно, после того как мы вошли в Евразийский экономический союз все законодательные инициативы стали тиражироваться на все страны ЕАЭС, в том числе и на Казахстан. После того как РК оказался в ЕАЭС, мы сделали несколько шагов назад. По самым грубым подсчетам, в первый год вступления в евразийское экономическое пространство за счет разницы казахстанского и российского таможенного и налогового законодательства Казахстан ежемесячно терял значительные суммы (около 1,2 млрд). Сейчас, после унификации многих норм, ситуация немного скорректировалась.

Казалось бы, товары из Казахстана могут свободно импортироваться на рынок России. Но между тем как только пищевые продукты попадают на российский рынок, обязательно появляются какие-то препоны. Например, российская сторона предъявляет определенные санитарные требования к продукции из РК, это говорит о том, что на границе необходимы специальные лаборатории с арбитражными функциями. Такие вопросы не всегда получается решить в рамках какого-либо федерального округа РФ или области РК. Получается, что между Казахстаном и Россией не сформировался еще тот уровень доверия, который бы стер приграничные препоны. В Белоруссии среди стран ЕАЭС самая развитая пищевая и перерабатывающая промышленность. Предпринимателями Белоруссии в год на душу населения производится и потребляется больше мяса, чем в Казахстане: 72 и 63 кг соответственно. То есть шутка о том, что казахи находятся на втором месте по поеданию мяса после волков давно неактуальна. В Люксембурге на одного жителя приходится 136 кг мяса в год, в США — 125 кг, в Австралии — 121 кг, в Испании — 110 кг.

Но белорусское мясо совсем другой категории, коровы в Белоруссии в основном сидят на промышленном откорме. С учетом интереса посредника, 3−4 года назад белорусское мясо импортировалось в Казахстан по 600 тенге за килограмм, когда на рынке оно стоило 1200 тенге. Что представляет из себя промышленный откорм? Это когда коров кормят кормами из отходов пищевых и перерабатывающих заводов, буренки быстро набирают в весе, но качество их мяса падает. У нас же в Казахстане мясо очень качественное. Белорусская сторона в 2013—2014 годах не смогла реализовать свое мясо по 600 тенге, оно не пользовалось спросом, и такое мясо шло на промышленную переработку в колбасные изделия и консервы, где допускается добавление вкусо-ароматических добавок.

— Россия через санитарные лаборатории лоббирует свои интересы…

— Конечно, каждая страна защищает разными инструментами свой внутренний рынок. Однако чрезмерная политизация обычных рыночных отношений — путь тупиковый, на любой запрет найдется альтернативный рынок. В отношении казахстанского мяса и мясопродуктов нужно отметить, что сложившиеся вековые традиции выращивания животных обеспечивают высокие качественные показатели, соответствующие или превышающие некоторые зарубежные стандарты. Наше отечественное мясо можно отнести к экологически чистым продуктам. Такой продукт должен стоить соответственно, высокое качество — высокая цена. Кстати, как-то на международной конференции по овощеводству известный предприниматель Зейнулла Какимжанов заявил, что казахстанское мясо, выращенное нашим традиционным способом, должно стоит 5000−8000 тенге. То есть не 1200−1500 тенге за килограмм, а в несколько раз дороже. Я поддерживаю эту идею. Он привел пример, когда канадские компании, исследовав рынок Монголии на предмет интенсивного производства говядины, пришли к заключению что ни качество, ни технологии выращивания не соответствуют западным стандартизированным нормативам. Начали активную интервенцию племенного скота и технологий, но на выходе получили усредненное качество вместо ожидаемых претензий в премиум-сегмент. Более глубокое исследование показало, что именно традиционный способ выращивания скота кочевниками соответствует высоким требованиям качества. Сейчас такое время, когда мы можем воспользоваться образовавшимся «экологическим» трамплином, ведь китайские потребители априори считают казахстанские продукты экологически чистыми.

— А сколько казахстанское мясо, по вашим оценкам, должно стоить на внутреннем рынке?

— Около 7−8 тыс. тенге.

— Вы не считаете, что это очень дорого?

— Нет, 7 тыс. тенге за килограмм качественного мяса это не дорого. Это не цена в 7 тыс. тенге высокая, это у большинства казахстанцев заработная плата небольшая.

— Нурлан, как вы думаете, есть ли потенциал у рынка глубокой переработки пшеницы в Казахстане? Какие продукты переработки мы могли бы экспортировать? У каких стран, по вашим оценкам, будет высокий спрос на них?

— Потенциал промышленной переработки пшеницы в стране огромен, 2−3 млн тонн ежегодно. Урожай сезона 2016 года показал, что малейшие качественные колебания зерна (было много дождей, и это привело к снижению клейковины) тормозят экспортные потоки. Имея собственную товарную клейковину, производители муки могли бы нивелировать снижение качества. Казахстан может стать одним из лидеров на евроазиатском континенте по производству и экспорту зерновых крахмалопродуктов и глютена (клейковины). Мы уже упустили российский рынок пшеничного глютена, там доминирует Cargill (93% рынка), который покрывает внутренние потребности и экспортирует в Европу. Примечательно, что самую высокую цену на товарную клейковину заплатил казахстанский импортер: около 3 тыс. долларов за тонну при средней мировой цене 1400−1500 долларов.

Резюмируя вышесказанное, можно отметить, что, если в течение двух лет в стране не начнут функционировать крахмальные заводы на пшенице, мы упустим последний шанс быть страной с гармонично развитым агропромышленным сектором экономики и останемся сырьевым придатком индустриально развитых стран.

Казахстан > Агропром > kapital.kz, 27 марта 2017 > № 2120428 Нурлан Даутканов


ОАЭ. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119449

Дубай, ОАЭ. Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев находится с рабочим визитом в Объединенных Арабских Эмиратах. Сегодня он уже провел встречу с Его Высочеством шейхом Мухаммедом бен Рашидом Аль Мактумом, вице-президентом, премьер-министром ОАЭ и правителем Дубая. В ходе переговоров стороны обсудили текущее состояние и дальнейшее развитие сотрудничества между двумя странами. В частности, были рассмотрены вопросы взаимодействия в торгово-экономической, финансовой и инвестиционной сферах.

Глава Казахстана отметил высокие темпы развития Дубайского международного финансового центра (DIFC) и города Дубая. Нурсултан Назарбаев подчеркнул важность обмена опытом с ОАЭ в части создания и эффективного управления финансовым центром, а также необходимости установления тесных связей между DIFC и Международного финансового центра «Астана».

В свою очередь, правитель Дубая подтвердил готовность к полному взаимодействию в этом направлении. Президент Казахстана поблагодарил шейха за особый вклад в развитие и внедрение исламского финансирования. Кроме того, он рассказал о завершении подготовки к проведению международной специализированной выставки «ЭКСПО-2017» и планах последующего использования выставочных объектов для работы МФЦА. В заключение встречи Нурсултан Назарбаев пригласил премьер-министра ОАЭ на открытие выставки «ЭКСПО-2017» в Астане.

ОАЭ. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 27 марта 2017 > № 2119449


Казахстан > Агропром > inform.kz, 21 марта 2017 > № 2120354 Айдарбек Сапаров

Северо-Казахстанская область - регион преимущественно аграрный. Отрасль сельского хозяйства занимает четвертую часть ВРП. О развитии аграрного сектора в интервью МИА «Казинформ» рассказал первый заместитель акима области Айдарбек Сапаров.

- Айдарбек Сейпеллович, буквально через пару месяцев в регионе начнется посевная кампания. Насколько готовы к ней аграрии, какие культуры планируют посеять?

- Работа по подготовке к посевной начинается сразу же после завершения уборочной кампании. Агроформирования готовят технику, засыпают в необходимом количестве семена, завозят ГСМ. Уже сейчас мы выезжаем в районы, разговариваем с руководителями крестьянских хозяйств, узнаем на местах степень подготовки к посевной и возможные проблемы.

Согласно предварительной структуре, в этом году вся посевная площадь составит 4,2 млн. га. Зерновыми и зернобобовыми культурами планируется занять 2,9 млн. га, масличными - 712 тыс. га. На кормовые отводится 514 тыс. га, под картофель - 27 тыс. га, овощи - 5,1 тыс. га и 1 тыс. га займут посевы сахарной свеклы.

Прогнозируем увеличение площадей масличных культур, в сравнении с 2016 годом, на 200 тыс. га, сахарной свеклы - на 600 га, площади зернобобовых культур увеличиваются на 53 тыс. га. Все эти культуры высокорентабельные, с чем, собственно, и связано увеличение их посевных площадей.

- В прошлом году наши аграрии собрали неплохой урожай чечевицы. Есть ли перспективы у этой культуры? Почему ее нет на местных рынках?

- Чечевица - высокорентабельная культура, стоимость ее в прошлом году доходила до 230 тысяч тенге за 1 тонну. Урожайность чечевицы - на уровне пшеницы. Но при этом стоимость пшеницы не превышала 50 тысяч тенге за 1 тонну. Полученный урожай полностью экспортируется. У нас культура не пользуется большим спросом. Она больше востребована в Европе, в Турции.

- Технику каких производителей преимущественно используют аграрии области? Насколько востребована техника местного производства?

- В основном используют высокопроизводительную технику, трактора и комбайны Джон Дир, Кейс, Челенджер, посевные комплексы Джон Дир, Хорш, Борго, Моррис. В прошлом году машинно-тракторный парк обновился на 1342 единицы сельскохозяйственной техники на сумму 32,1 млрд. тенге. В этом году обновление планируется на таком же уровне.

Преимущества местной техники аграрии оценили. Прежде всего, это оптимальное соотношение качества и стоимости. Большое значение имеет сервисное обслуживание техники на месте.

Закупают аграрии у Петропавловского тракторного завода посевные комплексы «Степан» на 8,7 и 10,8 метров, тракторы «Батыр». Комбайны «Сампо Азия», собранные на заводе «Казтехмаш», уже не первый раз выйдут на поля.

- В прошлом году североказахстанские аграрии получили довольно серьезную сумму субсидий. Что нового ждет агроформирования в выплате субсидий в этом году?

- В 2016 году сельхозтоваропроизводителям было выплачено 31,5 млрд. тенге субсидий с ростом на 84%. В бюджете 2017 года на поддержку сельского хозяйства заложено 43,9 млрд. тенге. В этом году Минсельхоз вносит существенные изменения в правила погектарного субсидирования. Зерновые культуры, картофель, овощей открытого грунта субсидироваться не будут.

Возмещение затрат будет производиться за 1 тонну маслосемян, отправленных на переработку предприятию, за посев многолетних трав. В этом году у нас в регионе был открыт новый маслоперерабатывающий завод мощность 300 тысяч тонн. Сырье закупать будут у местных сельхозтоваропроизводителей. Это хороший рынок сбыта для наших аграриев. Что касается овощных культур, возделываемых в условиях защищенного грунта, то по ним субсидии будут выплачиваться дифференцированно в зависимости от типа и подтипа теплиц.

Рассчитывать на субсидии могут агроформирования, которые приобретают оригинальные семена, элитные семена, семена первой репродукции масличных культур, многолетних и однолетних трав, ячменя, картофеля, и гибриды первого поколения кукурузы, сахарной свеклы, рапса, подсолнечника.

Изменения коснулись и правил субсидирования стоимости удобрений. Теперь нормы субсидий устанавливаются в абсолютном выражении в размере не более половины от минимальной рыночной стоимости удобрений.

- Насколько успешно развивается животноводство в регионе?

- Отмечу, что в последние годы агроформирования стали активнее наряду с растениеводством заниматься разведением скота. Это круглогодичная занятость, что выгодно и самим владельцам крестьянских хозяйств, и сельчанам. Кроме того, сырьем будут загружены и наши перерабатывающие предприятия.

В прошлом году хозяйства области произвели более 91 тыс. тонн мяса в живом весе, свыше полумиллиона тонн молока и более 570 млн. штук яиц.

По данным на 1 января 2017 года, в области имеется 325,4 тыс. голов КРС, 357,9 тыс. голов овец и коз, 101,9 тыс. голов лошадей 149,9 тыс. голов свиней и 4643,6 тыс. голов птицы.

Если сравнивать, например, с 2011 годом, то численность поголовья КРС в сельхозпредприятиях возросла с 55 до 132 тыс. голов, овец и коз - с 19 до 41 тыс. голов, лошадей на - с 14 до 26 тыс. голов.

Животноводческая отрасль продолжает развиваться. Министерством сельского хозяйства разработаны новые правила субсидирования животноводства.Как и раньше будут возмещаться затраты на приобретение племенных животных, селекционно-племенную работу, производство мяса, молока, кумыса, яиц, удешевление стоимости кормов.

- Как работает Северо-Казахстанский НИИ животноводства?

- Основное направление Северо-Казахстанского научно-исследовательского института животноводства и растениеводства - мясное и молочное скотоводство, мясосальное овцеводство, свиноводство, ветеринария, кормопроизводство, коневодство, птицеводство.

Институт помогает в выборе породы и направления селекционно-племенной работы, определении племенной ценности поголовья сельскохозяйственных животных. Производит комплексную оценку сельскохозяйственных животных, качества молока по 16 показателям, качества кормов по 12-20 показателям и оказывает другие услуги.

- Насколько область обеспечена сельхозтоварами собственного производства?

- Регион продуктами питания собственного производства обеспечен на 84%. Область самостоятельно закрывает потребности в картофеле, капусте, моркови, томатах, огурцах, свекле, говядине, свинине, конине, мясе птицы, колбасе, куриных яйцах, молоке, сметане, сливочном масле, хлебе, макаронных изделиях, муке. Лук, рис и фрукты мы завозим из других регионов республики. Безусловно, дефицита этих продуктов на рынках области нет.

В прошлом году мы сохранили экспортный потенциал. За 11 месяцев 2016 года экспортировано свыше 1,5 млн тонн сельхозпродукции на сумму 291,6 млн. долларов США. Отправляем мы зерно в размере чуть более 1 млн тонн, более 250 тысяч тонн муки. Экспорт осуществляют 20 зерновых компаний.

- В свете Послания Главы государства, какие перспективы по созданию сельхозкооперативов у нашей области?

- За последние 2 года в регионе создано 145 сельскохозяйственных кооперативов, в том числе 129 по животноводству, 12 по растениеводству и 4 по переработке сельскохозяйственной продукции.

Для организации кооперативов имеются возможности льготного кредитования через АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства», будут оказываться меры государственной поддержки в виде субсидий по возмещению части расходов, понесенных субъектом агропромышленного комплекса, при инвестиционных вложениях.

В рамках новых Правил субсидирования животноводства у кооперативов появится возможность получения субсидий за молоко и мясо говядины, а также будет субсидироваться комбикорм, реализованный сельскохозяйственным кооперативам.

- Производительность труда в сельском хозяйстве сейчас составляет 1,7 млн тенге. Есть ли возможность увеличить эту цифру?

- Увеличение производительности труда в сельском хозяйстве обусловлено повышением урожайности и качества продукции растениеводства и животноводства, обеспечением продовольственной безопасности.

Резервы, безусловно, есть. Мы их используем. Планируем увеличение посевных площадей, объемов применения минеральных удобрений, развитие племенного животноводства. Намерены повысить удельный вес животноводческой продукции, производимой сельхозформированиями, от общего объема производства. В регионе запланировано строительство современных животноводческих комплексов и реконструкция имеющихся ферм.

По итогам текущего года мы рассчитываем увеличить производительность труда в отрасли сельского хозяйства.

Казахстан > Агропром > inform.kz, 21 марта 2017 > № 2120354 Айдарбек Сапаров


Казахстан. Россия. СНГ > Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 17 марта 2017 > № 2124651 Мирас Нурмуханбетов

Упрощенное гражданство РФ и настроения в Казахстане

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Государственная Дума РФ собирается принять поправки в законодательство, согласно которым значительно упростится процедура получения гражданства России – теперь его можно будет обрести «по праву почвы» и по такому критерию, как знание русского языка. Это чревато, с одной стороны, увеличением потока эмигрантов из Казахстана, а с другой, созданием «пятой колоны» в северных и восточных регионах нашей республики. Опасен ли для страны человек с двумя паспортами? Попробуем разобраться.

Уйти на север

Законопроект поступил в Думу в конце прошлого года. Как отмечается в пояснительной записке к нему, он разработан по поручению президента РФ Владимира Путина. Его идейным вдохновителем является директор Института СНГ, «главный специалист по связям с соотечественниками» Константин Затулин, а в соавторах значится экс-прокурор «российского» Крыма Наталья Поклонская. В конце прошлой недели Комитет по делам национальностей Госдумы в целом одобрил этот документ, так что, скорее всего, при дальнейшем рассмотрении он не претерпит серьезных изменений.

Согласно законопроекту, отныне для получения российского гражданства совершенно необязательно предоставлять справку о том, что ты уже не являешься подданным другого государства. Кроме того, расширены географическая («по праву почвы») и хронологичес­кая трактовки понятия «носитель языка» – сейчас им может быть любой, кто родился на территории СССР или Российской империи, равно, как и их потомки.

Как отмечают инициаторы, от этих поправок выиграют в первую очередь беженцы и эмигранты из Украины, которые не могли получить злополучную справку. Однако, по словам самого Затулина, среди потенциальных «клиентов» будут и русскоязычные, живущие в Казахстане, Белоруссии и других постсоветских странах. Проще говоря, теперь для получения гражданства РФ требуется только знание русского языка и соответствующее желание. С первым у большинства наших сограждан дела обстоят очень даже неплохо, а что касается второго пункта, то, как показывают результаты опросов, каждый четвертый казахстанец, желающий покинуть страну, смотрит именно на север.

Впрочем, это только в теории. Если же говорить языком статистики, то 82 процента выбывших в прошлом году из страны казахстанцев перебрались в Россию – это 28 677 человек из почти 35 000 эмигрантов. К слову, из Украины в Россию в 2015-м эмигрировали 65 000 человек, а в общей сложности гражданами РФ ежегодно становятся порядка 200 тысяч иностранцев.

Нет проблем?

Можно только порадоваться за наших союзников, тем более если сравнивать с аналогичными программами, действующими в Казахстане. Да и число иностранцев, пожелавших жить и трудиться в РК, значительно меньше – в прошлом году на ПМЖ здесь решили остаться 13 347 человек. Отечественная статистика не раскрывает, откуда они родом, знают ли они государственный язык, но ясно одно: желающих уехать из страны в разы больше, чем стремящихся приехать к нам.

Понятно, что рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Однако еще на стадии обсуждения законопроекта в Госдуме некоторые в нашей стране стали высказывать опасение, что наиболее предприимчивые казахстанцы могут воспользоваться ситуацией и получить паспорт РФ «на всякий случай», не сдавая бирюзовый. Да, кем-то может двигать материальная выгода (например, получение пенсий сразу в двух странах), но нельзя исключать и создания условий для появления пресловутой «пятой колоны», как это было в Южной Осетии, Молдове и в Крыму.

Стоит отметить, что тот же Константин Затулин буквально накануне центральноазиатского турне Владимира Путина заявил, что всегда придерживался идеи двойного гражданства для жителей СНГ, «а сейчас, может быть, имеет смысл говорить о втором гражданстве для жителей Евразийского экономического союза». Он, конечно, упомянул, что Казахстан выступает против и что ему самому часто приходилось отвечать за сепаратистские выпады своих коллег (того же Владимира Жириновского), но все же допустил в своей речи такие слова.

Вообще, тот факт, что именно «лучший друг СНГ» Затулин и экс-прокурор Поклонская стали инициаторами этого законопроекта, заставляет задуматься. Да, такой шаг выгоден России и желающим перебраться в эту страну, но мы не должны забывать о своих интересах, а также о том, что может принести институт двойного гражданства Казахстану.

«Это двойные стандарты!»

Кстати, в то время, когда в Москве обсуждали данный законопроект, в Усть-Каменогорске разгорелся скандал вокруг секретаря маслихата ВКО Владимира Головатюка, которого заподозрили в наличии двойного гражданства. Эту тему тогда поднял известный общественный деятель Галым Байтук. По его словам, сегодня та история заглохла – обещали провести расследование, но ответа так и не дали:

– Это косвенно подтверждает, что у г-на Головатюка все-таки имеется двойное гражданство, и они попросту решили замять дело. А вообще, я думаю, таких, как он, «коллекционеров паспортов» много – и среди простого населения, и среди бизнесменов, и среди власть имущих. Но в первую очередь надо обратить внимание именно на чиновников, которые готовят себе «запасной аэродром», причем необязательно в России.

– Но сегодня речь о России. Как вы считаете, могут ли быть негативные последствия от принятия там закона, согласно которому совершенно необязательно отказываться от прежнего гражданства?

– Вообще, на мой взгляд, со стороны России, которая считается нашим союзником и парт­нером, это совершенно неверный шаг. Ссылаясь на «украинские процессы», она сейчас включает бомбу замедленного действия. Просто тебе выдается бумажка, а жить ты можешь по-прежнему в том же Казахстане. Таких людей, я думаю, мы сразу должны считать «пятой колонной». Тем более что сам президент Нурсултан Назарбаев говорил о ее наличии в стране. «Пятая колонна» у нас и так присутствует, а теперь они тем более пойдут к нам скопом. И страшно, что все это время у нас практически не работала национальная идеология, не культивировался настоящий патриотизм, не уделялось должного внимания казахскому языку. Будь все это, сейчас не было бы особой нужды опасаться, а теперь мы пожинаем плоды своей толерантности и желания не обидеть соседа. И никто не может гарантировать, что завтра тот же Эдуард Лимонов или ему подобные не станут составлять списки своих сторонников в Казахстане, призывать к двойному гражданству, заявлять о необходимости создания военизированных формирований для защиты своих интересов и т.д. Повторюсь: я считаю, что Россия сделала неправильный шаг.

– А почему она должна заботиться о Казахстане? Или «неправильность» заключается еще и в том, что Россия может не справиться с потоком эмигрантов?

– И это тоже, конечно. Но говоря о том, что это их дело, нужно помнить о наших двусторонних и союзных договорах. Ведь настоящий друг и партнер всегда будет учитывать интересы второй стороны. А если ты принимаешь такие неоднозначные законы, которые могут привести к непредсказуемым последствиям, то, будь добр, откажись от всех этих громких слов – «союзник на века», «равноправный партнер», «настоящий друг» и так далее. Нашим же гражданам, которые хотят продолжать жить и работать в Казахстане, но с российским паспортом, мы должны разъяснить: так нельзя, ребята, определяйтесь с гражданством и подданством. Двойных стандартов в этом деле быть не должно!

Цивилизованный подход

Независимый экономист, специалист по двусторонним отношениям между Казахстаном и РФ Рахим Ошакбаев считает, что принятие данного законопроекта сыграет позитивную роль, но при этом однозначно заявляет, что нужно пресекать факты двойного гражданства:

– Мне кажется, это очень цивилизованный и грамотный подход, который дает возможность «рожденным в СССР» получить российское гражданство по более простой схеме. Безусловно, это право любого человека, и любое снятие барьеров можно только приветствовать. Поэтому уверен, что такой шаг является правильным с точки зрения и России, и других постсоветских республик: надо дать людям возможность определиться с гражданством. Ведь не секрет, что у определенной части населения во многих странах СНГ есть сложности с гражданской самоидентификацией – они могут физически жить, платить налоги, голосовать в одной стране, а душой и переживаниями быть в другой, например, в той же России. Запретить так думать, конечно, нельзя.

– А если спроецировать ситуацию конкретно на Казахстан? Допустим, кто-то решил «на всякий случай» получить гражданство РФ, но здесь у него друзья, работа и привычки, поэтому физически он остается здесь…

– Все нормально. Такой человек может продолжать жить, работать и платить налоги здесь, но главное, чтобы он соблюдал наше законодательство и миграционный режим. При этом важно понимать, что в Казахстане существует жесткий запрет на двойное гражданство, поэтому если кто-то из казахстанцев воспользуется этим «правом почвы», то он автоматически должен быть лишен гражданства РК. Но это уже вопрос к нам и к нашим правоохранительным органам – Генеральной прокуратуре, КНБ, миграционной полиции. Нынешние информационные технологии и наличие баз данных в разных государствах позволяют очень быстро выявить совпадения по гражданам, которых потом можно будет более тщательно перепроверить. И в этом плане нам нужно продолжать текущую политику взвешенного отношения к подобным вещам, к языковому вопросу, не допускать какой-либо дискриминации, в том числе и по гражданству.

– Нет ли вероятности того, что этот закон позволит формировать пресловутую «пятую колону» в Восточном или, скажем, Северном Казахстане – по примеру той же Осетии?

– Нет, я не думаю, что подобный сценарий возможен. Даже если представить, что это может быть использовано как повод, то он не столь важный. Для сепаратизма, который вы подразумеваете, можно найти любой другой повод. А так у нас никаких территориальных споров с Россией нет. У нас много разноплановых договоренностей, мы сотрудничаем по различным направлениям. РФ – наш союзник и партнер. И последний визит Путина в Казахстан лишний раз показал, что у нас блестящие двусторонние отношения с Россией.

– Информации об упрощении получения гражданства РФ предшествовало заявление того же Затулина о возможности введения единого гражданства ЕАЭС, а также появление некоего «паспорта русского». А к таким вещам как относиться?

– Я тоже встречал различные сообщения про «паспорт русского», но они не носили официального характера, поэтому мне тяжело судить о том, что он из себя представляет. Если речь идет о неком «неюридическом гражданстве», то это поставит в двусмысленную ситуацию как нас, так и носителей таких «паспортов». Это легко может создать почву если не для конфликтов, то для недопонимания. Что касается единого гражданства, то тут или Затулин неправильно выразился, или его неправильно поняли, или это его фантазии. Уже много раз повторялось, что ЕАЭС – не политичес­кий союз, а лишь экономическое интеграционное объединение, которое по определению исключает совместные политические институты. Поэтому подобное «гражданство» невозможно ни физически, ни юридически. Вообще, словосочетание «гражданство ЕАЭС» – это оксюморон, то есть сочетание несочетаемого, сочетание слов с противоположным значением.

Казахстан. Россия. СНГ > Миграция, виза, туризм > camonitor.com, 17 марта 2017 > № 2124651 Мирас Нурмуханбетов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 17 марта 2017 > № 2124625 Петр Своик

Игры в региональную политику закончились?

Автор: Юлия Кисткина

Региональная политика, совершенствовать которую все последние годы призывал глава государства, так и не вышла на новый, более качественный уровень. Правительство, которое, кстати, возглавляет первый и он же предпоследний руководитель Министерства регионального развития (МРР), похоже, потеряло к этому всякий интерес.

После бесславной кончины МРР вопросы экономического развития и повышения экономической привлекательности территорий стали головной болью соответствующего департамента Министерства национальной экономики. Но чем занимается этот орган? Судя по информации, размещенной на официальном сайте МНЭ, ничем особенным, если не считать статистики, касающейся социально-экономического развития областей и двух столиц. А если судить по результату, выдаваемому поисковыми системами интернета, то и вовсе непонятно чем.

Между тем региональную политику еще семь лет назад называли главной составляющей нового экономического курса, на ней были завязаны такие ключевые программы, как «Стратегия-2050», ФИИР и другие. Но, похоже, ее постигла участь мифов и легенд современного Казахстана. В противном случае мы бы наблюдали как минимум увеличение количества регионов-доноров, подпитывающих республиканский бюджет. А сегодня мы видим разве что картинку из далекого советского прошлого.

За разъяснениями мы обратились к экономисту Петру Своику, попросив его проанализировать, каков сегодня вклад регионов в ВВП и формирование бюджета страны, а заодно ответить на ряд вопросов.

Соответствует ли нынешним условиям существующая система распределения налоговых поступлений между центром и регионами?

Стимулирует ли она местные власти к тому, чтобы сделать свои территории экономически более сильными и финансово независимыми?

Есть ли сегодня реальные возможности для увеличения количества регионов-доноров и сокращения числа регионов-реципиентов?

Надо ли двигаться в сторону большой экономической и финансовой самостоятельности регионов в принципе или это чревато усилением сепаратистских тенденций?

– Унаследованное суверенным Казахстаном административно-территориальное деление соответствовало советской политической и экономической модели: вертикаль власти и планово-централизованное распределение и перераспределение ресурсов. Никакой, кроме исключительно номинальной, политической и экономической автономии не просто не допускалось, это было исключено по определению, – говорит Петр Владимирович. – Соответственно и речи не шло о любом виде самодостаточности административных единиц, допустим, самоокупаемости, уходе от роли доноров или реципиентов вышестоящих бюджетов. В лучшем случае это учитывалось, в числе многих прочих показателей, при оценке работы национальных ЦК и обкомов партии.

Собственно, в этом принципиальном смысле сегодня ничего не изменилось: устройство властной вертикали фактически то же. Аналогично и с перераспределением ресурсов: трансферты из республиканского бюджета в почти сплошь дотационные области и перечисление в республиканский бюджет излишков из трех «избыточных» регионов.

Если в советские годы по мере освоения территорий, появления новых городов, заводов и совхозов создавались новые области – Жезказганская, Тургайская, то после развала СССР произошел обратный процесс: число областей и районов было «оптимизировано». При сохранении той же сути.

Существование при все той же административной вертикали как бы представительной ветви власти носит откровенно вспомогательный характер: маслихаты существуют при акимах, зависимы от них кадрово и функционально, мажилис с сенатом тоже формируются и управляются из АП. Не случайно сенат, формируемый из как бы представителей регионов, как раз от региональной проблематики отдален. Это не входит в его полномочия, да и сенаторы в особом усердии по региональному направлению не замечены.

Изменить ситуацию при сохранении того же административно-территориального деления не представляется возможным. Чтобы такая возможность появилась, требуется комплексная политико-экономическая реформа, перспективы которой сейчас даже не просматриваются. Если чисто гипотетически, то так:

а) устройство местного самоуправления в городах, поселках и крупных селах-аулах с автономизацией их бюджетов;

б) сокращение количества областей до пяти – итого, включая столицы, семь субъектов;

в) парламентское формирование правительства, включая реформирование сената в полноценный орган регионального представительства.

Частичные же меры к успеху не приведут. В качестве примера можно вспомнить попытку создания пяти охватывающих все области социально-предпринимательских корпораций. Замах был сделан большой и в правильном направлении, но при сохранении роли акимов – холостой. СПК и сейчас как бы существуют, но их роль несущественна.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 17 марта 2017 > № 2124625 Петр Своик


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 17 марта 2017 > № 2124619 Сатыбалды Нарымбетов

Сатыбалды Нарымбетов: человек, которому всегда было тесно

Автор: Сара Садык

«Уйдя с головой в кино, я потерял примерно пять книг», – сказал однажды Сатыбалды Нарымбетов. Сейчас он наверстывает упущенное: 8 марта отпраздновал свой 71-й год рождения, а спустя два дня презентовал книгу «Көзімнің қарасы» – «Зрачок моих очей». Помимо всего прочего(воспоминаний, эссе и прозаических монологов), в ней есть и киносценарии в первозданном виде, то есть в том, в каком они и задумывались, а не выходили на экран.

Любовь «по мерканту»

В школе сын шахтера увлекался игрой на аккордеоне, в мечтах видел себя знаменитым музыкантом.

– К людям этой профессии у нашего народа, сама знаешь, какое отношение: как к тем, кто должен развлекать. В общем, как к клоунам. Отец мое увлечение не разделял, он хотел, чтобы я пошел в зоотехники. При этом сам часами мог отводить душу игрой на домбре. Позже я выяснил для себя, что у меня к музыке двоякое отношение. Первое – природный дар, второе – меркантильный интерес. Чего греха таить, ростом я не вышел, а у большинства невысоких людей присутствует так называемый синдром Наполеона. И это естественно. В строю мы стоим в самом конце, со стороны девчонок – ноль внимания. Как такое стерпеть, особенно если амбиции не по росту?! А у меня, как у всякого мальчишки, где-то в классе четвертом или пятом появился тайный объект воздыханий. Надо было как-то завое­вывать эту девочку.

В нашем ауле был аккордеонист Акшал (о нем я рассказал в своем фильме «Страдания юного аккордеониста»). По вечерам этот парень, будучи единственным и полновластным хозяином танцплощадки, всегда был в центре внимания. Глядя на него, я думал, что если буду играть, как он, на аккордеоне, то моя тайная любовь наконец-то обратит на меня внимание.

Акшал, к удивлению, быстро согласился стать моим учителем. За какую-то неделю научил меня играть знаменитый вальс «На сопках Маньчжурии». Выяснилось, что он тоже делал это не без «мерканта». Пока Акшал развлекал публику, его любимая танцевала с другими, поэтому он с удовольствием уступил свое кресло и аккордеон. А вот мне от этого не было никакой пользы: все равно моя возлюбленная смотрела на других мальчиков. Но я был упрямым: раз не завоевал ее аккордеоном, то решил прошибить стихоплетством. И почти каждый день бомбардировал ее своими сочинениями, которые подкладывал в карман. Первые стихи были безымянными, потом, когда я стал публиковаться в районной газете, она догадалась, кто их автор, но реакция была прежней – ноль внимания. Все, чего я удостаивался, – усмешка в уголках губ, а настоящая улыбка, кокетливая и мягкая, предназначалась другому мальчику.

В Москву, в Москву…

То, что Нарымбетов так и не смог завоевать сердце упрямой девчонки, не остановило его – он продолжал писать стихи. После школы была прямая дорога на филологический факультет университета. Однако, познакомившись по приезде в Алма-Ату с творчеством Жарасхана Абдрашева (отец кинорежиссера Рус­тема Абдрашева – прим. авт.) и Жуматая Жакпаева, он понял, что ему надо срочно переходить на прозу: его стихи не шли ни в какое сравнение с тем, что выходило из-под пера этих поэтов.

Первый рассказ начинающего прозаика был написан и опубликован с благословения Абиша Кекильбаева, который в то время заведовал отделом искусства и литературы в газете «Лениншiл жас». А дальше рассказы у студента филологического факультета посыпались как из рога изобилия, и к третьему курсу он уже подготовил целый сборник.

– Мне, как говорится, стало тесно в Алма-Ате, я стал подумывать о Москве, – делился он воспоминаниями на презентации своей новой книги перед студентами академии искусств имени Жургенова. – Затею с поступлением в Лит­институт искренне одоб­рил Аскар Сулейменов, который в то время был для многих из нас своего рода идеологическим маяком. И я, даже не удосужившись позвонить в приемную комиссию, полетел в Москву. А меня там как кипятком ошпарили: в тот год (а на дворе стоял 1965-й) в Литинституте имени Горького не было приема на заочное отделение. Прослонявшись несколько дней в столице, я случайно встретил там Камала Смаилова и Шакена Айманова. Они, оказывается, приехали сдавать Госкино СССР какой-то фильм. Целый день я гулял с ними по Москве, потом сидел у них в номере и жаловался на судьбу. Дескать, все мосты сжег за собой (когда забирал документы из университета, меня от этого шага отговаривали все – от декана до ректора).

– Эй, бала, – сказал Шакен Айманов, – не унывай. Камал считает тебя подающим надежды молодым писателем. В Москве есть институт, который называется ВГИК, при нем есть факультет, где готовят кинописателей, он называется сценарным. Если твои рассказы действительно хорошие, то тебя, я уверен, примут туда.

Мне повезло – я поступил во ВГИК. Здесь я хочу рассказать одну интересную вещь. Отец, пока я был студентом КазГУ, читал мои публикации в газетах и очень надеялся на то, что я стану журналистом. А журналист для такой провинции, как мой Сузак, был то же самое, что Божий посланник – такой был пиетет перед людьми этой профессии. О том, что я поступил во ВГИК, я сообщил родителям только перед отъездом на занятия. Отец в честь этого события зарезал барана, пригласил соседей и родственников-аксакалов. Вечером, когда гости разошлись, отец осторожно так сказал: «Это очень хорошо, что ты будешь учиться в Москве. Но кем ты оттуда приедешь?».

Я ответил, что буду работать в кино. Отец никогда меня не ругал, ни разу, в отличие от мамы, не поднимал руку, но тут в сердцах выплюнул насыбай, потренькал на домбре и сказал: «И-и, ты, оказывается пилядь (что обозначает это слово, пусть читатель догадывается сам). Зачем нужно ехать в Москву, если в Чимкенте учат на киномеханика за три месяца?!».

В общем, в Москву я уехал, провожаемый недовольным взглядом старого шахтера. Тут я должен сказать, что жадность либо губит, либо стимулирует человека. Моя жадность была, видимо, из второй категории. Оглядевшись вокруг, примерно через полгода я убедился, что в кино главный персонаж – это режиссер. Какой бы гениальный сценарий ты ни написал, он все равно его перекроит. Режиссерская группа занималась параллельно с нами в мастерской Михаила Ильича Ромма, которого боготворила вся советская киноэлита. Среди его учеников были мои друзья, и я стал постоянно пропадать у них на занятиях. Мы, сценаристы, писали этюды, а они ставили их на площадке. И я был свидетелем того, как преображалось написанное в процессе репетиции. Оно на глазах оживало, обретало реальные черты. И мне стало казаться, что режиссер – это все равно что факир, который творит чудеса. С этого момента я потерял покой – заболел режиссурой.

На втором курсе интерес к сценарному факультету был окончательно утрачен, и я стал надоедать ректору ВГИК просьбами перевести меня на режиссерский, но именно в мастерскую Ромма.

Ректор сказал, что это невозможно, поскольку я безнадежно отстал по всем предметам. Он предложил заново поступать на первый курс или же окончить сценарный факультет, а потом идти на Высшие режиссерские курсы при Госкино.

– Есть еще третий вариант, – сообщил он. – Хочешь, я переведу тебя курсом ниже в мастерскую Сергея Аполлинариевича Герасимова?

Мы в те годы читали под одеялом запрещенных авторов и тихо диссидентствовали. Это теперь, когда прошел не один десяток лет, я понимаю, что Герасимов был великом педагогом, но тогда мы считали его до мозга костей пропартийным флагманом советской киноидеологии, поэтому отношение к нему у нас, молодых киношников, было снобистским.

Вслух я об этом, естественно, сказать не осмелился, поэтому сослался на то, что не хочу терять год.

Обиделся и ушел. В режиссуру

Словом, сценарный факультет Нарымбетов окончил. Его дипломная работа «Шок и Шер» после защиты была отобрана редколлегией авторитетного киножурнала «Искусство кино», где была опубликована с хорошим предисловием. О Нарымбетове заговорили как о талантливом кинодраматурге.

– Я возомнил себя почти мэтром, мне казалось, что я уже «железно» освоил это ремесло, – признается Сатыбалды-ага. – И опять мне стало тесно, и опять я подстегивал себя: если работать в кино, то нужно быть только хозяином положения от замысла до реализации, то есть срочно нужно осваивать профессию режиссера. Поэтому, приехав на «Казахфильм», потребовал у директора киностудии Камала Смаилова режиссерскую постановку. В общем, от скромности я не умирал. Камал Сейтжанович засмеялся и предложил: «Поработай год штатным сценаристом, а там посмотрим».

Меня это не устраивало, тем более что мой «знаменитый» сценарий студией принят не был. И когда им заинтересовались соседи-киргизы, я продал его им, а потом по их приглашению уехал на «Киргизфильм» снимать документальный фильм. Через год, когда он уже монтировался, пришла телеграмма из Алма-Аты: «Срочно вылетай. По твоему сценарию запускается фильм. С приветом Камал Смаилов». Обиженный его прошлогодним приемом, я на первые две телеграммы не ответил, но Смаилов все же «достал» меня.

Когда я приехал на «Казахфильм», он указал на Каныбека Касымбекова: «Вот твой режиссер».

«Как?! – говорю я. – За «Шока и Шера» я уже получил гонорар. По этому сценарию в Киргизии запускается фильм другим режиссером».

Директор киностудии прочитал мне целую лекцию о патриотизме, а потом заявил, что сценарий будет перекуплен у киргизов.

В итоге Каныбек снял по нему фильм, далеко отойдя от главного замысла. Несмотря на успех («Шок и Шер» получил «Серебряную нимфу» на международном кинофестивале в Монте-Карло), результатом я все равно не был доволен. Я задумывал драму о мальчике, который расстается с любимой лошадью (в те годы по указу Хрущева в казахских и киргизских семьях отбирали лошадей), а получилась приторно-сладкая, наивно-оптимистичная сказка. Это укрепило меня в мысли, что нужно заниматься режиссурой. Тем более что к тому времени я написал еще несколько сценариев, и все они выходили на экран сильно измененными.

Это было похоже на то, как мой сын бывает в детском саду. Утром привожу одного мальчика, а вечером воспитатель всучивает мне чужого ребенка. При этом убеждает, что это мой сын. После этих парадоксов я решил, что и воспитанием своего ребенка, и воплощением творческих замыслов буду заниматься сам. И в очередной раз уехал завоевывать Москву – поступил на Высшие режиссерские курсы, успешно их окончил и с той поры тружусь в режиссуре. О том, какие фильмы снимаю и какие они получают оценки дома и за рубежом, вы знаете. Так зачем все это лишний раз перечислять?

Досье

Сатыбалды Нарымбетов родился в 1946 году в поселке Ащысай Туркестанского района Южно-Казахстанской области. В 1969-м окончил сценарный факультет ВГИКа, в 1984-м – Высшие режиссерские курсы при Госкино СССР (мастерская Георгия Данелия). Автор сценария фильма «Шок и Шер», режиссер и автор сценариев фильмов «Очарование», «Дон Кихот моего детства», «Осенние извилистые дороги», «Зять из провинции», «Гамлет из Сузака», «Жизнеописание юного аккордеониста», «Молитва Лейлы», «Мустафа Чокай» и «Аманат».

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 17 марта 2017 > № 2124619 Сатыбалды Нарымбетов


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > dknews.kz, 17 марта 2017 > № 2108446

17 марта Beeline Казахстан объявлил о возможности снятия наличных денежных средств с баланса мобильного телефона через отделения АО «Казпочта» и банкоматы Qazkom по всему Казахстану.

«Сотрудничество с «Beeline Казахстан» в рамках реализации данного проекта позволит отправлять и получать денежные переводы еще быстрее. Если ранее переводы можно было осуществить только с платежной карты или с помощью систем денежных переводов, то теперь можно просто пополнить баланс на вашем телефоне и обратиться в любое наше отделение для снятия и получения наличных денег. Кроме того, являясь социально-ответственной компанией, мы решили не взимать комиссию с клиентов по данной услуге», – комментирует Нариман Мукушев, управляющий директор по инновациям и информационным технологиям АО «Казпочта».

Минимальная сумма снятия наличных составляет 1000 тенге, максимальная сумма в сутки – 50 000 тенге.

«Мы рады, что у абонентов Beeline Казахстан теперь есть возможность использовать свой мобильный телефон не только как средство связи, но и фактически как мини-банк. Для того чтобы перевести деньги со своего баланса, абоненту Beeline, равно как и получателю денег, вовсе не обязательно быть клиентом какого-либо банка, – сказал управляющий директор Qazkom Нурлан Жагипаров. – Сотрудничество с ведущим сотовым оператором Казахстана подтверждает наши стратегические планы изменить парадигму финансового рынка страны на основе концепции «банк для небанков». Мы планируем и дальше развивать сотрудничество с технологическими компаниями, предлагая им широкие возможности платежной и эквайринговой инфраструктуры Qazkom для удобства и пользы клиентов».

Минимальная сумма снятия наличных в банкоматах Qazkom составляет 2000 тенге, максимальная сумма в сутки – 50 000 тенге.

«Развитие мобильных финансовых систем выходит на новый уровень. Клиентам Beeline стали доступны уникальные услуги, ранее не представленные в Казахстане. Теперь, чтобы сделать денежный перевод, достаточно иметь смартфон с SIM-картой Beeline, а получателю – найти ближайшее почтовое отделение или банкомат наших партнеров. Выражаю благодарность АО «Казпочта» и Qazkom за доверие и оперативную реализацию совместной инициативы», – прокомментировал Александр Комаров, главный исполнительный директор Beeline Казахстан.

«Компетенция в финансовых решениях и технологические ресурсы Wooppay в сотрудничестве с мобильными операторами и банками открывают перед абонентами Beeline возможности новых финансовых сервисов, – говорит Александр Бондаренко, директор системы электронных денег Wooppay. – В совместном сервисе с Qazkom все настолько просто, что клиенту даже не нужно иметь пластиковую карту или идти в отделение банка, чтобы получить деньги. Проект с АО «Казпочта» позволяет самым удобным способом получать средства в любой точке страны: у почтового оператора есть отделения даже в небольших и отдаленных от городов населенных пунктах. То есть операции, которые раньше могли отнять у вас часы, сейчас занимают пять минут. Мобильный телефон – больше, чем средство связи, это – полноценный инструмент платежа».

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > dknews.kz, 17 марта 2017 > № 2108446


Казахстан > Финансы, банки. Образование, наука > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2128199 Евгений Мухамеджанов

Через игру к рынку

29 марта в Казахстане стартует широкомасштабный студенческий проект KASE и агентства «ИРБИС» – учебный проект «Биржевой симулятор». В связи с этим на вопросы газеты «Деловой Казахстан» отвечает управляющий директор Казахстанской фондовой биржи, генеральный директор агентства «ИРБИС» Евгений МУХАМЕДЖАНОВ.

-Евгений, какова предыстория проекта? Известно, что «Биржевой симулятор» проводится в Казахстане не первый год.

– Проект впервые официально стартовал 29 июля 2008 года на основании договора, подписанного между Агентством, Казахстанской фондовой биржей и Казахстанско-Британским техническим университетом.

Первые торги в соревновательном режиме прошли в 2010 году, в два этапа, среди студентов КБТУ и КИМЭП. Технологии, которые были в то время, не позволяли проводить торги удаленно. Именно по этой причине первые торги в рамках «Биржевого симулятора» проводились в торговом зале KASE. Количество участников тогда составляло 49 студентов. Что немаловажно – в рамках проекта, помимо ценных призов, победители получили хорошую практику на Бирже.

В 2011 году появилась возможность проводить торги удаленно. В торгах приняли участие 5 вузов (29 команд, 145 участников). Все три призовых места заняли команды UIB.

– То есть, тем самым вы не только популяризуете биржевую торговлю и продвигаете фондовый рынок, но и занимаетесь обучением и повышением финансовой грамотности?

– Изначально мы ориентировались на поддержку текущего образовательного процесса студентов, где в основном они получают теоретические знания. Мы дали им возможность своими глазами взглянуть на фондовый рынок, пощупать руками. При этом наш проект предоставляет возможность применить на практике знания, полученные не только в рамках предмета «Рынок ценных бумаг», а также такие дисциплины как «Финансовый анализ», «Бухгалтерский учет», «Мировые финансовые рынки», кроме того, мы стимулируем студентов развивать свою активность в поиске информации, понимать деятельность ключевых компаний казахстанского рынка, которые входят в списки Биржи.

В итоге мы достигли и других целей. Фактически 3 000 студентов прошли практику на Бирже, что очень значимо для них. Мы укрепляем командный дух в вузах, повышаем их уровень взаимодействия с преподавателями. Преподаватели за счет проекта ежегодно обновляют свои знания по фондовому рынку. Честно говоря, им тоже очень интересно принимать участие, поддерживая студентов.

Что касается финансовой грамотности, то тут мы попадаем в точку. Фондовый рынок дает возможность как привлекать средства для своего бизнеса, так и эффективно размещать временно свободные деньги компании или личные. Специалисты, которые разбираются в этом вопросе, гораздо более конкурентные на рынке.

– Студенты каких вузов ежегодно проявляют стабильную активность?

– Большинство вузов активно. Можно особо выделить ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, Казахстанско-Немецкий университет, UIB, КазНИТУ им. К. И. Сатпаева, Назарбаев Университет, Усть-Каменогорский филиал МЭСИ, НЭУ им. Т. Рыскулова. Был случай, когда мы не проводили один из сезонов торгов. Многие вузы потребовали от нас официальные письма, что торгов не будет, так как у них проект в приоритете.

– Каковы критерии участия в проекте? Какие-то особые знания для этого нужны?

– Основным критерием является желание развиваться, участие в торгах технически не представляет сложностей, главное здесь анализ, мониторинг новостей о компании, понимание трендов. Кроме студентов-финансистов в проекте участвовали студенты специальностей «Маркетинг», «Менеджмент», и достаточно успешно. Благодаря поддержке в этом году нашего генерального спонсора ASTANA BANKI участие в «Биржевом симуляторе» бесплатное, причем если ранее в нем принимали участие в год 350-400 студентов, то в этом году мы предоставили 1 500 мест, что существенно увеличивает статус проекта и повышает конкуренцию для участников. Напомню, что «Биржевой симулятор» является социальным проектом.

– Напоследок, ваши пожелания игрокам?

– Во время своих выступлений я всегда акцентирую внимание, что последние годы основные призовые места уходят в регионы. Думаю, это логично, вузам, которые расположены там, сложно конкурировать с алматинскими, и они эффективно пользуются каждой возможностью, активно вовлекают студентов, чтобы их вуз был лучшим. Главное понимать, что все студенты находятся в равных условиях, результаты будут подводиться по самому объективному критерию – размеру портфеля участника на момент закрытия проекта.

Студентам нужно активно учиться пользоваться открытыми источниками информации, в которые входит сайт Биржи, аналитические обзоры брокерских домов, а также есть множество экспертов с мировым именем, которые делятся своими советами по инвестиционным стратегиям на рынке ценных бумаг.

Казахстан > Финансы, банки. Образование, наука > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2128199 Евгений Мухамеджанов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2128177 Тулеген Аскаров

Второй биржевой «локомотив» вышел в лидеры

Последний месяц минувшей зимы преподнес сюрприз в виде мощной позитивной динамики валютного рынка Казахстанской фондовой биржи (KASE), благодаря чему темпы роста ее суммарного оборота резко увеличились по сравнению с январем.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям, что тогда прирост по сравнению с январем прошлого года составил 24,7% в тенговом и 38,7% в долларовом эквиваленте. А за два месяца этого года общий объем торгов на KASE вырос на 49,7% до 24 трлн 676,7 млрд тенге, в пересчете на американскую валюту – 67,9% до $76 млрд 102,0 млн. Внушительный прирост сложился и к предшествующему двухмесячному периоду прошлого года, то есть к ноябрю-декабрю, – соответственно на 61,9% и 67,5%.

Значительный вклад в этот впечатляющий результат внес биржевой валютный рынок, где обороты подпрыгнули за январь-февраль на 40,9% до 12 трлн 981,6 млрд тенге, в долларовом эквиваленте – 58,5% до $40 млрд 63,2 млн, а к ноябрю-декабрю – на 96,7% и 103,5% соответственно. В итоге этот сектор вернул себе лидерство по доле в суммарном обороте KASE – она поднялась до 52,6%. За последний месяц зимы обороты здесь выросли к январю почти на треть (31,1%) до 7 трлн 363,5 млрд тенге, или $23 млрд 68,5 млн. При этом на спот-рынке доллара объем торгов вырос в 1,6 раза до $2 млрд 630,2 млн, на своп-рынке – на 33,3% до $20 млрд 412,7 млн, что лишь подтверждает предположение «ДК» о явном «разогреве» биржевого валютного рынка. Кстати, состав группы наиболее активных участников рынка валютных свопов остался прежним – по итогам февраля в него вошли Казкоммерцбанк, Kaspi Bank и Банк Астаны, которые в таком же порядке идут и по результатам за два месяца.

Не стоял на месте и второй биржевой «локомотив» – рынок операций репо KASE, где за два месяца текущего года объем операций вырос на 62,3% до 11 трлн 450,4 млрд тенге, в долларовом эквиваленте – на 81,1% до $35 млрд 283,1 млн. К предшествующему двухмесячному периоду сложился прирост соответственно на 37,1% и 41,8%. А в феврале к январю обороты увеличились здесь на 10,6% до 6 трлн 13,9 млрд тенге ($18 млрд 838,0 млн). Состав лидирующего трио наиболее активных участников биржевого рынка операций репо сложился одинаковым как за последний месяц зимы, так и по итогам января-февраля. Возглавляет эту группу «Казкоммерцбанк», за которым следуют «Фридом Финанс» и BCC Invest.

За минувший месяц покинул состав биржевых аутсайдеров сектор купли-продажи отечественных ГЦБ. Здесь по результатам за январь-февраль объем торгов увеличился на 13,5% до 219,5 млрд тенге, в долларовом выражении – на 27,7% до $678,3 млн. К ноябрю-декабрю рост выглядит весьма впечатляющим – соответственно в 2,5 и 2,6 раза. А в феврале к январю прирост оборотов по ГЦБ составил 30,8% до 124,4 млрд тенге ($390,4 млн). Наиболее активными участниками этого сектора биржевого рынка за минувший месяц стали Ситибанк Казахстан, Halyk Finance и Money Experts. По данным же за январь-февраль как раз последний участник рынка оказался лидером, а за ним расположились Halyk Finance и Казкоммерц Секьюритиз.

Ну, а наиболее впечатляющую позитивную динамику показала биржевая торговля акциями, где объем торгов вырос за два месяца текущего года в 3,7 раза до 17,8 млрд тенге, в пересчете на американскую валюту – в 4,1 раза до $54,7 млн долларов. Правда, особого влияния на общий результат KASE эта впечатляющая динамика не оказала, поскольку удельный вес в нем сектора акций весьма скромен – всего лишь 0,1%. К тому же к ноябрю-декабрю прошлого года здесь сложился спад соответственно на 80,7% и 80,1%. Но при этом зима тут завершилась на подъеме, поскольку в феврале по сравнению с январем обороты увеличились почти в полтора раза до 10,6 млрд тенге ,или $33,1 млн.

Состав группы ведущих операторов биржевого рынка акций сложился одинаковым как по результатам первых двух месяцев года, так и февраля, – возглавили ее «Фридом Финанс», «Асыл-Инвест» и «Казпочта».

В роли же завзятого аутсайдера биржевого рынка на этот раз выступил лишь сектор торговли корпоративными облигациями, где объем торгов в январе-феврале снизился на 26,4% до 7,4 млрд тенге, в долларовом эквиваленте – 17,4% до $22,6 млн, а к предшествующему двухмесячному периоду – соответственно на 93,2% и 93,1%. Заодно этот сектор оказался исключением из общего позитива и по итогам последнего месяца зимы, так как к январю здесь сложилось снижение оборотов более чем на треть – точнее, на 35,6%.

А наиболее активными участниками биржевой торговли «корпами» в феврале стали «Фридом Финанс», «Сентрас Секьюритиз» и BCC Invest. В таком же порядке эти компании расположились и по итогам двух первых месяцев.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2128177 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2128143 Берик Нургалиев

Деньги на развитие

В 2016 году региональный филиал Фонда «Даму» по Мангистауской области просубсидировал 127 проектов на 657 млн тенге

Наталья БУТЫРИНА

Директор регионального филиала Фонда «Даму» Берик Нургалиев сообщил, что в прошлом году просубсидировано 127 проектов (рост в сравнении с 2015 годом на 135%) на сумму 657 млн тенге. Общая сумма кредитов составила 6,8 млрд тенге. В числе наиболее ярких проектов, получивших субсидирование процентной ставки по кредиту, ИП Дусипова С.Ш. – расширение спектра услуг медицинского центра «Акерке» и ТОО «Аян-Актау» – создание цеха по производству кормовой добавки из камня ракушечника и др.

– В 2016 году выдано 56 гарантий (рост в сравнении с 2015 годом на 65%) на сумму 770 млн тенге. Общая сумма прогарантированных кредитов составила 2 млрд тенге. В числе проектов: ТОО «WestDecor» (производство фасадных панелей), ИП «Бисенбаев Ж.» (открытие детского сада в селе Жетыбай), ИП «Халмурадова Э.» (открытие детского развлекательного центра в селе Баскудук Мунайлинского района) и другие, – пояснил Берик Нургалиев.

Кроме того, по его словам, несколько проектов было профинансировано из средств Национального фонда РК.

– В прошлом году профинансировано 67 проектов на общую сумму кредита 11,7 млрд. тенге, конечная ставка для предпринимателей по кредиту составила 6% годовых. В числе поддержанных проектов: ИП «Едилбаева А.К.» – производство бумажных изделий хозяйственно-бытового и санитарно-гигиенического назначения, ИП «Султан» – производство продуктов из мяса и мяса домашней птицы и др. За 2016 год 22 проекта получили финансирование на общую сумму кредита 3,7 млрд тенге, – сказал руководитель Фонда «Даму».

Также в прошлом году были выданы кредиты на региональном уровне. Как ранее сообщалось, в 2016 году фондом «Даму» и акиматом Мангистауской области было выделено 600 млн и 300 млн тенге соответственно на финансирование предприятий, работающих в сфере туризма. Годовая ставка составила 7,8%. Банки-участники: АО «Народный Банк Казахстана», АО «Банк ЦентрКредит», АО «Bank RBK» и АО «Банк Астаны».

– Профинансировано 12 проектов предпринимателей, среди которых такие проекты, как оздоровительно-развлекательный комплекс с мини-аквапарком ТОО «Достар Company», экскурсионно-прогулочные туры по морю ТОО «Гуна-Актау» и др., – напомнил Берик Нургалиев.

Он также сообщил, что предпринимателям оказывалась и нефинансовая поддержка сотрудниками центра обслуживания предпринимателей (ЦОП).

– В течение прошлого года в ЦОПе оказано более 5 тысяч консультационных услуг, разработано 37 бизнес-планов. Более 70 проектов сопровождены в банки для получения кредита. Мобильным центром поддержки предпринимателей (МЦПП) осуществлено 52 выезда в отдаленные районы области, где оказано более 1,5 тыс. консультационных услуг, – заключил Берик Нургалиев.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2128143 Берик Нургалиев


Казахстан. США > Образование, наука > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2128138 Алмагуль Сарымсакова

Образование мирового уровня

Нынешний год для Казахско-Американского университета – год 20-летия. Судьба университета неразрывно связана с невероятным прогрессом Республики Казахстан во всех направлениях своего развития. Казахско-Американский университет внедряет нововведения инновационного характера в структуру вуза, в содержание учебного процесса для достижения качественного, отвечающего современным требованиям высокого уровня обучения и подготовки специалистов. Об этом наш разговор с проректором по академическим вопросам КАУ Алмагуль Сарымсаковой.

-Алмагуль Сессияевна, провозглашенная в стране третья модернизация подразумевает глобальную конкурентоспособность. При этом сделан акцент на значимость перехода на 12-летнее образование, трехъязычное обучение. Насколько успешно реформирует образовательную сферу ваше учебное заведение?

– Я хочу поделиться опытом внедрения международных стандартов, обучения на трех языках Казахско-Американского университета. В университете ведется планомерная работа по реализации задач государства по полиязычию, направленная на повышение качества языковой подготовки специалистов с высшим и послевузовским образованием, а также расширения внешней академической мобильности. Уже почти 20 лет в КАУ дисциплины по всем специальностям преподаются на казахском, русском и английском языках в равной степени. С результатами этой работы преподаватели университета всегда с большой радостью делятся на конференциях и семинарах.

Казахско-Американский университет активно вводит новые системные, технологические, управленческие и социальные программы. Начиная с 1997 года, университет, одним из первых среди вузов РК, внедрил процесс разделения обучения студентов и оценки их знаний; многобалльную буквенную систему уровня подготовки; инновационную систему оплаты труда; Hand-outs (активный раздаточный материал); концепцию трехъязычия в обучении; универсальные критерии комплексной оценки знания языков; трехъязычный глоссарий; защиту дипломных работ на английском языке.

Преподавателями языковых дисциплин КАУ и вуза-партнера КазГАСА под руководством академика А.А.Кусаинова был разработан и презентован Лингвокомплекс по языкам (казахский, русский, английский). Уникальность данного пособия определяется функционально-прагматической направленностью и коммуникативной востребованностью.

Школы при КАУ входят в состав школ ЮНЕСКО. Обучение с «0»-го по 6-й класс на казахском и русском языках, а с 7-го по 11-й класс – по трем категориям, которые различаются количеством дисциплин, преподаваемых на английском языке и трем направлениям: естественно-техническому, экономическому и гуманитарному.

Ежегодно КАУ из собственных средств учреждает более 200 стипендий «Scholarships» для одаренных студентов из малообеспеченных семей.

– Какие еще шаги предпринимаются КАУ для успешного вхождения в мировое образовательное пространство и конкурентоспособности выпускников на международном рынке труда?

– КАУ активно использует внедрение американских стандартов в казахстанские. В Рабочие учебные планы внесены и активно преподаются дисциплины: Test of Englishas Foreign Language, Экономика США, Международный финансовый менеджмент, Американское правительство и политика.

КАУ, согласно принципам Болонской декларации, реализует международные образовательные программы двудипломного образования по подготовке бакалавров и магистрантов с университетами США, Италии, Испании, Канады, Кореи, Турции, Малайзии. Мы предоставляем возможность студентам, обучившись три года в КАУ по категории “А”, выехать на четвертый год обучения в зарубежный вуз. После его окончания, получив диплом вуза – партнера, возвратившись в КАУ, студент может сдать разницу в дисциплинах, получить диплом государственного образца и степень бакалавра по казахстанскому стандарту.

Традиционным стало вручение выпускам университета дипломов из рук видных деятелей науки, политики и производства. КАУ в составе Международной Образовательной Корпорации занимает, согласно рейтингам авторитетных агентств республики, достаточно крепкие позиции. Рейтинг университета растет из года в год. В 2016 году в Генеральном рейтинге многопрофильных вузов Казахстана вуз занял 15 место. По специальностям бакалавриата КАУ следует отметить специальности «Радиотехника, электроника и телекоммуникации» – 7 место и «Международные отношения» – 8 место в рейтингах НКОКО.

Можно смело констатировать существование на территории Казахстана динамично развивающегося университета, который стремится отвечать требования времени и Правительства РК на пути решения задач, поставленных в Послании народу Казахстана «Третья модернизация: глобальная конкурентоспособность».

Казахстан. США > Образование, наука > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2128138 Алмагуль Сарымсакова


Великобритания. Евросоюз. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2126779 Тулеген Аскаров

Туманный Альбион на пороге Brexit

Внешнее спокойствие британской жизни после исторического июньского референдума о членстве этой страны в Европейском союзе, на котором с незначительным перевесом победили сторонники выхода из него, не может не удивлять тех ее гостей, которые помнят, какие страсти кипели здесь в канун того памятного события.

Тулеген АСКАРОВ

В ТАКИХ СЛУЧАЯХ ПО-АНГЛИЙСКИ НЕ УХОДЯТ

Какой общественный накал царил тогда здесь в тот первый летний месяц, довелось непосредственно наблюдать не только в столице Туманного Альбиона, но и в других регионах этой страны. Дебаты велись в СМИ, на митингах и встречах сторонников и противников идеи Brexit, повсюду сновали агитационные автобусы и раздавались буклеты с листовками, попадавшиеся даже в пабах. От этой темы некуда было деться, ибо даже дома в кругу родственников, живущих в Британии, она вызывала нешуточные эмоции во время обсуждения за семейным «five o’clock tea».

Помнится также, что в самый канун референдума элементарный здравый смысл не предвещал победы сторонников Brexit, поскольку казалось – такого просто не может быть в обозримом будущем! И дело не только в том, что с точки зрения среднестатистического казахстанца, измученного регулярными сборами кучи документов для получения виз в Старый Свет, жить в составе ЕС весьма комфортно в условиях открытых границ и общего рынка.

Ведь относительно недавно по историческим меркам – в 1975 году – подавляющее большинство британцев проголосовало на референдуме за то, чтобы их страна осталась в ЕС. В голосовании тогда участвовало 64,5% избирателей, из которых выбор в пользу членства в ЕС и общем рынке сделали 67,2%. Поэтому сложно было предположить, что на протяжении жизни одного поколения вдруг настолько радикально может смениться общественное мнение не в пользу союзной жизни. Конечно, жителей постсоветских республик, переживших неожиданный распад СССР, удивить сегодня чем-либо сложно, но ведь с формальной точки зрения мнения граждан того Союза никто по этому поводу и не спрашивал.

Как бы то ни было, 23 июня прошлого года произошло невероятное – 17,4 млн британцев, или 51,89% участвовавших в референдуме избирателей, проголосовали за Brexit, тогда как противники выхода из ЕС оказались в меньшинстве, набрав 16,1 млн голосов (48,11%). А дальше бюрократическая машина британской демократии двигалась уже по накатанной колее давних своих принципов. В отставку пришлось уйти тогдашнему премьер-министру Дэвиду Кэмерону, надеявшемуся добиться пересмотра правил членства его страны в ЕС путем переговоров и пообещавшему провести тот самый референдум. Его сменила Тереза Мэй, умеренный противник Brexit с жесткой многолетней позицией по миграционному вопросу, которая с июля прошлого года бескомпромиссно ведет Великобританию к выходу из ЕС.

Еще в ноябре она заявила, что начнет официальные переговоры с ЕС по Brexit в конце марта нынешнего года. Потом на ее пути появилось препятствие в виде решения Верховного суда Великобритании, которым премьеру запрещалось без одобрения парламента вводить в действие статью 50 Лиссабонского договора – Кодекса ЕС, определяющую порядок прекращения членства в этом союзе стран-участниц. С этим требованием г-жа Мэй успешно справилась, заручившись как раз на этой неделе таким одобрением. Правда, для этого сначала Палате общин – Нижней палате британского парламента, которая сразу же встала на сторону премьера, пришлось отвергнуть поправки в законопроект о Brexit, внесенные Верхней его палатой лордов. Те требовали от правительства гарантий для проживающих в стране 3 млн граждан других стран ЕС и согласования с парламентом условий сделки с Брюсселем по окончательному «разводу». В итоге законопроект был возвращен в Палату лордов, которые переголосовали за отмену предложенных ими поправок. После этого его окончательный и весьма лаконичный текст (в нем всего лишь порядка 130 слов) был утвержден обеими палатами и отправился на подпись королеве Елизавете II. Кстати, решение Верховного суда по этому закону состоит из 43 тысяч слов!

Ожидалось, что королева подпишет закон в минувший вторник, 14 марта, и г-жа Мэй в тот же день запустит процедуру Brexit. С одной стороны, столь резвый старт, конечно же, стал бы не только впечатляющим вызовом Брюсселю, но и сыграл на руку крайне правым политикам, рвущимся сейчас к власти на континенте, прежде всего Герту Вилдерсу в Нидерландах и Мари Ле Пен во Франции. С другой стороны, в первой стране ситуация и так накалена из-за парламентских выборов, да еще и до предела обострились ее отношения с Турцией. А хлопать дверью в Брюсселе на виду у всего Старого Света сейчас тоже неприлично, поскольку в конце следующей недели будет отмечаться 60-летие с момента подписания Римского договора, давшего жизнь Европейскому экономическому сообществу, предшественнику ЕС. Да и не в традициях британского государства делать что-либо поспешно, к тому же упомянутая статья 50 особо не торопит с выходом, давая стране-участнице на «развод» с ЕС как минимум два года. Поэтому когда во вторник г-жа Мэй сообщила Палате общин, что законопроект о Brexit получит монаршее одобрение в ближайшие дни, а сама процедура выхода ее страны из ЕС начнется, как и запланировано, в конце марта, это вполне соответствовало национальным бюрократическим традициям.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЧУДЕСА ВСЕ ЖЕ СЛУЧАЮТСЯ

Что ж, британская бюрократия действительно знает свое дело, а закон здесь реально верховенствует, даже если он чересчур суров. Скорее всего, понимая это, и основная масса граждан Великобритании, не говоря уже о проживающих здесь экспатах из других стран ЕС, теперь особо не шумит, тратя время на протесты, активно приспосабливаясь к меняющимся экономическим условиям. Ведь выход из ЕС напрямую затрагивает жизнь не только 3,3 млн граждан таких стран, находящихся сейчас в Великобритании, но и 1,6 млн ее подданных, живущих в Старом Свете. Уже известно, что первым придется получать 5-летние рабочие визы, для чего нужно заполнить 85-страничную форму, а у вторых единственным выходом из намечающегося тупика выступает смена гражданства. При этом не очень понятно, кто займет освободившиеся места в случае массового отъезда экспатов из ЕС. К примеру, популярная сеть кафе быстрого питания «Pret a Manger» заявила, что лишь один из каждых 50-ти соискателей на работу в ней является британцем! Представители сети по продаже косметики «Lush» привели данные о том, что многие из работников-экспатов уже получили приглашения работать в других странах ЕС, прежде всего в Германии. Много квалицифированных специалистов-экспатов трудится в финансовых организациях, университетах, здравоохранении и других отраслях. А в Лондоне и вовсе проживает миллион граждан из других стран ЕС!

Далее, уже известно, что иностранные банки активно ищут себе новое пристанище на континенте, так как власти ЕС ясно дали понять – обитателям лондонского Сити не видать так называемого «паспорта» ЕС, дающего право работать оттуда за пределами Великобритании. Уже известно, что представители ряда глобальных банков ведут интенсивные переговоры в ряде стран континентальной Европы по поводу переноса из Лондона своих офисов. Агентство «Bloomberg» передало на днях, что японские гиганты «Mitsubishi UFJ Financial Group Inc.» и «Mizuho Financial Group Inc.» отдают предпочтение Амстердаму. Не сидят сложа руки и власти других ведущих финансовых центров континента – Франкфурта, Парижа и Дублина.

Вполне естественным образом чувствует на себе влияние Brexit и британский рынок недвижимости, где девелоперы и экспаты из стран ЕС стараются распродать жилье, опасаясь падения цен на него. Ничего хорошего не ждет от выхода из ЕС и в целом местный бизнес, опасающийся значительных потерь от утраты доступа на единый европейский рынок. Оно и понятно – когда растет неопределенность, становится труднее и дороже принимать решения по развитию бизнеса.

И тем более удивительно, что после судьбоносного прошлогоднего референдума на фоне неизбежно приближающегося Brexit британская экономика творит чудеса вопреки пессимистическим прогнозам авторитетных аналитиков, в том числе и из МВФ. Так, по итогам прошлого года Великобритания стала лидером среди развитых стран, входящих в «Большую семерку», по темпам роста ВВП с 2% против 1,6% у США, 1,7% – Германии, 1,3% – Франции и Канады, 0,9% – у Италии и Японии. При этом главным двигателем подъема стала сфера услуг, доля которой в ВВП страны весьма высока – порядка 80%. Свою позитивную роль сыграло, конечно же, и значительное ослабление фунта стерлингов к доллару в прошлом году на 16%. С другой стороны, девальвация национальной валюты повлекла за собой неизбежный рост инфляции наряду со снижением розничных продаж – это явление хорошо знакомо и казахстанцам.

Оптимистично выглядит и первый после прошлогоднего референдума бюджет Великобритании на этот год. Он опирается на прогноз роста ВВП страны в 2% вместо ранее ожидавшихся 1,4% при инфляции в 2,4%. Кстати, повысил свой прогноз и МВФ – с 1,1% до 1,5%. Кабинет г-жи Мэй готов влить дополнительные средства в социальную сферу, включая здравоохранение и образование. Но что самое удивительное – ее правительство не отказывается от планов по снижению ставки корпоративного налога на прибыль с 21% до 17%, что будет минимумом среди стран, входящих в группу «G20»! К тому же аналитики полагают, что ведущие британские компании и банки в своих бюджетах на этот год уже заложили риски негативных последствий Brexit.

Готовность к этим рискам демонстрирует и центральный банк страны – Bank of England, глава которого канадец Марк Карни на следующий день после референдума заявил о значительном росте капитализации британских банков и наличии у них достаточного объема высоколиквидных активов. Сам центральный банк готов в любой момент поддержать их необходимыми ресурсами и располагает достаточной ликвидностью в иностранной валюте. Показательно, что в минувший вторник британский фунт сначала немного ослаб к доллару после решения парламента и заявления руководства Шотландии о возможности второго референдума по вопросу о ее независимости. Но уже в среду фунт отыграл потери после того, как появились результаты опросов общественного мнения, в которых большинство шотландцев высказалось за пребывание в составе Соединенного королевства, а из Штатов пришли вести о готовности ФРС США продолжить повышение ставок.

В общем, пока все выглядит намного лучше, чем ожидалось в апокалиптических прогнозах по поводу Brexit. И политическая система Великобритании, и ее экономика вполне спокойно абсорбируют появляющиеся риски и шоки, да и партнеры этой страны по ЕС, судя по всему, не намерены усугублять и без того напряженную ситуацию на континенте немедленным захлопыванием дверей перед британцами. Весьма деликатно ведут себя и другие ключевые партнеры за пределами ЕС – США, Канада, Китай, Япония. Даже Россия, вопреки обмену санкциями с Западом, в сфере экономических отношений с Великобританией, выступающей для нее одним из ведущих торгово-инвестиционных партнеров, ведет себя довольно осмотрительно.

А вот Казахстану в складывающейся ситуации не мешало бы действовать активнее с тем, чтобы наверстать упущенное в деловых отношениях с Великобританией, играющей важную роль в качестве иностранного инвестора. Ведь из статистики Нацбанка следует, что объем британских инвестиций за последние годы значительно снизился – с $1 млрд 395,7 млн в 2012 году до $372,2 млн в 2015-м, то есть в 3,7 раза! Невысокой оказалась и доля Великобритании во внешнеторговом обороте Казахстана за прошлый год – всего лишь 2,0% против 13,4% у Италии и 5,7% – у Нидерландов, наших ведущих торговых партнеров среди стран ЕС.

Более того, на случай уже неизбежного Brexit необходимо проработать и план «Б» для ситуации, когда Казахстану придется выстраивать заново партнерство с Великобританией как с не входящим в ЕС партнером. В этом плане нужно просчитать возможные потери для ведущих отраслей казахстанско-британского сотрудничества, в первую очередь для нефтегазовой и финансовой, предусмотреть последствия для значительной казахстанской диаспоры, проживающей в Туманном Альбионе. Наверняка и в казахстанском МИДе, и в целом в официальной Астане отдают себе отчет в рисках сложившейся ситуации с Brexit. Ведь не случайно в Лондон во второй раз направлен послом опытнейший наш дипломат Ерлан Идрисов, руководивший до этого МИДом, а ранее возглавлявший там казахстанское посольство в 2002-2007 годах. На днях он вручил верительные грамоты британской королеве – той самой, подпись которой на законопроекте о Brexit даст старт началу официальной процедуры по выходу Соединенного королевства из ЕС. Надеемся, что для нашей страны это совпадение станет все же добрым знаком на будущее!

Великобритания. Евросоюз. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 марта 2017 > № 2126779 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 14 марта 2017 > № 2108445 Умут Шаяхметова

Умут Шаяхметова: Выделяемая государством сумма на оздоровление банковского сектора может оказаться не окончательной

Государственная поддержка банковского сектора и возможная сделка по покупке акций Казкоммерцбанка (ККБ) Народным банком Казахстана (НБК) остаются в центре внимания финансового сообщества. Причем последствия этого для всей банковской системы полностью неочевидны.

Насколько целесообразна масштабная финансовая помощь банкам со стороны государства и сделка по покупке акций ККБ «Народным банком» мы попросили оценить председателя правления НБК Умут Шаяхметову.

- Умут Болатхановна, государство выделяет на оздоровление банковского сектора через Фонд проблемных кредитов почти 2,1 трлн тенге. Как Вы считаете, насколько вообще оправдана эта мера?

- То, что сегодня делает правительство и Национальный банк для банковского сектора, - это мужество, поскольку делать такие шаги - это брать на себя большую ответственность. Но их необходимо было делать раньше - и в 2010-м, и в 2011-м, и в 2012-м. Нужно было уже тогда понимать, признавать и решать накопившиеся проблемы. В этом случае, судя по опыту некоторых европейских стран, например, Исландии, которая вовремя признала и решила возникшие проблемы в банковском секторе, мы бы уже двигались дальше.

К сожалению, мы пошли по другому пути - думали, что проблемы рассосутся сами собой. Но этого не произошло, хотя для таких ожиданий были основания: цены на нефть после падения в конце 2008 года вновь пошли вверх, было много госпрограмм, которые сильно помогли и банкирам, и нашим заемщикам.

Тем не менее, я снимаю шляпу перед правительством и перед Нацбанком за то, что сегодня они пошли на столь серьезные меры, которые сопряжены с большой ответственностью.

- А насколько адекватна господдержка тем проблемам, которые годами копились в банковской системе?

- Она вполне адекватна, поскольку необходимость оздоровления банковского сектора очевидна так же, как очевидно и то, какие будут последствия, если этого не делать. А сумма, которую планирует направить государство на поддержку банков, вполне сопоставима уровню существующих проблем. Но, возможно, она будет не окончательной.

Ясность в этом вопросе должны внести результаты due diligence Казкома. И уже после этого можно будет назвать окончательную сумму. При этом следует иметь в виду, что доля Казкома на рынке составляет 19%, а БТА - 16%.

- Давайте поговорим о возможной сделке «Народного банка» с ККБ. Означает ли она, что произойдет слияние этих банков? Или речь идет только о покупке НБК пакета акций Казкома?

- Юридически сделка означает только приобретение акций. То есть она не предполагает слияние банков. Потом само слияние - очень сложная процедура. То есть первый шаг - это приобретение акций, и только после этого мы будем разрабатывать стратегию дальнейших действий.

- А к покупке предполагается контрольный пакет акций Казкома?

- Да.

- Due diligence Казкома независимо друг от друга проводят и Народный банк, и регулятор. Можно ли считать это показателем того, что есть противоречия по поводу возможной цены сделки?

- Это делается для того, чтобы было несколько независимых оценок финансового состояния банка. У регулятора должна быть своя независимая оценка, и он нанял другого аудитора для проведения due diligence. Так же и мы наняли аудитора, который не проводит аудит ни «Народного банка», ни Казкома.

То есть нам нужны мнения и оценки третьих сторон, потому что сделка должна быть прозрачной. Понятно, что когда она состоится, все детали будут раскрыты как внутри Казахстана, так и для наших инвесторов и рейтинговых агентств. Возможно, что оценки аудитора Нацбанка и аудитора, которого нанял НБК, будут похожими.

- Сейчас вновь наметилась тенденция падения нефтяных цен. Какие последствия будут для банковского сектора, если они вновь опустятся ниже $50?

- Я думаю, что хуже уже не будет, ведь банки уже смогли пройти период, когда продолжительное время цены на нефть были $40 и ниже, а курс доллара составлял и 360, и 380 тенге. Банкиры уже адаптировались к этому, накопив опыт работы в подобных ситуациях.

Плюс к этому нужно учитывать, что в последние годы кредитный портфель банков фактически не рос, а в долларовом выражении и вовсе сжимался. При этом банки, как правило, не выдавали кредитов, качество которых в перспективе может снизиться. Поэтому я не ожидаю ухудшения ситуации в банковском секторе.

Однако возможный негатив не даст возможности полноценно решать уже накопившиеся проблемы, в частности с докапитализацией банковского сектора в целом. И если «Народный банк» и некоторые другие банки в этом плане чувствуют себя хорошо, то другие участники рынка нуждаются в дополнительных вливаниях в капитал. Кстати, это один из факторов, который будет вести к консолидации банковского сектора.

Если говорить в целом, необходимость оздоровления банковской системы уже назрела, и если этого не будет сделано, то казахстанские банки, а вместе с ними и экономика рискуют повторить негативный опыт Японии, то есть оказаться на продолжительное время в стагнации.

- Какой прогноз Народного банка по курсу доллара в паре с тенге на этот год?

- Мы ожидаем, что курс доллара будет в диапазоне 310-340 тенге.

- А будет ли влиять на курс тенге в сторону укрепления финансовая поддержка государства банков, ведь значительная часть средств на эти цели будет взята из Нацфонда в долларах?

- На обменный курс это не окажет влияния. Вся выделяемая на оздоровление банковского сектора ликвидность сразу не придет на рынок. Предполагается, что достаточно большая ее часть пойдет на погашение обязательств, в первую очередь перед Национальным банком.

- С 1 января этого года в Казахстане начал действовать новый международный стандарт оценки неработающих кредитов, согласно которому к ним будут относиться и реструктурированные займы. Насколько из-за этого может увеличиться доля плохих кредитов в банковском секторе Казахстана?

- Это вполне возможно, но по нашему банку из-за введения нового стандарта мы не видим большого эффекта. Как обстоят дела у других банков, мне сложно сказать. Но не исключено, что доля неработающих займов по сектору может увеличиться на 1-2%.

- А окажет ли это дополнительное давление на капитал отдельных банков?

- Да. Но сегодня многие банки и так находятся на грани выполнения пруденциальных нормативов по капиталу. Однако мы видим, что некоторые акционеры уже влили, а другие заявили о намерении влить дополнительные средства в капитал. И это хороший сигнал.

- Спасибо за интервью!

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 14 марта 2017 > № 2108445 Умут Шаяхметова


Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > kapital.kz, 13 марта 2017 > № 2121428 Шавкат Сабиров

Как будет защищать казахстанцев киберщит

Угрозы в интернете становятся такими же страшными по последствиям, как и угроза ядерного оружия

Взлом критически важной инфраструктуры городов и целых стран, коллапс транспортной системы, крушение систем энергетики и водоснабжения — к счастью, пока это лишь сценарии голливудских фильмов. Но реальные случаи кибератак на банки, биржи и системы обмена информацией — уже реальность. Эксперты в сфере информационной безопасности уверены, что преступники не собираются на этом останавливаться, а противостоять им можно только объединив усилия государства, бизнеса и простых пользователей. Многие страны уже приняли доктрины кибербезопасности, у нас же только сейчас на всеобщее обсуждение вынесен Проект концепции «Киберщит Казахстана». «Капитал.kz» попросил Шавката Сабирова, главу Интернет-ассоциации Казахстана, рассказать о том, как и от чего будет защищать граждан киберщит.

— Шавкат, по вашему мнению, насколько своевременно принятие концепции?

— Мы даже опаздываем с такими документами. Помните, в июне 2011 года Глава государства говорил об электронных границах? Вот надо было начинать сразу после этих слов и сегодня мы бы уже имели «Киберщит», инфраструктура страны была на «замке». Но история не знает сослагательного наклонения и, поэтому мы только сегодня принимаем Концепцию кибербезопасности «Киберщит Казахстана». Нам только предстоит пройти то, что за последние 5−6 лет прошли другие страны.

Вообще концепция — это стратегический документ, содержащий основные положения кибербезопасности страны, она определяет единый подход к формированию и реализации общенациональной политики, дает конструктивную основу для взаимодействия государства и общества.

Безусловно, нельзя ожидать в таком концептуальном документе решения всех вопросов сразу. А вопросы стоят очень сложные. Нужно понимать роль частного сектора в кибербезопасности, нужно понимать, как общественность будет участвовать во всех этих вопросах. Ведь не забывайте, что практически все вопросы защиты будут представлять государственные секреты и тайну.

Поэтому нужна не «доработка» предложений, а создание абсолютно новых механизмов и методов работы.

Нужно, например, создать механизм работы государственного частного партнерства. Старые методы работы не подходят, так как инвестиции частного сектора надо компенсировать возможностью доходных частей бизнеса. Но в кибербезопасности непонятно где «лежит» платная сторона отрасли.

Нужно решать вопросы построения целой системы образования, обучения и подготовки специалистов в этой отрасли. Сейчас в стране узких специалистов, например, криптозащиты на пальцах одной руки можно посчитать. Специалистов в области Big Data можно найти, но не в области киберзащиты. Аналитиков, технических работников тоже надо готовить и учить. Основной принцип построения «щита» должен базироваться на собственных ресурсах, людских и материальных.

В Казахстане уже есть опыт построения уникальных специальных аналитических систем, поэтому эта задача тоже вполне решаемая. И обратите внимание, что рядом с Концепцией стоит План мероприятий по реализации Концепции.

— Как бы вы в целом могли прокомментировать идею внедрения «Киберщита Казахстана»? Какие задачи предстоит решить?

— Нужно понимать, что «Киберщит» это не просто программное обеспечение и пара дата-центров, это огромный комплекс мероприятий, которые нужно реализовать в ближайшие годы. Озвученная цифра в 7 млрд тенге только первая капелька в большом бюджете построения киберзащиты страны.

Мир изменился настолько сильно, что теперь киберпространство является пятой областью ведения боевых действий для многих стран после наземной, воздушной, водной и космической. Но в нашем «щите» не предусматривается ведение наступательных действий. Это, наверно, и правильно. Кибероружие сегодня напоминает мне использование ядерных сил у государств.

Кстати, в 2013 году в ОБСЕ были приняты меры доверия среди стран-участников в области кибербезопасности. Позиция многих стран-членов ООН сегодня говорит о том, что следует принять межправительственные соглашения об отказе в наступательных функциях в области киберпространства.

По сути угрозы в интернете становятся такими же страшными по последствиям, как и угроза ядерного оружия. Технологии настолько проникли в нашу повседневную жизнь, что достаточно внешнего несанкционированного вмешательства для создания хаоса и беспорядка. Поэтому лучше двигаться с технологиями вместе и защищать свое государство, свое пространство и ресурсы, в том числе.

По мере реализации «щита» предстоит решить много сложных и трудных задач. Нужно построить целую систему защиты и, в частности, критической инфраструктуры, куда входят много частных предприятий из всех отраслей экономики. Отдельный вопрос, что следует отнести к этой инфраструктуре. Банки, предприятия энергетики и транспорта, информационно-коммуникационные сети, водные ресурсы и агропромышленный сектор — и это не полный перечень всего, что нужно защищать. С этой целью считаю, что создание Совета по вопросам обеспечения кибербезопасности РК будет очень важным инструментом для работы с частным сектором и общественными организациями.

Кроме этого, очень важным является пункт о работе служб реагирования на компьютерные инциденты (CERT). Кроме государственных служб, должны быть и частные. Частный CERT позволит существенно облегчить работу государственных органов в отрасли и быть тем самым «мостом» взаимодействия между сообществом и государством в киберпространстве. Мировой опыт, кстати, показывает большую эффективность частных структур в этой области.

Отдельного разговора потребует подготовка специалистов, их образование и повышение квалификации. Должны произойти кардинальные изменения в сфере образования, поскольку обучение новым современным технологиям потребует от наших вузов оперативности и гибкой работы со студентами. Принцип дуального образования, как мне кажется, будет доминирующим в подготовке специалистов. Нужно ведь обучать защите не от эфемерных угроз, а от настоящих и современных.

— Предлагается сформировать уполномоченный орган по обеспечению информационной безопасности. Не будет ли это еще одной бюрократической структурой?

— Уполномоченный орган в области информационной безопасности уже есть в лице министерства оборонной и аэрокосмической промышленности. Но поскольку у нас теперь появляется «Киберщит», то вполне логично правовое закрепление ответственного в этой отрасли. В соответствии с Планом мероприятий в каждом государственном органе должно появиться подразделение, департамент или управление в области кибербезопасности. Конечно, для управления и координации деятельности персонала необходим единый орган. Защита критической инфраструктуры и общества тоже лежит в сфере интересов уполномоченного органа. Мы, как общественная организация, давно, еще с 2013 года говорим о том, что нам необходимы такие подразделения в государственных органах.

Я уже как-то приводил пример Нидерландов, которые после хакерской атаки на госорганы сразу реализовали это. Причем сегодня все страны Европейского Союза активно работают в этом направлении, а в прошлом году приняли общие документы в области кибербезопасности защиты данных («Директива о сетевой и информационной безопасности» и «Генеральный регламент ЕС о защите данных»). Реализация этих документов в ЕС предусмотрена до мая 2018 года. Причем страны-члены ЕС должны привести в исполнение директиву в течение 21 месяца и последующие 9 месяцев отводится на выявление операторов важнейших услуг. Сама директива устанавливает требования к операторам и провайдерам услуг, определяет уровень устойчивости к кибератакам, требования по разработке национальных стратегий, созданию групп экстренного реагирования и совместной отработке действий.

Если все страны ЕС уже договариваются между собой, то и нам, Казахстану, необходима своя собственная стратегия и меры защиты. Если раньше угрозы были в стороне и выглядели просто как новостные строчки, то теперь это реальная угроза.

— Последние взломы государственных сайтов вызывают серьезные опасения. Как вы думаете, насколько наша государственная система хорошо защищена уже сегодня?

— Последние события не вызывают особой радости ни у кого. Радует только то, что был взломан один сервер и злоумышленники получили, соответственно, доступ ко всем ресурсам на этом единственном сервере. Однако, характер взлома показывает, что злоумышленник получил доступ «случайно» и не знал, что с этим делать. Т. е. сработал человеческий фактор, при котором несанкционированный доступ к серверу был спровоцирован самим администратором сервера путем установки пароля типа «123 456».

При преднамеренном взломе обычно проводится акция устрашения пользователей, установка ярких и грозных сообщений, массовое информирование общественности об удачно проведенном взломе или любое другое извещение. А строчка текста на взломанных сайтах вызывает больше вопросов, чем ответов. И эта шалость, в конечном итоге, может потом стоить свободы. Ведь наше пространство активно мониторится другими странами и такие вещи бесследно не проходят.

— В документе есть настороженность по поводу интернета вещей, «который усиливает проблему кибербезопасности». Видите ли вы конкретные решения этой проблемы. Что в этом плане предлагает мировой опыт?

— Интернет-вещей (Internet of Things) только малая часть тех вопросов, которые надо решать уже сейчас. Интернет вещей — это все, что окружает нас сегодня. Системы «Умный дом», телевизоры, подключенные к интернету, и даже наши даже кухонные комбайны требуют защиты от внешнего вмешательства. Вы только представьте, что будет, если ваш телевизор окажется «в чужих руках» и им будут пользоваться удаленно. Вся ваша частная жизнь окажется в мгновение ока доступной злоумышленникам.

Учитывая, что казахстанцы и без «щита» сегодня оказываются самыми наивными и безалаберными со своими устройствами, то угроза внешнего вмешательства становится вполне реальной. «Киберщит» как раз и должен обеспечить защиту общества и публичных инструментов.

Каждая страна использует разные способы защиты, устанавливают специальное оборудование операторам связи, провайдерам интернета для защиты пользователей. Буквально несколько дней назад последние утечки информации в интернете заставили всех производителей телевизоров срочно проверить программное обеспечение, установленное на устройствах.

Проблема защиты «интернета вещей» сегодня выходит на первый план, поэтому в Концепции это указано отдельным абзацем. Это ведь не только наша с вами проблема, это проблема в целом мировая. Ведь стандартные устройства для работы в интернете уже имеют хоть какую-то защиту, а новые, современные оказались «пустыми» и незащищенными. Именно поэтому для защиты наших «умных» домов на страже будет стоять «щит».

— В концепции говорится о том, что необходимо преодолеть проблему невысокой востребованности отечественных разработок ПО. Может ли это действительно снизить риск киберпреступлений?

— Это самый сложный вопрос и не только для киберпространства, но и для всего нашего государства. Нам, действительно, нужно преодолеть проблему невысокой востребованности разработок ПО. За годы Независимости мы потратили много средств на приобретение чужого ПО, оплату лицензий и использования чужого интеллектуального труда. При этом только сейчас задумались об отечественном рынке. Пусть поздно, но надо начинать заниматься и этим вопросом. «Изобретать велосипед», конечно, нет смысла, но нужно хотя бы по примеру других стран двигаться в этом направлении, шаг за шагом.

Кстати, «Киберщитом» предусматривается создание реестра отечественных производителей ПО, оборудования и коммуникаций. Поэтому задача в разработке ПО будет идти параллельно с созданием собственного оборудования. В области кибербезопасности как раз основополагающим моментом является создание собственных ресурсов. Кибертехнологии не так уж страшны, как это кажется, реализовать нам в собственных условиях вполне под силу. Надо не стесняться учиться у передовых стран, пользоваться опытом и не совершать ошибки других. Сегодня уже достаточно примеров, когда используется «чужое» ядро системы (база данных), а все что «сверху» создано своими руками. Это уже из серии трансферта технологий. Главное ведь во всем процессе разработки ПО не использовать «черные» ящики, а работать с исходным кодом продукта. Не многие поставщики технологий сегодня готовы делиться с нами исходным кодом ПО, но время идет и такие условия уже не кажутся чем-то необычным.

Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > kapital.kz, 13 марта 2017 > № 2121428 Шавкат Сабиров


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101534

/Полный текст/ Газета "Деловой Казахстан" опубликовала статью под заголовком "Пояс и путь: во имя всеобщего процветания"

Газета "Деловой Казахстан" в своем последнем номере опубликовала статью под заголовком "Пояс и путь: во имя всеобщего процветания", в котором член Госсовета КНР Ян Цзечи рассказал о значении выдвижения инициативы "Пояс и путь" /"Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века"/, а также первых результатах ее реализации. Ниже следует полный текст статьи:

C 14 по 15 мая в Пекине пройдет Форум международного сотрудничества "Пояс и путь". Местные и зарубежные представители проявили большой интерес к предстоящему событию, после того, как председатель КНР Си Цзиньпин объявил о нем на январском форуме в городе Давос.

По случаю начала отсчета 100 дней до форума, член Госсовета КНР Ян Цзечи, отвечающий за подготовку мероприятия, дал обширное интервью газетам People's Daily и China Daily. Мы публикуем его в переводе.

Движущая сила прогресса

-- Каково Ваше мнение о предстоящем форуме "Пояс и путь", какие цели необходимо достичь во время его проведения?

-- 17 января на ежегодном форуме в Давосе председатель Си Цзиньпин объявил, что форум "Пояс и путь", направленный на обсуждение способов укрепления сотрудничества, создание платформ для взаимодействия, а также на совместное использование результатов сотрудничества, пройдет в мае в Пекине. Также на форуме будут рассмотрены пути решения проблем, стоящих перед глобальной и региональной экономикой, представлены свежие идеи для продолжения сотрудничества и обсуждены колоссальные выгоды от инициативы "Пояс и путь" для жителей всех стран. Председатель Си Цзиньпин обозначил наше видение форума, а также задал направление для подготовки мероприятия.

Осенью 2013 года президент Си Цзиньпин выдвинул инициативу "Пояс и путь" для повышения взаимодополняемости и согласованности стратегий в области развития, а также для стимулирования взаимного прогресса стран-участниц посредством более тесного международного сотрудничества. За последние три года инициатива показала хорошие результаты в различных видах сотрудничества, получила позитивные отклики и активных участников. Теперь настал момент для обеспечения всестороннего прогресса. Инициатива послужит хорошим поводом для анализа достигнутого прогресса и планирования будущего.

Стартовав более трех лет назад, инициатива выносится на форум высокого уровня, который станет важным дипломатическим событием, организованным Китаем в этом году. Форум имеет колоссальное значение для мирового и регионального сотрудничества. Под руководством Центрального Комитета Коммунистической партии Китая во главе с товарищем Си Цзиньпином мы надеемся на достижение нескольких целей. Во-первых, тщательно рассмотреть ход реализации инициативы, продемонстрировать важные моменты ее первоначальных результатов, добиться консенсуса в сотрудничестве и поддержать его движущую силу. Во-вторых, обсудить основные пути сотрудничества, поспособствовать большей согласованности стратегий, укрепить партнерство и усилить работу по его развитию. В-третьих, при одновременном стимулировании экономического и социального развития Китая, а также его структурного преобразования, работать над укреплением международного сотрудничества, чтобы продемонстрировать взаимовыгодные результаты.

Как гласит китайская пословица: "Дереву нужны сильные корни, чтобы расти ввысь, а реке нужен неиссякаемый источник, чтобы течь вдаль". Организуя форум, мы надеемся совместно со всеми сторонами содействовать развитию инициативы "Пояс и путь", заложить более прочную основу для глобального экономического роста и углубления регионального сотрудничества, создать более удобные условия для коммуникации, чтобы тем самым принести больше пользы для стран и народов мира.

Акцент на практическое сотрудничество

-- Каковы результаты, первые успехи инициативы "Пояс и путь"? Как ее приняли на международном уровне, и способствовала ли она изменениям в жизни людей из других стран?

-- Инициатива была предложена Китаем. Тем не менее, она не рассчитана на то, чтобы стать его "сольным проектом". Лучшая аналогия для нее -- сравнение с симфоническим оркестром, состоящим из всех стран-участниц. Инициатива призвана стать основным международным общественным благом, приносящим пользу всем. Это не пустой лозунг, а скорее ряд наглядных и конкретных действий, сосредоточенных вокруг ключевого звена -- взаимосвязи и развития инфраструктуры, как ключевой части экономического сотрудничества, которое отвечает интересам всех стран и регионов.

Мы придерживаемся принципов активного обсуждения, внесения совместного вклада и извлечения общих выгод. Мы делаем акцент на практическом сотрудничестве, взаимовыгодных результатах и поэтапном прогрессе. Мы ждем того, что развитие Китая будет тесно связано с развитием других стран, послужит согласованности между их соответствующими стратегиями и сотрудничеством в рамках нашей инициативы. Это будет способствовать росту региональных инвестиций и внутреннего спроса, созданию рабочих мест и сокращению бедности, поспособствует повышению уровня развития всего региона.

Мы уже стали свидетелями начала, расширения, прогресса и плодотворных результатов инициативы. Более 100 стран и международных организаций присоединились к ней. Из них более 40 подписали соглашения о сотрудничестве с Китаем, был достигнут широкий международный консенсус в отношении инициативы КНР. Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности ООН, ЭСКАТО, АТЭС, АСЕМ и GMS /программы экономического сотрудничества в субрегионе Большого Меконга/ поддержали или включились в сотрудничество по инициативе "Пояс и путь" в соответствующих резолюциях и документах.

Был получен ряд важных предварительных результатов. Развитие экономического коридора достигает устойчивого прогресса. Взаимосвязанная инфраструктурная сеть обретает форму. Значительно увеличился объем торговли и инвестиций. В настоящее время ведется совместная работа по стратегически важным проектам. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций /АБИИ/ и Фонд Шелкового пути обеспечили устойчивую поддержку финансового сотрудничества. Поезда China Railway Express осуществляют перевозку товаров, удовлетворяющих потребностям рынков стран по всей территории Евразийского континента. Эти поезда создали "мост" для общения и дружбы между народами, проживающими вдоль их маршрута, а также стали сопутствующей частью китайской инициативы.

Ее совместная разработка является важным каналом для активизации международного сотрудничества, а также всеохватывающей и способствующей развитию идеей для всех ее участников. Это создает новые возможности для того, чтобы сделать жизнь людей лучше. Следует отметить, что эта китайская инициатива приносит пользу всему миру.

Развеять тучи экономической депрессии

-- Каким вы видите вклад инициативы Китая в мировую экономику и международное сотрудничество, учитывая, что сегодня мир столкнулся с замедлением темпов роста экономики и инвестиций, торговли, а также отрицательными последствиями глобализации и растущей нестабильностью? Какова главная тема и задачи предстоящего форума?

-- Это правда, что мировая экономика все еще не оправилась от глубокого воздействия международного финансового кризиса. Процесс восстановления проходит неуверенно и медленно, а основа для дальнейшего роста по-прежнему неустойчива. Наблюдается рост протекционизма, все громче звучат голоса против глобализации. Нарастает напряженность между открытостью, переменами и экономической интеграцией с одной стороны, и изоляционизмом, устаревшим мышлением и фрагментарным характером торговых соглашений -- с другой.

Тем не менее, двустороннее, многостороннее, региональное и глобальное сотрудничество по вопросам инфраструктуры, взаимосвязи и устойчивого развития набирает обороты. По всему миру приоритет имеют реальная экономика, промышленный сектор, индустриализация и диверсификация. Важно понять новые возможности развития и найти эффективные способы для преодоления трудностей и решения проблем.

История предоставляет нам полезный и целесообразный источник для решения сегодняшних проблем. Сухопутные и морские дороги Великого Шелкового пути более 2000 лет назад позволяли людям из разных стран выходить за рамки национальных границ, заниматься торговлей и обмениваться товарами, перевозя их на верблюдах или торговых судах. Эти взаимодействия стали частью выдающейся главы в истории человечества.

История доказывает, что скрытые и недоступные для других договоренности не имеют шансов на будущее, в то время как открытое сотрудничество и обеспечение взаимной выгоды является единственным способом продвижения вперед. Все эти вещи актуальны и сегодня. Как сказал председатель Си Цзиньпин на ежегодном совещании ВЭФ: "любая попытка направить воду из океана обратно в озера или реки просто нереальна. В действительности, эта мысль идет вразрез с прошлыми тенденциями". /следует/

Инициатива "Пояс и путь", заложенная в духе времени Великого Шелкового пути, в сотрудничестве, открытости, всеобъемлемости, взаимном обучении и взаимной выгоде следует принципу активных обсуждений, совместного вклада и общих выгод. Открытость, всеобъемлемость и взаимная выгода являются определяющими особенностями инициативы и источником ее решающих доводов. Мы надеемся, что она поможет развеять тучи экономической депрессии и направит нас в сторону глобального экономического роста.

Чтобы добиться консенсуса и укрепить сотрудничество, Китай определил тему предстоящего форума, которая звучит как "Пояс и путь: сотрудничество во имя всеобщего процветания". Задачи форума будут сосредоточены на взаимосвязи политики, транспорта, торговли, финансов и людей. Обсуждения будут проводиться по таким ключевым темам, как взаимосвязь инфраструктуры, экономическое сотрудничество и торговля, промышленные инвестиции, энергетика и ресурсы, финансовая поддержка, международные обмены, экология и охрана окружающей среды, а также морское сотрудничество. Лидеры "круглого стола", наиболее важные участники форума будут сосредоточены на двух темах: "Политика слаженности для более тесного партнерства" и "Координированное сотрудничество для взаимосвязанного развития".

По нашему мнению, тема и задачи весьма актуальны, учитывая обстоятельства и проблемы нашего мира. Подчеркивая важность международного сотрудничества, взаимосвязи и слаженности, тема и задачи во многом совпадают с назревшими мировыми вопросами. Я также хотел бы добавить, что многие национальные и региональные планы и глобальные задачи появились только в последние годы, включая такие региональные инициативы, как Евразийский экономический союз, основной план сотрудничества АСЕАН, Инвестиционный план для Европы, Программа развития инфраструктуры в Африке и Проект сотрудничества АТЭС. А также такие глобальные документы как Парижское соглашение по изменению климата и Повестка дня в области устойчивого развития до 2030 года. Международное сообщество должно воспользоваться этой возможностью и обеспечить слаженность между этими инициативами для дальнейшего сотрудничества и общих благ.

К общему развитию и процветанию

-- Мы знаем, что некоторые иностранные лидеры будут присутствовать на форуме, и что к нему проявлен высокий международный интерес. Как продвигается подготовка к форуму, и какие страны будут присутствовать? И какими будут результаты, по Вашему мнению?

-- Мы придаем большое значение подготовке к форуму. Мы создали специальный Комитет по мониторингу и координации подготовки мероприятия. Благодаря совместным усилиям соответствующих ведомств и местных органов власти, подготовка идет полным ходом. Многие иностранные лидеры выразили свою заинтересованность в том, чтобы стать участниками нашего мероприятия. Политическая подготовка достигает устойчивого прогресса. В настоящее время подтверждены договоренности о ключевых мероприятиях, местах проведения, материально-техническом обеспечении и безопасности. В ближайшее время всякий раз, когда это необходимо, мы будем абсолютно открыто информировать международное сообщество о подготовке к форуму.

Лидеры примерно 20 стран Азии, Европы, Африки и Латинской Америки подтвердили свое участие в форуме. Это свидетельствует о большом внимании и поддержке, которую получил от международного сообщества форум инициативы "Пояс и путь". Мы приглашаем делегации на уровне министров из некоторых стран, представителей международных организаций, бывших глав иностранных государств и правительств, крупных предпринимателей, а также экспертов и ученых присоединиться к дискуссии о содействии развитию сотрудничества

Мы активно работаем для достижения успеха нашей инициативы. Мы надеемся, что форум поможет добиться результатов в трех аспектах.

Во-первых, расширение международного консенсуса по вопросам сотрудничества. Ожидается, что форум будет поддерживать те стороны, которые придерживаются целей и принципов Устава ООН, добиваются мира и сотрудничества в духе открытости, всеобъемлемости и взаимной выгоды, а также стремятся к взаимовыгодному и взаимосвязанному развитию.

Экономический рост, создание новых рабочих мест, сокращение уровня бедности, обеспечение лучшей жизнь для людей и охрана окружающей среды - станут главными приоритетами международного сотрудничества. Форум также поддержит формирование слаженности между национальными, региональными и глобальными планами развития с целью продвижения мира к будущему человечества, характерной чертой которого станут общее развитие и процветание.

Во-вторых, укрепление практического сотрудничества в ключевых областях. Ожидается, что форум укрепит движущую силу сотрудничества во всех областях инициативы, уделяя особое внимание ключевым областям и направлениям с перспективными и долгосрочными последствиями. Форум позволит укрепить сотрудничество в области инфраструктурного взаимодействия, торговли и инвестиций, финансовой поддержки международных обменов, будет способствовать появлению ряда крупных проектов и соглашений о сотрудничестве, а также поможет выработать некоторые ключевые среднесрочные и долгосрочных меры.

В-третьих, форум наметит планы для долгосрочного сотрудничества. При совместном развитии инициативы "Пояс и путь", мы вместе с соответствующими странами будем изучать долгосрочные механизмы сотрудничества через равноправные обсуждения, которые будут учитывать интересы всех сторон. Форум будет способствовать укреплению связей и сотрудничества, усилению взаимного доверия и партнерских сетей, увеличению реальных вкладов, укрепит переплетение интересов и составит план развития, находящегося в общих интересах всех сторон.

Сделать "пирог" большим и справедливо его разделить

-- С Ваших слов складывается ощущение, что форум поможет продвижению сотрудничества, повысит согласованность инициативы "Пояс и путь" и стратегий развития стран-партнеров, а также укрепит экономическое сотрудничество Китая с миром. Каким образом мы должны понимать важность инициативы для Китая в попытке реализации 13-ой пятилетки /2016-2020 гг./, способствующей всестороннему преобразованию и открытости, а также достижению целей двух столетий? Напомним читателям, что стоит задача способствовать процветанию общества во всех отношениях к 2021 году, когда КПК будет праздновать свой столетний юбилей. И стать современной социалистической, процветающей, сильной, демократической, культурно и гармонично развитой страной к столетию КНР в 2049 году.

-- Инициатива "Пояс и путь" призвана содействовать общему развитию и взаимовыгодному сотрудничеству. Китай не намерен присвоить себе всю выгоду или даже претендовать на ее львиную долю, а наоборот будет работать со странами-партнерами для того, чтобы сделать "пирог" больше и справедливо его разделить. Таким образом, укрепляя сотрудничество между сторонами, мы будем вносить вклад в развитие международного сообщества, а также содействовать преобразованию и развитию своей страны. Китай будет продолжать свое развитие в области международного сотрудничества, полностью отражая международный консенсус.

Поскольку его экономика переходит к "новому нормальному состоянию", Китай сталкивается как с возможностями, так и с проблемами, особенно в области региональных различий. С упором на расширение открытости западных районов КНР инициатива "Пояс и путь" ускорит развитие западного Китая и поможет более скоординированному развитию всей страны. Эта инициатива охватывает несколько провинций, автономных районов и крупных муниципалитетов в прибрежных и внутренних районах Китая. Она твердо придерживается стратегии регионального развития Китая, новой стратегии урбанизации и стратегии открытости Китая, а также даст сильный толчок для открытия Китая миру во всех аспектах.

Инициатива обеспечит синергию между усилиями Китая по активизации международного экономического сотрудничества, усилению преобразований и открытости. Позволит КНР и странам-партнерам совместно двигаться к инновационному, скоординированному, "зеленому", открытому и общему развитию и облегчит стремление Китая реализовать цели 13-й пятилетки, ускорит универсальные преобразования, открытость и достижение целей двух столетий. Мы полны надежд и уверенности в этом вопросе.

Во благо народов и с верой в лучшее будущее

-- Китай успешно провел неофициальные встречи руководителей членов АТЭС

в Пекине в 2014 году, а также саммит G20 в Ханчжоу в 2016 году. Как отличается инициатива "Пояс и путь" от двух этих событий и каковы ее характерные особенности?

-- Саммит АТЭС в Пекине, саммит G20 в Ханчжоу и наша инициатива -- все они являются важными международными конференциями. Три события преследуют одну и ту же цель, а именно: акцент на открытость, участие и взаимовыгодное сотрудничество, слаженность, взаимосвязанное и инновационное развитие потенциальных движущих сил, а также содействие благополучию людей во всем мире.

По сравнению с двумя предыдущими событиями форум имеет свои особенности. Во-первых, "Пояс и путь" представляет собой международную инициативу для сотрудничества, инициированную Китаем. Форум является первым в своем роде. Тем не менее, гораздо легче нарисовать самый красивый рисунок на чистом листе белой бумаги. Во-вторых, наша инициатива открыта для стран различных регионов. Идея исходит от древнего Шелкового пути, однако инициатива им не ограничена. Мы приветствуем участие различных стран, международных организаций, транснациональных корпораций, финансовых учреждений и неправительственных организаций в конкретных проектах сотрудничества для достижения поставленной цели на основе объединенных усилий. В-третьих, по сравнению с устоявшимися механизмами, которые применяются уже давно, такие как АТЭС и G20, форум является более гибким в отношении поставленных задач, области сотрудничества и путей его продвижения. Он будет полностью отвечать требованиям комфорта и доступности для заинтересованных сторон.

Мы считаем, что форум станет действенной платформой для укрепления взаимодействия, взаимодополняемости и международного сотрудничества. Мы надеемся работать с другими участниками для продвижения инициативы "Пояс и путь", чтобы заложить прочную основу для сотрудничества, которое будет способствовать долгосрочному развитию, послужит на благо народа и поможет нам войти в лучшее будущее.

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101534


Казахстан > Экология > kapital.kz, 10 марта 2017 > № 2120377 Айбек Рахимов

Почему завод по сортировке мусора в Алматы еще не построен?

Об этом рассказал председатель правления компании «Тартып» Айбек Рахимов

Проект по строительству мусоросортировочного комплекса (МСК) в Алматы в рамках новой стратегии управления ТБО по г. Алматы, разработанной городским акиматом совместно с АО «Тартып», был представлен акиму города Бауыржану Байбеку летом 2016 года. Инвестировать средства в комплекс намерена частная компания Green Recyclе, которая вслед за перерабатывающим комплексом планирует построить и мусороперерабатывающий завод. МСК предполагается запустить в 2017 году. Изначально проект требовал инвестиций в размере 5−6 млрд тенге, но позже оказалось, что нужны будут дополнительные вложения. Камнем преткновения стал пресловутый «земельный вопрос». О том, как планируется решить проблемы с земельным участком, изменятся ли тарифы на вывоз ТБО и почему в Алматы по-прежнему не развит раздельный сбор мусора в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал председатель правления мусоровывозящей компании АО «Тартып» Айбек Рахимов.

— Айбек Амиртаевич, в прошлом году комплекс по сортировке мусора в Алматы был презентован в акимате. Не могли бы вы подробнее рассказать о проекте?

— Комплекс по сортировке мусора планируется построить в Алатауском районе у золоотвала ТЭЦ-2. Под строительство комплекса был выкуплен земельный участок площадью 7 гектаров, непосредственно под мусоросортировочный комплекс планируется задействовать около 3 гектаров, оставшиеся 4 гектара мы намерены отвести под мусороперерабатывающий завод. Для начала мы будем налаживать сортировку 14 видов вторсырья: пластика, металла, бумаги, полиэтилена и так далее. Оставшиеся органические отсевы и «хвосты» после сортировки будут спрессовываться и отдельно располагаться на полигоне для дальнейшей переработки и утилизации. В строительство мусоросортировочного комплекса инвестирует частная компания Green Recyclе, акимат не будет каким-то образом финансировать этот проект. Участие акимата заключается в подведении к объекту всей необходимой инфраструктуры — электроэнергии, воды, газа, тепла, ремонта дороги к комплексу.

— А как насчет завода по мусоропереработке? Можете обозначить какие-то сроки?

— После того как мы поймем морфологию мусора, сколько того или иного вторсырья будет образовываться, можно будет приступать к строительству мусороперерабатывающего завода. Мощности перерабатывающего производства будут рассчитаны исходя из количества образующегося вторсырья. Дополнительного приобретения и завоза вторсырья не планируется.

Ориентировочно строительство мусороперерабатывающего завода — это 2018 год.

— Налажено ли у вас уже сотрудничество с какими-то компаниями, которые будут на начальном этапе перерабатывать отсортированный вами мусор?

— Да, уже достигнуты предварительные договоренности по переработке картона и бумаги с ТОО «Kagazy Recycling». По переработке стекла, и соответственно стеклобоя, мы намерены работать с АО «САФ». К тому же, нужно иметь в виду, что в Алматы достаточно много небольших компаний, которые занимаются переработкой полиэтиленовой тары (ПЭТа), картона, пластика, целлофана и другого сырья. Перед тем как выстраивать взаимоотношения с партнерами по переработке мы заранее изучили их потребности в сырье, структуру и потенциал рынка переработки.

— Будут ли как-то перерабатываться органические отходы?

— Есть несколько способов переработки пищевых отходов. Первый — при помощи сети трубопроводов, можно собирать биогаз на полигоне и использовать его для генерирования электроэнергии. Второй подход — из пищевых отходов можно производить компост, который является органическим удобрением.

Реализация обеих технологий очень затратна. Поэтому для окупаемости подобных проектов необходимо создать определенные условия. Так, например, технология выработки биогаза и производства электроэнергии активно применяется в Прибалтике. Но тут есть нюанс, который необходимо учитывать. Электроэнергия, которая в итоге получается за счет переработки органического сырья, покупается государством по европейским тарифам. То есть в Европе «зеленые» тарифы намного выше казахстанских.

— Насколько выше?

— Примерно в три раза. В Европе такие тарифы субсидируются государством, в Казахстане пока размер «зеленого» тарифа не позволяет выйти на самоокупаемость подобным предприятиям.

Дополнительно при работе газогенераторов, вырабатывающих электроэнергию, образуется тепло, которое европейские производители используют в теплицах. Овощи и фрукты, выращенные в таких теплицах, имеют довольно низкую себестоимость, но производители имеют возможность их реализации по высокой цене. Например в Риге, выращенные помидоры реализуют по цене 5 евро в летнее время (около 1666 тенге), пользуясь тем что средняя цена на рынке примерно ей соответствует. Таким образом производители дополнительно могут существенно пополнить свой бюджет.

Для сравнения, на рынках Алматы в летнее время килограмм помидор можно купить за 150−200 тенге. То есть овощи из теплицы на биогазе в Европе возможно реализовать в 8 раз дороже, чем у нас. Поэтому у нас получить дивиденды от подобного бизнеса тоже проблематично.

— А если говорить про компост…

— Когда мы были в России, там мы видели заводы стоимостью 90 млн евро. Эти заводы были приобретены в рамках какой-то государственной программы, завезенное оборудование так и не было смонтировано и запущено в эксплуатацию. Это связано с тем, что когда владельцы этих заводов подсчитали себестоимость выработки компоста и исследовали рынки сбыта, то их надежды не оправдались. Как оказалось, нет рынка сбыта и соответственно цен на компост, на которые можно ориентироваться. И даже те цены, которые есть на фосфорные, калийные удобрения, оказались ниже, чем себестоимость производства компоста.

Впрочем, в России есть заводы, которые смонтировали оборудование и стали налаживать выпуск компоста. Но, к сожалению, их бизнес не пошел. Тысячи тонн органического сырья залеживается у них на объектах. Владельцы этих заводов стали обращаться к нам, чтобы мы приобрели у них это залежавшееся сырье хоть по какой цене. Повторюсь, что без участия государства в секторе биоэнергетики и выработки компоста не обойтись.

— Можете рассказать про мировой опыт… Есть ли другие методы мотивации «зеленой» переработки мусора, помимо субсидирования?

— В Японии и Китае государство на законодательном уровне обязывает аграриев приобретать компост, который вырабатывается за счет переработки органики. То есть если, к примеру, в растениеводстве используется одна тонна фосфорных удобрений, то одна тонна должна приходиться на компост.

— Как вы считаете, можно ли эту модель по компосту использовать в Казахстане?

— На все воля государства… Ни одна компания в одиночку не сможет решить этот вопрос.

— Ведутся ли какие-то дискуссии на эту тему?

— Конечно, мы доводим эту информацию. Нужно понимать, что у нас управление твердо-бытовыми отходами курирует Министерство энергетики РК. Между тем, удобрения и деятельность аграриев координирует Министерство сельского хозяйства РК. Неплохо было бы, если бы между этими ведомствами был какой-то орган, который бы координировал их работу по ТБО.

— Давайте вернемся к мусоросортировочному заводу… Какова его стоимость?

— По нашим подсчетам на строительство мусоросортировочного комплекса потребуется 5−6 млрд тенге. Но это не окончательная стоимость проекта. В настоящее время строительство мусоросортировочного комплекса «тормозит» земельный вопрос. Но мы надеемся, что он со временем будет решен. Спустя несколько месяцев после того, как мы приобрели участок под завод площадью 7 гектаров за ТЭЦ-2, перед нами был поставлен вопрос по изменению целевого назначения этого участка «под мусоросортировку». Как оказалось, в проект потребуется дополнительно вложить еще 300 млн тенге. То есть происходит удорожание проекта — в бюджете Green Recyclе не были предусмотрены такие расходы. Получается, что в земельном законодательстве существует некоторая недосказанность для стимулирования социально значимых проектов данного направления.

— Как вы намерены решать возникший «земельный вопрос»?

— В настоящее время мы ведем переговоры с Управлением земельных отношений г. Алматы, чтобы норму «по целевому назначению земли» как-то откорректировали. Возможно, в законодательстве можно предусмотреть какие-то исключительные случаи. Экология — это вопрос государственной важности, завод поможет улучшить экологическую ситуацию в Алматы. Еще раз уточню, что наш мусоросортировочный комплекс мы намерены возвести вне жилого массива — за золоотвалом ТЭЦ-2, то есть на участке, не имеющем экономической привлекательности. Какой смысл платить за него такую высокую цену?

В аппарате городского акима есть полное понимание существующей проблемы, желание помочь, но, к сожалению, не все зависит от акимата. Поэтому сдвинуть вопрос с мертвой точки пока не получается.

— То есть, получается, что строительство мусоросортировочного комплекса находится на «нулевой стадии»…

— Пока не будет решен вопрос с землей, мы не можем приступить к строительству. Но мы не сидим на месте. Сейчас мы уже определись по поставщикам оборудования, с его перевозчиком, заключили контракт с проектировщиком, уже выполнен эскизный проект, определены монтажные организации.

— Насколько мне известно, проект по сортировочному комплексу обсуждался несколько месяцев. Неужели нельзя было заранее решить вопрос по земле?

— Не все так просто. Мы, совместно с акиматом, достаточно долго искали участок, оценивали перспективу каждой локации. Для того, чтобы получить разрешение на строительство мусоросортировочного комплекса нужно было соответствовать многим санитарным нормам. Например, земельный участок должен был быть удален от населенных пунктов, водохранилищ. Нужно отметить, что существующие в Казахстане санитарные нормы размещения подобных предприятий излишне жесткие. В Европе многие сортировочные комплексы успешно работают в центре города.

— Есть ли еще какие-то трудности, которые препятствуют развитию рынка по сортировке и переработке мусора?

— В прошлом году в Экологический кодекс РК в Статью 301 была внесена поправка, согласно которой ничего из ТБО нельзя захоранивать, только на период до трех лет. По истечении трех лет мы должны будем изъять все это размещенное на полигоне сырье и переработать его. Но если посмотреть состав остатков мусора после сортировки, так называемых «хвостов», то можно увидеть, что после извлечения пластика, пленок, металлов, вредных компонентов, они состоят из инертных и быстро биоразлагаемых материалов. Это сырье не нужно перерабатывать, это природные составляющие. Например, листва, она же часть грунта, ее не нужно перерабатывать. Когда утверждалась Статья 301 Экологического кодекса, отсутствие четких стандартов на компоненты ТБО не позволило правильно сформулировать понятие «хвостов» сортировки, подлежащих захоронению. Нам кажется, правильнее было бы написать так «нельзя захоранивать все то, что является вторичным сырьем, а все остальное утилизируется через захоронение». То есть на рынке по переработке и сортировке мусора пока не сформировались определенные стандарты. Мы со своей стороны инициировали стандарты, в которых говорится, «какое сырье можно не перерабатывать, то есть что не является вторсырьем». Камни, листва, смет с улиц, песок — не являются вторсырьем, это часть грунта, они должны быть захоронены. А уже ПЭТ, пластмасса, целофан — это вторсырье, которое требует сортировки, переработки.

— Окупаемость проекта просчитывали?

— У многих на постсоветском пространстве складывается мнение, что мусор — это золото. На самом деле, сортировочный завод требует огромных вложений — миллиарды тенге. Кроме того, на сортировке у нас будет задействовано 600 человек, им всем нужно платить зарплату, есть еще и налоги, затраты на энергоносители.

— Есть ли у вас уже какие-то расчеты, какой объем мусора сможет сортировать ваш завод?

— Наш завод рассчитан на сортировку 1500 тонн мусора в сутки, 70% из него в настоящее время вывозит АО «Тартып». Начнем работать — поймем морфологию мусора. Например, объем и морфология ПЭТа зависит от сезона. Летом население больше пьет воду, за счет этого в летнее время больше образуется пластмассовых и стеклянных бутылок. Соответственно, летом ПЭТа больше, чем зимой. В зимнее время больше стекла. Как минимум, потребуется год для того, чтобы понять, какими объемами вторсырья может оперировать наш мусоросортировочный комплекс.

— Где вы приобретаете оборудование по сортировке мусора?

— В Италии, это оборудование европейского качества. Причем, мы покупаем новые модели, которые были разработаны по самым инновационным технологиям. Конечно, можно было бы и приобрести более дешевое оборудование в Китае, но его качество не сравнимо с итальянским. Итальянская компания будет нас сопровождать в течение трех лет, она будет производить монтаж и гарантийное обслуживание комплекса.

— Сейчас Казком продает заложенное ранее испанское оборудование мусороперерабатывающего завода, который торжественно был открыт в Алматы в 2007 году. Цена вопроса — чуть более 1,6 млрд тенге. Проект по переработке мусора оказался провальным, завод так и не был запущен. Вы не думали приобрести это испанское оборудование? Ведь, насколько мне известно, оно практически новое…

— Конечно, мы вели переговоры насчет этого испанского оборудования. Многие говорят, что это оборудование новое и нам можно было его использовать, но тут есть нюансы. Во-первых, залоговое оборудование Казкома основано на технологии десятилетней давности, оно практически не опробовалось. Во-вторых, за время простоя оборудования какие-то механизмы были разобраны, какие-то его части могли заржаветь. Особенно ценные и дорогостоящие части оборудования, насколько мне известно, были «вырваны». Даже если бы мы приобрели это морально устаревшее испанское оборудование, то нам бы пришлось провести «дефектовку», что-то докупить. Сопоставив все факторы: цену реализации испанского оборудования, необходимые затраты на его восстановление, мы пришли к выводу, что выгоднее приобрести высокотехнологичное новое оборудование из Италии. Да, оно оказалось дороже с логистикой, но оно более технологично, современнее.

— Как повлияет запуск мусоросортировочного завода на тарифы? Сейчас тариф за вывоз ТБО на одного прописанного в квартире человека — 341 тенге.

— Безусловно затраты на сортировку ТБО войдут в тариф, но насколько он поднимется пока сложно сказать. Его будет утверждать маслихат. Сразу же хочу обратить внимание, что у нас сверхприбылей за счет повышения тарифа не будет. Конечно, тарифы — это острый социальный вопрос, к нему нужно подходить обдуманно. Но, с другой стороны, плохая экология бьет по здоровью казахстанцев. Чтобы улучшить ситуацию, нужно повышать тарифы. Я готов доплачивать за здоровье своих детей, мне кажется, казахстанцы тоже.

— Насколько тариф в 341 тенге окупает все ваши затраты?

— Мы не пересматривали этот тариф с 2011 года, а с тех пор было несколько девальваций, каждый год наблюдается инфляция. К тому же, текущий тариф на вывоз ТБО не учитывает многих наших затрат. Нужно учитывать, что АО «Тартып» не только вывозит мусор, но и в целом очищает город от стихийных свалок. К примеру, помимо мусоровозов мы вынуждены содержать целый парк самосвалов и другой спецтехники. На Западе самосвалы не нужны мусоровывозящим компаниям, потому что в Европе никто мимо контейнера мусор не выбрасывает, в арыки тоже мусор не выбрасывается. У нас, в Казахстане все иначе. Для того, чтобы нам очистить контейнерные площадки и прилегающую к ним территорию от мусора, помимо самосвалов нам необходимы и машины с ковшами и отдельные рабочие. Вот эти затраты тариф не учитывает. По сути, мы по тендеру должны заниматься вывозом только твердобытовых отходов, а в контейнеры алматинцы выбрасывают и крупногабаритный мусор, и строительный мусор. Это уже не ТБО. Но нам приходится работать и с таким мусором. Строительный мусор выводит из строя гидравлику наших машин при его прессовании, ведь наша гидравлика рассчитана только на ТБО — легко сжимаемое сырье. Сломанная гидравлика приводит к дополнительным затратам, которые в тарифе не учитываются. К тому же, все запасные части на технику мы приобретаем за границей, у нас на казахстанском рынке нет таких деталей. Соответственно, на нас ложатся валютные риски.

— Если сравнить казахстанские тарифы на вывоз ТБО и, к примеру, в Германии. Насколько тарифы сопоставимы?

— В Германии тарифы на вывоз ТБО в разы выше казахстанских. Это связано с тем, что в немецкие тарифы заложены и сортировка и переработка и вывоз твердобытовых отходов. Эти платежи обязательны к уплате для жителей Германии. Таким образом, инвестор вкладывая миллионы евро в сортировку, переработку мусора в Европе уверен, что его затраты окупятся, к примеру через 10−15 лет. То есть, есть четкие «правила игры» на рынке, есть определенные гарантии. Если мы хотим, чтобы у нас было также чисто как в Германии, мы и должны платить так же, как и в Германии: и за сбор, и за сортировку, и за переработку.

— В Алматы не развита инфраструктура по раздельному сбору мусора. Во многих дворах еще задействованы старые баки, они не предназначены для конкретного вида мусора: органики, картона, стекла и так далее. Но и нужно признать, что зачастую алматинцы выбрасывают мусор мимо контейнера, а где нужно его разделять по бакам — не сортируют. Как вы считаете, как можно решить эти проблемы?

— В Германии все эти вопросы решались десятилетиями. Во-первых, с нашей стороны, со стороны СМИ должна проводиться какая-то просветительская работа. Мы должно доносить до людей, что экология отчасти в их руках. Во-вторых, для сортировки мусора должна быть создана соответствующая инфраструктура. Раздельная сортировка мусора начинается с квартир, частных домов. Каждый казахстанец должен начинать распределять разные виды мусора у себя дома по пакетам — сейчас мало кто это делает.

Действительно, во многих дворах можно увидеть цветные контейнеры, в каждый из которых нужно выбрасывать определенный мусор: отдельно бумагу, органику, стекло, металл и так далее. Но представьте среднестатистическую казахстанскую семью, которая живет в небольшой квартире с тремя детьми. Допустим, эта семья решила распределять разные виды отходов по пяти пакетам. И тут встает вопрос: где они будут хранить эти пакеты? Большинство же немцев живут в коттеджах, где достаточно места для сортировки мусора по пяти разным пакетам. Можно сказать, что у нас в Казахстане практически нет условий для раздельного сбора мусора в квартирах. Хорошо, предположим, что у казахстанцев есть все условия для раздельного сбора мусора, но у нас пока не развита инфраструктура.

Например, в каких-то дворах, конечно, есть контейнерные площадки с 4−5 баками, но таких площадок очень мало. Кстати, даже пяти контейнеров может оказаться мало, потому что пищевые отходы составляют одну треть общего объема мусора. На «пищевку» может потребоваться ни один, а два контейнера. Все эти моменты по объему и структуре мусора нужно просчитывать.

Давайте все-таки представим, что все контейнерные площадки перестроены, на каждой по 7−10 баков. Этого будет недостаточно. Работа мусоровывозящих компаний также должна будет измениться, им уже потребуется больше мусоровозов, для каждого из видов вторсырья отдельный. Это потребует дополнительных затрат от мусоровывозящих компаний.

Но, можно начать с малого, можно для начала собирать мусор по двум пакетам: пищевые отходы и все остальное. В этом случае на первом этапе будет достаточно иметь два вида контейнеров. Органическое сырье в одном контейнере, остальное сухое сырье — в другом. Из сухих отходов легче отсортировывать вторичное сырье. Мы намерены двигаться в этом направлении. Думаю, большинство казахстанцев сможет себе позволить держать дома два пакета с разными видами мусора (пищевые отходы и остальное), а не пять. Дорожная карта уже разработана, там расписан механизм, как именно мы будем внедрять эту систему.

— А что делать с пакетами из-под пищевых отходов?

— Желательно, конечно, пищевые отходы не выбрасывать вместе с пакетами. Пакеты — нужно выбрасывать во второй контейнер.

— Как вы считаете, через какой период времени можно будет запустить двухконтейнерную систему?

— По «Дорожной карте внедрения раздельного сбора мусора» начало — 2018 год.

— По вашим оценкам, сколько заводов по переработке, сортировке мусора функционирует в Казахстане?

— Этот рынок очень сложно оценить, какие-то заводы запускаются, какие-то приостанавливают свою деятельность.

— Вам известны какие-либо проекты по переработке или сортировке мусора, которые планируется запустить в Алматы?

— Пока у нас нет такой информации, этот бизнес требует господдержки. К тому же, как я говорил ранее, строительство мусоросортировочного комплекса потребует несколько миллиардов тенге — это большие инвестиции для частной компании.

Думаю, в рамках одного города должен быть один мусоросортировочный комплекс для обеспечения единого для всех вывозящих компаний порядка вывоза мусора, мусороперерабатывающих же производств может быть несколько.

Казахстан > Экология > kapital.kz, 10 марта 2017 > № 2120377 Айбек Рахимов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102893 Мирас Нурмуханбетов

Чем чреваты и кому выгодны протестные настроения в обществе

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Как мы и предполагали, изменения в 26-ю статью Конституции РК отклонены. Однако официально заявлено, что точку в этом вопросе ставить рано. Между тем кампания «Жер сатылмайды!» («Земля не продается!») вскрыла ряд серьезных проблем, а принятие упомянутой поправки грозит серьезными потрясениями. Попробуем разобраться, с какими рисками могут столкнуться власть и граждане.

Всенародное заблуждение

Наверное, нет смысла напоминать о том, что камнем преткновения во всем 18-пунктном законопроекте о внесении изменений и дополнений в Конституцию РК стала именно эта поправка. Подавляющее большинство граждан, да и, судя по всему, многие парламентарии и чиновники из правительственных кабинетов даже не вдавались в суть документа, довольствуясь лишь «разжеванным и в рот положенным». В прошлый раз (https://camonitor.kz/26560-otvlekayuschie-manevry-pravitelstva.html) мы писали, что это может быть своеобразным отвлекающим маневром, а сама поправка в статью 26 вводится лишь для того, чтобы потом отклонить ее. Так и случилось: 1 марта, прежде чем отправить законопроект на парламентскую «шлифовку», президент страны заявил о сохранении статьи в старом варианте.

Правда, он оговорился, отметив, что сам выступал «за» эту поправку и что обсуждение и разъяснение еще предстоят. А через два дня на совместном заседании палат парламента Нурсултан Назарбаев заявил, что 26-я статья не подлежит изменению вследствие существенных разногласий, выявившихся в процессе «всенародного обсуждения», подчеркнув при этом, что она касается не только земли, но и любого другого движимого или недвижимого имущества. Но потом он уточнил, что «все равно мы к этому придем, даже по земле», и резюмировал: «Когда-нибудь мы должны понять, что такое выражение «земля без хозяина – сирота». Поэтому изменения в эту статью мы будем рассматривать попозже».

В общем, искусственно созданный пар был выпущен, но котел оказался закрыт, а огонь под ним переведен в «ждущий режим».

Не в ту сторону

Вроде бы справедливость, пусть и на время, восторжествовала, но... Остались всевозможные политические и экономические риски, связанные с тем, что такие эксперименты опасны. Попробуем проанализировать некоторые из них, но для начала посмотрим, что выявила пресловутая 26-я статья.

Главное – это то, что многие перепутали гражданское мышление с групповым, на что, в принципе, и рассчитывали инициаторы. То есть многие поддались эмоциям вплоть до того момента, когда можно было кричать о «народной победе» в связи с отменой поправки. Кроме того, социологи и политологи от власти смогли получить хороший срез общественного мнения о руководстве страны и ее инициативах, а «технари» оценили возможности социальных сетей и различного рода мессенджеров с точки зрения выражения виртуального протеста. Ну, а те, кому это положено по роду службы, выявили и «взяли на карандаш» потенциальных активистов.

Здесь следует заметить, что в стране не было слышно особых призывов к мирным митингам. Напротив, группа нацпатов «со стажем» призвала не поддаваться на провокации и не будировать тему уличных протестов. Правда, основной аргумент сводился к тому, что «народ» может опозориться, собрав от силы пару сотен человек. Зато подобные призывы прозвучали от представителей зарубежной оппозиции, что не могло остаться незамеченным в Ак-Орде.

Таким образом, основным риском властей является возможность массовых акций протеста по всей стране. Конечно, к такому развитию событий у нас готовятся уже давно, но большей частью в одностороннем порядке: наращивают потенциал «митингового спецназа», проводят «антитеррористические учения», ужесточают законы, готовят отечественный «антимайдан» и т.д.

Тест на протест

Не секрет, что «народная воля» не только может управлять политическими процессами в «трудное время», но и сама она достаточно управляема. Однако это происходит ровно до того времени, пока толпа не «вырвется из рук». По нашим данным, еще несколько лет назад некоторыми «течениями» во власти разрабатывался сценарий создания контролируемого «гражданского общества», один из вариантов которого предусматривал выход людей на улицы. Теперь необходимо создать и укрепить «новую оппозицию» и когорту подконтрольных гражданских активистов, причем они даже могут не подозревать, что являются марионетками, – достаточно умело управлять «протестными эмоциями» и подкидывать для этого информационные поводы.

В настоящее время таких поводов хватает. Это и ухудшение социального положения граждан, и возможная девальвация национальной валюты, и решение об обязательной временной регистрации, и реанимирование земельного вопроса. Кроме того, не исключены и более жесткие «побуждающие» меры – например, расправа над отдельными активистами, журналистами или лидерами общественных движений.

Однако, как уже отмечалось, сегодня никто не может гарантировать, что огонь не выйдет из-под контроля, а «пожарные» справятся с возложенной на них миссией.

Вместо послесловия

Своими действиями власть разбудила общественное мнение, пусть даже в контролируемом, как она считает, формате. Стало понятно, что могут появиться новые и напомнить о себе старые гражданские и политические активисты, что возможно создание временных союзов с участием даже тех, кто до сих пор оппонировал друг другу. В первую очередь, это касается национал-патриотов – их личные амбиции и многолетние споры могут отойти на второй план. Иначе говоря, протестные силы действительно могут объединиться, а фраза «враг моего врага – мой друг», не исключено, станет ключевой, что создаст для власти серьезные угрозы.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102893 Мирас Нурмуханбетов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102776 Айгуль Омарова

Могут ли осужденные чиновники помочь стране?

Автор: Юлия Кисткина

Чиновники на скамье подсудимых давно уже перестали быть редкостью. Под дамоклов меч правосудия попадает и мелкая сошка, и крупная рыба, местами даже хищная. Но если учесть, как часто в последнее время на руках высокопоставленных госслужащих защелкиваются наручники и как быстро из «опытных государственных деятелей» они превращаются в отпетых уголовников, то в данном случае сложно говорить об акте очищения, торжестве законности и справедливости. Скорее, это горнило, через которое в обязательном порядке должны пройти назначенные жертвами представители власти. Является ли это «путешествием» в один конец?

Еще Марсель Ашар, французский драматург, утверждал, что люди делятся на две половины: на тех, кто сидит в тюрьме, и тех, кто должен в ней сидеть. Спорить с ним трудно, особенно на фоне бесконечных арестов министров, акимов и прочих подвизавшихся в околовластных кругах. Но, несмотря на старания наших доблестных органов нагнать жути, живописуя их прегрешения, в массе своей они не воспринимаются чудовищами. Почему так происходит? И есть ли у тех, кто прошел через огонь, воду и тюремные будни, шанс вновь стать «незаменимым хозяйственником» и «эффективным менеджером? Об этом наш разговор с политологом, журналистом Айгуль Омаровой.

– Айгуль, начнем с перспектив. Есть ли у осужденных чиновников возможность получить обратный билет?

– В сложившейся ситуации у тех, кто отсидел, вряд ли есть шансы на возвращение в управленческую элиту. Сегодня, и это не является большим секретом, у руля власти находятся различные группы влияния, или кланы. Они не допустят повторного прихода во власть тех, кто получил реальные сроки, – пусть даже за мнимые преступления. Поясню. Нам, обществу, достоверно неизвестно, виновны ли оказавшиеся на скамье подсудимых представители элиты в том, в чем их обвиняют, или же это жертвы клановой войны. Большинство уголовных дел последнего времени было построено на показаниях тех, кто находился в подчинении у подозреваемых. Не исключено, что они оговаривали свое начальство с той или иной целью. Например, с целью получения минимальных сроков для себя. И если мы говорим о войне кланов, то, скорее всего, многие уголовные дела, получившие широкий резонанс, были инициированы теми или иными группами влияния. Я не претендую на истину в последней инстанции и могу ошибаться, но если препарировать происходящее, то напрашивается только такой вывод. Поэтому возвращение во власть осужденных чиновников представляется весьма и весьма сомнительным.

– Но если предположить, что такое возможно, то выиграет ли от этого государство?

– Их возвращение было бы полезным для экономики, для страны в целом. Многие из тех, кто выпал из обоймы, – люди образованные, с широким кругозором. Они не только способствовали развитию тех отраслей, курировать которые были поставлены, но и оказывали влияние на другие сферы жизнедеятельности общества.

– А если говорить о конкретных персоналиях, то кто из чиновников, прошедших тюремную школу, был бы сегодня полезен?

– Например, если говорить о развитии науки и космонавтики, то, несомненно, нужно вернуть во власть бывшего министра образования Жаксыбека Кулекеева и бывшего министра транспорта, доктора физико-математических наук Серика Буркитбаева. Думаю, они на этих позициях жизненно необходимы.

То же самое можно сказать о бывшем премьер-министре Серике Ахметове. Он никогда не входил ни в один из кланов и всегда, какие бы посты ни занимал, был ответственным и грамотным исполнителем. Хочу подчеркнуть, что Серик Ахметов не разрабатывал никаких государственных программ – он только реализовывал их. А то, что он как аким начал делать в Карагандинской области, заслуживает лишь одобрения. Подчеркну еще, что Ахметов был осужден на основании показаний отдельных лиц и фактически ни один из эпизодов, вменявшихся ему в виду, так и не был доказан.

В этот список можно было бы включить и Талгата Ермегияева. Его, как мы знаем, посадили за то, что он якобы украл деньги, выделенные на строительство объектов ЭКСПО-2017. На какие же средства были построены существующие объекты?

Мне кажется, что во власть нужно вернуть и таких людей, как генерал Аманбаев, который руководил финансовой полицией Алматы. Заведенное на него дело было рассмотрено в суде первой инстанции и сегодня, насколько мне известно, находится в стадии апелляции. Но в этой истории тоже много «белых пятен», и обвинение опять-таки построено на показаниях его бывших подчиненных, которые, как и в деле Серика Ахметова, путаются в показаниях, в размерах сумм, которые они якобы передавали генералу, и т.д.

– А если вспомнить фигуры из более далекого прошлого… Можно ли из них сколотить «кадровый резерв»?

– Возьмем для примера Галымжана Жакиянова. Ему можно было бы доверить любую область, и он как аким справился бы с задачей. Жакиянов накопил опыт, знания и не повторит ошибок молодости, которые имели место в бытность его акимом Семипалатинской области. К тому же не так давно он получил диплом одного из престижных американских вузов. Знание зарубежной практики, соединенное с казахстанским опытом, могло бы дать неплохой результат.

Об Акежане Кажегельдине и говорить нечего. Его могучий интеллект сегодня весьма бы пригодился. Он мог бы занять позицию консультанта по международным отношениям.

– Не получится ли в итоге как с Мухтаром Аблязовым? Простили, доверили, а получили «по мордам»?

– Я бы так не ставила вопрос. Война кланов началась не сегодня и не вчера. Она ведется с конца 90-х годов прошлого столетия. И мне кажется, что основная причина, по которой Аблязов оказался в роли врага Казахстана, заключается в том, что клановые группы не смогли простить ему то, что он сделал БТА одним из самых успешных банков не только в нашей стране. Увы, сам Аблязов ведет себя сегодня неподобающим образом.

Его действия сегодня вызывают отторжение. Я имею в виду то, как он в социальны сетях оскорбляет главу государства. Это низко, мелочно и недостойно. Если он действительно хочет заниматься большой политикой, то и вести себя надо подобающим образом.

– А что можно сказать об осужденных акимах разного ранга? Будет ли от них толк, если им удастся вернуться на государственную службу?

– Трудно сказать. Могу лишь в качестве примера привести акима Карагандинской области Бауржана Абдишева, о котором мои земляки отзываются в высшей степени положительно. При нем многое стало сдвигаться с мертвой точки. Как минимум в самой Караганде регулярно убирали снег.

Коль скоро мы заговорили о представителях исполнительной власти на местах, то не могу не вспомнить рассказ моей бывшей коллеги, которая провела несколько месяцев в Атырауской области. Практически везде люди ей говорили: «Пусть вернут нам Бергея Рыскалиева. Бергей строил мосты, Бергей строил дороги». По их словам, главная вина Рыскалиева как акима области заключалась в том, что он требовал от иностранных и казахстанских добывающих компаний соблюдения обязательств, прописанных в контрактах.

– То есть можно сказать, что, если чиновники, получившие реальные сроки, будут возвращены во власть, закидывать их камнями никто не станет?

– Я думаю, что нет. Наш народ в массе своей умный, дальновидный и способен отличить правду от фальши. У него свои представления, а у власти – свои. Разумеется, я далека от мысли рисовать осужденных чиновников ангелами. Но нужно ко всему подходить прагматически. Или мы будем думать об интересах государства, о том, какую пользу могли бы принести эти люди, или же будем кричать: «Распни!», поощрять тех, кто стремится инициировать «громкие дела», думая при этом о карьере и об орденах, но никак не о стране.

В период транзита власти у Нурсултана Назарбаева есть шанс золотыми буквами вписать свое имя в историю суверенного Казахстана в том числе милосердием по отношению к тем, о ком мы сегодня говорим. Если они будут амнистированы или реабилитированы, это станет плюсом для страны.

Вероятности такого развития событий я не исключаю. Недавно президент, принимая главу Национального бюро по противодействию коррупции Кайрата Кожамжарова, заявил, что нельзя огульно всех обвинять, надо подходить вдумчиво к каждому конкретному случаю и каждый факт сопоставлять с тем, что происходило на самом деле. Не сажать всех подряд, как это выглядит сейчас со стороны, а проявлять объективность.

И еще. Несколько лет назад, отвечая на чей-то вопрос, Нурсултан Абишевич сказал, что очень хорошо помнит судьбу Туркменбаши. И эта фраза, как мне кажется, залог того, что президент трезво представляет, что происходит в стране, а значит, «охоте на ведьм», наверное, придет конец.

Смотрите также

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102776 Айгуль Омарова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter