Всего новостей: 2032014, выбрано 1782 за 0.097 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > dknews.kz, 17 марта 2017 > № 2108446

17 марта Beeline Казахстан объявлил о возможности снятия наличных денежных средств с баланса мобильного телефона через отделения АО «Казпочта» и банкоматы Qazkom по всему Казахстану.

«Сотрудничество с «Beeline Казахстан» в рамках реализации данного проекта позволит отправлять и получать денежные переводы еще быстрее. Если ранее переводы можно было осуществить только с платежной карты или с помощью систем денежных переводов, то теперь можно просто пополнить баланс на вашем телефоне и обратиться в любое наше отделение для снятия и получения наличных денег. Кроме того, являясь социально-ответственной компанией, мы решили не взимать комиссию с клиентов по данной услуге», – комментирует Нариман Мукушев, управляющий директор по инновациям и информационным технологиям АО «Казпочта».

Минимальная сумма снятия наличных составляет 1000 тенге, максимальная сумма в сутки – 50 000 тенге.

«Мы рады, что у абонентов Beeline Казахстан теперь есть возможность использовать свой мобильный телефон не только как средство связи, но и фактически как мини-банк. Для того чтобы перевести деньги со своего баланса, абоненту Beeline, равно как и получателю денег, вовсе не обязательно быть клиентом какого-либо банка, – сказал управляющий директор Qazkom Нурлан Жагипаров. – Сотрудничество с ведущим сотовым оператором Казахстана подтверждает наши стратегические планы изменить парадигму финансового рынка страны на основе концепции «банк для небанков». Мы планируем и дальше развивать сотрудничество с технологическими компаниями, предлагая им широкие возможности платежной и эквайринговой инфраструктуры Qazkom для удобства и пользы клиентов».

Минимальная сумма снятия наличных в банкоматах Qazkom составляет 2000 тенге, максимальная сумма в сутки – 50 000 тенге.

«Развитие мобильных финансовых систем выходит на новый уровень. Клиентам Beeline стали доступны уникальные услуги, ранее не представленные в Казахстане. Теперь, чтобы сделать денежный перевод, достаточно иметь смартфон с SIM-картой Beeline, а получателю – найти ближайшее почтовое отделение или банкомат наших партнеров. Выражаю благодарность АО «Казпочта» и Qazkom за доверие и оперативную реализацию совместной инициативы», – прокомментировал Александр Комаров, главный исполнительный директор Beeline Казахстан.

«Компетенция в финансовых решениях и технологические ресурсы Wooppay в сотрудничестве с мобильными операторами и банками открывают перед абонентами Beeline возможности новых финансовых сервисов, – говорит Александр Бондаренко, директор системы электронных денег Wooppay. – В совместном сервисе с Qazkom все настолько просто, что клиенту даже не нужно иметь пластиковую карту или идти в отделение банка, чтобы получить деньги. Проект с АО «Казпочта» позволяет самым удобным способом получать средства в любой точке страны: у почтового оператора есть отделения даже в небольших и отдаленных от городов населенных пунктах. То есть операции, которые раньше могли отнять у вас часы, сейчас занимают пять минут. Мобильный телефон – больше, чем средство связи, это – полноценный инструмент платежа».

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > dknews.kz, 17 марта 2017 > № 2108446


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 14 марта 2017 > № 2108445 Умут Шаяхметова

Умут Шаяхметова: Выделяемая государством сумма на оздоровление банковского сектора может оказаться не окончательной

Государственная поддержка банковского сектора и возможная сделка по покупке акций Казкоммерцбанка (ККБ) Народным банком Казахстана (НБК) остаются в центре внимания финансового сообщества. Причем последствия этого для всей банковской системы полностью неочевидны.

Насколько целесообразна масштабная финансовая помощь банкам со стороны государства и сделка по покупке акций ККБ «Народным банком» мы попросили оценить председателя правления НБК Умут Шаяхметову.

- Умут Болатхановна, государство выделяет на оздоровление банковского сектора через Фонд проблемных кредитов почти 2,1 трлн тенге. Как Вы считаете, насколько вообще оправдана эта мера?

- То, что сегодня делает правительство и Национальный банк для банковского сектора, - это мужество, поскольку делать такие шаги - это брать на себя большую ответственность. Но их необходимо было делать раньше - и в 2010-м, и в 2011-м, и в 2012-м. Нужно было уже тогда понимать, признавать и решать накопившиеся проблемы. В этом случае, судя по опыту некоторых европейских стран, например, Исландии, которая вовремя признала и решила возникшие проблемы в банковском секторе, мы бы уже двигались дальше.

К сожалению, мы пошли по другому пути - думали, что проблемы рассосутся сами собой. Но этого не произошло, хотя для таких ожиданий были основания: цены на нефть после падения в конце 2008 года вновь пошли вверх, было много госпрограмм, которые сильно помогли и банкирам, и нашим заемщикам.

Тем не менее, я снимаю шляпу перед правительством и перед Нацбанком за то, что сегодня они пошли на столь серьезные меры, которые сопряжены с большой ответственностью.

- А насколько адекватна господдержка тем проблемам, которые годами копились в банковской системе?

- Она вполне адекватна, поскольку необходимость оздоровления банковского сектора очевидна так же, как очевидно и то, какие будут последствия, если этого не делать. А сумма, которую планирует направить государство на поддержку банков, вполне сопоставима уровню существующих проблем. Но, возможно, она будет не окончательной.

Ясность в этом вопросе должны внести результаты due diligence Казкома. И уже после этого можно будет назвать окончательную сумму. При этом следует иметь в виду, что доля Казкома на рынке составляет 19%, а БТА - 16%.

- Давайте поговорим о возможной сделке «Народного банка» с ККБ. Означает ли она, что произойдет слияние этих банков? Или речь идет только о покупке НБК пакета акций Казкома?

- Юридически сделка означает только приобретение акций. То есть она не предполагает слияние банков. Потом само слияние - очень сложная процедура. То есть первый шаг - это приобретение акций, и только после этого мы будем разрабатывать стратегию дальнейших действий.

- А к покупке предполагается контрольный пакет акций Казкома?

- Да.

- Due diligence Казкома независимо друг от друга проводят и Народный банк, и регулятор. Можно ли считать это показателем того, что есть противоречия по поводу возможной цены сделки?

- Это делается для того, чтобы было несколько независимых оценок финансового состояния банка. У регулятора должна быть своя независимая оценка, и он нанял другого аудитора для проведения due diligence. Так же и мы наняли аудитора, который не проводит аудит ни «Народного банка», ни Казкома.

То есть нам нужны мнения и оценки третьих сторон, потому что сделка должна быть прозрачной. Понятно, что когда она состоится, все детали будут раскрыты как внутри Казахстана, так и для наших инвесторов и рейтинговых агентств. Возможно, что оценки аудитора Нацбанка и аудитора, которого нанял НБК, будут похожими.

- Сейчас вновь наметилась тенденция падения нефтяных цен. Какие последствия будут для банковского сектора, если они вновь опустятся ниже $50?

- Я думаю, что хуже уже не будет, ведь банки уже смогли пройти период, когда продолжительное время цены на нефть были $40 и ниже, а курс доллара составлял и 360, и 380 тенге. Банкиры уже адаптировались к этому, накопив опыт работы в подобных ситуациях.

Плюс к этому нужно учитывать, что в последние годы кредитный портфель банков фактически не рос, а в долларовом выражении и вовсе сжимался. При этом банки, как правило, не выдавали кредитов, качество которых в перспективе может снизиться. Поэтому я не ожидаю ухудшения ситуации в банковском секторе.

Однако возможный негатив не даст возможности полноценно решать уже накопившиеся проблемы, в частности с докапитализацией банковского сектора в целом. И если «Народный банк» и некоторые другие банки в этом плане чувствуют себя хорошо, то другие участники рынка нуждаются в дополнительных вливаниях в капитал. Кстати, это один из факторов, который будет вести к консолидации банковского сектора.

Если говорить в целом, необходимость оздоровления банковской системы уже назрела, и если этого не будет сделано, то казахстанские банки, а вместе с ними и экономика рискуют повторить негативный опыт Японии, то есть оказаться на продолжительное время в стагнации.

- Какой прогноз Народного банка по курсу доллара в паре с тенге на этот год?

- Мы ожидаем, что курс доллара будет в диапазоне 310-340 тенге.

- А будет ли влиять на курс тенге в сторону укрепления финансовая поддержка государства банков, ведь значительная часть средств на эти цели будет взята из Нацфонда в долларах?

- На обменный курс это не окажет влияния. Вся выделяемая на оздоровление банковского сектора ликвидность сразу не придет на рынок. Предполагается, что достаточно большая ее часть пойдет на погашение обязательств, в первую очередь перед Национальным банком.

- С 1 января этого года в Казахстане начал действовать новый международный стандарт оценки неработающих кредитов, согласно которому к ним будут относиться и реструктурированные займы. Насколько из-за этого может увеличиться доля плохих кредитов в банковском секторе Казахстана?

- Это вполне возможно, но по нашему банку из-за введения нового стандарта мы не видим большого эффекта. Как обстоят дела у других банков, мне сложно сказать. Но не исключено, что доля неработающих займов по сектору может увеличиться на 1-2%.

- А окажет ли это дополнительное давление на капитал отдельных банков?

- Да. Но сегодня многие банки и так находятся на грани выполнения пруденциальных нормативов по капиталу. Однако мы видим, что некоторые акционеры уже влили, а другие заявили о намерении влить дополнительные средства в капитал. И это хороший сигнал.

- Спасибо за интервью!

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 14 марта 2017 > № 2108445 Умут Шаяхметова


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101534

/Полный текст/ Газета "Деловой Казахстан" опубликовала статью под заголовком "Пояс и путь: во имя всеобщего процветания"

Газета "Деловой Казахстан" в своем последнем номере опубликовала статью под заголовком "Пояс и путь: во имя всеобщего процветания", в котором член Госсовета КНР Ян Цзечи рассказал о значении выдвижения инициативы "Пояс и путь" /"Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века"/, а также первых результатах ее реализации. Ниже следует полный текст статьи:

C 14 по 15 мая в Пекине пройдет Форум международного сотрудничества "Пояс и путь". Местные и зарубежные представители проявили большой интерес к предстоящему событию, после того, как председатель КНР Си Цзиньпин объявил о нем на январском форуме в городе Давос.

По случаю начала отсчета 100 дней до форума, член Госсовета КНР Ян Цзечи, отвечающий за подготовку мероприятия, дал обширное интервью газетам People's Daily и China Daily. Мы публикуем его в переводе.

Движущая сила прогресса

-- Каково Ваше мнение о предстоящем форуме "Пояс и путь", какие цели необходимо достичь во время его проведения?

-- 17 января на ежегодном форуме в Давосе председатель Си Цзиньпин объявил, что форум "Пояс и путь", направленный на обсуждение способов укрепления сотрудничества, создание платформ для взаимодействия, а также на совместное использование результатов сотрудничества, пройдет в мае в Пекине. Также на форуме будут рассмотрены пути решения проблем, стоящих перед глобальной и региональной экономикой, представлены свежие идеи для продолжения сотрудничества и обсуждены колоссальные выгоды от инициативы "Пояс и путь" для жителей всех стран. Председатель Си Цзиньпин обозначил наше видение форума, а также задал направление для подготовки мероприятия.

Осенью 2013 года президент Си Цзиньпин выдвинул инициативу "Пояс и путь" для повышения взаимодополняемости и согласованности стратегий в области развития, а также для стимулирования взаимного прогресса стран-участниц посредством более тесного международного сотрудничества. За последние три года инициатива показала хорошие результаты в различных видах сотрудничества, получила позитивные отклики и активных участников. Теперь настал момент для обеспечения всестороннего прогресса. Инициатива послужит хорошим поводом для анализа достигнутого прогресса и планирования будущего.

Стартовав более трех лет назад, инициатива выносится на форум высокого уровня, который станет важным дипломатическим событием, организованным Китаем в этом году. Форум имеет колоссальное значение для мирового и регионального сотрудничества. Под руководством Центрального Комитета Коммунистической партии Китая во главе с товарищем Си Цзиньпином мы надеемся на достижение нескольких целей. Во-первых, тщательно рассмотреть ход реализации инициативы, продемонстрировать важные моменты ее первоначальных результатов, добиться консенсуса в сотрудничестве и поддержать его движущую силу. Во-вторых, обсудить основные пути сотрудничества, поспособствовать большей согласованности стратегий, укрепить партнерство и усилить работу по его развитию. В-третьих, при одновременном стимулировании экономического и социального развития Китая, а также его структурного преобразования, работать над укреплением международного сотрудничества, чтобы продемонстрировать взаимовыгодные результаты.

Как гласит китайская пословица: "Дереву нужны сильные корни, чтобы расти ввысь, а реке нужен неиссякаемый источник, чтобы течь вдаль". Организуя форум, мы надеемся совместно со всеми сторонами содействовать развитию инициативы "Пояс и путь", заложить более прочную основу для глобального экономического роста и углубления регионального сотрудничества, создать более удобные условия для коммуникации, чтобы тем самым принести больше пользы для стран и народов мира.

Акцент на практическое сотрудничество

-- Каковы результаты, первые успехи инициативы "Пояс и путь"? Как ее приняли на международном уровне, и способствовала ли она изменениям в жизни людей из других стран?

-- Инициатива была предложена Китаем. Тем не менее, она не рассчитана на то, чтобы стать его "сольным проектом". Лучшая аналогия для нее -- сравнение с симфоническим оркестром, состоящим из всех стран-участниц. Инициатива призвана стать основным международным общественным благом, приносящим пользу всем. Это не пустой лозунг, а скорее ряд наглядных и конкретных действий, сосредоточенных вокруг ключевого звена -- взаимосвязи и развития инфраструктуры, как ключевой части экономического сотрудничества, которое отвечает интересам всех стран и регионов.

Мы придерживаемся принципов активного обсуждения, внесения совместного вклада и извлечения общих выгод. Мы делаем акцент на практическом сотрудничестве, взаимовыгодных результатах и поэтапном прогрессе. Мы ждем того, что развитие Китая будет тесно связано с развитием других стран, послужит согласованности между их соответствующими стратегиями и сотрудничеством в рамках нашей инициативы. Это будет способствовать росту региональных инвестиций и внутреннего спроса, созданию рабочих мест и сокращению бедности, поспособствует повышению уровня развития всего региона.

Мы уже стали свидетелями начала, расширения, прогресса и плодотворных результатов инициативы. Более 100 стран и международных организаций присоединились к ней. Из них более 40 подписали соглашения о сотрудничестве с Китаем, был достигнут широкий международный консенсус в отношении инициативы КНР. Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности ООН, ЭСКАТО, АТЭС, АСЕМ и GMS /программы экономического сотрудничества в субрегионе Большого Меконга/ поддержали или включились в сотрудничество по инициативе "Пояс и путь" в соответствующих резолюциях и документах.

Был получен ряд важных предварительных результатов. Развитие экономического коридора достигает устойчивого прогресса. Взаимосвязанная инфраструктурная сеть обретает форму. Значительно увеличился объем торговли и инвестиций. В настоящее время ведется совместная работа по стратегически важным проектам. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций /АБИИ/ и Фонд Шелкового пути обеспечили устойчивую поддержку финансового сотрудничества. Поезда China Railway Express осуществляют перевозку товаров, удовлетворяющих потребностям рынков стран по всей территории Евразийского континента. Эти поезда создали "мост" для общения и дружбы между народами, проживающими вдоль их маршрута, а также стали сопутствующей частью китайской инициативы.

Ее совместная разработка является важным каналом для активизации международного сотрудничества, а также всеохватывающей и способствующей развитию идеей для всех ее участников. Это создает новые возможности для того, чтобы сделать жизнь людей лучше. Следует отметить, что эта китайская инициатива приносит пользу всему миру.

Развеять тучи экономической депрессии

-- Каким вы видите вклад инициативы Китая в мировую экономику и международное сотрудничество, учитывая, что сегодня мир столкнулся с замедлением темпов роста экономики и инвестиций, торговли, а также отрицательными последствиями глобализации и растущей нестабильностью? Какова главная тема и задачи предстоящего форума?

-- Это правда, что мировая экономика все еще не оправилась от глубокого воздействия международного финансового кризиса. Процесс восстановления проходит неуверенно и медленно, а основа для дальнейшего роста по-прежнему неустойчива. Наблюдается рост протекционизма, все громче звучат голоса против глобализации. Нарастает напряженность между открытостью, переменами и экономической интеграцией с одной стороны, и изоляционизмом, устаревшим мышлением и фрагментарным характером торговых соглашений -- с другой.

Тем не менее, двустороннее, многостороннее, региональное и глобальное сотрудничество по вопросам инфраструктуры, взаимосвязи и устойчивого развития набирает обороты. По всему миру приоритет имеют реальная экономика, промышленный сектор, индустриализация и диверсификация. Важно понять новые возможности развития и найти эффективные способы для преодоления трудностей и решения проблем.

История предоставляет нам полезный и целесообразный источник для решения сегодняшних проблем. Сухопутные и морские дороги Великого Шелкового пути более 2000 лет назад позволяли людям из разных стран выходить за рамки национальных границ, заниматься торговлей и обмениваться товарами, перевозя их на верблюдах или торговых судах. Эти взаимодействия стали частью выдающейся главы в истории человечества.

История доказывает, что скрытые и недоступные для других договоренности не имеют шансов на будущее, в то время как открытое сотрудничество и обеспечение взаимной выгоды является единственным способом продвижения вперед. Все эти вещи актуальны и сегодня. Как сказал председатель Си Цзиньпин на ежегодном совещании ВЭФ: "любая попытка направить воду из океана обратно в озера или реки просто нереальна. В действительности, эта мысль идет вразрез с прошлыми тенденциями". /следует/

Инициатива "Пояс и путь", заложенная в духе времени Великого Шелкового пути, в сотрудничестве, открытости, всеобъемлемости, взаимном обучении и взаимной выгоде следует принципу активных обсуждений, совместного вклада и общих выгод. Открытость, всеобъемлемость и взаимная выгода являются определяющими особенностями инициативы и источником ее решающих доводов. Мы надеемся, что она поможет развеять тучи экономической депрессии и направит нас в сторону глобального экономического роста.

Чтобы добиться консенсуса и укрепить сотрудничество, Китай определил тему предстоящего форума, которая звучит как "Пояс и путь: сотрудничество во имя всеобщего процветания". Задачи форума будут сосредоточены на взаимосвязи политики, транспорта, торговли, финансов и людей. Обсуждения будут проводиться по таким ключевым темам, как взаимосвязь инфраструктуры, экономическое сотрудничество и торговля, промышленные инвестиции, энергетика и ресурсы, финансовая поддержка, международные обмены, экология и охрана окружающей среды, а также морское сотрудничество. Лидеры "круглого стола", наиболее важные участники форума будут сосредоточены на двух темах: "Политика слаженности для более тесного партнерства" и "Координированное сотрудничество для взаимосвязанного развития".

По нашему мнению, тема и задачи весьма актуальны, учитывая обстоятельства и проблемы нашего мира. Подчеркивая важность международного сотрудничества, взаимосвязи и слаженности, тема и задачи во многом совпадают с назревшими мировыми вопросами. Я также хотел бы добавить, что многие национальные и региональные планы и глобальные задачи появились только в последние годы, включая такие региональные инициативы, как Евразийский экономический союз, основной план сотрудничества АСЕАН, Инвестиционный план для Европы, Программа развития инфраструктуры в Африке и Проект сотрудничества АТЭС. А также такие глобальные документы как Парижское соглашение по изменению климата и Повестка дня в области устойчивого развития до 2030 года. Международное сообщество должно воспользоваться этой возможностью и обеспечить слаженность между этими инициативами для дальнейшего сотрудничества и общих благ.

К общему развитию и процветанию

-- Мы знаем, что некоторые иностранные лидеры будут присутствовать на форуме, и что к нему проявлен высокий международный интерес. Как продвигается подготовка к форуму, и какие страны будут присутствовать? И какими будут результаты, по Вашему мнению?

-- Мы придаем большое значение подготовке к форуму. Мы создали специальный Комитет по мониторингу и координации подготовки мероприятия. Благодаря совместным усилиям соответствующих ведомств и местных органов власти, подготовка идет полным ходом. Многие иностранные лидеры выразили свою заинтересованность в том, чтобы стать участниками нашего мероприятия. Политическая подготовка достигает устойчивого прогресса. В настоящее время подтверждены договоренности о ключевых мероприятиях, местах проведения, материально-техническом обеспечении и безопасности. В ближайшее время всякий раз, когда это необходимо, мы будем абсолютно открыто информировать международное сообщество о подготовке к форуму.

Лидеры примерно 20 стран Азии, Европы, Африки и Латинской Америки подтвердили свое участие в форуме. Это свидетельствует о большом внимании и поддержке, которую получил от международного сообщества форум инициативы "Пояс и путь". Мы приглашаем делегации на уровне министров из некоторых стран, представителей международных организаций, бывших глав иностранных государств и правительств, крупных предпринимателей, а также экспертов и ученых присоединиться к дискуссии о содействии развитию сотрудничества

Мы активно работаем для достижения успеха нашей инициативы. Мы надеемся, что форум поможет добиться результатов в трех аспектах.

Во-первых, расширение международного консенсуса по вопросам сотрудничества. Ожидается, что форум будет поддерживать те стороны, которые придерживаются целей и принципов Устава ООН, добиваются мира и сотрудничества в духе открытости, всеобъемлемости и взаимной выгоды, а также стремятся к взаимовыгодному и взаимосвязанному развитию.

Экономический рост, создание новых рабочих мест, сокращение уровня бедности, обеспечение лучшей жизнь для людей и охрана окружающей среды - станут главными приоритетами международного сотрудничества. Форум также поддержит формирование слаженности между национальными, региональными и глобальными планами развития с целью продвижения мира к будущему человечества, характерной чертой которого станут общее развитие и процветание.

Во-вторых, укрепление практического сотрудничества в ключевых областях. Ожидается, что форум укрепит движущую силу сотрудничества во всех областях инициативы, уделяя особое внимание ключевым областям и направлениям с перспективными и долгосрочными последствиями. Форум позволит укрепить сотрудничество в области инфраструктурного взаимодействия, торговли и инвестиций, финансовой поддержки международных обменов, будет способствовать появлению ряда крупных проектов и соглашений о сотрудничестве, а также поможет выработать некоторые ключевые среднесрочные и долгосрочных меры.

В-третьих, форум наметит планы для долгосрочного сотрудничества. При совместном развитии инициативы "Пояс и путь", мы вместе с соответствующими странами будем изучать долгосрочные механизмы сотрудничества через равноправные обсуждения, которые будут учитывать интересы всех сторон. Форум будет способствовать укреплению связей и сотрудничества, усилению взаимного доверия и партнерских сетей, увеличению реальных вкладов, укрепит переплетение интересов и составит план развития, находящегося в общих интересах всех сторон.

Сделать "пирог" большим и справедливо его разделить

-- С Ваших слов складывается ощущение, что форум поможет продвижению сотрудничества, повысит согласованность инициативы "Пояс и путь" и стратегий развития стран-партнеров, а также укрепит экономическое сотрудничество Китая с миром. Каким образом мы должны понимать важность инициативы для Китая в попытке реализации 13-ой пятилетки /2016-2020 гг./, способствующей всестороннему преобразованию и открытости, а также достижению целей двух столетий? Напомним читателям, что стоит задача способствовать процветанию общества во всех отношениях к 2021 году, когда КПК будет праздновать свой столетний юбилей. И стать современной социалистической, процветающей, сильной, демократической, культурно и гармонично развитой страной к столетию КНР в 2049 году.

-- Инициатива "Пояс и путь" призвана содействовать общему развитию и взаимовыгодному сотрудничеству. Китай не намерен присвоить себе всю выгоду или даже претендовать на ее львиную долю, а наоборот будет работать со странами-партнерами для того, чтобы сделать "пирог" больше и справедливо его разделить. Таким образом, укрепляя сотрудничество между сторонами, мы будем вносить вклад в развитие международного сообщества, а также содействовать преобразованию и развитию своей страны. Китай будет продолжать свое развитие в области международного сотрудничества, полностью отражая международный консенсус.

Поскольку его экономика переходит к "новому нормальному состоянию", Китай сталкивается как с возможностями, так и с проблемами, особенно в области региональных различий. С упором на расширение открытости западных районов КНР инициатива "Пояс и путь" ускорит развитие западного Китая и поможет более скоординированному развитию всей страны. Эта инициатива охватывает несколько провинций, автономных районов и крупных муниципалитетов в прибрежных и внутренних районах Китая. Она твердо придерживается стратегии регионального развития Китая, новой стратегии урбанизации и стратегии открытости Китая, а также даст сильный толчок для открытия Китая миру во всех аспектах.

Инициатива обеспечит синергию между усилиями Китая по активизации международного экономического сотрудничества, усилению преобразований и открытости. Позволит КНР и странам-партнерам совместно двигаться к инновационному, скоординированному, "зеленому", открытому и общему развитию и облегчит стремление Китая реализовать цели 13-й пятилетки, ускорит универсальные преобразования, открытость и достижение целей двух столетий. Мы полны надежд и уверенности в этом вопросе.

Во благо народов и с верой в лучшее будущее

-- Китай успешно провел неофициальные встречи руководителей членов АТЭС

в Пекине в 2014 году, а также саммит G20 в Ханчжоу в 2016 году. Как отличается инициатива "Пояс и путь" от двух этих событий и каковы ее характерные особенности?

-- Саммит АТЭС в Пекине, саммит G20 в Ханчжоу и наша инициатива -- все они являются важными международными конференциями. Три события преследуют одну и ту же цель, а именно: акцент на открытость, участие и взаимовыгодное сотрудничество, слаженность, взаимосвязанное и инновационное развитие потенциальных движущих сил, а также содействие благополучию людей во всем мире.

По сравнению с двумя предыдущими событиями форум имеет свои особенности. Во-первых, "Пояс и путь" представляет собой международную инициативу для сотрудничества, инициированную Китаем. Форум является первым в своем роде. Тем не менее, гораздо легче нарисовать самый красивый рисунок на чистом листе белой бумаги. Во-вторых, наша инициатива открыта для стран различных регионов. Идея исходит от древнего Шелкового пути, однако инициатива им не ограничена. Мы приветствуем участие различных стран, международных организаций, транснациональных корпораций, финансовых учреждений и неправительственных организаций в конкретных проектах сотрудничества для достижения поставленной цели на основе объединенных усилий. В-третьих, по сравнению с устоявшимися механизмами, которые применяются уже давно, такие как АТЭС и G20, форум является более гибким в отношении поставленных задач, области сотрудничества и путей его продвижения. Он будет полностью отвечать требованиям комфорта и доступности для заинтересованных сторон.

Мы считаем, что форум станет действенной платформой для укрепления взаимодействия, взаимодополняемости и международного сотрудничества. Мы надеемся работать с другими участниками для продвижения инициативы "Пояс и путь", чтобы заложить прочную основу для сотрудничества, которое будет способствовать долгосрочному развитию, послужит на благо народа и поможет нам войти в лучшее будущее.

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101534


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102893 Мирас Нурмуханбетов

Чем чреваты и кому выгодны протестные настроения в обществе

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Как мы и предполагали, изменения в 26-ю статью Конституции РК отклонены. Однако официально заявлено, что точку в этом вопросе ставить рано. Между тем кампания «Жер сатылмайды!» («Земля не продается!») вскрыла ряд серьезных проблем, а принятие упомянутой поправки грозит серьезными потрясениями. Попробуем разобраться, с какими рисками могут столкнуться власть и граждане.

Всенародное заблуждение

Наверное, нет смысла напоминать о том, что камнем преткновения во всем 18-пунктном законопроекте о внесении изменений и дополнений в Конституцию РК стала именно эта поправка. Подавляющее большинство граждан, да и, судя по всему, многие парламентарии и чиновники из правительственных кабинетов даже не вдавались в суть документа, довольствуясь лишь «разжеванным и в рот положенным». В прошлый раз (https://camonitor.kz/26560-otvlekayuschie-manevry-pravitelstva.html) мы писали, что это может быть своеобразным отвлекающим маневром, а сама поправка в статью 26 вводится лишь для того, чтобы потом отклонить ее. Так и случилось: 1 марта, прежде чем отправить законопроект на парламентскую «шлифовку», президент страны заявил о сохранении статьи в старом варианте.

Правда, он оговорился, отметив, что сам выступал «за» эту поправку и что обсуждение и разъяснение еще предстоят. А через два дня на совместном заседании палат парламента Нурсултан Назарбаев заявил, что 26-я статья не подлежит изменению вследствие существенных разногласий, выявившихся в процессе «всенародного обсуждения», подчеркнув при этом, что она касается не только земли, но и любого другого движимого или недвижимого имущества. Но потом он уточнил, что «все равно мы к этому придем, даже по земле», и резюмировал: «Когда-нибудь мы должны понять, что такое выражение «земля без хозяина – сирота». Поэтому изменения в эту статью мы будем рассматривать попозже».

В общем, искусственно созданный пар был выпущен, но котел оказался закрыт, а огонь под ним переведен в «ждущий режим».

Не в ту сторону

Вроде бы справедливость, пусть и на время, восторжествовала, но... Остались всевозможные политические и экономические риски, связанные с тем, что такие эксперименты опасны. Попробуем проанализировать некоторые из них, но для начала посмотрим, что выявила пресловутая 26-я статья.

Главное – это то, что многие перепутали гражданское мышление с групповым, на что, в принципе, и рассчитывали инициаторы. То есть многие поддались эмоциям вплоть до того момента, когда можно было кричать о «народной победе» в связи с отменой поправки. Кроме того, социологи и политологи от власти смогли получить хороший срез общественного мнения о руководстве страны и ее инициативах, а «технари» оценили возможности социальных сетей и различного рода мессенджеров с точки зрения выражения виртуального протеста. Ну, а те, кому это положено по роду службы, выявили и «взяли на карандаш» потенциальных активистов.

Здесь следует заметить, что в стране не было слышно особых призывов к мирным митингам. Напротив, группа нацпатов «со стажем» призвала не поддаваться на провокации и не будировать тему уличных протестов. Правда, основной аргумент сводился к тому, что «народ» может опозориться, собрав от силы пару сотен человек. Зато подобные призывы прозвучали от представителей зарубежной оппозиции, что не могло остаться незамеченным в Ак-Орде.

Таким образом, основным риском властей является возможность массовых акций протеста по всей стране. Конечно, к такому развитию событий у нас готовятся уже давно, но большей частью в одностороннем порядке: наращивают потенциал «митингового спецназа», проводят «антитеррористические учения», ужесточают законы, готовят отечественный «антимайдан» и т.д.

Тест на протест

Не секрет, что «народная воля» не только может управлять политическими процессами в «трудное время», но и сама она достаточно управляема. Однако это происходит ровно до того времени, пока толпа не «вырвется из рук». По нашим данным, еще несколько лет назад некоторыми «течениями» во власти разрабатывался сценарий создания контролируемого «гражданского общества», один из вариантов которого предусматривал выход людей на улицы. Теперь необходимо создать и укрепить «новую оппозицию» и когорту подконтрольных гражданских активистов, причем они даже могут не подозревать, что являются марионетками, – достаточно умело управлять «протестными эмоциями» и подкидывать для этого информационные поводы.

В настоящее время таких поводов хватает. Это и ухудшение социального положения граждан, и возможная девальвация национальной валюты, и решение об обязательной временной регистрации, и реанимирование земельного вопроса. Кроме того, не исключены и более жесткие «побуждающие» меры – например, расправа над отдельными активистами, журналистами или лидерами общественных движений.

Однако, как уже отмечалось, сегодня никто не может гарантировать, что огонь не выйдет из-под контроля, а «пожарные» справятся с возложенной на них миссией.

Вместо послесловия

Своими действиями власть разбудила общественное мнение, пусть даже в контролируемом, как она считает, формате. Стало понятно, что могут появиться новые и напомнить о себе старые гражданские и политические активисты, что возможно создание временных союзов с участием даже тех, кто до сих пор оппонировал друг другу. В первую очередь, это касается национал-патриотов – их личные амбиции и многолетние споры могут отойти на второй план. Иначе говоря, протестные силы действительно могут объединиться, а фраза «враг моего врага – мой друг», не исключено, станет ключевой, что создаст для власти серьезные угрозы.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102893 Мирас Нурмуханбетов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102776 Айгуль Омарова

Могут ли осужденные чиновники помочь стране?

Автор: Юлия Кисткина

Чиновники на скамье подсудимых давно уже перестали быть редкостью. Под дамоклов меч правосудия попадает и мелкая сошка, и крупная рыба, местами даже хищная. Но если учесть, как часто в последнее время на руках высокопоставленных госслужащих защелкиваются наручники и как быстро из «опытных государственных деятелей» они превращаются в отпетых уголовников, то в данном случае сложно говорить об акте очищения, торжестве законности и справедливости. Скорее, это горнило, через которое в обязательном порядке должны пройти назначенные жертвами представители власти. Является ли это «путешествием» в один конец?

Еще Марсель Ашар, французский драматург, утверждал, что люди делятся на две половины: на тех, кто сидит в тюрьме, и тех, кто должен в ней сидеть. Спорить с ним трудно, особенно на фоне бесконечных арестов министров, акимов и прочих подвизавшихся в околовластных кругах. Но, несмотря на старания наших доблестных органов нагнать жути, живописуя их прегрешения, в массе своей они не воспринимаются чудовищами. Почему так происходит? И есть ли у тех, кто прошел через огонь, воду и тюремные будни, шанс вновь стать «незаменимым хозяйственником» и «эффективным менеджером? Об этом наш разговор с политологом, журналистом Айгуль Омаровой.

– Айгуль, начнем с перспектив. Есть ли у осужденных чиновников возможность получить обратный билет?

– В сложившейся ситуации у тех, кто отсидел, вряд ли есть шансы на возвращение в управленческую элиту. Сегодня, и это не является большим секретом, у руля власти находятся различные группы влияния, или кланы. Они не допустят повторного прихода во власть тех, кто получил реальные сроки, – пусть даже за мнимые преступления. Поясню. Нам, обществу, достоверно неизвестно, виновны ли оказавшиеся на скамье подсудимых представители элиты в том, в чем их обвиняют, или же это жертвы клановой войны. Большинство уголовных дел последнего времени было построено на показаниях тех, кто находился в подчинении у подозреваемых. Не исключено, что они оговаривали свое начальство с той или иной целью. Например, с целью получения минимальных сроков для себя. И если мы говорим о войне кланов, то, скорее всего, многие уголовные дела, получившие широкий резонанс, были инициированы теми или иными группами влияния. Я не претендую на истину в последней инстанции и могу ошибаться, но если препарировать происходящее, то напрашивается только такой вывод. Поэтому возвращение во власть осужденных чиновников представляется весьма и весьма сомнительным.

– Но если предположить, что такое возможно, то выиграет ли от этого государство?

– Их возвращение было бы полезным для экономики, для страны в целом. Многие из тех, кто выпал из обоймы, – люди образованные, с широким кругозором. Они не только способствовали развитию тех отраслей, курировать которые были поставлены, но и оказывали влияние на другие сферы жизнедеятельности общества.

– А если говорить о конкретных персоналиях, то кто из чиновников, прошедших тюремную школу, был бы сегодня полезен?

– Например, если говорить о развитии науки и космонавтики, то, несомненно, нужно вернуть во власть бывшего министра образования Жаксыбека Кулекеева и бывшего министра транспорта, доктора физико-математических наук Серика Буркитбаева. Думаю, они на этих позициях жизненно необходимы.

То же самое можно сказать о бывшем премьер-министре Серике Ахметове. Он никогда не входил ни в один из кланов и всегда, какие бы посты ни занимал, был ответственным и грамотным исполнителем. Хочу подчеркнуть, что Серик Ахметов не разрабатывал никаких государственных программ – он только реализовывал их. А то, что он как аким начал делать в Карагандинской области, заслуживает лишь одобрения. Подчеркну еще, что Ахметов был осужден на основании показаний отдельных лиц и фактически ни один из эпизодов, вменявшихся ему в виду, так и не был доказан.

В этот список можно было бы включить и Талгата Ермегияева. Его, как мы знаем, посадили за то, что он якобы украл деньги, выделенные на строительство объектов ЭКСПО-2017. На какие же средства были построены существующие объекты?

Мне кажется, что во власть нужно вернуть и таких людей, как генерал Аманбаев, который руководил финансовой полицией Алматы. Заведенное на него дело было рассмотрено в суде первой инстанции и сегодня, насколько мне известно, находится в стадии апелляции. Но в этой истории тоже много «белых пятен», и обвинение опять-таки построено на показаниях его бывших подчиненных, которые, как и в деле Серика Ахметова, путаются в показаниях, в размерах сумм, которые они якобы передавали генералу, и т.д.

– А если вспомнить фигуры из более далекого прошлого… Можно ли из них сколотить «кадровый резерв»?

– Возьмем для примера Галымжана Жакиянова. Ему можно было бы доверить любую область, и он как аким справился бы с задачей. Жакиянов накопил опыт, знания и не повторит ошибок молодости, которые имели место в бытность его акимом Семипалатинской области. К тому же не так давно он получил диплом одного из престижных американских вузов. Знание зарубежной практики, соединенное с казахстанским опытом, могло бы дать неплохой результат.

Об Акежане Кажегельдине и говорить нечего. Его могучий интеллект сегодня весьма бы пригодился. Он мог бы занять позицию консультанта по международным отношениям.

– Не получится ли в итоге как с Мухтаром Аблязовым? Простили, доверили, а получили «по мордам»?

– Я бы так не ставила вопрос. Война кланов началась не сегодня и не вчера. Она ведется с конца 90-х годов прошлого столетия. И мне кажется, что основная причина, по которой Аблязов оказался в роли врага Казахстана, заключается в том, что клановые группы не смогли простить ему то, что он сделал БТА одним из самых успешных банков не только в нашей стране. Увы, сам Аблязов ведет себя сегодня неподобающим образом.

Его действия сегодня вызывают отторжение. Я имею в виду то, как он в социальны сетях оскорбляет главу государства. Это низко, мелочно и недостойно. Если он действительно хочет заниматься большой политикой, то и вести себя надо подобающим образом.

– А что можно сказать об осужденных акимах разного ранга? Будет ли от них толк, если им удастся вернуться на государственную службу?

– Трудно сказать. Могу лишь в качестве примера привести акима Карагандинской области Бауржана Абдишева, о котором мои земляки отзываются в высшей степени положительно. При нем многое стало сдвигаться с мертвой точки. Как минимум в самой Караганде регулярно убирали снег.

Коль скоро мы заговорили о представителях исполнительной власти на местах, то не могу не вспомнить рассказ моей бывшей коллеги, которая провела несколько месяцев в Атырауской области. Практически везде люди ей говорили: «Пусть вернут нам Бергея Рыскалиева. Бергей строил мосты, Бергей строил дороги». По их словам, главная вина Рыскалиева как акима области заключалась в том, что он требовал от иностранных и казахстанских добывающих компаний соблюдения обязательств, прописанных в контрактах.

– То есть можно сказать, что, если чиновники, получившие реальные сроки, будут возвращены во власть, закидывать их камнями никто не станет?

– Я думаю, что нет. Наш народ в массе своей умный, дальновидный и способен отличить правду от фальши. У него свои представления, а у власти – свои. Разумеется, я далека от мысли рисовать осужденных чиновников ангелами. Но нужно ко всему подходить прагматически. Или мы будем думать об интересах государства, о том, какую пользу могли бы принести эти люди, или же будем кричать: «Распни!», поощрять тех, кто стремится инициировать «громкие дела», думая при этом о карьере и об орденах, но никак не о стране.

В период транзита власти у Нурсултана Назарбаева есть шанс золотыми буквами вписать свое имя в историю суверенного Казахстана в том числе милосердием по отношению к тем, о ком мы сегодня говорим. Если они будут амнистированы или реабилитированы, это станет плюсом для страны.

Вероятности такого развития событий я не исключаю. Недавно президент, принимая главу Национального бюро по противодействию коррупции Кайрата Кожамжарова, заявил, что нельзя огульно всех обвинять, надо подходить вдумчиво к каждому конкретному случаю и каждый факт сопоставлять с тем, что происходило на самом деле. Не сажать всех подряд, как это выглядит сейчас со стороны, а проявлять объективность.

И еще. Несколько лет назад, отвечая на чей-то вопрос, Нурсултан Абишевич сказал, что очень хорошо помнит судьбу Туркменбаши. И эта фраза, как мне кажется, залог того, что президент трезво представляет, что происходит в стране, а значит, «охоте на ведьм», наверное, придет конец.

Смотрите также

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102776 Айгуль Омарова


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102760 Петр Своик

Правительство много лет воюет само с собой и даже против себя

Автор: САУЛЕ ИСАБАЕВА

Исполнительская дисциплина отечественного госаппарата с каждой реформой становится лишь слабее. И не исключено, что правительственная копилка невыполненных задач вскоре пополнится новой порцией поручений, которые президент страны активно раздавал этой зимой. Сегодня у нас в гостях экономист Петр Своик, с которым мы говорим о причинах этой болезни и методах ее лечения.

– Петр Владимирович, почему многочисленные реорганизации казахстанского правительства не дают результатов? Как вы объясните тот факт, что большинство задач, которые ставит перед ним глава государства, кочуют из послания в послание, обрастают новыми программами и созданием новых структур, в итоге так и остаются невыполненными?

– Эти задачи не просто не выполняются, они по сути невыполнимы. Нынешнее правительство и Национальный банк принципиально на это неспособны даже не в силу личностных качеств руководителей, а потому, что уже много лет пребывают в какой-то шизофреничес­кой раздвоенности…

Дело в том, что в конце 1990-х – начале 2000-х мы заменили собственную экономическую идео­логию на предложенную нам извне и стали внешне управляемыми. В частности, мы отказались от национального монетарного суверенитета, построили весь экономический цикл на внешних инвестициях и внешнем фондировании наших банков, приняли за основу рекомендации по разгосударствлению экономики. У нас даже при правительстве работают разного рода консультационные компании типа McKinsey, которые не только зарабатывают здесь очень хорошие деньги, но и фактически формулируют идеологемы и направления экономичес­кой политики.

Вот и получается, что, с одной стороны, казахстанская экономика имеет свои специфические особенности, явно не соответствующие либеральным представлениям об экономике вообще, а с другой, она находится под непрерывным иностранным надзором и консультированием, которые навязывают ей вот эти либеральные представления.

Поэтому все бесконечные заклинания со стороны правительства о том, что нас спасет только рынок, что нужно больше конкуренции, что необходимо поскорее приватизировать непрофильные и даже профильные активы национальных компаний, что в стране очень много чиновников, от которых надо избавляться, – они звучат уже много лет, но ничего не решается. Более того, степень огосударствления экономики даже увеличивается. Если говорить откровенно, то именно на огосударствлении экономики мы и существуем. А что нам дают рынок и свободная конкуренция – большой вопрос.

Посмотрите, к примеру, на стратегические государственные программы «Нурлы жол», ФИИР, «Развитие АПК» и т.д. Они все реализуются не просто через государственное участие, но и за счет государственных ресурсов. То есть если бы государство не тратило массированно из года в год средства Нацфонда, бюджета и квазигоссектора, не поддерживало бы госпрограммы, не дотировало бы ставки коммерческих банков, то экономика давно бы сдохла.

Фактически правительство уже много лет воюет само с собой и даже против себя. Ведь идеология и призывы у него одни, а практические действия - совершенно другие.

– Почему же наша экономика не смогла встроиться в эту модель?

– Понимаете, экономика, построенная на очень высокой степени естественного и полуестественного монополизма, просто не может действовать в навязанных нам конкурентно-рыночных условиях. У нас же все построено на добыче и экспорте сырья, где в принципе нет конкуренции. А то, что вкладывали внешние инвесторы и кредиторы (сейчас, во время кризиса, и этот поток иссякает), было ориентировано на их вывозной интерес, а не на внутренний.

К примеру, они инвестировали и кредитовали расширение добычи сырья на экспорт, а также потребительские сферы экономики Казахстана, основанные, как правило, на импорте. Следствием такой политики стало поддержание Нацбанком завышенной стоимости денег в стране, которое, кстати, трактуется не иначе как борьба с инфляцией.

– А это не так?

– В нашей экономике связь между высокой инфляцией и высокой стоимостью банковских денег можно сравнить с ветром и качающимися деревьями. У нас не стоимость денег завышена по причине высокой инфляции, а инфляция высока в том числе потому, что стоимость денег завышена. То есть уже 20 лет Национальный банк объясняет дорогие кредиты высокой инфляцией. А это все равно что полагать, будто ветер дует потому, что деревья качаются...

Но поскольку правительству все равно надо массированно кредитовать и инвестировать (мы без этого пропадем), то вся наша экономическая политика построена на дотировании сверхвысоких процентов банковских кредитов. Получается, что большая часть государственных денег, которая тратится как бы на развитие и поддержание экономики, на самом деле идет на спонсирование казахстанских коммерческих банков. То есть, пытаясь поддерживать экономику, мы спонсируем схему, работающую на вывоз денег из страны.

– Станет ли выходом из этого замк­нутого круга решение выделить триллион тенге на оздоровление банков?

– Нынешняя внешне ориентированная модель правительства в любом случае себя исчерпывает. Она находится в глубоком системном кризисе, что проявляется, в частности, в нарастающих проблемах банковской системы.

В начале тучных лет банки были витриной экономических реформ: они росли, цвели и пахли даже быстрее, чем сама нефтянка. Сейчас же они являются витриной кризиса, которая покрывается трещинами гораздо быстрее, чем вся экономическая модель. В этом смысле триллион тенге, выделяемый на их оздоровление, – мера, конечно, необходимая, но не излечивающая кризис. Она поможет вывести накопленные токсичные активы из банковского организма, но никак не вылечить саму болезнь.

– Как же лечить саму болезнь?

– А тут я, пожалуй, обопрусь на две, по сути, революционные новые задачи, поставленные в последнем президентском Послании. Это то, что Национальный банк должен отвечать теперь не только за инфляцию, но и за экономический рост, и что он совместно с правительством должен обеспечить фондирование коммерческих банков в национальной валюте.

Сомневаюсь, что для нынешних Нацбанка и правительства эти задачи выполнимы. Если же действительно приступать к переориентации с вывозного на внутренний интерес, в частности на реиндустриализацию, то начинать надо именно с Национального банка. Он должен перестать быть замыкающим игроком на валютном рынке, должен вообще уйти с валютной биржи и заняться единственным своим прямым делом – планировать и осуществлять необходимую кредитную эмиссию в экономику. То есть из роли обменника перейти к роли реального генератора национального инвестиционного и кредитного ресурса.

Политику плавающего курса нужно прекратить. Национальная валюта не должна вертеться, как хвост собаки, вокруг валюты внешнеэкономичес­кой деятельности. Курсы необходимо скрепить между собой, и достаточно жестко. Причем эту сцепку должно обеспечивать Министерство финансов через превращение Национального фонда во вторую валютную часть государственного бюджета. То есть бюджет должен быть двойным – тенговая часть и валютная часть. За исключением, конечно, резервов, которые надо держать, не тратить. Все остальное должно планироваться, утверждаться, исполняться в рамках единого госбюджета. В частности, за счет валютной части Минфин должен обеспечивать прямую и обратную конвертацию тенге в любую иностранную валюту.

В свою очередь Министерство экономики должно стать центральным штабом по планированию индустриального и социального развития на основе межотраслевых и межрегиональных балансов. А соответствующие профильные министерства должны отвечать за исполнение этих планов. При этом индустриальное инвестирование следовало бы осуществлять двумя параллельными каналами.

Первый канал – это то самое долгосрочное и доступное фондирование коммерческих банков в тенге, которое должно не расходиться по спекулятивному рынку, а осуществляться целенаправленно. Для этого стоило бы превратить «Халык банк» в реально народный, то есть национализировать.

Второе направление должно быть создано на базе реформированного ЕНПФ. Причем всю накопительную систему надо преобразовать таким образом, чтобы ЕНПФ стал самостоятельной инвестиционной структурой национального уровня. Его руководство должно назначаться президентом, быть ему подотчетным. В составе ЕНПФ должен быть наблюдательный совет из независимых комиссаров. Их, например, могли бы делегировать парламентские партии, а также республиканские профсоюзы.

Кроме того, в законодательство о пенсионной системе нужно дописать пункт, гарантирующий со стороны государства не только сохранность от инфляции, но и обеспечение ежегодного устанавливаемого парламентом дохода. Саму накопительную систему надо развернуть до формата пожизненного и комплексного социального страхования. А именно – лицевые накопительные счета необходимо открывать на каждого родившегося младенца и сразу отписывать на них некую базовую долю от Национального фонда и ежегодно дополнять ее.

Законом должны быть установлены страховые случаи использования пенсионных накоплений: рождение ребенка, приобретение жилья для молодой семьи или, не дай бог, дорогостоящее лечение.

В свою очередь инвестирование ЕНПФ должно осуществляться прежде всего в те самые утвержденные пятилетки и годовые планы индустриализации, причем преимущественно в ту национальную инфраструктуру, которая находится под государственным тарифным контролем. Это, конечно же, нефте- и газопроводы, железные дороги, электроэнергетика, ЖКХ.

Соответственно Комитет по регулированию естественных монополий, который сейчас находится на задворках Министерства национальной экономики и фактически поощряет закрытость и коррумпированность тарифной политики, нужно поднять до самостоятельного ведомства национального уровня. Его работа должна заключаться в организации постоянного мониторинга в режиме реального времени главных составляющих как эксплуатационных, так и инвестиционных затрат монополистов. То есть инвестируемые накопления должны быть под жестким контролем, а сам тарифный процесс – прозрачным.

– На чем из всего перечисленного правительству следовало бы сделать главный акцент?

– Сегодня нашей экономикой управляет McKinsey, а вовсе не Министерство экономики. Да, оно самое большое, но при этом самое, извиняюсь, беспонтовое министерство. Это, по сути, набор комитетов и департаментов, деятельность которых к реальной экономике имеет очень опосредованное отношение. Поэтому я считаю, что в новом варианте МНЭ должно стать сердцем правительства, новым Госпланом, который бы составлял государственные и совместные государственно-частные инвестиционные программы. А также осуществлял бы их исполнение под накопления ЕНПФ и выделяемый Национальным банком кредитный ресурс. Вот он, стержень нового правительства.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 10 марта 2017 > № 2102760 Петр Своик


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 10 марта 2017 > № 2099340

Все больше магазинов с товарами за "спасибо" открывается в Казахстане

Очередной магазин, в котором можно приобрести товар за "спасибо", открылся в городе Атбасаре Акмолинской области, сообщает региональная служба коммуникаций.

Благотворительные магазины ранее открылись в городе Степногорск, Кокшетау и поселке Степняк Акмолинской области. Также подобные магазины работают и в других областях Казахстана.

Магазин "За спасибо" предлагает своим посетителям широкий ассортимент товаров – одежда для всей семьи, обувь, игрушки, книги, постельное белье, полотенца, одеяла, подушки, мелкую бытовую технику.

"Помощь в виде вещей, продуктов, посуды, постельных принадлежностей идет от добрых людей нашего города. Но есть важное правило — необходимо привозить вещи чистые и целые. Задача благотворительных магазинов "За Спасибо!" превратить хорошие, но не нужные одним людям вещи в полезный ресурс для других", — говорит волонтер, член Клуба добряков Камила Омарова.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 10 марта 2017 > № 2099340


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 10 марта 2017 > № 2099339

Угольная промышленность может исчезнуть в Казахстане в ближайшие несколько десятков лет в результате модернизации экономики, заявила министр труда и социальной защиты РК Тамара Дуйсенова.

Выступая в пятницу на пресс-конференции, посвященной посланию президента РК народу "Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность", Дуйсенова отметила, что любая научно-техническая революция приводит к исчезновению некоторых профессий и отдельных отраслей. Например, в настоящее время в стране отсутствует отрасль производства паровозов или подготовка секретарей-машинистов.

"Мы сейчас создали большую рабочую группу, есть вероятность ухода от угольной промышленности. Нет сейчас очень многих шахт в Европе: появляются новые энергетические источники. Я не могу сказать, что это сегодня-завтра, но в течение, может быть, 20 лет вопрос шахт будет стоять. Поэтому сегодня мы должны начать работу по всем специальностям, касающимся угольной промышленности", — сказала Дуйсенова на пресс-конференции в правительстве.

Вместе с тем идет процесс снижения востребованности на определенные специальности из-за внедрения новых технологий.

"Если раньше там должны были работать десять человек, то сегодня обходятся одним человеком, потому что все компьютеризировано. Этих людей нужно просто перепрофилировать", — добавила министр.

По ее словам, созданная рабочая группа будет работать в этих двух направлениях.

Дуйсенова также рассказала о внедрении в стране мобильных курсов по обучению новым специальностям. Оборудованные машины, автобусы будут приезжать на места и обучать людей конкретным профессиям.

"Мы это будем делать в пяти областях — Акмолинской, Актюбинской, ВКО, Павлодарской и Костанайской. В основном такие "мобильные курсы на колесиках" будут по техническим специальностям. Курсы будут при колледжах местных исполнительных органов и, возможно, при центрах занятости местного исполнительного органа", — сказала министр.

Также рассматривается возможность организации мобильных курсов в малокомплектных школах (в свободное от учебы время), в помещении клубов или медпунктах (для краткосрочного обучения массажистов).

Идет совместная большая работа с Национальной палатой предпринимателей: рассматривается возможность мобильных курсов на производстве у предпринимателей малого и среднего бизнеса.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 10 марта 2017 > № 2099339


Казахстан. Вьетнам. Китай > Агропром. Транспорт > inform.kz, 4 марта 2017 > № 2094241

Сегодня около 8 часов по астанинскому времени первая партия казахстанского зерна - 720 тонн в 32 контейнерах - прибыла из восточнокитайского порта Ляньюньган во вьетнамский порт Хошимин, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ» в Китае.

В торжественной церемонии встречи груза в терминале VICT приняли участие Чрезвычайный и Полномочный Посол Казахстана во Вьетнаме Бекетжан Жумаханов, генеральный директор VICT First logistics development (JV) Co. Глен Кун Вай Кеон, генеральный директор ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган» Лю Бин, представители вьетнамской компании-покупателя зерна, а также корреспонденты вьетнамского телевидения и аккредитованные в КНР казахстанские журналисты.

«Это первая пилотная поставка во Вьетнам казахстанской продукции дочерним предприятием компании АО «НК «ҚТЖ» - АО «KTZ Express» через китайский порт Ляньюньган в рамках подписанного соглашения о зоне свободной торговли между Вьетнамом и ЕАЭС. Основной задачей было не только доставить данный груз до Вьетнама, но и протестировать логистический маршрут доставки товаров в Юго-Восточную Азию через территорию Китая. Мы готовы поставлять на этот рынок не только зерно, но и другие виды продовольственной продукции», - сказал в интервью Казинформу Жумаханов.

По его словам, Казахстан сможет не только экспортировать свою продукцию, но и поставлять товары других государств-членов Евразийского экономического союза во Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии по транспортному коридору «Казахстан - порт Ляньюньган (КНР) - Вьетнам».

«Население региона очень большое - около 600 миллионов человек, поэтому для казахстанского бизнеса открываются хорошие перспективы», - резюмировал дипломат.

По словам заместителя директора департамента международных перевозок ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган» Дархана Есенгулова, китайская сторона проявляет заинтересованность и готовность поддерживать развитие транспортного коридора через Казахстан, а также экспортировать казахстанскую продукцию через свою территорию в страны Юго-Восточной Азии.

«Организация транзитных перевозок с использованием возможностей транспортной инфраструктуры Казахстана, в частности, объектов СЭЗ «Хоргос - Восточные ворота», транспортно-логистических центров в Астане и Шымкенте, а также совместного терминала в порту Ляньюньган способствует дальнейшему развитию проекта «Экономического пояса Шелкового пути», - сказал он. В интервью Казинформу представитель вьетнамской компании-покупателя Сюе Сяньвэнь сообщил, что в настоящее время 80% зернового рынка Вьетнама обеспечивается зерном из Австралии, США, Канады и Аргентины.

«Это очень конкурентный рынок. Поскольку в силу различных факторов цена импортируемой во Вьетнам американской и австралийской пшеницы очень быстро растет, мы ищем им альтернативу. Мы еще раз апробируем качество поставленной сегодня партии казахстанского зерна, и если оно будет высоким, будем изучать возможность расширения объемов его покупки. Здесь, конечно же, для нас главным фактором выступает цена», - сказал он.

Интересно, что решение о покупке пробной партии казахстанского зерна в 720 тонн представители вьетнамской компании приняли после того, как перемололи 10 кг казахстанского зерна и из полученной муки изготовили хлебобулочные изделия, которые по сравнению с продукцией из австралийской муки оказались более высокого качества, что доказало высокую клейковину казахстанского зерна.

Напомним, контейнерный поезд с зерном в мешкотаре для вьетнамских покупателей отправлен АО «НК «ҚТЖ» в восточнокитайский порт Ляньюньган 16 января 2017 года с железнодорожной станции Жалтыр.

Пилотная отправка зерна осуществлена дочерним предприятием компании АО «НК «ҚТЖ» - АО «KTZ Express» - совместно с ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган».

5 февраля 2017 года казахстанское зерно было отправлено по морю из Ляньюньгана в южновьетнамский порт Хошимин.

Почти месяц груз шел до пункта назначения, поскольку каботажное судно по пути заходило во множество портов стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Прямой морской путь между Ляньюньганом и вьетнамским портом Хошимин может сократить сроки доставки груза до 6 дней.

Казахстан. Вьетнам. Китай > Агропром. Транспорт > inform.kz, 4 марта 2017 > № 2094241


Казахстан > Медицина. Образование, наука > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102913 Камал Ормантаев

Детская медицина: возвращение к здравому смыслу?

Автор: АДОЛЬФ АРЦИШЕВСКИЙ

Нельзя было не заметить, что в последние годы детский плач заполнил коридоры поликлиник для взрослых. Малыши теперь вместе с мамами и папами, бабушками и дедушками томятся в очереди к участковому врачу. А тот света белого не видит. Он и без того был перегружен сверх меры, так теперь еще должен выступать и в роли педиатра, хотя о педиатрии знает лишь понаслышке. Взрослый может рассказать, что у него болит, а ребенок лишь плачет и выгибается от боли, а сказать толком ничего не может. И болезни у него протекают по-особому. Что о них может знать врач общей практики? Между тем факультеты педиатрии у нас в медвузах были закрыты в 2007 году. Якобы за ненадобностью.

Привет из мрачного средневековья

Панацеей от всех болезней должны были стать семейные врачи. Ну, как на Западе. Мы же все время безоглядно пытаемся равняться на Запад, не учитывая, что у нас реалии совсем другие. Ликвидация факультетов педиатрии в мединститутах и упразднение детских поликлиник поражают своим абсурдом, отсутствием здравого смысла. Но вся эта история вроде близится к положительному финалу: на правительственном уровне уже принято решение вернуть эти факультеты в институтское лоно, а значит, можно надеяться, что со временем будут возрождены и детские поликлиники.

Вообще, для любого общества лакмусовой бумажкой гуманизма было и остается отношение к детям. И не только потому, что они – наш завтрашний день. Дети слабы и беспомощны, без взрослых они обречены. Особенно больные дети. В 1994 году Казахстан присоединился к «Всемирной декларации прав ребенка», которую инициировала ООН. В конце второго тысячелетия мы, наконец-то, уравняли ребенка в правах со взрослым человеком. Но упразднение педиатрических факультетов и детских поликлиник как-то не очень сочеталось с упомянутой декларацией, что не делает нам чести. Родители были в шоке, врачи-педиатры недоумевали, к тому же с ними не сочли нужным посоветоваться. При всем при том начальственная дама из Минздрава пыталась успокоить взбудораженную общественность: «Педиатры не исчезнут, они останутся. Изменена только структура подготовки, система подготовки, на каждом этапе которой будут ставиться определенные цели достижения компетенции. Есть базовая подготовка и дальше есть углубленная клиническая подготовка, и есть последипломная клиническая подготовка». Не правда ли, всё предельно ясно?! Во всяком случае, для самой начальственной дамы. Правда то, что нет факультетов педиатрии. Правда то, что больных детей засундучили во взрослые поликлиники, где малышам не место. И предельно ясно, что вместе с мыльной пеной словоблудия выплеснули ребенка.

Свет в конце тоннеля

Чтобы не путаться в кривотолках, мы обратились за комментариями к детскому хирургу, академику НАН РК Камалу Саруаровичу Ормантаеву.

– Может, мы сгущаем краски и тревога наша напрасна?

– Хотелось бы так думать. Но вот вам статистика. Выпуск студентов по специальности «педиатрия» в 2012 году составил 742 человека. Это те, кто был принят в мединституты еще до упразднения факультетов педиатрии. В 2013 году таких выпускников было уже 423, а в 2014-м – только 7. В результате у нас на каждые 10 000 человек приходится три педиатра, а в сельской местности в Атырауской, Западно-Казахстанской, Павлодарской областях – по одному. Между тем младенческая смертность у нас в два раза выше, чем в России и Украине, в четыре раза больше, чем в Беларуси. Пока ситуацию спасают врачи предпенсионного и пенсионного возраста. Что будет, когда уйдут и они? На восстановление необходимого количества квалифицированных педиатров потребуются годы и годы. Говорю это с полным на то основанием, поскольку дважды был деканом педиатрического факультета, а там учебная программа очень насыщенная, это 21 раздел: педиатр-хирург, педиатр-инфекционист, кардиолог, гастроэнтеролог, отоларинголог и т.д.

– Но, может быть, семейные врачи действительно являются панацеей от всех болезней?

– Там, на Западе, но не у нас. Там экономика иная и демография несравнима с нашей. Там дети составляют десять процентов населения, у нас – втрое больше. И проживает население более компактно, нет там таких немыслимых расстояний, как у нас. Да, еще такая частность: доля расходов на медицину от ВВП в США составляет 15 процентов, в Германии и Франции – 8, а у нас не дотягивает и до четырех. Одержимые оптимизацией, чиновники попытались сэкономить на педиатрии, то есть на здоровье наших детей, но это само по себе бесчеловечно и является серьезной угрозой будущему нации.

– А как обстоит дело с педиатрией у наших соседей по СНГ – в Кыргызстане, России, Беларуси, на Украине? Или мы одни такие в пределах СНГ?

– Похоже, да. О семейных врачах говорили в России, Беларуси, Украине, но дальше разговоров дело не пошло. А главное – там хватило ума не закрывать факультеты педиатрии в мединститутах. В Кыргызстане не сумели сдержать реформаторский зуд, закрыли их, но через два года спохватились и все вернули на свои места. У нас ненавистники детей от медицины оказались более упертыми, они целое десятилетие сводили педиатрию на нет. Я непрерывно слал тревожные депеши президенту, правительству, Дариге Назарбаевой. 32 ведущих педиатра Казахстана написали главе государства о той нелепости, что возникла у нас с упразднением этих факультетов. Но, видно, письма эти кто-то перехватывал, до адресата они не доходили. И вот, наконец, письмо об этом написала группа матерей.

– Говорят, вода камень точит…

– Лед действительно тронулся. 8 ноября прошлого года премьер-министр РК Бакытжан Сагинтаев поручил восстановить факультеты педиатрии в медвузах Казахстана. Сделано это было по инициативе тогдашнего вице премьера Имангали Тасмагамбетова. На заседании правительства Сагинтаев сказал буквально следующее: «Мы все понимаем, насколько велика цена врачебной ошибки. Особенно если это касается детских врачей, поэтому я полностью поддерживаю предложение и даю поручения министрам Дуйсеновой и Сагадиеву восстановить педиатрические факультеты во всех учебных медицинских заведениях и немедленно начать обучение уже с 1 сентября 2017 года». Золотые слова, долгожданные. Хотя я тут сразу же вношу поправочку. Дана команда набрать на первый курс факультета педиатрии 150 человек. Мало! Надо как минимум 250. Ведь молодых педиатров мы получим лишь через семь лет.

Доктор философии со скальпелем в руках

Не могу не сказать вот еще о чем. Нам запуд­рили мозги Болонской конвенцией. Появилось поколение «мутантов» от образования, докторов философии PhD. Опять, задрав штаны, равняемся на Запад. У нас была блестящая научная школа кандидатов и докто­ров наук. Мы ее изо всех сил начали разрушать. И чего добились? Научный сотрудник два-три года мозолит мозги, осваивая теорию, и обретает статус PhD. Вообще-то он хирург, но за эти два-три года он растерял свой практический багаж, и как специалист он теперь ничто. Нам это надо? Сейчас вот ректор МГУ Виктор Садовничий и министр образования РФ Ольга Васильева принимают меры, чтобы вернуть защиту кандидатских и докторских. Мы тоже говорим об этом, а нас слушать не хотят. Наша сотрудница пять лет работала над кандидатской, защищать ездила в Петербург. Далеко, дорого, накладно, однако защитилась. У нас нет научных советов по защите кандидатских и докторских. Сохранились они, правда, в Кыргызстане, это много ближе. Но ведь и у нас есть НИИ, и у нас можно создать такие советы, чтобы врачи-практики могли защищаться. Почему не создаем их? Не знаю. Нужно специальное распоряжение министра образования РК Сагадиева, чтобы были воссозданы такие советы, чтобы вернулась из небытия защита кандидатских и докторских. Это крайне важно для врачей- клиницистов.

Нам есть чему по­учиться у белорусских и российских коллег, но контакты с ними сведены к нулю. Почему? Не знаю. Недавно прошел съезд педиатров России. Событие, привлекшее внимание всего мира. Но оно прошло как бы мимо нас. В Петербурге есть Педиатрический медицинский институт, там собраны лучшие педиат­ры России. Сотрудница этого института, видный педиатр, хотела приехать в наш мединститут имени Асфендиярова для обмена опытом, но так и не приехала. Наши не захотели ее принять. Почему?..

Еще одна жертва оптимизации – латинский язык. Его изучение в наших медицинских вузах сведено к уровню факультатива. Но латынь лежит в основе названий болезней, их симптомов, анатомической номенклатуры, названий лекарственных препаратов. Это международный научный язык в медицине. Спрашивается, почему латинский язык исключили из программы обучения будущих докторов? А потому, объясняют в Минздраве, что он не преподаётся в медицинских вузах Израиля. Вас такое объяснение устраивает? Чиновники, видимо, не знают, что латынь входит в перечень обязательных предметов средних школ Израиля, и, соответственно, израильские абитуриенты владеют им еще до поступления в медицинские вузы. Но будем считать, что наша промашка с латынью – досадное недоразумение.

Post scriptum

А главное свершилось: решение о реанимации педиатрических факультетов принято на правительственном уровне. Пока оно лишь на бумаге, но уже хотя бы это вселяет оптимизм. Остается терпеливо ждать, когда решение начнет претворяться в жизнь.

Вообще-то всю эту неприглядную историю, весь этот абсурд с попыткой загнать педиатрию в угол и за счет ее урезания что-то там сэкономить, наверное, лучше было бы замолчать («не буди лихо, пока оно тихо»). А потому, зная нашу склонность наступать на одни и те же грабли, мы пока не ставим точку, пока – осторожное многоточие...

И еще. Нас могут упрекнуть: решение принято, а мы вроде как после драки кулаками машем. Так ведь это именно со страниц нашей газеты в течение последних четырех лет академик Камал Саруарович Ормантаев и его единомышленники возвышали свой голос в защиту педиатрии, а значит, в защиту наших беззащитных детей.

Казахстан > Медицина. Образование, наука > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102913 Камал Ормантаев


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102910 Айман Умарова

Феминистский адвокат: Наталья Слекишина, Жибек Мусинова и другие

Автор: Сара Садык

«Меня часто спрашивают, в чем секрет моего успеха. А все очень просто: чтобы в женщине признали специалиста высокого класса и перестали смотреть на нее как на представительницу слабого пола, она в своей профессии должна быть вдвойне лучше, чем мужчина», – говорит Айман Умарова, которую после ряда блестящих побед в суде стали называть «феминистским адвокатом».

Правдолюбка Айман

– Я всегда хотела работать в адвокатуре, но шла к этому долго, – рассказывает Айман. – Начинала карьеру обычным юристом на предприятии, потом пригласили в финансовую полицию расследовать хищения, дальше в моей жизни был ГСК – государственно-следственный комитет. Работая по делам, связанным с наркотиками, вымогательством, сводничеством, видела много грязи. А главное – всегда чувствовала, что это не мое. В 2000 году, наконец, пришла в адвокатуру.

–А как получилось, что вы стали специализироваться на делах, связанных с изнасилованием?

– На самом деле такого узкого направления, как изнасилование, нет. Оно относится к общеуголовным делам. Адвокаты сами выбирают те категории дел, которые им по душе, а я по натуре правдолюбка. Когда узнала, что, оказывается, масса случаев, связанных с изнасилованием, не доходит до суда, была в шоке!

Хорошо помню первое свое дело. Лет 15 назад вышел на меня один бизнесмен. Он рассказал, что в кафе, которым он владеет, часто приходят сотрудники правоохранительных органов с разными «маленькими» просьбами. Когда он отказался выполнять их бесплатно, наказание не заставило себя ждать. Как-то он принял официанткой некую девушку. Не прошло и недели, как та обвинила хозяина в изнасиловании. Добившись, чтобы моего клиента отпустили под подписку о невыезде, я решила добиться очной ставки с потерпевшей. А она… не пришла. Далее выяснилось, что девушка уже несколько лет находится в розыске за совершение уголовно наказуемого деяния.

Спустя некоторое время я защищала парня, который подозревался в групповом изнасиловании. И тоже возникло ощущение, что что-то в этом деле идет не так. Потерпевшая, давая показания в суде, в какой-то момент вышла из себя и выдала в адрес моего клиента: «Ну и что, что не насиловал? Он стоял и улыбался, когда надо мной надругались». Как бы мне ни было противно, но как адвокат я вынуждена была придерживаться позиции своего подзащитного: совсем наказания он не избежал, но полученный им срок был условным.

Роковая ниточка

– А когда вы почувствовали себя узнаваемым адвокатом?

– После жанаозенских событий был осужден и уже отбывал наказание в учреждении ГУ ЛА 155/14 КУИС Алматинской области журналист и правозащитник Владимир Козлов. Я оказывала ему правовую помощь на стадии исполнения наказания. Это очень сложно – несколько раз в неделю посещать «мужскую зону». А тут еще общение с прессой! Когда я пыталась отказываться от интервью, журналисты начинали додумывать то, что происходит там, за воротами зоны. Потом пошли дела, по которым ежедневно приходилось давать до десятка и даже больше интервью. Так я и стала медийной персоной.

Дело журналистки Юлии Козловой тоже стало своего рода прецедентом: впервые за 25 лет независимости представитель независимой прессы был оправдан нашим судом. Де-факто это дело было связано с иском АО «Казком» к ее коллеге Гюзаль Байдалиновой, а сама она проходила свидетелем, имеющим право на защиту. Де-юре журналистку обвиняли в незаконном приобретении и хранении наркотиков. На суде я потребовала, чтобы мне показали вещественные доказательства. Открывают – а там… всего один пакетик, хотя при обыске в квартире обвиняемой их было два. Смотрим видеосъемку, на ней тоже четко зафиксированы два. Правоохранительные органы предоставили суду вместо другого пакетика какой-то маленький моток ниток.

Выходит, что опечатанные в присутствии понятых вещественные доказательства открывали перед экспертизой? Но в таком случае их наличие вообще нужно ставить под сомнение. Кстати, что касается понятых: на видео четко видно, что они расписываются, но на суде их подписи отсутствовали. В итоге наш отечественный суд оправдал Юлию Козлову.

– Помнится, в те дни вы еще активно участвовали в деле о продаже младенцев в алматинских роддомах. За этой историей следила вся страна.

– Дело Гульмиры Саутовой попало ко мне случайно. Я тогда пришла на передачу «Наша правда» на КТК в качестве приглашенного эксперта. Вначале было откровенно скучно. Речь шла о каких-то алиментах. Муж не хочет платить их, требуя провести ДНК-тест. «А в чем проблема? – спросила я. – Кто против-то?». И тут женщина, требовавшая алименты, рассказала: ребенок им не родной, он куплен в роддоме! Страсти до того накалились, что прямо в студии участники телешоу стали просить меня, чтобы я взялась за это дело. Пришлось уступить.

Поехали в ДВД делать явку с повинной, и с этого момента меня и мою подзащитную каждый день стали показывать по телевизору. Интервью даем только мы с ней, а все остальные, особенно покупатели и продавцы, прячут лица. Страна гудит: оставят женщине ребенка – не оставят, закроют ее – не закроют. На улице ко мне то и дело подходили незнакомые люди: «Как вы думаете, оставят Гульмире ребенка?». И опять был создан прецедент: назвав ее преступницей, суд освободил женщину от уголовной ответственности и оставил ей куп­ленного ребенка. Другие покупатели (всего было установлено 15 эпизодов продажи младенцев) получили такой же приговор, поскольку ювенальным судом Алматы была применена Конвенция о правах ребенка.

Параллельно в те же дни я вела дело Сакена Тулбаева. Осудив за религиозный экстремизм, суд приговорил его к дополнительному наказанию – вынес решение о запрете на религиозную деятельность. Я и правозащитник Евгений Жовтис заявили на пресс-конференции, что это является нарушением Международного пакта о гражданских политических правах. В своем ходатайстве в Верховный суд РК о пересмот­ре приговора я поставила вопрос: каким образом должен исполняться «запрет на религиозную деятельность»? Не означает ли это запрет на молитву? Верховный суд, истребовав дело, отменил дополнительное наказание и дал разъяснение, что запрет может быть вынесен только на экстремистскую деятельность, но никак не на отправление религиозных обрядов.

Дитя четырех отцов, или пытки «по любви»

– А как вышла на вас осужденная Наталья Слекишина?

– Однажды вечером я увидела репортаж из женской колонии в поселке Жаугашты Алматинской области, куда телевизионщики приехали снимать какой-то праздник. И вдруг вижу, как к камере подошла некая женщина. Она заявила, что родила ребенка от изнасиловавших ее четверых сотрудников тюрьмы.

Надо же, думаю, какая смелая: сидит в колонии и требует соблюдения своих прав. Одновременно тревожный вопрос: что будет-то теперь? Ее ведь забьют. Следующая мысль: раз это транслируют по республиканскому телеканалу, значит, ей дадут адвоката. Спустя какое-то время одна моя знакомая рассказала мне историю осужденной женщины. Оказывается, адвоката у нее нет. «Почему? – спросила я. – Это же опасно – оставлять ее одну после такого интервью». «Откуда у нее деньги на адвоката?» – ответила знакомая. И тут меня словно кто-то за язык потянул. Я сказала, что если дойдет до этого, то я готова оказать отважной женщине правовую помощь безвозмездно.

И что вы думаете? В один прекрасный день рыдающая Наталья Слекишина (та самая осужденная) вышла на меня: «Вы обещали стать моим адвокатом». В ее рассказе все было абсолютно понятным и логичным: человек, не имеющий специального юридического образования, не может так складно все придумать в свою пользу. Оказывается, следственные органы решили отправить уголовное дело, возбужденное по заявлению Натальи Слекишиной, в суд по статье «превышение полномочий без применения насилия», хотя возбуждено оно было по статье «изнасилование».

Когда дело все-таки направили в суд по этой статье и плюс за «превышение полномочий» со стороны только одного надзирателя – Руслана Хакимова, я заявила, что в отношении всех четверых сотрудников, подозреваемых в изнасиловании, нужна дополнительная квалификация – сексуальные пытки. Согласно ратифицированной нашей страной Конвенции против пыток, изнасилование, о котором идет речь, – из ряда вон выходящее событие, поскольку оно было совершено в закрытом учреждении. Известные правозащитники Жемис Турмагамбетова и Евгений Жовтис направили в Генеральную прокуратуру свое правовое мнение по делу Слекишиной.

Все шло вроде бы нормально, но, приехав однажды в суд и встретившись перед процессом со своей подзащитной, я увидела, что лицо у Натальи распухшее, на нем видны следы побоев – синяки и царапины. А самое главное – она вдруг заявила: «Я от вас отказываюсь. Больше, пожалуйста, не приходите ко мне». Стоявший рядом подозреваемый в изнасиловании Хакимов, увидев, что я его заметила, отошел в сторону. И тут Наталья, глотая слезы, призналась: «У меня дети. Если не откажусь от вас, с ними может случиться все что угодно».

Во время суда у трех других насильников, которые превратились в свидетелей, вид был предовольный. Наталья ведь сказала то, чего они от нее добивались: с Русланом Хакимовым, отцом ее ребенка, все было «по любви». Но когда судья Айсара Жилкибаева потребовала в деталях рассказать о добровольном сексе с надзирателем, клиент, что называется, впал в ступор: Наталья не смогла на ходу придумать то, чего не было. Судья после этого поставила под сомнение утверждение о добровольном сексе.

На следующий день я собрала пресс-конференцию. После широкой огласки подробностей скандального дела мне позвонили из Генеральной прокуратуры: «Почему ваша подзащитная меняет свои показания?». Я ответила, что когда бьют и угрожают, осужденная женщина может сказать все что угодно. С этого дня прокуратура города Алматы взяла на себя ответственность за обеспечение безопасности Натальи Слекишиной и ее ребенка.

Когда составили новый обвинительный приговор, к двум имеющимся статьям добавили еще и сексуальные пытки, на которых я настаивала, и в итоге насильнику дали 9 лет. В этом и состояла необычность этого дела: впервые в истории не только нашей страны, но и вообще стран постсоветского пространства суд применил эту статью – «сексуальные пытки».

Дело Жибек

– Расскажите о деле Жибек Мусиновой…

– Дело было так. Когда правозащитники стали взывать: «Помоги ей!», я ответила, что это обычное изнасилование группой лиц, и мне такие дела не совсем интересны. «Нет, – убеждали меня. – Оно гораздо сложнее, чем кажется, потому что полиция помогла насильникам скрыть следы преступления». И я, как всегда, под напором общественности сдалась. Очень скоро и сама поняла уникальность этого дела. То, как повела себя Жибек Мусинова, – редчайший случай: казашка впервые открыто и во всеуслышание заявила о том, что подверглась групповому изнасилованию. Заявив «Почему я должна прощать тех, кто растоптал мне душу и тело?», она всему миру рассказала о том, что происходит в городке Есике.

Позиция Жибек импонировала мне: я сама из тех, чье мнение мало зависит от общепринятых в нашем обществе, где руководствуются пресловутым «ұят болады». Насильники пытались уйти от ответственности. Но смысл этого дела в том и состоит, что все пошло не по их сценарию: Жибек отказалась от денег, и каждый из насильников получил по заслугам: от 8 до 10 лет лишения свободы.

Пока мы с Жибек добивались возмездия в отношении обидчиков, очень тяжело пришлось и ей, и мне, ее адвокату. Но ни одному из своих подзащитных я не имею права открыто рассказывать о том, что происходит «за кадром». Если им вдруг покажется, что адвоката можно запугать, то они сломаются.

Когда я выходила после оглашения приговора, родственники осужденных попытались спровоцировать драку. Одна женщина визжала мне в лицо: «Мы тебя проклянем». До машины я шла в сопровождении полицейских. Но Жибек об этом не узнала (ее увели, как только прозвучал приговор):

– За дело Серика Асылбекова, обвиняе­мого в педофилии, вы тоже взялись под давлением общественности?

– Как всегда, упросили, нажимая на то, что парня-сироту оговорили, а потом я и сама, увидев, какой нездоровый интерес к делу проявляет одна известная общественная деятельница, решила добросовестно довести дело до конца.

– А в чем этот интерес проявился?

– Как только я написала в социальных сетях, что ходила в следственный изолятор к Серику Асылбекову, она и ее союзники почему-то вдруг стали копаться во всех уголовных делах, в рассмотрении которых я принимала участие. В их версии те, кого осудили, выглядели едва ли не ангелами. Я не могла понять, почему эти люди вдруг так всполошились? Что идет не так?

Все встало на свои места, когда я начала подробно знакомиться с делом: у меня, как и у других защитников Серика, появились сомнения относительно его виновности. Выяснилось, что подозреваемый состоял на учете в психдиспансере. То есть даже если он и совершил сексуальное преступление в 18 лет, его психическое развитие вряд ли тянет на этот возраст, а на взрослый учет он еще не успел встать. Кроме того, были нарушены норма о языке судопроизводства и право на защиту. Подозреваемый, например, заявляет, что не доверяет своим адвокатам, он хочет, чтобы его защищала конкретный адвокат – Айман Умарова. Что должен был сделать суд? Прислушаться к обвиняемому. Вместо этого он выносит постановление, в котором говорится, что имеющиеся адвокаты не могут быть отстранены, так как рассматриваемое дело относится к разряду особо тяжких. Но ведь Серик Асылбеков не говорил о том, что вообще не хочет адвоката. Потом язык судопроизводства. Понятно, что дело должно вестись на казахском, так как подозреваемый не владеет русским. Однако представительница потерпевшего мальчика пишет заявление, что она выбирает русский язык, хотя дело вообще-то рассматривается в отношении не ее, а Серика Асылбекова.

Имелись существенные противоречия между показаниями свидетелей и потерпевших. Хотя у них были одни и те же представители и адвокат. Девочка, которую тоже причислили в разряд «изнасилованных» Сериком, заявила в суде, что ее никто не насиловал.

На сегодняшний день приговор в отношении этого парня вызывает много вопросов. Речь идет о явных нарушениях фундаментальных прав гражданина – на защиту и выбор языка, на справедливый суд и т.д. Еще один момент: прокурор, участвовавший в деле, узнав, что Серик Асылбеков не является военно­обязанным по состоянию здоровья, бросил в суде оскорбительную, дискриминирующую фразу: «Желтый билет что ли?..».

…Пока я не могу сказать однозначно, что или кто стоит за этим делом. Но у меня есть большие подозрения, что этот парень стал разменной монетой в игре, затеянной некими заинтересованными лицами вокруг детских домов.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102910 Айман Умарова


Узбекистан. Казахстан. Таджикистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 2 марта 2017 > № 2104334 Петр Бологов

Последний край державы. Почему Москве по-прежнему рады в Средней Азии

Петр Бологов

Средняя Азия в отличие от прочих частей постсоветского пространства продолжает оставаться регионом, открытым для геополитических проектов Кремля, невзирая на их пока еще низкую эффективность. ЕС и США заметно снизили свою активность в этих странах, а растущее влияние Китая и порождаемые им страхи скорее играют на руку Москве

В последних числах февраля президент России Владимир Путин обратился к немного подзабытому внешнеполитическому жанру – совершил турне по целому региону, Средней Азии. За несколько дней он посетил Казахстан, Киргизию и Таджикистан, а в Душанбе еще и провел телефонные переговоры с президентом Туркмении. Формально этот вояж был приурочен к 25-летию установления дипломатических отношений между Россией и бывшими советскими республиками региона, которое будет отмечаться в течение всего года. Впрочем, за этим чисто символическим поводом для поездки российского лидера нетрудно разглядеть продолжающий набирать силу евразийский вектор во внешней политике Кремля. На западном направлении Москва пока далека от прорывов в отношениях не только с ЕС или США, но и с Белоруссией. Зато в Средней Азии позиции России по-прежнему сильны и даже укрепляются.

Узбекистан

Изначально предполагалось, что в среднеазиатское турне Путина может попасть и Узбекистан. В ноябре в Москве побывал министр обороны этой республики Кабул Бердиев, подписавший со своим российским коллегой Сергеем Шойгу договор о развитии военно-технического сотрудничества на 2017 год. Ожидается, что в рамках этого соглашения Узбекистан, тратящий на военные расходы целых 3,5% ВВП, будет закупать российское вооружение вместо американского, на которое в свое время так рассчитывал покойный президент Ислам Каримов.

Учитывая, какое значение в Москве придают потенциальным клиентам российского ВПК (Россия остается вторым в мире после США экспортером оружия), можно было ожидать, что Путин в ходе своего турне заглянет и к новоизбранному узбекскому президенту Шавкату Мирзиёеву. Но узбекский лидер, судя по всему, не отважился на столь стремительное сближение с Москвой: если поначалу сообщалось, что для своей первой зарубежной поездки в качестве президента Мирзиёев выбрал Россию, то потом это решение изменили, и первым стал Казахстан. Встречу с Путиным отложили еще на несколько месяцев – по словам президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, она состоится до конца весны.

Казахстан

Встреча Владимира Путина с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым началась с совместного посещения горнолыжного курорта под Алма-Атой. На последующих переговорах, согласно официальному сообщению Кремля, обсуждались «актуальные вопросы двустороннего сотрудничества и ключевые темы международной повестки дня», проще говоря – вопросы сирийского урегулирования и сотрудничества в рамках ЕАЭС. И если итоги межсирийских переговоров в Астане обе стороны оценили положительно, то, говоря о двусторонних отношениях, Путин вынужден был констатировать «снижение товарооборота в стоимостном выражении».

За этой довольно мягкой формулировкой кроются не самые обнадеживающие показатели, которые продемонстрировали в прошлом году страны – участницы ЕАЭС, объединения, локомотивами которого являются в первую очередь Россия и Казахстан. Доля взаимной торговли внутри ЕАЭС по состоянию на 2015 год оценивалась лишь в 13,5% от общего товарооборота стран-участниц, а за первые девять месяцев прошлого года оказалась еще меньше и составила лишь $29,5 млрд против $361,7 млрд, приходящихся на торговлю с третьими странами (около 7,5%).

Несмотря на ликвидацию таможенных барьеров, участники ЕАЭС продолжают рассматривать это объединение как некую формальность, предпочитая при любом удобном случае перетягивать одеяло на себя. Подтверждений тому хватает в двусторонних отношениях. Москва и Минск продолжают спорить из-за запретов на импорт белорусской сельхозпродукции в Россию и цен на поставляемый в Белоруссию российский газ. Похожие конфликты между странами с участием «Газпрома», «Белтрансгаза» и «Транснефти» уже происходили в 2006 и 2010 годах, и появление Таможенного союза, позже переродившегося в ЕАЭС, в этом отношении ничего не изменило.

Нежелание договариваться демонстрируют не только Россия и Белоруссия. Аналогичные споры, пускай и в меньших масштабах, идут сегодня между Казахстаном и Киргизией. После присоединения последней к ЕАЭС в августе 2015 года на границе с Казахстаном действительно были ликвидированы таможенные посты и отменен фитосанитарный контроль. Однако с начала текущего года Астана ввела ограничения на поставку киргизской мясной и молочной продукции в Россию и третьи страны. Транзит был разрешен лишь железнодорожным транспортом в опломбированных вагонах, а перевозки автотранспортом запрещены.

Позже выяснилось, что запрет касался лишь 15 киргизских предприятий. В дальнейшем, по просьбе Бишкека, этот вопрос был вынесен на рассмотрение Евразийской экономической комиссии, и к началу февраля конфликт вроде бы удалось урегулировать, что, однако, не исключает его повторения в будущем. Тем более Казахстан уже неоднократно вводил ограничения на поставки киргизской сельхозпродукции, объясняя это соображениями санитарной безопасности.

Видимо, пытаясь как-то сгладить общее впечатление разлада внутри ЕАЭС, Назарбаев перед встречей с Путиным звонил президенту Белоруссии Александру Лукашенко: «выразил озабоченность» по поводу российско-белорусского конфликта и предлагал поделиться собственным опытом в отношениях с Киргизией. Однако посреднические усилия елбасы оказались не востребованы: страны ЕАЭС по-прежнему предпочитают решать проблемы на двусторонней основе.

Таджикистан

После Казахстана Путин отправился в Душанбе на встречу с его превосходительством лидером таджикской нации Эмомали Рахмоном. Все последние годы взаимоотношения России и Таджикистана, не обремененные сотрудничеством в рамках ЕАЭС, вращаются вокруг двух вопросов: безопасности (обе страны входят в ОДКБ) и трудовой миграции таджиков в Россию. Нынешняя встреча президентов в этом плане не стала исключением.

На территории Таджикистана сегодня размещается самая крупная зарубежная военная база России – 201-я, в первой половине нулевых сформированная из мотострелковой дивизии. Отдельные части российских войск выдвинуты на главные направления, ведущие от границы с перманентно находящимся в состоянии гражданской войны Афганистаном, откуда по территории СНГ традиционно распространяются опиаты и исламистские настроения.

Вопреки опасениям скептиков после вывода с границы российских пограничников их таджикские коллеги более или менее успешно занимаются охраной этого рубежа, хотя обстановка в Афганистане после проведения там операции НАТО «Несокрушимая свобода» стала поспокойнее. С другой стороны, в последнее время наряду с ослаблением талибов в Афганистане активизировалось «Исламское государство» (запрещено в РФ), что вынуждает сопредельные страны с еще большим вниманием относиться к охране своих границ. Поэтому достигнутая Путиным и Рахмоном договоренность использовать для охраны таджикско-афганской границы возможности 201-й базы Минобороны РФ выглядит вполне закономерной. Тем более что о передислокации российских военных непосредственно на границу речи пока не идет.

Менее очевидным кажется готовность России объявить миграционную амнистию для десятков тысяч таджиков. Сегодня в Таджикистане насчитывается до 200 тысяч граждан, которым из-за административных правонарушений запрещен въезд в Россию. Для республики, где каждый десятый житель находится на заработках в РФ (всего около 800 тысяч человек), это существенная цифра, и на встрече с Путиным Рахмон ожидаемо поднял вопрос об амнистии.

«В целом решение найдено, и мы будем работать в соответствии с договоренностью с президентом Таджикистана», – пообещал российский президент. По оценке первого вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова, амнистия коснется только тех, кто в силу различных обстоятельств нарушил миграционное законодательство, но не был вовлечен в криминальную деятельность. Такая склонность Москвы к компромиссу в этом вопросе, видимо, объясняется тем, что из-за экономического кризиса поток среднеазиатских гастарбайтеров в Россию сокращается и без дополнительных запретов: даже если всем нарушителям разрешат вернуться, их численность едва достигнет докризисных показателей 2012–2013 годов, когда количество гастарбайтеров из Таджикистана превышало миллион человек.

Киргизия

О российском военном присутствии упоминалось и во время визита Путина в Киргизию, куда он прибыл, наградив предварительно Рахмона орденом Александра Невского за «укрепление российско-таджикистанских отношений». Комментируя итоги встречи с киргизским президентом Алмазбеком Атамбаевым, российский лидер заявил, что будущее российских военнослужащих в республике, которые на данный момент размещаются на берегах Иссык-Куля (954-я испытательная база противолодочного вооружения) и на авиабазе в Канте, зависит исключительно от позиции местных властей и, если в Бишкеке заявят, «что такая база не нужна, мы в этот же день уйдем».

Интерес к этой теме подогрели заявления Атамбаева, пообещавшего, что российская база будет закрыта по истечении срока действия соответствующего договора. Правда, срок этот истекает только в 2058 году, а сам Атамбаев покинет свой пост уже в ноябре этого года, когда в Киргизии пройдут очередные президентские выборы, в которых нынешний глава республики не может принимать участие. Поэтому судьбу базы в Канте, скорее всего, будут решать уже преемники Атамбаева.

Собственно, поэтому два президента обсуждали не столько вопросы безопасности, сколько тему грядущей смены власти в Киргизии, которая за время независимости пережила уже две революции (в 2005 и 2010 годах). Возможная дестабилизация в республике может поставить под вопрос пребывание в российской сфере влияния Киргизии, которая сейчас остается самой пророссийской страной региона. Сам Атамбаев убежден, что на революциях в стране «поставлена точка», хотя напряжение грядущих выборов в Бишкеке уже ощущается – на днях по обвинению в мошенничестве и коррупции был арестован лидер оппозиционной партии «Ата Мекен» Омурбек Текебаев, что заставило его сторонников выйти на митинги. Этот протест, по всей вероятности, будет властями купирован, однако, как повернется ситуация в ноябре, предсказать сложно – конкуренция на президентских выборах ожидается очень жесткой.

В любом случае голосовать граждане Киргизии, оспаривающей у Таджикистана звание беднейшей страны СНГ, будут в первую очередь кошельком и желудком, а не за политические убеждения того или иного кандидата. Это прекрасно понимают и в России, которая, по словам Путина, за последние годы вложила в развитие республики миллиард долларов. Также российский президент не упустил случая рассказать и о $6 млрд, выданных в качестве кредитов Белоруссии, прозрачно намекнув таким образом, что найти более щедрого союзника у Киргизии при любом руководстве вряд ли получится.

Туркмения

Ни одна из стран, посещенных Путиным в ходе среднеазиатского турне, за время своей независимости не ставила под сомнение стратегическое партнерство с Россией. Нынешняя поездка не только лишний раз это подтверждает, но и дает основания говорить, что российские позиции в регионе укрепляются: достигнуты новые договоренности в сфере безопасности, обозначено намерение решать торговые споры в рамках ЕАЭС. Средняя Азия в отличие от прочих частей постсоветского пространства продолжает оставаться регионом, открытым для геополитических проектов Кремля, невзирая на их пока еще низкую эффективность. ЕС и США, завязшие во внутренних проблемах, заметно снизили активность взаимодействия со среднеазиатскими лидерами.

Разумеется, есть еще и Китай, чьи экономические интересы в регионе часто сталкиваются с российскими. Но растущее китайское влияние во многом играет на руку Москве. Страны Средней Азии рассчитывают строить свою стабильность на стыке интересов России и Китая, потому что опасности одностороннего выбора в пользу Пекина некоторые из них уже испытали на собственном опыте. Туркмения, решив продавать практически весь свой газ китайцам, в результате столкнулась с жесточайшим дефицитом валюты, потому что большая часть китайских платежей за газ уходила на оплату китайских же кредитов.

Теперь две самые закрытые среднеазиатские республики – Узбекистан и Туркмения – проявляют все большую заинтересованность в восстановлении прежних связей с Москвой. С президентом Узбекистана Путин должен встретиться в ближайшие пару месяцев, а о его скором визите в Ашхабад было объявлено во время пребывания российского президента в Душанбе. Как заявили в Кремле, президент РФ очень сожалеет, что Туркмения из-за напряженного графика не попала в его нынешнее расписание, но он «обязательно воспользуется приглашением посетить республику в обозримой перспективе».

Узбекистан. Казахстан. Таджикистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 2 марта 2017 > № 2104334 Петр Бологов


Казахстан. Таджикистан. Киргизия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 марта 2017 > № 2104331 Аркадий Дубнов

Пограничное беспокойство. Что показал тур Путина по Центральной Азии

Аркадий Дубнов

Путинское турне по Центральной Азии показало, что Россия по-прежнему готова в определенных пределах платить своим партнерам в регионе за геополитическую лояльность. Даже если некоторые из них пока воздерживаются от присоединения к ЕАЭС, как это делает Таджикистан

Блицвизит Владимира Путина в три республики Центральной Азии – Казахстан, Таджикистан и Киргизию – оказался во многих отношениях чрезвычайно выигрышным мероприятием как для гостя, так и для хозяев, во всяком случае некоторых из них.

Вопросы преемничества

Прежде всего, очень своевременным приезд российского лидера оказался для президента Киргизии Алмазбека Атамбаева. Буквально накануне один из районных судов Бишкека постановил арестовать на два месяца одного из самых известных политиков страны, лидера оппозиционной парламентской фракции социалистической партии «Ата-Мекен» Омурбека Текебаева, которого часто называют отцом нынешней киргизской Конституции.

Ему инкриминируют коррупцию, мошенничество, якобы в 2010 году после «апрельской революции» он получил от российского бизнесмена и бывшего депутата Госдумы от КПРФ Леонида Маевского $1 млн в обмен на обещание на выгодных условиях получить пакет акций киргизского сотового оператора MegaCom. Маевский утверждает, что свое обязательство Текебаев, бывший 7 лет назад вице-премьером временного правительства, не выполнил, а деньги не вернул. Более того, угрожал экс-депутату физической расправой, если тот захочет искать справедливости и вернуть деньги.

Коммунист и бизнесмен Маевский дрогнул и на долгие годы запретил себе вспоминать об этих деньгах. Но тут, по его словам, знакомый из Бишкека дал ему знать, что сложилась «такая ситуация», что делу на миллион могут дать ход. Так и произошло, да так быстро, что уже через неделю заявление Маевского, как он сказал в интервью «Коммерсанту», «попало куда нужно», и на следующий день после ареста экс-вице-премьера Киргизии он прилетел в Бишкек на очную ставку с ним.

Но почему все так «удачно» сложилось, что эта беспрецедентная даже для привыкшей к подобным скандалам Киргизии история произошла аккурат накануне прибытия в Бишкек президента России? Да потому, говорят оппоненты нынешней киргизской власти, что дело против Текебаева носит явно выраженный политический подтекст, независимо от того, виноват он или нет. Иначе непонятно, почему этот уголовный кейс был заморожен целых семь лет. Президенту Киргизии важно было показать своему российскому коллеге, что для него тоже неприкосновенных во власти нет. Если они замешаны в коррупции, они тоже будут отвечать по всей строгости закона. Мол, в Киргизии теперь есть свой Улюкаев, который так же, как и в России, утратил доверие президента.

Столь высокую степень принципиальности власти в Бишкеке решили преобразовать в уголовное дело ровно тогда, когда Текебаев пригрозил президенту дать ход компромату на него, опубликовав свое расследование относительно обнаруженных у президента офшоров. Но сделать этого он не успел – его задержали, когда он спускался с трапа самолета, возвращаясь на родину из Европы, где возглавлял киргизскую делегацию в Парламентской ассамблее ОБСЕ. При этом, как утверждают, Текебаев знал, что его ждет на родине, но был готов доказать свою невиновность в киргизском суде.

Надежда на независимость киргизского правосудия не так наивна, как может показаться. Автор этих строк помнит прецеденты, случавшиеся на «островке демократии в Центральной Азии» в конце 1990-х годов, когда нашелся военный судья, осмелившийся оправдать бывшего вице-президента Киргизии Феликса Кулова, обвинявшегося в хозяйственных преступлениях ровно в тот момент, когда он решился составить конкуренцию на выборах тогдашнему президенту Аскару Акаеву. Впрочем, потом нашелся другой, «правильный» судья, который все равно отправил Кулова за решетку, где он провел пять лет, пока «тюльпановая революция» 2005 года не свергла Акаева.

Ныне ситуация другая, Конституция запрещает Атамбаеву баллотироваться в президенты еще раз, и в ноябре этого года во главе страны окажется другой человек. И пусть это покажется невероятным в условиях наших постсоветских палестин, но имя будущего президента Киргизии сегодня не знает никто. Даже Атамбаев.

Но это вовсе не значит, что он «хромая утка», теряющая влияние в стране. Ничего подобного. Во-первых, пока Атамбаев президент, «бардака в стране он не потерпит», – так и сказал в присутствии Путина. А во-вторых, как он сам вслед за этим предупредил, и после выборов «останется в политике», а следовательно, его выбор преемника имеет значение.

Еще большее значение имеет то, поддержит ли Путин этого преемника. Это в Киргизии отчетливо понимают и политики, и избиратели. Но такая поддержка напрямую зависит от того, останется ли Атамбаев в фаворе у Кремля, как это было в начале его президентского срока в 2011 году. Непредсказуемый характер киргизского лидера, бравирующего своей независимостью от могущественных соседей по региону, от Москвы и даже от далекого Вашингтона, создал ему ореол брутального защитника киргизской идентичности и национального суверенитета. Но те же самые черты обеспечили ему репутацию не слишком договороспособного политика, этакого рубахи-парня, готового неосторожной фразой подорвать доверительную атмосферу переговоров даже на высшем уровне.

Конечно, когда Атамбаев в присутствии Путина решительно бросал в публику – «вор должен сидеть в тюрьме», пребывая в уверенности, что российскому визави эти киношные слоганы покажутся социально близкими, то он вправе был рассчитывать на одобрение со стороны «русского царя», как вслед за кремлевскими называет за глаза Путина чиновничья рать Киргизии. И киргизский президент получил желаемое. Путин похвалил то, «как развивается процесс демократического становления и стабилизация ситуации в стране».

Но создается впечатление, что кто-то из болельщиков Атамбаева в окружении российского президента подставил его, потому что атака на Текебаева вызвала в Киргизии серьезное социально-политическое напряжение. Сторонники арестованного политика сегодня не особенно многочисленны и влиятельны, но даже локальные перекрытия дорог, фирменные способы протеста в киргизской глубинке, способны привести к нестабильности.

Тем не менее у Атамбаева есть все основания быть довольным визитом Путина – российский лидер даже пригласил его приехать с отдельным визитом в Россию. Для президента, которому всего девять месяцев осталось быть на своем посту, подобное приглашение могло выглядеть обещанием поддержать того, кого Атамбаев хотел бы видеть своим преемником.

Но это все политес, который может быть быстро опрокинут более прагматическими соображениями. Если в Кремле обнаружат, что результаты независимых замеров общественного мнения в Киргизии – а там есть и такое мнение, и делаются такие замеры – покажут, что уровень поддержки кандидатов от власти опасно низок, ставка может быть сделана на новые, незапятнанные фигуры.

Баланс баз

Также в ходе визита российский гость вежливо, но внятно донес до киргизского общества, что страна находится чуть ли не на полном российском содержании. Путин подробно изложил подготовленную его советниками справку, из которой следует, что благодаря вступлению Киргизии в ЕАЭС за девять месяцев прошлого года на 18,5% выросли переводы из России киргизских трудовых мигрантов – до $1,3 млрд, что составляет почти треть ВВП страны. На стабилизацию киргизского бюджета выделено грантов на $225 млн, постепенно списываются киргизские долги России, благодаря Газпрому уровень газификации Киргизии вырос с 22 до 60%, беспошлинно поставляются российские нефтепродукты – в 2016-м больше миллиона тонн.

Тут стоит вспомнить, что в конце марта 2010 года Москва прекратила беспошлинные поставки нефтепродуктов Киргизии, а всего через две недели после этого второй президент страны Курманбек Бакиев был свергнут. Правда, Атамбаев, стоя рядом с Путиным, бахвалился тем, что именно он был «лидером двух революций» в 2005 и 2010 годах, «но, если будет третья революция, он не будет ее делать». Не слишком понятно, что хотел этим сказать киргизский президент, ведь если революция уже «будет», то зачем «ее делать».

Другие неожиданные заявления были сделаны на совместной пресс-конференции Атамбаева и Путина. Отвечая на вопрос о возможном расширении российской военной базы в Канте, в 25 км от Бишкека, российский лидер вдруг сообщил, что база эта «возникла по просьбе кыргызстанского руководства в 1999–2000 годах, когда Киргизия столкнулась с атакой международных террористов, которые перешли границу из Афганистана».

Приходится признать, что либо Путин оговорился, либо забыл общеизвестные факты: российская военно-воздушная база в Канте была открыта 23 октября 2003 года самим Путиным и первым президентом Киргизии Акаевым, автор этих строк лично был свидетелем этого события. Фактически первые российские военные появились там годом раньше, в 2002-м. База в Канте была институционализирована во многом из-за появления в Киргизии американской военной базы «Манас» (поначалу она называлась «Ганси» по имени одного из пожарных, погибших при тушении пожаров в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года), разрешение на дислокацию которой в аэропорту Бишкека дал президент Акаев без должного, как потом выяснилось, согласования с Москвой, что вызвало раздражение в Кремле.

Чтобы воссоздать видимость баланса в военном присутствии России и США, и была учреждена база российских ВВС в Канте, преобразованная позднее формально в военно-воздушную структуру ОДКБ в Центральной Азии. Перипетии вокруг открытия базы США в Киргизии привели тогда к тому, что в уставных документах ОДКБ появилось положение, по которому размещение военных баз третьих государств на территории стран – участниц ОДКБ допускается только при согласовании с другими партнерами организации.

Можно предположить, что «кантовская» оговорка или ошибка Путина связана с тем антиджихадистским контекстом, который доминировал на протяжении всего центральноазиатского турне российского президента. В Алма-Ате, Душанбе и Бишкеке, пусть и в разной тональности, речь шла о готовности партнеров России принять ее предложения помощи по усилению южных границ СНГ с Афганистаном, где растет концентрация боевиков ИГИЛ (запрещенного в России).

По свидетельству афганских источников, каждую неделю в североафганские провинции Бадахшан, Кундуз и Фарьяб, граничащие с Таджикистаном и Туркменией, доставляются на вертолетах из районов пакистано-афганской границы группы боевиков, в том числе выходцев из стран Центральной Азии. Вряд ли случайно, что за пару дней до начала поездки Путин заявил, что по его данным, в Сирии скопилось до 4 тысяч боевиков из России и до 5 тысяч – из стран СНГ, часть которых, как утверждают в Москве, может быть переброшена к границам центральноазиатских государств.

И когда в Бишкеке Путин столкнулся с некоторым скепсисом по отношению к российскому военному присутствию, он ответил с легким намеком на угрозу, что «если когда-то Кыргызстан скажет, что мы настолько укрепили свои вооруженные силы, что такая база не нужна, мы в этот же день уйдем». Именно эта его фраза стала главным новостным хитом в России. Путин еще и усилил эффект, не без лукавства добавив: «Нам нет никакой необходимости здесь размещать воинский контингент», – мол, это нужно вам для вашей же безопасности.

Закрытая идиллия

Однако все легкие колкости, возникшие в ходе последнего, киргизского этапа путинского турне, стали известны благодаря режиму гласности, обеспеченному в Бишкеке вокруг киргизско-российских переговоров, что было в первую очередь в интересах хозяев. В Алма-Ате и Душанбе никаких пресс-конференций не проводилось, там это уже давно не практикуется, местным пожизненным лидерам вопросов не задают.

Результаты встреч Путина с президентом Таджикистана можно считать удачными, причем для обеих сторон. Эмомали Рахмону удалось получить от Москвы обещание решить проблему сотен тысяч таджикских трудовых мигрантов, которым «по тем или иным причинам» запрещен въезд в Россию. Путин и в Душанбе не преминул напомнить о той значительной экономической роли, которую играют в Таджикистане денежные переводы работающих в России таджиков, по официальным данным, их 876 тысяч человек. Только за прошлый год, по его словам, объемы их перечислений составили $1,9 млрд – почти треть ВВП Таджикистана.

В свою очередь, российскому президенту удалось получить согласие Рахмона на усиление таджикско-афганской границы силами 201-й российской военной базы. Скорее всего, как и в Бишкеке, объяснялся этот шаг заботой прежде всего о безопасности самого Таджикистана. Таким образом, впервые за многие годы российские военные снова возвращаются на границу с Афганистаном.

Любопытным эпизодом стало заявление российского лидера о том, что из Душанбе он звонил в Ашхабад президенту Туркмении Бердымухаммедову – причем в присутствии Рахмона. Также именно в Душанбе Путин счел нужным сообщить о том, что готовится посетить и Ашхабад, – видимо, из желания показать, что в Таджикистане наконец-то вняли опасениям Москвы по поводу слабой защищенности границы с Афганистаном и приняли помощь России по ее усилению, а теперь очередь за Туркменией, где афганский участок границы также внушает опасения.

Даты визита Путина в Туркмению пока не оглашаются, но недавние переговоры в Москве глав МИД Туркмении и России, Рашида Мередова и Сергея Лаврова, говорят о том, что его программа интенсивно согласовывается. Остается только надеяться, что результатами этого визита станет, наконец, решение проблем десятков тысяч проживающих в Туркмении российских соотечественников с двойным туркменско-российским гражданством. В Ашхабаде, надо полагать, отдают себе отчет, что значительная российская финансовая помощь, оказанная переживающей тяжелый финансово-экономический кризис Туркмении, была авансом.

Что касается итогов «горнолыжного» визита Владимира Путина в Алма-Ату и его уединенных бесед с казахстанским елбасы Нурсултаном Назарбаевым, то они если и впечатлили публику, то только тем, что у «казахстанской стороны нет никаких вопросов к российской стороне». Давние коллеги, встречающиеся чаще, чем иной президент с премьер-министром своей страны, обговорили все щекотливые моменты и договорились их публично не полоскать. А значит, предположения о готовности Назарбаева поработать миротворцем между Путиным и белорусским президентом Лукашенко пока не обрели реальные очертания. Москве, похоже, это ни к чему.

Не было сказано ничего нового и о решении проблем, возникших в последнее время между Казахстаном и Киргизией в связи с упреками, раздававшимися из уст Атамбаева в адрес северного соседа. Тут, скорее всего, уже Назарбаев объяснил, что не нуждается в посредниках.

Объяснились, очевидно, два лидера и по поводу буйной невоздержанности думского депутата от ЛДПР из Крыма Павла Шперова, провозгласившего в конце января, что наступят времена, когда Россия вернет себе якобы принадлежащие ей земли, сегодня – казахстанские.

Одним словом, у Казахстана вопросов к России нет, а у России к Казахстану – только благодарность. За проведение в Астане мирных межсирийских переговоров, за поддержку российских мирных усилий в ООН, Казахстан ведь с 1 января 2016 года стал непостоянным членом Совета Безопасности ООН.

В целом путинская поездка по региону показала, что Россия готова в определенных пределах платить своим партнерам в Центральной Азии за геополитическую лояльность. Даже если некоторые из них пока воздерживаются от присоединения к ЕАЭС, как это делает Таджикистан. Что касается Узбекистана, который по-прежнему дистанцируется и от ОДКБ, подождем апреля, когда в Москву прибудет с первым визитом второй президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев.

Казахстан. Таджикистан. Киргизия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 марта 2017 > № 2104331 Аркадий Дубнов


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 27 февраля 2017 > № 2087516 Сергей Рекеда

Визит президента России Владимира Путина в Казахстан состоялся 26-27 февраля. В этот раз встреча лидеров двух стран прошла в Алматы, где Путин и Нурсултан Назарбаев успели и пообщаться и в официальном формате, и неформальной обстановке.

Лев Рыжков

О том, чего ждать жителям двух стран от этого визита, Sputnik спросил у генерального директора информационно-аналитического центра МГУ Сергея Рекеды.

- Какие темы являются наиболее актуальными для межгосударственного сотрудничества?

- Я думаю, что основные темы разговора были связаны с экономикой и вопросами безопасности. Во-первых, есть определенные проблемы в рамках Евразийского экономического союза, в том числе в рамках недавнего саммита, на котором были сложности с подписанием Таможенного кодекса. Эти вопросы нужно еще раз обсудить, проработать. Во-вторых, конечно, внимание российской стороны привлекают инициативы казахской стороны в области экономических и политических реформ.

- Вы имеете в виду проекты политических и экономических преобразований, изложенные в последних посланиях Нурсултана Назарбаева?

— На сегодняшний момент многие постсоветского пространства находятся в поиске путей своего развития. В дальнейшем движении от экономики, которая уже сложилась, от известных моделей, к тому, что президент Казахстана недавно назвал Третьей модернизацией, акцентируя внимание на информационных технологиях и создавая условия для массового предпринимательства. Это – действительно задача, общая для всех, потому что у каждой страны сложились какие-то инновационные отрасли экономики, на которые она и опирается.

И Россия, и Казахстан в своем развитии опираются на сырьевой сектор. Но эта модель, очевидно, уже достигла своего потолка. К нынешнему десятилетию руководство Казахстана сформировало модели управления, которые успешно выполняли поставленные задачи. Сейчас достигнут тот уровень развития, который позволяет переходить к более гибкой модели, которая может более оперативно и эффективно отвечать на вызовы и внешней среды и решать управленческие задачи.

- Почему для осуществления реформ выбран именно сегодняшний момент времени?

— По сути, реформы начали обсуждаться не сейчас. Первый этап политической реформы был запущен еще десять лет назад. Не все тогда удалось выполнить. Но, тем не менее, уже шли поиски этой модели. Она включает в себя и усиление парламента и перераспределение полномочий между президентом и правительством. За президентом остаются стратегические вопросы, а также вопросы безопасности и внешней политики. А в работе правительства делается акцент на оперативное управление экономическими министерствами.

- Насколько эти реформы интересны для России и других стран постсоветского пространства? И стоит ли реформировать экономику в условиях кризиса?

- Тот экономический кризис, те проблемы, с которыми мы сталкиваемся, с одной стороны выступает неким тормозом для реформ. А с другой стороны — они сформировали понимание того, что необходимо искать новые пути развития. И Казахстан определенно стал первопроходцем. Во всяком случае, он такую программу развития уже представил. И, я думаю, Россия будет опираться на опыт Казахстана.

Основные силы, на которые будет опираться эта модель, это люди, которым сейчас 25-30. Это люди, которые ориентируются в новых условиях и информационных технологиях. Мне кажется, что российская и казахстанская молодежь весьма и весьма близки. И это позволяет нам смотреть, как реализуются поставленные задачи в Казахстане, смотреть на ошибкиКазахстана и те успешные управленческие идеи, которые будут реализованы.

Казахстанское экономическое чудо

- В вашем информационно-аналитическом центре работают молодые люди, живо интересующиеся Казахстаном и его проблемами? Откуда такой интерес к стране?

- Во-первых, по моему абсолютно субъективному мнению, постсоветское пространство в целом на сегодняшний момент – гораздо важнее и актуальнее для изучения, чем США или Европейский Союз. Конечно, отношения со странами Запада важны. Но между тем, знания о том, что происходит прямо у наших границ, у наших соседей, практически нет. И существует огромный дефицит специалистов по евразийской интеграции, где Казахстан является одним из локомотивов, и конкретно по процессам, которые происходят в постсоветских странах.

- Можно ли будет в скором времени говорить о казахстанском экономическом чуде по аналогии с японским, китайским?

— У Казахстана уже есть свое экономическое чудо, которое мы за последние 25 лет могли увидеть. Особенность его заключается в том, что оно интегрирует в себе наработки других модернизационных моделей – и европейских, и азиатских. В нем можно увидеть модели некоторых европейских политических систем, некоторых экономических моделей азиатских модернизаций.

При сохранении жесткой вертикали власти проводятся сначала экономические реформы первого этапа. А потом, при росте уровня жизни и экономической стабильности, происходит постепенная политическая либерализация. Это как раз и есть третья модернизация, о которой говорил президент Назарбаев в своем Послании. Вообще, особенностью Казахстана является то, что он на постсоветском пространстве является одной из немногих (даже единственной) страной, которая продолжает процессы экономической и политической эволюции. Это, в общем-то, довольно дальновидная стратегическая политика, к которой нужно присматриваться.

Терроризм – не социальный лифт

- А насколько целесообразны реформы в период внешнеполитической нестабильности? К тому же не будем забывать про фактор исламского терроризма.

- Внешние угрозы существуют всегда. Но специфика в том, что экономические вопросы и вопросы безопасности для стран Центральной Азии тесно переплетены. Давайте рассмотрим конкретный пример с экстремистскими организациями. Экстремизм хорошо развивается в среде стагнирующей, проблемной, где не выстроено серьезных социальных лифтов, и многие бедные люди рассматривают такие экстремистские организации, как возможность заработать и как социальный лифт, который позволяет им развиваться и даже завоевывать какое-то положение в обществе.

Поэтому понятно, что нельзя отказываться от работы спецслужб, от развития страны с военной точки зрения. Но в плане борьбы с экстремизмом и терроризмом не менее важным рычагом является экономическое развитие, которое вытягивает людей из зоны риска для вербовки в эти самые организации.

- Согласно одному из посланий Нурсултана Назарбаева, 50% ВВП Казахстана должны составлять малый и средний бизнес. Реально ли это?

— Это довольно амбициозная цель, и на постсоветском пространстве, по-моему, никто такой цифры не достигал. И это будет, конечно, новшество Казахстана. Соответственно, возникнет полноценный средний класс – респектабельный, с хорошим образованием, с соответствующим мировоззрением. Сложится совершенно новый уровень жизни для Казахстана. Рано говорить: получится это или нет. Но даже если Казахстан добьется не 50, а 45%, это будет, на самом деле, уже серьезный прорыв.

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 27 февраля 2017 > № 2087516 Сергей Рекеда


Казахстан. РФ > > kremlin.ru, 27 февраля 2017 > № 2086758 Нурсултан Назарбаев

Встреча с Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

В ходе рабочего визита Президента России в Казахстан состоялись переговоры Владимира Путина с Президентом республики Нурсултаном Назарбаевым.

Обсуждались актуальные вопросы двустороннего сотрудничества и ключевые темы международной повестки дня.

Кроме того, глава Российского государства поблагодарил Президента Казахстана за организацию межсирийских переговоров в Астане.

* * *

Н.Назарбаев: Очень рад приветствовать Вас в Казахстане. В начале года мы традиционно всегда встречаемся, сверяем часы, намечаем наши планы совместной работы.

Одно могу сказать, что во исполнение базового договора о дружбе и сотрудничестве, обращенных в XXI век, мы за эти 25 лет, я считаю, построили образцовые отношения, которые должны быть между дружественными государствами-соседями.

Тем более в этом году 25 лет дипломатическим отношениям, наши соответствующие ведомства это отмечают. Мы будем это приветствовать, и это важная веха нашего сотрудничества.

Благодаря такому тесному сотрудничеству мы создали Евразийский экономический союз. Что бы ни говорили, конъюнктура, конечно, повлияла, но я считаю это перспективным, важным, необходимым для всех членов Евразийского союза делом.

Сегодня семь тысяч российских предприятий имеют компании в Казахстане, создают огромное количество перерабатывающих предприятий. Ваш осенний визит и проведение огромного бизнес-форума сначала в Санкт-Петербурге, потом у нас позволили подписать 41 контракт на три миллиарда долларов. Так что Россия остается партнером номер один для Казахстана как в политике, так и в экономике.

В международной повестке дня мы придерживаемся одной позиции. Сейчас Казахстан непостоянный член Совета Безопасности ООН. При поддержке российской стороны мы будем осуществлять общие задачи, которые проводятся.

Россия сейчас осуществляет большие международные дела, особенно это ваше участие в сирийском процессе и предложение провести в Астане несколько раундов переговоров.

Сегодня в Женеве идут переговоры, вчера был выходной, сегодня всё еще будет обговариваться, то есть сам процесс запущен. Это имеет большое значение.

Есть возможность обсудить некоторые вопросы, которые у нас есть. Учитывая, что в этом году нам предстоит серия встреч. Знаю, что Вы согласились в апреле на китайскую инициативу «Один пояс – один путь», там у них конференция. Потом ШОС 8 июня в Казахстане и тут же открытие нашей всемирной выставки ЭКСПО-2017. Осенью – наша межрегиональная конференция. Так что будет очень много встреч для обсуждения и решения текущих вопросов.

Хочу Вам сказать, что никаких вопросов к российской стороне у нас нет – у моей делегации. Они перед нами только встретились, обсудили между собой: все текущие вопросы решаются в дружественном ключе, и проблем я не вижу.

Мы можем двигаться вперед, создавая совместные промышленные предприятия, обрабатывающие, в сельском хозяйстве, оборонном комплексе, на Байконуре. Все эти вопросы будем решать, и самое главное, вопросы, возникающие в ЕАЭС.

Приветствую Вас, Владимир Владимирович. Успехов Вам!

В.Путин: Спасибо большое за приглашение. Действительно, у нас регулярные встречи проводятся в начале года, и в целом график работы и встреч у нас очень насыщенный.

Начать нашу встречу хотел бы с благодарности за организацию в Астане межсирийских переговоров. Знаю, что казахстанская сторона сыграла очень положительную роль, и не только как хозяин, как организатор этого мероприятия, но и повлияла действительно на положительные результаты встреч в Астане, которые были организованы дважды.

Знаю, что Вы лично принимали в этом участие, работали с участниками делегаций, и благодаря Вашему участию эти переговоры завершились. Причём завершились с таким результатом, которого до сих пор никогда не было, а именно создан механизм контроля за прекращением огня, а это, собственно говоря, самое главное, это самый главный фундамент, который дал возможность продолжить женевские переговоры, о которых Вы сейчас упомянули.

Что касается двусторонних отношений, то в основе, конечно, лежит наше экономическое взаимодействие. Казахстан – один из наших ключевых партнёров в сфере экономики в регионе, Вы упомянули об этом.

Да, мы наблюдаем определённое снижение товарооборота в стоимостном выражении. Мы с Вами уже обсуждали, это связано с курсовой разницей прежде всего, с колебаниями цен на мировых рынках на наши основные виды экспортных товаров. Но физические объёмы остались прежними.

Наша задача увеличить эти физические объёмы и выйти на устойчивый рост. Тем более что условия в результате проведённых интеграционных процессов созданы. Хорошо работает и Евразийский банк.

Кстати говоря, Казахстану этот банк уже подтвердил проект на несколько миллиардов долларов. Мне кажется, это хороший знак для того, чтобы мы были уверенными в позитивном развитии наших экономических отношений.

Что касается внешнеполитической деятельности, то мы очень рассчитываем на поддержку Казахстана как непостоянного члена Совета Безопасности ООН при решении глобальных вопросов. А наши интеграционные вопросы решаются в текущем режиме.

Разумеется, как и везде в большой работе, есть и сложности, и проблемы, требующие внимательного отношения со стороны первых лиц. Очень рассчитываю, что в ходе сегодняшней встречи мы поговорим по всем этим вопросам.

Большое Вам спасибо.

Казахстан. РФ > > kremlin.ru, 27 февраля 2017 > № 2086758 Нурсултан Назарбаев


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 24 февраля 2017 > № 2104460 Мирас Нурмуханбетов

Отвлекающие маневры правительства

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Первые два месяца 2017 года оказались довольно урожайными на правительственные инициативы. Что, в общем-то, немудрено: настала пора правового оформления набирающего обороты транзитного периода. Поэтому власть решила отвлечь внимание населения от главных этапов операции «Преемник», а потом – бац! – поставить перед фактом. И в этом плане проекты «26-я статья Конституции» и «штраф в 11 миллионов» играют важную роль. Какую? Давайте посмотрим.

Под знаком транзита

На этой неделе истекает срок, который был отведен на «всенародное обсуждение» конституционных поправок, связанных с перераспределением полномочий между ветвями власти. Напомним, об этом действующий глава государства говорил несколько раз за последние годы, с каждым разом все более прямо намекая на начало переходного периода. Судя по всему, Нурсултан Назарбаев хочет, чтобы следующий президент Казахстана был наделен меньшей, чем он сам, властью. И это, по большому счету, правильно – дело здесь не столько в ревности к своему преемнику, сколько в том, чтобы не дать различным кланам развалить страну в борьбе за трон. В принципе, речь идет о распределении отдельных рычагов власти, которые были в руках первого президента, между кланами и группировками, чтобы ни у одной из них не оказалось «контрольного пакета».

Про честные выборы, ответственность власти перед народом и прочие демократические нормы, судя по всему, никто не вспомнил, в том числе и те, кто сегодня называет себя оппозицией. Всех интересует прежде всего имя преемника, то, к какому клану он (она) будет принадлежать и кто из наших соседей захочет воспользоваться ослаблением власти в переходный период. Однако мы сегодня о другом – о том, как «верхи» научились манипулировать общественным мнением.

Иллюзия демократии

Итак, 25 января президент страны неожиданно вышел в республиканский телеэфир, чтобы предложить соотечественникам включиться в работу над внесением изменений в Конституцию. За две недели до этого он создал соответствующую рабочую комиссию, которую возглавил руководитель его администрации. В своем телеобращении глава государства обрисовал контуры будущей реформы и призвал открыто обсудить в принципе уже принятое решение.

Можно было подумать, что это некий хитрый ход, призванный легитимизировать сам процесс транзита власти. Точно такой же, когда правозащитники приглашались к обсуждению законопроектов, которые все равно затем принимались практически в первозданном виде, или когда созывались различные комиссии с привлечением представителей НПО, внепарламентских политических партий, а также гражданских активистов – чтобы создать иллюзию объективности принимаемых решений. Но на деле все оказалось не так просто.

Как и предполагалось, большого энтузиазма среди населения призыв к «всенародному обсуждению» не вызвал. Но был один пункт, самый первый среди предлагаемых, который, казалось бы, никоим образом не касался перераспределения полномочий между ветвями власти. Речь в нем шла о новой версии статьи 26 Конституции РК (о праве на свободное владение каким-либо имуществом), где словосочетание «граждане Республики Казахстан» предлагалось заменить на «каждый». Не надо быть ни политически, ни юридически подкованным, чтобы понять: что-то здесь не так. Ну а памятный ажиотаж вокруг земельного вопроса дал массам однозначный ответ: все дело в передаче земель иностранцам. Мол, для этого и занесли сюда эту поправку.

Явная ее провокационность не могла не вызвать возмущения среди граждан. Почин положили правозащитники, независимые журналисты и гражданские активисты. Далее тему подхватили пользователи социальных сетей и простые граждане.

Но теперь новую версию статьи 26 инициаторы нововведений в Конституцию отзывают. «В связи с пожеланиями граждан». Гражданское общество готово возликовать и назвать себя победителем. В соцсетях появятся десятки публикаций, авторы которых будут писать: «можем же, если захотим». Но на самом деле выигравшей стороной будет власть. Ведь она, во-первых, создала иллюзию, будто прислушивается к мнению масс, да так успешно, что даже злостные критики режима купились на эту наживку. Во-вторых, она умело отвлекла внимание общества от других пунк­тов конституционной реформы. Например, сейчас никто даже не вспомнит, сколько пунктов содержится в законопроекте «О внесении изменений и дополнений в Конституцию РК», опубликованном на следующий день после телеобращения президента, не говоря уже о их сути. А таких пунктов, между прочим, еще 17, и за многими из них стоят нерядовые перемены.

Внимание более или менее активного населения было отвлечено и от других общенациональных мероприятий, сопутствующих транзиту. В частности, тут следует сказать о том, что перераспределение полномочий между ветвями власти (точнее, между властными группировками) сопровождается и перераспределением активов и имущества различных ФПГ. Впрочем, это отдельная история.

Ну а власть может констатировать, что ей удалось спровоцировать контролируемый взрыв недовольства, убив сразу нескольких «зайцев»: заставить гражданское общество гордиться самим собой; показать Западу, что у нас с демократией не все так плохо; отвести удар от других целей и провести репетицию большого виртуального митинга протеста (ведь на сей раз никто не предлагал выйти на площадь)…

Впрочем, это не единственный факт «отвлечения внимания».

Миллионы, миллионы…

На минувшей неделе парламентские коррес­понденты выдали новый повод для «всенародного осуждения». Речь идет о предложении ввести в Уголовный кодекс РК норму, согласно которой за нападение на полицейского может грозить штраф в 11 миллионов тенге.

В настоящее время «за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо за угрозу применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих служебных обязанностей», предусмотрен штраф в 2000 МРП либо ограничение свободы или ее лишение сроком до двух лет. Новые же поправки предполагают ужесточение наказания не только в виде увеличения штрафа да 5000 МРП, или 11 миллионов тенге (либо исправительных работ на эту сумму), но и 5 лет заключения. Депутаты мажилиса, возмутившись «неподъемным» штрафом, на второй момент просто закрыли глаза.

Не обратили на это внимания и журналисты. Между прочим, ту же 380-ю­ статью хотят дополнить нормой, согласно которой если применение насилия, опасного для жизни и здоровья представителя власти, происходит в зоне чрезвычайного положения или проведения антитеррористической операции, то грозит уже более суровое наказание – от 7 до 12 лет лишения свободы. При этом появилась весьма неоднозначная формулировка: «в связи с исполнением им служебных обязанностей в ходе проведения собраний, митингов, пикетов, уличных шествий и демонстраций». Другими словами, этот пункт можно применить и против участников несанкционированного митинга, которые вдруг окажут сопротивление спецназу или, хуже того, полезут с ним в драку.

В общем, получается, что органы правопорядка в лице МВД загодя вводят жесткие меры наказания против тех, кто против них. При этом нужно учесть, что Уголовный кодекс у нас совсем свежий, но тем не менее уже успел пережить пару редакций. А еще следует обратить внимание на то, что в законопроекте по совершенствованию правоохранительной системы, который представил на суд депутатов сам министр Калмуханбет Касымов, есть любопытные нормы. Например, в Административном кодексе побои (то есть причинение боли без вреда для здоровья), нанесенные гражданскому лицу, оцениваются в 10 МРП, а умышленное причинение легкого вреда здоровью – до 15 МРП штрафа или 15 суток административного ареста. Вы сами можете подсчитать, во сколько раз здоровье полицейского дороже здоровья простого обывателя.

Секретные материалы

Упомянутый законопроект касается и других законов и нормативных актов, в том числе имеющих отношение к деятельности прокуроров, судей и так далее. Но мы хотим обратить внимание на другое – на то, что мажилисмены либо проигнорировали, либо сознательно не стали обсуждать.

Так, предусматривается небольшое, но существенное дополнение в закон об органах внут­ренних дел (которому, между прочим, нет еще и трех лет). Теперь сотрудники полиции, ко всему прочему, имеют право «запрещать физическим лицам фотосъемку и видео­запись сотрудников органов внутренних дел при исполнении ими своих служебных обязанностей во время проведения следственных мероприятий в местности, где объявлено чрезвычайное положение, или зоне проведения антитеррористической операции». Данная поправка вступает в явное противоречие с другими законами (например, о СМИ) и даже с Конституцией. Но это, похоже, мало волнует и депутатов, и самих полицейских.

С одной стороны, непонятно, зачем «замыливают» такого рода нововведения – ведь народ должен знать, что ему грозит за те или иные действия. Знать и бояться. Но с другой – это может вызвать недовольство отечественных и зарубежных правозащитников, а также лишний раз вызвать подозрение. Ведь если власть озабочена усилением своих карательных функций, то она чего-то боится и к чему-то серьезному готовится.

В любом случае власти стоило бы по-настоящему советоваться с народом, а не играть в демократию. Или, в крайнем случае, отвлекать действительно чем-то стоящим. Но не будем подсказывать, чем именно…

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 24 февраля 2017 > № 2104460 Мирас Нурмуханбетов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 24 февраля 2017 > № 2104456 Толганай Умбеталиева

ОСДП: есть ли будущее у партии?

Автор: Кенже Татиля

Не так давно состоялся очередной съезд ОСДП, которая позиционирует себя как основная оппозиционная партия в нашей стране. Скажем откровенно, в последние годы она практически выпала из фокуса общественного мнения, и это выглядело несколько странно даже с учетом специфики казахстанских политических процессов. Мы попросили гендиректора Центральноазиатского фонда развития демократии, кандидата политичес­ких наук Толганай Умбеталиеву высказать свое видение ситуации в ОСДП.

– Как вы оцениваете положение дел в ОСДП после недавнего съезда партии и переконфигурации полномочий ее руководящего состава?

– В целом я положительно оцениваю приход в партию Зауреш Баталовой. У нее большой политический опыт, серьезный стаж работы в парламенте, и, безусловно, это позитивно скажется на деятельности ОСДП. Кроме того, в руководстве партии появились молодые люди, которые тоже уже известны своей активной гражданской позицией. Возможно, эти изменения довольно скоро приведут к активизации публичной деятельности партии. По крайней мере, на это есть определенные надежды в обществе. Были предположения, что партия как-то изменит и свои идеологические ориентиры, но, как мы видим, она сохранила приверженность социал-демократическим ценностям. Правда, последние пока прослеживаются только в ее названии, тогда как в программе ОСДП, в ее политических заявлениях и деятельности они выражены слабо. Но, может, с приходом новых политиков социал-демократические идеи получат отражение и в программе партии, и в ее публичной деятельности.

– А какими вам видятся перспективы партии после ухода из ее руководящих структур политических «тяжеловесов»?

– Предполагаю, что партия сохранит свой оппозиционный формат, но в качестве пожелания могу сказать следующее: хотелось бы, чтобы члены ОСДП меньше шли на поводу у своих эмоций и были более политкорректными в своей критике. Некоторые из них во время избирательной кампании, на мой взгляд, злоупотреб­ляли этой самой критикой. Было больше эмоций, нежели аргументов. Считаю, что смена руководства партии пойдет ей на пользу, так как политика меняется, правила игры тоже меняются. Поэтому при всем уважении к старшему поколению, высоко оценивая его вклад, все же должна сказать: приход новых и особенно молодых людей может придать серьезный импульс деятельности ОСДП. Пока у меня достаточно оптимистичные взгляды на перспективы этой партии с точки зрения политичес­кой активности, а вот с точки зрения идеологической направленности есть сомнения. Среди новых политиков, которые пришли в ОСДП, я пока не вижу приверженцев социал-демократических ценностей, поэтому сомневаюсь в том, что они предложат обществу идейный политический проект. Скорее, партия объединит протестный электорат, который был вокруг Зауреш Баталовой.

– Могут ли произошедшие в руководстве партии изменения, явно рассчитанные на внешний эффект, помочь ей в плане расширения своей социальной базы и влияния в обществе (если оно вообще было)?

– На начальном этапе эти изменения могут вызвать интерес, за партией будут наблюдать, то есть она может оказаться в центре внимания общественности. Но все же за нее будут голосовать исходя из принципа «от противного», то есть те, кто не поддерживает провластные политические силы. Очень высока среди населения степень недоверия к партиям как к политическим институтам, в том числе и к оппозиционным. Поэтому если ОСДП начнет свою деятельность с лозунгов и призывов, то, думаю, она точно не расширит свою социальную базу. Использование лозунгов, эмоциональность – это устаревшие методы, которые сейчас неэффективны. Но могу предположить, что партия может пойти по старому пути, так как люди, которые пришли в ее руководство, довольно часто используют именно эти методы, даже несмотря на то, что они не дают должного результата. Эти методы не приносят им политических дивидендов, но они все равно популярны и активно используются членами партии.

Если говорить другими словами, то партии следует провести тщательный анализ своей деятельности, отказаться от тех методов политической борьбы, которые не дают эффекта. Это касается как отношений с оппонентами, так и работы по расширению социальной базы и усилению влияния на общественное мнение.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 24 февраля 2017 > № 2104456 Толганай Умбеталиева


Узбекистан. Казахстан. США > Авиапром, автопром > uzdaily.uz, 24 февраля 2017 > № 2097870

Компания GM Uzbekistan в марте 2017 года запустит сборочное производство автомобилей в Казахстане. Об этом было сообщено на заседании Совместной межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству между Узбекистаном и Казахстана.

Мощности по сборке автомобилей будут созданы на базе компании «СарыаркаАвтоПром».

На первоначальном этапе будет создано производство по сборке седана Ravon Nexia R3 мощностью 7 тыс. автомобилей в год. В будущем планируются наладить сборку автомобилей Spark.

Узбекистан и Казахстан начали работу по организации в Казахстане сборки транспортной техники предприятия JV MAN Avto Uzbekistan, автобусов и грузовых машин «СамАвто».

Узбекистан. Казахстан. США > Авиапром, автопром > uzdaily.uz, 24 февраля 2017 > № 2097870


Казахстан > Агропром > kursiv.kz, 23 февраля 2017 > № 2083756 Евгений Карабанов

Аграрии опасаются проблем при диверсификации посевных площадей и отходе от монокультуры

С ноября 2016 года Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан активно продвигает концепцию новой программы развития агропромышленного комплекса страны. В рамках этого начинания предполагается сокращение посевных площадей пшеницы в пользу увеличения площадей масличных культур. Мы побеседовали с учредителем Северо-Казахстанской компании «Северное Зерно» Евгением Карабановым о проблемах отечественного агрорынка.

- Евгений Александрович, новая программа Министерства сельского хозяйства предполагает постепенный отход от монокультуры в растениеводстве и снижение посевных площадей под пшеницу. Готов ли Казахстан и наши аграрии к подобной трансформации?

- Сейчас начинает работать программа Минсельхоза в части сокращения посевных площадей пшеницы на два миллиона гектаров в пользу увеличения производства масличных культур. Но, к сожалению, никто не сделал анализ, что нужно для такой трансформации. Прежде всего, нам нужна инфраструктура под эти масличные культуры. Мало их вырастить. Урожай должен после сбора пройти соответствующую обработку (сушку, очистку), должно быть обеспечено хранение. После этого, по требованию покупателя надо произвести либо затарку в пятидесятикилограммовые мешки, либо в так называемые «биг бэги», либо произвести отгрузку насыпью. Но никто не сделал анализ этой системы, наличие необходимых мощностей. Мы попросту можем столкнуться с тем, что после выделения государством субсидий, все кинутся выращивать масличные, соберут урожай, начнется ажиотаж. Урожай тем временем будет пропадать. А в масличных культурах биохимические процессы проходят намного быстрее, потому что там задействовано масло. Это, и прогоркание, и повышение кислотности, и так далее.

И надо понимать, что масличные масличным рознь. Надо четко определить: что мы выращиваем в разрезе областей и даже в разрезе районов. Тот же рапс нет смысла выращивать в степных районах. Да, теоретически можно и в Антарктиде клубнику сажать, но вопрос в рентабельности. Поэтому нужны региональные рекомендации. Более того, подобный переход с одной культуры на другую влечет другие издержки, поэтому нужно обучение, мастер-классы, причем отдельно для руководителей, связанные с экономикой и отдельно для агрономов по применению оптимальных агротехнических мероприятий.

Надо говорить о том, что заниматься диверсификацией, в первую очередь, должны крепкие хозяйства, у которых поставлена агротехника, есть финансовые возможности и культура земледелия, возможности в части техники, специалистов и так далее. Крестьянину, у которого 200 га и один тракторишко, не надо этим заниматься, он не способен это сделать нормально, и для него это смертельный путь. Да, можно посчитать, что тонна рапса или льна выгоднее зерновых, но там и затраты серьезнее. И разъяснением, и обучением, в первую очередь, должен заниматься Минсельхоз. И, если не будут учтены данные факторы, я думаю, что мы благополучно провалим эту программу. А если вырастет хороший урожай, и мы его не сможем обработать, и крестьяне получат убытки, их потом никакими методами не загонишь в масличные.

- Насколько адекватны новые приоритеты по субсидиям, которые сейчас активно продвигает Минсельхоз?

- Если вернуться к вопросу о субсидиях на производство масличных, исходя из существующей и признаваемой МСХ проблемы снижения плодородия почв, необходимо субсидировать приобретение товаропроизводителями минеральных удобрений, причем по любым культурам. Необходимо отметить, что МСХ РК своим приказом 27 января 2017 г. утвердил «Правила субсидирования стоимости удобрений (за исключением органических)», где отражено субсидирование основных видов минеральных удобрений, включая приобретенные за рубежом. Также необходимо субсидирование приобретения районированных сортовых семян высоких репродукций – не только масличных, но и зерновых, потому что семеноводство – это основа будущего. Еще одно важное направление – средства защиты растений. На сегодняшний день нет необходимости в субсидировании гербицидов, биоагентов и биопрепаратов для зерновых культур. В структуре себестоимости зерна эти расходы не играют такой большой роли как то, с чем мы столкнулись в прошлом году по части фитопатогенной обстановки. Помимо того, что были значительные потери в урожайности и качестве зерна, мероприятия по защите от болезней весьма дорогостоящие. Если сравнивать затраты на один гектар, (хотя, конечно, цели тут разные), то разница в пять-шесть раз.

Опять же, зачем субсидировать приобретение всей техники на производство масличных, если она уже была приобретена для производства зерновых? Субсидируйте специализированную технику для производства бобовых, масличных. Она отличается шлейфом, то есть, это не тракторы, а сеялки, культиваторы, опрыскиватели, жатки, оборудование для внесения минеральных удобрений…

С точки зрения развития инфраструктуры, зачем субсидировать строительство элеваторов? Надо субсидировать либо строительство специализированных/универсальных элеваторов, которые могут производить обработку и хранение масличных и бобовых культур, либо реконструкцию действующих под те же требования.

И эту программу невозможно реализовать за год. Здесь действовать необходимо в течение двух-трех лет. Действительно, невозможно найти такое количество семян, чтобы одномоментно увеличить посевные площади под масличные. То есть, их надо произвести или где-то купить. Но Россия тоже увеличивает площади под масличные, что усложняет приобретение семян. Тем более, что нужны хорошие районированные сорта. Таким образом, в этом году надо субсидировать семена, удобрения, технику, строительство и реконструкцию зернохранилищ. На следующий год мы можем реализовать два варианта: либо господдержка должна быть направлена на сегменты, составляющие производство, либо на посевные площади. Сегменты более действенны, а уж на какую площадь рассчитывает каждый предприниматель – это его дело.

- Есть ли реальные предпосылки смены приоритетов в пользу масличных?

- К сожалению, у нас нет глубокого анализа. Есть поверхностные выводы о том, что среднегодовые остатки пшеницы в Казахстане выше нормы. Основной причиной диверсификации в этом году стало то, что обнаружили 5 млн тонн среднегодовых остатков пшеницы и сделали вывод о том, что она не востребована. Давайте посчитаем. По данным Минсельхоза в 2016 году урожай пшеницы был более 16,5 млн тонн, затем Агентство по статистике скорректировало эту цифру на уровне чуть ниже 15 млн тонн. Таким образом, корректировка 1,5 млн тонн. Вот мы и имеем те самые «переходящие» 5 млн тонн, которые состоят, в том числе, из этого «воздуха». То есть, реального зерна там не более 60 процентов. А это, фактически, 3-3,5 млн тонн переходящих остатков. Но любая уважающая себя страна должна иметь переходящие остатки, потому что это продовольственная безопасность. А если завтра неурожай или стихийные бедствия? Госрезерв составляет примерно 500 тысяч тонн, и он должен быть постоянным. Тогда, что такое оставшиеся 1.5-2,5 миллиона тонн на население нашей страны? Это пятимесячное потребление.

При этом, надо иметь в виду текущую ситуацию: у нас уже три года нет качественного зерна, казахстанское зерно теряет свой уровень. Качество изменилось, в первую очередь, по содержанию белка: Казахстан славился высокопротеиновой пшеницей. А для содержания белка необходимы питательные вещества в виде удобрений. Важный момент: чем менее богата почва питательными веществами, такими как азот и фосфор, тем больше растению нужно влаги, чтобы изъять их из земли. То есть, оно больше вынуждено прогонять через себя влаги и больше испарение ее.

Очевидно, что есть ряд причин снижения качества зерна, начиная от неиспользования удобрений, поскольку мы субсидировали только собственное химпроизводство. Наши производители, видя господдержку в 40 процентов, взвинчивали цены на 15-20 процентов. А субсидировать надо любые удобрения, не важно, откуда они завезены – из Узбекистана или из России, главное, чтобы они попали в землю. Мы пытались поддержать своего производителя, а в итоге пострадал агропромышленный комплекс. То есть, налицо отсутствие согласованности действий ради общей цели. С этого года, в соответствии с принятыми изменениями в правила субсидирования удобрений, этот момент учтен и субсидированию в размере 50% минимальной рыночной цены подлежат все основные удобрения, независимо от страны производства.

Еще одним из факторов снижения качества считают погодные изменения. А вследствие этого нет четких рекомендаций по семенам. Производители вразнобой приобретали продукты казахстанской, либо российской селекции. Раньше к вопросу районирования подходили строго, была научная база, многолетние исследования. Из той же России к нам заходит множество сортов. И неизвестно, насколько они адекватны нашим условиям.

Но основные факторы снижения качества зерна – это удобрения и накопление фитопатогенов. Раньше солому забирали на корм скоту, либо сжигали ее, потому что она – основной разносчик всех грибковых заболеваний. Солома является и конечным, и промежуточным их хозяином, способом переноса, перезимовки. Минимальные мероприятия по снижению этого фактора – измельчение и заделка в почву пожнивных остатков (соломы). Раньше это делалось зяблевой вспашкой, что считалось полезным, поскольку солома содержит основные необходимые микро- и макроэлементы. Измельчение и заделка в почву пожнивных остатков позволяет вернуть до 80% использованных элементов в почву, улучшить ее механический состав по воздухо- и водопронецаемости, обеспечить влагозарядку и влагосбережение. Сейчас структура севооборота далека от оптимальной научнообоснованной, удобрений вносится очень мало, начали разбрасывать солому без заделки в почву, по так называемой «нулевой технологии». Кроме того, в первые годы после измельчения и заделки остатков, в ходе процесса разложения, почвенные бактерии начинают забирать азот из почвы земли. То есть, на начальном этапе, это обедняет почву. И только на заключительной стадии разложения, через 5-6 лет идет выброс азота.

Никто крестьянам не дал научных рекомендаций: раз уж вы начали измельчать солому, значит, вам нужно вносить удобрения, рекомендуемые нормативом, вам надо использовать средства химической защиты растений от болезней, которые накапливаются.

И, естественно, чем ниже качество, тем ниже конкурентоспособность. Такую же пшеницу четвертого класса массово выращивает Россия. И мы не в состоянии конкурировать с краснодарским, ростовским, ставропольским зерном на мировых рынках. Его преимущества – близость к портам, урожайность 45-50 центнеров с гектара против наших 15 центнеров с гектара и логистикой, которая сразу отнимает у нас 50-60 долларов с тонны. То есть, наш четвертый класс не нужен на мировом рынке, его можно поставлять только на наши традиционные локальные рынки. И нет потребности в нем в том количестве, в котором сейчас производится. Для того, чтобы снизить производство четвертого класса, надо заведомо идти на затраты, обеспечивать условия и выращивать более качественное зерно. А это – целый комплекс: агротехника, удобрения, средства защиты растений, семена. И практика этого года показывает: те товаропроизводители, которые использовали, по возможности, максимально удобрения, средства защиты растений и в оптимальные сроки сеяли хорошего качества семена, - получили пшеницу приемлемого для этого года качества. Это, конечно, продукт третьего класса со средним содержанием белка, но остальные получили четвертый и пятый класс. А качественный продукт всегда проще реализовать – появляется многовариантность рынков.

- Казахстан переключился с пшеницы на масличные, начал их субсидировать, и тут выясняется, что и Россия сделала то же самое. А как быть с рыночной конъюнктурой?

- Мировая востребованность масличных есть и по подсолнечнику, и по рапсу, и по рыжику, и по сафлору. Китай у нас активно закупает и подсолнечник, и готовые масла. Так что, перспективы хорошие: есть рынок сбыта, есть теоретическая возможность увеличить объемы производства. А посередине ничего не сделано. Дан только лозунг: есть рынок сбыта, давайте увеличивать! А дальше? Где инфраструктура для хранения, возможности доступа к специализированной технике, доступ к средствам защиты растений, и, естественно, инфраструктура для последующей обработки? Эти вопросы надо решать в первоочередном порядке. Дай Бог, год будет благоприятным, и не дай, Бог, осень сырой, - все, что произвели, испортится. А портится продукция масличных культур в разы быстрее зерновых. Те же сушилки должны быть специализированными в части своих температурных режимов и в части пожарной безопасности. Нельзя это делать на наших допотопных сушилках 60-70-х годов. Нужна либо глубокая реконструкция, либо новое оборудование.

Поскольку подготовки как таковой не было проведено, в лучшем случае в этом году мы увеличим масличные на 200-300 тысяч гектаров.

- То есть, в этом году производители уже активизировались и закупают семена масличных?

- У производителей не так много свободных денег. Стоимость сортовых семян масличных культур рапса и льна достаточна высока – от 300 до 500 тысяч тенге за одну тонну, или от 12 до 18 тысяч тенге на один гектар. Соответственно, требуются субсидии.

Да, масличные культуры имеют свою стоимость, достаточно существенную и хорошую доходность с гектара – выше, чем у зерновых. Но и вложения на этот гектар существенно выше. А я бы не сказал, что многие крестьяне находятся в очень хорошем финансовом положении по итогам трех последних лет. Если оценивать прошлый год, то у нас свирепствовали болезни и августовская жара. В предыдущем году качества не было, потому что не хватило тепла из-за сильного переувлажнения и, как следствие, поздней посевной. И в 2014 году был хороший урожай, но погодные условия, осадки сгубили его.

Три года мы находимся в экстриме. И, соответственно, за это время у многих финансовое положение ухудшилось. Кто-то остался на «нуле», не развивается, а некоторые отказываются от части площадей.

А дальше могут возникнуть и новые вопросы. Потому что масличные культуры более требовательны к агротехнике, они больше потребляют питательных веществ из почвы. Соответственно, нужно больше вносить удобрений, иначе будет истощение, деградация. То есть, это палка о двух концах. И здесь уже нужен серьезный государственный подход. Недаром же на Украине законодательно запретили еще при Януковиче засевать более 25 процентов площадей рапсом именно в связи с тем, что он иссушает почву.

Таким образом, ряд положений концепции «Государственной программы развития АПК на 2017-2021» требуют, на мой взгляд, более детальной проработки и уточнения, чтобы выделяемые огромные средства действительно позволили развиваться аграриям и сделали сельское хозяйство нашей страны одним из драйверов экономики, наряду с добывающими отраслями. Ведь сельскохозяйственное производство, при правильной организации является, практически, неисчерпаемым возобновляемым ресурсом!

Казахстан > Агропром > kursiv.kz, 23 февраля 2017 > № 2083756 Евгений Карабанов


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 21 февраля 2017 > № 2081941

Услугами онлайн курса по изучению казахского языка Soyle.kz воспользовались свыше 1,5 млн человек. Об этом сообщил заместитель исполнительного директора Фонда Первого Президента РК - Лидера Нации Султан Айтжанов на пресс-конференции в СЦК, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Soyle.kz - это первый бесплатный курс казахского языка, открытый в декабре 2013 года. С момента создания портала его услугами воспользовались свыше 1,5 млн человек из Казахстана и зарубежья, а количество зарегистрированных обучающихся превысило 50 тыс человек. Свыше 20 тыс человек обучаются в группах соцсетей портала «Soyle.kz». Количество скачиваний приложений «Soyle» для платформы Android и iOS превысило 30 тыс человек», - отметил Айтжанов.

Как ранее сообщалось, в Службе центральных коммуникаций состоялась презентация мобильного приложения портала Soyle.kz. Более современным и технологичным стал новый дизайн сайта. Созданы новые разделы «Sozdik.soyle.kz», «Каталог сайтов», «Пословицы и поговорки», «Загадки и скороговорки», «Слово дня», «Афиша мероприятий», расширяющие функциональные возможности портала.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 21 февраля 2017 > № 2081941


Казахстан. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 февраля 2017 > № 2104368 Замир Каражанов

Потенциал ЕАЭС остается нераскрытым

Автор: Юлия Кисткина

Деятельность Евразийского экономического союза в последнее время окутана завесой молчания, и в информационное поле попадают лишь скудные факты. А потому все реже удается сложить из этих пазлов целостную картину и все чаще ЕАЭС напоминает пресловутый чемодан без ручки, который и нести тяжело, и выбросить жалко. В том, что происходит с этим интеграционным объединением и каковы его дальнейшие перспективы, мы попытались разобраться вместе с политологом Замиром Каражановым.

-Замир, в последнее время о ЕАЭС почти ничего не слышно, кроме того, что президент Беларуси чуть ли не угрожает выходом страны из союза…

- Это не первый случай, когда отношения между Минском и Москвой заходят в тупик. Но раньше, по большей части, причины носили не политический, а хозяйственный характер. Теперь же дело зашло далеко: на границе, которая была прозрачной для пересечения, РФ ввела паспортный контроль. Началось с того, что российская сторона время от времени стала обвинять Беларусь в контрабанде товаров, которые завозились на территорию последней из третьих стран, а дальше под видом местной продукции беспрепятственно попадали в Россию. Многие, наверное, помнят шутку про морепродукты из Беларуси, не имеющей выхода к морю. В итоге РФ несла ущерб, наносился урон ее экономической безопасности. В ситуацию вмешалась и большая политика. После того, как холод в отношениях между Россией и западными странами достиг рекордного уровня, Москва больше не могла смотреть сквозь пальцы на прозрачные границы, поскольку от этого напрямую зависит эффективность ее ответных санкций. Любопытно, что в санкциях торговые партнеры России увидели возможности для себя. Они планировали нарастить экспорт в РФ тех продуктов, ввоз которых был ограничен. Но в случае с Республикой Беларусь получился обратный эффект.

-Наличие столь глубоких противоречий среди партнеров говорит не в пользу интеграции в таком формате. Получается, что два года существования ЕАЭС ничего не дали?

- Это были два сложных года для ЕАЭС и прежде всего для России и Казахстана, которые в наибольшей степени пострадали от падения цен на нефть. В результате эффект от интеграции оказался не столь впечатляющим, как ожидалось. К примеру, Казахстан больше потерял в торговле, чем приобрел. За девять месяцев 2016 года объем торговли со странами ЕАЭС упал на 26 процентов. Хотя отмечу, что у интеграции большой потенциал. На долю Евразийского союза приходится около 2,7 процента мирового ВВП.

Знаковым событием для ЕАЭС стало его расширение за счет присоединения Армении и Кыргызстана. С одной стороны, это говорило об интересе к интеграции, а с другой, вызывало ассоциации с Евросоюзом, который подтачивают проблемные периферийные страны. Кыргызстан и Армения не являются экономическими лидерами и нуждаются в финансовой поддержке. Поэтому возникло опасение, что события, случившиеся в Евросоюзе, могут иметь место и здесь. Но следует учитывать не только негативный опыт, но и отличия. В ЕАЭС нет общей валюты, которая в ЕС сыграла роковую роль.

Казахстан, по большому счету, ставил перед собой две цели, которых он рассчитывал достичь с помощью интеграции. Во-первых, получить доступ к транспортной инфраструктуре соседей, поскольку иного способа выйти на рынки других стран у внутриконтинентального государства нет. В общем и целом эта цель была достигнута.

Во-вторых, ближайшим и самым крупным для нас рынком остается Россия (помимо Китая). Создание ЕАЭС призвано убрать барьеры для казахстанских товаров на пути в соседнее государство. Это в теории, а на практике, как показали результаты опроса среди бизнесменов (его провел Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития), сохраняется высокий уровень барьеров. В такой ситуации говорить о свободной торговле приходится с натяжкой, а ведь именно свободная торговля должна была дать странам положительный макроэкономический эффект.

Из последних событий отмечу подписание в конце прошлого года нового таможенного кодекса (его не подписала только Беларусь – прим. ред.). Этот документ упрощает таможенные процедуры и переводит их в электронный вид, благодаря чему сокращается время и снижается степень влияния человеческого фактора. А раз меньше бюрократии, то больше товарооборот! Впрочем, это опять же пока в теории.

- Если говорить в целом, то на практике ожидания не оправдались…

- Действительно, пока очевидных позитивных результатов в работе ЕАЭС не видно. Но винить интеграцию в этом не стоит. Тут есть два важных момента.

Во-первых, две крупные экономики - Казахстан и Россия - столкнулись с трудностями, которые были вызваны обвалом сырьевых рынков и цен на нефть. Как следствие, темпы роста ВВП в этих двух странах упали. В 2016 году в России он снизился на 0,2 процента, а в Казахстане темпы роста ВВП составили 0,7 процента.

Кроме того, согласно прогнозам, у Казахстана точка роста смещается на более поздний период. По оценкам ряда международных финансовых институтов, данным два года назад, рост экономики должен был начаться в 2016-м, однако, согласно прошлогодним прогнозам, он переносится на 2018-2020 годы. Понятно, что слабые темпы роста негативно сказываются и на объемах торговли между странами ЕАЭС.

В случае с Россией часто указывают на санкции, которые сдерживают ее экономическое развитие. Поэтому положительных тенденций следует ждать после их снятия. Так считают эксперты. Однако снятие санкций является вопросом большой политики, а не экономики.

Во-вторых, Россия и Казахстан могли бы встретить вызовы, с которыми они столкнулись в последние годы, более подготовленными, если бы в свое время провели реформы. То есть не только внешние факторы сыграли негативную роль. По сути, мы наблюдаем стечение неблагоприятных обстоятельств для ЕАЭС.

Интеграция хорошо работает в благоприятных условиях, когда экономики стран динамично развиваются, когда нет противоречий. А когда наблюдаются кризисные явления, интеграция в лучшем случае позволяет мягко посадить экономику на дно, а в худшем - обостряет проблемы. Второй вариант мы сегодня наблюдаем в Евросоюзе.

- Каковы, на ваш взгляд, дальнейшие перспективы ЕАЭС?

- В последнее время было много разговоров об ущербности такого союза. Но думаю, что отправлять на покой интеграцию еще рано. Как я уже сказал, начало работы ЕАЭС пришлось на не самый благоприятный период. Поэтому его потенциал остается нераскрытым. С другой стороны, нет смысла пенять на зеркало. Проблемы Казахстана - сокращение объемов торговли и экспорта - связаны не только с барьерами на пути товаров, но и с уровнем конкурентоспособности нашей экономики.

Есть еще одно обстоятельство, которое говорит в пользу того, что у ЕАЭС есть будущее. Речь идет о так называемой «Большой Евразии». Помимо традиционных участников, в нее будут вовлечены страны, не являющиеся частью постсоветского мира. Если в «Интеграции 1.0» участвовали исключительно бывшие республики СССР, то в версии «Интеграция 2.0» будут фигурировать страны дальнего зарубежья. Вьетнам, к примеру, подписал соглашение о создании зоны свободной торговли с ЕАЭС. В свою очередь, Китай реализует проект «Экономический пояс Шёлкового пути». На наших глазах распадается Евросоюз, который, как известно, создавал искусственные барьеры между востоком и западом. Если ЕС развалится, то, скорее всего, его государства попадут в интеграционную струю «Большой Евразии». Произойдет это не ввиду каких-то субъективных геополитических мотивов, а по объективным экономическим причинам. А это значит, что если бы ЕАЭС не было, то его бы выдумали.

Казахстан. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 февраля 2017 > № 2104368 Замир Каражанов


Казахстан. Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kapital.kz, 20 февраля 2017 > № 2081292 Пекка Вильякайнен

Через 10 лет в шахтах не будет ни одного человека

Как стартапы изменят экономику и что могут предложить казахстанские разработчики

«Я ведь из маленькой страны. Она вон там, справа. На карте ее даже может быть не видно. Финляндия настолько маленькая, что сами мы ее в шутку называем страной Микки Мауса», — с этих слов Пекка Вильякайнен, который уже более пяти лет выступает в роли советника фонда «Сколково», начинает свою речь в рамках евразийского этапа Open Innovations Startup Tour. Около шести лет назад тогда еще президент России Дмитрий Медведев решил, что стране не хватает собственной Кремниевой долины. После чего в 20 км к западу от центра Москвы было создано «Сколково» — центр инноваций, который объединил всевозможные технологичные предприятия. Пекка выступил не только в роли советника фонда «Сколково», а также стал советником бывшего российского президента Дмитрия Медведева. За манеру ведения бизнеса и стремление доводить все дела до конца бывший руководитель Microsoft Стив Баллмер назвал финна «Бульдозер». Прозвище настолько прижилось, что на сайте «Сколково» появился «Официальный блог финского Бульдозера».

О кризисе, инвестировании стартапов и роли государства в их продвижении Пекка Вильякайнен, советник фонда «Сколково», рассказал в интервью деловому изданию «Капитал.kz».

Ребятам о стартапах

На интервью Пекка не перестает шутить. После пресс-конференции мы проходим в небольшой зал для совещаний с матовыми стеклянными стенами. Он усаживается слева от меня и сразу начинает говорить: «Мы три года назад зимой были в Якутии. Кажется, это одна из самых холодных точек на Земле в это время года. Так вот тогда о стартапах никто там даже и не знал. Ко мне подходили люди и спрашивали: „Что ты, финский конь, тут забыл?“ Они вообще не могли понять, как связаны между собой стартапы и экономика».

— Так вы ездите по странам, если можно так назвать, с просветительской миссией. В Казахстане вы в первый раз?

— Знаете, мой жизненный опыт приучил меня ни в коем случае нельзя говорить девушке, что это твой первый раз (смеется). Если быть серьезным, то я ведь представляю здесь российское правительство и помогаю, советую на тему инноваций. Вы правы, моя задача исключительно просветительская. Я хочу ознакомиться со всеми представленными проектами. С нами путешествуют пятнадцать экспертов, специалистов из «Сколково». Это люди, которые разбираются в разных направлениях. Они как раз и производят экспертную оценку представленных стартапов.

— На местном рынке чувствуется ли какая-нибудь сегментация среди стартапов?

— Честно говоря, даже несмотря на размер страны, люди здесь мне кажутся более скромными в позитивном смысле этого слова. Люди здесь достаточно прямолинейны и не особо переживают обо всей этой бюрократической чуши, а, скорее, решают более насущные проблемы. К тому же, в размерах мира, ваша страна не такая большая, поэтому все стартапы здесь имеют экспортную направленность.

— То есть вероятность выхода на международный рынок у местных стартапов есть?

— Скорее всего, таких стартапов даже больше, но сами они пока об этом не знают. То же самое и в России. Куда ни зайди, в какой-нибудь университет или даже простой частный дом, наверняка в чулане полным-полно патентов. В России стартапы чуть более зашоренные, ведь представляется, что Россия уже достаточно большой рынок именно для амбиций местных компаний, поэтому потребности выходить за рубеж у них нет.

Удивительно, но в Казахстане прослеживаются «давление» приложений для мобильных устройств и ИТ-сфера в целом. Но что особенно меня интересует, так это те стартапы, которые бы могли помочь крупным предприятиям, в частности горнодобывающей промышленности, тяжелой и нефтегазовой отрасли увеличить свою конкурентоспособность.

— Разве компании в этой области используют стартап-разработки?

— Пока что нет, но как мы слышали от представителей ваших технопарков и институтов развития, их заставляют. У таких предприятий просто нет другого выбора. Сейчас ведь такие времена, когда они обязаны полагаться на новые технологии и стартапы для того, чтобы повысить свою производительности и улучшить эффективность. Понятно, что горнодобывающая промышленность это трудоемкое производство. Те же десять лет назад отрасль требовала значительного вложения в плане человеческого капитала. Сейчас мы рассматриваем проекты, благодаря которым через 10 лет в шахтах не будет ни одного человека. Понятно, что процесс будет полностью роботизирован, будут операторы, управляющие процессом на расстоянии, но однозначно лицо индустрии изменится.

— Может уже есть компании, которые практикуют такой способ работы по миру?

— Думаю, мой пример прозвучит неактуально для Казахстана, потому что у вас нет прямого доступа к морю, но я недавно читал один пример касательно морских перевозок. Так вот, в следующем году в море выйдет первый корейский грузовой танкер, который сможет перевезти до 1 млн тонн различных грузов и при этом не будет управляться ни единым членом экипажа.

— Таким инициативам наверняка помогает государство…

— Когда речь заходит о необходимости использования новых технологий и инноваций, даже в горнодобывающей сфере, государство здесь вообще не должно играть никакой роли.

— Почему?

— Потому что решение об этом должно приниматься самим предприятием, исходя из бизнес-реальности. Что государство должно сделать, так это помочь молодым предпринимателям стать более видимыми, обрести свой «голос», если можно так выразиться. То же самое делаем мы в «Сколково». Мы служим своего рода глобальным акселератором и помогаем компаниям создать нужную презентацию, чтобы они могли продать себя нужным стейкхолдерам. Помогаем в плане защиты прав патентования и защиты прав интеллектуальной собственности и связываем их с нужными людьми, чтобы, когда придет время, стартаперы смогли о себе заявить.

— А какова здесь роль государства?

— Государство должно влиять на университеты, скажем, корректируя их образовательную повестку. Но когда та же горнодобывающая компания выходит на потребность сделки, государство должно самоустраниться. Государство должно держаться как можно дальше от стартапов. Государство должно убирать барьеры между разными институтами развития, чтобы все предприниматели знали, что есть какое-то одно место, где они могут ощутить себя частью предпринимательского сообщества. Естественно, государство должно участвовать в грантовом финансировании, но не делать так, чтобы эти гранты воспринимались как зарплата.

Надо помнить, что грантами всегда сыт не будешь и нужно искать частного инвестора, который тебя поддержит, либо стараться финансировать проект из собственных средств. Думать о том, что предпринимательство может быть безрисковым делом, — абсолютное заблуждение.

Сознание предпринимателя

— Вы сказали, что помогаете компаниям создать нужную презентацию, чтобы они могли себя продать. У местных компаний уже сформировалось то самое осознание, что их стартапы могут приносить прибыль?

— Осознание есть, но ожидания слишком нереалистичные. Им почему-то кажется, что как только ты закончил создание своего проекта, создал пилотный проект, на этом твой путь закончен. Но на самом деле именно тогда начинается основная работа. Например, если государство начнет оказывать всестороннюю поддержку, то предприниматели превращаются в маленьких детишек, которые начинают кричать и требовать все больше денег.

— А если их им не дают?

— А если их не дают, то возвращаются домой и начинают плакать. А это уже вам не предпринимательство, а молодежная программа, ни с каким бизнес-настроем это не связано.

— Может, есть какая-то бизнес-модель, благодаря которой стартап может монетизироваться?

— Все зависит от специфики бизнеса. На рынке потребительских товаров выручку компании получают очень быстро. Или вы можете выстроить модель работы с каким-нибудь известным брендом, что поможет вам заработать. В B2B-сегменте есть разные способы монетизации. Например, продажа лицензии или передача патентных прав от каких-то более крупных компаний.

— Большинство производственных компаний, не связанных с миром технологий, говорят о значимом влиянии кризиса на их работу. В области стартапов та же ситуация?

— Сейчас всяческие инвестиционные фонды деньгами, как говорится, по самые уши забиты. Но при этом они достаточно критично подходят к отбору потенциальных кандидатов на получение этих самых средств. Прежде всего, нужно доказать опыт работы, у стартапа должна быть сформирована окончательная команда, опыт в производственной сфере. Но вот такой тщательный отбор никак не связан с хайпом вокруг экономического кризиса или его отсутствием. Щепетильность инвесторов оправдана не кризисом, а тем, что они хотят как можно скорее вернуть те деньги, которые вложили в стартапы.

— Вы ведь и сами вкладываете собственные средства в инновации. Как понять, что проект будет успешным? Заранее это как-то можно сделать?

— Прежде всего, у проекта должно быть наличие постоянной, налаженной связи с вашими клиентами. Другими словами, ваш продукт должен быть а) уникальным, б) хорош во всех смыслах. Сам я никогда не инвестирую в стартапы, которые нацелены только на местный рынок. Скажем, компания, которая потолком себе ставит Россию, а за ее пределы выходить не хочет. Россия — это ведь всего два процента от всего мира в экономическом смысле. Если стартап хочет расти, его коллектив должен состоять из разных людей. Очень важно понимать, какой стиль лидерства и руководства сложился в коллективе и как на это реагируют сотрудники. То есть в коллективе должна быть западная манера управления, когда ты доверяешь своим сотрудникам, помогаешь им, а не этот пережиток советской манеры управления, когда ты управляешь всем ежовыми рукавицами.

Казахстан. Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kapital.kz, 20 февраля 2017 > № 2081292 Пекка Вильякайнен


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 17 февраля 2017 > № 2104466 Талгат Калиев

Во власти должны быть люди, сохранившие связь с массами

Автор: Сара Садык

Из-за отсутствия социальных лифтов в элиту стали приходить люди, не имеющие связи с первичной средой, то есть с массами. Ситуация, когда каждый из них (власть и народ) говорит на своем языке и пользуется разным понятийным аппаратом, чревата социальными взрывами и потрясениями. Так считает политолог Талгат Калиев.

Ястребы молодые и старые

– Общество сейчас столкнулось с вырождением элиты, – говорит политолог. – Молодые консерваторы (на классическом языке политологии их называют «ястребами») хотят сохранить существующий статус-кво. Однако, приняв правила игры советской номенклатуры, они на самом деле не являются их носителями. Прежнее поколение (старые консерваторы), закалившееся в аппаратной и партийной борьбе, обладает необходимым набором ориентиров, умеет работать в системе сдержек и противовесов. Их преемники такой мощной селекции не проходили. Будучи внутренне незрелыми, а потому не умея работать с массами, они пытаются свои недостатки компенсировать применением административного и репрессивного ресурса.

– Какие же люди должны приходить в элиту?

В элиту должны приходить люди, которые сохранили связь с первичной средой – с теми самыми массами. Но из-за отсутствия социальных лифтов это подвижное связующее звено исчезло. И теперь создается ощущение, что власть живет своей жизнью, а население – своей. Каждый говорит на своем языке и пользуется разным понятийным аппаратом. Такая ситуация никак не может обнадеживать. Допустим, чтобы добыть в шахте точно в срок определенное количество тонн угля, нужно знать, сколько на это тратится времени и сил. Но молодые руководители, никогда не работавшие на производстве, не знающие технологических циклов и нюансов, ставят перед коллективами неадекватные, заведомо невыполнимые задачи.

– Чем же опасно отсутствие связи с первичной средой?

– Это чревато социальными взрывами и потрясениями. Земельные митинги, к примеру, оказались неожиданными для всех, в том числе и для самого общества. Почему, казалось бы, обычные законодательные противоречия, которые можно было решить в нормальном правовом поле, привели к массовым протестам? Да потому что механизмы, которые могли создать баланс, чтобы не допустить подобного, – здоровый парламент, дискуссии в прессе, мнения экспертов – отсутствовали, и люди сразу перешли к акциям протеста. При этом митинги проходили мирно, там не было беспорядков, ни один человек не пострадал. И, следовательно, можно было этим ограничиться на данном этапе. Но сегодня идет усиленная катализация процессов. В частности, об этом можно судить по тому, как сейчас работает наша пресса. Прошло уже достаточно времени с момента памятного совещания у президента, когда глава государства поставил соответствующим ведомствам «неуд» за разъяснительную работу. Перед вновь созданным Министерством информации и коммуникаций были поставлены задачи по повышению прозрачности и некоей отчетности власти перед обществом. Но в реальности эти механизмы до сих пор не сформированы. Судя по всему, у этих людей отсутствует эталон представления о том, как это должно выглядеть, что нужно делать и как это все запустить. Люди наверху привыкли жить в условиях отсутствия общественных механизмов контроля и критики, но возобновлять все это никто не хочет, поскольку никто в этом не заинтересован.

«Свой» государственный карман

– Не так давно один молодой чиновник, отвечая на вопрос, по какому принципу распределяется госзаказ, сказал: «Не надо считать деньги в чужом кармане». Можно ли объяснить столь абсурдный ответ только неопытностью?

– Скорее, это можно объяснить тем, что в целом отношение к бюджету осталось прежнее, советское: государственное – значит, ничье. В цивилизованном мире, где присутствуют общественные механизмы контроля, такой ответ привел бы к отставке. Хотя там в принципе невозможно представить такой ответ. Более того, отсутствует повод для такого ответа.

Сегодня все государственные телеканалы живут за счет размещения гос­информзаказа. Недавно я узнал, что они требуют финансирования для продвижения экономических программ. Если, допустим, институты развития должны финансировать экономически активное население, то пресса должна стимулировать эту активность, стремиться достучаться до каждой семьи и предложить им их модель участия в инициируемых государством программах. Это их главная миссия – реализация государственных интересов в информационной сфере, именно за это им выделяются финансовые ресурсы в рамках госинформзаказа. Но они, уже получив деньги от государства, требуют их еще и с институтов развития.

Государственная информационная политика должна затрагивать не только президента, конкретных акимов, она должна также охватывать все сферы жизни страны, в том числе экономичес­кую. Тем более что это наиболее приоритетное направление – рост благосостояния населения, создание новых рабочих мест, повышение деловой активности каждого. За все это телеканалы уже получили финансирование, но они требуют дополнительных средств. Вопрос: куда тратятся уже полученные деньги?

Плюс ко всему они еще инициировали отмену запрета на рекламу алкоголя. А это то, чего еще недавно так долго добивалось общество. Эти люди не понимают, что тем самым возлагают на себя гигантскую историческую ответственность за столь неосмотрительное решение. Завтра это может обернуться всплеском алкоголизма, разрушенными семьями, сломанными судьбами. То есть это слишком больной вопрос, чтобы измерять его деньгами. Выходит, те телеканалы, которые не могут обеспечить рентабельность и без всякой отчетности кормятся за счет средств налогоплательщиков, еще и вытребовали себе возможность заработать на алкоголе, а фактически на чьих-то сломанных судьбах.

– Что нас ждет при таком раскладе в ближайшем будущем?

– На мой взгляд, наше общество стоит перед дилеммой: либо упадет на дно, оттолкнется от него и начнет расти, либо сейчас сработают какие-то инстинкты самосохранения и появится понимание, что нужно менять формат взаимоотношений, в результате чего мы придем к новому общественному договору между властью и обществом. Скандалы, связанные с арестами известных личностей, говорят о том, что старый общественный договор себя исчерпал. И неизвестно, как будет зарождаться новый. Наверняка это будет происходить либо через утрату стабильности, либо через победу здравого смысла во власти.

Мы скорее массы, нежели общество

– Все чаще можно услышать, что наше общество пребывает сейчас в депрессии. Если так, то чем же она вызвана?

– В первую очередь тем, что совсем недавно было слишком хорошо. Страна переживала экономический рост, избыток валюты, кредитный бум. Потом цены на нефть упали, и социально-экономическая ситуация ухудшилась. При этом повышенные экономические ожидания в обществе сохраняются, однако государство уже не способно обеспечить их. На депрессию накладывается отсутствие внятных идеологических ориентиров и ценностей. Сейчас нас трудно назвать обществом. Мы, скорее, подходим под категорию «массы». А массы непрогнозируемы и стихийны, они способны на что угодно. Именно поэтому революции часто оказываются неожиданностью даже для тех, кто пытался их спровоцировать. В отличие от общества – здорового и разумного, с массами сложно работать. Для выпуска пара нужны определенные институты, создающие баланс в обществе, – так называемые социальные предохранители, или гарантии права народа на проведение собраний, на критические высказывания и на выражение протеста. Сейчас все это у нас не работает.

– А зарубежные консультанты? Могут ли они нам помочь в этом?

– Это тоже не является панацеей. Даже если предположить наличие у таких консультантов искреннего желания помочь нам добиться успеха, их рекомендации малоэффективны. Они формируют идеальные в их понимании модели применительно к социуму, с которым они привыкли работать. Те же российские политтехнологи и специалисты по пиару привыкли работать с населением РФ, средний возраст которого составляет 42 года, тогда как в Казахстане – 31 год. У нас совершенно разные алгоритмы восприятия информации, не говоря уже о культурных, ментальных и прочих различиях. Но такие консультанты присутствовали в большинстве государственных СМИ и фактически формировали информационную политику.

Примерно через такой же критический фильтр следует оценивать рекомендации зарубежных экономистов. Они предлагают модели, которые едва ли будут восприняты нашим населением, ведь оно еще не освоило в полной мере все принципы рыночной экономики и не избавилось от патерналистской психологии.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 17 февраля 2017 > № 2104466 Талгат Калиев


Казахстан > Медицина > camonitor.com, 17 февраля 2017 > № 2104458 Адольф Арцишевский

Канат Тосекбаев: «Я – врач!»

Автор: Адольф Арцишевский

Если тебе болашаковец имя, имя крепи делами своими. Вообще, проникаясь жизнью этого человека, погружаясь в его мироощущение, испытываешь невольное тяготение к оптимистичным мыслеформам Маяковского. «Я планов наших люблю громадьё»… «Я знаю: город будет, я знаю: саду цвесть»… Или что-нибудь такое, к примеру: Казахстан – это молодость мира, и его возводить молодым. Нет-нет, тут не расхожие слоганы, не лозунговая бравада – в этих чеканных строках каждодневная жизнь Каната Тосекбаева. Ему 34 года, возраст зрелости, но Канат всем обликом своим как бы излучает молодость, она в его интонациях, поступках, делах.

Возвращение сказки

Главврачом Детской клинической инфекционной больницы Алматы он стал в 2015 году. Это одно из старейших медицинских учреждений южной столицы, и уже поэтому простительно было бы впасть в некоторую ностальгию, поговорить об истории больницы, о ветеранах, о славных традициях, но… Само здание было вроде бы не старым, внешне выглядело вполне благопристойно, однако изнутри все было просто ужасно. Во всяком случае, с точки зрения Каната Дуйсенбаевича. Молодой главврач за год обновил здание, во всех отделениях был проведен ремонт. Где требовалось – капитальный, а где и косметический. Добавилось света, тепла и уюта. Все помещения были оформлены в стиле сказок. Ребенок, как бы ни был он болен, с удивлением оглядывался вокруг, чувствуя себя в родной стихии. А главное – начали обновлять оборудование, появились новые виды услуг. Правда, часть из них пришлось сделать платными. И если раньше единственным источником финансирования был госзаказ, то теперь появился дополнительный заработок, а это дало возможность повысить зарплату. Раньше она едва дотягивала до 120 тысяч тенге, сейчас в среднем это 150 тысяч. Для врачей неплохая зарплата. Лица медперсонала посветлели и стали приветливей. А главное вот что: «за год нам удалось сократить смертность на 30 процентов».

Что может быть нелепее и горше смерти ребенка?.. Когда родители не в состоянии приобрести какой-то препарат, главврач (да и все, кто с ним рядом!) изыскивают все возможности, чтобы его раздобыть, порой оплачивая из собственного кармана. Проводят экстренные консилиумы, организуют дополнительные консультации. Словом, делают всё возможное и невозможное, чтобы вернуть ребенка к жизни. И когда, казалось бы, обреченного малыша переводят из реанимации в палату, а потом воспрянувшего выписывают из больницы, поверьте на слово, это радость ни с чем несравнимая.

Собственно, первопричины лежат на поверхности. Сейчас у нас возросла так называемая внутренняя эмиграция, больных детей привозят из регионов, дальних и ближних. Иссык, Узунагач. Или – Караганда, Актау. Бывает, к трапу самолета вызывают скорую. И сразу – к ним, в приемный покой. Разве откажешь в помощи! А болезнь в такой запущенной форме, что врачи оказываются уже бессильны что-либо сделать…

Но главврач упрямо поджимает губы. Он верит в тех, кто рядом. Мы добьемся, говорит он, у нас будет самый лучший показатель за последние десять лет. Здесь он амбициозен до бескрайности, и не скрывает своих амбиций ни от кого. Валихан Исаевич Ахметов (он возглавляет горздрав Алматы) понимающе улыбается. И когда его младший коллега из детской инфекционной является к нему, естественно, с очередной просьбой – ну край как нужно что-то из сверхсовременного оборудования! – он готов и рассмотреть просьбу, и вне всякой очереди выполнить ее.

Скорая Астаны. Перезагрузка

«Болашак» – это судьба, но о «Болашаке» чуть позже. Главное, пройдя эту – чего уж там! – элитную программу, не надсадиться от гордости и безмерных запросов. Ведь как бывает: возвращается болашаковец домой после учебы в зарубежье – подавай ему сразу и всё. Престижную должность. Зарплату, понятное дело, в соответствии с обретенным статусом. Ну и так далее.

Канат понимал: так не бывает. Как бы ты ни был нетерпелив и амбициозен, к цели надо идти пошагово. Вот он, к примеру, безо всякой помпы приехал из Германии после учебы в Астану, тихо, скромно устроился рядовым консультантом в Национальный медицинский холдинг. Зарплата? 80 тысяч тенге, из них пятьдесят – за квартиру, понятное дело, съёмную. И на какое-то время затянул пояс потуже. Но знания не утаишь, не спрячешь. К тому же холдинг – это шесть современных клиник, оборудованных по высшему разряду, и создан он по инициативе главы государства. Так что в команде холдинга очень даже были нужны думающие люди. И через полгода Канат Тосекбаев стал советником председателя правления этого холдинга. А председателем правления был Алмаз Шарманов, прошедший выучку в США.

– Для меня это был первый руководитель с западным мышлением, – вспоминает Канат. Что это значит? А то, что он не будет стоять над душой, контролировать твои действия. Он ждет от тебя инициативы и самостоятельных решений. Но такие люди нужны и в Минздраве. Каната Тосекбаева заприметил Елжан Биртанов, замминистра, и пригласил его советником в Минздрав. А что еще надо менеджеру от медицины, в котором бурлит молодость и распирают знания, полученные за два с половиной года пребывания у многоопытных немцев? Он чувствовал окрыленность, ему слышался клёкот орла, набирающего высоту. И это длилось год.

Но странное дело: находясь рядом с людьми, наделенными высокими полномочиями, и помогая им принимать судьбоносные решения, он с тайною тоской смотрел на простых врачей-клиницистов, ему хотелось приложить свои руки и знания к реальному сектору, ему хотелось работать в больнице. И он подал документы в управление здравоохранения Астаны. Акимом был в то время Имангали Тасмагамбетов. Канат знал: было свободно несколько мест заместителей главврачей и одно место главврача, но это не для него, в 26 лет такие должности не занимают. Он понимал: ему надо еще какое-то время дозревать на вторых ролях, набираясь практического опыта, приноравливаясь к возможным перегрузкам и рядом с бывалыми руководителями осваивать умение нести бремя ответственности. Зам. главврача – в самый раз, то, что надо.

А Тасмагамбетов взял да и назначил его главврачом скорой помощи Астаны. Нет, но в 26 лет… Нет, но там же коллектив – полторы тысячи человек!.. Нет, но это же один из самых проблемных объектов столичного города, и по всем показателям на самом низком уровне. Да поймите вы: там жалоб несть числа, в том числе коллективных! «Скорая» приезжала с опозданием, врачей не хватало. А он, что он мог сделать?..

Он сделал все, как надо. Он сделал всё возможное и невозможное. Три года он был там главврачом. За три года удалось полностью обновить службу скорой помощи. Под его началом «Скорая» по всем показателям вышла на лидирующие позиции.

Что еще? Да, и сверх того он там сделал авторский инновационный проект, утвердил его в Комитете интеллектуальной собственности. А главное, это был ни с чем не сравнимый опыт работы непосредственно в живом коллективе. Канат перечисляет все частности этого «обновления». Автопарк – это раз. Кадры – это два. Третье – финансовый менеджмент, он увеличил зарплату.

Далее: чтобы сократить жалобы, он регулярно выступал в печати, по радио, ТВ. Люди обращались к нему напрямую, он отвечал на вопросы, давал разъяснения. Почему происходили задержки с прибытием скорой? Не хватало транспорта, не хватало специалистов. Он показал населению, насколько сложна их работа. Он охотно привечал работников СМИ. Сажал их рядом с шофером во время выездов на вызовы. Чтобы журналисты сами все увидели и рассказали о повседневной работе и жизни скорой помощи. И что вы думаете? Люди стали с пониманием относиться к этим трудягам в белых халатах. Количество жалоб уменьшилось, напряженность, которая имела место, сошла на нет.

Три года жизни Канат Тосекбаев отдал этой службе. Он повзрослел за это время лет на десять. Он пытался себя нынешнего соотнести с тем едва оперившимся болашаковцем, на которого взвалили непосильный груз ответственности. С болашаковцем, который только что прибыл из дальнего зарубежья, где все не так, где все иначе. Ему предстояло внести свою лепту, чтобы попытаться улучшить наше здравоохранение. Он сделает все, что в его силах. Но сначала…

Сначала надо было пройти не такую уж легкую программу «Болашак». И устоять от соблазнов. И вернуться домой. А это было не так просто.

Крылья крепнут в полете

Медицинский университет он окончил с красным дипломом. Сразу же подал документы по программе «Болашак» и поступил в Ганноверскую высшую школу медицины. Это один из ведущих медицинских центров Германии, там развита не только клиническая часть медицины, но и организационная. Там развит менеджмент здравоохранения.

К слову сказать, далось ему поступление на программу «Болашак» по конкурсу как-то легко и без напряга. К своему удивлению, он прошел все экзамены безо всякой поддержки извне. Это было крайне важно, поскольку шли разговоры, что «Болашак» – это лишь по знакомству, по звонку. Да ничего подобного! Хотя все и не так безоблачно, как может показаться со стороны. В залог надо было оставить квартиру родителей, это было одно из условий программы. Так что бремя ответственности болашаковец ощущал с первых шагов. Там основа основ – самодисциплина. Свобода полная, а вседозволенность опасна, можно пуститься во все тяжкие, и тогда – какая уж учеба! Но, слава Аллаху, он был не выпускником средней школы, он приехал целенаправленно, уже имея за плечами мало-мальский опыт и работы, и обучения. И потом, он осознавал, что стоит на карте.

– И все же: чем отличается немецкая преподавательская школа от нашей?

– Над студентом нет надзирателей, он занимается самообразованием. Лектор не следит, пришел ты на лекцию или не пришел, сделал ты домашнее задание или не сделал. У тебя есть рубежные и итоговые экзамены. Не сдал экзамен – его переносят на следующий год, но это – деньги, которые на тебя затрачены.

Куратор у них был, но он помогал решать чисто организационные вопросы. Никакой мелочной опеки! Полная самостоятельность. Собственно, для Каната это была твердая установка еще в Алматы, когда он первокурсником сел на студенческую скамью в университете. Уже там все было всерьез, поскольку выбор был сделан осознанно, и надо было целеустремленно идти к профессии врача. Уже тогда появились амбиции, желание достичь определенных высот. Он хотел быть хирургом. Более того – нейрохирургом. Но для начала…

Для начала, еще будучи студентом, он стал подрабатывать, устроился фельдшером на Алматинскую станцию скорой помощи. И то, что он видел до этого в учебниках, теперь увидел воочию, в жизни. К тому же район они обслуживали крутой, проблемный: Айнабулак и Первомайка. Их и водой обливали, и наркоманы пытались шантажировать, требуя дозу наркосодержащих препаратов. Да и на кулак можно было нарваться. Ему запомнилось, как однажды они везли на скорой беременную женщину, прибывшую из Сары-Озека. Она по оплошности и второпях забыла дома обменную карту. Ее один роддом не принял без этой карты, второй отказался принять: «Везите в облбольницу». А это на Развилке, за городом.

– Делать нечего, везем на своем старом УАЗике. А у нее отошли уже воды. И тут наш УАЗик заглох. Представляете? Вдобавок ко всему грянул ливень. Мы вызвали бригаду на подмогу, а у нашей пациентки начались роды. И пока бригада прибыла, нам пришлось принимать роды самим. В такой переплет мы попали впервые. Но все сделали грамотно.

В его врачебной практике это были первые роды. Но именно тогда у него впервые возникли вопросы. Почему на вооружении скорой помощи этот доживающий свой век УАЗик? Вроде бы мегаполис, вторая столица. А техника допотопная. Почему работа на «скорой» так опасна? Почему женщину в критическом состоянии не принял ближайший роддом?.. Это врезалось в память. И позже, когда он возглавлял скорую помощь Астаны, эти вопросы не давали покоя, требовали не просто ответов, а практических действий.

– Родился-то кто?

– Родилась девочка.

– Как назвали?

– Не до того было.

Ну да, конечно, не до того. Главное – довезли до роддома. Наконец-то жизнь роженицы и малышки была в безопасности. Кстати, случай этот стал основой для фильма, его потом показывали по ТВ.

А вопросы бередили душу. И по программе «Болашак» Канат решил осваивать менеджмент в системе здравоохранения, чтобы попытаться изменить положение дел. В Ганновере было чему поучиться. Впрочем, он и здесь не мог сидеть сложа руки. За год до окончания учебы уже работал в немецкой клинике в отделе международного сотрудничества, пытаясь осмыслить практику медицины в Германии. Ему даже предложили остаться на постоянной работе, предлагали хорошую зарплату, страховку, жилье. И все это не где-нибудь – в Берлине. Большой соблазн! А он отказался. Надо ехать домой.

– А если б остались, квартиру бы у родителей ваших забрали?

– Едва ли. С тем заработком, который мне предлагали, я смог бы оплатить все расходы. Но я рассматриваю программу «Болашак» не только как возможность получить образование за границей, ведь сверх того – это доверие самого главы государства. А значит, мы должны вернуться домой и сделать свой вклад в развитие страны.

Казахстан > Медицина > camonitor.com, 17 февраля 2017 > № 2104458 Адольф Арцишевский


Китай. Казахстан. ДФО. СФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 февраля 2017 > № 2105403 Иван Зуенко

Окно в Китай: почему у Казахстана получилось, а у России нет

Иван Зуенко

Несмотря на разговоры о создании Москвой и Пекином «большой Евразии», Россия и Китай за многие годы так и не смогли создать даже приграничные зоны свободной торговли. Передовиком здесь неожиданно стал Казахстан, а Москве есть чему поучиться на опыте соседей

Граница между Китаем и странами бывшего Советского Союза одна из самых протяженных в мире. Наибольший ее участок приходится на границу между Китаем и Евразийским экономическим союзом; единственной постсоветской страной, граничащей с Китаем и не входящей в ЕАЭС, остался Таджикистан. Однако, несмотря на тесные контакты политических лидеров и активное обсуждение проектов интеграции Китая и ЕАЭС, эта длинная граница по-прежнему остается жестким барьером на пути товаров, людей, капитала.

Степень недоверия по обе стороны этой линии такова, что ее запрещено пересекать на личном автотранспорте. Фактически заморожен вопрос об отмене виз – более того, с прошлого года китайская сторона в полтора раза увеличила пошлину, что сделало оформление даже туристической визы довольно затратным (4400 вместо 2500 рублей). Естественно, существует таможенный и пограничный контроль – последний, впрочем, есть и внутри ЕАЭС, а Россия с 1 февраля в одностороннем порядке восстановила его и в рамках Союзного государства с Белоруссией.

Говорить о полноценном сближении экономик без значительного смягчения порядка трансграничного движения товаров, людей и капиталов невозможно. Между тем в прошлом уже имелись прецеденты создания особых трансграничных зон: где-то провальные, где-то более-менее успешные. Изучение подобных примеров – залог успешной работы над ошибками и создания интегрированного пространства, что в перспективе позволит России и другим странам ЕАЭС использовать мощь китайской экономики, минимизируя риски.

Пограничный – Суйфэньхэ: мутная история

В начале 2000-х годов активно обсуждалось сразу три проекта создания приграничных торгово-экономических комплексов (ПТЭК) между Россией и Китаем: в районе выходящих прямо к границе городов Благовещенск – Хэйхэ, Забайкальск – Маньчжоули и поселка Пограничный – Суйфэньхэ. Правовую основу проектов заложили межправительственные соглашения 1998 и 1999 годов, которые не только ознаменовали завершение демаркации границы, но и устанавливали безвизовый порядок посещения гражданами РФ и КНР приграничных комплексов.

Дальше всех продвинулся проект ПТЭК Пограничный – Суйфэньхэ, который был утвержден распоряжением правительства РФ в феврале 2001 года (№196-р). С российской стороны проект продвигало информационно-аналитическое агентство «Приморье», действовавшее в интересах ряда «авторитетных» приморских депутатов. Партнером с китайской стороны стала крупная шанхайская корпорация «Шимао». В портфеле «Шимао» числились десятки успешных инфраструктурных проектов, а также управление сетями отелей Hyatt, Hilton и Holiday Inn по всему Китаю. На балансе ИАА «Приморье» был лишь офис в спальном районе Владивостока.

Однако, несмотря на явное несоответствие уровня партнеров, китайцы заинтересовались проектом, суть которого заключалась в создании по обе стороны от границы своеобразных резерваций (150 гектаров с китайской стороны и 300 гектаров с российской) с особым порядком въезда.

В идеале сюда можно было бы въезжать на личном автотранспорте, без виз, минуя турфирмы и тургруппы. С китайской стороны предполагалось построить пятизвездочную гостиницу с ресторанами, банями и массажными салонами, дополнив ее супермаркетом. При тогдашнем курсе юаня жители Приморья привыкли ездить в китайское приграничье за одеждой, ширпотребом или же просто на пару дней, отпраздновать день рождения или мальчишник. ПТЭК мог предоставить им все это на максимально удобных условиях.

С российской стороны предполагалось создать сборочное производство, хотя, как подчеркивает доцент ДВФУ Андрей Губин, в 2005–2008 годах работавший в ИАА «Приморье», китайцев интересовал только льготный режим таможенной очистки своих комплектующих и привлечение китайской рабочей силы. При этом российскую часть ПТЭК предполагалось использовать как склад и перевалочную базу.

Выезд за пределы ПТЭК без визы и прохождения таможенного контроля был невозможен, что превращало комплекс не в дыру, а всего лишь в своеобразный шлюз на границе, однако и это оказалось слишком смело. Прецедентов наделения отдельной территории особыми правами в плане въезда иностранцев в России не существовало. Даже сейчас, уже после принятия закона о свободном порте Владивосток (СПВ), больше года тормозится проект льготного режима его посещения иностранцами. Чиновники явно опережают события, заявляя об «успехах» и называя «конкретные даты», несмотря на то что сложный, но необходимый процесс согласования между контролирующими ведомствами, судя по всему, далек от завершения. Чего уж говорить о середине 2000-х, когда мировая конъюнктура цен на нефть позволяла свысока смотреть на потенциальных китайских инвесторов.

Согласно межправительственным соглашениям, технические вопросы работы ПТЭК должны были решить местные власти и пограничные ведомства двух стран. Не дожидаясь согласований, российские партнеры убедили китайцев, что с помощью гуаньси (связи) они смогут обеспечить зеленый свет как на уровне муниципалитета, так и на уровне пограничного ведомства. Китайцы поверили и начали строить на окраине Суйфэньхэ гостиницу Holiday Inn на 354 номера и торговый комплекс на 84 тысячи квадратных метров.

Работы полностью завершились к 2005 году. Согласования с контролирующими ведомствами Китая были осуществлены в кратчайший срок, а интересы проекта с китайской стороны лоббировал Э Чжунци, партийный шеф Суйфэньхэ. Позднее власти этого города в одностороннем порядке распространили режим ПТЭК на всю свою территорию, выделив часть под зону приграничной торговли, куда некоторые товары ввозятся беспошлинно.

С российской стороны так ничего и не появилось, кроме небольшого помещения со складами и пустующими офисами, гордо именуемого Центром международной коммуникации, и православной часовни, символично посвященной святому Георгию Победоносцу. Даже эта нехитрая инфраструктура стоит без дела уже больше десяти лет. Учитывая нараставшую в России в 2000-х годах централизацию, оказалось, что без отмашки Москвы ответственность за принятие решения не могут взять на себя ни местные власти, ни погранведомство. Решение технических вопросов неизменно саботировалось российской стороной, несмотря на десятки совещаний и рабочих встреч с участием представителей «Шимао» и парткома Суйфэньхэ.

Логику российских властей понять можно – с самого начала проект сулил не только экономические выгоды, но и риски, связанные с ослаблением контроля над трансграничным движением товаров и людей. В начале 2000-х все еще были сильны страхи перед нелегальной китайской миграцией, да и сама идея развивать народную торговлю как-то не грела душу чиновников. Представитель Торгпредства РФ в Китае заявлял: «Задача стоит, чтобы контракты шли не на уровне челноков, а между средними и крупными предприятиями».

Также нужно учитывать, что проект в том виде, в котором его продвигало ИАА «Приморье», не создал бы много рабочих мест, да и основные выгоды при тогдашней конъюнктуре цен получала бы китайская сторона. Поэтому кроме предпринимателей, инициировавших проект, да местного населения, которое получило бы легкий доступ к дешевым на тот момент товарам и услугам, проект стал никому не нужен. Окончательно все рухнуло, когда крестные отцы проекта оказались в опале.

Еще меньше было сделано в других ПТЭК. В Благовещенске все уперлось в злосчастный мост через Амур, история строительства которого началась еще в 1993 году. В Забайкальске смогли договориться о режиме пересечения границы на личном автотранспорте, но только при наличии выданного китайской турфирмой приглашения на срок не более 10 суток и не далее 20 км от границы.

Межправительственные соглашения 1998 и 1999 годов так и остались невыполненными. Та же судьба ожидала и Программу сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и северо-востока КНР на 2009–2018 годы. Через год по идее нужно подводить итоги ее реализации, но ни в России, ни в Китае о ней предпочитают не вспоминать – новой модной темой стало сопряжение Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС.

Хоргос: пища для размышлений

Особая зона со схожими правилами появилась на границе Китая и Казахстана – международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС) Хоргос. Как и в российском случае, реализация проекта основана на межправительственных соглашениях 2004 и 2005 годов. Однако в отличие от проектов ПТЭК, где слишком много инициативы отдавалось на местный уровень, в Казахстане центральные власти решили курировать проект от начала и до конца. Принято считать, что сама идея подобной зоны была высказана еще в 2002 году во время визита Назарбаева в Пекин. Для реализации проекта учредили акционерное общество со стопроцентной долей государства. В 2011 году пакет акций был передан в доверительное управление «Казакстан Темир Жолы» (аналог РЖД).

С китайской стороны была создана открытая экономическая зона Хоргос, для управления которой Народным правительством Синьцзян-Уйгурского автономного района был учрежден отдельный комитет. В него входят представители различных органов власти, которые осуществляют управление своей частью МЦПС, оперативно решают вопросы взаимодействия и вносят свои предложения по его развитию в вышестоящие инстанции.

По принципам устройства Хоргос – брат-близнец российских ПТЭК. Это огороженная резервация общей площадью 560 гектаров (217 га – казахстанская часть, 343 га – китайская часть). Сообщение между частями резервации осуществляется через специальное горлышко, где нет таможенного и пограничного контроля. Въезжать на территорию МЦПС могут как граждане Казахстана и КНР, так и граждане третьих стран, причем без оформления визы. Иностранцы допускаются на территорию по заграничным паспортам, а казахстанцы и китайцы – по внутренним, которые представляют собой пластиковые карточки, типа российского водительского удостоверения. Существует ограничение по времени пребывания в центре – 30 дней, но это формальность – вряд ли кто-то захочет безвылазно сидеть там месяц.

Центр принимает туристов с 2012 года. Введение в эксплуатацию всех запланированных объектов намечено на 2018 год. Что же там будет? Чиновники обеих стран, описывая перспективы проекта, явно вдохновляются проектом Остапа Бендера по созданию шахматного кластера Нью-Васюки. Так, на территории МЦПС Хоргос предусмотрено возведение небольшого города, где, кроме торговых, деловых и выставочных центров, должны появиться скверы, парки, культурные достопримечательности, спа-центры и даже один университет.

Пока центр представляет собой большую торговую площадку, товары на которую доставляются в беспошлинном режиме. На китайской стороне построено несколько торговых центров, в некоторых есть гостиницы и бани. На казахстанской стороне появилось только одно сооружение – так называемая центральная площадь «Самрук», открытие которой состоялось 1 июля 2016 года. Сейчас сдана в эксплуатацию первая очередь объекта: несколько торговых блоков для бутиков. В завершенном виде размер «Самрука» составит 45 тысяч квадратных метров. Главным инвестором объекта стала шанхайская компания «Идин», а на его строительство, на которое ушло меньше года, были активно задействованы китайские рабочие.

Схема посещения центра выглядит так: подавляющее большинство посетителей приезжают в МЦПС в рамках шоп-тура, организованного турфирмой. При въезде в центр нужно пройти пограничный и таможенный контроль, время работы которого ограничено определенными часами. Теоретически это может создавать неудобства. Если не покинуть территорию до закрытия контроля (18:00 летом и 17:00 зимой), придется ждать следующего утра. В этот момент желательно оказаться на китайской стороне, так как там в отличие от казахстанской есть чем заняться ночью. Учитывая разницу в часовых поясах между КНР и Казахстаном, китайская граница закрывается еще раньше – в 16:00 по астанинскому времени.

Прохождение пограничных формальностей, как и везде на сухопутной границе Китая и бывшего Советского Союза, требует терпения и физической силы. После прохождения контроля, который из-за очередей может занять несколько часов, посетители попадают на территорию Хоргоса, где садятся в микроавтобусы и переезжают на зарубежную часть центра или остаются на своей. Далее туристы гуляют и тратят деньги. За два-три часа до закрытия ворот турфирмы вывозят своих подопечных с территории МЦПС.

Каждый посетитель может беспошлинно вывезти с собой товаров на сумму не более 1500 евро и весом не более 50 кг. Для того чтобы под видом «товара для личного потребления» не шли коммерческие партии, казахстанские таможенники установили дополнительные ограничения по габаритам багажа, а также по провозу одного и того же товара с установленной периодичностью (например, нельзя вывозить из центра больше одной шубы на одного человека раз в месяц).

Кроме того, в рамках борьбы с «кэмэлами» (наемными туристами, которые вывозят коммерческий груз под видом товара для личного потребления) гражданам Казахстана запрещено посещать центр более одного раза в месяц. С китайской стороны таких ограничений нет.

Об объеме торговли говорят данные китайской статистики, согласно которым ежедневный товарооборот уже достигает около 5 млн юаней. Цены в МЦПС ниже, чем на оптовом рынке «Дордой» в Бишкеке, так что Хоргос активно теснит «Дордой» в борьбе за покупателя. Хотя излишне оптимистичной картины не должно быть: связанный с Хоргосом бизнес криминализирован, чиновники коррумпированы, а условия, с которыми обычные люди сталкиваются при въезде в центр, сложно назвать привлекательными. Но перспективы у проекта неплохие, и для Казахстана они связаны с привлечением китайских покупателей.

По итогам 2016 года в центр въехало 2,5 млн китайцев (для сравнения: весь Приморский край посетило около 570 тысяч иностранцев). Правда, эта цифра не отражает, скажем так, количество уникальных посетителей и включает в себя, например, сотрудников китайских магазинов, которые каждый день ездят в МЦПС на работу. Тем не менее приток китайских туристов в Хоргос существует – причем не только на китайскую, но и на казахстанскую часть.

На первый взгляд это может показаться странным. Зачем гражданам КНР ехать в отдаленный приграничный город, в котором они могут купить те же самые товары и по тем же ценам, что и у себя дома в Урумчи или Пекине? Тому есть простые объяснения.

Во-первых, на территории центра действует режим дьюти-фри. Сюда ездят ради магазинов беспошлинной торговли, ассортимент которых традиционно пользуется спросом у китайских потребителей: косметика, алкоголь, сигареты, шоколад. По рассказам очевидцев, на казахстанской части МЦПС хорошо продаются не только французские духи и британский виски, но и местная продукция (макароны, растительное масло, мед), а также товары стран ЕАЭС, частью которого является Казахстан.

Во-вторых, китайцам для посещения Хоргоса не нужны ни визы, ни даже загранпаспорта, которые есть менее чем у 5% граждан КНР. У жителей приграничного Синьцзяна с загранпаспортами все еще сложнее – в ноябре 2016 года местные власти Синьцзяна начали изымать их «на ответственное хранение». И пусть казахстанская часть МЦПС – это не совсем полноценная заграница, но магазины дьюти-фри там самые настоящие, а многим китайским туристам другого и не нужно.

В-третьих, для китайских граждан установлен беспошлинный лимит на перемещение товаров с территории центра на территорию КНР в размере 8 тысяч юаней каждый день на одного человека, что заметно мягче ограничений, установленных для обычной поездки за рубеж.

Как отмечает директор Центра китайских исследований (China Center; Алма-Ата) Адиль Каукенов, важным преимуществом Хоргоса перед другим крупным переходом на казахстанско-китайской границе (Алашанколь) является то, что он находится в экономически активной Алма-Атинской области. К тому же серьезное внимание проекту придает китайская сторона. Помимо строительства города на своей стороне, китайцы подвели к нему автомобильную дорогу – буквально пробили ее через горы.

Учиться у соседей

Как видим, основные страхи, пугавшие российские власти в проекте ПТЭК, на примере Хоргоса не подтвердились. Проблема нелегальной миграции с вводом в строй МЦПС не усложнилась, да и как бы ей усложниться, если на выходе из центра пограничниками осуществляется такой же полноценный контроль, как и на любой другой точке границы.

Черные схемы провоза груза через границу, которые применялись на границе с Китаем и до открытия Хоргоса, от работы МЦПС не зависят. Главным риском для Казахстана является развитие челночной торговли, возможности для которой через МЦПС действительно возросли. Однако государство предпринимает конкретные действия, чтобы усложнить жизнь челнокам и их клиентам.

Что мы видим на другой чаше весов? Фактически казахстанские компании получили доступ без каких-либо нетарифных ограничений на быстро растущий рынок. Как минимум на перспективную маркетинговую площадку. Да, сегодня выгодами от этого пользуются уже известные торговые марки, чаще всего зарубежные. Но сам факт наличия такой площадки, а также конкурентные цены, получившиеся после девальвации тенге, предоставляют широкие возможности для развития экспорта.

Такая маркетинговая площадка очень пригодилась бы российским производителям, желающим покорить китайский рынок. Сейчас российским экспортерам необходимо пройти семь кругов административного ада даже для того, чтобы организовать поставку тестовой партии, без которой нельзя оценить перспективы товара на рынке. В результате многие виды продукции до китайского потребителя просто не доходят, а в ценообразование всех остальных добавлены затраты на таможенную очистку.

Создание в России зон, подобных Хоргосу, позволило бы решить эти проблемы. Тем более что опыт Хоргоса показывает – самая большая угроза, исходящая из таких зон, это недобор таможенных сборов из-за действий челноков. Наверное, это не настолько страшно, чтобы жертвовать интересами потребителей и бизнеса.

Китай. Казахстан. ДФО. СФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 февраля 2017 > № 2105403 Иван Зуенко


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 16 февраля 2017 > № 2075914 Энтони Эспина

Энтони Эспина, председатель правления АО «АТФ Банк»: У нас есть финансовые инструменты, которые требуют корректировки

Автор: Динара ШУМАЕВА

Помимо сокращения количества банков, казахстанской банковской системе нужно «равномерное» регуляторное поле и правильные законы о банкротстве. Председатель Правления АО «АТФ Банк» Энтони Эспина также считает необходимым провести корректировку ряда финансовых инструментов. Об этом и многом другом топ-менеджер банка рассказал в интервью «Къ».

О геополитике

– Самое обсуждаемое на сегодняшний день политическое событие во всем мире – это, конечно же, последние выборы в США и победа Дональда Трампа. Для Вас его победа была неожиданностью? Как в целом, Вы его оцениваете? Какие риски могут быть для всего мира с его приходом в большую политику?

– Никто не думал, что Трамп победит. И сам Трамп так не думал. Все опросы показывали, что Клинтон опережала Трампа. В действительности Клинтон получила более трех миллионов голосов. Однако благодаря электоральной системе США, Трамп победил по нескольким ключевым штатам и теперь он – президент.

Трамп – предприниматель. Но управление компанией и управление страной – это разные вещи. Есть большая разница между тем, управляете ли вы пятью людьми или пятью тысячами людей. Когда вы руководите своим бизнесом, то переживаете только за себя. Вы можете принимать любое решение, потому что в конечном итоге рискуете только своими собственными деньгами.

Но если вы ведете бизнес компании, акции которой котируются на бирже, тут вы не являетесь владельцем этой компании, и тогда вы несете ответственность перед акционерами. Если вы управляете страной – вы несете ответственность перед ее гражданами. Поэтому необходимо ставить интересы народа выше своих интересов. Думаю, что Трампу нужно начинать это понимать.

– Как Вы оцениваете его последнее решение по миграционной политике, по выходу из Трансатлантического сообщества, строительство стены на границе с Мексикой?

– Сейчас в США существует большое количество вопросов относительно незаконной иммиграции. У многих присутствует беспокойство относительно того, что иммигранты отбирают рабочие места у американцев. Однако, Америка – это страна иммигрантов. Нельзя говорить, что все иммигранты – плохие люди.

По поводу строительства стены: на некоторых участках такой большой страны как Америка – это невозможно. Во время предвыборной кампании Трамп говорил, что он построит стену, а за ее строительство заплатят мексиканцы, но Мексика, конечно, отказалась это делать.

Теперь он говорит, что строительство стены будет оплачено за счет обложения налогом товаров, импортируемых из Мексики. Но в конечном итоге за строительство этой стены заплатят граждане Америки посредством увеличенных цен.

Трамп хочет вернуть производство в США, но если посмотреть на то, что он носит – вся эта одежда производится в Китае. Проблема в том, что многие люди не понимают ценообразование товаров. Например, они смотрят на Iphone, который стоит 1 000 долларов и думают, что 1 000 долларов забирают себе китайцы, но это не так.

Если Трамп хочет вернуть производство в США, то он должен понимать, что расходы на производство товаров увеличатся. Кто будет платить эту разницу в расходах? Граждане США.

Допустим, вы вернете эти рабочие места в Штаты, будет ли американец работать за зарплату в $300 в месяц? Если вы готовите бургеры в Макдональдсе – вы получаете $5 в час, это $40 в день, итого – $200 в неделю при 5-дневном графике, а в большинстве случаев они работают 7 дней в неделю. Захотите ли вы в таком случае вообще работать на сборке Iphone? Лучше пойти готовить бургеры и зарабатывать больше. Кто будет заниматься этой работой? Придется платить людям больше. И чем больше вы будете платить, тем больше будет увеличиваться стоимость товара.

– А что будет с Китаем?

– Китай выиграет.

– Почему?

– Он усилит свое влияние в регионе. Филиппины все время спорят с китайцами по поводу моря. Споры идут не только между Филиппинами и Китаем, но также и Малайзией, Вьетнамом, Индонезией, потому что вопрос стоит о нефти. Президент Филиппин заявил, что не думает, что Америка ввяжется в войну с Китаем, отстаивая интересы Филиппин. А Филиппины не такая сильная страна, чтобы противостоять Китаю, таким образом, лучше всего будет подружиться с Китаем. Возможно, он рассуждает так: «У меня есть нефть на этих островах, все хотят получить этот участок, и лучше мы поделим его с Китаем. Даже если мне достанется 20% – это лучше чем ничего».

По сути это позволит Китаю расширить свое влияние в регионе. Изначально влияние будет экономическое. Например, Австралия продает все свои минералы Китаю, Таиланд экспортирует рис в Китай, а если страны в Азиатском регионе поддержат Китай, в итоге они смогут вместе построить так называемый азиатский блок.

– Что будет с экономикой Китая, если американские корпорации уйдут из Китая?

– Китайская экономика сегодня не зависит так сильно от экспорта как раньше. В течение уже более 10 лет Китай движется по направлению к внутреннему потреблению, а он может себе это позволить с населением более одного миллиарда человек. Что случится? Если Америка увеличит налог на экспортируемые Китаем продукты, кто будет оплачивать этот налог? Не граждане Китая, а потребители из США. Кто лишится дешевых импортных товаров? Прожиточный минимум в Америке увеличится, а уровень жизни упадет. Сейчас американцы пользуются всеми преимуществами дешевой китайской рабочей силы.

Со своей стороны Китай может увеличить налог на импорт американской продукции. И кто же в таком случае пострадает? Американские производители, в частности, американские крестьянские хозяйства.

– Почему США изолируются?

– Америка высказывает мнение, что она не может быть «полицейским» для всего мира, и что весь остальной мир пользуется щедростью Америки. Мы говорим о безопасности, не экономике. Однако если Америка прекратит свое присутствие в остальном мире, она потеряет своих союзников, от чего выиграют Китай и Россия. Некоторые американцы думают, что стена их защитит. Проблема – это не граница с Мексикой. У Америки большая граница с Канадой и еще больше по протяженности границы со стороны Атлантического и Тихого Океана.

Борьба с въездом потенциальных террористов в страну – только одна проблема. Еще одна проблема – это местные террористы, те, которые живут внутри страны. Кроме того, в результате политики, которой сейчас Трамп пытается придерживаться, большое количество людей будет недовольно и они будут это высказывать.

– Какие риски существуют для экономики Казахстана?

– Экономика Казахстана зависит от нефти и минералов. Мы не экспортируем товары в Америку. Если Америка вернет себе свое производство, освободившееся пространство займет Россия и Китай, а они граничат с Казахстаном.

Китайская инициатива «Один пояс – одна дорога» поставит Казахстан в центре огромного экономического блока от Китая до Европы, от России до Индии и Юго-Восточной Азии. И здесь будущее Казахстана.

О банковской системе

– Какие важные события Вы ожидаете в банковской системе Казахстана в 2017 году?

– Кто знает? (смеется). Два месяца назад нельзя было предсказать возможность объединения Халыка и ККБ или продажи контрольного пакета акций БЦК. Также ходят слухи о многих других слияниях среди банков второго уровня.

– Имеется в виду – какие прогнозируемые события вы ожидаете в законодательной сфере, регуляторной среде?

– Мы ожидаем, что будет внедрен Базель 3, МСФО 9. Мы знаем, что это произойдет, и готовимся к таким изменениям. Однако вопрос не в том, что о чем мы знаем или с уверенностью ожидаем, а в том – что не знаем. К прогнозируемым процессам всегда можно правильно подготовиться. Проблемы же возникают, когда мы чего-то не знаем.

– Черные лебеди?

– Вот именно. Честно говоря, я не знаю, что будет в банковской системе РК в ближайшее время. Я думаю, и большинство людей согласится, что банков слишком много в Казахстане. Таким образом консолидация – хорошая идея.

– Существует ли какая-то методика, определяющая оптимальное количество банков в стране, исходя из количества населения или других параметров?

– Нет, не существует. Например, в Гонконге количество банков 350 и лишь половина численности населения Казахстана. Гонконг является торговым финансовым центром и банки там учреждаются для того, чтобы обслуживать какие-то узкие направления. Например, итальянский банк открывают для того, чтобы работать с итальянскими клиентами в Гонконге. Банк из Германии в Гонконге будет обслуживать немецкие компании. По мере роста в целом экономики Казахстана сюда будет приезжать больше инвесторов, больше иностранных компаний. Допустим, если большое количество казахов уедет в Гонконг для того, чтобы инвестировать, то за этими людьми последуют и казахстанские банки. Точно так же за инвесторами сюда могут прийти банки из других стран. Это должно поддерживаться ростом экономики.

– Какие еще проблемы существуют в казахстанской банковской системе, на Ваш взгляд?

– Одной из очень больших проблем является то, что потребитель и заемщик очень защищены. Я лично наблюдал, как уходят десятки лет на то, чтобы произвести окончательное взыскание и получить контроль над заложенным имуществом. Это влечет риски и, таким образом, расходную часть банков. В конечном итоге эти расходы садятся в увеличенные процентные ставки для заемщиков.

Нам также необходимы уточнения в банковские инструменты. Например, многие фиксированные депозиты на самом деле таковыми не являются. Вкладчики могут снимать деньги до неснижаемого остатка или пополнять до максимальной суммы. И это очень выгодно для вкладчиков, которые «крутят» деньги, охотясь за более высокими ставками. А банкам эта ситуация усложняет управление ликвидностью.

– Разве Национальный банк запрещает банкам предлагать ставки выше 14%?

– Национальный Банк не запрещает банкам принимать деньги по ставкам выше 14% в тенге. Но, банки стараются придерживаться рекомендуемых ставок КФГД. По долларовым депозитам гарантированная ставка – 2%. Разрыв между ставками на депозиты в тенге и депозиты в долларах США должен способствовать перевороту населением долларовых депозитов в тенговые с целью получения большей прибыли на процентах. Это делается для поддержания курса тенге. Однако здесь происходит эффект увеличения стоимости средств для банков, что в конечном итоге может отразиться на заемщиках и привести к замедлению развития и инвестиций в экономику.

– Над какими проблемами еще предстоит работать?

– Нам нужны правильные законы о банкротстве. Какое-то время Казахстан был на первом месте по объему NPL, потому что банкам очень сложно взыскать залоги в случае непогашения кредита. Во многих странах на то, чтобы добиться получения залога от клиента, уходит в среднем 1 год, у нас – 10 и более лет, причем с каждым годом сумма растет.

Также у нас есть вопросы по налогам. Допустим, заемщик берет в банке кредит на сумму 100 млн тенге и не может вернуть эти деньги. Он может вернуть только половину суммы в 50 млн тенге. Остальную сумму банк может ему простить. Однако в Казахстане за прощение долга нужно выплачивать налог. Согласно казахстанскому законодательству, эти налоги платит банк. Поэтому прощать займы мы не можем. Нужно попытаться решить эти системные проблемы.

– Дискуссии на эту тему идут?

– Мы на протяжении долгого времени ведем диалоги с Нацбанком, с правительством, налоговым департаментом. Эти диалоги велись еще до того, как я пришел в банк и они продолжаются.

– Ожидаете ли вы дальнейшее снижение базовой ставки НБРК в 2017 году?

– Нацбанк постепенно сокращает базовую ставку. Однако до тех пор, пока максимальная гарантированная ставка также не будет снижена, я буду продолжать платить 14% своим розничным клиентам. Фондирование все равно остается дорогим.

– Что Вы скажете о развитии финтеха? Какие тенденции наблюдаются?

– Все сейчас говорят о финтехе. И все считают, что финтехи заменят банки. Я так не считаю. Люди не понимают, что финтех – это всего лишь платформа, а традиционный банк – это финансовый посредник.

Например, если вы одалживаете деньги через так называемый «кредитный клуб» на базе финтеха, вы несете кредитный риск. Платформа финтеха предоставляет только список заемщиков и некоторую информацию о них. Ответственность за качество и достоверность информации никто не несет. Платформа будет получать взносы и передавать их за вычетом расходов и прибыли.

Разница в том, что когда вы размещаете свой депозит в банке – эти деньги выдаются в кредит другим клиентам, и если в итоге заемщики не погасят кредиты, то это убыток банка, вкладчики все равно получат свои деньги. Банк берет на себя роль финансового медиатора, заемщик и вкладчик взаимодействуют напрямую.

– То есть главный риск в том, что финтех не подпадает под регулирование?

– Даже если регулирование будет, что можно регулировать? Ведь ответственность на себя эти P2P платформы не берут. Банк берет на себя ответственность, потому что ему еще нужно расплачиваться с вкладчиком. Банк может совершить ошибку, выдать кредит не той компании или не тому человеку, но это будет его проблема. В этом разница банка и финтеха.

Некоторые финтехи представляют из себя платежные системы. Возможно они заменят собой небольшое количество наличных транзакций и транзакций по кредитным картам. Например, PayPal, ApplePay, SamsungPay, но посмотрите на размер их транзакций.

В Китае есть своя служба такси. Я пользуюсь их услугами и плачу за поездку по телефону примерно 30 юаней (4 доллара США). Или я расплачиваюсь за кофе в Starbucks. Последний раз я покупал что-то в интернет-магазине Amazon и заплатил 12 долларов. То есть в любом случае вы не размещаете все свои деньги на PayPal или ApplePay или SamsungPay, вы закидываете туда немного денег, чтобы покрывать какие-то небольшие покупки. Если вы захотите купить машину или квартиру, вы же не будете оплачивать ее через PayPal?

– То есть в любом случае они не заменят банки?

– Да, я так думаю. Они заменят какие-то небольшие наличные транзакции, потому что люди, как правило, не носят много наличных денег в кармане.

Вы знаете, почему подобные сервисы очень популярны в Китае? Потому что самый большой номинал в Китае равен 100 юаням и это примерно 13 долларов США. У меня был ювелирный бизнес в Китае и магазины были в нескольких городах. Мы продавали ювелирные изделия на сумму 100–200 тыс. юаней и люди приходили с чемоданами денег. Поэтому онлайн-платежи так популярны в Китае.

– Сегодня почти у всех банков одинаковые IT-технологии. В чем вы планируете конкурировать между собой? Скоростью?

– В настоящее время все банки компьютеризированы. Таким образом скорость услуг действительно зависит от ручного интерфейса. А ручной интерфейс будет развивать скорость до пределов, допустимых внутренними правилами. В АТФ Банке мы применяем идеи обслуживания клиентов посредством обучения нашего фронт-офиса.

Все сейчас говорят о цифровых банках. Банки по сути уже цифровые. Вы можете осуществлять платежи, снимать деньги из банкоматов, оплачивать покупки или квитанции онлайн, переводить деньги в интернете и т. д. Банкинг уже цифровой.

– Какие драйверы роста вы видите для вашего банка в 2017 году?

– Прогнозируемая динамика роста экономики в этом году будет лучше, чем в прошлом, соответственно мы ожидаем активизации бизнес-сегмента. Поэтому мы видим одним из драйверов дальнейшего развития кредитование субъектов МСБ. Мы разработали новые продукты для своих клиентов. В то же время мы разработали скоринговые модели для сокращения времени одобрения кредитов с большей для себя уверенностью. В прошлом году мы изменили нашу модель продаж, улучшили внутренние бизнес-процессы и продолжим работать в этом направлении дальше. При этом рост не будет скачкообразным, это будет постепенная стабильная динамика.

В целом мы ориентированы на универсальный профиль и гибкий качественный сервис. При этом Банк не будет расти только ради роста. Мы понимаем, что важно расти качественно, сохраняя стабильность, продвигаться вперед по мере развития нашей инфраструктуры и кадров. Мы ориентированы на стабильный и эффективный бизнес.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 16 февраля 2017 > № 2075914 Энтони Эспина


Казахстан. ЕАЭС > Нефть, газ, уголь > kapital.kz, 15 февраля 2017 > № 2079701 Адамкул Жунусов

Что даст странам ЕАЭС общий рынок нефти и нефтепродуктов

В странах-партнерах сосредоточен огромный совокупный запас энергоресурсов

К 2025 году на территории стран — участниц Евразийского экономического союза должен быть создан общий рынок нефти и нефтепродуктов и общий рынок газа. Эти рынки придут на смену двусторонним соглашениям между правительствами стран, по которым сегодня происходят поставки энергоресурсов.

«Позитивный эффект от запуска общего рынка газа ЕАЭС может состоять в увеличении числа участников рынка, а также в снижении оптовых цен на газ для разных категорий потребителей. В нефтяной сфере в случае успешной реализации проекта будут обеспечены свободные поставки нефти и нефтепродуктов, увеличится прозрачность ценообразования, вырастет эффективность использования инвестиционного потенциала за счет консолидации финансовых ресурсов и расширения возможностей международной кооперации при экспорте в третьи страны», — сказал Адамкул Жунусов, член Коллегии (министр) по энергетике и инфраструктуре Евразийской экономической комиссии, перечисляет плюсы, которые получат государства ЕАЭС от участия в общих энергетических рынках. В интервью «Капитал.kz» спикер рассказал о том, на какой стадии сейчас находится создание общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов на территории стран Союза.

— На какой стадии сейчас находятся проект создания общих рынков нефти и газа в странах ЕАЭС?

— Задача и, скажем так, обязательства по формированию таких рынков сформулированы в Договоре о ЕАЭС, главном документе Евразийского экономического союза. Договор подписывает каждая из стран, вступающая в ЕАЭС. В прошлом году 31 мая главы государств евразийской «пятерки» — Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России — утвердили Концепцию формирования общего рынка газа и аналогичный документ по формированию общих рынков нефти и нефтепродуктов Союза.

Однако для запуска общих рынков нужно предпринять ряд дополнительных действий. В первую очередь это разработка Программ по формированию общих рынков энергоносителей. Таким образом, мы максимально конкретизируем обозначенный в Договоре общий вектор развития, поскольку в документах содержится не только концептуальный взгляд на будущее общих рынков, но также цели, задачи и этапность формирования этих рынков.

— Почему процесс выглядит таким образом?

— Поясню, что Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) как наднациональный орган стран Союза, по сути, занимается нормотворческой деятельностью. Соответственно, одна из наиболее важных задач на сегодня — гармонизация законодательства государств ЕАЭС, которым регулируется сфера энергетики. Прежде всего речь идет о гармонизации правил функционирования технологической и коммерческой инфраструктуры рынков.

При этом формирование общих рынков энергоресурсов, и это уже одобрено главами стран ЕАЭС, опирается на ряд принципов, включающих развитие конкуренции на общих рынках энергоресурсов, обеспечение рыночного ценообразования, отсутствие препятствий при торговле энергоресурсами. А также речь идет о том, чтобы обеспечить развитие транспортной структуры и недискриминационных условий для хозяйствующих субъектов государств ЕАЭС. Одним словом, это очень масштабный проект, существенный объем работы и комплекс задач. Притом что мы имеем различия в нормативной базе стран ЕАЭС, в структуре рынков этих отраслей в разных странах интеграционного объединения.

Кроме того, комиссия ведет большую работу по разработке технических регламентов, которые унифицируют стандарты в сфере ТЭК, что также создает условия для запуска общих рынков энергоресурсов. Например, в этом году предполагается доработать проект техрегламента Союза «О требованиях к магистральным трубопроводам для транспортирования жидких и газообразных углеводородов». Он нужен для того, чтобы обеспечить доступ к газотранспортным системам государств ЕАЭС.

— Что, как предполагается, даст участникам рынков их создание?

— Как считают некоторые эксперты, период высоких цен на нефть и газ безвозвратно прошел. Сложно делать прогнозы, посмотрим. Но сегодня даже непосвященные в специфику топливно-энергетического комплекса люди очень активно следят за ценами на нефть, газ, валюту и гадают, сколько будут стоить продукты в магазинах, потому что усматривают определенную зависимость.

Если смотреть на ситуацию на макроуровне, топливно-энергетический комплекс государств Союза — это мощный интеграционный потенциал, способный стать локомотивом интеграции в ЕАЭС. В странах-партнерах сосредоточен огромный совокупный запас энергоресурсов (примерно 1/5 мировых запасов природного газа и 7% мировых запасов нефти). При этом они в основном сосредоточены в России и Казахстане. Не менее важной составляющей является наличие в странах ЕАЭС взаимосвязанных объектов энергетической инфраструктуры, созданной как часть единой энергетической системы бывшего СССР. Значимость энергокомплекса также определяется значительной долей ТЭК в ВВП и промышленном производстве государств-членов — 1/6 совокупного ВВП и 1/3 промышленного производства соответственно.

— Если рассматривать программу по рынку газа, каковы ее основные параметры?

— В основе проекта по созданию общего рынка газа лежит идея развития организованной биржевой торговли газом и обеспечения равного доступа к торгам всех участников рынка. Это позволит создать конкурентные условия для них, обеспечить прозрачность ценообразования. На общем рынке газа Союза будут действовать все участники оптовых рынков государств — членов Союза и будет обеспечиваться транспортировка и поставка газа, как по прямым договорам, так и на биржевых торгах в требуемых объемах и направлениях.

Комиссия ведет сегодня детальную проработку вопроса создания межгосударственной биржи, осуществляющей торговлю газом в рамках общего рынка газа Союза. Также обсуждается формирование органов координации общего рынка газа Союза, их функции и задачи. Предполагается введение единых правил доступа к газотранспортным системам, введение прозрачных механизмов распределения свободных мощностей этих систем, правил взаимной торговли газом, а также гармонизации законодательства государств-членов в этой сфере. При этом сроки подготовки программы в Договоре о ЕАЭС обозначены достаточно сжатые. Но, несмотря на большой объем работы, мы очень рассчитываем, что сможем вынести такую программу на рассмотрение органов Союза уже летом 2017 года.

— А по рынку нефти и нефтепродуктов?

— Евразийская экономическая комиссия ведет разработку Программы формирования общего рынка нефти и нефтепродуктов ЕАЭС. Мы приступили и к разработке единых правил доступа к системам транспортировки нефти и нефтепродуктов, расположенным на территориях государств ЕАЭС, включая определение технических возможностей транспортировки по действующей системе.

Для качественной проработки всех этих направлений планируется организовать экспертные обсуждения, что-то вроде популярных сегодня think tank с участием представителей государственной власти, научного сообщества и бизнеса. Это позволит сделать проект программы отвечающим запросам широкого круга участников рынка.

— Какова позиция стран — потенциальных участников рынков нефти и газа?

— Позиция стран в целом, на наш взгляд, сводится к тому, что такую работу все считают крайне важной. В том числе исходя из целей и задач, которые призваны решить проекты по созданию общих рынков энергоресурсов. Как вы понимаете, это ведь еще и тема повышения энергетической безопасности государств ЕАЭС, обеспечения надежности, доступности и качества энергоснабжения их потребителей.

— К какому сроку рынки должны быть созданы, когда начнут функционировать?

— Речь идет о крайне чувствительных рынках, с различными особенностями регулирования в странах, множеством интересов крупных бизнес-структур и так называемых «национальных чемпионов» с точки зрения удельного веса в экономике и степени влияния на них. Так или иначе ключевой документ для ЕАЭС — это Договор о ЕАЭС. В нем обозначено, что Программа формирования общего рынка газа Союза должна быть разработана и утверждена на уровне президентов стран Союза до 1 января 2018 года. Срок выполнения мероприятий этой программы — до 1 января 2024 года. Затем государства — члены ЕАЭС заключат международный договор в рамках Союза о формировании общего рынка газа Союза. В документе будут обозначены и единые правила доступа к газотранспортным системам, которые расположены на территориях государств ЕАЭС. Это обеспечит вступление такого международного договора в силу не позднее 1 января 2025 года. Поясню, что сегодня поставки энергоресурсов, включая газ, нефть и нефтепродукты, происходят на основании двусторонних соглашений между странами ЕАЭС.

Ситуация по общему рынку нефти и нефтепродуктов, если мы говорим о сроках, в целом такая же. Предполагается три этапа, Договором о ЕАЭС предусмотрено, что программа по этому проекту должна быть утверждена до 1 января 2018 года. На втором этапе (2018—2023 годы) предстоит выполнение мероприятий такой программы, разработка единых правил доступа к системам транспортировки нефти и нефтепродуктов, расположенным на территориях государств-членов ЕАЭС. Перечень мероприятий, «зашитых» в этом проекте, должен быть реализован до 1 января 2024 года. Далее, на завершающем этапе, речь идет о заключении и вступлении в силу международного договора в рамках Союза о формировании общих рынков нефти и нефтепродуктов Союза, содержащего в том числе единые правила доступа к системам транспортировки нефти и нефтепродуктов, расположенным на территориях государств-членов. Такой договор должен вступить в силу не позднее 1 января 2025 года. То есть он опять же придет на смену двусторонним соглашениям между правительствами стран. В этом смысле логика и идеология сейчас такая же, как и в части поставок газа.

Так что этот год с точки зрения подготовки нормативной базы для запуска общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов будет если не решающим, то очень насыщенным. При этом, подчеркиваю, мы открыты для обсуждения спектра возможных конфигураций для реализации поставленных задач.

Казахстан. ЕАЭС > Нефть, газ, уголь > kapital.kz, 15 февраля 2017 > № 2079701 Адамкул Жунусов


Монако. Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > rusmonaco.fr, 15 февраля 2017 > № 2073861 Владимир Семенихин

День Казахстана в Монако

Почетный генеральный консул Республики Казахстан в Княжестве Монако Владимир СЕМЕНИХИН рассказывает о прошедшем 9 января впервые в Монако Дне культуры Казахстана.

Владимир Анатольевич, как прошло событие?

Наше первое мероприятие прошло с огромным успехом.

Мы получили исключительно восторженные отклики тех, кто посмотрел кинофильмы и побывал на концерте Симфонического оркестра Алматы под управлением Марата Бисенгалиева.

Марат Саметович - крупная величина культурной жизни не только Казахстана, но и всего мира.

Он много гастролирует. И то, что мы увидели и услышали со сцены Театра варьете, отличалось от строгой классической интерпретации, благодаря чему концерт молодых исполнителей оркестра оказался нестандартным, ярким, эмоциональным.

Кстати, артисты съезжались в Монако из 3 стран. Часть оркестра выступала в Таиланде и прилетела раньше. А сам руководитель Бисенгалиев добирался до нас целых 3 дня.

Дело в том, что из-за обильного снегопада в аэропорту Стамбула самолет не смог приземлиться и их направили на малюсенький аэродром на границе с Сирией, где, естественно, не было абсолютно никаких удобств. Многим с 6 утра до 6 вечера пришлось простоять на ногах. Как рассказали артисты, была слышна стрельба орудий с сирийской стороны. Пассажирам даже не дали воды, но в конце концов, после тяжкого ожидания самолет через Анкару прилетел в Ниццу. Так что выступление в Монако из-за такого сложного перелета артистам запомнится надолго.

Во время концерта зал был заполнен. Вы же знаете, что в Монако проходит множество событий, публика избалована выступлениями мировых коллективов и ведущих мастеров искусств. И то, как принимали казахстанский коллектив, те овации, которых удостоились музыканты, не случайны. Зрители не хотели отпускать артистов даже после полуторачасового выступления.

День культуры Казахстана в Княжестве проводится впервые. Наверное, организовать такое мероприятие было непросто…

Мы очень переживали, когда планировали День культуры. И не были уверены, что это мероприятие вызовет широкий интерес у местных жителей. Напомню, День культуры Казахстана был приурочен к 25-летию Республики Казахстан. На самом деле национальный праздник празднуют 16 декабря. Но декабрьский график в Монако был настолько перегружен разнообразными событиями, что каждый день проходило по 2-3 важных мероприятия. Люди порой терялись - куда лучше пойти. Поэтому мы решили перенести наше мероприятие на январь. Хотя январь тоже месяц напряженный. Масса людей еще не вернулась из отпусков, особенно те, кто не привязан к местным школьным каникулам.

В итоге все прошло успешно. Был представлен прекрасный фильм «Поздняя любовь» с Жераром Депардье и очень сильный по своим эмоциям исторический фильм, где хорошо представлен этнос Казахстана «Кунанбай». Я видел, как от переполнявших эмоций люди в зале плакали... Потрясающий фильм!

Владимир Анатольевич, расскажите немного о себе, как складывались ваши связи с Казахстаном?

Дело в том, что по национальности я не казах, но с этой страной меня связывает давняя большая дружба. У меня есть партнер в строительном бизнесе из Казахстана. Не скрою, в свое время я был крайне удивлен и одновременно польщен предложением стать почетным консулом Казахстана в Монако. Дело в том, что руководство Казахстана впервые назначило почетным консулом представителя не коренной национальности страны. Для русского, проживающего в Монако, было сделано исключение, и я надеюсь, что казахстанские власти не пожалели. Я был назначен в 2013 году.

Почетный консул имеет совсем другой статус, чем генеральный консул. Почетный консул призван развивать отношения между странами на свой страх и риск и на свои средства, потому что он является, если так можно выразиться, фанатом этой страны. И в зависимости насколько активно он это делает, связи крепнут.

За это время отношения между Княжеством Монако и Республикой Казахстан вышли на принципиально новый качественный уровень. Состоялось два государственных визита. Князь Альбер Второй посещал Казахстан с официальным визитом в 2014 году. После чего в 2015-м с ответным официальным визитом в Княжестве побывал президент Нурсултан Назарбаев.

В этом году мы ожидаем официальный визит Князя Альбера II в Астану на «День павильона Монако» во время Всемирной выставки «Экспо-2017». Очень надеемся, что состоится совместное посещение павильона с президентом Назарбаевым. Монако, со своей стороны, готовит серьезную культурную программу к этому событию. Выставка будет проходить целых 3 месяца, и за это время Монако приобретет много друзей среди жителей не только Казахстана, но и всей Средней Азии. На «Экспо-2017» съедутся бизнесмены и туристы со всего мира.

Как в дальнейшем вы видите будущее Дня культуры Казахстана в Монако?

Всегда очень ответственно делать первый шаг. Как мне кажется, прошедшее мероприятие удалось, и мы постараемся сделать это культурное событие ежегодным.

Есть уже конкретные планы на ближайшее время?

Ответным шагом станет участие во Всемирной выставке «Экспо-2017». На весь мир известен Фестиваль циркового искусства Монте-Карло, поэтому было принято решение показать в павильоне Монако лучшие цирковые номера, удостоенные приза «Золотой клоун». Если все будет идти по плану, то Князь Монако будет присутствовать на открытии павильона вместе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Казахстан во Франции и Монако Нурланом Даненовым. Присутствие государственного руководителя всегда поднимает планку мероприятия. Это будет ответным шагом со стороны Монако.

А пока вместе с Нурланом Жумагалиевичем мы планируем следующее событие. Пока нет четкой даты - либо это будет конец 2017 года, либо начало следующего. Очень непросто включить важное событие в расписание так, чтобы к нему привыкли и его ждали.

Как часто вы бываете в Казахстане?

Я стараюсь регулярно ездить, так как получаю постоянно приглашения, и мне самому интересно узнавать эту большую страну. Казахстан - 9-я страна в мире по своей территории, а население Казахстана всего 18 миллионов жителей. Существует два больших города-миллионника - это Алматы и Астана. Если раньше экономической столицей была Алматы, то за последнее время экономические интересы переместились в Астану. Алматы - как мать-прародительница, откуда вышли все властные структуры страны. Город остался приятным местом проживания с хорошим климатом.

Если посмотреть, что удалось сделать президенту Назарбаеву с 1989 года, когда он активно начал развивать республику, то Казахстан узнать просто невозможно. Раньше Астана была небольшим районным центром, а сегодня это современная столица Средней Азии, пример для многих стран мира. За такой короткий срок построить современный город - дело не из легких. Притом климат в городе тяжелый, температура зимой может опускаться до минус 40 градусов. Но благодаря такому решению освоение северных территорий Казахстана идет быстрыми темпами.

Владимир Анатольевич, сколько жителей Казахстана сегодня проживает в Монако?

Несравнимо меньше по сравнению с русскими. Благодаря тому, что многие казахстанцы приобрели дома вокруг Монако, официально проживающих всего 16 человек. Это единицы по сравнению с 600 русскими резидентами или примерно 2000 русскоговорящими по неофициальной статистике. Тем не менее казахстанцы довольно активно здесь присутствуют и, наверное, главный представитель Казахстана - это олимпийский чемпион Александр Винокуров, один из немногих действующих олимпийских чемпионов, живущих в Монако.

Скажите, а в университете Монако учатся ребята из Казахстана?

Да, 11 человек, и это только начало. В наши планы входит подписать рамочное соглашение между главным университетом Астаны и университетом Монако. Такое же, как подписано с двумя российскими вузами. Надо отметить, что Казахстан очень большие средства вкладывает в обучение своих детей за рубежом на государственном уровне. Сегодня уже имеются договорные отношения между студентом и государством, по которому государство берет на себя бремя обучения за рубежом, в ответ на то, что студенты потом обязуются работать в стране. Половина руководителей Казахстана, занимающих важные посты, говорят на иностранных языках. И это при том, что в Казахстане существует 2 государственных языка - казахский и русский. Сегодня считается плохим тоном, если кто-то из руководителей не говорит на английском, французском или немецком. Это уже обязательное требование при приеме на работу.

Приезд президента Назарбаева в Монако показал, насколько Казахстан интересуется новыми технологиями. Казахстан богат минеральными ресурсами, а «зеленые технологии» дорогие, и они, как правило, развиваются в первую очередь там, где имеется недостаток энергетических ресурсов. Казахстан идет вперед семимильными шагами и внедряет передовые технологии уже сегодня. Главная тема Всемирной выставки в Казахстане - это инновации. В области «зеленых технологий» Монако может себя показать с лучшей стороны.

А бизнес-проекты существуют между Монако и Казахстаном?

Вслед за культурой всегда идет экономика. Интересы Казахстана давно присутствуют в Княжестве. Один из глобальных проектов, стартующий в нынешнем году, - новый полуостров, который будет отвоеван у моря и появится за Гримальди форумом. Это почти 6 га земли, где будет построено 64 тысячи кв.м площадей для жилья и коммерции. В этом проекте на 12% участвуют частные казахстанские инвесторы. Их заинтересовали условия проекта, и я думаю, что это только начало. Популяризация Монако в Казахстане растет. Наши связи с Казахстаном достаточно удалены. Это не Москва, до которой лететь 3,5 часа. Прямой полет в Казахстан - 8 часов, а с учетом пересадки в Вене или Стамбуле - принципиально дольше. Если раньше Монако для Казахстана воспринималось как что-то экзотическое, как место отдыха и не более того, то сегодня Казахстан рассматривает Монако как интересную площадку не только для инвестиций, но и как трамплин для освоения Африканского континента. Дело в том, что Монако традиционно имеет серьезные связи с франкоговорящими странами в Африке. Княжество считается перекрестком для бизнеса всего мира. И в значительной части для Африки. А Казахстан смотрит на Африку с повышенным интересом.

С учетом таких перспектив мы будем развивать работу нашего консульства.

Спасибо за встречу, успехов в вашей работе!

Александр ПОПОВ

Монако. Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > rusmonaco.fr, 15 февраля 2017 > № 2073861 Владимир Семенихин


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 февраля 2017 > № 2104370 Данил Бектурганов

Национализм в Казахстане продолжает оставаться бытовым и маргинальным

Автор: Сауле Исабаева

Мы продолжаем начатый в прошлом номере разговор о казахском национализме. Сегодня это движение имеет большей частью маргинальный облик и достаточно радикальный потенциал. А потому вреда от него пока больше, чем пользы, полагают наши собеседники. Изменится ли что-то в будущем? Кто или что мешает развитию полноценного национализма в Казахстане? Эти и другие вопросы мы адресовали президенту общественного фонда «Гражданская экспертиза» Данилу Бектурганову.

– В Казахстане, как и во всем мире, стремительно растут популярность и востребованность национализма. В чем, по-вашему, его притягательность и сила?

– На мой взгляд, национализм как идеология обладает огромным потенциалом. Давайте честно признаемся: абсолютно все события 20-го века – две мировые вой­ны, холодная война, народно-освободительные движения в колониях, крах коммунизма – всё это в основе своей имело национализм разной степени радикальности.

Если будет позволено такое сравнение, то я бы здесь привел аналогию с ядерным оружием. Никто не собирается применять его, ибо это уничтожит самого применяющего. В то же время наличие ядерного оружия является фактором, сдерживающим потенциальных агрессоров. На мой взгляд, подспудный национализм – это такая заначка на черный день, идеология последнего шанса. Одновременно это и ящик Пандоры – неизвестно, что будет с тем, кто откроет этот ящик.

– А как, по-вашему, изменился казахский национализм за последние четверть века – в лучшую или худшую сторону?

– Моя точка зрения, возможно, покажется несколько неожиданной, но я считаю, что он вообще никак не изменился. Как был никаким, так и остался. Теоретиков национализма в научном сообществе не прибавилось. А если нет внятной теории, то нечего и пропагандировать – общественные деятели и публичные ораторы остаются без «пищи для дискуссий». В этой ситуации они вынуждены «жевать старую жвачку» на тему языка. Других-то идей нет. Какой там Роджер Брубейкер, какой Ханс Кон, какие другие теоретики национализма, серьезные ученые и политологи? Нет у нас собственного научного национализма. И чужого тоже нет, вся теоретическая база укладывается в популистские и банальные фразы из популярных демотиваторов в соцсетях.

Между тем сейчас самое время для развития хороших националистских теорий: в мире отчетливо проявляется «правый крен». А какие потенциально очень перспективные именно для националистической интерпретации темы подкидывает политическая повестка дня: вопрос продажи земли иностранцам, китайская экономическая экспансия, невыгодный для страны ЕАЭС, военные конфликты, исламский радикализм… Но, увы, национализм у нас теоретически, научно не развивается. Так и остается, по чьему-то меткому определению, бытовым – когда хамоватые аташки и апашки в общественном транспорте пытаются чему-то «учить зарвавшуюся молодежь, забывшую свои корни». И это не радует.

– Насколько такой бытовой национализм опасен для нашей страны? И в чем его угроза развитию нормального, цивилизованного национализма?

– Природа бытового национализма, который не имеет прямого отношения к настоящему национализму, заключается только и исключительно в комплексе неполноценности. Например, я неуспешен в жизни не потому, что ленив, плохо образован и неорганизован, а потому, что я не той национальности. Такое явление существует везде и всегда, поскольку везде и всегда хватает людей, склонных винить в своих неудачах кого угодно, но только не себя. Не всегда такие люди используют национальную риторику, часто они прибегают к религиозной либо к той и к другой одновременно. Ярчайшим примером может служить антисемитизм.

При этом бытовой национализм является и самым опасным, поскольку он находит широкую поддержку в самых маргинальных слоях населения. Рождение «черносотенцев», неважно, под каким знаменем, происходит именно таким путем. Это, нужно сказать, порок системы, к собственно национализму вообще не имеющий отношения. Общество, лишенное легитимных социальных лифтов, очень быстро сепарируется, большая часть его, находящаяся на самых нижних уровнях, маргинализируется и в силу низкого образовательного и культурного уровня легко попадает под влияние деструктивных идеологий. Это относится и к бытовому национализму, и к различного рода религиозному экстремизму, а в перспективе всё это сливается в единый конгломерат махрового исламизма – появляются всякие «национальные отделения» запрещенной в нашей стране ИГИЛ/ДАИШ (не к ночи будь помянута) и прочие подобные образования.

На мой взгляд, самый важный вывод из этого тоже достаточно парадоксален: основным врагом научного национализма является бытовой национализм. При этом бытовой национализм является единственным – при отсутствии теории и нормальной пропаганды – источником носителей националистической идеологии. Пока мало кто может прийти к национализму как к жизненной философии научным путем, национализм остается бытовым; это скорее поведенческий стереотип, нежели внятная идеология. А поведенческие стереотипы с высокой степенью вероятности трансформируются при попадании их носителя в другую общественную среду.

– Ваш прогноз: чего следует ждать в ближайшей перспективе?

– Самым сложным в этой ситуации является как раз таки прогноз. Нет никаких предпосылок к тому, что завтра устройство общества кардинально изменится: исчезнет коррупция, заработают социальные лифты, маргиналы станут интеллектуалами, или, наоборот, все гайки будут закручены до отказа и возможность «выпускать пар» окажется перекрытой. Базовый сценарий – это сохранение так называемой «стабильности». В этих условиях всё будет продолжаться так, как идёт сейчас.

Можно и нужно (!) опасаться роста бытового национализма, на который сейчас смотрят сквозь пальцы. И здесь ситуация может измениться в любой момент, поскольку, как показывает опыт, любые конфликты (неважно, на какой почве) имеют свойство становиться сначала групповыми, потом массовыми, а потом этническими. Волнения в Шенгельды, Бурыле и Маловодном подтверждают эту точку зрения.

Следовательно, рано или поздно тезис деполитизации этничности начнет превалировать во внутренней политике, что повлечет санкции в отношении бытового нацио­нализма. Но, и это тоже очевидно, такие санкции ни в коем случае не будут строгими. Тому есть множество причин, и наиважнейшая из них – нехватка ресурсов для осуществления таких санкций.

– А есть ли у казахского национализма шанс стать влиятельной общественно-политической силой?

– Национализм, на мой взгляд, в любом случае является достаточно востребованной идеологией. Мне представляется, что политическое поле нашей страны вполне созрело для появления на нем правой политической силы. Но есть серьезное опасение, что теоретического наполнения нацио­нализма не произойдет. Этого сложившийся политический истеблишмент не позволит ради сохранения «статуса кво»: ведь ворвавшийся на уже давно сформированный политический ландшафт новый и пассионарный игрок может в корне изменить саму ткань казахстанского политического процесса. И это, скорее всего, является самой серьезной угрозой для казахстанского нацио­нализма в настоящее время – слабая теоретическая база и невозможность ее усиления. А без теоретической базы национализм быстро вырождается в маргинальный шовинизм, этнические чистки, геноцид.

Как и в любом другом деле, важен баланс. Поиск и сохранение этого баланса и есть основная задача казахских националистов. Жаль, что вместо этого они продолжают заниматься ерундой: например, разворачивают дискуссию на тему, как правильно называть национальное блюдо – «бешбармак» или «ет»? И пока они занимаются такими «важными» вопросами, национализм продолжает оставаться бытовым и маргинальным.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 февраля 2017 > № 2104370 Данил Бектурганов


Казахстан > Образование, наука. Агропром > inform.kz, 13 февраля 2017 > № 2070994

Казахский агротехнический университет им С. Сейфуллина разработал новые учебные программы и внедрил инновационные дисциплины. Об этом сегодня сообщил ректор вуза Ахылбек Куришбаев, передает корреспондент МИА «Казинформ».

По его словам, университет с зарубежными партнерами и работодателями разработали новые учебные программы по сельхозспециальности.

«Введены новые инновационные дисциплины, изменено содержание практических занятий, наши студенты начали заниматься по новым учебникам», - отметил Ахылбек Куришбаев в ходе встречи заместителя Премьер-Министра - министра сельского хозяйства РК Аcкара Мырзахметова с коллективом вуза.

Вместе с тем ректор рассказал о работе по совмещению теории и практики в ходе учебного процесса.

«Наши партнеры говорят: вы неправильно учите студентов. Вы учите студентов по фактам, но факты быстро устаревают, надо учить студентов думать, чтобы в условиях реального производства они своими руками разрабатывали новые инновационные решения. Как они говорят, важно учить по принципу «делая руками», - подчеркнул Ахылбек Куришбаев.

Руководитель университета также добавил, что производственная практика студентов проходит на базе 638 сельскохозяйственных предприятий.

«С ними у нас имеются договора. По трудоустройству мы занимаем 6 место среди всех вузов Казахстана. То есть 72,9% студентов, по данным госцентра по выплате пенсий, в первый же год устраивается на работу», - заключил ректор.

Казахстан > Образование, наука. Агропром > inform.kz, 13 февраля 2017 > № 2070994


Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 13 февраля 2017 > № 2070990

В текущем году в Казахстане стартует программа по предоставлению бесплатного технического образования по рабочим специальностям. МИА «Казинформ» на основе ответа Министерства образования и науки РК подготовило перечень требований для получения ТиПО.

Бесплатное ТиПО можно получить в рамках Программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 года.

В программе в приоритетном порядке могут участвовать молодёжь до 29 лет, выпускники школ, которые в течение нескольких лет не имели возможности поступить в вузы, работают без квалификации, а также безработные (независимо от регистрации в центрах занятости населения) и самозанятые. Также в программе для самозанятых предусмотрены краткосрочные курсы от 1 до 6 месяцев, где будут обучать еще и навыкам цифровой грамотности, английского языка и основам предпринимательства.

Иностранные граждане не смогут принять участие в программе.

Условия участия и предоставления бесплатного профессионально-технического образования и перечень учебных заведений будут утверждены местными исполнительными органами.

В каждом населенном пункте будут работать мобильные группы, в которые войдут представители акиматов, местной полицейской службы, молодежных организаций и волонтеров. Они будут формировать списки претендентов ежегодно до 25 августа, которые будет утверждаться районной (городской) комиссией. До сентября областные управления образования должны будут заключить договоры с учебными заведениями, которые в свою очередь в течение трех рабочих дней должны зачислить заявителей в состав обучающихся.

Для прохождения краткосрочных курсов претендентам нужно обратиться в центры занятости населения, организации образования, региональные палаты предпринимателей или к акиму с заявлением на участие. На основе предоставляемых документов центры занятости будут отправлять списки в районную (городскую) комиссию, которая должна будет дать ответ в течение трех рабочих дней.

В рамках проекта определены приоритетные технические, технологические, сельскохозяйственные специальности - всего 160 специальностей.

В целях увеличения подготовки рабочих кадров будут внедрены двухуровневые модульные программы, предусматривающие предоставления на первом уровне двух-трёх рабочих специальностей, на втором - специалиста среднего звена. К примеру, чтобы получить специальность электрика-механика, молодой человек должен освоить квалификации электрослесаря и электромонтера.

В рамках краткосрочных курсов обучения будет осуществляться по таким профессиям, как машинист, электрик, сантехник, оператор, электромонтажник, слесарь, повар, машинист дорожно-строительных машин, различных кранов, стропальщик, плотник, столяр, бетонщик, арматурщик, сварщик и другие.

В течение 5 лет будет охвачено 320 тысяч человек, в том числе рабочими квалификациями - 106 тысяч человек (ежегодно по 21,3 тыс человек). Профессиональным обучением через краткосрочные курсы - 214 тысяч человек (в 2017 году - 26 тысяч человек, в 2018 - 36 тысяч человек, в 2019 - 46 тысяч человек, в 2020 - 50 тысяч человек, в 2021 - 56 тысяч челов.

Бесплатное профессионально-техническое образование будет осуществляться по рабочим квалификациям за счёт местных бюджетов. Итоги финансирования по подготовке кадров составляют - 118,7 млрд тенге (в 2017 году - 4,3 млрд тенге, в 2018 - 17,1 млрд тенге, в 2019 - 29,3 млрд тенге, в 2020 - 34,7 млрд тенге, в 2021 году - 33,3 млрд тенге).

Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 13 февраля 2017 > № 2070990


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 10 февраля 2017 > № 2079742 Бакытжан Базарбек

Земля для «каждого» гражданина

Изменения в Конституцию поддержат собственность и инвестиции

«Каждый может иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество» — в такой редакции предлагается изложить пункт 1 статьи 26 Конституции РК. Суть — в замене термина «гражданин» на термин «каждый». А поскольку статья касается частной собственности, многие связали предлагаемые изменения с земельными отношениями. «Высказываются мнения, что принятие поправок отменит все положения закона и указа президента о наложении „земельного моратория“ и фактически даст возможность иностранным государствам покупать казахстанскую землю», — такие примеры восприятия в обществе предлагаемых реформ приводит Бакытжан Базарбек, юрист, международный эксперт по земельному и экологическому праву. В интервью «Капитал.kz» он прокомментировал, какое «воздействие» на мораторий и Земельный кодекс могут оказать объявленные поправки, и поделился своим мнением, как можно оптимально изменить статью 26 Основного закона.

— Бакытжан, статья 26 Конституции посвящена праву собственности, как это связано с земельным вопросом?

— Прежде всего нужно разделять вопросы внесения изменений в статью 26 Основного закона страны и вопросы перераспределения полномочий между ветвями власти, которые подразумеваются конституционной реформой, поскольку предметы обсуждения разные. И необходимо вынести их на всеобщее обсуждение.

Я считаю, что если и вносить корректировки и дополнения в статью 26, то в части усиления права собственности на имущество. Почему бы не усилить институт права собственности на имущество за счет поправки, если это в интересах общества? Но если предложения вызывают негодование населения, то, я думаю, юридическое сообщество должно сделать свои заключения — какие корректировки и дополнения необходимы статье 26.

— Основной момент, порождающий недопонимание, это замена термина «гражданин» на термин «каждый». Почему, на ваш взгляд, это было сделано?

— Во Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, прописывается словосочетание" каждый человек" — не гражданин, а человек. Казахстан является участником этой декларации, следовательно, нормы Конституции нашей страны должны отражать эти моменты.

— Чего именно опасается общество?

— Люди думают, что заменой термина «гражданин» на термин «каждый» создается правовая предпосылка для отмены некоторых положений в ряде законов, в частности в действующем Земельном кодексе РК. И это якобы создает угрозу национальной безопасности. Есть опасения, что право собственности будет предоставлено не только иностранным гражданам, но и международным организациям и государствам.

Во-первых, у нас есть пункт 3 статьи 6 Конституции, в котором четко написано: «Земля может находиться также в частной собственности на основаниях, условиях и в пределах, установленных законом». Если следовать пункту 3 статьи 6 Конституции, земельные участки могут находиться в частной собственности иностранных граждан, иностранных юридических лиц. Даже при условиях принятия этой поправки в пункт 1 статьи 26 отношения, касающиеся предоставления земельных участков сельскохозяйственного назначения иностранцам, иностранным юридическим лицам, будут регламентированы пунктами 2 и 3 статьи 24 Земельного кодекса. Это юридически сохраняет мораторий, который был наложен законом Республики Казахстан от 2016 года. Другими словами, далее при принятии поправок в пункт 1 статьи 26 Конституции мы привязываем регулирование предоставления иностранцам сельскохозяйственных земель согласно пункту 3 статьи 6 Конституции, а она, в свою очередь, отсылает нас к статье 24 Земельного кодекса.

Кто-то опасается предоставления собственности иностранным государствам. У нас субъектный состав права собственности отражен в статье 20 Земельного кодекса, там нет иностранного государства, нет правовых основ для этого.

Во-вторых, если действительно придется отменить нормы статей 20, 23, 24 Земельного кодекса, если действительно сама цель такова, значит, и закон, и указ о наложении моратория будут отменены. Я не думаю, что цель предлагаемой реформы в этом. Цель ее — в приведении в порядок терминологии, поддержке и защите собственности, инвестиций.

— Могут ли изменения в Конституцию повлечь изменения Земельного кодекса?

— Такая точка зрения есть. В идеале — да. Это обосновывается тем, что, поскольку Конституция имеет высшую юридическую силу, то эта поправка, если ее примут, автоматически влияет на нормы Земельного кодекса РК. Но при этом, повторюсь, у нас есть пункт 3 статьи 6 Конституции, который отсылает возможность регулировать отношения самим законом, то есть Земельным кодексом. При этом нельзя забывать и статью 91 Основного закона страны, предусматривающую неизменность территориальной целостности государства. Это также влияет на суть изложенного.

Как юрист в области земельного права я хотел бы пояснить. Конституция устанавливает общие нормы — концептуальные положения. Остальное регламентируется отраслевыми законами. Отраслевым законом является Земельный кодекс. В этом документе ничего не говорится о праве собственности иностранного государства на землю. Поэтому нельзя голословно рассуждать о гипотетической возможности владения иностранным государством земельными участками в случае принятия поправок. Для этого нет правовых условий, Конституция не предусматривает такую возможность.

Нам нужно избежать революции в отраслевых законах. Необходимо создать такую оптимальную модель, когда это может устроить и государство, и общество.

— Все же иностранцы могут владеть землей в Казахстане. В каких случаях это возможно?

— У нас, по сути, есть базовые конституционные положения, которые уравнивают права иностранцев и граждан: иностранцы и лица без гражданства пользуются такими же правами, что и граждане РК, за исключение некоторых ограничений. Права предусматриваются отраслевыми законами, в том числе и Земельным кодексом. Он предусматривает, что субъектами права частной собственности на землю являются и иностранцы, и лица без гражданства. Иностранные юридические лица могут обладать правом собственности на землю под застройку зданий и сооружений, а также обслуживающие строения и сооружения.

В любой развитой стране у иностранцев есть право собственности — на жилье, автомобиль, другое имущество. Мы не можем исключать такого права, это предусмотрено Всеобщей декларацией прав человека. Другое дело — для каких целей иностранцы могут обладать правом собственности, объяснение этого должно даваться не в Конституции, а в отраслевых законах.

— Суть изменений только в слове «каждый» или что-то еще предлагается изменить в 26 статье?

— В пункт 2 статьи 26 добавлены нормы, которые вводят новый конституционный принцип: право собственности — неприкосновенно. Это необходимо для того, чтобы оградить право собственности от незаконного вмешательства со стороны государственных органов и других субъектов.

Также предлагается такое дополнение: не допускается принятие законов и иных нормативных актов, которые ограничивают или лишают права собственности на имущество, которое приобретено законным путем. Эта норма имеет большие положительные последствия для института права собственности. Конечно, у юридического сообщества на редакцию этой статьи есть свои замечания и предложения. Например, ряд известных ученых высказал свои замечания чисто юридического характера.

— Получается, с помощью этих поправок право собственности усиливается на уровне Конституции. Это вопрос привлечения инвестиций?

— Моя точка зрения: любая инвестиция должна быть защищена, будь то отечественная или иностранная. Когда иностранный инвестор приходит в любую страну, он смотрит законодательную основу — Конституцию, различные законы, в том числе касающиеся земельных отношений: защищают ли они его права?

Многими зачастую движет психология жертвы, когда речь заходит об изменении норм законодательства: якобы, мы рискуем оказаться у разбитого корыта, страну раскупят по частям. Но поставьте себя на место иностранного инвестора: каково ему чувствовать, что его инвестиционные вложения не защищены законами? Государство при внесении поправок руководствуется именно этим — защитой любых инвестиций, права собственности, что подразумевает и землю, если она приобретена законным путем.

А если законы нечетко и неконкретно отражают режим защиты инвестиций, то тогда как мы можем защитить инвесторов и вообще — привлечь их? Я не лоббирую интересы иностранных инвесторов. Просто если мы во главу угла поставили привлечение иностранных инвестиций — в недропользование, энергетику, природопользование и т. д., мы должны полностью их защищать. Казахстан уже сказал веское «нет» праву собственности иностранцев на земли сельскохозяйственного назначения, есть закон и указ, запустивший мораторий. Если мы хотим не зависеть от недр, создать промышленность, нам нужно право собственности — и не на уровне законодательства о земле, а на уровне Основного закона. Я как юрист в области земельных отношений эту позицию понимаю.

— Как предлагаемые поправки в 26 статью Конституции сочетаются с «земельным мораторием»?

— Есть опасения, что поправка автоматически отменяет указ президента, на основе которого до декабря 2021 года был введен мораторий на применение некоторых статей Земельного кодекса. Но люди не должны путать одно с другим. Мораторий был наложен на временное возмездное землепользование для иностранцев, иностранных юридических лиц на земли сельскохозяйственного назначения при предоставлении их на срок до 25 лет. Также на приобретение земли товариществами с ограниченной ответственностью, в которых доля иностранного капитала превышает 50%. То есть этот мораторий был наложен в большей степени на другое вещное право — на временное возмездное землепользование, то есть на право аренды. А статья 26 Конституции предусматривает право собственности на имущество. Поэтому поправка не может отменить мораторий. При этом, я повторюсь, статья 6 Основного закона защищает нормы Земельного кодекса и нормы закона о наложении моратория.

— По вашему мнению, какой корректировки требует статья 26 Конституции или предлагаемые поправки?

— Лично мое мнение как юриста: необходимо сделать так, чтобы были отражены интересы и общества, и государства. Я думаю, что статью 26 Конституции РК, которая указывает, что каждый может обладать имуществом на праве собственности, дополнить следующим образом: «в пределах и условиях (или ограничениях), установленных законами Республики Казахстан». Таким образом, Конституция останется основным законом, а норма станет отсылочной — она будет отсылать регулирование этих отношений к Земельному кодексу, а там уже все прописано.

— Предлагаемые поправки касаются вопроса 10 соток, которые государство предоставляет гражданам под ИЖС?

— Логика предоставления участков под индивидуальное жилищное строительство по статье 50 Земельного кодекса РК — в удовлетворении жилищных условий граждан Казахстана. Наше законодательство не подразумевает предоставление бесплатных 10 соток иностранцам. Если обсуждаемую поправку в статью 26 Конституции примут и иностранцы заявят, что тоже обладают правом на бесплатный участок, они не смогут его получить: для этого нет механизмов и правовых условий. Это в идеале. Статья 6 Основного закона страны предусматривает, что земля может находится в собственности на условиях, основаниях и в пределах установленных законом. А это отсылает нас к статье 50 Земельного кодекса. Вот и все!

Но если посмотреть критически, то можно отметить, что любая поправка в Конституцию провоцирует корректировки остального законодательства. Но я не думаю, что государство готово узаконить право иностранцев на 10 соток, просто такой экономики у нас нет. Мы не можем удовлетворить потребности своих граждан: в Алматы в очереди на участки стоят больше 250 тыс. человек, в Астане — за 110 тыс., в каждом областном центре — по 50−60 тыс. Этому не будет дано политическое решение — это очевидно.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 10 февраля 2017 > № 2079742 Бакытжан Базарбек


Казахстан > Агропром > kt.kz, 6 февраля 2017 > № 2081276

В Караганде запущен не имеющий аналогов в Казахстане хлебозавод "Сарыарка Нан Караганды" производственной мощностью 75 тонн хлеба в сутки, сообщили в пресс-службе акима области.

Как отметили в пресс-службе, предприятие было построено в рекордно короткие сроки - за 8 месяцев. Новый проект запущен в рамках Карты поддержки предпринимательства. В хлебозавод со сферой реализации продукции в городах Караганде, Темиртау, Шахтинске, Сарани, Абае было вложено свыше 3 млрд тенге инвестиций, передает Kazakhstan Today.

"Мы сегодня открываем еще один новый завод в Карагандинской области. Хлебозавод ТОО "Сарыарка Нан Караганды" построен по государственной программе индустриального и инновационного развития Казахстана. Предприятие соответствует всем мировым стандартам", - отметил на открытии завода первый заместитель акима Карагандинской области Асылбек Дуйсебаев.

По информации пресс-службы, при строительстве хлебозавода были использованы только отечественные материалы и конструкции. А все оборудование импортное - из Германии, Италии, Франции, Словении и Словакии.

"Здесь внедрены самые современные технологии в области хлебопечения. Оборудование и комплексное решение - это результат партнерских отношений казахстанского производителя и известных мировых компаний. Линии, которые вы здесь видите, представляют одну из самых больших инвестиций в этой отрасли в СНГ за последнее время. Уверенно могу сказать, что "Сарыарка Нан" является на сегодняшний день самым современным хлебозаводом в СНГ и одним из самых лучших в Европе и Азии", - заявил на открытии генеральный директор словенской компании Gostol Матьяж Компара.

В свою очередь, председатель наблюдательного совета "Сарыарка групп" Ерлан Нигматулин поблагодарил всех участников проекта: строителей, иностранных партнеров и коллектив предприятия. "У коллектива карагандинского завода "Сарыарка Нан" есть стратегия, есть цель, есть, на кого равняться и куда стремиться. Я уверен, что профессиональный коллектив, который здесь собрался, достигнет больших успехов, для этого есть все основания. Нам удалось привлечь не только инвестиции, но и лучшие мировые технологии хлебопроизводства. От всего коллектива хочу выразить слова благодарности президенту страны, Елбасы, Нурсултану Абишевичу Назарбаеву за создание благоприятного инвестиционного климата в нашей стране", - отметил предприниматель.

Запуск хлебозавода обеспечил постоянной работой 550 жителей Караганды и ближайших населенных пунктов. В рамках социальной ответственности бизнеса предусмотрены рабочие места для лиц с ограниченными возможностями, сообщили в пресс-службе.

При этом в акимате отметили, что для работников предприятия созданы соответствующие современным требованиям комфортные санитарно-бытовые условия. Также предусмотрено бесплатное питание работников в дневную и ночную смены и служебный автотранспорт.

Тяжелого ручного труда на новом заводе нет вообще. Практически весь процесс механизирован, а за выпечкой следит автоматика.

"Когда пришла на это производство, ощутила полный восторг и гордость за то, что в Караганде появился такой мощный завод и здесь будут работать карагандинцы. Новейшее оборудование - самое современное. Созданы комфортные условия для работников. Действительно, чувствуешь заботу, продумано все до мелочей. Работаем по новым технологиям, но не забываем и старые рецепты. Карагандинцы привыкли к определенной хлебобулочной продукции на прилавках магазинов. В то же время потребителей ждет изобилие новых сортов", - подчеркнула главный технолог кондитерского производства Любовь Борисова, специалист с более чем 40-летним стажем в отрасли.

Завод стартует с ассортиментом более 45 наименований. Уже имеются новинки, например, хлеб "Мраморный". В дальнейшем планируется каждый месяц добавлять 3-4 новых наименования. А для доставки продукции приобретено 65 единиц специального автотранспорта.

Первыми оценить качество хлеба от нового завода смогли воспитанники детских домов. Всю первую партию продукции направили на благотворительность, заключили в пресс-службе.

Казахстан > Агропром > kt.kz, 6 февраля 2017 > № 2081276


Казахстан > Транспорт > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062174

На каких условиях можно подработать таксистом в Астане на своем автомобиле, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Мы связались с несколькими службами столичного такси и выяснили: какие требования предъявляются к водителям и автомобилю для того, чтобы в свободное от работы время подработать, оказывая услуги такси. Как выяснилось, заказов очень много — было бы желание работать.

К примеру, в такси «Эконом» предлагают следующие условия. Как нам сообщили, надо приехать на своем автомобиле в офис компании, где будет произведен осмотр автомобиля. Требований по году выпуска «железного коня» как таковых нет. Главное — техническое состояние, которое проверяют специалисты компании.

«Нужен телефон «андроид». Вы по ЕСТ программе работали? У нас абонентская плата в месяц — 14 тысяч тенге, плюс 15 тенге с каждого заказа удерживается. Когда вы берете заказ, к клиентам приходит оповещение, что вы выехали. Когда вы подъезжаете по адресу, приходит второе смс-сообщение, что вы ожидаете. За общий отработанный заказ удерживается 15 тенге. Это не проценты, то есть, это не зависит от суммы, на которую вы везете клиентов. Если у вас тариф на 5-6 тысяч тенге, то все равно у вас будут удерживать 15 тенге. У нас сейчас идет акция — 5 тысяч тенге оплачиваете и первоначально 10 дней поработаете. Если вам понравится, приедете через 10 дней, оплатите остальные 9 тысяч тенге и будете дальше работать. Заказов у нас много», — отметила в телефонном разговоре диспетчер такси.

В такси «Арзан» предложили следующие условия:

«Нужен телефон «андроид», работаем по программе ЕСТ. При себе иметь две тысячи тенге — регистрация бесплатная. Эти деньги закидываете себе на баланс. С одного заказа снимается 10%», — сообщили в компании.

В офисе такси «Азия», который, как выяснилось, находится в подвальном помещении одной из столичных многоэтажек, несколько иные условия.

«Две недели работаете по 100 тенге в сутки, а далее минимально — 400 тенге в сутки. Страховка и обслуживание с самого водителя. Заказов очень много, машин не хватает», — сообщила представитель компании.

Все службы такси сначала приглашают на собеседование и осмотр машины. В случае аварии администрация не несет ответственности за случившееся.

Казахстан > Транспорт > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062174


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062171

50 учебников, изданных на казахском языке, в рамках внедрения трехъязычия в Казахстане переводится на английский язык. Об этом в ходе пресс-конференции в СЦК заявил председатель Ассоциации высших учебных заведний РК Рахман Алшанов, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«По полиязычию. В последнее время этому вопросу уделяется большое внимание. В 42-х вузах реализуется различные программы на английском языке. Кроме того, принято решение о написании учебников на английском языке, изданных на казахском языке. Для чего это делается? Нам есть, что сказать миру, есть достижения ученых, хотя это критикует. Сейчас 50 учебников переводится, в будущем планируется эту цифру увеличивать», — сообщил Алшанов.

Он пояснил, что сейчас стоит важная задача по цифровизации учебников, изданных на казахском языке, а также сделать их доступными для всех с помощью республиканской электронной библиотеки.

Ранее сообщалось, что в Казахстане начали разрабатывать учебники в рамках массового внедрения трехъязычного образования.

В настоящее время в ряде школ уже апробируется трехъязычное образование. А с 2019 года в старших классах (10-11-12 классы) начнется изучение на английском языке четырёх предметов естественного цикла: химия, физика, информатика и биология. Поэтапное внедрение запланировано до 2023 года.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062171


Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062169

С 2017 года у глухонемых детей появится возможность общаться со своими здоровыми сверстниками. В управлении образования ВКО собираются организовать обучение сурдопереводу для ребят, у которых нет проблем с речью и слухом. Чиновники уверены, что благодаря этому дети смогут подружиться, и ученики с особыми потребностями успешно вольются в коллектив, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Комфортные условия для обучения и жизни детей с особыми потребностями стремятся создать в областном центре. В школах появились инклюзивные классы, построили специальный интернат. Также особое внимание уделят мальчикам и девочкам, которые страдают умственной отсталостью. Для них организуют специальные кружки, в которых дети смогут овладеть простейшими профессиями.

В управлении образования сообщили, что в технологическом колледже Глубоковского района откроют специальное отделение. Подростки с задержкой умственного развития смогут получить профессию. Сейчас в районе строят общежитие для таких юношей и девушек.

«Мы планируем учить сурдопереводу здоровых детей. Это особенно актуально для районов и городов, где есть спецшколы для глухонемых ребят и инклюзивные классы. К ним относятся Усть-Каменогорск, Семей и Зыряновский район. Общаясь с ровесниками, дети-инвалиды смогут жить полноценно», — рассказала руководитель управления образования Айжан Садыкова.

В интернатах будут учить керамике, гончарному делу, выращиванию цветов. По подобной системе работают в Москве.

«В таких учреждениях много лет не открывали дополнительные кружки. Считаем, что после создания новых факультативов дети получат больше возможностей. Предстоит разработать программу каждого нового курса. В целом я считаю, что этой категории детей нужно уделять больше внимания», — добавила Айжан Садыкова.

Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062169


Казахстан. Таджикистан > Транспорт > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062153

Поставки в Таджикистан казахстанских локомотивов обсудили в Душанбе посол РК в Таджикистане и глава железнодорожного ведомства страны, сообщает пресс-служба МИД РК.

«3 февраля 2017 года посол Казахстана в Таджикистане Нурлан Сейтимов встретился с начальником ГУП «Рохи охани Точикистон» («Железная дорога Таджикистана») Комилом Мирзоали. На встрече обсудили актуальные вопросы двустороннего взаимодействия в железнодорожной отрасли, в том числе по поставкам в Таджикистан казахстанских локомотивов Evolution», — говорится в сообщении, распространенном в понедельник.

Отмечается, что, ознакомившись с экспортными возможностями казахстанских производителей, глава «Рохи охани Точикистон» выразил заинтересованность в поставках продукции железнодорожного машиностроения казахстанского производства для нужд таджикской железной дороги, в первую очередь рельсов и полувагонов.

«Стороны выразили уверенность, что предстоящее 15-16 февраля 2017 года в Астане 13-е заседание межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству между Республикой Казахстан и Республикой Таджикистан придаст дополнительный импульс сотрудничеству в железнодорожной сфере», — сообщает пресс-служба.

Также в ходе встречи Н. Сейтимов поздравил К. Мирзоали с высокой наградой – Орденом «Достық» II степени за вклад в развитие сотрудничества между Казахстаном и Таджикистаном в железнодорожной сфере.

Казахстан. Таджикистан > Транспорт > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062153


Казахстан > Агропром > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062149

Не имеющий аналогов в Казахстане хлебозавод производственной мощностью 75 тонн хлеба в сутки открыли в Караганде. Предприятие было построено в короткие сроки — за 8 месяцев.

Проект запущен в рамках Карты поддержки предпринимательства. В хлебозавод со сферой реализации продукции в городах Караганды, Темиртау, Шахтинск, Сарань, Абай было вложено свыше 3 млрд. тенге в виде инвестиций, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Мы сегодня открываем еще один завод в Карагандинской области. Хлебозавод ТОО «Сарыарка Нан Караганды» построен по Государственной программе индустриального и инновационного развития Казахстана. Предприятие соответствует всем мировым стандартам», — отметил первый заместитель акима Карагандинской области Асылбек Дуйсебаев.

При строительстве хлебозавода были использованы только отечественные материалы и конструкции. А все оборудование импортное, из Германии, Италии, Франции, Словении и Словакии.

«Здесь внедрены самые современные технологии в области хлебопечения. Оборудование и комплексное решение — это результат партнерских отношений казахстанского производителя и известных мировых компаний. Уверенно могу сказать, что «Сарыарка — Нан» является на сегодняшний день самым современным хлебозаводом в СНГ и одним из самых лучших в Европе и Азии», — заявил на открытии генеральный директор словенской компании Gostol Матьяж Компара.

Запуск хлебозавода обеспечил постоянной работой 550 жителей Караганды и ближайших населенных пунктов. В рамках социальной ответственности бизнеса предусмотрены рабочие места для лиц с ограниченными возможностями.

Для работников предприятия созданы все санитарно-бытовые условия. Также предусмотрено бесплатное питание работников в дневную и ночную смены и служебный автотранспорт.

Практически весь процесс механизирован, а за выпечкой следит автоматика. Завод стартует с ассортиментом более 45 наименований. Уже имеются новинки, например, хлеб «Мраморный». В дальнейшем планируется каждый месяц добавлять 3-4 новых наименования. Для доставки продукции приобретено 65 единиц специального автотранспорта.

Первыми оценить качество хлеба от нового завода смогли воспитанники детских домов. Всю первую партию продукции направили на благотворительность.

Казахстан > Агропром > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062149


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 3 февраля 2017 > № 2079704 Шакир Иминов

Что ждет страховой рынок в 2017 году

Победит в этой гонке тот, кто первым предложит оптимизированный продукт

Страховой сектор, как и весь финансовый рынок не смог избежать последствий проведенной в 2015 году девальвации и снижения экономического роста. Хотя по статистике, итоги года оказались не такими плохими, и некоторые сегменты показали неплохой рост. О том, что ждет страховой рынок в 2017 году и какие продукты станут драйверами для игроков в интервью «Капитал.kz» рассказал исполнительный директор АО «Страховая компания «Евразия» Шакир Иминов.

— Шакир, начнем с вопроса относительно развития страхового рынка страны в 2017 году… Каковы ваши ожидания?

— Динамика страхового рынка, на мой взгляд, будет находиться под влиянием умеренно-позитивных тенденций. Требования регулятора к компаниям будут ужесточаться, а появления новых быстрорастущих направлений на рынке пока не стоит ожидать. В конце 2017 года, мы считаем, что страховая отрасль снова будет хоть в каком, но в плюсе. Рынок в конце года покажет рост в лучшем случае на 8−10%. В тренде будут «коробочные» продукты.

С каждым годом все больше клиентов и агентов пользуются мобильными приложениями страховщиков, настраивают уведомления и переводят коммуникацию со страховой компанией в онлайн. Это чрезвычайно перспективный канал, который будет активно развиваться в ближайшие 3−5 лет и потребует от страховщиков вложений в создание IT-инфраструктуры и расширение сервисов. «Евразия» уже запустила онлайн-страхование и уже сейчас нам есть чем похвастаться.

— Какие вызовы будут актуальны для страховщиков в этом году?

— Обстоятельства, сложившиеся на отечественном рынке, не являются критическими, но определяют необходимость в появлении новых драйверов страхования как для юридических, так и физических лиц. Победит в этой гонке тот, кто первым предложит оптимизированный продукт по самому частому запросу.

В 2016 году страховые компании жаловались на низкую эффективность работы, хотя на самом деле цифры говорят о том, что страховой рынок заметно вырос. Отрасль выстояла в кризис, видны позитивные тенденции. Некоторые виды страхования даже продемонстрировали рост. По данным Национального банка, премии 25 страховых компаний по отрасли «общее страхование» за 2016 год составили более 282,5 млрд тенге. Таким образом, объем страховых премий оказался на 35,5% больше, чем в 2015 году. На фоне страховых премий обращает на себя внимание большое количество выплат. За 2016 год страховые выплаты выросли почти на 21% и составили свыше 81 млрд тенге против 67 млрд тенге в 2015 году.

Рынок в 2017 году будет работать в непростых условиях, но это не помешает его развитию. Одним существенным условием успешного развития страхования будет являться проведение страховщиками, СМИ, общественными организациями широкой просветительской работы среди населения и работодателей, раскрывающей сущность и механизмы реализации программ страхования. Активная работа в этом направлении поможет преодолеть общественное недоверие к страхованию и сформировать современную страховую культуру и цивилизованное отношение к страхованию, как универсальному средству накопления и защиты от рисков.

Предстоит еще много работы, но я убежден, что совместными усилиями мы справимся как с текущими, так и с будущими вызовами, и вместе построим современный и цивилизованный рынок, на котором страховщики смогут работать с интересом и в условиях прозрачности. В то же время мы понимаем, что этот рынок требует четких правил, нормативов, которые повысят его прозрачность как для надзора, так и для потребителя.

Сейчас же основным препятствием созданию такой системы является нежелание населения страховать свое имущество, тратя на это средства семейного бюджета. И здесь необходима работа государства по разъяснению преимуществ добровольного страхования как средства защиты имущества от чрезвычайных ситуаций.

— Тем не менее некоторые страховщики ожидают снижения числа игроков. Каково ваше мнение: уйдут или останутся?

— Мы не ожидаем консолидации страхового рынка, имевшей место в прошлых годах. В таких условиях с рынка в целом или из конкретных направлений бизнеса не будут уходить компании. Сейчас на рынке остались устойчивые и сильные игроки, которые смогут выжить за счет использования внутреннего потенциала и максимально эффективного управления рисками и убыточностью. Если кто и уйдет, то точно от безвыходности, при этом, не имея возможности выстраивать свою стратегию компании в такой рыночной ситуации, а кто-то по иным причинам, в основном из-за несоответствия требованиям регулятора.

— Какие страховые продукты станут драйвером роста для компаний в 2017 году?

— Полагаю, что лидерами среди продуктов страхования станут страхование грузов, страхование имущества, страхование ОС ГПО ВТС, АвтоКаско, страхование на случай болезни. Некоторые виды страхования, которые были не так продаваемы в 2016 году, ожидает стагнирование. Основными каналами продаж станут банковские сети, которые обладают огромнейшим клиентским потенциалом и будут являться наиболее приоритетными и в 2017 году. Также интерес клиентов будет сосредоточен вокруг максимально дешевых программ по страхованию имущества, в том числе «коробочных».

Мы призываем страховщиков «привыкнуть жить в другой реальности» — в реальности новых требований регулятора, новой оценки рентабельности бизнеса и всевозрастающей доли продаж через интернет.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 3 февраля 2017 > № 2079704 Шакир Иминов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062720 Тулеген Аскаров

Легкого финиша у страховщиков не получилось

Как следует из данных оперативной отчетности Нацбанка, концовка ушедшего года оказалась непростой для страхового сектора.

Тулеген АСКАРОВ

Дело в том, что в декабре по ряду ключевых показателей в страховом секторе сложился негативный тренд. Так, совокупный объем активов его участников снизился на 1% до 856,5 млрд тенге на 1 января. При этом у лидера по этому показателю – «Евразии» – потери составили 1,4% до 202,2 млрд тенге, а у традиционно занимающей второе место «Виктории» – 1,5% до 86,4 млрд тенге. На третье место к концу года вышла «Номад Life» за счет увеличения активов на 2,1% до 56,9 млрд тенге, оттеснив на ступеньку ниже «Халык-Казахинстрах», потерявший 2% до 55,5 млрд тенге. 50-миллиардную планку по итогам года сумел пересечь еще один страховщик – «Казкоммерц-Life», но и у него в декабре сложилось снижение на 1% до 54,8 млрд тенге.

Уменьшился за последний месяц минувшего года и совокупный собственный капитал страховщиков – на 2,2% до 402,3 млрд тенге. Занявшая первое место «Евразия» за декабрь «похудела» на 0,7% до 112,2 млрд тенге, а идущая следом «Виктория» – на 1,6% до 80,1 млрд тенге. Другим участникам рынка до этого тандема далеко – к примеру, оказавшийся третьим по собственному капиталу к концу года «Халык-Казахинстрах» «весил» лишь 29,1 млрд тенге.

Негативный тренд сложился в декабре и по совокупному финансовому результату деятельности страховщиков – прибыли, точнее, нераспределенному доходу. Его совокупный объем за последний месяц прошлого года снизился весьма значительно – на 6,9% до 63,3 млрд тенге. Свой вклад в этот негатив и тут внес лидер рынка – «Евразия», прибыль которой уменьшилась на 3,9% до 18,9 млрд тенге по состоянию на 1 января. Идущая следом «Kaspi Страхование», напротив, показала прирост на 3,3% почти до 9 млрд тенге. В борьбе за третье место сюрприз преподнесла «Номад Life», переместившаяся с четвертой позиции на начало декабря при том, что прибыль у нее снизилась на 3,5% до 5,1 млрд тенге. Разгадка этого парадокса заключается в том, что у «Виктории», ранее шедшей третьей по этому показателю, снижение оказалось еще больше – на 17,4% до 5,0 млрд тенге. А другие участники рынка по итогам минувшего года не смогли пересечь 5-миллиардную отметку. Убытки же показали «Standard Life» (минус 0,9 млрд тенге), «Салем» (минус 0,5 млрд тенге), «Альянс-Полис» (минус 0,4 млрд тенге) и «ТрансОйл» (минус 0,2 млрд тенге).

Позитивная же тенденция сохранилась и в декабре по совокупному объему собранных страховых премий и расходам по осуществлению страховых выплат. По первому показателю за последний месяц минувшего года сложился прирост на 7,3% до 372,0 млрд тенге. Лидером и здесь стала «Евразия», прибавившая за декабрь 5,6% почти до 49 млрд тенге. В передовое трио вошли здесь также «Казахмыс» (2,7% до 45,0 млрд тенге) и «Халык-Казахинстрах» (5,1% до 36,4 млрд тенге). Другим же страховщикам по объему собранных премий не удалось приблизиться к уровню в 30 млрд тенге. Объем совокупных страховых выплат вырос в декабре на 7,9% до 97,1 млрд тенге. По этому показателю первое место также заняла «Евразия» с 23,6 млрд тенге, у которой выплаты увеличились на 5,8%. При этом отрыв лидера от других участников рынка оказался весьма впечатляющим, поскольку у занявшего второе место «Халык-Казахинстраха» выплаты составили 8,1 млрд тенге, то есть почти втрое меньше!

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062720 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062680 Тулеген Аскаров

Лидеры скучать не давали

Интрига, которую задавали в конце минувшего года Казкоммерцбанк и Народный банк Казахстана, увенчалась значительным укреплением позиций последнего за декабрь по ряду ключевых показателей, что лишь повысило его шансы на роль первой скрипки в назревающей сделке между этими гигантами.

Тулеген АСКАРОВ

Потери впечатляют

А ведь на начало последнего месяца ушедшего года ничто не предвещало такой драматической его развязки, поскольку Казкоммерцбанк уверенно лидировал по размеру активов и депозитов юридических лиц. Однако за декабрь активы тогдашнего лидера сократились весьма значительно – на 6,6% до 4 трлн 869,4 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 345,2 млрд тенге, то есть более чем на $1 млрд. Занимавший же второе место Народный банк Казахстана, напротив, увеличил активы на 5,2% до 4 трлн 890,1 млрд тенге, что и вывело его в лидеры по этому показателю по итогам года. Третье место в группе «триллионников» сохранил за собой Цеснабанк, прибавивший 0,8% до 2 трлн 81,9 млрд тенге, укрепил свои позиции и дочерний Сбербанк России, продвигавшийся вперед намного быстрее – 8,9% до 1 трлн 654,9 млрд тенге.

За ними все также следует АТФБанк, но у него за декабрь активы сократились на 5,0% до 1 трлн 371,2 млрд тенге, в результате чего до минимума сократил отрыв от него Банк ЦентрКредит, потери которого оказались меньше – 1,5 % до 1 трлн 359,2 млрд тенге. Далее расположились ForteBank (прирост на 0,7% до 1 трлн 218,4 млрд тенге), Kaspi Bank (1,1% до 1 трлн 200,2 млрд тенге) и Bank RBK (0,8% до 1 трлн 21 млрд тенге). А покинул группу «триллионников» по итогам года Евразийский банк, активы которого снизились в декабре на 3,5% до 996,6 млрд тенге. Напомним, что в последнем как раз к концу года сменился руководитель – вместо американца Майкла Эгглтона кресло председателя правления занял россиянин Павел Логинов. Сократились за декабрь и совокупные активы банковского сектора – на 0,5% до 25 трлн 561,2 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 120,3 млрд тенге.

Перейдем теперь к неожиданной концовке года по объему депозитов юридических лиц, приведшей и здесь к смене лидера рынка. У шедшего первым на начало декабря Казкоммерцбанка было тогда 2 трлн 83,2 млрд тенге, но за последний месяц года у него произошло драматическое сокращение более чем на четверть (29,4%) до 1 трлн 470,1 млрд тенге, в абсолютном выражении – на впечатляющие 613,1 млрд тенге. А у занимавшего второе место Народного банка Казахстана по депозитам корпоративных клиентов в декабре сложился значительный прирост на 21,2% до 1 трлн 815,7 млрд тенге (в абсолютном выражении – на 317,8 млрд тенге), за счет чего он и стал лидером по итогам года. Третье место сохранил за собой Цеснабанк с 855,9 млрд тенге, но у него произошло снижение на 5,9%. Далее расположились АТФБанк, потерявший 10,5% до 639,2 млрд тенге, Bank RBK, прибавивший 7,2% до 564,1 млрд тенге, дочерний Сбербанк России (7,3% до 526,4 млрд тенге), обошедший Банк ЦентрКредит, в котором отток корпоративных депозитов составил 10,6% до 469,6 млрд тенге. Замкнули же первую десятку по этому показателю ForteBank (снижение на 4,0% до 456,7 млрд тенге), Ситибанк Казахстан, сумевший за счет прироста на 13,1% до 434,9 млрд тенге обойти Евразийский банк, потерявший 11,7% до 360,3 млрд тенге. Совокупный же объем таких депозитов снизился в декабре на 4,7%, составив на начало текущего года 9 трлн 360,8 млрд тенге. А в абсолютном выражении они уменьшились за последний месяц прошлого года на значительную величину в 466,4 млрд тенге.

А тут обошлось без сюрпризов

По вкладам населения Народный банк Казахстана уже давно лидирует на рынке. В декабре он укрепил свои позиции, прибавив еще 4,4% до 1 трлн 633,8 млрд тенге. У Казкоммерцбанка и здесь концовка года не удалась, поскольку объем таких вкладов у него снизился на 5,5% до 1 трлн 393,6 млрд тенге. Такие мощные перетоки в депозитной базе, как и по корпоративным вкладам, связаны, скорее всего, с крупными клиентами этих двух банков, располагающими инсайдерской информацией о содержании предстоящей сделки между ними. Третьим здесь стал Kaspi Bank с 738,4 млрд тенге, нарастивший объем вкладов населения на 3,8%. За ним идут Цеснабанк (3,9% до 679,4 млрд тенге), дочерний Сбербанк России (7,7% до 627,8 млрд тенге), Банк ЦентрКредит (5,7% до 551,9 млрд тенге). Далее плотным строем расположились АТФБанк (2,6% до 410,8 млрд тенге), Жилстройсбербанк Казахстана (6,7% до 410,6 млрд тенге) и ForteBank (5,6% до 408,4 млрд тенге). А в конце первой десятки по этому показателю оказался Евразийский банк (2,2% до 293,9 млрд тенге). Совокупный же объем вкладов населения в конце минувшего года показал позитивную динамику в виде прироста за декабрь на 2,9% до 7 трлн 907,8 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 222,3 млрд тенге.

Сохранил Народный банк Казахстана и лидерство по размеру собственного капитала, завершив год по этому показателю на отметке в 616,2 млрд тенге – на 29,9% больше по сравнению с Казкоммерцбанком (474,3 млрд тенге). Впрочем, последнему по этому показателю никто не угрожает, так как занявший третье место ForteBank весил на конец года 176,9 млрд тенге. А 100-миллиардную планку по этому показателю смогли преодолеть также в прошлом году Цеснабанк (164,6 млрд тенге), дочерний Сбербанк России (147,9 млрд тенге), Kaspi Bank (123,7 млрд тенге), Ситибанк Казахстан (121,4 млрд тенге) и Жилстройсбербанк Казахстана (119,9 млрд тенге). Совокупный собственный капитал банков второго уровня составил к концу минувшего года 2 трлн 844,9 млрд тенге, прибавив за декабрь 0,5%.

Удалась банковскому сектору концовка года и по финансовому результату – прибыли, точнее, превышению текущих доходов над расходами после уплаты подоходного налога. Ее совокупный объем достиг 401,8 млрд тенге с приростом за последний месяц прошлого года на 3,6%, в абсолютном выражении – на 13,9 млрд тенге. Лидером по итогам года и здесь стал Народный банк Казахстана, увеличивший прибыль за декабрь весьма заметно – на 8,1% до 123,5 млрд тенге. Впрочем, не стоял на месте и конкурирующий с ним Казкоммерцбанк, показавший прирост на 9,9% до 107,6 млрд тенге. Как нетрудно подсчитать, на долю этого тандема пришлось 57,5% совокупной прибыли. Другим участникам рынка до лидеров далеко, поскольку у занявшего третье место Ситибанк Казахстан она составила 28,8 млрд тенге. Уровень же в 20 млрд тенге по итогам года преодолели еще Жилстройсбербанк Казахстана (23,6 млрд тенге) и Kaspi Bank (23,3 млрд тенге). С убытком же завершил год лишь Банк ВТБ (Казахстан) (минус 3,8 млрд тенге).

О том, как к концу прошлого года выглядели ссудные портфели ведущих банков, «ДК» расскажет в следующем номере.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062680 Тулеген Аскаров


Казахстан > Металлургия, горнодобыча > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062377

Медный довесок Бозшаколя и Актогая

Производство меди за минувший год выросло на 73%. Объем добытой руды, превысив более чем в три раза показатель предыдущего года, достиг 49 млн тонн, что связано с расширением горных работ.

Ольга СИЗОВА, Усть-Каменогорск

За прошлый год производство меди по Группе KAZ Minerals превысило140 тысяч тонн меди в катодном эквиваленте при запланированном годовом диапазоне 135-145 тыc. тонн, сообщили в департаменте корпоративных связей по ВКО. При этом Бозшакольская обогатительная фабрика по переработке сульфидной руды произвела в 2016 году 44,8 тысячи тонн меди в катодном эквиваленте. Еще 18,1 тысячи тонн катодной меди поступили с комплекса по переработке окисленной руды на Актогае. На Бозшаколе добыча руды возросла до 28,3 млн тонн руды. Максимальная перерабатывающая мощность этого ГОКа – 30 млн тонн в год.

В прошлом году стартовали пусконаладочные работы на второй фабрике по переработке каолинизированной руды, и в ходе первичного тестирования фабрика произвела в IV квартале 0,2 тысячи тонн меди в концентрате. Фабрика продолжит наращивать производство в 2017 году. В планах года – и производство первого товарного медного концентрата на Актогайской обогатительной фабрике.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062377


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062370

Направление в детсады Астаны будут выдавать в электронном виде

Такую возможность предоставит родителям подсистема e.astana.kz, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«С 2017 года направления в электронном виде выдаются в пилотном режиме в частные детские сады с государственным заказом. Это осуществляется через подсистему e.astana.kz «Электронных услуг» акимата Астаны.

Родителям (заявителям, кто подавал заявление на постановку в очередь ребенка), необходимо: получить электронно-цифровую подпись (далее ЭЦП); получить ЭЦП вы можете, обратившись в НАО «Государственная корпорация «Правительство для граждан» (ЦОН); осуществить авторизацию в Подсистеме с помощью ЭЦП заявителя (вход в личный кабинет); после прохождения авторизации необходимо в личном кабинете заявителя указать контактные данные либо при необходимости откорректировать имеющиеся контактные данные (электронная почта, номер мобильного телефона). Контактные данные необходимы для осуществления оповещения (сообщение, уведомление) о том, что ваша очередь подошла. Подробную инструкцию вы можете просмотреть в подсистеме e.astana.kz, пройдя по ссылке http://ises.astana.kz/DayCareQueueService/Instruction Также по всем возникающим вопросам, вы можете обратиться на Службу поддержки по электронному адресу akimat.itfactory@gmail.com», — говорится в сообщении пресс-службы управления образования Астаны.

Как отмечается, на официальном сайте акимата города Астаны www.e.astana.kz можно всегда в электронных услугах отследить продвижение в очереди.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062370


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 31 января 2017 > № 2057443

Минувшая неделя в Казахстане выдалась насыщенной. Событий вроде было не так много, но они оказались весьма интересными и даже тонизирующими. Курс на еженедельную встряску, взятый казахстанской властью в конце 2016 года, продолжается. Если не скандал, то арест, если не арест, то громкие заявления, звучащие с самой вершины политического Олимпа. И жить нескучно, и Казахстан в эпицентре мирового внимания.

Бесспорно, самым важным событием минувшей недели стало специальное обращение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева к народу, в котором он сообщил о готовящейся в стране политической трансформации. Речь о передаче части полномочий президента парламенту и правительству. Для этого запланировано проведение конституционной реформы. Выступление Назарбаева вызвало большой резонанс не только в Казахстане, но и далеко за его пределами. Но прежде чем детально рассмотреть это событие и реакцию на него, сделаем экспресс-обзор других интересных событий.

Наполеоновские планы

С момента освобождения из французской тюрьмы беглого казахстанского олигарха Мухтара Аблязова прошло уже почти два месяца. Выйдя на свободу, он с удвоенным рвением бросился в бой против врагов.

Буквально на следующий день после освобождения Аблязов дал интервью французскому изданию Libération, в котором, помимо всего прочего, рассказал, что тюльпановая революция в Киргизии в 2005 году совершилась при его непосредственном участии.

«Между 2003 и 2005 годом я жил в Москве и вел диссидентскую деятельность. В начале 2005 года я финансировал оппозицию с тем, чтобы она обрушила режим в Киргизии. Для меня было важно, чтобы в одной из постсоветских республик был запущен процесс, чтобы они перешли к правильным реформам. Чтобы это стало примером для Казахстана», — заявил опальный банкир в беседе с корреспондентом Libération Вероникой Дорман.

Естественно, Генеральная прокуратура Киргизии тут же отрапортовала, что проверит заявление Аблязова тщательнейшим образом. Однако до сих пор неизвестно, началась ли проверка, и каковы ее хотя бы предварительные результаты.

Между тем, по данным казахстанского издателя и публициста Джанибека Сулеева, Аблязов имеет отношение не только к киргизской революции, но и к другим военно-политическим событиям на территории постсоветского пространства.

«Правительства играют второстепенную роль по сравнению с вами, которые реально делают дело на месте», — в январе 2006 года сказал президент Грузии Михаил Саакашвили, вручая банкирам Мухтару Аблязову и Еркину Татишеву ордена Чести и почетное гражданство своей страны. Этого представители БТА-банка удостоились в ответ на крупные инвестиционные проекты, огромные вложения в экономику Грузии. Проникновение в Грузию — читай, спонсорство режима Саакашвили — подавалось как однозначный успех казахстанской экономики. На деньги Мухтара Аблязова и других «политико-бизнесменов» постсоветского пространства Михаил Саакашвили строил свое «грузинское чудо», которое должно было стать наглядным примером успехов демократического свержения диктатуры», — пишет Сулеев в статье «Что может стоять за освобождением мятежного банкира».

Далее автор размышляет о том, на что же пошли деньги, полученные режимом Саакашвили от Аблязова.

«И в это «чудо» настолько уверовали, что сегодня до сих пор мало кто задался вопросом — так на чьи же деньги Грузия организовала неудачную для себя войну с Россией в августе 2008 года? Ни один другой олигарх не оказывал грузинскому лидеру такой активной помощи, и никого другого в Грузии не принимали столь радушно, как Мухтара Кабуловича. В 2008 году и далее оставался один вопрос — куда в действительности ушли деньги инвесторов и не влились ли они на самом деле в военный комплекс этой страны? По сути, вопрос этот, вероятно, до сих пор открыт, и экстрадиция Аблязова, вероятно, понадобилась Кремлю, чтобы задать в том числе и его…» — пишет Сулеев.

Он также напоминает, что Аблязов проявлял интерес не только к Грузии, но и к Украине. По словам автора, общий объем инвестиций, выделенных Украине при непосредственной поддержке БТА-банка, составляет более 1 миллиарда долларов (более 24 млрд руб. или 27 млрд гривен по курсу на тот период). Однако инвестиции эти, по мнению Сулеева, ожидаемого эффекта не дали. При этом аналогичная ситуация наблюдалась и с инвестициями Аблязова в России.

«Итак, подобьем вышесказанное. Мухтар Аблязов вкладывается в Грузию — Саакашвили получает экономические возможности развязать войну, спровоцировав Россию на ответные действия с использованием чеченского батальона «Восток» под командованием еще живого тогда Ямадаева. Аблязов вкладывается в Украину — усиливаются политики и общественно-политические движения, впоследствии организовавшие майдан. Аблязов вкладывается в Россию — смута 2012 года и далее, не прекращающаяся до сих пор. Словом, у россиян из компетентных органов были и остаются причины, чтобы без помех потолковать с экс-банкиром. Учитывая, в каких отношения Кремль сегодня находится с развитыми западными странами, немудрено, что Россию лишили возможности удовлетворить свое любопытство. Других логичных причин внезапного изменения решения Госсовета Франции об его экстрадиции (России было отказано в экстрадиции, Аблязов был освобожден — ИА REGNUM ) не просматривается…» — резюмирует Сулеев.

Кстати, после беседы с Libération о киргизской революции Аблязов дал еще одно интервью. Ссылка на эту беседу была опубликована на личной странице Аблязова в Facebook аккурат на День независимости Казахстана — 16 декабря. Как уже сообщало ИА REGNUM, в тот день в стране были заблокированы многие интернет-ресурсы, в том числе Facebook и Youtube.

Других интервью Аблязов пока не давал. Он регулярно публикует посты в Facebook, в которых клеймит Назарбаева, но просмотров у этих сообщений не очень много. У банкира есть и новогоднее обращение к казахстанцам, где он на фоне Эйфелевой башни зачитывает с суфлера текст на казахском языке.

У страха глаза велики!

Но существующий интерес казахстанцев к Аблязову подогревается не только его оппозиционностью и интересом к судьбе похищенных банкиром денег. Бывший руководитель БТА-банка, сумевший вывести только из Казахстана более 7,5 млрд долларов (465 млрд руб.), стал вновь интересен в связи с возможным слиянием двух других казахстанских банков: «Казкоммерцбанка» и «Народного банка».

Казахстанцы подобным слияниям не радуются, да и особого доверия к казахстанской банковской системе не испытывают.

В прошлом в стране было немало печальных примеров: закончившие работу Валют-Транзит банк и Наурыз-банк. Из недавнего — Казинвестбанк, лишенный лицензии на банковскую деятельность. В Национальном банке, правда, заверяют, что людям нечего опасаться, поскольку все депозиты в тенге и иностранной валюте, а также деньги на платежных карточках и банковских счетах, размещенные в этом, как впрочем и в любом другом банке, защищены Казахстанским фондом гарантирования депозитов. Но это, конечно, не отменяет нервотрепки по возврату собственных денег.

А тут еще и эксперты говорят неприятные вещи. К примеру, экономист Айдархан Кусаинов считает, что казахстанский банковский сектор встретил новый 2017-й год в статусе пациента в критическом состоянии. Дефолт двух финансовых организаций средней руки, противоречивая информация относительно «Казкоммерцбанка», скандал вокруг «Единого накопительного пенсионного фонда» подорвали доверие к отечественному финансовому сектору. Об этом говорится в статье «Сегодня идет поиск виноватых в экономических и финансовых проблемах».

«Банковский сектор страны, наверняка, претерпит в течение 2017 года изменения. Совсем необязательно, что финансовый сектор ожидают массовые банкротства, хотя это не исключено. Вероятно, многие банки будут стоять перед выбором — объединяться или ликвидироваться. Необязательно, что это будут банкротства, возможно также, что отдельные финансовые организации вынуждены будут пойти на передачу бизнеса. Иными словами, да, казахстанский банковский сектор находится под напряжением, он претерпит изменения в предстоящем году – и этот процесс будет достаточно значительным. Вероятно, что какие-то банки не переживут 2017 год, но в каком виде это произойдет, пока конкретно сказать сложно», — считает эксперт.

При этом Кусаинов отмечает, что громкие аресты, сотрясающие Астану, по сути, являются результатом экономических и финансовых проблем государства.

«Экономические и финансовые проблемы обострили элитную борьбу, стали причиной отставок и громких уголовных дел. Иными словами, после того, как пришло понимание больших проблем в экономике и финансах, начался поиск виноватых. Позитив в этом я вижу следующий: осознание того, что необходимо срочно что-то менять, вынуждает власти идти на резкие меры. Впрочем, на этом позитив заканчивается, поскольку одни элитные группы для того, чтобы не оказаться виноватыми в сложившейся ситуации, спешат подставить под удар другие», — полагает экономист.

Между тем, в нагнетании обстановки приняли участие и аналитики агентства «Bloomberg», которые считают, что «пациент (экономика Казахстана) скорее мертв, чем жив».

«Высокие показатели реальной инфляции в Казахстане побудили аналитиков агентства «Bloomberg» поставить нашу страну вплотную к «группе смерти» в глобальном рейтинге страновых рисков. И это вопреки бодрым заверениям руководства Нацбанка о его способности удерживать инфляцию под контролем. Слова Акишева (председатель правления Национального банка Казахстана — ИА REGNUM ) об инфляции в Казахстане не обманули аналитиков Bloomberg. Этот рейтинг был опубликован на днях. Казахстан окрашен в розовый цвет. При этом от группы стран, которым достался красный цвет, означающий наиболее высокую степень риска (открывает ее Иордания — 14,2 балла), Казахстан (29,4 балла) отделяют всего лишь 7 позиций. Соседями же нашей страны по рейтингу оказались Индия (34,6) и Бахрейн (25,5). А наиболее высокий риск показали Венесуэла (3,1), Танзания (3,6) и Гондурас (3,8), тогда как наименьший оказался у Норвегии (96,5), Швейцарии (95,8) и Швеции (94,0)», — пишет по этому поводу казахстанский портал 365info.

В публикации также намекается, что, судя по всему, очередная девальвация в Казахстане не за горами.

«В придачу к тревожным оценкам Bloomberg отечественные аналитики также забили в набат, обнаружив, что в конце 2016 года Нацбанк явно нарушил декларируемые им принципы инфляционного таргетирования, причем не раз. Речь идет о предоставлении Нацбанком крупного кредита в тенге в середине декабря одному из системообразующих банков второго уровня для пополнения ликвидности. Спустя две недели регулятор внезапно возобновил сделки валютного свопа в значительных масштабах, начав предоставлять участникам рынка уже долларовую ликвидность. Эту возросшую активность Нацбанка отметили и биржевые статистики, по данным которых объем сделок на своп-рынке доллара подпрыгнул в декабре по сравнению с ноябрем почти в два раза, до $9,482 млрд — второго месячного результата 2016 года! В абсолютном выражении прирост оборотов за декабрь здесь составил $4,622 млрд. Такое явление можно трактовать, как сигнал либо возникшего дефицита долларов на рынке, либо стремления его участников запастись впрок американской валютой в ожидании очередной девальвации тенге», — говорится в статье.

Гораздо оптимистичнее смотрит на 2017 год (видимо, в силу занимаемой должности) директор Департамента исследований и статистики Национального банка Казахстана Виталий Тутушкин. «В 2017 году ожидается улучшение деловой активности, постепенное восстановление внутреннего потребления ввиду адаптации населения и участников рынка к новым экономическим условиям. Помимо этого, стабилизация и улучшение экономической ситуации в странах — основных торговых партнерах Казахстана позитивно отразится на динамике внешнего спроса. Положительный вклад в экономическое развитие, рост занятости и инвестиций окажут продолжение реализации государственных программ стимулирования экономики и диверсификация и увеличение прямых иностранных инвестиций в различные сектора экономики», — заявил Тутушкин в интервью газете «Капитал».

Интересная мотивация

Пока в русскоязычных СМИ Казахстана рассматриваются всевозможные сценарии развития страны на ближайший год, казахоязычные интернет-порталы публикуют совсем иную повестку дня. Разница между двумя лагерями прессы бросается в глаза, к примеру, при прочтении ежедневных обзоров казахоязычных СМИ на портале ratel.kz.

За минувшую неделю было три весьма интересных и познавательных публикации. К примеру, на сайте чимкентской газеты zamana.kz проводится небольшой сравнительный анализ жизни проживающих в стране казахов и русских.

«Приехав в Астану, я пожил уже во многих районах, теперь знаю город как свои пять пальцев. Иногда думаю: «Если бы у меня была хотя бы однокомнатная квартира, не пришлось бы так скитаться по съемным квартирам». Хозяйка, у которой снимаю, отказалась меня зарегистрировать. Бог знает, сколько еще придется так мыкаться и просить кого-то о регистрации. В Астане квартиры снимают только казахи, не видел, чтобы русские ходили в поисках съемного жилья», — публикует портал заметку Армана Досанова под заголовком «В Астане снимают квартиры только казахи».

Другой казахоязычный ресурс qazaquni. kz тоже упоминает русскоязычное население в статье «Шала қазақ болса да шала қытай болмайды!» («Шала казахи» есть, а «шала китайцев» не бывает!». Шала — это уничижительное прозвище для казахов, которые не знают казахского языка и не соблюдают обычаи и традиции казахского народа, дословно «полуказах». В противовес существуют нагыз-казахи — от слова настоящий, подлинный — ИА REGNUM ).

«Актер Ануар Нурпеисов во время своей поездки в Сингапур поделился наблюдениями и высказал «умные мысли». По его словам, «там живет много этнических китайцев, которые между собой, в основном, говорят на английском. Самое интересное, что никто не говорит им: «Эй, «шала китаец», почему не говоришь на китайском?». Жаль, что он не может понять, что 1,5 миллиардам китайцев не страшна угроза потерять язык, на каком бы они ни говорили. А казахский язык за 25 лет Независимости так и не стал полноценным государственным языком. И нужно понимать, во-первых, что китайские мигранты в Сингапуре хотя и самая большая диаспора (76%), делятся на 6 этнических групп, их диалекты сильно отличаются. А казахский одинаково понятен и тем казахам, которые живут в Атырау, и за рубежом. Во-вторых, в Сингапуре говорят на английском, потому что там статус английского, китайского, малайского и языка тамиль одинаковый — официальный. У нас же казахский — государственный, а русский — официальный, то есть статусы разные. И если говорящие на английском китайцы в Сингапуре прекрасно владеют китайским, то у нас знающие русский многие казахи, не владеют родным языком. Казахстан — единственное государство в мире, где, не зная государственного языка, можно работать на госслужбе. Поэтому есть «шала казахи», но нет «шала китайцев», «шала русских», «шала грузинов», «шала турок» и других «шала-наций!» — говорится в этой статье.

Вопрос статуса русского языка в Казахстане все еще стоит довольно остро. Но еще острее стоит вопрос казахского языка и степени его распространения среди русскоязычного населения. «Шала-казахи» и русскоязычные представители других этносов оправдывают свое незнание государственного языка тем, что в стране до сих пор не созданы условия для его изучения. «Нагыз-казахи» упирают на то, что отсутствие условий — не помеха, было бы желание. И стараются мотивировать своих шала-сограждан к изучению казахского языка различными хитрыми способами.

В частности тот же портал qazaquni. kz опубликовал в переводе на казахский язык статью «Русский вопрос» в Казахстане» с российского сайта «БАБР» с комментариями. На портале qazaquni. kz материал озаглавлен как «Учи казахский язык или уезжай в Россию — российский журналист о русских в Казахстане».

«По мнению автора статьи, в Казахстане есть две проблемы: «славянский вопрос» и положение русскоязычного населения. Страна, на его взгляд, делится по этническим и языковым особенностям на северный и южный регионы. Он считает, что в отличие от ситуации 20-летней давности, сейчас в Казахстане необходимо владеть государственным языком, чтобы чувствовать себя комфортно. Как считает автор, даже мягкая языковая политика страны постепенно создает атмосферу «закрытых дверей» для русскоговорящего населения. К населению приходит понимание, что без знания казахского ты автоматически попадаешь в неуютное и притесняемое языковое гетто. Эта ситуация, на взгляд журналиста, создает всего два решения проблемы: «учить казахский или уезжать в Россию». Именно такой совет дает он русскоязычным в Казахстане», — говорится в перепечатке материала.

Что не так с конституционной реформой в Казахстане

Но, конечно же, главным событием минувшей недели стало спецобращение президента Казахстана, в котором он заявил о своем намерении передать часть президентских полномочий правительству и парламенту, прозвучавшее вечером 26 января на всех телеканалах страны.

Напомним, президент заявил, что для него «в новых условиях приоритетами станут стратегические функции и роль верховного арбитра в отношениях между ветвями власти. Глава государства сконцентрируется также на внешней политике, национальной безопасности и обороноспособности страны».

«Это создаст запас устойчивости политической системы на многие годы вперед. Во-вторых, повышение роли правительства и парламента даст более эффективный механизм ответа на современные вызовы», — отметил президент.

Его обращение вызвало большой резонанс как в самом Казахстане, так и за его пределами. Причем одни эксперты расценили объявленные реформы как реальную попытку перехода от суперпрезидентской к президентско-парламентской республике. Другие же, напротив, посчитали все эти поправки сугубо косметическими — больше для отвода глаз, нежели действительно для изменения структуры государственного управления.

К примеру, на сайте Московского центра Карнеги конституционным реформам в Казахстане посвящены два материала.

Автором первого является известный российский политолог Аркадий Дубнов. Вот что он думает по поводу реформ и спецобращения Назарбаева: «Если президент Назарбаев избавляет себя от ответственности за социально-экономическое положение соотечественников и перекладывает ее на правительство, оставляя за собой функции верховного арбитра, то тем самым он лишь усиливает свою супервласть. Трудно объяснить в такой ситуации, как это увязывается с провозглашенным в спецобращении движением Казахстана «в сторону демократического развития»…Тогда в чем же смысл перераспределительной реформы, казалось бы, внезапно затеянной президентом Казахстана? Уж не в том ли, что казахстанская операция «Преемник» близится к своей финальной стадии? Ведь именно о ней не устают говорить уже несколько лет и в самой стране, и за ее пределами. Нурсултану Абишевичу, дай ему аллах здоровья, в июле нынешнего года исполнится 77 лет, и, конечно же, ответ на вопрос, кто будет после него, становится основным в политической повестке дня», — пишет Дубнов в статье «Что не так с конституционной реформой в Казахстане?».

По мнению политолога, происходящие в эти дни в Казахстане события, вероятнее всего, продиктованы стремлением расчистить поле «для реализации нового этапа операции «Преемник», которая позволит ему в ближайшие годы закрепить за собой статус верховного демиурга, присматривающего за происходящим и поправляющим его в нужную сторону».

«Можно с уверенностью предположить, что ни один из нынешних ближайших соратников елбасы (лидер нации — ИА REGNUM ) не согласится признать право другого своего коллеги стать полноценным вторым нацлидером и постарается не допустить этого. В таком случае неизбежным окажется, что после Назарбаева Казахстан ждет учреждение некоего коллективного руководства. А для надежной защиты интересов так называемой «Семьи» верховного лидера оно должно быть создано еще при его жизни», — полагает автор.

Между тем его коллега Петр Бологов считает, что «объявленная реформа в основном предназначена для зарубежной аудитории, которая должна лишний раз убедиться в демократичности нынешнего режима и заранее получить гарантии в легитимности транзита власти от елбасы к его будущим преемникам».

«Вынесенное в заголовки СМИ утверждение, что Назарбаев, дескать, готов поделиться полномочиями с парламентом, мягко говоря, не совсем соответствует действительности. В Казахстане, как в средневековой Англии, действует правило «вассал моего вассала — мой вассал», поэтому даже если формально президент сконцентрируется на внешней политике, все рычаги управления страной все равно останутся у главы правящей партии, то есть у Назарбаева… Ту власть, которую нынешний президент Казахстана собрал за четверть века правления исключительно в своих руках, он абсолютно точно полностью не передаст никому, а вот одна ее часть может достаться и дочери (Дариге Назарбаевой — ИА REGNUM ), другие же отойдут прочим доверенным и проверенным лицам, например, тому же Кариму Масимову (бывший премьер-министр, ныне — председатель Комитета национальной безопасности Казахстана — ИА REGNUM )», — говорится в статье Бологова «Транзит Назарбаева. Зачем в Казахстане меняют Конституцию».

На вполне логичный вопрос «Почему именно сейчас?» Бологов отвечает: «Помимо экономических и социальных факторов, следует учитывать и состояние здоровья елбасы, о котором широкой публике остается только догадываться. В октябре прошлого года пресс-служба президента впервые за все время его правления опубликовала официальное сообщение о том, что Назарбаев находится на лечении «в связи с простудным заболеванием». Никогда ранее глава государства не давал повода усомниться в своем железном здоровье, судить о котором оставалось только по сообщениям западных СМИ».

Между тем первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук сомневается в том, что дело идет к транзиту власти: «Мне кажется, президент Назарбаев не решил эту проблему для себя, он ее пытается решать. Мы видим это по тому, какие законодательные реформы проводятся. Может быть, конечно, есть задача… я не скажу, что группу родственников распределить на те должности, которые будут за все отвечать, но теоретически можно это иметь в виду. Во всяком случае, это не будут посторонние люди. Сколько бы миллионов граждан ни проживало в Казахстане, тем не менее это все-таки не Российская Федерация. С точки зрения России это не такой уж большой объем населения. Поэтому сейчас все находится в стадии тестирования. И наверное, сам президент Казахстана не считает себя слишком уж пожилым, а проще говоря, старым человеком», — высказался Трофимчук в обсуждении реформы на радио «Свобода».

В то же время многие казахстанские политологи демонстрируют своим российским коллегам полное несогласие с их критическими замечаниями, заявляя, что реформы эти не только важны, но и своевременны. «Зачем власти на абсолютно ровной ситуации, когда никто и не требует, и не говорит о политических реформах, просто даже затевать разговор о политических реформах?! А президент в своем обращении использовал еще более сильную формулировку, говоря о том, что это конституционная реформа. И в рамках этой реформы провозглашается ряд других изменений. Кстати, они тоже очень важные — о незыблемости суверенитета, об унитарности и т. д. Ведь, Конституция — это не просто свод каких-то правовых и юридических правил. Конституция — это еще и своеобразный политический манифест нации, это политическая декларация, свод основных политических ценностей и принципов. И предлагаемые изменения, помимо собственно новой правовой нагрузки, они провозглашают новые парадигмы в нашем развитии», — рассуждает директор Казахстанского института стратегических исследований политолог Ерлан Карин в интервью казахстанской газете «Время».

В свою очередь другой политолог Эдуард Полетаев считает, что кардинальных изменений в связи с обсуждаемой реформой не предвидится. «Я не думаю, что только этим перераспределением реформа политической системы ограничится, она у нас, вообще, носит постоянно действующий характер — ищут оптимальные модели, формы, что-то обтесывают, где-то не получается — откидывают в сторону. На практике сфера ответственности исполнительной власти и сложнее, и шире, чем предполагает ее определение. Есть определенные сложности в том, какие будут взаимоотношения между парламентом и правительством, где почти все — члены одной партии — правящей «Нур Отан». В Мажилисе и Сенате парламента много людей, которые туда перешли из исполнительной власти. Сложности могут возникнуть при обкате рабочих моментов. Хотя надо признать, что президент свою команду уже сплотил, и ожидать неожиданностей от ее представителей не стоит. Вживутся более ответственно в свою роль представители и законодательной власти, и исполнительной», — оптимистичен в своих прогнозах Полетаев.

Как видно из всего вышеперечисленного, какого-то определенного консенсуса в оценке предлагаемой президентом Казахстана реформы среди экспертов нет. Вполне возможно, что все происходящее — один из тестов на стрессоустойчивость для членов правительства, которые Нурсултан Назарбаев периодически проводит, оценивая их реакцию на свои шаги, попутно фильтруя состав своего окружения. Эдакая оценка профпригодности и верности лидеру. С другой стороны, конечно же, после всенародного обсуждения, вполне возможно, будут приняты поправки, которые реально, как говорят казахстанские политологи, перезапустят систему взаимоотношений между ветвями власти в стране.

Это уже будет точно известно после 26 февраля. А пока же ясно одно: Нурсултан Назарбаев как мифический сфинкс загадал загадку, отгадать которую не каждому по силам.

Григорий Гаранин

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 31 января 2017 > № 2057443


Казахстан > Агропром > newskaz.ru, 31 января 2017 > № 2055858

Аграрный сектор должен стать новым драйвером экономики Казахстана, считает президент республики Нурсултан Назарбаев.

"Агропромышленный комплекс Казахстана имеет перспективное будущее. По многим позициям мы можем быть одними из крупнейших в мире производителей аграрной экспортной продукции. Особенно по производству экологически чистых продуктов питания. Бренд made in Kazakhstan должен стать эталоном такой продукции", — говорится в послании главы государства народу страны.

Назарбаев считает, что Казахстан должен стать так называемой "хлебной корзиной" по производству зерна на всем евразийском континенте. "Нам необходимо обеспечить переход от сырьевого производства к выпуску качественной, переработанной продукции. Только тогда мы сможем конкурировать на международных рынках", — уверен он.

Глава государства поручил правительству пересмотреть принципы выделения субсидий и постепенно переходить на страхование продукции. Кроме того, считает он, в течение пяти лет нужно создать все условия для объединения более 500 тысяч домашних хозяйств и малых фермерств в кооперативы.

"Необходимо повысить уровень переработки продукции, создать эффективную систему хранения, транспортировки и сбыта товаров; следует повысить уровень производительности труда и снизить производственные расходы", — говорится в послании.

Президент считает также, что необходимо повысить эффективность использования земли. "В течение пяти лет необходимо увеличить площадь орошаемых земель на 40%, тем самым довести до 2 миллионов гектаров", — говорится в документе

Следует также увеличить объем инвестиций в аграрные научные исследования, которые будут востребованы на производстве.

Президент поручил обеспечить увеличение экспорта продовольственных товаров на 40% к 2021 году путем диверсификации производства сельскохозяйственной продукции.

"Эти задачи должны быть реализованы в рамках новой государственной программы развития агропромышленного комплекса", — отмечается в послании.

Казахстан > Агропром > newskaz.ru, 31 января 2017 > № 2055858


Казахстан > Недвижимость, строительство > inform.kz, 31 января 2017 > № 2055837

На брифинге в региональной СЦК рассказали о том, сколько североказахстанцев ждут получения жилья и сколько домов построят в регионе по госпрограммам в 2017 году, сообщает корреспондент МИА «Казинформ».

По данным заведующего сектором отдела ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог Петропавловска Бауржана Бейсембаева, на январь 2017 года в очереди на получение жилья из государственного жилищного фонда состоят 13 257 человек. Из них 1557 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, 4767 - социально уязвимые слои населения, 6714 - госслужащие, работники бюджетных организаций и военнослужащие. Бауржан Бейсембаев говорит, что очередь увеличивается ежедневно.

Жилье в регионе предоставляют по госпрограммам «Развитие регионов до 2020 года» и «Нұрлы жол». Директор СКОФ АО «Жилстройсбербанк» Райхан Абдрахманова рассказала, что в этом году по программе «Нұрлы жол» будут построены 7 домов на 603 квартиры. Жилье в них получат очередники акимата и вкладчики Жилстройсбербанка.

Заместитель руководителя управления строительства Владислав Лукин отметил, что одним из важных направлений работы является создание фонда арендного жилья без права выкупа для социально уязвимых слоев населения.

Строительство жилья будет осуществляться местными исполнительными органами за счет финансирования из республиканского и местного бюджетов. Общая площадь жилья не будет превышать 65 кв. метров.

«В целях сохранения ценового параметра строительства 1 кв. метра жилья местные исполнительные органы вправе использовать механизм государственно-частного партнёрства», - сказал Владислав Лукин.

Он отметил, что акиматом области выделены 400 млн. тенге на задел строительства 4-х жилых домов на 400 квартир по ул. Жукова в городе Петропавловске. В Комитет по делам строительства подана заявка на выделение средств из республиканского бюджета на сумму 2,6 млрд. тенге. Это позволит обеспечить ввод в эксплуатацию жилых домов уже в текущем году.

В регионе также планируется строительство индивидуальных жилых домов в едином архитектурном стиле. Определен земельный участок - поселок Солнечный в городе Петропавловске, разрабатываются типовые проекты, начаты работы по подведению инженерно-коммуникационной инфраструктуры к поселку, ведутся работы по определению единого застройщика.

«Реализация построенного жилья будет осуществляться через займ в ЖССБК или же покупку дома самостоятельно. Проект пилотный, по его результатам будет принято решение о целесообразности дальнейшего применения», - сказал Владислав Лукин.

Казахстан > Недвижимость, строительство > inform.kz, 31 января 2017 > № 2055837


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 января 2017 > № 2065309 Данияр Ашимбаев

Специальное обращение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, прозвучавшее 26 января на всех телеканалах страны, вызвало оживленную дискуссию в экспертных кругах. Напомним, тогда глава Казахстана сообщил, что намерен передать часть своих полномочий и функций правительству и парламенту, закрепив при этом за собой роль верховного арбитра. Проект соответствующих поправок, в том числе и в Конституцию страны, уже вынесен на всенародное обсуждение. Как сообщила пресс-служба президента, гражданам страны отводится месяц на то, чтобы ознакомиться с поправками и направить свои пожелания и предложения по готовящейся реформе уполномоченному органу.

Казахстанские политологи, за немногочисленным исключением, дают интервью о том, что вынесенные на обсуждение общественности поправки — это как раз то, чего не доставало стране. То, что поможет Казахстану сделать существенный скачок в своем демократическом развитии.

Но по мнению главного редактора Казахстанской биографической энциклопедии, политолога Данияра Ашимбаева, предлагаемая реформа проводится не ради перераспределения полномочий между ветвями власти, а для того, чтобы подготовить комфортные условия для передачи поста президента преемнику. Об этом Ашимбаев рассказал в интервью корреспонденту ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Данияр, как вы оцениваете проект поправок, вынесенный на всенародное обсуждение? Что изменится, в случае их принятия, для главы государства, правительства, парламента и, самое главное, для простых смертных?

Прежде всего, если мы посмотрим историю конституционного строительства в Казахстане, то увидим, что есть какие-то базовые вещи или же общие принципы государственного устройства, а есть масса смежных вопросов, которые могут относиться как к полномочиям президента, так и к полномочиям правительства, парламента или акиматов (местных администраций — ИА REGNUM ).

Если мы внимательно рассмотрим проект поправок, то остается двоякое впечатление. Что я имею в виду? Когда в 2007 году проходила конституционная реформа, она называлась «процесс передачи полномочий президента парламенту». Но если внимательно посмотреть сам текст закона, принятого в 2007 году, то станет понятно, что все было наоборот — часть полномочий президента выросла как раз за счет парламента. И то, ради чего вроде как затевалась реформа, и то, во что она в конечном счете вылилась — вещи немного разные.

Что касается реформы 2017 года — здесь есть определенное лукавство. Вроде бы президент отказывается от ряда полномочий. Но что это за полномочия? Передача правительству права создавать центральные органы госуправления, не входящие в состав правительства. То есть речь идет о самостоятельных агентствах, которые у нас, по сути, уже ликвидированы. Они все переданы в министерства.

Следующее: президент отказывается от права утверждать государственные программы. Но если мы посмотрим, этих программ в стране достаточно много. Какие-то утверждались президентом, какие-то — правительством. По большинству из них есть масса проблем. Получается, что госпрограммы утверждает президент, а реализует правительство, а политическая ответственность за их провалы тем самым повисает в воздухе.

Идем дальше: утверждение единой системы оплаты труда. Этот вопрос, по сути, больше относится к компетенции правительства, нежели к президенту.

И так далее. Принципиальные вопросы президент не передает.

Или вот еще: отказ президента от права отменять решения правительства. Насколько я помню, эти нормы использовались в последний раз то ли в 1996, то ли в 1997 году. Причем использовались демонстративно, чтобы показать правительству Кажегельдина (Акежан Кажегельдин — премьер-министр Казахстана в 1994—1997 гг. В настоящее время находится в эмиграции в Лондоне — ИА REGNUM ), что хозяином в доме является президент. С тех пор эта норма не применялась, так же как и право президента принимать указы, имеющие силу закона. Эта норма имела смысл в ситуации 1995 года, когда возникал правовой вакуум, вызванный то саботажем со стороны парламента, то его (парламента) отсутствием. Одним словом, сейчас президент передает ряд второстепенных полномочий, а также ряд морально устаревших полномочий.

Еще одна норма: правительство теперь слагает полномочия не перед вновь избранным президентом, а перед вновь избранным Мажилисом (нижняя палата парламента — ИА REGNUM ). Здесь тоже есть лукавство. Если посмотреть историю, то, конечно, правительство слагало свои полномочия перед вновь избранным президентом. Но, как правило без исключений, тот премьер, который слагал полномочия перед все тем же президентом, просто переутверждался в должности, и правительство продолжало работать практически в том же составе. Тем более сам факт того, что премьер назначается президентом с согласия Мажилиса, а освобождается от должности президентом по собственному усмотрению — эта норма как была, так она, по сути, и остается.

Но в поправках есть интересный момент, касающийся права собственности. В основном законе в статье о гарантиях прав собственности термин «граждане Республики Казахстан» меняется на «каждый». Эта новация, как я понимаю, ориентирована на тех владельцев собственности, которые не являются гражданами Казахстана — прежде всего иностранные инвесторы, которые владеют основными промышленными, металлургическими, земельными и прочими активами в стране, но при этом не являются обладателями синего паспорта (паспорта гражданина Казахстана — ИА REGNUM ).

Но вернемся к реформе. Насколько принципиальный характер она носит? Мы видим, что в ряде случаев президенту требуется не согласие парламентских партий или палат, а просто консультации. Исходя из этого возникает вопрос — зачем вообще был нужен этот проект поправок? Тем более что механизм влияния парламента на формирование правительства после выборов в нем вообще никак не прописан. И в своем сопроводительном выступлении (спецобращение 26 января — ИА REGNUM ) президент эти направления обозначил весьма туманно. Поэтому складывается впечатление, что есть некий вариант более расширенных поправок в Конституцию, который, скажем так, возникнет в ходе «всенародного обсуждения». И там уже будут содержаться те вопросы, которые и являются на самом деле целью проводимой реформы. Но они будут, видимо, предложены не «сверху», а «снизу» — со стороны населения, экспертов или депутатов.

ИА REGNUM: Есть версии, какие это поправки?

Можно предположить, что это усиление влияние партий, точнее партии, на формирование правительства. Возможно, будет внесена норма, по которой после очередных парламентских выборов пост премьера будет предлагаться лидеру или представителю победившей на выборах партии. Вот эта норма выглядит уже более серьезной передачей полномочий. Но при этом мы все прекрасно понимаем, что на выборах всегда гарантировано и с большим отрывом побеждает партия власти «Нур Отан», лидером которой является тот же президент. Здесь же вопрос будет заключаться только в самой процедуре. Конечно, это расширяет полномочия парламента и парламентского большинства. Но, вместе с тем, действующий премьер-министр Бакытжан Сагинтаев — член руководства и бывший первый зампред партии «Нур Отан». Поэтому если такая поправка будет принята, то после выборов пост премьера может быть предложен тому же Сагинтаеву. То есть в персональном варианте опять-таки ничего не изменится.

ИА REGNUM: В таком случае возникает вопрос: зачем все эти реформы?

Правильный вопрос. Если реформа затевается только для внешнеполитического антуража, то надо понимать, что 2017 год с внешнеполитической точки зрения для Казахстана и так стабильный. Мы стали непостоянным членом Совета безопасности ООН, у нас в этом году проходит выставка EXPO. Сейчас в Алма-Ате началась Универсиада. В Астане недавно прошли межсирийские переговоры. Поэтому с точки зрения международной жизни нам не надо ни перед кем рисовать демократические преобразования в стране. Опять-таки досрочные выборы во время проведения EXPO — это дополнительная нагрузка на бюджет и на нервы аппарата. Поэтому вопрос «зачем нам эти преобразования» — достаточно правомерен.

Большинство экспертов считают все эти конституционные реформы началом процедуры по транзиту власти. То есть, в случае вступления этих поправок в силу, президент сложит с себя полномочия лидера партии «Нур Отан» и инициирует досрочные выборы. Партия выдвинет нового кандидата в председатели партии, который поведет ее на выборы. Затем партия победит, и руководителю будет предложен пост премьер-министра. А затем, если будет принята не озвученная, но обсуждаемая в кулуарах поправка о том, что в случае досрочного ухода с поста действующего главы государства полномочия президента перейдут не к председателю сената, а к премьер-министру, к примеру, как это принято в России, в таком случае новоизбранный премьер автоматически становится и главой государства в случае ухода Нурсултана Абишевича с поста президента.

Этот вариант очень похож на то, что происходило в России незадолго до ухода Бориса Ельцина. Когда вновь созданная партия победила на выборах, а ее лидер — Владимир Путин, ставший премьер-министром, через пару месяцев стал президентом. Такая же ситуация была и в Азербайджане.

И в этой связи возникает вопрос — кто будет тем самым наследником? Как мы видим, за последние месяцы произошла резкая поляризация в элите. Сложилось несколько групп вокруг тех или иных лидеров. И судя по информационным войнам, скандальным разоблачениям, громким арестам, вопрос «Кто будет наследником Назарбаева?» — очень сильно обострил отношения внутри казахстанской элиты.

В данный момент в качестве вероятных преемников называются: действующий премьер Бакытжан Сагинтаев, вице-премьер Имангали Тасмагамбетов, глава администрации президента Адильбек Джаксыбеков, председатель Мажилиса Нурлан Нигматулин, председатель сената Касым-Жомарт Токаев, глава Национальной компании «Астана ЭКСПО» Ахметжан Есимова, мэр Алма-Аты Бауыржан Байбек, первый зампред Комитета национальной безопасности Самат Абиш, кто-то называет еще министра финансов Бахыта Султанова.

С одной стороны, список очень широкий, с другой — есть фигуры, вызывающие острое неприятие у многих. Тот вариант, который предложит президент, не подразумевает быстрых решений. Речь идет, скорее всего, о нескольких месяцах, в течение которых у президента будет возможность подумать, кому передавать власть и реализовывать такой сценарий или нет. Я думаю, что маховик уже запущен. И в рамках этой борьбы за престолонаследие мы еще увидим немало «разоблачений» в ближайшее время.

ИА REGNUM: Российские политологи считают, что если будет реализован сценарий с передачей поста президента премьер-министру, то новым главой государства может стать Дарига Назарбаева. Насколько этот сценарий жизнеспособен?

Если бы президент хотел видеть Даригу Назарбаеву своей преемницей, то он бы гораздо активнее вовлекал ее в процесс госуправления. Но этого не происходило. Дарига Назарбаева за все эти годы возглавляла ТВ-канал «Хабар», занимала пост председателя партии «Асар», руководила парламентским комитетом по социально-культурному развитию. Из государственных постов, непосредственно связанных с госуправлением, она в течение непродолжительного времени занимала пост вице-премьера. В плане владения технологией принятия решений ее опыта недостаточно. А Нурсултан Назарбаев все эти годы очень сильно пестовал своих соратников, назначая их на различные посты в госуправлении. Возьмите того же Тасмагамбетова, Сагинтаева или Джаксыбекова. Эти люди занимали различные посты от акимов до министров и имеют очень хорошее представление об управлении регионами и министерствами. Кроме того, положительных итогов работы Дариги Назарбаевой вице-премьером мы не увидели. Она фактически была освобождена от этой должности и назначена сенатором (депутата верхней палаты парламента — ИА REGNUM ). То есть на ее политическую карьеру ставок не делают.

ИА REGNUM: Если я вас правильно понял, то получается, что реформа затевается не ради реформы, а ради транзита власти?

Не транзита, а создания условий для него. Операция по передаче власти, на мой взгляд, займет достаточно короткое время. И я не думаю, что будет какой-то промежуточный вариант президента в нашей стране. Скорее всего, «промежуточный президент» станет окончательным вариантом — так же как это было в Азербайджане, Туркмении и т.д.

ИА REGNUM: И когда следует ждать смены власти и появления второго президента?

Давайте размышлять логическим путем. На всенародное обсуждение предложенных поправок выделен месяц. Затем Конституционный совет должен вынести решение — данная реформа может приниматься парламентом или же нужен референдум. Если речь будет идти о смене конституционного строя — то это референдум. Если парламент — это будет быстро. Если референдум — то опять-таки где-то месяц-два. Потом у нас начинается EXPO — с июня по сентябрь. Если все это успеют сделать до весны, то это будут одни сроки, а если не успеют — то вся процедура затянется до осени.

ИА REGNUM: То есть можно предположить, что уже осенью в Казахстане будет новый глава государства?

Технически — да. Но с другой стороны, разговоры о том, что в стране будет смена власти, идут у нас постоянно все эти годы. Поэтому вера в то, что в Казахстане когда-нибудь будет новый президент — относится к области политической мифологии. Я недавно слышал одно мудрое мнение: давайте отметим 80-летие президента (в 2017 году Назарбаеву исполнится 77 лет — ИА REGNUM ), а потом посмотрим, как дальше двигаться.

ИА REGNUM: Вы назвали несколько известных имен в качестве претендентов. Кто из них, на ваш взгляд, имеет больше всего шансов встать у руля власти?

С точки зрения харизмы и опыта, наиболее вероятным наследником считается Имангали Тасмагамбетов. С другой стороны, его кандидатура у многих вызывает неприятие. Еще одним кандидатом, чье имя чаще всего называется в этой связи, является Бакытжан Сагинтаев. Есть еще Токаев, который пребывает долгое время на посту председателя Сената, и как бывший премьер, глава МИДа, замгенсека ООН, достаточно известен в стране и за рубежом. Есть и другие кандидаты, которые не фигурируют в списке, но которые хотели бы оказаться в нужное время в нужном месте. Я скажу так: всех кандидатов, которые могли бы стать вторым президентом Казахстана — мы знаем очень хорошо. Это люди, которые сформировались на наших глазах. Мы знаем их слабые стороны, знаем скандалы, связанные с ними и с их родственниками, их активы, их уровень благосостояния. И у большинства из них не самая оптимистичная репутация.

С другой стороны, нужно понимать, что после того, как президент определится со своим выбором и реализует план смены власти, всем быстро станет ясно, что именно этот человек изначально был одним единственным и безальтернативным наследником, что сама логика исторического развития и интересы страны привели его на трон. Но до тех пор, пока человек пройдет путь от кандидата к должности второго президента — будет определенный временной период. А мы посмотрим, кто и как справится с этим периодом.

Григорий Гаранин

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 января 2017 > № 2065309 Данияр Ашимбаев


Казахстан. Корея > Медицина > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062389

В индустриальной зоне « Тассай» города Шымкент запущен завод по выпуску 17 видов изделий медицинского назначения, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«В диверсификации экономики и развитии предпринимательства в регионе важную роль играют индустриальные зоны. Одной из таких зон является индустриальная зона «Тассай». В индустриальной зоне, площадь которой составляет 89 гектаров, на сегодняшний день, реализуются 24 инвестиционных проекта. Один из проектов — завод ТОО «Marai E7 Group» по выпуску ортопедических изделий медицинского назначения. В рамках проекта, в область привлечено инвестиций на сумму 393 млн. тенге. Также работой будут обеспечены 50 человек», — сказал на открытии аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев.

На предприятии, оснащенном южно-корейской технологией, планируется выпускать 500 тысяч бинтов и 274 тысячи ортопедических изделий. Данный вид продукции используется для оказания медицинской помощи при различных переломах и отличается легкостью, эластичностью, гибкостью, рентгеноконтрастностью и быстрым затвердеванием. Завод, не имеющий аналогов в странах СНГ, способен обеспечить весь казахстанский рынок ортопедическими изделиями.

Как отметили в пресс-службе областного акимата, в настоящее время, ТОО «Марай E7 Group» прорабатывает вопрос об экспорте продукции в Турцию, Узбекистан и Кыргызстан.

Казахстан. Корея > Медицина > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062389


Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062388 Виктор Лефтер

Создание нового Министерства оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан дало новый толчок для дальнейшего развития национальной спутниковой системы связи «Kaзсат», так как в задачи нового министерства входят вопросы по формированию и реализации государственной политики в области оборонной, аэрокосмической, электронной промышленности и информационной безопасности (кибербезопасности). О том, как функционирует сегодня спутниковая система связи и вещания «Казсат», каковы ее перспективы, рассказывает президент АО «Республиканский центр космической связи» (РЦКС) Аэрокосмического комитета МОАП РК Виктор Лефтер, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

— Виктор Дмитриевич, что входит в состав национальной космической системы связи «Казсат»?

— Надо отметить, что нашей стране за исторически короткий промежуток времени удалось создать полноценную национальную космическую систему связи (НКСС). В настоящее время она успешно функционирует. В ее состав входит космический аппарат «KazSat-2», запуск которого состоялся 16 июля 2011 года с космодрома «Байконур» и космический аппарат «KazSat-3», который был запущен 29 апреля 2014 года также тоже с «Байконура», также Наземный комплекс управления космическими аппаратами и система мониторинга связи в г. Акколь Акмолинской области (ЦКС «Акколь») и Резервный наземный комплекс управления космическими аппаратами и система мониторинга связи в Илийском районе Алматинской области (ЦКС «Коктерек»).

Орбитальная группировка спутников «KazSat-2» и «KazSat-3» позволяет организовывать эффективные каналы спутниковой связи на территории Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и Кыргызстана, а также в приграничных областях России.

Система работает в Ku — диапазоне частот и предоставляет потребителям спутниковую емкость в общем объеме 1296 МГц, как в «стандартных», так и в плановых полосах частот ФСС (фиксированная спутниковая служба).

— Какой экономический эффект дает стране наличие национальной спутниковой связи?

— Создание собственной космической системы связи позволило Казахстану не только поднять престиж на мировой арене, но и оказать огромное влияние на различные сферы деятельности внутри страны.

В первую очередь, наличие собственной космической системы связи — это защита национальных интересов, в том числе важнейших интересов обороны и государства в вопросах информационной безопасности, что является крайне актуальным в условиях нестабильности современных глобальных социально-экономических и политических вызовов в мире, которая характеризуется ростом напряженности в различных уголках Земли, расширением масштабов терроризма и экстремизма, усилением кризисных явлений в международной экономике, обострением борьбы за природные ресурсы. С возложенными на нас Министерством оборонной и космической промышленности РК новыми задачами по обеспечению информационной безопасности, сохранности информационных ресурсов нашего государства, роль космической спутниковой связи (КСС) «KazSat» становится неоценимой.

Во-вторых, собственная космическая система связи — это развитие сегментов отечественной экономики, а именно осуществление импортозамещения услуг по аренде спутниковой ёмкости у иностранных поставщиков. В результате значительные финансовые средства за использование спутниковыми операторами ресурсов национальных телекоммуникационных космических аппаратов сохраняются внутри республики. Обращаясь к конкретным цифрам, отмечу, что с 2011 года по настоящее время, используя КСС «KazSat», удалось обеспечить импортозамещение услуг на сумму порядка 22,2 млрд. тенге, по всей территории Казахстана работает порядка 7 000 земных станций спутниковой связи, обеспечены потребности 15 операторов связи и организаций Казахстана, создано 206 постоянных рабочих мест.

В-третьих, собственная космическая система связи — это содействие в вопросе ликвидации в стране «цифрового неравенства», решение которого является для государства необходимым условием на пути вхождения Казахстана в число 30 развитых государств мира. Уровень развития информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) в стране является одним из важных показателей развития нашей республики. Таким образом, роль государства в доступности ИКТ как свободного, открытого и конструктивного инструмента является ключевым. Население Казахстана как никогда раньше заинтересовано в динамичном развитии и распространении услуг, внедрение которых осуществляется посредством НАО «Государственной корпорации «Правительство для граждан».

— Как Вы оцениваете уровень информационных и коммуникационных технологий в нашей стране?

— Территориальные особенности Республики Казахстан, которые имеют огромную площадь с низкой плотностью населения, разнообразные рельефы местности, тяжелые климатические условия поставили перед государственными органами трудную и амбициозную задачу по обеспечению равных возможностей для всех граждан, всех секторов экономики, государственных организаций вне зависимости от места их нахождения в вопросах доступа к инфокоммуникационным услугам.

Сегодня растут потребности и в телекоммуникациях. Наземные радиорелейные линии не могут в полной мере удовлетворить обмен радиовещательных и телевизионных программ, особенно если они сильно удалены друг от друга.

Между ретрансляторами не может быть больших расстояний, поэтому размещение наземных ретрансляторов связано со значительными техническими и экономическими сложностями, а связь через труднодоступные территории просто невозможна. От этих недостатков свободны спутниковые системы связи (ССС), они могут ретранслировать сигналы с высоты в десятки тысяч километров, а также обладают высокой пропускной способностью, что позволяет обеспечить экономичную круглосуточную связь между любыми объектами, обмен радиовещательными и телевизионными программами, одновременную работу без взаимных помех большого числа линий связи.

— В чем же преимущества спутниковых систем связи?

— В основе построения ССС лежит идея размещения ретранслятора на космическом аппарате (КА). Движение КА длительное время происходит без затрат энергии, а энергоснабжение всех систем осуществляется от солнечных батарей. Космический аппарат, находящийся на достаточно высокой орбите способен «охватить» очень большую территорию — около трети поверхности земного шара. Через его бортовой ретранслятор могут связываться любые станции, находящиеся на этой территории. Принцип спутниковой связи заключается в ретрансляции аппаратурой спутника сигнала от передающих наземных станций к приёмникам.

Значительные преимущества предоставляет использование КА, расположенного на так называемой геостационарной орбите, находящейся в плоскости экватора и имеющей нулевое наклонение круговой орбиты с радиусом 35785 км. Такой спутник совершает один оборот вокруг Земли точно за одни земные сутки. Если направление его движения совпадает с направлением вращения нашей планеты, то с поверхности Земли он кажется неподвижным.

Ни при каком другом сочетании указанных параметров орбиты нельзя добиться неподвижности спутника относительно наземного наблюдателя. Антенны станций, работающих с геостационарным спутником, не требуют сложных систем наведения и сопровождения.

Благодаря этому обстоятельству в настоящее время почти все спутники связи, предназначенные для коммерческого использования, находятся на геостационарной орбите. Примерно в одной позиции на одной географической долготе могут находиться несколько космических аппаратов, расположенных на расстоянии около 100 км друг от друга. Такими же параметрами и свойствами обладают оба наших спутника связи и вещания серии «Казсат».

— Какое внимание уделяется подготовке кадров для эксплуатации и дальнейшего развития Национальной спутниковой системы связи и вещания?

— В процессе создания космической системы связи «KazSat» вопросу подготовки собственных казахстанских кадров для последующей самостоятельной эксплуатации спутниковой группировки и наземной космической инфраструктуры мы уделили очень серьезное внимание. В процессе жесткого отбора были подобраны наиболее квалифицированные специалисты из большого числа претендентов, проведено их обучение в Республике Казахстан, а также в космических центрах Российской Федерации и дальнего зарубежья.

Как следствие, в настоящее время управление, контроль и мониторинг группировкой спутников связи и вещания «KazSat-2» и «KazSat-3» осуществляют казахстанские специалисты самостоятельно, используя современные технические решения ЦКС «Акколь» и ЦКС «Коктерек».

— Спасибо за интервью.

Для справки: Соглашение о сотрудничестве по созданию первого казахстанского спутника связи и вещания «KazSat» и наземного комплекса управления космическими аппаратами и системы мониторинга связи в городе Акколь Акмолинской области было заключено между правительствами Казахстана и России в 2004 году.

В этой связи возникла необходимость создания уполномоченной организации, которая должна осуществлять и быть ответственной за эксплуатацию отечественных космических аппаратов связи и вещания серии «KazSat».

АО «Республиканский центр космической связи и электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств» (сейчас АО «Республиканский центр космической связи» Аэрокосмического комитета МОАП РК) было создано 18 марта 2004 года в соответствии с постановлением Правительства Республики Казахстан от 30 декабря 2003 года «Некоторые вопросы создания и запуска национального геостационарного спутника связи и вещания».

Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062388 Виктор Лефтер


Казахстан > Медицина > inform.kz, 29 января 2017 > № 2053962

В индустриальной зоне « Тассай» города Шымкент запущен завод по выпуску 17 видов изделий медицинского назначения, передает МИА «Казинформ».

«В диверсификации экономики и развитии предпринимательства в регионе важную роль играют индустриальные зоны. Одной из таких зон является индустриальная зона «Тассай». В индустриальной зоне, площадь которой составляет 89 гектаров, на сегодняшний день, реализуются 24 инвестиционных проекта. Один из проектов - завод ТОО «Marai E7 Group» по выпуску ортопедических изделий медицинского назначения. В рамках проекта, в область привлечено инвестиций на сумму 393 млн. тенге. Также работой будут обеспечены 50 человек», - сказал на открытии аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев.

На предприятии, оснащенном южно-корейской технологией, планируется выпускать 500 тысяч бинтов и 274 тысячи ортопедических изделий. Данный вид продукции используется для оказания медицинской помощи при различных переломах и отличается легкостью, эластичностью, гибкостью, рентгеноконтрастностью и быстрым затвердеванием. Завод, не имеющий аналогов в странах СНГ, способен обеспечить весь казахстанский рынок ортопедическими изделиями.

Как отметили в пресс-службе областного акимата, в настоящее время, ТОО «Марай E7 Group» прорабатывает вопрос об экспорте продукции в Турцию, Узбекистан и Кыргызстан.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 29 января 2017 > № 2053962


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter