Всего новостей: 2032014, выбрано 1389 за 0.098 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 марта 2017 > № 2110273 Анна Нестерова

Трудный экспорт: почему России не удается повторить опыт Китая и США

Анна Нестерова

член президиума генерального совета «Деловой России», председатель совета директоров «Глобал Рус Трейд»

У лидеров мирового экспорта свои секреты успеха. В чем они заключаются?

После того как рубль существенно ослаб, заговорили о новом шансе для нашей экономики — развитии несырьевого экспорта. Руководство таких стран, как Южная Корея или Китай в свое время сделали ставку на экспорт и не прогадали. Можем ли мы воспользоваться полезным опытом соседей и на что сделать ставку России?

За последние годы структура экспорта России действительно очень изменилась. Если сравнить картину с 2013 годом, когда цены на нефть сорта Brent держались на уровне выше $100 за баррель, топливно-энергетические товары составляли 71% в общем объеме долларового несырьевого экспорта, а по результатам 2016 года — уже 58%. Соответственно, изменения произошли в области продовольственных товаров: их доля возросла с 3% до 6%. Металлы и изделия из них также прибавили с 8% до 10%. То же самое можно сказать про машины и оборудование (рост с 5% до 9%), а также древесину и целлюлозно-бумажные изделия (рост с 2% до 3%).

Если посмотреть на динамику экспорта под другим углом — ослабления рубля с 32,6 руб. за «американца» в конце 2013 года до 61 руб. в конце 2016 года, — то мы видим, что по несырьевым неэнергетическим областям (включая зерно) произошел рост в рублях. Например, экспорт продовольственных товаров составил $16,2 млрд в 2013 году и $17 млрд в 2016 году, что в рублях означает практически двукратный рост. По сектору машин и оборудования, несмотря на падение долларового экспорта с $28,3 млрд (2013 год) до $24,3 млрд (2016 год), в рублях было зафиксировано более 60% роста.

В экспорте сейчас заняты более 16,5 тыс. малых и средних экспортеров, что пока является достаточно скромным показателем. Тем не менее, на мой взгляд, именно у них сейчас есть великолепный шанс занять свои ниши на новых рынках и заявить о себе. Именно поэтому сейчас важно обратиться к международному опыту, который поможет определиться с возможными мерами поддержки и спрогнозировать эффект от их применения.

Стран, похожих на Россию по территориальному и экономическому устройству, просто нет. Поэтому, на мой взгляд, правильно было бы посмотреть, как достигли высочайших результатов в экспорте лидеры, которые по результатам 2016 года продали за рубеж больше всего товаров: Китай ($2 трлн) и США ($1,3 трлн).

Секреты Китая

Начиная с 1978 года в Китае работникам, занятым в сельском хозяйстве, разрешили продавать часть урожая на открытом рынке. Постепенно Китай начал вводить особенные условия для инвестиций в особых экономических зонах, которые были локализованы. После того как этот инструмент стал успешно работать, было принято решение тиражировать опыт. В таких зонах компаниям давался приоритет в получении необходимых документов на строительство и льготных кредитов, были снижены административные барьеры, действовали налоговые льготы (на реинвестируемую прибыль, налоговые каникулы и т. д.) и др.

С 1978 года был введен нулевой налог на все сырье, материалы и комплектующие для экспортного процесса. Одновременно условием иностранных инвестиций было повышение доли локальных материалов и комплектующих в производственном процессе. Создавая совместное предприятие, иностранные инвесторы должны были делиться технологией с местными компаниями. Таким образом, запускался процесс технологического перевооружения, происходил трансфер технологий, при котором импортированные знания использовались для пользы национальной экономики. Надо отдать должное, что в Китае не забывали и о защите внутреннего производителя (высокие импортные пошлины, низкие ставки по кредитам, субсидии).

За счет существенной децентрализации провинции могли субсидировать конкретным предприятиям не только затраты на электричество, но также и помогать им закупать товары по более низким ценам. Также субсидии шли на выплату бонусов топ-менеджменту в случае достижения высоких показателей производительности.

Еще один интересный механизм, который помог китайским компаниям преуспеть, — это обязательная регистрация на платформах электронной коммерции. Этим же и объясняется тайна успеха Alibaba.

«Полный цикл» в США

Поддержка экспорта в США насчитывает не один десяток лет и отличается своей агрессивной политикой. В стране как в государственной, так и в частной плоскостях выстроена многоуровневая структура, которая по активности и действенности не уступает ни одной стране мира. Поддержка ведется во всех сферах работы компаний: от льготного кредитования до разрешения споров за рубежом. В частности, есть единая база, в которой ведется реестр всех конфликтных ситуаций на зарубежных рынках, ведется выработка эффективных подходов по разрешению этих ситуаций.

Хотелось бы остановиться на том опыте, который мог бы быть полезен российским экспортерам. В частности, большую практическую помощь оказывает бизнесу Международная торговая администрация (МТА — International Trade Administration), которая является всесторонним навигатором для американских экспортеров. Сотрудничая с 19 правительственными учреждениями США, МТА не просто помогает выстроить компаниям экспорт с нуля, но предоставляет маркетинговый анализ зарубежных стран, помогает найти партнеров, наладить логистику и делает это частично на возмездной основе. Ресурс export.gov является «настольной книгой» для американских экспортеров и завоевывает все большую и большую популярность.

Еще один полезный ресурс для экспортеров — globalTrade.net. На ресурсе есть ценная практическая информация по большому перечню стран: можно найти дистрибьюторов, торговых агентов, управленцев экспортными поставками, оптовиков, трейдеров. Вместе с Коммерческой службой США и Департаментом торговли и инвестиций Великобритании, а также другими мировыми ассоциациями GlobalTrade.net публикует рыночные исследования и другие отчеты. На ресурсе можно найти анализ торговли стран, мнения экспертов, видеоруководства, видеопрезентации и другую полезную информацию.

Извечный вопрос: что делать?

Российские компании называют самыми существенными сложностями в экспорте поиск надежных партнеров за рубежом, а также сложности в прогнозировании возврата на инвестиции. В частности, заместитель коммерческого директора компании «Гейзер» (производство очистительных систем для воды) Шараф Кочкаров считает, что часто неизвестен потенциал новых рынков и сложно найти проверенные местные исследовательские компании, которым стоит доверять. В свою очередь, выводимый бренд также неизвестен на новых рынках, а это приводит к сложности расчета эффективности вложений в новый рынок и в любом случае к необходимости значительных инвестиций без их окупаемости на первом этапе.

Кроме этого, по мнению Кочкарова, субъективные барьеры, с которыми сталкивается компания, больше связаны с поведением игроков на местном рынке, необходимостью искать к ним какие-то нетрадиционные подходы и их стимулирование (что чаще встречается на рынках Азии), а также усложненные порядки регистрации предприятий, непрозрачность систем лицензирования и сертификации, вплоть до различных криминогенных факторов.

Гендиректор «Элкомсофта» (IT-компания) Владимир Каталов считает, что ключевым фактором успеха на внешних рынках является локализация продуктов. Еще очень важным условием является участие в местных мероприятиях. Участвовать можно и самостоятельно, но лучшие результаты достигаются в сотрудничестве с местным партнером. Местный партнер является одним из ключевых факторов успеха. Партнеры могут обеспечить знание национальной специфики, локального законодательства, приемов работы с местной прессой, традиций и др. И, разумеется, за партнерами контакты с правильными людьми в каждом конкретном случае.

Экспортеры признают, что существует большое количество препятствий и узких мест при выходе на новые рынки. Тем не менее опыт, который экспортеры нарабатывают годами, оказывается полезным на следующих этапах. На мой взгляд, работы для развития экспорта много. Я считаю, что, в первую очередь, нужно собрать в электронном виде данные обо всех компаниях, которые уже экспортируют или имеют экспортный потенциал. Во-вторых, начать собирать базу по лояльным импортерам и контрагентам из зарубежных стран, к которым можно было бы обращаться на постоянной основе. В-третьих, считаю, что нужно использовать все возможные ресурсы в интернете, которые уже созданы для экспортеров: можно начать с FITA и GlobalTrade.net. И самое главное — оказать поддержку в зарубежных странах, чтобы у экспортеров было первичное понимание, какие подрядчики являются достойными, как ускорить процедуры получения необходимых документов и по другим похожим вопросам.

Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 марта 2017 > № 2110273 Анна Нестерова


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101542

Торговая война между КНР и США не принесет ничего, кроме вреда, заявил в субботу министр коммерции КНР Чжун Шань на пресс-конференции в рамках 5-й сессии ВСНП 12-го созыва.

Чиновник отметил, что Китай и США, исходя из интересов двух стран и их народов, должны усилить сотрудничество, не давать воли разногласиям и эффективно выявить роль торгово-экономического сотрудничества как "балласта" и "двигателя" китайско-американских отношений.

Чжун Шань сказал, что Китай и США - два крупнейших экономических субъекта в мире. Отношения между двумя странами, особенно торгово-экономические связи, оказывают влияние не только на социально-экономическое развитие двух государств, но и на глобальную торгово-инвестиционную деятельность.

По словам министра, за период после установления дипотношений между Китаем и США их торгово-экономические связи неизменно развивались и продвигались вперед по правильному пути. В 2016 году объем двусторонней торговли товарами достиг 519,6 млрд долларов США, увеличившись в 208 раз по сравнению с 1979 годом. Объем двусторонней торговли услугами превысил 110 млрд долларов, общая сумма взаимных инвестиций составила более 170 млрд долларов.

Чжун Шань подчеркнул, что Китаю нужны США, Соединенным Штатам также нужен Китай. На долю Китая приходится 26 проц. экспортируемых США самолетов "Боинг", 56 проц. американского экспорта соевых бобов, 16 проц. вывозимых из США автомобилей и 15 проц. интегральных схем, поставляемых США на международный рынок.

"Последние 10 лет среднегодовой рост американского экспорта в Китай составлял 11 проц., между тем экспорт Китая в США ежегодно в среднем возрастал только на 6,6 проц.," - отметил Чжун Шань.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101542


Китай. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101536

Будучи ведущим проектом по выходу китайского книгопечатания за рубеж, «план по популяризации китайских книг за рубежом» осуществляется уже 11 лет, данный план, используя книги в качестве посредника, расширяет каналы, по которым иностранные страны могут знакомиться с Китаем, а также их кругозор. В июле 2016 года в Москве открылся и начал принимать клиентов первый в России тематический книжный магазин. Для русских, которые горячо любят читать, это – не только отличное место, где можно спокойно предаться чтению, но еще и окно для знакомства с Китаем. Здесь часто организуют разные китайские культурные салоны, поэтому многие, придя сюда лишь раз, возвращаются вновь и вновь.

Книжный магазин «Шанс Боку» тесно примыкает к самой особенной в Москве улице Старый Арбат. Среди старинных европейских построек, окружающих его со всех сторон, он, хоть и не привлекает особого внимания, все равно за половину с лишним года с момента своего основания завоевал достаточную популярность. Площадь книжного магазина «Шанс Боку» невелика, однако здесь есть все, что душа пожелает, в магазине представлено более 5000 разных книг, в том числе, оригинальные издания на китайском языке, а также переводы китайских книг на русский язык и большое количество русских изданий, рассказывающих о Китае. И, и в особенности, для русских китаистов и тех, кто изучает китайский язык, здесь – просто целое море знаний. При магазине организована «Чайная станция», здесь регулярно организуют разные культурные салоны, лекции, собрания и пресс-конференции. Директор магазина Наталия сообщила журналисту, что разной формы культурные салоны – это самое популярное на данный момент среди посетителей книжного магазина направления. «Мы организовали курсы китайского языка, группу китайской живописи, группу каллиграфии, у нас есть и русские, и китайские преподаватели, конечно, наибольшей популярностью пользуются учителя из Китая, все хотят познакомиться с самой аутентичной китайской культурой. А еще и берем у преподавателей интервью, и издаем газету нашего книжного магазина. Кроме того, здесь практически каждую неделю демонстрируют уроки чайного искусства, читатели могут отведать самые разные сорта чая, ощутить прелесть чайной культуры».

Салоны китайской культуры при книжном магазине «Шанс Боку» привлекают на обучение множество русской молодежи. Здесь они читают книги и встречаются с друзьями, приумножают свои знания. Для русских читателей магазин «Шанс Боку» - это не просто книжный магазин, а окно для культурного обмена.

Китай. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101536


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101534

/Полный текст/ Газета "Деловой Казахстан" опубликовала статью под заголовком "Пояс и путь: во имя всеобщего процветания"

Газета "Деловой Казахстан" в своем последнем номере опубликовала статью под заголовком "Пояс и путь: во имя всеобщего процветания", в котором член Госсовета КНР Ян Цзечи рассказал о значении выдвижения инициативы "Пояс и путь" /"Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века"/, а также первых результатах ее реализации. Ниже следует полный текст статьи:

C 14 по 15 мая в Пекине пройдет Форум международного сотрудничества "Пояс и путь". Местные и зарубежные представители проявили большой интерес к предстоящему событию, после того, как председатель КНР Си Цзиньпин объявил о нем на январском форуме в городе Давос.

По случаю начала отсчета 100 дней до форума, член Госсовета КНР Ян Цзечи, отвечающий за подготовку мероприятия, дал обширное интервью газетам People's Daily и China Daily. Мы публикуем его в переводе.

Движущая сила прогресса

-- Каково Ваше мнение о предстоящем форуме "Пояс и путь", какие цели необходимо достичь во время его проведения?

-- 17 января на ежегодном форуме в Давосе председатель Си Цзиньпин объявил, что форум "Пояс и путь", направленный на обсуждение способов укрепления сотрудничества, создание платформ для взаимодействия, а также на совместное использование результатов сотрудничества, пройдет в мае в Пекине. Также на форуме будут рассмотрены пути решения проблем, стоящих перед глобальной и региональной экономикой, представлены свежие идеи для продолжения сотрудничества и обсуждены колоссальные выгоды от инициативы "Пояс и путь" для жителей всех стран. Председатель Си Цзиньпин обозначил наше видение форума, а также задал направление для подготовки мероприятия.

Осенью 2013 года президент Си Цзиньпин выдвинул инициативу "Пояс и путь" для повышения взаимодополняемости и согласованности стратегий в области развития, а также для стимулирования взаимного прогресса стран-участниц посредством более тесного международного сотрудничества. За последние три года инициатива показала хорошие результаты в различных видах сотрудничества, получила позитивные отклики и активных участников. Теперь настал момент для обеспечения всестороннего прогресса. Инициатива послужит хорошим поводом для анализа достигнутого прогресса и планирования будущего.

Стартовав более трех лет назад, инициатива выносится на форум высокого уровня, который станет важным дипломатическим событием, организованным Китаем в этом году. Форум имеет колоссальное значение для мирового и регионального сотрудничества. Под руководством Центрального Комитета Коммунистической партии Китая во главе с товарищем Си Цзиньпином мы надеемся на достижение нескольких целей. Во-первых, тщательно рассмотреть ход реализации инициативы, продемонстрировать важные моменты ее первоначальных результатов, добиться консенсуса в сотрудничестве и поддержать его движущую силу. Во-вторых, обсудить основные пути сотрудничества, поспособствовать большей согласованности стратегий, укрепить партнерство и усилить работу по его развитию. В-третьих, при одновременном стимулировании экономического и социального развития Китая, а также его структурного преобразования, работать над укреплением международного сотрудничества, чтобы продемонстрировать взаимовыгодные результаты.

Как гласит китайская пословица: "Дереву нужны сильные корни, чтобы расти ввысь, а реке нужен неиссякаемый источник, чтобы течь вдаль". Организуя форум, мы надеемся совместно со всеми сторонами содействовать развитию инициативы "Пояс и путь", заложить более прочную основу для глобального экономического роста и углубления регионального сотрудничества, создать более удобные условия для коммуникации, чтобы тем самым принести больше пользы для стран и народов мира.

Акцент на практическое сотрудничество

-- Каковы результаты, первые успехи инициативы "Пояс и путь"? Как ее приняли на международном уровне, и способствовала ли она изменениям в жизни людей из других стран?

-- Инициатива была предложена Китаем. Тем не менее, она не рассчитана на то, чтобы стать его "сольным проектом". Лучшая аналогия для нее -- сравнение с симфоническим оркестром, состоящим из всех стран-участниц. Инициатива призвана стать основным международным общественным благом, приносящим пользу всем. Это не пустой лозунг, а скорее ряд наглядных и конкретных действий, сосредоточенных вокруг ключевого звена -- взаимосвязи и развития инфраструктуры, как ключевой части экономического сотрудничества, которое отвечает интересам всех стран и регионов.

Мы придерживаемся принципов активного обсуждения, внесения совместного вклада и извлечения общих выгод. Мы делаем акцент на практическом сотрудничестве, взаимовыгодных результатах и поэтапном прогрессе. Мы ждем того, что развитие Китая будет тесно связано с развитием других стран, послужит согласованности между их соответствующими стратегиями и сотрудничеством в рамках нашей инициативы. Это будет способствовать росту региональных инвестиций и внутреннего спроса, созданию рабочих мест и сокращению бедности, поспособствует повышению уровня развития всего региона.

Мы уже стали свидетелями начала, расширения, прогресса и плодотворных результатов инициативы. Более 100 стран и международных организаций присоединились к ней. Из них более 40 подписали соглашения о сотрудничестве с Китаем, был достигнут широкий международный консенсус в отношении инициативы КНР. Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности ООН, ЭСКАТО, АТЭС, АСЕМ и GMS /программы экономического сотрудничества в субрегионе Большого Меконга/ поддержали или включились в сотрудничество по инициативе "Пояс и путь" в соответствующих резолюциях и документах.

Был получен ряд важных предварительных результатов. Развитие экономического коридора достигает устойчивого прогресса. Взаимосвязанная инфраструктурная сеть обретает форму. Значительно увеличился объем торговли и инвестиций. В настоящее время ведется совместная работа по стратегически важным проектам. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций /АБИИ/ и Фонд Шелкового пути обеспечили устойчивую поддержку финансового сотрудничества. Поезда China Railway Express осуществляют перевозку товаров, удовлетворяющих потребностям рынков стран по всей территории Евразийского континента. Эти поезда создали "мост" для общения и дружбы между народами, проживающими вдоль их маршрута, а также стали сопутствующей частью китайской инициативы.

Ее совместная разработка является важным каналом для активизации международного сотрудничества, а также всеохватывающей и способствующей развитию идеей для всех ее участников. Это создает новые возможности для того, чтобы сделать жизнь людей лучше. Следует отметить, что эта китайская инициатива приносит пользу всему миру.

Развеять тучи экономической депрессии

-- Каким вы видите вклад инициативы Китая в мировую экономику и международное сотрудничество, учитывая, что сегодня мир столкнулся с замедлением темпов роста экономики и инвестиций, торговли, а также отрицательными последствиями глобализации и растущей нестабильностью? Какова главная тема и задачи предстоящего форума?

-- Это правда, что мировая экономика все еще не оправилась от глубокого воздействия международного финансового кризиса. Процесс восстановления проходит неуверенно и медленно, а основа для дальнейшего роста по-прежнему неустойчива. Наблюдается рост протекционизма, все громче звучат голоса против глобализации. Нарастает напряженность между открытостью, переменами и экономической интеграцией с одной стороны, и изоляционизмом, устаревшим мышлением и фрагментарным характером торговых соглашений -- с другой.

Тем не менее, двустороннее, многостороннее, региональное и глобальное сотрудничество по вопросам инфраструктуры, взаимосвязи и устойчивого развития набирает обороты. По всему миру приоритет имеют реальная экономика, промышленный сектор, индустриализация и диверсификация. Важно понять новые возможности развития и найти эффективные способы для преодоления трудностей и решения проблем.

История предоставляет нам полезный и целесообразный источник для решения сегодняшних проблем. Сухопутные и морские дороги Великого Шелкового пути более 2000 лет назад позволяли людям из разных стран выходить за рамки национальных границ, заниматься торговлей и обмениваться товарами, перевозя их на верблюдах или торговых судах. Эти взаимодействия стали частью выдающейся главы в истории человечества.

История доказывает, что скрытые и недоступные для других договоренности не имеют шансов на будущее, в то время как открытое сотрудничество и обеспечение взаимной выгоды является единственным способом продвижения вперед. Все эти вещи актуальны и сегодня. Как сказал председатель Си Цзиньпин на ежегодном совещании ВЭФ: "любая попытка направить воду из океана обратно в озера или реки просто нереальна. В действительности, эта мысль идет вразрез с прошлыми тенденциями". /следует/

Инициатива "Пояс и путь", заложенная в духе времени Великого Шелкового пути, в сотрудничестве, открытости, всеобъемлемости, взаимном обучении и взаимной выгоде следует принципу активных обсуждений, совместного вклада и общих выгод. Открытость, всеобъемлемость и взаимная выгода являются определяющими особенностями инициативы и источником ее решающих доводов. Мы надеемся, что она поможет развеять тучи экономической депрессии и направит нас в сторону глобального экономического роста.

Чтобы добиться консенсуса и укрепить сотрудничество, Китай определил тему предстоящего форума, которая звучит как "Пояс и путь: сотрудничество во имя всеобщего процветания". Задачи форума будут сосредоточены на взаимосвязи политики, транспорта, торговли, финансов и людей. Обсуждения будут проводиться по таким ключевым темам, как взаимосвязь инфраструктуры, экономическое сотрудничество и торговля, промышленные инвестиции, энергетика и ресурсы, финансовая поддержка, международные обмены, экология и охрана окружающей среды, а также морское сотрудничество. Лидеры "круглого стола", наиболее важные участники форума будут сосредоточены на двух темах: "Политика слаженности для более тесного партнерства" и "Координированное сотрудничество для взаимосвязанного развития".

По нашему мнению, тема и задачи весьма актуальны, учитывая обстоятельства и проблемы нашего мира. Подчеркивая важность международного сотрудничества, взаимосвязи и слаженности, тема и задачи во многом совпадают с назревшими мировыми вопросами. Я также хотел бы добавить, что многие национальные и региональные планы и глобальные задачи появились только в последние годы, включая такие региональные инициативы, как Евразийский экономический союз, основной план сотрудничества АСЕАН, Инвестиционный план для Европы, Программа развития инфраструктуры в Африке и Проект сотрудничества АТЭС. А также такие глобальные документы как Парижское соглашение по изменению климата и Повестка дня в области устойчивого развития до 2030 года. Международное сообщество должно воспользоваться этой возможностью и обеспечить слаженность между этими инициативами для дальнейшего сотрудничества и общих благ.

К общему развитию и процветанию

-- Мы знаем, что некоторые иностранные лидеры будут присутствовать на форуме, и что к нему проявлен высокий международный интерес. Как продвигается подготовка к форуму, и какие страны будут присутствовать? И какими будут результаты, по Вашему мнению?

-- Мы придаем большое значение подготовке к форуму. Мы создали специальный Комитет по мониторингу и координации подготовки мероприятия. Благодаря совместным усилиям соответствующих ведомств и местных органов власти, подготовка идет полным ходом. Многие иностранные лидеры выразили свою заинтересованность в том, чтобы стать участниками нашего мероприятия. Политическая подготовка достигает устойчивого прогресса. В настоящее время подтверждены договоренности о ключевых мероприятиях, местах проведения, материально-техническом обеспечении и безопасности. В ближайшее время всякий раз, когда это необходимо, мы будем абсолютно открыто информировать международное сообщество о подготовке к форуму.

Лидеры примерно 20 стран Азии, Европы, Африки и Латинской Америки подтвердили свое участие в форуме. Это свидетельствует о большом внимании и поддержке, которую получил от международного сообщества форум инициативы "Пояс и путь". Мы приглашаем делегации на уровне министров из некоторых стран, представителей международных организаций, бывших глав иностранных государств и правительств, крупных предпринимателей, а также экспертов и ученых присоединиться к дискуссии о содействии развитию сотрудничества

Мы активно работаем для достижения успеха нашей инициативы. Мы надеемся, что форум поможет добиться результатов в трех аспектах.

Во-первых, расширение международного консенсуса по вопросам сотрудничества. Ожидается, что форум будет поддерживать те стороны, которые придерживаются целей и принципов Устава ООН, добиваются мира и сотрудничества в духе открытости, всеобъемлемости и взаимной выгоды, а также стремятся к взаимовыгодному и взаимосвязанному развитию.

Экономический рост, создание новых рабочих мест, сокращение уровня бедности, обеспечение лучшей жизнь для людей и охрана окружающей среды - станут главными приоритетами международного сотрудничества. Форум также поддержит формирование слаженности между национальными, региональными и глобальными планами развития с целью продвижения мира к будущему человечества, характерной чертой которого станут общее развитие и процветание.

Во-вторых, укрепление практического сотрудничества в ключевых областях. Ожидается, что форум укрепит движущую силу сотрудничества во всех областях инициативы, уделяя особое внимание ключевым областям и направлениям с перспективными и долгосрочными последствиями. Форум позволит укрепить сотрудничество в области инфраструктурного взаимодействия, торговли и инвестиций, финансовой поддержки международных обменов, будет способствовать появлению ряда крупных проектов и соглашений о сотрудничестве, а также поможет выработать некоторые ключевые среднесрочные и долгосрочных меры.

В-третьих, форум наметит планы для долгосрочного сотрудничества. При совместном развитии инициативы "Пояс и путь", мы вместе с соответствующими странами будем изучать долгосрочные механизмы сотрудничества через равноправные обсуждения, которые будут учитывать интересы всех сторон. Форум будет способствовать укреплению связей и сотрудничества, усилению взаимного доверия и партнерских сетей, увеличению реальных вкладов, укрепит переплетение интересов и составит план развития, находящегося в общих интересах всех сторон.

Сделать "пирог" большим и справедливо его разделить

-- С Ваших слов складывается ощущение, что форум поможет продвижению сотрудничества, повысит согласованность инициативы "Пояс и путь" и стратегий развития стран-партнеров, а также укрепит экономическое сотрудничество Китая с миром. Каким образом мы должны понимать важность инициативы для Китая в попытке реализации 13-ой пятилетки /2016-2020 гг./, способствующей всестороннему преобразованию и открытости, а также достижению целей двух столетий? Напомним читателям, что стоит задача способствовать процветанию общества во всех отношениях к 2021 году, когда КПК будет праздновать свой столетний юбилей. И стать современной социалистической, процветающей, сильной, демократической, культурно и гармонично развитой страной к столетию КНР в 2049 году.

-- Инициатива "Пояс и путь" призвана содействовать общему развитию и взаимовыгодному сотрудничеству. Китай не намерен присвоить себе всю выгоду или даже претендовать на ее львиную долю, а наоборот будет работать со странами-партнерами для того, чтобы сделать "пирог" больше и справедливо его разделить. Таким образом, укрепляя сотрудничество между сторонами, мы будем вносить вклад в развитие международного сообщества, а также содействовать преобразованию и развитию своей страны. Китай будет продолжать свое развитие в области международного сотрудничества, полностью отражая международный консенсус.

Поскольку его экономика переходит к "новому нормальному состоянию", Китай сталкивается как с возможностями, так и с проблемами, особенно в области региональных различий. С упором на расширение открытости западных районов КНР инициатива "Пояс и путь" ускорит развитие западного Китая и поможет более скоординированному развитию всей страны. Эта инициатива охватывает несколько провинций, автономных районов и крупных муниципалитетов в прибрежных и внутренних районах Китая. Она твердо придерживается стратегии регионального развития Китая, новой стратегии урбанизации и стратегии открытости Китая, а также даст сильный толчок для открытия Китая миру во всех аспектах.

Инициатива обеспечит синергию между усилиями Китая по активизации международного экономического сотрудничества, усилению преобразований и открытости. Позволит КНР и странам-партнерам совместно двигаться к инновационному, скоординированному, "зеленому", открытому и общему развитию и облегчит стремление Китая реализовать цели 13-й пятилетки, ускорит универсальные преобразования, открытость и достижение целей двух столетий. Мы полны надежд и уверенности в этом вопросе.

Во благо народов и с верой в лучшее будущее

-- Китай успешно провел неофициальные встречи руководителей членов АТЭС

в Пекине в 2014 году, а также саммит G20 в Ханчжоу в 2016 году. Как отличается инициатива "Пояс и путь" от двух этих событий и каковы ее характерные особенности?

-- Саммит АТЭС в Пекине, саммит G20 в Ханчжоу и наша инициатива -- все они являются важными международными конференциями. Три события преследуют одну и ту же цель, а именно: акцент на открытость, участие и взаимовыгодное сотрудничество, слаженность, взаимосвязанное и инновационное развитие потенциальных движущих сил, а также содействие благополучию людей во всем мире.

По сравнению с двумя предыдущими событиями форум имеет свои особенности. Во-первых, "Пояс и путь" представляет собой международную инициативу для сотрудничества, инициированную Китаем. Форум является первым в своем роде. Тем не менее, гораздо легче нарисовать самый красивый рисунок на чистом листе белой бумаги. Во-вторых, наша инициатива открыта для стран различных регионов. Идея исходит от древнего Шелкового пути, однако инициатива им не ограничена. Мы приветствуем участие различных стран, международных организаций, транснациональных корпораций, финансовых учреждений и неправительственных организаций в конкретных проектах сотрудничества для достижения поставленной цели на основе объединенных усилий. В-третьих, по сравнению с устоявшимися механизмами, которые применяются уже давно, такие как АТЭС и G20, форум является более гибким в отношении поставленных задач, области сотрудничества и путей его продвижения. Он будет полностью отвечать требованиям комфорта и доступности для заинтересованных сторон.

Мы считаем, что форум станет действенной платформой для укрепления взаимодействия, взаимодополняемости и международного сотрудничества. Мы надеемся работать с другими участниками для продвижения инициативы "Пояс и путь", чтобы заложить прочную основу для сотрудничества, которое будет способствовать долгосрочному развитию, послужит на благо народа и поможет нам войти в лучшее будущее.

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101534


Евросоюз. Китай > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100332

Стальной аппетит дракона

Евросоюзу долгое время удавалось отбиваться от китайской экспансии в металлургической отрасли. Однако в последнее время защитные редуты дали серьезную трещину. На помощь компаниям из КНР пришел очень сильный и грозный союзник – кризис. Первыми под его напором начали сдавать позиции наиболее слабые игроки – восточноевропейские стальные производители. А там не успеешь оглянуться, как очередь дойдет и до гораздо более благополучных и устойчивых предприятий в Западной Европе.

Негласное табу

Интернационал в европейской металлургии по факту образовался еще в 2000-х гг. Пионером стала американская корпорация US Steel, купившая в 2000-м меткомбинат в словацком Кошице, а в 2003 – в сербском Смедерево. Ее примеру последовали россияне и украинцы. Причем объектом интереса были уже и западноевропейские активы. Российский "Евраз-холдинг" приобрел меткомбинат в чешском Витковице и металлопрокатный завод Palini e Bertoli в Италии, "Северсталь" там же купила местных производителей Lucchini и Redaelli, "Мечел" обзавелся несколькими метзаводами в Румынии, Новолипецкий меткомбинат – в Бельгии и Франции.

Украинская корпорация "Индустриальный союз Донбасса" в тот период стала владельцем комбинатов Dunaferr в Венгрии и Huta Czestochowa в Польше, холдинг "Метинвест" купил металлопрокатные заводы в Болгарии, Италии, Великобритании. Ну а по-настоящему знаковым событием здесь можно считать слияние европейского концерна Arcelor с главным офисом в Люксембурге и индийской Mittal Steel Лакшми Миттала в 2006 г. Индийская экспансия на европейский рынок продолжилась в 2007 г., когда Tata Steel оптом купила всю британскую металлургию у концерна Corus.

Таким образом, китайские производители остались в стороне от дележа европейского стального пирога в период бурного роста рынка. Но это совсем не значит, что пирог, т.е. рынок ЕС, их не интересовал. Опять же, какого-то официального документа в виде директивы Еврокомиссии, запрещающей компаниям из КНР вхождение в металлургический сектор, не существует в природе. И, тем не менее, похоже, что какое-то негласное табу на допуск китайских металлургов на производственные площадки стран ЕС все же существовало.

Сербский плацдарм

Нарушителем конвенции оказалось правительство Сербии, продав единственный в стране меткомбинат Zelezara Smederevo за 46 млн евро в июле 2016 г. Покупателем стала одна из крупнейших в Китае компаний Hebei Iron&Steel. В конце января нынешнего года новые владельцы бодро рапортовали, что им потребовалось каких-то полгода, чтобы вернуть многострадальный актив к прибыльности. И пообещали вложить в его модернизацию 120 млн долл. Впрочем, есть основания полагать, что победные реляции – часть хитрой игры представителей КНР.

Ведь было бы все так просто – не было бы так сложно. Если вытащить проблемный меткомбинат из ямы оказалось так легко – то почему он столько лет пребывал в коматозном состоянии? Менеджерам US Steel не хватило профессионализма и управленческого опыта? Очень и очень маловероятно. Радикального улучшения рыночной конъюнктуры тоже не произошло, хотя она, конечно, и не ухудшилась за этот период. Гораздо более вероятно, что в данном случае для китайских металлургов важно создать пресловутую "историю успеха", открывающую двери для новых приобретений в еврозоне.

А они очень и очень нужны в условиях, когда металл из КНР является объектом многочисленных антидемпинговых расследований по всему миру. По состоянию на август 2016-го в ЕС уже действовали заградительные пошлины на 37 видов стальной продукции, в том числе на 15 – из Китая. Обращает внимание и хронология событий, связанных с Zelezara Smederevo. В апреле 2016-го правительство в Белграде подписывает соглашение о продаже комбината китайцам, в июле сделка официально завершается… а уже в августе Еврокомиссия начинает против Сербии расследование по обвинению в стальном демпинге. Разумеется, премьер страны Александр Вучич защищает своих инвесторов, выступая с гневными опровержениями, тем не менее цепочка событий выстраивается довольно любопытная и абсолютно логичная.

Новая цель

В этом контексте неудивительно внимание китайских металлургов к другому европейскому активу US Steel, расположенному в Кошице. Проблемы там начались еще во время первой волны кризиса и в 2008 г. американская компания официально объявила о намерении избавиться от этого предприятия. Российский холдинг "Металлоинвест" тогда заинтересовался предложением, но стороны так и не пришли к общему знаменателю. Были и другие неподтвержденные варианты, но и они не сработали. В итоге комбинат так и остался у US Steel, которую правительство Словакии очень не хотело отпускать.

Чиновников из Братиславы можно понять: с приходом американцев мощность предприятия выросла с 3,4 до 4,5 млн тонн стали в год, оно стало одним из ведущих европейских производителей листового проката для автопрома. Поэтому в апреле 2013 г. правительство Словакии подписало меморандум, в соответствии с которым американцы получили льготы по электроэнергии и экологическому налогу, а также субсидию в 14 млн евро в год на использование возобновляемых источников энергии.

Взамен US Steel обязалась не продавать Kosice Steel в течение последующих 15 лет. На календаре, напомним, март 2017-го – так что взятые обязательства со стороны американской корпорации явно нарушены. К идее избавиться от данного актива US Steel вернулась в 2015 г. Не исключено, что причиной такого решения стал курс на ужесточение экологических нормативов, взятый Евросоюзом. Для соответствия новым экостандартам комбинату потребовались инвестиции в 500 млн долл., и американцы, скорее всего, просто не захотели раскошеливаться.

Первоначально комбинатом в Кошице заинтересовались соседи. Так, в декабре 2015 г. это была чешская Moravia Steel, позднее предложение делала Trinecke Zelezarny. Ни тем, ни другим не удалось договориться с американцами, однако сейчас ситуация другая. Во-первых, китайцы – не чехи. Они не только больше заинтересованы, но и могут выставить гораздо более "жирные" условия, подкрепленные финансовой мощью госбанков КНР. Во-вторых, если раньше US Steel могла не торопиться с уходом из Словакии, торгуясь с потенциальными покупателями за каждый доллар, то теперь ее подгоняют новые веяния в США.

Сменивший Барака Обаму президент Дональд Трамп заявил, что будет способствовать возвращению бизнеса американских корпораций в альма-матер. С этой целью он объявил о снижении ставки корпоративного налога с 35 до 15% и одновременном увеличении до 41% налога на прибыль по зарубежным финансовым операциям. Очевидно, что теперь у US Steel есть очень веский повод поторопиться с продажей Kosice Steel. Поэтому сообщения о переговорах все с той же Hebei Iron&Steel – четкий сигнал о предстоящем расширении китайского присутствия в еврометаллургии. Вряд ли этому обстоятельству обрадуются местные производители, объединенные в ассоциацию Eurofer. Но похоже, что сейчас им придется принять как свершившийся факт расширение китайской экспансии – несмотря на жесткие торговые ограничения против металла из КНР.

Игорь Воронцов

Евросоюз. Китай > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100332


Китай. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100310

Мировому рынку стали пророчат стабильный рост

По данным исследовательской компании MarketLine, мировой рынок стали в 2016 – 2020 гг. будет расти со скоростью 2,8% в год и достигнет объема торговли в 865,5 млрд долл. в конце этого периода.

Аналитики сообщили также, что в 2015 году глобальный рынок стали сократился по сравнению с 2011 годом на 11,2% – до 753 млрд долл. из-за перепроизводства и последовавшего за ним падения цен.

В MarketLine отметили, что растущий протекционизм будет негативно влиять на рост торговли и поддерживать неэффективного производителя, что в долгосрочной перспективе даст отрицательный результат.

"Конец товарного бума, в сочетании со сдержанными капитальными инвестициями во всем мире, являются ключевыми циклическими факторами, способствующими слабому прогнозу, которого придерживаются и во Всемирной ассоциации производителей стали", - говорится в докладе.

Китай надолго сохранит свои позиции в качестве крупнейшего производителя и потребителя стали во всем мире. Тем не менее страна находится под давлением антидемпинговых разбирательств по всему миру и должна будет стимулировать внутренний спрос для поддержания роста производства, отметили в MarketLine.

Китай. Весь мир > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100310


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 10 марта 2017 > № 2100048 Ли Хуэй

Здравствуй, Родина – углубление отношений Китая и России стимулирует внутреннее развитие Китая и его внешнюю обстановку

Авторская статья Посла Китая в России Ли Хуэя

Ежегодные две сессии проводятся в Пекине. Как второй в мире экономический субъект Китай выходит в центр международной арены, «две сессии» не только являются важным событием в политической жизни китайского народа, но и заслуживают все больше внимания всех стран мира. Сейчас в международной обстановке проходит важный исторический период перехода к многополярному миру. Международная обстановка сложна и изменчива, отношения крупных стран углубленно регулируются. На основе скоординированного планирования и налаживания внутренней и внешней обстановки активно осуществляется наша «дипломатия крупной страны с китайской спецификой», которая защищает внутренние реформы и развитие, вносит вклад в дело мирного развития в мире. Все это важные темы обсуждения на двух сессиях, они входят и в фокус международного сообщества, внимание которого тоже приковано к «двум сессиям».

Председатель Си Цзиньпин подчеркнул, что «Отношения Китая и России – самые важные межгосударственные отношения в мире, и наилучшие отношения между крупными странами». Отношения Китая и России занимают важное место в нашей дипломатии крупной страны с китайской спецификой, считаются примером самых стабильных, здоровых и самых зрелых межгосударственных отношений. Они считаются и отражением успешной дипломатической практики крупной страны с китайской спецификой. В последние годы под стратегическим руководством председателя Си Цзиньпина и президента В.Путина отношения всестороннего стратегического взаимодействия Китая и России развиваются на высоком уровне, контакты руководителей двух странах учащаются. Деловое сотрудничество стабильно продвигается, гуманитарные обмены бурно развиваются, механизмы межправительственных и международных обменов благополучно функционируют, а общественная и народная основы, поддерживающие развитие дружественных отношений двух стран, непрерывно укрепляются. Китай и Россия сообща прилагают усилия к образованию отношений нового типа на основе сотрудничества и взаимовыигрыша, что посильно гарантирует интересы двух сторон и становится гарантией мира, стабильности и развития мира.

В 2016 году председатель Си Цзиньпин и президент В.Путин встречались пять раз, стороны подписали три весомых политических декларации и серии документов о торгово-экономическом сотрудничестве, что в полной мере отражает уровень близких отношений Китая и России и согласованность позиций сторон. В конце 2016 года премьер Госсовета Китая Ли Кэцян успешно провел визит в Россию и сопредседательствовал с премьером России Д.Медведевым на 21-й регулярной встрече. На ней премьеры двух стран совместно свидетельствовали подписание около 20 важных документов межправительственного и делового сотрудничества, это по-настоящему воплощает многовекторность, уровень и широкий охват делового сотрудничества Китая и России. Китай и Россия «делятся опытом развития, вместе пожинают его плоды», это становится конкретными действиями и практическим отражением делового сотрудничества двух стран.

При общих усилиях стратегическая стыковка создания Одного Пояса и Одного Пути и ЕАЭС уже принесла первые успехи. Успешно прокладывается газопровод Китая и России по восточному маршруту. Серия стратегических проектов двух стран постоянно приносит результаты. По статистике Таможни Китая, в 2016 году объем товарооборота Китая и России составил 69,53 млрд. долларов США с ростом на 2,2%. Китай продолжает занимать первую позицию среди крупных торговых партнеров России.

Вслед за рядом таких крупномасштабных гуманитарных мероприятий государственного значения, как Национальные годы, Языковые годы, Туристические годы, Годы дружественных обменов молодежи и др. в 2016 году открылись Годы обменов СМИ Китая и России, которые вновь задали бум гуманитарных обменов двух стран. Китай и Россия подписали Список проектов в рамках Годов обменов СМИ Китая и России в 2016 и 2017 гг., который включает в себя 227 мероприятий.

В международных делах Китай и Россия решительно защищают ключевой статус ООН, призывают стороны к мирному урегулированию сирийского кризиса, ядерного вопроса на Корейском полуострове и других международных и региональных горячих вопросов. Стороны в механизмах Двадцатки, Организации экономического сотрудничества АТР, БРИКС, ШОС, СВМДА, РИК и др. осуществляют широкое сотрудничество, в том числе, стимулирование упорядочения глобальной экономики, усиление голоса и авторитета новоразвивающихся и развивающихся стран, продвижение интеграции региональной экономики, стимулирование иновационного развития экономики, ведут борьбу с «тремя злами», распространением оружия массового поражения, международным терроризмом и др. Стороны тесно контактируют, эффективно взаимодействуют и вносят важный вклад в дело защиты мира, стабильности и развития мира и региона.

2017 год – важный год для дальнейшего углубленного развития отношений партнерства всестороннего стратегического взаимодействия Китая и России. Руководители Китая посетят Россию и будут присутствовать на нескольких важных мероприятиях двусторонних и многостронних механизмов. В.Путин приглашен в Китай для участия в 9-й встрече руководителей стран БРИКС, 22-я регулярная встреча премьеров Китая и России будет проходить в Китае. Ожидается, что торговля Китая и России сохранит нынешнюю тенденцию роста, который, скорее всего, превзойдет показатели 2016 года. Объем взаимных инвестиций будет продолжать расти. Стороны проведут 3-й китайско-российский медиа-форум. Медиа СМИ двух стран готовы углублять сотрудничество и сыграть свою уникальную роль для продвижения углубленного развития отношений Китая и России, стимулировать стыковку стратегий развития двух стран и укреплять взаимопонимание двух народов.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 10 марта 2017 > № 2100048 Ли Хуэй


Китай > Медицина > remedium.ru, 10 марта 2017 > № 2099867

Китай намерен ускорить процесс регистрации иностранных лекарств

Директор Администрации по контролю за продуктами и лекарствами КНР Би Цзинцзюань (Bi Jingquan) заявил, что правительство страны разрабатывает новые меры, которые помогут ускорить процесс регистрации иностранных лекарственных препаратов на рынке Китая. Об этом сообщает FiercePharma.

Говоря о регистрации новых медикаментов, Цзицзюань особо отметил несколько проблем, вызывающие обеспокоенность зарубежных фармпроизводителей. Именно на их ликвидацию будут направлены меры правительства КНР.

В соответствии с действующим законодательством, лекарственный препарат, прошедший клинические исследования I фазы за рубежом, должен пройти аналогичные испытания в стране, что значительно задерживает выход на рынок препарата. Глава FDA КНР заявил, что ведомство разрабатывает методы устранения данного нецелесообразного нормативного положения.

Еще одной проблемой было названо законодательство КНР об охране интеллектуальной собственности, которое необходимо совершенствовать, так как оно не обеспечивает необходимой защиты патентам и данным зарубежных фармкомпаний-разработчиков инновационных оригинальных препаратов.

Би Цзинцзюань также отметил слишком продолжительный процесс рассмотрения регистрационной заявки и устаревший перечень лекарственных препаратов, стоимость которых возмещается по страховке.

Несмотря на большое количество проблем, регуляторные органы КНР постепенно совершенствуют свою работу. Так, в прошлом году удалось добиться сокращения количества заявок, ожидающих решения о регистрации, до 8 тысяч, тогда как в 2015 году их было почти 20 тысяч.

Китай > Медицина > remedium.ru, 10 марта 2017 > № 2099867


США. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 марта 2017 > № 2097587 Пол Валлели

«России уходить из Сирии сразу не нужно»

Американский генерал рассказал о перспективах конфликта на Ближнем Востоке

Александр Братерский

Иранские военные корабли в понедельник опасно сблизились с кораблями ВМС США в Ормузском проливе, что может привести к открытому конфликту. О том, можно ли избежать войны с Ираном и почему США нужно сотрудничество с Россией, в кулуарах ближневосточной конференции клуба «Валдай» «Газете.Ru» рассказал генерал-майор в отставке Пол Валлели, эксперт по безопасности, в прошлом заместитель командующего Тихоокеанским командованием США.

— Новая администрация говорит об угрозе, которую представляет Иран. Есть ли у вас опасения насчет конфликта США и Ирана?

— Этого нельзя исключать, если они снова появятся возле наших кораблей. Мы их будем уничтожать, такого мы не потерпим, и им нельзя будет на своих катерах сновать возле наших кораблей. По моему мнению, у них уже есть ядерные возможности. Речь не о том, что они могут их иметь, они их уже имеют. Иран работал с КНДР по этому направлению, и я думаю, что у них уже есть ядерное оружие. Поэтому если они совершат ошибку и ударят по Израилю или будут вести себя как Северная Корея, то они будут уничтожены.

— Но у США и Ирана есть общий враг — исламисты. Не дает ли это возможности для сотрудничества?

— Они в таких категориях не думают, а считают себя державой-гегемоном. Именно поэтому у них конфликт с Саудовской Аравией. И именно поэтому они поддерживают радикальные исламистские группировки, такие как «Хезболла». Чтобы продемонстрировать способность к диалогу, Иран должен сделать что-то позитивное — это улица с двусторонним движением. Они должны сделать шаг навстречу и не вести себя столь агрессивно.

— В последнее время говорят, что США могут пойти на наземную операцию в Сирии. Как вы видите такое развитие событий?

— Это то, что мы называем «воздушно-наземной» операцией.

Примерно такая же идет сейчас в иракском Мосуле, но здесь упор будет сделан на Ракку.

Такие операции проходят при участии нескольких стран. Сначала при помощи орбитальной группировки мы определим, где находятся исламисты, чтобы приступить к уничтожению противника c помощью сил, которые можно назвать общим термином «спецназ».

— Что вы как американский военный могли бы посоветовать России, которая сейчас ищет стратегию выхода из Сирии?

— Уходить сразу не нужно, необходимо побыть какое-то время. Российские базы в Латакии и Тартусе очень важны, так они будут защищать беженцев, возвращающихся из Европы в Сирию. В экспертном плане, который я готовлю, есть идеи подготовки зоны безопасности. Когда жизнь там понемногу обустроится, тогда уже можно говорить о продвижении в сторону Турции. По моим оценкам, игиловцы (ИГ — организация, запрещенная в России. — «Газета.Ru») будут нейтрализованы к концу года в Сирии в Ираке. Возможно, они попытаются возобновить деятельность в Северной Африке, однако все их «государство» вскоре перестанет существовать. Их идея «халифата» провалилась.

— В чем, по-вашему, проблема предыдущей администрации в борьбе с исламистской угрозой?

— Так ничего и не добились, создали вакуум в регионе, способствуя снижению уважения и доверия к США.

— Каким вы видите будущее НАТО? Известно, что из Белого дома и Пентагона звучит критика в адрес альянса.

— Президент Трамп считает, что НАТО необходимо поменять фокус, прекратить все время смотреть на Россию и начать смотреть на игиловцев. НАТО должно перестать смотреть в прошлое и заняться будущим.

Им необходимо обратить внимание на Ирак, на Сирию, на Северную Африку. Это война, которая должна быть выиграна, необходимо нейтрализовать угрозу исламизма, существующую сейчас в мире. Мы знаем об этом и укрепляем границы, потому что мы знаем, кто к нам проникает и создает ячейки внутри США. Честно говоря, это люди, которых невозможно переубедить, их нужно уничтожать. Россияне имели такие же проблемы, когда шла война в Чечне. Однако мы не должны быть интервенционистами, мы должны работать с другими странами, чтобы решать общие проблемы.

— Вы многие годы провели на высоких должностях на флоте в Тихом океане. Как вы сейчас смотрите на ситуацию, связанную с усилением военного присутствия Китая в регионе?

— Могу сказать, что они заботятся о сфере своих интересов, при этом они никогда не затрудняли судоходство в Южно-Китайском море. Однако, как и мы, они заинтересованы в определенных регионах и будут продолжать поддерживать там свое военное присутствие, нравится нам это или нет. Но и мы будем демонстрировать свое право проходить в международных водах для того, чтобы показать, что мы там остаемся, а Тайвань должен оставаться независимым. Но с китайцами можно договориться, с ними надо говорить с уверенных позиций, и это способствует хорошей сделке.

— Вы часто выступаете на телеканале Fox как военный аналитик. Как вы видите ситуацию с прессой и войной против СМИ, которую ведет Трамп?

— Он не ведет войну, он бросает им вызов, так как они плохо делают новости.

Репортеры перестали делать свою работу. Они просто перепечатывают статьи интернета.

Что касается CNN, то оно просто ужасно. И когда я смотрю французское телевидение, ощущение то же самое. Даже телеканал RT делает больше фактических новостей, чем они. Правда, там есть, конечно, несколько комментаторов, которых я всегда переключаю.

— Как бы вы охарактеризовали военную команду Трампа?

— Их главной задачей будет сделать все, чтобы собрать армию воедино. Мы должны показать, что мы сильны, что наши ядерные силы адекватны сегодняшним задачам. Россия сделала много за последние пять лет в модернизации своих вооруженных сил, Китай тоже, а мы плетемся позади. Это не значит, что мы должны давить на Россию, но мы должны быть сильными, чтобы об этом знали те, с кем мы ведем бизнес. И если нам угрожают, мы спокойно сидеть не будем.

США. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 марта 2017 > № 2097587 Пол Валлели


Китай. СФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097247

России будет непросто избежать конфликта с Китаем за Сибирь

Жан-Пьер Гишар (Jean-Pierre Guichard), экономист, Atlantico, Франция

С 1990-х годов территориальные конфликты, которыми была отмечена история отношений России и Китая в XIX и ХХ веках, как кажется, сошли на нет. Как бы то ни было, при виде возрождения китайского ирредентизма Москву, должно быть, бросает в холодный пот (Ирредентизм — политика государства, партии или политического движения по объединению народа, нации, этноса в рамках единого государства. Поднимается вопрос о воссоединении территории, на которой проживает ирредента, с титульным государством, в котором их этнос составляет большинство).

Сегодня у Поднебесной появились гегемонистские планы: реализуемая для этого стратегия касается не только экономики, торговли и финансов, но и культурной, политической и экономической сферы. За последние десятилетия территориальный экспансионизм Китая стал причиной конфликтов с Индией (Кашмир) и Россией (Амур, Уссурийский край). Сегодня же на первое место вышел контроль над Южно-Китайским морем.

На севере у Китая официально нет никаких территориальных претензий, в частности к России, отношения с которой были нормализованы в 1989 году и углублены шанхайским соглашением 1996 года (сосредоточено на вопросах безопасности и охватывает ряд среднеазиатских стран). Последний спор урегулировали примерно десять лет назад передачей Китаю нескольких островков на Амуре неподалеку от Хабаровска. Сотрудничество двух великанов в военной сфере и по вопросам безопасности позволяет каждому из них решать собственные приоритетные проблемы. Россия сосредоточила большую часть вооруженных сил на западе для применения тем или иным образом на Кавказе, в Крыму, на Украине и в Сирии. Китай поступил точно так же в западных тюркоязычных провинциях и на Тибете (они уже стали объектом политики расширения присутствия народа хань среди населения) и сосредоточил основную часть военных ресурсов на востоке в рамках противостояния с США, Тайванем и Японией. Морская и авиационная программа в Южно-Китайском море достигла впечатляющих масштабов. Ее цель носит не только экономический, но и военный характер: новые глубоководные подлодки могут получить возможность незамеченными выйти с базы на Хайнане.

Тем не менее, существуют связанные с историей негласные требования. Еще во времена разногласий СССР и Китая Пекин требовал возврата территории площадью 2 миллиона квадратных километров. Сегодня в провинции Хэйлунцзян существуют музеи, которые призваны привлечь внимание населения к «несправедливым договорам» и империализму европейских держав. Во всех школах и университетах страны висят «исторические» карты великого Китая XVII века, который включает в себя всю Монголию, южную часть (самую полезную) российского Дальнего Востока и Сибири (порядка пяти миллионов квадратных километров), треть территории Казахстана и небольшой участок Киргизстана.

Китай пытается закрепиться в трех северных странах (Россия, Монголия, Казахстан) экономическими и демографическими средствами, как легальными, так и нет.

В Монголии, помимо появления китайских предприятий и покупки земли, наибольшую тревогу вызывает в перспективе элемент демографического характера. Из-за недостаточного числа женщин в Китае многие мужчины уезжают за границу, в частности в Монголию, где женятся на местных, оседают и зачастую открывают небольшой бизнес. Но родившиеся в таких семьях в Монголии дети считаются в первую очередь «китайцами»!

В Казахстане, богатом природными ресурсами, активно идет процесс экономической колонизации: частичная и полная покупка казахских предприятий (в частности в энергетической сфере), появление китайских компаний, огромный проект свободной экономической зоны у границы с Китаем, проект покупки миллиона гектаров сельскохозяйственных земель, на которых должны трудиться китайцы (сейчас он находится в подвешенном состоянии, потому что вызывает крайне бурную реакцию в стране).

Политика Евразийского союза Путина и Назарбаева представляет собой средство противодействия этой китайской стратегии.

В России китайское проникновение многообразно. Многие китайцы обосновываются (причем, зачастую незаконно, на что власти иногда закрывают глаза) в пограничных регионах. Они открывают бизнес, женятся на русских женщинах. В больших городах теперь встречаются китайские рынки, что является прелюдией для возникновения «китайских городов». Многие китайские предприятия приходят во Владивосток. Существует даже проект долгосрочной аренды Китаем части города и порта. Общее население регионов застыло на месте, однако русское, по факту, переживает небольшой упадок, а китайское (оно еще относительно невелико) бурно растет. В Москве, по всей видимости, осознали долгосрочную угрозу от этой тенденции и приняли различные меры для содействия использованию российской рабочей силы, в том числе в сельскохозяйственной сфере. Наконец, страны связывают обговоренные государствами и крупнейшими предприятиями соглашения в сфере энергетики, транспорта и разработки природных ресурсов Сибири. Здесь опять-таки зачастую возникает тот же камень преткновения: китайская сторона хочет привезти не только свои предприятия, капиталы, ноу-хау и рынки сбыта, но и рабочую силу!

В Кремле осознают исходящую от Китая угрозу в долгосрочной перспективе: фактический альянс двух евразийских гигантов может быть лишь временным.

Пока еще сложно сказать, какой будет новая цель Китая в том случае (такой исход вероятен, хотя 100% гарантии нет), если он возьмет под контроль Южно-Китайское море: Восточно-Китайское море с Тайванем, Монголия или Казахстан? В отношениях двух этих стран, Россия не может позволить Китаю переступить определенную черту, так как это будет означать для нее отказ от суверенитета на части собственной территории, а это будет чревато крайне серьезными последствиями.

Китай. СФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097247


Казахстан. Вьетнам. Китай > Агропром. Транспорт > inform.kz, 4 марта 2017 > № 2094241

Сегодня около 8 часов по астанинскому времени первая партия казахстанского зерна - 720 тонн в 32 контейнерах - прибыла из восточнокитайского порта Ляньюньган во вьетнамский порт Хошимин, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ» в Китае.

В торжественной церемонии встречи груза в терминале VICT приняли участие Чрезвычайный и Полномочный Посол Казахстана во Вьетнаме Бекетжан Жумаханов, генеральный директор VICT First logistics development (JV) Co. Глен Кун Вай Кеон, генеральный директор ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган» Лю Бин, представители вьетнамской компании-покупателя зерна, а также корреспонденты вьетнамского телевидения и аккредитованные в КНР казахстанские журналисты.

«Это первая пилотная поставка во Вьетнам казахстанской продукции дочерним предприятием компании АО «НК «ҚТЖ» - АО «KTZ Express» через китайский порт Ляньюньган в рамках подписанного соглашения о зоне свободной торговли между Вьетнамом и ЕАЭС. Основной задачей было не только доставить данный груз до Вьетнама, но и протестировать логистический маршрут доставки товаров в Юго-Восточную Азию через территорию Китая. Мы готовы поставлять на этот рынок не только зерно, но и другие виды продовольственной продукции», - сказал в интервью Казинформу Жумаханов.

По его словам, Казахстан сможет не только экспортировать свою продукцию, но и поставлять товары других государств-членов Евразийского экономического союза во Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии по транспортному коридору «Казахстан - порт Ляньюньган (КНР) - Вьетнам».

«Население региона очень большое - около 600 миллионов человек, поэтому для казахстанского бизнеса открываются хорошие перспективы», - резюмировал дипломат.

По словам заместителя директора департамента международных перевозок ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган» Дархана Есенгулова, китайская сторона проявляет заинтересованность и готовность поддерживать развитие транспортного коридора через Казахстан, а также экспортировать казахстанскую продукцию через свою территорию в страны Юго-Восточной Азии.

«Организация транзитных перевозок с использованием возможностей транспортной инфраструктуры Казахстана, в частности, объектов СЭЗ «Хоргос - Восточные ворота», транспортно-логистических центров в Астане и Шымкенте, а также совместного терминала в порту Ляньюньган способствует дальнейшему развитию проекта «Экономического пояса Шелкового пути», - сказал он. В интервью Казинформу представитель вьетнамской компании-покупателя Сюе Сяньвэнь сообщил, что в настоящее время 80% зернового рынка Вьетнама обеспечивается зерном из Австралии, США, Канады и Аргентины.

«Это очень конкурентный рынок. Поскольку в силу различных факторов цена импортируемой во Вьетнам американской и австралийской пшеницы очень быстро растет, мы ищем им альтернативу. Мы еще раз апробируем качество поставленной сегодня партии казахстанского зерна, и если оно будет высоким, будем изучать возможность расширения объемов его покупки. Здесь, конечно же, для нас главным фактором выступает цена», - сказал он.

Интересно, что решение о покупке пробной партии казахстанского зерна в 720 тонн представители вьетнамской компании приняли после того, как перемололи 10 кг казахстанского зерна и из полученной муки изготовили хлебобулочные изделия, которые по сравнению с продукцией из австралийской муки оказались более высокого качества, что доказало высокую клейковину казахстанского зерна.

Напомним, контейнерный поезд с зерном в мешкотаре для вьетнамских покупателей отправлен АО «НК «ҚТЖ» в восточнокитайский порт Ляньюньган 16 января 2017 года с железнодорожной станции Жалтыр.

Пилотная отправка зерна осуществлена дочерним предприятием компании АО «НК «ҚТЖ» - АО «KTZ Express» - совместно с ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган».

5 февраля 2017 года казахстанское зерно было отправлено по морю из Ляньюньгана в южновьетнамский порт Хошимин.

Почти месяц груз шел до пункта назначения, поскольку каботажное судно по пути заходило во множество портов стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Прямой морской путь между Ляньюньганом и вьетнамским портом Хошимин может сократить сроки доставки груза до 6 дней.

Казахстан. Вьетнам. Китай > Агропром. Транспорт > inform.kz, 4 марта 2017 > № 2094241


Ангола. Китай > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104336 Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан

Борьба с нефтью. Ангола: война и нефть — двойная деиндустриализация

Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан

Стабильно низкий уровень жизни большинства и продовольственная необеспеченность страны, растущее недовольство населения и использование репрессивного аппарата, проблемы с наполнением бюджета и рост внешнего долга, неразвитый промышленный сектор и острая необходимость реформ — все это результаты ресурсного развития Анголы

На историю независимой Анголы оказали влияние два фактора с деиндустриализирующим эффектом: война с 1975 по 2002 год и нефть с 2002 года по сегодняшний день. В первый период необходимость вести боевые действия заставляет делать выбор в пользу активов, которые легче контролировать. В мирное время растущий высокомаржинальный нефтяной сектор вызывает «голландскую болезнь», препятствующую развитию других секторов ангольской экономики.

Ангола — страна на юго-западном побережье Африки. Население — 25,8 млн человек (59-е место в мире по численности населения). Темпы роста населения с 1960 по 2015 год были значительно выше среднемировых: 2,8% в среднем в год против общемирового темпа роста в 1,66% (1,18% в 2010–2015 годах)[1]. Население молодое: медианный возраст — 16,2 года (при среднемировом 29,6 года). Самые крупные этносы — овимбунду, кимбунду и баконго. Государственный язык португальский. Основные религии — католицизм и протестантизм.

Открытие первых промышленных месторождений нефти приходится на 1950-е годы. Португальская компания SACOR для управления нефтегазовыми активами своей колонии учреждает дочернюю фирму Angol, которая в сотрудничестве с другими международными нефтяными компаниями с середины 50-х начинает добычу[2].

В эту позднеколониальную эпоху правительство Португалии стало более активно вкладываться в свои колониальные владения. В 1950-х строились дамбы, гидроэлектростанции и транспортная инфраструктура. В Анголе запускались добыча сырья и производство товаров; все это встраивалось в производственные цепочки с конечным продуктом в Португалии[3]. Во многом поэтому экономика Анголы демонстрирует хорошие темпы роста с 1961 по 1973 год, в среднем 4,7%. Основными экспортными статьями на тот момент были сизаль, кофе, хлопок, алмазы и железо. Лишь к 1973 году нефть вышла на первое место среди экспортируемых товаров с 150 тыс. б/д. Промышленность Анголы также активно росла за счет производства товаров широкого потребления и легкой промышленности. На пороге обретения независимости ангольская промышленность обеспечивала больше половины отечественного спроса, а годовые темпы ее роста составляли 6,9% в 1972-м и 14,3% в 1973 году[4].

«Революция гвоздик» 1974 года принесла независимость португальским колониям, в числе которых была и Ангола. Уже в следующем году подписывается соглашение с метрополией — и бывшая португальская нефтяная компания Angol, курировавшая нефтегазовый сектор колонии, переходит в руки нового ангольского правительства во главе с Агостиньо Нето, лидером Народного движения за освобождение Анголы (MPLA). В 1976 году он официально принял социалистическую идеологию и начал полномасштабную национализацию.

Последовавшая сразу после обретения независимости гражданская война явно не способствовала развитию разноплановой экономической деятельности с большим горизонтом планирования. К тому же доминировавшая партия MPLA нуждалась в неотложных расходах для ведения военных действий. Нефтегазовый сектор, зародившийся еще в колониальные времена, оказался как нельзя кстати. Во-первых, добыча нефти была сконцентрирована в отдельных регионах, и защищать их было легче, чем обширные сельскохозяйственные угодья. Во-вторых, цены на нефть, выросшие после Войны Судного дня, повысили значимость этих активов.

Однако отсутствие квалифицированной рабочей силы стало причиной лишь частичной национализации нефтегазового сектора. Gulf Oil, Texaco и другие международные нефтяные компании не останавливали свою работу после обретения Анголой независимости. Более того, во время войны создавались новые проекты. Так, после открытия месторождения Girassol в 1996 году в страну потекли инвестиции от таких гигантов, как BP, ExxonMobil, Royal Dutch Shell и др. Нефтегазовая компания Sonangol (бывшая Angol), национализированная после обретения независимости, первоначально ограничилась выдачей концессий и сбором налогов. Лишь со временем, перенимая опыт у итальянской ENI, алжирской Sonatrach и других компаний, Sonangol стала все чаще непосредственно участвовать в добыче[5].

Другие сферы экономики — производство сахара, кофе, сизаля и соответствующая сельскохозяйственная деятельность — оказались в упадке. По данным MPLA, сразу после обретения независимости более 80% плантаций были оставлены своими португальскими владельцами, из 692 фабричных производств лишь 284 продолжили работу, 30 тыс. квалифицированных работников покинули страну. Множество объектов и без того небогатой инфраструктуры были уничтожены[6].

Гражданская война, которую вела правящая MPLA против движения UNITA, длилась 27 лет (до 2002 года) и стала одним из локальных фронтов холодной войны. Фидель Кастро посылал целые батальоны на помощь MPLA; СССР и ГДР командировали своих военных инструкторов и летчиков. С другой стороны наступала из Намибии армия ЮАР. Крупные суммы ангольское правительство тратило на покупку советского вооружения, часть вооружения покупалась в долг.

Очевидно несовершенные данные последних 16 лет войны о структуре ВВП[7] все же отчетливо демонстрируют этот «деиндустриализирующий» эффект. Большинство производств так и не достигли довоенного уровня выпуска. В сельском хозяйстве лишь производство табака дотягивало до отметки в 50% от 1975 года. Добыча металлов, металлообработка и химическая промышленность составляли только 10–20%[8]. Относительно спокойный период 1985–1991 годов, когда доля сельского хозяйства постепенно росла с 13,8% ВВП в 1985-м до 24,2% в 1991-м, завершился спадом в 1992 году до 10%, после того как мирный договор и выборы обернулись неудачей и возобновились военные действия. На протяжении 1990-х годов доля промышленного производства в ВВП не превышала 6%[9].

Взгляд на абсолютные цифры дает особенно ясную картину влияния войны на экономику и устойчивости нефтяного сектора. Падение выпуска в сельском хозяйстве в 1992 году оказалось двукратным, что практически соответствует данным по доле в ВВП. Но если взглянуть на промышленность, к которой относится, по определению Всемирного банка, и добыча нефти, связь между выпуском ангольской промышленности и войной практически незаметна. Благодаря нефтегазовому компоненту в 1993 году выпуск незначительно снизился по сравнению с 1992 и 1991 годами, а в 1994 году вообще вырос. И действительно, как уже отмечалось выше, международные нефтяные компании с готовностью вкладывали средства в нефтяной сектор Анголы даже во время боевых действий.

На момент окончания гражданской войны (2002) государство и экономика Анголы сильно зависели от гипертрофированного нефтяного сектора: 90% экспорта составляла нефть, нефтяные доходы формировали по меньшей мере 75% бюджета, а сама нефтедобыча отвечала за половину странового ВВП[10]. В 2000 году доля граждан Анголы, проживавших менее чем на 1,9 доллара в день, составляла порядка 32%, менее чем на 3,1 доллара — около 54%.

Особый случай «голландской болезни»

За 15 лет мирной жизни структура ангольской экономики не претерпела значимых изменений: гипертрофированный ресурсный сектор продолжает доминировать. Большую часть продуктов потребления из-за нехватки и плохого качества отечественных товаров приходится импортировать за нефтедоллары. Даже строительство и сфера услуг, которые по логике «голландской болезни» должны были в нефтяной экономике получить толчок к развитию, были по большей части импортированы из Китая.

Разрушенная инфраструктура, слабое сельское хозяйство и промышленность, отсутствие квалифицированной рабочей силы, одна из самых слабых в мире систем здравоохранения — все это проблемы послевоенной Анголы. Типичные кредиторы догоняющего развития, например Международный валютный фонд, были не в лучших отношениях с авторитарным правительством Жозе Эдуарду душ Сантуша, лидера MPLA. Поэтому сразу после войны, в 2002 году, получить кредит у международных институтов не удалось. Ангольское правительство попыталось обратиться напрямую к лидерам Японии и Южной Кореи, однако получило отказ с аналогичной мотивацией: необходимо улучшить отношения с МВФ.

Решение все же пришло из Восточной Азии, и не последнюю роль тут сыграл растущий нефтяной потенциал Анголы. Средства на финансирование масштабного восстановления были найдены в 2004 году у китайского правительства, которое согласилось кредитовать Анголу под залог нефтяных контрактов.

В течение следующего десятилетия добыча нефти по меньшей мере удвоилась. В год окончания гражданской войны Ангола осуществляла добычу 800 тыс. баррелей нефти в день (для сравнения: в 1990 году — 470 тыс.). В 2008 году она уже добывала порядка 2 млн баррелей. В 2015 году Ангола стала производить нефти больше всех на Африканском континенте, опередив Нигерию (1,77 против 1,75 млн б/д), хотя пик добычи уже был пройден. По состоянию на конец 2015 года Ангола с 12,7 млрд баррелей находится на 16-й строчке по объемам доказанных запасов нефти (почти столько же у Алжира и Бразилии).

Рост добычи и цен на углеводороды сопровождался ростом экспортной выручки от нефти. В 2012 году она достигла пика в 69,4 млрд долларов, после чего вслед за падением цены на нефть стала стремительно снижаться: в 2015 году нефтяной экспорт составил скромные 31,2 млрд долларов.

Все это время Ангола была и остается заемщиком китайских банков. Общим правилом кредитных отношений двух стран стала выдача займов под низкий процент через Exim Bank, China Development Bank и другие государственные банки.

Все началось в 2003–2004 годах, когда правительства подписали соглашения о первых кредитах, подкрепленных поставками нефти. Кредитором выступил Exim Bank, предоставивший 4,4 млрд долларов по ставке Libor + 1,5%. Также по этому договору часть долга покрывалась поставками нефти: в первые два года Китай получал 15 тыс. б/д, а затем 10 тыс. б/д. Когда цена на нефть упала после кризиса 2008 года, поставки доходили до 100 тыс. б/д. В 2009 году, на фоне растущего дефицита бюджета из-за падения цен на нефть, была открыта новая кредитная линия на 6 млрд долларов.

В 2008 году China Development Bank предоставил еще 1,5 млрд долларов на строительство социального жилья, транспортной инфраструктуры и проекты в сельском хозяйстве.

China International Fund (CIF), частный банк с серьезными связями в Пекине, работал по схожей схеме: выдавал дешевые кредиты на строительство инфраструктуры, подкрепленные поставками нефти. Общий объем выданных CIF средств в 2000-е годы равен 9,8 млрд долларов. Средства пошли на строительство 215 тысяч домов в столице и 17 провинциях, создание индустриальной зоны в Виане, сооружение нового аэропорта Луанды и другие проекты.

Ангола стала самым крупным реципиентом китайских кредитов в Африке. Здравоохранение и образование также получали адресную поддержку. После окончания войны на выданный китайским правительством грант был построен самый большой госпиталь страны. Другие медицинские центры и больницы на территории страны подверглись реконструкции и частичному техническому обновлению. Кроме того, Китай стал посылать наиболее редкие медикаменты в ангольские медицинские учреждения. Китайские компании строили и обновляли университеты и школы в городах Анголы, в том числе крупнейший Университет им. Агостиньо Нето в Луанде.

Китай финансировал покупку сельскохозяйственной техники и строительство ирригационных систем в традиционно земледельческих провинциях Уамбо, Уила и Мошико.

Растущая добыча нефти служила залогом кредитоспособности Анголы. Начавшаяся в 2004 году китайская экономическая экспансия демонстрировала небывалые темпы роста. В период 2007–2008 годов Китай удвоил импорт (с 1,2 до 2,9 млрд долларов) и стал вторым по величине импортером после Португалии.

Нефтяной экспорт в Китай стал заметно расти после 2004 года, как раз когда Анголе была предоставлена первая кредитная линия из Китая.

В 2007 году продажа нефти в Китай приносила 26% всей экспортной стоимости нефти (США, ранее главный импортер ангольской нефти, были отодвинуты на вторую строчку с 24%). В 2008 году экспорт нефти в Китай составлял 72% общего товарооборота двух стран. В 2006 и 2008 годах Ангола становилась крупнейшим поставщиком нефти в Китай, оставляя позади Саудовскую Аравию. В 2008 году доля ангольской нефти на рынке Китая составила 14%. Тогда нефть сделала Анголу одним из немногих нетто-экспортеров в двусторонней торговле с Китаем (страна продавала Китаю на 19 млрд больше, чем покупала).

Китайские нефтяные компании получили непосредственный доступ к нефтедобыче и стали активно инвестировать в этот сектор. Sonangol и китайская Sinopec образовали совместную компанию Sonangol Sinopec International (SSI), через которую во второй половине 2000-х были приобретены доли в нескольких существующих проектах (50% в блоке 18 у Shell, 20% в блоке 15/06 у ENI, а также 27,5 и 40% — в блоке 17/06 у французской Total и блоке 18/06 у Petrobras соответственно)[11].

Нефтяное богатство Анголы сделало возможным привлечение дешевых кредитов на послевоенное восстановление. Но за 14 лет мирной жизни экономика страны так и не была диверсифицирована, а зависимость страны от экспорта нефти только усилилась.

В 2002 и 2014 годах доля сырой нефти в экспорте осталась неизменной — 96%. Изменению подверглись лишь абсолютные цифры. В 2002 году было экспортировано нефти на 5,7 млрд долларов, а в 2014 году почти в десять раз больше — 52 млрд. При этом в 2014 году второе место по объему экспорта занимает добыча алмазов (1,5% в экспорте), что в совокупности с нефтью, железом, алюминием и медью дает порядка 98–99% экспорта. Другими словами, в Анголе практически отсутствуют производства, способные конкурировать на мировом рынке.

Из-за отсутствия достаточного числа собственных производств большинство товаров потребления импортируется на протяжении долгих лет. Причем это относится и к наиболее важным для населения категориям товаров. К примеру, в одном лишь прошлом году было импортировано продуктов питания на 3,5 млрд евро. По меньшей мере больше половины зерновых завозилось как на момент окончания войны, так и через десять лет мирной жизни: в среднем 54% всего потребляемого в год объема в 2001–2003 годах и 56,7% в 2010–2012 годах. Озабоченный состоянием сельского хозяйства в Анголе Всемирный банк летом 2016 года одобрил выдачу кредита в размере 70 млн долларов на развитие фермерских хозяйств.

Масштабные проекты, реализуемые в первую очередь на китайские кредиты, не привели к росту местных производств, которые могли бы обеспечивать строительство поставками стройматериалов, и не повлияли значительно на занятость населения. Проекты, выполняемые на кредиты Exim Bank, имели условием 70%-ную долю найма местных работников (правда, только на самые низкие позиции, где практически не требуется квалификация). Однако зачастую лишь 30% наемных работников имели ангольское гражданство.

Доктор политических наук Люси Коркин, проинтервьюировавшая несколько высокопоставленных чиновников и крупных бизнесменов Анголы, рисует следующую картину. Частные китайские компании работают в связке с китайскими госкорпорациями — реципиентами основных инвестиций — и, предоставляя им необходимые услуги, получают таким образом свою долю инвестиционных денег.

Интервьюируемые также описывали сценарий, при котором государственное финансирование сначала привлекало частных китайских подрядчиков (чаще всего связанных с государством), а уже затем малый бизнес и предприниматели из Китая приходили на рынок и предлагали свои услуги подрядчикам. Все это гарантирует быстрое выстраивание цепочки создания стоимости, однако местных участников в этой цепочке практически нет.

Зачастую китайские компании вытесняли местных производителей. Так, ангольские кирпичные мануфактуры были быстро вытеснены китайскими машинами по производству строительных кирпичей. В итоге местные производители оказывались нужны лишь в случае дефицита. При этом проблема распространилась и на продукты питания. Одна китайская компания гордо сообщила о продовольственной независимости китайских работников, самостоятельно выращивающих в Анголе овощи. Как оказалось, часть этой огородной продукции поставлялась в Луанду и теснила местных производителей[12].

Таким образом, вместе с китайскими кредитами происходил импорт сектора строительства и сопутствующих ему сфер обслуживания. Статистические данные об импорте косвенно подтверждают это наблюдение. В 2002 году главными импортерами были ЮАР (17%), Португалия (19%) и США (13%). Китайские товары занимали лишь скромные 2% в общем объеме импорта. Однако уже в 2005 году доля Китая удваивается, и к 2014 году Китай становится лидером с 23% (следом идут Португалия и Южная Корея с 16 и 6,9% соответственно). При этом структура поставок из Китая весьма дифференцирована: машины и электрооборудование — 22%, транспорт — 13%, металлические конструкции — 13%, мебель — 14%, пластмассовые и резиновые изделия — 5–6%, бумажная продукция — 2,5%.

Роль нефтегазового экспорта в обеспечении положительного счета текущих операций и закупки импортной продукции особенно заметна в периоды падения цен. В это время возникал резкий рост отрицательного баланса текущих операций: в 2009 году он оказался равен 7,5 млрд долларов (против такого же положительного значения годом ранее), в 2014 году — 3,7 млрд (против исторического рекорда в плюс 13,9 млрд долларов двумя годами ранее).

Соответственно, правительство — крупный импортер продуктов питания и топлива — начало предпринимать шаги по стабилизации бюджета. В 2014 году было инициировано резкое сокращение запланированных ранее государственных расходов и отложены выплаты по внутреннему долгу. Притом что в среднем государственный долг держался на уровне 35% в период с 2010 по 2013 год, в 2015-м он достиг отметки в 60%. Внешний долг также начал расти из-за удешевления валюты. На этом фоне достаточно красноречиво выглядят перестановки в правительстве и крупнейших госкомпаниях. Президент считает необходимым ужесточить фискальную политику и предотвратить незаконный вывод средств. Под этим предлогом главой Sonangol Group, в которую входит, в частности, нефтяная компания Sonangol, была назначена его собственная дочь Изабелла.

В 2013 году был разработан план, который должен решить проблему нефтяной зависимости. Согласно изложенному плану правительство собирается реализовать широкий набор мер: увеличить физический капитал; снизить бюрократическое давление на бизнес; облегчить доступ к кредитованию; создать так называемые промышленные кластеры в основных сферах: сельское хозяйство и продукты питания, добыча ресурсов, водоснабжение и энергетика, переработка углеводородов, строительство жилья, сфера услуг.

Описанные выше тактические задачи, призванные решить большую стратегическую проблему диверсификации, решаются правительством при помощи уже известных в 2000-х годах методов. Значительную их часть составляют все те же фискальные стимулы: в 2014 году Комиссия реальной экономики, состоящая из представителей экономических ведомств, заявила о необходимости конкретных инвестиционных проектов в сфере инфраструктуры и промышленности (профинансированных на бюджетные средства). Другими словами, пока ничего кардинально нового эта программа не предлагает.

Осенью 2016 года министр экономики Анголы посетил Китай с предложением о сотрудничестве в реализации планов диверсификации. Это создает эффект дежавю: 13 лет назад ангольское правительство делало примерно то же самое для разгона экономики (инвестпроекты и китайское партнерство), хотя разгонялась экономика по другим причинам. Также очевидно, что вероятность успешной реализации плана снижается при столь высоком уровне коррупции. Transparency International, составляющая ежегодно индекс восприятия коррупции, ставит Анголу на 163-е место (из 167). Хуже только Судан, Сомали, Афганистан и Северная Корея.

Однако присутствуют и позитивные тенденции. Например, суверенный фонд благосостояния Fundo Soberano de Angola, формирующийся из выручки с нефтяного экспорта, принял так называемые принципы Сантьяго (правила прозрачности суверенных фондов) и весьма последовательно следует им[13]. Более того, официальным аудитором фонда стала международная компания Deloitte. Но если обратить внимание на тех, кто стоит во главе организации, вопросы о ее эффективности вновь возникают. Возглавляют фонд старший сын президента и бизнесмен из его же близкого круга, и в совокупности с должностью дочери Изабеллы это предоставляет семье президента беспрецедентный контроль над финансами Анголы. Будет ли он использован на благо или во вред ангольской экономике? Это остается вопросом. Но пока 14 лет развития при душ Сантуше сложно назвать успешными.

Национальные институты развития (Angolan Development Bank, National Development Fund, а иногда и Sonangol) в течение 2000-х ежегодно инвестировали сотни миллионов долларов в промышленные и сельскохозяйственные проекты. Однако есть серьезные сомнения в эффективности этих инвестиций: зарегулированный, по большей части государственный сектор сельского хозяйства как губка впитывал правительственные вложения при незначительной отдаче. В этом плане многообещающе выглядела приватизация 33 крупных кофейных производителей страны. Но этого явно мало, учитывая, что государство держит контрольные пакеты более чем в двухстах крупнейших компаниях в сферах энергетики, водоснабжения и транспорта.

Региональные амбиции и авторитарные тенденции

Ангола претендует на статус региональной державы, а потому в последние годы все больше инвестирует нефтяные доходы в ВПК. Внутриполитическая ситуация чревата обострением на фоне падающих доходов правительства и уменьшения распределяемой ренты. Ангольский режим, как и ранее, прибегает к насилию для подавления оппозиционных сил.

Президент душ Сантуш не раз настаивал на том, что Ангола является региональной державой, соперничающей с Нигерией и ЮАР за влияние в Африке южнее Сахары. Увеличение военных расходов — даже несмотря на ожидаемое падение цен на нефть — говорит о серьезности намерений руководства Анголы. В 2000-е годы при растущих ценах на нефть военные расходы поддерживались в среднем на уровне 4% ВВП и ежегодно увеличивались в среднем на 285 млн долларов вплоть до 2012 года (хоть и с большим разбросом по годам).

В 2013 году военный бюджет получил почти на 2 млрд долларов больше, чем в предыдущем. Тогда же Ангола закупила у России военную авиацию и другое вооружение на общую сумму 1 млрд долларов. В 2014-м, уже на фоне падающих цен на нефть, был достигнут пик военных расходов в 6,8 млрд долларов (больше военного бюджета ЮАР). Все это повышает вероятность участия Анголы в региональных конфликтах — стоит вспомнить, что правительство Анголы решило вступить во Вторую конголезскую войну, еще не окончив гражданскую.

Несмотря на ощутимое снижение оборонного бюджета в последние два года (цены на нефть взяли свое), расходы на оборону все еще больше суммарных расходов на здравоохранение и образование. Тот самый рост экономики в 2000-х, достигавший двузначных величин, едва ли можно назвать инклюзивным, и это уже представляет для правительства повод для беспокойства.

Так, несмотря на то что нефтяной бум привел страну на пятую строчку среди самых богатых стран Африки по размеру ВВП (данные за 2015 год), страна является одним из мировых лидеров по уровню детской смертности — больше, чем в Сомали и Сьерра-Леоне. При этом правительство Анголы отнюдь не выглядит в глазах населения бедным. Луанда покрывается строительными площадками, на которых растут новые бизнес-центры и правительственные здания.

Существуют различные социальные программы, через которые распределяется в качестве помощи часть ренты. Но в действительности никто точно не знает, сколько получает и тратит ангольское правительство. Тогда же, когда государство тратит деньги, зачастую неизвестно, сколько их доходит до адресата или попросту кто этот адресат. По оценкам МВФ, в период между 2007 и 2010 годом государственная нефтяная корпорация Sonangol потратила около 18,2 млрд долларов на неизвестные цели. Это, естественно, вызывает вопросы о коррупции в высших эшелонах власти.

Жители Анголы не раз высказывали недовольство происходящим, требуя увеличения прозрачности и подотчетности. Сам президент душ Сантуш так ни разу и не участвовал в выборах, хотя формально они были прописаны в законодательстве. Несколько лет назад контролируемый им парламент отменил необходимость прямых выборов главы государства — теперь им автоматически становится лидер партии, победившей на парламентских выборах.

Ангольский режим опасается общественного недовольства и по этой причине распределяет часть ренты в виде социальных программ. Крупным реципиентом являются военные ветераны: в 2012 году, когда были задержаны выплаты пособия, они переходили на сторону недовольных и участвовали в антиправительственных демонстрациях.

Правительство Анголы активно прибегало к репрессивному аппарату в предвыборный период и не только. В дома к лидерам оппозиции наведывались правоохранительные органы. Во время одной из демонстраций в Луанде, в которой участвовали около 40 молодых людей, вооруженная полиция атаковала группу протестующих.

Стабильно низкий уровень жизни большинства и продовольственная необеспеченность страны, растущее недовольство населения и использование репрессивного аппарата, проблемы с наполнением бюджета и рост внешнего долга, неразвитый промышленный сектор и острая необходимость реформ — все это результаты ресурсного развития Анголы.

[1] World Bank.

[2] De Oliveira R. S. Business Success, Angola-style: Postcolonial Politics and the Rise and Rise of Sonangol. — The Journal of Modern African Studies. — Vol. 45. № 4. 2007. — P. 595–619.

[3] Angola: A Country Study / Ed. T. Collelo. — Washington: GPO for the Library of Congress, 1991.

[4] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry, 1975–1999 // Arming the South. — Basingstoke: Palgrave Macmillan UK, 2002. — P. 251–274.

[5] De Oliveira R. S. Business success, Angola-style…

[6] Angola: A Country Study.

[7] См. в приложении график «Структура ВВП и нефтяная рента. Источник: World Bank».

[8] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry…

[9] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry…

[10] Ferreira M. E. Development and the Peace Dividend Insecurity Paradox in Angola. — The European Journal of Development Research. —Vol. 17. № 3. 2005. — P. 509–524.

[11] Alves A. C. The Oil Factor in Sino-Angolan Relations at the Start of the 21st Century. — Braamfontein: South African Institute of International Affairs, 2010.

[12] Corkin L. Chinese Construction Companies in Angola: a Local Linkages Perspective. — Resources Policy. — Vol. 37. № 4. 2012. — P. 475–483.

[13] В 2014 году Fundo Soberano de Angola получил 8 из 10 баллов по индексу транспарентности Линабурга — Мадуэлла.

Ангола. Китай > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104336 Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан


Китай > Транспорт > bbc.com, 1 марта 2017 > № 2089958

30 км за восемь минут – и это не самолет, это китайский маглев

Ларри Блайберг

BBC Travel

Поезд на магнитной подушке, соединяющий шанхайский международный аэропорт Пудун с городским метрополитеном, способен развить скорость до 430 км/ч. В этом на собственном опыте убедился обозреватель BBC Travel.

С посадочным талоном в руках я отошел от стойки регистрации. Мой рейс должен был вылетать из Шанхая чуть больше чем через два часа, но я направился не к зонам на посадку, а в совсем противоположную сторону.

Если я рассчитал все правильно, то до отъезда из Китая у меня остается время на еще одно приключение - поездку на одном из самых быстрых пассажирских поездов в мире.

Поезд на магнитной подушке (он же маглев), соединяющий шанхайский международный аэропорт Пудун с городским метрополитеном, развивает скорость до 430 км/ч.

Это технологическое чудо - один из того ограниченного пока количества поездов, использующих принцип магнитной левитации (подобный поезд в Японии развивает еще более ошеломляющую скорость, около 600 км в час. - Ред.) . Подобное ожидаешь увидеть скорее в парке развлечений, чем на схеме общественного транспорта.

Поезда отправляются из центральной части аэропорта. Путь к платформе указывают надписи на китайском и английском, а также симпатичные изображения поезда, парящего над путями.

И это не фантазия художника. Маглевы (от английского magnetic levitation - "магнитная левитация". -Прим. переводчика) не опираются на колеса, а скользят над путями, что позволяет избежать сопротивления трения.

Научное обоснование этого принципа удивительно простое: всякий, кто когда-нибудь играл с магнитами, знает, что положительный и отрицательный полюса притягиваются друг к другу, а два положительных (или два отрицательных) отталкиваются.

При магнитной левитации используется именно эта сила отталкивания, которой управляют с помощью быстрого включения и выключения электромагнитов, что позволяет разгонять вагоны до невероятных скоростей.

Я не зациклен на поездах, но путешествовать очень люблю. Мог ли я пройти мимо такого шанса?

За несколько минут я дошел до станции, нашел автомат по продаже билетов и изучил список предлагаемых вариантов.

Билет туда и обратно стоил 80 юаней - меньше, чем в шанхайский Диснейленд, что стало еще одним доводом в пользу поездки.

Был в поезде и первый класс, но от него я отказался, рассудив, что в самом современном поезде мира эконом-класс вряд ли окажется совсем уж убогим.

Потом я взглянул на карту и заколебался, осознав, в какую авантюру собрался пуститься.

Если меня не обманывают, то через восемь минут я окажусь в 30 километрах от аэропорта - на станции метро Лунъян-Лу. Там я планировал выйти и немедленно сесть на обратный поезд.

Если все пройдет как задумано, то я проеду 60 километров меньше чем за 20 минут.

Если же нет, то мне предстоит увлекательный разговор с представителем авиакомпании, которому я должен буду объяснить, почему опоздал на свой рейс.

У меня оставался последний шанс отказаться от поездки. Глубоко вздохнув, я сунул в автомат купюру в 100 юаней и через мгновение уже входил в сверкающий вестибюль с золотистыми колоннами.

Цифровые часы отмеряли секунды до отправления ближайшего поезда. Пока я мучился сомнениями у билетного автомата, предыдущий поезд ушел; до следующего оставалось примерно восемь минут.

Не успели часы отсчитать минуту, как на станцию с гулом прибыл изящный поезд белого цвета, состоящий из четырех вагонов.

Миновав раздвижные двери, я оказался в современном и чистом салоне с креслами, обтянутыми синим вельветом. Симпатично, но ничего примечательного, кроме цифровых часов и спидометра в конце каждого вагона.

Как только обратный отсчет на часах дошел до нуля, двери закрылись, и мы плавно отъехали от станции.

Поезд сразу же начал разгоняться. Словно сверхмощный спорткар в гонках на ускорение, он набирал и набирал скорость: почти сразу же на спидометре появилось число 100, затем 200...

С каждым пройденным километром пассажиры оживлялись все больше. Я думал, что мои попутчики равнодушно уткнутся в свои смартфоны, не обращая внимания на удивительную поездку, но они сходили с ума, словно школьники.

Когда поезд разогнался до 300 км/ч, они начали вылезать в проход и фотографироваться на фоне спидометра. Пейзаж за окном слился в сплошное размазанное пятно.

В вагоне ровное гудение стало громче. "Я словно лечу!" - завопил калифорнийский турист Тин Нгуен.

В следующее мгновение на спидометре появилась цифра 431 и так и оставалась там ровно столько, чтобы мы успели насладиться ощущением чуда.

Потом поезд начал замедляться: 300, 250... На 100 км/ч мне показалось, что мы еле ползем.

Я схватил сумку и приготовился к быстрому забегу до обратного поезда. Как только двери открылись, я кинулся к выходу, но повернул не налево в город, а направо.

Сунув билет в турникет, я торопливо выскочил на платформу... и с удивлением обнаружил себя в том же вагоне, из которого только что вышел. Судя по всему, можно было остаться внутри и сэкономить на обратном билете, но я впервые оказался в маглеве и этого не знал.

На обратном пути я начал обращать внимание на различные подробности этой поездки - например, автомобили, которые едва ползли по автостраде вдоль железной дороги и превращались в размытые пятна, когда мы набирали скорость.

Примерно через четыре минуты после отправления несколько пассажиров бросились к окнам по одну сторону вагона.

Я оторвал взгляд от спидометра и заметил, как снаружи мелькнуло какое-то пятнышко. Это был второй маглев, следовавший в противоположном направлении.

Поезд замедлил ход, и вскоре я уже возвращался знакомой дорогой в терминал. На этот раз я послушно встал в очередь на досмотр и паспортный контроль, и эта очередь показалась мне невыносимо медлительной.

Я подошел к выходу на посадку, когда примерно половина пассажиров уже поднялась на борт. Вклинившись в очередь за супружеской парой, я узнал пассажиров, вместе с которыми проходил регистрацию на рейс.

У них был утомленный и довольно хмурый вид, а руки оттягивали пакеты из дьюти-фри.

Я не мог разглядеть их покупки, но не сомневался, что увожу с собой куда более ценный сувенир.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

Китай > Транспорт > bbc.com, 1 марта 2017 > № 2089958


Узбекистан. Китай > Транспорт. Легпром > uzdaily.uz, 27 февраля 2017 > № 2097886

Грузовые железнодорожные рейсы запущены между городом Сиань (провинция Шэньси, Китай) и Узбекистаном. Об этом сообщает агентство «Синьхуа».

Поезд из 41 вагона с грузом в 1000 тонн хлопковой пряжи прибыл в Сиань из Ташкента. Новый маршрут сократит время доставки грузов с одного месяца до 15-18 дней.

Агентство отмечает, что Узбекистан ежемесячно будет импортировать около 3 тыс. хлопковой пряжи в Китай через новый маршрут.

Рейсы грузовых железнодорожных составов из Сианя в Центральную Азию начали курсировать в 2013 году, а затем их маршрут протянулся до Европы.

К 23 февраля 290 составов доставили 454 тыс тонн грузов в различные города, включая Алматы, Гамбург и Москву, сообщает агентство.

Узбекистан. Китай > Транспорт. Легпром > uzdaily.uz, 27 февраля 2017 > № 2097886


Китай. Весь мир > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 24 февраля 2017 > № 2087110

FC-31. Палубный вариант + будущий экспортный успех.

В китайской прессе начинают появляться статьи о начале разработки палубной версии истребителя J-31 (FC-31), сообщает "Военный Паритет".

На прошедшей в ноябре 2016 года выставке Zhuhai Airshow был показана модель второго прототипа истребителя, который имеет некоторые общие черты с J-20, в частности, обрезанные кили вертикального оперения и оптико-электронный датчик под носовой частью. Военный аналитик Чэнь Ху сказал, что это неудивительно, так как оба самолета разрабатываются Государственной корпорацией авиационной промышленности (Aviation Industry Corporation of China - AIVC).

Модель прототипа оснащена носовой стойкой с двумя колесами, как большинство палубных истребителей, также было сообщено, что третий китайский авианосец будет оснащен тремя паровыми катапультами. Отмечалось, что по сравнению с J-15 (Су-33) этот самолет имеет значительно меньшие размеры, что позволит ему лучше маневрировать по палубе. Тем не менее, на стенде сообщалось, что длина самолета по сравнению с первым прототипом увеличилась с 16,8 м до 17,5м, максимальный взлетный вес достиг 28 т. Во внутреннем отсеке оружия возможно размещение до 8 т бомб и ракет (вероятно, это слишком завышенные цифры - прим. Военный Паритет).

Разработка самолета ведется на инициативной основе. Шэньянская авиастроительная корпорация делает ставку на будущий экспортный успех самолета. Согласно прайс-листу, его стоимость составит 70 млн долл США, что значительно ниже чем у американского F-35A. В 2014 году министр оборонной промышленности Пакистана Рана Танвиир Хусейн заявил, что Исламабад заинтересован в покупке 30-40 истребителей FC-31. С тех пор, как сообщают источники, переговоры значительно продвинулись.

Китай. Весь мир > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 24 февраля 2017 > № 2087110


Россия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083717 Игорь Моргулов

Восточная политика России в 2016 году: результаты и перспективы

Игорь Моргулов, Заместитель министра иностранных дел России

2016 год был весьма плодотворным для отношений нашей страны с государствами Азии: российская политика в этой динамично развивающейся части мира приносит серьезные дивиденды, обеспечивая заделы для дальнейшего наращивания взаимовыгодного сотрудничества в интересах региональной стабильности и общего роста.

Нам не нужно стремиться «стать своими» для азиатских партнеров. Российский фактор - уже давно неотъемлемая часть жизни региона в силу нашей географической и исторической общности, плотных политических, хозяйственных, культурных и иных связей.

Президент Российской Федерации В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию в декабре 2016 года особо отметил, что наша деятельная восточная политика продиктована не конъюнктурными соображениями (включая «охлаждение» отношений с Западом), а долгосрочными национальными интересами и тенденциями мирового развития. Это и делает Россию привлекательной для государств региона, которые видят в нас предсказуемого, надежного партнера, работающего последовательно и системно вне зависимости от текущего момента.

И что особенно важно - у нашей страны в Азии активная созидательная роль. Россия не занимается выстраиванием под себя «баланса сил», а нацелена на развитие такой системы межгосударственных отношений в регионе, которая сама стала бы залогом стабильности и всеобщего процветания.

Для нас нет сомнений в том, что современная региональная архитектура должна базироваться на принципах инклюзивного экономического сотрудничества, равной и неделимой безопасности.

Именно такое понимание легло в основу значимых практических шагов, которые Россия предпринимает на этих направлениях.

В условиях ускоренного развития процессов региональной экономической интеграции Президентом Российской Федерации выдвинута инициатива формирования Всеобъемлющего евразийского партнерства с участием стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС),

Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Этот формат открыт для всех других стран и объединений Евразии. Мы убеждены в контрпродуктивности линии на создание замкнутых торговых блоков и считаем, что региональные интеграционные проекты должны дополнять, а не подменять сложившуюся международную торговую систему.

Очевидно, что все это реализуемо лишь в условиях прочного мира в регионе, где, к сожалению, сохраняется значительный конфликтный потенциал, появляются новые вызовы и угрозы, в том числе расползание международного терроризма, форсированное и непропорциональное военное строительство ряда стран и т. п.

Для России очевидна безальтернативность политико-дипломатического урегулирования имеющихся в сфере безопасности в Азии проблем в русле общей военно-политической разрядки и отказа от конфронтационных подходов. На системной основе работаем в направлении объединения усилий государств региона для строительства отвечающей современным реалиям конфигурации обеспечения общей безопасности, которая создавала бы равные широкие возможности продвижению торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, служила бы целям формирования интегрированного экономического и политического пространства.

В практическом плане речь идет о выработке единых для всех государств «правил игры». В их основу должны быть положены универсальные принципы неделимости безопасности, верховенства международного права, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой. В этом ключе Россия предложила партнерам - прежде всего на площадке Восточноазиатского саммита (ВАС), где ведется стратегический диалог по региональной повестке дня, - ряд конкретных мер по совершенствованию архитектуры безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В контексте вышесказанного одним из наиболее значимых событий в 2016 году стал саммит Россия - АСЕАН, впервые проведенный на территории нашей страны (Сочи, май). По сути, совершен исторический рывок в нашем 20-летнем диалоге с Ассоциацией. Встреча задала вектор развития российско-асеановских отношений на долгосрочную перспективу, подтвердила общий настрой на придание им подлинно стратегического характера, перевод на инновационные рельсы, продвижение во всех областях.

Мощный импульс получило сотрудничество по многим направлениям: в дополнение к совещаниям глав внешнеполитических и экономических ведомств, а также правоохранительных органов на министерский уровень были выведены контакты в сфере обороны, транспорта и культуры. Совершенствуется инструментарий отраслевой кооперации: дан старт регулярным совещаниям старших должностных лиц по сельскому хозяйству, создается рабочая группа по образованию.

Немало сделано для расширения торгово-экономических связей, подключения предпринимательского сообщества к выполнению поставленных лидерами задач. Этому способствовал организованный в привязке к саммиту крупнейший в истории партнерства Деловой форум Россия - АСЕАН. Мы не просто ставили целью, но и на деле конвертировали диалог с АСЕАН в конкретные взаимовыгодные проекты, охватывающие такие высокотехнологичные отрасли, как космос, возобновляемая энергетика, нано- и биотехнологии. Асеановским сообществом востребованы российские наработки в области информатизации, экологии, чрезвычайного реагирования, сельского хозяйства и продовольственной безопасности. Становлению эффективных моделей практического сотрудничества способствует активное использование совместного финансового фонда.

Многие государства Юго-Восточной Азии проявляют заинтересованность в создании по примеру Вьетнама зоны свободной торговли с ЕАЭС. Единодушную поддержку со стороны асеановских лидеров получила вышеупомянутая инициатива Президента В.В.Путина о строительстве Всеобъемлющего евразийского партнерства.

Важное значение имеет принципиальная солидарность стран АСЕАН с российской инициативой формирования в регионе архитектуры равной и неделимой безопасности, нашедшая отражение в итоговых документах встречи в верхах - Сочинской декларации и Комплексном плане действий.

Политические и экономические результаты саммита подкрепило развитие гуманитарных контактов. Целая серия мероприятий была проведена в нашей стране и государствах «десятки» в рамках перекрестного Года культуры России и АСЕАН, включая масштабный фестиваль искусств в Сочи. Весомый вклад в продвижение академических обменов внес первый Университетский форум Россия - АСЕАН. Заметным событием стал очередной российско-асеановский молодежный саммит, который на этот раз принимала Камбоджа. Эффективно работает Центр АСЕАН при МГИМО МИД России.

Не будет преувеличением отметить, что наше взаимодействие с Ассоциацией становится значимым фактором обеспечения стабильности в АТР. А для России это еще и важный элемент более глубокого интегрирования в дела региона. Твердо нацелены на закрепление итогов саммита в Сочи и дальнейшее развитие партнерства в год 50-летия АСЕАН, которое отмечается в 2017 году. В совместных планах - начало работы над соглашением о свободной торговле в формате ЕАЭС - АСЕАН, создание в рамках российско-асеановского диалогового партнерства механизма регулярных экспертных консультаций («второй дорожки»), подписание документа о сотрудничестве в сфере чрезвычайного реагирования, организация совместных медиафорума, молодежного саммита, фестиваля культуры и многое другое.

2016 год отмечен серьезным продвижением работы и повышением роли в региональных и международных делах Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). За короткий по историческим меркам срок - 15 лет с момента создания - это межгосударственное объединение нового типа прочно утвердилось в числе ведущих региональных структур, накопило солидный потенциал взаимодействия в сферах политики, безопасности, экономических и гуманитарных связей, добилось широкого международного признания. В его многопрофильной деятельности участвуют не только шесть государств-учредителей, включая Россию, но также наблюдатели и партнеры по диалогу, представляющие Европу, Южную и Юго-Восточную Азию. На рассмотрении находится солидный пакет заявок на подключение к шосовскому формату в том или ином качестве.

Прорывные результаты российского председательства в ШОС в 2014-2015 годах - утверждение Стратегии развития ШОС до 2025 года, запуск процесса расширения - предопределили итоги июньского юбилейного саммита Организации в Ташкенте. В частности, были подписаны меморандумы об обязательствах Индии и Пакистана в целях получения членского статуса, что вывело процесс их присоединения на финишную прямую, а также детальный План действий до 2020 года по реализации Стратегии развития ШОС.

Сложные процессы в регионе и мире обуславливают особое внимание в повестке дня ШОС к вопросам безопасности. В русле выполнения Программы сотрудничества государств - членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2016-2018 годы вырабатываются и реализуются совместные меры, нацеленные против незаконного оборота наркотиков и трансграничной преступности. Наращивается противодействие террористической угрозе, в том числе группировке ИГИЛ. Активно верстаются проекты Конвенции ШОС по противодействию экстремизму, Антинаркотической стратегии государств - членов ШОС на 2017-2022 годы и Программы действий по ее выполнению. Все большей поддержкой на площадке ООН пользуется продвигаемый от имени ШОС документ «Правила поведения в области обеспечения международной информационной безопасности». С учетом необходимости расширения функционала Региональной антитеррористической структуры ШОС перспективным видится создание Рабочей группы по пресечению финансовой подпитки терроризма за счет доходов от наркобизнеса. Организация активно подключается к помощи в деле национального примирения и восстановления экономики Афганистана.

Качественно новый момент в развитии ШОС (со странами которой совокупный объем торговли России с 2001 г. вырос почти в четыре раза) - углубление экономической составляющей работы, объективно выводящее Организацию в число ключевых участников построения Всеобъемлющего евразийского партнерства.

В марте 2016 года в Москве состоялось совещание министров экономики и торговли России, Казахстана, Киргизии, Китая и Таджикистана, в ходе которого решено приступить к разработке «Дорожной карты» по формированию Экономического партнерства на шосовском пространстве. В рамках очередного заседания Совета глав правительств (СГП) государств - членов ШОС в ноябре 2016 года в Бишкеке утверждены Перечень мероприятий по дальнейшему развитию проектной деятельности в рамках ШОС на период 2017-2021 годов и Концепция научно-технического партнерства ШОС.

Большое значение для России имеет председательство в СГП в 2017 году. Намерены сконцентрироваться на придании новой динамики сотрудничеству в торгово-экономической и гуманитарной сферах, реализации конкретных проектов, проработке вопросов использования потенциала ШОС в движении к Большой Евразии.

Расширение экономических связей требует постоянной модернизации и развития транспортной сети. В этой связи реализуется вступившее в силу в январе этого года Соглашение между правительствами государств - членов ШОС о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок от 2014 года. Завершается работа над проектом программы развития дорог ШОС.

Вопросы укрепления энергетической безопасности обсуждаются по линии профильного межведомственного механизма - Энергетического клуба на пространстве ШОС, III заседание Группы высокого уровня которого состоялось в ноябре 2016 года в Москве в рамках Международной конференции «Энергоэффективность и энергосбережение».

Углубление политических и экономических связей неотделимо от развития сотрудничества на площадке ШОС в сферах образования, науки, здравоохранения, культуры и туризма, расширения контактов между молодежью. Серьезные успехи демонстрирует Молодежный совет ШОС, очередное заседание которого прошло в мае 2016 года в Астрахани. В том же месяце в Новосибирске проведен Студенческий форум ШОС, а в сентябре 2016 года в Омске - Форум молодых лидеров стран ШОС. На июньском саммите ШОС утверждена Программа по развитию сотрудничества государств - членов ШОС в сфере туризма, нацеленная на формирование единого туристического пространства и повышение безопасности туристов. Готовится к подписанию Соглашение между правительствами государств - членов ШОС об учреждении и функционировании действующего де-факто с 2009 года Университета ШОС, который на данный момент объединяет в учебную сеть порядка 80 вузов стран - участниц Организации.

Поступательно расширяются партнерские связи ШОС с другими международными организациями. Приоритет - укрепление отношений с Организацией Объединенных Наций и ее специализированными институтами. В ноябре 2016 года в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке состоялось специальное мероприятие высокого уровня, посвященное практическим аспектам сотрудничества между ООН и ШОС в области совместного противодействия вызовам и угрозам. 21 ноября 2016 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Сотрудничество между ООН и ШОС». Реализуется линия на углубление взаимодействия с региональными объединениями в русле договоренностей с Исполнительным комитетом СНГ, секретариатами АСЕАН, ОДКБ, ЭСКАТО.

Весьма перспективным является получивший развитие в 2016 году диалог в формате Россия - Индия - Китай (РИК), который мы рассматриваем как механизм укрепления доверия, взаимопонимания и дружбы между крупнейшими государствами Евразии. Серьезный импульс этому формату придала состоявшаяся в апреле в Москве под российским председательством встреча министров иностранных дел «тройки», подтвердившая совпадение или близость позиций трех стран по актуальным проблемам мировой повестки дня.

В целях повышения практической отдачи в рамках трехстороннего взаимодействия прорабатывается более десятка новых направлений сотрудничества, в том числе в торгово-экономической, военно-политической и культурно-гуманитарной сферах, предусматривается уплотнение координации на различных международных и региональных площадках. Можно говорить о том, что такая линия уже получает реальное воплощение: в декабре 2016 года в Пекине впервые прошли межмидовские консультации РИК по тематике АТР, а в январе 2017 года группа молодых дипломатов России и Индии посетила с ознакомительным визитом Китай.

Можно с удовлетворением констатировать, что позиция нашей страны в пользу применения принципа «неделимости» к социально-экономическому развитию набирает все большее число сторонников в регионе. Об этом убедительно свидетельствуют итоги состоявшегося в ноябре прошлого года в Лиме саммита форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС). Главный из них - закрепление на этой авторитетной площадке вектора на углубление региональной экономической интеграции через сопряжение наработок в рамках всех региональных интеграционных проектов, в том числе Евразийского экономического союза.

Активно работаем над реализацией перспективных российских идей и на других направлениях атэсовской деятельности. Так, по инициативе России «на полях» форума «Женщины и экономика» в Лиме в июне прошлого года был организован конкурс на лучший женский бизнес-проект, который планируется проводить на ежегодной основе. В практическую плоскость переведено наше предложение о представлении участниками АТЭС комплексных отчетов по совершенствованию национального законодательства и правоприменительной практики в сфере борьбы с коррупцией.

Все более широкой поддержкой пользуются российские подходы к проработке в АТЭС концепции «электронной экономики», предусматривающей комплексный охват вопросов трансформации социально-экономического уклада и формирования «общества знаний». Растущее понимание встречает наш акцент на необходимость системного парирования угроз экономическому развитию в регионе, в том числе в контексте задач борьбы с международным терроризмом.

В Региональном форуме АСЕАН по безопасности (АРФ) приоритетное внимание уделялось налаживанию практических механизмов противодействия террористической угрозе, распространению ОМУ, а также вопросам обеспечения информационной безопасности на основе принятого годом ранее по нашей инициативе профильного Рабочего плана. Предпринимались усилия для углубления диалога по проблематике обеспечения безопасности космической деятельности, одним из инициаторов которого выступила Россия. В рамках Совещаний министров обороны государств - членов АСЕАН с диалоговыми партнерами («СМОА плюс») успешно завершили вместе с Таиландом председательство в рабочей группе по военной медицине и возглавили на следующий трехлетний период такое важное для АТР направление, как гуманитарное разминирование.

Задействуем площадку Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) в целях продвижения российского видения региональной архитектуры равной и неделимой безопасности.

Активно участвовали в 2016 году в согласовании Плана действий СВМДА по осуществлению Глобальной контртеррористической стратегии ООН. Неизменно востребованным в работе форума оставался опыт России в антинаркотической области.

Предпринимались целенаправленные шаги по повышению эффективности деятельности СВМДА в торгово-экономической сфере. Нами подготовлен План действий по поддержке малого и среднего предпринимательства, оказывалось содействие созданному Деловому совету СВМДА в развитии контактов между бизнес-сообществами стран-участниц.

Свою работу в рамках форума «Азия - Европа» (АСЕМ) выстраиваем исходя из важности развития практической составляющей деятельности форума. Приоритетное внимание уделяли продвижению тематики взаимосвязанности во всех ее аспектах - от инвестиционных и логистических связей до гуманитарных контактов. Наши профильные ведомства активно взаимодействовали с партнерами на таких направлениях, как транспорт, экономика, образование. Высокую оценку получила реализованная в августе совместно с Фондом «Азия - Европа» российская программа в рамках проекта «Летний университет» с участием студентов и молодых ученых из государств АСЕМ.

Одновременно с работой в отдельных объединениях Россия стремилась расширять использование инструментов сетевой дипломатии, последовательно выступая за налаживание партнерской сети многосторонних региональных структур с участием ШОС, ВАС, АТЭС, АРФ, СВМДА, АСЕМ, Диалога по сотрудничеству в Азии (ДСА).

Безусловно, важное подспорье в достижении целей российской политики на азиатском направлении - решение задач развития двусторонних связей с нашими ключевыми партнерами в регионе.

Отношения с КНР по праву считаются наилучшими за всю их историю. Москва и Пекин выстроили целостную систему взаимодействия, обладающую высоким запасом прочности и позволяющую конструктивно решать самые непростые вопросы.

В 2016 году главы наших государств встретились пять раз: во время официального визита Президента В.В.Путина в Китай в июне, а также «на полях» саммитов ШОС в Ташкенте, «Группы двадцати» в Ханчжоу, БРИКС в Гоа и АТЭС в Лиме.

7 ноября 2016 года в Санкт-Петербурге состоялась 21-я встреча глав правительств, по итогам которой подписаны свыше двух десятков совместных межправительственных, межведомственных и корпоративных документов, создана новая (пятая по счету) межправительственная комиссия - по сотрудничеству и развитию Дальнего Востока и Забайкальского края Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики.

Китай - ключевой торгово-экономический партнер России. В прошлом году стоимостные показатели двустороннего товарооборота снизились, но при этом выросли физические объемы взаимных поставок многих групп товаров. По-прежнему актуальна поставленная лидерами двух стран задача доведения российско-китайского товарооборота до 200 млрд. долларов к 2020 году. По нашему мнению, к настоящему времени созрели необходимые условия для перехода на новую модель двустороннего торгово-экономического сотрудничества, основанную на более глубокой производственной и инвестиционной кооперации.

Существует понимание целесообразности использования возросшего экспортного потенциала российской экономики для продвижения отечественной продукции на китайский рынок. Помимо традиционного интереса к сырьевым ресурсам, в Китае отмечается всплеск спроса на сельхозтовары и продукты питания из России. При правильной постановке дела у этого направления сотрудничества - большие перспективы.

«Локомотивом» российско-китайского экономического взаимодействия остается энергетический сектор. Здесь наши государства последовательно продвигаются к формированию стратегического альянса, который не только имеет ключевое значение для дальнейшего укрепления двусторонних отношений, но и призван играть значимую роль в обеспечении международной энергетической безопасности.

Инвестиционное и финансовое сотрудничество, создание условий для обоюдного доступа к финансовым ресурсам при реализации совместных инициатив - императив результативного взаимодействия в современных условиях. В данном контексте видим хороший потенциал для налаживания кооперации как между банками России и Китая, так и в рамках таких новых многосторонних институтов, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Новый банк развития БРИКС.

Наши страны объединяет понимание особой значимости региональных интеграционных процессов. Мы вместе ориентированы на результат в таком перспективном деле, как сопряжение строительства ЕАЭС и инициативы «Экономического пояса Шелкового пути».

Словом, наше партнерство с Китаем носит многоплановый, стратегический характер, выстраивается на долгосрочную перспективу, становится весомым самостоятельным фактором мировой политики, являя собой образец равноправного и взаимовыгодного сотрудничества крупных держав в XXI веке.

2016 год был весьма успешным и для наших отношений с Индией.

Продолжался интенсивный политический диалог. Президент В.В.Путин встречался с премьер-министром Индии Н.Моди в ходе саммита ШОС в Ташкенте в июне, а также на заседании «Группы двадцати» в Ханчжоу в сентябре. 15-16 октября В.В.Путин посетил Индию с официальным визитом. Подписан пакет почти из двух десятков документов о расширении сотрудничества в различных областях, принято итоговое совместное заявление «Партнерство ради мира и стабильности на планете».

Особое внимание уделялось задаче наращивания двустороннего товарооборота, разработке комплекса мер по стимулированию торгово-экономических связей, улучшению условий для предпринимательской деятельности и взаимных инвестиций. Результатом стала обозначившаяся динамика в развитии контактов между представителями малого и среднего бизнеса.

Разрабатываются алгоритмы использования национальных валют во взаимных расчетах. Рассматриваются возможности создания эффективной инфраструктуры в рамках реализации проекта Международного транспортного коридора «Север - Юг». Стороны изучают вопрос о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Индией.

«На полях» встречи на высшем уровне оформлена сделка по приобретению индийскими экономоператорами дополнительных 11% акций компании «Ванкорнефть» (теперь партнерам принадлежит 49,9% данного акционерного общества). Это - крупный шаг к созданию уникального международного консорциума.

Важное направление сотрудничества - ядерная энергетика. Основной задачей текущего этапа является переход к серийному созданию в Индии энергоблоков по российскому проекту. Свидетельством успешного движения в этом направлении стали передача индийской стороне второго энергоблока атомной электростанции «Куданкулам», сооружаемой при российском содействии, а также начало строительства ее третьего и четвертого блоков.

Несмотря на обостряющуюся конкуренцию, Россия продолжает занимать уникальные позиции в области прямых поставок и совместного с Индией производства вооружений и военной техники.

Неизменно интенсивными в 2016 году были контакты c нашим стратегическим партнером Вьетнамом. «На полях» ноябрьского саммита АТЭС в Лиме состоялась первая встреча Президента В.В.Путина с новым Президентом СРВ Чан Дай Куангом. С официальным визитом Россию посетил вице-премьер, министр иностранных дел СРВ Фам Бинь Минь (ноябрь).

Мощный импульс развитию торгово-экономической составляющей двусторонних отношений призвано придать вступившее в силу 5 октября 2016 года Соглашение о свободной торговле (ССТ) между ЕАЭС и СРВ от 29 мая 2015 года, ставшее для Союза первой подобного рода договоренностью. Реализация ССТ позволит улучшить не только количественные параметры взаимной торговли, но и оптимизировать ее структуру, нарастить встречные потоки инвестиций, услуг, технологий и квалифицированных кадров.

22 ноября 2016 года Национальным собранием (парламентом) Вьетнама было принято решение о прекращении развития атомной энергетики и, соответственно, реализации проектов сооружения атомных электростанций «Ниньтхуан-1» (с российским участием) и «Ниньтхуан-2» (в кооперации с Японией). Причиной названа сложная экономическая ситуация в стране, включая высокий уровень государственного долга и снижение оценочных потребностей в электроэнергии на период до 2030 года. При этом вьетнамская сторона публично заявила, что наиболее передовыми и гарантирующими максимальный уровень радиационной безопасности являются российские технологии в сфере мирного атома. В случае возвращения к теме строительства АЭС Ханой будет рассматривать Российскую Федерацию в качестве приоритетного партнера.

С тем чтобы восполнить «выпадающий» сегмент сотрудничества, вьетнамские партнеры выразили готовность к углублению взаимодействия в других приоритетных областях, включая военное и военно-техническое сотрудничество, топливно-энергетический комплекс (разведка и добыча углеводородов, переработка нефти и газа, сооружение и модернизация объектов электроэнергетики и др.), промышленность.

Продолжали принципиальную линию на укрепление многопланового взаимодействия с Исламской Республикой Иран. Эффективность нашего сотрудничества в очередной раз подтвердили итоги переговоров Президента В.В.Путина с Президентом ИРИ Х.Рухани (Баку, август). Обоюдная заинтересованность в углублении кооперации была продемонстрирована и в ходе встреч в Тегеране председателя Совета Федерации В.И.Матвиенко с руководством Ирана (ноябрь).

Ярким свидетельством позитивной динамики российско-иранских связей служит значительное - на 80% - увеличение объема взаимной торговли в 2016 году. Как показывают итоги 13-го заседания Российско-иранской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству (Тегеран, декабрь), имеются самые серьезные перспективы для дальнейшего наращивания двустороннего взаимодействия в области традиционной и ядерной энергетики, нефтегазодобычи, транспорта, сельского хозяйства.

Успешно осуществляется координация действий двух государств в области внешней политики, обороны и безопасности. Россия, активно содействовавшая урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, принимает непосредственное участие в реализации принятых в связи с этим решений.

В числе наших общих приоритетов на международной арене - борьба с терроризмом. Россия совместно с Ираном и Турцией выступает гарантом договоренностей о прекращении огня в Сирии, работает в тесном контакте с партнерами по вопросам сирийского политического урегулирования.

Стремительный рывок совершили отношения с Японией. Прежде всего это касается диалога на высшем уровне. В 2016 году лидеры наших стран встречались четыре раза: в Сочи - в мае, во Владивостоке - в сентябре, в Лиме - в ноябре, а ключевым событием года в двусторонних связях стал официальный визит Президента В.В.Путина в Японию в декабре. В городах Токио и Нагато состоялся предметный и конструктивный разговор о перспективах российско-японского сотрудничества. Главный итог, как об этом заявили руководители двух стран в ходе совместной пресс-конференции, - подтверждение обоюдного стремления прилагать усилия для вывода отношений на качественно новый уровень без оглядки на внешние и конъюнктурные факторы.

По итогам саммита подписано беспрецедентное количество документов: 12 межправительственных и межведомственных меморандумов, а также 68 коммерческих соглашений. Среди наиболее крупных проектов - договоренность об участии Японского банка международного сотрудничества (ЯБМС) в финансировании ОАО «Ямал СПГ», Соглашение о предоставлении японскими банками синдицированного кредита ПАО «Газпром», а также Соглашение между Российским фондом прямых инвестиций и ЯБМС о создании совместного Российско-японского инвестиционного фонда.

Важное значение для дальнейшего развития отношений имеет принятое лидерами решение о начале консультаций по налаживанию совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах. Признано, что это может стать значимым шагом на пути поиска взаимоприемлемого решения проблемы мирного договора. Несомненно, улучшению общей атмосферы диалога между нашими странами будет также способствовать договоренность об упрощении процедуры посещения бывшими японскими жителями островов могил их предков.

Новый импульс получили связи между законодательными органами. С учетом договоренности, достигнутой в ходе посещения Японии председателем Совета Федерации В.И.Матвиенко в ноябре 2016 года, с этого года заработал межпарламентский дискуссионный клуб.

Для российско-японского взаимодействия в международных делах большое значение имеет подписанный в декабре 2016 года министрами иностранных дел двух стран план межмидовских консультаций по ключевым внешнеполитическим вопросам на 2017 год. С учетом того, что до конца текущего года Япония является непостоянным членом СБ ООН, достигнуто понимание о регулярной сверке позиций по актуальным глобальным и региональным вопросам. В ряду совместных практических дел - продолжение реализации проекта по подготовке наркополицейских для Афганистана и стран Центральной Азии, взаимные усилия по содействию Киргизии в сфере развития промышленной и туристической инфраструктуры в районе озера Иссык-Куль и др.

2016 год был насыщен целым рядом важных событий в наших связях с Монголией. Мы широко отметили 95-летие установления двусторонних дипломатических отношений. Данью совместной памяти о помощи, которую монгольский народ оказывал нашей стране в годы Великой Отечественной войны, стало недавнее торжественное открытие в Москве на Поклонной горе закладного камня, где в скором времени будет установлен памятник «По дорогам войны», подаренный Президентом Монголии Ц.Элбэгдоржем в дни празднования 70-летия нашей общей Победы во Второй мировой войне.

Сегодня российско-монгольские отношения приобретают все более динамичный и всеобъемлющий характер. Активно развивается политический диалог, прежде всего на высшем и высоком уровнях. В июле председатель правительства Д.А.Медведев посетил Улан-Батор для участия в 11-м саммите АСЕМ. Состоявшиеся «на полях» саммита встречи с Президентом Ц.Элбэгдоржем, а также с председателем Великого государственного хурала М.Энхболдом и премьер-министром Ж.Эрдэнэбатом подтвердили обоюдный настрой на активное продвижение российско-монгольских связей по всем направлениям.

Весной состоялся рабочий визит в Монголию министра иностранных дел С.В.Лаврова. Главным итогом стало подписание Среднесрочной программы развития стратегического партнерства между Российской Федерацией и Монголией - комплексного документа, охватывающего все перспективные сферы сотрудничества.

Широкие возможности для дальнейшей либерализации режима двусторонней торговли открываются в рамках переговоров на «площадке» Рабочей группы по взаимодействию между ЕАЭС и правительством Монголии, где обсуждаются параметры заключения соглашения о свободной торговле.

Все более глубоким становится трехстороннее взаимодействие между Россией, Монголией и Китаем - новый перспективный формат кооперации трех сопредельных государств. Ожидаем, что практическая реализация «Дорожной карты» и других документов, принятых в рамках второй встречи лидеров трех стран в Уфе в 2015 году, а также Программы создания экономического коридора Китай - Монголия - Россия, одобренной в ходе третьего трехстороннего саммита в Ташкенте в июне 2016 года, выведет взаимодействие наших стран на качественно новый уровень.

Одним из главных очагов напряженности в Северо-Восточной Азии остается Корейский полуостров. Обстановка в субрегионе заметно осложнилась в связи с проведением КНДР в прошлом году двух ядерных испытаний и серии ракетных пусков, которые вызвали негативную реакцию международного сообщества. Россия поддержала резолюции СБ ООН 2270 и 2321, предусматривающие ужесточение политических и финансово-экономических санкций в отношении Северной Кореи.

С другой стороны, оппоненты Пхеньяна под предлогом противодействия северокорейской ракетно-ядерной угрозе наращивают свою военную активность, ускоренными темпами реализуют планы по размещению в регионе новейших видов вооружений, включая американскую систему ПРО THAAD, что не способствует разрядке напряженности и переводу ситуации из конфронтационного в переговорное русло.

В этих непростых условиях наша страна последовательно продвигала усилия в интересах выхода из нынешнего тупика и деэскалации конфликта единственно возможным политико-дипломатическим путем - в русле общей военно-политической разрядки и демонтажа конфронтационной архитектуры в Северо-Восточной Азии.

Очередная российско-южнокорейская встреча на высшем уровне состоялась в сентябре во Владивостоке. В ее ходе была подтверждена обоюдная приверженность сторон дальнейшему развитию разнопланового сотрудничества, включая продвижение совместных проектов в регионах Сибири и Дальнего Востока России.

В 2016 году развивались двусторонние связи по линии правительств, советов безопасности, деловых и научных кругов двух стран. Новаторским событием стало совместное проведение в Москве в апреле первого Совещания председателей парламентов стран Евразии, организованного по инициативе руководства Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и Национального собрания Республики Корея.

Последовательно развиваются обмены в областях культуры, образования, спорта и других гуманитарных сферах. Росту взаимного интереса к культурно-историческому наследию друг друга содействовало введение с 1 января 2016 года безвизового режима для граждан двух стран.

В целом потенциал сотрудничества России и Республики Корея весьма значительный, но многое еще предстоит сделать для вывода двустороннего взаимодействия на более высокий уровень.

Отношения с КНДР имеют для нас самостоятельную ценность. Наши страны связывают давние и прочные узы дружбы и сотрудничества, объединяет уважительное отношение к совместной истории. Наглядное свидетельство дружественного характера российско-северокорейских отношений - регулярное оказание Россией гуманитарного содействия КНДР.

Вместе с тем на динамику двусторонних контактов самым непосредственным образом влияет военно-политическая обстановка на Корейском полуострове. Именно в ней кроются причины имеющегося сегодня спада в двусторонних связях, включая падение объемов взаимной торговли, «замораживание» перспективных трехсторонних - с участием РК - инфраструктурных проектов. В Пхеньяне знают, Россия заинтересована в том, чтобы нынешние трудности ситуации в регионе были преодолены.

В 2016 году наметились позитивные подвижки в диалоге с Австралией и Новой Зеландией. Перспективы дальнейшего взаимодействия на региональных и международных площадках развития двустороннего сотрудничества обсуждались в ходе встреч Президента В.В.Путина с австралийским премьером М.Тернбуллом «на полях» саммита «Группы двадцати» в Ханчжоу (Китай, сентябрь) и председателя правительства Д.А.Медведева с главой новозеландского правительства Дж.Ки в ходе 11-го Восточноазиатского саммита во Вьентьяне (Лаос, сентябрь). Министр иностранных дел Новой Зеландии М.Маккалли посетил с рабочим визитом Москву (август). Продолжена практика межмидовских консультаций по международной тематике и взаимодействию в Совете Безопасности ООН.

Нет сомнений в том, что значение Азии для России будет и далее возрастать. Мы - неотъемлемая часть формирующейся здесь политической и экономической системы. Связи нашей страны с регионом подкрепляются многовековыми традициями взаимообогащающего сотрудничества. При этом очевидно, что сопряжение российского и регионального потенциалов и для нас, и для наших соседей - мощный источник роста и укрепления международных позиций. В Москве твердо настроены на продолжение конструктивного и созидательного взаимодействия со всеми заинтересованными партнерами в целях построения справедливого порядка, обеспечения стабильности и устойчивого развития на обширном азиатском пространстве.

Россия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083717 Игорь Моргулов


США. Китай. РФ > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083087

Убийца-невидимка: как Россия и Китай могут сбить американский F-35 или F-22 Raptor

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Соединенные Штаты вкладывают десятки миллиардов долларов в разработку истребителей-невидимок пятого поколения, таких как F-22 Raptor компании Lockheed Martin и единый ударный истребитель F-35. Однако простых усовершенствований в обработке сигнала при наличии у ракеты мощной боевой части и собственной системы наведения на конечном участке траектории может оказаться достаточно, чтобы низкочастотные РЛС и эти ракеты могли поражать новейшие американские самолеты.

В Пентагоне и военно-промышленных кругах хорошо известно, что РЛС, работающие в ОВЧ и УВЧ-диапазоне, способны обнаруживать и сопровождать малозаметные летательные аппараты. Считается, что такие РЛС не в состоянии направить ракету точно в цель, то есть, обеспечить высокую точность сопровождения. Но это не совсем верно. Некоторые специалисты говорят, что эту проблему можно обойти стороной.

Обычно работа низкочастотной РЛС при наведении оружия на цель ограничивается двумя факторами. Первый фактор это ширина луча РЛС. Второй — ширина радиолокационного импульса. Но оба ограничительных фактора можно преодолеть за счет обработки сигнала.

Ширина луча напрямую связана с конструкцией антенны, которая обязательно должна быть большой, поскольку используются низкие частоты. Первые низкочастотные РЛС типа советской П-14 метрового диапазона имели огромные размеры, и в них использовались полупараболические антенны для ограничения ширины луча. В более поздних РЛС типа П-18 «Терек» применялась антенная решетка типа «волновой канал». Она была легче и немного меньше по размерам. Но у этих первых низкочастотных РЛС были серьезные ограничения по определению дальности и точного направления контакта. Кроме того, они не могли определять высоту, так как создаваемые этими станциями радиолокационные лучи имеют несколько градусов в ширину по азимуту и десятки градусов в ширину по углу места.

Другой традиционный недостаток РЛС ОВЧ и УВЧ-диапазона заключается в том, что длительность импульсов у них велика, а частота повторения импульса — низкая. Это приводит к тому, что такие станции не могут точно определять дальность. Бывший офицер РЭБ ВВС США Майк Пьетруча (Mike Pietrucha), летавший на F-4G Wild Weasel и F-15E Strike Eagle, как-то рассказал мне, что импульс шириной 20 микросекунд создает длину импульса примерно 6 000 метров. Разрешающая способность по дальности у РЛС составляет половину длины этого импульса. То есть точно определить дальность в пределах трех километров она не в состоянии. При этом, если две цели находятся рядом, РЛС не может распознать их по отдельности.

Обработка сигнала частично решила проблему разрешения по дальности еще в 1970-х годах. Главное здесь — это импульсная частотная модуляция, которая используется для сжатия радиолокационного импульса. Преимущество сжатия импульса состоит в том, что при импульсе в 20 микросекунд разрешение по дальности снижается примерно до 60 метров или около того. Есть и другие способы, которые можно использовать для сжатия радиолокационного импульса, например, манипуляция сдвигом фазы. По словам Пьетручи, технологии сжатия импульса появились десятки лет тому назад, и их преподавали офицерам РЭБ ВВС еще в 1980-е годы. По современным меркам, это требует ничтожной производительности компьютеров.

Проблему разрешающей способности по азимуту и направлению инженеры решили, создав РЛС с фазированной антенной решеткой. При этом отпала необходимость в параболической антенне. В отличие от более старых антенных решеток с механическим сканированием, РЛС с фазированной антенной решеткой направляет свои радиолокационные лучи при помощи электроники. Такие РЛС могут формировать несколько лучей, придавая им разную ширину, частоту сканирования и прочие характеристики. В конце 1970-х годов уже существовала необходимая вычислительная мощность для выполнения этой задачи. Со временем появилась боевая система ВМС «Иджис», которая устанавливается на ракетных крейсерах типа «Тикондерона» и эсминцах типа «Арли Берк». Но антенна с активной фазированной решеткой все равно лучше, так как она обеспечивает большую точность.

Если у ракеты достаточно мощная боеголовка, точность попадания не имеет большого значения. Например, у устаревшей на сегодня ракеты С-75 «Двина» масса боевой части составляет 200 килограммов, а радиус сплошного поражения превышает 30 метров. Таким образом, согласно теории Пьетручи, сжатый импульс в 20 микросекунд с разрешением по дальности 50 метров достаточен для того, чтобы доставить боезаряд достаточно близко к цели.

Разрешение по углу места и по направлению должно быть схоже с угловым разрешением примерно 0,3 градуса для цели на скорости 30 морских миль, потому что радиолокационная станция управления ракетой это единственная система, направляющая ракету С-75. Например, если ракета оснащена собственными приборами обнаружения, скажем, инфракрасным датчиком с зоной сканирования кубический километр, она становится еще более опасной для F-22 или F-35.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

США. Китай. РФ > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083087


Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081974 Юрий Тавровский

 «Ялта-2»

возможен ли «равносторонний треугольник» в отношениях Москвы, Пекина и Вашингтона?

Юрий Тавровский

В начале XXI века, с интервалом примерно каждые пять лет, в мировой политике происходят этапные события.

В феврале 2007 года Владимир Путин на конференции по международной безопасности в Мюнхене выступил с речью, содержавшей следующую формулировку: "Россия — страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня. Вместе с тем, мы хорошо видим, как изменился мир, реалистично оцениваем свои собственные возможности и свой собственный потенциал. И, конечно, нам бы также хотелось иметь дело с ответственными и тоже самостоятельными партнёрами, с которыми мы вместе могли бы работать над строительством справедливого и демократического мироустройства, обеспечивая в нём безопасность и процветание не для избранных, а для всех".

В феврале 2013 года во время беспрецедентной встречи с правящей элитой в форме "коллективной учебы Политбюро ЦК КПК" на тему "Решительно идти по пути мирного развития" Председатель КНР Си Цзиньпин заявил: "Мы будем решительно идти по пути мирного развития, но категорически не станем отказываться от наших законных прав и интересов и не будем жертвовать коренными интересами государства… Ни одна страна не должна рассчитывать на то, что мы будем вести торговлю своими коренными интересами, ни у кого не может быть ни малейшей надежды на то, что мы вкусим горькие плоды ущемления суверенитета, безопасности и интересов развития государства".

В январе 2017 года в своей инаугурационной речи 45-й президент США Дональд Трамп сказал: "Мы будем стремиться к дружбе с другими странами, но при этом будем руководствоваться только своими интересами. Мы будем укреплять союзы и создавать новые".

Каждое из этих программных заявлений не только влекло за собой последствия для всей мировой политики, но и меняло отношения в "глобальном треугольнике" Москва—Пекин—Вашингтон. Именно после своей мюнхенской речи Путин окончательно стал persona non grata для Запада, а Россия — главным объектом давления и провокаций. Именно после объявления Си Цзиньпина о "выходе из тени" всерьёз началось сдерживание КНР в военной и торговой областях. Именно после речи Трампа на инаугурации глобалисты-"неоконы" в США и по всему миру начали ожесточённую "гибридную войну" против него.

Приоритет национальных интересов объединяет Владимира Путина, Си Цзиньпина и Дональда Трампа, ярких лидеров трёх ведущих держав современного мира. Вопрос в том, какими они видят эти национальные интересы и смогут ли достичь если не их синергии, то хотя бы отказа от противостояния? Путин продолжает следовать "мюнхенским" курсом", и его принципы вряд ли изменятся. Си Цзиньпин тоже выдерживает курс "следования коренным интересам государства". Неизвестной величиной в этом уравнении пока остаётся Трамп. Ему ещё предстоит продемонстрировать серьёзность обещаний, которые он давал в ходе предвыборной кампании и в первых заявлениях уже внутри Белого дома.

Срочно подождать!

За первые недели своего президентства Трамп привёл в исполнение два главных предвыборных обещания: отказался от Транстихоокеанского торгового партнёрства и приступил к сооружению "Великой мексиканской стены". При этом пока не разразилась обещанная торговая война с КНР, и не началось хотя бы ограниченное сотрудничество с Россией. В Москве и Пекине в создавшейся ситуации, скорее всего, приняли самое мудрое решение: "Срочно подождать!". Это ожидание, по традиции, продлится сто дней. "Испытательный срок" закончится к началу мая, а в середине месяца Путин и Си Цзиньпин встретятся в Пекине на саммите "Новый Шёлковый путь". У них будет время и возможность подробно обсудить слова и дела нового участника "треугольника", согласовать те общие позиции, которые не противоречат национальным интересам России или Китая.

Российско-китайское стратегическое партнёрство недаром называется именно так. Именно стратегические, военно-политические причины постоянно подталкивают обе страны к расширению и углублению взаимодействия, которое всё больше напоминает военный союз. НАТО во главе с США четверть века вгрызалось в зону российских жизненных интересов, дойдя уже до рубежей внутренних русских земель, а к 2016 году балансирование на грани войны приняло крайне опасные формы. Одновременно США за последние годы стянули вокруг Китая кольцо военных баз, подстрекают недружественные режимы, размещают боевые корабли в угрожающей китайскому судоходству конфигурации, провоцируя Пекин на создание "выдвинутых рубежей" в Тихом океане. Именно стремление Москвы и Пекина "не пропасть поодиночке", а вовсе не торгово-экономические интересы как таковые помогли им "взяться за руки".

Разъединить российско-китайскую сцепку мечтали и во времена правления Барака Обамы. Однако пойти на сближение с Россией "неоконам" мешала иррациональная ненависть, усиленная представлением о слабости России, а с Китаем — в общем-то, рациональное неприятие китайского "мирного возвышения", поставившего США на грань утраты глобального лидерства. Ещё в 2009 году Обама привёз в КНР предложение создать дуумвират "G-2" и совместно править миром — при условии, что Вашингтон будет "старшим братом". Стоит ли разъяснять, что принятие этого предложения Пекином означало бы конец китайско-российского стратегического партнёрства и сползание к новой "холодной войне" с Москвой? Но предложение было отвергнуто, а сдерживание продолжилось с удвоенной силой.

Теоретически можно допустить, что подобная или похожая попытка может быть повторена. Однако резкие антикитайские заявления Трампа в ходе предвыборной кампании и первые практические шаги его самого и его команды делают такое допущение маловероятным. Игра на оголённом нерве тайваньской проблемы, подтверждение "ядерного зонтика" над оспариваемыми Японией островами Дяоюйдао/Сэнкаку вряд ли можно считать случайностями начального периода. А ведь в небесах витает ещё и "дамоклов меч" обещания обложить китайский экспорт пошлинами в десятки процентов, что будет означать начало торговой войны.

"Чечевичная похлёбка" для Москвы

Попытки расшатать стратегическое партнёрство Москвы и Пекина могут последовать и на российском направлении. Для Трампа очевидно, что российские товары не лишают американцев рабочих мест. Напротив, снятие санкций может стимулировать американский экспорт в Россию, создать многие тысячи дополнительных вакансий на предприятиях США. В данной ситуации оказались невостребованными идеологические фобии госдеповских дам, которым уже показали на дверь. Но созданное ими "прокрустово ложе" американо-российских отношений, символом которого являются санкции, вряд ли удастся быстро разрушить. Впрочем, отрицательное влияние санкций может быть перевешено шагами по ослаблению давления НАТО на западные рубежи России, завершением подстрекания Киева, реальным взаимодействием в борьбе с исламистами. Отвечающие в первую очередь интересам самих США, эти и другие шаги могут подаваться как авансы Кремлю в ожидании ответных ходов. Именно так их будут трактовать не только западные дипломаты и журналисты, но и наши доморощенные либералы, для которых неприятие Китая стало "символом веры". Уже сейчас разные формулы "размена" стратегических отношений с КНР на благосклонность США оживлённо обсуждаются на телевизионных ток-шоу и в печатных изданиях. Думается, что и в экспертном сообществе, включая специалистов по Китаю, найдётся некоторое число сторонников "размена".

В оборот уже ввели разнообразные аргументы. Напоминают о том, как в 70-е годы прошлого века Дэн Сяопин разменял переход к системной враждебности с СССР на допуск к западным капиталам, рынкам и технологиям. Называют имя Генри Киссинджера, не раз успешно сыгравшего роль напёрсточника в игре с Пекином и Москвой и продолжающего манипулировать двумя столицами в интересах третьей. Подсчитывают скромные итоги российско-китайской торговли, мизерные суммы китайских капиталовложений. Настаивают на "предательстве" Пекином Москвы в критические моменты украинского и сирийского кризисов. Эксплуатируют глубоко засевший в нашем коллективном бессознательном со времен боёв на острове Даманский миф о намерении Поднебесной захватить Сибирь и Дальний Восток. Обнаруживают у российских границ то танковые колонны, то стратегические ракеты.

Конечно, в большой политике никогда нельзя говорить "никогда". Совпадающие сегодня национальные интересы завтра могут разойтись. Но в текущей ситуации и на обозримую перспективу их близость или даже совпадение для Москвы очевидны. Прежде всего, одновременное сдерживание России и Китая продолжается. Довольно туманные намёки на возможность ослабления давления на Москву не принимают реальных очертаний. Но даже если сдвиг от конфронтации к сосуществованию или точечному сотрудничеству с Вашингтоном произойдёт, он потребует времени. Есть ли это время у администрации Трампа, а если есть, то как много? За несколько месяцев или лет и ценой существенных уступок в отношениях с Китаем Москва действительно можно добиться потепления с Америкой. Но как долго продлится оттепель? Не повысит ли классический бизнесмен Дональд Трамп цену на свой товар ещё до завершения сделки?

Пойдя на тактическое удлинение российско-американской стороны треугольника за счёт отношений с Китаем, Кремль понесёт стратегические потери. Он уменьшает свою дальнейшую ценность в рамках "треугольника" как с точки зрения Вашингтона, так и Пекина. Мало того, что будет утрачено личное доверие, которое было наработано между Путиным и Си Цзиньпином в ходе их 15 встреч за 2013-2016 годы. Путину уже не удастся войти в историю творцом новой модели отношений с Китаем, которую он начал создавать чуть ли не с первых месяцев своего президентства: подписание Большого договора в 2001 году, создание тогда же ШОС, окончательное урегулирование пограничной проблемы в 2005 году, начало сопряжения ЕАЭС и "Нового Шёлкового пути" в 2015 году. Будет поставлено под вопрос наработанное с большим трудом доверие и взаимопонимание между силовыми структурами двух стран. Вернуться обратно ко всем этим наработкам в весьма вероятном случае перемены настроений у Трампа или его ухода из власти будет очень трудно и уж точно невозможно во время правления Си Цзиньпина, которое продлится до 2022 года.

Разные возможности, равные выгоды

Суета вокруг "разменов" в рамках "глобального треугольника" подменяет осознание возможности создания устойчивой равносторонней структуры с вершинами в Москве, Вашингтоне и Пекине. Именно сейчас для этого сложилась небывало удачная ситуация, позволяющая соединить три стороны, ставшие примерно равновеликими. Отречение Трампа от экономического и финансового глобализма, от намерения проецировать силу в любую точку мира сокращает американскую сторону "треугольника". Недавние заявления Си Цзиньпина в Ханчжоу и Давосе о готовности возглавить глобализацию мировой экономики, напротив, говорят не о стремлении к мировому военному господству, а о желании качественно нарастить участие Китая в мировых делах после десятилетий "пребывания в тени". Это удлиняет китайскую сторону. Что касается России, то её наступательная внешняя политика на время компенсировала экономическое затухание и почти уравняла нашу сторону "треугольника" с двумя другими.

Мало того — именно Россия могла бы стать посредником в предотвращении перехода американо-китайского противостояния на более высокий и опасный уровень или даже инициатором трёхстороннего взаимодействия по ключевым международным проблемам. Коренные интересы Москвы, Вашингтона и Пекина одновременно, хотя и в разной степени, затрагивают проблемы исламского терроризма, распространения ядерного оружия, кибербезопасности, глобального финансово-экономического кризиса. Даже этот краткий перечень показывает обширность поля для взаимодействия, которое не ущемляет национальные интересы ни одной из сторон.

"Красные линии" в отношениях трёх стран пока не пересечены. Окна возможностей не захлопнулись, а иногда даже открываются шире. Выход США из Транстихоокеанского партнёрства означает для Пекина положительный сигнал о возможности предотвращения антикитайской торговой войны. В случае отказа от обещанного резкого повышения пошлин на китайский экспорт или даже введения невысоких дополнительных барьеров можно будет рассчитывать и на предотвращение двустороннего конфликта. Антироссийские заявления из новой вашингтонской администрации продолжают раздаваться, но на довольно низком уровне. С более высоких этажей идут ощутимые позитивные импульсы.

Три рыцаря традиционализма

Помимо близости интересов в сфере безопасности, начинает просматриваться и некая идеологическая близость "вершин треугольника". Это безусловный приоритет национальных интересов, возврат к традиционным ценностям своих народов и отторжение противоречащих им либерально-глобалистских мантр. Это апелляция к авторитету мыслителей и лидеров прошлого, к религиозным и этическим нормам, прошедшим проверку веками.

Выдвинув в 2012 году программу "Китайской мечты о великом возрождении китайской нации", Си Цзиньпин в своих выступлениях и статьях цитирует Конфуция гораздо чаще, чем Мао Цзэдуна. Возвращение к традиционным китайским ценностям после периода увлечения западным образом жизни набирает темпы и проявляется в самых разных областях: от ношения традиционного костюма даже в бытовых ситуациях до прилива интереса молодёжи к полузабытому классическому литературному языку "вэньянь". Развернувшаяся в последние годы системная борьба против коррупции тоже носит антилиберальную окраску — среди осуждённых за последние три года примерно миллиона чиновников большинство имели счета и недвижимость за границей, получали "откаты" от иностранных фирм и потому были сторонниками прозападной ориентации Китая.

Российский лидер пока не сформулировал столь необходимую нам "Русскую мечту", хотя его разрозненные выступления складываются во вполне последовательную систему консервативных, патриотических ценностей. Он цитирует классиков русской философской мысли XIX-XX веков. Он воцерковлён и соблюдает все православные праздники, одновременно проявляя должное уважение к другим традиционным религиям России: мусульманству, иудаизму и буддизму. Он шаг за шагом восстанавливает духовные скрепы общества, символы преемственности российских традиций: от возрождения поруганных храмов до возврата гвардейских мундиров, от мелодии советского государственного гимна до советских праздников. Несмотря на сильнейшее давление либерального прозападного лобби, он не позволяет пересадить на нашу почву однополые браки, вседозволенность, разрушать традиционные семейные нормы, систему просвещения и защиты семьи.

Даже в ходе предвыборной кампании, когда каждый голос был решающим, Дональд Трамп не боялся открыто говорить о своём неприятии размывания традиционных ценностей, подчёркивать значение христианской морали вопреки либеральному "мейнстриму", узаконивающему привилегии сексуальных и национальных меньшинств. Трамп обещал защитить семьи, христианскую этику и свободу вероисповедания, понимаемую как право отвергать диктат новомодной политкорректности. Он говорил, что их утрата обернётся отказом от наследия отцов-основателей Соединённых Штатов, создавших Конституцию на основе Священного писания. Отказ от христианских скреп может уже в обозримом будущем привести Америку к распаду по конфессиональным и этническим линиям. В своей инаугурационной речи 45-й президент США сказал, ссылаясь на Библию: "Как это хорошо и приятно, когда народ Божий живёт в единстве!". И его лозунг "Америка прежде всего!" означает "Христианство прежде всего!".

Это удивительное расположение звёзд на мировом политическом небосклоне может превратиться в устойчивое созвездие. Его могут назвать "G-3", "Второй Ялтой" или ещё как-нибудь. Шансов на такое развитие событий не так много, но они есть.

На фото: «Ялта-2»: роли могут быть распределены и так, Китай — на подъёме, США — на спуске

Материал подготовлен в рамках реализации проекта "Научно-просветительская программа "Государство Российское: новый этап". При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией "Российский союз ректоров".

Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081974 Юрий Тавровский


Китай. Россия. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Приватизация, инвестиции > vestikavkaza.ru, 20 февраля 2017 > № 2101291 Владимир Захаров

Владимир Захаров: ««Север-Юг» решит региональные проблемы транспортных развязок»

Беседовала Мария Сидельникова

Старший преподаватель факультета мировой экономики и мировой политики Школы востоковедения Высшей школы экономики, дипломат Владимир Захаров рассказывает «Вестнику Кавказа» о перспективах российско-китайского сотрудничества и о региональных транспортных проектах. Продолжение. Начало см. Владимир Захаров: «Мы приговорены к тому, чтобы дружить с Китаем»

- Владимир Юрьевич, одним из первых указов, подписанных Дональдом Трампом после инаугурации, стал отказ от проекта Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Означает ли это, что на месте образовавшегося вакуума Китай будет продвигать свои какие-то интеграционные проекты?

- Проект ТТП - это была вещь в себе для китайцев. Из туда никто не приглашал. Поэтому резкий разворот со стороны Трампа явно их озадачил. Параллельно ТТП китайцы делали свой проект, который назывался Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, практически с участием тех же стран, которые участвовали в ТТП. Китай еще не пережил своего изумления этой смелой американской выходкой, которая обозначила ряд проблем, которые существуют в многосторонних экономических отношениях в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Они должны понять, что из этого извлекут и какие дивиденды могут получить при выходе Америки из сферы многостороннего сотрудничества и переходе исключительно на двустороннее сотрудничество.

ТТП согласовывалось на правовом уровне с 12 государствами. И все 12 государств активно участвовали в этом проекте. В то время как китайские инициативы являются односторонними, которые китайская сторона согласовывает лишь той части, которая касается железных дорог или других магистралей, стоящихся с помощью китайцев. Сложность в том, что нет многосторонней правовой основы для их реализации. В китайском проекте предполагается только одна основа – односторонняя, поэтому трудно с ними вести разговор. Хотя два года назад был поднят лозунг о сопряжении Евразийского экономического союза с китайскими инициативами, а инициатива всегда индивидуальна. Но этот проект создает определенные финансовые возможности. В рамках этой китайской большой инициативы был создан Банк инфраструктурных инвестиций и фонд. В случае с банком это 100 млрд долларов, в случае с фондом - 40 млрд долларов. Пока нет информации о том, как эти финансовые проекты будут касаться российской стороны. Мы знаем, что китайская сторона намерена сотрудничать с Россией по строительству скоростной железнодорожной магистрали ”Москва-Казань”, а потом (существует такой фантастический проект) после Казани эта скоростная магистраль будет продолжена чуть ли не до Пекина через территорию Казахстана.

Но и здесь есть много загадок. Кто, на каком уровне будет вкладывать эти деньги, кто будет давать гарантии. Проблема упирается в наше законодательство. Если мы даем какие-то обещания, даем какие-то авансы, которые просит китайский бизнесмен, если эти гарантии даются российским правительством, то формально те средства, которые мы должны гарантировать, должны быть предусмотрены российским бюджетом. Таким образом мы выступаем как солидный, серьезный партнер для всех тех, кто вкладывает инвестиции в Россию. Но не под каждый проект, не под каждые инвестиции мы такие гарантии можем дать. Существует много всякого рода препятствий. Поэтому необходимо начать конкретную работу по реализации инвестиционных проектов как на территории России, так и на территории Китая.

- Речь идет о проектах на территории российского Дальнего Востока?

- В проекты на территории нашего Дальнего Востока мы пытаемся привлечь инвестиции из Китая, из Южной Кореи и из Японии. Я был недавно на Сахалине, и меня поразила одна вещь, если говорить об инвестиционном, кредитном бизнесе - на первом месте идут японцы и корейцы, а китайцев пока на Сахалине не видно. Порт Владивостока объявлен зоной порто-франко, мы создаем благоприятные условия для иностранного бизнеса, но там тоже не чувствуется живого китайского участия. Хотя строительство маршрутов между северо-востоком Китая и Дальним Востоком могло бы обеспечить китайскому бизнесу и китайским провинциям более скорый вывоз китайских товаров из внутренних провинций Китая к портам, через которые они могут быть затем экспортированы в другие страны.

Важно здесь работать достаточно гибко. У нас создано министерство, которое занимается развитием Дальнего Востока. Мы должны четко проработать условия безвизового нахождения китайских, японских, корейских бизнесменов. Кроме того, нужно дать четкие гарантии (правовые, финансовые, административные) тем, кто хочет вложить в эти зоны опережающего развития на нашей территории, чтобы они чувствовали, что находятся в безопасности, что те средства, которые они вкладывают, могут быть на соответствующих условиях выведены в форме дивидендов за пределы нашей страны. Все это нуждается в постоянной углубленной работе с бизнесом, который туда тянется.

Пять лет назад на двустороннем уровне мы договорились, что будем взаимно способствовать развитию китайского северо-востока, а китайская сторона будет способствовать развитию дальневосточных районов нашей страны. После этих добрых слов и пожеланий никто никуда не двинулся. Здесь нам надо много работать. Проекты должны быть проработаны и гарантированы в плане реализации для иностранных бизнесменов, которые будут кредитовать строительство этих объектов. Китайские бизнесмены часто жалуются, что российские проекты либо сырые, либо не готовы.

Сегодня экономический вектор России направлен в сторону Запада, исходят из тех объемов, которые характеризуют торговлю РФ вообще с внешним миром. Если взять китайский вектор, то главные рынки для Китая - это США (600 млрд долларов), Западная Европа – (650 млрд долларов), торговля с Японией (300-400 млрд долларов), с Южной Кореей (около 300). То есть, наши векторы пока обращены в разные стороны. Но стратегически мы чувствуем себя как страны, которые стоят спина к спине в плане безопасности. Главное, чтобы этот уровень безопасности сохранялся, чтобы мы не отвлекали свои стратегические возможности.

- В течение длительного времени ваша деятельность была связана с различными аспектами ШОС. Есть ли в нынешних условиях реальные перспективы выхода этой организации на новые направления сотрудничества? Например, на Южный Кавказ?

- Организация была создана решением глав шести государств в 2001 году за 2-3 месяца до событий 11 сентября. Тогда назревала террористическая опасность, которая исходила с территории Афганистана и могла перекинуться в среднеазиатский регион. В этом смысле было очень важно общее стремление государств противостоять этой угрозе. Но с самого начала было объявлено, что ШОС будет организацией многопрофильного сотрудничества. Она имеет три профиля сотрудничества. Первое - в области безопасности, политического сотрудничества, борьбы против терроризма, экстремизма и сепаратизма. Второе направление – экономическое сотрудничество. Третье – гуманитарное сотрудничество. Эти направления развиваются разноскоростным методом. Наиболее продвинутым является сотрудничество в области безопасности, политическое сотрудничество. На втором месте по темпам развития я бы выделил сотрудничество в области гуманитарной, и на третьем месте, как наиболее хромающее, сотрудничество в области экономики.

Очевидно, организация, как считает наш министр, не имеет интеграционных основ. Интеграция предполагает свободу движений капиталов, рабочей силы, передачу определенных сфер управления на наднациональный уровень. Государства ШОС к этому сегодня не готовы, прежде всего, государства Центральной Азии, которые очень дорожат своей самостоятельностью, своим суверенитетом. В какой-то мере отсутствие интеграционных основ мешает развитию сотрудничества в сфере экономики. Двустороннее же сотрудничество не вписывается в правовые рамки и рамки экономического сотрудничества ШОС.

Есть также проблемы технического порядка. Например, мы много лет говорим о том, что должен быть создан Банк развития ШОС, банк, который бы мог давать средства на отработку технико-экономического обоснования тех или иных проектов. Любой проект требует технико-экономического обоснования, и пока непонятно, когда эти структуры могут быть созданы. Речь идет о том, чтобы одна структура вела проектную деятельность, а вторая - могла бы способствовать реализации тех или иных проектов. Мы решаем эту проблему.

Еще одна есть большая и интересная перспектива – перспектива вхождения двух больших азиатских государств – Индии и Пакистана, которые сделали заявки на вступление в ШОС. Принципиальное решение было принято в прошлом году, и сейчас Пакистан и Индия должны пройти юридическую стадию своего сближения с ШОС, то есть парламенты этих государств должны принять 30 документов, которые страны ШОС разработали для создания своей правовой основы. Многие, конечно, задают вопрос - будет ли ШОС более стабильной, более крепкой, если к ней добавится Индия и Пакистан. Однозначного ответа нет, можно высказать только пожелания, потому что вместе с вступлением Индии и Пакистана, вполне возможно, что «бацилла», которая провоцирует конфликтные ситуации в противостоянии Пакистана и Индии, имеет шанс быть занесенной и внутрь ШОС. Когда противостояние будет еще и внутри организации, это не принесет добра. Приглашая два крупнейших государства для вступления в эту организацию, нужно поставить определенные условия, чтобы они развивали свое мирное сотрудничество, чтобы проблемы, которые существуют между ними, не были перенесены внутрь организации.

Что касается Кавказа, то два государства практически одновременно сделали заявки на вступление в ШОС в качестве партнеров по диалогу - Азербайджан и Армения. Заявки были приняты. Сегодня наряду с другими государствами (Турция, Шри-Ланка, Камбоджа) они являются партнерами по диалогу ШОС. Статус «партнер по диалогу» не очень гибкий. Он предполагает участие тех или иных государств в экономическом сотрудничестве, в гуманитарном сотрудничестве, по ряду моментов есть в политическом сотрудничестве, но он не предполагает присутствия на форумах или на саммитах ШОС руководителей государств. Они не имеют права участвовать в разработке каких-то документов. Поэтому это пока доброжелательный жест. Было бы интересно, чтобы соответствующие инициативы шли в сторону ШОС. Если есть какие-то актуальные проблемы, есть какие-то актуальные проекты, то ШОС могла бы рассмотреть и поучаствовать в развитии взаимодействия с государствами Кавказа.

В частности, есть китайский проект, который предполагает, что один из железнодорожных маршрутов может пойти через Центральную Азию, через Каспийское море, через Баку, через Грузию. Но есть трудности технического порядка. Во-первых, в разных странах колея разной ширины. Во-вторых, возникает вопрос о таможенном обеспечении всего этого маршрута, потому что поезд пересекает ряд границ. Если он идет через Казахстан и Россию, он идет уже по пространству ЕАЭС, где таможенные процедуры упрощены, а в Азербайджане и Грузию требуется таможенное оформление грузов. Этот вопрос формальный, но он затрудняет движение и снижает скорость движения этих поездов. Это просто может быть перспективно, если речь будет идти о каких-то двусторонних доставках грузов.

Между тем, масштабный проект коридора «Север-Юг», предполагает инфраструктурное строительство, логистику, которая бы соединяла Россию, Север Европы через Кавказ, а потом через Кавказ, через Грузию, Азербайджан и Иран, затем выход к Персидскому заливу. Речь в некоторых случаях идет даже о создании какого-то канала через Каспийское море, который бы подошел к Персидскому заливу. Поэтому в данном случае все будет решаться на уровне коммерческом, техническом. Проект «Север-Юг» во многом мог бы решить вопросы транспортных развязок с участием всех заинтересованных государств региона. Я думаю, что все в этом заинтересованы, потому что это могло бы проложить путь и к Индии, и к усилению транспортного обслуживания между Индией, Пакистаном и государствами, которые находятся в евразийской части этого пространства.

Китай. Россия. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Приватизация, инвестиции > vestikavkaza.ru, 20 февраля 2017 > № 2101291 Владимир Захаров


Китай. Казахстан. ДФО. СФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 февраля 2017 > № 2105403 Иван Зуенко

Окно в Китай: почему у Казахстана получилось, а у России нет

Иван Зуенко

Несмотря на разговоры о создании Москвой и Пекином «большой Евразии», Россия и Китай за многие годы так и не смогли создать даже приграничные зоны свободной торговли. Передовиком здесь неожиданно стал Казахстан, а Москве есть чему поучиться на опыте соседей

Граница между Китаем и странами бывшего Советского Союза одна из самых протяженных в мире. Наибольший ее участок приходится на границу между Китаем и Евразийским экономическим союзом; единственной постсоветской страной, граничащей с Китаем и не входящей в ЕАЭС, остался Таджикистан. Однако, несмотря на тесные контакты политических лидеров и активное обсуждение проектов интеграции Китая и ЕАЭС, эта длинная граница по-прежнему остается жестким барьером на пути товаров, людей, капитала.

Степень недоверия по обе стороны этой линии такова, что ее запрещено пересекать на личном автотранспорте. Фактически заморожен вопрос об отмене виз – более того, с прошлого года китайская сторона в полтора раза увеличила пошлину, что сделало оформление даже туристической визы довольно затратным (4400 вместо 2500 рублей). Естественно, существует таможенный и пограничный контроль – последний, впрочем, есть и внутри ЕАЭС, а Россия с 1 февраля в одностороннем порядке восстановила его и в рамках Союзного государства с Белоруссией.

Говорить о полноценном сближении экономик без значительного смягчения порядка трансграничного движения товаров, людей и капиталов невозможно. Между тем в прошлом уже имелись прецеденты создания особых трансграничных зон: где-то провальные, где-то более-менее успешные. Изучение подобных примеров – залог успешной работы над ошибками и создания интегрированного пространства, что в перспективе позволит России и другим странам ЕАЭС использовать мощь китайской экономики, минимизируя риски.

Пограничный – Суйфэньхэ: мутная история

В начале 2000-х годов активно обсуждалось сразу три проекта создания приграничных торгово-экономических комплексов (ПТЭК) между Россией и Китаем: в районе выходящих прямо к границе городов Благовещенск – Хэйхэ, Забайкальск – Маньчжоули и поселка Пограничный – Суйфэньхэ. Правовую основу проектов заложили межправительственные соглашения 1998 и 1999 годов, которые не только ознаменовали завершение демаркации границы, но и устанавливали безвизовый порядок посещения гражданами РФ и КНР приграничных комплексов.

Дальше всех продвинулся проект ПТЭК Пограничный – Суйфэньхэ, который был утвержден распоряжением правительства РФ в феврале 2001 года (№196-р). С российской стороны проект продвигало информационно-аналитическое агентство «Приморье», действовавшее в интересах ряда «авторитетных» приморских депутатов. Партнером с китайской стороны стала крупная шанхайская корпорация «Шимао». В портфеле «Шимао» числились десятки успешных инфраструктурных проектов, а также управление сетями отелей Hyatt, Hilton и Holiday Inn по всему Китаю. На балансе ИАА «Приморье» был лишь офис в спальном районе Владивостока.

Однако, несмотря на явное несоответствие уровня партнеров, китайцы заинтересовались проектом, суть которого заключалась в создании по обе стороны от границы своеобразных резерваций (150 гектаров с китайской стороны и 300 гектаров с российской) с особым порядком въезда.

В идеале сюда можно было бы въезжать на личном автотранспорте, без виз, минуя турфирмы и тургруппы. С китайской стороны предполагалось построить пятизвездочную гостиницу с ресторанами, банями и массажными салонами, дополнив ее супермаркетом. При тогдашнем курсе юаня жители Приморья привыкли ездить в китайское приграничье за одеждой, ширпотребом или же просто на пару дней, отпраздновать день рождения или мальчишник. ПТЭК мог предоставить им все это на максимально удобных условиях.

С российской стороны предполагалось создать сборочное производство, хотя, как подчеркивает доцент ДВФУ Андрей Губин, в 2005–2008 годах работавший в ИАА «Приморье», китайцев интересовал только льготный режим таможенной очистки своих комплектующих и привлечение китайской рабочей силы. При этом российскую часть ПТЭК предполагалось использовать как склад и перевалочную базу.

Выезд за пределы ПТЭК без визы и прохождения таможенного контроля был невозможен, что превращало комплекс не в дыру, а всего лишь в своеобразный шлюз на границе, однако и это оказалось слишком смело. Прецедентов наделения отдельной территории особыми правами в плане въезда иностранцев в России не существовало. Даже сейчас, уже после принятия закона о свободном порте Владивосток (СПВ), больше года тормозится проект льготного режима его посещения иностранцами. Чиновники явно опережают события, заявляя об «успехах» и называя «конкретные даты», несмотря на то что сложный, но необходимый процесс согласования между контролирующими ведомствами, судя по всему, далек от завершения. Чего уж говорить о середине 2000-х, когда мировая конъюнктура цен на нефть позволяла свысока смотреть на потенциальных китайских инвесторов.

Согласно межправительственным соглашениям, технические вопросы работы ПТЭК должны были решить местные власти и пограничные ведомства двух стран. Не дожидаясь согласований, российские партнеры убедили китайцев, что с помощью гуаньси (связи) они смогут обеспечить зеленый свет как на уровне муниципалитета, так и на уровне пограничного ведомства. Китайцы поверили и начали строить на окраине Суйфэньхэ гостиницу Holiday Inn на 354 номера и торговый комплекс на 84 тысячи квадратных метров.

Работы полностью завершились к 2005 году. Согласования с контролирующими ведомствами Китая были осуществлены в кратчайший срок, а интересы проекта с китайской стороны лоббировал Э Чжунци, партийный шеф Суйфэньхэ. Позднее власти этого города в одностороннем порядке распространили режим ПТЭК на всю свою территорию, выделив часть под зону приграничной торговли, куда некоторые товары ввозятся беспошлинно.

С российской стороны так ничего и не появилось, кроме небольшого помещения со складами и пустующими офисами, гордо именуемого Центром международной коммуникации, и православной часовни, символично посвященной святому Георгию Победоносцу. Даже эта нехитрая инфраструктура стоит без дела уже больше десяти лет. Учитывая нараставшую в России в 2000-х годах централизацию, оказалось, что без отмашки Москвы ответственность за принятие решения не могут взять на себя ни местные власти, ни погранведомство. Решение технических вопросов неизменно саботировалось российской стороной, несмотря на десятки совещаний и рабочих встреч с участием представителей «Шимао» и парткома Суйфэньхэ.

Логику российских властей понять можно – с самого начала проект сулил не только экономические выгоды, но и риски, связанные с ослаблением контроля над трансграничным движением товаров и людей. В начале 2000-х все еще были сильны страхи перед нелегальной китайской миграцией, да и сама идея развивать народную торговлю как-то не грела душу чиновников. Представитель Торгпредства РФ в Китае заявлял: «Задача стоит, чтобы контракты шли не на уровне челноков, а между средними и крупными предприятиями».

Также нужно учитывать, что проект в том виде, в котором его продвигало ИАА «Приморье», не создал бы много рабочих мест, да и основные выгоды при тогдашней конъюнктуре цен получала бы китайская сторона. Поэтому кроме предпринимателей, инициировавших проект, да местного населения, которое получило бы легкий доступ к дешевым на тот момент товарам и услугам, проект стал никому не нужен. Окончательно все рухнуло, когда крестные отцы проекта оказались в опале.

Еще меньше было сделано в других ПТЭК. В Благовещенске все уперлось в злосчастный мост через Амур, история строительства которого началась еще в 1993 году. В Забайкальске смогли договориться о режиме пересечения границы на личном автотранспорте, но только при наличии выданного китайской турфирмой приглашения на срок не более 10 суток и не далее 20 км от границы.

Межправительственные соглашения 1998 и 1999 годов так и остались невыполненными. Та же судьба ожидала и Программу сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и северо-востока КНР на 2009–2018 годы. Через год по идее нужно подводить итоги ее реализации, но ни в России, ни в Китае о ней предпочитают не вспоминать – новой модной темой стало сопряжение Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС.

Хоргос: пища для размышлений

Особая зона со схожими правилами появилась на границе Китая и Казахстана – международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС) Хоргос. Как и в российском случае, реализация проекта основана на межправительственных соглашениях 2004 и 2005 годов. Однако в отличие от проектов ПТЭК, где слишком много инициативы отдавалось на местный уровень, в Казахстане центральные власти решили курировать проект от начала и до конца. Принято считать, что сама идея подобной зоны была высказана еще в 2002 году во время визита Назарбаева в Пекин. Для реализации проекта учредили акционерное общество со стопроцентной долей государства. В 2011 году пакет акций был передан в доверительное управление «Казакстан Темир Жолы» (аналог РЖД).

С китайской стороны была создана открытая экономическая зона Хоргос, для управления которой Народным правительством Синьцзян-Уйгурского автономного района был учрежден отдельный комитет. В него входят представители различных органов власти, которые осуществляют управление своей частью МЦПС, оперативно решают вопросы взаимодействия и вносят свои предложения по его развитию в вышестоящие инстанции.

По принципам устройства Хоргос – брат-близнец российских ПТЭК. Это огороженная резервация общей площадью 560 гектаров (217 га – казахстанская часть, 343 га – китайская часть). Сообщение между частями резервации осуществляется через специальное горлышко, где нет таможенного и пограничного контроля. Въезжать на территорию МЦПС могут как граждане Казахстана и КНР, так и граждане третьих стран, причем без оформления визы. Иностранцы допускаются на территорию по заграничным паспортам, а казахстанцы и китайцы – по внутренним, которые представляют собой пластиковые карточки, типа российского водительского удостоверения. Существует ограничение по времени пребывания в центре – 30 дней, но это формальность – вряд ли кто-то захочет безвылазно сидеть там месяц.

Центр принимает туристов с 2012 года. Введение в эксплуатацию всех запланированных объектов намечено на 2018 год. Что же там будет? Чиновники обеих стран, описывая перспективы проекта, явно вдохновляются проектом Остапа Бендера по созданию шахматного кластера Нью-Васюки. Так, на территории МЦПС Хоргос предусмотрено возведение небольшого города, где, кроме торговых, деловых и выставочных центров, должны появиться скверы, парки, культурные достопримечательности, спа-центры и даже один университет.

Пока центр представляет собой большую торговую площадку, товары на которую доставляются в беспошлинном режиме. На китайской стороне построено несколько торговых центров, в некоторых есть гостиницы и бани. На казахстанской стороне появилось только одно сооружение – так называемая центральная площадь «Самрук», открытие которой состоялось 1 июля 2016 года. Сейчас сдана в эксплуатацию первая очередь объекта: несколько торговых блоков для бутиков. В завершенном виде размер «Самрука» составит 45 тысяч квадратных метров. Главным инвестором объекта стала шанхайская компания «Идин», а на его строительство, на которое ушло меньше года, были активно задействованы китайские рабочие.

Схема посещения центра выглядит так: подавляющее большинство посетителей приезжают в МЦПС в рамках шоп-тура, организованного турфирмой. При въезде в центр нужно пройти пограничный и таможенный контроль, время работы которого ограничено определенными часами. Теоретически это может создавать неудобства. Если не покинуть территорию до закрытия контроля (18:00 летом и 17:00 зимой), придется ждать следующего утра. В этот момент желательно оказаться на китайской стороне, так как там в отличие от казахстанской есть чем заняться ночью. Учитывая разницу в часовых поясах между КНР и Казахстаном, китайская граница закрывается еще раньше – в 16:00 по астанинскому времени.

Прохождение пограничных формальностей, как и везде на сухопутной границе Китая и бывшего Советского Союза, требует терпения и физической силы. После прохождения контроля, который из-за очередей может занять несколько часов, посетители попадают на территорию Хоргоса, где садятся в микроавтобусы и переезжают на зарубежную часть центра или остаются на своей. Далее туристы гуляют и тратят деньги. За два-три часа до закрытия ворот турфирмы вывозят своих подопечных с территории МЦПС.

Каждый посетитель может беспошлинно вывезти с собой товаров на сумму не более 1500 евро и весом не более 50 кг. Для того чтобы под видом «товара для личного потребления» не шли коммерческие партии, казахстанские таможенники установили дополнительные ограничения по габаритам багажа, а также по провозу одного и того же товара с установленной периодичностью (например, нельзя вывозить из центра больше одной шубы на одного человека раз в месяц).

Кроме того, в рамках борьбы с «кэмэлами» (наемными туристами, которые вывозят коммерческий груз под видом товара для личного потребления) гражданам Казахстана запрещено посещать центр более одного раза в месяц. С китайской стороны таких ограничений нет.

Об объеме торговли говорят данные китайской статистики, согласно которым ежедневный товарооборот уже достигает около 5 млн юаней. Цены в МЦПС ниже, чем на оптовом рынке «Дордой» в Бишкеке, так что Хоргос активно теснит «Дордой» в борьбе за покупателя. Хотя излишне оптимистичной картины не должно быть: связанный с Хоргосом бизнес криминализирован, чиновники коррумпированы, а условия, с которыми обычные люди сталкиваются при въезде в центр, сложно назвать привлекательными. Но перспективы у проекта неплохие, и для Казахстана они связаны с привлечением китайских покупателей.

По итогам 2016 года в центр въехало 2,5 млн китайцев (для сравнения: весь Приморский край посетило около 570 тысяч иностранцев). Правда, эта цифра не отражает, скажем так, количество уникальных посетителей и включает в себя, например, сотрудников китайских магазинов, которые каждый день ездят в МЦПС на работу. Тем не менее приток китайских туристов в Хоргос существует – причем не только на китайскую, но и на казахстанскую часть.

На первый взгляд это может показаться странным. Зачем гражданам КНР ехать в отдаленный приграничный город, в котором они могут купить те же самые товары и по тем же ценам, что и у себя дома в Урумчи или Пекине? Тому есть простые объяснения.

Во-первых, на территории центра действует режим дьюти-фри. Сюда ездят ради магазинов беспошлинной торговли, ассортимент которых традиционно пользуется спросом у китайских потребителей: косметика, алкоголь, сигареты, шоколад. По рассказам очевидцев, на казахстанской части МЦПС хорошо продаются не только французские духи и британский виски, но и местная продукция (макароны, растительное масло, мед), а также товары стран ЕАЭС, частью которого является Казахстан.

Во-вторых, китайцам для посещения Хоргоса не нужны ни визы, ни даже загранпаспорта, которые есть менее чем у 5% граждан КНР. У жителей приграничного Синьцзяна с загранпаспортами все еще сложнее – в ноябре 2016 года местные власти Синьцзяна начали изымать их «на ответственное хранение». И пусть казахстанская часть МЦПС – это не совсем полноценная заграница, но магазины дьюти-фри там самые настоящие, а многим китайским туристам другого и не нужно.

В-третьих, для китайских граждан установлен беспошлинный лимит на перемещение товаров с территории центра на территорию КНР в размере 8 тысяч юаней каждый день на одного человека, что заметно мягче ограничений, установленных для обычной поездки за рубеж.

Как отмечает директор Центра китайских исследований (China Center; Алма-Ата) Адиль Каукенов, важным преимуществом Хоргоса перед другим крупным переходом на казахстанско-китайской границе (Алашанколь) является то, что он находится в экономически активной Алма-Атинской области. К тому же серьезное внимание проекту придает китайская сторона. Помимо строительства города на своей стороне, китайцы подвели к нему автомобильную дорогу – буквально пробили ее через горы.

Учиться у соседей

Как видим, основные страхи, пугавшие российские власти в проекте ПТЭК, на примере Хоргоса не подтвердились. Проблема нелегальной миграции с вводом в строй МЦПС не усложнилась, да и как бы ей усложниться, если на выходе из центра пограничниками осуществляется такой же полноценный контроль, как и на любой другой точке границы.

Черные схемы провоза груза через границу, которые применялись на границе с Китаем и до открытия Хоргоса, от работы МЦПС не зависят. Главным риском для Казахстана является развитие челночной торговли, возможности для которой через МЦПС действительно возросли. Однако государство предпринимает конкретные действия, чтобы усложнить жизнь челнокам и их клиентам.

Что мы видим на другой чаше весов? Фактически казахстанские компании получили доступ без каких-либо нетарифных ограничений на быстро растущий рынок. Как минимум на перспективную маркетинговую площадку. Да, сегодня выгодами от этого пользуются уже известные торговые марки, чаще всего зарубежные. Но сам факт наличия такой площадки, а также конкурентные цены, получившиеся после девальвации тенге, предоставляют широкие возможности для развития экспорта.

Такая маркетинговая площадка очень пригодилась бы российским производителям, желающим покорить китайский рынок. Сейчас российским экспортерам необходимо пройти семь кругов административного ада даже для того, чтобы организовать поставку тестовой партии, без которой нельзя оценить перспективы товара на рынке. В результате многие виды продукции до китайского потребителя просто не доходят, а в ценообразование всех остальных добавлены затраты на таможенную очистку.

Создание в России зон, подобных Хоргосу, позволило бы решить эти проблемы. Тем более что опыт Хоргоса показывает – самая большая угроза, исходящая из таких зон, это недобор таможенных сборов из-за действий челноков. Наверное, это не настолько страшно, чтобы жертвовать интересами потребителей и бизнеса.

Китай. Казахстан. ДФО. СФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 февраля 2017 > № 2105403 Иван Зуенко


Китай. СЗФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 февраля 2017 > № 2088119 Ван Фэнтай

Дружить домами.

Китайские инвесторы начинают проявлять интерес к российским строительным проектам.

Сегодня в России связывают большие надежды с развитием экономических отношений с Китаем. И одним из наиболее перспективных направлений сотрудничества является строительство. В настоящее время в РФ осуществляется или готовится к запуску целый ряд крупных проектов. Так, буквально на днях в Москве был подписан договор об участии китайской строительной компании в сооружении нескольких станций столичного метро. Активно осваивают китайские инвесторы и Северную столицу — Санкт-Петербург. Уже несколько лет в Красносельском районе города идет строительство квартала «Балтийская жемчужина», в реализации этого проекта китайские фирмы принимают самое непосредственное участие. О том, как сегодня развиваются деловые отношения между нашими странами, в интервью «Строительной газете» рассказал консул по торгово-экономическим вопросам генерального консульства Китайской Народной Республики (КНР) в Санкт-Петербурге Ван ФЭНТАЙ.

«СГ»: Российско-китайские отношения сейчас на подъеме. В чем, по-вашему, причины нынешнего сближения?

Ван Фэнтай: Наше сотрудничество имеет давнюю историю — еще со времен Советского Союза. Среди китайцев немало тех, кто работал с советскими людьми, и они приезжают в вашу страну, чтобы своими глазами посмотреть, какие изменения произошли здесь за последнее время.

Особо хочу отметить, что многие представители китайского бизнеса, ознакомившись с нынешней экономикой России, признаются, что хотели бы наладить контакты с вашими предприятиями. С российской стороны мы также чувствуем стремление к сотрудничеству. Мы испытываем взаимный интерес друг к другу, несмотря на сегодняшнюю экономическую ситуацию в мире.

«СГ»: В последнее время мы ощущаем рост интереса китайских предприятий к Петербургу. Сколько компаний из КНР сегодня работает в городе?

В.Ф.: Более четырехсот. И я уверен, что в будущем эта цифра будет расти. Экономика России, и Санкт-Петербурга в частности, сейчас активно развивается. Мы со своей стороны готовы предложить сотрудничество с китайскими компаниями, имеющими современное и высокотехнологичное оборудование, высокий уровень управления. При этом на рынке недвижимости Северной столицы уже давно работают многие крупные китайские компании. Так, одиннадцать лет назад началась реализация крупнейшего проекта комплексного освоения территории в Петербурге — «Балтийская жемчужина». Здесь на площади 205 гектаров запланировано построить более миллиона квадратных метров недвижимости. Девелопером и застройщиком проекта является ЗАО «Балтийская жемчужина» — дочерняя компания Шанхайской заграничной объединенной инвестиционной компании, учрежденной семью крупнейшими шанхайскими корпорациями. На сегодняшний день уже застроено 64% территории. Объем инвестиций в этот проект превысит 3 млрд долларов. В настоящее время в проект уже вложено 1,7 млрд долларов. Кстати, в прошлом году ЗАО «Балтийская жемчужина» получило престижную международную премию — «Инвестиционный ангел». Кроме того, компании была вручена награда и за качество строительства — «Лидер строительного качества» первой степени.

Еще одним значительным проектом в Санкт-Петербурге является участие китайской компании «СССС» в строительстве порта «Бронка». В 2016 году фирма выполнила дноуглубительные работы объемом свыше 13,0 млн куб. метров. При этом сложнейшая задача была решена в рекордные сроки — всего за 8 месяцев. После этого компания «СССС», занимающая по данным Forbes 110-е место среди 500 крупнейших мировых компаний, приняла решение открыть свое представительство в Петербурге. В планах «СССC» найти в регионе партнеров и для других совместных проектов.

«СГ»: Какие еще отрасли экономики интересуют китайских инвесторов?

В.Ф.: В сентябре прошлого года в рамках визита губернатора Петербурга Георгия Полтавченко в КНР состоялась его встреча с председателем совета директоров «Китайской железнодорожной строительной корпорации» Ли Чанцзинь. Тогда стороны обсудили перспективы совместной реализации целого ряда инвестиционных проектов в сфере транспортной инфраструктуры. Один из наиболее перспективных — строительство нескольких линий легкорельсового трамвая. У Петербурга есть проект строительства легкорельсового трамвая для новостроек. У нас имеется опыт в данной области. И когда будут такие предложения, мы готовы предоставить полный пакет документов, чтобы участвовать в конкурсе и побороться за этот заказ. Есть интерес у наших предпринимателей и к дорожному строительству. Те, кто бывал в Китае, обращают внимание, какие у нас хорошие дороги. Мы готовы поделиться с вами этими технологиями. Мы также считаем, что у нас есть потенциал для сотрудничества в области науки и техники, который можно реализовать путем создания совместных предприятий. Так что давайте, как у вас говорят, «дружить домами».

«СГ»: Что, на ваш взгляд, следует сделать, чтобы российско-китайское экономическое сотрудничество развивалось динамичнее?

В.Ф.: Я сам часто думаю над тем, что нужно для этого сделать. На мой взгляд, для развития сотрудничества нужно создать некоммерческую структуру, которая оказывала бы поддержку и помогала бы устанавливать контакты китайским и петербургским предпринимателям. Нужны переводчики высокого уровня. Сегодня в России многие изучают китайский язык. В Китае тоже много желающих изучать русский. У нас наладились тесные контакты между вузами, так что есть шанс, что уже в следующем году у нас будут хорошие и грамотные переводчики. Многие китайские предприятия, которые хотели бы работать в России, порой не знают, с чего начать, как сделать так, чтобы их бизнес начал работать в правовых рамках. Нам нужна техническая и юридическая поддержка, нужны специалисты, которые бы помогали в работе с этими предприятиями.

Цитата в тему

Вопрос о строительстве в Санкт-Петербурге «китайского квартала» — ЖК «Балтийская жемчужина», в рамках которого предусмотрено строительство единого комплекса из жилых, деловых, торговых и развлекательных объектов на площади 205 гектаров, решался на уровне президента России

Кроме того

В ноябре 2016 года в Петербурге прошла XXI регулярная встреча премьера Государственного совета КНР Ли Кэцяна и председателя правительства РФ Дмитрия Медведева. Был подписан протокол о внесении изменений в меморандум о взаимопонимании между Министерством коммерции КНР и Минэкономразвития России о сотрудничестве в области малого и среднего бизнеса.

Справочно

Китай шесть лет подряд занимает первое место по товарообороту с Россией. Также КНР занимает еще и шестое место по инвестициям в российскую экономику, чьи прямые нефинансовые инвестиции в страну в общей сложности превысили 10 млрд долларов. А недавно в рамках межправительственной российско-китайской комиссии по инвестиционному сотрудничеству были определены 66 приоритетных совместных проектов на общую сумму 90 млрд долларов. В 2016 году Россия заняла шестое место по объему китайских инвестиций среди семи крупнейших экономик мира.

Автор: Светлана СМИРНОВА (Санкт-Петербург)

Китай. СЗФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 февраля 2017 > № 2088119 Ван Фэнтай


Китай. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075912

Китай и Латинская Америка: если посмотреть вблизи

У этих партнеров немалый потенциал сотрудничества в области торговли, финансов и защиты окружающей среды

Анхель Мельгисо Эстесо (Ángel Melguizo Esteso), El Pais, Испания

В мире, где набирают силу протекционистские настроения, можно лишь приветствовать дальнейшее сближение Китая и Латинской Америки. Визит председателя Си Цзиньпина в Эквадор, Чили и Перу в ноябре прошлого года в рамках АПЕК, публикация второй официальной стратегии Китая в отношении Латинской Америки и знаменательное выступление на форуме в Давосе — все это хорошие новости.

Известно, что в основе этих отношений лежит торговля, чей объем за последние 15 лет вырос в 22 раза (для сравнения, торговля Китая с США и Европой выросла, соответственно, в два и три раза). В настоящее время Китай является главным торговым партнером Бразилии, Чили и Перу. Но вот уже десять лет как сотрудничество распространилось и на финансовую сферу благодаря прямым инвестициям в телекоммуникации, производство электроэнергии, безотходным технологиями, обработке земель и кредитам. Начиная с 2010, Китай предоставил Латинской Америке кредитов на общую сумму в 123 миллиарда долларов, что сопоставимо с кредитами, выданными тремя банками развития сразу: Межамериканским банком развития, Андской корпорацией развития и Всемирным банком. Кроме того, рост китайских кредитов совпал с замедлением темпов экономического роста и спадом производства в Латинской Америке, в частности, в Бразилии и Эквадоре. То, есть в экономически непростые для континента времена Китай играет здесь стабилизирующую роль.

Если говорить о будущем, то отношения между двумя партнерами станут более комплексными. Но потенциал роста, бесспорно, очень большой в торговле и финансах, а также в сотрудничестве в решении общих проблем развития, таких как сокращение неравенства и охрана окружающей среды. Для этого Латинская Америка должна начать играть в сотрудничестве с Пекином равную с ним роль и перестроить свое партнерство с новым Китаем. Этот новый Китай характеризуется ростом, основанным на потреблении; социальным преобразовании вследствие старения населения, роста городов и расширения среднего класса; структурными реформами, направленными на создание наукоемких производств, основанных на передовых технологиях. Параллельно идет активный выход на внешние рынки, приобретение глобальных ресурсов и придание транснационального характера своим компаниям.

В этих условиях экспорт некоторых традиционных товаров, таких как металлы и сельскохозяйственная продукция, сократится. Но изменение структуры потребительского рынка в Китае откроет возможности для агропрома в силу потребностей вновь возникшего китайского среднего класса (рыба, мясо, фрукты, туризм) и оказания бизнес-услуг глобальным сетям транснациональных китайских компаний. Необходимо, чтобы Латинская Америка развивала современное производство с целью улучшения и диверсификации своей производственной структуры. Только так можно будет преодолеть нынешний обмен сырья на промышленную продукцию.

Финансовое присутствие Китая на континенте будет и дальше играть все большую роль в двусторонних отношениях. В этом десятилетии инвестиции вырастут более чем в два раза. Они будут привлекаться в промышленное производство и инновационные отрасли. Чтобы использовать возможности этих связей с передовыми мировыми производителями, следует повысить профессиональные навыки латиноамериканских трудящихся. Половина предприятий в Латинской Америке, как утверждают их руководители, сталкивается с трудностями при подборе квалифицированных сотрудников. Это самый высокий показатель в мире.

В регионе, где остро ощущается необходимость финансирования инфраструктуры и социальной политики, потребность в новых кредитах достаточно высока. Однако следует добиваться того, чтобы китайское финансирование было более диверсифицированным (по странам и отраслям), прозрачным (в том, что касается его условий) и устойчивым (как на бюджетном, так и на экологическом уровне).

Для проведения в жизнь этой политики у Латинской Америки есть региональные площадки и торговые соглашения, в частности, Общий рынок стран Карибского бассейна (CARICOM), Общий рынок стран Центральной Америки, Южноамериканский общий рынок (Mercosur) и Тихоокеанский союз, которые позволят координировать стратегию и расширить рынок. В этой связи возрастает значение переговоров, тем более что Китай стремится предложить Азии свой собственный торговый договор.

В обстановке повышенной неуверенности относительно перспектив мировой торговли открытость Латинской Америки достойна всяческой похвалы. Ее отношения с Китаем, который на недавнем форуме в Давосе высказался за более последовательную и действенную глобализацию, могут помочь Латинской Америке решить такие злободневные задачи как повышение производительности труда, сплочение среднего класса и укрепление государственных институтов. Это в свою очередь предполагает настойчивое проведение в жизнь политики диверсификации производства, повышения качества товаров и услуг, включая экспортируемые, и региональную интеграцию. Это задача непростая, но сейчас, в начале 2017 года, все задачи сложные. Но решить их все же можно.

Китай. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075912


Япония. Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 февраля 2017 > № 2105423 Джеймс Браун

Чего хочет Япония от России в области безопасности

Джеймс Браун

Вместо России главными угрозами в глазах японского руководства стали Китай и Северная Корея. Для Японии главная защита от китайской активности в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и от ядерной программы Пхеньяна – это военный альянс с США. Но Токио все больше понимает, что Россия тоже может играть полезную роль в решении этих проблем в области безопасности

Последний год премьер-министр Японии Синдзо Абэ придерживается «нового подхода» к отношениям с Россией. Объявленная официально в мае 2016 года, эта политика включает в себя регулярные личные встречи между лидерами и создание более тесных связей между странами, особенно в сфере экономики. На Западе этот «новый подход» считают спорным из-за введенных против России санкций и обвиняют японцев в том, что они подрывают попытки изолировать Россию. И действительно, такое поведение Японии может показаться удивительным, ведь эта страна традиционно очень внимательно следила за внешней политикой США как главного гаранта ее безопасности.

Главная причина японского своеволия – это сильное желание решить курильский вопрос в период, когда низкие цены на нефть и западные санкции делают Москву более сговорчивой. Но эта причина не единственная – Япония хочет развивать более тесные связи с Россией для обеспечения своей безопасности.

Во время холодной войны Япония считала Советский Союз серьезной угрозой национальной безопасности. Одним из главных военных приоритетов той эпохи для японцев была защита Хоккайдо (северный остров Японского архипелага) от советского вторжения. Но сейчас, несмотря на кризис в отношениях России и Запада, Япония уже не считает Россию вероятным противником и передислоцировала многие военные мощности с Хоккайдо в юго-западную часть страны. Более того, японская стратегия национальной безопасности 2013 года представляет Россию не в качестве угрозы, а в качестве важного партнера в работе по сохранению мира и стабильности в Восточной Азии.

Вместо России главными угрозами в глазах японского руководства стали Китай и Северная Корея. Для Японии главная защита от китайской активности в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и от ядерной программы Пхеньяна – это военный альянс с США. Но Токио все больше понимает, что Россия тоже может играть полезную роль в решении этих проблем в области безопасности.

В том, что касается Северной Кореи, Япония надеется, что Россия может использовать свое оставшееся влияние для сдерживания агрессивного поведения Пхеньяна. В отношении Китая цель Японии – противодействовать все большему сближению между Москвой и Пекином. Токио считает такой союз угрозой для себя, потому что, как объясняет Томохико Танигути, ведущий советник премьера Абэ, «это первый раз в современной истории Японии, когда она находится между северным медведем и южным драконом, когда обе страны сильны в одно и то же время». В частности, Токио боится, что Россия будет поддерживать действия Китая в отношении спорных с Японией островов Сенкаку и китайские попытки доминировать в Южно-Китайском море, через которое проходит большая часть торговли Японии, в том числе импорта нефти и газа из стран Ближнего Востока.

Цель отделить Россию от Китая может стать для Токио еще более важной, если под руководством Трампа Америка возьмет курс на изоляцию и будет меньше заботиться о безопасности Японии. Например, интересно будет узнать, повторит ли Трамп обещание Обамы защищать острова Сенкаку, хотя официально США не признают суверенитет Японии над ними?

Именно по этим причинам Япония перешла к новому подходу к России в 2016 году. Японское руководство боялось, что из-за западных санкций и кризиса в отношениях с США Россия будет вынуждена двигаться еще ближе к Китаю. Поэтому японские аналитики решили, что нужно быстро принять меры, чтобы предотвратить развитие квазиальянса между Россией и Китаем.

По этим же причинам в ближайшем будущем можно ожидать продолжение русско-японского сотрудничества в области безопасности. Например, вполне возможно, что переговоры в формате «два плюс два» между главами МИД и министрами обороны Японии и России будут возобновлены в 2017 году. Эти переговоры последний раз прошли в конце 2013 года, но во время визита Путина в Японию в декабре 2016 года российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что стороны договорились провести еще одну встречу в ближайшее время. Есть много тем, которые Россия и Япония могут плодотворно обсуждать. Например, ядерная угроза Северной Кореи и ситуация в Сирии. Также не исключено, что Япония начнет обращать больше внимания на украинский кризис.

Помимо перезапуска формата «два плюс два», у двух стран есть возможность расширить сотрудничество в других областях, например в борьбе с пиратством, в антинаркотических и поисково-спасательных операциях. Стороны могут вернуться к обсуждению договора о предотвращении опасной военной деятельности. Эти переговоры были приостановлены в марте 2014 года из-за украинского кризиса, но могут быть возобновлены в ближайшее время.

Скорее всего, отношения между Японией и Россией в области безопасности станут в 2017 году более тесными. Это будет выгодно для обеих стран. Но у этого сотрудничества есть четкие границы. Во-первых, хотя Япония и хочет расширить связи в области безопасности с другими странами региона, включая Россию, но ее главным союзником все равно останутся США. Япония по-прежнему зависит от американской армии в вопросе национальной безопасности. И если между сотрудничеством с Россией и с США возникнет серьезное противоречие, то Япония всегда выберет Америку.

Аналогичным образом для России отношения с Китаем важнее, чем с Японией. Это прямо подтвердил президент Путин в интервью, которое он дал японским журналистам накануне визитa в Японию в декабре. Журналисты спросили его: «Китай действительно главный партнер России? Мы правильно понимаем?» На что российский президент ответил: «Абсолютно». То есть Россия не будет сотрудничать с Японией в области безопасности в тех вопросах, где это может нанести ущерб ее отношениям с Китаем. Например, японская сторона хотела бы обсуждать тему Китая в формате «два плюс два», но Россия на это не согласится.

Также сотрудничеству двух стран будет мешать вопрос американской противоракетной обороны. С точки зрения России попытки США развернуть элементы своей системы ПРО в Восточной Азии – это угроза для России и для всего региона. Однако Япония считает, что эта система очень полезна для ее национальной безопасности, особенно чтобы защищать страну от ракет Северной Кореи. Японский министр обороны Инада проявила интерес к покупке американской системы ПРО THAAD. Это та же самая система, которую уже решила приобрести Южная Корея, чем вызвала напряженность в отношениях с Китаем.

Вопросы безопасности стали важной областью для потенциального сотрудничества между Россией и Японией – в дополнение к экономической сфере и переговорам о заключении мирного договора. Скорее всего, этот вид сотрудничества будет постепенно развиваться, потому что Япония продолжает бояться Китая и хочет усилить связи с другими партнерами в регионе. Тем не менее геополитические позиции России и Японии остаются во многом несовместимыми, и четкие границы для такого сотрудничества хорошо видны уже сейчас.

Япония. Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 февраля 2017 > № 2105423 Джеймс Браун


Китай. ДФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 14 февраля 2017 > № 2091634

Россия и Китай открывают новые горизонты экономического сотрудничества

Дмитрий Бокарев

Один из важнейших аспектов экономического сотрудничества между странами – взаимодействие в сфере транспорта и логистики. Как и положено, интенсивное развитие экономических связей между Россией и Китаем сопровождается развитием и интеграцией российской и китайской транспортных систем. Это способствует как увеличению грузопотока между двумя странами, так и росту транзитных перевозок.

Среди главных российско-китайских транспортных проектов стоит отметить международные транспортные коридоры (МТК) «Приморье-1» и «Приморье-2», которые дают выход к морю китайским провинциям Хэйлунцзян и Цзилинь через территорию российского Приморского края. Это поможет китайской стороне значительно сэкономить время и средства на грузоперевозках и привлечет китайские инвестиции в российский Дальний Восток.

Обустройство транспортных коридоров требует значительных финансовых затрат. Нужно значительно модернизировать и расширить существующую инфраструктуру – автомобильные и железные дороги, морские порты. Однако, когда все это будет сделано, доходы от транзита китайских грузов быстро перекроют все затраты российской стороны. По прогнозам специалистов, к 2030 г. МТК «Приморье-1» и «Приморье-2» будут приносить около 100 млрд рублей ($1,7 млрд) в год.

В начале сентября 2016 г. в Приморье состоялся Второй Восточный экономический форум, в рамках которого была проведена сессия «Транзитный потенциал Дальнего Востока: от географии к геоэкономике». На этом мероприятии выступал Хайтао Ли, первый заместитель председателя Народного правительства провинции Хэйлунцзян (КНР). Он сообщил, что после начала полноценной работы МТК «Приморье-1» и «Приморье-2» его провинция намерена нарастить транзит через порты Приморья с нынешних 23 млн тонн до более чем 60 млн тонн в год. Из них 7 млн тонн придется на более дорогостоящие контейнерные грузы. При этом самый большой годовой объем контейнерных грузов, прошедших до сих пор через все порты российского Дальнего Востока, составил пока 1 млн тонн.

Помимо отправки собственных грузов, провинция Хэйлунцзян намерена наладить через российские порты доставку на свою территорию грузов из других регионов КНР и других стран АТР. Сейчас уже полным ходом ведется сооружение необходимой инфраструктуры на китайской территории, и китайская сторона призывает Россию поспешить со своей частью работы.

Следует отметить, что северо-восточная провинция Хэйлунцзян имеет особое значение в российско-китайских отношениях, являясь своеобразным мостом между двумя странами. Этому способствует ее географическое положение: она находится на дальней окраине КНР и вдается в российскую территорию. Длина ее границы с Россией превышает 3 500 км. От основной части Китая ее отделяет большое расстояние и глубоко вдающийся в сушу Бохайский залив Желтого моря. Это несколько затрудняет сообщение провинции Хэйлунцзян с центральными регионами КНР. Однако в ее положении есть и плюсы, поскольку провинция могла бы стать важной точкой на пересечении путей между Россией, южными регионами КНР, Южной Кореей, Японией и другими странами АТР. Для этого провинции Хэйлунцзян нужен выход к морю через такие российские порты, как Зарубино и Находка. Таким образом, участие Китая в проектах МТК «Приморье-1» и «Приморье-2» поможет ему развить свой отдаленный регион и создать на его территории новый центр международной торговли.

Кроме того, сообщение провинции Хэйлунцзян с морем имеет для Китая стратегическое значение. Дело в том, что Хэйлунцзян – регион с развитым сельским хозяйством, который занимает лидирующее место в стране по сбору зерновых и снабжает своей продукцией другие части КНР. Однако поставки нередко страдают из-за недостатка транспортных мощностей, в связи с чем китайские перевозчики не справляются с огромными объемами грузов. А ведь после завершения сбора урожая в 2016 г. из Хэйлунцзян предстояло вывезти несколько десятков миллионов тонн зерна, кукурузы, бобовых и прочей продукции. Кроме того, дополнительную сложность создает сам маршрут, которым пользовались китайские перевозчики до сих пор. Чтобы по суше доставить груз в Шанхай, требуется обогнуть Бохайский залив, что значительно увеличивает длину пути. В связи с этими проблемами китайские транспортные компании обратились за помощью к ОАО «Российские железные дороги».

В начале декабря 2016 г. СМИ сообщили о начале работы нового транзитного маршрута из провинции Хэйлунцзян в юго-восточные регионы КНР через территорию России. Ожидается, что в первую очередь маршрут будет использоваться для перевозки сельхозпродукции.

Транзит через Россию значительно снизит стоимость и время доставки сельхозпродукции в Шанхай, сократив его до двух недель. Маршрут берет начало в Харбине, крупнейшем городе в Хэйлунцзян, проходит через пограничный с РФ город Суйфэньхэ до российского порта Восточный в Приморском крае. Далее груз будет переноситься с поездов на грузовые корабли и по воде доставляться в Шанхай. Первым пробным китайским грузом, отправленным таким путем, стали почти 500 тонн соевых бобов. Возможно, в дальнейшем этот быстрый и экономичный маршрут станет использоваться китайскими компаниями постоянно, заменив или дополнив прежние маршруты, целиком проходящие по территории КНР.

Помимо развития инфраструктуры, полноценная работа транспортных коридоров требует усовершенствования таможенных процедур. В октябре 2016 г. пункты пропуска во Владивостоке стали работать круглые сутки. Кроме того, была введена система приема транзитных деклараций в электронном виде. В результате большая часть транзитных грузов проходит проверку в портах Приморья и отправляется дальше в течение двух суток.

В заключение можно сказать, что успешная реализация проектов «Приморье-1» и «Приморье-2» важна не только на региональном уровне российского Приморья и китайской провинции Хэйлунцзян. И даже не на уровне России и Китая. Как упоминалось выше, в будущем это приведет к превращению российского и китайского регионов в важный центр международной торговли в масштабах АТР. Если взглянуть еще шире, это важный шаг в экономической интеграции стран Евразии, поскольку МТК «Приморье-1» и «Приморье-2» могут стать точкой соединения Евразийского экономического союза, представленного Россией, и «Экономического пояса Шелкового пути», инициированного Китаем и включающего множество стран Европы и Азии.

Китай. ДФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 14 февраля 2017 > № 2091634


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 февраля 2017 > № 2072777 Владимир Южаков

США и Китай на пороге «Третьей Опиумной войны»?

Владимир Южаков

Forbes Contributor

Америка зависит от Китая, как заемщик от кредитора

Иннаугурационная речь нового президента Трампа и первая в истории речь китайского лидера Си в Давосе фактически стали программными посланиями, обращенными к миру и предлагающими направления дальнейшего развития.

Трудно представить себе два более противоположных направления. Если Председатель Си, выступая перед мировыми бизнес-лидерами, речь посвятил преимуществам глобализации и открытости, то смысл речи президента Трампа можно свести к лозунгу: «Америка сама за себя». Произошло столкновение идей глобализации и изоляции.

Трамп не ограничился лишь словами. Первым приказом Трампа как президента стал выход из Транстихоокеанского партнерства. За этим последовало объявление о строительстве стены с Мексикой, что фактически является отменой североамериканского торгового блока НАФТА. Затем стало известно, что в разговоре с премьер-министром Австралии, одним из главных союзников США, президент Трамп, рассердившись, повесил трубку.

Происходит стремительное дистанцирование от союзников эпохи глобализации. Но все напряженно ожидают главного шага — введения заградительных барьеров с Китаем, главным торговым партнером США.

Действия Трампа настолько резко контрастируют со всей предыдущей глобальной политикой США, что они кажутся спонтанными, случайными и необоснованными. Однако, если проанализировать общую историю США и Китая, можно увидеть логику происходящих событий с нового ракурса.

Первая и Вторая Опиумные войны

Впервые Китай напрямую столкнулся с западными цивилизациями совсем недавно, в начале XIX века. До этого контакты с европейцами в основном ограничивались случайными визитами торговцев и миссионеров.

Китай в технологическом отношении находился далеко позади европейских стран, которые уже совершали индустриальную революцию. О масштабе разрыва говорит то, что основным вооружением китайской армии оставались арбалеты и парусные джонки, в то время как европейцы уже обладали ружьями и пароходами. Сложилась ситуация, когда гигантский, но морально устаревший Китай столкнулся с малочисленными, но современными и очень активными европейскими колонизаторами.

Европейцы были заинтересованы в торговле с Китаем — китайская керамика, шелк и чай были чрезвычайно популярны в Париже, Лиссабоне и Лондоне. Однако, оказалось, что китайцам европейские товары были неинтересны. Европе нечего было предложить традиционно самодостаточной Поднебесной.

Решение нашла Англия, которая стала продавать в Китай опиум, выращиваемый в индийских колониях. Несмотря на угрозу смертной казни, контрабанда наркотического вещества процветала — опиум стал тем, в обмен на что китайцы были готовы торговать. К Британии присоединились другие страны, и очень быстро значительная часть населения Китая, включая императора, оказалась в наркотической зависимости.

В отчаянной попытке прекратить торговлю опиумом, в 1839 году Пекин объявил о самоизоляции Китая от Запада, на что Запад ответил военными действиями. Так началась Первая Опиумная война. Перед технологическим и военным превосходством противника китайская армия оказалась бессильна. Беспрепятственно достигнув Нанкина, британцы заставили Китай открыть границы для торговли опиумом, а также передать им Гонконг. В ходе последовавшей вскоре Второй Опиумной войны западные страны получили целый ряд портов на восточном побережье, включая Шанхай.

Так началась европейская колонизация Китая — период, называемый в китайской истории «Столетием национального унижения». Европейские державы стали активно возводить многочисленные города на восточном побережье, при этом полностью игнорируя мнение императора.

Упавший авторитет центральной власти привел к целому ряду восстаний против императора, главное из которых — Тайпин, стало одним из самых кровопролитных событий в истории человечества, унесшим жизни более чем 20 млн человек.

Поставки опиума в Китай вызвали беспрецедентный отток капитала. В одном лишь 1838 году, перед Первой Опиумной войной, Китай потратил на западный опиум более 100 млн талей золота (примерно 3125 т). Для сравнения: все расходы императорского правительства в том же году составили всего 40 млн талей — в 2,5 раза меньше, чем расходы на опиум. В первые дни Первой Опиумной войны только в Кантоне у 500 рабочих заняло 23 дня, чтобы уничтожить 1200 т опиума, конфискованного у западных торговцев.

После окончания Второй Опиумной войны в 1860 году импорт опиума только вырос, а к 1880-м годам он более чем удвоился. Поднебесная, которая еще совсем недавно была одним из самых богатых государств мира, к концу столетия была практически полностью разорена.

Таким образом, первые две Опиумные войны стали следствием попытки Китая изолироваться и прекратить один из самых грандиозных оттоков капитала в мировой истории.

В качестве заметки на полях можно отметить, что хотя США фактически не участвовали в боевых действиях, они достаточно активно вели торговлю опиумом. Более того, президент США Франклин Делано Рузвельт был внуком Уоррена Делано — одного из наиболее преуспевших торговцев опиумом в Китае.

«Третья Опиумная война»

Спустя сто лет ситуация развернулась с точностью до наоборот. Большую часть ХХ века Китай посвятил тому, чтобы собраться и восстановиться после эпохи унижения. В результате реформ Дэн Сяопина, который направил страну на путь повышения производительности труда рыночными методами, к концу 1990-х Китай научился производить товары потребления значительно дешевле и эффективней, чем какая бы то ни было другая страна.

Как раз в это время начался период глобализации и специализации. Западный мир с готовностью отдал третьему миру функцию производства товаров массового потребления. Китай сумел выстроить эффективные производственные цепочки, и очень быстро Поднебесная стала мастерской мира.

Это вызвало колоссальный приток капитала в страну. По данным World Bank, только в 2015 году сумма проданных Китаем товаров превысила сумму купленных им товаров на $330 млрд. Это примерно эквивалентно притоку 6600 т золота, что в два раза больше оттока капитала в 1838 году.

С начала 2000-х общий объем полученного Китаем профицита составил примерно $3 трлн. Это эквивалентно 60 000 т золота, или около трети всего золота, добытого в истории человечества.

Если в XIX столетии Европа пользовалась зависимостью Китая от опиума, то в начале XXI столетия Китай пользуется зависимостью западных потребительских обществ от дешевых товаров. Роль опиума сегодня играют товары потребления.

До настоящего времени отток капитала проходил в основном незаметно. Однако в 2016 году американское общество отреагировало: влияние потерявших рабочие места американцев набрало критическую массу, что привело к избранию президента Трампа.

В своей инаугурационной речи Трамп в качестве защиты от оттока капитала и стратегии сохранения рабочих мест озвучил практически ту же стратегию, которой Пекин пытался защититься от «глобалистов» в 1839 году — стратегию изоляции и торговых барьеров.

 

1839

 

2017

 

Письмо Линь Цзэсюя британской королеве Виктории – начало Первой Опиумной войны.

 

Инаугурационная речь Президента Трампа.

 

Ваши корабли стремятся к нашим берегам за прибылью. Богатство Китая используется для вашего обогащения. Взамен мы получаем наркотик.

 

Мы сделали другие страны богатыми, в то время как наше богатство, сила и уверенность растворились за горизонтом. Одна за другой наши фабрики закрываются и покидают нашу страну.

В XIX веке главную роль в конечном поражении китайской политики изоляционизма сыграло технологическое и военное превосходство Запада. На этот раз, вероятно, аналогичную роль могут сыграть два других фактора.

Фактор 1: Отгораживание от мирового потребительского рынка

Американский потребительский рынок перестал доминировать в мире. Официальные данные еще недоступны, но в 2016 году китайский рынок потребления, скорее всего, стал больше американского

Более того, Китай в последние пять лет целенаправленно накапливал отложенный спрос на собственном внутреннем рынке. Это делалось с помощью кампании по экономии и кампании против роскоши. Также искусственно сдерживалось потребительское кредитование. Главной целью этих мер была подготовка к компенсированию возможного падения спроса на китайские товары за рубежом за счет роста внутреннего потребления (подробнее — здесь). Представляется возможным, что в случае необходимости Китай сможет форсировать внутреннее потребление и достаточно быстро удвоить его объем.

Что еще более важно, в последнее десятилетие потребительские рынки других развивающихся стран, помимо Китая, также росли намного быстрее американского рынка. Таким образом, если раньше американский потребительский рынок доминировал в мире, то теперь это уже не так.

Если изоляционистская логика «Третьей Опиумной войны» в конечном счете возобладает, США не столько защитит американский рынок от иностранных товаров, сколько ограничит американским компаниям доступ к мировому потребительскому рынку.

Фактор 2: США и Китай — зависимость заемщика и кредитора

Второй причиной, почему политика изоляционизма может быть разрушительной, является снижение зависимости между Китаем и США, как кредитора и заемщика. Эта зависимость обеспечивала экономический рост и стабильность последних двух десятилетий. Политика изоляционизма, скорее всего, приведет к ее нарушению.

До недавнего времени в качестве оплаты за свои товары Китай получал не только деньги, но и американские долговые обязательства. В результате к 2015 году у Китая накопилось американских казначейских долговых бумаг на $1,3 трлн. Таким образом, Китай зависит от США так же, как кредитор зависит от своего крупного заемщика.

Одновременно с этим США зависят от Китая. Государственный долг США к настоящему моменту приблизился к $20 трлн. Возможность США выплачивать проценты по такому колоссальному долгу в первую очередь основана на рекордно низких процентных ставках и отсутствии инфляции.

В свою очередь, главной причиной низкой инфляции и нулевых процентных ставок был поток дешевых товаров из Китая и готовность главных кредиторов США (и в первую очередь опять же Китая), предоставлять фактически бесплатные кредиты.

Изоляция от Китая — главного кредитора — практически неизбежно приведет как к росту инфляции, так и к повышению процентных ставок. Но рост ставок всего на 1% увеличит процентные платежи США на $200 млрд. Если же ставки вернутся к своему среднеисторическому диапазону 5-6%, ежегодные процентные платежи Америки увеличатся более чем на полтриллиона долларов, что сравнимо со всем военным бюджетом США.

Таким образом, Америка зависит от Китая, как заемщик зависит от кредитора. Эта взаимная финансовая зависимость США и Китая является одной из основ, на которой строятся отношения двух крупнейших стран мира. Изоляционистская политика грозит смещением этой зависимости, что чревато структурными сдвигами как в американской, так и мировой экономике.

Самое опасное, что этот процесс уже начался. Начиная с мая 2016 года, когда кандидат Трамп в интервью CNBC предложил «провести переговоры о дисконтировании долга США», Пекин начал активно избавляться от американского государственного долга. К настоящему моменту он сократил его с $1,25 трлн примерно до $1 трлн. В последнее время скорость продаж увеличилась и составляет порядка $50 млрд в месяц. Если динамика сохранится, то уже к концу этого года владение Китаем американского долга сократится до несущественных размеров.

Однако американские рынки пока этого не замечают из-за тактического маневра, к которому прибег Пекин.

Чтобы продать такой большой объем американского долга, не вызывая при этом паники и преждевременного падения его стоимости, нужно было найти убедительную причину. Следуя концепции книги Сунь Цзы «Искусство войны», Китай объяснил продажи американского долга внутренними проблемами — замедлением экономики и падением юаня. Похожей тактике следуют продавцы подержанных машин, придумывая причину продажи.

Доллары, высвобождающиеся от продажи американских гособлигаций, Пекин стал выдавать в виде кредитов китайским компаниям и частным лицам для покупки иностранных компаний и недвижимости за рубежом. В случае попыток нового президента США «дисконтировать» или инфлировать госдолг США эти активы не пострадают и сохранят свою стоимость.

Средства массовой информации же трактовали это как признак замедления китайской экономики — мол, китайские компании не могут найти выгодных инвестиций внутри страны и вынуждены направлять капитал за рубеж.

Выдача кредитов Пекином в свою очередь привела к снижению валютных резервов, росту долговой задолженности, а также оттоку капитала из Китая. Эти процессы хорошо вписались в общую парадигму замедления китайской экономики: рост долга внутри Китая дал новый повод для разговоров о китайском кредитном пузыре, а отток капитала и снижение резервов средствами массовой информации были объяснены паникой рядовых китайцев из-за падения юаня и скупкой ими долларов. В результате этого тактического приема распродажа Китаем американского долга пока в основном остается незамеченной.

Таким образом, в ответ на угрозу дисконтирования долга Китай ответил продажей этого долга. Опасность этого процесса в том, что таким образом начинает раскручиваться маховик взаимной изоляции, постепенно снижая зависимость США и Китая друг от друга.

Что дальше?

Следующий шаг за Трампом. На первый взгляд, изоляция может казаться простой и оправданной стратегией. Однако, как показывают исторические аналогии с первыми двумя Опиумными войнами, она может привести к обратному результату.

Изоляция будет означать закрытие для американских компаний мировых потребительских рынков, которые уже значительно превысили по своему размеру американский рынок. Изоляция также, скорее всего, приведет к дестабилизации американского долга и снижению взаимозависимости Китая и США, что сделает отношения между двумя крупнейшими странами намного менее устойчивыми.

Если все же будет сделан выбор в пользу глобализации, США придется найти ответы на целый ряд вопросов. Главные из них — как остановить потерю капитала, не теряя преимуществ глобализации; как конкурировать с Китаем, не прибегая к логике «Третьей Опиумной войны»?

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 февраля 2017 > № 2072777 Владимир Южаков


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 10 февраля 2017 > № 2101288 Владимир Захаров

Владимир Захаров: «Мы приговорены к тому, чтобы дружить с Китаем»

Беседовала Мария Сидельникова

В День дипломатического работника старший преподаватель факультета мировой экономики и мировой политики Школы востоковедения Высшей школы экономики, дипломат Владимир Захаров рассказал «Вестнику Кавказа» о перспективах российско-китайского сотрудничества.

- Поздравляю вас с профессиональным праздником. По вашему мнению, что такое дипломатия? Это наука, какой-то набор навыков или искусство?

- И первое, и второе, и третье. Я не хочу сейчас цитировать какие-то классические определения дипломатии, свод правил, который касается международных отношений внешней политики того или иного государства или государств в целом. Но дипломатия касается и бытовых отношений. Когда о человеке говорят, что он дипломатичен, это может иметь двоякий смысл. Например, подразумевается желание скрыть какую-то правду или часть правды, желание хитростью достичь определенных целей. В современной дипломатии принимаются все способы и методы, которые породила внешняя политика, международные отношения на протяжении своего существования. Поэтому я считаю, что дипломатия это и наука, прежде всего, международное право, на котором зиждется дипломатия, и большое искусство. Посмотрите на нашего министра - он говорит, как пишет и пишет, как говорит. Это редкое качество человека, который обладает таким даром предельно хорошо знать язык, причем не один, а английский и другие, и четко отражать все это на бумаге, своих мыслях, в публичном поле. Он и оратор, и публицист, он и человек, который способен вступить в полемику, найти четкие аргументы для того, чтобы доказать свою истину. Дипломатия это еще и аппарат - Министерство иностранных дел, посольства, консульства. Дипломатия еще подразумевает переговорный процесс. То есть определений много, но главное, что она предполагает круг людей, которые могут поддерживать отношения, способны решать задачи в интересах своей страны, своего государства, своего народа.

- Вы долго работали в Пекине. Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития российско-китайских отношений?

- Как говорил Мао Цзэдун, перспективы большие, только пути их достижения не совсем прямые. Стимулом для развития отношений является то, что мы два больших государства, одно самое многонаселенное, второе самое большое по территории. Граница у нас составляет больше 4 тысяч км, поэтому мы приговорены к тому, чтобы дружить и сотрудничать. Этот геополитический фактор мы должны это учитывать. Китай сейчас является первой-второй экономической сверхдержавой мира. Если взять паритет покупательной способности, то китайцы уже вышли на первое место, а по абсолютным данным, пока находятся на втором месте. Многое нас объединяет в вопросах внешней политики. Мы плотно сотрудничаем в Совбезе ООН и всегда практически голосуем солидарно. В очень редких случаях мы расходились в каких-то позициях, но в целом наши позиция в международных организациях едина. Интерес объясняется и тем, что Китай, естественно, нуждается в наших минеральных ресурсах. Здесь есть большие проекты, связанные с нефтью, с газом, с лесом и с получением технологий. Здесь открываются большие перспективы, но, к сожалению, пока нет серьезных рывков в плане кредитов, инвестиций. Факторов, которые говорят в пользу развития нашего сотрудничества с Китаем достаточно много, но мы мало знаем друг о друге, узнаем что-то через западные СМИ. Здесь происходит эффект искаженного зеркала, когда часть информации доходит в неправильной трактовке. Наши СМИ пока слабо представлены в Китае.

- Как, на ваш взгляд, можно изменить ситуацию?

Нам надо учить китайский язык, китайцам - русский. В 100 российских вузах ведется активное изучение китайского языка, но изучается он не совсем в такой активной фазе. Большое количество вузов, где изучается язык, вовсе не говорит о том, что это происходит качественно. Люди осваивают язык, как правило, если едут на практику, либо на продолжительную учебу в Китай. Количество китайских студентов, которые сейчас учатся в России, около 10 тысяч. Никто такой статистики точной не знает. Наших студентов в Китае примерно столько же. Причем наши студенты выбирают обучение в Китае на коммерческой основе. Это говорит о большом интересе, но пока не соответствует целям, которые поставили наши руководители в области образования. Была озвучена такая цифра, что в ближайшем будущем количество студентов, обучающихся в вузах двух стран, должно достичь ста тысяч. Эта цифра не соответствует реалиям. Нам далеко до этого.

Конечно, количество могло быть больше, если было бы более масштабным экономическое и практическое сотрудничество между нашими странами, которое востребовало бы такое число студентов. Но пока мы находимся на не очень активном уровне. Хотя у нас работает несколько Институтов Конфуция - это своего рода центры культуры, центры, где изучается китайский язык. Они, как правило, закрепляются на межвузовской основе в наших учебных заведениях. Но и это не спасает, потому что китайский язык сложный, выучить его достаточно трудно - нужно освоить иероглифику, нужно освоить тоны. Но главное, чтобы знания были востребованы. Чтобы это было не хобби какое-то, а отвечало бы реальной обстановке. Пока у нас в этом смысле нет большого продвижения.

- Возможно ли сближение через развитие туризма?

- Да. Число китайских туристов растет достаточно активно. Если взять наши основные музеи, Эрмитаж или московскую Третьяковскую галерею, то основные иностранные туристы там китайцы. В Китае сейчас моден экологический туризм – многие зимой едут на подледный лов на Байкал, а летом предпочитают дышать свежим воздухом на Байкале, либо совершать путешествие по Волге. Есть такой даже ”красный туризм”. Они садятся на пароход где-нибудь в Твери или в Москве и путешествуют, скажем, до Ульяновска, посещая места, связанные с именем Ленина, других революционеров. Сейчас они восстановили под Москвой музей, где проходил Съезд Коммунистической партии Китая. Теперь китайские группы, помимо достопримечательностей в Москве, еще идут посещать и этот музей, где проходил Съезд КПК в 1920-е годы.

Мы должны использовать все возможности для того, чтобы лучше знать друг друга, приглашать китайских туристов сюда, потому что это дает и экономический эффект. Если у нас будут происходить подвижки и в практической области, в экономической области, это укрепит наше сотрудничество, наше общее стремление жить в мире и использовать связи для укрепления нашего взаимодействия во всех областях.

(продолжение следует)

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 10 февраля 2017 > № 2101288 Владимир Захаров


Китай. ДФО > Образование, наука > chinalogist.ru, 10 февраля 2017 > № 2068949

ТОТАЛЬНЫЙ КИТАЙСКИЙ ДИКТАНТ

Синьхуа сообщает о первом финале тотального словарного диктанта по китайскому языку для приморских школьников 3 - 8 класса, который состоялся на днях во Владивостоке в Институте Конфуция Дальневосточного федерального университета (ИК ДВФУ). Организатор мероприятия ИК ДВФУ при содействии Штаб-квартиры Институтов Конфуция и Государственной канцелярии по продвижению китайского языка за рубежом КНР. В отборочном туре тотального диктанта приняли участие 539 школьников и студентов, изучающих китайский язык. В финал вышли 93 школьника и 32 студента, показавшие наиболее высокие предварительные результаты. Участники заключительного этапа писали экспресс-диктант на небольших досках, чтобы результат видели не только члены жюри, но и болельщики. Авторов лучших работ наградили почетными грамотами и подарками, рассказывает Синьхуа.

Китай. ДФО > Образование, наука > chinalogist.ru, 10 февраля 2017 > № 2068949


Китай > Миграция, виза, туризм > tourinfo.ru, 8 февраля 2017 > № 2080890

1,4 млрд долларов за неделю туристы потратили на острове Хайнань

Рекордное количество туристов приехали на остров Хайнань встретить Китайский Новый год.

За неделю праздников Хайнань посетили 957 300 туристов. Комитет по туризму города Санья, публикуя эти, подчеркивает, что это новый рекорд.

За праздники в аэропорты острова было совершено 2698 рейсов и доставлено 467 тыс. пассажиров. Еще 376,4 тыс туристов "прошли" через железнодорожный вокзал.

Самыми посещаемым объектом на курорте стал центр буддизма "Наньшань" - в дни праздников его посетили почти 300 тысяч туристов.

По данным статистики, отмечая Китайский Новый год на Хайнане, туристы потратили 9,06 млрд юаней (1,4 млрд долларов США).

Китай > Миграция, виза, туризм > tourinfo.ru, 8 февраля 2017 > № 2080890


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063619

Китайская торговая онлайн-платформа Aliexpress с седьмого февраля вводит обязательное присвоение трек-номера всем отправляемым в Россию товарам, цена которых превышает два доллара, говорится в пресс-релизе компании.

При этом, для белорусских и украинских клиентов Aliexpress это условие станет обязательным вне зависимости от стоимости.

В результате доставка большинства товаров станет платной. Отмечается, что решение было принято для "обеспечения стабильности и качества логистического сервиса".

Раньше клиент мог воспользоваться эконом-доставкой при покупке любых товаров. Отказавшись от услуги отслеживания посылки он фактически мог не платить за логистику. Начиная с седьмого февраля этот вариант будет действовать только на товары не дороже двух долларов.

Alibaba group является крупнейшей интернет-компанией Китая и работает в сфере электронной коммерции. Была основана Джеком Ма в 1999 году. Группе принадлежат несколько дочерних компаний и интернет-площадок, включая AliExpress.com.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063619


Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 6 февраля 2017 > № 2062965

Китайская государственная авиастроительная корпорация Commercial Aircraft Corp. of China (COMAC) сообщила о завершении установки всех бортовых систем на новейшем пассажирском авиалайнере С919, который был представлен публике 2 ноября 2015 г. По неподтвержденным данным, первый тестовый полет лайнера может состоятся уже весной 2017 г.

В заявлении COMAC подчеркивается, что самолет практически готов к первому полету. Проведены сотни тестов, главный из которых — тест на воздействие давления на фюзеляж лайнера — благополучно завершился в январе 2017 г., пишет «Сина синьвэнь».

«Мы проверили весь самолет, все компоненты и системы С919 работают в штатном режиме», — сообщил журналистам ведущий эксперт центра проектирования летательных аппаратов при Commercial Aircraft Corp. of China Ли Цян.

Пассажировместимость первого китайского среднемагистрального авиалайнера составит около 158 мест. Дальность полета превысит 4 тыс. км. Как ожидается, китайский С919 станет главным конкурентом Airbus 320 и Boeing 737. По состоянию на конец 2016 г. COMAC получила 21 заказ суммарно более чем на 500 лайнеров.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, первый тестовый полет С919 должен был состоятся до конца 2016 г., однако из-за длительной процедуры лицензирования авиатехники в Китае первый широкофюзеляжный лайнер из КНР поднимется в воздух лишь в 2017 г.

Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 6 февраля 2017 > № 2062965


Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 4 февраля 2017 > № 2060657

По итогам 2017 г., в китайско-белорусском индустриальном парке "Великий камень" удвоится количество резидентов. Об этом сообщило руководство парка.

В настоящее время администрация президента Белоруссии заключила с потенциальными инвесторами примерно 50 соглашений о намерении.

В 2022 г. в промпарке будет полностью завершено создание инфраструктуры.

Как сообщалось, среди резидентов "Великого камня" зарегистрированы такие компании как: "САС Индастриал", China Merchants Group, ZTE Corporation, Huawei и другие. Кроме того, более 20 предприятий из Китая, Германии, РФ уже заключили с парком договоры о намерениях.

В частности, "САС Индастриал" планирует реализовать в парке инвестпроект по производству радиаторов из литого алюминия, а также радиаторов из стали и алюминия. Объем инвестиций на эти цели составит $16 млн. А корпорация China Merchants Group инвестировала $500 млн в создание китайско-белорусского торгово-логистического комплекса, который расположится в промпарке.

Напомним, что в ходе реализации проекта китайско-белорусского промышленного парка "Великий камень" уже освоено $5,6 млрд инвестиций. Из этого объема китайская сторона вложила 60%, а белорусская – 40%.

Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 4 февраля 2017 > № 2060657


Китай. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 1 февраля 2017 > № 2062321

Часть продукции липецкой фабрики дрожжей “Angel Yeast” будет поставляться на экспорт.

По словам гендиректора китайской компании “Angel Yeast” Ц. Цзянхуа, продукция предприятия «Ангел Ист Рус» будет поставляться как в российские регионы, так и на экспорт.

«Большая часть произведенной липецкой фабрикой «Ангел Ист Рус» продукции будет поставляться в российские регионы. Кроме этого, мы планируем наладить поставки произведенных на фабрике товаров на традиционные для нашей компании рынки – в страны СНГ и Ближнего Востока», — сообщил Ц. Цзянхуа. О том, сколько именно продукции планируется экспортировать за рубеж, глава “Angel Yeast” не сообщил.

При этом он заявил о том, что деятельность предприятия не навредит окружающей среде, а производство будет практически безотходным. «Производственные цеха будут оборудованы современными и дорогостоящими очистными сооружениями, поэтому никакого дискомфорта в виде шума и постороннего запаха местные жители не почувствуют. Оборудование очистных сооружений позволяет производить полную очистку использованной при производстве воды и извлекать из нее калий, который можно использовать в качестве удобрения. В городскую канализацию будет сбрасываться уже очищенная вода», — пояснил глава “Angel Yeast”.

Стоимость возведения фабрики составляет 5,3 миллиарда рублей. Ежегодно предприятие будет производить 20 000 тонн кормовых, пищевых и прочих видов дрожжей, что составляет двенадцать процентов от совокупного объема потребляемых в РФ инстантных дрожжей, а также свыше 30 000 тонн органических удобрений.

Ввод дрожжзавода в эксплуатацию должен состояться летом 2017 года. На предприятии будут трудиться около трехсот сотрудников.

Компания «Ангел Ист» является самым крупным в мире производителем дрожжей. В ее состав входит десять крупных дрожжзаводов, расположенных в различных странах.

Китай. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 1 февраля 2017 > № 2062321


Китай > Экология > russian.china.org.cn, 1 февраля 2017 > № 2056646

Китайские исследователи раскрыли секрет удивительной засухоустойчивости саксаула зайсанского -- дерева, которое на территории Китая произрастает в пустыне Курбан-Тунгут и отличается завидной жизнестойкостью.

В знойное лето в пустынях часто высыхает вся местная флора. Однако, как обнаружили специалисты, в отличие от других видов растений, высохший саксаул зайсанский при малейших осадках способен возрождаться.

Группа ботаников под руководством старшего научного сотрудника Синьцзянского института экологии и географии Академии наук Китая Ли Яня провела два года в исследовании этого вида растения и уточнила его физиологические особенности.

Даже в условиях серьезного недостатка воды саксаул зайсанский гибнет не сразу. Дело в том, что он обладает способностью резко сокращать потери воды за счет сбрасывания листьев и обеспечить тем самым нормальное функционирование корневой системы. Когда засушливый сезон проходит, на ветках растения снова появляются почки, сообщил Ли Янь.

По его словам, многие многолетние засухоустойчивые деревья обладают подобной способностью, и саксаул зайсанский -- их типичный представитель.

Китайские исследователи провели эксперименты и получили физиологические показатели этого вида растения. Их достижения опубликованы в научном журнале Plant Biology.

Китай > Экология > russian.china.org.cn, 1 февраля 2017 > № 2056646


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067991 Евгений Мищин

«Тайваньская премьера» Трампа – предпосылки и последствия

«Новая политика» в отношении КНР может раздуть угли регионального конфликта

Евгений Мищин – специалист по Азиатско-Тихоокеанскому региону.

Резюме Неуклюжие маневры Трампа, если только он и правда не собирается признавать Тайбэй вместо Пекина, могут самым негативным образом сказаться на политической ситуации на острове, перечеркнуть процесс примирения двух берегов Тайваньского пролива.

Еще не вступив в должность, избранный президент Соединенных Штатов Дональд Трамп сделал заявления, растревожившие международную общественность. В частности, на передний план мировой политики на несколько декабрьских дней вдруг вышел небольшой остров Тайвань, который нечасто попадает в ленты новостей. Однако благодаря телефонному разговору Трампа с тайваньским лидером Цай Инвэнь миру напомнили, что у Тайваня есть, оказывается, президент и что это не совсем Китай. Более того, в эфире телеканала Fox избранный президент США пригрозил отказаться от политики «одного Китая», если Пекин не проявит гибкости в торговых вопросах. Чтобы оценить высказывания Трампа и их потенциальные последствия, необходимо устроить небольшой экскурс в историю.

От Гоминьдана до «подсолнухов»

Многие ошибочно полагают, что Тайвань – это еще одно непризнанное (или частично признанное) мировым сообществом государство, однако это не так. Остров никогда не объявлял независимости. Тайваньцы считают себя преемниками основанной в 1911 г. Китайской Республики, в состав которой входила большая часть материкового Китая. С 1895 по 1945 гг. Тайвань входил в состав Японской империи. Капитуляция Японии, казалось бы, устранила препятствия для воссоединения страны, однако все оказалось не так просто. В 1949 г. после победы коммунистов в гражданской войне сторонники партии Гоминьдан во главе с генералиссимусом Чан Кайши бежали на Тайвань (всего около 2 млн человек).

Естественно, китайские коммунисты считали возвращение острова делом чести, чаша весов в военном противостоянии постепенно склонялась в их пользу, однако вмешались американцы. В декабре 1954 г. был подписан и в марте 1955 г. вступил в силу американо-тайваньский Договор о взаимной обороне (Sino-American Mutual Defense Treaty), в соответствии с которым стороны обязались «сохранять и развивать индивидуальную и коллективную способность противостоять вооруженному нападению и подрывным коммунистическим действиям». Тайвань предоставил американцам право использовать в этих целях свою территорию, воздушное и морское пространство.

В январе 1955 г. Конгресс США принял так называемую «формозскую резолюцию», которая содержала обязательство защищать «территорию Китайской Республики» в случае вторжения войск КНР. Пекину подобную пилюлю пришлось проглотить, однако с потерей Тайваня он не смирился и в 1958 г. предпринял еще одну попытку вернуть остров военным путем. Американцы вновь вмешались, правда, не напрямую, а предоставив острову некоторые виды вооружений. В течение почти 20 лет значительное большинство государств считали Китайскую Республику, существовавшую на Тайване, единственным легитимным представителем китайского народа. Тайвань, в частности, заседал в ООН и обладал правом вето в Совете Безопасности. Однако в начале 1970-х гг. начался постепенный, весьма болезненный для руководства острова процесс нормализации отношений между Вашингтоном и Пекином. Американцы уже не могли игнорировать растущий вес материкового Китая. 1 января 1979 г. США признали КНР, однако от поддержки Тайваня не отказались, хотя и приняли к сведению в Шанхайском коммюнике 1972 г. с Пекином «стремление всех китайцев к единому и неразделенному Китаю».

В апреле 1979 г. президент Джимми Картер взамен потерявшего смысл Договора о взаимной обороне подписал во многом перекликающийся с ним Акт об отношениях с Тайванем (Taiwan Relations Act). В этом документе речь идет уже не о Китайской Республике, а о «управляющих властях Тайваня». В соответствии с ним были сформированы фактические посольства двух стран в Тайбэе и Вашингтоне, Соединенные Штаты взяли на себя обязательство предоставить Тайваню в необходимых количествах средства для поддержания «самодостаточной обороны». Любые попытки определить будущее Тайваня иными, кроме мирных, средствами, включая бойкоты и эмбарго, станут предметом «крайней озабоченности» для США.

В 1982 г. Рональд Рейган согласился поддержать сформулированные тайваньцами «шесть гарантий», которые предусматривали, что американцы не прекратят поставки вооружений и не будут консультироваться об этом с КНР; не изменят положений Акта об отношениях с Тайванем; не будут посредничать между Пекином и Тайбэем; не изменят позиции о том, что вопрос о суверенитете Тайваня может быть решен самими китайцами мирными средствами; не станут побуждать Тайвань к переговорам с КНР и, наконец, самое важное – формально не признают суверенитет КНР над Тайванем.

Было бы ошибкой полагать, что остров и материк не имеют никаких отношений. Долгое время Тайвань принципиально не общался с Китайской Народной Республикой. В частности, в 1979 г., после того как Тайвань потерял признание международного сообщества в качестве «правильного Китая», Чан Кайши отверг предложение Дэн Сяопина установить прямое почтовое и авиационное сообщение между двумя берегами Тайваньского пролива, а также развивать торговые связи. Однако в 1986 г. Тайваню пришлось вступить в диалог с материком для решения вопроса о возврате угнанного в Гуанчжоу грузового самолета и его экипажа. После этого возглавлявший остров в то время сын Чан Кайши Цзян Цзинго пошел навстречу многочисленным просьбам жителей острова и разрешил общение членов семей, разделенных гражданской войной. Такая ситуация создала предпосылки для появления в 1990 г. на Тайване неправительственного Фонда обменов через Тайваньский пролив, курируемого правительственным Советом по делам материкового Китая. КНР ответила симметрично, и после нескольких раундов встреч было сформулировано рубежное, с точки зрения Пекина, представление о том, что существует только один Китай, и каждый из берегов пролива волен интерпретировать это так, как ему захочется. Данное понимание закрепилось под названием «Консенсус 1992 года». Однако после избрания в 1996 г. первого демократически избранного лидера острова Ли Дэнхуэя (формально он находился у власти с 1988 г. после смерти Цзян Цзинго) и особенно первого президента от оппозиционной Демократической Прогрессивной партии (ДПП) Чэн Шуйбяня, продвигавшего тезис о независимости Тайваня, контакты (прежде всего политические) между Пекином и Тайбэем практически прекратились.

Ренессанс пришелся на период нахождения у власти в 2008–2016 гг. следующего президента от партии Гоминьдан – Ма Инцзю, который вместо независимости начал продвигать тезис о «тайваньской идентичности». «Консенсус 1992 года» вновь стал краеугольным камнем отношений. Тайваньский Фонд обменов через Тайваньский пролив и его аналог в КНР, Ассоциация по развитию связей между сторонами Тайваньского пролива, де-факто выполняли роль посольств. Последовали договоренности о допуске китайских туристов на остров, взаимных инвестициях, торговле, интенсифицировались политические контакты, повышался их уровень. В 2010 г. между Тайванем и КНР подписано Рамочное соглашение об экономическом сотрудничестве, взаимная торговля достигла почти 200 млрд долларов США.

Однако столь быстрое сближение с Пекином вызвало неприятие значительной части тайваньского общества, опасавшейся, что Китай экономическими рычагами хочет вернуть себе мятежный остров. Накануне подписания Рамочного соглашения возникло весьма активное гражданское движение, поддерживаемое оппозиционной ДПП, в пользу проведения референдума о целесообразности заключения каких-либо торгово-экономических договоренностей с КНР. Опросы общественного мнения указывали на то, что чаша весов склонилась бы не в пользу Гоминьдана и Ма Инцзю не дал провести плебисцит. По острову прокатились протесты, в парламенте развернулись настоящие бои, однако сторонники действующей власти выстояли. Весной 2014 г., когда на голосование было поставлено соглашение с КНР о торговле услугами, в парламент ворвались участники студенческого «движения подсолнухов» и их сторонники. Они не покидали здание до тех пор, пока рассмотрение соответствующего законопроекта не было отменено.

С тех пор популярность действующей администрации острова стала неуклонно снижаться. Действия «подсолнухов» получили позитивный резонанс и поддержку в тайваньском обществе, президента Ма Инцзю стали обвинять чуть ли не в работе на Пекин. В КНР серьезно занервничали. В ноябре 2015 г. состоялась историческая встреча председателя КНР Си Цзиньпина и Ма Инцзю, призванная, по мнению наблюдателей, повлиять на результат президентских выборов на Тайване в январе 2016 года. Однако этот шаг Пекина возымел обратный эффект, и к власти на острове при поддержке почти 60% избирателей пришла лидер оппозиционной ДПП Цай Инвэнь, которая еще на предвыборном этапе высказывалась против пресловутого «консенсуса 1992 года».

Эквилибристика на «красной линии»

В Пекине приход к власти политика, поддерживавшего «подсолнухов» и выступавшего против торговых соглашений с материком, расценили как прелюдию к независимости острова. Такой сценарий – «красная линия» для КНР, перейти которую Пекин не позволит ни при каких обстоятельствах. И чтобы было понятнее, китайские власти предприняли ряд рестриктивных шагов, демонстрирующих острову, что ругаться с «большой землей» совсем не следует. Прежде всего очень быстро, почти на треть, сократилось число прибывающих с материка туристов, которых к моменту начала межкитайских «разборок» ежегодно приезжало около трех миллионов. Казалось бы, заменить их не составит труда. Но не тут-то было: континентальные китайцы в среднем проводят на Тайване 10 дней и ездят по самым разным его уголкам, где туристу, не владеющему китайским и не интересующемуся китайской историей и культурой, делать практически нечего. Как следствие начали разоряться мелкие гостиницы, особенно на юге и востоке острова, и транспортные компании, перевозившие в основном соседей через Тайваньский пролив. Осенью Тайбэй сотрясли массовые акции протеста занятых в этих сферах тайваньцев, рейтинг поддержки президента Цай Инвэнь упал с 60% до 40%. Кроме того, Пекин стал закупать меньше тайваньских сельхозпродуктов, что на острове также быстро прочувствовали.

Может возникнуть вопрос, а чего, собственно, хотят сейчас китайские власти от Тайваня? Вроде бы ультиматумов о воссоединении Пекин в последние годы не выдвигал, да и понятно, что тайваньское общество на схемы, подобные гонконгской (одна страна – две системы), добровольно не пойдет. Пока власти КНР лишь настаивают на формальном подтверждении Цай Инвэнь приверженности «консенсусу 1992 года». С точки зрения Пекина, главное, что из него вытекало – невозможность существования Тайваня как независимого государства, а то, что остров при этом продолжал претендовать на легитимность исключительно Китайской Республики (не путать с Китайской Народной Республикой), пекинские власти сильно не задевало.

Цай Инвэнь при любом удобном случае заявляет, что не приемлет требований КНР, в лучшем случае она готова ссылаться на «консенсус» как на исторический факт. При этом она обещает действовать в соответствии с волей тайваньских избирателей и на основе «Конституции Китайской Республики». Ситуация складывается весьма запутанная – ни независимости, ни «консенсуса». Молодые же тайваньцы зачастую воспринимают существование Китайской Республики лишь как дань историческим традициям, многие открыто говорят, что китайцами себя не считают. Тем более что прибывающие на остров туристами собратья с материка, сознание которых формировалось в принципиально иных идеологических и экономических условиях, весьма сильно от них отличаются с точки зрения культуры, воспитания, образования. Язык вроде бы один, но отличия все равно есть, в частности, традиционные иероглифы, которые тайваньцы в свое время не стали упрощать вслед за Пекином. Плохо понимают тайваньцы и идеологические штампы и сокращения, укоренившиеся в лексиконе жителей КНР. Раздается все больше призывов называть остров не Китайской Республикой, не Китайским Тайбэем (под такой вывеской он был принят в ряд международных организаций и форматов), а исключительно Тайванем. А от таких настроений до независимости, опасаются в Пекине, всего один шаг. Тем более что все признаки независимого государства у Тайваня и так налицо, включая экономическую стабильность, которая не снилась многим «настоящим» государствам.

Председатель КНР Си Цзиньпин и другие официальные лица не раз давали понять, что за объявлением независимости последует неминуемый военный ответ. Трудно, конечно, сказать, пойдет ли здесь Пекин до конца, и самое главное – как на это отреагирует главный гарант нынешнего статуса Тайваня – США. С учетом возросшей в последние годы военной мощи КНР остров вряд ли продержится долго – как признаются сами тайваньские военные, максимум пару недель, до прибытия «защитников из Вашингтона». Только вот прибудут ли они? Сомнений в этом в последнее время возникало все больше, слишком уж нежелательным выглядит военное столкновение Пекина и Вашингтона.

И вот в этих условиях избранный президент США Трамп не только нарушает рамки сложившегося в последние десятилетия в американо-тайваньских отношениях «этикета», но и недвусмысленно намекает, что Соединенные Штаты могут отказаться от политики «одного Китая». Что может стоять за подобным «дипломатическим прорывом» и чем это грозит региону и миру в целом?

Вашингтон на распутье

Если принять все сказанное Трампом за чистую монету, то картина вырисовывается не самая радужная. Отказ от политики «одного Китая» подразумевает фактическое признание независимости Тайваня, если власти острова, возбужденные такой перспективой, решатся ее объявить. Не нужно быть экспертом в региональных делах, чтобы представить себе, что Пекин не будет сидеть сложа руки, военный сценарий решения тайваньской проблемы при этом практически неизбежен. В итоге – острейший региональный, а возможно и общемировой, кризис, новый раскол мирового сообщества (рискну предположить, что сторонников у Пекина, пусть даже и не преисполненных чрезмерным энтузиазмом, будет большинство). Тайвань вряд ли от этого выиграет, ведь остров очень зависит от экспорта своей продукции, да и туристов военный конфликт или его перспектива, разумеется, отпугнет. А назад потом не отыграешь – мол, погорячились, Китай мы, Китай, просто «не материковый».

Вряд ли будущий хозяин Белого дома настолько несведущ в мировых делах или ему совсем не с кем посоветоваться по этому вопросу. Значит, дело в другом. Трамп угрозой нарушить сложившийся в Тайваньском проливе статус-кво сознательно хочет спровоцировать Пекин, заставить его нервничать. Только вот сработает ли этот расчет? Нельзя исключать, что Си Цзиньпин как раз уцепится за этот повод, чтобы перейти, наконец, к практическому решению тайваньского вопроса. В случае успеха его авторитет в китайском обществе, сталкивающемся со все более серьезными экономическими проблемами и внутренними вызовами, заметно укрепится.

А что же тайваньцы? Как они отнеслись к заявлениям Трампа? Есть те, кому перспектива американо-китайских разборок, изменения политики Вашингтона в отношении острова действительно вскружила голову. Наконец-то, рассуждают они, Вашингтон, да и весь «прогрессивный мир», перейдет от вербальной поддержки тайваньской демократии к реальным шагам. Подобных мечтателей, надо признать, не очень много. Но они есть. Как минимум, считают они, Тайвань должен сегодня заняться более активным самопиаром в США, чтобы усилить позитивное впечатление будущего главы Белого дома. Однако большинство тайваньских экспертов сложившаяся ситуация серьезно насторожила и натолкнула на мысль о том, что Трамп, скорее всего, решил попугать Китай в надежде на уступки Пекина в торговых вопросах. Тайвань же в этой игре двух сверхдержав сыграет роль разменной монеты и в итоге окажется один на один с Китаем без американской поддержки.

В общем, ситуация парадоксальная – у островитян вроде бы есть все основания для радости, но на деле все для них лишь осложнилось. Неуклюжие маневры Трампа, если только он и правда собирается признавать Тайбэй вместо Пекина, могут самым негативным образом сказаться на политической ситуации на острове, перечеркнуть или по крайней мере очень существенно осложнить и без того вставший на паузу процесс примирения двух берегов Тайваньского пролива.

Много вопросов возникает и в связи с линией Вашингтона в Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом. Сохранится ли его значение в качестве жизненно важного региона США? Пойдет ли Трамп на жесткие шаги для обеспечения свободы мореплавания в Южно-Китайском море, которое КНР недвусмысленно считает своей территорией? Какова будет торговая повестка новой администрации, уже почти отказавшейся от Транстихоокеанского партнерства?

С тревогой за нарождающейся азиатской политикой Трампа следят и в Японии – еще одном важнейшем региональном государстве. У Токио были свои причины поволноваться, ведь новоизбранный американский президент в ходе предвыборной кампании обещал оставить японцев без военной поддержки, если те не покроют все расходы по содержанию на островах американских войск, расквартированных там после поражения милитаристской Японии во Второй мировой войне. Сама тема иностранного военного присутствия крайне чувствительна для японцев. Как проигравшие они были вынуждены конституционно ограничить свою армию компетенцией «сил самообороны». В этих условиях фактически только Армия США, имеющая базу на острове Окинава, гарантирует безопасность Токио. С базой за последние десятилетия было связано много неприятных для американских военнослужащих инцидентов, японское общество, мягко говоря, не в восторге от сложившейся ситуации, однако приспособилось к ней. Кроме того, присутствие США на японских островах стало своего рода психологической гарантией для пострадавших от японского милитаризма государств региона, что Токио больше не будет агрессором.

Если американцы решат уйти, этот статус-кво в регионе может вообще перекроиться. Отдельные силы в Токио, скорее всего, обрадуются и воспримут происходящее как конец «азиатского Версаля». Премьер-министр Синдзо Абэ явно настроен изменить сдерживающую развитие японской армии Статью 9 Конституции страны, для этого потребуется провести референдум, и нужная ему общественная поддержка, похоже, постепенно вызревает. В том, что у японцев на это есть и средства, и технологии, сомневаться не приходится. Таким образом, у Китая уже через несколько лет вполне может появиться весьма мощный военный противник в регионе помимо США.

Но это пока более отдаленная перспектива. Тайвань, выживание которого во многом зависит от американской политической и военной поддержки, смотрит на все происходящее с нескрываемым беспокойством. Наверное, более бдительными следует быть и другим членам мирового сообщества, включая Россию, чтобы избежать риска военного конфликта в столь непростом с геополитической точки зрения регионе.

Пекин явно будет стараться заручиться нашей поддержкой любых мер по «воссоединению Родины», однако в тайваньском вопросе слишком много нюансов и исторических наслоений, чтобы до конца считать его внутренним делом КНР. Да и «класть все яйца в одну корзину», во всем потакая китайскому соседу, наверное, было бы неправильно. Курс на развитие взаимовыгодных российско-японских связей, декларируемый президентом Путиным к плохо скрываемому раздражению Пекина, подтверждает, что в Москве это понимают.

Отдельная тема – территориальные споры в Южно-Китайском море, которое КНР, игнорируя мнение соседей, считает своим внутренним водоемом. Если бы не американские военные корабли, китайцы явно действовали бы еще более нахраписто и риски военных столкновений с такими странами, как Вьетнам или Филиппины, существенно возросли бы.

Гипотетический уход США из региона отвечал бы нашим интересам и стратегически стал бы большим шагом вперед, однако этот сценарий должен сопровождаться серьезными международными гарантиями Тайваню в том, что существующие противоречия острова с материком не будут решаться военным путем. В противном случае мы рискуем получить еще одну горячую точку, которая вместе с северокорейской ядерной проблемой может превратить регион в пороховую бочку.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067991 Евгений Мищин


Китай > СМИ, ИТ > regnum.ru, 30 января 2017 > № 2065326

Согласно заявлению заместителя руководителя Национального космического управления КНР У Яньхуа, в рамках национальной космической программы по изучению Марса Китай направит сразу 2 аппарата к поверхности «красной планеты».

Запуск первого аппарата запланирован на 2020 г. По планам китайской стороны, космический аппарат будет выведен на орбиту Земли с помощью ракеты-носителя Long March-5. «Путешествие» к поверхности Марса займет не менее 7 месяцев, пишет «Синьхуа».

По словам У Яньхуа, Китай также планирует отправить к Марсу второй аппарат, которому предстоит совершить мягкую посадку, собрать образцы грунта и доставить их обратно на Землю. Детали данной программы и конкретные сроки озвучены не были.

Кроме того, замглавы Национального космического управления КНР подтвердил планы Пекина направить космический аппарат к поверхности Юпитера для изучения отдаленной планеты.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, 19 января в Китае завершился первый этап национальной кампании по созданию имени и логотипа для китайской космической программы по освоению Марса. За 80 дней организаторы акции получили от граждан почти 36 тыс. названий и 14,5 тыс. версий логотипов.

Китай > СМИ, ИТ > regnum.ru, 30 января 2017 > № 2065326


Китай. СЗФО. ПФО > Транспорт. Миграция, виза, туризм > gudok.ru, 30 января 2017 > № 2055829

Железнодорожный туризм за 2016 год вырос более чем на 13%. По экскурсионным маршрутам проехали свыше 250 тыс. пассажиров. сообщает телеканал РЖД ТВ со ссылкой на материалы отраслевого «круглого стола», состоявшегося в Санкт-Петербурге.

Самыми активными туристами стали жители Китая. Для них компания «РЖД Тур» запустила отдельный маршрут – «Великий чайный путь». Экскурсия длится 10 дней. За это время поезд проделывает путь от Манчжурии до Европейской части России. Чтобы такие поездки стали доступнее для маломобильных граждан, железнодорожники развивают инфраструктуру, в частности, реконструируют вокзалы и платформы. Планируется увеличить количество специальных штабных вагонов для лиц с ограниченными физическими возможностями.

Участники «круглого стола» также отметили рост популярности ретро-движения. За 2016 год паровозные туры выбрали более 25 тыс. туристов. В 2017 году паровозные туры запустят в Гатчину и Петергоф. Сформированы пилотные двухдневные туры в Псков и Великий Новгород. Для перевозок в состав поездов включат вагоны купе и СВ.

Китай. СЗФО. ПФО > Транспорт. Миграция, виза, туризм > gudok.ru, 30 января 2017 > № 2055829


Швейцария. Китай. Саудовская Аравия. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 29 января 2017 > № 2067097 Николай Вардуль

Нефть давосского разлива

Границы «чуткого и ответственного руководства»

Николай Вардуль

В прошлом году темой Давосского форума была «Четвертая промышленная революция», что уже мобилизовывало и вызывало большой интерес, в этом — «чуткое и ответственное руководство». Почему именно «чуткое руководство» (как тут не вспомнить фразу героя Игоря Ильинского из старой советской комедии «Волга — Волга»: «Под моим чутким руководством…«)? Ответил завсегдатай Давоса Анатолий Чубайс. Он считает: «Мир перевернулся», форум навеял «ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы». Понятно, что эти ощущения питали Брексит и избрание Трампа. «Ощущение катастрофы» — это признак болезненной смены политических элит. Так что именно «чуткое и ответственное руководство» сегодня в дефиците.

Вот только восполнить этот дефицит вряд ли удалось. Самое заметное выступление на форуме — это давосский дебют китайского лидера. Речь Си Цзиньпиня, который в статусе почетного гостя открыл дискуссии на форуме, была интересна своей двойственностью.

С одной стороны, Си Цзиньпин выступил как сторонник глобализации экономики. Более того, он подчеркнул: «Многие современные проблемы, беспокоящие мировое сообщество, вызваны не глобализацией». Председатель КНР выступал за свободу торговли и против протекционизма. Но, конечно, не как убежденный либерал. Его задача заключалась в демонстрации того, что торговые войны, а именно к ним могут привести идеи Дональда Трампа о введении США торговых пошлин против, в частности, Китая, принесут вред всем участникам. «В торговых войнах победителя не бывает», — предупредил Си Цзиньпин.

Другая сторона его выступления была уже вовсе не либеральной. Китайский лидер раскритиковал сегодняшнюю практику регулирования экономики. «Политика краткосрочного стимулирования экономики доказала свою неэффективность», — заявил Си Цзиньпин. По его словам, в настоящий момент глобальная экономика на пути к новым драйверам роста, где «традиционные драйверы будут играть меньшую роль». Здесь также можно было услышать некоторую критику традиционного центра регулирования, которым является ФРС США: Си Цзиньпин призвал все страны вместе бороться с экономическими проблемами и искать пути их решения. Как ни странно это может прозвучать, в этой части своего выступления Си Цзиньпин, скорее, сближался с Дональдом Трампом, чьи идеи налогового регулирования и инфраструктурных инвестиций несколько отодвигают с авансцены регулирования ФРС.

Но и Си Цзиньпин никакой революции в Давосе не совершил. Понятно, что в торговой политике Китай будет решительно отстаивать свои интересы, а эксперты напряженно приглядываются не столько к китайской модели регулирования экономики, сколько к продолжающемуся замедлению темпов роста второй экономики мира, видя в этом целый букет рисков, которые могут распуститься на самых разнообразных рынках, включая сырьевые и, конечно, нефтяной.

Именно нефтяной рынок вызвал специальный интерес на Давосском форуме. Если в прошлом году в Давосе все ждали прилива постсанкционной иранской нефти, то на этот раз в фокусе было сокращение поставок.

На Всемирном экономическом форуме выступили исполнительный директор Международного энергетического агентства Фатих Бирол и генеральный директор государственной нефтяной компании Саудовской Аравии Saudi Arabian Oil Co. Амин Нассер. Их прогнозы звучали в унисон: мировой спрос на нефть будет расти даже при учете развития возобновляемых источников энергии и постепенного перехода на электромобили.

Любопытно отметить, что практически одновременно со Всемирным экономическим форумом проходил и Всемирный энергетический форум, но не в Давосе, а в Абу-Даби. Там выступил министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалех, он анонсировал: «Саудовская Аравия в следующие несколько недель начнет проводить тендеры на участие в первом этапе масштабной программы по развитию возобновляемых источников энергии, для чего потребуется от 30 до 50 миллиардов долларов». И пригласил участников энергетического форума принять участие в программе. Аль-Фалех конкретизировал: к 2023 г. Саудовская Аравия планирует производить около 10 гигаватт энергии в стране за счет возобновляемых источников энергии, в основном солнечной и ветровой. Есть и планы строительства двух атомных реакторов совокупной мощностью 2,8 гигаватта. «В настоящее время атомные электростанции в стране находятся на стадии проектирования», — рассказал министр энергетики Саудовской Аравии.

Что ж, позиция Эр-Рияда наглядно ориентирована в будущее. «Финансовая газета» уже писала о стратегическом подходе к приватизации 49% акций компании Saudi Aramco Oil Co, которая должна проходить в течение 10 лет, вырученные капиталы (а речь идет о триллионах долларов) будут направлены на диверсификацию саудовской экономики. Диверсифицируется и ТЭК королевства. Логично.

Саудовцы готовятся участвовать и в мировом производстве энергии из возобновляемых источников. Но ТЭК и в перспективе добыча нефти остается вне конкуренции. Амин Нассер в Давосе заявил: «Будет рост в нефтяной отрасли даже в 2040 году, даже в 2060 году. Нам необходимо быть к этому готовыми, и мы наращиваем свои мощности, чтобы быть готовыми».

Это диссонирует с договоренностью о сокращении добычи нефти, гарантами которой рынок считает Саудовскую Аравию и Россию, но генеральный директор Saudi Arabian Oil Co заглядывал в более далекое будущее. Зато глава МЭА Фатих Бирол поделился более близкими прогнозами: «Я ожидаю три вещи. Первая — в этом году и в ближайшие годы я жду более значительную волатильность цен на нефть, второе — я ожидаю, что производство сланца в США возобновит рост в 2017 оду, если цены останутся на этих уровнях, третье — я ожидаю, если соглашение ОПЕК будет реализовано, мы увидим восстановление равновесия рынка в первой половине этого года».

Любопытно: с одной стороны, «восстановление равновесия рынка в первой половине этого года», с другой — «в этом году и в ближайшие годы» ожидается «более значительная волатильность цен на нефть». Вот такие они, прогнозисты.

Общий вывод такой. Цены на нефть ищут новый баланс, факторы этого баланса — сокращение добычи (если соответствующее соглашение будет выполняться) традиционных нефтедобывающих стран и возобновление сланцевой добычи, прежде всего в США. Из чего следует, что новый баланс цен будет находиться в некоем коридоре, в котром цены и будут колебаться.

Не думаю, что за таким знанием стоило ехать в Давос, но зато именно оно имеет прямое отношение к экономическим интересам России. Россия же не была в фокусе внимания Всемирного экономического форума. Конечно, звучали ожидания снятия с нашей страны санкций, говорилось о росте инвестиционного интереса к российской экономике, но, скорее, что называется, на полях форума.

В полный голос русская тема прозвучала в Альпах, пожалуй, лишь тогда, когда за рояль в Давосе сел Денис Мацуев, приветствовавший участников форума своим искусством.

Швейцария. Китай. Саудовская Аравия. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 29 января 2017 > № 2067097 Николай Вардуль


Китай > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 29 января 2017 > № 2053634

В Тяньцзиньской государственной показательной зоне самостоятельных инноваций зарегистрировано уже свыше 80 тыс предприятий, а общий объем полученных ими в 2016 году доходов, по предварительным оценкам, превысит отметку в 2 трлн юаней /1 долл США - 6,87 юаня/. Об этом рассказали на рабочем совещании по вопросам науки, техники и права интеллектуальной собственности, прошедшем на днях в Тяньцзине /Северный Китай/.

Сообщается, что только в 2016 году в этой зоне зарегистрировались около 20 тыс новых предприятий, 6100 из которых являются научно-техническими предприятиями, общее число таких предприятий достигло 27 тыс или 31 проц от всех зарегистрированных в Тяньцзине предприятий такого типа. Среди зарегистрировавшихся в прошлом году предприятий 540 являются государственными компаниями, специализирующимися на новых и высоких технологиях, теперь таких компаний здесь 1800 /55 проц общегородского показателя/.

По предварительным оценкам, общий объем доходов зоны по итогам 2016 года составит 2,1 трлн юаней, увеличившись на 16 проц по сравнению с предыдущим годом, рассказал глава Тяньцзиньского комитета по вопросам науки и техники Лу Вэньлун. По его словам, в 2017 году число зарегистрированных в зоне научно-технических предприятий планируется довести до 34 тысяч или 36 проц общегородского показателя, а общий объем доходов зоны должен достичь 2,3 трлн.

Создание Тяньцзиньской государственной показательной зоны самостоятельных инноваций было утверждено Госсоветом в декабре 2014 года, официально она была открыта 26 февраля 2015 года, ее общая площадь составляет 244,67 кв. км.

Китай > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 29 января 2017 > № 2053634


Китай > Медицина > russian.china.org.cn, 29 января 2017 > № 2053615

К настоящему времени количество лечебно-медицинских учреждений, специализирующихся на традиционной китайской медицине /ТКМ/, достигло 50 тыс., базовые услуги ТКМ доступны свыше 40 проц. населения. Об этом сообщили в Государственном управлении КНР по делам традиционной китайской медицины и фармацевтики.

По сообщению, Китай продолжит углублять структурную реформу в области предложения, повышать качество и эффективность услуг ТКМ.

ТКМ играет активную роль в облегчении бремени пациентов и контроле за расходами на медицинские услуги. В январе-сентябре 2016 года средние расходы на амбулаторный прием и среднедушевые расходы на стационарное лечение в больницах ТКМ оказались на 10,82 и 23,54 проц. ниже, чем в других больницах.

В декабре 2016 года в Китае был издан закон о ТКМ, в котором подчеркнута необходимость создания сети услуг ТКМ, рационального размещения ресурсов услуг ТКМ и развития преимущества китайской медицины и фармацевтики.

Китай > Медицина > russian.china.org.cn, 29 января 2017 > № 2053615


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2017 > № 2053025 Александр Габуев

Вместо Америки. Как Трамп дал Китаю шанс на глобальное лидерство

Александр Габуев, Carnegie Moscow Center, Россия

Если кто-то и обвинял Дональда Трампа в непоследовательности и непредсказуемости, то первый же указ президента показал, что новый хозяин Белого дома будет последователен и предсказуем — хотя бы поначалу. В ходе предвыборной кампании он не раз обещал после победы немедленно вывести страну из Транстихоокеанского партнерства (ТТП), то же самое он сказал и 21 ноября, говоря о первых ста днях у власти. И вот 23 января, верный своему слову, Трамп одним росчерком ручки похоронил почти десять лет работы двух предшествующих американских администраций.

Как говорится в указе, торговля остается важным приоритетом для Белого дома, но новая администрация «намерена обсуждать будущие торговые сделки с отдельными странами на двусторонней основе». Напоминанием о том, что Америка когда-то была локомотивом создания ТТП, осталась лишь вкладка на опустевшем сайте офиса торгового представителя США — теперь, правда, вместо текста соглашения и красивых слайдов, как ТТП будет выгодно для американских потребителей и производителей, ссылка выводит на страницу с главным лозунгом экономической программы Трампа: «Америка прежде всего».

Лом вместо отмычки

Похоронив ТТП, Трамп легко набрал очки у своего электората, почти не приложив усилий. Соглашение, подписанное двенадцатью странами (Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США, Чили, Япония) 4 февраля 2016 года, еще не вступило в силу — для этого его должны ратифицировать государства, представляющие не менее 85% ВВП блока. Конгресс к документу относился настолько неоднозначно, что даже Хиллари Клинтон, которая на посту госсекретаря США активно продвигала ТТП, в ходе избирательной кампании была вынуждена дистанцироваться от этого соглашения и обещала подумать о его ратификации только после «существенного пересмотра». Расчет демократов строился на том, что Хиллари выборы выиграет, а в ноябре-декабре администрация Обамы протащит ратификацию в Конгрессе в ходе сессии «хромых уток». Но победа Трампа спутала все карты.

Враждебное отношение новой республиканской администрации к ТТП объясняется четырьмя причинами. Во-первых, хотя соглашение и дает выгоды экономике США в целом, но бьет по промышленности тех штатов, которые обеспечили Трампу победу. По расчетам Института международной экономики им. Петерсона (PIIE), до 2030 года ТТП добавило бы 0,5% к американскому ВВП (+$131 млрд) и 9,1% к экспорту (+$357 млрд). Но, как показывает исследование Комиссии США по международной торговле, этот выигрыш был бы достигнут за счет успеха крупных транснациональных корпораций в самых инновационных секторах, а вот производители автозапчастей, сои, табака, текстиля и лекарств проиграли бы. Учитывая географическое размещение этих отраслей, Трамп изначально фокусировал свою кампанию в ряде ключевых штатов (например, в Северной Каролине) на обещании выйти из ТТП — и оказался прав.

Во-вторых, соглашение в его нынешнем виде действительно имеет ряд серьезных изъянов для американских интересов. Некоторые пункты соглашения обсуждались в спешке в середине 2015 года — тогда Обама еще пытался успеть подписать и ратифицировать соглашение до начала активной фазы президентской кампании. В итоге в соглашении начисто отсутствует механизм, который бы защищал участников от недобросовестного манипулирования валютным курсом с целью повысить конкурентоспособность своих товаров.

Кроме того, вопросы вызывают и положения, посвященные правилам определения происхождения товаров — например, они дают возможность Японии беспошлинно экспортировать в США машины, собранные из китайских компонентов (недаром исследование PIIE показывает, что в первое время Китай мог даже выиграть от создания ТТП, наращивая беспошлинный экспорт своих товаров на американский рынок через третьи страны).

В-третьих, команда Трампа искренне считает, что многосторонние сделки для интересов США хуже, чем двусторонние соглашения. В соглашениях с несколькими участниками Америке приходится идти на сложные размены, а мелкие страны могут давить на Вашингтон консолидированным фронтом (переговоры в рамках ТТП по сельхозпродукции или патентным правам на лекарства тому пример). А на двусторонних переговорах, наоборот, США могут давить на партнера всем весом своей экономики и размером рынка, а потому добиваться более выгодных условий. Эту логику исповедует и сам президент, и его министр торговли Уилбур Росс, и возглавивший совет по торговле экономист Питер Наварро.

Наконец, ТТП — это один из главных проектов президентства Барака Обамы, экономический стержень его стратегии «поворота к Азии». Отмена концептуально сложного соглашения, которое не очень понимали Конгресс и избиратели, — идеальный первый шаг для того, чтобы начать демонтировать наследие предыдущей администрации. Но ТТП гораздо более сложный и амбициозный проект, чем просто соглашение о свободной торговле. Помимо обнуления пошлин на 98% тарифных линий, ТТП включает в себя обширный блок глав, регулирующий стандарты для торговли и инвестиций: от недискриминационного доступа к госзакупкам и борьбы с коррупцией до защиты прав рабочих и охраны интеллектуальной собственности. В эти главы администрация Обамы смогла упаковать те нормы, которые США и развитые страны многие годы пытаются продвинуть в ВТО в рамках незавершенного Дохийского раунда.

Создав компактную группу стран-единомышленников, Вашингтон рассчитывал, что активная беспошлинная торговля внутри ТТП вынудит остальные страны Азиатско-Тихоокеанского региона рано или поздно попроситься в ТТП. Например, Китай, оставшись за бортом партнерства, рисковал бы потерять миллионы рабочих мест — они бы ускоренными темпами утекли во Вьетнам. Встав в очередь на прием, новые кандидаты были бы вынуждены принимать жесткие стандарты, на формирование которых они уже не могут повлиять. Тем самым Вашингтон закрепил бы свое лидерство в написании правил глобальной торговли, выгодных для продвинутых американских корпораций, а заодно открыл бы для США гигантские рынки вроде китайского и индийского, защищенные сейчас протекционистскими редутами.

Но Трампу эта сложная концепция оказалась ни к чему: глобальное лидерство явно кажется ему абстрактным понятием, а рынок Китая президент намерен открывать не сложной отмычкой глобальных торговых режимов, а угрожая Пекину ломом заградительных пошлин на китайские товары.

Лидер по вызову

Выиграла американская экономика или проиграла от выхода из еще не работавшего соглашения, понять не так просто. Наверняка в ответ на расчеты PIIE, доказывающие выгоду ТТП для США, у новой администрации найдутся свои «альтернативные факты». Многое будет зависеть и от того, удастся ли Белому дому заключить вместо ТТП более выгодные двусторонние сделки. Очевидно, что условия в них будут совсем другие — вряд ли администрация пойдет на столь радикальное снижение тарифных барьеров, как было предусмотрено ТТП, а партнеры Америки в ответ вряд ли будут готовы принять столь высокие стандарты. Двусторонние сделки, если их удастся заключить, наверняка будут больше похожи на уже существующие зоны свободной торговли и не произведут революцию в глобальной торговле, которую сулило ТТП.

Правда, сразу после подписания указа Трампа ряд лидеров стран ТТП поспешили заявить, что будут стараться создать этот блок и без США либо позовут в переговоры вторую экономику мира — Китай. Обе возможности обозначил премьер Австралии Малкольм Тернбулл: «Конечно, потеря США — это большая утрата для ТТП, но мы не собираемся останавливаться, а у Китая есть возможность присоединиться к ТТП».

Высказывания Тернбулла — это попытка сохранить лицо. Большая часть вовлеченных в переговоры чиновников в частных беседах признают, что без США создать ТТП вряд ли получится — американский рынок был тем призом, ради которого многие страны были готовы согласиться с высокими стандартами. Кроме того, конкретные размены по товарным группам (ставки пошлин и продолжительность переходных периодов) были завязаны на США, и теперь достижение нового равновесия может потребовать пары лет. Наконец, Япония устами замглавы кабинета министров Коичи Хагиуды уже однозначно заявила, что без США создание ТТП не имеет смысла.

Выгоду от решения Трампа пока получает только одна страна — Китай. Дело не в том, что Пекин серьезно терял от создания ТТП — до 2030 года его потери PIIE оценивал всего в $18 млрд, или около 0,1% ВВП. Но в долгосрочной перспективе КНР рисковала потерять куда больше: как инвесторов, так и рабочие места. Поэтому внутри китайского руководства отношение к возможному вступлению было неоднозначным. Многие высокопоставленные чиновники экономического блока и МИДа считали, что жесткие вступительные условия ТТП помогут Китаю проводить структурные реформы — точно так же в 1990-е Пекин использовал вступление в ВТО. Против были прежде всего лоббистские группы в госсекторе и частные компании, добившиеся выдающихся успехов на внутреннем рынке за счет высокопоставленных крышевателей. Теперь же Китай может сам решать, в каком темпе ему двигаться к структурным реформам, не оглядываясь на фактор ТТП.

Пекин постарался конвертировать промахи Трампа в символические очки. Уже на ноябрьском саммите АТЭС в Перу, который проходил после выборов в США, председатель КНР Си Цзиньпин выступал как главный защитник принципов свободной торговли и призывал к скорейшему созданию зоны свободной торговли АТЭС. Искусно играя на страхах американских партнеров, которые из-за националистической и протекционистской риторики Трампа все больше сомневаются в способности и желании США быть лидером глобализации и западоцентричного миропорядка, Китай теперь позиционирует себя как ответственную глобальную державу, которая одна только и в состоянии поддержать угасающий порыв глобализации.

Продвижение имиджа КНР как такого игрока началось еще на сентябрьском саммите G20 в Ханчжоу. Апофеозом же стало выступление Си в Давосе. Если раньше Китай предпочитал игнорировать Всемирный экономический форум, стараясь затянуть капитанов мирового бизнеса на свою площадку в Боао, то в этом году Китай крайне расчетливо выбрал момент для дебюта своего лидера в Давосе. Американцы были заняты инаугурацией, а другим лидерам было либо не до форума, либо не до хороших новостей.

В этих условиях Си Цзиньпин подал себя как главного защитника глобализации. В складно написанной речи китайский лидер, не упоминая прямо ни Дональда Трампа, ни США, дал понять, что именно провалы Америки вызывают сейчас разочарование в глобализации. «Некоторые люди винят глобализацию за хаос в современном мире. Действительно, она создала проблемы, но нельзя из-за этого полностью отказываться от глобализации. Нужно направлять ее, минимизировать негативные последствия, давая вкусить плоды всем странам. Мировая экономика — как океан, от которого не отгородишься. Но Китай научился в нем хорошо плавать», — сказал он.

Никаких конкретных рецептов для лечения пороков глобализации Си не выписал — за исключением крайне расплывчатых призывов к учету взаимных интересов и общему выигрышу, а также рекламы своих инициатив вроде «Один пояс — один путь» и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Но и этого оказалась достаточно, чтобы все мировые СМИ написали, что в эру Трампа главным защитником глобализации становится Китай — выступление Си похвалил даже обычно ультракритичный по отношению к Китаю Мартин Вольф из Financial Times.

Наконец, сразу после подписания Трампом указа о выходе из ТТП Китай заявил, что готов нести бремя глобального лидерства. Собрав на закрытый брифинг аккредитованных в Пекине представителей самых влиятельных мировых СМИ, глава департамента международного экономического сотрудничества МИД КНР Чжан Цзюнь сказал, что «раз уж требуется, чтобы Китай играл роль лидера, то мы должны взять на себя эту ответственность». Одновременно китайские чиновники рассказали, что в ближайшее время к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций присоединится еще 25 государств, а Китай может снизить свою долю в капитале банка, отказавшись тем самым от права вето (правда, недостающие голоса всегда можно будет добрать за счет более мелких стран).

Вряд ли Китай сумеет сейчас всерьез возглавить не только сходящий с проторенного американцами пути процесс глобализации, но даже создание торговой архитектуры в АТР. Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (РВЭП), которое Пекин продвигает как альтернативу ТТП, в отличие от американского проекта не содержит особо революционных стандартов — речь скорее идет об объединении уже существующих зон свободной торговли с участием Китая, Японии, Индии, Южной Кореи, Австралии, Новой Зеландии и десятки стран АСЕАН. Причем, учитывая участие в переговорах ультраконсервативной в вопросах торговли Индии, переговоры по РВЭП могут идти еще долго.

Сейчас для китайского руководства не так важно достигнуть конкретных результатов. Воспользоваться странностями президента США, чтобы немного поиграть в лидера мирового порядка, Китаю ничего не стоит — конкретных вещей Пекин не обещает, а потому с него и взятки гладки. Кроме того, для Си Цзиньпина важна игра не только на внешнюю публику, но и на внутреннюю аудиторию. В конце года ему предстоит судьбоносный съезд Компартии, и укрепить свой символический вес за счет не слишком рискованных подвигов на мировой арене крайне своевременно.

Отказаться от химер

Что означает смерть ТТП для России? С точки зрения экономики от создания ТТП она ничего особо не выигрывала и не проигрывала — наша страна поставляет в Азию преимущественно минеральное сырье и оружие, а эти группы товаров в ТТП не попадали. Размещать у нас высокотехнологичные производства с высокой добавленной стоимостью иностранцы в последние годы не рвутся, так что и здесь Россия вряд ли проигрывала бы кому-то конкуренцию из-за невступления в ТТП. Поэтому, по расчетам РАНХиГС и РЦИ АТЭС, создание ТТП не повлияло бы на ВВП России, максимальные потери в долгосрочном периоде не превысили бы $65,6 млн. Экспорт в сами страны ТТП мог бы подрасти (от 0,01% до 0,03%), а экспорт на другие рынки столь же незначительно сократиться.

Единственная упущенная выгода — это возможность продавать товары в страны ТТП через зону свободной торговли, которую ЕАЭС создал с Вьетнамом. Именно поэтому, например, расчеты PIIE июля 2016 года демонстрируют, что в случае создания ТТП Россия увеличила бы ВВП на 0,1% до 2030 года (+ $2 млрд), а экспорт — на 0,5% (+ $5 млрд).

Тем не менее в Москве от краха ТТП должны испытывать удовлетворение. Текст соглашения или хотя бы компетентный реферат среди чиновников и экспертов прочитали всего несколько человек, а потому общее отношение к блоку лучше всего выражено шефом СВР Сергеем Нарышкиным в статье «Инстинкты колонизаторов» в «Ведомостях», где он назвал ТТП попыткой Америки ограбить другие народы, а заодно разрушить ВТО. Теперь, вздохнув с облегчением, что коварный американский план разрушен руками президента США, России стоит, остыв от эмоций, воспользоваться открывшимся окном возможностей.

Самой нелепой ошибкой было бы желание использовать шанс для того, чтобы продвигать сейчас в АТР того монстра, который родился в недрах чиновничьих и экспертных кабинетов в ответ на ТТП — экономическое партнерство Большой Евразии. Эта геоэкономическая химера в отличие от тех же ТТП или ВРЭП не имеет четких очертаний. Азиатские и европейские дипломаты смеются, что пока никто в Москве так и не смог назвать им хотя бы три конкретных механизма работы этого партнерства и три причины, почему какая-то страна должна стремиться в него вступать (если исключить уверения в том, что такое партнерство невероятно выгодно и ведет к росту экономики). Когда же иностранцы слышат, что проект включает в себя не только ЕАЭС, Китай, АСЕАН, ЕС и Японию с Кореей, но и Индию с Пакистаном (поскольку они теперь члены ШОС — без них никуда), на их лицах застывает ледяное вежливое выражение — представить себе функциональный торговый блок, где Дели и Исламабад о чем-то договорятся, пока не может никто, кроме россиян.

Пока в Азии заняты переживаниями по поводу Трампа и смерти ТТП, самое время тихо похоронить евразийское партнерство и перестать упоминать о нем на любом уровне. В конце концов, Москве не привыкать — редко кто сейчас вспоминает об идее Дмитрия Медведева по договору о европейской безопасности или идее России по замене Энергетической хартии. Скорее всего, без напоминаний со стороны России о евразийском партнерстве благополучно забудут. Высвободившиеся человеко-часы чиновников и экспертов, которые профессионально занимаются проблемами торговли в Азии, лучше направить на достижимые и реально необходимые вещи. Прежде всего — на создание зон свободной торговли с АСЕАН и с его отдельными странами. Это будет иметь смысл и само по себе, и позволит России присоединиться к переговорам по РВЭП.

Кроме того, освободившееся от бесплодного обдумывания евразийского партнерства время эксперты могли бы потратить на дальнейшее изучение ТТП. Следующая администрация США может достать документ из-под сукна. А учитывая возможность импичмента Трампа или победы демократов уже на следующих выборах, это может произойти вполне скоро — не стоит забывать, что даже вице-президент США Майкл Пенс еще недавно был сторонником ТТП. Не исключено, что и сам Дональд Трамп через какое-то время может убедиться в выгодах соглашения и изменить позицию, согласовав с партнерами немного более выгодные для США условия и представив это как новую супервыгодную сделку. Хотя сейчас сделка мертва, очевидно, что опыт переговоров и придуманные в ТТП механизмы так или иначе будут всплывать в глобальной торговле — а значит, России было бы неплохо заранее подготовиться, пока есть возможность.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2017 > № 2053025 Александр Габуев


Китай. Россия. Евросоюз > Транспорт > zavtra.ru, 26 января 2017 > № 2050280 Эрнест Султанов

 Евразийское метро

Пекин—Москва—Лондон за 24 часа

Алексей Анпилогов

"ЗАВТРА". Наш сегодняшний собеседник — Эрнест Султанов, координатор форума городов Нового железнодорожного Шёлкового пути. Для завязки нашей беседы стоит задать первый вопрос: что задумано в качестве современной реинкарнации ещё средневековой транспортной артерии — Шёлкового пути из Китая в Европу?

Эрнест СУЛТАНОВ. Важнейшим словом в проекте Нового Шёлкового пути является слово "железодорожный". Часто мы называем это начинание проектом "метро региона METR" — в честь аббревиатуры серединного региона, в который входят Ближний Восток, Европа, Турция и Россия (Middle East, Europe, Turkey and Russia) и который фактически является "становым хребтом" всей системы евразийской транспортной связности. Обойти этот регион, выстраивая транспортные или логистические связи, просто невозможно, да и сама история показывает, насколько важен этот регион для жизни Евразии: именно по этим полям, горам и пустошам пролегал путь Александра Македонского, здесь прошли стальным потоком воины Чингисхана и Тамерлана. Ну, а слово "метро" в названии проекта относится к идеологии Нового Шёлкового пути, в котором будущее железнодорожное сообщение между самыми удалёнными точками Евразии будет по удобству для пассажира напоминать современное городское метро.

Для популяризации и продвижения этого смелого и масштабного проекта мы выпустили целую книгу, которую назвали "Метро региона METR: Белая книга будущего мобильности в регионе". Политики и экономисты, инженеры и финансисты совместно высказали различные и взаимодополняющие точки зрения и выработали интегральный, взаимоувязанный подход к будущему транспортной связности Евразии, в которой объективно центральную роль будет занимать железнодорожное сообщение, но построенное на инновационных технологиях и подходах.

"ЗАВТРА". А почему в качестве условного названия и описания будущей транспортной железнодорожной сети громадной Евразии был выбран именно привычный образ городского метрополитена, который обычно привязан к какому-нибудь мегаполису, но никак не к огромному континенту?

Эрнест СУЛТАНОВ. Когда мы искали метафору для описания Нового Шёлкового пути, то задумались: а что является определением "города"? Интересный факт: исторически под "городом" всегда подразумевалась некая общность территории, между самыми удалёнными точками которой его жителю можно было переместится за время, не превышающее одного часа, — конечно же, с помощью тех транспортных средств и с учётом той транспортной инфраструктуры, которая существовала в выбранный исторический период. И тут мы, кстати, с удивлением выясняем, что нынешняя Москва и Москва XIX или тем более XVII веков — это совершенно разные территории и общности. Всего пятьсот лет назад можно было говорить только о "Москве внутри Бульварного кольца", а вокруг этого поселения были деревни Коломенское, Останкино, были деревней Воробьёво нынешние Воробьёвы горы, с которых хорошо виден Кремль. Впоследствии, с ростом транспортных возможностей, Москва как город выросла до Садового кольца, которое было системой фортификационных сооружений, потом — до МКАД, а теперь в городскую среду Москвы включили и обширные территории за пределом "московского колечка". Но для города это не стало транспортной катастрофой: рост возможностей транспорта позволяет по-прежнему тратить тот же час для того, чтобы добраться до нужной вам точки внутри Москвы от вашего дома на окраине. Если, конечно, вы готовы воспользоваться удобным городским транспортом — метро.

Следующий этап, который уже разворачивается на наших с вами глазах, — создание новой транспортной сети, в которой большие и средние города Европы и Азии, а также уже упомянутого региона METR соединятся между собой с помощью аналога городского метро, и уже де-факто существующая сеть "европейского скоростного метро", высокоскоростных железнодорожных линий, соединится через METR с другой такой же высокоскоростной сетью — южно-азиатской, под которой мы понимаем сегодняшние высокоскоростные железнодорожные сети Китая, Японии и Кореи.

При таком подходе к построению единой сети можно добиться того, что путешествие между городами Западной Европы и Юго-Восточной Азии и в самом деле не будет сильно отличаться по затратам или по сложности от поездки на современном городском метро. Впрочем, ничего сверхъестественного в этом нет — наверное, столь же смелыми в начале XX века казались нашим предкам будущие проекты московского метро. Но как показала жизнь, реальность московского городского транспорта начала XXI века превзошла все самые смелые ожидания футорологов начала прошлого века. С другой стороны, уже тогда городское метро было реальностью: старейший городской метрополитен, Лондонский, к 1900 году уже насчитывал более чем сорокалетнюю историю. Из таких же осуществлённых проектов высокоскоростного пассажирского движения исходим и мы в своей инициативе Нового Шёлкового пути — в современном мире в железнодорожном сообщении уже массово достигнуты скорости в 300-500 километров в час, и вопрос исключительно в экономике и психологии: насколько люди готовы принять то, что в перспективе временны?е расстояния между городами, до сих пор глобально удалёнными друг от друга, сократятся пропорционально скорости перемещения пассажиров.

Как пример: нынешняя ситуация с транспортом определяет, что даже с использованием самолёта, личного автомобиля или ночного поезда мы должны затратить 6-7 часов, а то и более на то, чтобы добраться из Москвы в Минск. Но что будет, если с Белорусского вокзала, из центра Москвы, мы сможем всего лишь за два часа доехать до центра Минска? Ведь это радикально изменит наше восприятие расстояния, притом что формально 700 километров от Москвы до Минска никуда не исчезнут! Это реально изменит жизненные условия, люди будут находиться в состоянии "как дома", "в одном городе", проживая от формального центра на расстоянии в несколько сот километров. А это уже поменяет и стиль жизни, и само будущее такого "человека мобильного".

"ЗАВТРА". Скажите, а насколько нынешняя транспортная сеть Евразии готова к столь революционным изменениям? Ведь за прошедшие два века развития железнодорожного сообщения каждая из стран Евразии выработала свои железнодорожные стандарты, свои подходы к развитию рельсового транспорта, которые теперь уже достаточно сложно свести под "единую крышу"?

Эрнест СУЛТАНОВ. Есть хорошая итальянская поговорка: "Аппетит приходит во время еды". Вы скажете в ответ: "Да это же русская поговорка!". А я отвечу: "Вот видите, у нас и итальянцев гораздо больше общих черт характера, нежели отличий в языке, культуре или технических стандартах!". В проекте "евразийского метро" важны не отличия и не сегодняшние различия в подходах, а то, что мы совместно с европейскими и азиатскими коллегами выработали единое понимание сути новой транспортной среды, в которой и большие, и малые города любого региона получают мощный стимул к развитию, опираясь на возможности транспортной сети нового поколения. Старое высказывание Юлия Цезаря во время пышного приёма, устроенного ему жителями бедного городка с немногочисленным варварским населением, — "Лучше быть первым в такой деревне, чем вторым в Риме!" — сегодня может быть буквально вывернуто наизнанку. Новая транспортная связность неизбежно поднимает статус маленьких городов и даже условных "деревенек", делая их такими же "местами силы", какими до сих пор являлись только большие города. В итоге условная "деревня" и прозябание в ней перестаёт быть утешительным призом для тех, кто хотя и не достиг больших степеней в высоких сферах, но добился успеха на своём месте, получил признание со стороны профессионалов, пользуется уважением среди близких по духу людей. У "деревни" появляется своё особое будущее, которое отлично от блистательного мира столицы или мегаполиса, но уже не несёт на себе печати заброшенной периферии и общей отсталости.

Как пример: уже существующее высокоскоростное европейское метро открыло новые возможности перед городами-станциями, считавшимися до этого забытой Богом периферией. В 1980-е годы французский город Лилль был угасающим промышленным и угледобывающим центром с высоким уровнем безработицы. Изменился город после того, как стал частью высокоскоростной линии Лондон-Париж и Лондон-Брюссель. Он стал третьей по значимости торговой и финансовой столицей Франции, оставив позади многие старые центры, которые оказались вне зоны транспортного коридора. Кроме того, Лилль превратился в крупный туристический центр: число посещающих его туристов возросло в 15 раз и доходит сегодня до полумиллиона человек в год. Тот же эффект наблюдается и в Китае, который запустил громадную программу "метроизации" страны, уже связав около 80% крупных и средних городов в единую сеть высокоскоростного сообщения. С одной стороны, такая новая китайская мобильность стала основой роста и урбанизации Китая, но с другой стороны, эта урбанизация по-китайски не вылилась в создание двух-трёх задыхающихся от населения мега-городов, а наоборот — позволила создать несколько десятков урбанизационных центров, каждый из которых окружён мощным "ожерельем" из городов-спутников. Люди ведь отнюдь не спешат переезжать в мегаполис, если их собственная "деревня" не побуждает их срочно делать это под страхом нищеты и голода.

Такой же эффект можно уверенно прогнозировать и для большинства сегодняшних российских "деревень". Высокоскоростное метро позволит сочетать все преимущества жизни вдали от скоплений людей — хорошую экологию, красоту первозданной природы и спокойствие сельского быта — с возможностями, которые предоставляет людям любой большой город: высокооплачиваемой работой, современным образованием и хорошим здравоохранением. Поэтому бояться высокоскоростного сообщения, как очередного "насоса", который снова вытянет всю жизнь из малых российских городов в Москву или в Санкт-Петербург, не надо. Как показывает опыт Европы, это пробуждает скорее обратный процесс: городское население дополнительно осваивает новые, ставшие доступными территории, возвращая жизнь в до того умиравшие "деревни". Ведь люди хотят жить и работать там, где родились, а не в вечном муравейнике мегаполиса. Такой подход к новому прочтению железнодорожного транспорта уже создал устойчивый рост "нового среднего класса" в Европе, сегодня такой процесс разворачивается в Китае. В России тоже нет никаких препятствий к созданию такого класса успешных людей — причём не только в гипертрофированных столичных регионах, но и по всей стране, в десятках и сотнях небольших городов, которые сегодня задыхаются в забвении и на окраине жизни.

"ЗАВТРА". А насколько описанная тенденция возникновения "новой деревни" сочетается с экономическими ограничениями по рентабельности новой транспортной сети "высокоскоростного метро"? Ведь сегодня часто люди уже покидают офисы, чтобы не менее эффективно работать на дому. Это реальность нашего мира, в котором информационная связность часто оказывается важнее связности транспортной. Не станет ли внезапно проект евразийского метро проектом "пустых вагонов"?

Эрнест СУЛТАНОВ. Безусловно, транспорт изменяет мир. Московское метро, как мы уже убедились, даже самим фактом планирования той или иной ветки уже поднимает стоимость квартир в прилегающих районах. Поэтому, с вашего позволения, я бы не сбрасывал со счетов полностью вопрос транспортной связности — даже в полностью "информационном" мире люди будут много куда ездить, и, конечно, железнодорожный транспорт будет востребован: к каждому дому не приделать вертолётной площадки.

С другой стороны, основной выигрыш, который даёт внедрение высокоскоростного метро, — это не просто "движение ради движения", но совершенно иной стандарт жизни. Приведу простой пример: в 1960-х годах население Лондона превышало население Москвы чуть ли не на два миллиона жителей. С тех пор население Лондона даже уменьшилось, а вот население Москвы выросло практически в два раза, что и породило массу грустных шуток о "нерезиновости" самого большого города России. Чем же было достигнуто столь интересное развитие демографии в Лондоне? Фактически население Лондона тоже продолжило урбанизацию, однако в силу хорошей автомобильной и особенно железнодорожной связности жители "большого Лондона" смогли распределиться без ущерба для стандартов жизни по гораздо более обширной территории, чего, к сожалению, не произошло в случае Москвы. Если бы сегодня у Москвы как у центра принятия решений и центра связности страны выросла бы, подобно Лондону, целая "грядка" городов-спутников, которые бы расположились на расстоянии езды в час-полтора от центральных вокзалов, то у современной Москвы не было бы массы сегодняшних проблем — вымывания идентичности города мигрантами и приезжими, которые вынужденно живут в стеснённых и тяжёлых условиях "внутренней" Москвы, громадных пробок на периферийных дорогах и на МКАД, давки на отдалённых станциях городского метрополитена.

И поэтому я считаю, что никуда от нас железнодорожный транспорт не денется, даже в насквозь "информационном" мире для него будет масса работы, так как общая мобильность населения всё равно имеет тенденцию к постоянному росту.

"ЗАВТРА". А насколько такое высокоскоростное пассажирское сообщение возможно в отрыве от грузовых перевозок железнодорожным транспортом? Ведь ни для кого не секрет, что нынешнее пассажирское сообщение во многом субсидируется за счёт перевозок грузов…

Эрнест СУЛТАНОВ. Концепция высокоскоростного евразийского метро уже сама по себе включает сектор перевозки грузов. Перевозка грузов никак не отрицает перевозки пассажиров, это, если честно, надуманное противоречие. Более того, первыми проектами, которые мы реально запустили в рамках форума городов Нового железнодорожного Шёлкового пути, были проекты улучшения и убыстрения перевозок грузов через Евразию, а фактически — через Россию, так как и до сих пор единственной глобально выстроенной транзитной магистралью через континент, мостом из Китая в Европу, является российский железнодорожный маршрут. И, если честно, мы в чём-то повторяем классику Шёлкового пути, когда глобальным проектом, связывающим Европу и Азию, была интерконтинентальная торговля товарами, но именно она позволяла, за счёт создания сопутствующей инфраструктуры, решать массу проблем тех городов и тех людей, которые её обеспечивали. В этом и есть дуальность Нового Шёлкового пути: с одной стороны, он обеспечивает глобальную мобильность для людей и столь же глобальные быстрые перевозки грузов, но с другой стороны, создаёт вокруг такой мощнейшей транспортной сети целые коридоры роста, которые позволяют гармонично развивать сопредельные территории. Сегодняшние караваны — это железнодорожные контейнерные поезда, которые используют инфраструктуру высокоскоростного метро для перевозки грузов. Притом это не блажь и не вынужденная мера: контейнерные перевозки, хоть и имеют свою специфику, тоже требуют высоких скоростей между "станциями метро". И создаваемая в рамках евразийского метро глобальная транспортная система отнюдь не мешает контейнерным перевозкам, но наоборот — всячески их развивает.

Конечно, на этом пути есть и объективные препятствия. Всё-таки, в отличие от пассажиропотоков, потоки грузов не столь сбалансированы — они обычно идут лишь в одном направлении. Например, в случае отправки поезда из Китая, он гарантированно уходит заполненным, а вот в обратном направлении, из Европы или России, будет идти практически порожним. С другой стороны, сегодняшняя ресурсная избыточность России может быть в перспективе превращена в устойчивый поток товаров промышленной химии, которую можно получать прямо на российской территории, не продавая сырьё в необработанном виде в Европу или Китай. Ведь современная химия — это практически "жидкая валюта", без наличия которой невозможно представить создание современной экономики. И в этом отношении у России громадный потенциал. Приведу простой пример: колоссальный экспорт сырой нефти Россией, который сегодня составляет десятки миллионов тонн в год и идёт нефтепроводами. А если мы посмотрим как на альтернативный пример на 1939 год и на сталинский СССР, то с удивлением увидим, что в этот предвоенный год экспорт всей сырой нефти из страны составил всего лишь… 244 тонны! Это четыре современных железнодорожных цистерны. За год! А вот экспорт нефтепродуктов, которые и были тогдашней "высокой химией", в 1939 году составил 474 тысячи тонн! Вот как была построена экономика, которую сегодня любят упрекать в "необдуманном вывозе сырья". И именно к такой модели экономики надо стремиться в России, если мы хотим быть независимыми от внешних центров силы — будь то Европы, Китая или же США.

"ЗАВТРА". По вашему мнению, сколько времени потребуется России, Китаю и Европе, чтобы воплотить в реальность все те ожидания, которые вы изложили в своей "Белой книге" евразийского метро?

Эрнест СУЛТАНОВ. Я считаю, что уже в ближайшие 15-20 лет высокоскоростные железнодорожные линии региона METR должны составить новое единое евразийское метро. Ситуация, когда человек начинает день завтраком в Лионе, садится на поезд метро и доезжает к вечеру в Москву, попутно решая проблемы за обедом на встрече в Берлине, а ночью садится на Казанском вокзале на ночной поезд до Пекина, — вполне может стать обыденностью уже на памяти нашего поколения и уж точно достанется в наследство нашим детям.

Конечно, предстоит решить ещё массу проблем, в первую очередь — организационных. Унификации потребуют технические и административные требования, так как невозможно себе представить метро, в котором на каждой остановке нужно либо пересаживаться в другой поезд, либо предъявлять свои документы. Нужно будет согласовать общие стандарты развития высокоскоростного транспорта, что позволит планировать стратегические инвестиции, как это происходит сегодня, например, в вопросе международного освоения термоядерной энергии.

Конечно, высокоскоростное метро, как и многие другие инфраструктурные проекты, будет выполнять для стран-участников, в первую очередь, социальную и цивилизационную роль, но не надо забывать, что это всё-таки экономическое предприятие, которое должно опираться если не на логику прямых доходов от инвестиций, то всё равно — на логику совокупных косвенных доходов и преимуществ, которые она создаёт. Речь тут будет идти о целой системе выгод, часто не измеряемых расчётными рублями или юанями — хотя и их баланс даже в среднесрочной перспективе будет положительным. Развитие проекта метро региона METR и, шире того, высокоскоростного метро для всей Евразии требует не только финансовых средств или эффективных регламентов. Прежде всего она требует создания такой человеческой среды, которая была бы заинтересована в реализации проекта. Именно эта среда должна стать генератором проектов, концепций, идей, технологий, технических решений и, самое главное, воли и желания, необходимых для воплощения этой дерзкой и масштабной, но совершенно реальной и насущной задачи. И тогда высокоскоростное метро, которое сделает Москву по ощущениям пригородом Казани, а Казань — районом Москвы, может стать привычной нормой для поколения наших детей.

Китай. Россия. Евросоюз > Транспорт > zavtra.ru, 26 января 2017 > № 2050280 Эрнест Султанов


США. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 25 января 2017 > № 2061656 Александр Габуев

Вместо Америки. Как Трамп дал Китаю шанс на глобальное лидерство

Александр Габуев

Первым же указом Дональд Трамп вывел Америку из Транстихоокеанского партнерства. Сдержав обещание перед своим ядерным электоратом, президент одновременно поставил под вопрос лидерство США в написании правил мировой торговли. Занять освободившееся место лидера глобализации уже пытается Китай, но вряд ли эта попытка увенчается быстрым успехом

Если кто-то и обвинял Дональда Трампа в непоследовательности и непредсказуемости, то первый же указ президента показал, что новый хозяин Белого дома будет последователен и предсказуем – хотя бы поначалу. В ходе предвыборной кампании он не раз обещал после победы немедленно вывести страну из Транстихоокеанского партнерства (ТТП), то же самое он сказал и 21 ноября, говоря о первых ста днях у власти. И вот 23 января, верный своему слову, Трамп одним росчерком ручки похоронил почти десять лет работы двух предшествующих американских администраций.

Как говорится в указе, торговля остается важным приоритетом для Белого дома, но новая администрация «намерена обсуждать будущие торговые сделки с отдельными странами на двусторонней основе». Напоминанием о том, что Америка когда-то была локомотивом создания ТТП, осталась лишь вкладка на опустевшем сайте офиса торгового представителя США – теперь, правда, вместо текста соглашения и красивых слайдов, как ТТП будет выгодно для американских потребителей и производителей, ссылка выводит на страницу с главным лозунгом экономической программы Трампа: «Америка прежде всего».

Лом вместо отмычки

Похоронив ТТП, Трамп легко набрал очки у своего электората, почти не приложив усилий. Соглашение, подписанное двенадцатью странами (Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США, Чили, Япония) 4 февраля 2016 года, еще не вступило в силу – для этого его должны ратифицировать государства, представляющие не менее 85% ВВП блока. Конгресс к документу относился настолько неоднозначно, что даже Хиллари Клинтон, которая на посту госсекретаря США активно продвигала ТТП, в ходе избирательной кампании была вынуждена дистанцироваться от этого соглашения и обещала подумать о его ратификации только после «существенного пересмотра». Расчет демократов строился на том, что Хиллари выборы выиграет, а в ноябре-декабре администрация Обамы протащит ратификацию в Конгрессе в ходе сессии «хромых уток». Но победа Трампа спутала все карты.

Враждебное отношение новой республиканской администрации к ТТП объясняется четырьмя причинами. Во-первых, хотя соглашение и дает выгоды экономике США в целом, но бьет по промышленности тех штатов, которые обеспечили Трампу победу. По расчетам Института международной экономики им. Петерсона (PIIE), до 2030 года ТТП добавило бы 0,5% к американскому ВВП (+$131 млрд) и 9,1% к экспорту (+$357 млрд). Но, как показывает исследование Комиссии США по международной торговле, этот выигрыш был бы достигнут за счет успеха крупных транснациональных корпораций в самых инновационных секторах, а вот производители автозапчастей, сои, табака, текстиля и лекарств проиграли бы. Учитывая географическое размещение этих отраслей, Трамп изначально фокусировал свою кампанию в ряде ключевых штатов (например, в Северной Каролине) на обещании выйти из ТТП – и оказался прав.

Во-вторых, соглашение в его нынешнем виде действительно имеет ряд серьезных изъянов для американских интересов. Некоторые пункты соглашения обсуждались в спешке в середине 2015 года – тогда Обама еще пытался успеть подписать и ратифицировать соглашение до начала активной фазы президентской кампании. В итоге в соглашении начисто отсутствует механизм, который бы защищал участников от недобросовестного манипулирования валютным курсом с целью повысить конкурентоспособность своих товаров.

Кроме того, вопросы вызывают и положения, посвященные правилам определения происхождения товаров – например, они дают возможность Японии беспошлинно экспортировать в США машины, собранные из китайских компонентов (недаром исследование PIIE показывает, что в первое время Китай мог даже выиграть от создания ТТП, наращивая беспошлинный экспорт своих товаров на американский рынок через третьи страны).

В-третьих, команда Трампа искренне считает, что многосторонние сделки для интересов США хуже, чем двусторонние соглашения. В соглашениях с несколькими участниками Америке приходится идти на сложные размены, а мелкие страны могут давить на Вашингтон консолидированным фронтом (переговоры в рамках ТТП по сельхозпродукции или патентным правам на лекарства тому пример). А на двусторонних переговорах, наоборот, США могут давить на партнера всем весом своей экономики и размером рынка, а потому добиваться более выгодных условий. Эту логику исповедует и сам президент, и его министр торговли Уилбур Росс, и возглавивший совет по торговле экономист Питер Наварро.

Наконец, ТТП – это один из главных проектов президентства Барака Обамы, экономический стержень его стратегии «поворота к Азии». Отмена концептуально сложного соглашения, которое не очень понимали Конгресс и избиратели, – идеальный первый шаг для того, чтобы начать демонтировать наследие предыдущей администрации. Но ТТП гораздо более сложный и амбициозный проект, чем просто соглашение о свободной торговле. Помимо обнуления пошлин на 98% тарифных линий, ТТП включает в себя обширный блок глав, регулирующий стандарты для торговли и инвестиций: от недискриминационного доступа к госзакупкам и борьбы с коррупцией до защиты прав рабочих и охраны интеллектуальной собственности. В эти главы администрация Обамы смогла упаковать те нормы, которые США и развитые страны многие годы пытаются продвинуть в ВТО в рамках незавершенного Дохийского раунда.

Создав компактную группу стран-единомышленников, Вашингтон рассчитывал, что активная беспошлинная торговля внутри ТТП вынудит остальные страны Азиатско-Тихоокеанского региона рано или поздно попроситься в ТТП. Например, Китай, оставшись за бортом партнерства, рисковал бы потерять миллионы рабочих мест – они бы ускоренными темпами утекли во Вьетнам. Встав в очередь на прием, новые кандидаты были бы вынуждены принимать жесткие стандарты, на формирование которых они уже не могут повлиять. Тем самым Вашингтон закрепил бы свое лидерство в написании правил глобальной торговли, выгодных для продвинутых американских корпораций, а заодно открыл бы для США гигантские рынки вроде китайского и индийского, защищенные сейчас протекционистскими редутами.

Но Трампу эта сложная концепция оказалась ни к чему: глобальное лидерство явно кажется ему абстрактным понятием, а рынок Китая президент намерен открывать не сложной отмычкой глобальных торговых режимов, а угрожая Пекину ломом заградительных пошлин на китайские товары.

Лидер по вызову

Выиграла американская экономика или проиграла от выхода из еще не работавшего соглашения, понять не так просто. Наверняка в ответ на расчеты PIIE, доказывающие выгоду ТТП для США, у новой администрации найдутся свои «альтернативные факты». Многое будет зависеть и от того, удастся ли Белому дому заключить вместо ТТП более выгодные двусторонние сделки. Очевидно, что условия в них будут совсем другие – вряд ли администрация пойдет на столь радикальное снижение тарифных барьеров, как было предусмотрено ТТП, а партнеры Америки в ответ вряд ли будут готовы принять столь высокие стандарты. Двусторонние сделки, если их удастся заключить, наверняка будут больше похожи на уже существующие зоны свободной торговли и не произведут революцию в глобальной торговле, которую сулило ТТП.

Правда, сразу после подписания указа Трампа ряд лидеров стран ТТП поспешили заявить, что будут стараться создать этот блок и без США либо позовут в переговоры вторую экономику мира – Китай. Обе возможности обозначил премьер Австралии Малкольм Тернбулл: «Конечно, потеря США – это большая утрата для ТТП, но мы не собираемся останавливаться, а у Китая есть возможность присоединиться к ТТП».

Высказывания Тернбулла – это попытка сохранить лицо. Большая часть вовлеченных в переговоры чиновников в частных беседах признают, что без США создать ТТП вряд ли получится – американский рынок был тем призом, ради которого многие страны были готовы согласиться с высокими стандартами. Кроме того, конкретные размены по товарным группам (ставки пошлин и продолжительность переходных периодов) были завязаны на США, и теперь достижение нового равновесия может потребовать пары лет. Наконец, Япония устами замглавы кабинета министров Коичи Хагиуды уже однозначно заявила, что без США создание ТТП не имеет смысла.

Выгоду от решения Трампа пока получает только одна страна – Китай. Дело не в том, что Пекин серьезно терял от создания ТТП – до 2030 года его потери PIIE оценивал всего в $18 млрд, или около 0,1% ВВП. Но в долгосрочной перспективе КНР рисковала потерять куда больше: как инвесторов, так и рабочие места. Поэтому внутри китайского руководства отношение к возможному вступлению было неоднозначным. Многие высокопоставленные чиновники экономического блока и МИДа считали, что жесткие вступительные условия ТТП помогут Китаю проводить структурные реформы – точно так же в 1990-е Пекин использовал вступление в ВТО. Против были прежде всего лоббистские группы в госсекторе и частные компании, добившиеся выдающихся успехов на внутреннем рынке за счет высокопоставленных крышевателей. Теперь же Китай может сам решать, в каком темпе ему двигаться к структурным реформам, не оглядываясь на фактор ТТП.

Пекин постарался конвертировать промахи Трампа в символические очки. Уже на ноябрьском саммите АТЭС в Перу, который проходил после выборов в США, председатель КНР Си Цзиньпин выступал как главный защитник принципов свободной торговли и призывал к скорейшему созданию зоны свободной торговли АТЭС. Искусно играя на страхах американских партнеров, которые из-за националистической и протекционистской риторики Трампа все больше сомневаются в способности и желании США быть лидером глобализации и западоцентричного миропорядка, Китай теперь позиционирует себя как ответственную глобальную державу, которая одна только и в состоянии поддержать угасающий порыв глобализации.

Продвижение имиджа КНР как такого игрока началось еще на сентябрьском саммите G20 в Ханчжоу. Апофеозом же стало выступление Си в Давосе. Если раньше Китай предпочитал игнорировать Всемирный экономический форум, стараясь затянуть капитанов мирового бизнеса на свою площадку в Боао, то в этом году Китай крайне расчетливо выбрал момент для дебюта своего лидера в Давосе. Американцы были заняты инаугурацией, а другим лидерам было либо не до форума, либо не до хороших новостей.

В этих условиях Си Цзиньпин подал себя как главного защитника глобализации. В складно написанной речи китайский лидер, не упоминая прямо ни Дональда Трампа, ни США, дал понять, что именно провалы Америки вызывают сейчас разочарование в глобализации. «Некоторые люди винят глобализацию за хаос в современном мире. Действительно, она создала проблемы, но нельзя из-за этого полностью отказываться от глобализации. Нужно направлять ее, минимизировать негативные последствия, давая вкусить плоды всем странам. Мировая экономика – как океан, от которого не отгородишься. Но Китай научился в нем хорошо плавать», – сказал он.

Никаких конкретных рецептов для лечения пороков глобализации Си не выписал – за исключением крайне расплывчатых призывов к учету взаимных интересов и общему выигрышу, а также рекламы своих инициатив вроде «Один пояс – один путь» и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Но и этого оказалась достаточно, чтобы все мировые СМИ написали, что в эру Трампа главным защитником глобализации становится Китай – выступление Си похвалил даже обычно ультракритичный по отношению к Китаю Мартин Вольф из Financial Times.

Наконец, сразу после подписания Трампом указа о выходе из ТТП Китай заявил, что готов нести бремя глобального лидерства. Собрав на закрытый брифинг аккредитованных в Пекине представителей самых влиятельных мировых СМИ, глава департамента международного экономического сотрудничества МИД КНР Чжан Цзюнь сказал, что «раз уж требуется, чтобы Китай играл роль лидера, то мы должны взять на себя эту ответственность». Одновременно китайские чиновники рассказали, что в ближайшее время к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций присоединится еще 25 государств, а Китай может снизить свою долю в капитале банка, отказавшись тем самым от права вето (правда, недостающие голоса всегда можно будет добрать за счет более мелких стран).

Вряд ли Китай сумеет сейчас всерьез возглавить не только сходящий с проторенного американцами пути процесс глобализации, но даже создание торговой архитектуры в АТР. Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (РВЭП), которое Пекин продвигает как альтернативу ТТП, в отличие от американского проекта не содержит особо революционных стандартов – речь скорее идет об объединении уже существующих зон свободной торговли с участием Китая, Японии, Индии, Южной Кореи, Австралии, Новой Зеландии и десятки стран АСЕАН. Причем, учитывая участие в переговорах ультраконсервативной в вопросах торговли Индии, переговоры по РВЭП могут идти еще долго.

Сейчас для китайского руководства не так важно достигнуть конкретных результатов. Воспользоваться странностями президента США, чтобы немного поиграть в лидера мирового порядка, Китаю ничего не стоит – конкретных вещей Пекин не обещает, а потому с него и взятки гладки. Кроме того, для Си Цзиньпина важна игра не только на внешнюю публику, но и на внутреннюю аудиторию. В конце года ему предстоит судьбоносный съезд Компартии, и укрепить свой символический вес за счет не слишком рискованных подвигов на мировой арене крайне своевременно.

Отказаться от химер

Что означает смерть ТТП для России? С точки зрения экономики от создания ТТП она ничего особо не выигрывала и не проигрывала – наша страна поставляет в Азию преимущественно минеральное сырье и оружие, а эти группы товаров в ТТП не попадали. Размещать у нас высокотехнологичные производства с высокой добавленной стоимостью иностранцы в последние годы не рвутся, так что и здесь Россия вряд ли проигрывала бы кому-то конкуренцию из-за невступления в ТТП. Поэтому, по расчетам РАНХиГС и РЦИ АТЭС, создание ТТП не повлияло бы на ВВП России, максимальные потери в долгосрочном периоде не превысили бы $65,6 млн. Экспорт в сами страны ТТП мог бы подрасти (от 0,01% до 0,03%), а экспорт на другие рынки столь же незначительно сократиться.

Единственная упущенная выгода – это возможность продавать товары в страны ТТП через зону свободной торговли, которую ЕАЭС создал с Вьетнамом. Именно поэтому, например, расчеты PIIE июля 2016 года демонстрируют, что в случае создания ТТП Россия увеличила бы ВВП на 0,1% до 2030 года (+ $2 млрд), а экспорт – на 0,5% (+ $5 млрд).

Тем не менее в Москве от краха ТТП должны испытывать удовлетворение. Текст соглашения или хотя бы компетентный реферат среди чиновников и экспертов прочитали всего несколько человек, а потому общее отношение к блоку лучше всего выражено шефом СВР Сергеем Нарышкиным в статье «Инстинкты колонизаторов» в «Ведомостях», где он назвал ТТП попыткой Америки ограбить другие народы, а заодно разрушить ВТО. Теперь, вздохнув с облегчением, что коварный американский план разрушен руками президента США, России стоит, остыв от эмоций, воспользоваться открывшимся окном возможностей.

Самой нелепой ошибкой было бы желание использовать шанс для того, чтобы продвигать сейчас в АТР того монстра, который родился в недрах чиновничьих и экспертных кабинетов в ответ на ТТП – экономическое партнерство Большой Евразии. Эта геоэкономическая химера в отличие от тех же ТТП или ВРЭП не имеет четких очертаний. Азиатские и европейские дипломаты смеются, что пока никто в Москве так и не смог назвать им хотя бы три конкретных механизма работы этого партнерства и три причины, почему какая-то страна должна стремиться в него вступать (если исключить уверения в том, что такое партнерство невероятно выгодно и ведет к росту экономики). Когда же иностранцы слышат, что проект включает в себя не только ЕАЭС, Китай, АСЕАН, ЕС и Японию с Кореей, но и Индию с Пакистаном (поскольку они теперь члены ШОС – без них никуда), на их лицах застывает ледяное вежливое выражение – представить себе функциональный торговый блок, где Дели и Исламабад о чем-то договорятся, пока не может никто, кроме россиян.

Пока в Азии заняты переживаниями по поводу Трампа и смерти ТТП, самое время тихо похоронить евразийское партнерство и перестать упоминать о нем на любом уровне. В конце концов, Москве не привыкать – редко кто сейчас вспоминает об идее Дмитрия Медведева по договору о европейской безопасности или идее России по замене Энергетической хартии. Скорее всего, без напоминаний со стороны России о евразийском партнерстве благополучно забудут. Высвободившиеся человеко-часы чиновников и экспертов, которые профессионально занимаются проблемами торговли в Азии, лучше направить на достижимые и реально необходимые вещи. Прежде всего – на создание зон свободной торговли с АСЕАН и с его отдельными странами. Это будет иметь смысл и само по себе, и позволит России присоединиться к переговорам по РВЭП.

Кроме того, освободившееся от бесплодного обдумывания евразийского партнерства время эксперты могли бы потратить на дальнейшее изучение ТТП. Следующая администрация США может достать документ из-под сукна. А учитывая возможность импичмента Трампа или победы демократов уже на следующих выборах, это может произойти вполне скоро – не стоит забывать, что даже вице-президент США Майкл Пенс еще недавно был сторонником ТТП. Не исключено, что и сам Дональд Трамп через какое-то время может убедиться в выгодах соглашения и изменить позицию, согласовав с партнерами немного более выгодные для США условия и представив это как новую супервыгодную сделку. Хотя сейчас сделка мертва, очевидно, что опыт переговоров и придуманные в ТТП механизмы так или иначе будут всплывать в глобальной торговле – а значит, России было бы неплохо заранее подготовиться, пока есть возможность.

США. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 25 января 2017 > № 2061656 Александр Габуев


Таджикистан. Китай > Металлургия, горнодобыча > news.tj, 25 января 2017 > № 2055779

Производство золота в Таджикистане бьёт новые рекорды

Зарина Эргашева

В прошлом году в стране добыто свыше пяти тонн благородного металла.

По итогам 2016 года золотодобывающие предприятия республики произвели 5 тонн золота, что на 500 кг больше, чем было добыто в 2015 году, сообщили сегодня журналистам в Министерстве промышленности и новых технологий Таджикистана.

Основной объем золота было произведено на совместном таджикско-китайском предприятии «Зарафшон» - 3,3 тонны. Далее идут «Тиллои точик» - 570 кг, «Апрелевка» - 590 кг, а остальной объем произведен небольшими артелями и предприятиями.

«Увеличение объемов производства в СП «Зарафшон» достигнуто за счет строительства обогатительных фабрик мощностью переработки 2 тыс. одна и 10 тыс. тонн руды в сутки другая, а также аффинажного цеха. В целом, с 2007 года инвестор СП «Зарафшон» - китайская компания Zijing mining вложила в развитие предприятия $306 млн.», - отметили в ведомстве.

Кроме этого, «Зарафшон» в 2016 году начал выпуск медного концентрата, который перерабатывается до конечного продукта в Казахстане.

Как отметили в министерстве, переработка концентрата меди в «Зарафшоне» будет налажена, возможно, после запланированного строительства металлургического завода.

Таджикское золото в последние годы реализуется внутри страны и его покупателями являются Минфин РТ и Нацбанк Таджикистана.

Что касается серебра, то этот металл добывается попутно с золотом. Его производство в 2016 году достигло 3,2 тонны, что на 200 кг больше показателя за 2015 год. Серебро Таджикистана на 98% экспортируется в страны Европы.

Добычей золота в Таджикистане занимаются более 10 компаний, из которых самыми крупными являются СП «Зарафшон, СП «Апрелевка», государственное казённое предприятие "Тиллои точик", Артель «Одина» и с 2016 года к добыче приступил "Пакрут" в районе Вахдат, который в 2017 году планирует выпустить порядка 500 кг золота.

В последний раз объём добычи золота в 3 тонны в РТ был достигнут в 1998 году, однако затем, из-за спада цен на золото и устаревшее технологическое оборудование, производство этого драгоценного металла в Таджикистане не превышало 1,8 тонны.

Таджикистан. Китай > Металлургия, горнодобыча > news.tj, 25 января 2017 > № 2055779


Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 24 января 2017 > № 2058886 Алексей Фененко

Алексей Фененко: «Давос давно разошелся с реальностью»

Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе завершился в день инаугурации 45 президента США Дональда Трампа. О новых мировых трендах в политике и экономике «Вестнику Кавказа» рассказал доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко.

- Хотя форум в Давосе называется экономическим, вопросы большой политики здесь обсуждались всегда. Чего больше было в этот раз?

- Закат Давосского форума начался с 2009-2010 годов. Мир накрыл финансовый кризис, обсуждался вопрос, переходить в протекционизм или нет, а Давос существовал сам по себе, делая вид, что ничего не происходит, все это мелочи. С этого момента Давос начал расходиться с реальностью. Повестка мировой экономики шла сама по себе, Давос был сам по себе. То же самое – Давос начала 2014 года. Давайте вспомним, назревает война на Украине, а Давос рассуждает об улучшении инвестиционной активности, как будто ничего и не происходит. Лишь сейчас в Давосе начинают осознавать, что повестка начала 1990-х годов начинает расходиться с реальностью, и что делать вид, что ничего не происходит, уже попросту невозможно.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы отмены антироссийских санкций новым президентом США?

- Если США отменят санкции, это будет выглядеть, как их внешнеполитическое поражение. Все сразу будут понимать, кто проиграл войну на Украине. Аналогично и со стороны России. Если мы пойдем на ослабление санкций, это наведет на мысль, что Россия проиграла, и тогда давление на нее только усилится. Поэтому первый шаг не сделает, думаю, никто.

- Как, по-вашему, будут развиваться китайско-американские отношения при новом руководстве в Белом доме?

- Думаю, американцы будут играть по трем направлениям. Первое – подорвать российско-китайский Большой договор 2001 года. Конечно, Вашингтону неприятен сам факт, что есть блок России и Китая. Пусть это политический, а не экономический союз, но он есть.

Второй момент – американцы будут всячески подрывать финансовую систему Китая, играть против нее.

Третий момент – американцы будут выстраивать военное окружение вокруг Китая, но при этом стараться играть не сами, а направлять на Китай своих представителей – «младших партнеров» в Восточной Азии – Японию, Вьетнам. США попытаются также улучшить отношения с Филиппинами, на запас там есть Австралия, Новая Зеландия. Словом, выбор у них весьма большой.

Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 24 января 2017 > № 2058886 Алексей Фененко


Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 23 января 2017 > № 2058918 Алексей Мухин

Алексей Мухин: «Мир в том виде, в каком он существовал, разрушен»

Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе завершился в день инаугурации 45 президента США Дональда Трампа. О новых мировых трендах в политике и экономике «Вестнику Кавказа» рассказал директор Центра политической информации Алексей Мухин.

- Хотя форум в Давосе называется экономическим, вопросы большой политики здесь обсуждались всегда. Чего больше было в этот раз?

- Принято считать, что Давос – это площадка, где бизнес встречается с властью. И от этого уйти не удалось. Власть слушала, что говорил бизнес. Бизнес пытался предположить, как будет действовать власть. Понятно, что буксующий процесс глобализации – это неудавшийся проект. Судя по всему, в Давосе обсуждались вопросы несколько отхода от глобальной модели в сторону формирования глобальных экономик. Переформатирование глобальных торговых союзов в региональные, как то трансатлантическая и транстихоокеанская торговля, экономические партнерства. Создание новых форматов с учетом интересов не только США, которые, взяв на себя практически все преференции и риски развития мировой экономики, явно перенапряглись и теперь вынуждены искать опорные точки вне пределов Штатов, обращая внимание на решение внутренних проблем. Это, собственно, и является основным содержанием избирательной кампании, которая шла между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. В результате Давос констатировал, что прежний мир в том виде, в каком он существовал, разрушен, и теперь необходимо формировать новый. Как это сделать, понимания еще нет. Идут переговоры. На следующем Давосе, вероятно, будут сделаны предложения, от которых уже не смогут отказаться основные экономические игроки. Так что, ждем следующего Давоса.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы отмены антироссийских санкций новым президентом США?

- Пока США будут думать, что санкционная политика влияет на ситуацию и наносит России определенный ущерб, эта политика будет продолжаться. Другое дело, что Трамп может попытаться обменять санкционные послабления на определенные преференции со стороны России. Инициативы демократов и республиканцев по введению новых санкций очень хорошо укладываются в эту схему. Чем больше санкций, тем больше пространства для торга с Россией. Поэтому Трамп и его оппоненты, судя по всему, уже начали играть в «плохого и хорошего полицейских». Думаю, что здесь будет, что обсудить с Россией и российским руководством.

- Как в целом будут развиваться российско-американские отношения при новом руководстве в Белом доме?

- У нас есть общие интересы. Обе страны являются геополитическими игроками. Другое дело, что США используют модель политической и экономической гегемонии, а Россия эксплуатирует такую модель, когда политика ставиться вперед экономики. Здесь есть определенные плюсы и определенные минусы. Конечно, экономика России не может даже в партнерских отношениях с другими странами (к примеру, с Индией, или странами постсоветского пространства) соперничать с американской. Но в альянсе и в партнерстве с Китаем уже может. И именно это ключевая ошибка, которую допустили два последних президента США – Джордж Буш младший и Барак Обама. Они предоставили России возможность упасть в объятья Китая. Китай с удовольствием воспринял такого рода игру, потому что это была крайне выгодная конструкция, не дававшая ему никаких отягощений, обязательств и рисков развития, давая только преференции. Это Китай и реализовал, обозначив свои геополитические и глобальные экономические амбиции.

- Какова, по вашему мнению, дальнейшая судьба НАТО?

- Скорее всего, НАТО предстоит не только глобальная реструктуризация - стоит вопрос об исчезновении этой структуры вообще. НАТО является бюрократической организацией, причем крайне затратной. Если США продолжат финансировать эту организацию, а выхлоп от нее, что называется, очень маленький, то, вполне вероятно, ее придется отменять. Смысла в существовании НАТО нет уже два десятилетия. Вопрос в том, насколько действительно целесообразно сохранение альянса. НАТО либо полностью изменит свой формат, либо исчезнет как институт.

Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 23 января 2017 > № 2058918 Алексей Мухин


Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rosinvest.com, 23 января 2017 > № 2055845

Олимпийский бизнес Alibaba

Alibaba Group Holding заключили сделку на спонсорство Олимпийских игр 2028 года стоимостью 800 миллионов долларов, по словам человека, знакомого с вопросом.

Соглашение, самое крупное в истории олимпийского движения, поможет китайскому гиганту электронной коммерции Alibaba Group Holding усилить воздействие по всему миру, поставив его наравне с десятком крупнейших Олимпийских партнеров, таких как Coca Cola и Samsung Electronics. Alibaba будет предоставлять онлайн-сервисы и аналитические данные для спортивного соревнования, а также создавать рынок для официальных товаров. Компания также поможет разработать онлайн видеоканал для зрителей Китая, крупнейшего в мире потребительского рынка.

“Это гораздо больше, чем просто маркетинг и спонсорство, - сказал Майкл Пейн, бывший маркетинговый руководитель Международного олимпийского комитета, который был частью команды, которая заключила сделку с компанией спортивного консультирования Shankai Sports. - Это является потенциально самым крупным, новаторским партнерством МОК на сегодняшний день.”

Ни МОК, ни Alibaba не раскрыли сумму соглашения. Alibaba отказались комментировать сообщения о финансовом плане, а МОК не ответили на письмо с просьбой прокомментировать ситуацию.

Alibaba становится одним из немногих китайских спонсоров таких, как Lenovo Group, которые платят за право носить олимпийский логотип. Соглашение также делает Alibaba первой китайской компанией, которая выступает в качестве партнера для зимних игр 2022 в Пекине. Компания, как правило, избегает дорогостоящих маркетинговых мероприятий, но очень хочет продемонстрировать свой зарождающийся бизнес облачных вычислений на международной арене, обратившись к потребителям по всему миру. Для МОК участие компании усиливает взаимодействие и, потенциально, доходность.

«Это невиданная сделка (основателя Alibaba) Джека Ма, в том смысле, что она мгновенно делает Alibaba авторитетной компанией такой, как Coca Cola, Visa или McDonald’s, - сказал Рик Бертон, профессор кафедры спортивного менеджмента в Сиракузском университете и бывший директор по маркетингу американского олимпийского комитета. Для компаний в США таких, как Amazon, Google или Facebook, это символическое появление Alibaba в качестве международного игрока, с которым надо считаться.»

Спонсорские контракты МОК, как правило, являются частью денежных соглашений с компаниями, которые предоставляют свои услуги, чтобы помочь организовать Олимпийские игры. В свою очередь, компании получают самую большую платформу, чтобы продемонстрировать свое мастерство, по мнению Тима Ворона, главного исполнительного директора Synergy, спортивно-маркетинговой консультационной компании, которая поддерживает Олимпийских спонсоров.

Борьба с фальшивомонетчиками

Для Alibaba партнерство также создает давление относительно борьбы с продажей контрафактных товаров. В декабре американское Управление Trade Representative добавило Alibaba в список компаний с "сомнительными рынками", которые нарушают права на интеллектуальную собственность.

«Поскольку в этой стране насчитывается более 12 тысяч предприятий, которые продают более миллиарда товаров, обеспечение порядка в таком огромном цифровом мире является сложным», - заявил Ма на пресс-конференции в рамках Всемирного экономического форума в Давосе, отвечая на вопрос о якобы поддельных Олимпийских сувенирах на сайте.

В компании над проблемой работает около 2000 человек, используя новые технологии, чтобы очистить свои сайты, по словам Ма. "Трудно очистить все грязные вещи за одну ночь", - сказал он.

Прошло почти десять лет с тех пор, как китайский энтузиазм к Олимпиаде достиг максимума в рамках летних игр 2008 года в Пекине, когда страна вышла в качестве доминирующей спортивной державы. Медальные показатели страны на Играх в Рио-де-Жанейро в прошлом году, однако, были подвергнуты критике. Крупные китайские компании начали активно инвестировать в спорт на фоне стремления правительства страны к росту сектора. Национальный план, объявленный в 2015 году, содержит дерзкую цель стимулирования промышленности стоимостью 5 триллионов юаней к 2025 году (747 млрд долларов).

С тех пор китайские компании, возглавляемые некоторыми из богатейших людей страны, включая Ма и председателя Dalian Wanda Group Ван Цзяньлинь, создают активы в стране и за рубежом. Wanda в 2015 году стали первым футбольным спонсором топ-уровня.

Alibaba будет стартовать в Олимпийском движении в Токио в 2020 году. Компании, включая Canon, Nippon Life Insurance Fujitsu, уже заплатили свыше 15 млрд иен (125 миллионов долларов) в рамках партнерства, в соответствии с японскими Kyodo News. Движение согласуется с долгосрочными амбициями. Alibaba хотят заработать половину своих доходов за пределами своей родной страны, однако по состоянию на 2016 год три четверти продаж обеспечивает китайский рынок. Компания пропагандирует доминанту домашнего рынка, чтобы попробовать торговать в США и использовать свои сайты для продажи китайским потребителям - способ компенсировать замедление роста на родине, но Alibaba остается незнакомым именем для многих.

Облачный бизнес, созданный по образцу Amazon.com, уже близок к безубыточности. Alibaba заложили облако в основу своей глобальной экспансии, имея топ-долю в Японии в течение двух лет и наращивая свое присутствие на Ближнем Востоке и в США. Сервис уже курирует более трети сайтов Китая.

Автор: Вонг Селина @Bloomberg

Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rosinvest.com, 23 января 2017 > № 2055845


Китай > Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 23 января 2017 > № 2054389

В Китае заявили о начале беби-бума

Рождаемость в стране выросла до наивысших с 2000 года показателей

В Китае рождаемость выросла до наивысших с 2000 года показателей. Об этом в понедельник, 23 января, сообщает Reuters со ссылкой на правительственного чиновника. В 2016-м в КНР появились на свет 17,6 млн детей, в том время как в 2011—2015 годах — на 1,4 млн человек ежегодно меньше, пишет lenta.ru.

Положительная динамика объясняется изменениями в законодательстве, введенными в 2015 году, согласно которым китайским семьям с 1 января 2016-го разрешили заводить больше одного ребенка.

«В то время как число женщин детородного возраста уменьшилось на 5 млн, количество родов значительно увеличилось, тем самым демонстрируя, что изменение политики в области планирования семьи были чрезвычайно своевременным и эффективным», — отметил один из руководителей Национальной комиссии по делам здравоохранения и планирования семьи КНР Ян Вэньчжуан.

По его словам, до 2020 года прогнозируется ежегодное сокращение числа женщин детородного возраста примерно на 5 млн человек, однако Китай надеется сохранить рождаемость на уровне 17−20 млн младенцев в год. Таким образом, планируется к концу второго десятилетия XXI века увеличить численность населения в стране до 1,42 млрд человек (для сравнения, к исходу декабря 2015-го этот показатель составлял 1,37 млрд).

Для достижения этой цели предусмотрено, в частности, увеличить штат медперсонала и количество больничных коек в родильных домах.

Год назад сообщалось, что власти Китая по меньшей мере до 2045 года сохранят ограничение на количество детей в семье. Заместитель директора Национальной комиссии по вопросам здравоохранения и планирования семьи КНР Ван Пэйань заявлял тогда, что демографическая политика может быть пересмотрена, «когда пройдет определенное время, и мы увидим демографические и социально-экономические изменения».

«Политика одного ребенка» начала реализовываться руководством КНР в 1970-х годах, ее задачей было ограничить рост населения. Однако в настоящее время китайские власти обеспокоены сокращением числа трудоспособных граждан и невозможностью содержать стареющее население.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 23 января 2017 > № 2054389


Китай > СМИ, ИТ > inform.kz, 23 января 2017 > № 2045797

Китай официально ввел в эксплуатацию новый спутник зондирования Земли "Гаофэнь-3" с радиолокатором с синтезированной апертурой (РЛС) высокого разрешения, передает в понедельник агентство Синьхуа.

Спутник "Гаофэнь-3" был запущен с помощью ракеты-носителя Long March-4C ("Великий поход-4С") 10 августа 2016 года с космодрома Тайюань в провинции Шаньси на севере Китая.

Как сообщил агентству Синьхуа заместитель начальника Национального космического управления КНР У Яньхуа, в течение пяти месяцев на орбите проводились тесты различных систем спутника, результаты которых показали его работу в штатном режиме, согласно плану. После этого спутник был введен в эксплуатацию, передает РИА Новости.

"Гаофэнь-3" - первый китайский спутник с РЛС высокого разрешения, точность которого достигает одного метра. С 12 режимами работы спутник способен делать широкомасштабные фотографии поверхности земли и детально фотографировать специфические районы. Спутник "Гаофэнь-3" стал первым для Китая низкоорбитальным спутником дальнего действия, продолжительность "жизни" которого составляет восемь лет.

Ранее сообщалось, что "Гаофэнь-3" способен покрывать всю поверхность земли 24 часа в сутки при любых погодных условиях. Спутник будет использоваться для предупреждения о природных бедствиях, метеорологических прогнозов, оценки водных ресурсов и защиты "прав на море".

По словам У Яньхуа, в сентябре 2017 года запланирован пуск нового спутника "Гаофэнь-5".

Китай > СМИ, ИТ > inform.kz, 23 января 2017 > № 2045797


Китай. Россия > Транспорт > russian.china.org.cn, 23 января 2017 > № 2045433

Китайский производитель определил предварительный график разработки морозоустойчивого состава, который будет эксплуатироваться на строящейся высокоскоростной железнодорожной магистрали /ВСМ/ Москва-Казань.

В соответствии с графиком в 2017 году китайская сторона ускорит продвижение различных проектов по разработке морозоустойчивого состава, при том один из акцентов будет поставлен на решение вопроса интеллектуальной собственности в Российском агентстве интеллектуальной собственности /РАИС/. В 2018 году разработка нового состава должна быть завершена и начато его тестирование. Об этом стало известно на сессии Собрания народных представителей провинции Цзилинь /Северо-Восточный Китай/, прошедшей на днях в городе Чанчунь /административный центр Цзилини/.

Напомним, что разработчиком нового состава выступает дочерняя компания китайского гиганта по производству высокоскоростных составов "Чжунчэ" /CRRC/ - CRRC Changchun railway vehicles, которая базируется в городе Чанчунь.

В 2014 году Китай и Россия подписали меморандум о развитии высокоскоростных железных дорог, согласно которому стороны разрабатывают проект Евразийского высокоскоростного транспортного коридора Москва-Пекин, включающего приоритетный проект ВСМ Москва-Казань.

В ноябре 2015 года корпорация CRRC и российская компания "Скоростные магистрали" РЖД договорились о создании совместного предприятия по техническому обеспечению и производству на территории России. В том числе китайская сторона несет ответственность за техническое обеспечение.

Как стало известно на сессии, в настоящее время китайская компания активно ведет консультации с российской стороной по вопросам капиталовложений, способов сотрудничества и технологических условий, а также проводит ряд технических обоснований и экспериментов.

Как отметил один из главных инженеров компании CRRC Changchun railway vehicles, для проекта ВСМ в России главным "вызовом" является экстремально низкая температура. По его словам, если в Китае высокоскоростные поезда могут нормально функционировать при минимальной температуре минус 40 градусов Цельсия, то для работы в России они должны быть способны выдерживать испытание морозом до 50 градусов ниже нуля.

Чтобы адаптировать поезд к суровому российскому климату, китайским разработчикам необходимо провести целенаправленные исследования и эксперименты в отношении всех систем поезда - от кузова, ходовой части вагона и системы управления дверьми до гигиенического обеспечения и объектов обслуживания.

Кроме климатических условий, состав должен быть разработан в соответствии с ширококолейным стандартом железных дорог России - 1520 мм. Проектная максимальная скорость движения экспресса - 360 км/час, допустимое количество пассажиров состава из 12 вагонов - 720 человек.

Следует отметить, что компания CRRC Changchun railway vehicles имеет большой опыт в области разработки высокоскоростных составов, ориентированных на холодные районы в высоких широтах. В декабре 2012 года на северо-востоке Китая была сдана в эксплуатацию высокоскоростная магистраль Харбин-Далянь - первая в стране ВСМ, проходящая через холодный регион в высоких широтах. По ней курсируют составы типа CRH380BG, разработанные именно этой компанией.

Китай. Россия > Транспорт > russian.china.org.cn, 23 января 2017 > № 2045433


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter