Всего новостей: 2498641, выбрано 2090 за 0.146 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Япония. Китай. ДФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 сентября 2017 > № 2301639

Для создания Азиатского энергокольца надо Дальний Восток «влить» в единую энергосистему России

«Страны-участники создания Азиатского энергокольца должны решить глубинные проблемы, мещающие его реализации», - считает гендиректор «ДВЭУК» Дмитрий Селютин, участник ВЭФ-2017. В Японии экспорт электроэнергии запрещен, в Китае наш тариф не выгоден.

«Для того чтобы прийти к однозначному выводу об экономической и технологической целесообразности проекта Азиатского энергокольца, нужно очень подробно изучить балансовую ситуацию в странах, которые будут реализовывать этот проект, тарифные и законодательные механизмы стран – потенциальных участников проекта, а также ситуацию, связанную с режимами и с диспетчеризацией, которая присутствует в этих странах», – поясняет Дмитрий Селютин.

Он отмечает, что когда говорят об экономической эффективности данного проекта, то оперируют несколькими вещами. Во-первых, это взаимное резервирование энергосистем. Текущие нормативы резервирования в Российской Федерации настолько высоки по сравнению с мировым уровнем, что в каком-то дополнительном резервировании из внешних энергосистем говорить не приходится. Также не приходится говорить и о дополнительном резервировании за счет КНР, учитывая, что северо-восток Китая испытывает определенный дефицит электроэнергии на данный момент. Поэтому взаимное резервирование и в этой связи повышение фактора показателя надежности энергосистем, безусловно, является аргументом, но аргументом, нуждающемся в дополнительном изучении.

Во-вторых, взаимообмен электроэнергией. Системы регулирования тарифов в России, Китае и Японии принципиально отличаются. Например, РФ крайне плохо поставляет электроэнергию в КНР по причине того, что российские энерготарифы неконкурентоспособны с китайскими. На сегодняшний день поставки осуществляются из Объединенной энергосистемы Востока (ОЭС Востока), на которую распространяет действие вторая неценовая зона оптового рынка электроэнергии и мощности. В этой связи «Восточная энергетическая компания» (дочернее предприятие ПАО «Интер РАО») осуществляет поставки в Китай только забалансовой электроэнергии, которая не учитывается в формировании баланса. Поэтому с точки зрения взаимообмена по крайней мере в КНР предстоит решение непростой задачи по взаимному тарифному регулированию. Это является препятствием для экспортного потенциала электроэнергии Дальнего Востока.

«Японское законодательство вообще запрещает импорт электроэнергии. Получается, что инициаторы проекта Азиатского энергокольца в Японии должны добиться снятия этого запрета. Далее, когда ведут речь об экономике проекта, говорят о сезонных несовпадениях пиков потребления и в этом видят смысл поставок электроэнергии. Однако этот вопрос тоже недостаточно изучен», – прокомментировал генеральный директор АО «ДВЭУК».

Кроме того, по его мнению, России необходимо разобраться с собственными энергокольцами, так как поставка электроэнергии в соответствии с предполагаемым маршрутом осуществляется из ОЭС Востока: «Между ОЭС Сибири и ОЭС Востока перетоки сильно ограничены. Необходимо решить часть внутренних проблем, чтобы вся энергосистема России работала как действительно единая энергосистема. На данный момент восточная часть работает с достаточной степенью автономности от единой энергосистемы страны, которая пока заканчивается Забайкальский краем».

Япония. Китай. ДФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 сентября 2017 > № 2301639


Китай. Россия. Евросоюз > Транспорт > gudok.ru, 6 сентября 2017 > № 2298807 Олег Белозеров

Олег Белозеров: «Доставка грузов со скоростью до 300 км/ч — это новый сегмент бизнеса, становящийся общемировым трендом»

Президент ОАО «РЖД» Олег Белозеров в ходе рабочей поездки в КНР на Деловой саммит стран БРИКС дал интервью порталу ведущего печатного издания КНР «Жэньминь жибао». Глава компании ответил на вопросы о совместных проектах России и Китая в сфере железнодорожного транспорта, в том числе о перспективном высокоскоростном коридоре Евразия

- У России и Китая существует потребность в развитии путей сообщения между двумя странами. Будет ли построена новая железная дорога, связывающая Китай и Россию?

- Довольно часто национальную сеть железных дорог сравнивают с «сухопутным транспортным мостом» между Европой и Азией, связывающим две крупнейшие экономики евразийского континента, удобным для развития транзитных перевозок.

Темпы роста транзитного грузопотока поистине впечатляют — достигнув двукратного роста объемов в 2016 — 2017 гг., мы прогнозируем достижение рубежа в 1 миллион контейнеров уже через три года. Драйвером спроса на эту услугу станет электронная торговля. Привлечь новые транзитные грузы электронной торговли на железную дорогу мы сможем, обеспечив их доставку из Китая в ЕС за 3-5 дней, — именно столько готов ждать европейский клиент.

Доставка грузов по высокоскоростным железнодорожным магистралям со скоростью до 300 км/ч — это новый сегмент бизнеса, становящийся общемировым трендом.

Эту идею мы заложили в проект по созданию высокоскоростного транспортного коридора Москва — Пекин. Мы намерены не только соединить 2 столицы инфраструктурой качественно иного уровня, но и связать воедино две крупнейшие высокоскоростные системы — грузовой «Евро Карекс» и ВСМ Китая.

Пилотным этапом проекта на территории России станет строительство ВСМ Москва — Казань. В настоящее время российско-китайский консорциум осуществляет проектирование магистрали, а в следующем году планируем начать строительство.

Реализация проекта даст толчок экономическому развитию регионов, применению новых технологий, будет способствовать повышению мобильности населения страны и экономической активности общества. Кроме того, она будет иметь важное интеграционное значение для реализации инициативы лидеров России и Китая по сопряжению процессов развития Евразийского экономического союза и строительства Экономического пояса Шелкового пути.

- В каком секторе железнодорожной отрасли Китай и Россия могут начать сотрудничество? Появились ли в последнее время совместные проекты? Какие сектора российского внутреннего рынка железнодорожной промышленности могут открыться китайскому частному бизнесу?

- ОАО «РЖД» уделяет большое внимание укреплению сотрудничества с партнерами из Китая. Значительный простор для нашего взаимодействия открывают проекты по созданию высокоскоростных железнодорожных магистралей. В рамках пилотного проекта ВСМ в России развернута деятельность российско-китайского консорциума. Рассчитываем на участие китайских коллег и в других проектах по строительству высокоскоростных магистралей на территории нашей страны.

Существенное внимание уделяется логистическим видам деятельности. В апреле 2017 г. было подписано соглашение между железными дорогами Китая, Беларуси, Германии, Казахстана, Монголии, Польши и России об углублении сотрудничества по организации контейнерных поездов в сообщении Китай — Европа.

Продолжается работа по модернизации железнодорожных пограничных переходов между Россией и Китаем, реализуются мероприятия по повышению их пропускной способности. В результате создаются условия для увеличения объемов перевозок грузов с Китаем и на евроазиатских маршрутах транзитом через Россию.

Возобновив в 2013 году перевозки через погранпереход Махалино — Хуньчунь, компания обеспечивает существенный прирост грузопотока ежегодно.

Мы не останавливаемся на достигнутом и предлагаем грузоотправителям новые маршруты доставки грузов, в том числе с использованием портов Дальнего Востока России и северо-востока Китая. В частности, в настоящее время организовано взаимодействие с крупным морским портом Китая Инкоу для перевозки внешнеторговых грузов через железнодорожный пункт пропуска Забайкальск — Маньчжурия.

Наряду с этим обеспечивается развитие транспортно-логистической инфраструктуры МТК «Приморье-1» и «Приморье-2».

В целях расширения географии курсирования пассажирских поездов между Россией и Китаем проводится работа по организации движения международного пассажирского поезда по маршруту Харбин — Владивосток — Харбин.

Безусловно, представленные инициативы дают лишь краткое представление о динамике и масштабах российско-китайского сотрудничества в области железнодорожного транспорта, потенциал которого весьма значителен.

- Как вы думаете, система «БРИКС плюс» сможет как-то повлиять на развитие российского железнодорожного сектора? Какие поднимаемые на нынешнем саммите вопросы вас волнуют больше всего? Планируете ли вы сотрудничество с другими странами-участниками БРИКС?

- ОАО «РЖД» является членом Делового совета БРИКС, уникальная особенность которого заключается в возможности ежегодного информирования глав государств «пятерки» о практических инициативах бизнеса, совместных реализуемых и перспективных проектах.

В настоящее время совместно с «Китайскими железными дорогами» ОАО «РЖД» приступило к проработке проекта высокоскоростных грузовых перевозок специализированным подвижным составом в сообщении Китай — Россия — Европа. Важная особенность проекта заключается в возможности предложить высококлассный пассажирский сервис одновременно с высокоскоростными грузовыми перевозками.

Активно развиваются наши взаимоотношения и с индийскими партнерами. В соответствии с договором с Министерством железных дорог Индии мы приступили к подготовке обоснования реализации скоростного сообщения (до 200 км/ч) на железнодорожной линии Нагпур — Секундерабад (Индия) протяженностью 581 км.

При этом активно изучаются другие возможности участия в реализации проектов на территории Индии в формате выполнения работ по строительству, модернизации, электрификации железнодорожных линий, а также оказания услуг инжинирингового консалтинга.

Наряду с этим ОАО «РЖД» совместно с бразильскими партнерами рассматривает возможность участия в программе развития бразильских железных дорог. Холдинг «РЖД» считает приоритетным для участия проект концессии бразильского коридора Север — Юг.

Компания налаживает контакты с южноафриканской стороной в целях развития сотрудничества в инфраструктурной сфере.

Принимая во внимание существенную капиталоемкость инфраструктурных проектов, актуальным представляется наращивание сотрудничества Делового совета с Новым банком развития (НБР). Значимым шагом в этом направлении стало подписание 4 сентября в присутствии глав государств меморандума между Деловым советом и НБР о взаимопонимании по основным направлениям сотрудничества.

В развитие этих договоренностей 6 сентября на Восточном экономическом форуме, стартующем сразу после мероприятий БРИКС во Владивостоке, планируем подписать Меморандум между «РЖД» и банком для конкретизации периметра возможных интересов. Соответствующие договоренности были достигнуты по итогам саммита БРИКС.

Широкие возможности кооперации между РЖД и НБР открываются при реализации проектов по созданию сети высокоскоростного железнодорожного сообщения в России. Однако могут быть рассмотрены и другие инфраструктурные проекты в третьих странах.

Сочетая в себе уникальный баланс спроса и предложения на услуги развития инфраструктуры, страны «пятерки» могут достигать значительных синергетических эффектов, объединяя имеющиеся знания и технологии. Перспективная работа в формате «БРИКС плюс» для железнодорожников означает более широкие возможности для ведения профильного бизнеса.

Отрадно, что на IX саммите БРИКС подтверждены ранее выбранные ориентиры развития партнерства на принципах win-win, нацеленные на взаимный рост взаимодействия во всех ключевых социальных и экономических отраслях.

по материалам russian.people.com.cn

Китай. Россия. Евросоюз > Транспорт > gudok.ru, 6 сентября 2017 > № 2298807 Олег Белозеров


Китай. ДФО > Нефть, газ, уголь. Химпром. Госбюджет, налоги, цены > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297802

Восточная нефтехимическая компания получила статус резидента ТОР «Нефтехимический». И не только.

Восточная нефтехимическая компания (ВНХК) и Корпорация развития Дальнего Востока в рамках 3го Восточного экономического форума (ВЭФ-2017) подписали соглашение о работе на территории опережающего социально-экономического развития (ТОР).

Об этом 6 сентября 2017 г сообщает Роснефть.

В рамках соглашения ВНХК получает статус резидента ТОР «Нефтехимический».

Документ предусматривает сотрудничество сторон в рамках ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» при реализации стратегического проекта Роснефти по созданию в Приморском крае комплекса ВНХК.

Статус резидента ТОР будет способствовать скорейшей реализации проекта, который станет основой для создания нефтехимического кластера на Дальнем Востоке.

Строительство комплекса позволит заместить экспорт сырья производством продукции с высокой добавленной стоимостью, поставлять ее на перспективные рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), обеспечить растущие потребности в моторных топливах внутреннего рынка ДФО, а также будет способствовать развитию инфраструктуры и сопутствующего производства в дальневосточных регионах.

ВНХК основана Роснефтью совместно с ChemChina для строительства нефтехимического комплекса в Приморском крае.

Меморандум о строительстве комплекса был подписан в ходе визита В.Путина в Китай в сентябре 2015 г.

В декабре 2016 г В. Путин утвердил перечень поручений по вопросу поддержки проекта строительства Восточного нефтехимического комплекса.

В мае 2017 г Главгосэкспертиза рассмотрела и одобрила проект строительства комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств ВНХК.

В Приморском крае создается новая территория опережающего развития (ТОР) Нефтехимический, чьим якорным резидентом и стала ВНХК.

Строительная площадка ВНХК находится в 4х км от г Находка.

Нефтехимический комплекс будет производить широкий марочный ассортимент полимерной продукции (полиэтилен и полипропилен) для применения в промышленности, в быту, а также при производстве изделий медицинского назначения.

Китай. ДФО > Нефть, газ, уголь. Химпром. Госбюджет, налоги, цены > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297802


Китай. США. Япония. Весь мир. РФ > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297741

Вся недвижимость мира за $200 трлн: в каких странах есть дома у богатейших людей России

Екатерина Еременко, Софья Лозовая

Миллиардер Виктор Вексельберг приобрел виллу на берегу озера Гарда за $40 млн у английского миллиардера Боба Бернса.Миллиардер Виктор Вексельберг приобрел виллу на берегу озера Гарда за $40 млн у английского миллиардера Боба Бернса.

Российские миллиардеры предпочитают не раскрывать крупные приобретения в сфере недвижимости, но зарубежные СМИ часто ищут «русский след» в знаковых сделках с элитным жильем. И, как показывает практика, не напрасно

Совокупная стоимость всех объектов недвижимости в мире составляет $200 трлн, говорится в исследовании британской компании Savills. По информации аналитиков, 84% общей стоимости мировой недвижимости приходится на жилье ($168,5 трлн), остальное — коммерческая недвижимость.

Более 70% всей недвижимости в мире в стоимостном выражении ($141,5 трлн) расположено в десяти странах — в Китае, США, Японии, Великобритании, Индии, Германии, Франции, Бразилии, Италии и России. На первом месте в списке находится Китай ($42,7 трлн), на втором — США ($42,1 трлн). Стоимость всей недвижимости в России составляет $3,6 трлн, из них $2,9 трлн — жилая недвижимость. В исследовании отмечается, что треть всей российской жилой недвижимости (по стоимости, а не количеству объектов) находится в Москве ($870 млрд).

Российские миллиардеры предпочитают не раскрывать крупные приобретения в сфере недвижимости, но зарубежные СМИ часто ищут «русский след» в знаковых сделках с элитным жильем. И, как показывает практика, не напрасно. Многие участники российского списка Forbes владеют недвижимостью в США, Великобритании, других европейский странах. О недвижимости российских миллиардеров в Китае и Японии мало информации, но только из-за того, что азиатские партнеры миллиардеров более трепетно относятся к коммерческой тайне.

Владения российских миллиардеров в США

Миллиардер Араз Агаларов F 51 в апреле 2006 года купил роскошный особняк в городе Демарест, штат Нью-Джерси, за $8 млн. Но в июле 2017 года бизнесмен выставил его на продажу за $6,98 млн. Особняк на Андерсон-авеню, который занимает 2,5 акра земли, был построен в 2001 году. В доме семь спален и восемь санузлов, есть огромная двойная свадебная лестница и комната с панорамными окнами в несколько этажей, из которой открывается вид на фонтан и двор с прекрасным ландшафтным дизайном. Среди соседей Агаларова — рэп-магнат Шон Комбс и легендарный музыкант Стиви Уандер.

Сын миллиардера Эмин Агаларов владеет домом на той же улице. Эмин купил особняк, который занимает 0,77 акра, вместе со своим отцом за $3 млн в 2008 году. Этот дом также выставлен на продажу, но с меньшими «потерями» — за $2,9 млн. В особняке шесть спален и семь санузлов, двухэтажное фойе со свадебной лестницей, кухня шеф-повара и подвал с комнатой отдыха, баром, домашним кинотеатром, винным погребом и тренажерным залом. В качестве риелтора по продаже выступает сестра Эмина Шейла Агаларова, которая является брокером международной недвижимости Sotheby's.

В 2008 году миллиардер и бывший совладелец «Уралкалия» Дмитрий Рыболовлев F 15 стал обладателем особняка Maison de L’Amitie в Палм-Бич (штат Флорида) с 15 спальнями, 30-метровым бассейном, частным пляжем и фонтаном на подъездной дорожке. Элитную недвижимость предприниматель купил у Дональда Трампа. Сам будущий президент США тогда говорил, что покупатель «просто оказался из России» и сам он с российским миллиардером даже не встречался. Постройка в стиле позднего французского Средневековья обошлась Рыболовлеву в $95 млн. А совершенная сделка стала крупнейшей в истории Палм-Бич по продаже жилой недвижимости. Спустя пять лет после покупки миллиардер решил снести особняк. Причиной, по версии издания The Daily Mail, стало появление в доме плесени. В марте 2016 года комиссия по архитектуре Палм-Бич одобрила снос здания.

Владельцем особняка в Кремниевой долине миллиардер и инвестор Юрий Мильнер F 31 стал в 2011 году. Позднее на технологической конференции в Калифорнии предприниматель рассказал, что заплатил за него $100 млн. За эти деньги Мильнер получил дом в стиле французских замков XVIII века с пятью спальнями, ротондой, винным погребом, спа-зоной и даже бальным залом. Приятным дополнением к роскошной недвижимости стал открывающийся со второго этажа вид на залив Сан-Франциско.

Скупать особняки в Верхнем Ист-Сайде (Нью-Йорк) Роман Абрамович F 12 начал в октябре 2014 года. Первым стал таунхаус площадью 882 кв. м на 75-й улице, за который предприниматель заплатил $29,7 млн. Спустя два месяца Абрамович стал владельцем еще одного особняка, расположенного через дом от ранее приобретенной недвижимости. За таунхаус площадью 676 кв. м он заплатил $18,3 млн. Последним у семьи Марка и Лори Файф был выкуплен дом номер 13, располагавшийся между новоприобретенными постройками Абрамовича. Предприниматель рассчитывал объединить три таунхауса в один гигантский особняк. Но его планам помешали власти Нью-Йорка. Комиссия по охране памятников архитектуры запретила возведение общего фасада, а также строительство внутри бассейна, сауны и оранжереи. Подобную перестройку городские власти назвали «неоправданным разрушением» и актом «вопиющего потребительства».

Великобритания, Италия и Лазурный берег

Другой дом Романа Абрамовича F 12, перепланировку которого ему все же согласовали местные власти, — лондонский особняк на улице Кенсингтон-Палас Гарденс. Экс-губернатор Чукотки приобрел недвижимость в 2009 году, и тогда точная сумма сделки не называлась. Но в 2016 году издание The Times оценило особняк в £125 млн.

В 2005 году миллиардер Андрей Мельниченко F 9 сыграл свадьбу с Сандрой Николич на собственной вилле «Альтаир». Элитная недвижимость, за которую предприниматель, по данным местных риелторов, в 2003 году заплатил €10 млн, располагается в не менее элитном месте — курортном городе Антиб на Лазурном Берегу. Во время свадебной церемонии во дворе виллы была смонтирована копия старинной русской часовни, в которой венчался миллиардер.

Миллиардер Виктор Вексельберг F 10 стал в 2007 году обладателем виллы с коллекцией антиквариата на берегу озера Гарда (Италия). Он приобрел элитную недвижимость за $40 млн у английского миллиардера Боба Бернса, который после покупки особняка в 1997 году превратил его в роскошный отель, ночь пребывания в котором обходилась постояльцам в €3300.

Помимо собрания старинных книг Национального географического общества, росписей на стенах и потолках-плафонах, венецианских зеркал и ванн из цельного куска мрамора вилла Фельтринелли может похвастаться богатой историей. Здесь два последних года жизни вместе с любовницей Кларой Петаччи провел Бенито Муссолини. В 1946 году на вилле гостил Уинстон Черчилль и, сидя на берегу озера Гарда, писал пейзажи. Владельцем особняка был политик левого толка и основатель «Группы партизанского действия» Джанджакомо Фельтринелли. Он превратил виллу в террористическую базу, а в 1972 году погиб, взорвавшись при подготовке теракта.

Китай. США. Япония. Весь мир. РФ > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297741


Китай. Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 5 сентября 2017 > № 2296259 Владимир Путин

Пресс-конференция Владимира Путина по итогам саммита БРИКС.

По завершении визита в Китай и саммита БРИКС Владимир Путин ответил на вопросы российских журналистов.

Глава государства, в частности, подвёл итоги работы саммита (англ. BRICS) БРИКС, рассказал о переговорах с лидерами иностранных государств на полях встречи «пятёрки» и дал оценку наиболее актуальным международным проблемам.

* * *

Стенографический отчёт о пресс-конференции для российских журналистов

В.Путин: Пожалуйста, начнём сразу с вопросов. Прошу Вас.

Вопрос: Завершился саммит БРИКС. БРИКС, как известно, – это более 31 процента мирового ВВП.

Хотела спросить: после сложившихся обсуждений как Вам видятся перспективы развития объединения? Каковы основные итоги саммита и приоритеты России в БРИКС?

В.Путин: Напомню, что БРИКС складывался, по сути, по инициативе России в своё время, в 2005 году, когда мы впервые собрали за одним столом представителей Китайской Народной Республики, Индии и с нашим участием. Вот так возникла сначала «тройка», а затем и «пятёрка».

Это очень перспективное объединение, без всяких сомнений, которое не по каким-то идеологическим принципам собирается, а в силу наличия целого ряда совпадающих интересов.

И прежде всего связано это со структурой экономики и с нашим общим стремлением придать мировой экономике, так скажем, более справедливый и благородный характер.

И в целом нам за предыдущие годы удавалось согласовать свои позиции по целому ряду крупных, основополагающих вопросов.

Если обратили внимание, руководители стран БРИКС регулярно встречаются не только на специализированных саммитах, как на этот раз в Китайской Народной Республике, но и на полях различных международных мероприятий в преддверии этих событий. Например, перед «двадцаткой» регулярно встречаются руководители БРИКС.

Обращаю внимание на то, что создан и уже функционирует новый Банк развития. И, если вы заметили (уже говорил об этом на расширенном заседании и на встрече с Деловым советом), Россия начинает получать соответствующее финансирование по трём проектам.

Это касается водоочистки в бассейне Волги, это касается развития судебной системы, прежде всего речь идёт о строительстве зданий, сооружений и информатизации судебной системы России. Речь идёт о некоторых других весьма интересных и, может быть, не таких уж масштабных, но всё-таки важных для нашей страны проектах.

Это только первые шаги. Пул резервных валют начинает работать. Мы способствуем контактам между деловыми людьми. И Деловой совет всё интенсивнее функционирует, и поддерживаются в том числе российские инициативы.

Не могли тоже не слышать о женском предпринимательстве. На мой взгляд, это важная, правильная вещь. Практически во всём мире стараются поддержать женское предпринимательство.

Есть и другие важные, интересные и перспективные начинания. Уверен, что это объединение будет эффективно работать и в будущем.

Китайскому председательству удалось сохранить всё, что было наработано до сих пор, включая нашу совместную работу в России, в Уфе, и создать новые импульсы.

Это был удачный саммит, в том числе с участием руководителей стран «аутрич», тех государств, которые представляют развивающиеся рынки из различных регионов мира.

Хочу поздравить наших китайских друзей с безусловным успехом этого крупного международного мероприятия.

Вопрос: Владимир Владимирович, у Вас на полях саммита прошла обширная двусторонняя повестка, например, Вы встречались с Президентом Египта, со многими другими лидерами.

Если можно, подробнее о встречах, хотели бы, чтобы Вы нам рассказали. Например, с Президентом Египта обсуждали Вы восстановление авиасообщения, приняли ли Вы приглашение посетить Египет и поучаствовать в подписании контракта по строительству АЭС?

И, кроме того, у Вас состоялись два телефонных разговора с Премьер-министром Японии и Президентом Южной Кореи. Если возможно, тоже подробнее.

В.Путин: Вы знаете, если подробно буду рассказывать обо всех этих встречах и телефонных разговорах, то нам времени будет недостаточно. Вы видели все эти двусторонние встречи.

Визит начался с двусторонней встречи с Председателем Китайской Народной Республики, это практически было в рамках отдельного рабочего визита.

Затем из стран БРИКС была встреча с Премьер-министром Индии, Президентом Южно-Африканской Республики. Прежде всего речь шла о двусторонних отношениях.

С каждой из этих стран у нас обширная, очень большая повестка дня, включая многообразные экономические связи. Из стран, как говорят, «аутрич», кого пригласили вне рамок саммита БРИКС, встреча была с Премьер-министром Таиланда.

Это развивающаяся экономика, быстрыми темпами набирающая обороты. Мы расширяем наше экономическое взаимодействие. Если вы обратили внимание, в два раза увеличили закупки каучука, на 30–40 процентов увеличили закупки овощей и фруктов. Мы заинтересованы в реализации своей продукции, в том числе высокотехнологичной, на рынках Таиланда. Вот об этом и говорили.

Что касается Мексики, то здесь тоже есть наши интересы, причём прямые, наших компаний. «ЛУКОЙЛ», например, намерен реализовать четыре проекта в Мексиканском заливе. Три из них – совместно с французскими партнёрами, один проект самостоятельно.

Есть и другие направления: мы самолёт «Суперджет-100» продаём, причём достаточно хорошо осваиваем этот рынок в Мексике.

Что касается Египта, то вы знаете о глубине наших отношений, исторических связей. Отношения между Россией и Египтом находятся на подъёме. Действительно, Президент Египта господин Ас-Сиси пригласил с визитом посетить его страну, с удовольствием это сделаю, надо только выбрать подходящий момент.

Что касается авиационного сообщения, нам очень хочется восстановить авиационное сообщение с Египтом в полном объёме. Но мы договорились, что работа наших соответствующих специальных служб и транспортных ведомств, осуществляющих безопасность полётов, должна быть продолжена, и мы должны быть абсолютно уверены в том, что безопасность наших граждан будет обеспечена.

Хотя мы видим, что наши египетские друзья делают всё для того, чтобы эту безопасность обеспечить. Профильные ведомства находятся в контакте друг с другом, дорабатывают определённые детали. Очень рассчитываю и надеюсь на то, что мы в ближайшее время сможем эту задачу решить целиком и полностью.

По телефонным разговорам. И тот и другой телефонный разговор – и с Премьер-министром Абэ, и с Президентом Южной Кореи – были посвящены событиям вокруг испытаний ядерного устройства в Северной Корее.

Но мы договорились продолжить эту дискуссию при личной встрече. Завтра уже и Президент Южной Кореи, и Премьер-министр Японии прибудут во Владивосток для участия в Восточном экономическом форуме, мы поговорим об этом подробнее. Прошу Вас.

Вопрос: Одна из самых бурных тем последних дней – это, конечно, решение США о закрытии ряда российских дипобъектов, что по своей сути является новым примером отъёма дипсобственности.

Со стороны МИДа мы слышим такие слова, как «захват», «обыски». Вы пока на эту тему ничего не говорили. Как Вы можете прокомментировать всё происходящее? Будет ли какой-то ответ на всё это? И если да, то каким он будет?

В.Путин: Дело в том, что мы договорились с нашими партнёрами о том, что количество наших сотрудников, дипломатических работников, в России и в Соединённых Штатах должно быть паритетным. В России работало 1300, по-моему, дипломатов из Соединённых Штатов, у нас – 455. Мы привели это в соответствие – по 455.

Хочу обратить ваше внимание на то, что в эти 455 дипломатических работников, осуществляющих свою деятельность в Соединённых Штатах, мы включили (условно включили) и 155 человек, работающих при ООН. Строго говоря, они не являются дипломатами, аккредитованными при госдепартаменте Соединённых Штатов, а являются дипломатами, работающими в международной организации.

Соединённые Штаты, когда боролись за то, чтобы штаб-квартира ООН находилась в Нью-Йорке, взяли на себя обязательство обеспечить работу этой организации. Так что, строго говоря, если уж говорить о строгом паритете, то это не 455 дипломатов США в Москве, а минус 155.

Так что мы оставляем за собой право принять решение и по этому количеству американских дипломатов в Москве. Но мы пока не будем этого делать, посмотрим, как будет развиваться ситуация дальше.

То, что американцы сократили количество наших дипломатических учреждений, – это их право. Другое дело, что делалось это в явно такой хамской манере. Это не украшает наших американских партнёров.

Трудно вести диалог с людьми, которые путают Австрию с Австралией. С этим ничего уже не поделаешь, таков уровень, видимо, политической культуры определённой части американского истеблишмента.

Американская нация, американский народ, Америка – это действительно великая страна и великий народ, если они переносят такое количество людей с таким низким уровнем политической культуры.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы уже упомянули, что в разговорах с Премьером Японии и с Президентом Южной Кореи затрагивали проблематику КНДР…

В.Путин: Кстати говоря, извините, что касается зданий и сооружений. Это действительно беспрецедентная вещь. И я как выпускник юридического факультета Петербургского университета могу вам сказать, и любой юрист вам скажет, – право собственности состоит из трёх элементов: право владения, использования и распоряжения.

Американская сторона лишила Российское государство права пользоваться нашим имуществом – это явное нарушение имущественных прав российской стороны. Поэтому для начала дам поручение МИДу обратиться в суд. Посмотрим, как эффективно работает хвалёная американская судебная система.

Вопрос: Возвращаюсь к теме КНДР, какова Ваша позиция? В последнее время складывается впечатление, что ни переговоры (дипломатический процесс), ни угрозы, ни санкции не срабатывают. Как можно решить проблему КНДР?

В.Путин: Самый простой вопрос на сегодняшний день.

Я с коллегами в приватном порядке разговаривал, но не считаю нужным здесь что-то скрывать. Повторю то, что говорил в частных и в официальных беседах, и, собственно, то, что должно быть у всех на слуху и для любого здравомыслящего человека должно быть понятным.

Все хорошо помнят, что произошло с Ираком и Саддамом Хусейном. Хусейн отказался от производства оружия массового уничтожения, тем не менее под предлогом поиска этого оружия был уничтожен и сам Саддам Хусейн, и члены его семьи при соответствующей известной военной операции.

Там даже дети погибли, его внука, по-моему, застрелили. Страна разрушена, и Саддам Хусейн повешен. Послушайте, это же все знают, это все помнят. И в Северной Корее это хорошо знают и помнят. И вы думаете, что в силу принятия каких-то санкций Северная Корея откажется от того курса, который она взяла на создание оружия массового уничтожения?

Россия осуждает эти упражнения со стороны Северной Кореи, мы считаем, что они носят провокационный характер. Но забывать про то, что я только что сказал применительно к Ираку, а затем к Ливии, мы тоже не можем. И уж северокорейцы точно не забудут.

А использование санкций любого рода в данном случае уже является бесполезным и неэффективным. Да они, как я вчера сказал одному из своих коллег, траву будут есть, но не откажутся от этой программы, если не будут чувствовать себя в безопасности.

А что может обеспечить безопасность? Восстановление международного права. Нужно вести дело к диалогу между всеми заинтересованными сторонами. Нужно, чтобы у всех участников этого процесса, в том числе у Северной Кореи, не было никаких соображений, которые были бы связаны с угрозой их уничтожения, а наоборот, чтобы все стороны конфликта встали на путь сотрудничества.

В этих условиях и в этой ситуации нагнетание военной истерии совершенно бессмысленно, это абсолютно тупиковый путь. Потом, ведь у Северной Кореи есть не только ракеты средней дальности, мы убедились в этом, что они есть, есть не только ядерный заряд, мы знаем, что он есть в руках Северной Кореи, но там есть ещё и дальнобойная артиллерия и системы залпового огня до 60 километров дальности.

Против этих систем оружия вообще бессмысленно применение противоракетной техники. В мире сегодня не существует средств противодействия дальнобойной артиллерии или системам залпового огня. А потом, их разместить можно так, что их и найти-то практически невозможно.

В этих условиях нагнетание военной истерии до хорошего не доведёт, это всё может привести к глобальной планетарной катастрофе и к огромному количеству человеческих жертв.

Никакого другого пути, кроме мирного, дипломатического способа решения северокорейской ядерной проблемы, не существует.

Вопрос: У меня как раз вопрос в продолжение темы Северной Кореи. США заявили о том, что они хотят ужесточения санкций, и хотели бы, чтобы Россия тоже присоединилась к этому. Как можно оценивать такие заявления на фоне того, что недавно принят известный санкционный закон, где Россия фигурирует в одном списке с той же КНДР и Ираном?

В.Путин: Да. Это, конечно, нелепо, как минимум нелепо ставить нас в один список с Северной Кореей, а потом просить помочь в санкционных упражнениях против Северной Кореи. Но это делают люди, которые путают Австрию с Австралией, а потом идут к своему Президенту и говорят: «Теперь давайте уговорите Россию, чтобы они с нами ужесточали санкции».

Дело даже не в этом, мы не собираемся дуть губы, обижаться на кого-то и хихикать на этот счёт. Наша позиция по данному вопросу, собственно, так же как и по практически всем остальным вопросам, носит принципиальный характер.

Дело не в том, что нас с Северной Кореей поставили в один список, хотя это совершенно глупо, просто нелепо, но дело совершенно в другом. Я уже сказал, почему считаю (и МИД наш уже об этом сказал), что санкционный режим уже подошёл к своей черте, он совершенно неэффективен.

Но дело ещё и в гуманитарной стороне этого вопроса. Ведь как бы мы ни воздействовали на Северную Корею, курс руководства Северной Кореи не изменится, а страдания миллионов людей могут быть многократно увеличены.

Что касается России, то здесь вообще не о чем говорить. Просто не о чем говорить. Почему? Потому что у нас почти нулевой товарооборот. Я сейчас уточнял у Министра энергетики, у нас 40 тысяч тонн поставки нефти и нефтепродуктов по кварталу.

Напоминаю, что Россия экспортирует свыше 400 миллионов тонн нефти и нефтепродуктов на мировой рынок, 40 тысяч в квартал – это ноль. Причём ни одна наша крупная вертикально интегрированная компания вообще никаких поставок не осуществляет. Ноль! Это первое.

Второе – рабочая сила из Северной Кореи. Да, где-то у нас работает около 30 тысяч человек. Это о чём-то говорит? Это, считайте, тоже ноль. Нам что, нужно оставить этих людей без средств к существованию? Да и Дальний Восток России нуждается в рабочих руках. Просто не о чем даже говорить. Поэтому меры санкционного воздействия, как МИД заявил, исчерпаны.

Мы, конечно, готовы обсуждать какие-то детали, это всё надо продумать, разумеется. Будем работать. Мы же солидарно работаем со всеми участниками этого процесса, мы являемся, по сути, одними из авторов, во всяком случае в ходе согласования так можно точно совершенно сказать, той резолюции, которая была принята и действует, и мы полностью её соблюдаем.

Вопрос: Вопрос о восточной Украине. В последнее время официальным Киевом активно вбрасывается информация, что, мол, на востоке Украины очень нужны миротворцы ООН. И Порошенко часто об этом говорит, и даже существует план, что если Россия заблокирует это в Совете Безопасности, то можно это решение протащить через Генассамблею ООН, которая, кстати, совсем скоро открывается. Ваше отношение к этой идее, и насколько это вообще осуществимо и нужно ли это?

В.Путин: Через Генассамблею это невозможно сделать, потому что миротворцы ООН не могут функционировать иначе, кроме как по решению Совета Безопасности. Но дело даже не в этом.

Вы говорите о том, что кто-то хочет что-то протащить. На самом деле ничего плохого здесь не вижу. Я ведь уже многократно говорил о том, что поддерживаю идею вооружения миссии Краткая справка Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, англ. OSCE) ОБСЕ, но сама организация ОБСЕ отказывается от вооружения своих сотрудников, поскольку не имеет ни соответствующего персонала, ни опыта подобной работы.

В этом контексте наличие миротворцев ООН, даже, можно сказать, не миротворцев, а тех людей, которые обеспечивают безопасность миссии ОБСЕ, считаю вполне уместным и не вижу здесь ничего плохого, наоборот, считаю, что это пошло бы на пользу решению проблемы на юго-востоке Украины. Но, разумеется, речь может идти только о функции обеспечения безопасности сотрудников ОБСЕ. Это первое.

Второе. Эти силы должны находиться в этой связи на линии разграничения и ни на каких других территориях.

Третье. Решение этого вопроса должно состояться не иначе, как после разведения сторон и отвода тяжёлой техники. И это не может быть решено без прямого контакта с представителями самопровозглашённых республик – ДНР и ЛНР.

Считаю, если всё это сделать, то точно пойдёт, на мой взгляд, на пользу решения проблемы на юго-востоке Украины. Будем считать, что это поручение Министерству иностранных дел внести соответствующую резолюцию в Совет Безопасности.

Вопрос: Продолжая тему Украины. В последнее время из Вашингтона всё чаще приходят новости о дискуссиях по поводу предоставления летального оружия Украине. Насколько серьёзно Вы это воспринимаете? И если действительно такое решение будет принято, какие могут быть последствия?

В.Путин: Это суверенное решение Соединённых Штатов, кому продавать оружие или поставлять бесплатно, и той страны, которая является реципиентом этой помощи, мы на этот процесс повлиять никак не сможем. Но есть общие международные правила и подходы: поставка оружия в зону конфликта не идёт на пользу умиротворению, а только усугубляет ситуацию.

Если это произойдёт в данном случае, то принципиально это действие, это решение ситуацию не изменит. Оно вообще никак не повлияет на изменение ситуации. Но количество жертв, безусловно, может увеличиться. Но хочу подчеркнуть, чтобы всем было понятно: ничего не поменяется. Количество жертв может быть увеличено, и это прискорбно.

Есть ещё один момент, на который следует обратить внимание тем, кто вынашивает подобные идеи: он заключается в том, что у самопровозглашённых республик достаточно оружия, в том числе захваченного у противоборствующей стороны, у националистических батальонов и так далее.

И если американское оружие будет поступать в зону конфликта, трудно сказать, как будут реагировать провозглашённые республики. Может быть, они направят имеющееся у них оружие в другие зоны конфликта, которые чувствительны для тех, кто создаёт проблемы для них.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Сирийская армия при поддержке ВКС России почти отбила у боевиков ИГИЛ город Дейр-эз-Зор. Скажите, означает ли сейчас новый этап на карте Сирии, что угроза ИГИЛ в этой стране миновала, не вернётся, что самые трудные времена для сирийцев позади? И, как Вам кажется, что необходимо сделать сирийцам в ближайшее время?

В.Путин: Что касается терроризма вообще – это сложная мировая проблема. Она касается не только Сирии, но и многих других стран региона, и не только этого региона. И главная проблема в этой связи заключается в том, что постоянная подпитка радикальных группировок идёт за счёт нищеты и низкого уровня образования – вот питательная среда для радикализма и терроризма.

Поэтому мы и собираемся, скажем, на таких мероприятиях, как саммит БРИКС, «двадцатка» как раз в том числе, и для решения этих глобальных проблем, для того, чтобы ликвидировать эти первоисточники угрозы роста терроризма и радикализма.

Что касается Сирии и военных операций. Да, действительно, там ситуация развивается в пользу правительственных войск. Вы знаете, что территории, подконтрольные правительственным войскам, увеличились в разы за последние года полтора-два, и этот процесс нарастает.

Можно ли сказать, что с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и прочими терформированиями покончено навсегда? Наверное, пока об этом рано говорить, но то, что ситуация кардинально меняется на территории Сирии, – это очевидный факт.

Надеюсь, что партнёрами будет доведена до конца операция в Ираке. Дейр-эз-Зор – это, по сути, не политический, а военный опорный пункт всей радикальной оппозиции, радикальной в самом плохом смысле этого слова, игиловской оппозиции.

И как только операция в Дейр-эз-Зоре будет завершена, это будет означать, что террористы понесли очень серьёзное поражение, а правительственные силы и правительство Асада получило неоспоримые преимущества.

Нужно будет сделать следующий шаг в укреплении режима прекращения огня, в укреплении зон деэскалации и наладить политический процесс. На фоне этого политического процесса приступить к восстановлению экономики и социальной сферы. Огромная работа. И без помощи международного сообщества сирийским властям будет трудно решать стоящие перед ними задачи.

Кстати говоря, и в ходе бесед на этом саммите, в кулуарах, на двусторонних встречах мы тоже с коллегами говорили об этом. Практически все мои коллеги с этим согласны и готовы в той или иной степени внести свой вклад, во всяком случае в улучшение гуманитарной ситуации в Сирии.

Вопрос: По внутрироссийской тематике, если позволите. Вы ещё не давали оценку ситуации вокруг режиссёра Серебренникова…

В.Путин: У нас много режиссёров, я по каждому не могу.

Вопрос: Под домашним арестом он сейчас находится.

Общественное мнение разделилось: кто-то говорит, что перед расследованием все равны; кто-то говорит, что, наоборот, это давление на культуру и приводит в пример Михалкова, который тоже получает государственные средства, но против него обвинений никаких нет. В связи с этим интересно Ваше мнение по поводу этой ситуации.

В.Путин: Послушайте, у нас в сфере культуры так же, как и в других областях, правоохранительные органы постоянно занимаются контролем за расходованием государственных средств. У нас, насколько помню, может быть, что-то изменилось, замдиректора Эрмитажа под следствием находится, замминистра культуры находится под следствием. И что, теперь всех нужно освободить в силу того, что они работают в сфере культуры? Это же, наверное, странно было бы, правда?

Серебренников получал государственные средства. Это говорит о том, что никакой цензуры, никакого давления, ничего не было, просто не давали бы ему государственных денег, вот и дело с концом, если бы хотели ограничить его творческую деятельность. Причём здесь творческая деятельность?

Да, я знаю, по-разному относятся к творчеству разных людей, в том числе к творчеству Серебренникова. Но это вкусовые вещи: кому-то нравится, кому-то не нравится. Но если власть финансирует, значит, она относится как минимум нейтрально и даёт возможность художнику творить, работать, вот и всё.

Вопрос со стороны следствия только в законности расходования бюджетных средств, и это не маленькие деньги. Если вы посмотрите финансирование: по линии Правительства – это где-то 300 миллионов, а по линии московского правительства где-то 700 миллионов за два-три года, под миллиард. Это приличные деньги.

И если посмотреть на других наших режиссёров, представителей и деятелей культуры, Михалкова вспомнили, если следственные органы, контролирующие организации увидят, что кто-то нарушает действующее законодательство, и к ним будут применяться аналогичные методы работы, и они будут призываться к ответственности.

Но к Михалкову пока не было никаких претензий, несмотря на то, что контролирующие организации работают по проверке всех средств, получаемых всеми, практически без исключения, деятелями искусства, которые получают их из казны. Проверки осуществляются постоянно. Если по Михалкову будут какие-то данные, и его будут проверять. Но пока этого просто нет.

К Серебренникову со стороны власти нет никаких вопросов, кроме одного: соблюдение закона в использовании бюджетных денег. Вот и всё. Несмотря на то, что он находится под домашним арестом, это не значит, что он в чём-то виноват.

Виноват он или нет, может определить только суд. Надеюсь, что следственные органы будут работать быстро и как можно быстрее закончат свою работу. А что будет дальше – посмотрим.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! В мае этого года здесь же, в Китае, я задавал Вам вопрос: не пришло ли время объявить о Вашем участии или неучастии в президентской кампании следующего года? Прошло четыре месяца. Вы сказали тогда: «Нет». Не пора ли сказать «да»?

В.Путин: Послушайте, я уже говорил и могу сказать ещё раз – это важно, то, что я сейчас скажу.

У нас, как только предвыборную кампанию объявляют, сразу все перестают работать. Это я знаю не понаслышке, потому что сразу начинают думать о том, что будет после выборов, кто где будет работать и так далее.

Работать надо сейчас и каждому на своём месте активно, не ослабляя внимание к порученному участку работы ни на секунду. Поэтому в предусмотренное законом время те, кто хотят принимать участие в следующих президентских выборах Российской Федерации, уверен, об этом скажут.

Вопрос: Раз уж мы в Китае, хочется спросить про китайский мегапроект – новый Шёлковый путь, – по крайней мере в его железнодорожной части, потому что есть там автомобильная и морская.

Все страны, буквально не только в Европе, но и по ту сторону океана, хотят присоединиться к этому проекту. До сих пор непонятно, как будет проложен этот маршрут, где выйдет эта ветка из Китая, пойдёт ли она дальше через Россию, или через Азербайджан – Турцию, или через Белоруссию. Но самое главное, складывается впечатление, что китайские партнёры как-то не очень и хотели бы прокладывать эту ветку через территорию России.

В.Путин: Нет, это не так. Ведь и наши специальные ведомства и компании, и китайские, и партнёры из других стран изучают этот вопрос.

Вы сказали, есть автомобильный, есть и морской путь, – это так и есть. Смотрите, автомобильная дорога по Казахстану уже практически проложена. Мы должны догнать по срокам свою часть работы. Из Китая тоже дорога идёт.

Что касается железнодорожных маршрутов, то здесь существуют разные варианты для Китая: и через Казахстан, а потом уйти восточнее и южнее на Иран, возможно, через территорию Российской Федерации.

Вы знаете о том, что Китай планирует участие в строительстве высокоскоростной железной дороги Москва – Казань. Мы обсуждали ещё в Москве в ходе предыдущего визита Председателя КНР возможность строительства высокоскоростной пассажирско-грузовой железной дороги через Российскую Федерацию.

Если этот проект будет осуществлён, то это сделает возможным движение поездов со скоростью где-то под 200 километров в час, грузовых – чуть помедленнее, но это значит, что за три-четыре дня, трое-четверо суток груз будет доставляться из Азии, из Китая, скажем, в Германию.

Это очень интересные, перспективные, но требующие отдельной проработки проекты. Поэтому здесь нет ничего такого, что нужно было бы скрывать от общественности, но всё это требует дополнительного экспертного изучения, технико-экономического обоснования.

Мы активно обсуждаем и, как вы знаете, совместную работу по Северному морскому пути. Всё это вписывается в наши общие программы, здесь нет вообще никаких противоречий. Мы изучаем и реализуем и другие маршруты, скажем, Север – Юг.

Мы с Премьер-министром Индии констатировали, что первые партии контейнеров из Мумбаи через Иран, через Азербайджан дошли уже до Санкт-Петербурга и назад. Это всё изучается в практическом плане. Мы работаем над этим всем. Это в ежедневном режиме. Что будет наиболее эффективным – посмотрим в ходе предварительных тестовых испытаний и выберем оптимальные решения.

Вопрос: Хотелось бы в продолжение вопроса про отношения с США уточнить: за тот период, который уже прошёл с избрания Президента Дональда Трампа, с того момента, как Вы с ним общались, всё это развивается по спирали эскалации, о чём говорит наша сторона, Вы ещё не разочаровались в Трампе?

И учитываете ли Вы, об этом говорил недавно представитель МИДа в том числе, что не всякий глава администрации США досиживает до своего срока, определённого ему при избрании? Учитываете ли Вы шансы на импичмент Трампу в своём анализе, как Вы выстраиваете отношения с США?

И можно ещё один вопрос по внутренней повестке? Она, кстати, внутри-внешняя. Из-за ситуации конфликта в Мьянме возникла дискуссия с федеральной властью и Рамзаном Кадыровым, который сказал, что если его не устроит позиция России по Мьянме, то он будет против России.

Как Вы считаете, высшее должностное лицо имеет право занимать позицию, отличную от позиции федеральной власти во внешней политике, или это высшее должностное лицо уже должно уходить?

В.Путин: Начну с последнего.

Что касается ситуации в Мьянме, мне кажется, это должно было быть сделано после двусторонней встречи с Президентом Египта, пресс-служба должна была выпустить соответствующее заявление по поводу нашей совместной с Египтом оценки происходящих событий. Мы против любого насилия и призываем власть этой страны взять ситуацию под контроль.

Что касается мнений граждан России по поводу внешней политики Российского государства, то каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения.

Что касается руководителей регионов – это тоже в полном объёме их касается. Но уверяю вас, здесь никакой фронды со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, всё в порядке.

И теперь по поводу Президента Соединённых Штатов. Полагаю, что абсолютно некорректным было бы с нашей стороны обсуждать возможности развития внутриполитической ситуации в самих США. Это не наше дело, это дело самих Соединённых Штатов.

Что касается разочарования или не разочарования – ваш вопрос звучит очень наивно. Он же не невеста мне, я ему тоже не невеста, не жених, мы занимаемся государственной деятельностью, у каждой страны есть свои интересы. Трамп в своей деятельности руководствуется национальными интересами своей страны, я – своей.

Очень рассчитываю на то, что нам удастся, так же как и говорил действующий Президент Соединённых Штатов, находить какие-то компромиссы при решении двусторонних и международных проблем, для того чтобы они решались в интересах как американского, так и российского народа, решались в интересах многих других стран, имея в виду нашу особую ответственность для международной безопасности.

Вопрос: Простите, я про выборы опять, но не про Вашу кандидатуру, а про другие возможные кандидатуры. Появилась информация, что Вашим конкурентом может стать женщина и…

В.Путин: Первый раз слышу.

Вопрос: Со своей кандидатурой может выступить Ксения Собчак.

В.Путин: Ради бога.

Вопрос: Известно, что её отец много сделал для Вас, что Вы ему по-человечески благодарны. Как Вы к ней отнесётесь? Или Вы считаете, что есть лучшие кандидатуры среди тех же женщин, например, та же Набиуллина или Голикова?

В.Путин: Знаете, не я должен определять, кто лучше для российского народа в качестве главы государства. В конечном итоге это определяется на выборах. Но каждый человек в соответствии с действующим законом, если он выдерживает требования закона, имеет право выставить свою кандидатуру в рамках, повторяю, действующего закона. И Ксения Собчак не является здесь исключением.

Безусловно, я с большим уважением всегда относился и отношусь до сих пор к её отцу, считаю, что он – выдающийся деятель современной российской истории, без всякого преувеличения говорю это, без всякой иронии. И он очень порядочный человек, который сыграл в моей судьбе большую роль.

Но когда речь идёт о том, чтобы баллотироваться в Президенты, то такие вещи личного характера не могут играть никакой существенной роли. Это будет зависеть от того, какую программу она предложит, если действительно будет баллотироваться, как она выстроит свою президентскую кампанию. От этого будет зависеть успех либо неудача в этом предприятии.

О том, что она собирается баллотироваться, я слышу первый раз. Уверен, что могут быть и другие кандидаты, наверняка они будут.

Вопрос: Есть у нас ещё один очень громкий и важный процесс – это «Роснефть» против АФК «Система». «Роснефть» в своём обвинении заявляет, что «Система» практически украла, вывела активы и деньги из «Башнефти». Согласны ли Вы с этой позицией?

Обращалась ли одна из сторон – ответчик или истец – к Вам за встречей, за консультацией по этой проблеме? И видите ли Вы возможность мирового соглашения между ними? Потому что оппоненты, которые от «Системы», говорят, что это как бы ухудшает инвестклимат в России. Хотелось бы услышать Вашу позицию по этому поводу.

В.Путин: Я встречался и с руководителем «Роснефти», и с руководителем «Системы» (с Евтушенковым и Сечиным) именно по этому вопросу, выслушал позицию и того, и другого.

Думаю, было бы неправильно, если бы я сейчас публично заявил о своём отношении к этому делу, но очень рассчитываю на то, что им удастся достичь мирового соглашения. И думаю, это было бы на пользу как обеим компаниям, так и российской экономике в целом.

Как это будет развиваться дальше, на сто процентов сказать не могу, потому что никаких прямых указаний никому по этому поводу я не давал и, считаю, их давать нецелесообразно.

Всего вам доброго. Спасибо большое.

Китай. Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 5 сентября 2017 > № 2296259 Владимир Путин


Китай > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 4 сентября 2017 > № 2296159

Криптовалюта попала под контроль: в Китае запретили ICO

Александр Баулин

Редактор канала "Технологии"

Национальный банк Китая объявил нелегальными операции по ICO — сбору денег компаниями в криптовалюте. Это может кардинально повлиять на рынок криптовалюты

Национальный банк Китая в понедельник, 4 сентября, закончил изучение процессов ICO (сбор средств в криптовалюте за токены компании) и постановил, что эта деятельность незаконна. Предписано немедленно свернуть все проводящиеся компании по ICO, а также вернуть средства за токены, проданные в уже проведенных компаниях. Запрещены все операции по обмену криптовалют на фиатные валюты. Об этом сообщает агентство Bloomberg.

ICO стало удобной формой привлечения средств, за счет того, что ни компании, ни вкладчики не должны были выполнять практически никаких формальностей для участия в компании. За прошедшее время в мире было собрано на ICO криптовалюты на 1,6 миллиарда долларов, из которых 1,25 — в этом году. Сбор средств в криптовалюте стал одним из показательных применений умных контрактов криптовалютной сети Эфириум: они позволяли автоматически привязывать цену токенов (виртуальных монет, которые компании выдают вкладчикам за криптовалюту), поэтому большинство ICO проводилось за эфиры.

Китай был активным участником рынка ICO, считается, что криптовалютами в стране заинтересованы в частности для вывода средств из страны, минуя контролирующие органы. Вкладчики в кампаниях ICO анонимны, но сборщиков средств можно посчитать — на 18 июля в Китае было запущено 43 платформы, на которых проведено 65 компаний по сбору средств в криптовалюте, суммарные сборы составили 2,6 млрд юаней ($400 млн долларов).

После объявления Национального банка Китая биткоин упал на 7%, эфир на 6%, достигая в минимуме курсов 4350 долларов за биткоин и 297 долларов за эфир, однако сейчас наблюдается некоторое восстановление курсов до уровней 4490 и 320 долларов соответственно. Это ниже максимумов прошлой недели, когда биткоин впервые достигал 5000 долларов, однако криптовалюта крайне волатильна и если бы решение китайского Центробанка вызвало бы серьезные опасения участников падение могло бы быть и более серьезным.

Ранее Американская комиссия по ценным бумагам SEC сильно ограничила возможность привлечения средств американцев на ICO, теперь активность проявили китайские регулирующие органы. Это происходит с одной стороны на фоне рекордно выскоих уровней криптовалюты, а с другой — регулярных заявлений участников криптовалютного сообщества, что часто ICO устраивают компании, добросовестность которых вызывает сомнение. Создатель эфира, Виталик Бутерин отмечал Forbes свое двойственное отношение к ICO, дав рекомендации по выбору потенциально удачных проектов. Взяв под контроль проведение ICO, государства получили бы контроль над значительными финансовыми потоками (следует отметить, что в силу анонимности криптовалют этот контроль возможен только над желающими легализировать свои доходы), а с другой — постараться уменьшить количество недобросовестных проектов, собирающих средства, но не имеющих желания или возможности реализовать их.

Китай > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 4 сентября 2017 > № 2296159


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 1 сентября 2017 > № 2306936 Ли Хуэй

«Один и один - больше, чем два»

Михаил Морозов, обозреватель «Труда»

Посол КНР в России Ли Хуэй рассказал о новых моментах глобального взаимодействия Китая и России

На следующей неделе, 3-5 сентября, в китайском Сямэне открывается 9-я встреча лидеров стран БРИКС, где будут подведены итоги 10-летнего сотрудничества в рамках этой организации и намечены новые ориентиры. Накануне этого события посол КНР в России Ли Хуэй рассказал о новых моментах глобального взаимодействия Китая и России.

— Как вы оцениваете результаты сотрудничества в рамках БРИКС? Какое значение имеет саммит лидеров стран БРИКС в Сямэне?

— Если отсчитывать от первой встречи министров иностранных дел стран БРИК в 2006 году, то сотрудничество в рамках БРИКС имеет десятилетнюю историю. За это время страны БРИКС в соответствии с принципами открытости и прозрачности, солидарности и взаимопомощи, совместного стремления к развитию прилагали усилия для формирования более тесных, всеобъемлющих и прочных партнерских отношений. Эти усилия получают все большее признание и поддержку со стороны международного сообщества.

За 10 лет в БРИКС сформирована многоуровневая структура сотрудничества в нескольких десятках сфер, включая экономику, финансы, сельское хозяйство, науку, образование, культуру и здравоохранение. Данная структура играет все более важную роль в стимулировании глобального экономического роста, реформировании и совершенствовании управления глобальной экономикой и содействии демократизации международных отношений.

Нынешний саммит пройдет под девизом «Углубление партнерских отношений в рамках БРИКС, создание прекрасного будущего». Упор будет сделан на «углублении практического сотрудничества, содействии совместному развитию, укреплении глобальной стабильности, совместном реагировании на вызовы, обменах в гуманитарной сфере, формировании более широких партнерских отношений». После начала председательства в БРИКС Китай прилагал огромные усилия, чтобы направить большой корабль сотрудничества БРИКС в еще более глубокий фарватер.

Россия как важный член БРИКС оказала значительную поддержку проведению Китаем саммита. Президент Владимир Путин высоко оценил достигнутую Китаем эффективность в организации саммита, отметив, что российская сторона будет тесно сотрудничать с китайской, чтобы обеспечить полный успех встречи. Глава МИД РФ Сергей Лавров также полагает, что сентябрьский саммит БРИКС в Сямэне окажет содействие партнерским отношениям между странами БРИКС, повысит эффективность взаимодействия в ответах на общие вызовы.

Китай рассчитывает совместно подвести итоги сотрудничества в рамках БРИКС за прошедшие 10 лет, наметить планы развития, с тем чтобы достойно начать второе «золотое десятилетие» БРИКС.

— Какие подвижки в китайско-российских отношениях произошли с начала 2017 года?

— В 2017 году под стратегическим руководством глав двух государств продолжали развиваться отношения всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства Китая и России. Два месяца назад председатель КНР Си Цзиньпин в ходе государственного визита в Россию провел весьма плодотворную встречу с президентом Путиным. Главы государств углубленно обменялись мнениями по развитию двусторонних отношений, продвижению сотрудничества во всех сферах и важным международным и региональным вопросам, достигли ряда договоренностей.

Подписано Совместное заявление КНР и РФ о дальнейшем углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, одобрена новая программа реализации Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ, разработан план развития китайско-российских отношений. Главы двух государств также встретились с представителями деловых кругов и СМИ Китая и России, призвали их к усилению двустороннего обмена и сотрудничества. По результатам визита опубликовано Совместное заявление по текущей мировой обстановке, важным международным и региональным проблемам, где наглядно продемонстрирована стабилизирующая роль двух стран в изменяющемся мире.

Китай и Россия тесно взаимодействовали на многосторонних мероприятиях, включая форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Одного пояса и одного пути» в мае, июньский саммит ШОС в Астане, июльский саммит «Группы 20» в Гамбурге, еще больше укрепили политическое доверие, расширили возможности для сотрудничества. Владимир Путин послал четкий сигнал о поддержке Россией инициативы «Один пояс и один путь», а также об активном участии в ней. В ходе проведения форума постепенно раскрывались практические планы Китая и России во многих сферах, включая финансы и инвестиции, инфраструктурное строительство и обмен в гуманитарной сфере. Это важно для успешного участия России в строительстве «Одного пояса и одного пути».

На саммитах ШОС в Астане и «Группы 20» в Гамбурге Китай и Россия координировали позиции, призывали международное сообщество отвергнуть торговый протекционизм, содействовать свободной торговле и экономической глобализации. Две страны совместно выступили против мышления «холодной войны» и «игр с нулевой суммой», призывая способствовать развитию справедливого международного порядка и системы глобальной стабильности, формированию человеческого сообщества с единой судьбой. Позиция Китая и России в защиту справедливости и истины завоевала широкое одобрение международного сообщества.

— С начала 2017 года объем двусторонней торговли Китая и России прекратил снижение и возобновил рост, благоприятная тенденция сохраняется. Как в будущем должны развиваться торгово-экономические отношения двух стран?

— Пережив резкий спад в 2015-м и отсутствие прогресса в 2016-м, сейчас китайско-российская торговля вступила в этап восстановительного роста. Согласно китайской таможенной статистике, объем торговли Китая и России за январь — июль 2017 года составил 46,822 млрд долларов (рост на 21,8%). Китай на протяжении семи лет подряд остается крупнейшим торговым партнером России.

Одновременно со значительным продвижением стратегических проектов в традиционных для двух стран сферах, включая энергоносители, транспорт, космонавтику и финансы, появились и новые примеры. Они имеют важное значение для расширения возможностей торгово-экономического сотрудничества, совершенствования его структуры, содействия устойчивому развитию двусторонней торговли.

Во-первых, это сотрудничество в сельском хозяйстве. Китай и Россия обладают значительной взаимодополняемостью в области сельского производства, торговли сельхозпродукцией и инвестиций в аграрные проекты. В настоящее время две страны оказывают все большую политическую и финансовую поддержку этому виду сотрудничества, создали фонд агропромышленного развития Дальнего Востока, совместно раскрывают аграрный потенциал этого региона.

Во-вторых, это трансграничная электронная коммерция и другие новые форматы бизнеса. Крупные китайские предприятия в этой сфере одно за другим приходят в Россию, используя свои преимущества, а также опыт двусторонней торговли. Они быстро осваивают российский рынок. Что содействует непрерывному расширению объемов двусторонней интернет-торговли Китая и России, стимулирует развитие соответствующих производств, средних и малых предприятий. В настоящее время Россия вышла на второе место по объему китайского экспорта в форме трансграничной электронной коммерции.

В-третьих, это продукция на основе новых высоких технологий. В первом квартале 2017 года объем китайско-российской торговли электромеханической продукцией и продукцией новых высоких технологий вырос на 20,8 и 19,4% соответственно. Китай и Россия позитивно настроены в отношении расширения сотрудничества по крупной технике, включая суда, оборудование для электростанций и строительства. Китай рассчитывает импортировать из России еще больше конкурентоспособной продукции и технологий. В то же время российские предприятия также начали постепенно увеличивать закупки оборудования, деталей и комплектующих в Китае.

В будущем Китай и Россия продолжат углубление торгово-экономического сотрудничества, ускорят продвижение носящих стратегический характер проектов, будут активно совершенствовать структуру торговли, создавать новые точки роста. Нам необходимо в полной мере задействовать важную площадку сотрудничества по сопряжению строительства «Одного пояса и одного пути» с Евразийским экономическим союзом, расширять возможности практического сотрудничества двух стран, чтобы превратить преимущество политических отношений в реальные результаты на благо двух стран и наших народов.

— Как вы оцениваете результаты, достигнутые в строительстве «Одного пояса и одного пути»? Какой здесь вам видится роль России?

— В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин предложил важную инициативу «Один пояс и один путь». После ее выдвижения круг друзей у нее непрерывно расширяется. Концепция мира и сотрудничества, открытости и инклюзивности, обмена опытом, взаимной выгоды получает признание и поддержку со стороны все большего числа стран. В мае в Пекине успешно прошел первый форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках этой программы, где были подведены итоги. Форум ознаменовал вступление строительства «Одного пояса и одного пути» в новую фазу.

С начала строительства непрерывно углубляются политические контакты Китая с соответствующими странами, за счет сопряжения политики были выработаны единые подходы, определен курс и реализован эффект, при котором «один и один больше, чем два». Укрепляется инфраструктурная взаимосвязанность, от автотрасс, железных дорог и аэропортов до интернет-коммуникаций. За счет содействия упрощению торговли и инвестиций улучшаются условия для ведения бизнеса, торговый потенциал продолжает раскрываться. Расширяется и финансирование. Началось формирование сети финансового сотрудничества с четкими уровнями и параметрами. Гуманитарные связи получают новые стимулы, общение сократило дистанцию между сердцами.

Россия является активным и ключевым партнером сотрудничества в рамках инициативы «Один пояс и один путь». В мае 2015 года председатель КНР Си Цзиньпин и президент Владимир Путин опубликовали Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза, подтвердившее твердое намерение двух стран создавать сообщество с единой судьбой. Руководствуясь этим, Китай и Россия достигли позитивных результатов в реализации стратегических проектов, включая энергоносители и инфраструктурное строительство.

В будущем Китай и Россия продолжат сотрудничество в строительстве «Одного пояса и одного пути», чтобы превратить его в новое связующее звено для укрепления эпохальной дружбы между двумя странами, внести новый вклад в сохранение мира, стабильности и устойчивого развития евразийского региона и всей планеты.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 1 сентября 2017 > № 2306936 Ли Хуэй


Китай. Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 сентября 2017 > № 2295181 Владимир Путин

Накануне саммита БРИКС в Сямэне президент Российской Федерации Владимир Путин опубликовал статью для печатных изданий стран БРИКС под заголовком "БРИКС -- к новым горизонтам стратегического партнерства". Ниже следует ее полный текст:

4-5 сентября в городе Сямэнь в Китае состоится очередной -- IX саммит БРИКС. В этой связи считаю важным представить подходы России к сотрудничеству в рамках этого крупного и авторитетного объединения, поделиться своим видением перспектив дальнейшего взаимодействия.

Хотел бы сразу отметить высокую эффективность работы Китая в качестве страны-председателя БРИКС в этом году, что позволило вместе добиться серьезного продвижения по всем ключевым направлениям партнерства -- политическому, экономическому, гуманитарному. Добавлю, что "пятерка" заметно укрепила свои позиции в мире.

Важно, что деятельность нашего объединения строится на принципах равноправия, уважения и учета мнений друг друга, консенсуса. В БРИКС никто никому ничего не навязывает. Когда подходы не во всем совпадают, ведется терпеливая, кропотливая работа по их сближению. Такая открытая доверительная атмосфера способствует успешной реализации поставленных задач.

Россия высоко ценит сложившееся в формате "пятерки" разноплановое взаимодействие. Конструктивное сотрудничество наших стран на международной арене направлено на формирование справедливого многополярного мироустройства, на создание равных для всех стран возможностей для развития.

Россия выступает за более тесную внешнеполитическую координацию государств БРИКС, прежде всего, в ООН и "Группе двадцати", а также в других международных структурах. Очевидно, что, только объединив усилия всех стран, можно обеспечить стабильность на планете, найти пути урегулирования острых конфликтов, в том числе -- на Ближнем Востоке. Отмечу, что во многом благодаря действиям России и других заинтересованных государств в последнее время сложились предпосылки для улучшения ситуации в Сирии. По террористам нанесен мощный удар, созданы условия для начала процесса политического урегулирования и возврата сирийского народа к мирной жизни.

Вместе с тем, борьба с террористами в Сирии, в других странах и регионах должна быть продолжена. Россия призывает не на словах, а на деле приступить к формированию широкого антитеррористического фронта на общепризнанной международно-правовой основе при центральной роли ООН. И в этом отношении мы, естественно, дорожим поддержкой и содействием со стороны партнеров по БРИКС.

Не могу обойти вниманием и ситуацию на Корейском полуострове, которая в последнее время обострилась и балансирует на грани масштабного конфликта. По мнению России, расчет на то, что можно остановить ракетно-ядерные программы КНДР исключительно давлением на Пхеньян -- ошибочен и бесперспективен. Необходимо решать проблемы региона путем прямого диалога всех заинтересованных сторон без выдвижения предварительных условий. Провокации, давление, воинственная и оскорбительная риторика -- это путь в никуда.

Вместе с китайскими коллегами мы разработали "дорожную карту" урегулирования на Корейском полуострове, призванную способствовать поэтапному снижению напряженности, созданию механизма прочного мира и безопасности.

Россия выступает за расширение взаимодействия стран БРИКС и в сфере глобальной информационной безопасности. Предлагаем сообща сформировать соответствующую международно-правовую базу сотрудничества, а в перспективе -- разработать и принять универсальные правила ответственного поведения государств в этой области. Важным шагом могло бы стать заключение межправительственного соглашения БРИКС по международной информационной безопасности.

Напомню также, что по инициативе России в 2015 году на саммите в Уфе была принята и успешно реализуется Стратегия экономического партнерства БРИКС. Рассчитываем на предстоящей встрече в Сямэне обсудить новые масштабные задачи сотрудничества в сфере торговли, инвестиций, производственной кооперации.

Наша страна заинтересована в углублении экономического взаимодействия в формате "пятерки". За последнее время на этом направлении достигнуты практические успехи. Прежде всего, отмечу начало операционной деятельности Нового банка развития /НБР/. Уже одобрено 7 инвестиционных проектов в странах БРИКС на сумму около 1,5 миллиардов долларов. В нынешнем году ожидается утверждение НБР второго "пакета" инвестпроектов на общую сумму 2,5-3 миллиарда долларов. Убежден, что их реализация будет способствовать не только росту экономики, но и дальнейшей интеграции между нашими странами.

Россия разделяет озабоченность государств БРИКС несправедливостью современной глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран. Вместе с партнерами мы готовы и далее продвигать реформы в области международного финансового регулирования, сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют. Добиваться более сбалансированного распределения квот и голосов в МВФ и Всемирном банке.

Уверен, что страны БРИКС будут и далее консолидировано выступать против протекционизма и новых барьеров в мировой торговле. Дорожим сложившимся в "пятерке" консенсусом по этому вопросу, что позволяет последовательно отстаивать основы открытой, равноправной и взаимовыгодной многосторонней торговой системы, укреплять роль ВТО как ключевого регулятора международной торговли.

Созданию эффективных механизмов по поощрению здоровой конкуренции служит российская инициатива о развитии сотрудничества по линии антимонопольных ведомств стран БРИКС. Речь идет о разработке комплекса мер по сотрудничеству в сфере противодействия ограничительным деловым практикам крупных транснациональных корпораций и трансграничным нарушениям правил конкуренции.

Хотел бы привлечь внимание и к российскому предложению об учреждении Платформы энергетических исследований БРИКС. На наш взгляд, это позволит наладить информационно-аналитическую и научно-исследовательскую деятельность в интересах стран "пятерки", а в перспективе -- содействовать реализации совместных инвестиционных энергопроектов.

Актуальная задача -- активизация сотрудничества стран БРИКС в области малого и среднего предпринимательства. На наш взгляд, необходимо интегрировать национальные Интернет-ресурсы малого и среднего бизнеса, на которых можно было бы размещать кросс-ссылки и другую коммерческую информацию, обмениваться данными о надежных партнерах.

Россия выступает в пользу формирования государственно-частного диалога "Женщины и экономика". Имеется в виду перевести на постоянную основу дискуссии с участием представителей деловых и экспертных кругов, женских ассоциаций, а также государственных структур стран БРИКС. Первое заседание Диалога состоялось 4 июля 2017 года в г. Новосибирске "на полях" международного Конгресса женщин БРИКС и ШОС. Прорабатывается вопрос о создании Женского делового клуба БРИКС, представляющего собой сеть профессионального общения женщин-предпринимателей с использованием специализированного электронного информационного ресурса.

В качестве приоритетного направления сотрудничества рассматриваем совместную работу в области науки, техники, инноваций, передовой медицины. Здесь у наших государств большой потенциал в виде развитой взаимодополняющей научной базы, уникальных технических разработок, квалифицированных специалистов, огромных рынков для наукоемкой продукции. На предстоящем саммите намерены обсудить с партнерами комплекс мер по сокращению угроз от инфекционных заболеваний, созданию новых лекарственных препаратов для профилактики и борьбы с эпидемиями.

Весьма перспективным видится взаимодействие в гуманитарной сфере. В плане реализации Соглашения между правительствами стран БРИКС о сотрудничестве в области культуры рассчитываем на участие партнеров в международных конкурсах молодых исполнителей популярной музыки "Новая волна" и "Детская Новая волна". Нами выдвинута также инициатива и о создании общего телеканала стран "пятерки".

Россия выступает за углубление партнерства БРИКС в политической, экономической, гуманитарной и других сферах. Вместе с коллегами готовы и далее способствовать демократизации и укреплению здоровых начал в мировых делах на прочной основе международного права. Уверен, что Сямэньский саммит стимулирует активность наших стран в поиске ответов на вызовы XXI века и выведет взаимодействие государств "пятерки" на качественно новый уровень.

Искренне желаю читателям вашего издания, всем гражданам стран БРИКС -- здоровья и благополучия.

Китай. Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 сентября 2017 > № 2295181 Владимир Путин


Россия. Китай. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 сентября 2017 > № 2291786 Владимир Путин

БРИКС – к новым горизонтам стратегического партнёрства.

В преддверии саммита БРИКС, который пройдёт в Сямэне 4–5 сентября, опубликована статья Владимира Путина «БРИКС – к новым горизонтам стратегического партнёрства».

4–5 сентября в городе Сямэнь в Китае состоится очередной, IX саммит БРИКС. В этой связи считаю важным представить подходы России к сотрудничеству в рамках этого крупного и авторитетного объединения, поделиться своим видением перспектив дальнейшего взаимодействия.

Хотел бы сразу отметить высокую эффективность работы Китая в качестве страны-председателя БРИКС в этом году, что позволило вместе добиться серьёзного продвижения по всем ключевым направлениям партнёрства – политическому, экономическому, гуманитарному. Добавлю, что «пятёрка» заметно укрепила свои позиции в мире.

Важно, что деятельность нашего объединения строится на принципах равноправия, уважения и учёта мнений друг друга, консенсуса. В БРИКС никто никому ничего не навязывает. Когда подходы не во всём совпадают, ведётся терпеливая, кропотливая работа по их сближению. Такая открытая, доверительная атмосфера способствует успешной реализации поставленных задач.

Россия высоко ценит сложившееся в формате «пятёрки» разноплановое взаимодействие. Конструктивное сотрудничество наших стран на международной арене направлено на формирование справедливого многополярного мироустройства, на создание равных для всех стран возможностей для развития.

Россия выступает за более тесную внешнеполитическую координацию государств БРИКС, прежде всего в ООН и «Группе двадцати», а также в других международных структурах. Очевидно, что, только объединив усилия всех стран, можно обеспечить стабильность на планете, найти пути урегулирования острых конфликтов, в том числе на Ближнем Востоке. Отмечу, что во многом благодаря действиям России и других заинтересованных государств в последнее время сложились предпосылки для улучшения ситуации в Сирии. По террористам нанесён мощный удар, созданы условия для начала процесса политического урегулирования и возврата сирийского народа к мирной жизни.

Вместе с тем борьба с террористами в Сирии, в других странах и регионах должна быть продолжена. Россия призывает не на словах, а на деле приступить к формированию широкого антитеррористического фронта на общепризнанной международно-правовой основе при центральной роли ООН. И в этом отношении мы, естественно, дорожим поддержкой и содействием со стороны партнёров по БРИКС.

Не могу обойти вниманием и ситуацию на Корейском полуострове, которая в последнее время обострилась и балансирует на грани масштабного конфликта. По мнению России, расчёт на то, что можно остановить ракетно-ядерные программы КНДР исключительно давлением на Пхеньян, ошибочен и бесперспективен. Необходимо решать проблемы региона путём прямого диалога всех заинтересованных сторон без выдвижения предварительных условий. Провокации, давление, воинственная и оскорбительная риторика – это путь в никуда.

Вместе с китайскими коллегами мы разработали «дорожную карту» урегулирования на Корейском полуострове, призванную способствовать поэтапному снижению напряжённости, созданию механизма прочного мира и безопасности.

Россия выступает за расширение взаимодействия стран БРИКС и в сфере глобальной информационной безопасности. Предлагаем сообща сформировать соответствующую международно-правовую базу сотрудничества, а в перспективе разработать и принять универсальные правила ответственного поведения государств в этой области. Важным шагом могло бы стать заключение межправительственного соглашения БРИКС по международной информационной безопасности.

Напомню также, что по инициативе России в 2015 году на саммите в Уфе была принята и успешно реализуется Стратегия экономического партнёрства БРИКС. Рассчитываем на предстоящей встрече в Сямэне обсудить новые масштабные задачи сотрудничества в сфере торговли, инвестиций, производственной кооперации.

Наша страна заинтересована в углублении экономического взаимодействия в формате «пятёрки». За последнее время на этом направлении достигнуты практические успехи. Прежде всего, отмечу начало операционной деятельности Нового банка развития (НБР). Уже одобрено 7 инвестиционных проектов в странах БРИКС на сумму около 1,5 миллиарда долларов. В нынешнем году ожидается утверждение НБР второго пакета инвестпроектов на общую сумму 2,5–3 миллиарда долларов. Убеждён, что их реализация будет способствовать не только росту экономики, но и дальнейшей интеграции между нашими странами.

Россия разделяет озабоченность государств БРИКС несправедливостью современной глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран. Вместе с партнёрами мы готовы и далее продвигать реформы в области международного финансового регулирования, сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют. Добиваться более сбалансированного распределения квот и голосов в МВФ и Всемирном банке.

Уверен, что страны БРИКС будут и далее консолидированно выступать против протекционизма и новых барьеров в мировой торговле. Дорожим сложившимся в «пятёрке» консенсусом по этому вопросу, что позволяет последовательно отстаивать основы открытой, равноправной и взаимовыгодной многосторонней торговой системы, укреплять роль ВТО как ключевого регулятора международной торговли.

Созданию эффективных механизмов по поощрению здоровой конкуренции служит российская инициатива о развитии сотрудничества по линии антимонопольных ведомств стран БРИКС. Речь идёт о разработке комплекса мер по сотрудничеству в сфере противодействия ограничительным деловым практикам крупных транснациональных корпораций и трансграничным нарушениям правил конкуренции.

Хотел бы привлечь внимание и к российскому предложению об учреждении Платформы энергетических исследований БРИКС. На наш взгляд, это позволит наладить информационно-аналитическую и научно-исследовательскую деятельность в интересах стран «пятёрки», а в перспективе – содействовать реализации совместных инвестиционных энергопроектов.

Актуальная задача – активизация сотрудничества стран БРИКС в области малого и среднего предпринимательства. На наш взгляд, необходимо интегрировать национальные интернет-ресурсы малого и среднего бизнеса, на которых можно было бы размещать кросс-ссылки и другую коммерческую информацию, обмениваться данными о надёжных партнёрах.

Россия выступает в пользу формирования государственно-частного диалога «Женщины и экономика». Имеется в виду перевести на постоянную основу дискуссии с участием представителей деловых и экспертных кругов, женских ассоциаций, а также государственных структур стран БРИКС. Первое заседание Диалога состоялось 4 июля 2017 года в г. Новосибирске на полях Международного конгресса женщин БРИКС и ШОС. Прорабатывается вопрос о создании Женского делового клуба БРИКС, представляющего собой сеть профессионального общения женщин-предпринимателей с использованием специализированного электронного информационного ресурса.

В качестве приоритетного направления сотрудничества рассматриваем совместную работу в области науки, техники, инноваций, передовой медицины. Здесь у наших государств большой потенциал в виде развитой взаимодополняющей научной базы, уникальных технических разработок, квалифицированных специалистов, огромных рынков для наукоёмкой продукции. На предстоящем саммите намерены обсудить с партнёрами комплекс мер по сокращению угроз от инфекционных заболеваний, созданию новых лекарственных препаратов для профилактики и борьбы с эпидемиями.

Весьма перспективным видится взаимодействие в гуманитарной сфере. В плане реализации Соглашения между правительствами стран БРИКС о сотрудничестве в области культуры рассчитываем на участие партнёров в международных конкурсах молодых исполнителей популярной музыки «Новая волна» и «Детская Новая волна». Нами выдвинута также инициатива и о создании общего телеканала стран «пятёрки».

Россия выступает за углубление партнёрства БРИКС в политической, экономической, гуманитарной и других сферах. Вместе с коллегами готовы и далее способствовать демократизации и укреплению здоровых начал в мировых делах на прочной основе международного права. Уверен, что Сямэньский саммит стимулирует активность наших стран в поиске ответов на вызовы XXI века и выведет взаимодействие государств «пятёрки» на качественно новый уровень.

Искренне желаю читателям вашего издания, всем гражданам стран БРИКС здоровья и благополучия.

Россия. Китай. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 сентября 2017 > № 2291786 Владимир Путин


Бангладеш. Камбоджа. Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > un.org, 31 августа 2017 > № 2291531

Бангладеш, Камбоджа и Китай намерены перейти на трансграничную электронную торговлю

На этой неделе Бангладеш, Камбоджа и Китай подписали Рамочное соглашение о содействии трансграничной безбумажной торговле в странах Азии и Тихого океана. Новый договор разработан под эгидой ООН и призван укрепить электронную торговлю в регионе.

Это соглашение – первый региональный документ подобного рода, нацеленный на сокращение времени и стоимости торговых операций в Азиатско-Тихоокеанских странах.

Соглашение открыто для всех 53 государств-членов Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО). Оно вступит в силу через 90 дней после того, как его ратифицируют первые пять стран.

Согласно недавнему исследованию ЭСКАТО, переход региона на трансграничную безбумажную торговлю может привести к росту экспортной выручки на сумму более 250 млрд. долларов США в год. При этом время, необходимое для проведения экспортных операций, может сократиться на 44 процента, а расходы – на 31 процент.

Церемония подписания нового договора была проведена в рамках «Диалога высокого уровня по укреплению региональной торговли посредством эффективного участия в цифровой экономике», который на этой неделе проходит в Бангкоке.

Бангладеш. Камбоджа. Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > un.org, 31 августа 2017 > № 2291531


Россия. Китай > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 31 августа 2017 > № 2291530

Россия на Пекинской книжной ярмарке

Завершилась Пекинская международная книжная ярмарка, которая проходила в Китае с 23 по 27 августа 2017 года. Программа российского стенда демонстрировала большое разнообразие. Серьезный интерес у читающей публики вызвал круглый стол, посвященный Программе перевода и издания произведений российской и китайской классической и современной литературы, успешно действующей уже несколько лет.

Участие России было, как обычно, заметным и содержательным. На стенде, традиционно выполненном в цветах российского национального флага, разместились новинки российского книгоиздания: новые издания русской классики и произведения современных российских авторов, литература гуманитарной тематики, произведения для детей и юношества, новые работы российских китаистов.

На стенде действовала авторская площадка для встреч с писателями и издательских презентаций. Большая плазменная панель демонстрировала программу мероприятий на текущий день, познавательные документальные фильмы о России.

Программа российского стенда демонстрировала большое разнообразие. Серьезный интерес у читающей публики вызвал круглый стол, посвященный Программе перевода и издания произведений российской и китайской классической и современной литературы, успешно действующей уже несколько лет. Круглый стол был организован Институтом перевода, российским куратором программы, и Китайским обществом по коллективному управлению авторскими правами на литературные произведения, курирующим программу с китайской стороны. В рамках программы уже вышли в свет произведения пятидесяти российских и китайских авторов в переводе, программа набирает обороты, недавно принято решение об увеличении количества томов в Библиотеке русской литературы на китайском языке и в Библиотеке китайской литературы на русском языке с 50 до 100. Состоялись и презентации новых томов программы с участием писателей Майи Кучерской и Евгения Шишкина, чьи книги только что вышли на китайском языке.

Специальным гостем российского стенда стал писатель Евгений Гришковец, представивший свой роман «Рубашка», вышедший на китайском языке, и прочитавший ряд отрывков. На китайском языке тексты Евгения Гришковца прочел его китайский переводчик Фу Пинсы. Встреча с Евгением Гришковцом состоялась также в Российском центре науки и культуры. Зал был переполнен, публика долго не хотела отпускать известного писателя, общение с писателем продолжалось и после его выступления, закончившись далеко за полночь.

Известный российский китаист Бронислав Виногродский вместе с руководителями Всекитайского научного общества Лао-цзы принял участие в круглом столе «Книга перемен (И Цзин) и Книга о Пути и силе (Доа Дэ Цзин) как основа структуры китайского традиционного сознания». Бронислав Виногродский представил и свою новую книгу «Осознанность: искусство управления собой», только что вышедшую в издательстве «ЭКСМО». Его выступление, частично проходившее на китайском языке, собрало большое количество заинтересованных слушателей.

Интенсивное научно-техническое сотрудничество между Россией и Китаем нашло свое отражение и в программе ярмарки. Состоялся круглый стол «Транспортная книга России» с участием представителей Федерального агентства железнодорожного транспорта, Учебно-методического центра по образованию на железнодорожном транспорте, Петербургского государственного университета путей сообщения и Пекинского транспортного университета. В ходе круглого стола был представлен новый «Русско-китайско-английский словарь железнодорожных терминов» и ряд других подготовленных совместно изданий. Особый интерес публики вызвал проект создания высокоскоростной транспортной магистрали Пекин – Москва – Берлин, о котором рассказали участники.

Пекинская книжная ярмарка с каждым годом становится все более популярной у российских издателей. В этом году свои издательские программы представили на российском стенде издательства «ЭКСМО», «Речь», «Наука», Высшая школа экономики, российско-китайское издательство «Шанс Боку». Издательство Восточной литературы представило новые российские издания по китаистике. Правительство Москвы показало новые книги о Москве и москвичах, вышедшие в рамках Издательской программы Правительства Москвы, сопроводив их рядом содержательных презентаций.

Программный директор Института перевода Нина Литвинец рассказала о деятельности Института, существующего уже более пяти лет, и представила новые книги, выпущенные к 100-летию Февральской и Октябрьской революций.

Большая видео-презентация продемонстрировала новый облик Московской международной книжной выставки-ярмарки. Состоялась также видео-презентация новых учебных пособий издательства «Русский язык. Курсы».

По окончании работы ярмарки книжная экспозиция передается в дар Посольству Российской Федерации и Российскому центру науки и культуры.

Россия. Китай > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 31 августа 2017 > № 2291530


Китай > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300078 Александр Ломанов

Неоконсерватизм с китайской спецификой

Си Цзиньпин ищет в традиции новый путь развития

Александр Ломанов – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, член научно-консультативного совета журнала «Россия в глобальной политике».

Резюме Укрепление китайской идентичности и упрочение «четырех уверенностей» позволяет Пекину выступать с собственных позиций по вопросам создания новых мировых правил. Си Цзиньпин обращается не к тем, кто недоволен глобализацией, а к тем, кто хочет ее сохранить в исправленном и дополненном формате.

Современный Китай сложным путем пришел к консерватизму. Решающим фактором стало изменение настроений интеллектуальной и политической элиты в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Сперва произошел переход от «культурного космополитизма» к осознанию собственной цивилизационной уникальности. Потом на место неоавторитарных мечтаний о движении к демократии западного образца под руководством сильной власти пришли неоконсервативные поиски собственной идентичности в мире глобализации.

Реформы в «оболочке»

Предвестием консервативного поворота в Китае стало появление во второй половине 1980-х гг. идей неоавторитаризма. Уже тогда часть экспертов начала опасаться последствий слишком быстрого размывания полномочий центральной власти в ходе реформ. Чтобы не допустить преждевременного краха системы, они рекомендовали сохранить авторитарную власть, нацелив ее на защиту свободы индивида и постепенное продвижение к демократии.

Сторонники неоавторитаризма присутствовали в окружении партийного лидера Чжао Цзыяна еще до событий на площади Тяньаньмэнь. Эта группа приверженцев радикальных реформ понимала, что только сильная центральная власть способна удержать ситуацию под контролем и продолжить преобразования. Вскоре Чжао Цзыяна отстранили от власти. После недолгого перерыва обсуждение неоавторитаризма возобновилось на уровне интеллектуального сообщества.

Самым известным и последовательным выразителем идей неоавторитаризма стал профессор Шанхайского педагогического университета Сяо Гунцинь. Он выступает на эту тему более четверти века. Ученый неизменно призывает укреплять власть государства для того, чтобы Китай мог продолжать экономическое развитие и постепенно двигаться к демократии. В публикациях 2014-2016 гг. Сяо Гунцинь сосредоточил внимание на связи неоавторитаризма с проблемами государственного управления и китайской моделью реформ. По мнению исследователя, мировая история свидетельствует, что традиционные авторитарные государства, встающие на путь модернизации, сталкиваются с проблемой «эффекта оболочки». Эта политическая «оболочка» подобна земной коре – вулканы извергаются там, где она тонка.

В авторитарных обществах за длительное время накапливается много противоречий, поэтому в период реформ завышенные ожидания людей и концентрация большого объема политических требований в короткий срок приводят к взрыву. Сяо Гунцинь полагает, что из этого правила почти нет исключений. Первым в истории человечества проявлением «эффекта оболочки» стала Великая французская революция. Политические реформы Николая Второго привели Россию к февральской и октябрьской революциям. «Новая политика» императрицы Цыси в конце правления династии Цин завершилась Синьхайской революцией.

Да и провал реформ Горбачёва лучше объяснить через «эффект оболочки», нежели ссылками на «западный заговор». От Сталина до Брежнева накопилось много противоречий, и национальные движения в союзных республиках стали точкой прорыва в «оболочке», последовавшая волна радикализации сделала распад СССР неизбежным. Трагические события 1989 г. в Китае также могут быть истолкованы как проявление столкновения политики реформ и открытости с «эффектом оболочки».

Традиционные авторитарные государства в процессе движения к модернизации часто попадают в порочный круг революции и отката вспять. Однако Дэн Сяопин открыл путь неоавторитарных реформ, позволивший авторитарной системе Китая избежать «описанного эффекта». Он сделал невозможными попытки бросить вызов власти Компартии и начал рыночные реформы, которые через улучшение жизни народа позволили решать долго копившиеся социальные противоречия. Содержание китайской модели преобразований сводится к формуле «руководство Компартии плюс рыночная экономика».

Неоавторитаризм в условиях политической стабильности использует «видимую руку» правительства для эффективного проведения реформ. Таким образом, Китай нашел возможность продвигаться к модерну без насилия и разрушения. Страна избавилась от дурной бесконечности в процессе модернизации, когда «ослабление контроля вызывает хаос, с наступлением хаоса ужесточают контроль, и это ведет к умиранию».

Общественный консенсус китайского неоавторитаризма опирается на «умеренную срединную рациональность», это позволяет избежать негативного влияния идей экстремизма и радикализма, «уличной политики» и революционного брожения. Способность неоавторитаризма превращать срединное течение в мейнстрим и отсекать крайности делает власть более терпимой к общественному многообразию. Китайский неоавторитаризм отторгает догматическое сознание и «конструктивистский утопизм», он экспериментированием заменяет идеалистические прожекты.

Китай выбрал путь «хорошего», «открытого» авторитаризма, в котором существует механизм принуждения в отношении действий тех, кто принимает решения. Исследователь выделил четыре характеристики «хорошего авторитаризма» – сильная государственная власть, повседневный рационализм как альтернатива радикализму и фанатизму, уважение к социальному и культурному многообразию, институциональные инновации открытого типа, позволяющие системе обновляться, реагировать на требования общества, адаптироваться к переменам. При наличии всех четырех атрибутов непременно будут произрастать справедливость, демократия, равенство, свобода, правовое государство и плюралистическая культура.

Сяо Гунцинь не обошел вниманием слабости неоавторитаризма. В условиях плавного контролируемого продвижения вперед не происходит резкого размежевания со старыми идеями и ценностями, которые продолжают оказывать заметное влияние на умы людей в переходный период. Это создает предпосылки для вмешательства левой идеологии в процессы реформ. При неоавторитаризме плохо развиваются общественные силы, сохраняется прежняя структура «сильное государство – слабое общество». Гражданское общество неразвито и потому не может контролировать коррумпированных чиновников. Сдерживание политического участия обеспечивает стабильность, но не препятствует росту социального расслоения. Сохранение традиционной вертикальной структуры власти, построенной на почитании вышестоящих и презрении к нижестоящим, не дает развиваться индивидам и обществу. Эта система позволяет аккумулировать и эффективно использовать социальный капитал, однако слишком многое в ней зависит от лидера, его просвещенности и моральных качеств.

И все же Китай добился успеха благодаря сочетанию преимуществ традиционной вертикальной структуры Компартии и пришедшей из западной цивилизации горизонтальной структуры многочисленных субъектов рыночной экономики. Сяо Гунцинь призвал работать над тем, чтобы и далее обеспечивать высокое качество китайского неоавторитаризма, не позволить ему скатиться к произволу власти, коррупции, радикализму, утопии идеального государства, ультранационализму, этатизму и популизму.

Прощание с радикализмом

Из неоавторитаризма в 1990-е гг. в Китае вырос неоконсерватизм. Американский исследователь Джозеф Фьюсмит охарактеризовал это течение как попытку найти «средний путь» между традиционным консерватизмом «старых левых» сторонников ортодоксального марксизма-ленинизма и «радикальными реформаторами», подвергавшими критике традиционную культуру и выступавшими за приватизацию в экономике.

Центральной темой неоавторитаризма была решающая роль сильной политической власти в осуществлении реформ и продвижении к демократии. Неоконсерватизм расширил сферу критики радикализма за рамки политики и распространил ее на трактовку китайской традиционной культуры. Это была реакция на идеологию «нового просвещения», царившую в интеллектуальных кругах в первое десятилетие реформ. Соприкосновение с материальными и духовными богатствами западной цивилизации породило тогда пессимистично-нигилистическое отношение к собственной культуре. Нечто подобное уже было в Китае в конце 1910-х – начале 1920-х гг. во времена «Движения 4 мая», когда под лозунгами освоения науки и демократии прогрессивная молодежь осуждала конфуцианство как источник косности и отсталости. Сходным образом космополитически настроенная интеллигенция 1980-х гг. полагала, что ради успеха реформ нужно вытряхнуть из китайской культуры «феодальные пережитки» и наполнить ее передовыми западными идеями.

В 1990-е гг. в Китай вернулся «старый консерватизм», который встал на защиту национальной культуры и оказал существенное влияние на становление неоконсерватизма. Обращение к неоконерватизму отражало изменения настроений интеллигенции, ощутившей ответственность за будущее страны и осознавшей возможную тяжесть последствий безудержного оптимизма реформаторов. К тому же в 1980-е гг. в Китай за небольшой промежуток времени пришло слишком много западных идей, для освоения которых необходимо было опереться на собственную традицию, ставшую важным источником консолидации расколотого политической встряской 1989 г.

общества.

По мнению Ли Хэ (Мерримак Колледж, США), китайский неоконсерватизм «подчеркивает позитивизм, градуализм и рационализм, противостоит характерным для иррационализма действиям против порядка, против общества и против культуры». С этой точки зрения в процессе постепенной модернизации традиционные ценности, существующий порядок и авторитарное правительство необходимы для того, чтобы обеспечить стабильность в обществе и гарантировать успех преобразований.

Осуждение губительного радикализма позволило приравнять протестное движение 1989 г. к разрушительным событиям «большого скачка» конца 1950-х гг. и «культурной революции», не вызывавших симпатии у интеллигенции. Авторитетный исследователь истории китайской мысли Чжэн Дахуа отметил, что в период господства «революционного взгляда на историю» в Китае поклонялись революции и радикализму, отвергая реформаторство и консерватизм. Однако в 1990-е гг. вслед за отказом от радикального языка в обществе и политике произошел переход к консервативному языку в культуре.

Исследователь обратил внимание, что критика радикализма стала модой, которая пришла в Китай из-за рубежа. Работавшие за пределами КНР ученые китайского происхождения Линь Юйшэн и Юй Инши первыми развернули критику радикализма в конце 1980-х годов. Они утверждали, что радикализм китайских реформаторов конца XIX века и антитрадиционалистский настрой деятелей «Движения 4 мая» повергли китайскую культуру в состояние глубокого кризиса, вследствие чего началась лавинообразная радикализация, которая привела к потрясениям «культурной революции».

«Новые просветители» 1980-х гг. утверждали, что «культурная революция» была следствием рецидива феодальных и абсолютистских традиций. Однако с точки зрения неоконсерватизма источником хаоса стал отказ от наследия собственной культуры. Лозунг «прощания с революцией» во имя стабильности получил в Китае широкий отклик, хотя и вызвал неоднозначную реакцию среди партийных идеологов. Признавая абсолютный приоритет стабильности, они негативно относились к рассуждениям о том, что Китай мог обойтись без «радикализма» антимонархической Синьхайской революции 1911 г., подозревая здесь намек на то, что победа коммунистов в 1949 г. также была излишней. Это затруднение удалось задвинуть на задний план лишь в начале 2000-х гг., когда в официальную пропаганду вошел тезис о превращении КПК из «революционной партии» в «правящую партию».

Литературовед Сюй Сюй заметил, что в первой половине ХХ века усилиями коммунистов и левых интеллектуалов консерватизм в Китае приравняли к «реакции» и «контрреволюции», эта линия была продолжена после образования КНР. Лишь в 1980-е гг. стало ясно, что консерватизма в западном понимании в новой истории Китая не было. Причина в том, что в стране не было опирающегося на общественный консенсус устойчивого социально-политического порядка, который интеллектуалы были бы готовы защищать. В минувшем столетии они выступали сначала против феодального абсолютизма династии Цин, потом против власти милитаристов и далее против диктаторской политики Гоминьдана. Китайский консерватизм не был политическим и потому вопрос о его «реакционности» носит искусственный характер. Научные круги сплотились вокруг культурного консерватизма, который был направлен на защиту традиционной культуры и противодействие западным влияниям. Чтобы подчеркнуть нейтральный характер этой концепции, Сюй Сюй назвал ее «неполитическим консерватизмом».

Распространение влияния неоконсерватизма привело к переосмыслению понятий «консервация» и «консерватизм». Профессор Восточно-китайского педагогического университета Ху Фэнсян подчеркнул их различие, которое поначалу не было понятным для всех. «Консервация» противостоит «прогрессу», это сохранение старого, когда не помышляют о переменах. «Консерватизм» направлен против радикализма, он подчеркивает постепенный характер изменений, призывает уважать традицию и сохранять преемственность. В контексте китайской модернизации культурный консерватизм выступает за создание собственной культуры с национальной спецификой, в этом отношении он является противоположностью культурного радикализма «вестернизаторов».

В 1990-е гг. сформировались стереотипные трактовки специфики китайского консерватизма, которые присутствуют и в наши дни. В частности, стало модно рассуждать о том, что консерватизм не является отрицанием любой революционной идеологии. Консерватизм выступает лишь против «утопической революции» наподобие Великой французской, однако поддерживает революции английского и американского образца. В китайской научной литературе утвердился тезис, что консерватизм выступает только против «радикального прогресса», а не против прогресса вообще.

Китайские ученые много спорят о том, как соотносятся «радикальное» и «консервативное» в интеллектуальных традициях Китая и Запада. Они возводят истоки идеологии консерватизма к Эдмунду Бёрку и его размышлениям о Французской революции. На Западе пара «радикальное»/«консервативное» возникла в эпоху модерна внутри либерального порядка. В Китае нового времени переход к модерну лишь начался, а либеральный порядок был объектом устремления, а не частью реальности. На этом основании делался вывод, что смысл концепции консерватизма в Китае изначально был иным.

В китайских академических кругах появилось влиятельное течение либеральной интерпретации консерватизма, выразителем которого стал Лю Цзюньнин. Он подчеркивает, что настоящий консерватизм охраняет свободу и свободную традицию. Ученый не согласен с теми, кто утверждает, что консерватизм возможен лишь в Европе и Америке, поскольку там есть традиция свободы, а в Китае ее нет и потому защищать ее невозможно. По его мнению, источником свободы является не Запад, а неизменная человеческая природа. Современные китайцы любят свободу, к ней же стремились их предки – они выступали против деспотического правления, хотя и не пришли к демократии.

Концепция Ли Цзюньнина подчеркнула неоавторитарный мотив опосредованного продвижения к свободе и демократии. В его трактовке консерватизм выступает для Китая как самое важное течение, позволяющее в процессе изменения идей и ценностей сохранить основу, опираясь на которую можно двигаться к свободе и процветанию. Китайским консерваторам нужно не только охранять свободу, но также создавать и выявлять ее. Либеральный консерватизм гармонизирует, уравновешивает и сдерживает социальные противоречия, защищает права собственности и свободы граждан.

Либеральный мыслитель Гань Ян в 1990-е гг. отверг эту трактовку. Он утверждал, что критика радикализма завела китайскую мысль в тупик крайнего консерватизма, отрицающего демократию под вывеской заботы о свободе. Болезненные воспоминания о «большой демократии» и массовых движениях эпохи Мао Цзэдуна, помноженные на осмысление уроков площади Тяньаньмэнь, побудили значительную часть китайской интеллигенции снять лозунг продвижения к демократии. По словам Гань Яна, в Китае 1990-х гг. позитивные упоминания об англо-американском либерализме превратились в «эвфемизм антидемократической позиции», когда «меньше демократии означает больше свободы», а «меньше участия означает больше свободы для индивида».

Китайский исследователь Чжу Цзин отмечает, что обусловленная огромными различиями контекстов Китая и Запада трудность в истолковании консерватизма стала очевидной в 1990-е гг. во время споров о радикализме. Западный консерватизм бёркианского типа сохраняет традицию свободы, подчеркивает расширение сферы индивидуальной свободы при ограничении полномочий власти. Китайский неоконсерватизм, критикуя радикализм, стремился сохранить традицию авторитарной политики и настаивал, что индивидуальная свобода опирается на расширение полномочий власти. Стало очевидным, что приспособлению консерватизма к решению китайских проблем мешает отсутствие традиции свободы. Китайские неоконсерваторы либерального толка, нацеленные на обоснование легитимности авторитаризма, пока еще не смогли предложить убедительный план создания такой традиции.

КПК – Конфуцианская партия Китая?

На фоне снижения влияния радикальных идей в 1990-е гг. в Китае наблюдался резкий всплеск интереса к традиционной культуре. Новым явлением стало стремление носителей конфуцианского консерватизма проникнуть в сферы политики и образования, закрытые для них со времен образования КНР. Под именем «государственной культуры» (госюэ) китайская традиция приходила в средние школы и вузы, обретая признание в качестве полноправной учебной дисциплины. Символом возвращения к традиции стало возобновление ритуала поклонения Конфуцию на родине мудреца в городе Цюйфу.

Представитель современного конфуцианства Цзян Цин обрел известность как инициатор движения за изучение детьми классических канонов. Он подготовил соответствующие учебники и добился их одобрения министерством образования. Это вызвало в обществе неоднозначную реакцию. Чрезмерный акцент на абсолютной ценности древних текстов без их критического осмысления спровоцировал упреки в «фундаментализме» и даже «обскурантизме».

Сторонники этого течения предлагают закрепить основополагающий статус конфуцианства в Конституции КНР и создать новую систему экзаменов на занятие административных должностей по образцу имперских экзаменов кэцзюй. Цзян Цин заявил, что конфуцианские каноны должны заменить идеологические учебники в партшколах и административных колледжах. Возрождение конфуцианства как официальной доктрины создало бы конфуцианский социум, а рост влияния конфуцианства на политическую жизнь позволил бы превратить Китай в конфуцианское государство.

В ХХ веке выразители идей современного конфуцианства стремились к диалогу с западной культурой и межцивилизационному синтезу. В начале XXI века стало заметным стремление использовать конфуцианство как инструмент укрепления легитимности власти и одновременно как орудие в борьбе с проникновением в Китай западных «всеобщих ценностей». Кан Сяогуан отметил, что власть должна поддерживать конфуцианство и способствовать его превращению в государственную идеологию. По его мнению, в условиях глобализации это придаст китайской политике «священную легитимность». Более того, это поможет заложить фундамент «культурного Китая», простирающегося за рамки национального государства и способного предложить китайские идеи всему человечеству.

Противопоставление конфуцианства западной культуре поставило под удар не только либерализм, но и марксизм, в котором наиболее последовательные консерваторы увидели чуждое иноземное явление. Кан Сяогуан призвал заменить марксизм-ленинизм учением Конфуция и Мэн-цзы, «конфуцианизировать Компартию», трансформировать Китай в государство «диктатуры сообщества конфуцианцев». По мнению ученого, столетие следования по пути марксизма-ленинизма привело страну к полной вестернизации. Теперь требуется «конфуцианизация», которая позволит осуществить идеал «гуманного правления», отличающийся от западной политической демократии.

Китайский исследователь Хо Сяолин указал на противоречивость взглядов современных конфуцианцев. Они разоблачают «миф» о совершенстве демократии, но при этом создают собственный миф о «гуманном правлении». Они разглядели крайности западного либерализма, но так и не увидели, что традиционное конфуцианство в прошлом служило абсолютистской власти. Они преувеличивают кризис политической легитимности в современном Китае и не улавливают динамический характер легитимности. Они также не осознают, как сильно изменился китайский марксизм с середины прошлого века.

Власти видят в конфуцианстве культурную опору политической стабильности, однако им приходится реагировать на призывы пожертвовать Марксом ради Конфуция. В марте 2016 г. по этому поводу выступила главная партийная газета «Жэньминь жибао». Она напомнила, что КПК ведет длительную непрерывную работу по китаизации марксизма, эти усилия включают в себя не только соединение теории с китайской практикой, но также лучшее из наследия китайской культуры. «Можно видеть, что в современном Китае между марксизмом и китайской традиционной культурой существует естественная связь. Проблема не в том, нужно ли соединять их друг с другом, а в том, каким образом это делать».

Тезис о «замене марксизма конфуцианством» ведет к разрушению этой естественной связи, к искусственному противопоставлению марксизма и китайской традиции. Сторонников конфуцианства призвали не забывать об исторической ограниченности традиционной культуры, о присутствии в ней устаревших компонентов. «Научное руководство» со стороны марксизма помогает традиции обновляться и двигаться вперед. Статья завершилась напоминанием высказывания Си Цзиньпина о том, что китайские коммунисты не являются «историческими нигилистами» либо «культурными нигилистами», от начала и до конца они остаются «верными продолжателями лучших традиций китайской культуры».

Исследователи признают, что во времена Мао Цзэдуна власть не обратила должного внимания на достоинства конфуцианства (учение о моральном и гуманном правлении, совершенствовании личности, гармонии в отношениях между людьми). Эти аспекты в значительной мере были усвоены официальной идеологией после 1990-х в период подъема культурного консерватизма. Ныне процессы становятся более интенсивными, при Си Цзиньпине власть заинтересовалась не только использованием инструментов конфуцианской морализации для воспитания народа, но и применением элементов традиции в сфере государственного управления.

Концентрированным воплощением идеологии современного культурного консерватизма стал принятый в 2004 г. на форуме в Пекине «Культурный манифест Цзя-шэнь» (Цзя-шэнь – название 2004 года в традиционном китайском 60-летнем календарном цикле). Инициаторами манифеста стали ученый и общественный деятель Сюй Цзялу, востоковед индолог Цзи Сяньлинь, выдающийся религиовед Жэнь Цзиюй, физик Ян Чжэннин, известный писатель Ван Мэн.

«Культурный манифест» провозгласил, что каждая страна и нация обладают «правом» и «долгом» сохранять и развивать собственную традицию. Заметный акцент был сделан на достоинствах китайской культуры. В ней заложены «восточные качества внимания к личности, этике, альтруизму и гармонии, высвобождающий мирное послание гуманитарный дух». Эти аспекты способны помочь в решении проблем современного мира, стать противовесом попыткам поставить индивида и его материальные желания превыше всего, пресечь «негативное соперничество» и «хищническое развитие». Духовные ресурсы китайской цивилизации нужны всем, кто ищет для человечества мира и счастья.

Это третий важный культурный манифест в современной истории Китая. Первым стал появившийся в 1935 г. при поддержке отдела пропаганды партии Гоминьдан «Манифест строительства собственной культуры», призывавший защитить китайскую культуру от разрушения под давлением извне. В 1958 г. конфуцианские мыслители, жившие за пределами материка, приняли «Манифест китайской культуры людям мира», провозгласив, что китайская культура еще жива и непременно продолжит свое развитие.

В 2004 г. центральным стал тезис о готовности китайской культуры к выходу во внешний мир в условиях глобализации. Власти Китая заинтересованы в расширении международного влияния китайской культуры и в этом их интересы совпадают с устремлениями представителей культурного консерватизма.

Четыре уверенности Си Цзиньпина

Китайский неоавторитаризм призывал сосредоточить усилия на создании благоприятных условий для развития рыночной экономики, отложив на будущее строительство политической демократии. В конце минувшего века на вопрос о том, действительно ли этот путь ведет к демократии, четкого ответа не было – ни положительного, ни отрицательного.

Ныне Си Цзиньпин одновременно осуществляет рекитаизацию и реидеологизацию политики. Синтез неоконсерватизма и нормативной идеологии китайского социализма означает, что страна находится не на стадии перехода к демократии западного образца, а на пути к «великому далекому идеалу коммунизма». В этом контексте либеральная демократия не может быть ни целью реформ, ни их побочным результатом.

В декабре 2015 г. в китайском интернете распространился текст, сопоставлявший Си Цзиньпина с Дэн Сяопином. Предположительно источником материала был сайт сторонников левых идей «Уючжисян» (Страна утопия). В нем говорилось, что Дэн Сяопин был неоавторитаристом. В глубине души поддерживая западные политические идеи и систему, он при этом отдавал себе отчет, что их введение в Китае в те времена привело бы к неминуемому хаосу. Дэн Сяопин сосредоточился на экономических реформах. Поскольку отдаленной целью для него была западная система, он не пытался найти ей концептуальную альтернативу.

Си Цзиньпин относится к неоконсерваторам, лишенным приверженности западным идеям. Он ищет новый путь развития Китая с использованием национальной традиции, чувствует себя на равных с Западом и устремлен к созданию отдельной идентичности. Последствия краха социализма в СССР и Восточной Европе позволили Си Цзиньпину глубоко прочувствовать серьезность конфликта западных идей со спецификой восточного государства. Он уделяет внимание проблемам идеологии, всеми силами продвигает традиционную культуру, ищет в ней ресурсы для решения проблем современности. В публикации отмечено, что Си Цзиньпин активно укрепляет «три уверенности»: в теории, строе и пути развития. К этому следует добавить, что в 2016 г. Си Цзиньпин приплюсовал к ним четвертое требование – воспитания у китайцев уверенности в собственной культуре, отразившее тенденцию неоконсервативной «рекитаизации».

Это противопоставление не принижает заслуги Дэн Сяопина. Сформулированная им в начале 1990-х гг. «стратегия 24 иероглифов» стала мостиком для перехода от неоавторитаризма к неоконсерватизму. В трудный для страны исторический период кризиса социализма в СССР и Восточной Европе, охлаждения отношений с Западом и временного торможения реформ, он повелел «хладнокровно наблюдать, сохранять свои позиции, сдержанным образом принимать ответные меры, не выставлять свои возможности напоказ, проявить мастерство непритязательности, ни в коем случае не становиться во главе».

В китайском контексте статус завета Дэн Сяопина сопоставим с положением в постсоветском нарративе слов Александра Горчакова о «сосредотачивающейся России» и мечты Петра Столыпина о «двадцати годах покоя для государства». Благодаря «стратегии 24 иероглифов» Китай сумел «сосредоточиться» и потратить четверть века – больше, чем столыпинские 20 лет – на обеспечение экономического роста, накопление мощи и реанимацию традиционных ценностей.

Конструктивная консервативная самоизоляция пошла Китаю впрок. Ли Хэ отмечает, что успешный рост Китая в условиях стабильности повышает привлекательность неоавторитарной модели. Однако эта связь носит двусторонний характер, поскольку укрепление устойчивости неоавторитарного, а ныне неоконсервативного консенсуса внутри страны способствует сохранению стабильности и продолжению экономического подъема.

Неоавторитаризм раздражал партийных идеологов тем, что опирался на сочинения западных политологов, а не на труды Маркса и Мао Цзэдуна, да еще и сулил смутную перспективу перехода к либеральной демократии. «Новые левые» остались недовольны тем, что неоавторитаризм игнорирует проблемы социальной справедливости. Либералы-западники отвергали неоавторитаризм за поддержку политики авторитарной модернизации под эгидой однопартийной власти.

Попытка Си Цзиньпина осуществить синтез неоконсерватизма, китайской традиции и теории социализма заметно изменила идеологический ландшафт и повлияла на китайскую политику. Укрепление китайской идентичности и упрочение «четырех уверенностей» позволяет Пекину выступать с собственных позиций по вопросам создания новых мировых правил. Исходя из своих интересов, китайское руководство может защищать свободную торговлю и критиковать страны Запада за протекционизм. Си Цзиньпин обращается не к тем, кто недоволен глобализацией, а к тем, кто хочет ее сохранить в исправленном и дополненном формате с учетом интересов развивающихся стран.

Китайский неоконсерватизм вырос из критического переосмысления собственного опыта радикализма в политике и культуре. В китайской риторике нет антиглобализационного пафоса, как нет и стремления заигрывать с иностранными популистами и радикалами. Усугубление конфуцианской морализации и национальной идентичности косвенно повышают потенциал «мягкой силы» Китая, однако «экспортный потенциал» китайской версии неоконсерватизма ограничен. В китайской традиции не было потусторонней трансцендентальной религиозной духовности, на западные споры об отношении к «христианским корням» Китай прямого влияния не окажет.

Осенью 2016 г. 6-й пленум ЦК КПК 18-го созыва провозгласил Си Цзиньпина «ядром ЦК партии». Ранее таким статусом обладал Цзян Цзэминь, покинувший пост генсека в 2002 году. Сменившего его Ху Цзиньтао «ядром ЦК» не называли. Возвращение к практике персонификации власти нанесло еще один удар по лежащей в основе неоавторитаризма предпосылке продвижения к демократии на волне экономического роста. Теперь речь может идти лишь об укреплении неоконсервативного консенсуса и его модификации путем «рекитаизации» и «реидеологизации». Это направление будет оставаться неизменным как минимум до начала следующего десятилетия.

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 17-01-00353 «Эволюция и специфика культурного консерватизма в Китае в ХХ веке».

Китай > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300078 Александр Ломанов


Франция. США. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300075 Тома Гомар

Франция и «большая тройка»

США, Китай и Россия во внешнеполитической стратегии Парижа

Тома Гомар – директор Французского института международных отношений (IFRI).

Резюме Сочетая морские амбиции с материковыми традициями, Франция вновь стоит перед старой дилеммой: предпочесть ли ей упрочение своей мощи (преимущественно за пределами страны) или укрепление собственной безопасности (прежде всего территориальной).

Две первые личные инициативы Эмманюэля Макрона в области дипломатии посвящены отношениям с Россией и Соединенными Штатами. 29 мая он принимает Владимира Путина в Версальском дворце; 2 июня, после решения Дональда Трампа выйти из Парижского договора, выступает с прямым обращением к американскому народу. В ожидании франко-китайской встречи многие аналитики увидели в рукопожатиях Макрона с Трампом и Путиным символ того жесткого диалога, о готовности к которому новоиспеченный президент заявлял накануне. Пока Макрон предпочитает строить отношения с Вашингтоном, Пекином и Москвой на двусторонней основе, не выработав общего курса к странам «большой тройки», хотя именно они определяют в современном мире направление глобализации. Личные контакты, которые французский президент пытается сейчас завязать с мировыми лидерами, неспособны, несмотря на всю их важность, заменить ясную политическую линию, ибо, как заметил Владимир Путин после встречи с Макроном, «президенты приходят и уходят, а политика не меняется».

Между тем США, Китай и Россия обладают достаточной базой и стратегическим потенциалом, чтобы открыто проводить силовую политику, которую олицетворяют их лидеры. Вспомним, что все они являются постоянными членами Совета Безопасности ООН и в таком качестве играют ведущую роль в решении большинства вопросов, стоящих перед мировым сообществом. С военной точки зрения это ядерные державы, располагающие внушительным арсеналом обычного оружия и занимающие первые места среди государств с самым большим военным бюджетом. В экономическом плане Соединенные Штаты и КНР практически сравнялись по уровню валового национального продукта, намного опережая Россию. Эти же три государства проявляют заметную и весьма специфическую активность в области энергетики, цифровых технологий, финансов и вооружений. На их долю в совокупности приходится около 40% внешнего товарооборота Европейского союза.

В рамках СБ ООН Франция поддерживает партнерские отношения с каждой из трех стран. Союз с Соединенными Штатами не помешал ей выстроить прочные, рассчитанные на долгую перспективу отношения с Россией и Китаем, с которыми она по ряду вопросов занимает общую позицию, тогда как по другим – расходится. Однако у Франции нет ни того потенциала, ни той степени влияния на мировые события, какими обладают перечисленные страны. Очевидно, что отношения с тремя крупнейшими мировыми державами следует строить не только на дипломатическом уровне, поскольку именно от этих отношений в первую очередь зависит французская мощь. Сочетая морские амбиции с материковыми традициями, Франция вновь стоит перед старой дилеммой: предпочесть ли ей упрочение своей мощи (преимущественно за пределами страны) или укрепление собственной безопасности (прежде всего территориальной).

Установление рамок анализа

Франция не могла бы считаться великой мировой державой, не обладая морской мощью, но эта мощь теряет силу, если она не обеспечена безопасностью национальной территории, в первую очередь ее сухопутных границ. Данное правило было актуально на протяжении всей французской истории. Долгое время опасность исходила в основном с востока, в первую очередь от Германии. Сегодня подобные угрозы труднее отследить, поскольку они уже не связаны с каким-либо определенным государством. У многих они ассоциируются с так называемой «дугой нестабильности», простирающейся от Мавритании до Пакистана. Материальным выражением этих угроз становятся теракты, затрагивающие, впрочем, не только Францию. Нельзя не заметить, что в этой области за последние двадцать лет произошли глубокие перемены: террор как механизм давления на Францию со стороны какой-то конкретной страны сменился террором сугубо деструктивным, нередко имеющим базу в самой Франции и связанным с организациями типа ИГ (запрещено в России. – Ред.) или «Аль-Каиды». Реакцией стала «война с терроризмом» и как следствие – введение в 2015 г. режима чрезвычайного положения. Джихадизм следует рассматривать как особое явление, не связанное с иммиграцией мусульман в Европу и финансовым влиянием стран Персидского залива. Тем не менее необходимо выявить возможные связи между этими тремя факторами, чтобы понять, как внутри Франции появились и пустили корни столь сильные антифранцузские настроения.

Нынешние события знаменуют отказ от стратегической обособленности, которой Париж придерживался со времени окончания холодной войны. В отличие от США, Китая и России, Франция, как и другие европейские государства, желала и продолжает желать сполна насладиться «дивидендами» мира. Подобные иллюзии обернулись дефицитом оборонного бюджета и заставили объявить о фактическом состоянии войны, поскольку республика более не была «в состоянии удерживать врагов вдали от своих рубежей». Все это привело к ненужным упрощениям, к смешиванию внешней политики с геополитикой, в результате чего «главным врагом» был назван «суннитский исламизм джихадистского толка». Однако у воюющих сторон разные представления о том, что есть «враг». Для Франции ИГ – враг «конъюнктурный», тогда как для ИГ и «Аль-Каиды» Французская республика, а вместе с ней и Соединенные Штаты, Россия и в меньшей степени Китай – «органические» враги. В том, что террористы выбрали Францию одной из своих мишеней и готовы продолжать атаки, сомневаться не приходится. Но так же очевидно, что страна не должна ограничивать всю свою международную стратегию борьбой с джихадизмом, а тем более полностью подчинять ее этой цели.

Зацикленность на джихадизме препятствует распространению влияния Франции, не обеспечивая при этом сохранности французской модели общества, ведь она опирается не только на коллективную идентичность, но и на политико-экономические факторы. Масштаб насилия и рост террористической угрозы привлекают внимание правительства и общественности к вопросам идентичности в ущерб дискуссиям о том, как встроить французскую модель в мировую конкурентную среду. Писатель Марк Дюген в романе «Засилье» выводит на первый план эти два аспекта. Один из его героев (политический советник президента) изображает глобализацию как продолжение колониальной модели. Джихадисты, представляющие непосредственную угрозу, в среднесрочной перспективе не несут серьезной опасности для богатства и благополучия западных стран, чего не скажешь о Китае: «Исламизм – проблема бедных, которые последние сто лет молились на нефть, а теперь опять готовы погрузиться во мрак обскурантизма, от которого буровая вышка – их Мекка – ненадолго их отвлекла <…>. Если кто и посягает на наши базовые ценности и даже покушается на нашу неповторимую душу, соединяющую алчность с удивительным бескорыстием, так это китайцы».

Расстановка автором приоритетов, явно противоречащая официальному курсу французской внешней политики, позволяет проследить эволюцию отношения французов к глобализации. В конце 1990-х гг. они видели в Америке угрозу своей культурной самобытности; в конце 2000-х считали, что Китай угрожает их экономической модели. Сегодня они усматривают в «Исламском государстве», совершающем теракты во Франции, угрозу своему образу жизни.

Если сводить всё к проблеме борьбы с джихадизмом, отношения Франции со странами «большой тройки» тоже придется подчинить исключительно задачам победы в этой войне. И уже есть примеры подобного взгляда на вещи. Во время предвыборной кампании трое из четырех главных кандидатов (Марин Ле Пен, Жан-Люк Меланшон и Франсуа Фийон) представили франко-российские отношения именно в этом ракурсе – перед лицом «общего врага» необходимо вступить в союз или стратегическое партнерство. Зацикливаясь лишь на джихадизме, мы рискуем упустить из вида три современные тенденции, способные глубоко преобразовать привычную для нас систему международных отношений, изменить сам принцип ее действия и ее восприятие.

Во-первых, нынешний период характеризуется «истернизацией», то есть глобальным перемещением силы и богатств с запада на восток. В 2014 г. Китай стал крупнейшей экономикой мира (по паритету покупательной способности ВВП). Выступая под лозунгом «Вернем Америке величие!» (Make America Great Again), Дональд Трамп пообещал избирателям изменить эту тенденцию и вновь превратить США в неоспоримого мирового лидера. Во-вторых, для нынешнего периода характерен новый всплеск национализма и ожесточенные споры, вызванные этим явлением. Для одних возрождение понятия «национальный интерес» означает возможность вдохнуть новую жизнь в идею суверенитета. Страны, комфортно чувствующие себя в глобализированном мире, а в первом ряду их стоит Китай, стараются извлечь из ситуации максимальную экономическую выгоду и не позволить втянуть себя в конфликт других держав. Те же, кто видит в теперешнем положении признаки упадка – во Франции одержимость идеей «неизбежного заката» имеет давнюю историю – стремятся защититься от глобализационных процессов, что грозит самоизоляцией, которая под воздействием националистических тенденций чревата превращением в агрессивную автаркию. Для других всплеск национализма свидетельствует скорее о формировании или переформировании наций, освобождающихся от западного влияния. Согласно данной концепции, такие народы пытаются в жесткой конкурентной борьбе обрести атрибуты материальной мощи на максимально выгодных условиях.

И наконец, стоит упомянуть о новых толкованиях процесса глобализации. Многие открыто оспаривают уверенность западных держав в том, что в ее основе лежит распространение универсальных западных ценностей, при этом скептики апеллируют к поведению этих стран, их военному вмешательству в дела Афганистана, Ирака и Ливии, закончившемуся стратегическим тупиком. Китаю не хочется, чтобы подобная позиция привела к пересмотру самого принципа глобализации. Си Цзиньпин, воспользовавшись сумятицей, вызванной появлением в Белом доме Дональда Трампа, заявил себя на встрече в Давосе в январе этого года флагманом «экономической глобализации».

Отношение французских элит к глобализации неоднозначно. Если существенная часть политического класса клеймит ее за подрыв французской социальной модели, то экономическая верхушка, напротив, видит в ней историческую возможность завоевать новые рынки – при всех неизбежных рисках, сопутствующих любой конкуренции и торговой деятельности. Правда, не учитывается, какие именно предприятия – крупные, мелкие или средние – способны выиграть от глобализации. Менее известна роль французского технократического сообщества в финансовой либерализации 1990-х гг., отразившая французский подход к глобализационным процессам. Глобализация рассматривалась французами как авантюра, в которой их страна тем не менее не может не участвовать, и она потребовала от Парижа выработки свода правил. Французы боялись, что возможные преференции достанутся Америке, а Франция окажется подчинена правилам глобализационного процесса, удобным исключительно для американского финансового рынка. Той же линии Франция придерживалась и после банкротства Lehman Brothers; Париж приложил немало усилий для создания «большой двадцатки» и для приспособления процесса глобализации к своим нуждам. Стремление Франции определять направление глобализации понуждает ее сформулировать общий подход ко всему комплексу отношений с Вашингтоном, Пекином и Москвой, не забывая об интегрированности Французской республики в европейские структуры.

Франция и «большая тройка»

Экономически Франция неразрывно связана с Европейским союзом, на долю которого приходится 59,8% от общего объема ее экспорта и 57,8% от общего объема импорта. Оставшаяся часть экспорта распределяется следующим образом: Азия – 32%, Америка – 27%, Европа вне границ ЕС – 18%, Африка – 14%, Ближний и Средний Восток – 8%. Распределение импорта, соответственно, выглядит так: Азия – 40%, Америка – 22%, Европа вне границ ЕС – 17%, Африка – 9%, Ближний и Средний Восток – 4%. С Китаем, Россией и Соединенными Штатами у Франции торговый дефицит. Любая инициатива по сближению с ними должна начинаться с попытки разобраться в отношениях, установившихся внутри этого треугольника.

Обладая всеми атрибутами мощи, Америка как ни одна другая страна способна определять структуру международных отношений. Достаточно упомянуть, например, что во время холодной войны главными торговыми партнерами Соединенных Штатов были их крупнейшие союзники, среди которых ведущую роль играли страны Западной Европы. После распада СССР для США наступило десятилетие эйфории, когда они превратились в единственную «гипердержаву» однополярного мира. Эта фаза закончилась 11 сентября 2001 года. В том же году Китай вступил в ВТО. Сегодня Америка и КНР переживают новый уникальный этап отношений: оставаясь стратегическими соперниками, они являются друг для друга главными торговыми партнерами. Соединенные Штаты не хотят утрачивать лидерских позиций в мировой политике. Однако их гегемония уже не позволяет им выступать легитимным гарантом глобализации по причине относительного спада экономики и – в еще большей мере – в связи с действиями Дональда Трампа. В январе 2017 г. он провозглашает конец ТТП (Транстихоокеанского партнерства); в июне 2017-го выходит из Парижского соглашения по климату.

Идет ли речь о минутном капризе, вызванном особенностями характера Трампа? Или же о серьезной корректировке позиционирования США в мире? Об уходе Америки из Европы, за что ратует Трамп, заговорили уже при администрации Обамы, хотя применялись иные формулировки. Со времен распада СССР американская политика была направлена на поддержку экономического подъема Китая, так как считалось, что за расцветом экономики последуют демократические преобразования. С этой иллюзией пришлось расстаться в 2008 г., когда мировой экономический кризис позволил Китаю ускорить смещение центра мировой политики в сторону Тихоокеанского региона. При этом Соединенные Штаты почти полностью игнорировали Россию (администрация Обамы вообще характеризовала ее как обычную «региональную державу»): политика сдерживания времен холодной войны уступила место курсу на расширение НАТО, что настроило Москву против Запада.

Чтобы предвосхищать направление глобализации, Парижу необходимо внимательно следить за балансом сил между тремя государствами. Опишем в общих чертах положение каждой из стран.

Россия производит впечатление слабеющей державы, сделавшей выбор в пользу геополитики, в частности возвращения к ограниченной войне, призванной изменить существующий миропорядок. Российские власти, приверженные идее «управляемого хаоса», считают, что больше выиграют, если будут расшатывать нынешний миропорядок, родившийся после распада СССР, а не укреплять его, так как последнее ведет к усилению западных держав. Кремлю важно одержать над ними символическую победу, принизив роль глобализации и открыто поставив под сомнение ее необходимость.

Китай представляется растущей державой, отдавшей предпочтение геоэкономике, то есть использованию экономики в политических целях. Это выразилось в проекте «Один пояс, один путь», создающем благоприятные условия для переноса избыточных производственных мощностей из Китая в другие страны путем инвестиций в их инфраструктуру. Китайские власти, способные сочетать консюмеризм с долгосрочным планированием, стремятся поднять престиж страны в регионе. Стоит отметить и рост военно-морских амбиций Китая, связанный с необходимостью обеспечивать безопасность энергопоставок со Среднего Востока, из Африки и Латинской Америки.

С приходом Дональда Трампа для США начинается период полной стратегической неопределенности, хотя они остаются ведущей державой мира. Вступив в полосу относительного кризиса, Америка продолжает сочетать геополитический подход, продиктованный переизбытком военных мощностей, с геоэкономическим, основанным на размере ее внутреннего рынка, технологических возможностях и влиянии на мировую торговлю. С Трампом или без него Соединенные Штаты намерены сохранять лидерские позиции, подтверждая статус страны передовых технологий достижениями в цифровой сфере. К этому стоит добавить почти полную энергетическую независимость, которой Америке удалось добиться в последнее десятилетие.

Учитывая расстановку сил, французской дипломатии следовало бы выработать особый подход к странам «большой тройки» и научиться предугадывать изменения в отношениях между ними. Двусторонние связи с каждой из трех стран также выиграли бы, если бы их строили и развивали исходя из подобного видения ситуации. Очевидно, что от устойчивости баланса между Америкой и Китаем во многом зависит прочность всей международной системы. Но серьезного внимания заслуживает и направление, в котором движется Россия, играющая не последнюю роль в Европе и на Среднем Востоке.

Характер франко-российских связей последних лет может создать неверное впечатление о векторе развития России. Основу ее нынешнего внешнеполитического курса составляют притязания на статус великой державы, сопоставимой с Китаем и США, которая может смотреть свысока на европейские государства. Франция же в своих дипломатических контактах с Россией с начала украинского кризиса руководствуется принципом диалога в сочетании с твердостью. Французский министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан во время первого визита в Москву в июне 2017 г. объявил, что его страна не желает ни экономического ослабления России, ни ее изоляции в Европе. Вместе с тем действия Москвы во время французской избирательной кампании, а также невнятность российской стратегии вынуждают Францию задуматься о вопросах собственной безопасности и обороны. В условиях несоизмеримости потенциала двух стран Парижу приходится строить отношения с Москвой лишь в рамках европейской безопасности и ситуации на Ближнем Востоке, тогда как Россия претендует на прямое вмешательство в решение стратегических вопросов мировой политики, особенно касающихся ядерной сферы. Одной из ближайших задач Франции должна стать корректировка ее курса по отношению к России. При этом нужно продолжать четко отделять ядерную повестку от разговоров об обычном вооружении.

Франко-китайские отношения не играют такой роли в вопросах безопасности и обороны, как отношения между Парижем и Москвой. В последние годы усилия французской дипломатии были направлены на привлечение китайских инвестиций и наращивание потока туристов. Эти усилия увенчались успехом. Франции также удалось диверсифицировать партнерские связи с другими странами, особенно с Японией, в целях активизации оборонного сотрудничества. Она позаботилась и об укреплении стратегических отношений с Индией и Австралией, заключив крупные оружейные контракты. Наряду с этим Париж наращивал двусторонние контакты с Сеулом и странами АСЕАН. Ключевым пунктом будущих отношений с Китаем является приверженность Франции принципу свободы судоходства, особенно применительно к Южно-Китайскому и Восточно-Китайскому морям. Помимо формулирования основного принципа необходимо выработать стратегию, позволяющую предвидеть возможные очаги конфликта (например, Тайваньский пролив, Корейский полуостров) и обеспечить защиту путей между Индийским и южной частью Тихого океанов, где Франция располагает исключительной экономической зоной, занимающей обширную территорию. В 2006 г. Тони Блэр объявил, что Великобритания прекращает участие в делах Тихоокеанского региона; Франции, напротив, в ближайшем будущем предстоит наращивать там присутствие.

В отношении Китая Франция должна различать и сочетать несколько типов действия. Пекин стремится построить в Азиатско-Тихоокеанском регионе свою систему безопасности и постепенно распространить ее на Индийский океан, что может идти вразрез с интересами стратегических партнеров Франции (Японии, Индии и Австралии) и затрагивать интересы самой Французской республики. Озабоченность Парижа вызывает успешное сотрудничество Пекина с Джибути. И Франция, и Китай прилагают усилия по развитию многосторонней системы глобального управления и близки по целому ряду вопросов, включая изменение климата. Однако вклад Китая в этой сфере направлен лишь на продвижение новых международных норм, главным образом политических, и на демонстрацию падения престижа западных государств. Поэтому французской дипломатии предстоит выработать доктрину, независимую от китайских инициатив и не сводящуюся к комплексу защитных мер против них.

В силу того, что Франция и США союзники, их отношения представляют особую важность. Одним из магистральных направлений французской дипломатии остается поддержание тесных стратегических связей между Вашингтоном, Лондоном и Парижем. Они установились к концу Первой мировой войны, в 1917 г., когда Америка присоединилась к числу стран-союзников. К этому же времени относится появление понятия «атлантический альянс». В его истории бывали разные периоды, в том числе такие непростые, как холодная война или постсоветская эпоха, но он всегда играл для Франции существенную роль в ядерной, военно-морской и разведывательной сфере. Brexit и в еще большей степени избрание президентом Дональда Трампа должны побудить французскую дипломатию серьезно задуматься о будущем «тройственного союза», о его месте в составе «большой четверки» (страны альянса плюс Германия) и «большой пятерки» (страны альянса плюс Германия и Италия).

Переходя к экономике, нужно отметить, что «большая семерка» объединяет пять ведущих западных стран с Японией и Канадой и служит установлению между ними экономических связей. В свою очередь, «семерка» входит в состав «большой двадцатки», созданной после кризиса 2008 г., и отражает новую расстановку сил в геоэкономике. По отношению к Соединенным Штатам Франция находится в положении союзника, старающегося сохранить стратегическую автономию – то, что выделяет страну на фоне ее европейских партнеров. Помимо ядерной сферы автономия выражается в способности оперативно реагировать на военные конфликты. Данная особенность должна стать одним из главных аспектов будущего закона о военном планировании. В диалоге с США Франция может столкнуться с двумя проблемами, которые рискуют обострить ее разногласия с Трампом. Прежде всего это, конечно, Парижский договор о климате: известно, что защита окружающей среды стала краеугольным камнем французской дипломатии. Затем следует упомянуть неприятие Францией принципа экстерриториальности американского законодательства, противоречащего интересам французских и европейских предприятий.

Выводы

Анализ взаимоотношений Франции с тройкой великих держав позволяет сделать три вывода. Во-первых, Парижу необходимо вновь взять на себя роль стабилизирующей силы, какую он традиционно играл в Европе, пристально следя за изменением соотношения сил в мире. Позиция, занятая Америкой, и результаты Brexit обуславливают возврат к другому краеугольному камню французской внешней политики: ее отношениям с Германией, вокруг которых строится все здание современной Европы. Именно это направление Эмманюэль Макрон провозгласил приоритетным сразу после избрания президентом. У Европы, лежащей между Америкой и Китаем, – своя ниша.

Во-вторых, этот анализ заставляет переосмыслить условия стабильности в Евразии с учетом специфики российского и китайского пути и геополитических традиций США, не желающих утверждения на Евразийском континенте ни одной доминирующей державы. Это могло бы побудить Париж к особенно активным действиям там, где в Евразии проходят линии водораздела, объединить контакты с Германией, Китаем и Россией. Теперь уже невозможно не включать в этот ряд и Индию с ее растущим геостратегическим влиянием.

И в-третьих, наш анализ подводит к заключению стратегического характера о необходимости баланса между морскими амбициями страны и континентальным подходом, между укреплением мощи и обеспечением безопасности (пример Индии подтверждает возможность подобного баланса). Глобализацию часто связывают с либерализацией финансовых потоков; однако в первую очередь она должна ассоциироваться с «маритимизацией», повышением роли моря в экономике и общественной жизни. Для защиты своей территории Франция должна вписаться во внешние потоки. Миссия Парижа не исчерпывается вкладом, какой он внес и продолжает вносить в строительство современной Европы и укрепление ее стабильности; он должен вывести ее влияние за пределы сухопутных границ.

Франция. США. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300075 Тома Гомар


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 августа 2017 > № 2314566 Геннадий Нетяга

Уборщица с двумя айфонами: почему на китайский рынок выходить сложно, но необходимо

Нетяга Геннадий

Основатель сервиса TicketForEvent

Китай — страна мифов, которую российские компании часто боятся рассматривать как место для бизнеса из-за разницы менталитетов, множества подводных камней и непобедимой бюрократии

Весной 2015 года наша компания, уже работающая в Европе и Латинской Америке, приняла решение присмотреться повнимательнее к двум крупнейших рынкам мира — американскому и китайскому. Два месяца мы изучали локации дистанционно, еще столько же времени ушло на очные встречи с потенциальными партнерами и «полевые» исследования. За это время я налетал на платиновую карточку «Аэрофлота» (статус требует более 100 000 миль), получил золотой статус от One World и других сетей. Китай оказался ближе по духу и в разы интереснее, и в июне 2015 года активность по многим европейским направлениям была свернута, чтобы совершить блицкриг на рынок Поднебесной (молниеносно не получилось, а повоевать пришлось).

Забудь все — стань студентом

Китай — это совершенно другой мир. Это понимаешь, как только сходишь с трапа самолета или когда видишь, как уборщица офиса, имеющая два айфона, решает с помощью мобильного устройства все рабочие и личные вопросы. Эта страна дает возможность вновь ощутить себя студентом, потому что все, что ты знал о бизнесе, построении коммуникаций, маркетинге, можно забыть. В Китае полтора миллиарда человек, которые должны выжить. Никто не будет думать, удобно вам или неудобно, привычные европейские правила ведения дел здесь не работают.

В этот мир нужен проводник. Только в Шанхае официально проживают 10 000 россиян. Большинство из них студенты, которые с удовольствием помогут соотечественникам освоиться на первых порах. Языком коммуникации в этом мире становится google translate — без знания китайского, отойдя всего на 100 метров в сторону от туристической улицы, вы не сможете объясниться ни с кем. Освоить же китайский быстро при большой деловой нагрузке невозможно.

Вам никогда не скажут «нет», но это не означает «да»

Известно, что китайцы крайне недоверчивы (к иностранцам вдвойне), и, хотя никогда не скажут прямо «нет» — такого слова в бизнес-лексиконе просто нет, до реальных сделок может так и не дойти. Нас очень выручил прошлый опыт: как человека, вхожего во Всемирную выставочную ассоциацию, меня лично знали несколько президентов и CEO китайских компаний. Прежнее знакомство решило главную проблему: нас могли рекомендовать игроки локального рынка. Небольшой командой из четырех человек мы начали двухмесячный марафон переговоров — Пекин, Шанхай, Гуанчжоу, Шэньчжэнь. Первые трудности начались, когда стало понятно, что бизнес-модель, которую мы предлагаем (она основана на affiliate-marketing), в Китае практически не распространена, хотя коммерчески она объективно интереснее и выгоднее. Из-за этого мы шли к заключению контракта с Auto Shanghai (Шанхайским автосалоном) целый год, доказывая свою состоятельность на каждом шагу и объясняя: как провели каждую презентацию, как отработали даже небольшую выставку, как и сколько клиентов привели.

Бег с барьерами

В Китае очень много барьеров при выходе на рынок. Даже нам, привычным к бюрократизму и волоките россиянам, иногда казалось, что чересчур. Получение каждой бумажки занимает около двух месяцев, а одно разрешение мы получали почти два года.

Регистрация компании — очень небыстрый процесс: сначала длительное время тщательно подбирается название, потом подаются учредительные документы, еще через некоторое время выдается печать. Если вам говорят, что можно зарегистрировать компанию на китайском рынке за два месяца, не верьте. Спокойный правильный процесс открытия компании с получением всех документов, которые позволят претендовать на рабочие визы, размещать рекламу, занимает около полугода. И лучше не планировать никакой активности, пока не получите весь набор лицензий и сертификатов.

Регулирование интернета в Китае тоже более строгое, чем в нашей стране. IT-проекты требуют максимальной локализации. Вся информация о пользователях и сам проект должны размещаться на локальных серверах, только после письменного подтверждения этих фактов хостинг-провайдером вы можете разместить рекламу. Перенос сервиса и его локализация заняли гораздо больше времени, чем мы ожидали.

Сложно не только с государственными структурами. Открытие аккаунтов в AliPay и WeChat заняло примерно в два раза больше времени, чем это делали бы в Visa или MasterCard. В итоге то, что мы планировали сделать за год, заняло целых два.

Присмотритесь к технопаркам

В Китае важно подобрать правильную юрисдикцию. В нашем случае идеальным местоположением оказалась свободная экономическая зона Шанхая, где, как потом оказалось, не нужно покупать дополнительную лицензию на рекламную деятельность. Не зная этого, мы первоначально зарегистрировались в Шэньчжэне и потеряли время и средства.

Наш совет мечтающим выйти на китайский рынок — присмотритесь к технопаркам: Китай очень продвинут в этом плане. Любой технологичный проект, переезжающий на территории инновационного развития, получает 100 000 долларов поддержки, многочисленные льготы. Подбирайте нужный вам адрес в списке технопарков в зависимости от вида деятельности.

Не бойтесь вступать в местный акселератор или инкубатор: лучше отдать 3-6% компании и получить квалифицированную помощь команды из сотни человек по юридическим, финансовым, маркетинговым вопросам. Если бы я знал эти факты в момент нашего выхода на рынок, я бы действовал именно таким образом, но мы шли, набивая болезненные шишки.

Слишком большой рынок, чтобы начать

В Китае вы всегда ощущаете огромный размер рынка. В России при наличии 200 долларов можно начинать работу по продвижению на крупных рекламных площадках, а при тратах в 10 000 долларов у вас в «Яндексе» появится персональный менеджер. В китайский Baidu вы можете зайти только с бюджетом 20 000 долларов, до этого работа идет через рекламное агентство. Привычная для нас контекстная реклама на китайском рынке очень дорогая и в нашем случае никогда не окупилась бы, так как рынок рекламодателей просто огромный. Для того чтобы охватить целевую аудиторию выставки Canton Fair, нам бы не хватило 200 000 долларов при местных ставках на контекстную рекламу и при размере аудитории.

Основными каналами привлечения клиентов становятся социальные сети и мессенджеры, например WeChat, QQ, в которых сейчас покупают не только билеты на выставки, но и билеты на метро.

И для изучения рынка, и для активного развития на нем участвуйте в тусовках. Мы — завсегдатаи всех мероприятий в нашей индустрии: выставок и многих конференций, где собирается интернет-тусовка. Последнее наше участие — в конференции RISE, Гонконг — принесло более 100 контактов с фондами, более 100 новых партнеров, переговоры с Alibaba Group. Это результат работы всего двух дней.

Если вы рассматриваете для себя новые рынки, присмотритесь к Китаю. На самом деле, это слишком большой рынок, чтобы проиграть. Как бы ни было тяжело и страшно — вспомните об уборщице с двумя айфонами. Этот рынок готов к вашему приходу, и каждый может найти свой кусок. Все, что связано с блокчейном, играми, сложным софтом, — это лишь малость того, что обретет здесь свою нишу.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 августа 2017 > № 2314566 Геннадий Нетяга


Китай. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 28 августа 2017 > № 2286932

В Москву доставят из Китая пять щитов для строительства тоннелей метро

Китайский концерн China Railway Construction Corporation (CRCC) привезет в Москву пять тоннелепроходческих комплексов для строительства метро, сообщил руководитель Департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев.

«Они (компания CRCC - Ред.) уже начали, сейчас обустраивают и готовят площадки. Постепенно завозят элементы и конструкции тоннелепроходческих комплексов», - рассказал А. Бочкарев в интервью «Интерфаксу».

Глава Департамента отметил, что компания CRCC до конца 2020 года должна построить три участка Третьего пересадочного контура (ТПК) метро со станциями «Аминьевское шоссе», «Мичуринский проспект» и «Проспект Вернадского».

«Силами китайского подрядчика будут выполнены основные строительные работы, а инженерные наполнения - установку и тестирование систем контроля движения и других точных транспортных систем будут вести уже российские подрядчики», - добавил А.Бочкарев.

Ранее заместитель мэра Москвы по градостроительной политике и строительству Марат Хуснуллин заявил, что в Москве работает около 25 тоннелепроходческих машин.

Большинство из них имеют традиционный для Москвы диаметр - 6 метров. Некоторые участки метро, двухпутные, строят машины большего диаметра - 10 метров. В частности, на Кожуховской линии и на ТПК.

На строительстве метро в столице задействовано порядка 50 тыс. рабочих, инженеров и проектировщиков.

Китай. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 28 августа 2017 > № 2286932


Китай > СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 26 августа 2017 > № 2285194

Китай ужесточает контроль над Интернетом

В пятницу китайское правительство объявило о введении нового постановления в рамках мер по ужесточению контроля за Интернетом.

Новое положение обязывает пользователей регистрироваться под своими настоящими именами для публикации комментариев на веб-сайтах.

Операторы веб-сайтов должны будут блокировать комментарии, квалифицированные как незаконные.

Официальные лица сообщили, что это положение вступит в силу в октябре.

Китай > СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 26 августа 2017 > № 2285194


Казахстан. Китай > Агропром > inform.kz, 24 августа 2017 > № 2283662

На заводе ТОО «Тайынша май» в Тайыншинском районе Северо-Казахстанской области запустили цех по рафинации масла, сообщает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу акима области.

При рафинации не будут использоваться химические соединения, и масло сохранит все полезные свойства. Экологически чистая продукция пойдет на экспорт в КНР. Производство на предприятии практически автоматизировано. В сутки завод перерабатывает тысячу тонн продукции. Мощность нового цеха рассчитана на производство 400 тонн в сутки рафинированного растительного масла.

«Планируем подписывать соглашения с производителями сырья, кооперативами и работать на экспорт, создавать валютную выручку, как государству, так и предприятию - делать вклад в развитие наших отношений. В настоящее время это основная часть производства по данному виду. Мы хотим привлечь дополнительно других инвесторов в разных отраслях - производство лапши, переработку мяса, молочной продукции», - рассказал соучредитель ТОО «Тайынша Май» Сакен Мухамедиев.

С открытием цеха в Тайыншинском районе создано 70 новых рабочих мест.

«Для того чтобы поднять рентабельность масличных культур, необходима последовательная работа. Сейчас это самый крупный завод по переработке сырья и рафинации масла в Казахстане», - отметил Кумар Аксакалов.

Совместный казахстанско-китайский проект - завод по переработке масличных культур ТОО «Тайынша-май», мощностью 300 тысяч тонн в год, запустили в прошлом году.

Китайская компания «Айцзю» планирует реализовать в Тайыншинском районе Северо-Казахстанской области 8 проектов в сфере переработки сельскохозяйственной продукции. Агропромышленный парк будет располагаться на территории в 60 га и включать глубокую переработку масличных и зерновых культур, мясокомбинат, молочный завод и производство комбикормов.

Казахстан. Китай > Агропром > inform.kz, 24 августа 2017 > № 2283662


Китай. Евросоюз. Россия > Транспорт > lgz.ru, 23 августа 2017 > № 2488084 Владислав Иноземцев

Мост через Каспий

Иноземцев Владислав

По нему смогут пустить не только поезда, но и прокачать нефть

Всякий раз, когда у нас говорят об «особых отношениях» с Китаем, всплывает тема большого евразийского транзита. Рассуждают, что страна может найти призвание в обслуживании перевозок из Китая в Европу и обратно. Между тем, о чём мало кто знает, почти 70% грузов, которые сама Россия импортирует из Китая, доставляют в Москву отнюдь не по Транссибу. По пути к ней товары проходят через балтийские порты – Санкт-Петербург, Хельси­н­ки или Ригу. Почему?

Всё проясняется, если сопоставить расходы: доставка одного 20-футового контейнера в Гамбург или в Гданьск из Гуань­чжоу морем стоит от 2,5 до 3,7 тыс. долл., а перевозка через Россию – от 6,3 до 8,0 тысяч. Да, доставка морем не быстра – около 45 дней (по «железке» примерно 25), но большинство перевозимых товаров – это электроника, оборудование, ширпотреб. Они не из разряда скоропортящихся и на склады должны прийти не быстро, а вовремя. Маржа торговцев не запредельна, переплачивать за бессмысленное ускорение доставки ни­кто не хочет.

Итак, Россия намерена заработать на транссибирских перевозках, но воз­можно ли это? На мой взгляд, есть два серьёзных препятствия.

Первое – готовность маршрута. Сейчас по Транссибу перевозится око­ло 85 млн. т грузов в год. Более 60% товаропотока – экспортные уголь, руда и нефть. На транзит можно «отжать» около 10%, т.е. 8–9 млн. т в год. Для ориентации: через Суэц в 2016-м прошли суда общим дедвейтом 974 млн. т. Иначе говоря, возможности Транссиба – менее 1% от того, что китайские товарищи называет Морским шёлковым путём (Mariti­me Silk Road). Поэтому как бы мы ни старались, «законодателем мод» тут не станем.

Однако вопрос даже не в этом. Себестоимость перево­зок по рельсам крайне высока, а маржа РЖД минимальна: в 2016 году госкомпания получила прибыль в 6,5 млрд. руб­лей при выручке в 1,57 трлн. (или менее 0,5% от совокупного дохода). Чтобы расширить транзитные возможности, нужны огромные деньги: на модернизацию Транссиба и БАМа монополия просила ещё до девальвации более 1 трлн. руб. из Фонда нацио­наль­ного благосостояния. Даже если средства будут выделены и рачи­тельно освоены, срок их окупаемости составит от 55 до 90 лет – и то в случае, если транзит будет востребован.

И тут возникает второй вопрос – о бо­лее близких конкурентах.

Если на минутку забыть о море, то из Азии в Европу ведут два сухопутных маршрута. Один проходит через погранпосты Китай–Казахстан (Достык или Коргас) и ведёт дальше на север – к российской границе, на Оренбург, Са­мару, Казань и далее через несуществующий пока ЦКАД либо в Польшу че­рез Смоленск и Брест, либо в Финляндию через Санкт-Петербург и Выборг. Другой также начинается на казахско-китайской границе, но ведёт прямо на запад, к порту Актау, и далее по морю к Баку и через Грузию в Турцию (либо в Туркмению и в ту же Турцию через Иран по южному берегу Каспия, как в былые времена и пролегал Великий шёлковый путь).

В обоих случаях перевозчики ориентировались бы не на недосягаемые грузы из самых бога­тых восточных китайских провинций (расстояние от них до Казахстана не малое), а на товары из быстро развивающегося Синцзянь-Уйгу­рского автономного района (он к 2025 году превысит по региональному продукту всю постсоветскую Среднюю Азию).

Сегодня казахско-китайский переход способен обслуживать около 20 млн. т грузов в год поездами и почти 12 млн. т – автомобилями. Пропускная способность каспи­й­ского порта Актау превысит 20 млн. т самое раннее только к началу 2020-х. В Рос­сии всё тоже не блестяще: нормальных дорог от казахской границы до Са­мары нет, ЦКАД будет, скорее всего, построен к 2024–2025 годам, но при любом варианте движения ограничивающим факто­ром является цена: в нашем варианте определяемая качеством дорог и всякого рода поборами (подчас необъяснимыми); в южном – сложностями перегрузки в каспийских портах. И хоть Россия обеспечивала экспериментальный прогон поезда из Китая в Германию за 18 дней в 2008 году, а через Казахстан и Грузию состав до Вены проходил за 16 дней в 2015 году, но до коммерческой эксплуатации маршрутов ещё далеко.

В Москве уверены, что транзиту через Россию нет аль­тернативы: Иран непредсказуем, опасен, переправы через Каспий дороги, большое число границ усложнит перевозки. К тому же между Китаем и Европой нет таможенных границ – Казахстан, Россия и Бе­ларусь являются партнёрами по ЕАЭС. Всё вроде в нашу пользу и надолго.

Однако в последнее время обсуждается вариант, способный радикально изменить картину.

Если взглянуть на карту Каспия в его центральной и южной части, обра­щает на себя внимание линия между портом Туркменбаши (б. Красноводск) и Баку. Она примечательна малыми глубинами (от 35 до 140 метров) и сосредоточением масштабных неф­тяных и газовых полей. Технически в этом месте может быть построен мост (технология установки пилонов, уходящих в во­ду до 170 м, отработана при нефтедобыче на шельфе). Проблема всё та же: цена вопроса. Строительство подобного моста для железнородожного и автомобильного сообщения обойдётся в сумму от 12 до 16 млрд. долларов, что долго не окупится никакими транзитными сборами. Однако выход нашли: бу­дучи законтрактована неизвестным заказчиком, компания Toto Engineering разработала мостовой переход, в котором основные несущие кон­струкции представляют собой полые бетонные каркасы, где уложены – на первый взгляд совершенно неожиданно и не безопасно – трубы газо- и нефтепровода. Только представьте себе!

Да, проект на первый взгляд кажется безумным, но нужно иметь в виду, что сейчас через Каспий не проложено ни одного трубопровода. Планировавшийся в начале 2000-х газопровод по тому же маршруту оценивался в 5–6 млрд. долл., нефтепровод может стоить ещё дороже. Но если все транзитные проекты объединить в один, то автомобильный и железнодорожный мост ока­жется фактически… бесплатным. Не говорю уже о том, что возникнет допол­нительный стимул к разработке новых месторождений в центральной части Каспия – ведь добываемое сырьё будет сразу «заводиться» в трубу через специальные компрессорные станции.

Длина пути через южный Казахстан, Туркменистан и Азербайджан в Тур­цию короче маршрута, допустим, в Польшу через Россию более чем вдвое. На подобных расстояниях очевидны преимущества автомобильного транспорта. Прогон из Синцьзяня в Стамбул может занять всего 5–6 дней, что радикально перекроит транспортную карту Евразии. России в этом случае сложно будет что-то противо­поставить взамен и никак нельзя будет помешать проекту: он проходит не в наших территориальных водах.

Конечно, сложно прогнозировать, как будет развиваться и экономическая, и политическая конъюнктура в этой части Евразии. Видимо, стороны будут ещё долго заниматься «перетягиванием ка­ната». Однако тот факт, что такие проекты стали появляться, говорит об одном: в XXI веке масштабы территории могут становиться источником не выгод, а проблем – и гигантские российские просторы уже не очень привле­кают тех, кто стремится доставлять товары из Азии в Европу и обратно – доставлять быстрее и дешевле…

Нашему правительству и учёным есть над чем подумать.

Китай. Евросоюз. Россия > Транспорт > lgz.ru, 23 августа 2017 > № 2488084 Владислав Иноземцев


Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 августа 2017 > № 2314660 Джек Ма

Alibaba и $1,3 млрд: состояние Джека Ма резко выросло за день

Анастасия Ляликова

Руководитель отдела новостей Forbes.ru

Вернуться на первую строчку китайского рейтинга Forbes миллиардеру помог рост котировок основанной им Alibaba

Состояние Джека Ма, основателя и исполнительного директора гиганта электронной коммерции Alibaba, увеличилось на $1,3 млрд за один день, сообщает Forbes.

Это произошло после публикации отчетности ретейлера за первый квартал, согласно которой выручка компании увеличилась на 58% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Эти результаты оказались выше ожиданий аналитиков, акции компании выросли более чем на 10%. Более половины состояния Ма приходится на акции Alibaba, так что рост котировок обеспечил бизнесмену резкий прирост состояния.

Кроме того, доходы от облачных сервисов почти удвоились — до 2,4 млрд юаней ($360 млн) за второй квартал. Рост выручки во многом был обусловлен увеличением на 75% общего числа клиентов, использующих платные интернет-сервисы и интернет-инфраструктуру Alibaba — с 577 000 клиентов в июне прошлого года до более чем миллиона клиентов в июне 2017 года. Ожидается, что в ближайшие годы этот показатель будет продолжать расти, учитывая огромный спрос на интернет-инфраструктуру в Китае и на других азиатских рынках.

Согласно рейтингу Forbes Real Time, в настоящее время состояния Ма составляет $37,6 млрд. Он самый богатый человек в Китае — на $900 млн «опережает» председателя Tencent Holdings Ma Хуатенга, который переместился на вторую строчку в китайском рейтинге Forbes Real Time (состояние - $36,7 млрд). В то же время владелец девелоперской компании Dalian Wanda Ван Цзяньлинь, занимавший первую строчку в китайском рейтинге Forbes-2017, опустился на четвертую строчку, сейчас его состояние оценивается в $29,9 млрд.

Тем не менее, расклад сил еще может измениться: Tencent 16 августа сообщила о том, что их чистая прибыль за первые шесть месяцев выросла на 70%, в основном благодаря росту онлайн-бизнеса и мобильных игр, а также онлайн-платежей и рекламы. На прошлой неделе акции Tencent выросли на 4,9%.

Джек Ма при развитии своего бизнеса на протяжении многих лет следовал по стопам Amazon Джеффа Безоса, крупнейшего в мире онлайн-ретейлера и главного конкурента Alibaba. Как и Amazon, китайская корпорация запустила бизнес по облачному хранению данных и начала производить собственный развлекательный контент. Сам Безос в 2017 году вошел в тройку богатейших людей планеты по версии Forbes, тогда его состояние оценивалось в $72,8 млрд, а в июне на протяжении нескольких часов занимал первую строчку списка.

Тем не менее в чем-то Джеку Ма удалось опередить своего американского конкурента. Летом 2017 года Amazon подала заявку на приобретение Whole Foods Market Inc. за $13,7 млрд. в попытке освоить рынок розничной торговли. Ма запустил подобный проект около двух лет назад, открыв продуктовые магазины Hema. Только в прошлом месяце появилось еще три магазина, в результате чего общее количество достигло 13, в основном они расположены в Шанхае и Пекине.

Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 августа 2017 > № 2314660 Джек Ма


США. Китай > СМИ, ИТ > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278629 Дмитрий Косырев

Китайский урок для Америки и для нас: хунвэйбины и искусство ненавидеть

То, что "неожиданная" кампания в США по свержению памятников до смешного напоминает Великую пролетарскую культурную революцию 1966-1976 годов в Китае, очевидно. Да вот только ничего смешного в этом нет, потому что перед нами продуманная технология подстрекательства школьников и студентов в США к ненависти и разрушению, точно такая, как в Китае. То есть дело далеко не только в самих памятниках и не в событиях полуторавековой давности в Америке, о которых эти памятники должны были напоминать.

Но для начала поговорим о Китае раньше и сегодня. Кто бунтовал в то страшное для страны десятилетие? Студенты и школьники-старшеклассники. Они же организовывали отряды солдат красной охраны — хунвэйбинов. В чем была цель той кампании? В коренном изменении самой природы людей, в лишении их истории и культуры и в конечном итоге в укреплении личной власти Мао Цзэдуна. Как это делали? Путем организации постоянных судорог ненависти. Уничтожение памятников, а также всего имевшего отношение к тысячелетней истории и культуре было только частью картины, главным было моральное уничтожение людей, способных сопротивляться "переменам", приходу "новых времен".

А что сегодня в Китае? Читаем репортаж лондонского журнала "Экономист". Описываются занятия дошколят: они изучают как могут древнюю классику, учатся писать иероглифы, отрабатывают традиционную гимнастику тайчи, пытаются играть на старинных инструментах. В общем, "Китай переживает культурный ренессанс, большей частью спонсированный государством". А цель его, вы не поверите, — укрепить долгосрочную власть коммунистической партии

Вообще-то перед нами очень смешная публикация. Это журнал, чьи авторы и руководство ненавидят Китай, да и Россию тоже. И очень стараются провести мысль, мол, при Мао китайский коммунизм был против культуры, а что же происходит сейчас?

Да, был. Но сейчас от компартии коммунистическим (ну, хорошо, маоистским) осталось только название — историческое и поэтому достойное того, чтобы его хранить. Партия стала национально-традиционной, хотя и не забывающей о социальной справедливости. Страна действительно переживает взрыв массового интереса к своим корням, великой культуре и истории, это было видно еще в начале 90-х годов. Так, вдруг модными на массовом уровне стали дизайнерские эксперименты с традиционной одеждой из шелка и т.д. Между прочим (в журнале этого нет), сегодня в Китае не просто достойные кино, архитектура, музыка и литература, но и создана система образования, которой можно только позавидовать.

Чего же тут плохого? Давайте посмотрим на весь свежий выпуск журнала "Экономист". На обложке — президент Дональд Трамп, ключевая статья — о том, как он упустил шанс осудить американских "расистов", отстаивающих в США памятники. А дальше — про китайцев.

Логика железная. Те, кто рушит американскую историю, – прогрессисты и герои, кто ее защищает — уроды. Те, кто поддерживает культурное возрождение Китая, — уроды. А хунвэйбины, значит, были прогрессистами и героями.

Все начинается в школе

Суть происходившего в Китае в 1966-1976 годах, как и в США сейчас (кстати, и на Украине с ее свержением памятников), в том, что человек, лишенный культурных и исторических корней, расчеловечивается. Но такого человека надо готовить с детства. Так вот, в США это происходило давно, нарастало, а взорвалось только сейчас.

Американские хунвэйбины, ополчившиеся на памятники в Шарлоттсвиле и других городах, — это школьники, студенты и недавние выпускники, как и в Китае. Но, кстати, это означает, что почти вся образованная (полуобразованная) элита страны — вот такая, что мы и видим по случаям клинического идиотизма по поводу "русского вмешательства в выборы" или по примитивной травле всей элитой своего президента.

Но как детей в США превращают в хунвэйбинов? Вот статья в консервативной Daily Signal со множеством подробностей. Есть программа "День вызова", которой охвачены 2200 школ страны, то есть ей подверглись уже миллионы человек. Идея ее такая: каждый — жертва, особенно если ты черный или из секс-меньшинства. Каждый должен рассказать товарищам, в чем он угнетен и в чем его жертвенность. Тогда друзья его поддержат. А вот если ты сам оказываешься угнетателем, то в ход идет знаменитая американская тактика бойкота (хорошо еще, что не надевают колпаки с иероглифами). То есть детей учат постоянно искать врагов, угнетателей и бороться с ними коллективно, находиться в состоянии нескончаемой агрессии.

И ведь это, повторим, только одна программа.

В правлении фонда, который ее насаждает, из 17 человек 15 левых. Кстати, из этого примера ясно, что они левые и есть, и еще ясно, что методы науськивания студентов точно те же, что были в Китае времен культурной революции, если, конечно, знать, как это там происходило.

Откуда растут корни нынешней американской болезни — долгая история. Как ни странно, — от последователей Льва Троцкого с его перманентной революцией, воплощенной в Китае товарищем Мао, от прочих левых идеологов 60-х годов, нашедших приют в американских университетах… Никаких секретов, все подробно описано в книгах и статьях.

Но сегодня важнее то, что натаскивание малолетних на борьбу ведется демократами и структурами вокруг них. В программе "День вызова" значился когда-то урок на тему "Кто не голосовал за Барака Обаму — расист". А после выборов Трампа правление выпустило документ, заявляющий, что после голосования школьники и студенты встречаются с актами насилия и расизма со стороны поднявших голову трампистов. В результате акты насилия и начались: только на самом деле это хунвэйбины начали атаковать студентов консервативного мышления, тех, которые за культуру и традиционные ценности.

Далее же они и их собратья устроили дикую агрессивную кампанию против памятников по всей стране.

Часто спрашивают: получается, американский "памятникопад" оттого, что они финансировали такую же кампанию на Украине, а вот теперь зло вернулось в Америку? Да нет, оно оттуда и не уходило. Обработка мозгов ведется глобальная, и в России мы тоже это получали и получаем по полной программе, хотя у нас есть какой-то иммунитет от заразы. Но эта "культурная революция" была направлена прежде всего на переделку и уничтожение западных обществ. Шаг за шагом, начиная со школы…

И ведь все шло так успешно, но нормальная часть этих обществ вдруг не выдержала, начала "не так голосовать", избрала Трампа — вот тут-то все и взорвалось. Смотрим и ужасаемся. И запоминаем: любые кампании по любым поводам, в которых присутствуют необъяснимая агрессия и ненависть, это оттуда — технология такая. И мы даже знаем теперь, чем такие кампании оборачиваются.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Китай > СМИ, ИТ > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278629 Дмитрий Косырев


Китай > Армия, полиция > regnum.ru, 17 августа 2017 > № 2277966

Китайские танки научились отражать снаряды противника. Видео

Китай разработал свою систему активной защиты бронетехники

Китайская оборонная компания Norinco (North Industries Corporation) показала систему активной защиты бронетехники собственной разработки, сообщает 17 августа портал sina.com.cn.

Система активной защиты (САЗ) GL-5 была показана на выставке Armor & Anti-armor, устроенной компанией Norinco для иностранных специалистов.

Во время презентации GL-5 была установлена на танк VT4. По танку был произведен пуск противотанковой управляемой ракеты, успешно уничтоженной системой GL-5.

По заявлениям разработчиков системы, GL-5 состоит из четырех пусковых установок, содержащих по три снаряда, и радиолокационной станции, отслеживающей летящие объекты в радиусе 100 м от танка. Если станция засекает объект, летящий в танк, пусковая установка производит встречный выстрел, уничтожающий опасный объект.

Пока неизвестно, способен ли китайский комплекс GL-5 отражать бронебойные оперенные подкалиберные снаряды или его способности ограничены только противодействием реактивным боеприпасам.

Системы или комплексы активной защиты бронетехники на сегодняшний день серийно выпускаются в Израиле (Trophy) и в России (Афганит). Активные работы в этом направлении ведутся в США и, по некоторым данным, в Турции.

По итогам презентации изделия компании Norinco, в клуб стран-обладателей систем активной защиты теперь вступил и Китай.

Китай > Армия, полиция > regnum.ru, 17 августа 2017 > № 2277966


Китай. США. Россия. Весь мир > Образование, наука > regnum.ru, 17 августа 2017 > № 2277934

57 китайских университетов вошли в ТОП-500 вузов мира

Гарвардский университет сохраняет за собой лидерство уже 15-й год подряд

Согласно недавно опубликованному Академическому рейтингу мировых университетов (ARWU), 57 образовательных учреждений, расположенных на территории КНР, вошли в ТОП-500 лучших университетов мира.

Самым престижным китайским вузом был признан Университет Цинхуа, который занял 48-ю строчку рейтинга. Пекинский университет расположился на 71-м месте, Фуданьский университет и Шанхайский институт транспорта вошли в группу 101−105, пишет «Сина синьвэнь».

Еще двенадцать университетов из Гонконга, Макао и Тайваня вошли в ТОП-200. По сравнению с показателями 2016 года численность китайских вузов в рейтинге увеличилась еще на четыре университета.

Гарвардский университет сохраняет за собой лидерство уже 15-й год подряд. За ним следуют Стэнфорд, Калифорнийский университет в Беркли, Кембриджский университет и Массачусетский технологический институт.

Академический рейтинг университетов в мира (ARWU) берет за основу шесть объективных показателей, включающих количество выпускников и сотрудников, выигравших Нобелевскую и Филдсовскую премии, количество цитируемых исследователей, статей, опубликованных в журналах Nature и Science, общее количество напечатанных статей, а также ряд других параметров.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, в престижный рейтинг также вошли 3 ВУЗа из России, однако лишь один университет вошел в первую сотню. МГУ имени М.В. Ломоносова занял лишь 87 строчку рейтинга, СПбГУ расположился в группе университетов, занимающих с 301 по 400 место, а НГУ оказался в последней группе — 401−500 место.

Китай. США. Россия. Весь мир > Образование, наука > regnum.ru, 17 августа 2017 > № 2277934


Япония. Китай > Миграция, виза, туризм > nhk.or.jp, 16 августа 2017 > № 2278378

Число иностранных туристов в Японии в июле составило примерно 2 миллиона 680 тысяч человек - рекордный показатель для одного месяца. Согласно Японской национальной туристической организации, это на 16,8% превышает цифру за такой же период прошлого года. Рост числа туристов отчасти объясняется смягчением условий выдачи виз туристам из Китая. Япония. Китай > Миграция, виза, туризм > nhk.or.jp, 16 августа 2017 > № 2278378


Китай. КНДР > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 16 августа 2017 > № 2276297

Китай заставил торговцев железной рудой прекратить поставки из Северной Кореи

Как сообщает агентство Reuters, Китай оказал давление на торговцев железной рудой и заставил прекратить покупки этого вида сырья из Северной Кореи еще до того, как в этом месяце Совет Безопасности ООН проголосует за запрет на торговлю в качестве наказания за ракетные испытания Пхеньяна.

Совет Безопасности ООН единогласно принял 6 августа резолюцию, запрещающую экспорт из Северной Кореи угля, железа, железной руды, свинца, свинцовой руды и морепродуктов, чтобы снизить $3 млрд. экспортных поступлений Пхеньяна. Резолюция вступит в силу в сенртябре,но по сообщениям торговцев из Китая, правительство прекратило выдавать разрешения на ввоз железной руды несколько недель назад

Пресечение экспорта северокорейской железной руды вряд ли вызовет большие изменения на мировом рынке,но для самой КНДР это сократит доступ к наличным деньгам.

В понедельник,14 августа, Пекин опубликовал официальный запрет на импорт руды из КНДР,начиная со вторника,т.е. когда он перешел к осуществлению санкций.

Министерство торговли Китая отказалось комментировать блокировку поставок до голосования по санкциям.

Китай. КНДР > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 16 августа 2017 > № 2276297


Китай. Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 16 августа 2017 > № 2276296

ЕС вводит временные пошлины на импорт нержавейки из Китая

Европейская Комиссия объявила, что вводит временные импортные пошлины до 28.5% на импорт продуктов из нержавеющей стали из Китая,обвиняя поставщиков в незаконном субсидировании. Пошлинами будут затронуты такие предприятия, как HBIS Group Co., Ltd, Shougang Group Co., Ltd and Jiangsu Shagang Group Co., Ltd и др.

В июне ЕС ввел штрафные пошлины на импорт г/к стали из Китая в размере 35,9%. Кроме того, ЕС также увеличил антидемпинговые пошлины на 10% и 6% на импорт арматурных изделий и х/к стали из Китай.

На китайский стальной импорт ЕС были наложены более 40 штрафных санкций.

Некоторые китайские официальные лица объяснили, что ЕС использует избыточные стальные мощности КНР в качестве предлога для утверждения, что китайские стальные продукты наносят ущерб стальной промышленности ЕС.

Китай. Евросоюз > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 16 августа 2017 > № 2276296


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 16 августа 2017 > № 2275293

Казахстанские производители повезут свои товары на Хайнань

Расширение двусторонних экономических отношений Казахстана и Китая продолжается

Меморандумы о торговом сотрудничестве подписали Хайнаньское отделение Китайского комитета содействия развитию международной торговли и внешняя торговая палата РК, предприниматели Казахстана и провинции Хайнань на конференции в честь празднования дня провинции Хайнань на ЭКСПО-2017. Об этом пишет «Спутник Казахстана».

Переговоры о сотрудничестве ведут производители напитков, сельскохозяйственной, ювелирной и металлургической продукции.

«Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин и Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев установили важнейший консенсус по укреплению взаимодействия и укреплению сотрудничества во многих сферах деятельности наших стран: энергетической, торгово-экономической, культурно-гуманитарной», — сказал председатель китайского комитета содействия развитию международной торговли Ван Цзиньчжэнь.

Говоря о туризме, временная поверенная в делах посольства Китайской Народной Республики в Казахстане Лю Цзянпин отметила большой туристический потенциал взаимодействия двух стран.

«Недавно мы успешно провели день города Санья в Алматы. На данный момент мы уже открыли прямые рейсы из Алматы в Санью. Мы очень ждем казахстанских туристов. Кызылординская область Казахстана имеет особые взаимоотношения с провинцией Хайнань. Также мы собираемся создать братские взаимоотношения с городом Актау», — сказала Лю Цзянпин.

Провинция Хайнань является самым южным регионом Китая, представляет собой архипелаг из одного большого и нескольких маленьких островов. Курорты острова стали одним из популярных направлений для казахстанских туристов. В этом году 22 тысячи казахстанцев выбрали китайские пляжи для отдыха.

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 16 августа 2017 > № 2275293


Франция. Китай. США. Весь мир > Образование, наука > rfi.fr, 15 августа 2017 > № 2278245

20 французских вузов вошли в престижный Шанхайский рейтинг. Об этом во вторник, 15 августа, сообщает информационное агентство France-Presse. Лучшим французским вузом признали Университет Пьера и Марии Кюри в Париже, который в рейтинге занял 40-ю позицию.

Вторым лучшим вузом во Франции, согласно Шанхайскому рейтингу, стал Университет Париж-юг. Он находится на 41-м месте. Высшая нормальная школа заняла 69-е место. Таким образом, в 2017 году в китайском рейтинге лучших университетов мира Франция стала шестой.

Министр высшего образования Франции Фредерик Видаль заявила, что «именно стабильность системы высшего образования и индивидуальные достижения учреждений обеспечили французским университетам высокие позиции в рейтинге».

Лучшим в 2017 году традиционно признали Гарвардский университет.

Второе место в Шанхайском рейтинге топ-вузов занял Стэнфордский университет, третьим стал британский Кембридж. В первую двадцатку вошли американские и британские высшие учебные заведения. Московский государственный университет занял в рейтинге 93-е место.

Шанхайский рейтинг, один из пяти ведущих мировых рейтингов высших учебных заведений, с 2003 года составляет университет Цзяотун.

Франция. Китай. США. Весь мир > Образование, наука > rfi.fr, 15 августа 2017 > № 2278245


Китай. СФО > Транспорт. Агропром > gudok.ru, 15 августа 2017 > № 2275228

Для грузов в Китай установят конкретные сроки доставки

Для перевозок продовольствия в КНР будет установлен норматив скорости движения от 550 км в сутки

Минтранс России подготовил проект приказа о внесении изменений в Правила исчисления сроков доставки грузов и порожних грузовых вагонов железнодорожным транспортом. Для перевозок продовольствия в Китайскую Народную Республику (КНР) будет установлен норматив движения от 550 км в сутки.

Проект ведомственного акта размещён на правительственном сайте раскрытия правовой информации.

Как говорится в пояснительной записке к документу, для совершенствования логистического сопровождения экспортных поставок продукции в КНР «предлагается организовать перевозку товаров по приоритетной номенклатуре грузов по срокам, сопоставимым со сроками, применяемыми на железнодорожном транспорте в технологии «Грузовой экспресс».

Предлагается для приоритетных грузов, следующих в прямом международном сообщении в КНР до расположенных в пределах приграничной территории железнодорожных станций Забайкальск и Гродеково, срок доставки исчислять из расчёта от 550 км в сутки независимо от расстояния перевозки. Это положение будет применяться, если грузоотправителем в договоре не предложен другой срок.

К приоритетной номенклатуре отнесена широкая линейка товаров: зерновые, продукты перемола, кондитерские, табачные, молочные изделия, а также рыба, мясо, молоко.

Совершенствованием логистического сопровождения экспортных поставок продукции в КНР правительство озаботилось в марте 2017 года. Соответствующее поручение подписал первый заместитель Председателя Правительства РФ Игорь Шувалов.

«Наше ведомство в данном случае отвечает за организацию удобной, быстрой и как можно более дешёвой логистики для экспортёров. Поэтому мы сейчас намерены собрать предложения от участников рынка, как её лучше выстроить, и взяли для примера «Грузовой экспресс», – говорит заместитель руководителя Департамента государственной политики в области железнодорожного транспорта Минтранса Андрей Емельянов.

Напомним, услуга «Грузовой экспресс» была предложена ОАО «РЖД» грузоотправителям в 2015 году. Как пояснили «Гудку» в Центре фирменного транспортного обслуживания (ЦФТО ОАО «РЖД»), технология заключается в том, что к определённому времени на опорной сортировочной станции РЖД со всех близлежащих станций собираются небольшие партии вагонов, которые затем формируются в состав. По выделенной «нитке» графика он следует без сортировок по расписанию до конечной станции, где расформировывается, а затем вагоны отправляются конкретным грузоотправителям. При этом скорость перевозки в два-три раза выше, чем в обычном составе, за счёт сокращения этапов сортировки. Другое преимущество – договорные сроки доставки. Расписание устанавливают РЖД и платят штраф, если оно не соблюдается.

Минтранс предлагает уже официально (а не на договорных условиях) установить норматив в 550 км в сутки по срокам доставки грузов до китайской границы и предусмотреть ответственность перевозчика за просрочку. В этом случае по направлению к китайским погранпереходам РЖД придётся массово применять технологию «Грузовой экспресс» при перевозках продовольствия.

Операторы поддерживают идею увеличения скорости доставки грузов, но отмечают, что делать это нужно технически обоснованно, учитывая возможности инфраструктуры сети железных дорог.

На практике скорость движения железнодорожных составов почти одинакова для угля, рыбы, зерна и для порожних вагонов, замечает генеральный директор АО «РЖД Логистика» Вячеслав Валентик. Исключения составляют маршрутные и контейнерные поезда, так как они не переформировываются в пути следования и идут со средней скоростью 550 и 1100 км в сутки соответственно.

Однако если груз едет в виде повагонной или групповой отправки, то он проходит через многочисленные технологические операции на станциях по ходу следования.

«Такой вагон по существующей технологии организации перевозок проводит в движении меньше половины времени, остальное – это простой на сортировочных, технических и грузовых станциях. В общем объёме железнодорожных отправок из России в Китай повагонные и групповые отправки занимают около 20%», – пояснил Вячеслав Валентик.

Таким образом, простое внесение изменений в Правила исчисления сроков доставки грузов без учёта технологических особенностей работы РЖД чисто физически не гарантирует автоматического увеличения скорости доставки всех без исключения грузов. Поэтому, по словам представителя «РЖД Логистики», пока невозможно дать однозначную оценку инициативы Минтранса. Очевидно, что этот вопрос требует дальнейшего рассмотрения и проработки с учётом интересов всех участников перевозочного процесса.

Кроме того, в Центральной дирекции управления движением РЖД «Гудку» пояснили, что сроки доставки грузовых отправок, следующих в прямом международном сообщении в КНР, регулируются Соглашением о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС), а не Правилами исчисления сроков доставки, которые и предлагает скорректировать Минтранс.

В частности, СМГС определяет сроки доставки груза из расчёта 1 сутки на каждые 200 км пробега, а также размер возмещения за превышение срока доставки. Неустойка определяется исходя из провозной платы перевозчика, который допустил превышение срока, и величины, то есть длительности задержки в сутках. В зависимости от этого неустойка может составить от 6% до 30% провозной платы. Поэтому Минтрансу при выполнении поручения Игоря Шувалова придётся решить ещё и эту законодательную коллизию. Пока министерство продолжает собирать предложения к законопроекту.

Елена Кудрявцева, Сергей Плетнев

Китай. СФО > Транспорт. Агропром > gudok.ru, 15 августа 2017 > № 2275228


Китай > Транспорт > gudok.ru, 15 августа 2017 > № 2275173

В Шанхае успешно завершились испытания поезда нового поколения на магнитно-левитационной линии (Maglev), - сообщает агентство «Синьхуа». Уже в этом году поезда планируется вывести модель в серийное производство. Отмечается, что во время тестового пробега в Шанхае поезд разогнался до скорости 120 км/ч.

Данная технология позволяет практически полностью подавить шум от движения состава, а также преодолевать подъемы без потери скорости движения. При этом, затраты на строительство и обслуживание таких линий немного выше стандартных, но заметно ниже средств, необходимых для постройки метрополитена.

В поездах Maglev поддерживается максимальный комфорт из-за повышенной шумоизоляции и амортизации. Также двигатель работает более экономично, так как в условиях магнетизма возможно при минимальных затратах преодолевать внушительные возвышения.

Магнитная подушка при движении поезда позволяет ему разгоняться до невероятных скоростей из-за меньшей силы трения. Пока скорость поезда ограничена безопасными 120 км/ч, но эксперты уверены, что при совершенствовании технологии её можно значительно увеличить.

Массовое производство поездов нового поколения планируется запустить в течение года, а уже к 2020 году планируется построить сразу пять линий для движения составов на магнитной подушке в Китае. Соответствующие проекты рассматриваются в 10 городах страны.

Бэлла Ломанова

Китай > Транспорт > gudok.ru, 15 августа 2017 > № 2275173


Китай > Транспорт > gudok.ru, 15 августа 2017 > № 2275170

Под участком Бадалин Великой Китайской стены в окрестностях Пекина развернулось строительство подземной станции новой высокоскоростной железнодорожной магистрали (ВСМ) Пекин – Чжанцзякоу. Об этом сообщает «Синьхуа».

Длина новой станции составит 470 м, площадь подземных строений – 36 тыс. кв м. Рельсовое полотно будет располагаться на глубине 102 м от поверхности земли. Ранее агентство «Синьхуа» сообщало, что у станции будет «роскошная отделка».

ВСМ между Пекином и городом Чжанцзякоу на севере КНР строится к Зимним Олимпийским играм. 24-я по счету Зимняя Олимпиада пройдет с 4 по 20 февраля 2022 года в Пекине, Яньцине и Чжанцзякоу.

Ранее сообщалось, что под Великой Китайской стеной строится тоннель протяженностью 12 км. По информации газеты «Жэньминь жибао», проект установит новый мировой рекорд глубины залегания (до 432 метров) и станет самым длинным железнодорожным тоннелем в Азии.

Поезда смогут развивать скорость до 350 км/ч на этом участке. Строительство тоннеля позволит сократить время в пути между Пекином и Чжанцзякоу с более чем трех часов до часа.

Ирина Таранец

Китай > Транспорт > gudok.ru, 15 августа 2017 > № 2275170


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dknews.kz, 15 августа 2017 > № 2275156

Президент США Дональд Трамп в понедельник подписал указ о начале расследования торговой политики Китая, что может привести к введению или повышению пошлин на некоторые виды импортируемых товаров.

Расследование предполагаемых краж Китаем интеллектуальной собственности и других способов ведения торговой деятельности основано на 301-й статье Закона о торговле США. Статья позволяет вводить односторонние экономические санкции, в частности увеличивать пошлины.

Трамп подписал этот указ на фоне растущей обеспокоенности даже в Европе и Японии в связи с предполагаемыми нарушениями Китаем прав на интеллектуальную собственность, патентов и требованиями китайских властей о передаче технологий в обмен на разрешение вести бизнес в стране.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dknews.kz, 15 августа 2017 > № 2275156


Китай > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > chinapro.ru, 14 августа 2017 > № 2278299

Китайская корпорация Alibaba, специализирующаяся на электронной торговле, заключила соглашение с правительством города Ханчжоу, который является административным центром восточно-китайской провинции Чжэцзян. В соответствии с документом, Alibaba предоставит технологии для создания онлайновой системы аренды жилья в мегаполисе.

Новая система будет предназначена для аренды квартир, сдающихся разными источниками, в том числе – правительством, индивидуальными лицами, девелоперами и посредниками.

Предварительно известно, что граждане, желающие снять в Ханчжоу жилье, смогут воспользоваться специальным мобильным приложением и интернет-сайтом, созданными специалистами Alibaba. Эти программы и приложения можно будет использовать как для поиска подходящей квартиры, так и для заключения сделки и оплаты.

Китайское правительство старается с помощью различных механизмов – как рыночных, так и законодательных – ограничить рост цен на квартиры в крупных городах страны. Ханчжоу вошел в число первых 12 мегаполисов Поднебесной, где будут проводиться реформы, направленные на развитие арендного рынка.

Китай > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > chinapro.ru, 14 августа 2017 > № 2278299


Китай > Авиапром, автопром. Транспорт > chinapro.ru, 14 августа 2017 > № 2278296

По последним данным, у граждан Китая в пользовании находятся более 1,01 млн автомобилей на новых источниках энергии, в том числе – 825 000 электромобилей и 193 000 плагин-гибридов. Об этом сообщило Управление по регулированию дорожного движения Министерства общественной безопасности КНР.

В некоторых городах Поднебесной экомобили в порядке эксперимента снабжаются специальными номерными знаками. Среди указанных мегаполисов – Шанхай, Нанкин, Уси, Цзинань и Шэньчжэнь. В 2016 г. в них было выдано 76 000 специальных номерных знаков для автомобилей на новых источниках энергии.

С ноября 2017 г. спецномера будут выдавать в еще 10 городах, включая Баодин и Чанчунь, а в первой половине 2018 г. – во всех китайских городах.

Как ожидается, к 2020 г. объем производства и продаж электромобилей и плагин-гибридов в Китае превысит 5 млн единиц.

Ранее сообщалось, что по итогам 2016 г., в КНР выпущены 517 000 автомобилей, работающих на новых источниках энергии, а продано 507 000 таких автомобилей. Эти данные вывели страну на первое место в мире на протяжении второго года подряд. На продажи экомобилей в Поднебесной приходится более 50% от аналогичного мирового показателя.

Китай > Авиапром, автопром. Транспорт > chinapro.ru, 14 августа 2017 > № 2278296


Китай. Монголия. СФО > Транспорт. Миграция, виза, туризм > gudok.ru, 14 августа 2017 > № 2275223

Туристический союз «Великий чайный путь» объединяющий туроператоров России, Китая и Монголии, планирует развивать «золотые» туристические маршруты вдоль Великого чайного пути, сообщает агентство Синьхуа. Для популяризации туризма на востоке Евразии предлагается создать международный бренд, посвященный этому транспортному коридору с почти 300-летней историей.

Союз, основанный в 2016 году в автономном районе Внутренняя Монголия, планирует расширить транспортно-коммуникационные возможности и использование туристических ресурсов вдоль Великого чайного пути, прилагает совместные усилия для повышения качества услуг и создания безопасной, комфортной и здоровой среды для трансграничных туристов.

За год работы туристический союз открыл международные чартерные туристические рейсы и железнодорожные маршруты, содействует в строительстве трансграничной зоны туристического сотрудничества.

По словам чиновника Комиссии по развитию туризма Внутренней Монголии Чжэн Цзянина, туристические ведомства трех стран организовали ряд мероприятий по презентации туристических ресурсов вдоль Великого чайного пути. «Путешествие включает туристические продукты «Красивый Китай - Великий чайный путь-2017», «Голубое путешествие по Монгольскому плато» и другие», - добавил Чжэн Цзянин.

Как ранее сообщал Gudok.ru, туристический союз «Великого чайного пути» был основан 22 июля 2016 года в автономном районе Внутренняя Монголия. Его членами-учредителями стали туристические ведомства ряда китайских провинций, а также столицы Монголии Улан-Батора и некоторых российских районов, включая Забайкальский край, Республику Бурятия и Иркутскую область.

Великий чайный путь протяженностью более 13 тыс км появился в XVII веке. Он брал свое начало у гор Уишань в китайской провинции Фуцзянь и проходил через территории Китая, Монголии и России. Великий чайный путь был важным торговым коридором в Евразии, играл существенную роль в развитии дружественных связей и торгово-экономического сотрудничества Китая с находящимися вдоль этого пути странами и регионами.

Бэлла Ломанова

Китай. Монголия. СФО > Транспорт. Миграция, виза, туризм > gudok.ru, 14 августа 2017 > № 2275223


Казахстан. Турция. Китай > Легпром > kapital.kz, 14 августа 2017 > № 2275196

За полгода в Казахстан завезено одежды на $144,3 млн

Почти 79% импорта продается в Алматы

Казахстанцы начинают одевать отечественное: в 10 регионах местное производство одежды в разы превосходит импорт. Однако средний показатель по стране все еще уступает импорту в три раза. В Алматы объем импорта одежды в 18 раз превышает собственное производство, пишет Finprom.kz.

С января по июль текущего года в страну было завезено одежды на 144,3 млн долларов, что на 0,7% меньше аналогичного периода прошлого года. Из этого объема 78,5% (или 113,3 млн долларов) ушло в Алматы.

Импорт обуви увеличился в два раза и составил 108 млн долларов. Импорт женской одежды в стоимостном выражении на 26% превышает импорт мужской.

По итогам первого полугодия почти 80% всей импортной одежды было завезено из Турции, Китая, Бангладеш, Италии и Узбекистана.

Импорт турецкой одежды сократился на 28% и составил 37,2 млн долларов. Импорт одежды из Китая составил 33 млн долларов, увеличившись на 9%.

Импорт одежды из Бангладеша вырос на 45% и составил 22 млн долларов. Ввоз итальянской одежды вырос на 23%, до 10,8 млн долларов. Импорт одежды из Узбекистана сократился на 13%.

Женская одежда большей частью импортируется из Турции и Китая, тогда как мужская — из Бангладеш. Более 40% импорта детской одежды идет из Бангладеш, 10% - из Китая, 1 — из Италии.

Около 35% импортных пальто, курток и плащей привозится из Китая, 17% - из Бангладеш и 15% - из Италии. 30% импортных костюмов приходит из Турции, 16% - из Бангладеш, 11% - из Китая и 9% - из Италии. 30% импортных рубашек завозится из Турции, 28% - Бангладеш, 9% и 6% - производства Китая и Италии соответственно. Почти 50% маек и футболок завозится из Китая и 14% из Турции.

Отметим, что из Китая также идет 93% всех импортных перчаток и рукавиц, 84% платков и 73% носков.

Рынок импортной одежды в Казахстане превосходит собственное производство почти в 3 раза. Если за полгода было произведено одежды на сумму 16 млрд тенге, то импортировано было на 45,5 млрд тенге, из которых 35,7 млрд тенге приходится на Алматы.

Отметим, что в Алматы рынок импортной одежды превосходит собственное производство почти в 18 раз. На один квадратный метр торговой площади Алматы приходится 2,4 тысячи тенге одежды местного производства и 43 тысячи тенге импортной одежды. Для сравнения среднереспубликанский показатель составляет 2,3 тысячи тенге и 6,4 тысячи тенге соответственно. Цены на одежду в Алматы выше средних по республике на 36%.

Также объем импорта одежды преобладает над местным производством в Атырауской области в 5 раз, в Астане — в 2,5 раза, в Жамбылской области почти в 2 раза и в Южно-Казахстанской области на 36%, в Алматинской области на 4%.

Тем временем в 10 регионах РК наблюдается обратная ситуация — местное производство в разы превосходит импорт. В Северо-Казахстанской области объем собственного производства выше импорта более чем в 1000 раз. За полгода объем производства одежды в Северо-Казахстанской области составил 1 млрд тенге, в то время как импорт иностранной одежды составил лишь 971 тысячу тенге. На 1 квадратный метр торговой площади Северо-Казахстанской области приходится 5,3 тысячи тенге одежды местного производства и лишь 4,8 тенге импортной.

Также в Павлодарской области местное производство превосходит импорт более чем в 200 раз, в Кызылординской области почти в 80 раз, в Западно-Казахстанской области почти в 50 раз, в Акмолинской области почтив 30 раз и в Мангистауской в 20 раз.

Казахстан. Турция. Китай > Легпром > kapital.kz, 14 августа 2017 > № 2275196


КНДР. США. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 августа 2017 > № 2275132 Андрей Ланьков

Как изменится мир, когда Северная Корея станет ядерной державой

Андрей Ланьков

Новая фаза кризиса вокруг Северной Кореи, скорее всего, не настолько драматична, как настаивают многие СМИ, и не представляет непосредственной угрозы для корейцев и их соседей. Однако в долгосрочной перспективе северокорейская проблема стала еще более сложной и потенциально еще более взрывоопасной

Четвертого июля 2017 года, то есть в День независимости США, северокорейские ракетчики «преподнесли американцам подарок» – именно так, «подарком» назвал случившееся не кто иной, как лично Высший руководитель КНДР маршал Ким Чен Ын. В этот день в КНДР был проведен успешный испытательный запуск новой ракеты «Хвасон-14», которая, как заявили северокорейские СМИ, является межконтинентальной ракетой, способной поразить территорию Соединенных Штатов, – первой ракетой такого рода, разработанной в КНДР.

Анализ данных радиолокаторов показал, что испытанная 4 июля ракета имела потенциальную дальность порядка шести-семи тысяч километров, то есть она в состоянии поразить Аляску и некоторые заморские территории США. После первого испытания, впрочем, зазвучали сомнения по поводу того, действительно ли на этот раз была испытана МБР.

Чтобы рассеять сомнения, северокорейцы 28 июля повторили испытания. Показательно, что второй запуск проводили ночью и в не самых благоприятных погодных условиях. Скорее всего, это было сделано специально для того, чтобы продемонстрировать: северокорейские ракеты пригодны не только к испытаниям, но и к запускам в условиях, максимально приближенных к боевым. Вдобавок во время второго запуска стало ясно, что дальность ракеты «Хвасон-14» (как, впрочем, давно уже предсказывали некоторые специалисты) в действительности существенно больше, чем казалось из результатов испытаний 4 июля. Похоже, что новая северокорейская ракета имеет дальность порядка 10 тысяч километров и способна поразить Нью-Йорк, Чикаго и Сан-Франциско.

Ничего неожиданного в произошедшем нет: северокорейские власти самым официальным образом сообщили, что межконтинентальная ракета будет ими испытана в самое ближайшее время. Это сообщение содержалось в новогоднем выступлении Ким Чен Ына. Дональд Трамп, тогда еще не вступивший в должность, отреагировал немедленно – буквально на следующий день он написал твит, в котором заверил, что, хотя северокорейцы сообщают о запуске ракеты, «этого не произойдет» («it won't happen»).

Такое категорическое замечание вызвало тогда немало споров. Многие восприняли твит как предупреждение, что все попытки запуска будут пресечены военными средствами. Другие предполагали, что в распоряжении почти президента имеются секретные данные разведки, которые показывают, что Северная Корея блефует. Но на практике выяснилось, что Дональд Трамп просто сказал то, что ему в тот момент хотелось сказать, а вот Высший руководитель Ким Чен Ын сказал как раз то, что имеет место на самом деле.

После июльских испытаний по-прежнему нет уверенности в том, что северокорейские инженеры успешно решили непростой вопрос с защитой боеголовки на заключительном этапе полета, при вхождении в плотные слои атмосферы. Но в любом случае вопрос этот технически разрешим, и приходится признать, что Северная Корея то ли уже стала, то ли вот-вот станет третьей страной мира, способной нанести ядерный удар по любому объекту на территории Соединенных Штатов Америки.

Военный откат

Вот уже много лет и в официальных, и в неофициальных разговорах многие американские эксперты и официальные лица заявляли, что Америка «никогда не потерпит» создания Северной Кореей межконтинентальной баллистической ракеты, способной нанести удар по континентальным США. Автору этих строк, как и многим моим коллегам, приходилось не раз видеть неожиданно посуровевшие лица американских аналитиков, которые объясняли, что, дескать, Соединенные Штаты не допустят такого поворота событий и ответом на подобную северокорейскую дерзость станет ошеломляющий и обезоруживающий удар. Особенно часто такие разговоры звучали в начале этого года, когда администрация Трампа только приступила к своим обязанностям.

Скорее всего, люди, близкие к Трампу, тогда не лукавили – они искренне считали, что северокорейскую ядерную проблему еще не поздно решить одним мощным ударом. Однако уже к марту-апрелю ситуация изменилась. В публичных выступлениях американские военные стали очень часто говорить о возможности военного решения, но за закрытыми и полузакрытыми дверями зазвучали совершенно другие интонации.

С некоторым опозданием люди в окружении Трампа открыли для себя то, что специалисты знали всегда: попытка нанести военный удар по северокорейским политическим и военным объектам с большой долей вероятности спровоцирует ответный удар по сеульскому мегаполису, который располагается на самой границе и целиком простреливается северокорейской тяжелой артиллерией. Такой удар, в свою очередь, спровоцирует южнокорейский контрудар, за которым последует вторая корейская война, от которой США не смогут остаться в стороне.

При этом конфликт на Корейском полуострове не будет похож на обычный конфликт на Ближнем Востоке, где все решает небольшая авиационная группировка и, если совсем уж надо, несколько подразделений спецназа. К таким молниеносным и почти бескровным войнам и Америка, и отчасти Россия уже привыкли. Но в случае с Кореей конфликт, скорее всего, превратится в полноценную наземную войну, во многом похожую на войну во Вьетнаме, которая и поныне остается кошмаром для американского военного и политического руководства.

Вдобавок теоретически в такой войне на стороне КНДР должен принять участие Китай, который остается союзником Северной Кореи. Недавно китайское правительство выразило свою позицию, которая сводится к тому, что Китай не будет поддерживать КНДР, если Пхеньян сам начнет военные действия, но окажет КНДР поддержку, если та станет жертвой первого удара со стороны США.

Все это делает военное решение крайне непривлекательным, и, судя по всему, где-то в начале весны это обстоятельство уяснил и президент Трамп, и его ближайшие советники. В последнюю неделю Трамп выступил с целым рядом беспрецедентно грозных заявлений, пообещав северокорейскому руководству, что ответом на возможные провокации станет «пламя и ярость», – таким выспренним языком до сего времени обычно пользовалась исключительно северокорейская пропаганда. Он также пообещал, что КНДР ждут «немалые неприятности», если она и далее будет вести себя неправильно.

Как и следовало ожидать, Высший руководитель и его дипломаты за словом в карман не полезли: лично Ким Чен Ын пообещал, что американцев вслед за подарком ко Дню независимости, к которому было приурочено испытание первой северокорейской межконтинентальной ракеты, ждет немалое количество новых подарков.

Следует ли внешнему миру начинать беспокоиться по поводу возможной войны в Корее? Если учитывать личные особенности нынешнего обитателя Белого дома, то некоторые основания для беспокойства есть, но, скажем прямо, не слишком большие.

Позиция Китая

О неприемлемости военного решения я уже говорил, но дело в том, что в распоряжении США и их союзников вообще нет никаких инструментов, применение которых могло бы всерьез повлиять на ситуацию. Не исключено, что это обстоятельство у многих в России вызовет злорадство. Но радоваться тут нечему, потому что новая ситуация весьма неблагоприятно скажется в том числе и на России.

Понятно, что, помимо обмена угрозами и принятия воинственных поз, США придется предпринять какие-то меры, и первые контуры этих мер уже очевидны. Речь идет о санкциях и о попытках надавить на Китай, чтобы заставить его наконец покончить с северокорейским вопросом.

Северокорейская пропаганда испокон века рассказывала об экономической блокаде, в которой, дескать, находится КНДР, но в действительности первые международные санкции против Северной Кореи были введены только в 2006 году – до этого ограничивалась только торговля с США, которой Северная Корея и без всяких ограничений не занималась бы по причинам экономическим и географическим.

Любопытным образом введение санкций, которое последовало за первыми ядерными испытаниями, совпало с началом выхода северокорейской экономики из жесточайшего кризиса 1995–2000 годов. Примерно в это время, в 2002–2003 годах, был преодолен голод, свирепствовавший в 1990-е годы, и возобновился экономический рост. Показательно, что санкции никакого влияния на этот рост не оказали.

Еще более парадоксальным может показаться то, что экономический рост в Северной Корее стал существенно ускоряться в 2012–2013 годах, то есть как раз тогда, когда санкции были реально ужесточены. Связано это в первую очередь с тем, что новый руководитель страны Ким Чен Ын стало активно, хотя и осторожно осуществлять в стране рыночные реформы китайского образца, заканчивая таким образом демонтаж того немногого, что к тому времени осталось в Северной Корее от советской социалистической модели. Тем не менее факт остается фактом: начало того экономического мини-бума, который сейчас испытывает Северная Корея, совпало с резким ужесточением санкций против этой страны.

Основное внимание в своих усилиях сейчас США уделяют Китаю, что и понятно: Китай контролирует около 90% всей внешней торговли Северной Кореи. Понятно, что Китай в принципе в состоянии спровоцировать в КНДР жесточайший экономический кризис. Для этого достаточно полностью прекратить торговлю или хотя бы приостановить поставки в Северную Корею нефти и жидкого топлива по сниженным ценам. Именно этого и добивается от Китая администрация Трампа. Однако все эти усилия обречены на провал, о чем предупреждали многие специалисты, в том числе и американские.

С одной стороны, Китай крайне недоволен северокорейской ядерной программой, которая ставит под угрозу привилегированный статус самой КНР, одной из «официально признанных» ядерных держав. Кроме этого, северокорейские ядерные амбиции создают основания для сохранения или даже увеличения американского военного присутствия около китайских границ.

С другой стороны, Китай совершенно не хочет столкнуться с жесточайшим северокорейским экономическим кризисом и его политическими последствиями. Понятно, что если санкции и смогут привести к успеху, то только путем полного обрушения северокорейской экономики и возможных вспышек народных волнений в КНДР. Подобный сценарий Китаю совершенно не улыбается.

Китай сейчас сталкивается с типичным для подобных ситуаций выбором между двух зол. С одной стороны, злом для Китая является Северная Корея, развивающая ядерную программу, а с другой – Северная Корея, находящаяся в состоянии хаоса. Из этих двух зол Китай резонно выбирает меньшее – и это, как нетрудно догадаться, именно ядерная Северная Корея.

Таким образом, тщетны расчеты на то, что Китай удастся сделать полноценным участником санкционного режима. Столь же тщетны и надежды на то, что прямые санкции окажут серьезное влияние на поведение руководства самой Северной Кореи. Даже если в стране в результате санкций начнется экономический кризис (такой поворот событий сейчас кажется маловероятным), проблемы простого народа не заставят северокорейскую элиту отказаться от ядерного оружия, которое они считают оружием сохранения как собственной власти, так и собственной жизни.

Ближайшие перспективы

Все эти обстоятельства хорошо понимают специалисты в Соединенных Штатах, в том числе и те из них, кто находится на госслужбе. Однако очевидно, что санкции будут приняты, а давление на Китай продолжено. Причина тут проста: столкнувшись с явной и реальной угрозой извне, и американское политическое руководство, и в особенности Конгресс должны принять какие-то меры, которые убедят американских избирателей в том, что власти предержащие не дремлют и делают все, что только возможно.

Санкции, несмотря на свою неэффективность, выглядят жесткой мерой, которая может быть понятна массам, включая и продавщицу из Миннесоты, и водителя грузовика из Небраски. Таким образом, активная поддержка санкций может помочь какому-нибудь сенатору от штата Небраска выиграть следующие выборы.

В целом же ситуация безвыходная. Северная Корея ни при каких обстоятельствах не откажется от ядерного оружия. В Пхеньяне хорошо помнят, что случилось с Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи. Последний пример особенно важен для КНДР, потому что ливийский лидер был единственным руководителем, который добровольно отказался от программы создания ядерного оружия, поверив в обещанную в обмен экономическую помощь. Как известно, эта доверчивость стоила Каддафи жизни, и понятно, что этот урок в Пхеньяне усвоен самым лучшим образом.

Впрочем, и без печального примера Каддафи и Саддама в Пхеньяне хорошо знают: доверять Вашингтону, равно как и другим ведущим державам (включая и Китай, и Россию), ни в коем случае не следует. Неслучайно, в частных разговорах северокорейцы упоминают не только печальную судьбу полковника Каддафи, но и историю с Будапештским протоколом 1994 года, который гарантировал сохранение тогдашних границ Украины в обмен на согласие сдать оставшееся от Советского Союза ядерное оружие.

Итак, что же изменилось в мире после запуска МБР? С одной стороны, существует определенная, хотя и не очень большая вероятность, что США все-такие пойдут на какие-то военные операции и попытаются превентивно парализовать северокорейскую ядерную программу, нанеся удары по важнейшим промышленным и военным объектам на территории КНДР.

Вероятность такого поворота событий, который еще весной казался вполне возможным, резко снизилась, но все-таки не является нулевой – во многом благодаря личным особенностям президента Дональда Трампа, который, как известно, человек эмоциональный и порой не слишком разбирается в хитросплетениях мировой политики. Однако, скорее всего, нас ждет сохранение статус-кво.

Долгосрочные проблемы

Другое дело – долгосрочная перспектива. Тут ядерная программа Северной Кореи заставит мир столкнуться с рядом достаточно неприятных проблем.

Первая – это вновь ставшая актуальной проблема ядерного распространения в Восточной Азии. После того как Северная Корея испытала МБР, способную нанести удар по США, у многих политиков и экспертов в Южной Корее появились сомнения, может ли в создавшейся ситуации Южная Корея и дальше рассчитывать на американский «ядерный зонтик».

Южная Корея, несмотря на соседство с Кореей Северной, десятилетиями достаточно спокойно относилась к вопросам своей безопасности, подразумевая, что в крайнем случае на выручку всегда придут Соединенные Штаты. Но в новой ситуации возникает вопрос, готовы ли будут США вмешаться в межкорейский конфликт, если возможной ценой такого вмешательства станет, скажем, превращение прекрасного города Сан-Франциско в радиоактивные руины.

В Южной Корее немало людей опасается того, что Ким Чен Ын, создав достаточно большой ядерный потенциал, может попытаться завершить то дело, которое не удалось его деду Ким Ир Сену в 1950 году, то есть объединить страну военной силой. Наличие ядерного потенциала дает ему надежду на то, что в подобный конфликт американцы не вмешаются. Хотя вероятность такого поворота событий невелика, в южнокорейских политических кругах возникла ощутимая нервозность, и в последнее время в Сеуле всерьез заговорили о создании собственного ядерного оружия.

Удастся ли это начинание – вопрос спорный. В отличие от Северной Кореи Южная Корея – это демократия, население которой весьма чувствительно к возможным экономическим проблемам. Попытка создать собственное ядерное оружие в Южной Корее неизбежно приведет к экономическим санкциям со стороны международного сообщества.

Даже если эти санкции будут существенно слабее тех, с которыми приходится иметь дело Северной Корее, для Южной Кореи, которая крайне зависима от международной торговли, они будут весьма болезненны. Можно предположить, что в таком случае южнокорейские избиратели решат отделаться от правительства, политика которого принесла им житейские трудности, даже если эта политика оправданна с точки зрения интересов национальной безопасности.

Тем не менее от вероятности превращения Южной Кореи в ядерную державу больше отмахиваться нельзя. Такой поворот событий почти наверняка вызовет разработку ядерного оружия в целом ряде государств в регионе, включая Японию, Тайвань, а возможно, и некоторые страны в Юго-Восточной Азии, особенно Вьетнам, который с немалым подозрением относится к своему гигантскому соседу и с удовольствием бы обзавелся средствами адекватной защиты на случай возможных проблем с Китаем.

Северокорейская ядерная программа чревата и другими проблемами. Рост количества ядерных зарядов и их носителей существенно увеличивает и вероятность инцидентов. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что Северная Корея – это абсолютная монархия, где власть высшего руководителя непререкаема. Пока Ким Чен Ын показал себя человеком вполне рациональным и здравомыслящим, хотя в то же время вспыльчивым и даже капризным. Однако с годами характер человека имеет свойства портиться, а власть, в первую очередь власть абсолютная, человека развращает. В этой ситуации есть основания беспокоиться, что ядерную войну с непредсказуемыми для всего мира последствиями, по крайней мере теоретически, может начать один человек только по своему разумению.

Наконец, нельзя исключать того, что северокорейское руководство рано или поздно столкнется с внутриполитическим кризисом или, говоря прямо, революцией. Хотя Ким Чен Ын сейчас весьма популярен в народе (в основном благодаря своей экономической политике, ощутимо улучшившей условия жизни большинства населения), народное сердце – штука переменчивая. Николая Чаушеску, чья печальная кончина памятна многим, в начале своего правления был едва ли не самым популярным лидером в Восточной Европе.

Если в Северной Корее начнутся волнения, нельзя исключать того, что северокорейское правительство и лично Ким Чен Ын, не видя для себя никаких шансов на спасение, решат, что пришла пора «погибать с музыкой», и пойдут на применение ядерного оружия против США, а возможно, и других соседних стран, которых они будут считать виновниками своей печальной судьбы.

С точки зрения руководства России, которую многие из описанных проблем тоже касаются, главным негативным последствием может стать увеличение американского военного присутствия в Восточной Азии. До недавнего времени Южная Корея стремилась маневрировать между США и Китаем. Такая политика была бы идеальной и с точки зрения нового президента Мун Чжэ Ина, который, собственно, это и обещал во время избирательной кампании.

Однако в нынешней непростой ситуации Мун Чжэ Ину совсем не до маневров между великими державами. В настоящее время гарантией безопасности страны являются Соединенные Штаты, так что можно быть уверенным, что новая сеульская администрация, несмотря на сдержанное отношение к американским ценностям и глубокий национализм, сделает все возможное для усиления американо-южнокорейского союза.

Возможные решения

Есть ли у «северокорейской проблемы» решение? Здесь многое зависит от того, что понимать под решением. Если подразумевается отказ Северной Кореи от ядерного оружия, то решения у проблемы нет вообще.

Однако возможны и менее радикальные подходы, одним из которых является замораживание ракетной и ядерной программ. В рамках такого соглашения Северная Корея, сохраняя в своем распоряжении уже созданный ядерный потенциал, отказывается от новых испытаний ядерного оружия и новых запусков МБР в обмен на разнообразные экономические льготы, щедрую финансовую и материальную помощь, равно как и на военно-политические уступки.

В принципе одна из возможных уступок уже названа – прекращение совместных американо-южнокорейских военных учений. Правда, скорее всего, конкретно эта уступка малореальна, потому что с точки зрения Вашингтона и Сеула она будет выглядеть как дополнительное разоружение перед лицом вероятного противника, ныне обладающего уже и ядерным оружием. Однако компромисс и в этой, и в других областях возможен.

Впрочем, особой надежды на успех переговоров по замораживанию ядерного оружия тоже нет, ведь к нему не стремятся не только американские конгрессмены, но и Северная Корея. Действительно непонятно, готовы ли к переговорам сами северокорейцы. Как уже говорилось, экономическая ситуация в Северной Корее сейчас лучше, чем когда-либо за последние 30 лет. Экономика, движимая в основном отпущенными на свободу силами рынка, растет быстрыми темпами. Даже пессимисты говорят о росте ВВП на 3,9% в прошлом году. В этих условиях Северная Корея не испытывает былой нужды в американской или южнокорейской материальной и финансовой помощи.

В Вашингтоне желания пойти на уступки тоже не наблюдается. Попытка заключить соглашение о замораживании будет воспринята в Конгрессе как «выплата выкупа удачливому шантажисту» и поощрение Северной Кореи за то, что та бесцеремонным образом нарушила международный режим нераспространения еще в 1980–1990-х годах. Подобное соглашение будет воспринято как признак слабости, а ни нынешний президент, ни его преемники не в состоянии совершать поступки, которые позволят оппозиции (не важно, республиканской или демократической) представить их слабаками.

Таким образом, северокорейский ядерный кризис вступил в новую фазу. Она, скорее всего, не настолько драматична, как настаивают многие СМИ, и не представляет непосредственной угрозы для корейцев и их соседей. Однако в долгосрочной перспективе северокорейская проблема стала еще более сложной и потенциально еще более взрывоопасной.

КНДР. США. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 августа 2017 > № 2275132 Андрей Ланьков


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272764 Изабель Мандро

Китай и Россия: много слов, мало дела

Несмотря на все заявления о дружбе Си Цзиньпина и Владимира Путина, особых достижений по общим проектам не видно.

Изабель Мандро (Isabelle Mandraud), Le Monde, Франция

Отношения России и Китая безоблачны, как никогда, и лидеры двух стран не упускают возможности продемонстрировать это. Приняв Си Цзиньпина в Москве 4 июля незадолго до саммита G20 в Гамбурге, Владимир Путин вручил ему орден Андрея Первозванного, который является высочайшей российской наградой и, кстати говоря, гарантирует владельцу небольшую пенсию в 34 412 рублей ежемесячно. В прошлом ее удостаивались лидеры двух дружественных государств, Казахстана и Азербайджана: Нурсултан Назарбаев и Гейдар Алиев.

Пекин не остался в долгу, и несколько дней спустя в Sina Weibo (китайский аналог Twitter) была запрещена любая критика Владимира Путина: российский лидер стал первым иностранным руководителем, которого удостоили такой защиты. «Сейчас, наверное, лучший период истории партнерства и стратегического сотрудничества Китая и России, — отметил Си Цзиньпин в Москве. — Наши страны работают в духе равенства, доверия и взаимной поддержки (…) над объединением шелковых путей и Евразийского союза».

Очень важный для китайского лидера проект создания новых торговых маршрутов между Азией и Европой по примеру старинного шелкового пути охватывает десятки стран и разжигает аппетиты с учетом обещанных инвестиций в триллион долларов.

«Ледяной шелковый путь»

Так, 14 мая Владимир Путин оказался в первом ряду 28 лидеров, которых пригласили 14 мая в Пекин на саммит по проекту «Один пояс — один путь». «Многие прежние модели и факторы экономического развития практически исчерпаны, во многих странах кризис переживает и концепция социального государства, сложившаяся в XX веке, — заявил он с трибуны. — Сегодня она не только не способна обеспечить устойчивый рост благосостояния, но порой и удерживать его на прежнем уровне. (…) Протекционизм становится нормой, а его скрытыми формами являются односторонние нелегитимные ограничения, в том числе, на поставку и распространение технологий».

В 2014 году на фоне европейских и американских санкций, которые были введены в ответ на аннексию Крыма и вооруженный конфликт на востоке Украины, Владимир Путин повернулся в сторону китайских соседей в надежде не только выйти из изоляции, но и найти альтернативу для западных рынков. Пришедший к власти в конце 2012 года Си Цзиньпин в свою очередь тоже столкнулся с американской критикой и сделал Россию целью своего первого государственного визита. С тех пор лидеры провели 22 двухсторонние встречи в разных форматах.

«Публичные демонстрации важны для китайской и российской внешней политики, где символике отводится очень большая роль, однако на практике переговоры могут затянуться надолго и не дать конкретных результатов», — подчеркивает эксперт по Азии из московского Центра Карнеги Александр Габуев. В России проект века китайских друзей вызывает в равной степени интерес и тревогу. На бумаге, новые шелковые пути Пекина нацелены прежде всего на страны Средней Азии. Главный наземный маршрут, который должен связать три китайских региона с Европой, проходит через Киргизстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Иран и Турцию.

Еще один путь идет через Казахстан и Каспийское море. Третий подключает Россию, но лишь на небольшом участке. Намеченный еще давно проект скоростного железнодорожного сообщения между Москвой и Пекином (столицы разделяет расстояние в 7 000 километров) пока что не сильно продвинулся вперед. Первый отрезок Москва-Казань (800 км), по поводу которого до сих пор идет экспертиза, увидит свет не раньше декабря 2021 года…

Остается Северный морской путь, который идет через Арктику, куда Россия вкладывает все больше средств. Он позволяет срезать маршрут на 3 000 км и, следовательно, уменьшить время транспортировки грузов из Шанхая в Роттердам по сравнению с маршрутом через Суэцкий канал. Этот «Ледяной шелковый путь», как его называют китайские власти, вызывает немалый интерес у Пекина. «Настроены на совместное развитие и освоение морских коридоров, прежде всего Северного морского пути, в интересах прокладки Ледяного шелкового пути», — заявил Си Цзиньпин 3 июля «Российской газете».

Красивые слова

В плане инвестиций в рамках «Один пояс — один путь» проекты тоже пробуксовывают. Большие планы в сфере двусторонней торговли (100 миллиардов долларов к 2015 году) так и не были достигнуты (66 миллиардов в 2016 году), а экономическое сотрудничество двух стран по большей части остается ограниченным энергетикой. Потребовалось более десяти лет жестких переговорах о ценах на газ, чтобы, наконец, подписать договор по колоссальному проекту газопровода «Сила Сибири» (4 000 км). Первые поставки российского газа в Китай, который пока что закупается главный образом в Туркменистане, должны начаться в декабре 2019 года, пообещал глава Газпрома Алексей Миллер.

«Инвестиции тормозятся из-за плохой репутации России среди китайских частных инвесторов, нехваткой информации, отсутствием структурных реформ и защиты собственности, постоянным изменением правил игры, падением цен на нефть и санкциями», — объясняет Александр Габуев. Другим препятствием становятся таможенные тарифы (между Китаем и Казахстаном они были снижены). По словам Габуева, «в перспективе возможно подписание соглашения о свободной торговле, но на этот процесс уйдут годы». Несмотря на все красивые слова, отношения Китая и России все еще портит недоверие в связи с наследием прошлого.

Кроме того, большие проекты не исключают риск напряженности. Китайские шелковые пути могут серьезно усилить влияние Пекина в регионе, который Москва считает своей стратегической зоной. Объявленный в 2010 году и торжественно запущенный в мае 2014 года Евразийский экономический союз (Россия, Казахстан и Белоруссия, к которым впоследствии подключились Армения и Киргизстан), задумывался Владимиром Путиным как широкое экономическое, торговое и политическое пространство.

«Усиление китайского влияния — неизбежный процесс, с которым Россия не может ничего сделать, — уверен Александр Габуев. — Как бы то ни было, у двух стран нет никаких территориальных конфликтов. Решение пограничного вопроса в 2004 году стало одним из главных достижений внешней политики Путина за последние 17 лет».

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272764 Изабель Мандро


Россия. Китай. Монголия > Образование, наука > fano.gov.ru, 11 августа 2017 > № 2272193

Завершилась российско-китайская экспедиция по исследованию экономического коридора Китай – Монголия – Россия

В рамках Соглашения о научном сотрудничестве между Байкальским институтом природопользования СО РАН и Институтом географии и природных ресурсов Академии наук Китая была проведена совместная российско-китайская экспедиция в рамках проекта по исследованию перспектив реализации программы экономического коридора Китай – Монголия – Россия.

В экспедиции участвовали специалисты БИП СО РАН, Института географии и природных ресурсов, Северо-Восточного института географии и агроэкологии, Центра международного научного обмена Китайской Академии наук, Пекинского педагогического университета, Университета финансов и экономики Ланьчжоу, а также Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН.

В процессе экспедиции были обсуждены перспективные проекты совместных научных исследований по региональной экономике, основные формы научного сотрудничества (обмен статистической и научной информацией, совместные публикации в российских, китайских и международных изданиях, стажировка научной молодежи по обмену, совместные научные проекты).

Члены экспедиции приняли участие в Международном форуме «Байкал как участок Всемирного природного наследия: 20 лет спустя» и в XII Международной научной конференции «Окружающая среда и устойчивое развитие Монгольского плато и сопредельных территорий».

Также для участников экспедиции были организованы встречи с руководителями Комитета по туризму Министерства экономики Республики Бурятия, Комитета экономического развития и туризма Администрации г.Улан-Удэ и ФГБНУ Бурятский научно-исследовательский институт сельского хозяйства. В ходе встреч обсуждались проблемы развития туризма в Республики Бурятия, социально-экономического развития г.Улан-Удэ, перспективы сотрудничества с КНР, в том числе в сфере инфраструктурного обеспечения международных транспортных и туристических потоков.

Россия. Китай. Монголия > Образование, наука > fano.gov.ru, 11 августа 2017 > № 2272193


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 10 августа 2017 > № 2271761 Игорь Денисов

Почему китайцам запретили обсуждать Путина в соцсетях

Игорь Денисов

История с временным запретом комментировать в китайских соцсетях публикации, где упоминается Путин, интересна с двух точек зрения. Прежде всего, она дает представление о том, что и каким образом контролируется сегодня в китайском интернете. Однако главное – этот сюжет раскрывает важные особенности функционирования китайской политической системы, которая при Си Цзиньпине приобретает новые черты

Механизм и логика китайского контроля над интернетом не так просты, как может показаться на первый взгляд. Список «стоп-слов» и запретных тем постоянно меняется. Варьируются и рекомендации властей, касающиеся контента, – от полного табу на ту или иную тематику до пожеланий «не выпячивать» острые вопросы или на время ограничить их обсуждение в сети.

Цензурные ограничения могут быть постоянными, а могут вводиться временно – в связи с важными мировыми и внутренними событиями либо памятными датами (так, ежегодный пик внимания контролеров интернета приходится на 4 июня, годовщину событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году). Наибольшую строгость интернет-цензура проявляет во время партийных съездов или ежегодных сессий Всекитайского собрания народных представителей.

Во время встречи G20 в Гамбурге в китайском интернете неожиданно появилась новая зона особого контроля – при попытке прокомментировать практически любой популярный пост в социальной сети «Вэйбо», где упоминался Владимир Путин, пользователь сталкивался с блокировкой. На экране появлялась надпись: «Этот пост запрещено комментировать». Кроме того, очень часто отключалась функция репоста – такими публикациями невозможно было поделиться в ленте со своими друзьями.

Китайский образ Путина

Сначала на эту странность обратили внимание пользователи «Вэйбо». Опытным путем им удалось выяснить, что запрет на комментарии касается не всех постов с упоминанием российского президента, а только тех, которые могут широко разойтись по сети. При этом главным было как раз не содержание (оно могло быть совершенно нейтральным и безобидным), а популярность самого публикатора: если у него достаточное количество друзей (более тысячи), то все перепечатки и комментарии к заметкам о Путине на всякий случай блокировались.

Десятого июля об этом написала на своем английском сайте Financial Times, одиннадцатого июля аналогичная статья появилась на китайскоязычном сайте FT. Вывод газеты: действия цензуры стали следствием золотого периода, который переживают сейчас китайско-российские отношения. Как заявил в интервью FT китайский журналист Цай Шэнкунь, Путин стал первым зарубежным лидером, который получил привилегию быть защищенным от критики в китайском интернете. Обычно такая защита распространяется лишь на высших руководителей КНР.

Однако эта версия была опровергнута очень быстро: уже ко времени публикации статьи запрет на комментирование любых записей, связанных с Путиным, был снят так же неожиданно, как введен. Можно обратить внимание и на то, что запрещались не сами публикации, а их дальнейшее распространение. Кроме того, не очень понятно, какую критику в адрес президента России могли ожидать контролеры китайского интернета.

Путин для китайской аудитории герой безусловно положительный, в соцсетях есть несколько пабликов китайских фанатов президента РФ, которые наперебой публикуют его высказывания, – особенно привлекает жесткая внешнеполитическая риторика, популярны и фотографии. При этом в комментариях нередко звучат слова восхищения физической формой президента и его близостью к народу. Стоит привести список наиболее популярных путинских тегов (или тем – в терминологии «Вэйбо»): «Я и идеальный мужчина Путин», «Крутой парень Путин», «Великий государь Путин».

Образ Путина столь авторитетен, что китайские интернет-полемисты нередко приписывают ему нужные для себя высказывания. Так, в разгар территориальных споров Китая с Японией по поводу островов Дяоюйдао в сети появилась придуманная путинская цитата: «У России нет лишней земли, в территориальных спорах не может быть переговоров, а только война!». Сейчас эта и другие псевдоцитаты, приписываемые Путину, вновь в ходу в связи с обострением обстановки на стыке границ Китая, Индии и Бутана.

Так или иначе, сразу же после окончания июльского саммита G20 любые новые записи, где содержалось слово «Путин», можно было свободно комментировать и широко распространять. Следовательно, если в запрете и была какая-то логика, то она связана не с китайско-российскими отношениями и даже не с личностью самого президента России, а с тем, что происходило в Гамбурге.

В пользу этой версии говорит то, что достаточно критические статьи по поводу отношений с Россией никак не цензурировались ни до, ни во время, ни после «особого периода» 7–8 июля. Если догадки Financial Times по поводу блокировки комментариев очень быстро были вычищены цензурой (об этом говорят данные Центра изучения журналистики и массмедиа Гонконгского университета, который занимается мониторингом китайского интернета), то, например, статья на китайском сайте FT о современной внешней политике КНР известного китайского политолога Дэн Юйвэня спокойно присутствует в соцсетях, в блогах и на некоторых информационных порталах в самом Китае. Хотя в ней содержится не просто мягкая критика действий Пекина на российском направлении, а призыв к полному отказу от близких отношений с Москвой.

Разрешенная критика

Есть смысл подробнее остановиться на этой публикации, чтобы понять уровень допустимого при обсуждении как вопросов внешней политики в целом, так и более узкой темы – отношений Китая с Россией. Дэн Юйвэня можно отнести к праволиберальному спектру китайской политической мысли, но его никак нельзя назвать диссидентом или несистемным интеллектуалом. Относительно недавно ученый занимал официальный пост в Центральной партийной школе КПК (до 2013 года Дэн был заместителем главного редактора печатного органа ЦПШ – газеты «Сюэси шибао»).

Любопытно, что, работая в цитадели подготовки партийных кадров, Дэн Юйвэнь не был коммунистом, он член одной из «демократических партий» – Революционного комитета Гоминьдана и даже входит в одну из комиссий Центрального комитета РКГ. Дэн Юйвэнь также числится старшим научным сотрудником одного из китайских мозговых трестов – Института Чахар; The Charhar Institute), сотрудничает с ведущими китайскими и зарубежными СМИ.

В статье для китайского сайта Financial Times Дэн Юйвэнь пишет о необходимости реформирования китайской внешней политики, и в этом плане он мало отличается от других китайских специалистов по международным отношениям, которые не перестают обсуждать, каким образом растущий Китай должен проявлять себя в ближайшей периферии и в глобальном масштабе. Вся разница в выстраивании приоритетов и в радикальности предложений. Дэн Юйвэнь в начале своей статьи пишет о том, что он выступает за системные изменения как дипломатического мышления, так и дипломатической практики. Пока, по словам эксперта, китайская дипломатия в ее нынешнем виде приводит лишь к тому, что в мире Китай «боятся, но не уважают».

Предложения Дэн Юйвэня по поводу России просты и как раз очень радикальны – Китаю необходимо отказаться от «отношений квазисоюза» и избегать излишней близости с Россией. Автор замечает, что в новую и новейшую историю два государства оказали особенно сильное влияние на Китай – это США и Россия, однако американское влияние было «активным и позитивным», а российское – «пассивным и негативным». Дэн Юйвэнь, не исключая общности интересов Москвы и Пекина на тактической основе, предостерегает от того, чтобы сближение с Россией приобрело характер стратегии, а создаваемый союз или квазисоюз были направлены на противостояние США.

Дэн Юйвэнь приводит целый перечень претензий к России. Во-первых, по его оценкам, в двусторонних отношениях Москва по-прежнему пытается играть ведущую роль. Во-вторых, Россия изо всех сил стремится сдерживать КНР, что проявляется, например, в Шанхайской организации сотрудничества. Россия настойчиво втягивала в ШОС Индию, чей интерес к организации был небольшим. Эти усилия Россия предпринимала именно с целью сдерживания КНР.

Однако главную опасность для Китая Дэн Юйвэнь видит в нынешних конфликтных отношениях России с Западом. Противоречия России с США и Евросоюзом сильнее, чем противоречия Китая с этими мировыми игроками, и в такой ситуации китайско-российский союз может легко превратить Китай в пешку в российской конфронтации с Западом. Общие интересы Китая и России не идут ни в какое сравнение с общими интересами Китая и США, поэтому с точки зрения стратегических интересов Китая заключение квазисоюза с Россией имеет больше минусов, чем плюсов, полагает Дэн Юйвэнь.

У Дэн Юйвэня есть единомышленники, хотя его взгляды, безусловно, не относятся к мейнстриму, тем более их нельзя отождествлять с официальной позицией.

Между тем некоторые тревожные нотки по поводу опасности втягивания Пекина в противостояние России и Запада в последнее время звучат все чаще, причем из уст более авторитетных и статусных экспертов. Часть экспертов считает, что Россия все больше маргинализируется в мировой экономике и такой партнер вряд ли интересен для Китая. Другие обращают внимание на двойственность положения стратегического партнера – признавая сохранение роли Москвы в международных делах, эксперты обращают внимание на риски, связанные, как они пишут, с «ослаблением России». Для нашей темы важно другое – что такие мнения властями не подавлялись раньше и сейчас они не являются заботой идеологических цензоров.

Всегда на первом плане

Ссылку на статью Дэн Юйвэня Financial Times давала в своем аккаунте в «Вэйбо» трижды – сначала в три часа ночи в понедельник 3 июля, в тот же день в 17:25 (прайм-тайм – когда китайцы пролистывают свои гаджеты, готовясь к ужину) и потом повтором в субботу 8 июля в 20:00 (как лучший материал недели). Ни одна из этих публикаций не была заблокирована, функции репоста и комментирования также не отключались. Вряд ли это произошло из-за невнимательности администрации «Вэйбо» и цензурных органов. Ведь распространял статью не просто зарубежный аккаунт, но и очень авторитетный – у Financial Times в «Вэйбо» 1,5 млн подписчиков. А при блокировке комментариев к постам про Путина 7–8 июля контрольная планка была куда ниже – всего тысяча подписчиков.

Опрос китайских экспертов показал, что ясности по поводу действий цензуры во время саммита «двадцатки» у них нет. Один из авторитетных международников сказал мне, что не стоит даже задумываться над логикой действий китайской бюрократической машины: «Сегодня им показалось, что есть какая-то опасность нежелательного контента, связанного с Путиным, потом увидели, что ничего не происходит, и отказались от запрета на комментарии и репосты».

Некоторые эксперты согласились с тем, что блокировка нежелательных комментариев свидетельствует о высоком уровне китайско-российского взаимодействия и особом характере партнерства двух стран, показывает желание Пекина не навредить двусторонним отношениям. Правда, они не могли объяснить, почему вспышка интереса цензуры к публикациям о Путине была столь кратковременной и точно совпала с саммитом «двадцатки».

Ранее несколько источников, осведомленных о практике контроля над интернетом, рассказывали, что китайские интернет-СМИ получили указание блокировать личные нападки на российского президента. Что стоит за этим указанием и было ли оно, сказать трудно, но директива вряд ли объясняет описанную ситуацию. Два дня в июле блокировались не нападки, а просто сама информация о персоне, вернее, ее широкое присутствие в сети.

Кажется, это и подводит нас к разгадке. Просмотр номеров главной партийной газеты «Жэньминь жибао» показал, что за все время гамбургского саммита Путин упоминался в издании только один раз – в сообщении о неформальной встрече группы БРИКС, которая прошла на полях «двадцатки» под председательством Си Цзиньпина.

На страницах «Жэньминь жибао» полностью отсутствовала одна тема, которая в начале июля была в центре внимания российской и мировой прессы. Речь идет о первой встрече Владимира Путина и Дональда Трампа. Китайская «газета номер один» полностью проигнорировала ее – в дни работы G20 не было ни малейшего упоминания о переговорах президентов России и США. Не было даже краткой информационной заметки, чего уж говорить про развернутые комментарии.

Похоже, именно на то, чтобы увести из центра внимания аудитории тему российско-американских переговоров, и были направлены нелогичные на первый взгляд действия китайских цензоров. Можно предположить, почему это делалось. В год партийного съезда при комментировании любых внутренних и международных событий в фокусе внимания должен быть Си Цзиньпин, который по концентрации власти превзошел двух своих предшественников – Ху Цзиньтао и Цзян Цзэминя.

Об особенностях китайских репортажей о работе Форума международного сотрудничества «Один пояс – один путь» мы уже писали. Планируя тактику медиареагирования для «двадцатки», китайские органы пропаганды справедливо предположили, какая тема будет носить наиболее яркий и сенсационный характер, и сделали все возможное, чтобы переговоры Путина и Трампа ни в коем случае не затмили участие председателя КНР в заседаниях G20.

Чувствительность ко всему, что связано с «ядром» китайской политической машины – Си Цзиньпином, – возросла многократно. В Китае не поняли, почему российские СМИ стали смаковать минутное опоздание китайской делегации на переговоры Путина и Си Цзиньпина в Астане на полях саммита ШОС. Тогда в зале для переговоров некоторое время Китай был представлен лишь самим Си Цзиньпином и главой его секретариата Дин Сюэсяном. Шуточное обращение Путина к Си Цзиньпину – «Один боец!» – напугало китайских цензоров. Было сделано все, чтобы остановить распространение ролика в китайской сети, убирались и все текстовые пересказы этого эпизода, а также появившиеся интернет-мемы и популярные комментарии: «изолирован», «как одиноко», «один ведет бой». Лидер, в важный момент оставленный соратниками, не лучшая картинка для образа Си Цзиньпина как сильного руководителя.

На сайте китайского Центрального телевидения по итогам визитов Си Цзиньпина в Россию и Германию появился любопытный документ, в котором методично перечисляется, как внимательно телевизионщики сообщали о важных встречах и заявлениях председателя. Это больше похоже на официальный отчет, который, видимо, и раньше посылался в вышестоящие инстанции, но теперь такое время, что о лояльности лидеру требуется заявлять открыто и громко.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 10 августа 2017 > № 2271761 Игорь Денисов


Китай. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271055 Игорь Денисов

Почему китайцам запретили обсуждать Путина в соцсетях

Игорь Денисов, Carnegie Moscow Center, Россия

Механизм и логика китайского контроля над интернетом не так просты, как может показаться на первый взгляд. Список «стоп-слов» и запретных тем постоянно меняется. Варьируются и рекомендации властей, касающиеся контента, — от полного табу на ту или иную тематику до пожеланий «не выпячивать» острые вопросы или на время ограничить их обсуждение в сети.

Цензурные ограничения могут быть постоянными, а могут вводиться временно — в связи с важными мировыми и внутренними событиями либо памятными датами (так, ежегодный пик внимания контролеров интернета приходится на 4 июня, годовщину событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году). Наибольшую строгость интернет-цензура проявляет во время партийных съездов или ежегодных сессий Всекитайского собрания народных представителей.

Во время встречи G20 в Гамбурге в китайском интернете неожиданно появилась новая зона особого контроля — при попытке прокомментировать практически любой популярный пост в социальной сети «Вэйбо» (新浪微博), где упоминался Владимир Путин, пользователь сталкивался с блокировкой. На экране появлялась надпись: «Этот пост запрещено комментировать» (此条微博禁止评论). Кроме того, очень часто отключалась функция репоста — такими публикациями невозможно было поделиться в ленте со своими друзьями.

Китайский образ Путина

Сначала на эту странность обратили внимание пользователи «Вэйбо». Опытным путем им удалось выяснить, что запрет на комментарии касается не всех постов с упоминанием российского президента, а только тех, которые могут широко разойтись по сети. При этом главным было как раз не содержание (оно могло быть совершенно нейтральным и безобидным), а популярность самого публикатора: если у него достаточное количество друзей (более тысячи), то все перепечатки и комментарии к заметкам о Путине на всякий случай блокировались.

Десятого июля об этом написала на своем английском сайте Financial Times, одиннадцатого июля аналогичная статья появилась на китайскоязычном сайте FT. Вывод газеты: действия цензуры стали следствием золотого периода, который переживают сейчас китайско-российские отношения. Как заявил в интервью FT китайский журналист Цай Шэнкунь (蔡慎坤), Путин стал первым зарубежным лидером, который получил привилегию быть защищенным от критики в китайском интернете. Обычно такая защита распространяется лишь на высших руководителей КНР.

Однако эта версия была опровергнута очень быстро: уже ко времени публикации статьи запрет на комментирование любых записей, связанных с Путиным, был снят так же неожиданно, как введен. Можно обратить внимание и на то, что запрещались не сами публикации, а их дальнейшее распространение. Кроме того, не очень понятно, какую критику в адрес президента России могли ожидать контролеры китайского интернета.

Путин для китайской аудитории герой безусловно положительный, в соцсетях есть несколько пабликов китайских фанатов президента РФ, которые наперебой публикуют его высказывания, — особенно привлекает жесткая внешнеполитическая риторика, популярны и фотографии. При этом в комментариях нередко звучат слова восхищения физической формой президента и его близостью к народу. Стоит привести список наиболее популярных путинских тегов (или тем (话题) — в терминологии «Вэйбо»): «Я и идеальный мужчина Путин» (#我和男神普京#), «Крутой парень Путин» (#硬汉普京#), «Великий государь Путин» (#普京大帝#).

Образ Путина столь авторитетен, что китайские интернет-полемисты нередко приписывают ему нужные для себя высказывания. Так, в разгар территориальных споров Китая с Японией по поводу островов Дяоюйдао в сети появилась придуманная путинская цитата: «У России нет лишней земли, в территориальных спорах не может быть переговоров, а только война!» (俄罗斯没有一寸土地是多余的!领土争端没有谈判?只有战争?). Сейчас эта и другие псевдоцитаты, приписываемые Путину, вновь в ходу в связи с обострением обстановки на стыке границ Китая, Индии и Бутана.

Так или иначе, сразу же после окончания июльского саммита G20 любые новые записи, где содержалось слово «Путин», можно было свободно комментировать и широко распространять. Следовательно, если в запрете и была какая-то логика, то она связана не с китайско-российскими отношениями и даже не с личностью самого президента России, а с тем, что происходило в Гамбурге.

В пользу этой версии говорит то, что достаточно критические статьи по поводу отношений с Россией никак не цензурировались ни до, ни во время, ни после «особого периода» 7-8 июля. Если догадки Financial Times по поводу блокировки комментариев очень быстро были вычищены цензурой (об этом говорят данные Центра изучения журналистики и массмедиа Гонконгского университета, который занимается мониторингом китайского интернета), то, например, статья на китайском сайте FT о современной внешней политике КНР известного китайского политолога Дэн Юйвэня (邓聿文) спокойно присутствует в соцсетях, в блогах и на некоторых информационных порталах в самом Китае. Хотя в ней содержится не просто мягкая критика действий Пекина на российском направлении, а призыв к полному отказу от близких отношений с Москвой.

Разрешенная критика

Есть смысл подробнее остановиться на этой публикации, чтобы понять уровень допустимого при обсуждении как вопросов внешней политики в целом, так и более узкой темы — отношений Китая с Россией. Дэн Юйвэня можно отнести к праволиберальному спектру китайской политической мысли, но его никак нельзя назвать диссидентом или несистемным интеллектуалом. Относительно недавно ученый занимал официальный пост в Центральной партийной школе КПК (до 2013 года Дэн был заместителем главного редактора печатного органа ЦПШ — газеты «Сюэси шибао», 学习时报).

Любопытно, что, работая в цитадели подготовки партийных кадров, Дэн Юйвэнь не был коммунистом, он член одной из «демократических партий» — Революционного комитета Гоминьдана и даже входит в одну из комиссий Центрального комитета РКГ. Дэн Юйвэнь также числится старшим научным сотрудником одного из китайских мозговых трестов — Института Чахар (察哈尔学会; The Charhar Institute), сотрудничает с ведущими китайскими и зарубежными СМИ.

В статье для китайского сайта Financial Times Дэн Юйвэнь пишет о необходимости реформирования китайской внешней политики, и в этом плане он мало отличается от других китайских специалистов по международным отношениям, которые не перестают обсуждать, каким образом растущий Китай должен проявлять себя в ближайшей периферии и в глобальном масштабе. Вся разница в выстраивании приоритетов и в радикальности предложений. Дэн Юйвэнь в начале своей статьи пишет о том, что он выступает за системные изменения как дипломатического мышления, так и дипломатической практики. Пока, по словам эксперта, китайская дипломатия в ее нынешнем виде приводит лишь к тому, что в мире Китай «боятся, но не уважают» (畏而不敬).

Предложения Дэн Юйвэня по поводу России просты и как раз очень радикальны — Китаю необходимо отказаться от «отношений квазисоюза» (准同盟关系) и избегать излишней близости с Россией. Автор замечает, что в новую и новейшую историю два государства оказали особенно сильное влияние на Китай — это США и Россия, однако американское влияние было «активным и позитивным», а российское — «пассивным и негативным». Дэн Юйвэнь, не исключая общности интересов Москвы и Пекина на тактической основе, предостерегает от того, чтобы сближение с Россией приобрело характер стратегии, а создаваемый союз или квазисоюз были направлены на противостояние США.

Дэн Юйвэнь приводит целый перечень претензий к России. Во-первых, по его оценкам, в двусторонних отношениях Москва по-прежнему пытается играть ведущую роль. Во-вторых, Россия изо всех сил стремится сдерживать КНР, что проявляется, например, в Шанхайской организации сотрудничества. Россия настойчиво втягивала в ШОС Индию, чей интерес к организации был небольшим. Эти усилия Россия предпринимала именно с целью сдерживания КНР.

Однако главную опасность для Китая Дэн Юйвэнь видит в нынешних конфликтных отношениях России с Западом. Противоречия России с США и Евросоюзом сильнее, чем противоречия Китая с этими мировыми игроками, и в такой ситуации китайско-российский союз может легко превратить Китай в пешку в российской конфронтации с Западом. Общие интересы Китая и России не идут ни в какое сравнение с общими интересами Китая и США, поэтому с точки зрения стратегических интересов Китая заключение квазисоюза с Россией имеет больше минусов, чем плюсов, полагает Дэн Юйвэнь.

У Дэн Юйвэня есть единомышленники, хотя его взгляды, безусловно, не относятся к мейнстриму, тем более их нельзя отождествлять с официальной позицией.

Между тем некоторые тревожные нотки по поводу опасности втягивания Пекина в противостояние России и Запада в последнее время звучат все чаще, причем из уст более авторитетных и статусных экспертов. Часть экспертов считает, что Россия все больше маргинализируется в мировой экономике и такой партнер вряд ли интересен для Китая. Другие обращают внимание на двойственность положения стратегического партнера — признавая сохранение роли Москвы в международных делах, эксперты обращают внимание на риски, связанные, как они пишут, с «ослаблением России». Для нашей темы важно другое — что такие мнения властями не подавлялись раньше и сейчас они не являются заботой идеологических цензоров.

Всегда на первом плане

Ссылку на статью Дэн Юйвэня Financial Times давала в своем аккаунте в «Вэйбо» трижды — сначала в три часа ночи в понедельник 3 июля, в тот же день в 17:25 (прайм-тайм — когда китайцы пролистывают свои гаджеты, готовясь к ужину) и потом повтором в субботу 8 июля в 20:00 (как лучший материал недели). Ни одна из этих публикаций не была заблокирована, функции репоста и комментирования также не отключались. Вряд ли это произошло из-за невнимательности администрации «Вэйбо» и цензурных органов. Ведь распространял статью не просто зарубежный аккаунт, но и очень авторитетный — у Financial Times в «Вэйбо» 1,5 млн подписчиков. А при блокировке комментариев к постам про Путина 7-8 июля контрольная планка была куда ниже — всего тысяча подписчиков.

Опрос китайских экспертов показал, что ясности по поводу действий цензуры во время саммита «двадцатки» у них нет. Один из авторитетных международников сказал мне, что не стоит даже задумываться над логикой действий китайской бюрократической машины: «Сегодня им показалось, что есть какая-то опасность нежелательного контента, связанного с Путиным, потом увидели, что ничего не происходит, и отказались от запрета на комментарии и репосты».

Некоторые эксперты согласились с тем, что блокировка нежелательных комментариев свидетельствует о высоком уровне китайско-российского взаимодействия и особом характере партнерства двух стран, показывает желание Пекина не навредить двусторонним отношениям. Правда, они не могли объяснить, почему вспышка интереса цензуры к публикациям о Путине была столь кратковременной и точно совпала с саммитом «двадцатки».

Ранее несколько источников, осведомленных о практике контроля над интернетом, рассказывали, что китайские интернет-СМИ получили указание блокировать личные нападки на российского президента. Что стоит за этим указанием и было ли оно, сказать трудно, но директива вряд ли объясняет описанную ситуацию. Два дня в июле блокировались не нападки, а просто сама информация о персоне, вернее, ее широкое присутствие в сети.

Кажется, это и подводит нас к разгадке. Просмотр номеров главной партийной газеты «Жэньминь жибао» показал, что за все время гамбургского саммита Путин упоминался в издании только один раз — в сообщении о неформальной встрече группы БРИКС, которая прошла на полях «двадцатки» под председательством Си Цзиньпина.

На страницах «Жэньминь жибао» полностью отсутствовала одна тема, которая в начале июля была в центре внимания российской и мировой прессы. Речь идет о первой встрече Владимира Путина и Дональда Трампа. Китайская «газета номер один» полностью проигнорировала ее — в дни работы G20 не было ни малейшего упоминания о переговорах президентов России и США. Не было даже краткой информационной заметки, чего уж говорить про развернутые комментарии.

Похоже, именно на то, чтобы увести из центра внимания аудитории тему российско-американских переговоров, и были направлены нелогичные на первый взгляд действия китайских цензоров. Можно предположить, почему это делалось. В год партийного съезда при комментировании любых внутренних и международных событий в фокусе внимания должен быть Си Цзиньпин, который по концентрации власти превзошел двух своих предшественников — Ху Цзиньтао и Цзян Цзэминя.

Об особенностях китайских репортажей о работе Форума международного сотрудничества «Один пояс — один путь» мы уже писали. Планируя тактику медиареагирования для «двадцатки», китайские органы пропаганды справедливо предположили, какая тема будет носить наиболее яркий и сенсационный характер, и сделали все возможное, чтобы переговоры Путина и Трампа ни в коем случае не затмили участие председателя КНР в заседаниях G20.

Чувствительность ко всему, что связано с «ядром» китайской политической машины — Си Цзиньпином, — возросла многократно. В Китае не поняли, почему российские СМИ стали смаковать минутное опоздание китайской делегации на переговоры Путина и Си Цзиньпина в Астане на полях саммита ШОС. Тогда в зале для переговоров некоторое время Китай был представлен лишь самим Си Цзиньпином и главой его секретариата Дин Сюэсяном (丁薛祥). Шуточное обращение Путина к Си Цзиньпину — «Один боец!» — напугало китайских цензоров. Было сделано все, чтобы остановить распространение ролика в китайской сети, убирались и все текстовые пересказы этого эпизода, а также появившиеся интернет-мемы и популярные комментарии: «изолирован», «как одиноко», «один ведет бой» (被孤立, 好孤独, 一人作战). Лидер, в важный момент оставленный соратниками, не лучшая картинка для образа Си Цзиньпина как сильного руководителя.

На сайте китайского Центрального телевидения по итогам визитов Си Цзиньпина в Россию и Германию появился любопытный документ, в котором методично перечисляется, как внимательно телевизионщики сообщали о важных встречах и заявлениях председателя. Это больше похоже на официальный отчет, который, видимо, и раньше посылался в вышестоящие инстанции, но теперь такое время, что о лояльности лидеру требуется заявлять открыто и громко.

Китай. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 августа 2017 > № 2271055 Игорь Денисов


Узбекистан. СНГ. Китай. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 9 августа 2017 > № 2271932 Бахтиер Эргашев

Узбекистан не вступит в ЕАЭС, но может рассмотреть зону свободной торговли – эксперт

После прихода к власти в Узбекистане Шавката Мирзиёева в 2016 г. эксперты о трансформации внешнеполитического курса страны. Высказываются и предположения о расширении сотрудничества Узбекистана с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и более того – вступлении республики в его состав. «Евразия.Эксперт» поговорил с заместителем директора по геокультуре и геоэкономике Средней и Центральной Азии Центра традиционных культур (Узбекистан) Бахтиёром Эргашевым. Действительно ли Узбекистан присматривается к ЕАЭС? Какие приоритеты на самом деле диктуют внешнюю политику Ташкента?

- Бахтиер Исмаилович, бывший президент Узбекистана Ислам Каримов стремился сохранять внеблоковый статус страны в годы своего президентства. На Ваш взгляд, Шавкат Мирзиёев намерен продолжать эту политику или готов рассмотреть более тесное сотрудничество с Евразийским экономическим союзом?

- Внешняя политика Узбекистана в период после обретения государственной независимости основывалась на двух базовых принципах. Первый принцип – это сбалансированная равноудаленность от мировых центров сил. Второй – отказ от участия в многосторонних интеграционных объединениях и упор на двусторонние связи (военно-технические, экономические и другие).

Эти принципы закреплены в Концепции внешней политики, утвержденной парламентом страны в 2012 г. В Концепции закреплены положения о том, что Узбекистан имеет внеблоковый статус, не будет входить в военно-политические блоки, не будет размещать на своей территории иностранные военные базы, а узбекские военнослужащие не будут участвовать в военных операциях за рубежом.

Участившиеся после кончины первого президента Узбекистана Ислама Каримова в сентябре 2016 г. и прихода к власти президента Шавката Мирзиёева домыслы различных экспертов и СМИ о том, что с приходом нового президента возможна смена приоритетов и принципов внешней политики Узбекистана, были пресечены четким и однозначным заявлением министра иностранных дел Абдулазиза Камилова о том, что «Узбекистан не будет вступать в ОДКБ и Евразийское экономическое сообщество» в июле этого года.

- Теоретически какой положительный эффект для экономики Узбекистана могло бы дать вступление в ЕАЭС?

- Несомненно, в силу наличия серьезных торгово-экономических связей Узбекистана со странами ЕАЭС, вступление (гипотетическое) создаст определенные возможности для страны, в частности, возможности свободного перетока рабочей силы в рамках ЕАЭС. Это довольно значимо для Узбекистана, который является страной-источником трудовой миграции, в то время как Россия и Казахстан являются двумя основными странами-реципиентами рабочей силы из Узбекистана.

Важным преимуществом может стать выравнивание для узбекских производителей условий поставок продукции в рамках экономического пространства, что повысит конкурентоспособность узбекской продукции на территории стран ЕАЭС. Есть еще ряд преимуществ, которые могут получить узбекские граждане и бизнес в рамках ЕАЭС, где предусматривается формирование единого рынка труда, капиталов.

- Какие экономические риски несет в себе вступления в ЕАЭС?

- Риски связаны, прежде всего, с тем, что Узбекистан, реализуя собственную модель экономических реформ, ориентируется на реализацию политики стимулирования собственного производства, обеспечивая жесткий протекционистский таможенно-тарифный режим. Защита внутреннего рынка и отечественного производителя – это приоритет.

Модели экономического развития России и Казахстана в корне отличаются от узбекской. Россия и Казахстан являются членами ВТО [Всемирная торговая организация – прим. «ЕЭ»], а Узбекистан даже в долгосрочной перспективе не ставит целью вхождение в ВТО.

В этих условиях нужны сильные экономические резоны, которые стимулировали бы Узбекистан на вхождение в ЕАЭС, на кардинальную смену модели экономического развития.

Кроме того, необходим учет и политических нюансов. Узбекистан не готов к вступлению в интеграционные объединения, которые предполагают передачу на наднациональный уровень части своих суверенных полномочий (в частности, касающихся полномочий по регулированию таможенно-тарифных вопросов).

Поэтому в силу экономических и политических причин, вхождение Узбекистана в ЕАЭС в среднесрочной перспективе даже не обсуждается.

При этом стоит отметить, что осторожное отношение к интеграционным инициативам распространяется и на другие форматы, предлагаемые внешними игроками. Узбекистан, например, не согласен на участие в создании зоны свободной торговли Шанхайской организации сотрудничества, которая является китайским проектом и направлена на обеспечение экономического доминирования Китая в зоне ШОС. Узбекистан на сегодня – единственная страна-член ШОС, которая ясно и недвусмысленно выступила против этого проекта. Остальные страны-члены ШОС не хотят портить отношения с КНР и сохраняют нейтрально-выжидательную позицию, ждут, чем закончится спор между Китаем и Узбекистаном.

Узбекистан подписал Договор о присоединении к зоне свободной торговли СНГ. При этом все члены ЕАЭС являются одновременно членами СНГ. На сегодняшний день система взаимных преференций, о которых договорились при присоединении Узбекистана к зоне свободной торговли СНГ, вполне устраивает Узбекистан.

- Основными партнерами Узбекистана, входящими в ЕАЭС, являются Россия и Казахстан. Как могут измениться торгово-экономические отношения Узбекистана с этими странами в результате вступления в ЕАЭС, и есть ли потенциал для расширения сотрудничества?

- Результаты государственных визитов президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Казахстан в марте 2017 г. и в Россию в апреле 2017 г., подписанные торгово-экономические, инвестиционные соглашения стали новым этапом в развитии двухсторонних отношений. Они показали, что потенциал двухсторонних отношений огромный, и он должен быть реализован. Здесь нужно отметить несколько важных аспектов.

Во-первых, Россия до 2015 г. была крупнейшим внешнеторговым партнером Узбекистана (с 2015 г. на первом месте – Китай). Во-вторых, между Узбекистаном и Россией заключен договор о союзнических отношениях, и Россия и Узбекистан – это военно-политические союзники. Уже это показывает, что у Узбекистана с Россией серьезный фундамент для долгосрочного стратегического сотрудничества.

Россия для Узбекистана может стать серьезным партнером в реализации стратегии экономической модернизации. В ходе визита президента Узбекистана в Москву в апреле 2017 г. было подписано соглашений на сумму свыше $15 млрд. Из них около $11 млрд – это инвестиционные соглашения, когда российские инвестиции будут вложены в проекты в Узбекистане. Это серьезная сумма.

Помимо этого, в Узбекистане реализуется амбициозная программа технологического перевооружения и модернизации предприятий более чем на $30 млрд. Это хорошая возможность для российских производителей самого разного оборудования, так как падение рубля в 2015 г. сделало экспорт российских технологий и оборудования конкурентоспособным по цене с китайским экспортом оборудования и технологий.

Этот фактор может сработать в рамках политики активизации экономических связей между Узбекистаном и Россией. Это выгодно обеим сторонам: Узбекистану нужно снижать зависимость от сложившегося перекоса в сторону Китая на поставку оборудования и технологий, а России – наращивать несырьевой экспорт.

Постепенно увеличивается экспорт узбекской продукции на рынки России, при этом в физических объемах он превышает узбекский экспорт в Китай. Поэтому экономическое сотрудничество между двумя странами имеет серьезный потенциал для дальнейшего роста.

Еще один момент – Россия остается серьезным и наиболее значимым партнером Узбекистана в решении военно-технических вопросов. Узбекская армия почти полностью оснащена советским или российским оружием. Накануне визита в Москву в апреле президент Шавкат Мирзиёев подписал закон о ратификации договора о военно-техническом сотрудничестве между Узбекистаном и Россией. Поэтому это направление было и остается серьезным аспектом взаимоотношений двух стран.

Важнейшей задачей на перспективу является необходимость диверсификации сложившейся за десятилетия структуры взаимной торговли.

Как сложилась много лет назад ситуация «текстиль и фрукты в обмен на лес и черный метал», так во многом она сохраняется и сегодня. Такая структура внешнеторгового оборота между нашими странами не может устроить ни Узбекистан, ни Россию. Но в целом можно сказать, что в отношениях между двумя странами нет непримиримых противоречий и конфликтных вопросов, которые бы мешали развитию стратегического сотрудничества двух стран в средней и долгосрочной перспективе.

- Какова ситуация в сотрудничестве Узбекистана с Казахстаном?

- Казахстан и Узбекистан являются крупнейшими торговыми партнерами в Центральной Азии. В 2015 г. взаимный товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном составил около $2 млрд, однако в ближайшем будущем страны намерены довести этот показатель до $5 млрд. Казахстан стабильно занимает третье место в списке основных внешнеторговых партнеров Узбекистана после Китая и России.

Но если рассмотреть структуру этого товарооборота, то опять получается не очень радужная картина. Уже многие годы основными статьями экспорта Узбекистана в Казахстан остаются природный газ, хлопковое волокно, удобрения, плодоовощная продукция. А из Казахстана экспортируются в основном зерно и мука, а также черные и цветные металлы. Важнейшей задачей на среднесрочную перспективу здесь так же, как и во внешней торговле Узбекистана и России, является диверсификация структуры внешней торговли между двумя странами.

Ключевым пунктом сегодня являются вопросы совершенствования торгово-экономической и инвестиционной политики между Узбекистаном и Казахстаном, которые должны включать в себя поиск новых форматов более глубоких экономических связей, в частности через создание условий для формирования новых несырьевых производств, цепочек добавленной стоимости в том же автопроме.

Существует понимание необходимости выработки новых подходов. Подписанное в сентябре 2016 г. соглашение об основных направлениях торгово-экономического сотрудничества между Узбекистаном и Казахстаном ориентировано на создание совместных торговых домов для реализации продукции нефтехимической, машиностроительной, электротехнической, фармацевтической отраслей. Серьезный потенциал имеет создание совместных предприятий по переработке и экспорту в третьи страны плодоовощной продукции.

На сегодняшний день уже реализованы проекты по наладке совместного производства легковых автомобилей, автобусов и грузовой автотехники между казахстанскими и узбекистанскими предприятиями «GM Uzbekistan», «СамАвто» и «Азия-Авто».

При этом понятно, что создание совместных автомобильных производств в Казахстане – это попытка узбекских автопроизводителей обойти ограничения на экспорт узбекских легковых автомобилей в рамках ЕАЭС, которые связаны с уровнем локализации производства легковых автомобилей. В результате этих ограничений в прошлом году произошел обвал экспортных поставок наших легковых автомобилей в Россию и Казахстан. Новые совместные предприятия в Казахстане должны позволить «GM Uzbekistan» в более льготном режиме производить и продавать свои автомобили на пространстве ЕАЭС.

- Насколько региональные противоречия в отношениях с соседями-членами ЕАЭС способны затруднить развитие сотрудничества Узбекистана с ЕАЭС?

- Из стран-соседей Узбекистана по Центральной Азии только Казахстан и Кыргызстан являются членами ЕАЭС. С Казахстаном у Узбекистана нет принципиальных разногласий ни в политическом, ни в экономическом аспектах. Экономики двух стран взаимодополняемы, почти ни в одной отрасли мы не являемся конкурентами на мировом рынке. Определенные неурегулированные вопросы есть с Кыргызстаном, в частности, по делимитизации границ. Но на сегодняшний день наблюдается позитивная динамика в решении этого вопроса. Поэтому не стоит говорить, что есть неурегулированные вопросы во взаимоотношениях с соседями-странами Центральной Азии.

- Какой формат взаимодействия Узбекистана и ЕАЭС может быть более подходящим?

- Вопрос острожного отношения Узбекистана к процессам интеграции на постсоветском пространстве и в частности к ЕАЭС – это вопросы разницы реализуемых экономических политик и моделей развития. И это носит принципиальный характер.

При этом в порядке теоретической дискуссии может быть рассмотрено формирование каких-то форм привилегированного партнерства между ЕАЭС и Узбекистаном.

В условиях, когда Узбекистан не готов к полноправному членству в ЕАЭС, например, можно обсуждать вариант создания зоны свободной торговли между ЕАЭС и Узбекистаном, так как и страны ЕАЭС, и Узбекистан заинтересованы в развитии и углублении торгово-экономических связей друг с другом.

Это может быть интересно и перспективно. Такой формат обсуждений может быть инициирован на фоне того, что на сегодня ЕАЭС ведет переговоры о создании зоны свободной торговли с целым рядом стран, и особенно с учетом того, что в 2019 г. истекает срок преференциальных условий для Узбекистана по отдельным видам товаров в рамках зоны свободной торговли СНГ.

- Вы отметили, что Китай сегодня – крупнейший внешнеторговый партнер Узбекистана. Какова структура этого сотрудничества, и какие есть опасения в отношении него?

- Начиная с 2015 г., Китай стал самым крупным внешнеторговым партнером Узбекистана. Китайские компании активно развивают сотрудничество с узбекским бизнесом, участвуют в реализации крупных проектов, являются крупными поставщиками технологий и оборудования в рамках реализации Узбекистаном стратегии модернизации экономики. Китайские компании участвовали в строительстве Кунградского содового завода, Дехканабадского завода калийных удобрений, модернизации Ангренского угольного разреза. В Узбекистане уже несколько лет действует парк высоких технологий (Свободная экономическая зона «Джизак»), где для китайских компаний созданы льготные условия для развития производств в области микроэлектроники, создания современных средств связи и ряда других.

В ходе визита президента Узбекистана в Китай в мае 2017 г. были подписаны договоры на поставку продукции и инвестиционных соглашений на более чем $22 млрд. Это, несомненно, станет новым толчком для развития узбекско-китайских отношений.

Что касается того, не станет ли экономика Узбекистана зависимой от Китая, его инвестиций и технологий, то такая перспектива существует. Реальность этого сценария подтверждает опыт некоторых соседей Узбекистана по региону.

Но выстраивание определенного баланса в экономическом, инвестиционном и технологическом сотрудничестве с сильными в экономическом отношении державами – это жизненная потребность для любой развивающейся страны. И хотелось бы отметить, что Узбекистан доказал за последние 25 лет, что он умеет (и имеет для этого возможности) диверсифицировать сотрудничество с пулом своих основных внешнеторговых партнеров и не впадать в зависимость от одного из партнеров.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия Эксперт

Узбекистан. СНГ. Китай. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 9 августа 2017 > № 2271932 Бахтиер Эргашев


Казахстан. Китай > Агропром > kapital.kz, 9 августа 2017 > № 2268745

Бизнесмены Казахстана и Китая создадут сельскохозяйственный парк

У РК и провинции Хэнань огромные перспективы сотрудничества в агропромышленном комплексе, считают в Минсельхозе

Меморандумы на несколько десятков миллионов долларов подписали казахстанские и китайские компании в рамках бизнес-форума «Торгово-экономическое сотрудничество Казахстана и провинции Хэнань». В основном они касаются глубокой переработки продукции сельского хозяйства и трансферта технологий в агропромышленный комплекс нашей страны. ТОО «Жаннур-Астана Групп» и партнерами из провинции Хэнань подписано соглашение на сумму 20 млн долларов по созданию сельскохозяйственного парка. Об этом сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz

«Благодаря тесной дружбе глав наших государств мы успешно реализуем совместными усилиями государственную программу «Нурлы жол» и проект «Один пояс, один путь». При этом мы рассматриваем вопрос реализации политики Нового шелкового пути в нескольких аспектах — это и «Зеленый Шелковый путь» и «Водный Шелковый путь» (идущий морским путем). Наконец сегодня была озвучена инициатива по реализации «Воздушного Шелкового пути», — заявила на форуме вице-министр сельского хозяйства РК Гульмира Исаева.

Как отметила Гульмира Исаева, ранее «Жаннур-Астана Групп» уже подписала с китайской компанией «Семеноводческая компания «Тиньян Иньхай» из провинции Хэнань меморандум о сотрудничестве, что позволит создать на территории РК полный цикл обработки зерновых культур, включая трансферт технологий в области семеноводства.

При этом заместитель министра обратила внимание на то, что у Казахстана с Китаем, особенно с провинцией Хэнань, огромные перспективы сотрудничества именно в сфере сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.

«Да, провинция Хэнань — это родина Шаолинь. Но мало кто знает, что Хэнань — это лидер КНР по производству зерновых, масличных культур и кукурузы. И поэтому нам интересно развивать сотрудничество Хэнань именно с точки зрения опыта в сфере аграрного сектора, в области развития переработки сельскохозяйственной продукции. Наша Акмолинская, Актюбинская и Костанайская области — это тоже лидеры Казахстана в сегменте сельского хозяйства. Поэтому основная задача на сегодня — это развивать как раз региональное сотрудничество», — заверила Гульмира Исаева.

По ее словам, в рамках бизнес-форума был подписан меморандум о сотрудничестве между крупной агрокомпанией из Хэнань и Национальным научным образовательным центром в сфере аграрной науки и исследований Минсельхоза.

«Для нас это очень важно, потому что современное сельское хозяйство, современное перерабатывающее производство не могут быть успешными без науки и без инноваций. Поэтому мы надеемся, что этот меморандум, который подписан сегодня, создаст основу для нашего бизнеса — внедрять инновационные технологии и таким образом повышать эффективность сельскохозяйственного производства», — констатировала вице-министр МСХ.

Также, по словам Исаевой, подписаны меморандумы по созданию совместных предприятий в области переработки в АПК и животноводстве. Так, между китайскими и казахстанскими партнерами подписано соглашение на сумму около 30 млн долларов. Основная задача этого проекта — создать непрерывную промышленную цепочку по внедрению индустриальных подходов в производстве и переработке сельскохозяйственной продукции.

«Глубокая переработка зерна для нас очень важна, потому что главой государства поставлена конкретная задача — Казахстан должен развивать экспорт сельскохозяйственной продукции. Но при этом основной акцент мы должны делать на развитии переработки и стараться экспортировать продукцию с высокой добавленной стоимостью. И поэтому такие проекты, как создание завода по глубокой переработке зерна, для нас очень интересен с точки зрения трансферта новых технологий и создания основ для производства в Казахстане стандартизированной и качественной сельскохозяйственной продукции, которая соответствует требованиям страны-импортера», — пояснила Исаева.

Казахстан. Китай > Агропром > kapital.kz, 9 августа 2017 > № 2268745


Казахстан. Польша. Китай. Весь мир > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 8 августа 2017 > № 2525602

Киберспорт в Казахстане выходит на качественно новый уровень

Ербол Казистаев

Команда Gambit Gaming по киберспортивной дисциплине Counter Strike: Global Offensive (CS:GO), в составе которой играют 3 казахстанца, выиграла один из крупнейших турниров по CS:GO – PGL Krakow Major 2017. Призовой фонд соревнования составил $1 млн, из них победитель забрал ровно половину. Это первый успех киберспортсменов из Казахстана на крупных виртуальных баталиях.

Совсем недавно завершился турнир по CS:GO - PGL Krakow Major 2017 в Польше. Победителем, сенсационно для многих зрителей и экспертов, стала команда Gambit Gaming, в составе которой числятся 3 казахстанца (Даурен Кыстаубаев, Абай Хасенов и Рустем Телепов). Призовой фонд турнира составил $1 млн. Победитель получил $500 тыс.

Сам турнир проходил на площадке Krakow Arena, вмещающая 15 тыс. зрителей. К слову, все дни соревнования стадион был полностью забит. При этом, как сообщает агентство Esportscharts, количество зрителей данного турнира по всему миру достигало 1,9 млн человек. Половина из них – жители Китая.

Киберспорт в мире

Каждый год киберспорт в мире констатирует рост, в первую очередь, признания. Турниры стали показывать по ТВ, денежный оборот внутри индустрии растет с каждым годом. А недавно Азиатский олимпийский совет объявил, что киберспорт включен в программу Азиатских игр 2018 и 2022.

В некоторых странах киберспорт признан официально видом спорта, что дает еще один толчок для роста индустрии. Согласно отчету исследовательской компании SuperData Research, денежный оборот в киберспортивной индустрии в 2015 году составил $747 млн. Аналитики прогнозируют рост этой цифры до $1,8 млрд к началу 2019 года. Стоит отметить, все те же SuperData Research сообщили, что доход киберспортивных организаций от маркетинговой деятельности в 2017 году уже составил $891 млн.

Одним из примеров успешной коммерческой деятельности киберспортивной организации является Virtus Pro. Генеральный менеджер команды Роман Дворянкин в интервью Eurosport сообщил, что обороты организации исчисляются миллионами долларов.

«В футбольных и хоккейных клубах высших дивизионов непонятно, за счет чего можно выйти на хотя бы операционную безубыточность, если только тебе не супервезет с трансферами. VP (Virtus Pro) и многие другие команды – абсолютно коммерческая история. Мы не разглашаем коммерческие показатели, но я могу сказать, что наш оборот за 2017 год исчисляется единицами миллионов долларов. Основной доход – спонсорство», - заявил Роман Дворянкин.

Особенно стоит отметить растущие призовые фонды киберспортивных турниров. К примеру, призовой фонд проходящего сейчас в Сиетле (США) чемпионата мира (The International 2017) по Dota 2 перевалил за $23 млн.

«С учетом этой суммы Dota 2 стала первой киберспортивной дисциплиной, где выплачено уже более $100 млн призовых денег. Их получили 1 952 игрока за 741 турнир. На втором месте игра League of Legends, где выплачено более $41 млн 4 739 игрокам за 1 866 турниров. И на третьем месте CS:GO с выплатами более $33 млн 7 460 игрокам за 2 355 турниров», - сообщает агентство Esportsearnings.

Согласно информации все тех же Esportsearnings, лидерами по выигранным на турнирах деньгам являются представители Dota 2 американцы Саахил Арора ($2,8 млн за всю карьеру), Питер Дагер ($2,6 млн), Клинтон Лумис ($2,3 млн) и пакистанец Сумаил Хассан ($2,5 млн). Среди казахстанцев лидерами являются недавние победители Krakow Major 2017 Даурен Кыстаубаев ($232 тыс.), Рустем Телепов ($198 тыс.) и Абай Хасенов ($155 тыс.).

Киберспорт в Казахстане

Данная индустрия в нашей стране пока ограничивается любительскими и полупрофессиональными турнирами. Однако интерес среди зрителей к киберспорту растет с каждым годом. Эксперты, опрошенные «Къ», сошлись во мнении, что наиболее популярными в Казахстане дисциплинами являются Dota 2 и CS:GO.

CEO компании по организации турниров A-Gaming Рустем Куштаев считает, что организация локальных турниров не приносит финансовой выгоды. «Население страны слишком маленькое, а людей, вовлеченных в киберспорт, еще меньше. Поэтому крупные международные турниры - это единственное, что может хоть как-то привлечь внимание. И это при том, что компания, которая организовала этот турнир, зарекомендует себя с хорошей стороны, и крупные бренды предложат сотрудничество. В общем, организация турниров - очень сложный и трудоемкий процесс, с которого много не заработаешь».

«В последнее время все больше компаний и физических лиц стали уделять внимание киберспорту из-за возможного источника дохода или каких-либо других интересов, - продолжает Рустем Куштаев. - Но через какое-то время они теряют интерес, так как, скажем, команда не достигает значимых успехов и не приносит должной отдачи. То есть, заинтересованные лица, которые вкладываются в определенный киберспортивный проект, зачастую просто нетерпеливы. В этом и есть загвоздка. Многие думают о том, чтобы получить желаемое в короткие сроки, хотя чтобы получить плоды требуется время и немалое. Может, и определенная команда не показывает результаты, но они прогрессируют, и дай им немного времени и условия, тогда результат не заставил бы себя ждать».

По мнению собеседника «Къ», чтобы киберспорт в Казахстане вышел на новый уровень нужно объединить свое коммьюнити, которому можно будет продавать тот или иной продукт. «Ведь киберспорт, как и, к примеру, футбол, не ограничивается играми между командами и турнирами. Развлечения, различная атрибутика, медиаконтент и реклама - все это неотъемлемая часть киберспорта. И все что нужно - это заинтересовать потенциального потребителя, привить ему интерес ко всему этому».

По мнению CEO киберспортивной организации QHUB Мади Утегенова, киберспорт сегодня является отличной возможностью для рекламы того или иного бренда. «Например, у нас был легендарный состав по Dota 2 Next.kz. За счёт которого, по моему мнению, центр развлечений Next стал известен на весь мир. Так же есть много других способов. Можно посмотреть на российскую организацию Virtus.pro, который за счет медиаконтента зарабатывают неплохие деньги. И это один из десятков вариантов как можно сделать киберспорт коммерчески прибыльным бизнесом».

«В Казахстане бизнесмены также зачастую интересуются киберспортом. Например, наши лидирующие составы по CS:GO Tengri и Zarlans появились за счёт вложения местных меценатов. Также компьютерный клуб LoG тоже содержат одноимённый состав по той же дисциплине. Есть и Dota 2-составы, такие как Iplay, их спонсирует одноимённый компьютерный клуб в Астане. Также в Алмате есть команда RedFalcons, их спонсирует один хороший бизнесмен. Есть состав, который не так давно играла под тегом FEIVE. Их содержали владельцы компьютерного клуба Feive что в Астане. Сейчас судьба этой команды мне неизвестна», - рассказывает собеседник «Къ».

Эксперт добавил, что сейчас основной проблемой для казахстанских игроков является качество интернета. «Скорость соединения с той же Европой довольно высокая для игр соревновательного характера. В играх, где нужно принимать решения максимально быстро, у нашей страны с этим есть проблемы. Именно поэтому наши команды уезжают в другие страны для проведения продуктивных тренировок».

Директор по развитию Almeo Esports Абылайхан Сексенбаев считает, что выгода от организации киберспортивных мероприятий зависит от их масштабности. «Обычно доходы складываются из вступительных взносов команд, финансовая поддержка, оказываемая спонсорами, или от собственных продаж в виде билетов и других тематических вещей. Реклама - это немаловажная часть процесса. Можно организовать масштабный турнир, но если вы не разрекламировали событие и не сумели правильно донести до своей аудитории о его проведении, все зря».

Собеседник «Къ» согласился, что в Казахстане большей популярностью пользуются Dota 2 и CS:GO. Также эксперт рассказал о преимуществах вливания денежных средств в киберспорт. «Перед спонсорами, которые сфокусированы на молодежи от 15 до 30 лет, открывается новый рынок и прямой доступ к целевой аудитории. То есть наша аудитория – это яркие представители современной молодежи, которые увлекаются новыми технологиями, знают тренды и открытые ко всему новому. Поэтому я считаю, что это очень выгодное предложение для спонсоров».

Абылайхан Сексенбаев добавил, что для дальнейшего развития киберспорта необходима поддержка со стороны государства в организации турниров. «Поддержка в лице акиматов организаторам турнира очень важна, так как зачастую львиная доля бюджета турнира тратится на аренду помещения или рекламу. На уровне государства также важно официально признать, что киберспорт является такой же дисциплиной наряду с футболом, боксом и другими классическими видами. Для этого Министерство спорта и туризма РК могли бы включить киберспорт в реестр официальных видов спорта. К подобному решению уже пришли в России, Южной Корее и других странах. Это послужит толчком в создании целой индустрии, где можно официально выдавать лицензии на игры, игрокам будут присваиваться категории (мастер спорта или кандидат спорта). Конечно, никто не отменят социальный фактор, сейчас очень много молодежи проводят все свое свободное время в компьютерных клубах, если бы они понимали, что в будущем их увлечение может стать серьёзной профессией, я думаю, увлеченных, успешных молодых людей в стране стало бы больше».

Казахстан. Польша. Китай. Весь мир > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 8 августа 2017 > № 2525602


Белоруссия. Китай. Азия > Агропром > belta.by, 8 августа 2017 > № 2286930

Беларусь рассчитывает начать поставки мяса птицы в Китай к следующему лету, сообщил сегодня журналистам начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода Алексей Богданов, передает корреспондент БЕЛТА.

"Наша молочная продукция уже отправляется в Китай, за 6 месяцев этого года поставили туда продукции на сумму более $2 млн - это в 72 раза больше уровня прошлого года. Кроме того, мы сертифицировали нашу страну для поставок говядины в Китай", - отметил Алексей Богданов. По его словам, Беларусь работает и над организацией поставок мяса птицы в Китай. "Мясо птицы сейчас стоит в плане по сертификации. Думаю, что в течение года - к следующему лету - мы завершим ее и начнем первые поставки", - сказал он.

Начальник главного управления ВЭД добавил, что активно идет работа с китайской компанией Drex Food Group Co., Ltd.

"В нашей стратегии по развитию экспорта на ближайшие годы - три основных региона. Это Юго-Восточная Азия - номер один, куда мы стремимся (Китай, Вьетнам, плюс Япония). Далее Ближний Восток - это страны Персидского залива. И, наконец, Африка. Эти три региона нам очень интересны", - подчеркнул Алексей Богданов. Он пояснил, что и Европа является перспективным направлением из-за твердости валюты и покупательской способности, но таможенные барьеры не позволяют пробиться туда с большими объемами продукции. Беларусь также активно работает над увеличением экспорта в страны СНГ.

Работа по всем этим направлениям ведется достаточно активно. "Что касается Африки - мы посетили за последний год Египет, Судан, Мозамбик, ЮАР. Поставки уже осуществлялись в Кению, Сомали, Гвинею. Касательно мусульманских стран, то мы сертифицируем продукцию на "Халяль". Рекордные поставки идут во Вьетнам, идут поставки в Гонконг. Активно работаем и с Пакистаном", - сообщил Алексей Богданов и напомнил, что "Беллакт" поставляет в эту страну детское питание на сумму $1 млн в год.

Начальник главного управления ВЭД констатировал, что в целом в 2017 году планируется увеличить экспорт белорусской сельхозпродукции на 11,5%.

Белоруссия. Китай. Азия > Агропром > belta.by, 8 августа 2017 > № 2286930


Китай. Япония. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267878

В японской "Белой книге" по обороне 2017 года вновь раздувается так называемая "китайская угроза"

Японское правительство во вторник на заседании приняло "Белую книгу" по обороне 2017 года, в которой в очередной раз под предлогом проблемы морской безопасности поднимается вопрос так называемой "китайской угрозы", а также преувеличивается ситуация с безопасностью Японии -- все это в целях продолжения расширения оборонной политики Синдзо Абэ.

По сравнению с версией 2016 года "Белая книга" этого года стала больше, в ней дается абсурдная оценка регулярной военной деятельности и необходимому строительству гособороны Китая, а также под предлогом проблемы морской безопасности вновь раздувается "китайская угроза". В книге дано искаженное описание такой деятельности Китая, как плановые военно-морские тренировки, патрулирование в акватории островов Дяоюйдао, строительство оборонной инфраструктуры на островах Наньша и т.д, а также утверждается, что деятельность китайского морского флота демонстрирует "тенденцию к экспансии". По заявлению японской стороны, деятельность Китая угрожает безопасности как региона, так и международного сообщества, что вызвало глубокую озабоченность Японии.

Кроме преувеличения ситуации с обеспечением безопасности в "Белой книге" подробно описывается основная оборонная политика Японии, в том числе национальная стратегия по обеспечению безопасности, оборонная программа и т.д. В ней обобщаются новые направления оборонной экспансии администрации Синдзо Абэ, включая результаты в оборонном строительстве, увеличение расходов на оборону в течение пяти лет, подписание соглашений об оборонной технике и техническом сотрудничестве со многими странами.

Новому закону об обеспечении безопасности посвящена отдельная глава. В "Белой книге" конкретно излагаются новые задачи сил самообороны после вступления нового закона в силу, в том числе отмена запрета на "спасательную" деятельность японских миротворцев в Южном Судане.

В соответствии с "Белой книгой" японско-американский альянс служит фундаментом обеспечения безопасности Японии, и на фоне ухудшения ситуации с безопасностью Японии укрепление японско-американского альянса становится все важнее.

Китай. Япония. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267878


Китай > Транспорт. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267873

Китай готов поддерживать бурно развивающуюся индустрию каршеринга и стандартизировать ее развитие. Об этом отмечается в руководящем документе, совместно опубликованном во вторник Министерством транспорта и Министерством жилья, городского и сельского строительства КНР.

В отличие от традиционных услуг проката автомобилей каршеринг применяет такие новые технологии, как глобальное позиционирование и мобильный интернет. Он поможет улучшить пользовательский опыт и предложить альтернативу для передвижения в пределах города, облегчив тем самым растущий спрос на частные автомобили и парковочные места, говорится в документе.

Согласно документу, компании каршеринга должны совершенствовать услуги путем тщательной проверки личности пользователей и оптимизации поставок автомобилей с помощью анализа больших данных.

Им предстоит также обеспечить безопасность автомобилей и защиту личной информации и депозитов пользователей.

Компании поощряются к использованию кредитной модели для оценки надежности пользователей вместо требования внесения гарантийного депозита.

В плане парковки, на общественных парковочных площадках в торговых центрах и крупных жилых районах должны быть отведены специальные места для автомашин совместного использования.

Власти также поощряют компании использовать для каршеринга автомобили на новых источниках энергии и обещают предоставить поддержку в установке зарядных станций.

Документ был издан вслед за публикацией на прошлой неделе подобных положений, касающихся услуг велошеринга, наделенных на развитие этой отрасли.

В последнее время в Китае динамично развивается шеринг-экономика. По данным, опубликованным в марте в докладе Государственного информационного центра, торговый оборот рынка шеринг-экономики страны в 2016 году удвоился по сравнению с предыдущим годом и составил 3,45 трлн юаней /около 514 млрд долл США/. В ближайшие годы шеринг-экономика в Китае ежегодно будет расти в среднем на 40 процентов, к 2020 году она составит более 10 процентов ВВП Китая.

Китай > Транспорт. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267873


Китай. СЗФО. ЦФО > Образование, наука > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267871

В начале этой недели в Университете ППУ-МГУ в городе Шэньчжэнь южнокитайской провинции Гуандун прозвенел первый звонок. Китайско-российский совместный вуз принял первых студентов, сообщили китайские СМИ.

Университет в этом году зачислил на бакалавриат всего 135 абитуриентов: 115 китайцев и 20 иностранцев. В частности китайские студенты приехали из Пекина и семи провинций страны, включая Гуандун, Аньхой, Фуцзянь и др., сообщил ректор университета Чжао Пин.

Занятия в Университете ППУ-МГУ будут вестись, главным образом, на русском языке, поэтому регистрация в нем началась раньше, чем в других китайских вузах. В этом месяце студенты проходят интенсивный курс русского языка, пояснил он.

Университет ППУ-МГУ, как первый китайско-российский совместный вуз, создан Пекинским политехническим университетом /ППУ/, МГУ имени М. В. Ломоносова и администрацией Шэньчжэня.

20 мая 2014 года в Пекине в присутствии лидеров двух стран был подписан Меморандум о взаимопонимании между Министерством образования Китая и Министерством образования и науки России о сотрудничестве по проекту создания китайско-российского университета. Затем 11 августа того же года представители администрации Шэньчжэня, ППУ и МГУ заключили соглашение о создании университета.

6 мая 2016 года вице-премьер Госсовета КНР Лю Яньдун и председатель Госдумы РФ Сергей Нарышкин присутствовали на церемонии закладки камня в основание совместного университета ППУ-МГУ в Шэньчжэне.

Ключевая задача китайско-российского проекта заключается в подготовке на основе востребованных и современных образовательных программ МГУ "трилингвов" - специалистов, владеющих китайским, русским и английским языками, которые смогут внести достойный вклад в развитие китайско-российского взаимодействия и сопряжение строительства Экономического пояса Шелкового пути /ЭПШП/ и Евразийского экономического союза /ЕАЭС/.

Университет готов к началу учебного года. По словам Чжао Пина, лаборатории оснащены, в вуз приезжают преподаватели и доставляется учебное оборудование. В настоящее время университет предлагает обучение по четырем специальностям: "Русский язык и литература", "Математика и прикладная математика", "Материаловедение и инженерия", "Экономика и международная торговля". Выпускникам вручат диплом как Университета ППУ-МГУ, так и МГУ.

В университете советуют студентам с нулевым знанием русского языка не беспокоиться о проблемах, вызванных языковым барьером. В прошлом году рабочая группа, возглавляемая руководством МГУ, специально подготовила план обучения для студентов Университета ППУ-МГУ в Шэньчжэне. При помощи опытного преподавательского состава студенты смогут посещать занятия без особых затруднений после годовой подготовки.

Как стало известно на состоявшемся в июне текущего года в Харбине 4-м Китайско-российском ЭКСПО, две страны планируют создать еще одно совместное высшее учебное заведение.

Сообщается, что Харбинский политехнический университет /ХПУ/ и Санкт-Петербургский государственный университет /СПбГУ/ проводят консультации по конкретным вопросам сотрудничества в области создания вуза.

Китай. СЗФО. ЦФО > Образование, наука > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267871


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267870

В фокусе внимания Китая: Китайский интернет-гигант "Алибаба" стремится занять ведущую позицию в сфере розничной торговли страны

После того как основатель и председатель китайского интернет-гиганта "Алибаба" Ма Юнь /Джек Ма/ предложил концепцию "новых форматов розничной торговли", отечественные потребители пытались представить, как она могла бы реализоваться. Компания, решившая двигаться в этом направлении, постепенно осуществляет новую модель розничной торговли на практике.

В качестве передового примера новой модели розничной торговли в 2015 году в Шанхае был открыт супермаркет без кассиров Hema Fresh Store. В Пекине первый флагманский супермаркет появился в июне в районе Чаоян, второй начал свою работу в июле в районе Хайдянь.

Посетители Hema Fresh Store могут оформлять заказы как в интернете, так и в магазинах. Оплата возможна только через систему Alipay, а регистрация - через аккаунты Taobao. Таким образом, система "знает" о покупателях все, что знают о них другие ресурсы "Алибаба". При этом через мобильное приложение супермаркеты рекомендуют своим посетителям дополнительные покупки точно так же, как это происходит с интернет-покупателями.

Каждый товар на полке имеет штрих-код. Его можно отсканировать при помощи смартфона, и на дисплее отобразится информация о продукте, аналогичная той, которая размещена на сайте Hema. Цены на товары на складе, онлайн-витринах и офлайн-витринах синхронизируются системой в режиме реального времени. Это позволяет снизить затраты на рабочую силу и уменьшить процент ошибок при заполнении ценников.

В перспективе такую систему работы "электронных витрин" планируется дополнить навигацией по супермаркетам /магазин площадью 4500 кв. м/, которая позволит сотрудникам выбирать оптимальный маршрут к нужным товарам.

В торговых точках также есть рестораны, в которых могут приготовить блюда из продуктов, купленных в супермаркете. В Hema предлагаются различные варианты, в том числе мясные продукты, фрукты и овощи, молочная продукция, морепродукты, "хого" /китайский самовар/, гриль и напитки.

Предполагается, что все заказы в радиусе 3 км от супермаркета будут доставляться покупателю в течение 30 минут. На сбор одного заказа работники супермаркета тратят не более десяти минут.

"Я часто заказываю свежие продукты, включая овощи, мясо и фрукты, на онлайновой платформе Hema. Их доставляют в течение часа. Это очень удобно, и качество гарантировано, - рассказал житель Пекина по фамилии Чжан. - Офлайновый магазин тоже меня впечатлил. Купленные морепродукты могут быть приготовлены и поданы на месте, однако это занимает некоторое время".

К настоящее времени в Пекине, Шанхае и Нинбо /провинция Чжэцзян, Восточный Китай/ действует 13 таких магазинов. В компании считают, что модель, по которой работают Hema Fresh Store, должна в будущем стать стандартом омниканальной торговли благодаря разработкам в области синхронизации цен, управления остатками и другим смежным решениям.

Новые форматы розничной торговли в Китае динамично развиваются, все больше отечественных компаний активизируют усилия по развитию online-to-offline коммерции /O2O/.

Новая движущая сила

В последние годы "Алибаба" использовала свою покупательную способность и опыт в области логистики для продвижения сотрудничества между онлайновой торговлей и офлайновым шопингом.

В январе "Алибаба" купила крупнейшего китайского оператора торговых центров Intime Retail за 2,6 млрд долларов. В феврале компания объявила о начале стратегического сотрудничества с корпорацией "Байлянь" в области развития "новых форматов розничной торговли". В мае "Алибаба" приобрела 201 млн акций компании Yiguo.com, став держателем 18 проц. акций супермаркетов "Ляньхуа".

Чистая электронная коммерция превратится в традиционную модель бизнеса и будет заменена концепцией "новых форматов розничной торговли", интегрирующей онлайн, офлайн, логистику и данные в единую стоимостную цепочку. Об этом Ма Юнь заявил на конференции в Ханчжоу в октябре прошлого года.

По мере неизбежного вступления электронной коммерции в новый этап развития "новые форматы розничной торговли" становятся формирующейся движущей силой в трансформации отечественной отрасли розничной торговли. Эпоха чистой онлайновой розничной торговли закончилась, убежден Чжао Нань, замдиректора института Ebrun.

Одной из главных целей "новых форматов розничной торговли" является углубление понимания и анализ предпочтений потребителей. Предприятия, рассматривающие электронную коммерцию как основной канал для продажи избыточных акций и конечной продукции выбудут из игры, добавил Чжао Нань.

Огромная революция

Не только "Алибаба" стремится ухватить новую тенденцию розничной торговли, другие отечественные электронные торговые площадки также пытаются идти в ногу со временем.

JD Daojia /JDDJ/ - онлайн-компания прямых продаж, принадлежащая второй по величине китайской компании в сфере электронной торговли JD.com - в апреле опубликовала "стратегию розничной торговли", чтобы помочь традиционной розничной торговле улучшить слабые звенья и укрепить онлайновые преобразования.

По словам генерального директора JDDJ Куай Цзяци, интернет приведет китайский розничный рынок свежих продуктов к огромной революции.

"Продавцы теперь имеют возможность построить свою собственную онлайн-территорию благодаря платформе JDDJ, позволяющей традиционной розничной торговле преодолеть временные и пространственные ограничения", -- сказал Куай.

JDDJ считает, что традиционные ритейлеры не могут в полной мере удовлетворить потребности современных потребителей.

Доставка на дом становится важной бизнес-моделью, поскольку она может удовлетворить растущий спрос потребителей в современном обществе, полагает Цао Лэй, директор Китайского научно-исследовательского центра электронного бизнеса, расположенного в городе Ханчжоу.

По мнению экспертов, по мере дальнейшего содействия правительства преобразованию сектора розничной торговли, революция в этой сфере будет действительно достигнута только с осуществлением интеграции онлайновых и офлайновых каналов.

Эксперты отмечают, что несмотря на большой потенциал роста, новая модель розничной торговли все еще сталкивается со множеством трудностей и неопределенностей.

Лу Чжэньван, основатель шанхайской коммерческой консалтинговой компании "Ваньцин" считает, что "Алибаба" находится в середине эксперимента. Если Hema сможет найти баланс между стоимостью обслуживания и удовлетворенностью потребителей, эксперимент может удаться.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267870


Китай. Корея. Монголия. СФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Таможня. Миграция, виза, туризм > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267869

Пятая Китайская международная торговая ярмарка на пограничных контрольно-пропускных пунктах /КПП/ открылась во вторник в городе Суйфэньхэ провинции Хэйлунцзян /Северо-Восточный Китай/.

Лейтмотивом ярмарки, организованной Китайским международным коммерческим обществом /КМКО/, стало "Укрепление сотрудничества между КПП, содействие развитию торговли". Общая площадь нынешней ярмарки составляет 35 тыс. кв. м, в ней принимает участие более 500 предприятий из десяти стран, включая Россию и Республику Корея, и 14 провинций Китая.

Как сообщил начальник Отдела выставочного бизнеса КМКО Го Инхуэй, в рамках нынешней ярмарки запланирован ряд мероприятий, включая китайско-российские форумы по вопросам кредитного развития и устойчивого развития лесного хозяйства, презентацию сотрудничества в рамках экономического коридора Китай-Монголия-Россия и российского международного транспортного коридора "Приморье-1" и др.

Суйфэньхэ, расположенный в юго-восточной части провинции Хэйлунцзян, является крупнейшим в провинции Хэйлунцзян пограничным переходом, имеющим столетнюю историю. 80 процентов грузовых перевозок между Хэйлунцзяном и Россией осуществляются через суйфэньхэский КПП.

Китай. Корея. Монголия. СФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Таможня. Миграция, виза, туризм > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267869


Китай. Россия. Египет. Азия > Армия, полиция > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267867

На днях в Корле СУАР Китая была проведена церемония открытия Международных армейских игр-2017. В тот день церемонии открытия соревнований на территории Китая в этих рамках отдельно были проведены в г. Корле СУАР, г. Чанчунь провинции Цзилинь и г. Гуаншуй провинции Хубэй. По информации, в рамках игр на тренировочной базе в Корле сухопутные войска организовали 14 соревнований по четырем видам направлениям: экипаж боевой машины пехоты «Суворовский натиск», зенитная ракета «Ясное небо», биологическая и химическая разведка «Безопасная обстановка» и ремонт оружия «Мастер-оружейник». В мероприятиях приняли участие 477 участников 23 отрядов из 10 стран, таких, как Китай, Египет, Россия и др. Китай. Россия. Египет. Азия > Армия, полиция > russian.china.org.cn, 8 августа 2017 > № 2267867


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter