Всего новостей: 2320694, выбрано 40998 за 0.191 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Латвия > Недвижимость, строительство > prian.ru, 12 декабря 2017 > № 2420831

В Риге дорожают квартиры в домах советской постройки

В ноябре 2017 года цены на типовые квартиры в зданиях советской эпохи выросли на 0,2% в месячном и на 8,1% в годовом исчислении.

По данным последнего отчета компании Arco Real Estate, в ноябре средняя стоимость квартиры в доме советской постройки в Риге достигла €770 за кв.м, пишет The Baltic Course.

Тем не менее, стоимость таких объектов все еще ниже рекордного уровня июля 2007 года. Тогда она равнялась €1620. А по сравнению с началом 2016 года средняя стоимость подобной квартиры в ноябре 2017-го увеличилась на 16,4%.

За ноябрь 2017 года однокомнатные квартиры в домах советской эпохи подорожали на 0,1%, двухкомнатные и трехкомнатные – на 0,3%, а четырехкомнатные – на 0,4%.

Кстати, советские «панельки» - это наиболее востребованное жилье у жителей Риги.

Латвия > Недвижимость, строительство > prian.ru, 12 декабря 2017 > № 2420831


Латвия. Россия > Образование, наука > ria.ru, 11 декабря 2017 > № 2420218

Защитники русских школ Латвии намерены в четверг, 14 декабря, провести еще одну масштабную акцию протеста в Риге, сообщили РИА Новости в организации, которая борется за сохранения образования на русском языке.

"Русская школа в Риге, как общественно-историческое явление, старше Латвии, как государства, на 130 лет. Русская школа — это великий культурный институт, существование которого предопределено самим ходом нашей истории. Русский язык в школах Латвии звучал и будет звучать всегда", — сказал РИА Новости участник Штаба защиты русских школ, филолог и координатор акции "Тотальный диктант" в Латвии Александр Филей.

По его словам, мирная акция протеста — это один из легальных способов влияния на власть, которая не просто не может быть запрещена, она приветствуется верховным законом страны.

"Встречаемся 14 декабря в 16.30 (17.30 мск) у министерства образования. На этот раз начало акции сдвинуто еще на полчаса для того, чтобы успели присоединиться работающие рижане. В то же время государственные учреждения еще работают — чиновники и политики успеют проникнуться нашим протестом. За наши школы! За право налогоплательщиков определять политику образования! За русскую школьную автономию! За достоинство и будущее русских Латвии!" — сказал Филей.

Минобрнауки предлагает провести реформу в школах нацменьшинств в 2021-2022 учебном году. Она предусматривает, что дошкольное обучение будет осуществляться на двух языках, в начальной школе с первого по шестой классы будет доступно три модели двуязычного обучения. На завершающем этапе основного образования с седьмого по девятый классы 80% предметов будут преподаваться на государственном языке. В средней школе с 10-го по 12-й классы обучение будет только на латышском языке.

Реформа будет осуществлена постепенно. В 2019-2020 учебном году 80% обучения на госязыке в основной школе необходимо будет обеспечить только в седьмом классе, в 2020-2021 учебном году — в седьмых и восьмых классах, а в 2021-2022 учебном году — уже на всем заключительном этапе основной школы. В средней школе в 2020-2021 учебном году полностью на латышском языке будут обучаться школьники 10-х и 11-х классов, через год — всех классов.

В Латвии один государственный язык — латышский, остальные имеют статус иностранных. При этом русский является родным почти для 40% населения. В республике работают 313 средних и 22 вечерних школы. По данным министерства образования, 107 школ осуществляют билингвальные программы обучения, 99 из них ведут обучение с использованием русского языка.

Латвия. Россия > Образование, наука > ria.ru, 11 декабря 2017 > № 2420218


Эстония > Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 11 декабря 2017 > № 2420132

Число вакансий в Эстонии увеличилось до самого высокого уровня за последние годы

По данным Статистического управления Эстонии, в третьем квартале 2017 года на предприятиях, в учреждениях и организациях страны насчитывалось самое большое количество вакансий за последние годы - 12 700.

По сравнению с третьим кварталом 2016 года, когда число свободных рабочих мест составляло 11 000, в этом году их объем вырос на 15%, а относительного второго квартала 2016 года – на 6% (12 000). Причем показатель второго квартала был самым высоким за девять лет. Наибольшее количество вакансий – в сфере производства (20%), оптовой и розничной торговли (15%) и образования (10%). В этих областях также – наибольшее число должностей, сообщает The Baltic Course.

Быстрее всего увеличивалось число вакантных мест в сфере образования, проживания и питания, а также информации и коммуникации. Самый низкий прирост рабочих предложений - в сельском и лесном хозяйстве, рыболовстве, операциях с недвижимостью и добыче полезных ископаемых.

По сравнению с предыдущим кварталом, в третьем квартале 2017 года много вакантных мест появилось в государственном секторе, но большинство (71%) было в частном.

Основное количество рабочих предложений было в Харьюском уезде (64%), в том числе 49% в Таллине, 10% - в Тартуском уезде и 5% в Ида-Вирума. Меньше всего вакансий было в Хийю, Пылве, Ляэне и Йыгеве.

Эстония > Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 11 декабря 2017 > № 2420132


Литва > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 11 декабря 2017 > № 2419154

Литовская Lietuvos energijos gamyba (LEG), входящая в энергетический холдинг AB Lietuvos Energija, с 1 января 2018 года полностью отключит один из блоков крупнейшей в стране тепловой электростанции Lietuvos elektrine мощностью 300 МВт.

LEG сообщила, что прекращает деятельность 7-го блока, он будет законсервирован, а электроэнергию будут вырабатывать 8-й и 9-й блоки.

"Все находящееся в управлении LEG генерирующие мощности должны быть готовы начать выработку электроэнергии сразу, как только возникнет необходимость. С учетом потребностей системы мы будем готовы снова начать эксплуатацию и 7-го блока. Однако сейчас, когда затраты на его поддержание не покрываются, держать недействующий блок в полной готовности слишком дорого", - сказала председатель правления и генеральный директор LEG Эгле Чюжайте, слова которой приведены в пресс-релизе.

Согласно сообщению, блок можно ввести в эксплуатацию в течение трех дней. В 2019 году в плане подготовки к синхронизации с электросетями Запада в странах Балтии планируется провести испытания в изолированном режиме местных генерирующих мощностей.

ТЭС Lietuvos elektrine после закрытия Игналинской АЭС стала основным производителем электроэнергии в Литве. Как сообщалось, правительство Литвы увязывает тарифы для потребителей на содержание СПГ-терминала в Клайпеде с условием, что 7-й и 8-й блоки ТЭС Lietuvos elektrine будут обеспечивать резерв энергии, используя СПГ.

Литва > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 11 декабря 2017 > № 2419154


Евросоюз. Литва. Эстония > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 10 декабря 2017 > № 2418852

ЕС отказывается от Прибалтики. Когда ждать послов в Москву?

Русофобы в шаге от провала миссии

Москве надо готовиться к тому, что скоро, года через два-три, ее будут осаждать визитеры из Прибалтики, призывающие забыть всё, что было, и предлагающие самые разносторонние варианты экономического сотрудничества. То, что будет именно так, говорит сразу несколько фактов, но самый главный из них состоит в том, что Европа отказала Прибалтике в финансировании всех предложенных ей долгосрочных проектов из бюджета ЕС, начиная с 2018 года.

Во-первых, ЕС отказал Литве признать построенный терминал сжиженного природного газа в Клайпеде региональным. Дело в том, что в преддверии заседания Еврокомиссии по энергетике Латвия и Эстония не поддержали Литву в этой инициативе, так как в достаточном объеме получают гораздо более дешевый российский газ. И перекладывать на себя стоимость гораздо более дорогого СПГ только для того, чтобы Литва продолжала играть свою роль форпоста в борьбе с «российской агрессией», не желают.

Соответственно, на основании того, что страны Прибалтики не смогли создать региональный рынок сжиженного газа, Еврокомиссия получила возможность отказать Литве в ее инициативе по американской указке. Тем самым Брюссель дал понять Вильнюсу, Риге и Таллину, что «отказ от российского трубопроводного газа и замена его сжиженным газом из Скандинавии и США преждевременен». То есть в этом вопросе Европа заняла полностью антиамериканскую позицию, не желая подсесть на покупку гораздо более дорогого американского СПГ.

В результате мало того, что Литва будет получать гораздо более дорогой американский СПГ, хотя в контексте последней информации о том, что американские газовозы возят в Европу российский газ, далеко не факт, что он будет американским, но она еще и будет дотировать сам терминал по приему СПГ, так как при нынешних объемах он является глубоко убыточным. Но чего не сделаешь ради того, чтобы считаться форпостом борьбы с «российской агрессией».

Во-вторых, Брюссель фактически заблокировал окончание строительства железной дороги Rail Baltica. Комиссар Евросоюза по транспорту Виолета Булц в сентябре этого года заявила, что «финансирование проекта Rail Baltica после 2020 года будет зависеть от переговоров о новом семилетнем бюджете ЕС. В нынешней финансовой перспективе Брюссель выполнит свое обязательство обеспечить 85% бюджета Rail Baltica, но перспективы заключительного этапа строительства железной дороги после 2020 года выглядят неопределенно».

Учитывая «Брексит», сокращение поступлений в европейский бюджет и общую установку на сворачивание программ выравнивания и закрытие структурных фондов ЕС для поддержки «Новой Европы», такие слова равносильны заявлению, что после 2020 года финансирование проекта Rail Baltica будет прекращено. То есть Европа отказывается финансировать рокадную железную дорогу НАТО на случай конфликта с Россией.

В-третьих, Латвия и Эстония отказались от реализации такого регионального проекта Литвы, как Висагинская АЭС, оказав в этом также неоценимую услугу Еврокомиссии, которая аналогичным образом заморозила долгосрочные вложения из евробюджета в данный проект, одновременно подтвердив свои обязательства по финансированию выведения из эксплуатации Игналинской АЭС.

Таким образом, мы видим, что Евросоюз, несмотря на потуги США, Польши и Прибалтики, своими последними решениями заблокировал все прибалтийские инициативы относительно того, чтобы полностью оторваться от российской энергетической и транспортной инфраструктуры. Такие решения не принимаются сгоряча, а являются глубоко продуманными и спланированными, так как рассчитаны на стратегическую перспективу. Соответственно, возникает вопрос — что стоит за данным изменением позиции ЕС?

На мой взгляд, на фоне разлада ЕС и США по роли и функциям НАТО в мире, по ускоренному строительству евроармии, по проталкиванию Германией и другими странами «старой» Европы строительства «Северного потока-2», по отказу от однозначной поддержки киевской хунты и так далее, речь идет, действительно, о переосмыслении Европой своего места в мире и о готовности, по крайней мере, части континентальных элит жить своими мозгами.

Такой геополитический разворот невозможен без пересмотра отношений с Россией, которая во многом обеспечивает энергетическую и иную безопасность Европы, в том числе является единственным гарантом ее безопасности в случае острого конфликта Евросоюза и США. Отношения должны быть прочными и не зависящими от интересов геополитических мосек. Именно поэтому Европа и зарубила на корню все инициативы Литвы по созданию «региональных энергетических и транспортных рынков» в Прибалтике.

На это решение наслаивается и тот факт, что Евросоюз после 2020 года будет постепенно (а в связи с «Брекситом», может, и не постепенно) снимать страны Прибалтики с дотаций из бюджета ЕС. К этому времени, то есть до 2020 года, прогнозируется прирост грузооборота морских портов России на Балтике в объеме порядка 60 млн тонн, из которых почти половина будет обеспечена за счет переориентации российских грузопотоков из портов Прибалтики на отечественные порты. А к 2025 году Россия может забрать практически весь грузопоток из портов Прибалтики.

Если эти две тенденции совпадут, то к 2025 году страны Прибалтики окажутся перед лицом взрыва социально-экономической обстановки в стране и тотальной смены политических элит. А новая элита, естественно, как показывает пример того же молдавского Додона, тут же поедет в Москву и будет вспоминать о славном советском прошлом и о том, как «вместе гнили в окопах». Вот тут и надо будет проявить твердость, заранее подготовившись к такому развитию событий и составив весьма подробный перечень претензий, которые необходимо принять к исполнению.

И первый пункт в нём будет — о принятии второго государственного языка — русского. Второй — о выдаче паспортов «негражданам». А третий — о выплате серьезных финансовых компенсаций советским пенсионерам, негражданам и другим группам граждан, которые все годы после распада СССР подвергались моральному унижению, травле и не могли обеспечить себе достойные условия жизни только в силу того, что они русские.

Дальше должен идти перечень тех политических и экономических реформ, которые должны провести страны Прибалтики, чтобы иметь возможность продавать свою продукцию на российском рынке, получать российские инвестиции и хоть какой-то грузопоток. Суть состоит в том, чтобы никогда более в будущем эти территории, в которые было вложено столько сил и ресурсов, не могли спекулировать своим транзитным положением и представлять хоть какую-то угрозу национальным интересам России.

Если Европа хочет передать наших прибалтов нам обратно на содержание, не факт, что мы должны идти на это. А если и идти, то только с полным осознанием и тотальным обсчетом всей экономики и политики этого процесса. За «Бронзового солдата», за каждого умершего в нищете и травле ветерана Великой Отечественной войны, за каждого бросившего свой дом нам должны ответить.

Юрий Баранчик

Евросоюз. Литва. Эстония > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 10 декабря 2017 > № 2418852


Литва > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 8 декабря 2017 > № 2418437

Klaipedos nafta увеличила доходы от деятельности СПГ-терминала на 2%.

Выручка компании за 11 месяцев 2017 года увеличилась на 0,7%.

Контролируемая государством литовская компания по перевалке углеводородов Klaipedos nafta в январе-ноябре 2017 года незначительно увеличила выручку по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – до 96,5 млн евро (рост на 0,7%). В сообщении компании в информсистеме Вильнюсской биржи отмечается также, что в ноябре выручка увеличилась на 13,8% – до 9,1 млн евро.

Доходы Klaipedos nafta от деятельности терминала нефтепродуктов за 11 месяцев сократились на 1,7% – до 33,7 млн евро, а от деятельности терминала сжиженного природного газа – выросли на 2,1%, до 62,8 млн евро.

Объемы погрузок нефтепродуктов в январе-ноябре на терминале в Клайпеде и топливной базе в Субачяусе составили около 6,3 млн тонн (снижение на 6,2%), объемы регазификации на СПГ-терминале – 13,3 млн МВт.ч в эквиваленте (снижение на 3,3%).

«Компания прикладывает усилия не только для обеспечения конкурентных условий на рынке, но и для выполнения инвестиционных проектов, которые создадут дополнительную выгоду и партнерам по бизнесу, и компании, и порту, и государству», – отметил глава Klaipedos nafta Миндаугас Юсюс, слова которого приводит пресс-служба.

72,32% акций Klaipedos nafta принадлежат государству, 10,28% – концерну Achemos grupe.

Литва > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 8 декабря 2017 > № 2418437


Литва. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 декабря 2017 > № 2415983

В эксклюзивном интервью Sputnik Литва известный общественный и политический деятель, активист движения за независимость Литвы "Саюдис" и экс-депутат парламента Роландас Паулаускас заявил, что главная проблема республики сегодня – ее членство в НАТО.

"Ведь очевидно, что сейчас мы наблюдаем конфликт между США и Россией. Так зачем мы в него ввязываемся? Неужели хотя бы один трезвомыслящий человек думаем, что Литва выживет, если начнется настоящая полномасштабная война?"- задался вопросом Паулаускас.

По его мнению, Литве не нужны никакие военные союзы.

"Мы слишком маленькие. Пусть крупные страны разбираются между собой", — добавил он.

Паулаускас напомнил, что недавно Москву посетил президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

"Он сказал то же самое, что и я говорю. Мол, развивается конфликт между сверхдержавами. Ну, а мы, немцы – это просто соседи России. Сказано все четко – ни больше и ни меньше. Я считаю, что это вполне разумный подход", — добавил активист.

"Когда у меня спрашивают, на чьей я стороне, — России или Запада, я честно отвечаю, что я на своей собственной стороне. Прежде всего, я беспокоюсь за литовскую нацию, чтобы она не сгорела в чужой войне", — заявил Паулаускас.

Он подчеркнул, что является "стопроцентным патриотом Латвии", и посетовал, что его обвиняют в "прорусскости".

"В чем она, прорусскость, заключается? В том, что я не хочу, чтобы литовцы погибали? Уверен: те, кто так рьяно борются с Россией, сами вредят нашему государству", — заключил он.

Литва. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 декабря 2017 > № 2415983


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 декабря 2017 > № 2415969

В российском МИД вызывает недоумение устроенный спецслужбами фарс с выдворением трех граждан РФ из Латвии, сообщили РИА Новости в департаменте информации и печати российского внешнеполитического ведомства.

Отвечая на просьбу агентства прокомментировать ситуацию вокруг задержания российских граждан в Латвии, в департаменте указали, что, "по имеющейся информации, 1 декабря 2017 года в связи с решением главы МВД Латвии о временном запрете на въезд в страну были задержаны трое наших граждан (Андрей Юров, Станислав Бакуло и Иван Емельянов), следовавшие с группой из шести человек на рейсовом автобусе из Санкт-Петербурга в Ригу через Эстонию для участия в первом всебалтийском турнире по военно-спортивной игре "Аирсофт" по приглашению его организаторов".

"Посольство России в Риге оперативно связалось с латвийскими правоохранительными органами и выяснило, что соотечественники находятся в Центре задержания иностранных граждан Рижского управления погранохраны МВД Латвии и ожидают завершения процедуры депортации", — отметили в департаменте МИД.

"В ходе пребывания наших граждан в упомянутом Центре с ними поддерживался постоянный контакт по линии Консульского отдела", — добавили там.

"Вызывает недоумение устроенный спецслужбами фарс с "выдворением" россиян. Ведь в соответствии с действующими нормативными актами Латвии правоохранительные органы были заранее уведомлены как о предстоящем турнире, так и о персональном составе его участников", — заключили в департаменте информации и печати МИД России.

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 декабря 2017 > № 2415969


Литва > Недвижимость, строительство > prian.ru, 7 декабря 2017 > № 2415556

Рынок недвижимости Литвы замедлился

В ноябре 2017 года собственников сменили 10 600 объектов недвижимости, включая земельные участки. Это на 3,2% меньше, чем в октябре, но на 5,2% больше, чем в ноябре 2016 года.

Такие данные обнародовал Центр Регистра. Всего за первые 11 месяцев 2017-го в Литве было продано 114 300 объектов недвижимости. Это на 3,5% больше, чем за аналогичный период 2016 года, пишет The Baltic Course.

Продажи квартир за год остались практически неизменными и составили 30 900 единиц, а вот число реализованных частных домов увеличилось на 7,6% до 9 700, число земельных участков – на 6,3% до 57 300.

Только за ноябрь 2017 года покупательская активность в отношении квартир выросла на 7,9% до 2 895 объектов, а в отношении частных домов – на 9,4% до 875 единиц, в отношении земельных участков – на 3,4% до 5 347.

Кстати, каждая третья квартира в Вильнюсе приобретается с целью сдачи в аренду.

Литва > Недвижимость, строительство > prian.ru, 7 декабря 2017 > № 2415556


Эстония. США. Евросоюз > Агропром > agronews.ru, 7 декабря 2017 > № 2415547

Парламент Эстонии режет американских генетиков «по живому».

Запрет на культивирование генетически модифицированных растений, обсуждаемый сейчас в парламенте Эстонии, может омрачить отношения между Таллинном и Вашингтоном. США многие годы добиваются отмены ограничений ЕС на ввоз и культивирование в Европе растений-мутантов.

Обсуждение, как сообщает пресс-служба парламента, основывается на коллективной жалобе, направленной в эстонский парламент 25 октября, в которой выдвинуто требование запретить в стране культивирование ГМО.

Председатель комиссии Рийгикогу по окружающей среде Райнер Вакра подчеркнул серьезность проблемы, которую необходимо срочно, но тщательно проанализировать. «Поскольку Министерство окружающей среды не выдало пока никаких разрешений на выпуск ГМО и единственный разрешенный в ЕС сорт модифицированной кукурузы в Эстонии не культивируется, это означает, что страна вообще не выращивает ГМО», — сказал Вакра. Он отметил, что Эстонии, если это необходимо, надо оформить свое отношение к ГМО на уровне закона.

По словам председателя комиссии парламента по сельской жизни Айвара Кокка, запрет ГМО должен основываться на правилах, действующих в ЕС. Он отметил, что в настоящее время культивирование ГМО регулируется соответствующей директивой Европейского парламента и Совета, которая была дополнена в 2015 году поправками, дающими странам союза право ограничить или запретить выращивание конкретного ГМО-продукта.

Фактор «возмущенной общественности» нельзя переоценить

Обращает на себя внимание тот факт, что упомянутая коллективная жалоба была получена эстонским парламентом именно 25 октября, то есть всего через 5 дней после заседания комиссии по сельской жизни, на котором, как сообщала пресс-служба Рийгикогу, вопрос о генетически модифицированных организмах и о клонировании животных обсуждался далеко не в таком однозначно отрицательном тоне.

Представители Министерства окружающей среды говорили 20 октября парламентариям из комиссии, что законодательный и полный запрет на выращивание ГМО и на клонирование означал бы, что Эстония не сможет заняться всем этим и в будущем, а возникновение интереса к ним нельзя исключать. Говорилось также, что законодательство ЕС не запрещает иметь испытательные участки под сельскохозяйственные ГМО и клонировать животных для нужд изучения. Так что «возмущенная общественность» со своим требованием от 25 октября очень своевременно топнула по ковру, под которым кто-то явно грызется.

Иными словами, вокруг и по поводу ГМО в Эстонии происходит примерно то же самое, что во многих других странах ЕС. Часть предпринимателей и политиков заинтересованы в использовании генетических модификаций сельскохозяйственных растений и животных, часть категорически против. Политики стали частью конфликта не только в связи с лоббированием интересов некой группы предпринимателей и торговцев.

Вопрос о ГМО уже довольно давно стал проблемой большой мировой политики, камнем преткновения в отношениях между Европой и США, где к генетическим модификациям относятся спокойно, активно их используют в сельском хозяйстве и крайне недовольны тем, что не могут свободно торговать содержащей ГМО продукцией в Европе.

Эстония. США. Евросоюз > Агропром > agronews.ru, 7 декабря 2017 > № 2415547


Россия. Белоруссия. Латвия > Транспорт > mintrans.ru, 7 декабря 2017 > № 2414589

7 декабря состоялась встреча Министра транспорта РФ Максима Соколова с Министром сообщения Латвийской Республики Улдисом Аугулисом и Министром транспорта и коммуникаций Республики Беларусь Анатолием Сиваком

Помимо вопросов двустороннего сотрудничества, в ходе встречи также обсуждалась проблематика международного характера, которая представляет интерес для трех стран.

В частности, стороны высоко оценили взаимодействие по поддержке инициатив, направленных на развитие сотрудничества в сфере транспорта в рамках различных международных организаций.

С учетом этого положительного опыта российская сторона высказалась в пользу продолжения таких контактов по вопросам, представляющим взаимный интерес, что было поддержано сторонами.

Россия и Латвия подтвердили, что на экспертном уровне сняты все ограничения на пути скорейшего подписания Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Латвийской Республики о прямом международном железнодорожном сообщении. Достигнута договоренность о незамедлительном проведении необходимых государственных процедур с тем, чтобы подписать документ в первой половине 2018 г.

Россия. Белоруссия. Латвия > Транспорт > mintrans.ru, 7 декабря 2017 > № 2414589


Эстония > Недвижимость, строительство > prian.ru, 6 декабря 2017 > № 2415561

В Нарве построят многоквартирный дом с видом на реку и замок

Это будет первый многоквартирный дом, построенный «с нуля» с момента восстановления независимости Эстонии.

Застройщиком выступит компания AS Vallikraavi Kinnisvara. Летом 2016 года она выкупила у городских властей земельный участок, на котором ранее находилась школа №7 по адресу Raudsilla 1. Стоимость сделки составила €330 000. Компания собирается инвестировать в строительство нового жилого комплекса €3,1 млн, пишет The Baltic Course.

Совладелец AS Vallikraavi Kinnisvara Айвар Туульберг в интервью местной газете рассказал, что здание школы уже снесли, и теперь запущена процедура детального планирования проекта. Она может занять несколько лет из-за сложности местоположения.

«Поскольку это берег реки, который является особой зоной, нам потребуется множество согласований. Обычно такая процедура занимает около трех лет», - отмечает бизнесмен.

Кстати, в Нарве находится самая значительная доля пустующих квартир в Эстонии.

Эстония > Недвижимость, строительство > prian.ru, 6 декабря 2017 > № 2415561


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 декабря 2017 > № 2414411

Российские порталы: латышский национальный герой Лачплесис — это на самом деле русский князь

Марис Антоневичс (Māris Antonevičs), Latvijas Avize, Латвия

День Лачплесиса (государственный праздник Латвии, отмечается 11 ноября в память о событиях 1919 года, когда латышские военные формирования отразили нападение германских войск на Ригу — прим. ред.) уже несколько лет становится особой целью атак российской пропаганды. В прошлом году в репортаже российского телеканала НТВ факельное шествие в День Лачплесиса от Братского кладбища сравнивалось с нацистской Германией, лживо утверждалось, что участники шествия выкрикивали нацистские лозунги, и что такие мероприятия финансируются из государственного бюджета. И в этом году после Дня Лачплесиса на другом российском телеканале — «Россия-24» — появился репортаж журналиста Дарьи Григорьевой. Она отправилась в Лестене, чтобы пристыдить тех, кто 11 ноября поминает латышских легионеров. Значит — мотив тот же.

Но есть и другие приемы. Так, вскоре после Дня Лачлесиса в соцсетях некого малоизвестного портала появилась публикация «Латышский национальный герой — русский князь». Во вступлении к статье указано, что латыши, празднуя и ликуя в День Лачплесиса, даже не догадываются, что этот образ происходит из русской культуры. Это обосновывается тем, что автор эпоса «Лачплесис» Андрейс Пумпурс подлинный патриот России, для которого слова «За веру, царя и Отечество» были не пустым звуком, а побуждением к действию. Именно поэтому он для своего литературного произведения (в статье утверждается, что оно было написано в 1851 году) взял героя из русского народа. Лачплесис — это на самом деле князь Вячеслав Борисович (Вячко), который боролся против рыцарей Тевтонского ордена в Юрьеве (ныне Тарту). И в других описанных в эпосе «Лачплесис» событиях участвовали не латышские племена, а русские, которые в те времена жили в окрестностях нынешнего города Кокнесе. Далее автор статьи вырванными из истории фактами пытается доказать свою теорию, чтобы она казалась вероятной.

Происхождение и распространенность

Такая статья в отдельности, возможно, не заслуживала бы большого внимания, если бы она не отражала общую тенденцию: регулярные попытки в публицистике характеризовать Латвию, как «исконную русскую землю». С аннексией Крыма в России большую популярность приобрел лозунг «Крым наш», и на государственном уровне израсходованы значительные средства, чтобы обосновать «исторические права» России на этот полуостров, увязывая их даже с крещением князя Владимира Святославовича в 988 году, которое произошло в Корсуни (на территории нынешнего Севастополя). К примеру, недавно в российских СМИ было интервью с публицистом Анатолием Вассерманом (его фрагменты опубликовал также русскоязычный интернет-портал Латвии Vesti.lv) под заголовком «Латвия — оккупированная часть России», в котором утверждалось, что Балтия законно принадлежит России, потому что «Россия Латвию и Эстонию за два миллиона ефимков купила в 1721 году». В статье выражается уверенность, что балтийские «республики в любой момент могут быть включены в состав России, необходимо только провести референдум о выходе из Европейского Союза и о возвращении в состав России».

Разоблачение

Профессор Латвийского университета, руководитель отделения латвистики и балтистики Оярс Ламс углубленно изучал и личность Андрея Пумпурса, и эпос «Лачплесис». Вот его комментарий: «Материал построен на нелепостях и имперских фантазиях. В 1851 году, который упомянут как год сочинения „Лачплесиса“, Пумпурсу было 10 лет, и он пас отцовских свиней, однако для создания эпоса в последующем это время имело большое значение, потому что именно услышанные в детстве сказания послужили основой для концепции героя. В российской армии Пумпурс оказался, не сумев найти гражданскую оплачиваемую работу. В некотором роде это был шаг отчаяния, и Пумпурса мотивировала не военная служба, как таковая, его воодушевила борьба сербов против турок, а не российский патриотизм. В военных действиях Пумпурс никогда не участвовал, однако его взглядам все-таки свойственна определенная пророссийскость, которая объясняется мыслью о том, что, сотрудничая с Россией, будет возможно уменьшить доминирование прибалтийских немцев в Латвии. Использование мотива Вячко в эпосе „Лачплесис“ маловероятно. Об этом Вячко, который некоторое время был правителем Кокнесе, сведений очень мало. В хронике Индрикиса он описан как предатель епископа, изгнанный из Кокнесе. Убегая, Вячко сжег замок, а его военная дружина разбрелась. Через год епископ нашел на месте замка множество червей и змей из-за оставленных Вячко нечистот. Позже Вячко появился в Тервете, где погиб в окружении. В связи с Кокнесе в хронике упоминаются „рутены“, это могут быть члены дружины, помогавшие Вячко собирать нечистоты. На латинском языке Вячко называют Ветсеки и аналогичным образом. Сведения очень скупые и неясные».

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 декабря 2017 > № 2414411


Эстония. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 декабря 2017 > № 2414161

ФСК ЕЭС потратила 3,4 млрд рублей на реконструкцию ПС «Кингисеппская»

Подстанция является одним из ключевых звеньев сети ОЭС Северо-Запада, участвует в выдаче мощности Ленинградской АЭС-2, имеет важное значение для надежного электроснабжения Санкт-Петербурга и Ленинградской области, включая крупных промышленных потребителей.

Федеральная сетевая компания (входит в группу «Россети») завершила финальный этап комплексной реконструкции подстанции 330 кВ «Кингисеппская». Общий объем инвестиций в реконструкцию составил 3,4 млрд рублей.

В частности, была выполнена реконструкция открытого распределительного устройства (ОРУ) 330 кВ с установкой двух автотрансформаторов 330/110/10 кВ мощностью 200 МВА каждый. На финальном этапе работ в 2016-2017 гг. построено новое ОРУ 110 кВ с установкой 22 выключателей, смонтированы два трансформатора 110/10 кВ мощностью по 25 МВА, а также порталы для перехода воздушных линий в кабельные. Комплексно заменено устаревшее оборудование.

Подстанция 330 кВ «Кингисеппская» мощностью 400 МВА введена в эксплуатацию в 1984 году. От работы зависит надежность электроснабжения Санкт-Петербурга, а также Кингисеппского, Сланцевского и Волосовского районов Ленинградской области и промышленный потребителей, включая портовые комплексы нефтеналивных грузов ОАО «Роснефтьбункер», по перевалке стабильного газового конденсата и продуктов его переработки ОАО «Новатэк – Усть-Луга», объекты ОАО «РЖД». Энергообъект участвует в межгосударственном транзите электроэнергии в Эстонию.

Эстония. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 6 декабря 2017 > № 2414161


Эстония. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 5 декабря 2017 > № 2418383

На Чудском озере возобновят промысел снетка.

Россия и Эстония договорились об открытии в 2018 г. промысла снетка в Чудском озере и об увеличении квот на вылов ряпушки и окуня в трансграничных водоемах для рыбаков обеих стран.

Вопросы сотрудничества в области сохранения и использования рыбных запасов в Чудском, Теплом и Псковском озерах обсуждались в рамках 43-й сессии российско-эстонской комиссии по рыболовству. Участники встречи обменялись информацией о вылове и мерах регулирования промысла, рассмотрели выполнение программы совместных контрольно-надзорных мероприятий и научно-исследовательских работ России и Эстонии.

Как сообщили Fishnews в пресс-службе Северо-Западного теруправления Росрыболовства, за 10 месяцев текущего года в Чудском, Теплом и Псковском озерах добыто 2047 тонн рыбы – на 68 тонн больше, чем за аналогичный период 2016 г. При этом в Чудском и Теплом озерах вылов судака в российской части акватории вырос на 112 тонн, леща – на 22 тонны, зато уловы окуня снизились на 77 тонн. Национальная квота освоена на 43%.

Большое внимание специалисты уделили состоянию рыбных запасов и определению общих допустимых уловов основных промысловых видов рыб, а также распределению национальных квот вылова на следующий год. По решению сторон в Чудском озере впервые разрешена промышленная добыча снетка, ОДУ которого на 2018 г. составит по 400 тонн для каждой страны.

Увеличение запасов отразилось на общем допустимом улове ряпушки – по 400 тонн для национальных квот, окуня – 1380 тонн для России и 1230 тонн для Эстонии. Незначительно вырос запас леща, ОДУ которого составит 1075 тонн для Российской Федерации и 875 тонн для Эстонской Республики.

По итогам заседания российско-эстонская комиссия утвердила промысловую нагрузку по количеству ставных сетей, количество механизированных мутников для промышленного лова, а также сроки по использованию механизированных мутников, закидных неводов, ставных сетей и заколов.

Эстония. СЗФО > Рыба > fishnews.ru, 5 декабря 2017 > № 2418383


Литва. Венгрия. Монголия. СФО > Агропром > agronews.ru, 5 декабря 2017 > № 2415586

Зерно и рапс томских производителей востребованы в Литве, Венгрии, Монголии, Китае.

По сообщению пресс-службы ведомства, зернобобовые и масличные культуры, произведенные в регионе, пользуются широким спросом за рубежом. Управлением Россельхознадзора по Томской области проверено свыше 6,6 тыс. тонн рапса, гороха и семян льна, предназначенного для экспорта, выдано 106 фитосанитарных сертификатов.

«Только за прошедшую неделю, с 21.11.2017 по 28.11.2017, проверено и сертифицировано 198,6 тонн рапса и 117 тонн продуктов переработки зерна (пшеничных отрубей), экспортируемых в Монголию», сообщается на сайте контрольного органа.

Выданные фитосанитарные сертификаты свидетельствуют о соответствии экспортируемой продукции фитосанитарным требованиям стран-импортеров.

Добавим, что наращиванию экспортного потенциала АПК Томской области в 2017 году способствовал рекордный урожай сельскохозяйственных культур: собрано 361 тыс. тонн зерна в амбарном весе (+19% к 2016 г.), 22,3 тыс. тонн рапса (+67% к 2016 г.). При этом по урожайности рапса регион вышел на первое место в СФО с результатом 17,4 ц/га (+38% к 2016 году). Однако, экспортируется из региона незначительный объем продукции растениеводства. Большая часть продовольственного и фуражного зерна томских хозяйств востребована переработчиками внутри региона – компаниями «Томские мельницы» и «Сибирская Аграрная Группа».

Литва. Венгрия. Монголия. СФО > Агропром > agronews.ru, 5 декабря 2017 > № 2415586


Эстония > Недвижимость, строительство > prian.ru, 5 декабря 2017 > № 2415531

Рост цен на квартиры в Таллине продолжается

В ноябре 2017 года средняя стоимость квартир в эстонской столице увеличилась на 3,2% в месячном и на 8% в годовом исчислении.

По данным Земельного департамента Эстонии, за ноябрь 2017 года собственников сменили 824 квартиры в Таллине. Общий объем сделок составил €80,3 млн. Это на 9,3% больше, чем годом ранее. Средняя стоимость апартаментов составила €1750 за кв.м, пишет The Baltic Course.

По всей Эстонии цены на квартиры выросли за год на 2,2% и достигли €680 за кв.м. За ноябрь за пределами Таллина было продано 988 апартаментов на общую сумму €40,9 млн.

Согласно исследованию Knight Frank, Эстония входит в десятку стран, где цены на недвижимость растут быстрее всего.

Эстония > Недвижимость, строительство > prian.ru, 5 декабря 2017 > № 2415531


Литва. Евросоюз. Эстония > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > neftegaz.ru, 5 декабря 2017 > № 2411757

Независимость обходится Литве все дороже. ЕС отказался финансировать многострадальный FSRU - плавучий СПГ- терминал.

Еврокомиссия решила не оказывать финансовую поддержку прибалтийским странам в развитии проектов, связанных с инфраструктурой сжиженного природного газа (СПГ).

ЕК 1 декабря 2017 г утвердила список проектов общего интереса (projects of common interest, PCI).

Из списка PCI были вычеркнуты все инфраструктурные СПГ-проекты Литвы, Латвии и Эстонии.

Так, была отклонена заявка Литвы на признание плавучего СПГ-терминала (FSRU) Независимость региональным.

Литва серьезно рассчитывала на получение финансовой помощи от ЕС чтобы компенсировать затраты на FSRU Независимость.

В случае одобрения заявки, страна могла рассчитывать на выделение из консолидированного бюджета ЕС порядка 150 млн евро в качестве компенсации на содержание терминала.

А эти затраты нешуточные - FSRU Независимость обходится литовскому бюджету в 150 тыс евро/сутки (около 60 млн евро/год).

Также признание FSRU Независимость региональным СПГ-терминалом позволило бы Литве претендовать на финансовую помощь ЕС для выкупа судна.

Своим решением ЕК дала понять странам Прибалтики, что отказ от российского трубопроводного газа и замена его СПГ из Норвегии и США преждевременно.

Список действительно не единственное средство. Это не только билет для борьбы за помощь ЕС, политически помощь для газовой инфраструктуры сокращается, отметил Ж. Вайчюнас.

С учетом всего этого, для Литвы сохраняется цель оптимизации затрат на СПГ-терминал.

Министр энергетики Литвы Ж. Вайчюнас отреагировал на решение ЕК достаточно сдержанно.

Отсутствие в списке проектов я бы приветствовал как определенное признание реальности и определенный новый этап, сказал Ж. Вайчюнас.

Решение ЕК министр оценивает как яркую иллюстрацию отсутствия регионального соглашения.

Летом 2017 г Литва серьезно сбавила свои амбиции по захвату лидерства в Прибалтике в качестве газового хедлайнера.

Литва начали договариваться с Эстонией и Латвией о совместных действиях по получению финансирования от ЕС.

Обсуждалась возможность заключения соглашения, охватывающего объекты во всех 3 странах (FSRU Независимость, будущий эстонский терминал для перевалки СПГ в порту Мууга и подземного хранилища газа в латвийском Инчукалнсе).

Но договориться не удалось.

Латвия запросила дополнительные данные по соглашению, а Литва расценила как негативную реакцию и затягивание процесса.

После этого Литва попыталась договориться только с Эстонией по соглашению об общем рынке СПГ, но безуспешно.

Предложения Литвы Эстония отвергла, охарактеризовав FSRU Независимость как быстрое решение, которое было принято для диверсификации поставок газа.

Параллельно Эстония напомнила, что согласно заказанному ЕК исследованию, наилучшим местом расположения регионального СПГ-терминала является побережье Финского залива.

Финляндия отказалась от строительства, поэтому альтернативой являются эстонские Мууга или Палдиски.

Впрочем к согласию прибалтийские страны не могут прийти уже не в 1й раз...

Обсуждение региональной газовой инфраструктуры в Прибалтики началось еще в 2006 г.

Тогда Литва, Латвия и Эстония договорились оценить идею строительства регионального СПГ-терминала.

Но к конкретным договоренностям странам придти не удалось.

Литва в итоге приняла собственное решение, арендовав FSRU Независимость у Höegh LNG.

FSRU Независимость прибыл в порт Клайпеда 27 октября 2014 г и был введен в эксплуатацию в декабре 2014 г.

Экономически проект получился провальным, цены на газ в Литве в настоящее время - одни из самых высоких в ЕС.

И Минэнерго Литвы в конце ноября 2017 г сообщило, что в связи с сокращением потребления газа в Литве в 2018 г подорожает содержание СПГ-терминала.

Литва. Евросоюз. Эстония > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > neftegaz.ru, 5 декабря 2017 > № 2411757


Литва. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 декабря 2017 > № 2411974

Министерство иностранных дел Литвы выделило 50 тысяч евро гуманитарной помощи Украине, сообщила в понедельник пресс-служба ведомства.

"По 25 тысяч евро будут переведены детскому фонду ООН UNICEF и международной организации миграции IOM. Данное стремление оказать гуманитарную помощь Украине основано на информации от 28 ноября, полученной из координационного гуманитарного бюро OCHA о том, что на обновление плана гуманитарной помощи этой стране не хватает 146,7 миллиона долларов США, или 72% от необходимой суммы", — говорится в сообщении МИД.

Как отмечает министерство со ссылкой на данные ООН, конфликт на востоке Украины напрямую затронул 4,4 миллиона человек, четырем миллионам необходима гуманитарная помощь, 10,2 тысячи человек погибли, 24,5 тысячи пострадали. "Семьдесят процентов граждан этой страны, которым необходима гуманитарная помощь, — это люди пожилого возраста, женщины и дети", — добавили в ведомстве.

В этом году МИД Литвы уже выделил 280 тысяч евро гуманитарной помощи странам, пострадавшим от стихийных бедствий и конфликтов: Украине, Сирии, Ираку, Йемену, Южному Судану, Сомали, Нигерии, Мали, Шри-Ланке, Доминике.

Литва. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 декабря 2017 > № 2411974


Латвия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411620 Константин Ранкс

Сможет ли Латвия вернуть себе промышленность?

Константин Ранкс, Delfi.lv, Латвия

В ноябре Министерство экономики Латвии составило список из 303 крайне необходимых для страны профессий. Эти специалисты, инженеры и врачи, астрономы и химики, либо уже исчезли, либо исчезнут в ближайшие годы — если не начать действовать уже сейчас. Технические знания (не только в Латвии, во всем «развитом» мире) исчезают даже быстрее, чем языки малых народов. Чем опасна деиндустриализация, стоит ли с ней бороться и что может сделать Латвия?

MBA вместо ГОСТов и СНиПов

Промышленность и наука в Советской Латвии считалась флагманской во всем СССР. Казалось, это огромный задел. В конце 1980-х годов многие были убеждены: когда рухнут оковы плановой экономики и Латвия откроется миру как свободное, независимое европейское государство, у латвийской индустрии появятся фантастические перспективы. Однако уже в начале 90-х латвийские инженеры и ученые встали за прилавки на рынках. Те, кто поудачливее, устроились работать в фирмах более успешных друзей — разумеется, не по специальности. Новому миру оказались не нужны товары их предприятий.

Свои знания они, как правило, тоже предложить не могли — и не только по причине незнания европейских языков. В отличие от многих гуманитарных отраслей, технические и инженерные знания жестко стандартизированы. Строители в СССР поколениями строили согласно Строительным Нормам и Правилам (СНиПам), производства работали согласно Государственным Стандартам — ГОСТам. Многие вещи отличались от западных в мелочах, другие — весьма кардинально. Инженер из Латвии, даже знающий английский язык, должен был изучить новую для себя нормативную базу, по сути — понять ее логику. Технологии, ноу-хау — все это невозможно мгновенно заменить, как компьютерную программу.

Конечно, кто-то сумел перестроиться. Но большинству пришлось выживать и с каждым днем терять свою квалификацию. Их дети видели пример родителей и не спешили изучать сложные науки — математику, физику, химию. Самыми популярными специальностями стали профессии, связанные с управлением и финансами. Люди продавали единственное жилье, чтобы обеспечить своим детям волшебный сертификат MBA — Мaster of Business Administration.

Профессии, о которых не снимают видеоблоги

XXI век начался со взрывного спроса на IT-специальности. Параллельно произошла подмена терминов — «информационные технологии» стали все чаще называть «высокими технологиями». Индустриальные технологии перестали считаться «высокими». В результате возникла крайне глупая ситуация: написание машинного кода для компьютера стало считаться более интеллектуальным занятием, нежели разработка технологии изготовления чипов, аффинажа металлов для компьютерной электроники и изготовления стекла, покрытого тончайшей пленкой редких металлов, обеспечивающих существование тачскринов. Даже навыки пользования компьютерной техникой стали цениться больше, нежели знания в области тяжелой индустрии.

Журналисты и их «эксперты», весьма далекие от какого-либо производства, годами рассказывают о прекрасном информационном мире, в котором не будет пышущих жаром заводов, огромных батарей токарных и фрезерных станков, вонючих химических комбинатов. Сплошные 3D-принтеры. Уютные, пропитанные ароматами кофе коворкинги стали считаться современным видом нормальной трудовой деятельности. Заводы стали анахронизмом.

Но к середине второго десятилетия стало ясно, что головастые ребята нужны не только там, где придумывают новые приложения для смартфонов. Они нужны для поиска и добычи металлов, которые будут нужны для производства этих смартфонов. Для выплавки, изготовления кристаллов, их травления — и каждое это действие опять же связано с тысячами других специальностей, о которых не рассказывают на страницах газет и в модных видеоблогах. Ведь без механиков, химиков, геологов, металлургов никакой цивилизации нет. Не будет света и тепла в музеях, театрах и коворкингах. Это должно быть очевидно каждому. И каждому должно быть не по себе от того, что работать в технических областях в Латвии, фактически, некому.

Как потерять знания: примеры России и США

То, что знания теряются, люди знали всегда — например, мы до сих пор точно не знаем, как строились египетские пирамиды. В XIX веке появилось мнение, что формирование класса специалистов — врачей, инженеров, ученых обеспечивает сохранность знаний. Тем более, что справочная литература стала доступнее и дешевле. Однако после Первой мировой войны обнаружилось, что знания могут исчезать буквально на глазах. Яркий пример показала Россия.

Перед войной страна была в числе мировых лидеров по разработке дальнобойной морской артиллерии. Это были весьма передовые технологии для своего времени — в области металловедения, обработки и сборки монструозных конструкций массой в сотни тонн. Последнее орудие такого класса было установлено летом 1917 года. А в 1922 году, всего через пять лет, когда встал вопрос о ремонте, выяснилось, что трудно найти не только инженеров, но и мастеров и рабочих. Кто-то эмигрировал, кто- то погиб в Гражданскую войну, кто-то скончался от «испанки» или голода. Но самое страшное — за пять лет люди забыли многие навыки. Новые, более сильные впечатления стерли былые знания. Потребовалось еще пять лет, чтобы просто сохранить то, что еще осталось, и только после этого начать накапливать новые знания. Все это — при наличии нужной литературы.

Для того, чтобы растерять знания, не нужна даже война. В 1960-е годы США совершили грандиозный рывок в ракетостроении: создали потрясающую ракету-носитель Sarurn-5, которая забросила человека на Луну. Эту ракету строили «всем миром» — первую ступень строила компания Boeing, вторую делала North American Aviation, а третью — Douglas Aircraft Company. Ракетные двигатели для ступеней производила компания Rocketdyne, командный и служебный отсеки создавали специалисты North American Rockwell, а лунный модуль — Grumman. Всего же в программе участвовало около двадцати тысяч подрядчиков и субподрядчиков. Космическая гонка с СССР была в самом разгаре: требовалось все сделать как можно быстрее.

Сегодня проще сделать новую ракету для полета на Луну, чем восстанавливать старую. И дело не только в новых технологиях. Значительный объем технологической информации за 40 лет просто утерян. Самым банальным образом. Но главное — нет тех специалистов. Ведь те, кто в 1977 году пришел на работу в НАСА или Boeing зелеными юнцами, сегодня либо уже ушли на пенсию, либо совсем скоро станут пенсионерами.

Как сохранить технические знания: пример Белоруссии

Удар по индустрии на постсоветском пространстве ярко показал: для того, чтобы потерять главный элемент производства — знающего специалиста, рабочего или инженера — достаточно 10 лет. В 1990-е годы руководство БелАЗа, где сейчас изготавливают самые большие карьерные грузовики в мире, при поддержке государства приглашало работников в цеха для прогона оборудования. Им разрешали производить что-то для себя — лишь бы работники не разбежались, лишь бы не потеряли ценные навыки. И когда вновь появились, вопроса рекрутинга рабочих и инженеров не возникло. Сейчас на завод пришло уже другое поколение инженеров и рабочих. Они работают, используя новейшие технологии — но место работы для них сохранили отцы. Это довольно редкий пример на постсоветском пространстве. Ключевое слово в нем — государственная поддержка. В данном случае это не бюрократическая машина, а концентрированная воля всего народа, который сохранил для себя ценное производство. Сегодня грузовики БелАЗа работают от Австралии до США.

Правительства крупных стран заказывают важным национальным предприятиям изготовление оружия, которое, скорее всего, никогда не понадобится — зато сохранит навыки и технологии. То же самое относится к оборудованию для космических и прочих экспедиций, уникальных архитектурных объектов. Пусть это не имеет практической ценности сегодня, но зато обеспечивает решение задач завтрашнего дня. Дешевле сохранить, чем восстанавливать заново. По сути, это напоминает страхование: мы платим малые суммы, не желая в будущем столкнуться с огромными и неизбежными расходами.

Что на самом деле должна пропагадировать Латвия

Откуда Латвия возьмет нужных специалистов? Кто-то, возможно, и приедет, но вряд ли этот поток будет массовым. Те, кому было в 1990-м году 30 лет, сегодня приближаются к пенсионному возрасту и имеют катастрофический, четвертьвековой перерыв в профессиональной деятельности. Новых специалистов просто придется завозить, и заниматься обучением новых — чтобы через 10-15 лет они могли бы занять место. Нужно, чтобы у молодежи воспитывался интерес не только к старинным ремеслам, танцам и песням, но и к технологической истории страны. Нужно преодолеть комплексы и спокойно относиться к тому, что среди выдающихся инженеров вплоть до 1920-х годов ХХ века, в основном, были немецкие и русские фамилии. Можно гордиться, что в советское время был сделан впечатляющий научный и технологический рывок. В конечном счете — это тоже история Латвии.

Страна должна пропагандировать — именно пропагандировать те отрасли, которые еще сохранились, в которых есть традиции, и которые можно развивать. И придется признать, что если Латвия не хочет превратиться в кладбище, она должна будет привлекать иностранные кадры и иностранную молодежь. И — да, эта молодежь будет говорить на разных языках. И, возможно, придется признать иностранный язык официальным — как в финском городе Эспоо. Там чиновники учат английский, чтобы обслуживать экспатов — потому что эти люди создают будущее Финляндии. Их труд дает деньги, которые можно отправить на финансирование гуманитарных проектов, в том числе направленных на сохранение национальной культуры.

В общем, выбор небольшой — или влиться в международную экономическую систему в управляемом режиме, или со временем просто стать пустой территорией, которую займет любой желающий. Как пустой дом, в котором давно уже нет хозяев.

Латвия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411620 Константин Ранкс


Евросоюз. Эстония. Латвия > Алкоголь. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 4 декабря 2017 > № 2411184

Ежегодно каждый житель ЕС тратит на алкоголь в среднем 250 евро

В 2016 году жители Европейского союза потратили почти 130 млрд. евро на алкогольные напитки, что составляет 0,9% ВВП Евросоюза, или более 250 евро на каждого жителя ЕС, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ».

«Годовые расходы на алкогольные напитки примерно эквивалентны расходам на медицинские товары, приборы и оборудование и немного больше, чем расходы на социальную защиту или образование в 2016 году», - отмечается в исследовании статистической службы Евростат.

Как оказалось, население ЕС тратит на алкоголь в среднем 1,6% средств от своих потребительских расходов. Следует отметить, что эти данные не включают алкогольные напитки, покупаемые в ресторанах и гостиницах.

Среди стран-членов ЕС наибольшая доля расходов на алкоголь зафиксирована в трех странах Балтии: Эстонии (5,6%), Латвии (4,8%) и Литве (4,2%). За ними следуют Чехия и Польша (3,6%), Венгрия и Финляндия (2,9%).

В противоположность этому самая низкая доля расходов на алкогольные напитки в Испании (0,8%), Италии (0,9%), Австрии (1,3%), Португалии (1,4%) и Германии (1,5%).

Евросоюз. Эстония. Латвия > Алкоголь. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 4 декабря 2017 > № 2411184


Эстония. Нидерланды > Армия, полиция > ria.ru, 3 декабря 2017 > № 2410369

Вторая партия закупленных в Нидерландах боевых машин пехоты (БМП) CV9035 прибыла в Эстонию, сообщил в воскресенье Главный штаб Сил обороны республики.

"В Северный порт города Палдиски в субботу прибыло грузовое судно, доставившее в Эстонию боевые машины пехоты CV9035. Их транспортировали в военный городок Тапа, где базируется Первая пехотная бригада Сил обороны", — говорится в сообщении.

В конце 2014 года Эстония заключила с Нидерландами договор о покупке 44 бывших в употреблении БМП CV9035 на сумму 113 миллионов евро. Боевые машины будут доставлены в Эстонию в период с 2016 по 2018 год.

БМП произведены в Швеции и, хотя уже некоторое время эксплуатировались, находятся в хорошем состоянии. Все машины прошли в Нидерландах предпродажное обслуживание и ремонт. CV90 состоят на вооружении Нидерландов, Дании, Норвегии, Швейцарии, Швеции и Финляндии. В прошлом году в Эстонию были доставлены 12 БМП CV9035.

Эстония. Нидерланды > Армия, полиция > ria.ru, 3 декабря 2017 > № 2410369


Финляндия. Эстония > Транспорт > yle.fi, 3 декабря 2017 > № 2410348

Полиция собирается более активно добиваться от эстонских водителей оплаты штрафов за нарушения ПДД.

Вскоре финская полиция будет отправлять извещения о штрафах, полученных в Финляндии, нарушителям в Эстонию. В то же время забрать штраф из полиции для оплаты можно будет только в Финляндии. Если штраф останется неоплаченным, нарушитель и его автомобиль могут быть объявлены в розыск.

В Финляндии иностранцам ежегодно выписывается порядка 12 000 штрафов за превышение скорости, большая часть нарушителей – это водители из Эстонии. Большинство штрафов остаются непогашенными.

Финляндия. Эстония > Транспорт > yle.fi, 3 декабря 2017 > № 2410348


Россия. Литва > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410184 Людмила Улицкая

«Работать со своей головой»: Людмила Улицкая о смене эпох, рэп-баттлах, власти, культуре и друзьях в Литве

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Что Россия может предложить сейчас привлекательного своим соседям? Один из самых известных в мире российских писателей современности Людмила Улицкая затрудняется ответить на этот вопрос и называет его «кошмарным». Хотя, с другой стороны, писатель считает: несмотря на отъезд многих талантливых людей, вырастут новые гении.

Вильнюс, где на прошлой неделе состоялся ее творческий вечер, для писательницы не чужой, здесь живут ее давние друзья. В разговоре с DELFI писатель отметила, что мы живем в ситуации смены эпох, когда все меняется, а земля практически уходит из-под ног, постоянно появляется что-то новое. При этом Россия как империя распадается, что сопровождается болезненными процессами, но, тем не менее, человечество переживает распад империи не впервые. В современном мире она видит две главные тенденции — планетарную и националистическую. И первейшая задача каждого человека, говорит Л. Улицкая, заключается в том, чтобы работать со своей головой.

— Вильнюс далеко не в первый раз на Вашей карте, он есть в Ваших книгах. Что Вас связывает с Вильнюсом, какие нити?

— Очень давние. C юности лет здесь живет моя подруга, здесь живет весьма важный для меня человек, с которым мы работали в театре в семидесятые годы. И вообще у меня немало есть друзей литовцев. Я имею в виду близких друзей, это сохранилось еще с шестидесятых годов. Здесь жила Наталья Леонидовна Трауберг, с которой мы дружили, я до сих в теплейших отношениях с ее дочерью. Для меня Вильнюс совершенно не чужой город, благодаря людям, которые здесь живут.

— В последние несколько лет в ходе общения людей с именем с журналистами так или иначе звучат вопросы, ответ на которые определяют людей в ту или иную категорию — «за» кого, «против» кого. Что чувствует сейчас такой человек как Вы — известный писатель, общественный деятель, когда идет на интервью?

— Во-первых, я не могу терпеть устное интервью. Я предпочитаю вопросы в письменном виде, когда есть минута подумать. Потому что, когда ты потом слышишь, что говоришь, то думаешь: это не точно, это не совсем точно, а это просто чушь собачья. Ты не имеешь этой минуты подумать. Но что делать — спрашивают, я отвечаю, раз я занимаю такое место и кому-то интересно, что я говорю.

— Что по-Вашему мнению сейчас значит слово в России?

— Всегдашняя формула «поэт в России больше, чем поэт» давно уже надоела и сегодня совершенно перестала работать. Это закрываем. Надо сказать, что двадцать первый век очень многое изменил и в мире, и в восприятии мира, и нас самих. Сегодня поэтов раз в тысячу больше, чем сто лет тому назад. И вообще творчество в интернете вполне конкурирует с тем, что мы называем профессиональным.

На самом деле профессиональное творчество от непрофессионального отличает лишь один момент — получаемые деньги. Профессионал — это человек, который живет со своей работы. Сегодня огромное количество писателей не могут себя прокормить писательским трудом и по экономической линии они вполне сравнимы с теми, кто пишет для своего удовольствия и вывешивает тексты в интернете. Так что границы делаются размытыми.

Кроме того, мы знаем случаи, когда то, что висело в сети делается бумажной книгой и имеет успех. То есть, человек начинает свою писательскую карьеру не с того, что ходит по издательствам и журналам, а просто вывешивает свое творчество на всеобщее обозрение. Поэтому есть существенная разница. Она мне нравится, потому что она поднимает в человеке творческие возможности. Нет этого барьера, что я по себе знаю, когда ты что-то нацарапал и идешь в кабинет или посылаешь по почте, а они либо вообще не прочитают, либо напишут отзыв, не читая. Это все унизительные и очень тяжелые вещи. А тут все честнее. Поставили люди лайки, значит все хорошо, может, какой-то издатель заинтересуется.

— Это как раз то, о чем Вы как-то говорили, о начале новой эры Гуттенберга…

— Да, совершенно верно. Все меняется, практически земля уходит из-под ног, поскольку привычные вещи исчезают, к новым надо привыкать, их надо понимать. В этом смысле я человек двадцатого века и мне приходится постоянно делать это усилие понимания.

— Если вернуться к слову, мы видим, что сейчас слово используется совершенно в иных целях, чем это делают писатели…

— Так всегда. Если говорить о культурологических вещах, то, конечно, сегодня Россия, которая была литературоцентричной страной, это качество теряет. Сегодня не литература в центре, сегодня гораздо более важным стало кино, как говорил товарищ Ленин — важнейшее из искусств. Конечно, звуки, аудиокультура стали гораздо важнее.

Во времена моей молодости музыку слушали считанные люди — считанные слушали классику, еще более считанные слушали джаз. А сегодня ты едешь в метро и понимаешь, что половина ребят сидят с наушниками. Другое дело, что эта музыка не всегда мне нравится. Я слушаю классику и джаз, а сегодняшняя музыкальная культура, которая называется презрительным словом попса, меня не вдохновляет. Я кстати прослушала рэп-баттл (Оксимирона с Гнойным, — DELFI), подумав: что же это такое, весь мир гудит, а я даже не знаю, что это такое? Я послушала по-честному и была очень разочарована.

— И как Вам градус агрессии в отношении друг друга?

— Это само собой, но есть еще одна интересная вещь, которая просто бросается в глаза. Искусство всего мира всегда стояло на трех китах: жизнь, смерть, любовь. Это три важнейшие темы, вокруг которых так или иначе все искусство вращается. Здесь же речи не было ни о жизни, ни о смерти, ни о любви, а речь шла исключительно о том, кто сильнее ударит. Это сугубо мужская агрессия, у женщин есть свои не всегда приятные черты, но нет той меры агрессии, которую нам предлагает мужской мир. Здесь все на агрессии, низведенной на словесный уровень, за что спасибо, потому что следующий этап — это мордобитие.

Но самоутверждение одного над другим — это же так, на самом деле, ничтожно. Мне-то неважно, кто из них круче и умнее, хотя Мирон мне больше понравился, хотя и проиграл. Все же есть ощущение, что он поумнее. Но в общем меня это очень удивило и огорчило, что же это за падение? Это падение не художественного уровня, это падение интеллектуального уровня, потому что про серьезные вещи — ни слова. Мир меняется, в нем все время появляется что-то новое, а эти ребята рассуждают о том, кто из них круче. Ребята, нельзя так.

— На одном из российских сайтов опубликована статья о книге про детство в годы войны. Она стояла в рубрике «Культурная война», что это за явление и как стало возможным, что такие рубрики появляются?

— Это очень интересно, я не знала об этой рубрике, и эта тема для меня не продумана. Вы ее правильно поймали. Дело в том, что в культуре все время существует движение. Не так давно я делала в Шотландии лекцию о русском авангарде. У юного, свежего авангарда была тенденция: все старое уничтожим, старое нам не нужно. Уже Владимир Маяковский этого не произносил. То есть, это на самом деле вопрос осознания. Ничего не растет из ничего. Поле вспахано, в нем навоз, много чего, поэтому любая, даже самая острая, авангардная идея либо опирается, либо отталкивается от вчерашнего дня.

Мы все живем во времени, есть привычки, навыки, глаз привыкает к такого рода искусству. Советские люди жили и для них кроме соцреализма никакого другого искусства не было, поэтому когда пришла абстрактная живопись, люди выли от злости — их привычка была нарушена, им предъявили нечто совершенно непохожее. Сегодня люди к этому относятся мягче, терпимее, и никакая новация не вызывает такой бурной реакции, как в советские времена. Кроме того, тогда культуру рассматривали исключительно как фрагмент идеологии. Сейчас мы понимаем, насколько это нелепо, смешно и убого, по той причине, что культура стоит над всем. Это единственный продукт, который производит человек. Ничего кроме культуры человек не производит. Еще навоз, который тоже культурный продукт.

— Вы говорили, что «власть постоянно поскальзывается на половице бескультурья»…

— Конечно. Это иллюзия, что власть может руководить культурой, она может немножко ее придушить, иногда сильно. Русский художественный авангард советская власть прикрыла, практически безболезненно. Мало кто погиб, их вынудили уйти в другие области искусства, они стали соцреалистами. А литературный авангард был уничтожен физически. И вся эта жестокая борьба власти против культуры в широком смысле слова не приводит к процветанию культуры.

Некоторые считают, что в условиях давления культура поднимается — это ерунда. Владимир Набоков уехал и стал великим писателем, останься он — его бы, скорее всего, убили, случайно или намеренно. Поэтому я не считаю, что давление на культуру, делает ее плодотворнее. Поэтому она переформатируется. Мне очень интересно, как в ней появляются новые формы.

Я человек старомодный, видимо, новых танцев не выучу. Но эти новые танцы мне интересны. Поэтому я с большим интересом смотрю, что делают молодые люди, иногда мне это очень нравится, иногда я плохо понимаю, иногда мне кажется, что это недостаточно осмысленно. И опять я возвращаюсь к Дмитрию Быкову, человеку, который работает со школьниками и необычайно высокого мнения о новизне их дарований. Что уже, мол, вылупился из яйца этот новый планетарный человек. Если это так, я первая буду радоваться.

— Если взглянуть на новости России последнего времени, то там было два громких открытия памятников — Калашникову и Александру III.

— В двухстах метрах от памятника Калашникову — памятник жертвам политических репрессий.

— Но в Литве заметнее были памятники изобретателю автомата и царю, о жертвах слышно меньше. О чем это говорит? Памятник Калашникову был открыт с участием министра культуры.

— По-моему мнению, это кошмар. В этом кошмаре есть одна комическая деталь, которая в тени: Калашников был прекрасный менеджер, который замечательно использовал труды Шмайсера. В некотором смысле он плагиатор. Поскольку плагиат у нас тема очень популярная, я вижу в этом некоторый резон: украсть, присвоить и выдать за свое — это имеет сегодня хождение. Что тут можно сказать!

В сегодняшнем мире есть две тенденции, обе очень яркие и сильные. Одна — тенденция планетарности: мы идем в аптеку, покупаем таблетку, которую лучшие ученые фармакологи сделали неизвестно где. Это же относится ко всем продуктам производства — науке, искусству, технологиям, банковскому делу, это все планетарный продукт. Эта тенденция чрезвычайно мощная. С другой стороны, есть тенденция националистическая — наше, мое и отдельное. Если ее довести до предела, то это ситуация гетто, когда человек, город, страна замыкают стены — мы живем по своим законам.

— Вы говорите не только о России?

— Есть страны, которые на этом пути достигли гораздо большего, например, Северная Корея. Тем более, что Россия — сложная страна. В ней с национальной проблематикой очень сложно, это империя, бывшая, но империя. В империи живут разные народы. Мы уже прочитали «Историю Римской империи» Момзена, мы знаем как империи организуются и распадаются. То, что мы сейчас переживаем (если смотреть на это не с точки зрения боли тех, кто под эту машину попадают лично), если говорить об историческом процессе, мы переживаем не в первый раз. Сравнительно недавно распалась Австро-Венгерская империя, наверное, одна из лучших и мягких империй.

Когда империя распадается — летят клочки по закоулкам, огромное количество людей-жертв. У меня огромное сочувствие к русским людям, живущим в Прибалтике. В основном это дети военных, которым здесь не комфортно, Россия их не приняла, но с другой стороны жить здесь удобнее и лучше. Они попали в межкультурную, сложную ситуацию и пути, кроме ассимиляции, нет.

Я сама еврейка, русский писатель и для меня тема ассимиляции — это моя личная тема. Я не знаю еврейского языка, я еврейскую культуру, историю изучала по-русски, Библию читала по-русски. С точки зрения еврея — я не еврей, а с точки зрения русского националиста — меня надо выбросить, желательно в Израиль. Поэтому для меня проблема межкультурного шока вполне понятна. И все это последствия имперского распада, есть прекрасная нота освобождения тех людей, которые чувствовали себя под ее гнетом, и есть драматическое сознание людей, которые империи служили и сегодня ей не нужны. Как себя сейчас чувствует эстонец или литовец, в прошлом председатель обкома партии?

— Представить трудно. Порою кажется, что этот момент в последнее время, в том числе, и в русской литературе обсуждается. СССР распался, а люди остались никому не нужными по всему его периметру.

— Эта проблема есть, но есть еще одна чрезвычайно важная вещь. Такая маленькая страна как Эстония получала все культурное богатство через русские переводы. Маленькая страна не в состоянии перевести Эсхила, Гомера и т.д. Таким образом всегда есть проблема маленького народа, он пользуется предимперским, постимперским вторым языком, который для него есть международный культурный переводчик. И это большая проблема. Я недавно была в Грузии и обнаружила, что молодые люди русского не знают. Мое поколение, младшее поколение читали Гомера по-русски. Эти молодые люди будут читать его по-английски. Мировой культуре все равно, на каком языке будет прочитан автор. С моей точки зрения он прочитан должен быть.

— Россия не может не быть заинтересована в том, на каком языке будут читать в близлежащих странах.

— Это культурная проблема, на каком языке литовец будет читать Гомера. Россия переводит американскую литературу очень быстро и хорошо. У нас была очень хорошая переводческая школа. Поэтому все сопредельные страны вокруг России знакомились с мировой культурой через русские переводы, сейчас будут знакомиться через английские. Это выбор.

— Люди переориентировались. А что может сейчас может Россия предложить привлекательного своим соседям?

— Вопрос кошмарный, просто ужасный, я на него вам ответить не могу. Кажется, что ничего, может быть, есть какие-нибудь калашниковы, которые до сих пор привлекательны для наших соседей. Мы торгуем оружием, это круто, это деньги. Сказать, что меня это радует — не могу. Эта маскулинная цивилизация с войной как главным историческим событием мне нравится.

— Это приводит к таким ситуациям, как была со словами школьника в Бундестаге.

— От этого просто страшно, хотя на самом деле смешно, но страшно тоже. Ничего не могу здесь сказать, я воспринимаю это как катастрофическое падение. Но с другой стороны, все живое. Это потрясающе одаренная страна, вырастут новые гении, уедут ученые, писатели, артисты. Уезжают самые талантливые, но вырастут новые. Патриотами вряд ли будут.

Я как раз на днях перечитывала большую статью Льва Толстого о патриотизме, если бы он написал ее сегодня — его бы посадили в тюрьму. Слезть с этой лошадки (это касается не только России) — это одна из самых серьезных задач, которую надо решать в первую очередь.

Каждый человек — планетарный, мы представители одной биологической расы. И тема «свой-чужой», соседа-врага требует того, чтобы быть изжита. Я только что с Балкан. Это ужасное место, потому что там в сущности один язык, два алфавита и три вероисповедания. Это создает ситуацию, когда все ненавидят всех. Ничего подобного в жизни я не видела, подобного дребезжания ненависти к соседям. В этом смысле Балканы — исключительно важная точка для исследования и внимания, они показывают пример того, что может произойти, если человек не контролирует себя, свое мышление, потому что это ментальная проблема, с ней надо работать. Опыт Балкан был для меня потрясающим и интересным: люди ненавидят друг друга настолько, что забыли даже про евреев.

— Вы упомянули о маскулинной культуре и бросается в глаза, что везде, где Вас представляют как писателя, обязательно подчеркивают, что Вы — первая женщина, получившая Букера. Вряд ли можно где-либо увидеть что-либо подобное про мужчин. Как Вы воспринимаете такие вещи?

— Это и есть то самое, о чем можно говорить. Когда я говорю о том, что у нас не в порядке с сознанием, то говорю, что это первейшая задача каждого человека работать со своей головой, как с чужим предметом, отчуждаться: а что я думаю сегодня и почему? Этот контроль просто необходим, потому что массовые реакции, «как все» чрезвычайно опасны.

Я прекрасно помню момент, который повернул мою жизнь. Мне 10 лет, похороны Сталина, нас, школьников, собрали в зале. Все зареванные, с распухшими лицами. Директор школы просто глаз не найдешь, так она вся распухла. Бюст вождя, цветы. Я стою и чувствую себя жутко несчастной, потому что понимаю: мне плакать не хочется. И я чувствую себя так, что все люди нормальные, а я — урод. Это была точка осознания себя отдельно от толпы. В этот момент я поняла, что я — другая, потому что у меня реакция другая. С тех пор в течение очень многих лет я об этом знаю, потому что это бывает: всем смешно, а мне совершенно не смешно. Все плачут, а мне плакать не хочется. Может быть, это причина, по которой я очень люблю своих друзей, потому что когда я впервые стала встречать людей, которые реагируют как я, то есть, «неправильно» — я их полюбила навеки. Поэтому я и приезжаю в Литву, потому что несколько таких друзей есть среди литовцев.

— В заключение хотел попросить Вас расшифровать свои слова: «каждый должен выстраивать должным образом свое пространство»? Что Вы имеете под этим в виду?

— Мы все живем в одном и том же большом социуме. Я рано поняла, что не хочу работать на государство, хочу дистанцироваться. На службе в своей жизни я была три года, и то это был еврейский театр. Ты создаешь пространство вокруг себя из того, кого ты любишь, кого ты выбрал. Советская власть этому очень способствовала, потому что то, что мы сейчас вспоминаем как московские кухни, интеллигентский треп, на самом деле было выстраиванием личного пространства. Иначе мы не могли выжить, социальных услуг не было никаких, денег не было — все были одинаково бедными, трешник до зарплаты шел по кругу, если кому-то надо к врачу — сидели с ребенком.

Мы были нужны друг другу для выживания. Сегодня мы друг другу для выживания уже не нужны, я имею в виду старую гвардию. Но в каком-то смысле все же остаемся нужны, чтобы проверять, сверять реакцию, себя проверять, потому что во времена нашей молодости никаких психоаналитиков не было. Мы друг для друга эту функцию выполняли. Поэтому личный социум, личное пространство продолжают быть очень важными для людей моего поколения.

Россия. Литва > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410184 Людмила Улицкая


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409068

Русские и Латвия

Размышления над книгой Т. А. Жданок и М. Б. Митрофанова

История русских в странах, возникших после 1991 г. на пространстве бывшего СССР, а до этого — Российской Империи, — это история преодоления предательства. Каждое новое предательство усиливало гнет. Когда оно преодолевалось, гнет слабел и лучше становилось не только русским, но и, объективно, народам-соседям и тем государствам, в которых наши соотечественники оказались волею перестроечного разрушения. Об этом — преодолении предательства и обретении на этой основе новых сил для продолжения борьбы — недавно вышедшая в Латвии книга известных русских политиков Татьяны Аркадьевны Жданок и Мирослава Борисовича Митрофанова «Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза»[1].

Я читал эту книгу с противоречивыми чувствами. С одной стороны, — печали и стыда за то, что Россия образца 1991 г. и большинство ее политиков оказались не в состоянии адекватно ответить на вызов защиты своего народа — особенно в той его части, которая, будучи отсечена волюнтаристски воздвигнутыми границами или лишена гражданства, была подвергнута дискриминации. С другой, с чувством искреннего уважения к тем в Латвии, кто этот вызов принял и сделал на поприще борьбы с русофобией и шовинизмом (который бывает не только «великодержавным») гораздо больше, чем можно было ожидать в тех условиях.

Слабину ведь тогда, в годы заката СССР, дали не только мы, в России: большая часть населения Латвийской ССР и очень многие русские в том числе повели себя в годы «перестройки» и сразу после 1991 г. таким образом, который, уверен, не может не вызывать у них сегодня, как минимум, досады. Детали этих настроений и общественных процессов в книге Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова выписаны ясно и подробно.

Татьяна Аркадьевна и ее соратники, сплотившиеся вокруг дела защиты всех тех, кто оказался обездолен культурно, исторически и социально, были тогда и остаются сегодня людьми, сделанными из другого материала. Не стали, потому что они живые, но и не теста, потому что их не раскрошишь. Помню весну 1997 г., когда я приехал в Ригу в качестве советника-посланника нашего посольства. Ельцинская линия полного соглашательства с этнократическими элитами в «новых независимых государствах» была тогда уже существенно поколеблена Е. М. Примаковым в качестве министра иностранных дел России, а линия неполного соглашательства, последовавшая за его увольнением с поста председателя правительства России, еще не наступила; наше давление на прибалтов в интересах восстановления утерянных в этом регионе военно-политических позиций и возвращения соотечественникам отнятых у них гражданских и культурных прав нарастало.

Далеко не все русские Латвии, однако, встретили эту нашу активность приветливо. Многих она даже испугала, ибо требовала и от них более определенной позиции. Отсюда пошло нашептывание: а не слишком ли вы обостряете, надо отнестись к латышам с пониманием, развивайте экономику, а политика приложится. А главное — просто увеличьте финансирование русских организаций, особенно этнографического характера (у нас ведь полно «русских» — было тогда и остается сейчас — стремящихся свести «национальность» к условным балалайке, косоворотке и матрешке). Татьяна Жданок, Гарольд Астахов, Владимир Бузаев, Яков Плинер, Мирослав Митрофанов, Геннадий Котов, тогда еще совсем молодой Юрий Соколовский, другие, наоборот, мыслили принципиально иначе, требовали и от себя самих, и от России полного выполнения своего долга.

Эта жизненная и политическая установка, нашедшая за четверть века свое воплощение во множестве дел и свершений, дала авторам книги не просто право, как они пишут, бросить «вызов… системе взглядов, согласно которым русские за пределами России в постсоветскую эпоху — это исключительно жертвы обстоятельств, не способные изменяться и менять реальность в своих интересах» (с. 3), но и достаточные основания говорить о русской общине Латвии как об активном делателе истории.

Работа Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова с первых своих страниц, посвященных истории Латвии в XX веке, вызывает к себе доверие. Написано емко и ответственно, на основе обилия фактов и с привлечением оценок как сторонников, так и оппонентов. Их более чем уместное цитирование я бы отнес к числу авторских находок, благодаря которым латвийская история последних десятилетий звучит в книге на разные голоса.

Не буду обсуждать конкретные формулировки главы, посвященной истории, — в конце концов, каждый читатель сможет при желании сам поразмышлять над ними и поспорить с авторами, но главные мысли разделов, в которых говорится о жизни прибалтийских губерний Российской Империи и особенно о периоде после 1945 г., поддержу. Кстати говоря, мне по душе, что авторы пишут Российская Империя с заглавных букв. Чем она хуже Советского Союза, Российской Федерации или Соединенных Штатов Америки — ведь во всех этих случаях второе слово названия обозначает тип государственного устройства?

Подводя к основной теме своего исследования, авторы пишут и о политических репрессиях, связанных с восстановлением советской власти в Латвии в 1940 г.[2] и после Великой Отечественной войны, которые, естественно, затронули не только латышей, но и русских и представителей других народов, и о сложностях новой индустриализации, повлиявших на демографию. В то же время, они подчеркивают, что по социально-экономическим показателям Латвийская ССР опережала большинство других республик, а ее ВВП на душу населения в начале 1980-х гг. был соразмерен среднедушевому валовому продукту в Испании. В республике отсутствовала безработица; медицина и образование, включая высшее, как и везде в СССР, были бесплатны и доступны для всего населения. И еще один важнейший, в том числе и с точки зрения национального самосознания латышей, факт: Латвия и Эстония были теми республиками бывшего СССР, где в 80-е годы XX века средняя зарплата работника в сельском хозяйстве, основе национального жизненного уклада, превышала среднюю зарплату промышленных рабочих и государственных служащих. Вроде бы все это — прописные истины, но напомнить их новым поколениям, не жившим в СССР, нелишне.

Особенно подробно авторы останавливаются на языковой ситуации. Для немалого числа читателей этой книги, думаю, будет откровением узнать, что в советской Латвии латышская молодежь училась в школах на один год больше русской молодежи. Другими словами, хорошее знание русского языка, открывавшее доступ в любые высшие учебные заведения СССР, давалось не в ущерб латышскому языку или литературе, а в дополнение к ним. О многом говорит и такой приведенный в книге факт: в Академии художеств, Консерватории и на очном отделении Историко-философского факультета Латвийского государственного университета обучение велось только на латышском языке. «…Дух народа расцвел невиданно ярко — такого всплеска культуры и искусства, как в шестидесятые — девяностые годы прошлого века, Латвия не видела никогда», — цитируют (с. 31) в этой связи авторы известного латышского композитора Имантса Калниньша[3].

Дают Жданок и Митрофанов и свое видение слабостей советской системы. С ними можно соглашаться или не соглашаться, но это страноведчески интересное видение, поясняющее причины того, что они называют «дискомфортом», который испытывали латыши в СССР. Этот «дискомфорт», однако, как отмечают авторы, не помешал существованию неформальной сделки: в обмен на лояльность латышской элиты к советской власти союзные органы гарантировали поддержку латышской культуры и развитие всех ступеней образования на латышском языке, а также продвижение национальных кадров в сфере управления и в правящей коммунистической партии.

Сделки элит, однако, вещь обоюдоострая. Но хуже, когда имеет место предательство элиты в отношении своего народа. История последних лет существования Латвии в составе нашей общей страны, рассказанная Татьяной Жданок и Мирославом Митрофановым, есть горькое тому подтверждение. Народный фронт Латвии (НФЛ), получивший в силу своих демократических обещаний на начальном этапе существования поддержку немалого числа общественно-активных русских, уже очень скоро предал их и встал на позицию «Латвии для латышей». В свою очередь, Интернациональный фронт трудящихся Латвийской ССР, выступавший с позиций сохранения СССР и Латвии в его составе, как справедливо подчеркивают авторы исследования, не получил такого же доступа к ресурсам советских учреждений и Компартии, которым обладал НФЛ. Результатом стало его быстрое вырождение из потенциального противовеса Народному фронту в стагнирующую организацию.

Авторы не называют происходившее в 1986 — 1991 гг. так, как оно того заслуживает, пишут просто о «неспособности» высшего руководства СССР провести хозяйственные реформы, сохраняя политическую стабильность. В изложенных на страницах книги фактах, однако, мы находим немало подтверждений имевшего место тогда политического предательства своей страны и своего народа руководством Латвийской ССР и, главное, союзным руководством во главе с Михаилом Горбачевым.

Никто, как это к сегодняшнему дню стало совершенно ясно, и не собирался тогда сохранять политическую стабильность. В центре была взята установка на вхождение России, освободившейся от «груза» среднеазиатских и закавказских республик, «в Европу», что было невозможно без десоветизации, которая всячески поощрялась, начиная с 1986 г. Прибалтийские республики рассматривались как фактор, призванный способствовать нахождению взаимопонимания между Москвой и западными столицами. Соответственно, на все угрозы, связанные с созданием в Латвии, Литве и Эстонии жестких этнократий и их переходом в стан НАТО и ЕС, в Москве закрывали глаза.

Местные партийные и советские чиновники это хорошо чувствовали и понимали. Латыши были связаны еще и внутренней национальной порукой. Русские повели себя менее солидарно, но, как бы то ни было, дух предательства ощущало все население Латвийской ССР. У одних от этого опускались руки; другие считали, что судьба им благоволит. Но судьба оказалась роком, который, искусив латышей возможностью поставить себя над соседом, сегодня толкает некоторых видных лидеров национального самосознания восточноевропейского народа, устремившегося на Запад, в объятия ислама…

Страницы, посвященные 1986 — 1991 гг. читаются как политический детектив. Да это и была, на наш взгляд, многоуровневая спецоперация Запада против СССР, осуществлявшаяся в Латвии через НФЛ, в основном, руками латышей, бежавших из страны вместе с отступавшими гитлеровцами, и их потомков под общим лозунгом «Реванш!». Высшее союзное руководство было настолько увлечено сдачей Западу более значительных рубежей, а руководство второго эшелона в некоторой своей части — сдерживанием этого предательства, что им было не до латвийской, или эстонской, или литовской конкретики. Поэтому вслед за верхушкой компартии Латвии вся советская государственная машина Латвийской ССР работала в те годы на отрыв этой республики от Союза, демонтаж социализма, создание основ будущего «независимого» этнократического режима.

Чувствуя, что у них полностью развязаны руки, лидеры НФЛ, как подчеркивают авторы, уже не опасались откровенно лгать тем русским, кто был готов продолжать оказывать им поддержку. Здесь в исследовании вновь веско звучат цитаты из документов тех лет. Например, из программы Народного фронта (октябрь 1989 г.): «НФЛ выступает за то, чтобы гражданство было предоставлено всем постоянным жителям Латвии, заявившим о своем желании обрести таковое и связавшим свою судьбу с латвийским государством». И еще: «НФЛ поддерживает право национальных меньшинств на всестороннее среднее образование на родном языке, а также способствует открытию и дальнейшему развитию национальных школ» (с. 58).

Подробно описывая платформу и действия своих политических противников, авторы одновременно в деталях разбирают разногласия в своем стане, среди противников антиконституционных действий НФЛ. С особым сожалением они говорят о не сложившихся тогда отношениях между объединением депутатских групп Латвийской ССР «Союз» и новым руководством Компартии Латвии во главе с А. Рубиксом, пришедшим на смену тем, кто встал на сторону НФЛ (Я. Вагрис, А. Горбунов и др.). Созданный КПЛ Комитет общественного спасения (КОС) не смог перенять реальную власть в республике и сохранить Латвию в составе СССР. Почему это произошло, авторы наглядно показывают на примере политической позиции сопредседателя КОС известного хозяйственного руководителя и члена президентского совета СССР Альберта Каулса, который предпочел не идти на конфликт с Народным фронтом, а при новой власти, после принесенных им извинений за сотрудничество с А. Рубиксом, получил право участвовать в политике.

Предательской по отношению к русским гражданам СССР, проживавшим в Латвийской ССР, как, впрочем, и по отношению к русским на всей территории Союза, стала политика руководства РСФСР во главе с Борисом Ельциным. В момент обострения отношений НФЛ с союзными властями после принятия декларации о государственной независимости Латвии Ельцин пришел на помощь латвийским сепаратистам, одновременно в принципе отказавшись контактировать с фракцией «Равноправие» Верховного Совета Латвийской ССР.

История с Договором об основах межгосударственных отношений между РСФСР и Латвийской ССР известна, он сыграл свою немалую роль в деле подрыва СССР. Договор был подписан в январе 1991 г., а ратифицирован российской стороной в январе 1992 г., когда СССР уже прекратил свое существование. В заслугу Ельцину иногда ставят тот факт, что в договор, мол, были включены некоторые положения в защиту интересов русскоязычного населения, в частности положение о гарантиях свободного получения гражданства всеми гражданами СССР — постоянными жителями соответствующих республик. Жданок и Митрофанов тоже это отмечают. На деле, однако, это положение латвийской стороной всегда игнорировалось, а российское руководство никогда всерьез не пыталось заставить Ригу следовать своим обязательствам. Как правильно пишут авторы, договор укрепил позиции Народного фронта, и, добавлю от себя, уменьшил число сторонников тех, кто реально пытался бороться и за сохранение союза, и за права жителей в готовившихся к отделению республиках.

В нарушение конституции СССР Борис Ельцин подписал декрет о признании Латвийской Республики 24 августа 1991 года. Не соответствовало конституции и решение о признании Латвии, Литвы и Эстонии независимыми государствами, принятое Государственным советом СССР. Но это, как говорится, наши проблемы. Проблемой же русских политиков Латвии стало то, что эти решения не просто подстегнули процесс международного признания сепаратистских республик, но и обеспечили условия, в которых новые латвийские власти развязали кампанию репрессий в отношении оппозиции. Без суда были запрещены Компартия Латвии, Интерфронт, Объединенный совет трудовых коллективов и Совет ветеранов. Были закрыты несколько выходивших на русском языке газет, распущены местные органы власти в районах компактного проживания русских. Понятно, что эти репрессии имели целью не подавление противников независимости — тут новым властям опасаться было нечего. Их целью было зачистить политическое пространство, лишить русских Латвии своих общественных организаций и лидеров в тот момент, когда принимались важнейшие для будущего страны решения, обеспечить непререкаемое доминирование латышей.

Исследование Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова — работа многоуровневая и полифоничная. Среди затронутых в ней сюжетов — описание гибели большей части народнохозяйственного наследия СССР с соответствующими социальными последствиями, история разделения жителей Латвии на граждан и «неграждан», денационализация земли и домовладений, ужесточение языкового законодательства, вывод российских войск и массовая эмиграция в 1990-е, неудачная попытка русских жителей организовать свою жизнь в «независимой» Латвии на принципах культурной и хозяйственной автономии, история деятельности Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) и других общественных организаций с участием русского населения Латвии, борьба за сохранение образования на русском языке и исторической памяти русских и латышей, противодействие пронацистскому реваншизму и многое другое. Но если главной темой исследования является противостояние шовинизму и русофобии, то главный его нерв — столкновение двух линий внутри тех сил, которые заявили о себе в качестве противников этнорадикализма и агрессивной антироссийской, сугубо прозападной ориентации Латвии.

Сторонниками первой из них — линии последовательной борьбы против дискриминации и ассимиляции русских — были политики, создавшие в 1990 г. фракцию «Равноправие» Верховного Совета Латвийской ССР, и те, кто позже присоединился к ним[4]. Проводниками второй линии были деятели «Атмоды», создавшие в 1993 г. объединение «Согласие — Латвии, возрождение — народному хозяйству», которое в 1994 г. стало «Партией народного согласия». Их корни уходят в НФЛ, но авторы отдают должное их принципиальной реакции на скорую трансформацию НФЛ из общественно-политического объединения, заявлявшего о своем общедемократическом характере, в группу политических организаций этнорадикального, шовинистического характера. Так, именно в силу несогласия с лишением гражданства большой части жителей Латвии и резким ужесточением законодательства о языке с поста министра иностранных дел ЛР в 1992 г. ушел один из основателей ПНС Янис Юрканс.

Так в чем же состоит столкновение этих линий? Сторонники «Равноправия» поставили себе задачу в прямом смысле слова борьбы за равенство в правах всех постоянных жителей Латвии, причем борьбы с использованием, как они сами пишут, всех методов — «от парламента до массовых уличных акций» (с. 165), и сохраняли приверженность этому своему политическому идеалу в течение всех лет до настоящего дня.

Юрканс, Урбанович и их сторонники[5] взяли установку на то, чтобы их партия стала некой «центристской» политической силой, которая бы одновременно защищала права национальных меньшинств, выступала за улучшение отношений с Россией и одновременно была бы приемлема для латышского истеблишмента в качестве участника правительственной коалиции. В целях этой «приемлемости» они были готовы снижать принципиальность постановки тех или иных политических и правозащитных вопросов, искать «согласия» с силами, формирующими латвийские правительства. Что это за силы, думаю, всем понятно.

Казалось бы, история так называемого правительства Чеверса должна была дать хороший урок тем, кто рассчитывал что-то менять в Латвии путем вхождения в правительство. Авторы пишут об этом подробно, а я напомню вкратце. Это правительство было создано в 1995 г. по итогам выборов Блоком национального примирения (входившие в него партии, включая ПНС, получили 47 из 100 мест в парламенте и имели поддержку 5 депутатов от блока Соцпартия — «Равноправие»), но в силу предательства некоторых депутатов утверждено не было. Было ли это предательство единичным случаем? Нет, такая история повторялась потом многократно в различных вариантах. Что стояло за ренегатством тех или иных деятелей, читатель тоже хорошо понимает: личные слабости конкретных людей и системная работа тех, кто призван был сохранять прозападную латышскую (в данном контексте эти слова являются фактически синонимами) Латвию в поле влияния США и ЕС.

Можно, конечно, посмотреть на эти поиски «согласия» или «приемлемости» с другой стороны — не политической логики, а совести: возможно ли в принципе согласие с теми, кто последовательно хочет заставить тебя отказаться от родного языка (а то, что преобладающая часть латышского истеблишмента хотела в те годы и хочет сейчас именно ассимилировать русских, на мой взгляд, — очевидный факт, особенно после резко полярного голосования русской и латышской общин в ходе референдума 2012 г. о придании русскому языку статуса второго государственного). В этой связи стоит обратить внимание и на особую подлость понятия «интеграция». Вся возня вокруг этой так называемой «интеграции» была не чем иным, как прикрытием самой настоящей ассимиляции, только в растянутом, «ползучем» варианте.

Авторы правильно отмечают, что приемлемыми «согласисты» хотели быть не только для латышского истеблишмента — во всяком случае, «европеизированной» его части — но и для российских политических и бизнес-кругов прозападного свойства, проявлявших интерес к Латвии. И это многое объясняет в их политическом мировоззрении. Мы же помним, что и само руководство России в те годы, в начале 2000-х, в качестве приоритетной ставило задачу продемонстрировать свою «приемлемость» для Запада в качестве полезного партнера, не бороться за справедливый международный порядок, а войти в сформированную Западом мировую «правительственную коалицию». Реализма прибавится позже, отметкой станет Мюнхенская речь Владимира Путина, но даже в 2015 г. мы все еще слышали от некоторых российских политиков пожелания так или иначе «вернуться к доконфликтному статус кво». Что же говорить о запущенном с помощью российских либералов маховике политической поддержки ПНС — «Согласия»!

Соглашусь с авторами, что именно 1998 г. стал особенным годом в смысле конфликтности внутриполитической ситуации в Латвии и нарастания желания все большего числа русских бороться за свои права. Жданок и Митрофанов справедливо называют его «годом беспрецедентной общественной активности», выделяя выборы VII Сейма, референдум по закону о гражданстве и массовые акции против института «неграждан», пикетирование Сейма при рассмотрении вопросов о государственном языке и об образовании. Но совершенно специфическую роль сыграло жестокое обращение полиции с участниками пикета пенсионеров 3 марта 1998 г., которое вызвало, наконец, должное внимание в России к происходящему в Латвии. Раздались призывы включить экономические рычаги. Усилить нажим на Латвию вынуждены были также международные организации.

В этот год в нашей стране оформился так называемый «комплексный», или «пакетный», подход к отношениям с Латвией, (как, впрочем, и Эстонией), предусматривавший развитие экономических связей в прямой увязке с выполнением Ригой наших пожеланий по прекращению дискриминации русского населения, а также со степенью учета латвийской стороной интересов России в военно-политической сфере. В те годы это стало возможным только благодаря тому, что министром иностранных дел России, а потом председателем правительства являлся Евгений Максимович Примаков. Я о его роли в изменении российской политики в Прибалтике неоднократно писал и повторяться не буду.

В данной статье, однако, мне хочется отметить еще одного человека, сыгравшего ключевую роль в разработке и начале проведения этого подхода, в отстаивании российских национально-государственных интересов на прибалтийском направлении, защите соотечественников от дискриминации и ассимиляции. Это Александр Иванович Удальцов. В 1997 — 2001 гг. он являлся послом России в Латвии, а в 2001 — 2005 гг. — директором Второго Европейского департамента МИД России, в ведение которого наряду с Великобританией, Ирландией, Финляндией, Швецией, Норвегией и Исландией входили Латвия, Литва и Эстония. С 1997 по 2000 гг. я был у него заместителем в качестве советника-посланника в Посольстве России в Латвии, а с 2001-го и до марта 2005 г. — куратора прибалтийского направления в МИДе и имел возможность практически ежедневно наблюдать его последовательность и изощренность в политической и дипломатической работе — как внешней, так и внутрироссийской.

Эстафету у него в Латвии принял Игорь Иванович Студенников, являвшийся послом с февраля 2001-го по сентябрь 2004 г. Странно, что последующие послы — Виктор Калюжный и Александр Вешняков — в книге упоминаются, а вот об Удальцове, немало помогавшем и непосредственно ЗаПЧЕЛ, и в целом русской политике в Латвии, авторы не говорят ни слова.

Возвращаясь к мысли о борьбе внутри противостоявшего этнорадикалам в Латвии фронта, обращу внимание на сюжеты, связанные с историей взаимоотношений лидеров «Равноправия» с Альфредом Рубиксом. Именно лидеры «Равноправия» сыграли ключевую роль в организации акций протеста против его заключения в тюрьму (1992 — 1997), обеспечивших досрочное освобождение бывшего первого секретаря КПЛ. Но настоящего сотрудничества не получилось: ему помешала политико-идеологическая конкуренция и личное соперничество. В июне 2003 г. Соцпартия по инициативе Альфреда Рубикса вышла из ЗаПЧЕЛ с формулировкой «непреодолимые идеологические противоречия». Татьяна Жданок, в свою очередь, так описывает суть этой коллизии: «Соцпартия может стать истинно левой партией тогда и только тогда, когда в обществе установится равноправие. Абстрагированные социалистические идеи на нашей почве могут идти в нечто никак не напоминающее плоды социальной справедливости… Социализм без равноправия — это национал-социализм… Главными нашими лозунгами на предстоящих выборах в Сейм должны быть антифашистские лозунги» (с. 128).

Не буду комментировать в деталях перипетии борений между Социалистической партией Латвии (детищем, напомню, самого «Равноправия»), и собственно «равноправцами», но на одном аспекте восприятия этими двумя силами друг друга считаю необходимым остановиться. Подводя итоги последнего десятилетия XX в., авторы пишут о том, что одним из существенных препятствий на пути укрепления русских партий стала «конкуренция между догматизмом поклонников лидера Компартии Рубикса и правозащитными приоритетами либеральной части русской общественности». Догматизм в применении любой научной теории — вещь чреватая, но вот диалектически применить марксистско-ленинский, классовый подход к ситуации в Латвии в 1990-е — первой декаде 2000-х есть смысл. И этот подход покажет именно то, что фиксируют авторы исследования: объединение противников обострения ситуации вокруг проблемы прав русских шло далеко не только по национальному критерию. Капитал поддерживал капитал. Латышских шовинистов поддерживал крупный международный и местный капитал, а местный русский капитал, а также капитал российский клеились к ним. Соответственно, приверженность лидеров ПНС латышской национальной элите была приверженностью во многом классовой — приверженностью к тем, у кого деньги и власть. Точно так же в соответствии с этим, классовым, принципом — ради «сохранения достигнутого им материального положения» — местный средний класс потянулся к ПНС.

Именно поэтому принцип «русские голосуют за русских», о котором пишут авторы исследования и который действительно восторжествовал на рубеже 2000-х и привел многочисленных русских и близких русскому делу политиков в парламент, расшибся об интересы капитала, в том числе и русского. Деньгами и интригой капитал не без труда, но неизменно перечеркивал результаты труда подвижников. Именно так и произошло в 2003 г., когда после мощного успеха ЗаПЧЕЛ на выборах 2002 г., ставшего логичным результатом напористой работы объединения в 1998 — 2002 гг., а также, что это скрывать, серьезной политической поддержки России, объединение было раздроблено. Вновь предательство. Но мало того, что оно было раздроблено, ПНС перетянули на свою сторону часть избранных в парламент представителей ЗаПЧЕЛ. Их последующие судьбы, в основном незавидные, авторы тонко выписывают по ходу исследования.

«Равнодушное (я бы добавил, что порой и враждебное — прим. М. Д.) отношение бизнес-элиты к коллективным интересам общины в решающие для нее годы», с понятной горечью пишут авторы исследования, привело к тому, что в Латвии не удалось сформировать «структуру русского национального меньшинства по образцу региональных и национальных меньшинств Европы»[6]. В русской общине победил «индивидуальный способ выживания, равнодушие и отчуждение большинства русских латвийцев от жизни государства и общества» (с. 284−285).

Если же, забегая немного вперед, говорить об изменении позиции российского капитала, произошедшей лишь на рубеже 2010-х гг., то он перестал (да и то, не полностью) взаимодействовать с теми, кто подвергал и подвергает его соотечественников дискриминации, не потому, что осознал, что это плохо; не в силу национального самосознания или приверженности «общедемократическим» принципам, а потому что, наконец, понял, что может сам зарабатывать большие деньги на транзите, и, во-вторых, потому что получил такое указание от соответствующих властных структур. Сами эти структуры тоже отнюдь не воспылали чувством национальной солидарности, а просто пришли к выводу, что продолжать ставить на первое место интересы «партнерства» с Западной Европой и, тем более, жертвовать ради этого реальными интересами страны в отношениях с соседями контрпродуктивно. Более того, — чревато потерей самой власти.

Вернемся, однако, к началу 2000-х. В России тогда происходили противоречивые процессы, шла борьба за то, на какой основе будут далее формироваться внешнеполитические интересы страны — корпоративной или общенациональной. Корпорации, которых совсем недавно Евгений Примаков начал ставить в условия необходимости учитывать государственные интересы, вновь брали силу. На латвийском и эстонском направлениях результатом их влияния на государственные органы стал отход от политических и правозащитных приоритетов. Они нахраписто навязывали свои интересы государству, а оно уступало им — но не все.

Вот как Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов передают суть происходивших тогда изменений, и я готов подписаться под этой оценкой:

«После 2003 года в России взял верх «сверхпрагматичный» подход к отношениям с постсоветскими странами. Этот подход базировался на вере в диктат экономических интересов. Предполагалось, что элиты постсоветских стран не смогут отказаться от личной выгоды от экономического взаимодействия с богатой Россией, что со временем должно привести к разрешению всех политических противоречий между государствами. Политтехнологи и олигархи постсоветской России переносили на постсоветскую элиту в соседних странах собственное восприятие мира, не принимая во внимание культурные отличия, исторические фобии и внутреннюю солидарность политических элит бывших «национальных» республик СССР. Россияне отказывались понимать, что у продажности есть границы и что лишь на экономической выгоде стратегические отношения между странами построить невозможно» (с. 191).

Говоря это, авторы отдают должное позиции «российских дипломатов и отдельных политиков, настаивавших на поддержке русского гражданского общества в странах бывшего СССР». Мол, благодаря ей «результирующий вектор» иногда менялся. Спасибо, как говорится, что не забыли, но мы настаивали не только на поддержке русского гражданского общества в странах бывшего СССР. Мы настаивали на примате национально-государственных интересов России, и поддержка соотечественников за рубежом была лишь их частью, хотя и немаловажной.

В марте 2003 г. в России был опубликован меморандум под названием «Эффективно ли защищает правительство России национальные интересы? Необходимость и потенциал активных действий в Прибалтике», подготовленный Проектным комитетом в составе Никиты Иванова, Модеста Колерова и Глеба Павловского[7]. Меморандум сыграл немаловажную роль в противодействии указанной линии корпоративного давления на государство, но именно его по непонятным для меня причинам авторы исследования трактуют в качестве документа, в котором этот выше описанный «сверхпрагматичный», или «новый», подход нашел свое воплощение.

Это тем более странно, учитывая, что Проектный комитет весьма точно описывал то, что произошло в объединении ЗаПЧЕЛ в 2003 г.: «Успех (имеется в виду второе место, занятое ЗаПЧЕЛ по итогам парламентских выборов 5 октября 2002 г.) был достигнут во многом за счет российской поддержки: лидер блока Я. Юрканс даже был принят президентом России Владимиром Путиным. Однако 15 февраля 2003 года возглавляемая Я. Юркансом «Партия народного согласия» (ПНС) инициировала раскол и заявила о выходе из блока. Этот шаг открыл для ПНС возможности создания коалиций в рамках парламента и вхождения в правительство лично Я. Юрканса. Всю поддержку, оказанную ему Россией, Я. Юрканс принес в жертву личной карьере, не приняв на себя никаких политических обязательств даже в пределах «европейских стандартов». Напротив того, сделал явственный крен в сторону стандартов совсем другого рода».«Не обремененные ответственностью «друзья России» должны уйти в прошлое, — подчеркивали авторы меморандума. — Прежде чем поддержать чью бы то ни было политику, Россия вправе задаться вопросом об эффективности ее результатов».

Что в такой постановке вопроса могло вызвать неприятие со стороны политиков от «Раноправия» — истинной основы ЗаПЧЕЛ того периода? Ведь и Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов в своей книге с полным на то основанием критически пишут о линии Юрканса и Урбановича в те годы и в последующем.

В связи с меморандумом Проектного комитета авторы исследования «Русские в Латвии на изломе веков» приводят другое распространенное тогда в российской политической и экспертной среде мнение, согласно которому Россия могла бы найти точки соприкосновения с латышскими «прагматичными националистами», а русским было бы «выгодно состоять в латышских партиях, которые могут реально их защищать» (с. 193). Это была, действительно, ошибочная идея, и Жданок и Митрофанов в своей негативной оценке ее абсолютно правы. В латвийской политике было очень мало настоящих националистов; преобладали этнорадикалы и шовинисты, а еще — «прагматичные» либералы, делавшие карьеру в условиях этнократии. Ни те, ни другие, понятно, не могли образовать в Латвии партий, которые бы «реально защищали русских», ни взять партию, реально продвигавшую интересы русских, в свою коалицию. Впрочем, что я агитирую за очевидное: не все ли мы вместе наблюдали латвийскую политику последующие полтора десятка лет?

Но главное-то в меморандуме было другое: он был попыткой остановить неблагоприятное вмешательство в российско-латвийские отношения и шире — в формирование транзитной конъюнктуры в регионе Балтийского моря некоторых российских нефтяных корпораций. Это вмешательство не сразу, но все же было остановлено, а вот стремление к так называемому партнерству с Западом продолжилось и привело весной 2005 г. к полному отказу от комплексного подхода, включая согласие Москвы подписать российско-латвийский пограничный договор без всяких условий[8]. Этот-то отход и оказал самое что ни на есть негативное влияние на перспективы русской политики в Латвии, и ответственность за него несут вовсе не авторы меморандума.

Тем не менее, при всех вышеописанных сложностях начала 2000-х, соглашусь с авторами, что период до 2004 г., то есть до вступления Латвии в ЕС, был благоприятным периодом для борьбы русских в Латвии за свои права. Соглашусь и с тем, что большинство формальных лидеров русской общины повели себя в те годы пассивно.

Наступательный характер действий в те годы стал результатом напора «нового» ЗаПЧЕЛ, которому удивительным политическим мужеством сохранивших верность своему флагу политиков и тех, кто поддержал их в этот драматический момент (здесь надо отдельно добрым словом вспомнить Юрия Петропавловского и Николая Кабанова), удалось не только пережить раскол и предательство, но и обрести новое дыхание.

О развернувшейся в 2003 г. кампании против дискриминационной образовательной реформы известно немало, однако книга Жданок и Митрофанова содержит интересные дополнительные подробности, касающиеся деятельности самого Штаба защиты русских школ, реакции внешних сил, а также факторов, приведших к затуханию протестов. Протесты осенью 2004 г. пошли на спад, это так, но факт остается фактом: митинг в защиту равных прав для русского населения Латвии, состоявшийся в Риге 1 мая 2004 г., то есть в день вступления Латвии в ЕС, собрал более 65 тыс. участников. Он действительно стал, как отмечается в книге, «подтверждением доверия русской части общества Латвии к ЗаПЧЕЛ как партии, которая наиболее адекватно отреагировала на вызов времени» (с. 262).

Из «согласистов» в русской весне 2004 г. в Латвии приняли участие единицы. Тем позорнее выглядели попытки руководителей ПНС, предпринятые в ходе выборной кампании 2006 г., перехватить у ЗаПЧЕЛ лозунги «Мы за русский язык, мы за русские школы!», а также распространявшаяся тогда клевета в том смысле, что «Школьная революция» использовалась лидерами ЗаПЧЕЛ в личных карьерных целях. Заслуга в том, что этот общественный и духовный подъем имел место, всегда останется за ЗаПЧЕЛ.

Как я уже упомянул, крупной темой начала 2000-х была подготовка Латвии к вступлению в Европейский союз и НАТО. С НАТО все очевидно: движение «Равноправие» и партия «ЗаПЧЕЛ» всегда были последовательными противниками вступления Латвии в эту военную организацию. Здесь книга спокойно фиксирует факты — от первых протестов в 1990-е до выступлений в Сейме и пикетов против участия латвийских военных в операциях в Ираке и Афганистане.

С ЕС ситуация сложнее. Если в 1995 г. «Равноправие» выступало против ускоренного присоединения к ЕС, то во время референдума 2003 г., полагая, что «период евроинтеграции Латвии оказывал положительное влияние на решение правозащитных проблем», руководство партии призвало избирателей проголосовать «за». Эта позиция была тогда критически воспринята кем-то в России и немалым числом русских в Латвии. Но вслушайтесь в аргументацию, которую приводят авторы книги (речь идет о заявлении «Равноправия» от 16 сентября 2003 г.): «В ЕС у русской общины Латвии могут появиться новые возможности для преодоления дискриминации. Опасно оставаться один на один с этнической олигархией в изолированном, отсталом, морально нездоровом национальном государстве…» «Почему один на один? В это время России уже твердо встала на путь поддержки соотечественников!» — скажет кто-то у нас. «А до отказа от «пакетного» принципа отношений, важнейшей составляющей которого была именно защита прав соотечественников, оставалось менее двух лет», — отвечу им я.

Символичным в этих обстоятельствах было назначение осенью 2004 г. послом в Латвию бывшего министра топлива и энергетики Виктора Калюжного. Его деятельность нанесла существенный вред позициям России в Латвии и Прибалтике в целом, но особенно возмутительной была его линия против ЗаПЧЕЛ. Авторы исследования имеют все основания оценивать его действия в Латвии так, как они это делают, а обильное цитирование его публичных заявлений дает дополнительные подтверждения — хотя профессионалы в этом никогда не сомневались — его низкого профессионализма и сильной степени ангажированности в корпоративных схемах. Примечательный факт: в феврале 2008 г. латышские СМИ наперебой публиковали «сенсационную» информацию о том, что его сыновья Михаил и Павел являются совладельцами латвийской фирмы «Terminala serviss»[9].

Вступление Латвии в ЕС повлияло на форматирование политического пространства в Латвии, открыло для латвийских политиков возможности деятельности на европейской арене. С 2004 г. один из авторов книги — Татьяна Жданок — является депутатом Европейского парламента. Ее активная деятельность на этом поприще, особенно по ознакомлению европейской общественности с реальным положением русской общины Латвии, продвижению полезных для соотечественников правозащитных и культурных инициатив, а также по объединению организаций наших соотечественников на европейском континенте, вызывает глубокое уважение. Посвященные этому страницы книги раскрывают немало полезных для экспертов нюансов европейской политики. Будут они интересны и любому вдумчивому читателю.

Очень важно, что Татьяна Жданок была вновь выбрана депутатом ЕП и на выборах 2009 г., и в 2014 г. Некоторые российские комментаторы в 2009 г. поспешили акцентировать «слабые» результаты ЗаПЧЕЛ на муниципальных выборах и заявить, что те, кто в России призывал к поддержке этого объединения как «единственно правильной русской партии»[10], либо сами ошибались, либо целенаправленно вводили в заблуждение своих адресатов. Это была поверхностная оценка. Свою роль в том, что результаты были именно такими, сыграл, на мой взгляд, следующий фактор: в работе муниципалитетов особое значение имеет поддержка партийных представителей со стороны бизнеса, а это по известным причинам не было сильной стороной «ЗаПЧЕЛ». Но и для самих русских в Латвии, и для России на перспективу большее значение имело как раз то, как их интересы представлены на общеевропейской площадке, в частности — в Европейском парламенте, как они там защищаются и продвигаются. И Татьяна Жданок делала это самым достойным образом. А избиратели имели в последующие годы возможность сравнить ее результаты и никчемные итоги присутствия в ЕП представителей от «Центра согласия». Занятое тогда объединением «За права человека в единой Латвии» на выборах в ЕП условное третье место — это был его несомненный коллективный успех, тем более что он вновь был достигнут в условиях тотального информационного (то есть, финансового) преобладания ЦС в масс-медиа, особенно на Первом балтийском канале.

Авторы исследования, надо сказать к их чести, уделяют анализу своих ошибок немалое число страниц, иногда даже, на мой взгляд, проявляя излишнюю самокритику. Какой смысл, скажем, писать о том, что ЗаПЧЕЛ недооценило значимость телевидения в общении с избирателями — разве нашелся бы кто-то, кто был готов предоставлять достаточно финансовых средств на телевизионные проекты ЗаПЧЕЛ? Или возьмем рассуждения о том, что в эти годы содержательная составляющая предвыборных кампаний стала быстро терять значимость, на первый план вышли личная харизма кандидата и интенсивность его рекламы, что ЗаПЧЕЛ не учел изменение «запросов» избирателей, «проморгал» переход к «лидерской политике». Во-первых, для уважающего себя политика и просто человека подстраиваться под идущий вниз культурный уровень избирателя или окружения — дело чреватое: можно так и застрять там, внизу. А во-вторых, о каком лидере, хотел бы я спросить, идет речь? Никакого настоящего нового лидера у русской общины Латвии тогда не появилось — им была и оставалась группа политиков и общественных деятелей во главе с Татьяной Жданок. А понимал это избиратель или перестал понимать, по большому счету, важно в первую очередь для него самого: лучше или хуже делается дело его защиты в органах власти.

Кстати говоря, по поводу понимания: для меня вовсе не является фактом, что латвийский избиратель не понимал, кто такой Нил Ушаков. Вполне возможно, что понимал, но его реальное избрание некоторым образом было компенсацией за унижение: вот вы говорите, что нас ассимилируют (признать, что тебя ассимилируют, а ты с этим ничего сделать не можешь, конечно, тяжело), а у нас зато мэр русский! А он, на самом деле, как показали последующие годы, вовсе и не тот, кого можно было бы назвать настоящим русским.

На феномене под названием «Нил Ушаков» стоит остановиться подробнее. С многим из сказанного о нем Жданок и Митрофановым надо согласиться, но есть что добавить. Нил Ушаков, в моем понимании, — это ассимилированный «русскоязычный», то есть тот, кто говорит на русском языке, но для кого Россия перестала быть духовной Родиной, центром мира. Откуда они появляются, понятно, ибо нашими противниками за последние десятилетия многое сделано для разрыва связи времен, исключения из национального достояния важнейших культурных и мировоззренческих наработок и достижений, особенно достижений советского времени, искажения восприятия русскости и вообще проблемы национального самосознания.

В свое время, придя на пост мэра латвийской столицы, Нил Ушаков пообещал «устроить в Риге маленький Лас-Вегас», и это не было просто проявлением «потаенной мечты рижского обывателя». Это было еще одним свидетельством идейной скудости, а свято место, как говорится, пусто не бывает. Пустота по части своего мировоззрения заполняется чужим для русского человека идейным содержанием, которое, как мы видим, споро осваивается. Тем более что и помощники у него за эти годы были своеобразные. Будут ли местные и наши прозападные (или собственно западные?) кукловоды продвигать его дальше к вершинам? До определенной степени. Удобно, конечно, когда какие-то антироссийские идеи продвигаются человеком, в адрес которого только недавно звучали здравицы и приветствия в связи с его успехами как «русского политика» и «представителя интересов соотечественников». Но не думаю, что из Ушакова или кого-то подобного когда-нибудь сделают, например, главу правительства Латвии. Это было бы слишком вызывающим ходом по отношению к латышам, особенно шовинистически настроенным латышам, чья мечта, причем не потаенная, сводится к тому, чтобы русские в Латвии, любые русские, в том числе и лояльные латышской этнократии, оставались на положении людей второго сорта.

Если вернуться к вопросу об ошибках, то таковой, действительно, была предпринятая ЗаПЧЕЛ в 2006 г. на выборах в Сейм попытка расширить свою электоральную платформу и позиционировать себя как партию общедемократического левого свойства, для которой социал-демократические лозунги имеют приоритет над традиционными русскими вопросами. Авторы сами о ней пишут, и к сказанному ими на этот счет нечего добавить кроме того, что на выборах 2010 г. ЗаПЧЕЛ полностью вернулась на платформу представительства интересов русского населения Латвии, но нужные 5% уже не набрала — инициатива при поддержке «доброхотов» из России была перехвачена «Центром согласия».

Недавняя история Латвии с точки зрения русского латвийца — это, конечно, вещь интересная, но из всего сказанного в книге Жданок и Митрофанова, мы, в России, конечно, должны еще раз извлечь урок для нас самих. И этот урок, в первую очередь, касается нашей позиции по поводу всего, что происходило с нашими соотечественниками за теми рубежами, которые наметились в последние годы «перестройки», а после 1991 г. пролегли во всей своей полноте.

1990-е, надо сказать, оставили для последующей политической работы на латвийском направлении не такой уж плохой багаж. О заделах, созданных при Евгении Максимовиче Примакове, я уже писал, но вот другой пример. Жданок и Митрофанов пишут о том, что условием поддержки, оказанной «Равноправием» в 1997 г. Андрису Берзиньшу в качестве мэра Риги, было его обещание восстановить памятник Освободителям Латвии в Задвинье, пострадавший от террористического акта этнорадикалов-реваншистов накануне выборов в самоуправления. Хорошо, что такие вопросы ставились и договоренности по ним достигались. Правда, однако, заключается в том, что любой мэр Риги был бы вынужден отремонтировать памятник, поскольку обязательство латвийской стороны обеспечивать сохранность не только захоронений, ни и мемориальных сооружений было включено в качестве отдельной статьи в двустороннее соглашение по вопросам социальной защищенности военных пенсионеров РФ. Этот документ вошел в пакет соглашений о выводе российских войск, подписанный в 1994 г., и деваться тогда латвийской стороне было некуда[11]. Ничего подобного ни в случае с Эстонией, ни с Литвой сделано не было. Здесь, как и в ряде других вопросов (например, по радару раннего предупреждения о ракетном нападении в городе Скрунде, который продолжал работать до августа 1998 г.), следует отдать должное послу по особым поручениям МИД России, руководителю Государственной делегации РФ на переговорах с Латвией Сергею Сергеевичу Зотову.

Татьяна Жданок, Мирослав Митрофанов, их соратники сожалеют о возможностях усиления латвийской русской политики, упущенных после 2002 г. в силу выбора, который заинтересованная в Латвии часть российского истеблишмента (а также российского и латвийского бизнеса) сделала в пользу ПНС — «Центра согласия». Впрочем, сожаление в данном случае, — это слишком мягкое слово. Судите сами.

Есть одна политическая сила — «Равноправие» в разных его ипостасях и связанные с ним общественные организации. Ее историю до произошедшего в 2003 г. раскола мы обсудили. Что же происходит дальше? В апреле 2003 г., то есть через два месяца после раскола единого «большого» блока «За ПЧЕЛ», «остатки» «ЗаПЧЕЛ» занимают третье место в рейтинге политических партий, а в июне — второе (с. 231). Блок ЗаПЧЕЛ[12] успешно проходит муниципальные выборы 2005 г., его депутаты избираются в 18 самоуправлений из 20, в которые они выдвигались, а в Даугавпилсе представитель ЗаПЧЕЛ становится вице-мэром города, причем происходит это несмотря на внедрение в латвийскую политику новых якобы «русских» партий, не рассчитанных на политическую перспективу, но имевших своей задачей просто оттянуть голоса от ЗаПЧЕЛ.

За 2002 — 2006 гг. фракция ЗаПЧЕЛ выдвинула в Сейме 162 законодательные инициативы по отмене различий в правах граждан и неграждан (фракции ПНС и Соцпартии — 48 предложений по этому вопросу; с. 304). В IX Сейме фракция ЗаПЧЕЛ продолжала настаивать на решении проблем, важных для русского населения: ликвидация массового безгражданства и его последствий, развитие системы образования на русском языке, ликвидация иных форм дискриминации, противодействие искажению истории, поддержка культуры национальных меньшинств, противодействие русофобии. Если фракция ЦС выдвинула за эти годы всего 48 соответствующих инициатив, то ЗаПЧЕЛ — 264. Наиболее важные из них разобраны в книге.

16 марта 2005 г. активисты ЗаПЧЕЛ провели яркую манифестацию против шествия бывших легионеров СС, а 16 марта 2006 г. эта фракция внесла в Сейм проект декларации «О недопустимости оправдания преступлений нацистского режима, прославления лиц, воевавших на стороне нацистов, и попыток возрождения нацизма». 2009 г. ЛКПЧ и Латвийский антифашистский комитет организовали в Риге конференцию «Мир без нацизма».

В 2007 г. ЗаПЧЕЛ резко осудил эстонские власти за снос памятника советским воинам в центре Таллина и защищал эстонских антифашистов от репрессий после варварского разгона манифестации в защиту Бронзового солдата. «Центр согласия» и Соцпартия в целом остались безразличны к этому событию. В 2008 г. ЗаПЧЕЛ стал инициатором акций в поддержку позиции России по грузинской агрессии против Южной Осетии. Татьяна Жданок тогда посетила с визитом Цхинвал, в то время как фракция ЦС даже не стала голосовать против резко антироссийской резолюции Сейма, просто не участвовала в голосовании.

Напористая политическая позиция — и, тем не менее, в 2010 г. ЗаПЧЕЛ не удается преодолеть 5%-й барьер, и в парламент она не попадает. На вновь организованную тогда вокруг нее предательскую информационную блокаду обратили внимание даже латышские эксперты. Авторы приводят на этот счет оценку политолога Иветы Кажоки: «Аудитория крупнейших русских изданий была подвержена основательной промывке мозгов в пользу «Центра согласия» и «За лучшую Латвию»… Одна из нелатышских партий, ЗаПЧЕЛ, была брутально выдавлена из многих русских СМИ». Благодаря этому ЦС, как я уже отметил, получил 29 мест в парламенте. И что? Его опять не взяли в правительство.

А теперь взглянем на ПНС — «Центр согласия», его результаты с точки зрения честного и вдумчивого русского избирателя. Во время «Школьной революции» ПНС как партия в целом не поддержала уличные протесты в защиту образования на русском языке (хотя отдельные члены ПНС в них участвовали). Во многом из-за этого, но и по другим причинам на муниципальных выборах 2005 г. ПНС не дотянула до 5%-го барьера, но в 2006 г., пообещав избирателям после выборов обязательно войти в правительство, она в парламент уже прошла и с неплохими результатами — 14,42% и 17 мест.

Выше было отмечено, насколько «согласисты» отставали в парламентской активности по важным для русских Латвии проблемам в 2002 — 2010 гг. Но не просто отставали! В своей предвыборной кампании в 2010 г. ЦС, как подчеркивают авторы, полностью ушел от вопросов, которые касались русского языка, образования и вопросов массового безгражданства (с. 370). При этом (вот она — сила пиар, если избиратель отвыкает думать!) ЦС получил уже 29 депутатских мандатов, но вновь был проигнорирован латышским истеблишментом в качестве потенциального участника правительственной коалиции.

В 2011 г. фракция «Центра согласия» проголосовала вместе с латышскими этнорадикалами за увеличение так называемых «языковых штрафов». В книге в этой связи приводится мнение активиста ЗаПЧЕЛ Андрея Толмачева, который оценил этот шаг как «еще один сигнал со стороны ЦС правящей элите, что ради вхождения в правящую коалицию ЦС готов идти на все, вплоть до сдачи «русских вопросов» (с. 375). Это, однако, был не первый сигнал такого рода. Став в 2009 г. так называемым «первым русским мэром» Риги, Нил Ушаков вскоре закрыл 10 русских школ, в том числе и те, в которых его сторонники проводили агитацию накануне выборов, обещая поддержку. Соглашусь с мнением авторов, что «спешка и бескомпромиссность, с которой Нил Ушаков одобрил ликвидацию русских школ, очевидно, должна была доказать латышской политической элите, что Ушаков полностью контролирует русскую общину, может предотвращать любые протесты с ее стороны, а потому является удобным партнером для осуществления власти на любом уровне» (с. 365). Отказался новый мэр и от переименования улицы Джохара Дудаева в Риге, хотя неоднократно, в том числе во время визита в Москву, обещал это сделать.

Приняв эти сигналы, после выборов 2010 г. латышские этнократы пошли по пути ужесточения своей политики и, в частности, начали кампанию за полный перевод всех русских школ на латышский язык обучения. Ответом стала инициатива созданного с этой целью не без поддержки ЦС общества «Родной язык» по проведению референдума за признание русского языка вторым государственным. Даже понимая практическую бесперспективность такой постановки вопроса, ЗаПЧЕЛ поддержала идею референдума, увидев в ней главное: возможность новой демонстрации консолидированной позиции русской общины в защиту своих прав. Референдум в силу особенностей латвийской системы организации народного волеизъявления состоялся лишь в феврале 2012 г. «За» проголосовало почти 25% участников.

Между тем, на внеочередных выборах 2011 г. «Центр согласия», вернувшись к конформистской политике, призвал «объявить мораторий на национальные и языковые вопросы и заняться экономикой» (с. 387−388). Он получил 31 мандат. Казалось бы, «очередной успех», но «успех», по моему глубокому убеждению, контрпродуктивный. И дело даже не в том, что ЦС вновь не взяли в правительственную коалицию. Хуже была сама демонстрация того факта, что даже почти треть парламента ничего поменять во внутренней и внешней политике Латвии не в состоянии: этнократический режим непоколебим.

ЗаПЧЕЛ между тем продолжил активную деятельность. В 2011 г. им был инициирован новый референдум — об изменении закона о гражданстве с целью ликвидации института «неграждан» в принципе, то есть присвоения негражданам гражданства без прохождения процедур натурализации (так называемый «нулевой вариант»). Комментируя эту инициативу, Татьяна Жданок подчеркнула суть проблемы: «…международные эксперты спрашивают: почему не видно широкой волны протеста в вашей стране? Хочу напомнить истину, выстраданную опытом всех угнетаемых: права не дают — их берут» (с. 390−391). Руководство ЦС отказалось от участия в инициативе проведения этого референдума, хотя он был гораздо более перспективен, чем референдум по языку. Эту оценку подтвердило решение Центральной избирательной комиссии, отказавшей инициаторам референдума в праве проведения его второго, решающего, этапа.

Но даже оба этих референдума и события вокруг них не вызвали международного интереса. «Латвийская этническая демократия оказалась приемлемой для западных партнеров», — с полным на то основанием пишут авторы. Но и Россия тоже оказалась не готовой в политическом смысле противопоставить латышской этнократии, продолжающей дискриминировать русских, что-то более весомое, чем дежурные заявления, добавлю я. Максимум, на что она решилась пойти, — это перенаправить на свои порты часть шедшего ранее через Латвию транзита, да и то только в меру соображений экономической целесообразности.

Что же касается не ситуации в целом, а конкретной политической силы, сохранившей в течение всех прошедших после 1991 г. лет приверженность борьбе за равные права для всех постоянных жителей Латвии и за подлинное добрососедство с Россией, то странно было бы ожидать, что кто-то из логичных «благотворителей» отдаст ей за это должное. Авторы исследования это хорошо понимают и пишут о себе так: «Как латышская, так и российская элита не были заинтересованы в существовании партии, являвшей собой пример уникальной на постсоветском пространстве самоорганизации русского гражданского общества без участия государства и олигархов». И это не проявление обиды, а диагноз.

Но ничто не вечно в этом мире, а уж неготовые правильно отвечать на вызов времени элиты — тем более. В заключении авторы несколько смягчают сделанные по ходу изложения оценки отношения к ЗаПЧЕЛ российского истеблишмента, подчеркивая, что откровенно недружественной к ЗаПЧЕЛ позиция официальной России была короткое время — в 2005 — 2006 гг., а потом, мол, возобладал «нейтральный подход при уважительном отношении лично к лидерам и активу ЗаПЧЕЛ». Личное уважение, конечно, дело хорошее, но гораздо важнее та констатация, которая следует за этим утверждением: Россия поддерживала русскую часть гражданского общества Латвии, но не поддерживала ЗаПЧЕЛ как русскую партию (с. 425). Другими словами, Москва видела в русских за рубежом лишь объект своего внимания, но отказывала им в субъектности.

В этом нет ничего удивительного: такая же линия проводилась в отношении соотечественников на Украине (и авторы тоже об этом упоминают). Но где все эти многочисленные организации соотечественников, в деятельность которых на Украине были вложены немалые средства, оказались в момент кризиса 2013−2014 гг. и потом? «Центристская» же партия типа «Центра согласия» — партия Януковича — оказалась не просто не в состоянии гарантировать интересы российского бизнеса на Украине, не только не захотела последовательно сопротивляться наступлению Запада на интересы России, но и, что мне представляется самым важным и о чем Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов в отличие от вышеупомянутого почему-то не говорят, она оказалась не в состоянии защитить самих русских – и в политическом, и в прямом физическом смысле слова. И об этом уроке мы ни в коем случае не должны забывать.

Не могу не обратить внимания еще на один момент, который вызвал у меня вопросы и, полагаю, заставит задуматься не одного внимательного читателя. В исследовании полностью (за исключением пары мало значимых фотографий) отсутствуют упоминания о роли Церкви — что Латвийской православной церкви Московского патриархата, что старообрядческих общин — в жизни русских Латвии в рассматриваемый период: «на изломе веков». Ведь должен же был быть и, наверное, существовал какой-то батюшка, который был духовным помощником если не всего русского движения в защиту права на образование на родном языке, то хотя бы некоторых его активистов! В книге немало и других сюжетов, в которых Церковь могла заявить свою позицию. Поддержка со стороны Церкви была, но была негласной? Или ее не было? Вопросы серьезные… И ответить на них так или иначе придется — и политикам, и исследователям, и самим представителям Церкви.

Возрастающая агрессивность внешней среды — как на международном, так и на внутреннем, уровне — будет требовать от русских и в России, и в соседних странах дальнейшего национального возмужания. «Собирать камни», то есть усилить внимание к укреплению своего самосознания, «уклоняться от объятий», то есть забыть о «единстве» и «согласии» с теми, с кем его быть по определению не может, жестко давать сдачи, когда тебя задирают, усиливать ритуал как наглядное проявление верности традиции, называть, наконец, вещи своими именами.

В 2014 г. партия ЗаПЧЕЛ получила новое название: «Русский союз Латвии». Это о многом говорит и ко многому обязывает.

Статья опубликована в «Журнале российских и восточноевропейских исторических исследований» № 3 (10), 2017 г.

[1] Жданок Т., Митрофанов М. Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза. «Averti-R» SIA. Рига. 2017. 431 с.

[2] Впервые советская власть в неоккупированной германскими войсками части Латвии — в Цесисе, Валмиере и Валке — была установлена практически сразу же после революционных событий в Петрограде в октябре (ноябре по н.с.) 1917 г. В декабре 1917 г. в Валмиере II съезд Советов рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии провозгласил советскую власть и избрал правительство — «Исколат», действовавшее до февраля 1918 г. Во время расширения зоны германской оккупации латышские большевики потеряли власть, при помощи РККА вернули ее в декабре 1918 — январе 1919 гг., провозгласив 13 января 1919 г. в Риге Латвийскую Социалистическую Советскую Республику (ЛССР), а в ходе развертывания гражданской войны, проведения военной интервенции странами Антанты и при поддержке польских войск в январе 1920 г. — были вытеснены с территории ЛССР. 11 августа 1920 г. в Риге представители РСФСР подписали с правительством Латвийской Республики (ЛР) «Мирный договор между Россией и Латвией», увенчавший поражение большевиков на территории Латвии и отторжение от Псковщины в пользу ЛР населенных русскими земель в районе ж/д станции Пыталово.

[3] В 1990 — 1993 гг. И. Калниньш был депутатом Верховного Совета ЛССР/ЛР; в 2006 — 2010 гг. — депутатом 9-го Сейма от национал-радикальной политической партии «Отечеству и свободе/ДННЛ». В 2010 г. Калниньш перешел в Союз «зеленых» и крестьян. В 2012 г. он принял ислам, а годом позже публично критически высказался в адрес Евросоюза и одобрил политику президента России Владимира Путина и президента Белоруссии Александра Лукашенко.

[4] В 1993 г. входившие во фракцию политики организовали движение «Равноправие», в 1994 г. создали Социалистическую партию Латвии и блок «Равноправие» — Соцпартия, потом партию «Равноправие» (1996). В 1998 — 2003 гг. эта партия сыграла ключевую роль в деятельности объединения «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ), спасла это объединение в 2003 г. после того, как его покинули партнеры-«согласисты», провела это движение, а затем партию ЗаПЧЕЛ через сложные 2004 — 2014 гг. и создала на этой основе партию «Русский союз Латвии», действующую в настоящее время.

[5] В 1996 г. Партия народного согласия потеряла свою фракцию в Сейме, в 1997 г. восстановила ее, а в 1998 г. уже успешно (6 мест в Сейме) участвовала в парламентских выборах в составе объединения ЗаПЧЕЛ. Весьма успешным было участие блока ЗаПЧЕЛ в выборах 2002 г. (всего 25 депутатских мандатов, из них у ПНС 13). Этот результат стал возможен благодаря активной политической поддержке России (авторы об этом не пишут, но это так). Потом Юрканс с Урбановичем спровоцировали раскол ЗаПЧЕЛ с задачей избавиться от конфликтного груза «Равноправия», но это вызвало волнения в самой ПНС, закончившиеся уходом Юрканса из своей партии. Далее ПНС действовала в составе объединения «Центр согласия» (общий результат 17 мандатов на выборах IX Сейма), а затем, с 2010 г., в составе Социал-демократической партии «Согласие», формально увеличивала число своих сторонников в Сейме (в настоящее время — 23 места). Многие годы оно руководило рижским самоуправлением, а представитель объединения Нил Ушаков являлся и является мэром латвийской столицы.

[6] Идея сформировать такую структуру в силу членства самой Татьяны Жданок и, с 2007 года, блока ЗаПЧЕЛ в Европейском свободном альянсе — партии регионов и национальных меньшинств Европы, в принципе, понятна. В качестве задачи-минимум к ней вопросов нет, тем более что и ее-то решить не удалось. Однако русские Латвии — это явно не национальное меньшинство и даже не «локальная национальная община». Они принципиально отличаются от каталонцев, басков или, скажем, шотландцев тем, что являются частью великого народа и только вместе с ним могут совершать то, что в конце книги ее авторы формулируют в качестве одной из основных задач своей партии — воспроизводить свою культуру и традиции.

[7] Никита Иванов являлся тогда помощником начальника Управления Президента России по внешней политике Сергея Приходько, Модест Колеров — главным редактором информационного агентства REGNUM, Глеб Павловский — президентом Фонда эффективной политики.

[8] Осенью 2004 г. МИДом России латвийской стороне была предложена идея подписания в пакете с договором о границе декларации об основах отношений, или так называемой «большой политической декларации». В ней имелось в виду определить принципы соседства, включая отказ от дискриминации по национальному или историческому принципу, отказ от санкций как инструмента политики и недопущение использования своей территории для враждебных соседу действий. Латвийская сторона эту идею восприняла критически, но и не ответила категоричным отказом, поскольку была заинтересована в подписании пограндоговора. В марте 2005 г. российская сторона сама сняла это свое предложение.

[9] См., например: сообщение агентства BNS, 10.02.2008; Novicka A. Vēstnieka intriga // Diena, 13.02.2008.

[10] Конечно, ЗаПЧЕЛ не была «единственно правильной русской партией». А где она такая была — может быть, в России? Но ЗаПЧЕЛ, конечно же, уже тогда была самой последовательной и принципиальной партией, защищавшей интересы русских и выступавшей за по-настоящему добрососедский подход к отношениям с Россией.

[11] Позже случаи пренебрежительного отношения посольства и МИДа к отслеживанию нарушений данного обязательства латвийской стороны и реакции на них, к сожалению, имели место. Как, например, в 2007 г., когда памятный камень красноармейцам — освободителям города Бауска был демонтирован и перенесен со своего исторического места в центре города на кладбище на окраине.

[12] После выхода из «большого» ЗаПЧЕЛ отдельные члены Соцпартии и ПНС создали партию «Свободный выбор в Европе народов» — BITE (по-латышски «пчела») и тем самым сохранили объединение.

Михаил Демурин

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409068


Латвия. Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 1 декабря 2017 > № 2420139

Игорь Зубов принял участие во встрече личных представителей глав правительств государств Балтийского моря.

В Юрмале (Латвия) статс-секретарь – заместитель Министра внутренних дел Российской Федерации Игорь Зубов как личный представитель Председателя Правительства Российской Федерации принял участие в ежегодной стратегической встрече участников Группы личных представителей глав правительств государств Балтийского моря по сотрудничеству в борьбе с организованной преступностью.

В ходе мероприятия были обсуждены современные вызовы и угрозы в регионе Балтийского моря, в частности, актуальные вопросы борьбы с незаконным оборотом наркотиков и нелегальной миграцией, противодействия сращиванию преступности с международными террористическими организациями.

В своем выступлении Игорь Зубов отметил, что Группа личных представителей имеет прямой мандат от глав правительств стран Балтийского моря и является уникальной межправительственной структурой регионального сотрудничества суверенных государств. Во время российского председательства в 2015-2016 годы мандат Группы был продлен до 2020 года, что является подтверждением необходимости и актуальности работы в данном формате, без её подмены иными правоохранительными объединениями.

«Диалог в данном формате, несмотря на все сложности в политической обстановке, может и должен быть конструктивным, поскольку затрагивает наиболее проблемные и острые вопросы безопасности: терроризм, незаконный оборот наркотиков, угрозы со стороны транснациональной организованной преступности», - подчеркнул он.

На мероприятии были рассмотрены варианты расширения сотрудничества Группы с внешними партнерами, в частности, с ОДКБ, в рамках которой действует Координационный совет руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков.

В ходе своего пребывания в Латвии Игорь Зубов почтил память павших воинов антигитлеровской коалиции возложением венка к Памятнику воинов-освободителей Риги и Латвии.

Латвия. Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 1 декабря 2017 > № 2420139


Россия. Эстония > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410218

Прибалтийские активисты готовятся к вторжению России

Сириль Бре (Cyrille Bret), Atlantico, Франция

Atlantico: Как следует из вышедшего на The Atlantic репортажа, в Прибалтике ширятся антироссийские военизированные движения. В частности, речь идет о латышской национальной гвардии в 8 000 человек. Как возникли эти формирования, сколько человек в них насчитывается, какую угрозу они представляют? Какие факторы способствовали их развитию за последние годы?

Сириль Бре: Что касается отношений России и Прибалтики, в этом вопросе недопустимы наивность и тяга к сенсациям. Национальные чувства в Эстонии, Литве и Латвии очень сильны, так как независимость они обрели лишь недавно, после распада СССР. Они были оккупированы и аннексированы СССР в 1940 году по пакту Молотова-Риббентропа. Национальные культуры и языки сдали позиции, в частности из-за появления прибывших из России советских граждан. Страхи вновь обострились на фоне аннексии Крыма и войны в Донбассе.

Представленные в репортаже отряды стали результатом опасений по поводу усиления мощи России. Операции в киберпространстве, вторжения в воздушное пространство, широкое присутствие российского радио и телевидения — все это разожгло национализм в Прибалтике. Усиление этих движений представляет собой лишь симптом общей тревоги в прибалтийских республиках. В более рациональном ключе, она подтолкнула их к вступлению в НАТО и в ЕС в 2004 году и недавнему принятию на своей территории сил НАТО, в том числе французских военных.

— Как решаются вопросы с русскими меньшинствами в Прибалтике? Каково нынешнее напряжение между этими слоями населения?

— Сегодня на русскоязычные меньшинства с прибалтийским гражданством приходится существенная часть населения этих стран-членов ЕС: порядка 30% в Латвии, 25% в Эстонии и 7% в Литве. В некоторых регионах они даже составляют этническое и культурное большинство, как, например, в эстонской Нарве. Напряженность достаточно сильна, поскольку здесь сталкиваются две точки зрения. Некоторые националисты считают русские меньшинства вторженцами или даже пятой колонной, которой пользуется Россия для подготовки аннексии Прибалтики, по примеру Крыма и гибридной войны на Украине. С другой стороны, ряд российских СМИ рисует тревожную картину положения русских меньшинств в Прибалтике: они становятся жертвами систематической дискриминации и всеобщих подозрений. Напряженность растет, поскольку две эти точки зрения непримиримы и лишь подпитывают друг друга: Россия расширяет поддержку меньшинств, а прибалты смотрят на это с подозрением.

В символическом плане средоточием напряженности стала в 2006 году ситуация вокруг бронзового солдата в Таллине: этот памятник погибшим в году Второй мировой войны советским солдатам воспринимался многими в Прибалтике как символ советской оккупации и российского империализма. Его снос породил дипломатический кризис с Россией, а также внутренний кризис с меньшинствами.

— Существуют ли другие схожие ситуации у российских границ? Какова напряженность между группами населения?

— Вопрос русских меньшинств имеет большое значение для рейтингов Владимира Путина.

Русские меньшинства существуют в Казахстане, на Украине и в Молдавии. Их судьба беспокоит их родственников в России. В частности, защите русско-украинских семей, русскоязычного населения и русской культуры отводится немалая роль в позиции России по Украине. Ее военные и дипломатические вмешательства объясняются необходимостью защитить их от Киева. В Казахстане русское меньшинство сокращается, однако в Молдавии оно оказалось в самом центре замороженного приднестровского конфликта: после распада СССР в 1991 году русское меньшинство объявило о независимости восточной части страны и с тех пор находится под защитой российских солдат.

Россия. Эстония > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410218


Латвия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Экология > neftegaz.ru, 1 декабря 2017 > № 2409165

Энергетическая независимость по-литовски. К 2050 г Литва планирует отказаться от бензина и дизельного топлива.

Правительство Литвы одобрило обновленную Национальную стратегию энергетической независимости, предусматривающую практически полный перевод энергетики страны на альтернативное топливо.

Об этом Минэнерго Литвы сообщило 30 ноября 2017 г.

Важнейшей целью стратегии в 2020 г является поощрение конкурентоспособности экономики страны, и, несомненно, основным акцентом является развитие энергетики на возобновляющихся ресурсах, заявил министр энергетики Литвы Ж. Вайчюнас.

Литва намерена добиться, чтобы окончательные цены на электроэнергию и природный газ для промышленности Литвы были ниже, чем в Прибалтийских, Скандинавских странах, а также странах Восточной и Центральной Европы.

Акцент в новой стратегии сделан на таких источниках энергии как ветер, геотермальная вода, солнечная энергия, дрова, щепа, навоз, солома, торф, а также сырье для производства биодизельного топлива и др.

К 2020 г из возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в Литве должно вырабатываться 30% электроэнергии, в 2030 г - 45%, а в 2050 г - 80%.

Для этого к 2020 г ветроэлектростанциям (ВЭС) будет выделена дополнительная квота мощности 250 МВт, этот вид энергии станет основным в Литве.

В качестве 1 из главных проектов рассматривается отключение от российской энергосистемы и синхронизация сети с сетями континентальной Европы намечается к 2025 г.

С целью синхронизации сетей к 2019 г должны быть произведены испытания по изолированной работе Литвы, Латвии и Эстонии, когда всю электроэнергию страны будут вырабатывать сами.

Кроме того, в Прибалтийских странах к 2025 г должна быть построены электростанция мощностью 200 МВт, в противном случае возникнет нехватка надежного резерва.

К 2020 г Литва будет производить 35% необходимой ей энергии, к 2030 г - 66% потребностей страны, а в 2050 г Литва сможет полностью обеспечивать себя электроэнергией.

После реализации проекта по сихнронизации электросетей и создания газопровода-интерконнектора между Литвой и Польшей (GIPL) будет завершена интеграция электроэнергетической страны в Евросоюз (ЕС).

Впрочем, газ Литва рассматривает как переходный вид топлива до 2050 г.

Но от планов по созданию газового хаба Литва не оставляет.

Согласно стратегии, терминал сжиженного природного газа (СПГ) должен поставлять газ странам Балтии, Польше и Украине.

Таким образом Литва рассчитывает компенсировать затраты на аренду плавучего СПГ-терминала (FSRU) Независимость, но между Прибалтийскими странами по этому вопросу согласия нет.

Власти Литвы рассчитывают полностью отказаться от дизельного топлива и бензина на транспорте.

Планируется постепенное сокращение использования загрязняющего окружающую среду горючего и переход на электроэнергию на транспорте.

В 2020 г доля электроэнергии, полученной из ВИЭ, в транспортном секторе должна составить 10%, в 2030 г - 15%, а в 2050 г - 50%.

К 2030 г использование автомобилей на обычном горючем (бензине и дизельном топливе) в городах должно сократиться на 50%, а в 2050 г на 100%.

Латвия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Экология > neftegaz.ru, 1 декабря 2017 > № 2409165


Литва. СЗФО > Рыба. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 1 декабря 2017 > № 2406905

Российские производители орудий лова отстояли свои права.

Коллегия Роспатента признала недействительным патент литовской фирмы AKVASERVIS на формулу трала с многопластными сетными частями. Компания больше не сможет предъявлять претензии к российским производителям орудий лова.

В ноябре 2016 г. калининградская компания «Фишеринг Сервис» получила уведомление от представителей AKVASERVIS о незаконном использовании интеллектуальной собственности. Ведущего российского производителя орудий лова обвинили в нарушении патента на трал, конструкция которого предусматривает использование многопластных (четырехпластных, восьмипластных и т.д.) сетных частей определенной формы. Права на нее, как утверждалось в письме, принадлежат литовцам.

Фирма из Клайпеды потребовала прекратить изготовление и оборот изделий, нарушающих патент, а также «изъять из гражданского оборота и уничтожить за свой счет все имеющие в наличии» тралы, выполненные по такой схеме. В противном случае российской компании пригрозили судебным иском. Аналогичные претензии поступили и в адрес других предприятий Северо-Западного региона.

Патент, на который ссылался AKVASERVIS, был выдан в 2011 г. в Литве, а в 2016 г. подтвержден и российскими органами. Однако описанная в нем конструкция трала c многопластными сетными частями применяется в рыбной промышленности уже несколько десятилетий. После сбора всех документов компания «Фишеринг Сервис» подала возражение в российскую Палату по патентным спорам против выданного патента, указав на отсутствие новизны в техническом решении.

В ходе экспертизы выяснилось, что изобретение литовцев в точности совпадает с зарегистрированным еще в 1984 г. в СССР патентом на трал для ловли рыбы, разработанным сотрудниками Клайпедского филиала Научно-производственного объединения по технике промышленного рыболовства. Формула, указанная в авторском свидетельстве на изобретение, и описание многопластных сетных частей не оставляют сомнений в идентичности изделий.

Но совпадения на этом не заканчиваются: в обоих патентах среди авторов указан Александр Литвин. Как и его соавтор по второму патенту Виктор Зинченко, он является одним из руководителей AKVASERVIS (по информации на сайте компании).

«К сожалению, практика копирования и перепатентовывания старых советских патентов, срок охраны которых уже истек, на Западе приобретает масштабный характер, – прокомментировал ситуацию Fishnews директор ООО «Фишеринг Сервис» Андрей Федоров. – Дело в том, что в Литве, как и во многих других странах, при регистрации патента не проводится патентный поиск, а у нас в России в тот момент информацию проверяли только до 1990 года»

По результатам рассмотрения коллегия Федеральной службы по интеллектуальной собственности признала возражения справедливыми. Поскольку заявка литовской стороны не удовлетворяет такому условию как «новизна», в апреле 2017 г. патент AKVASERVIS в России был аннулирован. Срок обжалования решения истек в октябре.

Руководство «Фишеринг Сервиса» намерено опротестовать выдачу патента и по месту регистрации компании AKVASERVIS в Литве. «Удивительная история, что люди, которых мы знаем не одно десятилетие, наши соседи, пошли на прямое мошенничество. Это ведь не шутки, и они прекрасно осознавали возможные последствия для российских компаний. Получается, что выиграть конкурентную борьбу по технологиям, по конструктиву они не в состоянии, вот и решили применить такой ход. Хорошо еще, что в Калининграде остались специалисты, и можно поднять данные и найти нужную информацию. Это жульничество надо прекращать», – уверен Андрей Федоров.

Литва. СЗФО > Рыба. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 1 декабря 2017 > № 2406905


Латвия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > offshore.su, 30 ноября 2017 > № 2420557

Латвийская биржа биткойна получила право открывать клиентам счета IBAN, как банк

Биржа биткойна теперь сможет открывать обычные банковские счета для своих клиентов.

Недавно всех любителей криптовалюты порадовали приятным известием. Компания Globitex, имеющая латвийские корни, смогла добиться лицензии на работу со счетами типа IBAN, что ставит её на один уровень с обычными финансовыми учреждениями Латвии. С таким заявлением выступила Лиза Айзупиете, являющаяся одним из совладельцев компании.

Теперь биржа получит право напрямую работать через европейскую систему денежных переводов, которая использует ресурсы ЦБ Литвы. На сегодняшний момент латвийские владельцы криптовалюты не имеют официальных возможностей для работы с ней, поэтому такой шаг сулит значительные удобства пользователям. Они смогут на общих основаниях отрывать в компании счета и работать со всем европейским рынком полностью легально.

Биржа криптовалюты начала работать в мае этого года. Прямую и обратную конвертацию средств в биткойнах до сих пор осуществлял эстонский банк LHV. Новая услуга пока тестируется. Но результаты уже обнадёживают. Владельцы биткойнов рады представившейся возможности и с уверенностью смотрят в будущее.

Поиски варианта решения по нормальной работе с криптовалютой начались ещё 4 года назад. За этот период было перепробовано несколько вариантов решений. Компания уже потеряла надежду на работу в самой Латвии, ведь национальная комиссия КРФК не делала шагов ей навстречу.

Законодательство и финансовая система Литвы, наоборот, оказались более лояльными к использованию биткойна в различных сферах. При получении лицензии особое внимание было уделено идентификации клиентов дистанционным способом, что помогает упростить ведение бизнеса.

Латвийская КРФК работает по устаревшим схемам, предусматривающим использование обычных бумажных документов и их заверенных копий. Такая ситуация значительно усложняет схему расчётов. Литва в этом вопросе является новатором. Местный регулятор активно внедряет последние разработки в области финансов и движения средств между счетами. Большую роль играет и возможность дистанционной проверки пользователя, чего до сих пор нет в Латвии. Параллельное использование обычных документов и электронных методов идентификации способствует повышению конкуренции и упрощает работу со счетами.

Латвия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > offshore.su, 30 ноября 2017 > № 2420557


Латвия. Эстония. Литва. СЗФО > Транспорт > regnum.ru, 30 ноября 2017 > № 2407743

«Проверка на вшивость»: как вернуть контейнеры из Прибалтики

Перевод контейнеров из Прибалтики в Россию станет показателем того, готова ли страна к системному подходу в решении существующих проблем

До 2020 года прогнозируется прирост грузооборота морских портов России на Балтике в объеме порядка 60 млн тонн, из которых почти половина будет обеспечена за счет переориентации российских грузопотоков из портов Прибалтики на отечественные порты. Однако отставание в скорости оказания логистических услуг и сложность процедур таможенной очистки в российских портах на Балтике не способствуют привлекательности российских портов для перевалки целого ряда грузов, в частности — контейнеров.

За десять месяцев 2017 года российские морские порты Балтийского бассейна переработали 1,86 млн TEU, что оказалось на 11,1% больше, чем годом ранее. Но несмотря на рост объемов, российские контейнерные грузы продолжают приходить в прибалтийские терминалы. Эксперты оценивают эти объёмы в 200 тыс. TEU в год.

Назвать точный объем российских грузов, который переваливается через порты Прибалтики, сложно, потому что груз в прибалтийские порты приходит морем как в конечный пункт, там комплектуется новый пакет документов, и груз пересекает границу РФ уже через сухопутную таможню, а это совсем другой формат перевозки. У большой части груза по транспортным документам перевозка заканчивается в Прибалтике. Груз идет в адрес местной компании, а в Россию отправляется уже по новым, измененным документам. По оценке руководителя рижского порта, примерно 70% контейнерных грузов, приходящих в порт, в дальнейшем тем или иным способом попадает в Россию. Если говорить о литовских портах, то грузопотоки направляются в том числе и через Белоруссию.

«Импортеры выбирают прибалтийский маршрут, потому что в прибалтийских портах широко развита так называемая логистика добавленной стоимости (value added logistics). То есть прибалтийские логисты оказывают клиенту дополнительные услуги, которые наши логисты в российских портах им оказать не могут», — об этом рассказал директор по направлению логистика и аналитика компании «Морстройтехнология» Александр Головизнин.

По его словам, в основном это различные дополнительные операции с грузом, которые можно или нужно выполнить до пересечения российской границы: перекомплектация грузовых партий, изменение транспортных и товарораспорядительных документов, или, например, свободное (или очень дешевое) хранение груза без уплаты таможенных платежей. Даже если российский порт был бы готов предоставить до 60 суток свободного хранения, импортер всё равно обязан растаможить груз в течение двух недель, а значит, и оплатить таможенные пошлины.

Наглядным также является пример с транзитом алкогольной продукции. В соответствии с действующим законодательством, алкоголь, разлитый для розничной продажи, не может поступать на территорию России без акцизных марок. Прибалтийские логисты и оказывают такую услугу импортеру — наклеивают акцизные марки.

«При этом прибалтийский порт получает под обработку дополнительные контейнеры, а логистическая компания — дополнительный заработок на операциях с грузом», — подчеркнул эксперт.

Часть грузопотоков уходит на Прибалтику в том числе потому, что процедура оформления грузов в российских портах непрозрачна с точки зрения вложения времени и средств. Об ранее рассказала заместитель генерального директора компании «Балтика-Транс», руководитель комитета по транспорту НП «ГПУ ВЭД «Гермес» Ирина Капитанова.

«Могут сработать риски, дополнительно запросят документы на товар и другое. Итого, сколько простоит под оформлением товар, предугадать на 100% не представляется возможным. Стоит упомянуть и то, что наше российское законодательство не позволяет терминалам оказать тот необходимый ряд услуг, который сегодня требует рынок, а именно — наклейка акцизов, маркировка, перестикеровка», — заявила Капитанова.

По её словам, это те услуги, которые грузополучатель просит оформлять и доделывать в порту Санкт-Петербурга. К счастью грузополучателей, такие услуги с лихвой по очень низким тарифам предлагают порты Прибалтики.

Одним из преимуществ прибалтийских портов также является выигрыш в стоимости погрузочно-разгрузочных работ. В случаях, когда стоимость доставки грузов по железной дороге в порт России или сопредельного государства отличаются незначительно, уровень тарифа на перевалку груза становится одним из основополагающих факторов выбора маршрута доставки груза. Отечественным терминалам сложно работать по более низким ставкам из-за дорогих и коротких по срокам банковским кредитам в России: «короткий» кредит под 15% годовых в РФ — это не 3% годовых на 30 лет на Западе.

В связи с этим мощности российских контейнерных терминалов на Балтике остаются незагруженными. В 2016 году порты Балтийского бассейна перевалили 2 млн TEU при том, что общая мощность терминалов составляет около 5 млн TEU.

«В части контейнеров значительный запас мощности имеется на всех основных контейнерных терминалах в Петербурге, Усть-Луге, Новороссийске. Операторы продолжали инвестировать в контейнерные мощности: во-первых, рассчитывая, что их дополнительные возможности будут востребованы после того, как рынок восстановится, а во-вторых, необходимо было завершить инвестиционные проекты в высокой степени готовности», — рассказал корреспонденту ИА REGNUM главный редактор журнала «Морской Петербург» Виктор Цукер.

Однако крупные игроки контейнерного рынка намерены и дальше расширять собственные мощности. Так, «Петролеспорт» до 2024 года планирует увеличить пропускную способность на 400 000 TEU. Не отстает и Бронка — не позднее 2025 года порт планирует расширить свои мощности на 1,4 млн TEU до 1,9 млн TEU.

«Во-первых, эти планы верстались еще в период прошлого роста — до падения, связанного с мировым кризисом и санкциями. Во-вторых, об этом пока только говорится, но ничего, пока, не делается», — так прокомментировал корреспонденту ИА REGNUM председатель совета директоров ООО «Дорн» Андрей Карпов.

По его мнению, это способ подержать паузу — наметился восстановительный рост контейнерных потоков, и необходимо понаблюдать, какова будет динамика. Поэтому отказываться от планов преждевременно — пока можно про них просто «заявлять».

"Для кого-то это способ повысить ликвидность актива. Одно дело, при продаже, просто актив на рынке, который только только начал восстанавливаться, а другое дело актив «с перспективой», — считает эксперт.

По мнению Андрея Карпова, для того, чтобы перевести грузы из Прибалтики на российские порты, необходима разработка и реализация отдельной программы. Так, активность города в этом направлении может быть катализатором появления на федеральном уровне соответствующей программы по переориентации российского контейнерного транзита из портов Прибалтики в российские порты. В этом случае интересы города и его программа становятся составляющей федеральной программы.

«По моему глубокому убеждению, данная задача просто набором и даже системой мер решена быть не может. Переориентировать контейнерные грузопотоки это куда более сложная задача, чем переориентация российских нефти и нефтепродуктов и выкручивание рук белорусам по поводу их нефтепродуктов, — считает Карпов. — Это задача гораздо более сложная и системная, а также долговременная. Собственно говоря, это тест на то, способны ли мы реализовывать стратегии».

Похожее мнение высказал эксперт по вопросам регионального развития на постсоветском пространстве Сергей Артёменко:

«Для страны, находящейся под санкциями, возврат контейнерных грузов в родные порты — это вызов, если хотите, своеобразная «проверка на вшивость», может ли государство экономическими инструментами и реформированием таможни вернуть в свои порты высокомаржинальные грузы».

Как ранее сообщало ИА REGNUM, контейнерные грузы являются не только экологичными и безопасными, но ещё и высокодоходными. Как пишет ИАА ПортНьюс, перевалка контейнера с учётом его хранения, перемещения может обойтись в несколько сотен долларов. При этом стоимость перевалки нефтепродуктов в российских портах составляет в среднем 4 доллара за тонну, в прибалтийских — еще ниже.

Виктория Бабаева

Латвия. Эстония. Литва. СЗФО > Транспорт > regnum.ru, 30 ноября 2017 > № 2407743


Литва. Россия. Белоруссия > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 30 ноября 2017 > № 2407695

Почему Литве не нравится «Северный поток — 2»?

Загадки Дали Грибаускайте

Многие наши СМИ, блогеры, да и просто многочисленные комментаторы во всевозможных социальных сетях любят перемывать косточки нынешнему лидеру Литвы Дале Грибаускайте. Основной лейтмотив — «как же можно быть настолько глупой, чтобы не видеть пагубность идеи отказа от сотрудничества с Россией и Белоруссией в энергетике», «как же неадекватна ее и ее единомышленников борьба против проектов «Северный поток — 2» и Белорусской АЭС».

От жесткой критики до жестоких шуток, дружно и заполошно — «президент Литвы загоняет свое население в нищету и в кабалу, Литва утратила даже признаки собственной политической воли, всецело подчинив себя диктату Вашингтона». Хор критикующих голосов настолько дружен, настолько звучит в унисон, что остается только удивляться — неужели никто не пробовал понять, по какому же сценарию действует руководство Литвы, каковы его цели, не может ли быть так, что нарочитая, животная русофобия — всего лишь прикрытие для чего-то более серьезного? Что вероятнее — полная утрата логики или же нечто совершенно логичное, но тщательно укрытое от сторонних наблюдателей?

Положение Литвы в Европейском союзе

Каково сегодня место Литвы в ЕС, почему республика сначала развалила добрые отношения с Россией, а затем последовательно, пошагово обострила их во всех мыслимых и немыслимых направлениях? Может, это быть выгодно Литве или же Грибаускайте сознательно ведет свое государство и свою страну к полному краху? Давайте попробуем убрать эмоции и внимательно присмотреться для начала к «газовой войне», которую пытаются организовать Литва и ее союзники против проекта «Северный поток — 2» (СП-2).

Литва никогда не блистала невероятным экономическим развитием, но, в общем-то, до начала волны экономических санкций и контрсанкций между ЕС и Россией чувствовала себя вполне сносно. Внутренняя политика по отношению к русской диаспоре крайностями не отличалась — нулевой закон о гражданстве, особых замечаний со стороны нашего МИДа в адрес Литвы не поступало. Да, с промышленным производством в Литве сложилось так, как сложилось — нет его, если не считать микропредприятий, зато приличные отношения с Россией гарантировали стабильный сбыт продукции сельского хозяйства и рыболовства. Могла Литва сопротивляться желанию Брюсселя ввести в 2014-м экономические санкции против России? Мы можем сколько угодно рассуждать о том, что и «гордость надо было проявить», и «достаточно было только Литве выступить «против» введения санкций, и у ЕС, который все подобного рода решения принимает по принципу полного консенсуса, ничего бы не получилось».

Вот только надо помнить, что Литва — республика дотационная, без субсидий со стороны ЕС ее бюджет станет дефицитным мгновенно, со всеми вытекающими отсюда социальными последствиями. Могла Россия, вводя контрсанкции, взять, да и сделать исключение для Литвы? Даже не смешно. В той ситуации Литва была не объектом, а субъектом — обстоятельства были, что называется, непреодолимой силы. Контрсанкции России направлены против сельхозпроизводителей Европы, и, с учетом размера экономики Литвы, она оказалась в ситуации, которую можно описать коротко: «Пока толстый сохнет, худой — сдохнет». Исчез сбыт продукции в Россию — что дальше? Искать новые рынки? Да вот только на эти же «новые рынки» рванули сельхозпроизводители «старой Европы», которых поддерживают правительства и бюджеты их стран — эта поддержка в десятки, в сотни раз больше, чем та, которую Литва способна оказать своим крестьянам. Объем субсидий из бюджета ЕС Литве пока еще не уменьшился, но это может произойти тогда, когда это понадобится Брюсселю — Вильнюс опять никто не спросит.

В поисках экономического союзника

Вот теперь поставьте себя на место президента Литвы. Даля Грибаускайте — своеобразный «кризисный менеджер», у которого совсем немного времени, чтобы придумать план действий, который способен спасти экономику ее страны. Где искать — нет, не спонсора, в политике таковых не водится, а союзника, который за какие-то услуги предложит вознаграждение, которое гарантированно убережет Литву от дефолта? Евросоюз отпадает — тут такой клубок противоречий, что Литва всегда будет оставаться разменной монетой. Договариваться с Россией? Но тогда наказание может последовать не только со стороны Брюсселя, но и, чего доброго, от Вашингтона — как бы мы ни усмехались, а военная дисциплина в блоке НАТО имеет место. На Ближнем Востоке — войны да революции, Украина рынком сбыта быть не может, поскольку покупательная способность жителей молодой демократии норовит стремиться к нулю, да и «старая Европа» этот, даже в разы уменьшившийся, рынок не отдаст. «Шелковый путь» пока только в перспективе, до Азии далеко. Вы видите еще какие-то варианты, кроме попыток наладить какой-то совместный проект с кем-то, кроме США? Вот и у нас не получается — планета кончилась, простите.

Рынок производства СПГ в США

А в США незадолго до украинских событий, если помните, случилась «сланцевая революция», на пике которой в Штатах были заложены сразу несколько заводов по сжижению природного газа. Рынок СПГ рос едва ли не на десятки процентов ежегодно, перспективы были самыми радужными — но только до момента обвального падения цен на нефть. Поскольку газ в европейские страны поступает в основном по долгосрочным договорам, в которых имеется формула привязки цены газа к цене нефти, к середине 2014-го вдвое уменьшились и цены на газ. Но как остановить проекты строительства заводов, тут ведь и кредиты большие взяты, и обязательства перед поставщиками приняты. Строятся заводы, строятся — невидимая рука рынка по голове не гладит, подзатыльники раздавать ей привычнее. Но это все — общие слова, давайте посмотрим на цифры и факты, они и будут доказательством обоснования одной гипотезы, которая нам кажется логичной.

Когда Дональд Трамп был только избран, полного понимания его отношения к масштабному экспорту СПГ из страны еще не было, ведь Трамп позиционировал себя как сторонник изоляционизма. И предположительно, по его суждению, стране нужно было сохранить собственные газовые запасы на максимально длительный срок. Однако уже спустя несколько месяцев после его избрания стало предельно ясно — по мнению Трампа, нетрадиционные газовые ресурсы страны столь велики, что не только позволят обеспечить дешевым газом себя, но и продолжить (и даже расширить) масштабный экспорт СПГ. Буквально за полгода Трамп и представители его администрации провели предварительные переговоры со всеми крупнейшими импортерами СПГ — с Китаем, Японией, Индией, Южной Кореей, а также с потенциальными новыми импортерами на европейском, и в первую очередь восточноевропейском рынке.

К 2020 году у Америки будет, с учетом запущенных и строящихся заводов (в том случае, конечно, если кого-то из будущих владельцев заводов банкротство не остановит), возможность производить 65 млн тонн СПГ, что для конечных производителей составит 89,7 млрд кубометров природного газа. США не просто уйдут с рынка покупателей природного газа — они получат потенциал экспорта, причем в весьма и весьма приличных объемах. Россия такой темп строительства СПГ-заводов выдать не сможет, Штаты выйдут на второе место в мире по производству СПГ, впереди останется только Катар. О том, как выглядит геоэнергетическая мозаика вокруг Катара, мы уже рассказывали, причем достаточно подробно.

Вывод, если коротко, был достаточно прост — полная экономическая блокада Катара с перекрытием Суэцкого канала не начнется до той поры, пока у Катара будет оставаться возможность за счет своповых сделок с Россией выполнять договорные обязательства по поставкам СПГ европейским потребителям. С момента написания статей прошло уже три месяца, но расклад не поменялся, пауза с продолжением/прекращением блокады продолжается. Если и есть новости, то какие-то совсем уж не геоэнергетические. Но мы не чужды и классической культуре — с удовольствием наблюдали за тем, как в Санкт-Петербурге проходил VI Международный культурный форум. Особенно нам понравилось, что участие в форуме приняла и делегация с министром культуры из такой замечательной страны, как Катар. 17 ноября, совсем недавно, ТАСС сообщил:

«Россия и Катар в следующем году проведут перекрестный Год культуры, в рамках которого страны смогут лучше узнать друг друга и укрепить экономические связи. Подписание соглашения состоялось в пятницу на деловой площадке Санкт-Петербургского международного культурного форума.

Год культуры — это всегда хорошо, мы рады тому, что у нас появится возможность познакомиться с культурой Катара, и тому, что Катар познакомится с культурой многонациональной России. Мы — за культуру!

Американский газ приходит в Литву

Но это мы ушли в сторону, давайте «вернемся в Штаты». То, что сложится к 2020 году, более-менее понятно, а летом была запущена третья линия единственного в США завода по сжижению газа — Sabine Pass. Состав акционеров завода известен: 61% — Cheniere Energy, 23% — Corpus Christi, 11% — Cameron, 5% — Cove Point. По законам США производителем газа, владельцем завода по его сжижению и экспортером СПГ должны быть разные фирмы, причем в роли последних зачастую выступают неамериканские компании. Большинство (63%) из них являются «портфельными покупателями», и такие компании, как, например Shell, направляют американский газ в регионы с самыми привлекательными в данный момент ценами. Первые 140 тысяч тонн СПГ Литва получила по контракту с «дочкой» Cheniere Energy, второй танкер доставил на «Независимость» СПГ от испанской Gas Natural Fenosa. Значит, ни о каких долгосрочных контрактах речь не идет — с кем удалось подписать краткосрочный, разовый контракт, тому и рады сказать «спасибо». Почему так?

94% из того, что производит Sabine Pass, расписано по долгосрочным и среднесрочным договорам, «квота» на краткосрочные договоры составляет всего 6%. В число тех, кто подписал с владельцами завода долгосрочный или предварительный договор, литовская Lietuvos Duju Tiekimas не вошла. Не нашел денег на авансовые платежи — работай с перекупщиками, вполне может быть, что тебе повезет и получишь хорошую цену. По каким причинам так велика доля долгосрочных контрактов, тоже не секрет — именно они являлись гарантиями по кредитам для финансирования строительства. Пытаясь отказаться от стабильных, по календарю рассчитанных поставок «Газпрома», Литва делает ставку на спотовый рынок, на ту самую «госпожу Удачу», которая для кого-то добрая, а кому — иначе.

Есть ли у Литвы шанс войти в число владельцев долгосрочных контрактов с американским производителем СПГ, тем самым обеспечив себе стабильность поставок важнейшего энергетического ресурса? Sabine Pass работает по толлинговой смете — по существу, покупатели выкупают не сам СПГ, а права на мощности по сжижению, при этом оплатить их придется вне зависимости от того, решит ли покупатель производить сжиженный природный газ. Сколько это стоит? Например, южнокорейская компания KOGAS с 1 июня 2017 года в течение 20 лет должна будет ежегодно платить Cheniere $547,5 млн за зарезервированные мощности третьей технологической линии. У Литвы есть в резерве полмиллиарда долларов, а выдаст ли гарантии на такую сумму какой-то первоклассный банк? Ответ очевиден — нет. Значит, все, на что остается рассчитывать, так это на вышеупомянутую «госпожу Удачу». Если улыбнется, то контракты с международными перекупщиками американского СПГ удастся подписывать регулярно, умудряясь при этом выторговывать приемлемые для Литвы цены.

Цена американского СПГ состоит из трех составляющих. Стоимость приобретения рассчитывается как сумма цены Henry Hub и условных затрат на транспортировку газа от базисного пункта (хаба) до завода СПГ (в действующих контрактах принимается на уровне 15% от цены Henry Hub). Летом этого года цена на Henry Hub составляла в среднем 3 доллара за миллион БТЕ или, в пересчете на кубометры природного газа, 107,4 доллара за 1 тысячу кубометров. Сжижение газа — весьма дорогостоящая операция, в среднем она обходится в 81 доллар за 1 тысячу кубометров природного газа. Стоимость фрахта газовозов основательно упала, в результате снизились и расходы на доставку СПГ через Атлантический океан — до 15 долларов за 1 тысячу кубометров. Остается сложить числа — получается около 200 долларов за 1 тысячу кубометров природного газа без учета затрат на регазификацию. Если учесть эти затраты и минимальную прибыль участника толлинговой торговли, то американский газ обходится не менее чем на 60 долларов за 1 тысячу кубометров дороже, чем трубопроводный газ из России.

Теперь посмотрим на результаты того, что Литва в настоящее время покрывает свои потребности в газе на 50% «из трубы» и на 50% в виде СПГ. Для наглядности сравним, как чувствует себя потребитель в Польше, где доля СПГ составляет около 10%. По данным Energypriceindex за 2016 год, средняя цена на газ для населения в Польше составляла 466 евро за тысячу кубометров, в то время как в Литве, по данным Lietuvos Dujų Tiekimas, — 610 евро. В 2016 году в Литве еще не было американского газа, СПГ поставлялся из Норвегии. Американский дороже, аналитики ожидают среднюю цену для литовских потребителей по итогам 2017 года около 640 евро за 1 тысячу кубометров. Следовательно, с учетом технологических особенностей сжижения природного газа и правил торговли СПГ, существующих в США, для Литвы все пока получается дорого и нестабильно. Но, как ни удивительно, здесь имеется скрытая причина упорной борьбы литовского руководства против строительства «Северного потока — 2».

Газовый рынок с конца 2013-го стал «рынком покупателя», и Литва, как покупатель, должна уметь влиять на США, как на любого другого продавца энергетических ресурсов, иначе о какой независимости можно вести речь. Вам кажется необычной постановка вопроса, вспоминается басня «Слон и Моська»? Напрасно — мы ведь не о политике, а об экономике, тут логика простая, ничего личного, только бизнес. Литве нужен газ, Литва не должна покупать его себе в убыток постоянно, кто бы ни был поставщиком. Если купили дороже рыночной цены — это уступка продавцу, которую рано или поздно нужно будет компенсировать тем или иным способом. Но не будем терять объективности и «в другую сторону» — даже если Литва все 100% необходимого ей газа будет закупать в США, Америке этого будет мало, поскольку объем этот на фоне экспортных возможностей американских добывающих и сжижающих компаний крайне невелик.

Цена американского СПГ

Американский СПГ по определению не может быть дешевым, так как является сочетанием двух дорогих технологий — добыча сланцевого газа и сжижение газа. Ценовые риски первого американского завода по сжижению взяли на себя импортеры и трейдеры, но в наступивший период дешевого газа есть риск того, что новые заводы окажутся на пределе окупаемости. Для европейского рынка эти риски уже превратились в убытки — именно по этой причине американский СПГ не идет в массовом объеме в Европу, трейдеры сбывают его в Юго-Восточную Азию. Поставки американского газа в Европу — это очевидный риск «выйти в ноль» или вообще уйти «в минус». К примеру, летние спотовые цены в ЕС были ниже цены себестоимости поставок до причалов европейских стран. Скажем прямо, нынешние $5,5−6 миллионов БТЕ (196,9—214,8 доллара за 1000 кубометров природного газа) не устраивают не только США. Такие цены на пределе окупают или не окупают себестоимость практически всех новых проектов по сжижению.

В отличие от ОПЕК, сообщество государств, добывающих природный газ, хоть и существует, но пока только теоретически — единого плана действий, которые могли бы привести к росту цены, «газовые страны» выработать, а тем более реализовать, пока не способны. И, если уж мы рассматриваем стремление Литвы добиться независимости от российского газа, ей это вообще не подходит. Если повысится цена на газ во всем мире, то повысится она и у России, которая поставляет трубопроводный газ, себестоимость которого всегда была, есть и будет ниже цены СПГ, доставленного танкерами через океан. Чем выше мировые цены на газ — тем больше возможностей у «Газпрома» не только зарабатывать, но и держать для Европы цену такой, чтобы не пускать в нее американский газ и дальше. Американским добытчикам и производителям, конечно, это не страшно, ведь рост цен на газ позволит им весьма комфортно отрабатывать инвестиции в новые мощности по сжижению на азиатских рынках. Но на этих рынках активно работает Катар, борьба с которым легкой не будет, американским газовым компаниям объективно нужны крупные европейские потребители. В шахматах это называется «вилкой»: чем выше цена, тем выгоднее России и ее «Газпрому», чем ниже цена, тем сложнее американским производителям окупать инвестиции. Ничего хорошего при таком раскладе — повышении мировых цен на газ — нет и для Литвы. Продолжать покупать дорогой американский СПГ? Дело может закончиться потерей электората на выборах. Отказаться от этого газа и вернуться к «трубе» — значит, потерять лицо на международной арене.

Думая глобально, действуй локально

Тупик? Вовсе нет. Литве нужен план действий, результатом которых станет не глобальное, а локальное повышение цены на газ. Не на всем мировом рынке, а конкретно на европейском. Цена на газ должна повыситься до уровня, который позволит американским газовым компаниям уверенно окупать все инвестиции, реализуя СПГ в Европу. Политики и представляемые ими государства, которые обеспечат такое локальное повышение цен, могут уверенно рассчитывать на серьезные преференции со стороны производителей — на стабильность поставок, на «персональные» скидки. Литва и ее экономика — малые величины для газовой промышленности США? Прекрасно! Прекрасно потому, что не надо будет делать скидки на большие объемы СПГ, компенсация не будет слишком затратна.

Повысить цену газа в Европе можно только одним способом — вызвать дефицит его предложения, при этом сумев сломить сопротивление основных европейских импортеров газа. Поскольку запасы газовых месторождений на территории стран Евросоюза основательно исчерпаны, то тут логика простая — чем крупнее экономика, тем больше потребление газа и, разумеется, чем больше населения, тем больше импорт газа. Германия, Франция, Великобритания, Нидерланды, Испания, Италия — вот список стран, бизнес и государства которых заинтересованы в том, чтобы газ к ним шел в больших количествах, от разных производителей и по как можно более низкой цене.

Поставщики газа в ЕС

Что может противопоставить маленькая, скромная Литва вот таким «монстрам»? Снова усмехаетесь? Снова напрасно. Прежде, чем смеяться, давайте проанализируем, кто, собственно говоря, поставляет в Европу газ. Поставщиков не очень много — Норвегия и Катар везут газ сжиженный, на юг Европы идет трубопроводный газ Алжира и Туниса, постепенно растут объемы поставок российского «Газпрома», которому принадлежит уже треть рынка. Игра против Норвегии не получится по определению — эта страна не входит в состав ЕС, но она весьма основательно интегрирована в систему газового снабжения, никаких противоречий с ЕС у нее нет. Алжир и Тунис погоды уже не делают — новых месторождений на их территории нет, собственное население растет, поставки постепенно сокращаются. Остаются Катар и Россия, игра против Катара — не проблема Литвы, ей, таким образом, бороться нужно только против России и СП-2. И делать это надо именно ей — внутри Евросоюза у США союзников в этом вопросе нет.

До обострения отношений между ЕС и Россией противостоять экспансии «Газпрома» Литва могла, но весьма условно. Через Балтийское море прошел «Северный поток», через Черное — «Голубой поток», европейские газовые компании активно сотрудничали с российскими, да и американцы не отказывались от перспективных и денежных проектов. Но последовали «украинские события» — и вот уже Брюссель политически готов поддержать любые инициативы, направленные против роста влияния России на европейском энергетическом рынке. И тут же Литва и Польша приступили к неистовой борьбе за права молодого демократического государства со столицей в городе Киеве. Мотив общеизвестен — СП-2 оставит без транзитной прибыли Украину, а допустить этого никак нельзя. Но мы уже договорились, что политики не касаемся, ищем реальные причины такой невероятной заботы Литвы об интересах Украины, придерживаясь при анализе неоспоримого факта: в нашем капиталистическом мире главный интерес — прибыль любой ценой.

Газовые трубы Украины

Через газотранспортную систему Украины в Евросоюз в 2016 году поступило более 100 млрд кубометров российского газа, Киев за год заработал свои почти полтора миллиарда долларов, «Газпром» нарастил свою долю на европейском рынке, ведущие страны ЕС обеспечили свои потребности по весьма сходной цене. Кстати, «братская» по отношению к Литве Польша, несмотря на то, что позиционирует себя как едва ли не главного борца с Россией, из трубы, приходящей к ней через Белоруссию, получила 90% необходимого ей газа, доля катарского СПГ — всего лишь 10%. Крики криками, а кошелек страдать не должен.

Прокачать такое количество газа — это огромная, большая, очень серьезная работа, которую Украина способна выполнять только потому, что в страшно-ужасные годы советской власти вся огромная страна вкладывала и вкладывала в ее ГТС. ГТС Украины, это, на минуточку — 37,1 тысячи км магистральных трубопроводов, 72 компрессорные станции, 13 подземных газовых хранилищ с общим активным объемом более 32 млрд кубометров и могучая система сопутствующего оборудования по осушке, подогреву, очистке газа. И это по ней до конца 2019 года по действующему транзитному договору «Газпром» должен поставлять голубое топливо в страны ЕС, а Литва борется за то, чтобы был подписан новый договор, причем на как можно более длительный срок. Филантропия? Нет.

Среди всего того, что составляет ГТС Украины, нового оборудования практически нет. В 2012 году немецкая Ferrostaal провела технический аудит ГТСУ: амортизация оборудования составляла не менее 80%, минимальная сумма, которая требовалась для модернизации, для приведения в безопасное и исправное состояние всего этого огромного хозяйства — не менее 5,3 млрд евро. В принципе, вполне подъемная сумма для Украины, поскольку на тот момент платежи «Газпрома» составляли более 2 млрд долларов в год. Под чутким немецким руководством было даже составлено технико-экономическое обоснование такой модернизации, но после того, как 2013 год закончился так, как он закончился, ни о каких инвестициях в ГТС новое руководство Украины даже думать не собирается. С той поры прошло пять лет, амортизация оборудования стала еще выше, денег на реанимацию требуется еще больше. В Киеве денег нет, ЕС денег не даст даже под самые высокие проценты, и дело тут даже не в том, что есть риск бесследного исчезновения любых сумм, — нет гарантии того, что после 2019 года транзит будет продолжаться, что проект будет окупаться хотя бы в отдаленной перспективе.

Разгадка загадки

Вот, собственно, и вся разгадка поведения Дали Грибаускайте, которое только при невнимательном анализе кажется совершенно алогичным. Если руководству Литвы хватит изворотливости для того, чтобы остановить или хотя бы притормозить строительство «Северного потока — 2», то задачу локального, европейского, повышения цены природного газа можно будет считать выполненной. Как будут звучать статьи договора о транзите, кто будет отвечать за бесперебойность поставок, кто кому какие штрафы будет платить — уже совершенно не важно. Компрессорным станциям и трубопроводам никакого дела до политических интриг нет, они физически устали, они не будут работать даже во имя поддержания прав человека и борьбы за европейские/украинские/российские/марсианские ценности и интересы.

Потребности в газе у стран ЕС к 2020 году, по оценкам экспертов, вырастут до 400−420 млрд кубометров, исчезновение с рынка 100 млрд кубометров гарантирует скачок цен до уровня, который будет выгоден американским производителям. Действия президента Литвы совершенно логичны, хотя, конечно, весьма рискованны. Но и игра затеяна большая, ставки маленькими быть не могут. Оправдан ли риск? Как знать, но ведь терять Литве особо нечего, полное подчинение требованиям руководства ЕС — не панацея, опыт Украины достаточно свеж. Киев из кожи вон лез, демонстрируя готовность исполнить любые требования Брюсселя, но расклад изменился, и Боливар не вынес двоих — Европа желает решать собственные проблемы, а что там и как у тех, кого она недавно провозглашала союзником, ее не касается или касается по касательной. На сегодня бюджет Литвы основательно зависит от европейских субсидий, но персональные скидки на американский СПГ радикально изменят обстановку. Дешевле газ — дешевле электроэнергия — дешевле себестоимость энергоемкой продукции, и в результате действия этой несложной цепочки у Литвы вполне могут появиться шансы на восстановление хотя бы части промышленного производства. Не стоит забывать и о том, что в результате всевозможных реформ в газовом хозяйстве Прибалтики Литва стала совладельцем газового хранилища в латвийском Инчукалнсе и, тем самым, получила возможность хранить резерв газа, что позволит обеспечить бесперебойное обеспечение не только коммунального и энергетического хозяйства, но и промышленных производств.

Литва, несмотря на свои масштабы, рискнула вступить в большую игру, ставки чрезвычайно высоки. Но давайте отдадим руководству этой страны должное — так или иначе, но оно смогло собрать под свой проект несколько союзников, причем не только прибалтийских соседей, но еще и Польшу, «вес» которой в Евросоюзе значительно больше. Каковы шансы остановить СП-2? Больше всех в его строительстве заинтересована Германия, которая, конечно, может противостоять всем интригам Литвы и ее компании. Вот только какое время должно быть у глагола «мочь» — настоящее или прошедшее? В Германии — политический кризис, Ангела Меркель теперь не канцлер, а всего лишь и.о. канцлера, а это меняет расклад сил, это повышает шансы «литовской игры».

Мало того, атака Литвы против СП-2 — не единственный ход в ее игре, которая идет не столько против России, сколько за собственные интересы. Энергоемкие производства ведь могут работать не только на электроэнергии, генерируемой при помощи газа, им вполне подойдет и любая другая, лишь бы цены были как можно ниже. Что у нас дешевле газовой генерации? ГЭС и АЭС. Новых АЭС и ГЭС в Литве не наблюдается? Да, именно так. Или все-таки почти так? В нескольких десятках км от границы Литвы Белоруссия и «Росатом» строят АЭС. Литва резко против? Да, именно так, мы это видим и слышим едва ли не каждый день, как видим и неистовое стремление Литвы как можно быстрее покинуть кольцо БРЭЛЛ.

Все, что Литве необходимо для того, чтобы расстаться с тоталитарным российским и белорусским электричеством, — сущий пустяк, всего лишь построить еще одну систему ЛЭП в направлении Польши. Но об этом — уже в следующей статье, поскольку придется припомнить и особенности европейского энергетического рынка, и по-европейски высокие, братско-дружеские отношения Вильнюса и Варшавы. Да и о причинах, по которым Польша столь охотно, с энтузиазмом, поддерживает борьбу Литвы против СП-2, тоже стоит основательно задуматься.

Конечно, все вышеизложенное — не более чем наше собственное мнение. Считать ли его обоснованным, решать вам, уважаемые читатели.

Борис Марцинкевич

Литва. Россия. Белоруссия > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 30 ноября 2017 > № 2407695


Латвия. Евросоюз > Агропром. Химпром > agronews.ru, 30 ноября 2017 > № 2406540

Латвия проголосовала за использование в ЕС гербицида-канцерогена.

Из 28 стран-членов ЕС 18, в том числе и Латвия, проголосовали за применение гербицида глифосата в сельском хозяйстве в ближайшие пять лет.

Глифосат является системным неселективным гербицидом, который используется для борьбы с сорняками, и занимает первое место в мире по производству среди гербицидов. Препараты на основе глифосата относятся к 3 классу опасности для человека. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), гербицид является мутагенным и канцерогенным, может вызывать раковые заболевания у людей.

Европейское агентство по безопасности продуктов питания не считает этот гербицид канцерогенным.

Про данным издания New Europe, за продление лицензии голосовали Болгария, Германия, Португалия, Румыния, Чехия, Дания, Эстония, Ирландия, Испания, Латвия, Литва, Венгрия, Нидерланды, Словения, Словакия, Финляндия, Швеция и Великобритания.

Против выступили Бельгия, Греция, Франция, Хорватия, Италия, Кипр, Люксембург, Мальта и Австрия. Польша воздержалась.

В ходе голосования в Брюсселе 27 ноября представитель германского министерства продовольствия и сельского хозяйства выступил в поддержку продления его использования. Министр охраны окружающей среды ФРГ Барбара Хендрикс раскритиковала это решение, заявив, что оно не способствует укреплению доверия между ведомствами.

По словам Хендрикс, в преддверии голосования она уведомила главу министерства продовольствия ФРГ, что по-прежнему не одобряет возможное разрешение на дальнейшее использование этого химического вещества. Тем не менее, эта позиция не была отражена в Брюсселе.

В феврале 2016 года Мюнхенский институт исследования потребления обнаружил следы глифосата в 14 популярных сортах немецкого пива, включая «Бекс», «Кромбахер», «Пауланер», «Августинер» и другие.

Институт подчеркивал, что в некоторых случаях зафиксированы превышения в 300 раз от минимального содержания.

Марки, в которых было обнаружено вещество: Krombacher, Oettinger, Bitburger, Veltins, Beck’s, Paulaner, Warsteiner, Hasseroeder, Radeberger, Erdinger, Augustiner, Franziskaner, Koenig Pilsener, Jever.

Латвия. Евросоюз > Агропром. Химпром > agronews.ru, 30 ноября 2017 > № 2406540


Литва. Украина > Армия, полиция > ria.ru, 29 ноября 2017 > № 2406727

Кабинет министров Литвы в среду одобрил постановление о передаче министерству обороны Украины военное оборудование стоимостью 1,93 миллиона евро, сообщила пресс-служба литовского оборонного ведомства.

В постановлении указано, что правительство Литвы решило передать с безвозмездным правом собственности Минобороны Украины материальное имущество стоимостью 1,931 миллиона евро на 1 октября 2017 года.

"На основании решения правительства Минобороны Украины будет передано не используемое литовской армией оружие и патроны, которое использовалось до его замены по стандартам НАТО", — говорится в сообщении министерства.

Как отмечается в приложениях постановления, Украине будут переданы более 7 тысяч автоматов Калашникова, почти 2 миллиона патронов, более 80 пулеметов, несколько минометов, противотанковое оружие и другая военная техника.

По словам министра обороны балтийской республики Раймундаса Кароблиса, "передача вооружения является последовательной и всесторонней поддержкой Литвы Украины в целях усиления ее вооруженных сил и обеспечения суверенитета своего государства".

Вооружение будет передано в ближайшее время после решения практических вопросов с украинской стороны, добавили в Минобороны Литвы. По данным правительства, стоимость покупки этого вооружения для Литвы составила более 3 миллионов евро. Впервые Литва передала Украине вооружение в 2014 году.

Литва. Украина > Армия, полиция > ria.ru, 29 ноября 2017 > № 2406727


Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2405895

Это не та медаль, которой стоит гордиться

Ефим Клементьев о допинге, интригах и золоте, свалившемся на Дукурса.

Константин Гайворонский, Елена Слюсарева, Press.lv, Латвия

Латвийский скелетонист Мартин Дукурс, которому после решения Международного Олимпийского комитета о дисквалификации российского спортсмена Александра Третьякова полагается «золото» за Олимпиаду-2014, рассказал о своей радости: «Посреди ночи забежал к отцу в комнату и обнял его». На следующий день золота за Сочи-2014 лишили российского бобслеиста Александра Зубкова, пожизненно отстранив от участия в Играх. Что происходит в большом спорте? Ефим Клементьев знаменитый каноист, выступавший за Латвию на Олимпиадах 1992 и 2000 годов считает, что в нем стало слишком много политики.

Press.lv: Ефим, разделяете радость Дукурса?

Ефим Клементьев: По-моему, это не та медаль, которой надо так радоваться. Я уверен, что у него еще будет своя, настоящая золотая медаль. А у этой медали… есть обратная сторона. Кстати. Я тут почитал комментарии к его радости: процентов 70 тоже не понимают — ночью бежать, обнимать папу… Я не хочу обижать Дукурсов, хорошо знаю обоих братьев, мы все друзья-спортсмены, но в 2014-м в Сочи он проиграл Третьякову.

— Вы не верите, что Третьяков употреблял допинг? Ведь Дукурс потом выигрывал у него…

— Да, были чемпионаты мира, Европы. Но, понимаете, многие спортсмены готовятся именно к Олимпиадам, по особому циклу. И бывает так, что спортсмен, выигрывающий все кубки, не может взять именно олимпийское золото. К тому же в Сочи Александру, как говорится, и стены помогали. Мартиньш Дукурс — молодец. Я его очень уважаю, он пятикратный чемпион мира, победитель этапов кубков мира. Я считаю, что на сегодня в своем виде он в мире номер один, и желаю ему выиграть настоящее золото на следующей Олимпиаде. Но так сложилось, что в Сочи он проиграл по сумме четырех заездов. И для меня он останется вице-чемпионом. Хотел бы ошибаться, но мне кажется, что в ситуации с Третьяковым решающую роль сыграла политика, а не интересы спорта.

— Почему вы так считаете?

— Потому что не понимаю, как можно признать спортсмена виновным в употреблении допинга спустя 3 года 9 месяцев после соревнований. А я начинал выступать на Олимпийских играх с 1992 года и выступал 15 лет. Расскажу случай из собственного опыта. Сидней, 2007 год. В нашей олимпийской команде попался на допинге Андрис Рейнхолдс, академическая гребля. На следующий день пробы взяли у всей команды, в том числе у меня, ни у кого больше не нашли. Рейнхолдса сразу же выгнали из олимпийской деревни, к остальным претензий нет. Нормальная ситуация. А когда человек уже медаль, премию, квартиру, когда Путин вручил ему ключи от «Мерседеса», и вдруг через три года ему заявляют — отдай медаль… Это как?

— А как вообще берутся пробы на допинг?

— После финиша идешь с сотрудником лаборатории в туалет, сдаешь две пробирки. Первую вкрывают, и если в течение трех дней находят допинг, то в течение месяца тебя вызывают и при тебе вскрывают вторую пробирку для повторного анализа. Но когда это происходит через несколько лет, что думать? Что определенного спортсмена решили убрать и под него просто придумали очередной запрещенный препарат?

Другой пример: на прошлогоднюю Олимпиаду в Бразилии не допустили белорусскую команду по гребле, нашли допинг. Обычно если находят допинг у определенных спортсменов, то их и отстраняют. А вместо них едут следующие по списку. Но тут наказали сразу всю белорусскую федерацию по гребле — не поехал никто. Ребята — братья Богдановичи — были реальными претендентами на медали. А спустя какое-то время им пишут письмо: извините, ошиблись, допинга не было.

А вспомните историю с милдронатом: вот он не был допингом, и вдруг стал. Что мне думать? Что надо было убрать конкретного спортсмена, который его принимал? Я со многими спортсменами знаком, мы общаемся. Люди не понимают: как можно годами тренироваться, вкладывать деньги, время, если тебя в любой момент могут отстранить от соревнований «по ошибке»? Или еще хуже: выходишь на старт и начинаешь думать — ну, хорошо, я сейчас возьму медаль. А где гарантия, что ее через несколько лет не отнимут?

— Говорят, что еще в 1990-е спортсмены могли побеждать за счет собственной «физики», но сегодня если ты не принимаешь какой-то препарат, то в большом спорте тебе делать нечего. А вы принимали допинг?

— Нет. Я принимал специальные витамины, спортивные напитки. В нашем виде спорта ты не можешь пить просто воду и за счет этого грести по 20 км на тренировках. Милдронат я точно не принимал, был в мое время рибоксин. А что касается препаратов — да это так. Сам неоднократно наблюдал ситуацию: со мной на соревнованиях выступает спортсмен, и, прямо скажем, он чайник. Даже в финал не попадает. Через год он приезжает и становится призером Олимпиады. Как такое может быть? Он что, за год так натренировался? Техника у него осталась прежняя, физические параметры не сильно изменились.

Вот у нас бразилец в прошлом году на Олимпиаде завоевал три медали. Низкорослый, никогда не ходил в чемпионах. За счет чего же он так вырос? Много тренировался? Но если будешь тренироваться 10 часов в сутки, то у тебя мышцы «забьются», просто пропадет желание выходить на старт. Так не бывает: чем ты больше тренируешься, тем ты сильнее. У каждого есть лимит. Я, например, тренировался по 6 часов в день — десятилетиями. А сейчас за год люди вырастают до призеров Олимпиады — как это возможно? И особенно из таких стран как Китай, Южная Корея…

— Почему же тогда WADA не обращает внимания на этих внезапно вспыхнувших «звезд»?

— К WADA вообще много вопросов. Мне понравилась американская гимнастка, которая в прошлом году призналась: да, я принимаю допинг, но мне врач прописал. Мне это нужно для концентрации внимания при упражнениях. И… никаких претензий к ней у WADA нет. А к Шараповой, которая пила разрешенный до последнего времени милдронат — есть. (Напомним, что в прошлом году стало известно, что теннисистки Серена и Винус Ульямс, а также олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике Симона Бейлз принимали в терапевтических целях запрещенные WADA препараты, включая оксикодон, амфетамин и риталин «в терапевтических целях», — прим. ред.).

Конечно, фармацевтика бурно развивается, и антидопинговая комиссия не всегда успевает уследить за новыми препаратами. Но нужны хоть какие-то четкие правила. Например, что спортсмена можно лишить медали через месяц, через полгода после соревнований. Но не через три, четыре, семь лет. Получается, что результаты не только будущих, но и прошлых Олимпиад становятся непредсказуемыми. Кто даст гарантию, что через 5 лет WADA не внесет в список запрещенных новые препараты, найдет их в пробах у бразильцев — и их лишит золота?

Мне жаль спортсменов, у них на пъедестале слезы радости, а потом они должны, получается, годами ждать: отнимут медали или нет? Была ситуация, когда спортсмен погиб в аварии, а через два года после этого его хотели лишить золота. Так серебрянный призер тогда заявил: я такую медаль не приму, не надо. Вот это был поступок.

— А может, как тут предложил один российский сенатор, вообще отказаться от проверок на допинг, если вокруг них столько мутных игр?

— Тогда это будет уже не спорт, а смертельное шоу. Спортсмены начнут умирать прямо на дистанциях, на помостах, в санках дыхание будет отказывать. Потому что без препаратов сегодня в большом спорте уже не выступают. Ограничения нужны, но нужны и четкие правила, в течение которых спортсмену могут предъявить претензии по конкретному совревнованию. Три месяца, полгода — но никак не три-четыре года.

— На допинге попадаются многие. Но только Россию обвиняют в том, что она меняет пробы с привлечением спецслужб. Не в этом ли причина скандалов именно вокруг российских спортсменов, отстранения от соревнований сборной в полном составе?

— Допинг — это только часть интриг вокруг большого спорта. Как определить, сколько здесь политики, а сколько фармацевтики? Ведь антидопинговой комиссии, чтобы упрочить свое влияние, чтобы получить финансирование, тоже выгодно поднять как можно больше шума вокруг своей работы. В итоге у россиян отбирают медали, Дукурс бежит делиться радостью с папой, и во всем Путин виноват.

— Ну, у российских фигуристов медали никто не отбирает. Они постоянно берут призовые места. А вот в прошлом году против российских лыжников, например, выступили даже биатлонисты, хотя говорят, что спортсмены всех стран на соревнованиях как одна семья — какой интерес у них?

— Интересы могут быть самые разные. Кто-то хочет подвинуть конкурентов, пользуясь случаем. Где-то влияют интересы спонсоров. Не надо забывать, что вокруг спорта вращаются большие деньги. Но, я считаю, главное там — политика. Просто российское фигурное катание «подвинуть» совсем сложно — это высшая школа.

— Но разве не обидно чисто по-человечески: ты соревнуешься честно, а кто-то обходит тебя при помощи допинга. Причем здесь политика?

— Притом, что эти разговоры «а не забрать ли медали у россиян?» я слышал и сразу после Олимпиады, и через год после нее. Например, про бобслеистов — того же Зубкова. Потом вроде они затихли и вот… Мартиньш побежал делиться радостью с папой, потому что папа действительно много для этого сделал и, конечно, сейчас, ликует. Если Дукурс поедет на Олимпиаду и возьмет золотую медаль, я первый его поздравлю. Я чувствую, что он может взять золото. И будет молодцом. А пока он для меня остается вице-чемпионом. Это не та золотая медаль, которой я бы гордился. Что касается России, то у нее всегда была сильная олимпийская сборная. И я не исключаю варианта, что как мне однажды сказали «Знаешь, Ефим, ты надоел, дай другим выиграть», так и Россия надоела. И решили: ну, давайте дадим шанс и другим — да хоть той же Латвии, может у нее другого шанса взять золото в скелетоне больше и не будет.

— Почему? Вы же сами говорите, что Дукурс сейчас №1 среди скелетонистов.

— Да, но больше то скелетонистов такого уровня нет. Дукурсы — работяги, с малых лет в Сигулде пропадают. Но это наша последняя надежда в скелетоне. В ближайшие лет 10-15 точно.

— А вам что, так прямо и сказали: «Ефим, ты надоел»?

— Так и сказали: уйди, уйди, ты нам дорогу переходишь, медали отбираешь. Я мог еще выступать в Лондоне и Афинах, я и сейчас выступаю на хорошем уровне. Но я приезжаю на Чемпионат Европы, а мне говорят: парень, а латвийская федерация гребли на байдарках и каноэ не внесла тебя в заявку, сиди на берегу. Фамилия братьев Клементьевых была на слуху 25 лет — с 1981 года по 2007. Я был номером один в своем виде спорта в Латвии, и считаю, что и остаюсь им. Выиграл 52 золотых медали только в Латвии за 14 лет. И все равно меня наш Олимпийский комитет не хотел видеть на Олимпиаде.

Я чемпион Латвии, а меня не везут на чемпионат мира — это нормально? Специально искали кучу причин. Мой президент федерации говорит: да, ты сильнейший, ты едешь, потом вечером собирает правление федерации, и там «решают» — нет, поедет другой, молодой, Виноградов. Слышали про его успехи? Я тоже нет. В 2001 году я выиграл все соревнования в Латвии, и вот ко мне перед финалом подходит один спортсмен и говорит: «Ефим, если ты не отдашь мне эту дистанцию, я тебя убью». На полном серьезе. И глядя на него, я думаю: да, чем черт не шутит — тормозные шланги на машине перережет — и бывай.

— Отдали дистанцию?

— Нет, конечно. Позвонил в лимбажскую полицию, они взяли дело на карандаш, потом тренер подходил извиняться… Сейчас этот человек стал известным священником, замаливает грехи, так что не буду его называть… Это просто чтобы вы понимали: вокруг даже отбора на чемпионат, на Олимпиаду идет борьба с применением всех приемов. И так как я через все это прошел, то отношусь к этой ситуации с отобранными медалями как к политике. В Латвии кому то «надоела» фамилия Клементьев, а в мире сейчас «надоела» Россия. Но вот, мы, братья Клементьевы ушли, дали дорогу молодежи. Ну, и где успехи этой молодежи? Я не говорю про байдарочников, про Румянцева, говорю именно про каноэ. Ни в финале нас нет, ни медалей, ни на кубках мира, Европы, ни на Олимпиаде.

— А если бы у вас была фамилия Клявиньш или Озолс — она бы не надоела?

— Знаете, мы когда на Олимпиаду в Австралию приехали, то у нас команда на 70 процентов состояла из русских, а на 30 из латышей. Пошли мы в Латышский дом, и местные австралийские латыши очень были недовольны: чего это они говорят по-русски? Им не важно было, что мы приехали сюда завоевывать медали для Латвии — и завоевали тогда три медали! Им важно было, на каком языке говорят.

А сейчас это и у нас важнее всего. В моем виде спорта в первую очередь повезут на соревнование латыша, а не русского. А потом когда на пьедестал от Латвии никто не поднимается — все сидят, опустив головы. Грустно было в прошлом году смотреть Олимпиаду: литовцы получили 4 медали, эстонцы 3, а наши впервые в истории не привезли ни одной медали.

А вообще мне как спортсмену — честно скажу — уже становится неинтересно смотреть Олимпийские игры. Там политики зачастую больше чем спорта, а политики у нас и так везде хватает.

Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2405895


Литва > Леспром > bumprom.ru, 29 ноября 2017 > № 2405869

Продажи компании AB Grigeo в январе-сентябре текущего года выросли по сравнению аналогичным периодом прошлого года на 26%, достигнув 52,2 млн евро.

Прибыль по EBITDA за отчетный период увеличилась на 11% до 7,9 млн евро.

Консолидированный оборот группы компаний, в состав которой входят AB Grigeo, UAB Grigeo Baltwood, AB Grigeo Klaipeda, PAT Mena Pak и UAB Grigeo Recycling за три первых квартала нынешнего года вырос на 29% до 96,2 млн евро, прибыль по EBITDA — на 42% до 17 млн евро.

Справка Бумпром.ру:

Grigeo является крупнейшим в странах Балтии производителем санитарно-гигиенических изделий, гофрированного картона, коробок, древесноволокнистых плит.

Литва > Леспром > bumprom.ru, 29 ноября 2017 > № 2405869


Литва. Евросоюз. Китай > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 29 ноября 2017 > № 2405681

Литва продолжает верить в экспортную экспансию в Китай.

Премьер Литвы Саулюс Сквернялис принял участие во встрече глав Китая и стран Центральной и Восточной Европы в Венгрии, сообщили в канцелярии правительства Литвы.

Премьер подчеркнул, что Литва заинтересована в дальнейшем развитии отношений ЕС и Китая, особенно в сферах транспорта и логистики.

«Литва ценит платформу 16+1 как дополнительный стимул, который помогает укреплять партнерство и развивать более тесные экономические и торговые связи. Я бы выделил следующие приоритеты Литвы в сфере сотрудничества Центральной и Восточной Европы с Китаем — в первую очередь это сектор транспорта и логистики, во-вторых, сельское хозяйство, в-третьих — сферы финансовых услуг и э-коммерции», — сказал Сквернялис.

Он выразил надежду на то, что общая политическая воля развивать сотрудничество в сферах транспорта и логистики предопределит рост грузовых потоков, объема торговли.

Премьер на встрече отметил, что Литва отличается «хорошо развитой транспортной и железнодорожной инфраструктурой».

«Особая роль из-за географического положения достается Клайпедскому порту, который находится на оси транспортных потоков Европы и Азии. Поэтому правительство Литвы инициирует развитие крупномасштабного Клайпедского порта», — сказал Сквернялис.

Говоря о сотрудничестве в сфере сельского хозяйства, премьер подчеркнул, что Литва стремится к последовательному более тесному сотрудничеству с Китаем, поэтому в мае 2018 года на крупнейшей в регионе выставке продовольствия и сельскохозяйственных продуктов Agrobalt Литва организует встречу министров сельского хозяйства стран 16+1.

Сквернялис также отметил, что помимо общих экономических интересов, именно культурное сотрудничество и контакты людей — отражение сильных международных связей. Поэтому он призвал представителей стран, участвовавших в мероприятии, посетить Литву, когда она в 2018 году будет праздновать свое столетие.

После встречи Литва и Китай подписали двусторонний меморандум о соглашении относительно сотрудничества согласно инициативе экономической полосы шелкового пути и морского шелкового. Меморандум о соглашении охватывает транспорт, логистику, инфраструктуру, технологические инновации и другие сферы. Со стороны Литвы меморандум подписал вице-министр транспорта и связи Ричардас Дягутис.

Напомним, Литва порядка трёх лет добивалась получения лицензий на экспорт своей молочной продукции в Китай, а в 2016 году все формальные барьеры были сняты. В Литве было объявлено, что китайский рынок не просто заменит потерянный из-за войны санкций между ЕС и Россией российский рынок, но даже приумножит потерянную прибыль. Однако массового экспорта пока так и не произошло, в Китай было отправлено лишь несколько тестовых грузов. Отметим также, что Литва рассчитывала привлечь китайские инвестиции для строительства внешнего глубоководного порта в Клайпеде, однако эти проекты пока также находятся лишь в стадии проектных.

Литва. Евросоюз. Китай > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 29 ноября 2017 > № 2405681


Нидерланды. Эстония > Нефть, газ, уголь > lesprom.com, 29 ноября 2017 > № 2403930

Baltania организует производство биоугля в Эстонии

Baltania (дочерняя компания нидерландской Momentum Capital) инвестирует 45 млн евро в строительство завода по производству биоугля в эстонском уезде Йыгевамаа, об этом сообщает официальный сайт Baltania.

Возведение предприятия планируют начать во втором квартале 2018 г. Ежегодно завод будет выпускать 160 тыс. т биотоплива в год. Технико-экономическое обоснование проекта проведут специалисты компании Poyry.

Нидерланды. Эстония > Нефть, газ, уголь > lesprom.com, 29 ноября 2017 > № 2403930


Латвия > Миграция, виза, туризм. Недвижимость, строительство > prian.ru, 28 ноября 2017 > № 2402509

Латвия заработала на программе ВНЖ €1,5 млрд

С 2010 по 2017 год страна предоставила 17 342 срочных вида на жительство в обмен на вложения в недвижимость и инвестиционные программы на общую сумму €1,5 млрд.

С 1 июля 2010 года по 30 июня 2017 года Управление по делам гражданства и миграции (УДГМ) получило 17 833 запроса на ВНЖ. При этом 7367 поступили от инвесторов, а 10 466 – от членов их семей. Одобрена была выдача 13 342 разрешительных документов, а в 351 случае заявители получили отказ. Еще 3278 ВНЖ были аннулированы, пишет Sputnik News.

За указанный период суммарные инвестиции нерезидентов в вид на жительство составили €1,434 млрд. Из них €1,191 млрд – это вложения в недвижимость.

После ужесточения условий инвестиционной программы с 1 сентября 2014 года число запросов на ВНЖ по ней значительно сократилось, как и объем вложений. Если в первой половине 2014 года он составлял €198,9 млн, в первой половине 2015 года - €34,3 млн, в первой половине 2016 года - €33 млн, то в первой половине 2017-го – всего €18,8 млн.

Почти 90% всех заявителей были инвесторами с территории бывшего СССР, в основном граждане России.

В конце октября 2017 года руководитель отдела миграции УДГМ Илзе Бриеде заявила, что программу предоставления вида на жительство за инвестиции в Латвии можно считать закрытой, поскольку за первое полугодие 2017-го получено всего 64 запроса. Она также отметила, что менять ежегодно условия предоставления ВНЖ – не лучшая практика.

Латвия > Миграция, виза, туризм. Недвижимость, строительство > prian.ru, 28 ноября 2017 > № 2402509


Латвия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406066

Скандал в скелетоне: россияне назвали Дукурса «фальшивым чемпионом», Прусис извиняется за болельщиков

Delfi.lv, Латвия

Латвийский скелетонист Мартин Дукурс занял лишь шестое место на третьем этапе Кубка мира по бобслею и скелетону в канадском Уистлере. Неудачное выступление дало российской Федерации бобслея повод назвать его «фальшивым чемпионом». А тренеру сборной Латвии Сандису Прусису пришлось извиняться за поведение латвийских болельщиков.

История с допинговым скандалом в российском спорте получает все новые продолжения. В конце прошлой недели Международная федерация бобслея и скелетона на неопределенный срок отстранила от соревнований главного конкурента Мартина Дукурса — Александра Третьякова, а также трех российских скелетонисток — Елену Никитину, Ольгу Потылицыну и Марию Орлову.

Ранее Третьяков и Никитина решением комиссии МОК были лишены «золота» и «бронзы» Олимпийских игр 2014 года в Сочи за нарушение антидопинговых правил и пожизненно отстранены от участия в Олимпиадах. Для сборной России — это большая потеря, ведь Третьяков и Никитина — это ведущие представители страны в скелетоне, которые успешно начали этот, олимпийский сезон. Так, Третьяков занял третье место на первом этапе Кубка мира в Лейк-Плэсиде, а Никитина победила на втором этапе в Парк-Сити.

Третий по счету этап Кубка мира по бобслею и скелетону проходил в минувшие выходные на самой скоростной в мире трассе — в канадском Уистлере. И несмотря на сложную ситуацию, сборная России добилась успеха: в скелетоне Никита Трегубов стал вторым, а Александр Касьянов со своими разгоняющими выиграл соревнования бобслеистов среди экипажей-четверок. Все это произошло на фоне не самого удачного выступления спортсменов из Латвии, и это тут же послужило поводом для злорадства.

«Так и должно быть! Никита Трегубов, как в знаменитой песне, прожил за себя и за того парня — Александра Третьякова, который не смог выйти на старт третьего этапа Кубка Мира в канадском Уистлере, не по своей воле. Трегубов занял второе место! Это первый для него подиум сезона. Ответа красноречивее невозможно и придумать. Юн Сун Бину опять не было равных. Как раньше Мартин Дукурс, кореец был вне конкуренции — он выиграл у Никиты 75 сотых секунды. Новоиспеченный фальшивый олимпийский чемпион из Латвии так бурно отмечал свою искусственную победу, что проворонил все на свете. Он остался только шестым, провалив напрочь первую попытку. Во второй, правда, он несколько поправил дело. Из оглушительного, провал превратился в «просто провал». Старший брат Томас спас репутацию семейства, заняв третье место», — говорится в сообщении пресс-службы Федерации бобслея России.

Сам Трегубов после церемонии награждения тоже сказал пару слов. «Я очень рад своему успеху, это мой лучший результат на этой трассе. Российский спорт продолжает доказывать свою силу даже в это очень тяжелое для него время, — заявил он. — Мы ни в чем не виноваты, мы всегда выступали и выступаем за честный спорт. Все наши спортсмены „чисты", а их без всяких доказательств снимают с соревнований. Я очень рад, что сегодня сумел это доказать. А латыши Дукурсы мне сегодня проиграли: кто больше всех говорил, тот и проиграл. Эту награду я посвящаю своей стране, а также моим несправедливо наказанным товарищам — Лене и Саше».

Латвийская сторона на этапе в Уистлере, кстати, тоже отличилась. Правда, тут речь идет уже не о спортсменах и чиновниках из федерации, а о болельщиках. «Нам пришлось выступать не в самой дружелюбной обстановке. В момент нашего старта болельщики сборной Латвии начали кричать обидные для нас слова и пытались психологически помешать нам», — сказал Касьянов после соревнований. Главному тренеру сборной Латвии Сандису Прусису пришлось извиняться за поведение невоспитанных зрителей.

Напомним, 5 декабря МОК должен вынести решение об участии российских спортсменов на Олимпийских играх-2018 в Пхенчхане.

Латвия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406066


Литва > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 27 ноября 2017 > № 2403082

Президент Литвы Даля Грибаускайте подписала "закон Магнитского", предусматривающий с 2018 года запрет на въезд в страну иностранцам, связанным с отмыванием денег, нарушением прав человека и коррупцией. Как сообщается на сайте литовского правительства в понедельник, 27 ноября, Грибаускайте руководствовалась верховенством закона и уважения к правам человека.

По словам президента, принимая этот закон, Литва вместе с международным сообществом говорит "нет" нарушениям прав человека, "грязным деньгам" и нарушению законов. "Верховенство закона и уважение прав человека - неотъемлемая часть правового государства. Те, кто попирают общепринятые права и свободы человека, обязаны знать, что в демократическом мире они нежелательны", - сказано в пресс-релизе литовского правительства.

Кого не пустят в Литву?

Принятый 16 ноября сеймом Литвы закон предусматривает, что решение запретить таким иностранцам въезд в Литву по предложению министра иностранных дел будет принимать министр внутренних дел.

В законе установлена возможность не сообщать включенному в список нежелательных лиц иностранцу о принятом в отношении него решении, если это может навредить интересам общественной и государственной безопасности и обороны.

Сейм принял также резолюцию с фамилиями 44 лиц, которые могут быть включены в "список Магнитского". Речь идет в основном о гражданах РФ, в том числе главе Следственного комитета Александре Бастрыкине, замглаве Следственного комитета при МВД генерал-майоре Олеге Логунове, нескольких судьях, участвовавших в процессе по делу юриста Сергея Магнитского.

Литва стала четвертым государством в мире, принявшим подобный закон. Ранее "Закон Магнитского" был принят в США, Эстонии и Канаде.

Литва > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 27 ноября 2017 > № 2403082


Литва. Бельгия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 27 ноября 2017 > № 2402981

Истребители ВВС НАТО, выполняющие в странах Балтии миссию воздушной полиции, за неделю четыре раза поднимались в международное пространство над Балтикой для сопровождения самолетов РФ, заявило в понедельник Минобороны Литвы.

"С 20 по 26 ноября истребители ВВС НАТО, которые выполняют миссию воздушной полиции в странах Балтии, четыре раза поднимались в международное воздушное пространство над Балтийским морем для опознания и сопровождения самолетов РФ", — говорится в сообщении, опубликованном на сайте Минобороны.

По данным Минобороны, 23 ноября ВВС НАТО опознали и сопроводили три самолета Су-30, которые летели из Калининградской области. "Самолеты летели без предоставленного заранее плана полетов, с отключенными радиолокационными автоответчиками, радиосвязь с региональным центром управления полетами поддерживалась", — отмечает ведомство.

Как заявляет министерство, в этот же день ВВС НАТО опознали Ил-76 и два сопровождающих его Су-27, которые летели из материковой части РФ в Калининградскую область. По данным Минобороны, Ил-76 летел с предоставленным планом полета, включенными автоответчиками, поддерживая связь с центром управления, Су-27 летели в "режиме тишины".

"24 ноября ВВС НАТО опознали и сопроводили Ан-26, который совершал полет из основной части РФ в Калининградскую область. Экипаж летел согласно плану полета, связь с региональным центром управления полетами поддерживал, радиолокационные автоответчики были отключены", — говорится в сообщении. По информации МО, в этот же день истребители сопровождали Ил-76 и два самолета Су-27, которые совершали полет из Калининградской области в материковую часть РФ. "Ил-76 летел с предоставленным планом полета, с включенными автоответчиками, поддерживая связь с центром управления полетами. Два Су-27 летели в так называемом "режиме тишины", — заявили в пресс-службе.

Миссию воздушной полиции НАТО в странах Балтии с 1 сентября выполняют истребители ВВС США F-15 Eagle с авиационной базы, расположенной в литовском городе Шяуляй. Минобороны России неоднократно заявляло, что все полеты самолетов ВКС РФ выполнялись и выполняются в строгом соответствии с международными правилами использования воздушного пространства над нейтральными водами, не нарушая границ других государств.

Литва. Бельгия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 27 ноября 2017 > № 2402981


Украина. Литва > Армия, полиция > ria.ru, 27 ноября 2017 > № 2402944

Литва намерена передать Украине вооружение, стоимость которого составляет 1,93 млн евро, говорится в проекте постановления правительства Литвы, подготовленном Минобороны балтийской республики.

"Правительство Литвы приняло решение передать с безвозмездным правом собственности Минобороны Украины материальное имущество стоимостью 1, 931 млн евро на 1 октября 2017 года", – говорится в опубликованном проекте.

В приложениях постановления указано, что Украине будут переданы более 7 тысяч автоматов Калашникова, почти 2 млн патронов, более 80 пулеметов, несколько минометов, противотанковое оружие и другая военная техника.

Как отмечает правительство, стоимость покупки вооружения для Литвы составила более 3 млн евро. Впервые Литва передала Украине вооружение в 2014 году.

До 4 декабря этого года данный проект-постановление правительства республики рассматривается министерством финансов и МИД Литвы.

В эфире радио Sputnik заместитель директора Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев отметил, что Литва делает совершенно бессмысленный, с военной точки зрения, жест.

"Хотя Европа в целом выступала против американских поставок летального оружия Украине, отдельные государства – например, Румыния – поставляли ей оружие именно советского образца. Поскольку они должны были это оружие утилизировать, то есть затрачивать деньги. Но передать легче, чем утилизировать – это дешевле. Литва перешла на стандарты НАТО, такое количество советского вооружения Литве не нужно, и чтобы не утилизировать, они это вооружение передают Украине. Другой вопрос, что эти конкретные вооружения Украине не нужны – такого вооружения у нее у самой достаточно. Поэтому это, с одной стороны, жест доброй воли Литвы, который свидетельствует о поддержке Украины. А с другой стороны, этот жест совершенно бессмысленный с военной точки зрения – Украине нужны вооружения, которые в этот список не входят. И здесь возникает вопрос: а не стоит ли за всем этим некие коррумпированные схемы? Когда, например, те литовские чиновники, которые принимают это решение, получат за это "откат". Думаю, что это хорошая тема для исследования на территории Литвы", – сказал Владимир Евсеев.

Украина. Литва > Армия, полиция > ria.ru, 27 ноября 2017 > № 2402944


Латвия > Недвижимость, строительство > prian.ru, 27 ноября 2017 > № 2401227

В 2017 году сумма сделок с коммерческой недвижимостью Латвии может достичь €100 млн

Сумма сделок в текущем году может превысить €1 млрд в странах Балтии, а в Латвии - €100 млн. Об этом заявил исполнительный директор компании Colliers International по недвижимости Денис Кайранс.

Глава Colliers сообщил, что за первые три квартала этот показатель достиг почти €700 млн, поэтому годовой прогноз на €1 млрд, скорее всего, сбудется. Результаты за три квартала в Латвии достигают €79 млн, пишет The Baltic Course.

«Несколько сделок находятся в процессе, поэтому Латвия может перешагнуть через отметку в €100 млн. Все-таки мы не сможем превзойти Литву или Эстонию. Стоит напомнить, что в этих странах после кризиса было разработано больше проектов, поэтому и количество продаж выше. Латвия до сих пор совершает сделки в «докризисных» проектах, а количество новых объектов на рынке ограничено. Мы также зависим от крупных транзакций с торговыми центрами - Riga Plaza, Domina, Alfa, Mols, Dole. Одна такая сделка уже обеспечивает большую сумму. В этом году таких не было», - сказал Денис Кайранс.

Большая разница в показателях связана с тем, что эстонский и литовский рынки быстрее оправились от кризиса. Латвия пострадала больше, чем Эстония, тогда как Литве удалось привлечь больше бизнесменов, чем Латвии. В результате в Литве уже построено более 20 новых офисных зданий общей площадью свыше 250 000 «квадратов», в то время как Латвия разработала всего несколько новых проектов.

Иностранные инвесторы в Латвии смогут оплачивать продление вида на жительство в рассрочку.

Латвия > Недвижимость, строительство > prian.ru, 27 ноября 2017 > № 2401227


Украина. Литва > Армия, полиция > ria.ru, 26 ноября 2017 > № 2401349

Литва намерена передать Украине вооружение, стоимость которого составляет 1,93 миллиона евро, говорится в проекте постановления правительства Литвы, подготовленном Минобороны балтийской республики и опубликованном на странице электронного парламента.

"Правительство Литвы приняло решение передать с безвозмездным правом собственности Минобороны Украины материальное имущество стоимостью 1, 931 миллиона евро на 1 октября 2017 года", — говорится в опубликованном проекте.

В приложениях постановления указано, что Украине будут переданы более 7 тысяч автоматов Калашникова, почти 2 миллиона патронов, более 80 пулеметов, несколько минометов, противотанковое оружие и другая военная техника.

Как отмечает правительство, стоимость покупки вооружения для Литвы составила более 3 миллионов евро. Впервые Литва передала Украине вооружение в 2014 году.

До четвертого декабря этого года данный проект-постановление правительства республики рассматривается министерством финансов и МИД Литвы.

Украина. Литва > Армия, полиция > ria.ru, 26 ноября 2017 > № 2401349


Вьетнам. Эстония > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > ru.nhandan.com.vn, 25 ноября 2017 > № 2408519

Вьетнам и Эстония подписали соглашение о сотрудничестве в области образования

22 ноября на встрече министров образования стран Азии и Европы, состоявшейся в Сеуле, Эстония и Вьетнам подписали соглашение о сотрудничестве в области образования и науки, сообщает novayagazeta.ee со ссылкой на официальный сайт Минобразования Эстонии.

«Цель договора – создать благоприятные условия для контактов учреждений образования и науки двух стран», – говорится в сообщении ведомства.

Соглашение подписали Вице-министр образования Вьетнама Нгуен Ван Фук и Канцлер Министерства образования и науки Эстонии Теа Варрак.

Договор охватывает возможность обмена для школьников, студентов, экспертов и ученых, а также взаимную организацию обучения языку и культуре.

Вьетнам. Эстония > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > ru.nhandan.com.vn, 25 ноября 2017 > № 2408519


Эстония. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 ноября 2017 > № 2406839

Нелегко иметь младшего брата

Сегодня Эстония учит нас, что такое здоровый национализм

Ян-Эрик Анделин (Jan-Erik Andelin), Hufvudstadsbladet, Финляндия

Есть дни рождения, когда кто-нибудь из поздравляющих сильно выделяется среди остальных, нередко — старательно выполненным своими руками подарком. Вклад Эстонии в празднование Финляндией 100-летнего юбилея — именно такой подарок.

Эстония в этом году организовывала бесчисленное количество концертов, фестивалей и прочих мероприятий на тему Финляндии. Крупнейшее частное СМИ страны Postimees целый год вело сайт про Финляндию со статьями о ней.

В наш «истинный день» 6 декабря здание эстонского правительства, Дом Стенбока, и театр Ванемуйне будут подсвечены белым и синим. В Тарту колокола на городской ратуше XVIII века будут играть Finlandia Сибелиуса.

Спасибо большое. Вы совсем не обязаны были это делать. Мы ведь — даже не родственники, просто хорошие соседи вот уже много лет.

Конечно, наше финское сердце не осталось равнодушным и следило за судьбой прибалтийских стран, когда они развивались как народы, нации и независимые государства. Но официальная Финляндия пуглива и по-прежнему заботится в первую очередь о собственных интересах и о том, что «скажут другие» (то есть Россия).

Многие годы Финляндия, конечно, была для советской Эстонии глотком свежего воздуха с запада. В Эстонии люди могли смотреть финское телевидение, а финские строители и туристы сходили с кораблей в Таллине. С годами мы научились вести себя в барах Таллина; с другой стороны, нас больше там не обслуживают на нашем маленьком финно-угорском языке, мы общаемся на нейтральном английском.

В Финляндии мы бы никогда не стали, например, славить национальный юбилей Швеции или восхождение нового монарха на шведский трон, украшая наши здания желто-голубой подсветкой. Наверняка, тогда даже нашлись бы такие, кто стал бы писать в своих блогах о государственной измене и о том, что мы подлизываемся к бывшему колониальному хозяину.

Но в Эстонии — не так. Младшему брату тут есть что сказать. О том, что, будучи отдельной нацией, можно радоваться вместе с другими нациями мира. Это и называется здоровым национализмом.

Эстония. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 ноября 2017 > № 2406839


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 ноября 2017 > № 2406822

Настоящий «россиянин» и «настоящий эстонец» — кто они?

Антон Алексеев, Delfi.ee, Эстония

Мы вот все спорим о том, кто он — «настоящий эстонец»? Понятно, что он, конечно, очень хороший, но какой именно? Вопрос важный, и ответ на него, возможно, нужно искать строго научным способом — в лабораториях. В России к этому относятся серьезно. Ведь ответ на вопрос «кто он — настоящий россиянин?» интересует не только самих россиян, но и нехорошие западные спецслужбы.

В конце октября президент Владимир Путин неожиданно заявил, что некие иностранные организации «последовательно и целенаправленно» собирают биоматериалы россиян. Заявление прозвучало на встрече с членами президентского Совета по правам человека. Правозащитники и журналисты в течение полутора часов жаловались президенту на все более ухудшающуюся ситуацию с правами человека в России и на трудности, с которыми в своей работе сталкиваются НКО, многие из которых уже признаны в соответствии с российским законодательством «иностранными агентами». В ответ на эти жалобы президент и сообщил собравшимся — иностранные агенты не спят, собирают таинственные «биоматериалы» россиян. «С какими целями — неизвестно», — подчеркнул Владимир Путин. Заседание Совета по правам человека завершилось, таким образом, в атмосфере таинственной угрозы.

Вскоре выяснилось, что под биоматериалами можно понимать любые клетки человеческого организма. Люди оставляют их везде, где бывают, и на всем, к чему прикасаются. Но собирать такие данные без подробной информации об их носителе бессмысленно, говорят российские ученые-генетики. Ген, являющийся типичным для представителя одной группы, может оказаться нетипичным для представителя другой.

Именно ученых, а не правозащитников слова президента по-настоящему напугали. Ведь сбор биоматериалов россиян ведут в первую очередь сами россияне. Главный проект в этой сфере — «Российские геномы» — имеет государственное финансирование и проводится Санкт-Петербургским университетом. Другой проект — «CoBrain-Аналитика» — реализуется центром инноваций Сколково, опять же в интересах государства. В рамках этих проектов ученые собирают данные о генах россиян, принадлежащих к различным этносам и проживающих в самых разных российских регионах. Цель у всех подобных проектов — создание «медицины будущего» и получение новых знаний о происхождении человека. Теперь, после заявления президента, ученые опасаются, что получать биоматериалы станет сложнее — местные власти будут видеть в научных работниках «пятую колонну», действующую в интересах Запада.

Впрочем, биоматериалы россиян собирают и иностранцы. Вскоре после заявления президента последовало заявление министерства обороны США. Американцы честно признались, что ведут исследования с использованием биоматериалов россиян, начиная с середины 1990-х годов. Летом этого года одна из лабораторий американских военно-воздушных сил разместила на своем сайте тендер на поставки суставной жидкости, причем только от россиян европеоидной расы, проживающих на территории России. Видимо, именно эта информация и стала поводом для заявления Владимира Путина.

Между тем, объясняется все довольно просто. Дело в том, что по статистике россияне гораздо реже страдают от болезней суставов, в частности, коленных, чем американцы. Причиной таких болезней часто бывают травмы. Американские ученые предположили, что причина таких различий находится на генетическом уровне. При этом все делалось абсолютно легально — для вывоза любого биоматериала из России необходимо представить длинный список документов. Вряд ли возможно взять у человека анализ жидкости из колена так, чтобы он этого не заметил, и тайно отправить за рубеж. При этом таких людей должно быть не менее тысячи. Кроме того, физическое лицо по российским законам вывозить биоматериалы за рубеж вообще не имеет права — то есть россиянин, который захочет послать, например, в Германию свой анализ мочи или крови, не сможет это сделать. Между тем, биоматериалы не могут долго храниться, так что для исследований, которые длятся годами, нужны все новые и новые партии биоматериалов.

Но поскольку в России практически любая информация воспринимается на государственном уровне с точки зрения угрозы безопасности страны, слова президента о биоматериалах стали поводом для очередной охоты на ведьм. Геннадий Онищенко, бывший главный санитарный врач России, а ныне депутат Госдумы, уже обвинил крупнейшую российскую сеть лабораторий InVitro в работе на американские спецслужбы.

Но президент не был бы президентом, если бы не знал заранее ответа на любой свой вопрос. И уже 4 ноября, в День народного единства Владимир Путин рассказал о «генетическом и культурном коде россиян». Код оказался довольно простой. Состоит он, по словам президента, всего из четырех компонентов: «Бережное отношение к Родине, забота о ней, верность искренней дружбе и неприятие какого-либо давления извне».

Какой из этих четырех компонентов отсутствует у американцев, из-за чего они так часто болеют артритом, пусть выясняют сами американцы. Возможно, американцы не верят в дружбу или наплевательски относятся к своей стране — отсюда и все проблемы. Легко представить себе диалог где-нибудь в Техасе: «Джон, почему ты с палкой ходишь?— Колени болят! — А что сказал доктор?— Говорит, это потому что я не люблю Америку». Непонятно, какое лекарство в таком случае может помочь хромающему Джону — но это уж точно не проблема россиян и их президента.

Если же мы сможем расшифровать «генетический и культурный код» «настоящего эстонца», это станет огромным шагом в нашей медицине. «Доктор, у меня болят колени! — Это потому что вы недостаточно любите Эстонию, с вашей работой и в вашем возрасте это нормально. — Но что же делать?— Я вам выпишу рецепт на флаг и два факела. — И как их принимать?— Флаг повесьте на дом, а факелы зажгите и каждый вечер ходите вокруг дома».

Что? Не подействует? Спросите у Марта Хельме, болят ли у него колени!

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 ноября 2017 > № 2406822


Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 ноября 2017 > № 2406873

Литовские солдаты во время учений НАТО Iron Sword 2014 поблизости от Вильнюса

Сколько средств выделят литовской армии?

Delfi.lt, Литва

В 2018 году финансирование литовской армии составит больше 2% ВВП. Но это лишь необходимый минимум — сказал министр обороны страны Раймундас Кароблис. Чтобы ввести в Литве всеобщую воинскую повинность, модернизировать оружие, нужно больше средств. Один из приоритетов — воздушная оборона.

Надеются, что в следующем году путем переговоров с союзниками наступит перелом. Постепенное увеличение финансирования воздушной обороны намечено в Национальной стратегии до 2020 г., однако пока неясно, на сколько эти средства должны увеличиться. На данный момент впервые в истории Литвы все военные обеспечены необходимой формой и оружием.

Ряды военных укрепили призывники, а увеличенное финансирование помогло укрепить и силу огня. Первые из приобретенных Литвой самоходных гаубиц должны появиться в декабре. Осенью было подписано соглашение о покупке зенитных ракетных комплексов NASAMS в Норвегии. Воздушная оборона — слабое звено Литвы, тут еще надеются на помощь союзников.

«Вне всякого сомнения, ракеты Patriot, которые приобретет Польша, — это интегрированная часть воздушной обороны НАТО. Это значит, что это коснется и Литвы и других стран Балтии», — сказал командарм Йонас-Витаутас Жукас. В следующем году число призывников в армию составит 3 тысячи 800 человек. Рубеж — 4 тысячи, но в будущем это число должно увеличиться, если введут всеобщую воинскую повинность. Раньше говорили, что это возможно после 2020 г., но, по словам министра обороны, для этого 2% не хватит.

«Это будет слишком большое бремя. Смешанная модель будет сохраняться, и нынешняя сумма — это минимум, на него всеобщую воинскую повинность не введешь», — сказал Кароблис. Нынешний бюджет обороны не дает резерва для увеличения и силы огня. К примеру, Литве не хватает и противотанкового оружия большой дальности, но планы в связи с его покупкой отложили на неограниченное время. Равномерное повышение финансирования сферы обороны до 2020 г. намечено и в Национальной стратегии. Весной говорили о том, что на оборону Литва сможет выделять 2,5% ВВП.

Для утверждения этой цифры готовят новое политическое соглашение между политическими партиями. В его проекте — больше внимания кибернетической и энергетической безопасности, и впервые — укрепление разведки. «Чтобы решать социальные проблемы, вопрос зарплат, 2% не хватит. Если это будут делать, например, как в Эстонии и Великобритании, в течение нескольких лет равномерно повышать финансирование, обеспечивать определенные стандарты, то таких проблем у нас не было бы. Мы сейчас должны решить достаточно сложные проблемы», — сказал председатель парламентского комитета по нацбезопасности и обороне Витаутас Бакас.

Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 ноября 2017 > № 2406873


Белоруссия. Литва. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 24 ноября 2017 > № 2402441

Белорусская нефтяная компания подписала договор на перевозки с литовской Lietuvos gelezinkeliai.

Договор подписан сроком на 3 года.

Белорусская нефтяная компания (БНК) подписала договор с Lietuvos gelezinkeliai, находящейся в госуправлении Литвы, о перевозке нефти и нефтепродуктов, сообщает агентство «РЖД-Партнер» со ссылкой на литовское LETA/BNS.

Договор подписан сроком на 3 года. Объемы перевозки грузов не раскрываются со ссылкой на коммерческую тайну.

«Доверие партнеров к нашей компании и наше стремление повышать эффективность грузоперевозок приносят реальные результаты», – отметил глава Lietuvos gelezinkeliai Мантас Бартушка.

В январе-октябре этого года выручка Lietuvos gelezinkeliai составила 359,2 млн евро – на 7,5% больше, чем за тот же период прошлого года. В этом году грузовые перевозки по сравнению с прошлым годом выросли на 8,3% – до 43 млн тонн.

В августе Дейвидас Матулёнис, советник премьера Литвы Саулюса Сквернялиса, выразил надежду, что Белоруссия не откажется от экспорта нефтепродуктов через территорию Литвы и порт Клайпеды в пользу транзита через Россию, так как ее Клайпедский порт на Балтике «наиболее экономически выгоден для Белоруссии».

Белоруссия. Литва. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 24 ноября 2017 > № 2402441


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter