Всего новостей: 2071585, выбрано 1669 за 0.126 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ЦФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 25 апреля 2017 > № 2154440 Владимир Путин

Заседание Военно-промышленной комиссии.

Под председательством Президента в Рыбинске состоялось заседание Военно-промышленной комиссии.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги.

Очередное заседание Военно-промышленной комиссии проходит в Рыбинске, на знаменитом заводе «Сатурн». Это предприятие – один из лидеров отечественного газотурбостроения. На протяжении века оно поставляет двигатели и агрегаты для военной и гражданской авиации, для флота, выпускает энергоустановки для ТЭКа, тем самым вносит весомый вклад в укрепление обороноспособности, развитие промышленного, технологического потенциала нашей страны.

Пользуясь случаем, хочу ещё раз поблагодарить всех сотрудников «Сатурна» за добросовестную работу и пожелать им успехов. Чуть позже ещё вернусь к тому, о каких успехах я говорю, о чём идёт речь.

В нашей повестке – целый ряд значимых вопросов.

Первое. Предстоит обсудить, как идёт создание новых образцов вооружения и техники, прежде всего для сил общего назначения и средств разведывательно-информационного обеспечения. События последнего времени вновь показали, насколько востребованы такие вооружения в современной армии.

Прошу представителей оборонно-промышленного комплекса доложить, как выполняются тактико-технические требования Министерства обороны, предъявляемые к названным системам и другим перспективным образцам вооружения и техники, какие конкретные задачи поставлены перед конструкторскими бюро и оборонными предприятиями, в какие сроки они будут выполнены и сколько это будет стоить для бюджета.

Добавлю, что, реализуя планы Госпрограммы вооружения и задания гособоронзаказа, нужно учитывать ещё одно важное обстоятельство. Интерес к российскому вооружению в мире растёт, мы это видим. Видим не только по публичным политическим заявлениям, но и по объёмам контрактов – исполненных и имеющихся у нас в исполнении. В том числе это происходит благодаря эффективному применению нашего оружия в реальных, боевых условиях, в том числе в антитеррористической операции в Сирии. Разумеется, нельзя упускать эту возможность для того, чтобы укрепить наши позиции на мировом рынке вооружений.

Вместе с тем по производству отдельных видов сухопутных вооружений организации ОПК загружены заданиями Минобороны практически полностью. Соответственно, обеспечить в требуемые сроки выполнение заявок по линии военно-технического сотрудничества становится всё сложнее.

Очевидно, что если сегодня мы будем отказываться от зарубежных заказов, то завтра можем упустить перспективных партнёров, уйти с рынка. В этой связи прошу дополнительно проработать меры по выполнению экспортных поставок вооружений сил общего назначения. Одновременно Правительству нужно более чётко скоординировать работу Минобороны, ФСВТС, Минпромторга, организаций ОПК – так, чтобы своевременно реализовать задания гособоронзаказа.

Вторая важная тема сегодняшней повестки – это реализация программ импортозамещения в оборонном комплексе. Вопрос принципиально важный для надёжного обеспечения нашей обороноспособности и технологической независимости. На эти цели направляются серьёзные ресурсы, проводятся комплексные, масштабные проекты.

В начале я уже говорил, хочу вернуться к «Сатурну». Здесь с 2014 года проводится работа по организации производства корабельных газотурбинных двигателей для боевых кораблей. Это позволит нам самим производить и обслуживать такие двигатели.

Вы знаете, что до этого времени, до 2014 года, мы такие двигатели закупали на Украине. К сожалению, не по нашей вине, и кооперация распалась, и возможность сотрудничества с нашими украинскими партнёрами исчезла. Мы были вынуждены заняться импортозамещением. И, откровенно говоря, это пошло нам на пользу с технологической точки зрения, потому что за это время, с декабря 2014 года по сегодняшний день, нами создана фактически новая научная отрасль, новая отрасль производства. Такой компетенции раньше в России не было.

Мне приятно отметить, что работа выполнена, выполнена практически досрочно. Мы предполагали, что перенесём график «вправо» по строительству соответствующих военных кораблей года на два, но получится чуть поменьше, где-то на полтора года сдвижка.

У нас была возможность пойти по различным вариантам – искать импорт или комбинировать что-то. Мы приняли другое решение – развивать эти отрасли у себя. И, судя по всему, сделали правильно, потому что не только получили новую компетенцию, но и получили абсолютно новую технику, более современную по сравнению с той, что мы брали раньше. У неё и КПД выше на 10–15 процентов, и ресурс больше. Это касается кораблей и ближней, и дальней морской зоны.

К сожалению, повторю ещё раз, кооперация у нас прекратилась с нашими партнёрами в этой части, так же как и по двигателям авиационным. Но и здесь мы уже построили предприятия, как вы знаете, в Петербурге, они приступили к работе и фактически закрывают всю нашу потребность.

Мы готовы будем при возможности, которая от нас не зависит, вернуться к кооперации с нашими партнёрами и в этих сферах, важно только, чтобы для этого были созданы соответствующие условия.

В целом же, по оценкам экспертов, к 2025 году благодаря программе импортозамещения наше вооружение и техника будет состоять из узлов, компонентов, деталей российского производства на 85 процентов. Причём все они должны строго соответствовать требованиям Министерства обороны.

И наконец, ещё один вопрос повестки – это развитие Военно-Морского Флота в целом.

Отмечу, что по итогам 2016 года доля современных образцов вооружения и техники в ВМФ составила около 47 процентов. При этом в целом по Вооружённым Силам такая обеспеченность – 58,3 процента.

Понятно, что у техники для флота есть своя специфика. При её выпуске требуются более длительные технологические и производственные циклы. И я уже говорил о вынужденном импортозамещении, что тоже немножко сдвинуло наши планы. Тем не менее мы должны решить задачу: в течение предстоящих трёх лет, до 2020 года, доля современного вооружения и техники и в войсках, на флоте должна быть доведена до 70 процентов. У нас есть для этого все предпосылки, все условия. Мы это сделаем.

Основные приоритеты развития ВМФ – это укрепление морских стратегических ядерных сил, оснащение современным оружием, а также синхронизация развития обеспечивающей инфраструктуры.

К 2025 году надо создать сбалансированный корабельный состав ВМФ, который будет способен решать весь комплекс задач мирного и военного времени в ближней и дальней морских зонах, обеспечит военно-морское присутствие России во всех стратегически важных районах Мирового океана.

В этой связи особая ответственность ложится на оборонные производства, которые в рамках госпрограммы «Развитие ОПК» будут выпускать корабли и вспомогательные суда, обеспечивать их современными вооружениями, средствами управления и связи. Уверен, что и Минобороны, и представители оборонно-промышленного комплекса хорошо понимают масштаб поставленных задач и будут достойно их решать.

Давайте приступим к работе.

Россия. ЦФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 25 апреля 2017 > № 2154440 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 апреля 2017 > № 2154430 Дмитрий Миронов

Рабочая встреча с врио губернатора Ярославской области Дмитрием Мироновым.

Завершая рабочую поездку в Ярославскую область, Владимир Путин провёл встречу с временно исполняющим обязанности главы региона Дмитрием Мироновым.

В.Путин: Дмитрий Юрьевич!

Прежде всего хочу Вас поблагодарить за то, что Вы собрали здесь таких дельных, интересных да и просто по-человечески очень симпатичных людей. Мне кажется, что это полезный разговор, он будет иметь значение не только для Ярославской области и для вашей экономики, вашей промышленности. Некоторые вопросы, которые были поставлены, важны для экономики всей страны. Правительство возьмёт на проработку некоторые из поставленных проблем, и обязательно решим эти проблемы.

Как Вам здесь работается, как Вы сами оцениваете результаты вхождения в курс дел такого достаточно сложного и очень важного для страны региона?

Д.Миронов: Большое спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

Хотел бы Вас прежде всего поблагодарить за встречу с руководителями промышленных предприятий, с бизнес-сообществом, которая сегодня прошла. Действительно, эта встреча очень важна, и мы видим, как руководители заинтересованы в развитии своих производств, в создании новых высокотехнологичных рабочих мест. И действительно, правительство Ярославской области находится в постоянном взаимодействии и с представителями бизнеса, и крупными промышленными предприятиями.

В ноябре прошлого года, когда Вы открывали новое дизельное производство на Ярославском дизельном заводе, я только входил в курс дела и намечал задачи и решения, по которым предстоит работать. На сегодняшний момент сделано, я считаю, уже немало.

Мы разработали программу, стратегию развития Ярославской области до 2025 года, которая называется «10 точек роста». В связи с этой программой мы развиваем промышленность, мы сегодня на НПО «Сатурн» видим, как динамично развивается промышленность.

Мы многое сделали для того, чтобы возобновить отношения с компанией «Газпром». На прошлой неделе у нас состоялась рабочая встреча с Алексеем Борисовичем Миллером. В связи с тем, что у области большие долги за газ, эти отношения были заморожены. Но в результате проведённых переговоров и с Вашей поддержкой нам удалось подписать программу газификации области до 2021 года. Объём инвестиций составил порядка трёх миллиардов рублей.

У нас также прорабатывается соглашение о строительстве на территории области завода по сжижению природного газа. Тоже с объёмом вложений порядка двух миллиардов рублей. Это позволит нам развивать дальние сельские территории и переводить технику на газомоторное топливо.

Помимо этого компания «Газпром» оказала нам содействие в строительстве и примет активное участие в строительстве 20 пришкольных стадионов и пяти ФОКов. Это социально значимый, очень хороший проект.

Мы на данный момент в результате переговоров получили субсидии из Министерства спорта России на строительство биатлонной трассы, биатлонного комплекса, в посёлке Дёмино, который здесь находится, под Рыбинском. Там у нас будет биатлонный комплекс, который будет способствовать развитию спорта в регионе. Здесь, в Рыбинске, в этом году также откроем детский технопарк, так называемый «Кванториум», для того чтобы в дальнейшем дети могли быть профориентированными для предприятий Ярославской области.

Конечно же, самая острая проблема – это дороги, строительство и ремонт дорог. У нас в рамках федерального целевого проекта «Безопасные и качественные дороги» Ярославской агломерации выделены денежные средства, выделены также средства из регионального бюджета, которые мы пустим на ремонт дорожной сети области.

Владимир Владимирович, хотел бы остановиться на нашей программе, стратегии развития Ярославской области до 2025 года. Программа называется «10 точек роста». В обсуждении и внесении предложений по этой программе приняли активное участие порядка 6500 граждан, и в течение продолжительного времени работала экспертная группа, для того чтобы такой документ состоялся. И я на сегодняшний момент вижу, в каком направлении мы должны двигаться. Ярославцы активно поддержали эту программу и направление нашего дальнейшего развития.

В сентябре прошлого года, Владимир Владимирович, Вы оказали мне огромное доверие – назначили исполнять обязанности губернатора Ярославской области. Я хотел бы, принял решение идти на выборы губернатора Ярославской области в сентябре этого года. И я надеюсь, что ярославцы поддержат меня.

В.Путин: Вы работаете здесь не так давно. Ярославская область – один из ключевых субъектов Российской Федерации, сложный, имею в виду сложную экономику, развитую промышленность. Для вхождения в курс дела было не так уж много времени, но я вижу, что Вы работаете с удовольствием, многое у Вас получается. Задачи, конечно, очень большие. То, что Вы разработали программу развития, – это очень хорошо, с участием граждан, с участием представителей бизнеса. Надо её выполнять, и надеюсь, что у вас всё получится. Надеюсь также, что люди вас поддержат на выборах в сентябре этого года. Я желаю Вам удачи.

Д.Миронов: Большое спасибо, Владимир Владимирович.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 апреля 2017 > № 2154430 Дмитрий Миронов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 25 апреля 2017 > № 2153324 Андрей Перцев

Второе пришествие рассерженных горожан. Куда ведет история с пятиэтажками

Андрей Перцев

Выбраться из реновационной истории без потерь у власти уже не получится. Если власть пойдет до конца, то выход рассерженных горожан на улицы неизбежен. А впереди для новых протестующих готов и политический полигон – всевозможные выборы, от муниципальных до президентских, и с достоинством отступить лучше, чем быть разрушителем контракта между населением и властью

Рассерженные горожане – так называли участников протестов 2011–2012 годов, самых крупных массовых выступлений последних лет. Но если сравнивать их с москвичами, чьи дома могут попасть под снос в рамках «реновации» (так в мэрии назвали проект сноса и расселения), тех участников митингов можно назвать разве что слегка раздраженными. Сейчас жители Москвы по-настоящему рассержены на власть и готовы противостоять ей в программе «великого переселения» пятиэтажек. Власти заставили людей знакомиться с соседями, вместе готовить обращения, объединяться в инициативные группы и координироваться с такими же активистами из других районов. Возмущенные горожане приходят на встречи с чиновниками управ, в залах не хватает мест, но пришедшие готовы стоять и на улице. И они явно готовы выходить на эти улицы и дальше, если угроза сноса их домов не исчезнет.

Еще несколько недель назад никакой протестной самоорганизации в Москве не намечалось. Проект переселения столичных хрущевок, анонсированный Владимиром Путиным и Сергеем Собяниным в феврале, мог восприниматься как имиджевый предвыборный ход: президент и мэр победили аварийное жилье в отдельно взятом городе. Значимость его преувеличивать вряд ли стоит – переселение из ветхого жилья не сделает сторонника Навального фанатом Путина или Собянина, а в провинции на московские новости смотрят, пожимая плечами: нас-то не касается. Но опасной для власти эта идея точно не выглядела: расселение хрущевок неплохо бы вписалось в пропагандистский ряд достижений президента или мэра вместе со строительством метро, возведением моста в Крым, новыми коровниками и аэропортами.

Кафка в Москве

Очень быстро от этой радужной картинки не осталось и следа. Первым тревожным звонком стала публикация одним из агентств недвижимости списка домов, которые якобы пойдут под расселение, – там оказались не только хрущевки, но и вполне крепкие кирпичные дома. Живой интерес к списку показал, что все не так просто, но люди сами себя успокаивали и, по сути, выполнили за мэрию ее работу: «Не ведитесь, это фейк!» Администрация города развеивать опасения жителей не собиралась, хотя ситуация предполагала ответ со стороны властей. Самоубеждение помогло – о списке быстро забыли, но внесенный в Госдуму депутатами от Москвы законопроект по реновации заставил людей беспокоиться еще больше.

По этому документу под снос может попасть любое здание, «конструктивно сходное» с хрущевкой, – критерии сходства авторы обозначать не стали. Более того, любой дом, находящийся в «зоне реновации», тоже можно будет снести. Другие формулировки законопроекта не прибавляют оптимизма: жители снесенного здания получают не «равноценную» по стоимости квартиру, а равнозначную по площади – причем вариант предлагается только один; не нравится – выселят принудительно. Снос фактически нельзя обжаловать в суде, на территории реновации отменяются строительные правила. Многие пункты проекта отсылают к еще несуществующим законам и постановлениям, которые только предстоит принять.

За пару недель о законопроекте узнали почти все москвичи, по городу стала распространяться паника. Туманные формулировки закона, размытые критерии сноса заставили людей готовиться к худшему сценарию. Мэрия своих планов «реновации» не проясняет, чем только увеличивает тревогу и недовольство: если молчат, значит, готовят такое, что мы и в страшном сне представить себе не можем. Встречи с чиновниками управ путаницу только усилили: одни муниципалы ссылались на закон, другие божились, что его еще нет в природе. Часть глав заявляли, что телефонные опросы жителей еще не начались; кто-то убеждал, что они сейчас в самом разгаре. Расхождения в показаниях взволнованные москвичи заметили и обсудили в соцсетях. Жители домов в зоне риска погрузились в атмосферу кафкианского ужаса: их судьба оказалась в руках неясного закона, который могут произвольно трактовать мелкие чиновники.

Недовольство людей легко объяснимо: как правило, пятиэтажки (и их окружение) находятся в центре или близких к нему районах, на давно заселенных и сравнительно престижных окраинах. Кроме того, это не обязательно хрущевки в классическом смысле слова – с маленькими кухнями, низкими потолками; пятиэтажки есть и вполне неплохие. Многие переезжали в эти места и дома сознательно – привлекали сравнительно низкая плотность застройки, зеленые дворы, расположение, хорошая транспортная доступность. Кто-то о достоинствах своего жилища до перспективы его сноса не задумывался, зато теперь начинает перебирать варианты. Пусть даже переселят не в Новую Москву, а в район около МКАД, но в плохую новостройку, среди таких же муравейников. Метро было во дворе, а теперь может оказаться в получасе езды на автобусе. Нужны такие перемены в жизни? Может, кому-то и нужны, но не всем.

Если до реновации человек мог быть смутно чем-то недоволен, то теперь он четко понимает, чего ему надо бояться и с чем бороться, кто виноват в бедах. Может быть, рассерженный горожанин еще толком не осознает политической стороны того, что он делает, но накануне выборов перечисленных проклятых вопросов может хватить для протестного голосования. Недовольство затрагивает все уровни власти: мэрию, которая сносит, президента, который снос благословил, и Госдуму, которая приняла законопроект по реновации. Виноваты все, и эта вина куда серьезнее возможных повышений налогов, пенсионного возраста: все это далеко и не очень понятно. Зато новостройка в Новой Москве или на окраине жителю обжитого района представляется вполне четко. Он понимает, насколько его жизнь станет хуже, а тот, кто ухудшает эту жизнь, – однозначный враг.

Пока мэрия или молчит, или радостно рапортует, что москвичи готовы и хотят переезжать, встревоженные горожане читают вести из районов, где чересчур активные застройщики уже начали давить на жителей домов. В соцсетях появляются фото объявлений, где от имени управы москвичей предупреждают, что в случае отказа от сноса дом признают аварийным и все равно снесут. Кто автор этих объявлений – чиновники, застройщики или чересчур активные жители, которые хотели бы подстегнуть недовольство соседей, непонятно, но люди вполне обоснованно считают, что от властей можно ждать самых жестких беззаконий.

День Конституции

Своей неожиданной борьбой с пятиэтажками власти заставили москвичей вспомнить значение тех слов и понятий, которые власть долго старалась заставить забыть. На встречах в управах и в соцсетях люди говорят о своих конституционных правах, в первую очередь о праве на частную собственность, которое драконовские правила реновации нарушают. От таких рассуждений недалеко и до вывода: власти, которые нарушают главный закон, нелегитимны, они враждебны населению своей страны и города.

Ожидание принудительного расселения дало еще один эффект, для властей очень нежелательный: люди стали объединяться в районные локальные сообщества. Еще с 1990-х годов соседские связи были размыты, своей отдельной жизнью жили не то что дома и подъезды, а соседние квартиры. Именно поэтому администрация города легко справлялась с протестами против застройки парков, точечного строительства. С плакатами выходил десяток активистов, а большинству до проблем района дела не было.

Сейчас общая беда создает горизонтальные сети, которые включают в себя и тех, для кого общественная активность раньше была чем-то очень далеким. Общие переживания из-за перспективы потерять свой дом помогают понять другого: я понимаю, что чувствует житель соседнего дома, а он понимает меня, он такой же, как я, а я такой же, как он. Даже если допустить, что мэрия волшебным образом начнет сносить только разваливающиеся хрущевки, эти горизонтальные сети останутся и будут работать уже при других общих проблемах – точечной застройке или строительстве в парках. В районах появляются сообщества, которые рано или поздно захотят получить представительство во власти.

Главная ошибка властей – отсутствие публично обозначенной цели «реновации». Никто не может толком сказать, зачем происходит это великое переселение, ради какого высшего блага могут снести такое количество домов? Если бы мэрия хотя бы попыталась объяснить смысл своих действий, недовольных могло бы быть меньше. Но пока администрация ведет нечеткую линию защиты, уверяя, что жители якобы очень ждали сноса и просили о нем.

«Мы не просили!» – говорят жители кирпичных пятиэтажек, сталинок и многоэтажек. В ответ им демонстрируют ликующее население хрущевок – в последних «Вестях недели» с Дмитрием Киселевым оператора телеканала встретили жильцы ветхой пятиэтажки с плакатами «Мы за снос», «Сергей Семенович, спасите нас». «Наши дома не хрущевки», – возражают люди. Депутат Госдумы Михаил Дегтярев объясняет им, что протест оплачен из-за рубежа, а член Общественной палаты Москвы Павел Данилин намекает на то, что несогласных могут «побить» недовольные соседи, которые мечтают переехать в новостройку. Скорее всего, власти просто не представляют, в каком состоянии сейчас находится российского общество. Возможно, в начале нулевых людей и можно было заманить в новостройку из обжитого района, какое-то время многоэтажки на окраинах даже были популярны. Сейчас ситуация совсем другая, но эти изменения в мэрии не замечают.

Что делать?

Из такого поведения власти люди делают простые логические выводы: она проводит реновацию в своих корыстных интересах, ради них готова нарушать Конституцию и законы. Будет в каком-то смысле логично, если на старте реновации в Москве появится новый застройщик, принадлежащий кому-то из близких к президенту людей, – Ротенбергам или Тимченко, которым доверят тратить триллионы рублей. Тогда будет понятен и неожиданный замах московских властей на расселение, и внимание Владимира Путина к нему. Протест это точно обострит. Разжигают его и пропагандистские усилия властей: жителей Москвы настраивают друг против друга. Сторонники сноса начинают видеть в противниках своих врагов; нежелающие съезжать с насиженных мест убеждаются, что власть их просто травит.

Ситуация начала тревожить даже лоялистов: на портале «Лайф» появляются антиреновационные колонки, а член Общественной палаты Евгений Примаков называет массовый снос пятиэтажек «предвыборной провокацией».

Выбраться из реновационной истории без потерь у власти уже не получится. Самым оптимальным сценарием выглядит отказ от «зон реновации», где перестают действовать законы и правила, публикация точного списка домов, которые власть хочет снести, диалог с их жителями. Это позволило бы снять тревогу и панику у большинства жителей.

Но даже в этом случае репутационные потери неизбежны: мэрия, Кремль и Госдума уже показали, что готовы к самым радикальным действиям и лишь протест способен их напугать. Если власть пойдет до конца, то выход рассерженных горожан на улицы неизбежен. Если отступит, то покажет, что массовые протесты эффективны и только так можно заставить власть себя слушать.

Для новых протестующих готов и политический полигон – в сентябре пройдут выборы в районные советы Москвы, местные активисты вполне могут побороться за власть в них. Снос и расселение домов уже заставляет людей задуматься и о других проблемах: постоянной замене плитки на московских тротуарах, коррупции, бездумной трате бюджетных денег как в Москве, так и в масштабах страны. Все эти темы уже обсуждают в группах противников реновации. Политики там пока немного, но скоро она появится, ведь ответ на вопрос «что делать» напрашивается сам собой: не поддерживать устроившую расселение власть на выборах. А таких выборов в ближайшем будущем должно пройти немало, от муниципальных до президентских.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 25 апреля 2017 > № 2153324 Андрей Перцев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152010 Алексей Фирсов

Время последних: о символическом значении сноса хрущевок

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Ностальгировать по прошлому, казалось бы, глупо, чудовищный объем дисбалансов так или иначе должен был привести к слому советской модели. Но у людей той эпохи порой пробивается чувство тоски, с которым герой «Покровских ворот» смотрел на строительный таран, ломающий стены их легендарного дома

Казалось бы, между планом Сергея Собянина снести хрущевки Москвы и драматургией фильма «Время первых» о космонавте Алексее Леонове нет ничего общего. А между тем, все это — различные формы переосмысления наследия СССР. Есть особая связь между панельными пятиэтажками с их сложившимся укладом и запуском ракет за пределы планеты. Все это включалось в общий мир, органическое единство ушедшей эпохи. Да, этот мир давно расколот, разбит, и только в безумных социальных лабораториях еще возникает иллюзия, что какие-то его куски нужно втащить в настоящее; в то же самое время, когда серьезные люди с большими цифрами в головах, бизнес-планированием и минимумом абстрактного мышления (им уж точно не до лирики, на кону дорогая московская земля, и, как знать, может, второго шанса уже не будет) уже все распределили и пустили в расход. Они смахивают со стола последнюю скорлупу той эпохи.

«Мы, оглядываясь, видим лишь руины», — заметил поэт Бродский. Скоро увидим, как в руины превратятся районы советской Москвы, уступая место безликому бетонному гетто — безусловно, более релевантному символу текущего момента. «Время первых» — закрытый проект, вернее, утративший свою актуальность в нынешней системе социальных мотиваций. Летали в космос (как, впрочем, и рубили кайлом мерзлоту севера) люди, которые вырастали во дворах этих самых хрущевок или в заброшенных сегодня деревнях.

Вопрос, конечно, не в архитектуре, а в качестве той среды; дома — лишь символ, в силу прочности бетона переживший агентов своей эпохи. Их воспитывало другое общество со своими коллективными понятиями о чести, решимости и безбашенности. Принципиально, что эта среда была незамкнутой: в нее легко вписывались знакомые, соседи, даже случайные люди — границы личного и общего были очень размытыми. Родители рассказывали детям о фронте, всякие захожие делились историями, телевизор «грузил» идеологией Союза, во дворе надо было бить в морду или получать в нее же, если условная красная черта местных понятий была перейдена. Суть этой черты далеко не каждый мог описать. Но ее чувствовали и, главное, понимали, что такая черта существует. Было полуосознанное понимание, что мир расчерчен на сетку моральных обязательств. Им должно было следовать, даже если это не давало никаких очевидных дивидендов. Человек того времени будто жил под каким-то внешним пристальным взглядом, который сравнивал и оценивал его поступки. Затем дети вырастали и переносили культуру своей дворовой среды во взрослую жизнь. Специфику тех поколений можно отразить одной фразой: «Им было не все равно».

Потребительский аскетизм, бытовое диссидентство и цинизм каким-то образом переплетались с чувством гордости за страну, которая отправляла людей в космос, контролировала огромную территорию и могла разнести весь мир в клочья. Предполагалось также, что эта страна ставит глобальный эксперимент, и все, кто живет в ней, — участники этого эксперимента. Современному человеку та ситуация часто кажется чудовищно несвободной и материально убогой. Все так, но в ней был особый идеализм понятий и отношений, отраженный советским кинематографом. Именно поэтому фильмы тогда снимали гораздо лучше, чем сегодня: искусству нужны сильные идеи и реальные нравственные коллизии, а не только гранты Минкульта.

Мобилизационные кампании нашего времени вроде «крымского консенсуса» стали возможны за счет затухающей энергии прошлого, которая в слабеющем виде передалась поколению 1990-х. Энтузиазм населения в 2014-2015 годах возник за счет еще как-то работающего культурного кода советского периода. Но уже вряд ли этот заряд достанется миллениалам. Что происходит с тем наследием? Москва — очень хороший пример. Власть сносит не дома, а эпоху. Возможно, приехавшему с севера Собянину сложно понять, что такое уклад жизни, который формируется десятилетиями, через постепенное вживание в среду и сложные переплетения социальных связей. Это ведь не вахтовый метод освоения пространства. На севере пространство холодное и чужое, там вбивают сваи в вечную мерзлоту. Градостроительный чертеж довлеет над жизнью.

Ностальгировать по прошлому, казалось бы, глупо, чудовищный объем дисбалансов так или иначе должен был привести к слому советской модели. И что вообще жалеть проигравших? Но у людей той эпохи порой пробивается чувство тоски, с которым герой «Покровских ворот» смотрел на строительный таран, ломающий стены их легендарного дома. Поколения, заселенные в новые бетонные гетто, будут совсем другими — в ульях своих стандартных квартир, лишенных истории. Они будут уставшими глазами смотреть на условные отражения самих себя в окнах напротив. Можно представить себе только одну форму социальной активности, аутентичную этой среде, — злой «Русский марш» как попытка прорыва за пустоту жизни.

Между тем, с уходящей в никуда платформы «культурная политика» пытается подцепить что-то ценное, чтобы заставить это работать на новый порядок вещей. Хрущевки, конечно, надо снести — дорогая московская земля не должна расходоваться так расточительно, но ведь что-то полезное можно оставить? Например, панфиловцев или космонавтов в качестве идеологического топлива. Так появляются фильмы, которые призваны воспитывать и воодушевлять, но становятся просто «проведенным временем». Они могут развлечь, но ничего не меняют во внутреннем мире массового зрителя. Проблема не в художественных или сценарных недостатках «Времени первых». Недостатков много — примитивная линейность сюжета, избыточная простота образов, поразительно легкое разрешение всех внутренних коллизий. Но дело не в этом, есть же в фильме способность держать в тонусе и рождать эмоциональное напряжение. Однако этот эмоциональный всплеск превращается в ничто сразу после окончания сеанса, потому что общество безнадежно утрачивает контакт с эпохой, которую ей пытаются завернуть и продать как продукт.

Для чего вообще людям нужны герои? Чтобы служить образцами. «Мы совершили подвиг, сделайте хоть вдесятеро меньше нашего, но и это будет прекрасно», — говорят эти образцы. «А ради какой великой цели? — спрашивает общество. — Дайте нам цель, и мы безо всякого допинга еще чего-то достигнем». «Про цели вам расскажет наш ведущий Владимир Соловьев», — предлагает система управления массовым сознанием. «Ну нет, спасибо, мы лучше по коктейлю в баре», — отвечает поколение, которое через лет 10 будет формировать основную общественную повестку и которую тошнит сегодня от ток-шоу центральных каналов. Вся эта олдскульная машина начинает вращаться в пустоте. Как уже было. В позднесоветское время.

В значительной части российских политтехнологов раздражает их уверенность, что общество есть продукт простой, примитивной манипуляции. Манипуляция эффективно работает только в те моменты, которые по-настоящему людям неинтересны. Сколько процентов наберет «Единая Россия» или кто будет следующим губернатором — для большинства населения совершенно несутевые вопросы. От количества мест партии в сознании человека ничего не меняется, поэтому пусть будет, сколько войдет, а хотите больше — возьмите больше. Не наша игра. Точно так любой губернатор будет восприниматься как немного вор, немного строгий, но недоступный дядька. Но никакие технологии не заставят жить, рисковать, умирать ради идей, которые сконструированы в неких «штабах».

Закурит человек сигаретку, купит бутылку пива и присядет на скамеечку созерцать весеннюю листву. А за спроектированную идею страдать не пойдет и в кино тоже не пойдет, где ему все эти идеи — 300 рублей за сеанс — разложит министерство культуры. Скучно. Когда же московский мэр утрамбует его любимый двор и любимую лавочку, переселит в чудовищный архитектурный ансамбль, убивающий своей типичностью, внутри этого человека начнет набухать большая обида, подозрение, что его опять провели. И чем активнее будет вестись PR-работа, призванная мобилизовать, встряхнуть, поставить в строй человека, тем крепче будет это подозрение. Совсем плохо, если в какой-то момент обиды маленьких людей начнут объединяться в сеть, усиливая эмоции и переводя их на универсальный уровень, и затем появится лидер, который тихим, но крайне убедительным голосом скажет: «Вас обманули. Этот мир совсем не ваш. Но я знаю, что надо делать».

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152010 Алексей Фирсов


Россия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 21 апреля 2017 > № 2148736

«Лидер XXI» объявлен открытым!

В Москве, в историческом парке «Россия – моя история», состоялось открытие финального этапа Всероссийского конкурса лидеров детских и молодёжных объединений «Лидер XXI века».

В 2017 году в финале конкурса принимают участие почти 500 руководителей и лидеров детских и молодёжных объединений, прошедших муниципальные и региональные этапы конкурса.

Почётными гостями церемонии открытия стали директор ФГБУ «Российский детско-юношеский центр» Алиса Крюкова, руководитель пресс-службы Федерального агентства по делам молодёжи Маргарита Кокоева, руководитель Всероссийского общественного движения «Волонтёры Победы» Ольга Амельченкова, сопредседатель Ассоциации волонтёрских центров Артём Метелев, заместитель директора ФГБУ «Роспатриотцентр» Анна Евпак.

С приветственным словом от руководителя Федерального агентства по делам молодёжи выступила руководитель пресс-службы Маргарита Кокоева:

«На протяжении многих лет конкурс объединяет активных и талантливых молодых людей. Это говорит о востребованности таких площадок. Искренне убеждён, что всех участников ждет большое будущее», - отмечалось в послании.

Директор ФГБУ «Российский детско-юношеский центр» Алиса Крюкова объявила конкурс открытым:

«Символично, что конкурс «Лидер XXI» века проходит в этом зале. Площадка всегда объединяла почётных гостей. Но столько лидеров, мне кажется, в этом зале не собиралось никогда! Этот конкурс – настоящая кузница профессиональных кадров», - отметила она.

Уже завтра стартует конкурсная программа, в рамках которой молодые лидеры должны продемонстрировать свою уникальность, работоспособность и незаменимость для коллектива.

Все три дня оценивать работы участников будут эксперты — представители государственных органов власти, образовательных, научных, методических учреждений, творческих союзов, центров культуры и науки, общественных объединений.

Организатором конкурса по традиции выступает Федеральное агентство по делам молодёжи, а в этом году Российское движение школьников впервые стало соорганизатором этого масштабного мероприятия.

Отметим, конкурс «Лидер XXI века» проводится ежегодно с 2002 года и объединяет тысячи лидеров детских и молодежных общественных объединений в возрасте от 14 до 30 лет.

Россия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 21 апреля 2017 > № 2148736


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154425 Евгений Савченко

Рабочая встреча с губернатором Белгородской области Евгением Савченко.

Е.Савченко информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе, показателях развития промышленности и сельского хозяйства.

В.Путин: Евгений Степанович, вопросы обычные, поговорим о ситуации в регионе. Но если есть какие-то дополнительные – пожалуйста.

Е.Савченко: Владимир Владимирович, ситуация в области – позитивная, экономика у нас даёт постоянный рост. Год мы закончили с четырёхпроцентным плюсом, имею в виду промышленность.

В.Путин: Промышленность. А региональный продукт?

Е.Савченко: Региональный продукт – где-то 3,5 процента, чуть-чуть меньше.

Что касается первого квартала текущего года, то промышленный рост добавился, он уже пять процентов.

Сельское хозяйство – прошлый год вообще был удивительно хорошим. Мы кормим, кстати, 15 миллионов человек: нас полтора миллиона, а мы кормим 15 миллионов человек. Поэтому у нас даже если брать сельское хозяйство, сельскохозяйственную организацию, то мы на втором месте по объёму валового продукта, по его стоимости, после Краснодарского края.

У нас очень хорошая инвестиционная атмосфера. Сегодня в разной степени реализации около 50 инвестиционных проектов на общую сумму более 100 миллиардов рублей. Кстати, сейчас завершается реализация крупнейшего проекта на Лебединском горно-обогатительном комбинате – получение железистых брикетов, то есть из руды получается брикет с содержанием железа 95 процентов. Это уникальный проект, на него инвесторы привлекли почти 40 миллиардов рублей. Его уникальность в том, что он – единственный в мире такой мощности. Это очень высокое, инновационное производство и высококонкурентный продукт.

Что касается текущей всей ситуации – посевная прошла успешно, погода очень благотворная. Перспективы в целом мы видим только в позитивном ракурсе.

Социальная сфера, здравоохранение, образование – довольно стабильные, устойчивые. В здравоохранении сейчас реализуем довольно интересный проект, называется «Управление здоровьем», когда мы основное всё внимание уделяем первичному звену здравоохранения и повышаем статус семейного врача.

За текущий год планируем отремонтировать, заново построить, отреставрировать около тысячи медицинских учреждений: ФАПов, офисов семейного врача – и в сельской местности, где проживает почти 40 процентов населения, полностью снять проблему доступности медицинской помощи.

В.Путин: Евгений Степанович, у Вас закачивается срок полномочий.

Е.Савченко: Да, в сентябре, очередной срок.

В.Путин: Какие у Вас планы?

Е.Савченко: Владимир Владимирович, если будет на то Ваше разрешение, я готов продолжить работу.

В.Путин: Вы человек очень опытный и эффективный, поэтому я с удовольствием поддержу Вас. Вопрос – как нам поступить юридически. Когда у Вас заканчивается срок?

Е.Савченко: В октябре, а выборы – в сентябре.

В.Путин: Значит, ничего не мешает. Главное, чтобы мы с Вами исходили из сути дела, а суть в том, чтобы работать хорошо. А как нам организовать юридическую, техническую сторону – мы с Вами договоримся.

Е.Савченко: Спасибо. Я тогда буду идти на выборы и думаю, что население поддержит. Буду работать не хуже, чем в настоящее время.

В.Путин: Лучше.

Хорошо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 апреля 2017 > № 2154425 Евгений Савченко


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 19 апреля 2017 > № 2145237 Александр Чигиринский

Александр Чигиринский vs Виктор Рашников: в чем девелопер обвиняет миллиардера

Мария Абакумова

Редактор Forbes

Девелопер Александр Чигиринский рассказал об истории своего конфликта с владельцем «Магнитки» Виктором Рашниковым вокруг башни «Эволюция» в Москва-Сити.

— Партнером Виктора Рашникова изначально был ваш брат Шалва Чигиринский. Как получилось, что вы стали партнерами в башне «Эволюция»?

— С начала 2009 года я и команда из нашей компании «Снегири» помогали Шалве Павловичу по его просьбе реструктурировать активы и выплачивать долги. На самом деле ничего катастрофического там не было, просто, как обычно бывает в кризис, одновременно приходят все кредиторы и всем деньги нужны завтра. Когда кризиса нет, все бегают за тобой, чтобы дать деньги, когда ситуация кризисная – бегают, чтобы их забрать. Но ситуация разрешилась для Шалвы Чигиринского абсолютно благополучно, в середине 2010 года были подписаны соглашения об урегулировании, в соответствии с которыми у него остались только активы и никаких долгов.

— Шалва Чигиринский говорил, что вы в ссоре и не общаетесь.

— Мы действительно с братом не общались с мая 2002 года до декабря 2008 года. Но когда грянул кризис и ему пришлось заниматься спасением активов, я пришел ему на помощь, и мы возобновили отношения.

— Когда вы познакомились с Виктором Рашниковым?

— В 2009 году. Он был партнером Шалвы Павловича по двум проектам: башни «Россия» в Москва-Сити и гостиницы «Россия», доли распределялись 50 на 50 и регулировались определенными соглашениями. В кризис оказалось, что на этих компаниях очень много долгов. Под башней «Россия» был вырыт котлован, а в таких случаях, когда проект останавливается, возникает много проблем с кредиторской и дебиторской задолженностью, все нужно как-то урегулировать, договариваться с городом… Очень много нужно было потратить сил, чтобы это все разгрести. И партнер Рашникова господин Надер Надер вместе с Шалвой Павловичем (с которым они дружили более 30 лет) попросили меня этим заняться. Они предложили мне заниматься девелопментом этих проектов, потому что больше некому было заниматься. Они чувствовали, что наша компания в силах это сделать.

Тогда я впервые встретился с Виктором Рашниковым, летал к нему в Магнитогорск. Я видел, что и Рашникову, и Надеру было комфортно сотрудничество со мной и они с радостью восприняли ситуацию, когда вместо Шалвы Павловича девелопментом двух проектов начал заниматься я и команда «Снегирей».

Таким образом, я участвовал в развитии этих двух проектов в интересах моего брата в период с 2009 по середину 2011 года.

Где-то в середине 2010 года мы договорились о встрече втроем, господин Надер, господин Рашников и я. К тому моменту мы договорились с братом, что он передает нам свои доли в этих объектах в обмен на акции «Снегирей». Однако соглашение с Рашниковым по проекту башни «Россия» было оформлено таким образом, что, если проект закончится неудачей, всю ответственность несет Шалва Павлович, а значит, мы. Нас это не устраивало. Мы хотели изменить эти условия и заключить новое соглашение, кроме того, необходимо было получить согласие компании Рашникова на отказ от преимущественного права для передачи проекта в «Снегири». Вот такой была тема встречи в августе 2010 года.

— И о чем удалось договориться?

— Они сказали, что согласятся на наши условия, если мы позволим им по себестоимости выкупить долю в небоскребе «Эволюция».

— Что значит по себестоимости? Почему?

— С 2004 года «Снегири» развивали проект башни «Эволюция» в Москва-Сити совместно с «Интеко» Елены Батуриной. В кризис отношения между нашей семьей и Батуриной ухудшились. Несмотря на это, нам удалось договориться о взаимной передаче некоторых активов. В частности, «Интеко» передавало нам их 50%-ю долю в компании «Сити Палас», застройщике башни «Эволюция», по их затратам в проект, которые составляли около $37 млн. При этом рыночная стоимость всего проекта была на тот момент, по оценкам Cushman & Wakefield, $361 млн, то есть половина стоила $180 млн. Мы подписали с «Интеко» предварительные соглашения о купле-продаже по себестоимости в июле-августе 2010 года, и сразу же в августе 2010 года произошла та встреча с Рашниковым и Надером. У Надера была фактически инсайдерская информация (о которой я ему рассказал в дружеской беседе), что мы договорились с «Интеко», вот они и решили включиться в эти договоренности.

— Для чего им это было нужно?

- Чтоб вы понимали, на тот момент первая очередь «Эволюции» была отлита в монолите, то есть монолитные работы по первой очереди, по галерее, были закончены. По второй очереди было сделано свайное поле и стенка в грунте. Кроме того, была утверждена вся исходная разрешительная документация, получено разрешение на строительство и т. д. Проект сам о себе говорил. И вот они предложили, чтобы мы по себестоимости продали им долю.

— И вы согласились? Получается, что вы отдавали долю в проекте сильно дешевле рыночной стоимости.

— Да, они хотели получить актив сильно дешевле – стоимость доли для них составляла около $52 млн (цена сделки с «Интеко» плюс 50% затрат «Снегирей» в проект, которые не были ранее компенсированы при входе «Интеко» в проект), но взамен этого и обещали много. Они соглашались отказаться от преимущественного права при передаче 50% акций двух проектов от Шалвы Павловича в пользу «Снегирей», соглашались заключить новое акционерное соглашение, в котором риски по проекту башни «Россия» распределялись бы между нами поровну. Плюс мы бы выступали девелоперами на проекте башни «Россия» и получили бы development fee. Девелопер ищет интересную работу. Площадка под гостиницей «Россия» также была очень привлекательной, тогда еще никто не думал, что на ее месте будет разбит парк. Я посоветовался с партнерами – акционерами «Снегирей», и мы согласились.

Надо сказать, что впоследствии один из акционеров «Снегирей» — господин Абрамович Роман Аркадьевич — дал свои письменные свидетельские показания в кипрский суд, описывающие данную договоренность.

— Что произошло дальше?

— Мы сразу же начали реализовывать достигнутую договоренность. В конце 2010 года «Снегири» расторгли предварительные договоры с «Интеко» и мы заключили уже основные договоры купли-продажи долей на специально созданную Рашниковым и Надером компанию. Это было сделано, чтобы сэкономить время и не совершать две итерации – сначала мы выкупаем, потом у нас… Зато сейчас это позволяет представителям Надера и Рашникова говорить, что они у нас ничего не покупали и ничем нам не обязаны. Но Батурина и Рашников даже не были знакомы друг с другом, их представители не общались, вся сделка сделана вот этими руками, что подтверждает гендиректор «Интеко» Олег Солощанский.

— Представители Рашникова говорят, что под его гарантию банк предоставил финансирование.

— Никаких личных гарантий никто не давал, финансирование было проектным. Изначально на тендер вышли три банка, потом осталось два, Альфа-банк и Газпромбанк, которые давали одни и те же условия. Их оценщики посчитали, что проект стоит $390 млн, то есть оценили даже выше, чем Cushman. Нам был ближе Альфа-банк, но Рашников очень настаивал на Газпромбанке. Мы согласились, представители банка, господин Казначеев, например, приезжали к нам и говорили, какая это для них большая честь — работать с нами как с девелоперами. Ну и в итоге они не прогадали, банк получил свои деньги с процентами. Компания вернула вложенные средства акционерам, вернула кредит и заработала более $300 млн прибыли, не считая торговой галереи площадью 25 000 кв. м, которая осталась в собственности совместной компании.

— Когда отношения между вами разладились?

— У нас уже готовилось соглашение о передаче активов от Шалвы Павловича к нам в обмен на акции «Снегирей», но в последний момент летом 2011 года он отказался его подписывать. Не знаю, по каким причинам. После этого я решил не говорить с братом о бизнесе, чтобы сохранить хоть какие-то семейные отношения.

Этот отказ сделал невозможным выполнение обязательств со стороны Рашникова, о которых мы с ним договорились в августе 2010 года, притом что все обязательства со стороны «Снегирей» были выполнены. В то же время расторгать сделку по «Эволюции» уже не представлялось возможным, стройка шла, были получены деньги от банка.

Но я встретился с господином Надером, и мы с ним договорились, что они с господином Рашниковым компенсируют нам те убытки, которые мы понесли, передав им по себестоимости долю в «Эволюции» и не получив ничего взамен. Разница между рыночной ценой доли и ценой сделки была порядка $130 млн, фактически это необоснованное обогащение. Надер отнесся к моим словам с пониманием, пообещал, что они обсудят все с Виктором Филипповичем и сделают мне предложение – деньги, или какой-то пакет, или право преимущественного выкупа доли Шалвы Павловича в башне «Россия» и гостинице «Россия» по себестоимости. На тот момент никаких сомнений в том, что они мне что-то должны, у них не было. Все понимали, что надо договариваться, потому что иначе мы не реализуем проект.

— В итоге вам выплатили компенсацию?

— Нет. Было так. Идет время, предложения нет. Мы ждем, естественно. Когда человек занят работой, он концентрируется на работе. Все это время «Снегири» фактически бесплатно выполняли функцию девелопера «Эволюции».

Параллельно Рашников и Надер за моей спиной уговорили Шалву Павловича продать им его доли в башне «Россия» за $37 млн и в гостинице «Россия» за $23 млн. И потом продали проект башни «Россия» турецкой компании «Ренейссанс Констракшн» за сумму более $300 млн, а от правительства Москвы за участок под гостиницей «Россия» получили актив на $165 млн и тоже сразу его продали. Когда я узнал об этом, я решительно потребовал от своих партнеров Рашникова и Надера объяснений, когда и в каком виде «Снегирям» будет представлена компенсация.

В ответ каждый из них по отдельности ссылался на другого и говорили о необходимости общей встречи, чтобы решить этот вопрос, которой так и не происходило. Были вообще смешные моменты. Рашников и Надер отдыхали, я им звонил, предлагал поговорить, раз они вместе, и тут же отключался телефон. Приходила смска, что очень плохая на Мальдивах связь, через два месяца они будут в Дубае, связь будет лучше. И снова что-то не получалось. Более того, Надер вообще почти два года не появлялся в России.

Мы уже заканчивали башню «Эволюция». Раньше со мной ссориться не хотели, потому что понимали, что проект надо довести до конца, а тут приехал Надер Надер и заявил, что Виктор Филиппович ни о какой компенсации говорить не будет. Только после этого «Снегири» подали иск в кипрский суд о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере $127 млн, которая определялась как разница между $180 млн (рыночной ценой 50% «Сити Паласа» на момент покупки ими доли) и $52 млн (ценой покупки).

— Параллельно вы подыскивали покупателя и договорились с «Транснефтью»?

— Мы не вправе разглашать, кто был нашем контрагентом. Понятно, мы надеялись выручить за «Эволюцию» гораздо больше денег (по сообщения в СМИ, сумма сделки между «Сити Палас» и «Транснефтью» превысила $1 млрд. – Forbes). Вообще на хорошем рынке продажа таких трофейных зданий противопоказана. Их надо сначала эксплуатировать лет десять, подыскивать подходящего покупателя и выбрать время для получения максимальной прибыли. Здание было реализовано, все расходы покрыты, и общество объявило о промежуточной прибыли $267 млн. Но это не окончательный результат, у нас также еще осталась торговая галерея.

— Сторона Рашникова обвиняет вас в том, что вы не выплачиваете им дивиденды, о чем была договоренность, примерно на ту сумму иска.

— Это неправда. Мы, как акционеры проекта, проголосовали за распределение дивидендов в проекте башни «Эволюция». В то же время эти дивиденды — один из источников взыскания суммы неосновательного обогащения. Поэтому мы и обратились с соответствующим иском в кипрский суд. В ответ они сами же обратились в российский суд, и суд по их просьбе заблокировал выплату этой части дивидендов. Сейчас, опять же по их иску, сумма дивидендов Рашникова и Надера в размере $133 млн заблокирована на депозите кипрского суда, что нас более чем устраивает. Поэтому мы больше не требуем ареста активов Рашникова на Лазурном Берегу.

Честно говоря, в моем понимании Рашников — это фигура очень серьезного масштаба. В среде людей, с которыми я общаюсь, его слово фундаментально. Хотя господина Надера я знал на момент договоренностей давно, потому что он дружил с моим братом, именно господин Рашников был для меня гарантом наших договоренностей.

Поэтому отказ господина Рашникова даже разговаривать со мной на тему компенсации «Снегирям» (который озвучил мне Надер) после многократных обещаний Рашникова встретиться и договориться о решении вопроса, просто поверг меня в шок. Мне сложно было представить, что человек такого калибра может просто отказаться от взятых на себя обязательств.

После этого прямого отказа у «Снегирей» не было иного выхода, кроме как обратиться в суд за взысканием суммы неосновательного обогащения.

В ответ же я слышу от представителей господина Рашникова, что он рассматривает это обращение в суд как «противоправное» действие и обвиняет меня и моих партнеров – акционеров ГК «Снегири» в попытке украсть принадлежащие ему дивиденды.

Теперь разбирательства в суде на Кипре (на депозите которого заблокированы дивиденды компании Рашникова и Надера) могут продолжаться долгие годы, но все равно понятия «репутация», «верность своему слову» и «доверие» остаются для меня одними из основных критериев для выбора партнеров в бизнесе.

Позиция представителя Виктора Рашникова Александра Сутягина:

«Александр Чигиринский сам предложил Рашникову и Надеру поучаствовать в «Эволюции». Когда Александр пришел с «Эволюцией», у «Снегирей» был предварительный договор на покупку доли «Интеко» в проекте. Но в конце октября 2010 года «Снегири» расторгли этот договор — наверное, не было денег для оплаты доли и самостоятельного развития проекта. С этого момента «Интеко» могла свободно продавать долю на рынке. В конце декабря (компанией Snapbox Рашникова и Надера. — Forbes) был заключен прямой договор купли-продажи с «Интеко» и доля «Интеко» была выкуплена.

Задолго до сделки по «Эволюции» Александр хотел выкупить доли брата [в проектах строительства башни «Россия» и одноименной гостиницы], и ему дали согласие на такой выкуп. Понимали, что лучше уж продолжать проект с Александром, чем с Шалвой, который был на грани банкротства и не появлялся в России много лет.

В акционерном соглашении с Александром по «Эволюции» нет никаких упоминаний про какие-то другие проекты, включая доли Шалвы в «Россиях». Потому что это были несвязанные сделки как для Александра, так и для нас. Насколько знаю, два брата вели переговоры о выкупе Александром долей Шалвы в «Россиях», но они не сошлись в деньгах. После этого Шалва предложил нам купить свои доли в «Россиях».

В договоре с Шалвой было зафиксировано, что цена является окончательной. Более того, в договоре Шалва признает, что стоимость проектов может поменяться в будущем, но, несмотря на это, Шалва соглашается продать долю по цене договора, чтобы не принимать на себя риски в будущем. Он был прекрасно осведомлен о том, что происходит на объекте: до момента продажи он оставался девелопером и его люди были на проекте от и до.

Сделка с турецким девелопером не была на следующий день после выкупа Шалвы. С «Ренессансом» велись переговоры по привлечению их в качестве генподрядчика по башне «Россия» еще в 2011 году до выкупа Шалвы. Для этих целей они ознакомились с проектом и документацией, люди Шалвы полностью участвовали в процессе. Выкупая долю Шалвы, не было какой-либо перепродажной сделки, и выкупались его доли на страх и риск покупателя. Потом были вложены серьезные средства и усилия для выведения проекта из той сложной ситуации. Это был долгий процесс, со своими неудачами. Переговоры [с «Ренессансом»] начались только в 2012 году. Сама продажа несколько раз срывалась и состоялась только через несколько лет».

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 19 апреля 2017 > № 2145237 Александр Чигиринский


Россия. ЦФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141898

Более 160 тысяч человек воспользовались 38 специальными бесплатными маршрутами общественного транспорта, которые действуют в Москве на Пасху по направлениям к 17 городским и пригородным мемориальным комплексам, сообщили РИА Новости в пресс-службе ГУП "Мосгортранс".

"По состоянию на 14.00 16 апреля специальными автобусными маршрутами воспользовались свыше 160 тысяч человек", — сообщили в пресс-службе.

В столице в воскресенье по направлениям к 17 городским и пригородным мемориальным комплексам действуют 38 специальных бесплатных маршрутов общественного транспорта; на линиях работают более тысячи автобусов. Кроме этого, усилен ряд регулярных маршрутов до религиозных объектов.

Для координации работы городского транспорта Мосгортранс привлек 250 специалистов, действуют 29 диспетчерских пунктов, отметил собеседник агентства.

В пасхальную ночь основные маршруты наземного транспорта работали до 03.30.

Россия. ЦФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141898


Россия. ЦФО > Транспорт > gudok.ru, 13 апреля 2017 > № 2141275 Андрей Соловей

Путешествия начинаются с Твери

Тверской вагоностроительный завод – уникальное предприятие, выпускающее всю гамму пассажирских вагонов

На родине первого русского путешественника Афанасия Никитина в Твери находится единственное в России предприятие, выпускающее всю гамму пассажирских вагонов. И куда бы мы ни ехали железной дорогой по необъятным просторам нашей страны, мы путешествуем в вагонах Тверского вагоностроительного завода.

Андрей Соловей, генеральный директор ОАО «Тверской вагоностроительный завод»

– Андрей Михайлович, как живется сегодня единственному в России заводу по выпуску пассажирских вагонов дальнего следования? Как отразилось на нем принятое в конце прошлого года решение об обнулении ставки НДС по пассажирским перевозкам?

– Живется очень непросто. На протяжении нескольких лет завод вынужден был работать в условиях, когда загрузка производства составляла лишь порядка 30–35%. Причина – резкое снижение платежеспособного спроса на пассажирские вагоны со стороны нашего основного заказчика – Федеральной пассажирской компании. Но с принятием на государственном уровне решения об обнулении ставки НДС по дальним пассажирским перевозкам на период до 2030 года ситуация кардинально меняется к лучшему. У Федеральной пассажирской компании появляется возможность направить высвободившиеся благодаря этому решению средства на закупку новых вагонов. В свою очередь, мы получаем гарантированный минимальный заказ и впервые за многие годы можем выстраивать как свою работу, так и взаимоотношения со своими поставщиками в рамках «длинных» договоров. Сейчас мы подписываем с ФПК двухлетний контракт и планируем в дальнейшем перейти на долгосрочное планирование по контрактам – на два, три и четыре года. Количество вагонов, конечно, будет зависеть от заказываемых моделей, но это порядка 300 и более вагонов ежегодно. Да, это не обеспечит полную загрузку завода, мощности которого рассчитаны на выпуск 1000–1100 вагонов, но мы уже давно не ограничиваемся одним заказчиком. В этом году, например, будем строить вагоны для партнеров из Казахстана.

– Как я понимаю, речь идет о разных вагонах – купейных, плацкартных, сидячих. Возможности вашего предприятия позволяют одновременно строить несколько моделей вагонов?

– Это стало возможным после масштабного технического перевооружения завода, в 2002–2012 годах. Трансмашхолдинг инвестировал в ТВЗ значительные средства – в общей сложности более

12 млрд рублей. Это позволило расшить все узкие места, выстроить технологическую цепочку и выйти на производство 1200 вагонов в год – мы практически достигли этого показателя в 2008 году. Но потом ситуация изменилась и стало очевидным, что заказы на такое количество вагонов одного типа остались в прошлом, что необходимо расширять модельный ряд, осваивать новую продукцию. Сегодня возможности предприятия позволяют выпускать всю линейку моделей одно– и двухэтажных вагонов для скоростей до 160 и до 200 км/ч, а еще строить электропоезда нового поколения, кузова для вагонов метро и трамваев.

– Как бы вы определили генеральную линию развития вашего предприятия?

– Всегда, даже в самые сложные годы мы создавали и производили новую технику, порой даже предвосхищая задачи, которые ставило время. Так было и в девяностые годы, когда мы в короткий срок смогли полностью заменить своей продукцией поставки вагонов из Восточной Германии. Тогда и слово «импортозамещение» еще не придумали, а мы его уже осуществили. В советские годы наш завод выпускал простейший плацкартный вагон, но когда возникла потребность, мы освоили выпуск всего модельного ряда вагонов – купейные, СВ, штабные, межобластные (с креслами для сидения), вагоны-рестораны. Из наших вагонов сформированы фирменные поезда: «Аврора», «Буревестник», «Красная стрела», «Невский экспресс». Кстати, «Невский экспресс» ходит между двумя столицами с 2001 года, и его скорость – 200 км/ч.

В 2008 году завод перешел на производство вагонов нового модельного ряда с кузовами из нержавеющей стали, что позволило увеличить срок службы вагона с 28 до 40 лет. Практически в это же время мы стали создавать принципиально новый для России подвижной состав – двухэтажные вагоны. Мы спроектировали и построили две модели так называемых турных вагонов – для ремонтных бригад и для сопровождения хопер-дозаторных составов. Эти вагоны всем так понравились, что их заказали представители Роскосмоса, а сейчас ведем предпроектные работы по выпуску вагона для Банка России.

Я возглавляю завод с 2013 года и могу с уверенностью сказать, что за это время не было такого года, чтобы мы не выпустили минимум четыре – пять новых моделей. В 2014 году, невзирая на все сложности, мы создали две модели багажно-почтовых вагонов. Теперь наш заказчик «Почта России» располагает новыми вагонами с улучшенными характеристиками и увеличенными возможностями по перевозке грузов. В прошлом году мы выпустили третью модификацию этих вагонов для «Китайских железных дорог» для колеи 1435 мм.

– Но самая востребованная ваша новинка – это, наверное, двухэтажный вагон?

– Да, их создание – яркий пример профессиональной прозорливости. И в этом, я считаю, большая заслуга руководства Трансмашхолдинга и моего предшественника Александра Василенко, который тогда был генеральным директором ТВЗ. Мы сейчас производим весь спектр двухэтажных вагонов, включая вагоны-рестораны и вагоны с местами для сидения двух классов. Двухэтажные поезда используются на пяти маршрутах и, судя по всему, пользуются высокой популярностью у пассажиров. Все опросы, рейтинги и исследования показывают, что пассажиры считают их самыми лучшими вагонами. Взять, к примеру, недавний опрос, который провел интернет-ресурс tutu.ru, где 25 000 респондентов отдали первенство двухэтажным вагонам с местами для сидения, которые ходят в двух составах поездов Москва – Воронеж.

– А чем продиктовано появление электропоезда «Иволга»? Насколько сложно было вашему заводу создавать принципиально новую гамму подвижного состава?

– Так уж сложилось, что на заводе принято раз в несколько лет создавать принципиально новые, фундаментальные вещи, дающие возможность работать на будущее. Я считаю, что мы абсолютно правильно пошли на рынок электропоездов. Причем с самого начала знали, что будем выпускать поезда нового поколения – на асинхронном приводе, с использованием самых передовых технических решений. Перед выпуском провели большие маркетинговые исследования, изучили опыт эксплуатации коллекторных и асинхронных поездов и пожелания эксплуатирующих организаций. На основе этого взяли самые лучшие из известных наработок и применили их на новом для нас продукте. Получился поезд, который по своим техническим характеристикам находится как минимум на одном уровне с лучшими мировыми образцами. Мы уже построили два поезда ЭГ2Тв «Иволга», завершили весь цикл испытаний, получили сертификаты соответствия, и в ближайшее время их планируется запустить в эксплуатацию. Сейчас коллектив уже работает над развитием платформы «Иволга» и созданием новых моделей пригородных электропоездов.

– Среди новых компетенций помимо электропоезда вы назвали вагоны метро и трамваи. Насколько эти направления интересны для завода и чем?

– Недавно Трансмашхолдинг выиграл конкурс на поставку 300 полностью низкопольных трамваев для Москвы. Все кузова для этих трамваев будет делать ТВЗ, а это значит, что на ближайшие два года мы наконец-то получили уникальную возможность стабильно выпускать определенный продукт по одной и той же конструкторской документации и с четко заданными требованиями. Что это дает? Определенную стабильность и возможность выстроить эталонную линию, подобрать и подготовить соответствующие кадры, отработать все производственные моменты и за счет этого минимизировать все наши затраты, обеспечивая высокое качество выпускаемой продукции.

Руководство холдинга приняло еще одно решение о дополнительной загрузке наших мощностей. Помимо кузовов вагонов у нас есть опыт изготовления кузовов и вагонов метро – ТВЗ производил их в кооперации с Метровагонмашем. В этом году мы по заказу Метровагонмаша и Октябрьского электровагоноремонтного завода изготавливаем кузова вагонов для метро Санкт-Петербурга и Москвы.

Кроме того, мы продолжаем выпуск спецпродукции для таких ведомств, как Министерство обороны, Росатом, Роскосмос. Пусть ее объемы и невелики, но они есть, каждый год в рамках госзаказа и гособоронзаказа мы будем их выпускать.

– Как вы воспринимаете статус крупнейшего предприятия вагоностроения? Что это значит лично для вас?

– Конечно, завод с почти 120-летней историей – это непростое предприятие. Тут и героическое прошлое, пережитое в войнах и революциях, и героическое настоящее. В самые тяжелые времена завод выстоял, в отличие от многих предприятий, которые рухнули в 90-е годы. Конечно, есть еще несколько компаний, которые могут выпускать пассажирские вагоны различного класса, но в небольших объемах. А в масштабах, значимых для страны, мы уникальное предприятие. Естественно, для меня, как для генерального директора, в этом и гордость за предприятие, и огромная ответственность. Роль завода в нашей области ни для кого не является секретом – работа Тверского вагоностроительного завода служит индикатором экономики всей области, по нему, как говорится, сверяют часы.

В штате завода сейчас 5400 работников. И это, разумеется, не считая работников таких компаний, как ЗАО «Вагонкомплект», ООО «Литейное производство», ОАО «Кузнечно-прессовое производство», ООО «Производство товаров народного потребления», и других, входящих в состав единого производственного комплекса. Основная их работа – выполнение заказов ТВЗ.

В прошлом году мы специально провели анализ, чтобы понять, какое количество людей обеспечивается работой при стабильно работающем заводе. Оказалось, что только в Твери и области у нас свыше полутора тысяч поставщиков, где работают порядка 12 000 человек. Кроме того, была проведена оценка численности сотрудников тех компаний, которые работают с нами в России, в частности в городах Пенза, Брянск, Коломна, Санкт-Петербург. Это порядка 125 000 человек.

А если учесть, что за каждым стоит благополучие его семьи, и по законам социологии условно умножить количество людей, так или иначе задействованных в выпуске тверских вагонов, на три, то получим весьма впечатляющий результат. Хоть это и приблизительная оценка, но реальность она отражает. Поэтому мы не имеем права забывать о том, что дела на заводе отражаются на всех наших поставщиках и партнерах. Ведь когда дела у нас шли неважно, им тоже приходилось нелегко.

– Что считаете главным достижением сложных лет?

– То, что удалось сохранить коллектив, а значит и завод. Вместе с руководством Трансмашхолдинга и губернатором Тверской области мы считали самой главной задачей сохранить не только компетенцию предприятия, но и его коллектив. Станки и оборудование, конечно, должны быть современными, но их можно смазать, законсервировать, накрыть пленкой и оставить до лучших времен, а потом включить, когда понадобятся. А вот если растерять людей, то потом найти тех, кто может высокопрофессионально и качественно делать продукцию, быстро точно не получится. Где отыскать конструкторов и технологов, которые могут создавать новые вагоны, осваивать новые компетенции, модернизировать производство? Люди учатся этому годами и десятилетиями. У меня есть все основания утверждать, что мы с этой задачей справились – коллектив завода сохранили. Да, по численности он уменьшился, но мы провели оптимизацию, сократили издержки, повысили производительность и интенсивность труда. И теперь можем без резкого увеличения штата производить то количество продукции, которое необходимо по контрактам.

Сейчас в связи с увеличением объема производства нам надо набирать людей. И мы столкнулись с очевидным дефицитом рабочих кадров в нашем регионе. В области не хватает профессиональных сварщиков, слесарей механосборочных работ, умеющих грамотно и толково читать чертежи.

И над этим нам предстоит серьезно и системно работать вместе с учебными заведениями среднего профессионального образования.

– А чем вы можете привлечь людей на завод, кроме зарплаты?

– Я всегда говорил: надо, чтобы работа на заводе была привлекательна не только зарплатой. Во-первых, у нас сильный профсоюз, и это большой плюс для работников, которые чувствуют себя под его защитой. Да, порой нам приходится спорить с профсоюзом. Я бы даже сказал, что нет таких вопросов, по которым бы мы договаривались сразу, но мы всегда находим взаимопонимание. Мы вместе работали над тем, чтобы сохранить коллектив, и эту задачу успешно выполнили. Во-вторых, мы поддерживаем все социальные инициативы наших работников. У нас работает совет молодых специалистов, который объединяет выпускников вузов, помогая им адаптироваться на первом рабочем месте и расти профессионально, с пользой для саморазвития проводить досуг. Есть и молодежный совет при профкоме, который регулярно проводит различные слеты, квесты и прочие интересные для молодых людей мероприятия. В-третьих, у нас есть оздоровительный лагерь, где проводят лето наши дети. А еще рядом с заводом есть дворец культуры «Металлист», родной для каждого вагоностроителя. Мы не только проводим там все наши праздники, торжества, но там работают порядка 20 творческих коллективов и кружков, где различными видами творчества занимаются не только дети работников ТВЗ, но и ребята со всего города. На базе спорткомплекса «Планета» проводится Спартакиада ТВЗ по различным видам спорта, начиная от шашек и тенниса и заканчивая футболом и хоккеем.

Как видите, в нашей жизни есть не только вагоны. К нам на завод возвращаются сегодня те, кто ушел в поисках лучшей жизни. У меня есть и семейный пример верности заводу: мой дед работал на этом заводе после войны простым слесарем. Никогда не забуду, как в 70-х он мне, еще пацану, сказал: «Андрей, держись за трубу!» А я всю жизнь мечтал быть военным и не понял сначала, что это за труба, где эта труба, ну сказал дед и сказал.

И дошла до меня мудрость этой фразы после того, как сама жизнь привела к заводской трубе. Вот она, стоит над Волгой, видна отовсюду, как маяк, за километры. При всех революциях и войнах завод выстоял, он есть и будет, потому что при наших просторах без железных дорог, без пассажирских вагонов не обойтись. Что бы фантасты ни придумывали, все равно это самый востребованный вид транспорта.

Беседовал Артур Берзин

Россия. ЦФО > Транспорт > gudok.ru, 13 апреля 2017 > № 2141275 Андрей Соловей


Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 12 апреля 2017 > № 2137844 Александр Галицкий

И никаких сверхъестественных усилий!

Так повелось, что в книгах и кинофильмах, посвящённых работе правоохранительных органов, чаще всего главными героями становятся оперативники. Следователи же, за редким исключением, остаются «за кадром». Наверное, на экране человек с пистолетом выглядит более зрелищно, чем с авторучкой.

А какова на самом деле роль представителей этой службы в борьбе с преступностью? С этого вопроса началась беседа нашего корреспондента Андрея Шабаршова с заместителем начальника Главного следственного управления ГУ МВД России по г. Москве подполковником юстиции Александром ГАЛИЦКИМ.

- Если учесть, что венцом каждого расследования считается направление материалов в суд, а это, в свою очередь, - прерогатива именно следователя, становится понятно, что наша работа является важнейшим, ключевым звеном в системе правосудия. Нисколько не хочу умалять роли оперативников, участковых уполномоченных, сотрудников других служб, которые ищут преступников, задерживают подозреваемых, скрупулёзно собирают материалы. Здесь каждый важен, и кого-то лидером выделять не стоит. Но затем все добытые данные попадают к следователю, который в соответствии с законом документирует их, анализирует и оценивает собранные доказательства и обстоятельства того или иного события, принимает решение о возбуждении уголовного дела и в конце концов предъявляет человеку обвинение.

На первый взгляд всё просто, однако на основании собственного опыта скажу, что наш труд весьма многогранен и от него зависит очень многое в изобличении злоумышленников. Более того, именно следователь играет главную организующую роль в работе по делу и несёт персональную ответственность за качественное и полное расследование преступления. Где-то коллеги из, скажем, уголовного розыска что-то упустили, эксперты не выполнили до конца поручение, участковые недосмотрели за своей территорией, а отвечать за всё придётся ему.

- Так кто же пойдёт на такую работу? Ведь выпускникам юридических вузов гораздо проще выбрать карьеру адвоката, юрисконсульта - спрос не столь строгий, сам себе начальник…

- Наверное, призвание нужно. А уж по интересу с нашей профессией и сравнивать нечего.

- У вас лично такой интерес был?

- Конечно. Вспоминаю первое дело, которое довелось мне самостоятельно расследовать, когда после окончания университета пришёл на службу в один из райотделов Оренбурга. Только университет окончил, юношеский максимализм ещё не прошёл, представлял, как буду работать по самым запутанным преступлениям. А мне, как и всем новобранцам, поручили дело о нанесении тяжкого вреда здоровью, которое явно грозило стать «висяком»: потерпевший при смерти, допросить его невозможно, явных подозреваемых нет, улик никаких. Ранили человека в его голубятне, где красть-то нечего. То есть и мотивы непонятны. Выехал на место, а там нашлась бутылка из-под водки, которую коллеги при первичном осмотре почему-то не заметили. Сняли отпечатки пальцев, я назначил дактилоскопическую экспертизу. Следы привели к одному из жильцов соседнего с голубятней дома. Получил постановление об обыске, и нашлось орудие преступления - нож с длинным лезвием. Провели ещё ряд экспертиз, выявили подозреваемого, и в конце концов тот сознался в содеянном. Оказалось, всё банально: за бутылкой не сошлись во мнениях о голубях. А для меня тот первый опыт оказался бесценным. Я понял, что для раскрытия самого запутанного преступления не требуется каких-то сверхъестественных усилий, нужны в первую очередь желание, дотошное исполнение своих обязанностей, умение мыслить логически. И тот самый интерес к своей профессии, а ещё понимание её важности.

- Вы, как я знаю, поработали в разных регионах. Сегодня трудитесь в столице, в одном из крупнейших следственных аппаратов органов внутренних дел страны. Какова нынешняя структура преступности в Москве? Какие уголовные дела чаще всего попадают на стол сотрудников ГСУ?

- Приведу некоторые статистические данные. В прошлом году нашими следователями окончено 12 567 уголовных дел. Практически треть из них составили кражи. Немногим меньше - преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Третье место разделили грабежи и мошенничества. И далее по убывающей идут разбои, дорожно-транспортные происшествия с тяжкими последствиями и причинения тяжкого вреда здоровью.

Замечу, что от других регионов Москва отличается наличием большого количества государственных органов, банковских структур, предприятий военно-промышленного комплекса, развитием строительного рынка. Например, в других местах коллеги в течение года могут расследовать одно-два преступления в банковской сфере, а здесь таких организаций - семь десятков. Каждый отзыв лицензии у финансовой структуры, как правило, приводит к возбуждению уголовного дела. Или взять те же факты мошенничества. Сегодня большую их часть составляют преступления, связанные с телефонными злодеяниями, технический прогресс имеет и обратную сторону. И все расследования так или иначе обычно приводят в столицу. Дело в том, что согласно УПК окончанием преступления, связанного с деньгами, является момент получения возможности использования похищенных денежных средств. А так как большинство банков расположено на нашей земле, то и территориальность в подобных случаях наша.

Не так давно расследовали дело, связанное с обманом участников Великой Отечественной войны. Фронтовикам звонили неизвестные, говорили, что им положены какие-то компенсации, дополнительные выплаты и т.п. Но чтобы получить причитающуюся сумму, необходимо заплатить налог. Доверчивые старики пересылали деньги, не получая, естественно, ничего взамен. Отлично сработали оперативники, вычислившие преступную группу в Ростове-на-Дону, где задержали 15 мошенников. Но поскольку потерпевшие проживали в Москве, расследование порядка двухсот эпизодов вели наши сотрудники.

На специфику работы ГСУ влияет и большое количество приезжих в городе. Люди приезжают в надежде найти работу, устроиться зачастую не могут и, чтобы как-то прожить, идут на преступления.

- Помню, в середине 80-х годов настоящим бедствием столицы были квартирные кражи. И сыщики, и следователи, и участковые, и сотрудники других служб работали по ним днём и ночью. А какие преступления особо беспокоят нынешних московских следователей?

- Я бы выделил квартирные мошенничества, расследование которых стало сегодня наиболее актуальным направлением деятельности главка. Распространённость таких посягательств также определяется спецификой мегаполиса.

Злоумышленники действуют разными способами. К примеру, используя так называемые микрофинансовые организации, выдающие кредиты под залог недвижимости. Жертвами, как правило, становятся люди определённого социального статуса: наркоманы, алкоголики, безработные… В подобных случаях нам приходится работать весьма оперативно, поскольку люди остаются без какого-либо жилья, им попросту идти некуда. Трудность и в том, что фигуранты обычно юридически подкованы, готовят множество расписок, договоров, других документов, вплоть до видеозаписей подписания контрактов. Суды, как правило, глубоко не вникают в проблему - по бумагам-то всё в порядке - и выносят решения не в пользу потерпевших. Доказать факт мошенничества бывает крайне сложно. Но мы трудимся.

Одной пожилой москвичке «покупатели» пообещали заплатить 90 миллионов рублей за квартиру в центре города. Наобещали, как обычно, много всего. Предложили даже вместе поехать в банк, где ей и передадут означенную сумму. Приехали в финансовое учреждение. В результате же старушка осталась и без квартиры, и без денег: преступник, получив документы на квартиру, просто сбежал, оставив несчастную в машине у дверей чёрного хода. Нашли злодея, сидит сейчас в СИЗО, расследование скоро будет закончено.

Часто приходится сталкиваться с хищениями долей в квартирах. Скажем, муж с женой разошлись, один из супругов хочет продать свою часть жилплощади. Мошенники тут как тут. Покупают, а оставшемуся на старом месте жильцу предлагают: или мою часть купи задорого, или свою продай, но задёшево. Отказавшимся же устраивают «весёлую» жизнь: сдают комнаты сразу десятку приезжих, заселяют дебоширов и пьяниц и т.д. Один такой деятель скупил аж двадцать шесть долей в квартирах.

Бороться с такими мошенничествами сложно. Но практику нарабатываем, несколько уголовных дел уже ушли в суд.

- Александр Александрович, сегодня у ваших сотрудников имеется некая специализация: один работает по убийствам, другой - по экономическим махинациям, третий - по кражам… А есть ли универсалы своего дела? Нужны ли они? И какими качествами, знаниями должен обладать современный следователь?

- Следствие делится на два основных направления: сотрудники, ведущие общеуголовные дела, и те, кто занимается экономическими преступлениями. Универсалами же должны быть руководители, которые обязаны разбираться во всём, что делают подчинённые. А это, понятно, приходит только с опытом.

В целом же специализация, на мой взгляд, нужна. Например, в последнее время увеличилось число преступлений в сфере компьютерной информации. Чтобы расследовать такие дела, понять весь механизм события, нужно самому отлично разбираться в предмете. То же касается посягательств, связанных с наркотиками, кражами, фактами нанесения телесных повреждений… Тем не менее, не умаляя значения специализации, нужны в нашем деле и универсалы. Иначе откуда руководители берутся?

Для профессионального роста необходимо внимательно следить за изменениями законодательства, в том числе банковского, арбитражного, налогового, гражданского, быть в курсе судебной практики по различным направлениям, разбираться в структурах разнообразных органов и производств. Само собой, для своих сотрудников мы еженедельно проводим специальные занятия, где рассматриваются все эти вопросы. Но не менее важны здесь и самообразование, желание самосовершенствоваться. А это, как я уже говорил вначале, невозможно без подлинного интереса к своему труду, любви к профессии.

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 12 апреля 2017 > № 2137844 Александр Галицкий


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138333 Николай Усков

Владимир Мединский: пять лет скандалов и борьбы за эффективную культуру

Николай Усков

Главный редактор Forbes

Глава Минкульта рассказал Forbes о внебюджетных доходах Третьяковки, логике громких назначений, своем отношении к идеологии. А также — эпизоде с бутылкой коньяка, выпитой однажды на двоих в девять часов утра

Брать интервью у министра культуры Владимира Мединского можно практически в любой момент, поскольку недостатка в поводах не ощущается. Профессиональный пиарщик, он неплохо умеет работать с информационной повесткой так, чтобы одни негодовали, другие аплодировали, а остальным было нескучно за этим наблюдать. Главный редактор Forbes Николай Усков предпочел обсудить реальные результаты деятельности министра за пять лет, прошедших с его назначения.

Владимир Ростиславович, интервью с вами принято начинать с язвительного наезда.

И заканчивать им же.

Я решил немного отступить от этой почтенной традиции. Несмотря на то, что многие вещи, которые вы говорите, вызывают у меня шок и трепет, как и у многих, я вижу, что кое-что сделано. Третьяковка, Пушкинский и Эрмитаж вышли на качественно новый уровень. Куда-то улетучился весь позорный скандал вокруг Большого театра. Цискаридзе в Вагановском училище счастлив и доволен.

Да, и дети счастливы. Конкурс увеличился в несколько раз.

Придется вам сейчас хвалиться по пунктам.

Ну, хвалиться-то можно бесконечно…

В основном вы с кем-то ругаетесь, а хвалитесь редко. Насаждаете, говорят, идеологию…

Да, у меня есть сформировавшиеся взгляды, назовите их идеологическими. Но стараюсь максимально отделять идеологию от понятия эффективности. Потому что идеология – вещь сложная, убедить человека в своей точке зрения можно, но нельзя заставить думать, как ты. К тому же мы сами можем заблуждаться. Именно поэтому основным параметром оценки является для нас не идеология, а эффективность. Ее несложно посчитать, особенно когда говоришь с читателем Forbes: все понятно. Например, выставка. Все требования к контенту сводятся только к тому, чтобы содержание не противоречило Основам государственной культурной политики, которая, кстати, крайне взвешенный, гуманистический документ. Всё! В остальном обеспечьте нам, пожалуйста, чтобы стояли очереди, чтобы об этом говорили и писали в СМИ, чтобы люди хотели попасть на эту выставку.

Мы сами собой подошли к назначению Зельфиры Трегуловой директором Третьяковки. Ведь именно на ее выставки стоят самые длинные очереди.

Очень сложно меняли руководителя Третьяковки. Не было каких-то личных претензий к Лебедевой, три года она продолжала работать, а я всячески пытался привить ей понятие эффективности. Прихожу на Крымский Вал, говорю: «Послушайте, у вас же нет людей, вообще! А такая прекрасная экспозиция». Она мне: «Люди не знают, что здесь Третьяковка, они думают, что здесь ЦДХ». «Так давайте что-то делать!» «Ну, мы стараемся…».

Поверьте, сам лично карандашом и кисточкой рисовал фасадные экраны со сменяющимися картинами и писал: «Третьяковская галерея». Говорю: «Сделайте так и так». «Ой, какая прекрасная идея, как здорово!». Продолжаю дальше: «И картины из вашей экспозиции «в ЦДХ» на экранах должны меняться». «Ой, как чудесно! Но вы знаете, это дорого, у нас нет денег на эту конструкцию».

Нашел деньги, заказали…Не монтируется. «Но вы знаете, нам не дают разрешение», спрашиваю: «Кто не дает?» «Это длится уже год – и те, и эти запрещают, потому что это реклама». Начинаю звонить, убеждать: это не рекламная конструкция, и город не должен брать за ее размещение деньги.

Потом снова здорово: «У вас нет внутри ни кафе, ни магазина. сделайте хоть что-то...» «Мы не можем, у нас БТИ, у нас красные линии, у нас конкурс, у нас 44-й ФЗ, я вела переговоры с «Кофеманией», но она не хочет!» Возражаю: «Но ведь список кофеен «Кофеманией» не исчерпывается, объявите открытый конкурс, давайте приведем сюда десять кофеен». «Ой, не знаю, с чего начать…»

Занялся кофейней, но когда осознал, что мне придется ещё заняться и сувенирным магазином, понял – всё! Больше не могу! Надо менять менеджмент.

Меняли как всегда — со страшным скандалом. Уходить руководители старой закваски не хотят никогда. Предложения на «перевод по горизонтали и чуть, может, вниз» – чтобы продолжить работать в системе, использовать опыт – некоторые воспринимают не просто как личное оскорбление – как вызов! Запираются в кабинете, ложатся на больничный, собирают коллективные письма пока еще подчиненных. Вызывают скорую помощь, пишут в правительство, пишут в администрацию, кто может — пытается добежать и до руководства страны. Это общая практика, к этому привыкнуть надо. Но я ещё и ещё раз говорю: ничего личного, это лишь вопрос вашей эффективности на данном конкретном месте.

И вот на примере Третьяковки мы видим, как билет на «Сокровища Ватикана» с рук стоит чуть не десять тысяч рублей (что, в общем, нехорошо, мы бы хотели, чтобы все могли покупать по пятьсот, но есть понятие «дефицит» и «ограничений площадью выставки»). А вспомните, какие многочасовые очереди были на предыдущие выставки в тот же ЦДХ! В общем, система заработала.

Почему вы решили, что Зельфира справится?

Зельфира долгое время была замдиректора в Музеях Кремля, ну, скучала немного, до этого работала у Антоновой в Пушкинском. Поэтому думали даже, не назначить ли её в Пушкинский, но у них с Ириной Александровной сложились непростые отношения. Решил не создавать проблему там, где ее можно избежать, и попробовать ее в РОСИЗО.

Была у нас такая потенциально продуктивная история: выставочный центр, являющийся ещё и музеем, с собственной коллекцией. Но основная функция РОСИЗО заключалась в «изопропаганде» — организации международных и российских выставок. Зельфира быстро реализовала там несколько очень успешных проектов, наиболее известный из них – т.н. «Выставка космонавтов в Лондоне». И я понял, что она не просто известный искусствовед, но и хороший управленец, а главное – умеет подбирать команду. Трегулова не сама создает ажиотаж вокруг выставок: она находит толковых ребят, которые это делают. Мы даже три кино-лекционных зала открываем в Третьяковке, причем на этот проект Зельфира нашла человека, которого доброхоты называли просто «Болотной площадью». Когда его взяли на работу, на меня сразу же накатали бумагу: дескать, Мединский набирает чуть ли не «активистов оппозиции».

Какой оппозиции?

Да никакой. Якобы он когда-то ругал кого-то в Фейсбуке. Сам с ним встретился, посмотрел... Глаза горят… Дайте ему дело – он про жалобы в Фейсбуке на скучную жизнь навсегда забудет.

Третьяковка стала стоить государству дороже?

Дешевле. В 2014 году, который президент объявил Годом культуры, у Министерства было максимальное финансирование в истории России. Нам дали дополнительно более 3 млрд рублей – для культуры деньги колоссальные. На тот момент $100 млн. Мы, кстати, все эти деньги отправили в регионы, которые получили гранты на обновление музейных экспозиций, закупку экспонатов, ремонт библиотек и прочее. Потом кризис, и каждый год бюджеты всех федеральных ведомств проходили процесс, скажем так, привыкания к работе в условиях оптимизации. Сохранялись деньги на зарплату сотрудников, более того – она даже росла. Но деньги «на содержание» резались. И несмотря на это, мы всем нашим учреждениям – и музеям, и библиотекам, и театрам – оставили совокупное финансирование, как в 2014 году. Да, Третьяковка сейчас стоит государству в рублях ровно столько, сколько стоила 3-4 года назад. Но у неё внебюджетные доходы выросли за это время процентов на сорок.

Это спонсорские?

Нет, билеты. Большие регулярные спонсорские фонды, вопреки мифам, только у Большого и Мариинского театров, у остальных – копейки. Увы.

Но ведь выставка, особенно привезенная из-за рубежа, стоит очень дорого.

Конкретные выставки часто полностью делаются за деньги меценатов. Вопрос в том, сможет ли музей на этой выставке заработать. Лебедева ведь тоже – хороший искусствовед, она и до Трегуловой делала хорошие выставки, но хуже продавала, не умела их сделать модными, не понимала, что есть Фейсбук, есть Твиттер, есть Инстаграм, что надо увлечь людей, и пусть будет модно делать селфи не на фоне пивного ларька, а на фоне Рафаэля.

Не могли бы вы все-таки сориентировать в цифрах.

Сама выставка может стоить от 10 млн. Это как раз спонсорские деньги – крупных компаний, как Роснефть, ВТБ, Лукойл, структур А.Ананьева, А.Усманова, А.Козицына. А весь доход от продажи билетов поступает в распоряжение музея. Средний доход выставки уровня Айвазовского, Серова – это 200-250 млн рублей. Для музея – очень большие деньги. Для понимания: весь госбюджет музея Пушкина «Болдино» составляет миллионов, наверное, 35.

Перейдем к Пушкинскому. Там как-то тоже стало поживее.

С Пушкинским была иная ситуация. Ирине Александровне Антоновой в начале 2012-го исполнилось 90 лет, её в Минкультуры собрались провожать на пенсию, решение об этом было принято. Даже были подготовлены соответствующие бумаги, мне оставалось только самой Антоновой объявить. Могу понять мудрого, интеллигентного министра А.А.Авдеева: не хотел он второпях брать грех на душу, тяжелое это было бы решение. Вот и я решил не торопиться, потому что понимал: Ирина Александровна – не просто уникальный специалист, музей – вся ее жизнь. Хотя, признаюсь, на её место просилось много сильных людей, включая двух замминистров из команды Авдеева. Помнится, хотел уйти в Пушкинский даже один большой чиновник из Белого дома, а сколько иных – и не перечесть! Музей знаковый плюс стройка на много миллиардов рублей, Музейный квартал в центре столицы. Перспектива. Подождал два года, и вдруг Антонова сама пришла и сказала: «Я устала, хочу отойти от текучки». Отвечаю: «Вы незаменимы. Но если настаиваете — предложите сами достойного преемника, посмотрим».

Ну, это случилось как-то сразу после её инициативы создать музей Щукина-Морозова?

Никакой связи, никакой. Ирина Александровна всегда, и до, и после выступала с идеей объединить коллекции импрессионистов. Мы, кстати, эту идею осуществили в виде виртуального музея.

Кого же предложила Антонова?

Дала список из фамилий шести-семи. Обзвонил с дюжину «лидеров мнений», выстроил рейтинг, посмотрел успехи кандидатов на текущей работе. Выбрали Марину Лошак – на тот момент директора московского «Манежа».

Сейчас мы подходим к кадровым вопросам системно: создали кадровый резерв управленцев в сфере культуры со всей страны. 300 кандидатов. Проводим тестирование. Переманили на работу HRщика из Сколково.

Вы вообще заказываете, ну, например, в Сколково программы для подготовки менеджеров культуры?

Как-то попытались сделать курс в отличном учебном центре Сбербанка, провести там, ну, может, 1-2-недельный семинар для руководителей наших вузов в сфере культуры. Поговорил тогда с Ливановым: «Как считаешь? Давай вместе программу разработаем». Ливанов говорит: «А ты кого хочешь учить?» Говорю: «Ну, как кого, начнем с ректоров». «Ректоров учить бесполезно – смеется Ливанов, — учить надо проректоров. Ибо ректор обладает абсолютным знанием обо всём. Запомни, ректор – это Будда, его на модных тренингах учить не нужно и даже вредно». Однако сейчас мы обязательно отладим эту систему, и всё-таки и ректоров, и директоров – учить будем.

На самом деле культура – это очень большой бизнес, так было всегда. Она соединяла гениев, большие деньги и власть. Соответственно, тут есть что менеджерить и есть с чем работать: с меценатами, с друзьями, так называемыми, как работать с директорами, чтобы они были эффективны, как взаимодействовать с художниками. То есть тут, как мне кажется, есть некоторый резерв.

Мы и сегодня регулярно собираем руководителей наших учреждений: первого, второго и даже третьего уровня, например, руководителей IT-департаментов всех федеральных учреждений культуры – около 250 музеев, театров, библиотек. И для них регулярно проводят тренинги по техническим вопросам, как сделать хороший сайт, как наладить систему продажи билетов. Собираем библиотекарей, в том числе не только из России, но и из стран СНГ, из-за рубежа. Каждый год проходит такая конференция в Крыму. Кстати, библиотекари из Европы и Америки с удовольствием приезжают в Крым.

Добрались до Большого театра. Как удалось потушить разгоревшийся пожар?

Мы пошли по принципу нескольких одновременно быстрых и жестких решений. Первое – по Иксанову. Ему трудно предъявить претензии, он просто оказался заложником ситуации, как генерал Павлов, командующий Западным фронтом, в 1941 году. Того-то расстреляли, хотя он ни в чем не был виноват, воевал, как учили.

Ещё чуть-чуть, и Иксанова тоже бы…

Ну, тогда получается, мы его спасли. Он, кстати, очень достойно себя повел, спокойно ушел, по-мужски. Урин – отличный профессионал, важно – не связанный обязательствами. Результат такой: продажи билетов растут, сборы растут, спонсорские фонды выросли существенно. Стройки мы завершили в этом году, наконец, освободили здание для будущих апартаментов Большого театра, в самом центре, там сидела строительная дирекция министерства. И параллельно надо было урегулировать вопрос с Цискаридзе. Талантливый же человек, надо было не бороться с ним, а дать применение его способностям.

Он сразу согласился?

Да, ему это было интересно. Хотя, конечно, назначение в Вагановке было для меня сильным ударом… по печени… Бутылка коньяка на двоих с прежним ректором, в девять утра в понедельник…Тяжело вспоминать.. Дама была решительная, крепкая хозяйственница, надо сказать. Обидчивая. Мне прямо в лоб сказала: «Цискаридзе? Вместо меня? Выведу детей на улицу!» Так что конфликт пришлось улаживать ценой собственного здоровья.

А какие аргументы, что она услышала в конечном итоге?

Цискаридзе и сам очень хорошо, грамотно говорит, он убедителен, у него есть юридическое образование. Не знаю, сможет ли работать адвокатом на судебном процессе, но точно может изучить документ и найти в нем ошибку, что немаловажно, не будет подписывать всякую ерунду.

Тем не менее, все назначения, о которых мы говорим, воспринимались в штыки, особенно, конечно, Цискаридзе. Тут такие силы были задействованы. Как вам удавалось переубеждать правительство, Голодец, Медведева, Путина, наконец.

Ольгу Юрьевну (Голодец), слава Богу, переубеждать в чем-то приходится крайне редко: она прекрасно владеет вопросами культуры, ключевые кадровые вопросы мы всегда согласовываем. Очень любит музыку, балет, разбирается в этом куда лучше, чем я. Все вообще убеждены, что она профессионально танцевала в молодости. При необходимости кадровые решения предварительно докладываются и премьеру, хотя стиль Дмитрия Анатольевича – дать полномочия и спросить о результате, «отраслевым микроменеджментом» он никогда не занимается. Что в общем управленчески безупречно: у тебя не появляется соблазн переложить груз проблем на начальство, понимаешь, что отвечать за все придется тебе лично. По назначению Цискаридзе – помню, редкий случай, Дмитрий Анатольевич сам по факту позвонил: «Цискаридзе? Вы уверены?» Говорю: «Готов ответить». Через полгода Цискаридзе набрал на выборах ректора 90% голосов профессуры, в училище существенно вырос конкурс, улучшились все показатели. Когда «звезда» еще и менеджер – это большое конкурентное преимущество по сравнению с просто хорошим менеджером. Ладно, хватит о Цискаридзе, сглазим!

Вот, например, Могучий в БДТ – тоже тяжелое было решение. Лично меня как зрителя настораживают многие отзывы на его спектакли. Сам, правда, видел только «Пьяных» — кстати, фаворит «Золотой маски-2016». Скажу честно – не мое. Ну, совсем не мое. Но у Могучего опять же – очень хорошие показатели, аншлаги, зарплаты в театре растут, билеты не достать, он модный режиссёр, это и есть эффективная работа.

А что вы думаете про Богомолова?

Богомолов не относится к федеральным театрам.

Ну, тем не менее.

Хотите обсудить конкретный спектакль Богомолова? Смотрел несколько: некоторые кажутся прикольными, некоторые нет. Отдельные его перфомансы, например, когда он вручал премию, прикрыв одно место листом с «Основами госполитики в культуре», мягко скажем, не достойны художника.

То есть вы бы его не назначили директором?

Как мне кажется, при слове «кипиай» Богомолов сразу убежит сам. Недавно встречался с руководителем одного крупного театра, большим артистом, патриотом – но в театре у него нет полных залов... Вот сидели и думали, в чем причина – в том, что театр исторически недофинансировали? И поэтому там проблемы с буфетами, не знаю, туалетами, обстановкой? Этот театр действительно всегда получал заниженную дотацию, и сам тоже зарабатывает меньше, чем иные заведения, которые, конечно, пользовались раньше особым расположением предыдущих руководителей министерства. И потом, как считать количество зрителей? Мы считаем в абсолютных цифрах или в процентах от зала? Знаете, заполнить зал, как у Женовача, на 250 мест – это наш новый федеральный театр, пришлось буквально спасать его от ликвидации, и зал на 1500 – две абсолютно разные задачи. «Либеральные» журналисты считают, что мы тут сидим и занимаемся одной идеологией. На самом деле, цифры сравниваем, смотрим, унифицировать их нельзя – очень бы хотелось, конечно, но нельзя.

Перейдем к кино. Оно обходится, наверное, дороже театров?

Нет. У нас господдержка федеральных театров существенно больше, чем поддержка кино.

Как вы оцениваете, насколько удачны эти расходы?

Опять же удачный-не удачный – понятие относительное. Одним нравится фильм «Викинг», другим не нравится. Но «Викинг» 1,6 млрд собрал.

Особо озабоченные деятели сразу обратили внимание на «недостаточную идеологическую выверенность» «Викинга»: мол, это 100% официальное признание норманнской теории. Мол, Минкульт извиняет только то, что проект был утвержден в таком виде и в основном профинансирован еще до 2012года.

Что ответить?

Ну, как говорится, кабы я был не министром, а цензором, как Тютчев, сценарий «Викинга» был бы мной отправлен на кардинальную переработку. Но это – дело вкуса, зато давайте все же признаемся: с точки зрения продакшн фильм сделан очень качественно, с точки зрения маркетинга – «продан» великолепно. Зритель пошел на большое русское кино. И это хорошо.

У вас есть ощущение, что сейчас меняется направление ветра из Кремля? Некоторые говорят про Кириенковскую оттепель.

Считаю, будет неправильным мне говорить о «новостях из Кремля».

Не означает ли это, что государство чуть спокойнее будет относиться к идеологическому заказу, формулировать его немножко по-другому?

Что вы выдумываете? Да никогда никакого «идеологического давления из Кремля» на ведомство культуры не было.

Тем не менее, вы всегда подчеркивали, что создаете некую государственную идеологию, являетесь её активным проводником.

Кто создает? Я создаю? Вы серьезно?

Я просто говорю то, что думаю. Иногда, наверно, для чиновника – излишне. Ну, можете называть это идеологией. А что плохого в идеологии?

Конституция запрещает иметь идеологию.

Идеологии могут быть разные. Есть идеология индивидуализма, меркантилизма, есть идеология консюмеризма, например. Многим нравится: ходят на шопинг с утра до вечера. Есть идеология гуманизма, есть идеология капитализма, социализма...

А у вас какая?

Идеология здравого смысла.

С вами, наверняка, многие не согласятся. В 2017 году мы отмечаем столетие революции. У меня сложилось впечатление, будто государство избегает какой-либо негативной оценки советского периода.

Проще всего раздавать негативные оценки. Полезнее разобраться в причинах-следствиях и сделать из этого выводы. Раздача негативных оценок – столь же бессмысленное и вредное занятие, как и создание культов. Вот что толку, если мы ещё раз дадим 150 негативных оценок Сталину? Он умер. Давно.

Ну а если позитивные?

Давайте разберемся: если мы говорим о революции, то там негативные оценки – кому? Ленину? Позитивные – Николаю II? От этого что, Российская Империя возродится? Вот сейчас мы объявили конкурс на установку «Памятника Примирения» в Крыму около Керченского моста, на возвышенности, как раз на том месте, откуда отплывали последние корабли с врангелевцами и членами их семей. И мне все время говорят: это же, мол, памятник примирения между красными и белыми. А я говорю: нет, это не памятник примирения между красными и белыми, красных и белых примирить мы уже не сможем, они сами между собой разобрались 100 лет назад, без нас, поэтому проекты «красноармеец пожимает руку поручику Голицыну» не рассматриваются. Это памятник примирения внутри нашей собственной головы, нашего собственного сердца. Чтобы мы примирились с той историей, которая у нас есть. Она невероятно тяжелая. В семье каждого из нас, если поковыряться, можно найти наверняка и красных, и белых... Кого там только нет. Вопрос в том, как жить дальше, как извлечь уроки и как не допустить гражданской войны в будущем! Главный урок революции – никогда не допускать социальных потрясений, хаоса, разрушения государства!

Кого в идеологическом плане вы считаете своим учителем? В кулуарах вас называют «человеком Михалкова».

А еще «человеком Суркова, Грызлова, Володина»… Выше уже страшно представить. Как-то уже отвечал на похожий вопрос – рекомендацией каждого из вышеперечисленных я бы только гордился.

По «учителям в идеологическом плане» скажу так. Когда прочитаешь сильную книгу, научно-историческое исследование, посмотришь яркий фильм, спектакль – всегда попадаешь под обаяние этой логики, этой мысли. Прочитаешь Ильина, Шмелева, Бунина – и попадаешь под обаяние «белогвардейской» доктрины: интеллигенция, антибольшевизм и так далее. Почитаешь потом их оппонентов – ну да, это они сами во всем виноваты. Да будь чуть побольше у правящего класса Российской империи решительности, меньше пренебрежения реальными проблемами народа, меньше спеси, чуть-чуть бы вернулись они в реальную жизнь, – и 1917-го бы не было…

Мне кажется, в вопросах идеологической доктрины надо опираться не на книжные абстракции, а на здравый смысл, на понимание выгоды для своей страны. Для своей страны, своего народа, а не для какого-то абстрактного общечеловеческого «вообще». То есть — следовать — как это ни пафосно, звучит, национальным интересам России. Смотреть на все через призму: мы, страна, от этого приобретаем – или теряем?

Что сейчас хорошо для России? Каковы идеологические ориентиры?

Интересы человека, семьи, детей. Вот и все, очень просто. Вообще, критерием эффективности государства можно отчасти считать, как растет население – и качественно, и даже количественно. Прирост населения, уровень образования, уровень жизни. То же и Крым, если взять актуальный пример: хорошо или плохо? В краткосрочной перспективе есть некоторые проблемы, в долгосрочной перспективе – это очень хорошо. Это правильно, и исключительно соответствует национальным интересам России.

Мы как-то не упомянули вашу диссертацию.

Это называется банальным понятием «оплаченная политическая кампания». Какой-то безработный из интернета, сам не защитившийся в России, филолог. Ну и два, так сказать, примкнувших к нему оппозиционно настроенных историка. Единственная претензия – «неправильная» научная трактовка событий. Это даже не анекдот. Им, видите ли, подходы и выводы не нравятся.

Говорят, вы оказывали давление на ученое сообщество?

Это вообще как? Вы преувеличиваете масштаб моей скромной персоны. Позиция МГУ была простая и ясная. Они рассмотрели диссертацию по двум критериям: первый – процедура защиты, никаких вопросов нет, второе — плагиат – отсутствует, ни одной строчки. В этой точке тоже вопросы сняты. Дальше, если они, МГУ, будут рассматривать с позиции «антинаучности» диссертации других вузов, которые приняли на себя ответственность, дали соответствующие оценки, так можно далеко зайти. Завтра студент МГУ, которому профессор поставил двойку, напишет заявление, что докторская профессора лженаучна. Заявление это отправится, допустим, в Ленинградский университет. И понеслось.

В МГУ сказали, что категорически против такого подхода, это первый прецедент в истории, надо менять законодательство. Это ящик Пандоры. Начнется бесконечное сведение личных счетов, вся образовательная государственная машина, которая должна заниматься обучением, будет заниматься выяснением, у кого хуже-лучше диссертация, будут сводиться счеты между группами ученых и т.д. Участвовать в этом фарсе МГУ отказался.

И если уж говорить о давлении, то это ВАК давил на нас: не вступать в публичную полемику в непрофильных СМИ, не устраивать потешные бои на телешоу, воздержитесь от эмоциональных оценок с переходом на личности. Это справедливое требование, и мы старались его придерживаться. Можно сказать, душил в себе все это время публициста.

Недавно мы отмечали юбилей Наины Иосифовны Ельциной, выходят ее мемуары. Как вы относитесь к Ельцинскому центру?

В Ельцинском центре не был, поэтому давать оценку не могу.

На мой взгляд, это лучший и самый современный исторический музей в России. Сделан теми же, кто создал Еврейский музей в Москве.

В Еврейском музее бывал. Это отличное шоу, но к музею не имеет никакого отношения, слово «музей» употреблять в данном случае неправильно: там нет экспонатов, это не является музеем ни в каком виде. Если мы назовем это музеем, то мы должны ежегодную выставку отца Тихона в Манеже тоже назвать музеем. Это красиво, качественно организованное историко-пропагандистское шоу.

Что касается Ельцин-центра, то я прочел выступление Михалкова в Совете Федерации, потом прочел критику Михалкова, понял, что никто не критикует собственно его выступление. Да никто из критиков его и не читал вообще. Я опубликовал некую примирительную заметку на профессиональном сайте www.история.рф. Эта заметка была перепечатана, по-моему, «Комсомолкой». И все.

Центр находится в подчинении Министерства Культуры?

Нет, это частное заведение. В моей заметке нет ни слова против памяти Ельцина. Я сам 1991-м году сидел среди защитников в «Белом доме», ночевал там. В отличие от большинства нынешних либералов, бывших тогда непонятно где.

Невероятно.

Да, работал в газете «Россия», редакция находилась прямо в «Белом доме», в редколлегии стояли автоматы Калашникова. Мы печатали на гипермощном ксероксе листовки, выдумывали всякие фейковые позитивные новости из серии «6-й батальон им.Дзержинского выдвигается и движется к нам по Рязанскому шоссе, через два часа 16 БТР с краповыми беретами встанут на защиту» и т.д. Потом ходил со стопкой этих листовок к митингующим, раздавал, агитировал.

То есть вы уже тогда работали в пиаре.

Не то, что в пиаре, а в самом «черном пиаре», какой только можно себе представить. По производству духоподъемного фэйка))) Как только появлялся хотя бы один танк с бойцами генерала Лебедя, мы сразу писали: вся дивизия встала на защиту Ельцина. Естественно, все эти новости распространялись тут же, в том числе среди солдат. Вести передавались из уст в уста. Так формировался пояс защитников возле «Белого дома».

Так нам нужен центр Ельцина?

Обязательно. Первый президент России имеет полное право на музей. Не уверен, правда, что этот музей понравился бы самому Ельцину. Знаю, он был куда более скромным человеком, чем его себе сегодня представляют. Борис Ельцин является отражением, суммой всех настроений, ошибок, свершений нашей страны и нашего народа в 90-е годы. Он ошибался вместе с нами. Мы его сделали президентом, мы его избрали, я сам всегда голосовал, сколько себя помню. Вместе с нами ошибался, мы тогда все поддерживали ту же приватизацию «по Чубайсу». Помню, как сам кричал, доказывал своему отцу, что чековая приватизация – это правильно, что точно так сделали в Чехословакии… Но стоп – все эти вопросы уж точно не в области компетенции Министерства культуры. Я, если честно, сейчас думаю не об этом, а все об эффективности работы музеев и театров. Вот за это отвечаю, за это с меня спросят.

Вы не устали быть министром?

Странный вопрос. Что значит устал?

Во-первых, министр культуры — работа интересная.

Во-вторых, точно не самая тяжелая. Поверьте, шахтеру в забое тысячекратно тяжелее. Вот смотрю на других министров – здравоохранения, МЧС (не дай Бог) или обороны – там куда сложнее. Или, например, бесконечная, на разрыв текучка у любого вице-премьера. Это вообще сумасшедшая должность. А надоело-не надоело – пустой разговор за пивом. Когда тебе доверяют дело и говорят, что ты его должен сделать правильно, то надо вкалывать, а не рассказывать о своих душевных трепетаниях.

Иногда подмывает, конечно, особенно после очередных бредовых «расследований про диссертацию» махнуть: «А, все достало!»

Но так не делается.

Тебя приглашают в команду, говорят: «Надо сыграть и этот матч выиграть!» Как может надоесть, к примеру, по ходу игры играть футболисту? Нельзя уйти с поля, пока ты не победил.

Так и здесь. Играешь плохо? Тогда тренер тебя заменит. Но сам будь добр выкладывайся, забивай, а не охай по ходу матча: «Надоело мне что-то носиться туда-сюда, поле какое-то слишком большое, взмок весь, пойду в буфете посижу».

Надо делать своё дело. Биться. До победного конца.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138333 Николай Усков


Россия. ЦФО > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132718 Юрий Дейгин

Как российский биотех-стартап нашел зарубежных инвесторов, но не нашел понимания в «Сколково»

Юрий Дейгин

серийный предприниматель, вице-президент Фонда «Наука за продление жизни»

Государственный фонд тратит деньги на то, чтобы уничтожить компании, которые сам же до этого создал на государственные деньги — так можно трактовать ситуацию с исками к грантополучателям от «Сколково»

В постсоветский период российская биотехнологическая отрасль оказалась в условиях борьбы за выживание: если до распада СССР она жила и развивалась централизованно, под полным контролем со стороны государства, то затем надолго оказалась фактически никому не нужной.

Особенно сильно это ударило по фармацевтике: она была поставлена перед необходимостью функционировать в новых, рыночных условиях. Главной целью фармкомпаний должно было стать извлечение прибыли из уже разрешенных к продаже препаратов. А вкладывать деньги в отечественные инновационные разработки было просто некому.

В это время на Западе продолжалось развитие доказательной медицины и фармацевтики. Темпы их развития подстегивали как прорывы в фундаментальной науке, так и технологические усовершенствования в сфере биотехнологий. Это стало возможным благодаря тому, что на протяжении многих лет там целенаправленно тратились миллиарды долларов и на развитие фундаментальной науки, и на создание венчурной экосистемы для фармацевтических стартапов – то есть экосистемы частных фондов, готовых вкладывать деньги в коммерциализацию научных разработок, вырастающих, в свою очередь, из грантов National Institutes of Health (NIH).

В России же ничего подобного по масштабам и по качеству не было: даже если хоть какие-то научные разработки и теплились в пустующих коридорах НИИ, то ни инструментов их «трансляции» во что-то прикладное для последующей коммерциализации, ни квалифицированных кадров для этого в стране просто не было. Как не было и такого важного звена для стимулирования биотехнологических инноваций и поддержки фармстартапов, как частные венчурные фонды, которые были бы готовы инвестировать в эту высокорисковую отрасль и конкурировать между собой за перспективные разработки. К слову, забегая вперед, вынужден признать, что даже сегодня ситуация с венчурными фондами для фармразработок хоть и лучше, чем в 1990-е или даже 2000-е, но не кардинально: те фонды, что есть в России сегодня, увы, можно пересчитать по пальцам одной руки, и многие из них «частные» весьма условно.

В конце 2000-х, в самый разгар президентского срока Дмитрия Медведева, правительство обратило внимание на сложившуюся ситуацию и решило попробовать наскоком переломить ситуацию: появилась идея создать собственную Кремниевую долину, которая должна была обеспечить развитие инновационных разработок в самых разных областях, в том числе в биотехе. В результате, в марте 2010 года был учреждён Фонд «Сколково», а уже в сентябре Президент подписал закон «Об инновационном центре «Сколково». Команда Фонда начала активно искать первых резидентов, обещая гранты, налоговые льготы и «венчурный подход» с минимумом бюрократии.

Сотрудники «Сколково», ответственные за привлечение в Фонд перспективных резидентов, были наслышаны о разработках моего отца, Владислава Дейгина, доктора биологических наук, профессора Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН, и предложили ему сотрудничество. В результате, на базе ИБХ РАН и была создана компания «Фарма Био».

Пептидные инновации

Заниматься разработкой медицинских препаратов мой отец начал ещё в 1980-х годах, когда Военно-медицинская Академия СССР привлекла его к созданию нового средства для восстановления иммунитета у подводников, служащих на атомоходах. Тяжёлая работа в течение полугода рядом с ядерным реактором сильно истощает организм – по возвращении в порт многих подводников приходилось выносить с подлодки на носилках.

Идея специалистов из Медакадемии заключалась в поиске активных веществ, выделяемых тимусом (вилочковой железой) – органом, который играет важнейшую роль в иммунной системе, но с возрастом заметно атрофируется. Основной акцент в этом поиске был сделан на пептидных регуляторах – на тот момент мой отец был одним из ведущих специалистов по химии пептидов, то есть небольших цепочек аминокислот, фрагментов более крупных молекул белка, которые влияют на подавляющее большинство процессов в организме.

В результате этого сотрудничества был создан препарат «Тимоген» — пептидное лекарственное средство, которое в 1989 году успешно вышло на рынок и продается по сей день. И, кстати, в 1995 году зарубежные права на этот препарат были куплены американской компанией «Сайтран», что для отечественной фармацевтики было и остаётся большой редкостью: за всю её историю, по моим подсчетам, лишь пять отечественных лекарств были проданы за рубеж, причём два из них разработаны моим отцом.

Уже через год после вывода «Тимогена» на рынок, в 1990 году, отец основал кооператив, ставший, по сути, первым российским биотехнологическим стартапом – «Всесоюзный инженерный центр пептидных препаратов «Пептос», который довольно быстро вызвал интерес у зарубежных компаний. После продажи прав на «Тимоген», команда «Пептоса» не остановилась на достигнутом и вскоре вывела на клинические испытания уже следующее поколение пептидных регуляторов иммунной системы, в числе которых оказались «Тимодепрессин» (для лечения аутоиммунных заболеваний) и «Стемокин» (препарат для стимуляции кроветворения и иммунитета после воздействия химиотерапии и радиации).

В конце 1990-х отцу удалось привлечь канадского инвестора, и он начал активную работу по выводу разработанных препаратов на зарубежные рынки, особенно американский, который составляет почти 50% от мирового. Работа в России также не останавливалась: «Пептос» совместно с партнёром, компанией «Цитомед», занимался продажей «Тимогена». Часть от полученной выручки дала возможность провести необходимые клинические исследования и к концу 2000-х вывести препараты «Тимодепрессин» и «Стемокин» на российский рынок.

Поиск инвестора

Стоит отметить, что если в «маломолекулярной» фармацевтике российские инновации уже давно отстают от зарубежных, то пептидная компетенция в России по-прежнему находится на мировом уровне. Именно экспертиза команды моего отца помогла «Пептосу» добиться успеха. Перспективные исследования на базе лаборатории в ИБХ РАН не останавливались, и в 2008-2010 годах мы активно искали инвесторов под новые проекты, а также вели переговоры с «Роснано» и ещё парой крупных игроков фармацевтического рынка для привлечения финансирования под наши оригинальные разработки – на тот момент в нашем пайплайне было уже четыре препарата, готовых к новым клиническим исследованиям, и еще библиотека из 5-6 пептидов, готовых идти на доклинические испытания.

Планов было много: во-первых, провести клинические исследования по новым показаниям «Тимодепрессина» и «Стемокина», которые бы позволили расширить спектр их применения; во-вторых, необходимы были клинические исследования для двух новых разработок – препаратов «Опилонг» (для снижения алкогольной зависимости) и «Седатин» (для профилактики и лечения тревожных расстройств). Кроме того, появилась идея использования пептидов в борьбе с болезнью Альцгеймера – на это тоже требовались средства. Были также в нашей библиотеке и новые пептидные анальгетики, и пептидные антидепрессанты, и много еще чего весьма интересного.

Как раз в этот момент к нам и пришла команда из Фонда «Сколково». Они предложили сделать наши разработки основой одного из флагманских проектов биомедицинского кластера. Уже тогда упоминалась важность импортозамещения и предотвращения «утечки мозгов» — декларировалось, что государство решило создать максимально благоприятные условия для того, чтобы отечественные инновации больше не уходили за рубеж. Перед предложенными условиями трудно было устоять: западный венчурный подход, минимум бюрократии, а также поддержка не только на стадии разработок, но и на стадии коммерциализации. Причем деньги предлагались грантовые, прямо как в NIH.

Главный посыл был такой: зачем вам сейчас, на таких ранних стадиях, отдавать львиную долю проекта стороннему инвестору, когда грантовые средства могут позволить пройти самый рисковый этап валидации ваших молекул? Это действительно звучало очень привлекательно, ведь каждый успешно пройденный этап коммерциализации новой молекулы (например, доклинические испытания, первая фаза клинических) существенно – в разы! – снижал риски для внешнего инвестора, которого мы должны были привлечь в случае подписания соглашения с Фондом. Такой подход позволил бы нам повысить капитализацию проекта и таким образом уменьшить ту долю, которую необходимо будет отдать за вложенные инвестором средства.

Так, по инициативе Фонда, и была создана наша компания «Фарма Био», которая в 2011 году вошла в число первых 16 резидентов «Сколково» в России. Генеральным директором стал мой отец, я занял пост исполнительного директора. Мы пригласили специалистов, а обязательства по выплате зарплат сотрудникам на весь трёхлетний период нашего проекта «Синтетические пептидные препараты» взял на себя Фонд.

«Работайте спокойно»

Наша главная задача заключалась в том, чтобы разрабатывать и внедрять в медицинскую практику инновационные российские разработки в области иммуно- и нейрорегуляции, создавать инновационные методы терапии и профилактики болезни Альцгеймера. Иными словами, мы сосредоточились на создании нового поколения оригинальных пептидных лекарственных средств, для лечения широкого спектра социально-значимых заболеваний.

За годы, предшествовавшие проекту со «Сколково», мы уже привлекли на разработку наших препаратов более $12 млн. Грант изначально был одобрен на 675 млн рублей, итоговая же выделенная сумма по трем траншам (из четырёх предполагавшихся) составила 541 млн рублей. Для получения гранта необходимо было предоставить новой компании «Фарма Био», целенаправленно созданной под сколковский проект, все необходимые интеллектуальные права на наши препараты, а также привлечь дополнительные инвестиции от стороннего инвестора. Нам удалось это сделать – средства вложил наш давний канадский партнёр. Работа началась.

Первичная схема нашего взаимодействия с Фондом была такая: сначала были определены цели грантового соглашения, на которые фонд выделял деньги. Затем мы уже как «Фарма Био» направили в Фонд предварительный план работ и исследований, необходимых для их достижения. На его основе были сформированы расходная смета и календарный план с опорными точками (milestones) по каждому этапу – они оформлялись в виде приложений к соглашению о предоставлении гранта и подписывались обеими сторонами. Следующий транш мы могли получить только в случае полного и успешного выполнения всех заявленных «точек».

Это условие в силу специфики фармацевтических исследований было сопряжено с определёнными рисками, поэтому мы заранее договорились с Фондом, что в календарный план будет включён только минимальный набор мероприятий, длительность которых можно наиболее точно предсказать. Разумеется, помимо оговорённого в календарном плане минимума, для достижения целей проекта нам надо было выполнять множество и других, оставленных за скобками календарного плана, работ – например, проводить промежуточные или дополнительные исследования наших препаратов, синтезировать наши препараты, проводить патентный поиск и т.п.

Сам процесс получения гранта получился довольно сумбурным, возможно, потому, что «Сколково» создавалось в авральном режиме – за лето и осень 2010 года. За это сумасшедшее время мы подготовили более десятка различных вариантов всех требуемых для рассмотрения проекта бумаг (дорожные карты проекты, сметы, презентации и т.д.), так как наши коллеги из «Сколково» несколько раз видоизменяли проект – количество препаратов варьировалось от 4 до 7, пока мы, наконец, не зафиксировали пять. Документация готовилась сотрудниками Фонда буквально «на коленке» — нас уверяли, что «кошмарить» потом никто не будет, главное, чтобы мы хорошо работали и выполняли цели гранта. Впоследствии мы за это и поплатимся – все размытые формулировки новые юристы и аудиторы «Сколково» будут трактовать исключительно против нас. Но поначалу совместная работа шла просто отлично: бюрократии только ради бюрократии почти не было, все были ориентированы на достижение реальных результатов, царило взаимопонимание – большая редкость при работе с инвестором, тем более государственным. Установка Фонда была: «Работайте спокойно, делайте своё дело, а во всём остальном мы вам поможем».

Лучший проект «Сколково»

До 2014 года команда «Сколково» представляла нас в числе лучших проектов биомедицинского кластера, знакомила с потенциальными партнёрами, организовывала участие нашей команды в ключевых конференциях по всему миру, в том числе в Лондоне, Вашингтоне, Чикаго. Уже в 2012 году мы праздновали первую большую победу – «Фарма Био», первая из сколковских резидентов, подписала лицензионное соглашение с одним из лидеров российского и европейского фармацевтического рынка, компанией «Берлин Хеми/А.Менарини».

Мы передали ей эксклюзивные права на продажу и продвижение препарата «Тимодепрессин» на территории России и СНГ, а также приоритетные права на коммерциализацию будущих разработок. В официальном пресс-релизе, который выпустила пресс-служба «Сколково», говорилось, что тогдашний генеральный директор технопарка «Сколково» Сергей Курилов «высоко оценил достигнутое соглашение, отметив, что «активность Фарма Био» в работе с фондом и технопарком сыграла существенную роль в этом успехе стартапа».

На «Открытых инновациях – 2012» отец рассказывал о проводимых нами исследованиях и о возможностях применения наших препаратов, в том числе и Д.А. Медведеву, а в 2013 году мы описывали свои успехи на ежегодной сколковской конференции Startup Village.

К маю 2013 года наша команда завершила 85% запланированных мероприятий. Так, в начале 2012 года стартовали клинические исследования двух наиболее продвинутых препаратов проекта по новым показаниям – «Стемокина» (для восстановления онкобольных после химиотерапии) и «Тимодепрессина» (для лечения ревматоидного артрита). К 2013 году мы успешно провели первые и начали вторые фазы клинических исследований двух других препаратов проекта – «Седатина» (для лечения тревожных состояний) и «Опилонга» (для лечения алкоголизма). Кроме того, мы получили положительные результаты экспериментальных работ по нашему уникальному препарату для лечения болезни Альцгеймера. Впереди оставался последний этап, где нам предстояло завершить все клинические и доклинические испытания препаратов проекта, и отработать технологию производства их субстанции и готовых форм. Но, увы, сбыться этим планам было не суждено.

Новая политика

Как известно, весной 2013 года в Фонде «Сколково» начались проверки – и со стороны Следственного комитета, и со стороны аудиторов Счётной палаты. Примерно в это же время там сменилось операционное руководство, а затем кардинально поменялась грантовая политика. Кроме того, уволились сотрудники Кластера биомедицинских технологий, курировавшие «Фарма Био». Таким образом, команду, которая звала нас в «Сколково» и обещала западную прогрессивность, сменили люди совершенно иной формации, которые ставили перед собой другие цели.

Изначально биотехнологический кластер нужен был для того, чтобы стимулировать развитие инновационной среды в этой сфере, поддерживать медицинские стартапы, помогать им коммерциализировать свои разработки. Для того, чтобы получить грант, компания-участник проекта должна была пройти независимую внешнюю экспертизу и получить утверждение в грантовом комитете. Только после этого со «Сколково» подписывалось соглашение с определением этапов, работы и затрат.

НИОКР-проекты на раннем этапе всегда очень подвижные, «живые»: что-то в них приходится менять по ходу работы. Чаще всего это касается одобренных ранее статей бюджета: например, если изначально запланированные испытания не дали ожидаемого эффекта, то стартап мог обратиться к Фонду, чтобы внести изменения в ранее утверждённый план проекта. Затем нужно было пройти процедуру одобрения, подписать дополнительное соглашение и только потом продолжить работу. Разумеется, любые средства, выданные государством, всегда проходят проверку на целевое расходование: внимание к любому гранту со стороны проверяющих высокое, отслеживается работа команды, проверяются отчёты и так далее.

Со «сменой власти» именно бумажная работа, отчётность, стала превалировать над возможностью менять что-либо на ходу в развивающихся проектах. По сути, было объявлено, что провозглашённая ранее антибюрократическая политика подошла к концу – теперь каждое действие и каждая трата резидентов будут сначала согласовываться документально, а затем тщательно проверяться. Причём новый подход коснулся не только новых соглашений между «Сколково» и компаниями, но и тех, что были заключены ранее. Начались проверки деятельности резидентов за все годы существования Фонда. Причем смену парадигмы Фонд не только не скрывал, но и открыто провозглашал. На собрании грантополучателей в Гиперкубе осенью 2013 год новая команда заявила, что правила игры поменялись: первоначальная цель «привлечь в Фонд как можно больше стартапов», обещая золотые горы и минимум бюрократии, утратила свою актуальность. Новые приоритеты заключались в тщательной проверке всех расходов за последние три года.

Также была изменена грантовая политика, в которую были добавлены новые положения о возвратности грантов в том случае, если Фонд сочтет расходы грантополучателя нецелевыми. До этого в правилах выдачи грантов было прописано, что грант не может быть истребован обратно ни при каких условиях, а в случае выявления нецелевых расходов, на их сумму уменьшалась следующая часть гранта или могло быть отказано в дальнейшем финансировании вообще. При этом срок давности классификации Фондом расходов как нецелевых в новых положениях грантовой политики не оговаривался – теоретически, теперь любой грант, выданный по новым правилам, мог быть истребован обратно хоть 10 лет спустя, в случае если любое последующее руководство Фонда сочтет его использование нецелевым. Изначальные положения грантовой политики, гарантирующие невозвратность выделенных средств, были призваны обезопасить грантополучателей именно от такой ситуации – когда одна «власть» грант выдает и подтверждает целевую природу его расходования, а потом приходит другая и толкует всё иначе.

На тот момент мы уже около полугода ждали выделения заключительного транша по проекту (113 млн. рублей) – об успешном окончании предыдущего этапа мы отрапортовали Фонду еще в мае 2013. И грозные слова о новых правилах нам какими-то особенными не показались – проверок мы не боялись, так как все наши действия были согласованы с биомедицинским кластером Фонда, а все наши финансовые расходы – с его финансовым департаментом. От последнего мы как раз на тот момент получили одобрение нашего майского финотчета, а от кластера пришла новость, что этот отчет (и проект в целом) успешно прошел очередную внешнюю экспертизу. Более того, в сентябре 2013 грантовый комитет Фонда одобрил выделение нам последней части гранта на заключительный этап проекта!

Правда, это решение было доведено до нас с существенными оговорками. «Сколково» обещало выплатить лишь половину ранее согласованной суммы, да и то при условии, что «Фарма Био» найдёт со-инвестиции на оставшуюся часть. Другим условием стало подписание допсоглашения с включением в него нового положения о возвратной природе грантов при нецелевом использовании. Всё это обосновывалось как раз новой грантовой политикой. Мы согласились и нашли соинвесторов (ими выступили крупные российские венчурные фонды), однако этой сделке так и не суждено было состояться.

Проверки

Вместо этого в октябре 2013 года к нам в офис приехали 5 аудиторов Фонда из недавно сформированного департамента внутреннего аудита. Мы не переживали по этому поводу, так как, по словам представителей Фонда, проверка была плановая. Она прошла «на ура»: проведя неделю у нас в офисе, аудиторы не выявили никаких критических нарушений, и через пару недель выдали нам положительный акт проверки, который мы с радостью подписали. После этого мы возобновили активную работу по подготовке венчурной сделки для получения последнего транша от «Сколково». Но, несмотря на выполнение новых условий, мы его так не получили.

После некоторого затишья в коммуникации с Фондом в начале ноября вдруг опять объявились его аудиторы. Почти месяц они терзали нас множеством разных запросов, порой заставляя разъяснять им какие-то научные стороны проекта или детально объяснять весь процесс разработки новых лекарств – от формирования биологических гипотез до регуляторных требований по доклиническим и клиническим исследованиям. Нам было очень странно видеть такой живой интерес аудиторов к специфике «драг девелопмента», особенно спустя несколько недель после получения от них положительного заключения по выездной проверке. Создавалось впечатление, что кто-то поставил им задачу обязательно найти какие-то зацепки.

С этой задачей они в итоге справились. Вскоре нас вызвали в Фонд и, не мелочась, объявили, что считают все наши исследования с 2011 по 2013 годы по двум из пяти препаратов проекта нецелевыми. Этими препаратами оказались «Тимодепрессин» и «Стемокин». Обоснование нецелевой природы их исследований нам показалось просто фантасмагоричным – отсутствие их в «календарном плане». Последний представлял из себя составленный в 2010 году список из 5-6 обязательных к выполнению, но ни в коем случае не единственно разрешенных, мероприятий проекта для каждого этапа. То есть являлся просто программой-минимум, дополнением к двум другим основным приложениям грантового соглашения – целям проекта и финансовой смете. Однако в новой трактовке аудиторов Фонда он превратился в исчерпывающий список разрешенных мероприятий.

Единственным вариантом, которое предложило «Сколково» для разрешения наших разногласий по трактовке календарного плана, было возвращение всей суммы, потраченной на нецелевые, с их точки зрения, исследования, в добровольном порядке. Она составляла 45 млн руб. Естественно, вернуть уже потраченные деньги у нас возможности не было, поэтому единственным выходом для нас оставалось доказывать правомочность их расходования в суде.

В мае 2014 года «Сколково» подало иск с требованием взыскать с компании «Фарма Био» указанную сумму по причине её нецелевого расходования. А в июне 2015 года Фонд решил открыть «второй фронт» и подал еще один иск по взысканию 23 млн. руб. отложенных расходов этапа № 3, несмотря на то, что в сентябре 2013 сам же Фонд одобрил эти расходы.

Эти судебные тяжбы продолжаются до сих пор.

Суть претензий

Злую шутку с нами сыграли, конечно, те самые «размытые формулировки», к которым ещё в самом начале работы нам обещали не придираться. Тем не менее, нам было, что ответить по каждому пункту претензий.

Что представлял из себя тот самый пресловутый «календарный план» в рамках нашего соглашения о гранте с Фондом? Все три года совместной работы с Фондом это был документ, трактовавшийся и нами и Фондом как минимальный (а не единственно возможный и полный) набор мероприятий, обязательных для исполнения. Без выполнения всех мероприятий прописанных для каждого этапа, этот этап не мог считаться завершенным, а значит не мог быть выдан и следующий транш. Поэтому изначально и мы, и Фонд включили в этот список только по 5-6 мероприятий на этап. И конечно же календарный план никогда не являлся исчерпывающим списком всех мероприятий, которые были разрешены для выполнения проекта. Это был всего лишь минимальный набор задач, обязательных к исполнению.

При этом мероприятий, необходимых для реализации всего проекта, были десятки. Отразить каждое из них в предварительном плане невозможно, да и не нужно – всё равно мероприятия всегда меняются по ходу научно-исследовательского процесса – возникают новые, отпадают ранее запланированные, и каждый раз останавливать проект, чтобы несколько недель согласовывать бюрократические подробности оформления бумаг было бы нецелесообразно и даже вредно. Ведь главное в проекте – достижение конечных целей при соблюдении финансовых обязательств, а не оформление бумажек. Поэтому на начальном этапе в план были включены только опорные точки проекта, и это было сделано в 2010 году целенаправленно и при полной поддержке Фонда. Если говорить о наших финансовых обязательствах, то они были соблюдены, поскольку все исследования выполнялись в соответствии с финансовой сметой каждого этапа: детальные отчеты по всем проведенным мероприятиям и всю первичную финансовую отчетность мы сдавали в Фонд после каждого этапа.

И кстати, для того, чтобы обосновать свои требования по взысканию средств, специалистам Фонда пришлось пойти на странные, с юридической точки зрения, шаги. Прежде всего, задним числом применить новые правила выдачи грантов, тогда как изначально, как я уже говорил, по правилам нашего грантового соглашения, средства не могли быть потребованы назад ни при каких обстоятельствах. И, наконец, объявить, что не финансовая смета, не цели проекта, а только календарный план является определяющим фактором по целевой или нецелевой природе понесенных расходов. То есть даже если расходы на клинические исследования были прописаны в смете и соответствовали целям проекта, то сам факт отсутствия в календарном плане превратил их в нецелевые.

Итоги

В свете последних событий наш канадский инвестор потребовал у нас выкупить его долю в проекте и зарёкся когда-либо ещё работать в России. Мы же сдаваться не планируем, так как уверены в своей правоте и знаем, что наши разработки очень перспективны и нужны российскому рынку.

Например, препарат для профилактики и лечения болезни Альцгеймера. На сегодняшний день это заболевание является неизлечимым, учёные по всему миру ищут способы его победить. Тем временем, наш коллектив российских, на минуточку, учёных под руководством моего отца разработал решение мирового уровня, которое уже почти готово для тестирования на людях! Не говоря уже о других разработках, исследования которых также пришлось свернуть. Мы выполнили 85% задуманного из сколковского проекта, но в фармацевтической отрасли незавершённость исследований обесценивает все прежние достижения. Пока нет финальных результатов клинических исследований, не может быть получено разрешение Минздрава на применение препарата на пациентах, и значит не могут быть достигнуты изначальные цели проекта.

Получается довольно печальная и абсурдная ситуация: из-за гипотетически «нецелевых» исследований на сумму в 45 миллионов рублей, «Сколково» было готово уничтожить весь проект, в который ранее само же уже вложило более 540 миллионов рублей, при том, что до его успешного завершения оставалось меньше года!

Из-за приостановления финансирования до заложенной в проект стадии коммерциализации (по плану мы должны были выйти на положительные денежные потоки в 2017 г.) мы так и не дошли. Сейчас мы регулярно общаемся с потенциальными инвесторами, интерес к нашим разработкам есть. Но все ждут, чем закончится конфликт со «Сколково»: никто не готов вкладываться в проблемный актив.

К сожалению, наша ситуация не уникальна. Всё происходящее – результат плачевного состояния экосистемы в целом, когда на рынке фактически отсутствуют частные инвесторы, готовые вкладываться в перспективные наукоемкие проекты. В результате, копании с надеждой смотрят на государственные «институты развития», несмотря на все возможные риски такого сотрудничества. В нашем случае получилось так, что одни чиновники обещали «поддерживать и развивать», а пришедшие им на смену решили «выявлять и наказывать».

Новую политику «Сколково» отлично иллюстрирует сайт арбитражного суда: в системе значится более трех десятков исков Фонда против своих резидентов. Более «эффективное» средство для развития инновационной экосистемы в нашей стране представить трудно. От него страдают все, в том числе и само «Сколково».

Даже если суды удовлетворят все иски Фонда против резидентов, разве Фонд получит какие-то преимущества, кроме, возможно, выполнения каких-то KPI по выявлению «врагов народа»? Стартап – по определению компания с отрицательным денежным потоком, так что максимум, чего добьётся истец, – банкротства предыдущих грантополучателей. Получается парадоксальная ситуация, когда государственный Фонд тратит деньги на то, чтобы уничтожить компании, которые сам же до этого создал на те же самые государственные деньги. Не говоря уже о том, что подобная политика в принципе подрывает доверие молодых предпринимателей к государственным институтам развития, а также попросту отпугивает потенциальных зарубежных инвесторов.

Могло ли быть всё по-другому?

Думаю, да. Если бы в 2013 году после проверок Счетной палаты и прокуратуры новому руководству «Сколково» была дана установка не трогать свои стартапы. Всё было бы гораздо лучше и для нас, и для самого «Сколково», да и для российской инновационной экосистемы. Выбранный Фондом подход опасен ещё тем, что он, фактически, лишает стартапы права на ошибку, важность которого отлично понимают на Западе. Если наказывать предпринимателей за каждый неверный шаг, то будет ли кто-то ещё готов рисковать, пытаться делать что-то прорывное и инновационное? Вряд ли.

Даже если бы мы действительно были неправы в трактовке календарного плана, всё что нужно было сделать «Сколково» для устранения этой ошибки – это подписать скорректированный вариант календарного плана в виде доп. соглашения. Фонд делал это неоднократно и с нами, и с другими резидентами и до, и после нашего случая. Ведь даже если мы и ошибались, считая наши исследования целевыми, то в конце концов, мы потратили эти деньги не на виллу в Майами, а на клинические исследования препаратов проекта. Проекта, чьей заявленной целью является внедрение этих же препаратов в клиническую практику по тем самым показаниям, по которым исследования и проводились. Если бы Фонд выбрал такой путь, то мы бы успешно завершили проект, и тысячи пациентов смогли получить доступ к новым способам лечения своих заболеваний. Но, увы, вместо этого команда «Сколково» решила придерживаться противоположной стратегии, поставив под удар все пять препаратов проекта.

Стоило ли нам еще в 2014 году объявить о банкротстве и заняться воплощением других идей, как советовали нам некоторые коллеги? Возможно, но ведь на кону стоит не только судьба компании и наших сотрудников, но и репутация моего отца, Владислава Дейгина, признанного во всем мире ученого, автора более 200 научных работ и более 80 патентов, зарегистрированных в 30 странах мира. Нам важно доказать, что все грантовые деньги были потрачены исключительно целевым образом, а также завершить исследования и вывести все разработанные лекарства на рынок, в первую очередь – на российский.

При этом какого-то сильного негатива или, тем более, ненависти к Фонду «Сколково» у нашей команды нет. Мы прекрасно понимаем, что это непостоянная и неоднородная структура, которая всё время меняется: «Сколково» образца 2011 года кардинально отличается от «Сколково» в 2017 году. В нашем «родном» биомедицинском кластере не осталось никого из тех людей, с которыми мы начинали наш путь в 2010 году. Тем не менее, и сейчас в «Сколково» трудятся отличные менеджеры, учёные и другие специалисты, которые делают много хороших и правильных вещей: организовывают научные конференции, поднимают важные регуляторные вопросы, поддерживают хорошие стартапы, которые занимаются интересными разработками. Однако с избранной Фондом «судебной» стратегией по отношению к своим резидентам я категорически не согласен.

Россия. ЦФО > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132718 Юрий Дейгин


Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 5 апреля 2017 > № 2137769 Ольга Купченко

«Следов Снежного человека пока не встречала».

Про её работу и главное увлечение жизни можно сказать: это дело настоящих мужчин. Она альпинист и единственная женщина в отделении охраны и конвоирования ИВСПиО МО МВД России «Дятьковский». При восхождении на горные вершины Ольга Купченко разворачивает флаг охранно-конвойной службы.

- Ольга Валериевна, какими качествами нужно обладать, чтобы служить в конвое?

- Прежде всего выдержкой и стрессоустойчивостью, к этому обязывает общение со спецконтингентом. Услышать в свой адрес здесь можно всякое, поэтому важно уметь сглаживать острые углы. Когда человек впервые оказывается под стражей или с воли по приговору сюда попадает, эмоции зашкаливают. Потом, конечно, все успокаиваются - сказывается опыт сокамерников, которые учат новичков, как себя держать… Зато те, у кого за плечами по пять-шесть ходок, а мы имеем дело в основном с такими, всегда в одном «жанре» - они непробиваемые.

К характерам и привычкам заключённых тоже надо приноровиться. И всегда следует помнить, что перед тобой оступившийся, но всё же человек. Для женщины-конвоира ещё важно уметь работать в мужском коллективе, со всеми ладить и находить общий язык.

- Говорят, что у конвоира должна быть смекалка не хуже, чем у опера…

- Перед приёмом под стражу заключённые обязательно проходят личный досмотр на предмет наличия острых, колюще-режущих предметов. Это связано с тем, что подозреваемые и обвиняемые, осознав неотвратимость наказания, не оставляют попыток членовредительства, которые могут повлечь и летальный исход.

Зачастую недозволенные предметы обнаруживаешь у тех, кого впервые «закрывают» по подозрению в совершении преступления. Например, у женщин при себе зачастую оказываются зеркальца, шпильки, пилочки… Всё это относится к колюще-режущим предметам. Значит, нельзя!

Умышленно пронести недозволенное в камеру стремятся личности, которых можно охарактеризовать фразой из фильма «Джентльмены удачи»: «Украл, выпил, в тюрьму». Так и здесь: получит человек условно или год, выйдет по УДО - и опять двадцать пять. Была у меня такая мадам, всё «каталась» по кражам, пока не села за убийство. Однажды она пыталась пронести телефон и бритвенный станок, до сих пор вспоминаем историю о том, как ей пришлось «вызывать искусственные роды»…

- В 2014 году вы попали в число брянских полицейских, которым выпало охранять порядок на Олимпиаде в Сочи. Что входило в ваши обязанности?

- По большому счёту выполняла ту же работу, что и здесь, только в другом масштабе и на более высоком уровне… Основными обязанностями были организация личного досмотра и пропуск зрителей из Олимпийского парка на другие спортивные объекты. Наш пункт досмотра, как и все остальные, был оборудован интроскопом, просвечивающим вещи. Мы следили за тем, чтобы люди не проносили запрещённые предметы. За время дежурства происшествий не было.

На спортивных состязаниях побывать не удалось - служба. Зато во время работы мне посчастливилось увидеть всех знаменитостей, которые там были: спортсменов, политиков, звёзд эстрады, журналистов.

- Ольга Валериевна, когда и как вы открыли для себя альпинизм?

- В горы меня тянуло всегда, что не удивительно, ведь я родом из Севастополя. Но осуществить мечту удалось только в 2014 году, тогда я впервые поехала на Кавказ.

А через год состоялось восхождение на Эльбрус. 2016-й встречала в Крыму: был поход в пещерные города, на Ай-Петри и Чатыр-даг. Эти места пользуются популярностью как у новичков, так и у продвинутых альпинистов.

Прошлым летом первая половина отпуска прошла на Кавказе - поднималась на гору Казбек. Вторую его половину провела на Памире, в планах был подъём на пик Ленина (расположен на границе Киргизии и Таджикистана), но совершить восхождение на «семитысячник» не удалось, один человек из нашей команды заболел, пришлось вернуться… Поэтому этим летом планирую «повторить» пик Ленина.

За четыре года сформировался костяк группы, который ходит постоянно. Прежде чем выйти в горы, группа регистрируется и встаёт на учёт в поисково-спасательном отряде МЧС. Когда попадаешь в приграничные районы, как на Кавказе, приходится отмечаться ещё и у пограничников.

Первое время вся зарплата уходила на экипировку. Невозможно обеспечить себя только хорошими ботинками, сэкономив на спальнике или рюкзаке. Необходимо было всё: от носков до пуховой куртки, от рюкзака до кошек и ледоруба. Важный момент в альпинизме - вес. Чем больше, тем сложнее. Поэтому снаряжение должно быть прочным, надёжным и… лёгким. Да, на учёте каждый грамм. Всё, что сверх нормы, оборачивается перегрузками, где каждый грамм как килограмм…

- С какими трудностями сталкивается человек, карабкаясь ввысь, за исключением физических нагрузок?

- Дышать становится труднее, потому что изменяется давление воздуха. Подъём может затруднять сильный ветер. Также сталкиваешься с понижением температуры, поэтому без тёплых вещей не обойтись.

- Вот тут и хочется вслед за Высоцким спросить: «Зачем идёте в горы вы?.. Ведь Эльбрус из самолёта видно здорово…»

- Да, Эльбрус - это особые впечатления. Здесь я впервые испытала эйфорию от восхождения на вершину. Вместо, казалось бы, усталости от пройденного маршрута почувствовала такой прилив сил, что хотелось бежать… И ещё - там живёшь настоящим. В горных походах с первого дня приходит такое состояние. Глядя на вечную красоту - горы, ущелья, реки, - ощущаешь, как перед мощью окружающей природы все житейские проблемы словно отступают.

- А вы верите в легенды о Снежном человеке, Чёрном альпинисте?

- Я реалист: пока не увижу - не поверю. Но пока даже следов Снежного человека не встречала, - улыбается Ольга. - Но и без этих чудес горы поражают воображение. Голубое небо, белые горы, зелёные склоны… Что может быть красивее? Разве только звёзды, которые в горах кажутся невероятно яркими и крупными. Как будто всё небо сияет тысячами бриллиантов. Объяснение этому простое, научное: воздушный слой в горах тоньше и, самое главное, чище, чем на равнине. Но впечатление фантастическое! Сразу вспоминается Памир. Россыпь сияющих звёзд на ночном небосводе и потрясающий Млечный Путь, до которого, кажется, подними руку - дотянешься. Отчётливо невооружённым глазом видны туманности, которые в городе можно разглядеть только в телескоп.

- Правда, что без обучения невозможно покорить гору? Где вы тренируетесь, когда не ходите в горы?

- Я всю жизнь дружу со спортом. Летом - лёгкая атлетика, зимой - лыжи. Что касается альпинизма, то поначалу я очень много об этом читала, но теория воплотилась в жизнь в первом походе благодаря инструктору. Там я научилась завязывать узлы (у меня это как-то сразу стало получаться), пользоваться снаряжением, освоила технику подъёма. Сохранить навык скалолазания помогают еженедельные тренировки в спортзале со стенкой, имитирующей рельеф скал. Также дважды в месяц выбираюсь на скалодром в Центр скалолазания в Брянске.

- При каждом восхождении вы разворачиваете штандарт с эмблемой охранно-конвойной службы. Почему?

- Просто я решила не нарушать традицию, которую поддерживает большинство альпинистов. И на вершине горы обязательно разворачиваю флаг с символикой службы: в центре на синем фоне - парящий сокол (конвоир), держащий в клюве змею (конвойный). Развевающийся на высоте флаг - гордость и символ службы.

Беседу вела Ирина ЧЕРНЯВСКАЯ

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 5 апреля 2017 > № 2137769 Ольга Купченко


Корея. ЦФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 5 апреля 2017 > № 2129459

Cпрос на UHD подогревается

Елизавета Титаренко

Завод южнокорейской Samsung Electronics, расположенный в Калужской области (ООО "Самсунг Электроникс Рус Калуга"), запустил производство премиальных QLED-телевизоров. Эти устройства поддерживают как Ultra HD/4K-формат, так и другие форматы (HD, HDR). По оценкам аналитиков, премиальный сегмент рынка мало зависит от экономической конъюнктуры, и даже в последние годы продажи телевизоров класса премиум растут быстрыми темпами, а драйвером роста становятся технологические веяния, в том числе и UHD. В этом формате уже транслируется ряд телеканалов и фильмов в России.

Как рассказал директор департамента потребительской электроники Samsung Electronics в России Дмитрий Карташев, премиальные телевизоры - это сегмент рынка, который растет несмотря на непростую экономическую ситуацию в России. По данным Gfk, в 2013 г. в России было продано 9,2 млн телевизоров, в 2014 г. - 10,4 млн, что на 13% больше. Однако в 2015 г. продажи упали на 47% до 5,5 млн штук. В 2016 г. продажи телевизоров в России упали на 6%, до 5,2 млн штук. В стоимостном выражении продажи росли в 2013 г. и 2014 г., однако в 2015 г. упали на 33%, до 132 млрд руб., а в 2016 г. выросли незначительно - на 2%, до 135 млрд руб.

"Сегмент премиальных телевизоров - мы понимаем под ними устройства ценой более 100 тыс. руб. - показывал незначительное падение в 2015 г. и существенный рост в 2016 г. В 2015 г. было продано 52 тыс. таких устройств, а в 2016 г. - 69,2 тыс. А в стоимостном выражении продажи премиальных телевизоров в 2015 г. упали на 9%, до 9 млрд руб., зато в 2016 г. выросли на 26%, до 11,5 млрд руб.", - отметил Дмитрий Карташев.

Линейка QLED-телевизоров Samsung относится к премиальному классу. Стоимость такого телевизора будет в диапазоне от 140 тыс. руб. до 1,4 млн руб. Как говорит Дмитрий Карташев, Samsung ожидает, что в штучном выражении продажи новых устройств составят несколько процентов от продаж всех телевизоров вендора. "Однако в стоимостном выражении их доля будет существенно больше - около 10% от всех продаж", - подчеркнул он. Дмитрий Карташев добавил, что подавляющее большинство выпускаемых телевизоров Samsung поддерживают формат Full HD. Помимо премиальных телевизоров у компании есть и UHD-телевизоры для массового сегмента, стоят они 35-40 тыс.

Сейчас Samsung запустил процедуру предзаказа на новую электронику. "Текущий статус предзаказа опережает наши ожидания, поэтому мы уверены, что телевизоры получат достойную оценку со стороны наших потребителей", - подчеркнул он.

Тем временем Дмитрий Карташев признает, что развитие устройств идет на шаг впереди развития контента. "Однако мы уже видим, что все больше и больше появляется фильмов и контента в 4К. Мы уверены, что чем больше на рынке будет устройств, которые поддерживают такие форматы, тем больше будет появляться соответствующего контента", - говорит он. По его словам, премиальный контент в 4К поставляют партнеры Samsung по всей России. Среди них - онлайн-кинотеатры Ivi, Megogo, Okko. Кроме того, контент 4К есть и у YouTube: у сервиса недавно появилось приложение, которое позволяет смотреть на Smart TV видео в формате 4K.

По данным представителя федерального ретейлера "М.Видео", в 2016 г. сегмент телевизоров дороже 50 тыс. руб. показал рост в натуральном выражении - продажи увеличились более чем на треть. "Телевизоры с поддержкой UHD становятся мейнстримом - продажи в денежном выражении выросли на 75%, в штуках - практически вдвое. Позитивное влияние на продажи ТВ с UHD оказывает рост доступного контента", - сказал он.

Вещание в формате UHD активно развивают российские операторы спутникового ТВ. "Триколор ТВ" в июне 2013 г. первым в России осуществил спутниковую телевизионную трансляцию в новом формате Ultra HD. С 15 ноября 2015 г. "Триколор ТВ" первым в России и одним из первых в мире запустил вещание в UHD-качестве. Абонентам оператора уже доступны телеканалы Insight UHD (производства европейской компании TERN, дистрибуции компании "Первый ТВЧ"), телеканал производства "Триколор ТВ" - Tricolor Ultra HD, по которому круглосуточно транслируется жанровое кино, канал Fasion One, посвященный моде, развлечениям и стилю жизни, а также спортивно-развлекательный телеканал Russian Extreme Ultra.

"С момента старта коммерческого вещания пока не прошло и года, поэтому еще рано приводить конкретные цифры. Однако рост подключений превышает наши первоначальные прогнозы. Ultra HD - новый этап развития современного телевидения. UHD-рынок развивается постепенно: растет проникновение 4K-телевизоров в России, производится больше контента в формате Ultra HD. Проводимые нами исследования, без сомнения, показывают интерес телезрителей к 4К-телевидению", - подчеркнула пресс-секретарь "Триколора ТВ" Ульяна Рассказова.

МТС с 7 февраля 2017 г. запустила тестовое вещание телеканала Russian Extreme Ultra (в формате UHD). "МТС запустила Ultra HD в тестовом режиме, для изучения спроса на этот контент. Цель теста - сравнение пользовательских предпочтений в городе и в загородных условиях, влияние Ultra HD на лояльность и оттоки", - пояснил пресс-секратарь ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) Дмитрий Солодовников. По его словам, в России пока нет большого объема высокорейтинговых Ultra HD-каналов, поскольку спрос в России не сформирован и присутствие каналов Ultra HD пока не окупается. "Ultra HD - это следующий и неминуемый этап развития телевидения, неизбежный, как в свое время обычное HD-телевидение. МТС, выйдя на рынок, надеется переломить этот тренд. МТС планирует в 2018 г. выйти на четыре канала Ultra HD. Напомню, МТС запустила Ultra HD в спутнике и кабеле, готовится запускать в IPTV, чтобы быть готовой первой снять сливки с этого рынка, - подчеркнул Дмитрий Солодовников. - Однако вопрос, является ли Ultra HD драйвером продаж, открыт до появления рейтингового контента".

Директор по развитию и управлению бизнес-процессами ГК "Орион" Елена Ячменникова сообщила, что спутниковые емкости и технологическая платформа ГК "Орион" позволяют осуществлять трансляцию каналов стандарта Ultra HD, но на текущий момент они не включены в пакеты. "Ultra HD - это не тренд настоящего времени. По нашему убеждению, массовым спросом такие каналы пока пользоваться не будут. Обусловлено это отсутствием у абонентов необходимого приемного оборудования, высокой стоимостью контента и недостатком адаптированного, переводного, Ultra HD-контента на российском рынке", - пояснила она.

С апреля 2017 г. ООО "НТВ-Плюс" начало вещание трех телеканалов в стандарте сверхвысокой четкости (Ultra HD) в Дальневосточном федеральном округе и в Сибири. До майских праздников 4К-вещание станет доступно для абонентов оператора в европейской части страны.

Как говорит аналитик ГК "Финам" Тимур Нигматуллин, премиальный сегмент рынка относительно слабо зависит от экономической конъюнктуры. "При этом важным драйвером роста скорее являются технологические веяния и модные тенденции. Таким образом, всплеск спроса вполне может быть обусловлен тем, что к текущему моменту устарели предыдущие премиальные линейки производителей. Между тем новые технологии, в том числе Ultra HD, как существенно улучшающие пользовательский опыт у владельцев телевизоров, закономерно занимают их место", - считает он. По его мнению, ограничивает спрос на UHD-телевизоры небольшое количество контента.

Корея. ЦФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 5 апреля 2017 > № 2129459


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129889 Александр Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с главой администрации Тамбовской области Александром Никитиным.

Александр Никитин информировал Председателя Правительства о ходе выполнения программ строительства и реконструкции детских садов и школ, обустройства дворов и придомовых территорий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Валерьевич, мы проводим у вас совещание по животноводству, но предлагаю поговорить не о сельскохозяйственной проблематике (сейчас целое мероприятие будет, и комплекс, в котором мы встречаемся, очень высокого уровня), а об обычных социальных вопросах, которые волнуют граждан нашей страны и, в частности, Тамбовской области. Что я имею в виду? Мы за последние годы реализовали программу по строительству детских садов. Знаю, что она и у вас реализована. Но всегда есть какие-то нюансы, которыми надо заниматься. Наверное, на это нужно обратить внимание.

Второе. Мы только что с Вами осмотрели прекрасную школу, очень современную, построенную по новейшим технологиям в содружестве с центром «Сколково», огромную по размерам. Министр образования сказала, что в настоящее время это самая большая школа в стране по численности – 2,5 тыс. учащихся. Хорошо, что она сдаётся в эксплуатацию. И дети уже начнут ходить в школу, и выглядит там всё превосходно. Но это должна быть не единственная школа. У вас на территории области достаточно мест, где надо строить новые школы и реконструировать действующие, включая малокомплектные школы в деревнях. Это второе направление.

Третье направление, которое стало неплохо продвигаться в последнее время благодаря поручениям Президента на эту тему и в том числе стараниями партии «Единая Россия» при поддержке Государственной Думы – это обустройство дворов. Этой темой с советского периода у нас не занимались. То есть дворы были предоставлены сами себе. Поэтому очень часто дворы находятся в совершенно запущенном состоянии. Инициатива по окружающей среде, по обустройству дворов, придомовых территорий мне тоже представляется исключительно важной. Хочу услышать, как Вы собираетесь ей заниматься на территории Тамбовской области.

А.Никитин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за визит, за то, что обращаете внимание на проблемы и вопросы, которые актуальны не только для Тамбовской области, но и для каждого региона России.

Самое главное, что беспокоит нас, – это социальная сфера, хотя бы потому, что две трети расходных обязательств в нашем бюджете приходится на социалку, включая образование, здравоохранение.

В этой связи тема номер один – строительство детских садов. В течение последних лет мы построили 24 детских сада на территории Тамбовской области. Мы во многом смогли снизить напряжение, ликвидировать очередь в рамках дошкольного образования от трёх до семи лет, но есть ещё проблема от одного до трёх лет. И, конечно, эта тема актуальна. Очереди нет, но это не освобождает нас от необходимости, от обязанности строить новые детские сады. Особенно в свете новых микрорайонов, я имею в виду административный центр, город Тамбов, там жилая застройка, индивидуальное жилищное строительство, многоквартирное жильё – конечно, всё это требуют соответствующей инфраструктуры.

Д.Медведев: И люди очень часто просят, чтобы это было по возможности в шаговой доступности, что называется, особенно если микрорайон большой.

А.Никитин: В этих микрорайонах мы создали объекты спортивной инфраструктуры, школы, детские дошкольные учреждения. Мы с Вами проезжали там, нам приятно было услышать Ваши положительные оценки. Хотя в этом году острота проблемы ещё есть, именно в новых микрорайонах. С точки зрения численности, если статистику в целом брать, всё нормально, но отдельные территории требуют к себе более пристального внимания. Именно поэтому в этом году мы даже безотносительно средств господдержки в любом случае поставили для себя задачу – строительство одного детского сада. Конечно, нам очень хотелось бы рассчитывать на поддержку и федеральную в связи с тем, что это позволило бы более качественно, более быстрыми темпами закрыть эти проблемы. Так что если Вы позволите к Вам обратиться с соответствующим ходатайством, я буду сердечно признателен, равно как и все мои коллеги и жители Тамбовской области.

В отношении строительства школ. Сегодня мы были вместе с Вами на крупнейшем образовательном объекте – это школа «Сколково». Мы в своё время писали стратегию этой школы. И кто бы мог предвидеть, что три-четыре года назад мы от идеи, стратегии перейдём к практическому воплощению. Это действительно очень крупный объект – 2,5 тыс. мест в школе. Мы таким образом, вводя её в строй, могу уверенно сказать, ликвидируем и третью, и вторую смену.

В таком густонаселённом районе (сейчас в нём проживает 35 тыс., мы прогнозируем, что в течение полутора-двух лет численность жителей здесь с учётом уже вводимого жилья достигнет 50 тыс.) мы очень серьёзное напряжение, которое было, снимаем.

Сегодня Вы очень много внимания уделяли сельскому развитию и сельским образовательным учреждениям, а Тамбовская область в течение последних пяти-шести лет в каждом муниципальном районе построила, можно сказать, образцово-показательные школы. Базовые, безусловно, школы. Этого нельзя сказать о филиалах, обо всей сети, но вместе с тем это очень интересные проекты со своим профилем, со своей направленностью.

Но в городских округах (в Тамбове, Мичуринске, Моршанске, Котовске, Рассказово) у нас, конечно, сегодня ещё высокая потребность в строительстве новых школ. Там просто капитальным ремонтом, реконструкцией не обойдёшься. В этом году, особенно с учётом ввода новой школы, с учётом той технологии межбюджетных отношений, которая складывается, с учётом резерва, который у нас образовывается в рамках нашего софинансирования, мы рассчитываем, что приступим к строительству двух новых школ. В контексте всей грядущей программы мы поставили себе задачу – 29 школ построить заново, 30 тыс. школ реконструировать.

Д.Медведев: И это, по сути, решение всей проблемы школ на территории области, по сегодняшней оценке?

А.Никитин: Да, и в городской, и в сельской местности.

Поэтому, конечно, будем уделять большое внимание сельским школам – не только базовым, но и филиалам в части капитального ремонта, пристроек, текущего ремонта, реконструкции. Что касается городских округов, то будем ставку делать на строительство новых школ.

И третья тема, которая для нас также актуальна, она наиболее социально чувствительна – это наши дворы, наши территории. Нам хотелось бы прежде всего сделать в этих дворах элементарные вещи, связанные с дорожным покрытием, бордюры установить, парковочные места привести в порядок, освещение сделать, видеонаблюдение поставить. Конечно, это проекты большие, требуют к себе внимания, но мы делаем это вместе с людьми. И обсуждаем вместе с людьми.

В связи с тем, что этот проект начинался по инициативе партии «Единая Россия», по Вашей инициативе, мы в прошлом году нарабатывали первый опыт и пытались максимально услышать людей, те запросы, которые поступали. Сбалансировать зачастую бывает сложно, но предоставили право находить компромиссы самим жителям. Главное, чтобы в наших дворах было уютно, комфортно, а дети во дворах – да и не только дети, но и взрослые – чувствовали себя уютно.

К тем средствам, которые в этом году мы получим, будем добавлять средства из областного бюджета. В прошлом и позапрошлом годах мы это реализовывали в рамках народной инициативы. Таким образом, я думаю, мы усилим поддержку из федерального бюджета. И не только в самом административном центре, но и по другим территориям, городам и районам области рассчитываем поправить положение дел. Очень важно здесь и междворовое пространство иметь в виду. То же самое касается дорожного полотна, всех проездов дворовых, где зачастую лужи и ямы такого размера, что иногда во двор проехать невозможно. Конечно, не всё сразу, но с поддержкой и заинтересованностью мы в ближайшие годы должны снять это напряжение.

Д.Медведев: Я уверен, что это абсолютно решаемая проблема. Ничего тут сверхъестественного нет. Это земля, на которой мы живём.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129889 Александр Никитин


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129863 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев посетил мясоперерабатывающее предприятие ООО «Тамбовский бекон».

Председатель Правительства осмотрел цеха предприятия и встретился с его работниками.

ООО «Тамбовский бекон» входит в группу компаний «Русагро», крупнейшего российского агрохолдинга по производству сахара, свиноводству, растениеводству и масложировому производству.

Мясоперерабатывающее производство ООО «Тамбовский бекон» запущено в 2015 году в с. Борщёвка Тамбовской области.

Предприятие, которое включает все этапы переработки и выпуск готовой продукции, состоит из четырёх цехов: убоя, обвалки и упаковки охлаждённого мяса, производства охлаждённых полуфабрикатов, утилизации. В начале 2016 года на розничный рынок выведен собственный бренд мясных полуфабрикатов «Слово мясника».

В настоящее время в Тамбовской области расположены комплекс по производству комбикормов, семь товарных свинокомплексов на 4,8 тыс. голов каждый, две племенные фермы, площадка карантина, убойное и мясоперерабатывающее производство (включая цех утилизации) мощностью 1,95 млн голов в год. В конце 2016 года «Русагро» приступила к реализации проекта строительства новых свинокомплексов в Тамбовской области мощностью 53 тыс. т свинины в год.

Беседа с работниками предприятия

Из стенограммы:

Вопрос: Вчера произошли взрывы в метро Санкт-Петербурга. Как государство планирует усилить меры, чтобы контролировать это более серьёзно?

Д.Медведев: Вчера действительно произошёл террористический акт в Петербурге, в метро. К сожалению, погибли люди, много раненых. Ещё раз хочу выразить всем родственникам погибших самые глубокие слова сочувствия и соболезнования. Желаю всем раненым поправиться. Для этого все решения приняты, в больницах обеспечен уход. Министр здравоохранения находится на месте. Надеюсь, что будет сделано всё, чтобы пострадавшие как можно быстрее вылечились.

Что касается самой проблемы, то она, как вы прекрасно понимаете, к сожалению, для нашей страны не новая. Борьба с терроризмом идёт уже не первый год. Где-то нам удалось сильно наступить им на горло, и активность террористов существенно уменьшилась. Но происходят преступления, когда жертвами террористов становятся абсолютно невинные люди, которые не имеют отношения ни к государственной власти, ни к кому бы то ни было персонально. Просто выбирается случайная цель – и происходит взрыв.

Первое, что хочу сказать: можно не сомневаться, наши правоохранительные органы и спецслужбы сделают всё, чтобы найти всех, кто к этому причастен, и покарать. Даже несмотря на то, что непосредственный исполнитель теракта, скорее всего, погиб, судя по той информации, которой мы располагаем, потому что это смертник. Но такие преступления не готовятся в одиночку, всегда есть большое количество различного рода пособников, всяких уродов, которые занимаются промывкой мозгов и предлагают совершить террористический акт. Мы этим займёмся вместе с нашими коллегами.

Метро, надо сказать откровенно, это очень уязвимое место. Вы следите за событиями в мире, знаете: за последние годы в метро произошло довольно много террористических актов. В 2010 году был очень тяжёлый теракт в Москве, и в других странах они происходят.

Мы приняли целый ряд решений для того, чтобы контролировать входы в метро, как и входы на другие транспортные объекты. Очевидно, что их недостаточно. Нужно будет принять дополнительные решения по контролю тех, кто заходит в средства транспорта, контролю того, что они проносят.

Это не просто, потому что поток огромный. Это тысячи людей, и, к сожалению, каждого на детекторе очень сложно просмотреть. Хотя технологические возможности обнаружить существуют, но именно в силу потока это сделать очень сложно. Тем не менее дополнительные меры контроля будут приняты, для того чтобы минимизировать все проблемы, которые связаны с попытками совершить теракт в нашей стране.

Вы понимаете, мы действительно находимся в известной степени на переднем крае борьбы с международным террором. Это конечно очень тяжело для нашей страны. Но, эту борьбу нужно довести до конца. Потому что в противном случае такого рода происшествия будут происходить чаще. Безусловно, мы примем государственные меры контроля.

Вопрос: Меня как человека, связавшего свою жизнь и дальнейшую карьеру с мясным бизнес-управлением, очень интересует вопрос, планируется ли снижение импорта мяса в Российскую Федерацию?

Д.Медведев: Пример вашего производства – это доказательство того, что мы предпринимаем все возможные усилия, чтобы уменьшить объёмы импорта мяса в нашу страну. Смотрите, что произошло за последнее время. С 2008 года объём импорта мяса и мясопродуктов в нашу страну снизился в 3 раза. Это огромная цифра. Объём нашего производства тоже вырос, не так, конечно, значительно, где-то в 1,6 раза. Произошло перезамещение. Поэтому у нас есть ещё очень хорошая доля рынка, где можно развиваться.

Есть документ, который называется «Доктрина продовольственной безопасности» – может быть, Вы слышали: сколько и что мы должны производить сами, чтобы нас никто не поставил, что называется, в неудобное положение и не заставил бегать по рынку что-то покупать. По этой доктрине мы должны обеспечивать себя мясом и мясопродуктами на 80%, а остальное можно ввозить. Сейчас мы обеспечиваем себя уже на 89%. То есть у нас рынок очень плотно укомплектован. Вы сами в этом лично разбираетесь, я тоже некоторым образом за этим слежу и занимаюсь этим уже более 10 лет. По мясу птицы у нас заполненность рынка 100%. Мы вообще не импортируем ничего, кроме экзотики. По свинине тоже очень высокий потенциал, рынок в значительной мере создан, но ещё есть некоторые сегменты типа того, чем Вы собираетесь заниматься на Дальнем Востоке. В чём слабое место – это мясо крупного рогатого скота и мелкого рогатого скота. Это два направления, куда ещё надо будет сделать значительные инвестиции, тем более там инвестиционный цикл гораздо более длинный, чем по свиноводству. Это направление обязательно будем поддерживать.

Но в целом у меня нет никаких сомнений, мы через некоторое время превратимся в страну, которая называется «нетто-экспортёр», то есть мы практически ничего не будем покупать, кроме особых товаров, которые имеют узкий сегмент пользователей, и всё будем продавать. Если Вы создадите хорошее производство, то будем продавать нашим друзьям в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в том числе китайцам, никаких сомнений у меня в этом нет.

И последнее. Вы знаете, мы в силу известных в том числе политических причин (но не только политических, и экономических причин), вообще закрыли наш рынок для целого ряда стран. Они же нам поставляли большие объёмы, но они с нами не очень красиво поступили, мы вынуждены были ответить.

Для селян, для тех, кто занимается аграрным бизнесом, для переработчиков, это очень серьёзное подспорье. И я с кем бы ни встречался, основной вопрос, который мне задают (даже не вопрос, а просьба) – сохраняйте санкции или эти антисанкции, ответные меры, как можно дольше, потому что они действительно помогают развиваться производству.

Могу вас заверить: мы ничего не будем трогать до тех пор, пока к нам не будет нормального отношения. А судя по тому, как, к сожалению, развиваются события в политическом плане, наши партнёры не стремятся к тому, чтобы с нами отношения улучшить. Раз это так, значит, у нас открываются широчайшие перспективы для развития сельскохозяйственного дела, для развития села и аграрного бизнеса.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, Вы, наверное, уже успели оценить качество дорожного покрытия у нас в городе. Почему-то к Вашему приезду осуществили только ямочный ремонт, и то не везде, где это, наверное, нужно было. И это несмотря на то, какие налоги платят автовладельцы.

Недавно был в Белгородской области, там с дорогами получше. Хотелось бы узнать, когда мы сможем в Тамбове наслаждаться качеством хороших дорог, когда у нас кончатся эти проблемы с объездом этих ям глубоких, попаданием в них? Можете как-нибудь повлиять на это?

Д.Медведев: Повлиять, конечно, могу, сомнений нет. А Вы спросили, какие у меня ощущения. Я могу Вам сказать прямо: я всё это на себе обычно опробываю. Именно для того, чтобы были впечатления, я стараюсь, когда в регион приезжаю, садиться за руль. Понятно, мне обычно пишут в социальных сетях: заезжайте на такую-то улицу, посмотрите, какие у нас ямы. Я не могу на все улицы заехать, но для того, чтобы понять состояние дорог, достаточно проехаться минут 20–30. Я уже посмотрел и федеральные трассы, и обычные трассы. Очевидно, абсолютно точно, есть чем заниматься в Тамбовской области.

По деньгам. Если я правильно помню, в прошлом году по федеральной линии на дороги мы дали области 600 млн. В этом году цифра чуть меньше, из-за бюджетных сложностей. Но размер вашего дорожного фонда составляет 3 млрд ежегодно. Мы ехали, обсуждали как раз с губернатором состояние дорог, проблема в том, что значительная часть дорожного фонда уходит на содержание дорог и на некоторые инвестиционные проекты. А на создание новых дорог или на их качественный ремонт денег остаётся не очень много. Тем не менее, могу Вас заверить, в случае если в бюджете будут образовываться дополнительные средства (мы понимаем, насколько это чувствительный вопрос, я и в прошлом году несколько раз перераспределял деньги по дорожным направлениям в самые разные регионы), мы к этому вопросу вернёмся, и, естественно, Тамбовская область тоже будет получателем. Здесь ещё выбор ведь в чём: можно дороги просто ремонтировать в городе, и это очень важно для горожан, но не менее важно развивать производство. Средства одни и те же для таких проектов. Потому что сам проект частный, деньги дают частники, хозяева предприятия, а дороги должно государство делать. То есть инфраструктура – за государственный счёт. Поэтому выбор между тем, отремонтировать ли обычные дороги внутри города, квартала или провести дорогу к новому производственному объекту. Но будут дополнительные деньги, мы будем стараться выделять.

И налоги совершенно справедливо должны идти в том числе на ремонты. Причём на нормальные ремонты, а не только ямочные. На самом деле это ещё зависит от решимости региональных властей.

Мы сейчас взялись не только за дороги. Есть такая программа – «Дворы». Мы хотим отремонтировать практически все дворы, потому что за них не брались никогда. Дороги латали, новые прокладывали, этим занимались, дворами не занимались никогда. Где-то они хорошие, а где-то – выйти страшно. Это тоже очень важно.

Вопрос: Я сам из области, не из города. Родители всю жизнь проработали в колхозе. Колхозы все развалились, из-за этого деревни все вымерли, народ весь уехал. Будут ли приниматься меры, чтобы колхозы работали?

Д.Медведев: В центре России много людей живёт в сельской местности. В Тамбовской области 44% населения проживает в деревне. Это очень большая цифра. Потому что по России в целом это 25%. А здесь – 44%. Это означает, что очень внимательно надо заниматься деревней. Есть программа по социальному обустройству села, она действует почти 10 лет, действует до 2020 года. Конечно, она не решает всех проблем, но я просто приведу некоторые цифры, которые могут быть Вам интересны.

По этой программе решается целый ряд вопросов.

Во-первых, строительство жилья. Кого нужно удержать на селе? Молодёжь прежде всего. Чтобы были условия, более или менее сходные с условиями в городе. А это нормальный дом. По этой программе в прошлом году мы предусмотрели 14 млрд, в этом году – 15 млрд рублей только на строительство жилья для специалистов, которые остаются на селе. Это очень важно. Это приблизительно, если мне память не изменяет, 400 тыс. кв. м жилплощади. Это означает, что человеку можно предоставить или дом, или квартиру прямо с момента приезда на работу в деревню или если он в этой деревне живёт и там хочет оставаться.

Второе, закрепление самих специалистов. Что такое вообще деревня нормальная, современная – там должна быть школа, там должен быть ФАП, иначе жизни нет. Если нет врача, то жить невозможно. Поэтому мы только в прошлом году отправили по программе «Земский доктор» в клиники и фельдшерско-акушерские пункты 5 тыс. врачей. По сути 5 тыс. населённых пунктов получили врачей.

Врачей мы туда отправляем вместе с подъёмным пособием (если не ошибаюсь, оно около 1 млн рублей), с тем чтобы просто они могли обзавестись там хозяйством, построить какой-то дом, или что-то снять, или квартиру приобрести и начать работать.

Третье, не менее важное направление – детские садики. Во всей стране мы реализовали эту программу по детским садам. Да, она где-то абсолютно завершилась, где-то есть ещё очередь. Но в принципе по стране эта проблема для детей в возрасте от трёх до семи лет закрыта. Хотя всё равно местное руководство должно держать на контроле эту тему, чтобы не образовывалась очередь. У нас же очередь была колоссальная. Мы сделали за эти несколько лет то, что не делали за все годы советской власти, скажем по-честному. Это в городах, на селе ситуация хуже, хотя там тоже построено несколько сотен детских садов за прошедший год. Нужно обязательно продолжить программу строительства детских садов, включая ясельные группы на селе.

Четвёртое. Школы. Без школ деревня просто умирает. Это очень часто совмещённые вещи – детский сад и школа. Если нет школы, всё, значит деревня действительно просто растворяется. Поэтому у нас в общей программе строительства школ есть и часть сельских школ. Вот на это я обращаю принципиальное внимание. Сельская школа очень тонкий инструмент. Мы только что были в Тамбове, там большую школу построили. Посмотрел, красивая школа, связанная со «Сколково». 2,5 тыс. учащихся – просто огромная! А на селе такие школы не нужны. На селе нужно сохранять школы по 50–100 человек, так называемые малокомплектные школы. Это не дешёвое удовольствие, потому что их тяжелее содержать. Но это делать нужно обязательно. Поэтому сохранение малокомплектных школ – важнейшая задача.

Это направление я считаю тоже очень важным. Для того чтобы детей возить (сёла по-разному расположены), мы ещё в прошлом году начали возвращаться к программе «Школьный автобус». Мы по всей стране раскидали эти автобусы. Поняли, что у регионов на это денег нет, пришлось деньги найти в федеральном центре и по всем территориям эти автобусы распределить. Теперь они ездят между маленькими деревнями, собирают детей и везут в школу. Вот такие меры. Наряду с необходимостью создавать производство.

Не менее важно (но это зависит не только от государства) возникновение класса нормальных аграрных собственников, которые будут заниматься развитием деревни, потому что без них мы государственные рабочие места не создадим. Такие огромные производства, как ваше, в каждую деревню не поставишь. Поэтому приход частного капитала – это тоже очень важное направление.

Но в целом, я считаю, за последние годы наша деревня стала возрождаться. Причём это зависит от места, территории. В Тамбовской, Воронежской областях всё-таки развитие есть. У вас чернозёмы, условия благоприятные. Всё, что южнее, тоже неплохо развивается. Гораздо сложнее ситуация на севере. Там в деревнях действительно сложно, надо искать специальные виды деятельности.

Будем стараться поднимать практически каждую деревню, потому что это важно.

Труд аграрный становится более квалифицированным, оплачивается лучше, это очевидно абсолютно. Когда я ещё только приступал к работе в Правительстве и начал заниматься этим национальным проектом по сельскому хозяйству, у нас в деревнях жило 35% населения. Это было совсем недавно, это было 10 лет назад – 2006, 2007 годы. Сейчас – 25%, то есть у нас численность сельского населения упала на 10%. Это не всегда означает, что всё плохо. Это в ряде случаев означает, что просто труд становится более высококвалифицированным, производительность труда растёт и поэтому не нужно такого количества населения на селе. Но в то же время это всё равно тревожные тенденции, и за ними государство обязано следить.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, мы смотрим за Вами по телевизору, наблюдаем: у Вас очень тяжёлая работа, трудная, много встреч, поездок всяких. И в то же время мы ещё видим по телевизору, что на Вас какие-то нападки, на Правительство. Хотелось бы узнать Ваше мнение: кому это выгодно? И как Вы вообще на это реагируете лично?

Д.Медведев: Кому это выгодно? Тем, кто заказывает подобного рода сюжеты и материалы, это, как правило, люди, у которых есть вполне конкретные политические цели. Чего добиваются такого рода люди этими материалами? Они пытаются сказать, что власть ведёт себя плохо, а они лучше всех остальных. Иными словами, все эти сюжеты, которые снимают за большие деньги (причём деньги эти собирают, конечно, не у народа, есть спонсоры частные, которые за этим стоят), направлены на достижение вполне конкретного политического результата. Причём делается всё по принципу компота. Берут разную муть, чушь всякую собирают, если это касается меня, то про моих знакомых и людей, про которых я вообще никогда не слышал, про места, где я бывал, и про места, о которых я тоже никогда не слышал. Собирают бумажки, фотографии, одежду. Потом создают продукт и предъявляют его. Разобраться в этом человеку, который это смотрит, довольно сложно. А если за это хорошо заплачено, то продукт получается достаточно добротный.

И всё бы ничего, если бы за этим не стояла вполне определённая история, которая заключается в том, чтобы постараться вытащить людей на улицы и добиться своих политических целей. А политические цели совершенно очевидные. Тот персонаж, о котором Вы говорите, открыто говорит, что все плохие, изберите меня президентом. Без всякого стеснения. И для этого тащит на улицы людей, причём очень часто несовершеннолетних (что, на мой взгляд, вообще практически преступление), и делает их заложниками собственной политической программы.

Причём персонаж этот, как известно, судимый, и в этом плане никаких иллюзий быть не должно. Тем не менее через социальные сети молодёжь вытаскивают, эта молодёжь выходит с определёнными лозунгами. Причём выходит, к сожалению, с нарушением закона, то есть, по сути, их подставляют под правоохранительную машину, а они из-за этого потом страдают.

Это бесчестная позиция, это просто способ достичь собственных шкурных целей. Я по-другому это охарактеризовать не могу.

Что же касается моего персонального отношения к этому, знаете, у меня в целом нервы крепкие, иначе бы я не мог работать на должностях, на которых я работаю, – и когда я президентом работал, в Правительстве когда работаю. Если бы я каждый раз реагировал на подобного рода нападки, на подобного рода провокации, то меня просто бы не хватило на нормальную работу. Поэтому у меня позиция в этом смысле совершенно простая: я продолжаю работать, делать своё дело, и это моя ответственность перед гражданами Российской Федерации.

Реплика: У Вас иммунитет уже выработался?

Д.Медведев: В известной степени да, потому что без такого иммунитета на такой работе нереально остаться. Провокации же, вы понимаете, – это самое простое, что можно сделать.

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129863 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > zavtra.ru, 1 апреля 2017 > № 2124713 Александр Проханов

 Дети на Тверской. Сдача крови

в новом витке нарастающей оранжевой революции применяются новые технологии и открытия

Александр Проханов

Либеральная оппозиция, в 2000-м году оттеснённая от власти, тщетно пытается вернуть её. Все парламентские и президентские выборы она безнадежно проигрывает. И чем дальше, тем сокрушительнее проигрыши. Использование компромата против действующих политиков не побуждает их уйти в отставку. Власть внутренне консолидирована и внешне неуязвима, смена её традиционным путём невозможна. Остаётся путь атак, путь революции, путь оранжевого переворота.

В 2011 году на Болотной площади началась оранжевая революция в России. Протестные толпы разгуливали по Москве. Причиной протеста были итоги выборов, которые либеральная оппозиция называла фальсифицированными и толкала своих адептов на Кремль. Прорыв оппозиции на Каменный мост, жестокая схватка с полицией, избиения и увечья привели к подавлению оранжевой революции. Но кровь на Каменном мосту по пути в Кремль не была пролита, не было многолюдных похорон, не было кровавого кремлёвского палача, не было демонизации Путина.

Теперь, спустя шесть лет, оранжисты начинают свой новый поход. Недавние события на Тверской, запрещённые митинги и шествия, силовой разгон демонстрантов, аресты, заявления Госдепа США и Евросоюза, осуждающие политическое насилие в России,- вот первые весточки «оранжевой революции-2». И если в 2011 году уязвимым местом власти считалась фальсификация выборов, возмутившая протестные группы, то сейчас уязвимой точкой власти избрана её коррупция.

Фонд борьбы с коррупцией, который возглавляет Навальный, изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год публикует разоблачения, из которых следует, что власть есть власть жуликов и воров, ею расхищаются несметные народные миллиарды, народ нищает, экономический рост отсутствует, и всё это - прямое следствие безграничного воровства. Эти разоблачения и неутомимые атаки, удары в одну точку медленно и неуклонно накаляют эту точку сначала докрасна, а потом добела. Недавние волнения на Тверской- лишь первая проба, малая репетиция, лёгкая разминка, за которой последуют другие устрашающие акции.

Коррупция в России нестерпима, с ней сталкиваются стар и млад, её не приемлют все слои населения, она тягостна для самой власти, которая, кажется, обезумела от алчности и добровольно нисходит в преисподнюю, где её поглотит революция. Украинский Майдан собрал в себя возмущённый люд, который объявил войну Януковичу и его коррумпированным чиновникам. Тысячные толпы майдана собрались для борьбы с коррупцией за праведную, честную жизнь. Но в эти неорганизованные, исполненные возмущения толпы были внедрены рациональные и беспощадные группы, исповедующие насилие. Они была готовы заплатить за обладание властью любую цену. Этой ценой явилась кровь на улице Грушевского, потеря Украиной Крыма, чудовищная бойня на Донбассе, который больше никогда не вернётся в унитарную Украину, потеря мощной индустрии, делавшей Украину цивилизацией, хаос общественной жизни, нарастающая бедность, и в итоге чудовищная, небывалая и не снившаяся украинцам коррупция, против которой когда-то собирался обманутый майдан.

Сегодня Навальный, который борется с коррупцией, стремится в результате этой борьбы взять власть, войти в Кремль, предлагая народу заплатить за это любую цену. В новом витке нарастающей оранжевой революции применяются новые технологии и открытия. К их числу можно отнести использование в уличных демонстрациях и столкновениях с полицией детей и совсем ещё зелёных юнцов. Детская энергия не сравнима с энергией утомлённых, внутренне робких "протестантов".

Когда-то в молодости я был на спектакле блестящего режиссёра Спесивцева, который использовал в качестве артистов детей. Они играли Шекспира, «Ромео и Джульетту». И игра детей с их сумасшедшей энергией, неутомимой яростью, ошеломляла. Это был другой Шекспир, другие Ромео и Джульетта, это была эстетика невероятной силы и огня. Дети в уличных восстаниях и на баррикадах принесут на эти баррикады и восстания свою необузданную страсть и энергию, они пойдут не только на милицейские щиты и дубинки, а если, не дай Бог, случится беда, то и на пулемёты. Когда-то в средние века лукавые папы и короли использовали детей в крестовых походах, и те, собираясь из европейских столиц, шли, повинуясь воле проповедников и витий, освобождать Гроб Господень. А по пути к этому гробу выстилали своими трупами пыльные дороги средневековой Европы.

Крестовый поход детей вновь использован на Тверской неделю назад. Как и во всякой оранжистской технологии, по её классическим хрестоматийным лекалам предусмотрена сакральная жертва, предусмотрена предельная схватка с властями, в результате которой на улицах появятся трупы. Детские трупы на Тверской и Манежной - это и будет сакральная жертва, которая запрограммирована в череде оранжистских восстаний. Детская кровь на улицах Москвы - это магическое воздействие на власть, в результате которой власть цепенеет, распадается и покидает кремлёвские палаты. Как это было в августе 1991 года, когда три юноши, раздавленные боевыми машинами пехоты, обратили вспять бронетанковые дивизии маршала Язова. Сам Навальный является потенциальной сакральной жертвой. Как Борис Немцов, застреленный на Каменном мосту, своей кровью обрызгал кремлёвские стены, так Алексей Навальный, если его, не приведи Господь, пронзит пуля, своей смертью сотрясёт кремлёвские башни.

Недавние события на Тверской - не эпизод, не случайность. Это начало нового опаснейшего государственного процесса. На эти оранжистские проявления власть по-прежнему будет реагировать спецслужбами, силовыми подразделениями, национальной гвардией. Но этого недостаточно. Коррупция в стране должна быть подавлена. Частые случаи снисхождения к коррупционерам, таким, как Сердюков и Васильева, больше не должны повторяться. Нищающее население пристально следит за судьбой вельможных воров, которых то арестовывают, то отпускают на свободу. Главное, что может остановить нарастающий молодёжный протест – это долгожданное развитие, появление новых рабочих мест, новых современных заводов, научных центров, куда устремятся молодые люди, найдя себе место в общенациональном созидании. И конечно, у такой страны, как Россия, у такого народа, как русский, у других народов, которые испокон веков возводят Российскую империю, должна быть возвышенная, ориентированная на самые высокие духовные цели, идеология - идеология русской мечты.

В нацистских лагерях собирали детей и выцеживали из них кровь, чтобы питать этой кровью раненых солдат вермахта. Дети, если вас зовут на Тверскую, знайте: тем, кто вас зовёт, нужна ваша кровь.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > zavtra.ru, 1 апреля 2017 > № 2124713 Александр Проханов


Россия. ЦФО > Агропром > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124461 Надежда Пак

Деловой подход: как работает общепит в бизнес-центрах Москвы

Надежда Пак

Совладелица сети кафе «Рецептор»

Совладелица сети кафе «Рецептор» Надежда Пак рассказывает, как устроен сегмент общественного питания внутри столичных бизнес-центров и за счет чего можно выиграть конкуренцию у столовой со среднем чеком 300 рублей.

Первое кафе в бизнес-центре мы открыли год назад, в январе 2016. Для нас это было непаханое поле с обширным выбором площадей и стабильным трафиком из сотрудников ближайших офисов. Выбрав помещение в деловом квартале «Новоспасский» на Дербеневской набережной, мы были уверены, что не прогадали: близкое расположение от центра, аренда в два раза ниже, чем в остальных наших заведениях, и охват около 15 000 человек, которые работают здесь минимум пять дней в неделю. При этом мы понимали, что часть бизнес-процессов неизбежно придется перестроить под специфику локации, многое оптимизировать.

Время работы

Часы пик ресторана, ориентированного на сотрудников офисов, ярко выражены. Каждый будний день с полудня и до 16:00 заведение наполняется гостями, которые приходят на ланч. В эти часы у нас полная посадка, а потом наступает спад. Разумеется, это влечет за собой изменения в расписании ресторана. Все наши заведения работают по 12 часов, но в разные промежутки времени, самое оптимальное для кафе в бизнес-центре — 9:00-21:00 в будние дни, 10:00-22:00 в выходные. Мы постоянно анализируем загрузку заведения в БЦ и целенаправленно не уменьшаем время его работы, а наоборот увеличиваем. Например, раньше в выходные «Рецептор» на Дербеневской набережной открывался в 12:00, но у нас есть ранние гости из медицинской клиники по соседству, которые регулярно завтракают у нас. Также в деловой квартал приезжают посетители близлежащего музея, которым удобно перекусить и оставить машину на парковке. Таким образом, за год с момента открытия число посетителей нашего кафе в бизнес-формате выросло вдвое.

Скорость обслуживания

Расположение на территории делового квартала предполагает иной тайминг приготовления и подачи блюд — они должны быть значительно быстрее, чем для гостей остальных наших кафе. Сотруднику офиса на обед выделен всего час с учетом того, что ему нужно дойти до кафе и успеть вернуться на рабочее место. Чтобы сократить время подачи обедов до 10-15 минут вместо стандартных 15-25, мы постарались оптимизировать работу нашей кухни, установив таймер на каждое блюдо. Норматив зависит от наплыва посетителей: если их немного, то готовить проще и тайминг соответственно меньше, если гостей больше, то, наоборот, нагрузка увеличивается и тайминг тоже.

Каждый день мы сравниваем, кто из поваров всех «Рецепторов» уложился в норматив, а кто не успел. Управляющие заведений высылают данные по самым быстрым поварам в общий чат, «рекордсменам» мы начисляем небольшую ежедневную прибавку. Благодаря тайминговой системе удалось не только увеличить скорость отдачи блюд в среднем на 22%, но и активно вовлечь в этот процесс сотрудников кухни. Мы заметили, что это мотивирует поваров, многие даже стали реже ходить на перекур, чтобы не пропустить блюда. А один сотрудник и вовсе бросил вредную привычку.

Быстрая окупаемость бизнеса

Средний чек в кафе в бизнес-центре составляет 600-700 рублей на человека (без алкоголя с учетом дневной 20% скидки). Мало того, что скидка сказывается на снижении маржинальности блюд в меню, «Рецептор» вынужден конкурировать на территории делового квартала с десятком точек общественного питания и огромной столовой на 200 посадочных мест с чеком 300-350 рублей. В такой ситуации мы практикуем разные методы привлечения клиентов к нам. Мы посчитали: если хотя бы 1% от общего числа людей (15 000 человек) станет нашими постоянными гостями, это обеспечит максимальную загрузку кафе на каждый день и стабильную прибыль заведению. Перед открытием мы запустили акцию, по условиям которой первые три дня работы «Рецептора» кормили гостей бесплатно в определенные часы. Эту информацию разместили в интернете и даже записали видео-обращение для целевой аудитории БЦ (выслали ролик управляющей компании центра, попросили разослать арендаторам). Новость быстро облетела все сообщество и в первый же день к нам выстроилась огромная очередь. Люди приходили и занимали места, звонили коллегам, были даже небольшие потасовки. По окончании акции четвертого дня мы ждали с замиранием сердца, но задумка сработала — у нас была полная посадка! Так, затраты на продукты (70 тысяч рублей) нам удалось окупить всего за несколько часов работы в привычном режиме.

Основной плюс открытия в деловом центре — это быстрый выход на самоокупаемость. В первый же день ресторан получает выручку за счет стабильного трафика сотрудников БЦ. Обкатав все процессы на первом кафе на Дербеневской, в феврале 2017 года мы открыли новый ресторан в бизнес-формате на территории Центр городской культуры «Правда» в Москве.

Россия. ЦФО > Агропром > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124461 Надежда Пак


Россия. Весь мир. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124451

Дорогая моя столица: рынок офисной недвижимости в Москве готовится к восстановлению

Николай Казанский

управляющий партнер Colliers International

Москва уже давно борется за звание лучшего города для инвестиций в офисную недвижимость. Уже сейчас по ставкам аренды на премиальные офисы российская столица уступает только Лондону и Парижу

Несмотря на то что инвесторы давно воспринимают Париж и Лондон как преимущественную локацию для инвестиций, в 2017 году многое может измениться. Лондон ощущает (и продолжит ощущать) на себе последствия Brexit, в Париже ожидаются национальные выборы. На фоне ослабления Европы и также после начавшейся стабилизации рынка и оптимистичных прогнозов об осторожном росте ставок в среднесрочной перспективе в Москве российская столица может восстановить свои позиции.

По результатам 2016 года Москва оказалась на третьем месте в Европе по уровню арендных ставок на премиальные офисы в Центральном деловом районе (преимущественно центр Москвы, за исключением Москва-Сити, который мы считаем отдельным субрынком) с показателем $580 за квадратный метр (за год). На первом же месте по этому показателю традиционно находится Лондон (район Вест-Энд — $1150, Сити — $864), на втором — Париж ($630). До 2014 года Москва в течение десяти лет упорно боролась за первое место в этом рейтинге. Однако после осложнения макроэкономической ситуации и последовавшей девальвации национальной валюты, которая, в свою очередь, привела к снижению как стоимости активов, так и коммерческих условий, стала опускаться в рейтинге. По сравнению с 2012 годом стоимость аренды столичных премиальных офисов снизилась почти на 40% в долларах, тогда как в других столицах колебания ставок были незначительными.

Лондон и Париж – крупнейшие финансовые центры Европы, которые характеризуются сформированным офисным рынком, качественными ликвидными объектами, привлекательными для инвестиций, а главное – стабильными финансовыми условиями. Для транснациональных компаний Лондон является точкой входа в регион EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка), где компании продолжают свое развитие. Несмотря на то что в Лондоне в IV квартале 2016 года спрос на офисы немного сократился, что привело к незначительному снижению арендных ставок и росту свободных площадей, здесь нет такого понятия, как «системная вакансия», которая характерна для Москвы и Парижа и подразумевает помещения, которые в силу совокупности различных факторов (неудачная локация, техническое несовершенство объекта, некачественные планировки и другое) остаются пустыми на протяжении долгого времени. В Москве, которая по сравнению с Лондоном и Парижем по сути не является финансовым и экономическим хабом, тем не менее сосредоточена основная деловая активность страны. Потому офисный рынок пользуется спросом среди российских и международных компаний, которые готовы платить за качественные офисы.

Согласно исследованию Colliers «City of Influence», Лондон и Париж являются ведущими экономическими центрами Европы как в силу размеров рынка, так и в силу ряда факторов, позитивно влияющих на ведение и развитие бизнеса. Лондон остается более привлекательным городом по сравнению с Парижем в силу более гибкого и выгодного законодательства для ведения бизнеса. Этот фактор в определенной степени ограничивает способность Парижа стать основным финансовым центром Европы, коль скоро банковский сектор, размещающий сейчас свои штаб-квартиры в Лондоне, примет решение переместить рабочие места в другую локацию. При этом Париж остается ведущим рынком с точки зрения качества доступной рабочей силы, а также наличия и коммерческой доступности офисов.

В настоящий момент Лондон испытывает на себе последствия Brexit. Например, несколько крупных компаний уже заявили о планах вывести рабочие места из Лондона, сроки заключения новых сделок стали затягиваться, что не может не сказаться на рынке офисов. Уже в течение 2016 года в Лондоне было зафиксировано сокращение арендных ставок и объемов поглощения, тогда как доля свободных площадей увеличилась. Несмотря на рост вакантности, объем свободных офисов продолжает оставаться незначительным: 3,8% в Сити и 4,1% в Вест-Энде при совокупном объеме предложения порядка 17,5 млн кв. м. В Париже в 2016 году преобладали положительные тенденции: вакансия снизилась, ставки и объем поглощения увеличился. При этом во французской столице наибольшая активность арендаторов наблюдалась именно в центральных районах, тогда как на периферии спрос был недостаточным. В Париже вакансия составляет 6,7%, объем предложения — 36,5 млн кв. м. В Москве за десять лет совокупный объем офисного рынка увеличился в 2,5 раза и на сегодняшний день насчитывает более 17 млн кв. м качественных офисных площадей. Несмотря на стабилизацию ставок аренды и уменьшение уровня вакантных площадей о начале оживления рынка предложения говорить рано. В 2017 году будет постепенно преодолеваться нижняя точка активности, а более заметное наращивание темпов строительства начнется в 2018-2019 годах.

Что касается строительства новых объектов, то надо отметить, что в последнее время во всех городах из топ-3 было зафиксировано замедление темпов ввода новой офисной недвижимости. В Москве в 2016 году было введено 312 600 кв. м, что более чем в два раза меньше, чем в 2015 году, а также является минимальным значением за последние 15 лет. В Лондоне за два года темпы строительства сократились более существенно – в два раза в Вест-Энде и почти в четыре – в Сити, а в Париже снижение за последние два года составило около 20%.

Россия. Весь мир. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124451


Казахстан. ЦФО > Образование, наука > inform.kz, 31 марта 2017 > № 2123836 Надежда Кулепетова

Вопрос «куда пойти учиться» волнует сегодня и выпускников школ, и их родителей. Как сохранить престижность ВУЗа, каково соотношение качества и стоимости образования? Об этом корреспондент МИА «Казинформ» беседует с доцентом кафедры математического и программного обеспечения информационных систем филиала «Восход» Московского авиационного института (МАИ) в городе Байконур Надеждой Кулепетовой.

- Надежда Николаевна, сегодня возрастает спрос на инженеров, в том числе и для аэрокосмической отрасли. С какого времени в Байконурском филиале МАИ обучаются казахстанские студенты?

- В августе 1995 года между Министерством образования Республики Казахстан и Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию было подписано соглашение о подготовке специалистов в области космической техники из числа граждан РК, обучение которых осуществляется в соответствии с «Правилами приёма граждан в Московский авиационный институт». В 1996 году были учреждены образовательные гранты Министерства образования Казахстана, первый выпуск казахстанских студентов состоялся в 2001 году. Согласно статистике, количество выпускников, обучающихся в филиале «Восход» МАИ за счет средств МОН РК в период с 2001-2017годы (зима), составила 322 человека. На сегодняшний день 149 студентов обучаются за счет образовательных грантов РК. С 1996 года по настоящее время выпущено специалистов - граждан Республики Казахстан около 1500 человек.

- Получается, основная часть студентов училась платно. Какова стоимость обучения сегодня?

- Филиал осуществляет подготовку инженеров и бакалавров по востребованным, современным направлениям подготовки: прикладная математика, информатика и вычислительная техника, менеджмент. Уровень квалификации - бакалавр. Годовое обучение по менеджменту и прикладной математике на очном отделении обойдется студентам в 93480 рублей (по курсу на сегодня это 517 тысяч тенге -прим.авт.) Обучение по специальности «информатика и вычислительная техника» обойдутся дороже - 100150 рублей ( 554 тысячи тенге). Образование по специальности «Испытание летательных аппаратов» - уровень квалификации - специалист самое дорогое - 144 640 рублей (почти 800 тысяч тенге). Оплата за обучение на заочном отделении на порядок ниже.

- МАИ считается очень престижным ВУЗом как в России, так и в Казахстане. К примеру, значительную часть специалистов Казкосмоса составляют выпускники российской альма-матер аэрокосмического образования. Каковы условия обучения для казахстанцев в байконурском филиале МАИ?

- Абитуриенты - граждане Республики Казахстан, проживающие в городе Байконур, могут поступить в филиал «Восход» МАИ в трех случаях. По результатам Единого государственного экзамена, проводимого образовательными учреждениями Российской Федерации (ЕГЭ), по вступительным испытаниям (экзаменам), проводимым филиалом самостоятельно, а также став обладателями образовательных грантов Министерства образования и науки Республики Казахстан на обучение в филиале.

- Байконур - закрытый, режимный город, как быть казахстанцам, которые хотели бы учиться в МАИ на Байконуре?

- Граждане Республики Казахстан, не имеющие регистрации в городе Байконур, могут стать студентами института, получив образовательный грант Министерства образования и науки РК на одну из специальностей/направление подготовки, обучение по которым осуществляется в филиале. На период обучения им предоставляется благоустроенное общежитие.

- Когда начинается прием документов и вступительные экзамены в филиале «Восход» МАИ?

- Прием документов для поступления на очную и очно-заочную формы обучения в филиале начнется 20 июня 2017 года. Вступительные экзамены проводятся в филиале в период с 11 июля по 25 июля. Для всех направлений подготовки или специальностей требуются результаты по профильной математике и русскому языку. Помимо этого, для поступления на каждое из направлений/специальность установлен свой базовый предмет. На «Прикладную математику» это - «Информатика и информационно-коммуникационные технологии» (ИКТ), на «Информатику и вычислительную технику», а также специальность «Испытание летательных аппаратов» - «Физика», на «Менеджмент» -«Обществознание».

Баллы по всем дисциплинам должны быть не ниже минимальных, установленных правилами приема в МАИ на 2017 год, а именно: русский язык - 48, математика - 39, информатика и ИКТ - 50, физика - 40, обществознание - 50 (исходя из 100 баллов по каждой дисциплине).

- Как можно получить образовательный грант МОН РК для поступления в филиал «Восход» МАИ?

- Во-первых, для этого абитуриенты должны по окончании общеобразовательной школы, колледжа успешно пройти итоговую аттестацию и единое национальное тестирование. Профильные предметы по каждой специальности будут установлены Министерством образования и науки РК. К примеру, в 2016 году для поступления на технические специальности/направления подготовки в филиал «Восход» МАИ выпускникам требовалось пройти тестирование по математике, физике и русскому языку, на «Менеджмент» - по математике, географии и русскому языку. Во-вторых, в период приемной кампании нужно подать документы в один из государственных вузов Республики Казахстан (проще по месту жительства), указав в заявлении код филиала - 989 и коды выбранной специальности или направлений подготовки в порядке приоритетности. При этом сроки подачи документов для участия в конкурсе на получение гранта Министерства образования и науки Казахстана нужно уточнить в приемной комиссии вуза. В третьих, дождаться результатов конкурса (приблизительно до 10-15 августа), которые будут опубликованы в интернете и газете «Казахстанская правда».

Далее, обладатели образовательных грантов Республики Казахстан на обучение в филиале «Восход» МАИ приезжают в город Байконур с необходимым пакетом документов для оформления личных дел. Дополнительные вступительные испытания в филиале для них не проводятся. Иногородние студенты в период учебы проживают в комфортабельном общежитии института.

- Спасибо, Вам, Надежда Николаевна, за актуальную информацию.

Казахстан. ЦФО > Образование, наука > inform.kz, 31 марта 2017 > № 2123836 Надежда Кулепетова


Россия. ЦФО > Рыба > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122190

Комментарий. Илья Шестаков обозначил приоритеты Росрыболовства на 2017 год.

30-31 марта 2017 года в Подмосковье проходит коллегия Росрыболовства, посвященная итогам деятельности Агентства в 2016 году и задачам на 2017 год. Актуализированная стратегия развития рыбохозяйственного комплекса России может быть принята до конца текущего года.

«В этом году необходимо завершить подготовку стратегии развития рыбохозяйственного комплекса (РХК) на период до 2030 года и создать организационные и финансовые условия для ее исполнения, – заявил на коллегии заместитель министра сельского хозяйства России – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. – Для этого будет создан Cовет по стратегическому развитию РХК с участием представителей бизнес-сообщества как органа, осуществляющего мониторинг реализации стратегии и формирующего важнейшие инициативы для будущего отрасли».

Докладчик представил актуализированную долгосрочную стратегию развития рыбопромышленного комплекса. Важнейшие направления состоят из 10 пунктов. Вместе с созданием Совета, Илья Шестаков поручил совместно с Всероссийской ассоциацией рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) организовать проектный офис с целью осуществления поддержки или прямого управления основными стратегическими программами, включая создание отраслевого института развития рынков на базе проекта «Русская рыба». Здесь будет формироваться полноценный маркетинговый институт международного уровня.

Доля российской рыбы в магазинах выросла до 83%, и это выше порогового значения, определенного доктриной продовольственной безопасности. Глава ведомства рассказал, что в 2016 году вылов водных биоресурсов увеличился на 5,6% – до 4,67 млн тонн, что стало рекордом за последние 20 лет. Импорт рыбы и рыбной продукции снизился на 8,7% – до 511 тысяч тонн, а экспорт возрос на 6% – до 1,912 млн тонн. Происходит постепенное замещение импорта лосося, сельди, скумбрии, хотя риски для продовольственной независимости по-прежнему сохраняются, если отмена продуктовых контрсанкций произойдет в краткосрочной перспективе.

В 2016 году после почти 25-летнего перерыва рыбаки возобновили промысел иваси, ее вылов составил около 9 тыс. тонн. Тихоокеанской скумбрии, промысел которой тоже начался после длительного перерыва, выловлено 7,8 тыс. тонн. И.Шестаков также сообщил, что оборот отрасли в прошлом году составил 290 млрд рублей, что на 11% больше, чем в предыдущем году.

В то же время он отметил, что аквакультура пока занимает скромное место в структуре показателей рыбохозяйственного комплекса. «По оперативной информации Минсельхоза, по итогам 2016 года производство составило чуть более 200 тыс. тонн, при этом рост к 2015 году превысил 30%, — сказал он. — В средней долгосрочной перспективе аквакультура остаётся одной из точек роста отрасли, и Росрыболовство будет продолжать оказывать различного рода поддержку производственным предприятиям, а также работать над совершенствованием отраслевого законодательства».

Рассчитываем, что с реализацией инвестиционных проектов появятся в значительных объемах новые и традиционные продукты высокого качества для конечного потребления. Будут развиваться инфраструктура «холодной цепи» и новые форматы торговли, включая электронную коммерцию, заявил выступающий. Качественный маркетинг, качественный продукт и качественная логистика – эти три компонента Илья Шестаков назвал залогом развития потребления рыбы в стране.

Для обеспечения эффективной господдержки реализации стратегии-2030 также необходимо подготовить предложения по актуализации государственной программы «Развитие рыбохозяйственного комплекса».

«В 2017 году пройдет серия общественных обсуждений Стратегии, в том числе на площадке Международного рыбопромышленного форума, который состоится в сентябре в Санкт-Петербурге. Рассчитываем, что новая стратегия будет утверждена Правительством России до конца года», – сказал руководитель агентства.

Перечисляя основные задачи на 2017 год, Шестаков отметил, что большую работу нужно проделать по принятию всех нормативно-правовых актов для реализации нового закона о рыболовстве. «Нам предстоит не только провести отбор инвестиционных проектов, но и самое сложное – провести кампанию по перезаключению договоров по распределению квот на новый период. Надо готовиться уже сейчас, поэтому поручаю профильному управлению разработать перечень мероприятий для решения этой задачи», – подчеркнул докладчик.

Особое внимание при организации рыболовства будет уделено созданию условий для развития промысла перспективных объектов: необходимо подготовить планы мероприятий по развитию добычи сардины иваси и тихоокеанской скумбрии, черноморской хамсы, каспийской кильки и иных перспективных водных биоресурсов. Отдельная комплексная задача – развитие прибрежного рыболовства в Республике Крым. В регионе остро стоят вопросы совершенствования правил рыболовства, обновления малотоннажного флота и развития береговой инфраструктуры.

Уйти от сырьевой направленности

Перед индустрией стоят новые вызовы. Одним из главных рисков отечественного рыболовства в условиях современной, глобальной экономики, как заявил Илья Шестаков, остается сырьевая направленность. Уход от нее – важнейшая задача.

Среди тенденций глава ведомства назвал снижение цен на продукцию от производителей. «При этом специфика отечественного рыболовства состоит в крайне ограниченном потенциале роста объемов производства в ряде ключевых сегментов, который не может компенсировать снижение цен на сырьевые товары», – подчеркнул глава агентства. Он отметил относительно низкий уровень покупательской способности в стране.

«Точки роста» федеральное агентство видит в развитии глубокой переработки, прежде всего тресковых, увеличении добычи сардины и скумбрии на Дальнем Востоке, развитии морских биотехнологий. Шестаков назвал безусловным приоритетом стимулирование притока частных инвестиций и повышение инвестиционной привлекательности отрасли.

Он отметил, что в проекте стратегии заложены не только задачи, но и механизмы их реализации – «как нефинансовые, так и необходимость финансового субсидирования отрасли по ряду перспективных направлений».

Одной из самых важных тем глава ФАР назвал квоты в инвестиционных целях. Они вводятся как эффективный инструмент стимулирования инвестиций в тех сегментах, где существует серьезный потенциал роста. «Без дополнительных бюджетных расходов инвестквоты способны, по оценкам экспертов, привлечь свыше 200 млрд рублей инвестиций в строительство флота и береговых заводов в течение 5-7 лет. В результате могут быть построены свыше 100 судов и 10 крупных береговых заводов, что позволит увеличить годовой вклад отрасли в ВВП более чем на 50 млрд рублей. Это внушительный рост экономической отдачи от освоения биоресурсов: свыше 50% в среднем на тонну вылова. Так что речь здесь идет не о квотах под киль, а, если угодно, о квотах под добавленную стоимость», – подчеркнул Илья Шестаков. На нынешней неделе проекты будут направлены в Правительство РФ.

Руководитель Агентства также поднял вопрос оптимизации работы отраслевых НИИ. Для этого ВНИРО поручено подготовить план мероприятий по совершенствованию системы научных учреждений, включая организационную структуру, а также предусмотреть внедрение новых методов анализа данных и прогнозирования, развитие научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. «Надо принимать решение по объединению дальневосточных научно-исследовательских судов, в этом году необходимо проработать вопрос о создании единого научного центра на Дальнем Востоке», – подчеркнул Шестаков.

2016 год для отраслевых институтов прошел непросто. «К сожалению, мы продолжаем сталкиваться с сокращением бюджетного финансирования. В 2016 году было выполнено около 1,3 тыс. экспедиций, что на 11% меньше 2015 года. Такое положение вещей позволяет науке выполнять лишь поддерживающую функцию, в то время как интересы отрасли требуют расширения объемов и спектра исследований», – заявил руководитель агентства.

Есть и положительные сдвиги. «Началось проектирование новых современных НИС, которое должно закончиться в 2018 г.». «В 2017 году, я думаю, мы сможем определиться и по источникам финансирования строительства этих судов», – отметил докладчик.

Руководитель Росрыболовства признал: «На определенные недостатки указали правоохранительные органы и Счетная палата Российской Федерации. За последнее время в системе управления научными учреждениями было принято несколько кадровых изменений». В январе управление науки и образования Росрыболовства возглавил Сергей Голованов, а директором ВНИРО теперь является Кирилл Колончин. Глава агентства пожелал новому руководству обратить внимание на необходимость «устранения недостатков, продолжения работы по оптимизации расходов и внедрению новых методов оценки запасов и сбора данных».

Административные барьеры рыбопромышленники называют одними из главных проблем отрасли и препятствий к развитию внутреннего рынка. Вопрос актуален и с точки зрения развития инфраструктуры морских рыбных терминалов. К снижению барьеров нужен системный подход, подчеркнул руководитель Росрыболовства. Он поручил всесторонне обсудить проблему административных барьеров с участием заинтересованных властей, Агентства стратегических инициатив (АСИ) и бизнес-объединений. Результатом должна стать комплексная «дорожная карта» по снижению таких препятствий.

Поможет электронный промысловый журнал

Предполагается, что снижению барьеров в отрасли поможет внедрение электронного промыслового журнала. Уже сейчас такой программно-технический комплекс установлен и функционирует примерно на 100 судах рыбопромыслового флота. «Хорошее начало положено. Необходимо продолжать информатизацию отрасли», – заявил выступающий.

Он отметил, что в 2016 г. продолжалась работа по повышению эффективности использования госимущества рыбных терминалов морских портов, находящегося в ведении ФГУП «Нацрыбресурс». Правительством утвержден план мероприятий по модернизации и развитию портовой и рыбохозяйственной инфраструктуры. Заключен ряд долгосрочных договоров аренды с обязательствами осуществлять инвестиции в развитие холодильной инфраструктуры. «Много раз нам вежливо пытались объяснить, что ничего у нас в этом направлении не получится и надо сдать причалы, несмотря на потерю специфики. Мы уверены, что результат принятого нами решения будет положительным, – порадовал Шестаков. – По сути, опять мы нефинансовыми активами сможем улучшить ситуацию в рыбохозяйственной инфраструктуре».

Шестаков подчеркнул, что соответствующие пункты плана мероприятий должны быть выполнены качественно и в установленные сроки. В первую очередь это разработка и утверждение стратегии развития рыбных терминалов. Кроме того, предусмотрена подготовка предложений о механизме реализации инвестпроектов в отношении гидротехнических сооружений, находящихся в федеральной собственности. «Дополнительно с учетом принятых правительством решений подведомственным учреждениям поручаю подготовить план по акционированию и приступить к его реализации, — информировал глава Росрыболовства. — Это касается наших ФГУП».

Греет душу забота о нас, покупателях. Глава агентства обратил внимание, что весьма остро стоит вопрос стоимости рыбопродукции. Покупателям часто по высоким ценам предлагают товар низкого качества, например, так называемую «охлажденную рыбу». «Несмотря на то, что регулирование торговых сетей не является компетенцией Росрыболовства, мы не можем занимать пассивную позицию, – заявил Илья Шестаков. – Для исправления ситуации поручаю ужесточить контроль за выдачей предприятиям технических условий в отношении охлажденной и размороженной рыбопродукции, а также во взаимодействии с Россельхознадзором и Роскачеством за соблюдением условий хранения и реализации рыбопродукции в целом».

Хорошо бы эти слова претворить в дела.

Итоги реализации национального плана по противодействию ННН-промыслу в 2016 году Шестаков назвал весьма позитивными: удалось проконтролировать законность добычи более 80% экспортируемых уловов (в 2015 г. – около 60%). Однако обстановка с соблюдением законодательства в сфере рыболовства на внутренних водоемах остается сложной: количество выявленных нарушений превысило 100 тысяч. Для пресечения организованного браконьерства планируется шире использовать командирование сотрудников теруправлений во время нереста, активно привлекать общественные организации. Также необходимо закончить работу по закреплению перекрестных полномочий между инспекторами Росрыболовства, Рослесхоза и охотнадзора, отметил глава Агентства. Он подчеркнул: «Необходимо выявлять и расставаться с сотрудниками, которые допускают нарушения действующего законодательства, поддерживать и поощрять сотрудников, которые ведут борьбу с правовым нигилизмом и браконьерством в нелегких условиях».

В структуре показателей рыбного хозяйства аквакультура пока занимает скромное место, однако в средне- и долгосрочной перспективе она остается одной из точек роста отрасли, особенно лососеводство и марикультура. «Пресноводная аквакультура, на которую сегодня приходится свыше 70% объемов производства, должна сохранить и преумножить свою роль как важного инструмента обеспечения продовольственной безопасности», – отметил глава агентства. Перспективы повышения эффективности воспроизводства связаны с завершением организационной реформы. В 2017 г. планируется закончить формирование Главрыбвода, присоединив к нему дальневосточные заводы.

Шестаков сообщил, что крупным резервом развития аквакультуры является формирование новых рыбоводных участков и предоставление их в пользование. Он посетовал, что до сих пор управлением аквакультуры совместно с институтами «разрабатывается стратегия проведения компенсационных мероприятий, определение приоритетных объектов для выпуска, определение потенциально возможных перспектив и для аквакультуры». «Год мы уже это все обсуждаем, решений пока нет. Надеюсь, к июню эта работа будет завершена», – заметил глава Росрыболовства.

Выступления участников были по делу. Так, депутат Госдумы Владимир Блоцкий сообщил: «В Госдуме рассматривают два законопроекта: о любительском рыболовстве, который принят в первом чтении, о внесении изменений в закон об аквакультуре. Здесь идет плотная работа на площадках ГД с рабочими группами. Я считаю, что в весеннюю сессию эти документы примут и они будут применяться в РФ».

Член Совета Федерации Людмила Талабаева предложила уделить особое внимание проведению ресурсных исследований, которое замедлилось из-за сокращения вдвое финансирования науки.

С большим интересом было выслушано сообщение президента Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Германа Зверева об экономических результатах работы РХК в 2016 году и основных факторах развития в 2017 году.

Много полезных предложений по совершенствованию работы отрасли предложили представители пограничной службы, службы экономической безопасности ФСБ, Генпрокуратуры…

Встреча с журналистами

Спецкор «Крестьянских ведомостей» задал вопрос И. Шестакову: улов рыбы растет, а как это скажется на ценах?

Руководитель Агентства ответил: в России цены на рыбу в 2017 году с учетом высокого уровня добычи и неплохих запасов могут быть стабильны или даже снизиться. При этом насколько могут снизиться цены на рыбную продукцию, он не сказал. По его словам, в 2016 году цены у рыбаков на основные виды водных биологических ресурсов выросли примерно на 7%, что в целом соответствует уровню инфляции.

Думаю, выражу мнение всех российских покупателей: цены на рыбу в розничной торговле кружат голову – они выше, чем на мясо! Здесь нужны кардинальные меры. Ведь рыба – продукт первой необходимости!

Отвечая на другой вопрос, И. Шестаков пояснил, что правительство отобрало ряд товаров, на которые предлагает ввести маркировку. В список попали черная и красная икра. Теперь необходимо провести согласование со странами ЕАЭС. При этом глава Агентства отметил, что маркировка черной и красной икры не повлияет на стоимость продукции.

Илья Шестаков информировал: «Если перспективно ставить задачу, наверное, к 2022–2023 году, когда у нас новые суда появятся, мы можем прирасти на миллион тонн — до 5,6–5,7 млн тонн (рост 20%)». Правда, заметив, что в производстве аквакультуры в текущем году не будет такого значительного роста, как в 2016-м — более 30%, но ожидается рост производства на уровне 3–5%.

Росрыболовство и Союз аквакультуры договорились

В присутствии СМИ руководитель Росрыболовства Илья Шестаков и президент Союза аквакультуры Юрий Киташин заключили соглашение о взаимодействии. Оно предполагает сотрудничество при разработке программ обучения и повышения квалификации персонала в области рыбоводства, совместное формирование тематик научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и их дальнейшее внедрение в производство, а также подготовку рекомендаций и выработку управленческих решений, направленных на сокращение импортной зависимости.

По предварительным данным, объем производства аквакультурной товарной рыбы и морепродуктов в 2016 году увеличился на 14% по сравнению с 2015 годом – до 174 тыс. тонн, рыбопосадочного материала – почти на 26%, до 31,3 тыс. тонн. В целом, рыбоводными хозяйствами в прошлом году выращено 205,3 тыс. тонн водных биоресурсов против 178,1 тыс. тонн годом ранее. Согласно показателю отраслевой госпрограммы, к 2020 году объем производства товарной аквакультуры должен превысить 315 тыс. тонн.

С начала кампании по формированию новых рыбоводных участков (стартовала во второй половине 2015 года), под осуществление аквакультуры дополнительно выделено около 170 тыс. га акваторий, из которой уже предоставлено в пользование 50 тыс. га, остальные площади будут распределены на аукционах в ближайшее время. Ранее до вступления в силу Закона об аквакультуре рыбоводство в Российской Федерации осуществлялась на 320 тыс. га. Таким образом, рыбоводный фонд увеличился более чем на 50%.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Рыба > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122190


Россия. ЦФО > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122185

Документы только в электронном виде на получение с\х субсидий будут принимать с 2019 года.

В Мособлдуме прошёл круглый стол на тему: «Создание службы «Одного окна» для упрощения получения государственной поддержки сельскохозяйственными производителями Московской области».

Открывая заседание, председатель профильного Комитета областного парламента Сергей Керселян отметил, что в настоящее время в регионе отсутствует возможность подачи документов для получения субсидии в электронном виде: каждый получатель субсидии подаёт типовой комплект документов для получения 14 видов различных субсидий. Всего субсидии на данный момент получают 287 хозяйств.

По словам Керселяна, проблема неоднократно поднималась на выездных заседаниях Комитета подмосковными фермерами, которые обращались к властям региона с просьбой упростить процедуру подачи документов на получение субсидий. В результате был разработан соответствующий проект, и первыми новшество опробуют на себе 3 муниципалитета: Ногинск, Серебряные Пруды и Озёры.

Как рассказал заместитель министра сельского хозяйства региона Игорь Жаров, порядок работы таков: получатель субсидии подаёт документы в электронном виде самостоятельно через ПГУ Московской области или с помощью МФЦ. Они подписываются электронно-цифровой подписью, затем поступают в информационную систему Министерства через Модуль взаимодействия. Далее сотрудники Министерства проверяют информацию заявителя. Статус и решение по заявлению получатель субсидии сможет узнать через ПГУ Московской области.

Было отмечено, что после перевода услуги в электронный вид подача документов в бумажном виде сократится на 50% к 2018 году, а к 2019 прекратится полностью. Также планируется, что произойдет сокращение времени обработки документов, поданных сельхозтоваропроизводителем — с 1-2 часов до 10 минут.

Со своей стороны, представители фермерских хозяйств муниципалитетов выразили беспокойство по поводу оплаты за получение такой услуги в МФЦ. Однако их заверили, что услуга будет предоставляться бесплатно.

Россия. ЦФО > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122185


Россия. ЦФО > Рыба. Судостроение, машиностроение > fishnews.ru, 29 марта 2017 > № 2122205 Сергей Мазохин

Построить флот и не разориться.

Сергей МАЗОХИН, Начальник управления гражданского судостроения АО «Судостроительный завод «Вымпел».

Задача по обновлению флота ставит судовладельца перед дилеммой: строить новые суда или приобрести подержанные за рубежом. При принятии решения на чашу весов обычно кладется цена проекта, но при беглом взгляде эти цифры могут создать ложное впечатление. Не лишним будет посмотреть, из чего складывается стоимость постройки судна в нашей стране, почему покупка техники «с пробегом» не всегда обходится дешевле и в каких случаях есть шанс получить реальную экономию.

Новое судно или б/у

Рыболовство как бизнес непосредственно зависит от состояния эксплуатируемого флота, его надежности и эффективности: устаревшая техника несовместима с развитием компании. Закупка подержанных иностранных судов решает вопрос лишь частично, а их конечная стоимость с учетом ряда факторов может оказаться не столь привлекательной по сравнению с новостроем.

Как правило, за рубежом приобретаются суда, устаревшие либо морально, либо технически, что влечет за собой соответствующие затраты на обслуживание. Другой статьей расходов, и порой весьма существенных, станет реклассификация, для которой потребуется выполнить все требования Российского морского регистра. Разумеется, любому судну иностранной постройки не избежать и таможенных платежей.

К тому же специфика работы зарубежных судов может сильно отличаться от российской. Например, на Северном бассейне наши рыбаки ведут промысел в открытом море, тогда как их норвежские коллеги ловят в основном прибрежной зоне, что вкупе с внутренним законодательством определяет особенности местного судостроения. Поэтому норвежские суда для «прибрежки» шире и с большой осадкой, что в свою очередь отражается на их мореходных качествах и не слишком подходит российским компаниям. Необходимость переобучения и адаптации команды к новым условиям может занять длительное время, соответственно снижая эффективность работы судна на начальном этапе.

Все эти риски нужно учитывать при приобретении за рубежом судов, бывших в эксплуатации. Издержки, в том числе и временные, в комплексе могут оказаться значительно больше, чем в случае строительства. При заказе нового судна можно заранее учесть специфику промысла, район плавания, требования по безопасности и экономичности, сделав его максимально эффективным для нужд конкретного предприятия. Главный минус тут, естественно, – цена.

Как не ошибиться с заводом

Экономика работы судостроительного предприятия – сложный механизм, который зависит от множества факторов. В их числе – объем заказанных судов, их стоимость, эффективность верфи, политика управляющей организации, уровень оснащенности завода, его энергоэффективность и прочее. Для крупнотоннажного флота в нашей стране вариантов площадки для строительства по-прежнему немного, но заказчики средних и мелких судов могут позволить себе подойти к выбору завода более вдумчиво.

Если говорить об опыте производства рыбопромысловых судов, то практически все предприятия находятся в равных условиях. Поэтому имеет смысл обращать внимание на то, как работает завод, сколько судов в год и какого типа он выпускает, какова численность работников, есть ли собственное конструкторско-технологическое бюро. Если предприятие расположено не у моря, стоит уточнить, если ли возможность вывода судна по внутренним водным путям. Самое главное, чтобы завод не был банкротом и не имел финансовых или юридических проблем.

Ввиду объективных различий верфей в России подход к ценообразованию у них тоже будет отличаться. Один из наиболее значимых критериев для формирования оптимальной цены – соответствие типа судна специфике предприятия. Например, завод, который специализируется на строительстве крупнотоннажных судов с длительным циклом производства и издержек, вряд ли сможет предложить оптимальную цену для малотоннажного судна.

Где можно сэкономить

Цена контракта на строительство нового судна складывается из себестоимости строительства, прибыли судостроительного завода и налога на добавленную стоимость (НДС). Чаще всего большинство вопросов связано именно с определением себестоимости, которая в свою очередь формируется из прямых и косвенных затрат.

К прямым затратам относятся расходы на материалы, оборудование и комплектующие изделия, основная заработная плата производственных рабочих и иные расходы, непосредственно связанные с выполнением строительных работ. Косвенные затраты включают расходы на содержание предприятия. Как правило, это фиксированная цифра, которая зависит от эффективности работы судоверфи и тоннажа судна. Таким образом, оптимизировать цену строительства можно только за счет уменьшения прямых затрат.

При определении себестоимости судна применяется два подхода – расходный и доходный. В первом случае заказчик выбирает проект, который его полностью устраивает, и исходя из этого выбора осуществляется расчет затрат завода на строительство. Второй подход подразумевает, что заказчик просчитывает экономику эксплуатации судна и выбирает оптимальный проект с учетом будущей окупаемости. В этом случае приоритетом является стоимость, которая должна укладываться в определенную сумму.

Снизить стоимость строительства возможно в обоих случаях, но целесообразно озаботиться этим еще на этапе проектирования. В противном случае добиться экономии будет очень сложно. Заказчику нужно тщательно проанализировать и понять, какие требования действительно важны для будущего проекта. Ведь чем сложнее, производительнее и тяжелее судно, тем оно дороже.

Для оптимизации стоимости строительства необходимо:

- подобрать требуемые характеристики судна с учетом условий его работы (размеры, объем трюма, мощность силовой установки и прочее);

- выбрать необходимый набор функций и основное оборудование;

- определить производителей основного оборудования.

Обычно затраты на оборудование и материалы – самая дорогостоящая часть, до 50-60% от стоимости нового судна. Еще около 10-15% приходится на оплату труда основных производственных рабочих и субподрядные работы. В целях экономии стоит снижать количество оборудования, его закупочную цену и уменьшать вес судна за счет изменения его размера и установки современной компактной техники.

Чем поможет государство

Снизить расходы при строительстве нового судна заказчик может, прибегнув к помощи государства. Законодательством предусмотрен ряд льгот, которые целесообразно использовать и для строительства рыбопромыслового флота. Одной из них является применение нулевой ставки НДС для судов, построенных на российских верфях, при условии их регистрации в Российском международном реестре судов. Рыболовное судно также может претендовать на включение в этот реестр, если его валовая вместимость составляет более 80 регистровых тонн.

Кроме того, на рыбаков распространяются стимулы, предусмотренные подпрограммой «Государственная поддержка» государственной программы «Развитие судостроения и техники для освоения шельфовых месторождений на 2013 – 2030 годы». В рамках этой подпрограммы есть возможность получить субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам и лизинговым платежам в размере 2/3 ключевой ставки. Порядок предоставления таких субсидий предусмотрен постановлением правительства № 383 от 22 мая 2008 г. Планируется продление срока действия постановления, после чего эта мера может применяться и при строительстве рыбопромысловых судов за счет кредитных средств или лизинга.

Ожидается, что в этом году правительство примет и другое постановление, позволяющее субсидировать часть затрат на приобретение (строительство) новых гражданских судов взамен сданных на утилизацию судов старше 30 лет, которые не менее пяти лет находились в собственности судовладельца. Размер так называемого судового утилизационного гранта может покрыть 10% стоимости нового судна, но не более установленного предела.

Отдельного внимания заслуживает вопрос финансирования строительства флота. В силу специфики судостроения (высокая стоимость судов, длительный срок окупаемости) и эксплуатации флота немногие структуры готовы выделять средства под такие проекты.

В настоящее время в нашей стране действует несколько лизинговых компаний, в задачи которых входит финансирование гражданского судостроения. Имея определенный опыт реализации судостроительных проектов и применения мер господдержки, они могут предложить более выгодные условия по предоставлению лизинга рыбопромышленникам. Напротив, организации, у которых отсутствует опыт работы в этой сфере, зачастую склонны отказываться от сделки или выдвигать заведомо невыгодные для клиента условия. При высоком проценте привлеченных возвратных средств окупаемость судна может быть более длительной или отсутствовать вовсе.

Таким образом, при работе с российскими верфями у рыбаков есть ряд возможностей регулировать стоимость строительства новых судов. Их грамотное применение может сделать обновление флота экономически более эффективным.

Россия. ЦФО > Рыба. Судостроение, машиностроение > fishnews.ru, 29 марта 2017 > № 2122205 Сергей Мазохин


Россия. ЦФО > Агропром. Экология > fruitnews.ru, 29 марта 2017 > № 2119663

Стартовало первое в России исследование рынка органического сельского хозяйства и биологизации земледелия

Союз органического земледелия представил в инновационном центре Сколково первое в России исследование рынка органического сельского хозяйства и биологизации земледелия.

Исследование пройдет с марта по октябрь 2017 года и охватит все регионы РФ, аграрные ВУЗы, ВНИИ, в нем примут участие различные категории производителей, торговые сети, частные магазины, эксперты. Исследование станет базой для дальнейшего развития данных направлений.

Инициатор исследования - Союз органического земледелия, партнерами выступят: Министерство сельского хозяйства РФ, Россельххозцентр, ФГБОУ ДПО «Федеральный центр сельскохозяйственного консультирования и переподготовки кадров АПК», ФГБНУ ВНИИ экономики сельского хозяйства, Всероссийский институт аграрных проблем и информатики им. А.А.Никонова, ФГБНУ «ВНИИ фитопатологии», Фонд «Сколково», РИСИ, Санкт-Петербургский экосоюз.

«Пока мы занимались точечной модернизацией, обсуждали вопросы, связанные с некоторыми выборочными приоритетами и их поддержкой – это, безусловно, хорошо, но недостаточно, – мир формировал новые заделы, которые по эффективности просто сметают все на своем пути. К сожалению, мы эту гонку почти проиграли, но у российского АПК есть возможность вписаться в новую технологическую волну», - говорит Александр Чулок, замдиректора Форсайт-центра Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ.

Эксперты отмечают, что наконец-то в рутину принятия решений встраиваются более прогрессивные методы прогнозирования. На сегодняшний день только 0,2% от всех сельхозугодий страны — 384 тыс. га — сертифицированы как органические.

«У нас на потребление органической пищевой продукции приходится лишь 0,04% от всего объема розничных продаж. А среднее потребление органической продукции в России составляет 0,8 евро на человека в год, когда мировой показатель — где-то 10 евро, а в США — 111 евро», — говорит Василий Таран.

«Мы знаем, что нужно, но, к сожалению, не совсем знаем, как это сделать. В России принято три национальных стандарта на органическую продукцию, один межгосударственный стандарт стран СНГ. Региональные законы об органическом сельском хозяйстве приняты в Воронежской, Ульяновской областях, Краснодарском крае. Советом Федерации принят модельный закон об органическом сельском хозяйстве. В Белгородской области действует региональная программа биологизации земледелия. При этом, отсутствуют многие вводные данные для создания системы развития этих направлений, измеримые качественные и количественные показатели и индикаторы для оценки состояния рынка, динамики его развития, необходимые для разработки госпрограмм, планирования инвестиций. Отмечается высокая степень хаотичности процессов, разрыв коммуникаций», - говорит Председатель Правления Союза органического земледелия Сергей Коршунов.

Авторы исследования отмечают, что до сих пор неизвестно количество сертифицированных по международным стандартам производителей органической продукции. В Таможенной службе нет ОКВЭД на органические продукты, соответственно неизвестно, сколько Россия импортирует и экспортирует органической продукции. Нет данных о товаропотоках, структуре продаж, целевых группах, мало изучен опыт хозяйств в разных регионах. С биологизацией земледелия еще сложнее, эта область сельского хозяйства никак не регламентирована.

«В результате покупатель не понимает разницы между органик, эко, био, фермерскими продуктами и в чем преимущество органического или биологизированного продукта», - подчеркивает Сергей Коршунов.

Специалисты Союза органического земледелия считают, что для дальнейшего развития органического сельского хозяйства необходимы система знаний и определений, индикаторы, позволяющие анализировать, планировать, отслеживать динамику, разрабатывать стратегии развития, дорожные карты, региональные программы, государственные стратегии. Новое исследование призвано ответить на вопросы о ресурсном и кадровом обеспечении, степени мотивации и уровне знаний, количестве пригодных для органики земель, экономических, экологических и социальных эффектов, новых нишах и перспективных рынках, товарных группах.

По оценке Союза органического земледелия, в будущем органическое земледелие может занять около 10% российского АПК, а экологическое (биологизированное) земледелие, в котором используются отдельные методы органического земледелия, — около 80%.

Россия. ЦФО > Агропром. Экология > fruitnews.ru, 29 марта 2017 > № 2119663


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 марта 2017 > № 2116774 Марат Хуснуллин

Марат Хуснуллин: «Чтобы сотворить чудо, надо порвать все жилы»

Сергей Собянин почти за год до очередных выборов мэра Москвы инициировал крупнейшую в истории российской столицы реновацию жилого фонда. На этот проект может потребоваться 3,5 трлн руб., что эквивалентно почти двухгодичному объему доходов городского бюджета.

Но такой масштаб напугал большую часть москвичей, которые до сих пор не понимают, каким образом будет реализовываться программа и не лишаться ли они своих метров. В интервью “Ъ” глава стройкомплекса и вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин заявил, что власти будут учитывать мнение всех жителей.

— Когда, по вашему мнению, Госдума может в окончательном чтении принять закон, регулирующий процесс реновации ветхого жилья в Москве?

— Мы рассчитываем, что к лету до завершения весенней парламентской сессии депутаты утвердят законопроект. Соответственно, со стороны московского правительства будут приняты подзаконные акты, позволяющие ускорить процесс реновации жилого фонда.

— Выходит, что процесс будет запущен уже этим летом?

— Со списком территорий, которые могут быть в качестве пилотного проекта вовлечены в процесс реновации, определимся где-то к осени.

— Может, уже есть адресный перечень домов, который вы готовы обнародовать?

— Список только готовится, никакой конкретики пока нет.

— Есть ли понимание, в каких округах города может стартовать программа переселения жителей из старого жилого фонда?

— Это будут все округа. Минимальный объем расселения запланирован в Центральном административном округе, поскольку в этой части города не так много устаревшего жилья (по имеющейся в распоряжении у “Ъ” презентации, подготовленной мэрией для депутатов Госдумы, в ЦАО общая площадь хрущевок составляет около 700 тыс. кв. м, самый большой объем на востоке столицы — 5,7 млн кв. м, далее следует юго-восток — 3,8 млн кв. м и север — 3,45 млн кв. м.— “Ъ”). В Москве создан оперативный штаб, который лично возглавил Сергей Собянин. Он уже дал поручение подыскать стартовые площадки для запуска программы. Мэр поставил перед нами задачу: расселение возможно только при условии, что жители сами захотят улучшить свои жилищные условия.

Есть важные моменты предстоящей программы реновации. Во-первых, площадь новой квартиры будет не меньше той, что была в старой, более того, общая площадь, по оценкам экспертов, может увеличиться примерно на 20–30% за счет новых нормативов по нежилым помещениям — санузел, кухня. Во-вторых, количество комнат также уменьшено не будет. Далее: переезд жителей будет в тот же или соседний район проживания. Ситуации, при которых жителям придется переехать в другой округ, исключены. Новые кварталы будут создаваться по новым стандартам благоустройства: парки, центры отдыха, спортивная и культурная инфраструктура. Предоставление нового жилья коснется не только собственников, но и нанимателей: в соответствии с федеральным законодательством они смогут получить квартиры по договору социального найма. Более того, у них будет возможность оформить новые квартиры сразу в собственность.

— Откуда тогда в интернете списки стартовых домов, которые запланированы к сносу в ближайшие годы?

— Еще раз повторюсь: никаких списков стартовых домов не существует, параметры программы находятся исключительно в стадии разработки. Но поскольку мы изначально заявили о хрущевках, то есть о домах, построенных в определенные годы, то заинтересованным сторонам составить подобные списки и распространять их теперь для своих целей было не так уж сложно. Так что не пытайтесь обсуждать домыслы.

— Тема со сносом пятиэтажек оказалась резонансной. Более того, уже создаются инициативные группы, собирающие подписи под петиции против сноса пятиэтажек...

— Мы хотим создать понятный и прозрачный механизм учета общественного мнения, и в программу реновации войдут только те кварталы, жители которых ее поддержат. Не думаю, что противников окажется больше, чем сторонников. Москвичи очень грамотные, прагматичные люди, умеют считать. Ведь полученная недвижимость будет совершенно другого качества, других потребительских свойств. Мы уверены, что принятие соответствующего закона реально улучшит и благосостояние, и условия проживания москвичей, причем не только в тех кварталах, где будут вестись работы, но и в граничащих с ними.

— Программа реновации жилья запускается в преддверии нового политического цикла, связанного с предстоящими президентскими выборами и выборами мэра Москвы. Критика процесса переселения граждан как социального аспекта прекрасно ложится в канву политических платформ оппонентов того же нынешнего состава московского правительства…

— Это обычное явление, с которым работает власть. Всегда кто-нибудь критикует. Конечно, найдутся и те, кто выскажется против. Это абсолютно нормально — в таком большом мегаполисе, как Москва, априори не могут быть довольны все и всем. У нас в Москве есть сложившаяся практика переселения из ветхого жилья. По опыту мы видим, что более 90% жителей аварийных домов согласны переезжать сразу, поскольку получают квартиры улучшенной планировки с большей площадью и совершенно другого качества. А около 5–7% жителей оттягивают процесс, перебирают варианты в поиске более выгодных для себя условий, пытаются так или иначе противиться переселению, мотивируя свои действия тем, что их не устраивает, скажем, квартирография нового жилья либо район переселения им не подходит. Но и эта часть горожан, как мы не раз уже убеждались и убеждаемся, способна к диалогу. Категорически не согласны с переселением только 1–2% жителей домов. И они, прекрасно понимая, что остались последними в доме, занимаются шантажом, выторговывая квартиру большей площади, чем им положено. В этих случаях мы обращаемся в суд, который, как показывает опыт, чаще принимает решение в пользу переселения.

— Предположим, 50% жителей аварийного дома выскажется за, другая половина — против. Как вы будет выходить из этой ситуации?

— Напомню, речь идет не о сносе каких-то отдельных аварийных домов, а о поквартальном переселении. Если будут паритетные результаты голосования, значит, эти дома сноситься не будут. Те люди, которые проголосуют против, не смогут воспользоваться программой. При этом аварийные дома — это отдельная программа: если жилье признается непригодным, граждане в любом случае подлежат переселению.

— Каким образом москвичи будут голосовать за переселение?

— Сейчас как раз разрабатывается формат, который позволит проводить нам репрезентативный опрос жителей. Мы представим его в ближайшее время.

— Вы не опасаетесь, что в центре города могут возникнуть скандалы, поскольку в этом округе власти предусматривают переселение жителей в другой район?

— Жители ЦАО останутся в своем округе — это важный аспект, на котором я хочу акцентировать внимание. Проблема в том, что в Центральном округе найти свободные площадки под дома для переселения сложнее, чем в других округах. Но жизнь показала, что даже когда мы в пределах ЦАО переселяем людей из района в район, то особых вопросов не возникает.

— Предположим, тот или иной дом, признанный аварийным, находится в пешей доступности от метро (независимо от округа), а вы предлагаете жителям переселиться в квартал, находящийся в двух-трех остановках от метро. Капитализация квартиры сразу же снижается. Не боитесь скандалов по этому поводу?

— У аварийных домов не может быть понятия «капитализация», это жилье в принципе непригодно для жизни. Еще раз приведу наш опыт прежних расселений: 98% горожан по факту были удовлетворены теми условиями, что мы им предложили. И здесь то же самое: мы найдем то, что нужно для жителей, найдем компромиссное решение, я в этом даже не сомневаюсь. Мэром поставлена задача по повышению стандарта качества строительства домов и благоустройства. На практике процесс должен выглядеть так: москвичи, согласившиеся переехать в новое жилье, получают ключи от квартир, полностью готовых к заселению. Достаточно будет только мебель завести.

— Судя по законопроекту, сноситься будут не только дома так называемого первого периода индустриального домостроения, но и многоквартирные дома, которые попадают в границы подлежащей реновации территории. Получается, что в Москве может попасть под снос любой дом?

— Поскольку снос изначально планируется поквартальным, в зону реновации действительно могут войти объекты, не подпадающие под исходные параметры самой программы.

— Не приведет ли новая программа реновации жилья к возврату точечной застройки в городе?

— Это абсолютно исключено. Принципиальная позиция властей города — переселять жителей в новые кварталы, обеспеченные всей необходимой инфраструктурой — социальной, транспортной. Кроме того, новые стандарты строительства подразумевают и совершенно иную конфигурацию кварталов. Так, первые этажи в новых домах будут нежилыми и станут выполнять общественные функции — там будут располагаться медцентры, аптеки, магазины бытовые службы. Будет сформирована и удобная транспортная инфраструктура: уже сейчас мы стараемся концентрировать новую недвижимость вокруг транспортных магистралей, чтобы обеспечить шаговую доступность.

Чтобы создать совершенно новое качество среды проживания, каждый квартал мы тщательно изучим с учетом комплексной застройки. Более того, есть поручение мэра изучить все территории, прилегающие к кварталам реновации, на предмет создания там дополнительных парков. Если где-то есть территории, где можно сформировать рекреационные зоны и парки, но они не вошли пока в существующую в Москве соответствующую целевую программу, мы вовлечем их в этот процесс и дополнительно профинансируем. Кстати, каждый квартал перед началом стройки будет разработан в 3D-модели. И каждый москвич сможет увидеть, где именно он станет проживать, что будет находиться рядом, как улучшится городская среда и т. д. Сейчас мы оперативно дорабатываем программу по градостроительному проектированию, чтобы по всем кварталам создать единую систему.

— Почему именно сейчас было решено запускать программу реновации?

— Реновацией в Москве занимаются уже в общей сложности 25 лет. И к настоящему времени многие дома пришли в состояние, когда дальше их ремонтировать не имеет смысла. Это мы поняли, когда приступили к программе комплексного капремонта. Например, у тебя балкон уже сгнил, потому что его построили 60 лет назад, и его нельзя заменить. А балкон — неотъемлемая часть квартиры. Или, например, коммуникации вмонтированы в бетонные стены, их замена физически невозможна. В этом случае надо делать новую систему отопления, а это приведет к уменьшению площади квартиры. К тому же без отселения жителей ремонтировать такие дома нельзя, и куда этих жителей тогда отселять? Когда мы все это проанализировали, то поняли, что за годы, в течение которых реализовывалась программа, ситуация настолько поменялась, что многие дома уже не имеет смысла подвергать капитальному ремонту: эффективнее их сносить и строить новые. Кроме того, за последние годы существенно изменилось и законодательство. К тому же массовое старение жилого фонда, которое через какое-то время станет аварийным, рано или поздно могло бы привести к безальтернативной ситуации: встал бы вопрос, что жителей срочно необходимо переселять в любой район, и тогда выбора бы уже не было.

— Из презентации, которую мэр предоставил депутатам Госдумы, следует, что под снос может пойти около 25 млн кв. м жилья, на что ориентировочно потребуется 3,5 трлн руб. Каков будет механизм финансирования программы?

— На первом этапе программы реновации жилого фонда Москвы финансирование преимущественно будет идти из городского бюджета. Потому что сначала нужно отработать все вопросы и сложные моменты, весь механизм, исключить возможные ошибки. Москва уже решила выделить на реализацию программы 300 млрд руб.— по 100 млрд руб. ежегодно. Мы точно знаем, что потенциал программы почти 8 тыс. домов — это все пересчитано и проверено, и сейчас обследуем состояние каждого дома. Сколько всего потребуется построить, будет зависеть индивидуально от каждого квартала.

Мэр нас собирает еженедельно, и нам приходится решать те проблемы, которые могли бы тормозить процесс реновации. Например, подсчитываем, хватит ли производственных мощностей, анализируем состояние инженерных сетей. Или вот еще вопрос: мы сейчас выдаем ежегодно по 50 проектов планировок территорий, а после запуска программы реновации потребуется утверждать до 200 проектов. Как физически это успеть сделать? Но мы понимаем: чтобы сотворить чудо, надо, как говорится, порвать все жилы.

— Каким будет механизм реализации пилотных проектов? Зачем потребовалось создание специального Фонда реновации?

— В России есть уже подобная практика, и она положительно себя зарекомендовала. Есть, например, Агентство ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), благодаря которому эффективно работает программа ипотеки. Создан Фонд реформирования ЖКХ, который также доказал свою эффективность. Вот по аналогии с ним и решено создать в Москве специальный фонд, который планируется наделить функциями оператора программы реновации. Для реализации таких крупных проектов, как реновация жилого фонда, обязательно нужно иметь сконцентрированное ядро с финансовыми, административными и организационными полномочиями. Поручить заниматься этой программой при такой ее масштабности отдельным чиновникам не имеет смысла. Должна быть специальная структура, которая займется исключительно этой программой и будет специализироваться на ней. Понятно, что это будет 100% государственный фонд, гарантией которому служит бюджет города.

— Звучала информация, что в программе реновации будут задействованы принадлежащие городу казенное предприятие «Управление гражданского строительства» (УГС) и «Мосинжпроект»…

— Сегодня УГС — это вполне состоявшая структура, которая занимается строительством жилья, и, кстати, очень успешно. Я не исключаю, что часть сотрудников УГС может перейти в Фонд реновации. Что касается «Мосинжпроекта», то эта компания задействована только в части строительства объектов в рамках транспортно-пересадочных узлов (ТПУ). Поэтому эта компания не будет оператором программы реновации, но в каких-то проектах примет участие, если в тех или иных кварталах, попадающих под реновацию, необходимо предусмотреть увязку со строящимися рядом ТПУ или иными объектами транспортной инфраструктуры.

— Вы сказали, что на первом этапе будут задействованы средства городского бюджета. Возможно ли в будущем привлечение в программу инвесторов?

— Такую возможность нельзя исключать. Я хочу сказать, что сейчас мы решаем уравнение с большим количеством неизвестных. По мере того как у нас будут найдены эти неизвестные, будет найдена и формула этого уравнения. Будет закон в полном объеме принят — будет одна схема развития. Будет принят в усеченном варианте — значит, будет другая схема развития.

— То есть возможен ли возврат к практике заключения между городом и девелоперами инвестиционных контрактов?

— Пока об этом рано думать, так как первая волна переселения все-таки будет профинансирована за счет бюджета.

— Будет ли город покупать производственные мощности и цементные заводы для реализации программы реновации?

— Я считаю, это нецелесообразно.

— Возможно ли участие АИЖК как оператора федеральных земель в программе реновации?

— Если мы сможем с АИЖК договориться по каким-то земельным участкам для развития программы реновации, то это будет отличный опыт.

— Возможен ли в рамках реновации жилого фонда в Москве запуск программы льготного ипотечного кредитования? Не исключено, что некоторым горожанам захочется улучшить свои жилищные условия за счет покупки дополнительных площадей.

— Мы такие варианты сейчас рассматриваем, но механизм пока не проработан. Я считаю, желательно такой механизм найти.

— И последний вопрос, волнующий девелоперов. Не убьет ли программа реновации коммерческий рынок жилья?

— Считаю, что рынку опасаться нечего, потому что программа реновации запускается для людей, которые на сегодняшний день живут в ветхом жилье. Это не должно существенно повлиять на спрос, формируемый на девелоперском рынке. Участие строительных компаний в программе — как подрядчиков, так и инвесторов по отдельным проектам — придаст рынку большую динамику развития.

Интервью взял Халиль Аминов

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 марта 2017 > № 2116774 Марат Хуснуллин


Франция. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 25 марта 2017 > № 2120686 Ольга Ланьо

Променять Францию на тверскую глубинку. Фермеры Ланьо о проблемах села.

Вместе с мужем-французом Ольга Ланьо переехала в Ржевский район Тверской области почти пять лет назад. Корреспондент «АиФ в Твери» поинтересовался у фермеров, почему в России, несмотря на все сложности, перспектив для сельского хозяйства больше.

Супруг Ольги Ланьо с детства мечтал заниматься сельским хозяйством и ради этого променял благоустроенную Францию на глухую деревню Тверской области. Бескрайние поля и любимая жена — казалось бы, больше и не надо! Но без проблем не обходится. Заниматься сельским хозяйством сегодня сродни подвигу. С какими трудностями сталкиваются фермеры и на что могут рассчитывать, рассказала «АиФ в Твери» хозяйка фермы Ольга.

Ольга, вы долгое время жили в Белгороде, муж из Франции. Как оказались в Ржевском районе?

Досье

Ольга Ланьо. Родилась в 1972 году в Евпатории. Образование высшее. С 2012 года живёт в Тверской области, фермер. Замужем.

Ольга Ланьо: Наша история началась десять лет назад. Мы познакомились в Белгороде. Эдди туда приехал из Франции по работе — как консультант по запуску свинокомплекса. Ему нужно было организовать производство, обучить персонал, объяснить технологии и т.д. Встретились, полюбили друг друга. Ещё несколько лет колесили по разным городам, где супруг также по контракту запускал свинокомплексы. Муж удивлялся, сколько у нас в стране свободной земли. А у него с детства была мечта заниматься сельским хозяйством, иметь свою ферму. В 2012 году, наконец, решили открыть собственное дело, благо уже имелись некоторые сбережения.

В интернете нам приглянулись два объявления о продаже земли: в Краснодарском крае и Тверской области. В частности, в Ржевском районе продавали территорию бывшего подсобного хозяйства местного завода. На фотографиях всё выглядело достойно. Мы клюнули на картинку и отправились смотреть. Конечно, воочию всё оказалось по-другому: остатки кирпичных стен, разруха, торчащие провода и т.д. Но всё же остановились на этом варианте: подкупило географическое положение региона, близость к Москве. А ферму постепенно доведём до ума.

— Не страшно было начинать с нуля?

— Эдди окончил сельхозакадемию во Франции, всю жизнь работал в животноводстве, поэтому для него эта сфера была родной. А для меня — в новинку. Что-то супруг подскажет, что-то в интернете прочитаю. Так и училась. Конечно, сельское хозяйство — это тяжёлый труд. Работаешь без праздников, выходных, а результат получаешь через годы.

У нас три года ушло только на то, чтобы часть заросшей территории привести в порядок. В первое лето выкорчёвывали деревья. Во второе вспахивали, чтобы земля была рыхлая. И только в прошлом году засеяли поле и собрали первый урожай. Вот уж точно: терпение и труд всё перетрут! В небольшом количестве у нас есть куры, кролики, бараны. Наращиваем поголовье коз. Эдди, как истинный француз, мечтает делать сыр из молока альпийских козочек. Это настоящий деликатес: он не имеет специфического запаха и очень вкусный. Для производства нужна сыроварня, но пока она только в мечтах. Мы в Ржевском районе уже пятый год, но хозяйство ещё не приносит дохода. Объёмы производства маленькие, на крупные рынки сейчас не выйти. Продавая же картошку да свёклу в поселении, сами понимаете, много не заработаешь. Вот поставим хозяйство на ноги, глядишь, заживём.

Франция. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 25 марта 2017 > № 2120686 Ольга Ланьо


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 24 марта 2017 > № 2115830 Владимир Маркин

Владимир Маркин удостоен звания «Почетный металлург»

В соответствии с приказом Министерства промышленности и торговли России президент Объединенной металлургической компании (ОМК) Владимир Маркин удостоен звания «Почетный металлург» за большой вклад и выдающиеся достижения в области развития промышленности, ввод новых производственных мощностей и многолетний добросовестный труд. Награду вручил министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.

Церемония награждения состоялась на заседании расширенной коллегии Министерства промышленности и торговли России. Мероприятие было посвящено обсуждению результатов деятельности промышленности в 2016 г, и развития приоритетных направлений, включая программу импортозамещения, постановке целей и задач на 2017 г.

В заседании также приняли участие Председатель Правительства России Дмитрий Медведев, вице-премьеры Аркадий Дворкович и Дмитрий Рогозин, министр по делам «Открытого правительства» Михаил Абызов, президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, директор Фонда развития промышленности Алексей Комиссаров и другие представители государственной власти.

ОМК создала в Центральной России уникальный российский кластер по производству труб, деталей трубопроводов и трубопроводной арматуры с высоким уровнем технологий и качества. Компания обладает одним из самых современных в мире комплексов по производству труб большого диаметра любого уровня сложности, является лидером по выпуску железнодорожных колес и автомобильных рессор. ОМК играет ключевую роль в обеспечении топливно-энергетической и транспортной отраслей страны высококачественной отечественной металлургической продукцией. Владимир Маркин внес значительный вклад в достижение этих высоких результатов.

Редакция журнала «Металлоснабжение и сбыт» сердечно поздравляет Владимира Степановича с высокой наградой и желает ему всяческих успехов!

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 24 марта 2017 > № 2115830 Владимир Маркин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 23 марта 2017 > № 2114581

ДИТ направит миллиард на образование

Андрей Федосеев

Департамент информационных технологий города Москвы (ДИТ) объявил тендер на оказание услуг по инсталляции, настройке и организации бесперебойной работы программно-аппаратного комплекса, обеспечивающего предоставление доступа образовательных учреждений Москвы к электронной образовательной среде. Начальная цена закупки - 1,2 млрд руб.

Об этом конкурсе говорится в документах, опубликованных на портале госзакупок. Заявки на участие в тендере будут приниматься до 6 апреля 2017 г. Рассмотрение и оценка заявок пройдет 7 апреля. Максимальная сумма контракта составляет 1,2 млрд руб. с учетом НДС. Согласно проекту договора, контракт вступает в силу со дня его подписания и действует по 31 декабря 2022 г.

Согласно техническому заданию, целью оказания услуг по этому контракту является оснащение и поддержание бесперебойной работы программно-аппаратного комплекса (ПАК), обеспечивающего предоставление доступа образовательных учреждений города Москвы к электронной образовательной среде.

"Электронная образовательная среда - система управления учебным процессом через создание, хранение, структурирование, доставку и изложение образовательного контента, связанного через контролируемые элементы содержания (КЭС, которые формируются на основе приказа Министерства образования и науки РФ от 5 марта 2004 г. №1089 "Об утверждении федерального компонента государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования" - Прим. ComNews). За счет упорядочивания образовательного контента по КЭС выстраивается логика трансляции знаний и возможность проверки степени их усвоения", - объяснил ComNews представитель пресс-службы ДИТ.

По его словам, вышеупомянутый ПАК планируется внедрить для повышения качества образования в Москве посредством развития и внедрения инновационных технологий в образовательном процессе и новых форм управления образовательным процессом. Другой целью внедрения ПАК является полное обновление ИТ-инфраструктуры города, используемой в системе образования с 2010 г. Кроме того, как добавил представитель пресс-службы ДИТ, данный ПАК будет внедрен для соответствия ИТ-инфраструктуры города мировым практикам и для готовности отвечать вызовам будущего.

ПАК состоит из общегородской платформы электронных образовательных материалов, электронного журнала и дневника. Также составляющими ПАК являются интерактивные панели, оборудование для учителей (ноутбуки), инфраструктура беспроводной сети.

Ранее на официальном сайте мэра Москвы появилась информация о том, что до конца 2017 г. доступ к беспроводному Интернету появится в 646 столичных школах. В 2018 г. к Wi-Fi планируется подключить дополнительно 1125 зданий. Согласно информации, опубликованной на официальном сайте мэра Москвы, в 2018 г. сеть будет насчитывать 60 тыс. точек беспроводного доступа к Интернету в 1840 школах города. В одном здании будет установлено в среднем 32 хот-спота. К каждой точке одновременно сможет подключиться до 30 устройств.

"Текущий конкурс рассчитан на объекты, работы внедрения по которым будут осуществляться в 2017 г., на объекты 2018 г. будет отдельный контракт", - уточнил вчера представитель пресс-службы ДИТ.

Пресс-службы ПАО "Ростелеком", ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС), ПАО "МегаФон", ПАО "ВымпелКом" (бренд "Билайн"), Tele2, Huawei, Lenovo и ZTE вчера воздержались от комментариев.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 23 марта 2017 > № 2114581


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 22 марта 2017 > № 2125920 Григорий Ревзин

Великое переселение. Зачем в Москве сносят пятиэтажки

Григорий Ревзин

Программу готовили, чтобы решить проблему трехсот домов и 300 млрд рублей. Собянин на порядок увеличил масштаб программы, но ее дизайн остался прежним. Она заменяет все нормы режимом ручного управления. Созданный под нее фонд – новая строительная госкорпорация. Но наша история дает достаточно примеров того, что происходит, когда все полномочия концентрируются в одних руках, а все ограничения сносятся

Протеста не будет

Масштаб программы сноса пятиэтажек – переселение более полутора миллионов человек – вкупе с внесенным в Думу пакетом поправок в законодательство (предусматривающим возможность выселения через суд) рисуют мрачную картину самых черных замыслов. Выселить целый город-миллионник в Новую Москву ради девелоперского лобби. Тем, вероятнее, сильнее будет разочарование терпимостью горожан, которые в очередной раз не свергнут кровавый режим мэра. А то и поддержат – при взгляде со стороны надежды на тираноборческий подъем удивительны.

В Москве уже реализована самая большая в мире программа переселения пятиэтажек – за 15 лет снесено больше полутора тысяч пятиэтажных домов. Переселено порядка трехсот тысяч человек. Никаких возмущений не произошло. Это не значит, что не было недовольных, – были. Но не было социального недовольства. Рискну предположить, что именно это Сергей Собянин и учитывал в первую очередь, инициируя новый снос. Программа, которую сегодня предлагает мэр, в части гарантий гражданам один в один повторяет лужковскую: квартира равной жилой площади с тем же количеством комнат в том же районе, а при невозможности – округе, где располагался снесенный дом. Триста тысяч уже переселенных и в целом довольных – вроде бы представительная выборка для прогноза. Да и странно ожидать массового протеста от полутора миллионов человек, недвижимость которых подорожает на 30%. Впору, наоборот, сетовать на массовый подкуп избирателей.

Зачем это делается?

В Москве при Хрущеве и Брежневе было построено около десяти тысяч пятиэтажек. Чуть меньше двух тысяч снесено, остается восемь тысяч. Разница между снесенными и стоящими в технологиях производства – качество квартир одинаковое (кроме пятиэтажных сталинок с трехметровыми потолками, но их пока к сносу не готовят). Состояние оставшихся разное, есть лучше, есть совсем плохие, которые сегодня можно было бы признать аварийными. Через 15 лет аварийными станут от трети до половины. Будут дома с отключенными водой и электричеством, с забитыми мусоропроводами, с падающими балконами – много домов, сотни. В пятиэтажках и сегодня живет не самое богатое население – чем дальше, тем больше оттуда будут уходить те, кто способен поддерживать дом за свой счет. В Москве сегодня нет гетто – но они могут быть. Процесс возникновения гетто переживали десятки городов.

Чтобы этого не было, дома надо ремонтировать. Но это невозможно технологически. Ссылки на Берлин, где гэдээровские пятиэтажки массово отремонтированы, не работают: в Берлине дома построены по другой технологии и с другим качеством, и это арендные дома, которые легко расселить на время ремонта. Мы свои ремонтировать не умеем, и это серьезное «не умеем». Если делаем (есть пример на улице Мишина, 32) – получается дороже, чем строить новое жилье. Или дом не становится прочнее, а технологические системы – надежнее. Краны перестают течь на полгода, а батареи одну зиму не лопаются, но потом все начинается сначала.

Правительство уже собрало около 300 млрд рублей на капремонт (сбор включен в плату за квартиру). Если деньги не тратить, их заберут – скажем, на субсидии Чеченской Республике. По крайней мере так думают московские чиновники. Эти 300 млрд – отправная точка программы. По закону деньги, собранные на капремонт, можно тратить только на капремонт.

Триста миллиардов рублей, около трехсот домов, находящихся в состоянии, близком к аварийному, с одной стороны, и около восьми тысяч пятиэтажек, оставшихся в Москве вообще, на расселение которых требуется от 3,5 трлн рублей, – с другой, определяют контуры программы, вернее, ее внутреннюю динамику. Сергею Собянину принесли задачу про первые две цифры, он решает ее через укрупнение масштаба. Масштаб увеличен на порядок – 8 тысяч пятиэтажек и бюджет 3,5 трлн.

В близкой перспективе это открывает возможности для маневра. Менее всего московское правительство собирается в год выборов массово выселять граждан из их домов через суды. Они не безумцы, они хотят совсем иного. Они выберут тот район пятиэтажек, где жители хотят переселиться, снесут и построят, и жители будут им благодарны, и останется множество тех, кто будет вожделеть переселения. Таких районов много – стоило заявить о новой программе сноса, и префектуры оказались завалены запросами граждан «когда же нас снесут?!!».

Чего в программе нет

Поля пятиэтажек занимают срединное положение в городе за Московской кольцевой железной дорогой – теперь Московским центральным кольцом. Это пояс шириной примерно 5–7 километров. Он не ровный, с разрывами, однако, так или иначе, перед нами огромная городская территория. Программа реконструкции такой территории должна иметь понятный управленческий дизайн. Инструменты планирования таких реноваций известны и более или менее одинаковы в пространстве от Берлина до Сингапура.

Московская программа оценивается правительством в 3,5 трлн рублей, а сторонние эксперты называют цифру 5–6 трлн. Для того чтобы ее осуществлять, требуется финансовый план. Срок действия – 20 лет. Понятно, что в такой перспективе он будет приблизительным, но ответ на ряд вопросов необходим. Это должно быть прибыльным? Безубыточным? Социально ориентированным? Сколько жилья вы собираетесь продавать на рынке? Какой прогноз реакции рынка на вашу интервенцию? Это жилье какого класса? Такой план есть у любого девелопера. Он может быть детальным, может – обобщенным; точность прогноза меняется в зависимости от времени. Но его не может не быть.

На месте бывших пятиэтажек могут возникнуть замкнутые районы нового поколения, транзитная городская ткань или новые субцентры. Каждое из решений имеет свои плюсы и минусы. Для богатого северо-запада Москвы и бедного юго-востока они не одинаковы. Чтобы ответить на вопрос, где и что делать, нужна стратегия пространственного развития. Этот документ может быть графическим, текстовым, с картинками, без, может называться мастер-планом, может градостроительной политикой, может приниматься законодательно, может быть программой мэра. Но его не может не быть.

Вы должны понимать, как выглядит то, что вы собираетесь построить. Спроектировать сразу восемь тысяч домов невозможно, но не отвечать на этот вопрос вообще тоже нельзя. Это будут высотные дома или нет? Там будут улицы с красными линиями или дороги среди полянок с домами? Там будут дворы размером с футбольное поле или теннисную площадку? Там будут переулки? Бульвары? Там подземная парковка или плоскостная? Это вопросы об образе среды, без ответов на которые нельзя ничего заказать архитекторам. Для ответа есть инструмент – объемно-пространственный регламент. Он может быть проработан с разной степенью детализации, может называться FBD (form-based design), или 3D-моделью территории, или как-то еще. Но его не может не быть.

Для того чтобы строить, нужны архитекторы. На каждый квартал – свой, индивидуальность архитектора – единственный источник уникальности городской застройки, если она создается вот так, зараз. Но чтобы наладить проектный процесс в таких масштабах, нужно понимать, как им управлять. Не безликими проектировщиками, а мастерами. Нужна архитектурная политика – документ, который существует во всех цивилизованных мегаполисах. Ценности, принципы, процедуры принятия и прохождения проектов должны быть описаны. Он может по-разному называться, быть частью градостроительной политики или существовать отдельно, но его не может не быть.

И ничего этого нет. Совсем. Это так странно, что даже вызывает оторопь. Больше того, даже нет намерений это все разработать. Не знаю, может, где-нибудь в тайных лабораториях у Марата Шакирзяновича Хуснуллина кто-то работает (спроектировал же он метро), но ни в каких легальных институтах московского правительства никто ничем таким не занят.

Что есть

В Государственную думу внесен в первом чтении пакет законов, которые обеспечивают программу. Он предполагает создание Фонда содействия реновации жилищного фонда в городе Москве. Этот «фонд содействия фонду» использует средства бюджета Москвы, может привлекать кредиты и средства граждан, сам строит и реализует построенное, по его обязательствам отвечает город. То есть по своему статусу это новая госкорпорация.

Снос домов осуществляется по территориальному принципу – сносятся кварталы или микрорайоны. Органы власти определяют перечень «многоквартирных домов, которые попадают в границы подлежащей реновации территории, являются аналогичными по своим конструктивным характеристикам многоквартирным домам» хрущевского и раннебрежневского времени. На их месте строится новое жилье, при этом жители получают то же количество метров и то же количество комнат, но увеличенные кухни, санузлы и коридоры (если это не очередники, которые могут получить больше).

Замечу, что понятие «аналогичные по конструктивным характеристикам» трудно назвать юридически корректным. Следует иметь в виду вот что. Когда Никита Хрущев придумал пятиэтажки, то он запустил своего рода соревнование между строителями и архитекторами, чтобы найти самый дешевый проект, – это подробно описано в его воспоминаниях. Ранние пятиэтажки (1956–1962) использовали все существовавшие в то время конструктивные схемы, каждый стремился доказать, что его разработка лучше. Поэтому под определение «аналогичные по конструктивным характеристикам» попадают все дома, какие строились в Москве с эпохи конструктивизма до постсоветских реформ домостроительных комбинатов, за исключением, насколько я понимаю, домов с деревянными перекрытиями. Хотя черт его знает, может, где-нибудь в 1956 году была построена и такая пятиэтажка-сталинка. Сносить в соответствии с этой формулировкой можно любой дом, кроме монолитного. Конструктивистский, сталинский, брежневский, пятиэтажный, девятиэтажный – все равно, везде «аналогичные конструктивные характеристики».

В законе есть следующая формулировка: «В случае, если подготовленной … документацией по планировке территории предусматривается размещение объектов капитального строительства, виды разрешенного использования которых и (или) параметры которых не соответствуют видам разрешенного использования… установленным правилами землепользования и застройки, и (или) если виды разрешенного использования земельных участков … не соответствуют видам разрешенного использования земельных участков, установленным правилами землепользования и застройки, одновременно с подготовкой документации по планировке территории осуществляется подготовка изменений в правила землепользования и застройки. … Принятие решения о внесении изменений в правила землепользования и застройки не требуется».

Это даже в сокращенном виде нечитаемая формулировка, но суть ее вот в чем. У нас много законов, как и где можно строить. Там определены функции, размеры зданий, их количество, высота и много чего другого. Все это сведено в Генеральном плане и ПЗЗ (правила землепользования и застройки). Так вот, новый закон все регуляции для любой территории, выбранной под реновацию, отменяет. Здесь можно строить с чистого листа, что хочешь и сколько хочешь. Что нарисуешь, то и будет законным.

Еще есть такое: «В целях реализации решения о реновации при подготовке документации по планировке территории, осуществлении архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции объектов капитального строительства требования, установленные техническими регламентами, сводами правил, в том числе санитарно-эпидемиологические требования, требования пожарной и иной безопасности применяются, если иные требования не установлены нормативным правовым актом города Москвы». И еще: «Если для подготовки документации по планировке территории, проектной документации требуется отступление от требований, установленных техническими регламентами, сводами правил, в том числе от санитарно-эпидемиологических требований, требований пожарной и иной безопасности, по решению уполномоченного органа исполнительной власти города Москвы допускается выдача специальных технических условий».

У нас чудовищные СНиПы (строительные нормы и правила) и СанПиНы (санитарные правила и нормы). У нас есть требования по инсоляции, – два часа прямого солнца в окна в день, – которые восходят к методикам 1920-х годов по борьбе с туберкулезом. У нас новая школа на 1024 ребенка требует трех гектаров свободной земли. Это в московских условиях в три раза дороже самой школы, а построенная школа тратит четверть своего бюджета на поддержание и охрану территории, которая ей совершенно не нужна. При этом в Англии, Сингапуре, Гонконге, Америке, Канаде та же школа располагается на гектаре. Таких примеров десятки. У нас очень сырые ПЗЗ, которые мы никак не примем официально, и устаревший лужковский Генплан, который мы никак не отменим. Каждый, кто сталкивался со строительством в Москве, знает, насколько это чудовищно запущенная, абсурдная, уродливая система. Каждый мечтал снести ее к чертовой матери. И вот.

Трудно продраться через цитаты законопроекта, но вы не представляете, какая музыка звучала бы в этих словах для любого девелопера или архитектора, если бы его до этого допустили. Законом на территориях, выбранных для сноса и нового строительства, отменяется действие всех СНиПов, СанПиНов и норм ГО и ЧС (гражданская оборона и чрезвычайные ситуации), в том числе пожарных. Это фантастика, этого просто не может быть. Вы можете строить как угодно, и никто вам не указ, и все это по закону!

Диагноз

Мне кажется, диагноз состояния программы сноса пятиэтажек сегодня следующий. Ее готовили для того, чтобы решить проблему трехсот домов и 300 млрд рублей. Это программа действий для эффективного менеджера в чрезвычайной ситуации. Он сносит все ограничения и заменяет все нормы режимом ручного управления. Собянин на порядок увеличил масштаб программы, но ее дизайн остался прежним. Фронтом командуют как взводом.

Такая программа – это производное от цивилизационного уровня общества, от того, какими навыками решения задач оно располагает, так сказать, «в среднем». Только от незнакомства с вопросом можно увидеть в программе интересы девелоперского лобби. Если бы мы уважали частную собственность и конкуренцию, мы бы взвыли, поскольку частный девелопмент этим законом в Москве отменяется. Рядом с частником появляется госкорпорация, которая может: а) выбрать и зачистить любую территорию города, если там нет исторических зданий или зданий монолитных конструкций; б) построить там жилье любой плотности и высоты, хоть небоскребы, хоть коттеджи; в) при этом наплевать на все строительные нормы; г) брать кредиты и деньги граждан под поручительства госбюджета, а для раскрутки – просто средства бюджета. И все – по закону! И у этой госкорпорации только одна обязанность – переселить граждан в новые дома с коэффициентом увеличения площади 1,3. С этим нельзя конкурировать. Частный девелопмент в Москве заканчивается. В клуб газовых горелок пришел «Газпром».

Единственным противовесом аппетитам этого гиганта является добрая воля московской администрации. Не дадут. Не дадут?

Я считаю, что Собянин – выдающийся городской реформатор, что он достиг поразительных результатов в модернизации среды Москвы и войдет с этим в историю. Кто-то считает, что он мелкий жулик, ворующий по стройкам плитку и саженцы себе на дачу. Каждый понимает по-своему. Но где гарантия, что этот новый инструмент, придуманный им для себя, не будет использован другими для других целей?

Программа сноса пятиэтажек рассчитана на 20 лет, но вряд ли нынешний мэр будет управлять Москвой так долго. Кажется, наша история дает достаточно примеров того, что происходит, когда все полномочия концентрируются в одних руках, а все ограничения сносятся. Следовало бы уже выпустить guide по реформам, где записать крупным шрифтом: так делать нельзя, потому что нельзя никогда. Вас убьют вашим же оружием. Но что-то пока не выпустили.

«Я говорил ему тысячу раз: "Вы программируете стандартного суперэгоцентриста. Он загребет все материальные ценности, до которых сможет дотянуться, а потом свернет пространство, закуклится и остановит время"». Это из Стругацких, «Понедельник начинается в субботу», Роман Ойра-Ойра критикует профессора Выбегалло. По-моему, это и есть «фонд содействия фонду». Причем 300 млрд – средства на то, чтобы дать динозаврику вылупиться и окрепнуть, вопрос его дальнейшего питания пока неясен. Но будьте уверены, он найдет себе еду.

Больше того, каждый губернатор захочет себе своего динозаврика, они начнут размножаться. Пятиэтажки же есть везде! Что ж все Москве-то? Чем Подмосковье хуже?

Что получится?

Переселить – переселят. Не сомневаюсь в способностях Марата Шакирзяновича Хуснуллина строить новые дома. Да и кто бы сомневался, посмотрите на Новую Москву: пять миллионов квадратных метров в год. Посмотрите на Новую Москву: новые дома – и ни одной качественной улицы, площади, сквера, квартала, парка, бульвара ни разу не вышло. Впрочем, нет, парки есть. Они диковато смотрятся среди полей и лесов – сказывается отсутствие мастер-плана.

Вероятно, можно поспорить, насколько дома будут современными. Хрущевская норма жилой площади на человека – сначала 9, потом 11 квадратных метров. Мэр считает, что новые дома простоят сто лет. Квартиры даются по принципу «один в один», получается, что мы транслируем типологию хрущевского жилья на сто лет вперед. Но это экономические реалии, с которыми трудно спорить. А вот что точно не получается – это создание города.

Городская среда – это не дом плюс дом. Среды не бывает без улиц, площадей, скверов, парков. Улиц не бывает без торговли, услуг и общественного питания; кафе и рестораны не работают без офисов, иначе в них некому есть днем; офисы не работают без парковок. И всего там, в качественной среде в центре Москвы, насчитывается около ста взаимосвязанных функций. Людей-то можно переселить в другие квартиры – а что вы сделаете с бизнесом? Парикмахерские и химчистки, кафе и булочные, овощные магазины и гастрономы, ателье и ремонт обуви, фитнес и школы танцев существуют ровно постольку, поскольку их знают и ими пользуются люди. Их владельцы годами выстраивают репутацию, цена их бизнеса – это количество и качество клиентов. Их же тысячи! Вы их просто разоряете, и никому в голову не приходит, что об этом вообще следует думать. Будто мы, как при советской власти, жили у продмага, так и живем.

Но это не только их работа, деньги и жизнь, которую вы уничтожаете, даже не замечая этого. Это еще и качество среды, потому что нарастить обратно все это – годы усилий и средств. Вот вы создавали бизнес в Новой Москве – много создали-то? Вы спросите у людей, что такое открыть в Москве кафе. Да таких на руках носить нужно! А без этого как раз и получаются спальные районы. Без этого мы никогда не получим города.

В принципе снос пятиэтажек – это колоссальный шанс. Но в существующей конфигурации это шанс для людей – раз; шанс для огосударствления девелопмента – два и отсутствие шансов для города – три. Люди получат квартиры на 30% дороже. Город получит плотную высотную типовую среду нового поколения.

И некому защитить город, потому что протеста не будет, а раз так – политикам неинтересно. То есть интересно тем, кто рассчитывает поживиться от динозаврика. За частный девелопмент никто бороться не станет, а уж за мелкий бизнес тем более. Чужую частную собственность в России не ценят, а вот своя квартира и на 30% дороже – это да, это вещь. Это электорату понятно.

И все это – на сто лет вперед. У меня одна надежда – на Сергея Семеновича. Других нет. И если вы внимательно на это посмотрите, у вас тоже не будет. Есть наша цивилизация, она умеет решать свои проблемы вот так. Противостоять этому может только власть, и то если есть желание.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 22 марта 2017 > № 2125920 Григорий Ревзин


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 21 марта 2017 > № 2137589 Виталий Некрасов

Виталий Некрасов отмечает славный юбилей!

Сегодня президент НП «Межрегиональный центр вторичной цветной металлургии» (НП «Центрвторцветмет») Виталий Михайлович Некрасов отмечает 70 лет со дня рождения.

Свою производственную деятельность Виталий Михайлович начал на Челябинском металлургическом заводе, продолжив ее на Электростали. Потом он работал в Министерстве черной металлургии СССР, Министерстве металлургии СССР, Министерстве промышленности России, Министерстве экономики России, Министерстве промышленности и науки России и, наконец, в Федеральном агентстве по промышленности.

В 2008 г. Виталий Михайлович стал исполнительным директором Союза региональных объединений заготовителей и переработчиков лома и отходов черных и цветных металлов, а в 2013 г. – президентом НП «Центрвторцветмет», где и трудится по настоящий день.

Кроме того, на протяжении многих лет он является незаменимым консультантом журнала «Металлоснабжение и сбыт», в новом номере которого можно прочитать о жизненном пути Виталия Михайловича.

Редакция журнала «Металлоснабжение и сбыт» поздравляет Виталия Михайловича со славным юбилеем и желает ему крепкого здоровья, благополучия и новых свершений!

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 21 марта 2017 > № 2137589 Виталий Некрасов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > zavtra.ru, 16 марта 2017 > № 2108797 Татьяна Воеводина

 Ломать - не строить?

город, в котором не сохранилось ничего старого – пуст

Татьяна Воеводина

Всё-таки существует притяжение мысли! Недавно, проходя в районе Перово меж сохранившимися там пятиэтажками-хрущёвками, я думала: «Как жаль, что их снесут!» Ведь там столько драгоценной среди города зелени, да и вообще там более гуманная, человеческая жизнь, чем возле двадцатиэтажных громадин, где человек теряется, исчезает, словно ничтожная таракашка.

Но – снесут: решение на самом высшем уровне принято.

Что за несчастная судьба у нашего народа – вечно начинать с начала, в нуля. В этом какой-то психологический дефект – в упорном стремлении зачеркнуть прошлое, обнулиться, начать с начала. В этом есть что-то детское: первоклассник, вырывает криво написанную страницу, а то и вовсе забрасывает тетрадь за шкаф и начинает – заново, с новой, дивной белизны страницы. Когда-то Маяковский назвал СССР «страной-подростком». Тысячелетняя Россия – и вдруг подросток. Потом, в 90-е, что-то бубнили о молодой российской государственности – опять мы какие-то не взрослые, недоделанные. Зачеркнувшие то, что было до этого. Снос пятиэтажек, которые успешно реконструируют в Германии и в других странах, - из этого ряда.

И вот в редакцию «Завтра» мне написал инженер-строитель с 56-летним стажем – Сергей Иванович Черкасов. Писал он по повожу каких-то моих статей (не о пятиэтажках), но почему-то предложил посмотреть реализованный, и весьма успешный, проект реконструкции одной пятиэтажки в Южном Тушине. Вот оно, притяжение мысли! Осуществил реконструкцию архитектор Алексей Кротов, который в той преображённой пятиэтажке живёт и работает. Мы с моим сыном-строителем, не мешкая, туда отправились.

Мы увидели современный, красивый 8-этаженый дом с мансардой, с удобным подъездом, просторными квартирами, лифтом, лоджиями, внутри которого таится старая пятиэтажка. Её не пришлось разбирать, взрывать, вывозить на полигон. При этом стоимость метра жилплощади в преображённой пятиэтажке на треть дешевле, чем в новом панельном монстре, что вырастает на пепелище прошлой жизни. О том, как это реализовано технически, надо написать отдельно и обстоятельно, это я непременно сделаю. Но сейчас я не о технических подробностях – я о принципе.

Город, в котором не сохранилось ничего старого – пуст. Идейно пуст, философски, эмоционально. Его нет. Нельзя каждые пятьдесят лет начинать жизнь сначала, с пустыря. Мы нервно хлопочем о правильной трактовке истории, а история-то она вот, рядом. И «сталинки», и хрущёвки, и дома, построенные (кстати, очень хорошо, солидно и уютно) пленными немцами – всё это история. Снося дома и превращая квартал, а то и целый район в пустыню – мы делаем ровно то, против чего сами и возражаем – убиваем историческую память.

Город не может быть сплошным музеем отгоревшей жизни? Верно, не может. Вот для этого и придумана реконструкция, перестройка. В Германии я видела фахверкерные дома XVIII века, бережно сохранённые, защищённые несколькими слоями разных покрытий. Это подлинно культурные слои. И там живут обычные бюргеры, и вполне довольны, и никто не вякает, что эти дома устарели. Конечно, если вовремя не ремонтировать – развалится всё. Это закон жизни.

Если мы пойдём по пути сноса, то конца-края ему не будет. Уже на очереди стоят «брежневки» 70-х годов, дальше дышат в затылок знаменитые П-44, которых в конце прошлого века наклепали немеряно. Ну, и далее по всем пунктам, как говорят в электричках.

От архитектора Кротова я узнала ещё и вот что. Нас бесстыдно обманывают относительно срока жизни пятиэтажек. Помню, ещё в 90-е годы подняли бучу, что-де эти дома строили на двадцать лет, как времянки. Оказывается, такие дома действительно были: так называемые «сносимые серии». Но их уже давно снесли. А те, что остались, строились по так называемой первой категории капитальности – с расчётом на 120 лет, а при хорошем уходе и больше. Но нам упорно внушают, что все резервы исчерпаны и надо сносить, и только сносить.

Вопрос: зачем внушают? Наши американские друзья говорят: когда непонятно, о чём речь, речь скорее всего о деньгах. Здесь, надо думать, речь о деньгах громадных ДСК, которые должны клепать панели и строить, строить, строить. А для этого им нужно расчистить место. Чтобы воткнуть туда «окна в окна» как можно больше высоченных монстров.

Когда люди из деревенских изб переселялись в пятиэтажки, когда они теряли грядки под окнами, петушиный крик по утрам, резко повысился уровень агрессии и депрессии, подскочила преступность. Многие бабушки от такого переселения просто умирали. Радостно воспринимали переселение жители центральных перенаселённых коммуналок, но не окраинных изб. Сегодня история повторяется - на новом уровне этажности. Пятиэтажка всё-таки оставляет какую-то связь с землёй, а житель двадцатиэтажки зависает в пустоте. Ему страшно. Некоторые от страха бросаются вниз.

Обо всём этом надо серьёзно думать. Дом – это не просто четыре стены. Дом – это метафора самого человека, не случайно в анализе сновидений дом – это представление сновидца о самом себе. Неважное, надо признать, у нас представление.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > zavtra.ru, 16 марта 2017 > № 2108797 Татьяна Воеводина


Россия. ЦФО. СЗФО > Транспорт > gudok.ru, 13 марта 2017 > № 2102868 Сергей Горюнов

Надо продать электричку пассажиру

Ориентация на клиента увеличивает заработок

Соглашения на транспортное обслуживание на этот год Северная пригородная пассажирская компания заключила со всеми регионами обслуживания, кроме Вологодской области. О том, как перевозчик ведёт договорную работу и как привлекает пассажиров, «Гудок» беседует с генеральным директором АО «Северная пригородная пассажирская компания» Сергеем Горюновым.

– Сергей Александрович, каков сегодня спрос населения на пригородные перевозки?

– Спрос стабилен. Но на рынке пригородных перевозок у поездов есть сильные конкуренты. В первую очередь это автобусы и маршрутки. Они дешевле, ходят чаще и быстрее. Например, добраться от Ярославля-Главного до Рыбинска пригородным поездом можно за 2 часа 10 минут, заплатив за билет 245 руб. На автобусе поездка в Рыбинск обойдётся в 222 руб., а время в пути составит 1 час 35 минут. Или возьмём маршрут Кострома – Галич. Электричка – 3 часа 5 минут за 365 руб., автобус – 2 часа 30 минут всего за 219 руб. Маршрутным такси ещё дешевле. Мы не можем сами корректировать цены и количество рейсов, так как объём транспортной работы компании и тариф согласовывает субъект Федерации. Вот и получается, что массовый пассажир выбирает автотранспорт.

– И всё же многие по-прежнему выбирают поезд для передвижения на небольшие расстояния. Почему?

– Инфраструктура на Севере не так развита, как в центральных регионах, и железная дорога зачастую является единственной возможностью добраться из пункта А в пункт Б. Кроме того, поезд – это гарантированная безопасность, комфорт и возможность взять с собой багаж, что особенно актуально для дачников.

– В чём главная проблема, мешающая развивать железнодорожные перевозки на благо населения регионов и компании?

– Их две: нестабильная, неполная компенсация выпадающих доходов регионами и состояние подвижного состава.

Сегодня износ арендуемого нами у ОАО «РЖД» парка составляет 73%. В 2020 году подлежат списанию 67 вагонов из 150, что ставит под угрозу организацию перевозочного процесса. Без обновления подвижного состава уже через три-четыре года пригородная компания не сможет выполнять транспортный заказ регионов в полном объёме. Из-за высокой стоимости подвижного состава и временного зазора между заказом и поставкой формировать инвестиционную программу необходимо уже сейчас. Мы предлагаем вариант закупки подвижного состава в лизинг с привлечением средств из региональных бюджетов. Упор хотим делать на моторвагонный транспорт, чтобы убрать из оборота вагоны локомотивной тяги. Тогда нам больше не придётся отдельно платить за тяговую составляющую: расходы на эксплуатацию и ремонт электропоездов, работу локомотивных бригад будут сосредоточены внутри компании. По нашим расчётам, такой вариант экономичнее.

К каждому субъекту Федерации придётся искать свой подход, ведь ситуация везде разная. Например, Ярославская область настороженно относится к таким предложениям: здесь курсируют электропоезда, срок выхода из эксплуатации которых – 2022 год, то есть пока ситуация не так остра. А в Республике Коми могут курсировать только вагоны на тепловозной тяге или рельсовые автобусы, которые регион согласен закупить сразу, без лизинговой схемы. Остаётся договориться, на каких условиях мы будем участвовать в перевозках на территории республики.

В ряде регионов остро стоит проблема компенсации убытков, хотя после вмешательства государства ситуация поменялась. Сейчас государство компенсирует нам НДС. А за пользование инфраструктурой мы платим всего 1% от ставки на инфраструктуру.

Остальная часть выпадающих доходов должна быть оплачена регионами, которые разделились на два лагеря. К примеру, Коми платит сполна. Ивановская область тоже принимает к оплате наши выпадающие доходы фактически в том виде, в котором мы предъявляем. Во Владимирской области считают убытки компании по своей схеме, компенсируют их, сравнивают с нашими данными и разницу включают в бюджет на следующий год, таким образом полностью компенсируя наши потери.

После встречи президента ОАО «РЖД» с губернатором Архангельской области мы нашли взаимопонимание и с этим регионом. Теперь область согласна выплачивать всё, что насчитает региональная энергетическая комиссия.

Гораздо труднее договариваться с Вологдой. При расчёте экономически обоснованного тарифа область просто не принимает многие статьи наших затрат. Например, оплату отпусков проводникам, расходы на соцпакет по условиям Колдоговора и даже на приобретение авторучек или стульев. Если мы заявляем, что наши годовые расходы по обслуживанию населения Вологодского региона будут, скажем, 80 млн руб., то регулятор нам считает 60 млн, а в итоге получим миллионов 40. Связано это с тем, что формула, по которой вологжане рассчитывают нам субсидию, некорректна. Например, в январе мы выполнили план наполняемости вагонов на 80% и получили коэффициент населённости 0,8. А в мае люди поехали отдыхать на дачи и наполняемость составила 120%, а коэффициент у вологодского регулятора получается почему-то равным единице, а не 1,2.

Все наши затраты максимально прозрачны, будем и дальше их оптимизировать. Но мы настаиваем на том, чтобы разница между нашими доходами и расходами была оплачена субъектом в полном объёме. Компания должна работать безубыточно. С некорректными формулами расчёта тарифов, неприятием расходов энергетическими комиссиями будем бороться всеми имеющимися способами.

– Как вы делаете ваши услуги более привлекательными для клиента?

– Суть нашей концепции клиентоориентированности в том, что если даже мы не можем предложить более дешёвый тариф и увеличить скорость движения пригородного поезда на участке, то надо искать дополнительные возможности для привлечения клиента.

К примеру, мы начали оказывать услуги, не имеющие прямого отношения к перевозке. С января в пригородных кассах 20 вокзалов Северной дороги любой желающий может оплатить мобильную связь, Интернет и цифровое телевидение. Это особенно удобно для жителей небольших посёлков, где возможности оплаты современных средств коммуникации ограничены. Кассир даст необходимые разъяснения и примет платёж. И на этом останавливаться не собираемся: планируем расширить перечень услуг, оказываемых в пригородных кассах. Например, включить в него приём платежей за коммунальные услуги.

– Пассажиры имеют возможность выразить своё отношение к компании, высказать пожелания, поругать-похвалить?

– Обратная связь для нас очень важна. Мы должны знать, в чём недорабатываем и что сделать для того, чтобы стать лучше. Поэтому работаем с обращениями, которые приходят на почту компании или на телефонную «Горячую линию». Мы разместили на нашем интернет-сайте информацию с указанием моей электронной почты и номером телефона. Мне на электронку уже приходят письма с вопросами о возможности введения новых маршрутов или изменений в расписании. Растёт и количество благодарностей, что особенно приятно.

– Какова судьба проекта «Городская электричка», запущенного в Ярославле в прошлом году?

– Для его реализации с 24 мая продлён маршрут поезда Данилов – Ярославль-Главный до станции Телищево. Это позволило охватить железнодорожным сообщением большую часть города – электричка связала между собой пять из шести районов Ярославля. С момента запуска проекта прошёл почти год. Результаты налицо: продление маршрута позволило увеличить населённость этого поезда на 17%, а доходы от его курсирования – на 4%.

– Планируете развивать начинание?

– Включать в проект новые, более длинные маршруты мешает отсутствие гибкой тарифной политики со стороны заказчика – региональной власти. Сейчас стоимость проезда на электричке из Заволжского района города (станция Филино) до Московского вокзала – 58,9 руб. От района Липовая Гора до вокзала Ярославль-Главный – 40,3 руб., причём на этом направлении, помимо электропоезда, ходит всего одна маршрутка, которая всегда переполнена.

Многие жители этих районов с удовольствием пересели бы на электричку, но проезд в маршрутке стоит всего 23 руб., и пассажир делает выбор не в нашу пользу.

– У этой проблемы есть решение?

– 1 февраля в офисе нашей компании прошло итоговое заседание экспертной группы «Дороги», созданной по поручению губернатора Ярославской области Дмитрия Миронова. На встрече обсуждался и проект «Городская электричка», для полноценной реализации которого необходимо установить фиксированный тариф, сопоставимый со стоимостью билета на городской автотранспорт.

К сожалению, региональный регулятор пока не соглашается выравнять тарифы, ссылаясь на предполагаемое недовольство тех пассажиров, которые пользуются городской электричкой для передвижения на участках длиной до 7 км. Дескать, их устраивают цены на билеты из расчёта 3 руб. 10 коп. за 1 км, а фиксированная цена будет означать увеличение стоимости проезда.

Удорожание билета ждёт и тех, кто ездит на городской электричке за город. Для них тариф будет рассчитываться по формуле 23 руб. плюс 3 руб. 10 коп. за каждый километр за чертой города. Специально для этих категорий граждан мы с самого начала предусмотрели возможность оставить стоимость абонемента на нынешнем уровне.

Добавлю, что большинство пассажиров приветствует введение городского тарифа – за него проголосовали 72% опрошенных. Участники экспертной группы договорились провести работу по назначению городского тарифа, чтобы у пассажиров наконец появилась возможность выбирать между переполненной маршруткой с пробками на дороге и комфортным и быстрым проездом на электричке за приемлемую цену.

– Каковы, на ваш взгляд, самые эффективные методы борьбы с «зайцами»? Как приучить нашего пассажира исправно оплачивать свой проезд?

– Бороться с «зайцами» можно бесконечно, если у пассажиров не начнёт работать такой важный механизм, как совесть. Если человек не хочет платить, то заставить его трудно. Наша задача – показать хороший пример, научить, как должно быть. Чтобы каждый человек считал своей обязанностью оплатить проезд и ценил чужой труд. Мы проводим акции, наглядную агитацию, приходим в школы. Только так можно решить эту проблему.

– Чем можете порадовать и удивить человека, заскучавшего в ожидании электрички?

– Мы не забываем развлекать пассажиров, проводя для них различные акции. При этом пытаемся, что называется, совместить приятное с полезным. Так, в январе на вокзале Ярославль-Московский прошла уже полюбившаяся нашим клиентам акция «Здоровый пассажир». На медицинское обследование записались около 40 ярославцев, а в итоге его прошли 102 человека.

На днях на Ярославле-Главном прошла ещё одна акция, «Проверь свои долги», проведённая совместно с Управлением Федеральной службы судебных приставов. Она сопровождалась танцевальным флешмобом, устроенным нашей молодёжью совместно с молодёжью УФССП. Долги проверили около 50 человек. А ролик на YouTube с зажигательными танцами буги-вуги в исполнении работников компании и судебных приставов набрал за день 2000 просмотров.

– Обнадёживают ли финансовые результаты? И можно ли сегодня работать с прибылью без дотаций со стороны регионов?

– 2015 год мы завершили безубыточно, заработав 3 млн руб. В 2016 году заработали уже 200 млн руб., которые пошли на погашение задолженности перед ОАО «РЖД». Это достигнуто во многом за счёт активной договорной работы с субъектами. Так, в 2016 году заключён договор на реструктуризацию трёхлетней задолженности с Ивановской областью. Соглашения на транспортное обслуживание заключены сейчас со всеми субъектами Федерации, кроме Вологодской области, договор с которой находится в стадии согласования.

Как бы ни развивалась ситуация в стране, сделаем всё для того, чтобы и дальше работать без убытков.

С прибылью без поддержки со стороны региона работать можно. Для этого нужно отсортировать убыточные маршруты от прибыльных, как делают во всём мире. Убыточные имеют социальную направленность, доходные – коммерческую. Именно на прибыльных маршрутах можно отказаться от дотаций. А чтобы субъект Федерации реализовывал свою функцию создания транспортной доступности региона для населения, он должен субсидировать не всё скопом, а лишь отдельные направления. Причём на некоторых маршрутах целесообразно сделать ставку на альтернативные виды транспорта.

Отличный пример – пятикилометровая малодеятельная линия Ваулово – Варегово. С этого года мы не обслуживаем там пассажиров. Содержать её было невыгодно – дороге приходилось обслуживать пути и инфраструктуру, а мы гоняли за 70 км вагон и тепловоз, задействовали проводников ради перевозки в среднем семи человек. Сейчас по решению Департамента транспорта Ярославской области там ходит рейсовый автобус. Нареканий нет, транспортная доступность обеспечена.

Другой пример – костромское направление. Из Ярославля до Нерехты поезд следует с наполняемостью 70–100%, а из Нерехты до Костромы – с наполняемостью 2–3%. Мы предлагаем организовать автобусную линию Нерехта – Кострома с заездом автобуса на все станции участка.

– В каком направлении планируете развивать компанию?

– В начале года выявили для себя четыре направления развития. Я возглавляю проект «Власть», направленный на улучшение взаимодействия с региональными администрациями. Проектами «Инновации», «Эффективность» и «Комфорт» занимаются мои заместители. Названия говорят за себя. Такой подход позволит решать наши проблемы комплексно.

Беседовал Николай Порецкий

Россия. ЦФО. СЗФО > Транспорт > gudok.ru, 13 марта 2017 > № 2102868 Сергей Горюнов


Китай. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101536

Будучи ведущим проектом по выходу китайского книгопечатания за рубеж, «план по популяризации китайских книг за рубежом» осуществляется уже 11 лет, данный план, используя книги в качестве посредника, расширяет каналы, по которым иностранные страны могут знакомиться с Китаем, а также их кругозор. В июле 2016 года в Москве открылся и начал принимать клиентов первый в России тематический книжный магазин. Для русских, которые горячо любят читать, это – не только отличное место, где можно спокойно предаться чтению, но еще и окно для знакомства с Китаем. Здесь часто организуют разные китайские культурные салоны, поэтому многие, придя сюда лишь раз, возвращаются вновь и вновь.

Книжный магазин «Шанс Боку» тесно примыкает к самой особенной в Москве улице Старый Арбат. Среди старинных европейских построек, окружающих его со всех сторон, он, хоть и не привлекает особого внимания, все равно за половину с лишним года с момента своего основания завоевал достаточную популярность. Площадь книжного магазина «Шанс Боку» невелика, однако здесь есть все, что душа пожелает, в магазине представлено более 5000 разных книг, в том числе, оригинальные издания на китайском языке, а также переводы китайских книг на русский язык и большое количество русских изданий, рассказывающих о Китае. И, и в особенности, для русских китаистов и тех, кто изучает китайский язык, здесь – просто целое море знаний. При магазине организована «Чайная станция», здесь регулярно организуют разные культурные салоны, лекции, собрания и пресс-конференции. Директор магазина Наталия сообщила журналисту, что разной формы культурные салоны – это самое популярное на данный момент среди посетителей книжного магазина направления. «Мы организовали курсы китайского языка, группу китайской живописи, группу каллиграфии, у нас есть и русские, и китайские преподаватели, конечно, наибольшей популярностью пользуются учителя из Китая, все хотят познакомиться с самой аутентичной китайской культурой. А еще и берем у преподавателей интервью, и издаем газету нашего книжного магазина. Кроме того, здесь практически каждую неделю демонстрируют уроки чайного искусства, читатели могут отведать самые разные сорта чая, ощутить прелесть чайной культуры».

Салоны китайской культуры при книжном магазине «Шанс Боку» привлекают на обучение множество русской молодежи. Здесь они читают книги и встречаются с друзьями, приумножают свои знания. Для русских читателей магазин «Шанс Боку» - это не просто книжный магазин, а окно для культурного обмена.

Китай. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101536


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > metalinfo.ru, 10 марта 2017 > № 2148891

НЛМК совместно с ЛГТУ организовал международный чемпионат инженерных специальностей

Новолипецкий металлургический комбинат (входит в международную Группу НЛМК) совместно с ЛГТУ выступил партнером проведения в Липецке отборочного этапа лиги «Металлургия» V-го международного инженерного чемпионата «Case-in».

Инженерный чемпионат «Case-in» - крупнейшее соревнование по решению инженерных кейсов, в котором принимают участие студенты профильных вузов России и стран СНГ. Чемпионат состоит из очных и заочных отборочных этапов на площадках вузов, а также финального этапа, который проходит в Москве. Участники решают инженерный кейс – практическую задачу, в основе которой актуальная отраслевая или производственная ситуация.

В Липецке в рамках отборочного этапа чемпионата соревновались 8 команд Липецкого государственного технического университета, состоящих их 4 человек. За десять дней до проведения чемпионата студенческим командам необходимо было решить инженерный кейс, который подготовили организаторы и защитить свои идеи перед экспертной комиссией в составе представителей НЛМК и ЛГТУ.

«Наша компания заинтересована в развитии инженерно-технического потенциала России. Участвуя в чемпионате «Case-in», студенты нашего базового вуза активно включаются в решение реальных проблем промышленных предприятий, перенимают бесценный опыт профессионалов и имеют возможность еще на студенческой скамье выстроить свою карьерную траекторию. Все знания и компетенции, которые участники приобретут в ходе чемпионата, им предстоит применить в самом скором будущем уже в качестве молодых специалистов Новолипецкого комбината», - сообщил вице-президент по социальным вопросам Группы НЛМК Александр Соколов.

По итогам отборочного этапа лучшая команда студентов ЛГТУ будет представлять регион на финальном этапе инженерного чемпионата «Case-in», который традиционно состоится в Москве 30-31 мая 2017 года.

«Case-in» является правопреемником всероссийского чемпионата по решению кейсов в области горного дела (2013?2014 годы) и всероссийского чемпионата по решению топливно-энергетических кейсов (2015 год). Он нацелен на выявление и поддержку самых перспективных студентов профильных вузов, содействие получению ими практических знаний, опыта и новых компетенций, популяризацию инженерно-технического образования и формирование кадрового резерва. V-ый международный инженерный чемпионат «Case-in» за 4 месяца работы охватит 47 ведущих технических вузов из 35 регионов России и стран СНГ. Чемпионат включает 5 направлений (Лиг): Электроэнергетика, Горное дело, Геологоразведка, Металлургия, Нефтегазовое дело. Более 3000 студентов будут бороться за путевку в финал. В финале команды – победители отборочных этапов будут соревноваться за звание лучших инженерных студенческих команд и за возможность пройти практики и стажировки в ведущих отраслевых компаниях. В 2017 году партнерами чемпионата выступят Министерство энергетики Российской Федерации, Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации, Министерство образования и науки Российской Федерации, Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации, Министерство промышленности и торговли Российской Федерации, а также Федеральное агентство по делам молодежи и Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > metalinfo.ru, 10 марта 2017 > № 2148891


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101206

Стоимость квартир, которые получат москвичи в рамках программы расселения пятиэтажек второй очереди, будет в среднем на 35% дороже, чем цена освобождаемых квартир, говорится в пояснительной записке к законопроекту, регулирующему порядок реновации пятиэтажного жилого фонда в столице и внесенному в Госдуму в пятницу.

"Переселение жителей будет производиться без доплаты в равнозначные жилые помещения…, количество комнат которых будет соответствовать количеству комнат в освобождаемом жилом помещении", – подчеркивается в документе.

В нем уточняется, что жилая и общая площадь комнат в новых квартирах горожан, чья недвижимость попала в программу реновации, будет не меньше жилой и общей площади освобождаемых квартир.

"При этом на практике предоставление равнозначных жилых помещений будет осуществляться с учетом конструктивных особенностей современных квартир, что, как правило, приведет к увеличению площади новой квартиры по сравнению с квартирой, расположенной в старом сносимом доме", – указывается в пояснительной записке.

Ранее мэр Москвы Сергей Собянин на встрече с президентом России Владимиром Путиным сообщил, что власти города готовы разработать закон для новой крупномасштабной программы сноса ветхих и аварийных пятиэтажек. По оценке столичных властей, в программу сноса могут быть включены 25 миллионов квадратных метров ветхого жилого фонда, в которых живут 1,6 миллиона человек.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101206


Россия. ЦФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 9 марта 2017 > № 2112617 Марина Астахова

Стараемся услышать каждого.

В гостях у редакции председатель Совета Ассоциации женщин московской полиции, начальник Правового управления ГУ МВД России по г. Москве полковник внутренней службы Марина АСТАХОВА.

- Марина Викторовна, общественная организация, из которой и выросла ваша Ассоциация, была создана в 2013 году. С какой целью?

- Объединить женщин в погонах, поддержать общие интересы, помочь нашим коллегам, большинство из которых роль стража порядка совмещают с ролью жены и матери, в решении социальных и правовых вопросов.

В первый год работы мы получили всего 20 обращений сотрудников, причём не только от женщин, но и от мужчин. Нас просили помочь в решении разного рода организационных вопросов. Большинство из них были связаны с переводом в другие подразделения, медицинским обслуживанием и сбором денег на лечение полицейских и членов их семей, а также проблемами ветеранов ведомства.

Своевременная и квалифицированная поддержка со стороны организации стала для обратившихся поистине спасительной. И тогда в нас поверили, о нас всерьёз заговорили, мы получили содействие не только от руководства подразделений главка, но и от общественных организаций Москвы.

В декабре 2015 года подвели первые итоги работы и провели большую конференцию. На неё приехали члены обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации, депутаты Московской городской Думы, представители мэрии. Именно тогда и было принято решение о переименовании организации в Ассоциацию женщин московской полиции.

- И сколько сотрудниц столичного главка объединяет Ассоциация?

- На сегодняшний день в организацию входят 14 тысяч человек. Причём около тысячи из них - это наш актив, те самые женщины, которые ездят по подразделениям, помогая решать сложные вопросы, с которыми обращаются к нам на горячую линию.

- Расскажите подробнее о том, как организована её работа и кто может на неё обратиться.

- На официальном сайте ГУ МВД России по г. Москве есть наша страничка. Перейдя на неё, вы увидите номера телефонов нашей горячей линии, работает и электронная форма заполнения обращений. Кстати, принимаются сообщения не только от женщин, за помощью может обратиться и мужчина­ ­- сотрудник полиции, ветеран или член семьи. Мы стараемся услышать каждого. При желании можно оставить даже анонимное сообщение. Все обращения регистрируются. Выработкой практических мер по решению проблем занимается заместитель председателя Ассоциации Светлана Кокотова.

Также на страничке в рубрике «Помощь и консультации» размещаются результаты работы с обращениями граждан.

- Многим удалось помочь?

- За первые три с половиной года на горячую линию поступило почти 1 700 жалоб и просьб о помощи. А за 2016 год - почти 900! Помимо этого, несколько десятков благодарностей мы услышали по телефону и прочитали в письмах. И это не удивительно. Ведь во многих случаях члены нашей организации проявили чрезвычайную активность: несмотря на существующие препятствия, сделали всё возможное, чтобы решить проблему.

Так, полтора года назад сотрудник ОМВД России по району Бирюлёво Восточное старший сержант полиции Алексей Люков обратился к нам вместе с супругой: у их маленького сына обнаружили тяжёлое заболевание. Мы оказали необходимую материальную помощь и моральную поддержку. К счастью, экстренное лечение помогло победить болезнь на ранней стадии. Сейчас малыш идёт на поправку.

Недавно нам удалось помочь в оформлении документов и предоставлении места во Всероссийском научно-методическом геронтологическом центре в Переделкино женщине - ветерану ОВД по Пресненскому району.

Зачастую приходится решать спорные вопросы, возникающие между сотрудниками и руководством подразделений.

Кстати, зарегистрировали мы и 26 предложений по совершенствованию работы полицейского ведомства.

Традиционно поступали просьбы помочь в решении социальных вопросов (устройство ребёнка в дошкольное учреждение, бесплатное пребывание в группе продлённого дня для многодетной семьи, оказание материальной помощи многодетной семье сотрудника и т. д.), в предоставлении жилья или консультации, а также посодействовать в трудоустройстве.

В последние месяцы года много вопросов поступало от сотрудников подразделений, переведённых в Национальную гвардию, и тех, кто в связи с этим оказался в распоряжении ГУ МВД России по г. Москве. С жалобами о неправильно выплаченных зарплатах обратились сотрудники вновь созданного УФМС ГУ МВД России по г. Москве.

По каждому вопросу члены нашей Ассоциации выезжают в отделы полиции, разбираются в ситуации, а по результатам представляют руководству главка рапорты с указанием конкретных проблем в коллективах. Самое главное ­- практически все ситуации удалось урегулировать.

- Ассоциация также проводит благотворительные и просветительские акции…

- Мы активно сотрудничаем с кризисным центром помощи женщинам и детям при Департаменте труда и социальной защиты населения города Москвы. Совместно с ним и службой участковых уполномоченных занимаемся профилактикой домашнего насилия: проводим совместные рейды по семьям, в которых уже происходили подобные истории, рассказываем женщинам из группы риска о том, куда обратиться в случае возникшей дома опасности.

Стараемся внести лепту в популяризацию полицейской службы среди женщин. В прошлом году по нашей инициативе и при активном участии всех подразделений главка прошёл конкурс «Гордость московской полиции». В состязании приняли участие 160 сотрудниц. Двенадцать вышли в финал.

Этим летом Ассоциация совместно со столичными госавтоинспекторами провела профилактическую акцию для детей «Живая зебра». В Московском зоопарке развернулось масштабное действо - развлекательные программы, конкурсы и викторины.

Мы подружились и с Московским региональным отделением международной полицейской ассоциации. Достигли договорённости по оказанию помощи нуждающимся сотрудникам.

Кроме того, приняли участие в Евразийском женском форуме под руководством председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко - тогда было принято решение о создании информационного портала в Интернете, где бы можно было сформировать реестр всех женских организаций.

Совместно с Всероссийской полицейской ассоциацией «МПА», столичным главком, Общероссийской общественной организацией «Офицеры России» и Российским Советом ветеранов органов внутренних дел и внут­ренних войск приняли участие в организации II Международного форума женщин-­полицейских, который проходил с 1 по 5 июня в Москве. Тогда в столицу приехали более 200 сотрудниц полиции из 28 стран мира. Главной целью этого масштабного и яркого события стала поддержка международного полицейского содружества.

Помимо прошедшего в рамках форума фестиваля профессионального и творческого мастерства, в Общественной палате Российской Федерации состоялась научно-практическая конференция «Женщина на службе в полиции».

Это мероприятие оказалось динамичным, насыщенным интересной информацией и при этом очень душевным. Видимо, свою роль сыграло то, что выступали исключительно женщины и преимущественно для женской аудитории. Участницы конференции подняли много важных вопросов. Например, о социальных гарантиях полицейских в разных странах.

Важным достижением Ассоциации считаем проведение акции «Здоровье женщины - здоровье нации». Только представьте: по статистике ежедневно сорок семь российских семей остаются без мам. Всему виной - онкологические заболевания. Например, рак молочной железы важно выявить на ранней стадии, но у многих женщин, а особенно сотрудниц полиции, нет времени на визит к врачу. Совместно с Советом матерей России наша Ассоциация обеспечила раннюю диагностику сотрудниц главка. Прямо на Петровку, 38 приехали два мобильных диагностических комплекса: быстро, бесплатно и квалифицированно медики обследовали триста сотрудниц. Каждая десятая оказалась в группе риска. Теперь за их здоровьем тщательно следят врачи. Одна успешно прооперирована. Ещё одна ждёт операции.

- Как Ассоциация женщин московской полиции видит свою деятельность в перспективе?

- Мы намерены уделять ещё больше внимания нуждающимся в поддержке сотрудникам. Начальник столичного главка генерал-майор полиции Олег Баранов рекомендовал нам действовать под девизом: «Защитить социально незащищённых!»

Сейчас ходатайствуем об оказании помощи в лечении 9 тяжелобольных детей сотрудников органов внутренних дел. Принимаем все возможные меры, чтобы собрать необходимые денежные суммы на лечение. Надеемся только на выздоровление!

Мы выражаем признательность за содействие всем помогающим нам сотрудникам.

Всё, что сделано, стало возможно только благодаря неравнодушным людям с открытым сердцем и бескорыстными поступками. Всем им огромная благодарность и долгие лета!

Беседу вела

Елена БЕЛЯЕВА

Россия. ЦФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > mvd.ru, 9 марта 2017 > № 2112617 Марина Астахова


Россия. Весь мир. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Образование, наука > oilcapital.ru, 9 марта 2017 > № 2098154 Татьяна Митрова

Татьяна Митрова: Наша задача – создание первоклассного российского центра независимой экспертизы в сфере ТЭК.

В начале 2017 года стало известно о кадровых перестановках в Энергетическом центре бизнес-школы «Сколково». Новый директор центра Татьяна Митрова в интервью журналу «Нефть и капитал» рассказала о новой программе центра, главных тенденциях в развитии современной аналитики и основных проблемах отечественного нефтегазового комплекса.

«НиК»: Татьяна Алексеевна, Ваше назначение связывают с кардинальным обновлением Энергетического центра «Сколково». Расскажите, пожалуйста, о Вашем виденье работы центра?

ТМ: Свою задачу я вижу в первую очередь в том, чтобы создать первоклассный российский центр независимой экспертизы в сфере энергетики, который сможет встать вровень с зарубежными площадками, будет со временем столь же известен, как, к примеру, Оксфордский институт энергетических исследований (Oxford Institute for Energy Studies) в Великобритании или Центр глобальной энергетической политики при Колумбийском университете в США – но с фокусом на переходные рынки. Речь идет о преодолении той дистанции, которая существует сейчас между положением России в мире как одного из ключевых глобальных игроков, влияющих на всю мировую повестку в ТЭК, и уровнем авторитета нашей страны в научно-исследовательской и аналитической сферах в мировой энергетике. Международному экспертному сообществу известны некоторые яркие российские исследователи, но известны они именно как индивидуальные эксперты. Наш центр, как я надеюсь, в перспективе заполнит эту нишу, тем более что бренд бизнес-школы «Сколково» – прекрасное тому подспорье. Но мы будем не просто основываться на том мощном репутационном фундаменте, который обеспечивает нам имя «Сколково», но и рассчитываем со своей стороны внести осязаемый вклад в построение репутации бизнес-школы как серьезной исследовательской, а не только образовательной площадки в этом секторе.

Не меньшее значение играет интеграция российской экспертизы в международный контекст. Мы уже начинаем создавать пространство для диалога как внутри российского энергетического сообщества, включая представителей компаний, органов власти и экспертного сообщества, так и для обмена опытом и мнениями, а также проведения совместных исследований между всеми названными заинтересованными сторонами с зарубежными компаниями, регуляторами и исследовательскими центрами. Мое кредо – «кооперация и диалог», и я надеюсь, что нам удастся вовлечь в этот процесс как можно больше стейкхолдеров и выйти в итоге на практические рекомендации и для компаний, и для регуляторов.

При этом очевидно, что задача Энергетического центра как части бизнес-школы «Сколково» – не только изучать и объединять, но и обучать. Образовательная составляющая в нашей работе очень важна, и она будет включать в себя как специальные программы для менеджмента энергетических компаний, так и открытые лекции, доступные для самого широкого круга людей, заинтересованных в тематике ТЭК. Конечным итогом этой работы будет создание образовательных программ, конкурентоспособных в мировом масштабе и дающих компетенции, необходимые для работы на таких специфических энергетических рынках, как Россия и все постсоветское пространство, страны БРИКС, Ближний Восток, Азия, Южная и Латинская Америка, а это, вообще говоря, 2/3 всего мира!

«НиК»: Вы много лет работаете в нефтегазовой аналитике. Как Вы оцениваете положение дел в этой сфере у нас в стране? Не считаете ли Вы, что сегодня общественное доверие к различного рода экспертным мнениям и прогнозам оставляет желать лучшего?

ТМ: И да, и нет – доверие к прогнозам, пожалуй, серьезно подорвано во всем мире, особенно после тех «американских горок», которые продемонстрировали цены на нефть в последние 5 лет и которые никто из аналитиков предсказать не смог. С другой стороны, и тут я могу сравнивать с уровнем ведущих зарубежных центров, у нас в стране прекрасная аналитическая школа, основанная на классических, насчитывающих десятилетия традициях, и в то же время активно впитывающая зарубежные подходы. Есть потрясающие специалисты, уникальные инструменты.

Скорее, мне кажется, проблема в том, что доверие аудитории разрушается тем, что слишком часто аналитика становится лишь инструментом в борьбе конкурирующих групп: для «обоснования позиции» продвигаются «заточенные под правильный ответ» аргументы, а все, что не вписывается в эту упрощенную картину мира, попросту выбрасывается. В результате любое обсуждение вместо попытки найти баланс становится боем не на жизнь, а на смерть, а пресловутая «позиция» оказывается куда важнее истины. Общество может не понимать всех нюансов обсуждаемых проблем, но тенденциозность и агрессию оно чувствует безошибочно, а потому не верит уже никому.

«НиК»: Возможно, Вы проводили специальные исследования, как работают известные мировые аналитические нефтегазовые центры?

ТМ: В моем случае это была немного другая история: мне удалось изучить работу международных аналитических нефтегазовых центров на практике, что называется, «изнутри», ведь я уже много лет работаю приглашенным исследователем в нескольких таких центрах: в Оксфорде, в Колумбийском университете, в Институте экономики энергетики в Токио и в центре KAPSARC в Эр-Рияде.

Удивительно, но во всех этих организациях, разбросанных по миру, действуют два базовых принципа. Первый – международный характер исследовательских команд, который позволяет собрать первоклассных экспертов из самых разных уголков мира, посмотреть на одну и ту же общую проблему сквозь призму разных подходов и принципиально отличающегося научного и культурного бэкграунда.

Второй принцип – максимальная кооперация, взаимная «подпитка» исследователей друг от друга, предельная демократичность и свобода научного высказывания для достижения качественного объективного результата. Там принято слушать друг друга и искать в первую очередь не аргументы, опровергающие коллег, а то, в чем позиции совпадают. Принять аргументы собеседника – признак силы, а не слабости.

На таких же принципах основана работа и нашего центра: у нас молодая, современная команда без формализма и иерархии, поощряется обмен идеями и мнениями. Нет никаких заранее заданных «правильных» ответов, есть только критерии объективности и научной проработанности. Мы не «за белых» и не «за красных», мы за здравый смысл.

«НиК»: Кто является потребителем ваших исследований? Как финансируется Энергетический центр «Сколково»?

ТМ: Наши потребители – это как целые отрасли ТЭК, так и конкретные участники рынка. Все открытые исследования, которые мы будем готовить и презентовать общественности, будут актуальны для специалистов компаний и регуляторов той сферы, которой касается тот или иной аналитический продукт: газовой отрасли, нефтяной, электроэнергетической, угольной. Надеюсь, в образовательном плане они будут полезны и для более широкого круга интересующихся. Эти исследования финансируются спонсорами и носят информационно-просветительский характер. Это достаточно необычная для России модель финансирования, однако она наилучшим образом зарекомендовала себя во всем мире. Надеюсь, ее удастся внедрить и на нашу почву.

В то же время у нас уже развивается и консалтинговое направление, в рамках которого готовятся аналитические продукты, необходимые для эффективного развития бизнеса энергетических компаний. Однако здесь я изначально основывалась на том, что данная категория исследований будет всегда являться multiclient study, то есть ее заказчиками будут выступать сразу несколько компаний – только это позволит нам избежать конфликта интересов и вовлечения в конкурентную борьбу на рынке. Для меня принципиально важно сохранить за Энергетическим центром статус независимой, неангажированной площадки.

«НиК»: Расскажите о Вашей команде. Какими качествами должен обладать идеальный аналитик в сфере нефти и газа? Есть ли авторитеты, на которые Вы ориентируетесь?

ТМ: Команда молодая, но проверенная. Всех экспертов я видела в деле, могла на практике оценить их деловые качества и научный потенциал. Пока процесс кадрового оформления закончен не у всех экспертов, поэтому будет немного преждевременно говорить о конкретных персоналиях. Но обещаю, эта кадровая интрига продлится недолго. А «идеального» аналитика отличают следующие качества: системное мышление, креативность, незашоренность, умение увидеть во множестве разрозненных фактов главное и при этом дотошность и въедливость. Крайне важна непредвзятость подхода и умение посмотреть на проблему с самых разных точек зрения. И я счастлива, что сейчас в моей «команде мечты» именно такие люди.

«НиК»: Над какими исследованиями сейчас работает Энергетический центр?

ТМ: Наша сфера исследовательских интересов и компетенций охватывает весь топливно-энергетический комплекс. В данный момент полным ходом идут работы по нефти (в первую очередь глобальный спрос, в частности, со стороны транспортного сектора), по газу (развитие глобальной торговли газом, фундаментальные изменения на мировом рынке СПГ, а также развитие внутрироссийской торговли газом), вот только запустили исследования по возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) и по Internet of Energy. Но, честно говоря, я предпочитаю не расхваливать заранее будущие работы – все их результаты будут публично доступны, сами сможете оценить.

«НиК»: Какие ключевые проблемы Вы видите сегодня в развитии российского нефтегазового сектора?

ТМ: Ситуация очень непростая: целый комплекс как внешних, так и внутренних вызовов создает угрозу для устойчивого развития нефтяного сектора. Я не хочу перечислять тут все проблемы – ваши читатели знают их уж точно не хуже меня, – но сформулирую основную, на мой взгляд: отсутствие долгосрочного видения. Какова должна быть роль «нефтянки» в национальной экономике через 10 лет? Мы добычу наращиваем или сокращаем? Скоро уже должен начаться новый инвестиционный цикл в отрасли – каковы инвестиционные приоритеты? Как вообще будет выглядеть сама нефтяная отрасль, каковы будут принципы ее управления – через усиление госкомпаний или через развитие конкуренции? Без понимания этих ключевых моментов компании не могут эффективно распределять инвестиции, а государство – формировать долгосрочные «правила игры». И ни одна из заинтересованных сторон не в состоянии решить эти проблемы в одиночку – нужен многосторонний диалог.

«НиК»: Ваш прогноз мировых цен на нефть в перспективе 3-5 лет?

ТМ: Я никогда не прогнозирую рыночные цены на нефть, для этого нужны другие подходы и инструментарий. Но вот равновесная цена (то есть цена, основанная на балансе фундаментальных факторов – спроса и предложения), по нашим оценкам, к 2020 году может увеличиться до $60-65 за баррель. Однако я не вижу от этого сильных изменений для российской ситуации: нам нужно уже решать принципиальные вопросы, а дополнительные $5-10 за баррель их остроту не снимут.

Митрова Татьяна Алексеевна, директор Энергетического центра бизнес-школы «Сколково», кандидат экономических наук.

Член Правительственной комиссии РФ по вопросам топливно-энергетического комплекса, воспроизводства минерально-сырьевой базы и повышения энергетической эффективности экономики.

Окончила экономический факультет МГУ им. Ломоносова. Доцент РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина. Приглашенный профессор Парижского Института политических исследований (Sciences Po).

Руководитель научного направления Института энергетических исследований (ИНЭИ) РАН, ведущий исследователь Центра Глобальной энергетической политики Колумбийского университета (Нью-Йорк), приглашенный старший научный исследователь Оксфордского института энергетических исследований.

Руководитель проекта «Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года».

Более 20 лет работы в сфере анализа российских и зарубежных энергетических рынков, включая вопросы добычи и транспортировки энергоресурсов, спроса, энергетической политики, ценообразования, налогообложения и реструктуризации рынков.

Автор более 120 статей в научных и деловых журналах и сборниках по энергетической проблематике и 4 монографий.

Россия. Весь мир. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Образование, наука > oilcapital.ru, 9 марта 2017 > № 2098154 Татьяна Митрова


Россия. ЦФО > Медицина > kremlin.ru, 8 марта 2017 > № 2097716 Владимир Путин

Встреча с сотрудницами перинатального центра Брянской городской больницы.

В.Путин: Добрый день, здравствуйте! Садитесь, пожалуйста.

У вас мужчины не работают, что ли? (Смех.)

Реплика: Есть, есть. Но большинство – женщины.

В.Путин: Ну, понятно.

В начале беседы хочу поздравить вас с 8 Марта и, конечно, с открытием, с началом работы центра.

Реплика: Спасибо.

В.Путин: Уверен, что вам самим здесь будет интересно работать. Для любого специалиста, в любой области, когда человек начинает работать на современном, перспективном уровне, – это всегда второе дыхание в профессии. Тем более в вашей профессии, она благородная, нежная, востребованная, для нашей страны – в особенности, вы знаете про проблемы демографии.

Слава богу, в последние годы нам удалось сдвинуть эту ситуацию в положительную сторону. Никто не ожидал и никто не верил, что все наши программы по поддержке демографии так сработают. Я уже об этом несколько раз говорил публично, но не грех ещё раз повторить.

К сожалению, в прошлом году у нас показатели немножко снизились, но тренд по демографии всё равно позитивный, и это очень хорошо. Надо сказать, что в этом плане мы выгодно отличаемся от многих других так называемых развитых стран, особенно в Европе, где негативные демографические тенденции сохраняются. А нам удалось преодолеть эту тенденцию. В том числе не в последнюю очередь и благодаря строительству таких центров, как тот, в котором вы работаете.

Вы знаете, что мы начали это ещё несколько лет назад. Сначала в рамках программы здравоохранения построили 25 центров, и сразу стало очевидно, что эффект колоссальный. Не просто большой, а колоссальный. Это связано и с самими центрами, вы видите, где вы работаете, где вы находитесь, и связано с тем, что они так же, как высокотехнологичные медицинские центры различных профилей (у нас и по травмам есть, и по кардиологии, по нейрохирургии, сосудистые центры) сразу же в регионе поднимают общий уровень здравоохранения, потому что всё остальное начинает подтягиваться к этому уровню.

Но вы и сами видите, мы сейчас были в помещении, где расположены средства связи с федеральными центрами и с вашими районами. Это же получается единое технологическое научное пространство, профессиональное, единое на всю страну. И, безусловно, это подтягивает всё остальное.

Когда мы сюда приехали, губернатор говорит: это перинатальный центр, а напротив – наша больница, заодно и её отремонтировали. Понимаете? Но так происходит почти везде. Заодно и что-то другое сразу рядом. А потом и все остальные, понимая и видя, что происходит, постепенно начинают подтягиваться к общему уровню.

Я сказал, что в рамках нацпроекта «Здравоохранение» было 25 центров, и, как я тоже упомянул, результат очень хороший, если не сказать блестящий. В некоторых регионах женская смертность, материнская, вообще до нуля упала сразу. Просто до нуля! По-моему, в Калининграде так было, да?

В.Скворцова: 25 регионов, Владимир Владимирович, где нулевая материнская смертность.

В.Путин: Просто сразу – раз, и до нуля. Такого никогда не было у нас в стране. Младенческая смертность у нас ниже, чем в Европе, сейчас. Но здесь у вас, в Брянской области, она была выше, чем в среднем по стране. Я думаю, что вы это знаете лучше, чем кто-либо другой. Очень рассчитываю, что с открытием этого перинатального центра ситуация изменится, и изменится, безусловно, в лучшую сторону.

Вообще мы в основном финансируем это из федеральных источников, из ОМС основную часть. Некоторые субъекты строят сами целиком. Таким образом, у нас сегодня уже работают 75 таких центров, и до конца этого года должны быть пущены в строй ещё 19.

Посмотрим, как это будет развиваться дальше, посмотрим на наши бюджетные возможности. Конечно, будем стараться развивать эту сеть дальше. Кстати говоря, сколько у нас финансировали – 83 миллиарда, по-моему, с 2013 года?

В.Скворцова: Да, 55 – из средств ОМС.

В.Путин: А всего 83 с лишним миллиарда. Это приличные деньги, но ритмично всё это происходит.

Ольга Юрьевна Голодец дралась за эти деньги. (Смех.) Как следует переориентировала их, добилась переориентации некоторых ресурсов именно на эту программу. Так что Ольге Юрьевне – отдельное спасибо.

Я вас поздравляю и с праздником 8 Марта ещё раз, и с началом работы центра.

Реплика: Спасибо большое.

Е.Пархоменко: Владимир Владимирович, хочется сказать Вам большое спасибо за поздравления, за то, что Вы в этот праздничный день приехали к нам сюда, в наш город, и находитесь здесь вместе с нами. Мы ведь сегодня проснулись под Ваши слова, очень приятно услышать поздравления.

В.Путин: В каком смысле? (Смех.)

Е.Пархоменко: Поздравление женщинам. Очень приятно было слышать слова поздравления в наш адрес.

В.Путин: Стихи читал даже. Кстати, хорошие стихи, по-моему, нашли.

Реплика: Очень.

В.Путин: Ничего лишнего, всё в точку.

Е.Пархоменко: Хочется сказать огромное спасибо Вам от лица всех наших сотрудников, от женщин, от жителей нашего города Брянска, Брянской области за то, что Вы подарили нам такую возможность – работать в шикарном перинатальном центре. Здесь созданы замечательные условия как для женщин, так и для сотрудников, установлено новейшее, современнейшее медицинское оборудование. Появились индивидуальные родзалы, что позволяет нам вести партнёрские роды, ведь немаловажно, когда рядом с женщиной в родах может находиться близкий, родной человек и оказать содействие как моральное, так и физическое в родах.

В.Путин: Партнёрские?

Е.Пархоменко: Это когда рядом с женщиной находится муж, мама, сестра. Это для женщины большое подспорье.

В.Путин: Ещё не придумали так, чтобы муж страдал, чтобы предродовые схватки были… (Смех.)

Е.Пархоменко: Вы знаете, он страдает больше, чем женщина.

В медицине на сегодняшний день многое меняется, меняется отношение к медикам.

В.Путин: Камеры когда выключатся, я расскажу вам историю. (Смех.)

Е.Пархоменко: Для нас ведь что самое главное, для того чтобы комфортно себя чувствовать? Это жильё, самое главное. Я вот знаю, что у коллег в районах есть программа «Земский доктор», но у нас правительство нашей области под протекцией Александра Васильевича выделило 10 квартир для городских медиков, и я в это число тоже попала и сейчас собираю необходимые документы.

В.Путин: А Вы откуда приехали?

Е.Пархоменко: Город Клинцы, Брянская область. Хотелось бы, чтобы дальше поддержка здравоохранению шла, медикам. И мы, в свою очередь, будем отдавать все силы для того, чтобы продуктивно работать.

В.Путин: У нас жильё, естественно, один из ключевых вопросов, особенно для специалистов, которые переезжают к новому месту работы и жительства. Александр Васильевич выделил десять квартир. Понятно, что это чисто субъектовая обязанность. Но у нас и на федеральном уровне есть программа софинансирования ставки по ипотечным кредитам, некоторые другие вопросы. Мы будем это продолжать делать, конечно. Но то, что Александр Васильевич выделил, – это правильно, здорово. Но по-другому и невозможно. Если мы хотим привлекать в эти центры (повторяю, не только в перинатальные центры, но и в центры высокотехнологичной медицины) людей, соответствующих требованиям, которые предъявляются в этих учреждениях, то, конечно, первый вопрос – это обеспечение жильём. Там из десяти семь, по-моему, уже распределили.

Вы знаете, когда решали вопрос по высокотехнологичным центрам, первое, что говорили скептики: вы никогда не добьётесь там нужного качества медицинского персонала, работать туда никто не поедет. Это те, кто хотел оставить только в крупных центрах высокотехнологичную медицину. Выяснилось, что люди едут с удовольствием. В Сибирь, я знаю, переезжают из Новосибирска, из Петербурга, даже из Москвы туда едут, в сибирские центры. Так же и у вас, я уверен просто.

Н.Кукеева: У нас очень много интересных женщин – пациентов. Понимаете, у нас район, из которого не все люди могут выехать. У некоторых даже финансовой возможности нет. Ну и ближе к дому – роднее, теплее, поддержка нашей Брянской области. Поэтому у нас здесь много интересных случаев, женщин тяжёлых, заслуживающих внимания. С московскими центрами мы консультируемся по своим больным. И мы иногда рассказываем случаи наших женщин, они очень удивлены, говорят: «Вы таких женщин поднимаете на ноги?» Я чисто с беременными связана, сама – анестезиолог, работаю только с беременными женщинами, знаю только их. Они удивляются. Поэтому интересно у нас работать, намного интересней, чем с центром.

У нас возможностей много, мы можем и позвонить в Москву, и нам могут позвонить из района. И у нас вообще интересно работать в регионах, и в районе, и в области. Вы понимаете, наши люди, наверное, более благодарны в чём? Что у нас такой центр, и они почувствовали заботу. Они – женщины. Вы видите, сколько у нас пациенток на сегодняшний день, мы только открылись, а у нас уже очень много женщин.

В.Путин: Мне сказали, у вас 8 марта родилось восемь детей?

Н.Кукеева: Восемь детей, да.

И женщины наши очень благодарны Вам и всем. Они с удовольствием ждали открытия, понимая, что здесь условия намного лучше во всех отношениях: по оснащению, по уходу, по заботе. А самое главное, им очень удобно, комфортный центр для пребывания. Мы все женщины, понимаем это, мы сами все мамы, поэтому для нас это очень важно. Спасибо огромное.

И мы можем проконсультировать, как анестезиологи-реаниматологи можем оказать помощь району, это очень важно. Клинцы далеко, Новозыбков далеко, мы можем просто помочь докторам, которые там работают. Поэтому эта взаимосвязь нам очень важна.

В.Путин: А стажировка у вас здесь не предусмотрена для них?

Н.Кукеева: Предусмотрена стажировка. Мы можем с федеральными центрами связываться, что мы и делаем.

В.Путин: Нет. Чтобы врачи, доктора оттуда приезжали к вам, почувствовали эту атмосферу.

Н.Кукеева: Конечно, приезжают, помогаем. И сами ездим туда, если они нас вызывают на помощь. У нас есть реанимобили, мы мобильны, то есть мы можем. Дороги у нас позволяют это сделать, и мы очень мобильны. Поэтому мы благодарны. И все женщины, и детские доктора тоже скажут Вам слово о наших детках. Центр просто великолепный. Нам хочется поделиться от чистого сердца своими впечатлениями о наших людях и о наших возможностях сейчас.

В.Путин: Надо бы ещё внутри раскрасить побольше здесь. Но чтобы не противоречило СанПиНам, конечно.

С.Зернина: Хотелось бы сказать огромное спасибо ещё и Министерству здравоохранения в лице Вероники Игоревны. Спасибо большое за такой прекрасный перинатальный центр, за возможность работать в нём, за то, что его построили, за помощь. Огромное спасибо.

В.Скворцова: Спасибо вам большое.

В.Путин: Вам что-нибудь ещё перепадёт, я чувствую.

Н.Кукеева: Вы знаете, нам очень нужно.

В.Путин: Я так и понял, что к этому идёт.

Реплика: Можно попросить?

Реплика: Мы будем оправдывать.

В.Путин: Надежда Ивановна хотела что-то попросить.

Реплика: Можно Наталья Аркадьевна попросит? Дело в том, что я – взрослый анестезиолог-реаниматолог.

Н.Захарова: Владимир Владимирович, мы сейчас ведём речь о том, что этот центр – современный, новый уровень развития нашего здравоохранения и нашей медицины. Дети, которые уже родились у нас сейчас за это время и которые ещё будут рождаться в нашем центре, они ведь будут переданы в руки наших коллег – участковых педиатров.

Владимир Владимирович, мы бы хотели Вас очень попросить, чтобы следующим шагом была программа строительства новых детских поликлиник – мы очень в них нуждаемся, – в таких же комфортабельных, в современных, оснащённых современным медицинским оборудованием. Чтобы мама после нашего перинатального центра, придя со своим малышом в детскую поликлинику, чувствовала себя там так же комфортно и понимала, что там могут оказать достойную медицинскую помощь её малышу.

В.Путин: Вы правы. У нас ведь основные детские поликлиники лет 40–50 назад строились, поэтому они, конечно, нуждаются не только в переоснащении, а в кардинальном обновлении. Это тоже ответственность регионального уровня власти. Но мы посмотрим, что можно сделать, как можно поддержать и помочь.

Н.Захарова: Чтобы преемственность эта сохранялась всё-таки.

В.Путин: Я понимаю, но вы знаете, как мы программу по школам сделали, у нас в три смены ещё в некоторых местах учатся дети. Это тоже вопросы детства. Так что нам не перегрузить бы бюджет федеральный, хотя то, о чём Вы говорите, – одно из важнейших и приоритетнейших направлений. Обязательно подумаем.

Ну а что касается Брянска…

Н.Захарова: Начните, пожалуйста, с Брянска.

В.Путин: Да-да, Наталья Аркадьевна, постараемся. Я сейчас не буду вслух говорить, но у меня есть определённые соображения, мысли. Я думаю, что Вы это увидите, почувствуете.

Реплика: Спасибо большое.

Н.Войновская: Владимир Владимирович, у нас меняются не только больницы, детские сады, но и города. Я несколько раз была в Сочи. В последний мой приезд в 2014 году я не узнала этот город: дороги, дома, новые отели – шикарнейший город. А в том году мы с мужем отдыхали в Олимпийской деревне.

В.Путин: Где? Наверху, внизу?

Н.Войновская: Внизу, возле моря.

В.Путин: Ну, может, катаетесь на лыжах? Пока нет?

Н.Войновская: Пока нет.

Вы знаете, я была за границей, отдыхала часто за границей, но уровень комфорта, уровень обслуживания в гостиницах – это очень красиво и очень достойно. Я была и наверху, на Красную Поляну я ездила ещё в далекой пионерской молодости. А сейчас мы её просто не узнали. Шикарно. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Там красиво, правда.

Н.Войновская: Да, красиво.

В.Путин: И мы добились того, что хотели и что не у всех получается после проведения крупных мероприятий подобного рода. Всё используется, ничего не простаивает, всё в работе круглый год: и зимой, и летом. И даже в летний период горный кластер практически полностью заполнен. А зимой многие живут внизу, там есть трёхзвёздочные гостиницы, молодые люди, студенты, там подешевле, а поезд ходит довольно быстро, по-моему, минут 25 идёт до самого верха, скоростной поезд, и очень удобно получается, туда-сюда съездили, покатались и вернулись. Это нам удалось сделать, это очень важно, это правда.

Н.Войновская: Спасибо.

Теперь ещё Крым сделаете такой же.

В.Путин: Постараемся.

Н.Воронцова: Знаете, сегодня не только в Сочи хорошо. Раз уже заговорили о городах. Как за последние два года наш родной Брянск поменялся.

Тут уже говорили о дорогах, я автомобилист, недавно села за руль. Живу в Советском районе, раньше я добиралась до работы целый час. Мама двоих детей, долго. А за последний год отремонтировали дороги, построили три кольца.

В.Путин: Я понял, придётся раскошелиться. (Смех.)

Н.Воронцова: Первомайский мост расширили.

В.Путин: Губернатору тоже придётся раскошелиться. (Смех.)

Н.Воронцова: Я теперь так быстро доезжаю домой и обратно – это просто прекрасно. Спасибо Вам большое, потому что мы знаем, что это не без участия федеральных программ всё делается. Спасибо.

В.Путин: У нас консолидированная ответственность. Часть этого хозяйства лежит на плечах губернатора, часть – на федеральном уровне. Но мы стараемся региональным нашим коллегам помочь, и перераспределили кое-что, добавили в региональные дорожные фонды. Если в Брянске это происходит таким эффективным образом, я очень рад.

А на какой машине Вы ездите?

Н.Воронцова: «Лада Калина».

В.Путин: Хорошая машина!

Н.Воронцова: Отличная машина, прекрасная машина, я очень довольна.

В.Путин: И я очень доволен. Не зря старался.

Н.Кукеева: Как чисто русские люди (может быть, мы в таком возрасте) мы любим всё русское. Мы приоритет им отдаём.

В.Путин: Что это Вы про возраст заговорили? Не понимаю! Молодая женщина!

Н.Кукеева: Современная молодёжь – компьютеры, гаджеты и всё что угодно. А мы ещё: машина – наша, компьютер – наш, лопаточка – наша. Всё наше!

В.Путин: Вы знаете, что меня порадовало и о чём говорил главврач и министр сказала, у нас 60 процентов оборудования, причём мирового класса, российского производства здесь, у вас, и это очень здорово!

Н.Кукеева: Наши шикарные реанимационные мониторы. Просто превосходные! Все функции, все системы следим. Женщина в любом состоянии находится – без сознания, в сознании, – они способны работать всегда, в операционной видим глубину наркоза. Вы знаете, мы раньше на таком не работали, у нас это новое оборудование. Прекрасное оборудование. Наш тромбоэластограф – у постели больного мы можем в любой момент набрать и посмотреть систему крови. Нам это необходимо, потому что женщины беременные, у всех нарушена свёртывающая система, она то гипо-, то гипер-, мы должны знать, если особые случаи. Приехали ребята с Урала, прекрасно рассказали, показали всё. Аппарат просто превосходный. В любое время мы можем посмотреть, на каком уровне изменения, добавить лечение. То есть мы очень довольны. Прекрасные наши аппараты наркозно-дыхательные, превосходные. Очень нам понравились.

В.Путин: В том числе некоторые приборы – это результат конверсии, часть оборудования производится на оборонных предприятиях.

Н.Кукеева: Мы этого не знаем, конечно, для нас это новость. Нам представляют, рассказывают, нам очень нравится. Никак не отстают наши, и поэтому очень мы тоже довольны, что у нас много всего нашего, и мы горды за это, главное, сами.

Н.Захарова: Да, и очень много отечественного оборудования, которое мы используем для выхаживания новорождённых детей.

В.Путин: Зарплата у вас здесь какая?

Н.Захарова: Мы ещё не получали. (Смех.)

В.Путин: Получите, ведь знаете, наверное.

Н.Кукеева: Вы знаете, сказать, чтобы совсем плохая зарплата, нельзя. У нас средняя зарплата. Мы справляемся, живём. Не жалуемся.

А.Кулаченко: Средняя заработная плата будет выше, потому что третий уровень оказания помощи предполагает, что заработная плата будет выше, чем в других лечебных учреждениях. Об этом уже идёт разговор, об этом мы уже знаем, поэтому, я думаю, будет зарплата достойная.

В.Путин: У нас, вы знаете, в 2018 году уровень заработной платы должен быть у врачей 200 процентов от средней по экономике по соответствующему региону, а младший и средний персонал – 100 процентов. Поэтому я исхожу из того, что нам удастся достичь этих показателей. Сегодня для врачей он составляет уже 180 процентов.

Н.Кукеева: Мы не жалуемся, не обижают. Пока нет, посмотрим, как будет дальше.

В.Путин: Как с вами приятно разговаривать! (Смех.)

Реплика: Мы говорим так, как есть.

В.Путин: Не везде так бывает.

Россия. ЦФО > Медицина > kremlin.ru, 8 марта 2017 > № 2097716 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > metalinfo.ru, 7 марта 2017 > № 2148878

НЛМК-Сорт заботится о расширении компетенций персонала

14 сотрудников предприятий дивизиона «Сортовой прокат Россия» уже в марте приступят к обучению своих коллег в рамках проекта «Корпоративный преподаватель». Спецкурсы позволят работникам повысить свою квалификацию, освоить новое оборудование и получить навыки основных смежных профессий.

Проект «Корпоративный преподаватель» действует на предприятиях НЛМК-Сорт с 2015 года. Он позволяет ведущим сотрудникам с высшим образованием и большим опытом работы получить навыки преподавательской деятельности, чтобы передать свои знания коллегам.

Во время обучения каждый участник проекта готовит авторскую методическую программу для ведения занятий по своей специализации. В феврале вторая группа корпоративных преподавателей защитила разработанные проекты. В число представленных программ вошли такие востребованные спецкурсы как «Техническая механика и детали машин», «Электротехника сталеплавильного производства», «Чтение чертежей и схем», «Охрана окружающей среды», «Разливщик стали» и многие другие.

После успешной защиты специалистам были вручены дипломы о профессиональной переподготовке. Первая группа преподавателей, завершивших обучение в рамках проекта в 2016 году, в настоящее время уже успешно проводит занятия для работников предприятий НЛМК-Урал, НЛМК-Метиз и НЛМК-Урал Сервис.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > metalinfo.ru, 7 марта 2017 > № 2148878


Россия. ЦФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 5 марта 2017 > № 2097618 Александр Мишарин

Александр Мишарин: «Мы имеем все предпосылки создать единое в экономическом смысле железнодорожное пространство»

Создание первой ВСМ Москва – Казань привлекло внимание конструкторов, инженеров, производителей железнодорожной техники и элементов инфраструктуры не только в нашей стране, но и далеко за её пределами. О дороге будущего и перспективах развития высокоскоростного движения в России «Гудку» рассказал первый вице-президент ОАО «РЖД» – генеральный директор ОАО «Скоростные магистрали» Александр Мишарин.

– Александр Сергеевич, ВСМ Москва – Казань – первый пилотный проект по созданию ВСМ в России. Будет ли спрос на эту услугу?

– ОАО «РЖД» уже имеет большой опыт реализации проектов скоростного сообщения. Например, программой «Дневной экспресс» в графике движения на 2016/2017 год запланировано 47 маршрутов скоростных поездов. А итоги реализации программы «Организация скоростного и высокоскоростного железнодорожного сообщения в Российской Федерации» в 2016 году подтверждают значительный спрос пассажиров на скорость. Более 15% пассажиров дальнего следования уже перешли на скоростные поезда нового поколения – «Сапсан», «Ласточка», «Стриж». Рост пассажиропотока на отдельных направлениях превышает 100%. Словом, развитие высокоскоростного движения мы начинаем, основываясь на опыте реализации проектов скоростного сообщения. Пилотным проектом создания сети высокоскоростного сообщения станет строительство ВСМ Москва – Казань.

– Какой импульс даст экономике нашей страны запуск высокоскоростной магистрали Москва – Казань?

– Обсуждая тему строительства ВСМ на различных форумах, я всегда поправлял своих визави, которые очень коротко называют строительство этого важнейшего инфраструктурного объекта: «ВСМ Москва – Казань». На самом деле в эту короткую аббревиатуру вложено всё самое современное и передовое, что существует сегодня в мире. Это, если угодно, прорывные технологии – с самого начала проектно-изыскательских работ и до полной сдачи линии в постоянную эксплуатацию. Магистраль протяжённостью 772 км пройдёт по территории семи субъектов Федерации: Москва, Московская область, Владимирская область, Нижегородская область, Марий Эл, Чувашская Республика и Республика Татарстан. В среднем время в пути составит 3 часа 30 минут – всё зависит от количества остановок, а их на первой в России ВСМ предусмотрено 15. Поэтому я называю этот проект так: ВСМ Москва – Ногинск – Орехово-Зуево – Петушки – Владимир – Ковров – Гороховец – Дзержинск – Нижний Новгород – Аэропорт – Нива – Полянка – Чебоксары – Помары – Казань.

Я не случайно перечислил пункты остановок поезда. Дело в том, что последние исследования в сфере социально-экономического развития территорий подтверждают, что в условиях глобализации экономики выживут агломерации численностью два и более миллионов человек. Агломерация меньше 1 млн обречена, это может привести к депопуляции – стабильному сокращению населения, обезлюдению посёлков и малых городов. Это не сюрреалистическая картина, а вполне конкретная ситуация, в которой общество оказалось в XXI веке. И не только в России, где плотность населения на квадратный километр меньше, чем в той же Европе, и тем более в Китае.

Так вот, ВСМ свяжет воедино семь регионов, при этом мобильность населения возрастёт в несколько раз. Поехать на работу из Чебоксар в Казань станет обычным делом. Съездить из Петушков во Владимир, Нижний Новгород будет тоже легко. А если у людей появится стабильная работа, то многие задумаются и о создании семьи – значит, им потребуются жильё, детские сады и школы. Жить в агломерации, как сегодня живёт большинство населения многих стран мира, например, в Японии, Китае, Франции, Германии, выгодно и с экономической, и социальной точки зрения. И роль ВСМ в этом объединительном процессе становится ключевой. Ведь магистраль – это не что иное, как межрегиональное метро, которое на первом этапе будет работать с интервалом 30–40 минут. При увеличении пассажиропотока возможно и снижение интервала. Удобно?

– Безусловно, удобно! Никто и не спорит с этим утверждением. Но вот цены на билеты могут и «кусаться»?

– На определённом этапе стоимость билетов может быть чуть выше привычной цены для поездки, скажем, в плацкартном вагоне или вагоне ночного поезда. Но у пассажира есть выбор. В высокоскоростных поездах, так задумано, будут эксплуатироваться вагоны четырёх классов обслуживания: первый класс, эконом-, бизнес- и самый дешёвый – туристический класс. Только представьте: пассажир высокоскоростного поезда приобретёт билет туристического класса, а ехать будет, как и пассажир первого класса, со скоростью 350 км/ч!

– Но рассмотрим и другую ситуацию: не приведёт ли сокращение времени в пути до Москвы к противоположному эффекту – население регионов мощным потоком хлынет в столицу?

– Такой опасности нет. Социологи утверждают, что многие люди предпочитают искать работу либо в месте проживания, либо в соседних регионах. Вот почему ВСМ спроектирована таким образом, что она объединяет регионы и города с большим экономическим и промышленным потенциалом. Например, Ковров, Дзержинск – это города со стабильной работой, там оборонные предприятия, Орехово-Зуево – крупный железнодорожный узел, Чебоксары и Казань – столицы республик. Рынок рабочей силы меняется. Таковы реалии глобализации во всём мире. Поэтому далеко не случайно, что сегодня главными лоббистами ВСМ стали губернаторы субъектов Федерации и мэры городов, через которые пройдёт трасса. Все ведь видят, какой эффект даёт поезд «Стриж», а это ещё далеко не ВСМ. А как преобразилась Тверь после запуска «Сапсана» и «Ласточек»?! За эти годы она из провинциального города превратилась в один из быстроразвивающихся городов – спутников Москвы. Уже подсчитано, что за счёт мультипликативных эффектов после строительства дополнительный прирост внутреннего регионального продукта в первые 10 лет эксплуатации ВСМ составит от 27 до 76%.

Следует учитывать ещё один фактор. Выше я уже говорил об агломерациях и условиях их выживания. Добавлю к этому: такие агломерации, как Москва, объединяющие свыше 20 млн человек, – это тоже своего рода тупик. Мы же не можем развивать столицу до бесконечности за счёт освоения всё новых территорий Московской области? Куда придём – к границам соседних субъектов Федерации? Согласитесь, это неразумная политика.

– На какой стадии сегодня находится проектирование? Всех волнует, когда же начнётся строительство?

– Мы планируем завершить проектирование ВСМ в мае-июне 2017 года. Уже прошла ведомственная экспертиза ОАО «РЖД» по проектной документации ряда участков (Железнодорожный – Владимир), получено положительное заключение публичного технологического и ценового аудита для участка Москва – Нижний Новгород от ООО «Эрнст энд Янг – оценка и консультационные услуги», документация по первому участку в экспертизе. Это не просто проекты – это технологические инновации и новые решения, которые создают российские проектные институты.

– Вы хотите сказать, что проектирование ВСМ – это своего рода вызов отечественной науке, инженерам, конструкторам, которые в сжатые сроки должны решить очень сложные технологические задачи?

– Да, это очень серьёзный вызов, и наши проектировщики, инженеры с честью его выдерживают. Они решают не только чисто технические задачи, но и попутно целый ряд других. Ведь проект ВСМ – проект для жизни и для людей. При проектировании учитывались и особенности трассы, и пожелания местных администраций по расположению вокзалов и развитию вокзальных территорий. Проектировщики использовали не только все современные технологии ВСМ, но и учитывали геологические, природные, историко-культурные и социальные особенности регионов, а также возможности российской производственной базы для реализации предложенных подходов.

– Первые расчёты стоимости ВСМ Москва – Казань проводились более трёх лет назад. Что изменилось за это время?

– За это время кардинально изменилась экономическая ситуация и выросли цены на многие материалы, комплектующие изделия и виды работ. Поэтому в процессе проектирования нашим специалистам приходится решать двойную задачу: с одной стороны, искать оптимальные проектные решения, а с другой – не выходить за рамки той ценовой политики, которая была заложена в начале создания этого проекта.

Уверяю вас, соблюсти такой баланс чрезвычайно трудно – он требует от всех участников процесса незаурядных способностей. Последний ценовой аудит показал, что за рамки утверждённых цен мы не вышли, все работы осуществляются в полном соответствии с заложенными нормативами. Благодаря этому оценочная стоимость проекта остаётся в допустимых бюджетных пределах.

– Проект ВСМ Москва – Казань вышел уже на стадию Государственной экспертизы, так что скоро начнётся и его реализация. Интересно, какие инновационные технологии будут применены при строительстве?

– Каждый раздел проектной документации содержит инновационные решения. Почти не будет привычных шпал и щебня. Их заменит безбалластная конструкция верхнего строения пути, использование которой существенно повысит экономическую эффективность и улучшит эксплуатационные характеристики магистрали. Безбалластный путь – это монолитная бетонная конструкция, в неё вмонтированы интеллектуальные датчики, которые позволяют следить за состоянием самой конструкции и вести мониторинг состояния пути в течение всего срока эксплуатации. Например, на участке Москва – Нижний Новгород протяжённость железнодорожного пути на безбалластном основании по проекту составляет почти 72%. И это по праву можно считать прорывной инновацией, которая приведёт к смене устоявшихся технологий строительства и технического обслуживания пути, норм содержания пути и к новым требованиям к подвижному составу.

В разработанной для ВСМ конструкции земляного полотна тоже встречаются элементы инновации. При проектировании учитывались требования по прочности, устойчивости к деформациям земляного полотна с учётом вибродинамического воздействия поездов. Условием была минимизация затрат. Так, предусмотрено устройство двух защитных слоёв земляного полотна на всём протяжении высокоскоростной магистрали не менее 2,5 м общей высоты.

Для обеспечения технологического и ценового единства проектных решений были разработаны унифицированные конструкции искусственных сооружений (ИССО). Они включают конструкции для участка ВСМ с реализацией скоростей до 200 км/ч и до 350 км/ч. Основу унификации составили пролётные строения ИССО, впервые разработанные для высоких скоростей.

Не осталось без внимания и электроснабжение. Впервые контактная сеть рассчитана на скорость движения поездов до 400 км/ч. Она разработана на основе математического моделирования динамического взаимодействия с токоприёмниками электроподвижного состава. В контактной сети КС-400 используется целый ряд инновационных для России технических решений в части узлов и конструкций. Это и контактные провода из сверхпрочных сплавов медь-магний или медь-хром-цирконий, фундаменты в виде буронабивных свай, опорные и поддерживающие конструкции повышенной жёсткости, барабанные компенсаторы с подшипниками скольжения, ну и целый ряд других новшеств.

На всём своём протяжении ВСМ является единым высокотехнологичным инновационным проектом. Мы не применяем здесь прежних разработок и технологий – они безнадёжно устарели и не годятся для дороги XXI века.

– Россияне оценили преимущества скоростных «Сапсанов», хотя это ещё и не ВСМ. Однако возникли проблемы у многих жителей городов и посёлков, через которые они проходят, поскольку надолго перекрываются железнодорожные переезды и там возникают автомобильные пробки.

– При разработке проекта ВСМ Москва – Казань мы учли ошибки прошлого и сделали соответствующие выводы. Уверяю, никаких пробок не будет и жителям близлежащих населённых пунктов магистраль не причинит неудобств. Трасса ВСМ пересекает большое количество автомагистралей, однако нигде на всём протяжении она не пересекает существующую дорожную сеть в одном уровне. Будут тоннели и эстакады, которые «разведут» железнодорожное и автомобильное движение. Согласно проекту, для организации движения транспорта на период строительства и дальнейшего обслуживания трассы будут построены новые участки и усилен ряд существующих дорог.

– Нынешний год объявлен в стране Годом экологии. Расскажите о технических решениях, направленных на сохранение экологического баланса в зоне притяжения ВСМ.

– Первое, что заботит жителей домов, расположенных рядом с трассой, – это шум. В целях дополнительного снижения вибрационного воздействия в верхнем строении пути предусматривается укладка подбалластных матов и геокомпозитного материала. Это существенно снизит уровень физических воздействий (шум и вибрация) на прилегающие территории. По опыту других стран известно, что уровень шума на высокоскоростных магистралях значительно ниже, чем на обычных. Кроме того, в жилых зонах планируются посадка шумозащитных лесополос, установка шумозащитных (акустических) экранов и т.д. Разработаны мероприятия по охране растительного и животного мира. По согласованию с региональными управлениями на путях миграции диких животных предусматривается строительство специальных переходов через высокоскоростную железнодорожную магистраль. А для очистки ливневых стоков с территорий объектов инфраструктуры будет сооружаться комплекс локальных очистных сооружений. В течение всего срока строительства и эксплуатации объекта будет проводиться комплексный экологический мониторинг. Недаром специалисты называют ВСМ самым «зелёным» видом транспорта. Ведь его выбросы в атмосферу продуктов сгорания CO2 в 4 раза ниже, чем у авиационного, и в 3,5 ниже, чем у автомобилей, а энергоэффективность – в 4 раза выше.

– Москва – Казань станет первой «ласточкой» сети ВСМ в России. А что дальше, как будет развиваться этот вид рельсового транспорта?

– А дальше будет продление трассы до Екатеринбурга, строительство магистрали Москва – Центр – Юг с остановками в Туле, Воронеже, Краснодаре и Сочи и строительство ВСМ до Северной столицы. А самой грандиозной станет, конечно же, реализация амбициозного проекта XXI века – евразийского высокоскоростного транспортного коридора Москва – Пекин. Мы имеем все предпосылки создать единое в экономическом смысле железнодорожное пространство от границ со странами АТР до границ Евросоюза. Причём будущий транспортный коридор может быть использован как для пассажирских перевозок, так и для обеспечения скоростной доставки грузов. Современные подходы, инновационный подвижной состав и технологии открывают совершенно новые возможности в перевозочном процессе.

– Участвовали ли в проектировании нашей ВСМ зарубежные партнёры и что они предложили?

– К работам привлечено более 60 специализированных проектных институтов и организаций во главе с российско-китайским проектным консорциумом. Для научно-технического сопровождения привлечены специалисты Экспертного совета (МИИТ), а для технического консультирования при проектировании – французские компании СИСТРА и SNCF (Французские железные дороги). Основная проблема – это отсутствие нормативов и требований к объектам инфраструктуры для реализации скоростей движения до 400 км/ч.

Поэтому были разработаны 15 специальных технических условий для проектирования и строительства ВСМ – они согласованы Минстроем РФ в 2016 году.

– Будут ли отечественные производители выпускать высокотехнологичное оборудование для ВСМ, а также рельсы, шпалы и прочие элементы инфраструктуры?

– Проектом предусмотрено, что при строительстве ВСМ будут использоваться конструкции и материалы, производимые в РФ с использованием зарубежных технологий. Уровень локализации составит не менее 80%. В строительных работах хотят принять участие известные отечественные и зарубежные производители. Так, например, конструкции безбалластного строения пути предложили ОАО «БетЭлТранс», ОАО «РЖДстрой» и Малиновский комбинат ЖБИ. Рельсы с заданными требованиями планируют изготавливать отечественные предприятия ООО «УК Мечел-сталь» и ООО ТК «ЕвразХолдинг». Рельсовые скрепления – два отечественных производителя – ОАО «БетЭлТранс» и ОАО «Северсталь», стрелочные переводы – Муромский и Новосибирский стрелочные заводы. К разработке электронной и механической составляющих стрелочных переводов привлечены ЗАО «Элтеза» и завод «Термотрон». Качество предлагаемой ими продукции полностью соответствует требованиям ОАО «РЖД». Нам есть из чего выбирать.

– Опыт каких стран будет использован при строительстве ВСМ и какие технологии планируется применять, адаптируя их к российским условиям?

– При проектировании использован опыт стран, обладающих разветвлённой сетью ВСМ. Например, Германии, Франции, Китая, Италии, Японии и др. Реализация скоростей движения до 400 км/ч требует высокой точности, поэтому отметим применение (создание) современной геоинформационной системы на базе данных спутниковых технологий с использованием систем GPS и ГЛОНАСС.

В качестве верхнего строения пути запроектированы безбалластные конструкции, которые до настоящего времени не эксплуатировались на железных дорогах РФ, за исключением опытных образцов на Экспериментальном кольце АО «ВНИИЖТ» и нескольких эстакадных и мостовых сооружениях. Разработаны унифицированные пролётные строения, опоры и опорные части, в том числе по внеклассным мостам через реки Клязьму, Оку, Суру и Волгу. В области автоматики и телемеханики для обеспечения надёжной работоспособности оборудования проектом предусмотрено применение микропроцессорных систем. В проекте есть и особый подраздел – «Энергоэффективность», это одно из основных требований к проектируемым подсистемам высокоскоростного подвижного состава и системам их энергообеспечения.

Говоря об инновационных технологиях, нельзя не рассказать про новый высокоскоростной поезд для ВСМ. В нём будут использованы новейшие технологии, а его производство будет локализовано в России. Важно не только построить, но и грамотно эксплуатировать как подвижной состав, так и инфраструктуру. Поэтому уже сейчас мы ведём подготовку кадров для ВСМ. Работы ещё очень много. Впереди нас ждёт строительство первого участка ВСМ. И тогда наши проекты и замыслы обретут уже зримые черты.

Карен Агабабян

Россия. ЦФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 5 марта 2017 > № 2097618 Александр Мишарин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2126489 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Инвестициям нужна определенность и предсказуемость

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин подвел итоги совещания по вопросам отраслей экономики, состоявшегося на предприятии «Тулачермет» в рамках рабочего визита в Тульскую область.

«Была интересная, живая дискуссия. Тула – известный промышленный регион, показывает очень хорошую динамику, темпы роста в последние годы очень высокие. Важно было услышать конкретные проблемные вопросы. Очень много вопросов касалось устойчивости условий ведения бизнеса, налоговых режимов, неналоговых платежей - все вопросы, которые Председатель Правительства обозначил в Сочи. Все это нужно, чтобы обеспечить компаниям предсказуемые условия для реализации крупных проектов», - рассказал Министр, добавив, что это является ключевым фактором для притока инвестиций.

По его словам, один из главных результатов встречи – отклик компаний и оперативное решение их вопросов.

«Мы договорились, что компании сформируют пакет запросов, и мы в максимально короткий срок будем давать на них ответы, чтобы решить их проблемы. Такая практика в Минэкономразвития уже введена: мы регулярно встречаемся с регионами, выезд в Тульскую область - первый», - отметил Максим Орешкин.

Как рассказал Министр, одним из главных вопросов на встрече с промышленниками стало обсуждение кадровой политики на предприятиях.

«Мы очень подробно обсуждали вопрос обеспечения предприятий кадрами, какие меры господдержки помогли бы обеспечить необходимое количество квалифицированных специалистов тульских предприятий. Кроме того, речь шла о развитии инфраструктуры, применении механизма ГЧП для строительства ряда объектов в Тульской области, которые могли бы обеспечить более эффективную работу предприятий», - пояснил Максим Орешкин.

В завершение Министр высокого оценил инвестиционный потенциал региона.

«Мы видим высокую инвестиционную активность Тульской области. «Тулачермет» реализует гигантский инвестиционный проект - больше 40 млрд. рублей инвестиций. Часть предприятия будет запущена уже в этом году. В планах – запуск новых мощностей в ближайшие годы. Это позитивный опыт Тульской области: здесь созданы все условия для развития новых инвестиционных проектов», - добавил он.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2126489 Максим Орешкин


Россия. ЦФО > Рыба > fishnews.ru, 3 марта 2017 > № 2095940

Крабовые торги перейдут в столицу.

В правила проведения аукционов по продаже долей квот внесены изменения. Организатором торгов по крабовым лотам сможет выступать только Росрыболовство, но не его территориальные управления.

Аукционы пополнили казну

На заседании Общественного совета при Росрыболовстве начальник управления экономики и инвестиций Михаил Медведев отчитался о доходах, полученных федеральным бюджетом от деятельности ведомства в 2016 г. Основной объем средств поступил от продажи на торгах прав на заключение договоров о закреплении долей квот – 8,587 млрд рублей. Как сообщает корреспондент Fishnews, эту сумму удалось выручить по итогам всего пяти аукционов.

В текущем году в федеральном агентстве также рассчитывают прилично пополнить бюджет за счет реализации прав на добычу. «Активность рыбаков поразительная, большое количество желающих участвовать и биться за заключение договоров», – отметил руководитель управления. По его словам, уже сформированы первые пять аукционов, ближайший из которых запланирован на 16-17 марта.

Крабы ушли из теруправлений

Отвечая на вопрос о печально известных крабовых аукционах в Приморском крае, Михаил Медведев рассказал, что уже подготовлены изменения в постановление правительства от 12 августа 2008 г. № 602 «Об утверждении Правил проведения аукционов по продаже права на заключение договора о закреплении долей квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов и (или) договора пользования водными биологическими ресурсами».

Согласно новым правилам организовывать аукционы по реализации долей квот на вылов краба будет Федеральное агентство по рыболовству, а не теруправления. Постановление будет опубликовано уже в ближайшие дни, заверил докладчик членов Общественного совета.

Квоты в ЮВТО подешевели

Михаил Медведев также озвучил информацию об изменениях методики для определения стартовой цены на доли квот для промысла в зонах действия международных договоров. Глава управления напомнил о провале последних трех аукционов по продаже российских квот в ЮВТО, где стартовая цена за лот составляла 334 млн рублей. В результате все лоты остались невостребованными, рыбопромышленники даже не стали подавать заявки на этот ресурс.

«На прошлой неделе мы закончили переработку методики расчета начальной цены, где учли пожелания и общественных организаций, и рыбаков, и ассоциаций», – уведомил Михаил Медведев. Он уточнил, что при оценке лота теперь применяется ряд коэффициентов.

«Если мы используем коэффициент удаленности района промысла, то против 334 млн рублей получаем 94 млн рублей. Далее при применении средневзвешенного коэффициента рентабельности мы получаем начальную стоимость лота 54 млн рублей. По оценке рыбаков, это нормальная рыночная цена», – привел пример представитель Росрыболовства.

Россия. ЦФО > Рыба > fishnews.ru, 3 марта 2017 > № 2095940


Россия. Весь мир. ЦФО > Электроэнергетика > oilcapital.ru, 28 февраля 2017 > № 2098177

Росэнергоатом: не имеющий аналогов в мире энергоблок №1 Нововоронежской АЭС-2 с реактором ВВЭР-1200 поколения «3+» сдан в промышленную эксплуатацию.

«Энергоблок №1 НВАЭС-2 впервые был включен в единую энергетическую систему страны и начал выработку электроэнергии 5 августа 2016 года. Успешно было пройдено освоение мощности на этапах энергопуска, опытно-промышленной эксплуатации, во время которых проводились проверки и испытания оборудования и систем на различных уровнях мощности и различных эксплуатационных режимах», - отмечается в материале компании.

Испытания энергоблока завершились 23 февраля на 100%-ом уровне мощности. В ходе проверки энергоблок подтвердил способность стабильно нести нагрузку в соответствии с проектными параметрами. К моменту ввода в промышленную эксплуатацию энергоблок №1 НВАЭС-2 выработал 1 691 млн. кВтч электроэнергии.

Энергоблоки поколения «3+» в настоящее время сооружаются в США и Франции, однако именно российский энергоблок №1 НВАЭС-2 стал первым в мире атомным энергоблоком нового поколения, сданным в промышленную эксплуатацию.

Россия. Весь мир. ЦФО > Электроэнергетика > oilcapital.ru, 28 февраля 2017 > № 2098177


Россия. ЦФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > gazeta.ru, 28 февраля 2017 > № 2088844

Русский дрон вылетит из «Смерча»

«Сплав» создал беспилотник, вылетающий из ракеты РСЗО «Смерч»

Максим Солопов, Михаил Ходаренок

В России разработали беспилотник, вылетающий из головной части ракеты для системы залпового огня «Смерч». В основе технологии, которая обсуждалась больше 10 лет назад, лежит идея создать аппарат для корректировки огня РСЗО, который мог бы быть быстро и с минимальным риском быть сбитым доставлен в район нанесения удара, объяснил «Газете.Ru» эксперт. Ранее в рамках этой концепции был разработан тихоходный аппарат «Типчак», запускаемый с катапульты, установленной на шасси.

Тульское научно-производственное объединение «Сплав» (входит в госкорпорацию «Ростех») разработало беспилотник, запускаемый в снаряде реактивной системы залпового огня «Смерч», сообщил журналистам генеральный конструктор предприятия Николай Макаровец.

«Идея беспилотника, зашитого в боевую часть «Смерча», немолода. Технологически мы за свой счет провели такие работы. Надеемся, что у нас в ближайшее время появятся заказчики», — цитирует Макаровца РИА «Новости».

Как уточняет агентство, разработка пока ориентирована на экспорт, поскольку в России, по словам директора предприятия, уже определены «структуры, которые обеспечивают применение беспилотников в интересах армии».

«Надо в нужное время разделить то, что мы называем боевой частью, надо выбросить беспилотник на парашюте, надо, чтобы он раскрыл крылья, запустился, полетел и передал информацию, — все это мы умеем делать», — добавил конструктор.

НПО «Сплав» — основной российский производитель реактивных систем залпового огня. Именно его специалистами были созданы РСЗО «Град», «Ураган» и «Смерч».

Тема создания БЛА, который мог бы запускаться в головной части ракеты РСЗО «Смерч», действительно хорошо известна. Об этом говорили еще более 10 лет назад, объяснил «Газете.Ru» главный редактор журнала «Беспилотная авиация» Денис Федутинов.

«В основе лежит весьма интересная новаторская идея — создать аппарат для корректировки огня РСЗО, который мог бы быть быстро и с минимальным риском быть сбитым доставлен в район нанесения удара, при этом с максимальным использованием штатных средств», — уточнил эксперт.

По его словам, такую схему предполагалось реализовать, в частности, при создании БЛА «Типчак». В составе этого комплекса должны были быть два типа БЛА — тихоходный и высокоскоростной, однако реализован был только первый. В работах по беспилотнику участвовала компания «Эникс», затем КБ «Луч».

«Типчак» — аппарат, специально предназначенный для взаимодействия с артиллерией и запускаемый с катапультной пусковой установки. По данным производителя (концерн «Вега»), этот комплекс включает в себя наземный пункт управления с антенной и операторской машинами, транспортно-пусковую машину с контейнерами для шести БЛА, а также машину технического обеспечения. «Для радиотехнической и химической разведки, ретрансляции и решения других задач в интересах различных силовых структур на борту ДПЛА может устанавливаться любое специальное оборудование массой до 14,5 кг», — уточняется на сайте ОАО «Вега». Диапазон скоростей этого дрона — 90–190 км/ч, высоты — 300–3000 м, размах крыла — 3,4 м, длина — 2,4 м.

Штатная задача «Типчака» — поиск и распознавание объектов на расстояниях до 40 км от пункта управления круглосуточно при температурах от –40 до +50 °C, рассказывал ранее директор «Луча» Михаил Шебакпольский. 4 сентября 2008 года гендиректор концерна «Вега» Владимир Верба сообщил, что концерн начинает поставку комплексов «Типчак» Вооруженным силам России и первые образцы поступят в войска до конца 2008 года.

«Работы начинались во времена, когда тематике беспилотных систем уделялось даже не второстепенное, а третьестепенное внимание. Вероятно, поэтому ее реализация шла очень медленно и в результате так и не была доведена до завершения», — рассказал Федутинов.

Дальнобойная система «Смерч» (индекс Главного ракетно-артиллерийского управления — 9К58) предназначена для «поражения на дальних подступах любых групповых целей, уязвимыми элементами которых являются открытая и укрытая живая сила, небронированная, легкобронированная и бронированная техника мотопехотных и танковых рот, подразделений артиллерии, тактических ракет, зенитных комплексов и вертолетов на стоянках, разрушения командных пунктов, узлов связи и объектов военно-промышленной структуры», уточняется на сайте компании «Сплав».

Отличительная особенность РСЗО «Смерч» — наличие системы автономной коррекции траектории полета ракеты, подчеркивает производитель.

Существуют 300-миллиметровые снаряды для «Смерча» с осколочными, с кумулятивно-осколочными и самоприцеливающимися боевыми элементами в головной части, а также с отделяемой осколочно-фугасной и термобарической головными частями.

Максимальная дальность стрельбы «Смерча» 800-килограммовыми снарядами составляет 90 км. 12 направляющих заряжаются транспортно-заряжающей машиной за 20 минут. Время перехода из боевого положения в походное — 3 минуты. Время залпа — 38 секунд. Время срочного оставления огневой позиции после стрельбы — 1 минута. Температурный диапазон боевого применения РС от –50 до +50 °С. Расчет боевой машины — три человека, транспортно-заряжающей — два.

Боевые машины для «Смерча» существуют на шасси белорусского автомобиля МАЗ-543А и чешского Тatra 816.

На авиационно-космическом салоне МАКС-2007 впервые был продемонстрирован опытный образец боевой машины для установки «Смерч» с шестью направляющими, смонтированной на четырехосном полноприводном шасси семейства «КамАЗ», однако на сайте производителя по-прежнему указаны только две основные комплектации.

Россия. ЦФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > gazeta.ru, 28 февраля 2017 > № 2088844


Россия. ЦФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 февраля 2017 > № 2087148

Плотность застройки при создании ТПУ может быть увеличена - Хуснуллин

В Москве разрешат при создании транспортно-пересадочных узлов (ТПУ) превышать среднегородские показатели плотности застройки, сообщил заместитель мэра по градостроительной политике и строительству Марат Хуснуллин.

«Если в среднем по городу мы разрешаем строить из расчета 25 тысяч квадратных метров на гектар, то здесь мы пойдем и на 30, и на 40 тысяч на гектар», - рассказал М. Хуснуллин в интервью РИА Недвижимость.

По его словам, новая парадигма для города - это «подтягивание» строящейся недвижимости к транспорту.

«В предыдущем Генплане, на мой взгляд, недостаточно был учтен показатель пешей доступности, хотя весь мир живет по нему, стараясь планировать жилую и транспортную инфраструктуру так, чтобы они максимально были связаны между собой пешими маршрутами», – отметил заммэра.

При этом он признал, что такая позиция города «неудобна отдельным бизнес-группам, поскольку мешает существованию базаров и ларьков вокруг метро, как это было раньше».

«Сегодня решено землю, прилегающую к станциям подземки и использовавшуюся раньше непонятно подо что, отдать под качественную недвижимость с хорошей транспортной доступностью», - пояснил глава Стройкомплекса.

Россия. ЦФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 27 февраля 2017 > № 2087148


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroi.mos.ru, 27 февраля 2017 > № 2087142

Учебный корпус на 200 мест с возможностью трансформации помещений построят в центре Москвы.

Он появится на ул. Мельникова, д. 2, стр. 1 в Таганском районе столицы.

«Цель нововведений - сделать помещения образовательных учреждений более комфортными для развития и пребывания детей, трансформировать их в блок начальных классов или дошкольное отделение школы в зависимости от потребностей, с минимальными затратами, без большого изменения проекта и дополнительного прохождения экспертизы», - прокомментировал руководитель Департамента строительства Андрей Бочкарев.

На прилегающей территории появятся зоны для игр и занятий спортом, хозяйственная площадка, пешеходные дорожки и газоны.

Кроме того, к центру построят подъездные дороги с разворотной площадкой для поставки продуктов в пищеблок и проезда пожарных машин.

Сейчас идет поиск компании, которая сделает проект строительства учебного корпуса. Начальная цена контракта - 24,4 млн рублей. Проектирование не должно превышать полгода с момента заключения госконтракта.

В Департаменте строительства напомнили, что по поручению мэра Москвы Сергея Собянина на бюджетные средства планируется построить три комбинированных блока начальных классов (БНК) с дошкольными отделениями на 300 мест с возможностью трансформации помещений.

Они появятся по адресам: ул. Воротынская, вл. 12, корп. 3 (район Куркино); ул. Брусилова, д. 29, корп. 1 (Щербинка); ул. Адмирала Лазарева, дом 7 (Южное Бутово). К строительству приступят уже в этому году.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroi.mos.ru, 27 февраля 2017 > № 2087142


Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 23 февраля 2017 > № 2085723

Врачи остались без выплат за степени и звания

Также столичные власти сократили надбавки за специализацию. К чему это приведет? По словам Давида Мелик-Гусейнова, изменения приведут к увеличению зарплат

Столичным врачам отменили обязательные надбавки за ученые степени и выслугу лет. Как сообщает RNS, это следует из приказа №1033 столичного департамента здравоохранения от декабря прошлого года. В нем говорится, что размеры доплат теперь устанавливают сами медицинские учреждения. РБК пишет, что ранее в приказах говорилось, что «показатели увеличения минимального должностного оклада» врачей определяет департамент. Доплата за почетное звание составляла 30% от должностного оклада, за докторскую степень — 20%, за кандидатскую — 10%. В новом приказе эти нормативы уже не прописаны.

По мнению директора НИИ организации здравоохранения при департаменте здравоохранения Москвы Давида Мелик-Гусейнова, надбавки за ученые степени были формальными, и нововведения приведут к увеличению зарплат врачей.

«Насколько я понимаю, сейчас надбавки, которые выплачиваются за степень, за категорию, они для Москвы очень маленькие. Чтобы у медицинского работника была мотивация более существенная, чтобы он мог зарабатывать больше, чем он сейчас зарабатывает, меняется система мотивации, которая будет вложена в эффективный контракт. Для чего это делается? Ну, я могу предположить то, что у москвичей очень много вопросов возникает к качеству образования специалистов, которые сегодня работают в столичном здравоохранении. Чтобы у работодателей, у главных врачей, в первую очередь, был элемент вознаграждения за более высокое качество, должны быть все равны. Те, кто получил образование совсем недавно, молодой специалист, вышедший из ординатуры, может знать очень много, может владеть какими-то современными технологиями. Но может не быть кандидатом наук или не иметь категорию. И что, молодого специалиста не поддержать в этом плане? То есть неким образом перерабатывается система мотивации. У врачей не изменятся зарплаты. Сейчас не то время, чтобы снижать зарплаты. Речь, наоборот, идет о том, что эти зарплаты должны быть увеличены».

Минимальные оклады медицинских работников действительно, как и прежде, устанавливают власти. Теперь они повышены примерно в два раза: для медиков и фармацевтов первого уровня — с 8,5 тысячи до 17,6 тысячи рублей, для среднего медицинского персонала — с 10,5 до 20 тысяч рублей, для врачей и провизоров — с 18,5 тысячи до 30 тысяч рублей, для руководителей структурных подразделений — с 22 тысяч до 40 тысяч рублей.

Тем не менее, новый приказ показывает изменение отношения столичных властей к врачам, которые занимаются научной деятельностью, считает врач-невролог, кандидат медицинских наук Семен Гальперин.

«Да, конечно, надбавка за звание кандидата медицинских наук, она действительно ничего не решала. Кто-то получает 1 500, кто-то — 2 000 в месяц. Естественно, прожить на эти надбавки сложно. Даже надбавка доктора медицинских наук, насколько я знаю, она порядка 7 000 рублей, и это тоже не решающий фактор. Больше это какое-то стимулирующее было. Понятие показания отношения к докторам. Я не знаю, что сможет ли городской бюджет сэкономить большие суммы на этих надбавках, убрав их у врачей, но это будет, видимо, значимо для отношения врачей к начальству, к организации здравоохранения. Это больше можно оценивать как показатель отношения к специалистам, что городу не нужны высококвалифицированные специалисты. Город не заинтересован в том, чтобы люди росли, чтобы люди развивались, обучались, занимались научной работой и так далее. Я понимаю, что все это в общей системе экономии, что сейчас идет экономия бюджетных денег, что сейчас все затраты надо снижать. Но экономить на таких мелочах, я думаю, что это не спасет городской бюджет».

Как уточняет РБК, помимо отмены обязательных выплат за степени и звания, департамент сократил надбавки врачам за специализацию. Доктора, лечащие ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом, будут получать не 60%, а 30% к должностному окладу. Доплаты для психиатров и наркологов, а также для врачей, работающих с парализованными пациентами, снижаются с 25 до 15%. Надбавки за лечение туберкулезных, онкологических больных и детей с поражением центральной нервной системы — с 15 до 10%. В новом приказе также ничего не говорится о доплате за работу в кожно-венерологических диспансерах (ранее она составляла не менее 15% от оклада).

Россия. ЦФО > Медицина > bfm.ru, 23 февраля 2017 > № 2085723


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > svoboda.org, 22 февраля 2017 > № 2103652

Приказано списать

Марьяна Торочешникова

Что делать, если коммунальщики списывают деньги у вас со счета?

Марьяна Торочешникова: В России стремительно развивается практика списания долгов за коммунальные услуги с банковских карт неплательщиков по упрощенной процедуре. Процесс запущен в связи с разъяснениями Пленума Верховного суда России. Постановление, согласно которому ресурсоснабжающие организации могут, получив судебный приказ, взыскивать с граждан долги в упрощенном порядке, было принято в конце 2016 года. Между тем, должники часто и не подозревают, что кому-то задолжали, а о списании средств узнают случайно. Впрочем, чаще долги действительно есть, но люди не согласны с теми суммами, которые намеревается взыскать с них управляющая компания.

Что такое судебный приказ, и как о нем узнать? Что делать, если деньги за коммуналку списывают с пенсионного счета? И как поступать, если вы не согласны с претензиями коммунальных служб?

В студии Радио Свобода – юрист Сергей Селиванкин и секретарь совета одного из московских домов, активный противник существующей системы сбора коммунальных платежей и взносов на капремонт Мила Серова.

Долги за коммунальные услуги для москвички Ольги Грот стали причиной судебных тяжб, которые продолжаются уже два года. Ольга утверждает, что долга не может быть, так как она перечислила всю сумму, необходимую для оплаты коммунальных услуг, на счет управляющей организации, но она по-прежнему числится в списке должников.

Посмотрим сюжет, подготовленный корреспондентом Радио Свобода Ниной Давлетзяновой.

Нина Давлетзянова: У москвички Ольги Грот появилась задолженность за коммунальные услуги, пока она жила в другом регионе. Управляющая компания подала на нее в суд. Ольга узнала об этом случайно.

Ольга Грот: Я хотела снять деньги с карточки, а карточка заблокирована. Тогда я узнала в Сбербанке, что наложен арест на пенсионный вклад. Оказалось, что по трем делам все решения уже вынесены без нас. Суд решил взыскать задолженность в 105 с лишним тысяч рублей через судебных приставов, потому что сумма большая. Вычитали из пенсии – сначала 100%, потом 50.

Нина Давлетзянова: Необходимую сумму Ольга полностью выплатила полгода назад, но по документам в многофункциональном центре она по-прежнему числится в должниках.

Ольга Грот: «Межрегионгаз Москва» предъявляет требование о повторной оплате за свои услуги, то есть за газ, хотя весь долг оплачен. Судебный пристав сказал мне писать в прокуратуру. Искусственно создается такая ситуация, чтобы человек был должником.

Нина Давлетзянова: Есть неоспоримое доказательство, что долг погашен, - постановление об окончании исполнительного производства.

Ольга Грот: Только когда сумма полностью взыскана, тогда это исполнительное производство может быть закончено: это является гарантией того, что ты заплатил деньги. Деньги на счету у управляющей компании, но задолженность почему-то не погашена.

Нина Давлетзянова: На вопрос, куда делись деньги Ольги Грот, управляющая организация не отвечает.

Ольга Грот: На прием не попадешь – нет часов приема, то есть прийти можно только к закрытой двери.

Марьяна Торочешникова: Насколько типична история Ольги Грот для того, что происходит в Москве и в других регионах в связи с попыткой взыскать долги за коммунальные услуги?

Мила Серова: Прежде всего, если вы собираетесь куда-то уезжать надолго, то вы должны пойти в свою управляющую компанию, предупредить ее о том, что уезжаете, и урегулировать с ней вопрос, как вы будете платить. По закону вы можете сделать авансовый платеж, можете положить определенную сумму на счет управляющей компании, зная, сколько приблизительно платите каждый месяц, чтобы у вас не было такого большого долга.

Если банк начинает взимать с пенсионной карточки 100%, то это большой «косяк» самого банка: он не имеет права взыскивать с вас больше 50%. Если вы увидели, что банк снял 100%, то вы идете в банк, пишете заявление на имя президента и, если долг обоснованный, требуете, чтобы снижали до 50%, и такое же точно письмо пишете в Службу приставов, чтобы и они воздействовали на банк.

Они не имеют права снимать всю пенсию. А если пенсия маленькая, то люди добивались даже уменьшения суммы до 20%.

Марьяна Торочешникова: Но все-таки как возможно такое, что человек уже по факту узнает о существующем в отношении него решении суда? Разве судьи не должны уведомлять граждан о том, что их вызывают в судебное заседание, что в отношении них приняты какие-то судебные решения? Разве те же приставы не должны присылать бумаги о том, что в отношении человека возбуждено исполнительное производство?

Сергей Селиванкин: Конечно, должны! Но то исполнительное производство, которое мы сегодня имеем, и сама логика прохождения этих судебных процессов фактически означает исключение той стороны, которую представители управляющей компании или той же местной власти видят в качестве людей, с которых нужно взыскать денежные средства, - это обычные собственники помещений, наши соседи в многоквартирном доме. И в один прекрасный день человек получает извещение с почты, идет туда и получает судебный приказ. Он понимает, что решение принято в его отсутствие, его могло не быть по месту жительства.

Что делать? Прежде всего, вы должны собрать пакет документов. У вас должно быть семь дней. Пока извещение о судебном приказе семь дней с момента поступления хранится на почте, по действующему законодательству, если вас с этот момент не было, вы находились в командировке или в больнице, то эти документы вы будете направлять обратно в то же исполнительное производство, чтобы доказать свою непричастность к принятым решениям.

Сегодня, даже до действия этого закона, постановления Пленума Верховного суда, они безоговорочно списывают 50%, но в некоторых случаях списывают 100. Вот сегодня в интернете появилась информация (на официальном сайте Жилинспекции): конкретный дом в Москве, улица Маршала Катукова, дом 24, корпус 4 – управляющая организация работала с жителями по тарифам, которые превышают тарифы, установленные правительством Москвы. Ссылки были на то, что тарифы были утверждены на общем собрании собственников. Жители обратились с иском, доказали, что тарифы были приняты на собрании, где не было кворума, и сегодня уже управляющая компания является должником для этих жителей.

Цель постановления Пленума Верховного суда, о котором мы говорим, как мы читали в комментариях того же Минюста, - упростить процедуру взимания денежных средств с нерадивых собственников, которые по какой-то причине могут быть и неплательщиками. Иногда это бывает вынуждено и оправданно.

А теперь другая ситуация – нужно новое постановление Пленума Верховного суда, по которому собственники помещений смогут истребовать недвижимое имущество с управляющей компании, потому что иногда на счету управляющей компании - десять тысяч рублей (ее уставной капитал). Такое тоже, к сожалению, случается. Как будет сегодня работать обратный механизм? Это очень серьезный вопрос. Вполне реально завалить исками от собственников помещений московские и региональные суды, но будет ли судебная машина (выскажу оценочное суждение), которая часто работает не в интересах простых граждан, а крупного капитала, выполнять обратные решения уже в интересах собственников?

Марьяна Торочешникова: А в чем принципиальная разница между судебным решением и судебным приказом?

Мила Серова: Судебный приказ выносится в отсутствии собственника. Например, управляющая компания приносит заявление о том, что у Пупкина 120 тысяч долга, и эта сумма может собираться и за 10, и за 15 лет. Приказное производство не предполагает вызова вас в суд, никакого разбирательства и судебных заседаний не будет. Судья выносит приказ о том, чтобы взыскать с Пупкина 120 тысяч рублей. Суды, как правило, никогда не требуют у управляющей компании договор управления, хотя судья должен точно знать, что управляющая компания и кредитор являются надлежащими. Вот сколько я хожу по судам, у управляющей компании никогда не требуют ни договор управления, ни протокол общего собрания о выборе способа управления, о том, что эту управляющую компанию выбрали собственники.

Марьяна Торочешникова: То есть, по сути, любой мошенник сейчас может подать в суд, сказав, что жители такого-то дома должны ему столько-то денег?

Мила Серова: Да! В нашем ГБУ "Жилищник" Головинского района уже сменилось порядка десяти директоров, а сейчас директора вообще нет, бесконечные и.о., и никакой судья не будет знать, кто директор этого ГБУ. Еще управляющая компания в Москве приносит бумажку за десять лет от МФЦ, расчетного центра, и вот это единственное доказательство. Там приведены цифры якобы долга - суд ничего не проверяет, и выносится приказ. И суд обязан вас уведомить, вы должны получить письмо с этим приказом, и там будет написано, что у вас десять дней на то, чтобы его опротестовать. И вы должны успеть написать заявление, которое может быть в два предложения: "С приказом не согласен, прошу его отменить".

Вы можете поискать в любом поисковике или зайти, например, в нашу группу в Фейсбуке "Как не платить за капремонт": мы постоянно выкладываем грамотные тексты заявлений для того, чтобы быстро опротестовать этот приказ. Вы пишете заявление мировому судье: "Прошу отменить приказ", и в вашем же присутствии его отменяют. А дальше вы можете подавать свой иск в мировой или районный суд. Я ни в коем случае не советую вам сидеть и ждать, когда управляющая компания подаст иск в районный суд с теми же самыми претензиями.

Марьяна Торочешникова: Когда выносят суды приказы, они не обязаны сообщать человеку, что этот вопрос они будут рассматривать такого-то числа?

Сергей Селиванкин: Нет.

Марьяна Торочешникова: То есть человека просто ставят перед фактом… Если речь идет о судебном разбирательстве, если управляющая компания уже предъявила какие-то исковые требования, тогда предполагаемого должника обязаны вызвать в суд, прислать повестку, и дальше идет разбирательство.

Сергей Селиванкин: Судебный приказ – это результат судебного рассмотрения. По результатам того, что написано в судебном приказе, наступает исполнительное производство, и в этом производстве - все "прелести", в частности - списание денег со всех счетов. То есть они имеют право выяснить все ваши счета, и если у вас большие задолженности, то все ваши деньги списывают.

Марьяна Торочешникова: В безакцептном порядке?

Сергей Селиванкин: Слово "безакцептный" отсутствует в российском законодательстве. Есть понятие – "при согласии владельца счета", соответствующие нормы установлены в Гражданском кодексе. Но у нас половина юридических организаций произноситит это слово, и мы имеем отсутствие действующего законодательства в том же исполнительном производстве, когда люди видят, что с них дважды списали штраф за то же ГИБДД, ЖКХ и прочее.

Марьяна Торочешникова: И потом не знают, как это вернуть…

Сергей Селиванкин: Конечно! Судебная приказ – это итог судебного рассмотрения, и значит, в судебном процессе вы должны быть на суде, иначе нарушены ваши права как участника процесса. Это тоже надо учитывать. Вот это постановление Верховного суда о судебном приказе должно улучшить права собственников помещений, а также права управляющих организаций и их возможности собирать задолженности.

Но получается очень странная вещь. Допустим, вашему соседу, который является неплательщиком, фактически предъявили эти требования, и он будет вынужден платить. А может быть, он и не будет платить, потому что у него такая установка – не платить взносы за неправедный капитальный ремонт… Вот здесь, на мой взгляд, возникает сегодня серьезный правовой пробел. А как быть с остальными собственниками помещений в этом многоквартирном доме, если есть добросовестные плательщики, а есть так называемые недобросовестные, люди, которые по разным причинам не считают нужным платить эти деньги. Как здесь быть?

Мила Серова: Если ты не платишь, то для суда ты априори виновен. Пока ты сидишь и не заявляешь в суде своих претензий по поводу того, что ты недоволен качеством услуги и поэтому не хочешь платить за содержание и текущий ремонт, или если ты недоволен цифрой, которая у тебя в платежке… Вот я считаю, что не нужно сидеть, молчать и ждать, когда к тебе применят судебные санкции.

Марьяна Торочешникова: А многие люди еще думают, что если они от руки вычеркивают в платежке плату за капремонт или пишут другие цифры за воду или отопление, то таким образом они уже высказали свою позицию.

Мила Серова: Это неправильно! Группа Фалкова специально разработала алгоритм, что нужно делать, если вы, допустим, не согласны с цифрами по теплу, воде или по другим строчкам ЕПД. В этом случае вы должны написать свою претензию управляющей компании, потребовать с нее акт сверки (допустим, сводную ведомость) за три года.

Если вы будете сидеть и молчать, то суд нарисует вам долги за десять лет, и только в суде вы сможете заявить срок исковой давности - три года - и разбирать долги только за три года. Поэтому вы требуете от своей управляющей компании акт сверки за три года и сводную ведомость по всем строчкам ЖКУ-услуг, которые перечислены в ЕПД. Кроме того, вы еще должны потребовать у управляющей компании номера всех ее договоров со всеми исполнителями услуг.

Вот в сюжете прозвучала "дочка" "Газпрома", которая якобы поставляет нам газ, а на самом деле мы выяснили, что ни у одной управляющей компании, по крайней мере, у "Жилищников" в Москве, нет договоров на поставку газа. Я уже второй год требую от своей управляющей компании заключить договор поставки газа, неделю назад была в ГБУ "Жилищник" Головинского района и потребовала: если вы не заключите договор на поставку газа, то я не буду за него платить. Я плачу на расчетный счет только за те услуги, которые мне предоставляются. И вот как только они мне пришлют ответ, что не собираются заключать договор, я напишу претензию, подам заявление в прокуратуру и перестану платить за неучтенный, а может быть, и ворованный газ, незнамо кому и куда.

Первое, вы должны потребовать у управляющей компании, это номера всех договоров и срок их действия по всем строчкам ЕПД. И если у управляющей компании нет договора на антенны, запирающие устройства, радиооповещение и так далее, то за это платить не надо, мы будем рассматривать это в суде.

Марьяна Торочешникова: Но при этом нужно заранее сообщить, что «я за это не плачу»?

Мила Серова: Да! И, получаем мы от управляющей компании документы или не получаем, мы не сидим и не ждем, когда на нас подадут иск, а сами пишем иск о том, что предупреждаем управляющую компанию, прокуратуру и Мосжилинспекцию, что мы прекращаем платить и уже предупредили управляющую компанию - она не прореагировала, и теперь мы идем в суд. Мы пишем иск в суд о требовании сделать перерасчет и уже в судебном порядке. Еще мы потребуем протокол общего собрания, договор управления.

В любом случае, когда вы придете в суд и скажете, что не согласны с цифрами, для судьи вы будете априори виновны, потому что вы не платите. Чтобы изменить свою позицию в суде, есть статья 327 Гражданского кодекса, которая говорит, что если вы не согласны с начислениями, и у вас с управляющей компанией или с кем угодно есть спор по долгам, то вы можете воспользоваться либо депозитом нотариуса (но за это надо платить деньги), либо депозитом суда. Но чтобы воспользоваться депозитом суда, вы должны подать свой иск.

Вы подаете свой иск, вносите на депозит суда ту сумму, которую считаете необходимым платить, прилагаете к иску свой собственный расчет и копию платежки как обеспечительную меру. И вы ставите судью в тупик – вы больше не должник и уже имеете право требовать серьезного разбирательства. Судья не сможет развернуть ситуацию так, чтобы обвинять вас.

Марьяна Торочешникова: Но эта практика пока не применяется заявителями?

Мила Серова: Об этом мало кто знает. Я попробовала использовать депозит суда в одном из процессов, и районный суд сказал мне в процессе: "Обратитесь к председателю Мосгорсуда за разъяснением". Я обратилась в Мосгорсуд, чтобы мне объяснили алгоритм, как пользоваться моим правом согласно 327-ой статье Гражданского кодекса. Мосгорсуд отправил меня в Департамент судопроизводства. Оттуда я получила развернутый ответ, как пользоваться алгоритмом, как вносятся деньги, и расчетный счет.

И точно так же в регионах – люди могут напрямую обратиться в Департамент судопроизводства, попросить у них расчетный счет, депозита суда.

А разъяснение, которое дал нам Судебный департамент, одинаково для всей страны, просто расчетные счета разные, это нужно уточнять в своих регионах. Начав использовать этот алгоритм, мы покажем власти (и судебной, в том числе), на чьей стороне правда.

Марьяна Торочешникова: В общем, лучшая защита – нападение!

Мила Серова: Конечно!

Марьяна Торочешникова: Сергей, а производились ли какие-то расчеты, сколько люди недоплачивают за коммунальные услуги?

Сергей Селиванкин: Сергей Чибис, заместитель министра строительства и ЖКХ, говорил, что задолженность собственников жилья перед управляющими компаниями и операторами коммунальных услуг составляет 270 миллиардов рублей. Основными систематическими должниками являются 2% потребителей коммунальных услуг, и еще 4% от раза к разу задерживают оплату. Это мнение представителей официальной власти.

Марьяна Торочешникова: А какую примерно сумму переплачивают люди, с которых требуют взыскать плату за коммунальные услуги?

Сергей Селиванкин: Насколько я понимаю, сегодня по Москве в среднем это полмиллиарда рублей.

Марьяна Торочешникова: При таких цифрах добросовестные плательщики уже покрывают все долги неплательщиков!

Сергей Селиванкин: Мы с вами знаем, как работают органы исполнительной власти, выносящей проекты законов для Государственной Думы. И вот месяц назад было решение о том, что через суд возможно изъятие у собственников единственного жилья.

Марьяна Торочешникова: Этот законопроект предложило Министерство юстиции, и сейчас он находится на обсуждении. Действительно, рассматривается вопрос, чтобы у собственника жилья, у которого есть большие долги за коммунальные услуги, изымать единственное жилье, чтобы продать его и погасить долги.

Сергей Селиванкин: Конфискация помещения будет производиться через определенную процедуру, через проведение тендеров, обращение к местной муниципальной власти, и ни у кого сегодня нет точного понимания, что останется бедному собственнику, когда все будет продано.

Марьяна Торочешникова: Но это пока законопроект, он еще даже не внесен на рассмотрение Государственной Думы.

Сергей Селиванкин: Я сегодня был в центре Москвы и видел сделанных к Масленице пластмассовых зайцев, все это электричество, технику, и в 10 утра это работало на Пушкинской площади. Елки и все остальное переливалось гирляндами. А за свет платим мы, граждане. И ни у кого не возникает вопроса к администрации города: почему идет такое растранжиривание государственных средств?

Мила Серова: У нас почему-то долги предъявляются только к собственникам. Еще не было ни одного иска к Департаменту городского имущества. Например, те дома, которые выбрали спецсчет для оплаты взносов за капремонт, сделали запросы и выяснили, что Департамент городского имущества (ДГИ) с момента открытия спецсчета платил всего лишь два или три месяца, а потом перестал. Председатель совета дома делает запрос в ДГИ: "Почему вы не платите? Из-за вас у нас сейчас образуется дыра, и из-за того, что вы самые главные должники, нас сейчас лишат спецсчета". В устной беседе собственникам сказали: "Когда подойдет срок капремонта, мы положим денежку". И сейчас между ними идет досудебная разборка. И Фонд капитального ремонта не предъявил ни одного иска к ДГИ.

Марьяна Торочешникова: Ну, как это можно, это же власти!

Сергей Селиванкин: Неделю назад в Мосгордуме состоялось совместное заседание нескольких комиссий, по итогам которого было высказано предложение, что необходимо срочно расселять и сносить пятиэтажки, которые всегда относились к несносимым сериям. Работая с москвичами, я знаю несколько конкретных адресов, по которым депутаты неоднократно обращались в тот же профильный департамент правительства Москвы и получали ответ: нет, эти дома можно ремонтировать, надо платить деньги в Фонд капитального ремонта. Неделю назад в "Российской газете" вышла статья о том, что в Госдуму предлагается проект закона о возможности сноса старых зданий и переселении жителей в другие регионы страны при их согласии.

Марьяна Торочешникова: Даже не в другие районы города, а в регионы?

Сергей Селиванкин: Мы знаем, что Москва теперь имеет и новую территорию – это Новая Москва, которая находится за много десятков километров от старой. Представим ситуацию: старый московский район "Аэропорт"… Как житель этого района очень хорошо знаю, что у нас ведется строительство нескольких высотных зданий, которые не для переселенцев, это будет коммерческая застройка. Есть здания, которые, в соответствии с новым видением властей, можно сносить. Неужели жителям предложат жить через дорогу в дорогом здании? Нет, предложат другую область или Новую Москву.

И здесь есть еще один очень серьезный аспект. Фактически с долгами должны расплачиваться только собственники помещений. А какую ответственность будут нести власти в ситуации, когда людей лишают возможности проживать в дорогом московском районе и под предлогом того, что они сами решили переехать, разными способами будут выдавливать их в другие концы нашей необъятной родины, где стоимость жилья в десятки раз меньше? И какие иски в какие инстанции подавать этим людям, которые на протяжении нескольких лет платили взносы в Фонд капитального ремонта?

Марьяна Торочешникова: А насколько правомерны действия управляющих компаний, когда их представители приходят к должникам: например, человек должен за отопление или за воду, а за свет он платит регулярно, но к нему приходят и отключают свет, перерезают провода! Я знаю, что в регионах сейчас люди часто сталкиваются с проблемой, когда управляющая компания реально угрожает им отключением света.

Мила Серова: Это абсолютный произвол! Мы по этому поводу тоже разработали алгоритм. Что делать, если вы пришли домой, а у вас в щитке перерезали провода, и везде темнота? Первое: мы вызываем соседей, составляем акт, вызываем техника. Если техник не подписывает акт, мы все равно указываем в акте, что пришел техник такой-то. Делаем несколько звонков в диспетчерскую – регистрируем вызов, что некто совершил хулиганские действия и нанес вред общему имуществу, ведь провода в щитке – это общее имущество дома. Желательно также делать видео. Потом мы вызываем полицию, показываем это ей.

Мы знаем, что управляющие компании, особенно "Жилищники" города Москвы любят нарушать наши права и совершать это уголовное преступление. Мы вызываем полицию, у нас наготове бумажечка из Мосэнергосбыта, что у нас все уплачено, вы показываете платежки полицейским: вы не должник, это реальное преступление. Еще желательно вызвать Службу охраны порядка района. И когда ваши соседи уже подписали акт, полиция тоже составляет свой акт, и вы его подписываете.

Но очень часто полицейские уезжают, говоря: "Это не наше дело", так что сходите в полицию с заявлением и приложенным актом, заставьте их этим заниматься. И отправьте эти акты по почте в Мосжилинспекцию с уведомлением о вручении, либо сами съездите туда или в Жилнадзор своего округа. Завизируйте заявление, чтобы вам дали входящий номер.

Следующий момент – написать в службу безопасности Мосэнергосбыта, потому что вы их клиент, и они должны вас защищать, и еще в клиентский отдел. Они должны разбираться с "Жилищником".

Марьяна Торочешникова: Это работает? Кому-то так восстанавливали свет?

Мила Серова: Да, работает! Нашим "партизанам", которые не платят за капремонт на транзитные счета жуликов, управляющие компании пытались мстить: приходили и перерубали свет. Я сегодня получила по почте бумажку о том, что у меня якобы долги больше 20 тысяч за ЖКУ, и если я их не оплачу, то мне отрубят электроэнергию и ограничат водоотведение, поставят заглушку (хотя я регулярно плачу управляющей компании). Завтра я иду в свой "Жилищник" к заместителю директора, потребую, чтобы она расписалась и поставила печать на этой бумажке, а потом иду в прокуратуру и по всем перечисленным организациям.

Сергей Селиванкин: Мне сегодня позвонил житель одного из московских районов и сообщил потрясающую новость: все расчеты по единому платежному документу, которые касались января, были уже сделаны в декабре. И получается, что организация делает расчеты по стандартным средним замерам, и цифры, которые выносятся, не имеют отношения к реальному потреблению и показаниям индивидуальных приборов учета. Например, человек уехал, его нет в Москве, счетчики воды дают нулевые показания, но ЕИРЦ выносит решение, что нужно заплатить, например, за два-три куба горячей и холодной воды.

Марьяна Торочешникова: Я знаю, что к людям в регионах даже предъявляют исковые претензии, называют их обманщиками за то, что они в это время не платили за воду. Люди уехали на сезон в деревню, счетчики в это время не крутились, а управляющая компания не верит, что они все это время не пользовались водой, и начисляет какие-то суммы.

Сергей Селиванкин: Здесь нужно обращаться в прокуратуру со всеми показаниями счетчиков и платежками. Есть правильный способ – идти в суд, но средний гражданин РФ не знает, как написать исковое заявление.

Марьяна Торочешникова: Самое неприятное в этой ситуации для меня то, что все эти требования о взыскании долгов предъявляются к пенсионерам. Деньги списывают с тех людей, которые и так-то ничего не имеют, и судиться иногда не могут, не знают, куда обращаться, да и физически не могут дойти до суда. Это в высшей степени цинично!

Мила Серова: Последние несколько месяцев я регулярно хожу в Мосгорсуд и слушаю апелляционные дела по долгам. Управляющая компания летом рисует долг пенсионеру, которого нет дома. Подается иск в районный суд, сумма большая – порядка 70 тысяч. МФЦ тоже рисует ту цифру, какую им нужно, они подают иск.

В квартире два собственника – пенсионер и его дочка. Дочку вообще не уведомляют, а пенсионера уведомляют, но его нет дома. Выносится решение, а он случайно узнает об этом спустя несколько месяцев. Пенсионер - не юрист, но он добивается того, чтобы апелляция в Мосгорсуде отменила это решение. Туда приходил юрист из "Жилищника". Пенсионер достал выписку из своего счета в банке и показал, что они врут, что цифры в ЕПД не совпадают с бумажкой из МФЦ, и он все заплатил: в таком-то месяце столько-то списано с карточки, все эти суммы в ЕПД оплачены.

И вот судьи в Мосгорсуде берут одну бумагу из МФЦ и вторую бумагу нашего пенсионера, а также выписку из банка и начинают сверять, обалдевают и спрашивают юриста "Жилищника": "А когда вы принесли иск, вы хотя бы проверяли, платит человек или нет? Или то, что вам прислали из МФЦ, вы нам и принесли?" Они говорят: "Нет, мы не проверяем". – "Так что же вы отнимаете наше время?" И юрист сказал очень показательную фразу: "Так это не мы виноваты, это в Москве такая система". МФЦ никогда не приходят в суды, а "Жилищники" приносят в суд пояснительную, что «такая система, у нас во всем виноват МФЦ». В общем, судьи в Мосгорсуде отправили дело на новое рассмотрение, и 27-го или 28-го числа я обязательно поеду посмотреть, чем все это закончится.

С нового года в Жилищном кодексе часть 6 статьи 157 говорит нам, что теперь за неправильные начисления вам не только должны возместить вашу сумму, но еще и тот, кто сделал неправильные начисления, должен лично выплатить штраф вам, собственнику. Все штрафы прописаны в 354-м постановлении правительства Российской Федерации, это "Правила предоставления коммунальных услуг". А суд сам определит, распределить штраф на управляющую компанию или на МФЦ, или на них обоих.

Так что смело идите в суд: теперь вы имеете право потребовать еще и штраф с этих аферистов. И иск тут очень простой. Когда люди говорят: "Мила, составь, пожалуйста, иск", - я отвечаю: "У вас есть высшее образование? Проведите расчет сами и напишите: в связи с тем, что управляющая компания начисляет мне не в соответствии с таким-то законом, требую сделать перерасчет (и прикладываете свой перерасчет) и еще на основании 6-ой части 157-ой статьи требую наложить штраф". И не забудьте про депозит, потому что свою сумму вы должны обеспечить, и тогда судье некуда будет деваться.

Вот сейчас самые большие переплаты у нас в платежке – это тепло. Пенсионерка Кайсарова раскрыла огромную махинацию, коррупционную схему, выяснила, как нам начисляют за тепло в два, а то и в три раз больше. Она не пошла в суд, а написала в прокуратуру, но прокуратура отказалась этим заниматься и скинула все в Мосжилинспекцию, а там отделались отпиской. И тогда Кайсарова подала иск в суд на бездействие прокуратуры.

Марьяна Торочешникова: Что конкретно делать человеку, который узнал, что он должник, и с его счета списываются деньги?

Сергей Селиванкин: Первое – обратиться в прокуратуру, если происходило стопроцентное списание средств с пенсионного счета, или есть какие-то иные предпосылки. Перед обращением в прокуратуру необходимо обращение непосредственно к исполнительному производству по району проживания. И если ответ вас не устраивает, тогда я бы вторично обращался к прокурору, а еще лучше, к начальнику ГУ МВД по Москве. Это принципиально!

Второе. Если списание происходит правомочно, но вы не согласны с суммой, и у вас очень мало денег, тогда нужно сделать заявление о реструктуризации долга в ту управляющую компанию, которой вы должны. Если понимания нет, то нужна помощь депутатского корпуса. Депутаты имеют право и возможности воздействовать на те же управляющие организации. Конечно, все надо решать через суды, тем более, что есть опытные юристы – например, те, что работают в группе Милы в Фейсбуке. Но, к сожалению, не все москвичи это понимают.

Марьяна Торочешникова: И не только москвичи.

Сергей Селиванкин: И я всем советую идти в МФЦ и делать заявление о запрете каких-либо действий с вашей собственностью. С 1 января 2017 года действия по регистрации недвижимости и по регистрации права собственности сведены в один реестр. Соответственно, совершить любые действия с недвижимостью на собственность, которая находится в Москве, и зарегистрировать право собственности можно, находясь, скажем, во Владикавказе.

Мила Серова: А если у вас уже начали списывать деньги с пенсионной карточки, и вы хотите остановить этот произвол, срочно подавайте самостоятельный иск о перерасчете, приносите свой иск в Службу приставов и просите их дать поручение банку остановить списание, потому что по вновь открывшимся обстоятельствам вы будете разбирать это дело в самостоятельном процессе.

Марьяна Торочешникова: А если есть еще вопросы – пожалуйста, обращайтесь в группу Милы Серовой в Фейсбуке "Как не платить за капремонт".

Марьяна Торочешникова

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > svoboda.org, 22 февраля 2017 > № 2103652


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088129 Владимир Ресин

Снос «несносимого».

Программа ликвидации «хрущевок» в Москве может быть продолжена.

В последние годы в стране развернулись масштабные программы расселения аварийного жилья и капитального ремонта и модернизации жилого фонда. Но в Москве эти процессы начались еще раньше: когда в столице начались снос и расселение зданий первой волны индустриального домостроения, в просторечии именуемых «хрущевками». К настоящему времени практически полностью снесены дома «сносимых» серий, но осталось еще много так называемых «несносимых». Заслуженный строитель, депутат Государственной Думы Владимир Ресин много лет проработал в столичном стройкомплексе и знает проблему изнутри. С ним мы и решили поговорить о дальнейшей судьбе «хрущевок».

«СГ»: Владимир Иосифович, наша газета недавно писала про «сносимые» серии пятиэтажек — проблема практически решена. Но домов так называемых «несносимых» серий еще очень много! Какая судьба их ждет?

Владимир РЕСИН: Снос в Москве ветхих домов, в народе называемых «хрущевками», — очень важная, социально значимая программа. Впервые решить эту проблему пытались еще при Горбачеве, во времена СССР. Успеха, впрочем, эта попытка не имела. Во второй раз вернулись к теме при Лужкове, в начале 90-х, при том, что средств в бюджете не было вообще. Официально программа стартовала в 2000-х годах. На тот момент мы насчитали 1722 дома, подлежащих сносу. Нам надо было предложить четко работающий механизм не только по привлечению средств под такое строительство, но и по выполнению городом обязательств по переселению жильцов. И такой механизм был предложен — волновое переселение. На месте снесенной пятиэтажки строился высотный дом, куда переселяли жителей близлежащих «хрущевок». Старые дома сносили, и высвобождалась территория под новое строительство. Но главный вопрос — откуда деньги? Нашли решение: строить дома по инвестконтрактам. Квартиры в построенном доме распределялись следующим образом: часть передавалась городу, часть оставалась за инвестором. Пропорция могла быть разной, но принцип один: часть нового жилфонда передавалось городу, а свою часть инвесторы могли реализовывать по рыночной цене. Такой механизм устраивал всех.

«СГ»: Но почему тогда программа растянулась на такой срок?

В.Р.: Мы планировали закончить все к 2010 году. Но грянул финансовый кризис. Следом накрыл второй. В итоге сроки завершения программы были продлены. Тем не менее к 2010 году свыше 1350 ветхих пятиэтажек были снесены. Люди получили комфортное современное жилье. По оставшимся домам — их было более 370 — пришлось самому городу вмешаться и строить новое жилье. Сегодня осталось снести 75 пятиэтажек. В 2018 году эти серии домов окончательно уйдут в прошлое. Теперь на очереди так называемые «несносимые» серии. Все дома со временем претерпевают износ. Список ветхого жилого фонда пополняется за счет домов, которые раньше были в удовлетворительном состоянии.

«СГ»: Жителей столицы, которые живут в пятиэтажках «несносимых» серий, волнует, что же будет с их домами?

В.Р.: Сегодня, чтобы запустить новую программу сноса пятиэтажек «несносимых» серий, нужно выработать универсальный механизм в рамках существующего правового поля. Он должен удовлетворять и городские власти, и возможных застройщиков, и жителей. Пока этот вопрос находится в стадии обсуждения. На продолжение программы сноса потребуются значительные денежные средства и, как я уже говорил, четкий механизм реализации. Но я не сомневаюсь, что решение будет найдено. Правительство Москвы во главе с Сергеем Собяниным взяло уверенный курс на реализацию концепции города, комфортного для жизни.

«СГ»: Значит, все-таки будем сносить?

В.Р.: Мы все понимаем, что снос домов старых индустриальных серий — это необходимость, они уже превысили свой нормативный срок. В то же время в столице есть немало домов довоенной постройки и первых послевоенных лет в хорошем состоянии. Есть много пятиэтажек времен Хрущева, которые до сих пор не являются ветхим жильем. Таких домов у нас порядка четырех тысяч. Их нужно капитально ремонтировать. А вообще я считаю, там, где износ здания составил свыше 70%, нужно сносить. А для менее запущенных случаев успешно действует программа капитального ремонта.

«СГ»: Куда же переедут жильцы сносимых «несносимых » серий? Ведь объемы нового жилого фонда, который должен будет заместить ветхий, очень велики. Да и не все захотят переезжать из привычного района.

В.Р.: Да, иногда предлагаемые варианты проживания в других районах не всех устраивают. Но в то же время далеко не всегда замену старому дому можно вписать в градостроительный план того же района. Все это тормозит процесс освобождения ветхого дома, предназначенного под снос. Москве придется поискать нетривиальные решения. Обеспечить граждан комфортным жильем — наше обязательство и поручение президента. И здесь я понимаю, насколько дальновидным было решение о расширении Москвы. Ведь создать на новых территориях современные и комфортные для проживания микрорайоны, обеспеченные всей необходимой инфраструктурой, — это и есть возможность максимально безболезненно заменить ветхий фонд на новый.

«СГ»: Есть ли хотя бы примерные сроки, когда может быть принято решение по домам «несносимых» серий?

В.Р.: В будущем году столичные власти намерены рассмотреть вопрос о реконструкции пятиэтажных домов, не подлежащих сносу. Город не забыл об этой проблеме и активно ею занимается. Программы сноса и капремонта — это как близкие родственники, всегда рядом, всегда есть связь. Работа есть - будем работать.

Кстати:

Президент России Владимир Путин 21 февраля призвал мэра Москвы Сергея Собянина прислушаться к пожеланиям горожан и снести в городе все пятиэтажки.

Автор: Сергей ВЕРШИНИН

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088129 Владимир Ресин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин

Встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

С.Собянин информировал Президента о социально-экономическом развитии Москвы в 2016 году. Обсуждалась реализация ряда масштабных транспортных проектов, в частности запуск Московского центрального кольца [МЦК], а также программа обновления жилого фонда столицы.

В.Путин: Сергей Семёнович, поговорим о том, как прошёл 2016 год для Москвы, какие результаты получены в работе, какие задачи стоят перед столицей в 2017 году.

С.Собянин: Владимир Владимирович, год был тревожным, потому что мы не знали, как будет дальше развиваться экономика, как будут инвестиции себя вести, что будет и с курсом, и с ожиданиями различного рода. Тревог было много. Но по итогам года мы видим, что основные тренды положительные.

Промышленность, особенно обрабатывающая, начала вставать на ноги, у нас плюс 2 процента по предварительным итогам. Плюс значительно нарастили экспорт продукции обрабатывающей, что позитивно, это говорит не только об импортозамещении, но и о том, что наша промышленность становится более конкурентной на международных рынках.

С точки зрения привлечения инвестиций в экономику в этом году 3 процента прироста инвестиций, [впервые] за последние три года. В сопоставимых ценах это, собственно говоря, рекордный показатель. У нас был прирост 1 процент, 1,7 процента – мы не падали все эти годы по инвестициям, а в этом году ещё и прирост 3 процента. Причём сохраняются и иностранные инвестиции примерно в таком же объёме, как были раньше. Это говорит о стабильности притока и иностранных, и российских инвестиций. Сегодня уже ежегодный объём инвестиций в основной капитал составляет 1600 миллиардов, это достаточно большой объём.

В прошедшем году нам удалось реализовать транспортные проекты на рекордные объёмы. МЦК [Московское центральное кольцо] мы с Вами открывали, при Вашей помощи возведён уникальный объект. Сегодня уже 330 тысяч пассажиров каждый день пользуются этой транспортной магистралью. Построили 117 километров дорог, это вообще рекорд за всю историю Москвы, причём это не просто дороги в поле – это дороги в городской застройке: развязки, эстакады, тоннели, реконструкция действующих дорог. Это достаточно сложный проект, и тем не менее, несмотря на ситуацию, мы вышли на эти показатели.

Объём жилищного строительства немножко ниже, ввод, но он ниже по сравнению с рекордным прошлым годом, а если взять среднегодовой [показатель] за последние пять лет, то выше среднегодового. И объём продаж на рынке, мы видим, тоже увеличивается. Никаких сомнений нет, что эта отрасль также будет развиваться: и гражданское строительство, жилищное, и коммерческое строительство.

Немало тревог вызывал малый и средний бизнес. Вы не раз указывали нам, что надо предметно заниматься созданием соответствующей инфраструктуры, поддержкой малого и среднего бизнеса. Должен сказать, что прирост количества предприятий малого бизнеса в Москве, индивидуальных предпринимателей составляет около 10 процентов, и в прошлом году мы неплохо подросли. Объём доходов, что является более объективным показателем, от малого бизнеса в бюджет составил 17 процентов. Это говорит, что прибыльность предприятий растёт, растёт их количество. Достигли таких достаточно позитивных результатов.

Заканчиваем программу реновации жилого фонда, снос «хрущёвок». За все годы этой программы переселили 160 тысяч московских семей, это около 6 миллионов квадратных метров реновированного жилья, достаточно большой объём. Остались буквально считанные единицы домов. Думаю, что в 2017–2018 годах мы вообще полностью закончим эту программу.

Тем не менее, несмотря на то, что мы эту часть программы реализовали, в Москве немало ещё остаётся жилья, мягко говоря, некомфортного, по большому счёту ветхого, жилья. Это пятиэтажки примерно таких же серий, как мы снесли, но их значительно больше – около 25 миллионов квадратных метров, в них проживает 1 миллион 600 тысяч москвичей.

На сегодняшний день мы встали перед такой дилеммой. Мы собираем деньги с этих людей для того, чтобы капитально ремонтировать этот жилой фонд. Зайдя туда, мы увидели целый ряд серьёзных проблем. Эти пятиэтажки были построены на срок «до строительства коммунизма», как Хрущёв говорил: он предполагал, что, наверное, коммунизм наступит через 25 – максимум 50 лет. Но 50 лет прошло, коммунизм не наступил. Хочу показать, в каком виде они находятся: балконы, которые провисают, и, кроме как их срезать, больше их никак не отремонтируешь. Центральное отопление вмонтировано прямо в стены домов, и, чтобы их отремонтировать, надо выломать все стены либо разместить отопление внутри жилых помещений, что уменьшит и так небольшое пространство. Канализация вмонтирована в стены между квартирами. Чтобы её отремонтировать, надо снести перегородки между квартирами или вынести стояк. Но выносить некуда, потому что это уже купленное пространство.

Подвалов нет в пятиэтажках – есть небольшое пространство. Чтобы его отремонтировать, надо вскрыть все полы на первых этажах. Стены находятся в очень плохом состоянии. Те, которые в хорошем состоянии, – боюсь, что через 10 лет они тоже будут в таком же состоянии. Фасады: швы разошлись, стыки. Печальное зрелище.

В.Путин: Сергей Семёнович, мы с Вами уже говорили на эту тему. Я знаю настроения и ожидания москвичей. Ожидания связаны с тем, чтобы эти дома снести и на их месте новое жильё построить. Мне представляется, что это и было бы самым правильным решением. Вопрос только в возможностях столицы, в бюджетных возможностях, в возможностях привлечения инвесторов и так далее.

С.Собянин: Действительно, такой проект требует огромных финансовых ресурсов, значительных организационных, административных затрат. Мы знаем, с чем сталкиваемся. Когда проводили снос первой серии этих пятиэтажек, по масштабу он гораздо меньший, требовались просто неимоверные усилия. Многие инвесторы, которые подвизались, просто разорились на этих проектах. Мы взяли на бюджет эти проекты и доводим до логического завершения.

Сегодня бюджет Москвы достаточно устойчивый. Мы рассчитались в основном с долгами, которые нам достались с прежних лет. В этом году неплохие поступления в бюджет, как я уже говорил, налога на прибыль, подоходного налога. Мы имеем запас прочности. Поэтому с точки зрения финансового запуска видим возможности у города.

Но есть определённые проблемы, связанные с нормативным регулированием этого процесса. Например, есть законодательство, связанное со сносом аварийных домов. Есть варианты сноса в соответствии с гражданско-правовыми сделками – по сути дела, это коммерческий снос, там рыночный выкуп и так далее. Ни то, ни другое в этой ситуации неприменимо. В результате мы и как аварийные их не можем сносить, и как ветхое не можем ремонтировать, капитально ремонтировать. Получается неурегулированная ниша.

Мы сносили их в соответствии с постановлениями Правительства Москвы, законами Москвы 1990-х годов. Сегодня это уже, конечно, устарело. И, входя в такой проект, было бы хорошо отрегулировать это специальным законом, который мы можем подготовить и внести в Государственную Думу. Необходимо изменить ряд норм, регулирующих градостроительные технические нормы. Мы строим в действующей городской застройке, не в чистом поле, поэтому необходимы специальные нормы, чтобы ускорять эти процессы. Если действовать по сегодняшним нормативам, они хороши для застройки в чистом поле. Но для таких проектов они значительно удлинят и усложнят процессы строительства.

Поэтому, Владимир Владимирович, если бы можно было, я бы попросил помочь и оказать содействие в изменении этой нормативной базы, инициировании специального закона. Мы готовы подготовить такой законопроект, согласовать его так, чтобы мы могли с юридической точки зрения реализовать этот проект наиболее эффективно.

Со своей стороны все финансовые и организационные моменты мы решим самостоятельно. Конечно, это будет значительным подспорьем в обновлении всего города, улучшении экологической ситуации, транспортной ситуации, создании новой городской среды. И конечно, стоит, чтобы 1 миллион 600 тысяч жителей города получили новое современное жильё взамен этого ветхого, которое, я боюсь, через 10–20 лет просто станет аварийным, несмотря на наши потуги в его ремонте.

В.Путин: Хорошо. Давайте сделаем это, но исходим из того, и я ожидаю именно такой организации работы, при которой всё, что мы делаем, идёт на пользу людям, улучшает их жизнь. А здесь возникают вопросы, связанные с расселением, с районами будущего места жительства. Нужно сделать так, чтобы это всё людей устраивало. Поэтому нужно и с жителями это всё прорабатывать, и показывать, делать всё это прозрачно, показывать, что конкретно люди от реализации этих проектов получат и что они выиграют.

С.Собянин: Так и сделаем, Владимир Владимирович, тем более у нас опыт богатый. Мы стараемся переселять людей в те районы, где они сегодня проживают, предлагаем такие варианты, которые подавляющее большинство жителей устраивают. После реновации как минимум на 20–30 процентов стоимость этого жилья, капитализация улучшается, даже если не увеличиваем метры, но качество жилья совсем другое. Исходя из этого, конечно, это будет позитивно, мне кажется, восприниматься, тем более что мы на сегодняшний день имеем массовые обращения [по этим домам] и самих жителей, и муниципальных депутатов, и ассоциаций депутатов, и Общественной палаты Москвы. Мы имеет основание говорить, что это народный проект.

В.Путин: Хорошо, давайте сделаем.

С.Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter