Всего новостей: 2136397, выбрано 1782 за 0.130 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Таджикистан. ЦФО > Медицина > camonitor.com, 27 июня 2017 > № 2223411 Азиз Зикиряходжаев

Работа - это подвиг: как таджикский хирург спасает людей от рака в РФ

Помощь больным, наука, семья, родина, московский "Спартак" и другие ценности таджикского хирурга Азиза Зикиряходжаева, ставшего одним из лучших онкомаммологов в России

Рубен Гарсия

Врач — профессия непростая. Скорее, это не профессия, а призвание. Особенно для тех, кто решил стать хирургом и взять на себя ответственность за жизни пациентов. Да и отдача в этом деле приходит не быстро: 6 лет мединститута, 2 года ординатуры, ещё несколько лет практики и работа, работа, работа… И так каждый день, зачастую урезая себя в сне и еде.

О том, зачем люди выбирают эту стезю, как достичь здесь успеха и кому не место в медицинской среде, Sputnik Таджикистан рассказал один из ведущих хирургов Московского онкологического научно-исследовательского института имени П.А. Герцена, выходец из Душанбе Азиз Зикиряходжаев.

Sputnik Таджикистан: Что повлияло на Ваше решение стать врачом, да еще и выбрать такую сложную специальность?

Азиз Зикиряходжаев: Многие выбирают эту профессию, исходя из своей династийности. Такая ситуация была и у меня. Мой дед прошёл всю войну фронтовым врачом, бабушка была стоматологом, а отец — сам онколог. Поэтому с детства я видел, что это именно та профессия, которой я хотел бы заниматься, и то дело, которое бы принесло мне моральное удовольствие от помощи больным и воплощения профессиональных идей.

Sputnik: И тем не менее Вы состоялись не только как врач-практик, но и как ведущий научный специалист в своей области.

А.З.: Просто мне еще с детства казалось, что онкология как сфера медицины очень широка: она сочетает в себе огромное количество дополнительных специальностей — не только хирургию, но и терапию, и экспериментальную диагностику. Эта совокупность и натолкнула меня на мысль, что здесь я не буду узконаправленным специалистом, а смогу себя реализовать очень разносторонне.

Sputnik: То есть для Вас было важно проявить себя и как ученого, в некотором роде исследователя, и как хирурга, и как специалиста по диагностике?

А.З.: После окончания ординатуры пришло осознание, что научная стезя для меня приоритетная. Я понимал, что если уходить от научного обучения в рутинную практику, то она может настолько затянуть, что потом очень трудно будет обратно встроиться в сферу науки. Как правило, врачи, уйдя работать в больницу, больше занимаются практической деятельностью, а у меня было желание заниматься именно исследованиями.

Sputnik: Не тяжело ли было совмещать столько всего сразу?

А.З.: Не сказать, что невероятно тяжело, но определенно не просто. Но если есть мечта, то ты идешь к ней долгое время, несмотря на все невзгоды. Когда я начинал простым ординатором, приходилось много дежурить, грубо говоря, где-то недоедать, недопивать, недосыпать. И все свободное время, которое не так-то просто найти, занимался практикой. Причем тогда в библиотеках явно не хватало нужной литературы, не было интернета, в который сейчас легко погрузиться и поднять нужную тебе информацию, какие-то результаты новых исследований.

Sputnik: Вы являетесь одним из ведущих российских специалистов в области диагностики и лечения рака молочной железы, болезни, которая занимает первое место в списке заболеваний среди женщин. С чем связано его столь широкое распространение? В аптеке.

А.З.: Однозначно назвать факторы, провоцирующие рак, довольно сложно, их великое множество: начиная от экологии и питания и заканчивая ожирением, одним из основополагающих факторов развития рака молочной железы. Так, очень много женщин с мутациями, наследственной предрасположенностью к этому заболеванию, которая никак себя пока не проявила, но рано или поздно это может произойти.

Sputnik: Как изменилась картина болезни за последние годы?

А.З.: Раньше мы говорили, что это спорадическое заболевание, болезнь, касающаяся в основном женщин старше 55 лет. Помню, в 2000-х годах нам показывали пациентку 40 лет, и казалось — ух, ты! В таком молодом возрасте — и уже рак! А сейчас болезнь молодеет, мы видим женщин, которых она поразила и в 34, и в 25 лет.

Sputnik: Онкологический институт имени Герцена, где Вы работаете, является ведущим НИИ в этой области. Как вы оцениваете свой личный вклад и вклад ваших коллег в борьбу с раковыми заболеваниями?

А.З.: Могу сказать, что рекомендации, разрабатываемые нами по хирургии рака молочной железы, составляют стандарты, которым следуют по всей России. Что неудивительно — здесь работают высококлассные специалисты, неоднократные лауреаты государственных премий, до которых мне еще расти и расти. Сам я смог полностью реализовать себя, только когда перешел в НИИ имени Герцена. Так, недавно мои ученики заняли 1-е и 2-е места в международном мастер-классе по реконструктивной хирургии. Профилактике и борьба со СПИДом.

Sputnik: Кстати, а как получилось, что Вы, закончив Государственный медицинский университет имени Абуали ибн Сино в Таджикистане, продолжили обучение именно в Москве?

А.З.: Сформированная в СССР система здравоохранения была самая лучшая, любой врач мог повысить свою квалификацию путем обучения в головных учреждениях, которые находились в Москве и Санкт-Петербурге. И нам повезло, что даже после развала Союза на территории СНГ сформировалась своя Ассоциация онкологов СНГ. Это позволило мне обучаться в аспирантуре и докторантуре. Хотя первое время я считал, что через два года ординатуры и три аспирантуры обязательно вернусь домой и буду работать дома, буду остепененным врачом.

Sputnik: А сегодня с коллегами в Таджикистане отношения поддерживаете?

А.З.: Конечно, у нас сохраняется связь с коллегами! Мы всегда можем позвонить и убедиться, что пациент, который приехал лечиться к нам из республики, а после операции вернулся домой, будет находиться под надлежащим присмотром и получит все условия для реабилитации. Сохраняется и научное общение между мной и моими учителями, которые преподавали в университете.

Sputnik: А как в целом в стране обстоит ситуация с медицинским образованием и системой здравоохранения? Ведь во времена СССР по этим показателям Таджикистан был одной из ведущих республик.

А.З.: Страна столкнулась с теми же проблемами деградации медицины, что и любое государство на постсоветском пространстве. Но нельзя сказать, что там уровень медицинского образования очень уж упал. Воспитываются новые кадры, старшее поколение передает свои знания молодым врачам. С радостью могу сказать, что два ученика, подготовленные мной для работы именно в Таджикистане, защитили там докторскую и кандидатскую диссертации.

Sputnik: И часто летаете домой?

А.З.: Как только представляется такая возможность. Иногда раз в год, а иногда и 3-4 раза. Несмотря на то что я объездил весь мир — и отдыхал, и по работе, — лучше своей исторической родины я еще не встречал! Эти горы, реки, перевалы, озера, серпантины — такое богатство природы, какое есть в Таджикистане, не видел нигде. Приезжаешь домой и становишься счастливым человеком, просто вспоминая, что ты родился на земле, где море солнца, где море фруктов. Возвращаясь туда, чувствую вкус детства.

Sputnik: Со своей супругой Вы там же познакомились?

А.З.: Да, она была на 4-м курсе университета, а я на 6-м. Она тоже врач и во всем меня поддерживает. Это очень важно, потому что как жена она очень много делает для нашей семьи. Без поддержки семьи мужчине тяжело чего-то достигать. А когда чувствуешь, что у тебя тыл целиком прикрыт, то полностью отдаешь себя профессии. И она с пониманием относится к тому, что я допоздна на работе, делит мои заботы, увлечения.

Sputnik: К слову об увлечениях, нельзя не заметить обилие символики московского "Спартака" в вашем рабочем кабинете.

А.З.: Ну это еще с детства. Когда, в 7-8 лет тренер в спортивной школе мне сказал, что я не подхожу для первой юниорской команды "Памир —Душанбе", я решил, что буду болеть за "Спартак". И болею до сих пор: прямо настоящий праздник был, когда команда выиграла чемпионство России.

Sputnik: Возвращаясь к теме медицины и семьи — Ваши дети пойдут по вашим стопам?

А.З.: У меня два сына. Старший не захотел стать врачом, и я его в эту профессию не тяну, так как стать хорошим специалистом насильно невозможно. Может быть, младший продолжит семейную традицию, династию. Все-таки хочется передать свою библиотеку, своё дело, свой опыт.

Sputnik: А как ученый, хирург-онколог высокого класса, что Вы можете посоветовать молодым врачам и студентам медицинских вузов?

А.З.: Могу с уверенностью сказать, что если ты любишь полениться, поспать лишний час на диванчике, посмотреть телевизор — то тебе нечего здесь делать. Нужно отчётливо понимать, что в будущем тебя ждет в этой профессии. Только труд через не могу, только полное самоотверженная отдача себя профессии может привести к успеху.

Sputnik: Ещё вопрос врачебной этики. Недавно в Узбекистане имам одной из ташкентских мечетей запретил мужчинам работать акушерами-гинекологами, потому что это грех и вообще постыдное явление. Такое же отношение к гинекологам и маммологам в некоторых странах Ближнего Востока. Вам приходилось с подобными проблемами сталкиваться?

А.З.: Я отношусь к этому вполне адекватно. Совсем недавно у нас встал вопрос, дескать, давайте организуем бригаду врачей-женщин, так называемый проект Женский доктор. И меня попросили порекомендовать женщину-маммолога. У пациентки должна быть возможность самой выбрать как врача, так и лечение, которое она получает, если того требуют её религиозные или некие морально-этические соображения.

Sputnik: Но допустимо ли вообще государству запрещать доступ в профессию специалистов-мужчин?

А.З.: Конечно же, нет! Даже в Таджикистане — кто возглавляет институт искусственного оплодотворения? Мужчина. Ведущие специалисты-гинекологи — это мужчины. В том-то и дело, что политика и религия не должны сильно соприкасаться. И уж тем более не следует вмешивать сюда здравоохранение.

Зикиряходжаев Азиз Дильшодович — доктор медицинских наук, руководитель отделения онкологии молочной железы Московского онкологического НИИ имени П.А. Герцена. Окончил с отличием лечебный факультет Таджикского государственного медицинского университета имени Абуали ибн Сино в 1997 году. В 1999-м поступил в аспирантуру на отделение опухолей молочной железы РОНЦ имени Н.Н. Блохина.

В июле 2001 года успешно защитил кандидатскую, а в декабре 2007 года докторскую диссертации, посвященные проблемам диагностики, лечения и прогноза больных раком молочной железы. В настоящее время отделение является ведущим в Российской Федерации по разработке первичных реконструктивных операций у больных раком молочной железы.

Источник - Sputnik

Таджикистан. ЦФО > Медицина > camonitor.com, 27 июня 2017 > № 2223411 Азиз Зикиряходжаев


Россия. ЦФО. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 26 июня 2017 > № 2222409 Владимир Антонов

Владимир Антонов: «Испытания первых скоростных платформ начнутся в июле»

Руководитель машиностроительного предприятия «Трансмаш», входящего в ЗАО «Трансмашхолдинг», рассказал о проекте производства уникального подвижного состава, предназначенного для перспективных скоростных маршрутов

– В России созданы первые скоростные вагоны-платформы. Где они пройдут испытания?

– Испытания двух опытных образцов этих изделий начнутся в июле на двух полигонах ВНИИЖТа. На Экспериментальном кольце в подмосковной Щербинке проведут статические (прочностные) испытания, а динамические – на скоростном полигоне Белореченская – Майкоп Северо-Кавказской дороги. По регламенту на скоростном полигоне подвижной состав будет испытан на скорости до 180 км/ч (с учётом 10% превышения конструкционной скорости вагона-платформы). Причём как минимум в пяти режимах нагрузки – от порожнего до гружёного с контейнером весом 36 тонн. При этом программа испытаний предусматривает свыше 250 поездок в различных режимах эксплуатации. Успешное их завершение будет означать, что данная модель может передвигаться со скоростью до 160 км/ч на всей сети 1520.

– Эти платформы будут использоваться для скоростных контейнерных перевозок?

– Да. Контейнерные перевозки сегодня растут и требуют повышения скоростей движения. Это позволит повысить пропускную способность дорог без дополнительных инвестиций в инфраструктуру за счёт оптимизации «нитки» графика и его сопряжения с графиками пассажирского движения на сети.

Кстати, уже разрабатывается следующая модель скоростной двухосной тележки с улучшенными характеристиками. В ней нагрузка будет увеличена до 21 тонны на ось при скорости 140 км/ч и до 18 тонн на ось при скорости 160 км/ч. А в ОАО «РЖД» уже утверждены технические требования к электровозу для ускоренной перевозки контейнеров. Это позволит увеличить составность поезда до 71 условного вагона, в то время как действующий парк пассажирских локомотивов позволяет перевозить в составе только 30 вагонов.

– А позволит ли состояние инфраструктуры?

– На сети дорог, особенно в европейской части, есть достаточное количество участков, где выдерживается скорость движения пассажирских поездов. И это обстоятельство позволит сократить сроки доставки грузов новым подвижным составом в два раза.

– У новых платформ, по-видимому, уже есть заказчик. Сколько планируется их выпустить?

– ОАО «Трансмаш» и ООО «КСТ» заключили соглашение о намерениях по производству 2800 вагонов-платформ модели 13-6954 до конца 2019 года. ООО «КСТ» – инвестор, технологический партнёр и главный идеолог проекта. Сегодня наиболее заинтересованным и перспективным конечным заказчиком такого подвижного состава является «Почта России». В качестве пилотного его использования выбрано направление Китай – Россия – Европа, также рассматривается маршрут Москва – Владивосток – Москва.

«Почта России» планирует ежедневную отправку поезда с 30 платформами по маршруту Замын Уд (Монголия) – Наушки – Москва – Брест. По расчётам, для организации такого сервиса потребуется 480 вагонов.

Надеемся, что успешный запуск пилотного маршрута убедит переходить на новый подвижной состав других участников рынка контейнерных перевозок, тех, кто обслуживает трансконтинентальные маршруты. Скорость – это важный фактор в конкуренции.

Как уже сообщал Gudok.ru, ОАО «Трансмаш», входящее в структуру ЗАО «Трансмашхолдинг», и ООО «Комплексные скоростные технологии» заключили контракт на поставку скоростных вагонов-платформ летом 2016 года. Соглашение, подписанное в ходе международной выставки InnoTrans 2016 в Берлине, предусматривает производство на предприятии в городе Энгельсе Саратовской области уникального подвижного состава – скоростной платформы модели 13-6954 для перевозки крупнотоннажных контейнеров. Предел конструкционной скорости для эксплуатации платформы установлен на уровне 160 км в час.

Проект реализуется в соответствии со Стратегией развития железнодорожного транспорта РФ до 2030 года.

Скоростной вагон-платформа модели 13-6954 предназначен для перевозки одного контейнера 40 или 45 футов, в том числе рефрижераторного контейнера с автономной дизель-генераторной установкой.

На первом этапе эксплуатация вагона-платформы 13-6954 предполагается в составе скоростного поезда постоянного формирования с тягой пассажирскими локомотивами.

Валерий Осипов

Россия. ЦФО. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 26 июня 2017 > № 2222409 Владимир Антонов


Китай. ЦФО > Транспорт > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220432

Сегодня из портового города Циндао восточнокитайской провинции Шаньдун в Москву отправился грузовой поезд с 41 контейнером, что стало свидетельством официального открытия международного железнодорожного маршрута грузовых перевозок Циндао-Москва.

Как сообщил ответственный представитель компании международных мультимодальных перевозок /CRIMT/, дочерней компании Китайской железнодорожной корпорации /CRC/, Го Цзянь, поезд пересечет госграницу через пограничный пункт Маньчжоули /Маньчжурия/, потом проедет через российский пограничный вокзал г. Забайкальска, после чего отправится в Москву. Общая протяженность маршрута составляет 7900 километров. Время перевозок по данному маршруту будет почти на месяц меньше по сравнению с транспортировкой грузов по морю.

Первый поезд, отправившийся из Циндао в Москву, загружен продукцией машиностроения, шинной резиной, домашней электроникой и строительными материалами.

"Пока маршрут ориентирован только на экспортную перевозку, которая будет выполняться раз в месяц. По мере стабилизации товарного потока, мы рассчитываем увеличить частоту рейсов. Кроме того, желательно, чтобы к концу этого года был запущен обратный рейс с импортными товарами", -- рассказал Го Цзянь.

Следует отметить, что курсирующий по новому маршруту Циндао-Москва поезд относится к международным грузовым поездам, эксплуатирующимся Китайской железнодорожной корпорацией /CRC/ под единым логотипом "Express CR". Такие поезда курсируют по определенным маршрутам, связывающим Китай со странами вдоль Экономического пояса Шелкового пути и другими европейскими государствами.

К настоящему времени из Циндао уже открыты грузовые маршруты, связывающие Китай с Центральной Азией, Республикой Корея, Монголией и регионом АСЕАН. С начала 2017 года по этим маршрутам было перевезено 240 тыс. стандартных контейнеров грузов, что на 38,6 процента превысило показатель аналогичного периода 2016 года.

Китай. ЦФО > Транспорт > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220432


Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 23 июня 2017 > № 2220844 Максим Соколов

Брифинг Максима Соколова по завершении совещания.

Из стенограммы:

Вопрос: ТАСС. Сообщалось о том, что для постройки третьей ВПП в Шереметьево нужно было дофинансировать около 5 млрд рублей. Как-то решена эта проблема?

М.Соколов: Даже немного больше – порядка 7,5 млрд рублей. Этот вопрос, конечно, обсуждался на сегодняшнем совещании. И у Минтранса, и у Министерства финансов были свои предложения по этой проблеме – как ликвидировать дефицит. К счастью, это дефицит не 2017-го, а 2018 года, поэтому у нас есть время (тем более сейчас началась работа комиссии по бюджетным проектировкам, определяющим основные параметры бюджета 2018 года и последующего трёхлетнего периода), чтобы эти предложения свести, сбалансировать. Но цель одна: взлётно-посадочная полоса должна быть достроена и введена в эксплуатацию до начала чемпионата мира по футболу 2018 года. Поэтому этот дефицит будет ликвидирован.

Вопрос: Правда, что для этого будут задействованы средства ГК по ОрВД?

М.Соколов: Возможны любые решения и любые предложения для решения этой задачи.

Вопрос: Максим Юрьевич, сообщалось, что пассажиров «ВИМ-Авиа» могут перевезти иностранные компании. Уже якобы определён список этих иностранных компаний. Что можете сказать?

М.Соколов: Здесь надо обратиться в Росавиацию, которая в режиме ручного управления осуществляет сейчас расшивку чартерного расписания компании «ВИМ-Авиа», поставившей всех в не очень удобное положение. Это нетрадиционная мера, обычно мы жёстко защищаем рынок наших российских авиаперевозчиков. Но в данном случае мы понимаем, что пассажиры – это наши клиенты, неважно, чартерных или регулярных рейсов. Это приоритет в деятельности любого бизнеса, тем более транспортной компании, авиационной компании как сферы услуг. И мы примем все меры, в том числе и временный допуск иностранных авиаперевозчиков, которые готовы подхватить, что называется, чартерных пассажиров компании «ВИМ-Авиа», для того чтобы минимизировать те неудобства, которые компания создала своими непродуманными действиями.

Вопрос: Можно уточнить? Сейчас дефицит средств составляет 7,5 млрд рублей.

М.Соколов: В 2018 году. Не сейчас. 2017 год полностью сбалансирован.

Вопрос: А источники обсуждаются?

М.Соколов: Сейчас работает комиссия по бюджетным проектировкам. В том числе возможно временное или постоянное изъятие из прибыли Госкорпорации по организации воздушного движения (это подведомственное ФГУП Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиации)) этой суммы, для того чтобы покрыть данный дефицит и потом, в последующие периоды бюджетного планирования, рассчитаться с госкорпорацией по основным видам деятельности.

Вопрос: В ФАС предлагали аэропортовые сборы Московского авиаузла частично перенаправить на субсидирование региональных аэропортов. Как Вы к этому относитесь, какие возможны механизмы?

М.Соколов: Здесь необходимо всё взвесить и с Федеральной антимонопольной службой, и с Министерством экономического развития. Поскольку это решение о перераспределении сборов, или, скажем так, окрашивании какой-то части сборов, может серьёзным образом нарушить инвестиционную привлекательность аэропортов Московского авиационного узла.

Конечно, мы должны поддерживать региональные аэропорты, региональные авиаперевозки. Это наша государственная политика. Мы это делаем, и в принципе используем для этого достаточно эффективные меры, в том числе субсидирование региональных авиаперелётов. Сейчас на площадке Правительства обсуждается предложение Минтранса и региональных перевозчиков о снижении, вернее, даже обнулении налога на добавленную стоимость для региональных авиаперелётов, минуя Московский авиационный узел.

Мне кажется, что скорее в этом направлении надо идти. И снижение НДС уже зарекомендовало себя как эффективная мера, которая в период турбулентности нашей авиации позволила вывести её на траекторию роста.

Вопрос: По аэропортовому НДС будет принято решение? Именно по аэропортовому.

М.Соколов: Вы имеете в виду, что НДС не облагается. Этот вопрос также обсуждался на различных площадках. Последний раз мы его обсуждали на этой неделе на Правительственной комиссии по транспорту под руководством вице-премьера Аркадия Владимировича Дворковича. Даны соответствующие поручения. В рамках этих поручений мы работаем. Мы эту меру поддерживаем, авиакомпании в целом поддерживают, Ассоциация эксплуатантов воздушного транспорта также поддерживает, поддерживает Министерство финансов. Надеюсь, что эта мера в скором времени будет реализована.

Я говорю про обслуживание, про аэропортовые сборы и услуги аэропортов. Соответственно, мы их разделяем на две составляющих: международные направления и внутрирегиональные направления. По международным устанавливается ставка 0% (это не то же, что НДС не облагается, это разные, так сказать, характеристики Бюджетного кодекса, разные режимы налогообложения), а по внутрирегиональным устанавливается ставка НДС 18%.

Дождёмся решения правительственной комиссии, протокола, и там уже будет понятно. По крайней мере, соответствующие поручения даны.

Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 23 июня 2017 > № 2220844 Максим Соколов


Россия. Швейцария. Весь мир. ЦФО > Транспорт. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 23 июня 2017 > № 2220843 Дмитрий Медведев

О ходе подготовки Московского авиационного узла к проведению в 2018 году в России чемпионата мира по футболу.

Совещание в аэропорту Шереметьево.

Перед совещанием Председатель Правительства ознакомился с презентацией комплексной программы развития и модернизации аэропорта Шереметьево к чемпионату мира по футболу 2018 года, осмотрел строящиеся пассажирский терминал В и грузовой терминал «Москва Карго», а также межтерминальный переход между Северным и Южным терминальными комплексами.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на совещании:

У нас сегодня в полном смысле производственное совещание по подготовке к проведению чемпионата мира по футболу. Но на самом деле это гораздо более широкая проблематика, а именно проблематика развития Московского авиационного узла, но в контексте тех больших событий, которые предстоят.

Я посмотрел с коллегами сейчас, как идёт реконструкция Шереметьево. Это большая стройка, она проходит в рамках Программы подготовки к проведению чемпионата мира по футболу. Давайте обсудим, как выполняются мероприятия этой программы в части развития именно Московского авиаузла.

Это банальность, но действительно любая страна начинается с аэропорта. В этом смысле и Шереметьево, и Домодедово, и Внуково, все другие аэропорты, которые будут встречать наших гостей, – это, по сути, лицо нашего государства, визитные карточки нашей страны. Аэропорт – это первое, с чем сталкиваются туристы, и на самом деле первое, что запоминается. Каждый из нас, приезжая в другие страны, обращает внимание, как выглядит аэропорт, как работают аэропортовые службы и даже какая там атмосфера. И во многом это влияет на настроение людей, задаёт тон их дальнейшему пребыванию и путешествию. В наших с вами интересах сделать всё возможное, чтобы и для наших туристов, и для иностранных гостей был обеспечен высочайший уровень сервиса и безопасности.

Развитие инфраструктуры аэропортов остаётся одной из ключевых целей государства. Мы и дальше будем принимать все необходимые решения. Сегодня коллеги затронут некоторые вопросы, связанные с необходимостью принятия ряда государственных решений. Я уже подписал распоряжение Правительства о предоставлении участка площадью 200 тыс. кв. м под строительство третьей взлётно-посадочной полосы в Шереметьево. Этот документ вышел, и, соответственно, здесь необходимая легальная основа обеспечена.

Это востребованный проект для одного из самых крупных и, наверное, лучших аэропортов Европы. На новой полосе смогут приземляться и взлетать воздушные суда практически всех типов. После ввода в строй инфраструктуры пропускная способность аэропорта существенно увеличится – до 90 взлётно-посадочных операций в час. Кроме того, должны быть созданы благоприятные условия для работы всех авиакомпаний.

Мы с вами встречаемся в разгар Кубка конфедераций FIFA. На аэропорты Московского авиационного узла приходится значительная часть пассажиропотока. Здесь делают пересадку многие российские и иностранные зрители для дальнейших полётов в Сочи, Петербург и Казань. Ежедневно в период кубка принимается около 280–290 тыс. человек, это на 20–30 тыс. превышает обычные показатели. В целом пункты пропуска через государственную границу справляются.

Кубок конфедераций является, по сути, генеральной репетицией перед мировым чемпионатом. Важно отработать все механизмы взаимодействия между организаторами транспортного обслуживания, погранобслуживания, другими сервисами. Очевидно, что во время чемпионата мира по футболу нагрузка на московские аэропорты увеличится ещё сильнее, поэтому к его началу будут введены в Шереметьево не только третья полоса, но и новый пассажирский терминал В, подземный межтерминальный переход, новые грузовой и топливозаправочный комплексы (сейчас мы их тоже смотрели). Программа модернизации инфраструктуры, которая реализуется в Шереметьево при поддержке федерального бюджета, позволит увеличить пассажиропоток до 80 млн человек в год. И объём инвестиций здесь очень значительный – почти 150 млрд рублей в общей сложности.

В Домодедово также проводится масштабная реконструкция. Выделяются деньги на строительство второй взлётно-посадочной полосы, магистральной рулёжной дорожки, сети соединительных рулёжных дорожек, в том числе скоростного схода. Там объём государственных инвестиций в 2017 году превысит 8 млрд рублей.

Что касается Внуково. В этом году планируется завершить строительство вертодрома Внуково-3. Он будет включать специальную вертолётную площадку с односторонним взлётом и посадкой. А также аэровокзальный комплекс для внутренних рейсов площадью более 1 тыс. кв. м.

Таким образом, перед нами стоит серьёзная задача – к началу чемпионата мира ввести в строй новые взлётно-посадочные полосы, новые терминалы в названных аэропортах. Поэтому очевидно, что даже малейшие отставания в графике недопустимы. Никто не будет ждать, пока мы что-то достроим. Мы с вами понимаем: всё должно пройти точно в срок.

Отдельная тема – реконструкция и обустройство пунктов пропуска через государственную границу. По данным, которые даёт Минтранс, в трёх московских аэропортах – Шереметьево, Домодедово и Внуково – необходимо увеличить пропускную способность, чтобы не создавать очередей.

В Шереметьево эта задача решается строительством терминала В. В Домодедово возводится терминал Т2, где будет предусмотрен пункт пропуска. Внуково устанавливает 45 мобильных точек паспортного контроля (предусмотрев возможность их работы в реверсивном режиме).

Ожидаем, что все эти дополнительные пункты пропуска через государственную границу будут развёрнуты в московских аэропортах к чемпионату, и это позволит принимать 16 тыс. гостей в час. Надеюсь, что все наши гости останутся довольны этой работой. А впоследствии, естественно, всё это будет служить тем, кто прилетает в нашу страну, – и нашим гражданам, и иностранным гражданам.

Россия. Швейцария. Весь мир. ЦФО > Транспорт. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 23 июня 2017 > № 2220843 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 23 июня 2017 > № 2219524

Заселиться в апартаменты на Ходынском бульваре можно будет в июле

Почти 300 апартаментов станут доступны для аренды в июле в многофункциональном комплексе «Лайнер» на Ходынском бульваре, д. 2, сообщила заместитель председателя Москомстройинвеста Екатерина Храмова.

«МФК «Лайнер» был включен в перечень пилотных объектов, на базе которых реализуется федеральная программа по содействию формирования рынка арендного жилья в России. В рамках этой программы в июле будут готовы 295 апартаментов и 50 машиномест в секции «В». Сейчас там идут отделочные работы, которые должны завершиться во второй половине следующего месяца», - сказала Е. Храмова.

Она отметила, что апартаменты будут предлагаться для аренды с мебелью и бытовой техникой, в том числе холодильником и стиральной машиной. В комнатах установят кондиционеры.

Комплекс на Ходынском бульваре представляет собой здание замкнутой четырехугольной формы от 13 до 15 этажей. Его площадь - почти 137 тыс. кв. м. В здании расположен 2141 апартамент, рассчитанный на проживание 4300 человек.

До конца года застройщик планирует сдать второй многофункциональный комплекс «Лайнер» на Хорошевском шоссе, вл. 38А. В комплексе общей площадью 146,5 тыс. кв. м расположено 2153 апартамента, рассчитанных на проживание 4300 человек.

Ранее Градостроительно-земельная комиссия Москвы согласилась с оформлением градостроительного плана земельного участка по адресу: Хорошевское шоссе, вл. 38А.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 23 июня 2017 > № 2219524


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 23 июня 2017 > № 2219518

В Москве около 15% жилых новостроек приобретают компании

Покупателями 15% жилья на первичном рынке столицы являются юридические лица, сообщил председатель Москомстройинвеста Константин Тимофеев.

«Сейчас в столице строится более 20 млн кв. метров жилья, из них реализуется порядка 14 млн «квадратов». Анализ, проведенный в 2016 - начале 2017 года показал, что порядка 15% недвижимости продаются не гражданам, а юридическим лицам, их мы называем инвесторами в жилую недвижимость», - рассказал К. Тимофеев на международном бизнес-форуме недвижимости в Москве.

По его словам, таких покупателей привлекают два фактора.

«С одной стороны, это высокая доходность, с другой - государственная защита, поскольку почти вся жилая недвижимость в Москве продается по закону об участии в долевом строительстве», - подчеркнул К. Тимофеев.

Напомним, в Москве в соответствии с 214-ФЗ строится 520 объектов.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 23 июня 2017 > № 2219518


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 23 июня 2017 > № 2219508

«Парящий мост» в парке «Зарядье» освобождают от временных конструкций, сообщил мэр Москвы Сергей Собянин.

«Работы в парке «Зарядье» не прекращаются. «Парящий мост» уже начали очищать от строительных лесов. Идет демонтаж временных элементов», - рассказал С. Собянин на своей странице в социальной сети «ВКонтакте».

Длина «парящего моста» составит 300 м, два края моста длиной по 140 м будут брать начало в парке и сходиться в точке над Москвой-рекой.

Как ранее заявил С. Собянин, «парящий мост» станет уникальной смотровой площадкой с видом на Кремль и набережные. Под мостом будут места для отдыха и причалы.

Заместитель мэра Москвы по градостроительной политике и строительству Марат Хуснуллин отметил, что «парящий мост» - уникальная для столицы конструкция.

«Таких вылетных консолей без опор длиной около 70 метров в Москве больше нет. Для реализации этого проекта пришлось применить новейшие современные инженерные решения», - сказал М. Хуснуллин.

Напомним, «Зарядье» станет первым крупным парком, созданным в столице за последние 50 лет. Он соединит пешеходные и туристические маршруты центра - от ул. Варварка и Большого Москворецкого моста до Воробьевых гор.

В парке создадут характерные для России ландшафтные зоны: лес, степь, заливные луга и северный ландшафт. Они террасами спустятся от ул. Варварка к Москве-реке.

Здесь появятся интересные архитектурные объекты: ледяная пещера, где будет зимний климат даже летом, здание филармонии со стеклянным куполом-теплицей над садом на крыше и др.

Открыть «Зарядье» планируется уже в этом году, к празднованию 870-летия Москвы.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 23 июня 2017 > № 2219508


Россия. ЦФО > Рыба. Судостроение, машиностроение > fishnews.ru, 22 июня 2017 > № 2222414 Сергей Мазохин

«Вымпел» готов к кампании по инвестквотам.

В конце апреля в Рыбинске на встрече с представителями деловых кругов президент Владимир Путин поинтересовался у генерального директора судостроительного завода «Вымпел» Олега Белкова, заработали ли квоты на инвестиционные цели. Положительный ответ глава государства оценил как подтверждение правильности принятого решения. По словам руководителя предприятия, новый вид квот позволил, наконец-то, сдвинуть эту тему с мертвой точки, разработать современные проекты траулеров и начать переговоры по их постройке с рядом мурманских компаний. Какие суда с прицелом на инвестквоты «Вымпел» может предложить рыбопромышленникам, нужна ли отрасли серийность и кому будет полезен судовой утилизационный грант, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал начальник управления гражданского судостроения завода Сергей Мазохин.

– Сергей Владимирович, завод «Вымпел» еще в прошлом году озвучил планы по сотрудничеству с рыбаками для строительства современных рыбопромысловых судов. Как продвигается работа в этом направлении?

– Мы ведем достаточно плотную работу с рыбаками Северного бассейна – они проявляют активный интерес к теме обновления флота. В том числе взаимодействуем с членами Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана, с которой у нас подписано соглашение о сотрудничестве. Сейчас проходят переговоры с несколькими компаниями о строительстве малых траулеров-свежьевиков длиной от 30 метров для прибрежного рыболовства. Идет предконтрактная работа, мы выверяем последние штрихи в проектах.

Что касается строительства судов для Дальнего Востока, то здесь есть один важный аспект – это большое расстояние по морю. Перегон судна с нашей строительной площадки во Владивосток или Петропавловск-Камчатский потребует определенного времени и станет дополнительной финансовой нагрузкой для рыбопромысловой компании. Но в случае, если будет заинтересованность со стороны дальневосточников, мы готовы рассмотреть все возможные варианты сотрудничества по строительству судов.

– В каких судах заинтересованы заказчики и какие основные пожелания они выдвигают?

– Основные пожелания рыбопромышленников сводятся к тому, чтобы судно было надежным и эффективным на промысле. Под эффективностью я подразумеваю правильные размерения судна, которые обуславливают его мореходные качества, грамотное расположение помещений и промыслового оборудования, чтобы была возможность поднимать тяжелые тралы, размещать и обрабатывать рыбу, выгружать ее на берег. Это главные требования.

Хочу сказать, что рыбакам не нужны чересчур сложные суда, флот должен быть простым в эксплуатации. Еще одно немаловажное требование – суда должны быть ремонтопригодными в условиях той производственной базы, которая существует на Северном бассейне. Чтобы не получилось так, что рыбак приобретет уникальное судно, которое невозможно отремонтировать в месте базирования и при необходимости ремонта его нужно перегонять на специализированные ремонтные площадки и нести при этом дополнительные затраты и убытки, связанные с длительным перерывом промысла.

В принципе, концепция судов абсолютно стандартная, ничего ультрасложного рыбаки не требуют: один главный двигатель, поворотная либо стационарная насадка, современное радиооборудование, удобное для осуществления производственной деятельности расположение помещений. Оборудование должно быть простым и безотказным. Рыбакам не нужны дорогие интерьеры, это не круизный лайнер, нужна надежная рабочая лошадка с привычной обстановкой. Иногда высказываются пожелания по дизайну, но, как правило, они направлены на то, чтобы траулер выглядел более современно, чем те суда, которые сейчас находятся в эксплуатации.

– В Росрыболовстве ожидают, что обновление флота в ближайшие годы будет происходить в рамках реализации программы инвестиционных квот. При этом в подзаконных актах прописаны довольно жесткие сроки и условия строительства. Насколько интересно «Вымпелу» участие в этом проекте? И какие типы судов, вошедших в перечень, наиболее отвечают возможностям, техническому оснащению и компетенциям вашего завода?

– Программа инвестиционных квот нам очень интересна, об этом говорил генеральный директор завода Олег Белков на встрече с президентом. Жесткие сроки и условия нас не пугают. Мы готовы участвовать в подготовке документов для инвестпроектов совместно с нашими партнерами-рыбаками. Будем не только готовить документацию, связанную со строительством судов, но и помогать рыбакам при формировании всего комплекта документов для заявок и инвестпроектов по вопросам, относящимся к нашей компетенции. Соответственно, мы рассчитываем, что рыбопромысловые компании, строящие суда на нашей верфи, смогут получить инвестиционные квоты и осуществлять вылов рыбы в объеме, предусмотренном законом.

Если мы говорим о Северном рыбохозяйственном бассейне, то речь может идти о судах-свежьевиках длиной свыше 30 метров и средних траулерах-процессорах и ярусоловах длиной свыше 55 метров. Такие суда соответствуют как нашим производственным возможностям, так и требованиям к объектам инвестиций, указанным в постановлениях Правительства. Мы вполне можем производить эти суда в штатном режиме без каких-либо дополнительных затрат на переоборудование производственных мощностей.

В принципе, суда по своей конструкции примерно одинаковы – корпус, движители, пропульсивная установка, радионавигация, электрика. Промысловые суда, безусловно, имеют особенности, связанные со спецификой деятельности, – большой объем трюмов, наличие специального промыслового оборудования и другие. При проектировании мы учитываем эти особенности. Таким образом, ограничение в типах судов, строительство которых мы могли бы осуществлять, связано только с местом расположения нашей верфи, которое позволяет выводить по реке в море малотоннажные и среднетоннажные суда.

– Споры вокруг типов судов, вошедших в список для инвестиционных квот, еще раз показали, насколько индивидуальны и различны запросы рыбопромышленников. С другой стороны, российские судоверфи никогда не скрывали, что предпочитают иметь дело с серийным строительством. Как вам кажется, в таких условиях появление типовых проектов – это утопия или отрасль все-таки сможет договориться? И как отражается серийность на снижении стоимости и сроков изготовления судна?

– Сейчас многие рыбопромышленные компании уже разместили свои заказы на морских судостроительных заводах в России. Мы видим, что градация типов судов присутствует, какая-то небольшая серийность прослеживается, но, как правило, она охватывает не более четырех проектов. Серийность заключается в унификации технологии строительства судов. Унификация может быть выражена в единой проектной документации, технологических документах, технологической оснастке, а также отработанных кооперационных связях. Все это позволяет второе и последующие суда строить быстрее и с меньшей трудоемкостью, что, безусловно, сказывается на их цене.

Такое утверждение основано не только на опыте, но и на нормативных документах по расчету трудоемкости строительства рыбопромысловых судов, предусматривающих применение коэффициента 1,75 при строительстве головного судна и уменьшение этого коэффициента для каждого последующего судна серии. Таким образом, заказ серии судов позволяет снизить стоимость строительства за счет снижения трудоемкости, отсутствия необходимости платить за проектную документацию и технологическую оснастку. Кстати, стоимость услуг морского регистра тоже зависит от серийности – чем больше судов в серии, тем стоимость ниже.

Хотелось бы обратить внимание на то, что серийность не означает необходимости для рыбаков строить совершенно одинаковые суда. Одинаковыми должны быть только основные параметры судна и базового оборудования (двигательной установки, энергетики, радионавигации), что позволяло бы осуществлять строительство по одному проекту. В то же время промысловое и рыбообрабатывающее оборудование может быть различным и устанавливаться в соответствии с индивидуальными пожеланиями заказчиков.

Что касается влияния серийности на сроки строительства, то, конечно, строительство второго и последующих судов по отработанным технологиям осуществляется быстрее, чем строительство головного судна.

– Постановлением Правительства от 27 апреля 2017 года № 502 утверждены правила субсидирования судовладельцам части затрат на приобретение новых судов, взамен сданных на утилизацию. Смогут ли рыбаки воспользоваться этой преференцией для обновления промыслового флота и для каких предприятий и судов утилизационный грант может стать выгодным решением?

– Безусловно, принятие этого постановления – хорошая альтернатива для рыбаков, владеющих старыми изношенными судами, но по каким-либо причинам не планирующих обновление судов с использованием инвестиционного механизма.

По условиям постановления при утилизации старого судна его владелец может получить субсидию в размере до 10% стоимости строительства нового аналогичного судна, но не более 70 млн рублей. Из объема субсидируемых бюджетных средств уже понятно, что это судно не может быть крупным, потому что 700 млн рублей – это стоимость судна длиной порядка 40-45 метров. Стоимость строительства среднетоннажного рыбопромыслового судна длиной 50-58 метров начинается от 1,6-1,9 млрд рублей.

Мы не видим нормативных документов, из которых бы следовало, что предприятия будут заниматься утилизацией бесплатно, значит, заказчик должен утилизировать судно за собственные средства. При этом чем крупнее судно, тем дороже его утилизация. С моей точки зрения, утилизационный грант в большей степени интересен для компаний, которые владеют небольшими судами, поскольку их утилизация не будет дорогой, но при этом позволит компании получить субсидию в размере 10% стоимости нового судна.

Постановление допускает и возможность получения субсидии на строительство более крупного судна за счет утилизации нескольких мелких, поскольку расчет соответствия замены производится на основании размера водоизмещения нового и старых судов порожнем. Однако в любом случае размер субсидии не будет превышать 70 млн рублей, что для нового крупнотоннажного судна составит небольшой процент стоимости его строительства. Поэтому, мне кажется, владельцам крупнотоннажных судов интереснее обновлять флот с использование программы предоставления квот на инвестиционные цели, нежели утилизационного гранта.

– Требования к объектам инвестиций, под которые выделяются квоты, предусматривают определенный уровень локализации строящихся судов – не менее 30% до 2020 года и не менее 40% после этого срока. Причем на территории России должен быть изготовлен корпус судна, разработана конструкторская и технологическая документация, а с 2020 года – построен судовой главный двигатель. На ваш взгляд, насколько реально выполнить эти требования?

– Думаю, это вполне реально, если говорить о заявках, поданных до 2020 года. В 30% локализации мы уложимся, потому что судостроительная сталь и другие материалы, как и часть оборудования, будут российского производства. Другие требования – по производству корпуса и разработке технической документации, необходимой для строительства, – также выполнимы. Если добавить к этому работы, производимые на судоверфи, то требуемый уровень локализации достигается с запасом.

После 2020 года могут возникнуть проблемы в первую очередь по главному двигателю. Вопрос в том, будет ли в нашей стране компания, которая сможет производить надежные, эффективные и разнообразные силовые установки для рыбопромысловых судов. При строительстве судна выбор двигателя осуществляется в соответствии с его массогабаритными характеристиками, буксировочной мощностью, ресурсностью и другими параметрами. При этом двигатель подбирается для каждого конкретного типа судна. Но типов рыбопромысловых судов на сегодняшний день очень много, начиная от небольших траулеров для прибрежного лова и заканчивая крупнотоннажными судами.

Мировая промышленность дает возможность подобрать оптимальный вариант. Если мы не найдем подходящего двигателя в линейке одного производителя, то просто пойдем к другому. Насколько мне известно, аналогичной широкой линейки двигателей в России сейчас не выпускает ни один завод.

Более того, специфика работы рыбацких судов предъявляет особые требования к таким установкам. Поскольку двигатель один, он должен быть надежным, экономичным и иметь большой срок службы даже при круглогодичной эксплуатации в суровых условиях Северного или Дальневосточного бассейна. Двигатель должен быть среднеоборотный, с ресурсом порядка 60 тыс. мото-часов и соответствовать правилам регистра, международным экологическим и иным нормам. Мы надеемся, что российские производители смогут до 2020 года представить линейку двигателей, гарантированно отвечающих всем этим требованиям. При этих условиях есть вероятность, что рыбаки будут готовы заказывать строительство новых судов с российской энергетической установкой.

Анна ЛИМ, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ЦФО > Рыба. Судостроение, машиностроение > fishnews.ru, 22 июня 2017 > № 2222414 Сергей Мазохин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218445 Юлия Зазуля

Реновация или деградация: кому на пользу новый закон?

Юлия Зазуля

Заместитель гендиректора аудиторской компании «Юстиком»

Фанатичный подход московских чиновников может разорить или существенно ухудшить положение не менее 100 000 человек

В июне Госдума приняла в третьем чтении закон о реновации жилья в Москве, предусматривающей снос хрущевок и переселение их жителей в новые дома. Проголосовать за или против включения своего дома в программу реновации жители столицы могли в системе «Активный гражданин» до 15 июня. Городские власти уже подвели итоги голосования: в нем приняли участие жители 4543 домов. За переезд в новое жилье высказались жители 4079 домов. Оставшиеся 464 дома решением жильцов вышли из программы реновации. В настоящий момент закон ожидает одобрения Совета Федерации и подписания президентом.

В Москве вокруг нашумевшего законопроекта развернулись горячие споры. Однако жителям других крупных российских городов, возможно, тоже стоит прислушаться к аргументам несогласных сторон, ведь, по сообщениям СМИ, велика вероятность, что в Совет Федерации вынесут предложение о сносе пятиэтажек во всех города-миллионниках.

Пока же жители других городов не всегда понимают, что так возмущает москвичей в новом законе, поскольку им не приходится вникать в детали, а центральные каналы освещают тему в основном в положительном ключе. Разумеется, как и в любом спорном вопросе, доля истины есть в аргументах и за, и против, и итоги голосования демонстрируют, что большинство жителей поддержали спорный законопроект. Но давайте разберемся в вопросе подробнее. Очевидно, что если бы все в нем было так «вкусно и красиво», как преподносят нам представители власти, возмущение в народе и не возникло бы и Совет по правам человека при президенте РФ не продолжал бы возражать против принятия закона о реновации.

История вопроса и камень преткновения

Первые новости о программе реновации появились в феврале, когда заговорили о внесении изменений в федеральный закон «О статусе столицы РФ». Она предполагает снос жилых домов высотой до девяти этажей (в основном пятиэтажных хрущевок), построенных с 1957 по 1968 год. Для реализации программы создается Фонд содействия реновации жилищного фонда в городе Москве.

Еще тогда у многих возник вопрос, зачем создавать новый закон, если сносом старых хрущевок и аварийного жилья и расселением жильцов в новые квартиры в Москве занимаются давно в рамках уже существующих законов?

Скептики видят здесь намерение властей подстегнуть строительную отрасль, которая в последние годы переживает серьезный кризис. Проект реновации — это, по сути, масштабная стройка, которая раскинется на территории всей Москвы и растянется на 20 лет (именно на такой период рассчитана программа). Причем девелоперы получат доступ к тем территориям, которые раньше были для них недоступны.

Новый законопроект открывает дорогу и в обход существующих правил и норм строительства: девелоперам разрешено будет отступать от требований, установленных техническими регламентами, включая санитарно-эпидемиологические, требования пожарной и иной безопасности, для чего будет достаточно получить «специальные технические условия». То есть законом на территориях, выбранных для сноса и нового строительства, отменяется действие всех СНиПов, СанПиНов и норм ГО и ЧС.

Такой масштабный проект может стать огромным импульсом для строительной отрасли Москвы и Московской области. К проекту будет привлечено большое число компаний, так или иначе связанных со строительным бизнесом, начиная от архитектурных бюро и заканчивая поставщиками отделочных материалов. Таким образом, появятся и новые рабочие места для всех специалистов, задействованных в строительной сфере. Разумеется, появление новых компаний привлечет и новые деньги в бюджет.

Не особенно заметным для простых жителей, зато очень значимым для строительных компаний стал и еще один новый закон — о СРО, который вступает в силу с 1 июля текущего года. Один из важных пунктов этого закона — необходимость регистрации строительной компании в том регионе, где она осуществляет свою деятельность. Следовательно, налоговые поступления от этих компаний также будут направляться в тот региональный бюджет, где предприятие осуществляет свою деятельность. Фактически это означает, что работы в проекте по реновации в Москве смогут осуществлять только московские компании.

Окупить проект, который, по предварительны подсчетам, обойдётся властям столицы в 3,5 трлн рублей, планируют частично за счет средств, собранных с уплаты взноса за капремонт, частично за счет продажи части нового построенного жилья. Очевидно, что на месте старых пятиэтажек вырастут дома гораздо большей вместительности и после расселения жильцов, пустующие помещения можно будет выставить на продажу. Однако, скептики говорят о том, что если состояние российской экономики в ближайшие годы значительно не улучшится, то спрос на новые квартиры будет невелик. Уже сейчас на рынке недвижимости Москвы и ближайшего Подмосковья предложение превышает спрос и многие девелоперы работают едва ли не в убыток. Кто же станет покупателем новых жилых квадратных метров?

Однако москвичей, попавших под программу реновации, куда больше интересует их собственное будущее, а не доходность строительных компаний. В первом варианте закона было много «дыр» и недоработок, которые ущемляли права будущих переселенцев. Часть из них власти исправили. Так, например, изначально закон предполагал лишь один вариант переселения — в равнозначную по площади квартиру. У многих жильцов это вызвало недовольство, поскольку «равнозначная по площади» вовсе не означает «равнозначная по комфортности» квартира. Здесь важную роль для повседневной жизни людей играет доступность инфраструктурных объектов (школы, детские сады, больницы, магазины и т.п.), а также близость метро.

В новой редакции закона жителям предлагается уже три варианта: разнозначная жилплощадь, равноценная по стоимости или денежная компенсация. Однако даже новая редакция не решает проблемы с доступом к инфраструктуре. Жильцов домов, предусмотренных под снос, будут переселять в уже построенное жилье в другом месте, хоть и в рамках своего района. Но уезжать с насиженного места, многие не хотят, поскольку это сопряжено с целым рядом сложностей. Закон гарантирует жителям новые квартиры, но и только. Никто не гарантирует, что возле новых домов люди получат зеленые зоны, детские площадки, школы, садики, больницы, парковочные места. А ведь численность жителей значительно возрастет в связи с появлением на рынке новых квартир в этий районах. Будет ли создана для всех этих людей соответствующая инфраструктура?

Куда «уедет» бизнес?

Программа реновации затрагивает напрямую не только жителей домов, но и предпринимателей. Не успели представители малого бизнеса оправится от «ночи длинных ковшей», как на их голову свалилась реновация. Как всегда, малый бизнес остается «крайним».

Полуподвальные помещения и первые этажи хрущевок давно превратились в торговые точки. Это удобно и для бизнеса (стоимость аренды здесь на 20-30% ниже, чем в ТЦ и новых домах), и для самих жителей, поскольку в старых районах Москвы построить большой торговый центр всегда проблема, а людям хотят пользоваться услугами и покупать товары повседневного спроса, не тратя на это много времени.

Что же станет со всеми этими торговыми точками? Владельцам нежилых помещений в сносимых домах обещают либо денежную компенсацию исходя из кадастровой стоимости, либо другое нежилое помещение равное по площади. Но в отличает от жилых квартир, новое нежилое помещение собственнику могут выделить где угодно на территории Москвы. Получить новую площадь в этом же районе будет практически невозможно.

Но владельцы нежилой собственности в пятиэтажках редко сами открывают там бизнес, чаще просто сдают в аренду. Что же делать предпринимателям, арендующим эту площадь? Они никаких возмещений и гарантий не получат.

В Ассоциации владельцев недвижимости считают, что ущерб от снова пятиэтажек для малого бизнеса Москвы будет куда существеннее, чем от сноса временных торговых павильонов. По словам президента Ассоциации Владимира Капустина, реновация разорит или существенно ухудшит положение не меньше 100 000 человек.

Никто не спорит, что в теории проект реновации весьма привлекателен. С тем, что жителям аварийных домов необходимо предоставить новое жилье, также согласится любой. Но смогут ли власти на деле превратить эту затею в благо, а не кошмар для всех задействованных лиц? Во всяком случае жители 4079 московских домов надеются, что смогут.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218445 Юлия Зазуля


Италия. Швейцария. ЦФО > Агропром > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215846

Распробовать Италию: о гастрономическом пространстве Eataly

Владимир Гридин

Гастрономический обозреватель

Путь в Италию теперь лежит через Киевский вокзал. Forbes Life рассказывает об открытии нового гастрономического центра в Москве

«Не ждите от меня цифр и конкретных фактов — я отвечаю за поэзию и философию». Оскар Фаринетти, основатель Eataly, требует очередной бокал игристого. Он только что провел экскурсию по второму по величине (и 38-м в мире) гастрономическому центру своей сети, без устали рекламируя качество итальянских продуктов и напитков. Нет, качество самого итальянского образа жизни. Потому что паста и пицца стали частью dolce vita вместе с солнцем, улыбками и историческим наследием.

Фаринетти начал свою карьеру в 1978 году в небольшом супермаркете Unieuro, который торговал продовольственными товарами и мелкой бытовой техникой, и превратил его в один из крупнейших в Италии магазинов электроники и бытовой техники. В 2003-м бизнесмен продал сеть и целиком посвятил себя новому проекту — Eataly. В 2007 году в Турине открылся первый гастрономический центр Eataly площадью 30 000 кв. м. Под одной крышей он объединил оживленную европейскую рыночную площадь с лавками, кафе и ресторанчиками и образовательную площадку. Фаринетти хотел сделать лучшие итальянские продукты доступными каждому и по честным ценам.

В 2010 году в туринском Eataly побывал российский предприниматель Юрий Тетров. И влюбился в идею показать суть Италии через еду. Он приложил максимум усилий, чтобы подписать договор с итальянцами и планировал открыть московское представительство Eataly в 2014 году. Но продовольственное эмбарго затормозило реализацию проекта. Накануне официального открытия московского Eataly в ТГК «Киевский» циники язвили: «Мы их так ждали, так ждали, что уже сами со всем справились».

Итальянские деликатесы ассоциируются в первую очередь с сырами и колбасами. Это их производителей искали целых три года. В результате выдержанные сыры везут из Швейцарии, где их обнаружили благодаря сотрудничество со Slow Food. Молодые — моцареллу, рикотту, буррату, страчателлу — делают на месте, в сыродельне Eataly. Почти 300 кг в день. Кстати, Москва стала первой площадкой в мире, где Eataly устроила сыроварню. Разрешенные к ввозу прошутто и брезаолу доставляют из Италии, аналоги запрещенных вяленых колбас нашли в Ростове-на-Дону и Владивостоке, где их делают по итальянским технологиям. Помимо сыра, в московском Eataly делают свежую пасту (из итальянской муки) и мороженое, варят пиво, пекут хлеб на 40-летней закваске и сладкую выпечку. На витринах нет только пармезана и грана падано. Покупатели искренне удивляются: «А где эмбарго?»

На первый раз стоит отвести часа два, чтобы неспешно рассмотреть и попробовать все, что в Eataly есть. Тут продают сухую пасту, муку (включая семолу), печенье, конфитюры, вино, лимонады, шоколад, конфеты, оливковое масло, рис (карнароли и арборио), и даже кухонные принадлежности, косметику и книги. Многое для Eataly в Италии производят специально, и это делает цены доступнее. Тетров гордится: «У нас больше 90% итальянских продуктов. Большая часть представленных у нас брендов в России отсутствует. Если сравнивать их с аналогами, которые мы знаем, то можно с уверенностью сказать: мы продаем качество Rolls-Royce. Эти продукты в Италии можно найти только в гастрономических бутиках и лавках, а не в супермаркетах».

18 тематических кафе, ресторан региональной итальянской кухни, маркет с лучшими итальянскими продуктами, шесть отделов с собственным производством и кулинарная студия — здесь за стол может одновременно сесть 900 человек. В меню — пицца из дровяной печи со страчателлой и сыровяленным мясом, поркетта, паста со шпинатом, тартар из тунца, устрицы, цыплята-гриль, панини и пьядина, джелатто и сицилийские канолли. Бренд-шеф центра Джузеппе Приоло дирижирует оркестром из шефов и поваров, отвечающих за кафе и рестораны, а флагманским «4/20» управляет Анджло Санти. Это единственный ресторан в Eataly, где стол надо бронировать заранее, чтобы попробовать кухню 20 регионов Италии, приготовленную сквозь призму четырех сезонов года.

У каждого гастрономического центра Eataly в мире есть своя тематика. Eataly в Москве посвящен литературе и искусству. Между ящиками с бутылками масла и вина и стеллажами с итальянской мукой, томатами и прочими продуктами разбросаны картины и произведения современного искусства от Владимира Дубоссарского и Алексея Трегубова до арт-группы Recycle.

Тетров вложил в российский проект Eataly $25 млн и считает, что ему понадобится около полугода для того, чтобы отстроить все текущие операции. Затем бизнесмен готов открывать новые представительства гастрономического центра в Москве. Первое должно открыться в начале следующего года. Кроме того, у Тетрова есть предложения и от потенциальных франчайзи из Санкт-Петербурга и Грузии. Партнеров он намерен выбирать «очень жестко»: «Я не готов давать франшизу тем, кто хочет просто вкладывать деньги. Нужно понимать суть этого бизнеса, чтобы правильно им управлять».

Суть Eataly Фаринетти определяет через гармонию: «Мы стремимся к чему-то колоссальному, чему-то полноценному, чему-то совершенно восхитительному и уникальному, чему-то по-настоящему гармоничному. Настоящая гармония, к сожалению, встречается редко». Фаринетти дословно цитирует манифест гармонии Eataly, сочиненный им самим. И добавляет: «Как правило, те, кто ищут гармонию, хорошо едят».

Италия. Швейцария. ЦФО > Агропром > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215846


Германия. ЦФО > Недвижимость, строительство > energyland.infо, 16 июня 2017 > № 2211092

В Липецке открыт первый в России завод по производству котлов Viessmann

Инвестиции в проект составили свыше 1,5 млрд. руб. Новый завод в Липецкой области будет производить 2 типа промышленных котлов: трехходовой Vitomax мощностью до 6,75 МВт и двухходовой мощностью до 6 МВт.

Накануне на территории ОЭЗ ППТ «Липецк» компания Viessmann, мировой производитель систем отопления, охлаждения и промышленных отопительных установок, открыла свой первый в России завод по производству водогрейных котлов для промышленного и производственного применения.

В церемонии приняли участие президент Совета директоров компании профессор доктор Мартин Виссманн, полномочный представитель президента РФ в Центральном федеральном округе Александр Беглов, посол Германии в РФ Рюдигер фон Фрич, губернатор Липецкой области Олег Королев, специальный представитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества Сергей Шматко.

Г-н Виссманн обратился к собравшимся (на мероприятии присутствовало более 150 гостей) со словами: «Строительство этого завода является значимой инвестицией в российский рынок отопительной техники. Оно символизирует то огромное значение, которое мы придаем сотрудничеству с Российской Федерацией, которая теперь для нас не только рынок сбыта, но и место расположения нашей производственной площадки». В настоящее время на заводе занято 54 сотрудника, к концу года штат планируется увеличить до 65 человек. Все сотрудники прошли обучение на предприятиях компании в Германии.

Губернатор Липецкой области Олег Королев в ходе церемонии отметил: «Липецкая область - один из самых динамично развивающихся регионов России, где широко применяются самые современные технологии в промышленности, АПК и других отраслях экономики. Создание благоприятного делового климата – один из приоритетов для областной власти. Высокий инвестиционный рейтинг Липецкой области известен не только в России. Совместная с инвесторами работа помогает в успешном развитии региона. Появление на территории области такого крупного предприятия с мировым брэндом как Viessmann свидетельствует о большом доверии к Липецкой области. За это мы благодарим наших партнеров и желаем им успешной работы на липецкой земле».

Германия. ЦФО > Недвижимость, строительство > energyland.infо, 16 июня 2017 > № 2211092


Россия. ЦФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > mos.ru, 15 июня 2017 > № 2213393 Алексей Беляев

Алексей Беляев: Ремонт сохранит исторический дух каждой улицы

Первый заместитель руководителя Департамента капитального ремонта — о взаимодействии строителей и археологов.

В этом году продолжается масштабное благоустройство столицы по программе «Моя улица». Основные работы идут в центре, там, где история в буквальном смысле лежит у прохожих под ногами. Новый сезон городского ремонта уже принес немало важных археологических находок. Только в мае были обнаружены белокаменный мост стены Китай-города на Славянской площади, храмовый некрополь времен Петра I на Сретенке и шахматный клад периода правления Ивана Грозного на Пречистенке.

Первый заместитель руководителя Департамента капитального ремонта Москвы Алексей Беляев рассказал в интервью mos.ru, как удается совмещать городское благоустройство и научные изыскания. Кроме того, он сообщил, где в столице откроют археологическую экспозицию под открытым небом, а также о возможном создании стеклянных витрин с артефактами на улицах города.

— Алексей Александрович, как строители и археологи вместе работают на центральных улицах города? Ведь задачи-то у них разные — одни хотят скорейшего обновления, а другие — сохранения былого.

— Это заблуждение, что у археологов и строителей разные задачи. На самом деле цель одна — провести ремонт, который подчеркнет индивидуальность и в то же время сохранит исторический дух каждой улицы. Главный документ для строителей и археологов, регулирующий их работу, тоже один — проект благоустройства. Его разрабатывают до старта работ. В нем есть инженерные, архитектурные и строительные решения, описание технологий и материалов, этапов ремонта.

Особо выделен раздел «Археология», в котором учитываются возможные особенности конкретной территории. Это информация, накопленная учеными-археологами: карты, описания, фотографии, рисунки артефактов и сооружений, которые встречались в центре Москвы при земляных работах десятки, а то и сотни лет назад.

— И каков порядок совместной работы?

— Первыми на улицы выходят строители. Они выставляют ограждения, обустраивают деревянные настилы для пешеходов, ставят предупреждающие знаки и наносят временную дорожную разметку для автомобилистов. И только затем приступают к снятию старого покрытия тротуаров и земляным работам на определенной глубине.

С археологическими находками они могут столкнуться, например, при прокладке подземной кабельной канализации, ремонте и расширении системы ливневой канализации или же при ремонте водопровода и газопровода. На этой стадии благоустройство по программе «Моя улица» начинают сопровождать археологи. Сейчас в столице к археологическому надзору привлечено более 100 таких специалистов. Кроме того, что археологи присутствуют на стройплощадках лично, они ведут инструктаж рабочих, как поступать, если обнаружена находка.

— А как надо поступать?

— Прежде всего — приостановить все работы на участке и обратиться за консультацией и оценкой к археологам.

— Эти паузы в работах отражаются на сроках сдачи улиц?

— Программа «Моя улица» реализуется в Москве с 2015 года. Археологическое сопровождение ведется в течение всего периода работ, а процесс взаимодействия археологов и строителей давно отработан. На сроках завершения благоустройства исследовательская деятельность не сказывается. Тем более что останавливают ремонт лишь на небольших участках. Практика показывает, что ученым достаточно нескольких дней. Они используют это время для того, чтобы описать находку, провести фото- и видеофиксацию, взять образцы на экспертизу (для установления возраста, состава материалов).

Иногда археологи принимают решение о естественной консервации. То есть объект оставляют в грунте. Его заново аккуратно покрывают слоями земли, чтобы восстановить среду, в которой он сохранялся долгие века. Обычно так поступают с фрагментами и элементами крупных строений и сооружений — фундаментами зданий, старинными мостовыми, мостами. Предварительно проводится кропотливая работа по фотофиксации, описанию и нанесению на археологические карты.

Как сохранить объект наилучшим образом, решают эксперты столичного Департамента культурного наследия. Могу сказать точно, что все находки пристально изучают и данные о них вносят в каталоги. Информацией дополняют единую археологическую карту столицы. Она будет полезна не только современным исследователям, но и станет наследием для будущих поколений археологов.

— Алексей Александрович, планируется ли в этом году сделать особые зоны для археологических находок на благоустроенных улицах Москвы? Витрины, экспозиции под открытым небом?

— Самая масштабная экспозиция под открытым небом, которую давно ждут, — это участок крепостной стены Белого города на Хохловской площади. Планируется, что он станет центральным элементом в благоустройстве площади и превратится в одну из достопримечательностей Москвы. Также после благоустройства на улицах в центре столицы могут появиться витрины с древними артефактами и участки исторической брусчатки. Сейчас проектировщики работают над техническим решением этой задачи.

Например, подобное решение мы разработали для Китайгородского проезда. Там тоже есть свой кусочек крепостной стены, правда, уже Китайгородской. Рядом с этим историческим объектом на уровне тротуара планируется установить две стеклянные витрины, в которые поместят артефакты, найденные при благоустройстве. Под очень прочным стеклом витрин создадут особую среду с поддержкой уровней температуры и влажности. Это позволит сохранять целыми древние предметы. В вечерние часы в витринах будет включаться подсветка. Таким образом, появится небольшой музей под открытым небом.

Кроме того, планируется продолжать опыт прошлых лет и делать на центральных улицах города участки с историческим мощением. Подобный участок есть на Пушечной улице, неподалеку от здания Центрального детского магазина. При благоустройстве в 2016 году там нашли старинную клинкерную мостовую и решили сохранить ее, встроив в современное мощение.

Площадь, которую занимает участок клинкерной, то есть особым способом выложенной кирпичной мостовой, — около 40 квадратных метров. По нему спокойно можно пройтись. Нам интересно показать горожанам, как были благоустроены улицы столетия назад. А также очень важно сохранить эту память о прошлом в контексте нового облика улиц. Пока мы только выбираем места в центре Москвы, где расположатся участки исторического мощения. Скорее всего, они появятся на улицах рядом с парком «Зарядье».

— Кто следит за тем, чтобы работы проводились правильно и не разрушались артефакты?

— Заказчики и подрядчики, Департамент культурного наследия Москвы и городской Департамент капитального ремонта. Все площадки программы «Моя улица» просматриваются. При желании все горожане могут видеть ход работ.

Некоторые, конечно, делают довольно поспешные выводы. Например, был случай, когда рабочие нашли остатки коммуникационного колодца 1960–1970-х годов. Никакой исторической ценности они не имели. Однако прохожие приняли каменное основание коммуникационного колодца за археологический объект.

Конечно, есть соблазн найти то, что не видят строители и археологи, заметить что-то особенное. Но почти 95 процентов того, с чем мы сталкиваемся под землей, не имеет ценности.

— Пытаются ли на объекты «Моей улицы» проникнуть так называемые черные копатели?

— Попытки случаются крайне редко, так как стройплощадки находятся под постоянной охраной. А если обнаруживается находка, археологи тут же выезжают на место, она не лежит без контроля.

Еще раз отмечу, что мы не закрываем площадки от наблюдателей, общественный контроль очень важен. И Департамент культурного наследия, и Департамент капитального ремонта реагируют на обращения горожан, проводят проверки по каждому звонку. Хотел бы напомнить, что для сообщений о возможных нарушениях археологического мониторинга на строительных площадках открыта горячая линия Департамента культурного наследия, можно позвонить по телефону: 8 (916) 146-53-27.

Россия. ЦФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > mos.ru, 15 июня 2017 > № 2213393 Алексей Беляев


Россия. ЦФО. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 июня 2017 > № 2207065 Андрей Перцев

В поисках обострения. Почему протестующие полюбили запрещенные митинги

Андрей Перцев

Готовность к обострению – новое качество протеста. Теперь людям кажется более уместным высказывать свое недовольство властью именно на несанкционированных акциях. Запрет и задержания делают противостояние более острым, а власть воспринимается как еще более несправедливая и враждебная

Акция Алексея Навального 12 июня по всем вводным – тема, дата проведения – должна была стать проходным событием. По поводу коррупции люди уже выходили 26 марта, новых громких расследований о чиновничьих яхтах и дворцах ни у Навального, ни у кого-то еще не появилось – значит, большого притока новых участников ждать не следовало. Дата акции – 12 июня – тоже не обещала высот явки: отпускной период уже начался, кто не уехал в отпуск, скорее всего, отправился на большие выходные хотя бы на дачу. Примерно те же, примерно там же, примерно с тем же – так можно было охарактеризовать акцию еще утром 11 июня.

Однако к вечеру 12-го стало ясно, что российские власти теперь имеют дело с новой формой протеста, который не собирается сворачиваться. Явка в регионах на протестные митинги растет, а в Москве и Петербурге тысячи людей готовы выходить на несанкционированные акции. Навальный провел тест на выносливость и для власти, а главное – для своих сторонников. Благодаря этому тесту мы теперь многое знаем о природе и качестве нового протеста.

Первоначально митинг против коррупции (новую тему акции выдумывать не стали) должен был пройти на проспекте Сахарова – традиционном месте протестных выступлений, его не без проблем, но согласовали в мэрии. Но буквально накануне акции Навальный переориентировал сторонников и заявил, что собираться теперь надо на Тверской – по его словам, городская администрация запретила всем фирмам, которые ставят звук и свет, сотрудничать с ФБК.

Сразу появились подозрения, что причина несколько надуманная и нужна она для того, чтобы отказаться от места согласованного протеста. Якобы оппозиционер опасался, что людей придет немного, вот и сделал акцию намеренно несогласованной. Но независимо от того, чем именно объясняется перенос, результат превзошел ожидания: на Пушкинскую площадь пришло, судя по всему, от 15 до 20 тысяч человек, которые почти сразу же были разбиты полицией на несколько групп. Для несогласованной акции это много, да и для согласованной вполне неплохо.

В упрек Навальному обычно (и справедливо) ставят то, что он зовет людей на несанкционированное шествие, не упоминая о возможных трудностях и последствиях. Так произошло и сейчас. В своем ролике оппозиционер говорил, что Конституция защищает право на собрания где угодно, а в случае задержаний можно доказать свою правоту в суде. Эти обещания можно оставить на совести Навального, однако, судя по ходу акции, ее участники на безопасность не рассчитывали. Они скандировали лозунги, понимая, что их могут задержать, продолжали это делать, несмотря на жесткие действия ОМОНа, стояли на улицах до позднего вечера. Хотя среди пришедших на Тверскую по сравнению с 26 марта было ощутимо больше школьников, собравшихся трудно было назвать наивными детьми. Они протестовали с пониманием, что их может ждать, не уходили, не убегали в метро.

Вольно или невольно, Алексей Навальный провел тест для своих сторонников, или даже шире – противников власти в целом (многие протестующие говорили, что их не устраивает власть, а к Навальному они особых симпатий не испытывают). Оказалось, что в Москве и Санкт-Петербурге есть несколько тысяч человек, которые готовы стоять на несканкционированной акции, несмотря на риск силового задержания и судебного преследования.

Это протестное ядро бессмысленно сравнивать с количеством участников митингов на Болотной – Сахарова, тогда люди приходили на согласованные мероприятия. Уместнее всего выглядит сравнение явки с участниками «Стратегии-31», собиравшихся на Триумфальной площади в середине нулевых (пик известности этой акции). Активисты тогда выходили, четко понимая, что их могут закончить день в автозаке, а следующие несколько дней провести под арестом.

На те акции выходили несколько сотен человек, сейчас их стало несколько тысяч. Все больше людей готовы к противостоянию с силовиками – пока достаточно беззлобному. Изменилась и реакция общества на такой протест. Если активисты «Стратегии» воспринимались как радикалы и фрики (теми же прохожими), то к сторонникам Навального на улицах стали относиться как к чему-то привычному. Двенадцатого июня они соседствовали с прогуливающимися горожанами, и те особого диссонанса не почувствовали. Показательна в этом смысле и явка на проспект Сахарова, где решили остаться противники реновации и сторонники «Открытой России» Михаила Ходорковского: там было значительно меньше людей, чем на несогласованной Тверской.

Готовность к обострению – следствие еще одного важного качественного изменения. Несколько десятков тысяч человек в Москве (пусть среди них немало школьников) предпочитают высказать недовольство Кремлем именно на несанкционированной акции. Этот формат, судя по всему, кажется людям более уместным.

Запрет и задержания делают противостояние более острым, а власть воспринимается как еще более несправедливая и враждебная. В баррикадах и противотанковых ежах, появившихся на Тверской для фестиваля реконструкторов, оппозиционерам виделись препятствия для антикоррупционного шествия. Любая случайность воспринимается как символический знак, в любом действии власти видится противодействие оппозиции. Участием в несогласованных акциях люди подбадривают себя.

При этом четко сформулированных требований и общих лозунгов у протестующих, в общем-то, нет. С одной стороны, протестующие вроде бы сплоченные, каждый из них пытается отстоять соседа при задержании («один за всех, и все за одного»). С другой – участники протеста вряд ли смогут сказать, что их объединяет, кроме недовольства коррупцией, общей усталости от власти в целом и увлечения Алексеем Навальным. Над этими темными водами должен носиться какой-то дух, но какой это дух, пока не очень понятно.

Акция 12 июня дала еще одно новое знание. Антикремлевские протесты готовы поддерживать все больше людей в регионах. В Самаре многотысячные акции проходят регулярно, тысячи людей выходят в Новосибирске, растет явка на митингах в Красноярске и Омске. Сотни граждан готовы протестовать в средних областных центрах. Протест постепенно становится делом привычным и модным, это касается и столичных городов, и провинции. Чем острее на него реагирует власть, тем больше люди привыкают к жесткой реакции на митинги. Речь здесь идет опять же о новом качестве протеста: одно дело, когда человек выходит на согласованную акцию, другое – когда привыкает к задержаниям, привыкает игнорировать запреты, которые его больше не останавливают.

Навальный экспериментирует с разными форматами протеста – например, предлагает выйти на акцию с российскими флагами и вообще подчеркивает ее патриотический характер, а потом смотрит, прибавило это ему сторонников или нет. Или ставит своих сторонников перед выбором: разрешенный митинг или нет, легкая прогулка или риск задержания? Это своеобразный тим-билдинг, и схема эта, при всех вопросах к ее моральной стороне, работает.

Прощупывает Навальный и реакцию самой власти, границы, где та готова пойти на уступки, а где начинает действовать несоразмерно жестоко. С негибкой властью проще бороться, а эксперименты Навального все больше вынуждают Кремль действовать жесткими методами.

Навальный постоянно повышает ставки. Главный минус такой тактики в том, что обострение протеста отталкивает от него умеренных недовольных, которые не прочь бы сходить на согласованный митинг, или вообще только начали разочаровываться во Владимире Путине, а их сразу толкают под дубинки. Зато в обострившемся противостоянии выковывается ядро сторонников, которое и прививает моду на протест и его регулярность. Именно благодаря этому ядру на вопрос «если не Путин, то кто», некоторые находят вполне понятный и предсказуемый ответ.

Россия. ЦФО. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 июня 2017 > № 2207065 Андрей Перцев


Россия. ЦФО > Образование, наука > agronews.ru, 10 июня 2017 > № 2214039 Лидия Малыгина

Кто такие Пофистал и Перкосрак. Как изменилась наша речь после 1917 года.

Революция 1917 внесла коренные изменения во все сферы жизни русского общества. Сильно «потрепала» она и наш великий и могучий. В День русского языка, ежегодно отмечаемого 6 июня, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, научный руководитель системы дистанционного обучения Лидия МАЛЫГИНА рассказала “КП” о том, как изменилась наша речь после 1917 года.

— Какие новые слова появились после революции?

— Их очень много: драпать, беженец, ловчить, шиковать, танцульки, анкета. В речи стали использоваться не всегда понятные, но очень привлекательные иностранные слова. В сознании говорящих они были связаны с «ветрами перемен». Опрос красноармейцев в 1925 году показал, что многие не знали значения слов: блокада, десант, ветеран; им были почти незнакомы слова демобилизация, моральный, премировать… Многие даже плохо расшифровывали аббревиатуру СССР.

— Кстати, обилие аббревиатур в русской речи появилось именно в тот период?

— Да, старшее поколение хорошо помнит такие буквенные сокращения, как врио (временно исполняющий обязанности), главковерх (верховный главнокомандующий). Писатель Лев Успенский работал дивчертом — дивизионным чертежником. Естественно, возникали и пародии: «замкомпоморде» — заместитель комиссара по морским делам.

Любовь к аббревиатурам высмеивал еще Владимир Маяковский в стихотворении «Прозаседавшиеся»: «Пришел товарищ Иван Ваныч?» — «На заседании А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома».

К сожалению, и сегодня длинные и сложные названия государственных учреждений — бич русского языка. Вот, например, ВНИОПТУСХ- Всероссийский научно-исследовательский институт организации производства, труда и управления в сельском хозяйстве. Сотрудники так и представляются по телефону: «Я замглавбуха из ВНИОПТУСХа».

Другой пример: ГУЗМОМОЦПБСПИДИЗ — Государственное учреждение здравоохранения Московской области Московский областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями. Серьезное учреждение, но просто язык не поворачивается его так назвать. …

Россия. ЦФО > Образование, наука > agronews.ru, 10 июня 2017 > № 2214039 Лидия Малыгина


Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 9 июня 2017 > № 2209186 Дмитрий Медведев

Совещание о ходе строительства Центральной кольцевой автомобильной дороги Московской области

Строительство Центральной кольцевой автомобильной дороги является одним из приоритетных государственных инфраструктурных проектов, реализуемых государственной компанией «Автодор». После завершения строительства ЦКАД станет ключевым элементом транспортной системы Московского региона, освободив городские вылетные магистрали и МКАД от транзитной нагрузки, а также основой опорной сети скоростных магистральных автодорог России и частью международных транспортных коридоров.

Строительство ЦКАД МО предусмотрено Программой деятельности государственной компании «Российские автомобильные дороги» на долгосрочный период (2010–2019 годы), утверждённой распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2009 года №2146-р (в редакции распоряжения Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2011 года №1989-р).

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 февраля 2015 года №310-р утверждён паспорт проекта, в соответствии с которым предусмотрена реализация пяти пусковых комплексов.

Согласно заданию на проектирование ЦКАД состоит из пяти пусковых комплексов (этапов строительства), предусматривающих возможность ввода в эксплуатацию отдельных пусковых комплексов как самостоятельных инвестиционных объектов.

Пятый пусковой комплекс пройдёт по территории Наро-Фоминского, Одинцовского, Истринского, Солнечногорского районов и городского округа Звенигород Московской области.

Протяжённость участка составляет 76,44 км, из них 28,33 км приходится на участок нового строительства и 48,11 км на участок реконструкции существующей автомобильной дороги А107 «Московское малое кольцо» с уширением проезжей части до четырёх полос движения.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на совещании о ходе строительства Центральной кольцевой автомобильной дороги Московской области:

У нас сегодня производственное совещание – хотел сам посмотреть, как идёт стройка на Центральной кольцевой автомобильной дороге. Стройка очень важная, большая, недешёвая. Прежде чем мы перейдём к повестке дня, несколько слов по документам, которые прямо или косвенно касаются сегодняшней темы.

Во-первых, я подписал постановление, которое корректирует нормы и правила выделения денег из бюджета на содержание и ремонт дорог федерального назначения, то есть те работы, которые позволяют поддерживать трассы в надлежащем состоянии.

Требования к таким работам повышаются, чтобы замена повреждённых участков проходила быстрее и эффективнее, прежде всего с точки зрения сохранения качества дорог. Это позволит, надеюсь, увеличить интервал между капитальным ремонтом, даст экономию денег, по расчётам Минтранса, порядка 15 млрд рублей в год. Посмотрим, что получится.

Во-вторых (это уже непосредственно касается той темы, которая нас здесь собрала), мы актуализировали сетевой план-график строительства ЦКАД.

Это проект действительно очень крупный, мы ведём его уже несколько лет на базе государственно-частного партнёрства. Только в рамках первой очереди планируется построить 339 км дорожного полотна. Некоторые участки строятся на базе концессии.

Проект действительно многомиллиардный, деньги на него выделяются в том числе из Фонда национального благосостояния. Первая очередь стартовала ещё в 2013 году, проект вошёл в число приоритетов транспортной стратегии страны на период до 2030 года. Часть работ уже выполнена, мы только что на вертолёте облетели строящиеся участки с коллегами, посмотрели, там работы идут в целом в соответствии с новым графиком. Кое в чём изменились инвестиционные условия, поиск частных соинвесторов шёл несколько медленнее, чем планировалось, поэтому срок окончания строительства первой очереди в обновлённом плане продлён до 2019 года. Но это уже финальный срок, коллеги меня заверили в том, что этот срок является реалистичным и всё будет сделано в этот период.

Центральная кольцевая автодорога – это не просто ещё одно кольцо вокруг Москвы, это современная скоростная трасса, которая нужна огромному количеству людей и компаний, со всей необходимой дорожной инфраструктурой, надеюсь, с хорошей динамикой движения. Довольно длинный участок пройдёт сквозь Новую Москву, что положительно скажется на развитии этой территории, её экономики, инфраструктуры. Работы идут, первый участок будет запущен уже осенью, это объездная дорога вокруг Звенигорода, где мы сейчас и встречаемся. Уверен, что это будет иметь значение не только для развития дорожной инфраструктуры, но и, конечно, для решения социальных задач, для туризма, для сохранения экологии одного из старейших городов Подмосковья и окрестностей.

Проект позволит существенно увеличить пропускную способность Московского транспортного узла, что важно – не перегружая сам мегаполис. Выведет заметную часть транзитного потока и всех связанных сервисов за пределы столицы. Чтобы проехать, скажем, из Петербурга в Казань или из Ярославля в Воронеж, не нужно будет выезжать на перегруженную МКАД или медленно плестись через деревни, посёлки. За счёт большей скорости передвижения эти задачи будут решены, снизятся и расходы на бензин.

ЦКАД должна стать основой для развития целого ряда мелких и средних бизнесов, которые здесь создаются: это автозаправки, ремонтные станции, кафе, рестораны, гостиницы. Здесь мы рассчитываем на инициативу предпринимателей и соответствующую поддержку со стороны банков.

Уверен, что появление такой магистрали усилит позиции Московского региона как крупного международного хаба, который удачно расположен на пересечении глобальных маршрутов «Восток – Запад», «Север – Юг» и нового Шёлкового пути.

Параллельно мы развиваем железнодорожную, авиатранспортную и речную инфраструктуру всего московского узла. Укрепление сотрудничества с международными перевозчиками, размещение логистических центров на пересечении таких дорог должно дать хороший суммарный эффект в будущем.

Большой этап в рамках проекта (сложный этап, особенно с учётом сложившейся экономической ситуации) – поиск частных соинвесторов – завершён. В ходе Петербургского экономического форума окончательно достигнута договорённость по четвёртому, последнему свободному участку. Сегодня мы ещё раз посмотрим, какие шаги нужны для дальнейшего развития проекта в целом, обсудим вопрос о едином операторе, чтобы не было несогласованных действий на различных участках трассы. И некоторые другие вопросы посмотрим в рамках компетенции присутствующих здесь коллег.

Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 9 июня 2017 > № 2209186 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 9 июня 2017 > № 2209180 Максим Соколов

Брифинг Максима Соколова по завершении совещания.

Из стенограммы:

М.Соколов: Мы находимся на пятом пусковом комплексе большого проекта – Центральной кольцевой автомобильной дороги. Общая протяжённость её составляет почти 340 км. Этот проект является ключевым не только для Московского транспортного узла, но и для развития дорожной транспортной инфраструктуры всей страны.

Стройка была начата в 2014 году, и в настоящее время мы видим, что на всех участках этого пятого этапа строительные работы ведутся в плановом режиме. Мы рассчитываем, что он будет введён в эксплуатацию в соответствии с графиком реализации проекта ЦКАД до конца 2018 года. Более того, первый пусковой комплекс – обход города Звенигорода, где мы находимся, – будет запущен уже осенью этого года.

Все проекты Центральной кольцевой автомобильной дороги реализуются на принципах государственно-частного партнёрства – как классической концессии, так и долгосрочного инвестиционного контракта. Это означает, что все участки этой дороги, за исключением одного, где мы находимся, будут работать в платном режиме, а этот участок (поскольку речь идёт о реконструкции существующей дороги А-107 «Московское малое кольцо») будет работать в бесплатном режиме, за исключением сбора платы с большегрузных автомобилей, после ввода в эксплуатацию.

Вопрос: Стоимость проезда уже обсуждается?

М.Соколов: Стоимость проезда будет утверждена после того, как будет выбран единый оператор. Мы планируем, что изначально мы будем использовать традиционную технологию с открывающимися шлагбаумами. В дальнейшем, после того, как все пользователи дороги привыкнут к такому режиму её использования, будет использован так называемый принцип free flow, когда допуск на проезд по дороге будет осуществляться без шлагбаума и пользователь будет платить уже через специальные средства, называемые транспондерами.

Вопрос: Жители Подмосковья будут какими-нибудь льготами пользоваться?

М.Соколов: Возможно. Подмосковье оказывает серьёзную помощь в реализации этого проекта, это понятно – проект реализуется на его территории. И в своё время мы с губернатором Андреем Юрьевичем Воробьёвым обсуждали различные формы, когда для социальных групп населения могут быть установлены пониженные тарифы под гарантии так называемого трафика, что они будут использоваться жителями этих населённых пунктов.

А здесь, на данном участке, частный автомобильный транспорт будет передвигаться в бесплатном режиме.

Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 9 июня 2017 > № 2209180 Максим Соколов


Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204671

Герман Клименко обсудил с врачебным сообществом Москвы вопросы телемедицины.

Советник Президента Герман Клименко провел освещение по вопросам применения интернета в медицине. Участники круглого стола, в котором приняло участие 540 представителей медицинских учреждений Москвы, обсудили тенденции и перспективы развития информационных технологий в российском здравоохранении.

Герман Клименко рассказал собравшимся, в частности, о направлениях работы по развитию интернет-экономики. В ходе мероприятия состоялся телемост с Ханты-Мансийском.

Интернет-технологии, совмещенные с классическими отраслями экономики, дают кумулятивный эффект. Медицина – самая важная сфера, так как касается всех граждан, – заявил Герман Клименко.

Советник Президента напомнил, что ИРИ совместно с Советом Федерации, Фондом развития интернет-инициатив (ФРИИ) и «Яндексом» разработал законопроект о телемедицине, который 30 мая внесен в Госдуму.

Интернет-индустрия готова совместно с врачебным сообществом развивать телемедицинские технологии, – отметил Герман Клименко. «Нам очень важна обратная связь со стороны медицинских специалистов.

Мы хотим сформировать в этом году программу стратегического развития интернета в здравоохранении, и для этого нужно, чтобы медицинское сообщество четко показывало нам, куда идти, – подчеркнул Герман Клименко.

Советник Президента напомнил, что ИРИ недавно подписал соглашение с Правительством Москвы о совместном развитии цифровых медицинских технологий, в рамках которого создается научно-практическая лаборатория для разработки и тестирования решений в сфере телемедицины.

Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204671


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204274

Исправленному верить? Проект закона о реновации прошел второе чтение в Госдуме

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Что изменилось в законопроекте о сносе пятиэтажек и какие «подводные камни» остались в самом резонансном проекте Сергея Собянина

Депутаты Госдумы на пленарном заседании в пятницу, 9 июня, приняли во втором, основном, чтении законопроект о реновации жилья в Москве. Документ серьезно изменился по сравнению с вариантом, который был одобрен в апреле.

«Пытаемся абсолютизировать право собственности»

К первоначальному тексту законопроекта поступило 144 поправки от правительства России и от депутатов всех думских фракций. Комментируя поправки правительства, вице-премьер Дмитрий Козак заявил, что они расширят меры защиты прав и интересов граждан. На парламентских слушаниях, прошедших в Госдуме 6 июня, Козак призвал не абсолютизировать право собственности на жилье.

По мнению Козака, ничем не ограниченные права на недвижимость вредны и могут привести к развалу жилого фонда. Массовая приватизация жилья, стартовавшая в 1991 году, привела к «созданию колхозов в многоквартирных домах», заявил тогда вице-премьер.

«Теперь пытаемся абсолютизировать право собственности на квартиры в многоквартирных домах. Если они будут абсолютны, эти права, ничем не ограничены, жилой дом точно развалится, не дожидаясь, когда будет износ», — заявил Козак. Forbes проанализировал принятые Госдумой во втором чтении поправки в законопроект.

1. Уточнение понятия «хрущевка»

В редакции законопроекта ко второму чтению уточняются характеристики домов, которые могут войти в программу реновации. Если изначально указывалось, что это дома первого периода индустриального домостроения, то теперь оговаривается, что к ним относятся многоквартирные дома с количеством этажей не более девяти, возведенные по типовым проектам, разработанным в период с 1957 по 1968 годы, с использованием типовых изделий стен и (или) перекрытий.

2. Можно взять деньгами

Расширяются возможности собственников жилья в сносимых домах. Сначала проект закона предполагал предоставление равнозначного жилья, теперь же у собственников квартир будет возможность получить на выбор равнозначное или равноценное жилье, а также денежную компенсацию. Жилье будет предоставляться в пределах того же района, за исключением Зеленоградского, Троицкого и Новомосковского административных округов: там квартиры будут давать в пределах округа, а не района. Кроме того, желающие смогут за дополнительную плату получить квартиры большей площади или с большим количеством комнат, в том числе это может быть сделано за счет средств материнского капитала.

3. Судьба взносов на капремонт

Как только по конкретному дому будет принято решение о сносе по программе реновации, жителей освободят от уплаты взносов на капитальный ремонт. В законопроекте также отмечается, что собственники и наниматели квартир в домах, подлежащих сносу, не могут быть выселены, пока им не передали новое жилье или не заплатили денежную компенсацию.

4. Ипотека в пятиэтажках

В законопроекте ко второму чтению прописали гарантии для тех, кто приобрел в ипотеку квартиру в подлежащем сносу доме. Ипотечный кредит перейдет на новое помещение, которое предоставят в рамках программы. При этом в проекте закона есть уточнение о том, что его нормы не распространяются на аварийное жилье. Аварийные дома, включенные в правительственную программу переселения граждан из ветхого и устаревшего жилья, не будут включены в программу реновации жилищного фонда Москвы, их снос и гарантии жителям регулируются уже существующими нормами.

5. Голосование по реновации

В новой редакции появились правила учета голосов жителей, высказывающихся за или против проекта. Изначально порядок голосования не прописывался, его должно было устанавливать правительство Москвы. Предполагалось, что те, кто не проголосуют, будут считаться высказавшимися за включение дома в программу реновации. Впоследствии систему учета голосов «молчунов» было решено изменить, это тоже нашло отражение в законопроекте. Согласно документу, голоса собственников или нанимателей жилья, не высказавшихся за включение или невключение дома в программу реновации, будут распределены пропорционально результатам проголосовавших. Для того чтобы дом снесли, потребуются голоса «за» от двух третей жителей дома.

6. Выход из программы сноса

В законопроекте указано, что жильцы в течение 90 дней (ранее в тексте фигурировал срок в 60 дней) со дня принятия решения о реновации до дня подписания документов о праве собственности или договора о соцнайме на новое жилье либо до выплаты компенсации смогут провести общее собрание собственников помещений об исключении их дома из проекта программы. Для этого им нужно будет собрать более одной трети от общего числа голосов всех собственников помещений в таком доме. Если решение будет принято, то дом исключат из программы.

7. Права представителей малого бизнеса

Отдельно в законопроекте оговариваются права предпринимателей, арендующих помещения в домах, подлежащих сносу. Представители малого и среднего бизнеса смогут заключить договор аренды равнозначного помещения с сохранением всех имеющихся льгот и без проведения торгов.

8. Расселение коммуналок и другие поправки «с голоса»

Чуть ли не впервые за все время работы современного парламента на парламентские слушания в Госдуму пустили обычных граждан. Около 300 жителей пятиэтажек 6 июня высказали свои претензии по проекту закона. По итогам ожесточенных споров в парламенте жители добились внесения еще несколько поправок, которые были принципиально важны для москвичей.

Так, владельцы нежилых помещений смогут получить предварительную компенсацию за помещения, которые у них будут изыматься. Дома будут включать в программу реновации исходя из уровня износа — то есть самые ветхие снесут в первую очередь. Жители коммунальных квартир должны будут получить отдельную квартиру.

Среди участников общественных слушаний оказались и те, кто предпочитает получить компенсацию в форме денежной выплаты. Согласно еще одной поправке, размер выплаты будет рассчитан в соответствии с рыночной стоимостью жилья и будет включать накопленную сумму взносов на капремонт. Все поправки по итогам слушаний не были изначально предусмотрены, их внесли в проект «с голоса» во время рассмотрения на заседании.

Отдельное мнение Совета по правам человека

Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека накануне рассмотрения законопроекта во втором чтении высказался против принятия документа и попросил депутатов рассмотрение отложить. В частности, СПЧ считает недопустимым реализацию за бюджетные средства программы реновации жилого комплекса Москвы до обеспечения жильем граждан, проживающих в ветхих и аварийных домах.

«Совет считает более целесообразной дальнейшую успешную ликвидацию остатков аварийного и непригодного для проживания жилья в городе Москве в рамках действующего законодательства», — указывается в заключении за подписью зампредседателя СПЧ Евгения Боброва. При этом отмечается, что предотвращение аварийности устаревшего жилищного фонда должно решаться «индивидуально по каждому дому путем профессиональной оценки состояния и комплексной реконструкции домов».

По мнению СПЧ, расходование бюджетных средств Москвы на цели жилищного строительства по программе реновации «категорически недопустимо» без предварительного и полного обеспечения жильем категорий граждан, длительное время находящихся в еще более худших жилищных условиях. Под этими категориями понимаются жители всех непригодных для проживания и аварийных домов, не вошедших в предварительный список программы реновации, а также московские очередники, состоящие на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий до 30 лет.

Также СПЧ считает нелогичным использующийся подход об участии жителей жилых домов в еще не утвержденной программе реновации. «Во избежание очевидного градостроительного, инфраструктурного и транспортного коллапса совет рекомендует Госдуме учесть изложенные предложения при рассмотрении законопроекта о реновации московского жилья во втором чтении и либо их отклонить, либо отложить принятие «минимум на шесть месяцев, чтобы подготовить их без спешки и не усиливать социальную напряженность в преддверии президентских выборов», — заявили в СПЧ.

Но парламент решил законопроект не откладывать. Итоговое рассмотрение документа планируется провести в эту сессию, то есть до летнего перерыва в работе Госдумы.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204274


Россия. Весь мир. ЦФО. СЗФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 6 июня 2017 > № 2209009 Антон Гусев

Антон Гусев: «Мы прикладываем все усилия, чтобы Кубок конфедераций FIFA 2017 прошел в безопасных и комфортных условиях».

Сегодня первый заместитель начальника Управления по обеспечению безопасности крупных международных и массовых спортивных мероприятий МВД России генерал-майор полиции Антон Гусев принял участие в пресс-конференции, посвященной обеспечению безопасности в период проведения в Российской Федерации Кубка конфедераций FIFA 2017 года и Чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года.

Мероприятие прошло в пресс-центре информационного агентства ТАСС. Основными спикерами также стали руководитель аппарата межведомственного оперативного штаба по обеспечению безопасности ЧМ-2018, заместитель начальника Управления ФСБ России Алексей Лаврищев и заместитель директора департамента реализации стратегических проектов Минкомсвязи РФ Андрей Романков.

Антон Гусев в своем выступлении отметил, что основная нагрузка в период проведения Кубка конфедераций FIFA 2017 года ляжет на гарнизоны органов внутренних дел.

«Особое внимание будет уделяться защите транспортных коммуникаций – аэропортов, вокзалов, линий метрополитена и других объектов транспорта, предназначенных для обслуживания участников и гостей турнира», – сообщил генерал-майор полиции.

Отдельно он остановился на ограничительных мерах, действующих в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и Сочи с 1 июня по 12 июля 2017 года.

«Владельцам оружия в этот период разрешено только хранить гражданское оружие. Его перевозка и ношение запрещены. В случае выявления таких фактов оружие будет изыматься и храниться в органах внутренних дел до 12 июля»,- пояснил Антон Гусев.

Исключение составляет спортивное служебное оружие при подготовке всероссийских и международных соревнований по стрелковым видам спорта и служебное оружие, используемое работниками юридических лиц с особыми уставными задачами, возложенными на них законодательством.

«Ограничения на въезд в города-организаторы и передвижение по ним личного транспорта в период Кубка конфедераций не вводятся», - добавил представитель МВД РФ.

Отвечая на вопросы журналистов об обязательной трехдневной постановке на регистрационный учет, Антон Гусев пояснил, что эта норма не касается тех, кто будет жить в гостиницах, хостелах, санаториях, общежитиях и других местах, где постановка осуществляется автоматически.

«Если вы решили не просто приехать на матч, а еще погостить у друзей или знакомых несколько дней, то попросите их зарегистрировать вас через МФЦ или местный паспортный стол», - объяснил генерал-майор полиции. Он напомнил, что регистрация носит уведомительный порядок.

«Что же касается иностранцев, то в первую очередь, положения Указа Президента распространяются на сторону, принимающую иностранного гражданина – работодателя, организатора мероприятий и не ущемляет права иностранного гражданина. В случае выявления нарушения отвественность понесет принимающая сторона», - сказал Антон Гусев.

На вопросы журналистов о существующем черном списке болельщиков заместитель начальника Управления по обеспечению безопасности крупных международных и массовых спортивных мероприятий МВД России ответил, что существует «белый список»: «Это список персон, которым решением суда запрещено посещение спортивных соревнований. Он размещен на официальном сайте МВД России. Естественно, эти люди на матчи не попадут». Кроме того, он подчеркнул, что граждане, которые были замечены в грубых нарушениях, жгли пиротехнику, ломали мебель, пытались устраивать драку, также находятся под пристальным наблюдением правоохранительных органов.

На встрече журналисты поинтересовались о введении «сухого закона» в период соревнований.

«Вопросы разрешения торговли алкогольной продукцией относятся к компетенции местных властей. Правоохранительные органы рекомендовали им ограничить продажу алкоголя в дни проведения матчей в непосредственной близости от мест массового скопления людей – стадионов, транспортных узлов и фан-зон», - ответил генерал-майор полиции. Пронос любых напитков в стеклянной таре на стадионы и в фан-зоны будет запрещен.

«Мы прикладываем все усилия, чтобы турнир прошел в безопасных и комфортных условиях, как для его участников и гостей, так и для жителей городов-организаторов», - заверил первый заместитель начальника Управления по обеспечению безопасности крупных международных и массовых спортивных мероприятий МВД России генерал-майор полиции Антон Гусев.

Россия. Весь мир. ЦФО. СЗФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 6 июня 2017 > № 2209009 Антон Гусев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200745 Олег Сухов

Реновация пятиэтажек: с какими испытаниями столкнется малый бизнес

Олег Сухов

Адвокат, президент Гильдии юристов рынка недвижимости

Более чем в 4,5 тыс зданий, которые московские власти запланировали к реновации, располагаются сотни объектов социального и коммерческого назначения. С чем столкнутся владельцы бизнеса?

Как утверждает Московская торгово-промышленная палата, реновация жилого фонда столицы затронет почти 1500 коммерческих помещений, находящихся в частной собственности и более 400 таких же объектов, принадлежащих муниципалитету. В расследовании РБК утверждается, что под реновацию попадут более 2500 объектов малого бизнеса. С какими проблемами столкнется бизнес при реализации программы реновации?

Гарантии прав владельцев коммерческой недвижимости и «забытые» арендаторы.

Правовые гарантии предпринимателей в ходе сноса строений закреплены в Законе города Москвы №14 от 17.05.2017 года. Статья 8 нормативного акта гласит, что собственники нежилых помещений в домах, которые подлежат реновации, получат денежную компенсацию или оформят в собственность точно такой же объект.

Как мы можем увидеть, закон говорит только о владельцах недвижимости. Однако он совершенно не упоминает об арендаторах, снимающих коммерческие помещения в подобных домах. По-видимому, им придется опять обращаться в администрацию с целью получения другого нежилого объекта в пользование. Для мелкого бизнеса это, конечно, большая проблема. И не факт, что все предприниматели, арендовавшие помещения, смогут восстановить свое дело после реновации.

Механизм реализации права при получении денежного возмещения.

Статья 8 вышеназванного закона также указывает, что размер, порядок и условия компенсации определяются в соответствии с законодательством об оценочной деятельности. Иными словами, речь идет о законе № 135-ФЗ.

Честно говоря, данный нормативный акт вообще не содержит порядка и условий возмещения убытков при реновации. Он лишь говорит о том, что объект подлежит обязательной оценке при национализации, изъятии для государственных и муниципальных нужд, контроля налогообложения и так далее.

В 1998 году, когда принимался данный закон, понятие «реновации» в России отсутствовало. Однако для бизнеса это неважно. По своей сути рассматриваемый процесс является тем же изъятием имущества для муниципальных или государственных нужд с предварительной оценкой недвижимости в соответствии с законом № 135-ФЗ.

В этом случае муниципальный орган заказывает у оценщика заключение о стоимости помещения. Если предложенная цена устроит собственника, он получает рыночную компенсацию за изымаемый объект. При несогласии с размером выплаты дело передается на рассмотрение в суд, который определяет стоимость недвижимости на основании судебной оценочной экспертизы.

Я рекомендую заранее подготовиться к процессу. Следует, например, собрать все документы, свидетельствующие о затратах, которые понес собственник в ходе эксплуатации или ремонта объекта, чтобы они были учтены при расчете размера возмещения. Если не оформлены какие-то документы, например отсутствует кадастровый паспорт или свидетельство о государственной регистрации права, иные правоустанавливающие документы, то заранее их следует привести в законный порядок. Кроме того, не лишним будет найти оценщика и обратиться к адвокату для ведения дела в суде.

Реализация права при получении равноценного помещения.

Гораздо более сложной представляется ситуация, когда владелец захочет получить не деньги, а равноценное помещение. Здесь механизм реализации не отработан и представляется довольно туманным.

Начну с того, что в настоящее время в Госдуме только разрабатывается Федеральный закон о реновации. Он предусматривает, что московские власти смогут предложить обладателю коммерческого объекта, расположенного в пределах МКД, такое же помещение в Москве. При этом его площадь не может быть меньше размера освобождаемого объекта.

В связи с этим возникает вопрос: а возможно ли вообще предоставить равноценное в коммерческом отношении помещение? Допустим, магазин находился в хрущевке. Она располагалась в шаговой доступности от станции метро. Власти же предлагают недвижимость пусть и в том же районе и такой же площадью, но на границе города и вдалеке от остановки общественного транспорта. Естественно, собственник вряд ли согласится на такой «обмен». В этом случае ему придется судиться с муниципалитетом. И здесь, кстати, возникает еще одна интересная дилемма: а в каком порядке станут рассматриваться такие дела? По КАС РФ (Кодекс административного судопроизводства) или АПК РФ (Арбитражный процессуальный кодекс)?

С одной стороны, решение о реновации возникает из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли или имущественной самостоятельности участников. Субъект РФ реализует свои публично- властные полномочия, исходя из федерального и московского законов. Собственник же находится в подчиненном положении. Следовательно, материалы должны рассматриваться по КАС РФ. С другой стороны, тот же ВС РФ пояснил, что дела, связанные с предпринимательской и другой экономической деятельностью и вытекающие из споров с государственными и муниципальными органами, рассматриваются только по правилам АПК РФ.

Ответы на эти вопросы должен дать законодатель или Верховный суд.

Проблемы арендаторов.

Но самые больше трудности ждут арендаторов. Как я уже сказал выше, закон о них вообще не упоминает. Конечно, у некоторых бизнесменов к моменту сноса домов истекут сроки действия договоров, и они в любом случае будут искать другие помещения. А вот с остальными арендаторами власть просто-напросто досрочно расторгнет соглашения в порядке ГК РФ. Следовательно, им также придется подыскивать новые площади. И чем раньше, тем лучше. Вопросы о возможности компенсации для таких арендаторов в виде денежных выплат или предоставления новых объектов остаются открытыми и неурегулированными. Об этом с горечью говорят все представители московского бизнес-сообщества.

Судебная практика по программам реновации.

Закон города Москвы о реновации вступил в силу менее 15 дней назад, а федеральный закон был принят только в первом чтении. Поэтому судебной практики по данным вопросам пока нет. За две недели она просто не успела сложиться.

Впрочем, мало кто знает, что это уже вторая программа по сносу или реконструкции старых зданий в столице. Первая была принята Правительством Москвы в 2005 году. Правда, тогда она называлась Программой реновации территорий и касалась только Центрального округа.

За прошедшие 12 лет с момента принятия данной программы было всего два-три судебных спора между собственниками и арендаторами, с одной стороны, и Правительством Москвы — с другой. В основном эти тяжбы касались нарушения сроков предоставления новых помещений. Стороны как-то приходили к консенсусу и не доводили дело до суда.

Впрочем, учитывая масштабы современной реновации, можно с уверенностью предположить, что ее судебная практика будет гораздо более обширной, так как имеет серьезные пробелы в реализации механизма прав собственников и арендаторов.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200745 Олег Сухов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 июня 2017 > № 2198836 Андрей Воробьев

Встреча с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с губернатором Московской области Андреем Воробьёвым. Глава региона информировал о социально-экономической ситуации в Подмосковье и перспективах реализации ряда крупных инвестиционных проектов.

В.Путин: Андрей Юрьевич, как обстоят текущие дела?

А.Воробьёв: Разрешите доложить и отчитаться. В Московской области год мы завершили неплохо с точки зрения экономики, но, что приятно, в первом квартале 2017 года показатели тоже стабильные.

По бюджету мы приросли на 19 процентов, а по консолидированному, включая муниципальные бюджеты, – плюс 15 процентов. Это нам, конечно, позволяет реализовывать ту программу, о которой говорится в майских указах.

В прошлом году и в этом году мы запланировали повышение заработной платы согласно «дорожной карте» не только учителям и врачам, но и младшему медицинскому персоналу, нянечкам, младшим воспитателям.

Младшим воспитателям в этом году мы поднимем зарплату на 70 процентов – это очень востребовано, долгое время мы не могли себе это позволить.

Большое внимание уделяем созданию рабочих мест. Всё-таки большое количество людей до сих пор ездят в Москву работать, и наша задача – создавать высокопроизводительные рабочие места [в области].

В этом году расширяем особую экономическую зону «Дубна» – плюс 30 гектаров прирезаем, потому что нет больше места для производства. Семь предприятий откроем в этом году и семнадцать новых предприятий закладываем в Дубне.

Здесь хочется отметить стратегически важное решение. Вы поддержали строительство моста. Дело в том, что часть города была оторвана, в том числе экономическая зона. После того как эта поддержка была оказана, сегодня идёт активное строительство мостового перехода.

В.Путин: Сколько там общий объём финансирования?

А.Воробьёв: Около десяти миллиардов рублей. Соответственно, нам помогает федеральный бюджет, строители добросовестно работают. Надеемся, что в 2019 году мы сдадим большой мостовой переход.

Вторая смена [в школах], то, что было сказано в Послании Президента. Для Подмосковья это тоже серьёзный вызов, потому что регион растёт, порядка ста тысяч человек каждый год прибавляется.

Мы построим 230 школ в следующие 4–4,5 года, беспрецедентно много. До этого мы построили 350 детских садов. Так что очень большая программа, стараемся её реализовать.

На заседании [Совета по развитию физической культуры и спорта] в Казани Владимир Петров, недавно ушедший из жизни, обращался к Вам, Владимир Владимирович, с предложением построить хоккейную школу в Красногорске.

Это поручение мы тоже выполняем. В этом году приступаем к строительству. Будет открыта детская спортивная школа в Красногорске – трибуны на тысячу мест, две ледовые арены.

В Красногорске до сих пор нет такой школы, и нет сомнений, что она будет очень востребована. Рассчитываю, что за полтора – максимум два – года мы завершим это большое строительство и откроем школу имени Владимира Владимировича Петрова.

Хочу сказать также о том, что мы завершаем строительство перинатальных центров – это тоже федеральная программа.

В.Путин: Где?

А.Воробьёв: По федеральной программе мы строим два центра.

В.Путин: В Наро-Фоминске?

А.Воробьёв: В Наро-Фоминске и в Коломне – это два самых современных перинатальных центра. Мы строим также дополнительно в Сергиевом Посаде и Щёлкове.

Это позволит нам радикально снизить показатели по детской смертности. Очень надеемся, что в ближайшее время, вернее, не надеемся, а мы запустим перинатальные центры в ближайшее время.

Ещё одна тема, поддержку которой Вы оказывали, – помните, я приходил с письмом от «Мерседеса» с намерениями открыть завод?

В.Путин: Да.

А.Воробьёв: Они выходят летом на площадку в индустриальном парке «Есипово». Это недалеко от города Химки, между Химками и Солнечногорском.

В первом полугодии 2019 года «Мерседес» планирует выпустить первые машины: четыре модели сейчас намечены, поэтому очень надеемся, что эта программа будет реализована.

И важно, что под это мы адаптируем профессиональное училище, колледж. Потому что ребята должны быть на «ты» с робототехникой, и думаю, что здесь тоже будет всё на должном уровне.

Сельское хозяйство…

В.Путин: Приросло?

А.Воробьёв: Растёт сельское хозяйство. Благодаря правительственной программе есть поддержка капитальных затрат. Это и закрытые грунты, это производство молока (35 процентов капекса [капитальных расходов] предусмотрено федеральной программой). Мы открыли в прошлом году ферму.

Что приятно, первую борозду в этом году сделала «Ти-Эйч Тру милк». Это вьетнамская компания, которая собирается инвестировать несколько сотен миллионов долларов, аккуратно это говорю, в территорию Подмосковья.

Мы выделили четыре тысячи гектаров, и вьетнамский инвестор, частный инвестор, хочет построить несколько мощных молочных ферм, для того чтобы дальше заниматься уже переработкой молока. Интерес большой.

У нас есть региональные программы, например по производству грибов (шампиньоны, вёшенки), есть ещё разные вьетнамские названия. Мы тоже с регионального уровня поддерживаем эти проекты.

В.Путин: Это вполне возможно. У нас хорошие примеры: инвестиции в сельское хозяйство из Азиатско-Тихоокеанского региона, китайские инвесторы.

А.Воробьёв: Да, совершенно точно. Китайцы тоже у нас есть – инвестируют в свинину, мы с ними тоже работаем.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 июня 2017 > № 2198836 Андрей Воробьев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197146 Алина Сапрыкина

Алина Сапрыкина: Музей будущего — это про образование и про то, как ориентироваться в большом сложном мире

Директор Музея Москвы Алина Сапрыкина — о будущем музеев, столице XXII века и об отличиях московского посетителя от иностранца.

Музей Москвы — место, которое связывает в одном пространстве историю и современность и рассказывает о том, что происходит в городе прямо сейчас. В пространстве музея свободно живут музейные форматы, образовательные программы, осуществляются театральные постановки, проходят кинопоказы и концерты, устраиваются блошиные рынки, маркеты еды, фестивали, конкурсы и фешен-показы. Обо всем этом mos.ru рассказала Алина Сапрыкина, директор Музея Москвы.

— В Москве завершился крупнейший фестиваль «Интермузей-2017», участие в котором приняли более 150 музеев со всей страны. В этом году его тема — «Музей будущего». Как отражает ее Музей Москвы?

— На фестивале мы представили презентацию «Музей города — взгляд в будущее», в которой отразили особенность городских музеев, их роль сегодня. Городской музей — это ведь особый формат. С одной стороны, это музей, а с другой — площадка, посвященная городу, который все время меняется, движется. Главными мемами городского музея становятся события, происходящие с городом и его жителями. В нашем случае музей всецело посвящен Москве, ее уникальности и многообразию.

Мы находимся в центре города, в одном из лучших архитектурных комплексов столицы. Провиантские склады — памятник архитектуры федерального значения. Также под управлением Музея Москвы находятся небольшие музеи — Старый Английский Двор, Музей археологии Москвы, музей истории «Лефортово». И еще усадьба Влахернское-Кузьминки. На сегодняшний день Музей Москвы — пространство с хранилищем, выставочными показами и экскурсионными программами, а также мультидисциплинарный образовательный центр, в котором проходят лекции, мастер-классы, круглые столы, образовательные программы. Место, в котором свободно живут не только музейные форматы, но и театр, кино и многое другое. У нас проходят театральные постановки, кинопоказы, устраиваются блошиные рынки, маркеты еды, фестивали, конкурсы и фешен-показы.

Городская мода, искусство, музыка, литература — все начинает жить здесь, в пространстве музея

Мы не просто задумываемся о том, каким будет музей завтра, а становимся по большому счету отражением Москвы, ее зеркалом. Причем наша задача — связать вчера, сегодня и завтра столицы.

Рассказывать истории и заглядывать в будущее

— Современный музей старается охватить как можно больше направлений: и выставочные проекты, и лектории, и научную работу. Может ли одно дополнять другое и как совмещать исследовательскую работу, не теряя посетителей?

— Исследовательская работа происходит не сама по себе. Это всегда изучение той или иной темы, которое должно быть реализовано в конкретном музейном продукте. Например, у нас скоро открывается выставка «Москва глазами иностранцев», и наша кураторская группа занимается научно-исследовательской работой в этой области, собирает и анализирует источники, связанные с XVIII–XIX веками (именно этот период будет показан на выставке), систематизирует информацию, ищет новое по теме.

Концепция и содержание проекта всегда первичны. Потом идет работа с коллекцией и детальная научно-исследовательская работа. А не наоборот, когда музей показывал бы коллекционные предметы и архивы просто потому, что они у него есть.

Что касается музея как образовательной институции, то он работает с самой сложной современной задачей — помогает человеку ориентироваться в информации и самостоятельно приобрести комплексные представления о мире. Вот в городской среде, например, нам помогает дизайн и навигация. Но человек XXI века живет в двух мирах — реальном и виртуальном. Виртуальный мир по размерам сопоставим с реальным и дает огромное количество информации, которой становится все больше и больше и внутри которой все сложнее разобраться.

Музеи как места хранения артефактов реального мира и как места структурирования информации мира виртуального, как мне кажется, станут со временем теми площадками, которые будут связывать эти миры. Мы, например, пытаемся заглянуть в будущее и увидеть, какой будет Москва завтра. Зачем? Чтобы сегодня сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь в будущем стала лучше. Чтобы передать в будущее историю Москвы, которую хранит наш музей уже 120 лет.

Мы пытаемся заглянуть в будущее и увидеть, какой будет Москва завтра. Зачем? Чтобы сегодня сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь в будущем стала лучше. Чтобы передать в будущее историю Москвы, которую хранит наш музей уже 120 лет

— Музей должен быть рассказчиком?

— Музейные выставки должны рассказывать истории. Это похоже на создание сценариев фильмов. Потом, все зависит от технических возможностей реализации и еще множества факторов.

— Если представить, например, 2047 год, то какой вы видите Москву?

— К 120-летию Музея Москвы был снят мультфильм, где такая версия: «Мэром Москвы становится искусственный интеллект, запущено двадцать пятое транспортное кольцо, а Музей Москвы остается главным городским музеем». Или вот видите в углу — это произведение Константина Батынкова «Москва, 2117 год». Художник по нашей просьбе нарисовал столицу через сто лет. Это футурология, персональное художественное высказывание, но тем оно и ценно для нас: мы с вами видим совершенный космический мегаполис — и притом узнаем Москву.

Музей Москвы, собирая все, что связано с Москвой, и обладая уникальной коллекцией в один миллион единиц хранения, состоящей из карт, планов, живописи, графики, фото, макетов, гравюр, документов, предметов повседневности, книг и многого другого, — так вот, музей хранит еще и то, как наши предки пытались ответить на подобные вопросы. Например, есть известная серия открыток «Москва будущего», выполненная в 1913 году по заказу фабрики «ЭйнемЪ» и показывающая как бы Москву в 2013 году. Это один из моих любимых экспонатов нашей коллекции.

Что я лично думаю о будущем? Город продолжит развиваться, темпы, конечно, еще увеличатся. Он сохранит наследие и архитектуру. Он воплотит новые технологии. Люди станут терпимее друг к другу, иначе ведь ничего не выйдет. Кстати, иностранцев что больше всего поражает — что Москва дает столько возможностей и очень многое в себе совмещает. Словно это не город, а слоеный пирог, в котором живут такие разные люди. где сосуществуют история и современность, а на пересечении рождаются новые идеи. Мне кажется, эта уникальность — она и ведет нас в будущее.

Музей Москвы — музей города, микромодель Москвы

— Может ли площадка музея превращаться в городскую среду, выходить в открытые пространства и попадать в «нестерильную» атмосферу для выставочных экспонатов и проектов?

— Есть музеи художественные, естественно-научные, музыкальные, военно-исторические, литературные, мемориальные... А Музей города — он в каждом городе всегда такой один. В каждом мегаполисе и столице свой — в Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Амстердаме, Токио, Шанхае. Кстати, городские музеи очень разные, и каждый из них, как зеркало, отражает свой город. Представьте себе микромодель города, отражающую его устройство в миниатюре. Таким должен быть городской музей. И он должен активно выходить в открытую среду и с выставками, и с идеями.

Для жителей города этот музей как дом, а для туристов — возможность соприкоснуться с чем-то настоящим, живым

— Как сравнить главную художественную галерею города и главный городской музей, например?

— Попробуем на примере путешествий. Как мы знаем, распространены два типа путешествий: первый — купить туристическую путевку и поехать в другую страну с пакетом экскурсий и гидом или второй — погостить у местных жителей. С возможностью посетить день рождения или свадьбу, попробовать домашнюю кухню, почувствовать особенность и энергию этого места. Так, художественная галерея предоставит вам возможность увидеть лучшие шедевры, хранящиеся в городе. А музей города — площадка, которая погружает в историю плюс современную атмосферу места. Для жителей этот музей как дом, а для туристов — возможность соприкоснуться с чем-то важным для его понимания, а также настоящим, живым, тем, что происходит в городе прямо сейчас.

Москвичи и иностранцы

— Какие выставки или экспонаты вызывают наибольший интерес у посетителей — исторические или современные?

— Сложный вопрос. Наша выставка «Московская оттепель» — историческая или современная? Это проект, который рассказал, почему мы стали такими, какие есть сейчас, какими категориями мыслим, как эти понятия были сформированы, какими идеалами живем и почему. Выставка отвечала на вопросы, как повлияли на людей события отдельного времени: первый полет человека в космос, первый Московский кинофестиваль, первый рок-фестиваль, открытие института генетики и так далее. Это был проект о Москве сейчас, но он рассказывал об оттепели тогда.

Сейчас мы работаем над выставкой «Три фестиваля», посвященной, с одной стороны, будущему Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Сочи. С другой стороны, выставка расскажет о поколениях 1950-х и 1980-х годов и о том, какими были прежние фестивали молодежи и студентов, проходившие в Москве.

В экспозиции «Москва. Мода и революция», которая недавно закрылась, мы показывали революцию, десять лет до событий и десять лет после, с 1907 по 1927 год. Это было сделано современным языком, но об исторической эпохе. Связь есть всегда. Интересно соединение.

— А есть ли особенность у московского зрителя, которая отличает москвичей от других посетителей музея?

— Мы всегда говорим, что задача Музея Москвы — объединить разную аудиторию, учитывая, что у всех есть свои предпочтения. Например, москвичи 60 плюс чаще всего ностальгируют по ушедшему городу и любят выставки, посвященные их времени, Москве, которой уже нет. Детям интересно все, что происходит в городе прямо сейчас, особенно к чему они могут приложиться, в чем могут поучаствовать.

Москвичи воспринимают город через свою жизнь. Взрослые — через воспоминания, дети — через свой активный опыт. На выставках мы делаем отдельные маршруты для ребенка и для взрослых. Пример — наша выставка «История Москвы для детей и взрослых». Эти две категории ищут разное, и музей стремится помочь посетителю найти нужное.

Москвичи воспринимают город через свою жизнь. Взрослые — через воспоминания, дети — через возможность поучаствовать в чем-то

— Как воспринимают музей иностранцы?

— Для иностранцев поход в наш музей — это соприкосновение с городом, который они, как правило, не раз видели в кино, на фотографиях и о котором у них сформировалось уже какое-то представление. Попадая к нам, гости оказываются за кулисами разнообразного мегаполиса с богатой и интересной историей и заново открывают для себя Москву. Ощущение открытия — это туристы. Москвичи — это ощущение сопричастности.

Возможность прикоснуться, создать или принять участие

— К слову о сопричастности. Посетителям у вас можно фотографировать и трогать экспонаты?

— У нас можно фотографировать, и у нас есть выставки, в которых можно трогать экспонаты. Это копии, часто неотличимые от оригинала. Сейчас в музеях есть экспонаты, которые можно трогать, костюмы, которые можно надевать, более того, есть выставки, в продакшене которых можно поучаствовать.

Пройти с самыми необычными экскурсиями по музею или району, где он находится, нарисовать книгу, создать мультфильм, сделать театральную постановку, поучаствовать в ней — сегодня в музее возможно все

Познакомиться с выставкой можно при помощи экскурсовода. Здесь тоже большой выбор — попросить обычного экскурсовода, или кандидата наук, или даже самого куратора-автора выставки, а может быть, даже хранителя, а потом еще вместе с ним отправиться посмотреть, как устроен музейный фонд. В музее можно сходить в кино, на лекцию, купить редкие книги в сувенирном, вкусно пообедать. В музее можно отметить день рождения, устроив приглашенным гостям затейливый квест по экспозиции. Этим летом есть возможность оказаться в музее в детском лагере. Можно полежать во дворе на газоне и просто позагорать. Недавно вот к нам стали приезжать женихи и невесты и фотографироваться во дворе на фоне зданий — Провиантских складов как редкого образца ампира, архитектора Василия Стасова, 1835 год, вот это уже, наверное, совсем хорошо.

Пройти с самыми необычными экскурсиями по музею или району, где он находится, нарисовать книгу, создать мультфильм, сделать театральную постановку, поучаствовать в ней — сегодня в музее возможно все.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197146 Алина Сапрыкина


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197145 Ирина Гудкова

Обладательница премии Правительства Москвы молодым ученым Ирина Гудкова — об интернете вещей, нехватке радиочастот и 5G-лаборатории в РУДН.

Представьте: ваш холодильник сам заказывает продукты в магазине, а стиральная машина включается по команде смартфона. Это не фантастика — это 5G. Беспроводные сети пятого поколения позволят нам пользоваться всеми благами интернета вещей. Но есть проблема: чудесам техники нужны радиочастоты, которые уже заняты сотовой связью, радио и телевещанием. Возможными решениями в интервью mos.ru поделилась Ирина Гудкова, доцент кафедры прикладной информатики и теории вероятностей Российского университета дружбы народов. Она стала лауреатом премии Правительства Москвы молодым ученым за разработку комплекса вероятностных моделей схем приоритетного управления радиоресурсами беспроводных сетей последующих поколений.

— Почему вы занялись анализом приоритетного управления радиоресурсами беспроводных сетей?

— Сейчас это актуально. К 2020-му будут специфицированы и запущены тестовые беспроводные сети пятого поколения 5G. А вместе с сетями нового поколения нас ожидают более качественная связь, высокие скорости передачи информации, интернет вещей и другие новые услуги. Это потребует больше свободных радиочастот, диапазон которых в настоящее время ограничен. Одно из возможных решений проблемы — приоритетное управление радиоресурсами. Соответствующие алгоритмы и схемы определяют, что именно делать, если поступает более приоритетный запрос. Проще говоря, в некоторый момент времени одному пользователю нужно сделать звонок, второму — скачать фотографию. А свободная частота есть только для одного из этих действий. Звонок важнее, поэтому скорость передачи фото можно снизить.

Мое исследование дает представление о качестве обслуживания абонентов после перехода на пятое поколение сетей

— Что именно вы исследовали и можно ли на практике применять результаты работы?

— Я анализировала, как применение схем управления доступом отражается на качестве услуг. Пользователям важно, какова вероятность того, что вызов будет осуществлен, сколько времени они будут скачивать файл, каким будет качество видеотрансляции и так далее. Я учитывала не только схемы приоритетного управления, но и случайные факторы, а также механизмы совместного использования радиочастот. В результате получился комплекс вероятностных моделей. Для исследования я использовала аппарат теории вероятностей и математической теории телетрафика.

Применять на практике однозначно можно. Исследование поможет выбрать наиболее оптимальные параметры схем приоритетного управления радиоресурсами. А также дает представление о том, насколько качественным будет обслуживание абонентов после перехода на пятое поколение сетей. Думаю, что в ближайшие годы появятся заявки на изобретения.

С приходом интернета вещей предметы смогут взаимодействовать между собой без участия человека

— Поясните, что такое совместное использование радиочастот?

— Совместное использование радиочастот (в англоязычной терминологии Licensed Shared Access, LSA) — это еще одно решение проблемы ограниченности диапазона. В данном случае доступ к частотам получают две стороны: владелец частот, имеющий приоритетный доступ, и временный пользователь. В качестве владельца может выступать небольшой аэропорт, который обслуживает четыре — шесть рейсов в день. Он использует частоты для телеметрии с самолетами. А в качестве пользователя может выступать оператор мобильной связи, который в отсутствие рейсов расширяет свой частотный диапазон за счет полосы совместного использования.

— Какие новые услуги станут доступны с появлением пятого поколения сетей?

— В первую очередь интернет вещей — предметы смогут взаимодействовать между собой без участия человека. Например, смартфон по заранее прописанному графику запускает стиральную машину. Или холодильник сканирует свое наполнение и отправляет в магазин или службу доставки перечень продуктов, которые необходимо привезти.

Станет доступен и индустриальный интернет, актуальная составляющая индустрии 4.0. На труднодоступное или опасное производство можно будет отправить робота и управлять им дистанционно через сеть. Мы двигаем механического помощника с помощью джойстика, а через очки виртуальной реальности видим то же самое, что и он.

5G, в отличие от существующих сетей, обеспечит мгновенную реакцию робота на движения хирурга

— А можно ли будет использовать 5G для проведения удаленных операций?

— Да, однозначно. Речь идет о технологии тактильного интернета, которая передает на расстояние движения и ощущения. Находясь в Москве, хирург сможет участвовать в операции, например в Африке. Для этого врач надевает сенсорную перчатку, передающую все его движения роботу, который работает на месте. Здесь особенно важна высокая скорость передачи информации, ведь даже небольшая задержка может стоить пациенту жизни. 5G, в отличие от существующих сетей, обеспечит мгновенную реакцию робота на движения хирурга. Речь идет о создании сверхскоростных сетей с задержками передачи данных до одной миллисекунды.

— Почему вы начали заниматься прикладной математикой и информатикой — не самый очевидный выбор для девушки?

— Любовь к математике мне привили бабушка и дедушка. Они маркшейдеры, горные инженеры, дедушка в исследованиях применял теорию вероятностей, а бабушка долгое время преподавала начертательную геометрию. Когда я была в восьмом классе, именно она предложила мне пойти в заочную математическую школу при МГУ. Там нам давали нестандартные задачи — сложные, но очень интересные. А при поступлении в РУДН я выбрала прикладную математику, потому что были интересны прикладные исследования и проекты. В дипломной работе я уже применяла методы теории вероятностей и марковских случайных процессов.

Осенью в РУДН откроется лаборатория опережающих исследований беспроводных 5G-сетей интернета вещей

— А какое направление вы посоветуете современным школьникам? Что остается востребованным?

— Безусловно, востребованными остаются программисты. Но я рекомендую не просто писать программы по известным алгоритмам, а идти дальше — разрабатывать свои собственные решения.

Кроме того, вся наша область является важной для страны. Например, информационно-коммуникационные технологии входят в перечень приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в России. А технологии доступа к широкополосным мультимедийным услугам являются критическими (то есть обеспечивают интересы государства в сфере национальной безопасности, экономического и социального развития. — Прим. mos.ru). Одно из направлений стратегического развития России также связано с ИКТ.

— Какими исследованиями вы займетесь в ближайшем будущем?

— Осенью в РУДН откроется лаборатория опережающих исследований беспроводных 5G-сетей интернета вещей. Ее возглавляет мой учитель — профессор Константин Евгеньевич Самуйлов. Будет развернута сеть передачи данных с высокими скоростями, в том числе и радиосегмент. В июне этого года на базе университета мы проводим первый в России саммит 5G по научным исследованиям. В новой лаборатории мы сможем тестировать разрабатываемые алгоритмы. Также там будут характерные для 5G демонстраторы, например тактильного интернета и дополненной реальности.

— Почему вы решили подать заявку на премию?

— Главной задачей было систематизировать и описать все, что было сделано за последние годы. Победа меня, конечно, порадовала.

Премии молодым ученым

Премии Правительства Москвы молодым ученым присуждают ежегодно с 2013 года. Их могут получить на конкурсной основе ученые или научные коллективы до трех человек. Всего за четыре года в конкурсе приняли участие около двух тысяч молодых специалистов, а размер премии за это время увеличился вдвое — с 500 тысяч до одного миллиона рублей.

В 2016 году выросло количество премий — с 31 до 33. Заявки подали 575 человек. Это в полтора раза больше, чем в 2015-м. Лауреатами стали 65 человек. Сферы интересов молодых исследователей очень разные — от производства сварных узлов, ускорителей электронов, препаратов для борьбы с раком до древнерусского летописания, изучения финансовой стабильности и использования интеллектуального потенциала.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197145 Ирина Гудкова


Россия. ЦФО. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 июня 2017 > № 2199345 Алексей Булдаков

Алексей БУЛДАКОВ: «Родину надо любить тихо».

У каждого популярного актёра есть своя «визитная карточка» – роль, ставшая звёздной в его карьере. Так, для Вячеслава Тихонова – это был Штирлиц, для Анатолия Кузнецова – товарищ Сухов, для Александра Демьяненко – Шурик. А для Алексея Булдакова такой «визиткой» стала роль генерала Иволгина (Михалыча) в комедии «Особенности национальной охоты».

Образ генерала настолько крепко «прилип» к нему, что все остальные роли, а их у актёра почти полторы сотни, как-то отошли на второй план. Мы посчитали это несправедливым и решили расспросить Алексея Ивановича о его отношении к сложившейся ситуации, а заодно узнать о жизни и творческих планах.

Итак, в гостях у журнала «Содружество» – народный артист России Алексей Булдаков.

Алексей Иванович Булдаков родился 26 марта 1951 года в селе Макаровка Ключевского района Алтайского края. Затем семья переехала в Павлодар. Работал на Павлодарском тракторном заводе. Занимался боксом и классической борьбой.

В 1969 году окончил театральную студию при Павлодарском драматическом театре имени А.П. Чехова.

До 1976 года служил в театрах Павлодара, Томска, Рязани, до 1982 года – в Карагандинском областном русском драматическом театре имени К.С. Станиславского.

С 1985 по 1993 год – актёр Театра-студии киностудии «Беларусьфильм».

В кино начал сниматься с 1979 года. Широкую известность и по-настоящему народную любовь принесла роль генерала Иволгина в фильме «Особенности национальной охоты», который вышел на экраны в 1995 году.

На сегодняшний день в фильмографии актёра – около 140 киноработ.

В 1989 году удостоен почётного звания «Заслуженный артист Российской Федерации», в 1999 году – «Народный артист Российской Федерации».

– Алексей Иванович, Ваш знаменитый земляк Михаил Евдокимов некогда пел: «Я памятью полон вчерашнею / И помню на каждом шагу, / Что вскормлен алтайскою пашнею / И вечно пред нею в долгу». Несмотря на то, что Вы жили в разных городах страны и уже давно живёте в Москве, чувствуете ли долг перед малой родиной?

– Да, безусловно. Хотя бы даже потому, что редко там бываю. Считаю, что это плохо.

– А есть к кому приезжать?

– А как же! У меня там двоюродные братья. Да и вообще вся деревня – практически родня.

Алтайская земля меня взрастила, и я питаюсь от неё, даже находясь в отдалении. Жена порой удивляется, когда я захожусь от хохота, пересматривая выступления Миши Евдокимова. А я не могу сдержаться, поскольку то, о чём он говорил, мне очень близко, я это всё просто нутром чувствую. И говор алтайских мужиков, и их проблемы...

– Для многих актёрская профессия – это слава, статус, солидные гонорары. Но есть у этой медали и оборотная сторона. Как Вы считаете, какие негативные моменты сопровождают жизнь артистов?

– Слава, гонорары, поклонники – всё это наносное. Или, как говорил Жан-Жак Руссо, «суета и томление духа». Когда был молодой, мне это нравилось, но постепенно пришёл к выводу: главное – в том, чтобы получать удовлетворение от своей профессии и быть уверенным в правильности своего выбора.

Когда я осваивал актёрскую специальность, у нас каждый учебный год начинался с того, что руководитель курса спрашивал:

«Точно вы выбрали ту профессию? Уверены в этом?» За что я ему благодарен.

Курс у нас был достаточно большой – 26 человек. А выпускалось всего шестеро. Из них в кино остались, пожалуй, только я и Толя Узденский (народный артист России Анатолий Ефимович Узденский – прим. авт.).

И ещё в театре работает актриса Роза Азизова. Вот, пожалуй, и все с нашего курса.

Это я к тому, что, возможно, кто-то и приходит в профессию за славой, за гонорарами, но эти люди постепенно отсеиваются. Ведь сказать правду самому себе всегда тяжело. Даже в подушку. Хотя говорить надо.

– У Вас получается?

– Получается. Даже жена меня иногда спрашивает: «Почему ты не смотришь свои фильмы?» Я обычно отвечаю: «Расстраиваться не хочу». И тут я не кокетничаю. На самом деле редко бывает, когда я себя хвалю, когда чувствую, что задача выполнена и попадание точное. А обычно сижу и думаю: «Не так надо было». А с другой стороны, народу-то нравится (смеётся).

– У многих замечательных актёров их «звёздная» роль оказывается впоследствии их проклятием, потому что режиссёры и зрители видят лишь только этот один-единственный образ. У Вас не было проблем с избавлением от генеральских лампасов после цикла фильмов «Особенности национальной…»?

– Были. И до сих пор есть.

Я уже много раз говорил, но, пожалуй, повторюсь. У меня есть роли, за которые я отвечаю. Считаю, что они с профессиональной точки зрения сделаны почти безупречно. Во всяком случае, мне за них не стыдно. Но вот генерал мне всю творческую биографию подпортил. Режиссёры порой так и говорят: «Алексей, мы боимся ассоциаций». Я отвечаю: «Ну это же глупо. Тащить роль из одного фильма в другой». Если это, не дай бог, когда-нибудь случится, я просто уйду из профессии. Как можно пользоваться одним и тем же? Но я уже понял, что мне от этого не избавиться.

Помните Александра Демьяненко? Сколько у него ролей! И каких ролей! И всё равно все его знали как Шурика.

Никогда не забуду, начало 90-х годов, мы приехали на кинофестиваль в Тверь, тогда этот город ещё назывался Калининым. И как раз Демьяненко получил телеграмму из министерства культуры о присвоении ему звания народного артиста. Он собрал коллег, чтобы отметить это событие. Посидели, а потом пошли гулять по вечернему городу. Вдруг его увидели поклонники и закричали: «Ой, Шурик, Шурик идёт!» Седой человек, за плечами – сотни ролей… И вдруг «Шурик»! Я смотрю, он прямо в лице изменился…

– А как Вы сами реагируете, когда Вас одаривают подобными приветствиями? Кстати, что обычно говорят?

– Михалыч, конечно (улыбается). Да никак уже не реагирую. Я понял, что бесполезно сопротивляться и смирился с этим.

– Вы как-то заявили, что делали своего Михалыча с генерала Александра Лебедя. Вы были с ним лично знакомы?

– Мы познакомились уже после выхода фильма. Как-то под Новый год нас свели журналисты. Я у него сразу поинтересовался впечатлением о фильме. Он мне сказал: «Знаешь, Иваныч, я тогда этот фильм воспринял как издёвку. Он вышел как раз в то время, когда меня сняли с должности секретаря СНБО (Совет национальной безопасности и обороны России – прим. авт.). Вокруг фильма начался ажиотаж. Я тоже решил посмотреть. Купил кассету, поставил…» «Ну, и как ощущения?» – спрашиваю. «В одном месте чуть не расплакался, – отвечает, – настолько похож!» С этого момента у нас завязалась по-настоящему мужская дружба.

Пресса его выставляла этаким солдафоном – «упал – отжался». Я, когда слышал такое, всегда говорил, что это неправда. Он был очень начитанный, умный человек, с хорошим чувством юмора, с самоиронией. Беседовать с ним было одно удовольствие. И главное – честный! Честь мундира для него была превыше всего.

– За свою актёрскую карьеру Вы сыграли много людей в погонах, всецело отдаваясь роли. Приходилось ли в связи с этим испытывать какие-то трудности, сомнения?

– Ну вот, если помните, был такая картина «В лесах под Ковелем», где я играл генерала Фёдорова. Это дважды Герой Советского Союза, партизан, я был лично с ним знаком. Сценарий, который написал кто-то из его приближённых, показался мне слабоватым. Как актёру мне хотелось, чтобы в фильме было больше человеческих взаимоотношений. Ведь партизанский отряд – это совсем другая жизнь, постоянное напряжение.

Хотя потом, когда уже фильм вышел на экраны, Фёдоров сказал, что его многие играли, но так, как сыграл Алексей Иванович… Хотя сам я не очень был удовлетворён работой. Но это скорее из-за слабой драматургии.

– Какой отпечаток на Вашу семью и, может быть, на Вас лично наложила Великая Отечественная война?

– У меня отец воевал, под Москвой. Пулемётчиком был, первым номером. О ручном пулемёте Дегтярёва слышали, конечно. Вот им он и бил врага.

В 1942-м отца контузило. Он мне рассказывал, как это произошло. Шли они ротой, и вдруг команда «Воздух!» Он успел отскочить и залечь. Но рядом как ахнуло, и его завалило землёй. Очнулся уже в госпитале. После излечения отца комиссовали. С войны он вернулся с медалью «За отвагу» и орденом Красной звезды. Кстати, любовь к стрелковому оружию у меня, видно, от него, люблю пострелять (смеётся).

– Какой из созданных Вами кинообразов наиболее близок именно Вашему характеру?

– Трудно так сходу сказать… Их уже более ста сорока. Ну, пожалуй, в фильме «Кому на Руси жить». Тяжёлый фильм, но я бы его отметил. Мне в нём довелось сыграть главную роль. Считаю, что это очень хорошая работа.

– Вы сказали, что снялись уже более чем в 140 фильмах и, собственно, стали широко известны благодаря «голубому экрану». Но тем не менее не раз приходилось слышать Ваши слова, что не кино Вас сделало артистом, а театр. Почему?

– Да, это так. Я и молодёжь наставляю: «Хотите научиться профессии актёра – идите в театр. А кино от вас никуда не уйдёт. Если вы талантливый, вас обязательно заметят и пригласят».

Профессия артиста сродни профессии спортсмена – нужен постоянный тренинг. Не физический, естественно, а внутренний. Надо сидеть над ролью, читать, проговаривать, философствовать. Работа над ролью – это очень серьёзный и в то же время интересный процесс. Именно в театре. А в кино – это эксплуатация твоего таланта, внешности и так далее.

– Меня всегда удивляло, как актёры умудряются заучивать такие большие тексты?

– Ну что вы! Это же целая наука! Сначала режиссёр читает труппе пьесу. Потом разбираем по ролям. Начинаем проговаривать каждую сцену, по событиям, по взаимоотношениям. Затем «встаём на ноги», начинаем ходить по площадке. Дальше отыгрываем первый акт, второй. Потом идём на сцену. Это достаточно сложный процесс. И не за один день делается.

– Случалось ли Вам забывать во время спектакля слова?

– Конечно, бывало. И самый лучший выход в такой ситуации, это замолчать. Потому что если начнёшь выкручиваться, такого наговоришь!

Это Лёва Дуров (народный артист СССР Лев Константинович Дуров – прим. авт.) мне как-то рассказывал. С ним работал актёр, фамилию уже не помню, так он в одном слове четыре ошибки делал. Может от зажима, не знаю. Вот Дуров в главной роли, у него монолог, в котором есть реплика, адресованная партнёру: «Это вы, вы во всём виноваты!» Партнёр должен вопрошать: «Я?» Во время спектакля идёт этот диалог, Дуров произносит фразу: «Это вы, вы во всём виноваты!» И вдруг его партнёр выпаливает: «Мна?» Ну что тут можно сказать?

Или Ефремов (народный артист СССР Олег Николаевич Ефремов – прим. авт.) – ещё во МХАТе, в главной роли. С ним в одном спектакле – Евстигнеев (народный артист СССР Евгений Александрович Евстигнеев – прим. авт.). И Ефремов должен заканчивать свой монолог фразой: «Я отвечаю за вас и за всех!» После чего вступал Евстигнеев. И вдруг на спектакле он выдаёт: «Я отвечаю за вас и за свет!» Евстигнеев говорит: «Да? А за газ?»

В общем, выкручиваются. Их много, таких оговорок. Я знаю, что в Малом театре даже книга выходила с такими вот казусами.

– Некогда судьба Вас связала с Казахстаном, где Вы покоряли сначала театральные подмостки Павлодара, а потом Караганды. Насколько гладко проходило Ваше актёрское становление?

– Мне, как говорится, грех жаловаться на какие-то творческие неудобства. Не могу сказать, что мне не везло, не давали ролей, что было как-то тяжело. Нет. Что давали, то и играл. Причём играл в разных жанрах – драмы, трагедии, мелодрамы, комедии. У меня был свой зритель. Это очень важно, когда у актёра в театре формируется свой зритель. Ведь идут чаще всего именно на актёров.

А потом был Томск, затем – Рязань. И тоже вроде бы всё нормально. Но наступал момент, когда я говорил себе: «Поеду!» Куда поеду? Зачем? Просто подавал заявление и уезжал.

– Не хватало самореализации?

– Да, чувствовал, что чего-то не хватает. Не то чтобы непременно рвался в Москву, нет, Москва – это последний редут.

В Питере был, и в Театре-студии киноактёра в Белоруссии. Семь лет там служил, и очень неплохо.

Как ни странно, в этот период как раз на студии «Беларусьфильм» я почти не снимался. Мотался по всем киностудиям страны, а здесь у меня не заладилось. Если говорить именно о серьёзных работах. Второстепенные роли, конечно, были, например, в фильме «Хотите любите, хотите – нет». Но, как я понимаю, для того времени это было нормально. Например, питерских артистов тащили на «Мосфильм» и наоборот. Происходил такой взаимообмен.

В общем, всякое было. Одно время и жить было негде, скитался по вокзалам, аэропортам. На Московском вокзале в Питере бомжи меня держали за своего. Я на «Ленфильм» поехал сниматься, когда ушёл из рязанского театра. Ни денег, ни прописки. Милиция меня тоже сначала за бомжа принимала, но потом вышел мой первый фильм, и меня начали узнавать. Кто-то из милиционеров даже рекомендовал какую-то недорогую гостиницу. Я отвечал:

«С удовольствием бы, да денег нет». Так что с милицией я дружил, как в аэропорту, так и на вокзале.

– Не оттуда ли корни Вашего персонажа из сериала «Москва. Три вокзала»?

– Да. Над этой ролью я с удовольствием работал и работаю. Бомжей в моей творческой биографии до неё не было. Я для этого персонажа сам многое придумал. Зачастую то, что пишут сценаристы, играть неинтересно. Одно и то же из сериала в сериал. А мне хотелось сыграть живого человека.

Мы отсняли уже восемь сезонов. Сейчас, правда, встали – денег нет.

– Можете что-то ещё назвать из свежих работ?

– В «Леснике» сейчас играем с Толей Котенёвым (заслуженный артист Республики Беларусь Анатолий Владимирович Котенёв. Интервью с Анатолием Котенёвым было опубликовано в № 4 журнала «Содружество» за 2016 год – прим. авт.). Там, кстати, тоже есть претензии к сценаристам. Действие происходит в некой деревне Сосновка, так вот, такое ощущение, что эта захолустная деревушка является центром криминала всей России. Кого там только нет! Золотокопатели какие-то, лесорубы, наркоманы и так далее.

Я уже предлагал, давайте про деревню расскажем. Мне и многие поклонники говорят: «Алексей Иванович, так нравится, когда просто, о деревенской жизни». А у нас – сплошные убийства.

С другой стороны, кто платит, тот и музыку заказывает.

– С годами теряется энергичность, импульсивность. Не мешает ли это Вам строить творческие планы, видеть профессиональные перспективы?

– К сожалению, у нас профессия такая, где не мы выбираем, а нас выбирают. О каких творческих планах можно говорить? Вот я, например, с удовольствием сыграл бы Понтия Пилата, но никто ж не предлагает. «Мастер и Маргарита» – моя любимая книга. Я её постоянно перечитываю. Каждый раз нахожу в ней что-то новое. Мне интересна внутренняя борьба в человеке, движение его души.

– А кого бы ещё хотелось бы сыграть?

– Иуду хотел бы сыграть. Ведь Иуда был любимейшим учеником Христа. И он же его и предал. Почему? Что им двигало? Вот, что интересно. И, кстати, сколько параллелей можно провести с днём сегодняшним. У нас сейчас тоже – деньги получат и на Болотную. Дело даже не в том, что они свою душу продают. Но страну-то зачем продавать? Она-то что вам плохого сделала?

Ну, что ещё? Очень люблю Островского. У него столько современного! Естественно, Чехова... Достоевского... Много чего!

– И в заключение, что бы Вы пожелали сотрудникам органов внутренних дел России и бывших советских республик?

– Хотелось бы отметить, что органы внутренних дел стали работать более профессионально, так сказать, на опережение. Опять же, технические возможности возросли. Поэтому хотелось бы пожелать не сбавлять темпов.

Как точно сказал этот парень из Дагестана: «Работайте, братья!» Какой молодец! Да, надо работать. Если мы хотим жить в нормальной, демократичной стране. То же самое относится и к другим республикам.

Родину надо любить тихо. Каждый на своём месте должен приносить ей пользу!

Игорь Алексеев

Россия. ЦФО. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 июня 2017 > № 2199345 Алексей Булдаков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2206472 Юлиана Слащева

Глава «Союзмультфильма»: анимация — это дорого, минута стоит от 200 000 до 800 000

Деньги, контракт с Danone, внимание президента к анимации — Юлиана Слащева рассказал Business FM о том, что происходит в отрасли и с «Союзмультфильмом» в частности

На Петербургском экономическом форуме председатель правления киностудии «Союзмультфильм» Юлиана Слащева рассказала Business FM, зачем Danone крупный контракт с ее компанией, отношении президента к анимации, а также о цене работы в мультипликационной отрасли и о том, почему она в буквальном смысле так дорого обходится.

Наши мультики мы в последнее время обсуждаем очень часто.

Юлиана Слащева: Это приятно!

Во-первых мы обсуждали здесь же, в нашей студии, «Машу и Медведя», «Смешариков», в общем, в контексте российской «мягкой силы». Слава Богу, это не требует даже никаких дополнительных вложений

Юлиана Слащева: Это правда.

Но я знаю, что вы были у президента, это стало темой. О чем шла речь, и почему такое внимание к нашей анимации, на высшем уровне?

Юлиана Слащева: Наверное, начну со второго вопроса. Думаю, такое внимание к нашей анимации, потому что при анализе оказалось: анимационная отрасль — одна из динамичных и постоянно растущих в нашей стране, независимо ни от каких кризисов. Например, в последние шесть лет рост анимационной отрасли составляет порядка 9% во все годы. Рост отрасли детских товаров в целом составляет 6-7%. То есть вне зависимости от кризисов родители все равно будут платить за образование своих детей, это как раз та сфера, где люди стараются не экономить.

Но ведь мультики у нас бесплатно!

Юлиана Слащева: Вы знаете, «мультики у нас бесплатно» — это только так кажется. На самом деле, действительно, у нас очень качественное бесплатное телевидение, поэтому есть возможность посмотреть по телевизору как хороший анимационный продукт, так и хорошее кино. Это наше отличие, кстати, от многих стран мира — у нас бесплатные эфирные каналы показывают качественные продукты. Но на самом деле для анимационных каналов это, конечно, не бесплатно. Во-первых, это очень большие инвестиционные вложения, анимация стоит очень дорого, дороже, чем игровое кино. Просто для понимания: минута анимации стоит в производстве от 200 тысяч до 800 тысяч рублей. Только вдумайтесь, сколько компаниям нужно вложить, чтобы сделать даже сериал из 26 серий!

Можно сделать покороче — это, конечно же, шутка...

Юлиана Слащева: Можно, но тогда вы не сможете это показать, вы не сможете приучить детей к любимым персонажам. Некоторые компании так и стараются поступать — они делают несколько серий именно потому, что вложения очень большие, а потом идут с ними к потенциальным инвесторам, к государству, которое через министерство культуры последние годы очень серьезно поддерживает анимацию, и во многом благодаря решениям президента, принятым на предыдущей встрече с аниматорами, в 2011 году, эти шесть лет анимационная отрасль росла.

Насколько я знаю, дети в основном смотрят не телевизор, они смотрят в планшетик, в YouTube все есть. Там идет реклама очень хорошо. Это работает, это приносит деньги?

Юлиана Слащева: Это приносит деньги, пока, конечно, небольшие по сравнению с развитыми международными рынками, но этот процент доходов от интернета растет. На самом деле, если вы меня спросите о структуре доходов анимационной студии, я вам скажу, что собственно продажа контента составляет порядка 20-25% наших доходов. Основная, львиная доля — продажа лицензий наших брендов, наших персонажей на производство игрушек и других детских товаров. Сегодня почти 98% всех игрушек, которые продаются в детских магазинах, являются героями мультфильмов, брендированными персонажами. Сегодня вы не встретите просто Lego — вы встретите Lego «Звездные войны» или «Холодное сердце».

У вас есть какое-то понимание, практика, примеры — сколько времени нужно, чтобы мультик «отбился»? Если основные доходы — это постпродажи.

Юлиана Слащева: Конечно, есть. Это не быстрый процесс. Вообще анимация — это длинные инвестиции, которые могут очень хорошо окупиться и принести очень хороший возврат, но длинный. Мы в среднем считаем, окупаемость мультика — это четыре-пять лет.

Если можно, о разговоре с президентом. Что-то из него, безусловно, вытекает.

Юлиана Слащева: Это очень важно. Мы ходили к президенту с двумя ключевыми темами. Хотели рассказать ему, что произошло за последние шесть лет с момента, пока он последний раз встречался с аниматорами, произошло в отрасли очень многое. Начали мы как раз с достижений, с прорывов. Второй большой блок — мы готовы к новому рывку. Анимационная отрасль готова сделать следующий большой шаг. Для этого нам нужно в том числе получить государственную поддержку. Мы разбили ее на три больших блока и об этом говорили с президентом; надо сказать, получили невероятно живой и неподдельный интерес с его стороны к отрасли, к нашим вопросам. Первое, о чем мы просили, это налоговые преференции, налоговые льготы, схожие с отраслью IT, потому что мы нанимаем специалистов с теми же компетенциями.

Самое главное, что вы делаете экспортный продукт.

Юлиана Слащева: Да. Мы также являемся инновационной отраслью. Вот это, наверное, главный наш тезис был: признайте нас инновационной отраслью, потому что мы действительно делаем такой продукт. Второе, о чем мы говорили: отрасли в целом не хватает финансирования. Приводили примеры стран, где анимация субсидируется больше. Много сделано уже, как я уже сказала, министерство культуры субсидирует анимацию, но мы попросили дополнительные деньги на то, чтобы мы могли делать новые продукты. И третье, о чем мы говорили, это создание Дома российской анимации. Такое решение Владимир Владимирович уже поддержал в 2011 году, но по тем или иным причинам за шесть лет этого как раз не произошло. Когда я пришла в «Союзмультфильм», посмотрела целый ряд концепций его возможного развития, их было много создано за последние годы. Компания при этом все равно продолжала находиться в очень серьезном кризисе. Из всех концепций мне показалось наиболее адекватным и правильным создание на базе «Союзмультфильма» места коллективного пользования Дома российской анимации. Президента мы попросили присвоить статус технопарка. Создать российский анимационный технопарк.

В общем, как Мосфильм работает сейчас. Он не сам производит, а предоставляет платформу.

Юлиана Слащева: Да. Но мы хотим дальше — давать не только производственные площадки, которые как раз предоставляет Мосфильм и мы сможем предоставлять аниматорам. Сегодня в России порядка 40 малых и средних студий, которым бы очень пригодилась помощь, если бы их можно было объединить на одной площадке, дать им плюс к этому технологическую поддержку и небольшую финансовую.

Я не разбираюсь в том, как делаются мультики, но, мне кажется, что-то сейчас-то в основном все просто рисуют?

Юлиана Слащева: Конечно, им не нужен павильон, вы правы, хотя появились современные технологии, которые требуют специальных помещений, это motion capture, когда вы обвешиваете реального человека датчиками, он двигается и создает нужные движения, а вы потом перекладываете это в компьютер. Это очень сильно упрощает, ускоряет и удешевляет производство анимации. В целом не нужен павильон, но нужно очень дорогое оборудование. Знаете, сколько стоит оборудование одного рабочего места профессионального аниматора? Порядка 20 тысяч евро, где 3 тысячи — сама техника, компьютеры и так называемая станция, а 17 тысяч — софт, программное обеспечение, которое вы покупаете, оно всегда иностранное, и вы каждый год его обновляете, каждый год за него платите. Это очень дорого. Небольшие, малые, средние студии не могут себе этого позволить. Поэтому, когда мы говорим «технопарк», мы имеем в виду технологически оборудованную площадку для коворкинга, где эти компании смогут работать. И еще одна тема, вытекающая из той, о которой я сейчас сказала, о чем мы говорили с президентом, и он очень живо поддержал ее, поручил серьезно заняться ее разработкой и вернуться к нему. Это импортозамещение в части программного обеспечения. Мы сегодня совершенно зависимы. Мы абсолютно зависимы от иностранного программного обеспечения, российского не разработано. Все, на чем мы работаем, не наше.

А это прямо так нужно?

Юлиана Слащева: Очень.

Я лучше про музыку знаю — у нас прекрасные музыканты, но на роялях, даже когда «железный занавес» был, даже когда Советский Союз вообще никто не признавал в 20-х годах, все равно играли на Bechstein и на Steinway , и никого это не волновало.

Юлиана Слащева: Я вам расскажу, как одно отличается от другого. Рояли между собой — российские, американские, израильские, немецкие — не завязаны в одну сеть. Вы играете на этом рояле — и играйте себе дома, сколько хотите. Сегодняшнее программное обеспечение, серверы, хранилища все завязаны в одну сеть. Мы сегодня все с вами, получается, работаем через Соединенные Штаты по нашим программным продуктам. И в этом смысле мы зависимы, мы в некотором ограничении своих возможностей в этой связи.

Два наших больших мультсериала реально идут по всему свету, в лидерах, уверен, что смотрится это все в YouTube... а деньги оттуда через рекламу приходят?

Юлиана Слащева: Конечно. Они приходят оттуда и через рекламу, и через лицензионную как раз продажу персонажей, и через продажу контента на телевизионные каналы.

Не воруют?

Юлиана Слащева: Сложно сказать. Мне трудно оценить, надо спросить у компаний, которые уже в этом международном процессе участвуют. «Союзмультфильм» пока нет.

Мы мало знаем пока компаний, у которых вообще есть такой опыт.

Юлиана Слащева: Правда, немного, но тем не менее: есть «Снежная королева», студия Wizard — полный метр, прошла в 35 странах и во многих, в Болгарии, например и в Корее явилась лучшим анимационным стартом сезона. То есть многие уже попробовали наши фильмы, анимационную продукцию начинают принимать. Мне трудно сказать по поводу воровства, мы только в следующем году собираемся двинуться в эту сторону. Поэтому я смогу вам сказать через год.

Крупный бизнес как таковой интересуется? Как правило, могут быть и спонсорские истории...

Юлиана Слащева: Должны быть. Внебюджетные. Мы называем это так, мы государственная студия.

Потому что это же работает, правда, это всегда неизвестно. «Маша» выстрелила, потом пять могут не выстрелить.

Юлиана Слащева: Да. Вообще статистика такая, что три-четыре проекта из десяти выстреливают, это так, но сегодня мы научились уже более четко подходить к отбору проектов, мы сегодня не будет делать и рисовать просто что-то — мы пересмотрим 50 проектов, прежде чем выбрать один, чтобы его снимать, поэтому статистика будет улучшаться.

А угадать все равно нельзя.

Юлиана Слащева: Угадать трудно, но можно, по крайней мере, снизить риски.

Все говорят: чтобы появился один хороший, должно быть пять экспериментов, даже у одного и того же автора.

Юлиана Слащева: Это так. Поэтому нужно запускать много, именно поэтому нужны внешние деньги. Но вы знаете, все отбивается с лихвой, если из десяти проектов успешно стартуют три, они покрывают все семь неуспешных, потому что анимация очень хорошо возвращает. Как пример — «Маша и Медведь» как раз нам это показал. Пока не много частных денег в анимации; они есть, и большинство полных метров сегодня, которые снимаются, они снимаются на частные инвестиционные деньги, студии не могут себе позволить вкладывать, часть дает государство, а часть — сторонние инвесторы. Кинотеатры сегодня вкладывают в анимацию, какие-то финансовые структуры, которые четко просчитали отдачу от анимации, могут вкладывать. Мне кажется, пока, конечно, этого мало, и одной из своих задач как человек, который всю жизнь работал в конкурентном поле, который работал в бизнесе, я вижу привлечение денег в анимацию.

Ну и напоследок: вы подписали контракт с Danone. О чем он, что он даст?

Юлиана Слащева: Во-первых, этот контракт можно смело назвать рекордным — не только для «Союзмультфильма», но и в целом для анимационной отрасли. Соглашение общее на сумму 500 млн рублей от одного лицензиата — ни одна компания в России не получала таких денег.

А Danone это зачем?

Юлиана Слащева: Danone очень успешно продает свои продукты под маркой «Простоквашино», уже очень много лет, и для того, чтобы дальше так же успешно продавалась его продукция, ему нужно, чтобы эти герои продолжали жить. Все-таки герои «Простоквашино», которых сейчас использует Danone, созданы давным-давно, в конце 80-х. За это время изменилась страна, изменились люди, и нужны старые герои в новых условиях. Конечно, компании очень интересно, чтобы эти герои продолжали жить, мы собираемся в рамках этого контракта, на финансирование, которое нам предоставляют, снять 30 новых серий, соответственно, появятся новые герои, появится новая жизнь, но появятся все наши любимые герои — дядя Федор, Шарик и Матроскин.

И кабы не было зимы.

Илья Копелевич

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2206472 Юлиана Слащева


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205085 Андрей Воробьев

Воробьев: «Мы — одна из последних стран, которая варварски утилизирует мусор»

Губернатор Московской области рассказал Business FM, как регион получил завод Mercedes, о планах по реновации, а также о ситуации со свалками, порождающими как экономические, так и криминальные проблемы

В Московской области 20 июня начнется строительство завода Mercedes. Об этом Business FM сообщил губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Он также рассказал, почему долгое время в области не было подобного производства.

Официальный автомобиль этого форума — Mercedes. Mercedes в Подмосковье строит, наконец, завод по сборке. Насчет локализации, наверное, вы знаете и нам расскажете. Мне кажется, это важное событие — до сих пор именно Московской области не удавалось стать площадкой для крупных брендированных проектов.

Андрей Воробьев: Действительно, Mercedes принял решение. 20 июня я приглашаю вас на закладку камня. Завод будет строиться очень интенсивно, уже через полтора года выйдут первые автомобили. Это E-класс, ML и GL. И еще одна новая модель, в общем, четыре новые модели будут производиться в Подмосковье. Для нас это очень важный проект, не скрою, мы приложили немало труда, усилий, создали условия, чтобы Mercedes выбрал именно Подмосковье. Считаем это своей маленькой победой.

Тем более, я думаю, была большая конкуренция. Mercedes, в общем-то, работал с «КамАЗом», Калужская область лидирует в предоставлении такого рода услуг, Ленинградская область, Татарстан... Московская область подороже, скорее всего, для инвестора.

Андрей Воробьев: Оказалось, дешевле. Если дороже, у нас не было бы шанса получить Mercedes. Мы инвестировали средства в площадку, мы предоставили необходимую инфраструктуру. Сегодня все расчеты показывают, что это — более выгодная локация для Mercedes.

Теперь, собственно, вообще о больших технологических проектах Московской области. Мы, жители Москвы, знаем, что у нас шагает реновация по освобожденным, наверное, в том числе от производства землям, город от промышленного производства в значительной степени избавился. Привело ли это к перетеканию промышленного производства в Московскую область?

Андрей Воробьев: Мы очень внимательно следим, приглашаем каждого инвестора из Москвы, из регионов, из-за рубежа... я не чувствую этого перетекания. Есть просто запрос, не ажиотажный, на инвестиции в Подмосковье. Но для этого должны соблюдаться определенные условия. Прежде всего, это транспортная доступность и инфраструктура. Плюс комплексы льгот, субсидий, которые мы даем новому бизнесу, позволяют нам претендовать на лидерство.

С точки зрения занятости населения Московской области, скажите, производство из города уходило, а количество рабочих мест все равно росло; москвичи прекрасно знают, что огромное количество жителей области ехали работать в столицу. Оставляли, кстати, свой НДФЛ в московском бюджете. Поэтому, мне кажется, одна из ваших главных стратегических задач заключалась в том, чтобы создать интересные рабочие места в области.

Андрей Воробьев: Именно этим мы занимаемся, безработицы как таковой в Подмосковье нет, но было бы лукавством...

Да, потому что Москва рядом.

Андрей Воробьев: Конечно. Поэтому из Луховиц, из Озер, из Коломенского района, из ряда городов ездят работать в Москву. В любом мегаполиса мира так происходит, но вместе с тем мы, конечно, создаем рабочие места на наших территориях. Мы с вами работаем на Петербургском форуме, очень приятно, что у нас есть целый перечень масштабных проектов, от 6 до 23 млрд рублей, которые будут реализовываться в Кашире, в Домодедове, в Луховицах, в Озерах, Коломне. Это очень приятная география для нас.

А какие отрасли?

Андрей Воробьев: Кашира, например, это группа «Черкизово», ультрасовременный мясоперерабатывающий завод будет построен через два года. В Озерах это сверхтехнологичная переработка зерна. Домодедово — новейший первый завод фармстекла, стекло для медицины; построят в этом году. Такие важные события сегодня происходят на ПМЭФ, в частности.

Это очень хорошо. Но, я знаю, самая главная проблема между Москвой и областью была следующая: Подмосковье сильно обижено, потому что жители получают социальные услуги в области, а работают и платят налог в городе. Всегда говорили: пусть они работают у вас. Есть ли тенденция к тому, чтобы меньше жители области ездили на работу в Москву? Цифры есть или надо подождать еще?

Андрей Воробьев: Всегда жители области будут ездить для работы в Москву, а жители Москвы — в область, это жизнь, перетекание трудовых ресурсов по компетенции, оно существует. Но я еще раз хочу вас сказать: порядка миллиона человек ездят в Москву на работу каждый день. Это участь любого мегаполиса — там большие деньги, большие возможности. Наша задача — сделать так, чтобы мегаполис гармонично развивался в сторону Подмосковья, что и происходит сейчас. С Москвой у нас крепкие партнерские отношения, по ряду проектов у нас полное взаимопонимание. Это позволяет нам двигаться вместе, сообща.

Тогда насчет московской реновации. Не секрет, что в последние годы Московская область стала одним из лидеров по жилищному строительству, собственно говоря, выселялись люди потихонечку из Москвы в ближнее Подмосковье по целому ряду причин.

Андрей Воробьев: Не совсем так, там 50% — это жители всей страны, где-то еще 30%, наверное, это Москва, и 20% — это Подмосковье. Жители Подмосковья улучшают свои жилищные условия. Примерно так.

В общем, одним из центров по темпам строительства стала Московская область. Планы реновации могут сдвинуть строительный фокус обратно в Москву.

Андрей Воробьев: Я не думаю, Сергей Семенович Собянин и его команда все делают грамотно, аккуратно, профессионально. Сейчас идет активное разъяснение среди жителей, голосование, учет мнения жителей. Я уверен, что этот проект позволит людям из тесных квартир переселиться в достойное жилье. Ведь это главная цель, которую преследует Сергей Семенович, это очевидно, потому что у него существовала дилемма — можно было кинуть десятки миллиардов рублей в ремонт панельных пятиэтажек, и он понимал, что это тупик, что это деньги на ветер. И он тогда принял это непростое решение по реновации. Я не хочу вникать в подробности, это лучше сделает мэр, но я точно знаю, что он переживает за состояние панельных пятиэтажек, за жильцов, которые там живут, и выбрасывать десятки миллиардов в их тщетный ремонт, это было бы, извините, не по-хозяйски, как говорят.

А у Московской области план таким же путем пойти может появиться?

Андрей Воробьев: Может, но не в ближайшей перспективе, потому что, к сожалению, мы расселяем еще жилища дохрущевской эпохи. Я должен признать, что мы лидеры, с одной стороны, по расселению ветхого и аварийного жилья, и вместе с тем мы до сих пор расселяем еще послереволюционные дома, бараки и жилища, которые безнадежно устарели. Поэтому наша задача — до 2020 года реализовать первыми следующий этап расселения ветхого и аварийного жилья.

Теперь я, собственно, к москвичам вернусь, которые платят налоги в Московской области. Мы знаем: несправедливо, что жители области платят подоходный налог, работая в Москве — в Москве школы, больницы и так далее. Зато москвичи-дачники...

Андрей Воробьев: Пользуются инфраструктурой, в том числе и социальной.

Конечно, конечно. Но с некоторых пор налог на недвижимость, налог на землю стал существенной суммой. Во-первых, начнем с хорошего для государства, для бюджета. Как изменилась налоговая база после того, как была проведена кадастровая оценка, после того, как начали взимать налоги? Это, собственно, последние два года.

Андрей Воробьев: Дело в том, что по классике любой муниципалитет мира существует за счет земельных и имущественных налогов — это основная база. У нас еще это часть НДФЛ. Но местные имущественные налоги, транспортные налоги — это, конечно, основа муниципального бюджета, поэтому каждый добросовестный, каждый рачительный хозяин муниципалитета очень внимательно администрирует эти налоги. И раз в пять лет проводится кадастровая оценка, на ее основе выставляются уже счета нам за имущество и землю.

Какой вклад вот эти новые налоги внесли в бюджет, какова доля?

Андрей Воробьев: Это значительная доля. У нас первый налог по объему — это НДФЛ, второй — это прибыль, третий — это акцизы, четвертый — это транспортный налог. Где-то пятое-шестое место — это имущественные налоги, они занимают, как я уже сказал, львиную долю, основу муниципального бюджета.

В то же время, естественно, для московских дачников появилась новая статья расходов — для кого-то 10 тысяч рублей в год, для кого-то 20, ну, это по ближнему Подмосковью. Для кого-то еще большие суммы.

Андрей Воробьев: Зависит от участка, но в среднем дачник, как правило, платит 3-5 тысяч рублей, может быть, 6 тысяч.

Я про ближнее Подмосковье говорю.

Андрей Воробьев: Ну, где-то на престижных направлениях, естественно, земля стоит дороже и мы платим больше.

Люди судятся, насколько я знаю, иногда выигрывают.

Андрей Воробьев: У нас самое большое количество досудебных решений. Мы создали специальную комиссию, чтобы не создавать лишних хлопот, стараемся в досудебном порядке внимательно посмотреть те или иные отклонения кадастровой стоимости.

Тем более, что рынок упал, и стоимость этих участков стала ниже рыночной.

Андрей Воробьев: И рынок упал, и где-то все-таки комплексная кадастровая оценка несет определенные издержки, ошибки, и мы должны очень внимательно относиться к обращениям граждан.

Очень важная тема, вы почти сразу, как стали руководить Московской областью, обратили на нее внимание, рассказывали, ездили, смотрели — это свалки. Это одновременно и огромная экологическая проблема, территориальная проблема, потому что, так сказать, дальше некуда. С другой стороны, и экономическая, криминальная, потому что свалка — источник бесплатного дохода, в том числе для тех, кто сумел свою охрану вокруг этой свалки поставить. Что вам удалось за эти годы?

Андрей Воробьев: Мне бы ничего не удалось, если бы не поддержал президент. Я пришел на одну из встреч к Владимиру Владимировичу, он знал ситуацию, экологическую обстановку в Подмосковье, понимал, что это очень важный вопрос для миллиона людей, поэтому поддержал мое обращение по закрытию свалок. Дело в том, что мы, наверное, одна из последних стран, которая просто варварски утилизирует мусор. Просто присыпаем его землей — и точка. Везде, даже в развивающихся странах уже идет сепарация, идет раздел мусора, его переработка глубокая. И, наконец, сейчас принята программа правительством РФ, предусмотрен зеленый тариф, который позволит нам обеспечивать термическую переработку мусора, а до этого и обеспечивать раздельный сбор. Это радикально решит проблему полигонов, которые у нас существовали до сих пор.

А их дальнейшая судьба?

Андрей Воробьев: Рекультивация. Это многомиллиардные вложения в рекультивацию для того, чтобы полигон, куда сваливали многие годы мусор, извините, не вонял, не смердел, возгораний чтобы не было. И работа по рекультивации полигонов — это заметная статья федерального и регионального бюджетов.

Скажем так, на эти территории было легко зайти? Ну, вот эти анклавы? Потому что свалка, как ни странно, — это источник дармового сырья, вовсе не такая уж безобидная история. И как я слышал, тоже поделенный был рынок, куда чужих просили и не соваться.

Андрей Воробьев: Да, рынок сложился, там были свои участники. Понимаете, раньше плотность населения в Подмосковье была одна, а спустя 10, 20, 30 лет, она совершенно другая сегодня. Область растет на 90-100 тысяч человек в год и, конечно, свалки, по сути, оказались иной раз в черте городов. Долгопрудный и Химки, например. Можно видеть этот огромный полигон прямо на МКАД. Поэтому, слава Богу, сегодня решения все приняты, мы разыгрываем конкурсы на строительство четырех заводов. Будут проходить общественные слушания.

Да, тема, кстати, тоже всегда вызывает очень острую реакцию, потому что говорят — мы те заводы, которые плохо себя показали в Европе, ну...

Андрей Воробьев: Вы знаете, что заводы в Европе и в Швейцарии, во Франции, в Австрии, часто приводят пример Великобритании, они, по сути, стоят в промышленной части города.

Я видел то же самое в Голландии.

Андрей Воробьев: Да, совершенно верно. Поэтому наша задача — строить современные заводы, чтобы не было выбросов вредных, чтобы это никак не сказалось на здоровье — это совершенно очевидная вещь. Более того, будет обязательно обеспечен мониторинг, где каждый житель может в свободном доступе иметь возможность увидеть количество и качество выбросов.

Если я правильно представляю, это в том числе и источник энергии. То, что я видел в Голландии, то, что мне показывали, это абсолютно частная история, частный бизнес. Естественно, по госстандартам сделанная, но..

Андрей Воробьев: Да, это так, но электричество при сжигании мусора стоит дороже, чем гидро- или атомная энергетика. Поэтому «зеленый тариф», о котором я сказал, это решение правительства — очень важное и очень своевременное, позволит отдавать эти объемы электричества по более высокой цене в общий котел.

Это будут частные инвесторы или государственно-частное партнерство? Или некая система государственной собственности?

Андрей Воробьев: «Ростех» возглавляет это движение, там работают профессиональные люди. Это частно-государственное партнерство.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205085 Андрей Воробьев


Япония. США. Весь мир. ЦФО > Экология. СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205039

Парки на свалках. Японский опыт пришел в Подмосковье

По словам замглавы Минпромторга Виктора Евтухова, одна такая зона уже есть — бывший полигон «Некрасовка», идет работа над второй — на месте ТБО «Левобережный»

На месте бывших свалок в России появятся парки. Об этом заявил РИА Новости замглавы Минпромторга Виктор Евтухов в кулуарах Петербургского международного экономического форума. По его словам, одна из таких свалок, которую собираются переделать в зону отдыха, уже есть в Московской области — это полигон «Некрасовка». Сейчас идет работа над созданием второй — на месте полигона «Левобережный». За основу взят похожий проект в Токио.

Таких примеров уже десятки в других мегаполисах, рассказал Business FM основатель общественного фонда «Гражданин», эколог Максим Шингаркин.

«Некрасовка — это территория, которую приобрела Москва у Московской области, и на ней был построен микрорайон. В Подмосковье рядом с Балашихой на Леоновском шоссе есть горнолыжный спуск, который тоже расположен на старой московской свалке. Во многих мегаполисах мира существует дефицит земли, а так как еще 30 лет назад размещение коммунальных отходов было по сути созданием крупных свалок, то в сухопутных городах действительно существуют целые терриконы, облагороженные под проведение досуга, а в припортовых городах — целые острова, на которых развиваются города. Эти острова насыпаны из отходов. Но надо понимать, что это не только коммунальные отходы, это отходы строительства, перемешанные с отходами горной промышленности. Тем не менее это все искусственные насыпи, которые содержат внутри себя коммунальные отходы. Если правильно организовать такой полигон после вывода из эксплуатации, то есть провести рекультивацию, очистку фильтрата, то получится достаточно удобная территория, которую, конечно, нельзя считать идеальной, но с точки зрения строительства поверхностных объектов там можно разместить и места отдыха, и промышленные зоны, и стоянки для автомобилей».

В мире есть примеры приведения в порядок свалок и заброшенных промышленных территорий. С 2001 года на месте самого большого в мире городского мусорного полигона Фрешкиллс в Нью-Йорке создают парк. Работы еще не закончены, но на месте бывших мусорных гор сейчас зеленые зоны.

Таких проектов много в азиатских странах, говорит архитектор-градостроитель, урбанист Илья Заливухин.

«В мире особенно последние 15-20 лет ведется большая работа по тому, чтобы превращать бывшие промышленные территории и свалки в парки. Таких примеров сейчас много, например, делается большой парк на Стейтен-Айленд в Нью-Йорке. Работа начата в 2001 году, планируется за 30 лет превратить огромную свалку в парк. Такие же проекты были реализованы в Саппоро, в 2005 году закончен парк, и в китайских городах. В Стейтен-Айленд сейчас делается только первая часть, и, судя по фотографиям, не так много людей посещает этот парк, потому что это просто приведение в порядок территории. Свалки закрывают слоем земли толщиной около десяти метров, и проводятся специальные технические мероприятия, чтобы все это как-то перерабатывалось, фиксировалось под землей».

Один из примеров превращения мусорного полигона в сад — парк Пальметум вблизи города Санта-Крус-де-Тенерифе на Канарских островах. Сейчас это покрытый зеленью холм, а на самом деле — гора мусора высотой в 40 метров, накопленного горожанами в 70-х годах. Инженер-агроном Мануэль Кабальеро создал здесь ботанический сад. Другой пример — Ландшафтный парк «Дуйсбург-Норд» в Германии. Его создали на месте закрытого в 1985 году завода по производству угля и стали.

Япония. США. Весь мир. ЦФО > Экология. СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205039


Россия. ЦФО > Образование, наука > forbes.ru, 1 июня 2017 > № 2207011 Евгений Бунимович

Уполномоченный по правам ребенка в Москве: детские сады больше не камеры хранения для ребенка

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

Евгений Бунимович о том, есть ли у детей право на свое мнение, как решить проблемы с образованием и какой должна быть любовь к Родине.

Евгений Бунимович занял пост детского омбудсмена в Москве в 2009 году. До этого он тридцать лет, до 2007 года, преподавал математику в экспериментальной гимназии Академии педагогических наук, с 1986 по 2001 год занимал пост вице-президента Российской ассоциации учителей математики, затем до 2006 года был членом Президиума Федерального экспертного совета по образованию. Он также входил в Московскую городскую думу II, II и IV созывов (от партии «Яблоко»).

Вы всегда в своих выступлениях ссылаетесь на Конвенцию ООН о правах ребенка – например, после задержаний школьников на митингах 26 марта вы подчеркивали, что у детей по этой конвенции есть право выражать свое мнение. Что нужно сделать, чтобы больше людей с ней ознакомились, знали эти права, умели их отстаивать?

Конвенция о правах ребенка мне кажется одним из самых важных документов, которые вообще приняло человечество. Хочу напомнить, что это документ, который подписало наибольшее количество стран – 140 — из всех когда-либо принятых документов.

Мы ее публиковали, представляли в школах, но проблема не только в том, чтобы познакомить с текстом, а в том, чтобы концепция реализовывалась – а в острых ситуациях это особенно сложно. Вопрос в том, что эта идеология — защита прав ребенка, в том числе его права на собственное мнение — должна войти в сознание взрослых.

Что касается митингов 26 мая, речь не только о том, что дети имеют право свободно выражать свое мнение. В конвенции написано и другое: государство должно защищать право ребенка на свободу мысли, дети имеют право собираться и объединяться в группы – если, конечно, это не нарушает общественный порядок. Мне кажется, надо стимулировать в школах – и не только в школах, в семьях тоже – дискуссию, не бояться неполиткорректных вопросов, искать вместе решения, уважать подростков и их мнение. Нужно обсуждать с ребятами и административные запреты: нельзя залезать на фонарь, выходить на проезжую часть, нужно понимать законодательство о митингах. Но если детям приходится залезать на фонарь, чтобы получить ответы на свои вопросы, об этом тоже взрослым надо задуматься.

А как вы смотрите на истории о собраниях в школах после митингов, на которых учителя убеждали детей, что неправильно было туда идти?

Что касается тех эксцессов, которые были – включая записи разговоров — честно говоря, стыдно, когда взрослые выглядят несколько неадекватно. Но учительство – массовая профессия. Как в любой массовой профессии там встречаются разные люди.

Как вы относитесь к текущему традиционалистскому дискурсу: введению предметов о религиях в школе, риторике, которая периодически возникает вокруг запрета абортов или их выведения из системы ОМС? Уполномоченный по правам ребенка при президенте Анна Кузнецова открыто говорит, что она против абортов, часто эту тему поднимают в РПЦ.

Предметы о религии в школе – это тема не сугубо российская. Подход в мире очень разный. Вот, например, две страны из ЕС, Франция и Германия, решают вопрос противоположным способом: во Франции традиционно религия и школа жестко разделены, а в Германии, напротив, есть соответствующие предметы. Нет единственно правильного решения. То, как это сделано сегодня: в небольшом объеме это введено – надо смотреть, дает ли это результаты. Я высказывал опасения, что разделение детей по группам разделит их и в жизни, но пока таких конфликтов не зафиксировано.

Запрет абортов – очень больная серьезная тема, разные страны решают этот вопрос тоже по-разному. У нас речь вроде бы шла не о запрете как таковом, а об идее вывести аборт из системы ОМС. Сегодня, на мой взгляд, эта идея принесет гораздо больше вреда, чем пользы. Есть советский опыт: было много тяжелых и опасных ситуаций, криминальных абортов в период действия запрета. Я скажу так: может быть, это возможно при другом уровне благосостояния, когда платными медицинскими услугами будет пользоваться больше людей – а не в той ситуации, когда такое количество людей, даже по официальным данным, находятся за чертой бедности – мы так приведем немало женщин, их семьи, детей к тяжелейшим последствиям.

А насколько оправданно патриотическое воспитание в школе?

Оно проходит в любой стране и в любых школах. Другой вопрос – те формы, которые это принимает. Патриотизм, любовь к месту, где ты родился, — очень личное чувство. Это естественное чувство, которое необязательно специальным образом все время подогревать.

Хотелось бы, чтобы это чувство не было односторонним: чтобы ребенка любили в семье, в детском саду, в школе. Потому что если мы будем унижать его достоинство, игнорировать его права, а потом приходить и учить его патриотизму, эффект будет скорее противоположный. Для ребенка его учитель, воспитатель – это еще и его первая встреча с государством, с обществом, с системой. Да, трудно поставить два балла и при этом не унизить достоинство ребенка – но в этом и заключается профессионализм педагога.

Каждой стране есть чем гордиться, и каждая страна больше рассказывает своему новому поколению о своей культуре, своей истории, традициях – это нормальная часть воспитания в любом обществе. Другое дело, что у нас появляются – и меня это очень беспокоит – такие, знаете, «профессиональные» патриоты, которые получают большие бюджеты, разрабатывают какие-то бесконечные проекты. Я с сомнением отношусь к любви за деньги.

Как этот дискурс увязать, скажем, с необходимостью сексуального просвещения?

Сексуальное просвещение – это вопрос, связанный с культурой и представлениями каждого общества. Количество абортов, например, в Москве, падает — и по России тоже падает. Это связано не с просвещением в школе, а с общим ростом уровня культуры. Не надо все навешивать только на школу. Сегодня, в век интернета, социальных сетей и бесконечного количества информации, проблема не в наличии информации, а в культуре ее потребителя.

В прошлом году много писали об очередях для записи в хорошие школы, несмотря на электронную запись – доходило до судебных исков. Насколько остро сейчас стоит проблема, и связана ли она с укрупнением школ?

Когда я пришел на этот пост, проблема была очень серьезная: по ночам были костры для записи в школы по Москве, драки. Я обратился в департамент образования с двумя вопросами. Во-первых, почему запись происходит в апреле-мае, когда уже в сентябре предыдущего года известно, какие дети пойдут на следующий год в первый класс. Во-вторых, как нам быть со школами, где особенный ажиотаж. Когда ввели электронную запись, оказалось, что, по-видимому, некоторое количество мест директора придерживали, потому что таких «ажиотажных» школ оказалось меньше. В этом году драк я не видел. Что касается судебных исков, я только за: обращений стало больше, потому что родители требуют защиты своих прав.

Тема укрупнения школ прямо с записью не связана. У меня к ней сложное отношение: в каких-то случаях я отстаивал школы, которые, на мой взгляд, не должны были укрупняться. Но по сути эта идеология, когда ребята в трудных жизненных ситуациях, и с одаренностью, и с инвалидностью могут реализоваться в своем районе и не едут в школу через всю Москву – правильная идеология. Крупная школа может дать больше направлений и профилей – математический, экономический, гуманитарный.

У нас всегда все находятся на крайних позициях – либо крепко за, либо крепко против – это такая национальная черта. На самом деле в этом процессе есть элементы позитивные, хотя в нем очень много издержек. Другой вопрос, что многие вещи у нас делаются очень быстро и «через колено». Тот же вопрос укрупнения мог быть более плавным, деликатным и точным: сам период перемен был слишком коротким и не учитывал многих обстоятельств – в характерном стиле исполнительной власти.

Вы всегда подчеркиваете важность дошкольного образования. При этом около 75 000 детей находятся в очереди на получение места в детском саду – такие цифры приводила глава Минобрнауки РФ Ольга Васильева. Что с этим делать?

Психологи, возрастные физиологи и другие специалисты утверждают на базе исследований, что ключевой возраст – где-то от трех до шести лет, и даже раньше. Речь даже не о привычном для родителей требовании, чтобы ребенок еще до школы читал, писал и считал — масса вещей, связанных с коммуникацией, безопасностью, представлениями о мире, социализацией, действительно наиболее эффективно формируется в этом возрасте.

Традиционный взгляд на детские сады как на камеры хранения для ребенка (получил вечером: синяка нет, покормили – и хорошо), конечно, изменен. Сегодняшние стандарты для детских садов – это стандарты развития. Есть много проблем: далеко не все воспитатели готовы так работать, а дефицит, который вы упомянули, прямо противоречит тому, о чем мы говорим. Для развития нужны зоны развития: музыкальные, игровые комнаты — а сейчас все сокращают. Понятно, почему это происходит: нужно, чтобы как можно больше детей взяли в детские сады. Но одно противоречит другому. Необходимо строительство детских садов, здесь никуда не деться.

В Москве сейчас лучше, чем во многих других регионах: у нас нет очереди из ребят от 3 до 6 лет – кроме детей из семей с временной регистрацией, что тоже несправедливо: это люди, официально находящиеся в Москве, они тут платят налоги, работают и имеют такое же право на садик, как и все остальные.

Другой вопрос: почти все детские выплаты заканчиваются в полтора года. Есть еще период от полутора до трех лет, когда многие мамы хотят выйти на работу — или даже не могут не выйти, потому что им надо ребенка кормить. Я обращался к исполнительной властью, чтобы сделали дорожную карту, но внятного ответа на вопрос, когда мы сможем брать детей в детский сад с 1,5 лет, мы пока не получили.

В прошлом году было несколько громких историй о приемных родителях, которые были заинтересованы только в выплатах. Многим семьям нужна поддержка, но как «отфильтровать» «неблагонадежных» получателей государственных трансфертов? Как это соотносится с отчетами о сокращении числа детей в интернатах и детских домах?

Какое-то время назад нас наконец услышали и сформировалось представление о том, что для ребенка-сироты все-таки главное — это семейное устройство. В Москве сиротские дома называют теперь центрами содействия семейному устройству — и это не только смена названия. Количество сирот в детских домах действительно сократилось, и это очень важно. Нормальная приемная семья в любом случае лучше казенного учреждения. Да, они за свою работу получают вознаграждение, но это все-таки не усыновление, это другая, возмездная форма.

Можно ли заранее определить, как будет развиваться ситуация? Иногда проблема не в том, что люди корыстные, а в том, что они через какое-то время — в кризисной ситуации — понимают, что были не готовы.

Проблемы возникают в том числе из-за неравенства выплат в регионах. С манипуляциями в этой области нужно бороться. Мы обратились на федеральный уровень, чтобы четко определили межбюджетные отношения: кто за что отвечает — чтобы не было конфликтов между субъектами.

Этим ли объясняется усложнение отчетов по расходованию средств пособий для приемных родителей и опекунов? При том, что средний размер выплат на ребенка по России — 9000 рублей, вознаграждение приемному родителю – 10000 (и получает его только один родитель).

Дело не только в усложнении отчетов, это еще вопрос недоверия. Раньше к приемным семьям было отношение такое: они несут важную миссию. Сейчас они испытывают психологическое давление: появилась идея, что они все корыстные. Ничего подобного. Абсолютное большинство семей очень достойные. Они берут трудных детей, и это очень трудная – я даже не могу сказать «работа» – миссия.

Но эта более сложная процедура должна роль некоторого фильтра выполнять?

Она выполняет, но одновременно с семей начинают требовать невесть что. Никакие законы не заменят уровня профессионализма и вообще человеческого уровня органов контроля – которые, вообще говоря, должны быть органами сопровождения.

Почему в органах соцзащиты и опеки допускается работа людей, не имеющих психологического или педагогического образования? Ведь адаптация приемного ребенка и его новых родителей – это в первую очередь психологический аспект.

Когда в класс приходит учитель, у нас могут быть к нему вопросы, но он все-таки четыре-пять лет учился быть учителем. Человеку, который решает судьбу ребенка, требуется не меньший профессионализм и знания: психологические, юридические и даже бухгалтерские. Безусловно, должно быть профессиональное образование. У нас нет практически ни одного института, где готовят людей для этой области. Сейчас в Москве действует система переподготовки, но те эксцессы, с которыми я сталкиваюсь, показывают, что этого мало. В органах соцзащиты есть люди, очень разные, со своим представлением о мире, о том, что такое семья. Это неправильно: в этой сфере должны быть общие стандарты.

Есть ли у Москвы особенные проблемы в области прав ребенка: связанные с размером населения или большим числом мигрантов, дети которых оказываются одной из наименее защищенных групп?

Москва — огромный мегаполис, и особенности связаны прежде всего с количеством детей: почти два миллиона — и мы еще не всех можем посчитать. Более того, это мультикультурный город. В нем много разных семей – по уровню дохода, по взглядам, по религиозным подходам, национальным особенностям. И мы должны формировать у детей умение жить в этом очень разном городе.

Сейчас в силу экономического спада мигрантов меньше, но проблема стояла остро: в школы не брали, со здравоохранением были проблемы. Это нарушение законодательства: вне зависимости от ситуации с родителями дети должны учиться, и лечить их должны. Многим не нравится, что слишком много нелегальных мигрантов, но это вопросы к миграционной службе — дети уж точно не виноваты. При этом именно дети часто способствуют социализации семей мигрантов. Например, исследования показали, что в исламских традиционных семьях женщины часто не работают, мало выходят из дома, и тогда только ребенок оказывается элементом социализации. Ребенок быстрее усваивает нормы жизни в Москве, быстрее осваивает язык.

Надо понимать, что ни власть, ни общество ничего не могут изменить по отдельности. Так было с детьми с ограниченными возможностями здоровья: пока не изменились взгляды общества и не стало стыдным негативно высказываться по этому вопросу, никакие законы не работали и ситуация не менялась.

Россия. ЦФО > Образование, наука > forbes.ru, 1 июня 2017 > № 2207011 Евгений Бунимович


Россия. ЦФО > Агропром > bfm.ru, 1 июня 2017 > № 2205065 Сергей Михайлов

Группа «Черкизово»: мясной рынок заинтересован в сильном рубле и слабой инфляции

Совладелец и генеральный директор Группы «Черкизово» Сергей Михайлов стал участником ПМЭФ. В интервью Business FM он рассказал об успехах компании, ее планах и взглядах на экономику

Власти Московской области и Группа «Черкизово» подписали соглашение о сотрудничестве на ПМЭФ. Директор компании Сергей Михайлов обсудил это с главным редактором Business FM Ильей Копелевичем. По его мнению, сейчас вопрос импортозамещения уже решен, и на мясном рынке даже наблюдаются элементы перепроизводства. Какие перспективы у этого бизнеса в России?

У нас в студии Сергей Михайлов — совладелец и генеральный директор Группы «Черкизово» — это одна из крупнейших частных компаний в российском продовольственном секторе и крупнейший производитель мяса. И одна из немногих в этом секторе, которые еще и публичные, и торгуются на рынке, что, безусловно, говорит о масштабе. Сергей, сельское хозяйство — это та отрасль, на которую мы все смотрим с огромной надеждой. Мы знали, что она должна показать рост, она его показывает. Но интересно, как это выглядит со стороны бизнеса, какими по результатам были для вас 2014-2016 годы? Я думаю, что там была хорошая прибыль. Из чего она формировалась, и на что вы ее тратите?

Сергей Михайлов: Аграрный сектор развивается. На самом деле, у нас никогда спокойно не бывает. У нас, можно сказать, что каждый год какой-то кризис. И на самом деле, 2015 и 2016 годы были достаточно волатильные и непростые, и по доходности, в том числе не лучшие для нас. Сейчас мы видим, что ситуация у нас стабилизируется, и доходность растет. Во многом это связано с тем, что у нас поменялась ситуация на рынке. Если раньше мы больше работали над импортозамещением, то, что касается мяса, Россия была одним из крупнейших импортеров мяса последние 10-15 лет, то сейчас этот вопрос уже решен. На фоне того, что потребительский спрос не растет, даже где-то, может быть, падал, а сейчас стабилизировался, но вопрос импортозамещения решен, и мы теперь даже наблюдаем элементы перепроизводства, если говорить, допустим, про птицу. Конкуренты усиливаются, приходится больше работать над эффективностью, над продуктами с добавочной стоимостью, что мы и делаем. Но, несмотря на это, мы не остановили наши инвестиции и развитие. Мы проинвестировали около 10 млрд в прошлом году, и в этом году планируем проинвестировать примерно такую же сумму. Это в том числе проекты в Московской области по мясопереработке. Мы сегодня утром подписали соглашение с губернатором по реализации этого проекта.

Губернатор Московской области Андрей Воробьев был у нас в студии и помянул это специально. Он, кстати, огромное значение придает этому проекту, в числе четырех, вообще, которые он назвал для Московской области.

Сергей Михайлов: Приятно это слышать. Проект, на самом деле, сам по себе уникален. Он не только уникален своим масштабом — это 6 млрд инвестиций, до 100 тонн продукции в сутки.

Какая продукция там будет? Мы же все это едим, поэтому это интересно.

Сергей Михайлов: Это сырокопченые, сыровяленые колбасы. Мы занимаем на рынке достаточно сильные позиции, являемся лидером на этом рынке. И этот проект позволит нам практически удвоить нашу долю рынка. Проект еще уникален не только в России, но и в Европе своей высокой технологичностью и автоматизацией, фактически продукции от начала и до конца никто не касается, в большей степени это роботизированное предприятие.

Это импортное оборудование?

Сергей Михайлов: Да, оборудование в большей степени импортное.

Вот тут мы как раз касаемся общеэкономической темы, потому что, с одной стороны, курс рубля, который у нас образовался после конца 2014 года, хорош для внутреннего производителя, сильнее, чем санкции защищает внутренний рынок от импортной продукции и, с другой стороны, делает очень дорогостоящими покупки нового оборудования. Как тут одно с другим совмещается?

Сергей Михайлов: Вы знаете, поскольку мы ориентированы больше на внутренний рынок, более 95% наших продаж — это сегодня российский рынок, то нам интересен в большей степени стабильный и сильный рубль. Сегодняшние уровни, например, 56-57 рублей.

А иностранного конкурента Вы не боитесь и снижения цен?

Сергей Михайлов: У нас тоже снижается себестоимость. Сильный рубль значит снижение себестоимости, потому что 70% нашей себестоимости впрямую или косвенно привязаны к валюте. Это то же зерно, которое в рублях, но оно экспортируется. Это витаминные аминокислоты, ветпрепараты, масла. На самом деле мне легче назвать, что у нас невалютозависимое, если говорить о производстве свинины и птицы, поэтому и себестоимость падает. Да, есть угроза импорта продукции по более низким ценам.

Но перевешивает вот это. То, что ваши издержки в значительной степени удвоятся.

Сергей Михайлов: Да. Для экспорта слабый рубль — конечно, это приоритет, но мы считаем, что даже здесь мы не согласны, нужен относительно стабильный рубль, и больше важен уровень инфляции. Если мы с вами имеем стабильно низкий уровень инфляции — среднесрочно 3-5%, то это позволяет лучше управлять себестоимостью. Если мы вспомним ранние периоды, когда рубль был на уровне 30 к доллару, но инфляция ежегодная была в среднем 10%, а рубль стабильно держался, то понятно, что через пять-десять лет конкурентное преимущество мы теряем.

Мне кажется, что если бы вас сейчас услышала Эльвира Набиуллина, она бы просто вас вывела на авансцену и сказала: вот видите, что на самом деле нужно бизнесу, — отвечая многим своим оппонентам, которые критикуют ее за ту политику.

Сергей Михайлов: Нужен баланс интересов. Я думаю, у всех тут немножко разная картинка.

Вы идеально иллюстрируете именно ее аргументы в том макроэкономическом споре.

Сергей Михайлов: Добавлю, мы за низкие процентные ставки. В среднесрочной перспективе, понятно, опять же баланс и курс рубля. Я думаю, это, скорее всего, и произойдет, потому что это основной двигатель инвестиций. При ставках в 10-12%, конечно, ожидать огромных инвестиций сложно.

Теперь позвольте перейти к мясу и деньгам. Года два-три назад я разговаривал с одним из ваших коллег из аграрного сектора про свинину. Извините, но меня потрясла цифра, он мне назвал, что маржинальность — это тогда был курс рубля где-то в районе 50, потом он был хуже, потом лучше — он сказал: вот этот курс рубля наш рынок защищает, но у нас маржинальность достигает 40%. Я это запомнил, хотя я очень далек от всех этих технологических вопросов, но мне показалось, что свинина — это какое-то «золотое дно». Так это или не так?

Сергей Михайлов: Вы знаете, во многом это так. На самом деле, мы публикуем наши данные, у нас маржинальность текущая по свинине — в районе 40%.

То есть все совпадает с тем, что я слышал?

Сергей Михайлов: Наверное, нужно отметить, что с одной стороны, это происходит благодаря тому, что в России в целом очень высокое конкурентоспособное производство свинины и себестоимость одна из самых низких в мире. У тех, кто сделали современные, новые инвестиции и применили последние технологии, последнюю генетику. С другой стороны, наверное, маржинальность — не лучший показатель, как мерить это производство, потому что цикл производства — практически год. Возвратный капитал — здесь задействованы большие обороты и средства.

Многие скажут, всего год.

Сергей Михайлов: Ну да, если брать молочное производство или другие...

Там 10 лет.

Сергей Михайлов: Но год, согласитесь, если даже колбасу ту же взять, колбасу мы делаем за сутки, даже ту же сырокопченую колбасу — за месяц, а здесь год. Птица — это три месяца примерно. Индейка — что-то посередине. Поэтому маржинальность высокая, и я думаю это связано еще и с тем, что, имея огромный потенциал внутри страны, до недавнего времени Россия была одним из крупнейших импортеров свинины. И еще, может быть, пять-семь лет назад импортировали даже больше свинины, чем Китай. Китай — сегодня основной потребитель свинины в мире с большим запасом.

Сейчас мы уже выходим на тот рынок. Кстати, мы знаем, что мы начали экспорт свинины в Китай, объемы пока небольшие, какие-то другие рынки мы тоже осваиваем. Вы уже сказали, что наш внутренний рынок бурно развивался, он почти исчерпан?

Сергей Михайлов: Начат экспорт в Азию. На самом деле, доступа прямого на китайский рынок мы пока, к сожалению, не имеем, ни по птице, ни по свинине. И в этом направлении ведется огромная работа и Минсельхозом, и правительством, но, к сожалению, этот рынок для нас остается пока закрытым.

Он административно закрыт?

Сергей Михайлов: Да.

То есть у них тоже есть свой Роспотребнадзор, который инспектирует, проверяет?

Сергей Михайлов: Да.

Как вы думаете, от чего зависит открытие рынка?

Сергей Михайлов: Во многом это и от нас самих зависит, во многом это вопрос политический. От нас самих, потому что мы должны иметь реальную возможность, Россельхознадзору иметь возможность гарантировать качество и безопасность экспортируемой продукции. А здесь не последний вопрос — регионализация. Потому что сегодня, если у нас болячка в одной части страны, сразу другие страны закрывают всю Россию, потому что регионализация до конца еще не доведена, но практически этот вопрос уже решается. И в связи с этим перемещение продукции между регионами внутри страны — этот вопрос еще открыт. И возможность трейсить и прослеживать движение товара по стране — это важные темы, потому что и африканская чума присутствует, и птичий грипп. Это всегда риски, с которыми придется работать.

Я в связи с этим другую близкую тему затрону. Я знаю, что у нас ведется активная борьба не на жизнь, а на смерть с африканской чумой свиней, и в связи с этим, как я слышал, начали забивать в лесах кабанов. И многие, знаете ли, очень беспокоятся на этот счет. На ваш взгляд, это оправданная мера? Я, конечно, знаю понаслышке об этом.

Сергей Михайлов: Вы знаете, действительно, основной источник распространения африканской чумы — это дикая фауна, кабаны. Но, наверное, промежуточное звено этого — это те же ЛПХ — личные небольшие подсобные хозяйства небольшие, которые сегодня, к сожалению, не нормированы и не соблюдают те же правила безопасности, которые применяются в промышленном производстве, и тем самым создают дополнительные риски не только для себя, но и для крупных хозяйств. Это, конечно, проблема, потому что проинвестированы десятки миллиардов рублей, в том числе и частных инвестиций, и кредитные — это и банки, и государственные банки. И здесь уже в какой-то момент риски становятся слабоуправляемыми. И, к сожалению, африканская чума пока развивается по худшему сценарию, и, несмотря на много деклараций о том, что все с этим борются, мы пока видим, что все-таки больше деклараций, меньше действий. Хотя при этом я должен согласиться, что вопрос непростой.

И это на сегодня реальный, серьезный фактор в Вашей отрасли, да? То есть мы пока ничего не добились, чтобы побороть эту инфекцию?

Сергей Михайлов: Знаете, статистика вещь упрямая, мы, конечно, с этим боремся, но пока, если посмотреть на цифры, на количество вспышек, их меньше не стало. Последние 12 месяцев говорят о том, что их стало больше в разных регионах. Это, конечно, тревожный фактор.

И еще один вопрос. Вы сейчас запускаете в Подмосковье огромный новый завод. Приходится ли вам сейчас, в этой нашей экономической стадии, привлекать кредиты, или достаточно собственных средств?

Сергей Михайлов: Мы инвестируем и реинвестируем собственные средства, а также привлекаем кредиты. Например, в проекте в Каширском районе где-то 70 с лишним процентов — это кредиты.

Тогда позвольте еще один макроэкономический вопрос. Ну, так сказать стон, который звучит над российским бизнес-сообществом, что вот по этим ставкам, которые есть в этом году, были в прошлом году, ну, в общем, до сих пор они есть, что вообще кредитовать невозможно. Значит ли это, что ваш пример доказывает обратное, что и по этим ставкам, при той ценовой динамике, которая есть, кредиты можно брать, вкладывать, открывать производство в том сегменте, где гарантирован спрос?

Сергей Михайлов: Вы знаете, аграрный сектор — здесь, наверное, все-таки исключение, потому что действует ряд программ субсидирования процентной ставки, и вот новая программа, где субсидии получают банки, но заемщики могут брать деньги под 3-5% в рублях на длинный срок, я считаю, это подъемные ставки. Поэтому, наверное, когда мы говорим о процентных ставках, вопрос не только об аграрном секторе, а в целом там ставки, конечно, выше — и 10, и 12%. Поэтому у нас эффективная ставка — сегодня на уровне 3-4%.

Мы знаем, что со свининой и с птицей у нас стало все очень хорошо, мы не импортируем, мы, наоборот, экспортируем уже. Но нам бы очень хотелось знать, что и говядиной, и молоком мы тоже будем обеспечены. Вот интересы Вашей группы в эту сторону простираются, или Вы считаете пока это сложным, и с точки зрения бизнеса не привлекательным?

Сергей Михайлов: Мы пока сфокусированы на наших направлениях — птица, свинина, мясопереработка. И вот последний проект был на прошлой неделе. Мы запустили производство мяса индейки совместно с испанской группой «Фертес». Они более 20 лет занимаются индейкой. Это, наверное, новое направление для нас, но вот на данном этапе мы будем дальше усиливать и фокусироваться на этих направлениях. В молоко и говядину у нас планов заходить нет.

А Вы как-то рассматривали, оценивали, в чем причина? Я здесь не с Вашей корпоративной, а с такой общественной позиции. Мне просто интересно. Вы же успешная группа, но вот Вы не занимаетесь этим пока. Почему?

Сергей Михайлов: Знаете, просто мы считаем эти проекты, если говорить про говядину, то не очень привлекательными, слишком длинный срок производства. Рынок сам по себе не растущий, а он стагнирующий, и, на самом деле, потребление переключается от говядины на свинину, птицу и на индейку. Там рост приличный. Это связано, может быть, с высоким потреблением говядины, и она становится менее доступна для людей. Мы все-таки предпочитаем работать на растущих, на массовых рынках, где все-таки можно расти внутри рынка, но и сам рынок растет. По говядине рынок сужается. Что касается молока, достаточно неплохие программы, мне кажется, начинают работать по поддержке и стимулированию этого, но все равно цикл воспроизводства и регулирования этого рынка еще требует доработок. Хотя я не специалист на этом рынке, но мы также понимаем, что там очень высокая, сильно выраженная сезонность потребления.

Вы хотели бы иметь свою собственную зерновую базу?

Сергей Михайлов: Конечно, хотели бы, и мы ее сегодня уже имеем. У нас земельный банк около 300 тысяч гектар, мы недавно его практически удвоили — приобрели земли. Это позволит нам довести нашу самообеспеченность в зерне до 50-60%. Это вот тот комфортный уровень, который мы хотели поддерживать, чтобы сбить волатильность и защитить наш бизнес.

Больше не нужно или больше сложно сделать?

Сергей Михайлов: На данном этапе мы считаем, что даже больше не нужно, потому что все-таки риски в растениеводстве все равно остаются видимыми, риски в этом бизнесе выше, чем в мясе и переработке по новым разным факторам. Поэтому мы считаем, наш тот баланс, который мы для себя определили — это 50-60%, а остальное мы покупаем с рынка. Имеем сегодня очень развитую инфраструктуру, мы можем хранить до миллиона тонн зерна единовременно. Обладаем комбикормовыми заводами, мы себя полностью обеспечиваем своими кормами, и, в принципе, мы считаем, что у нас здесь рисков никаких нет.

Спасибо.

Россия. ЦФО > Агропром > bfm.ru, 1 июня 2017 > № 2205065 Сергей Михайлов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 1 июня 2017 > № 2203245 Сергей Егоров

Плюс на минус.

Реконструкция улиц удешевит жилье в ряде районов Москвы.

В рамках программы «Моя улица» в Москве до конца 2017 года планируется реконструировать более 80 городских территорий. Несмотря на то, что в целом обновление и облагораживание общественных пространств положительно влияет на облик столицы и ее отдельных районов, в ряде локаций результатом проведения работ может стать падение стоимости жилой недвижимости.

Партнер, директор S.A. Ricci жилая недвижимость Сергей Егоров:

Если говорить о рынке недвижимости Москвы как о едином целом, то, безусловно, реконструкция улиц, как и любые разумные усилия, направленные на улучшение качества городской среды, — это фактор со знаком «плюс». Столица за последние годы стала намного дружелюбнее, приятнее для жителей. Парки, пешеходные пространства, велодорожки, выделенные полосы для общественного транспорта, остановки с Wi-Fi — все это работает на повышение привлекательности как города в целом, так и местного жилья.

В некоторых районах Москвы стоимость квартир заметно возросла за последние годы, в том числе именно за счет реконструкции улиц: Это Новый Арбат, улица Мытная, ряд кварталов, расположенных у Садового кольца. В отдельных зданиях рост цен на жилье и коммерческие помещения на первых этажах по окончании работ составил до 10 процентов.

Благоустройство уличных пространств традиционно больше влияет на стоимость вторичного жилья, нежели первичного: Застройщики заранее разрабатывают планы повышения цен, учитывая и перспективные изменения среды. Кроме того, быть осторожнее их вынуждает текущая конъюнктура рынка. А владельцы квартир в старых домах, как правило, проще подходят к вопросу ценообразования: «причесали» улицу, двор — значит и метры теперь можно продать подороже.

Между тем, реконструкция дорожной сети далеко не всегда играет на руку продавцам недвижимости: из-за создания пешеходных пространств в ряде центральных районов заметно ухудшилась транспортная ситуация и снизилась доступность жилья.

Но больше других страдают все-таки арендаторы и владельцы коммерческих помещений. Самый яркий пример здесь — Тверская улица, где в период ремонтных работ сильно упала посещаемость магазинов и ресторанов. Пример со знаком «плюс», в свою очередь — Пятницкая: там расширили тротуары, сделали красивые пространства для отдыха, и это совершенно поменяло облик Замоскворечья. В результате рейтинг района, в последние годы снижавшийся, пошел вверх. За счет этого бóльшую привлекательность получили реализуемые здесь проекты — Barkli Gallery, «Малая Ордынка, 19» и другие.

По итогам реконструкции 2017 года снижение цен на квартиры может произойти в районе Лесной улицы и площади Красных ворот. Повышения стоимости жилой недвижимости можно ожидать на Краснопресненской набережной, Житной улице, Бульварном кольце, в квартале, прилегающем к площади Тверская Застава и на реконструируемом участке Садового кольца. В стороне, то есть без корректировок стоимости жилья, останутся кварталы, где не произойдет заметных функциональных преобразований: так было, к примеру, с Большой Дмитровкой и Столешниковым переулком — поставили лавочки, кадки с деревьями, но там и без того был ресторанно-магазинный кластер, и, по сути, ничего не изменилось.

Автор: Партнер, директор S.A. Ricci жилая недвижимость Сергей Егоров

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 1 июня 2017 > № 2203245 Сергей Егоров


Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 1 июня 2017 > № 2197458

Дмитрий Медведев посетил детский технопарк «Кванториум» в Королёве.

Председатель Правительства осмотрел лаборатории «Кванториума» и встретился с руководителями региональных детских технопарков.

Детские технопарки «Кванториум» – площадки дополнительного образования, на которых учащиеся в проектном формате обучаются перспективным естественно-научным и техническим направлениям, осваивают инженерные направления, в том числе современные лазерные технологии, нейротехнологии, беспилотную авиацию, программирование, 3D-моделирование и другие.

«Кванториумы» открываются Фондом новых форм развития образования во исполнение поручений Президента и Правительства России для создания среды для ускоренного развития детей в возрасте от 5 до 18 лет в научно-технической сфере, формирования у подрастающего поколения изобретательского мышления.

В настоящее время открыто 24 детских технопарка «Кванториум» в 19 субъектах Федерации.

В 2017 году ещё 17 регионов присоединились к инициативе создания технопарков, что позволит к концу года создать сеть из 50 площадок с охватом – 45 тыс. детей на постоянной бесплатной основе и более 400 тыс. детей, вовлечённых в деятельность технопарков.

Инициатива по созданию точек роста и создание на базе детских технопарков методических модельных центров в образовательной сфере вошла в основу приоритетного проекта «Доступное дополнительное образование для детей», утверждённого Советом при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Первый в Московской области центр дополнительного образования «Детский технопарк “Кванториум”» в Королёве открыт 10 декабря 2016 года.

В настоящее время в королёвском «Кванториуме» реализовано четыре направления деятельности: космос, робототехника, IT и Hi-Tech; до конца 2017 года будут открыты ещё два направления – промышленный дизайн и нанотехнологии.

Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 1 июня 2017 > № 2197458


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > carnegie.ru, 31 мая 2017 > № 2193188 Константин Ранкс

Пятиэтажки и глобальное потепление. Как реновация связана с экологией Москвы

Константин Ранкс

Хрущевки стоят в среднем 60 лет. Активные изменения климата начались в течение последних 20 лет. Что будет с нынешними новостройками еще через 20–30 лет, когда в полной мере дадут о себе знать залповые осадки, усиление ветров и другие последствия разбалансировки климата, вызванные глобальным потеплением?

История с реновацией в Москве практически мгновенно из хозяйственного вопроса стала политическим, связанным с отношением населения и властей к собственности. Но недавний ураган в Москве, унесший жизни 16 человек, напомнил, что у той истории есть и еще одно измерение – экологическое, о котором сейчас говорят мало, но которое спустя недолгое время может стать для любой власти и для будущих жителей российской столицы большой проблемой.

Формальная логика инициаторов московской реновации почти безупречна – жилые дома ряда серий, возводимых в 50–60-е годы ХХ века, обобщенно именуемые хрущевками, элементарно состарились. Их предлагается снести и на их месте построить новые дома. Жителей убеждают, что им будет только лучше, и, возможно, отцы города верят в это сами. Правда, до сих пор неясно, какой же этажности будут эти новые здания. По разным данным, они могут быть и менее 14, и до 25 этажей.

Однако сомнение вызывает не только практика принятия общественно важных решений до его обсуждения с заинтересованным населением, но и горизонт учета последствий этих решений. Что станет с этими зданиями, микрорайонами, вообще с Москвой через 20, 40, 60 лет, когда этим башням будет столько же, сколько сегодняшним хрущевкам?

Вопрос этот совсем не праздный – недавний ураган еще подтвердил, что изменения климата налицо и их влияние на человека нельзя не учитывать. Скоро перед властями Москвы может встать новая проблема: а что делать с вверенным им городом, не поторопились ли они вытягивать его ввысь, и, возможно, нужно искать другие решения. Тем более что и пресловутый мировой опыт демонстрирует, что в вопросах климата завтра будет хуже, чем вчера. И уж точно сложнее.

Мечта о городе-саде

Уже в конце XIX века в развитых странах мира люди начали ужасаться каменным, прокопченным джунглям индустриальных городов, осознавая необходимость соблюдать баланс между участками застройки и зелеными насаждениями. Тогда родилась концепция «города-сада» британского социального утописта Эбенизера Говарда и финна Конрада Целлиакуса.

Широко воплощать эти идеи стали только в 1950-е годы, после Второй мировой войны. В разных странах степень проработанности проектов была разной – на весь мир прогремел микрорайон Тапиола близ Хельсинки, который долгое время считался образцом совмещения многоэтажной застройки и лесного ландшафта.

В СССР в 1950-е и ранние 1960-е годы не погружались в архитектурные изыски, но тем не менее понимали, что дома должны разделяться площадями газонов и многолетних зеленых насаждений, а в идеале следует сохранять здоровые существующие деревья ценных пород: сосну, дуб, клен. Предполагалось, что люди в таких микрорайонах будут чувствовать себя как на природе, а растительность не только станет услаждать взоры жильцов, но и поглощать пыль, выхлопные газы машин и шум близлежащих дорог.

Мало того, наличие растительности между домами соизмеримой высоты выполняет роль кондиционера воздуха в жаркую погоду. И дело не только в приятной тени – деревья и кустарники выкачивают из грунтов воду, которая испаряется листьями, снижая температуру окружающего воздуха.

Рассчитывать на рост зелени можно только в том случае, если к ней обеспечен доступ солнечного света. А это значит, что высота зданий не должна быть заметно выше крон деревьев. А если выше, то нужно увеличивать пространство между домами. Впрочем, за рост расстояний между зданиями выступали и инженеры, так как это уменьшает нежелательное взаимодействие нагрузок в грунтах под фундаментами. Кстати, помимо прочего, корневая система деревьев откачивает влагу и тем самым способствует сохранению уровня грунтовых вод, что также благоприятно сказывается на устойчивости зданий и подземных коммуникаций.

Идеология взаимодействия человека и природы в конечном счете стала пробиваться и в СССР. В 1972 году в Вильнюсе местными архитекторами и строителями был возведен жилой район Лаздинай, прекрасно вписавшийся в окружающий ландшафт, с сохранением уникальной лесопарковой зоны. За эту работу коллектив создателей получил Ленинскую премию, а микрорайон стал считаться образцом жилищного строительства для других городов Советского Союза.

С годами росла высотность жилых микрорайонов. Сначала это были многоподъездные корабли высотой девять этажей, затем появились и еще более высокие жилые комплексы. И по мере роста их высоты стали обнаруживаться проблемы, о которых ранее не приходилось задумываться.

Ветер в окна

С точки зрения аэродинамики пятиэтажный массив со значительным количеством деревьев сходной высоты – это достаточно однородная поверхность. Скорость ветра между такими домами значительно снижается, все происходит как в лесу: наверху шумит, а внизу – тишина. Однако там, где над землей возвышаются многоэтажные здания, ситуация совершенно другая. Еще на заре высотного строительства, в конце XIX века, стали обращать внимание, что на некоторых улицах, ограниченных многоэтажной застройкой, постоянно возникали мощные потоки воздуха.

Метеорологи также обратили внимание на простой факт: в центре крупных городов в целом было теплее, чем в пригородах. Немного, на считаные градусы, но и этого было достаточно для того, чтобы цветы там распускались раньше. В приморских городах, таких как Нью-Йорк, Амстердам или Петербург, это было заметно меньше, чем в городах материковых, – Берлине, Париже или Москве.

В 1990-е годы на волне глобального роста интереса к проблемам окружающей среды эти явления – локальные ветры и повышенные температуры в районах высотной застройки – стали внимательно изучать, чтобы найти способы ограничить их негативные последствия и понять причины других побочных эффектов – например, роста осадков.

Огромные здания, встающие на пути ветра, как бы разбивают поток на восходящую и нисходящую составляющие. Нисходящие потоки воздуха могут быть очень сильными – настолько, что сбивают людей с ног или даже опрокидывают грузовики, что приводит к человеческим жертвам. Подобная трагедия произошла, например, в 2011 году в Западном Йоркшире, близ 32-этажного здания Bridgewater Place.

Мощные ветровые нагрузки требуют повышать прочность окон, чтобы избежать их разрушения и падения стекол и рам на улицу. Конструкторы чаще всего решают эти проблемы, проектируя глухие, то есть неоткрываемые окна из особо прочного стекла в специальных рамах. В результате воздухообмен в таких зданиях осуществляется только с помощью систем вентиляции.

Но даже если бы такие окна открывались, то далеко не всегда это приносило бы облегчение. Проблема в том, что высокое здание само в солнечный день генерирует мощный поток теплого воздуха, который струится вдоль солнечной стены, увлекая вверх пыль и мелкий мусор.

По этой причине современные архитекторы рекомендуют изыскивать все возможности для создания зеленых зон вокруг таких зданий, используя деревья как пылеуловители. Но исходя из коммерческих соображений, очень часто высотные дома строят так близко друг к другу, что между ними просто не могут нормально развиваться деревья и кустарники, а иногда места вообще нет – все отдано под проезды и парковки.

Но и это только часть грядущих проблем, с которыми столкнуться жители российских (и не только российских) городов. Хрущевки стоят в среднем 60 лет. Активные изменения климата начались в течение последних 20 лет. Что будет с климатом и новостройками через два-три десятилетия, то есть еще при жизни абсолютного большинства читателей этих строк?

Город будущего

Если ученые могут спорить о степени влияния человека на климатические изменения, то с данными самих замеров не поспоришь – глобальное потепление есть, и сильнее всего оно проявляется именно в северных широтах. Важное слово тут – «глобальное», это означает, что локально, в конкретных местах будут периоды и необычного холода, и жары; погода становится все более разбалансированной.

Ливни в декабре и снег в мае, а возможно, и в июне, затем жара, снова похолодания и короткие, но мощные шквалы, экстремальные дожди – вот портрет погоды ближайших десятилетий. В североевропейских странах относятся к этому с большой серьезностью – погодные аномалии стали отмечаться и у них так часто, что сами по себе превращаются в новую норму.

Например, датские специалисты отмечают, что в наших широтах (это и в Копенгагене, и в Риге, и в Москве) увеличивается количество осадков, которые выпадают залповым образом. Это очень большая проблема, поскольку ливневые канализации не рассчитаны на такие мощные потоки. Из-за этого растет вероятность подтоплений улиц и массового затопления подвальных помещений.

Большой вред конструкции зданий несут скачки температуры вокруг нулевой отметки. Кирпич, бетон, камень могут выдержать ограниченное число циклов намокания, замерзания и последующего оттаивания. Кирпич, способный выдержать 50 циклов (марка F50) и более без заметных изменений, используется для отделки внешней части зданий; марок F15, F25 – только для внутренних частей. Бетон в целом более морозостоек, но его разновидности марки F200 и выше весьма дороги.

Поэтому, планируя масштабное переустройство города, необходимо учитывать возможное сокращение срока службы зданий, возведенных по старым технологиям, независимо от того, когда их построили. Датские специалисты, учитывая неопределенность наступающих климатических изменений, вообще не рекомендуют сейчас начинать перестройку и реновацию, потому что мы еще до конца не понимаем, с чем нам придется бороться спустя несколько лет.

К сожалению, деньги могут понадобиться и для других дел. Потребуется создавать новые водоотводы для сохранения автомобильных и железных дорог, мостов и прочих переходов. Растет опасность повышения уровня грунтовых вод, что может привести к потере устойчивости зданий и тоже потребует специальных мероприятий.

Именно потому, что денег не бывает слишком много и процесс климатических изменений уже начался, следует внимательно изучить, какие опасности грозят нам уже в ближайшем будущем. Нужно узнать мнение озеленителей, какие деревья нужно культивировать в городе; мнение геологов, где и как строить; строителей, транспортников и так далее. Спешка в таком масштабном деле недопустима, так как в реальной форс-мажорной ситуации будет просто неясно, как поступить.

Разумеется, надо решать вопрос со старыми, ветшающими жилыми и общественными зданиями. Некоторые из них есть смысл укреплять и реновировать, другие придется расселять. Но, строя новое, нужно понимать, в каких условиях будут жить люди спустя всего лишь пару десятилетий. И объяснить это людям.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > carnegie.ru, 31 мая 2017 > № 2193188 Константин Ранкс


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 31 мая 2017 > № 2191483

Животноводы со всей России приняли участие в семинаре на луховицком предприятии «Пойма».

Участниками мероприятия, организованного в рамках партийного проекта «Российское село», стали руководители крупнейших хозяйств из разных регионов страны, представители власти и научного сообщества, передает The DairyNews со ссылкой на сайт отделения МО партии «Единая Россия».

На открытии семинара выступил генеральный директор «Поймы» Анатолий Анисимов, который также является председателем общественного Совета партпроекта «Российское село» в Московской области. Он подвел итоги работы предприятия за прошлый год, перечислил актуальные проблемы. «Имеем свыше 6700 голов крупного рогатого скота, 2750 из которых – дойное стадо. По поголовью являемся вторыми в Подмосковье, обладаем статусом племзавода, успешно занимаемся продажей нетелей. Объем отгруженной продукции за прошлый год составил 600 миллионов рублей, а количество произведенного молока – 22 тысячи тонн. Средний надой на одну фуражную корову у нас достиг 7950 кг. Если все сложится хорошо, то до конца года доведем показатель до 8,5 тысяч», – рассказал Анисимов.

Говоря о проблемах, он заострил внимание на нехватке земли и, как следствие, на необходимости арендовать угодья. Кроме того, селян в этом году подводит погода. По словам Анатолия Анисимова, такой холодной весны в его практике еще не было. В этой связи заготовка качественных кормов находится под угрозой. Как подчеркнул глава «Поймы», аграриям в данной ситуации остается рассчитывать на поддержку власти.

В семинаре участвовал министр сельского хозяйства и продовольствия Московской области Андрей Разин. Он отметил значимость проведения таких мероприятий и сообщил, что региональное правительство одним из ключевых направлений в развитии отрасли считает создание условий для привлечения молодых специалистов.

«Невозможно двигаться вперед, не обмениваясь знаниями и опытом. Данный семинар – не локальная история, ограниченная Подмосковьем, а всероссийский уровень. Приехали представители Челябинской области, Санкт-Петербурга, других регионов страны. Это означает, что проблемы мясного и молочного животноводств актуальны. Без постоянного общения друг с другом, так называемой сверки карт, решать те или иные задачи довольно сложно. На семинаре обсудили массу тем. Подняли вопрос привлечения в отрасль молодых кадров, который считаем наиболее приоритетным», – поделился мнением Разин.

По его словам, совместно с предприятиями необходимо создать особую программу обучения молодых специалистов. Ее задача – дать возможность ребятам, получающим профессию, проходить практику в тех хозяйствах, куда впоследствии они смогут трудоустроиться, осваивать то оборудование, которое применяется на современных производствах.

Далее выступил региональный координатор федерального партийного проекта «Российское село», секретарь луховицкого отделения «Единой России» Владимир Гинсберг. Он выразил признательность коллективу «Поймы» за трудовые успехи и подчеркнул, что местные аграрии готовы к сотрудничеству.

«Надеюсь, наша встреча окажется результативной и нам удастся наметить совместные действия, которые поспособствуют развитию отрасли. В решении проблем, существующих в животноводстве, заинтересованы как федеральная, так и областная власть, руководство партии «Единая Россия», администрация муниципалитета и, конечно же, все, кто сегодня находится в этом зале. Общими усилиями нам, аграриям, удалось преодолеть кризис девяностых годов, чуть было не приведший к уничтожению отрасли, сохранить производства. Уверен, справимся и теперь, хотя и сейчас, прямо скажем, времена в экономике довольно сложные. Нам нужно не забывать, пожалуй, самую важную истину: когда мы вместе – мы сила, так что призываю к единству», – выступил Гинсберг.

Пленарная часть семинара сменилась практической. Участники мероприятия побывали в животноводческом комплексе «Поймы», осмотрели современную кормоуборочную технику, которая находится на вооружении предприятия, а также долголетние культурные пастбища. Кроме того, в программе семинара было посещение местных достопримечательностей и выезд в музей Сергея Есенина, расположенный в рязанском селе Константиново.

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 31 мая 2017 > № 2191483


Казахстан. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 30 мая 2017 > № 2190117

Один из ведущих вузов России - Московский Финансово-Промышленный Университет «Синергия» (МФПУ «Синергия») - полностью перевел и адаптировал две из своих специальностей дистанционного обучения на казахский язык, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Теперь все желающие могут пройти обучение по наиболее популярным направлениям - «Менеджмент» и «Экономика» - на казахском языке и получить диплом о высшем образовании.

«Отмечу, что это инициатива самого университета. И, несмотря на немалые финансовые затраты, вуз пошел на этот шаг, чтобы удовлетворить большой спрос на местном рынке со стороны казахоязычного населения на обучение именно на государственном языке. Думаю, это только начало большого процесса по переводу и остальных популярных специальностей МФПУ «Синергия» на казахский язык. Я рад, что мы можем сделать обучение в нашем университете для студентов еще более полезным и комфортным и, таким образом, задаем хорошую тенденцию на рынке образования», - говорит генеральный директор представительства МФПУ «Синергия» в Казахстане Бауржан Касымбергебаев.

Московский Финансово-Промышленный Университет «Синергия» основан

в 1988 году. Имеет представительства практически во всех регионах Российской Федерации и за рубежом. В Казахстане университет работает уже 7 лет, предоставляя услуги дистанционного обучения.

В 2016 году в университете обучались более 50 тысяч студентов из 50 стран.

В 2003 году МФПУ «Синергия» стал членом Европейского фонда развития менеджмента. В 2006 году МФПУ присоединяется к Великой хартии университетов (Magna Charta Universitatum).

Также «Синергия» стал первым российским вузом, получившим аккредитацию Европейского Фонда Гарантий Качества Электронного Обучения (The European Foundation in E-learning, EFQUEL).

Университет первым в России получил престижную аккредитацию Международной Ассоциации MBA (Association of MBAs). Это также единственный вуз в РФ, который выдает вместе с государственным дипломом России, диплом одного из своих зарубежных вузов-партнеров, а также общеевропейское приложение Diploma Supplement, которое позволяет выпускникам беспрепятственно устроиться на работу в Европе.

Казахстан. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 30 мая 2017 > № 2190117


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 мая 2017 > № 2205043 Алексей Шапошников

В Мосгордуме разъяснили ситуацию с выходом из программы реновации

Для Business FM председатель Московской городской думы Алексей Шапошников прокомментировал слова некоторых префектов о том, что нежелающим попасть под снос нужно около 70% голосов единомышленников

Противникам реновации в каждом конкретном доме достаточно трети голосов для того чтобы выйти из программы. Точнее, 1/3 плюс один голос. Несмотря на то, что на некоторых встречах с префектами представители власти говорят, что нежелающим попасть под снос нужно набрать почти 70% единомышленников, закон, принятый Мосгордумой, говорит об обратном.

Ситуацию по просьбе Business FM прояснил председатель Московской городской думы Алексей Шапошников. Он же рассказал, что должны делать москвичи, желающие, чтобы их пятиэтажки попали в программу реновации.

Алексей Шапошников: Чтобы дом остался в предварительном списке и вошел в программу реновации, необходимо, чтобы за это проголосовали две трети жителей. Напоминаю, что у нас голосуют и собственники, и наниматели жилых помещений. Если же какой-либо из домов при голосовании набирает одну треть против, автоматически становится понятно, это проистекает из текста закона, из текста постановления, вряд ли этот дом попадет в программу реновации, так как одна треть уже проголосовала против. Этому есть доказательства, не далее как вчера 18 домов были уже исключены из списка, потому что жители более чем одной третью проголосовали против вхождения в программу реновации.

Для домов, которые не попали в список на голосование, но жители которых хотят наоборот, чтобы дом вошел в программу реновации, нужно собрать две трети голосов «за»?

Алексей Шапошников: Им помимо того, что необходимо собрать две трети голосов «за», также необходимо провести именно собрание собственников, именно на собрании собственников они должны получить две трети голосов. Соответствующий протокол нужно передать в префектуру, и мнение москвичей будет учтено — дом будет включен в программу реновации.

Если это собрание было проведено без оформления документов, необходимых в нужной процедуре, то есть в свободной форме — опросили соседей, потому что есть такие прецеденты?

Алексей Шапошников: У нас есть с вами Жилищный кодекс, в котором четко прописана процедура проведения общего собрания собственников, и мы должны с вами действовать в рамках существующего законодательства. Надо смотреть, что вы подразумеваете под свободной формой. Если протокол и другие документы, сопутствующие собранию, составлены от руки, вы можете это называть кустарным способом, но они будут иметь юридически значимую силу, поэтому давайте с каждым таким собранием разбираться индивидуально.

Многие сомневающиеся хотят узнать, как на данный момент голосуют их соседи из соседних домов, кварталов. Это предусмотрено как-то? Где-то информация о промежуточных результатах голосования будет объявлена или нет?

Алексей Шапошников: Все результаты будут подведены после 15-го, кроме тех домов, которые, как мы с вами говорили чуть раньше, уже проголосовали против вхождения в программу более чем одной третью голосов.

Граждане, не успевшие провести собрание и не попавшие пока в список на голосование, если они не успевают, то есть начали эту процедуру до 15 июня, но не успели провести, собрать кворум и так далее, у них остается шанс?

Алексей Шапошников: Даже если по 15 июня, когда будут подведены результаты, какой-либо из домов, отвечающий требованиям закона, захочет попасть в список домов, подлежащих реновации, они также могут провести общее собрание собственников по тем же правилам, которые мы с вами обсуждали, подать документы, их документы будут рассмотрены, и, скорее всего, дом может быть включен в программу реновации.

Префекты говорят совершенно противоположное: 15-е число — это граница, кто не успел, тот опоздал, все.

Алексей Шапошников: 15-е число — граница, чтобы попасть в нынешнее постановление.

То есть это отдельная история.

Алексей Шапошников: Если до 15-го числа проведут собрание должным образом, наберут две трети и подадут документы, они будут включены.

Но если не успеют, шанс остается?

Алексей Шапошников: Да, шанс остается, конечно.

Иван Медведев

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 мая 2017 > № 2205043 Алексей Шапошников


Россия. ЦФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 мая 2017 > № 2186820 Андрей Шаронов

«У меня точно был комплекс самозванца»: Андрей Шаронов о карьере, бизнес-образовании и предпринимательстве

Редакция Forbes

Мировая тенденция: целесообразность высшего образования, которое изначально было ступенькой наверх, ставится под вопрос. Человек теряет много времени и изучает то, что уже устарело. Другой тренд, уже российский — государство является крупнейшим бизнесменом в стране. Россия сегодня — страна государственного капитализма с огромной ролью силовиков в экономике. Почему молодые энергичные люди должны идти получать образование в бизнес-школе, а не, скажем, в академии ФСБ?

На этот и другие вопросы отвечает гость Forbes Club, президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов.

Зачем нужно бизнес-образование

Мы живем в фантастически быстро меняющемся мире, в котором невозможно не только процветать, но даже адаптироваться к изменениям, если ты постоянно не учишься чему-то новому. Справедливости ради нужно сказать, что обучение — это не обязательно сидение за партой. Мы обучаемся, рефлексируя по поводу нашего собственного опыта.

С середины восемнадцатого века профессии наследовались потомками, то есть люди поколениями жили в одной и той же модальности с примерно сопоставимыми навыками. Сейчас человек в среднем восемь раз за жизнь меняет виды деятельности.

Мои бабушка и дедушка были неграмотными, дедушка умел читать по слогам, а бабушка ставить подпись. Только один из их сыновей получил высшее образование – это был мой дядя. О нем говорили: «Вот он выучился на кого-то». Сегодня невозможно «на кого-то» выучиться. Это бессмысленно, поскольку все так быстро меняется, и мы должны тоже быстро меняться, чтобы соответствовать требованиям.

И бизнес-школа – это один из видов образования для взрослых, но очень концентрированного. Как показывает практика англо-саксонских стран, бизнес-школа хорошо подходит и чиновникам тоже. Я учился в Англии и Германии в школах для государственных служащих и заметил, что в немецкой культуре есть разделение: чиновники учатся в одних школах, а бизнесмены – преимущественно в бизнес-школах.

В Великобритании Маргарет Тэтчер в какой-то момент приватизировала Civil Service College, где учились чиновники. И тогда школе пришлось встать в очередь на конкурсы, чтобы получать право обучать не только чиновников, но и менеджеров и предпринимателей. Что важно, учили их примерно одному и тому же — возможно, именно поэтому диалог между чиновниками и предпринимателями там проходит чуть легче, чем в странах с другой культурой, в том числе и в России.

О комплексе самозванца и карьере

Мою карьеру можно разделить на две части. В начале почти все в моем окружении были старше меня, что заставляло испытывать комплекс самозванца.

Я очень рано стал депутатом, успел поработать даже в ЦК комсомола. Почти случайно я стал замминистра экономики, будучи сильно моложе всех моих коллег. Мне постоянно указывали на то, что мне не хватает стажа или образования, одним словом — регалий. И, конечно, приходилось вести определенную борьбу (прежде всего с самим собой) — пусть сейчас ты самозванец, но ты адекватен ситуации и ожиданиям, а через некоторое время предложишь нечто новое, что докажет, насколько ты ценный человек для этой компании.

А вторая половина жизни началась недавно, когда я понял, что стал старше окружающих меня людей. Думаю, я впервые это почувствовал в 43 года, когда уже работал в «Тройке Диалог». Как с этим жить? Я пытаюсь не доминировать, не подчеркивать возраст, статус, чтобы не демотивировать окружение.

Вообще мне больше нравятся плоские организации, где расстояние от начальника до самого низшего должностного лица совсем небольшое. Конечно, для крупных организаций это невозможно, но для небольших — вполне работающая структура. Такой метод управления создает комфортную среду, которая раскрепощает людей, в ней они раскрываются лучше, чем в вертикальных иерархичных организациях. И в этом смысле у меня уже нет комплексов.

Об отношении к предпринимателям в России

Общество в России не доверяет бизнесменам, у нас вообще не связывают появление общественного блага с предпринимателями. Иногда возникает ощущение, что люди живут в модели, при которой блага и ценности образуются от государства, а не от совокупности капитала и наемного труда, как это, в общем-то, происходит на самом деле.

В рыночных экономиках, к сожалению, предприниматели давали немало поводов считать себя своего рода хищниками. И с этим спорить сложно, так часто бывает, но тут общественные и государственные институты должны выстраивать определенные защитные барьеры.

Мне кажется, что подобная ситуация — это детская болезнь, которую мы переживаем как общество, которое исторически недавно к этому подошло. Возможно, правительству стоит занять проактивную позицию в отношении популяризации предпринимательства как общественно полезного, а не вредного вида деятельности.

Россия. ЦФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 мая 2017 > № 2186820 Андрей Шаронов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 мая 2017 > № 2186819

Лекция фонда Егора Гайдара «Как теория игр помогает решить проблемы большого города?»

Редакция Forbes

Лекция Алексея Савватеева из цикла «Теория игр» состоится 30 мая в 19:00

Фонд Егора Гайдара приглашает на последнюю лекцию из цикла, посвященного теории игр, на тему «Как теория игр помогает решить проблемы большого города?»

Почему люди предпочитают селиться большими группами и жить в городах? Зачем нужна такая концентрация людей в одном месте, если возможно более равномерное расселение? Чего ради мы терпим пробки, очереди, давку на транспорте, проблемы с экологией и другие трудности жизни в большом городе? Один из основных ответов заключается в том, что в городах проще и дешевле доступ к качественным общественным благам — медицине, образованию, безопасности, спорту, культуре. Однако предоставление общественных благ приводит к самым разным конфликтам: сложно договориться о том, как именно должны предоставляться общественные блага и, самое главное, кто за них должен платить.

В своей лекции Алексей Савватеев, доктор физико-математических наук и ректор университета имени Дмитрия Пожарского, расскажет, как теория игр помогает спрогнозировать взаимодействие большого числа людей с различными интересами, смоделировать оптимальный доступ к общественным благам и предугадать последствия «голосования ногами», когда люди выбирают города или районы согласно своим предпочтениям, средствам и способностям.

Лекция состоится 30 мая в 19:00 в Особняке на Волхонке (Большой Знаменский переулок, дом 2, строение 3).

Модератор цикла: Софья Кисельгоф, кандидат физико-математических наук, доцент Департамента математики Факультета экономических наук НИУ ВШЭ.

Прямая трансляция и расшифровка лекции будут доступны на Forbes.ru.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 мая 2017 > № 2186819


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 мая 2017 > № 2190335

Посещение Сретенского монастыря.

Владимир Путин посетил московский Сретенский монастырь.

Глава государства присутствовал на церемонии освящения нового храма Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, которую совершил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

По завершении чина освящения Владимир Путин преподнёс в дар храму икону Иоанна Предтечи XIX века. В присутствии Президента икону поместили в алтаре.

Затем глава государства в сопровождении Патриарха Кирилла и наместника Сретенского монастыря епископа Егорьевского Тихона осмотрел новый храмовый комплекс, а также здание духовной семинарии.

Храм Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Церкви Русской на территории Сретенского мужского монастыря возведён к 100-летию революционных событий 1917 года.

Кроме того, состоялась краткая беседа Владимира Путина с иерархами Русской православной церкви заграницей, ставшей 10 лет назад неотъемлемой самоуправляемой частью Русской православной церкви.

* * *

Выступление на церемонии освящения храма Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Церкви Русской

В.Путин: Ваше Святейшество, Ваше Высокопреосвященство, дорогие друзья!

Церемония освящения нового храма Сретенского монастыря – важное, значимое событие не только для православных верующих, но и для нашего общества в целом.

И вот почему: этот храм посвящён и Воскресению Христову, и новомученикам, то есть памяти тех, кто пострадал за веру в период богоборчества, кто погиб в ходе репрессий; и вместе с тем он олицетворяет примирение.

Храм открывается в год 100-летия Февральской и Октябрьской революций, ставших отправной точкой для очень многих из тех тяжелейших испытаний, через которые пришлось пройти нашей стране.

Глубоко символично, что новый храм открывается в год 100-летия Февральской и Октябрьской революций, ставших отправной точкой для очень многих из тех тяжелейших испытаний, через которые пришлось пройти нашей стране в XX веке.

Мы должны помнить и светлые, и трагические страницы истории, учиться воспринимать её целиком, объективно, ничего не замалчивая. Только так возможно в полной мере понять и осмыслить уроки, которые нам преподносит прошлое.

Мы знаем, как хрупок гражданский мир, – теперь мы это знаем, – мы никогда не должны забывать об этом. Не должны забывать о том, как тяжело затягиваются раны расколов.

И именно поэтому наша общая обязанность – делать всё от нас зависящее для сохранения единства российской нации, через постоянный диалог поддерживать общественно-политическое согласие и, опираясь на наши традиционные ценности, на ценности наших традиционных религий – православия, ислама, иудаизма, буддизма, – не допускать никакого ожесточения и никакого раскола.

Осознание общности целей, главная из которых – благополучие каждого нашего человека и нашей Родины в целом, и есть тот ключ, который помогает преодолевать разногласия. Ярчайшим подтверждением тому служит и восстановление единства Русской православной церкви, десятилетие которого мы отмечаем в эти дни.

Путь к возрождению церковной целостности, объединению Русской православной церкви Московского патриархата и Русской православной церкви заграницей был непростым. Да иначе и быть не могло: за долгие годы разобщённости, уходящей своими корнями в драму братоубийственной гражданской войны, накопилось слишком много противоречий и взаимного недоверия. Но обе церкви, искренне стремясь к укреплению православия, укреплению нашей общей Родины, сумели достойно пройти этот путь.

Русская православная церковь здесь, в России, страдая, неся огромные потери, всегда была рядом с народом. А Русская православная церковь заграницей всегда помогала нашим соотечественникам, оказавшимся вдали от Родины, не только сохранять веру, но и ощущать свою тесную связь с Родиной, с Россией, с её традициями, языком, с нашей культурой.

И восстановление единства укрепило эту связь. Оно стало и остаётся событием огромного нравственного звучания, символом и примером того, что история нашей страны, её прошлое могут и должны не разъединять, а объединять всех нас.

Нашу страну, саму российскую государственность невозможно представить без духовного, исторического опыта Русской православной церкви, который передаётся из поколения в поколение через пастырское слово. Уверен, новый храм Сретенского монастыря станет ярким, притягательным центром религиозной и просветительской деятельности, будет способствовать укоренению в нашем обществе идей добра, взаимоуважения и примирения.

Поздравляю вас!

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 мая 2017 > № 2190335


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 23 мая 2017 > № 2205048 Владимир Платонов

Реновация для бизнеса: власти обещают индивидуальный подход

Будут ли учтены все пожелания бизнесменов к реновации? Индивидуальная работа будет вестись с каждым предпринимателем, обещают в Торгово-промышленной палате Москвы

Реновация, как известно, коснется не только жильцов пятиэтажек, но и бизнеса. Как же при расселении этих домов будут решаться проблемы собственников нежилых помещений? Что им предложат взамен — равнозначное помещение или равноценную компенсацию? Кто и как будет проводить оценку, и можно ли будет ее оспорить. На эти и другие вопросы обозревателя Business FM Ивана Медведева ответил президент Московской торгово-промышленной палаты, депутат Мосгордумы Владимир Платонов.

Владимир Михайлович, не так давно для собственников жилых помещений была введена поправка, которая гарантирует равноценность. То есть не равнозначную квартиру, а деньги. Бизнесу, конечно, тоже интересен такой вариант, по крайней мере, чтобы он был как альтернатива. Потому что, говоря о равнозначности, здесь очень сложно будет подобрать равнозначное помещение, мы же говорим о первой линии, о трафике пешеходов и так далее. Очень много составляющих.

Владимир Платонов: Согласен полностью. Если у нас отрегулировано все-таки переселение жителей, а сейчас уже возникло и то, что некоторым не нужна квартира, а нужна денежная компенсация, то эта гарантия есть. По предпринимателям все гораздо сложнее. Вы назвали уже часть проблем, которые есть. Если пока жителей интересует, куда будут выходить окна, то для бизнеса гораздо важнее другие, более важные составляющие. Они были в 15-30 метрах от метро, через них шли потоки, и где они окажутся? И они уверены, что негативно это скажется на бизнесе и сложно на словах переубедить: да нет, будет все нормально. Вот именно поэтому Торгово-промышленная палата уже начала встречи с предпринимателями. Была встреча на юго-востоке. Мы призывали как можно быстрее говорить нам, чего боитесь и опасаетесь. Потому что лучше каждого предпринимателя, просчитывающего и видящего, с чем он столкнется, нет. Вот мы сейчас собираем все опасения и все предложения, как это лучше сделать.

А что будет потом, когда вы соберете мнения бизнеса?

Владимир Платонов: Дело в том, что, во-первых, сейчас идет работа над федеральным законодательством, а дальше мы будем вырабатывать правила, договоренности, потому что в каждом конкретном случае, как с жителем, это будет договоренность жителей и города, и представителей — что они отдают, что они получают и где они получают жилье. Точно так же это будет индивидуальная работа с каждым предпринимателем.

Правильно ли я понимаю, что на основании работы Торгово-промышленной палаты и сбора информации от предпринимателей, возможно довнесение поправок, которые будут конкретно регулировать и права собственников нежилых помещений?

Владимир Платонов: Город сейчас принял тот закон, который не позволяет в непростой ситуации обманывать граждан, когда они принимают решение о переселении. Вот закон — вот ваши гарантии. Но мы не можем вносить в налоговое законодательство изменения, в Гражданский кодекс не можем вносить какие-то изменения, поэтому сейчас идет специальный реновационный блок законодательства РФ. Обратите внимание, от первой встречи мэра с депутатами Госдумы прошло уже сколько времени — принято в первом чтении, сколько много споров, сколько много возражений, вот сейчас это будет все учитываться. И мы предлагаем, мы озвучиваем, мы точно так же, как и депутаты Госдумы, встречаемся и с жителями, и с представителями бизнеса. Эта работа ведется.

Допустим, предпринимателя не устроила та сумма, которую ему предложил город. Во-первых, на каком основании город будет ее предлагать? То есть правильно ли я понимаю, что это, как и в случае с квартирами, будет конкурс, будет выбран оценщик? Он оценит это помещение, и дальше предприниматель либо согласен, и тогда все бьют по рукам, либо предприниматель не согласен, и дальше что? Он имеет право судиться?

Владимир Платонов: Появилась статья 8-я — это гарантии прав собственников нежилых помещений в многоквартирных домах. Там идет отсылка к федеральному законодательству, в том числе к оценочной деятельности. Вы знаете, что вся оценочная работа проведена, не все с ней согласны, но люди, как правило, обжалуют, что слишком высокая оценка, потому что с этого надо платить налоги.

Это по кадастру?

Владимир Платонов: Да. Я уверен, что сейчас будут обращения и споры, что слишком низкая кадастровая оценка.

А кадастровая оценка, насколько я понимаю, не имеет никакого отношения к оценке компенсации.

Владимир Платонов: Кадастровая оценка, она делалась для того, чтобы помогать решать проблемы и определять ценность данного объекта объективно, а не как стороны договорились. Были случаи — за десять копеек продали то, что на самом деле стоит гораздо дороже. Поэтому кадастровая оценка делалась именно для того, чтобы было видно, что за сделки производятся с недвижимостью. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, в суде можно обжаловать любое решение, с чем не согласны. Но хочу напомнить, что Торгово-промышленная палата города Москвы имеет такое полномочие, в законе прописанное, мы можем заниматься и медиацией. Что такое медиация? Это внесудебное рассмотрение споров. И вот мы видим перед собой одну из основных задач — если споры будут возникать, то во внесудебном порядке — это гораздо быстрее, гораздо спокойнее решать те конфликтные ситуации, которые будут.

Внести ясность еще нужно по кадастровой оценке. Все-таки представители московской исполнительной власти на встречах с жителями прямо отвечали на вопрос, я спрашивал у префекта, имеет ли место кадастровая оценка, будет ли она иметь значение при оценке квартиры для выплаты компенсаций? Нет, говорили мне чиновники. То же самое говорят юристы и девелоперы.

Владимир Платонов: Я сейчас объясню Вам, в чем дело. Мы говорим о нежилых. Если разговор касается жилых помещений, то бесспорно, стоимость квартиры сейчас в пятиэтажном доме, она гораздо ниже, как бы вы ее ни оценивали, чем та, которая предоставляется. Поэтому основной принцип, который мы всегда закладывали с жителями — это равнозначная — три комнаты на три, две — на две. И сейчас вот рассчитывается вариант и возможность что-то докупить, что-то доплатить. Это все нормально. Поэтому там, конечно, оценка не столь важна будет. Кадастровая оценка будет важна, конечно, для нежилых помещений, потому что тут увязано и с налогами, это увязано со стоимостью. Этот механизм, который включен, он и так будет работать.

Если мы говорим о ресторане или кафе, там же, наверное, сложно как-то это демонтировать, вывезти и в другое помещение поставить то же оборудование. Наверное, нет.

Владимир Платонов: Еще раз говорю, это все должно просчитываться. Но меня сейчас немного напрягает информация, что кто-то начинает уже отказываться съезжать с каких-то адресов, переносить магазины. Это настолько поспешно. Самое главное — сейчас у нас жители принимают решения, их дом будет попадать в реновацию или не будет. Потому что это их жилье, у них крыша над головой, и они вместе с властями разделяют опасность проживания в ветхом жилье. С бизнесом немножечко полегче, они не живут, у них не крыша над головой, но у них бизнес — их деньги, которые они вложили. Все это будет, конечно, учитываться, сомнений никаких нет.

Допустим, принято решение о том, что выплачивается компенсация собственнику нежилого помещения, его устраивает цена, которую предложил город, но он фактически продает это помещение городу. Кто платит налог?

Владимир Платонов: Я уверен, что сейчас в Госдуме, когда обсуждается этот вопрос, это один из важнейших вопросов. Например, я знаю, что сейчас для жителей уже есть договоренности. Вы знаете, человек, когда приобретает жилье, то он в течение пяти лет обязан заплатить налог в случае продажи. И были вопросы: а как же, мы жили-жили, нас переселили, и что опять пятилетний срок? Нет, для них он продолжается. Это решение не городское, это на федеральном уровне. Ну, в отношении своего налога часть мы можем, а если федеральное налогообложение, то тогда, я уверен, сейчас это предмет обсуждения. Я уверен, что решение будет принято.

От собственников к арендаторам. Точнее все равно это проблема собственника, потому что арендатор, предположим...

Владимир Платонов: Это только проблема собственника, но мы прекрасно понимаем, что между собственником и арендатором существуют свои взаимоотношения, и во многих договорах заложена, например, ответственность...

За досрочное расторжение.

Владимир Платонов: Но здесь не вина досрочного расторжения с собственником. Он говорит: слушайте, ребята, я рад, но вот видите, какое решение принято. Тоже предмет обсуждения, как и кто, чего, сколько должен компенсировать.

Но возможно, что это город будет компенсировать?

Владимир Платонов: Я вам скажу, что меня в этой ситуации радует. Все нежилые помещения в пятиэтажках — это переведенные из жилого в нежилой фонд. Было много проблем, мы останавливали, потому что там были грубейшие нарушения при переводе в жилой. Я выслушивал жалобы жильцов, что их не устраивает, что это безобразие, что заехали предприниматели. Вот в новых домах первые этажи, как правило, не будут жилые. И город заинтересован там, как можно быстрее разместить и запустить, не будут там государственные магазины открываться, их нет, а создать условия, чтобы предприниматели как можно быстрее наладили там обеспечение. Мы сейчас запросили материалы на плотность, определенную плотность населения, сколько должно быть булочных, сколько продовольственных. И мы сейчас всю эту информацию собираем, и я думаю, можем даже от Торгово-промышленной палаты готовить какие-то пакеты. Вот есть свободные площади, приходите, вкладывайте свои деньги и работайте. Уже здесь больше гарантий. Люди, выяснив, что дом не сносимый, но видели, в каком состоянии находится, приобретали и вкладывали деньги здесь, уже в новых домах, тут больше гарантии, что никто в ближайшие 100 с лишним лет сносить не будет.

Но все-таки давайте обозначим по поводу компенсаций. Возможно ли, что платить эту неустойку за досрочное расторжение будет не собственник, а город? Это обсуждается сейчас?

Владимир Платонов: Конечно. Это один из важных вопросов, потому что, когда мы скажем собственнику: а вот какие у тебя убытки? А вот мне еще арендатор выставил такие убытки, вы же знаете, что я в этом не виноват. Я еще раз говорю, это предмет для обсуждения, и аргументация довольно-таки весомая. Но я не могу сейчас говорить об этом, не я решаю эти вопросы. Я показываю мое отношение, я юрист, мы представляем интересы бизнеса, и мы знаем, что город все это прекрасно понимает.

Мы опрашивали собственников нежилых помещений, уже есть факты того, что арендаторы съезжают сами, понимая, что, вполне возможно, дом пойдет под снос, не дожидаясь ни результатов голосования, ни конкретных решений по сносу, просто на всякий случай съезжают. И новых, как говорят собственники этих нежилых помещений, найти крайне сложно. При этом реновация — это 10-15 лет, и вполне возможно, что человек просто остается без бизнеса на десять лет.

Владимир Платонов: Могу сказать, бесспорно, они торопятся. Видно, у них есть деньги и помещение, куда это все можно перевезти. Но я предлагаю все-таки предпринимателям так быстро не торопиться паковать вещи, а могут дождаться решений, где все будет четко, открыто, будет установлена очередность, будут определены места, и тогда можно будет уже принимать решения.

Но тогда спрошу вас как юриста. Предположим, решение принято, дом точно попадает под снос. Арендатор принимает решение о том, что он съезжает. Но дом будут сносить только через год. На год туда никто не захочет заходить. Имеет ли право собственник требовать компенсацию за этот год, так как помещение будет пустовать. Ваше мнение как юриста, справедливо ли будет тогда собственнику обращаться к городу с просьбой — компенсируйте, пожалуйста. Так бы у меня в течение года арендовали помещение, а так не будут.

Владимир Платонов: Он может сказать, что у меня небывалый контракт накрылся. Я еще раз говорю, первым делом я обратился к предпринимателям: давайте все ваши опасения, и мы будем думать, как и что нужно делать. Может быть, город будет помогать — на год подыскивать, кто возьмет эту аренду. Еще раз говорю, это предмет совместной работы. Не противостояние, не борьба, не баррикады, а именно работы.

Есть точка зрения, она довольно хорошо распространена, что реновацию не нужно было так широко анонсировать, потому что люди испугались. То есть, есть распространенная точка зрения, что надо было подходить в каждый двор, говорить: ребята, давайте мы вас снесем, вот сюда переселим. И все были бы благодарны, рады, не было бы митингов и так далее.

Владимир Платонов: Люди боятся неизвестного. Митинги не от этого рождаются, потому что решение проблем на митингах ни в какие времена, ни в коммунистические, ни в посткоммунистические, ни в демократические, никогда на митингах проблемы не решались. Митинг просто показывает накал страстей для власти, и власть понимает, что нужно реагировать. Я вам так скажу, втихую такое невозможно, потому что для людей проблема жилья — это самая главная проблема в крупном городе. Я считаю, когда проблема №1 — жилье и переселение из ветхого жилья, втихую такие вещи сделать нельзя. А наша задача — как можно быстрее — что мы и делаем — буквально каждый день встречи с избирателями, с предпринимателями. Мы ходим и объясняем, чтобы не вводили людей в заблуждение.

А может быть, не нужно было порождать напряженность?

Владимир Платонов: Что такое конкретные люди? Представляете, как было бы страшно. Слушайте, в тот дом приходили и обещали, а мы — проклятые, на нас крест поставили, нас никто никуда не повезет, пойдемте на митинги, выясним, кого еще не предупредили. И тогда у них будет больше оснований для митинга. Это уже большая политика.

Спасибо Вам большое.

Иван Медведев

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 23 мая 2017 > № 2205048 Владимир Платонов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 22 мая 2017 > № 2205050 Гасан Мирзоев

Какие гарантии получат жители московских хрущевок, идущих под снос?

Могут ли дом отправить под снос без ведома жильцов? Учитывается ли мнение жителей, которые не хотят попасть в программу реновации? На эти вопросы ответил ректор Российской академии адвокатуры и нотариата

Ректор Российской академии адвокатуры и нотариата, профессор Гасан Мирзоев рассказал в интервью Business FM, кто и как будет определять, включать ли дом в программу реновации.

По поводу программы реновации ветхого жилья в Москве очень много домыслов, люди обсуждают, могут ли включить дом в программу реновации без ведома жильцов.

Гасан Мирзоев: Без ведома никак нельзя, потому что правовой основы уже принятого закона и дополнений к нему, которые реально сделала Московская городская дума, он так и называется — Закон города Москвы о дополнительной гарантии жилищных и имущественных прав не только физических лиц, являющихся собственниками жилья, но и нанимателей жилья — именно на основании этого закона любого гражданина РФ, проживающего в пятиэтажке Москвы, никто не может без его волеизъявления переселить насильственно. Таким образом, только при наличии согласия, выраженного его личным волеизъявлением, основанном на голосовании из числа двух третей именно голосования этих людей, общая категория которых называется «жители пятиэтажки». Но жители могут быть и квартирантами, но квартиранты — это не собственники, не наниматели, они не имеют права на то, чтобы получить жилье за счет государства, да еще и бесплатно.

По поводу голосования у людей очень много вопросов. Там есть какой-то регламент, как это будет проходить?

Гасан Мирзоев: Там несколько форм голосования. Мы знаем, что тем категориям, о которых, я говорю, — пожилые люди, старшее поколение — трудно голосовать в Интернете. Они могут сходить в многофункциональный центр, они на первом же собрании могут прийти и выразить свою волю. И главное, что они должны понимать, основным принципом наряду с названным является равнозначность. То есть квартиры они получат равнозначные. Скажем, было две комнаты — будет их две, должно быть не менее, чем в старой квартире. Жилая площадь должна быть не меньше жилой площади также, чем та, которая была в старой квартире. Но обратите внимание: в новых домах общая площадь намного больше, чем в старых, за счет более просторных помещений. Это будет прихожая, отдельная ванная, отдельный туалет. Новая квартира не за оплату, никаких расходов они при этом не несут — бесплатно, притом в собственность. По желанию владельцы неприватизированных квартир смогут сохранить свой социальный найм. Точно так же он переходит в новый дом, в новую квартиру по этому договору. Вот пугают, говорят: в своем районе — а я буду где-нибудь у черта на куличках. Нет. Закон гарантирует переселение только в своем районе.

Хорошо, мы сейчас говорим о праве людей, которые хотят получить новое комфортное жилье взамен ветхого, обветшалого. А те, кто не хотят, не желают, чтобы их дом попал в программу реновации, их мнение как-то учитывается?

Гасан Мирзоев: Безусловно. Он и не попадет. Это все зависит от того решения, которое примет коллегиально собрание жителей данного конкретного дома. Я знаю эту проблему, и она действительно есть. Дома, которые, безусловно, нуждаются в немедленном капитальном ремонте, может быть, даже и немедленном сносе. Но есть дома, скажем, в центре города, люди там привыкли жить, эти дома еще держатся, но люди должны понимать: то, куда переселят, будет там же, по крайней мере, в этом же квартале, непосредственно в шаговой доступности. Я удивляюсь, Москва, власть московская, берет на себя громадную миссию заботы о немыслимом совершенно количестве людей. Там же не только деньги, там должны быть людские ресурсы, там должно быть качественное, подобранное оборудование, материалы, там много необходимо провести не просто строительно-монтажных работ, а работ, связанных с теми обязательствами, которые берет на себя город.

Вопрос, который для многих действительно непонятен. Всем гарантирована возможность выхода из программы реновации, но не очень понятно, как это можно сделать, на каком этапе?

Гасан Мирзоев: Самый первый принцип в законе провозглашен, называется — добровольность. Если человек не примет добровольно участие, никто его не заставит переходить или не переходить. В чем здесь тонкость, я уже говорил: это решение основано именно на коллегиальном общедомовом, я бы сказал, голосовании.

Последний момент еще — по поводу равнозначности и равноценности. Вот здесь еще много споров возникало.

Гасан Мирзоев: Равнозначность означает, что было две комнаты — получишь две комнаты. Равноценность означает: если у тебя стоило жилье в том виде, в котором оно было, 17 млн или 12 млн, то, во-первых, сам факт улучшения, с одной стороны, и увеличения размера за счет общих площадей никак не может уменьшить размер стоимости, потому что сегодня один из признаков квалификации цены — это местонахождение жилья. Если оно находится в центральной части Москвы, и у него одна комната, она стоит, условно, 6 млн рублей, а чуть подальше она гораздо меньше стоит. Вот, исходя из этих принципов, я бы сказал так, все-таки интересы людей лежат в основе этого закона. Я не являюсь специалистом гражданского права, но в то же время, как профессор права, я просто сам для себя, поскольку люди стали подходить и спрашивать, стал изучать, и я на сегодня осознаю: это действительно, в социальном смысле огромный шаг навстречу нашему, больше сказал бы, более неимущему населению, потому что «имущее» население может улучшить свои жилищные условия, потратив лишний рубль, сотню или миллион рублей. А здесь люди, которым трудно даже подумать и представить, как они могут улучшить свое жилье, которое внешне уже устарело. Люди живут в своих домах, их строят рядом в шаговой доступности, может быть, шум, пыль, тарарам — это будет, безусловно, но у нас же сейчас строят максимум год-полтора, ну максимум два, если это в центре, просто в центре очень сложно строить. Вот в каждом конкретном таком случае будет учитываться волеизъявление нанимателей, собственников, и будет приниматься соответственное решение.

Михаил Задорожный

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 22 мая 2017 > № 2205050 Гасан Мирзоев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 22 мая 2017 > № 2203230 Сергей Куликов

Доказательная реставрация.

Сфера сохранения культурного наследия нуждается в особом градостроительном регулировании.

Взаимоотношения строителей и реставраторов представляются стороннему наблюдателю антагонистичными — строители хотят все снести, а реставраторы воюют за то, чтобы ни один старый кирпич не пострадал. На самом деле все сложнее: сохранение памятников архитектуры напрямую влияет на «капитализацию» территории, а, значит, и на стоимость расположенной на ней недвижимости. О том, как найти баланс интересов и подружить старое и новое, в интервью «СГ» рассказал главный архитектор Центральных научно-реставрационных проектных мастерских (ЦНРПМ) Сергей КУЛИКОВ.

«СГ»: Могут ли реставрация и новое строительство найти точки пересечения?

Сергей КУЛИКОВ: Когда мы начинали работать над идеологией построения нормативного пространства в отрасли, это было где-то в 2006-2007 годах, выдвигалась идея пойти на полный развод со строительством. Они сами по себе, мы сами по себе. У нас тут все чудесно и красиво, а там суровая правда жизни — ДСК, бетон и так далее. Долго спорили, но в итоге, конечно, разум победил, потому что у нас есть единое градостроительное пространство и законы, которые регулируют эти градостроительные отношения, пересекаются, есть пограничные зоны, поэтому разводиться не стоит. Но чтобы сложились отношения, нужно внести небольшую правку в Градостроительный кодекс, которая называется «Об особом градостроительном регулировании сферы сохранения культурного наследия». Дружить хорошо, но мы должны быть выделены. И мы надеемся, не выходя за пределы Градостроительного кодекса, все-таки выстроить систему регулирования сохранения памятников.

«СГ»: Почему это так важно?

С.К.: Памятники — это достаточно болезненная среда, потому что сами по себе многие объекты уже пережили все нормативные сроки «жизни» и с точки зрения нормального строителя должны быть ликвидированы. Но для памятника слово «ликвидация» неприменимо, и поэтому, собственно, переходя в стадию «памятника», здание превращается в некоего хронического больного, которого нужно поддерживать. И вот тут возникают проблемы у Главгосэкспертизы, которая, с одной стороны, принимает нашу документацию, но при этом не понимает, а что с ней делать. Документация не соответствует сегодняшним нормативам. С другой стороны, памятники — это часть жизни, это среда, в которой сохраняется некая привязанность, это то, что воспитывает глаз, ум. Ведь откуда рождаются дизайнеры, художники? Трудно вырастить дизайнера в каком-нибудь 112-м квартале Кузьминок. Зато среда XIX — начала XX века несет в себе гуманистический заряд, который передается из поколения в поколение. Актуальность памятника растет с годами. Сначала это — шедевр архитектуры, искусства, а дальше — часть истории.

«СГ»: А современные здания когда-нибудь станут памятниками?

С.К.: Современная архитектура, как заметил критик Григорий Ревзин, не умеет стареть. Она настолько технологична, что должна в этом состоянии и жить. Потертый ампирный или барочный домик смотрится органично и хорошо, а потертый стеклянный небоскреб не смотрится. Его надо мыть каждый день с шампунем, чтобы он блестел. Другого он не предполагает. Он ко времени не причастен, это, так сказать, архитектура момента.

«СГ»: Хорошо, вернемся к памятникам, не утратившим актуальности. Мало просто сохранить его, нужно еще добиться, чтобы он жил, наполнить его смыслом. Как это сделать?

С.К.: Да, чтобы памятник у нас и дальше существовал, его надо как-то приспосабливать. Идея «музеефикации», когда сделали и больше никого не пускаем и не трогаем, — довольно опасная. В то же время важно понимать, что для памятника и превращение в музей, и возвращение церкви — это в любом случае нагрузка. Считается, что музейщики — лучшие хранители. Ничего подобного! Музей также «раздавливает» памятник, как и банк, и частное жилье. И вот искусство архитектора — найти компромисс и нужную функцию вместить в старое здание. И допустим, я знаю, что тут можно сделать, функционально спланировать, подобрать технологии, рассчитать, во что это обойдется заказчику. Можно, например, посчитать и сделать вентиляцию меньше сечением, венткамеру устроить по-другому. Но тут возникает проблема, связанная как раз с тем, о чем я говорил, — особое законодательное регулирование в Градостроительном кодексе. Мы вынуждены составлять акт приспособления, с которым по Градостроительному кодексу нужно идти на экспертизу. И мне говорят: есть норма, и по этой норме труба должна быть такаято, а провод такой-то. Поэтому мы все время поднимаем вопрос о переходе на доказательное проектирование в реставрации. Это, конечно, требует большей профессиональной подготовки архитектора и инженера, но это должно быть. И если такое изменение произойдет, я уверяю вас, можно будет решить любые проблемы, добиться того, что нужно заказчику или пользователю, не нарушая ту конституцию памятника, которая заложена в него изначально.

«СГ»: Вечный вопрос — а что делать с памятниками в регионах, где их много, а музеев и банков мало?

С.К.: Жизнь пробивается, если ей не мешать. С одной стороны, понятно, что нужно охранять памятники, но надо давать людям возможность в них ходить, в них жить и так далее. Потому что, как правило, в таких маленьких городах памятники — это малый бизнес, это пекарни, гостиницы, магазинчики, мастерские. И я бы на месте того же чиновничества просто даром бы им отдавал — только не стучите молотком куда не надо, если нужно, спросите… И, конечно, должны быть люди, у которых можно спросить. Вот это самое главное. Вот такая консультационная помощь, она должна быть и она поможет власти муниципального, регионального уровня все это сохранять. Еще одна вещь, которая могла бы помочь, но пока никто не знает, как к ней приступить, — это вопросы страхования. Страхование рисков при сохранении памятников, производстве работ, при эксплуатации и так далее.

«СГ»: Как сегодня складываются взаимоотношения реставратора и заказчика?

С.К.: Сложно. С одной стороны, реставратор зависит от заказчика, но есть же и закон об архитектурной деятельности, и там говорится, что архитектор не должен вводить заказчика в заблуждение. Он должен прямо говорить заказчику: я сделал бы, как ты хочешь, но это памятник, он защищается государством как наше общее наследие, давай все-таки ограничим аппетиты и сделаем не так, а так, так и так. А тут есть риск — заказчик не заплатит и так далее. Но это другая сфера — юридическая защита прав проектировщика, архитектора, и это тоже должно быть. Когда ты в исторической среде что-то делаешь за границей, там заказчик с тобой может разбираться, как хочет, пока ты формируешь задание. Но когда ты подписал контракт и сформировал проектный офис, то заказчик практически не может влиять на тебя. Только через суд, причем с финансовыми потерями. Так же как изменения, которые не были оговорены в договоре и в задании. Ну, может быть, когда-нибудь доживем и мы до юридически грамотных отношений. Потому что пока мы живем больше по понятиям.

Справочно

Сергей Куликов (1955 г.р.), главный архитектор ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские», председатель ТК «Культурное наследие» при Федеральном агентстве по нормативному регулированию и стандартизации (Росстандарт). Учился в МИСИ (МГСУ) на факультете «Городское строительство и хозяйство» по специальности «Городское строительство». С 1981 года работает в ФГУП ЦНРПМ (ранее НИПМ в/о «Союзреставрация»). В составе авторских коллективов участвовал в подготовке научно-проектной документации по различным видам реставрационных работ и градостроительной документации. Является автором 35 проектов реставрации объектов культурного наследия, большая часть которых осуществлена, остальные в стадии реализации.

Считается, что музейщики — лучшие хранители. Ничего подобного! Музей также «раздавливает» памятник, как и банк

Автор: Оксана САМБОРСКАЯ

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 22 мая 2017 > № 2203230 Сергей Куликов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 мая 2017 > № 2182032

Собянин и Лужков: как различаются программы реновации двух московских мэров

Варвара Перцова

Корреспондент Forbes

Forbes разбирался в отличиях программ реновации жилья бывшего и нынешнего мэров, взяв за основу текст проекта федерального закона, принятого в первом чтении, и сравнив его с программой и практикой сноса пятиэтажек, начатой при Юрии Лужкове.

Недавно бывший мэр Москвы Юрий Лужков на лекции в Лондоне рассказал о своем опыте сноса пятиэтажек в Москве. По его словам, за все время его работы на посту мэра ни одного протеста по данному вопросу не было, хотя в столице снесли 12 млн кв. м пятиэтажек из 20 млн.

Он объяснил это тем, что московские власти смогли взять на себя социальную сферу и заинтересовать девелоперов: «Мы сказали строителям: «Сносите пятиэтажки и в этом же месте переселяйте семьи». Квартира на квартиру в этом же месте, без каких-либо доплат, потому что там живут бедные люди. И ни у кого возражений не было», — рассказал Лужков. Тогда было переселено более 160 тыс. семей.

Между тем, собянинская программа уже на этапе рассмотрения законопроекта вызвала неоднозначную реакцию: 14 мая на проспекте Сахарова в Москве прошел митинг против нынешнего законопроекта реновации жилья, который собрал, по разным оценкам, от 8 тыс. до 20 тыс. человек.

На фоне протестов правительство Москвы внесло 13 мая в Мосгордуму проект городского закона о дополнительных гарантиях для жителей сносимых зданий. Дума его в целом приняла, а Собянин подписал. Текст выглядит мягче по сравнению с федеральным законопроектом, который Дума уже одобрила в первом чтении. Но поскольку имеющийся законопроект еще ожидает второго чтения, юридический статус и судьба новой городской инициативы не вполне ясны. Московский закон введется в действие одновременно с пока еще не принятым федеральным законом.

Forbes разобрался в отличиях программ реновации жилья бывшего и нынешнего мэров, взяв за основу законопроект, принятый в первом чтении, и вспомнив практику сноса пятиэтажек, начатую при Юрии Лужкове в соответствии с программой комплексной реконструкции районов пятиэтажной застройки первого периода индустриального домостроения.

Зоны реновации вместо сносимых серий

Программа, начатая Лужковым в 1999 году, была вполне реализуемой по масштабам и срокам — за без малого два десятилетия были расселены 1722 многоквартирных дома так называемых «сносимых серий». Она была направлена на аварийное жилье и застройку низкого качества. Речь шла о сносе отдельных зданий и переселении жителей в том же районе. Лужков сносил пятиэтажки по сериям, которые признавались непригодными для жилья — поэтому с самого начала было понятно, какие типы зданий и квартир попадают под снос, и как показала практика, желающих оставаться в них было действительно немного — дома были технически и морально устаревшими.

Именно поэтому термин «хрущевки» закрепился за пятиэтажками в народном обиходе, но программа оговаривала «сносимые серии» — в то время, когда у власти находился Никита Хрущев, осуществлялось множество архитектурных и инженерных экспериментов, и далеко не все из них были неудачными. А вот вынести вердикт о серии как едином инженерно-архитектурном проекте было возможно, хотя даже и в этом случае требовалась дополнительная экспертиза.

Лужковская программа подразумевала детальное регулирование, связанное с уровнем «аварийности» строения, существовали жесткие критерии и основания для сноса. По сути, работал индивидуальный подход: для того, чтобы блочный дом или даже серия были признаны аварийными, должно было быть выполнено много технических условий, рассматривалось, какой уход осуществлялся за домом, был ли капитальный и текущий ремонт, какова ситуация с точки зрения экологии, эрозийных процессов в здании.

После положительного решения в игру вступал частный девелопер, который сносил дом и строил мобильный фонд для переселения жителей.

В федеральном законопроекте заложен не типологический, но территориальный принцип, объектом регулирования выступает такая категория как территория, подлежащая реновации — «зона реновации», границы которой назначаются исполнительной властью, где по факту оказываются дома любого типа.

В законопроекте не прописано, какими принципами и критериями руководствуется исполнительная власть, назначая зону реновации.

Формально законопроект позволяет сносить здания первого периода индустриального домостроения или приравненные к ним — «аналогичные по своим конструктивным характеристикам многоквартирным домам первого периода индустриального домостроения».

Если же обратиться к спискам домов, вывешенным на сайте мэрии, то можно увидеть, что в них попадают дома и дореволюционной застройки, и «сталинки» — никак не объединенные ни типом застройки, ни периодом. С помощью расплывчатой формулировки «приравнять» можно любые здания, поскольку технологии домостроения не менялись на протяжение десятилетий.

В федеральном законопроекте не оговаривается участие собственников в решении о реновации, однако согласно постановлению правительства Москвы от 2 мая об учете мнения населения по проекту реновации жилищного фонда, жители включенных в предварительный список домов смогут проголосовать за или против сноса через интернет-сервис «Активный гражданин», центры госуслуг «Мои документы», а также на общем собрании собственников (ОСС) многоквартирного дома.

Решение общего собрания собственников будет иметь приоритет над любыми другими голосованиями. При этом в жилищном кодексе указано, что общее собрание собственников не может решать вопрос о сносе собственного дома.

Мэрия Москвы уже запустила голосование по сносу в рамках программы реновации. В окончательный список будут включены только те дома, где за снос выступают не менее двух третей квартир. При этом все, кто не будет участвовать в голосовании, будут учтены как согласные.

Равнозначность, а не равноценность

В лужковской программе не было выселения через суд через 60 дней без права обжалования, также предусматривалась возможность выбора и варианты переезда: собственник мог отказаться от предложенного варианта и потребовать новую смотровую.

Кроме того, стоимость жилья в новом доме была определению выше, чем в аварийных хрущевках. Также была возможность денежной компенсации: денежный эквивалент переносил всю программу в плоскость рыночных отношений. Также была возможность переехать в квартиру с большей площадью: можно было докупить метры по рыночной цене, в том числе и в другом районе.

Согласно текущему плану собственникам предоставляется один вариант, а далее, если они не соглашается на него, то через 60 дней выселяются решением суда. Сам факт выселения через суд оспорить нельзя, единственное, что подлежит судебному рассмотрению — это качество ремонта от застройщика в новой квартире.

Пока в федеральном законопроекте речь идет о равнозначной компенсации. Но это не должно стать проблемой: в новостройках есть большое число малометражных квартир, не так давно вице-премьер Игорь Шувалов удивлялся популярности квартир в 20 кв. м: «Кажется смешным, но люди приобретают такое жилье, и оно очень популярно, и на рынке есть ниша такого жилья».

Поэтому как раз с компенсацией «метр в метр» затруднений возникнуть не должно. Собственник, тем не менее, может сильно потерять — но не на количестве метров, а на статусе и качестве нового жилья. Поскольку сейчас в программе сноса оказываются неравнозначные дома, в том числе — застройка сталинского периода с кирпичной кладкой и высокими трехметровыми потолками, вряд ли замена окажется адекватной рыночной стоимости снесенного жилья.

Что касается площади, в лужковской программе существовало правило о социальной норме: если если у прописанных в квартире жильцов больше социальной нормы — более 18 метров на человека — они получают площадь такую же, как была. Если же менее 18 метров на человека — например, прописана семья из трех человек в однокомнатной квартире, то предусматривалось прибавление по социальной норме.

Обязательство правительства Москвы вместо квартиры

Порядок передачи собственности в новом законопроекте предполагается осуществлять в прямо противоположном порядке, чем то было при Лужкове: по его программе гражданин вступал в права собственности на новое жилье, а уже затем отказывался от старого.

Согласно федеральному законопроекту, сначала осуществляется передача собственником своей жилой или нежилой недвижимости в собственность «Фонда содействия реновации жилищного фонда в Москве». А уже затем взамен собственник получает «обязательство» о получении равнозначной компенсации — по сути, гарантия выражена на бумаге в виде обязательства от правительства Москвы. Сможет ли собственник реализовать это право собственности взамен на обязательство и принудить Москву к выполнению этого обещания — остается неясным.

Этот порядок ставит под сомнение соблюдение прав собственника. В Статье 35 Конституции РФ прописано, что «принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

Кроме того, если для собственника жилья ценность его расположения зависит от ряда субъективных причин и жизненного уклада, то коммерческий успех собственников нежилых помещений напрямую связан с расположением, проходимостью и потоком людей на торговой точке.

Инфраструктура под угрозой

Лужковская программа корреспондировала с генеральным планом и с принятыми ПЗЗ (правилами застройки и землепользования), поскольку касалась аварийного жилья и имела четкие жилищные объекты регулирования в виде «сносимых серий».

Генеральный план и ПЗЗ разрабатываются на базе транспортного, социального-экономического, экологического анализа ситуации и выступают как инструмент градорегулирования. Собинянский законопроект позволяет этот инструмент как таковой снять и ставит под вопрос функционирование города как системы.

Строительство многоэтажных домов на месте снесенных предполагает увеличение плотности населения в одном районе, что скажется на загруженности социальной инфраструктуры — больниц, поликлиник, школ и детских садов, возрастет нагрузка и на транспортную сеть. И пока в законе не предусмотрен механизм расчета и анализа будущей инфраструктуры, не говоря уже об экологическом каркасе города и таких вопросах как озеленение и благоустройство.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 мая 2017 > № 2182032


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 20 мая 2017 > № 2205962 Юрий Грымов

Юрий Грымов: «Театр — вещь очень дорогая, это надо просто принять»

В театре «Модерн» вводят дресс-код и ставят «Дивный новый мир». Художественный руководитель Юрий Грымов рассказал Евгении Смурыгиной о своем видении, пояснил, почему в театр непременно нужно приходить нарядным и рассказал, отчего разочаровался в кино

В театре «Модерн» ввели дресс-код для зрителей. Худрук площадки Юрий Грымов считает, что приходить на вечерние спектакли нужно нарядными. Людей в кроссовках будут разворачивать на входе. Нововведения начнут действовать 23 мая: в театре премьера спектакля «О дивный новый мир». Подробнее об этом Грымов рассказал в интервью Business FM.

Вы пережили ребрендинг совсем недавно. Насколько это было хлопотное дело — все-таки сменить логотип? Насколько дорогое — сайт перерисовать?

Юрий Грымов: Это не хлопотно, это совсем недорого. Гораздо сложнее создать театр, потому что театр — это люди, которые работают, и люди, которые приходят в театр, что называется, долго ли умеючи. Сделать сайт — как Бродский говорил, кто на что учился — это просто.

Вы нанимали какое-то бюро или все делали своими силами?

Юрий Грымов: Да я бюро-то, я — самое лучшее бюро в стране в этом плане.

То есть та звезда, которая стала вашим логотипом, это ваша идея

Юрий Грымов: Да, это моя идея, это делал прекрасный дизайнер Костя, который у меня есть в студии. Мы какие-то услуги иногда выполняем, правда, все меньше и меньше, это мало кому надо — что-то качественное, все стало такое, быстренькое… А я все-таки уделяю этому внимание большое, поэтому это делает всегда моя студия.

Самая обсуждаемая история, которая случилась в связи с новой жизнью театра «Модерн», это дресс-код, который вы ввели для зрителей. Все-таки сейчас мода идет на поводу у жителей мегаполиса, многие ходят на работу в кроссовках, Роберт Дауни-младший на красную ковровую дорожку приходит в смокинге и в спортивной обуви. У вас с этим строго. Почему вы решили так?

Юрий Грымов: Мне кажется, это очень важный момент — дресс-код. Мы вводим его — внимание! — с 23 мая, когда будет премьера нового спектакля «О дивный новый мир». С 23 мая на все спектакли большой сцены в 19:30 у нас вводится дресс-код, то есть людей в спортивной обуви мы не пускаем, в тренировочных костюмах и так далее. Почему? Хочется ответить коротко: потому что. Мой монастырь — мои правила, это первое. А если говорить серьезно, то я отвечаю: почему умер кинематограф? Я не про отечественный сейчас, он давно, к сожалению, умер, потому что нет экономической базы и вообще ничего нет. Если говорить про мировой кинематограф, который тоже исчезает, и каждый год падает процент посещаемости, все очень просто. Американцы придумали в основном поместить кинотеатры в торговые моллы, то есть между трусами и носками — и там кинотеатр. Значит, какое должно идти там кино? Соответствующее. Театр — это вещь очень дорогая, это надо просто принять, и разговоры об экономике театра, о том, что билеты очень дорогие в Москве... Театр — это дорого, это роскошь, и люди должны приходить, как мне кажется, в театр не потерять время, а приобрести. Поэтому я приглашаю всех прийти одетыми. Это не значит, что я прошу вас надеть смокинг и так далее. Во всем мире это называется А5 — вещи после пяти. Я сейчас одет, как в театр, на мне пиджак…

Меня бы пустили после работы в том, в чем я есть?

Юрий Грымов: Теоретически то, как вы выглядите, то есть черно-белое, у вас небольшая жакетка, брюки — наверное, да, но вы будете сами не очень комфортно чувствовать, потому что когда рядом будут люди более нарядные — костюм, юбка, будет более вечерняя одежда, так называемый «коктейль». Мы каждому зрителю даем шампанское. Оно входит в стоимость билета, это бесплатно. Это вечер — мы специально сделали зал, у нас в зале 320 мест, к сентябрю сделаем 400 мест, но при этом — небольшой зал. Однако у нас сцена практически, как в театре Вахтангова: 12 метров зеркало сцены (ширина сцены), глубина, может быть, не такая… У нас сейчас прекрасное оборудование, мы поставили свет и так далее, это очень важно. И вы сидите в креслах... Знаете, я не маленький человек, и я не могу сидеть в некоторых театрах, то есть я иногда не умещаюсь.

У вас бизнес-класс?

Юрий Грымов: Думаю, что ближе к первому. На наших креслах подушка очень толстая, то есть человеку тяжелому, крупному будет комфортно сидеть — это первое. И второе: я при росте 1 метр 90 сантиметров сижу в зале, и, если вы пройдете на свое место, я даже не встану.

Это новые кресла и новый зал?

Юрий Грымов: Нет, старые, мы просто немножко по-другому их поставили. Сейчас такие кресла практически уже не делают, с таким количеством поролона, условно говоря. Поэтому мы и хотим, чтобы зрителю было комфортно, чтобы он смотрел на сцену и видел артистов не так, из жизни насекомых, где-то вдалеке, а у нас с каждого ряда видно прекрасно, это очень интимный театр.

Мне бы хотелось закончить разговор о дресс-коде, потому что он очень важен даже у людей, у которых на службе есть дресс-код, у банковских работников есть такой формат, как пятница, и кто-то может спонтанно, например, собраться к вам в театр

Юрий Грымов: Спонтанно вы собраться в театр не сможете, потому что билеты продаются задолго. Вот мы сейчас продали уже практически всю премьеру, уже июнь распродаем. Спонтанно не получится.

Допустим, повезло и подарили, но это более-менее приличный вид. Есть правила, которым нужно следовать, у вас они тоже есть, рассчитываете ли вы на то, что какие-то спорные ситуации, когда кто-то из служащих театра будет не прав?

Юрий Грымов: Мы контролируем это. При конфликтных ситуациях мы вернем деньги за билет, но мы дадим вам в аренду пиджак.

Как в хорошем ресторане.

Юрий Грымов: Да.

Вы уже технически это как-то продумали?

Юрий Грымов: Технически продумали. У нас есть пиджаки, мы говорим и про женские, а обувь — нет, это все-таки гигиена и немножко другая история. Но пиджаки у нас заготовлены, то есть люди могут себе взять на спектакль пиджак. Однако, вы знаете, все разговоры, которые идут в Сети про дресс-код — кто-то возмущается и так далее, вы знаете, что это о нас говорит? Наше пролетарское прошлое. Объясню такую вещь: когда я ходил в театр с бабушкой, со мной носили все время обувь в пакетике и переодевали мои детские валенки в туфли, то есть я ходил в нормальной обуви. И это было принято в Москве всегда. А приходить в тренировочных и в уггах в театр неправильно. Я могу ошибаться, наверное, кого-то это оскорбляет, но это театр, которым я руковожу, и там не только на сувенирной продукции театр, и на театре, и на программке написано: «Художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов». Если вам в театре нахамили, если в театре плохо пахнет, если плохо играют актеры, виноват кто? Я, Юрий Грымов. Поэтому это мои правила, мы делаем все возможное, чтобы людям было интересно, прежде всего, и комфортно. Мы живем в XXI веке, XX век — это век кино, XXI век — это век перформансов, век театра, когда нельзя украсть, когда прямой контакт. Театр — это очень дорого. В спектакле «О дивный новый мир» на сцене участвуют 38 человек, это густонаселенный спектакль, и 26 человек за кулисами. Это не может быть дешево, согласны? Это не бывает дешево, это здесь и сейчас. Это новый разговор.

Как вы выбрали этот материал?

Юрий Грымов: Ну, я иногда читаю.

Это ваша была любимая книга, или она просто соотносится с сегодняшним днем?

Юрий Грымов: Я боюсь определения «любимая». Она была для меня очень интересной, она произвела на меня яркое впечатление, потому что это антиутопия, и мне казалось, что все это очень знакомо. И когда ты начинаешь смотреть — 30-е годы, Америка, а написано про сегодня, про XXI век. Я взял права, получилось так, что Ди Каприо, актер, и Ридли Скотт взяли права на фильм, а Стивен Спилберг запустил сериал как продюсер «О дивный мир», а я получил права на это произведение. Его не было в России, то есть в России это не ставилось никогда.

Сложно и дорого было права получить?

Юрий Грымов: Нет, это не дорого, дорого все в России. Когда вы одержимы своей идеей, и вы не сумасшедший, а четко понимаете, что вы делаете, в том числе считаете деньги, ответственность и так далее, то вам идут навстречу и с вами общаются. Мы обратились к наследникам Хаксли, мы договорились; могу Business FM сказать, что он получает 8% с каждого спектакля.

Неплохо.

Юрий Грымов: Неплохо, да. Это чуть-чуть многовато, я бы хотел, чтобы это было 6%, но, уважая имя и так далее, у него 8%.

Кстати, какой у вас бюджет, у спектакля «О дивный новый мир»?

Юрий Грымов: Постановочный бюджет где-то… сейчас я не хочу уходить от ответа, но я попробую, чтобы вам было понятно: у нас государственный театр, у нас есть госфинансирование, то есть есть финансирование части постройки декорации, есть услуги театра, которые внутри театра существуют, есть то, что уже в театре. Скажем так, живых денег — вы же Business, у вас надо про деньги — можно говорить где-то о 10-11 млн рублей на постановку, то есть это костюмы и часть декораций. Сюда не входит новый свет итальянский — самый лучший, который в мире есть, мы поставили сейчас. Поэтому где-то такая сумма.

Вы упомянули итальянский свет и вообще произошло технологическое переоборудование театра. Вот это все на какие средства? Вам помог Департамент культуры Москвы?

Юрий Грымов: Да, конечно. Смотрите, я государственный служащий. Я никогда в жизни не получал зарплату — не в смысле, занимаюсь сейчас пижонством или что-то смеюсь над этим. У меня никогда не было заработной платы. Сегодня она у меня есть. Я получаю в месяц 60 тысяч рублей как государственный служащий.

Вам хватает?

Юрий Грымов: Нет. Не хватает, и мне жалко, что у нас в театре актеры получают совсем маленькие деньги, но это сегодняшняя жизнь театра. Но я и весь театр, служащие театра и актеры театра, должны получать адекватные деньги. Мы это сделаем, поверьте мне.

То есть вы придумали уже какую-то бизнес-схему?

Юрий Грымов: Ну, я придумал механизм, который должен приносить деньги театру. Часть денег, которые поступают из бюджета, включая даже мою заработную плату, нам платит департамент культуры. Я, знаете, скажу вам честно, достаточно не замечен в том, чтобы кого-то специально хвалить, но я в большом восторге от того, какое идет общение с Департаментом культуры Москвы. В частности, с вице-мэром Леонидом Печатниковым. Вы знаете, все очень хотят что-то изменить к лучшему — то, что мы говорим в культуре, в театре. Я это вижу.

Для вас это было неожиданно?

Юрий Грымов: Немного. Мне все время казалось, что чиновники — люди дистанцированные. Ну, понимаете, они дистанцированные от понятия «культура» в прямом смысле слова. Это некая функция. Департамент идет навстречу, чтобы что-то изменилось, потому что театру «Модерн» 30 лет в этом году, но его не было на театральной карте Москвы последние 15 лет, если уж быть честными. То, что я увидел, когда мне достался театр, — я был в шоке. Но вы можете представить зал, старое историческое здание, кстати, знаменитые биржа зерна и два банка там были, а до этого — московская масонская ложа. Это большой зал белого цвета, там практически ничего не происходило. Ну, нельзя играть в белом помещении спектакль. Рефлекс от сцены есть и так далее. Мы все это сейчас перекрасили, привели в порядок фойе, и я надеюсь, что там будет очень уютно. Мы опять-таки про бизнес-схему говорим, сейчас не успеваем, потому что прошло только четыре месяца, как я руковожу. Мне надо еще спектакль было поставить, сейчас будет его премьера, и мы это сделали. Будет удобный буфет, то есть вы убегаете из своего банка или с радио и идете на спектакль. И я не хочу, чтобы вы стояли в очереди в антракте.

А как? У вас будет электронная очередь?

Юрий Грымов: Да, вы будете заказывать. Вы приходите в театр, к вам подойдет девушка или молодой человек. Вы напишете, что хотите покушать, и в антракте будет накрыт на вас стол.

Ну, расскажите про меню, пожалуйста.

Юрий Грымов: Мы сейчас это обсуждаем. Это не так просто, потому что мы должны только через два месяца получить лицензии и так далее. То есть это будет. Сейчас пока — условный кейтеринг, но тоже цивилизованный, чтобы было удобно вам кушать, чтобы вы не смогли испачкаться. Чтобы это было быстро, потому что антракт 20-30 минут. Это тоже очень важно сегодня. Но это все равно номер два после того, зачем вы пришли в театр. Вы пришли получать эмоции. Театр — это всегда высказывания, поэтому я начал эти еще высказывания в Театре РАМТ, четвертый год идет спектакль «Цветы для Элджернона», вот и Хаксли «О дивный новый мир» — это мировой бестселлер 1931 года. Мы ставим его в театре «Модерн».

У вас еще будет несколько премьер, которые вы уже анонсировали. Уже идет репетиционный процесс?

Юрий Грымов: Понятно, что Хаксли «О дивный новый мир» сейчас будет, в мае и июне. Также у нас идет совсем новый, прекрасный детский спектакль «История простого карандаша», то есть это то, под чем я уже подписываюсь как худрук. Это не я ставил, а молодой режиссер Елена Котихина. Это так трогательно! Могут приходить дети, которым шесть, семь — до десяти лет. Это потрясающее произведение. Вы будете умиляться, смеяться, плакать — это так интересно. Нравственно трогательно, ну просто до слез! Вы будете сами реветь, взрослые родители. Отправляйте детей — там потрясающая вещь. Не просто «Ля-ля-ля, ля-ля-ля» — позор такой иногда бывает в театрах, мамаши ходят с детьми… У нас вы увидите потрясающую историю о карандашах. Ведь карандашом можно написать любое слово, правда? Вот об этом речь.

Так, а все-таки о взрослых…

Юрий Грымов: Для взрослых в октябре выйдет спектакль новый в моей постановке «Матрешки на округлости земли» Это очень необычная пьеса Екатерины Нарши, современного драматурга. Очень необычные будут играть звезды приглашенные. Сейчас у меня, кстати, в Хаксли играет великая Анна Каменкова,— это звезда Эфроса. И потрясающий, ярчайший актер современности Игорь Яцко. Поверьте, вот сейчас я снял его в фильме — у меня будет фильм еще, в этом году выйдет «Три сестры» по Чехову, — и вот он у меня снялся. Сейчас он в театре. Вы будете потрясены даром Игоря Яцко.

В октябре у вас «Матрешки». Но не было бы логичнее...

Юрий Грымов: В ноябре у нас столетие революции. Мы выпускаем музыкальный спектакль с элементами оперы по великому, по знаковому произведению Александра Блока «Двенадцать». Музыку к этому произведению написал великий композитор Владимир Дашкевич. Либретто написал Юлий Ким. Нормальная команда? И еще Блок. И там еще немножко есть Маяковский, Ким и Дашкевич — вот такая будет опера.

Вы же еще собираетесь поставить какую-то пьесу о террористах. Что это за материал?

Юрий Грымов: Я все время стараюсь делать то, что мне близко и то, что меня по-настоящему волнует, как-то трогает, ну, прямо совсем. Конечно, то, что происходит в мире про терроризм. С терроризмом — это, конечно, горе. Это кошмар, нужно какое-то осмысление. И у меня есть пьеса. Может быть, это будет фильм, хотя я разочарован в кино, к сожалению. Кстати, знаете, вот тут недавно сказал один мой любимый режиссер, Дэвид Линч, я хочу подписаться под этим: он больше не будет снимать кино. Он сказал, что те фильмы, которые ему нравятся, совершенно не собирают деньги в прокате, а те фильмы, которые ему не нравятся, зарабатывают большие деньги. Он сказал: я больше не буду снимать кино, я ничего не понимаю. Мой случай. Я ничего не понимаю. Я не могу смотреть эти фильмы категории «Г», которые собирают деньги. Все, я закрыл эту тему, поэтому может быть, мы снимем фильм. Или поставим пьесу как минимум, которая будет называться «Рабочий полдень», про террористов сегодня. Про сегодняшний день.

Но, несмотря на ваше разочарование в кинематографе, у вас «Три сестры» выходят...

Юрий Грымов: Да, это тот самый Чехов. Это та самая пьеса «Три сестры». Это фильм. Но у Чехова девушкам и молодым людям 20-25 в пьесе, а у меня всем по 60. Это совсем другое проживание существования, хотя я не менял Чехова. Ну, вы представляете, Маша, которую играет та же Каменкова, представляете, влюбиться в 60 лет при муже и в омут с головой за Вершинина? Согласитесь, это не в 25?

Значит, все-таки не так велико ваше разочарование в кино?

Юрий Грымов: Да нет, разочарование. Никому это не надо. Я в Интернете, в Facebook, в Instagram почитываю какие-то рецензии. И было написано про разные русские картины, которые выходили — это прорыв, это гордость русского кино, мы наконец-то догнали Голливуд! Читали, наверное, такие слова. Я смотрю эти фильмы — если это прорыв, это гордость, то я — отстой.

Какие? Вы уж скажите.

Юрий Грымов: Про фантастику снимают какое-то кино. Я, когда это все смотрю, искренне не понимаю — какой же там прорыв? Зачем гнаться за Голливудом-то? Что, какие-то комплексы? Я снимаю советское кино.

В идеологическом понимании этого слова.

Юрий Грымов: Да ни в каком. В качественном понимании — когда актеры играют, когда они понимают, что они делают. Это совсем другое. Я — поклонник советского кино. «Русское кино» — уже такого нет понятия. Есть советское. Оно сформировалось в советский период. Прекрасные картины, большая культура. Я горд тем, что я знаком был с теми людьми, которые сейчас ушли. И у меня нет комплексов, я снимаю вот такое кино. Я рад, что отмечен наградами, и зрительским вниманием не обижен — понятно. Но я же вижу тенденцию полного экономического краха российского кино. Полного. Это целую передачу надо посвятить. Я готов поговорить. Это полное крушение. Не верьте никому, что там есть какой-то бизнес — там его нет.

То есть вы вышли в убыток на «Трех сестрах»?

Юрий Грымов: Я еще не могу сказать, потому что проката не было. И проката-то не будет толкового. Кто же нас возьмет, когда тут «Человек-паук», «Человек-муравей», «Человек-какашка» — и вдруг какие-то «Три сестры». Какие «Три сестры» — это шизофрения какая-то, так, если со стороны. В октябре мы появимся в маленьком прокате.

А премьера будет в вашем театре. Вы уже заранее технологически заложили то, что у вас можно будет там смотреть и показывать кино?

Юрий Грымов: Да. И мы сделаем даже большее, учитывая, что у меня в «Трех сестрах» снялись ну просто великие люди. Игорь Ясулович — это наше все в кинематографе и в театре. Анна Каменкова, Мазуркевич, Полякова, Пашутин, Носик и впервые Саша Балуев и Максим Суханов в одной картине. Никогда такого не было.

Какой же у вас бюджет?

Юрий Грымов: Я не хочу вас пугать. Сказать?

Скажите.

Юрий Грымов: Честно?

Да.

Юрий Грымов: Нуль.

То есть они бесплатно все работали?

Юрий Грымов: Да. Знаете, почему? А потому что ни хрена никому не надо. Все собираются и делают кино, которое хотят.

А производственные мощности?

Юрий Грымов: Ну, это не так дорого вообще, но все художники — я, кстати, был оператором-постановщиком — работали бесплатно. Я горжусь ими.

Евгения Смурыгина

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 20 мая 2017 > № 2205962 Юрий Грымов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > rosbalt.ru, 19 мая 2017 > № 2179831 Алла Ярошинская

Битва под Москвой

Уникальному природному заказнику «Крылатские холмы» грозит застройка, а двоим из группы жителей, пришедших обсудить его судьбу с депутатом Госдумы, — административный арест.

В природной оправе Москвы настоящим бриллиантом всегда были уникальные своеобразным рельефом и чрезвычайно живописным ландшафтом Крылатские холмы, расположенные, как следует из «Энциклопедического справочника», на северо-западном выступе Теплостанской возвышенности, на склонах правого берега Москвы-реки, прорезанных тремя крупными овражно-балочными системами — Каменной Клетвой (памятник природы с 1987), Каменными Заразами и Татаровским оврагом. Их площадь — 175 гектаров. Холмы славятся также двумя родниками, один из которых считается чудотворным (памятник природы с 1987 г.) - по преданиям, в начале XIX века здесь была найдена икона Божией Матери «Рудненская». Рядом на высоком холме парит церковь Рождества Богородицы, второй половины XIX века. Но главная природная достопримечательность экочуда — суходольные луга со своеобразным растительным и животным миром, являющиеся памятником природы (с 1991 г.).

На Крылатских холмах встречаются редчайшие лесные травы, в том числе особо охраняемые в Москве. Обитают здесь крот, заяц-русак, черный хорек, ласка, множество птиц (коростель, полевой жаворонок, жёлтая трясогузка, луговой чекан и др.). Разнообразны насекомые, среди которых есть шмели, занесенные в Красную книгу. Всего же здесь встречается более 360 видов сосудистых растений, обитает более 60 видов наземных позвоночных животных. В общем, такая себе уникальная природная мастерская, в которой нога человека должна ступать бережно и аккуратно. Чтобы не навредить.

В начале 1990-х это место получило официальное название ландшафтного парка «Крылатские холмы» и было взято под государственную охрану. Позже постановлением правительства Москвы парк вошел в особо-охраняемую природную территорию (ООПТ), имеющую «особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение», под названием «Москворецкий». Для таких территорий устанавливается специальный режим охраны. О хозяйственной деятельности в их пределах никакой речи быть не может. Это запрещено российским законом.

Однако, как известно, у нас закон писан не всем. Однажды, проснувшись поутру, жители района с интересом узнали о том, что депутаты муниципального округа Крылатское вкупе с государственным природоохранным бюджетным управлением (ГПБУ) «Мосприрода» решили их безоговорочно осчастливить. Сногсшибательная новость заключалась в том, что «Мосприрода» заявила о намерениях развернуть на заповедной, по сути, территории Крылатских холмов бурную деятельность «по комплексному благоустройству» — воплотить в жизнь проект «Этномир».

Парк 300-летия рвут на куски

В первом же приближении оказалось, что проект со звучным названием больше смахивает на бизнес-план. Судите сами: «Этномир» предлагает построить на природоохранной территории несколько объемных и прочих сооружений: экопавильон, эколекторий, музей «Русский дом», административное здание, две трансформаторные подстанции, десять модульных туалетов, 12 беседок, в том числе в виде домиков, летнюю сцену, девять входных ворот высотой до 4,4 метра, две дополнительные детские площадки и т. д. Предлагается также парковка на 37 автомобилей и даже - «уличное освещение». Ну и в довесок — еще 17 торговых павильонов. (Районные депутаты, одобрившие это, загадочно называют их НТО — нестационарные торговые объекты). Общая площадь застройки уникальной природной территории составит 1665,6 кв. м. Плотность ее впечатляет. Нетрудно представить, сколько коммуникаций нужно проложить для этого хозяйства. Цена вопроса, кстати, указанная на инвестиционном портале Москвы, — более 93 млн рублей налогоплательщиков. То есть, по сути разрушить уникальную экосистему предлагается за наши же деньги.

Однако жители Крылатского оказались на редкость неблагодарными и не оценили весь размах предлагаемого «банкета». Вначале они организовались в инициативную группу под названием «Спасем Крылатские Холмы», а в процессе битвы — и вовсе создали одноименное региональное движение. Случилось это, в том числе, и после того, как местные чиновники и районные депутаты вместо того, чтобы провести с людьми открытый и честный диалог, стали всячески тормозить их интерес к проекту, лукавить и затушевывать очевидные факты.

«Несколько раз, — рассказали мне жители Крылатского, — мы официально обращались с просьбой о проведении митинга о судьбе нашего уникального места отдыха, но разрешения так и не получили. При этом даже обжаловали отказ в суде, но и он нас не поддержал. И вот когда, наконец, собрались на встречу с депутатом Госдумы, то оказались еще и без вины виноватыми. Тут же появилась полиция и стала забирать особо активных». В такое трудно было поверить. Однако все оказалось так.

На небольшой площадке 23 апреля с. г. в Крылатском собралось неожиданно много народа — развешанные по району объявления с портретом депутата Госдумы Валерия Рашкина приглашали на встречу. В них указывалось: «В рамках Года экологии будут обсуждаться вопросы сохранения парка „Москворецкий“ на Крылатских холмах». Как видим, никакой политики, одна экология. Однако получилось, как по картине Репина «Не ждали» — вместо депутата к мирному собранию жителей прибыла полиция. И стала предлагать гражданам разойтись. При этом акцентируя, что митинг незаконный, потому что встреча с депутатом не согласована с властями.

Так как по закону на самом деле никаких согласований для встречи депутатов с избирателями не нужно, то народ разойтись отказался. Рашкина не было, ситуация стала накаляться. Наконец, вместо него появился другой депутат Госдумы — Владимир Поздняков, которого полиция попросила призвать граждан разойтись. Избранник, как свидетельствуют присутствовавшие на встрече люди, обратился к собравшимся коротко и ясно: Рашкин в срочной командировке, а вы подавайте письменные заявления депутатам«. Жители начали скандировать „Позор!“ и расходиться не стали, заявив, что просто гуляют в сквере. Имеют право? Имеют.

Но у полиции было другое мнение. И самых активных, озвучивающих по ходу гуляний ну страшно „крамольными“ мысли — „Если мы не спасем наш парк, то кто?“ и „Мы гуляем“, — стражи порядка стали задерживать. Среди доставленных в участок оказались трое: Сергей Игнатьев, приехавший из Санкт-Петербурга в гости, Денис Парусов и Эдуард Зиновьев (кажись, не хватало там только Троцкого с Каменевым). Всем им стали вменять две статьи Административного кодекса РФ — 19.3 (неповиновение полиции) и ч. 5 ст. 20.2 (участие в незаконном митинге). Игнатьева удалось „отбить“ сразу — оказалось, что он член избирательной комиссии с правом решающего голоса, и не может быть подвергнут административным наказаниям, налагаемым в судебном порядке без согласия прокурора субъекта федерации. А Парусов с Зиновьевым приятно провели в ОВД выходной день — до восьми вечера. Стараниями защитника Валентина Карелина их ожидаемое задержание на 48 часов не состоялось — говоря юридическим языком, ему удалось добиться „снятия обеспечительной меры в виде задержания“.

Назначенный на 25 апреля с. г. суд над посмевшими воспользоваться конституционными гарантиями по защите своих экологических прав тоже перенесли на месяц — безо всяких объяснений. Состоится он буквально на днях. По первой статье (неповиновение полиции) им грозит до 15 суток ареста, по второй (участие в незаконном митинге) — от 10 до 20 тысяч рублей штрафа.

А что же депутат, который назначил встречу и не пришел? Что депутат, который пришел по просьбе коллеги, и действо разворачивалось на его глазах? По логике, они должны были бы вступиться за избирателей, которые пострадали, придя на объявленную избранником встречу. Но, похоже, депутаты — ничего. Хотя на глазах у Позднякова на сцену вышел сотрудник полиции и стал убеждать всех, что встреча не согласована, значит, незаконна, и потребовал разойтись. Избранник от КПРФ и не пытался опровергнуть эту неправду. Ведь по закону депутат не должен подавать никаких уведомлений о встрече. Согласно части 2 ст. 8 ФЗ № 3 „О статусе члена Совета Федерации и депутата Государственной думы“ депутат вправе проводить встречу без всяких согласований с властями. И под закон № 54 о митингах она не подпадает. А вот чтобы подпадала, пятого апреля в Госдуме приняли в первом чтении законопроект № 92912-7, обязывающий депутатов за неделю извещать власти о своих встречах. Пока он рассмотрен только в первом чтении и, понятно, не имеет силы закона.

„Я подал в комиссию Госдумы по вопросам депутатской этики заявление о лишении статуса депутата Владимира Георгиевича Позднякова, — говорит юрист Валентин Карелин, — за то, как он повел себя на встрече с избирателями Крылатского 23 апреля сего года. Это не так смешно, как может показаться, потому что постановлением от 27 декабря 2012 г. № 43-П (о лишении мандата Гудкова-старшего) Конституционный суд открыл ящик Пандоры, указав, что за любую деятельность, несовместимую со званием депутата, его можно лишать статуса, даже если закон конкретно за это оснований не предусматривает (абзац 1 пункта 3.4). В то же время в части первой ст. 8 Федерального закона № 3 ‚О статусе депутата‘ четко сказано, что депутат обязан поддерживать связь с избирателями. Открыв встречу, но не объявив о ее завершении, он, по сути, оставил их беззащитными перед полицией. Вместо того, чтобы защищать избирателей, которые пришли на встречу с депутатом, он тихо удалился“. И это подтверждается видеоматериалам и свидетельствами ее участников. Карелин не сомневается, что получит отказ. „Но отказ даст мне возможность, — говорит он, — пройти все суды, дойти до Конституционного, и переспросить: ‚А так можно поступать депутатам с избирателями?‘.

Между тем региональное движение ‚Спасем Крылатские Холмы‘ обратилось с жалобами от жителей района (собрали около 20 тысяч подписей и их прибывает) на действия властей и депутатов, поддержавших проект ‚Этномир‘, в разные инстанции — от Государственной и Московской дум до прокуратуры Москвы. Однако оперативно среагировала только Федеральная антимонопольная служба. Своим решением от 12 мая с. г. она приостановила торги по конкурсу ‚на право заключения договора на реализацию предварительного проекта комплексного обустройства природной и озелененной территории ПИП (природно-исторического парка — А.Я.) ‚Москворецкий‘ в районе Крылатское“. То есть, продвижение проекта „Этномир“ от „Мосприроды“, поддержанного районными депутатами (редкие, видать, защитники интересов избирателей), приостановлено. Впрочем, на момент написания статьи на сайте инвестиционного портала Москвы все пребывает в прежнем виде. Никаких сообщений о приостановке торгов там не наблюдается.

Из последних новостей — движение „Спасем Крылатские Холмы“ вновь подало заявку на проведение акции 27 мая с.г. День согласован, но по месту пока идут переговоры. Как сообщают граждане в Сетях, „нас хотят сбросить на негодную площадку, а мы хотим достойное место“.

Печально, что все это происходит в свободной России, которая стараниями особо чутких флюгеров все больше становится похожа в сфере гражданских свобод на СССР. Все это мы проходили, по крайней мере, лет 30-35 назад. И не думали тогда, после падения КПСС и коммунистической империи, что когда-нибудь нас снова будут разгонять, да еще и на встрече с депутатом Госдумы, и судить всего лишь за мирную попытку защитить свое право жить в здоровой экологической среде. Да еще и в объявленный президентом Год экологии. Если такое происходит в Москве, то чего ожидать в провинции? Горько, обидно и стыдно.

Алла Ярошинская, к.ф.н, эколог, жительница Крылатского

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > rosbalt.ru, 19 мая 2017 > № 2179831 Алла Ярошинская


Россия. ЦФО > Экология > minstroyrf.ru, 19 мая 2017 > № 2179163

В Ивановской области открыт крупный мусоросортировочный завод

Глава Минстроя России Михаил Мень принял участие в открытии мусоросортировочного завода, производственная мощность которого составит 120 тысяч тонн отходов в год и позволит сортировать все твердые коммунальные отходы областного центра и крупных муниципалитетов региона. Открытие комплекса состоялось 19 мая в рамках рабочего визита министра в Иваново.

По словам министра, открытие мусороперерабатывающего завода для региона - знаковое событие, и вдвойне важно, что это произошло в год экологии.

Объем инвестиций в строительство завода составил порядка 200 млн. рублей. На предприятии создается порядка 80 новых рабочих мест.

«То что региональный оператор, получив поддержку местных властей, пошёл на такие инвестиции - действительно серьёзный шаг и заявка на долгосрочную работу в регионе», - подчеркнул министр.

Он также отметил важность того, что на производстве отсутствуют мусоросжигательные технологии, вокруг которых, как правило, происходят многочисленные экологические дискуссии. «По структуре производства 70% отходов будет отсортировываться и перерабатываться как вторсырьё, а оставшиеся 30% несортируемого остатка будет подвергаться глубокому прессованию. Здесь важно ещё, что пластик будет перерабатываться по сути в кристаллы, которые можно будет задействовать на будущем комбинате синтетического волокна, который строится в регионе», - отметил Михаил Мень.

Министр также напомнил, что сегодня Правительством проводится серьёзная работа по совершенствованию законодательства в сфере ТКО и ТБО. Минстрой России совместно с Минприроды разработали новые правила, которые дают право регионам определять региональных операторов по обращению с ТКО.

Михаил Мень отметил Ивановскую область, как одну из первых регионов, который успешно реализует эту программу.

Справочно:

Строительство мусоросортировочного комплекса начато в декабре 2015 года. Новый завод укомплектован оборудованием лучших российских и европейских производителей.

Реализация данного инвестпроекта позволит ежегодно извлекать из ТКО и отправлять на вторичную переработку более 5 тысяч тонн полимерных отходов, что значительно сократит нагрузку на полигоны и уменьшит их вредное воздействие на окружающую среду.

Россия. ЦФО > Экология > minstroyrf.ru, 19 мая 2017 > № 2179163


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199177 Сергей Баталов

Лицедейство вместо авиации.

В гостях у газеты «Щит и Меч» известный актёр театра и кино Сергей БАТАЛОВ.

- Сергей Феликсович, почти каждый мальчишка грезит стать лётчиком. Вы были в шаге от исполнения мечты. Почему сменили крутые виражи на актёрскую жизнь?

- Я родился на Урале, в маленьком городке Ирбите. Детство в основном проводил с бабушкой и дедушкой. Они старались привить мне любовь к возвышенному, к мальчишеским занятиям. Однажды приехал к тётке в Омск погостить. Прогуливался по улицам и увидел на старинном здании надпись: «Авиационный техникум имени Жуковского». Тут же пришла в голову мысль: «Хочу летать». И поступил. Но взлететь так и не пришлось, техникум-то был инженерный и обучал тому, как строить самолёты!

А любовь к театру… Эта история длиною в жизнь берёт начало в раннем детстве. Первой сказкой, увиденной на сцене ирбитского театра, куда в четырёхлетнем возрасте меня привела бабушка, был «Конёк-Горбунок». Она перевернула детское сознание. Я влюбился в театр! До сих пор смеюсь, что появление на сцене Жар-птицы пленило моё сердце навсегда! При любой возможности, порой даже тайком от родителей, бежал на спектакли. Так что мечтал в детстве вовсе не о небе и самолётах, а о сцене и овациях. Я хотел быть артистом!

Вот только мечта моя сбылась именно благодаря авиационному техникуму - при нём работала театральная студия. Туда-то я и поспешил. Промямлил какие-то стихи. Руководитель студии Владимир Солопов, один из ведущих актёров Омского драматического театра, недоверчиво посмотрел на меня - мол, безнадёга. Но всё же принял в группу. Наверное, потому что я был единственным парнем в «малиннике»! Роль получил сразу. Но из-за зажатости, неуверенности в себе на репетициях всё шло не так. В один из вечеров, возвращаясь домой, встретил сокурсницу, которая с радостью произнесла ужасающую для меня новость: «А твою роль дали мне!» Это был удар. Зайдя домой, закрылся в ванной и вышел оттуда в четыре утра. Всю ночь репетировал. На следующий день мастер недоумевал и был в восторге от моей игры!

За эту первую работу на сцене в свои 16 лет на омском конкурсе «Театральная весна» я был удостоен диплома I степени «За лучшую мужскую роль».

Вот так и шучу до сих пор: артист родился в ванной!

- Так как же вы всё-таки оказались в ГИТИСе?

- Окончив техникум, получил распределение на омский авиационный завод, где обязан был от звонка до звонка отработать три года. Но всё случилось так, как предначертано судьбой. На третий день положенного мне отпуска махнул в столицу попытать счастья вместе с коллегами по студии. Басню и стихи учил в поезде Омск - Москва. Сдал экзамены в несколько театральных вузов, и мне представилась возможность выбора. Недолго думая решил: «Учиться буду в ГИТИСе, на курсе Олега Табакова». Там преподавали такие мэтры, как Константин Райкин, Авангард Леонтьев. Это были счастливые годы студенчества. Олег Павлович прикладывал все усилия, чтоб из нас вышли не только одарённые актёры, но и всесторонне развитые культурные люди. За годы учёбы мы десятки раз посещали консерваторию, театры, выставки. До сих пор помнятся встречи с известными персонами советского искусства. Табаков всегда говорил: «Впитывайте всё, впитывайте. Пригодится! И помните: артист как корова. Даёт молоко - хороша, нет - на бойню!»

Что-то схожее произошло и со мной после первого курса. Олег Павлович отчислил 9 человек, в это число попал и я.

Отчаявшись, решил забрать документы и вернуться на завод строить самолёты. Но очередной счастливый случай в лице народного артиста СССР, режиссёра Владимира Андреева, завкафедры ГИТИСа, не дал мне покинуть театральную сцену. Он предложил перейти к нему на курс и продолжить учёбу. Спустя полгода во время сдачи экзаменов Олег Табаков произнёс: «Признаю свою ошибку. Мы поторопились». Это признание позволило мне до конца учёбы быть студентом двух курсов - Андреева и Табакова! Так что порой учиться приходилось не 24, а 48 часов в сутки!!!

- На протяжении 22 лет вы выходили на сцену Театра на Малой Бронной. Почему в конце 90-х решили распрощаться с театральной публикой и полностью уйти в кинематограф?

- Кино влекло меня не меньше театра. Ещё на втором курсе снялся в эпизоде фильма «Несколько дней из жизни Обломова» у выдающегося режиссёра Никиты Михалкова. Исполнил роль Никитки-повара с одной фразой: «Доброе утро, барин!»

Помню как сейчас. Раннее утро. Туман. Стою у самовара, подбрасываю шишки в огонь. Дым, глаза слезятся, ничего не видно. Тут оператор предлагает вырезать этот эпизод из фильма. Внезапное дуновение ветра, дым рассеивается, и перед труппой предстаёт моя персона со слезами на глазах и с самоваром в руках. Никита Сергеевич смотрит на меня, несчастного студента, и с жалостью произносит: «Ну, оставьте самовар!» Правда, после монтажа эпизод стал микроскопическим, и на премьере фильма с криком моих друзей «Баталов!» кадр тут же закончился.

Зато сыграл свою роль юношеский максимализм. Решил: буду сниматься только у Михалкова или в крайнем случае - у Феллини. Поэтому, когда присылали телеграммы с киностудий Довженко, «Молдова-фильм» и других: «Поздравляю. Вы утверждены…. Съёмки тогда-то... Директор картины….», всегда отписывался: «Приехать не могу, сломал обе ноги».

Правда, в 1990 году отказаться от одной из главных ролей в фильме «Облако-рай» режиссёра Николая Досталя, которую считаю своей визиткой в кинематографе, конечно, не смог. За этот фильм на европейском кинофестивале «Звёзды на завтра» я с четырьмя героями по кинокартине получил денежный приз. Примечательно, что приз даётся лишь одному актёру, но деньги вручили всем, поскольку не смогли разделить на худших и лучшего.

Кстати, продолжение этого фильма под названием «Коля - перекати поле» было отснято спустя 15 лет. За эту картину мы с Ириной Розановой, которая сыграла главную женскую роль, получили приз «НИКА-2006».

За годы творческой жизни удалось сыграть в кино более 130 острохарактерных ролей первого и второго плана. Отрицательных из них - всего две-три.

В комедиях «Нежданно-негаданно» и «Ширли-мырли» создал образы милиционеров. Кстати, именно лейтенант из «Ширли-мырли» принёс мне широкую популярность. Впрочем, к звёздности я давно отношусь спокойно. Порой узнаваемым актёра может сделать одна главная роль, а не количество. Однажды великий актёр Алексей Баталов спросил меня: «Сколько у тебя сыграно ролей?» Говорю: «Где-то 30». А он продолжает: «А у меня 22». И тут я восклицаю: «Но каких!»

- Наверняка за годы киношной карьеры вам не раз задавали вопрос, связывает ли вас что-то с выдающимся актёром Алексеем Баталовым. Случались ли курьёзы по этому поводу?

- Когда поступил в ГИТИС, все были уверены, что мы родственники. Так устал оправдываться, что в конце концов махнул рукой и стал соглашаться. «Да, - говорю, - мы родственники». И тут же посыпалось: «Да ладно, не придумывай! Ты себя в зеркало видел? Вы вообще не похожи!»

В 1998 году мне удалось встретиться с Алексеем Владимировичем на одной пресс-конференции. Пожав мне руку, он сказал: «Слежу за тобой. Главное - не подведи фамилию!»

А курьёз действительно был, да ещё какой, правда, по молодости. Как-то мой друг Сергей Газаров, ныне артист, режиссёр и просто замечательный человек, пригласил меня к себе на родину, в Баку. Часа за два до прибытия предупреждает: «Дружище, понимаешь, такая ситуация. Я родным написал, что везу сына Баталова. Так что не выдавай меня». Конечно, я стал возмущаться. Но деваться было некуда. Пришлось спасать друга во вранье. Надо сказать, приём был на высшем уровне. На перроне нас встречал оркестр. В доме собрались десятки родных и близких. Даже кровать для меня купили новую. В общем, пир горой - сын Баталова приехал! Весь месяц приходили какие-то люди, обнимали, говорили, как я похож на отца, как мне с ним повезло, и так далее. Разумеется, приходилось подыгрывать - друг ведь попросил! В день отъезда накрыли стол человек на 30. Тосты, напутствия, пожелания. И вдруг один мужчина, поднимая бокал, произносит: «Мы не отпустим тебя обратно, пока не приедет твой папа!» Ну, думаю, пришло время раскрыть карты. Встаю, благодарю за гостеприимство и говорю: «Даже если бы я не был сыном Баталова…» И тут, получая тычок в бок, слышу шёпот сквозь зубы: «Играем до конца!» Так вот вышло, что в 20-летнем возрасте пришлось вжиться в роль Хлестакова из «Ревизора». Только не на сцене, а в жизни…

- Вы не расстаётесь с усами более 30 лет. Того требуют режиссёры или это ваш имидж?

- В 1987-м режиссёр Сергей Женовач ставил дипломный спектакль «Панночка» по фильму «Вий». Для роли попросил всех актёров отрастить бороду. У меня достойными оказались лишь усы. Спектакль закончился, а усы остались. Лет через 20 для одних съёмок нужно было их сбрить. Когда дочь увидела меня в новом образе, затрезвонила во всё горло: «Папа, срочно отрасти! Это твоя визитная карточка!»

- Каков сейчас творческий процесс Сергея Баталова?

- Съёмки, съёмки, съёмки, чему, безусловно, рад! Выезжаю на киношные фестивали, выступаю с творческими вечерами, играю в антрепризах. Одним словом, судьбой доволен. Фортуна пока не отвернулась.

Вспоминая, что у пассажиров «Титаника» было и богатство, и здоровье, а вот удача обошла их стороной, всегда желаю всем не только здоровья и работы, но и удачи!

- Чем занимаете себя вне творческого процесса?

- Бывали разные времена. Даже выращивал цветы. Домашние говорят, что у меня руки «зелёные». Семечку посадил - подсолнух вырос. Веточку кофейного дерева ткнул в горшок с землёй - заплодоносило. Лет десять назад на барахолке одна женщина презентовала мне большую каменную жабу. Так и повелось. Где бываю, оттуда жабу везу. В коллекции их не один десяток. Сейчас в основном занят строительством загородного дома. Так что жизнь продолжается. И это главное!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная Карточка

Сергей Феликсович Баталов Родился 19 апреля 1957 года. Окончил ГИТИС (1980). Дебют состоялся в телефильме «Ватага «Семи ветров» (1979).

В 1982 году начал службу в Московском драматическом театре на Малой Бронной. С 1990 по 1992 год - актёр театра-студии «Человек».

В 1992 года вернулся в родной Театр на Малой Бронной, где проработал до 1998 года. Снялся в 130 кинокартинах. Визитная карточка - фильм «Облако-рай» (1991). Заслуженный артист Российской Федерации (2005).

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199177 Сергей Баталов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 17 мая 2017 > № 2176456 Дмитрий Антоненко

Датчики безопасности.

Цифровые технологии помогают повысить уровень охраны труда в строительстве.

Недавно в Москве состоялся форум, посвященный 25-летию работы компании SAP в России. Корреспондент «СГ» побеседовал на форуме с руководителем направления «Проектирование, строительство и эксплуатация» SAP СНГ Дмитрием АНТОНЕНКО, в компетенции которого технологии и проекты для инфраструктурного строительства, инвесторов и девелоперов. Темой разговора стало обеспечение безопасности в строительстве с помощью новейших цифровых технологий.

«СГ»: Компания всегда была известна разработкой автоматизированных систем управления такими процессами, как бухгалтерский учет, финансы, управление персоналом, управление складами. А что вы можете предложить строителям?

Дмитрий Антоненко: Решения компании могут использоваться в большинстве отраслей экономики, в том числе и в строительстве. На смену прежним технологиям, которые автоматизировали учет и планирование, сегодня приходят новые. Они переводят управление бизнесом на новый уровень: интернет вещей, big data, искусственный интеллект. Что касается стройки, то наши решения способны охватить практически все стороны работы — от бухгалтерии до непосредственно контроля и управления строительными процессами, в том числе обеспечение безопасности производства. Кстати, Международная организация труда (МОТ) называет строительство одним из лидеров по числу несчастных случаев: 108 тысяч строителей погибают на работе каждый год. Типичные причины — падение с высоты и травмы, нанесенные строительной техникой. В 2015 году, по данным Роструда, строительство было самой травматичной отраслью в России.

«СГ»: Каким же образом вопросы обеспечения безопасности на стройке могут быть переведены в цифровой формат?

Д.А.: Речь в данном случае идет об интернете вещей (Iot), концепция которого находит применение в потребительской сфере, в промышленности, медицине, ЖКХ и других сферах. Строительство не стало исключением. Сегодня гиперподключенность, в первую очередь, через гаджеты, и интернет вещей помогают решать самые разнообразные вопросы, в том числе и вопросы безопасности на строящихся объектах. Вот один из сценариев: безопасность при работе с башенными подъемными кранами и другой техникой. В этом случае безопасность обеспечивается с помощью сети сенсоров и датчиков. В режиме реального времени аналитическая система запрашивает сведения с датчиков на неподвижных объектах и технике: параметры строительной площадки, данные о работе строительной техники, включая статусы «включено-выключено», режим работы и так далее, в том числе о водителях, составе бригады и прочее. Таким образом, интеграция двух слоев — датчиков и аналитики — создает поток данных для оперативного оповещения водителей техники, инженеров, прорабов в случае тревожных сигналов. Конкретно по строительным кранам. Система автоматически просчитывает коллизии в передвижении стрел башенных кранов и предотвращает столкновения. Физическое положение стрел определяется по датчикам, просчитывается безопасная траектория передвижения. При угрозе столкновения один из кранов автоматически останавливается. Такая система позволяет разместить сразу несколько кранов на одном объекте без риска столкновений.

«СГ»: Безопасная работа техники и механизмов обеспечивает безопасность специалистов, управляющих ими. А как обеспечить безопасность рабочих на стройплощадке вообще?

Д.А.: Давайте рассмотрим другой сценарий: интернет вещей для безопасности рабочих на строительстве, например, нефтегазовых объектов. Среди компонентов этого решения — датчики газа и других параметров окружающей среды на строительной площадке, датчики на спецодежде рабочих, система оповещения. Система датчиков на спецодежде имеет газоанализатор, она также определяет положение тела человека в пространстве и на местности. Если, например, на строительной площадке показатели газа или других параметров отклоняются от нормы, если кто-то из рабочих упал или ушел далеко от площадки, решение оповещает руководителя или рабочих с помощью сигнала на смарт-часах или на рабочем месте. Тревожные сигналы также передаются на оборудование, которое включает сирену или сигнальные огни. Аналитика впоследствии поможет выявить типичные ситуации, в которых велик риск несчастных случаев. Естественно, анализ таких ситуаций нужен для предотвращения несчастных случаев. Как показывает практика, внедрение таких решений ведет к существенному росту безопасности на строительной площадке.

Справочно

Компания SAP представлена на российском рынке с 1992 года, когда был открыт офис фирмы в Москве. Позже открылись представительства в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Ростове-наДону, Екатеринбурге, Ижевске, а также в странах СНГ — в Алматы, Минске, Киеве, Ташкенте. На сегодняшний день в России у компании 1500 клиентов и более миллиона пользователей.

Автор: Владимир ТЕН

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 17 мая 2017 > № 2176456 Дмитрий Антоненко


Россия. ЦФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены > mnr.gov.ru, 16 мая 2017 > № 2176588

Экологический маршрут «Поозерье без барьеров» будет открыт 19 мая 2017 г. в национальном парке «Смоленское Поозерье» (Смоленская область)

Минприроды России приглашает принять участие в пресс-туре, приуроченном к открытию экотропы.

«Поозерье без барьеров» – первая и единственная экологическая тропа в Смоленской области, которая полностью оборудована для передвижения людей с ограниченными возможностями. Кроме того, новое покрытие тропы делает ее удобной, в том числе и для семей, которые выезжают на природу с колясками, а также пожилых людей.

Проект реализован в соответствии со специальными стандартами: создана основная инфраструктура, разработана научно-просветительская экскурсионная программа, полностью заменено и расширено полотно существовавшей экологической тропы.

Участие в тестовом туре нового маршрута примут партнеры парка из Реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями «Вишенки» (Смоленск), представители Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ» (Москва).

Проект реализован в рамках грантовой программы «Создавая возможности» Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ» и направлен на создание доступной среды для людей с ограниченной мобильностью.

В рамках пресс-тура участники осмотрят зубровый вольерный комплекс, Дендропарк, по желанию могут принять участие в прогулке по экологической тропе «В царство бурого медведя».

Россия. ЦФО > Экология. Госбюджет, налоги, цены > mnr.gov.ru, 16 мая 2017 > № 2176588


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175916

Москвичи сами борются за трущобы

Редакционная статья, The New York Times, США

Казалось бы, все те, кто живет в многочисленных пятиэтажках, окруживших центральную часть Москвы, должны быть рады переезду из них. Эти здания строились в огромной спешке, чтобы ликвидировать острую нехватку жилья после Второй мировой войны. Строили их на скорую руку, кое-как. Эти крошечные квартиры называли «хрущевками» по имени советского руководителя Никиты Хрущева, который затеял данный проект, а также «трущобами». Но когда московское городское правительство предложило жителям хрущевок соответствующие квартиры в современных домах подальше от центра, чтобы снести тысячи пятиэтажек, они немедленно вышли на улицы протестовать.

Организаторы протестов заявляют, что в воскресенье на митинг пришли 30 тысяч человек. Это серьезная цифра для страны, где власти не по-доброму относятся к протестам. (Власти в типичной для них манере занизили явку, сказав, что митингующих было восемь тысяч). Однако полиция не вмешивалась. В отличие от явно политических митингов оппозиции, нацеленных против президента Владимира Путина, типа того, что прошел 29 апреля, цель этого протеста была гораздо более конкретной и значимой для россиян. И хотя этот митинг не был политическим по своему замыслу, он очень многое говорит о старых советских привычках и о новых российских реалиях.

Хрущевки начали возводить в конце 1950-х годов, чтобы удовлетворить огромный спрос на жилье в разрушенных войной городах. Многие россияне в то время жили в переполненных коммунальных квартирах, и они были счастливы обрести собственное жилье, пусть крошечное и низкого качества. После распада Советского Союза жителям часто предоставляли возможность купить свои квартиры, и таким образом они получали не только личное пространство, но и частную собственность. Но здания оставались под управлением государства.

Путин первоначально одобрил проект реноваций, полагая, что такое предложение о переезде в современные квартиры будет чрезвычайно популярно. Но совершенно очевидно, что он недооценил магические слова агентов недвижимости: главное — это место. Большая часть хрущевок расположена вблизи станций метро, а новые здания зачастую очень сильно удалены от них. Жители хрущевок немедленно сделали вывод, что мэр Москвы Сергей Собянин намеревается переселить их на окраины, отдав дорогие земельные участки под застройку близким к нему подрядчикам. И они, не теряя времени, начали протестовать.

Путин сразу встал на их сторону и заявил, что не будет подписывать ничего, что нарушает права частных собственников (для переселения нужен федеральный закон). Собянин остался в одиночестве. Мэр быстро пошел на попятный и пообещал выселенным жителям квартиры, которые будут равноценны не только по площади, но и по стоимости.

Это не убедило тех, кто в воскресенье вышел протестовать. «Собянин, не делай нам лучше, оставь все как есть», — гласил один транспарант. Люди больше не считают себя подопечными государства. Они видят в себе собственников и требуют права голоса в вопросе о том, что будет с их собственностью и с их городом. Времена изменились, господин Собянин.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175916


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter