Всего новостей: 2523995, выбрано 660 за 2.027 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ЮФО. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 28 июня 2017 > № 2224387

Группа компаний «Хевел» приступила к строительству первой солнечной электростанции в Волгоградской области мощностью 10 МВт. После прохождения процедуры квалификации введенная в эксплуатацию СЭС и права по договору о предоставлении мощности будут переданы ПАО «ЛУКОЙЛ» в соответствии с подписанным ранее соглашением.

Право на строительство объекта солнечной генерации мощностью 10 МВт было получено структурами группы компаний «Хевел» по итогам отбора в 2014 году. Строительно-монтажные работы планируется завершить в сентябре 2017 года, после чего начнётся этап пусконаладочных работ. Ввод объекта в эксплуатацию намечен на I квартал 2018 года.

Ввод в эксплуатацию солнечной электростанции мощностью 10 МВт позволит сократить выбросы СО2 на 10 тыс. тонн и обеспечит выработку около 12 млн кВт*ч ежегодно.

Группа компаний «Хевел» (совместное предприятие ГК «Ренова» и АО «Роснано», основано в 2009 году) является крупнейшей в России интегрированной компанией в отрасли солнечной энергетики. В структуру компании входят: производственное подразделение (завод по производству тонкопленочных фотоэлектрических модулей в г. Новочебоксарск, Чувашская Республика), девелоперское подразделение (проектирование и строительство солнечных электростанций, портфель проектов на ближайшие годы – более 434 МВт) и Научно-технический центр тонкопленочных технологий в энергетике (г. Санкт-Петербург), который является единственной в России профильной научной организацией, занимающейся исследованиями и разработками в сфере солнечной энергетики.

Россия. ЮФО. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 28 июня 2017 > № 2224387


Россия. ЦФО. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 26 июня 2017 > № 2222409 Владимир Антонов

Владимир Антонов: «Испытания первых скоростных платформ начнутся в июле»

Руководитель машиностроительного предприятия «Трансмаш», входящего в ЗАО «Трансмашхолдинг», рассказал о проекте производства уникального подвижного состава, предназначенного для перспективных скоростных маршрутов

– В России созданы первые скоростные вагоны-платформы. Где они пройдут испытания?

– Испытания двух опытных образцов этих изделий начнутся в июле на двух полигонах ВНИИЖТа. На Экспериментальном кольце в подмосковной Щербинке проведут статические (прочностные) испытания, а динамические – на скоростном полигоне Белореченская – Майкоп Северо-Кавказской дороги. По регламенту на скоростном полигоне подвижной состав будет испытан на скорости до 180 км/ч (с учётом 10% превышения конструкционной скорости вагона-платформы). Причём как минимум в пяти режимах нагрузки – от порожнего до гружёного с контейнером весом 36 тонн. При этом программа испытаний предусматривает свыше 250 поездок в различных режимах эксплуатации. Успешное их завершение будет означать, что данная модель может передвигаться со скоростью до 160 км/ч на всей сети 1520.

– Эти платформы будут использоваться для скоростных контейнерных перевозок?

– Да. Контейнерные перевозки сегодня растут и требуют повышения скоростей движения. Это позволит повысить пропускную способность дорог без дополнительных инвестиций в инфраструктуру за счёт оптимизации «нитки» графика и его сопряжения с графиками пассажирского движения на сети.

Кстати, уже разрабатывается следующая модель скоростной двухосной тележки с улучшенными характеристиками. В ней нагрузка будет увеличена до 21 тонны на ось при скорости 140 км/ч и до 18 тонн на ось при скорости 160 км/ч. А в ОАО «РЖД» уже утверждены технические требования к электровозу для ускоренной перевозки контейнеров. Это позволит увеличить составность поезда до 71 условного вагона, в то время как действующий парк пассажирских локомотивов позволяет перевозить в составе только 30 вагонов.

– А позволит ли состояние инфраструктуры?

– На сети дорог, особенно в европейской части, есть достаточное количество участков, где выдерживается скорость движения пассажирских поездов. И это обстоятельство позволит сократить сроки доставки грузов новым подвижным составом в два раза.

– У новых платформ, по-видимому, уже есть заказчик. Сколько планируется их выпустить?

– ОАО «Трансмаш» и ООО «КСТ» заключили соглашение о намерениях по производству 2800 вагонов-платформ модели 13-6954 до конца 2019 года. ООО «КСТ» – инвестор, технологический партнёр и главный идеолог проекта. Сегодня наиболее заинтересованным и перспективным конечным заказчиком такого подвижного состава является «Почта России». В качестве пилотного его использования выбрано направление Китай – Россия – Европа, также рассматривается маршрут Москва – Владивосток – Москва.

«Почта России» планирует ежедневную отправку поезда с 30 платформами по маршруту Замын Уд (Монголия) – Наушки – Москва – Брест. По расчётам, для организации такого сервиса потребуется 480 вагонов.

Надеемся, что успешный запуск пилотного маршрута убедит переходить на новый подвижной состав других участников рынка контейнерных перевозок, тех, кто обслуживает трансконтинентальные маршруты. Скорость – это важный фактор в конкуренции.

Как уже сообщал Gudok.ru, ОАО «Трансмаш», входящее в структуру ЗАО «Трансмашхолдинг», и ООО «Комплексные скоростные технологии» заключили контракт на поставку скоростных вагонов-платформ летом 2016 года. Соглашение, подписанное в ходе международной выставки InnoTrans 2016 в Берлине, предусматривает производство на предприятии в городе Энгельсе Саратовской области уникального подвижного состава – скоростной платформы модели 13-6954 для перевозки крупнотоннажных контейнеров. Предел конструкционной скорости для эксплуатации платформы установлен на уровне 160 км в час.

Проект реализуется в соответствии со Стратегией развития железнодорожного транспорта РФ до 2030 года.

Скоростной вагон-платформа модели 13-6954 предназначен для перевозки одного контейнера 40 или 45 футов, в том числе рефрижераторного контейнера с автономной дизель-генераторной установкой.

На первом этапе эксплуатация вагона-платформы 13-6954 предполагается в составе скоростного поезда постоянного формирования с тягой пассажирскими локомотивами.

Валерий Осипов

Россия. ЦФО. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 26 июня 2017 > № 2222409 Владимир Антонов


Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 24 июня 2017 > № 2220841

Посещение Международного детского центра «Артек».

Владимир Путин ознакомился с работой детского центра, пообщался с артековцами, принял участие в открытии седьмой смены, которая посвящена Саманте Смит.

Президента сопровождали заместитель Председателя Правительства Ольга Голодец, помощник Президента Андрей Фурсенко и глава Республики Крым Сергей Аксёнов. О планах по развитию детского центра главе государства рассказал директор лагеря Алексей Каспржак.

В.Путин ознакомился с макетами комплекса, на которых представлены действующие сооружения, а также строения, которые планируется возвести в 2017–2018 годах и в перспективе. Президенту также показали спортивный зал, столовую, класс народных промыслов и один из номеров для проживания.

МДЦ «Артек» является крупнейшим детским лагерем в мире по количеству зачисляемых на обучение детей в год и состоит из девяти восстановленных лагерей. Глава государства ознакомился с результатами реконструкции объектов инфраструктуры лагеря, проводимой с 2014 года, и ходом работ по строительству десятого лагеря – «Солнечный».

В ходе посещения «Артека» Президент принял участие в церемонии открытия седьмой смены 2017 года, посвящённой Саманте Смит – американской школьнице, посетившей СССР в качестве Посла доброй воли и ставшей символом детской международной дипломатии. Глава государства также побеседовал с участниками седьмой смены.

Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 24 июня 2017 > № 2220841


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 15 июня 2017 > № 2208993 Юрий Кузнецов

Встретим туристов и... «гастролёров».

На Кубани стартовал курортный сезон! Горячие дни ожидают не только отдыхающих, но и сотрудников полиции. О специфике работы в летний период «Щиту и мечу» рассказал заместитель начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю - начальник полиции полковник полиции Юрий Кузнецов.

- Юрий Юрьевич, из-за наплыва туристов численность населения края резко возрастает. Как сотрудники справляются с увеличением нагрузки?

- В этом году, как и ранее, мы задействуем приданные силы из других регионов. На курортах Черноморского и Азовского побережий сформированы дополнительные патрули из сотрудников полиции и казачества.

Вместе с коллегами-силовиками мы проводим профилактические мероприятия по всем направлениям: антитеррористическая безопасность, безопасность дорожного движения, предупреждение имущественных преступлений. Наша задача - создать условия для комфортного отдыха.

- А как вы заботитесь о безопасности несовершеннолетних? Детские здравницы региона отвечают установленным требованиям безопасности?

- Совместно с подразделением вневедомственной охраны Росгвардии мы провели дополнительные обследования санаторно-курортных комплексов. Под особым контролем детские учреждения отдыха. Проверяющие выявили недостатки в обеспечении антитеррористической безопасности. Кроме того, некоторые здравницы оказались не оснащены видеокамерами и кнопками экстренного вызова полиции. Сотрудники выдали предписания на устранение пробелов.

В этом году под опекой подразделений вневедомственной охраны Росгвардии и частных охранных организаций находятся 530 объектов.

В круглосуточном режиме работают инспекторы по делам несовершеннолетних. Им предстоит обеспечивать безопасность не только в местах отдыха детей, но и на улицах. Таким образом мы реализуем так называемый детский закон.

- В городах Кубани полиция установила на улицах мобильные устройства, с помощью которых стражей порядка можно вызвать нажатием одной кнопки. Насколько эффективны современные технологии?

- Экстренная связь «гражданин - полиция» есть в 16 городах Краснодарского края. Больше всего таких терминалов в Геленджике, Сочи, Краснодаре, Новороссийске и Армавире. Чем они полезны? Например, грабитель ночью вырвал мобильный телефон у прохожего. Как позвонить в полицию? В подобных ситуациях мобильные устройства как никогда актуальны. Особенно хорошо экстренная связь зарекомендовала себя на Черноморском побережье. Мы рассматриваем возможность установить оборудование и в других населённых пунктах.

Очень эффективно работает и АПК «Безопасный город». Благодаря поддержке муниципальных образований в городах и населённых пунктах установлено 4 тысячи камер видеонаблюдения. С их помощью в текущем году полиция раскрыла 130 преступлений, выявила 2,5 тысячи административных правонарушений.

- Юрий Юрьевич, полиция края ежедневно рапортует об изъятии некачественной алкогольной продукции на побережье. Но в то же время курортник без труда найдёт погребок, где из бочки нальют «местного вина» сомнительного производства. Кто регулирует сферу алкогольной торговли? Неужели эта роль отведена только силовикам?

- Чтобы не допустить провоза на территорию края и выявить факты незаконной реализации спиртных напитков, мы работаем в тесной связке с другими силовыми структурами, муниципалитетами, контролирующими ведомствами. За последние месяцы выявили 1700 административных правонарушений, изъяли из незаконного оборота 460 тысяч литров алкоголя, вынесли штрафов на 2,5 млн рублей.

В апреле на подготовительном этапе операции «Курорт» сотрудники полиции обнаружили в г. Славянске-на-Кубани 74 тонны фальсифицированной алкогольной продукции, в г. Темрюке - 25 тонн.

В одном из цехов на бывшем винзаводе Красноармейского района в июне полицейские обнаружили и изъяли 18 тонн опасного алкоголя.

Такие факты не единичны. Поэтому на побережье работают специально созданные оперативные группы. Ежедневно они изымают тонны суррогата.

- Пробки на дорогах к морю с каждым годом становятся длиннее! Ситуацию обостряют и бесконечные ремонтные работы. Понятно, что проблему одними свистками и жезлами не решить. Что делает полиция, чтобы разгрузить трассу?

- Согласен, что эта проблема требует управленческих решений. С каждым годом на курорты Кубани приезжают всё больше туристов. Многие на личном автотранспорте. Трассу «Дон» построили в 60-е годы, и сегодня она не удовлетворяет потребности. В курортный сезон по ней ежесуточно проезжает 50 тысяч автомобилей! Магистраль нуждается в безотлагательной реконструкции!

На наиболее сложных участках под палящим солнцем пробку «разруливают» инспекторы-регулировщики. В местах производства дорожных работ сотрудники контролируют, как организовано движение. Полицейские проверяют, насколько обоснованно ограничено движение в таких зонах.

Летом за дорожной обстановкой ежесуточно наблюдают 400 сотрудников ГИБДД. В горячий сезон они служат в круглосуточном режиме.

- Курорт притягивает преступников разных мастей. Пока мошенники пользуются доверчивостью отдыхающих, квартирные воры «обчищают» пустующие жилища. Какие контрмеры предпринимает полиция?

- О визитах в наш край «гастролёров» мы знаем заранее благодаря оперативной информации. Стараемся безотлагательно установить и задержать непрошеных гостей.

Я уже говорил, что летом особую тревогу у нас вызывают преступления имущественного характера. Чтобы их предотвратить, работаем на упреждение. Мы анализируем географию преступлений. Затем составляем маршруты патрулирования наружных нарядов через неблагополучные районы.

Признаюсь, кражи - это бич каждого курорта. Преступники пользуются тем, что отдыхающие расслабляются. Чаще всего воруют мобильные телефоны, планшеты, бумажники. Совет один - быть более внимательными! Не оставлять в автомобиле ключ зажигания, сдавать на пляже ценные вещи в камеру хранения. И не забывать об оставленном жилище: уезжая в отпуск, лучше всего ставить его под охрану. Ну а если всё же вы пострадали от злоумышленников, незамедлительно сообщать об этом в полицию!

Мария ПИРОГОВА

Наша справка

Согласно сведениям Министерства курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края, в 2016 году регион посетили 15,8 млн отдыхающих. В 2017 году в крае в летний период ожидается увеличение турпотока на 1,5-2 %. Санаторно-курортный комплекс Кубани объединят 3,5 тысячи предприятий: санатории и пансионаты с лечением, детские лагеря, гостиницы и гостевые дома, базы отдыха, кемпинги.

Туристы предпочитают восемь городов и районов - Сочи, Туапсе, Геленджик, Новороссийск, Анапу, Горячий Ключ, Ейский и Темрюкский районы. Общая численность постоянно проживающего населения в городах-курортах составляет 1,5 млн человек, из которых 400 тысяч - дети. Летом общее количество граждан в курортной зоне края увеличивается в пять раз и составляет 5,7 млн человек.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 15 июня 2017 > № 2208993 Юрий Кузнецов


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > lgz.ru, 14 июня 2017 > № 2490780 Андрей Ростенко

Земля в Ялте, суд в Калуге

Кеворкян Константин

За фасадом курортной столицы

О проблемах Крыма, связанных с земельными отношениями, «ЛГ» уже писала («Кому достанется крымская земля», № 12). Последствия украинской юрисдикции по-прежнему продолжают сказываться. Тема эта актуальна и имеет несколько измерений. Вот каким образом оценивает ситуацию глава администрации Ялты Андрей Ростенко.

– Андрей Олегович, Южный берег Крыма – это не только зона отдыха, но и место сплетения острых финансовых, экономических, инфраструктурных проблем. Какие из них – главные?

– Ситуация здесь действительно непростая. Когда я начинал работу, понимал всю ограниченность имеющихся у меня административных рычагов для минимизации нарушений в сфере земельных отношений, ликвидации незаконных строений. Что-то удалось, что-то не очень. Были и системные ошибки в нормативно-правовых актах на уровне Республики Крым, поскольку многие из них создавались в спешке, «с колёс». По моему мнению, после воссоединения Крыма с Россией надо было начинать работу с перспективного планирования, выработки генерального плана и разработки стратегии развития всех районов Крыма. А потом уже, если по генеральным планам это было возможно, завершать юридический процесс переоформления земель.

– То есть основная проблема – это земля и её принадлежность?

– Да. Все поселковые советы Большой Ялты в результате административной реформы 2014 года были ликвидированы, и рычаги управления сконцентрировались в администрации Ялты. Мы унаследовали решения бывших коллегиальных органов власти и сейчас занимаемся возвращением «зелёных зон», но возникают сложности в судебных процессах. Мы выигрываем суды первой инстанции здесь, а проигрываем кассацию где-нибудь, скажем, в Калуге.

– Земля на ЮБК всегда была причиной раздора. Люди помнят украинские криминальные войны 90-х годов за передел собственности. Насколько эта тема актуальна сегодня?

– Сейчас эта проблема проявляется во множестве мошеннических схем. Пользуясь несовершенством законодательной базы, злоумышленники активно действуют. Пока мы пытаемся распознать схему, на неё среагировать и выработать пути противодействия, кто-то успевает в щёлку прошмыгнуть. Но рано или поздно это становится явным. Вот буквально перед нашим разговором я высказал своё несогласие по одному подобному вопросу, написал прокурору, чтобы он принял меры. То есть боремся и административным путём, и через возбуждение уголовных дел.

– Есть конкретные примеры?

– Да сколько угодно! Один из явных видов мошенничества, когда, имея старые украинские госакты на большие территории, злоумышленники изымают из поселковых архивов судебные решения в отношении этих участков, приходят как ни в чём не бывало, ставят земли на кадастровый учёт и запускают в оборот. Или иной вариант: отдельно продают как объект недвижимости землю и стоящие на ней объекты. И к нам приходят сразу два собственника – один с правами собственности на участок, а другой – с правами на здание. В таких случаях разбирается суд.

– Что бы вы порекомендовали людям, которые захотят приобрести землю в Ялте, чтобы избежать подобных неприятностей?

– Самое главное, чтобы сделка была честной. Я рекомендовал бы оформлять её в Госкомрегистре или через нотариуса, с подтверждением всей законодательной базы. Не надо «домашних» сделок, сделка должна быть легальной.

– Есть много территорий, оставшихся от украинских ведомственных санаториев, которые сейчас брошены и постепенно разрушаются. Как складывается их судьба?

– Существуют собственники, которые активно развивают свои санатории, пансионаты, вкладывают в них средства. Но есть и те, кто не в состоянии достойно финансировать собственность. Как правило, это касается государственных структур. Я считаю, что подобные здравницы нужно передавать в частные руки.

– Но существующие санкции тревожат инвесторов. Как убедить их вкладывать деньги в приватизацию и развитие объектов отдыха на ЮБК?

– Инвесторы всё равно находят возможность заходить на полуостров через дочерние компании, через филиалы, через аффилированные структуры. Учитывая прибыльность этого бизнеса, они продолжают работать, а многие ещё зайдут в ближайшем будущем.

– Что, на ваш взгляд, можно сделать для лечения такой системной болезни, как недостаточный уровень сервиса?

– В сфере услуг мы уходим от устаревших базарно-рыночных отношений – лишь бы поставить ларёк и торговать поближе к остановке. Крепко с прошлого времени это засело в головах. Но уже появились представители бизнеса, которые ставят эти отношения на совершенно иные рельсы. И потому лучшие отели сейчас – в Ялте, лучшие пляжи – в Ялте.

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > lgz.ru, 14 июня 2017 > № 2490780 Андрей Ростенко


Германия. Франция. Нидерланды. ЮФО > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > mirnov.ru, 13 июня 2017 > № 2509475 Сергей Аксенов, Мария Захарова

СЕРГЕЙ АКСЕНОВ ВЕРИТ В ПОТЕНЦИАЛ ИНОСТРАННЫХ ТУРИСТОВ

Глава Республики Крым Сергей Аксенов принял участие в первом дне работы медиафорума «Открытый Крым: своими глазами» и отвечая на вопрос обозревателя «Мир Новостей» о том, насколько сегодня актуален вопрос слияния двух субъектов РФ - Крыма и Севастополя, заметил, что этот вопрос находится в компетенции президента Российской Федерации, а также жителей обоих субъектов.

Аксенов вместе с официальным представителем МИД РФ Марией Захаровой и председателем Совета директоров финансово-промышленного холдинга «Национальная резервная корпорация», владельцем нескольких английских газет Александром Лебедевым, встретились с участниками медифорума. В их числе - журналисты, политики и общественные деятели из России, Германии, Франции, Нидерландов, Испании, Италии, Индии, Исландии, Кубы, Ливана, Сирии и других стран.

Особое внимание глава Республики Крым в разговоре с журналистами уделил вопросам и проблемам туризма. Он заметил, что в Крым ежегодно приезжает около полумиллиона украинских туристов. И они не встречают здесь никаких препятствий и негатива, в том числе когда задают вопросы в магазинах на украинском языке.

- Продавцы им спокойно отвечают, а вы попробуйте на западной Украине в магазинах задать вопросы на русском языке, в лучшем случае вас испепелят ненавидящим взглядом, - рассказывал Сергей Аксенов.

Глава республики признал, что в настоящее время массовое посещение Крыма гражданами дальнего зарубежья затруднено не только из-за санкций, но и из-за прямого авиасобщения иностранных государств с полуостровом.

- Но, поверьте, когда закончатся санкции, иностранные туристы будут приезжать в Крым в большом количестве, - оптимистично заметил Сергей Аксенов.

Он также выразил благодарность бизнесмену Александру Лебедеву за социально ответственное решение о передаче Ялтинского театра им. А.П. Чехова в распоряжение властей Крыма.

Дело в том, что между Лебедевым и администрацией театра возник конфликт, из-за того, что он перестал финансировать театр в полном объеме. Хотя именно бизнесмен в свое время вложил в восстановление театра собственные средства и финансировал его.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова привела факты, что редакции западных СМИ запрещают своим сотрудникам посещать Крымский полуостров и пообещала, что МИД будет продолжать оказывать всестороннюю поддержку иностранным журналистам, пожелавшим приехать в Россию.

В понедельник медиофорум продолжит свою работу. Состоятся экскурсии для российских и иностранных журналистов в города и районы Крыма, в том числе на строительную площадку моста через Керченский пролив.

Андрей Князев

Германия. Франция. Нидерланды. ЮФО > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > mirnov.ru, 13 июня 2017 > № 2509475 Сергей Аксенов, Мария Захарова


Германия. ЮФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 9 июня 2017 > № 2206647

В рамках Международного железнодорожного бизнес-форума «Стратегическое партнёрство 1520» состоялся визит сотрудников Deutsche Bahn на Юго-Восточную железную дорогу, сообщает информцентр форума. Во время визита гости особенно отметили высокий уровень безопасности транспорта в преддверии Кубка Конфедераций.

Во время визита гостей ознакомили с работой вокзала Роза Хутор. Также представителям немецкой делегации провели экскурсию в электропоезде «Ласточка». Во время следования до вокзала гостям представили информационный обзор объектов железнодорожной инфраструктуры, построенных к Зимней Олимпиаде в Сочи.

Визит завершился в мотор-вагонном депо Desiro, где состоялся круглый стол на тему: «Организация пригородных пассажирских перевозок в России и обслуживание современного подвижного состава». По итогам мероприятия делегация «Германской железной дороги» особенно оценила уровень работы вокзального комплекса Адлер и высокий уровень работы по обслуживанию электропоездов «Ласточка».

Ранее Gudok.ru сообщал, что глава Siemens в России Дитрих Мёллер в кулуарах Международного бизнес-форума «Стратегическое партнёрство 1520» заявил, что консорциум «Немецкая инициатива» в июне-июле обновит свое предложение по строительству высокоскоростной магистрали Москва-Казань.

Напомним, консорциум «Немецкая инициатива» (входят Siemens, Deutsche Bank, Deutsche Bahn и другие компании) предложил ОАО «РЖД» профинансировать строительство высокоскоростной магистрали Москва - Казань на 2,7 млрд евро и привлечь в проект до 800 млн евро.

Бэлла Ломанова

Германия. ЮФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 9 июня 2017 > № 2206647


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 9 июня 2017 > № 2205035

Берите, что дают! Крым наградил ветеранов неполноценными квартирами

Квартирный вопрос снова все испортил. Ветеранам бы радоваться — получили в подарок новые квартиры, однако они оказались непригодными для жизни. «Такое пережили в войну, что ничего уже не страшно», — подбадривают себя ветераны

В Севастополе ветеранам Отечественной войны выдали по половине однокомнатной квартиры. В правительстве города заявляют, что при получении жилья его нынешние владельцы приняли квартиры без претензий и замечаний.

Сами же ветераны говорят, что осмелились рассказать о произошедшем, лишь получив свидетельства о праве собственности, поскольку им дали понять, что они могут не увидеть даже такого жилья. Сейчас этой темой занялись местные следователи. Разобраться в произошедшем пообещали в Кремле. Также этот вопрос поставили на контроль в «Российском союзе ветеранов».

6 мая десяти севастопольским ветеранам Великой Отечественной войны торжественно вручили ключи от квартир в новом доме на Античном проспекте, 26. Однокомнатные квартиры у застройщика ЖСК «Доступное жилье» на сумму около 20,5 млн рублей покупал департамент капитального строительства, исполняя указ президента России по улучшению жилищных условий ветеранов.

Как выяснилась, вместо полноценных «однушек» ветераны получили их половинки, разделенные гипсокартоном. На фото, которые есть в распоряжении редакции Business FM, изображены две рядом стоящие двери с одинаковым номером.

Все отопление — это конвектор на стене, который надо включать в розетку. Это в газифицированном доме. А значит стоимость электричества здесь полноценная. И ветеранские скидки будут высчитываться, исходя из нее.

Светлана

внучка 80-летней жительницы Крыма Легкодымовой Любови Трофимовны

«По всей видимости, это «однушка», потому что кусочек такой очень маленький, и он, как вагон, получился. Балкон — это часть комнаты сделали. Рядом стоит закуточек, закоулочек — это типа кухня. Там стоит только рукомойник. Поставить туда холодильник, какое-то оборудование вообще не представляется реальным в принципе. И при входе сразу же ванна с туалетом. Газа у нас нет, отопления у нас нет и не будет, потому что все это находится во второй части квартиры. То есть это надо бойлер, сказали, электрическая плита и топиться конвекторами».

90-летнему ветерану войны Петру Федоровичу Кущаковскому вместо квартиры достался балкон. Когда получали ключи, было газовое оборудование, а через полторы недели его демонтировали. Застройщик объяснил это тем, что квартиры были изначально проданы для города как не газооборудованные, а электрооборудованные. Внучка ветерана Елена сама отнесла жалобу в приемную на имя временно исполняющего обязанности губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова. Ответа не было. Но 8 июня вдруг все вернули и даже привезли батареи для отопления.

Елена

внучка ветерана войны Петра Кущаковского

«Кухня, туалет, душевая кабинка, а сама квартира — это просто кусок балкона. Получается, выше этажами это одна квартира, а у нас, получается, разделили квартиру на 6 и 6а, то есть это продолжение квартиры 6, то есть там реально можно поставить кровать. Ни шкаф, ничего поставить нельзя. Сначала был газ, потом его сняли, а теперь его опять повесили. Газ будет в течение года. Сняли газовое оборудование, когда мы приехали в квартиру после вручения ключей».

После демонстративного вручения ключей от квартиры застройщик демонтировал газовый котел и батареи в квартире №1 у ветерана Ивана Любивого. А посреди его единственной комнаты стоит четырехгранная колонна. Крымский общественник Александр Талипов считает, что возможность выдать полноценные квартиры ветеранам у властей была.

«Вызывает недоумение тот факт, что сейчас правительство массово вводит незаконные объекты в эксплуатацию. В частности, построенные на участках для индивидуального жилого строительства многоквартирные дома. И при этом при вводе этих объектов в эксплуатацию практически все эти крупные застройщики социальную нагрузку не несут. Вполне возможно, что даже если вы вводили и не хотите сносить такие объекты, пусть бы с дома на 100 квартир 10-15 квартир бы отходило городу, и за счет этого происходило бы переселение, в том числе ветеранов войны в новые квартиры».

Правда, есть и те, кто своими квартирами-студиями доволен. Ветеран Олимпиада Трубникова, получившая от города квартиру № 60, рассказала об этом местному изданию ForPost. На вопрос о том, не смущает ли ее отсутствие отопления и кухня, совмещенная с комнатой, пенсионерка ответила, что «такое пережила в войну, что ей ничего не страшно», и такой квартире она очень рада. Ранее местные власти отчитывались, что в нынешнем году все заявки на получение новых квартир ветеранами удовлетворены. Их выдано 13, но в соцсетях люди пишут, что нуждающиеся еще есть. Официальной открытой информации по этому поводу в Севастополе нет.

До последнего власти неприспособленность квартир отрицали. Однако позднее замгубернатора Вячеслав Гладков после осмотра квартир сказал, что документы, которые были предоставлены при сдаче дома, все-таки изучат. Это вопрос с газом, с централизованным теплоснабжением, наличием дверей, положением кухни и балкона. Механизм решения возникших проблем замгубернатора пообещал предложить не позднее 12 июня.

Наталья Воробьева

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 9 июня 2017 > № 2205035


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > lgz.ru, 7 июня 2017 > № 2490774 Александр Жилкин

Астраханской губернии быть

Так повелел 300 лет назад Пётр I

У многих Астрахань ассоциируется с арбузами, помидорами воблой и икрой… А тут ведь и родина практической космонавтики, и колыбель Каспийской флотилии, и град, открывший России ворота на Восток, и любимая провинция Петра I, о которой он заботился не меньше, чем о своём детище на Неве…

Сегодня в гостях у «ЛГ» – губернатор Астраханской области Александр Жилкин. Поводов для встречи несколько. Во-первых, в ноябре исполняется 300 лет указу Петра I об образовании Астраханской губернии, которой император повелел «быть особо», а во-вторых, выход из печати весьма увесистого фолианта под названием «Астраханская губерния. 300 лет на службе России».

– У нас край, действительно, исконно рыбацкий. Я, кстати, сам родом из понизового рыбачьего села… Скажу так: рыбаки - народ суровый, бахвалиться не любят, разве что под рюмочку про во-о-от такого сома отсюда и до угла, поэтому мы ждём, когда кто-нибудь со стороны о нас что-нибудь хорошее скажет. Хотя некоторые называют это не скромностью, а серьёзной недоработкой пиарщиков.

Но тут как-то очень ко времени подоспел юбилей, в результате празднования которого эта недооценённость губернии, надеюсь, благополучно устранится. Ожидается много гостей со всего света, включая руководителей крупных государств, в том числе наших добрых соседей по Каспию.

Мероприятий запланировано тоже много, но мы изначально решили использовать этот исторический юбилей не только для показа себя стране и миру, но и главным образом для серьёзного осмысления того многотрудного пути, который прошла вместе со страной Астраханская губерния. Конечно, не обойдёмся мы и без ярких событий, примером чему может служить прошедший в середине мая в Астрахани всероссийский Сабантуй – прекрасный праздник татарской и башкирской культуры с тысячами участников и гостями со всей страны.

Теперь вот о чём. В самом начале беседы была упомянута книга, изданная только что. Не скрою: меня по-настоящему увлекла концепция и юбилея в целом, и книги, поставившая во главу угла тему с л у ж е н и я О т е ч е с т в у. Это позволило нам взглянуть на события, образно говоря, не с равнины, а с возвышенности.

Крайне важно, что само по себе понятие с л у ж е н и я – библейское, то есть не только духоподъёмное, но и проверенное веками и, если угодно, объединительное. Как бы вы ни относились к власти вчера, сегодня и завтра, Отечество у вас было, есть и будет одно, как и мать. Если удастся увлечь этим людей, то за будущее России можно будет не волноваться.

Что же касается могучей фигуры Петра, то император был ко всему прочему весьма страстной личностью. Если он что-то любил, то до обожания. Астраханской губернии дважды повезло. Сначала Господь нашёл ей укромное местечко в дельте прекрасной Волги, а затем Пётр Великий разглядел в этой губернии то, что не замечали или не вполне замечали до него – огромный стратегический и экономический потенциал.

Пётр Астрахань обожал. Всё ему было здесь по нраву. Отсюда он водил свои Персидские походы, здесь он чувствовал себя молодым, вникал во всё и вся. В это сейчас трудно поверить, но с его лёгкой руки в губернии одно время выращивали виноград, из которого делали вино, не уступавшее по качеству французскому! Голландские пристрастия Петра сказались на городской архитектуре. Царь озеленял город, вводил в обиход новые сельскохозяйственные культуры, даже приказал всем кораблям, плывущим в сторону Астрахани, везти в трюмах булыжник для городских мостовых!

А его Указ от 26 октября 1720 года, в котором он пишет губернатору Волынскому об аптекарском огороде, калмыцких быках, буйволах персидских, чинаровых и ореховых деревьях! Много вы знаете венценосных особ, которые сни­сходили бы до таких мелочей? А ведь именно они, эти «мелочи», сделали Петра личностью знаковой на все времена в не меньшей степени, чем его ратные и политические победы.

В нашей книге приводится строка из Сергея Есенина: «Большое видится на расстоянии…» 300 лет – куда уж больше! И вот глядишь из этого космоса на поселение в дельте Волги и видишь разные картины. Здесь и «…герб державный Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всея Великая и Малая и Белыя России самодержца, Его Царского Величества Российского царствования, на котором три короны изображены, знаменующие три великие – Казанское, Астраханское, Сибирское – славные царства».

Здесь и петровская супергуберния, по масштабу своему превосходящая многие современные федеральные округа, здесь и выдающиеся государственные мужи, служившие в разные годы губернаторами, – Волынский, Соймонов, Татищев, Бекетов, Ртищев… Все они принадлежали к настоящей элите российского общества и почитали за честь служить Отечеству. Когда смотришь на жизнь и свершения этих выдающихся людей, то ощущаешь себя…Ну, ладно, не буду уточнять, кем именно себя ощущаешь – просто хочется дотянуться до их уровня. История – хорошее средство от зазнайства и самоуспокоения. И ещё чувствуешь гордость от того, что тебе повезло родиться в России.

Принадлежать к великой нации с великой историей, c великим языком, c великой культурой – это само по себе уже счастье. Вот для чего, в частности, нужны ещё исторические юбилеи – чтобы проникнуться этим потрясающим чувством личной сопричастности к судьбе и величию державы. Правда, для этого нужно работать, засучив рукава, а не просто гордиться.

Но вернёмся всё же к теме. Заключительная глава книги «Астраханская губерния. 300 лет на службе России» называется «Салют Петру Великому!». В ней ретроспективно прослеживается путь от петровских замыслов развития нашей губернии до их воплощения в жизнь на протяжении трёх веков. Пример одной лишь Астраханской губернии показывает, каких впечатляющих результатов можно добиться, если соединить прозорливость предводителя державы с упорным трудом людей на разных уровнях государственной и общественной службы.

Да, Пётр Алексеевич обладал мощным зрением и чутьём. Ведь сама Астрахань и в то время, и позднее являла собой с точки зрения обывателя достаточно ординарное зрелище, за исключением Кремля, который тот же Пётр считал наипрекраснейшим в своей империи. Любопытные отзывы о городе шли и от западных путешественников, а вот основоположник украинской литературы Тарас Григорьевич Шевченко, отбывавший здесь ссылку, назвал нашу «волжскую Венецию» «навозной кучей». А ещё спустя почти полтора века другой человек, приехав в Астрахань, ужаснулся увиденному.

В один из первых визитов Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина в наш город мы против установленных правил показывать всё самое лучшее показали ему и самое худшее – целый район ветхого и аварийного жилья. Помните прекрасный фильм Алексея Германа «Мой друг Иван Лапшин», где в конце картины по зачуханной улице, поросшей камышом, идёт трамвайная платформа с оркестром? Вот эту «знаменитую» улицу, только без оркестра, мы и показали президенту.

Этот нестандартный ход обернулся благом и для Астрахани, и для России в целом: Владимир Владимирович прямо с этой «кинематографической» улицы позвонил в правительство и дал поручение подготовить соответствующие документы по ликвидации ветхого и аварийного жилья. Cейчас эта программа достаточно активно реализуется, и недавно президент России с удовлетворением отметил это, в очередной раз побывав в Астрахани.

Кстати, до Владимира Владимировича большинство руководителей страны к Астрахани относились достаточно равнодушно.

Хотя тот же Леонид Ильич Брежнев оченно любил здесь порыбачить и по­охотиться… А вот Никита Сергеевич Хрущёв, приехав в наш город летом 1960 года, побывал в знаменитом районе Больших Исад с крупнейшим в округе базаром, полюбовался на многочисленных рыбаков, ловивших рыбу «немецкими» сетками прямо с Красного моста, и сказал сопровождавшему его первому секретарю обкома КПСС Ганенко: «Вот ты у меня денег всё просишь, а в Астрахани-то с одной удочкой можно, оказывается, прожить!» Этой гениальной хрущёвской сентенцией долгие ещё годы пользовались и другие наши вожди, когда речь заходила о финансовой поддержке региона.

Конечно, если бы Пётр сейчас, спустя 300 лет, взглянул на Астрахань, то порадовался бы тому, что угадал с выбором любимицы, ну и, разумеется, её верности своему покровителю. Город в дельте Волги воистину стал южным форпостом России да плюс к тому неофициальной столицей державы на Каспии. Здесь в последние годы были открыты и плодотворно работают три консульских учреждения иностранных государств: Казахстана, Туркменистана и Ирана. Насколько я знаю, в России не так много провинциальных городов, где бы международные связи были развиты на столь высоком уровне.

Прежде всего это результат продуманной государственной политики по вовлечению регионов в процесс международного сотрудничества. Нас уже не считают только лишь исполнителями, нам, как и в петровские времена, доверяют решать серьёзные обще­национальные задачи. Ярким примером такого доверия можно считать трёхстороннюю встречу президентов России, Азербайджана и Армении по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта. Астрахань выступала в роли хозяйки этих важнейших переговоров, и, судя по заявлениям представителей заинтересованных сторон, включая ООН, неплохо справилась со своей задачей. То же самое можно сказать и о Четвёртом саммите глав пяти прикаспийских государств, прошедшем в нашем городе осенью 2014 года.

Было бы странно на общем благостном фоне не вспомнить о такой серьёзной проблеме, как коррупция. Шесть лет назад в «ЛГ» была опубликована статья астраханского писателя Юрия Никитина, основу которой составлял первый антикоррупционный уголовный процесс над советскими служащими и нэпманами, завершившийся в Астрахани в конце 20-х годов прошлого века смертными приговорами и большими сроками для осуждённых. Спустя три года новая статья – о коррупции в современной астраханской мэрии, на этот раз с десятью годами тюремного срока и полумиллиардным(!) штрафом экс-мэру.

Конечно, радости нам от этого было мало, но эти статьи сделали своё дело – показали, что мы не шепчемся по углам об этой сверхважной проблеме, а говорим о ней громко и внятно. Исторически сложилось так, что Астрахань стала тем городом, в котором первыми в CCCР начали бороться с коррупцией. Но если в 1929 году в такой борьбе было слишком много политики, то теперь мы противостоим опаснейшему уголовному явлению, угрожающему национальной безопасности. Я сейчас назову цифру, возможно, в ущерб своей репутации руководителя: у нас в последние годы возбуждены сотни уголовных дел с коррупционной составляющей. Прочитают это сейчас где-нибудь в N-cке и скажут, а у нас вот три с половиной дела всего-навсего, да и то с двумя оправданными по суду!

Я не верю в избирательность коррупции: вот, мол, есть города и губернии более или менее коррупционные. Эта зараза, как чума, косит без разбора – быстро и широко. Здесь единственный правильный путь – системная борьба с мздоимцами, невзирая на ранги, и неотвратимость наказания. Кстати, эта борьба уже начала приносить первые плоды: количество желающих разбогатеть с использованием служебного кресла резко пошло на убыль. Но мы не успокоимся до той поры, пока коррупционные преступления не перейдут в разряд экзотических. Всё-таки куда приятней было говорить о Петре Алексеевиче…

Впрочем, можно и Петра Алексеевича подтянуть к этой теме. В стародавние времена был такой историк по фамилии Леонтьев. Так вот он очень подробно описал в своей книге весьма любопытные детали пребывания царя в Астрахани. Остановлюсь на одном эпизоде. На следующее утро после приезда к его резиденции пришла депутация во главе с известным астраханским купцом Панкратием Курочкиным. Люди хотели поприветствовать царя, ну и соответственно принесли «носы» – так в те времена назывались подарки.

Пётр принял и депутацию, и «носы», а также приглашение купца отобедать в его доме. В назначенное время Пётр с супругой прибыли в условленное место, но никакого дома там не обнаружили. Пока же они оглядывались по сторонам, в прямом смысле из-под земли вырос купец, который жил, как выяснилось, в землянке. Гости спустились по ступенькам и очутились в весьма комфортабельном жилище c персидскими коврами. Угощение тоже было знатным, да и купец оказался неплохим собеседником. При прощании жена хозяина вынесла серебряный сосуд, туго набитый золотыми монетами, и с поклоном вручила его императору. Тут же купец был приглашён на обед к царю, а по возвращении из Дербента Пётр пожаловал ему соляные озёра, находившиеся в 40 верстах от Астрахани. По современным юридическим стандартам эдак через недельку после всех этих обменов «любезностями» к Петру Великому, императору российскому, должны были прийти семь следователей в сопровождении ОМОНа, всё перевернуть, найти и изъять золото, а самого Петра Алексеевича, стало быть, под ручки белы и в острог. Во всяком случае, именно так думает некоторая часть нашего общества.

Хочу, однако, их разочаровать: не нашли бы они у него никакого золота, потому что драгоценный подарок сразу же ушёл в казну – для финансового обеспечения подготовки к важной военной кампании. Неужели кто-то в здравом уме может поверить, что император, у которого в руках п о ж и з н е н н о была вся Россия, будет думать о том, как бы это «срубить» в Астрахани лишний кубок с золотишком? Не нужно обыденное сознание переносить на людей исключительных, к которым, несомненно, относятся предводители такой великой державы, как Россия. Чаще всего эти люди достаточно скромны в своих желаниях, и сами разговоры о коррупции в высших эшелонах власти, по-моему, лишены смысла. Так что Петра Алексеевича мы в обиду не дадим.

Я уже, кажется, говорил, что у нас, куда ни кинь, что-нибудь да от Петра найдёшь. По сути, Астраханская губерния тогда была своеобразным полигоном для «обкатки» различных идей и новаций общегосударственного уровня. Здесь, на юго-востоке России, Пётр I образовал прочный административный центр, что позволило в дальнейшем создать нормальные условия для бизнеса, торговли, развития промышленности и сельского хозяйства. В свою очередь, стремительно развивающаяся Астраханская губерния должна была стать – и стала! – для соседей из Центральной Азии и Кавказа символом российской политической, военной и экономической мощи.

В Астраханской губернии впервые в практике государственного администрирования Петром был применён так называемый комплексный подход. В царских указах той поры явно проглядывают элементы современной науки управления.

В Астрахани была создана база для продвижения России на юг, юго-восток и юго-запад. И в наши дни проекция мощи державы на тот же Ближний Восток, вокруг которого вращается вся современная мировая политика, наиболее эффективно осуществляется в том числе и отсюда, из дельты Волги. Очень важным является и созданный здесь Петром транспортно-логистический узел и торговый центр. Достаточно сказать, что одно время Астраханский порт по объёму грузоперевозок уступал в России лишь Одесскому.

А основанная Петром Каспийская флотилия? А создание в губернии многонационального и многоконфес­сионального сообщества, эдакого «плавильного котла», где представители любого этноса, любой конфессии во взаимоуважительной обстановке имеют возможность сохранить свою идентичность? В наше неспокойное время, когда мир раздирают межэтнические и межконфессиональные конфликты, такой опыт не имеет цены. Мы попробуем привлечь к нему внимание мирового сообщества через культурологический проект «Дельта мира», который сейчас находится в работе. Ведь все города, расположенные в дельтах великих рек – а это, помимо Астрахани на Волге, и Калькутта (Ганг), и Новый Орлеан (Миссисипи), и Роттердам (Рейн), и Гамбург (Эльба), и Александрия(Нил), – породнены самой природой, имеют много схожего в разных жизненных сферах. Уверен, что Пётр приветствовал бы такой союз дельтовых городов, инициированный к тому же его любимой Астраханью.

Что же касается вопроса, хорошо ли теперь жить в дельте Волги, то я, пожалуй, воздержусь от комментария как человек заинтересованный. А читателей «ЛГ» приглашаю самим ответить на этот вопрос, приехав в Астраханский край. Здесь есть, на что посмотреть и чем порадовать себя.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > lgz.ru, 7 июня 2017 > № 2490774 Александр Жилкин


Россия. СЗФО. ЮФО > Недвижимость, строительство > mirnov.ru, 6 июня 2017 > № 2509715 Галина Хованская, Дмитрий Песков

НАДО ЛИ СПЕШИТЬ СО СНОСОМ «ХРУЩЕВОК» ПО ВСЕЙ РОССИИ?

Глава комитета нижней палаты парламента по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская заявила, что ею подготовлены поправки в закон о реновации, в которых предлагается распространить программу по сносу пятиэтажек на всю Россию.

По словам Хованской, такое решение она приняла под влиянием петербуржцев и жителей Крыма, потребовавших, чтобы реновация была проведена по всей России.

Галина Хованская сообщила, что 15 июня, во время «Прямой линии» с Владимиром Путиным она задаст президенту вопрос о распространении программы реновации на всю страну. «Это решение политическое», - считает Хованская.

Реакция Кремля на предложение депутата уже есть, правда, пока не от главы государства, а от его пресс-секретаря. Дмитрий Песков заявил, что «у регионов разные возможности в плане экономики и финансов».

«В данном случае, как минимум, надо дождаться первых результатов реализации этой программы в Москве, тогда можно будет на этом опыте строить какие-то планы на дальнейшее. Но еще раз повторяю, что никаких конкретных планов на другие регионы нет», - пояснил г-н Песков.

Сегодня нет, но завтра могут появиться. А надо ли вообще торопиться с реновацией?

Депутат Госдумы Галина Хованская – автор многих разумных инициатив, направленных на улучшение жилищных условий россиян. Однако на этот раз, похоже, у нее случилась осечка.

Сносить пятиэтажки и переселять их обитателей в более современное и комфортное жилье, очевидно, надо, но при этом не мешало бы оставаться на почве реальности, а не парить в облаках. Дело в том, что у многих соотечественников ситуация с жильем сегодня гораздо хуже, чем у обитателей «хрущевок».

Эксперты по вопросам строительства и жилищной политики подсчитали, что сегодня 5% россиян ютятся в общежитиях, 3% жилье снимают, ровно столько же живут в коммуналках, те же 3% – в домах, не обеспеченных коммунальными услугами.

Получается, что у 14% граждан РФ жилищные условия еще хуже, чем у тех, кто живет, может быть, и не в самых удобных, но все-таки отдельных квартирах со всеми удобствами. 14% населения России - это более 21 млн человек.

Так может, надо сначала решить их насущные проблемы, обеспечить приличным жильем этих людей? А потом уже замахиваться на реновацию в масштабах всей страны, тратя на нее триллионы бюджетных рублей.

Игорь Минаев

Россия. СЗФО. ЮФО > Недвижимость, строительство > mirnov.ru, 6 июня 2017 > № 2509715 Галина Хованская, Дмитрий Песков


Россия. ЮФО. СФО > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 3 июня 2017 > № 2509473 Лидия Михеева

НА ОТДЫХАЮЩИХ НАТРАВЯТ ТУРИСТИЧЕСКУЮ ПОЛИЦИЮ

В Общественной палате Российской Федерации 26 мая этого года прошло «нулевое чтение» проекта федерального закона №169585-7 «О проведении эксперимента по развитию курортной инфраструктуры в Республике Крым, Алтайском крае, Краснодарском крае и Ставропольском крае».

Речь идет о взимании курортного сбора с каждого отдыхающего в размере «от нуля до 100 руб. в сутки».

Как отметила член Общественной палаты Лидия Михеева, Алтайский край заявил о своей готовности установить курортный сбор на уровне 30 руб. в сутки: «Однако народ в это не верит - все понимают, что если написано до 100 рублей, то и будет 100 рублей».

Надо отметить, что сумма 100 рублей вовсе не маленькая. Аналогичный туристический сбор установлен в каждой второй европейской стране, причем зависит обычно от типа размещения. В кемпинге он может составлять 0,2 евро в сутки (примерно 12 рублей), в четырех- и пятизвездочных гостиницах с вас возьмут в среднем 1-1,5 евро в сутки.

Причем в большинстве стран курортный сбор распространяется только на иностранных туристов. Россия решила пойти другим путем: и сборы у нас вводят только для своих, и сам размер сбора - на уровне самых высоких мировых стандартов. Законодателей вовсе не волнует, что отдыхать вы будете не в гостинице в Альпах, а у бабушки в Крыму на раскладушке.

Причем, согласно новому закону, бабушка становится «оператором курортного сбора» - она обязана взимать те самые 100 рублей с каждого отдыхающего и сдавать эти деньги государству.

«Гораздо проще благодаря новому закону станет жить участковым: можно заходить в любой дом около моря и говорить: или мне 200 рублей в карман, или я буду на тебя жаловаться куда следует», - продолжает Лидия Михеева.

Как заявили эксперты Общественной палаты, «введение курортного сбора может привести к необходимости введения туристической полиции, в функции которой будет входить проверка оплаты курортного сбора отдыхающими».

Кстати, в Общественной палате напомнили, что несколько лет назад в ряде регионов уже пытались ввести подобный сбор в качестве эксперимента. Но, к сожалению, курортной инфраструктуре это нисколько не помогло - чиновники собранные денежки попросту проели, списав на административные расходы «по сбору курортного сбора».

Анна Александрова

Россия. ЮФО. СФО > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 3 июня 2017 > № 2509473 Лидия Михеева


Китай. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 3 июня 2017 > № 2376296

Качество мацестинского чая признали китайцы.

Продукт «Мацестинской чайной фабрики Константина Туршу» стал лауреатом международного конкурса в Поднебесной.

Второй фестиваль чая в китайском Шанхае прошел 26 мая. Фабрика получила золотые медали за чёрный и зелёный чай, а также дипломы, подписанные министром сельского хозяйства РФ Александром Ткачёвым.

Награды директору фабрики Анастасии Васильевой от имени министра вручил начальник управления сельского хозяйства администрации Сочи Вячеслав Линин, сообщили в пресс-службе сочинской мэрии.

Китай. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 3 июня 2017 > № 2376296


Россия. ЮФО > Миграция, виза, туризм. Транспорт > bfm.ru, 31 мая 2017 > № 2205943

Дикий отдых по диким ценам в Крыму

Путешествие дикарем может стоить, если не больше, то столько же, сколько в отеле. А с введением штрафов за парковку в водоохранной зоне, вообще, влетит в круглую сумму

Отдых дикарем в Крыму может обойтись в круглую сумму. В соцсетях обсуждают, что Минэкологии республики почти все побережье полуострова объявило водоохранной зоной, а по законодательству, за парковку ближе 500 метров от моря нарушителя ожидает немалый штраф. В самом ведомстве это отрицают. Что происходит на самом деле?

Сама история о том, что нельзя парковаться около пляжей и моря, как уверяют местные журналисты, возникла года два назад. Именно тогда появился этот документ с большими штрафами. Для граждан — это от 3,5 до 4 тысяч рублей. Только до дела не доходило. Однако в последнее время все расслабились, и в природоохранной зоне начали заезжать даже под кирпичи. В пресс-службе Минприроды говорят, что надо соблюдать правила и не следует парковаться на земле, газоне или практически заезжать в море колесами:

«Парковаться можно в местах, где есть твердое покрытие. То есть, как такового запрета, именно от Минприроды — нет. И мы всех приглашаем в Крым: милости просим; ну, вот, на прошлой неделе это было дано поручение всем муниципалитетам: оборудовать стоянки, подъездные пути. И чтобы в ближайшее время все эти моменты были сделаны и организованы».

Крымчане в повсеместное появление автостоянок не верят. Возможно, где-то на неправильную парковку будут смотреть сквозь пальцы, но риск есть, считает крымский блогер Александр Горный.

«Столько парковок создать за такое короткое время — это нереально. То есть все равно, будут идти нарушения законодательства; вопрос — насколько пристально они будут соблюдать российское законодательство. Вот автотуристам я не рекомендую где-то останавливаться около моря. Потому что просто можно схлопотать штраф, это реально. Может быть, в этом году на это будут закрывать глаза; ну, закон есть закон. Это касается именно диких пляжей, которые расположены около Феодосии, там, на Тарханкуте та же самая история. То есть это связано, в первую очередь, именно с этими территориями».

Любители Крыма делятся, что на полуострове можно отдыхать двумя способами. Совсем дикарем, когда выбираешь произвольные места остановки, а также есть кемпинги — уже готовая огороженная площадка с местами под палатки и с готовым местом, где можно жечь костер. Есть туалеты и души, пляж. Платить при въезде надо за машину и человека. На семью из четырех человек выходит около 1,5 тысячи в день. Но за душ — отдельная плата. В прошлом сезоне каждый прием душа стоил 50 рублей с человека. Для таких условий — недешево.

Михаил

турист

«Я не думаю, что люди, которые едут с палатками на море, готовы ставить палатки за километр от моря. Я думаю, что правил никто придерживаться не будет: люди будут просто отказываться от таких поездок; я откажусь от такой поездки. Дело все в том, что отдых дикарем — это, в общем-то, недешевый отдых — он сравним по съему домиков: если снимаешь апартаменты, сумма получается, приблизительно та же; тут важную роль играет романтическое настроение. Но когда это дорого, люди, я думаю, будут выбирать иные варианты».

Те, кто привык к комфорту, не выберет Крым, а завсегдатаи вряд ли смогут отказаться от отдыха на полуострове. И стоит признаться, экологические проблемы есть, и их надо когда-то решать, считает журналист «Аргументы недели Крым» Андрей Николаев.

«И Минэкологии тоже можно понять. Скажите, вот если вы едете вдоль «Золотого пляжа» в Феодосии, дорога лежит прямо вдоль берега. То есть, когда в сезон там просто все загажено. И поэтому такое непопулярное решение, которое однозначным не назовешь. Но, возможно, наверное, это какой-то важный шаг для того, чтобы, вообще, инфраструктуру крымскую наладить. Я думаю, что в Крым все равно поедут. И все равно будут отдыхать так, как привыкли отдыхать. Те, кто едет в Крым дикарями (это же стиль жизни, правда же, они будут ворчать, будут переживать, будут ругаться. Но они все это будут запивать замечательным крымским вином под замечательным крымским солнцем!»

В крымских городах с парковками также сложно. Как говорят отдыхающие, мест нет, и также как в Москве повсюду работают эвакуаторы. Только стоит дешевле. Базовый штраф — 1 860 рублей. Самый дорогой в Ялте — две тысячи «за хранение» в течение четырех часов.

Наталья Воробьева

Россия. ЮФО > Миграция, виза, туризм. Транспорт > bfm.ru, 31 мая 2017 > № 2205943


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 31 мая 2017 > № 2191480

Кремлевский экспертный институт занялся продовольственной безопасностью.

Созданный по инициативе администрации президента Экспертный институт социальных исследований (ЭИСИ) займется подготовкой предложений по обеспечению продовольственной безопасности России. Такое решение было принято по итогам экспертного семинара, проведенного институтом в Краснодаре, пишет «Независимая газета.

По мнению руководителей ЭИСИ, сегодня стране необходима новая аграрная политика, способная обеспечить защиту интересов сельхозпроизводителей и потребителей, а также ограничить влияние агробюрократии.

Агропромышленный семинар в Краснодаре стал первым мероприятием, проведенным ЭИСИ в Южном федеральном округе (ЮФО). «Краснодарский семинар является частью экспертного проекта «Россия-2030», который начал реализовываться нашим институтом около месяца назад, – сказал «НГ» председатель совета директоров ЭИСИ, декан факультета политологии МГУ Андрей Шутов. – В рамках этого проекта в различных регионах России пройдут семинары, посвященные ключевым проблемам социально-экономического, политического и культурного развития. Учитывая статус Кубани как главной всероссийской житницы, было принято решение посвятить краснодарскую встречу проблемам развития агропромышленного комплекса и продовольственной безопасности».

В первом семинаре кремлевского института в ЮФО приняли участие московские эксперты ЭИСИ, а также ученые местных государственного и аграрного университетов – политологи, социологи, специалисты АПК. Участники экспертной площадки говорили о существующих проблемах, тормозящих развитие агропромышленного комплекса. Среди них – низкий конкурентный потенциал сельхозтоваропроизводителей, доминирование монополий и монопсоний в смежных сферах и опережающий рост цен и тарифов на их продукцию и услуги, нерешенность земельного вопроса, неразвитость инфраструктуры снабжения и сбыта, ее несоответствие особенностям и потребностям отдельных секторов и укладов.

Одним из препятствий для развития отечественного АПК участники семинара назвали критическую закредитованность предприятий агрокомплекса и связанность залогов. «На 1 января текущего года общая задолженность организаций агропрома перед банками превысила 2,3 трлн руб., при этом объем просроченной задолженности составил 207 млрд руб. Задолженность сельхозорганизаций достигла 1,5 трлн руб., что превышает годовую стоимость товарной продукции», – сказал в своем докладе бывший замминистра сельского хозяйства РФ доктор экономических наук Леонид Холод.

Участники семинара ЭИСИ говорили о недостатках государственной политики в АПК, механизмов господдержки и регулирования, фактически игнорирующих структурные особенности сельского хозяйства и его многоукладность. Фактическое отсутствие интервенционного механизма, избыточное регулирование и высокий уровень коррупционных издержек – все это, по словам экспертов, также является препятствием для реализации задач обеспечения продовольственной безопасности страны.

Еще одной существенной проблемой развития ключевой отрасли российской экономики является техническое обеспечение сельхозработ. По словам Леонида Холода, «на сегодняшний день в сельском хозяйстве эксплуатируются более 450 тыс. тракторов, из них 60% уже более 10 лет»: «В 2016 году на поддержку сельхозмашиностроения направлено более 11 млрд руб., что в два раза больше чем в 2015 году. Это позволило приобрести более 17 тыс. единиц техники. Но темпы выбытия сельхозтехники сегодня в 1,5-2 раза превышают темпы ее обновления. С учетом приобретения новой техники за последние четыре года парк тракторов сократился на 25 тыс.: выбыло 75 тыс. тракторов, приобретено 50 тыс. Парк зерноуборочных комбайнов уменьшился на 8 тыс. единиц: выбыло 30 тыс. единиц, приобретено 22 тыс., кормоуборочных комбайнов – на 4 тыс. единиц: выбыло 7 тыс., приобретено 3 тыс. единиц».

По словам участников экспертного семинара, низкий уровень химизации сельхозпроизводства и плохое качество семенного и посадочного материалов обусловили экстенсивный характер производства и его критическую зависимость от природного фактора.

Для исправления ситуации, считают эксперты ЭИСИ, необходима новая комплексная политика, ориентированная на стимулирование развития и поддержку всех конкурентоспособных укладов и производств в агрокомплексе, предпринимательской активности в АПК, на снижение материальных и организационных издержек обращения и на повышение эффективности и конкурентоспособности отрасли в целом. Участники краснодарского семинара считают необходимым провести реструктуризацию задолженности сельскохозяйственных товаропроизводителей перед банками, изменить механизмы господдержки села, в том числе субсидирования, льготного кредитования и лизинга с бюджетной поддержкой, предусмотреть возможность беззалогового венчурного кредитования и проектного финансирования, а также финансовой аренды готового бизнеса в агрокомплексе.

«Необходимо также обеспечить повсеместное межевание и оформление земель сельскохозяйственного назначения с частичным финансирование работ за счет бюджета, создать адекватную систему агрострахования, – считает Леонид Холод. – Пока же, на конец апреля 2017 года, 34 хозяйства в 5 субъектах заключили договоры страхования. Застрахованная площадь в этих субъектах составляет лишь 0,2% от посевной площади».

По мнению Андрея Шутова, «сегодня России необходима новая аграрная политика, которая бы основывалась на системном подходе для всего АПК»: «Этот подход должен опираться на серьезные научные разработки и методики. Кроме того, новый государственный курс в АПК должен предусматривать механизмы сдерживания аппетитов агробюрократии – того класса чиновников и привилегированных, приближенных к ним предпринимателей, которые сидят на квотах и пошлинах, могут влиять на них и использовать в личных корыстных интересах, зачастую, во вред большинству сельхозпроизводителей».

Андрей Шутов сказал «НГ», что в ближайшее время эксперты ЭИСИ займутся подготовкой рекомендаций по обеспечению продовольственной безопасности в стране: «Это будет серьезный документ с конкретными предложениями. Очень много дельных идей было озвучено региональными учеными и практиками. Они также найдут отражение в нашем итоговом докладе. Общее мнение участников краснодарского экспертного семинара – необходимо сделать все возможное для либерализации агроторговли, для освобождения ее от всех препятствий и дополнительных расходов. При этом следует обратить особое внимание на либерализацию торговли продукцией для малых и средних форм хозяйствования, облегчив им доступ к рынкам сбыта».

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 31 мая 2017 > № 2191480


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190603 Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: Украина вернет Крым раньше, чем этого хотели бы в Кремле

Один из лидеров крымских татар уверен, что Украина вернет полуостров в недалеком будущем.

Лилия Рагуцкая, Апостроф, Украина

Украина уже опаздывает с созданием крымскотатарской автономии, но именно это могло бы стать в будущем главным аргументом в деле возвращения оккупированного полуострова, уверен народный депутат, председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. О задержаниях и анонимных письмах-доносах в Крыму, перспективах освобождения полуострова и том, как наказать тех, кто сотрудничал с оккупационными российскими властями, один из лидеров крымских татар рассказал во второй части интервью «Апострофу».

Первую часть интервью читайте здесь: Есть два способа нанести удар по России – Рефат Чубаров о Крыме и том, как убрать Путина

Лилия Рагуцкая: Как вы оцениваете усилия украинской власти на международной арене, направленные на то, чтобы вернуть Крым? На ваш взгляд, делается все возможное или можно было бы и больше?

Рефат Чубаров: В этой ситуации, я думаю, сколько бы ни делалось — мы всегда можем говорить, что этого мало. И, мне кажется, первое, в чем можно упрекнуть власть — это в том, что с осени 2014-го или, по крайней мере, с 2015 года, ни в коем случае нельзя было отделять ситуацию на Востоке Украины от ситуации в Крыму. Нельзя отделять вопрос восстановления контроля над отдельными районами Донецкой и Луганской областей от вопроса возвращения Крыма. Я об этом всегда открыто говорю.

Я могу понять причины, почему появились Минские соглашения, в частности Минск-1. 2014 год был страшным для Украины. Возможно, мало кто осознает, насколько страшным. Но я действительно тогда чувствовал (и сегодня уверен, что не ошибался), что Украина тогда была на грани потери своей суверенности. Я хотел бы, чтобы военные историки, в конце концов, отдали должное добровольческим батальонам, которые тогда не допустили этого. Они были разные. И люди там были очень разные. Там были и авантюристы, и кто хочешь. Но все они защитили Украину. Если бы не было тогда добробатов, я думаю, ситуация сегодня была бы куда хуже.

И потом некоторые катастрофы, тот же Иловайск — все это привело к возникновению паники и значительному ухудшению ситуации. Я видел, что тогда происходило в Администрации президента. И кто бы что ни говорил, но если бы Петр Порошенко тогда как президент не принял несколько важных решений, за которые его сегодня очень критикуют, я не знаю, кто бы удержал ситуацию в Украине. И можно ли было бы это сделать вообще.

Но… Тут, знаете, включается вот это украинское «но». Уже через год, когда уже продвинулась армия, когда уже начало приобретать определенные очертания профессиональное сдерживание агрессора — тут уже можно и нужно было делать некоторые поправки к предыдущим позициям. И надо было убеждать и объяснять нашим западным партнерам.

Путин всегда импровизирует. И он имеет много различных интерпретаций своих предыдущих позиций. Он не связывает свои действия предыдущими обещаниями. И делает это нагло, даже с каким-то маниакальным удовольствием. А мы очень тверды в своих обещаниях. Это хорошо, когда имеешь дело только с западными партнерами. Но в некоторых моментах нас западные партнеры поставили в неловкое положение. В первую очередь, власть.

Я снова возвращаюсь к вопросу оккупированного Крыма и событиям на Востоке Украины, неконтролируемых районов Донецкой и Луганской областей. Я не знаю, как, но нам надо вернуться к тому, что должно быть единственное требование. Мы не можем рассматривать вопрос восстановления границ Донецкой, Луганской областей, проведения каких-то выборов, особого статуса этих территорий отдельно от вопроса возвращения Крыма. Мы должны говорить об одном, и очень четко: о восстановлении территориальной целостности украинского государства в пределах границ, признанных международным сообществом. Включая Автономную Республику Крым и город Севастополь. У нас должна быть одна цель, оформленная по единой формуле для всех международных площадок, — деоккупация Крыма и восстановление территориальной целостности Украины.

Я понимаю, что это в какой-то мере усложнит сегодняшнюю ситуацию. Потому что это якобы даст какие-то преференции Путину, он будет снова выпрыгивать из штанов и говорить: «Видите, Украина не хочет выполнять Минские соглашения! Украина не является договороспособной!» И так далее. Но мы должны просто отойти и честно в глаза всем говорить: «Слушайте, мы ничего не хотим, кроме восстановления своей целостности. Это наше право».

— Тем более, что весь мир это наше право вроде как признает…

— Это не упрек власти, но в этой части, думаю, просто надо набраться мужества всем — и Кабинету министров, и президентской институции, всем — и сказать, что у нас в Украине есть единственная задача — восстановление территориальной целостности. Но не по очереди, а вместе. Потому что поочередно Путин не даст.

— А насколько вообще вероятно, по вашему мнению, что Крым вернется в Украину при нашей с вами жизни?

— Здесь я всегда и очень уверенно говорю: это произойдет гораздо раньше, чем этого хотели бы в Кремле.

— Раньше, чем никогда? Потому что они вряд ли планируют отдавать украденное…

— Это будет гораздо раньше.

— Как скоро, есть предположение?

— Это будет при нашей жизни. Мы вернемся в Крым — иначе и быть не может.

— Для этого Российская Федерация должна распасться? Или что должно произойти?

— Разные могут быть варианты. Если бы и распалась, мы бы, я думаю, не очень жалели бы. Главное, чтобы это было во благо им самим.

Знаете, века существования Российской Империи, потом советской империи в таких огромных по объемам территориях уже окончательно продемонстрировали: они не способны управлять такими масштабами. Ничего здесь нет страшного. Пусть берут свои исторически связанные земли, которые отвечают, возможно, определенному этапу развития Российской Империи — и пусть там налаживают жизнь. Я думаю, что много народов, которые против своей воли удерживаются в Российской Федерации, тоже будут очень счастливы от такого развития событий. Там есть Татарстан мощный, есть Башкирия, есть буряты, есть удмурты, есть Кавказ.

Но я понимаю, что все это должно происходить под тотальным внешним контролем. И снова — не надо пугаться таких сроков. Потому что речь идет о ядерном оружии, которое сегодня находится в руках у людей, которые не ценят ни своей жизни, ни настоящего, ни будущего своего народа. И, тем более, их не волнует существование и будущее их соседей. И это надо взять под контроль.

— Достаточно длительное время идет дискуссия о том, что на полуострове необходимо создать национальную крымскотатарскую автономию. И, судя по заявлениям чиновников, эта идея имеет поддержку власти. Почему это важно сделать именно сейчас? Или сначала, возможно, надо было бы освободить Крым? В какой очередности, по вашему мнению, эти события должны происходить?

— Это надо было делать уже вчера! Смотрите, когда международное сообщество уже будет выходить на какие-то более-менее приемлемые формулы решения глобального кризиса, наступившего вследствие военной агрессии России против Украины, все будет решаться за столом переговоров в различных вариациях. Возможно, это будет в ООН, возможно, будут специальные конференции собираться — региональные, мировые. Я вижу возвращение Крыма в результате не военных, а дипломатических действий. Но понимаю и то, что участие в будущей судьбе Крыма примет ряд мощных игроков.

— Которые, возможно, будут претендовать на полуостров?

— Нет, я думаю, что они просто будут использовать Крым как один из инструментов, в том числе для удовлетворения своих интересов. Для этого не обязательно посягать на полуостров. Это могут быть и политические интересы, и региональные.

— О каких игроках вы говорите?

— Это США, Европейский Союз, Турция, Украина, Россия. Грузия, Румыния, Болгария. А почему нет? Это черноморские страны… Они все будут иметь разный вес. Не обязательно все будет именно так. Возможен большой перечень стран или даже региональных организаций, созданных по другой формуле. Тот же ЕС или, скажем, НАТО. И каждый из этих игроков будет объявлять свои подходы, принципы. А некоторые будут приводить мотивацию, почему Крым должен принадлежать той или иной стране. Речь будет идти об Украине и о России.

— Но разве не очевидно, кому должен принадлежать Крым? Разве сейчас у кого-то, кроме России, конечно, есть хоть малейшие сомнения по этому поводу?

— Понятно, что наши позиции наиболее прочны. Они основываются на международном праве. Но когда мощные игроки ищут путь к компромиссу, то — и в истории так случалось нередко — игнорируется существующее международное право. И нарабатывается, создается какое-то исключение из этого права, которое затем само становится правилом. Вспомните, как делили мир и страны на Ялтинской конференции 1945 года…

И в этой ситуации к тем мотивам, которые будет использовать Украина относительно нерушимости границ, территориальной целостности, можно добавить сверхмощный аргумент: право коренного народа на самоопределение. Ни у кого из других стран, которые в той или иной форме будут на что-то претендовать, нет возможности выдвинуть подобный по значимости аргумент.

Только в распоряжении Украины есть этот мощнейший рычаг — право коренного народа на самоопределение. Ни у кого больше. И поэтому мы должны быть готовы к таким переговорам. В нашем арсенале должно быть одобренное собственное украинское право, нормы украинского законодательства. И поэтому мы говорим о внесении изменений и дополнений в Конституцию Украины относительно Автономной Республики Крым и города Севастополя. Мы говорим о принятии законов, которые определили бы статус крымскотатарского народа в Украине, о законе по поводу коренных народов в нашем государстве.

Разумеется, это также будет работать на восстановление прав крымскотатарского народа — на то, чего мы так и не смогли добиться в течение 23 лет.

— Но, смотрите, вы сами говорите о том, что в таких ситуациях иногда игнорируется даже международное право, а устоявшиеся нормы меняются и переписываются. Так где гарантия, что будет принято во внимание это решение, принятое Украиной в то время, когда она не имела контроля над полуостровом?

— Вы можете не поверить, но гарантией являются как раз крымские татары. 300-тысячная община. Право этой общины может быть воспринято международным сообществом как раз как рычаг, который перетягивает весы на сторону Украины. Ибо, как бы там ни было, насколько бы иррациональным не был мир и насколько иногда не были бы циничными поступки некоторых государств, но в этом мире (и дай Бог, чтобы он таким был еще долго) еще никто не решался вслух грубо сказать «нет» естественным правам целостной нации. В этом случае — коренной нации Крыма. Никто, кроме России, конечно.

И я уверен, что международное сообщество, наоборот, просто с облегчением вздохнет и скажет: «Да, это их право. И они хотят остаться в Украине». Все идет одно к одному. Нарушение международного права, нарушение границ и, главное, — принципов, которые были установлены после Второй мировой войны — это все сделала Россия. Россия нарушила все свои обязательства, в том числе договор с Украиной. То есть здесь и так очевидно, что Крым — это украинская земля. Но если там будут каким-то образом приплетаться другие сентенции — какие-то «духовные скрепы» и тому подобное — тогда пригодится уже этот рычаг, крымскотатарский.

То, о чем я говорю, очень серьезно. И я хочу, чтобы украинский политикум это понял. В истории были такие времена, когда, казалось бы, не очень мощные факторы занимали свое место — и, в конце концов, меняли ход истории. Так будет и в нашей ситуации.

— Недавно вы заявили, что собираетесь ехать на суд по делу Ахтема Чийгоза. Что такую возможность имеете благодаря гарантированному российским правом вам как свидетелю иммунитету. Неужели после того, как Россия так нагло нарушила Будапештский меморандум, после того, как Кремль наплевал на все возможные международные соглашения и договоренности, вы действительно верите в то, что вам предоставят такой иммунитет? (интервью было записано 17 мая, позже крымский суд отказал защите в вызове на допрос Рефата Чубарова, — «Апостроф».)

— Мой заместитель, мой давний товарищ Ахтем Чийгоз с 29 января 2015 года за решеткой. Его обвиняют в том, что он был одним из участников митинга в поддержку территориальной целостности Украины, который состоялся 26 февраля 2014 года. Уже прошло более 115 судебных заседаний, выступили более чем 150 свидетелей со стороны обвинения. Ни один из этих свидетелей, за исключением одного негодяя, не дал обвинительных показаний против Ахтема. Хотя там очень разные свидетели.

Теперь началась часть процесса, когда выступают свидетели защиты. Мы понимаем, что это оккупационный суд, что решение там уже готово. Это все мы понимаем. И, в первую очередь, понимает это все Ахтем. Но в то же время чрезвычайно важно, чтобы в этих судебных заседаниях мы просто фиксировали отражение позиций всех сторон — пусть даже и в такой пародии, как оккупационный суд. Это нам обязательно понадобится, прежде всего, в ходе международных трибуналов, где, я убежден, будут судить в свое время преступников, которые оккупировали Крым.

В российском законодательстве есть норма, которая гарантирует иммунитет приглашенному в качестве свидетеля, общественного защитника или эксперта, если его приглашают из-за пределов Российской Федерации. Это статья 456 Уголовно-процессуального кодекса РФ. И адвокат Чийгоза Николай Полозов обратился ко мне с предложением дать согласие на выступление в суде в качестве свидетеля. Я такое согласие подписал и отправил ему. Он теперь выступит на суде с моим заявлением, и, если суд примет в отношении меня положительное решение и пригласит меня выступить, то российская сторона должна это оформить через Министерство юстиции в Украине. Они обратятся с этой просьбой. И тогда мы обсудим вопросы предоставления гарантий в соответствии с этой статьей. Если такие гарантии будут предоставлены, я смогу поехать в Крым и выступить непосредственно на суде.

Мы, группа депутатов, встречались с руководителем специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине, господином Эртугрулом Апаканом, говорили о войне на Востоке Украины. И в ходе нашей встречи я обратился к нему с тем, что я ожидаю положительного решения того незаконного суда, который происходит в Симферополе. И в случае, если мы получим вызов со стороны Российской Федерации, я обращусь к его миссии с тем, чтобы они рассмотрели возможность моего сопровождения одним из сотрудников этой миссии. Просто, чтобы он был при мне наблюдателем, не более. То есть он выполняет свою роль, наблюдатель ОБСЕ, но при моем передвижении через административную границу и уже по оккупированному Крыму, чтобы быть свидетелем провокаций или избежать провокаций. Они это приняли к сведению. Если будет официальное согласие оккупационной власти, то я так и буду действовать.

— Но вы понимаете, риск остается весьма серьезный?

— Знаете, я честно скажу, я долго думал над этим. Те люди, которые сейчас в Крыму — я говорю о крымских татарах, в первую очередь, которых я знаю гораздо лучше, я знаю просто, что они делают сейчас — являются настоящими героями. Они изо всех сил держатся за крымскую землю. Мы настолько долго были в изгнании и настолько трудно возвращались, что должны сделать все, чтобы избежать нового такого вытеснения или изгнания из Крыма. Ахтем Чийгоз, когда я последний раз с ним виделся, когда он приезжал ко мне в Киев, уже чувствовал, что его арестуют. Я ему сказал: «Давай подумаем… Возможно, ты не поедешь?» Он сказал: «Можно сделать и так, но кто там останется?» Это его слова. И он поехал в Крым, домой, где через несколько дней был арестован.

Я не думаю, что они пойдут на такие прямые тотальные методы, они будут стараться выполнять свое законодательство не потому, что они хотят его выполнять, а потому, что в этой ситуации дешевле его выполнить, чем не выполнить. У них сейчас такая ситуация с решением международного суда (Международный суд ООН в Гааге, который недавно обязал Россию прекратить притеснения крымскотатарского народа в оккупированном Крыму, — «Апостроф»). Мы знаем точно, что они его исполнять не будут. Но они еще не знают, как его не выполнить, в этом и заключается проблема для них.

— Кстати, притеснения, репрессии усиливаются со временем?

— К сожалению. Буквально сегодня утром (интервью записывалось 17 мая, — «Апостроф») один из моих заместителей Нариман Джелялов и Леммар Юнусов были вызваны в прокуратуру и получили так называемое предупреждение в очередной раз. В канун 18 мая (День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа, — «Апостроф») они всех членов Меджлиса вызвали. Эмине Авамилева (Леммар Юнусов и Эмине Авамилева — члены Меджлиса, — «Апостроф») больная дома была, так к ней приехали как будто в гости и вручили ей такое сообщение. Это такое морально-психологическое давление на членов Меджлиса.

Для Руслана Зейтуллаева, одного из крымских татар, которого обвиняют якобы в подготовке террористических актов, прокурор потребовал 17 лет — ему дали 7. Прокурор обжаловал это решение Северо-Кавказского военного окружного суда, и Руслану дали 12 лет. Прокурор обжаловал этот приговор и снова требует 17 лет заключения для Руслана Зейтуллаева. Это все делается для того, чтобы просто раздавить людей, чтобы они просто не осмеливались даже подумать о своем несогласии с оккупантами, а не то, что выходить на улицы.

— Из СМИ мы знаем, что, когда с обысками приходят, очень часто ссылаются якобы на анонимные доносы. Это 1937-й год возвращается?

— Получил сообщение от ребят, что главного редактора газеты «Авдет» Шевкета Кайбуллаева вызвали в прокуратуру, сказали, что это связано с тем, что на него есть письмо, в котором сказано, что он готовит террористический акт. В связи с этим от него требуют письменных объяснений для начала, а он требует, чтобы ему показали это письмо. На что получает ответ, что по российскому законодательству это невозможно. Так было и с моими родственниками.

Действительно, людей вызывают и говорят, что «на тебя пришло письмо, и в этом письме гражданин Л. или еще какой-то утверждает, что у тебя дома…» — и пошло-поехало. И человек должен объяснять.

— Но это может быть просто надуманное основание, а на самом деле этих писем и нет?

— Нет, они есть, но они могут быть организованы, это правда. Физически они есть — это точно, там есть свои системы, и когда очень будет нужно кому-то его показать, они его покажут, но оно организовано, это письмо. Возможно, человека такого нет, от имени которого это письмо написано, но само письмо есть.

— Разжигают сейчас оккупанты рознь между крымскими татарами, например, и россиянами, украинцами в Крыму?

— Знаете, ежедневного утверждения таких идей, которые бы у людей создавали образ всех крымских татар как врагов, нет. Используется такой метод, который использовался в советские времена: есть плохие крымские татары, а есть добрые, хорошие крымские татары. И хотя они пытаются это делать точечно и филигранно, но очень часто срываются, демонстрируя истинное лицо российского шовинизма, поэтому у людей устоялось такое понимание, что они — враги нам.

Я вам расскажу, чтобы это просто объяснить. Есть случаи — они не единоразовые, и они не прекращаются — когда людей задерживают по определенным признакам, которые намекают на их веру или этническую принадлежность. Последний раз на симферопольском рынке они задерживали всех мужчин неславянской внешности. С бородами — так всех без исключения. Забирали их в отделение полиции и там уже устанавливали их личности. У многих брали отпечатки пальцев и слюну на анализ. Это у них такие подходы. И сразу по базару разнесся слух, что арестовывают крымских татар или мусульман.

Были неоднократно случаи, когда людей сотнями арестовывали возле мечетей после завершения молитвы. То есть, когда люди молились, мечеть окружали, на автобусах приезжали 2-3 сотни полицейских, устанавливали коридор и всех мужчин забирали. И устанавливали, опять же, их личность. Но ни одного такого случая не было возле русской православной церкви. Это снова говорит о том, что есть такие направленные репрессии. Я не буду говорить о той пропаганде, которая каждый вечер льется в адрес Меджлиса, «плохих крымских татар», Джемилева, Чубарова… Это каждый вечер происходит. Дня не проходит, чтобы наши фамилии не звучали с крымских экранов.

— Кстати, что вы самое дикое о себе слышали в этих эфирах?

— Я уже настолько на это не обращаю внимание… Много всего было. Но они не могут выйти за рамки классических методов, которые мы знаем и переживали еще при советской власти.

Как правило, они говорят о том, что мы работаем на ЦРУ, что мы агенты… Все зависит от того, кто о нас что говорит. Если это российские центральные телевизионные каналы, то там всегда связано с антиамериканизмом, с антиевропейскими выпадами. Если это какие-то местные каналы, основная «претензия» — то, что мы служим украинству, что мы уже не крымские татары и прочее.

— Когда мы вернем Крым, как, по вашему мнению, Украина должна разобраться с теми, кто ходил на тот «референдум», кто кричал «Крым — это Россия», кто сотрудничал с оккупантами? Что с ними делать?

— Мы должны сейчас разрабатывать законодательство… Это, кстати, к вопросу, не опаздываем ли мы… Мы должны разрабатывать законодательство, где очень четко должны быть прописаны действия и ответственность за эти деяния. При этом я уверен, что государство должно наказать этих людей, которые способствовали оккупации, которые укрепляли оккупантов. Для таких людей уголовная ответственность должна быть неизбежной. Я не думаю, что таких людей будет очень много среди жителей Крыма, но их наберется несколько тысяч…

В то же время надо будет четко определить должности и людей на этих должностях, которых нельзя будет привлечь к уголовной ответственности, но они должны подпасть под какую-то люстрацию. Скажем, директор школы, который до оккупации работал на этой должности и продолжал работать, организовывать учебный процесс для детей и тогда, когда оккупанты пришли. Понятно, что все программы, содержание этих программ изменилось совершенно. Что этот директор прославляет Путина и прочее. Но должен ли этот человек нести уголовную ответственность? Должны ли нести ее учителя, врачи?.. Я думаю, что организаторы в этих сферах, то есть директора, главврачи, должны просто получить какие-то ограничения на определенный срок, на 5 лет, 3 года, не больше. Потому что, выполняя свои должностные обязанности, они переходили некоторые границы, и моральные, и, возможно, административные, но без этого они бы не работали. А так они все же организовывали, обеспечивали обучение детей.

Можно и нужно посмотреть и по другим. Те люди (кем бы они ни были), которые заехали на полуостров вопреки украинскому законодательству после 20 февраля, возможно, 27 февраля, возможно, 16 марта 2014 года, когда был сымитирован якобы «референдум» — все, кто поселился в Крыму с оккупационных времен, обязаны немедленно выехать. Там никаких не может быть послаблений. Все, кто осуществлял какие-то операции по скупке, продаже недвижимости, кто строил какие-то объекты, поселился в Крыму — и все это происходило в нарушение законодательства Украины — эти люди совершили преступление. Им просто лучше уехать. Если они не поедут, то мы их должны просто оттуда депортировать.

— Нам даст мир это сделать?

— А нет другого пути! Они туда уже завезли 200 тыс. россиян.

— Какой, по вашему мнению, реально процент поддержки России в Крыму сегодня?

— Я вам скажу, что на так называемый «референдум» 16 марта 2014 года пришло 34% людей. Это наши данные. Я мог бы их поставить под сомнение, поскольку эти данные были нами получены через СБУшников, которые еще колебались на тот момент с переходом на сторону противника в Крыму. Буквально через день я уже имел эти цифры. 16-го был «референдум», а 18-го утром я уже их имел. Я бы мог их поставить под сомнение, если бы не московская правозащитница и исследовательница Светлана Ганнушкина (кстати, она у меня была преподавателем в институте, когда я учился в Москве). Она занимается правами человека, и она сделала анализ по всем данным. Уже после «референдума» она вышла на цифру 40% тех, кто пришел на него. Вот и все. Из этого делайте вывод. Тем более, из тех, кто пришел на «референдум», не все голосовали за Россию, там были такие, которые поверили, что там вроде другой вопрос тоже есть.

— Поверили, что есть другие варианты?

— Да, что есть варианты.

— Интересно, через три года не стало у крымчан меньше радости от «возвращения в родную гавань» наконец? Не прозревают еще?

— Жители Крыма очень разные по своей ментальности. Для значительной части из них Крым — это некая территория, где им было комфортно жить. Собственно, только по этой причине они там и поселились. В любой момент, когда они перестанут его считать таковым, они покинут Крым. Теперь они в больших раздумьях, как быть дальше. Среди таких людей растет разочарование Россией, но они не готовы еще признавать свою паскудную роль в ее приходе на крымскую землю. Это те, за кого у меня голова не болит, они всегда найдут место, где им лучше. Таких я называю, извините, перекати-поле.

Очень непростое положение у тех, кто не принял и не примет российскую оккупацию. Ситуация для таких людей с каждым годом усложняется. Им необходимо выживать при любых условиях, потому что они не думают покидать Крым. И наиболее трагичным является положение крымских татар, поскольку они стали объектом системной дискриминации и репрессий со стороны российских оккупантов. Понимая, что Россия имеет целью вытеснение крымских татар за пределы Крыма, они осуществляют сопротивление присущим им ненасильственным способом борьбы.

При этом все ждут от Киева каких-то решительных действий, которые бы оправдали их ожидания. А эти ожидания известны — чтобы Россия поскорее ушла из Крыма.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190603 Рефат Чубаров


Турция. ЮФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190494

Турецкий проект получил полное одобрение Путина

Hürriyet, Турция

Президент России Владимир Путин и президент ФИФА Джанни Инфантино посетили стадион «Краснодар Арена», один из самых роскошных и технологичных стадионов в мире, построенный турецкой компанией «ESTA Construction», которая в 2017 году инвестирует более одного миллиарда долларов в пять строительных проектов в Турции. На этом стадионе, построенном по образцу римского Колизея, пройдут матчи Кубка конфедераций и Чемпионата мира по футболу 2018 года, которые будет принимать Россия. Путин и Инфантино, проинспектировавшие стадион до начала турниров, полностью одобрили реализованный турецкой компанией проект.

В связи с подготовкой к Чемпионату мира и Кубку конфедераций президент России Владимир Путин подчеркнул, что значительная часть мест на стадионах уделяется иностранным гостям, и далее отметил: «Мы активно работаем с болельщиками и объединениями болельщиков. Мы делаем все возможное для того, чтобы спортивные объекты, условия пребывания в России и все, что связано с обслуживанием болельщиков и спортсменов, было осуществлено на самом высоком уровне». Помимо превосходной конструкции стадиона, Путин также обратил внимание на его важность для образования и обучения: «"Краснодар Арена" наряду с предоставлением первоклассных условий и для спортсменов, и для любителей спорта докажет свою значимость вместе с академией "Краснодар", которая берет за основу образовательные принципы крупнейших футбольных школ Европы и России».

По словам президента ФИФА Джанни Инфантино, «Краснодар Арена» является наглядным доказательством того, что Россия выполнит все взятые на себя обязательства. Инфантино поблагодарил Путина за то, что российский президент лично сопровождал его при осмотре стадиона в Краснодаре, а также хорошую подготовку к Чемпионату мира. «"Краснодар Арена" — один из примеров того, что собой представляет Россия и что она делает для проведения турниров. В Краснодаре мы видели самые современные объекты для развития футбола. Очень важно, чтобы мир видел, что Россия делает для развития футбола — не только для самой себя, но и для всего мира», — сказал Инфантино. Президент ФИФА также упомянул об академии «Краснодар», где молодые спортсмены интегрируются в мировой футбол: «Здесь, в Краснодаре, мы сегодня увидели самые современные объекты для развития футбола. Мы увидели не только великолепный стадион, но и в то же время надежную инфраструктуру в академии "Краснодар", служащей развитию молодежи, где комбинируются образование и спорт».

Председатель совета директоров ESTA Construction Бахаттин Демирбилек (Bahattin Demirbilek) подчеркнул, что в Турции тоже будут реализованы проекты знаковой архитектуры, которые ESTA реализует по всему миру, и сказал: «Мы как ESTA Construction гордимся тем, что стадион "Краснодар Арена", который мы построили и о котором говорят как о самом роскошном и технологичном стадионе мира, был выбран для проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года». Демирбилек, подчеркнувший, что компания начинает инвестиционные прорывы и в Турции, отметил: «В 2017 году мы намерены осуществить крупные проекты в Турции общей стоимостью более одного миллиарда долларов в районах Бейоглу, Аджибадем, Басын Экспресс, Бахчелиэвлер и Мармарисе».

Самый роскошный и технологичный стадион мира

«Краснодар Арена» представляет собой футбольный комплекс площадью 210 тысяч квадратных метров, вместимостью 34 тысячи 300 человек. На стадионе «Краснодар Арена», где зрительский потенциал может доходить до 40 тысяч человек, у футболистов есть все, от системы криосауны в раздевалках, где игроки могут испытать холодовой шок до минус 28 градусов, после которого температура тела за несколько секунд достигает прежних значений, до джакузи, ванн и зон с частными ресторанами, где семьи спортсменов могут смотреть матчи. Кроме того, помимо игры, зрители могут наслаждаться такими удобствами, как торговый центр, ресторан, бассейн.

Построен с применением высококлассных материалов, доставленных из семи стран мира

Стадион «Краснодар Арена» был создан по образцу римского Колизея, который представляет собой античную строительную конструкцию. Чтобы воссоздать дух этого древнего сооружения, стадион был облицован травертинами, которые были доставлены из мест, где травертины были добыты и для Колизея. При строительстве стадиона, где впервые в мире применяется вакуумная дренажная система, были использованы высококлассные материалы из семи стран мира, в том числе Турции. В России впервые при строительстве стадиона были использованы такой дизайн и технология крыши.

Турция. ЮФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190494


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > regnum.ru, 25 мая 2017 > № 2196967 Гойко Митич

Гойко Митич — Золотой Витязь России

Эксклюзивное интервью для ИА REGNUM

«Этот молодой наверняка знает, где спрятано золото», — кто из бывших советских ребятишек не знает, что именно с этой фразы начинается легендарный фильм трилогии «Сыновья Большой Медведицы» — «Токей Ито»! «Если что случится, за все ответит краснокожий», «Я хочу выкурить трубку мира и поговорить о справедливости», — эти слова многие матери Советского Союза часто слышали в открытые окна квартир, когда их дети во дворах играли в индейцев.

В рамках МКФ «Золотой Витязь» в среду 24 мая во вновь открытом после многих лет упадка кинотеатре «Москва» города Севастополя проходила творческая встреча с лучшим в мире индейцем Гойко Митичем. Перед встречей был показан любимый в детстве, но, честно говоря, несколько подзабытый фильм, снятый больше 50 лет назад. Я как будто вновь вернулась в октябрятское детство, когда всего лишь за 10 копеек можно было перенестись в мир раскаленных прерий, полный опасностей и романтики.

Этому сегодня способствовала вся окружающая обстановка. Кинотеатр «Москва» по своей архитектуре и внутреннему устроению, продуваемому всеми ветрами зрительному залу, напоминает советский Дом культуры времен позднего застоя, когда вокруг все пришло в запустение. В Севастополе не так много кинотеатров, а до присоединения Крыма к России их было еще меньше. Все постепенно, конечно, образуется. «Москва» не сразу строилась, а пока надо отдать должное севастопольским зрителям. При полном отсутствии рекламы кинофестиваля зал был полный, люди даже сидели на ступеньках. После показа зрители долго аплодировали. Двадцатисемилетний Гойко Митич с обнаженным торсом, мягкой походкой барса и строгим, но справедливым взором заставил зрителей забыть о некомфортном зале, пожилых перенестись во времена молодости, а молодых — восхититься живым мастерством актера при полном отсутствии убивающих естество жизни спецеффектов.

Восточногерманские вестерны создавались, чтобы противостоять засилью американского капиталистического кинематографа. Фильмы про индейцев очень даже вписывались в коммунистическую идеологию. В них были красные и белые, то есть краснокожие и бледнолицые. Причем красные — хорошие, а белые — плохие. Были там глупые американские блондинки, рыжие порочные «женщины с низкой социальной ответственностью» и в противоположность им заботливые матери угнетаемых капиталистами индейцев. Добро и зло имело четкие грани, а так бывает только в детстве. Поэтому и пробирает «Чингачгук» до слез. И слезы эти об утраченных иллюзиях детства, о разрушенной надежде на светлое будущее, которое нам всем обещали, об обществе социальной справедливости, которое мы так и не построили.

Гойко Митичу задавали много вопросов. Но люди обращались к нему не как к актеру, а как к Чингачгуку. Народ до сих пор ассоциирует его с героями немецких вестернов. «Считаете ли вы американцев виновными в геноциде индейцев?» — этот вопрос поставил Гойко в тупик, потому что, по его мнению, индейцы — это и есть настоящие американцы, а геноцид им устроили европейцы, воюя друг с другом — испанцы с португальцами, англичане с ирландцами, французы с итальянцами — за лучшие земли индейцев, отодвинув истинных хозяев прерий на задворки истории.

«А не хотели бы Вы снова сняться в вестерне?» — спросил кто-то из зала. «А кого я теперь смогу сыграть? Я седой!» — усмехнулся актер. На самом деле в 2016 году вышел новый вестерн «Виннету и Олд Шаттерхенд» (Шаттерхенд — тоже персонаж произведений Карла Мая), где Гойко Митич играет старого индейского вождя, у которого есть красивый и молодой сын, как две капли воды похожий на молодого Гойко. Несмотря на единый первоисточник, это уже совсем другой фильм. Он почти карикатурный, в нем нет того духа искренности и безыскусности, который царил в фильмах пятидесятилетней давности. Но что толку говорить о чести, когда речь идет о коммерческих интересах?

По окончании творческого вечера зрители долго не отпускали Гойко, все хотели перекинуться с ним парой слов, сфотографироваться, получить автограф. Но были и такие, кто сам дарил ему подарки. Например, его давний поклонник, очень молодой человек по имени Александр подарил ему новую двухсотрублевую купюру с видом на Херсонес. Несмотря на свою занятость, Гойко Митич дал эксклюзивное интервью корреспонденту ИА REGNUM.

Гойко, расскажите, пожалуйста, нашим читателям о своем детстве, о своей семье.

Я родился в деревне в 1940 году. Отец мой был партизаном. Он не боялся ничего, он все мог отдать за правду. Ему удалось выжить на войне, и он всегда был для меня примером. У меня было две мамы, одна из которых, на самом деле, — бабушка. Бабушка всегда думала, что она лучше знает, как меня воспитывать. Она считала, что мама все делает не так хорошо, как бабушка. Мама ей позволяла делать, как бабушка хотела. Бабушка моя — деревенская женщина, очень хорошая, она всегда брала меня с собой в лес, в поле, на природу, и мама меня с ней отпускала. Я до сих пор благодарен своей бабушке за то, что я ни разу в жизни не закурил. Когда я был маленький, у нас заасфальтировали улицу, и бабушка мне сказала, что если я буду курить, мои легкие станут такими же черными, как асфальт. Я очень испугался. И всегда, когда я видел курящих людей, то представлял их легкие цвета асфальта. Это страшно было. Когда снимался мой первый фильм про индейцев «Сыновья Большой Медведицы», это вызвало большие трудности. Я там должен был курить трубку, а я никак не мог, у меня не получалось. Это был самый тяжелый кадр для меня из всего процесса съемок. 20 раз переснимали. И то плохо получилось — я мало дыма втягивал и выдыхал.

Это хорошо, что я не курю. Когда я рос, у меня был контакт с природой, в 6 лет я научился скакать на лошади. Я занимался спортом. Это пригодилось потом в профессии. В школе я был средним учеником и выделялся только спортивными успехами. Потом была гимназия, это так у нас называется. После гимназии поступил в физкультурный институт.

А как пришли в кино?

Когда я был студентом, в Югославии снималось очень много фильмов. И англичане, и итальянцы, и французы снимали картины. Им нужна была массовка, ассистенты режиссеров приходили в институты и искали среди студентов тех, кто им подходил. А студенты были только рады подработать. Первая моя работа в кино была в английском фильме. Мне повезло, что я умел скакать на лошади. Я был в хорошей физической форме, знал приемы борьбы. Меня и еще нескольких студентов выбрали. Ко мне подошел режиссер и сказал, что я очень похож на актера, который играл главную роль. Я стал его дублером. Меня посадили на лошадь, одели в рыцарский костюм. Это был фильм «Лонселот и Королева». Я должен был ехать на лошади и держать под уздцы еще двух лошадей. Я так раньше не делал никогда. Думаю, если сейчас упаду, то это будет не очень хорошо. Но не упал, слава Богу. Меня заметили режиссеры. Стали давать маленькие роли. А потом были роли чуть больше, потом главные. Так я в кино и остался. Хотя актером быть не хотел.

А как получили первую главную роль?

Это очень интересный момент. Я собирался идти кататься на лыжах, уже стоял в дверях с лыжами, как зазвонил телефон. Я еще думал, брать трубку или не брать. Ладно, думаю, возьму. Там девушка говорит, чтобы я немедленно ехал на студию на пробы. Я ей говорю, какие, мол, пробы, я на лыжах сейчас поеду кататься. Она возмущаться начала: «Какие лыжи?» Получается, что если бы я трубку тогда не снял, то до сих пор бы на лыжах катался.

А кем Вы хотели быть?

Я хотел быть тренером, заниматься спортом. Лыжами. (Смеется). А когда я был маленьким, мечтал стать моряком, капитаном корабля. А бабушка очень хотела, чтобы я стал врачом. Она болела ревматизмом и думала, что я смогу ее вылечить. Но все вышло иначе.

Вы считаетесь лучшим индейцем мира. А какие еще роли Вам удалось сыграть?

Я много ролей сыграл, но образ индейца — самый главный, самый известный. Зрители хотят меня видеть индейцем. У меня много других хороших ролей. Я играю, кроме кино, еще в театре. Есть такой мюзикл, например, «Грек Зорба», очень интересный. Там надо петь и танцевать. Я там играю.

А как Вы оказались в Берлине? Почему туда переехали?

После окончания работы над фильмом «Сыновья Большой Медведицы», где я сыграл свою первую главную роль, премьера была в Берлине. Этот фильм так понравился в ГДР! 10 миллионов жителей ГДР посмотрели этот фильм. А там всего-то тогда жили 17 млн человек. Очень большой был успех. Продюсер мне тогда позвонил и сказал, что мы сделаем еще один такой фильм, чтобы я не соглашался ни на какие другие предложения. Потом был «Чингачгук», третий фильм был «След сокола». В Берлине мне дали квартиру на волне этого успеха. И я там остался. Стал играть в театре Вальдбюне под открытым небом. Я сыграл Спартака, Труффальдино, сыграл Д’Артаньяна в «Трех мушкетерах». И в «Четырех мушкетерах» я тоже играл. Ринальдо Ринальдини тоже. Позднее я играл в спектакле «Полет над гнездом кукушки», но это уже в другом театре. Там очень хорошая была роль, с интересными монологами. Каждый год в театре под открытым небом выходит премьера. Я в течение 15 лет играл в театре под открытым небом, в котором размещается до 8 тыс. зрителей. Это как стадион.

Вы все время с тех пор жили в Германии?

Все время там жил. Уезжал только на время съемок. Бывал в Советском Союзе часто. В Самарканде снимался, в Минске, в Ялте, на Кавказе. Играл русского партизана, играл маршала Соколовского. Однажды пошутил с одним генералом Советской армии в ГДР. Сказал ему, что выше его по званию.

А сами пробовали писать?

Да, я писал сценарии для двух фильмов про апачей, вместе с режиссером.

Какие Вы испытали ощущения, когда к Вам пришла слава?

Что такое слава, я не знаю. Для меня все это было естественным. Звездной болезнью я никогда не болел.

Возвращаясь к детству. Вы чувствовали, что Вы человек особенный, что сможете дарить людям счастье, положительные эмоции, влиять на них?

Я был очень хорошим мальчиком. Много времени проводил на природе. Прислушивался к ней. Зверей любил, птиц. Я не курил, не пил, этим не интересовался, серьезным был, поэтому, конечно, выделялся на общем фоне. В здоровом теле — здоровый дух, и наоборот. У меня были к себе очень высокие требования. Я был бы очень рад, если бы узнал, что такие ребята есть и сейчас. А то сейчас молодежь смотрит только в гаджеты, даже глаза к небу не поднимает. Это общая проблема молодежи во всем мире. И наркомания очень большая проблема. Жизнь у них проходит мимо, они ее не замечают.

Если у Вас такие высокие требования к себе, значит, и к женщинам высокие требования?

Конечно. Это проблема. Я встречал в жизни разных женщин, но до сих пор еще не женился. Не успел найти такую за 78 лет. Любовь нельзя искать. Она придет сама, она сама тебя найдет. Я жду этого. Сегодня найти настоящего партнера для жизни — это очень сложно. Это, с одной стороны, лотерея, с другой — Божья воля.

Зрители в зале тоже задавали Гойко Митичу вопросы личного характера. Он поделился с ними, что у него есть дочь 23 лет. Он скрывал ее от прессы до совершеннолетия, потому что не хотел, чтобы у нее были проблемы из-за его известности. На вопрос, почему он до сих пор не женат, актер отшутился, дескать, кто меня возьмет такого старого. В общем, с чувством юмора у него все в порядке. А поклонницам, наверное, греет сердце его холостое положение, если это, конечно, правда, и он не скрывает жену, как когда-то дочь…

Людмила Лис

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > regnum.ru, 25 мая 2017 > № 2196967 Гойко Митич


Россия. ЮФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188134 Аркадий Ротенберг

Теневой кабинет Путина и мост в Крым

Почему давний партнер российского президента по дзюдо возглавляет самый амбициозный строительный проект в стране.

Джошуа Яффа (Joshua Yaffa), The New Yorker, США

Весной 2014 года президент Владимир Путин выступил с речью в богато украшенном хрустальными люстрами Георгиевском зале Кремля в честь присоединения Крымского полуострова. «В сердце, в сознании людей Крым всегда был и остается неотъемлемой частью России», — заявил он под оглушающие овации собравшихся. Несмотря на такое триумфаторское заявление, из-за аннексии полуострова Россия столкнулась с серьезнейшей проблемой логистического характера. Речь идет о территориальной изолированности Крыма. Крымский полуостров, по площади примерно равный Массачусетсу, это сочетание песчаных пляжей и покрытых растительностью гор, которые круто обрываются в Черное море. С Украиной он связан узким перешейком на севере, но от России отделен полосой воды под названием Керченский пролив. Украина, которой ранее принадлежал Крым, посчитала российскую оккупацию незаконной и лишила коммерческий и железнодорожный транспорт доступа на полуостров, закрыв единственную автомобильную и железную дорогу.

Путин в ответ созвал совет в составе инженеров, экспертов по строительству и государственных чиновников, чтобы рассмотреть различные варианты соединения Крыма с материковой частью России. Они проанализировали более 90 возможностей, включая подводный тоннель, но в итоге решили построить мост. Российское государство хорошо известно тем, что не очень эффективно следит за повседневной работой своего правительства; для него более естественно осуществлять проекты гигантских масштабов. В рамках этой традиции масштабности и затратности мост должен протянуться на 19 километров и стать самым длинным в стране. А стоить он будет более трех миллиардов долларов. Когда строительство будет завершено, мост станет символом окончательного установления российского контроля над этой территорией и продемонстрирует возрождение геополитической силы страны, готовой бросить вызов сложившемуся после холодной войны миропорядку.

Но строительство моста — это очень затратный, трудоемкий и технически сложный проект. Поэтому вначале были сомнения и вопросы относительно того, кто возьмется за его осуществление. Затем, в январе 2015 года, российское правительство объявило, что руководить проектом будет 63-летний магнат Аркадий Ротенберг, чьи деловые интересы охватывают строительство, банковское дело, транспорт и энергетику. Оглядываясь назад, понимаешь, что этот выбор был очевиден и почти неизбежен. Личное состояние Ротенберга оценивается более чем в два с половиной миллиарда долларов. Основную часть доходов он получает от государственных подрядов, главным образом на строительство тысячекилометровых дорог, газопроводов и прочих инфраструктурных объектов. В прошлом году русское издание Forbes назвало Ротенберга «королем госзаказов», потому что только в 2015 году он получил от государства контрактов на общую сумму девять миллиардов долларов — больше любого другого российского бизнесмена. Но самая заметная деталь из биографии Ротенберга относится к его детству. В 1963 году он в 12-летнем возрасте пришел заниматься в тот самый клуб дзюдо, в котором тренировался Путин. Они стали спарринг-партнерами и друзьями, сохранив тесные связи до сих пор.

Успех Ротенберга — это яркий пример той политической и экономической перестройки, которая произошла в стране за 17 лет пребывания Путина у власти. Ее главной чертой является ослабление одного олигархического класса и создание другого. В 90-е годы клика бизнесменов построила свои корпоративные империи, которые были не особенно преданы государству. При Путине этих людей кооптировали, оттеснили на обочину или силой заставили подчиниться. Новая политика стала предельно ясна и понятна в 2003 году, когда был арестован, а впоследствии осужден глава нефтяной компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский. В то же время, возникла новая каста олигархов, многие из которых поддерживали тесные личные связи с Путиным. Эти олигархи получили возможность накапливать огромные богатства за счет государства, зачастую посредством выполнения высокодоходных государственных контрактов. При этом существовало негласное условие, что их высший долг — служить президенту и укреплять систему, которой он правит.

Крымский мост отличается от других государственных заказов, полученных Ротенбергом. Основное отличие — в том, что он вряд ли заработает на нем большие деньги. «Этот проект не ради прибыли», — сказал мне один московский банкир, специализирующийся на транспорте и инфраструктуре. Он сухо и по-деловому объяснил, как Ротенберг оказался во главе стройки: «Мост необходимо было построить, но все остальные отказались. Это было единственно возможное решение».

Строительство началось в прошлом году. Ротенберг, имеющий репутацию информированного и деятельного управленца, посещает стройку раз в несколько месяцев. Сначала он пролетает над ней на вертолете, а затем проводит инспекцию со свитой инженеров и специалистов по дорожному строительству. Прошлой осенью корреспондент российского государственного телевидения снял хвалебный репортаж о возведении моста. Прогуливаясь с Ротенбергом по одной из построенных секций, он вспомнил о том, что мост назвали «строительным проектом столетия». Оба были в касках и во время прогулки осматривали непрестанно работающие краны, экскаваторы и установки для свайных работ.

У Ротенберга — приземистая, мощная фигура борца и круглое недовольное лицо. Говорит он резко и прямо, и, по всей видимости, не любит заниматься самокопанием. Когда телеведущий начал настаивать на том, чтобы Ротенберг произнес какие-то дежурные фразы по поводу строительства, тот сделал ему такое одолжение. «Кроме финансовой прибыли, которая в бизнесе, конечно же, является признаком успеха, я хочу, чтобы этот проект означал что-то для будущих поколений», — сказал он. Как россияне оценят этот мост, станет известно довольно скоро, ибо первые машины проедут по нему в конце текущего года. Но его значимость для Ротенберга уже сейчас совершенно очевидна. Это тотем его служения государству и его лидеру Путину, а также знак верности их дружбе, которая процветает на стыке государственной политики и крупного бизнеса.

Ротенберг родился в 1951 году в Ленинграде, серьезно пострадавшем в годы Второй мировой войны от длившейся два с половиной года фашистской блокады. Отец Ротенберга Роман был заместителем директора телефонного завода «Красная заря», и его должность давала семье определенную стабильность и комфорт. У них была отдельная квартира, в отличие от многих других семей, проживавших в коммуналках, как Путин. Когда Аркадию исполнилось 12 лет, отец, несмотря на его протесты, отвел сына в спортивную секцию к Анатолию Рахлину, одному из лучших в Ленинграде тренеров по самбо. Это советское боевое искусство, многое взявшее от дзюдо и усовершенствованное офицерами Красной армии в 1920-е годы. В хаотичном Ленинграде секция Рахлина была мощным оплотом дисциплины. Там же занимался Путин. В опубликованной в 2000 году во время первой президентской кампании Путина книге «От первого лица», представляющей собой серию интервью, он рассказал, что тренировки сыграли решающую роль в его жизни. «Дзюдо — это ведь не просто спорт, это философия. Это уважение к старшим, к противнику, там нет слабых. В дзюдо все, начиная от ритуала и заканчивая какими-то мелочами, несет в себе воспитательный момент. Вот вышли на ковер, поклонились друг другу…»

Ротенберг и Путин сблизились, когда участвовали в соревнованиях в Ленинграде, а затем начали ездить на состязания по всему Советскому Союзу. Тренировавшийся вместе с ними отставной сотрудник КГБ Николай Ващилин вспоминает, что они любили шутки и розыгрыши. (Путин рассказывал, что в те годы он был настоящим сорванцом.) Как-то раз, рассказал мне Ващилин, мальчики во время первомайской демонстрации выбежали из переулка и стали бросать кусочки проволоки в воздушные шары, которые несли демонстранты. Другой друг детства вспоминал, как он вместе с Ротенбергом отнимал конфеты и прочую еду у детей помладше в спортивном лагере. Они подкрадывались к ним в туалете, где ребята прятали лакомства от остальных. «Дети сразу пугались и что-нибудь нам отдавали», — рассказал он.

Ради удовольствия и ради дополнительного заработка многие молодые люди из секции Рахлина участвовали в массовках на ленинградской киностудии, где они могли заработать 10 рублей, играя в сценах сражений в патриотических фильмах о Второй мировой войне. «Аркадий показал себя настоящим командиром, — вспоминал Ващилин. — Он расхаживал и всем отдавал приказы, даже ребятам старше него. Он был дерзкий, нахальный и проказливый — семнадцать лет, и уже заводила».

Путин думал о работе в КГБ. Позже он увлеченно вспоминал, что впервые предложил свои услуги, когда учился в девятом классе. Но у Ротенберга были спортивные амбиции. Он поступил в Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени Лесгафта и окончил его в 1978 году, после чего стал работать тренером по дзюдо. В 1990 году Путин, вернувшийся из своей дрезденской командировки по линии КГБ, начал работать в мэрии Ленинграда, который после распада Советского Союза переименовали в Санкт-Петербург. Путин, Ротенберг и еще несколько человек из секции Рахлина собирались вместе несколько раз в неделю, чтобы потренироваться и поддержать спортивную форму.

Для Путина, который и в силу своего характера, и по причине учебы в КГБ с недоверием относится к другим людям, детская дружба, по всей видимости, это единственные подлинные и ничем не обусловленные узы. Вскоре его окружат люди, которым есть что предложить и есть о чем попросить. Умерший в 2013 году Рахлин, давая интервью государственной газете «Известия», так объяснил привязанность Путина к своим бывшим партнерам по дзюдо: «Они — друзья, а Путин в силу своего характера поддерживает такой дух товарищества. Он берет питерских на работу не за красивые глаза, а потому что доверяет проверенным людям». Путин в книге «От первого лица» дал свое объяснение: «У меня много знакомых, а близких людей — наперечет. Они никуда не делись. Они меня никогда не предавали. И я их тоже. Это, на мой взгляд, то немногое, чем стоит дорожить».

Пытаясь заработать денег в непростые 90-е годы, Ротенберг вместе с другом детства из секции Рахлина Василием Шестаковым открыл кооператив по организации спортивных соревнований. «Мы всю свою жизнь проработали в спорте, — рассказывал мне Шестаков. — И вдруг неожиданно случилось такое: перестройка, бизнес, все эти незнакомые слова». Ни тот, ни другой не обладали особыми талантами, чтобы руководить компанией. «Каждый из нас думал, что другой будет что-то делать, — сказал Шестаков. — В результате никто ничего не делал, и наш кооператив развалился». Чуть позже младший брат Аркадия Борис вместе с женой Ириной переехал в Финляндию. Вскоре благодаря связям Ирины в российской газовой отрасли братья стали торговать нефтепродуктами. В 2001 году Ирина и Борис расстались, но она сохранила привязанность к семье Ротенбергов. (Сегодня ее зовут Ирен Лабмер.) «У них — природный интеллект, разумное отношение ко всему, сочетающееся с глубоким изучением вопросов, — сказала она мне. — Все это было привито им в детстве». Ламбер полагает, что бизнес не был для них истинным призванием, а стал случайностью судьбы. «Где бы они были, если бы не развал Советского Союза?— спросила она. — Аркадий руководил бы государственной спортивной организацией. Он от природы управленец. А Борис стал бы успешным тренером».

В середине 90-х Шестаков и еще несколько человек обратились к Путину, работавшему в то время заместителем мэра Санкт-Петербурга, с предложением создать в городе профессиональный клуб дзюдо. Путин одобрил эту идею, а некоторые состоятельные бизнесмены, включая нефтяного трейдера и знакомого Путина по городской администрации Геннадия Тимченко, выделили деньги на эти цели. Ротенберга назначили генеральным директором клуба, который получил название «Явара-Нева». На втором году своего существования клуб занял второе место на кубке Европы. Спустя год он одержал уверенную победу в немецком городе Абенсберг. Выйдя на татами, Ротенберг схватил чемпионский трофей и поцеловал его. «Это оставило хорошее впечатление, — сказал мне Шестаков. — Я думаю, что Путин, конечно же, был доволен».

С тех пор «Явара-Нева» выиграла девять европейских кубков и подготовила четверых олимпийских чемпионов. Ротенберг остается генеральным директором клуба. Сейчас строится новая база, а также арена на тысячу мест, жилой комплекс и яхт-клуб. Смета проекта составляет 180 миллионов долларов, а оплачивается он частично за счет городского и федерального бюджета. Встретившись со спортивным директором клуба Алексеем Збруевым, я спросил, не находится ли «Явара-Нева» на особом счету из-за своих связей с президентом, из-за чего бизнесмены передают ему финансовые пожертвования, а чиновники выдают разрешения на строительство. «Мы нигде этим не хвастаемся, — сказал Збруев. — Все об этом прекрасно знают — зачем снова поднимать этот вопрос? Всем известно, что такое „Явара-Нева", и кто ее руководители. Кроме этого, никто не задает никаких вопросов».

В 2000 году президент Борис Ельцин назначил Путина своим преемником, положив начало реорганизации политической жизни страны. Путин считал, что Россия в 90-е годы ослабла и стала неэффективной. В первый год своего президентства он вместе с группой экономических советников осуществил серию реформ, призванных укрепить власть и полномочия государства. Некоторые из этих ранних реформ, скажем, введение фиксированного подоходного налога, следовали в русле рыночных и неолиберальных тенденций. Но как-то раз либеральный экономист Андрей Илларионов, работавший у Путина, наткнулся на президентское распоряжение о создании государственной монополии путем объединения сотни с лишним ликеро-водочных заводов. На совещаниях никто из экспертов не упоминал это новое объединение под названием «Росспиртпром». Илларионов расспросил остальных путинских советников, известно ли им об этом плане. Никто ничего не знал.

«Мы обсуждали все вопросы, имеющие отношение к экономике, а поэтому наткнуться на никому не известный указ было настоящим шоком», — сказал мне Илларионов. В лучшем случае, «Росспиртпром» создаст очередную неповоротливую бюрократическую машину, причем как раз тогда, когда Путин пообещал идти прямо противоположным курсом. А в худшем, как опасался Илларионов, возникнет непрозрачная компания, в которой появятся возможности для кумовства и коррупции. «Стало понятно, что, кроме нашего совета, есть и другие люди, к чьим рекомендациям прислушивается Путин, и что он принимает решения в их интересах».

В случае с «Росспиртпромом» таким человеком был Ротенберг. Он предложил поставить во главе этой компании Сергея Зивенко, с которым занимался бизнесом в 90-х годах. Когда я прошлой осенью познакомился с Зивенко, он назвал создание «Росспиртпрома» своей совместной инициативой с Ротенбергом, сказав, что это «бизнес-проект с политической окраской». Со временем «Росспиртпром» взял под свой контроль 30% водочного рынка в стране, сделав его ключевым источником доходов для государства еще за несколько лет до резкого повышения мировых цен на нефть. Эта компания стала предварительным испытанием путинской модели государственного капитализма. А поскольку она давала Кремлю финансовые ресурсы, а следовательно, и политическую власть, Путин посчитал ее успешной.

Ротенберг тоже выгадал от такой централизации, возможно, с путинского благословения. Согласно логике путинской эпохи, коррупция ворует, но ничего не делает. Личное обогащение рассматривается как надлежащее вознаграждение за реализованный проект. «Многие люди пытались воспользоваться своей близостью с Путиным и давали многочисленные обещания, не выполняя их, — сказал Зивенко. — Но не Ротенберг. Он пользовался доверием и обеспечивал ощутимые достижения». По словам Зивенко, Ротенберг воспользовался успехом «Росспиртпрома» как «своей визитной карточкой». Российские чиновники и бизнесмены «увидели, что он может лоббировать свои интересы перед президентом, и что он наверняка очень близок к нему, и поэтому решили, что и им тоже надо дружить с Ротенбергом. Аркадий сумел воспользоваться этим имиджем, превратив его в звонкую монету».

В 2001 году, как раз накануне исторического роста нефтяных цен, Путин сменил руководство ведущей российской газовой компании «Газпром», поставив во главе ее своих близких соратников. По сути дела, он передал компанию под прямое управление Кремля. Партнер московской консалтинговой фирмы RusEnergy Михаил Крутихин рассказал мне, что «Газпром» «превратился в личную компанию президента. Все решения, касающиеся „Газпрома", будь то запуск крупных инвестиционных проектов или назначение высшего руководства компании, принимает президентский аппарат». Примерно в это время Аркадий и его брат Борис начали вкладывать деньги в компании, обслуживающие «Газпром». В 2001 году они учредили «СМП Банк» и с его помощью стали приобретать доли в строительных, газовых и трубопроводных компаниях. Уже через несколько лет братья стали едва ли не главными в России поставщиками труб большого диаметра.

И почти всякий раз «Газпром» тратил денег больше, чем это было необходимо и уместно. И во многих случаях от этого выгадывали братья Ротенберги. Вот лишь один пример. В 2007 году, когда «Газпрому» понадобилось поставлять газ с нового заполярного месторождения, он выступил против плана, который рассматривался уже много лет и предусматривал прокладку короткого трубопровода длиной 550 километров до существующей трубопроводной сети. Вместо этого компания проложила совершенно новый трубопровод длиной 2 400 километров на юг. Окончательная цена этого маршрута составила 44 миллиарда долларов. Это в три раза больше обычной цены трубопровода такой длины. «Единственное объяснение состоит в том, что это был шанс для подрядчиков нажиться на строительстве», — сказал Крутихин.

Когда «Газпром» в следующем десятилетии строил трубопроводы в России, они обходились в два-три раза дороже таких же проектов в Европе, даже если их прокладывали не в Арктике, а в средних широтах на юге России. Пожалуй, самый поразительный пример неэффективности — это строительство Ротенбергом трубопровода в Краснодарском крае, который расположен в теплом равнинном регионе около Черного моря. Смета на его строительство выросла на 45%. Никто не дал никаких объяснений; зарплаты были относительно стабильны, как и цены на сталь. Этот отрезок трубопровода планировалось подключить к более крупному трубопроводу, который должен был пройти через Болгарию. Когда российское правительство приостановило прокладку болгарского трубопровода, проект Ротенберга каким-то чудесным образом продолжался еще год. Михаил Корчемкин, возглавляющий консалтинговую фирму East European Gas Analysis, сказал, что по понятным причинам «Газпром» «отошел от принципа максимальной прибыли для акционеров и перешел к принципу максимальной прибыли для подрядчиков». Проекты компании, заявил он, это такой способ чеканить новых миллиардеров в России. Надо просто переплачивать им за услуги, чтобы они обогащались».

Величайшее достижение Ротенберга в бизнесе приходится на 2008 год. Тогда «Газпром» продал ему пять строительных и обслуживающих компаний, за которые он заплатил 348 миллионов долларов. Он слил все эти фирмы в единую компанию «Стройгазмонтаж», которая немедленно стала одним из главных подрядчиков «Газпрома». За первый год работы компания заработала более двух миллиардов долларов прибыли. Это говорит о том, что ее цена при продаже была во много раз ниже рыночной стоимости. Прошло совсем немного времени, и Ротенберги купили компанию-трейдера «Северный европейский трубный проект» Обычно размер прибыли у таких компаний составляет 10-15%, однако информированные люди из этой отрасли говорят, что в годы бурного роста СЕТП зарабатывала целых 30%. На пике своей деятельности компания поставляла почти 90% всех труб большого диаметра, которые покупал «Газпром».

До строительства крымского моста самым важным для Путина проектом была подготовка к зимним Олимпийским играм 2014 года в Сочи. Город Сочи, находящийся на западной границе России на берегу Черного моря, при царях развивался как курортная зона, а потом стал излюбленным местом отдыха советских рабочих. Но у него практически не было современной спортивной инфраструктуры. Почти все, начиная с горнолыжных трасс и кончая ведущими к ним горными дорогами, надо было создавать с нуля. Уже очень скоро Олимпиада-2014 стала самой дорогой в истории. Ее бюджет оценочно составил 51 миллиард долларов. Одна принадлежащая Ротенбергу компания построила шоссе вдоль побережья, которое обошлось почти в два миллиарда долларов. Другая проложила в Сочи подводный газопровод по цене в три раза выше, чем в среднем в Европе. В целом контролируемые Ротенбергом компании получили контрактов на семь миллиардов долларов. Примерно во столько обошлась вся предыдущая Олимпиада, состоявшаяся в 2010 году в Ванкувере.

Невозможно отыскать грань между тем, где братья Ротенберги, благодаря своему имени и связям, получили несоразмерную прибыль от государственных контрактов, и где они просто умело отыскивали возможности для заработка. Когда я спросил экс-супругу Бориса Ирен Ламбер, оказывал ли Путин активное содействие братьям Ротенбергам, она ответила, что не исключает этого. «Они были дружны в детстве, и эти отношения никогда не разрывались. Поэтому логично предположить, что как минимум давались определенные советы, а может, оказывалась помощь то здесь, то там», — сказала она. Как сказал мне директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, «история здесь очень простая: в такую компанию как „Газпром" нельзя просто так прийти с улицы и сказать: „Я хочу построить гигантскую газовую трубу". Понятно, что Ротенбергу на первом этапе была нужна серьезная политическая поддержка». Однако успешным Ротенберга сделали не только личные услуги. «Он показал себя очень упорным человеком, обладающим реальными организаторскими навыками и готовым идти на риск», — сказал Симонов.

Когда я беседовал с бывшим членом правления «Газпрома» Богданом Будзуляком, он очень хвалил Ротенбергов и рассказал мне, что о связях между братьями и Путиным «не говорят, и их не обсуждают». «Но само собой разумеется, мы понимаем, что они заслужили оказываемое им доверие», — заявил он. Ротенберг в нескольких интервью прямо говорил о своей дружбе с Путиным. «Я бы ни за что не пошел к президенту просить его о чем-то, — сказал он одному репортеру. — Этим я бы лишил себя удовольствия, получаемого от наших бесед». В российской версии Forbes Ротенберг признался: «Знать кого-то на таком уровне никому не навредит». Однако он тут же заявил, что такие узы дружбы только усложняют ему жизнь. «В отличие от многих других людей, я не имею права на ошибку, — сказал бизнесмен, — потому что это вопрос не только моей репутации».

В 90-х годах российские олигархи приобретали государственные активы, такие как промышленные предприятия, шахты, месторождения нефти и газа, а потом делали с ним все, что захотят. Однако олигархи путинской эпохи сами являются активом государства, управляя своими бизнес-империями, которые (так уж получилось) приносят им немалые дивиденды. У многих давние и прочные отношения с президентом, и особая сфера ответственности. У Ротенберга это инфраструктура. Геннадий Тимченко, один из первых поддержавший «Явара-Неву», руководит нефтяной торговлей. Как-то раз подконтрольная ему фирма продала целых 30% нефтяного экспорта страны. Юрий Ковальчук — это неофициальный кассир Кремля и надзиратель над СМИ. Американское Министерство финансов назвало его «личным банкиром высокопоставленных руководителей Российской Федерации, включая Путина». Возглавляемый Ковальчуком банк «Россия» стоит 10 миллиардов долларов, а его личное состояние оценивается в один миллиард долларов.

«Если олигархия 1.0 пыталась отрывать от государства куски экономики и использовать их для себя, то олигархия 2.0 старается встроиться в государственную систему, дабы получить доступ к государственным контрактам и бюджетным деньгам», — объясняет политолог и известный аналитик российской политической системы Екатерина Шульман. Как сказал экономист Клиффорд Гэдди (Clifford Gaddy), изучающий экономическую стратегию Путина, «в его представлениях вся экономика страны это компания „Россия Инкорпорейтед", в которой он лично занимает должность генерального директора, а владельцы номинально частных фирм просто работают руководителями отделов и менеджерами этой большой и вполне реальной корпорации».

Близкие к Кремлю источники утверждают, что возвышение Ротенберга и других новоявленных олигархов путинской эпохи не было результатом какого-то целенаправленного плана. «В путинскую стратегию не входило создание этих людей. Это фантазия. Может быть, он согласился помочь им, а в определенный момент, когда они добились успеха и возвысились, он осознал, что эти люди могут принести пользу, и что очень даже неплохо, когда есть каста очень богатых людей, которые тебе обязаны», — говорят они. По сути дела, путинские олигархи сформировали теневой кабинет. Московский политолог Евгений Минченко рассказал мне: «Это доверенные люди, которые пойдут с Путиным до конца, которым он может ставить определенные задачи, которых не напугать давлением со стороны». Они могут брать на себя проекты, которые Кремль не хочет финансировать, и которыми не желает руководить. Это спортивные команды, программы в СМИ и политические инициативы.

Один банкир со связями рассказал мне, что многие олигархи пополняют «черную кассу». По его словам, это «деньги, не проходящие через бюджет, но необходимые государству для финансирования выборов или, например, для поддержки местных политических деятелей». Средства уходят из госбюджета в виде заказов на закупки, а возвращаются как неучтенная наличность, которую Кремль может тратить по своему усмотрению. Обнародованные в апреле прошлого года «панамские документы» показали, что с 2007 по 2013 год через оффшорные счета связанных с Путиным людей прошло почти два миллиарда долларов. В 2013 году связанные с Ротенбергом компании направили 231 миллион долларов в форме займа без сроков погашения одной фирме, зарегистрированной на британских Виргинских островах. Что случилось с этими деньгами, остается загадкой. Представитель Ротенберга сказал, что их перевели на «определенные сделки по коммерческим условиям», но не стал разъяснять характер этих сделок. А еще десятки миллионов долларов прошли через оффшорные компании, зарегистрированные на имя виолончелиста Сергея Ролдугина, который подружился с Путиным в 1970-х годах и стал крестным отцом его старшей дочери Марии. Рассказывая в апреле прошлого года об этих операциях, Путин так сказал о Ролдугине: «Почти все заработанные деньги он истратил на покупку музыкальных инструментов за границей и привез их в Россию, передав в собственность госучреждений». (Ролдугин отрицает, что совершил какие-то правонарушения.) Похоже, Путин считает, что у него нет необходимости чем-то владеть, особенно на бумаге, когда это могут сделать за него верные друзья.

На путинскую Россию наклеивают разные ярлыки: клептократия, мафиозное государство и так далее. Но наиболее точное с аналитической точки зрения определение относится к более старой эпохе: это феодализм. «Это не метафора, а очень точное определение системы», — сказал московский банкир и финансовый эксперт Андрей Мовчан. Если в средние века главной феодальной валютой была земля, то в сегодняшней России это углеводородное богатство. Мовчан объяснил, что в средние века феодалы зачастую находились в полной зависимости от короля: «Решения об их положении и размерах богатства принимал только король». В конечном счете, земля принадлежала королю, а он награждал ею феодалов на определенных условиях и временно. То же самое правило действует в сегодняшней России, сказал он.

Созданная Путиным система предполагает определенную степень слабости, незащищенности и даже страха. Путин слабо верит в эффективность своего правления, и поэтому вся тяжесть ответственности за управление страной ложится на небольшую кучку тесно связанных между собой людей. Шульман рассказывала мне, что в российской политической системе нет таких понятий как квалификация, талант, навыки, опыт. Все это неважно. Важно то, сказала она, пародируя Путина, «чтобы я не боялся. А бояться я не буду лишь в том случае, если рядом увижу знакомые лица». Шульман продолжила: «А как я могу защититься? Я хватаюсь за своего друга Аркадия, одного из немногих люде й, кому можно доверять».

В ноябре 2013 года по украинской столице Киеву прокатилась волна протестов. Первоначальной причиной волнений стал отказ президента Виктора Януковича от заключения торгового соглашения с Европейским Союзом, но протесты очень быстро разрослись, и появились новые требования: против коррупции в администрации Януковича и против силового разгона демонстраций. Все закончилось хаосом в феврале 2014 года, когда Янукович посреди ночи бежал из страны. Путин, боясь, что Украина развернется в сторону Европы, отдал секретный приказ российским войскам войти на Крымский полуостров. Крым входил в состав Российской империи с 18-го века по 1954 год, когда Никита Хрущев отдал его советской Украине в качестве жеста дружбы. Большая часть населения Крыма сохранила любовь к России и тесные культурные связи с ней, и многие из местного населения называли ее «старшей сестрой». Путину было несложно разжечь пророссийскую кампанию, задействовав пропаганду и российский спецназ. В ходе хорошо отрежиссированного референдума 97% крымчан проголосовали за вхождение в состав России. Поддержанные Москвой сепаратисты вскоре вступили в боевые действия с украинской армией на востоке Украины. В ключевые моменты вмешивались российские войска, чтобы изменить ситуацию на поле боя.

В марте 2014 года администрация Обамы ввела против России санкции за ее вмешательство на Украине. Аркадий и Борис Ротенберги были включены в черный список тех, против которых эти санкции были применены. Согласно характеристике Министерства финансов, братья «принадлежат к внутреннему кругу российского руководства» и «обеспечивают поддержку любимым проектам Путина, получая и исполняя дорогостоящие контракты для сочинской Олимпиады и для государственного „Газпрома"». (В июле ЕС включил в свой санкционный список Аркадия (но не Бориса).)

Непонятно, играл ли какую-то роль Аркадий в кремлевской политике в отношении Украины, но суть не в этом. «Мы хотели четко показать окружению Путина, что он не сможет их защитить, что он не сумеет прикрыть своих близких дружков», — сказал мне уполномоченный американского Госдепартамента по санкциям Дэниел Фрид (Daniel Fried), работавший в администрации Обамы. Запад исходил из того, что санкции затруднят жизнь богатым и влиятельным людям из путинского круга, что у них снизятся доходы, и что их материальные страдания помогут сдержать дальнейшую агрессию.

Ротенберг действительно испытал некоторые неудобства. Visa и MasterCard перестали обслуживать карты, выдаваемые «СМП Банком». Но этот банк в равной степени обслуживает личный бизнес Ротенберга и является коммерческим проектом. В сентябре 2014 года итальянские власти арестовали ряд объектов недвижимости Ротенберга в Италии. Среди них оказались три виллы на острове Сардиния, одна в городе Тарквиния и шикарный отель в Риме. Газета Corriere della Sera оценила совокупную стоимость этой недвижимости в 30 миллионов евро. Ротенберг признает, что санкции внесли определенные поправки в его жизнь. «Раньше я размышлял, куда отправиться на отдых — во Францию или в Италию (я любил отдыхать в Италии). Но теперь этот вопрос не стоит. В России — огромное количество прекрасных мест», — говорит он. Когда у Ротенберга арестовали собственность в Италии, российский парламент рассмотрел так называемый «закон Ротенберга», в котором государству предлагалось компенсировать российским гражданам стоимость захваченной иностранными государствами собственности. (Законопроект не прошел, а Ротенберг сказал, что не имеет к нему никакого отношения.)

Но вопреки надеждам администрации Обамы, Ротенберг еще больше сблизился с Путиным, как и Тимченко с Ковальчуком, которых тоже включили в санкционный список. Отчасти они поступили таким образом по причине личной преданности. «Я очень уважаю Путина и считаю, что он послан нашей стране Богом», — заявил Ротенберг Financial Times. Но здесь было и рациональное зерно, ведь российское государство является главным клиентом и источником богатства Ротенберга. По этой причине ему было бы намного накладнее выступать против Путина, чем нести бремя санкций.

На самом деле, западные санкции можно назвать благодеянием для Ротенберга. Они дали ему возможность продемонстрировать Путину, как он пострадал за родину, а поэтому президент должен ему чем-то отплатить. «Сейчас совершенно очевидно, что тот, кто попадает под санкции, оказывается в более привилегированном положении», — сказал политолог Минченко. По его словам, Соединенные Штаты и ЕС косвенно «поспособствовали росту влияния этих людей». Надо сказать, что после введения санкций госзаказов у Ротенберга стало больше. В 2015 году он получил государственных контрактов на девять миллиардов долларов, хотя за год до этого у него их было на три с половиной миллиарда.

В ноябре 2015 года Россия начала взимать с дальнобойщиков плату за проезд по федеральным трассам. Одним из совладельцев компании, которой отдали контракт на систему сбора платы, был 42-летний сын Аркадия Игорь Ротенберг, получивший крупные пакеты акций в ряде компаний, которыми когда-то владел его отец. Из документов становится понятно, что компания Игоря, у которой не было конкурентов в борьбе за контракт, будет ежегодно получать 150 миллионов долларов вплоть до 2027 года. Сотни водителей грузовиков проявили недовольство и выступили с протестами против этой меры, заблокировав ведущие в Москву автотрассы и установив на ветровых стеклах надписи «Россия без Ротенберга» и «Ротенберг хуже, чем ИГИЛ» (запрещенная в России организация — прим. пер.). Когда этой весной сборы снова увеличили, демонстрации вспыхнули с новой силой, особенно на Северном Кавказе, где водители создали лагеря протеста.

Похоже, что успехов добивается любое предприятие, которому Ротенберг одалживает свое имя. В 2014 году, когда Ротенберг стал председателем правления издательства «Просвещение» Министерство образования и науки исключило из обязательных списков более половины школьных учебников, зачастую по надуманным причинам технического характера. «Просвещение», чьи книги никто не тронул, получило львиную долю рынка стоимостью сотни миллионов долларов в год. Этой зимой московское городское правительство украсило центр города в канун Нового Года. Как выяснил в ходе журналистского расследования независимый российский сайт новостей Meduza, контракт на украшение Москвы получила компания, связанная с братьями Ротенбергами. Согласно данным расследования, эта компания взяла с города в пять раз больше денег за десятки световых гирлянд в форме бокалов для шампанского: 37 тысяч вместо восьми тысяч долларов за каждую гирлянду. (Представитель Ротенберга отрицал какую-либо связь с этой фирмой.)

Заместитель директора московского отделения Transparency International Илья Шуманов сказал, что хотя многие из этих сделок кажутся подозрительными, поймать Ротенберга с поличным на нарушении закона очень сложно. Причина не только в том, что у него много умных и надежных юристов, но и в различных ветвях власти российского государства от парламента до государственных аудиторов, которые совместными усилиями создают «правовое окно» для его бизнеса. Например, российский закон требует, чтобы контракты на государственные закупки распределялись на открытых торгах и на конкурентной основе. В то же время, он позволяет предоставлять их в ходе закрытого процесса без какой-либо состязательности, если проекты считаются стратегически важными. Что входит в эту категорию, определяет само государство, которое может ничего не объяснять и не оправдываться. В докладе, подготовленном для российского правительства в 2015 году, указывается, что 95% госзакупок были осуществлены безо всякой конкуренции, а 40% с единственным поставщиком. Многие самые крупные и прибыльные заказы Ротенберг получил без открытых торгов. Один специалист из газовой отрасли рассказал мне, что в некоторых случаях в качестве участников торгов даже выступали липовые компании. Как сказал Шуманов, «Это можно назвать имитацией законности. Буква закона соблюдена, хотя его дух нарушен».

Идею строительства моста в Крым впервые выдвинул британский имперский консорциум в конце 19-го века. Инженеры какое-то время обсуждали план прокладки железной дороги из Лондона в Нью-Дели через Крымский полуостров, но потом отказались от него. В 1930-х годах при Сталине советские железнодорожные проектировщики возродили этот проект в рамках программы индустриализации, но на практике ничего сделано не было. Во время нацистской кампании по захвату Кавказа в 1942 году немецкие солдаты предприняли первые шаги по строительству моста. Но вскоре этот район взяли советские войска. Спустя несколько месяцев инженеры Красной Армии построили одноколейный железнодорожный мост. Но прошло четыре месяца после прохода первого состава, и мост рухнул под напором плавающих льдин.

Советские руководители в последующие десятилетия время от времени возвращались к идее строительства моста, но предложения неизменно отклонялись из-за их дороговизны. Керченский пролив это опасное место для строительства, поскольку там сложное геологическое строение, высокая сейсмическая активность и нередко бывает штормовая погода. Морское дно покрыто комковатым илом, уходящим на глубину до 70 метров. В море впадает река Дон, и поэтому зимой оно часто замерзает. Мощный ветер создает трещины во льдах, ледяной покров раскалывается и давит на все, что стоит в воде.

Инженер Олег Скворцов, много лет руководивший строительством мостов, был председателем экспертного совета, который давал российскому правительству рекомендации по крымскому проекту. По его словам, в 90-е годы, когда эта идея была своего рода фантазией, он был против строительства моста. Но с украинской блокадой ситуация изменилась, сказал он. Крым должен найти способ для перевозки в Россию своей рыбы, вина и фруктов. «Я, например, люблю крымские персики, — отметил он. — Такие персики можно найти только в Италии». Скворцов заявил, что не считает Ротенберга строителем, а затем начал разговор о своем отце-инженере, который в 1920-е годы работал под началом главного комиссара по строительству железных дорог Феликса Дзержинского, также создавшего и возглавившего советскую тайную полицию, позже получившую название КГБ. «Он восстановил все железнодорожные линии в разрушенной стране, — сказал Скворцов о Дзержинском. — Мой отец говорил, что он был блестящим управленцем, в основном из-за того, что никогда слишком сильно не вникал в технические детали. Я думаю, Ротенберг — такой же».

Мост тоже стал объектом американских санкций, как и вся прочая экономическая деятельность, связанная с Крымом. Бывший чиновник Госдепартамента Фрид рассказал мне: «Мы никогда не думали, что сумеем воспрепятствовать строительству моста, но мы можем попытаться сделать его очень дорогостоящим и обременительным, чтобы Крым никогда не вышел на уровень самоокупаемости. Тогда он станет не военным трофеем, а обузой». Похоже, санкции никак не повлияли на строительство и не сильно увеличили расходы, но они создали определенные осложнения. Вначале было невозможно найти авторитетную страховую компанию, могущую принять на страхование этот проект. Поэтому потенциальные риски на три с лишним миллиарда долларов взял на себя мало кому известный крымский страховщик.

Потом Россия начала сползать в рецессию, и мост стал казаться нелепой блажью и образцом расточительства. В последние годы Кремль сократил бюджетные расходы едва ли не по всем статьям. В феврале один чиновник из российского агентства автомобильных дорог обмолвился (наверное, случайно) о том, сколько ресурсов забирает мост. «Из-за этого моста строительство новых автомобильных дорог в России практически приостановлено, — сказал он. — Стране не хватает денег. Поэтому мы не в состоянии осуществлять все то, что хотим».

Тем не менее, если Кремль считает какой-то проект приоритетным, он может вполне успешно мобилизовать ресурсы страны на его реализацию. Михаил Блинкин, работающий директором Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики, рассказал мне, что крупные инфраструктурные проекты в России часто отстают от графика из-за выборочного финансирования и бюрократических преград. «Но в случае с Керчью, — сказал Блинкин, — финансирования хватает, а все обычные препятствия устраняются на политическом уровне». Похоже, что мост будет полностью введен в эксплуатацию для железнодорожного и автомобильного транспорта на год раньше срока — как раз к президентским выборам, которые будут четвертыми для Путина. В попытке поднять явку на волне патриотических настроений голосование могут приурочить к годовщине присоединения Крыма.

Блинкин сказал, что абсолютной необходимости в строительстве моста нет. Крым вполне может справиться с перевозками пассажиров на полуостров и с него просто за счет увеличения количества паромов между Керчью и материковой частью России. Он отмечает, что между Хельсинки и Стокгольмом поток пассажиров гораздо больше, а их перевозка осуществляется только паромами. Но в расширении паромного сообщения нет той грандиозности, как в строительстве моста, и такая мера ничего не говорит о России как о мировой державе. «Стоит ли мост таких гигантских затрат?— спрашивает Блинкин. — В строгом экономическом смысле — нет. Но если сюда добавить политическую составляющую, то да».

Я побывал на мосту в январе. Его строят не последовательно с одного конца в другой, а на восьми отдельных участках одновременно. Сейчас он напоминает поднимающийся из моря архипелаг из бетона и стали. Со стороны материка основное строительство идет в городе Тамани, который был заселен казаками в 18-м веке, и который Михаил Лермонтов в «Герое нашего времени» назвал «самым скверным городишкой из всех приморских городов России». Когда я приехал в Тамань, на улицах там было тихо и безлюдно, если не считать нескольких строителей. Дороги были покрыты тонким слоем снега, и весь город насквозь продувало леденящим ветром.

На стройке бригады рабочих наблюдали за свайными машинами размером с секвойю, которые забивали стальные сваи в морское дно. Масштаб стройки был слишком колоссален, чтобы ясно его представить. Основа моста уходила в сторону Крыма, исчезая на горизонте. Я сидел в автоприцепе вместе с Леонидом Рыженькиным, который работает в строительной компании Ротенберга и руководит строительством, а также пятью тысячами рабочих. Семья его супруги из славного военно-морского города Севастополя, и в напряженные дни накануне референдума один из его родственников пошел в пророссийское ополчение. Он рассказал мне, что тратит пять часов на паром и на поездку в такси до своих севастопольских родственников. «Моя пожилая теща все время звонит и спрашивает: «Леня, как идут дела? Когда мы сможем поехать по мосту?— говорит Рыженькин. — А я отвечаю, что не надо беспокоиться, все будет сделано в срок». Он сказал мне, что Крым — это дом для коренных русских, и что мост «позволит нам воссоединиться».

К нам присоединяется чиновник из российского государственного дорожного ведомства Роман Новиков. Я прошу его дать оценку Ротенбергу, и он начинает его хвалить. «У меня такое ощущение, что он глубоко окунулся в этот проект», — говорит Новиков. Он объясняет такую заинтересованность Ротенберга: «Не секрет, что он разговаривает со своим другом детства и юности, который, конечно же, тоже заинтересован в этом объекте». Чтобы не было путаницы и неясности, он поясняет: «Я говорю о Президенте Российской Федерации».

Россия. ЮФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188134 Аркадий Ротенберг


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 мая 2017 > № 2190336 Александр Жилкин

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Астраханской области Александром Жилкиным.

Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе, в том числе вопросы реализации ряда инвестиционных проектов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Александрович, как в целом дела, как успехи? Я имею в виду и экономическое развитие Астраханской области, и решение основных социальных задач. Под экономическим развитием подразумеваю прежде всего инвестиционное направление. Я знаю, что Вы этим занимаетесь, мы с Вами неоднократно к этой теме обращались, рассматривали и набор инструментов для поддержки инвестиций в области, и некоторые крупные инвестиционные проекты. А если говорить о социальных делах, о социальном направлении работы, то, конечно, помимо основной деятельности, которой мы вместе занимаемся (по школам, детским садам и некоторым другим учреждениям, включая учреждения культуры), это ещё и дороги. Проблема дорог существует в любом регионе. Как у вас сейчас решается эта задача?

А.Жилкин: Общие результаты 2016 года положительные, как и по 2015-му были. У нас объём промышленного производства 112%, 103% – валовый региональный продукт. Главное, как Вы отметили, это, конечно, привлечение инвестиций. По прошлому году они составили 116 млрд рублей. В этом году мы планируем 125–130 млрд. 50% из этой большой суммы – это топливно-энергетический комплекс, 50% – иные отрасли, несырьевые. Для информации: малый бизнес в валовом региональном продукте Астраханской области составляет сегодня более 40%.

Д.Медведев: Больше в два раза, чем в среднем по стране.

А.Жилкин: Да. И в прошлом году они привлекли почти 8 млрд рублей инвестиций в основной капитал. Для малого бизнеса это большая сумма.

I квартал показывает также хорошую, позитивную динамику. Посмотрим, как будет по итогам года. Надеюсь, она сохранится на том уровне, который мы прогнозировали.

Ещё раз хочу поблагодарить Вас за тот инструмент, который область получила в виде свободной экономической зоны. Сейчас мы начали строительство четырёх заводов. Один из них – производство трансформаторов и энергооборудования, которое уже представлено на рынке Российской Федерации. Это крупная компания из Азербайджана. Второй завод – производство шприцов третьего поколения, о чём Вы однажды говорили на заседании Правительства.

Думаю, в I квартале следующего года будет построено капельное орошение, блок, – это такая трубка капельная, необходимая для мелиорации. В целом координация идёт с Министерством сельского хозяйства страны.

И шесть резидентов уже подписали соглашение, сейчас готовится пакет документов. Старт, я думаю, мы дадим уже в августе-сентябре. Поэтому достаточно эффективное развитие имеем, несмотря на все сложности, которые, понятно, существуют в связи с кризисными моментами, в частности, по кредитам. Но это всё решаем.

Д.Медведев: А что социальная сфера?

А.Жилкин: Программа по детским садам, которая предписывалась, выполнена. Но мы продолжаем их строить, потому что у нас коэффициент рождаемости 14% начиная с 2008 года.

Д.Медведев: Чтобы очередь не накапливалась.

А.Жилкин: Чтобы очередь не накапливалась. Чтобы выходить уже на детей с полутора лет. Эта программа продолжается.

По образованию. Мы в этом году начинаем строительство двух школ. Одна на 1,2 тыс. в городе Астрахани, и вторая школа на 500 мест – в ближайшем, пригородном районе. И думаю, по той программе, которая у нас в стране принята, мы уже выйдем тогда на софинансирование. Хотя мы ежегодно по одной школе за счёт различных источников и прежде всего регионального бюджета строили все эти годы. Но всё равно две смены присутствуют, особенно по городу Астрахани, их надо убирать.

Что касается дорожного направления, мы в этом году восстанавливаем дорожный фонд, который по определённым причинам не могли в полном объёме финансировать в прошлые годы – 2015 и 2016 годы. Мы вошли в программу «Безопасные дороги». В этом году только на этот проект будут выделены 1,5 млрд рублей. 50% по агломерации – областной центр. Остальные – межрегиональные дороги. Провели слушания, работы начались. Общественные и гражданские институты подключены к контролю за этим направлением. Это очень хорошо воспринято населением – сам проект, который реализуется сегодня по стране. Думаю, что программа, задача, которая стоит до 2025 года, – иметь 80% дорог в нормативном состоянии, – будет выполнена в полном объёме.

Д.Медведев: Да, но это задача непростая, требующая аккумуляции ресурсов. Тем более что состояние региональных дорог, к сожалению, хуже, чем федеральных, просто потому, что денег таких не было. Так что надо эти ресурсы накапливать и по мере возможности использовать, в том числе и через инструменты дорожного фонда.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 мая 2017 > № 2190336 Александр Жилкин


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187996 Рефат Чубаров

Есть два способа нанести удар по России — Рефат Чубаров о Крыме и том, как убрать Путина

Глава Меджлиса считает, что рано или поздно Путин переступит черту

Лилия Рагуцкая, Апостроф, Украина

В истории аннексии Крыма до сих пор остается много белых пятен. Председатель Меджлиса крымско-татарского народа, народный депутат Рефат Чубаров не уверен ни в одной из выдвигаемых версий захвата россиянами полуострова.

В первой части интервью «Апострофу» один из лидеров крымских татар рассказал о моменте, когда можно было остановить аннексию, о том, что сейчас мешает мировому сообществу принять более решительные меры в ответ на российскую агрессию и какая судьба ждет президента РФ Владимира Путина.

— Недавно вы заявили о начале сбора подписей под обращением крымских татар к международному сообществу с требованием деоккупации Крыма. О чем конкретно говорится в этом обращении?

— Мы действительно на исполнительном совете Всемирного конгресса крымских татар утвердили специальную форму и теперь начали кампанию по сбору подписей. Наша цель — собрать в разных странах мира миллион подписей до 10 декабря, международного Дня прав человека, когда мы планируем завершить кампанию. Обращение вместе с подписями мы направим в адрес уважаемых международных организаций.

Мы хотим снова привлечь внимание международной общественности к тому, что происходит в оккупированном Крыму, что происходит на Востоке Украины. И мы хотим убедить всех в том, что без решения кардинальных проблем, которые возникли в результате прямой военной агрессии России против Украины, мир не сможет дальше двигаться.

— Думаете, там этого не знают? Тем не менее, по сей день мы видим только «глубокую обеспокоенность» и «озабоченность» со стороны мирового сообщества и международных организаций. Да, есть экономические санкции в отношении России, но они не столь эффективны и не так быстро действуют, как нам бы хотелось. Имеете другое видение того, что мир может и должен сделать?

— Да. Нас всех не устраивает медлительность тех мер, которые мир принимает в ответ на российскую агрессию. Нам хочется, чтобы санкции были более эффективными, и чтобы для России были перекрыты все пути — и водные, и морские, и воздушные… Нам очень хочется решительных действий! И они бы были, если бы агрессором выступал кто-то другой, а не Россия.

— Почему?

— Потому что Россия имеет очень высокий ядерный потенциал, она — одна из мощнейших ядерных держав мира. К тому же, Россия является постоянным членом Совета безопасности ООН и способна блокировать почти все дипломатические, правовые усилия цивилизованного мира.

Тем не менее, международное сообщество осознает угрозу, которая нависла над миром вообще. Особенно это ощущают страны, территориально близкие к России, которые в своей истории уже имели очень трагические этапы взаимоотношений с этим государством. И при том, что шаги на противодействие России являются недостаточными, они, вместе с тем, удерживают агрессора от дальнейших агрессивных действий в отношении Украины, да и, возможно, других государств.

Но вы правы в том, что мир еще не нашел такие формы давления на Россию, чтобы заставить ее вернуться в рамки международного права, которые она так грубо перешагнула в феврале 2014 года.

— А вы видите такие формы давления?

— Вижу. Они известны. Просто мир пока не решается их применять. В первую очередь, это абсолютное усиление экономических санкций. Много экспертов говорит о двух основных путях. Первый — это необходимость введения эмбарго на российские энергоносители. Сегодня бюджет России держится на многомиллиардных прибылях от поставок нефти и газа в западноевропейские страны. Таким образом, эмбарго стало бы очень эффективным механизмом. Это был бы разрушительный удар по России. Но при условии, что это эмбарго длилось бы не меньше года. Лучше — больше.

И второй — это полная изоляция России в рамках существующих правовых отношений, изоляция российских политиков, начиная с самого Путина, и отключение России от банковской, финансовой системы мира. Дело в том, что мир очень рационален. И в российской власти, насколько бы вертикально выстроенной она ни была, есть много людей, для которых собственные интересы и, несколько меньше, корпоративные интересы — важнее того, что думает Путин. И мир должен создать такие условия, чтобы не просто российская власть в целом чувствовала себя некомфортно, а чтобы часть этой власти поставила себе целью убрать Путина.

По мнению Рефата Чубарова, только полная изоляция России станет настоящей формой давления, которая заставит ее вернуться в рамки международного права, которые она грубо перешагнула в феврале 2014 года.

Проще говоря, те меры, о которых я говорил — эмбарго на энергоносители, отключение от мировой банковской системы, полная изоляция российских политиков — все это просто заставит часть политической элиты России решать вопросы восстановления своего статуса, своего комфорта за счет отстранения Путина. Это надо делать.

— И все это, о чем вы рассказали, есть в обращении, под которым собираете подписи?

— Нет, там такой детализации нет. Это же только мое видение, рассуждения. Но, хочу отметить, то, что я сейчас озвучил, в тех или иных вариациях обсуждается повсюду. Просто пока не созрела ситуация, чтобы запустить хотя бы часть этих механизмов. Я иногда очень горько шучу и говорю, что нам еще должен помочь Путин, он должен что-то совершить — один-два таких очень ощутимых плевка против достоинства мира. Против людей, против стран, как он это делал и в предыдущие годы: и с малазийским самолетом, и с вмешательством в выборы уже во многих странах… Это уже почти доказано.

Все понимают, что с Путиным договориться нельзя. С ним невозможно достичь компромисса, потому что Путин допускает диалог, о котором так часто говорит, только на тех условиях, которые существуют у него в голове. Проще говоря, Путин не является человеком диалога, он является человеком войны. И в какой-то момент, я думаю, он перейдет ту черту, после которой в отношении России будут приняты даже жестокие меры. Но здесь есть очень большая угроза, как бы перейденная граница не стала последней для человечества, как бы не стало слишком поздно.

— Речь о том, что крайне важно, чтобы его окружение поняло, что он им вредит, быстрее, чем он успел бы воспользоваться ядерным оружием?

— Вы знаете, в прошлом году я выступал в Европарламенте. Там проходило совместное заседание нескольких комитетов — и они пригласили нас, крымских людей. И вот я там выступал, пытался просто объяснить более доступно эту идею. Я просто сказал: «Знаете, у нас практически нет времени. Вы понимаете, что мы не сможем убедить Путина вернуться в рамки правил, он уже никогда не вернется. Итак, забудем про Путина». Мы не сможем с вами убедить российское общество в том, что оно, общество, имеет какие-то рычаги влияния на российскую власть. В условиях тотального зомбирования это почти невозможно. Точнее — возможно, но на это ушло бы слишком много времени. Поэтому у нас остается только окружение Путина, особенно, экономическое окружение. И я сказал: «Мы должны их взять и так сжать, чтобы они уже не могли просто дышать», — и проиллюстрировал это жестом невольно, как именно сжать. И слышу — кто-то мне из зала кричит: «Отпусти, им больно!» (смеется).

Они поняли, что я хотел сказать. Я говорю: «Они должны зайти к нему и сказать — уходи, потому что так нельзя». Я не фантазирую, в России вопрос с Путиным решится или через внутренний мятеж, или через куда более трагические события.

— Есть вероятность, что он не переживет этого всего? Возможна ли физическая ликвидация Путина, по вашему мнению?

— Он себя загнал настолько глубоко под землю, что оттуда нет возврата. Он не просто захватил часть украинской территории — Крым, он не просто начал войну на Востоке Украины, он перешел любые границы сосуществования с мировым сообществом. Такое уже не прощают. И если и будет какой-то временный поворот, если с ним будут говорить — это будет только ради того, чтобы потом его добить. Путина будут добивать политически.

— Вы с ним когда-нибудь пересекались лично?

— Нет.

— А его персональную роль в том, что случилось за последние 3-4 года, как оцениваете?

— Есть люди, которые очень хорошо его знают, знают лично, и они имели возможность за ним наблюдать в течение какого-то времени — наверное, они больше подходят на роль объективных экспертов. Я к этому вопросу подхожу просто как историк.

Мне кажется, что, когда он почувствовал себя хозяином России, у него в голове что-то перемкнуло. Те сигналы, которые Путин озвучивает, относительно каких-то сакральных моментов в истории России, духовных скреп и прочего — это смесь самых примитивных, самого низкого уровня черносотенных взглядов. И в то же время, в нем чувствуется такая, присущая также Сталину, святая уверенность в том, что он как владыка России имеет особый статус. И этот статус ему не просто дает право, а обязывает его диктовать миру свои условия.

Возможно, именно это и имела в виду госпожа Меркель, когда говорила, что Путин живет в каком-то своем нереальном мире. Помните это ее известное высказывание? Я думаю, она абсолютно права. Он уже принес — и никто не знает, сколько еще принесет — горя и страданий не только своим соседям, но и российскому обществу. Просто России в очередной раз не повезло с правителем. Хотя, наверное, дело не в невезении. Просто Россия продолжает повторять одну и ту же ошибку: она всегда доверяется тем, кто обещает ей особый статус. Это понимание — или ожидание, или утверждение — какой-то якобы своей особенности… Не уникальности, это другое. Каждый человек — уникален, каждая нация — уникальна. А своей такой особенности в мире — это позиция, которая веками укреплялась, воспитывалась в русской среде. Два столетия — так точно. И именно поэтому Россия время от времени и рождает таких правителей.

Остается только пожалеть этническую русскую нацию за это. Но рано или поздно они, как в свое время немцы, должны все это отбросить. И не отдавать власть таким правителям, как Сталин, Путин и другие.

— Я не помню случая, чтобы русские хоть раз признали свои ошибки, попытались исправить их, извинились, в конце концов, перед теми, кому причинили зло.

— Вы знаете, я иногда вспоминаю то, что говорил вашим коллегам в интервью в первые дни оккупации Крыма. Я говорил тогда, что есть несколько факторов, которые остановят Путина. Я говорил о международном сообществе, я говорил о международном праве — всем том, что впоследствии оказалось не очень эффективным. Но я говорил также о том, что российский народ не даст Путину воевать с украинским народом. Я был почти уверен, что где-то там, в больших городах, в Санкт-Петербурге или в Москве, на улицы выйдут тысячи и тысячи людей и скажут: «Нет, мы не пойдем войной против Украины!»

Я так глубоко ошибся! Я и до сих пор не могу себе объяснить все причины того, почему русская этническая нация, россияне, оказались в таком духовном упадке, когда некоторые отдельные институты, скажем, Русская православная церковь, перестали для них быть предохранителями от такого нехорошего поведения.

— Более того, РПЦ еще и стимулирует к продолжению существующей политики…

— Теперь надо над этим думать. Надо. Можно было бы сказать, что это не наши проблемы. Но Россия всегда будет оставаться нашим соседом. И хотелось бы, чтобы больше они к нам просто не шли войной. Для этого они должны просто подумать о себе. Не о нас. Пусть они думают о себе. Но о себе не с тех позиций, которые для них сейчас кажутся наиболее верными и справедливыми, не с тех позиций, которыми их каждый вечер забрасывают российские телеканалы, а с позиций, что они должны уважать себя и уважать своих соседей.

— Сейчас, когда прошло больше трех лет после начала аннексии, как вы считаете — это было спонтанное решение со стороны Кремля? Они подобрали то, что «плохо лежало», то есть не смогли устоять перед искушением воспользоваться нашей слабостью и фактически безвластием? Или что-то подобное планировалось давно?

— Я сам порой над этим думаю. У меня нет уверенности ни в одной из этих версий, которые озвучивают другие. Даже в том, что на эту тему говорю я сам, до конца я не уверен. Надо искать документальные подтверждения.

Впрочем, мне кажется, что все-таки Россия имела разные сценарии, но ни один из них не был утвержден как единственно правильный. Я не хочу опираться на показания и самого Путина, потому что он говорил очень часто и очень разные вещи. И многое из того, что он говорил, оказалось потом неправдой.

— Он фактически сам себя и опровергал.

— Если вы помните, буквально за пару недель до начала захвата Крыма он в интервью, отвечая на вопрос журналистов, не нападет ли Россия на Украину, сказал: «Как вы так можете? У нас есть договор, это наши братья» и все такое… А потом Россия напала.

В первые дни, когда появились так называемые «зеленые человечки», он говорил, что это не российские войска, что можно в любом военторге купить любую одежду и прочее. Но если вы помните фильм «Возвращение в родную гавань», Путин там говорит о том, что в ночь на 23 февраля он проводил срочное ночное совещание с руководителями спецслужб и уже под утро, когда он остался наедине с несколькими приближенными людьми, он им сказал: «Пора!» Это он дает такое интервью в фильме.

Мне кажется, это «пора» в его голове имело такой вид примерно: начну, посмотрю на реакцию, если будет возможно — пойду дальше. И первые дни в Крыму напоминали знакомый каждому из нас с детства сюжет. Это не мое сравнение, об этом говорил тогдашний посол Литвы в Украине Пятрас Вайтекунас. Он тогда приехал в Крым, мы с ним немало говорили о том, что происходит. И однажды он сказал: вспомни, как в детстве — есть группа детей воспитанных, они вместе во дворе играют. И тут приходит хулиган. Он выбирает самого слабого — и толкает его. Не сильно, слегка так. И вроде бы и другие дети достаточно сильные и могли бы остановить того хулигана, но они этого не делают. Потому что воспитанные. Кто-то улыбается, кто-то прячет глаза, кто-то отворачивается или вообще домой идет… Хулиган видит, что малыша никто не защищает — и бьет его дальше. Сбивает с ног. Добивает…

Вот Путин что-то подобное делает с Украиной, с Крымом. Одна команда захватила административные здания — нет сопротивления, украинские войска не вмешиваются, правоохранители молчат, мир шокирован, но молчит. Далее — захват самолетов, затем — переброска войск десантными кораблями, окружение украинских военных гарнизонов, перекрытие перешейка с материковой Украиной… Путин в какой-то момент для себя сделал вывод, что ему это позволяют.

А отсюда уже пошла война на Востоке Украины. Потому что дальше у него уже, я думаю, окончательно съехала крыша, и он реально планировал взять эту огромную полосу, начиная от Харькова, и по всему югу до Одессы — и так бы он сомкнулся с Тирасполем. Я уверен, что он так и хотел. Вот откуда эти ситуации в Одессе, в Харькове — настоящие, почти вооруженные драки (в 2014 году). Вот откуда и Донецк с Луганском, и Мариуполь, и попытка взять военных, дестабилизировать ситуацию в Запорожье, в Херсонской области… Это был его план А.

— Сейчас понятно, что, наверное, должна была бы украинская армия как-то не так отреагировать на то, что происходило в те дни. Понятно, что при той непонятной ситуации с государственной властью более четкая реакция Киева должна была бы быть. Понятно, что мир отреагировал слишком мягко и вяло. Но если бы вы имели возможность сейчас, с сегодняшним знанием ситуации и пониманием последствий, вернуться туда, в момент начала аннексии — что бы вы, крымские татары, в целом сделали иначе? Как бы попытались не допустить того, что случилось?

— К сожалению, в то время уже нельзя вернуться, ибо история не знает сослагательного наклонения. Но тогда во всей исполнительной власти не нашлось никого, кто бы просто жестко сказал всем: собираемся у меня или там-то и там-то…

Вечером 26 февраля 2014 года (перед зданием Верховного совета Крыма состоялся многотысячный митинг крымско-татарских активистов в поддержку территориальной целостности Украины — прим.ред.), когда мы расходились с площади, мы были полностью убеждены, что защитили Крым, Украину. Все так думали. Я помню, о чем говорилось на всех украинских телеканалах, в интервью, в телефонных разговорах…

Я был уверен в том, что эта угроза, которая, было, нависла, отведена, и теперь уже очень трудно, турбулентно, но исполнительная власть начинает внутренний крымский диалог с Украиной, то есть с Киевом. Но этого не произошло.

Теперь я знаю больше. Мы имеем материалы следствия над Ахтемом Чийгозом (заместитель председателя Меджлиса крымско-татарского народа, который был задержан в 2015 году в Крыму, оккупационная власть инкриминирует ему организацию массовых беспорядков — прим.ред.). И как бы критично мы не относились к материалам, собранным российскими следователями, там есть очень интересные моменты. Например, там есть показания одного из бывших украинских милиционеров, который теперь служит в российской полиции. И он говорит о том, что около 10 часов вечера 26 февраля режим охраны государственных зданий в Крыму, в частности, Верховного совета Крыма и Совета министров Крыма, был переведен с особого режима на обычный. То есть кто-то пришел к выводу, что нет никаких причин сохранять усиленный режим охраны, отдал приказ — и люди разошлись, остались там 4 или 5 милиционеров на постах… Эти показания натолкнули меня на мысль, что все с самого начала в Крыму готовилось с опорой на местных правоохранителей. Потому что такой приказ не мог быть отдан из Киева — вероятнее всего, он прошел по Главному управлению МВД Украины в Крыму.

Как бы там ни было, был короткий промежуток времени, когда все можно было остановить. Речь о периоде с самого утра 27 февраля, когда поступила информация о захвате неизвестными лицами зданий Верховного совета Крыма и Совета министров, и до 28 февраля, где-то до обеда, когда началось прямое десантирование российских войск из России.

Первыми непосредственно вовлеченными были военные Российской Федерации, которые находились на базах Черноморского флота РФ. Но надо понимать, что базы Черноморского флота были не только в Севастополе. Они были разбросаны по Крыму, в том числе, и под Симферополем, под Евпаторией, под Саками и тому подобное. Я сейчас не могу сказать, что было бы, если бы было сопротивление. Кое-кто убежден, что Путин бы дальше не пошел, если бы увидел хоть какое-то сопротивление. А кое-кто считает, что он запустил бы другой сценарий, уже силовой — и Крым превратился бы в арену военных действий.

— А вы лично к какому варианту склоняетесь?

— Я знаю, что, когда уже началась прямая фаза оккупации со стороны Керчи, Феодосии, когда уже колонны днем и ночью ехали по Крыму — в Симферополе, в других городах ночью по улицам стало слоняться много групп людей. Они подходили к зданию Меджлиса крымско-татарского народа, других объектов. Это были так называемые казаки. Но уже тогда было заметно, что в каждой группе этих казаков было несколько человек, которые выделялись на фоне других. Они были в такой же одежде, как и остальные, выглядели такими же ряжеными клоунами, но наши ребята видели у них автоматы.

Это потом мы узнали, что было переброшено несколько сотен резервистов — казаков из Ставропольского, Краснодарского края. И они были главными среди местных крымских маргиналов, которые тоже вышли на улицы. И мы — и я, и мои коллеги — не отбрасывали сценария, когда ради того, чтобы объяснить миру, что происходит в Крыму, в выгодном для России свете, Кремль попытается спровоцировать физическое столкновение между людьми. Я был почти уверен в том, что таков один из основных сценариев.

И тогда мы приняли решение, которое реализовали практически во всех местах компактного проживания крымских татар. И днем, и ночью у нас молодежь была организована. Хотя и безоружна. У нас действительно не было оружия. Мы бы, возможно, и хотели — но его не было. Молодежь была организована, и мы охраняли наши поселения. А в некоторых других местах, где мы жили не компактно, а смешанно с представителями других национальностей, к такому патрулированию мы пригласили и их. И много где люди откликнулись. Потому что не только крымские татары не понимали тогда, что же происходит. Все чувствовали только, что происходит что-то плохое, и никто не знал, чем все завершится.

Угроза провокаций была очень высокой. Во-первых, это очень легко сделать. Во-вторых, у России в этом деле есть большой опыт. Тот же Кавказ. И мы тогда об этом думали. Они могли где-то совершить убийства людей — и обвинить в этом крымских татар. А дальше показать так, будто разъяренная толпа с оружием и этими казаками врывается в поселения крымских татар, убивает 50-60 человек (не важно сколько) — а Россия уже тогда вводит войска и «наводит порядок». И настаивает на этом перед миром — мы здесь порядок наводим, никаких других целей у нас здесь нет.

Нас предупреждали, что может быть. И уже потом, через несколько месяцев после захвата Крыма, люди из Москвы, которые нам симпатизировали, говорили нам о том, что вариант с таким провоцированием массового побоища на полуострове, направленного против крымских татар, со многими смертями, в Кремле держался несколько недель. Пока они сами от него не отказались. По каким причинам — мне трудно сказать.

— Украинские военные, которых вместе с тогдашним официальным Киевом часто обвиняют в бездействии, не отвечали агрессору по похожим причинам, я так понимаю…

— Для того, чтобы полностью понять причины именно такого поведения украинских военных, надо было тогда быть вместе с ними. Я был с ними на одной территории. Но я не был в их гарнизонах. Хотя ко мне приходили украинские командиры, и мы вместе обсуждали, что же нам дальше делать.

Ясно, что я не мог им много чего посоветовать или, тем более, давать какие-то указания, только говорил, что они должны связаться со своим командованием в Киеве. Но я помню их мотивацию. Их семьи находились среди остальных жителей Крыма — очень разных. Они боялись за своих детей. Они уже не доверяли друг другу, уровень дисциплины был чрезвычайно низок.

В украинской армии на протяжении многих лет не было даже намека на план действий в случае, если агрессором будет Россия. Никто в это просто не верил, даже мысли не допускал… Помню, ко мне однажды пришли несколько командиров сакского гарнизона, в том числе, из батальона охраны не самого сакского аэродрома, а «Нитки» — был у них там такой военный объект, где пилоты учились, отрабатывая взлет-посадку на авианосцы. И вот они посидели у меня в штабе, мы поговорили — а один из них тогда попросил остаться на минуту, когда все уже уходили. И когда мы остались наедине, он вдруг и говорит: «Прости меня. Мы были уверены, что у нас здесь враги — крымские татары. Нас так учили»…

— Разве это не подтверждает косвенно мнение, что Россия готовилась к оккупации полуострова задолго до 2014 года?

— Просто армии не было. Даже начиная от принципа формирования. Даже я, человек, далекий от военной сферы, сейчас понимаю: нельзя было в Крыму формировать армию по территориальному признаку. Ибо, как мы все увидели, военные, прежде всего, подумали о своих семьях, о своих детях. И, знаете, возможно, кто-то их и обвиняет в предательстве, в том, что между государством и собственными детьми они выбрали детей. А я думаю, что об этом надо было нашему командованию и военным теоретикам хорошо подумать. Почему было не отправлять в Крым служить офицеров, ребят из Львова, из Житомира, из Винницы? Чтобы можно было мгновенно, как только, не дай Бог, начались бы какие-то проблемы, вывезти оттуда членов их семей, а они сами могли остаться и защищать свое государство?

Продолжение интервью читайте на «Апострофе» в ближайшее время.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187996 Рефат Чубаров


Швейцария. Весь мир. ЮФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 23 мая 2017 > № 2182360

Встреча с президентом ФИФА Джанни Инфантино.

В ходе посещения нового стадиона футбольного клуба «Краснодар» состоялась беседа Владимира Путина с президентом ФИФА Джанни Инфантино.

Во встрече также приняли участие Заместитель Председателя Правительства Виталий Мутко и помощник Президента Игорь Левитин.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Инфантино!

Мы рады, что Вы позитивно воспринимаете то, что происходит в России по подготовке к чемпионату мира и Кубку конфедераций.

Хочу еще раз повторить мысль, которую мы сейчас только с Вами обсуждали: в развитии футбола и состоит смысл, во всяком случае один из серьезных смыслов предоставления права проведения чемпионата мира таким странам, в которых еще есть куда двигаться, есть планки, которых нужно еще достигать в развитии спорта и в развитии футбола.

Вы сейчас, и я вместе с Вами, посмотрели, какие условия созданы для детей, для молодых людей, которые могут здесь и футболом заниматься, и в школе учиться, и одновременно для любителей футбола – рядом с прекрасным стадионом, и для спортсменов, и для любителей спорта.

Что касается подготовки к чемпионату мира и Кубку конфедераций, Вы знаете, что мы значительную часть внимания и мест на стадионах уделяем и предоставляем нашим зарубежным гостям. Активно работаем с болельщиками, с объединениями болельщиков, и сделаем все для того, чтобы и спортивные объекты, и условия пребывания в России, и все, что связано с обслуживанием большого количества болельщиков, зрителей, спортсменов, было осуществлено на самом высоком уровне.

Хочу поблагодарить Вас и всех Ваших коллег из ФИФА за поддержку и сопровождение в реализации всех наших планов, которую вы проводили на протяжении предыдущего времени, предыдущих лет.

Швейцария. Весь мир. ЮФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 23 мая 2017 > № 2182360


США. Швеция. Дания. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 22 мая 2017 > № 2512240 Николай Губенко, Анатолий Вишневский

ДЕМОГРАФИЮ ХОТЯТ ПОДСТЕГНУТЬ РУБЛЕМ

В России снова озаботились проблемой численности населения, и совершенствование демографической политики пытаются решить налоговым прессом для малодетных.

МАЛО ДЕТЕЙ – ПЛАТИ

9 мая президенту РФ был направлен проект концепции закона «О статусе многодетных семей», разработанный Институтом демографии, миграции и регионального развития.

Документ предусматривает разделение многодетных семей на малоимущие, зажиточные и состоятельные категории, что позволит сделать меры поддержки максимально адресными.

Также документ предлагает поощрять многодетные семьи ежемесячными пособиями и конкретными вещами и услугами, а деятельность родителей по воспитанию детей включить в общий трудовой стаж...

Среди этих заманчивых предложений, на которые еще надо будет найти деньги в бюджете, закралось одно странное - взимание платы... с семей с одним ребенком или с бездетных не по медицинским показателям.

Хотя размер так называемого налога на малодетность не определен и еще неясно, будет ли он вообще принят, инициатива уже вызвала шквал негодования в обществе. Неудивительно, ведь кто-то снова пытается вернуть страну назад в прошлое (налог на бездетность существовал в СССР с 1941 по 1992 год), а налог хочет ввести при отсутствии объекта налогообложения как такового.

Ряд министерств уже выступил против такого налога, и почти со стопроцентной уверенностью можно сказать, что президент налог на малодетность завернет, как это уже было в 2015 году.

Несмотря на явную антинародность налога, корни подобных инициатив продолжают прорастать в головах некоторых народных избранников. Так, на днях депутат Мосгордумы Николай Губенко предложил ввести налог на бездетность для москвичей, ведь это «будет способствовать реализации идеи сохранения, сбережения и умножения нации».

Умножится ли нация – большой вопрос. Многие страны пытались бороться за увеличение рождаемости при помощи социальных выплат, но попытки эти не увенчались успехом: финансовая мотивация помогала семьям заводить детей чуть раньше, чем планировалось супругами изначально, но никак не влияла на итоговое количество, а через несколько лет рождаемость и вовсе опускалась до уровней более низких, чем стартовые.

«В США, где самая высокая рождаемость, самые низкие затраты на семейную политику, - говорит директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский. - В Швеции, Дании, Финляндии затраты высокие, но по уровню рождаемости они мало отличаются от Великобритании или Нидерландов, где эти затраты намного ниже.

При этом в бедных странах рожают больше, чем в богатых, а внутри одной страны бедные слои населения часто рожают больше детей, чем состоятельные, так что низкий уровень жизни к уменьшению рождаемости не имеет никакого отношения. Я считаю, что социальные выплаты и увеличение пособий на ребенка - правильная и необходимая мера, но к повышению рождаемости привести не может. Какие бы планы ни положили на стол руководства чиновники, Россию ожидает очередной и неизбежный демографический спад».

Делая такой вывод, демограф опирался на объективные цифры: количество женщин репродуктивного возраста к 2025 г. уменьшится по сравнению с 2015 г. на 34%.

ДЕНЕЖНОЕ МЫШЛЕНИЕ

В 2016 г. в России родились 1,893 млн человек, а умерли 1,888 млн. Хотя уже четвертый год подряд рождаемость превышает смертность примерно на 5 тыс. человек, прирост населения, как ни крути, происходит в основном за счет миграции. Немалую роль сыграл и присоединенный к России в 2014 г. Крым.

Но даже два последних фактора не улучшают картину рождаемости. В 2016 году родились на 51 тыс. детей меньше, чем в 2015 г. Этот показатель стал самым низким за последние пять лет. В прошлом году россиян родилось даже меньше, чем в 2013-м, притом что тогда в статистику еще не входил «Крымнаш».

А тут еще мы вступаем в очередную демографическую яму - рожденные в середине 80-х женщины входят в возраст снижения рождаемости, а их сменяет малочисленное поколение 90-х. Все это не может не беспокоить руководство страны, которое и так и сяк из кожи вон лезло, чтобы увеличить рождаемость с помощью того же маткапитала, но в сухом остатке все равно получило по этим данным жирный минус. Неудивительно, что на днях Дмитрий Медведев поручил подчиненным подготовить пакет мер, направленных на повышение рождаемости.

К 1 июня те, кому был адресован призыв - Минтруд, Минздрав, Минфин и Минэкономразвития, - представят свои инициативы, и речь в них, к гадалке не ходи, вновь пойдет о материальных компенсациях, которые подтолкнут женщин рожать больше детей. Но станут ли панацеей такие меры?

Елена Хакимова

США. Швеция. Дания. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 22 мая 2017 > № 2512240 Николай Губенко, Анатолий Вишневский


Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 22 мая 2017 > № 2181297 Корней Биждов

Президент НСА: «Засуха остается главным риском для донских аграриев»

Президент Национального союза агростраховщиков (НСА) Корней Биждов рассказал РБК Юг об особенностях агрострахования в на Юге России в условиях дефицита государственных субсидий.

— В этом году в системе агрострахования с господдержкой произошли существенные изменения, которые привели в т.ч. к сокращению объема субсидий. Как это отразилось на востребованности продукта аграриями Ростовской области и Юга России в целом?

— Ростовскую область сокращение объема субсидий коснулось в меньшей степени, так как в регионе изначально был предусмотрен объем субсидий, даже превышающий спрос на агрострахование.

Однако в других южных регионах, в частности Краснодарском и Ставропольском крае, выделенных средств не хватило. В результате образовалась задолженность по уже заключенным договорам: по Краснодарскому краю 318 млн рублей, по Ставропольскому – 493 млн рублей. Т.е. аграрии, поверив в действующую систему, заключили договоры, оплатили их из собственных средств, но из-за принятых на федеральном уровне решений не получили своих денег.

Кроме того, до 2016г. производилось перераспределение субсидий между регионами — из территорий, которые не выбрали выделенные им средства, они перенаправлялись туда, где средств на субсидии, наоборот, не хватало. В 2016г. было решено отказаться от перераспределения средств. Вместе с общим сокращением субсидирования это дало негативный результат.

ФЗ №260 «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования». Он предполагает, что при заключении фермером договора со страховой компанией первый оплачивает только 50% взноса. Оставшуюся часть берет на себя государство, перечисляя деньги напрямую компании.

В 2017г. правила агрострахования с господдержкой в России изменились. Теперь федеральные средства будут доводиться в субъекты РФ не по целевой программе, а в рамках так называемой «единой субсидии». Регионы имеют право перераспределять эти деньги по своему усмотрению в те отрасли, которые они считают недофинансированными.

— Ряд регионов России в этом году решил не включать агрострахование в те направления, по которым будет предоставляться поддержка. Ростовская область в их число не вошла. Насколько НСА удается выстраивать взаимоотношение с региональными властями, от которых развитие агрострахование «на местах» теперь зависит почти напрямую?

— В 2016г. в Ростовской области на условиях господдержки были заключены договоры страхования 284 тыс. га, что вывело регион в первую пятерку по данному показателю. С учетом озимого сева, застрахованного предыдущей осенью, этот показатель еще выше. Я считаю, что достижение таких показателей стало возможным во многом именно благодаря целенаправленным мерам со стороны руководства региона, изыскавшего возможность в прошлом году усилить господдержку застрахованных агропроизводителей при отсутствии дополнительного федерального субсидирования.

На 2017г. регион запланировал страхование с господдержкой 316 тыс. га. Хочу отметить, что планирование агрострахования в Ростовской области осуществляется с детализацией по районам, при внимании органов власти на всех уровнях.

— Какие риски, по данным НСА, наиболее актуальны для сельхозпроизводителей Ростовской области?

— Последние годы были достаточно благоприятными с точки зрения климатических и погодных условий. Тем не менее, даже в этот период агробизнес нес локальные потери. Главным риском для региона в последние пять лет являлась засуха. Основной ущерб посевам наносила почвенная засуха, на которую пришлось около 60% всех выплат компаний НСА в регионе, и еще 16% всех выплат составили убытки от атмосферной засухи.

Вторым по значению является риск вымерзания озимых посевов. В 2016г. одна из наиболее крупных страховых выплат в Ростовской области — почти 20 млн руб. — была произведена именно по убытку от вымерзания озимой пшеницы.

Всего, по данным НСА и Банка России, начисленная премия по договорам страхования урожая с господдержкой в Ростовской области в 2016г. составила 98 млн руб. В целом же за четыре года действия закона об агростраховании с господдержкой, аграрии региона получили выплаты на общую сумму порядка 760 млн руб.

И это лишнее подтверждение тому, что агрострахование нужно не только тогда, когда мы ожидаем каких-то катастрофических событий вроде засухи 2010 г. или наводнения на Дальнем Востоке — оно должно быть системным и регулярным.

— А каков прогноз для аграриев региона на 2017г. с учетом довольно неблагоприятных условий в апреле?

— В 2017 г. на основе космического мониторинга мы делаем вывод о том, что на Юге России, в том числе в Ростовской области, возможны довольно значительные потери урожая. Будем надеяться, что ситуация выправится. Но по состоянию на середину апреля 27% посевов в Ростовской области развивались хуже, чем в последние годы. Это не обязательно должно привести к каким-то катастрофическим событиям, но это надо иметь в виду.

Кроме того, следует помнить, что часть районов Ростовской области традиционно относится к так называемой «зоне рискованного земледелия».

— Что представляет собой система космического мониторинга и насколько эффективно ее использование с точки зрения страховщиков?

— На это направление в своей работе мы делаем серьезную ставку. Это система, связанная со спутниковым мониторингом и его компьютерной обработкой, которая позволяет объективно оценить состояние посевов, имея при этом историю конкретного поля за последние семь лет — видеть, что на нем выращивалось, какие происходили события, как развивались растения и т.д.

Прежде всего, система космического мониторинга дает объективность, что очень важно для урегулирования споров между страховщиками и аграриями. Их не очень много, но, в любом случае, когда возникают разногласия, необходим объективный инструмент оценки, позволяющий точно сказать — имело ли место событие, и как оно повлияло на снижение урожая.

На сегодняшний день космомониторинг активно используют 16 страховых компаний из 24, занимающихся агрострахованием. Кроме того, обобщенные данные космомониторинга мы регулярно посылаем в Минсельхоз РФ.

— Как часто аграрии страхуются, лишь осознав определенный риск потерять часть урожая?

— Как правило, именно так и происходит. Но существует установленный законом предельный срок – не позднее 15 дней после окончания сева. Как правило, власти каждого региона объявляют об окончании основных посевных работ. После этого срока сельхозпроизводитель уже не может претендовать на господдержку и заключает договор со страховой компании полностью за счет собственных средств.

— Насколько агрострахование в России — доходный бизнес?

— Поскольку около пяти лет в целом по стране погодные условия были достаточно благоприятными, страховщики, имеющие распределение бизнеса в разных регионах, оставались в небольшой прибыли.

Но есть большая иллюзия, что если застрахованный заплатил, допустим, 100 рублей, а получил 40, то 60 рублей ушло в прибыль страховщика. На самом деле большая часть этой суммы идет на формирование резерва на случай каких-то глобальных событий – например, той же засухи, при которых аграрии могут потерять существенную часть урожая. В этом случае они смогут получить весьма значительные суммы страховых выплат.

Что касается результатов деятельности компаний, входящих в НСА, то по итогам этого года мы прогнозируем снижение и так невысоких показателей 2016г., когда субсидирование агрострахования было снижено ровно в два раза. Конечно, ни сами страховщики, ни власти не испытывают иллюзий, что массово внедрить систему агрострахования можно за один-два года. На это требуется время и соблюдение главного условия — установления четких, однозначных правил субсидирования и следование им со стороны всех участников.

Но, если бы не ситуация 2016г. с урезанием субсидий и неподготовленностью нормативной базы на 2017 год, то через два-три года система агрострахования заработала бы в России в полном объеме. Сейчас, если будут стабильные условия субсидирования, для бесперебойной работы системы агрострахования нам потребуется еще три-четыре года.

Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 22 мая 2017 > № 2181297 Корней Биждов


Турция. Болгария. Евросоюз. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 22 мая 2017 > № 2181263

Встреча глав государств и правительств стран-участниц Организации Черноморского экономического сотрудничества.

Дмитрий Медведев выступил на встрече глав государств и правительств стран – участниц Организации Черноморского экономического сотрудничества.

Список глав делегаций, принимающих участие во встрече глав государств и правительств стран - участниц Организации Черноморского экономического сотрудничества:

Председатель Милли Меджлиса Азербайджанской Республики Огтай Асадов

Заместитель Министра иностранных дел Республики Албании Халиль Хусейни

Заместитель Министра иностранных дел Республики Армения Ашот Овакимян

Вице-президент Республики Болгарии - Илияна Йотова

Президент Греческой Республики Прокопис Павлопулос

Первый вице-премьер-министр, Министр финансов Грузии Дмитрий Кумсишвили

Президент Республики Молдова Додон Игорь Николаевич

Председатель Правительства Российской Федерации Медведев Дмитрий Анатольевич

Министр иностранных дел Румынии Теодор Мелешкану

Первый вице-премьер-министр, Министр иностранных дел Республики Сербии Ивица Дачич

Президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган

Первый вице-премьер-министр, Министр экономического развития и торговли Украины Кубив Степан Иванович

Генеральный секретарь Организации Черноморского экономического сотрудничества Михаэль Христидес

Выступление Дмитрия Медведева

Из стенограммы:

Уважаемый господин Президент, уважаемые главы государств, главы правительств, уважаемые коллеги! Прежде всего хотел бы поблагодарить наших турецких друзей за гостеприимство, за отличную организацию встречи. Всё это способствует тому, чтобы рассматривать вопросы повестки дня.

Перед нами действительно ответственная миссия: мы должны оценить то, что было сделано за 25 лет, поговорить о будущем организации, которой мы все дорожим, потому что она носит вполне практический характер.

Решение о создании организации было дальновидным. Она объединила на прагматичной основе государства, которые различаются и политически, и экономически, и исторически, создала тем не менее атмосферу доверия. В настоящий момент организация доказала свою востребованность в качестве эффективного механизма для налаживания совместной работы, включая широкие возможности для продвижения по 18 направлениям сотрудничества.

Мы вправе перед собой ставить амбициозные цели на будущее, прежде всего, конечно, в торгово-экономической сфере. Здесь нам есть к чему стремиться, чтобы совершенствовать саму деятельность организации.

По части взаимного товарооборота здесь уважаемые коллеги приводили цифры, – они пока довольно скромные. Между Россией и целым рядом стран в прошлом году наблюдался неплохой прирост торговли, но общий объём торговли стран ОЧЭС продолжал снижаться.

В чём причина? Если оставить за скобками внешние условия, которые, конечно, влияют (я имею в виду внешнеэкономическую конъюнктуру), то в значительной степени это связано и с нехваткой инвестиций, и с некоторыми перекосами в товарной структуре. Поэтому все мы заинтересованы в увеличении объёмов торговли, в притоке инвестиций в регион. Думаю, что именно на этом нужно было бы сконцентрироваться в будущем.

У каждой из наших стран есть реальные возможности для кооперации. Мы участвуем в соглашениях по упрощению процедур торговли, по отраслевому сотрудничеству. Россия работает в нескольких форматах. Мы развиваем Евразийский экономический союз, создавая безбарьерную среду для перемещения товаров. Наш союз открыт для взаимодействия. В прошлом году у нас была уже создана специальная свободная зона с Вьетнамом и некоторыми другими странами. Поэтому нам нужно пытаться выстраивать общее пространство для всех интеграционных объединений, включая и евразийское партнёрство, и Шанхайскую организацию сотрудничества, и целый ряд других организаций.

Исходя из этих реалий, наша организация, на наш взгляд, могла бы быть глубже встроена в систему региональной кооперации. Нужно наладить прочное взаимодействие с международными и региональными организациями, с банками, фондами, формировать на их основе полноценное развёрнутое партнёрство.

Но для того чтобы всё это делать, нужны собственные источники финансирования. Мы, как и другие страны, здесь представленные, за этим круглым столом, реализуем целый ряд масштабных проектов с партнёрами по Черноморскому экономическому сотрудничеству в двустороннем формате. Речь идёт об авиастроении, машиностроении, химической промышленности, металлургии.

Но многосторонних проектов, к сожалению, немного, их пока недостаточно. По инициативе нашей страны был создан механизм проектного сотрудничества. Для подготовки этих проектов мы уже выделили определённые средства, они пока начальные, это в районе миллиона долларов. Тем не менее нужно пытаться и на этой основе охватить такие важнейшие сферы, как энергоэффективность, зелёные технологии, развитие малого и среднего бизнеса, поддержка экспорта.

На чем ещё нам нужно сосредоточиться? Уважаемый Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сейчас сказал о том, что нужно развивать инфраструктуру, в том числе целый ряд проектов, которые мы некоторое время назад начали прорабатывать. Это действительно именно так. Кроме того, нужно развивать современные технологии, такие как IT-инфраструктура, развивать интенсивность транспортных коммуникаций, включая судоходство в Черноморском регионе, в том числе за счёт новых маршрутов, за счёт паромных, мультимодальных перевозок, за счёт обновления портовой инфраструктуры, за счёт строительства той самой кольцевой автодороги вокруг Чёрного моря, которая нашими турецкими партнёрами упоминалась. Причём в плане инфраструктуры правильно было бы осуществлять это в увязке с другими международными программами региона, включая интеграционные форматы, о которых я уже говорил, тем более что целый ряд этих форматов может быть использован именно для достижения целей, которые когда-то были поставлены перед странами при создании Организации Черноморского экономического сотрудничества.

Под эгидой нашей организации действует целый ряд институтов – это и Парламентская ассамблея, и Черноморский банк торговли и развития, и международный центр исследований, – каждый из них отвечает за важную сферу межгосударственных отношений. Мы ожидаем дальнейшего повышения качества этой работы и готовы в этом принимать участие.

Сегодня мы принимаем юбилейную, итоговую декларацию, это сбалансированный и содержательный документ, который отражает как текущие приоритеты, так и перспективные цели. Российская Федерация этот документ поддерживает.

Уважаемые коллеги, Чёрное море – действительно наше общее богатство, наше достояние. Все мы хотим превратить регион в зону стабильности и процветания, извлечь из нашего морского соседства реальную пользу для наших экономик. Я уверен, что это нам по силам. Сердечно поздравляю всех с 25-летием организации, желаю Турции успешного завершения председательства.

Турция. Болгария. Евросоюз. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 22 мая 2017 > № 2181263


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199175 Анна Таганова

Профайлинг: не спрятаться, не скрыться.

Как вычислить в толпе террориста или потенциального преступника? Можно ли «сыграть» на опережение и обезвредить его до того, как он претворит свои планы в жизнь? Где учат этому искусству?

О новой технологии оценки и прогнозирования поведения человека рассказывает начальник кафедры психологии и педагогики Краснодарского университета МВД России подполковник полиции Анна Таганова.

- Анна Александровна, сравнительно недавно в мире заговорили о новой технологии предупреждения преступлений - профайлинге. Что же это такое?

- Это метод, позволяющий выявлять людей, планирующих совершить преступление или склонных к неадекватным поступкам путём наблюдения за их поведением, особенностями внешности, эмоциями, речью. С его помощью можно эффективно бороться с терроризмом и экстремизмом превентивно. Такой подход совмещает в себе теоретические наработки и многолетний практический опыт работы психологов разных стран.

Безусловно, каждый сотрудник, задействованный в обеспечении безопасности массовых спортивных, политических, культурных мероприятий, должен уметь заметить в толпе людей с деструктивными намерениями. А для профайлеров, несущих службу в общественных местах, основная работа в том и состоит.

- И как работает технология?

- Дело в том, что у человека, который замышляет недоброе, есть специфические отличия во внешности, поведении, даже в документах, удостоверяющих личность, и его вещах. Изучение и систематизация этих особенностей позволяют создать профиль, на основании которого человека из толпы можно классифицировать как неопасного или потенциально опасного. Исходя из этого, тот или иной людской поток «обрабатывается» по определённой схеме, что позволяет выявить подозрительные и критические признаки индивида. Позитивные с большой степенью вероятности будут свидетельствовать о непричастности наблюдаемого к криминалу. Негативные - наоборот являются тревожными индикаторами.

- Можно ли заранее составить порт­рет типичного правонарушителя?

- Для каждого вида массового спортивного мероприятия есть свой «типовой участник», соответствующий по внешним признакам целям события. Все «отклонения» от данного образа должны вызывать подозрения. Профайлер определяет статус каждого лица с точки зрения его возможной причастности к возможному противоправному действию. Самый простой пример: подозрительным для специалиста будет выглядеть человек, утверждающий, что он является ярым фанатом спортивной команды, однако обладающий при этом нехарактерным внешним видом и не имеющий обычных для болельщика атрибутов. Выявление этих «отклонений» должно происходить на основе беспристрастного логического анализа имеющихся в распоряжении сотрудника фактов, полученных в результате наблюдения и опроса при проведении досмотровых мероприятий.

- Внедряется ли сейчас технология профайлинга в процесс подготовки российских полицейских?

- Краснодарский университет одним из первых среди ведомственных вузов разработал и внедрил в учебный процесс программы подготовки специалистов в области практического использования профайлинга. Наши курсанты проходят обучение по авторскому курсу «Профайлинг как метод обеспечения безопасности на объектах транспортной инфраструктуры». Универсальность данной технологии позволяет обучать и другие категории слушателей. В университете получают знания сотрудники МВД России, обеспечивающие безопасность на транспорте и при проведении массовых мероприятий, представители подразделений ГИБДД и уголовного розыска. Помимо этого, в 2014 и 2015 годах обучение основам профайлинга прошли работники бывшей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, психологи Федеральной службы исполнения наказаний России. Особую категорию слушателей курса составляют представители правоохранительных органов иностранных государств.

- А существуют ли особые требования к обучаемым?

- Несомненно, сотрудники, которых направляют для повышения квалификации, проходят тщательный отбор. Предварительными условиями поступления на данный курс являются наличие высшего психологического или юридического образования, не менее чем пятилетний стаж в правоохранительных органах и положительная характеристика с места службы. Необходимо отметить, что сложность и многоплановость функциональных обязанностей профайлера требуют наличия у человека не только соответствующих профессиональных и личностных качеств, но и широкого спектра умений и навыков. Понятно, что эффективность профайлинга непосредственно зависит от специалиста, который будет применять данный метод в своей работе.

- То есть вы хотите сказать, что слушатель уже должен обладать рядом специфических черт характера и поведения?

- Конечно. Главная задача профайлера - выявление потенциально опасных лиц, поэтому он должен исходить из того, что каждый прохожий может оказаться террористом, а любой предмет - представлять опасность. В связи с этим подозрительность рассматривается как важная черта характера, но при условии, что она не будет чересчур завышенной. Наличие внутренней дисциплинированности, которая должна ­сказываться на общем подходе сотрудника к работе, начиная от внешнего облика и своевременного прихода на службу и заканчивая неукоснительным соблюдением должностных инструкций, обеспечит высокие показатели деятельности. Самоконтроль, чувство ответственности также будут положительным образом влиять на выполнение профайлером своих обязанностей. Поскольку в работе возможно общение с потенциально опасными лицами, то необходимым качеством является умение оказывать сильное психологическое воздействие. Неуверенный в себе и неорганизованный человек производит негативное впечатление на окружающих, что абсолютно неприемлемо, учитывая специфику проводимой работы.

- Анна Александровна, расскажите, пожалуйста, как проходит процесс обучения профайлингу.

- Наша программа условно разбита на три составные части: получение теоретических знаний, выработка практических навыков и их реализация, что называется, в полевых условиях. Первая включает в себя вводный лекционный курс по основам работы. Вторая, наиболее важная часть - формирование начального опыта в ходе практических занятий. Тут используются разные формы обучения. Так, в рамках тренингов, выполняя определённые упражнения, слушатели развивают профессиональную наблюдательность. Навыки выявления и классификации подозрительных и критичных признаков формируются в процессе просмотра и анализа большого количества видеоматериалов с мест совершения реальных преступлений, заснятых камерами видеонаб­людения. Решение ситуационных задач связано с приёмами распознавания признаков скрыто носимого оружия и взрывчатки на теле человека, выявлением в толпе лиц, способных совершить террористический акт, оценкой актуального эмоционального состояния лица при досмотре и многим другим. Например, путём тайной жеребьёвки в группе участников определяется человек, у которого во время выполнения задания будет находиться пакет с якобы наркотическим веществом. Его задача - взять незаметно из заранее оборудованного тайника в учебной аудитории «товар», спрятать на собственном теле и пройти собеседование. Либо предпринимается попытка пронести через досмотровый пункт огнестрельное оружие или пройти незамеченным с «поясом шахида». Обучаемый ощущает на себе все возможные особенности и подозрительные признаки, которыми может обладать нарушитель правопорядка. При этом срабатывает механизм «прочувствования и осознавания».

Значительная часть учебного времени отведена работе на различных тренажёрах распознавания мимики, металлодетекторах, интроскопах.

Третьей, итоговой составляющей обучения является прохождение практики на базе городского аэропорта. В течение нескольких дней под контролем специалистов слушатели осуществляют предполётный досмотр пассажиров.

В итоге сотрудники, прошедшие курсы повышения квалификации с изучением технологии профайлинга, способны без особого труда распознавать состояния «субъектов», указывающие на возможное наличие противоправных намерений, определять признаки сокрытия опасных предметов, чувствовать ложь по речи и невербальным проявлениям, проводить различные виды опросов в рамках досмотровых мероприятий и проверки документов, устанавливать доверительные отношения с гражданами.

- Есть ли реальная отдача от обучения?

- За два года более 100 сотрудников из разных регионов страны прошли обучение по данному направлению. В университет поступили положительные отзывы от руководителей органов внутренних дел. Эффективность программы подтвердилась и во время несения службы по обеспечению безопасности при проведении крупных спортивных и культурных мероприятий. Например, в городе Сочи - на российском этапе «Формулы-1», III Всемирных военных играх, Всемирных хоровых играх и саммите Россия - АСЕАН.

Беседу вела Инна КАРГАПОЛОВА

Только факты

С 6 января по 20 марта 2014 года личный состав сводного отряда Краснодарского университета МВД России нёс службу и осуществлял досмотр личных вещей и багажа персонала и посетителей на олимпийских объектах горного кластера с помощью технических средств. Определялись и выявлялись запрещённые к проносу предметы и вещества: продукты питания, вода и прочие жидкости, металлические, колюще-режущие, аэрозольные предметы и т.д. Слушатели демонстрировали хорошие умения, навыки и знания, в том числе иностранных языков, необходимых в общении с гражданами других стран. Для организации и учёта несения службы личным составом были разработаны посменные постовые ведомости на каждый объект. Вёлся учёт и анализ поступающей информации с объектов несения службы.

За время несения службы на досмотровом оборудовании на объектах горного кластера были изъяты запрещённые к проносу на олимпийские объекты предметы: 1 травматический пистолет ПБ-4-2 «Оса», калибр 18.5 на 55, 1 пневматический пистолет, 2 армейских взрывпакета, 2 электрошокера, 630 ножей, 1 топор, 80 отвёрток, легковоспламеняющиеся жидкости - 18 литров бензина, 3 литра растворителя, алкогольные напитки в количестве 330 литров, наркотические вещества - 45 граммов марихуаны, а также 6 перцовых баллончиков, 16 баллончиков с газом, 57 аэрозольных баллончиков, 5020 виртуальных закладок.

Всего было выявлено более 5200 предметов, запрещённых к проносу на олимпийские объекты, досмотрено более 1 619 000 единиц ручной клади.

Стоит отметить и участие сводного отряда университета в количестве 250 человек в обеспечении охраны порядка в период подготовки и проведения российского этапа чемпионата мира «Формулы-1» в городе Сочи с 1 по 13 октября 2014 года, где личный состав осуществлял досмотровые мероприятия на контрольно-пропускных пунктах «Сочи-парка». Во время проведения чемпионата сотрудниками и курсантами университета было досмот­рено более 200 тысяч человек и изъято более 47 тысяч запрещённых предметов. Руководство объектов отметило высокий уровень подготовки наших сотрудников и курсантов, их дисциплинированность и ответственный подход к выполнению поставленных задач, хорошее знание английского языка, что в значительной мере облегчало работу сотрудников полиции при осуществлении досмот­ровых мероприятий.

В период несения службы нарушений служебной дисциплины не допущено. Поставленные задачи выполнены в полном объёме, без замечаний.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199175 Анна Таганова


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Экология > mil.ru, 17 мая 2017 > № 2177832

Мониторинг заповедных лесов Крыма будет проводиться с помощью спутников

Впервые на территории Крымского полуострова контроль за состоянием лесных массивов будет осуществляться с помощью новейшей автоматизированной системы «Оборонлес».

Недавно Министерство природных ресурсов Крыма и ФГАУ «Оборонлес» Минобороны России заключили соглашение об использовании АИС «Оборонлес» для борьбы с лесными пожарами на территории полуострова.

Площадь крымского лесного массива составляет 237600 га, большая часть которого –– уникальные заповедные леса.

Использование данной системы позволит крымским лесникам оперативно реагировать на возникающие чрезвычайные ситуации, вызываемые лесными пожарами, площадные изменения лесного покрова и незаконные вырубки леса.

Система «Оборонлес» осуществляет непрерывный мониторинг пожарной обстановки с помощью космических спутников и видеоконтроля, в режиме онлайн передает поступающую информацию оперативным службам.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Экология > mil.ru, 17 мая 2017 > № 2177832


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175934 Андрей Назаров

«Крым скоро может стать российским Монако»

Мануэль Охсенрайтер (Manuel Ochsenreiter), Free West Media, США

Андрей Назаров, сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия», в эксклюзивном интервью Free West Media — об огромных бизнес-возможностях российского полуострова Крым.

— Free West Media: Многие европейские парламентарии посетили Ялтинский международный экономический форум — 2017, несмотря на официальное предписание Евросоюза «не выезжать» в «оккупированный» Крым. Считаете ли Вы успехом тот факт, что все больше европейцев не следуют указаниям Брюсселя?

— Андрей Назаров: Безусловно, есть все основания видеть позитивную динамику в этих вопросах — форум стал настоящим прорывом в отношениях России с иностранными государствами. C каждым годом у нас становится все больше союзников за рубежом, которые приезжают в Крым и рассказывают впоследствии у себя в странах о реальном положении дел. И это не может не радовать.

Ведь нужно помнить, что инвестиции в Крым — это сотрудничество и инвестиции в Россию, что открывает огромные перспективы для бизнесменов.

«Налаживать мосты» с полуостровом в этом году, несмотря на непростую политическую обстановку — санкционную блокаду и давление — прибыли ведущие политики и представители крупного бизнеса (более 200 делегатов) из 46 стран мира. В частности, из Италии, Австрии, Германии, Франции, Румынии, Кипра, Греции, Чехии, Ирландии, Швейцарии, Турции, Китая, Японии, Вьетнама и других стран.

Нужно отметить, что значимость и вес в политических и деловых кругах тех делегатов, которые приезжают на Ялтинский форум, растут с каждым годом. Расширяется и их представительство. Кроме предпринимателей и инвесторов, которые хотят развивать свой бизнес в Крыму, на форум приезжают депутаты Европейского парламента, члены национальных парламентов и региональных советов, представители крупных политических партий, исполнительной власти, муниципалитетов, занимающие, в основном, руководящие позиции.

Крым — неотъемлемая часть России, и крымчане избрали свою судьбу на демократическом народном референдуме в 2014 году. Повышение интереса иностранцев к ЯМЭФ говорит о том, что они разделяют позицию жителей полуострова, и что далеко не все в Европе согласны с политикой Брюсселя. Предприниматели не хотят и не должны нести убытки в угоду чьим-то интересам. Бизнес должен развиваться и зарабатывать, искать новые площадки для сотрудничества, рынки сбыта своей продукции. По сути, иностранные участники Ялтинского форума выступают за прекращение санкционного режима и, по всей видимости, приближают его конец.

— Отношения между Европой и Россией напряжены из-за санкционного режима. Особенно от этого пострадали бизнес-отношения с Крымом. Как ЯМЭФ может помочь наладить эти отношения?

— Ущерб от санкционной политики причинен не только России и Крыму. Страны-члены ЕС, по предварительным подсчетам, недополучают в бюджет порядка 60 млрд евро. Европа потеряла около 400 тысяч рабочих мест, а объем производства снизился на 17,5 млрд евро. Это во многом объясняет, почему европейский бизнес едет в Крым налаживать отношения. Форум дает возможность инвесторам и политикам своими глазами увидеть и оценить деловой климат полуострова. Вернувшись, они расскажут, как Крым развивается, как здесь вести бизнес, какие есть возможности для реализации конкретных проектов. Этот диалог поможет наладить взаимодействие и торговый оборот. Судите сами, в этом году на форуме было подписано более 30 соглашений на общую сумму свыше 100 млрд рублей, а многие города Крыма стали побратимами иностранных регионов.

Кроме того, в рамках форума иностранцы предложили создать Международный клуб друзей Крыма — уникальное предложение, которое уже закреплено на бумаге. Речь идет об организации, в которую будут вступать иностранные граждане, небезразличные к судьбе полуострова и его жителей, которые поддерживают и разделяют их волеизъявление. Основные цели и задачи участников Клуба — продвигать Крым и вовлекать его в международное экономическое и культурное сотрудничество.

— Как бы Вы описали возможности для европейского бизнеса в России, особенно Крыму?

— На мой взгляд, Крым для европейского бизнеса — одна из самых привлекательных территорий. Здесь открыты и пока еще частично свободны традиционные для Европы рынки — туризм, сельское хозяйство, виноделие и др. Условия те же, а конкуренция не так высока. В качестве одного из примеров можно привести яхтенный спорт. Французская Ривьера и побережье Италии уже заполнены белоснежными палубами. Зайти на этот рынок практически невозможно, но для Крыма это направление — новое и перспективное. Или фермерское хозяйство — популярная и доходная отрасль, для развития которой у Европы не так много территорий. Также в Крыму есть большие возможности для промышленности, ведь он находится в самом центре Европы, на пересечении многих транспортных маршрутов.

Мы все понимаем, что санкции рано или поздно падут. Честно говоря, я вижу более серьезный риск для европейских предпринимателей в том, что многие из них сейчас могут потерять время. Их опередят — кто-то займет свободные ниши раньше.

— Крым до сих пор отрезан от материковой России. Сейчас европейцы могут попасть в Крым только через аэропорт Симферополя. Как в целом развивается инфраструктура в Крыму?

— На данный момент основная часть вложений в Крым направлена на развитие инфраструктуры региона и совершенствование логистики, которые облегчат товарообмен и транспортировку грузов с материка, а также увеличат поток туристов на полуостров. К концу 2018 года откроется движение по Керченскому мосту, заработает пассажирский терминал аэропорта в Симферополе, который, кстати, претендует на то, чтобы стать архитектурной визитной карточкой Крыма. Уже в следующем году пропускная способность полуострова превысит отметку в 24 миллиона пассажиров. Бизнес видит в этом большие возможности, ведь всех этих людей необходимо заселять. В связи с этим в Крым активно идут российские и зарубежные застройщики, ведущие мировые отельеры и рестораторы.

— Каким вы видите будущее Крыма?

— Всего за три года в составе Российской Федерации полуостров изменился до неузнаваемости: была проделана колоссальная работа по восстановлению инфраструктуры, инвестиционной привлекательности и экономической стабильности региона, которые были практически уничтожены в украинский период. Я убежден, что, как только отменят санкции и другие политические ограничения, в Крыму начнется настоящий инвестиционный бум.

В ближайшие несколько лет, благодаря государственным программам и поддержке тех инвесторов, которые выступили за развитие полуострова, там можно ожидать двукратный рост экономики, кардинально улучшится инфраструктура и среда в целом. Я не раз говорил, что Крым через несколько лет по темпам развития экономики имеет все шансы превратиться в глобальную зону экономического сотрудничества — российское Монако.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 мая 2017 > № 2175934 Андрей Назаров


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 11 мая 2017 > № 2214287 Игорь Бураков

«Миссия нашего региона — накормить Россию».

Второй Всероссийский форум продовольственной безопасности прошел в Ростове-на-Дону 27-28 апреля в выставочном центре «Донэкспоцентр». Его ключевыми темами стали экологичность и качество продуктов питания. О результатах форума и его перспективах в интервью агентству «Интерфакс-Юг» рассказал генеральный директор «Агентства инвестиционного развития Ростовской области» Игорь Бураков.

— Игорь Владимирович, форум продовольственной безопасности проводится второй раз, в чем его отличие от предыдущего?

— Главное отличие обусловлено существенным продвижением России вперед в сфере продовольственной безопасности, что и отразилось на тематике форума, в которой сконцентрированы последние достижения, существующие угрозы, мнения и новые идеи в данной области. Можно сказать, что сама отрасль и повела за собой форум.

Если на первом форуме мы обсуждали количественные показатели, то в этом году — качественные. Ещё несколько лет назад первостепенной задачей было обеспечение продовольственной независимости России. Например, в момент проведения первого форума продбезопасности в 2015 году страна отставала по 4-м из 8-ми ключевых показателей в сфере обеспечения продуктового суверенитета. В этом же году отставание сохранилось лишь по двум показателям, причем, по одному из них — по соли — мы видим позитивную динамику развития отечественного производства. Да, и в другой отстающей сфере — молочной — тоже происходит некоторый перелом, позволяющий всё-таки в обозримой перспективе добиться здесь исполнения целевых показателей утвержденной президентом Доктрины продовольственной безопасности России. Поэтому с количественными показателями продбезопасности к настоящему моменту в России всё складывается достаточно благополучно. Более того, в стране активно развивается продуктовая индустрия, сельское хозяйство становится современным, высокотехнологичным, а, главное, конкурентоспособным.

Как итог — у нас появилась возможность задуматься о качестве питания, экологической чистоте продуктов, научно-обоснованных рационах питания — обо всем, что определяет здоровье человека. Ведь продукты питания влияют на интеллектуальный потенциал человека, его физическое здоровье, самочувствие, продолжительность жизни, в конце концов, на его счастье, которое давно уже стало экономической категорией. Эти все факторы, собственно, и предопределили тематику второго Всероссийского форума продовольственной безопасности. …

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 11 мая 2017 > № 2214287 Игорь Бураков


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 11 мая 2017 > № 2214287 Игорь Бураков

«Миссия нашего региона — накормить Россию».

Второй Всероссийский форум продовольственной безопасности прошел в Ростове-на-Дону 27-28 апреля в выставочном центре «Донэкспоцентр». Его ключевыми темами стали экологичность и качество продуктов питания. О результатах форума и его перспективах в интервью агентству «Интерфакс-Юг» рассказал генеральный директор «Агентства инвестиционного развития Ростовской области» Игорь Бураков.

— Игорь Владимирович, форум продовольственной безопасности проводится второй раз, в чем его отличие от предыдущего?

— Главное отличие обусловлено существенным продвижением России вперед в сфере продовольственной безопасности, что и отразилось на тематике форума, в которой сконцентрированы последние достижения, существующие угрозы, мнения и новые идеи в данной области. Можно сказать, что сама отрасль и повела за собой форум.

Если на первом форуме мы обсуждали количественные показатели, то в этом году — качественные. Ещё несколько лет назад первостепенной задачей было обеспечение продовольственной независимости России. Например, в момент проведения первого форума продбезопасности в 2015 году страна отставала по 4-м из 8-ми ключевых показателей в сфере обеспечения продуктового суверенитета. В этом же году отставание сохранилось лишь по двум показателям, причем, по одному из них — по соли — мы видим позитивную динамику развития отечественного производства. Да, и в другой отстающей сфере — молочной — тоже происходит некоторый перелом, позволяющий всё-таки в обозримой перспективе добиться здесь исполнения целевых показателей утвержденной президентом Доктрины продовольственной безопасности России. Поэтому с количественными показателями продбезопасности к настоящему моменту в России всё складывается достаточно благополучно. Более того, в стране активно развивается продуктовая индустрия, сельское хозяйство становится современным, высокотехнологичным, а, главное, конкурентоспособным.

Как итог — у нас появилась возможность задуматься о качестве питания, экологической чистоте продуктов, научно-обоснованных рационах питания — обо всем, что определяет здоровье человека. Ведь продукты питания влияют на интеллектуальный потенциал человека, его физическое здоровье, самочувствие, продолжительность жизни, в конце концов, на его счастье, которое давно уже стало экономической категорией. Эти все факторы, собственно, и предопределили тематику второго Всероссийского форума продовольственной безопасности. …

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 11 мая 2017 > № 2214287 Игорь Бураков


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 мая 2017 > № 2162268 Константин Казенин

Черкесский сон. Как Адыгея стала передаваться по наследству

Константин Казенин

Расположенный на границе Адыгеи Краснодар вытягивает значительную часть молодежи из республики. Это снимает не только проблему экстремизма, но и вообще любую активность в этом кавказском регионе. Возможно, поэтому даже прецедентная передача власти в Адыгее от родственника к родственнику мало кого заинтересовала

Хотя в последние месяцы российское общество уделяет все больше внимания кадровой политике Кремля в регионах, судьбе губернаторов-отставников и кандидатурам их сменщиков, один удивительный прецедент в этой области остался почти полностью незамеченным. В этом году впервые в истории постсоветской России власть в одном из регионов напрямую перешла от одного близкого родственника к другому.

Это произошло в Адыгее – республике, которая в последние годы не привлекала особого внимания даже экспертов-регионалистов, не говоря уже о федеральных СМИ. Хотя всего десять лет назад бурные события в этом регионе предвещали что угодно, но только не погружение в настолько глубокий сон, что даже передача первого поста по наследству мало кого разбудила. Каким образом такой политический сон приходит в российские регионы? Постсоветский опыт Адыгеи дает свой ответ на этот вопрос.

Мозаика Закубанья

Адыгея единственный на сегодня субъект Российской Федерации, полностью окруженный территорией другого ее субъекта. Такая матрешечная структура в советские времена допускалась, если внутри большого региона находилась входящая в него автономная область. Адыгея и была автономной областью в составе Краснодарского края до того, как в 1991 году официально вышла из него.

Территория республики находится на левом берегу Кубани, восточной своей частью примыкает к Краснодару и значительно удалена от Черноморского побережья и Большого Сочи. В 1930-е годы, когда автономную область только создали, большинство населения в ней составляли черкесы (адыги). В основном они были переселены сюда, на равнину, из предгорий в XIX веке, в конце Кавказской войны. Некоторым пришлось переселяться дважды: около двадцати адыгских аулов было затоплено в 1960-е годы созданным тогда Краснодарским водохранилищем. При въезде в аулы, расположенные теперь на его берегу, стоят памятные знаки с двумя датами переселений.

Как известно, административно-территориальное деление в советскую эпоху в основном следовало ленинскому тезису, что «вопрос границ – вопрос десятый». Когда в 1962 году к Адыгейской автономной области были присоединены два района с преимущественно русским населением – Майкопский и Гиагинский, авторы этого решения вряд ли подозревали, сколь громко будет звучать его политическое эхо в 1990–2000-е. Два присоединенных района вместе с региональным центром – городом Майкопом – обеспечили в Адыгее численное преимущество русского населения (по переписи 2010 года оно составляет 66%, а адыги – 25%). Экономическая логика того решения была вполне прозрачна: нужно было поднимать сельское хозяйство автономной области, прибавив к ней дополнительно два агропромышленных района.

Кроме сельского хозяйства (условия для которого весьма хороши и в некоторых из тех районов, где живут в основном адыги), природа позволяет Адыгее быть туристическим центром. Малонаселенный юг региона, знаменитое плато Лагонаки считается перспективным для создания горнолыжного курорта, но реальность эти перспективы пока так и не обрели. Промышленность в республике сосредоточена в основном в скромном 150-тысячном Майкопе, где численно преобладают русские, и на западе региона, у границ Краснодара, в районах, населенных почти исключительно адыгами.

Коммунизм и «кошхаблизм»

Происходившее в Адыгее в первые постсоветские годы было типично для национальных регионов, в которых не было острого внутреннего конфликта. Суть событий, плохо скрываемых за меняющейся политической риторикой, была предельно проста: бюрократическая команда, правившая регионом в последние годы СССР, пыталась сохранить свое положение, легитимизировавшись вместо партийной идеологии идеологией этнической.

Эта идеология в 1990-е вводилась в регионе осторожно, без размаха, наблюдавшегося тогда, например, в Татарстане. Глава республики Аслан Джаримов, получивший власть в регионе еще до распада СССР, в 1990-е исправно встречался с лидерами международных черкесских организаций, содействовал абхазам – близкородственному адыгам народу – в войне с Грузией в 1992–1993 годах, но в своих заявлениях по национальному вопросу ограничивался в основном тезисом о «паритете» между основными народами республики.

Впрочем, этого паритета ему хватило для защиты собственных политических позиций. Норма республиканского закона, требовавшая от кандидатов на пост президента республики знания русского и адыгейского языка, отсекла от борьбы за власть общественников, ратовавших за воссоединение с Краснодарским краем. А учрежденный в республике двухпалатный парламент, в котором верхняя палата включала по два представителя каждого города и района независимо от численности их населения, не позволяла сторонникам объединения с краем рассчитывать на большинство (районов, где численно преобладают адыги, в республике больше).

Национальное возрождение в Адыгее девяностых носило очень выборочный характер. И дело даже не в том, что Джаримов активно привечал тогдашнего губернатора Краснодарского края Николая Кондратенко, популярного среди русских националистов. Едва ли не важнее было то, что в республику в те времена фактически не допустили влиятельных представителей зарубежной адыгской диаспоры.

Как известно, после Кавказской войны Северный Кавказ покинуло до трех четвертей черкесского населения. Мощные диаспоры имеются до сих пор в Турции и ряде арабских стран. Многие бизнесмены из диаспор в первые годы после распада СССР активно искали пути сотрудничества со своей исторической родиной, были готовы инвестировать туда средства. В самой Адыгее ряд общественников доказывали необходимость открыть для них ворота.

Но их усилия оказались в целом тщетны. Дальше пары кафе в Майкопе, открытых ближневосточными адыгами и выделявшихся после открытия хорошим уровнем сервиса и полным отсутствием алкоголя, дело не пошло. Местная партийно-советская элита не хотела видеть у себя дома потенциальных конкурентов, особенно с учетом того, что они явно были лучше подготовлены к ведению современного бизнеса. Символические акты вроде переселения в Адыгею нескольких сотен семей черкесов из объятого войной Косова в 1999 году никак не нарушали общей картины (да и это переселение на месте столкнулось со многими проблемами, так что половина косовцев покинула регион менее чем через десять лет после широко разрекламированной репатриации).

Устойчивость власти регионального босса до начала 2000-х подтверждалась кадровым составом местного чиновничества. В республике в ту пору была популярна поговорка «Раньше мы строили коммунизм – теперь кошхаблизм» (Джаримов выходец из Кошхабльского района Адыгеи). Перемены, начавшиеся в стране после отставки Бориса Ельцина, поначалу не сильно задели этот местный строй. Правда, в рамках кампании по приведению регионального законодательства в соответствие с федеральным были отменены наиболее конфликтные нормы местных законов, типа двухпалатного парламента и требования для кандидатов на пост главы региона знать оба официальных языка.

В целом позиции республиканской верхушки не пошатнулись. Федеральный центр, занятый тогда войной в Чечне, не был заинтересован в каких-либо потрясениях в тыловых северокавказских регионах.

Шапсугский самородок

Перемены пришли в Адыгею без активного участия Кремля и, скорее всего, вовсе не по его воле: в ту пору контроль центра за выборами в регионах был вовсе не тотальным. На выборах президента Адыгеи 2002 года свою кандидатуру неожиданно выставил Хазрет Совмен, сибирский золотопромышленник адыгского происхождения.

Для чиновников, правивших тогда республикой, Совмен был чужаком сразу по нескольким причинам. Во-первых, из-за своей нестандартной биографии: карьеру он делал не в Краснодарском и Адыгейском обкомах, а на приисках Магадана и Сибири, где прошел путь от водителя до начальника артели, а затем и собственника крупнейшей золотодобывающей компании. Во-вторых, Совмен был чужаком для основных на тот момент чиновничьих кланов в силу своей родословной: он шапсуг, представитель одного из черкесских субэтносов, в Адыгее составляющего очень небольшую долю населения (в основном шапсуги проживают в окрестностях Сочи). То, как легко Совмен обошел всех своих соперников, включая Джаримова, в первом туре выборов в январе 2002 года, показывает, какова была степень усталости населения от руководства, доставшегося в наследство от советской власти.

В бедной, исправно голосовавшей в 1990-е годы за КПРФ республике от Совмена ждали в первую очередь денег. Затем – грамотных управленцев, состоявшихся в бизнесе и не рассматривающих должность как способ поправить свое материальное положение. С первым все получалось хорошо, по крайней мере в первые пару лет у власти, со вторым дело обстояло значительно сложнее.

Совмен привез в республику нескольких коллег из Сибири, ввел в правительство ряд адыгских предпринимателей, не ладивших с прежней властью, однако быстро столкнулся с конфликтами внутри собственной команды, которые преследовали его до самой отставки в 2006 году. Этими внутренними конфликтами, впрочем, дело не ограничилось. Совмен быстро поссорился с тогдашним губернатором Краснодарского края Александром Ткачевым и полпредом в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком, ссоры эти не раз приобретали публичный характер.

Однако куда большей проблемой в последние годы пребывания у власти Совмена стал небывалый для республики всплеск активности этнических активистов. Происходил он тогда, когда в большинстве других регионов Северного Кавказа общественники, выступающие с национальных позиций, давно ушли в тень.

Почему в Адыгее черкесские общественники вышли на авансцену именно в 2004–2005 годах, вполне понятно. Тогда то ли как свидетельство реальных намерений Кремля, то ли как ничего не значащая словесная угроза в пререканиях Совмена с его противниками стала звучать идея объединения Адыгеи с Краснодарским краем. Как только эта идея – без ссылок на ее реального автора, без прямых доказательств того, что кто-то наверху ее реально рассматривает, – появилась в публичном пространстве, мгновенным ответом стали протесты адыгских общественных организаций.

Под протестным флагом объединились как старые, системные адыгские общественники, которые еще в 1990-е занимали в республике респектабельное положение, так и абсолютные новички местной политики – группа журналистов и людей искусства, ставших лидерами протеста. Закономерной была ответная активизация общественных организаций русской направленности, сильных прежде всего поддержкой со стороны бюджетников и пенсионеров Майкопа, с которыми эти общественные активисты планомерно работали еще с 1990-х. Они неоднократно требовали отставки Совмена и поддерживали идею объединения с Краснодарским краем. В целом у «русских» общественников, объединенных в Союз славян Адыгеи, неизменными оставались программа-максимум и программа-минимум: первая – воссоединение с краем, вторая – изменение этнических пропорций во власти с учетом соотношения численности разных народов республики.

Череда митингов, национальных конгрессов и других событий, создававших впечатление острого общественного противостояния, стала сходить на нет к 2006 году. К тому времени федеральные чиновники не раз официально заявляли, что не рассматривают идею объединения республики с краем. Совмен от этой протестной волны, с одной стороны, выиграл, поскольку в наиболее критические моменты его отношений с федеральными чиновниками или местными парламентариями адыгские активисты неизменно его поддерживали, призывая сплотиться вокруг лидера «в момент, когда само существование республики под угрозой». С другой стороны, сам факт этнического брожения в регионе шел Совмену в минус в той системе оценки региональных лидеров, которая тогда как раз формировалась в Кремле.

Насколько серьезной, а не раздутой узкой группой общественников была протестная волна, вызванная идеей объединения регионов, и ответная волна сторонников объединения с краем? Надежных социологических замеров, позволяющих судить об этом, к сожалению, нет. Известно лишь, что сопоставимых всплесков общественной активности, не инсценированных властью, за всю постсоветскую историю Адыгеи не было. Этнические вопросы – а именно такие вопросы затрагивала идея объединения регионов – оказались самым сильным мобилизующим фактором.

Тихий ислам

Почему Адыгея, в отличие от своих кавказских соседей, почти не сталкивалась с какими-либо серьезными осложнениями и вообще с общественным оживлением на религиозной почве? В республике не только удалось избежать формирования террористического подполья. Там не было и крупных внутриисламских конфликтов, с 1990-х годов сотрясавших Кавказ от Дагестана до Карачаево-Черкесии и не изжитых там до сих пор. Разногласия и борьба между разными адыгейскими имамами, появление проповедников, учившихся за рубежом (в Адыгее они были в основном из числа косовских адыгов), выдвинутые против них обвинения в экстремизме, конфликты на этой почве между частью верующих и силовиками – все это было, но в таких аптекарских дозах, что на общей ситуации в регионе отражалось мало.

Вряд ли тут дело в том, что в Адыгее относительно бедная исламская традиция, а ислам исторически занимает скромное место в социальной самоорганизации адыгов. Например, Кабардино-Балкария – республика, где адыги составляют большинство, различные обострения на религиозной почве в постсоветское время узнала по полной. Так что более правдоподобными представляются другие объяснения.

Одна из возможных причин – демографическая. При всех различиях внутриисламских конфликтов в разных республиках Северного Кавказа их завязка везде была однотипной: конфликты начинались с того, что часть верующей молодежи противопоставляла себя исламским деятелям старшего поколения, утверждая, что те искажают исламское вероучение. На всех последующих этапах таких конфликтов в них продолжали играть первостепенную роль именно молодежные исламские сообщества. Но для того, чтобы они возникли и проявили себя, необходимо как минимум достаточное количество общественно активной молодежи, стремящейся влиять на происходящее в своем регионе. А вот этого в Адыгее наблюдался определенный дефицит.

В этой республике, как и в других регионах Северо-Западного Кавказа (Карачаево-Черкесии и уже упоминавшейся Кабардино-Балкарии), но в отличие от Кавказа Северо-Восточного (Дагестана, Чечни, Ингушетии), на момент распада СССР и позднее не наблюдалось избыточной доли молодежи в составе населения – так называемого молодежного нароста. При этом в Адыгее численность фактически присутствующей молодежи убывала быстрее, чем в других республиках Северо-Западного Кавказа, – молодежь уезжала учиться и работать в расположенный неподалеку Краснодар в гораздо большем количестве, чем это отражала местная статистика.

Для заметного молодежного движения любого толка в Адыгее просто не было достаточной кадровой базы. Кстати, в Краснодаре и его окрестностях молодежная исламская активность имела и имеет место, в том числе и в мечети, находящейся на территории Адыгеи, – в расположенном поблизости от Краснодара городе Адыгейске. Похоже, что там как раз и находят себе место разные формы молодежного ислама. Заметную долю прихожан этой мечети с ее открытия составляли уроженцы Краснодара или молодые люди, перебравшиеся туда из Адыгеи. В 2000-е годы мэр того самого Адыгейска – города, во всех отношениях связанного с Краснодаром, утверждал, что «молодые мусульмане» пытались оказать влияние на местные выборы. Верно это или нет, но представить подобное на выборах республиканского уровня в Адыгее достаточно сложно (хотя в других республиках Северо-Западного Кавказа прецеденты были).

Как бы то ни было, Адыгея единственный регион Северного Кавказа, где практически не было молодежного исламского движения, противопоставляющего себя официальным мусульманским структурам и претендующего на роль заметной общественной силы в масштабах своего региона. А если учесть, что и адепты экстремистских течений ищут сторонников в первую очередь среди религиозной молодежи протестного толка, то неудивительно, что и они не проявляли значительного интереса к региону (хотя в последние годы появлялись тревожные сообщения, что отдельные выходцы из республики вступали в ряды террористических организаций Ближнего Востока).

Республика расходящихся льдин

Быть может, именно потому, что идея объединения Адыгеи с Краснодарским краем вызвала не наблюдавшееся ранее в регионе брожение, Кремль в середине 2000-х годов защищать эту идею в конце концов не стал (даже если предположить, что перед этим она действительно всерьез рассматривалась). На место Совмена главой региона федеральный центр назначил Аслана Тхакушинова – многолетнего ректора одного из майкопских вузов и лидера одной из групп местной элиты, не ладившей с прежним региональным руководством.

Оппоненты нового главы постепенно покинули свои должности. Вернулись многие джаримовские кадры, в том числе успевшие поработать еще на партийных должностях. От той внутриэлитной демократии, которая стихийно сформировалась при Совмене, не осталось и следа. Ряд предпринимателей совменовских времен при Тхакушинове тоже ушли из республики (сохранив свой основной бизнес в Краснодаре). Зато в Адыгею пришли крупные бизнесмены других республик Северного Кавказа. Этот процесс явно контролировался республиканскими властями. Достаточно сказать, что сын одного из таких бизнесменов стал на время руководителем представительства Адыгеи при правительстве РФ.

Тхакушинов явно стремился избегать активизации общественных движений этнического толка, не давать для нее поводов. При нем власти отказались праздновать юбилей основания Майкопа в качестве российского военного поселения (против такого юбилея выступали адыгские общественники). Но и сам по себе национальный фактор в местной политике неуклонно ослабевал. Когда в 2016 году приближалась отставка Тхакушинова, в республике говорили о попытках его оппонентов задействовать некоторые местные адыгские организации, чтобы выступить против назначения и.о. главы региона Мурата Кумпилова, который занимал до этого посты премьера и председателя регионального парламента и которого СМИ называют родственником Тхакушинова. Однако то ли возможности этих организаций оказались слишком малы, то ли их использование в политических целях было сочтено по нынешним временам небезопасным, Кумпилов в январе был назначен.

Несмотря на все политические изменения, продолжился объективный процесс фрагментации региона. В социально-экономическом отношении регион включает в себя два мало похожих друг на друга и мало соприкасающихся друг с другом мира, можно сказать, две льдины: это сельскохозяйственные районы и пригороды Краснодара. В Майкопе население убывает уже более десяти лет подряд, а в пригородах южного мегаполиса, находящихся в границах Адыгеи, оно, напротив, растет. Столица республики не притягивает внутрирегиональную миграцию, становясь тихим городом чиновников и бюджетников.

Еще лет пятнадцать назад все путешествующие по Северному Кавказу отмечали, что городская цивилизация там нарастает с востока на запад: Майкоп, сохранивший элементы советского благообразия, выглядел тогда гораздо презентабельнее, чем, например, захлебывавшаяся от наплыва сельских мигрантов Махачкала. Теперь ситуация изменилась: городская среда той же Махачкалы, с ее кофейнями и открытыми лекториями, демонстрирует сложные болезни роста, а вот в Майкопе какой-либо рост обнаружить очень трудно.

В этих условиях власть остается в основном распорядителем скромных бюджетных средств, а значительная часть региона – причем как раз та, где растет население, – развивается по независимой от его руководства траектории. Может быть, поэтому прецедентная передача власти в Адыгее от родственника к родственнику мало кого заинтересовала: слишком мал, по российским масштабам, реальный ресурс власти в этой республике. Другой вопрос – может ли эта власть в условиях продолжающейся провинциализации сохранить способность к решению значимых политических проблем. А они на Кавказе, как показывает опыт той же Адыгеи, имеют тенденцию возникать, в том числе и как реакция на неосторожные идеи, затрагивающие межэтническую сферу.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 мая 2017 > № 2162268 Константин Казенин


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > lgz.ru, 3 мая 2017 > № 2492318 Дмитрий Овсянников

Севастопольцы – люди рассудительные!

Кеворкян Константин

Губернатор города Дмитрий Овсянников – о местном своеобразии и будущем региона

Дмитрий Овсянников – родился в Омске в 1977 году. Окончил Удмуртский государственный университет по специальности «Финансы и кредит», Тольяттинскую академию управления по специальности «Государственное и муниципальное управление», Российскую академию госслужбы при Президенте Российской Федерации по специальности «Юриспруденция». В течение двух лет был заместителем генерального директора ОАО «Чепецкий механический завод». С 2010 года работал директором по экономике и финансам в ОАО «Пермский моторный завод». В 2014 году возглавил департамент региональной промышленной политики в Минпромторге. С 2015 года – заместитель министра промышленности и торговли РФ.В конце июля прошлого года назначен губернатором Севастополя.

– Севастополь – город со своим характером и весьма своенравными элитами (в чём уже мог убедиться ваш предшественник на посту губернатора). Удаётся ли вам находить общий язык с севастопольцами?

– Отличительная черта общественно-политической жизни Севастополя – пристальное внимание горожан к действиям городских властей. Севастопольцы глубоко вовлечены во все социальные процессы, и это формирует конкурентную среду, где у каждого есть возможность высказать своё мнение. И мне такой подход нравится.

С Законодательным собранием Севастополя мы наладили диалог с первых дней. Я вижу желание депутатов работать на благо города и делать это единой командой. Стараюсь больше общаться с севастопольцами, использую для этого и социальные сети. Для того чтобы наладить обратную связь, мы ввели правило выносить на публичное обсуждение все социально значимые вопросы. К разумным предложениям всегда прислушиваемся.

К сожалению, за последние годы в городе уже много времени потрачено впустую из-за политических противостояний. Я же предпочитаю выстраивать эффективную совместную работу и стараюсь оперативно сглаживать все острые углы. Потому что от любых конфликтов в первую очередь проигрывают севастопольцы. При этом, если требуются быстрые жёсткие решения, в том числе и кадровые, они принимаются незамедлительно.

– Каков экономический потенциал региона?

– Севастополь обладает хорошими стартовыми позициями по разным направлениям: и в промышленности, и в экономике, и в городском хозяйстве. В прошлом году нам уже удалось добиться прироста дохода на 40 процентов. В условиях непростой экономической ситуации в стране и в мире в целом – это очень хороший результат.

Крупнейшие налогоплательщики Севастополя – это судоремонтные, энергетические, винодельческие предприятия. Однако расходная часть бюджета всё ещё финансируется из Федерального центра – на 70 процентов. Полностью уйти от дотаций, учитывая особенности и роль города, мы в ближайшие годы вряд ли сможем, но вот существенно снизить её – вполне реально. Я думаю, это возможно сделать уже к 2020 году.

– Но Крым и Севастополь подсанкционная территория. Удаётся ли вам привлекать сюда инвесторов?

– Резидентами действующей региональной свободной экономической зоны являются 267 компаний, около половины из них – новые для Севастополя, и к 2020 году они вложат в экономику города почти три миллиарда рублей.

Предложения поступают постоянно, и мы обсуждаем разные проекты. Сферы деятельности, как правило, традиционные для Севастополя: судостроение и судоремонт, туризм, виноградарство и виноделие, приборостроение, производство строительных материалов и пищевых продуктов. Для реализации перспективных проектов в Севастополе в настоящее время предлагаются 22 инвестиционные площадки.

Среди наиболее крупных приоритетных проектов развития – строительство индустриального парка, который позволит создать более 1500 рабочих мест. Ещё: комплексное гражданское развитие района Балаклавской бухты в качестве международного центра туризма. Мы планируем, что основная стадия реализации будет выполнена до 2025 года.

Также нам предстоит реализовать пилотный проект «умных» электрических сетей «Энерджинет». Это позволит обновить городские электросети, в первую очередь питающие социально важные объекты и жилой фонд.

– Говорят, что Севастополь – это своего рода эталон российского патриотизма. Но нет ли среди горожан признаков усталости, раздражения медленными темпами изменений? Может ли Севастополь стать очагом политической напряжённости?

– Совсем недавно Севастополь и Крым отпраздновали третью годовщину вхождения в состав России. Жители полуострова очень долго ждали момента возвращения на Родину. Это осознанный и естественный выбор, важнейшее историческое событие. Его одобрение с течением времени только крепнет на фоне продолжающегося противостояния на Украине, её постепенной политической и экономической деградации.

Конечно, предстоит очень много работы. Темпы интеграции города можно оценивать по-разному, из плохого – много времени потеряно из-за внутренних политических споров в прошлом году. Сейчас ситуация выровнялась, основная проектная работа выполнена, мы приступаем к этапу непосредственного выполнения намеченных планов. Севастопольцы – люди рассудительные и понимают, что невозможно за такой короткий срок в корне изменить жизнь целого региона.

При этом я уверен, что жители региона никому не позволят водить себя за нос и делать их участниками каких-либо политических спекуляций, провокаций, деструктивных акций. Своими голосами, отданными на референдуме весной 2014 года, они раз и навсегда заявили, что поддерживают и разделяют вектор стабильного движения страны, определённый президентом и правительством России.

– Если говорить о транспортной доступности Севастополя: планируется ли запуск местного аэропорта, возможно ли возобновление сообщения по Чёрному морю?

– Развитие транспортной и дорожной инфраструктуры – один из основных приоритетов нашей текущей работы. Я лично контролирую ход выполнения работ на объектах, произвожу их приёмку. Важным вопросом является создание и развитие на базе аэропорта «Бельбек» сегмента малой и бизнес-авиации, а в последующем – формирование полноценного гражданского сектора аэропорта с доведением пассажиропотока к 2030 году до полутора миллиона человек. Кроме того, «Бельбек» имеет, по сути, двойное назначение: военное и гражданское. Поэтому он нужен не только Севастополю, но и всему Крыму в качестве запасного аэродрома с готовой инфраструктурой. Строительство гражданского сектора аэропорта развернётся в 2018–2020 гг. На эти цели предусмотрено полтора миллиарда рублей.

По поручению президента мы также ведём работу по возобновлению регулярного круизного сообщения по Чёрному морю. Так, уже с 1 мая 2017 года запланирован запуск первого круизного маршрута, который будет включать в себя порты Сочи, Новороссийск, Ялта и Севастополь. Вместимость лайнера – около 1000 человек, в данный момент он готовится к своему первому рейсу. Сейчас рассматривается возможность включения в маршрут также порта Стамбул, но для этого требуется решение ряда организационных вопросов по линии МИДа России.

– Чем может порадовать Севастополь отдыхающих в наступающем курортном сезоне: говорят, он оказался под угрозой срыва из-за возможного оттока туристов в Турцию и Египет.

– Это вряд ли сравнимые направления туризма. Мы ведь не город-курорт в прямом понимании этого слова. То, что может предложить Севастополь своим гостям в качестве туристической программы, – этого больше нет нигде в мире. Кроме моря и красот природы, ещё и исторический туризм, военно-патриотический туризм, паломничество к религиозным святыням. Сложилось так, что Севастополь – город, который чаще всего посещают в течение одного дня, отдыхая на других курортах Крыма, чтобы увидеть памятники истории и архитектуры, например, объект всемирного наследия ЮНЕСКО музей-заповедник «Херсонес Таврический». В прошлом году его посетило более миллиона туристов, а это в два раза больше, чем в 2015 году.

Параллельно мы развиваем так называемый событийный туризм. Мощнейший подъём в 2017 году получит Крымский военно-исторический фестиваль. В прошлом году всего за неделю его посетило более 70 000 человек. Сейчас проект приобретает круглогодичный формат в виде военно-исторического парка «Федюхины высоты». Это яркий пример того, каким образом можно прививать патриотизм, развивать интерес к истории и культуре нашей страны у молодого поколения.

У нашего региона богатое разнообразие конкурентных преимуществ, и мы будем прежде всего дополнять и развивать этот потенциал.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > lgz.ru, 3 мая 2017 > № 2492318 Дмитрий Овсянников


Россия. ЮФО > Миграция, виза, туризм. Транспорт > kremlin.ru, 30 апреля 2017 > № 2160826 Дмитрий Козак

Встреча с вице-премьером Дмитрием Козаком.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства Дмитрием Козаком. Обсуждалась организация летнего отдыха граждан на юге России.

Вице-премьер доложил главе государства об итогах 2016 года и текущей ситуации. Отдельно Дмитрий Козак сообщил о выполнении поручения по организации круизного сообщения между Сочи и полуостровом Крым.

* * *

В.Путин: Дмитрий Николаевич, давайте поговорим как раз о том, ради чего мы сегодня с Вами встретились в Сочи. Поводом, конечно, послужила очередная гонка «Формулы–1». Тем не менее у нас есть и другие вопросы, в том числе организация летнего отдыха наших граждан на юге России.

Д.Козак: «Формула–1» – специально мы не делали, но так уж получилось – стала символическим событием, которое открывает курортный сезон здесь, на юге России, на Черноморском побережье. Это и в Крыму, и в Краснодарском крае, куда ездят россияне.

Хочу напомнить, что за 2016 год Крым и Краснодарский край посетили 21,4 миллиона российских граждан, российских туристов. Здесь размещены ключевые туристические объекты.

Количество гостиниц, санаториев, так называемых коллективных средств размещения – 4706. Общая вместимость для единовременного размещения – 525,7 тысячи человек. Это такой серьёзный потенциал, который в настоящее время развивается благодаря росту внутреннего и въездного туризма.

Активно вводятся дополнительные объекты. К началу текущего курортного сезона будет введено ещё 28 гостиниц с более чем 3000 койко–мест.

Работает 836 пляжей на Черноморском побережье, в Крыму и Краснодарском крае. В настоящее время стало заметным повышение спроса на путёвки в Краснодарский край и Крым.

Хочу напомнить, что в 2016 году по сравнению с 2015–м в Крыму был рост [въездного туризма] на 21 процент и на пять процентов – в Краснодарский край.

Сейчас работает вся инфраструктура, уже подготовлена транспортная инфраструктура. В Крым из 61 города России работают субсидированные авиарейсы; налажена и полностью работает крымская переправа. С 30 апреля работает единый билет для перевозки с материковой части страны через переправу до места назначения в Республике Крым.

Что хотел бы отметить… 15 сентября прошлого года было заседание президиума Государственного совета, и в соответствии с Вашим поручением – Вами было поручено организовать круизное сообщение между Сочи и Крымом.

Ваше поручение выполнено. Хотел бы показать Вам круизное судно, которое в настоящее время оборудовано и готовится к рейсу. (Показывает материалы.)

В.Путин: Сейчас запускаете?

Д.Козак: Да, 6 мая будет тестовый проход по маршруту Сочи – Новороссийск – Ялта – Севастополь, а начиная с 11 июня будут регулярные рейсы.

Уже буквально за два дня продано более 300 билетов на летний период. Это первый круизный маршрут, который открывается в истории современной России, – чрезвычайно важное событие.

В.Путин: Вместимость – 960 пассажиров…

Д.Козак: Каждую неделю будет отправляться.

В.Путин: До сентября, октября?

Д.Козак: Курортный сезон – до 1 ноября. И это пользуется большой популярностью.

Россия. ЮФО > Миграция, виза, туризм. Транспорт > kremlin.ru, 30 апреля 2017 > № 2160826 Дмитрий Козак


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 27 апреля 2017 > № 2159407

Тайная канцелярия: кто оплачивает этап «Формулы-1» в России

Антон Погорельский

внештатный автор Forbes

Как «Сочи Автодром» заполучил новых инвесторов и почему партнеры гоночной трассы не афишируют свой вклад в проведение Гран-при России

В конце апреля на гоночном комплексе «Сочи Автодром» в четвертый раз состоится Гран-при России «Формулы-1». Российский этап чемпионата мира входит в календарь с 2014 года. Все это время у Гран-при России не было ни одного спонсора. Сейчас у «Сочи Автодрома» как минимум пять партнеров, причем большая часть появилась в 2017 году.

Новыми спонсорами гоночной трассы стали инвестиционный фонд Михаила Прохорова «Онэксим», производитель алюминия «Русал», а также крупнейший в мире поставщик калийных удобрений «Уралкалий». Все три компании подписали соглашения до конца 2018 года, однако они не включают в себя рекламные права на гоночный уикенд «Формулы-1», рассказали Forbes в пресс-службе «Сочи Автодрома».

Более дорогие и масштабные контракты заключили финансовая группа ВТБ и нефтехимическая компания «Лукойл». Договоры «Сочи Автодрома» с этими компаниями распространяются на весь год, включая гонку «Ф-1», причем ВТБ стал титульным спонсором Гран-при России. Название компании вошло в официальное наименование этапа, а символика Гран-при окрасилась в фирменные цвета ВТБ.

Сочинский Гран-при стал 13-й гонкой в календаре «Формулы-1», у которой есть титульный спонсор. Еще у семи этапов (среди них гонки в Мексике, Канаде, Австрии и Японии) таких партнеров нет.

Стоимость спонсорских контрактов представители «Сочи Автодром» не разглашают. В компаниях на запросы Forbes не ответили.

Кто и сколько платит

Обычно проведение Гран-при «Формулы-1» финансируют государственные структуры, заинтересованные в продвижении страны или региона на международной арене: так обстоят дела в ОАЭ, Сингапуре, Азербайджане, Мексике… В этом случае организаторы не слишком заботятся об окупаемости события: Гран-при служит витриной, с помощью которой в страну можно привлечь туристов и инвесторов.

К примеру, в начале нулевых Бахрейн успешно использовал «Формулу-1», чтобы рассказать о себе миру. Сейчас по аналогичному сценарию действует Азербайджан. Ситуация в России оказалась во многом похожа на эти примеры.

Сейчас все расходы по проведению гонки в Сочи несет компания «Центр «Омега», принадлежащая правительству Краснодарского края. «Центр «Омега» обязана не только раз в год устраивать гонку «Формулы-1», но и выплачивать организаторам чемпионата, компании Formula One Management (FOM), ежегодный взнос за право принять у себя Гран-при. Такие взносы от стран-организаторов формируют треть ежегодной выручки FOM и по итогам года распределяются между акционерами компании и командами, участвующими в чемпионате.

По информации «Известий», размер взноса «Сочи Автодрома» в адрес FOM в 2014 году составил $60 млн, а в следующие годы платеж российской стороны увеличивался на определенный процент, прописанный в контракте.

Единственный шанс для организаторов гонок хоть как-то заработать на проведении Гран-при – это продажа билетов. Такие доходы никогда не покрывают сумму вступительного взноса, но могут компенсировать текущие орграсходы. Последние три года «Сочи Автодром» продавал все 55 000 билетов на Гран-при, поступавших в продажу. За три недели до этапа 2017 года организаторы реализовали чуть больше половины билетов, рассказал агентству ТАСС губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев.

В 2014 и 2015 году вступительный взнос за Гран-при России выплачивали из государственного бюджета, в 2016 году к финансированию подключился «Лукойл»: по словам вице-премьера правительства Дмитрия Козака, в прошлом году «Лукойл» потратил на проведение сочинского этапа «Формулы-1» 2 млрд рублей. В 2017 году государство перестало покрывать расходы «Сочи Автодрома» из бюджета – все деньги на выплату взноса FOM собрали частные инвесторы, объявил Козак.

Вице-премьер уточнил, что в общей сложности «Сочи Автодром» привлек десять инвесторов на проведение российского этапа «Формулы-1». Обычно такое финансирование называют спонсорством, а вкладывающие деньги компании прикладывают массу усилий, чтобы об их участии узнала широкая публика. В России половина инвесторов предпочла сохранить инкогнито: единственным упоминанием о том, что «Сочи Автодром» нашел десять спонсоров, так и остались слова Дмитрия Козака.

Никакой публичности

На момент подготовки статьи на официальных сайтах «Онэксима», «Уралкалия» и «Русала» не было ни одного упоминания Гран-при России или «Сочи Автодрома». «Большой бизнес в России сторонится публичности, – объясняет этот феномен Макс Коррадо, основатель и владелец компании Totally New Promotion (TNP), которая занимается работой со спонсорами в «Формуле-1», Moto GP и других международных гоночных сериях. – В России только сейчас запускаются первые нормальные спонсорские проекты в автоспорте. До этого была исключительно любовь конкретных бизнесменов к гонкам либо семейные и дружеские связи. Такие вещи мало кто хотел афишировать, чтобы не показать, что у компании есть «лишние» деньги. Нынешнее молчание спонсоров – это следствие такой политики плюс недостаток опыта».

«Золотое правило спонсоров «Формулы-1» звучит так: все траты должны быть в пропорции один к одному. То есть если ты потратил условный миллион на размещение своего логотипа и статус спонсора – потрать еще миллион на то, чтобы все об этом узнали», – рассказывает Андреас Зигль, возглавлявший спонсорскую программу бренда Infiniti в «Формуле-1». Российские спонсоры не просто не рассказывают о своем сотрудничестве с «Сочи Автодромом», но даже будто скрывают сам факт такого партнерства.

«Руководители крупных компаний являются людьми «старой школы». Им сложно понять, зачем их компаниям нужен СММ-маркетинг или спонсорство», – предполагает Макс Коррадо.

Спонсорские контракты ВТБ и «Лукойла» с Гран-при России рассчитаны на один сезон, сообщили Forbes в пресс-службе «Сочи Автодрома», но в договорах предусмотрена возможность продления. Если компании действительно ограничатся одним сезоном партнерства, эффект от кампании 2017 года окажется нулевым, предупреждают аналитики.

«Эффективная кампания должна быть рассчитана минимум на три года – иначе спонсор не успеет запомниться фанатам, а сам инвестор будет позже заявлять, что проект не был успешным, – рассказывает Макс Коррадо, при участии которого в команду «Формулы-1» Ferrari пришла «Лаборатория Касперского». – Только из-за краткосрочных контрактов в России принято считать, что спонсорство в спорте неэффективно – от этого страдает весь рынок спортивного спонсорства. Но главная ошибка – считать, что размещения логотипов на машинах, пилоте или на трассе будет достаточно. Нет, бренд нужно правильно интегрировать в гоночную атмосферу. Чаще всего активационный бюджет спонсорского проекта равен или даже превышает прямые инвестиции в контракты».

Источник Forbes, знакомый с ситуацией, рассказал, что российские власти могли навязать спонсирование «Сочи Автодрома» крупным компаниям с госучастием, чтобы создать видимость коммерческой успешности Гран-при. Из-за «добровольно-принудительного» характера сделки спонсоры Гран-при России и «Сочи Автодрома» не захотели тратить дополнительные ресурсы на то, чтобы рассказать о партнерстве широкой общественности, предположил источник Forbes.

Несмотря на то что стороны не раскрывают денежные детали подписанных соглашений, анализ аналогичных контрактов с другими трассами «Формулы-1» позволяет предположить объем финансирования. Так, договоры о титульном спонсорстве с организаторами Гран-при в разных странах обходятся компаниям от $2,5 млн (минимальный платеж) до $37 млн в год, рассказали Forbes консультанты, работающие на этом рынке. «Спонсор Гран-при Бахрейна, авиакомпания Gulf Air, в разное время платила организаторам гонки в Манаме от $5 до $8 млн, телекоммуникационная компания SingTel платит устроителям Гран-при Сингапура около $7 млн, – привел примеры Макс Коррадо. – В Европе компании платят меньше – особенно если они спасают от разорения исторические гонки. Например, Shell в Бельгии заключила очень выгодную для себя сделку».

Контракт до 2025 года и перенос гонки

Первоначальный контракт на проведение Гран-при России «Формулы-1» был заключен на семь лет – с 2014 по 2020 год включительно. Переговоры о продлении соглашения начались еще в прошлом году, а в феврале 2017 года Formula One Management подписала новый договор с российской стороной – на ежегодную гонку до 2025 года включительно, сообщили Forbes в пресс-службе «Сочи Автодрома».

Благодаря новому контракту Россия оказалась на третьем месте по длительности действующего договора с «Ф-1» – соглашения на более долгий срок сейчас есть только у Канады и Венгрии. Контракт с Гран-при Великобритании рассчитан до 2026 года, однако устроители британского этапа уже готовы его разорвать из-за слишком больших отчислений в FOM.

Наиболее значительным изменением для посетителей Гран-при может стать новое время проведения гонки. Если в 2014 и 2015 годах сочинский этап проходил в октябре, то с 2016 года Гран-при России устраивают в конце апреля. Генеральный промоутер сочинского этапа Сергей Воробьев объяснял выбор российской стороны тем, что зрители могут совместить поездку на гонку с длительными выходными по случаю майских праздников.

Дополнительным фактором оказалось значительное количество гостиниц, которые пустуют весной и осенью. Только «Центр «Омега» управляет 9000 номеров в сочинских отелях рядом с трассой, которые слабо заполняются в апреле. Гран-при России вместе с другими большими событиями (вроде Военных игр и всевозможных инвестиционных форумов) позволяет частично исправить этот дисбаланс.

Однако в ближайшие годы «Сочи Автодром» намерен переместить Гран-при в календаре – на более удобное для российских отдыхающих летнее время. «В будущем мы планируем организовать ночную гонку, – рассказали в пресс-службе «Сочи Автодрома». – Без сомнения, гонки при вечернем освещении будут выглядеть зрелищно и привлекут еще больше болельщиков и телезрителей. Для этого необходимо проводить гонку в более теплое время года, чтобы зрители не замерзли при наступлении заката».

Автодром на продажу

Власти Краснодарского края не раз говорили о необходимости продать «Сочи Автодром». Весной прошлого года такое заявление сделал председатель законодательного собрания региона Владимир Бекетов: по его мнению, содержать трассу «Формулы-1» слишком дорого, а потому лучшим решением будет перестать тратить на это деньги.

После этого от «Сочи Автодрома» открестился Дмитрий Козак. Вице-премьер заявил, что принимать трассу в федеральную собственность не планируется. «Если трасса будет передана, то будет передана частному инвестору», – утверждал политик в мае прошлого года. Возможность приватизации «Сочи Автодрома» подтвердила и генеральный директор «Центра «Омега» Елена Зарицкая.

Однако сумма предполагаемой сделки озвучена не была. По оценке агентства элитной недвижимости Savills, «Сочи Автодром» мог бы стоить €120 млн. «Весной 2014 года был продан Нюрбургринг. Цена сделки с учетом обязательств покупателя по инвестициям в развитие автодрома составила около €103 млн. Получается, каждый километр гоночной трассы был оценен примерно в €20 млн. Исходя из цены немецкого аналога и длины российской трассы, стоимость сочинского автодрома может составлять ориентировочно €120 млн», – заявил управляющий партнер Savills в России Дмитрий Халин.

Швейцарская компания Swiss Appraisal, которая специализируется на оценке недвижимости по всему миру, дала альтернативную оценку. «Если учесть, сколько было потрачено на возведение трассы, то стоимость «Сочи Автодрома» составляет порядка $90-100 млн. На строительство было потрачено $100-105 млн, стоимость зданий и сооружений с учетом физического износа на текущий момент упала до $85 млн. Еще $11 млн – это кадастровая стоимость 66 участков земли под трассой», – заявил директор департамента оценки и консультационных услуг Swiss Appraisal в России и СНГ Алексей Сергеев.

Ну и совершенно другая оценка получится, если ориентироваться на прибыль, которую сможет получать новый владелец гоночного комплекса. «Стоимость бизнеса «Сочи Автодрома» близка к нулю, – убежден Алексей Сергеев. – Проведение спортивных событий уровня «Формулы-1» для региона всегда проект статусный, но убыточный. Это ситуация знакома не только в России, но и на глобальном рынке. Окупить плату за право проведения «Формулы-1» довольно проблематично, и Краснодарскому краю может помочь приватизация. Мы оцениваем потенциальную сделку приватизации в $70-80 млн. Ключевым кандидатом может быть, например, «Лукойл»: часть инвестиций компания уже вкладывает на ежегодной основе».

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 27 апреля 2017 > № 2159407


Россия. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 27 апреля 2017 > № 2155923

С 30 апреля возобновляется перевозка пассажиров в Крым с использованием железнодорожного, автомобильного и морского транспорта, которая будет осуществляться по 30 сентября включительно, сообщила пресс-служба ОАО «Российские железные дороги» (ОАО «РЖД»).

«Всего на сегодняшний день «единый билет» в Крым оформили около 20,2 тыс. человек, в том числе около 15,2 тыс. человек — в направлении Крыма и около 5 тыс. человек — в обратном направлении. Доля продаж электронных «единых билетов» на сайте ОАО «РЖД» почти достигла 20%», — говорится в сообщении.

Как ранее сообщал Gudok.ru, продажа «единых билетов» в Крым открылась в текущем году 2 марта. Поездку по «единому билету» возможно совершить в 7 крымских городов: Керчь, Симферополь, Феодосия, Судак, Евпатория, Ялта и Севастополь.

Стоимость проезда по «единому билету» осталась на уровне 2015-2016 годов и составляет: из Анапы в Керчь — 380 руб., в Симферополь — 590 руб., в Севастополь — 690 руб., в Феодосию — 460 руб., в Судак — 540 руб., в Евпаторию — 690 руб., в Ялту — 700 руб.; из Краснодара в Керчь — 560 руб., в Симферополь — 710 руб., в Севастополь — 810 руб., в Феодосию — 590 руб., в Евпаторию — 810 руб., в Ялту — 820 руб., в Судак — 660 руб.

Россия. ЮФО > Транспорт > gudok.ru, 27 апреля 2017 > № 2155923


Латвия. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152450 Рефат Чубаров

Не подавайте руки коллективному убийце

Председатель меджлиса крымских татар Рефат Чубаров советует не сотрудничать с теми, кто несет ответственность за агрессию против Украины.

Эгилс Зирнис (Egīls Zirnis), Diena, Латвия

Возможно, Путин еще всерьез не принялся за Латвию, — позитивно оценивая в целом царящее социальное спокойствие в латвийском обществе, задумывается о его причинах руководитель меджлиса крымских татар (запрещенная в России организация — прим. ред.), депутат украинской Рады Рефат Чубаров. Семья родившегося в 1957 в ссылке в Самарканде Рефата вернулась в Крым в 1968 году, но после окончания института в Москве его в Крым больше не пускали. В 1983 году начался латвийский этап в жизни Чубарова. С 1984 по 1991 год он был директором Центрального архива Октябрьской революции и социалистического строительства Латвийской ССР, с 1988 по 1990 годы — президентом Латвийской ассоциации национальных культурных обществ, с 1989 по 1994 годы — депутатом Рижской думы во фракции Народного фронта, а затем возвратился в Крым. После реализованной Путиным аннексии Крыма Рефату снова запрещено приезжать туда, но он уверен, что когда-нибудь это произойдет, и видит важную миссию Латвии в приближении справедливой победы.

Diena: Вы родились в ссылке в Самарканде. Родители рассказывали вам о том, что в сталинские времена произошло с крымскими татарами?

Рефат Чубаров: В каждой семье крымских татар всегда говорили, что мы в ссылке и должны вернуться на родину. Когда мы стали старше, примерно к 4-му классу, родители брали нас с собой на собрания крымских татар. Там собирали подписи, и эти петиции возили в Москву. Тогда уже родители рассказывали нам подробности о высылке.

Но больше всего родители рассказывали о Крыме, и эти рассказы были такими красивыми, что у меня, пока мы еще не вернулись туда (моя семья попала в Крым рано — еще в 1968 году, когда мне было 11 лет, а де-факто татары стали возвращаться в Крым только в конце 80-х годов), сложилось впечатление, что Крым — это что-то, похожее на рай. Я не знал, что такое рай, но представлял, что там есть горы, леса, реки и озера, много животных, все они пасутся вместе, и никто ни на кого не нападает… Когда мы на пути из Самарканда пересекли Керченский пролив и оказались в Крыму, я увидел солончаки — черную, пыльную землю и острую траву на отдельных участках. Наши старшие мужчины отбежали подальше в поле и начали целовать землю.

Я был удивлен: это же не рай, который я представлял! Подошел к отцу, увидел на его глазах слезы и спросил, что случилось. Отец сказал: целуй эту землю, это наша земля. Мои родители рассказывали мне о своем детстве, а они выросли в горах, где действительно есть леса и дикие звери, хотя и не больше, чем в других местах. В моем сознании все эти красоты сконцентрировались.

— Будь я с Марса, то мог бы спросить у вас: когда крымским татарам жилось лучше — в составе Украины или России?

— Я бы ответил, что в мире все относительно, но свободолюбивым народам нигде не может быть хуже, чем в России. Во всяком случае, из всех известных мне государств только в России притесняют целые народы, которые хотят достойной жизни.

— Аннексия Крыма была для вас неожиданностью?

— Для меня это стало полной неожиданностью. Более того, 18 марта, спустя два дня после незаконного шоу, которое они назвали референдумом, я по-прежнему думал, что Россия создаст в Крыму ситуацию, аналогичную такой, как в Абхазии, и будет торговаться с Украиной и международным сообществом за Крым и вокруг него. Однако оказалось, что у Путина — совсем другие представления насчет его дальнейших отношений с миром. Он отрезал себе путь к отступлению и загнал всех в тупик, аннексировав Крым и включив его в состав России.

— Значит, Путин загнал в тупик и себя?

— Можно только гадать, какие циничные сценарии зарождаются в голове Путина, но мне кажется, что он иногда сожалеет, что нарушил все мыслимые границы, аннексировав Крым. На мой взгляд, он был бы в лучшей ситуации, контролируя Крым и торгуясь за него, но не нарушая до конца международное право.

— Как Путин мог бы контролировать Крым, на нарушая международное право? Экономически?

— В Крыму были его войска, которые находились там в соответствии с действующими договорами с Украиной. Он ввел дополнительные войска, ввел в прямом смысле слова бандитов, оформленных, как разного рода паравоенные структуры, к примеру, казаки. Этих бандитов вербовали во всем Ставрополье и Краснодарском крае, на Кавказе. Путин мог бы держать Украину на крючке, как он теперь пытается это делать при помощи Донецка и Луганска.

— Почему он все-таки выбрал вариант аннексии?

— Думаю, верх одержало предположение, что вся Украина рухнет у его ног. Во всяком случае, Путин был убежден, что вся дуга, которую они называют Новороссией — от Харькова до Одессы и Приднестровья, будет российской или пророссийской. Путин, как и любой хищник, гонится за очень большим и жирным куском, но он им подавился — не донца, а так, что больше не может наступать. Это произошло в конце 2014 года, после Иловайска и больших боев у Донецкого аэропорта. Украинские вооруженные силы сумели организоваться, пока батальоны добровольцев держали фронт, приостановили продвижение Путина вперед.

— Может быть, Путин просто промедлил с наступлением? Говорят, что вначале украинская армия действительно была близка к краху.

— Я тоже в марте, апреле и мае 2014 года тревожился за судьбу южный областей. Там, за исключением Одессы и нескольких мест в Запорожской области, не было крупных украинских центров, смешанный состав населения, многие были поселены из России после Второй мировой войны. Не знаю, промедлил ли Путин, но после Крыма он пребывал в эйфории и думал, что эти области ему преподнесут на блюдечке, и, возможно, поэтому потерял темп. Сегодня никто не будет спорить, что можно только гадать, какая часть жителей Украины вступила бы в партизанскую войну, если бы Путин предпринял вооруженное наступление с любой стороны. Но то, что боеспособной армии не было, признают все. Одно из публичных объяснений военных, почему Украина отдала Крым, — угроза захвата всей Украины, этим оправдывается то, что Крым был быстро отдан.

— В Риге довольно много пропутински настроенных жителей. В Риге правит партия, у которой есть договор о сотрудничестве с партией «Единая Россия».

— Несколько лет назад я сказал в интервью: если бы я не был крымским татарином и не считал целью своей жизни возвращение на родину, то никогда не покинул бы Латвию. Приехав в Латвию молодым человеком, я нашел здесь много родственных чувств в отношении произошедшей трагедии и внутренний протест. Настоящее и будущее Латвии мне небезразлично. Знаю, где корни многих проблем Латвии, что нестабильность связана, в том числе и с насильственным изменением демографически-этнического состава.

Латвия. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152450 Рефат Чубаров


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 19 апреля 2017 > № 2203266 Андрей Майер

Большая вода.

Укрупнение водоканалов выгодно для концессионеров и населения.

Сегодня более 90% концессионных соглашений в РФ заключено в сфере коммунального хозяйства. Об этом говорили на недавно прошедшей в Москве «Российской неделе ГЧП». В Ростовской области сейчас реализуется 78 концессионных проектов в сфере коммунального хозяйства на общую сумму около 1 млрд рублей. В этом году планируется заключить еще пять соглашений на сумму более миллиарда рублей. О том, как идет этот процесс в регионе, корреспонденту «СГ» рассказал министр жилищно-коммунального хозяйства Ростовской области Андрей Майер.

«СГ»: С чем связана необходимость привлечения средств концессионеров в коммунальное хозяйство региона?

Андрей Майер: Ежегодная потребность в средствах для ликвидации износа инфраструктуры в Ростовской области составляет порядка 15 млрд рублей. Исключительно силами государства решить этот вопрос невозможно. Поэтому основной упор намечено сделать на привлечение частных инвестиций, в том числе в рамках концессионных соглашений. Для этого в регионе создаются благоприятные условия для инвесторов: идет укрупнение предприятий, разработаны программы их комплексного развития, в том числе схемы тепло и водоснабжения. Кроме того, для дальнейшей передачи в концессию или долгосрочную аренду зарегистрированы права муниципальной собственности на 99,5% объектов коммунальной инфраструктуры области. Также для привлечения инвестиций в регионе активно ведется работа по утверждению инвестпрограмм коммунальных организаций. В 2016 году согласованы три «водные» инвестпрограммы с общим объемом инвестиций порядка 3,5 млрд рублей. В этом году планируем утвердить инвестпрограммы тепло- и водоснабжающих предприятий, работающих в пяти территориях области, в том числе в Новошахтинске и Красном Сулине.

«СГ»: Сегодня в области идет процесс объединения небольших водоканалов в районные организации. Зачем это делается?

А.М.: Укрупнение — один из способов привлечения инвестиций в сферу ЖКХ. Крупные предприятия гораздо интереснее инвесторам: больше объем оказываемых услуг, больше выручка, меньшие затраты на систему управления. В результате укрупнения водоканалов мы рассчитываем привлечь в сферу ВКХ не менее 17 млрд рублей инвестиций. Интерес у инвесторов есть, но только к крупным предприятиям, поэтому мы и планируем создавать межмуниципальные водоканалы. В 2016 году в Ростовской области была проделана большая работа по передаче полномочий в сфере водоснабжения и водоотведения от сельских поселений к муниципальным районам. Речь идет не о ликвидации существующих предприятий — водоканалы ждет укрупнение. На первом этапе организация водоснабжения и водоотведения населения в границах поселений передана на районный уровень. Процедура создания водоканалов на территории муниципальных районов будет завершена в первом квартале. При этом общее количество организаций, оказывающих услуги водоснабжения и водоотведения, сократится со 160 до 80. В перспективе количество работающих на территории Ростовской области водоканалов планируется сократить до восьми. Иначе говоря, в плане водоснабжения и водоотведения вся Ростовская область будет условно поделена на восемь территорий, на каждой из которых будет работать свой большой и финансово успешный водоканал.

«СГ»: А какая выгода от укрупнения водоканалов для жителей?

А.М.: Это даст возможность привести в порядок инфраструктуру, снизить потери в сетях, повысить надежность систем и качество предоставления услуги населению.

«СГ»: Какие крупные инвестиционные проекты и программы вы считаете самыми важными для области?

А.М.: Для нас важны все населенные пункты области. При этом, на особом контроле территории, откуда поступает наибольшее количество жалоб от населения. Это шахтерские города Зверево, Гуково, Шахты, Новошахтинск и Красный Сулин. Уже заключены концессионные соглашения по модернизации объектов коммунальной инфраструктуры Новошахтинска и Красного Сулина. Сумма вложений составит более 660 млн рублей. По Гукову, Звереву готовится конкурсная документация для передачи объектов в концессию. Для Шахт подготовлена «дорожная карта» капремонта внутригородских водопроводных сетей. Кроме того, ведется активная подготовка к заключению городом концессионного соглашения по теплу. Ориентировочно его стоимость — 1,6 млрд рублей.

«СГ»: Концессионер, естественно, стремится вернуть вложенные средства. Отразится ли это на величине тарифа для населения?

А.М.: В каждом отдельном случае финансовая модель рассчитывается, исходя из технических и финансовых показателей. Даже если экономически обоснованный тариф для предприятия вырастет, с учетом применения ограничительного индекса платы граждан, на тарифе для населения это никак не отразится. Разница между ними будет субсидироваться предприятию из бюджета.

Справочно

Согласно проекту «Обеспечение качества жилищно-коммунальных услуг к 2020 году», доля заемных средств в общем объеме капвложений в Ростовской области составит 30%, при этом удовлетворенность населения качеством услуг должна быть не ниже 85%.

Автор: Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА (Ростов-на-Дону)

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 19 апреля 2017 > № 2203266 Андрей Майер


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 12 апреля 2017 > № 2176474 Батырбий Тутаришев

Время работать над ошибками.

Реформа дала новый импульс развитию системы саморегулирования в строительстве.

Игнорирование мнения специалистов-практиков при принятии на законодательном уровне тех или иных норм отрицательно сказывается на любой сфере деятельности. К большому сожалению, так случилось и с принятием федерального закона №148-ФЗ от 22 июля 2008 года, которым были внесены изменения в Градостроительный кодекс Российской Федерации, положившие начало новому институту гражданского общества в России — института саморегулирования в строительной отрасли.

Изначально в этом законе отсутствовал принцип регионализации, и было установлено довольно тяжкое финансовое бремя для вступающих в саморегулируемую организацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Независимо от того, относилась ли компания к крупному, среднему, малому и даже микробизнесу, она должна была внести в компенсационный фонд 300 тыс. рублей. Не были определены и требования к коммерческим банкам, в которых должны были храниться средства компенсационных фондов СРО.

Да, институт саморегулирования развивался, но принцип контроля и ответственности членов СРО друг за друга не был реализован в полной мере. Наоборот, нередко строительная организация числилась, например, в СРО в Петербурге, а деятельность вела по месту регистрации — в Краснодаре. И делалось это, уверен, только для того, чтобы уйти от надлежащего контроля.

А размещение средств компенсационных фондов в ненадежных банках привело к расхищению части средств нечистыми на руку банкирами. В результате миллиарды рублей оказались изъяты из отрасли и безвозвратно пропали.

Ситуация с саморегулированием в строительстве стала вызывать серьезные вопросы на самом высоком уровне. В мае прошлого эту проблему поднял на заседании Государственного совете по вопросам развития строительного комплекса президент страны. Стало ясно, что положение надо менять.

Весной 2016 года мы, представители саморегулируемых организаций, входящих в НОСТРОЙ, избрали президентом ассоциации молодого профессионала-практика Андрея Молчанова. Он возглавляет «Группу ЛСР», одну из крупнейших строительных компаний России. Кому, как не ему, видны и близки проблемы саморегулирования отрасли?

И благодаря лоббированию (в хорошем смысле этого слова) профессионалов-строителей мы получили революционные изменения в системе саморегулирования. С конца прошлого года и до 1 июля 2017 года по всей стране идет регионализация саморегулированных организаций. Строительные организации и индивидуальные предприниматели смогут быть членами только тех СРО, которые действуют по месту их государственной регистрации. Создание в регионах филиалов СРО из других субъектов Российской Федерации теперь запрещено.

Денежные средства компенсационных фондов будут находиться только на спецсчетах уполномоченных банков, которые соответствуют требованиям, установленным правительством РФ.

Взнос в компенсационный фонд для вновь вступающих членов снижен до 100 тыс. рублей.

Ассоциации НОСТРОЙ поручено вести Национальный реестр специалистов. И каждый член СРО должен иметь у себя в штате не менее двух специалистов, включенных в реестр. И вот тут-то мы можем столкнуться с большой проблемой! Так как профессия инженера в 1990-х и 2000-х годах была непрестижной, у нас образовался дефицит таких специалистов. А для внесения в реестр у них должны быть не только высшее профессиональное образование и стаж работы по специальности не менее 3 лет (а для руководителей не менее 5 лет), но и стаж работы в строительной отрасли не менее 10 лет!

Однако меня и моих коллег-строителей радует, что сегодня и законодательная, и исполнительная власть, как на федеральном, так и на региональном уровне глубже вникает в наши проблемы. Ведь проблемы в строительной отрасли касаются не только застройщиков, но и дольщиков, и всего населения того или иного муниципалитета.

Приведу пример: подключение к инженерным сетям. Мы заказываем ресурсоснабжающим организациям разработку технических условий, платим напрямую очень большие деньги, а вот куда эти деньги пойдут дальше, и пойдут ли они на строительство или ремонт сетей — за этим уже не проследишь! Я предложил такую схему: муниципалитеты должны выступать посредниками между застройщиками и РСО. Муниципалитет должен согласовывать все технические условия, и денежные средства должны идти через него. Ведь на местах виднее, что необходимо построить или «залатать» в первую очередь. А при сдаче дома сразу необходимо передавать построенные сети муниципалитету. Сегодня такие сети годами не принимаются ни муниципалитетами, ни ресурсоснабжающими организациями!

Мои предложения поддерживают, к сожалению, не все коллеги. Но я стою твердо на позиции, что жилой многоквартирный дом должен сдаваться со стопроцентной готовностью. Это всегда было визитной карточкой ЗАО «Краснодарпроектстрой» — предприятия, которое я возглавляю более 35 лет! Если дольщик не хочет принять предложенный ему разработанный застройщиком вариант эконом-, стандарт- или люкс-отделки, то он может сделать себе отделку сам, но только в четко оговоренное договором время. Это нужно для того, чтобы после сдачи дома в эксплуатацию каждый собственник квартиры не становился строителем-дилетантом или возмутителем спокойствия для остальных жильцов дома. Вот и приказ Минстроя России от 5 мая 2014 г. №223/пр определяет, что при проектировании, строительстве, реконструкции жилого дома или жилого дома блокированной застройки, многоквартирного дома, в которых расположено жилое помещение, оно должно быть обеспечено внутренней отделкой жилого помещения, пригодной для проживания.

И еще одна важная проблема. Мы все мечтаем о добротном и уютном жилье. Но когда оно у нас появляется, то сразу возникает вполне оправданное желание иметь ухоженную придомовую территорию, детские и спортивные площадки, парковки, социальную инфраструктуру. И мне вполне понятны и близки требования губернатора Краснодарского края Вениамина Кондратьева о неукоснительном соблюдении градостроительных планов населенных пунктов и выполнении строительными компаниями комплексной застройки территории. Рядом с жильем должны быть и школа, и больница, и детские сады, и зеленые зоны — парки и скверы. Но, безусловно, один застройщик «не потянет» строительство школ и детских садиков, ведь тогда повысится стоимость квадратного метра жилой площади, что ляжет дополнительным бременем на участника долевого строительства. Для этого в муниципалитетах должны быть созданы внебюджетные фонды, куда застройщики должны будут перечислять денежные средства в зависимости от количества возводимых квадратных метров, а муниципалитеты далее сами будут решать, какой социальный объект строить на эти средства.

Мы должны все вместе — органы власти, строительный комплекс, каждый гражданин на своем рабочем месте — не стесняться исправлять допущенные ошибки и делать все для обустройства своего дома, дома, который зовется малая родина. И тогда наша жизнь станет счастливой и комфортной.

Кроме того

В настоящее время в Краснодарском крае проходит поисково-просветительская экспедиция «Имя Кубани », посвященная 80-летию образования региона. Ее цели — обеспечение преемственности в социальном развитии региона, развитие общественных инициатив, вовлечение жителей в решение проблем края, популяризация лучшего опыта.

При подведении итогов муниципального этапа экспедиции гендиректору ЗАО «Краснодарпроектстрой» Батырбию Тутаришеву было присвоено почетное звание «Имя Краснодара».

Автор: Батырбий ТУТАРИШЕВ, член совета и координатор Ассоциации «Национальное объединение строителей» (НОСТРОЙ) по Южному федеральному округу, генеральный директор ЗАО «Краснодарпроектстрой»

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 12 апреля 2017 > № 2176474 Батырбий Тутаришев


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 11 апреля 2017 > № 2176471 Сергей Князев

Держать высокую планку.

Краснодарский край остается одним из лидеров в сфере строительства

Минувший год оказался непростым для строительного комплекса России, однако строители Краснодарского края сумели не допустить резкого снижения отраслевых показателей. В частности, край сохранил 2-е место в стране по объему ввода жилья, лишь немного отступив от уровня 2015 года. Об итогах работы в году минувшем и планах краснодарских строителей на 2017 год в интервью «СГ» рассказал начальник управления строительного комплекса Департамента строительства Краснодарского края Сергей КНЯЗЕВ.

«СГ»: Сергей Иванович, каковы главные итоги работы строительного комплекса Кубани за прошлый год?

Cергей Князев: В 2016 году в Краснодарском крае работы по договорам строительного подряда выполняли более 260 крупных и средних организаций и свыше 5 000 малых предпринимательских структур. Общее число занятых в стройорганизациях работников составило свыше 190 тыс. человек, а это 8,4% от общего количества занятых в экономике края. Строители — серьезная сила, благодаря которой край в минувшем году сохранил 2-е место в стране по объемам ввода жилья (почти 4,6 млн кв. м) и 6-е место по объемам строительных работ (226,8 млрд рублей). На территории региона активно реализуются инвестиционные проекты в нефтеперерабатывающем, агропромышленном комплексах, идет реконструкция магистральных трубопроводов, портовых сооружений. Особо отмечу строительство энергетических объектов, включая для передачи электроэнергии на Крымский полуостров, сооружение кабельного перехода через Керченский пролив, транспортного перехода и подъездных дорог к нему. Из общего объема строительно-монтажных работ, выполняемых крупными и средними организациями (110,8 млрд рублей), почти треть пришлась на Темрюкский район, где ведется строительство Керченского моста и других объектов.

«СГ»: В сфере жилищного строительства лидером остается краевой центр?

C.К.: Да, в Краснодаре в 2016 году введено более 2,1 млн кв. м жилья, или 46,7% от общекраевого показателя. Факторами, которые способствовали поддержанию спроса на жилье, стали снижение уровня процентных ставок по ипотечным кредитам в рамках федеральных и региональных программ поддержки отдельных категорий граждан, реализация подпрограммы «Жилище» государственной программы Кубани «Комплексное и устойчивое развитие Краснодарского края в сфере строительства и архитектуры». В 2016 году в крае ввели в эксплуатацию жилых зданий всего на 1,9% меньше, чем в 2015 году. Индивидуального жилья введено около 1,9 млн кв. м, или 93% к 2015 году. Ввод жилья на душу населения в крае по состоянию на 1 января 2017 года составил 0,83 кв. м, что в 1,5 раза выше среднероссийского показателя.

«СГ»: Однако строительство жилья должно сопровождаться созданием социальной инфраструктуры. Как с этим обстоят дела в крае?

C.К.: Перед администрацией Краснодарского края в настоящее время стоит важная задача: увеличение количества мест в детских садах и общеобразовательных организациях. В 2016 году на Кубани построены и введены в эксплуатацию детские дошкольные учреждения на 1227 мест, пристройка к общеобразовательной школе на 400 мест в Краснодаре, детская школа искусств на 600 мест в Успенском районе. Активно шло строительство перинатального центра в Сочи, здания вспомогательного корпуса краевого перинатального центра в Краснодаре, акушерско-гинекологического корпуса центральной больницы в Кореновске и других объектов. В 2017 году планируется в рамках подпрограммы «Развитие общественной инфраструктуры муниципального значения» ввести в эксплуатацию три детские дошкольные организации общей вместимостью 650 мест и приобрести две детские дошкольные организации общей вместимостью 430 мест. Если говорить в целом, то сегодня в регионе ставка делается на комплексное освоение территорий. Администрация Краснодарского края ставит перед застройщиками задачу не только строить жилые дома, но и создавать благоустроенные микрорайоны, где есть школы, детские сады, медицинские учреждения, аптеки, магазины, парковые зоны, места для парковок и другая необходимая инфраструктура. Позитивным фактором являются изменения в Законе о долевом участии, дающие застройщикам возможность за счет средств дольщиков нести расходы по объектам инженерной и социальной инфраструктуры.

С целью экономии бюджетных средств и популяризации современных архитектурно-планировочных, конструктивных и технологических решений Департамент строительства края совместно с Департаментом по архитектуре и градостроительству принял активное участие в наполнении реестра типовой проектной документации экономически эффективными проектами объектов капитального строительства социального назначения. В 2016 году в реестр типовой проектной документации по решению нормативно-технического совета Минстроя России были включены 6 проектов детских садов и 12 проектов школ для строительства на Кубани. Всего в 2013-2016 годах в реестр типовой проектной документации были включены проекты следующих объектов: жилые дома (12 проектов), детские сады (17 проектов), школы (12 проектов), перинатальный центр (1 проект), плавательный бассейн (1 проект).

«СГ»: В последнее десятилетие край стал местом проведения крупных соревнований по различным видам спорта. Что сегодня делается для развития спортивной инфраструктуры?

С.К.: За последнее время в крае введен в эксплуатацию целый ряд крупных спортивных объектов. В Краснодаре за счет частных инвестиций построен современный стадион на 33 тысячи мест. В Выселковском районе в рамках реализации государственной программы Краснодарского края «Развитие физической культуры и спорта» возведен плавательный бассейн с зеркалом воды в 400 кв. м. В Щербиновском районе появился воздухоопорный универсальный спортивный комплекс, а в Кореновске — спортивный комплекс с ледовой ареной.

В 2016 году в соответствии с постановлением правительства РФ о подготовке чемпионату мира по футболу 2018 года и постановлением главы администрации (губернатора) Краснодарского края об обеспечении участия региона в подготовке к ЧМ-2018 и Кубку конфедераций 2017 года велась реконструкция Центрального стадиона города Сочи. В конце прошлого года были завершены строительно-монтажные работы, сейчас ведется работа по получению заключения о соответствии объекта капитального строительства требованиям технических регламентов и проектной документации.

Кроме того

С целью обеспечения заказами строительных организаций администрация Краснодарского края особое внимание уделяет реализации инвестиционных проектов, в том числе направленных на импортозамещение. Сегодня в активной стадии находится около 200 проектов, которые планируется завершить до 2020 года. Общий объем инвестиций — свыше 1 трлн рублей.

Более 4,5 млн кв. м жилья введено в Краснодарском крае в 2016 году

Автор: Владимир ЧЕРНОВ

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 11 апреля 2017 > № 2176471 Сергей Князев


Россия. Весь мир. ЮФО > Агропром > oilworld.ru, 10 апреля 2017 > № 2476110 Даниил Тихонов

В будущем сезоне Россия сможет сохранить и, вероятно, увеличить объемы зернового экспорта – ООО «Артис-Агро Экспорт».

В последние несколько сезонов Россия занимает лидирующие позиции по объему экспорта зерновых культур, прирост производства внутри страны способствует наращиванию объема их поставок и расширению географии экспорта. Исходя из текущих темпов экспорта, ИА «АПК-Информ» оценивает экспортные поставки зерновых в 2016/17 МГ на уровне 35 млн. тонн (+2% к 2015/16 МГ), в том числе экспорт пшеницы оценивается в 25 млн. тонн, что на 3% больше, чем в предыдущем МГ. Об особенностях текущего сезона, ключевых проблемах и перспективах развития экспортного направления АПК-Информ рассказал зерновой трейдер ООО «Артис-Агро Экспорт» Даниил Тихонов.

- Даниил, как Вы оцениваете итоги первой половины сезона-2016/17 в секторе основных зерновых культур? Какие особенности смогли бы выделить?

- Среди ключевых особенностей текущего сезона, в первую очередь, следует отметить рекордный за постсоветскую историю урожай зерновых в России, превышающий, согласно данным Росстата, 120 млн. тонн (из которых 73 млн. тонн приходятся на пшеницу). Однако, несмотря на амбициозные планы по экспорту зерна (в частности Минсельхоз придерживался оценки в 40 млн. тонн), очевидно, что этот потенциал не будет реализован в полной мере. Основная причина заключается в том, что крупный урожай был собран не только в России, но и в большинстве других стран-производителей пшеницы – Австралии, США, Аргентине. В итоге рынок оставался во власти избыточного предложения зерна в мире на фоне дефицита новых драйверов спроса.

- Какие культуры и в какие страны экспортирует ваша компания? Изменилась ли география экспорта за последние несколько сезонов ?

- Что касается основных направлений зернового экспорта в текущем сезоне, следует отметить увеличение доли «экзотических» направлений, в частности экспорт на Дальний Восток, который никогда не был крупным покупателем российского зерна. Это обусловлено, с одной стороны, потребностью в расширении рынков сбыта, а с другой – неопределенностью относительно традиционных направлений (Турция, Египет). Так, объем поставок пшеницы в Бангладеш вырос по сравнению с предыдущим сезоном на 51%, в Индонезию – на 47%, осуществлены поставки во Вьетнам (в прошлом сезоне пшеница в данную страну вообще не экспортировалась). Аналогичный «дальневосточный прорыв» произошел и по кукурузе: так, объемы поставок в Японию выросли с 13 тыс. тонн в прошлом сезоне до 235 тыс. тонн в текущем, Вьетнам (не покупавший российскую кукурузу в прошлом сезоне) и вовсе стал вторым по размеру рынком для российской кукурузы, импортировав 649 тыс. тонн и обойдя по объему закупок Южную Корею. Впрочем, не стоит обольщаться отдельными цифрами. Со второй половины сезона российское зерно более не конкурентно в направлении Дальнего Востока. По пшенице Россия была вытеснена Австралией (которая собрала рекордный урожай за всю историю и имеет покупательские преференции в плане качества, а также преимущество по стоимости фрахта), по кукурузе рынок заняли Аргентина и Бразилия. В первой половине сезона «Артисом» также были осуществлены отгрузки в направлении Малайзии, Филиппин, Индонезии. Однако на данный момент отгрузки вновь вернулись к традиционным рынкам сбыта (Египет, Йемен, Нигерия и т.д.), что отражает возросшую конкуренцию со стороны стран Южного полушария на новых рынках.

- Какое влияние оказывает укрепление российского рубля по отношению к доллару США на темпы экспорта зерна из РФ в текущем МГ?

- Одним из факторов, серьезно осложнивших деятельность экспорто-ориентированных компаний, стало укрепление рубля против доллара. С начала зернового сезона курс рубля возрос почти на 13%, что приводило к удорожанию российского сырья в долларовом выражении. Если в течение предыдущего сезона высокая конкурентоспособность российского зерна обеспечивалась в том числе слабым рублем, в текущем МГ валютный фактор играет против российских экспортеров.

- За счет чего, по Вашему мнению, обеспечена высокая конкурентоспособность РФ на мировых площадках? И смогут ли российские экспортеры с учетом сезонного снижения спроса отгрузить на внешние рынки ожидаемые рекордные объемы пшеницы?

- Безусловными факторами, поддержавшими спрос на российское зерно, и пшеницу в том числе, в течение сезона, были уменьшение объема производства и ухудшение качества зерна у непосредственных конкурентов из стран ЕС, в частности Франции. Благодаря этому фактору Россия смогла существенно увеличить экспорт в такую ориентированную на французские поставки страну, как Марокко (со 119 до 676 тыс. тонн). Кроме того, снижение экспортного потенциала Европы позволило России существенно нарастить продажи по линии египетского государственного агентства GASC: если в сезоне-2015/16 на Россию приходилось 47% закупок, а на Францию – 14%, то в текущем МГ доля России составляет 69%, тогда как Франция смогла поставить всего 3 карго (составивших 3% от объема закупок GASC).

Усиление конкуренции и снижение внешнего спроса, очевидно, не позволят вывезти весь имеющийся экспортный излишек зерна. Так, если в начале сезона большинство аналитиков придерживались восторженных ожиданий экспорта порядка 40-42 млн. тонн зерна (и 30-31 млн. тонн пшеницы в частности), то на данный момент более реалистичным выглядит прогноз экспорта 37,5-38,0 млн. тонн зерна и 27-27,5 млн. тонн пшеницы. Ограниченный экспортный спрос в сочетании с рекордным урожаем в итоге приведет к формированию крупнейших с 2009 года переходящих запасов зерна, которые составят, по разным оценкам, от 18,5 до 23 млн. тонн. Учитывая первые (пусть, пока и очень предварительные) прогнозы урожая зерновых наступающего сезона в объеме более 100 млн. тонн, нельзя говорить о существенной смене понижательной тенденции на рынке. Тем удивительнее выглядит позиция держателей зерна, предпочитающих оставаться в товаре, несмотря на приближение нового урожая. Существенным образом развернуть рыночную картину на мировом рынке может только некий природный катаклизм в одной из стран-производителей зерна, однако на данный момент существенные погодные риски в обозримой перспективе не прогнозируются.

- Какие факторы оказывают ключевое влияние на формирование цен в секторе основных зерновых культур на данном этапе?

- Импортеры и зерновые трейдеры на международном рынке прекрасно понимают факт наличия значительных переходящих запасов в России, а также принимают во внимание не самые плохие перспективы урожая следующего сезона. По этой причине на внешнем рынке наблюдается «перевернутая» ценовая картина котировок FOB порты Черного моря. Если традиционно контракт на каждый последующий месяц поставки зерна торгуется дороже предыдущего (ввиду расходов на хранение зерна), то сейчас контракт на каждый последующий месяц стоит дешевле предыдущего: если котировки пшеницы 12,5% на базисе FOB порты Черного моря на апрель составляют 190 USD, то спрос на май не превышает 185 USD, пшеницу же с поставкой в июле рынок готов покупать не более чем по 170 USD.

Укрепившийся до рекордного с 2015 года уровня рубль, а также жесткая позиция сельхозпроизводителей, твердо намеренных держать остатки зерна до последнего, приводят к тому, что российское зерно больше не является самым дешевым в мире (на базисе FOB), проигрывая американской пшенице SRW. На традиционных рынках российская пшеница еще сохраняет преимущество за счет более дешевого фрахта, однако спрэд между российской пшеницей и американской SRW достиг минимальных значений (3-5 USD в пользу российской при пересчете через Египет). В связи с этим будет интересно увидеть список участников следующего тендера GASC, среди которых вполне может появиться американская пшеница по конкурентным ценам.

- Насколько сильно влияют на работу экспортеров взаимоотношения РФ и основных стран-импортеров в текущем сезоне?

- Текущий сезон также оказался богат непредсказуемыми действиями политических субъектов, которые в итоге сказывались на операторах зернового рынка. Разумеется, в первую очередь, вспоминается совсем недавняя остановка Турцией выдачи лицензий на беспошлинный импорт зерна из России (де-факто означающая остановку поставок из РФ). Ввиду импортных ограничений, по факту введенных Турцией по отношению к российскому зерну, в Турцию не смогут быть вывезены порядка 1,1 млн. тонн пшеницы и 150-200 тыс. тонн кукурузы, которые при ином сценарии ушли бы в этом направлении. Эти объемы еще более увеличат и без того значительные переходящие в новый сезон запасы зерна на внутреннем рынке, т.к. быстро найти замену турецкому рынку будет непросто, несмотря на официальные заверения российских чиновников.

С переменным успехом идут также поставки пшеницы в Египет, где ввиду противоречий интересов отдельных министерств наблюдаются крайнее непостоянство в требованиях к импортируемому зерну и абсолютно вольная интерпретация условий тендерных спецификаций.

- Какие рынки сбыта, на Ваш взгляд, являются перспективными для российской сельхозпродукции, и чего стоит ожидать участникам рынка в будущем сезоне?

- Рассматривая перспективы рынка в будущем сезоне, хочется отметить наличие потенциальных возможностей сохранить, а, вероятно, и увеличить объемы зернового экспорта из России, к чему имеется ряд предпосылок. Так, несмотря на более низкий урожай по сравнению с рекордом в сезоне-2016/17 (первые прогнозы урожая пшеницы в 2017/18 МГ составляют 66-68 млн. тонн), в сочетании с более высокими входящими запасами общие ресурсы зерна (урожай + переходящие запасы) на рынке будут сравнимы с показателями текущего сезона. С другой стороны, аналитики (в частности IGC) указывают на снижение объемов производства в других странах-производителях. В частности, ввиду сокращения посевных площадей в США прогнозируется снижение урожая пшеницы с 62,9 млн. тонн в текущем сезоне до 50 млн. тонн в следующем. Австралия, скорее всего, вернется с рекордного уровня в 35 млн. тонн к средним объемам урожая (28 млн. тонн). Таким образом, вполне вероятно очередное возвращение России на азиатские рынки (по крайней мере, до поступления нового австралийского урожая в ноябре-декабре). С другой стороны, вполне возможно восстановление урожая зерновых в ЕС, который сможет заменить Россию при поставках на турецкий рынок. К слову, почти 300 тыс. тонн литовской пшеницы уже заявлены к отправке в Турцию, несмотря на то, что прибалтийская пшеница котируется на данный момент на 6-7 USD дороже российской причерноморской.

Таким образом, к новому сезону мы подходим с противоречивыми исходными данными. С одной стороны, укрепившийся курс рубля перестал поддерживать привлекательность покупок российского зерна на экспорт при текущих рублевых уровнях цен. Возможности сбыта в прежнем объеме на традиционные ключевые рынки вызывают все больше сомнений. С другой стороны, при реализации сценария с уменьшением предложения в основных странах-производителях возможно, напротив, увеличение поставок из России в новых направлениях. Какой из сценариев реализуется в итоге, станет ясно после формирования потенциала урожая в Северном полушарии, критичным периодом для которого будет апрель-май.

Беседовала Полина Калайда

Россия. Весь мир. ЮФО > Агропром > oilworld.ru, 10 апреля 2017 > № 2476110 Даниил Тихонов


Россия. ЮФО > Транспорт. Экология > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130012

Курортников ждет провал

Ремонтники не могут устранить провал на трассе Симферополь – Севастополь

Алина Распопова

Экстренно заделать гигантский провал трассы Симферополь – Севастополь к началу курортного сезона не удастся. В этом практически уверены крымские активисты, знакомые с ситуацией. По информации источника «Газеты.Ru», чиновники надеялись просто засыпать разрушенную оползнем дорогу щебнем и закатать яму в асфальт. В процесс такого ремонта вмешался Росавтодор. Местные строители называют проблемный участок опасным для автомобилистов и жителей населенных пунктов и не поддержали ремонт на скорую руку.

Окончание ремонта гигантского провала на 54–55-м километре автодороги Симферополь – Бахчисарай – Севастополь до майских праздников оказалось под вопросом. Хотя на заседании правительства Севастополя чрезвычайный режим объявили еще 23 марта и выделили из бюджета 70 млн руб., речи о непосредственном ремонте дорожного отрезка пока нет. Ранее чиновники пообещали экстренно заделать провал длиной 300 м к 29 апреля.

Однако, когда к работам по устранению последствий оползня приступила подрядная организация «ЛТК-групп», оказалось, что до самого ремонта еще далеко. Трасса проходит по югу Крыма и является одной из важнейших для сообщения внутри полуострова. По ней проходит путь для 80% легковых и 100% грузовых автомобилей, которые следуют в Севастополь.

«Сейчас все занимаются только провалом, все силы брошены туда. Снимают слой грунта за слоем, ищут воду, но воды нет.

Причины оползня выяснить не удалось. Но уже понятно, что в срок не управятся и выделенных денег, скорее всего, не хватит», – цитирует местное издание «Объектив» источник в правительстве Севастополя.

По его данным, на месте разлома обнаружено несколько слоев уложенного асфальта.

Как рассказали «Газете.Ru» в «ЛТК-групп», в настоящее время в лаборатории готовится заключение по геолокации. После чего строители вернутся к основной работе — до конца уберут верхний слой почвы, чтобы снизить нагрузку от оползня.

«Из 300-метрового участка, на котором мы должны убрать верхний слой, пройдено уже 180 м, — говорят в «ЛТК-групп». — В центре провала сейчас находится котлован, осталось снять еще 120 м покрытия в длину. Мы сделали самое главное — сняли нагрузку с оползня, чтобы он стабилизировался. Убрали слой асфальта и грунта, который давил сверху и мог привести к новым печальным последствиям. Ведь это зона очень опасная. Изыскания на этом участке не проводились с 70-х годов, поэтому очень важно, чтобы работы по геологии и геофизике были проведены по всем правилам, чтобы не случилось других вещей, более страшных».

При этом в «ЛТК-групп» подтвердили, что изначально перед организацией ставилась задача максимально быстро устранить провал, чтобы движение по трассе можно было открыть к началу сезона отпусков.

«Если бы мы делали все так, как все хотят, очень быстро, то нам пришлось бы взять на себя слишком большой груз ответственности, — рассказали строители. — Но это невозможно, ведь речь идет о человеческих жизнях.

Ведь над автомобильной дорогой проходит железная дорога, а снизу расположена деревня. И весь процесс должен идти при соблюдении законов. Мы прекрасно понимаем желание руководства, потому что впереди курортный сезон, но нести ответственность потом придется всем. Поэтому все должно быть четко взвешено. Когда мы получим научное подтверждение того, что можно идти дальше, мы бросим на это все силы».

Как уточнили в «ЛТК-групп», с оплатой их услуг по работам на первом этапе проблем нет. А дальше вопрос будет решаться с соблюдением норм законодательства в части торгов.

Между тем, как рассказал в беседе с «Газетой.Ru» руководитель регионального общественного движения «За Севастополь» Александр Талипов, Росавтодору пришлось взять особый контроль над ситуацией с ремонтом севастопольского провала. По его словам, такое решение приняли на закрытом совещании в режиме видеоконференции.

«Чиновники хотели, чтобы строители сразу приступили к засыпке щебнем, утрамбовке и покрытию отрезка асфальтом, — сказал Талипов. — Такая позиция вызвала опасения у Росавтодора, который это дело остановил.

В пятницу будут готовы результаты геоизысканий, после чего уже на федеральном уровне будет приниматься решение, что делать дальше. Есть все основания предполагать, что движение грунта происходит на глубине 11–12 м, возможно, даже и глубже, устранить движение оползня такими поверхностными методами не удастся. Если делать будут дорогу по уму, то есть бетонировать стены, забивать сваи, то сначала придется подготовить проект, провести экспертизу.

Объем и стоимость работ вырастут в разы, и самый лучший прогноз, когда дорога будет открыта, — конец июня. Поэтому транспортный коллапс в высокий сезон неизбежен».

Между тем, как рассказывают очевидцы, предложенная водителям объездная дорога с нагрузкой не справляется уже сейчас. Для легковых автомобилей организован объезд через село Поворотное, а грузовики и автобусы направляются через Северную сторону Севастополя (по селам Фруктовое и Любимовка, а затем по улице Богданова либо через поселок Мекензиевы Горы).

«Возникают заторы, автомобилисты, которые едут в Севастополь, теряют по три часа, прежде чем найти верную дорогу, — рассказали «Газете.Ru» очевидцы. — Навигаторы сначала ведут на трассу, где был оползень, когда водители разворачиваются и пытаются выехать на объездную, оказывается, что никаких знаков нет. А добравшись до объезда, выясняют, что из-за пробок придется снова терять время. Что будет, когда сюда поедут отдыхающие, представить страшно».

«Газета.Ru» 22 марта направила официальные запросы в департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Севастополя на имя Игоря Титова, а также в «Севавтодор», ответственный за строительство этого участка. Однако ответы не пришли — в ведомствах затруднились пояснить, по какой именно причине. В минтрансе Крыма посоветовали также обращаться в Севастополь. В Росавтодоре на запрос «Газеты.Ru» оперативно ответить не успели.

Как ранее заявлял во время комиссии по ЧС директор департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Игорь Титов, работы по устранению последствий оползня будут выполняться в два этапа. Сначала инженерные изыскания и мониторинг территории в четыре гектара, а также демонтаж дорожного покрытия, конструкций дороги длиной 350 м, глубиной 3,5 м и шириной 12 м.

Будут также выполняться мероприятия по водоотведению и укреплению откосов. После проведения изысканий будет понятен объем инженерной защиты, который необходим для данного участка трассы.

Напомним, что крупный провал образовался на 54–55-м километре автодороги Симферополь – Бахчисарай – Севастополь. Проезд на этом отрезке закрыли с 9 марта. Провал тем временем стал местной достопримечательностью. Люди специально приезжают сюда, чтобы сделать снимки на фоне отрезка дороги, напоминающего собой кратер или поле после бомбежки.

Россия. ЮФО > Транспорт. Экология > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130012


Россия. ЮФО > Транспорт > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124399

Медведев увеличил количество субсидируемых авиамаршрутов в Крым

Служба новостей

Forbes

Единый билет в семь городов Крыма можно будет оформить за 60 дней до поездки

Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление правительства, которое увеличило с 58 до 61 количество авиамаршрутов в Крым, которое субсидируются государством. Об этом сообщила в пятницу, 31 марта, пресс-служба кабинета министров.

К субсидируемым маршрутам в Крым добавлены авиаперелеты из Сочи в Симферополь, из Орска в Симферополь, из Сыктывкара в Симферополь и в обратном направлении. «Таким образом, количество субсидируемых маршрутов будет доведено до 61», — отмечается в пояснительной записке к постановлению, которое было подписано премьером 24 марта.

Правительство России доплачивает за полеты на полуостров с лета 2014 года. Тогда в программу входили 20 городов. В 2015 году этот список был увеличен до 43. В мае 2016 года в список были внесены еще 15 городов, и их общее количество выросло до 58.

10 марта агентство «Интерфакс» сообщило со ссылкой на материалы Росавиации, что объем субсидий, выделенных правительством на авиаперевозки по России в 2017 году, снижен почти на 17%. В 2016 году из бюджета было выделено на эти цели 8,76 млрд рублей (было освоено 8,08 млрд рублей). А в 2017 году до Росавиации доведено 7,3 млрд рублей бюджетных ассигнований на субсидирование авиарейсов.

Всего в России в 2017 году будут действовать четыре программы поддержки внутрироссийских перевозок (одна программа - по Приволжскому федеральному округу — будет закрыта). Государство продолжит субсидировать авиаперелеты в Калининград, на Дальний Восток и в рамках программы региональных перевозок.

Из постановления, подписанного Медведевым 24 марта, следует также, что теперь единый билет в семь городов Крыма можно будет оформить за 60 дней до поездки, а не за 45 дней, как это было ранее. «В туристический сезон 2017 года будут организованы перевозки пассажиров по единому билету в семь городов Крымского полуострова: Керчь, Симферополь, Севастополь, Феодосия, Судак, Евпатория и Ялта», — говорится в документе. Единый билет можно приобрести одновременно с оформлением или представлением билета на поезд до Краснодара и Анапы не позднее чем за 24 часа до отправления автобуса. Стоимость единого билета на автобус и паром осталась на уровне 2016 года.

«Принятые решения позволят обеспечить перевозку пассажиров в прямом смешанном сообщении в Республику Крым и город Севастополь и в обратном направлении в туристическом сезоне 2017 года по специальному тарифу», — отмечается в пояснении к постановлению Медведева.

Россия. ЮФО > Транспорт > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124399


Германия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122187

Господдержка входит в Claas.

Зерноуборочные комбайны Tucano, выпускаемые на краснодарском заводе «Клаас», вошли в программу субсидирования российских производителей сельхозтехники на 2017 год. Согласно расчетам экспертов, благодаря господдержке может быть реализовано до 400 единиц техники на сумму свыше 4 млрд руб., однако дальнейшее получение субсидий будет зависеть от выполнения Claas условий специнвестконтракта по локализации производства, пишет «Коммерсантъ».

Администрация Кубани рассчитывает, что развитие завода «Клаас» будет способствовать росту сельхозмашиностроения в крае в целом. Основной получатель господдержки и ведущий поставщик комбайнов на российском рынке — «Ростсельмаш» не ожидает уменьшения собственного участия в программе субсидирования.

На сайте Министерства сельского хозяйства опубликована спецификация зерноуборочных комбайнов Tucano, производимых на заводе «Клаас» в Краснодаре, включенных в программу государственной поддержки производителей сельскохозяйственной техники в рамках постановления Правительства России №1432 на 2017 год. В пресс-службе Минсельхоза „Ъ-Кубань“ сообщили, что техника включена в перечень по заключению Минпромторга России о ее соответствии критериям правил предоставления субсидий. Согласно размещенным документам, скидка 15—20%, в зависимости от региона, будет предоставляться при реализации четырех моделей зерноуборочного комбайна Tucano: 340, 450, 570 и 580 в семи модификациях: с объемом зернового бункера 8—10 тыс. л, тремя типами системы обмолота — с классическим 6-клавишным соломотрясом, APS и уникальным APS Hybrid. Стоимость техники (без учета скидки и НДС) варьируется от 10,6 млн руб. до 14,5 млн руб., в зависимости от модификации.

В Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» рассказали „Ъ-Кубань“, что при квоте 5%, которая действует для площадки Claas в Краснодаре с учетом занятого штата (до 500 человек), компания может рассчитывать на субсидию до 685 млн руб. При этом объем реализации техники может составить свыше 4 млрд руб. «Вместе с тем ключевым моментом для участия компании в программе субсидирования является выполнение условий заключенного в прошлом году специального инвестиционного контракта (СПИК). Субсидии должны направляться на поддержку российских производителей, а не иностранцев. По сути их включили в программу авансом, и пока у меня нет уверенности, что компания будет выполнять все технологические операции, необходимые для производства комбайнов, в установленные в СПИКе сроки», — пояснил заместитель директора «Росагромаша» Денис Максимкин.

В департаменте промышленной политики Краснодарского края рассказали, что развитие сельскохозяйственного машиностроения рассматривается в качестве одного из двух (наряду с пищевым машиностроением) базовых направлений развития промышленности региона. «На Кубани из 6,5 тыс. зерноуборочных комбайнов 48% имеют возраст свыше 10 лет. За девять месяцев прошлого года, по сравнению с аналогичным периодом 2015 года, темпы обновления комбайнов выросли почти вдвое, аграриями было закуплено 446 машин, но для нормального процесса обновления парка этого недостаточно. По итогам всего года производство комбайнов в крае выросло на 244%, до 192 штук. Мы рассчитываем, что повышение уровня локализации завода „Клаас“ и участие в программе „1432“ позволит в ближайшие годы еще существеннее улучшить показатели выпуска и обновления сельхозтехники»,— рассказал заместитель руководителя департамента промышленной политики Владимир Мостовой и добавил, что согласно стратегии развития машиностроительной отрасли общий объем выпуска сельхозтехники на Кубани в 2017 году должен увеличиться на 30%, до 3,5 тыс. единиц с 2,7 тыс. в 2016 году. «Мы ведем переговоры с Минпромторгом России о включении еще трех кубанских предприятий в список получателей субсидий»,— сообщил господин Мостовой.

По мнению начальника отдела промышленной политики рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА») Федора Жердева, получение преференций в рамках СПИКа поможет Claas укрепить свои позиции на российском рынке, который является ключевым и наиболее перспективным для концерна. «В мире закупки новой сельхозтехники падают. С 2013 года рынок зерноуборочных комбайнов сократился на 50% в Северной Америке и на 22% — в Европе. Продажи техники Claas также продолжат падать, как ожидают в самом концерне, и в нынешнем году. Исключение — российский рынок, который находится в противоходе с мировым: за 2016 год производство сельхозтехники у нас выросло на 65% — и за счет господдержки внутреннего рынка, и за счет роста экспорта. Это колоссальный потенциал», — поясняет аналитик. Он также предположил, что включение Claas в список субсидируемых предприятий вряд ли существенно затронет интересы текущего основного получателя господдержки — завода «Ростсельмаш», поскольку их продукция находится в разных ценовых сегментах рынка.

Директор департамента маркетинга компании «Ростсельмаш» Прохор Дармов рассказал „Ъ-Кубань“, что в прошлом году завод в рамках программы «1432» реализовал свыше 8 тыс. единиц техники. «В текущем году мы ожидаем положительного развития тех программ поддержки сектора от государства, которые уже на деле показали свою эффективность как в вопросах стимулирования модернизации машинно-тракторного парка, так и по развитию экспортной деятельности. Уменьшения доли участия компании в программе мы не ожидаем», — отметил господин Дармов. В компаниях Agco и John Deere вчера собственные планы развития на российском рынке сельхозтехники не прокомментировали. Пресс-служба компании Claas также воздержалась от дополнительных пояснений к опубликованной Минсельхозом информации.

Германия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122187


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Агропром. Алкоголь > lgz.ru, 29 марта 2017 > № 2493262 Виктор Хмарин

Кому достанется крымская земля

Шумейко Игорь

За счёт чего можно повысить эффективность использования земельного фонда полуострова?

Процесс вхождения Крыма в российские реалии непрост – и в законодательной сфере, и в ментальной, и в экономической. Одна из болевых точек – «земельный вопрос». Во времена Украины было множество криминальных историй вокруг незаконного завладения «золотой» крымской землёй, а что происходит сегодня?

Наш собеседник – Виктор Хмарин, бизнесмен, общественный деятель, с 2011 года – председатель попечительского совета некоммерческой организации «Союз землеустроителей России» («Росземпроект»), участвовал в реализации проекта «Дальневосточный гектар – каждому россиянину», является экспертом по земельным вопросам.

– Что представляет собой крымская земля – в цифрах?

– Земельный фонд Крыма – это 2,6 млн. га, из них 1,6 млн. (63%) – сельхозугодья. Виноградники и сады на 1990 год – 140 тыс. га, из них особо ценные виноградники – 54 тыс. га. После украинского «хозяйствования» от них осталась лишь четверть (14 тыс. га). А ведь почвенно-климатические условия Крыма позволяют выращивать виноград более чем на 140 тыс. га. Сопоставьте: сегодня площадь всех плодоносящих виноградников России (краснодарские, ставропольские, северокавказские) – около 85 тыс. га.

– А какова сейчас доля нашего вина на рынке?

– Около 40%, остальное – привозное. Рынок этот с учётом снижения потребления водки, пива и плодово-ягодных вин быстро растёт. Госпрограмма РФ по развитию виноградарства предполагает к 2025 году довести площадь виноградников до 125 тыс. га. Специалисты понимают: это «опасливый» план, пока нелегко даже подступиться к большому земельному фонду Крыма, выведенному из оборота по политико-коррупционным причинам. Но решив эту задачу, дополнительно получим примерно 100 тыс. га виноградников. Это на 80% обеспечит внутренние потребности России. Станет возможен даже экспорт виноматериалов и высококачественных вин.

Южный берег Крыма – от Алупки до Феодосии – может претендовать на самый доходный бизнес, выросший на базе виноградников «Шато», – это сочетание виноделия и аграрного, гастрономического, оздоровительного туризма. Тут есть опыт. Особенно во Франции и США. Миллионы людей посещают мини-гостиницы, дегустируют, увозят продукцию именно этого «Шато».

– Насколько знаю, беда ещё в том, что высаживать нечего.

– Саженцы стоят 7–10 евро за экземпляр. В советские времена в Крыму было 50 крупных питомников, теперь осталось всего два. Но главное всё же – земля. «Необременённой» в Крыму как бы и нет.

Попутно замечу, что наш «Росземпроект» знаком со всеми видами земельно-коррупционных фокусов. Над законом об изъятии сельхозземель, используемых не по назначению, мы работали три года, теперь он принят Госдумой, с 2017 года вступил в силу.

Так вот в Крыму, как мы убедились, налицо чуть иная окраска земельных фокусов: вы подбираете неиспользуемый участок, затем чиновники успевают задним числом сдать его в аренду без конкурса, переоформив «украинское право».

– То есть в «спящем режиме» лежат украинские договоры аренды и никаких хозяйственных действий и платежей за землю нет?.. А кто же собственники этих «спящих ресурсов»?

– Практика показала, что по целому ряду участков через длинную цепочку компаний можно выйти или на бывших высших чиновников и партийных деятелей Украины времён Януковича или на так называемых украинских олигархов.

– Наверное, с этой проблемой связано недавнее решение Сергея Аксёнова по запрету на оформление существующих и строительство новых объектов недвижимости в Приморском парке Ялты? Глава Крыма сформулировал причину: «На данный момент собственники объектов не несут никакой социальной нагрузки, не пополняют городской бюджет. Уровень уплаты налогов с построенных объектов в Приморском парке: 50 000 руб. Проверка показала, что границы Приморского парка не установлены, виды разрешённого использования также не установлены…»

– Наши выводы просты. Сдерживающий фактор развития прибрежных территорий Крыма – низкая контролируемость процесса переоформления земельных прав, полученных в украинских условиях, в соответствии с требованиями российского законодательства.

Сплошь и рядом сталкиваемся, что переоформление прав в пользу иностранных компаний не сопровождается установлением конкретных требований к иностранному арендатору по определению размеров инвестиций и сроков их реализации, количеству рабочих мест и объёму налоговых отчислений. А всё это предусмотрено нашими законами.

Прошло три года после возвращения Крыма. И что же? Половина прав на землю сохраняется за украинскими правообладателями. Эту временную «дыру» нередко по-своему используют некоторые крымские чиновники.

Положение тревожное. Украинские псевдоинвесторы и арендаторы фактически сдерживают инвестиционную деятельность российского бизнеса, исключают из реального оборота и использования в интересах Крыма значительные массивы ценных земельных угодий. Пытаются легализовать и перевести в разряд собственности и неиспользуемые земли, добиваются правдами и неправдами получения российских свидетельств о собственности или переоформления договоров аренды земли.

– Местные чиновники недорабатывают?

– Сложилась патовая ситуация со многими госсовхозами, которые были национализированы и теперь находятся в собственности РК. Они в банкротном состоянии. Для возвращения к жизни мы выбрали несколько подходящих по почвенным характеристикам ГУПов. И что? Все – банкроты. Объединив их в кооперации со знаменитым институтом «Магарач», можно закрыть проблему саженцев, запустив, кроме питомников, ещё и крупное винодельческое производство.

В любом случае с землёй надо без задержек разбираться. Также важно принять единый архитектурный план. Действовавший служил лишь «освоением бюджета»: заказали его фирме с тремя сотрудниками, то есть распасовали по субподрядам, получили лоскутное одеяло... Но проблема-то отсутствия единого генплана осталась... Панельные или монолитные дома-«свечки» – это резкое снижение туристического статуса Крыма. А тут ещё и полулегальные самострои, сбрасывающие фекальные воды… «Расшивка» очередей ветхожилищников, льготников требует нового типа строительства соцжилья. И для этого есть самые современные технологии, позволяющие уложиться в отпущенные государством 37 000 руб./кв. метр.

Нынешнее положение в Крыму кто-то пытается объяснить тем, что были-де «завышенные ожидания после референдума о возвращении в Россию». Так нужно не ожидания «опустить», нужно экономические реалии и всю управленческую работу подтянуть к ним.

Беседу вёл Игорь Шумейко

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Агропром. Алкоголь > lgz.ru, 29 марта 2017 > № 2493262 Виктор Хмарин


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 28 марта 2017 > № 2119102

Точка притяжения: Сергей Галицкий и краснодарский «Гализей»

Елена Березанская

Редактор Forbes

Как основатель розничной сети «Магнит» построил самый современный футбольный стадион в России

Самый состоятельный бизнесмен Краснодарского края, основатель розничной сети «Магнит» Сергей Галицкий F 17последние пять лет входит в первую двадцатку российских миллиардеров. В последнем глобальном рейтинге Forbes он с состоянием $6,8 млрд занял 18-е место среди россиян. Галицкому принадлежит не только крупнейшая в России сеть супермаркетов c капитализацией $17 млрд (его доля составляет 35%), но и самый современный в России футбольный стадион, который местные жители называют «Краснодарским Колизеем» или «Гализеем».

На строительство стадиона для своего футбольного клуба «Краснодар» бизнесмен за три с половиной года потратил 25 млрд рублей, или $460 млн в пересчете по среднему курсу за время строительства. Он открылся 9 октября 2016 года матчем между сборными России и Коста-­Рики. За день до открытия Галицкий, показывая стадион журналистам, сказал, что на возврат инвестиций не рассчитывает: «Такой проект никогда не окупится... Но это больше чем стадион. Это одна из точек притяжения в городе. Я хочу, чтобы наши дети и внуки гордились стадионом. А задачи войти в какие-то сроки по окупаемости просто не было», — сказал он на пресс-конференции.

Арена вмещает 34 000 зрителей, и здесь нет ни одного неудобного места. Традиционное цифровое табло заменил волнообразный медиаэкран, размещенный по кругу над трибунами. Для футбольного поля здесь предусмотрен не только подогрев, но и охлаждение, а во время дождей включается вакуумный отсос воды.

Пятого марта 2017 года стадион заполнили болельщики московского «Спартака». Матч с «Краснодаром» был сыгран со счетом 2:2. А еще раньше, в феврале 2017-го клуб Галицкого на своем поле впервые в истории прорвался в 1/8 финала Лиги Европы.

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 28 марта 2017 > № 2119102


Россия. ЮФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 26 марта 2017 > № 2117089

О бюджетных ассигнованиях на проектирование, строительство и реконструкцию Международного детского центра «Артек».

Распоряжение от 24 марта 2017 года №535-р. Минобрнауки России направляются 1499,24 млн рублей для проектирования и строительства концертно-эстрадного комплекса Международного детского центра «Артек».

Справка

Внесено Минобрнауки России.

В федеральном бюджете на 2017 год на реализацию проектирования, строительства и реконструкции в Международном детском центре «Артек» (далее – МДЦ «Артек») в рамках ФЦП «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя до 2020 года» Минобрнауки России были предусмотрены бюджетные ассигнования в размере 3999,8 млн рублей. В настоящий момент эти средства распределены по объектам МДЦ «Артек» в полном объёме.

Подписанным распоряжением из резервного фонда Правительства России направляются Минобрнауки бюджетные ассигнования в размере 1499,24 млн рублей на финансирование проектирования и строительства концертно-эстрадного комплекса МДЦ «Артек».

Документ рассмотрен и одобрен на заседании Правительства Российской Федерации 23 марта 2017 года.

Россия. ЮФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 26 марта 2017 > № 2117089


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 22 марта 2017 > № 2493232 Наталья Поклонская

Наталья Поклонская: „Не надо марать святыни!“

Сухомлинов Владимир

Что будет с Крымом, чем опасна „Матильда“, стоит ли вернуть смертную казнь?

Бывший прокурор Крыма, а ныне депутат Государственной Думы Наталья Поклонская – фигура заметная, на её выступления бурно реагируют, в её адрес звучат обвинения и даже оскорбления. Видимо, своими высказываниями Наталья Владимировна задевает важные болевые точки.

– Как после Крыма в столице? Там вас чуть ли не на руках носили, а тут уже чего только о себе не понаслушались!

– Разница ощутима. Москва – по-своему красавица, энергетика сумасшедшая, отставать от ритма жизни нельзя. Хандре поддаваться нельзя. Вперёд, вперёд и только вперёд. Надо постоянно быть в тонусе, и это хорошо. А передохнуть можно в Крыму.

– Но там же теперь встречи с избирателями…

– Да, конечно. Крым – моя родина. Их у меня две – Луганск и Крым. В первом родилась; в Крыму, куда семья переехала, когда мне было лет семь, росла, училась. С ним всё связано. Люб­лю и крымские степи, и наше море – нет жизни без них. Крым не частица памяти, он всегда со мной и во мне.

Конечно, не забыть весны 2014 года. Мы молились, чтобы нашему президенту Господь дал силы принять такое решение, которое он и принял. Надежда была только на это. Все хотели услышать: «Мы вместе!»

Мечтаю проехать как можно больше наших городов ещё и потому, что хочется передать благодарность всем-всем, кто нас поддерживал. И хочется помогать людям чем могу.

– Какие перспективы у Крыма?

– Самые замечательные! Сейчас не всё гладко, есть недочёты. Острая проблема – муниципальные органы власти, исполнители на местах. Подчас они или бойкотируют, или не выполняют требования и указания главы республики. Была недавно в Крыму, принимала избирателей, и глава республики был на работе. А на местах часто работают с ленцой. И это тогда, когда создаётся, по сути, новый регион большой России. То есть проблема, по-простому говоря, в совести каждого. Именно по совести надо выполнять ту функцию, за которую взялся. А не щёки надувать. Тогда будет как часики всё работать.

Для этого есть всё. Финансирование сумасшедшее, мост Крымский – посмотреть – на глазах растёт, соединяется русский Крым с русским Кавказом. А задумано было в 1910 году государем Николаем Александровичем. Благодаря твёрдой воле нашего президента теперь это выполняется. Или аэро­порт. Прилетаешь и видишь, как он меняется, расширяется – всё очень стремительно. Дороги. Ещё много просто страшных, но что-то уже нормальное уложено. Да, воровство среди чиновников не прекращено. Я возбуждала уголовные дела, и сейчас они возбуждаются.

Работа движется на всех направ­лениях.

Но самое главное (улыбается) – природа не спит и никак не коррумпирована. Приезжаешь, и такая красота вокруг… Все условия есть. Надо только работать. Сделаем! Мы сохранили честь и память о наших дедах и прадедах, которые, защищая Крым от врагов, кровью пропитали крымскую землю. И мы не предатели. Нужно только каждому достойно выполнять свою функцию, как бы казённо ни звучало. Крым будет радовать не только Россию, но и весь мир.

– Но пока вы в Москве. Нет ли разочарований от пребывания там, где вас то и дело за что-то клюют?

– Знаете, наш президент в декабре в Послании Федеральному Собранию высказал мысль, которая мне очень понравилась. Смысл в том, что если кто-то чувствует себя умнее других в каких-то вопросах, он всё же не должен никого обижать, должен вести себя подобающе. Если кто-то из моих критиков чувствует себя умнее, ну и слава богу. Только нужно не забывать о такте, благородстве.

Обижаться на надуманные высказывания, фантазии, подтасовки, на упрёки, что я чего-то не знаю, – зачем? Я сажусь и читаю, сажусь и перепроверяю. Может, действительно чего-то не знаю. Но я намерена учиться, познавать, переосмысливать. Знаете, есть критика обоснованная, а есть провокационная. Ну хочется кого-то разозлить. Это всякий раз с чем-то связано.

Невозможно всем нравиться, мы ведь не солнышко, всех не согреем. Кому-то не по душе, кого-то раздражаем. Но меня критика не обижает. Наоборот, держит в тонусе. Будем меняться к лучшему.

– В последнее время вам достаётся на орехи за кино. Вроде бы не ваша сфера, но исхожу из того, что вы депутат Госдумы и вправе высказываться по явлениям, которые волнуют людей, по вопросам общественного бытия, истории. Скажем, тема царской семьи вас давно волнует – это отражается и в портретах царской фамилии в вашем кабинете. Удалось посмотреть «Екатерину II», которая недавно прошла по ТВ?

– Нет. Когда возвращаюсь домой с работы, фильм уже заканчивается. Но обязательно посмотрю.

Что же касается «Матильды» о цесаревиче Николае, то да, я исхожу из того, что царская семья для меня святая, принявшая мученическую смерть, царь причислен нашей церковью к лику святых.

Часовня в честь святых царственных страстотерпцев – один из первых храмов, что были построены после воссоединения Крыма с Россией. Люди приходят в неё с приболевшими детками, чтобы они исцелились. Сама, когда приезжаю, обязательно захожу туда. Там есть икона в честь царской семьи, которая была написана в Екатеринбурге.

И когда фильм затрагивает нечто святое, можно пред­угадать реакцию верующих на вольную или невольную попытку это замарать, принизить, бросить тень. Надо осознавать, что люди начинают обоснованно писать обращения и говорить своим представителям, мне в том числе: «Наталья Владимировна, не позвольте обижать наших святых и спекулировать на них. Так ущемляются наши чувства и права». В правовом порядке ко мне поступило много обращений – на сегодня двадцать тысяч. Часть из них – вот в этом сейфе.

Есть ещё категория людей. Они атеисты, но видят, что задеваются чувства верующих, что за основу фильма берётся не столь уж значимая страница истории и трактуется в определённом ключе. А главного героя, русского царя, играет немецкий артист, известный в узких кругах по фильмам эротического жанра. И у них подчас вспыхивает агрессия. Чувства так играют, разные же люди. Агрессия выливается в то, что режиссёр данного фильма публично просит: «Оградите меня от тех, кто угрожает сжечь кинотеатры, в которых пойдёт мой фильм!» Требует даже возбудить судебное производство в связи с запугиваниями. И его требование понятно, речь о правонарушении. Но национальный фильм под на­именованием «Матильда» создан за счёт государственных средств. А одним из условий их предоставления является недопустимость провоцирования людей на какие-либо экстремистские действия или высказывания.

Мы видим, что, даже не выйдя на экраны, фильм разжигает рознь, провоцирует людей на неправомерные действия. Ведь что такое жечь кинотеатры? Это может привести к гибели людей. Из-за чего? Из-за того, что кто-то что-то сказал? Нет! Из-за того, что на такие действия провоцирует фильм. В этом камень преткновения.

Считаю, нужно до конца разобраться с этим с юридической точки зрения. Вот моя позиция.

Не касаюсь вопросов художественного воплощения замысла Алексея Учителя. Не касаюсь нравственности, духовности. Я, кстати, пыталась затронуть нравственный аспект, но поняла, что не каждый это может осознать правильно. Стоит напомнить слова патриарха Кирилла о том, что нет более оболганной и оклеветанной личности, чем святой государь, и это продолжается по сей день...

О достоверности-недостоверности фактов в фильме Учителя – пусть говорят историки. Я же открыто и честно заявляла и заявляю: меня фильм оскорб­ляет. Я его смотреть не буду. Есть сценарий, есть видео­трейлеры, есть мнения людей, в том числе актёров, постановщиков, – можно составить представление. Своё мнение публично высказал и епископ Тихон (Шевкунов): как можно в реальности представить государыню Александру Фёдоровну набрасывающейся с ножом на балерину Матильду? Она ведь причислена РПЦ к лику святых, поэтому изображать её в таком виде – оскорбительно для верующих.

– Но есть немало свидетельств, что государыня была фигурой противоречивой, её роль в судьбе Николая II по-разному оценивали современники. Например, Сергей Витте…

– Образ канонизированной государыни с ножом в руке, повторюсь, оскорбляет чувства верующих.

Уверена: с точки зрения юридической фильм провоцирует на противоправные действия, разжигает рознь на почве религии. Кстати, с протестами ко мне обратились и мусульмане из Дагестана и Крыма.

Есть две стороны проблемы. Первая – это люди, обращающиеся с просьбой запретить фильм: не троньте святых православной церкви! Есть вторая. Создатели хотят выпустить фильм, говорят: оградите нас от «агрессоров»! Первые считают, что ущемляются их чувства. Вторые преследуют цель получить материальное вознаграждение за фильм. Кто за что борется?

Повторяю: сначала необходимо правильно разобраться с точки зрения закона. А так в принципе, если хочется создать фильм о балерине, любой балерине, то пожалуйста, никто не будет против. На собственные средства создавайте откровенные фильмы, создавайте очень откровенные, страшные, ужасные – какие хотите. Но когда затронута национальная святыня, вы должны понимать, что можете обидеть людей, которые ей поклоняются, если перейдёте какую-то черту. Можете даже разжечь конфликт. Вокруг «Матильды» он назрел. И не на пустом месте.

– Действительно, существует вопрос денег, а не только юридических или моральных оценок. На «Матильду» было выделено 700 миллионов рублей из госсредств.

– Да. И Министерство культуры, и Фонд кино вправе отозвать эти деньги, если фильм не будет соответствовать утверждённому сценарию и будет разжигать рознь между людьми. Это противоречит положению о выделении госсубсидий. Создатели фильмов должны понимать, на что идут.

– Насколько мне известно, Министерство культуры даёт деньги на детское, дебютное и авторское кино, а Фонд кино выделяет безвозмездные средства на поддержку фильмов, которые будут иметь коммерческий успех. А вы говорите, что выделяющий средства вправе их отозвать.

– Это для меня сегодня большая загадка. Я запросила информацию и у Министерства культуры, и у Фонда кино. Просила уточнить, какие выделялись на «Матильду» деньги и на каких условиях. К сожалению, чёткого ответа не получила, хотя Фонд кино отозвался, а Министерство культуры до сих пор думает. Так вот, Фонд кино говорит о возмездном субсидировании, но в ответе не указали, о какой сумме речь и о каких условиях. Признали только, что госсредства с 2013 года выделяются на этот фильм.

Из текста можно понять, что какая-то часть средств – безвозмездная, а часть – со стопроцентным возвратом. В целом же всё как-то путано! Поэтому мной подготовлены депутатские запросы в Счётную палату и Следственный комитет РФ. Пусть проверяют. Речь же о государственных деньгах. Разберутся, думаю, и предоставят информацию. А если нет, тогда это будет преступлением уже по другой статье Уголовного кодекса.

– Вы затронули тему, связанную и с законодательством, и финансированием проектов. Нет ощущения, что порой существует коррупционная составляющая?

– Скажу так, как обычно мыслит прокурор. Он всегда видит где-то коррупционную составляющую. Киносфера – не исключение.

– Но ведь нужны доказательства?..

– Чтобы доказательства собрать, нужно провести проверку в соответствии с положениями статей 144, 145, 146 УПК РФ. Для этого я обращалась (и не раз) в компетентные органы, включая Генпрокуратуру. Но конкретно по данным фактам, как говорила, обратилась к главе СКР А. Бастрыкину и председателю Счётной палаты Т. Голиковой. Речь не только о «Матильде». Потому что ко мне обратилась группа представителей киноиндустрии, например, и по фильму «Сокровища Ермака» (фильм имеет ещё и второе название) той же киностудии. Эксперты привели и ряд других примеров, когда, по их мнению, имеет место нецелевое расходование.

– Хочу вернуться к содержательной стороне. Часто, если берётся историческая фигура, то с «тёмной» стороны. В то же время и советское кино, и Голливуд добились наибольших высот, когда создавали какие-то образцы для подражания. «ЛГ» за последние десять лет не раз поднимала вопрос создания своего рода киноЖЗЛ. И чтобы это был государственный заказ. Мало кто услышал. Деньги продолжают уходить на что-то подобное «Матильде». Почему?

– По всей видимости, вопрос надо обсуждать в профильном министерстве, в Комитете по культуре Госдумы, в творческой среде. Я тут не специалист, но предполагаю, что сделать что-то «тёмное», скандальное легче, как и легче найти потребителя такой продукции, окупиться, заработать. А настоящий шедевр создать гораздо труднее. Могу только пожелать успеха тем, кто готов замахнуться на решение таких задач. Ждёшь ведь, что появятся картины, которые не провоцируют конфликты, а, наоборот, превозносят нашу страну, историю, выдающихся людей на такую высоту, чтобы восхищались все в мире. А если руководствоваться тем, что любая реклама твоего произведения, хоть самая скандальная, – это хорошо и принесёт деньги и известность – не знаю… А что после этого останется? И что подобное несёт зрителю, нашим детям? Воспитывает патриотизм, крепит семейные ценности и традиции? Очень сомневаюсь, что любовные связи балерины – да ещё и во многом расфантазированные – что-то оставят по себе светлое, доброе.

Смотрите, сколько у нас героев, сколько поводов создать красивый фильм, показать нашу историю великую! Но это труд, это затраты во всех смыслах.

– Чувствую, вы говорите не только о временах далёких. У нас мало достойных работ о героях советского периода, скажем, об Алексее Стаханове, вашем земляке-шахтёре, чья судьба и прекрасна, и драматична, – он породил целое движение подвижников в 30-е годы. Речь и о сегодняшних героях.

– Могу привести современные примеры. Вот Евгений Родионов, герой чеченской кампании. Или наш крымчанин Олег Горшков. Он в начале марта 2014 года поставил свой грузовик на пути боевиков «Правого сектора» (запрещён в РФ). Те прорывались в Крым, чтобы попытаться сорвать референдум. Он не дал им пройти ценой своей жизни. Его действия были совершенно осознанными. Это и есть герой. Но никто не спешит делать фильм о таких поступках! Не так давно я выступала перед слушателями Крымского филиала Академии Генеральной прокуратуры России и спросила, знают ли они о Евгении Родионове. Многие ребята поднимались и рассказывали о нём. Выяснилось, что о подвиге узнали в храме, от священнослужителей. А не от журналистов, писателей или режиссёров.

– Многие герои мелькнут в новостях – и потом о них помнят лишь близкие. Вот участники боевых действий в Сирии. Или чеченский полицейский, который не отказался от присяги и в лицо убийцам произнёс, обращаясь к коллегам: «Работайте, братья!»

– Наверное, эти слова полезно было бы взять на вооружение многим – как чиновникам, так и деятелям искусства, литераторам.

– Карен Шахназаров подсчитал, что мы производим в год 60 картин, почти как шведы (у тех 40–50). А, скажем, французы – 400. В наших кинотеатрах 90 процентов проката – иностранные ленты. И всё же кино создаётся. Но к доступу преграды. Например, для школ есть рекомендуемый список Минкульта из 100 фильмов – все советские, ни одного из числа российских, созданных после 1991 года. В чём тут дело? Опять скажете, не ваш профиль?

– Да. Я не специалист, не критик, я дилетант, высказываю личное мнение – без всяких претензий. Хотя любому понятно, что удивление Шахназарова уместно. Как очевидно и то, что деньги на кино можно использовать более эффективно. Могу что-то даже предложить. Могу материалы предоставить соответствующие. Например, о том, как в канун Крымского референдума в прокуратуре тогда ещё Автономной Республики Крым мы, 816 работников, самоорганизовались и наотрез отказались выполнять указания Генпрокуратуры Украины. Сыпались угрозы, предпринимались жёсткие попытки, чтобы мы не делали то, что решили сделать. Попутно разворачивались захватывающие человеческие истории. Это надо было бы рассказать студентам-юристам, вообще молодёжи, всем. Само проведение и организация референдума – удивительная история, невероятные коллизии, если всё это подать с точки зрения прокурорских работников. Пожалуйста, пусть киношники обращаются! (Смеётся.)

– Скажите, как поддерживаете форму? Много ведь работаете... И что читаете?

– Сейчас читаю Петра Валентиновича Мультатули. Вот книга на столе. Замечательный историк. На мой взгляд, точно описывает события Первой мировой войны, предательства генералов, многое узнала от него про революционные события 1917 года. Также под рукой работы Российского института стратегических исследований – очень содержательные монографии. Тут тоже о революции, хочу в год её столетия пополнить знания.

А форму (улыбается) работой поддерживаю. Жалоб очень много. Приём граждан – минимум 70 человек. Вон, смотрите, куча жалоб – это из Крыма только что привезла – 71 обращение. Со всеми надо работать. Куча запросов, а потом надо отслеживать. Какой тут фитнес? И в Крыму было не до того. Хотя там сами картины за окном радуют. И не только пейзажи. Что удивительно, сразу после референдума первый храм был построен по инициативе Владимира Владимировича в честь Александра Невского в центре Симферополя, а затем – часовня на территории прокуратуры в честь святых царственных мучеников. Прокуратура – символ закона. А семья царская была убита зверски и беззаконно. Не должно такое повторяться.

– В обществе нашем много озлобленности, агрессии…

– Знаете, когда меня спрашивают о смертной казни, я отвечаю, что когда выступала в качестве гособвинителя, а в день бывало по 8–10 процессов, то даже представить не могла, что могу сказать: «Приговорить к смертной казни». Хотя иногда такие бывают зверские преступления, и я понимаю потерпевших, которые могут желать разорвать на части злодея… Но пусть уж он с этим грузом живёт в тюрьме до конца дней… А там Господь управит, разберётся. Не задача обвинителя росчерком пера – особенно если учитывать, что в нашей правоохранительной системе встречаются ошибки и коррупция – списывать человека под расстрел. Максимум – пожизненное лишение свободы. Знаете, не раз, когда журналисты разговаривают с такими осуждёнными, те говорят: «Лучше бы меня убили».

Агрессии в жизни и так много. Надо быть требовательнее и добрее друг к другу. Тогда всё будет получаться лучше.

Беседу вёл Владимир Сухомлинов

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 22 марта 2017 > № 2493232 Наталья Поклонская


Россия. ЮФО > Агропром > regnum.ru, 18 марта 2017 > № 2109065

Первый Агротехнологический форум Юга России под лозунгом «Растениеводство — возможен ли агротехнологический прорыв?» в рамках аграрного конгресса «Актуальные вопросы развития АПК Ростовской области» состоялся 1−2 марта в Ростове-на-Дону и вызвал большой интерес аграриев-управленцев и практиков. Несколько сот участников мероприятия приняли участие в обсуждении темы о необходимости и возможности смены существующего агротехнологического уклада, назревшей в условиях кризиса интенсивной модели земледелия 60−80-х годов прошлого века. Организатором форума выступили агрокомитет Национальной технологической палаты, а также ГК «Биоцентр» и другие партнерские организации при поддержке Министерства сельского хозяйства Ростовской области.

Первый рубеж — 40% рентабельности

НаучныйСоветпокомплекснымпроблемамевразийскойэкономическойинтеграции, модернизации, конкурентоспособностииустойчивомуразвитиюРАН

На форуме были озвучены основные принципиальные проблемы развития сельского хозяйства в РФ. В первую очередь, рассматривалась проблема низкой рентабельности растениеводства, обусловленная как высокими ценами на удобрения и средства химзащиты, так и снижением эффективности традиционных минеральных удобрений, обусловленных изменением экологического состояния почвы. Забегу вперед и расскажу об выработанных на форуме рекомендациях.

Итак, чтобы добиться хотя бы 40 процентов рентабельности — этот уровень позволяет аграриям справиться с возвратом всех полученных кредитов и развиваться — агрокомитет Национальной технологической палаты рекомендует:

1. Наладить грамотную систему защиты растений на основе достоверного фитомониторинга и совместного применения «химии» и «биологии»;

2. Обеспечить восстановление плодородия почвы через работу с растительными (пожнивными) остатками путем обработки их сложными микробными составами (консорциумами) в рамках так называемых ЭМ-технологий (технологий Эффективных Микроорганизмов);

3. Ввести в массовую практику дробные некорневые подкормки растений малыми дозами минеральных удобрений в главные фазы развития растений, когда происходит закладка урожайности. Это позволяет как минимум втрое повысить эффективность применения минудобрений и получать высокие урожаи при минимуме затрат.

4. Рекомендовано также ввести в широкое использование системы сберегающего земледелия — технологии Strip-Till (технология посева в подготовленные полосы без основной обработки земли) и No-Till (посев без обработки почвы — система прямого посева). Для грамотного внедрения этой системы, кроме подготовки агрономов и приобретения специальной сеялки, необходим переходный период.

Приветствие

НаучногоСоветапокомплекснымпроблемамевразийскойэкономической интеграции, модернизации, конкурентоспособностииустойчивомуразвитиюРАН:

Приветствуем участников Первого агротехнологического форума Юга России. Необходимость проведения этого мероприятия давно подготовлена усугубляющимися год от года проблемами в отечественном сельском хозяйстве, и которые не имеют никаких перспектив решения в доминирующей в России модели земледелия. К таковым проблемам относятся:

1. Прогрессирующая деградация и загрязнение почв продуктами химизации сельского хозяйства;

2. Нарастание зараженности растений новыми патогенами;

3. Недопустимое падение качества зерна, достигшего уровня прямой угрозы продовольственной и биологической безопасности страны;

4. Нарастание контрастности климата, увеличивающего риски снижения или полной потери урожая в районах рискованного земледелия;

5. Низкая маржинальность сельскохозяйственного производства на фоне сильной закредитованности хозяйств аграрного сектора;

6. Отсутствие эффективных рекомендаций отечественной сельскохозяйственной науки по выходу из сложившегося кризиса на фоне уменьшающейся государственной финансовой поддержки отечественного сельхозпроизводителя.

Мы полностью разделяем и поддерживаем инициативу Правительства Ростовской области и агрокомитета Национальной технологической палаты, вынесших на широкое общественное и научное обсуждение новую агротехнологическую модель, которая, с нашей точки зрения, сегодня не имеет альтернатив. Модель адаптивного или биологизированного земледелия родилась не в стенах академических институтов, а выстрадана сотнями практиков нашего сельского хозяйства, работающих на пространствах от Крыма до Сибири, от Кавказа до Урала. Именно они взяли на себя все риски и материальные затраты на проведение испытаний, адаптацию и внедрение лучших мировых практик на своих полях.

С нашей точки зрения, важным элементом новой адаптивной системы земледелия должна стать передовая технология управления погодой, созданная отечественными метеорологами и инженерами.

Мы приветствуем фермеров и руководителей хозяйств, которые без государственной поддержки добились выдающихся результатов. Их опыт, практические рекомендации и предложения позволят ответить нам на наболевший вопрос: возможен ли новый технологический рывок в растениеводстве? Мы уверены в успехе проводимого вами мероприятия. Мы уверены, что Форум станет важным шагом в создании нового высокоэффективного и устойчивого сельского хозяйства России в ХХI веке. Удачи!

С уважением

Председатель Научного совета, академик РАН С.Ю. Глазьев

Ученый Секретарь Научного совета, Вице-президент Национальной технологической Палаты, академик РАЕН Е.А.Наумов

Из программного доклада

В своем докладе председатель агрокомитета Национальной технологической палаты Александр Харченко подчеркнул, что экономику и экологию сельскохозяйственного производства в стране можно изменить к лучшему, причем в краткосрочной перспективе и без существенных капиталовложений. Он разобрал экономический и экологический аспекты необходимости смены агротехнологического уклада.

Ввиду диспаритетного роста цен на минеральные удобрения и средства химической защиты, относительно более медленного роста цен на продукцию растениеводства, в частности зерно, возникла в сельском хозяйстве ситуация, когда значительная часть выручки в сельском хозяйстве от сельхозпроизводителей «утекает» производителям «химии», снижая рентабельность растениеводства. Деградация почв, при полном отсутствии органических удобрений и полей с многолетними травами, привела к появлению большого количества новых болезней растений, представленных смешанными бактериально-грибными инфекциями. По этой же причине упала эффективность применения минеральных удобрений. Экономические последствия такой ситуации многие участники Форума прочувствовали на себе, столкнувшись со снижением КПД химудобрений при одновременном росте цен на них.

Так, если в середине XIX века 1 кг условной азофоски давал прибавку более 20 кг зерна, в 1966 году — уже 6−6,5 кг зерна, то сейчас — всего 3−4 кг.

Если сопоставить цены на вносимое и получаемое, получается абсурд. Периодически стала возникать ситуация, когда применение минеральных удобрений имеет отрицательную рентабельность. Так, на недавней аграрной конференции в Крыму (16−17 февраля 2017 года) возник казус, когда один из докладчиков рекомендовал вносить 3 кг селитры (1 кг д.в. азота) при цене в Республике Крым 20 руб. за кг, чтобы получить 5 кг зерна по 8 рублей — цена на зерно в Крыму). Это вызвало недоумение присутствующих: странный совет: на 60 рублей внеси удобрений, чтобы получить на 40 рублей зерна. Здравый смысл отдыхает?

На Ставрополье и селитра дешевле, и зерно продается дороже, но при изменении конъюнктуры рынка и ставропольские аграрии прослезятся при подсчете рентабельности, которая сегодня на круг составляет в Ставрополье до 30% (в ряде регионов России она не достигала в 2016 году и 10%). То есть часть хозяйств еле дышат за спинами передовиков. При этом речь уже не стоит о получении качественной пшеницы 2 класса. Доля хлебопекарной пшеницы 3 класса в рекордном урожае 2016 года на Ставрополье составляет всего 18%, а по стране в целом ещё хуже: всего хлебопекарного зерна набралось едва 15−16 млн тонн, все остальное зерно более низкого качества.

Зерна второго класса в 2016 году не было получено ни одной товарной партии — впервые за всю историю со времен революции 1917 года.

В конце 2016 года был изменен ГОСТ зерна для выпечки хлеба, из которого убрали пункт, что зерно на хлеб должно быть не ниже 4 класса. Пищевики снизили стандарт для выпечки. «А это уже не проблема — катастрофа!», — пишет известный агроном-популяризатор Николай Курдюмов.

«Вкладывать в землю ради повышения качества зерна нужно гораздо больше, а разница в цене между 3 и 4 классом совсем невелика. Пекари не готовы покупать более дорогую муку, им проще улучшителями хлеб до стандарта поднимать», — пояснил мне первый министр сельского хозяйства Ставропольского края, заслуженный работник сельского хозяйства РФ Владимир Гаркуша.

С падением качества зерна, качество пищи тоже падает, но ни удобрений, ни средств защиты растений вкладывать больше аграрии не могут, так как рынок не выдержит удорожания.

Вопрос безопасности продуктов не вписан в проблему Продовольственной безопасности. Решая задачу продовольственной безопасности, АПК обеспечивает лишь количество пищи.

Система земледелия Нормана Борлоуга (известная в нашей стране как интенсивная система земледелия), привезенная Никитой Хрущевым из Америки в 60-х годах, к настоящему времени исчерпала себя.

Биологизировать земледелие

Строить новую модель растениеводства специалисты Национальной технологической палаты предлагают с использованием лучших идей из альтернативных систем земледелия.

Не можем управлять конъюнктурой рынка — давайте управлять себестоимостью продукции, считают они!

Созданием новой модели растениеводства официальная аграрная наука пока не занимается. Ее контуры обозначили участники ростовского Форума. По их убеждению, земледелие должно стать биологизированным, то есть оно должно быть построено на грамотном применении и химии, и биологии, так как сразу отказаться от химии невозможно.

Сейчас на уровне общественного мнения, в многочисленных рассуждениях о будущем сельского хозяйства страны идет активный вброс ложных (тупиковых) векторов развития сельского хозяйства. В роли основных вариантов развития рассматриваются либо модели органического хозяйства, либо растениеводство на основе ГМО. Органическое ретро-земледелие имеющее место быть в богатых странах, которые уже более 40 лет тому назад решили внутренние проблемы самообеспечения продовольствием, тему которого последнее время бурно обсуждают, вряд ли накормит страну — ведь это всегда вдвое больше усилий и куда меньший результат. И это — дорогие продукты. Страну это не накормит.

Вопрос: насколько эффективной биологизированная модель окажется в условиях конкретного хозяйстве? Для достижения успеха двигаться нужно поэтапно. Выделены три этапа, три уровня биологизации.

Первый этап — уровень БИОМЕТОДА.

На этом этапе часть химических препаратов заменяется биологическими.

Второй этап — уровень БИОКОНТРОЛЯ.

Когда пространство вокруг растения насыщается агрономически ценными микроорганизмами.

Третий этап — технология создания устойчивых микробных ЦЕНОЗОВ.

На последнем этапе достигается возвращение почве ее естественного плодородия и её способности противостоять накоплению болезней и вредителей растений. Это обеспечивается дружественной растениям здоровой биотой, добывающей из воздуха и грунта все необходимое для питания и роста растений, повышающей иммунитет растений.

На третьем уровне в хозяйстве (как показала практика) может быть достигнуто 2−3 кратное увеличение урожайности при сверхвысокой рентабельности.

При создании новых моделей необходимо исходить из реальной ситуации недофинансирования АПК и достаточно сложного экономического состояния сельхозпроизводителей. Поэтому уже на первом этапе необходимо предложить крестьянам такую технологию, которая в краткосрочном периоде помогла бы им выйти на 40% рентабельность, чтобы банки перестали уклоняться от выдачи сельхозкредитов, видя, что доходность хозяйств выросла и есть с чего возвращать долги.

Сегодня закредитованность сельского хозяйства в стране составляет 2,7 трлн рублей, а ежегодная господдержка покрывает менее 200 млрд, то есть менее десятой части долга, что не оставляет надежды когда-нибудь выбраться из долговой ямы.

Значит, максимально интересны только те агротехнологические решения, которые могут работать на увеличение рентабельности при их применении в краткосрочном (то есть уже на первом году внедрения) и среднесрочном (два-три года) периодах. Таких долгосрочных вложений по восстановлению почв, как брало на себя государство по программе «Плодородие» в 1980-е годы, товаропроизводители сейчас экономически не потянут.

Освобожденную от дурных трат прицельную работу можно выстроить только на достоверном анализ накопившихся болезней и потери плодородия на каждом поле. Стоит такой анализ недорого, всего 2−3 тысячи рублей, но делают его не везде, так как региональные россельхозцентры не обеспечены ни оборудованием, ни технологиями. Кроме того, повсеместно наблюдается ситуация, когда достоверный фитомониторинг на местах заменяется маркетинговой деятельностью химических «коробейников», убеждающих сельхозпроизводителей покупать неэффективные пестициды.

Ущерб от этой «деятельности» — не менее 20% урожая в масштабе всей страны — на уровне цифр, сопоставимых с ущербом от чрезвычайных ситуаций.

О состоянии почв и болезнях растений

Участников форума впечатлил снятый в Ростовской области фильм о «мертвых черноземах» и не гниющей в «мертвой земле» запаханной соломе прошлых лет.

Эффективность минеральных удобрений в такой почве всего 15−30%, из-за чего их применение становится убыточным.

Ведущий научный сотрудник Лаборатории экологии сельскохозяйственных микроорганизмов, кандидат сельскохозяйственных наук ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт фитопатологии» Николай Будынков по Скайпу рассказал, что не менее 70% российских почв находятся в стадии глубокой деградации, они практически перестают нормально функционировать. А 10% — в крайне тяжелом состоянии из-за обилия накопившихся токсикогенных плесневых грибов, которые даже начали вытеснять возбудителей известных болезней растений.

Иногда, как в прошлом 2016 году в регионах, часто неожиданно, как в Волгоградской области, могут появиться, занесенные ветром с Балкан споры стеблевой ржавчины, вызвавшие эпифитотию на пшенице с потерей до 50% урожая.

К этим болезням, возможным в условиях изменяющегося климата, производители, а также системы регионального фитомониторинга оказываются не готовыми, и большие потери, как правило, бывают неизбежными.

Вообще, по словам ученого, картина болезней растений не статична, она постоянно меняется. На смену одним болезням растений, которые могут доминировать по 5−7 лет, приходят другие. Основная проблема болезней растений сегодня — корневые гнили сложного происхождения.

Например, последние годы стали доминировать ряд новых грибов фузариев, один из которых — Fusarium moniliforme — возбудитель трахеомикоза.

Эта болезнь уносит до трети урожая на последних неделях развития зерновых колосовых и резко снижает качество зерна. По этой причине страна в последнее время не добирает порядка 20 млн тонн урожаязерновых в год.

Крайне необходимо, как можно скорее, восстановить в России государственную, независимую от влияния химических компаний, и не имеющую собственных продаж, систему достоверного фитомониторинга.

Убитая большими дозами «химии» и отсутствием органики почва накапливает огромное количество плесневых грибов. Оздоровить землю можно, если грамотно, как лекарства, применять лишь нужные по ситуации химпрепараты для обработки семян и растений. Защитив растения от патогенов в критические фазы с помощью химии, далее нужно заселить пашню живущими в здоровой почве микроорганизмами, а также внести органику. Навоза нынче не хватает, животноводство резко сократилось, но есть пожнивные остатки, часто как единственный источник органики на поле, а также «умные» микробные закваски, представляющими из себя консорциумы (сообщества полезных микроорганизмов), которые и целлюлозу «жуют» и с патогенами справляются, возвращая почве природное плодородие.

* * *

Кандидат биологических наук Мария Ладогина подробно изложила модель некорневых подкормок. Рассматривался вопрос, как увеличить эффективность использования минеральных удобрений.

9 / 16 Рис. 9. Мария Ладогина рассказывает о последствиях дефицита микроэлементов в почвах и современных технологиях некорневых подкормок Рис. 9. Мария Ладогина рассказывает о последствиях дефицита микроэлементов в почвах и современных технологиях некорневых подкормок

Она показала физиологическое действие таких микроэлементов, как бор, марганец, цинк, сера. Оказывается, небольшие корректирующие подкормки могут вдвое увеличить эффект от основных элементов и увеличить коэффициент использования влаги. Повышается засухоустойчивость растений.

Вдохновляющие примеры

Когда свои семена лучше элиты

О четырехлетнем опыте работы с биотехнологиями рассказал главный агроном хозяйства «ИП Хомяков» (Азовский район Ростовской области) Дмитрий Крольман. Уже по результатам первого года их применения рентабельность хозяйства заметно повысилась.

Это позволило хозяйству расшириться за счет покупки земли в двух районах области, в том числе в засушливом районе. В первый год выводили поля в ноль по рентабельности, так как купили землю, истощенную до предела. Потом она начала давать отдачу. Сильное впечатление произвел на участников форума Дмитрием Крольманом фильм, где снято поле, засеянное купленной задорого элитой.

Это поле, на которое элитных семян не хватило, пришлось досевать пшеницей этого же сорта, но 3 класса, выращенной на полях хозяйства, где 3 или 4 года применялись биологические методы. В результате своя пшеница оказалась на 8 центнеров урожайнее, чем купленная элита, выращенная на том же поле.

No-Till на скорости 20 км в час

Руководитель КФХ «Сахалин» (Республика Крым) Александр Суслов (его сын — председатель Союза фермеров Крыма) выступал о применении адаптированной к условиям Крыма технологии No-Till. Он рассказал и показал фильмы, как засевает свои 2 тысячи га при помощи скоростной сеялки (20 км в час), сконструированной с другом-фермером Виктором Барковым, и получает свои 40 ц пшеницы с гектара в засуху, когда у соседей — 20 ц или вовсе ничего.

Работает он так уже 8 лет. У него нет проблем с деньгами, за ним банки бегают — возьмите кредит, а ему не надо, он сам зарабатывает. Интуитивно «самоделкины» вышли на технологическую модель, близкую к австралийской, получив в депрессивном сельскохозяйственном производстве современного Крыма при отрицательной рентабельности производства зерна в последние годы, результат близкий к 200% с положительным знаком. Сеялка Баркова также технически близка к австралийским аналогам. Кстати, сухостепному климату юга России более всего соответствуют условия Нового Южного Уэльса в Австралии, поэтому и привязанную к климату и нюансам местности систему No-Till лучше брать именно австралийскую, а не латиноамериканскую. И все равно ее нужно адаптировать под себя. Может быть, поэтому фермеры опасаются нового, из-за того, что неверный подход к беспахотному земледелию и ошибки его внедрения, особенно при его механическом переносе на российскую землю, поселили недоверие к изначально прогрессивному методу?

А если совсем без химии?

На следующем разделе форума разбирался вопрос о перспективах развития достаточно новых систем земледелия (вернее землепользования), к которым относится система мульчированного посева, известная в различных регионах мира под различными названиями: система прямого посева, система No-till (без обработки), Zero-till (ноль обработки) и так далее. Все эти термины — синонимы.

No-till — это фермерский метод. Изначально он был создан талантливыми фермерами-одиночками, когда появились гербициды сплошного действия. При господдержке в странах Латинской Америки он смог развиться до такой степени, что в Аргентине, например, он используется на 75% обрабатываемых площадей. В нашей стране этот метод внедряется несистемно. Василий Кулагин, один из пионеров этого метода в Саратовской области, использует его на 11 000 га, получая рентабельность производства более 100%.

Сюрпризы погоды

Новая агротехнологическая модель, которую «по винтикам» разбирали и обсуждали на Форуме, в принципе является системой засухоустойчивого земледелия, в которой ассимилирован передовой опыт получения устойчивых урожаев зерновых в самых засушливых районахАвстралии, Африки, Бразилии, Казахстана и России. Однако любая технология успешно работает только в заранее предусмотренных условиях эксплуатации: атомные электростанции строятся в расчете на землетрясения и цунами определенной силы, самолеты могут безопасно взлетать и садиться только в условиях летной погоды. Также и сельскохозяйственные технологии имеют свои пределы более-менее гарантированного получения урожая. При тотальной засухе ничто не спасет кроме полива, но чаще всего воды для полива нет, а если она есть, то земледельцы знают, что полив через несколько лет приведет к засолению почвы. При граде размером с апельсин или тропическом урагане урожай не спасти никакими изощренными приемами, для этого требуется климатонезависимое сельское хозяйство, к созданию которого приступил Китай на основе российских разработок.

Поэтому то, что участники форума узнали на климатической секции, стало для них полной неожиданностью. Как обычно, было две главных новости: плохая и хорошая. Начнем с хорошей.

Рискованное земледелие! А что это такое?

В ряд выдающихся российских изобретателей и ученых, чьи открытия и разработки, не найдя применения на Родине, вернулись к нам с просвещенного Запада или бурно развивающегося Востока, должно быть вписано имя Валерия Иоганнесовича Уйбо. Ему принадлежит авторство всех 6 пионерных патентов на изобретения, сделанных еще 30 лет назад при разработке технологии управления погодой «Атлант» (см. статью «Система управления погодой должна быть международной»).

Сегодня термин «технология ATLANT» стал родовым для обозначения подобных технологий, которые широко распространились по миру. Лидерами среди стран, которые приняли решение о внедрении технологии на общегосударственном уровне, стали Австралия, а за ней Оман.

Автор «Атланта» популярно рассказал о том, что представляет собой технология: по сути — это перевернутые люстры Чижевского, которые создают в атмосфере восходящий поток отрицательных ионов. Что может «Атлант»? Вызывать осадки, рассеивать облачность и туман, вызывать ветер и восходящие потоки, рассеивать смог в городах, наполнять пересыхающие водохранилища. Валерий Уйбо рассказал о наиболее впечатляющих примерах применения технологии управления погодой в мире и в России, накопившихся с 1990-х годов.

Но самую бурную реакцию зала вызвал последний пример применения «Атланта» в 2015 году в Волгоградской области. У союза сельхозкооперативов области яровые в засуху сгорели полностью. Засуха продолжалась, сохранялась угроза, что не удастся посеять и озимые. Вызвали Уйбо. На третий день работы установки пошли дожди, которые добросовестно зафиксировала областная служба мониторинга осадков.

Новость плохая: озоновая угроза для российского сельского хозяйства, о которой «мужики не знают», а чиновники знать не хотят

О нарастающей за последние 20 лет опасности для людей, животных и растений приземного (тропосферного) озона рассказал научный сотрудник Института общей физики им. А. М. Прохорова РАН Сергей Котельников. Что у нас знает большинство людей об озоне? Что с ним, якобы, связан запах свежести после грозы. На самом деле, озон —сильнейшее отравляющее вещество высшей категории опасности, втрое токсичнее сенильной кислоты. Озон вызывает окислительный стресс, опасный для людей и растений.

Проблему приземного озона в США и ЕС изучают более 50 лет. Разработкой средств защиты лесов и сельскохозяйственных растений занимаются во всех странах от США до Бангладеш и Кении. На сайте американского сельскохозяйственного агентства написано, что потери сельского хозяйства от приземного озона превосходят ущерб от всех загрязнителей атмосферы вместе взятых. Например, Индия теряет в год от озона от 20 до 47% урожая пшеницы.

Растерянно участники Форума смотрели на хорошо им знакомые поражения растений озоном, которые всю свою жизнь они принимали за проявления тех или иных заболеваний растений.

Не меньше страдают и люди, прежде всего сельские жители, так как озон — единственный загрязнитель воздуха, концентрация которого выше в сельской местности, чем в городах. Именно этим фактором объясняют наблюдающуюся во многих странах повышенную статистику хронических респираторных заболеваний среди сельских жителей.

В развитых странах созданы разветвленные автоматизированные сети мониторинга приземного озона. Ниже на карте EEA (Европейского агентства по окружающей среде) показано количество дней в 2014 году с превышением норматива по концентрации приземного озона, которые были зафиксированы станция мониторинга озона. ЕС ставит перед собой долгосрочную цель, чтобы на территории Европы максимальная суточная и 8-часовая средняя концентрация озона никогда не превышала 120 мкг/м3. Однако в 2014 году 81% станций мониторинга озона зафиксировали превышение этого норматива на территории практически всех европейских стран, за исключением Хорватии, Эстонии, Ирландии, Румынии и Сербии.

Обращает на себя внимание огромное количество станций мониторинга озона в Европе, Россия с этой точки зрения — пустыня. В России официально автоматизированный мониторинг озона проводится только в Москве и части Московской области. Но даже после катастрофы жаркого лета 2010 года, во время которой дополнительная смертность от озона по России за полтора месяца составила 58 тысяч человек, что было констатировано официальным совещанием, ничего до сих пор не сделано для создания современной общероссийской сети мониторинга озона.

Летом 2016 ситуация с озоном значительно усугубилась. Но сказать точно, сколько людей мы потеряли, каков был материальный ущерб от озона в 2016 году, каковы потери сельского хозяйства, в первую очередь, в южных областях России, мы не можем. Нам безотлагательно нужна не просто система мониторинга, а система защиты от приземного озона и людей, и лесов, и полей.

«Что же делать?», — первый вопрос из зала. «Что делать для защиты людей, животных и растений давно известно. Но нам сначала надо врага увидеть и признать факт его существования, а для этого необходима система мониторинга приземного озона», — ответил Сергей Котельников, который 20 лет пытается достучаться с этой проблемой до власти.

Итоги форума

Резолюция форума с обоснованием смены существующего агротехнологического уклада будет направлена в министерства сельского хозяйства России и субъектов юга России, а также в аграрный комитет Государственной думы РФ и соответствующие комитеты региональных парламентов.

Кстати, региональная программа биологизации земледелия «Внедрение биологической системы земледелия в 2011—2018 годах» успешно действует в Белгородской области, служащей примером для аграриев страны.

Марина Чернышева

Россия. ЮФО > Агропром > regnum.ru, 18 марта 2017 > № 2109065


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 марта 2017 > № 2100877 Нина Шилоносова

Места силы современного искусства. Часть I. Краснодар

Нина Шилоносова

Главный редактор «Деловая газета. Юг»

На первой Триеннале в «Гараже» показывают работы 60-ти художников из регионов.

С 10 марта по 14 мая все пространство «Гаража» отдано российскому провинциальному искусству. Впрочем, провинциальное оно только географически. Кураторы Триеннале побывали в 40 городах России и познакомились с 200-ми художниками в возрасте от 19 до 69 лет, выбрав все самое современное и передовое. Представленное искусство разделено на семь основных тенденций, директорий. В Триеннале участвуют краснодарцы Михаил Смаглюк и арт-группировка ЗИП. А краснодарская группа ReCycle снялась по уважительной причине — в этом году художники участвуют в создании проекта российского национального павильона в Венеции.

Об искусстве на карте города Forbes Life рассказала краснодарский журналист, главный редактор газеты «Деловая газета.Юг» Нина Шилоносова

Арт-группировка ЗИП — братья Василий и Степан Субботины, Евгений Римкевич и Эльдар Ганеев — появилась на художественной сцене города в сентябре 2009 с выставкой «Живой уголок». Художники арендовали мастерскую в одном из цехов Завода измерительных приборов на улице Зиповская. Кредо команды сформулировано на одной из картин: «Саморганизуйся/ самовыражайся /самообразуйся/ самообороняйся».

С первой же своей акции The burden на улицах Краснодара и Санкт-Петербурга ЗИПы взвалили на себя бремя «троякой ответственности художника». Следуя установке Кандинского, они стали «творить вокруг себя духовную атмосферу, использовать свой талант для просвещения».

Первый фестиваль «Может» на улицах и во дворах краевого центра, нацеленный на просвещение и пропаганду совриска, привлек к «зипам» новых молодых художников и внимание местных СМИ. Затем был образован КИСИ – Краснодарский институт современного искусства, ставший регулярно проводить лекции и показы.

Весной 2012-го в край по приглашению губернатора Ткачева приехал Марат Гельман. Власть сама же в итоге испугалась «эстетической революции», но зато позволила местным авторам выйти из подполья. Краснодарский предприниматель и меценат Николай Мороз предложил ЗИПам перебазироваться с окраины в центр города, в бывшие цеха полиграфического предприятия «Советская Кубань». Так появился культурный центр «Типография» на улице Рашпилевская, 106.

В 2013 зипы впервые вошли в десятку самых заметных молодых художников по версии The Art Newspaper Russia. Группировка ЗИП и активисты КИСИ (Юлия Капустян, Татьяна Стадниченко и Виктор Линский) в 2014-м победили во Всероссийском конкурсе «Инновация» в номинации «Региональный проект современного искусства» с проектом «Краснодар: линии плоскости». Были зипы и номинантами на премию Кандинского. В 2016 вошли в рейтинг влиятельности АртГида.

Зипы работают с западными институциями, с Ассоциацией современного искусства Rotor из Германии, с Бергенской академией художеств, участвовали в фестивале в Финляндии, приглашали британского куратора Дэвида Эллиота. В «Типографии» провели выставку австрийской художницы Габриэль Эдльбауэр. Много выставляются в городах России. К ним на арт-дачу «Пятихатки» под Анапой отдыхать и работать приезжают художники из других регионов.

А «Типография» теперь занимает два этажа, превратившись в самое известное выставочное и общественное пространство Краснодара. Здесь проводятся разнообразные лекции, собирается киноклуб, учат живописи и дизайну детей и взрослых. Кроме КИСИ в этом же лофте базируется Галерея современного искусства Red Gift. Это стало возможным благодаря появлению еще одного инвестора, бизнесмена Евгения Руденко, владельца портала Юга.ру.

В 2014 году в галерее показал свою коллекцию современного искусства бизнесмен Николай Мороз. В собрании Мороза — работы ЗИП, краснодарских художников Ивана Дубяги, Валерия Казаса, Михаила Смаглюка, Людмилы Барониной, Recycle Groupe, москвичей «Еликука».

Там, где изначально квартировали «зипы», на Зиповской, 5 почти десять лет находится мастерская краснодарской арт-группы ReCycle (Андрей Блохин и Георгий Кузнецов). Лауреаты премии Кандинского (2010) в этом году представляют Россию на Венецианской биеннале, все больше времени проводят за границей, и открыли вторую мастерскую во Франции. На волне общественных дискуссий об облике города как-то прозвучало предложение об установке арт-объекта Recycle Groupe на улице Краснодара, но потонуло в спорах об озеленении и ливневке в отсутствии реального генплана…

Работы Recycle можно приобрести в Краснодаре на торгах Аукционного дома MOST. С зимы 2014-го сессии современного искусства прошли уже четырежды. Продаются не только кубанские художники, такие как Владимир Мигачев, Владимир Колесников, Нальби Бугашев, но и авторы из Москвы и Санкт-Петербурга. Аукционный дом создали бывший топ-менеджер ретейлера «Магнит» Олег Гончаров, основатель креативного агентства RuPort, digital-агентства Rutorika и совладелец американского мобильного сервиса такси Fasten Роман Левицкий. MOST прописан тоже на улице Зиповской, 5, корп. 33.

Первый аукцион Most отметился успешной продажей работы Михаила Смаглюка «Блеск решений», достигшей отметки в 360 000 рублей при эстимейте в 50-70 000 рублей.

Аукцион MOST организует выставки и торги в залах Государственного краевого художественного музея им. Ф.А. Коваленко на улице Красной, 13/15. У Художественного музея с 1920-х годов — впечатляющая коллекция русского авангарда: Кандинский, Шагал, Малевич, Филонов, Гончарова, Ларионов, Попова, Розанова.

В залах «Коваленко» весной 2012 года в рамках Ночи музеев прошла выставка Danger! Museum Александра Виноградова и Владимира Дубосарского, организованная Маратом Гельманом. Его же Icons со скандалом открылась в краевом Выставочном зале изобразительных искусств (ул.Рашпилевская, 32), где были представлены Дмитрий Врубель, Анатолий Осмоловский, Арсен Савадов, а также краснодарцы Елена Суховеева, Виктор Хмель и Recycle Groupe. А к открытию Зимней Олимпиады в Сочи Гельман планировал создать в Краснодаре Музей современного искусства на территории Завода измерительных приборов.

В залах Художественного музея им. Коваленко уже восемь лет идут выставки Международного фестиваля фотографии PHOTOVISA. Его придумали краснодарские фотохудожники Татьяна Зубкова, Леван Мамулов и Маша Гольдман — творческая группа «ВиваФото». Штаб-квартира «ВиваФото» на улице Красноармейская, 64.

Учредители выставочно-образовательного центра современного искусства «На Куличках» ( ул. Вавилова 18 кв. 40) — художники Елена Суховеева и Виктор Хмель (группа «Хмели-Сунели»).

Прошлой осенью в центре города на улице Октябрьской, 61 появился «СмаГлюк», выставочное пространство-студия художника и музейного реставратора Михаила Смаглюка.

Большинство деятелей современного искусства города и края (в том числе, все зипы, кроме Ганеева, и Андрей Блохин и Георгий Кузнецов, приехавший из Ставрополя) окончили Художественно-промышленную Академию (ХПА) Краснодарского государственного института культуры на улице им. 40-летия Победы 33\1. Академия начиналась как факультет Монументально-декоративного и прикладного искусства, образованный в 1995 году ректором вуза Ириной Горловой и выпускницей Строгановки, деканом Светланой Дёмкиной (сейчас — член-корреспондент Академии Художеств РФ).

В ХПА преподает отец братьев -зип-Субботиных — заслуженный архитектор РФ Юрий Субботин. Еще в советское время, в начале 1980-х, когда он был главным архитектором Краснодара, Субботин сделал главную улицу города Красную пешеходной в выходные: тогда же в квартале на улице Чапаева появился местный «Арбат», где все и завертелось.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 марта 2017 > № 2100877 Нина Шилоносова


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088425 Дмитрий Медведев

Российский инвестиционный форум «Сочи-2017».

Основная тема форума – инвестиции в регионы России: приоритеты региональной политики.

Пленарное заседание форума

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сердечно вас приветствую на нашем инвестиционном форуме. Форум всегда хорошая площадка для того, чтобы подискутировать, посмотреть на возможных новых партнёров, презентовать экономические возможности и компании, и региона. Теперь мы решили проводить форум в феврале. Это теперь наш основной зимний форум, открытый для всех гостей и сориентированный на региональную проблематику.

Конечно, я рассчитываю и на то, что все его участники смогут насладиться зимним, можно сказать, уже почти весенним Сочи. Это должно способствовать активной работе.

Хотя время форума изменилось, мы с вами по-прежнему обсуждаем ответы на те вызовы, которые возникают перед Россией. В последние несколько лет они так или иначе касались преодоления кризисных явлений, вызванных и проблемами в мировой экономике, и нестабильностью сырьевых рынков, и структурными дисбалансами, которые существуют в нашей экономике, и, конечно, санкциями за нашу политическую позицию.

Сегодня уже можно твёрдо сказать: мы со всеми этими вызовами научились справляться. Падение валового внутреннего продукта прекратилось. Январская статистика продемонстрировала выход реальных располагаемых доходов в положительную зону – их прирост составил около 8% к уровню прошлого года. Конечно, существенную роль в этом сыграла единовременная выплата пенсии, но и без учёта этой единовременной выплаты реальные доходы наших граждан стали потихоньку повышаться. И наверное, это один из важнейших итогов текущего экономического периода. Надо все эти тенденции закрепить.

У нас уже сейчас сложилась рекордно низкая для современной России инфляция – порядка 5,4% в 2016 году и 5% по итогам января 2017 года. Напомню, что по итогам 2015 года инфляция была почти 13%. И конечно, абсолютно реальные планы довести инфляцию до 4% в год. Мы с вами понимаем, что это значит. Это означает возможность последовательно снижать процентные ставки, сделать кредитные ресурсы гораздо более доступными, а это принципиальный вопрос и для бизнеса, и для всех наших людей.

Положение на рынке труда стабильное. Мы с безработицей справились. Но сегодня мы должны думать о решении других задач. В наших среднесрочных планах содержится ряд мер по преодолению демографических ограничений, которые могут впоследствии препятствовать развитию нашей страны. Они охватывают практически все сферы: и здравоохранение, и социальную политику, и миграционную политику.

Показатели промышленного производства пока скромные – около 1% по итогам прошлого года. Хотя эти показатели в значительной степени соответствуют среднеевропейским. Но есть отрасли, и это не может не радовать, которые показывают значительно более высокие результаты. И это не только сырьевой сектор наконец-то. В транспортном и сельскохозяйственном машиностроении, в некоторых сегментах химической промышленности, в фармацевтике у нас темпы роста измеряются иногда даже двузначными величинами. Хорошо развивается сельское хозяйство (по итогам 4,8% роста) и пищевая промышленность (около 2,5%).

Поэтому в целом мы ситуацию стабилизировали, это действительно очень важно.

Но завтрашний день ставит перед нами новые вызовы. Прежде всего это повышение темпов роста экономики. Для этого требуется интенсивное развитие регионов в значительной степени за счёт привлечения новых инвестиций, а на этой основе – решение главной задачи: улучшение жизни наших людей.

На достижение всех этих стратегических целей будет направлен Комплексный план действий Правительства на период с 2017 по 2025 год. Сейчас начинается этап более широкого обсуждения предложений, которые содержатся в проекте. Я обращаюсь ко всем присутствующим, к экспертному сообществу, к деловым объединениям: нужно активно включиться в этот процесс. Ключевая задача – разработать систему действий, которая позволит достичь уже в ближайшие годы темпов роста, сопоставимых со среднемировыми, а лучше, конечно, выше среднемировых.

Подробнее остановлюсь на возможных основных направлениях плана. Сразу подчеркну, это ещё не решения, но это то, что в любом случае в плане должно быть. По итогам наших обсуждений и в Правительстве, и на форуме, и в экспертном сообществе он будет дополнен.

Первое, о чём хотел бы сказать, – это «Устойчивая среда», комплекс мер, которые направлены на обеспечение стабильности макроэкономической динамики и стабильности ведения бизнеса, в том числе устойчивости систем налоговых и неналоговых платежей, тарифов естественных монополий, принципов контрольно-надзорной деятельности и мер государственного регулирования и поддержки. Понятные правила – один из ключевых моментов для принятия инвестиционных решений как в масштабах страны, так и в региональном разрезе, да и просто на уровне отдельной компании.

Второе – «Эффективная занятость». Ближайшие пять лет будут непростыми для рынка труда. Причём речь идёт не о безработице – надеюсь, мы научились управлять этими процессами, – а скорее о дефиците квалифицированных рабочих рук. Это результат целого ряда накопившихся проблем и демографического провала 1990-х годов. В план мы заложили ряд шагов, которые позволят наиболее эффективно использовать имеющиеся трудовые ресурсы, помочь нашим гражданам максимально эффективно реализоваться. Кроме того, будем работать над тем, чтобы в Россию приезжали работать высококвалифицированные и талантливые специалисты.

Д.Медведев: «Завтрашний день ставит перед нами новые вызовы. Прежде всего это повышение темпов роста экономики. Для этого требуется интенсивное развитие регионов в значительной степени за счёт привлечения новых инвестиций, а на этой основе – решение главной задачи: улучшение жизни наших людей. На достижение этих стратегических целей будет направлен Комплексный план действий Правительства на период с 2017 по 2025 год. Ключевая задача – разработать систему действий, которая позволит достичь уже в ближайшие годы темпов роста, сопоставимых со среднемировыми, а лучше, конечно, выше среднемировых».

Третье направление, о котором хотел бы сказать, – это «Умная экономика».

Успешная страна – это не только развитая экономика, геополитическое влияние, военная мощь, что, безусловно, присуще нашему государству, но и научные достижения, которые прославляют нацию, востребованные во всём мире технологические устройства, лекарства, уникальные технологии, которые в целом делают жизнь лучше и безопаснее.

Страны, которые сегодня не способны перейти к новым технологиям, могут оказаться в очень тяжёлом положении, просто отстать безвозвратно. Их не спасёт ни дешёвая рабочая сила, ни сырьё.

У России есть все слагаемые для того, чтобы стать одной из ведущих технологических стран мира. У нас есть интеллектуальный потенциал, у нас есть ресурсы. И главное, что есть, что мы смогли за последнее время в известной степени возродить, – это психология страны-лидера. Лидера, который не раз доказывал, что может делать лучшие в мире продукты.

Сегодня ситуация такова, что нередко российские стартапы просто «утекают» за границу, потому что там сформирована максимально комфортная среда для тех, кто способен создавать революционные технологии, продукты. Государственные фонды и частные структуры вкладывают в такие проекты весьма серьёзные средства, даже если изобретатель живёт в другом государстве.

Столь же эффективную «экосистему» нам необходимо создать и в нашей стране.

Наша задача – чтобы цифровые технологии охватывали все сферы: от торговли и логистики до государственных услуг, от промышленности и образования до жилищно-коммунального сектора и здравоохранения. И поэтому в этом разделе комплексного плана речь пойдёт о создании необходимой правовой и физической инфраструктуры для перехода к цифровой экономике, а также конкретных действиях в каждой из вышеперечисленных областей.

Новый план Правительства должен содержать дополнительные меры по трансформации структуры экономики, росту несырьевого экспорта, реализации новых инвестиционных проектов, а также опережающему развитию малых и средних предприятий. В этом контексте предлагаю уже в ближайшее время реализовать ряд шагов.

Во-первых, разработать механизм, который упростит хеджирование валютных рисков для российских экспортёров. У нас этого механизма просто нет. Речь идёт о создании единого окна, через которое экспортёры смогут зафиксировать будущий денежный поток от экспортных поставок в рублевом эквиваленте.

Во-вторых, обеспечить конкурентоспособные условия кредитования потребителей российской продукции за границей. Для этого часть иностранных активов Министерства финансов может быть направлена на такое финансирование. Я поручу Минфину и Минэкономразвития проработать этот вопрос.

В-третьих, нужно создать на базе институтов развития, прежде всего ВЭБа, фабрику проектного финансирования. Финансирование проектов должно быть построено с привлечением ресурсов сторонних инвесторов на принципах синдикации, при этом риски изменения процентных ставок в будущем должно взять на себя государство. В целом государство могло бы гарантировать стабильность инфляции на определённом уровне.

В-четвёртых, можно было бы расширить программу «Шесть с половиной» по кредитованию малого и среднего бизнеса. Этот инструмент мы создали для помощи тем малым и средним компаниям, которые ведут проекты в приоритетных отраслях: аграрно-промышленном комплексе, здравоохранении, обрабатывающих производствах, целом ряде других отраслей. Я предлагаю увеличить лимит этой программы, то есть объём кредитования, на дополнительные 50 млрд рублей для выдачи кредитов региональными банками и для их использования на инвестиционные цели. Наша задача – поддержать растущую активность именно в этих сегментах. Также поручаю Минэкономразвития вместе с Министерством финансов в двухнедельный срок представить согласованные предложения по этим мерам.

Ещё одна тема. Серьёзным фактором, который сдерживает инвестиционную активность, ухудшает условия ведения бизнеса, является несовершенство государственных стандартов. Многие из них существуют ещё с советских времён, многие являются избыточными. Мы этим занимаемся уже довольно давно, во всяком случае последние 10–12 лет, но, наверное, не так интенсивно, как требуется. Поэтому я просил бы Экспертный совет при Правительстве проанализировать, какие дальнейшие шаги здесь можно было бы предложить.

Одним из ключевых вопросов, который найдёт отражение в нашем среднесрочном плане, будет дальнейшая рационализация налоговой системы. С одной стороны, мы должны обеспечить стабильность налоговой системы, с другой – стимулировать экономическую активность, то есть создать все условия, чтобы у компаний не было соблазна уходить в тень. Сейчас мы работаем вместе с бизнесом, вместе с регионами над предложениями по ключевым параметрам налоговой системы.

Вечером я планирую встретиться с представителями нашего крупного бизнеса, обсудить в том числе и эти вопросы.

Но точно могу сказать, что мы воздержимся от принятия любых решений, которые ухудшают положение предпринимателей в части неналоговых платежей. Эту тему мы неоднократно обсуждали, хотел бы это ещё раз подтвердить. Конечно, мы также продолжим сокращать отчётность, которую должен представлять бизнес.

Следующее направление – социальная сфера. Речь идёт о качественном улучшении социальной инфраструктуры в нашей стране. Мы все прекрасно знаем её недостатки, уже достаточно многое делается для того, чтобы их устранить. Но те деньги, которые мы вкладываем в социальную сферу, должны работать лучше, с большей отдачей. Это относится и к здравоохранению, и к образованию.

Сегодня мы экспортируем нефть, газ – и, к сожалению, экспортируем интеллект. Но если за первые две позиции российский бюджет получает деньги, то интеллект очень часто уходит из нашей страны бесплатно и безвозвратно. Это не просто расточительно, это недопустимо по отношению к собственной стране. Теряя талантливых учёных, специалистов, Россия теряет не только деньги, время, потраченные на их подготовку, но и позиции в конкурентной борьбе за будущее. Я напомню известные слова Сергея Капицы: «Математика – это то, что русские преподают китайцам в американских университетах». Вот такого положения быть, конечно, не должно.

Мы должны создать все условия, чтобы новое поколение могло реализовать свой потенциал именно в России. Система образования также должна исходить из того, что современная экономика требует от человека постоянной учёбы, совершенствования его знаний. Теперь, по сути, все мы учимся всю жизнь. Задача этого блока – соответствующим образом настроить всю систему образования. Мы понимаем, что главная инвестиция, если рассматривать среднесрочный период, – это грамотная система управления талантами. Чтобы за рубеж мы действительно отправляли не интеллект, а интеллектуальные товары и услуги.

Также важно, чтобы люди как можно дольше оставались активными, вели полноценную жизнь, занимались любимым делом.

Хочу отметить особо: список возможных направлений комплексного плана не является закрытым. Он, конечно, будет дополняться. Свои предложения уже частично представило деловое сообщество, стратегия обсуждается в экспертных кругах.

На данном этапе эту работу можно было бы организовать следующим образом. Текущее управление на себя возьмёт Министерство экономического развития, потому что это его функция. По ключевым направлениям можно создать профильные рабочие группы. Они доработают перечень конкретных действий плана. А общую координацию будут осуществлять заместители Председателя Правительства и я лично.

Для успешной реализации плана мы должны активнее переходить на новые управленческие технологии, активнее внедрять проектный подход. Поэтому следующий этап здесь – перевод значительной части бюджетного процесса на проектные принципы. Изменения в бюджет на предстоящую трёхлетку, (конечно, за исключением технических вопросов, особых статей бюджета типа обороны, безопасности, некоторых других), должны быть оформлены как проекты с понятными целями и ответственными за их достижение исполнителями. Поэтому я поручу Минэкономразвития вместе с Минфином в двухнедельный срок подготовить предложения, как дальше работать с проектным бюджетом, оценить степень нашей готовности к такому бюджетированию, и окончательно примем решение по этому поводу.

Результат выполнения плана должен быть таким – это должна быть новая ситуация в экономике.

Какой должна быть эта экономика? Во-первых, это должна быть экономика опережения среднемировых темпов роста. Экономика, которая открыта будущему и технологически, и по своим институтам.

Во-вторых, это должна быть экономика возможностей, чтобы вход в социальный лифт для людей был открыт в любой части нашей страны, а с этим есть проблемы.

В-третьих, экономика наша должна быть не просто свободной, она должна быть умной, и мы рассчитываем именно на такие результаты.

И, конечно, одна из основных составляющих такой экономики – это высокий уровень инвестиционной активности.

Сегодня во всём мире – и Россия не исключение – доминирует сберегательная модель экономического поведения. С чем это связано? Это, конечно, реакция экономических агентов, инвесторов на общую неопределённость. У нас это триллионы рублей, которые могли бы развивать экономику, но которые остаются без движения.

Наша задача – и федеральных, и региональных властей – сделать так, чтобы эти деньги начали работать. Привлечением инвестиций должны заниматься все.

Мы прекрасно понимаем, что исходные позиции у наших регионов разные. Это касается многих вещей, включая природные ресурсы, наличие крупных предприятий, дорог, электростанций, университетов, научных центров. У нас нет универсального механизма, который бы гарантировал нам успехи, но я уверен: в России, несмотря на текущие трудности, не существует бесперспективных регионов. Это совершенно очевидно. Да, у каждого свои особенности, но есть и свои конкурентные преимущества, это тоже очевидно, – и природные, и отраслевые, и ресурсные, и трудовые, на которых и нужно зарабатывать деньги.

Поэтому первая наша задача – выявить в каждой территории собственные точки роста. Коллеги-губернаторы, которые присутствуют на форуме, и так этим занимаются, но нужно это делать интенсивнее. Исходя из этих точек роста скорректировать государственные программы, инвестпрограммы естественных монополий, которые касаются развития федеральной транспортной, энергетической и социальной инфраструктур, и в увязке с ними – программы создания и модернизации инфраструктуры регионального и местного значения. Это позволит снять очень многие существующие ограничения, которые в целом ряде регионов просто ставят крест даже на самых интересных проектах и напрямую влияют на жизнь людей.

Те инфраструктурные проекты, которые имеют определяющее значение для развития региона, должны получить и гарантированное финансирование. Такие механизмы должны быть разработаны в ближайшее время. А то у нас очень распространённой является ситуация: начинается строительство дороги или энергетических сетей, бизнес, ориентируясь на наши планы, приступает к реализации инвестпроекта, который, по сути, опирается на эту инфраструктуру, а дальше возникают какие-то сложности, в том числе и с бюджетом, строительство замораживается, в результате проект срывается.

Сегодня мы применяем и другие инструменты, которые должны стимулировать инвестиции. Это создание территорий опережающего развития, технопарков, индустриальных парков, туристических кластеров. Это государственно-частное партнёрство – строительство объектов инфраструктуры с софинансированием из федерального бюджета.

Все эти инструменты должны быть использованы и в дальнейшем. Здесь может возникнуть проблема выбора, потому что инструментов уже довольно много. Важно, чтобы их многообразие не дезориентировало инвесторов.

Второе, о чём хотел бы сказать: должна возрасти роль региональных и местных властей в создании благоприятного инвестиционного климата. Нужно активнее работать с потенциальными инвесторами. Концентрировать и государственные, и частные деньги на приоритетных экономических направлениях, которые могут дать максимальную отдачу для города, для области, для всей страны. В инициативном порядке предлагать бизнесу инвестиционные идеи, а не просто тиражировать многочисленные инструкции или изобретать формы отчётности.

Сегодня система финансовой поддержки региональных бюджетов строится в том числе на том, чтобы стимулировать региональные власти развивать собственный экономический потенциал. Федеральный центр и регионы подписывают соглашения, согласно которым региональные власти должны добиться конкретных показателей. Это в том числе и объёмы доходов бюджетов, инвестиций в основной капитал, увеличение числа рабочих мест и некоторые другие показатели. Соглашения предусматривают и финансовую ответственность за невыполнение этих обязательств. Я прошу всех это иметь в виду.

В этом году мы увеличили общий объём дотаций и субсидий почти на 200 млрд рублей. Одновременно мы расширили возможности регионов в плане принятия решений о льготах и преференциях. На местах действительно можно более точно оценить, какие льготы дают эффект, какие полезны бизнесу, а какие не дают эффекта и являются минусом для бюджетов.

Начиная с прошлого года мы выделяем гранты тем регионам, которые достигли наивысших показателей динамики экономического развития. В 2017 году на эти цели также планируется израсходовать 20 млрд рублей. С 2018 года у регионов появляется возможность оставлять у себя часть прироста налога на прибыль (может быть, нам стоит подумать и над тем, чтобы такой подход распространить и на другие налоги и сборы, но это нужно проанализировать), часть средств оставлять в местных бюджетах. Логика здесь очень простая: больше предприятий успешно работают в регионе, стало быть, больше возможностей для строительства нового жилья, дорог, школ, больниц, других социальных объектов.

Все ключевые направления нашей работы определены Основами государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года, которые были разработаны Правительством и утверждены Президентом. Они будут детализированы в плане мероприятий по их реализации и стратегии пространственного развития нашей страны.

Следующий шаг – распространить эти подходы и на взаимоотношения региональных властей и муниципалитетов, чтобы усилить мотивацию местных властей активно работать с инвесторами, повысить их ответственность за результаты. И конечно, нужно сделать гибкость и адаптацию к новым условиям базовыми принципами работы государственного аппарата. Критериями оценки должны стать количество созданных современных компаний, рост экспорта несырьевых товаров и повышение доходов людей.

Чтобы эффективно помогать инновационным компаниям и технологическим лидерам, государство должно их по-настоящему понимать, а стало быть, также быть лидером по использованию современных методов управления и технологий.

Завтра мы встретимся с губернаторами, с коллегами из Правительства, некоторыми другими нашими коллегами, для того чтобы более предметно обсудить эти темы, потому что они на самом деле волнуют абсолютное большинство регионов.

Есть такая интересная цитата Черчилля: «Меня часто спрашивают, за что мы сражаемся. Могу ответить: "Перестанем сражаться, тогда узнаете"». Это неплохо характеризует деятельность любого правительства, да и вообще любой власти.

Так вот чтобы ни мы, ни наши дети, ни наши внуки не узнали, что такое отставшая от всего мира страна, мы должны сражаться каждый день. За каждый процент роста, за каждый регион, за каждый населённый пункт, за каждую компанию, за каждую идею, то есть сражаться за будущее России.

И.Федотов (модератор пленарного заседания, директор Ассоциации инновационных регионов России): Как было только что отмечено, перед нами стоят задачи – рост экономики, развитие регионов и повышение качества жизни. В настоящее время наша экономика находится в точке перелома. Не вызывает сомнения, что действия Правительства Российской Федерации по антикризисной программе были крайне успешными и сейчас, избежав популистских решений, мы создали плацдарм для роста. Тем не менее риски – риски длительное время сохранятся в зоне низких темпов роста – у нас есть, как у всех развитых стран. Для России это более болезненно, потому что на нас влияют ещё и внешние факторы, внешние факторы ограниченности кредитных ресурсов и трансфера современных технологий.

И основной способ заставить экономику расти – это, безусловно, инвестиции. Причём частные инвестиции для нас, может быть, даже более важны, чем государственные, потому что частные инвестиции – это, конечно, доверие к экономической политике.

Комплексный план действий Правительства до 2025 года необходим для перенастройки социально-экономической повестки так, чтобы она стимулировала рост, стимулировала приток инвестиций в регионы. И в этой связи первый вопрос, который я хотел бы задать нашим участникам, звучит так: назовите, пожалуйста, три основные причины препятствия росту инвестиций в регионах России. Давайте рассмотрим этот вопрос с точки зрения представителей бизнеса, главы субъекта и федерального центра.

Первым хочу попросить ответить Давида Михайловича Якобашвили.

Д.Якобашвили (президент ООО «Орион Наследие»): На самом деле ответ на этот вопрос сейчас был услышан из уст Дмитрия Анатольевича, даже нечего добавить в этом плане. Все точки были отмечены – в чём трудности, почему инвестиции не идут в Россию.

Хочу ещё раз отметить, что это должна быть предсказуемость. Все три площадки бизнеса и Торгово-промышленная палата, всё время мы заявляем: предсказуемость на определённый период времени. Мы должны понимать, что не изменится ничего. Да, налоги у нас не изменяются, но опять-таки, как отметил Дмитрий Анатольевич, всё-таки косвенные налоги и неналоговые платежи изменяются, и изменяются так, что даже не заметишь – и уже получается, что кадастровая оценка изменилась. «Платон», допустим: введение этого тарифа очень отразилось на пищевой промышленности.

Закон об отходах тоже отражается. Почему отражается? У нас закон выходит, а вопрос по поводу нормативно-правовых актов не догоняет закон. Пока нормативно-правовые акты вырабатываются, бизнес должен выполнять принятый закон. Он опаздывает, он не знает, как это делается, а правоохранительные органы уже это трактуют совершенно по-своему, каждый по-своему, и регион по-своему трактует. В конечном итоге бизнес боится и не знает, что сделать, и получается так, что инвестиционный климат в этом случае также падает.

С другой стороны, почему я говорю о предсказуемости? Что происходит в развитых странах: раньше было правило, американская мечта, допустим, все стремились к тому, чтобы стать богатыми. Сегодня, в общем-то, все правительства, которые приходят на Западе к власти, практикуют только, как бы всех сделать совершенно одинаково бедными, потому что основные выборщики для них – это, в общем-то, низкий слой населения или средний слой населения. Следовательно, богатых никто не любит.

Но в любом случае инвестиции должен сделать богатый человек. Следовательно, если создать в России условия для того, чтобы эти богатые люди приезжали в Россию, они с удовольствием приедут сюда и будут вкладывать деньги, если они будут иметь на определённый период времени какую-то уверенность в завтрашнем дне. Вот и всё, посеять уверенность в завтрашнем дне – это даст возможность нам двигаться вперёд.

Далее я хотел бы отметить мелкие проблемы, которые у нас существуют и которые тоже можно было убрать, – это крючкотворство и бюрократия. Почему? Вот вы приходите к какому-то окну, вы сдаёте ваши документы, их проверяют два месяца и потом находят ошибку какую-то, орфографическую, стилистическую, какую-либо ошибку просто находят, возвращают вам документы обратно, когда можно было бы и не обращать на это внимания. Но принцип «как бы чего не вышло» отнимает столько времени. Время – деньги. У нас не считается, что время – деньги и что лучше дать возможность сделать, чем не сделать. Это не зависит от Правительства, не зависит от индивидуума, это зависит от всех нас. Надо подумать о том, что мы должны стать обоюдобогатыми. Россия такая страна, её можно сделать очень богатой и раем для всех, когда такая ситуация происходит во всём мире, сюда можно привлечь огромное количество людей.Также хотелось бы сказать, что самостоятельность в принятии решений для регионов – это тоже было бы очень неплохо. Во главе регионов стоят совершенно образованные (не хочу комплименты делать) люди, понимающие, знающие, что такое бизнес. Многие из них вышли из бизнеса, многие из них всегда контактировали с бизнесом и знают, что сделать для собственного региона, понимая характер, понимая устои, понимая историю своих регионов. Больше самостоятельности, я думаю, дало бы возможность развиться быстрее намного и двигаться вперёд, оставляя какие-то финансовые активы именно в регионах.

Дмитрий Анатольевич сказал, что именно финансирование можно оставить в регионах. Вот это поддерживается. Если возможно это сделать, было бы классно. Потому что порой приходишь в регионы, а у них нет денег даже сделать какие-то мелкие вещи, в инфраструктуре что-то подправить или где-то ещё, что-то построить. Софинансирование проектов было бы даже очень удачным для регионов, а из процветания регионов складывается процветание всей страны.

Принимая какой-то закон (мы сегодня, мягко говоря, штампуем законы один за другим), было бы хорошо посоветоваться с бизнесом, создать рабочие группы. Во многих случаях это происходит, но во многих случаях не происходит, вот это очень жаль. Потому что в конечном итоге закон как-то бьёт по бизнесу в отрицательном плане. Мы, конечно, хотим идти в ногу со многими развитыми странами в этом случае, но порой не надо бы зажимать, в некоторых случаях надо дать возможность развиться.

В век технологий, когда человек через свой телефон абсолютно просвечивается, скоро частной жизни, приватной жизни практически не будет, всё будет видно и так. Так что сейчас дать больше свободы в этом плане, чтобы люди могли как-то двигаться вперёд в плане развития своих способностей и предсказуемости на определённый период времени, было бы совершенно неплохо.

И.Федотов: Антон Андреевич (Алиханов), на ваш взгляд руководителя непростого российского региона, окружённого со всех сторон нашими партнёрами, скажите, пожалуйста, что, по вашему мнению, мешает инвестиционной активности в федеральной политике, а что недорабатывает руководство региона?

А.Алиханов: По поводу «окружённого», мне кажется, напряжённость больше у них по поводу того, что мы там, а не у нас по поводу того, что они нас окружают.

На самом деле, если говорить о масштабных вещах, то, на мой взгляд, это недостаток финансового ресурса, сконцентрированного в регионах. Если посмотреть на объём остатков на корсчетах у банков, то сейчас порядка 85–87% этих остатков сконцентрировано в Москве и Московской области. В начале 2000-х эта цифра была примерно 50%.

За последние три года количество региональных банков сократилось на 40%, при этом в Москве эта цифра в два раза меньше. Понимаю и поддерживаю вопрос борьбы за чистоту рядов и в банковском, и в страховом секторе, но, если бы одновременно происходило увеличение объёма кредитования или хотя бы его сохранение, это было бы более оправданно. Но мы на своём примере видим, что частные инвестиции и внутрирегиональные инвесторы, которые готовы были бы продолжать развитие, к сожалению, опять сталкиваясь с сокращением… У нас, например, сократилось число филиалов за последние три года с 25 до 10, из двух региональных банков остался один. Дополнительных офисов 210, а три года назад их было почти 300. И вкупе с высоким банковским процентом это, скажем так, дополнительный фактор для того, чтобы отложить инвестиции и перенести реализацию инвестпроектов на более поздний срок.

Примеры, на которые мы ориентируемся, относительно высоких темпов роста – азиатских экономик, послевоенной Европы, – все происходили на фоне довольно высокого объёма инвестиций, в том числе частных, объёма сбережений. У нас, к сожалению, инвестиций сейчас где-то около 22% ВВП. На наш взгляд, каким-то образом надо это стимулировать. В то же время, например, если брать Калининград, последние три года (не беря 2016 год) довольно существенно сокращались именно частные инвестиции. И нас на плаву – спасибо федеральной целевой программе – удерживали бюджетные инвестиции, и сейчас они тоже довольно существенны, в том числе за счёт инвестиций в электроэнергетику, сетевое хозяйство. В этом смысле мы за счёт бюджетных и квазибюджетных инвестиций балансируем эту ситуацию. Но если посмотреть на ситуацию в целом, то у нас в принципе капитальные расходы, что в ФАИП, что в других программах, сокращаются примерно на 5% в год. И если мы говорим о том, что государственные инвестиции – это не панацея, как минимум, на наш взгляд, это должно быть неким дополнительным инструментом, который замещает или помогает дополнительно стимулировать, может быть, частные инвестиции в период сжатия инвестпотока.

В Калининграде продолжает действовать особая экономическая зона. Мы по поручению Дмитрия Анатольевича сейчас тоже подготовили ряд поправок в наш закон, и некоторые льготы территорий опережающего развития хотим распространить в Калининградской особой экономической зоне. Но, на наш взгляд, если смотреть немного дальше, то, возможно, эти льготы стоило бы привязывать к объёму инвестиционного потока. То есть, условно говоря, льготы освобождают от налога на имущество или на прибыль на шесть лет, но если вы через эти шесть лет увеличили инвестпоток, не дробите бизнес и не занимаетесь какими-то схемами обхода, а вкладываете дополнительно, то эти льготы каким-то образом пролонгируются. То есть сделать эту систему более гибкой, тем самым закрыв, может быть, какие-то серые схемы, но при этом простимулировав частный поток инвестиционного капитала.

И вопрос с рублём. Калининградский бизнес за 20 лет существования особой экономической зоны, свободной таможенной зоны очень сильно выстроился в импортоориентированную модель. Очень большой поток импортных товаров перерабатывался в Калининграде и дальше шёл в виде готовой продукции на территорию Евразийского экономического союза. И в этом смысле для нас, например, падение рубля, девальвация стали ночным кошмаром. Потом санкции, антисанкции. Калининград, который всегда жил на внешнеэкономической деятельности, – на нас эта ситуация особенно больно сказалась, если сравнивать с другими регионами. Но мы тоже нашли инструменты и сейчас очень активно, спасибо опять федеральным программам, развиваем сельское хозяйство и в этом смысле видим серьёзные перспективы для себя. Одновременно с этим хотелось бы переходить (для Калининграда, я думаю, это один из приоритетов) на двухскоростную модель: развивать и диверсифицировать экспорт, совершенствовать инструменты поддержки экспорта, одновременно концентрироваться на создании отраслей, которые бы обслуживали внутренний рынок. Если мы стимулируем спрос, то нам нужно понять, что эти деньги работают на отечественную экономику и нам есть что купить из простых вещей повседневного потребления.

Это федеральные, глобальные ограничения. А с точки зрения региона, конечно, это и несовершенство госуправления. Я работал когда-то в Минпромторге и помню, как у нас внедрялся электронный документооборот. Мы через месяц после того, как начали, забыли, что такое бумага в принципе, работали все на айпадах. В Калининграде мы пока не перешли на электронный документооборот, только в течение ближайшего месяца будем это делать, полностью отказываться от бумаги. Но то, что я вижу, – Кафка переворачивается в гробу: два бумажных документооборота, один электронный сверху. В этом смысле как минимум нам есть куда расти – ещё очень большой путь предстоит пройти с точки зрения внедрения IT-технологий в госсектор.

И, конечно, вопрос человеческого капитала. Это необходимость выстраивания эффективной модели привлечения специалистов в регион и, конечно, создания качественной системы постоянного повышения квалификации и обучения. Понятно: то, что ты проходил в институте 10 лет назад, возможно, тебе это уже совсем и не нужно. И у нас такая специфика – Балтийский флот, 60% населения – это служащие Балтфлота, ветераны Балтфлота и члены их семей. В этом смысле, конечно, нам очень важно создать такую систему, которая бы этих людей встраивала в экономику, после того как они выходят во вполне трудоспособном возрасте на пенсию.

И.Федотов: Максим Станиславович (Орешкин), вам проще сейчас отвечать, потому что вы услышали мнение бизнеса и мнение губернатора. И всё же: основные причины ограничения роста инвестиций с точки зрения федерального министра.

М.Орешкин: На самом деле добавить здесь что-то сложно, потому что и бизнес, и регион – это те, кто на кончиках пальцев чувствуют те проблемы и те ограничения, которые мешают экономическому росту, мешают новым инвестициям. И поэтому задача министерства – внимательно слушать, что говорит бизнес, внимательно слушать, что говорят регионы, и под это подстраиваться.

Я пару слов в развитие скажу про проблему недоступности долгосрочного проектного финансирования. Это проблема для российской экономики. Тут есть разные аспекты, есть аспект, например, недоверия экономических агентов к экономической политике. Если вспомнить ситуацию с начала 2015 года, была двузначная инфляция, и Правительство, и Центральный банк чётко заявляли цели по снижению инфляции. Не просто заявляли, а делали всё, что необходимо. Никто не верил. Те, кто поверили, в тот момент заработали довольно серьёзные деньги, а те, кто давал долгосрочные кредиты тогда, те, кто делал новые инвестиции, сейчас пожинают плоды этого.

Если вспомнить ситуацию в начале 2015 года, банки отказывали в выдаче ипотечных кредитов под 15–17%, сейчас все стоят в очередь, чтобы выдавать кредиты под 11. Прошёл всего год, те, кто выдал тогда долгосрочные кредиты, заработали на этом очень много. Поэтому тут доверие надо взращивать, Правительству и Центральному банку продолжать ту выверенную политику, которая была в последние годы, и взращивать доверие и у бизнеса, и у населения, и у региональных властей.

Ещё один момент, связанный с этим вопросом, – это так называемый заколдованный круг проектного финансирования. У нас банки говорят, что нет проектов, «поэтому мы ничего не финансируем», компании говорят: «Зачем нам проекты детально подготавливать? Всё равно никакого финансирования мы не получим». Этот заколдованный круг нужно разрывать. Я очень надеюсь на то, что обновлённый ВЭБ здесь как раз может взять на себя лидирующую роль, перезапустить и научить банки работать с проектами. Потому что у нас банки привыкли работать только по схеме «кредит под залог», более сложные продукты были непопулярны ни в 1990-е годы, ни в 2000-е годы. Сейчас выход этой культуры проектного финансирования на новый уровень очень важен, потому что именно это является основой инвестиционного развития экономики.

И добавлю пару слов про квалифицированные кадры. У нас за последние пару лет эта проблема на фоне кризисных явлений в экономике стала менее явной, но, так как экономика набирает темпы роста, через два-три года мы опять будем сталкиваться здесь с серьёзными ограничениями. Учитывая, что все меры, которые здесь можно применить, имеют долгосрочный эффект, действовать нужно уже сейчас, для того чтобы через два-три года не столкнуться с проблемами и ограничениями для роста.

И.Федотов: В связи с этим логично будет обратиться к руководителю одного из старейших институтов развития в Российской Федерации.

Сергей Николаевич (Горьков), у ВЭБа были разные времена: было время подъёма, было время непростое, сейчас, говорят, у вас опять появились деньги. Вот только что Председатель Правительства сказал, что на базе ВЭБа создаётся фабрика проектного финансирования.

Мы знаем, что принята новая стратегия, что вы внедряете новую бизнес-модель. Скажите, пожалуйста, что нового вы можете предложить для регионов?

С.Горьков: Начну с того, что деньги, конечно, появились, но их не так много.

Если говорить серьёзно, то я хотел бы прокомментировать слова Максима Станиславовича (Орешкина), он абсолютно прав. Если мы вспомним 2000-е годы, какой был срок окупаемости проектов в среднем: четыре-семь лет – проект считался хорошим по окупаемости и возвращал деньги. Сейчас сместилось от 10 до 15 лет, а то и до 20 лет. Конечно, в этих условиях у нас возникает, с одной стороны, избыточная ликвидность, с другой стороны, нет таких проектов, которые имеют такую возможность возврата средств.

В этом проблема, и, конечно, проблема – это поиск комплексных решений, потому что хотелось бы, чтобы откуда-то появились долгие и дешёвые деньги. К сожалению, просто так найти их нельзя, поэтому нужно придумать те механизмы, которых, возможно, и не было. Один из таких механизмов – это софинансирование, синдикация, которая позволит, например, на каждый вложенный рубль со стороны инвестора или со стороны ВЭБа привлекать три-четыре рубля других банков или других соинвесторов.

Мы начали такие пилотные сделки в прошлом году. Хочу сказать, что в принципе эти проекты реализуемые, даже при таких сроках окупаемости, но здесь нужна поддержка и со стороны Правительства, и со стороны изменения определённой части законодательства, прежде всего в части синдикации закона о Центральном банке.

Если говорить о регионах, давайте посмотрим наш портфель: у нас 95% портфеля – это регионы, всего 5% портфеля – это Москва. Мы работаем с 60 регионами России, поэтому могу сказать, что у нас средний срок рассмотрения проектов был ужасный – в среднем два года, то есть это невозможный срок, за это время менялась экономика, менялись условия, происходили какие-то события. Проект становился в принципе нерассматриваемым.

С чем мы приехали на форум? В прошлом году, на прошлом сочинском форуме мы объявили о том, что вместе с АСИ будем реализовывать новый механизм работы с регионами. Он предполагает более активный поиск. Раньше вы нам направляли заявку, она как-то рассматривалась, «выплёвывалась» каким-то ответом, теперь мы первую стадию рассмотрения заявки вместе с АСИ, по уникальной технологии, по которой работает АСИ, по отбору экспертов, будем реализовывать в регионах. Это позволит нам создать воронку более широкую, более короткую – раньше она была длинная и узкая. Поэтому проектов мы смотрели мало, но очень долго.

Мы надеемся, что с новыми механизмом будем смотреть большее количество проектов, при этом первичная экспертиза будет осуществляться сертифицированными менеджерами или экспертами уже в самих регионах. Более подробно мы расскажем на завтрашней презентации вместе с АСИ. Уникальность проявляется в том, что это ускоряет процесс, создаёт понимание, какие проекты могут быть рассмотрены, какие – нет, и позволяет более качественно взаимодействовать с регионом.

Потому что раньше взаимодействие ВЭБа с регионами строилось через представительства. Теперь представительств у нас не будет, у нас будет другая схема взаимодействия. Я надеюсь, что она будет более успешной, более качественной, проходить в короткое время и давать больший эффект для экономики регионов и создавать более качественный портфель для ВЭБа.

И.Федотов: Мне хочется вернуться к выступлению Дмитрия Анатольевича. Там прозвучала очень интересная фраза – о том, что каждому региону нужна своя специализация.

Антон Андреевич (Алиханов), скажите, пожалуйста, вы точки роста своего региона выявили? Это первый вопрос.

И второй, очень кратко. Прозвучало, что регионы должны инициативно работать с инвесторами. Как вы намереваетесь это делать, как, вообще, инициативно работать с инвесторами, на ваш взгляд?

А.Алиханов: Начну с точек роста. Если говорить про точки роста, про специализацию, наверное, Калининград – уникальный регион, про который нельзя сказать, что у него какая-то ярко выраженная специализация. Серьёзные инфраструктурные вложения в наш регион начались где-то с конца 70-х годов, после Хельсинки, когда уже стало понятно, что эта территория окончательно и бесповоротно вошла в состав СССР. Поэтому сказать, что у нас есть какие-то большие природные богатства… Правда, «Лукойл» огромные проекты по добыче нефти будет реализовывать в ближайшей перспективе. Надеюсь, что регион будет от этого выигрывать.

У нас очень хорошие производства, которые родились на новом законодательстве по особой экономической зоне. К сожалению, они испытывают определённые трудности в связи с трансформацией механизма особой экономической зоны, с переходом на новые механизмы субсидирования, которые были приняты в прошлом году. Но эти трансформации довольно безболезненно произошли, и мы даже увидели рост промпроизводства по итогам прошлого года. На самом деле мы сейчас концентрируем свои усилия на трёх вещах и будем концентрировать дальше. Это, конечно, дальнейшая поддержка аграрного сектора и углубление переработки, туризм, потому что в туризме мы видим довольно серьёзный мультипликативный эффект с точки зрения количества рабочих мест. В принципе у нас по итогам прошлого года где-то 30-процентный рост турпотока. Много в этом смысле делается и нашими коллегами из Ростуризма, и наше софинансирование неплохое. Возлагаем определённые надежды в этом смысле на чемпионат мира по футболу в 2018 году. Надеемся, что он послужит дополнительным драйвером для этого сектора.

И конечно, креативные технологии, креативные индустрии. К сожалению, к ним в последнее время в Калининграде не особо было приковано внимание, но сейчас активно этим вопросом занимаемся и обнаружили 300 компаний, работающих в гейм-девелопменте, с различными приложениями – в такого рода индустрии.

Атмосфера, климат, окружение, архитектура существенно влияют на желание людей перемещаться в этот регион и работать там. Люди творческих профессий довольно серьёзную составляют долю в нашей экономике. Я думаю, что мы будем смещать акцент в эту сторону тоже.

Ну и конечно, наше стандартное промпроизводство.

Про инициативность. Мы встречались с коллегами, были в Германии. Я хочу сказать, что, например, Ульяновская область, Татарстан – их, скажем так, проспекты лежат у иностранцев. Мы с вами это обсуждали, говорили, что это спам. Тем не менее самые стандартные вещи – холодные звонки, постоянные поездки и постоянное присутствие, постоянное общение с инвесторами – действительно дают плоды. Потому что, чтобы оценить, куда лучше инвестировать – в особую экономическую зону «Алабуга» или в особую экономическую зону в Калининграде, как минимум нужно знать, что есть вторая. Об «Алабуге» Татарстан рассказал уже практически всему миру. Теперь наша задача – не уповать на то, что мы такие хорошие, к нам иностранцы сами придут, а всё-таки идти в мир и рассказывать о том, какие преимущества дают те механизмы, которые действуют в данном конкретном случае в Калининграде.

И.Федотов: Одно из направлений комплексного плана действий Правительства называется «Умная экономика» и напрямую затрагивает инновационную деятельность.

Максим Станиславович (Орешкин), вопрос к Вам. Известно, что у любого инновационного продукта в нашей стране достаточно долгий путь от производства до конечного потребителя. Есть ли какие-то меры, на Ваш взгляд, которые могут этот путь сократить?

М.Орешкин: У нас на самом деле не только инновационные продукты, но и простые продукты с трудом добираются от производителя к потребителю. Если посмотреть примеры других стран: например, что Alibaba сделала для китайской экономики? Благодаря наличию развитой системы электронной торговли любой производитель из любого региона Китая может легко найти путь к своему покупателю как внутри Китая, так и за его пределами. То есть доступность информации для потребителя о том, что он может купить, что производится в его стране, кратно увеличилась. Если мы здесь тоже за ближайшую пару лет сделаем мощный шаг вперёд, это будет и мощный инструмент развития регионов, и это позволит малому и среднему бизнесу достучаться до потребителя не только внутри России, но и выйти за пределы нашей страны, а это одно из очень важных условий роста несырьевого экспорта, от которого зависят долгосрочные темпы экономического роста.

Можно поговорить и о логистике. Мы сейчас видим, что наша логистическая система не всегда эффективна. Время, которое тратится на доставку от производителя до потребителя, довольно большое. Например, у торговых сетей имеется грузовой транспорт, который возит продукты. Пустая загрузка грузового транспорта даже у лучших торговых сетей в России – не менее 40%, то есть грузовики ездят пустые и, по сути, вся экономика за этот воздух постоянно платит. Создание «умных» логистических систем, которые будут оптимизировать транспортные потоки, оптимизация тарифов, сокращение времени доставки могут для всей экономики стать очень большим драйвером роста и ускорения темпов экономического роста.

Так про каждую область можно говорить. Сокращение информационного и физического расстояния между производителем и потребителем – это то, что может помочь экономике набрать серьёзный ход уже в ближайшие годы.

<…>

И.Федотов: Дмитрий Анатольевич, прошу, подведите какие-то итоги сегодняшней беседы.

Д.Медведев: Во-первых, вынужден не до конца согласиться с Давидом Михайловичем (Якобашвили) в части того, что скоро вообще исчезнет частная жизнь. Он вначале напугал, говорит: «Частная жизнь исчезает, и её скоро не будет». Будет! Хотя насчёт вожжей, знаете, тут так: ослаблять нужно только при определённой ситуации. В некоторых случаях вожжи нужно держать очень уверенно, иначе унесёт, не успеешь оглянуться и будешь где-нибудь на обочине.

Коллеги здесь говорили о различного рода ограничениях, о возможностях, которые существуют. Я бы точно поддержал мысль, которую Антон Андреевич (Алиханов) здесь высказал, о создании в будущем гибкой системы льгот для частного капитала. Потому что уж чего нам сейчас не хватает, так это именно частных инвестиций. Да, действительно, государство в какие-то периоды может и обязано брать на себя функции инвестора, особенно в условиях такой огромной страны, как наша, где есть изначальные природные ограничители и масса других проблем. Но всё-таки частные инвестиции никто не отменял. Поэтому показатель роста частных инвестиций должен быть фундаментальным показателем развития любого региона. Просил бы на это обратить внимание всех наших коллег-губернаторов.

И конечно, нужно работать так, чтобы было как можно меньше всякого рода бюрократических решений, иначе будет происходить так, как коллега сказал: у них Кафка в гробу переворачивается. Нужно стараться делать всё, чтобы этого было меньше.

Очень важным условием диалога между бизнесом и властями – и федеральными, и региональными – является фактор доверия. В чём заключается фактор доверия? Это достаточно простая, на мой взгляд, вещь. Это та самая стабильность условий, которой нам так не хватает. Если условия соблюдаются, если правила не меняются на протяжении, например, года, двух, возникает ощущение стабильности, а стало быть, возникает та самая атмосфера доверия. В этом плане нам нужно научиться работать в стабильных условиях и, скажем прямо, стремиться к тому, чтобы как можно реже менять правила игры, если, конечно, эти правила игры разумны. Но это уже ответственность конкретных людей.

Здесь коллеги начали обмениваться всякого рода ремарками по поводу новых технологий, вы как раз их к этому подвигли. Знаете, я тоже, конечно, за новые технологии всецело. Главное, чтобы мы научились ими пользоваться, чтобы это не превращалось в бесконечную игру в термины и предложения что-либо новое внедрить. Некоторое время назад мне многие коллеги говорили: всё, что нужно для счастливого будущего в нашей стране, это создать так называемый delivery unit в Правительстве. Если он будет создан, всё будет хорошо. Но мы прекрасно понимаем: какие подразделения ни создавай, это не решит всех задач, которые существуют.

Сейчас много говорят об использовании новых управленческих приёмов типа эджайла. Я не против, я за. Но это тоже не должно подменять обычной работы, хотя это прогрессивная система управления.

Я точно так же не против использования технологий блокчейна, которые стали активно распространяться и которые действительно могут самым решительным образом поменять нашу жизнь. Кто ещё об этом не слышал, потом можно посмотреть, что означает «блокчейн». Это достаточно интересная история, хотя пока результатов мы не видим. Но очевидно, что многие бизнес-процессы и многие социальные среды будут организованы именно на этих принципах. Но самое главное, что все эти технологии не отменяют необходимости серьёзной, кропотливой работы.

Мне кажется, что последние год-два нас должны были научить вот чему. Мы в чём-то потеряли прежние иллюзии, и, на мой взгляд, это очень хорошо, утрата иллюзий очень полезна для всей страны. Раньше мы часто как рассуждали? Нужно попросить у каких-то институтов – и внутренних, и внешних, и нам дадут денег. Не дают теперь. Нужно обратиться за технологической помощью, и нам её предоставят. В ряде случаев нам говорят: нет, мы не хотим предоставлять – либо потому, что вы по каким-то причинам не годитесь для этого, либо просто потому, что это вопрос конкуренции.

Мы в какой-то момент полагали, что нам помогут в конкурентной борьбе. Никто, конечно, ни в чём не поможет абсолютно, только палки в колёса ставить будут. Поэтому ничего не дадут, как в известном классическом произведении. Наша задача – самим всего этого добиться, и в этом плане для нас сегодня сложилась уникальная ситуация: мы можем очень многого добиться сами, если будем хорошо совместно трудиться, чего я всем присутствующим желаю.

В ряде случаев мы уже чего-то достигли, это не вопрос дальнего будущего. Мы только что обсуждали угрозы, вызовы, технологические решения, но у нас есть и реальные достижения. Так всегда, и об этом, кстати, нужно помнить и культивировать истории успеха, которые достойны того, чтобы их особым образом отметили.

У нас есть Премия развития Внешэкономбанка, которую ежегодно получают компании, которые смогли внедрить современные технологии в производстве, в образовании, в инфраструктуре. Несмотря на то что было сложно и, может быть, поддержки было меньше, чем нужно, бюрократия мешала, рынки были нестабильными, – истории успеха есть и их становится всё больше и больше. И надо, чтобы мы их показывали, мне кажется, это очень важно.

Именно поэтому мы сегодня такие истории успеха должны послушать. Номинанты Премии развития предлагают решения, которые делают нашу жизнь более современной и более стабильной. Поэтому давайте эти премии вручим.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088425 Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088423 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин

Дмитрий Медведев принял участие в работе круглого стола «Диверсификация оборонно-промышленного комплекса и региональное развитие – стратегия перемен».

Круглый стол состоялся в рамках форума «Сочи-2017».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы договорились с Дмитрием Олеговичем (Рогозиным), что в рамках форума рассмотрим тему, которая раньше здесь не обсуждалась, но она является очень важной – производство гражданской продукции в оборонно-промышленном комплексе, тему диверсификации в ОПК.

Напомню, у нас есть планы к 2020 году завершить масштабное перевооружение, добиться известного уровня оснащённости. В то же время мы предметно обсуждаем, как будет дальше развиваться сам оборонный комплекс и что нам делать с точки зрения высокотехнологичной гражданской продукции. Здесь, как справедливо коллега сказал, вряд ли возможно использовать, в полной мере во всяком случае, опыт других стран. С другой стороны, все мы прекрасно понимаем, что значительная часть технологий, которые взорвали мир (такие технологии, как интернет, GPS или те же самые сенсоры), пришли на рынок именно из оборонки. И по какому пути идти, в значительной мере зависит от нас самих.

Я также хотел бы напомнить: планируется, что доля продукции гражданского и двойного назначения в общем объёме к 2025 году должна составлять не менее 30%, а к 2030 году – не менее половины. В прошлом году эта доля составляла порядка 16–17%. И каков объём в этих 16–17% высокотехнологичной продукции, это ещё большой вопрос. Это просто гражданская продукция, скажем так.

Здесь упоминалась конверсия, которая осуществлялась в начале 1990-х годов. В 1991 году доля гражданки в ОПК составляла 57%. 1991 год, может быть, не показатель, потому что это ещё советское наследие в полной мере. А вот уже несколькими годами позже – 80%. Не знаю, надо ли нам стремиться к тем цифрам. Более того, мы все прекрасно понимаем, почему эти цифры в какой-то момент сложились: произошло абсолютное падение в ОПК. И такой ценой наращивать гражданскую компоненту мы точно не будем. В этом смысле опыт конверсии для нас не годится. А что нужно делать – это просто решать важнейшие задачи развития отрасли. Какие они? Во-первых, это преодоление разделения между оборонкой в узком смысле и предпринимательством в инновационной сфере. То есть оборонка должна в большей степени применять всякого рода инновационные решения. Раньше всё было понятно и у нас, и за границей. Бо?льшая часть инновационных решений и прорывных технологий действительно создавалась оборонщиками, а потом они уже распространялись в гражданской сфере. А сейчас ситуация другая. Большая часть (или даже бо?льшая часть) технологических решений создаются именно в гражданском сегменте. И задача оборонки именно в том, чтобы правильным образом их внедрить в свою сферу, чтобы не остаться на обочине. И этот механизм нам ещё только предстоит создать.

Второе, о чём хотел бы сказать. Нам нужно проанализировать наши потребности, выделить приоритеты диверсификации организаций – поставщиков по гособоронзаказу. На чём сделать упор? Каков прогноз по высвобождаемым мощностям? Какие производства необходимо сохранить под мобилизационные нужды после того, как эта активная работа по переоснащению современной техникой закончится? Она в принципе не закончится никогда, но всё-таки мы сейчас навёрстываем упущенное, и у нас очень значительная часть государственного бюджета и валового внутреннего продукта создаётся за счёт этих решений. Нужно смотреть, каким образом мы дальше будем всё это развивать.

И третья вещь, тоже очевидная, – это перевод оборонно-промышленного комплекса на современную бизнес-модель управления, что предполагает вполне разумный уровень рентабельности. Это, конечно, сфера особая, тем не менее продукцию нужно продать. Высокотехнологичные рынки плотным образом заняты конкурентами. Я только что на пленарном заседании говорил, что нас нигде никто не ждёт, в том числе в сфере поставки вооружений и высокотехнологичной продукции гражданского назначения. Тем не менее нам нужно всё равно эти ниши под себя готовить, где-то просто прошибать барьеры, которые существуют, умело пользоваться защитными мерами, в том числе в рамках ВТО, и умело субсидировать поставки, в том числе поставки по экспорту. Если это требуется, использовать гарантийные механизмы. В этом случае мы действительно сможем прорваться вперёд. Задачи эти весьма непростые, но в целом, я считаю, они нам по силам, имея в виду наш потенциал. Оборонные предприятия всё равно остаются основой наукоёмкого производства в нашей стране, обеспечивают значительную часть экспорта, и наша задача – все эти конкурентные преимущества сохранить. Но сделать, ещё раз подчёркиваю, новую бизнес-модель, которая будет адаптирована к условиям современного рынка – как рынка внутри страны, так и международных рынков. Давайте послушаем, что для этого предлагается. Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), пожалуйста.

Д.Рогозин: Мы начали анализировать, что такое предмет этого вопроса: это, конечно, и профильные производства, которые связаны с основной деятельностью предприятий оборонно-промышленного комплекса, и непрофильная, так сказать, гражданская продукция.

Начну с непрофильной, гражданской продукции. Напомню о некоторых событиях, которые прошли у нас в прошлом году. 1 июля в Туле была проведена научно-практическая конференция «Оборонно-промышленный комплекс России – новые возможности для медицинской промышленности». Сегодня уже можно констатировать, что благодаря принятым руководством страны мерам, в том числе и с учётом предложений, которые были подготовлены на этой тульской конференции, объём производства медицинских изделий в прошлом году увеличился на 10%, а доля изделий российского производства увеличилась с 18,5 до 20%.

Тем не менее надо иметь в виду, что медицинское оборудование у нас в основном закупается не консолидированно, по регионам, и сумма закупок медоборудования ежегодно доходила (в некоторые последние годы) до 350 млрд рублей. Это всё фактически уходило за рубеж.

В оборонно-промышленном комплексе сформировались организации, которые выпускают высокотехнологичные виды медицинских изделий. Я их назову. Например, зеленоградское предприятие Pozis – медицинское холодильное оборудование, Уральский оптико-механический завод – оборудование для перинатальных центров, в том числе на экспорт в десятки стран мира сегодня это оборудование уходит.

Удалось закрыть потребности здравоохранения более чем на 60% по аппаратам для проведения радиологических исследований, одноразовой медицинской одежде, по медицинскому холодильному оборудованию – более чем на 70%.

Однако это скорее исключение, чем правило, потому что по большинству позиций, особенно по дорогим высокотехнологичным медицинским изделиям, основная потребность здравоохранения до сих пор покрывается за счёт импорта.

Что касается ТЭКа. Мы планируем провести через полтора месяца в Перми, где у нас центр двигателестроения – и ракетно-космического, и авиационного, региональную конференцию по теме диверсификации производства организаций ОПК Пермской области в интересах ТЭК, в мае в Петербурге – общероссийскую конференцию по этой теме.

Если говорить о цифрах, ситуация следующая: в настоящее время российская промышленность обеспечивает потребности ТЭКа в материалах в целом на 80–85%. Это лучше, чем в здравоохранении, но всё равно есть позиции, которые мы не закрываем, а они попали под санкции. Поэтому мы испытываем здесь большие сложности.

Обеспеченность электроэнергетики генерирующими установками российского производства не превышает 50%. А в некоторых сегментах, например в электрогенерации, мы просто находимся на определённом уровне и не можем подняться выше, из-за чего, скажем, при закупке электрогенерации для Крыма были вынуждены пойти по, так сказать, несколько иным решениям.

Основная проблема в энергетическом машиностроении – это существенное отставание отечественного турбостроения в научно-техническом отношении. Особо сложное положение наблюдается в сфере поставок оборудования и катализаторов для нефтепереработки. Здесь доля отечественного продукта составляет не более 40%.

Тяжёлая ситуация сложилась и с поставками отечественной машиностроительной продукции в угольную отрасль. Основной объём потребления промышленной продукции в ТЭК приходится на продукцию металлургии (это в первую очередь трубы), машиностроения – это энергетическое оборудование, электротехника, оборудование для нефтегазовой и угольной промышленности и химической промышленности – это реагенты, катализаторы и далее.

Для создания оптимальных условий проведения диверсификации мы приступили к подготовке правовой и нормативной базы. Нам предстоит разработать целую систему мотивационных механизмов для развития коллективов, которые заняты производством гражданской инновационной продукции. Создать для оборонной промышленности и инновационного предпринимательства единое информационно-методическое пространство, которое бы обеспечивало интеграцию производств и обмен технологиями при выпуске высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения. То есть правил игры в этой отрасли у нас тоже пока нет. Дмитрий Анатольевич, Вы говорили о конверсии конца 1980-х годов: практически ни одно правило не работает в нынешних условиях. То есть придётся фактически писать этот кодекс правил заново.

Целью государственной политики диверсификации оборонно-промышленного комплекса должно быть не перепрофилирование военной промышленности, а повышение её устойчивости за счёт диверсификации при безусловном поддержании технологий основного оборонного производства, кадрового потенциала, передового уровня НИОКР в рамках своей базовой специализации.

Рынок военной и специальной техники, который взят изолированно от смежных гражданских рынков, подчас недостаточен для обеспечения конкурентоспособности продукции. Производство же своих персональных компьютеров в ограниченном числе (только, как мы говорим, для специальных служб, для МВД, военных) гарантированно делает проект нерентабельным, бесперспективным. Значит, необходим более широкий спрос. В данном случае инициированы государством и Правительством и в этом плане уже сделаны стартовые шаги по оснащению органов государственной власти и местного самоуправления, госучреждений и образования, госкомпаний персональными компьютерами российского производства, на российской элементной базе. Когда мы беседовали на эту тему, обсуждали, изначально вспоминали опыт Китая, который директивно на всей огромной собственной национальной территории запретил использовать в таксофонах монеты, для того чтобы можно было в соседнем почтовом отделении купить небольшую дешёвую карточку, но с национальным китайским чипом. За счёт этого огромного, массового производства национального чипа они, по сути, создали отрасль.

Сегодня мы знаем об этом уже, мы так в принципе и действуем, для того чтобы размыть огромные издержки, связанные с созданием электронной компонентной базы космического или военного назначения, мы идём на создание, по сути, тоже целой отрасли создания национального чипа. И совсем недавно Дмитрий Анатольевич проводил совещание на эту тему в Правительстве – как выполняется этот план консолидируемых закупок национального чипа и национального софта для внутреннего потребления. Естественно, что гарантированный спрос со стороны государства позволит снизить цену изделий, сделать их привлекательными и для коммерческого рынка.

Следующий наш шаг – в сторону производства цифровой оптики. В этой сфере невозможно выстроить всю линейку конкурентоспособной продукции военного и специального назначения без появления собственного производства цифровых, оптических и тепловизионных устройств гражданского назначения.

Отдельно хотел бы сказать о задачах мобилизационной подготовки. Они также должны решаться не за счёт каких-то запертых на амбарный замок и законсервированных мощностей, а прежде всего за счёт мощностей, которые были бы загружены производством продукции, поставляемой на гражданский рынок, но имеющей двойное применение и, главное, позволяющей загружать мощности предприятий оборонки без размывания их производственной специализации. И соответственно, с возможностью обратной конверсии в случае необходимости резкого наращивания производства вооружения военной и специальной техники. То есть речь идёт, по сути дела, о некой концепции технологического реверса.

Между военной и гражданской промышленностью всегда были тесные, интенсивные связи. Они были основаны на общности технологий, потреблении военным производством продукции гражданских отраслей, например металлургии и химии. Обеспечение встречных потоков инноваций и компетенций между оборонными и гражданскими секторами потребует нового отношения государства и чиновничества к принципам обмена информацией, прежде всего преодоления тенденции к ведомственной и отраслевой самоизоляции. Это вообще такое «родимое пятно» оборонной промышленности – мы очень часто, не всегда, когда это потребно, окружаем себя забором конфиденциальности, и это часто вредит, прежде всего при трансфере технологий. Это даже вредит при трансфере военных технологий между корпорациями военного назначения. Поэтому этот ореол высоких заборов, ореол такой, знаете, Рублёвки в высоких заборах, надо, конечно, разрушить, в том числе и при создании гражданского производства.

НИИ и КБ, входящие в ОПК, способны создавать подразделения для разработки технологий для последующей продажи в гражданский сектор под ключ с лицензией, поставкой оборудования, проведением пусконаладочных и сервисных работ. Это даст не только дополнительные источники доходов, но и шлюз обмена технологиями между военным и гражданским сектором.

Отдельно надо сказать о новых тенденциях в сфере промышленных технологий, развитии прежде всего цифрового производства, аддитивных технологий. Помимо медицины, в частности хирургии и протезирования, особенно быстро эти технологии развиваются в инструментальной промышленности и аэрокосмической отрасли.

Цифровое производство в ближайшие 20 лет сменит некоторые виды массового производства, особенно в случае выпуска продукции малой серийности и высокой конечной стоимости. И это, по сути дела, новая промышленная революция, которая делает производство более гибким, многопрофильным и тем самым ведёт к дальнейшему снижению барьера между военной и гражданской промышленностью.

Мы, естественно, часто слышим критику от наших экономических экспертов. Они говорят, что у оборонщиков нет опыта работы на гражданском рынке, нет опыта конкурентной борьбы. Это так. С этим, наверное, надо будет соглашаться. Выход на рынки сопряжён со значительными издержками по маркетингу, рекламе, логистике. Решение возникающих на этом пути проблем требует планомерной государственной поддержки.

До работы в Правительстве я работал постпредом России при НАТО, в общем-то послом России. Хочу сказать о роли торговых представительств. До сих пор у нас торгпредства, естественно, находятся в ведении Минэкономразвития. Но если мы разворачиваем продукцию с ориентацией на экспорт, на продажу высокотехнологичной экспортной продукции, то здесь важна более жёсткая связка торгпредств именно с Министерством промышленности и торговли и нашими промышленными корпорациями, которые и работают над созданием такой высокотехнологичной продукции. То есть от торгпредств, на наш взгляд, сейчас требуется не столько грамотная экспертная оценка экономических рынков наших партнёрских стран, сколько прямое продвижение, такой лоббизм нашей экспортной продукции. По крайней мере, другие торгпредства, работающие в нашей стране, собственно говоря, этим и занимаются.

Очевидное препятствие к диверсификации на внутреннем рынке состоит в том, что он давно уже заполнен аналогичной импортной продукцией, в том числе и рынок государственных и окологосударственных закупок. И здесь нам просто не обойтись без разумной протекционистской политики в отношении определённой номенклатуры высокотехнологичной продукции.

Необходимо последовательно стимулировать государственные и корпоративные заказы, которые предусматривают проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ.

Многие развитые страны принимают дополнительные меры к стимулированию заказов на НИОКР. Например, в Бельгии, в которой мне пришлось работать, компании, ведущие НИОКР или сотрудничающие с научными организациями, могут оставлять себе 50% от объёма налогов заработной платы учёных. В Италии налоговую субсидию получают предприятия, не менее 10% прибыли которых используется для финансирования издержек на научный персонал. Такого рода меры в принципе были бы оправданны в нашей стране. Более того, когда ведомства, которые отвечают за производство гражданской продукции, но, по сути дела, закупались до сих пор за рубежом, будут обязаны проводить научно-исследовательские работы внутри собственной страны, они тем самым формируют технически единый заказ. Формируется облик того гражданского продукта, который должен быть произведён внутри собственной страны.

Таким образом, выход предприятий ОПК на гражданские рынки, диверсификация бизнеса – это не самоцель, а средство обеспечения их устойчивости и стратегической конкурентности.

Но есть ещё один очень важный социальный аспект. Вот Игорь Анатольевич Комаров здесь находится, в президиуме, мы с ним тоже обсуждали вопросы, связанные с дальнейшим реформированием ракетно-космической отрасли. У нас более 250 тыс. человек работает в этой отрасли. А если смотреть чисто экономически, цифры, то по производительности труда наши многие предприятия в ведении «Роскосмоса» в разы отстают от ведущих американских частных компаний. Понятно, можно найти массу объяснений. Вопрос в другом. Если мы нацелены на то, чтобы уйти от ситуации, когда у нас бо?льшая часть предприятий загружена на 30–40% , то есть они недозагружены, стабильно, системно недозагружены… Мы из-за этого не имеем дополнительных средств, чтобы перевооружить эти предприятия. Мы стоим перед проблемой технологического фитнеса, усушки этой отрасли, её модернизации. Коли так, то появляется очень важный социальный аспект. А люди куда денутся? Те, которые сейчас работают в отрасли, будут выброшены на какой-то пресловутый рынок? Это не везде получается, не во всех регионах.

В этом плане производство гражданской продукции на этих предприятиях является осознанной необходимостью для решения в том числе и социального аспекта.

Конечным итогом реализации стратегии отраслевых холдингов должно стать создание глобально конкурентоспособных корпораций, высококапитализированных, нашедших и расширяющих своё место на мировом рынке. На гражданских рынках наукоёмкой продукции предприятиям оборонно-промышленного комплекса придётся конкурировать в основном с зарубежными компаниями, важнейшим стратегическим преимуществом которых является доступ к так называемым длинным и дешёвым кредитным ресурсам. Без обеспечения сопоставимых условий для российских компаний рассчитывать на успех в этой конкурентной борьбе, конечно, нам не приходится, мы это понимаем. Об этой проблеме много говорится, особенно на фоне ограничения доступа к внешним рынкам капитала. Многое Правительством уже сделано, в частности, создаются инструменты целевой кредитной поддержки приоритетных высокотехнологичных промышленных проектов. Сокращение инвестиционных возможностей частично компенсируется за счёт прямой государственной поддержки – федеральных целевых программ, государственной программы развития оборонно-промышленного комплекса. Но надо признать, что часто КПД государственных мер поддержки заведомо ниже, чем в случае инвестиционных программ, которые финансируются из возвратных средств. И нам необходимы новые рынки сбыта продукции, и в первую очередь освоение масштабного внутреннего рынка. Развитие с опорой на внутренний рынок – это, собственно говоря, важнейшее преимущество большой страны, и все современные государства на стартовых этапах модернизации своей промышленности именно с этого начинали. И, о чём мы как раз говорим, это ТЭК, это гражданская авиация, это судостроение, это прежде всего (и с чего мы и должны были бы начать работу оборонной корпорации) создание возможностей для гражданского производства прежде всего той продукции, которая является профильной для этих предприятий, через создание консолидированного заказа на гражданскую технику.

Кое-что уже по этому поводу сделано. Хочу напомнить, что Правительство работает над формированием консолидированного заказа на гражданскую морскую технику, и импульсом к этому стало строительство завода «Звезда» в Большом Камне на Дальнем Востоке. Формируется концепция единого окна заказа для такого рода арктической шельфовой техники.

В конце прошлого года Вы, Дмитрий Анатольевич, подписали решение Правительства о создании Авиационной коллегии при Правительстве России. Это орган, где должны найти гармонию спроса и предложения, прежде всего на гражданскую авиационную технику. Также осуществляется план гарантированных закупок российской гражданской микроэлектронной продукции.

Кроме того, перед нами стоят масштабные задачи освоения природных ресурсов Арктики, в том числе с помощью робототехнических систем, создания безлюдных многомодульных комплексов с полным производственным циклом для подлёдной разработки месторождений нефти и газа. На этом направлении мы должны стать первыми в мире. Даже Фонд перспективных исследований свои работы ориентирует именно на эти технологии. Они найдут применение везде, в том числе на гражданском рынке.

Заканчиваю пониманием самого главного аспекта. Нам, конечно, надо всё внимательно взвесить. Мозговой штурм и сегодня пройдёт, и в ближайшее время совещания, конференции пройдут в крупнейших наших промышленных регионах. Но надо с ними не затягивать. Главное – выработать набор мер и двигаться по ним консолидированно. Это самое главное – создание правового, политического и волевого пространства для того, чтобы наша оборонная промышленность могла чётко опираться на два крыла: не только традиционное военное производство, но и гражданское производство.

Д.Медведев: Я согласен с основным набором тезисов, которые представил мой коллега Дмитрий Олегович Рогозин: что делать, как делать, какими темпами. Может быть, ещё три позиции в развитие того, о чём говорилось.

В чём, наверное, основная наша проблема, особенно применительно к ОПК, но не только, конечно? Мы сейчас в силу известных ограничений находимся в положении, когда всё время должны выбирать между соображениями разумного внутреннего протекционизма, использованием защитных мер, естественно, применительно к оборонке ещё и соблюдением режима конфиденциальности и секретности, в известной степени даже некоторого изоляционизма, с одной стороны, – и тенденциями к открытому обмену технологиями, покупке иностранных продуктов, для того чтобы ориентироваться, что происходит, как происходит, к кооперации существующей. Очевидно, что нет какого-то единого рецепта, чего должно быть больше, чего меньше, и применительно к диверсификации в ОПК, и применительно к любой другой отрасли.

Всё это баланс, который мы должны собственными руками нащупать. Где мы должны защищать своих производителей, помогать им, а где, наоборот, приоткрывать рынок, чтобы существовала конкуренция, – это то, что должно выясняться опытным путём. Кто это должен делать? Рынок это должен делать, эксперты, которые анализируют ситуацию, покупатели должны в конечном счёте давать на этот вопрос ответ, это и есть нормальные рыночные механизмы, но при этом государство. И вот здесь уже это абсолютно точно, это доказано опытом последних двух лет, мои коллеги этим занимались, я лично этим занимаюсь: нужно использовать механизмы поддержки.

У нас иногда в Правительстве тоже дискуссии идут на эту тему. Растёт промышленность? Да, растёт. Какие-то отрасли вообще растут хорошо. Давайте всё это прекратим тогда. Пусть, так сказать, рынок возьмет своё. Я думаю, что мы не можем пока так поступить. В силу понятных причин мы должны закрепиться по целому ряду позиций, которые для нас критически важны. И вполне вероятно, что такие же подходы должны, во всяком случае с известными оговорками, распространяться и на гражданский сегмент ОПК.

Я просил бы, чтобы коллеги проанализировали, что здесь можно сделать в смысле использования механизмов поддержки. Тем более что предприятия так или иначе на них рассчитывают, во всяком случае до тех пор, пока наша ключевая ставка и эффективная кредитная ставка не приблизятся к оптимальному уровню.

И последнее. Тут, наверное, коллеги друг друга поддерживают, Денис Валентинович (Мантуров) подговорил Дмитрия Олеговича (Рогозина) по поводу передачи торгпредств из Минэкономразвития в Минпром. Дискуссия об этом идёт уже не первый год. Знаете, как она обычно выглядит? Приходит новый министр экономического развития и говорит: «Да, торгпредства не нужны вообще. Надо их закрыть либо отдать кому-нибудь, Минпрому, например». Проходит месяц, другой, я говорю: «Ну что, отдаешь?» – «Нет». Это очень важный, существенный инструмент экономической политики, и мы хотели бы его развивать.

Но в конечном счёте вопрос не в ведомственной принадлежности, это абсолютно очевидно, а в эффективности того, что делают наши торгпредства за рубежом. Их деятельность очень разная. Некоторые торгпредства работают действительно так, как нужно, активно отстаивают наши интересы, поддерживают наш бизнес, а некоторые торгпредства спят. Поэтому донастройку точно нужно будет проводить.

Россия. ЮФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088423 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088422 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в работе круглого стола «"Зелёная" экономика как вектор развития».

Круглый стол состоялся в рамках форума «Сочи-2017».

Из стенограммы:

Д.Медведев: По поводу зелёной темы, зелёного тарифа, зелёных облигаций. Ещё, наверное, лет десять назад мне казалось, что всё это общие разговоры: в условиях глобализации, в условиях очень жёсткой конкуренции, а с другой стороны, протекционизма, свойственного любой стране, это работать не будет. Хотя на всех саммитах (я их немало посетил), на всех форумах всегда на эту тему дежурно «отмечались».

Но за последние десять лет оказалось, что это реально работающая история. Во многих странах и тарифы действуют вовсю, и всякого рода инструменты выпускаются, включая эти самые зелёные облигации. Причём общий объём этих облигаций огромный.

Другой вопрос, что называть этими зелёными облигациями, потому что их, конечно, никто так не маркирует, они просто направлены на определённые цели. Тем не менее очевидно, что они преследуют экологические цели, они помогают бережному отношению к природе, использованию самых современных экологически чистых технологий.

Поэтому вся тема зелёной экономики переместилась из разряда обсуждаемых в экспертных кругах в бизнес. И это, мне кажется, главное, о чём мы должны сегодня думать. Эта тема стала реально работающей коммерческой историей. А раз так, значит, государство должно каким-то образом на это реагировать, выпуская определённые правила. Это касается самых разных направлений, включая и зелёный тариф.

Меня спросили, когда он у нас будет. Но по целому ряду позиций он уже есть. Мы его используем, и надо просто посмотреть, во что это выльется. Но мы будем расширять количество тем, где используется специальный экологический тариф, естественно, не в ущерб экономическому содержанию.

По поводу НДТ и темы, связанной с использованием наилучших доступных технологий в бизнесе. Конечно, нужно сделать всё, чтобы, во-первых, бизнес понимал, чего от него хотят, чтобы бизнес был готов к внедрению наилучших технологий, чтобы это не было для него неожиданностью или непосильным бременем, но, с другой стороны, мы не должны отступать назад. Если мы для себя поставили эту временную планку – 2019 год, я думаю, что нам вполне по силам (и бизнес это подтверждает) принять все необходимые решения, договориться по ключевым условиям сотрудничества и всё-таки перейти к НДТ с 2019 года. Но мы будем, естественно, этот процесс максимально тщательно контролировать, мониторить.

И последнее, о чём коллеги здесь говорили и что перекликается с тем, о чём я говорил на пленарном заседании, – это всякого рода стандарты. Мы много в последнее время уделяли этому внимания. И считать, что наши стандарты остались незыблемыми, такими же, как были, допустим, в советский период, что техническое регулирование не изменилось, было бы нечестно. Но очевидно, что очень много проблем всё равно остаётся. Именно поэтому на пленарном заседании я сказал, что нужно ещё раз проанализировать, где мы достигли успеха в техническом регулировании, в использовании всякого рода стандартов, новых стандартов, в переходе к современным подходам, а где у нас движение весьма и весьма слабое. Потому что это регулирование выглядит по-разному, в зависимости от отраслей и от органов, которые эти решения принимают.

В любом случае мы обязательно этим будем заниматься, потому что реформу технического регулирования, реформу в целом стандартизации в нашей стране точно нельзя считать завершённой. Мы к этому обязательно вернёмся, в том числе по итогам сегодняшнего форума.

Вопрос: Я бы хотела Дениса Валентиновича Мантурова спросить по поводу новых стандартов регулирования. Всё ли здесь готово? Как выпускаются те самые справочники, чтобы бизнес, промышленность понимали, по каким правилам надо будет играть с 2019 года?

Д.Мантуров: Что касается справочников. 23 справочника утверждены, по 51 справочнику в этом году работа завершается. И то, что, как Александр Николаевич (Шохин) сказал, с 2019 года бизнес будет готов перейти на НДТ, тому подтверждение. Сложности, связанные с желанием или нежеланием, возникают только в одном случае. Естественно, это деньги. Это модернизация текущих производств или создание новых. Что касается новых, то абсолютно все стройки уже изначально закладывают новые подходы и в части экологии, и в части энергоэффективности. А при модернизации, мы посчитали, потребуется в общей сложности порядка 8,5 трлн рублей. Да, цифра большая, но это не за один год.

Это постепенная работа, которая планово закладывается в бизнес-планы предприятий. У нас закладывался инструмент, для того чтобы оказывать содействие предприятиям по переходу на НДТ. Собственно, для этого создавался Фонд развития промышленности. Но в определённый момент мы временно переключили механизмы на импортозамещение, а сейчас постепенно к этому возвращаемся и будем таким образом помогать предприятиям.

Д.Медведев: Ещё очень важны прямые коммуникации, чтобы мы все понимали, о чём мы говорим. Вот я только что сказал о том, что мы считаем правильным, как и коллеги из бизнеса, начать переход на НДТ с 2019 года, исходя из разумного предположения о том, что все знают: НДТ – это наилучшие доступные технологии.

Вопрос: Я хотела спросить Российский фонд прямых инвестиций о доступных технологиях. Вы привлекаете сюда иностранных инвесторов. Где их технологии? Почему они не пришли к нам со своими заводами по утилизации мусора? Где эти инвесторы из Азии, арабских стран? Что им мешает к нам прийти?

К.Дмитриев: Во-первых, мы уже начали инвестировать в зелёную энергетику. Например, проект по малым гидроэлектростанциям в Карелии проинвестировали суверенный фонд Эмиратов, Саудовской Аравии и китайские инвесторы. Такие проекты есть. Мы также начинаем смотреть на ветряную энергетику. Там наши партнёры – «Росатом» и ведущий инвестор ветряной энергетики в мире «Масдар». Поэтому они заинтересованы в том, чтобы приходить к нам с инвестициями. Безусловно, для них важен тот посыл, который мы услышали сегодня: инвестиции в зелёную энергетику – это бизнес, а российское государство создаст такую систему, чтобы там можно было получать привлекательную доходность.

Вопрос: Правильно ли я Вас понимаю, что пока у нас не очень привлекательные условия для иностранных инвесторов в сфере зелёных технологий?

К.Дмитриев: Наоборот. Например, проект снижения потерь в «Россетях» на 20% проинвестировали арабские инвесторы в то время, когда была очень большая волатильность рубля. Они заинтересованы, и мы уверены, что таких проектов будет больше.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, как Вы считаете, нам всё-таки важно смотреть на опыт тех, кто уже давно занимается зелёными технологиями, у кого экономика уже зелёная? Ведь в Европе давно умеют перерабатывать мусор, и в Азии умеют, и в арабских странах. Те же самые возобновляемые источники энергии. Нам эти наилучшие доступные технологии надо брать на Западе или, может быть, на Востоке, или своих Кулибиных воспитывать и готовить свои технологии в первую очередь? И успеем ли мы тогда к 2019 году?

Д.Медведев: Конечно, нам не нужно придумывать деревянный велосипед. Во многих странах использование такого рода технологий достигло совершенно фантастического уровня. Это вызывает огромное уважение. Они применяются везде, в том числе при строительстве зданий. Кстати сказать, те здания, где у нас форум проходит, тоже весьма неплохие с экологической точки зрения. Именно потому, что их создавали совсем недавно по более совершенным проектам и в соответствии с современными требованиями. Поэтому нужно максимально использовать международный опыт. В ряде случаев, конечно, с учётом специфики страны, нужно и свои решения применять.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088422 Дмитрий Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter