Всего новостей: 2167068, выбрано 685 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 июля 2017 > № 2255826 Вячеслав Бычков

Ярусный промысел: есть, куда расти.

В последние годы тема экспансии национального рыболовства в перспективные районы Мирового океана вновь зазвучала с различных трибун. Курс на освоение доступных для промысла открытых и удаленных районов был прописан в Морской доктрине Российской Федерации. За исполнение поставленных задач взялось не только государство. Ассоциация «Ярусный промысел» учла заданный вектор в стратегии своего долгосрочного развития. Входящие в объединение компании систематически направляют свой флот на промысел в районы открытого моря северной части Тихого океана, в том числе в интересах ведения промысловой разведки. Каждый такой поход сопровождается и научными наблюдателями, это позволяет рыбохозяйственной науке вести ресурсные исследования в удаленных районах Мирового океана. Какие приоритеты и планы, с учетом этого опыта, на ближайшую перспективу для себя определили российские ярусоловы, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал вице-президент Ассоциации «Ярусный промысел» Вячеслав Бычков.

ЗА ТУНЦОМ – В ТИХИЙ ОКЕАН

– Вячеслав Борисович, довольно интересное обсуждение вопросов развития российского рыболовства в открытых и удаленных районах Мирового океана состоялось в апреле этого года в Совете Федерации. Среди прочего прозвучал и тезис о необходимости полномасштабного восстановления промысла тунца российским флотом. Как ваша ассоциация оценивает перспективность этого направления?

– Много говорилось про восстановление полноценного промысла тунца, но почему-то только в одном районе – в Атлантике. Вместе с тем, на наш взгляд, куда более интересными для ведения лова тунцов представляются районы Тихого океана. Ежегодно в мире добывается около 4,5 млн тонн этого валютоемкого ресурса, при этом порядка 2,5 млн приходится именно на Тихий океан. Атлантический океан с 700 тыс. тонн вылавливаемого тунца, согласно этой статистике, находится лишь на третьем месте, уступая Индийскому океану.

– Сегодня все эти районы регулируются международными конвенциями.

– Да, но Россия участвует только в ИККАТ – Международной комиссии по сохранению атлантических тунцов. Причем промысловую деятельность в районах действия этой комиссии наши рыбаки не ведут.

В Тихом океане вопросами установления ОДУ и охраны тунцов занимаются две международные организации. Ассоциация «Ярусный промысел» последовательно добивается вступления Российской Федерации в одну из них – Комиссию по рыболовству в западной и центральной части Тихого океана (WCPFC).

Эту идею мы «погрузили» и в свои предложения к круглому столу в Совете Федерации. В частности рекомендовали дополнить действующую госпрограмму развития рыбохозяйственного комплекса подпрограммой, которая отражала бы вопросы развития рыболовства в открытой части Мирового океана. Один из ее подразделов мы предложили посвятить мерам по восстановлению полномасштабного промысла тунцов российским флотом, в том числе на государственном уровне заняться вопросом присоединения России к WCPFC. Рады, что хотя бы частично наше предложение нашло отражение в рекомендациях круглого стола, адресованных Правительству России.

– Если есть интерес к этому объекту, значит, есть и планы у членов вашей ассоциации по строительству судов-тунцеловов?

– В пояснениях к нашим предложениям, которые направлялись в Комитет СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, мы подробно обрисовали наши интересы. Дело в том, что сегодня ряд предприятий, входящих в Ассоциацию «Ярусный промысел», при участии Минвостокразвития России и правительства Сахалинской области реализуют крупный инвестпроект – создание рыбоперерабатывающего комплекса «Островной» на острове Шикотан. Это будет один из крупнейших комплексов по переработке рыбы в России. Объем инвестиций наших предприятий в проект превышает 4 млрд рублей.

Понятно, что рыбопереработка в таких масштабах потребует и полноценного обеспечения сырьем. Для создания условий для круглогодичной загрузки береговых мощностей ООО «Островной рыбокомбинат» мы приступили к подготовке инвестиционной программы по строительству тунцеловного флота и технологической линии по глубокой переработке тунца.

Подчеркну, что эта работа ведется исключительно с привлечением внутренних финансовых источников.

– Но промысел в открытых и удаленных районах Мирового океана, фактическое присутствие там отечественного флота – это, по сути, еще и решение задач геополитики. Рассчитываете на какую-то поддержку от государства?

– В океаническом промысле одну из наиболее значительных статей расходов для рыбохозяйственных предприятий составляет приобретение топлива. Конечно, это отражается на себестоимости производимой рыбопродукции.

Мы не просим у государства денег или специализированного флота, но, на мой взгляд, справедливо поднимаем вопрос о снижении для рыбаков расходов на топливо. Это общепринятая мировая практика: если речь идет о работе в отдаленных районах, то государство создает условия по снижению для бизнеса данной статьи расходов. Это вариант сохранения баланса интересов.

На наш взгляд, меры господдержки в этом направлении могут выражаться в форме прямых дотаций, возмещения части затрат по кредитам на цели снаряжения крупнотоннажных судов для работы в открытом море. В итоговых рекомендациях круглого стола в СФ этот момент также нашел отражение.

ГРАНИЦА ПРОБЛЕМ

– Какие еще факторы, на ваш взгляд, сдерживают развитие этого направления рыболовства для российского промыслового флота?

– Мы обратили внимание отраслевого регулятора и сенаторов Совета Федерации на такой важный, с нашей точки зрения, момент, как требование об обязательном присутствии научного наблюдателя на борту каждого судна, входящего в зону действия Конвенции о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана (Конвенции СТО). Эта обязанность была прописана в приказе Росрыболовства от 30 декабря 2008 года № 493 и распространяется на суда, осуществляющие донный промысел.

Безусловно, когда суда наших предприятий целенаправленно снаряжаются для работы в этом районе, вопрос с размещением на борту научных наблюдателей не вызывает трудностей. Однако законодатели, к сожалению, не учли специфики промысла. Зачастую судно, которое ведет лов в границах исключительной экономзоны России, сталкивается с необходимостью вслед за промысловыми скоплениями оперативно перемещаться в район действия Конвенции, но просто не имеет права сделать этого без научного наблюдателя на борту.

Ассоциация «Ярусный промысел» предложила обсудить возможность корректировки этих требований на уровне стран – участниц Конвенции СТО. Инициатива нашла понимание среди членов Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию. Надеемся, решение этого вопроса не будет отложено в долгий ящик.

К числу проблемных моментов относится и требование по прохождению контрольных пунктов (точек) российскими судами рыбопромыслового флота.

– О серьезных издержках, которые несут судовладельцы из-за необходимости прохождения контрольных точек, говорится давно, но вопрос до сих пор не снят с повестки.

– Когда вводилась эта норма, отрасль, да и Россия в целом, переживала не самые простые времена. В ужесточении контроля была объективная необходимость. Требовалось упорядочить работу судов в море, повысить контроль за таможенным оформлением уловов и рыбопродукции, которые направлялись на экспорт прямо из районов промысла. На сегодняшний день, когда все уловы доставляются для оформления на российский берег, когда совершенствуются системы управления рыболовством и мониторинга позиционирования судов, когда мы ожидаем скорого перехода рыболовного флота на использование электронных промысловых журналов, думаю, уже можно говорить о том, что промысел удалось упорядочить.

На мой взгляд, система управления и контроля рыболовством в России сейчас выстроена мощнейшая. И в этих условиях без какого-либо ущерба для экономической безопасности государства можно отказываться от некоторых мер контроля, которые потеряли актуальность. Одна из таких мер – требование о прохождении контрольных пунктов (точек) для российских судов.

– Вы подчеркиваете, что эта мера избыточна именно в отношении российского флота.

– Да, мы ни в коем случае не говорим о том, что контрольные точки надо отменять для судов под иностранными флагами. В водах, находящихся под российской юрисдикцией, должен быть порядок. Но наш флот, под флагом России, должен быть избавлен от такой избыточной нормы. Сегодня требование о прохождении контрольных точек расценивается рыбаками как административный барьер, который связан с дополнительными финансовыми затратами, необоснованными потерями промыслового времени и в конечном счете влечет рост себестоимость рыбопродукции. Аналогичной позиции придерживается и Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ).

Мы рады, что ситуация не остается без внимания. Этот вопрос был поднят на круглом столе в Совете Федерации и вошел в итоговые рекомендации, в июне он обсуждался и на межведомственной рабочей группе Росрыболовства и Пограничной службы. Пока у отраслевого регулятора и погранслужбы точки зрения полярные. Однако рано или поздно в рамках принятого плана по оптимизации контрольно-надзорной деятельности отмена контрольных точек должна произойти. Надеемся, что предложение отраслевой общественности вынести обсуждение этого вопроса на отдельную площадку найдет поддержку у всех сторон.

– Вскоре должен получить решение еще один вопрос, связанный с пограничным контролем, который актуален и для судов Ассоциации «Ярусный промысел». В первом чтении Госдума приняла поправки к закону о госгранице, которые в том числе предусматривают возможность судам с «закрытой» границей следовать Первым Курильским проливом.

– Да, для наших компаний это действительно больной вопрос. Мы удовлетворены тем, что такой законопроект существует и уже проходит рассмотрение в Госдуме. Надеемся, что Росрыболовство и Пограничная служба будут задействованы в подготовке документа ко второму чтению, и, со своей стороны, готовы при необходимости также активно включиться в эту работу. Закон должен получиться понятный и рабочий.

ЭКОЛОГИЧНЫЙ ПРОМЫСЕЛ

– Вячеслав Борисович, расскажите о деятельности самой Ассоциации «Ярусный промысел»?

– Наше объединение было основано в 2013 году. На сегодняшний день членами ассоциации являются 10 компаний, которые осуществляют промысел ярусными орудиями лова на Дальневосточном и Северном рыбохозяйственных бассейнах. При этом основная часть судов – 26 ярусоловов – работает в Тихом океане.

Основные объекты промысла – треска и палтус. Причем на Северном бассейне с недавних пор введен специализированный промысел палтуса, поэтому там наши предприятия добывают его лишь в виде прилова (не более 2%) при ярусном промысле трески.

В качестве перспективных объектов промысла для работы за пределами российских вод, как я уже отмечал, рассматриваем тихоокеанского тунца, возможно, также антарктического клыкача.

Вообще в ярусный промысел люди идут осознанно. Да, здесь нет таких объемов, как на минтае, сельди, но зато свои объемы ярусники выбирают всегда. Плюс еще и в том, что выборку можно проводить практически в любой шторм – нет опасности «улететь» вслед за тяжелым тралом. Капитану проще планировать загрузку фабрики. Да и сама рыба получается качественнее, т.к. поднимается не скученно, как в сетях, а каждая на своем крючке.

– Как вы можете оценить работу по совершенствованию российского ярусного промысла, которая была проделана за эти четыре года?

– Сразу с момента основания наша ассоциация при поддержке Партнерства по устойчивому рыболовству (FIP) приступила к реализации Проекта по совершенствованию промысла.

Стоит отметить, что ярусное рыболовство является одним из наиболее экологичных способов лова: специализируясь на определенных объектах промысла, оно не оказывает негативного влияния на другие гидробионты и не наносит ущерб их среде обитания.

Единственная экологическая проблема, которая существует при ярусном промысле, – это прилов морских птиц. Они атакуют наживку, предназначенную для рыб, при постановке орудий лова и нередко гибнут, попадаясь на крючки. Но этот вопрос нам удалось решить в сотрудничестве с природозащитниками. Несколько лет назад Всемирный фонд дикой природы (WWF) предложил рыбакам использовать стримерные линии – тросы с яркими лентами, которые отпугивали бы птиц. Такое простое решение позволило минимизировать гибель морских птиц и заодно снизить потери наживы и сделать промысел более эффективным.

Пока использование стримеров не является обязательным. Но, опираясь на собственный удачный опыт, полагаем, что это усовершенствование можно было бы в будущем прописать и в правилах рыболовства.

В апреле 2016 года наша ассоциация подписала соглашение с компанией «Морская сертификация» о прохождении полной сертификации по стандартам Морского попечительского совета (MSC) промысла тихоокеанской трески и тихоокеанского белокорого палтуса в северо-западной части Тихого океана. Это Чукотская, Западно-Беринговоморская зоны и Восточно-Камчатская зона, включая Карагинскую и Петропавловско-Командорскую промысловые подзоны.

Осенью был проведен аудит по предварительной оценке промысла дальневосточных компаний – членов ассоциации, в конце декабря был представлен отчет. Сейчас наше объединение плотно работает над сбором необходимых данных и подготовкой материалов, в том числе с привлечением государственных органов, для прохождения полной сертификации.

Опыт в этом деле у российских компаний уже имеется, сложнее всего было первопроходцам. Поэтому мы имеем понимание, какая информация и действия требуются для прохождения MSC-сертификации.

– А насколько российский ярусный промысел способен конкурировать с технической точки зрения?

– Конечно, сегодня российские рыбаки стремятся повышать уровень ярусного промысла. По крайней мере у наших компаний в ассоциации уже на всех судах процесс наживы, подачи крючков автоматизирован. Ведь это и скорость рыбалки, и экономика: вкладываясь в установку современных линий, которые автоматически готовят орудия лова к работе, рыбаки выигрывают время.

Безусловно, есть у рыбопромышленников и интерес к строительству современных судов. В этом плане особенно активен у нас Северный бассейн. Поэтому, когда встал вопрос об определении объектов под инвестиции и подготовке нормативных актов к закону об инвестквотах, Ассоциация «Ярусный промысел» заняла активную позицию. Много предложений, обращений руководитель нашего объединения Михаил Зайцев направлял в ведомства по судовым характеристикам, которые в итоге нашли отражение в нормативно-правовых актах. За основу был взят лучший опыт Норвегии, которая сегодня является лидером в ярусном промысле.

Вообще я считаю, что ярусный промысел – это определенное призвание. Недаром у тех же норвежцев это семейный бизнес, где все четко отработано. Наверно, в том числе благодаря этому с их ярусоловами пока сложно конкурировать. Но нам есть, к чему стремиться, будем строить свой современный флот.

Наталья СЫЧЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 июля 2017 > № 2255826 Вячеслав Бычков


Россия. ЦФО. ДФО > Транспорт. Миграция, виза, туризм > gudok.ru, 21 июля 2017 > № 2251871

22 июля туристический поезд класса люкс «Императорская Россия» отправится в путешествие по Транссибирской магистрали. Путешествие на поезде «Императорская Россия» продлится 14 дней, за которые пассажиры более чем из 15 стран успеют познакомиться с достопримечательностями 8 городов, лежащих на пути по самой длинной железной дороге в мире. Провожать туристов на Казанском вокзале будут тоже по-императорски — с красной ковровой дорожкой и оркестром.

С 1 по 14 августа состоится тур в обратном направлении — из Владивостока в Москву. Помимо маршрутов Москва — Владивосток и Владивосток — Москва, путешественникам доступны поездки по трансграничным маршрутам Москва — Пекин и Пекин — Москва, которые пройдут в августе и сентябре.

«Императорская Россия» — эксклюзивный российский туристический продукт, разработанный к 400-летию дома Романовых. Интерьеры вагонов оформлены в стиле дореволюционной эпохи. 22 июля 2017 года поезд в четвёртый раз откроет серию туров по Транссибирской магистрали. Закончится путешествие 3 августа в аэропорту Владивостока, куда путешественников доставит трансфер. Среди участников тура «Москва — Владивосток» как иностранные граждане, так и граждане России, а благодаря комфортабельным вагонам и условиям, соответствующим уровню высококлассных отелей, в этом году увеличилось количество пассажиров, путешествующих целыми семьями. Так, туристы из Чехии отправятся в поездку всей семьёй, арендовав вагон полностью.

Для участников тура разработана увлекательная экскурсионная программа, позволяющая получить целостное представление о России и насладиться безграничной многогранностью просторов нашей земли. При этом знакомство с достопримечательностями начнётся ещё до отправления поезда — в столице будут проведены экскурсии по Кремлю, Арбату и нескольким станциям метро.

Москва, Казань, Екатеринбург, Новосибирск, Иркутск, Байкал, Улан-Удэ, Хабаровск, Владивосток — в течение дня путешественники будут знакомиться с их архитектурными и историческими памятниками, любоваться природой и достопримечательностями, а ночью в комфортабельных вагонах «Императорской России» переезжать в следующий город на карте маршрута.

Среди наиболее интересных объектов посещения: Казанский кремль с мечетью Кул-Шариф, архитектурно-этнографический музей под открытым небом «Тальцы» в Иркутске, смотровая площадка на горе Камень Черского, откуда открывается вид на озеро Байкал, музей «Подводная лодка С-56» во Владивостоке.

На борту поезда развлекательная программа не закончится — для пассажиров «Императорской России» в пути будут проводиться познавательные лекции по истории России, викторины, концерты, дегустации национальных блюд и напитков. В состав поезда включены вагон-ресторан и вагон-бар, меню которых составлено с учётом индивидуальных особенностей питания пассажиров.

Россия. ЦФО. ДФО > Транспорт. Миграция, виза, туризм > gudok.ru, 21 июля 2017 > № 2251871


Россия. ДФО > Образование, наука > ras.ru, 18 июля 2017 > № 2247508 Валентин Сергиенко

Валентин СЕРГИЕНКО, председатель ДВО РАН, академик: У ученых появляется шанс увидеть свои результаты реализованными на практике

На Дальнем Востоке России создано семнадцать территорий опережающего развития, набирает обороты Свободный порт Владивосток. Впрочем, пока большинство проектов, запланированных к реализации на этих территориях с особыми экономическими условиями, находятся на самой начальной стадии и во многом носят декларативный, подчас очень локальный характер. Между тем наука ищет инвесторов для претворения в жизнь новых достижений ученых, которые вполне могли бы стать крепкими бизнес-проектами.

О передаче современных научных разработок бизнесу «Дальневосточный капитал» беседовал с председателем ДВО РАН, академиком Валентином СЕРГИЕНКО.

Шанс на реализацию

- Валентин Иванович, возможно, новые экономические режимы, заработавшие на Дальнем Востоке, помогут внедрить в жизнь последние достижения ученых. Что ваши коллеги могут предложить бизнесу и потенциальным инвесторам?

- Сразу замечу, что я не очень большой специалист по ТОРам и иным новым налоговым режимам для предпринимателей и инвесторов, но сам вопрос, который стоит на повестке, - о передаче в сектор реального производства последних научных достижений - по-прежнему остается актуальным. Потому что сегодня одна из проблем науки в России и на Дальнем Востоке в том числе - это невостребованность результатов интеллектуальной деятельности ученых. Они активно работают, получают новые фундаментальные знания и практически значимые результаты в виде новых материалов, опытных образцов и новых технологий, защищенные патентами, а этот результат зачастую так и не находит своего потребителя в стране, пополняя мировую копилку знаний. Причина этого, очевидно, кроется в специфике и структуре современной российской экономической модели, когда экономическое благосостояние страны в первую очередь определяется не высокотехнологичными наукоемкими производствами, а работой нефтегазового сектора и торгово-посредническими операциями.

Сегодня впервые, пожалуй, за многие годы ставится вопрос о развитии реального сектора производства, для этого и созданы ТОРы, Свободный порт Владивосток. Поэтому у ученых появляется шанс увидеть наконец-то свои результаты реализованными на практике. А то, что ученые Дальневосточного отделения РАН располагают значительным запасом разработок, которые представляют потенциальный интерес для бизнеса, - несомненно. Можно говорить о самых разных направлениях, но мне проще структурировать наши наработки по наукам, так, как они в ДВО РАН развиваются, - науки о Земле, биологические, химические и другие.

Основным достоинством Дальнего Востока всегда было минеральное сырье. И первая группа наших предложений бизнесу связана с науками о Земле, с деятельностью горнопромышленного комплекса. Речь идет о повышении эффективности и полноты извлечения ценных компонентов. Такие технологии есть в Институте горного дела, в Институте химии, в Северо-Восточном КНИИ, Научно-исследовательском геотехнологическом центре. Реализация новых технологий позволит не только вовлечь в оборот ранее открытые месторождения олова, свинца, цинка, меди, серебра, золота, урана, никеля, кобальта и ряда других полезных ископаемых, но и существенно улучшить экологическую обстановку в «старых» горнорудных районах за счет углубленной переработки отвалов и промышленных отходов.

Сегодня уже достаточно конкретно обрисовываются связи с бизнесом - это различного рода компании, и крупные, и небольшие. Даже артели готовы использовать эти разработки для повышения эффективности своей деятельности.

В последние десять лет учеными ряда институтов ДВО РАН проведены углубленные фундаментальные и прикладные исследования, направленные на поиск эффективных технологий комплексной переработки отходов горно-химического производства, это отходы ППО «Бор», Ярославского ГОКа. Предлагаются схемы, которые могут обеспечить получение целевых продуктов из отходов с одновременным снижением экологических угроз. И, как показывают наши расчеты, это все экономически целесообразно. Дело за малым: нужны инвестиции для организации производства.

- Насколько известно, есть практически готовые проекты для бизнеса в области биологии?

- Биологическое направление - одно из приоритетных для ДВО РАН. Мы ведем исследования по очень широкому спектру биологических наук от ботаники, общей биологии, клеточной и генной инженерии до современной биотехнологии. И многие результаты имеют хорошие шансы для применения в сельском хозяйстве, медицине, пищевой промышленности, для решения проблем охраны окружающей среды.

Перспективное семеноводство

После реформ Академии наук в Дальневосточном отделении резко увеличился объем проводимых фундаментальных и прикладных исследований в области сельского хозяйства. Сегодня можно говорить, что объединение усилий специалистов в области биологии и сельского хозяйства стимулировало развитие новых методов селекционной работы, основанных на клеточной, генной инженерии. Как результат, сегодня мы располагаем рядом новых высокопродуктивных сортов важных для сельского хозяйства региона культур. Я неоднократно в качестве примера приводил работу Камчатского НИИСХ, там вывели сорта картофеля, способные в условиях сурового климата давать урожайность до 300 центнеров с гектара. И это не лабораторный уровень, с такой урожайностью уже работают несколько сельскохозяйственных фирм, которые выращивают товарный продукт.

Селекционерами выведены и подготовлены для внедрения в практику высокоурожайные сорта сои, ржи, пшеницы, ряда овощных культур. Но для того, чтобы производить семенной материал в товарных объемах и обеспечить им крупных и мелких производителей сельхозпродукции, нужны инвестиции, нужно промышленное семеноводство. И сегодня мы готовы в тесной кооперации с бизнесом начать работы по производству семян различных культур как в Приморском крае, так и на Камчатке, Сахалине, в Магаданской и Амурской областях. Главное - понять, что эту проблему можно решить только в союзе науки, власти и бизнеса.

Ситуация крайне благоприятная в регионах, где намечена реализация ТОРов, в том числе для осуществления сельскохозяйственных проектов. Мы предлагаем создать некие региональные центры, которые будут заниматься семеноводством и продвигать в сектор реального сельскохозяйственного производства последние достижения селекционной работы. Это хороший бизнес, потому что сегодня в ДФО своих семян катастрофически не хватает, их приходится завозить из других регионов страны, а если говорить откровенно, то в основном - из-за рубежа.

Традиционными предложениями для бизнеса являются результаты, которые получены при проведении фундаментальных и прикладных работ в области биоорганической химии и биотехнологии. Это новые фармакологические препараты различного назначения, пищевые добавки, продукты функционального питания. К сожалению, внедрение научных достижений в этой области идет трудно, между тем бизнес, в том числе малый, мог бы здесь хорошо поучаствовать. Мы готовы кое-что просто передать бизнесу, и это делаем уже давно, но ждем также встречного участия бизнеса в наших делах. Потому что перспективные работы отчасти сдерживаются отсутствием у академических институтов экспериментальной базы и укрупненных опытных производств.

От идеи к ценному продукту

Для того чтобы успешно сотрудничать с бизнесом и результативно работать самим, нам нужны опытные производства, на которых мы смогли бы осуществить проверку научных идей, отладить технологию, получить укрупненную партию продукта, провести его испытания и предложить его для тестирования рынком. Только в этом случае ученые будут предлагать для реализации законченные проекты, отработанные технологии с технологическим регламентом и опытными образцами продукции. Сегодня мы, к сожалению, чаще выдаем идеи, то есть показываем, как можно сделать, но без полной схемы, технологического регламента, материального и энергетического балансов. Это невозможно сделать в отсутствие опытного производства. А то опытное производство, которое мы с большими усилиями создали при ТИБОХ ДВО РАН, сегодня загружено примерно на 25%: там не хватает современного оборудования.

И мы очень рассчитываем, что здесь мог бы поучаствовать бизнес, войдя в это опытное производство. А дальше, когда все будет отработано, можно перенести готовую технологию на другую площадку и работать уже отдельно от нас, а мы бы на освободившихся площадях смонтировали уже другие линии и опробовали новые технологии.

Кстати говоря, к полученным нами активным веществам для новых лекарственных препаратов проявляют интерес наши соседи: японцы, корейцы, китайцы. Их интересует приобретение лицензии со всеми правами на производство. Очень не хотелось, чтобы и в этот раз инновационный продукт, рожденный у нас в стране, поступал к нам на рынок из-за рубежа. Есть другой путь - организация производства в России. И, повторюсь, это может стать интересным бизнес-проектом для реализации на территории ТОРов или СПВ.

Интересные предложения связаны с марикультурой - организацией производства гидробионтов на Тихоокеанском побережье. Сегодня у нас разработана технология выращивания краба, мидии, гребешка, трепанга, водорослей. Конечно, условия для марикультуры с учетом нашего климата в России не самые лучшие, но тем не менее, учитывая экологическую чистоту наших вод (пока еще!), эти проекты могут оказаться очень перспективными.

Еще одно направление в биологии, которое может иметь практические выходы, связано с воспроизводством, в том числе с разработками защиты краснокнижных растений и животных. На первый взгляд, это в чистом виде наука, но в ряде стран это хороший бизнес. У нас очень сильная группа по адаптации и внедрению новых видов в оборот для озеленения наших городов. Зайдите в Ботанический сад-институт и посмотрите, какие интересные образцы там собраны! Это результат работы по интродукции видов, которые в природе здесь отсутствовали. Выведены сорта, перспективные для ландшафтного дизайна и использования в озеленении дальневосточных городов. И не обязательно, чтобы озеленить территорию океанариума, надо было везти саженцы из дендропарков Германии, многие из которых, к сожалению, пропали. Это тоже одно из направлений бизнеса, а наши ботаники и экологи могли бы помочь в развитии такого производства.

Прошли проверку - можно тиражировать

- Валентин Иванович, вы долгие годы руководите Институтом химии ДВО РАН, какие предложения для бизнеса сформированы у вас?

- Я бы все-таки взял шире - химия и иные производственные технологии. Здесь тоже за время работы отделения накоплено большое количество разработок, часть из которых прошла проверку и где-то уже используется на практике, но они могут быть тиражированы. А некоторые так и не нашли заинтересованного инвестора в реальном секторе производства.

Начнем с самого простого - воды. У нас в институте разработаны технологии и системы очистки питьевой воды, которые позволяют в десятки, сотни раз снизить концентрации железа, марганца, ряда других тяжелых металлов, а также механических примесей, органических веществ и получить воду прекрасного качества практически из любого источника. На мой взгляд, предложенная схема подготовки питьевой воды - одна из самых совершенных и наименее затратных из того, что сегодня есть на рынке, я о ней не раз рассказывал. В основе нашей технологии лежит использование флокулянтов и коагулянтов на основе природных полисахаридов, абсолютно безопасных для здоровья человека веществ, которые были разработаны в институте и защищены патентами России.

Созданы установки разной производительности, в расчете на работу в различных условиях - как для отдельного дома, небольшого предприятия, так и для целого поселка, такого, скажем, как Лучегорск, есть также передвижной вариант. Последний можно использовать для обеспечения питьевой водой, например, в случае различного рода ЧС, а также вахтовых поселков нефтяников, строителей и т. д. Этот проект нужно тиражировать: для многих регионов он очень актуален.

- В Приморье есть заводы бывшей оборонки, где пропадают производственные мощности, никто не заинтересовался таким производством?

- К сожалению, нет! Проект не требует больших инвестиций, стоимость единицы произведенного оборудования невелика, потребители распределены, реализация проекта требует создания сервисной службы и т. д. Одним словом - бизнес не для крупного завода, но, на мой взгляд, это просто идеальная штука для среднего бизнеса, ведь кроме производства потребуется еще и сервисная служба для обслуживания установок.

Еще одно направление связано с промышленной экологией - это борьба за чистоту промышленных стоков. У нас разработан комплекс технологий, которые детально изучены в лабораторных условиях, в условиях опытных производств. Научные результаты подтверждены практикой в промышленном масштабе и абсолютно готовы для промышленного производства. Речь идет об очистке гальванических стоков и утилизации гальваношламов промышленных предприятий, а также промышленных стоков, загрязненных нефтепродуктами, маслами, жирами, в том числе пищевыми. Технологию по гальваностокам мы реализовали на заводе «Звезда» и на Комсомольском-на-Амуре авиационном заводе. Там после очистки в нашей системе выбрасывается вода чище, чем она есть в Амуре, - по тяжелым металлам, содержанию углеводородов и другим показателям.

Технология оригинальная, защищена патентами России, в ней проработаны все моменты, и после незначительной доработки (адаптации) она может быть реализована на любом предприятии, но нужно произвести нестандартное оборудование, собрать и смонтировать его и систему управления. Нет никаких проблем, все ясно, но этим не может заниматься ученый, он свое уже все сделал, а этот результат, к сожалению, не востребован. И это вовсе не означает, что он не нужен!

Окружающая среда, и население в том числе, промышленных районов задыхается от экологических проблем, мы готовы передать технологию, обеспечить научное сопровождение, но техническую работу должен делать производственник. Я думаю, это был бы хороший бизнес. Кстати, если говорить об СПВ, он может быть интересен и для иностранных инвесторов. Точно знаю, что ничего подобного в соседнем Китае нет, да и в России такого комплексного оборудования тоже пока не производят.

Очистить моря и реки

В этой же плоскости лежат технологии по очистке морских и речных вод от нефтепродуктов. Мы создали производство гидрофобного материала и сегодня реализуем его в очень небольших количествах. Кстати говоря, эту технологию у нас купила компания из Краснодара и открыла там собственное производство. Надеемся, что она будет востребована и у нас, скажем, в связи со строительством в Приморье крупных мощностей по нефте- и газопереработке. Во всяком случае, договор о сотрудничестве с Восточной нефтехимической компанией на этот счет подписан.

Уже проведены первые испытания: как влияют наши сорбенты, задействованные в фильтрах, через которые проходит загрязненная вода, на состояние биоценозов залива Восток. Проверили на мальках краба, устрицы, трепанга, мидии, гребешка и получили прекрасные результаты: стоки, загрязненные нефтепродуктами, очищенные с использованием гидрофобных сорбентов, оказывают минимальное влияние на молодь ценных гидробионтов. Концентрации опасных примесей в очищенной воде существенно ниже допустимых норм.

Я думаю, что проблема очистки бухты Золотой Рог лежит в этой же плоскости. Есть такие технологии, которые в состоянии очистить и поверхность вод. Но повторюсь: это уже не наше дело, если мы им займемся, то не останется времени и сил на получение новых результатов. Мы испытали, проверили, передали и пошли дальше… Ученые должны быть в постоянном поиске решений задач, которые ставит жизнь.

И одна из них - ликвидация последствий аварии на «Фукусиме». У нас на этот счет есть серьезные предложения - например, по очистке водных стоков от радионуклидов. Мы разработали серию высокоэффективных сорбентов для извлечения из растворов сложного химического состава (включая морскую воду) радионуклидов стронция, кобальта, марганца и цезия, а также некоторых трансурановых элементов. Сорбенты оригинальны, защищены патентами России и ЕС, прошли всесторонние испытания в ведущих лабораториях страны, а также Германии, Франции, Японии, некоторые из них в ограниченных количествах производятся в России (например, на предприятии «ДальРАО» «Росатома» в Приморском крае) и решают важную проблему очистки ЖРО, возникающих при эксплуатации, ремонте и утилизации атомных подводных лодок на территории Дальнего Востока.

Но пробиться на японский рынок с этим, безусловно, инновационным продуктом мы не смогли до настоящего времени по очень простой причине: у нас нет производства сорбентов в промышленных масштабах. Японцы заявили, что им нужно 100 тонн сорбента в неделю, а мы производим его в лабораторных условиях 1-2 кг в день в лучшем случае. Ясно, что это техническая проблема, она решаема, но ее решение лежит не в плоскости фундаментальной науки. Понятно, это направление деятельности бизнеса, но пока не можем найти партнера. Между тем ситуация на «Фукусиме» не становится проще, сегодня там находится уже почти миллион тонн жидких радиоактивных отходов.

И это далеко не все предложения наших ученых - есть интересные разработки по функциональным покрытиям, которые могут быть использованы в судостроении, авиастроении, медицине, например при производстве имплантов, для защиты от коррозии элементов судовой и авиационной техники. Есть ряд разработок в области цифровых технологий, в том числе по дистанционному управлению энергетическими комплексами на расстояниях в сотни километров. Продолжают успешно развиваться фундаментальные и прикладные исследования в области создания автономных подводных робототехнических систем различного назначения.

- Вы очертили довольно большой круг научных проектов, готовых к промышленной реализации, но у самого бизнеса есть интерес к этим научным разработкам?

- Мы периодически встречаемся с бизнесом на различных мероприятиях, и целенаправленно в более узком кругу, и в широком составе - в Торгово-промышленной палате, на различных круглых столах, форумах и заседаниях бизнес-клубов. Хорошие разговоры. Хорошие приятные люди. Вроде интерес есть, но… движения-то никакого вперед нет.

А сегодня, когда в академии дела очень сложны, прежде всего из-за снижения реального финансирования, что бы на этот счет ни говорили наши большие начальники, нам важно получать финансовую поддержку. Поэтому мы ищем контакты с бизнесом, готовы к несвойственной работе и к разделению рисков.

Есть, конечно, примеры эффективного сотрудничества с бизнесом, мы видим определенный интерес к нашим разработкам, и это дает некоторую надежду, что новые экономические условия и налоговые режимы ТОРов и СПВ подвигнут бизнес посмотреть более пристально в сторону науки.

Для этого надо, чтобы люди из бизнеса пришли в научные институты. Мы любим свои результаты и уверены, что они все идеальны, но люди бизнеса должны сами посмотреть и отобрать то, в чем они уверены, то есть провести некую промышленную экспертизу тех разработок, которые у нас есть. Отобрать из них наиболее перспективные с точки зрения бизнеса и взяться за их реализацию. Ученые со своей стороны готовы в этом участвовать, готовы всячески помогать, потому что наш интерес - увидеть свои проекты реализованными.

Ирина БАРАННИК.

Россия. ДФО > Образование, наука > ras.ru, 18 июля 2017 > № 2247508 Валентин Сергиенко


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 17 июля 2017 > № 2246495 Юрий Трутнев

Рабочая встреча с полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым.

В.Путин: Юрий Петрович, расскажите о ситуации в регионе, пожалуйста.

Ю.Трутнев: Уважаемый Владимир Владимирович, продолжаем работу по выполнению Ваших поручений. Сегодня принято 15 федеральных законов в целях развития Дальнего Востока. Это законы о создании территории опережающего развития, свободного порта, тарифы, упрощённый визовый режим, «квоты под киль», целый ряд других законов, 67 постановлений Правительства.

В.Путин: Уже вышли документы по «квоте под киль»?

Ю.Трутнев: «Квота под киль» – да.

В.Путин: И закон вышел, и подзаконные акты? Работает?

Ю.Трутнев: «Квоты под киль» работают, мы контролируем. Постоянно в Правительстве совещания проводятся. В общем, процесс запущен.

По общей ситуации прирост инвестиций в основной капитал – 110 процентов в этом году по сравнению с аналогичным периодом предыдущего. Объёмы строительства выросли на 22 процента. Все объекты находятся в стадии строительства.

Всего сейчас заявлено к реализации на Дальнем Востоке 637 проектов на общий объём 2 триллиона 110 миллиардов. Владимир Владимирович, мы прекрасно понимаем, что эти проекты ещё надо превратить в построенные предприятия, но эта работа тоже ведётся.

На сегодняшний день сдано 35 новых предприятий (у меня фотографии, потом покажу всё). До конца года таковых предприятий будет 85. Объём уже проинвестированных частных средств в экономику Дальнего Востока превысит 115 миллиардов, будет создано 5,5 тысячи рабочих мест. Мультипликатор у нас текущий – 10, то есть на один бюджетный рубль мы привлекаем 10 рублей частных инвестиций – предприятия самых разных сфер: это промышленность, сельское хозяйство, логистика, транспорт.

Кроме этой работы занимаемся отдельными высокотехнологичными проектами (Вы тогда делали нам замечание), их сегодня в структуре общего объёма инвестиций – 19 процентов. Понимаем, что это немного, – создаём вместе с Фондом развития Дальнего Востока, «Роснано» и Российской венчурной компанией фонд по привлечению и разработке новых технологий на Дальнем Востоке.

Занимаемся реализацией всех остальных законов.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 17 июля 2017 > № 2246495 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 июля 2017 > № 2239813 Игорь Редькин

Люди хотят работать.

Сейчас основное внимание в отрасли приковано к новым проектам: каждая закладка судна, открытие нового предприятия по рыбопереработке – большое событие, в том числе и на волне интереса к инвестиционным квотам. Почему при этом важно не забывать о тех производственных программах, которые бизнес реализовал ранее, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал председатель наблюдательного совета ООО «Витязь-Авто» Игорь Редькин. У компании семь современных рыбоперерабатывающих предприятий на западном побережье Камчатки.

КАК ВСТРЕЧАЮТ ЛОСОСЬ

– Игорь Владимирович, начать нашу беседу хотелось бы с лососевой путины. Ежегодно на Дальневосточном научно-промысловом совете (ДВНПС) власти Камчатки отмечают, что бассейновый принцип организации лова оправдывает себя. Вы как считаете, действительно ли удобно, когда объем добычи выделяется на группу рыбопромысловых участков?

– Этот принцип используется уже давно. На мой взгляд, он достаточно удобен, в том числе с точки зрения оперативного регулирования промысла.

Хотелось бы отметить, что у нас в принципе хорошо работает рыбоохрана. Мы, рыбопромышленники, оказываем ей содействие – привлекаем общественных инспекторов, помогаем с техникой. Тяжело, конечно, приходится органам рыбоохраны, правоохранительным органам: браконьерство носит массовый характер. А законодательство таково, что трудно доказать причастность человека к нелегальному промыслу.

– Я так полагаю, рыбопромышленники уже определили принципы, на которых будут в этом году сотрудничать с Северо-Восточным территориальным управлением Росрыболовства?

– Да, конечно. Мы также взаимодействуем с Южно-Камчатским заказником, он помогает нам в рыбоохране. На трех реках – Кошегочек, Голыгина, Явина – промысел вообще производить не будем, так как запасы рыбы на этих водных объектах малы – это решение нашей ассоциации. Многие реки на Камчатке истощены, и им надо давать отдых. К сожалению, у науки сегодня нет средств на тот контроль за запасами, который осуществлялся ранее: облет нерестилищ в 500 часов, работа в море. Поэтому мы, рыбопромышленники, помогаем ученым, обеспечиваем возможность осуществлять авиационный учет для оценки ситуации на нерестилищах.

– Путина в ваших районах развернется в июле?

– У нас на Западной Камчатке – да. Основной же промысел в крае в этом году прогнозируется на восточном побережье, для него нынешний год – урожайный. Отмечу, что на Западной Камчатке вот уже 17 лет ежегодно стабильные показатели по добыче нерки. Мы – предприятия, которые осуществляют рыбохозяйственную деятельность на реке Озерная, – понимаем, что лосось должен пройти на нерестилища. Случалось, что рыбаки сознательно останавливали промысел, чтобы обеспечить пропуск. В нынешнем году Ассоциация рыбопромышленных предприятий Озерновского региона приобрела электронный счетчик – эхолокационный комплекс. Между временем, когда рыба заходит в реку и когда добирается до озера Курильское, минует несколько дней. Установка нового устройства позволит оперативнее регулировать прохождение лосося, чтобы специалисты понимали, когда нужно увеличить количество пропускных дней, когда – сократить. Мы стараемся поддерживать баланс между промыслом и естественным воспроизводством, поэтому у нас хорошие показатели по подходам рыбы.

В целом на тех реках, где рыбопромышленники обеспечивают охрану, есть возврат лосося. На водных объектах, где предприятия о сохранении ресурса не заботятся, существуют проблемы. На реках, которые проходят по территории населенных пунктов, тоже тяжело работать рыбинспекторам.

ОЦЕНИТЬ ВКУС РОССИЙСКОЙ РЫБЫ

– «Витязь-Авто» участвует в выставках за границей в рамках общенационального российского стенда. Такое представительство на площадках за рубежом – часть программы, которую Федеральное агентство по рыболовству воплощает по продвижению бренда «Русская рыба». Как вы оцениваете: важно проводить такую работу по позиционированию?

– Это нужная работа, и правильно, что Росрыболовство ее осуществляет. Нужно пропагандировать российскую рыбу, чтобы люди знали о ее полезных свойствах, достоинствах. Конечно, для успешного продвижения важно выпускать качественный продукт. Многие предприятия по части технологий продвинулись далеко вперед. Мы уже научились всему у наших западных партнеров, теперь им стоит поучиться у нас.

– Дальнему Востоку действительно есть чем гордиться в сфере рыбопереработки. Современные производства, модернизированные цеха.

– Мы уже давно отстроили процессы. Безусловно, положительно сказалось закрепление за пользователями РПУ на 20 лет. Для рыбаков очень важно, что у них появилась возможность планировать работу, получать кредиты, видеть завтрашний день. Впереди – перезакрепление долей квот на вылов. Хотелось бы, чтобы при распределении квот добычи белорыбицы власти все-таки обратил внимание на береговые предприятия, которые успешно работают.

– Несколько лет назад в интервью Fishnews вы отмечали, что в основном компания ориентирована на внутренний рынок и много продукции идет именно в Россию, этот курс сохранился?

– Около 90% нашей продукции реализуется в Российской Федерации. Икра, горбуша, кета, донно-пищевые виды рыб – все это внутренний рынок. Сейчас на нем в принципе хорошие цены. И нерка стала практически переориентироваться на продажу в РФ, мы прорекламировали эту рыбу, чтобы люди узнали, что это за продукт. Если бы не курс доллара к рублю, мы бы обеспечили внутренний рынок, но ситуация изменилась. Отечественным переработчикам в центральной части страны стало дорого покупать нерку. Хотя они все равно ее приобретают, работают с ней.

– На Камчатке, насколько я знаю, налажена торговля рыбными товарами от производителя, без посредников.

– Да, у нас очень много торговых точек в Петропавловске-Камчатском, открыты продажи в Москве. В Санкт-Петербурге сейчас ведем переговоры по аренде помещения, чтобы где-то к сентябрю открыть торговлю. Планируем работать и в Краснодарском крае, также сейчас обсуждаем аренду. Двигаемся вперед.

Рыбака подчас обвиняют, что он дорого продает свой товар. Но это не так. Например, минтай, который мы реализуем оптом по 60 рублей, в Москве в нашей торговой точке будет стоить порядка 100 рублей, б/г. Это не та цена, которую покупатель увидит в столичном супермаркете.

С сетями, кстати, тяжело договориться – вы знаете эту проблематику. А так мы открываем каждый год свои торговые точки, чтобы наши граждане могли приобретать качественный пищевой продукт. По этому пути идут и другие компании.

– На сайте краевого правительства в феврале прошла информация, что вы заинтересовались режимом территории опережающего развития и собираетесь реализовать проект по созданию современного рыбоперерабатывающего комплекса в Соболевском районе – зону ТОР предлагалось распространить на это муниципальное образование. Какие там планы?

– У нас давно назрел вопрос строительства нового завода в Соболевском районе. У компании есть рыбоперерабатывающее предприятие в районе Западно-Камчатской подзоны, а квоты на белорыбицу – в том числе и в Камчатско-Курильской подзоне. Поэтому через открытие нового завода мы планируем решить вопрос со скоростью доставки сырца. Почему бы при этом не воспользоваться теми льготами, которые предлагает государство?

СЫРЬЕ – ЗАВОДАМ

– В отрасли каждый день происходит множество событий. Вы, как руководитель рыбопромышленных предприятий, какие вопросы выделили бы как ключевые? Что сейчас больше всего интересует бизнес, в частности камчатский?

– Я могу сказать только по поводу береговых предприятий, потому что наша компания занимается прибрежным рыболовством. На всей практически территории Камчатки – и на западном, и на восточном побережье – созданы прекрасные заводы с современной переработкой, восстанавливался маломерный флот, но сегодня не хватает квот на добычу белорыбицы. Это насущная проблема. Ждем, каким будет перезакрепление долей на новый период в 2018 году.

Важно, чтобы государство обратило внимание на этот вопрос, если есть стремление сохранить береговые рыбацкие поселки. В этих населенных пунктах люди и работают либо в муниципальных учреждениях – школах, больницах, детских садиках, администрации, – либо на рыбоперерабатывающих предприятиях. Раньше, при Советском Союзе, предприятия оставляли сырец и постепенно производили продукцию, работа шла круглый год, теперь она носит сезонный характер, по несколько месяцев в году. Хотелось бы, чтобы власти проконтролировали этот вопрос, сделали реестр судов, мощностей и рассмотрели возможность добавить квоты именно береговым предприятиям.

Вторая проблема, которую я уже неоднократно поднимал, это использование жаберных сетей при добыче лосося. Дрифтерный лов мы закрыли, а этот промысел остался – он достаточно эффективный, но, к сожалению, и более губительный для рыбы. На одном РПУ шириной 300 метров и длиной 2 км устанавливают десятки разномастных сетей в самом разном порядке или хаотично. В результате полностью перекрываются миграционные пути лосося и страдает естественное воспроизводство рыбы.

– Вы упомянули распределение долей квот на новый период. Я так понимаю, речь идет о белорыбице, о ресурсах прибрежной зоны, вылов которых квотируется?

– Да. Когда мы в 2000 году вышли на промысел, за регионами закреплялись специальные квоты и при строительстве судна государство гарантировало выделение на него объемов ресурса. Сейчас тоже нужно каким-то образом решать проблему обеспечения сырьем береговых предприятий – смотреть мощности заводов, наличие флота (причем не просто тех судов, которые зарегистрированы, а тех, что действительно работают). Потому что сегодня, повторюсь, квот на белорыбицу просто не хватает.

У «Витязь-Авто» из семи заводов шесть работают на лососе, один – на белорыбице и на лососе. Хотя белорыбицы мы можем осваивать в два раза больше. На сегодня, я считаю, у нас самое современное предприятие – производим и филе, и фарш, и другие продукты, у нас достаточно большие холодильные мощности. То есть можно спокойно хранить рыбу и выпускать из нее продукцию, соответствующую мировым стандартам.

– А белорыбицу вы добываете в режиме прибрежного рыболовства?

– Да, и я считаю, что доля «прибрежки» должна быть несколько больше, чем океанического рыболовства. Или надо закрывать береговые поселки, честно сказав об этом людям. И пусть тогда большой флот осваивает ресурс в исключительной экономзоне.

Кроме того, нужно, чтобы уловы прибрежного рыболовства действительно шли на переработку на береговую базу. А то получается, что судно прибыло, коснулось стенки, продукцию выгрузили из трюма на холодильник и на следующем судне отправили в Китай. То есть требование о поступлении на российский берег выполняется только формально.

– Вы сказали о планах строительства новых заводов. Есть ли в связи с этим интерес к механизму инвестиционных квот? Правительство как раз выпустило подзаконные акты по их закреплению.

– Интерес есть, но, на мой взгляд, на Камчатке немного будет предприятий строиться. Знаю, что есть проекты в Петропавловске-Камчатском, по западном побережью – два-три предприятия. Надо понимать, каким будет объем инвестквот. У нас сейчас среди известных компаний промысловая нагрузка на МРС – от 1000 до 1200 тонн квоты, тогда как, по моему мнению, на единицу маломерного флота должно быть 2000 тонн.

– То есть сейчас пользователи будут просчитывать экономические показатели, смотреть, целесообразно ли им использовать механизм инвестквот?

– Да, конечно. Постановления только подписаны, еще много непонятного, много вопросов. Будем изучать эти правовые акты, консультироваться, в любом случае у нас назрела необходимость строительства завода в Соболевском районе.

Но зачем, например, компании создавать предприятие в поселке Озерновский, где мы и так выпускаем больше ста наименований продукции и весь улов перерабатываем на берегу? Современные заводы построили Озерновский РКЗ № 55, «Восточный берег», «Рыбхолкам», «Зюйд», «Народы Севера» и другие. Выходит, надо сносить производства и строить новые, чтобы получить дополнительные объемы?

Мощности по сравнению с тем, что было в 2008 году, когда проходило распределение долей, увеличились в два-четыре раза. Камчатский край даже по приемке лосося перешел по большей части на береговую переработку. И сегодня, я считаю, на берегу выпускается продукция из лосося более качественная, чем на судах.

Так что квоты на инвестиционные цели – это хорошее подспорье, но основной проблемы они не решают. Надо учитывать историю береговых заводов, их модернизацию. Ведь это рабочие места, это люди. Молодежь уезжает, потому что не видит перспектив роста, предприятия действуют сезонно. А люди хотят работать.

Справка: Сегодня у компании «Витязь-Авто» семь современных заводов на Западной Камчатке. Суммарно они выпускают 1200 тонн продукции в сутки. В распоряжении компании 16 единиц рыбопромыслового флота и 10 – вспомогательного. Холодильные мощности рассчитаны на хранение 10 тыс. тонн. В пик промысла на предприятиях работает до 3000 человек.

Около 90% продукции «Витязь-Авто» реализуется в Российской Федерации. Икра, горбуша, кета, донно-пищевые виды рыб – все это внутренний рынок. И даже нерка стала переориентироваться на продажу в России.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 июля 2017 > № 2239813 Игорь Редькин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 7 июля 2017 > № 2234693 Альберт Шафигулин

Море на берег менять не собираюсь.

Успехи отрасли зависят от каждого человека в рыбацком коллективе и особенно – от капитана. В преддверии Дня рыбака корреспондент Fishnews пообщался с Альбертом Шафигулиным, капитаном ТР «Корона Рифер» компании «Интеррыбфлот». На момент встречи он отработал шесть месяцев в море, только-только сдал дела, сменился и готовился улететь отдыхать домой, в Казань:

- Альберт Шамильевич, сколько вы уже ходите в море?

- С 1993 года, - со времени окончания мореходного училища в Петропавловске-Камчатском. Высшее образование я получал уже заочно, работая на флоте и одновременно учась в Дальрыбвтузе.

– На каких судах работали?

– В основном на транспортных рефрижераторах, хотя довелось пару путин отработать и на промысловом – СТР-420. А работал за это время всего в двух компаниях – сначала в камчатском рыбколхозе им. В. И. Ленина («Сероглазке»), затем, с 2007 года, – в «Интеррыбфлоте».

– Как сейчас работается по сравнению с 90-ми годами?

– Ну, конечно, 90-е были тяжелым временем. Задержки зарплаты, разные проблемы… В советское время наш рыбколхоз гремел, а с началом 90-х у всех начались проблемы и рыбколхоз не миновали. Выживали, что называется. А сейчас мне нравится место работы, и условия вполне устраивают.

– Интересно узнать, в каком состоянии находится рыбацкая отрасль в настоящее время с точки зрения капитана…

– Если судить по нашей компании, то отрасль неплохо развивается. За последние два года у нас заметно увеличился флот. Судам делают качественный ремонт, устанавливают на них современное оборудование…

– А как другие компании развиваются, на ваш взгляд?

– Я думаю, что в первую очередь развитие зависит от политики руководства каждой конкретной компании. Везде по-разному. Что касается отношения к отрасли со стороны государства, то для судоводителей большой проблемой являются административные барьеры. Особенно сложно стало общаться с пограничниками и ГМИ в последние годы. До каждой мелочи, до каждой запятой придираются. На мой взгляд, это самая большая проблема и помеха.

– Не думали начать работать на иностранных работодателей?

– У меня однокашник работает в иностранных компаниях. Он, очень долго пробивался, но в конце концов пробился. Работает, правда, не в одной компании, а в разных, но зарабатывает хорошо. Правда, и требования другие. Что касается меня, то я пока не собираюсь там работать. Здесь все налажено, ты всех знаешь и тебя все знают, стабильность. От добра добра не ищут.

– А профессию менять не думали, чтобы на берегу постоянно жить?

– Нет, морской труд, конечно, тяжелый, но на берегу в море тянет. У меня был период, когда я два года подряд дома просидел, - ужасно соскучился по морю. Все-таки привык, так что морскую работу на сугубо береговую менять пока не собираюсь.

- Хотите что-то пожелать коллегам в профессиональный праздник?

- Море – это судьба. Поэтому я от души желаю коллегам преданности однажды выбранной профессии. А еще – здоровья, большой рыбацкой удачи и теплых встреч на берегу!

Андрей Дементьев, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 7 июля 2017 > № 2234693 Альберт Шафигулин


Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 6 июля 2017 > № 2232702 Вячеслав Шунтов

Что ждать рыбакам от лосося в путину-2017?

НИС «Профессор Кагановский» закончило траловую съемку вдоль Курильских островов, в том числе за пределами российской экономзоны. Объект исследований — стада горбуши, идущие в реки Дальнего Востока. Не все итоги еще подведены, но о первых результатах корреспонденту Fishnews рассказал доктор биологических наук, главный научный сотрудник ТИНРО-Центра Вячеслав Шунтов.

– Вячеслав Петрович, в чем особенность прогноза по лососевым?

– Методика прогноза по лососям по морским данным заметно отличается от прогноза, например, по минтаю или сельди, где оценивается одно стадо. А лососи, если говорить в целом о Дальневосточном бассейне, от Чукотки до Южных Курил и залива Петра Великого, – это десятки стад пяти видов. С разной динамикой численности, с разным поведением и т.д.

Лососи перезимовали в открытом океане (а кета дошла даже до залива Аляска) и сейчас направляются к нашим берегам широким фронтом. Эти стада идут вперемешку, причем из разных исходных пунктов и разными путями.

Раньше, когда у нас было лучше с финансированием, на траловые съемки лососевых выходили сразу два научно-исследовательских судна. Тогда одно из них охватывало район вдоль Курил, второе – вдоль Камчатки и в Беринговом море.

В этом году мы делали съемку одним судном в прикурильских водах. Этой съемкой мы охватили примерно на 90% стада горбуши, идущие в Охотское море. Захватили и кету, но немного, потому что примерно 80% ее находится еще в Беринговом море, восточнее Камчатки и южнее Алеутских островов. Нерка в основном также мигрирует, но по более северным широтам.

Поэтому фактически этой съемкой мы можем подкорректировать прогноз только по горбуше – самой «капризной» из всех лососевых.

– Почему вы ее называете «капризной»?

– У других видов лосося в промысловом стаде не менее трех возрастных групп, и получается, что разные поколения друг друга как бы подстраховывают. А горбуша живет полтора года, поэтому у нее два поколения – четное и нечетное, которые не зависят друг от друга. В результате у горбуши более четко обозначены всплески или снижения численности, связанные с удачным или неудачным размножением.

– И что рыбакам обещает научное лососевое сообщество?

– Еще в начале этого года, как и в предыдущие, Росрыболовство приняло годовой прогноз. Он составлен рыбохозяйственной наукой по опыту прошлых путин, наблюдений за ходом нереста, скату потомства из рек в море и морских учетов горбуши в Охотском море. Отдельно вышел путинный прогноз «Лососи-2017», где также приведены цифры рекомендуемого вылова на бассейне – 320 тыс. тонн.

– Как вы считаете, это много или мало?

– Ну, скажем, Северный рыбохозяйственный бассейн, второй по промысловому значению, всех видов морепродуктов, включая водоросли, добывает всего 500-600 тыс. тонн в год. Для Дальнего Востока рекордными были 2009 и 2011 годы, когда вылавливали порядка 500-550 тыс. тонн лососевых. Это был исторический рекорд. А, скажем, лет 15 назад считалось большим успехом выловить за путину 200 тыс. тонн. Поэтому 320 тыс. тонн – это показатель добротного среднего уровня.

– Но эти изменения являются следствием какого-то единого цикла?

– Единого цикла нет. У разных стад разные циклы. Если численность горбуши уже начало «лихорадить», то уловы кеты и нерки до последнего времени были относительно стабильными, при этом высокими. Циклы зависят не только от видов лососевых, но и от мест обитания.

На подходах лосося сказываются и природные условия, и промысел, и браконьерство. Сказывается гидрология рек, где идет нерест, – уровень воды, процент грунтовых вод, промерзаемость, таяние снега… Далее – молодь скатилась по рекам в море, начинает приспосабливаться к морской воде, а это сложный процесс, не все особи его выдерживают. Влияют приливы-отливы, пригон воды – то она в устье и лиманах соленая, то пресная. Также выживаемость зависит от развития кормовой базы. А есть еще хищные рыбы, для которых молодь лосося – желанная добыча. Но тон всему задает климат, – и у нас, и на американском континенте.

Так или иначе, согласно накопленному опыту, я считаю, что спрогнозированные 320 тыс. тонн – это хороший показатель и можно только пожелать, чтобы в ближайшие лет пять он сохранялся. Но рыбаки могут считать нынешний прогноз не очень хорошим, потому что помнят и 500, и 550, и 400 тыс. тонн. Таково свойство человеческой памяти — запоминаются именно выдающиеся уловы.

– Опишите, пожалуйста, прогноз и ситуацию по основным промысловым районам Дальнего Востока.

– По Приморью. На горбушу здесь был урожайным прошлый год, в этом году ее почти не будет. Кета – на минимуме, ее поймают несколько сотен тонн. Сима традиционно находится на низком уровне, ей «подняться» не дадут браконьеры, которые ловят не только крупную рыбу, но и молодь-пестрятку в речках. Это все известные факты, так что Приморью в этом году больших уловов ждать не стоит.

Чукотка. Незаселенный край, рыбаков мало. Здесь в основном добывается анадырская кета, нерка – южнее мыса Наварин. Нерки вылавливают несколько сотен тонн, кеты – полторы-три тысячи тонн. Если рыбы придет много больше – ее не освоят, потому что некому осваивать. Чукотка – второстепенный промысловый район, как и Приморье.

Магаданская область – от залива Шелихова до Охотска - тоже незаселенный край. По горбуше у них в этом году будет неплохо. Но максимум они могут освоить 5-10 тыс. тонн. Это тоже второстепенный район.

Главных районов, «делающих погоду» в промысле лосося у нас три. Самый главный – это Камчатка, и западное, и восточное побережья. Здесь ловят все основные виды лосося, причем массово добываются горбуша, кета, нерка, частично – кижуч. Второй район – это Сахалин с Южными Курилами. Там всего два массовых объекта – горбуша и кета. Третий район – это Амурский бассейн - окрестности устья Амура и воды Татарского пролива, примыкающие к Хабаровскому краю. Там тоже главными объектами являются горбуша и кета.

– И какова ситуация с ключевыми лососевыми регионами?

– Основные стада только подходят к промысловым районам. Главная часть путины на Камчатке начинается в конце первой декады июля – сначала в Карагинском заливе на восточном побережье, потом на западе. Сейчас массово добывают только раннюю нерку в районе Усть-Камчатска на восточном побережье. Добыли уже более 12 тыс. тонн. Она идет пока по прогнозу.

На Сахалине и в других районах Охотского моря кета еще по существу не начала идти. Горбуша пойдет в основном в конце первой – начале второй декады июля, – это показала наша траловая съемка научно-исследовательским судном, которая только что закончилась.

– Что еще показала съемка?

– Сразу оговорюсь: наши экспедиции почти не бывают посвящены одному объекту. Мы ведем мониторинг не только промысловых популяций, но и состояния сообществ, в которых они обитают. Кроме лососей, на НИС «Профессор Кагановский» учтено было более 4 млн тонн сардины-иваси и скумбрии, которыми рыбаки пока слабо интересуются.

По горбуше на охотоморском направлении получен хороший результат – 337 млн экземпляров. Но это не запас, так как не вся учтенная горбуша будет в реках. Пока она идет к своим рекам, ее поедят и хищные рыбы, и тюлени свой урожай снимут. Потом – браконьеры.

Но, тем не менее, если с учетом двухгодичной цикличности мы сравним с 2015 годом, то получим неплохие результаты. Тогда было учтено 240 млн., в этом году в 1,5 раза больше. Это хорошая прибавка.

Однако важно, как она распределится по промрайонам. В Сахалинской области размножаются летняя и осенняя формы. Осенней, как и в 2015 году, будет мало. Это отрицательно отразится на промысле на Южных Курилах и на юго-востоке Сахалина.

Большая часть - не менее 80% - летняя форма. Ее основная часть подойдет к Восточному Сахалину (преимущественно к северо-востоку) и на материковое побережье Охотского моря – от Сахалинского залива до залива Шелихова.

По западному побережью Камчатки прогноз не очень большой, но там добавили 10 тыс. тонн и получилось 20 тыс. тонн. Но, скорее всего, столько не возьмут. У Магадана прогноз всего 5 тыс. тонн, если придет больше – смогут освоить еще несколько тысяч тонн.

Только на Сахалине горбушу обычно осваивают в полной мере (здесь даже привыкли перелавливать). Ранее считалось правилом: пропускать на нерест 40 млн экземпляров. Сейчас бывает, что пропускают только 10 млн. или около того. На материковом побережье Охотского моря горбушу недоосвоят из-за слабой рыболовной базы. Поэтому основная добыча придется на западную часть моря и Сахалин.

Общий официальный прогноз горбуши по всему бассейну Охотского моря в принципе небольшой – 64 тыс. тонн. На практике с учетом данных нашей экспедиции смогут выловить под 100 тыс. тонн или немного больше, если смогут все освоить. Удовлетворительной должна быть рыбалка по горбуше в Карагинском заливе (по данным КамчатНИРО).

Итак, наша съемка по идущей в Охотское море горбуше (дающей обычно 60-70% вылова на лососевой путине) показала обнадеживающие результаты.

– Вы упомянули влияние на численность климатических условий. Как они сказываются?

– В последние годы наблюдается снижение количества рыбы в ранее многочисленных стадах в южных районах - на Южных Курилах и на юге Сахалина и одновременный рост численности в северных районах. И у американцев та же картина – южные районы постепенно теряют свое значение для промысла, зато растет значение северных районов (на Аляске, даже в Арктике).

– Так глобальное потепление – это не миф?

– Глобальное потепление через парниковый эффект — это вопросы большой политики и больших денег. Я нынешнее потепление объясняю чередованием климатических циклов. Циклы бывают разные. Есть большие, в тысячи и сотни лет, внутри них – циклы поменьше. Те изменения, что мы наблюдаем сейчас – это в пределах 60-70-летнего цикла. В 1920-30-х годах наблюдалось наступление тайги на тундру, а тундры - на Арктику. Все природные зоны смещались на север со скоростью почти 1 км ежегодно. А в 1940-50-е шел обратный процесс. Со второй половины 1980-х годов до настоящего времени идет процесс потепления.

К примеру, в заливе Петра Великого обитает 300 с небольшим видов рыб. В последние годы сюда на лето заходит не менее 105 южных видов – то есть треть фауны. Это результат потепления. Но появление в наших водах сардины-иваси, которая ушла в начале 90-х, - это не результат потепления. Ее урожайные поколения в водах Куросио появляются чаще всего при отрицательных аномалиях температуры воды.

К сожалению, рыбаки не очень заинтересованы ловить сардину и скумбрию, хотя уже четыре года, как мы отмечаем их подходы. Чтобы задействовать свои мощности, им достаточно минтая, крабов, сельди. Это уже известная покупателям продукция, для которой есть стабильные рынки сбыта. А со скумбрией и сардиной все обстоит сложнее. Везти ее в европейскую часть мешают высокие тарифы, дальневосточный рынок забит другой рыбой, и если горбушу, минтая и крабов можно сколько угодно продать в Китай, Японию и Южную Корею, то сардина и скумбрия им не нужна, она из их вод и мигрирует к нам.

- Когда лосося больше, в четный год или нечетный?

-–Смотря где, в разных местах по-разному. Скажем, Западная и Восточная Камчатка по горбуше находятся в противофазе – в нечетные годы на восточном побережье больше, а в четные – на западном.

По Охотоморью раньше было больше в нечетные, но сейчас эта разница сглаживается. Через какое-то время, лет 20-25, происходит смена – тоже циклы разнятся в зависимости от места. Например, в Приморье в настоящее время много горбуши в четные годы, а 25 лет назад – было наоборот. Смена произошла в 1984 году. 1985 год застал врасплох рыбаков Камчатки: был прогноз 80 тыс. тонн, а реально добыли 4 тысячи. Но со следующего года циклы поменялись. Существует 30 различных версий, почему это происходит.

– Как сказался на результатах прогноза тот факт, что в этом году на съемке участвовало одно судно вместо двух?

– Мы не охватили кету, нерку. Средств, к сожалению, не хватает не только на прогнозные съемки, но и на мониторинг. В советское время в нерестовый период многие реки Дальнего Востока обследовались с самолетов и вертолетов. Было много точек, где велся учет скатывания по рекам молоди, было много наблюдателей. А сейчас из основных регионов только на Камчатке рыбаки скидываются и оплачивают хотя бы ограниченный мониторинг с самолетов. А ведь эти оценки обязательно нужны, чтобы построить прогноз на следующий год. В советское время были свои проблемы, но рыбохозяйственная наука имела большой флот и охватывала весь Тихий океан от Арктики до Антарктики. А сейчас последние пароходы заканчивают свою жизнь, а дальше исследования свернутся до «прибрежки». Это называется кризис, и мы в него уже уверенно вступили.

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 6 июля 2017 > № 2232702 Вячеслав Шунтов


Россия. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 4 июля 2017 > № 2231031

Власти Камчатки хотят повлиять на нерадивых рыбопромышленников.

Множество рыбоперерабатывающих предприятий Камчатки пока не имеют своей системы утилизации. Региональные парламентарии намерены добиться установки специального оборудования на всех рыбозаводах края за два года.

Вопрос обсуждался 3 июля на заседании комитета Законодательного собрания Камчатского края по природопользованию, аграрной политике и экологической безопасности. Перед депутатами выступили глава регионального агентства по ветеринарии Марина Ништа, заместитель руководителя инспекции краевого государственного экологического надзора Владимир Живолудов, а также представители экологической общественности.

Они рассказали, что на Камчатке работают порядка 190 рыбоперерабатывающих заводов и 24 предприятия по утилизации рыбных отходов мощностью 900 тонн в сутки. По сравнению с ситуацией двухгодичной давности - это прогресс, отметили докладчики. Как сообщили Fishnews в пресс-службе регионального парламента, до 2020 г. предприниматели планируют установить дополнительное оборудование мощностью 400 тонн в сутки. Однако достаточное количество предприятий пока не имеют своей системы утилизации.

Проблема усугубляется тем, что, когда предприятия отчитываются об утилизации рыбных отходов у сторонних организаций или в море за пределами трехмильной зоны, проверить эту информацию невозможно из-за отсутствия механизма контроля, обратили внимание докладчики. Чтобы сократить расходы, некоторые рыбопереработчики устраивают несанкционированные свалки отходов красной рыбы, загрязняющие почву и водоемы. Согласно статье 10.8 КоАП РФ за это предусмотрен штраф до 700 тыс. рублей или санкция в виде приостановления работы предприятия на срок до 90 суток. Однако поймать нарушителей за руку чрезвычайно сложно.

Вице-спикер краевого парламента Роман Гранатов обратил внимание, что достаточно серьезные проблемы имеются в Усть-Большерецком и Соболевском районах. «Я думаю, совместно с министерством рыбного хозяйства и общественниками мы должны найти какое-то «соломоново решение» и повлиять на нерадивых рыбопромышленников, найти рычаги воздействия. Необходимо сделать так, чтобы максимум через два года все предприятия, которые хотят заниматься переработкой рыбы, установили на своих производствах мощности по утилизации отходов», – подчеркнул парламентарий.

Напомним, что к 2020 г. правительство Камчатского края планирует путем субсидирования увеличить утилизационные мощности до 1000 тонн в сутки. А региональные депутаты даже заявили о готовности участвовать в рейдах по выявлению незаконных свалок рыбных отходов.

Россия. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 4 июля 2017 > № 2231031


Россия. ДФО > Рыба. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 30 июня 2017 > № 2226080 Андрей Коваленко

Ответственность контролера поможет остановить вал проверок.

Как снизить административное давление на бизнес – этот вопрос уже неоднократно обсуждался на совместных заседаниях коллегий Генпрокуратуры и Минвостокразвития. В прошлом году тема рассматривалась применительно к рыбной отрасли, в этом году совещание посвятили уже защите прав инвесторов на Дальнем Востоке в целом.

Картинка получается по-прежнему далекой от идеала. Опросы предпринимателей сюрприза не преподнесли: давление со стороны контролеров остается одним из основных препятствий в их работе. На заседании коллегий, проходившем в Хабаровске 29 июня, федеральные власти рассказали, как они намерены менять ситуацию. О результатах и планах доложили органы прокуратуры, Министерство по развитию Дальнего Востока, Минэкономразвития. Озвучил свои предложения вице-премьер – полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев.

Реализация даже одной из этих мер поможет существенно улучшить ситуацию с контролем и надзором, считает уполномоченный по защите прав предпринимателей в Сахалинской области Андрей Коваленко:

- Юрий Петрович подчеркнул, что меры, принимаемые в отношении организаций в ходе контрольных мероприятий, должны быть сопоставимы с их результатом. Недопустимо дезорганизовывать работу крупных предприятий в попытке выявить нарушения без достаточных предварительных оснований, заявил заместитель председателя правительства РФ – полномочный представитель президента.

При этом было отмечено: работники правоохранительных, надзорных органов должны нести ответственность за причиненных в ходе проверочных мероприятий ущерб, если их действия будут признаны в судебном порядке избыточными.

Это то, о чем всегда говорят и представители бизнес-сообщества, и те, кто защищает их права. Сотрудники контрольно-надзорных органов должны нести ответственность при отрицательном результате.

У нас есть примеры, когда мы защищали права предпринимателя в споре с госструктурой, дошли до Верховного суда, победили. Но для нее это лишь еще один проигрыш в суде, не более того. И госструктура возбуждает дело по аналогичным материалам уже в отношении другого предпринимателя. Только персональная ответственность, на мой взгляд, позволит остановить это бесконечное колесо проверок.

Маргарита КРЮЧКОВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 30 июня 2017 > № 2226080 Андрей Коваленко


Китай. ДФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 июня 2017 > № 2232555 Иван Зуенко

Придут ли китайские инвестиции в порты Дальнего Востока

Иван Зуенко

Своего порта на Японском море у Китая нет, и Россия могла бы этим воспользоваться. Но для реализации задумки с привлечением китайских грузов необходимо, с одной стороны, упростить трансграничный контроль, а с другой – серьезно вложиться в дороги и порты. Учитывая, что оба вопроса – прерогатива самой России, вопрос о реализации международного транспортного коридора «Приморье» завис всерьез и надолго

3–4 июля состоится визит в Россию председателя КНР Си Цзиньпина. От встречи с лидером Китая, как водится, ожидают подписания множества меморандумов и соглашений. Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка уже анонсировал, что будет подписано межправительственное соглашение о развитии международных транспортных коридоров (МТК) «Приморье-1» и «Приморье-2». Тема этих коридоров не первый раз поднимается в повестке российско-китайского сотрудничества. Есть надежды, что они станут мощным стимулом для развития местной экономики. Но и серьезные сомнения в их будущей востребованности и целесообразности капиталовложений.

Что есть что

Оба коридора планируется создать на базе уже существующей инфраструктуры. МТК «Приморье-1» – это маршрут, соединяющий провинцию Хэйлунцзян с портами Владивосток, Находка и Восточный. Фактически это отрезок Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), построенной еще в 1890-х годах. В те времена Россия взяла концессию у Цинской империи и провела железную дорогу от Байкала к Владивостоку кратчайшим путем – через Маньчжурию. КВЖД действительно стимулировала индустриализацию и урбанизацию региона, но Китай получил ее в собственность только 60 лет спустя, в 1953 году.

Нынешний центр Хэйлунцзяна, город Харбин, был основан строителями КВЖД. Приграничный городок Суйфэньхэ – это в прошлом станция Пограничная. Именно через них проходит и железнодорожная, и автомобильная составляющая коридора. Расстояние от российско-китайской границы до порта Восточный (мощность около 65 млн тонн в год) чуть менее 400 километров.

Каждый раз, когда чиновники отчитываются о том, что по МТК перевезено столько-то грузов, нужно понимать, что такие перевозки начались более ста лет назад. Объемы грузов, перевозящихся сейчас по концепции МТК (то есть из Китая транзитом через Приморье), невелики: 60 тысяч тонн в 2016 году, из которых 80% – лесоматериалы. Это лес, который ввозится из России (в том числе нелегально), пилится в Китае в двух шагах от границы, после чего транзитом вывозится в южные провинции КНР.

МТК «Приморье-2» – более короткий и более перспективный маршрут. Он соединяет провинцию Цзилинь с небольшими портами Хасанского района: Посьетом, Славянкой, а также портом в бухте Троицы, где в дополнение к существующей пристани (грузооборот 300–400 тысяч тонн в год) группа «Сумма» хочет построить новую инфраструктуру – порт Большое Зарубино (планируемая мощность до 100 млн тонн в год).

Расстояние от границы до портов всего около 70 км. Но их существующая мощность невелика, а для строительства Большого Зарубино нужно не менее 200 млрд рублей. Можно, конечно, везти товары и дальше: во Владивосток и Восточный. Впрочем, из-за того что через устье реки Раздольной нет моста, транспорту необходимо идти в объезд, что делает такую схему гораздо менее привлекательной.

Маршрут МТК «Приморье-2» проходит в непосредственной близости от устья реки Туманной, Тумангана – стыка границ трех государств, Китая, КНДР и России. Географический фетишизм, которым наполнены презентационные каталоги региональных властей, обычно представляет это место будущим Клондайком международного сотрудничества. Но нужно понимать, что «стык границ» образовался в месте, где сходятся наименее развитые периферии своих стран. Образовался он, кстати, при весьма примечательных обстоятельствах, о которых следует рассказать отдельно, так как без этого дальнейшие злоключения нового Клондайка могут быть непонятны.

История с географией

В 1860 году в разгар Второй опиумной войны, когда британские и французские войска стояли буквально у стен Пекина, столицы дряхлеющей Цинской империи, русский дипломат граф Игнатьев заключил с китайцами договор об определении восточной границы между странами. Маньчжуры уступили России территорию нынешнего Приморского края – формально принадлежащую им, но фактически Пекин ее уже не контролировал.

Новые владения России вытянулись вдоль побережья, причем на самом юге образовалась совсем узкая полоска, около 20 километров в ширину. Причина в том, что Россия, имевшая виды на Корейский полуостров, стремилась получить к нему прямой сухопутный мост. Маньчжурия, таким образом, потеряла выход к Японскому морю. Вряд ли об этом кто-то тогда задумывался. Маньчжурская династия пала спустя полвека, и на ее руинах было образовано многонациональное китайское государство. Примерно тогда же Корея была аннексирована Японией.

В 1938 году СССР и Япония сошлись в приграничном конфликте у озера Хасан – буквально в паре километров от стыка границ. После этого район переименовали в Хасанский и на всякий случай перестали развивать в нем что-либо, кроме оборонного потенциала. Единственное, что было построено (опять же с военно-стратегическими целями), – это железнодорожная ветка от Уссурийска до границы с Кореей. Сейчас по ней ходит только один поезд в неделю, которым местные жители не пользуются, так как состав идет медленно, а станции находятся вдалеке от населенных пунктов.

В результате Хасанский район – это самые красивые в регионе пляжи, два заповедника и один национальный парк «Земля леопарда», но минимум экономического развития. Местные порты в разы уступают по мощности Владивостоку и Находке. Двадцатикилометровая железнодорожная ветка к ближайшему китайскому городку Хуньчунь была построена только в конце 1990-х годов, но почти сразу закрылась из-за банкротства и до сих пор не функционирует в полной мере.

Для того чтобы связать границу с близлежащими портами, нужно строить и новую железнодорожную ветку, и новую автодорогу, поскольку качество имеющейся не позволяет использовать ее для крупнотоннажных грузовиков. До 1990-х годов это была обычная грунтовка, которой пользовались в основном военные. Ее заасфальтировали только в прошлом году, когда был открыт «первый в России экологический туннель» под Нарвинским перевалом. Его проложили, чтобы дальневосточные леопарды (всего около 60 особей в мире, единственный ареал обитания – Хасанский район) могли гулять по лесу, не меняя привычных троп.

Китай здесь совсем близко. Китайские туристы ездят из Хуньчуня на так называемую башню Дракона и Тигра». С нее видно устье Туманной, железнодорожный мост из России в Северную Корею, построенный в годы корейской войны, и морской залив. Но порта на Японском море у Китая нет.

Бермудский треугольник сотрудничества

С началом экономических реформ в Китае и России стали множиться проекты совместного освоения стыка трех границ. Будущее «туманганского треугольника» в них неизменно рисовалось в самых радужных красках. Местным землям прочили судьбу дельты реки Чжуцзян, а кандидатами на роль «северного Шэньчжэня» назывались и Хуньчунь, и Суйфэньхэ.

Некоторые проекты вызывали у соседей Китая больше беспокойства, чем оптимизма. Так, в конце 1980-х годов Китай выступил с инициативой создания международной специальной экономической зоны Туманган, в которую должны были войти приграничные территории КНР, КНДР и России. В устье реки предполагалось создать транзитно-транспортный хаб для перевозки продукции местного производства на рынки АТР и Европы. Русло реки Туманной предполагалось углубить, договориться с соседями о беспрепятственном проходе судов через шестнадцатикилометровый отрезок, где граничат только Россия и КНДР, а на китайской территории построить крупный порт и многомиллионный город в придачу.

Подобное развитие событий, конечно, не устраивало Россию и КНДР, у которых были свои порты. Они были не против посотрудничать с Китаем, но только с использованием своей инфраструктуры. Противоречия между партнерами по туманганскому проекту фактически похоронили его еще в середине 1990-х. Однако китайцам удалось пролоббировать поддержку со стороны ООН, и с 2005 года проект существует под вывеской «Расширенной Туманганской инициативы». Ее цели трактуются максимально широко, штаб-квартира находится в Пекине, а перспективы реализации равны нулю.

Концепция МТК «Приморье» выросла из туманганской идеи. Ее начали продвигать дальневосточные политики и эксперты после того, как Китай в начале 2000-х стал активно использовать для перевозки своих грузов северокорейский порт Раджин. Основная идея – задействовать приморские порты для операций с грузами из Китая, а также Кореи, Японии и даже Монголии. Причем, если изначально наиболее перспективной считалась перевозка китайских товаров для американского и японского рынков, то теперь доминирует другая идея фикс: использовать российские порты для внутреннего транзита китайских грузов север – юг.

Эта концепция базируется на двух тезисах. Согласно первому, внутрикитайские железные дороги якобы перегружены, что делаtт перевозку из северо-восточных провинций куда-нибудь на юг делом дорогим и хлопотным. Согласно второму, порт Далянь, на который замыкается Северо-Восточный Китай, уже не справляется с потоком грузов, да и везти товар для него из приграничья намного дальше, чем до близлежащих российских портов.

Однако, как это часто бывает, когда российско-китайское сотрудничество переходит от высокой геополитики к конкретным проектам, возникли трудности.

Во-первых, статистика показывает, что грузооборот китайских железных дорог падает, а протяженность дорог, напротив, постоянно растет. Во-вторых, пропускная способность портов города Далянь (их несколько) составляет 420 млн тонн в год – солидный показатель даже для такой мощной экономики, как китайская. В-третьих, на пути товаров из Китая до портов Приморья есть два серьезных препятствия. Первый – это отсутствие современных пунктов погранпропуска и громоздкие трансграничные процедуры, даже для транзитных грузов. Второй – российское бездорожье и неразвитость портовой инфраструктуры.

Выяснилось, что для реализации задумки с привлечением китайских грузов необходимо, с одной стороны, упростить трансграничный контроль, а с другой – серьезно вложиться в дороги и порты. Учитывая, что оба вопроса – прерогатива самой России, вопрос о реализации МТК завис всерьез и надолго.

Счастливый конец?

Новая волна риторики о создании МТК связана с бурной деятельностью Министерства по развитию Дальнего Востока. В начале 2016 года министерство за 25,5 млн рублей заказало аналитику по развитию транспортных коридоров у компании McKinsey. В декабре концепция была утверждена двумя вице-премьерами: курирующим Дальний Восток Юрием Трутневым и курирующим транспорт Аркадием Дворковичем.

Сначала обнадеживали и частные инвесторы. Группа «Сумма» в мае 2014 года во время визита Владимира Путина в Китай подписала с властями провинции Цзилинь соглашение о содействии реализации строительства Большого Зарубино. В июне проект был презентован на Первом российско-китайском ЭКСПО в Харбине. А в ноябре на полях саммита АТЭС с представителями китайской госкомпании China Merchants Group было подписано очередное соглашение о намерениях.

Пока намерения на практике реализуются не очень активно. Не получив государственное финансирование в размере около 80 млрд рублей, «Сумма» заморозила стройку порта. Потенциальные инвесторы хотели бы получить гарантии от китайских грузоотправителей. А грузоотправители хотели бы сначала видеть порт и дорогу к нему.

Для доработки МТК до мощностей, отраженных в утвержденной концепции, требуется около 300 млрд рублей. В эту сумму входит строительство не только порта (самый лакомый кусок для бизнеса), но и подъездных путей, ЛЭП и всей сервисной инфраструктуры. Учитывая уникальную природу мест, желательно использовать дорогостоящие экологичные технологии. Одна только новая автодорога от границы до Зарубино обойдется минимум в 37 млрд рублей, и денег на нее нет ни у «Суммы», ни у государства. Как вариант обсуждалась даже идея отдать дорогу в концессию китайским инвесторам, но те интереса не проявили. Впрочем, они вообще пока очень осторожны.

Китайцев можно понять. Например, по данным McKinsey, контейнер, направленный из приграничного Муданьцзяна в Шанхай через Далянь преодолевает этот путь за 85 часов, а стоимость доставки составляет $1,2 тысячи. Путь через Владивосток хоть и короче в три раза, растягивается до 220 часов (большая часть приходится на трансграничные процедуры). Расходы при этом будут выше на 5–15%.

Дело тут не только в щепетильности российских таможенников и пограничников, но и в условиях, в которых они работают. Средства на модернизацию погранпереходов были выделены «Росгранице» еще в 2010 году. Спустя семь лет ничего не изменилось, сама «Росграница» уже год как упразднена, а ее функции переданы в «Росгранстрой», структуру Минтранса.

Учитывая транзитный характер грузов и статус «свободного порта Владивосток», распространяющийся на территорию МТК, упрощение трансграничных процедур вполне реально. Но вопросы в отношении проекта все равно остаются. Непонятно, верны ли оценки загрузки со стороны китайцев. Пока они базируются на умозрительных допущениях. А на деле приграничные уезды КНР, из которых возить в Приморье ближе, чем в Далянь, развиты слабо.

В основном отсюда возят низкомаржинальные зерно и уголь. Контейнерные грузы производятся в провинциальных центрах Цзилини и Хэйлунцзяна, однако эти города находятся на магистралях, напрямую выходящих на порт Даляня, а также внутрикитайскую сеть автомобильных и железных дорог. Тезис, что местным грузоотправителям будет привлекательно возить грузы транзитом через Россию, пока звучит не слишком убедительно.

Доклад McKinsey оценивает потенциальные объемы грузооборота между северо-восточными и южными провинциями КНР в 250–300 млн тонн в год, из них около 150 млн тонн приходится на уголь, а еще 80 – на кукурузу и сою. Задача МТК – привлечь 30 млн тонн с перспективой увеличения до 45 млн тонн. Никаких гарантий, что эти грузы будут пущены через приморские порты, китайская сторона предоставить не может. Коммерческим грузам сложно указывать – они повинуются только логике бизнеса. А государственные компании, которые доминируют в производстве насыпных грузов, наверняка предпочтут поддержать отечественного (даляньского) стивидора.

Pro et contra

Какие же выгоды сулит России развитие МТК? При той схеме, которая продвигается сейчас, все замыкается на обслуживание китайских грузов, которые будут возиться китайским транспортом, и даже новую железнодорожную ветку до Зарубино, как считают в министерстве, нужно построить с китайской колеей. Роль России в этом случае сводится к предоставлению своей логистической инфраструктуры. Вся прибыль – в стивидорных услугах и, грубо говоря, «торговле пирожками»: оказании сопутствующих услуг.

Плюс три тысячи рабочих мест даст строительство объектов МТК. Еще столько же человек будет работать в портах, если сбудутся предсказания по китайским грузам. Как считают в Минвостокразвития, к 2030 году, если удастся достичь максимальных целей, ВРП Приморского края может повыситься на 30%. Реальные цифры, очевидно, будут намного ниже, но и это лучше, чем ничего.

Следует помнить и о рисках. Во-первых, если не применять при строительстве экологичные методы, пострадает уникальная природа Хасанского района. Леса, в которых живут находящиеся на грани истребления гималайские медведи, дальневосточные леопарды и тигры, а также побережье, обладающее огромным туристическим потенциалом.

Во-вторых, если коридоры доделывать за бюджетный счет (к чему на данный момент все идет), велика вероятность, что миллиарды рублей будут потрачены с низким КПД. Даже существующие портовые мощности используются не полностью, что признает и доклад McKinsey.

Поэтому очевидно, что все упирается в поиск добровольцев, за чей счет можно было бы оплатить дорогостоящую стройку. Ожидается, что в амплуа добрых волшебников выступят наши китайские друзья. В своем заявлении Александр Галушка упоминает неких «частных инвесторов» и апеллирует к «политическому решению китайской стороны». Однако конкретики в этих словах нет и, как показывает практика, может еще долго не быть.

То, что во время визита Си Цзиньпина подпишут очередной меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве, сомневаться не приходится. Высокий уровень российско-китайского сотрудничества всегда нужно доказывать и себе, и всему миру десятками соглашений, которые подписываются в ходе визитов первых лиц. Большая часть из них так и останется на бумаге. И может быть, даже хорошо, что останется.

Китай. ДФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 июня 2017 > № 2232555 Иван Зуенко


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > fishnews.ru, 28 июня 2017 > № 2225433 Алексей Ферт

Статус свободного порта привлечет инвестиции в Поронайск.

Остров Сахалин, щедро наделенный природными ресурсами, еще 10-15 лет назад представлял собой депрессивную, едва ли не полузаброшенную территорию. С развитием шельфовых нефтегазовых проектов островной бюджет стал пополняться углеводородными деньгами, позволившими развернуть масштабное дорожное строительство и возведение нового жилья. Кроме того, Сахалин давно уже входит в число главных рыбных регионов страны. Отрасль активно развивается, принося деньги в бюджет и оживляя местную экономику и социальную сферу. Однако осваивать природные богатства Сахалина приходится в экстремальных условиях. Сказываются слабая инфраструктурная обустроенность, отсутствие круглогодичной связи внутри самого региона, островное положение. Поэтому для Сахалина жизненно необходимо развитие портов. Одним из самых перспективных проектов в этой области является морской порт Поронайск, ранее практически разрушенный, но сменивший собственников полтора года назад. Новые владельцы готовы к солидным инвестициям, они уверены в том, что Поронайск в ближайшем будущем войдет в число основных портов острова. Об этом в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал управляющий директор компании «Порт Поронайск» Алексей Ферт.

– Алексей Викторович, на какой стадии реализации находится проект порта, сколько инвестиций уже фактически освоено?

– В 2016 году порт приступил к реализации первого этапа комплексной программы реконструкции и развития, о которой рассказывали ранее. На сегодняшний день размер вложенных инвестиций ООО «Порт Поронайск» в реконструкцию порта составил 100 млн рублей, создано более 20 рабочих мест. В настоящее время одним из лидеров рынка проектирования морских объектов (компанией «Балтморпроект») разрабатывается предпроектная документация.

– Когда предполагаете получить готовые документы? Готовится ли проект рыбного терминала?

– Ожидаем выхода документов осенью, в том числе и по строительству рыбного терминала.

– Сахалинская программа «Доступная рыба» достаточно много обсуждается в отраслевой рыбацкой среде. Участвует ли порт в этом проекте?

– Мы не участвуем в программе в том смысле, что не занимается непосредственно добычей и переработкой рыбы. Однако в дальнейшем готовы активно включиться в нее, предоставляя новые мощности и услуги компаниям – резидентам программы.

Это же касается и лососевой путины, проходящей в настоящее время в Сахалинской области. Конечно же, рано говорить о полномасштабном участии в ней порта Поронайск до окончания первого этапа реконструкции, однако порт оказывает рыболовецким компаниям услуги по хранению инвентаря и оборудования, а также неотложного ремонта судов, стараясь даже в условиях реконструкции предоставлять услуги высокого качества.

– Порт Поронайск ближе остальных портов расположен к основным местам разработки сахалинских шельфовых нефтегазовых проектов. Однако у операторов этих проектов уже сложилась «проторенная дорожка» в порты Пригородное, Корсаков, Холмск. Вы ощущаете интерес к вашему порту со стороны нефтяников и газовиков?

– Уникальное географическое расположение порта Поронайск и близость к шельфовым проектам обеспечивает минимальное время транспортировки к морским платформам – около 16 часов. Для сравнения: от портов Холмск – около 2,5 суток, Корсаков – около 2 суток, Ванино – 3 суток. Проект реконструкции и развития порта Поронайск был представлен в сентябре прошлого года на международной конференции «Нефть и газ Сахалина 2016» и вызвал неподдельный интерес у ее участников. Концепцией проекта предусмотрено создание на базе порта базы снабжения одного из операторов проектов на шельфе Охотского моря.

– Какой вы видите роль порта Поронайск в возрождении Северного морского пути?

– Опять же, само географическое положение порта Поронайск делает его перспективным объектом для включения в инфраструктуру Северного морского пути. После его реконструкции возможности порта позволят переваливать и обслуживать товарные потоки (доукомплектовывать, сортировать, перегружать и хранить перевозимые грузы), осуществлять стоянку судов на рейде, бункеровать топливом, пополнять запасы питьевой воды, провианта и прочих судовых припасов, проводить регламентные и ремонтные работы, аттестацию и обучение для судовых команд. Кроме того, в порту будут созданы условия для отдыха и смены экипажей.

Мы считаем это направление очень многообещающим. Кстати, по результатам 2016 года грузопоток по Севморпути впервые за последние десятилетия превысил пиковые показатели 1980-х годов (хотя пока и преобладает не транзит через Севморпуть, а обслуживание нефтегазовых проектов в Арктике). Кроме того, мы с интересом наблюдаем за развитием международных транспортных коридоров «Приморье-1» и «Приморье-2», которые предполагается включить в «Новый шелковый путь» китайских товаров в Европу. В этом случае существенное увеличение грузопотока по Севморпути тем более вероятно: ведь он на треть короче традиционного пути через Суэцкий канал. А это, в свою очередь, приведет к увеличению загрузки нашего порта благодаря тому спектру услуг, которые мы сможем предложить морякам.

– Весь мир увеличивает долю контейнерных перевозок в общем грузообороте. Есть ли перспектива для контейнерных перевозок через порт Поронайск, если учитывать относительно небольшую численность населения Сахалина и сравнительную удаленность порта от Южно-Сахалинска?

– Тенденции международного грузооборота, конечно же, учитывались при разработке концепции развития порта, и поэтому на этапе нового строительства рассматривается возможность создания контейнерного терминала для перевалки таких грузов. Однако окончательное решение по данному направлению будет принято чуть позже.

– Сахалинские порты постепенно встраиваются в структуру свободного порта Владивосток. Такой статус уже обрел Корсаков, на очереди – Шахтерск. Как региональные власти и полпред в ДФО смотрят в связи с этим на перспективы Поронайска?

– Руководство порта активно взаимодействует как с муниципальными, так и с региональными властями по вопросу распространения режима свободного порта Владивосток на Поронайский городской округ. Положительная оценка данной инициативы получена из администрации полномочного представителя Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе. Уверены, что распространение статуса свободного порта Владивосток на Поронайский городской округ Сахалинской области создаст благоприятные условия для привлечения инвестиций как от ООО «Порт Поронайск», так и новых инвесторов в экономику округа. Создаст условия по совершенствованию существующей нормативно-правовой базы и механизмов государственно-частного партнерства, развитию конкурентной среды, а также формированию мер налоговой и финансовой поддержки субъектов хозяйственной деятельности. Мы ожидаем положительной реализации данной инициативы до конца 2017 года.

– Наверняка к вам как крупному инвестору уже обращались местные власти или общественные организации с просьбой о помощи в каких-то социальных проектах? Было ли такое сотрудничество?

– Руководство и собственники порта придают серьезное значение социальной ответственности бизнеса, поэтому в настоящее время рассматривается несколько социально значимых направлений работы. Однако прежде всего в условиях начатой реконструкции порта основной акцент сделан на создание новых рабочих мест в Поронайском городском округе и улучшение условий труда персонала.

Справка:

Краткая информация о модернизации морского порта Поронайск

Расположенный в заливе Терпения морской порт Поронайск был приобретен новыми собственниками в ноябре 2015 года. Модернизацией порта занялась компания «Порт Поронайск», входящая в холдинг «Развитие транспортных проектов».

В условиях дефицита на Сахалине современных морских терминалов, порт обладает перспективами в направлении обслуживания нефтегазовых шельфовых проектов и для развитого на Сахалине рыболовства.

Инвесторы намерены вложить в развитие порта более 20 млрд рублей. Предполагается реконструировать его в три этапа к 2025 году. На первом этапе к 2019 году запланирована модернизация инженерных систем и коммуникаций, а также строительство универсального и бункеровочного причалов. Второй этап (срок окончания – 2022 год) предполагает возведение международного логистического центра с крытыми складами и открытыми площадками, а также строительство судоремонтного центра и терминала сыпучих грузов. Третий этап программы модернизации предусматривает строительство нефтеналивного терминала.

Новые владельцы порта Поронайск намерены увеличить его грузооборот с практически нуля до 3-4 млн тонн в год.

Андрей Дементьев, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > fishnews.ru, 28 июня 2017 > № 2225433 Алексей Ферт


Россия. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 25 июня 2017 > № 2220615 Николай Маклыгин

Николай Маклыгин: В рамках программы модернизации БАМа и Транссиба в этом году планируется сдать в эксплуатацию 11 станций и 7 разъездов

Начальник Дальневосточной дороги рассказал «Гудку» о первых результатах перехода магистрали на полигонные технологии управления перевозками, а также о том, готовы ли ехать на БАМ молодые специалисты

– В прошлом году на дороге зафиксирован рост грузоперевозок. Какая динамика в этом году?

– Специфика магистрали, обусловленная её географическим положением, – то, что 76% от всей её выгрузки приходится на экспорт. Дорога завершает процесс перевозки экспортного гружёного вагонопотока. В 2016 году поступление экспорта росло на всех ключевых припортовых узлах. Сегодня рост продолжается: среднесуточная выгрузка экспортных грузов в портах и нефтебазах по итогам пяти месяцев составила 4320 вагонов – это превышает прошлогодний показатель на 315 вагонов, или на 7,8%. Всего же на дороге среднесуточно выгружался 5691 вагон. За последние 10 лет выгрузка магистрали увеличилась почти в полтора раза.

– Помогает ли обеспечивать рост перевозок внедрение полигонных технологий управления движением?

– Безусловно. Логическим завершением реформирования структуры управления стал переход к единому планированию и организации движения поездов в границах Красноярской, Восточно-Сибирской, Забайкальской и Дальневосточной дорог. С этой целью, как вы знаете, в октябре 2016 года в Иркутске начал работу Центр управления перевозками на Восточном полигоне (ЦУП ВП). Его цель – обеспечить единство технологического пространства на территории 6 тыс. км от Кузбасса до берегов Тихого океана. Это единые весовые нормы, принципы управления тяговыми ресурсами, план формирования, график, подход к организации предоставления «окон». В итоге происходит стирание географических барьеров на границах дорог. Конечно, приходится планировать подвод поездов с учётом производства ремонтных работ на инфраструктуре, оперативной обстановки как в морских портах, так и на железных дорогах.

– Какова глубина планирования подвода поездов к дальневосточным терминалам?

– До трёх суток. В конце прошлого года была внедрена технология по сквозному планированию погрузки в направлении припортовых станций. В соответствии с ней руководство логистического центра ЦУП ВП совместно с территориальными центрами фирменного транспортного обслуживания, Центральной дирекцией управления движением ежесуточно проводят краткосрочное планирование погрузки для получателей ДВЖД. Эта мера позволяет оперативно регулировать объём грузопотока, адресованного дальневосточным портам, нефтебазам, погранпереходам. Мы не допускаем погрузки в адрес тех получателей, у которых имеются затруднения с выгрузкой, или перенаправляем данные объёмы на другие направления.

Работа во взаимодействии с ЦУП ВП даёт возможность регулировать продвижение поездопотока по всем дорогам Восточного полигона – ускорять либо, наоборот, замедлять невостребованные в выгрузку поезда, отставлять их от движения не только на Дальневосточной, но и на соседних дорогах. Все эти меры положительно влияют на качественные показатели магистрали и полигона. Растёт маршрутная и участковая скорости, оптимизируется работа локомотивов и бригад. Совокупным результатом также является сокращение размера предъявленных пеней за просрочку в доставке грузов.

– Если говорить о погрузке, то в отличие от других бюджетных показателей работы дороги в прошлом году она была в минусе к 2015-му. Удастся ли в этом переломить негативную тенденцию?

– Действительно, на дороге за 2016 год погружено 47,1 млн тонн грузов, что на 5,2% ниже уровня 2015-го. На спад влияли как факторы макроэкономического характера, так и региональные особенности. В частности, серьёзное снижение погрузки произошло по каменному углю. Тем не менее в результате работы с грузообразующими предприятиями, операторскими компаниями, стивидорами и органами власти сложившееся отставание было частично компенсировано за счёт увеличения погрузки к уровню 2015-го по ряду других номенклатур.

К примеру, ступенчатая маршрутизация ускоренных рефрижераторных поездов привела к росту отправок свежемороженой рыбы по итогам 2016 года на 2,4%. На Дальневосточной грузится 94,7% морепродуктов от всего сетевого объёма. Стоит сказать, что по начисленной выручке за грузовые перевозки дорога по итогам 2016 года занимает четвёртое место на сети.

На этот год прогноз погрузки сформирован в объёме 47,5 млн тонн, что выше предыдущего результата на 0,7%. Прирост обеспечит прежде всего организация отправок железной руды. Сейчас завершается наладка оборудования на ООО «Кимкано-Сутарский горно-обогатительный комбинат».

Мы ожидаем благоприятную конъюнктуру рынка лесных грузов, что повлияет на погрузку лесопродукции. Вследствие укрепления рубля ожидается увеличение импорта в порты Хабаровского края и Приморья. Кроме того, должна активизироваться погрузка цемента в связи с началом строительства второй очереди космодрома Восточный.

Уже в мае погрузка на ДВЖД составила 3,98 млн тонн, что на 4,2% больше, чем за тот же месяц прошлого года.

– На одном из совещаний вы сказали, что 2017 год пройдёт на дороге под знаком особого внимания к локомотивному комплексу. Какие первоочередные задачи стоят перед хозяйством, в том числе по обеспечению перевозок на БАМе надёжной тягой?

– По итогам 2016 года дорога достигла успеха в выполнении таких качественных показателей, как среднесуточная производительность локомотива, вес поезда, участковая скорость. Они все превышают результат предыдущего года. И на 2017-й целевые параметры заданы с ростом.

Естественно, нас не может не беспокоить ситуация с тягой на Северном широтном ходу, где за прошлый год допущено 86% отказов технических средств, приходящихся на весь локомотивный комплекс дороги. Большинство случаев связано с магистральными тепловозами серии ТЭ10, которые выпускались ещё в советское время. Дирекция тяги и филиал «Дальневосточный» ООО «ТМХ-Сервис» скорректировали совместный план действий, который включает в себя 113 организационно-технических мероприятий. К примеру, на круглосуточную работу за счёт привлечения командированных работников переведены сервисные отделения на станциях Новый Ургал и Высокогорная. Это увеличит выполнение ремонтных работ в объёме ТО-3 и ТР-1. Программа ремонта возрастёт и в сервисном локомотивном депо (СЛД) Тында-Северная. Кроме того, организуется перераспределение объёмов по ТР-2 и

ТР-3 с сервисными депо на соседних дорогах. К кооперации привлечены СЛД Зиминское и Чернышевск.

– Уже есть результаты?

– Точечно добились снижения отказов по некоторым узлам, в частности по тяговым электродвигателям, и неплановых ремонтов тепловозов. Эффект приносит и поэтапная реконструкция пункта технического обслуживания локомотивов (ПТОЛ) Комсомольск-Сортировочный – на стратегически важном для БАМа Комсомольском узле. Запущен в работу цех ТО-2, мастерские и необходимые для экипировки локомотивов обустройства. Весной там приняли в эксплуатацию административно-бытовой корпус (АБК). Двухэтажное здание предназначено для работников СЛД Амурское, которые отвечают за экипировку и техобслуживание грузовых тепловозов. Основные площади АБК отведены под бытовые помещения: душевые, гардеробные. На очереди следующий объект – новое здание дома отдыха локомотивных бригад. Оно будет намного больше и комфортнее имеющегося. Помимо комнат отдыха в нём разместится служба функциональной реабилитации работников. Кроме того, на ПТОЛ появится дополнительный цех, который будет специализироваться на техобслуживании в объёме ТО-4 с возможностью проведения межпоездного ремонта. Таким образом, тепловоз, приходящий с линии, не придётся дислоцировать за 12 км на станцию Комсомольск-Грузовой, где расположено базовое ремонтное предприятие. Сэкономим тем самым время на пересылку локомотива в основное депо и улучшим пропускную способность узла в условиях роста перевозок.

Эти работы идут в рамках программы развития Восточного полигона, и это не единственный объект локомотивного хозяйства на дороге, который будет реконструирован в текущем году. Предстоит закончить строительство нового ПТОЛ в Уссурийске и реконструкцию ремонтного локомотивного депо Дальневосточное (станция Хабаровск-2).

– Какие ещё объекты планируется сдать в эксплуатацию в рамках программы модернизации БАМа и Транссиба в этом году?

– Напомню, за время действия программы модернизации с 2013 по 2016 год на дороге введены в эксплуатацию 37 станций и разъездов. В этом году планируется завершить работы ещё на 18 раздельных пунктах. В том числе будут введены в эксплуатацию после реконструкции 11 станций: Икура, Хабаровск-2 (парк ЧС), Ванино (парк Токи), Имбо, Менгон, Форель, Партизанские Сопки, Кенада, Хуту, Датта, Улак. Предстоит построить семь разъездов: Сектали, Утиный, Галицкий, Побожий, Федосеев, Глухариный, Заячий, а также вторые пути на перегонах Монгохто – Ландыши и Имбо – Усть-Оричи. Сдача объектов повысит пропускные способности на многих направлениях магистрали. По проекту модернизации Восточного полигона в границах Дальневосточной на 2017 год запланированы вложения в 37,6 млрд руб., а вся инвестиционная программа дороги составит 48,2 млрд руб.

– На БАМе растут перевозки, появляются новые объекты, следовательно, нужны дополнительные рабочие руки, но демографическая ситуация там сложная. Как решаете кадровые задачи?

– За последние десятилетия из зоны БАМа произошёл большой отток населения. Конечно, это сказывается на потенциале трудовых ресурсов. Для восполнения дефицита кадров Дальневосточная дирекция инфраструктуры внедрила метод ежемесячного командирования монтёров пути из подразделений, имеющих более благоприятную кадровую ситуацию.

Так, в Верхнезейскую, Юкталинскую, Высокогорненскую, Дипкунскую дистанции пути сегодня командируются для производства путевых работ на месяц бригады с других предприятий дороги.

Для обеспечения социально-бытовых условий командированных работников на станциях Верхнезейск, Тутаул, Высокогорная и Тырма во втором квартале 2017 года будут сданы в эксплуатацию дома модульного типа. Они просты в возведении, не требуют специальных условий для расположения. Все модульные дома будут подключены к централизованному электро-, водо- и теплоснабжению. Думаю, проживание в них будет комфортным.

– Готовы ли ехать на БАМ молодые специалисты?

– Недавно я читал лекцию в Дальневосточном государственном университете путей сообщения. Студенты задавали разные вопросы, чувствовалось, что их интересуют перспективы развития магистрали, в том числе БАМа. Кстати, 45% работников ДВЖД – новое поколение железнодорожников, которым ещё не исполнилось 35 лет. Только в прошлом году в молодёжных мероприятиях приняли участие более 9 тыс. человек, в том числе студенты и молодые преподаватели вуза. Я всегда говорю, что поддержу инициативных. Тех, кто прославляет магистраль, буду поощрять и продвигать. Железной дороге нужны грамотные и неравнодушные, творческие кадры.

– Вернёмся к инфраструктуре. Какой объём ремонта предусмотрен путевой кампанией?

– В летний сезон основными видами капитальных работ планируется оздоровить 453 км пути. При этом план по модернизации меньше прошлогоднего, но заметно выше по среднему ремонту, в том числе со сменой рельсовых плетей новыми. Серьёзный объём предстоит и по капитальному ремонту пути на старогодных материалах – этого вида работ в прошлом году не было. Как и раньше, для организации ремонтной кампании используется зарекомендовавшая себя технология предоставления «окон» в режиме закрытых перегонов. Она затрагивает 20 участков общей протяжённостью 205,8 км. Мы ставим задачу всем причастным, чтобы правильно и грамотно распределять то время, которое даётся на «окна». Необходимо пользоваться этим ресурсом и проводить максимальную работу в створе.

– Какое внимание уделяется искусственным сооружениям?

– Планируется провести ремонт на 302 искусственных сооружениях. Кроме того, по программе развития Восточного полигона на разъездах БАМа идёт замена выработавших свой ресурс малых мостов и водопропускных труб. Ещё в 1970-х при строительстве Байкало-Амурской магистрали земполотно под железную дорогу, а также опоры мостов строились с учётом перспективы укладки второго пути. На некоторых перегонах с этим условием монтировались пролётные строения. Однако за 40 лет возросли нагрузки, изменились нормативные требования. Поэтому возникла необходимость в обновлении этих объектов.

Самое же крупное на сегодня искусственное сооружение, где развернуты работы, – Владивостокский тоннель, известный больше как тоннель имени Сталина. Спроектированный изначально для военных нужд объект не обладал необходимыми обустройствами для организации постоянного движения. Со временем он обветшал, поскольку за десятилетия эксплуатации над тоннелем вырос жилой микрорайон с водоотводными коммуникациями, которые имели многочисленные утечки, что усугубляло ситуацию. Мы не стали полностью закрывать тоннель на реконструкцию: для капремонта каждые сутки выделяются «окна» – перерыв в движении составляет 15 часов. И что радует, работы не повлияли на обеспечение потребностей наших клиентов. Наоборот, на припортовой станции Мыс-Чуркин, путь к которой как раз пролегает через тоннель, установлен рекорд суточной выгрузки. 18 и 19 марта там выгрузили 175 и 181 вагон соответственно, при нормативе 119. Динамичный подвод грузовых поездов в условиях реконструкции тоннеля стал возможным благодаря тесному взаимодействию со стивидорами – ОАО «Владивостокский морской рыбный порт», ООО «Владивостокский морской порт Первомайский», ОАО «Дальневосточный коммерческий холодильник». Хочется отметить также слаженную работу подрядчика ООО «Мосметрострой», который решает непростые задачи по осушению обделки тоннеля и усилению его несущей способности.

– Другой крупный проект реконструкции – переустройство путевого хозяйства на Сахалине. Как известно, в РЖД рассматривались возможности ускорения темпов работ по перешивке островной магистрали – на какой стадии сейчас этот проект?

– В прошлом году компания приняла решение об ускорении работ по переводу железнодорожной инфраструктуры острова на общесетевую ширину колеи 1520 мм. Это связано с необходимостью замены тягового подвижного состава и вагонных тележек колеи 1067 мм, действующей на Сахалине, которые выработали установленные сроки службы, а также реконструкции искусственных сооружений. Причём по подвижному составу вопрос обостряется из-за отсутствия надёжного тепловоза узкой колеи и невозможности производства или приобретения соответствующих вагонных тележек.

На начало года из 806 км главного хода под материковый габарит ширины колеи реконструировано 619,4 км островной магистрали. Прогнозная оценка стоимости окончания работ превышает 23 млрд руб. на период до 2025 года. Причём почти 16 млрд руб. необходимо освоить до 2020-го. Это очень серьёзные объёмы. В этом году РЖД выделено более 1,5 млрд руб. на выполнение проектных работ. В настоящее время проектные институты – шесть филиалов ОАО «Росжелдорпроект» – заняты на проектировании реконструкции искусственных сооружений. Это свыше 70 больших и малых мостов, 15 объектов земляного полотна общей протяжённостью 5,6 км. Работа осложнена природно-климатическими условиями Сахалина и потребует от проектировщиков нестандартных технических решений.

– На Сахалине уже началась подготовка к массовым путевым работам?

– Да, сейчас на станции Холмск строят площадку для завоза рельсошпальной решётки, а также базу для хранения путевого щебня и материалов верхнего строения пути. По окончании подготовительных работ до конца года на остров через паромную линию Ванино – Холмск будут завезены необходимые материалы, а также путевая техника и механизмы. Сейчас идёт перешивка станционных путей, которые позволят обеспечить беспрепятственное движение поездов сразу после перевода путей перегонов на «материковую» колею. Реализация всех этих мероприятий позволит своевременно приступить в 2018 году к практической реализации проекта перевода железнодорожной инфраструктуры Сахалина на колею 1520 мм.

– В этом году Дальневосточной дороге исполняется 120 лет. Как планируется отметить юбилей?

– Не буду раскрывать все секреты, пусть это будет сюрпризом, но праздники пройдут на всех крупных узлах. Планируем, чтобы этот юбилей помимо прочего имел просветительскую миссию, чтобы люди узнали не только о сегодняшней работе магистрали, но и о её прошлом. А ведь для многих районов Дальнего Востока это история родного края. Обязательно пригласим наших пенсионеров, ветеранов – всех тех, кто внёс вклад в развитие магистрали на различных этапах.

Павел Усов

Россия. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 25 июня 2017 > № 2220615 Николай Маклыгин


Россия. ДФО > Рыба > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215849 Илья Шестаков

Лови краба: глава Росрыболовства о квотах на вылов приморского краба и борьбе с браконьерством

Илья Шестаков

Заместитель Министра сельского хозяйства Российской Федерации — руководитель Федерального агентства по рыболовству

В мае 2017 года в Приморье распределили квоты на вылов краба. Почему сделать это не получалось семь лет и что корабли под флагами республики Того делают в Охотском море, рассказывает глава Росрыболовства Илья Шестаков

Приморский край, Находка. Пятого апреля, пограничники задержали граждан одной из стран Юго-Восточной Азии. Предприниматели организовали в нежилом здании цех по переработке незаконного добытого краба. Всего изъято более 1,6 тонн примерно на 1,5 млн рублей. Живой краб выпущен в естественную среду обитания. Но это, к сожалению, не единичный случай.

Краб — не селедка, то есть не народный продукт. Но об этом вряд ли подумаешь, зайдя на рынок во Владивостоке или другом городке Приморья. Предложение разнообразно: живой, мороженый, целиком и частями, чищенный и консервированный, камчатский, синий, стригун, равношипый. Цены ниже среднерыночных. Откуда товар? Из «прибрежки». Вот только промысел в прибрежный водах Приморья рыбопромышленные компании не ведут уже более семи лет. И запрета на вылов все это время не было. Однако в силу сложившихся обстоятельств прибрежные квоты до сих пор не были распределены. Очевидно, что весь краб — результат бытового браконьерства, явления широко распространенного среди местного населения. Как с этим бороться, до сих пор было непонятно, рейды на рынках — точечные меры, слухи о зачистке разносятся моментально. В результате любительский вылов краба скоро переплюнет по масштабам промышленный.

Почему не вели спецпромысел? История давняя.

Во Владивостоке в 2010 и 2012 годах квоты на вылов крабов в Приморье разыграли на аукционах. Победителем 2010 года стала одна компания. По всем 4 лотам. Этой же компании достаются 7 из 10 лотов на торгах 2012 года. В обоих случаях предложенная победителем цена незначительно отличалась от стартовой. В первый раз стоимость квот выросла с 35,8 млн до 37 млн рублей, по итогам второго аукциона — крабы подорожали с 365 млн до 371 млн рублей. Ситуацией заинтересовалась ФАС, которая усмотрела в действиях участников торгов нарушение закона о защите конкуренции. Был выявлен картельный сговор. Вырученная от продажи лотов скромная сумма чуть более 408 млн рублей так и не дошла до казны: договоры были расторгнуты в судебном порядке, а крабы остались в акватории Приморья.

В мае 2017 года «приморские» квоты все же ушли с молотка почти за 23 млрд рублей. Сумма в 56 раз превысила результат торгов 2010 и 2012 года. Организатором выступило Федеральное агентство по рыболовству, полномочия по проведению крабовых аукционов перешли в Москву только в феврале этого года соответствующим постановлением Правительства. Квоты наконец-то обрели владельцев, а госбюджет пополнился значительной суммой. Увидят ли этих крабов потребители? Надеемся, что да.

Не секрет, что крабы, которых добывают суда в российской экономзоне Дальнего Востока, а это удаленные от побережья акватории Охотского, Японского и Берингова морей, по большей части, отправляются на экспорт прямо из района промысла. На континент попадает около 10% и те сразу уходят в мегаполисы и крупные сети.

Сейчас на майских торгах мы распределили «прибрежные квоты». Согласно поправкам в отраслевой закон, принятым в июле 2016 года, весь улов в прибрежной зоне рыбаки обязаны доставлять на берег того региона, где эти квоты выделены. И теперь на внутреннем рынке начнется серьезная борьба легального и нелегального краба, если, конечно, у браконьеров останется экономический интерес продолжать мутное дело.

Системная работа по легализации рынка началась, но остается еще много темных мест — речь о промысле в море. В 2016 году краболовы добыли более 74 000 тонн, из них на Дальнем Востоке — около 57 000 тонн. Это один из самых высоких показателей освоения с 2007 года. Речь, конечно, о зарегистрированных уловах.

Крабов «без паспорта» считают наши коллеги из пограничной службы ФСБ. В конце мая прошлого года пограничники арестовали в Охотском море два судна под флагом Республики Того, перевозивших живого краба и крабовую продукцию без документов. Спустя несколько дней пограничники Сахалинской области задержали другое тоголезское судно с неопознанным крабом на борту. В центральной части Охотского моря только с привлечением авиации удалось поймать еще два краболова под флагами Республики Того. Причем первый из «подфлажников» уже проходил в криминальных сводках: судно задерживали в апреле 2015 года с тоннами нелегально добытого краба, тогда капитана приговорили к крупному штрафу и возмещению ущерба в 6 млн рублей. В январе этого года в Охотском море пограничным сторожевым кораблем обнаружен транспортный рефрижератор под флагом Танзании. Капитан попытался скрыться, во время преследования не обошлось без предупредительной стрельбы. На борту обнаружены 17 тонн краба без документов.

Конечно, жизнь браконьерам значительно усложнили соглашения по борьбе с нелегальным промыслом, подписанные Россией со всеми странами Азиатско-Тихоокеанского региона. В Китае, Корее, Японии, США сегодня нельзя выгрузить продукцию без выданного нашей страной сертификата легальности происхождения улова. По результатам 2016 года удалось проконтролировать законность вылова около 80% вывозимых из Российской Федерации крабов, в 2015 году этот показатель был на уровне 60%. Вместе с тем, не решена проблема в целом. Сегодня сложно препятствовать возвращению задержанных браконьерских судов на нелегальный промысел. И в случае, если нарушитель успел избавиться от незаконного улова и при задержании на борту не оказалось краба, судно вновь ворует валютоемкий национальный ресурс.

Мы уже работаем над федеральным законом по утилизации браконьерской продукции до судебных решений, очевидно, что аналогичные или другие действенные меры нужно принимать и в отношении судов нарушителей.

В этом году разрешенный объем вылова крабов на Дальнем Востоке и в Северном бассейне достиг рекордного показателя за всю историю отечественного крабового промысла — 83 600 тонн. И важно, чтобы и крабы, и деньги, пошли в нужное русло: в прибыль добросовестным рыбакам и государственную казну.

Россия. ДФО > Рыба > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215849 Илья Шестаков


Китай. ДФО > Транспорт. Таможня > gudok.ru, 20 июня 2017 > № 2214372

Разработать более удобный порядок прохождения грузов по МТК «Приморье-2» намерены российская и китайская таможни. Для этого стороны проведут ряд совместных встреч с органами регулирования и бизнеса. Такое решение было принято в ходе встречи первого заместителя Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александра Осипова с руководством Чанчуньского комитета таможни КНР, сообщает пресс-служба ведомства.

Как подчеркнул Александр Осипов, для оптимизации процесса прохождения грузов необходимо тесное взаимодействие двух сторон. Первая совместная задача – создать безбарьерный «бесшовный» инфраструктурный путь. Вторая – создать удобное регулирование, чтобы грузовладельцы не тратили время на границе.

По словам замминистра, для модернизации инфраструктуры, в том числе железнодорожных пунктов пропуска, необходимо определить с китайской стороной объемы грузов. Это позволит корректно сформировать технические задания на создаваемые и модернизируемые объекты инфраструктуры.

Начальник Управления таможенной службы провинции Цзилинь Ян Джень Цинь поддержал предложения российской стороны, отметив чрезмерную зарегулированность проверок грузов. Необходимо ввести технологию признания и использования результатов контроля другой стороны, что на практике будет означать сокращение количества приграничных контрольных процедур с трех до одной.

Напомним, в рамках договоренности глав государств России и Китая о сопряжении Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути в декабре прошлого года Правительство России утвердило концепцию развития МТК «Приморье-1» и «Приморье-2». Транспортные коридоры проходят через территорию Свободного порта Владивосток и соединяют китайские провинции Хэйлунцзян и Цзилинь с морским портами Приморского края. В рамках реализации проектов развития транспортных коридоров предусматривается модернизация приграничной инфраструктуры, включая строительство и расширение портов, пунктов пропуска, автомобильной и железнодорожной инфраструктуры.

Ирина Таранец

Китай. ДФО > Транспорт. Таможня > gudok.ru, 20 июня 2017 > № 2214372


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 15 июня 2017 > № 2216557 Роман Гранатов

Мы должны обеспечить разумный баланс между добычей и сохранением биоресурсов.

Роман ГРАНАТОВ, Заместитель председателя Законодательного собрания Камчатского края.

Использование жаберных сетей – острый вопрос в Камчатском крае. По теме высказываются рыбопромышленники, краевые депутаты и, конечно, ученые. Совсем недавно, в мае, тему рассмотрел ДВНПС: совет поставил перед отраслевыми институтами задачу подготовить предложения об ограничениях использования плавных и ставных сетей при добыче анадромных видов рыб на рыбопромысловых участках. Fishnews продолжает следить за ситуацией. На этот раз на нашей площадке свою позицию высказал заместитель председателя Законодательного собрания Камчатского края Роман Гранатов:

– Вопрос регулирования использования ставных, или, как их еще называют, жаберных, сетей с начала года неоднократно поднимался Законодательным собранием Камчатки на различных площадках.

Основанием послужили поступившие в наш адрес обращения ряда ассоциаций рыбопромышленников о запрете использования сетей. Дело в том, что в последние годы резко усилился промысловый пресс на морских рыбопромысловых участках именно по причине применения жаберных сетей.

Традиционным, щадящим орудием лова, которое позволяет регулировать проход лососей на нерест, являются ставные невода. Ответственные предприятия, заинтересованные в воспроизводстве лосося и сохранении его популяции, используют на промысле только их. Однако отдельные рыбопромышленники стали массово применять более дешевые жаберные сети. Чтобы вы понимали, такие сети представляют собой практически сплошное нейлоновое полотно, которое ничего через себя не пропускает. Как правило, они выставляются в линию или в шахматном порядке на всю протяженность морского участка на продолжительное время. При этом никто не контролирует ни параметры сетей, ни порядок их использования. В результате полностью перекрываются большие участки побережья, и лосось не может пройти в реки на нерест. Соответственно, встает угроза для воспроизводства популяции.

Кроме того, жаберные сети создают серьезную угрозу экологии акватории, а также безопасности мореплавания. Рыбопромышленники не особо дорожат такими орудиями лова из-за дешевизны, поэтому, когда сети отрываются и дрейфуют, их никто не собирает. Запутываясь в брошенных сетях, погибает значительное количество птицы и морского зверя, чем наносится непоправимый ущерб животному миру полуострова. Также неоднократно были зафиксированы случаи наматывания дрейфующих сетей на винты промысловых судов, а это уже чревато трагедиями.

Конечно, мы понимаем, что полностью запретить жаберные сети невозможно. В ряде рыбопромысловых районов, в особенности на севере западного побережья Камчатки, из-за особенностей рельефа морского дна, частых сильных штормов, мощнейших приливов и отливов использовать ставные невода просто нереально – там могут применяться только жаберные сети. Кроме того, их традиционно используют коренные малочисленные народы Севера, а также рыболовы-любители и рыболовы-спортсмены. Мы имеем возможность отрегулировать этот вопрос на региональном уровне, но для этого нам необходимо наделить краевую комиссию по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб правом вводить частичный запрет на использование жаберных сетей исходя из промысловой обстановки. И это мнение уже поддержало все дальневосточное рыбацкое сообщество – в ноябре Дальневосточный научно-промысловый совет направил в Минсельхоз России рекомендации внести в приказ о порядке деятельности комиссии поправки, которые дают право устанавливать орудия и способ добычи лосося. Со своей стороны, Законодательное собрание Камчатского края в этом году направило обращение премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой ускорить решение данного вопроса.

Мы все понимаем, что камчатское стадо дикого лосося – это национальный запас, который нужно беречь и очень рачительно использовать. Если мы хотим, чтобы будущие поколения россиян тоже знали вкус дикого лосося, необходимо обеспечить разумный баланс в рыбохозяйственном секторе между добычей и сохранением биоресурсов. Считаю, что это стратегический вопрос государственной важности.

Ксения ПИСАРЕВА

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 15 июня 2017 > № 2216557 Роман Гранатов


Россия. ДФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 14 июня 2017 > № 2226287 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: на «дальневосточный гектар» подано 92 тысячи заявок

Полпред президента РФ в Дальневосточном округе рассказал Business FM, сколько будет стоить эта земля в будущем, а также о том, как привлечь инвестиции и почему нужно учитывать соседство с Китаем и Японией

На бесплатный дальневосточный гектар уже подано 92 тысячи заявок, рассказал в интервью Business FM полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. Подавляющее большинство — от жителей самого региона, но 15% — из других мест, больше всего из Москвы. В собственность эта земля может перейти через пять лет, при условии, что владелец сделает в участок минимальные вложения. А сколько это может стоить потом? Этот и другие вопросы Юрию Трутневу задал главный редактор радиостанции Илья Копелевич:

Юрий Петрович, очень много разных новых актов принимается для решения той задачи, которую вы и ваши коллеги взяли на себя. Очень много нового прямо сейчас. Давайте с этого начнем, а потом к итогам более ранних мероприятий обратимся. С 1 августа электронная виза впервые в России. Для кого она сделана, и что она должна дать?

Юрий Трутнев: Она сделана для повышения объема туризма. Для того чтобы граждане из соседних государств могли свободно на восемь дней приезжать, знакомиться с Дальним Востоком и думать о том, чтобы инвестировать сюда деньги, о том, чтобы создать здесь предприятия, то есть это и деловое общение, и знакомство с Владивостоком, с другими городами.

А какие регионы на Дальнем Востоке, на ваш взгляд, могут максимально это использовать?

Юрий Трутнев: Прежде всего, конечно, Владивосток. Во-первых, у нас здесь все-таки самый большой поток. Самое большое и привлекательное здесь — больше всего предприятий новых создается. Понятно, что географическое положение Владивостока такое, что он, собственно говоря, является воротами Дальнего Востока России. Он предоставляет логистические возможности, которых нет у наших соседей, поэтому, конечно, Владивосток в первую очередь.

Теперь более важное из нового. Когда вводили программу «Дальневосточный гектар», мы в Москве, конечно, немножко посмеивались. Когда началась реновация, еще раз посмеялись, но тем не менее, я обнаружил, посмотрев интернет, естественно, мы здесь далеки очень от вас, что на самом деле, не все заявки вы можете удовлетворить. В том смысле, что земли не хватает. Ваши слова, что вы требуете, чтобы все заявки были удовлетворены, но для этого придется, в том числе, и нарезать дополнительные земли охотхозяйства.

Юрий Трутнев: Нет. Чуть-чуть поясню. Первое: на Дальнем Востоке сегодня шесть миллионов квадратных километров. Где-то порядка 30% из них доступны для выделения. Этого, конечно, пока более чем достаточно для удовлетворения спроса граждан, но этого даже хватит для удовлетворения спроса всех граждан Российской Федерации. Вы знаете, я все-таки считаю, что земля в России принадлежит гражданам, людям принадлежит. У нас самая большая страна мира. Мы можем раздать людям землю, что гораздо более важно, чем дать какое-то количество денег. В этом отношении просто нужна прозрачность. Просто надо, чтобы не было надуманных ограничений. Чтобы не запрещали давать землю там, где ее давать можно. Поэтому у меня просто очень простая позиция: всю землю, которую можно отдать, которую не надо защищать в интересах государства в целом, надо отдавать людям. И это до конца не сделано. Поэтому дело не в том, что спрос не удовлетворяется, дело в том, что можно давать больше земли. Для человека это значимо, потому что, как вы говорите, из Москвы. Из Москвы иногда, в общем, весь Дальний Восток — это такой большой кусок на карте. А для человека, который здесь живет, есть конкретная река, конкретный залив, где он хочет получить землю. Если он ограничен в использовании, а может выделяться, значит, мы что-то неправильно сделали.

И из Москвы даже понятно, а тем, кто живет здесь, тем более понятно, что огромная территория далеко не вся интересна для того, чтобы взять гектар, потому что тайга-то бесконечная, но сделать там человек сам по себе ничего не может. Значит, эти участки должны быть так или иначе доступны, а вот таких-то земель может быть как раз дефицит.

Юрий Трутнев: Нет, опять с вами буду спорить. Ничего, не обидитесь?

Нет, конечно, мы же не знаем. Мы из Москвы.

Юрий Трутнев: Понимаю, да. Как мне говорил один мой товарищ, дикие городские люди. Так вот, объясняю. Дело в том, что тайга — не бескрайняя. Тайга — это место жизни для человека и не только для человека. И многие люди просто любят ее. Я люблю лес. Я родился в лесном поселке на Урале. И сегодня землю ведь получают не только для того, чтобы она была близка к дороге, городу. Землю сегодня получают и для охоты. Сегодня землю получают и для ведения лесного хозяйства.

Извините, что перебью. А гектар — это валентная величина для охоты?

Юрий Трутнев: Гектар — достаточная величина для того чтобы поставить охотничий приют. Для того чтобы сделать какие-то подкормячные площадки, то есть для того, чтобы инфраструктуру охотничьего хозяйства создать. И, например, если ты вокруг имеешь общедоступные охотничьи угодья, а таких в России довольно много, и сможешь там поставить инфраструктуру, значит, сможешь с друзьями приезжать, организовывать там охоты. Можешь на этом деньги зарабатывать. И это, в общем, для людей возможности, в том числе, прокормить себя и семью.

Дорога хоть какая-то должна туда идти.

Юрий Трутнев: Иногда да, иногда нет. Есть такие уголки, куда никакой дороги нет, но, тем не менее, они настолько прекрасные, не побоюсь этого слова, что люди именно там хотят землю. Вы знаете, есть же два пути выделения, два варианта у нас было. Первый — это, действительно, взять какие-то участки, разметить, подвести дорогу, линию электропередач и давать там землю. Можно так? Можно. Но это не дает всей гаммы экономических возможностей, потому что, еще раз говорю, идея получения одного гектара настолько разная у людей — от рыбной ловли, охоты, охотничьих упряжек до еще самых экзотических способов использования. Мы, предоставляя землю в любом месте, как раз даем максимум свободы людям. Мне кажется, что это здорово. А там, где земля используется для жилищного строительства, люди ведь тоже все прекрасно понимают, они в этом случае выбирают землю рядом с дорогой, с линией электропередач.

А очередь на такие участки есть? Все равно мне кажется, земля разная, притом, что она вроде одинаковая, все равно она разная. Мы в Москве это очень хорошо понимаем. Неужели здесь иначе? В зависимости от расположения доступности инфраструктуры...

Юрий Трутнев: Земля разная и люди разные, и их желания разные. Меня сегодня мучали на встрече — а вы сами почему ничего не берете? Я объяснил, почему не беру, но, если бы я когда-нибудь такое решение принял, то я, конечно, получил бы участок где-нибудь как можно дальше. Есть туда дорога или нет, не так для меня важно. Я бы получил такой где-нибудь на речке, максимально девственной природе, потому что отдых на природе — ничего лучше человечество не придумало. И у нас есть, собственно, три возможности. Если человек хочет построить жилье, он выбирает участок земли рядом с дорогой, рядом с линией электропередач. Такие участки есть. Очереди не может быть по определению, потому что это возможность нажать клавиши на компьютере. Ты выбираешь участок…

Что успел застолбить. Буквально, как на Диком Западе, только теперь это можно в интернете сделать.

Юрий Трутнев: Абсолютно. И в этом отношении, очереди не может быть по определению, но может быть ситуация, когда ты хотел, а, извините, опоздал. Но это уже не к нам вопрос. Я, например, когда проверял здесь выделения земельных участков, только начался процесс, я пришел в уполномоченный орган и говорю, давайте, быстро выберем. Они говорят: «Где хотите?» Я говорю: «О! Озеро Ханга». Они говорят: «Юрий Петрович, не получится. В три ряда вокруг уже выбраны участки». Понятно. И тут у нас вторая возможность очень интересная. Там, где участков много вместе, где компактное поселение, там закон позволяет, начиная с 20-ти участков, выделять средства на инфраструктуру за счет администрации субъекта. А свыше 100 участков — за счет правительства Российской Федерации.

А деньги есть на это? Процесс идет быстрее, чем вы ожидали, или примерно так, как планировали? А может, медленнее?

Юрий Трутнев: Мне кажется, процесс идет нормально. 92 тысячи заявок на сегодняшний день — нормальная история. Знаете, я вам честно скажу, нам еще тоже надо научиться выделять в процессе этой работы. Мы не все умеем. У нас плохой кадастр, у нас не все данные внесены в информационную систему. Нам нужен этот месяц для того, чтобы убедиться, что там нет незарегистрированных прав других лиц. Когда мы этому научимся, мы этому научимся обязательно, у нас будет лучшая система землепользования в Российской Федерации.

Я слышал цифры в ходе саммита сейчас. 15%, мне кажется, это немало из других регионов России. Мы понимаем, что 85% — местные жители. Мне кажется, это абсолютно естественно. Они знают, что берут. Но 15%, то бишь почти 15 тысяч заявок вот оттуда, из западного полушария Российской Федерации. В основном, из каких городов? Представляете ли вы себе этих людей? И еще, извините, я в кучу свалю. Примерно хотя бы сейчас оценить, сколько примерно может стоить этот участок земли. Тот или иной. Около дороги или около озера. Такую оценку умозрительно можно дать, или это пока совершенно бесполезно и не нужно делать?

Юрий Трутнев: Начну с первого вашего вопроса, откуда. Отовсюду. Москва на первом месте среди других городов России. Санкт-Петербург есть. Много — Краснодарский край, потому что там люди знают цену земли. Очень много заходов на сайты из других государств. Украина, Соединенные Штаты Америки, Германия, Канада. И я думаю, что это просто...

Не немцы.

Юрий Трутнев: Нет. Это не немцы. Я думаю, что это наши граждане, которые уехали, а потом вдруг прочитали газеты и сказали, а что я здесь вот живу на 15 этаже в квартире, когда я могу на земле дом иметь? Дом на родине. И начали думать. И потоки уже некоторые начинают намечаться возвращающихся людей. Для меня это очень важно. Мне кажется, что это очень правильный и полезный для страны процесс.

Можно ли прикидывать в голове, сколько выбранный участок будет стоить через пять лет или даже бессмысленно это делать вовсе?

Юрий Трутнев: Есть разные методы оценки. Стоимостный анализ, наверное, в этом случае не подойдет, потому что, если мы будем продолжать предоставлять землю бесплатно, то продавать ее за деньги можно только с учетом, скажем...

Только сумасшедшему. Или с учетом построек.

Юрий Трутнев: Нет, например, с учетом места. То есть, если ты взял сейчас, и это место настолько уникально, что люди готовы будут за это платить, то да, через пять лет после перевода в собственность это можно будет продать гражданину Российской Федерации. Но есть же и другие способы оценки. Есть доходный способ оценки. Например, если этот гектар будет использоваться для того же туристского приюта, для ведения сельского хозяйства, то можно посчитать, сколько с него собирается прибыли. Соответственно, это будет отражать его стоимость.

А вы не боитесь, что все, что дается бесплатно, в конечном счете будет простаивать? Ну, да, люди сейчас залезают в интернет, те, кто поняли, ставят галочку, получают пока в аренду с правом собственности через пять лет. Через пять, пускай будет, а там посмотрим, что на самом деле, не будет развиваться эта земля, потому что то, что берется бесплатно, тут человек ничего не теряет, если потеряет.

Юрий Трутнев: Вы правы. Какое-то количество таких участков обязательно будет. Но сейчас-то ведь оно вообще не используется, да?

Вот, если хотя бы чуть-чуть заставить человека заплатить. Посильно. Но тогда он делает осознанный выбор, потому что тратит какие-то деньги. Такую альтернативу вообще рассматривали или нет?

Юрий Трутнев: Мне кажется, что идея бесплатного предоставления более красивая. А так, понимаете, эта же посильная сумма — она же будет для кого-то совсем посильной, а для кого-то совсем значимой. Надо ли забирать деньги у людей? У нас же другая цель. У нас цель, чтобы они все-таки освоили, поэтому мы сейчас, наоборот, создаем различные инструменты поддержки, предоставляем им кредит на закупку материалов для строительства дома, сельскохозяйственной техники и так далее. То есть мы стараемся поддержать в этом процессе. И даже, если предположим, треть не сбудется, но сбудется две трети — разве это плохо для страны?

Понятно. Мы чувствуем и понимаем, что Дальний Восток — это реально приоритет у президента, который он транслирует правительству, которое так или иначе в сознание транслируется. Самая главная посылка, как мне кажется, когда это было произнесено и осмыслено: наш Дальний Восток терял население. Терял очень быстро. Понятно, что такие процессы не разворачиваются мгновенно, потому что люди годами готовятся, их сразу не переубедить. И все-таки, я понимаю, что прошло два-три года, наверное, как началось. Что изменилось в этих самых главных показателях с точки зрения государства? Перестали ли люди уезжать?

Юрий Трутнев: Поток сократился в четыре раза. Он пока есть. Пока, так сказать, сальдо прибывших и выбывших, родившихся, умерших отрицательное. Но оно отрицательное в четыре раза меньше, чем было три года назад, поэтому я думаю, что эта история еще года на два.

В четыре раза — это хорошо? Чтобы мы примерно поняли, какая доля...

Юрий Трутнев: Примерно 16 тысяч человек было в год. Сейчас эта цифра где-то четыре, четыре с половиной.

Минимальная совсем. В масштабах населения края — это доля процента.

Юрий Трутнев: Это, конечно, не обезлюдит край, но мы ставим перед собой задачу, чтобы сальдо было положительное, чтобы людей сюда приезжало больше, чем уезжало. Мы эту задачу точно реализуем. У меня уже никаких сомнений в этом нет.

Я недавно на отдыхе на Кипре познакомился с бывшим жителем Владивостока, бывшим флотским офицером, кстати, успешным бизнесменом, который ничего там не приватизировал, торговлей занимался. Он в Москве живет. Объяснил, почему. Он сюда, кстати, приезжает — это родина. И дети его там. Он объяснил: одна-единственная была причина. Детям надо было дать возможность учиться в Дальневосточном университете, в котором мы сейчас находимся. Он совсем другой теперь. Пятикурсники читали лекции первокурсникам, преподавателей не было. Вот был главный мотив, а не потому что он деньги здесь заработать не мог, а потому что не видел будущего детей. Сейчас с преподавателями в Дальневосточном университете все хорошо?

Юрий Трутнев: Пятикурсники первокурсникам точно не преподают, но для того, чтобы ответить на ваш вопрос утвердительно, что все хорошо, надо, чтобы Дальневосточный федеральный университет входил в мировые топы, то есть являлся одним из лучших университетов страны и мира. Задача вот такая. Она не очень простая, но мы будем стараться ее реализовать именно таким образом. Еще вот, что важно. Университет не может существовать один, как такой, среди пустыни, бац, и вдруг университет. Вокруг должна быть питательная среда. Когда президент Российской Федерации ставил нам задачу по развитию острова Русский, то он сказал: наука и инновация. Это должно быть научным центром. Надо продолжать университет и создавать такой научный кластер. Мы ровно так эту задачу и выполняем. Сейчас на острове Русский планируется строительство центра ядерной медицины.

Нам, кстати, про это Анатолий Борисович Чубайс рассказывал.

Юрий Трутнев: Они затянули, сорвали эту программу. Мне не в первый раз браться за, скажем так, оживление тех идей, которые до меня померли. У нас Фонд развития Дальнего Востока не работал. Работает? Работает. И многое другое. Поэтому и это оживет, вы даже можете не волноваться особенно. У нас инженерный центр, центр судостроения и судоремонта будет построен. Будет построен центр россетей. Алмазный центр, музей будем создавать. Ну, и, соответственно, очевидная рекреация, потому что люди, если они будут заниматься наукой, обучением, надо где-то и отдыхать, жить — гостиницы, спортивные комплексы, рекреационные объекты. Все это запланировано. Причем, важно то, что это запланировано не за бюджетный счет. Мы Дальний Восток за бюджетный счет не развиваем. Такой идеи не было, это невозможно. Мы бюджетные средства вкладываем для того, чтобы привлечь частные. Остров Русский будет так же развиваться.

Насчет сетей. От человеческих тем к нечеловеческим перейдем. С точки зрения бизнеса, что я чаще всего слышал, главным, конечно, минусом Дальнего Востока для того, чтобы здесь что-то строить промышленное, была дороговизна энергии. Я знаю, что волевым решением президента выровняли тариф. Естественно, за счет потребителей той западной части. Там тоже не все всем довольны, но это было волевое решение. Соответственно, вот оно произошло. Оценка инвесторами изменилась? Перспектива постройки здесь промышленных объектов? Конкуренция с соседним Китаем, с точки зрения издержек, которые суммарно из окружающей среды происходят. Налоги, инфраструктура, электричество, рабочая сила и так далее.

Юрий Трутнев: Очень простой ответ на ваш вопрос. Во-первых, оценивать сейчас действия закона о выравнивании энерготарифов рановато просто потому, что он еще не запущен в действие. Но мы постараемся его запустить в течение ближайших пары месяцев, и расчет будет сделан, перерасчет с начала года.

Деньги вернете.

Юрий Трутнев: Деньги вернем, по-русски говоря. Это первая часть ответа на вопрос. Вторая часть ответа на вопрос — как относится бизнес. Понимаете, можно, что угодно, любые опросы производить, смысла в них нет совсем никакого, потому что люди всегда найдут, о чем сказать, какие недостатки, что еще надо сделать. Единственное, на мой взгляд...

Реальный ответ только рублем.

Юрий Трутнев: Конечно. Это я и хотел сказать. Реальный ответ: вкладывают — хорошо, не вкладывают — плохо. У нас индекс прироста инвестиций 110% по четырем итоговым месяцам.

Можно я уточню? Это плюс 10%?

Юрий Трутнев: Это плюс 10% к уровню такому же прошлого года. И в прошлом году был такой же. Мы уверено демонстрируем, что инвестиционная привлекательность Дальнего Востока выше, чем инвестиционная привлекательность других регионов Российской Федерации. У нас по соглашениям объем заявленных инвестиций превысил три триллиона. Это пока соглашения. Но 745 млрд уже в стадии строительства. У нас 25% инвестиций иностранных. Соответственно, наши уважаемые соседи из Китая, Японии, Кореи тоже вкладывают сюда деньги. Вот ответ на ваш вопрос.

Еще из личных разговоров пара примеров. Один консалтер довольно крупный, который в Москве, он интервью нам давал на эту тему, поехал в Японию. Он ищет тоже новые рынки приложения своих услуг. Послушал Абэ, поехал в Японию, разговаривает с японцами, чтобы понять, потому что ему кажется, что у них там тоже, если премьер-министр сказал, что нужно в Россию вкладывать, то они, в общем-то, с коммерческим подходом, но будут это выполнять. Вы это видите или нет?

Юрий Трутнев: Пока нет. Пока есть очень хорошие слова, сказанные премьер-министром Абэ на прошлом втором восточном экономическом форуме. Что касается действий, они несколько тормозятся. Я надеюсь, что все-таки что-то изменится в этом отношении, состоится новый визит Абэ, у них будут переговоры с Владимиром Владимировичем, но японцы не самые активные инвесторы на территории Дальнего Востока.

Китайцы пока более?

Юрий Трутнев: Да, Китай.

Еще один вопрос. Управляющего партнера EY на Петербургском форуме спросил: ну, вы же такие мудрые консалтеры, вы рассказываете про новые бизнесы, вот вы бы лично какой бизнес начали, если бы надо было начать. Он сказал, ну, если бы мне было на 25 лет меньше, я бы вложил, он не сказал про гектар, он сказал, я бы вложил деньги в сельское хозяйство на Дальнем Востоке.

Юрий Трутнев: Это только еще раз говорит о том, что человек понимает экономику, понимает, что говорит. Всегда же надо искать преимущество, правда? Они здесь очень просто раскладываются. У нас рядом население в четыре миллиарда человек. Рядом с Дальним Востоком. И, собственно говоря, единственное место, где есть еще достаточно свободные площади для сельского хозяйства. Поэтому можно кормить Китай, можно кормить Корею и Японию. Все условия для этого есть. И сейчас довольно много вкладывают в сельское хозяйство на Дальнем Востоке: в животноводство, в молочно-товарные фермы, в сельское хозяйство, в переработку сельскохозяйственной продукции.

Я знаю. Мы же тоже это слышим, это у нас на радио говорят про разные контракты. Я не буду перечислять крупные наши холдинги, но я хочу спросить. Китайцы, может быть, и японцы, корейцы, они, как Александр Ивлев (управляющий партнер компании EY по России — BFM.ru), думают, или среди них интерес именно к сельскому хозяйству здесь велик? Кстати, открыт для них этот рынок?

Юрий Трутнев: Первое — открыт. Второе — думают и вкладываются. Знаете, мне часто вопросы задают о соотношении российских и иностранных инвестиций, что лучше, что хуже.

Мы считаем, что иностранные инвестиции точно абсолютно не политизированы. Если наши крупные компании, им тоже можно посоветовать, они, может быть, прислушиваются, то там никого не уговоришь.

Юрий Трутнев: Вы же понимаете, что мы вряд ли бы смогли посоветовать 600 компаниям что-то здесь построить.

Всем нет, но очень крупным могли бы.

Юрий Трутнев: Бизнес сюда идет. Условия конкурентные нам создать удалось. Иностранцы вкладывают средства. Вот сейчас недавно один из инвесторов принимал решение о вложении миллиарда долларов в сельское хозяйство, я вел переговоры. Но здесь важно понять простую вещь. В свою страну всегда вкладывать деньги проще. Ты здесь родился, ты знаешь законы, ты понимаешь, что ждать от правительства, даже, если скажем, решение не самое для тебя комфортное, ты хотя бы понимаешь логику. Выйти в другую страну всегда сложно. Есть такой барьер входной, поэтому то, что у нас сегодня 25% инвестиций из других окружающих стран, я считаю хорошим показателем.

Когда объявляли и рассказывали, как будут действовать территории опережающего развития, какие на них будут более вроде бы правильные условия для ведения частного бизнеса, в том числе, масса ограничений для проверяющих инстанций, что мне кажется, для бизнеса сейчас важнее, чем налоговые льготы. А еще сохранение неизменными базовых параметров, например, кадастровая оценка земли. Это сейчас, мне кажется, бизнес в сто раз больше волнует не проверка, что он вошел и у него потом налог вырастет, не меняя налог. Борис Юрьевич Титов, я с ним здесь же, на форуме об этом говорил. А почему вот это вот в масштабах всей страны не попробовать? Вот здесь обкатают, и, может быть, пойдет дальше. Как обкатка эта идет, и есть ли вклад, есть ли эффект от создания таких специальных оазисов?

Юрий Трутнев: Все, что я перечислял, все проекты, 85 сдаются в этом году, более 600 сейчас в работе — они же все с господдержкой. Они все за счет тех или иных инструментов: свободные, инфраструктурная поддержка, поддержка инвестиционных проектов — они все за счет этого. Их бы просто не было, этих предприятий. Это можно даже не сомневаться. Я все эти проекты знаю, помогаю им постоянно, общаюсь. Все люди говорят: а мы бы даже не начали.

Кто будет строить? Если заложено много проектов, это значит, большие-большие стройки. Здесь, в принципе, рабочей силы не хватает, а строители — это ведь такая временная рабочая сила.

Юрий Трутнев: Вы правы абсолютно. Я думаю, что рабочую силу на процесс строительства будут собирать отовсюду. Для нас гораздо более важно то, что потом трудоустраиваться будут те люди, которые здесь будут жить и работать. И это изменит те иммиграционные процессы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, и создаст новый вызов, потому что, строя новое предприятие, мы упремся в то, что нам нужны хорошие дороги, хорошие больницы, детские сады, театры и так далее. Мы пока начали это делать в одном городе — в Комсомольске-на-Амуре. Но это только начало песни. Мы никуда не денемся, мы будем это делать в других городах. И это тоже очень важно для Дальнего Востока, чтобы не только предприятия новые, чтобы и условия для жизни людей были хорошие.

Напоследок еще один вопрос. Что невозможно изменить — это расстояние. Мы одна страна, но от Москвы до Владивостока лететь восемь часов. А от Владивостока до Сеула — часа два. Или от Москвы до Хельсинки — часа два. Вы постоянно на собственной шкуре ощущаете этот вопрос, потому что мотаетесь вы наверняка очень много. Можно ли к этому до конца привыкнуть?

Юрий Трутнев: Мне пока удается. Я примерно 50% времени на Дальнем Востоке, 50 — в Москве работаю. По-другому не получается. И там, и там есть работа. Мне кажется, что расстояние — это не препятствие. Расстояние — это тоже ограниченные условия. Далеко до Москвы, близко до Токио и Пекина, что это значит? Это значит, что рынки сбыта рядом. Это значит, что надо производить продукцию не для продажи в Московской области, а продукцию, которую будут скупать Китай, Корея, Япония. И вся модель сегодняшняя развития Дальнего Востока ровно так и была построена. Мы сразу отказались от модели, что мы будем работать в тесной экономической кооперации с центральными регионами. Не получится. Логистика съест все, поэтому мы сразу считали, что нам надо производить продукты сельского хозяйства для Китая, инвестиции должны приходить тоже из соседних стран по возможности. И эта модель так и составлена. Она так и работает.

Спасибо.

Юрий Трутнев: Спасибо вам.

Россия. ДФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 14 июня 2017 > № 2226287 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Армия, полиция. Металлургия, горнодобыча > mvd.ru, 12 июня 2017 > № 2209014 Александр Винников

Ломаем стереотипы.

О работе регионального управления рассказывает начальник УМВД России по Магаданской области генерал-майор полиции Александр ВИННИКОВ:

О состоянии преступности

- Основные направления работы правоохранительных органов тесно взаимосвязаны со спецификой экономики нашего региона. А это, прежде всего, промышленная добыча драгоценных металлов. Поэтому одна из важных задач полиции Колымы - предотвращать преступления в золотодобывающей отрасли. В прошлом году их пресечено 18. Из незаконного оборота изъято почти 7 кг промышленного золота.

В этом году полицейскими установлен факт коммерческого подкупа. Конкурсный управляющий одного из золотодобывающих предприятий незаконно требовал 6 млн рублей за переоформление лицензий на право пользования недрами. Половину от этой суммы он получил. Расследуется уголовное дело.

Характеризуя оперативную обстановку на территории региона в прошедшем году, прежде всего хочу отметить общее снижение - практически на 10 % - преступных проявлений, в том числе на 20 % - относящихся к категории тяжких и особо тяжких. Впервые за длительный период времени снизился массив регистрируемой преступности.

Меньше совершено таких наиболее распространённых посягательств против собственности, как грабежи, мошенничества и кражи. В прошлом году раскрываемость преступлений составила почти 65 %, что существенно выше среднероссийского (54,7 %) и дальневосточного (55,0 %) показателей. В текущем раскрываемость возросла до 70 %. Раскрыты все убийства, причинения тяжкого вреда здоровью и разбойные нападения.

Недавно полицейские раскрыли убийство 19-летней давности. Пожилая женщина погибла в результате спланированного убийства, инсценированного под грабёж. Именно поэтому раскрытие было затруднено. 41-летний местный житель, изобличённый в этом коварном преступлении, заключён под стражу.

О новых направлениях работы

Чрезвычайно важные задачи решаются сегодня в рамках борьбы с нелегальной миграцией и незаконным оборотом наркотических средств. Сегодня, спустя год со времени передачи МВД России функций ФМС и ФСКН, силы по этим направлениям не распыляются, а сконцентрированы в одних руках. И это даёт свои плоды.

В целом в ходе оперативно-разыскных мероприятий в 2016 году сотрудниками полиции Колымы было пресечено 227 наркопреступлений, что на 20 % больше, чем в предшествующем.

Полицейскими перекрываются каналы поступления и распространения наркотиков. В прошлом году правоохранительными органами была пресечена деятельность десяти организованных преступных групп в сфере наркобизнеса. В 2017-м предотвращён очередной факт незаконной поставки в регион наркотического зелья.

Если говорить о миграционной ситуации в регионе, то она остаётся стабильной и контролируемой. Сотрудниками подразделений по вопросам миграции обеспечено качественное выполнение возложенных на них задач и функций. В прошлом году на миграционный учёт поставлены свыше 28 тысяч иностранных граждан, оформлено порядка 5 тысяч патентов на трудовую деятельность. За различные административные правонарушения на виновных лиц наложены штрафные санкции на общую сумму свыше 16 млн рублей, 64 иностранца выдворены за пределы страны.

В данный момент на территории области проходит оперативно-профилактическое мероприятие «Нелегал», в рамках которого полицейские Ягоднинского округа установили женщину, фиктивно зарегистрировавшую по месту жительства иностранных граждан. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

О взаимодействии с населением

Мы стремимся стать максимально открытыми для общества. Руководство областного управления и всех наших территориальных подразделений совместно с членами Общественного совета при УМВД раз в месяц встречаются с населением. Налажено тесное сотрудничество со средствами массовой информации.

Кроме этого, ищем новые формы работы с людьми, в первую очередь с молодёжью. Юные колымчане с интересом участвуют в экскурсиях по подразделениям, любят посещать Музей истории магаданской милиции, в котором представлена широкая экспозиция, перелистывают страницы Книги памяти с именами погибших сотрудников.

Во время различных акций проводится огромная профилактическая, пропагандистская, имиджевая работа. В этом году по инициативе МВД России впервые была проведена широкомасштабная акция «8 Марта - в каждый дом». Наши полицейские постарались охватить своим вниманием как можно больше женщин Колымы. Госавтоинспекторы вручали тюльпаны автоледи на дорогах и тем, кто только получал водительское удостоверение в отделе ГИБДД, участковые - открытки-памятки, сотрудники по делам несовершеннолетних посетили детей в реабилитационном центре с приятными сюрпризами… Много было интересных и добрых моментов.

О социальной миссии

У нас в приоритете - воспитание у сотрудников особого отношения к гражданам, к их проблемам, а главное - умение видеть вокруг себя беды других людей - это многоплановая работа, проводимая постоянно. Её трудно просчитать цифрами. Наше управление на протяжении нескольких лет шефствует над детьми специальной школы-интерната. Полицейские совместно с ребятами проводят различные спортивные и культурные мероприятия. Наравне с мальчишками и девчонками участвуют в эстафетах, играют в баскетбол, проводят праздничные утренники. Это общение не ограничивается тем, что вручили подарки и уехали. Нет, мы знаем историю каждого воспитанника. В последнее время наши сотрудники взяли под свою опеку Магаданский областной дом ребёнка, они сами узнают, что необходимо приобрести, собирают деньги и привозят малышам.

Не остаются без внимания и ветераны. Вот совсем недавний случай, о котором, кстати, писала и газета «Щит и меч». Накануне празднования Великой Победы участковый уполномоченный полиции Виталий Дарморезов пришёл поздравить участницу Великой Отечественной войны Александру Васильевну Сафронову, вручил букет сирени, пообщался и обратил внимание, что у неё на привычном месте отсутствует телевизор. Оказывается, недавно сломался и вроде как приходили мастера, пытались отремонтировать, но не получилось. Ушёл, но не успокоился, потому что 94-летняя фронтовичка, участвовавшая в боях за освобождение не только своей страны, но и половины Европы, осталась без Парада Победы. Участковый обратился за помощью в городскую Думу, и с председателем они в течение часа приобрели ветерану телевизор, который вместе и вручили.

А ведь в преддверии 9 Мая к Александре Васильевне приходили и поздравляли многие, но никто не придал особого значения отсутствию столь необходимого пожилому человеку атрибута современной жизни.

В заключение хочу сказать, что история нашего края непростая, но сейчас Колыма другая, люди ломают стереотип российской «сиделицы». Работа наших сотрудников, направленная на создание позитивного имиджа полицейских, тоже вносит свою лепту.

Россия. ДФО > Армия, полиция. Металлургия, горнодобыча > mvd.ru, 12 июня 2017 > № 2209014 Александр Винников


Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 5 июня 2017 > № 2198781

За эксплуатацию трансграничных мостов между Россией и КНР предлагается создать совместную управляющую компанию. Такое предложение высказал в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) Министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка губернатору провинции Хэйлунцзян (Китай) господину Лу Хао.

Как сообщает пресс-служба ведомства, стороны обсудили ряд совместных проектов, в частности, возведение пограничного мостового перехода через реку Амур (Хэйлунцзян) в районе городов Благовещенск – Хэйхэ (КНР), а также между селом Нижнеленинское и китайским городом Тунцзян.

По мнению Александра Галушки, уже сегодня России и Китаю необходимо проработать вопрос создания компании, которая будет отвечать за эксплуатацию двух совместных мостов.

Эту идею поддержал губернатор провинции Хэйлунцзян. Он добавил, что реализация проектов мостов – «Дунин – Полтавка», «Логухэ – Покровка», «Нижнеленинское – Тунцзян» и «Благовещенск – Хэйхэ» – приоритетный вопрос для китайской стороны, который призван перевести сотрудничество на новый уровень.

Трансграничный железнодорожный мост Нижнеленинское - Тунцзян – первый железнодорожный мост между Россией и КНР, он предназначен только для грузов. Длина моста составит 2,2 км, из которых 0,3 км – российская часть. Сооружение рассчитано на пропуск двух путей с колеей российского и китайского стандартов. Мост необходим для экспортных поставок железорудного концентрата с Кимкано-Сутарского горно-обогатительного комбината (8,3 млн тонн в год). Финансовым оператором проекта до 2014 года был Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона (ФРДВ), в 2014 году его сменил Российско-китайский инвестиционный фонд, созданный Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) и China Investment Corporation (CIC). Оператором проекта российской части моста является компания "Рубикон", которая принадлежит РФПИ, ФРДВ и CIC. Стоимость строительства железнодорожного моста в ее российской части составит 9 млрд рублей.

Как ранее сообщал Gudok.ru, на первом этапе по мосту планируются грузовые перевозки на уровне 5 млн тонн в год, из них более 3 млн тонн – продукция Кимкано-Сутарского ГОКа. В перспективе грузооборот будет увеличиваться до 20 млн тонн, по мосту планируется перевозить различные экспортно-импортные грузы, в их числе – руду, лес, сельхозпродукцию, продукты питания, строительные материалы, оборудование, товары народного потребления и другие виды товаров.

Ирина Таранец

Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 5 июня 2017 > № 2198781


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 мая 2017 > № 2191728 Виктор Казимиров

На браконьерском фронте.

Прибрежные воды и реки Приморского края манят огромное количество нелегальных рыболовов. Чего стоит призвать браконьеров к ответственности и как удержать людей от серьезных преступлений, Fishnews рассказал госинспектор Приморского ТУ Росрыболовства Виктор Казимиров.

Жаркая пора у Приморского теруправления наступает осенью, когда на нерест идет лосось. Но обнаружить нарушителей – это еще полдела, зачастую люди искренне считают рыбалку без каких-либо разрешений своим естественным правом и решительно отказываются идти на контакт с представителями власти.

«Сейчас все Приморье рыбачит складными сетями китайского производства, в народе – «зонтики», или «хапуги». Если на водоеме или речке, скажем, тысяча человек, значит, у каждого обязательно есть от одной до трех «хапуг». Весной-летом браконьеры не особо активны, а осенью в крае начинается лососевая путина. И тогда на реки идут уже все», – отмечает государственный инспектор Владивостокского межрайонного отдела по контролю, надзору и охране водных биоресурсов.

Как бы то ни было, но в своей работе Виктор Николаевич всегда сначала старается «достучаться» до нарушителя словом. «Некоторые слушают внимательно, задают вопросы. Я отвечаю, показываю, какие нужны документы, выдержки из правил». Хотя порой и одного присутствия на берегу хватает, чтобы удержать людей от нарушения: «Если вижу, что людей много, я останавливаюсь и стою там. При мне-то не порыбачишь. Я говорю: «Не уеду, пока вы не разъедетесь!»

«Конечно, сейчас тяжело, – продолжает рыбинспектор, – часто приходится работать вместе с сотрудниками полиции, потому что когда один едешь, тебе вообще никаких документов не покажут. Это при том, что на наших машинах написано «Государственная рыбоохрана» и телефоны – московские и теруправления. Некоторые ругаются матом, кто-то орет: «Я тебе покажу «не надо ловить!» Так отвечают даже сотрудникам ГАИ: «Документы в порядке?» – «Что я тебе их буду показывать? Все, отвали!» – И посылают так же».

Полномочий, по словам, Виктора Казимирова, у инспекторов хватает, но нарушителей это зачастую не волнует. Конечно, когда на рейды рыбоохрана выходит большими группами, проблем возникает меньше.

И все-таки, отмечает в интервью Fishnews Виктор Николаевич, надо стараться найти подход ко всем: «Бывает, с самого утра попадется «такой» человек, я пытаюсь узнать у него имя-отчество, чтобы вежливо обратиться. «Что тебе имя? Отвали!» Пытаешься объяснить: «Вы работали?» – «Какое тебе дело?» – «Ну, скажите, пожалуйста». – «Да, работал». – «До пенсии доработали?» – «Да, на пенсии. Военный». – «Добросовестно исполняете свои обязанности?» – «Да». – «Сейчас водителем работаете? Сколько человек сбили?» – «Как сбил?! Я никого не сбивал!» – «Добросовестно отъездил?» – «Да». – «Вот и я хочу добросовестно отработать, как положено. Служба у меня такая, как говорят, кто на что учился».

Некоторые это понимают. «Вот года три тому назад на зимних каникулах было – лез в драку один человек и лез. Высокий был, наверное, метр восемьдесят-девяносто. Запомнил, что баранья папаха у него была, как у казака. Составили протокол. На следующий день опять он на том же месте. Там рыбачили, как я понял, какие-то силовики, много людей. Я не уезжаю – они рыбу не ловят. Потом мне рассказывали, что когда я наконец уехал, этого задиру побили, – вспоминает инспектор, добавляя с иронией, – ведь если бы не он, я бы давно переместился на другой участок».

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 мая 2017 > № 2191728 Виктор Казимиров


Россия. ДФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 26 мая 2017 > № 2188087

Россия меняет правила воздушного пространства и громит американский «Призрак» в бою

Махмуд Шейба (Mahmood Sheiba), Mobtada, Египет

Военно-воздушные силы России смогли сломать принятые на международном уровне правила, а также перейти все границы после того, как изобрели самый мощный в мире истребитель Т-50 в рамках проекта «ПАК ФА», который и станет основой российских вооруженных сил.

Было много разговоров и слухов об американском истребителе F-35, известном под названием «Призрак», однако многие люди не знают, что разработан новый русский истребитель, который будет введен в эксплуатацию российской армии во второй половине 2017 года. Т-50 способен уничтожить и нанести повреждения всему, что находится в воздухе, в том числе и истребителю F-35.

Самолет малозаметен для радаров, и это не единственное его преимущество. По многим другим параметрам он также превосходит все аналогичные американские разработки. Истребитель имеет меньший вес, может преодолевать звуковой барьер, а также пролетать и преодолевать расстояния более, чем 5000 километров. Кроме того, при необходимости его можно дозаправить два раза в воздухе и он может взлетать и приземляться на трапах длиной 350 метров.

Российский истребитель Т-50, созданный в рамках проекта «ПАК ФА» отличается сложностью систем в его структуре, и по некоторым характеристикам превосходит американские истребители пятого поколения, особенно F-35.

Российский истребитель Т-50 многофункционален. Этот бомбардировщик обладает беспрецедентными способностями ведения боя, что обеспечивает ему господство в воздушном пространстве. Речь идет о его способности маневрировать на скорости 2100 км/ч, работать в условиях перегрузок на уровне 11G, а также осуществлять полеты на высоте 20 км от поверхности Земли.

Средняя скорость взлета истребителя достигает 350 метров в секунду, благодаря двум мощным двигателям Al-41Ф1, которые позволяют летать со сверхзвуковой скоростью без использования ускорителей и форсажа. Очевидно, что такой характеристикой в настоящее время обладают лишь три самолета: российский самолет Миг-31 и два американских самолета F-22 и F-35.

Истребитель Т-50 изготовлен с использованием большого количества новых материалов. Согласно американским источникам впервые создан самолет с применением пластиковых углеродных материалов, что обеспечивает его легкий вес. Он меньше на четверть по сравнению с его аналогами, не уступая по прочности и жесткости.

Еще одним преимуществом данного истребителя является то, что он способен непрерывно находится в воздухе в течение 3,5 часов и летать со сверхзвуковой скоростью днем и ночью и при любых погодных условиях. Он также малозаметен и обладает высокой способностью к самообороне. Кроме того, его практическая дальность достигает 5500 км. Самолет может преодолевать это расстояние, будучи нагруженным оружием, ракетами и бомбами, спрятанными в его корпусе для маскировки.

Истребитель оснащен как минимум двумя ракетными отсеками длинной 5,1 метра. В них помещены управляемые ракеты «воздух-воздух» и «воздух-земля», а также 500-килограммовые бомбы. Когда самолет может находится в воздухе не скрывая свое присутствие, в его наружные отсеки можно поместить дополнительное оружие весом до десяти тонн.

Радар самолет способен обнаруживать искомые цели и начинать взаимодействовать с ними на расстоянии более 400 километров. Более того, он способен отслеживать 60 и поражать 16 объектов одновременно благодаря современным лазерным технологиям.

В 2010 году Т-50 совершил свой первый пробный полет, однако до сих пор не был применен «двигатель первого этапа», который является модификацией Аl-41Ф1, разработанного специально для истребителя четвертого поколения Су-35С.

Представитель военно-промышленного комплекса России сообщил, что вскоре после испытаний в эксплуатацию поступит самый мощный в мире истребитель Т-50, а затем Россия приступит к его массовому производству.

По данным российских СМИ в 2016 году испытания истребителя пятого поколения его ракет и пушек были успешно завершены.

Эксперты подчеркнули, что, вероятно, Т-50 встанет на вооружение во второй половине текущего года, когда пройдут испытания новых реактивных двигателей. Это может произойти после того, как будет изготовлен так называемый двигатель «второго этапа» на авиазаводе компании «Сухой» в городе Комсомольск-на Амуре.

Россия. ДФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 26 мая 2017 > № 2188087


Китай. СФО. ДФО > Леспром. Рыба > chinalogist.ru, 16 мая 2017 > № 2179120

На форуме «Один пояс, один путь» стало известно, что в течение этого года будет введен в эксплуатацию первоочередный лесо-целлюлозно-бумажный проект Китая и России. Группа «Син Бан» пров. Цзянсу вложила 4,4 млрд юаней для разработки интегрированного лесо-целлюлозно-бумажного проекта в поселке Амазар Забайкальского края России.

Перспективы строительства целлюлозного комбината в Амурске с руководством китайской компании China Paper Corporation обсуждал в апреле полномочный представитель президента РФ в ДФО Юрий Трутнев. Представители China Paper утверждают, что готовы в ближайшее время направить в Амурск специалистов для проработки технических аспектов проекта и оценки лесных ресурсов.

В 2015 году власти Приморского края подписали с «Вэнь Лянь Аквакультура» и другими китайскими компаниями соглашения об инвестировании на сумму 85 миллиардов рублей. Предположительно, база по производству гребешков, морских огурцов и мидий будет запущена в мае 2017 года.

Китай. СФО. ДФО > Леспром. Рыба > chinalogist.ru, 16 мая 2017 > № 2179120


Россия. ДФО > Образование, наука. Экология > ras.ru, 16 мая 2017 > № 2175691 Евгений Гордеев

Академик Гордеев: «Руководство страны не знает, для чего нужна наука»

Известный вулканолог — о том, почему российским ученым помогает НАТО, а не «Сколково»?

Академик РАН Евгений Гордеев — один из самых известных вулканологов в России и мире. С 2004 года он возглавляет камчатский Институт вулканологии и сейсмологии — единственное в стране научное учреждение подобного профиля. Однако будущее института, как и всей российской науки, ученый оценивает весьма скептически.

Справка «Новой»

Евгений Гордеев

— родился 25 ноября 1948 в селе Пономаревка Оренбургской области. На Камчатке с 1972 года. Третий академик РАН за всю историю полуострова (до него высшего научного звания в ХVIII веке был удостоен этнограф Степан Крашенинников, а в ХХ веке — сейсмолог Сергей Федотов). Автор и соавтор более 150 публикаций, в том числе 7 монографий. Преподавал в университетах Италии и Японии.

Странные вещи

— Евгений Ильич, я предложил вам записать интервью о науке и вулканах, но вы сказали, что все равно придется говорить о политике. Почему?

— Потому что проблемы развития науки и технологий в России часто связаны именно с политикой. Руководство нашей страны, похоже, до сих пор четко не представляет, для чего же нужна наука? В Советском Союзе многие проекты возникали на фоне противостояния с Западом. Развитие атомных технологий, космоса были нацелены на создание новых типов вооружений. К сожалению, и сегодня в стране искусственно создают такую атмосферу, будто вокруг находятся враги, которые хотят непременно на нас напасть. Это очень печально, потому что на самом деле все, конечно, не так. А обстановка, на мой взгляд, нагнетается, чтобы отвлечь население от других проблем.

— В советские годы противостояние с Западом, о котором вы говорите, давало и определенный эффект: космические и атомные технологии успешно развивались…

— В то время на фундаментальные исследования страна выделяла 5% средств от общего финансирования науки. 95% шло на решение прикладных научных задач — в министерства, ведомства, «почтовые ящики». Подобная схема не была идеальной, но она все-таки поддерживала развитие фундаментальной науки. Сегодня этого нет. Более того, происходят довольно странные вещи. Страна вроде бы повернулась к рынку. А рынок — это конкуренция, при которой, по идее, должны создаваться более дешевые образцы различной продукции. Однако в России это правило не работает по одной простой причине — воруют. Деньги, которые идут на грандиозные стройки, типа космодрома Восточный, постоянно куда-то исчезают.

— Фундаментальную науку сегодня финансируют хуже, чем это было во времена СССР?

— Намного хуже. У нас в институте, например, деньги в основном тратятся на коммунальные услуги, потому что мы вынуждены платить за электроэнергию, воду, вывоз мусора — за все, что касается существования здания, где мы работаем. И худо-бедно остается на зарплату. Вот две статьи, на которые уходит институтский бюджет. На оборудование, полевые работы, исследования денег нам не дают… К примеру, недавно на Камчатке начал извергаться вулкан Камбальный. СМИ сообщали, что это произошло неожиданно. Хотя в реальности учет возможности извержения существовал. Раньше в подобной ситуации на вулкан отправили бы экспедицию, чтобы организовать наблюдения. А сегодня, не имея средств, мы даже не могли туда улететь.

— По телевизору много говорят об инновационном центре «Сколково», о госкорпорации «Роснано». Они, как сообщается, должны стимулировать развитие новых технологий и помогать науке. Помогают?

— Я с этими организациями не сталкивался, но мне известно, что в них тратятся серьезные деньги. Выгоды от этого, насколько я понимаю, пока нет. Впрочем, есть оправдание: вложения в высокие технологии окупаются не быстро. Ждем.

— Прочитав накануне интервью вашу биографию, я с удивлением обнаружил, что вы, в свое время, получили грант НАТО.

— Это так.

— На какие цели он был предоставлен?

— На проведение исследований сейсмичности в центральной Италии, где часто происходят землетрясения. В принципе, ничего удивительного в этом гранте нет. В России представляют НАТО в качестве исключительно военной, агрессивной структуры, хотя альянс ведет множество гуманитарных и научных программ.

Одна большая проблема

— На Камчатке сегодня можно заниматься наукой на высоком уровне?

— Мы же занимаемся. Наши ученые признаны коллегами из США, Японии, Франции, Италии. Их статьи печатаются в лучших зарубежных научных изданиях.

— В свое время костяк института вулканологии составляли выпускники МГУ. Почему сегодня они не едут на Камчатку?

— Да, мы посчитали, что у нас работало примерно 160 выпускников Московского государственного университета. Сегодня мы тоже стараемся кого-то привлечь, но есть большая проблема — отсутствие жилья для сотрудников. Денег, чтобы приобрести квартиру за свой счет, у молодых ученых нет. В Москве у специалистов базовая зарплата выше, чем на Камчатке — даже со всеми нашими северными коэффициентами.

— Сколько у вас в институте зарабатывает, например, кандидат наук?

— Молодой сотрудник — 30-40 тысяч рублей в месяц, руководитель — 60-70 тысяч.

— Доходы руководителей сопоставимы с зарплатами сержантов в камчатской полиции.

— Это не удивительно. В России традиционно, в первую очередь, поддерживали силовые структуры.

Лучше строить, чем прогнозировать

— В Википедии сообщается, что вам удалось предсказать ряд землетрясений. Где они происходили?

— Здесь, на Камчатке, в районе Шипунского полуострова. Когда там произошло землетрясение с магнитудой около 7, мы зафиксировали определенные аномалии в химическом составе подземных вод. Потом в этом же месте произошло еще два события, которые имели такие же аномалии. По ним мы и сделали прогноз.

— За какое время до начала землетрясения вы его спрогнозировали?

— Где-то за месяц-полтора. Раньше работы по прогнозу сейсмособытий велись очень активно. Но сейчас интерес к ним уменьшается, потому что результатов немного. В Японии, например, пришли к выводу, что эффективнее не предсказывать сейсмособытия, а надежно строить здания. Так сегодня действуют и в Америке… Дело в том, что неоправдавшийся краткосрочный прогноз может нанести больший ущерб, чем само землетрясение. На некоторых территориях уже сталкивались с подобными явлениями. После объявления прогноза уменьшалась деловая активность, начинался отток населения, люди паниковали, снижалась производительность их труда. В результате, возникало больше социальных проблем, чем могло принести землетрясение, которое еще не факт, что случится.

— Как вы оцениваете состояние Петропавловска-Камчатского, учитывая, что город построен в сейсмоопасной зоне?

— Стабильное состояние. Камчатка находится в лучшем положении, чем многие другие регионы. Люди, здесь живущие, знают, что такое землетрясения, неоднократно их ощущали. Подобные события, как правило, не вызывают паники. Хуже в тех местах, где землетрясение — редкость. Там действительно бывает много неожиданностей.

— В Москве, например, которую несколько лет назад немного потрясло…

— Нет, в Москве никогда ничего серьезного не произойдет. Я говорю про Китай, Турцию, Иран. Землетрясение там может случиться один раз в несколько сотен лет. Люди со временем забывают об этом и строят не очень крепкие сооружения, которые, условно говоря, через 300 лет опять разваливаются...

— Землетрясения зависят от деятельности вулканов?

— Вулканы и землетрясения связаны опосредованно. Это просто явления одного гигантского процесса. Он называется — субдукция тектонических плит. Под дном Тихого океана находится твердая поверхность, кора, толщиной 5-7 километров. Есть другая плита, материковая, толщиной 35-40 километров, на которой расположена Евразия. Тихоокеанская плита поддвигается под евразийскую со скоростью 8 сантиметров в год. Из-за этих подвижек в местах соприкосновения плит нарастает напряжение, периодически в земной коре происходят разломы, которые и вызывают землетрясения в районе Камчатки, Курил, Японского архипелага.

Движение плит является также и причиной извержений. Магму, раскаленный жидкий расплав, выдавливает с глубины 100-110 километров, и она изливается на поверхность земли через вулканические кратеры. Однако извержения не являются причиной мощных тектонических землетрясений.

— Можно ли искусственно вызвать извержение?

— Это исключено. Процессы происходят на глубине до 100 километров. Мы туда не проникнем и ничего не сможем сделать.

Петропавловск-Камчатский

Россия. ДФО > Образование, наука. Экология > ras.ru, 16 мая 2017 > № 2175691 Евгений Гордеев


Россия. ДФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 10 мая 2017 > № 2176462 Ольга Матвеева

Прорывные технологии.

Группа ученых и практиков Республики Саха (Якутия) в составе управляющего директора ОАО ПО «Якутцемент» А.З. Мамедова, генерального директора ООО «Эком» А.А. Семенова, руководителя ГАУ республики, к.э.н. В.И. Кондратьева, начальника производственно-технического отдела ОАО ПО «Якутцемент» В.Я. Куйдиной, управляющего проектом ООО «Гарантспектрстрой» А.В. Одинокова и к.т.н. О.И. Матвеевой подготовила обобщающую статью по анализу технического состояния автомобильных дорог в самом крупном и наиболее холодном регионе России. Об этом разговор с генеральным директором ОАО «Якутский государственный проектный, научно-исследовательский институт строительства» Ольгой МАТВЕЕВОЙ.

«СГ»: Ольга Иннокентьевна, в чем главная идея вашего коллективного материала?

Ольга МАТВЕЕВА: Мы сделали акцент на эффективность устройства цементно-бетонных покрытий автодорог, повышение их долговечности и технологичности. Поделились опытом производства сборных железобетонных предварительно-напряженных дорожных плит из местных сырьевых материалов и в производственных условиях ОА ПО «Якутцемент».

«СГ»: В статье проанализированы текущее состояние и перспективы развития транспортного комплекса и дорожного хозяйства Республики Саха (Якутия)?

О. М.: Транспортный комплекс республики занимает значительную долю в ее региональном валовом продукте (до 10%), играя одну из наиболее значимых ролей в социально-экономическом развитии республики. От уровня транспортно-эксплуатационного состояния и развития сети автомобильных дорог общего пользования, обеспечивающей связи между улусами и поселениями, во многом зависит решение задач развития предпринимательской деятельности, повышения качества жизни населения.

«СГ»: Подтвердите примерами?

О. М.: Автомобильным транспортом ежегодно перевозится более 57% от всех перевозок, грузов в республике, а также в маршрутных автобусах перевозятся 98% от общего количества пассажиров. За последние годы значительно возросла нагрузка на дорожную сеть республики. Это связано с реализацией крупных инвестиционных проектов в Ленском, Олекминском, Алданском и Мирнинском районах, а также строительством жилья и крупных социальных объектов в республиканском центре с усилением его роли как крупного логистического центра.

Общая протяженность автомобильных дорог на территории РС (Я) федерального, регионального, межмуниципального и местного значения — 42 500 километров. 9,7% приходится на автомобильные дороги общего пользования федерального значения и 33,9% — на автомобильные дороги общего пользования регионального значения. Всего лишь 24,1% от общей протяженности региональных и местных дорог имеет жесткое покрытие. Основную долю автомобильных дорог общего пользования регионального и местного значения составляют автозимники (66,2%) и дороги V технической категории (18,3%).

«СГ»: Чем обусловлено такое состояние дорожной сети?

О. М.: Труднодоступностью поселений, отсутствием производственных баз по выпуску асфальтобетона или цементного бетона, отсутствием средств в округах для строительства и содержания автомобильных дорог, низким техническим уровнем и износом основных средств и производственной базы служб дорожного хозяйства. И еще суровые климатические условия региона с сезонностью дорожно-строительных работ.

Преобладание грунтовых дорог и автозимников снижает скорость движения, межремонтные сроки, коэффициент надежности, повышая степень разрушения дорожной одежды. Следует отметить: нормативными документами на такую категорию дорог, как «грунтовые и автозимники», затраты на ремонт и содержание не предусматриваются.

«СГ»: Исходя из статистических данных, указанных в таблице 1, очевидна необходимость повышения качества существующих дорог с целью повышения их категории?

О. М.: Да. Например, перевод местных автодорог V категории в IV категорию с капитальным типом дорожной одежды повысит пропускную способность, нагрузки на покрытие и основания, долговечность дорожной одежды, межремонтные сроки и сократит затраты на ремонт. Повысится доступность поселений — а это уже важная социально-экономическая составляющая.

«СГ»: Что может стать прорывом в развитии сети региональных и местных автомобильных дорог?

О. М.: Внедрение технологии устройства цементобетонных покрытий и оснований дорог. Причем без значительных капитальных затрат.

«СГ»: В статье уделено особое внимание обоснованию внедрения технологии устройства дорожных одежд с применением цементобетонных покрытий и оснований?

О. М.: Основной вклад в несущую способность жесткой дорожной одежды вносит жесткий слой из цементобетона, выполняющий роль как покрытия, так и основания. Жесткость и трещиностойкость цементобетонной конструкции в 5-6 раз выше нежесткого асфальтобетонного покрытия!

Опыт эксплуатации дорог и улиц с асфальтобетонным покрытием в республике показал их низкую долговечность. Через 2-3 года эксплуатации в асфальтобетонном покрытии проявляются первые признаки разрушения, а через 4-5 лет службы разрушается полностью.

В европейских странах протяженность дорожной сети с монолитным цементобетонным покрытием составляет примерно 50% от общей протяженности дорожной сети, в США — 60%.

«СГ»: Опыт эксплуатации цементобетонных дорог в Москве показывает: они служат без ремонта 30 лет…

О. М.: Действительно, дороги с цементобетонным покрытием, построенные в 50-е годы прошлого века, прослужили больше нормативного срока (20-25 лет) — это автомагистрали Москва—Волгоград, Москва—Горький, Москва—Брест и другие.

Разработка и опытно-промышленное апробирование технологии устройства цементобетонных покрытий из литых смесей продемонстрированы в столице России. Использование такой технологии позволяет бригаде из 5 человек укладывать за смену до 1000-1200 кв. метров покрытия или основания. Технологии устройства цементобетонных твердых покрытий при ведении контроля качества при выполнении бетонных работ могут внедряться в Республике Саха (Якутия).

«СГ»: Каковы первые опыты применения цементобетонных покрытий при строительстве автомобильных дорог в Якутии?

О. М.: Например, промысловая дорога ОАО «Сургутнефтегаз» в Ленском улусе. Опыт службы цементобетонных аэродромных покрытий аэропортов свидетельствует о высокой эффективности и долговечности жестких покрытий. Для условий Якутии бетон для покрытий должен соответствовать классам по прочности на сжатие не ниже В27,5 и на растяжение при изгибе не ниже Вtb3,2, марке по морозостойкости F2200.

Исследования и опытно-производственные испытания в ОАО «ЯкутПНИИС» показали: на основе местных сырьевых материалов с применением эффективных модификаторов бетонов возможно получение заданных высоких показателей дорожного бетона. Опыт внедрения высококачественных бетонов в мостостроении в Якутии, а, главное, при строительстве аэродромных покрытий при реконструкции ИВВП-2 аэропорта «Якутск», стал опорной точкой для организации выпуска сборных предварительно-напряженных дорожных плит ПДН на производственной базе ОАО ПО «Якутцемент» с целью их поставки на строительство объекта «Автодорога с твердым покрытием от точки примыкания к существующей промысловой дороге ОАО «Сургутнефтегаз» до места размещения проектируемой УПН» при реализации проекта обустройства Чаяндинского месторождения, строительства магистрального газопровода «Якутск—Хабаровск—Владивосток».

«СГ»: Какие факторы определили организацию строительства сезонных производственных цехов по выпуску дорожных плит ПДН на производственной площадке ОАО ПО «Якутцемент»?

О. М.: Наличие сырья собственного производства, энергоресурсов, производственной территории для размещения временных производственных помещений, причала и выгодное расположение предприятия для транспортировки готовой продукции до потребителя водным транспортом. Производственный комплекс включает: сезонный завод по выпуску бетонных смесей, три временных цеха по изготовлению сборных железобетонных плит ПДН, цех по изготовлению арматурных изделий и площадки складирования. При развертывании строительных работ и в дальнейшем при производстве изделий использованы технические ресурсы Якутского цементного завода, выполнены отработка технологических параметров производства плит ПДН. Специалистами АО «ЯкутПНИИС» проведены сертификационные испытания бетона и плит ПДН. Органом по сертификации продукции в строительстве ООО «ОС «Якутстройсертификация» подтверждено соответствие бетонной смеси, выпускаемой АО ПО «Якутцемент», и плит ПДН, поставляемых ООО «Эком», сертификатами соответствия ГОСТ Р и сертификатом соответствия Техническому регламенту Таможенного союза «Безопасность автомобильных дорог» (ТР ТС 014/2011).

Справочно

С 1 сентября 2016 года вступил в действие Технический регламент Таможенного союза «Безопасность автомобильных дорог» с обязательным подтверждением соответствия обязательным требованиям, установленным нормативными правовыми актами Таможенного союза в отношении дорожно-строительных материалов. Испытательный Центр АО «ЯкутПНИИС» и ООО «ОС «Якутстройсертификация » включены в реестр аккредитованных ИЦ и ОС Таможенного союза.

Автор: Андрей КОСТЕНЕЦКИЙ

Россия. ДФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 10 мая 2017 > № 2176462 Ольга Матвеева


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 10 мая 2017 > № 2167643 Сергей Лелюхин

Сергей Лелюхин: Отрасль привыкает к биржевой торговле.

Плотная работа по направлениям публичных торгов рыбопродукцией на практике позволила выявить как недостатки, которые сдерживают полноценное использование, к примеру, инструментов рыбных аукционов для организации электронной торговли, так и явные преимущества, отмечает гендиректор АО «ДАРД» Сергей Лелюхин.

Для обсуждения на широких площадках вопросы электронной торговли рыбой поднимаются нечасто, но круг экспертов и специалистов-практиков именно в этом сегменте уже начал формироваться. Сами же дискуссии уверенно перешли к этапу обсуждения форм, принципов и технологий осуществления таких торов в действительности.

Одним из пионеров в организации и проведении аукционных торгов рыбопродукцией и пока единственным организатором биржевой рыбной торговли в России является «Дальневосточный аукционный рыбный дом». Три года работы в этом направлении для компании оказались непростыми, но интересными и результативными.

Как рассказал в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» генеральный директор АО «ДАРД» Сергей Лелюхин, за прошедшие годы было вложено немало усилий не только в организацию первых электронных торгов рыбой на аукционной и биржевой площадке, но и в формирование положительного отношения к этой сфере торговли в рыбацкой среде. «На сегодняшний день биржевая рыбная торговля именно в том виде, в каком она осуществляется на площадке Биржи «Санкт-Петербург», – это уникальный продукт. Подобного нет пока ни в России, ни в любой другой стране», – отмечает руководитель компании.

По словам собеседника Fishnews, на разных этапах ДАРД ставил перед собой разные задачи и сосредотачивал внимание то на аукционной, то на биржевой торговле. В первую очередь это зависело от ориентиров, которые формулировались в поручениях президента России в 2013 и 2015 гг.

Вместе с тем плотная работа по этим направлениям позволила на практике выявить те моменты, которые не дают в полной мере использовать, к примеру, инструмент рыбных аукционов для организации электронной торговли. Хотя сегодня торги в этом формате все же ведутся, и не только на площадке Биржи «Санкт-Петербург», поскольку имеют массу плюсов.

Так, по словам Сергея Лелюхина, одним из явных преимуществ такого формата публичных торгов является свободный доступ к выловленному в будущем ресурсу. «И не только потому, что покупателем может быть любой субъект, зарегистрировавшийся на аукционе: предприятие, индивидуальный предприниматель или частное лицо. За свою практику мы столкнулись даже с таким примером, когда на аукцион была выставлена продукция одной из дальневосточных компаний, и в качестве участника торгов в ДАРД обратился индивидуальный предприниматель – владелец мелких торговых точек, который был зарегистрирован в том же субъекте Федерации, что и продавец. На наш вопрос «а почему напрямую вы не купили продукцию у этого продавца?» получили ответ, что сделать это очень сложно, т.к. вся продукция уже расписана между «потенциальными покупателями» – а это не кто иные, как оптовые посредники, количество которых отражается на конечной цене товара, – привел пример из практики гендиректор «Дальневосточного аукционного рыбного дома». – Поэтому <…> мы пришли к выводу, что на самом деле такая форма торговли имеет право на существование и в некоторых случаях оказывается достаточно полезной и эффективной как для самого продавца, так и для потребителя».

2016 г. ДАРД посвятил отработке механизмов именно биржевой торговли рыбопродукцией. Причем не только на внутреннем рынке, но и при осуществлении экспортных сделок.

«Присутствие отечественной продукции на зарубежных рынках имеет большое значение для России, и рыбе принадлежит большой сегмент в структуре российского продовольственного экспорта. Но вместе с тем это направление, именно в плане проведения финансовых операций, до сих пор реализуется в достаточно хаотичном порядке, что не исключает возможности осуществления и непрозрачных схем с использованием оффшорных компаний, наличных средств и т.п. Между тем в ходе переговоров с руководством различных иностранных компаний, особенно из Японии, Южной Кореи, мы неоднократно слышали о том, что для них предпочтительнее были бы сделки именно в безналичном формате. И здесь биржевая торговля является на самом деле идеальным вариантом», – рассказал Сергей Лелюхин.

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 10 мая 2017 > № 2167643 Сергей Лелюхин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2166953 Юрий Трутнев

Брифинг Юрия Трутнева по завершении совещания о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах.

Из стенограммы:

Ю.Трутнев: Состоялось совещание под руководством Председателя Правительства Дмитрия Анатольевича Медведева. Обсудили промежуточные результаты создания и работы территорий опережающего развития на Дальнем Востоке. У нас есть две темы – территории опережающего развития в моногородах (они только стартовали, их тоже надо анализировать) и Дальний Восток, о котором сегодня шла речь.

ТОР на Дальнем Востоке работают в среднем около полутора лет – достаточно небольшой срок, учитывая, что надо разработать проектную документацию, построить предприятия. Тем не менее уже необходимо было посмотреть, в каком состоянии работа. На сегодняшний день на Дальнем Востоке создано 16 территорий опережающего развития, 17-я («Свободненская») внесена в Правительство. Более 250 резидентов – в ходе совещания были заслушаны их вопросы и предложения к Правительству. В основном они касались конкретики проектов, например, связанных с работой участка дороги в Якутии, для того чтобы облегчить транзит грузов, с работой погранпереходов, то есть с конкретными вопросами по работе ТОР.

Что касается системных решений, то системно обсуждалась необходимость оценки эффективности работы территорий опережающего развития. Принята общая позиция, что оценивать эффективность территорий опережающего развития прежде всего надо по соотношению бюджетных инвестиций и частных, то есть по тому, сколько денег приходится тратить федеральному бюджету для того, чтобы привлечь частные инвестиции. На сегодняшний день этот показатель, текущий, фактически 7, по соглашениям плановый – 30, но к концу года по планам мы должны выйти на показатель 11.

Второе. Территорий опережающего развития с учётом моногородов стало довольно много. Поэтому Председатель Правительства сказал о том, что необходимо внимательно относиться к созданию каждой новой территории и докладывать о том, почему создаём, какие цели и задачи ставятся. В любом случае решение о создании новой территории опережающего развития принимается Правительством Российской Федерации.

Вопрос: Критика была какая-нибудь?

Ю.Трутнев: Если это можно отнести к критике, то можно сказать о том, что есть необходимость совершенствования законодательства в части того, что на сегодняшний день согласно закону, если ты зарегистрировал резидентство в ТОР, можно распространять льготы по соцстраху на старую численность. Это неправильно. Поэтому в этой части закон будет уточнён. В принципе все позиции Минвостоком и Минтрудом уже согласованы, поправки в закон на согласовании в Правительстве, естественно, этот недостаток будет устранён. Там больших потерь нет. Но эту дырку в заборе надо закрыть. Мы ещё раз сегодня говорили о том, что территории опережающего развития как институты создаются для новых проектов. Они по-другому и не могут работать, потому что выделяется новая территория и только те предприятия, которые строятся, новые, подпадают под льготы.

Вопрос: Скажите, в целом на этих территориях опережающего развития всё идёт успешнее, чем планировали, как планировали или хуже, чем планировали?

Ю.Трутнев: Я вам так скажу: идёт лучше, чем планировалось. Существенно лучше. Но мне сам по себе подход к плановости чуть-чуть не нравится. Мне кажется, здесь немножко другая история.

Почему я сказал о мультипликаторе? Когда мы создаём территорию опережающего развития, практически на каждую территорию я выезжаю сам. Я пытаюсь сам разобраться, что же происходит, почему мы там создаём. Смотрим инвесторов, с каждым встречаемся. Предположим, у нас на старте три-пять инвесторов. Скажем совершенно честно – это не значит, что все три-пять инвесторов развернут свои проекты. Бывают ситуации, когда у нас, например, из пяти проектов три стартовало, а два буксуют. Что мы должны делать в этом случае? Плакать? Вряд ли. Мы должны добиться того, чтобы если два отпало, то три вошло. И это получается.

Были сегодня предложения по ответственности инвесторов, эта тема обсуждалась. Но Председатель Правительства её не поддержал, потому что инвестиционный проект – это довольно сложный процесс, по целому ряду разных причин инвестиционный проект может не состояться.

Но это наша задача – заполнить территорию опережающего развития. Территория опережающего развития – это, по сути дела, пространственный технопарк. Мы создаём для бизнеса территорию, которая обеспечена налоговыми преференциями, инфраструктурой, на которой действуют упрощённые административные процедуры.

Кстати, об административных процедурах. Сегодня выступал руководитель компании «Соллерс» и попросил Дмитрия Анатольевича Медведева разрешения зарегистрировать новые проекты в рамках территорий опережающего развития. Он сказал, что, к сожалению, в особой экономической зоне он тратит очень много времени на согласование документов, проект планировки территории, то есть проект теряет динамику. Мы, естественно, это предложение примем, будем расширять границы ТОР, для того чтобы новые проекты «Соллерса» вошли, потому что там проекты моторного производства, достаточно важные технологичные проекты.

Вопрос: Хабаровский губернатор сказал, что вне ТОР требовалось пятьсот дней на то, чтобы зарегистрировать предприятие. Вам не кажется, что это слишком много для инвестиционной привлекательности России?

Ю.Трутнев: Да много, конечно. Но мы не считаем, что только ТОР должны развиваться. Во-первых, ТОР – только одна из практик работы по развитию Дальнего Востока. Сегодня в целом Правительством подготовлено, а Президентом подписано 12 законов, которые улучшают инвестиционный климат на Дальнем Востоке, совершенно разных – о тарифах, об упрощённом оформлении визы и так далее.

Но мы не только следим за соблюдением закона, не только разговариваем с инвесторами, отвечаем на их вопросы, даём им определённые обещания, потому что это очень важно. Инвестиции – это не только климат, это ещё и уверенность. Это доверие. И если того или другого нет – это не работает.

Есть и ещё один очень важный момент – это, что называется, чистка наших рядов в процессе инвестиций, потому что один попавшийся в цепочке недобросовестный чиновник может довольно сильно тормознуть реализацию проекта. Мы и этим занимаемся. В процессе реализации инвестиционных проектов бывают ситуации, когда инвесторы на меня выходят и говорят о том, как некоторые чиновники не помогают, а мешают реализации. Мы эту проблему решаем, решаем её быстро, без волокиты. Разговариваем с губернаторами, если это субъектовые служащие. Если это служащие территориальных отделений федеральных органов исполнительной власти, разговариваем с руководителями федеральных органов.

Нам всё равно потребуется в определённой степени повысить уровень управления во всех слоях, на всех системах, чтобы это реально работало, чтобы было не 500 дней, а две недели, как это у нас сейчас происходит.

У нас вчера был на эту тему интересный разговор. Ко мне господин Швецов (В.Швецов, генеральный директор ПАО «Соллерс» (резидент особой экономической зоны, г. Владивосток)) зашёл перед совещанием, говорит: «Я потерял полтора года на согласование проекта планировки территории. Но я сейчас выйду из оболочки, сделаю этот проект сам, а потом буду проситься в ТОР». Я говорю: «А почему не сразу?» Он говорит: «Потому что в ТОР тоже процесс планировки территории, я же и там время потеряю». Я говорю: «Ни разу не слышал претензий по этому поводу». Связался прямо при нём с руководителем корпорации развития, говорю: «Сколько надо времени на утверждение проектов планировки территорий?». Он говорит: «На разработку и утверждение нужно месяц». Я говорю: «Разрабатывать не надо, проект уже есть». Он говорит: «Тогда три дня». Есть разница между тремя днями и полутора годами? Нам всем надо учиться работать, тогда у нас и инвестиции в страну будут приходить больше и больше.

Вопрос: Про дальневосточные порты. Палата представителей Конгресса США приняла законопроект по усилению санкций против КНДР, и там есть норма, которая предполагает контроль за иностранными портами на предмет соблюдения установленных против КНДР ограничений. Там в том числе наши порты: Находка, Ванино, Владивосток.

На Ваш взгляд, как это на нас скажется? Насколько мы вообще активно сотрудничаем с КНДР, насколько там большой поток, есть ли для российских дальневосточных портов риски в связи с этим?

Ю.Трутнев: На мой взгляд, Соединённым Штатам Америки надо заниматься делами Соединённых Штатов Америки. Что касается наших портов, у нас вполне достаточно органов власти и контрольных органов, которые в состоянии проконтролировать исполнение всех международных обязательств, которые взяла на себя Россия.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2166953 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2166952 Дмитрий Медведев

О предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах.

Совещание.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Тема сегодняшнего совещания очень важная, но не исчерпывающая, конечно, всей проблематики развития Дальнего Востока. Я специально собрал вас именно на совещание, а не на заседание комиссии, для того чтобы предметно рассмотреть только один вопрос, который касается создания территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке.

Напомню, что это новый механизм, ему менее трёх лет. Часть времени заняло создание нормативной базы, причём было много споров и обсуждений по понятным причинам, потому что речь шла о создании системы льготирования, а это для бюджета всегда чувствительная тема. Соответственно, основное количество территорий работает чуть больше одного года. Это не так много, тем не менее можно сделать некоторые выводы о том, какие тенденции возобладали, о том, в каком направлении осуществляется развитие ТОР, что получается, что получается хуже и какие изменения в законодательство нужно предложить, чтобы эта работа шла более успешно.

Напомню, что с этого года территории опережающего развития создаются не только на Дальнем Востоке, но и в моногородах. Но о них мы сегодня говорить не будем, это тема отдельного совещания, посвящённого развитию моногородов. Cконцентрируемся на Дальнем Востоке, где сейчас действует 16 ТОР.

Масштабы этой работы растут. Очередной документ о создании новой территории уже внесён в Правительство. Мы всё это должны делать очень осмысленно, потому что те обязательства, которые мы принимаем на себя (я имею в виду Российскую Федерацию), носят долгосрочный характер. Мы должны действовать наверняка, понимая, что проект состоится.

Из федерального бюджета на развитие инфраструктуры ТОР в регионы направляются немалые средства. Мы уже вложили порядка 4,5 млрд рублей. На ближайшие годы предусмотрено ещё 30 млрд. И ещё около 20 млрд будут направлены за счёт бюджетов регионов, которые здесь представлены, муниципальных образований и некоторых внебюджетных источников. На эти деньги мы строим дороги, энергосети, коммунальную инфраструктуру, решаем целый ряд других задач.

Налоговые преференции, которые мы предоставляем в ТОР, весьма существенны по сравнению с общим порядком и действуют длительный срок.

Подчеркну, что, если мы в текущих экономических условиях пошли на особый порядок работы с инвесторами, каждый бюджетный рубль необходимо тратить рационально и постараться получить максимальную отдачу для людей, которые живут в регионе, в виде новых рабочих мест, в виде создания современной инфраструктуры, которая нужна не только для производственного, экономического развития, но и просто для перемещения людей, чтобы им было комфортно жить и работать.

И всё, что строится при поддержке государства, должно строиться на долгосрочную перспективу, опираться на чёткие планы развития территорий.

Конечно, мы должны укрепить доверие инвесторов. Инвестиции на Дальнем Востоке – довольно сложная тема, иначе бы мы вообще эту модель ТОР, наверное, не придумали и не предложили, потому что, скажем честно, инвестировать в Москве или в Подмосковье – это одно, а инвестировать на Дальнем Востоке – это совершенно другое.

Для инвесторов в регионе существует не только набор преимуществ, но и определённые риски. Это и большие расстояния, и население, которое, к сожалению, там не такое значительное, как хотелось бы, и, как следствие, низкий спрос. При этом конкурировать приходится (я хотел бы отдельно и специально это подчеркнуть) с наиболее динамично развивающимися странами Азиатско-Тихоокеанского региона. И именно на них мы должны ориентироваться, договариваясь при планировании экспортных стратегий.

Компаниям, которые зашли в территории, важно оказывать всестороннюю поддержку. Это и задача институтов развития Дальнего Востока – сделать так, чтобы инвесторы избежали вакуума в администрировании, в хозяйственном плане. Это касается и подготовки кадров, и доступа к кредитам, и консультаций, и поддержки всех этих инвестиций в режиме единого окна.

Функционирует, напомню, четыре института развития: Корпорация развития Дальнего Востока, Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и Фонд развития Дальнего Востока.

Результаты политики создания ТОР в регионах уже видны – где-то больше, где-то меньше. Запускаются новые производства в самых разных отраслях. Строится около 50 предприятий. Увеличивается количество рабочих мест. Мы, конечно, ожидаем, вправе ожидать, что эта динамика будет нарастать, в противном случае вообще не нужно было с этим и связываться.

Сейчас важно проанализировать работу территорий. Нужно оценить на примере Дальнего Востока, насколько эффективно объединяются усилия государства и инвесторов. Напомню, у нас по закону установлено, что сначала Дальний Восток и моногорода, а потом этот механизм может применяться по всей стране. Но последствия распространения этого механизма на всю страну нам, конечно, нужно оценить – какие обязательства берут на себя компании, инвесторы, как они их исполняют – и подумать о корректировках законодательства. Особо хочу отметить, что изменения, которые будут вноситься, не должны ухудшать условия работы инвесторов. Заключённые договоры пересмотру не подлежат. Это понятный принцип. Условия, которые в них определены, должны сохраниться на срок действия конкретной территории, потому что это обязательство мы брали на себя.

А.Галушка: Ключевые результаты, первые результаты работы территорий опережающего развития Вы, уважаемый Дмитрий Анатольевич, охарактеризовали. Я напомню, что первая территория опережающего развития была создана год и десять месяцев назад: 25 июня 2015 года было подписано постановление Правительства о создании территории опережающего развития в Комсомольске-на-Амуре. Сегодня их уже 16. Официально поданы потенциальными инвесторами твёрдые заявки на резидентство в этих ТОР – таких заявок 262 на сумму инвестиций 1,4 трлн рублей. С каждой заявкой идёт последовательная работа по конвертации её в конкретное соглашение с инвестором, в инвестиционный проект. Такого рода соглашений, которые подписала управляющая компания ТОР с инвесторами, 124 на 483 млрд рублей.

На сегодняшний день запущены первые 17 предприятий в ТОР, вложено фактически 30 млрд рублей. До конца года планируется запуск 44 новых предприятий и вложение 137 млрд рублей инвестиций. Из бюджета на сегодняшний день фактически выделено более 4 млрд рублей на создание инфраструктуры. Таким образом, фактический мультипликатор вложенных бюджетных денег к вложенным частным инвестициям сегодня составляет 1 к 7. С учётом перспективных проектов, которые до конца года будут реализованы, мультипликатор увеличится до 11.

Стоит отметить, что это самые разные проекты: это и судостроение, и нефтехимия, и газохимия, переработка природных ресурсов, инвестиции в сельское хозяйство, транспорт и логистика. Очень важно, что преобладают несырьевые проекты. Таким образом, важным эффектом является диверсификация структуры экономики Дальнего Востока.

В ходе подготовки к сегодняшнему совещанию поступил целый ряд самых разных предложений по совершенствованию этого механизма. Я остановлюсь на некоторых из них.

Во-первых, предложение, которое мы отработали с коллегами из Минтруда, Минфина, касается внесения поправок в закон о территориях опережающего развития, уточнения порядка приобретения статуса резидента ТОР и распространения льгот по страховым взносам на инвесторов. Речь идёт о том, чтобы чётко на уровне закона определить, что такого рода льготы предоставляются для новых рабочих мест, которые возникают в результате создания новых мощностей.

Соответствующий законопроект подготовлен, согласительные процедуры по нему завершаются, мы готовы в двухнедельный срок внести его в Правительство Российской Федерации и в протоколе просили бы эту позицию закрепить.

Д.Медведев: Хорошо. Мы только что с коллегами разговаривали, и я хочу обратить на это внимание. Мы с вами понимаем, коллеги: территории опережающего развития – это те места, где должны быть новые инвестиции, а не «перекрашенные» старые, которые уже осуществлены и которые просто хочется подвести под льготный режим. Я просил бы на это обратить самое пристальное внимание и Министерство по развитию Дальнего Востока, и Министерство экономического развития, а все остальные структуры – вести мониторинг.

А.Галушка: Второе – по показателям эффективности работы территорий опережающего развития. Первый показатель, по которому сложилось общее мнение, – это соотношение частных и бюджетных инвестиций. Фактические значения я уже привёл. На сегодняшний день мы этими показателями руководствуемся. Но есть предложение закрепить их на уровне акта Правительства и установить, что на один бюджетный рубль, который вкладывается в создание инфраструктуры ТОР, не менее трёх рублей частных инвестиций должно привлекаться.

Дмитрий Анатольевич, Вы только что подписали постановление Правительства о внесении изменений в методику отбора инвестпроектов для Дальнего Востока. И в этом постановлении Правительства этот мультипликатор уже закреплён для инвестпроектов, которые субсидии получают на инфраструктуру. Такой прецедент у нас уже создан, и мы предлагаем и по ТОР его применить.

Кроме того, мы используем показатель стоимости для бюджета создания одного рабочего места в ТОР и предлагаем этот показатель для каждой ТОР устанавливать при создании ТОР в качестве показателя эффективности.

И третий показатель, который предлагают наши коллеги из Минэкономразвития (и мы поддерживаем принципиально), – объём добавленной стоимости, которую создают инвесторы на один бюджетный рубль вложений в инфраструктуру. Единственное уточнение, что мы можем использовать этот показатель не ранее чем через пять лет, когда проекты запустятся, раскрутятся на полную мощность и у нас будет возможность это должным образом оценивать.

В заключение, Дмитрий Анатольевич, я хотел бы продолжить Ваш финальный тезис о том, что мы не можем стоять на месте. Мы должны постоянно мониторить и оценивать, как меняется конкурентоспособность условий инвестирования, ведения бизнеса на Дальнем Востоке в сравнении со странами АТР. И мы видим, что наши соседи-конкуренты не стоят на месте, они активно продвигают новые регуляторные механизмы, новое законодательство. В Китае запущена так называемая третья волна создания особых экономических зон, в Шанхае – экспериментальная особая экономическая зона, в рамках которой порой самые экзотические регуляторные практики опробуются. В Японии принято решение о продлении льгот с 10 до 15 лет. В Китае на сегодня в особых экономических зонах существенно дерегулируется валютно-банковский контроль и оборот ценных бумаг. Мы должны, понимая все эти тенденции, гибко вносить изменения в наше действующее законодательство о территориях опережающего развития.

Мы бы просили соответствующего протокольного решения по итогам совещания: подготовить предложения по усилению конкурентоспособности условий инвестирования, ведения бизнеса ТОР на Дальнем Востоке с учётом реалий АТР и необходимости развития преференциального режима, исходя из того, что мы должны не ухудшать положение инвесторов, а улучшать.

М.Орешкин: Показатели эффективности важны, в том числе для того, чтобы мотивировать. Но кого нужно в первую очередь мотивировать? Есть дискуссии, нужно ли мотивировать конкретные компании, конкретных инвесторов осуществлять инвестиции. Наша точка зрения заключается в том, что в первую очередь мотивировать нужно регионы, которые зачастую обращаются с предложениями по созданию ТОР, но это больше касается истории с моногородами, и Корпорации развития Дальнего Востока, чтобы она понимала, что, если выносятся предложения по созданию ТОР в той или иной местности, должны обязательно за теми бюджетными инвестициями, теми решениями, которые принимаются в этой связи, прийти инвестиции частные в определённом объёме. И бюджет тоже должен выиграть через увеличение объёма добавленной стоимости, потому что по НДС никаких льгот нет, и если большой объём добавленной стоимости будет создаваться на предприятиях, работающих в этих ТОР, то бюджет получит дополнительные поступления в части НДС.

И по последнему моменту, который Александр Сергеевич затронул, относительно режима работы компаний. Мы как раз сейчас с Министерством Дальнего Востока обсуждаем вопрос специального подхода к истории контроля и надзора и, возможно, будем предлагать создать на территории, ограниченной в рамках нескольких ТОР, специальный режим работы контрольно-надзорных органов, чтобы ещё улучшить условия для ведения бизнеса инвесторов, чтобы снять все риски.

Сообщение губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта на совещании о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

Сообщение губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта на совещании о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

В.Шпорт: Хочу сказать от имени всех губернаторов Дальнего Востока: никогда столько внимания не уделялось развитию Дальнего Востока, сколько уделяется сегодня. Например, в 2002 году (я тогда депутатом работал) выделялось на весь Дальний Восток 726 млн рублей, Хабаровскому краю – 12 млн. Хорошо сравнивать: за прошлый год Хабаровскому краю выделили 12 млрд. Так же по другим регионам. Сегодня идёт процесс реальной поддержки Дальнего Востока, не на бумаге, не на словах, а на деле.

По состоянию на 5 мая в Хабаровском крае зарегистрировалось 29 резидентов. На 1 мая было 28, а на сегодняшний день уже 29 (вчера зарегистрировался). То есть процесс идёт. Эти компании заявились на объём инвестиций – 41 млрд рублей и на создание более 5 тыс. рабочих мест. Это то, что нам сегодня требуется. Ещё 34 заявки находятся на рассмотрении.

Д.Медведев: На какую сумму?

В.Шпорт: На 41 млрд.

Д.Медведев: Немало.

В.Шпорт: Прошло менее двух лет. Срок объективно очень небольшой. Чтобы построить просто цех, корпус для цеха на каком-нибудь авиационном объединении, например, в 9 тыс. кв. м, требуется от трёх до пяти лет. Просто цех, не завод. Поэтому, конечно, времени мало. Тем не менее с момента получения статуса резидента 11 компаний в Хабаровском крае уже приступили к выпуску продукции. Они не платят налоги на прибыль, на имущество, объём выпущенной продукции за прошлый год составил у них 3,3 млрд рублей, создано 535 новых рабочих мест (это не те, кто сбежал с других заводов, это новые рабочие места) и уплачено в бюджет края 125 млн рублей налогов (это с льготами). Конечно, через пять лет будет отдача другая.

В чём мы видим эффективность режима территории опережающего развития? Несколько соображений с фактами. Режим ТОСЭР повышает эффективность инвестиций в проекты Хабаровская края.

У нас проблема какая? Удорожающие хоздеятельность факторы. Например, есть такой макропоказатель: на 1000 рублей ВРП в крае затрачивается 293 тонно-километра. В среднем по России – 60 тонно-километров на 1000 рублей валового внутреннего продукта. Смотрите, какая разница. У наших лесников, например, затраты на экспорт пиломатериалов доходят до 25%, а по круглым – до 40%, то есть издержки очень большие. В силу этих льгот эти вещи нивелируются, конечно, когда компания приходит в территорию.

Например, есть такой резидент – аэропорт Хабаровск. Заявленные инвестиции – 4,5 млрд рублей. Имеет срок окупаемости в обычном режиме 25 лет. Кто пойдёт на 25 лет? Никто. Однако этот же проект в режиме ТОСЭР окупается за 14 лет, и налоговые льготы за 10 лет эксплуатации компенсируют около 28% начальных капитальных затрат. Поэтому сегодня японская компания пришла в этот проект, подписали уже соглашение, и летом мы начнём его реализацию. Такие примеры есть ещё, но этот пример показательный. Положительные вещи налицо.

Второе соображение. Режим территории опережающего развития, сама система обращения с инвесторами в рамках этого режима заметно улучшает инструменты в лучшую сторону по сравнению с другими. Например, выдача разрешений на строительство. У нас трубный завод, который сегодня уже работает в территории, в Хабаровске, выпускает продукцию, получил разрешение на строительство за 28 дней. В обычном режиме сегодня он получал бы его от 60 до 90 дней. А три года назад за 500 дней получали, например. Вот эти вещи сегодня работают. Инвесторы это оценивают, поэтому они и приходят.

Есть ещё ряд примеров. Приведу только особо важные. В инфраструктуру сегодня мы вкладываем деньги государственные, и инвесторы это видят, и хорошая тема, когда мы разрешаем ему сегодня вкладывать, а потом их окупать. Зашевелились инвесторы на площадке гринфилд, например, в Комсомольске-на-Амуре. Гринфилд – это пустая площадка, куда они изначально не очень шли. Сегодня работаем уже там. Если взять эффективность сегодня по тем компаниям, которые работают на территории Хабаровская края, она составляет 9,68 рубля инвестиционных на один рубль государственной поддержки. Это хороший показатель. Конечно, мы стремимся, чтобы ещё лучше было, но я считаю, что это хорошее достижение.

Третье соображение. ТОСЭР показывает прирост в крае проектов производственной направленности. Не могу сказать, что мы этим занимаемся жёстко, но мы стараемся использовать эти территории не под сырьевые проекты, а под проекты высокого передела.

Хочу Вас лично поблагодарить за Комсомольск-на-Амуре, Дмитрий Анатольевич. Вы там были в 2013 году, когда город утонул, и обратили внимание, что город выпускает самолёты-невидимки (а самолёты-невидимки выпускают всего в двух местах – в Соединённых Штатах Америки и в Комсомольске-на-Амуре), а инфраструктура там не соответствует пятому поколению, она в третьем поколении, может быть, с плюсом. Отток населения из города был 2000 человек в год. Сегодня он сокращается. В прошлом году было уже 850 – не очень здóрово, но уже почти в два с половиной раза меньше. Наша задача – остановить отток населения из города, который делает высокоинтеллектуальную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Процесс этот пошёл.

Сегодня 29 резидентов, которые работают в крае, – это обрабатывающая промышленность, это высокая добавленная стоимость, высокий передел.

Мы подписали соглашение с ОАК (вчера подписали его уже в окончательном виде). В Комсомольске-на-Амуре сегодня создаётся индустриальный центр – российский индустриальный центр на Дальнем Востоке. Мы предполагаем там 11 проектов, которые будут работать с большими предприятиями (это малый и средний бизнес), будут производить авиакомпоненты, элементы бортовых кабельных систем, подвесных агрегатов, крепежа, заниматься механической обработкой. Это те, которые сегодня уже пришли работать в Комсомольск-на-Амуре.

Люди это видят. Есть перспективы – остановился отток. Для нас это очень важно.

Расчётная выручка по проектам локализации – примерно 5 млрд рублей. Расчётная пока. Но отгруженная продукция только по авиастроению за прошлый год – 78 млрд. Это важный момент.

Ещё два ключевых момента.

Никогда в Хабаровском крае не было японских инвестиций. Сегодня пришёл один проект – тепличный комплекс. Первый этап уже работает. Овощи (помидоры, огурцы) в Хабаровском крае не купишь, в течение часа их разбирают. Подписали соглашение. Японцы оценили наши льготы и пришли вторую очередь внедрять, и на третью мы уже договорились. Это один проект, он рабочий, даёт отдачу.

Второй проект крупнее – аэропорт Хабаровск. Соглашение с компанией Sojitz (там консорциум целый) подписано. Японцы будут инвестировать в развитие аэропорта в Хабаровске. Корейцы – мы с ними три года бились – ушли из проекта, потому что окупаемость за 25 лет их не устраивала. А сегодня мы создали территорию на этой площадке, и пришли японцы.

Ключевое здесь, что иностранный инвестор оценил, проверил на себе, и пошли другие проектанты к нам в край.

Я предлагаю сегодня, как Вы сказали, правила не менять, отшлифовать. Предложения по эффективности мы принимаем, будем работать.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2166952 Дмитрий Медведев


КНДР. США. Китай. ДФО > Армия, полиция. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 мая 2017 > № 2165332

Санкции против КНДР: США установят контроль над российскими портами

Редакция Forbes

В рамках новой волны санкций против Северной Кореи американские власти будут пристально следить за судами, заходящими в порты Находки, Ванино и Владивостока. Также под подозрением находятся Китай, Сирия и Иран

Палата представителей США, где большинство представляют республиканцы, приняла законопроект о новых санкциях против КНДР, направленных на ограничение международной торговли с Северной Кореей. Документ поддержали 419 конгрессменов, лишь один проголосовал против. Теперь его должны будут одобрить в сенате.

Документ запрещает судам КНДР и стран, не соблюдающих резолюции Совбеза ООН в ее отношении, находиться в американских водах и портах США. При этом в законопроекте прописана норма, согласно которой не позднее чем через 180 дней после даты вступления в силу закона, а затем ежегодно в течение пяти лет президент должен представить в соответствующие комитеты конгресса доклад об иностранных морских портах и аэропортах, нарушающих санкции против КНДР. В тексте законопроекта утверждается, что президент США также должен информировать Конгресс о случаях нарушения санкционного режима со стороны третьих стран, которые осуществляют торговлю с КНДР.

Под подозрением находятся Китай, Иран и Россия. В случае обнаружения нарушений со стороны этих государств США обещают поставить об этом в известность Совет Безопасности ООН. Среди российских портов в докладе упоминаются порты Находки, Ванино и Владивостока. Все три порта имеют важнейшее значение для внешнеторговой деятельности России. Также в докладе говорится о сирийских портах в Латакии и Тартусе, международном аэропорте имени Имама Хомейни в Тегеране и двух портах в Китае. Кроме того, законопроект предлагает наделить пограничников и таможенников США правом досматривать грузы на судах, которые прошли порты, неоднократно нарушавших санкции ООН против КНДР, а также грузы на морских и воздушных судах, побывавших в течение 365 дней в портах и аэропортах Северной Кореи.

Новые санкции против КНДР

В США также будет запрещено ввозить товары, произведенные «рабским трудом» в Северной Корее. По словам автора законопроекта республиканца Эда Ройса, компании из Сенегала, Катара и Анголы вывозят из КНДР людей, которые, работая в этих странах, отправляют свои зарплаты обратно в Северную Корею. Законопроект также требует, чтобы администрация Трампа определила в течение 90 дней, является ли КНДР государством — спонсором терроризма. Чтобы данные поправки вступили в силу, их рассмотрят и утвердят в сенате, после чего они отправятся на подпись к президенту США.

Основной целью законопроекта является обеспечение контроля за выполнением резолюций СБ ООН, которые ограничивают торговлю КНДР с другими странами и запрещают поставку в страну вооружений, авиации, ракетных, ядерных и иных технологий. В документе упоминаются следующие северокорейские товары, в случае покупки которых в отношении покупателей будут водиться санкции США: золото, никель, титан, цинк, редкоземельные металлы, уголь, железо. Также запрещена покупка продовольствия. Подтверждается запрет на любые финансовые операции с КНДР, регистрация и иные действия с судами этой страны (чтобы не допустить их использования под флагом других стран), поставка некоторых видов топлива (кроме необходимого для «гуманитарных целей»), оказание услуг связи.

Россия неукоснительно выполняет резолюции СБ ООН по санкциям в отношении КНДР, подозрения в обратном беспочвенны, заявил РИА Новости глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров в связи с принятием американского законопроекта о контроле за российскими портами на Дальнем Востоке. «Мы неукоснительно выполняем все решения СБ ООН, касающиеся КНДР, ни о каких поставках оружия речь не идет, есть соответствующий указ президента РФ. Так что все подозрения в обратном беспочвенны», — сказал Озеров. Он назвал законопроект «бредовыми фантазиями» и «абсурдом».

Северокорейская армия готовится «сломать хребет врага»

Лидер КНДР Ким Чен Ын проинспектировал артиллерийские подразделения Корейской народной Армии (КНА) на небольших островах Чанджэдо и Мудо в Желтом море, расположенных недалеко от спорной морской границы с Южной Кореей, и призвал военнослужащих быть в полной готовности «сломать вражеский хребет по первой команде».

«Он (Ким Чен Ын) осмотрел остров Йонпхёндо из наблюдательного пункта на острове Чанджэдо. После того, как ему зачитали доклад о последних перемещениях марионеточных вражеских сил Южной Кореи на северо-западных островах и о состоянии подразделения на острове Йонпхёндо, которое получило подкрепление, он (Ким Чен Ын) ознакомился и проинспектировал план артиллерийского удара по новым гарнизонам на вражеских объектах», — отмечается в сообщении Центрального телеграфного агентства Кореи (ЦТАК).

«Он (Ким Чен Ын) заявил, что элитные артиллерийские подразделение КНА, защищающие юго-западную линию фронта, должны сохранять высшую боевую готовность для того, чтобы сломать вражеский хребет по первой же команде», — говорится в сообщении. Северокорейские острова Чанджэдо и Мудо и южнокорейский остров Йонпхёндо расположены недалеко от спорной морской границы в Желтом море.

Так называемая «северная разграничительная линия» была проведена в одностороннем порядке США, которые воевали в Корее под флагом ООН уже после подписания соглашения о перемирии во время войны 1950-53 годов. КНДР эту границу не признает и придерживается собственной линии, которая не признается в Южной Корее.

Глобальная угроза безопасности

США рассматривают отныне КНДР как глобальную, а не региональную угрозу, заявил глава Командования спецоперациями ВС США генерал Рэймонд Томас. В ходе слушаний в американском сенате Томас назвал поведение Пхеньяна «все более непредсказуемым». Он также отметил, что его командование «в последнее время все больше концентрируется на ядерной угрозе со стороны КНДР».

«Раньше КНДР представляла собой региональную угрозу. Теперь она стала глобальной из-за стремления к обладанию ядерным оружием и баллистическими ракетами», — сказал он.

КНДР в субботу провела очередные испытания баллистической ракеты. Пуск был произведен в северо-восточном направлении из района Пукчхан провинции Пхёнан-Намдо. Американские и японские военные считают, что баллистическая ракета упала на северокорейской территории в пределах 50 км от места пуска. Тип ракеты точно пока не определен. По мнению экспертов, это могла быть Scud ER, то есть ракета ближнего радиуса действия с увеличенной дальностью полета, или ракета среднего радиуса действия KN-17.

КНДР. США. Китай. ДФО > Армия, полиция. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 мая 2017 > № 2165332


Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 5 мая 2017 > № 2164356 Георгий Мартынов

Георгий Мартынов: Подзоне Приморье необходимы ресурсные исследования.

В подзоне Приморье есть серьезный промысловый запас минтая, который надо только подтвердить, отмечает президент АРПП Георгий Мартынов. По его словам, рыбаки края уверены, что этот ресурс нужно выводить из «одуемых» в возможный вылов.

Минтай подзоны Приморье – весьма своеобразный для промысла объект, отметил президент региональной ассоциации Георгий Мартынов в беседе с корреспондентом Fishnews. По словам руководителя АРПП, это связано как с сезонностью, так и с особыми условиями добычи.

«В последние годы, к сожалению, в подзоне Приморье идет значительное сокращение ОДУ минтая. Так, в 2002 году общий допустимый улов установили в размере 62,81 тыс. тонн. Напомню, на тот момент еще не вышел федеральный закон о рыболовстве, а квоты распределялись не по «историческому принципу», а по заявкам: предприятие просит, а государство решает, удовлетворить просьбу или нет.

Спустя 10 лет, в 2012 году, ОДУ минтая подзоны Приморье составил уже 13,8 тыс. тонн, в 2014 – 10,28 тыс. тон, в 2015 – 4,58 тыс. тонн, в 2016 – 4,42 тыс. тонн и в 2017 – 5,55 тыс. тонн.

И если в 2002 году фактически было освоено 16,6 тыс. тонн, то в прошлом году реально выловили порядка 3,2 тыс. тонн», - рассказал глава объединения.

Президент ассоциации обратил внимание, что в районе уже давно не проводятся серьезные ресурсные исследования. Не имея подтвержденных данных, ученые из года в год снижают допустимый улов до самого минимума. «Ни в коем случае не обвиняю нашу науку, - подчеркнул Георгий Мартынов. - У них просто нет денег на эти работы».

У главы АРПП нет никаких сомнений, что в подзоне Приморье имеется серьезный промысловый запас. В пример он привел компанию «Акватехнологии», которая успешно добывает в этом районе минтай.

«Я считаю, что недостаточное финансирование науки в данном случае можно отнести к административным барьерам. Промысловый запас есть, его надо только подтвердить», - заявил собеседник Fishnews.

По словам Георгия Мартынова, в среде приморских рыбаков есть единое твердое понимание, что минтай в подзоне Приморье из ОДУ необходимо выводить в возможный вылов. Эту позицию поддерживают и компании, которые имеют значительную часть долей квот на добычу минтая, отметил руководитель ассоциации.

«Мы дважды рассматривали вопрос на Дальневосточном научно-промысловом совете, и оба раза он поддержал инициативу вывода из ОДУ. ТИНРО, наш отраслевой институт на Дальнем Востоке, тоже за. Однако в ходе последнего обсуждения представитель ВНИРО огласил вердикт института: для перевода минтая подзоны Приморье в объекты возможного вылова нет оснований», - рассказал Георгий Мартынов.

Он подчеркнул, что перевод минтая подзоны из ОДУ в ВВ откроет доступ к ресурсу большему числу компаний. «В настоящее время основная квота (42%) принадлежит предприятиям, входящим в группу компаний «Доброфлот», а все остальное разбито по достаточно небольшим долям. Если мы выведем минтай из ОДУ, то дадим возможность работать на нем всем желающим», - отметил глава ассоциации.

Это поможет поддержать и береговые рыбокомбинаты, и предприятия, которые вообще не имеют квот, добавил он.

«К тому же переход из ОДУ в возможный вылов – не навсегда, - обратил внимание президент АРПП. - Можно осуществить его на год-два и затем посмотреть на результаты. Всегда можно будет вернуться обратно. Но я полагаю, что этого не понадобится. Найдутся новые предприятия – стабильные пользователи, будет развиваться береговая переработка».

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 5 мая 2017 > № 2164356 Георгий Мартынов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2164040 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Предложения о создании новых ТОРов на Дальнем Востоке должны обеспечивать рост поступления НДС

«Предложения Корпорации развития Дальнего Востока о создании новых территорий опережающего развития (ТОР) в регионе должны обеспечивать последующее увеличение налога на добавленную стоимость (НДС), поступающего в бюджет», - заявил министр экономического развития РФ Максим Орешкин в ходе совещания о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015-2017 годах.

По его словам, показатели эффективности важны, в том числе для того чтобы мотивировать. «Кого нужно в первую очередь мотивировать? Есть дискуссии, нужно ли мотивировать конкретные компании, конкретных инвесторов осуществлять инвестиции", - сказал глава Минэкономразвития, отметив, что точка зрения Министерства заключается в том, что «в первую очередь мотивировать нужно регионы, которые обращаются за созданием ТОРов, но это больше касается истории с моногородами и Корпорации развития Дальнего Востока».

"Чтобы Корпорация понимала, что если выносится предложение по созданию ТОР в той или иной местности, должны обязательно за бюджетными инвестициями, теми решениями, которые принимаются в этой связи, прийти частные инвестиции в определенном объеме. И бюджет тоже должен выиграть через увеличение объема добавленной стоимости, потому что по НДС никаких льгот нет", - подчеркнул Максим Орешкин.

Глава Минэкономразвития отметил, что если большой объем добавленной стоимости будет создаваться на предприятиях, работающих в этих ТОР, то бюджет получит и дополнительные поступления в части НДС.

Кроме того, по его словам, Минэкономразвития совместно с Министерством по развитию Дальнего Востока обсуждает вопрос специального подхода к вопросам контроля и надзора в регионе.

"Возможно, будем предлагать создать на территории, ограниченной в рамках нескольких ТОР, специальный режим работы контрольно-надзорных органов, чтобы еще улучшить условия для ведения бизнеса инвесторов, чтобы снять все риски", - пояснил Максим Орешкин.

Максим Орешкин: Показатели эффективности важны, в том числе для того, чтобы мотивировать. Но кого нужно в первую очередь мотивировать? Есть дискуссии, нужно ли мотивировать конкретные компании, конкретных инвесторов осуществлять инвестиции. Наша точка зрения заключается в том, что в первую очередь мотивировать нужно регионы, которые зачастую обращаются с предложениями по созданию ТОР, но это больше касается истории с моногородами, и Корпорации развития Дальнего Востока, чтобы она понимала, что, если выносятся предложения по созданию ТОР в той или иной местности, должны обязательно за теми бюджетными инвестициями, теми решениями, которые принимаются в этой связи, прийти инвестиции частные в определённом объёме. И бюджет тоже должен выиграть через увеличение объёма добавленной стоимости, потому что по НДС никаких льгот нет, и если большой объём добавленной стоимости будет создаваться на предприятиях, работающих в этих ТОР, то бюджет получит дополнительные поступления в части НДС.

И по последнему моменту, который Александр Сергеевич затронул, относительно режима работы компаний. Мы как раз сейчас с Министерством Дальнего Востока обсуждаем вопрос специального подхода к истории контроля и надзора и, возможно, будем предлагать создать на территории, ограниченной в рамках нескольких ТОР, специальный режим работы контрольно-надзорных органов, чтобы ещё улучшить условия для ведения бизнеса инвесторов, чтобы снять все риски.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2164040 Максим Орешкин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 мая 2017 > № 2164178 Максим Козлов

Максим Козлов: На первом плане – подготовка к путине.

Ассоциация «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» готовится к лососевой путине. Рекомендации по мерам регулирования промысла руководитель объединения Максим Козлов предложил обсудить на рабочей группе в рамках ДВНПС.

В марте произошли изменения в руководстве Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области». Объединение возглавил Максим Козлов. Тогда же, на отчетно-выборном собрании, были определены приоритетные задачи для АСРКС. Среди актуальных вопросов – инвестиционные квоты, сайровая путина, добыча сардины-иваси и скумбрии, внедрение электронной ветсертификации.

На первом плане сейчас, конечно, подготовка к промыслу лосося. «Скромные объемы горбуши, которые рекомендованы к вылову, – около 20 тыс. тонн в основном промысловом районе, на Восточном Сахалине, – и предлагаемые меры регулирования напрямую затрагивают интересы наших пользователей. Поэтому обсуждение условий работы в путину – приоритет для нас», – рассказал председатель правления ассоциации в интервью Fishnews.

21 апреля подготовка к промыслу лосося рассматривалась на совещании, которое проводил с регионами замминистра сельского хозяйства – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. Максим Козлов тогда предложил организовать обсуждение мер регулирования для Сахалинской области на рабочей группе в рамках ДВНПС.

«Сахалинский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии уже озвучил предполагаемые меры регулирования промысла лососей», – отметил руководитель АСРКС. Речь идет о закрытии для добычи заливов Анива и Терпения, смещении сроков промысла примерно на две недели и введении проходных дней в режиме «трое суток промысла – трое суток пропуска».

«Эти рекомендации мы бы хотели рассмотреть на рабочей группе в рамках Дальневосточного научно-промыслового совета. В том числе предложить свое видение развития промысла. Рекомендованные меры регулирования достаточно жесткие, – рассказал Максим Козлов. – Понимая это, Илья Васильевич поинтересовался на совещании, обсуждались ли предлагаемые меры регулирования с рыбацкой общественностью. В связи с чем и родилось предложение создать рабочую группу при ДВНПС для привлечения большего числа специалистов к обсуждению рассматриваемого вопроса и выработке мер регулирования».

Руководитель ассоциации отметил, что и территориальное управление Росрыболовства, и рыбвод, и администрация области также видят необходимость рабочей встречи в рамках ДВНПС.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 мая 2017 > № 2164178 Максим Козлов


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 4 мая 2017 > № 2163699

Конфискация Хорошавина: силовики нашли новый способ отъема собственности

Денис Ладыгин

ведущий юрист КСК групп

Почему конфискация имущества у экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина – тревожный сигнал для бизнеса

Верховный Суд отказался рассматривать кассационную жалобу экс-губернатора Александра Хорошавина и членов его семьи на решение нижестоящих судов о конфискации имущества. В собственность государства перешло имущество на сумму 1,8 млрд руб. Ранее оно принадлежало бывшему чиновнику, его жене и их совершеннолетнему сыну.

Хотя нижестоящие суды также отказались возвращать конфискованное имущество Хорошавину, решение Верховного суда можно назвать знаковым. Высшая судебная инстанция подтвердила законность расширительного толкования антикоррупционного законодательства: государство может конфисковать собственность не только самого чиновника, но и членов его семьи. В «зону риска» попадают супруги и дети — как совершеннолетние, так и несовершеннолетние.

Также без принятия поправок в законодательство увеличен перечень имущества, которое может изъять государство. Согласно закону, государство может конфисковать недвижимость, транспортные средства, ценные бумаги, акции. Но суды считают, что нормы распространяются и на движимое имущество, а также на денежные средства.

Судебная практика о конфискации имущества изменилась: что это значит для бизнеса

Это тревожный тренд: фактически суды предоставляют контролирующим органам дополнительные полномочия. Законы при этом остаются прежними. В этой ситуации речь идет только о чиновниках, но контроль за доходами предпринимателей в ближайшее время также наверняка станет жестче. Например, можно вспомнить дело «Сенаторов против Альфа-банка». Истец добился того, чтобы для оплаты долга предпринимателя Александра Сенаторова было продано имущество нескольких компаний. Юридически оно не было собственностью Сенаторова, но суды посчитали, что фактически это так.

Также скоро стартует автоматический обмен финансовой информацией. Россия подписала межгосударственное соглашение 2 мая 2016 года, и в настоящее время Минфин разрабатывает соответствующие поправки в Налоговый кодекс. Согласно законопроекту, под финансовой информацией понимаются в том числе сведения о вкладах и операциях по счетам клиентов банков. То есть ФНС сможет получить информацию о том, сколько денег хранят россияне в банках за границей и на что они их тратят.

Что делать предпринимателям

Бизнесменам не стоит ждать, когда контроль доходов со стороны государства станет жестче. Принимать меры по защите активов необходимо уже сейчас. Многие предприниматели переводят имущество на своих родственников, но такие сделки можно оспорить в рамках банкротства физического лица. Чтобы снизить риски, необходимо внимательно анализировать ситуацию и подбирать инструмент, который будет эффективным в конкретном случае.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 4 мая 2017 > № 2163699


Россия. ДФО > Рыба. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 28 апреля 2017 > № 2157784 Андрей Коваленко

Повестка обсуждений для бизнеса и власти насыщенная.

Андрей КОВАЛЕНКО, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Сахалинской области.

Прокуратура Сахалинской области провела в апреле круглый стол по вопросам рыбохозяйственного комплекса: рыбопромышленники получили возможность обсудить с представителями контролирующих и правоохранительных органов самые актуальные для отрасли вопросы. И предложить меры по их решению. Выступил на круглом столе и региональный уполномоченный по защите прав предпринимателей Андрей Коваленко. В интервью Fishnews бизнес-омбудсмен рассказал, какие темы волнуют рыбаков и рыбоводов.

– Андрей Сергеевич, как вы оцениваете значение состоявшегося обсуждения? Список участников представительный – бизнес, наука, рыбвод, региональные власти. Тем более что круглый стол прошел в преддверии лососевой путины.

– Конечно, такие мероприятия – это очень важно, ведь рыбное хозяйство является одной из приоритетных отраслей развития Сахалинской области. Я непосредственно принимали участие в организации совещания, мы приглашали на него предпринимателей.

Представители бизнеса подняли очень много проблемных вопросов. Прежде всего предприниматели отмечали важность сохранения и воспроизводства водных биоресурсов, в том числе тихоокеанских лососей. Ни для кого не секрет, что лососевая путина в Сахалинской области уже не первый год очень слабая. Между тем в работе задействовано много рыбодобывающих предприятий. И конечно, люди обсуждали, что делать для сбережения ресурса. Рассматривались темы охраны естественных нерестилищ, развития лососеводства, вопросы ответственности за браконьерство.

– А какие вопросы вы подняли на круглом столе?

– В своем выступлении я остановился на проблемах, которые возникают у рыбопромышленных предприятий в связи с несовершенством федерального законодательства.

Это, например, освоение объектов промысла, для которых не устанавливается общий допустимый улов. Возможный вылов предусматривается в целом на промысловый район. Соответственно, осваивать его могут как прибрежные предприятия, так и пользователи с крупнотоннажным флотом. Крупные суда за несколько дней практически полностью выбирают объем, прибрежники остаются ни с чем. Каждый год такая ситуация наблюдается, допустим, при добыче тихоокеанской сельди.

– С другой стороны, здесь можно говорить о том, что работает конкуренция: кто успел выловить, тот и получает доход.

– Бесспорно, конкуренция есть. Но нельзя забывать о социальном аспекте. Береговые предприятия, которые для многих населенных пунктов являются градо- и поселкообразующими, рассчитывают на эти объемы вылова. При существующей системе прибрежникам даже непонятно, как готовиться к промыслу. Риски очень большие, а гарантий никаких нет.

– Насколько нам известно, предпринимательское сообщество серьезно обеспокоено и теми изменениями, которые внесены на федеральном уровне в правила формирования региональных комиссий по анадромным.

– Да, это важная тема. Комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб для того и создана, чтобы оперативно рассматривать вопросы, связанные с организацией рыболовства. Принимаемые решения напрямую влияют на ситуацию в отрасли. В последние годы состав областной комиссии был сбалансированным по представительству федеральных и региональных чиновников, бизнеса. Однако по непонятным причинам Министерство сельского хозяйства РФ приказом от 17 августа 2016 года № 357 увеличило долю федеральных госслужащих, сократив тем самым возможности области и предпринимателей отстаивать свои интересы. При этом состав комиссии раздули практически на треть за счет людей, далеких от рыбного промысла.

Очень важная проблема – нет регламента работы комиссии. В результате возникают противоречия в принятии решений и их трактовке.

– «Узкие» места в правовом регулировании аквакультуры – о каких из них вы говорили на круглом столе?

– Изменения, которые произошли в законодательстве, не сказались, в общем-то, на развитии аквакультуры Сахалинской области по двум причинам. Первое: практически вся прибрежная акватория в регионе поделена на рыбопромысловые участки. Но вопрос о многоцелевом использовании акватории до сих пор не решен, нет возможности перевести РПУ по желанию предпринимателя в рыбоводный участок.

Второй блок вопросов – в системе торгов по предоставлению РВУ. Проблема, которую мы пытаемся решить уже долгое время, создает риски для действующих лососевых рыбоводных заводов. Она известна: в условиях прежней законодательной базы предприятия работали в режиме искусственного воспроизводства и теперь не могут рассчитывать на получение рыбоводных участок без торгов. В то же время, согласно федеральному закону об аквакультуре, право собственности на объекты рыбоводства возникает только у хозяйств, заключивших договор пользования РВУ. Наши заводы так и не получили участки, в результате ежегодно разгораются скандалы при организации промысла кеты, имеющей на 90% заводское происхождение.

Не решена проблема, когда участник аукциона предлагает высокую цену, становится победителем, но в итоге не вносит доплату – договор пользования рыбоводным участком не заключается. При этом компания, у которой были серьезные намерения по строительству рыбоводного завода, видит завышенную цену и отказывается от дальнейшего участия в торгах. В результате участки не работают.

- И какой же выход из ситуации?

– Необходимо, на мой взгляд, более значительное обеспечение, чтобы в случае отказа от доплаты компания несла более серьезные финансовые потери.

Также хотелось бы отметить проблему размещения временных построек для рыболовства и аквакультуры. Большинство земельных участков в нашей области относится к землям лесного фонда, для которых установлен особый режим хозяйствования, не позволяющий использовать их для целей рыболовства и рыбоводства. В итоге предприятия ежегодно вынуждены нарушать законодательство. Тоже давно добиваемся решения этой проблемы, однако соответствующие поправки до сих пор не внесены.

В целом организация таких обсуждений продемонстрировала, что особую важность для предпринимательского сообщества имеет тема сохранения и воспроизводства ресурса.

Маргарита КРЮЧКОВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 28 апреля 2017 > № 2157784 Андрей Коваленко


Россия. ДФО > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 27 апреля 2017 > № 2199351 Вадим Ильиных

Чтобы исчезающие виды не исчезли.

Уже четыре года в структуре Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Приморскому краю действует специализированное подразделение по противодействию незаконной добыче животных, занесённых в Красную книгу Российской Федерации. О деятельности отдела по выявлению преступлений в лесопромышленном комплексе и защите биоресурсов рассказал начальник УЭБиПК УМВД России по Приморскому краю полковник полиции Вадим ИЛЬИНЫХ:

Под прицелом - краснокнижные звери

- Защита краснокнижных животных - одно из основных направлений деятельности отдела. На территории нашего региона расположены ареалы обитания сотен исчезающих видов животных, самые известные из которых - амурский тигр и редчайшая кошка планеты - дальневосточный леопард.

Их вымирание обусловлено прежде всего деятельностью человека, и главный отрицательный фактор - браконьерство, которое с начала 90-х годов прошлого века приобрело коммерческий характер. Шкуры, кости и другие части убитых животных находят сбыт в большинстве стран Восточной Азии как ценное лекарственное сырьё, так называемые дериваты.

Для пресечения деятельности организованных групп, осуществляющих незаконную добычу фауны, наши сотрудники проводят комплексные оперативно-профилактические мероприятия высокой степени сложности.

Результатом этой работы стало оперативное сопровождение более 50 уголовных дел, возбуждённых по фактам незаконной охоты, хранения, перевозки и реализации дериватов редких и исчезающих видов фауны.

В 2013 году в Уголовный кодекс Российской Федерации были внесены дополнения, в соответствии с которыми введена ответственность за незаконную добычу и оборот ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, их частей и производных.

Несмотря на то что статья 258.1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет и крупного денежного штрафа, это не останавливает браконьеров и они не прекращают преступный промысел…

Приведу лишь несколько вопиющих примеров. Летом прошлого года в Находке наши сотрудники совместно с коллегами из ФСБ России пресекли деятельность организованной преступной группы, занимающейся браконьерством. Причинённый государству ущерб превысил 9 миллионов рублей. В рамках расследования уголовного дела проведён ряд криминалистичес­ких экспертиз, по результатам которых установлена причастность браконьеров к незаконной охоте на краснокнижных животных. Расследование уголовного дела, возбуждённого по статье «Незаконная охота», окончено. Дальнейшую судьбу браконьеров определит суд.

Охотник под маской жертвы

Один год и два месяца исправительных работ заслужил по решению суда охотник, застреливший амурского тиг­ра. Кроме того, он навсегда был лишён охотничьего оружия и права заниматься охотой. Интересно, что изначально браконьер пытался себя выдать за жертву. Получивший неопасные для жизни ранения охотник утверждал, что на территории охотхозяйства «Фауна» в Хасанском районе на него неожиданно и без всякой причины набросился тигр и он был вынужден защищать свою жизнь. Однако в ходе следствия сотрудники полиции, используя данные экспертиз и допросы свидетелей, пришли к выводу: тигр напал на подозреваемого, будучи им уже смертельно раненным, а первые три выстрела были произведены вслед уходившему хищнику. Человек преследовал тигра, за что и поплатился. Дело с обвинительным заключением передали в суд, где и была доказана вина охотника.

Недавно в Арсеньеве у злоумышленников было конфисковано восемь шкур амурского тигра и другие дериваты животных. Это одна из крупнейших партий шкур амурского тигра, когда-либо изъятых в России. Кроме того, в квартире хранились незарегистрированное оружие и 150 патронов к оружию с нарезным стволом. Во время обыска у подозреваемых обнаружено также около 1,4 килограмма корней женьшеня, около 100 бутылок со спиртовой настойкой корня и 115 тысяч долларов США.

В Михайловском районе задержана группа местных жителей, которые, как предполагается, незаконно торговали костями амурского тигра. Их автомобиль был остановлен на федеральной трассе Хабаровск - Владивосток. В нём при досмотре обнаружены части скелета животного. По заключению специалистов центра «Амурский тигр», это были фрагменты тигриных рёбер. После экспертного анализа прошли обыски в домах подозреваемых: в Уссурийске, Чугуевском и Кавалеровском районах. Оперативники изъяли охотничьи ружья, патроны, желчь медведей, туши животных, три тысячи особей трепанга и множество костей амурского тигра. Более того, один из браконьеров держал на своём частном подворье девятимесячную гималайскую медведицу. Зверь сидел практически без движения в жёстком ошейнике и тесной клетке. Полицейские передали медвежонка под опеку ветеринаров в зоопарк Уссурийска. В отношении подозреваемых возбуждены уголовные дела, один из фигурантов заключён под стражу.

И таких примеров можно приводить много. Только с начала этого года сотрудниками органов следствия и дознания Управления МВД России по Приморскому краю возбуждены 13 уголовных дел по фактам незаконной охоты на особо ценных диких животных и оборота дериватов животных, занесённых в Красную книгу.

На земле леопарда

Конечно, эффективность работы нашего подразделения во многом зависит от качества взаимодействия с общест­венными организациями, занимающимися вопросами сохранения «краснокнижных» животных, и жёсткости контроля с их стороны за исполнением природоохранного законодательства.

Многое делается и для экологического просвещения граждан. Главная цель такой работы - пропаганда бережного отношения к природе. Для этого наши сотрудники вместе с активистами-экологами читают в образовательных учреждениях региона лекции, беседуют о проблемах защиты редких животных. Помимо этого, они регулярно проводят обучающие семинары для специалистов службы охраны национальных парков, разъясняют нормы действующего уголовного и административного законодательства, рассказывают о правилах ношения и хранения оружия, об особенностях выявления, документирования и пресечения преступлений, связанных с незаконной охотой.

Сегодня стражи правопорядка эффективно взаимодействуют со службой охраны Объединённой дирекции национального парка «Земля леопарда» и Государственного природного биосферного заповедника «Кедровая падь». Проводится работа по пресечению преступлений и правонарушений на особо охраняемых природных территориях, сотрудники которых решают задачу по сохранению и восстановлению единственной в мире популяции дальневосточного леопарда.

Приморская полиция участвует в реализации государственной политики по защите редких видов животных, занесённых в Красную книгу. Объединение усилий государственных и общественных организаций, жёсткий контроль над исполнением природоохранного законодательства и экологическое просвещение - основные приоритеты деятельности сотрудников специализированного подразделения по противодействию незаконной добыче животных, занесённых в Красную книгу Российской Федерации.

Записала Ирина СЫРОВА

Приморский край

Наша справка

Амурский тигр стал своеобразным символом Приморского края. За последнее столетие его популяция пережила глубокие и драматичные изменения: в конце 30-х - начале 40-х годов, когда на всём ареале в пределах страны оставалось порядка 20-30 зверей, затем - перелом к постепенному росту до 1990 года, когда численность тигра, возможно, достигла уровня 300- 350 особей. Главным фактором, приведшим тигра на грань исчезновения, было прямое преследование его человеком.

С 1947 года в России введена законодательная охрана тигра. В настоящее время принята детально разработанная «Стратегия сохранения амурского тигра в России» и предпринимаются всесторонние усилия по нормализации ситуации с этим редким и прекрасным хищником.

Дальневосточный, или амурский леопард - самый северный из всех подвидов леопарда. Его популяция считается генетически обособленной. Требуется принятие мер по её сохранению как генетически уникального компонента в системе видового разнообразия не только региона, но и мира в целом. В настоящее время в крае насчитывается не более 80 особей леопарда и учёными предпринимаются все усилия по спасению этого животного от вымирания.

Россия. ДФО > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 27 апреля 2017 > № 2199351 Вадим Ильиных


Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 27 апреля 2017 > № 2155817

Китайскому транзиту нужен выход

В Минтрансе России поддержали предложения по организации транзитных перевозок через погранпереход Махалино (Камышовая) – Хуньчунь (КНР). В свою очередь, над упрощением транзита сегодня работает Министерство по развитию Дальнего Востока.

На Дальневосточной магистрали рассматриваются возможности увеличения транзитных контейнерных перевозок через имеющие выход на дорогу пункты пропуска. Сейчас они осуществляются по международному транспортному коридору (МТК) «Приморье-1», связывающему через железнодорожный погранпереход Гродеково – Суйфэньхэ северные провинции Китая с портами Находки и Владивостока. Перевозки на этом направлении демонстрируют рост: в январе – марте перевезено более 2 тыс. TEU (контейнеров в 20-футовом эквиваленте), тогда как за весь 2016 год объём транзита здесь составил 3,2 тыс. TEU.

По словам начальника службы международных связей ДВЖД Игоря Мельникова, дальнейшая реализация транзитного потенциала магистрали видится в развитии МТК «Приморье-2». «Интересы зарубежных партнёров лежат в плоскости перевозок грузов из Китая через железнодорожный пункт пропуска Камышовая – Хуньчунь, – отметил он. – Выгодное географическое положение погранперехода подходит для отправки транзита в южные порты Приморья, прежде всего Зарубино, до которого расстояние составляет всего 60 км, а также Славянку». Специально для этого ООО «Морской порт Зарубино» открыло морскую судоходную линию, способную обеспечить вывоз контейнеров до 6 тыс. TEU в месяц. По информации китайских отправителей, местные производители испытывают потребность в запуске МТК «Приморье-2». Так, ежегодные объёмы перевозок только бутилированной минеральной воды из китайской провинции Цзилинь в Республику Корея оцениваются в 56 тыс. TEU в год. «МТК «Приморье-2» наиболее удобный путь для грузов с северо-востока КНР в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Такой путь экономит время и деньги бизнесменов. Поэтому китайские предприниматели заинтересованы в его развитии», – подчеркнул начальник производственной линии компании UGL Ди Джинлу.

Сейчас через приграничную станцию Камышовая грузопоток идёт только в одном направлении – из России в Китай (с начала года объём перевозок через неё превысил 1 млн тонн). В Поднебесную экспортируются железная руда, уголь, пиломатериалы. Расширение номенклатуры грузов, открывающее путь к транзиту, упирается в действующие нормативные акты. Это обусловлено тем, что с 2004 по 2013 год участок Камышовая – Госграница не функционировал, а его собственник ОАО «Золотое звено» не выходило с предложениями по включению пункта пропуска в соответствующие постановления РФ для расширения номенклатуры перевозимых грузов. В 2011-м инфраструктура была приобретена ОАО «РЖД», восстановив которую компания возобновила перевозки.

С момента приобретения инфраструктуры РЖД неоднократно обращались в различные инстанции, однако вопрос остаётся нерешённым. Вместе с тем, как сообщил Игорь Мельников, инициативы РЖД по развитию перевозок уже поддержали в Минтрансе и администрации Приморского края. Продолжается совместная работа над соответствующим пакетом документов. Министерство по развитию Дальнего Востока подготовило проект постановления Правительства РФ, который поможет упростить порядок ввоза транзитных грузов из КНР через железнодорожные пункты пропуска. Одним из нововведений может стать перевод всех таможенных операций по прибытии в порты, что особенно актуально для МТК «Приморье-2», поскольку расстояние между пунктом пропуска и морским терминалом в Зарубино составляет всего 64 км. «Если постановление будет принято, то упростится порядок оформления транзитных контейнеров, сроки перевозки по обоим МТК сократятся, что позволит привлечь дополнительные объёмы», – подытожил Игорь Мельников.

Вопросами развития возможностей МТК «Приморье-2» занимается и Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и развитию экспорта. В апреле под эгидой этой госструктуры организован эксперимент по отправке груза из Китая через автомобильный переход Хуньчунь – Краскино. Тестовый контейнер, проследовав границу, направился в Зарубино, после чего его паромом отправили в Южную Корею. Время в пути контейнера составило неделю. После получения подробных данных специалисты агентства будут вносить предложения по сокращению этих сроков.

В Минвостокразвития России подчёркивали, что большую роль в МТК «Приморье-2» должен играть как автомобильный, так и железнодорожный транспорт. Потенциальный объём грузовой базы МТК серьёзен – к 2030 году к перевозкам может быть предъявлено 23 млн тонн зерновых и 15 млн тонн контейнерных грузов.

Павел Усов

Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 27 апреля 2017 > № 2155817


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 27 апреля 2017 > № 2155777 Виктор Ашарин

Виктор Ашарин: Росрыболовству удалось снять часть претензий рыбоводов.

Начальник управления аквакультуры Росрыболовства Виктор Ашарин рассказал Fishnews, как проходит работа по корректировке законодательства для рыбоводства.

Принятый в 2013 г. закон об аквакультуре стал для хозяйств фундаментом развития. Документ, который обсуждали и корректировали не один год, можно было бы назвать законодательным прорывом, устрой он все стороны. Однако предприниматели считают, что дискуссия еще не завершена и закон нуждается в корректировке. Ряд проблем, в частности, осветила в интервью Fishnews заместитель председателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области Галина Щукина.

В частности, предприятиям по-прежнему запрещено многоцелевое использование рыбопромысловых участков (как для рыболовства, так и для товарного выращивания объектов марикультуры).

«Данный вопрос в настоящее время актуален для ряда регионов, где большая часть акваторий занята под рыбопромысловые участки, особенно для Сахалина», - обратил внимание начальник управления аквакультуры Росрыболовства Виктор Ашарин.

Он отметил, что рыбоводные и рыбопромысловые участки – это абсолютно разные понятия с точки зрения закона. «Предоставление в пользование рыбоводных и рыбопромысловых участков регулируются разными нормативными правовыми актами. Деятельность может быть в чем-то и схожа, но к заявителям на РПУ и РВУ всегда были разные требования и обязательства по их использованию», - констатировал представитель ведомства.

Однако сейчас, по его словам, проблема решается. Минсельхоз и Росрыболовство синхронизируют эти направления, чтобы дать возможность заниматься аквакультурой на уже предоставленных РПУ. Подготовлен законопроект, который урегулирует вопрос, подчеркнул Виктор Ашарин.

Говоря о создании морских рыбоводных участков, он отметил, что до недавнего времени в некоторых регионах органы государственной власти к работе по формированию границ РВУ подходили формально: заявителю отказывали по причинам наложения предлагаемых границ на границы рыбопромысловых участков, особо охраняемых природных территорий и т.д.

«Вместе с тем органам государственной власти необходимо детально рассматривать поступающие предложения и при необходимости их корректировать. Это значительно упростит процедуру для самих претендентов. Сейчас такая работа Росрыболовством организована», - заявил глава управления.

В пример он привел Приморье: до вступления в силу закона об аквакультуре рыбоводство там осуществлялось на площади около 20 тыс. га. В 2016 г. и в конце марта нынешнего года в крае сформировано порядка 160 рыбоводных участков общей площадью более 38 тыс. га. То есть рыбоводный фонд увеличен почти в два раза.

Собеседник Fishnews подчеркнул, что наибольшую прозрачность распределения участков обеспечивает аукцион. «Это консолидированная позиция всех ведомств. Поэтому все новые участки идут на открытый аукцион. С момента вступления в силу закона об аквакультуре по аукционам предоставлено в пользование уже более 900 рыбоводных участков площадью свыше 50 тыс. га. В бюджет по результатам этих торгов поступило более 190 млн рублей», - рассказал Виктор Ашарин.

Он добавил, что участки, на которых люди ранее занимались аквакультурой, в том числе на основании лицензии на водопользование, предоставляются по конкурсу. «То есть сегодня работает механизм, при котором учитывается история рыбоводного хозяйства. Главное, чтобы пользователь был добросовестным и занимался выращиванием рыбы и других морепродуктов, - отметил представитель ведомства. - Такие рыбоводные хозяйства получат преимущество, чтобы не остаться «за бортом».

Кроме того, Виктор Ашарин побеседовал с Fishnews о принудительном расторжении договоров, передаче полномочий по формированию РВУ регионам, нормах производства продукции, праве собственности на высаженные объекты, предоставлении отчетности, внедрении научных разработок и пр.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 27 апреля 2017 > № 2155777 Виктор Ашарин


Россия. США. СКФО. ДФО > Транспорт > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153476 Зиявудин Магомедов

Зиявудин Магомедов: «Никуда мы не уйдем от нашего проклятия, везде труба»

Ольга Проскурнина, Антон Вержбицкий

Что заставило миллиардера поверить в коммерческие перспективы ещё не доказанной технологии HyperLoop, как он пользуется Uber и где нашёл себе тренера по боям без правил

В этом году Зиявудин Магомедов вернулся в глобальный рейтинг Forbes – по состоянию на март 2017 года его состояние оценивается в $1,4 млрд – больше, чем даже во время правления Дмитрия Медведева. Тогда Зиявудин Магомедов вместе со старшим братом Магомедом получил немало выгодных госзаказов: строительство трубопровода ВСТО-2, стадиона в Казани к чемпионату мира по футболу, реконструкция Большого театра. Однако после возвращения в президентское кресло Владимира Путина дела у бизнесменов из ближнего круга Медведева заметно пошатнулись. Так, основатель АФК «Система» Владимир Евтушенков  лишился «Башнефти», которую ему удалось приватизировать при путинском преемнике, и даже провел два месяца под домашним арестом. Предприниматель Ахмед Билалов был отстранен от руководящих постов в Олимпийском комитете России и «Курортах Северного Кавказа и скрылся за границей. А группа «Сумма» его двоюродного брата Зиявудина Магомедова уже второй год как не попадает в рейтинг Forbes «Короли госзаказа».

Теперь Магомедов первым делом показывает нам с экрана айфона фотографию с совета директоров Hyperloop One – группа улыбающихся мужчин в касках расположилась внутри огромной трубы на фоне пустынного ландшафта где-то под Лас-Вегасом. Магомедов, на фото во втором ряду как самый рослый, вошел в совет директоров Hyperloop One в конце прошлого года на правах акционера инновационной компании. Но снимок до завершения испытаний инновационной технологии публиковать нельзя.

– Это у вас с испытательного стенда снимок? Как проходят испытания?

– Закрытые испытания начнутся в ближайшем будущем. Полигон расположен в 30 км от Лас-Вегаса. По этой трубе будет лететь тележка на магнитной подушке по принципу пассивной левитации – это когда магниты в электрическом смысле не активны. Публичные испытания должны быть в конце мая — начале июня.

Сейчас обсуждения дошли до технологического решения, позволяющего использовать композит, который в производстве дешевле стали с точки зрения капекса в 4-5 раз. Разница, правда, в том, что в случае со стальными трубами доказано: эта технология работает. Здесь на доказательство уйдет пара-тройка лет. В случае успешно проведенных испытаний документарная работа займет полтора-два года.

Технологическое решение, которое позволит преодолевать расстояния со скоростью 1000-1200 км в час, в принципе возможно довести до 2000 км/ч. При этом надо понимать, что есть разные подходы к перевозке двух концептуальных грузов – контейнеров и пассажиров. С точки зрения пассажиров это потребует, наверное, несколько большего внимания: над такими вопросами, как влияние на человеческий организм, радиус поворота, давление сейчас активно работают. Диаметр трубы, который вы видели – 3,3 м, пассажирский вариант. Изначально предполагалось, что контейнерный формат – порядка 7 метров. Но мы смотрим, какое решение позволит унифицировать оба варианта и остаться на диаметре 3,3 метра.

– Речь идет о грузах и о людях. Вначале — люди?

– Я бы сказал, вначале контейнеры, а потом люди.

- Для вас этот проект – всё-таки бизнес или просто красивая технология?

- Естественно, я к этому отношусь достаточно прагматично и утилитарно, никакого футуризма здесь нет. Для меня это бизнес-решение, которое фундаментально изменит ландшафт транспортной логистики впервые с 1830х гг., когда появились железные дороги.

Дело не только в том, что я вкладываю в технологии. Это я делаю в первую очередь для того, чтобы технология Hyperloop была реализована здесь, в России. Сборка этой истории в России принципиальна, в моем понимании. Так же принципиально, как и то, что несколько лет назад я поднял тему отношения России к проекту «Новый шелковый путь». Этот проект предполагает не только строительство инфраструктуры, но и культурную экспансию Китая. Надо понимать, что они пытаются занять место, которое все время занимал Советский Союз. Самый удобный путь следования грузов из Азии в Европу и наоборот — через Казахстан и Россию. Сегодня преодоление расстояния из любой точки – Гуанчжоу, Шанхай, Йокогама – до Роттердама, Гамбурга и т.д. по морю занимает от 35 до 45 суток. Реализация проекта позволит сократить это время в разы. По сути, доставка [из Азии в Европу] будет занимать одну ночь. Какой группе товаров нужна такая скорость? Оказывается, достаточно большому сегменту. Мы провели маркетинговое исследование – потенциально это может быть интересно даже Zara, которая каждые 45 дней меняет свой модельный ряд.

– А что с транспортными издержками будет?

– Очень важно, сколько стоит перевозка одного контейнера. Пять лет назад – $3500, последние два-три года – примерно $700–800 за тот же 20-футовый контейнер, а сейчас 2200. При текущих издержках стоимость доставки одного контейнера по Hyperloop составила бы $3000, но скорость – не 40 дней в среднем, а, грубо говоря, ночь. Если же мы будем использовать технологические решения с композитами, о которых я чуть раньше упомянул, получится в три-четыре раза дешевле, на уровне $500–700.

- То есть, если бы в России производились эти композиты….

- Производства такого нет нигде. К тому же, даже у самой большой трубы, которую использует «Газпром» на магистральных трубопроводах, диаметр 1,42 м. Соответственно, для Hyperloop должна быть принципиально другая труба. Никуда мы не уйдем от нашего «трубопроводного» проклятья, везде труба (улыбается). Наша задача в том, чтобы эта технология работала на Россию.

По сути, это новый вид транспорта. Испытания [технологии в ближайшие месяцы] будут доказательством того, что она работает. Мы в России инициировали создание рабочей группы на уровне Минтранса: помимо нас [группы «Сумма»] там и РЖД, и Таможенная служба, и другие субъекты. По консервативным оценкам, нормативная работа с регламентами, законами займет два года... Мы создали уже дорожную карту. Думаю, в ближайшее время мы проведем с коллегами из Минтранспорта встречу по этим вопросам. Даже Владимир Владимирович Путин на питерском форуме поддержал проект. Он, полагаю, понимает его ценность для России. Помните, два года назад он и Си Цзиньпин подписали документ сопряжения ЕАЭС и «Шелкового пути». Я полагаю, за этим скрываются долгосрочные планы. У России национальный интерес предполагает проход всех транзитов через ее территорию. И этот проект лежит в основе стратегии.

- А китайцы ещё не пытаются копировать технологию Hyperloop?

- Китайцы пытаются. У них есть осторожный интерес, хотя они и большие адепты ВСМ [высокоскоростных магистралей]. И индийцы тоже интересуются проектом Hyperloop.

– Вы уже пытались определить самый перспективный транспортный отрезок для России?

– Вообще для России самый актуальный транзитный проект — это Транссиб. Но, если говорить про Hyperloop, то, наверное, есть два перспективных проекта [для контейнерных перевозок]: «Китай – Казахстан – Россия – Европа», который естественно пройдет через Россию, и «Север – Юг», от Балтийского моря через Азербайджан и Иран в Индию. Если говорить о пассажирских [перевозках], то это прежде всего Москва-Питер. Представьте, что этот путь занимает по времени 50 минут. Это изменит отношение к работе [в Москве и Петербурге, у двух столиц] будет естественная агломерация. И второй потенциальный проект с точки зрения пассажиропотока — это Москва-Сочи.

Предвосхищая ваш вопрос про РЖД, мы сделали презентацию, чтобы сравнить два проекта: вот, коллеги, [высокоскоростная магистраль] Москва-Казань, вот Москва-Казань Hyperloop. С точки зрения капекса мы были дешевле, с точки зрения опекса — значительно дешевле.

- Вы имеете в виду, дешевле, чем железная дорога для ВСМ?

– Да. У коллег есть фундаментальный вопрос: «Ваша технология ведь не доказана?». Тут они правы, но технология стремительно развивается, и это вопрос стратегии. РЖД же, составляя свой долгосрочный организационно-финансовый план, реализуют проект Москва – Казань, который, с моей точки зрения, убыточен. В любом случае, они сами должны принимать решение с точки зрения своей стратегии и отношения к любым новым технологическим продуктам, будь это Maglev или Hyperloop. Но вообще я полагаю, что Hyperloop может стать самым крупным инфраструктурным проектом 21-го века, если технология будет реализована.

- А вы уверены, что ещё и ваш инновационный проект с не доказанной пока что технологией будет реализован в России, когда в правительстве каждый день говорят о проблемах бюджета?

- Это решение РЖД и правительства, есть ли на это деньги. Я бы сказал так: если бы Hyperloop как технология работал сегодня, в преломлении к пассажирским перевозкам можно было бы сказать о двух перспективных направлениях: «Москва – Питер» и «Москва – Сочи». Большая инфраструктура Сочи создана, и люди в принципе готовы туда ездить, полагаю, там будет достаточно интенсивный пассажиропоток. Мы пока не смотрели на конкретную бизнес-модель. Я думаю, что реализация пассажирских проектов займет несколько большее время с точки зрения влияния на человеческий организм, горизонт 2022–2025 гг.

- Вы в первую очередь бизнесмен, а не филантроп. Как вы всё-таки на этом проекте заработаете? Одно дело – принести интересную идею в Россию, и совсем другое – рассчитывать, что Hyperloop будет глобально развиваться.

- Глобальное развитие компании – это вопрос стратегии и модели, пока я не могу раскрывать. Если же говорить об инвестициях фонда Caspian VC, его портфель [в котором присутствуют акции Hyperloop] за два года уже вырос в три раза. По этому показателю он в пятерке лучших в мире.

В развитии непосредственно Hyperloop One в России есть два ключевых элемента. Первый – если материнская компания реализует проект с точки зрения технологий, ее капитализация вырастет в разы. Второй – исторически я был в этой компании с первого раунда инвестиций и у нас есть договоренность, которая сформулирована таким образом, что все инициативы на территории СНГ и сопредельных России пространств реализуются через дочернюю компанию «Hyperloop-Евразия», которая создана в России и будет «двигателем» проекта в России и СНГ.

- Это ваша компания или созданная Hyperloop One?

- Безусловно, материнская компания будет в ней участвовать, но основные принципы, элементы взаимоотношений мы согласуем в течение какого-то времени.

- А руководителем кто будет? Вы?

- Скоро мы сообщим. Точно не я. Я не самый блестящий операционный менеджер.

- Но это будет варяг или российский менеджер?

- Российский.

– А есть в России менеджеры, способные такие проекты делать?

– Безусловно, есть. В транспортно-логистической отрасли.

– Вы сказали, что портфель Caspian вырос в три раза. Заявленный объем фонда – до $300 миллионов. Сколько сейчас денег в нем?

– Вы, наверно, понимаете, что мы не все эти $300 млн проинвестировали, и эти цифры мы не раскрываем. Недавно были сделаны несколько новых инвестиций в проекты виртуальной реальности и аэрокосмическую отрасль. В какой-то момент времени мы об этом объявим. Сейчас смотрим на компанию из биомедицины, это будет уже восьмая по счету инвестиция. Компания достаточно любопытная, но очень дорогая, смотрим, торгуемся.

– Может быть, хотя бы порядок цифр тогда?

– Десятки миллионов долларов.

– Как часто вы бываете в Кремниевой долине?

– Я стараюсь летать 3–4 раза в году туда, не меньше. Это всегда общение с интересными людьми. [Выбирая объект для инвестиций Caspian], мы всегда исходим из того, насколько у компании емкая, захватывающая идея, насколько сильна и успешна команда, смотрим на соинвесторов.. Размер средней инвестиции – $10 млн. Но мы иногда входим в следующий раунд в компании, и цифра может быть увеличена – так было с Hyperloop, есть еще одна компания, куда мы в очередной раунд войдем. Некоторые коллеги инвестировали непосредственно до IPO. У нас концептуально иная философия инвестирования: мы входим на начальных стадиях. В Uber мы проинвестировали первыми из российских компаний, при 40 с чем-то миллиардах капитализации.

- Все технологии, в которые вы инвестируете, реализуются в коммерческом смысле в ближайшие 10 лет?

-Если говорить о сингулярности и искусственном интеллекте, вы понимаете, что не в ближайшие 10 лет. 30-50 лет по меньшей мере.

- Почему российских миллиардеров так мало в Кремниевой долине? Кроме вас да Юрия Мильнера, и назвать некого.

- Мы там, только потому что Пало Альто – это интеллектуальная и технологическая Мекка. Но мне кажется, что мы должны быть не только и не столько там, сколько в России. Наша молодежь уезжает туда учиться. И наша главная задача – сделать так, чтобы она возвращалась. Россияне все равно наряду с англосаксами в собирательном смысле – наиболее продвинутые инноваторы. И, в первую очередь, в России нужно возрождать образование и тогда она будет интеллектуально конкурировать с другими странами. Многие уезжают туда учиться, а потом остаются, потому что там есть возможность заработать деньги. С точки зрения финансовой, юридической процедуры, там все отстроено, все просто. Взял юристов, написал соглашение акционеров по общему английскому праву – и все, твои права защищены. Молодежь начинает свой бизнес со второго курса. Сейчас с учетом интеллектуальной акселерации и абсорбирования гигантской информации нет смысла учиться четыре года. За два года можно научиться всему. А дальше — иди и работай. (Интервью состоялось до акции протеста против коррупции 26 марта, в которой участвовало много студентов; на вопрос о росте оппозиционных настроений в студенческой среде Магомедов не ответил — Forbes).

- Сколько времени лично вы уделяете венчурным проектам и более утилитарным?

- Вы знаете, рассчитываю, что в ближайшие год-полтора буду меньше времени уделять утилитарным. В «Сумме» сейчас достаточно много и молодых сотрудников, и людей, которые долгое время проработали в компании. Тут мы стратегически пытаемся ориентироваться на органический рост команды – поиск варягов не всегда бывает успешным с точки зрения корреляции с корпоративной культурой. Поэтому я полагаю, что в течение года-полутора основной мой персональный фокус будет на хайтек.

- Какой из утилитарных проектов, которыми «Сумма» сейчас занимается, для вас самый перспективный и важный? «ТрансКонтейнер», например?

- Решение по контейнерам будут принимать РЖД и правительство. У нас доминирующее положение на рынке перевозок в России занимают автомобильные перевозки контейнеров, а не железнодорожные, к сожалению. Я полагаю, железная дорога будет предпринимать усилия по расширению инфраструктуры, а контейнерный бизнес – это конкурентная среда, и в России должно быть две-три таких компании [как «Трансконтейнер»], которые профессионально занимаются железнодорожными перевозками.

- Когда вы покупали «ТрансКонтейнер», эта инвестиция представлялась вам перспективной в долгосрочном плане?

- Безусловно. Все равно наряду с реализацией больших транзитных проектов, в основе которых может лежать и новая технология в виде Hyperloop, существует необходимость во внутренней контейнеризации России. Сейчас она всего 6 %, тогда как в странах Северной Америки и Европы – 30 %. Тут есть куда развиваться.

- А была ли идея объединить в вертикально интегрированную компанию НМТП, «ТрансКонтейнер», другие активы?

- Такой идеи у меня нет. Есть другая – более перспективная, более технологичная, – которой я сейчас занимаюсь. Но анонсировать ее мы сможем не раньше лета.

- В общем, получается, что вы не только новые технологии из области sharing economy развиваете.

- Маленький пример, что такое sharing economy. Когда компания Uber зарождалась, она проанализировала рынок такси в Сан-Франциско и оценила его в $150 млн в год. Уже в 2016 году, в 2015 даже, по-моему, выручка Uber в Сан-Франциско была на уровне $500 млн. Понимаете, насколько sharing economy может быть больше. Виртуальная экономика делает рынок гораздо больше и эффективнее. Она уменьшает комиссию. Комиссия Uber в Китае меньше, чем традиционная, средняя где-то 15–20 %. Для меня как для потребителя это возможность пользоваться этим продуктом, потому что очевидно, что это удобней, безопасней. Мы не сядем никогда нетрезвыми за руль, и наши дети не сядут. Кстати, наши дети совсем по-другому мыслят. Им не нужна своя машина, если они могут воспользоваться Uber, не нужна своя квартира, если они могут использовать Airbnb. Это принципиально другое отношение. Консьюмеризм медленно сползает в утиль, это мейнстрим.

- А вы сами Uber пользуетесь?

- В Москве не пользуюсь, к сожалению. В Москве я очень традиционен. Но перестал пользоваться [личными] машинами в городах, в которые летаю, это очень удобно.

- Все-таки каким активам в России вы сегодня уделяете наибольшее внимание?

- Я для себя определил стратегию – транспортная логистика и commodities. В России, например, 20% глобальных запасов пресной воды – я считаю, что это очень привлекательный товарный продукт. Вообще Россия – это глобальная житница, и тут гигантские перспективы. Из всех остальных бизнесов, связанных с [невозобновляемыми] ресурсами, я хочу выйти.

- А из нефтетрейдинга вы вышли?

- Он изменился. С точки зрения трейдинга сырой нефти, маржинальность очень низкая, поэтому той активности уже нет. Компания осталась.

- И какие там объемы остались?

- Объемы небольшие.

- А что с зерновым бизнесом? Приватизация ОЗК на сегодняшний день остановилась…

- Составлен обновленный план приватизации компаний, и ОЗК в этом списке есть. Мы будем участвовать.

- Как сейчас ситуация в НМТП? У компании были две проблемы – с деньгами, пропавшими во Внешпромбанке, и с собственными облигациями.

- У НМТП проблем с облигациями нет, во-первых. Во-вторых, к сожалению, есть потери в банке. Но уровень долга меньше двух, для такой компании это немного. Компания показывает очень хорошие результаты за последние два-три года, очень устойчивая бизнес-модель. У нас партнерские отношения с компанией «Транснефть», предвосхищая следующий вопрос. И 20% акций компании находятся в списке приватизации в том числе.

- У вас какие мысли? Вы хотите выкупить долю «Транснефти», или наоборот?

- «Транснефть» вначале должна принять решение, будет ли она продавать. Для нас это очень комфортный партнер. Захотят они продавать – мы на это дело посмотрим. Не захотят – будем продолжать развиваться вместе.

- У вас к любому активу такой подход? Вы готовы в зависимости от цены любой актив продать или купить?

- Вы знаете, у меня не настолько гибкий подход. Я вам сказал чуть ранее, я для себя определил стратегию, она связана с транспортно-логистическим направлением. Я в этом бизнесе с 2000 года примерно. Мы с нуля строили Приморский торговый порт. Давно в этом бизнесе, понимаем, видим стратегию. Если говорить о стратегическом присутствии в каком-то бизнесе в России, это в первую очередь НМТП, Fesco, «ТрансКонтейнер». ОЗК – в какой-то мере тоже транспортно-логистическая компания.

- Ваш бизнес в России напрямую связан с РЖД. Что изменилось для вас в компании после отставки Владимира Якунина?

- Пришла достаточно молодая и прогрессивная команда, которая пытается качественно управлять, в том числе снижать издержки. Очень многое им надо сделать, потому что с 2005 по 2016 год там много чего негативного произошло.

- А что, например?

- Были созданы вертикально интегрированные бизнес-единицы, при том что управление на железной дороге всю жизнь осуществлялось на уровне горизонтально-линейном. Региональные железнодорожные генералы управляли движением. В советское время средняя скорость была 60 км в час. Последние 15 лет средняя скорость – 19 или 20 км в час на некоторых участках. Если взять объем погрузки – в 2005 году было 1,27 млрд тонн, а сейчас – 1,22, при том что грузооборот вырос на 17 %. Оборот грузового вагона в 2005 году был 7,8 суток, а в 2016 году стал 16,3. Большой задел на управление такими показателями, как скорость, себестоимость перевозки в руб/ткм.

Мне кажется, новая команда заточена на оптимизацию затрат, первые шаги они сделали. Наверно, им надо определиться с моделью: РЖД – это инфраструктурная или инфраструктурная и транспортно-логистическая компания? Я говорил с руководством компании, это вопрос к ним, как они себя видят. Потому что, если они инфраструктурная и транспортно-логистическая компания [одновременно], возникает конфликт. По большому счету, большая инфраструктура должна давать равный доступ всем перевозчикам, не делая предпочтений, приоритетов.. Учитывая, что коллеги [в руководстве РЖД] – ребята молодые, прогрессивные и заточены на результат, я полагаю, если они определятся с миссией и концепцией компании.

- Насколько западные санкции против России затрагивают вашу жизнь как инвестора?

- [Санкции] это сугубо эмоциональное решение. Попытаться таким образом воздействовать на Россию, наверно, сложно. Мы достаточно неуступчивые люди, упрямые, поэтому санкции, мне кажется, не очень эффективны.

- А чего в этом плане ждете от Трампа как инвестор?

- Скорее это вопрос к американским предпринимателям. Я полагаю, что решение надо искать в переговорах. Прогнуть нас за счет санкций и схожих механизмов невозможно. Раньше никому не удавалось это сделать с Россией.

- А на Украине у вас не было активов?

- Какие-то были.

- Но вы не называете эти активы. С ними все в порядке? Вы их не продавали? Многие российские бизнесмены ушли ведь с украинского рынка.

- У вас есть покупатель? Если есть, скажите.

- В последние два года «Сумма» не попадает в рейтинг Forbes «Короли госзаказа». Такое ощущение, что вы эту тему отмели.

- Мы ее не отмели. Сейчас достаточно сложная ситуация в строительной отрасли, потому что банки ее не финансируют, с большой неохотой дают гарантии. Много больших банков обожглись на теме стройки по разным причинам, в том числе из-за неплатежей заказчиков. В 2015 году ситуация значительно ухудшилась. Поэтому у нас нет новых больших контрактов, но портфель большой, и мы внимательно отслеживаем ситуацию на рынке.

- Все-таки тема госзаказов ушла для вас на второй план?

- Она никогда не была на первом. На первом плане в России всегда была тема логистики и транспорта.

– А что у вас происходит на исторической родине?

– У нас есть своя стратегия в республике, мы долгие годы занимаемся там и бизнес-проектами. В том числе инфраструктурой дорожной отрасли (мы купили несколько асфальто-бетонных заводов). Есть телекоммуникационный проект, ГЛОНАСовский. Кроме того, мы реализовываем проект по созданию курортно-туристического комплекса «Матлас». У республики достаточно большой потенциал – в энергетике, в сельском хозяйстве и в логистике. Это три ключевых направления, которые мы видим.

- Много пишут про приватизацию порта Махачкала, на который претендует и «Сумма», и структуры Сулеймана Керимова.

- Про порт. Я не знаю, во что он превратится к моменту приватизации, что будет собой представлять. Он в разобранном состоянии, все нефтяники оттуда уходят. «Транснефть» много об этом писала. При допустимом содержании воды 0,5 % в нефти, там 5–10 % воды, в прошлом году в работе порта было 29 технологических остановок. Фундаментально у него большой потенциал развития, но, чтобы составить конкуренцию другим южным портам, ММТП должен предоставить клиентам сервис очень высокого уровня.

- И нормального владельца.

- Полагаю, да. Но это вопрос не ко мне – это вопрос к государству: довольно ли оно управлением. Так что посмотрим, когда [порт] будет приватизироваться – будет ли что приватизировать к тому моменту, и будет ли нам это интересно.

А что касается большой деятельности, которую я там веду, основной концепт – образование. Наш проект, который назывался Plug & Play, а затем превратился в ПЕРИ Инновации – это не просто инкубатор [для технологических стартапов], это в том числе образовательный проект, 11 команд от него неоднократно выезжали в Азию, в Силиконовую долину. Проект одной из команд My diaspora – был признан лучшим в специальной номинации Google. Это формат, который позволяет знакомиться молодежи с конфессионально-этническими особенностями. Также у них есть проект Smart capacity.

- Вы инвестируете в такие вещи?

- Конечно. Дагестанские программисты сейчас продают софт израильским стартапам. И молодежь, которая есть в Дагестане, достаточно качественная. В мои годы Махачкала была продвинутым городом, наполовину русским. Очень сильные вузы были – политехнический институт, мединститут, до сих пор учеников своего отца встречаю в Москве, которые работают в больших и малых медицинских учреждениях. Поэтому мы там тратим много усилий на образовательный контекст.

Строим детские сады, школы (две школы построили, два детских сада), восстанавливаем музеи, которые связаны с сохранением культурно-исторического наследия. Большой проект, который мы сделали, построили музей Петра в Дербенте. Во время персидского похода, в 1722 году Петр I был в Дербенте, в одном из старейших городов мира. Сейчас у нашего фонда есть проект, который с использованием новейшего оборудования, технологий – 500 микрон – позволяет оцифровывать в 3D старейшие рукописи. Мы это сделали в Дербенте, потом это сделали в Вологде (Ферапонтов монастырь). Сейчас другие идеи – по пушкинскому дому в Питере, по созданию музея боевой славы России в Хунзахской крепости, где в 1871 году останавливался император Александр II. И так далее. Это не только Дагестан: все, что связано с сохранением культурно-исторического наследия России – это тоже часть нашей стратегии.

– Какие еще у вас бизнесы в Дагестане есть? Может быть, какая-то связь с портом?

– Нет, у нас нет бизнеса с портом. Никакого. И я не договорил самого главного: мы сейчас строим, и, надеюсь, в этом году достроим в центре Махачкалы центр поддержки талантливой молодежи «Периметр» – по аналогии с «Сириусом» в Сочи, но без проживания. Там будет центр дополнительного образования, где ребята будут заниматься математикой, информатикой, программированием и робототехникой, также в «Периметре» разместится наш бизнес-инкубатор. Только в прошлом году по программам «Периметра» обучились почти 14 тыс человек. Другой центр поддержки талантливой молодежи работает на базе Дома Петра I в Дербенте. Там молодежь обучается креативным технологиям. Кроме того, в Хунзахском районе, в старой крепости, мы планируем создать центр с проживанием – в точности как «Сириус». Одновременно в нем смогут жить и учиться 100 человек. Планируем создавать аналогичные центры и в других городах России.

- А где?

- Фонд «Пери» это анонсирует.

- Во сколько вам обходятся в год дагестанские программы?

- Не считал.

- Это сотни миллионов, десятки миллионов долларов?

- Сотни. В общем, Дагестан – это уникальный регион, где очень активная, талантливая молодежь. Как и Приморский край, где мы работаем. И я хотел бы, чтобы там были не только спортсмены. Хотя мне кажется, столица боевых искусств в мире — это Дагестан. А в Приморском крае у нас хоккей.

- Хоккеем брат занимается?

- Брат занимается Ночной хоккейной лигой, а я «Адмиралом» занимаюсь. У нас же свой клуб [на Дальнем Востоке].

- Зачем вам нужен хоккейный клуб «Адмирал» на Дальнем Востоке?

- Объясню. Это же наша территория, российская. Народ ходит – трибуны забиты на 98 процентов. Четвертый год подряд. Мы создали команду, она вошла в плей-офф. Народ должен куда-то ходить, в стране должна быть какая-то связь, помимо связи физической, территориальной, экономической. Спортивная связь – тоже элемент коммуникации, когда клуб выезжает.

- Вячеслава Фетисова вы туда привели?

- Не мы, он там исторически. Мы изначально финансировали этот клуб, сейчас команда играет очень хорошо, улучшает уровень из года в год.

- Это связано с тем, что вы занимаетесь проектами на Дальнем Востоке?

- Мы там крупный инвестор, один из самых крупных. Поэтому, я полагаю, что наша социальная активность [должна быть соразмерной].

- А сколько примерно вы в Дальний Восток инвестировали?

- Не считал. Много. В Fesco очень много инвестировали. Сейчас в Зарубино, в Находку. Много.

- Это нормально – не считать, сколько вы инвестировали?

- Задача считать – это задача менеджера и компании. Моя задача стратегическая, в целом на портфель смотреть – куда входить, откуда выходить.

Еще один из ваших известных проектов – это бойцовский клуб Fight Nights. Он больше ориентирован на Россию, мы правильно понимаем?

- Это не российский, а глобальный проект. Но, конечно, изначальная стратегия – это Россия и СНГ. Как и UFC, по большому счету: она сильно сфокусирована на США, в первую очередь, но все равно проводит турниры и в Европе, и в Азии, и в Бразилии. Так же и мы. Мы полагаем, что Россия наряду с Америкой и Бразилией является биологической платформой, которая производит огромное количество бойцов. Вообще, MMA [смешанные боевые искусства] – это вид спорта, который, как мне кажется, затмит бокс в ближайшие несколько лет. Он уже превосходит бокс по зрелищности и звездности некоторых спортсменов.

– Так все-таки это бизнес для вас?

– Это бизнес-проект, который сегодня в России пока не успешен коммерчески, потому что в США телевизионные каналы платят гигантские деньги за контракты с такими компаниями, как UFC, а потребитель платит за event (pay-per-view) 65 долларов. Российский потребитель себе пока такого позволить не может. Но в течение двух-трех лет, я думаю, ситуация будет меняться.

– Ставки на исход боёв тоже, наверное, помогают окупаемости.

– Мы этим не занимаемся. Мы исходим из того, что в России очень много спортсменов. У меня была сначала такая эмоциональная задача, чтобы российские спортсмены занимали весь пьедестал в мире. И мы к этому, несомненно, придем. Я считаю, сейчас лучший спортсмен в России в СНГ за всю историю, наряду с Федором Емельяненко — это Хабиб Нурмагомедов, человек, у которого ни одного поражения не было, и, надеюсь, так и будет дальше.

- А какова задача вашего клуба, вы хотите привлечь бойцов в Fight Nights?

- Это не клуб. У нас есть свой клуб – Eagles, где я считаю, собраны лучшие спортсмены России и одни из лучших в мире: Хабиб Нурмагомедов, Виталий Минаков, Сергей Павлович и много других ребят. Клуб – это клуб, а промоутерская компания в перспективе – это бизнес. Мы строим это по бизнес-модели. И с точки зрения стратегии и географии это – глобальная компания. Мы выйдем на все рынки. В этом году у нас будет один-два турнира в Европе и много турниров в СНГ – всего порядка 20-25 турниров. В этом году мы развиваем пространство Европы и СНГ, а в 2018 году уже выйдем на американский рынок.

UFC проводит 40 с чем-то турниров, некоторые бойцы – 450–500 человек – у них могут подраться один раз в год. Поэтому мы исходим из того, что оптимальное количество турниров – 30. Примерно три турнира в месяц.

- А уровень бойцов у вас будет сопоставим?

- У нас, поверьте, и уровень бойцов будет сопоставим. Мы очень жестко будем относиться к употреблению допинга. Уже это жестко отслеживаем.

- Это запрещено?

- Категорически запрещено. UFC чуть раньше начала применять жесткие стандарты. Я думаю, что мы движемся по этому же пути.

- Есть цифры, которые вы можете назвать, сколько вы потратили?

- Потратили десятки миллионов долларов. Я думаю, потратим еще в районе 50–70 в течение трех-четырех лет. И выйдем на планово-позитивные показатели через три года.

- А кто ваши партнеры в Fight Nights?

- Я мажоритарный собственник. Есть Камил Гаджиев и команда менеджеров, которые исторически создавали этот бренд. Очень профессиональная команда ребят.

- А какие-то клубы, может, будете покупать спортивные?

- У нас есть клуб Eagles. Вообще, fighting-клуб – он работает со всеми промоутерскими компаниями. Никаких предпочтений нет. Есть еще один клуб, который в скором времени во Владивостоке объявит о своем существовании. Есть залы, которые мы строим по всей России. Например, в Брянске построили зал под Виталия Минакова. Сеть залов под брендом Eagles будет развиваться. В Москве есть такой зал. В Махачкале два зала уже построенны, и будем строить большой центр. В Ростове будет большой центр.

Народ у нас пассионарный, это русская черта, и никуда мы от этого не уйдем. Мы любим выяснять отношения. Лучше это делать на ринге, чем на улице.

- А вы же лично тоже деретесь на ринге?

- Бывает.

- С вашими бойцами профессиональными? А не боитесь получить?

- Да, с бойцами.

- А с кем вы дрались из известных спортсменов?

- Я тренируюсь. Я думаю, профессиональные спортсмены меня «берегут». Хотя они считают по-другому, но это больше для себя.

- Но вы каждый день занимаетесь?

- Не всегда удается: много летаю. Так предпочитаю по возможности заниматься каждый день.

- А где вы нашли вашего легендарного тренера Камела? Про него все рассказывают – человек- гора, весь татуировках.

- Нашел я его в Лас-Вегасе, когда он тренировал известных бразильских ребят – Сильву и других. Хороший человек, бодрый. Ну, он не один – целая группа.

- Это вам для здоровья или когда-то хотите в роли профессионала себя попробовать?

- Для здоровья.

- А в хоккей играть умеете?

- Играю. На коньках, правда, не катаюсь. В Махачкале в те редкие дни, когда у нас были минусовые температуры, мы ночью заливали водой асфальт. И утром, когда был лед, до школы, мы выходили играть. Без коньков я играю достаточно хорошо. Но на это нужно несколько больше времени, чем я располагаю. Когда появляется свободные время на выездах, играю в футбол.

- Самый известный поклонник хоккея у нас сейчас – это президент. Говорят, он вас позитивно воспринимает.

- Я не знаю, как он меня воспринимает.

- Встречаетесь с ним в Кремле?

- Иногда. У него график очень сложный – 24/7, работает до двух-трех ночи. По маленьким вопросам стараюсь не беспокоить.

- Когда была последний раз необходимость?

- Горячей не было. Но реализация таких масштабных проектов как Hyperloop, наверное, может потребовать его внимания.

Россия. США. СКФО. ДФО > Транспорт > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153476 Зиявудин Магомедов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 апреля 2017 > № 2152809 Виталий Целуйко

На промысле жизнь протекает интересно!

Виталий ЦЕЛУЙКО, Капитан-директор компании «Южно-Курильский рыбокомбинат».

Капитан-директор Виталий Целуйко работает в ООО ПКФ «Южно-Курильский рыбокомбинат» уже пять лет. До этого он прошел практически все ступени рыбацкой карьеры: от простого матроса до самого главного человека на судне. В интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» капитан рассказал о тяготах и радостях рыбного промысла, а также о том, почему люди идут в рыбаки, невзирая на все опасности этой профессии.

– Виталий Викторович, сколько лет вы в рыбной отрасли и как давно на капитанском мостике?

– Жизнь с морем я связал в 1988 году. Это получилось нецеленаправленно, просто возникла такая жизненная ситуация, что нужны были деньги. Ну и решил попробовать, друзья помогли мне попасть в Советскую Гавань, и в свой первый рейс я пошел матросом-обработчиком. Вот так и началась моя рыбацкая карьера. Никогда не думал, что так получится, но засосало, затянуло, и я ни о чем не жалею.

Работая на БМРТ «Мыс Ермак» матросом, я интересовался и другими судовыми профессиями. И вот в свободное от работы время с разрешения тогда еще старшего помощника капитана Анатолия Николаевича Пашкова я стал посещать штурманский мостик. И, видя эту нелегкую, но в то же время интересную работу, сделал для себя окончательный выбор. Закончил мореходку в Невельске и прошел трудный и тернистый путь от третьего помощника до капитана, первый раз погоны капитана надел в 1996 году. На Южно-Курильский рыбокомбинат я попал в 2012 году, когда компания пригласила меня перегнать из Норвегии пароход, а затем возглавить его для дальнейшей работы.

– За это время, наверно, успели поработать на всех типах судов рыбопромыслового флота?

– Начинал я ходить в море на большом морозильном рыболовном траулере (БМРТ) старой постройки, сейчас такие, по-моему, не сохранились даже в единичных «музейных» экземплярах. Потом – на больших автономных морозильных траулерах (БАТМ). После окончания мореходки я работал в сахалинском колхозе имени Котовского старшим помощником на небольшом буксире, мы обеспечивали бригады по добыче красной рыбы. Затем ходил штурманом на рыболовных сейнерах (РС), средних морозильных траулерах (СРТМ), в том числе типа «Стеркодер». Капитаном первый раз пошел на РСе.

Крайний раз я работал на СРТМ «Браттег». Это пароход норвежской постройки, довольно неплохой, он оснащен всем необходимым как для промысла, так и для быта. Например, в каждой каюте, не только у командного, но и у рядового состава, есть туалет и душ.

– На каких объектах работали суда под вашим управлением?

– В основном добывали минтай, треску, кальмара.

– А сардину-иваси не застали в 1980-х? Ведь сегодня эта рыба возвращается к нашим берегам, в отношении нее строятся большие планы…

– Нет, на иваси я не попал, не повезло. Сейчас – да, она подходит, уже второй-третий год наблюдаем, что в Южно-Курильской зоне этой рыбы становится больше. Соответственно, на иваси делают большие ставки в ближайшей перспективе, компании заинтересованы в этом объекте.

– Виталий Викторович, что, на ваш взгляд, ловить труднее всего?

– Любой вид по-своему тяжел для промысла. Каждый объект имеет свои особенности, свои нюансы в добыче. Нужно учитывать и определенное время лова, и температурный режим воды, и течения, и миграцию рыбы, и погодные условия, и промвооружение.

– Насколько сейчас изменился промысел по сравнению с советскими временами?

– Если сравнить то оборудование, которое было у нас в 1980-е – начале 1990-х и сегодня, – это небо и земля. Теперь суда оснащены таким количеством аппаратуры, добывающим и рыбообрабатывающим оборудованием, что нам и не снилось. Сейчас «Браттег», средний траулер, в сутки может изготавливать и замораживать до 70 тонн продукции – это только готовой продукции, а представьте, сколько вылавливаем! Большие траулеры могут вообще в сутки производить до 300 тонн продукции.

А раньше аппаратура была довольно примитивной, старожилы рассказывали, что работали, бывало, и по секундомеру: трал пошел – отсчет включили, определенное время выждали – «Вира!», поднимаем трал.

– А что скажете о современном отечественном промоборудовании? Тралы умеем вязать или их лучше закупать за рубежом?

– Тралы некоторые наши компании умеют производить довольно неплохие. В прошлом году, например, приезжали специалисты из Калининграда, на одном из пароходов Южно-Курильского рыбокомбината испытывали экспериментальный трал, капитан дал положительные отзывы. Знаю, что на Камчатке хорошо делают определенные виды тралов, например, под кальмар. Так что в принципе российский производитель может заполнить эту нишу.

– Технологии шагнули далеко вперед, а изменилось ли отношение к рыбакам? Насколько популярны сейчас рыбацкие профессии?

– К сожалению, здесь ситуация изменилась в худшую сторону, морские профессии сегодня не считаются престижными.

Я вспоминаю 90-е годы, когда только начинал ходить в море. Когда рыбаки возвращались к родным берегам из полугодичного рейса, выполнив, а то и перевыполнив план, весь город встречал суда, собираясь на причале с оркестром, транспарантами, это были очень радостные и теплые моменты!

А ведь были еще и льготы. Например, раньше улететь с Дальнего Востока в район Зауралья было проблемой, очереди в аэрокассах занимали за три-четыре дня по спискам. А морякам-рыбакам купить билет было гораздо проще. Проще нам было и с медицинским обслуживанием: комиссию проходили особым порядком, после каждого рейса предлагали съездить в санаторий, подлечиться.

С падением престижа морских профессий стало трудно найти толковых специалистов. Штурманский состав, «механическую» группу еще можно собрать, а вот таких кадров, как электромеханик-автоматчик, специалист по настройке рыборазделочного оборудования (механик ТО), радист (сейчас их называют «помощник капитана по радиоэлектронике»), – нет, молодежь не идет на флот, а старый костяк понемногу выходит на пенсию.

– Часто ли в рабочем процессе сталкиваетесь с проблемами, хотелось бы что-то улучшить?

– На флоте Южно-Курильского рыбокомбината все вопросы мы решаем в рабочем порядке, а после рейсов пишем отчеты со своими предложениями. Что касается компании в целом – она не стоит на месте, развивается, расширяет площади – в прошлом году, например, запустили модернизированный рыбный цех, соответственно, расширили штат – пригласили новых специалистов для обработки.

Кроме того, компания обновляет флот, начинает осваивать новые объекты: судно «Асбьорн» приобретено с расчетом на добычу скумбрии и сардины-иваси. Так что улучшения у нас идут полным ходом.

– Виталий Викторович, а были ли на вашей памяти какие-то особо сложные рейсы, экстремальные ситуации в море?

– Были. Не часто, правда, бог миловал, но были. В ноябре 2006 года добывали минтай в Беринговом море и попали в сильный шторм, высота волн достигала 9 метров, ветер дул со скоростью 30 метров в секунду и более, а мы не успели спрятаться в укрытие, уйти под берег. И вот в течение двух суток, удерживая судно в положении носом на волну, мы молились о том, чтобы не встал главный двигатель и нас не развернуло поперек волны. Летало на пароходе вообще все. Вот тогда я вспомнил всех святых! Но благодаря профессионализму и сплоченности экипажа справились, пережили ненастье. Сначала отсыпались сутки, потом навели порядок, все закрепили, убрали на свои места (в том числе и продукцию – ее тоже разметало по трюму) и продолжили работать.

Были, к сожалению, и смертельные случаи. Как-то у одного из членов экипажа схватило сердце. На борту был врач, который оказал всю необходимую первую помощь, но человека не успели довезти до порта.

Еще помню случай пожара на судне, когда я был старшим помощником. Как сейчас принято говорить, человеческий фактор, а по-русски – чистое раздолбайство. Но с очагом пожара вовремя справились благодаря профессионализму судовых специалистов.

Море не прощает ошибок. Поэтому перед каждым рейсом на судовом собрании я объясняю людям, куда и зачем мы идем, напоминаю, что у всех дома остались близкие и родственники, которые ждут своего кормильца живым и здоровым. Что экипаж – одна большая семья, которая должна быть дружной и в любую трудную минуту готовой проявить взаимовыручку. Растопыриваю пятерню, говорю: «Вот видите – пять пальцев; когда каждый из них сам по себе, его можно без особого усилия сломать. А если их сожмем в единый кулак, его повредить довольно трудно».

– А почему вы решили остаться именно на рыбацком флоте? Ведь можно пойти капитаном на торговое судно и ходить из точки А в точку Б, а не гоняться за рыбой в опасных условиях.

– Этот выбор я сделал еще в один из своих первых рейсов на БМРТ «Мыс Ермак», когда понял, что хочу стать штурманом именно промыслового флота. Хотя были в дальнейшем и моменты, когда я занимался перегоном судов, но для меня это как-то «постно».

Ведь добыча рыбы – это азарт, адреналин, необходимость постоянно быть в тонусе, в гуще событий. Порой на одном небольшом косяке собирается до десятка судов. И вот, действительно, где помогают приобретенные с годами работы опыт и выдержка: помимо того, что надо безопасно разойтись с соседними судами, нужно еще и взять хороший улов. Так что рыбный промысел – это не только тяжелый труд, но и особая, интересная жизнь.

Алексей СЕРЕДА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 апреля 2017 > № 2152809 Виталий Целуйко


Россия. Арктика. СЗФО. ДФО > Транспорт > premier.gov.ru, 21 апреля 2017 > № 2160836 Дмитрий Медведев, Максим Соколов

О крупных проектах развития транспортной инфраструктуры севера России.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день всем, кто в зале присутствует, и тем, кто на видеосвязи. За последние три недели для меня это уже вторая поездка в северные широты. В конце марта вместе с Президентом мы были на Земле Франца-Иосифа, где состоялось совещание по вопросам развития Арктики. На прошлой неделе я провёл правительственное совещание на эту тему – по доработке госпрограммы социально-экономического развития Арктической зоны, в том числе по возможному финансовому наполнению этой программы в ближайшей перспективе, то есть на 2018, 2019 и 2020 годы.

Буквально перед нашей встречей утвердил распоряжение Правительства о подписании соглашения по укреплению международного арктического научного сотрудничества. Это соглашение направлено на развитие международного гуманитарного сотрудничества, включая научные исследования.

Так что северной проблематикой мы занимаемся почти постоянно. Сегодня у нас совещание более узкое, конкретное, посвящено оно реализации крупных проектов по развитию транспортной инфраструктуры на Севере, в том числе и в Мурманской области, где мы собрались.

Автомобильные и железные дороги, морские порты и аэропорты имеют для труднодоступных северных территорий, вообще для Арктической зоны критическое значение, просто жизненно важное. И это не фигура речи в данном случае. Это именно та инфраструктура, без которой жизни просто не будет, включая, например, тот же северный завоз – завоз продуктов, топлива. С другой стороны, это транспортная мобильность людей, то есть возможность перемещаться в весьма суровых климатических условиях, возвращаться в центр страны, домой. Это тысячи рабочих мест и залог экономического развития всех этих регионов.

Чтобы это обеспечить, мы и задумали ряд масштабных строек. Некоторые из них я сейчас обозначу, потом коллеги на эту тему скажут. Например, в рамках проекта «Ямал СПГ» в арктических условиях фактически с нуля построен морской порт Сабетта и одноимённый аэропорт. Через новый морской порт на Ямале будет ежегодно проходить значительное количество сжиженного природного газа, газового конденсата. Это обеспечит круглогодичную навигацию судов-газовозов, их проход по Северному морскому пути.

Только что вместе с коллегами мы осмотрели и обсудили вопросы, связанные с комплексным развитием Мурманского транспортного узла. Это один из крупнейших инфраструктурных проектов не только в Арктической зоне, но и в масштабах всей страны, тем более здесь условия особо благоприятные применительно к Северу. На базе нашего самого северного морского порта мы создаём сегодня круглогодичный глубоководный порт с очень существенными, большими логистическими мощностями. Тут должны появиться терминалы для перевалки нефтяных грузов, угля, контейнеров, новые подъездные пути к порту и новая железная дорога. Проект очень крупный. Мы обсуждали, каким образом в нынешних не самых простых финансовых условиях обеспечить финансирование этого проекта.

Этот морской хаб, как принято говорить сейчас, сможет принимать крупнотоннажные транспортные суда вместимостью до 300 тыс. т и будет интегрирован в международный транспортный коридор «Север – Юг». По расчётам, годовой грузооборот порта Мурманск достигнет к 2020 году более 80 млн т, если получится сделать всё, о чём мы сегодня говорили.

И Сабетта, и Мурманский транспортный узел стали для своих регионов абсолютно точно точками роста. Ряд других инфраструктурных проектов находится пока в начальной стадии. В частности, разработан бизнес-план создания железнодорожного Северного широтного хода и железнодорожных подходов к нему. Эта магистраль протяжённостью 700 км планируется, чтобы соединить Северную и Свердловскую железные дороги, сократить транспортные маршруты от нефтегазоконденсатных месторождений в северных районах Западной Сибири до портов Балтийского, Белого, Баренцева и Карского морей. Углеводородное сырьё (газовый конденсат, широкие фракции лёгких углеводородов, нефть) будут вывозить в европейскую часть страны и на экспорт в Европу и Северную Америку. Если говорить о таких проектах, то там планируемая суммарная загрузка может составить почти 24 млн т в год. Это действительно большой проект, по которому ещё надо принимать фундаментальные решения.

Очень существенный экономический эффект мы рассчитываем получить также от строительства и реконструкции на Севере сети автомобильных дорог и от реконструкции аэропортов. Проектов много, по основным из них сегодня доложит Министр транспорта. Это очень важно для того, чтобы Север развивался.

Хочу также обратить внимание на следующее. Для реализации таких крупных проектов нужны значительные инвестиции, причём не только из федерального бюджета, возможности которого, как известно, ограничены, но и из других источников. В нашем совещании принимают участие руководители ряда регионов и некоторых крупных компаний, которые много работают на Севере. Предлагаю всем подумать над источниками финансирования северных строек на условиях концессии. С учётом ограничений федерального бюджета нам надо определиться с приоритетными проектами, которые будут осуществляться на принципах государственно-частного партнёрства. Естественно, государство будет стараться вносить свою лепту в эти процессы – и за счёт правильных управленческих решений, и за счёт других возможностей, принимать нужные распорядительные акты.

Хочу проинформировать тех, кого это касается, о том, что сегодня я подписал распоряжение о переводе лесных земель (это компетенция Правительства Российской Федерации) в земли промышленного использования для размещения центра строительства крупнотоннажных морских сооружений – Кольской верфи группы «Новатэк». Буквально перед отъездом я это распоряжение подписал. Говорю об этом как о примере того, что мы готовы такие управленческие решения принимать. Это именно то, что должно делать государство. И мы должны вместе с вами подумать, каким образом найти финансирование, дополнительное фондирование для этих операций.

М.Соколов: Приоритетной задачей развития транспортной системы севера нашей страны является полная её интеграция в единое транспортное пространство Российской Федерации, которое мы формируем на основе сбалансированной и эффективной транспортной инфраструктуры, а также увеличение экспортного потенциала и объёмов экспорта транспортных услуг.

Начну, естественно, с дорог. Поскольку северные территории – это зона с особыми климатическими условиями и низкой плотностью населения, по объективным обстоятельствам плотность дорог здесь ещё недостаточная. При этом одним из основных элементов дорожной инфраструктуры до сих пор являются автозимники. Вместе с тем, по информации и МЧС, и ряда экспертов, в ближайшие 25–30 лет зона вечной мерзлоты в России уменьшится на 10–15%, а по некоторым прогнозам, к середине XXI века – даже на 30%. В связи с этим актуальным становится вопрос строительства автодорог, эксплуатация которых будет осуществляться на круглогодичной основе.

В настоящее время на нашем Севере Федеральное дорожное агентство (Росавтодор) строит, реконструирует, эксплуатирует федеральные трассы «Кола» (из Санкт-Петербурга идёт сюда, в Мурманск), «Холмогоры» (из Москвы в Архангельск), «Лена», «Вилюй», «Колыма» (на Дальнем Востоке). Кроме того, на Севере осуществляется строительство и реконструкция региональных автомобильных дорог, в том числе с участием федерального бюджета, субсидий и иных видов поддержки. Так, строится дорога в Ненецком автономном округе – Нарьян-Мар – Усинск (по итогам этого года с учётом ввода 15-километрового участка останется еще чуть более 60 км), а также в Магаданской области – из Колымы в сторону Чукотки (на Анадырь через Омсукчан и Омолон).

С привлечением внебюджетных источников строится участок автомобильной дороги Сургут – Салехард в составе стратегического проекта «Северный широтный ход». Это не только железная дорога, но и автомобильная трасса. Кстати, совсем недавно с участием регионального бюджета был введён мост через реку Надым в Ямало-Ненецком автономном округе.

Завершение строительства, ввод в эксплуатацию этих трасс обеспечит круглогодичную связь северных регионов с остальной автодорожной частью нашей страны и, что немаловажно, решит или по крайней мере существенно продвинет вопрос северного завоза.

В условиях низкой плотности автомобильных и железных дорог особенно важно поддерживать и развивать наземную инфраструктуру воздушного транспорта, прежде всего для обеспечения мобильности постоянно проживающего населения, а также трудовых ресурсов, которые работают вахтовым методом. В последние годы за счёт федеральных средств реконструирована инфраструктура северных аэропортов в части национальной опорной сети. Так, введены после реконструкции взлётно-посадочные полосы в Мурманске, Анадыре, Магадане. В последующем мы сделали и перроны в этих городах и в Якутске, а также на аэродромах совместного базирования в Архангельске и Петрозаводске. На указанные цели было направлено более 10 млрд рублей из федерального бюджета.

Также привлекаются средства из региональных бюджетов, внебюджетных источников. Так, в 2012 году в аэропорту Якутска был введён новый терминал, а в Ямало-Ненецком автономном округе абсолютно за счёт внебюджетных источников, средств частного инвестора построен с нуля новый аэропорт Сабетта. Он уже принял почти полмиллиона пассажиров и по итогам прошлого года был признан лучшим региональным аэропортом, а буквально три года назад там была голая тундра.

В рамках федеральной целевой программы развития транспортной системы с прошлого года начата реконструкция норильского аэропорта Алыкель, обеспечивающего круглогодичное сообщение Норильского промышленного района с регионами России. И для того чтобы сохранить эту воздушную связь (она единственная из Норильска), мы в течение трёх лет поэтапно ведём реконструкцию участков взлётно-посадочных полос. В прошлом году закончили участок 700 м, в этом году – чуть более километра, в следующем, 2018 году планируем полностью завершить реконструкцию взлётно-посадочной полосы, а в 2019-м – и других сооружений аэродрома Норильска.

Также в текущем году начнётся реконструкция взлётно-посадочной полосы №2 в аэропорту Якутска, а с 2018 года продолжится реконструкция наземной инфраструктуры аэропорта Магадан. Всего мы планируем на эти цели порядка 7 млрд (чуть более даже) из бюджетных источников.

Основу транспортных связей на севере представляют собой морские перевозки. К морским портам северных территорий нашей страны относятся 16 портов, а также порт Петропавловск-Камчатский. Они обеспечивают 7% от общего грузооборота российских морских портов. Но по итогам 2016 года, в абсолютных цифрах это весьма существенный объём – более 50 млн т. Основную номенклатуру составляют нефть, нефтепродукты, уголь, руда, контейнеры, генеральные грузы. Главной артерией здесь является Северный морской путь.

В 2015 году был утверждён комплексный проект развития Северного морского пути до 2030 года. Мы планомерно занимаемся его развитием. Арктика не может существовать без ледоколов, поэтому сейчас в акватории Северного морского пути действует восемь линейных ледоколов, четыре из которых – атомные, остальные – дизель-электрические. Также ведётся планомерная работа по строительству новых и усовершенствованию действующих ледоколов. Также администрацией Севморпути обеспечен ежедневный контроль за местоположением судов, организовано снабжение судов информацией о ледовой, навигационной гидрометеорологической обстановке по пути следования.

Несколько слов о портовой инфраструктуре. Крупнейшим среди портов Севера является порт «Мурманск». Объём перевалки составил, по итогам прошлого года, более 38 млн т. Порт показал существенный, 40-процентный рост. Это результат ввода терминала по перевалке нефти с Новопортовского месторождения в Обской губе, перевалки нефти, добываемой «Лукойлом», из Норвегии на новый рейдовый перегрузочный комплекс в порту Мурманск, а также увеличение перевалки в порту Варандей.

Дальнейшее развитие портовой инфраструктуры Арктической зоны в первую очередь связано с освоением углеводородных и угольных месторождений Крайнего Севера. Основной проект в этой части – это проект строительства морского порта Сабетта. Сейчас порт фактически функционирует в штатном режиме и готов с этого года обслуживать перевалку грузов и приём всех судов, газовозов ледового класса. Из них крупнейший в мире недавно пришвартовался – «Кристоф де Маржери». С учётом строительства и запуска соответствующего завода он обеспечит оборот порядка 18 млн т ежегодно. Аналогичных проектов сегодня в мире нет, это крупнейший из всех существующих в полярных районах. Инициатором является компания «Новатэк». Инвестиции составили, именно в порт, порядка 108 млрд рублей, в том числе более 70 млрд рублей – из федерального бюджета.

Также мы видим перспективы развития этого района, в том числе с перспективами освоения Салмановского газоконденсатного месторождения. На данный момент инициатором этого проекта выступает компания «Арктик СПГ-2». Сегодня уже завершены строительство и ввод в эксплуатацию причальных сооружений для приёма строительных грузов. Если двигаться дальше на север, то в районе порта Дудинка проектируется наливной терминал, на мысе Таналау, мощностью 5 млн т. В рамках освоения угольного месторождения в районе реки Лемберова Арктическая горная компания осуществляет проектирование терминала мощностью 10 млн т в порту Диксон. А компания на Чукотке, «Берингтрансуголь», для освоения Амаамского угольного месторождения проектирует терминал в порту Беринговский мощностью 10 млн т. Уже в текущем году планируются первые отгрузки из этого порта.

Кроме перечисленных инвестиционных проектов в Арктической зоне реализуются проекты, направленные на реконструкцию и приведение существующих портов в нормативное состояние. В первую очередь это причалы в портах Анадырь, Певек и Петропавловск-Камчатский. В прошлом году в Петропавловске-Камчатском, как и в Мурманске, мы открыли новый пассажирский морской вокзал.

Инвестировать в развитие портовой инфраструктуры Севера заинтересованы и иностранные партнёры. Это индийская компания Tata, которая прорабатывает возможность строительства терминала по перевалке угля в Камчатском крае мощностью 10 млн т. Проект находится уже в стадии принятия инвестиционного решения и может стать визитной карточкой нашего международного сотрудничества. Здесь, в Мурманской области, иностранные инвесторы, в том числе и наши китайские партнёры, тоже активно интересуются проектами.

В дополнение к перечисленным проектам совместно с администрациями субъектов Российской Федерации рассматриваются проекты по строительству глубоководного порта в Архангельске, нового порта Индига. Мы с учётом определённой концентрации финансовых ресурсов федерального бюджета на обозначенных проектах, конечно, прорабатываем эти вопросы, но в качестве первоочередных эти проекты пока не стоят. Но в нашей государственной программе и стратегии развития транспортной системы до 2030 года эти проекты присутствуют.

В связи с ограниченным бюджетным финансированием и с учётом Вашего, Дмитрий Анатольевич, поручения в качестве дополнительного источника инвестиций в портовую инфраструктуру предлагается также определить инвестиционный сбор. Соответствующая поправка к готовящемуся к рассмотрению в Государственной Думе во втором чтении законопроекту подготовлена и поддержана на этой неделе на заседании комиссии по законопроектной деятельности. Этот инвестиционный сбор предполагается взимать с судов загранплавания. Сумма этого сбора в общем объёме будет незначительной, но при этом она позволит обеспечить дополнительные средства в объёме примерно 4–8 млрд рублей в год для строительства и реконструкции других объектов морских портов. Это решение уже находится на площадке Государственной Думы.

Конечно, устойчивая и бесперебойная работа морских портов в большой степени, может быть, даже в первую очередь зависит от эффективной работы железнодорожного транспорта. И здесь, учитывая определённые ограничения пропускной способности железнодорожной и портовой инфраструктуры на подходах к северным портам, проекты, которые у нас есть по развитию железнодорожной инфраструктуры, масштабны, и один из них – это как раз проект по развитию Северного широтного хода. Он предполагает в целом строительство и реконструкцию 700-километрового участка, 355 км нового строительства.

Ещё один проект – «Белкомур». Он предусматривает реконструкцию существующей железнодорожной инфраструктуры в трёх субъектах Российской Федерации – Пермском крае, Республике Коми и Архангельской области. Реализация проекта планируется с использованием механизма частной концессионной инициативы, и общий объём инвестиций оценивается в 251 млрд рублей. Но мы видим реализацию этого проекта в перспективе следующего десятилетия.

Несколько слов о проектах в Якутии. Там в позапрошлом году было открыто рабочее движение на железнодорожном участке Беркакит – Томмот – Нижний Бестях. Участок уже завершён практически на 90%, и, конечно, он существенным образом улучшает логистику северного завоза. Поэтому мы видим задачу – в ближайшее время завершить этот участок в полном объёме и запустить не только грузовое, но и пассажирское сообщение.

Теперь несколько слов о комплексном развитии Мурманского транспортного узла. Это, конечно, прежде всего развитие Мурманского порта. Это единственный незамерзающий крупный порт не только в Заполярье, но и в европейской части нашей страны, имеющий открытый доступ в Мировой океан, который абсолютно не зависит от прохода проливов, расположенных в других государствах, и с учётом глубин, климатических условий, розы ветров практически не требует ни углубления, ни сооружения дополнительных заграждений.

Развитие портовых мощностей Мурманска является одним из мероприятий, необходимых для выполнения поручений Президента Российской Федерации о переориентации грузов, перевалка которых сегодня осуществляется в портах стран Прибалтики. Это грузовая база примерно в пределах 20 млн т. И не только Прибалтики. С учётом Украины это порядка 40 млн т. Конечно, было бы абсолютно логично, чтобы эти грузы переваливались, уходили на экспорт из портов Российской Федерации, для чего необходимо развивать соответствующие терминалы.

Что касается развития Мурманского транспортного узла, строительства нового порта на западном берегу Кольского залива, в районе Лавны, то в соответствии с федеральной целевой программой срок окончания проекта – 2020 год. В рамках бюджетных ограничений мы имеем дефицит бюджетных ресурсов, хотя строительство началось в 2014 году и на сегодняшний день уже пройдена треть этого пути – 30%. Строительство развёрнуто на всех участках подходной железной дороги протяжённостью 46 км. Для того чтобы

завершить в срок строительство железнодорожных подходов в порт, построить терминал, подходы к этому терминалу, а также осуществить необходимые обустройства в акватории Кольского залива, мы предлагаем использовать механизм государственно-частного партнёрства как для объектов портовой инфраструктуры, так и для завершения строительства железнодорожной инфраструктуры, с тем чтобы скоординировать по времени строительство и запуск этих двух объектов.

Здесь мы предлагаем двигаться по пути, основанному на принципе платежей за доступность, когда частный инвестор привлекает средства в строительство объектов федеральной собственности. Но при этом за рамками горизонта бюджетного планирования, федеральной целевой программы, то есть 2020 года, получает от государства гарантированные возмещения своих вложений. Таким образом, финансово-экономическая модель этого проекта в целом начинает работать, поскольку объём вложений в портовую инфраструктуру оценивается в пределах 24–25 млрд рублей, и примерно столько же, чуть меньше, мы видим дефицит средств по строительству железнодорожных подходов. Мы уже работаем над экономической и финансовой моделью этого проекта. Сегодня Государственная транспортная лизинговая компания является бенефициаром, то есть компанией, которая консолидирует так называемую проектную компанию, которая бы могла найти инвесторов, финансы, внебюджетные источники для реализации этого проекта.

Мы принципиально обсуждали этот проект с нашими коллегами по Правительству и, конечно, с правительством Мурманской области. Поэтому просим Вашего поручения по формулированию финансово-экономической модели этого проекта и утверждению его параметров в ближайшем будущем. Соглашение по принципу take or pay, которое обеспечит доходность этого проекта, с угольной компанией-трейдером Mercuria может быть подписано уже в рамках Петербургского экономического форума.

Д.Медведев: Мы подготовим все поручения с учётом того, о чём сказал Министр транспорта, и предложений, которые сделают губернаторы и другие участники совещания. Некоторые общие вещи я всё же отмечу.

Во-первых, в отношении перевалки в российских портах. Очевидно, что это наша стратегическая задача, нам абсолютно нет никакого резона отдавать это заграничным портам, неважно каким, украинским или ещё каким, – не принципиально. Прежде всего мы должны соблюдать наши национальные интересы и действовать именно в этом направлении, стараясь все эти операции совершать в российских портах, чтобы на этом зарабатывала российская экономика в целом.

Мы обсуждали с вами, когда ходили по Кольскому заливу, ситуацию в Мурманской области с транспортным узлом и некоторые другие проекты. До этого у меня на совещании по арктическому измерению также обсуждалась эта тема. Вопрос о так называемом флаге нашей страны – я имею в виду изменение в Кодекс торгового мореплавания. Ещё раз хочу отметить: надо довести до конца эту задачу. Я просил бы вас вместе с коллегами по Правительству зайти ко мне и окончательно представить предложения для дальнейшего продвижения этого закона в Государственной Думе.

По модели государственно-частного партнёрства. В целом хотел бы высказаться в положительном плане. У нас нет таких денег в федеральном бюджете сейчас. Единственная возможность для того, чтобы эти проекты не заглохли, чтобы они дали свой эффект (и этот эффект в данном случае, очевидно, носит кумулятивный характер – один проект цепляется за другой), – такого рода предложения, по модели государственно-частного партнёрства, в том числе и в железнодорожной сфере, применительно к Мурманской области и к другим территориям надо подготовить и представить. Поработайте вместе с Минфином и Минэкономразвития, но я другого варианта развития по таким направлениям пока не вижу. Это надо обязательно сделать, обкатать этот проект и привлечь финансирование со стороны инвесторов.

Россия. Арктика. СЗФО. ДФО > Транспорт > premier.gov.ru, 21 апреля 2017 > № 2160836 Дмитрий Медведев, Максим Соколов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 апреля 2017 > № 2152631 Сергей Барабанов

Для развития нужен ресурс.

Сергей БАРАБАНОВ, Председатель Ассоциации рыбопромышленных предприятий Озерновского региона.

Усть-Большерецкий район вносит весомый вклад в уловы Камчатки. Это территории с уникальными природными ресурсами, прежде всего – лососем, знаменитой озерновской неркой. Сохранять и рационально использовать рыбные запасы нелегко. О том, какие острые вопросы сегодня стоят в этой области, в интервью Fishnews рассказал председатель Ассоциации рыбопромышленных предприятий Озерновского региона Сергей Барабанов.

– Сергей Анатольевич, сейчас рыбацкий бизнес ждет выхода нормативных правовых актов по инвестиционным квотам – об этом руководители компаний говорят, когда обсуждаются перспективы вложений. На Камчатке – своя специфика, вас тема квот под инвестиции также волнует? Есть предприятия, желающие претендовать на эти лимиты?

– У нашего региона, конечно, свои особенности, но тема инвестиционных квот затрагивает всех. Камчатские предприятия также не могут остаться в стороне от происходящих в отрасли процессов.

Если говорить о квотах для тех, кто построил новые суда, – это очень сложная тема, даже не берусь ее комментировать. Остается вопрос, на каких верфях в России реализовывать эти проекты.

Что касается береговой переработки, если выйдут документы, предусматривающие дополнительные ресурсы для предприятий, которые вкладываются в развитие, то, естественно, будем стремиться к получению таких квот. Это логично и справедливо, что люди, инвестирующие средства, причем значительные, в береговую рыбопереработку на территории Российской Федерации, могут рассчитывать на сырьевое обеспечение. Тем более что речь идет о развитии производств в регионе с непростыми условиями. Нелегко сохранить в таких местах коллектив, привлечь и удержать специалистов. Это самое тяжелое. В отрасли в принципе стоит кадровый вопрос.

– А какие компании будут претендовать на инвестиционные квоты под постройку береговых заводов?

– Думаю, все предприятия, которые в последние годы, после 2008-го, вкладывали значительные финансовые средства в развитие береговой переработки и модернизацию уже существующих заводов. Они же до сих пор модернизируются. Мы не остановились на достигнутом, продолжаем вкладывать средства в развитие производств. В частности, сейчас руководством страны объявлен Год экологии, и я знаю, что многие предприятия будут в 2017-м строить очистные сооружения.

– Камчатский край позиционируется как регион, где реализуются крупные проекты в области береговой переработки водных биоресурсов. В последние годы построено 16 современных заводов. Будет ли, на ваш взгляд, на Камчатке продолжаться процесс модернизации береговых производств?

– Думаю, при наличии постоянного сырьевого обеспечения такое развитие будет происходить. Необходим гарантированный объем, позволяющий рассчитать экономические показатели для компаний. Если не будет ресурса, ничего происходить не будет. Зачем строить предприятие, если нечего перерабатывать?

Да, Камчатка – регион, богатый лососем, другими видами водных биоресурсов, которые осваиваются в «прибрежке». И это надо сберечь. Бороться с браконьерством. Любыми путями стремиться к тому, чтобы ресурс сохранить и преумножить. Способы разные. Некоторые предлагают построить в крае рыбоводные заводы, как в Сахалинской области, и за счет этого увеличить подходы лосося к побережью. Другие считают нужным основной акцент сделать на сохранении естественного воспроизводства. Я поддерживаю эту точку зрения, надо давать рыбе возможность отнереститься, чтобы восполнять запасы именно диким, не искусственно выращенным лососем. Ведь дикая рыба славится своим качеством.

– В плане борьбы с браконьерством – как у вас налажено взаимодействие с Северо-Восточным территориальным управлением Росрыболовства? Есть ли диалог?

– У рыбоохраны сейчас штат маленький. Им очень тяжело осуществлять свою деятельность на огромных подведомственных территориях. Поэтому рыбопромышленники также оказывают поддержку в работе по сохранению ресурса. Заключаем договоры, нанимаем специальные бригады, из других регионов, чтобы они занимались рыбоохраной. Единственное, о чем мы просим территориальное управление, направить одного – двух сотрудников, допустим, на 100 км побережья, чтобы по закону осуществлять задержания нарушителей.

В прошлом году бюджет ассоциации на рыбоохранные мероприятия составил порядка 10-15 млн рублей. Это на содержание сотрудников, заработную плату для них. Кроме того, мы приобрели технику, средства шли на ее эксплуатацию, на зарплату водителям. В рыбоохранных мероприятиях мы сотрудничаем с Кроноцким заповедником.

– В этом году уже обсуждали планы на путину: как будет организована рыбоохрана, какое участие примет ассоциация?

– Предварительные обсуждения наша организация уже проводила. Принципиально все поддерживают, что работа по охране ресурса должна продолжаться. Поэтому будем и дальше двигаться в этом направлении. Проведем заседание совместно со всеми заинтересованными структурами и тогда уже примем решение, каким конкретно будет финансирование, сколько людей будет задействовано в рыбоохране, на каких реках, кому что необходимо. Это рабочие моменты, которые нужно обсуждать.

– Тем более что столько сторон задействовано.

– Да, структур много, они разные. От частного бизнеса, до силовых структур, государственных ведомств.

– Но в принципе нехватка государственных инспекторов ощущается?

– Это самая основная проблема. Она зародилась в 90-е годы, и никак мы ее победить не можем. Все в стране разваливалось, государство не смогло больше слаженно защищать ресурс, активизировался бесконтрольный лов. И теперь население сложно отучить от такого подхода. Молодые люди не заинтересованы в легальной работе, взгляд на вещи простой: зачем трудиться по закону, если можно незаконно заготовить икру, а потом жить на полученные деньги до следующей путины?

– Вы сотрудничаете с рыбоохраной, а научному обеспечению рыбаки оказывают поддержку?

– Сотрудничаем мы с наукой и достаточно плотно. Ежегодно, на протяжении 15 лет, работают научные сотрудники на Озерновском РКЗ № 55. Взаимодействуем со специалистами, которые ведут учет захода лосося на Курильское озеро. Помогаем организовать облеты для оценки ситуации с подходами рыбы. Эта работа ведется в основном за счет рыбопромышленных предприятий. Мы, например, предоставляем вертолет, иногда я сам летаю. В этом году уже достигнуты договоренности с КамчатНИРО об авиаучете. Для нужд института ассоциация приобрела рыбоучетное заграждение – чтобы была возможность более точно оценивать ситуацию с подходами производителей.

- А что касается организации лососевой путины, работы региональной комиссии по анадромным. Обычно представители Камчатки докладывают на научно-промысловом совете, что система отлажена, глобальных вопросов не возникает. Действительно ли все так гладко?

– Думаю, сложности всегда были, есть и какие-то годы будут. Другое дело, что процесс пытаются отрегулировать цивилизованным способом. Краевые власти собирают рыбаков, проводят заседания, где обсуждаются объемы, подготовка к лососевой путине. Не обходится, конечно, без спорных моментов. Например, с жаберными сетями.

– Использование этих орудий лова стало одной из острых тем. Ваша ассоциация ранее также заявила, что нужно навести порядок в этом вопросе, иначе под угрозой оказывается важный для социально-экономического развития края ресурс.

– Да, действительно, наше объединение в прошлом году обратилось к руководству отрасли с просьбой поручить подведомственным научным организациям, чтобы они обеспечили проработку вопроса о внесении изменений в правила рыболовства для Дальневосточного бассейна – с целью запрещения использования жаберных сетей на морских РПУ Камчатского полуострова и северных Курильских островов.

В прошлом году в результате авиаучета выяснилось, что высокие показатели по заполнению на тех реках, где фактически работает по одному предприятию, не выставляющему жаберные сети на своих участках. Но, по предварительным данным, таких рек всего четыре на всем западном побережье Камчатки.

Еще один острый вопрос – точность прогнозов по подходам рыбы. К сожалению, финансирование отраслевой науки сокращается, в результате страдает научное обеспечение рыбохозяйственной деятельности. Как итог – предприятия готовятся к путине, вкладывают большие средства, а ожидаемого результата не получают.

В целом же для рыбаков важны стабильные условия работы. Самое главное произошло в 2008 году, когда за предприятиями закрепили на 20 лет рыбопромысловые участки. Не меняют правила – работать легче. Банки спокойны, что компания выплатит кредит, сотрудники – что они получат заработную плату. Все работают.

Маргарита КРЮЧКОВА, газета « Fishnews Дайджест»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 апреля 2017 > № 2152631 Сергей Барабанов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 апреля 2017 > № 2152535 Кирилл Фирсов

Кирилл Фирсов: Хорошие уловы – не повод расслабляться.

Компенсировать ожидаемое снижение добычи лосося в этом году Хабаровский край будет за счет краба и малоосваиваемых объектов, в том числе сардины-иваси, отмечает председатель комитета рыбного хозяйства министерства природных ресурсов региона Кирилл Фирсов.

Для рыбаков Хабаровского края 2016 г. оказался самым удачным в череде последних и без того положительных по производственно-экономическим показателям лет: 375 тыс. тонн водных биоресурсов, около 300 тыс. тонн произведенной рыбопродукции и 1,3 млрд рублей налоговых поступлений в краевой бюджет. Такой результат стал очередным абсолютным максимумом за последние четверть века.

Однако текущий год для региона будет сложнее предыдущего, отметил председатель комитета рыбного хозяйства министерства природных ресурсов Хабаровского края Кирилл Фирсов в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства».

«По прогнозам науки, ресурсная база снижена на 31 тыс. тонн, что обусловлено цикличностью подходов тихоокеанских лососей. 2017 год является «неурожайным» в подзоне Приморье (Японское море) по горбуше, вылов которой в прошлом году у нас составил 10 тыс. тонн. А также прогнозируется снижение объемов добычи горбуши в бассейне реки Амур: в 2016 году ее вылов здесь составил 22,8 тыс. тонн, что в 12 раз больше, чем в 2015-м, - рассказал глава комитета. - Общий объем добычи по лососям в прошлом году у нас был порядка 87 тыс. тонн».

Кирилл Фирсов подчеркнул: хотя прогнозы науки порой заметно разнятся с реальным выловом, всем понятно, что в 2017 г. не стоит ожидать повторения рекордов. По крайней мере, по тихоокеанским лососям. По предварительной оценке, общий вылов всех видов ВБР для Хабаровского края в текущем году составит 349 тыс. тонн. По лососям возможный вылов прогнозируется на уровне 65-67 тыс. тонн.

«К сожалению, помимо природных факторов на результатах промысла, скорее всего, отразится и обновленное законодательство, а именно требование о перерегистрации компаний, осуществляющих прибрежный промысел, - обратил внимание собеседник Fishnews – Новости рыболовства». - По крайней мере одна крупная рыбопромышленная компания Хабаровского края по этой причине перешла в другой дальневосточный регион. Надеемся, что к 2018 году ситуация изменится».

Компенсировать ожидаемое снижение уловов красной рыбы предполагается, во-первых, за счет малоосваиваемых объектов. «Наши предприятия сейчас готовятся к такой работе в прибрежной зоне, в частности на иваси. Мы прорабатываем с ними возникающие вопросы, так как на таком виде промысла есть свои сложности – по технологии освоения, по орудиям лова и т.д. Но по прошлому году у нас были довольно удачные примеры работы на подобных объектах. Так, компания «Софко» взяла порядка 50 тонн сардины-иваси и около 500 тонн скумбрии – это хороший результат. В этом году постараемся привлечь больше предприятий на эти объекты, чтобы таким образом компенсировать снижение по лососю», - подчеркнул Кирилл Фирсов.

Также, по его словам, планируется увеличить объемы вылова краба (в этом году квота региона повышена практически на 2 тыс. тонн) и сельди в Охотском море.

«Так что будем прилагать все усилия совместно с нашими рыбаками, чтобы выйти на хорошие показатели вылова за счет других объектов промысла. Меры будут приняты – усилим промысел, где это возможно», - резюмировал глава комитета.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 апреля 2017 > № 2152535 Кирилл Фирсов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 апреля 2017 > № 2142301 Олег Кожемяко

Рабочая встреча с губернатором Сахалинской области Олегом Кожемяко.

Олег Кожемяко информировал Президента об итогах развития региона в 2016 году и текущих социально-экономических показателях.

В.Путин: Олег Николаевич, у нас с Вами плановая рабочая встреча. Вопросы – тоже рабочие, текущие. Пожалуйста, Олег Николаевич.

О.Кожемяко: Да, Владимир Владимирович, мы год назад встречались, я Вам докладывал по итогам 2015 года, сейчас – по 2016 году.

У нас обеспечено выполнение плана ВРП по 2016 году на 106 процентов. Основные динамично развивающиеся отрасли – это угольная отрасль, 134 процента, далее показатели – нефтегаз, 107 процентов, ну и сельское хозяйство – 111 процентов.

В полном объёме также выполняются Ваши майские указы, по некоторым показателям мы опережаем: у нас заработная плата учителей – в пределах 60 тысяч, воспитателей – в пределах 50 тысяч, средний медперсонал тоже в пределах 50 тысяч, и врачи – 90 тысяч.

Также выполняем программу по переселению из ветхого и аварийного жилья.

Работает полный пакет мер социальной поддержки для привлечения специалистов, потому что островной регион и очень трудно с кадрами. И это позволило нам по обеспеченности врачами сейчас выйти на передовые позиции в Российской Федерации – у нас 46,2.

Конечно, сейчас нужно переходить от количества к качеству, потому что вопросы здравоохранения остаются, и по заболеваниям органов кровообращения, и по онкологии, поэтому сейчас будем уже работать так, чтобы снимать эту проблематику. Для этого всё имеется у нас.

Принимаем сейчас также большие меры поддержки по другим категориям социально нуждающихся – это многодетные семьи, семьи с детьми-инвалидами, люди старшего поколения. Это даёт свои результаты. У нас нулевая ипотека для многодетных семей. Плюс ко всему мы семьям с пятью детьми выделяем бесплатное жильё, оказываем иные меры поддержки при приобретении жилья, до двух миллионов работникам бюджетной сферы.

Это даёт свои определённые положительные результаты. У нас уменьшился миграционный отток. Если брать за последние годы, с трёх тысяч в 2014 году за 2015-й, 2016-й, 2017-й до 500 человек.

Растёт показатель по демографии, сейчас 14,3, это хороший показатель. И растёт количество многодетных семей, на 750 в год у нас прибавилось многодетных семей. Это 2,5 тысячи ребят. Эту задачу решаем комплексно, это даёт хорошие результаты. Конечно, нужно удерживать и дальше развивать.

Помимо всего мы решаем проблему, в этом году заканчиваем программу переселения из ветхого и аварийного жилья тех людей, кто стоял в очереди до 2012 года, и согласно вашему поручению начинаем уже программу на 2017–2022 годы по переселению и иных граждан, кто не вставал на очередь до 2012 года.

В.Путин: Сколько построили всего?

О.Кожемяко: Построили 220 тысяч по этой программе, сейчас последнее досдаём. Планируем за пять лет построить ещё 470 тысяч, потому что потребность такая есть, потребность большая. В целом жилищное строительство дало нам показатели где-то на 110 процентов. Мы сдали 340 тысяч квадратных метров жилья, из них 110 – социального.

Разработали, работает сейчас программа арендного жилья. В прошлом году мы 400 квартир построили, в этом году – 500. За пять лет мы планируем построить 4500 квартир, в том числе на Курилах. Потребность есть, это работники бюджетной сферы, где аренду (у нас аренда в два раза меньше, чем в коммерческом найме) берут на себя организации. Это военные, пограничники, силовые структуры. Востребованность арендного жилья достаточно большая. Поэтому мы эту программу достаточно хорошо сейчас внедряем.

Помимо этого ипотечная программа у нас очень хорошо работает. Это даёт возможность населению уже видеть перспективы, закрепляться на долгосрочный период. Вместе с тем мы учитываем и рост демографии. Сейчас рассматриваем, помимо Вашего поручения по продолжению этой программы, строительство новых школ. Мы за пять лет планируем построить десять новых школ, две уже начали, в год по две школы. Это около пяти тысяч учебных мест, что даст нам возможность уйти от второй смены.

В.Путин: Это когда будет, Олег Николаевич?

О.Кожемяко: Это с 2017 до 2022 года, 10 новых школ. Причём крупные, хорошие объекты.

Очень много ветхих зданий в системе здравоохранения, поэтому сейчас берём на себя обязательство сделать новую областную детскую больницу, станцию скорой помощи и поликлинические звенья.

За прошлый год мы построили 10 ФАПов, с тем чтобы раскрыть первичное звено. Строим ФАПы сразу же с предоставлением фельдшерам встроенного жилья. Амбулаторию, поликлинику и лечебный корпус в Александровске-Сахалинском сдали. Эти программы у нас работают и, безусловно, дают свои результаты.

Но, конечно, большая есть потребность и у населения, и в целом для реализации инвестиционных проектов – это газификация региона. Мы с «Газпромом» работаем, он разработал свою программу на условиях софинансирования, мы строим межпоселковые сети, котельные, ГРС. Хотелось бы попросить Вас, чтобы дали поручение по ускорению программы газификации, вводу тех объектов, которые сегодня уже построены «Газпромом», – это котельные, ГРС. Мы это с ними примерно согласовали на последнем совещании, и это даст нам возможность ввода всех этих объектов в 2018 году, частично в 2017–2018-м, и охватить газификацией населения не 13 процентов, как у нас есть, а поднять в 2–3 раза выше, дойти до 30–35 процентов.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 13 апреля 2017 > № 2142301 Олег Кожемяко


Россия. ДФО > Медицина > amurmedia.ru, 7 апреля 2017 > № 2167247 Ольга Путилина

Около 90% жалоб пациентов в адрес медработников или медицинских учреждений при проверке оказываются необоснованными, рассказывает главный врач хабаровской детской поликлиники №9 Ольга Путилина. В интервью с корр. ИА AmurMedia медик рассказала, сколько времени тратится на бумажную работу и всевозможные проверки, и на что же все-таки жалуются пациенты.

— Ольга Васильевна, мне нередко по роду деятельности выпадает возможность пообщаться с медработниками и не единожды я слышал жалобы о засилье бумажной работы, вызванной всевозможными жалобами по поводу и без. Сталкивается ли детская поликлиника с чем-то подобным?

— Еще бы… Знаете, как бы странно это ни выглядело — очень много сложностей возникает буквально на ровном месте. Но здесь нужно описать подробнее. Граждане пишут всевозможные обращения по вопросам здравоохранения и если говорить в целом — это неплохо. Если бы не один нюанс. Эти обращения можно разделить на три основных категории:

1) жалобы: обоснованные, частично обоснованные и необоснованные;

2) запросы о состоянии здоровья детей и оказания им медицинской помощи, в т.ч. в связи с жалобами родителей на другие организации;

3) обращения с целью получения информации.

— Как вообще проходит проверка жалоб и обращений?

— Рассмотрение обращений граждан проводится в соответствии с Федеральным законом от 02 мая 2006 г. № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" (в ред. Федеральных законов от 29.06.2010 № 126-ФЗ, от 27.07.2010 № 227-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 18.07.2012 № 19-П). При поступлении жалобы обязательно проводится служебное расследование комиссией, состав которой утверждается приказом главного врача, составляется акт служебного расследования. При личной встрече или телефонном разговоре с заявителем руководители медицинской организации отвечают на все интересующие вопросы, дают разъяснения, при необходимости проводится консультация ребенка, оказывают содействие в госпитализации или амбулаторном обследовании. В случае обоснованной или частично обоснованной жалобы разбор проводится на производственном совещании, принимаются меры по устранению причин, приведших к жалобе, наказываются виновные лица.

— Загвоздка в "необоснованных жалобах"? Какую часть они составляют от общего числа?

— Трудно поверить, но большинство обращений (до 90%) как раз и являются необоснованными.

— Можете привести пару примеров?

— Жительница г. Хабаровска обратилась на сайт министерства здравоохранения Хабаровского края с претензией об отсутствии возможности записаться к врачам-специалистам для оформления ребенка в детский сад. При встрече с заявительницей выяснено, что после прикрепления к нашей поликлинике ввиду смены места жительства обращались за медицинской помощью однократно по поводу ОРВИ. Ребенок ранее в медицинских учреждениях не наблюдался, не привит. Места и путевки в детский сад у матери нет. Для оформления в детское дошкольное учреждение к участковому врачу-педиатру не обращались, направлений для прохождения специалистов и сдачи анализов не имеет. Заявительница была ознакомлена с порядком оформления в детский сад, записи к специалистам и сдачи анализов по направлению участкового педиатра, необходимости оформления формы № 026/у-2000 "Медицинская карта ребенка для образовательных учреждений дошкольного, начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования, учреждений начального и среднего профессионального образования, детских домов и школ-интернатов" — обязательного документа, отражающего состояние здоровья ребенка в динамике. На прием к участковому врачу–педиатру так и не явились.

— Выходит, что люди порой с непонятной целью просто выдумывают проблемы, тем самым отнимая у медиков время, которое они могли бы потратить с куда большей пользой?

— И не только, иногда граждане своими действиями нарушают права, честь и достоинство медицинских работников. Так, при проведении служебного расследования в связи с обращением гражданки К. на сайт министерства здравоохранения Хабаровского края по поводу записи к узким специалистам и грубость регистратора установлено, что факты, изложенные в жалобе, не имеют подтверждения, т.к. заявительница в поликлинику не обращалась. Жалобу написала со слов родственницы, якобы обращавшейся в регистратуру. На заранее согласованную встречу с администрацией для уточнения ситуации и получения ответа на обращение заявительница также не явилась. Таким образом, обращение гражданки К. является клеветническим, в связи с чем у медицинских работников имеется возможность подать заявление в суд по защите чести и достоинства.

— Из-за чего вообще возникают подобные ситуации? Что заставляет людей, даже не бывавших в поликлинике, писать какие-то непонятные "кляузы"?

— Обращаясь за помощью к доктору, каждый немного рассчитывает на "чудо": комфортные условия, отсутствие очереди, бесплатное лекарство, внимательное отношение персонала, быстрое решение не только медицинских, но и социальных проблем. Обида, непонимание, гнев и прочие эмоции переполняют некоторых граждан, когда что-то не соответствует их ожиданиям. Но бывает, что виноваты именно родители, т.к. обвиняя врача в непрофессионализме, часто выясняется, что родители не приобрели лекарственные препараты или взяли др. препарат (напр. более дешевый), не выполняли рекомендации врача, а лечили ребенка по своему усмотрению. Добиваться справедливости, быть не равнодушным к проблемам медицины однозначно нужно, но только в том случае, если вы уверены в своей правоте.

К сожалению, жалобы часто инициируются средствами массовой информации, в которых звучат призывы писать по поводу и без. В страховых медицинских организациях, на различных сайтах в Интернете размещены образцы заявлений и предложения по оказанию услуг их заполнения. Часто жалобы пишут лица, не являющиеся законными представителями ребенка (бабушки, тети, дяди), которые иногда даже не обращались в поликлинику, а излагают мысли своих родственников и знакомых.

— С чем связан основной поток жалоб?

— Большинство жалоб вызвано условиями оказания медицинской помощи, т.к. зачастую медицинские учреждения расположены в приспособленных, старых зданиях. На территории обслуживания КГБУЗ "Детская городская клиническая больница № 9" возведены новые молодежные жилые микрорайоны с инфраструктурой (школы, детские сады, магазины, торгово-развлекательные центры), увеличилась рождаемость, а новой детской поликлиники до сих пор нет. Главный врач и администрация прилагают максимум усилий по улучшению доступности и качества медицинской помощи. Проводятся встречи с населением, своевременно обновляется информация на сайте, стендах. Появилась возможность электронной записи к врачам через портал gosuslugi.ru (интернет). Начата запись участковыми педиатрами на повторный прием и к узким специалистам через систему "Медиалог". В регистратуре установлена электронная очередь. Для повышения культуры обслуживания и предотвращения необоснованных жалоб все телефонные разговоры в ближайшее время будут записываться. Для привлечения молодых сестринских и врачебных кадров проводится работа в школах, медицинском колледже, медицинском университете.

Перед тем как написать жалобу на медицинского работника, стоит убедиться, что его вина присутствует. Для оперативного решения вопросов обращайтесь к администрации больницы. У нас с вами общие цели и задачи, направленные на сохранение и восстановление здоровья наших детей. Так давайте же совместно решать возникающие проблемы. Мы всегда готовы прийти вам на помощь!

Россия. ДФО > Медицина > amurmedia.ru, 7 апреля 2017 > № 2167247 Ольга Путилина


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 6 апреля 2017 > № 2133474 Александр Поздняков

Александр Поздняков: Сохранить ресурс важно рыбакам.

Эффективность рыбоохранных мероприятий обеспечивает консолидация промышленности и власти, отмечает президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Амурского бассейна Александр Поздняков.

Рыбопромышленники Хабаровского края активно сотрудничают с госорганами в сфере рыбоохраны. В конце января состоялась очередная встреча, посвященная теме сохранения ресурса. «Решили в нынешнем году предложить Росрыболовству и управлению МВД расширенную модель сотрудничества: помогать, предоставляя не только людей и катера, но и машины, вездеходы, беспилотные летательные аппараты и т.д. Серьезно подходить к делу», - рассказал в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Амурского бассейна Александр Поздняков.

«Самое главное – все понимают, что совместная работа необходима. Есть крупные предприятия, есть мелкие, но участвовать в сохранении сырьевой базы должны все. При этом важно, чтобы сотрудничество власти и бизнеса соответствовало законодательству», - добавил руководитель объединения.

Он также отметил важность противодействия сбыту нелегальной продукции. «Территориальное управление Росрыболовства в этом году собирало представителей рыбной промышленности и как раз подчеркивало: для того чтобы предотвращать сбыт браконьерского товара, надо не допускать получения на него документов. Нельзя позволять, чтобы подтасовывались объемы, чтобы шла продажа документов. Чтобы незаконно добытая продукция реализовывалась под легальные квоты», - подчеркнул Александр Поздняков.

Собеседник «Fishnews – Новости рыболовства» обратил внимание на еще одну проблему – браконьерство под прикрытием спортивно-любительского и традиционного рыболовства КНМС. «На мой взгляд, уловы любительского рыболовства должны использоваться только для личного потребления. Как и объемы, добытые при промысле, который ведут коренные малочисленные народы Севера, - считает президент ассоциации. - Сейчас традиционное рыболовство – одна из проблемных сфер. Причем просто в валовом режиме формируются участки для этого вида промысла».

«В целом эффективность рыбоохранных мероприятий обеспечивает консолидация промышленности, власти и контролирующих структур. Есть единый механизм. Понятно, что у каждого участника процесса своя специфика, свой взгляд на те или иные вещи. Но общая ситуация улучшается, оттачивается взаимодействие. И мы со своей стороны готовы закрывать пробел по обеспечению рыбоохраны – по людям, транспорту, ГСМ и т.д. Потому что понимаем: сохранить ресурс прежде всего важно для самих рыбопромышленников. Сейчас у нас рекордные уловы лосося, но в это время как раз и важно задуматься о его сбережении», - резюмировал Александр Поздняков.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 6 апреля 2017 > № 2133474 Александр Поздняков


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 апреля 2017 > № 2133154 Галина Щукина

Государство должно осознать, что оно хочет от аквакультуры.

Многие проблемы, возникающие при формировании правовой базы рыбоводства, связаны с отсутствием концепции его развития, отмечает зампредседателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области Галина Щукина.

За последний год в секторе аквакультуры на законодательном поле предлагалось многое: вносились точечные, но вместе с тем довольно важные изменения. Заместитель председателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области Галина Щукина проанализировала для газеты «Fishnews Дайджест», насколько «рабочими» оказались новации.

Так, она напомнила, что принятые поправки в отраслевой закон и ряд подзаконных актов позволили пользователям, традиционно занимавшимся марикультурой, переоформить действующие рыбопромысловые участки для товарного рыбоводства в рыбоводные участки без проведения торгов. Это коснулось и предприятий, добросовестно работавших в области прудового рыбоводства.

Положительным моментом Галина Щукина назвала и отмену ограничения по площади морской акватории, выделяемой для одного предприятия.

«Однако по-прежнему предприятиям-пользователям запрещено многоцелевое использование рыбопромысловых участков (как для рыболовства, так и для товарного выращивания объектов марикультуры). В связи с этим в Сахалинской области в вопросе развития марикультуры все стабильно: ее как не было, так и нет», – подчеркнула собеседница «Fishnews Дайджест».

По словам Галины Щукиной, опыт Приморского края показывает, что к механизму формирования морских рыбоводных участков имеется огромное количество нареканий. Так, законом предусматривается возможность инициативного формирования участка (по заявочному принципу). При этом сложнейший этап согласования его границ в различных инстанциях заявитель проходит самостоятельно. Затем РВУ выставляется на торги, по результатам которых определяется, кому государство предоставит право пользования. И далеко не факт, что это будет заявитель.

Саму идею аукционов представитель ассоциации назвала весьма спорной: во-первых, аквакультура – занятие дорогое, а тут еще из оборота предлагается изъять приличные суммы, которые могли бы использоваться в качестве инвестиций.

Во-вторых, участки, за право пользования которыми заплачены немалые деньги, практически невозможно изъять у предприятий-пользователей до окончания срока договора, даже в случае отсутствия на этих РВУ реальной деятельности. «Об этом свидетельствует ситуация, сложившаяся вокруг распределенных в свое время рыбопромысловых участков в Сахалинской области, часть из них сейчас из-за отсутствия подходов горбуши либо никак не используется, либо с их помощью легализовывают рыбу, пойманную в других районах», - привела пример зампредседателя ассоциации.

По мнению Галины Щукиной, альтернативой аукционам является конкурс, в основу которого положены экономические критерии – количество рабочих мест, объемы инвестиций и прочее. При распределении рыбоводных участков через процедуру конкурса расторгнуть договор пользования в случае невыполнения предприятием базовых обязательств (критерии, по которым оно признано победителем) юридически несложно.

«В-третьих, осталась неизменной ситуация, при которой инвесторы должны не только нести затраты на аукцион, но еще и платить за пользование участком, - обратила внимание представитель ассоциации. - Наличие подобного дополнительного обременения увеличивает и без того немалый (около 6 лет) период окупаемости инвестиций и выглядит абсолютно нелогично с точки зрения заявляемого на государственном уровне приоритета развития аквакультуры».

Она также напомнила, что ряд полномочий в сфере регулирования товарной аквакультуры так и не передан регионам.

Галина Щукина обратила внимание и на новую проблему, которую принесли методика определения объема и видового состава объектов аквакультуры и методика расчета объема подлежащих изъятию объектов аквакультуры при осуществлении пастбищной аквакультуры.

«Аквакультура не может эффективно функционировать и развиваться в условиях чрезмерной централизации управления и избыточности регулирования. Упомянутые документы широким шагом ведут нас именно к этому, устанавливая обязательные минимумы или максимумы производства продукции, а также регламентируя перечень объектов, которые позволяется культивировать в конкретном районе, а, следовательно, и на рыбоводном участке. Причем эти рекомендации даны, исходя из степени изученности вопроса отраслевыми институтами, они не учитывают ни мировой, ни отечественный опыт, если он приобретен вне рамок отраслевой науки, - подчеркнула зампредседателя ассоциации. - Что это, если не монополия на истину?»

По ее словам, в результате из числа объектов марикультуры были де-факто исключены многие виды, пригодные для разведения и перспективные с точки зрения экономики, но не указанные в перечне.

Также Галина Щукина отметила методику, содержащую принцип определения объема изъятия из водного объекта в границах рыбоводного участка. «Во-первых, данный подход никак не учитывает производственные (в том числе биологические) риски. Во-вторых, порядок возникновения права собственности в законодательной базе прописан в целом некорректно, что создает довольно странную коллизию, обратила внимание специалист. - Пока молодь гидробионтов находится в заводских условиях, она принадлежит предприятию. Но произведя отсадку молоди на морской участок, производитель теряет право собственности на нее вплоть до момента изъятия выращенной товарной продукции». Представитель ассоциации подчеркнула, что такая правовая коллизия дает возможность браконьерам свободно «работать» как на самих морских фермах, так и на смежных с ними участках.

Таким образом, за три года с момента принятия ФЗ № 148 «Об аквакультуре (рыбоводстве)…» прогресса в развитии марикультуры явно не наблюдается, делает вывод Галина Щукина.

«Многие проблемы, возникающие при формировании законодательно-правовой базы аквакультуры, связаны с отсутствием как концепции управления прибрежной зоной в целом, так и концепции развития аквакультуры в частности, - считает собеседница «Fishnews Дайджест». - Первая призвана решать конфликты хозяйствующих субъектов, вторая – определить степень значимости аквакультуры с точки зрения государства. Аквакультура по-прежнему противопоставляется прибрежному рыболовству, а в отдельных случаях – не только ему».

По мнению Галины Щукиной, как только государство осознает, что же оно хочет получить от аквакультуры и какое место эта отрасль должна занять в списке приоритетов, – станет более-менее понятно, что именно в действующей нормативно-правовой базе мешает реализации принятой концепции.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 апреля 2017 > № 2133154 Галина Щукина


Россия. ДФО > Агропром. Недвижимость, строительство > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122171

В 2017 году планируется раздать до 100 тыс. дальневосточных гектаров.

Почти 9 тысяч больших земельных участков на Дальнем Востоке передано в безвозмездное пользование жителям России. До конца 2017 года их количество планируется увеличить до 100 тысяч, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

«По предварительным прогнозам, по программе «Дальневосточный гектар» к концу 2017 года планируется предоставить гражданам до 100 тыс. земельных участков», — заявил в интервью КонсультантПлюс замминистра РФ по развитию Дальнего Востока Сергей Качаев. Наибольший интерес у жителей России, по его словам, вызывают земли Приморья, Хабаровского края и Якутии.

Качаев напомнил, что главная цель бесплатной раздачи гектаров — привлечение людей на Дальний Восток, до полумиллиона в ближайшие годы: «Планируется прогнозное увеличение населения до 6,5 — 6,7 млн человек к существующему количеству 6,185 млн человек по состоянию на 1 января 2017 года».

Ещё одна задача — развитие приоритетных отраслей экономики, таких, как промышленность и добыча полезных ископаемых, а также агропромышленного, рыбохозяйственного, транспортно-логистического, энергетического, лесохозяйственного и туристско-рекреационного комплексов.

«Для граждан, получивших право на дальневосточный гектар, будут созданы условия для комфортного проживания, в том числе социальная, транспортная и энергетическая инфраструктуры. Все это, без сомнения, положительно скажется на новом имидже Дальнего Востока и сделает его привлекательным для государственных, иностранных и частных инвестиций», — также пообещал замминистра развития Дальнего Востока в интервью.

Сергей Качаев подчеркнул, что интерес к дальневосточным землям сохраняется, активнее всего участки берут жители России в возрасте от 25 до 34 лет. Земли большинство из них намерено использовать для строительства частного дома, ведения сельского хозяйства или под туристические проекты. Люди предпочитают гектары с развитой инфраструктурой, также пояснил замминистра.

Отвечая на вопросы жителей Дальнего Востока, он заверил, что массовой вырубки лесов государство не допустит, законом будут также охраняться береговые линии.

Как сообщало ИА REGNUM, Хабаровский край выдал самое большое количество дальневосточных гектаров — 2 250 бесплатных участков. Также лидируют в раздаче земельных наделов Сахалинская область и Приморье. Поддержать получателей земель на Дальнем Востоке намерены грантами на ведение сельского хозяйства, льготным кредитованием, лизингом техники и т.д.

Россия. ДФО > Агропром. Недвижимость, строительство > agronews.ru, 31 марта 2017 > № 2122171


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 марта 2017 > № 2122165 Дмитрий Котляр

«БААДЕР». Легендарные машины.

Дмитрий КОТЛЯР, Генеральный директор ООО «Баадер-Восток-Сервис».

Почти сто лет назад, в 1919 году, молодой инженер Рудольф Баадер основал компанию «Нордишер Машиненбау Руд. Баадер». Он поставил цель – механизировать процесс рыбопереработки. В те времена рыбу разделывали вручную и идея Рудольфа Баадера выглядела революционно. Однако уже через 70 лет «революцией» немецких машин была охвачена не только Европа, но и Дальний Восток России – в 1992 году компания открыла сервисный центр на тихоокеанском побережье – во Владивостоке. В наши дни «Баадер» (BAADER) для добытчиков и переработчиков рыбы фактически имя нарицательное, смысл которого сводится к одному – качественная и высокотехнологичная рыбопереработка. О перспективах и целях, которые преследует «Баадер» сегодня, в беседе с корреспондентом журнала «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал генеральный директор ООО «Баадер-Восток-Сервис» Дмитрий Котляр.

– Расскажите, с чего началась история компании?

– Первым образцом в линейке «Баадер» стала машина для филетирования сельди. Рудольф Баадер смог запустить ее после 3 лет разработок. Постепенно ассортимент товаров расширялся. И каждый раз, запуская новое оборудование, компании удавалось представлять лучшие образцы в своем сегменте. В 1995 году, после внезапной кончины Рудольфа Баадера, семейный бизнес возглавила его дочь, Почетный Консул госпожа Петра Баадер. Под ее руководством группа продолжила расширяться.

С 2007 года датский производитель оборудования для обработки птицы LINCO Food Systems стал членом Группы «Баадер». Вместе эти две компании являются одними из сильнейших игроков на глобальном рынке переработки пищевых продуктов.

В 2012 году Группа «Баадер» приобрела 100% акций компании TRIO Food Processing Machinery AS в Норвегии вместе с ее дочерней компанией TRIO FTC Sweden AB. TRIO предлагает шкуросъемные машины, слайсеры, удалители пинбона. Сегодня «Баадер» и TRIO эффективно дополняют друг друга.

– За сто лет Группа «Баадер» стала ведущим производителем и поставщиком как отдельных машин, так и комплектных линий для промышленной переработки рыбы. На что направлена политика компании сегодня?

– На сегодняшний день «Баадер» – уверенная в себе, ориентированная на работу в команде независимая компания. Наша политика прежде всего направлена на достижение высочайшей эффективности и рентабельности с надежной продукцией и решениями для пищевой промышленности.

Высокая степень компетенции в рыбопереработке, технологиях сепарации, взвешивания, сортировки, а также в бизнес-решениях позволяет группе оставаться наиболее прогрессивным бизнес-партнером в глобальной индустрии переработки пищевых продуктов.

Мы фокусируемся на разработке решений для современной рыбопереработки. Причем для нас всегда было важно сохранить качество на всех стадиях процесса. Эффективным и надежным образом мы стремимся помочь нашим заказчикам по всему миру обеспечить безопасными продуктами питания всех потребителей.

– Вы когда-нибудь подсчитывали, сколько линий «Баадер» установлено было с момента создания филиала в России и как давно длится сотрудничество двух стран?

– Первые контакты еще с бывшим СССР компания «Нордишер Машиненбау Руд. Баадер ГмбХ и Ко.КГ» установила в 30-х годах прошлого столетия и с тех пор поддерживает плодотворное и взаимовыгодное сотрудничество со многими клиентами из России, Украины, Беларуси, Казахстана, стран Балтии, Закавказья и Средней Азии. В течение десятилетий реализованы многочисленные проекты и поставки технологического оборудования для переработки рыбы, мяса и птицы.

В 1992 году, чтобы улучшить обслуживание клиентов, находящихся в стратегически важном регионе Тихоокеанского побережья России, а также обеспечить должное техническое обслуживание и ремонт машин фирмы «Баадер», было создано совместное российско-германское предприятие ООО «Баадер-Восток-Сервис». Первым директором, вдохновителем и организатором предприятия до последнего дня своей жизни был Виктор Авраменко.

Двумя годами позже, в 1994 году, было открыто аккредитованное представительство в Москве и во Владивостоке. В задачи представительств входит в первую очередь реализация маркетинговой политики компании, поддержка продаж и координация проектов. Также через представительства осуществляется взаимодействие с клиентами по вопросам запасных частей и сервисных работ в отношении собственных продуктов и продуктов других компаний Группы «Баадер» в России, СНГ и странах Балтии.

Если говорить о покрытии «Баадером» различных промыслов и производств, то на Дальнем Востоке все, кто работает на филе минтая и сельди, оснащены нашими машинами. В северо-западной части России – это производители трески, пикши, сайды.

– Какие планы вы ставите перед собой сегодня?

– В планах ООО «Баадер-Восток-Сервис» стоит в первую очередь расширение и усиление сервисной службы. Оборудование, которое выпускает наша компания, очень надежное. Машины работают по 30, 40, 50 и более лет. «Баадер» обеспечивает их запасными частями. Поэтому сейчас нашей основной задачей является поддержка этого оборудования.

Мы с оптимизмом смотрим в будущее и надеемся, что наше предприятие будет и впредь развиваться и сможет оказывать еще более квалифицированную помощь новым заказчикам-владельцам оборудования фирмы «Баадер», число которых увеличивается с каждым годом. Хочу отметить, что сервисные инженеры ООО «Баадер-Восток-Сервис» прошли обучение в Германии и являются высококлассными специалистами по шеф-монтажу, ремонту, модификации и обслуживанию оборудования фирмы «Баадер». Наша цель – обеспечить бесперебойную работу оборудования, которое должно производить высококачественную продукцию международного стандарта с высоким коэффициентом выхода. Наши инженеры ведут работу как на берегу, так и в условиях морского промысла.

В перспективе мы хотим организовать в Приморье учебный центр и внедрить специальные обучающие программы, где флотские специалисты, персонал компаний-заказчиков смогли бы проходить курсы обучения работе на нашем оборудовании. Очевидно, что нас не хватит на все машины и на все суда, поэтому логично было бы обучить специалистов на местах. За собой мы планируем оставить глобальные работы по ремонту и модернизации оборудования.

Тем не менее мы всегда готовы прийти на помощь нашим заказчикам. За 25 лет существования предприятие зарекомендовало себя с лучшей стороны. У заказчиков никогда нет претензий к работе наших специалистов. Мы выполняем свою работу профессионально, ответственно и с удовольствием.

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 марта 2017 > № 2122165 Дмитрий Котляр


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 марта 2017 > № 2121529 Андрей Тетеркин

Ждать принятия подзаконных актов мы не можем.

Андрей ТЕТЕРКИН, Генеральный директор «Русской рыбопромышленной компании».

«Русская рыбопромышленная компания», объединившая за последние несколько лет активы крупных дальневосточных рыбодобывающих предприятий, по итогам прошлого года оказалась по ряду позиций в лидерах российского промышленного рыболовства. Однако стратегическая цель компании – достичь показателя в 500 тыс. тонн квоты белой рыбы и выйти на первое место в мире в этом сегменте, отмечает генеральный директор РРПК Андрей Тетеркин. В интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» он рассказал о планах по дальнейшему развитию производства, обновлению флота и об ожиданиях от участия в программе инвестиционных квот.

– Андрей Анатольевич, новый год суда «Русской рыбопромышленной компании» начали в Охотском море на промысле минтая. По информации Росрыболовства, ледовая обстановка в этом сезоне не самая простая, а освоить надо довольно большие объемы. Как проходит минтаевая путина у вашей компании?

– Начнем с того, что «Русская рыбопромышленная компания» успешно завершила прошлый год, освоив 280,2 тыс. тонн водных биоресурсов, что на 22% больше показателя 2015 года. При этом вылов по основным позициям у нас составил 222,5 тыс. тонн минтая и 44,7 тыс. тонн сельди. Средний годовой объем освоения квоты достиг 97%, что на 15% больше соответствующего показателя за предыдущий период.

По этому году, по оперативным данным Росрыболовства, к середине марта улов у российских рыбаков в целом был меньше прошлогоднего на 2-4% по разным видам водных биоресурсов, хотя и превысил миллион тонн. Причина отставания – сложные погодные условия. Наши суда не исключение. Мы добыли уже более 90 тыс. тонн минтая, но работать флоту пришлось в непростых условиях, поэтому немного отстаем от своих прошлогодних уловов – меньше чем на 3%.

– Изменения в закон о рыболовстве, вводящие новый вид квот, были приняты еще в июле прошлого года, однако подзаконные акты до сих пор рассматриваются в правительстве. Как отражается эта задержка на планах компании?

– Мы были первой компанией, поддержавшей инициативу Росрыболовства по инвестиционным квотам, и последовательно отстаивали позиции рыбаков в отношениях с государством по этому вопросу, хорошо понимая, что работа будет долгой. Фактически речь идет о введении в законодательство нового понятия – «инвестиционной квоты» – и полного досконального прописывания всех процедур и механизмов, касающихся работы с ним.

Параллельно мы разрабатывали новый проект траулера – современного, с достаточным ледовым классом и оснащенного высокоэффективным оборудованием. Сейчас финализируем переговоры с верфями по строительству. Ждать принятия всех подзаконных актов мы не можем – флот Дальнему Востоку нужен даже не сегодня, а еще вчера. Он стареет, стремительно подходит к порогу массового выбытия, да и по показателям производственной эффективности мы заметно отстаем от ведущих рыболовных стран.

Для себя мы уже приняли решение: будем начинать строить головное судно до окончательного формирования законодательной базы.

– РРПК одной из первых объявила о решении строить серию крупнотоннажных судов под инвестиционные квоты и еще в 2015 году подписала предварительное соглашение с ОСК. Ранее вы говорили о целесообразности постройки головного судна на зарубежной верфи, даже если оно лишится возможности претендовать на дополнительные ресурсы. Ваша позиция осталась прежней? И каким образом в этом случае будет происходить передача опыта и компетенций российским судостроителями?

– Для нужд РРПК мы планируем построить восемь крупнотоннажных траулеров. За счет своей высокой производительности они смогут обеспечить освоение квоты даже с учетом потенциального выбытия из нашего флота старых судов. Это серьезный инвестиционный проект, и он будет реализован.

Как я уже сказал, у нас нет времени ждать, пока полностью сформируется законодательная база. В правительстве до сих пор обсуждаются проекты подзаконных актов, описывающих механизм наделения квотами под инвестиции, в них есть спорные вопросы, и это откладывает начало строительства судов по этой схеме на неопределенный срок.

Если будут приняты все необходимые решения и законодательство заработает – мы будем рассматривать вариант строительства всех восьми судов на российских верфях с учетом требований по локализации производства в России, если нет – схема «1+7» кажется нам достаточно эффективной. В этом случае в строительстве первого судна на иностранной верфи будет участвовать сформированная на нашей стороне проектная команда, состоящая в том числе и из представителей российской судостроительной отрасли. При оценочной стоимости одного траулера в 70-80 млн долларов мы должны быть уверены, что специалисты, которые возьмутся за постройку наших судов, будут иметь достаточную квалификацию.

– На ваш взгляд, требования к инвестпроектам – объектам береговой переработки, прописанные в проектах постановлений правительства, делают их достаточно привлекательными для участия в них РРПК или стимулов пока недостаточно?

– Я считаю, что в этих документах есть еще над чем поработать, но и уже прописанные условия делают инвестиции в береговую переработку вполне привлекательными. Внутри компании мы прорабатываем различные варианты дальнейшего развития бизнеса, и переработка могла бы стать логичным шагом к диверсификации деятельности «Русской рыбопромышленной компании». Возможно, подобный интерес к переработке со стороны частных инвесторов подтолкнет и государство активней развивать рыбные кластеры на Дальнем Востоке.

– РРПК заявляет о серьезных планах развития компании и инвестициях в развитие производства и обновление флота. Как планируется финансировать эти проекты?

– Мы будем использовать различные источники финансирования, в том числе готовы обсуждать и заемные средства, например, китайских банков.

– Благодаря приобретению ряда дальневосточных предприятий РРПК сосредоточила в своих руках одни из крупнейших объемов квот на вылов минтая и тихоокеанской сельди. Планирует ли компания в ближайшее время нарастить свою долю в минтае?

– Да, с момента приобретения наших первых активов в 2013 году мы динамично растем. Процесс консолидации рыбной отрасли закономерен и обоснован: крупным компаниям легче обновлять или строить флот, работать с береговой рыбопереработкой, обеспечивать рост доли продукции с высокой степенью переработки, качество продукции и безопасность труда персонала.

Для себя стратегическим показателем мы обозначили достижение 500 тыс. тонн квоты белой рыбы, что позволит нам стать крупнейшей мировой компанией в этом сегменте. РРПК уверенно движется к этой цели, думаю, что в этом году нам удастся еще расширить периметр компании.

– В прошлом году вы активно участвовали в программе Росрыболовства по продвижению российской рыбы. Какие у вас планы на этот год? Можно ли ожидать присутствия РРПК на международных и внутренних выставках и какие результаты приносит участие в таких мероприятиях?

– Профильные выставки, как посвященные пищевой промышленности в целом, так и узкоспециализированные рыбные, в Брюсселе, Москве и Циндао мы используем и для поиска новых клиентов для компании, и для демонстрации нашим сегодняшних партнерам новой продукции, производимой на судах РРПК. Компания участвует в выставках много лет подряд, это важные для нас мероприятия, особенно с учетом наших планов по развитию новых направлений бизнеса, выхода с нашей продукцией на новые рынки.

В последние годы участие в выставках Росрыболовства с единым стендом, представляющим российскую рыбную отрасль, сделало такие мероприятия интереснее и ярче, заметно усилило эффект от присутствия на выставке. Хотя всегда есть возможности для совершенствования.

Александр ИВАНОВ, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 марта 2017 > № 2121529 Андрей Тетеркин


Россия. ДФО > Рыба. Армия, полиция > fishnews.ru, 21 марта 2017 > № 2121493 Сергей Кудряшов

Стараемся предметно работать с рыбаками.

Сергей КУДРЯШОВ, Начальник Пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области.

Пограничники и рыбаки – это союзники в деле охраны водных биоресурсов, заявил начальник Пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области, генерал-лейтенант Сергей Кудряшов на декабрьском совещании с представителями отрасли. Каким образом выстраивается работа с рыбопромышленниками для соблюдения закона, руководитель погрануправления рассказал в интервью «Fishnews Дайджест».

– Сергей Васильевич, Пограничное управление ФСБ России по Сахалинской области осуществляет свою деятельность в регионе, богатом водными биоресурсами. Какие объекты промысла сегодня пользуются повышенным вниманием со стороны браконьеров? На какие требования законодательства хотелось бы обратить внимание легальных компаний?

– Как вы уже заметили, Сахалинская область – богатейший кладезь биоресурсов нашей страны, основными объектами промысла здесь являются краб, тихоокеанский лосось, морской еж, минтай, сельдь, треска и многие другие.

Расхищение ценных видов водных биологических ресурсов на сегодняшний день остается актуальной проблемой региона, которая препятствует развитию официального промысла и подрывает численность популяций. Наиболее сильное негативное воздействие оказывает нелегальный промысел краба. Поэтому одной из основных задач Пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области является пресечение любой противоправной деятельности в сфере оборота ВБР и формирование благоприятных условий для развития экономики РФ.

Отвечая на вопрос о требованиях законодательства, хотелось бы обратить внимание участников процесса на строгое соблюдение условий выданных разрешений на добычу ВБР, а именно на соответствие видов разрешенных орудий лова, мест (районов) их установки и использования, сроков и объемов добычи. Бесспорно, очень важен своевременный и достоверный учет уловов ВБР, своевременное заполнение и ведение промысловой документации. Не менее существенным является соблюдение требований по доставке уловов, добытых при осуществлении прибрежного рыболовства, для производства продукции на территории прибрежного субъекта.

Зачастую рыбопромышленники сетуют на незначительность совершенных ими правонарушений и требуют снисходительности. Конечно, мы стараемся максимально гибко реагировать на все изменения, которые происходят как в экономике, так и в отраслевом законодательстве, однако наравне с рыбаками выступаем в качестве исполнителей этих требований, а потому выполняем каждую установку закона.

– Уже много лет стоит проблема: что делать с иностранным промысловым флотом, конфискованным за нарушения законодательства. Актуален ли этот вопрос для Сахалинского региона и в чем вы видите его решение?

– Конфискация браконьерских судов, конечно же, является действенной мерой в борьбе с ННН-промыслом, однако их хранение и содержание породило другую проблему, наносящую экономический ущерб безопасности России.

Здесь речь идет, скорее, о несовершенстве правовой базы в сфере хранения и содержания конфискованных судов, которое осуществляется за счет федерального бюджета. В условиях действующего законодательства мы вынуждены хранить на причалах, предназначенных для базирования корабельного состава, более десятка морских судов, зарегистрированных под флагом иностранных государств и использовавшихся ранее в незаконной добыче краба. Мы неоднократно заявляли о проблемных вопросах и возможных путях их решения заинтересованным органам исполнительной и законодательной власти.

В связи с чем целесообразно на законодательном уровне определить порядок безвозмездного хранения судов и максимально упростить процедуру их реализации или уничтожения.

– Росрыболовство ранее объявило о создании рабочей группы для подготовки методики по определению на судне веса живого краба – чтобы можно было без проблем для хозяйствующих субъектов контролировать объемы вылова и экспорта ценного биоресурса. Представило ли свои предложения по этому вопросу пограничное управление по Сахалинской области? В чем они заключаются?

– Методик для определения достоверных объемов живых крабов, находящихся в водоналивных чанах, без применения прямого взвешивания до настоящего времени не разработано. Вместе с тем, в качестве меры по исключению фактов незаконной добычи и утомительных пересчетов данного вида биоресурсов на борту судна, пограничное управление прорабатывает возможность проведения эксперимента по размещению инспекторского состава на таких судах в период добычи. В этой связи хотелось бы обратить внимание пользователей, осуществляющих добычу краба, на оказание содействия при проведении контрольных мероприятий, так как на них законодатель возложил обеспечение оптимальных условий для работы должностных лиц контрольных органов. Во-первых, это позволит снизить временные параметры осмотра судна с крабом, во-вторых, разрешит пользователям поддерживать оптимальные условия хранения этого ценного биоресурса без снижения потребительских качеств.

– В прошлом году в Сахалинской области по инициативе руководства региона ввели особые правила добычи водных биоресурсов в 6-мильной зоне. Как вы оцениваете работу пограничного управления в новых условиях? Осуществляется ли взаимодействие с областными властями?

– Пограничное управление осуществляет тесное взаимодействие с правительством Сахалинской области по вопросам организации и контроля прибрежного рыболовства. На постоянной основе проводятся совместные совещания, рабочие встречи и заседания комиссий по регулированию добычи в рамках действующего законодательства.

Контроль промысла в 6-мильной прибрежной зоне осуществляется нами на общих основаниях. Значительных нарушений на данном виде промысла до настоящего момента не выявлено.

Обращаем внимание пользователей, осуществляющих рыболовство в 6-мильной зоне, на соблюдение порядка уведомления подразделений пограничного органа о ведении промысловой деятельности в территориальном море Российской Федерации.

– По итогам декабрьской встречи рыбопромышленники отмечали, что вы дали «четкие и в какой-то мере прогрессивные ответы». Планируется ли проводить такие совещания с представителями рыбацкого сообщества на регулярной основе?

– Уверяю, что подобные рабочие встречи не являются разовой акцией. Как правило, в них возникает необходимость в период подготовки к сезонным путинам по добыче тихоокеанского лосося, наваги, сайры, а также когда нужно довести и разъяснить нововведения в сфере рыболовства, в том числе по инициативе пользователей. В этом направлении мы стараемся работать предметно по конкретным вопросам с заинтересованным кругом пользователей и ассоциациями рыбопромышленников Сахалинской области.

Альбина ШУМКИНА, газета « Fishnews Дайджест»

Россия. ДФО > Рыба. Армия, полиция > fishnews.ru, 21 марта 2017 > № 2121493 Сергей Кудряшов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 марта 2017 > № 2121464 Вячеслав Шпорт

Рыбная отрасль – драйвер роста экономики региона.

Вячеслав ШПОРТ, Губернатор Хабаровского края.

По итогам 2016 года хабаровские рыбаки вновь отчитались о рекордных уловах. Уверенный рост демонстрируют и другие отраслевые показатели. Эти успехи закономерны, ведь региональным властям удалось вывести правильную формулу взаимодействия с рыбопромышленниками, считает губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт. Каким курсом будет развиваться рыбное хозяйство края, какие направления наиболее привлекательны для инвесторов и какие новые возможности отрасли обещают механизмы ТОСЭР – об этом он рассказал в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства».

– Вячеслав Иванович, по вылову водных биоресурсов в прошлом году Хабаровский край вышел на пятое место в России. При этом выросли объемы и производства рыбопродукции, и поставок на внутренний рынок. В чем вы видите резервы для дальнейшего развития отрасли в регионе?

– Действительно, последние годы рыбохозяйственный комплекс Хабаровского края стабильно развивается. Не стал исключением и 2016 год. Предприятия края выловили 375 тыс. тонн водных биоресурсов. Это абсолютный максимум за последние 25 лет! По сравнению с предыдущим годом объем добычи вырос на 60 тыс. тонн (19%), за счет этого мы почти на 37 тыс. тонн (14%) увеличили выпуск рыбной продукции – сейчас это более 299 тыс. тонн.

Порядка 155 тыс. тонн рыбы поступило на внутренний рынок – это на четверть больше, чем в 2015 году. Остальное отгружено на экспорт. Но хочу отметить, что в основном мы поставляем за рубеж те виды рыб, которые не пользуются высоким потребительским спросом внутри страны: минтай, прибрежную сельдь.

В целом роль рыбного хозяйства в экономике края стала более заметной. Сегодня, можно сказать, это один из драйверов роста, порой позволяющий даже компенсировать падение в других отраслях. Я говорю не только о росте объемов вылова и производства продукции, но и о строительстве новых предприятий (а это инвестиции), внедрении современных технологий, создании дополнительных рабочих мест c достаточно высокой оплатой труда работников, причем квалифицированных. В результате регион, с одной стороны, получает налоговую отдачу – только за прошлый год она выросла на полмиллиарда рублей, а с другой стороны, решается проблема с закреплением людей, которые остаются здесь жить, создают семьи.

Рыбный бизнес со временем тоже меняется, становится более ответственным. У нас хорошие рабочие взаимоотношения с рыбаками. Они понимают, что надо не просто вылавливать рыбу, но и перерабатывать ее непосредственно в крае. Многие предприятия несут значительную социальную нагрузку, особенно в сельской местности. И мы стараемся им помогать сегодня, решать некоторые бюрократические вопросы, хотя иногда надо даже не решать, а просто не мешать работать.

Разумеется, у нашего рыбохозяйственного комплекса есть резервы и для дальнейшего развития. Надо в большей степени осваивать выделяемые краю квоты. Необходимо увеличивать добычу тех ресурсов, общий допустимый улов которых не устанавливается, и, конечно, вовлекать в промысел новые виды. Наша задача – сделать все для того, чтобы эта отрасль крепла, росла и развивалась. Знаете, когда власть уделяет достаточно внимания бизнесу и реагирует на его запросы, то и бизнес откликается положительно. Вот такая формула успеха, и мы в Хабаровском крае стараемся ее использовать. Пока получается хорошо.

– Какие результаты, на ваш взгляд, край может получить за счет запуска механизма инвестиционных квот?

– Мы рассчитываем, что внедрение инвестиционных квот поможет нам обеспечить дальнейший рост показателей. Инвестквоты станут стимулом к обновлению рыбопромыслового флота, соответственно, повысится и эффективность промысла. Этот момент нас особо волнует, потому что сегодня предприятия края используют около 70 промысловых судов различного типа, из которых более 80% имеет предельные или сверхнормативные сроки эксплуатации.

До недавнего времени рыбаки обновляли флот в основном за счет покупки построенных за рубежом и уже бывших в эксплуатации судов. После принятия закона, вводящего новый вид инвестиционных квот, девять предприятий Хабаровского края подали заявки в Росрыболовство на строительство 16 рыбопромысловых судов. Мы передали в Минсельхоз и в Минвостокразвития предложения наших компаний по расширению номенклатуры видов водных биоресурсов, которые могут привлечь финансовые средства в развитие отрасли.

Кроме того, мы приложили все усилия, чтобы в программу обновления флота за счет инвестиционных квот были включены наши региональные судостроительные предприятия. Провели рабочие встречи в Минпромторге, Росрыболовстве и АО «ОСК». В результате Хабаровский и Амурский судостроительные заводы вошли в общероссийский перечень для размещения заказов на строительство промысловых судов. Теперь нужно создать условия, чтобы рыбаки были заинтересованы в сотрудничестве с заводами как по направлению судостроения, так и по судоремонту.

– Какая роль, на ваш взгляд, принадлежит в рыбном хозяйстве Хабаровского края прибрежному комплексу? Какие стимулы вы считаете важными для береговой переработки водных биоресурсов?

– Прибрежный комплекс сохраняет большое значение для края. В режиме прибрежного рыболовства добывается 26 видов водных биоресурсов. В 2016 году их суммарный вылов составил более 125 тыс. тонн – треть общего объема добычи. Прибрежный лов ведут порядка 80 предприятий. Во время промысла тихоокеанских лососей они обеспечивают работой около 6 тыс. человек, в основном в отдаленных районах Хабаровского края, а также обеспечивают наличие на прилавках качественной и доступной рыбопродукции.

Хорошим стимулом для развития этого направления стало законодательное закрепление в 2008 году права пользования рыбопромысловыми участками на срок до 25 лет. Предприятия начали активно наращивать производственные мощности. Ежегодно у нас в крае на эти цели направляется более полумиллиарда рублей. Недавно введены в строй два новых завода по переработке лососевых, в том числе с российским оборудованием, – и все это частные инвестиции. На запуск одного из них по нашему приглашению приезжал руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков. Он участвовал в церемонии открытия и убедился, насколько это современное производство.

Сегодня производственный потенциал береговой переработки – это морозильные мощности более чем на 8,9 тыс. тонн заморозки в сутки и холодильники на 49 тыс. тонн единовременного хранения. Почти все они находятся в местах лова и более половины в малонаселенных отдаленных и северных районах края, что позволяет полностью переработать все, что добывается в прибрежной зоне.

А вот создавать в таких районах мощности по выпуску продукции высокой степени переработки экономически нецелесообразно. Во-первых, из-за высоких энерготарифов. Во-вторых, у такой продукции, как правило, ограниченные сроки хранения. Поэтому производить ее надо в местах потребления.

– Впереди у Дальнего Востока – возможность оценить, насколько действенными окажутся механизмы поддержки в рамках свободного порта, территорий опережающего социально-экономического развития. В Хабаровском крае помочь в реализации инвестиционного потенциала должна ТОСЭР «Николаевск». Расскажите, какие возможности она открывает для рыбной отрасли региона?

– Создание ТОСЭР «Николаевск» значительно расширит возможности рыбохозяйственного комплекса. Дело в том, что линии электропередачи в Николаевском районе не удовлетворяют растущую потребность предприятий рыбопереработки в электроэнергии. Существующие сети обеспечивают максимальную мощность электроэнергии 650 киловатт. А потребность современного оборудования цехов – два с половиной мегаватта. Использование же дизель-генераторов сильно увеличивает себестоимость продукции.

В ТОСЭР за счет средств бюджетов Российской Федерации и Хабаровского края (75% и 25% соответственно) мы планируем построить ЛЭП в селах Оремиф и Иннокентьевка и в поселке Чныррах. Объем финансирования – порядка 1,4 млрд рублей. Построим ЛЭП – и рыбодобывающие компании получат возможность установить качественно новое оборудование, а значит, повысят конкурентоспособность своей продукции.

Уже сейчас предприятия подали заявки на реализацию в ТОСЭР девяти инвестиционных проектов по строительству и реконструкции рыбоперерабатывающих комплексов, а также созданию базы по ремонту морских и речных судов. Общий объем планируемых частных инвестиций – 4,4 млрд рублей.

Когда это все заработает, мы вдвое увеличим мощности рыбопереработки Николаевского района. На них можно будет производить более 30 тыс. тонн продукции в год. Появятся новые цеха по выпуску рыбных консервов, производству рыбной муки и рыбьего жира. Кроме того, будет создано две с половиной тысячи новых рабочих мест.

– Ранее вы давали поручение рассмотреть возможность создания рыбного порта в ТОСЭР «Комсомольск». Каковы результаты оценки?

– Такое поручение было дано в апреле прошлого года. Однако выяснилось, что первоначально выбранный участок имеет обременения и предоставить его для реализации этого проекта невозможно. Был подобран другой земельный участок, и получено официальное подтверждение от инвесторов о возможности его использования для реализации инвестиционного проекта. Могу сказать, что вопрос прорабатывается и находится на постоянном контроле в министерствах края.

– Недавно, комментируя тему распределения рыбоводных участков, вы отметили, что аквакультура для Хабаровского края – новое направление, но интерес к нему постепенно растет. Какие меры принимаются властями региона для того, чтобы содействовать развитию этой сферы рыбного хозяйства?

– В 2015 году после создания всей необходимой нормативной базы в крае была начата работа по формированию рыбоводных участков. Мы сформировали 45 участков для аквакультуры, часть из них была выставлена на аукцион в прошлом году, а еще 18 Росрыболовство выставит на аукцион в ближайшее время.

Аквакультура и правда является для Хабаровского края новым направлением, если говорить о расширении перспектив развития, использовании новых технологий, о марикультуре, наконец. Но сама по себе история рыбоводства на Амуре насчитывает почти 90 лет. Лососевый рыбоводный завод Теплоозерский выпустил первых мальков в Амур еще в 1928 году.

Сегодня на территории края действует один экспериментальный цех и семь рыбоводных заводов (шесть лососевых и один осетровый – Анюйский). В прошлом году лососевые заводы выпустили 62,7 млн штук молоди. Мы планируем, что к 2020 году предприятия выйдут на полную мощность – 90 млн штук. Также рассматривается возможность передачи государственных ЛРЗ в управление бизнесу. Пока мы не нашли золотой середины в этом вопросе, но будем решать его в спокойном режиме.

Очень перспективное направление для нашего региона – строительство полносистемных осетровых рыбоводных хозяйств индустриального типа. Такие предприятия смогут поставлять на рынок и рыбу, и черную икру. Полученную экологически чистую продукцию можно будет не только продавать внутри страны, но и отправлять за рубеж. В крае уже появились инвесторы, которые готовы в статусе резидента ТОСЭР «Хабаровск» реализовать проекты строительства лососевого и осетрового заводов по принципу индустриальной аквакультуры.

Действует у нас и пока единственное предприятие марикультуры. С 2015 года оно приступило к товарному выращиванию в Советско-Гаванском районе приморского гребешка, трепанга и устриц. Первый урожай морских деликатесов с плантации планируется собрать уже в этом году.

На самом деле гребешок в крае можно разводить во всей северо-западной части Татарского пролива. Однако в большинстве акваторий с наиболее благоприятными природно-климатическими условиями для выращивания гидробионтов уже сформированы рыбопромысловые участки. И на них действующее законодательство не разрешает заниматься аквакультурой. Поэтому правительство Хабаровского края подготовило предложения по использованию рыбопромысловых участков, а также и для марикультуры. Некоторые инициативы по внесению изменений в законодательство об аквакультуре, которые мы направляли в федеральные органы, уже нашли свое отражение в проектах нормативных актов и в поручениях председателя Правительства РФ.

К объективным причинам, затрудняющим развитие аквакультуры в крае, можно отнести труднодоступность районов, в которых расположены рыбоводные участки, сложности с оформлением земельных участков, так как в большинстве случаев рыбоводные участки примыкают к землям лесного фонда.

– Несколько лет назад в Николаевском районе было начато строительство осетрового рыбоводного завода. Какова ситуация с ним в настоящее время?

– Строительство осетрового рыбоводного завода на Амуре в Николаевском районе велось с 2011 года в рамках ФЦП «Повышение эффективности использования и развитие ресурсного потенциала рыбохозяйственного комплекса в 2009-2012 годах» и было приостановлено в связи с окончанием действия программы. Завод нам, конечно, очень нужен. Искусственное воспроизводство осетровых должно помочь восстановлению популяции этих ценных видов рыб.

Современное состояние запасов осетровых в бассейне Амура специалисты оценивают как депрессивное. По заключению ученых, для восстановления популяции амурских осетровых необходим ежегодный выпуск молоди в объеме не менее 15 млн штук. А сегодня в бассейне Амура действуют только два осетровых рыбоводных завода – Анюйский в Хабаровском крае и Владимировский в ЕАО – общей мощностью 1,5 млн штук молоди в год!

Конечно, этого недостаточно для восстановления популяции. Мы уверены в необходимости продолжения строительства Николаевского осетрового рыбоводного завода. И перспектива этого уже видна. Строительство завода включено в госпрограмму «Развитие рыбохозяйственного комплекса». Планируется, что финансирование строительства возобновится в 2018-2020 годах. Мы надеемся, что этот проект будет реализован.

– Продолжается дискуссия о том, какие полномочия в сфере рыбного хозяйства разумно было бы передать на региональный уровень. Какова позиция в этом вопросе властей Хабаровского края?

– В основном обсуждение сосредоточено вокруг нескольких тем. Важнейшая из них, на наш взгляд, – это сохранение рыбных ресурсов. Этот вопрос в соответствии с законодательством находится в компетенции территориальных органов Росрыболовства. Однако протяженность водных объектов рыбохозяйственного значения в крае несоизмерима с численностью работников рыбоохраны. Поэтому обеспечить сохранность водных биоресурсов в полном объеме не удается, и браконьерство остается одной из острейших проблем.

В то же время в крае есть Служба по охране животного мира и особо охраняемых природных территорий. Это тоже государственное учреждение, сотрудники которого проводят рейды и выявляют тех, кто занимается незаконной ловлей рыбы. Но составлять протокол о нарушении и привлекать браконьеров к административной ответственности работники службы не имеют права. Так что передача части полномочий по государственному надзору в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов на уровень субъекта может серьезно усилить наши позиции в борьбе с браконьерством.

Не менее важны вопросы регулирования добычи рыбы коренными малочисленными народами. Их в Хабаровском крае проживает более 22,8 тыс. человек, для большинства из которых рыболовство – единственный способ жизнеобеспечения семей.

Ежегодно КМНС подают более 20 тыс. заявок на добычу лососевых и до 7 тыс. заявок по другим видам рыб. Около 5% этих заявок не удовлетворяется просто по той причине, что они неправильно заполнены, а кто-то и не успевает подать заявку в установленный срок. Мы полагаем, что отмена заявительного принципа предоставления водных биоресурсов для КМНС и наделение органов исполнительной власти субъектов полномочиями по определению порядка этого предоставления обеспечит соблюдение прав коренных малочисленных народов и снизит социальную напряженность.

Еще одна тема, вокруг которой ведутся дискуссии, – это прибрежное рыболовство. Считаю, здесь целесообразно сохранить действующую систему, когда квоты для «прибрежки» в зависимости от вида ресурса совместно распределяют органы государственной власти федерации и субъектов. Это будет способствовать развитию рыбохозяйственного комплекса в регионах, а также укреплению и развитию федерализма в стране.

– Вы упомянули, что проблема браконьерства остается одной из наиболее острых, в том числе по причине нехватки инспекторов рыбоохраны непосредственно на воде. Ведется ли работа по направлению в Хабаровский край в период рыбоохранных мероприятий сотрудников Росрыболовства из других регионов?

– Сегодня на огромной территории края работают всего 105 инспекторов рыбоохраны Амурского территориального управления Росрыболовства! Более того, эта проблема очень волнует самих рыбаков. Они обращаются к нам с просьбой усилить охрану на реках, чтобы законопослушные предприятия могли спокойно ловить рыбу, а ресурсы не исчезали в браконьерских сетях.

Поэтому мы ежегодно привлекаем дополнительные силы рыбоохраны из других регионов. В прошлом году на охотское побережье было командировано четверо инспекторов из Магаданской области, а летом – еще десяток их коллег из различных теруправлений европейской части страны. Не первый год хабаровским рыбинспекторам помогают и бойцы отряда «Пиранья» из Москвы.

Совсем недавно вопросы охраны водных биоресурсов мы обсудили на рабочей встрече с руководителем Росрыболовства. Договорились, что в федеральном агентстве подумают, как нас тут поддержать и совместными усилиями усилить рыбоохрану на такой большой реке, как Амур, и тысячах его притоках, где идет нерест лососевых.

– В прошлом году в Хабаровском крае продолжилась реализация программы по повышению доступности рыбных товаров. Как вы оцениваете ее результаты? Будет ли такая работа вестись в дальнейшем?

– Это как раз пример партнерских отношений, которые мы выстраиваем с бизнесом. Мы просто обратились к рыбакам с таким предложением, потому что это неправильно, когда идут рекордные объемы красной рыбы, а цена на нее высокая; помогли договориться с торговыми сетями, и дело пошло. Этой работой мы занимаемся уже два года. В рамках проекта «Доступная рыба» в розничную сеть поставлено более 2,5 тыс. тонн рыбопродукции – в первую очередь мороженой кеты и горбуши.

В проекте участвуют более 50 компаний-производителей и более 150 предприятий розничной торговли. Так как поставки в торговые сети идут напрямую от производителей, наценки многочисленных посредников исключаются. В результате розничная цена снижена до 110-120 рублей за килограмм.

Конечно, жители края, особенно ветераны, пенсионеры и другие слабозащищенные в социальном плане категории населения, восприняли эту программу очень позитивно. И мы будем ее продолжать. Более того, планируем расширить ассортимент продукции, после проведения путин будем поставлять в розницу навагу и мойву.

Анна ЛИМ, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 марта 2017 > № 2121464 Вячеслав Шпорт


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter