Всего новостей: 2495526, выбрано 928 за 0.153 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 26 июня 2014 > № 1108438 Александр Юртаев

У руля кластера должен встать дальневосточный бизнес.

Концепция рыбного кластера в Приморье, представленная на публичных слушаниях в столице региона, сразу вызвала множество вопросов. По мнению депутата Думы Владивостока Александра Юртаева, не были учтены текущие и потенциальные возможности отрасли и рынка. В интервью Fishnews парламентарий рассказал о том, что отсутствие стратегии и грамотного планирования делает проект нежизнеспособным.

– Александр Григорьевич, вы присутствовали на предварительной защите проекта, выполненного московским филиалом японского института Номура. Представленный проект рыбного кластера интересен региону?

– Я назвал бы представленную концепцию неубедительной. Причем ни для региона, ни для бизнеса. Она не соприкасается с действительностью. В первую очередь меня беспокоит выбранная проектировщиками территория расположения кластера - бухта Суходол. Экологически чистый, заповедный район хотят превратить в промышленную зону. Никаких обоснований для того, чтобы реализовывать проект именно в этом месте, я не услышал. Нам их не представили. А для центра развития рыбной промышленности должны быть предпосылки.

С другой стороны, как рыбная отрасль не может существовать вне реалий дня, так и проект рыбохозяйственного кластера не может заработать без учета действующего в регионе бизнеса, его мощностей, интересов и потенциала. Проект должен не только опираться на четкие критерии в выборе площадки для его реализации, но и системно подходить к организации будущей работы с учетом уже имеющихся возможностей. Те, кто имеет производственные силы и производственные отношения, те, кто имеет холодильные, причальные, складские и перерабатывающего мощности, транспорт, могли бы выработать оптимальный алгоритм подхода. Однако дальневосточного бизнеса в проекте тоже нет.

– Чего еще не хватает проекту? Он вообще жизнеспособен?

– Отсутствие системы, стратегии является минусом представленного проекта. Но большее удивление вызывает то, что систему, а точнее, ее отсутствие нам пытаются навязать «со стороны». То, что иностранцам заказали проект развития чужого берега, по сути, будущего конкурента, я бы назвал подрывом национальных интересов.

Сегодня нам не надо ничего изобретать. Ядро уже есть. Необходимо собрать все воедино и задать этому вектор. И это должны делать не сторонние проектировщики, а те, кто кровно заинтересован в проекте и в том, чтобы он заработал. Те, кто уже работает на рынке. Условно я бы назвал это Краевая рыбопромышленная ассоциация бизнеса - КРАБ, которая бы стала координационным центром. Именно бизнес-объединение, которому здесь жить и работать, сможет проанализировать и использовать не на бумаге, а на практике и добывающие, и перерабатывающего мощности, холодильные и складские емкости, портовую и транспортную инфраструктуру, просчитать логистику, определить необходимый объем инвестиций с учетом роста и расширения.

К сожалению, в концепции Номуры нет не только анализа действующей в регионе инфраструктуры, производственных мощностей, бизнеса, нет там никакого маркетингового плана или исследований рынка. Представленный документ является компиляцией старых, местами сделанных еще в советские времена, материалов ДНИИМФа. Как оказалось, отдельных исследований институту никто не заказывал!

– Какова же тогда роль государства в этом проекте?

– Нужно чтобы люди, которые занимаются развитием края, тихоокеанской России, видели и решали стратегию. И учитывали социальную составляющую, а не собственные интересы. Сегодня мы столкнулись с лоббизмом интересов определенной группы для освоения бюджетных средств, которые не пойдут на пользу Приморью. Мы можем вложить эти средства более рационально.

Перед нами не стоит вопрос - нужен кластер или нет, он уже есть! Надо задать только вектор, направление движению КРАБа. И вот здесь должна подключиться администрация. Они должны сформулировать социальный заказ на внутреннем рынке и обеспечить его выполнение. На выполнение социальной составляющей и должны пойти средства, а не на мифические строения в экологически чистом районе. Я уверен, что практически все предприятия могут включиться и выполнить такой заказ. Однако прежде всего нужно сформировать сам заказ, именно этого и нет в концепции Номуры. Повторю: вопрос стоит в планировании, системе.

У нас – я имею в виду предприятия, порты и прочее – есть обученный персонал, выстроена логистика, есть контакт с железной дорогой, налажено движение по автомагистралям. Все это может и должно быть использовано, тем более что есть люфт для увеличения, роста. И огромные средства государства для этого не нужны.

Представленный Номурой проект не решает задачи, которые поставил Президент, а только грозит экологической диверсией и удорожанием продукции, ведь необходимо будет вернуть вложенные средства. Нам нужен честный и рабочий проект, а не фарс.

Ксения ПИСАРЕВА

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 26 июня 2014 > № 1108438 Александр Юртаев


США. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 июня 2014 > № 1105273 Герман Зверев

Герман Зверев: Экспортная модель – это способ развития и внутреннего рынка

Российские производители минтая выстраивают сложную и устойчивую экспортную модель по видам продукции и рынкам сбыта, отмечает глава АДМ Герман Зверев. Эксперты Всемирного банка считают эту модель одной из наиболее эффективных на мировом рынке продовольствия.

С 19 по 20 июня в столице Приморья проходил международный семинар, посвященный практической реализации экспортно-ориентированного экономического развития Дальнего Востока. Как сообщает корреспондент Fishnews, в ходе одной из сессий президент Ассоциации добытчиков минтая Герман Зверев рассказал международным экономическим экспертам о ситуации с отечественным рыбным экспортом.

Глава АДМ отметил, что за весь советский период на Дальнем Востоке не было построено ни одного крупного рыбного предприятия по производству филе минтая. Первые филетировочные линии на судах стали оборудоваться только в 1986-87 гг. СССР не оставил в наследство современной индустрии по производству пищевой продукции из минтая. Зато была убита потребительская репутация минтая на внутреннем рынке и серьезно подорваны запасы этой рыбы.

«Создание современной минтаевой индустрии в нашей стране происходит только сейчас и происходит тяжело, в острой конкурентной борьбе», - заметил Герман Зверев. Он подчеркнул, что мировой рынок минтая сегодня контролируют две стороны: Россия и США. «Позиции российских предприятий на мировом рынке атакуются с разных сторон. Это и продавливание цены со стороны покупателей (часто объединенных в закупочные картели), это и появление товаров-заменителей (аквакультурной рыбы), это и внеэкономическое давление конкурентов. Набор этих факторов делает рынок минтая в высокой степени волатильным и неустойчивым», - отметил глава АДМ.

Он обратил внимание на то, как колеблется цена на российский минтай: амплитуда составляет 15-20%. «Эти ценовые колебания – как раз периоды мощных ценовых или неценовых атак на российский экспорт со стороны конкурентов и консолидированных покупателей», - сообщил эксперт.

Президент ассоциации рассказал, что сейчас российское филе минтая производится на судах. «И вот здесь мы столкнулись с мощнейшим внеэкономическим давлением. Десять лет назад российские корабли производили 90 тыс. тонн филе минтая. Сейчас – 30 тыс. тонн», - сообщил Герман Зверев. В 2005 г. под давлением экологических организаций европейские и американские розничные сети и сети HoReCa стали переходить на закупку рыбы только из экологически устойчивых промыслов. «Одними из первых получили такой экологический сертификат американские рыбаки, и сектор филе минтая в Европе надолго превратился в «заповедник прибыли» для американских рыбаков», - отметил руководитель отраслевого объединения. В 2013 г. отечественный промысел минтая тоже получил экологический сертификат по стандартам Морского попечительского совета (MSC).

Глава АДМ подчеркнул, что экспортная модель – это способ развития и внутреннего рынка. Руководитель ассоциации заметил, что предприятие, которое оборудовало судно современными производственными линиями и выпускает филе минтая, будет продавать продукцию везде, где за нее платят деньги: во Владивостоке, в Калининграде, Пусане, Пекине, Лионе, Москве.

В разработке программы развития Дальнего Востока принимают участие эксперты Всемирного банка. Старший экономист этой организации Жиль Альфанди согласился с выступлением Германа Зверева и обратил внимание на то, что российские экспортеры выдавливаются из многих ниш мирового рынка. «Самые прочные позиции России удалось занять в экспорте вооружения и экспорте минтая, причем русским компаниям удается получать 50-60% доходов от готовой продукции из минтая, хотя в мире поставщики продовольственного сырья обычно получают не больше 10-20% доходов от продаж готовой продукции», - отметил ведущий экономический эксперт Всемирного банка. «Учитывая тот факт, что операционная рентабельность рыбопереработки в Китае и Европе колеблется на уровне 5-6%, можно сказать, что российские минтайщики имеют очень большую рыночную власть на мировом рыбном рынке, а успешный проект экологический сертификации, которым занимается Ассоциация добытчиков минтая, укрепляет их позиции», - подчеркнул Жиль Альфанди.

США. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 июня 2014 > № 1105273 Герман Зверев


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > bfm.ru, 18 июня 2014 > № 1149847 Игорь Кацал

НЕЛЬЗЯ ТЕРЯТЬ ТЕМП. ИГОРЬ КАЦАЛ О ПЕРСПЕКТИВАХ НЕФТИ "ВСТО"

Малосернистую российскую нефть сорта "ВСТО" специалисты считают очень конкурентоспособной, способной соперничать с североморской Brent. Чтобы сделать этот сорт маркерным и организовать биржевые торги, необходима единая спецификация и общие правила торговли по одному контракту. Причем действовать нужно достаточно быстро

Заместитель вице-президента ОАО "АК "Транснефть" Игорь Кацал в интервью Business FM рассказал о перспективах сорта нефти "ВСТО", или ESPO, как ее называют трейдеры.

Министерство энергетики Российской Федерации заявляло ранее о планах по созданию уже в ближайшее время маркерного сорта нефти "ВСТО". На ваш взгляд, какие шаги для этого необходимо предпринять?

Игорь Кацал: Да, действительно, Министерство энергетики достаточно давно озаботилось этим вопросом. Уже перед запуском в эксплуатацию порта Козьмино в конце 2009 года была организована рабочая группа для проработки конкретных мероприятий в этом направлении, понятных как производителям, так и потребителям смеси "ВСТО". Однако эта работа ведется не очень активно и продуктивно. Она то возобновляется, то практически прекращается.

В целом это достаточно интересная задача, и приступать к ее выполнению надо было гораздо раньше. По своему классу нефть "ВСТО" соответствует малосернистой, то есть с содержанием серы до 0,6% и плотностью до 850 кг/м3. А если сравнивать ее с мировыми эталонами - Dubai, Brent, то она соперничает с североморской нефтью. В этом смысле нефть сорта "ВСТО" очень конкурентна.

Какие действия нужны?

Игорь Кацал: Необходима правильная организация продаж. Очень важно создать единую спецификацию на продажу в порту. Пока этого достичь не удалось. На восточном направлении работают восемь-девять игроков, в том числе "Роснефть", "Сургутнефтегаз", средние добывающие компании - Иркутская нефтяная компания, "Дулисьма", "Таас-Юрях Нефтегазодобыча" и другие. Я называю именно те компании, которые добывают нефть в Восточной Сибири и сдают ее в трубопроводную систему ВСТО, они и являются основными игроками на этом рынке. Кроме того, часть нефти, которую мы транспортируем по системе ВСТО, перенаправляется из Западной Сибири. Это в основном нефть с месторождений от Самотлора до Анжеро-Судженска.

По большому счету мы стабильно сохраняем качество этого сорта. В декабре этого года будет пять лет, как с ним работает порт Козьмино. За это время мы действительно приучили потребителей в Азиатско-Тихоокеанском регионе к качеству нефти "ВСТО". К сожалению, за пять лет наша нефть, которая выигрывает по качеству по сравнению с другими сортами, присутствующими на рынке АТР, не стала эталоном и до сих пор котируется с отношением к сорту Dubai.

По формуле рассчитывается?

Игорь Кацал: Да, рассчитывается по формуле по отношению к сорту Dubai, хотя его качество хуже и производитель достаточно далеко расположен. При этом наш дальневосточный порт Козьмино находится в непосредственной близости от потребителей нефти в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому перспективы у сорта "ВСТО" есть. У нас стабильное качество и стабильный, даже растущий объем экспорта этой смеси.

Необходимо создание общих правил торговли. Однако на сегодняшний день данный вопрос так и не решен. Производители нефти - вот эти восемь-девять компаний - должны договориться друг с другом о том, что нефть будет торговаться по одному контракту.

Что касается выхода на свободный рынок, то для всех должна быть общая спецификация, чего, к сожалению, сегодня не получается. Большая надежда возлагалась на Санкт-Петербургскую товарно-сырьевую биржу, но и здесь пока тоже дело не сложилось. Однако перспектива, на мой взгляд, очень хорошая. Мы действительно можем достигнуть 30 млн тонн экспорта нефти сорта "ВСТО" к 2018 году, и он вполне может стать маркерным сортом.

России реально запустить биржевые торги этой нефтью?

Игорь Кацал: Думаю, что да. Но это зависит не от "Транснефти" как транспортной организации. От нас зависит стабильность качества и обеспечение объемов. Это самое главное.

То есть вы полностью обеспечиваете создание вот этого сорта и запуска его в свободную торговлю?

Игорь Кацал: Да.

А на зарубежных площадках проще запустить торги или сложнее?

Игорь Кацал: Инструмент продажи, то есть какая именно биржевая площадка будет использоваться, - это уже второй вопрос. Например, на сегодняшний день Brent теряет в качестве и за последние десять лет очень сильно потерял в объемах долевого присутствия на рынке. Тем не менее спекулятивные игроки держат Brent за эталонный сорт.

Инициатива в отношении биржевых торгов этим сортом в большей степени должна исходить от биржи. На мой взгляд, есть много вопросов законодательного характера, которые тоже надо будет решить, - это налоги, пошлины и так далее. Или, к примеру, фьючерсы - это продажа товара, который будет поставлен когда-то в будущем. А как в этом случае будет регулироваться налоговая составляющая? Здесь необходимо вносить коррективы, согласовывать этот механизм с профильными министерствами и ведомствами.

Если мы хотим сделать сорт "ВСТО" маркерным на рынке, то надо действовать достаточно быстро, потому что мы уже теряем темп: сорт присутствует на рынке уже пять лет. Нужны серьезные изменения

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > bfm.ru, 18 июня 2014 > № 1149847 Игорь Кацал


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 6 июня 2014 > № 1098577 Антон Сухоруких

Как в Приморье исполняют поручение Президента Путина.

21 марта 2013 г. глава государства Владимир Путин дал поручение представить предложения по созданию на Дальнем Востоке рыбоперерабатывающего кластера. Администрация Приморского края в лице губернатора Владимира Миклушевского инициативно вызвалась быть исполнителем данного проекта. Вначале активно взявшись за эту задачу, администрация провела ряд открытых консультаций со специалистами отрасли, собрала их мнения и предложения. Располагающиеся в Приморье специализированные научные и проектные организации даже инициативно и за счет собственных средств подготовили ряд материалов для выработки концепций кластера. Впоследствии администрация передала полномочия подведомственному ей Инвестиционному агентству Приморского края. Оно, в свою очередь, провело закрытый конкурс на разработку концепции кластера с единственным участником – японским Институтом Номура – который конкурс, естественно, выиграл и начал эту работу. В мае 2014 г. институт представил заказчику отчет по первому этапу работ и, в соответствии с условиями конкурса, провел его общественную защиту. Работа Института Номура вызвала весьма критические отзывы со стороны экспертного сообщества. На вопросы Fishnews о том, какие претензии возникли к предварительным итогам работы по проекту рыбоперерабатывающего кластера, ответил генеральный директор компании «E&D» Антон Сухоруких.

– Для того чтобы лучше понять те претензии, которые выдвигают специалисты рыбной отрасли к отчету, подготовленному Институтом Номура, вначале нужно разобраться в целях создания кластера и логике разработки такого проекта.

В соответствии с поручением Президента РФ В.В. Путина, необходимо создать на Дальнем Востоке рыбоперерабатывающий кластер. Главная цель проекта - максимально возможное количество добавленной стоимости при добыче рыбы и морепродуктов, производстве и реализации продукции рыбной отрасли, а по возможности и в связанных отраслях, должно оставаться в России, а не уходить за рубеж, как сейчас. Основные задачи: ускоренное развитие российской глубокой переработки рыбы и морепродуктов, снижение доли сырья в экспорте и готовой продукции в импорте, а в итоге – полное импортозамещение и отказ от экспорта сырья низкой степени переработки с замещением его экспортом продукта высоких переделов, а также развитие современных инструментов торговли сырьем и продукцией, в том числе биржевых и аукционных.

Оптимальным местом для создания кластера с учетом таких объективных факторов, как обеспеченность инфраструктурой и рабочей силой, наличие центров компетенций и подготовки кадров, обеспеченность энергоресурсами и их сравнительно низкая стоимость, транспортная доступность и т.д., признан Приморский край.

Таким образом, мы имеем весьма серьезный, глобального масштаба проект, ориентированный в первую очередь на производство, на глубокую переработку рыбы и морепродуктов. С чего всегда начинается разработка такого проекта? С тщательного анализа потенциальных рынков сбыта продукции. В первую очередь необходимо определить, какую номенклатуру продукции глубокой переработки и в каком количестве можно будет реализовать на российском рынке и на всех внешних рынках, в ближней, среднесрочной и долгосрочной перспективе, каковы требования к выходу на эти рынки, конкурентные условия, другие значимые факторы.

Надо сказать, что во всех странах существуют маркетинговые компании, которые осуществляют анализ рынков на регулярной основе, а затем продают отчеты всем желающим их приобрести. Конечно, может оказаться так, что стандартные отчеты в некоторых случаях не будут содержать всей нужной информации, но всегда можно дозаказать дополнительные исследования. То есть получение такой информации, с одной стороны, достаточно легко решаемая организационная проблема с относительно невысокой ценой вопроса, но с другой – это необходимое условие для начала любых работ по формированию концепции, технико-экономического обоснования и техзадания на проектирование.

На основе анализа этой информации становится возможным определить, на какой объем производства и номенклатуру продукции ориентировать предприятия кластера, каковы перспективы дальнейшего развития, какие потребуются объемы транспортировки и хранения сырья и готовой продукции, какие будут при этом применяться логистические схемы. После этого нужно проанализировать существующие и перспективные технологии производства этой продукции и определить, какие потребуются производственные площади, сколько будет задействовано персонала, сколько потребуется воды, электроэнергии, какие экологические риски создает такое производство и как их минимизировать.

Только после этого определяется перечень требований к площадке для размещения кластера и начинается подбор вариантов, удовлетворяющих этим требованиям, а из них выбирается оптимальный, в том числе с учетом возможности использования уже существующей инфраструктуры и наличия действующих производств. Параллельно проводится выработка конкурентных преимуществ, ведь нужно добиться того, чтобы, во-первых, соответствующий объем сырья поступал на предприятия кластера, а, во-вторых, производить эту продукцию там было бы более выгодно, нежели в любом другом месте. На основе их перечня формируются требования к организационно-правовым режимам работы, определяется формат и объем государственного и муниципального финансового участия и прочие значимые условия успешной реализации проекта, как правило, в 2-3 вариантах, из которых выбирается оптимальный.

По завершению этих работ формируются инвестиционные предложения, подбирается пул инвесторов, достаточный для запуска реализации проекта, и проект стартует. Есть, конечно, еще ряд нюансов и дополнительных мероприятий, но если вкратце, то базовая логика такова.

– Но ничего этого в отчете Института Номура нет?

– Совершенно верно. Вообще сам отчет представляет собой сделанную методом «копировать – вставить» бессвязную компиляцию из общедоступных источников в Интернете и тех сырых предварительных проработок, которые в прошлом году делали ТИНРО и ДНИИМФ. Для придания объема и наукообразия в него налито огромное количество «воды», вплоть до описания газопроводов и нефтепроводов на территории края и прочих сведений, не имеющих к предмету ни малейшего отношения. Адекватной аналитики нет, да и сделать ее на этой информационной базе невозможно в принципе. Выводы и рекомендации, многие из которых сами по себе, корректно скажем, весьма спорны и сомнительны, еще и висят в воздухе, поскольку не обоснованы ничем вообще.

К примеру, декларируется, что площадка для размещения кластера должна быть в 200 гектаров. Аргументация, дословно, следующая: «По укрупненным оценкам (предварительно, по аналогам)». То есть, можно утверждать, что она отсутствует напрочь. С таким же успехом после этой фразы можно было написать любое число – 3, 518, 1001. Остальные параметры для выбора площадки обоснованы точно так же, то есть никак. Тем не менее именно эти, взятые с потолка цифры признаются критериями, по которым осуществляется сравнение заранее отобранных площадок – а как они отбирались и почему отобраны именно эти, тоже загадка - между собой, и делается окончательный выбор в пользу участка в районе бухты Суходол, чему посвящена немалая часть отчета. Такая, с позволения сказать, аргументация даже в студенческих рефератах не допускается. Вот уровень «работы» Института Номура.

– Но ведь по итогам общественных слушаний были сформулированы претензии и исполнитель обязался исправить недочеты на следующем этапе?

– Проблема в том, что весь итог полугодовой деятельности Института Номура по первому этапу целиком представляет собой такой «недочет». Он не может быть исправлен – необходимо выбросить в корзину представленный отчет и с самого начала выполнить работу, но на этот раз правильно. Я же говорил про логику работы над такими проектами, в частности про то, что начинать их следует с маркетингового анализа рынков сбыта. На нем должна быть основана вся работа, с него она начинается. Это не может быть выполнено «на следующем этапе», как не может водитель сначала довести машину до пункта назначения, а «на следующем этапе» сесть за руль. Один простой пример. В результате маркетингового анализа получится, что первая очередь кластера должна быть рассчитана на выпуск миллиона тонн в год замороженных полуфабрикатов быстрого приготовления и готовых блюд из минтая, двухсот тысяч тонн – из лосося и, скажем, 100 миллионов условных банок различных наименований консервной продукции, с удвоением этого объема в течение 5-7 лет. А у вас уже выбран участок в 200 гектаров, которого будет явно недостаточно под это производство со всей необходимой инфраструктурой, причем в таком месте, где нет нужного количества рабочей силы. И что вы будете делать с этим «выбором», и как вернете время, потраченное на него?

– Чем же можно объяснить такой результат? Ведь Институт Номура – достаточно известная и уважаемая организация.

– С этим учреждением я ранее не сталкивался и с его репутацией не знаком. Я лишь вижу совершенно конкретный итог его работы по проекту кластера и говорю именно об этом. Но если мыслить логически, то причин может быть две: фантастический непрофессионализм как заказчика, так и исполнителя, и обычный саботаж, опять-таки с обеих сторон, причем второе куда более вероятно.

Не секрет, что, наряду с Китаем и Южной Кореей, именно Япония является одним из основных выгодоприобретателей в той ситуации, которая сложилась в рыбной отрасли России и характеризуется ее практически стопроцентной ориентацией на экспорт сырья и импорт готовой продукции. Поручение Президента РФ В.В. Путина по созданию рыбоперерабатывающего кластера преследует своей целью изменить эту ситуацию в пользу нашей страны и ее компаний. Но грамотная реализация поручения главы государства нанесет экономический ущерб нынешним выгодоприобретателям. Естественно, они абсолютно заинтересованы в том, чтобы проект кластера либо не был реализован вообще, либо был реализован как можно более медленно и неправильно, чтобы не допустить смены экспортно-сырьевой модели, не допустить развития российской рыбопереработки. Разумеется, японский институт-исполнитель в курсе этой ситуации – я далек от мысли, что его штат полностью укомплектован людьми, не имеющими вообще никакого представления об экономике, бизнесе и политике. Наверняка, в курсе этой ситуации и заказчик – Инвестиционное агентство Приморского края. Так что их трогательная взаимоподдержка и взаимовыручка в той ситуации, когда такой феерический итог их совместной работы влечет огромные риски и издержки, как минимум репутационные, наверняка имеют куда более глубокие корни, нежели просто обоюдная симпатия случайно встретившихся дилетантов.

– А что заставляет вас считать, что Инвестиционное агентство Приморского края тоже является заинтересованной в провале развития российской рыбопереработки стороной? Ведь вполне может быть так, что заказчик доверял исполнителю, а теперь попросту избрал такую линию поведения, чтобы сохранить лицо.

– Это вряд ли. В истории с кластером деятельность Инвестиционного агентства Приморского края выглядит весьма странно с самого ее начала. Во-первых, само по себе проведение закрытого конкурса на разработку ТЭО и инвестиционного предложения с единственным - японским - участником, на предмет чего в настоящее время осуществляется проверка ФАС, вызывает недоумение. Как минимум потому, что в России и даже в Приморье имеется целый ряд профильных государственных институтов, тот же ТИНРО, к примеру, и значительное количество достаточно компетентных и профессиональных частных компаний, которые могли бы претендовать на победу, если бы конкурс был честным и открытым. Я уже не говорю о представителях других, менее ангажированных в данной ситуации государств.

Во-вторых, в тот период, когда администрацией Приморского края осуществлялись консультации со специалистами отрасли, ими был внесен целый ряд грамотных предложений. В том числе – позволивших бы сэкономить государственные средства на создание кластера и значительно ускорить этот процесс. К примеру, предлагалось использование уже существующей специализированной транспортной инфраструктуры, в том числе Владивостокского и Находкинского рыбных портов. По данным ФГУП «Нацрыбресурс», в 2013 году из грузооборота в 3 602 197 тонн доля рыболовецких грузов составила 362 349 тонн во Владивостокском рыбном порту, из 1 776 655 тонн - 18 055 тонн в Находкинском. Всего 10%, при том что существующие мощности этих портов загружены максимум на 70%, а то и меньше. Фактически, догрузив эти порты, даже без осуществления их модернизации, через них можно переваливать всю добываемую на Дальнем Востоке рыбу до последнего хвоста, и еще останется задел на перспективу.

Есть только одна проблема - операционные холодильники портов используются в качестве складов долговременного хранения и поэтому их мощности не хватает, к примеру, в период лососевой путины. Но эта проблема легко решается строительством складов длительного хранения на территории кластера, что все равно необходимо делать, и возвратом холодильникам портов функции операционных. Однако, это предложение, как и все остальные, при формировании заказчиком конкурсного задания было проигнорировано, соответственно, исполнителем варианты использования уже имеющейся инфраструктуры не рассматривались. Инвестиционное агентство Приморского края без объяснения причин настаивает на привязке кластера к береговой зоне и строительстве с нуля нового, явно избыточного рыбного порта за государственные деньги. Которые, в соответствии с идеей кластера, гораздо разумнее было бы потратить на инвестиции в рыбоперерабатывающие мощности, поскольку на все эти задачи предусмотрена ограниченная сумма. Такое решение очевидно влечет за собой не только нерациональное использование бюджетных средств и затягивание сроков начала работы кластера, но и ставит под угрозу реализацию его основной функции – развитие глубокой переработки рыбы и морепродуктов.

В-третьих, обратите внимание на атмосферу секретности вокруг многократно упомянутого отчета Института Номура по первому этапу проекта, созданную Инвестиционным агентством Приморского края. Прежде всего, на тот факт, что, хотя в техническом задании предполагается общественная защита отчетов по проекту, но сам отчет был недоступен для широкой аудитории, пока на ситуацию не обратили внимание в СМИ. Даже на тех самых общественных слушаниях, когда кто-то из приглашенных экспертов попросил о возможности ознакомления с отчетом, он получил ответ руководителя агентства Аксенова, что для этого нужно договориться с ним, лично явиться в эту организацию и там читать отчет в бумажном виде. Представляете общественное обсуждение, на котором единицы присутствующих знакомы с предметом этого самого обсуждения, а на просьбу все-таки предоставить доступ к информации следует ответ, подразумевающий фактический отказ?

В-четвертых, все специалисты рыбной отрасли, которым все-таки удалось получить доступ к материалам отчета, высказались о них категорически отрицательно. В ходе общественного обсуждения было задано множество острых вопросов, на которые представители японского исполнителя отвечали настолько уклончиво и не по существу, что ведущему слушаний пришлось сослаться на «трудности перевода». Что сделал бы добросовестно заблуждавшийся заказчик? Приостановил бы реализацию проекта, организовал бы дополнительную независимую экспертизу, а по ее итогам разорвал бы договор с таким исполнителем, с применением всех возможных санкций, наверняка прописанных в контракте. А Инвестиционное агентство Приморского края изо всех сил пытается спустить ситуацию на тормозах и любой ценой легитимизировать продукт деятельности Института Номура. То есть действует в точности наоборот.

Александр ИВАНОВ

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 6 июня 2014 > № 1098577 Антон Сухоруких


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 мая 2014 > № 1089347 Владимир Миклушевский

Встреча с губернатором Приморского края Владимиром Миклушевским.

Глава Приморского края информировал Президента об основных показателях социально-экономического развития региона.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Владимир Владимирович, коротко хотел бы доложить Вам основные параметры социально-экономического развития Приморья за последние два года.

Прежде всего хотел бы сказать, что экономика устойчиво росла. В принципе рост ВРП был в полтора раза выше среднероссийского и в 2012-м, и в 2013 годах. Отдельные показатели достаточно радуют. Например, объём обрабатывающих производств финансово вырос почти на 10 процентов, это в основном за счёт автомобильного завода «Соллерс».

В.ПУТИН: Мы помогаем им, и в этом году тоже, по перевозкам, для того чтобы у них рынок был больше.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Спасибо, Владимир Владимирович, потому что это действительно для них очень важно.

Что касается иностранных инвестиций, то в 2013 году по сравнению с 2012 годом они выросли более чем в четыре раза. Конечно, это во многом благодаря тому, что в 2012 году был проведён саммит АТЭС. Владивосток, Приморье увидели иностранцы, увидели, что это действительно территория, куда можно инвестировать.

Кроме этого, хотел бы сказать о социальном развитии, потому что, безусловно, без этого невозможно никакое развитие экономики, без развития людей, создания условий для нормальной, хорошей жизни. И прежде всего хотел бы сказать, что Ваши указы, которые Вы подписали 7 мая, нами, безусловно, выполняются. Мы напрягаемся, конечно, это требует сосредоточения наших усилий, но мы это делаем, и у нас зарплаты растут и у учителей, и у врачей. Сейчас средняя зарплата врача порядка 42 тысяч рублей.

В.ПУТИН: Как соотносится со средней по экономике?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Средняя по экономике по итогам 2013 года была 30 с небольшим тысяч рублей.

В.ПУТИН: То есть повыше, да?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Да. Поэтому мы движемся к цели, которую наметили Вы в своих указах, то есть двукратное [увеличение зарплаты по отношению к средней] по экономике к 2018 году.

Также выполняем Ваш указ по детским садам, но мы его хотим выполнить на год раньше, чтобы уже начать реализовывать возможность для граждан отдать ребёнка в детский сад с полутора лет.

Успехов достигли и в медицине, хотя там ещё очень много надо сделать. Вы видели у нас медицинский центр на базе Дальневосточного федерального университета. Выполняя Ваше поручение, мы договорились с «Роснано» и «Росатомом» о создании центра ядерной медицины, теперь это уже за счёт частных вложений будет сделано, мы только обеспечиваем своими заказами за счёт бюджета территориального ФОМСа, начнём делать в следующем году.

За два года практически полностью переоснастили парк автомобилей «скорой помощи», начали строить фельдшерско-акушерские пункты, уже построили сто тридцать, и в этом году сто будем строить. В общем, есть чем гордиться.

Вы знаете, Владимир Владимирович, что у нас очень крупные инвестиционные проекты реализуются: это и компания «Роснефть» – «Восточная нефтехимическая компания», это и сжиженный газ, СПГ – завод «Газпрома», это и производство химических удобрений – «Национальная химическая группа», это уже упоминавшийся завод «Соллерс», его расширение, и судоверфь, и так далее. Всё это миллиарды рублей инвестиций, я бы даже сказал, сотни миллиардов рублей инвестиций, десятки тысяч высокопроизводительных рабочих мест, которые будут занимать приморцы.

И конечно, проработав два года губернатором Приморья, я хорошо понимаю, что продолжать эту работу без доверия людей, конечно, невозможно. Должно быть выражено доверие приморцев. Поэтому, Владимир Владимирович, просил бы Вашего разрешения, Вашей поддержки пойти на досрочные выборы губернатора в сентябре текущего года и продолжить, если Вы на это дадите согласие, свою работу.

В.ПУТИН: Сколько лет Вы уже там работаете?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Два года.

В.ПУТИН: В целом Вы не только освоились, но и результаты положительные. Я не против, пожалуйста.

Как у вас развивается университет и как театр работает?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Театр работает хорошо, Владимир Владимирович. Уже, наверное, порядка пяти новых постановок сделано. Вместе с супругой стараемся всегда ходить туда, потому что действительно интересно. Всячески поддерживаем его, в скором будущем они поедут на гастроли. Кстати говоря, с нашими китайскими коллегами из соседних провинций Цзилинь и Хэйлунцзян говорим о том, чтобы мы обменивались творческими коллективами.

В.ПУТИН: Театр просит о дополнительной поддержке со стороны Правительства. Нужно понять конкретно, на что, и какой объём.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Да, Владимир Владимирович, мы представим полные расчёты. Действительно хотим с Мариинкой сотрудничать.

В.ПУТИН: Да, я знаю, я про это и говорю.Представьте эти расчёты в Правительство России.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Спасибо, Владимир Владимирович, мы обязательно это сделаем.

В.ПУТИН: А университет?

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Университет нормально развивается. Мы работаем в очень тесном контакте с новым ректором, как Вы мне и поручали. Я оказываю постоянное внимание этому проекту, тем более, так уж мне посчастливилось, я считаю, судьбой мне довелось начинать этуработу. Действительно, там хороший коллектив, хорошие студенты, это самое главное.

В.ПУТИН: Мы говорили о том, чтобы университет ещё готовил кадры для крупнейших региональных предприятий, центров развития, в том числе для космодрома, для космической отрасли в целом, по некоторым другим направлениям, приоритетным, в области нефтехимии, энергетики.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Это делается, Владимир Владимирович. Мы сейчас делаем так называемые образовательные кластеры, то есть, по сути, это университет, учреждения среднего профессионального образования и сами предприятия, которые активно участвуют в этом процессе, потому что без участия работодателя это бессмысленно, я считаю.

Мы такие кластеры создали в судостроении, в нефтехимии, с «Роснефтью» договорились, с Алексеем Миллером я договорился для завода СПГ, потому что там нужны, по сути, десятки тысяч рабочих. Конечно, каких-то студентов мы подготовим со школьной скамьи, а достаточно большое количество людей придётся переподготовить, то есть это взрослые люди, которые должны пройти профессиональную переподготовку.

В.ПУТИН: Хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 31 мая 2014 > № 1089347 Владимир Миклушевский


Китай. ДФО > Образование, наука > russian.china.org.cn, 30 мая 2014 > № 1087053

30 мая во Владивостоке РФ состоялся Третий Всероссийский студенческий конкурс по китайскому языку "Мост китайского языка" или "Китайский язык -- мост к взаимопониманию". В нем приняли участие сильнейшие студенты-китаисты из разных уголков России.

Конкурс проходил во Владивостоке в кампусе ДВФУ на острове Русский. С пожеланиями удачи всем участникам на торжественном открытии выступили советник по вопросам образования Посольства КНР в Российской федерации Чжао Гочэн, ректор ДВФУ С. Иванец, председатель заксобрания Приморского края В. Горчаков и другие почетные гости.

Директор Института Конфуция ДВФУ с китайской стороны Вэй Чуньцзе рассказала корреспондентам Синьхуа: "В этот раз всероссийский конкурс по китайскому языку впервые проводится во Владивостоке, наш Институт Конфуция очень рад выступить соорганизатором и внести свой вклад в популяризацию китайского языка и культуры в России".

В конкурсе "Мост китайского языка" приняли участие 25 лучших студентов-китаистов из пяти административных пунктов России: из региона Дальнего Востока и Забайкалья, из городов Екатеринбург, Иркутск, Москва и Санкт- Петербург.

Анна Омельченко, конкурсантка из ДВФУ, говорит: "Главная тема выступления нашей команды из пяти девушек -- "Мечта", это и мечта о Китае, и мечта о том, чтобы выучить китайский язык. Мы надеемся занять первое место".

"Для меня этот конкурс является отличным шансом повысить уровень знания китайского языка", -- делится с корреспондентом Синьхуа своими планами Элина Зорина, студентка Санкт-Петербургского государственного университета.

Конкурсанты, занявшие места с первого по пятое, представят РФ на Всемирном конкурсе "Мост китайского языка" в КНР.

В 2014 году Владивосток стал третьим по счету городом России, который проводит конкурс "Мост китайского языка", до этого данный конкурс проводился в Москве и Санкт-Петербурге.

Организаторами мероприятия в этот раз выступали Штаб-квартира Институтов Конфуция/Ханьбань, Посольство КНР в РФ, Институт Конфуция ДВФУ.

Китай. ДФО > Образование, наука > russian.china.org.cn, 30 мая 2014 > № 1087053


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 апреля 2014 > № 1062014 Юрий Трутнев

О социально-экономическом развитии Дальнего Востока.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги! Сегодня у нас очередное заседание Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Дальнего Востока. Как и договаривались, проводим его в Хабаровске, в хорошо всем знакомом зале. О чём мы здесь только ни говорили, но, конечно, в основном по дальневосточной проблематике.

Дальний Восток – безусловный стратегический приоритет нашей страны. Приоритет очень непростой. Для того чтобы перезапустить экономику региона, необходимо преодолеть инерцию – и экономическую, и бюрократическую, стимулировать создание импортозамещающих технологий, переходить к экспорту готовых товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью. Конечно, регион должен просто найти свою нишу внутри России и за её пределами, то есть в международном разделении труда, встроиться в международные цепочки производственной кооперации.

Деловой климат вне всякого сомнения крайне важен. Вчера мы в Еврейской автономной области обсуждали налоговые режимы, уровень административной нагрузки, другие важные для бизнеса параметры. Они, конечно, по-хорошему должны быть выведены на один уровень с такими же параметрами в других странах Азиатско-Тихоокеанского региона, что сделать весьма непросто, потому что, во-первых, наши партнёры сильно преуспели в этом направлении за последние, скажем так, 30–40 лет, а во-вторых, жизнь не стоит на месте. Только в этом случае мы сможем создать нормальные условия для работы и жизни жителей нашего Дальнего Востока. Такие масштабные планы требуют значительных государственных инвестиций, участия как государственных, так и частных инвесторов, зарубежных инвесторов. В нынешних условиях и, принимая во внимание специфику Дальнего Востока, мы, конечно, особенно заинтересованы в инвесторах из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, из Китая, Японии, Кореи и других государств. Для наращивания здесь сотрудничества возможностей много. В ближайшее время, буквально через пару недель, я проведу отдельное совещание, посвящённое как раз нашему азиатско-тихоокеанскому вектору развития.

Сегодня мы поговорим о дальневосточных инвестиционных проектах с участием российского бизнеса. Речь идёт о новых предприятиях в нефте- и газохимии, металлургии, горнодобывающей промышленности и в других отраслях – естественно, я не претендую здесь на исключительные какие-то примеры. Очевидно, что все они потребуют специальной поддержки, но при этом они направлены на то, чтобы создать тысячи дополнительных рабочих мест, сбалансировать региональные бюджеты и в целом повысить уровень жизни на Дальнем Востоке. При их реализации возникает масса трудностей из-за высокой капиталоёмкости, длительной окупаемости таких проектов. Плюс к этому на Дальнем Востоке инвестор вынужден нести дополнительные затраты по строительству необходимой транспортной и энергетической инфраструктуры, поэтому при всех прочих равных эффективность капвложений здесь, к сожалению, пока объективно ниже, чем в других российских регионах, я имею в виду по сопоставимым проектам. Поэтому мы должны учитывать это при отборе проектов для финансирования в рамках государственной программы социально-экономического развития.

Я напомню, что объём утверждённого финансирования на период до 2020 года – 346 млрд рублей, при этом реально выделенные в этом году суммы значительно скромнее и, естественно, должны быть увеличены при любой дополнительной возможности. И по проектам, и по методикам работы подробнее доложит Министр по развитию Дальнего Востока. Рассчитываю, что коллеги, представляющие бизнес, здесь также выскажутся. Хотел бы также услышать, что у нас происходит с законом о территориях опережающего развития, в каком состоянии этот законопроект, и, кстати, как с предложениями, направленными на более активное насыщение Дальнего Востока компаниями, в частности с предложением о переводе офисов крупных компаний с госучастием на Дальний Восток. Может, кого-то простимулировать нужно или, наоборот, кто-то очень сильно стремится – мы можем представить более льготные условия для переезда.

Сегодня коллеги с большим трудом готовили перечень поручений, так до конца многого не согласовав. Придётся нам это сделать прямо на совещании, потому что, действительно, объективно это трудные поручения и позиции ведомств расходятся. Тем не менее хотел бы, чтобы все эти поручения были окончательно нами сегодня отработаны, сформулированы и, самое главное, исполнены, включая отбор методики инвестпроектов (подготовку, так скажем, и одобрение методики инвестпроектов), потом изменения в ФЦП, которые предусматривают реализацию на основе принципов госучастия и государственно-частного партнёрства целого ряда мероприятий, методику оценки инвестиционных проектов, включая вопрос соотношения государственных и частных инвестиций, соотношения суммы налоговых поступлений и взносов в государственные социальные фонды, методику детализации инвестиционных проектов, которые реализуются в рамках ФЦП. Есть один большой проект, с презентацией которого выступит Игорь Иванович Сечин,– «Восточная нефтехимическая компания». Большой, сложный проект, здесь тоже предложен целый набор мер поддержки, аж восемь штук. Они тоже должны быть рассмотрены, оценены по параметрам инвестиционных вложений – кто чего вкладывает, какие деньги идут по линии бюджета, какие идут по линии самой «Роснефти», какие деньги идут по линии других компаний, – с тем чтобы этот проект был интересен всем. Но проект большой, серьёзный, нужно его делать.

У нас есть другие проекты, в частности «Быстринский горно-обогатительный комбинат», здесь тоже содержится целый ряд предложений по его продвижению в проекте поручений. Хотел бы услышать, что предлагают коллеги, что согласовано, что не согласовано. Есть инвестпроект Удокана, есть проекты по золоторудным месторождениям, по электроэнергии, по строительству завода минеральных удобрений, по целому ряду других вопросов. Специально это называю, чтобы было понятно, что сегодняшнее наше с вами заседание Правительственной комиссии должно окончиться не просто пожеланиями о том, что нужно развивать Дальний Восток, и не просто предложениями губернаторов увеличить финансирование по тем или иным направлениям ФЦП. Это, конечно, важно, но это мы делаем и в режиме индивидуальных встреч или моих посещений регионов – я достаточно часто всё-таки на Дальнем Востоке бываю, посещаю отдельные субъекты Федерации, вы приходите в Правительство… А должен закончиться наш сегодняшний день именно конкретными мерами поддержки инвестиционных проектов.

Кроме того, сегодня обсудим работу Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Фонд направлен на то, чтобы привлекать инвестиции, ускорять развитие этих территорий – неоднократно эту тему обсуждали, пока, надо признаться, фонд с этой задачей не справляется. Ликвидировать мы его не будем, потому что такой инструмент нам нужен. Есть субъективные причины, и в них нужно разбираться. Но главное, что тот механизм принятия решений, который есть даже в отношении относительно небольшого объёма денег, заложенного в фонд, не работает. Поэтому жду предложений в месячный срок от Правительства и ВЭБа. Если этих предложений не будет, я приму решение сам, но тогда мне придётся всех, кто этим занимался до сей поры, от этого направления работы отстранить. Фонд должен заработать. Ещё раз говорю: месяц даю на это ВЭБу и тем, кто отвечает за работу фонда. Варианты активизации его работы готов выслушать разные, начиная от передачи самого имущества фонда, включая, естественно, и деньги, обратно в собственность Российской Федерации, то есть в имущество казны, до варианта, который связан с передачей управления соответствующему специализированному органу с закреплением этого имущества за ВЭБом, но в то же время, чтобы все оперативные вопросы решались этим органом управления без каких-либо консультаций.

И закончу своё вступительное слово, естественно, той темой, которая для нас является критически сложной и важной, – это ликвидация последствий прошлогоднего наводнения. Я вчера был в Биробиджане на одной из площадок в селе Ленинское Еврейской автономной области, где начинается возведение жилья для пострадавших. Времени очень мало, в других местах работа тоже идёт, сейчас строительство развёрнуто во всех территориях, которые пострадали. Но, ещё раз просто напоминаю, что до 30 сентября все эти работы должны быть завершены, причём не в режиме доклада начальства о том, что мы всё закончили, а в режиме передачи ключей тем, кто подлежит заселению в это жильё. Средства всем регионам выделены, подрядчиков вы всех своих знаете, надо заставить их сделать качественно и в срок.

Всего направлено 40 млрд рублей на восстановление разрушенной инфраструктуры. Я вчера посмотрел, надо признаться, что как минимум часть средств уже израсходована не зря. Реально восстановлены социальные объекты, объекты образования, налажена работа объектов жизнеобеспечения, восстановлена бóльшая часть автодорог. В таком же стиле необходимо завершить работу по жилью, ещё раз на это обращаю внимание.

О том, что предстоит сделать по ликвидации последствий наводнения, сейчас Юрий Петрович Трутнев кратко доложит, а потом послушаем выступление министра с презентацией крупных инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. Затем, естественно, предоставлю слово всем, кто за эти проекты отвечает.

Юрий Петрович.

Ю.Трутнев: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Хочу доложить о работе по ликвидации последствий крупномасштабного наводнения на Дальнем Востоке. На сегодняшний день рассчитан прямой и косвенный ущерб, этих цифр не было. Прямой ущерб от наводнения составил 87,9 млрд рублей, косвенный, рассчитанный в соответствии с мировыми практиками, – 439 млрд, итого общая сумма ущерба – 527 млрд рублей. Под водой оказались жилые дома, школы, больницы, социальная инфраструктура, были разрушены мосты, дороги, линии электросвязи, системы жилищно-коммунального хозяйства.

Дмитрий Анатольевич, Вы уже назвали цифры: на восстановительные работы и оказание помощи гражданам, пострадавшим от наводнения, выделено 40 млрд рублей, 33,9 млрд уже перечислено на территории. Работа по ликвидации последствий координируется Правительственной комиссией, в которую входит значительное количество присутствующих здесь руководителей федеральных органов исполнительной власти, руководителей субъектов Российской Федерации.

Что сделано за прошедшее время? Материальную помощь получили 191 329 человек, из них финансовую помощь в связи с полной утратой имущества – 18 630 граждан на общую сумму 1,86 млрд рублей. Большая работа проведена по восстановлению объектов жилищно-коммунальной, энергетической, транспортной инфраструктуры. Восстановлено 350 объектов коммунального хозяйства, 332 объекта энергетического комплекса, 638 км электросетей, 929 км дорог, 162 моста. Это позволило обеспечить граждан связью, водой, теплом, пройти зиму без тяжёлых аварий.

С начала весны 2014 года мы приступили к следующему, наиболее важному, этапу работы. Самое главное, что мы должны в нём сделать, – это предоставить людям новое жильё взамен утраченного. Работа начата во всех пострадавших от паводка субъектах Дальневосточного федерального округа, готовятся площадки, подтягивается инфраструктура, закладываются фундаменты новостроек. Монтаж домов начат в Амурской области – в Новокиевском Увале, Новопетровке, Иннокентьевке, Волково. В Хабаровском крае монтаж домов ведётся в южном округе Хабаровска, в городе Комсомольске-на-Амуре, в Николаевске-на-Амуре, в селе Черняево, в сёлах Бельго, Молодёжный, Нижние Холмы Комсомольского района, Джари (Нанайский район), сёлах Ачан, Болонь, Джуен Амурского района, Циммермановка и Мариинское Ульчского района.

Всего в Дальневосточном федеральном округе необходимо построить жильё для 3466 семей. Надо будет построить 25 многоквартирных домов на 945 квартир, 942 индивидуальных дома. 1579 семей выразили желание приобрести жильё на вторичном рынке, в основном это жители крупных городов и посёлков, где есть вторичный фонд.

Более трети (708 семей) уже оформили покупку квартир. Выделены все необходимые участки под строительство жилья. Подготовлено 749 строительных площадок общей площадью более 440 га. Вся работа должна быть завершена в соответствии с установленными сроками к 30 сентября.

При этом, Дмитрий Анатольевич, мы договорились с губернаторами, что они работу будут завершать до 1-го, потому что мы должны быть уверены, что 30-го – это уже не срок сдачи дома, это срок, когда все люди точно живут в квартирах.

В течение ближайшей недели будут доработаны подневные графики строительства, с помощью которых мы можем контролировать строительство каждого дома во всех микрорайонах. Везде планируется установка веб-камер, и контроль будут осуществлять и губернаторы, и федеральные органы исполнительной власти.

Следующая задача этого сезона – повторное обследование жилых домов, в которых весной обнаружены дополнительные дефекты. Первоначально было обследовано 15 199 объектов, повторно необходимо обследовать 997, из них 878 уже обследовано. В 70% случаев комиссия принимает решение в пользу граждан.

Д.Медведев: У нас сколько в этих ПВРах ещё людей остаётся?

Ю.Трутнев: В ПВРах остаётся сейчас около 1,2 тыс. человек. Количество несколько уменьшается, но основное расселение, конечно, к сентябрю, когда мы сдадим жильё. ПВРы контролируются, там по-прежнему оказывается вся необходимая помощь, питание. Всё под постоянным контролем – и нашим, и губернаторов.

В суды по причинам отсутствия правоустанавливающих документов, а также несогласия с заключением комиссии о пригодности дома обратилось за этот период 18 918 человек. На сегодняшний день в судах осталось 396 дел. Решение суды также принимают большей частью в пользу пострадавших людей.

Продолжается работа по восстановлению инфраструктуры. В этом году предстоит восстановить до первоначального состояния 577 км дорог, 95 мостов, завершить восстановительные работы на инфраструктурных объектах.

Уважаемые коллеги, вопросы, связанные с ликвидацией наводнения на Дальнем Востоке, рассматривались Правительством Российской Федерации 18 раз. На восстановительные работы и оказание помощи пострадавшим выделено 40 млрд. Проведённая комиссией, федеральными органами исполнительной власти, регионами, муниципальными образованиями работа позволила завершить зимний период без чрезвычайных ситуаций, обеспечить жильём и всей необходимой помощью пострадавших, выплатить людям в полном объёме и в необходимые сроки материальную помощь.

Из вопросов, которые, на мой взгляд, решаются сегодня недостаточно оперативно, хочу выделить разработку комплекса мероприятий, направленных на предотвращение повторных разрушительных последствий паводка будущих периодов. На сегодняшний день, к сожалению, до сих пор не определены источники финансирования защитных сооружений. Спасибо за внимание.

И, Дмитрий Анатольевич, по компаниям я сейчас могу сразу…

Д.Медведев: Да, давайте сейчас обменяемся, потом в конце я вам, естественно, тоже дам возможность высказаться.

Коллеги, я обращаюсь к главам субъектов Федерации, тех, которые затронула эта беда, вы понимаете, сроки очень сжатые. Зимой по понятным причинам стройка вестись не могла, поэтому нужно всё сделать, для того чтобы жильё в установленном порядке и в те сроки, которые в нормативных документах определены, передать нашим гражданам. Обращаю ваше внимание на то, что это ваша прямая ответственность.

Александр Сергеевич (Галушка), пожалуйста, теперь про крупные инвестпроекты. Компактно, пожалуйста.

А.Галушка: Хорошо. Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Действительно, благодаря вниманию со стороны Вас, Дмитрий Анатольевич, целый ряд вопросов за эти последние несколько месяцев активно решается. Я хотел бы два слова сказать в целом о системе управления развитием Дальнего Востока, в какой точке мы находимся и какую роль и место в этой системе занимают рассматриваемые сегодня вопросы – о крупных инвестиционных проектах и о Фонде развития Дальнего Востока.

Подготовлена соответствующая презентация. Первый слайд. Мы завершили за этот период процесс передачи новых полномочий Министерству по развитию Дальнего Востока. 28 марта подписано соответствующее постановление Правительства. Из наиболее существенных, отмечу, это полномочия по согласованию всех государственных программ и федеральных целевых программ; это полномочия, связанные с привлечением инвестиций и поддержкой инвестиционных проектов; по развитию малого и среднего бизнеса; это полномочия по участию в нормативно-правовом регулировании, созданию (и управлению) особых экономических зон; развитию конкуренции на Дальнем Востоке и привлечению трудовых ресурсов.

Кроме того, подготовлен законопроект о территориях опережающего развития на Дальнем Востоке. На совещании у Вас, Дмитрий Анатольевич, он был рассмотрен, было дано Вами поручение 21 апреля направить его в Правительство после доработки. Мы его, как это и было установлено, на этой неделе, 21 апреля, направили с соответствующем отчётом в Правительство Российской Федерации. Ключевая идея этого законопроекта не просто дерегулирование, которое кардинально улучшает условия инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке, но и возможность использования лучших, конкурентоспособных ВТР, регуляторных практик, возможность их прямого заимствования и использования для обеспечения глобальной конкурентоспособности Дальнего Востока.

Кроме этого идёт работа по корректировке всех государственных и федеральных целевых программ, а также формированию новой государственной программы развития Дальнего Востока. В рамках корректировки госпрограмм Вами определены приоритеты, их три – это майские указы Президента, Дальний Восток и Крым, – и на совещании под Вашим председательством дано поручение в рамках госпрограмм разработать специальный раздел, который будет посвящён развитию Дальнего Востока. Проблема очень острая, очень серьёзная существует в этой части. Как мы установили в результате анализа, целый ряд направлений развития Дальнего Востока по госпрограммам недофинансируется, есть маргинальные, просто неприемлемые случаи: например, программа развития «Культура» или программа «Наследие» – ни рубля не выделяется на Дальний Восток. То поручение, которое Вы дали, Дмитрий Анатольевич, в совокупности с теми новыми полномочиями, которые у министерства теперь есть, позволяет этот перекос устранить и создать для дальневосточников новое качество социальной среды и условий жизни на основе приоритизации и соответствующей корректировке госпрограмм.

Кроме этого мы работаем над корректировкой нашей госпрограммы, ФЦП. До 30 апреля мы эту работу завершаем. Вами дано очень важное поручение о переносе транспортных объектов в транспортную госпрограмму, и мы считаем очень важным насытить новую госпрограмму развития Дальнего Востока эффективными инвестиционными проектами, которые мы сегодня будем рассматривать.

Кроме этого идёт процесс формирования институтов развития Дальнего Востока (один из них мы сегодня рассмотрим, это Фонд развития Дальнего Востока), и ещё месяц назад мы направили в Правительство предложения по формированию этих институтов также в соответствии с Вашим поручением.

Говоря об инвестиционных проектах: очень важная вещь, что инвестиционные проекты на Дальнем Востоке частично требуют бюджетного финансирования. Мы за этот период (слайд №5) отсмотрели более 400 инвестиционных проектов, которые находятся в определённой степени готовности, отобрали из них наиболее эффективные – те, которые можно характеризовать фактически как низко висящие плоды, у всех у них есть общие свойства и характеристики. Прежде всего они связаны с необходимостью определённых мер государственной поддержки и развитием инфраструктуры. Мы все прекрасно знаем проблемы Дальнего Востока. Неразвитость инфраструктуры по отношению ко всем инвестиционным проектам выступает лимитирующим фактором, и в условиях, когда есть частный инвестор, есть компания, заинтересованная в реализации проекта, было бы очень важно снять инфраструктурные проблемы и ограничения конкретных проектов, обеспечить их реализацию. Один из этих проектов (для компактности здесь 15 отобраны), седьмой, вчера мы подробно рассматривали: создание Гаринского ГОКа. Этот пример, Дмитрий Анатольевич, показывает абсолютно живые, очень конкретные, реалистичные, с понятным интересом инвестора проекты. И анализ этих проектов, предметный, прикладной анализ показывает, что по отношению к объёму инвестиций частных относительно незначительный объём бюджетных инвестиций обеспечивает их практическую реализацию. В этом случае бюджетный ресурс работает в качестве стартового ключа, который запускает реализацию этих проектов.

Сегодня коллеги расскажут в последующих выступлениях о своих конкретных проектах, конкретных предложениях. Что очень важно? Можно будет увидеть, что каждый проект – это индивидуальная история со своим профилем проблем, профилем рисков, профилем мер поддержки, которые нужны со стороны государства. Такой подход, что называется снизу, позволяет обобщить те проблемы и возможности, которые есть в рамках реализации инвестиционных проектов, и сформулировать общие правила и условия, которые обеспечивают их реализацию. Во-первых, мы предлагаем одобрить механизм отбора инвестиционных проектов для финансирования за счёт средств госпрограммы. Этот механизм включает в себя сбор информации о проектах, подачу соответствующих заявок в установленной форме, анализ инвестиционных проектов с применением критериев отбора для целей федерального софинансирования, подготовку, структурирование выбранных инвестиционных проектов, их рассмотрение, рекомендации по одобрению федерального софинансирования. И что очень важно, на наш взгляд, решение о финансировании проекта должно приниматься распоряжением Правительства Российской Федерации.

Все вышеназванные мной этапы должны выполняться Минвостокразвития, естественно, в сотрудничестве с инвесторами и регионами Дальневосточного федерального округа.

Условия отбора инвестиционных проектов. На наш взгляд, условия следующие. Первое – сумма частных инвестиций в рамках проекта должна быть не менее полумиллиарда рублей, чтобы не мельчить. Инвестиционный проект должен быть в высокой степени готовности: у инвесторов должны быть понятные средства и подтверждённая готовность софинансирования от финансовых институтов в рамках этого проекта. На наш взгляд, важную роль в системе управления проектами на Дальнем Востоке должен сыграть институт инвестиционных соглашений. Он должен содержать способы обеспечения исполнения обязательств инвестора в отношении достижения целевых показателей проекта, льготные условия для реализации инвестиционного проекта, а также ответственность инвестора за неисполнение или ненадлежащее исполнение инвестиционного соглашения. Мы видим, что институт инвестиционных соглашений очень успешно работает в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

И также четвёртое условие отбора инвестиционных проектов – реализация в обозримой перспективе. Предлагаем в качестве такой перспективы использовать 10-летний горизонт.

Центральная вещь отбора проектов – это критерии оценки. Мы предлагаем три основных. Первый – это соотношение суммы налоговых поступлений и объёма государственных инвестиций. Фактически это рентабельность бюджетных инвестиций, этот критерий. Второе – это добавленная стоимость. И третье – это соотношение частных и государственных инвестиций по инвестиционному проекту.

Мы, формулируя эти критерии, естественно, не изобретали велосипед. Была проанализирована практика стран с развитым институтом государственно-частного партнёрства. В этих странах именно эти критерии, как правило, и используются. Что это значит? Практически это значит, что те проекты, которые дают больше налогов регионам Дальнего Востока, те проекты, где наибольшая добавленная стоимость, те проекты, где на рубль государственных инвестиций наибольшее количество частных инвестиций может быть привлечено, – именно эти проекты в приоритетном порядке подлежат отбору и финансированию из федеральной целевой программы, государственной программы развития Дальнего Востока.

На последнем слайде показан пример, каков результат в случае применения такой методики. Результат – это ясный, отранжированный набор проектов, по которым мы понимаем объём частных инвестиций, объём бюджетных инвестиций, налоговые поступления, добавленную стоимость и количество созданных новых рабочих мест. Это ранжирование позволяет помимо прочего ясно устанавливать порог отсечения. Мы все понимаем бюджетные ограничения, но мы в то же время, имея такой результат, можем чётко понять: в таком объёме мы можем себе позволить бюджетные инвестиции, в таком объёме мы привлечём частные, в таком объёме инвестиционные проекты будут реализованы на Дальнем Востоке. Таким образом, с учётом возможности ежегодной корректировки госпрограммы у нас возникает новый гибкий механизм поддержки со стороны государства приоритетных инвестиционных проектов, реализуемых на Дальнем Востоке.

Что очень важно, говоря об этом подходе? Очень важно, что фактически у нас происходит в рамках такого подхода максимизация объёма частных инвестиций. Мы понимаем ограничения и лимиты бюджетного финансирования и благодарны и признательны за позицию, в том числе и Вашу, Дмитрий Анатольевич, состоящую в том, что чем больше у нас будет бюджетных возможностей, тем больше возможностей будет и для финансирования Дальнего Востока, но всё равно они всё-таки кардинально не увеличатся.

Получается, что каждый рубль, который мы тратим из бюджета, не просто даёт нам на рубль созданных новых объектов на Дальнем Востоке, не просто это рубль ресурса, а на этот рубль ресурса из бюджета привлекается максимальное число частных инвестиций. Даже по этим примерам 15 проектов, которые мы здесь в презентации представили, соотношение на рубль бюджетных денег 17 рублей частных инвестиций, мультипликатор 1 к 17. Для практических решений сегодняшних, чтобы нам стартовать, чтобы эта система начала работать на Дальнем Востоке, необходимо одобрить методику отбора и оценки инвестиционных проектов. На наш взгляд, также необходимо создать специальную подкомиссию в рамках Правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока, которая бы занималась проектами, потому что каждый проект это своя индивидуальная история. И третье – одобрить новой подход к формированию государственной программы, основанный на поддержке высокоэффективных и с высокой степенью готовности к реализации инвестиционных проектов.

И последнее. Даже на примере тех лимитов бюджетного финансирования, которые у нас есть, если мы по этому пути пойдём, то мы сможем привлечь на Дальний Восток 2,2 трлн частных инвестиций, которые являются, может быть, наибольшим из возможных ресурсов, развивающих территорию Дальнего Востока. Спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо. Что у нас всё-таки с этим законом о территориях опережающего развития?

А.Галушка: Дмитрий Анатольевич, 20 марта на совещании Вами был высказан ряд замечаний и предложений концептуального свойства. Основное, я хочу напомнить, связано с системой принятия решений об изъятиях из общих правил и установлении специальных режимов. Вы посчитали нужным, чтобы такие решения принимались Правительственной комиссией, а не уполномоченным органом. В таком ключе законопроект переработан, проведён ряд согласительных совещаний в Министерстве по развитию Дальнего Востока, и с соответствующими позициями ведомств по этому законопроекту 21 апреля, в понедельник, он направлен в Правительство Российской Федерации.

Д.Медведев: Когда он будет снова рассмотрен?

А.Галушка: Фактически мы вошли в стандартный такой процесс законопроектной деятельности, которая Правительством предусмотрена. Все позиции ведомств у нас есть. Нам предстоит серия согласительных совещаний в Правительстве, для того чтобы уже иметь окончательную редакцию.

Д.Медведев: Сколько вам времени понадобится?

А.Галушка: Месяц – это, на мой взгляд, даже такой предельный срок.

Д.Медведев: Хорошо. Давайте так договоримся: месяц работаете до условно почти конца мая, потом мы снова соберёмся. Как я и говорил, раз в месяц мы договаривались встречаться или здесь на Дальнем Востоке, или в Москве, обсуждать, проводить заседания Правительственной комиссии или совещания по вопросам развития Дальнего Востока, доложите мне тогда основные, надеюсь, в практическом плане почти полностью согласованные предложения по закону о территориях опережающего развития. Тем более что этот закон может применяться не только к Дальнему Востоку, есть там мнения, что его можно использовать применительно к Крыму. Но во всяком случае всё это требует отдельного обсуждения и ещё одного раунда переговоров по этому поводу, для того чтобы окончательно определить позицию Правительства.

А.Галушка: Есть.

Д.Медведев: Спасибо. Теперь, собственно, давайте поговорим о проектах. Есть у нас очень крупный проект. Игорь Иванович Сечин расскажет нам про этот проект, про ВНКХ. Пожалуйста.

И.Сечин: Большое спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены правительственной комиссии! «Роснефть» активно работает на Дальнем Востоке уже многие годы. Пользуясь случаем, упомяну, уважаемый Дмитрий Анатольевич, что самые старые месторождения, которые входят в периметр «Роснефти», начали осваиваться 125 лет назад на Сахалине. Их разработчиком был выпускник пажеского корпуса Петербурга мичман Зотов. Сейчас эти месторождения ещё работают у нас, я потом Вам покажу даже фотографии, как это выглядит всё – очень интересно, 125 лет компании.

Сейчас другие задачи, другие масштабы. Достаточно сказать, что объёмы инвестиций компании в ДФО увеличились в период с 2011 по 2013 год с 19 млрд рублей до 37 млрд, то есть практически удвоились. К 2015 году мы планируем следующее удвоение до 79 млрд. В сопоставимых ценах рост с 2012 по 2015 год составит порядка 25–30% в год, это примерно соответствует динамике, которая поддерживается Китайской Народной Республикой в этих же регионах Китая. То есть нам даже для паритета с нашими южными соседями в принципе надо ориентироваться на такой инвестиционный рост.

Естественные географические и технологические особенности проектов Восточной Сибири и Дальнего Востока побуждают рассматривать их совместно. Это экспортные поставки через ВСТО, обеспечение исходным сырьём перерабатывающих заводов, расположенных на Дальнем Востоке, что связано с функционированием наших крупных действующих активов в Восточной Сибири, таких, например, как Ванкорская группа, Верхнечонское месторождение, Среднеботуобинское. Поэтому из содержательных соображений мы исходим из интегрального подхода к этим проектам.

Слайд 2, пожалуйста, нашей презентации покажите. На действующих месторождениях Восточной Сибири и Дальнего Востока, включающих также «Сахалин-1», «Сахалинморнефтегаз» (переработка), Верхнечонское, «Таас-Юрях», ежегодно добывается 32 млн т нефти и 1,6 млрд куб. м газа. Объём переработки на существующих мощностях – Ачинского, Ангарского, Комсомольского НПЗ – порядка 20 млн т. В систему нефтепродуктообеспечения входит 340 АЗС, 2 ТЗК. Объём инвестиций в действующие проекты на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири по прошлому году составил 158 млрд рублей. На этих предприятиях занято около 20 тыс. человек, они обеспечили платежи в бюджет в 2013 году около 300 млрд. Это действующая ситуация.

Наши новые проекты, которые находятся в стадии реализации в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке (слайд 3, пожалуйста). В районе Ванкора начата разработка новых месторождений, таких как Сузун, Тагул, Лодочное – эти месторождения, а также Северное Чайво, Куюмбинское, Юрубчено-Тохомское, Среднеботуобинское – обеспечат в период до 2020 года дополнительную добычу в восточных регионах почти до 31 млн т нефти и 8 млрд куб. м газа. На всех НПЗ, находящихся в регионах, идёт активная реконструкция, которая позволит не только существенно нарастить производство моторных топлив, но и кардинально повысить качество выпускаемой продукции. Глубина переработки в некоторых от 80 до 97%.

Новые проекты «Роснефти» в период до 2020 года обеспечивают увеличение годового объёма инвестиций на востоке страны более чем до 300 млрд рублей. Доходы бюджета за период жизни этих проектов оцениваются почти в 14 трлн рублей. Фактически инвестиционная активность «Роснефти» превращается в ключевой драйвер экономического роста в этом регионе. С точки зрения развития восточных регионов чрезвычайно важно и в дальнейшем сохранять динамику инвестиций и интенсивность создания новых высокоэффективных рабочих мест. Конечно, Дмитрий Анатольевич, это Вами отмечено в Вашем выступлении, это требует стабилизации экономических режимов для этих проектов. Вы, например, упомянули стремление выйти на универсальный экономический режим со странами – нашими партнёрами и конкурентами в этом регионе. Это очень серьёзная задача. Приведу пример. Общий вклад такой компании, как «Эксон», в соответствующий бюджет – порядка 40 млрд долларов в год, мы порядка 100 млрд платим.

Слайд №4, пожалуйста. Перспективные проекты «Роснефти» в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Перспективные проекты в случае их полноценной реализации (а об условиях этого я только что сказал, конечно, это прежде всего налоговая стабилизация) создают предпосылки для перехода всего Дальнего Востока к новому качественному росту. Среднегодовой объём инвестиций компании в период до 2030 года увеличится по сравнению с предыдущим периодом более чем в 3 раза и превысит триллион рублей в год, то есть после 2020 года ожидается дальнейшее ускорение динамики инвестиций. С учётом мультипликативных эффектов реализации перспективных проектов это позволит создать в восточных регионах более чем 300 тыс. новых высокопроизводительных рабочих мест. И вот конкретные проекты (слайд 5, 6 и 7) дальше будут.

Полная картинка инвестиционных проектов по 2014–2030 годам – это пятый слайд. На шестом слайде – проекты с их основными результатами: дополнительная стоимость и ключевые приращения. Основной вывод состоит в том, что «Роснефть» в перспективе до 2030 года готова обеспечить стремительный рост инвестиционных затрат и результатов производства. На седьмом слайде – запасы нефти и газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Поддержание и наращивание запасов – это крайне важный способ обеспечения энергобезопасности страны в будущем. Постепенное истощение запасов нефти и газа на западе побуждает нас осваивать более активно восточные регионы, которые имеют большой потенциал ресурсов углеводородов.

На восьмом слайде – о наших крупнейших проектах. Мы к ним относим шельфовые месторождения, судостроительный кластер и один из крупнейших проектов, о котором Вы также сказали, это Восточный нефтехимический комплекс, а также строительство завода СПГ на Сахалине. Перспективный баланс запасов углеводородов предполагает, что убывающую добычу нефти, как я сказал, нам невозможно компенсировать без привлечения ресурсов шельфа. Увеличение доли морских запасов – это общемировая тенденция, и если в 2003–2005 годах доля шельфа и глубоководья в объёме вновь открытых ресурсов углеводородов в мире составляла менее 50%, то к 2012 году она превысила 75%.

В настоящее время компания владеет 21 лицензией на участки шельфа в Охотском, Чукотском, Восточно-Сибирском морях и море Лаптевых. Суммарные извлекаемые запасы нефти на этих участках – 304 млн т нефти, газа – 540 млрд куб. м.

Ресурсный потенциал участков составляет более 9 млрд по нефти и около 9 трлн по газу.

Партнёрами «Роснефти» по освоению лицензионных участков являются крупнейшие мировые технологические лидеры – ExxonMobil, Statoil, ONGC, Sinopec, Sodeco. Компания ведёт обширные геолого-разведочные работы на шельфе в настоящее время с опережением требований всех лицензионных обязательств и существенным превышением объёмов.

В 2013 году на шельфе Дальнего Востока было выполнено 15 тыс. пог. км сейсморазведки 2D и 110 кв. км сейсморазведки 3D. Инвестиции в освоение шельфа ДФО в 2013 году превысили, приблизились, скажем, к 3 млрд рублей – 2,8, если точно.

В начале апреля был дан старт крупномасштабным съёмочным работам на участках шельфа Восточной Арктики. Планируется, что в полевой сезон 2014 года будет выполнено 440 тыс. кв. км аэросъёмки на шести лицензионных участках. По планам компании инвестиции на геологоразведку на шельфе Дальнего Востока с 2014 по 2018 год увеличатся ещё более и составят 112 млрд.

Пожалуйста, слайд 10. Это вопросы реализации шельфовых проектов Восточной Сибири, требующие поддержки Вашей, Дмитрий Анатольевич, и правительственной комиссии. Мы их описали, я бы только добавил к этому, что мы обращались уже к Вам с этой просьбой – дать поручение экономическим ведомствам вернуться к параметрам распоряжения №443 по поддержке шельфовых проектов. Они во многом реализованы в новых законах, за что мы все хотим Вас поблагодарить, но есть существенные вещи, которые выпали. Прежде всего по срокам: они ограничены в сроках до 2042 года, а проекты тянутся до 2070 года и некоторые даже ещё больше. Поэтому после 2042 года там идёт резкое падение экономики. Мы просили бы вернуться ещё раз к 443-му распоряжению и дополнить действующую законодательную базу этими положениями. Были бы очень благодарны за включение этого положения в протокол совещания.

Ещё одной существенной точкой роста экономики региона, связанной с освоением шельфа, является удовлетворение потенциального спроса на морскую технику и оборудование для геологоразведки на шельфе, и это связано с созданием специализированного инжинирингового и промышленного кластера в области судостроения с приобретением и локализацией недостающих технологий. Согласно решению Президента и Правительства России наша компания, «Газпромбанк» и «Совкомфлот» реализуют проект развития промышленного судостроительного кластера на Дальнем Востоке, базой которого стал новый судостроительный комплекс «Звезда» в Большом Камне. Предварительный бюджет проекта 111млрд рублей, из которых уже инвестировано 20. Благодаря проекту в регионе будет создано 6,5 тыс. новых рабочих мест в высокотехнологичном сегменте судостроения, что должно дать дополнительный импульс развитию смежных отраслей отечественной промышлености.

На 13-м слайде – потенциал расширения добычи газа на востоке. Как я уже отметил, Восточная Сибирь обладает запасами газа, превышающими 7 трлн, с Дальним Востоком – порядка 9 по ресурсной базе. Долгосрочный потенциал добычи газа на востоке составляет около 200 млрд куб. м, при этом спрос на внутреннем рынке пока ограничен. В этих условиях, конечно, встаёт задача расширения возможностей экспорта, в том числе и для независимых производителей.

В настоящее время отсутствуют согласованные планы по синхронизации развития газотранспортных мощностей в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке с вводом газовых проектов независимых производителей в данном регионе, в частности нашей компании. Это ограничивает наши возможности по развитию газовой составляющей проектов и инвестиционной деятельности в регионе. А газ есть. Вот, скажем, только на новом Среднеботуобинском месторождении, это «Таас-Юрях» проект, порядка 135 млрд запасов.

Слайд 14, пожалуйста. Дальневосточное СПГ. Этот регион и, в частности Сахалин, конечно, являются идеальной площадкой для развития производства СПГ с поставками на растущие рынки АТР. Это тема находится в зоне Вашего контроля. Как известно, наша компания планирует строительство на острове Сахалин завода СПГ мощностью 5 млн т с возможностью расширения. Проект реализуется с целью монетизации запасов и ресурсов природного газа «Роснефти» и проекта «Сахалин-1». Компания в настоящее время занимается реализацией данного проекта совместно с технологическими партнёрами. У нас уже подписано соглашение об основных условиях поставок сжиженного природного газа. Пуск завода запланирован в конце 2018 года. Стоимость строительства первой очереди проекта дальневосточного СПГ с учётом расширения ГТС проекта «Сахалин-2» оценивают в 12 млрд долларов.

Хотел обратиться ещё раз с просьбой и к «Газпрому», и с просьбой к Вам, Дмитрий Анатольевич, о поддержке решения вопроса о подключении к газотранспортной системе «Сахалина-2» – крайне необходимо для прокачки газа до порта Ильинский, где будет построен дальневосточный СПГ компании «Роснефть». Мы пока получаем отказы как от «Газпрома», так и от оператора проекта компании Shell. Мы считаем, что эти отказы не соответствуют действующей законодательной базе, и просили бы оказать поддержку по подключению. По нашим оценкам, в ходе реализации этого проекта будет создано 1,2 тыс. рабочих мест на острове Сахалин. Налоговые отчисления за расчётный срок только от этого проекта превысят 650 млрд.

Развитие нефтепереработки остаётся важным направлением деятельности компании не только в ближайшие годы, когда мы завершаем модернизацию действующих НПЗ, но и в перспективе, что связано с нашими намерениями развивать мощности нефтегазохимии.

На слайде 16 представлена информация о перспективных проектах компании и о проекте ВНХК (Восточной нефтехимической компании).

Новым центром роста для всего Дальнего Востока и российской экономики станет проект строительства Восточной нефтехимической компании. Проект ВНХК потенциальной мощностью по сырью до 30 млн т предполагает в рамках нескольких очередей строительство НПЗ двумя линиями по 12 млн. Это интегральная установка, в настоящее время в мире шесть таких установок. У нас есть собственный проект. Мы его опробовали и запустили сейчас первую очередь Туапсинского НПЗ (поэтому, собственно, проектирование будет достаточно быстрым) и строительство нефтехимического производства мощностью по сырью 3,4 млн т нафты и сжиженных углеводородных газов. Ввод в эксплуатацию НПЗ планируется в 2021 году, а нефтехимического производства – в 2022-м. В составе ВНХК планируется строительство тепловой электростанции ориентировочной мощностью по электроэнергии 640 МВт, по тепловой – 1400 Гкал/ч. Часть мощностей будет задействована на энергообеспечение региона. Собственно, и увеличение мощности произошло по просьбе Приморского края.

Предварительная стоимость проекта первой и второй очереди оценивается на сумму 659 млрд рублей, а полное развитие – 1,3 трлн. За время реализации совокупный мультипликативный эффект для бюджета страны составит более 1 трлн в сочетании с созданием до 100 тыс. новых рабочих мест. ВНХК (слайд 17, пожалуйста) позволит решить проблему дефицита (действующего даже дефицита) топлива в регионе и, безусловно, послужит цели выравнивания цен на моторное топливо. Также проект должен стать ядром нефтехимического кластера. Выпуск такой продукции, как полиэтилен, полипропилен, моноэтиленгликоль, и других продуктов нефтехимии будет стимулировать развитие отечественного перерабатывающего производства, строительства, автомобилестроения. Мы уже получили предварительные заказы от наших автомобилестроительных компаний, таких как «Соллерс», на весь объём выпускаемой продукции с учётом их потребления и потребления их партнёрами. Часть продукции предполагается отправлять на экспорт.

В целях обеспечения координации действий всех участников процесса прошу Вас, уважаемый Дмитрий Анатольевич, рассмотреть вопрос издания распоряжения Правительства об утверждении комплексного плана строительства ВНХК на Дальнем Востоке, содержащего поручения федеральным органам исполнительной власти и директивы организациям, субъектам естественных монополий о реализации указанного проекта с указанием сроков выполнения отдельных его этапов, ответственных исполнителей и единого координатора проекта. Издание подобного распоряжения Правительства в отношении комплексного плана по развитию производства сжиженного природного газа, например, на полуострове Ямал, стало очень эффективным инструментом для реализации и контроля на всех этапах проекта.

На 18-м слайде мы показали необходимые меры государственной поддержки проектов компании, также фискальное стимулирование. Я не буду углубляться, здесь отражены все наши основные предложения.

19-й слайд, пожалуйста. По неналоговым мерам господдержки. К ним относится, конечно, в отношении проекта ВНХК, решение ключевых вопросов по финансированию объектов внешней инфраструктуры, и Вы тоже сказали об этом в своей речи. По обеспечению газовыми ресурсами (тоже теплостанции) мы также получаем пока отказы от «Газпрома» по дополнительным объёмам.

По внесению изменений в федеральный закон №267-ФЗ в отношении использования льготных налоговых ставок, по внесению поправок в закон об особых экономических зонах, по строительству социальных объектов – мне кажется, что решение этих вопросов послужит конкретной поддержке всех этих проектов компании.

21-й слад – развитие социальной сферы в регионах. Хотел бы сказать, что инвестиционная деятельность компании не ограничивается крупными проектами. «Роснефть» имеет большое количество относительно средних и даже мелких инвестиционных проектов. Мы это делаем в соответствии с Вашим поручением, постоянно эту работу контролирует Юрий Петрович Трутнев. К их числу можно отнести создание мощностей по производству вертолётной, легкомоторной самолётной техники на базе завода «Прогресс», в частности здесь, на Дальнем Востоке, развитие сбытовой и розничной сети, строительство объектов транспортной, инженерной инфраструктуры, строительство социальных объектов и так далее. Все эти объекты, относительно меньшего масштаба, чрезвычайно значимы для развития конкретных территорий, мы это понимаем. Наш замысел в том и состоит, чтобы наряду с крупными инвестиционными проектами реализовывать широкий спектр взаимосвязанных проектов меньшего масштаба, что и создаёт синергию.

Спасибо большое за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Проекты большие, мощные. Естественно, меры поддержки тоже требуются достаточно неординарные. Надо обсудить их, для того чтобы окончательно потом определиться, принять решение. Я не возражаю, если где-то потребуется издание распоряжения Правительства, но, конечно, когда мы окончательно определимся и согласуем, что нужно делать, за счёт каких источников, подчёркиваю, потому что это критически важная позиция.

У нас есть другие коллеги, которые тоже готовы сообщить о том, что они планируют в рамках этого перечня крупных инвестиционных проектов на Дальнем Востоке. Сейчас предоставлю слово. Единственное, просьба выступать кратко просто потому, что в общем и целом вы эти проекты обсуждали с моими коллегами: в чём суть, какова будет ценность этого проекта, его добавленная стоимость в экономику Дальневосточного региона и меры поддержки, которые вы хотели бы получить от Правительства или от других коммерческих структур. Пожалуйста, «Металлоинвест», Андрей Владимирович Варичев.

А.Варичев (исполнительный директор ООО УК «Металлоинвест»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники Правительственной комиссии! Мы представляем вашему вниманию проект освоения Удоканского месторождения меди, находящегося на севере Забайкальского края. Это зона, приравненная к условиям Крайнего Севера, район вечной мерзлоты с достаточно высоким уровнем и сейсмики, и тектоники. По проведённому технико-экономическому обоснованию в соответствии с требованиями международных финансовых институтов, оценка капитальных затрат без объектов внешней инфраструктуры – чуть менее 200 млрд рублей и срок окупаемости – в пределах 15 лет. Экономический эффект, безусловно, будет велик и обеспечит среднегодовой прирост валового регионального продукта практически на 12% в первые 10 лет, обеспечит также занятость более 4 тыс. трудящихся на основном производстве, и мультипликативный эффект от этого будет в смежных отраслях на уровне 15–20 тыс. рабочих мест. Общий объём налоговых поступлений в бюджеты всех уровней составит более 600 млрд рублей за период отработки месторождения.

За период исследований мы сумели оценить запасы не только по российским требованиям, стандартам (сейчас идёт подготовка новых ТЭО кондиций), но и по международной шкале, по кодексу JORC. Мы впервые оценили запасы и ресурсы. Прирастили ресурсы до практически 27 млн т меди, а запасы оцениваются на сегодняшней базе на уровне 16. Предполагается объём переработки 36 млн т руды в год с производством меди в виде катодной меди, медного концентрата с высоким содержанием меди. Мы перешли в так называемую премиальную зону качества с содержанием меди в концентрате 45%. На слайде 4 мы показали общую компоновку площадки, это 28-й км Чинейского участка БАМа. Первичная обработка руды будет происходить на высоте 1600 м в районе, где находятся три карьера, и далее уже обработанная руда будет спускаться на нижнюю площадку 28-го км, где будет происходить флотация, выщелачивание, упаковка концентрата, упаковка медных катодов и их отгрузка.

Пятый слайд указывает (разделены верх и низ) общую технологическую схему. Мы в 2012 году начали строительство, в 2013-м закончили строительство экспериментального карьера. Высота, на которой проводились эти работы, – 1960 м. Мы переложили фактически более 150 тыс. т руды для того, чтобы отобрать экспериментальную пробу, провели технологические испытания, готовим крупномасштабные опытно-промышленные испытания на нашей фабрике, построенной в районе посёлка Удокан. Уверены, что проект будет реализован и даст хорошие показатели.

Стратегическое расположение проекта весьма удачно, мы считаем, он находится в непосредственной близости к Байкало-Амурской магистрали. Это обеспечивает, безусловно, доступ на основные рынки, в первую очередь рынки потребления Сибири, на наших уральских заводах медеплавильных и рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

К моменту выхода будущего предприятия на рынок, на проектную мощность ожидается как раз прекращение такого условного профицита меди на рынках, и практически всё экспертное сообщество и все компании аналитические прогнозируют существенный рост цен и дефицит.

Необходимость во внешней инфраструктуре. В первую очередь это энергетическая инфраструктура и модернизация подстанции «Чара», навеска второй цепи на линии 220-й Тында – Чара, и в последующем это строительство и ввод в эксплуатацию высоковольтной линии 500 Нижнеангарск ­– Чара со строительством 500-й подстанции в посёлке Чара.

Также необходима реконструкция станции Новая Чара, для того чтобы можно было принять весь тот объём грузов, которые необходимы для строительства, – это и насыпные материалы, и большой объём контейнерных перевозок, большой объём строительных материалов и оборудования, и восстановление Чинейского участка БАМа до 28-го км.

Здесь на фотографиях как раз видно то состояние, в котором находится аэропорт (он таковым не является, это фактически аэродром), состояние и поездных путей, и Чинейского участка БАМа. Безусловно, конечно, необходимо развитие аэродрома, превращение его в аэропорт с системой навигации, топливозаправкой и развитием полосы.

Необходимо также развитие социально-инженерной инфраструктуры, и мы считаем, что такие проекты, как развитие и освоение Удоканского месторождения меди, могут быть якорными проектами для реализации программы строительства, развития территории опережающего развития. Это, безусловно, возможность комплексного освоения территории, ведь в районе станции Чара находится ещё и Апсатское угольное месторождение, осваиваемое компанией «СУЭК», находится Кутугинское месторождение редкоземельное. Безусловно, это повлечёт за собой и даст возможность минимизировать бюджетные затраты для такого комплексного подхода, а создание особого режима для предпринимательской деятельности на территориях опережающего развития придаст импульс такому движению. Возмещение субъектам Федерации затрат на развитие социальной и инженерной инфраструктуры из будущих платежей в федеральный бюджет позволит, собственно, дать толчок, инициацию этим проектам. Мы просим, уважаемый Дмитрий Анатольевич, включить объекты аэродромного комплекса и социальной инфраструктуры в федеральную целевую программу экономического и социального развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2018 года, которая находится на сегодняшний день на рассмотрении. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 апреля 2014 > № 1062014 Юрий Трутнев


Россия. ДФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 16 апреля 2014 > № 1053636 Дмитрий Рогозин

Селекторное совещание о ходе создания космодрома Восточный.

На основании Указа Президента Российской Федерации «О космодроме Восточный» от 6 ноября 2007 года Правительством Российской Федерации обеспечивается строительство космодрома на территории Свободненского и Шимановского районов Амурской области.

Д.Медведев: Добрый день!

Сегодня у нас в режиме видеоконференции обсуждение вопросов строительства космодрома Восточный. Вот Дмитрий Олегович Рогозин, который непосредственно там вместе с коллегами присутствует. Мы договорились, что сделаем такое видеовключение и в таком компактном режиме обсудим ситуацию.

Сначала я несколько слов скажу, потом минут пять-семь просил бы Дмитрия Олеговича несколько слов тоже сказать по текущей ситуации. Если кто-то хочет добавить, то, соответственно, тоже присоединится.

Строительство космодрома является ключевым приоритетом нашего Правительства и, безусловно, находится под пристальным контролем Правительства, в связи с чем туда осуществляются регулярные командировки руководства Правительства, как сегодня.

Новый космодром обеспечивает независимость нашей страны по всему спектру перспективных задач исследования и использования космоса. Причём это, конечно, не только оборона и безопасность, но и вообще в целом максимально эффективное использование космического пространства. Дело это сложное, масштабное и, скажем прямо, недешёвое.

На Восточном, по сути, одновременно создаётся и космическая инфраструктура, и структура для жизни, обеспечивающая инфраструктура.

До 2015 года в рамках Федеральной космической программы России на соответствующий период и подпрограммы, которая посвящена Восточному, предусмотрено около 160 млрд рублей. Деньги очень значительные, тратить их необходимо рачительно, эффективно, с пониманием того, куда направляется каждый рубль. Однако, как мне доложили, с этим есть проблемы. В связи с пересчётом индексов сметной стоимости строительства и необходимостью повторно провести госэкспертизу проектно-сметной документации было допущено отставание по срокам возведения отдельных объектов. Понятно, что, если остановится финансирование, встанет стройка. Поэтому обращаю внимание всех участников видеоселектора – и тех, кто присутствует здесь, в Белом доме, и тех, кто находится на космодроме, – что такие пробуксовки в дальнейшем просто недопустимы, мы уже находимся в той части временного цикла, когда времени раскачиваться просто не существует.

Уже в 2015 году на космодроме запланирован запуск автоматического космического аппарата с ракетой-носителем типа «Союз-2», а с 2018 года планируются запуски пилотируемых кораблей, поэтому темпы строительства необходимо наращивать, естественно, за счёт увеличения количества персонала и технических средств на объектах космодрома. С этим тоже были проблемы, как мне докладывали, в том числе Дмитрий Олегович на совещании говорил. Хотел бы послушать, как ситуация выглядит сегодня, и посмотреть – с учётом того, что у нас камеры включены. Надеюсь, это, во всяком случае косвенно, будет содействовать решению проблемы занятости, которая остро стоит в Дальневосточном регионе, и позволит привлечь лучших специалистов-строителей и региональных, и из других регионов нашей страны.

Отдельная тема, которую хочу ещё обозначить, – это строительство жилья для тех, кто будет работать на космодроме. Очевидно, что оно должно быть не только нормальным, оно должно быть комфортным, чтобы поехали хорошие специалисты. По региональным расценкам, на строительство квадратного метра жилья (это, понятно, цифра, фиксированная) 33 тыс. рублей за кв. м – это вряд ли получится. Поэтому хочу, чтобы коллеги доложили, что предполагается сделать, и рассчитываю, что Минстрой вместе со Спецстроем, Минрегионом, Роскосмосом найдут оптимальный выход, и работники будущего космодрома будут жить в достойных условиях.

Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), передаю теперь слово вам. Просил бы вкратце охарактеризовать ситуацию.

Д.Рогозин: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Добрый день, уважаемые коллеги! Мы сейчас находимся напротив стартового комплекса – это первый стартовый стол под ракету-носитель «Союз-2». Вы видите, сейчас полным ходом идёт стройка, идёт практически уже круглосуточно, с тем чтобы догнать тот график, по которому были отставания по самым разным причинам.

На сегодняшний момент, Дмитрий Анатольевич, отставания, по докладам и госзаказчика, и Спецстроя, нет, то есть мы идём в графике, к 15 мая этот объект должен выйти на нулевой этаж. Сейчас всего на объектах космодрома Восточный работает 6112 человек. Планируется это количество людей увеличить на 3,5 тыс. человек уже летом этого года. Кроме того, отдельным счётом у нас будут также задействованы и, по сути дела, добровольцы – это студенческие стройотряды. Сегодня мы обсуждали этот вопрос, Дмитрий Анатольевич, хотели посоветоваться с Вами, есть идея такая. Поскольку здесь будет город Циолковский, в нём будут жить молодые специалисты, сегодня уже они готовятся в ведущих вузах страны. Это и Московский авиационный университет, это и Самарский аэрокосмический университет, это Южно-Уральский государственный университет, Дальневосточный университет, здесь в Благовещенске тоже уже открыт факультет, готовит соответствующих специалистов. Мы хотели бы сориентировать стройотряды студенческие именно из этих вузов, то есть будущих специалистов, которые будут здесь работать и жить, чтобы они принимали участие непосредственно в стройке.

Д.Медведев: Дмитрий Олегович, правильно я вас понял, что 10 тыс. человек в общем и целом на стройке работают?

Д.Рогозин: 6 тыс. 112 человек сейчас и в июле будет плюс 3,5 тыс., то есть около 10 тыс., Вы совершенно правы.

Д.Медведев: А в июле будет ещё 3 тыс. с лишним?

Д.Рогозин: Да. Это не считая студенческих отрядов.

Д.Медведев: Насчёт стройотрядов, естественно, я считаю, что это хорошая идея. Мне кажется, это просто интересно всем, кто учится в регионе в университетах, поучаствовать в строительстве такого уникального объекта, как космодром, поэтому, я думаю, эта инициатива хорошая. Но нужно только деньги платить студентам, такие, чтобы их это заинтересовало…

Д.Рогозин: Да, совершенно очевидно. Эти средства, естественно, предусмотрены государственным заказчиком. Мы сегодня также посмотрели ряд других объектов, которые возводятся, прежде всего это технологический комплекс под сборку ракеты-носителя «Союз-2». Мы синхронизировали графики строителей и графики промышленности, прежде всего это самарское предприятие «ЦСКБ-Прогресс», которое является заводом-изготовителем этой ракеты, и технологическое оборудование также будет поставлено уже к концу лета этого года.

В целом, если график вот так жёстко будет отслеживаться, то мы уверены, что выйдем в июле 2015 года на то, что с этого стартового стола уйдёт уже последний строитель, придут уже представители промышленности, с тем чтобы уже к концу 2015 года провести, как и было намечено раньше, первый старт, первый пуск ракеты «Союз-2», о чём Вы уже сказали.

Д.Медведев: Понятно. Дмитрий Олегович, а что там за вами строится? Это что?

Д.Рогозин: Это стартовый стол. Я уже сказал о том, что он вырос как бы из земли, и к 15 мая мы должны выйти на нулевую отметку. Здесь же рядом (к сожалению, не видно, камеры не могут показать) другие технологические помещения, где будет происходить и сбор необходимого оборудования, недалеко как раз будет находиться и управляющий центр, наблюдательный центр за пусками. То есть практически здесь огромный объём стройки, всего 15 объектов, из них только по 4 объектам нет проектно-сметной документации, 11 объектов уже сооружаются. Мы это видим в динамике, более того, я Вам докладывал раньше о том, что были серьёзные претензии и у Роскосмоса, и у Спецстроя друг к другу. Тем не менее сейчас работа уже налажена довольно-таки конструктивно, практически тех замечаний, которые были, у меня нет.

Д.Медведев: Понятно. Но то, что нет проектно-сметной документации, всё равно плохо. Нужно как можно быстрее поручить её изготовить, для того чтобы мы нормальным образом открыли финансирование. Мы вчера, кстати, это обсуждали, в том числе на коллегии Минфина. И со стороны различных структур – и Счётной палаты, и других звучало требование в целом отказаться от финансирования работ, на которые нет проектно-сметной документации.

Д.Рогозин:Дмитрий Анатольевич, вопрос о подготовке проектно-сменной документации сегодня также звучал на совещании здесь, в Углегорске. Надеемся, что скоро город приобретёт другое название, станет городом Циолковский. Сейчас в Амурской области активно обсуждается этот вопрос, жители поддерживают предложение Президента на сей счёт. Но что касается даты выдачи Главгосэкспертизой всей необходимой документации, то речь идёт о днях, то есть это, например, 20 апреля этого года. Надеемся, что в ближайшее время получим документацию уже по всем этим объектам.

Специфика космодрома в том, что документация, по сути дела, очень оригинальная. То есть она вырабатывается, что называется, с колёс, но тем не менее мы подгоняем эту работу и убираем всякие бюрократические проблемы.

О чём хотел бы дополнительно доложить, Дмитрий Анатольевич. Сегодня звучал также на нашем совещании вопрос о необходимости усиления координации работы между строителями, промышленностью и Роскосмосом, с тем чтобы этой координацией занимался не только федеральный центр из Москвы, из Правительства Российской Федерации. У нас есть комиссия по координации работ по строительству космодрома Восточный. Она была создана распоряжением Председателя Правительства в 2010 году. Мы хотели бы Вам доложить наши соображения по актуализации работы этой комиссии, с тем чтобы она работала именно здесь. То есть, по сути дела, нам надо будет выходить… И мы тоже Вам доложим уже в персональном плане соображения относительно того, как нам построить работу. Должен появиться начальник космодрома, должен появиться единый координирующий центр здесь. В ежедневном режиме сейчас придётся работать, поскольку объёмы резко выросли, и динамика строительства космодрома совершенно иная, чем та, что была раньше. Но я Вам доложу это в понедельник, когда буду в Москве.

Д.Медведев: Хорошо. В отношении координирующего центра я не возражаю. Давайте его создадим, если он во вменяемом состоянии в настоящий момент не работает, его усилим разными людьми.

Хотел бы также обратить внимание на то, что это очень большой заказ и все должны его ценить, в том числе подрядчики и строители. У нас нет незаменимых строителей и незаменимых подрядчиков. Это очень большая работа. Если строители справляются – хорошо, не справляются – будем искать других.

Д.Рогозин: Дмитрий Анатольевич, у нас Спецстрой является единственным исполнителем работ по космодрому Восточный, но мы обсуждали с коллегами (здесь присутствует Александр Иванович Волосов, руководитель Спецстроя России) необходимость привлечения гражданских строительных организаций, прежде всего к строительству города, особенно первой очереди (это 7 тыс. человек, служебные помещения). Сейчас многие строительные компании освободились после того, как работали в Сочи, были задействованы в других крупных стройках. Поэтому также просили бы Вашего согласия на привлечение этих гражданских строительных компаний к работам по космодрому Восточный на тех объектах, которые не являются особо режимными, специальными, а являются общегражданскими.

Д.Медведев: Я думаю, это справедливо. Надо использовать все возможности. Ещё раз повторяю: нам нужен космодром со всей инфраструктурой, в том числе с жильём, а не просто какие-то изолированные объекты. Не хватает мощности и возможностей у действующего подрядчика, значит нужно привлекать других подрядчиков.

Хорошо. Теперь в отношении стоимости жилья – то, о чём я говорил вначале, во вступительном слове. Требуется какая-то корректировка или нет?

Д.Рогозин: Требуется, Дмитрий Анатольевич, поскольку речь идёт о служебном жилье. То есть это не просто жильё, это меблированное жильё, которое должно быть готово в срок, с тем чтобы приехали специалисты и обеспечили полностью первые пуски с первого стартового стола. С 2016 года мы начинаем уже работы по второму стартовому столу для тяжёлых ракет, то есть в любом случае специалисты должны быть здесь. Это то жильё, которое будет не постоянным, а служебным.

Д.Медведев: А сколько требуется всего метров? Сколько требуется жилья?

Д.Рогозин: Если позволите, я хотел бы сейчас предоставить слово руководителю Спецстроя (директор Федерального агентства специального строительства) Волосову Александру Ивановичу. Он сейчас доложит те цифры, которые сегодня обсуждались на совещании.

Д.Медведев: Давайте, хорошо.

А.Волосов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Сегодня обсуждался вопрос по строительству жилья. Региональный коэффициент стоимости здесь 39 тыс. рублей. Строится конструктив, железобетон, кирпич. Это достойное, серьёзное жильё с хорошей отделкой высокого качества, и проектировщик разработал проект, в который входит экспертиза, ценой 64 тыс. за квадратный метр. Мы просили бы поддержки в данном вопросе.

Д.Медведев: Александр Иванович, я хочу всё-таки понять, какой вы считаете реальную цену квадратного метра для строительства на территории, прилегающей к космодрому, то есть какие расценки должны быть заложены? Потому что у нас здесь присутствует Министр регионального развития, Министр по развитию Дальнего Востока и представители, естественно, Минстроя подключатся. Какая должна быть реальная цена?

А.Волосов: 64 тыс. за квадратный метр с учётом полностьюмебели…

Д.Медведев: Понятно. Второй вопрос: сколько всего жилья должно быть?

А.Волосов: Жилья нужно на 500 тыс. семей.

Д.Медведев: 500 тыс.?

А.Волосов: Я прошу прощения, на 500 семей.

Д.Медведев: Так сразу за сердце можно схватиться, это полумиллионный город. Хорошо. На 500 семей всё-таки попроще найти, чем на 500 тыс. сразу же. Давайте я подготовлю соответствующее поручение.

И последнее, что я хочу у вас спросить: ваших людей достаточно на объекте, для того чтобы он был сдан в срок, то есть чтобы в конце следующего года с космодрома уже стартовал «Союз-2»?

А.Волосов: Да, Дмитрий Анатольевич. При необходимости мы наращиваем, это было озвучено Дмитрием Олеговичем. В июле будет пик, будет до 10 тыс. человек, при этом мы уже переходим сразу на вторую очередь, для того чтобы не было затяжки, начинаем строить вторую очередь. Поручения сегодня сделаны, мы ещё посмотрим график, может быть, количество людей и возрастёт. Людей у нас хватает на специальных объектах, а на строительство жилья после утверждения сметы мы привлечём дополнительных подрядчиков – то, что сейчас звучало в докладе Дмитрия Олеговича.

Д.Медведев: Ладно, спасибо. Передайте микрофон руководителю Роскосмоса.

О.Остапенко: Дмитрий Анатольевич, добрый день!

Д.Медведев: Добрый день, Олег Николаевич. Как, с вашей точки зрения, идёт стройка, потому что вы отвечаете за содержание?

О.Остапенко: Дмитрий Анатольевич, на сегодняшний день могу констатировать тот факт, что кардинально изменилась сама организация работы, учитывая, что мы основной упор делали на три составляющих – это сроки, качество и консолидация всех сил. На данный момент у нас есть взаимопонимание и со Спецстроем, и с Министерством строительства, и буквально сегодня на совещании все шероховатости, которые были, в общем-то, мы сгладили. На данный момент вопросов, которые требуют Вашего вмешательства, кроме озвученных, нет. Работа на данный момент ведётся слаженно.

Д.Медведев: Хорошо, посмотрим. Для нас, ещё раз подчёркиваю, важен результат, причём, как вы правильно сказали, это должен быть современный, оснащённый по последнему слову техники российский космодром, с которого можно будет осуществлять любые старты. Это для нас задача сложная, потому что в последний период мы в таком ключе ею не занимались, когда космодром создаётся, что называется, в поле. Тем не менее она нам по силам, у нас есть запланированные на это денежные средства. Ещё раз хотел бы отметить, что они все должны быть израсходованы максимально рачительным образом, поэтому хотел бы, чтобы вы также осуществляли контроль в рамках компетенции Роскосмоса за строительством.

Ещё раз хочу сказать, что я поддерживаю предложение вице-премьера Рогозина о том, чтобы создать координирующий центр прямо на космодроме. Невозможно руководить стройкой, тем более строительством такого технологически сложного объекта, как космодром, из Москвы или из какого-то другого места. Должен быть штаб на космодроме. Подумайте, доложите Дмитрию Олеговичу, Дмитрий Олегович доложит мне.

О.Остапенко: Есть, сделаем.

Россия. ДФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 16 апреля 2014 > № 1053636 Дмитрий Рогозин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 16 апреля 2014 > № 1053370 Илья Шестаков

Руководство отрасли видит проблемы с доставкой уловов на берег.

На совещании во Владивостоке руководитель Росрыболовства Илья Шестаков назвал в качестве первоочередных вопросов, требующих решения, многократное пересечение границы промысловыми и научными судами, оформление ветсертификатов и борьбу с ННН-промыслом.

Заместитель Министра сельского хозяйства РФ – руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков принял участие в совещании по вопросу развития рыбохозяйственного комплекса Приморья, прошедшем 15 апреля в краевой столице.

Как сообщили Fishnews в центре общественных связей Росрыболовства, в своем выступлении глава отрасли отметил значимость портов Приморского края, через которые осуществляется основная перевалка рыбопродукции с Дальнего Востока. За минувший год здесь было оформлено 1 млн. 689 тыс. тонн продукции, из которых более 1 млн. тонн, или 60%, ушло на экспорт.

Вместе с тем основу поставок за рубеж по-прежнему составляет сырье: 90% дальневосточного российского экспорта приходится на мороженую рыбу. «Это позволяет говорить о том, что экспортный потенциал отрасли в целом и Дальнего Востока, в частности, высок, однако требует внимательного изучения и мер, направленных на увеличение доли продукции глубокой степени переработки», - подчеркнул руководитель Росрыболовства.

Среди задач, требующих первоочередного решения, Илья Шестаков также назвал устранение избыточных административных барьеров при доставке водных биоресурсов на российский берег. Так, он отметил, что до настоящего времени действующим законодательством не урегулированы вопросы транзитного прохода из исключительной экономической зоны РФ через территориальное море России рыбопромысловых судов, в отношении которых осуществлен пограничный контроль. Масса проблем связана для отраслевиков с многократным пересечением границы судами, работающими в прибрежной зоне, и пересечения границы научно-исследовательскими судами.

Практика показывает, что для решения указанных вопросов необходимо внести изменения в ст. 9 закона «О государственной границе Российской Федерации», дополнив ее новой частью, отметил глава Росрыболовства. Вместе с этим необходимо издание нового постановления Правительства РФ взамен действующего постановления от 5 сентября 2007 г. о порядке получения разрешения на неоднократное пересечение государственной границы Российской Федерации российскими рыбопромысловыми судами, указал он.

Немало проблем при поставках на внутренний рынок связано с оформлением ветеринарных сертификатов. В связи с этим, отметил Илья Шестаков, Россельхознадзору и профильным подразделениям Минсельхоза России поручено подготовить пакет документов, направленных на совершенствование организации работы по оформлению ветеринарных сопроводительных документов, включая порядок оформления таких документов в электронном виде, по проведению ветеринарного контроля на транспорте и других. Принятие этих документов позволит решить ряд проблем, связанных в том числе со слишком высокой стоимостью процедуры ветсертификации, с повторными платными лабораторными исследованиями одной и той же партии продукции по одним и тем же показателям безопасности в различных субъектах Российской Федерации.

В число приоритетных задач, по словам Ильи Шестакова, входит и борьба с ННН-промыслом. По его словам, важным фактором, положительно влияющим на результаты противодействия незаконному промыслу на Дальнем Востоке, является проводимая Росрыболовством в тесном контакте с зарубежными уполномоченными органами работа по сертификации рыбопродукции, поставляемой на зарубежные рынки российскими рыбаками, с точки зрения законности ее происхождения. Ожидается, что в 2014 г. завершатся внутригосударственные процедуры по запуску механизма такой сертификации для поставок в Японию и Китай.

«В целом перед отраслью стоят две большие задачи: это увеличение экспорта продукцией с высокой добавленной стоимостью и обеспечение широким ассортиментом качественной отечественной рыбой российского потребителя. Для решения этих задач Минсельхозом и Росрыболовством уже разработаны и проходят согласования соответствующие комплексы мер», - подытожил Илья Шестаков.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 16 апреля 2014 > № 1053370 Илья Шестаков


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 апреля 2014 > № 1053020 Аркадий Дворкович

Совещание с вице-премьерами.

Повестка: о субсидировании авиаперевозок из Сибирского федерального округа в европейскую часть России, о сотрудничестве с КНР.

Стенограмма:

Д.Медведев: Несколько слов о текущих делах. Хотел бы отметить, что я подписал постановление в рамках программы «Развитие транспортной системы».

Мы расширяем перечень субсидирования авиационных перевозок. Теперь этот перечень пополняется ещё одним городом – это Иркутск. Постановлением субсидии выделяются на несколько маршрутов: Иркутск – Сочи – Иркутск и Иркутск – Петербург – Иркутск.

Такие меры государственной поддержки авиационных перевозок, безусловно, сделают более доступными для пассажиров рейсы из Сибирского федерального округа в европейскую часть страны. Конечно, это особенно актуально в преддверии отпускного сезона.

Кстати, отмечаю также необходимость ускорить работу по подготовке постановления о перевозках в Крым, по субсидированию перевозок в Крым. Я такое поручение давал на заседании Правительства, которое состоялось в Симферополе. Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), там идёт работа?

А.Дворкович: Да, все расчёты сделаны. Уже в рамках существующей программы по нескольким маршрутам перевозки возможны с субсидиями, то есть компании уже могут предъявлять это к возмещению. По другим маршрутам готовится постановление. С Минфином отработан вопрос выделения финансовых средств на эту тему, рассчитываем, что к отпускному сезону уже всё заработает.

Д.Медведев: Нужно сделать это раньше, просто чтобы люди могли планировать свои отпуска, чтобы могли заранее билеты заказывать, это нужно делать параллельно, кстати, вместе с той работой, которая ведётся и нашими перевозчиками для подготовки соответствующей транспортной деятельности.

И, Аркадий Владимирович, вы были у наших соседей, в Китайской Народной Республике. Очевидно, что сотрудничество и с Китаем, и с Азиатско-Тихоокеанским регионом для нас один из ключевых приоритетов.

Особенно хотел бы отметить, что укрепление восточного вектора – это не дань каким-то сиюминутным соображениям, не ответ на какие-то меры, санкции или какие-то другие действия. Это просто необходимость времени, это выгодно для нашей страны, просто выгодно.

Хорошо продуманный курс на выстраивание стратегического партнёрства в Азиатско-Тихоокеанском регионе должен принести нам весьма внушительнее дивиденды, выгоды. Именно этот регион сейчас наиболее активно растёт, и, по всей вероятности, этот рост продолжится в ближайшей перспективе. Мы должны это подсчитывать, выстраивать, когда мы определяем наш внешнеполитический, внешнеэкономический курс на ближайшие годы.

Кроме того, конечно, взаимодействие с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона очень важно, для того чтобы ускорить социально-экономическое развитие нашего Дальнего Востока, потому что все основные транспортные магистрали туда ведут из наших городов и регионов Дальнего Востока. Масса проектов обсуждается, часть из них уже реализуется.

Я знаю, что вы проводили переговоры с вашими коллегами, проводили встречу сопредседателей межправкомиссии по энергетическому сотрудничеству. На этой неделе Дмитрий Олегович (Рогозин) тоже будет проводить межправительственную комиссию уже по своему направлению, в пятницу, то есть у нас выстраивается линия на активизацию сотрудничества. И вы посетили форум в Боао, я на нём выступал, это действительно такой (не знаю, правильно ли это говорить) «азиатский Давос», во всяком случае это крупный экономический форум. Было там что-то интересное? Скажите нам.

А.Дворкович: Да, в первой части поездки мы с моим коллегой провели заседание российско-китайской комиссии по энергетическому сотрудничеству. У нас уже широкое сотрудничество, кооперация по всем направлениям – от нефти и газа до электроэнергии, угля и атомной энергетики, но потенциал в разы больше, и мы по ряду направлений договорились об использовании такого потенциала. В частности, речь идёт о нефти и нефтепереработке. Решения основные приняты, но есть желание и у китайских партнёров, и у нас увеличить объёмы сотрудничества. Коллеги пошли нам навстречу по некоторым направлениям, в том числе по структуре финансирования соответствующих проектов. Мы свои обязательства будем также выполнять в полном объёме.

По газу переговоры завершаются, и есть общее намерение закончить эту работу до визита Президента России в Китай в мае текущего года.

По электроэнергетике и углю есть возможность трёх-, четырёхкратного увеличения поставок, и понятно, что для этого нужно сделать. Сейчас идёт обоснование проектов, в которые мы могли бы совместно вложиться.

По атомной энергетике Дмитрий Олегович (Рогозин) эти консультации продолжит, у нас там уже есть текущий проект, но есть вопросы, которые предстоит ещё решить.

При этом мы также договорились о том, что посмотрим на новые проекты, в том числе в наших новых регионах, и китайские коллеги, которые занимаются альтернативными видами энергии, с интересом смотрят на участие в этих проектах в Республике Крым.

Что касается форума в Боао, он был в этом году также достаточно масштабный, как и в прошлые годы. Было семь руководителей правительств разных стран, причём не только Азии, но и Африки – на форуме был премьер Намибии. Премьер Ли (Кэцян) сказал о том, что Китай подтверждает свою позицию о необходимости продолжения и расширения всеобъемлющего стратегического партнёрства и взаимодействия с Россией. Более того, коллеги говорят о том, что они готовы расширять это сотрудничество.

Я переговорил также со всеми остальными премьерами. В каждой стране у нас есть хороший потенциал: Вьетнам, Лаос, это уже упоминавшаяся Намибия, Пакистан, Корея. Мы договорились в рамках межправкомиссии и по линии соответствующих министерств эти консультации продолжить.

Кроме того, отмечу, что Хайнань, где проходил форум, является быстрорастущим туристическим рынком, они заинтересованы в увеличении количества авиамаршрутов из России и являются, кстати, побратимами Республики Крым, а Ялта – побратим города Санья, столицы Хайнаня, и по этой линии у них тоже есть интересные идеи. Так что будем с ними работать дальше.

Д.Медведев: Хорошо. Спасибо. Я думаю, что это столь важная тема, что просил бы Сергея Эдуардовича (Приходько) запланировать моё отдельное совещание с членами Правительства, может быть, с приглашением представителей бизнеса, по вопросам сотрудничества с Азиатско-Тихоокеанским регионом.

И ещё одна информация. Мы с вами сейчас поговорим в таком узком составе среди руководства Правительства, потом перейдём на другое совещание. Имею в виду, что на следующей неделе будет отчёт Правительства в Государственной Думе. Это важнейшее ключевое мероприятие для Правительства, имею в виду его конституционную обязанность – ежегодно отчитываться перед парламентом, перед Государственной Думой. Это та процедура, в ходе которой высшая исполнительная власть даёт отчёт по социально-экономическому развитию страны, говорит и о перспективах, и о возможностях, и, естественно, о трудностях, которые всегда существуют. Поэтому нужно хорошо подготовиться, тем более что такого рода мероприятия весьма показательны с точки зрения необходимости более открытой работы органов исполнительной власти и вообще власти в целом.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 апреля 2014 > № 1053020 Аркадий Дворкович


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 апреля 2014 > № 1053020 Аркадий Дворкович

Совещание с вице-премьерами.

Повестка: о субсидировании авиаперевозок из Сибирского федерального округа в европейскую часть России, о сотрудничестве с КНР.

Стенограмма:

Д.Медведев: Несколько слов о текущих делах. Хотел бы отметить, что я подписал постановление в рамках программы «Развитие транспортной системы».

Мы расширяем перечень субсидирования авиационных перевозок. Теперь этот перечень пополняется ещё одним городом – это Иркутск. Постановлением субсидии выделяются на несколько маршрутов: Иркутск – Сочи – Иркутск и Иркутск – Петербург – Иркутск.

Такие меры государственной поддержки авиационных перевозок, безусловно, сделают более доступными для пассажиров рейсы из Сибирского федерального округа в европейскую часть страны. Конечно, это особенно актуально в преддверии отпускного сезона.

Кстати, отмечаю также необходимость ускорить работу по подготовке постановления о перевозках в Крым, по субсидированию перевозок в Крым. Я такое поручение давал на заседании Правительства, которое состоялось в Симферополе. Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), там идёт работа?

А.Дворкович: Да, все расчёты сделаны. Уже в рамках существующей программы по нескольким маршрутам перевозки возможны с субсидиями, то есть компании уже могут предъявлять это к возмещению. По другим маршрутам готовится постановление. С Минфином отработан вопрос выделения финансовых средств на эту тему, рассчитываем, что к отпускному сезону уже всё заработает.

Д.Медведев: Нужно сделать это раньше, просто чтобы люди могли планировать свои отпуска, чтобы могли заранее билеты заказывать, это нужно делать параллельно, кстати, вместе с той работой, которая ведётся и нашими перевозчиками для подготовки соответствующей транспортной деятельности.

И, Аркадий Владимирович, вы были у наших соседей, в Китайской Народной Республике. Очевидно, что сотрудничество и с Китаем, и с Азиатско-Тихоокеанским регионом для нас один из ключевых приоритетов.

Особенно хотел бы отметить, что укрепление восточного вектора – это не дань каким-то сиюминутным соображениям, не ответ на какие-то меры, санкции или какие-то другие действия. Это просто необходимость времени, это выгодно для нашей страны, просто выгодно.

Хорошо продуманный курс на выстраивание стратегического партнёрства в Азиатско-Тихоокеанском регионе должен принести нам весьма внушительнее дивиденды, выгоды. Именно этот регион сейчас наиболее активно растёт, и, по всей вероятности, этот рост продолжится в ближайшей перспективе. Мы должны это подсчитывать, выстраивать, когда мы определяем наш внешнеполитический, внешнеэкономический курс на ближайшие годы.

Кроме того, конечно, взаимодействие с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона очень важно, для того чтобы ускорить социально-экономическое развитие нашего Дальнего Востока, потому что все основные транспортные магистрали туда ведут из наших городов и регионов Дальнего Востока. Масса проектов обсуждается, часть из них уже реализуется.

Я знаю, что вы проводили переговоры с вашими коллегами, проводили встречу сопредседателей межправкомиссии по энергетическому сотрудничеству. На этой неделе Дмитрий Олегович (Рогозин) тоже будет проводить межправительственную комиссию уже по своему направлению, в пятницу, то есть у нас выстраивается линия на активизацию сотрудничества. И вы посетили форум в Боао, я на нём выступал, это действительно такой (не знаю, правильно ли это говорить) «азиатский Давос», во всяком случае это крупный экономический форум. Было там что-то интересное? Скажите нам.

А.Дворкович: Да, в первой части поездки мы с моим коллегой провели заседание российско-китайской комиссии по энергетическому сотрудничеству. У нас уже широкое сотрудничество, кооперация по всем направлениям – от нефти и газа до электроэнергии, угля и атомной энергетики, но потенциал в разы больше, и мы по ряду направлений договорились об использовании такого потенциала. В частности, речь идёт о нефти и нефтепереработке. Решения основные приняты, но есть желание и у китайских партнёров, и у нас увеличить объёмы сотрудничества. Коллеги пошли нам навстречу по некоторым направлениям, в том числе по структуре финансирования соответствующих проектов. Мы свои обязательства будем также выполнять в полном объёме.

По газу переговоры завершаются, и есть общее намерение закончить эту работу до визита Президента России в Китай в мае текущего года.

По электроэнергетике и углю есть возможность трёх-, четырёхкратного увеличения поставок, и понятно, что для этого нужно сделать. Сейчас идёт обоснование проектов, в которые мы могли бы совместно вложиться.

По атомной энергетике Дмитрий Олегович (Рогозин) эти консультации продолжит, у нас там уже есть текущий проект, но есть вопросы, которые предстоит ещё решить.

При этом мы также договорились о том, что посмотрим на новые проекты, в том числе в наших новых регионах, и китайские коллеги, которые занимаются альтернативными видами энергии, с интересом смотрят на участие в этих проектах в Республике Крым.

Что касается форума в Боао, он был в этом году также достаточно масштабный, как и в прошлые годы. Было семь руководителей правительств разных стран, причём не только Азии, но и Африки – на форуме был премьер Намибии. Премьер Ли (Кэцян) сказал о том, что Китай подтверждает свою позицию о необходимости продолжения и расширения всеобъемлющего стратегического партнёрства и взаимодействия с Россией. Более того, коллеги говорят о том, что они готовы расширять это сотрудничество.

Я переговорил также со всеми остальными премьерами. В каждой стране у нас есть хороший потенциал: Вьетнам, Лаос, это уже упоминавшаяся Намибия, Пакистан, Корея. Мы договорились в рамках межправкомиссии и по линии соответствующих министерств эти консультации продолжить.

Кроме того, отмечу, что Хайнань, где проходил форум, является быстрорастущим туристическим рынком, они заинтересованы в увеличении количества авиамаршрутов из России и являются, кстати, побратимами Республики Крым, а Ялта – побратим города Санья, столицы Хайнаня, и по этой линии у них тоже есть интересные идеи. Так что будем с ними работать дальше.

Д.Медведев: Хорошо. Спасибо. Я думаю, что это столь важная тема, что просил бы Сергея Эдуардовича (Приходько) запланировать моё отдельное совещание с членами Правительства, может быть, с приглашением представителей бизнеса, по вопросам сотрудничества с Азиатско-Тихоокеанским регионом.

И ещё одна информация. Мы с вами сейчас поговорим в таком узком составе среди руководства Правительства, потом перейдём на другое совещание. Имею в виду, что на следующей неделе будет отчёт Правительства в Государственной Думе. Это важнейшее ключевое мероприятие для Правительства, имею в виду его конституционную обязанность – ежегодно отчитываться перед парламентом, перед Государственной Думой. Это та процедура, в ходе которой высшая исполнительная власть даёт отчёт по социально-экономическому развитию страны, говорит и о перспективах, и о возможностях, и, естественно, о трудностях, которые всегда существуют. Поэтому нужно хорошо подготовиться, тем более что такого рода мероприятия весьма показательны с точки зрения необходимости более открытой работы органов исполнительной власти и вообще власти в целом.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 апреля 2014 > № 1053020 Аркадий Дворкович


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 апреля 2014 > № 1051772 Владимир Нагорный

Соседом рыбного кластера может стать ядерный могильник.

Создание ядерного могильника в Приморье объемом на 40 тыс. кубометров противоречит действиям властей по повышению инвестиционной привлекательности края и стремлению развивать аквакультуру, считает глава регионального профсоюза рыбаков Владимир Нагорный.

Намерение Росатома начать строительство в Ханкайском районе Приморского края в бухте Сысоева центра по переработке радиоактивных отходов вызвало резонанс в среде экологов и рыбаков. В Приморской краевой организации профсоюза работников рыбного хозяйства считают, что реализация этого проекта неизбежно негативно скажется на инвестиционной привлекательности региона. Как сообщил Fishnews председатель профсоюза Владимир Нагорный, планы Росатома по организации ядерного могильника в бухте Сысоева объемом в 40 тыс. кубометров вызывают недоумение, поскольку потенциально опасный объект будет расположен всего в 40 км от Владивостока. «В последние годы мы наблюдаем, как власти пытается улучшать имидж Приморья и его столицы на международном уровне, – анализирует руководитель профсоюзной организации. – В крае хотят реализовывать множество масштабных проектов, например рыбохозяйственный кластер, но как же это сочетается с намерением устроить в Приморье ядерный полигон?»

По словам Владимира Нагорного, высокопоставленные представители Ростатома уже делали заявления в СМИ о своих планах модернизировать ныне работающий в бухте Сысоева центр переработки ядерных отходов, увеличить объемы хранения примерно в 16 раз (с 2,5 тыс. до 40 тыс. кубометров) и везде давалась аргументация о целесообразности строительства могильника. Чиновники указывали на необходимость переработки и кондиционирования радиоактивных отходов, оставшихся после утилизации подводных лодок, ядерных установок, атомных реакторов и т.д. Аналогичные тезисы звучали и в ответах на официальные обращения профсоюзной организации в органы государственной власти и госкорпорацию «Ростатом».

Как подчеркивает Владимир Нагорный, ни он сам, ни профсоюз не спорят с важностью работы по избавлению от ядерного наследия. «Такие центры нужны, у нас действительно накоплено еще со времен СССР немало требующих переработки материалов, и создавать места для их хранения – это правильное решение. Но создавать их в непосредственной близости от наиболее населенных районов всего федерального округа – это, по меньшей мере, странно». По мнению руководителя профсоюза, нежелание Росатома тратить большие средства на создание нового объекта в удаленном месте, на подведение к нему инфраструктуры, выглядит понятным с точки зрения экономии средств. Однако нежелание разрешать экономить на здоровье является столь же рациональным, отмечают в профсоюзе.

Несмотря на заверения в официальных ответах о готовности властей сотрудничать с населением для придания максимальной безопасности ядерному полигону, руководство рыбацкого профсоюза не переоценивает возможности общественного контроля. Причина этого проста – общественность не в состоянии оценить, насколько качественно выполнена работа и насколько применяемые технологии обеспечивают безопасность функционирования комплекса. Поэтому население может оценивать риски в целом, а они, как считают в профсоюзе, существенные. «Экологическая обстановка в крае напряженная, в регионе наблюдается рост онкозаболеваемости, в 2012 году число впервые зарегистрированных больных превысило 6,7 тыс. человек, – отмечает представитель рыбного хозяйства. – В то же время согласно заявлениям сотрудников Росатома, в ближайшее десятилетие планируется вывести из эксплуатации дальневосточные объекты хранения ядерных отходов и «одарить» этим материалом Приморье». Кроме того, местные рыбаки беспокоятся за безопасность прибрежного промысла и аквакультуры.

В постановлении президиума члены профсоюзной организации обозначали требование к госкорпорации «Ростатом» о перенесении строительства ядерного могильника из бухты Сысоева в менее населенный район.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 апреля 2014 > № 1051772 Владимир Нагорный


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 12 апреля 2014 > № 1050648

Компаниям "Русгидро", "Транснефть" и "Росгеология" предложено подумать о переезде на Дальний Восток, сообщил полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев в программе "Вести в субботу" на телеканале "Россия-1".

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев ранее поручил обсудить возможность переселения штаб-квартир госкомпаний на Дальний Восток. В правительстве считают, что эта мера будет способствовать тому, чтобы регион стал территорией опережающего развития.

"Мы не всегда ставим вопрос взять и переехать. В некоторых случаях, так, например, по отношению к компании "Русгидро" вопрос ставится именно о переезде. Мы разговаривали с компанией "Транснефть", которая реализует здесь проект по расширению ВСТО до 80 миллионов тонн (нефти в год). Мы предложили подумать над переездом компании "Росгеология", — сказал Трутнев.

Полпред отметил, что для переезжающих "придется строить жилье, строить административные здания, это тоже неплохо".

Ранее Трутнев заявлял, что решение о переезде ряда госкомпаний на Дальний Восток не означает, что туда отправится весь центральный аппарат, возможно, будет усилен лишь региональный офис конкретного предприятия.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 12 апреля 2014 > № 1050648


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 10 апреля 2014 > № 1060201 Георгий Мартынов

Порты: вид в профиль

Георгий МАРТЫНОВ, Президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья

Удивительная ситуация сложилась с российскими морскими рыбными портами. С одной стороны, это достаточно эффективный и, не скроем, доходный бизнес. С другой – каждый раз разговоры о развитии рыбной отрасли и наращивании объемов вылова и переработки упираются в отсутствие портовой инфраструктуры. Есть ли возможность сделать порты одновременно профильными и эффективными хозяйствами? Каково их место в структуре рыбного комплекса? О возможностях узкопрофильной работы сегодня, а также исторических и экономических предпосылках, определивших место и цели приморских рыбных портов, о роли государства и задачах бизнеса Fishnews рассказал президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья (АРПП) Георгий Мартынов.

– В последнее время мы очень много говорим о проблемах портовой инфраструктуры. Какова ее роль и что она определяет?

– Портовая инфраструктура в системе рыбного хозяйства и приморские порты в частности имеют стратегическое значение.

Посмотрим на структуру российского вылова. 4,2 млн. тонн вылавливают в России. Дальний Восток достаточно устойчиво добывает порядка 2,8 млн. тонн. И если в других странах – Японии, Корее - выловленная рыба в свежем виде сразу доставляется к местам потребления (географически есть такая возможность), то в России дела обстоят иначе. Повторюсь, вылов дальневосточных рыбаков составляет 66% от общероссийского. Но на территории Дальнего Востока проживает всего 3% населения страны. Основные внутренние рынки потребления находятся за тысячи километров от места вылова. Значит, уловы надо доставлять, переваливать и отправлять. Где? В порту! Это стратегическая задача.

– Кому ее решать?

– И рыбаку, и портовику, и государству, конечно. Не надо забывать о том, что рыбаки осваивают федеральный ресурс. Государство предоставило рыбакам право на добычу. И рыбаки его успешно реализуют. Но, замечу, никто перед ними не ставил задачу, как и куда реализовывать эти уловы. Именно такой государственной задачи нет. Поэтому развитие приморских портов было определено не только историей развития промысла, но и рынками сбыта.

Давайте еще раз обратимся к структуре вылова рыбохозяйственного комплекса: 66% вылова против 3% населения. И рядом сутки, максимум двое суток перехода: Корея – 47 млн. жителей, Япония – 128 млн. жителей, Китай – 1,4 млрд. населения. И все эти страны традиционно потребляют рыбопродукцию. Рыба является для них основным продуктом. В Японии потребление составляет 68-69 кг на душу населения! И замечу, как следствие - там самая высокая продолжительность жизни!

– Получается, что государство, пытаясь переориентировать рыбаков поставлять продукцию на внутренний рынок, в прямом смысле «озадачивает» их?

– Государство пока лишь дает нам понять, что пора работать на внутренний рынок. Однако, повторюсь, четкой задачи до сих пор не стоит. На данный момент Президент ставит задачи скорее перед Правительством. Создать условия по наполнению внутреннего рынка качественной рыбопродукцией, обеспечить прямые поставки качественной отечественной рыбопродукции по ценам производителя в детские учебные и дошкольные учреждения, больницы, российскую армию, систему Министерства внутренних сил и другие госучреждения. По нашим оценкам, это более 700 тыс. тонн рыбопродукции (18-19% от общественного вылова), еще ставится задача - заменить импортную рыбопродукцию на российских прилавках, а это еще около 1 млн. тонн.

Поэтому создание на Дальнем Востоке мощного рыбоперерабатывающего кластера с портовой инфраструктурой, с современными холодильными мощностями и площадками для реализации продукции вписывается в логику развития отрасли.

Если все условия поставленных задач будут соблюдены, рыбаки смогут без ущерба для себя и для отрасли переориентироваться. И сделают это с удовольствием.

– Как обстоят дела с выполнением поручений Президента РФ по строительству кластера на Дальнем Востоке?

– Правительство РФ согласилось с предложением администрации Приморского края и рыбацкой общественности по географическому расположению рыбоперерабатывающего кластера в Приморском крае.

У нас для этого есть все предпосылки: незамерзающие порты, прямой выход на транссибирскую магистраль, развитая энергетика, кадровое обеспечение и другие необходимые условия.

В настоящее время заключен контракт с японским институтом Номура на разработку технического задания по строительству рыбоперерабатывающего комплекса в Приморском крае в рамках организации кластера.

В разработке технического задания принимают участие дальневосточные профильные научные институты ТИНРО-Центр и ДВНИМФ. Для успешной работы создаваемого кластера предстоит большая работа по координации и взаимодействию фактически всех предприятий рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока.

Вместе с тем необходимо помнить, что существующая береговая инфраструктура рыбной отрасли во многом технически устарела, многие железнодорожные станции требуют модернизации, необходимо модернизировать складские рефрижераторные мощности и строить новые.

– А что мешало раньше этим заняться, не было условий?

– Да. И это определила история. После того, как рыбная отрасль перестала быть государственной, такие крупные производственные объединения, как Приморрыбпром, Сахалинрыбпром, Магаданрыбпром, Камчатрыбпром, Дальрыбсбыт и другие, распались. Основной перевозчик рыбопродукции – Востокрыбхолодфлот, в управлении которого находилось более 100 единиц современного крупнотоннажного флота, тоже перестал существовать. Все это развалилось на мелкие компании. В 90-е годы сложилась ситуация, когда отрасль перестала быть нужной. В этом экономическом хаосе нам пришлось искать выход. Ведь флот надо было ремонтировать, его надо было заправлять топливом, хранить рыбопродукцию, куда-то ее продавать, в конце концов, платить людям зарплату. В это время рыбу на российском берегу никто не ждал. Поэтому взгляд был обращен на соседей. И весь рыбопромысловый флот медленно начал перетекать туда. Появились совместные предприятия. Американцы, корейцы, японцы охотно кредитовали российских рыбаков, предлагали им современные холодильные мощности, ремонтировали флот, предоставили снабжение (в то время как в России существовала система взаимозачета). Их рынок принимал практически все. Раньше Дальний Восток добывал 5,5 млн. тонн рыбы, в то время как СССР – 11,8.

Центр развития рыболовства сместился в Азию и Америку. Пусан из небольшой рыбацкой деревушки вырос в огромный мегаполис, в Сиэтле, Анкоридже, Дач-Харборе расположились крабовые центры, и, конечно, японские Вакканай и Отару стали огромными центрами сбыта российской рыбопродукции, в том числе и нелегальной. Но благодаря тому, что весь наш флот ушел туда и развил эти территории, рыбная отрасль была спасена. Мы выжили вопреки той ситуации, которая сложилась здесь, и благодаря нашим соседям по региону.

Впоследствии «подтянулись» и китайцы, которые с помощью своих государственных, подчеркиваю, государственных инвестиций сумели на своей территории сформировать мощную структуру хранения, переработки и реализации российской рыбы.

Все это привело к тому, что наши порты пришли в упадок. Им тоже надо было выживать. А значит, надо было замещать грузооборот. Пошел поток металлолома, леса, угля, вывозимого из нашей страны.

– Попытка создать «условия», упорядочить отрасль была предпринята 10 лет назад, когда в 2004 был принят закон о рыболовстве. Появились правила игры. И туда был заложен заход в порты. Почему это не переломило ситуацию?

– Это было сделано в том числе и для борьбы с браконьерством, и для возрождения наших портов, нашего берега. К сожалению, тогда эта цель не была достигнута. Не хватило политической воли и поддержки. Но сегодня мы к этому возвращаемся.

– Что сегодня представляют наши порты?

– Это три основных порта: Владивостокский морской рыбный порт, Находкинский рыбный порт и порт в бухте Троицы. К ним подключились (и это положительная тенденция, потому как говорит о постепенном замещении грузооборота, переходе на рыбу) ОАО «Далькомхолод» (холодильник на 25 тыс. тонн) и ряд других небольших холодильников на базе ДМП и других бывших крупных предприятий.

В советские времена Владивосток и Находка переваливали в год до трех миллионов тонн рыбы. Это при условии ритмичной отгрузки и отправки. И, подчеркну, именно для этого и строились порты. Для того чтобы перегружать продукцию и отправлять в центральные регионы. А не хранить! Если условие ритмичной поставки и отправки соблюсти, то имеющихся портовых и холодильных мощностей для оперативной работы нам вполне достаточно. Однако сегодня поменялась организационно-правовая форма железной дороги, появилось много небольших собственников подвижного железнодорожного рефрижераторного состава, но главное – столько современная Россия не готова съесть. Мы же говорим о цифрах перевалки и добычи в советское время, когда весь объем доставляемой в порт рыбы был уже расписан и без задержки отправлялся потребителю! Т.е. пропускная способность существует. Но транспорт и холодильные мощности в современных условиях не предназначены для долговременного хранения и перевозки всего выловленного объема. Сегодня нужны склады, где можно недорого и долго хранить рыбопродукцию. Особенно в период основных промысловых путин. Поэтому сейчас рыбопромышленники вынуждены закладывать свой товар в портовые холодильники, которые для этого совершенно не предназначены.

– Кто больше заинтересован в решении этой задачи?

– Порт вряд ли заинтересован в этом, потому что на хранении рыбы много денег не заработаешь. Порт зарабатывает на стивидорных работах. Поэтому, думаю, в этом заинтересованы рыбаки, в том числе Камчатки и Сахалина.

Было бы возможно построить за территориями портов в Приморье холодильники для долговременного хранения на 500-600 тыс. тонн. Оттуда организовывать отгрузку для внутреннего рынка контейнерами, партиями. Это было бы, пожалуй, даже эффективней и удобней, чем отправлять рыбопродукцию железнодорожными рефсекциями. Можно построить небольшие холодильники по Транссибирской магистрали – в узловых центрах, откуда эта продукция будет дальше расходиться по России.

Итак. У нас есть основные порты, где общая емкость холодильников – 90 тыс. тонн. Это немного. В Пусане, к примеру, около 2 млн. тонн. Но наши склады, еще раз подчеркну, рассчитаны на оперативную работу. Нам не хватает складов длительного хранения. Это надо делать. И необязательно в портовых зонах.

Причальные стенки? Есть. Железная дорога? Тоже есть.

– Что же тогда сдерживает развитие и где в этом роль государства?

– Все причальные стенки, в том числе и в рыбных портах, принадлежат государству. Полномочия по оперативному управлению хозяйством находятся у федерального унитарного предприятия «Нацрыбресурсы». Оно и должно заключать договоры на аренду причальных сооружений. Сегодня у нас из 16 субъектов хозяйствования в Приморском крае, в структуре которых есть причальные сооружения, ровно половина судятся с «Нацрыбресурсами» - по заключению договоров. Мы занимаемся этой проблемой два года. Но она не сдвигается с мертвой точки. У многих уже закончились договоры. Например, «Востоктрансервис», у которого из-за этого холодильник простаивает, портовая деятельность заморожена даже в дефицит мощностей во время путины. Владивостокский морской рыбный порт: договор также закончился. В Находке судятся. Причины разные: то необоснованно завышенные ставки на аренду причальных сооружений, то просто необъяснимое затягивание подписания договоров аренды.

Мы уже обратились по поводу этой проблемы к новому руководству рыбной отрасли. И нашли понимание. Мы предложили следующее: первое – профильность (рыбные грузы), второе – долгосрочность аренды (до 49 лет), третье – понятная тарифная политика сдачи в аренду. Были услышаны и поддержаны. В этом случае бизнес готов взять на себя обязательства по ремонту и поддержанию в надлежащем исправном состоянии объектов аренды. Более того, портовики не возражают, если будут сформированы предложения по строительству и реконструкции холодильников, то есть если в эти договоры будут заложены какие-то инфраструктурные условия.

На последнем совещании у министра сельского хозяйства Николая Федорова и заместителя министра – руководителя Федерального агентства по рыболовству Ильи Шестакова, с участием представителей рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока, которое проходило 18 марта этого года во Владивостоке, Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья предложила включить в протокол совещания пункт по эффективному использованию государственных гидротехнических сооружений в рыбных портовых терминалах, предложения получили поддержку.

Сейчас первостепенная задача – заключить договоры аренды. Принципиально важно, чтобы их срок был больше, чем на 15 лет. Срок аренды должен быть кратен тем задачам, которые государство поставит по развитию берега. Портовики к этому готовы.

– То есть непосредственно развитие портов - это задача бизнеса?

– Безусловно. Потому что обработка судов с рыбопродукцией с точки зрения экономики – это бизнес. Выгодный бизнес. Это, конечно, не означает, что порты совсем должны отказаться от другой номенклатуры грузов. Это условие нормальной работы рыбных портов. Рыбопродукция просто должна быть обязательным элементом структуры грузооборота.

Однако для того, чтобы порты заработали на полную силу, нужна привлекательность поставок продукции на внутренний рынок. Это уже задача государства.

Сегодня через приморские порты уходит порядка 600 тыс. тонн. К существующему грузопотоку вполне можно организовать еще 500-700 тыс. тонн поставок. Для государственных нужд. Вот это и есть потенциал для развития приморских портов и отрасли в целом.

– А при текущих условиях выгодно ли развиваться и выполнять задачи государства?

– При текущих условиях можно ограничиться строительством холодильников длительного хранения объемом порядка 100-150 тыс. тонн. Но они будут очень долго окупаться. И такие холодильники могут построить сами рыбаки.

Однако если учитывать задачу по импортозамещению, то это еще порядка миллиона тонн. Плюс рост рынка аквакультуры. Все это общегосударственные задачи. В конце концов, Всемирная организация здравоохранения считает, что увеличение среднедушевого потребления рыбопродукции напрямую способствует увеличению продолжительности жизни. Без развития портов эти задачи не решить.

Между тем есть еще проблемы, которые тесно связаны с последующим развитием портов, отрасли в целом. Это старение и списание рефрижераторных железнодорожных секций и рефрижераторных контейнеров для перевозки рыбопродукции, транспортно-рефрижераторного флота, рефрижераторного оборудования в портах и местах реализации рыбопродукции, что в свою очередь отражается на сохранности и качестве рыбопродукции, ее безопасности для потребителей. Особую тревогу вызывает состояние транспортно-рефрижераторного флота. Действующий флот устарел, пополнение из новостроя нет, а большинство операторов существующих судов находится за рубежом. Эти проблемы надо решать комплексно с теми, о которых мы говорили. Добыча, переработка, упаковка, транспортировка, перевалка, доставка до потребителя – все это звенья одной цепи, и они должны быть равноценны и одинаково сильны. Если «выпадает», «хромает» хоть одно звено, говорить о полноценном и эффективном развитии отрасли и выполнении государственных задач нельзя. Мы готовы брать на себя обязательства, в том числе и финансовые, но мы ждем понятных и выгодных условий, создать которые должно государство.

Ксения ПИСАРЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 10 апреля 2014 > № 1060201 Георгий Мартынов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 апреля 2014 > № 1048620 Сергей Павленко

Яйцо в ларце: почему развивать Кавказ проще, чем Дальний Восток

Сергей Павленко

экономист, в 2004-2012 руководитель Росфиннадзора

Планы развития восточных окраин России далеки от реальных условий жизни там, а грандиозный проект развития региона обойдется гораздо дороже аналогичной программы на Кавказе

В последнее время в Москве стало модным прирастать не только Сибирью, но и Дальним Востоком. Якобы именно там то самое яйцо в ларце — будущее благосостояние России. Похоже, предполагается начать грандиозный национальный проект развития, не закончив предыдущего — проекта развития Северного Кавказа. Но Дальний Восток — это даже не второй Кавказ. Это обойдется дороже. Да, дальневосточники не танцуют на Манежной — у них нет национальных танцев. На этом отличия заканчиваются.

Сейчас собственно Дальний Восток, то есть то, что расположено к востоку от Байкала, является классической транзитной зоной. Добываемые в Сибири полезные ископаемые, а также уральская и сибирская металлопродукция провозятся по Транссибу, грузятся в дальневосточных портах и перевозятся местными пароходствами потребителям в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

РЖД является самым крупным работодателем и налогоплательщиком Дальнего Востока. Если добавить порты и пароходства — вот, собственно, и почти все легальное производство.

Экономика Северного Кавказа диверсифицирована гораздо больше.

Дотации из бюджета, направляемые на Дальний Восток, уже сейчас превосходят дотации для Северного Кавказа. Стимулирование развития заведомо увеличит денежные потоки. Но на что пойдут эти средства?

Да, есть проект создания металлургического кластера в Амурской области. Проект базируется на двух допущениях — что электроэнергия новых ГЭС (которые еще надо построить) будет дешевой и что Китай по-прежнему будет предъявлять растущий спрос на металл. И то и другое неочевидно, но планы строительства ГЭС вступили в стадию реализации, как и планы строительства второго БАМа. С проектами добычи полезных ископаемых в зоне БАМа та же история — они, скорее всего, не будут рентабельны при замедлении роста в Китае.

Что касается Кавказа, то ориентация на развитие там туризма — ошибка. А вот инвестиции в развитие агропромышленного сектора и инфраструктуры хранения и транспортировки могут дать быстрые и значимые результаты. Как минимум за счет импортозамещения.

Любые планы развития Дальнего Востока (хоть через инфраструктуру, хоть через развитие местного мелкого и среднего бизнеса) упираются в отсутствие резервов местной рабочей силы. За пределами двух с половиной крупных городов и нескольких узловых станций немногочисленное население живет охотой, рыбалкой, собирательством и получением пенсий.

Новые проекты потребуют импорта в регион рабочей силы, которая заведомо будет сильно отличаться от местных жителей.

На Кавказе рабочие руки пока в избытке, а в случае успеха можно рассчитывать на возвращение мигрантов.

Теперь о нелегальном. В этом смысле Дальний Восток — регион с развитой экономикой, базирующейся на нелегальном экспорте леса и рыбы (были еще японские подержанные машины, но с ними, в общем, покончили). Контролирующие эти сектора группы как-то язык не поворачивается назвать преступными — настолько органично они интегрируют все значимые элиты региона. Отстаивание контроля над этими секторами до недавнего времени было смыслом активности местных элит. Вряд ли они готовы отказаться от него даже в обмен на федеральные деньги — поскольку увидели на примере Владивостока, что вслед за деньгами появляются и «федеральные игроки». Конечно, самым простым проектом развития была бы легализация теневого сектора. Но не очевидно, что она может произойти быстро и без сопротивления — ведь в этом случае элиминируются теневые доходы местных силовиков и таможенников.

Что касается элит Северного Кавказа, то они-то готовы к легализации теневой экономики — в отличие от Дальнего Востока на Кавказе соотношение прибыли и рисков таково, что позволяет обсуждать такой сценарий. Но самое главное, не только элиты, но и общество там понимает, что нужно менять практически все. Может быть, они не в полной мере готовы к переменам, но они хотят их.

На Дальнем Востоке консенсус заключается в том, что Москва должна дать побольше денег и не лезть в местные дела. Любая попытка контроля со стороны центра за расходованием средств встретит яростное сопротивление. И поэтому максимум, на что можно рассчитывать, — на нечто вроде «количественного расширения совокупных бюджетов локальных элит», а в результате что вырастет, то и вырастет.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 апреля 2014 > № 1048620 Сергей Павленко


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 2 апреля 2014 > № 1042731 Сергей Саксин

Рыбаки поддержат реальный кластер

Сергей САКСИН, Председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота

Преображенская база тралового флота готова участвовать в создании рыбопромышленного кластера в Приморье вне зависимости от его ориентированности на внешний или внутренний рынок. Однако это произойдет, только когда компания удостоверится в реализуемости проекта, считает председатель совета директоров ОАО «ПБТФ» Сергей Саксин.

Большинство региональных рыбопромышленных компаний разделяют точку зрения о целесообразности создания кластера в Приморье, поскольку строительство новых холодильных и перерабатывающих мощностей, а также развитой портовой переработки позволит им получать преимущества вне зависимости от того, на какой рынок будет поставляться их продукция.

Как сообщил Fishnews председатель совета директоров Преображенской базы тралового флота Сергей Саксин, компания одобряет идею создания современного рыбопромышленного комплекса на территории Приморского края и готова поддержать любое инвестирование в рыбную отрасль, вне зависимости от того, кто его делает.

«Надо признать то, что на Дальнем Востоке и в России в целом инфраструктура рыбной переработки носит локальный, разбросанный, несистематизированный характер, – говорит руководитель ПБТФ. – Поэтому любое повторение корейского или китайского опыта может только приветствоваться».

Единственным непременным условием глава дальневосточного предприятия называет строгий контроль за всеми этапами реализации проекта. Однако зачастую контроль превращается в способ получения нелегального вознаграждения со стороны проверяющих органов, констатирует представитель рыбацкого бизнеса. По его мнению, если на территории данного рыбохозяйственного комплекса этого удастся избежать, тогда с высокой долей вероятности проект может быть полноценно реализован. «Но каким образом этого можно добиться, как это будет делать краевая администрация как зачинатель проекта, сказать трудно, – отмечает собеседник Fishnews. – Однако если этого не делать, кластер просто превратится в красивые потемкинские деревни, которые никогда не будет использоваться или будут использоваться минимально».

Тем не менее преимущества, которые могли бы получить дальневосточное рыбное хозяйство и сам регион от реализации проекта, достаточно очевидны. «Местная рыбная промышленность получит современный комплекс, который мы постоянно видим за границей, – анализирует Сергей Саксин. – Мы получим современные рыбоперерабатывающие мощности, что позволит нам получать дополнительную добавочную стоимость». Кроме того, кластер мог бы помочь решать проблемы с логистикой и хранением, а также с занятостью населения. В то же время бизнесмен отмечает, что полностью объяснить, какие задачи сможет решить кластер, пока не получается, поскольку никто не может точно сказать, на что комплекс будет ориентирован.

«Пока не прозвучало ответов на вопросы – будет ли этот кластер создан для насыщения внутреннего рынка доступной по цене рыбой или же для вывода на внешний продукции с глубокой переработкой? – обращает внимание глава Преображенской базы тралового флота. – И хотя наша компания, да и наверно многие рыбаки, заинтересованы в любом из них, хотелось бы, чтобы у проектантов было понимание некоторых серьезных фактов».

Сейчас, равно как и в ближайшие годы, ни Приморье, ни Россия не смогут конкурировать с китайской рыбопереработкой, считает руководитель компании. Во-первых, потому что объемы переработки могут не покрывать расходы с учетом высокой стоимости энергоресурсов. Во-вторых, рабочая сила в Приморье ограничена по численности и недешева. «Если мы говорим о масштабном производстве, то я боюсь, что мы не найдем столько специалистов, которых сможем задействовать», - обращает внимание руководитель дальневосточного предприятия.

По мнению Сергея Саксина, эти факторы заставляют создателей кластера отдавать себе отчет в том, для каких целей служит каждый из этапов постройки.

«У Преображенской базы тралового флота есть желание выступить одним из спонсоров проекта, но это будет в том случае, когда мы будем уверены, что это не просто идея, а реальный проект, в котором мы сможем получать прибыль, – подчеркивает собеседник. – Просто участвовать в популистском проекте, не связанном с экономикой, мы не будем, потому что основная наша цель как коммерческой компании – это получение прибыли».

О реализации проекта можно будет говорить, когда будут построены холодильники для рыбопродукции, большой порт с множеством причалов, железная дорога, места для перевалки продукции, производственные цеха. Создание такого комплекса обязательно положительно скажется на экономике региона, потому как люди получат постоянную работу, с которой они будут платить налоги, а предприятия смогут сконцентрировать здесь переработку и торговлю, с которых они также могут платить налоги, считает Серей Саксин.

Однако если рост некоторых экономических показателей в рыбном хозяйстве Приморья удастся почувствовать сразу, то срок окупаемости вложенных средств – это вопрос достаточно сложный. На взгляд председателя совета директоров ПБТФ, здесь все снова возвращается к тому, кто и на каких условиях будет заниматься этим проектом. И здесь очень важна роль тех, кто ведет подготовку к строительству, что не менее важно, чем само строительство. «Грамотная подготовка поможет сэкономить средства, что является важным для инвесторов, их вклады и будут определять темпы строительства, – рассуждает руководитель предприятия. – Потому что надо четко понимать, что если мы хотим работать с инвесторами, то все они будут настроены на получение прибыли».

Но тут вырисовывается проблема – инвестирование в отрасль, которую постоянно «лихорадит», может многим показаться чересчур рискованной затеей. Постоянная смена приоритетов, постоянные разбирательства с федеральными службами, несовершенство законодательства и своеобразная трактовка его и поручений глав государства различными надзорными ведомствами точно не прибавляет привлекательности отрасли, подмечает Сергей Саксин. Сейчас рыбаки имеют дело с очень многими глупостями, в которых недобросовестные чиновники превращают, казалось бы, правильные идеи. «Представители отрасли с некоторыми опасениями смотрят на государственные проекты, потому что знают, что неквалифицированные чиновники своими действиями способны свести на нет положительный замысел, - указывает на тенденцию собеседник Fishnews. - А когда мы на это укажем, нас будут обвинять в том, что мы боремся против развития и поручений руководства страны».

Пока же в ПБТФ рассчитывают на то, что люди, взявшиеся за разработку концепции кластера, являются профессионалами в этой области. Оправдаются ли их ожидания – станет известно уже в апреле, когда состоится презентация результатов первого цикла работ. «Если проект будет «липовым» то это будет видно сразу, и никто не захочет в него инвестировать, – отмечает руководитель Преображенской базы тралового флота. – Мы намерены принять участие в обсуждении проекта, и надеемся, что наши замечания будут услышаны».

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 2 апреля 2014 > № 1042731 Сергей Саксин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 марта 2014 > № 1040276 Юрий Светликов

Прибыль вкладываем в развитие производства

Юрий СВЕТЛИКОВ, Генеральный директор ЗАО «Гидрострой»

Президентом и Правительством РФ взят курс на развитие отечественной рыбопереработки. Пока идет дискуссия об экономических стимулах, кластерах, возможностях и сдерживающих факторах, в Сахалинской области, в селе Озерском Корсаковского района уже приступил к работе самый современный в регионе рыбоперерабатывающий завод по производству рыбных консервов. Переработка – глубже некуда. Рыбколхоз имени Кирова, входящий в структуру «Гидростроя», будет выпускать 20 млн. условных банок консервов в год. На вопросы Fishnews, касающиеся нового предприятия, ответил генеральный директор ЗАО «Гидрострой» Юрий Светликов.

– Юрий Николаевич, с чего все началось, как появилась идея закладки завода и что стало стимулом для его создания?

– К созданию консервного производства в селе Озерском нас подтолкнула сама жизнь, потому что работа на приобретенном нами предприятии – колхозе имени Кирова – ранее носила сезонный характер. Производство функционировало только в период лососевой путины. Но рабочие места должны быть постоянными, и коллектив должен быть занят круглогодично. Мы пробовали заниматься производством пресервов, но это оказалось недостаточно эффективным с экономической точки зрения. В конечном итоге мы пришли к мнению, что необходимо возродить существовавшее когда-то на этом предприятии консервное производство. От появления этой идеи до открытия завода прошло три года.

Дело в том, что весь предыдущий опыт работы «Гидростроя» свидетельствовал о нашем умении эффективно заниматься рыбодобычей и первичной переработкой рыбы – заморозкой. Для нас производство консервов – новое направление, однако новые направления тоже необходимо осваивать, поэтому мы занялись разработкой проекта, насытили его импортным оборудованием, связались с немецкими фирмами, которые нам в этом деле помогли. В результате нам удалось возродить консервное производство, которое, на наш взгляд, уже начинает набирать обороты и выдавать неплохую продукцию.

– Но консервное производство достаточно энергоемкое, а тарифы в регионе немаленькие. Кроме того, поблизости нет жестянобаночного завода, и производство консервов в области сокращалось в том числе и по этим причинам.

– Как раз в связи с тем, что консервное производство сокращалось и одни игроки с этого рынка уходили, другие смогли занять их место и наладить производство.

Нас не испугало отсутствие жестянобаночного производства на Сахалине. Это, конечно, сказывается на себестоимости выпускаемой продукции, но даже с учетом транспортных издержек она находится в пределах разумного.

– Откуда завозите банки?

– Пока используем импортные – американские, – но в эту путину мы намерены попробовать банку отечественного производства, изготовленную в Приморском крае. Также подобные банки выпускаются в Республике Корея. В конечном счете выбор производителя будет нами определен исходя из экономической целесообразности.

Что касается энергоемкости производства, то этого никак не избежать, поскольку в консервном производстве на выработку пара необходимы большие затраты. Но все-таки мы надеемся, что со временем пар будет обходиться нам дешевле за счет того, что на Сахалине развивается газовая промышленность и у нас появится возможность построить современную котельную на газовом топливе. Она будет более экономична, чем имеющаяся сейчас и работающая на дизельном топливе. Дизельное топливо с каждым днем дорожает, это просто очень большие деньги «на ветер» – на пар.

– Создание нового производства – это всегда вопрос денег. Как сообщалось, стоимость этого проекта, реализованного на условиях государственно-частного партнерства, составила 1 млрд. 700 млн. рублей. Означает ли это, что у рыбопромышленников в принципе достаточно средств, чтобы строить перерабатывающие предприятия? И расшифруйте, пожалуйста, что в данном случае подразумевается под государственно-частным партнерством. Дело в том, что к такому успешному предприятию, как «Гидрострой», всегда повышенное внимание и многим хочется знать, какую нагрузку и какие объекты взяло на себя государство, а какую часть работ профинансировал «Гидрострой»?

– Этот проект реализован в рамках государственно-частного партнерства, но нельзя сказать, что он включает в себя только создание консервного завода. Скорее, это целый комплекс, частью которого является консервный завод.

Ведь для того чтобы выпускать рыбные консервы, необходимо сначала рыбу поймать. Однако в районе села Озерского нет ни сайры, ни горбуши в необходимых количествах. Сайра в основном добывается в районе Южных Курил, и у нас есть завод на Шикотане, который позволяет обрабатывать и замораживать сайру. Но для того чтобы этот завод мог обеспечить сырьем Озерское, нужно было увеличивать добычу. Нарастить вылов сайры можно только за счет применения нового флота, более крупного и мощного. Вот для обслуживания такого флота и был задуман глубоководный причал на Шикотане. С соответствующим предложением мы вышли тогда к руководству области - совместными усилиями построить на Шикотане глубоководный причал. А все остальное в этом проекте: строительство холодильника на 5 тыс. тонн в Корсакове и строительство в Озерском консервного производства – это наша задача.

И администрация Сахалинской области на это предложение о партнерстве откликнулась, потому что строительством на Шикотане причала решались важные для острова социальные проблемы. Это выгрузка дизельного топлива для выработки электроэнергии на Шикотане, угля и продуктов для населения. Немаловажное значение имеет и возможность захода японских судов в рамках безвизовых поездок в село Крабозаводское. Таким образом, администрация решала социальные и инфраструктурные проблемы населения острова, а мы – свой вопрос функционирования нормального глубоководного причала, к которому могут подходить суда с большим водоизмещением, позволяющие нам увеличить добычу и обработку сырца на Шикотане. В дальнейшем замороженная сайра доставляется в Корсаков, где мы также построили и ввели в эксплуатацию холодильник на 5 тыс. тонн. Там происходит промежуточное хранение рыбы, откуда она доставляется уже в Озерское.

– То есть строительство консервного завода, холодильника в Корсакове и половины причала на Шикотане осуществлялось на средства «Гидростроя»?

– Да, эти средства были нами заработаны и инвестированы. Вы спрашивали: могут ли позволить себе добывающие компании развивать производство. Отвечаю: конечно, могут. Мы работаем, в конце концов, на извлечение прибыли, а полученную прибыль мы вкладываем в развитие своего производства.

– Предполагается, что завод будет загружен круглогодично, в этом случае хватит ли собственного сырья?

– Да, мы планируем круглогодичную работу, чтобы выйти на заданные объемы. Но в дальнейшем все будет зависеть от нескольких факторов. Во-первых, как будет продвигаться наша продукция на рынке. Если нам удастся добиться высокого качества, то сбыт будет обеспечен. Мы уже выпускаем свою сайру, горбушу, сейчас рассматриваем вопрос выпуска консервированной сельди, а также задумываемся о паштетной группе консервов.

Вся изготавливаемая Озерским консервным заводом продукция выпускается под брендом «Курильский берег». Потому что основной район происхождения сырья для консервов – это Курильские острова.

– Вы уже исследовали рынок сбыта? Где можно будет найти вашу продукцию?

– Мы и сейчас занимаемся исследованием рынка. И хотя не являемся специалистами в части маркетинга, считаем, что эта продукция востребована и она найдет своего покупателя. В данное время наша продукция отгружается в Москву и начинает продаваться на Сахалине.

– Имея свежий опыт создания современного перерабатывающего предприятия, можете поделиться мнением о том, что действительно сдерживает развитие этой подотрасли? Или никаких сдерживающих факторов нет и рыбопереработка успешно развивается самостоятельно?

– Мне сложно говорить об этом в масштабах всей отрасли. Но не зря Президент РФ Владимир Путин неоднократно обращал внимание на такой сдерживающий фактор, как излишние административные барьеры для бизнеса. Почему, к примеру, у нас в стране, в отличие от всего остального мира, существует тотальный лабораторно-ветеринарный контроль? Только представьте себе: что означает весь объем вылова – а это свыше 4 млн. тонн рыбы ежегодно – пропустить через лаборатории, хотя смысла в этой операции нет и никто не может объяснить, зачем это нужно. Все понимают, что океаническая рыба безопасна, этот вопрос не вызывает сомнений ни у ученых, ни у потребителей. Тем не менее на контрольные мероприятия тратятся огромные средства, которые могли быть инвестированы в производство – в том числе и в береговую переработку.

Александр ИВАНОВ, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 марта 2014 > № 1040276 Юрий Светликов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 27 марта 2014 > № 1090672

НА КАМЧАТКЕ РЕШИЛИ СОЗДАТЬ СРАЗУ ТРИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПАРКА

В Камчатском крае определены три первоочередные перспективные площадки для создания промышленных парков. Одна из них в перспективе может получить статус территории опережающего развития. Об этом сообщил губернатор Камчатского края Владимир Илюхин, рассказала корреспонденту ИА REGNUM его пресс-секретарь Елена Стратонова .

По ее словам, в качестве первоочередных площадок для создания промпарков определены агропромышленный парк "Нагорный" в Елизовском районе, промпарк стройматериалов и легкой промышленности в п. Дальний и промышленный парк по производству пищевой продукции в п. Авача.

"Для того чтобы сегодня мы получили здесь промышленные площадки, территории опережающего развития, нужно вложиться бюджетом, иначе инвестор не придет. Нам оказывает поддержку министерство развития Дальнего Востока, полномочный представитель президента в ДВФО Юрий Трутнев. И мы надеемся, что наши площадки получат необходимое финансирование и заработают", - сказал Владимир Илюхин.

Глава региона отметил, что сегодня уже есть серьезные подвижки в создании пилотного промышленного парка - агропарка "Нагорный" в Елизовском районе. Основными целями создания агропромпарка являются обеспечение продовольственной безопасности региона посредством поддержки развития сельскохозяйственного производства в формах малого и среднего предпринимательства, улучшение качества продуктов питания и снижение их стоимости для населения. На территории агропромпарка планируется разместить тепличное производство, транспортно-логистический центр, сбытовую и выставочную инфраструктуру, учебные и жилые комплексы.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 27 марта 2014 > № 1090672


Россия. ДФО > Образование, наука > regnum.ru, 27 марта 2014 > № 1090670

ЗА ТРИ ГОДА НА КАМЧАТКЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ПЕРЕОБУЧЕНИЯ ПРОШЛИ 250 ЖЕНЩИН, НАХОДЯЩИХСЯ В ДЕКРЕТЕ

За три последних года более 250 женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, прошли бесплатное профессиональное переобучение на Камчатке в рамках программы бесплатного обучения для женщин. Об этом корреспонденту ИА REGNUM рассказала руководитель агентства по занятости населения и миграционной политике края Наталья Ниценко .

По ее словам, с каждым годом количество участниц программы увеличивается, и если в 2011 году их численность составляла 69 человек, то в 2013 году обучением было охвачено 97 женщин. "В 2014 году в бюджете Камчатского края на эти цели тоже предусмотрены финансовые средства. Жителям территориально отдаленных районов предоставляется возможность пройти обучение дистанционно, через интернет. В 2013 году такой возможностью воспользовалась 21 женщина", - сказала Наталья Ниценко.

В настоящее время в Камчатском крае проживает порядка более 10 тыс. женщин, воспитывающих детей в возрасте до трех лет. По данным Фонда социального страхования численность женщин, воспитывающих детей в возрасте до 1,5 лет и состоящих в трудовых отношениях с работодателями, составляет около 5 тыс. человек.

Россия. ДФО > Образование, наука > regnum.ru, 27 марта 2014 > № 1090670


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 марта 2014 > № 1036934 Сергей Подолян

Курс на импортозамещение диктует особенности диалога

Сергей ПОДОЛЯН, Заместитель губернатора Сахалинской области

Рассматривая предложения союзов, которые объединяют импортеров рыбопродукции, государство должно учитывать, чьи интересы они защищают.

Вопрос о возможностях импортозамещения на российском рыбном рынке не теряет актуальности. Информация о приближении доли отечественной рыбопродукции в России к пороговому уровню в 80% вызывает сомнения у экспертов, поскольку в этих расчетах не учитывается, какой объем произведен из импортного сырья.

Заявленный государством курс на импортозамещение заставляет поднять еще одну очень важную проблему: насколько правильно в России оценивается соотношение между предприятиями рыбохозяйственного комплекса РФ и предприятиями-импортерами. Для правительства региона, расположенного на островах, где рыболовство – основа жизни и деятельности населения, очевидно: импортеры являются для российских рыбаков естественными конкурентами. А с конкурентами и отношения должны строиться определенным образом.

Предприятия Сахалинской области добывают значительные объемы рыбы – в частности, по итогам 2013 г. было выловлено 422 тыс. тонн минтая, более 230 тыс. тонн лососей, 50 тыс. тонн сельди. Понятно, что и предприятия, и правительство нашего региона внимательно следят за ситуацией на рынке. Даже поверхностный анализ и простые арифметические действия показывают: импортируемые в Россию из Норвегии мороженый и охлажденный атлантический лосось (около 200 тыс. тонн) и сельдь (120 тыс. тонн), а также пангасиус из Вьетнама (22 тыс. тонн) и тиляпия из Китая (20 тыс. тонн) конкурируют, а откровенно говоря, вытесняют продукцию сахалинских рыбопромышленных компаний.

Нынешние объемы импорта рыбы – если не вызов, не угроза, то, по крайней мере, фактор, на который стоит обращать внимание предприятиям рыбопромышленного комплекса и чиновникам не только Сахалинской области, но и всей России. Межведомственная рабочая группа, которую возглавляет помощник Президента РФ – начальник Контрольного управления Президента РФ Константин Чуйченко, посвятила этому вопросу отдельное заседание. Предельно конкретен Перечень поручений Президента по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса ПР-1943 от 19 августа 2013 г. Четко определяет вектор пункт 1-в, в соответствии с которым Правительству РФ была поставлена задача «утвердить комплекс мер по стимулированию потребительского спроса на пищевую и иную продукцию из российских водных биоресурсов на внутреннем рынке в целях замещения менее качественных импортных аналогов».

Видимо, почувствовав, что тренд меняется, ассоциации импортеров активизировались не на шутку. В их высказываниях и предложениях все больше желания «поковыряться» в рыболовном законодательстве не без выгоды для своих предприятий-участников.

Если же взглянуть на членов ассоциаций – например, такого уважаемого объединения, как «Рыбный союз», – и сравнить с перечнем компаний-импортеров с официального сайта Россельхознадзора, становится понятно, чьи интересы представляет эта ассоциация.

Кстати, именно усиления действий ветеринаров на «импортном рыбном направлении» мы ждем. Активность коллег из Россельхознадзора, выявляющих раз за разом нарушения при поставках норвежского лосося и вьетнамского пангасиуса, сразу чувствуется на рынке и, что еще более важно, отражается на здоровье россиянина – ведь в искусственно выращенной рыбе, в отличие от объектов морского промысла, действительно можно найти болезни, опасные для человека.

Ассоциации импортеров, конечно же, могут участвовать в дискуссиях, и я уважаю их напор, но нужно понимать, что они лоббируют интересы конкретных иностранных компаний, задача которых – привезти рыбу в РФ с наименьшими потерями и довести ее до российского потребителя

Тем более вызывает удивление, когда объединения предприятий-импортеров привлекаются для выработки государственной политики в рыбохозяйственном комплексе России – например по продвижению российской рыбной продукции на внутреннем рынке. Я очень сильно сомневаюсь, что такое возможно в любой другой стране, по крайней мере, не слышал, чтобы представители российских импортеров принимали участие в совещаниях подобного рода в Норвегии, Дании, Японии, Корее, Вьетнаме, Китае.

На мой взгляд, предложения, которые выдвигают объединения импортеров мало того что не отличаются новизной и не блещут юридической техникой – они ошибочны и опасны!

Вот некоторые «новеллы», предлагаемые нашими коллегами: повышение ставки сбора за пользование водными биоресурсами, введение новых видов квот, дополнительное регулирование прибрежного рыболовства. И это всерьез обсуждается в некоторых федеральных органах исполнительной власти.

Предложение же в случае нехватки отечественного сырья обеспечить расширение списка зарубежных поставщиков, увеличив инспекционные поездки специалистов Россельхознадзора, вообще говорит само за себя.

Что же касается поддержки российских предприятий, работающих на отечественном рыбном сырье, то для решения этой задачи нужно максимально убрать в отрасли излишние административные барьеры. Мы почти исчерпали возможности законотворчества в рыбопромышленном комплексе. И закон о рыболовстве, и закон об аквакультуре, и соответствующие постановления, и приказы практически обеспечивают регулирование всех процессов в отрасли. Конечно, практика применения выявляет некоторые пробелы и корректировки возможны, но они носят скорее косметический характер. Главная проблема рыбного хозяйства кроется в другом – это избыточные административные барьеры, отталкивающие российского промышленника от родного берега.

Нельзя не отметить также, что в перечне поручений Президента от 19 августа 2013 г. есть конкретный пункт, выполнение которого принесет российским рыбакам ощутимую пользу. Речь идет «об осуществлении закупок для государственных и муниципальных нужд пищевой и иной продукции из российских водных биоресурсов в приоритетном порядке у отечественных организаций».

Наши коллеги за рубежом активно используют такие формы в рамках специализированных общенациональных программ, направленных, например, на обеспечение питания школьников. Тем самым решаются задачи и поддержки отечественного производителя, и здоровья нации. Применение такого опыта в России назрело, а вступивший в силу Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» может стать правовой основой для увеличения емкости внутреннего рынка рыбопродукции и расширения закупок отечественной рыбы.

Сергей Подолян, заместитель губернатора Сахалинской области

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 марта 2014 > № 1036934 Сергей Подолян


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 марта 2014 > № 1034543 Юрий Трутнев

По завершении совещания о развитии Дальнего Востока заместитель Председателя Правительства – полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев ответил на вопросы журналистов.

Стенограмма:

Ю.Трутнев: Здравствуйте, уважаемые коллеги! Пожалуйста, вопросы.

Вопрос: Газета «Ведомости». Маргарита Лютова. Юрий Петрович, не могли бы вы поподробнее рассказать о тех предложениях, о которых сегодня на совещании докладывал министр Галушка по созданию территории опережающего развития? И конкретный вопрос: есть ли там налоговые льготы и если есть, то какие, по каким налогам? Если есть упрощённые процедуры, то какие? И приняты ли вообще эти предложения? Спасибо.

Ю.Трутнев: Прежде всего я хотел бы сказать, что, на мой взгляд, сегодня состоялся шаг в формировании условий для ускорения социально-экономического развития Дальнего Востока. Это не только совещание. Прежде всего завершена работа по передаче полномочий Минвостокразвития. Правительством принято решение о наделении Минвостокразвития дополнительными полномочиями, связанными с согласованием в установленном порядке проектов государственных и федеральных программ. Что это значит? То есть мы будем добиваться учёта приоритета развития Дальнего Востока во всех программах, осуществляемых на территории Российской Федерации.

Далее. Полномочия собственника в отношении отдельных видов имущества, составляющих государственную казну, переданы; содействие в реализации инвестиционных проектов; координация деятельности приоритетных инвестиционных проектов; координация деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, расположенных на территории Дальневосточного федерального округа (тоже очень важное полномочие); согласование инвестиционных программ и планов по развитию инфраструктуры, реализуемых государственными корпорациями; организация взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации; разработка мер по стимулированию экспорта товаров и так далее. Не буду всё перечислять, здесь достаточно… Это и мониторинг деятельности федеральных органов исполнительной власти; мониторинг реализации государственных и федеральных целевых программ на территории Дальнего Востока...

Все эти полномочия нужны Минвостокразвития не для того чтобы быть более значимым министерством, а для того чтобы осуществлять возложенную на них ответственность по развитию Дальнего Востока, для того чтобы они могли принимать решения, а не только вносить предложения. Это в полной мере соответствует указу Президента о создании Минвостокразвития, просто до этой поры, к сожалению, эти положения указа не были реализованы. Сегодня Правительство приняло соответствующее решение. Вот это первый и очень важный шаг.

Далее. Вы задавали вопрос на тему доклада о территориях опережающего развития. Сегодня на совещании под руководством Дмитрия Анатольевича Медведева докладывался законопроект о территориях опережающего развития. Что необходимо сказать в части законопроекта? Вы знаете, что на заседании правительственной комиссии мы обсуждали вопрос о новой модели развития Дальнего Востока и говорили о том, что Дальний Восток должен быть сориентирован на конкуренцию с нашими соседями. Мы понимаем, что это очень сложная конкуренция, что конкурировать нам надо с самыми быстроразвивающимися странами мира, поэтому и требования к нашей конкурентности должны быть столь же высокими.

Проанализирована скорость прохождения административных процедур, проанализированы налоговые режимы. Практически по всем административным процедурам скорость прохождения наших процедур, скажем так, отстаёт на порядок от мировых практик в странах АТР. Соответственно, нужны кардинальные изменения.

Проект закона о территориях опережающего развития создаёт возможности изъятия из законодательства Российской Федерации, позволяющие для территорий опережающего развития создавать отдельные режимы налогообложения, отдельные порядки прохождения административных процедур.

Мы исходим из того, что уполномоченные федеральные органы исполнительной власти (а таким уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, очевидно, должно быть Минвостокразвития) должны иметь возможность применения гибкого механизма по отношению не просто к территориям опережающего развития, а к каждой территории опережающего развития.

Вопрос: А сколько их будет, пока непонятно?

Ю.Трутнев: Проанализировано сегодня 400 площадок. Пока Минвостокразвития предлагает 23 наиболее подготовленные площадки для создания территорий опережающего развития в девяти субъектах Российской Федерации Дальневосточного федерального округа.

Вопрос: Здравствуйте, Юрий Петрович. «Интерфакс». Вы по итогам прошлого совещания говорили, что необходимо в 2014 году изыскать около 170 млрд рублей на реализацию инвестпроектов на Дальнем Востоке. Есть ли уже какое-нибудь понимание с Минфином и не получится ли так, что Крым, будучи тоже территорией опережающего развития, часть денег заберёт на себя? И второй вопрос: есть ли какое-то понимание, какие офисы, какие госкомпании могут переехать на Дальний Восток, и обсуждалась ли эта тема?

Ю.Трутнев: Список готов, но руководству Правительства я его ещё не докладывал, поэтому сразу после доклада, после решения Председателя Правительства, Президента страны мы вас об этом проинформируем. Это что касается переезда.

Теперь что касается территории опережающего развития.

Ю.Трутнев: Вы знаете, мы вообще не считаем, что создаём какой-то механизм, скажем так, перераспределяющий ресурсы. Прежде всего мы создаём механизм, создающий лучшие условия для ведения бизнеса. Этот механизм абсолютно конкурентен. И сегодня мы говорили с Игорем Ивановичем Шуваловым о том, что аналогичные территории опережающего развития будут создаваться и в Сибири. Не видим в этом ничего плохого, почему нет? Более того, вообще, когда управленцы конкурируют, в этом тоже нет ничего плохого. У кого будет лучше получаться, тот и герой. Мы сегодня исходим из того, что наша задача – и развивать Дальний Восток, и в то же самое время создавать лучшие практики, лучшие модели управления развитием, и если они хорошо себя зарекомендуют на Дальнем Востоке, они могут точно так же успешно применяться и в Сибири, и в Крыму. Ничего плохого в этом не вижу абсолютно. Это нормально.

Вопрос: А вот 170 млрд рублей?..

Ю.Трутнев: По поводу средств я бы хотел сказать ещё одну вещь. Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев принял решение о том, что совещания, посвящённые ходу нашего движения по ускорению развития Дальнего Востока, будут проходить ежемесячно. Следующее совещание будет на территории Дальнего Востока в течение апреля. Для того чтобы эти совещания были эффективны, чтобы по результатам действительно происходило движение, надо добиваться того, чтобы каждое принимаемое на них решение исполнялось.

Сегодня я внёс предложение о создании отдельной контрольной группы, которая будет контролировать исполнение поручений, данных по результатам совещаний, потому что нам нужны сущностные предложения, нужно движение вперёд. Почему я отвечаю этой информацией на ваш вопрос? Потому что было поручение Минфину изыскать, определить источники финансирования создания институтов развития Дальнего Востока – это как раз те средства, о которых вы говорите. Это поручение сегодня не исполнено. Об этом мы Минфину сказали, и мы получили поручение о создании такой рабочей группы, у которой будут в том числе полномочия вносить предложения о дисциплинарном наказании тех руководителей ведомств, которые не выполняют решения совещаний под руководством Председателя Правительства.

Вопрос: Можно ещё уточняющий вопрос по территориям опережающего развития? Будут ли какие-то ограничения, какие проекты там могут реализовываться, например, только не сырьевые? Это первый вопрос. Второй касается дочернего фонда ВЭБа по развитию Дальнего Востока и Забайкальского региона. Понятно ли, что с ним будет, какова его дальнейшая судьба?

Ю.Трутнев: Специализация территорий опережающего развития будет разной. В то же время, очевидно, мы не будем включать в территории опережающего развития и без того динамично развивающиеся отрасли. Например, отрасли, связанные с добычей углеводородов, вряд ли нуждаются в такой сфокусированной государственной поддержке.

Что касается фонда развития Дальнего Востока, то мы уже высказали позицию, она поддержана: мы будем создавать фонд развития Дальнего Востока в новых рамках, он не должен быть дочерним обществом ВЭБа, он будет одним из тех четырёх институтов развития, о которых я, собственно говоря, уже упомянул.

Вопрос: Фонд – имеется в виду ООО?

Ю.Трутнев: Акционерное общество.

Вопрос: А в чём тогда разница?

Ю.Трутнев: Разница достаточно принципиальна. Каждая организация, как и каждый человек, делает то, на что она смотивирована. Вот сегодня у Внешэкономбанка существует задача, связанная с кредитованием, получением дохода от этой деятельности, связанная с поддержанием ликвидности и так далее. Он в рамках этих задач и работает. Задача по развитию Дальнего Востока у него какая-нибудь 113-я в приоритетах. Нам нужна организация, которая безусловно работает только на Дальний Восток, для которой основной критерий деятельности – это: помогает она развиваться Дальнему Востоку или нет, и другой оценки нет. Не помогает, значит, надо менять руководство немедленно или стратегию менять. То есть нам нужен инструмент, сфокусированный исключительно на развитие Дальнего Востока. Вы знаете, что фонд Внешэкономбанка не израсходовал на Дальний Восток за всё время существования ни рубля. Такая ситуация, если инструмент будет направлен на Дальний Восток непосредственно, невозможна в принципе. Вот и вся разница.

Вопрос: Телеканал «РБК», Александра Коневская. Насколько я помню с прошлого совещания, там не все эти деньги должны были быть бюджетными. Были ли, может быть, уже найдены какие-то внебюджетные источники финансирования создания этих институтов Дальнего Востока, потому что интересен прогресс, который произошёл за месяц. То есть о создании этих институтов мы узнали месяц назад. Соответственно, что конкретно было сделано и сделано ли?

И второй вопрос. Вы сегодня на совещании сказали, что те деньги, которые остаются от ФЦП, которые идут РФПИ… Есть и другие организации, которым они могли бы пойти...

Ю.Трутнев: Это правда.

Вопрос: Есть ли у вас какие-то, может быть, конкретные планы на конкретную сумму денег? На что вам они нужны?

Ю.Трутнев: Фонд развития Дальнего Востока. Меня, конечно, интересует выполнение той задачи, которая поставлена непосредственно передо мной Президентом Российской Федерации, руководителем Правительства. Моя задача – развивать Дальний Восток. Соответственно, когда разговор о том, что средства, неизрасходованные от госпрограмм, уйдут в РФПИ, я и сказал о том, что существуют другие институты развития – очевидно, мы бы хотели, чтобы часть средств пошла на развитие Дальнего Востока через Фонд развития Дальнего Востока. Тем более что, скажу честно, принцип работы РФПИ и принцип работы Фонда по развитию Дальнего Востока несколько разные, не буду сейчас подробнее на этом останавливаться.

Второй ваш вопрос был на тему прогресса за месяц. Я уже сказал о том, что сегодня Министерство по развитию Дальнего Востока стало действительно министерством с теми полномочиями (станет после того, как будет подписан документ Правительством, но тем не менее решение принято), федеральным органом исполнительной власти, который не просто отвечает за это, но и у которого есть полномочия нести эту ответственность. Это достаточно большая работа.

Второе. Как я уже сказал, подготовлен законопроект о территориях опережающего развития. Чем отличаются территории опережающего развития от тех структур, которые сегодня уже работают, – особых экономических зон? Прежде всего тем, что они направлены на глобальную конкурентность, не на внутреннюю, и закон о территориях опережающего развития позволяет вводить не только налоговые преференции, но и иные режимы регулирования.

Сегодня было очень горячее на самом деле обсуждение закона. Была оценка, что закон совсем революционный, что может быть, даже чуть-чуть его, скажем так, сделав менее революционным, мы тем не менее создадим сильный инструмент. Мы будем продолжать работу над законом, времени у нас ещё немножко есть, тем не менее мы хотим создать принципиально другую оболочку для создания территорий опережающего развития. Это много новшеств, действительно больших новаций, но по-другому, на мой взгляд, нельзя, потому что быть наполовину конкурентоспособными – например, когда у нас налоги хорошие, но, чтобы подключиться к энергоснабжению, нужен год или, чтобы пройти таможенные процедуры, нужно времени в 10 раз больше, чем у соседей, – такая конкуренция не будет работать, то есть деньги придут всё равно не к нам. Это второе, чем мы занимались. И третье – это полевая работа, потому что эти 400 площадок, о которых я говорил, реально обследованы, то есть там были специалисты Минвостокразвития, мы посмотрели инфраструктуру, местоположение, наличие трудовых ресурсов и, исходя из этого, из 400 обследованных на территории Дальнего Востока площадок, выбрано 23 для дальнейшей работы.

Что касается создания институтов развития, это будет следующий шаг. Сейчас вместе с полномочиями и с законом выходить с институтами развития, наверное, было бы немножечко всё-таки много в одной корзине.

Вопрос: А внебюджетные средства какие?

Ю.Трутнев: Вы знаете, сам по себе процесс работы институтов развития связан не с бюджетным финансированием, а с созданием условий для бизнеса. Поэтому мы сразу исходим из того, что все деньги, которые будут инвестироваться в создание территорий опережающего развития, в поддержку инвестиционных проектов, должны инвестироваться со значительным мультипликатором, то есть на 1 рубль бюджетных средств должно привлекаться как минимум 7, 8, 10 рублей внебюджетных. Это практически такое граничное условие, при котором мы будем содействовать реализации того или иного проекта.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 марта 2014 > № 1034543 Юрий Трутнев


Швеция. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 марта 2014 > № 1033842 Алексей Семкин

Высокое качество судового оборудования – требование времени

Алексей СЁМКИН, Директор подразделения морского и дизельного оборудования «Альфа Лаваль»

Техническое состояние рыбопромыслового флота – один из основных критериев оценки состояния всего рыбного хозяйства. Из года в год обсуждается проблема постройки новых судов, создания необходимых для этого условий, но ситуация не спешит меняться. Вместе с тем рыбакам необходимо выходить на промысел каждый день, и для того, чтобы сделать работу в море более эффективной и безопасной, важно поддерживать в хорошем состоянии тот флот, который есть в распоряжении сегодня.

В прошлом году широкое освещение получили несколько крупных проектов по модернизации рыбопромысловых судов, реализованных дальневосточными рыбаками. Их отличительной особенностью стало сотрудничество с ведущим мировым производителем судового оборудования – концерном «Альфа Лаваль». Надежное оборудование фирменного темно-синего цвета знакомо многим отечественным морякам со времен работы на судах советского флота. Но Alfa Laval – это не только история, это синоним современных технологий для моря и берега. О том, что способна предложить компания «Альфа Лаваль» российским владельцам рыбопромыслового флота сегодня, журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал директор подразделения морского и дизельного оборудования «Альфа Лаваль» Алексей Сёмкин.

- Алексей Владимирович, сколько проектов на российских рыбопромысловых судах реализовала компания «Альфа Лаваль» в 2013 году? Какое оборудование судовладельцы приобретали чаще всего?

- Минувший год для компании «Альфа Лаваль» был весьма насыщенным в плане проектов по модернизации судового оборудования. Только на рыбопромысловый флот в 2013 году было поставлено более 20 современных систем сепарации топлива/смазочного масла, более 20 автоматических фильтров, 5 бустерных модулей и 5 вакуумных опреснителей на сумму 2,2 млн. евро. К слову, этот результат оказался аналогичен 2012 году по стоимости реализованных проектов, что говорит о стабильном спросе на оборудование для модернизации судов.

Такой интерес к переоборудованию систем топливоподготовки и очистки масла вполне объясним. Современное тяжелое топливо ускоряет износ всех основных механизмов судна. Но если судовладелец производит замену или капитальный ремонт главного двигателя и дизель-генераторов, то, естественно, он постарается сохранить результат этих серьезных капиталовложений и позаботится о модернизации системы топливоподготовки на борту.

Что касается географии реализованных проектов, то надо отметить, что рыбопромышленные компании Западного и Северного регионов проводили массовую модернизацию своего флота 3-4 года назад. Сейчас большинство запросов поступает нам с Дальнего Востока: в 2013 году на этот регион пришлось 90% всех поставок оборудования от «Альфа Лаваль». Несомненно, таких результатов удалось достичь благодаря активной работе нашего регионального представительства по Дальнему Востоку.

Наибольшее количество проектов в прошлом году было реализовано с ОАО «Океанрыбфлот». Эта компания приобрела большое количество компонентов морского оборудования для своих судов: топливные и масляные сепараторы, самоочищающиеся фильтры; самые современные, компактные и производительные на сегодняшний день опреснительные установки Aqua, а также топливные модули и теплообменное оборудование: охладители, подогреватели, компоненты систем охлаждения и т.д. Решение о закупке нового судового оборудования руководство «Океанрыбфлота» приняло, опираясь на положительные результаты, полученные за последние 5 лет сотрудничества с «Альфа Лаваль».

- Где чаще всего производится установка нового фирменного оборудования, на российских судоремонтных заводах или за рубежом? И каким образом обеспечивается его дальнейшее обслуживание?

- Мы продаем оборудование во многие страны мира, но, если говорить про 2013 год, то большинство поставок было сделано в Южную Корею и КНР. Пусконаладку техники в Дальневосточном регионе и в указанных странах мы доверяем своему авторизованному сервисному партнеру – Дальневосточной судоремонтной компании «Плавающие ремонтные бригады» (ООО «ДСК ПРБ). Также при необходимости в Корее и Китае мы можем задействовать сервисных инженеров местных представительств Alfa Laval. Дальнейшее сервисное обслуживание, как правило, осуществляется силами экипажей.

Конечно, у «Альфа Лаваль» есть и собственная большая сервисная группа. Ее специалисты обслуживают суда всех типов в европейской части России.

В настоящее время компания «Альфа Лаваль» работает над тем, чтобы обеспечить клиентам недорогой, качественный сервис всего спектра нашего оборудования в период межрейсовых ремонтов, с проверкой настроек автоматики и поставкой оригинальных запасных частей. Такой сервис достаточно проводить раз в 1-1,5 года, чтобы обеспечить бесперебойную работу оборудования.

- Какое новое оборудование, услуги «Альфа Лаваль» сможет предложить судовладельцам в текущем году?

- В конце 2013 года компания «Альфа Лаваль» выпустила на рынок новые модификации таких популярных продуктов, как вакуумные опреснители и бустерные модули. Новые модификации имеют большую эффективность и расширенный объем стандартных опций, которые легко подбирать для индивидуального проекта.

Но по-настоящему новым предложением от компании «Альфа Лаваль» стала линейка оборудования под маркой Aalborg Industries. Два года назад концерн Alfa Laval купил это датское предприятие, которое является мировым лидером в производстве судовых котлов. Таким образом, сегодня мы можем предложить нашим клиентам широкий спектр паровых и термальных вспомогательных, утилизационных котлов, водоподогревателей и полный набор запасных частей и сервиса к ним.

В феврале этого года была завершена замена вспомогательного котла на РТМК-С «Борис Сыромятников», недавно приобретенном группой компаний «ФОР». Новая котельная установка типа UNEX CHB 6000 способна полностью обеспечить потребности судна в паре во всех режимах работы, включая производство рыбной муки. Компактные и производительные котлы Alfa Laval Aalborg обладают максимальным КПД – 85%, превосходя по характеристикам аналоги конкурентов. Что важно – достигается такая эффективность не за счет снижения металлоемкости (толщины металла), как это пытаются сделать некоторые производители, а за счет оптимизации процесса горения и точно рассчитанной геометрии топочной камеры. К тому же новые котлы Alfa Laval Aalborg существенно снижают потребление топлива в сравнении со старым котлоагрегатом.

Мы ожидаем, что и другие рыбопромысловые компании заинтересуются возможностью модернизировать подобное оборудование.

- Можете ли вы дать свою оценку активности российских рыбопромышленников в деле модернизации своего флота?

- Судя по имеющимся у нас данным об объемах поставок, активность по модернизации рыбопромышленного флота за последние пять лет особо не изменилась. Год от года меняются лишь регионы и названия компаний, решивших технически совершенствовать флот. Как правило, к нам приходят владельцы судов, на которых прежде уже было установлено оборудование Alfa Laval. Они понимают, что сохранившиеся с постройки судна сепараторы, пускай даже в нормальном состоянии, не способны полноценно поддерживать работу главного двигателя на современном топливе. Но есть и «первопроходцы», которые обращаются к нам впервые, руководствуясь положительными отзывами коллег и результатами более чем вековой работы концерна Alfa Laval на мировом рынке.

В ближайшие годы мы также не ожидаем какого-либо всплеска или падения активности в этом направлении. Первое невозможно потому, что финансирование решений по модернизации флота зависит от многих факторов, начиная от уровня технического управления в компании и заканчивая успехами на промысле. Однако и уменьшения количества проектов в ближайшие три года мы тоже не прогнозируем: новых промысловых судов почти нет, а выходить на промысел надо, поэтому потребность в новом оборудовании снижаться не будет.

- Не возникает ли проблем у экипажей судов с эксплуатацией нового оборудования из-за нехватки навыков?

- Все зависит от качества технического управления в каждой отдельно взятой компании. В обслуживании наше оборудование, конечно, проще, чем главный двигатель судна или дизель-генератор. Но если в копании или непосредственно на судне существует проблема с компетенцией судовых механиков, то сложности возникают.

Хочу отметить, что современное судовое оборудование разрабатывается с учетом тенденций на мировом флоте, среди последних – сокращение численности экипажей и катастрофическое снижение их технического уровня. Поэтому оборудование «Альфа Лаваль» рассчитано на безостановочную работу в течение 4-6 месяцев, до промежуточного обслуживания, которое можно провести в море или в порту, и основного планового обслуживания судна раз в 1-1,5 года. Со своей стороны мы всегда готовы предоставить техническую поддержку, от консультаций и обучения механиков или технического руководства, до проведения ремонтных работ на борту судна.

- Изменилось ли отношение судовладельцев к плановости ремонтных и модернизационных работ? Несколько лет назад вы отмечали, что, как правило, заявки на новое оборудование поступают без учета сроков изготовления, доставки и монтажа оборудования, буквально за пару недель до путины либо прямо во время промысла. Изменилась ли ситуация сегодня?

- Можно сказать, что ситуация меняется в лучшую сторону, особенно в тех компаниях, которые уже имеют опыт модернизации нашего оборудования на своих судах. С такими клиентами составляются предварительные планы, заранее обсуждаются условия поставок и платежей. Это экономит деньги судовладельцам на транспортировку оборудования и дает возможность получать льготные условия по платежам. Со своей стороны «Альфа Лаваль» может гарантировать надежность поставляемой техники и ее максимальную отдачу в работе. Вкупе с высоким уровнем сервиса, который сопровождает клиента на всех этапах производства, установки, запуска оборудования и в течение многих лет его эксплуатации, такой плановый подход является залогом стабильной работы любого заказчика.

Светлана ВАСИЛЬЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Швеция. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 марта 2014 > № 1033842 Алексей Семкин


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 марта 2014 > № 1033123

Россия расширила зону континентального шельфа в Охотском море.

Специальная комиссия ООН включила в состав российского континентального шельфа акваторию в Охотском море площадью более 50 кв. км. Теперь Россия обладает исключительными правами на использование всех ресурсов на этом участке.

Комиссия ООН по границам континентального шельфа удовлетворила заявку России о включении в состав ее континентального шельфа анклава площадью 52 тыс. кв. км в срединной части Охотского моря. Об этом заявил председатель Комиссии Лоренс Авосика в ходе рабочей встречи в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке.

Как сообщили Fishnews в центре новостей Организации Объединенных Наций, российский министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской получил окончательное подтверждение решения Комиссии от юристконсульта ООН Мигеля де Серпу Суареша.

По словам Сергея Донского, включение анклава Охотского моря в российский шельф означает, что теперь страна имеет исключительные права на ресурсы недр и морского дна. Это решение устанавливает российскую юрисдикцию над территорией анклава в части требований к промыслу, обороту биоресурсов, безопасности, охране окружающей среды.

Глава Минприроды также отметил, что над обоснованием заявки российские специалисты работали с 2001 г. Тогда вопрос ставился как по континентальному шельфу Охотского моря, так и по арктическому шельфу, однако в 2004 г. было решено оставить только положения об охотоморском шельфе. Министр подчеркнул, что заявку по Арктике Россия представит на рассмотрение Комиссии во второй половине 2014 г.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 марта 2014 > № 1033123


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 7 марта 2014 > № 1023276 Андрей Коваленко

Рыбоводные заводы работают эффективно.

Андрей КОВАЛЕНКО, Председатель Ассоциации лососевых рыбоводных заводов Сахалинской области.

– Андрей Сергеевич, начать хотелось бы с результатов прошлого года. Расскажите, пожалуйста, сколько молоди тихоокеанских лососей было выпущено предприятиями, входящими в состав ассоциации, и какие объемы икры были заложены на инкубацию. Можно ли считать прошлый год успешным для рыбоводов?

– По итогам 2013 года мы показали хорошие результаты. Рыбоводных заводы, входящие в состав ассоциации (АЛРЗ), выпустили 480,1 млн. экземпляров молоди тихоокеанских лососей, из которых 253,8 млн. мальков горбуши и 226,3 млн. мальков кеты. Всего на долю наших предприятий приходится 60% от общего объема выпуска молоди тихоокеанских лососей в Сахалинской области.

Результаты закладки икры на инкубацию мы также оцениваем положительно. На рыбоводных заводах было размещено 552,6 млн. икринок горбуши и кеты, что обеспечило выполнение установленного плана в полном объеме.

– С 1 января вступил в силу федеральный закон «Об аквакультуре…», о необходимости принятия которого говорили долгие годы. Какие перспективы теперь открылись перед лососевыми рыбоводными заводами и какие возникают вопросы? Не беспокоит ли вас ситуация с принятием подзаконных правовых актов?

– На первый вопрос вы ответили сами. Закон, который требует подзаконных актов, естественно, не может полноценно регламентировать работу. Закон об аквакультуре вступил в действие с 1 января 2014 года, но рыбоводные предприятия работают пока в старом правовом поле. Более того, нас очень беспокоят проекты подзаконных актов – например, в части формирования рыбоводных участков на базовых водоемах ЛРЗ. И мы об этом говорим открыто на всех возможных площадках.

На встрече, состоявшейся в Федеральном агентстве по рыболовству 30 января, новый руководитель ведомства Илья Шестаков вник в наши опасения и поручил провести отдельное совещание с участием представителей Ассоциации лососевых рыбоводных заводов Сахалинской области. 11 февраля такая встреча состоялась при Сахалино-Курильском территориальном управлении Росрыболовства, в ней участвовали Сахалинский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии, региональное агентство по рыболовству, отраслевые ассоциации. Подготовленные материалы и предложения были направлены в ФАР. Ранее, на последнем заседании Дальневосточного научно-промыслового совета, были разработаны рекомендации Минсельхозу по формированию рыбоводных участков.

27 февраля, в рамках выполнения поручения Ильи Шестакова, заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов провел в ведомстве совещание. Рассматривались предложения по созданию рыбоводных участков, подготовленные дальневосточными территориальными органами ФАР. В итоге коллегиально остановились на материалах Сахалино-Курильского теруправления.

Проведенные мероприятия говорят о том, что диалог между властью и бизнесом стал более конструктивным. И задача здесь одна – развитие рыбохозяйственного комплекса в целом. При этом приоритетным направлением, конечно же, должно быть обеспечение рыбопромышленных предприятий сырьем и в значительной части – за счет развития аквакультуры.

– Тема искусственного воспроизводства тихоокеанских лососей продолжает обсуждаться, при этом подчас в негативном ключе. Так, под вопрос ставится эффективность работы по выпуску молоди. Оппоненты заявляют, что под видом рыбы заводского происхождения облавливаются дикие популяции. Что вы могли бы сказать по этому поводу? Проводится ли работа по мечению лососей?

– По поводу эффективности ЛРЗ могу сказать, что в путину 2013 года более 30% улова рыбаков Сахалинской области составил лосось заводского происхождения – а это более 70 тыс. тонн рыбы, добытой в разных районах островного региона - зачастую сильно удаленных от тех заводов, с которых осуществлялся выпуск молоди. Отражает ли добытый объем эффективность работы рыбоводных предприятий – об этом нужно спросить самих рыбаков, и не только сахалинских, но и приморских, камчатских, ведь значительная часть уловов была обработана судами этих регионов. Для меня ответ очевиден: конечно, работа ЛРЗ эффективна. Но к сожалению, из-за подобных сомнений потенциал лососеводства недооценен и в принципе находится в процессе стагнации.

Спросите у наших соседей японцев: эффективно ли лососеводство? – и вы увидите по меньшей мере недоумение на их лицах. В Японии 95% тихоокеанских лососей заводского происхождения – а это от 150 тыс. до 250 тыс. тонн ежегодного вылова. И достигаются такие результаты за счет развития искусственного воспроизводства: японцы выпускают в 2,5 раза больше молоди лосося, чем мы.

Потенциал нашей страны в области искусственного воспроизводства тихоокеанских лососей огромен, и за счет развития ЛРЗ, как на Сахалине, так, например, на Камчатке, можно значительно повысить обеспеченность сырьем береговых предприятий, что, несомненно, послужит катализатором для развития рыбохозяйственного комплекса в целом. Пастбищная аквакультура должна стать приоритетным направлением в развитии рыбной отрасли Дальнего Востока.

Облавливаются ли дикие популяции? Конечно да, как раз рыбоводы это и не отрицают. Более того, непонятно, к чему раздувается такой ажиотаж: предприятия, имеющие в структуре ЛРЗ, ловят рыбу и дикую, и заводского происхождения. Собственно, как рыбаки, которые не занимаются воспроизводством, ловят рыбу не только естественного происхождения, но и заводского (в некоторых районах – преимущественно лосось с заводов, не неся при этом затрат на его воспроизводство). Рыба, возвращаясь к родному берегу, идет в общей массе – как заводского, так и естественного происхождения.

Что касается работ по мечению лосося, то они проводятся за счет средств и по инициативе самих предпринимателей, занимающихся рыбоводством. В последнее время это направление набирает обороты, но оно довольно затратно. В нынешнем правовом поле, скорее, возникает вопрос: «Зачем?» Для того чтобы доказать противникам ЛРЗ, что рыба заводского происхождения существует? Те, кто ставит этот факт под сомнение, пусть за свой счет и доказывают обратное. И опять же, как поступать, когда будет доказано, что горбуша на пути транзита выловлена сторонней организацией, владелец которой не вложил ни копейки в эту рыбу, – как это случилось с горбушей, выпущенной с Анивского рыбоводного завода и добытой рыбаками в прибрежных водах в Макаровском и Долинском районах Сахалинской области. Что тогда? Владелец рыбоводного предприятия потребует компенсации за эту горбушу? Конечно нет! Наоборот, мы за то, чтобы такой рыбы было больше и все могли ее ловить. Для этого необходимо прекратить распри и всем заинтересованным сторонам объединиться для создания мер стимулирования, направленных на развитие рыбоводства и увеличение ресурсной базы.

Более того, вы говорите: «Оппоненты», - а я не могу сказать, что та часть рыбопромышленников Сахалина, которая недовольна политикой в рыбохозяйственной сфере, выступает против деятельности лососевых рыбоводных заводов. Напротив, эти промышленники очень переживают, когда какой-то завод не выполняет план, многие активно занимаются охраной естественных нерестилищ на реках, потому что так же, как и рыбоводы, заинтересованы в возврате и сохранении лосося. Как и в сельском хозяйстве: если ты посадил и сохранил посаженное, то можешь рассчитывать на хороший урожай.

На самом деле против деятельности рыбоводных предприятий единицы, и то они против не столько работы ЛРЗ, сколько каких бы то ни было ограничений вылова, например ограничений добычи кеты.

А этим уже умело пользуются настоящие противники лососевых рыбоводных заводов, так называемые «экологические» организации, цель у них одна – развалить эффективно действующую уже не один десяток лет отрасль рыбного хозяйства РФ. Вот эти организации я бы назвал оппонентами, а рыбопромышленников Сахалина так назвать не могу. Это, прежде всего, наши коллеги, а разногласия всегда будут. В любом бизнесе присутствует конкуренция, только надо создать условия, чтобы она была здоровой, и мы знаем, как это сделать.

Волна недовольства возникла на Сахалине, главным образом, в свете формирования речных рыбопромысловых участков для добычи лососей. Но ведь многие, кто выступает против РПУ, сами ловили и ловят в этих реках, и против они только потому, что боятся потерять эту возможность. Рыбопромышленник вкладывается на протяжении многих лет в охрану реки, которая впадает в его морской участок, но у него нет уверенности в победе при формировании РПУ на этой реке и выставлении участка на конкурс. В случае если РПУ выигрывает другой пользователь, то возникнет конфликтная ситуация: пользователь речного участка, пользуясь статусом нерестового водного объекта, в борьбе за ресурс будет оказывать давление на пользователя морского РПУ. К сожалению, критерии конкурса на речные рыбопромысловые участки таковы, что большинство предприятий не могут конкурировать с крупными рыбными предпринимателями. Именно в этом направлении и надо очень внимательно проводить работу. Необходимы изменения в правила, утвержденные постановлением Правительства РФ от 14 апреля 2008 года № 264, в части конкурсных критериев. И я вас уверяю, конфликт будет исчерпан и рыбопромышленники будут только за формирование РПУ на реках: при наличии договора на право пользования рекой сроком на 20 лет рыбак будет спокоен за свои вложения в охрану водного объекта, рассчитывая на отдачу в виде высоких объемов вылова.

– В прошлом году в Сахалинской области была утверждена государственная программа по развитию рыбной отрасли, в том числе аквакультуры. Успели ли с этого времени воспользоваться мерами поддержки предприятия – члены АЛРЗ?

– В соответствии с утвержденной программой, финансовая поддержка рыбоводным предприятиям будет осуществляться с 2014 года. В прошлом году правительство Сахалинской области собирало заявки на оказание поддержки по госпрограмме. Среди заявителей есть и члены нашей ассоциации.

– Вы неоднократно отмечали такую проблему, как браконьерство на нерестовых реках. Если сравнивать ситуацию в разные годы, она как-то меняется? Как вы оцениваете идею, что бороться с незаконной добычей рыбы должно исключительно государство?

– Я со всей ответственностью говорю, что АЛРЗ напрямую заинтересована в охране естественных нерестилищ. В 2013 году на эти цели некоторые наши члены выделили большие финансовые средства, в целом по ассоциации цифра составила порядка 100 млн. рублей, для охраны водных объектов было привлечено более 250 человек. Девиз АЛРЗ – «За ответственный подход к биоресурсам», такая работа на практике воплощает эти слова. И хорошо, что мы в этом стремлении не одиноки. Многие рыбопромышленники, которые не занимаются рыбоводством, также немало сил отдают охране нерестовых рек. За что я, пользуясь случаем, хочу поблагодарить рыбопромышленников и рыбоводов.

Но несмотря на все усилия, ситуация, к сожалению, меняется в худшую сторону. Государство, конечно, должно участвовать в охране. Небольшой штат сотрудников рыбоохраны Сахалино-Курильского теруправления Росрыболовства, не побоюсь громких слов, самоотверженно борется с браконьерством. Но это борьба с ветряными мельницами. Я говорил и буду говорить, что в первую очередь надо пресекать спрос на нелегально выловленный биоресурс, во-вторых, законодательно усилить ответственность за браконьерство, а в-третьих, создать такие условия для рыбопромышленников, чтобы они могли видеть долгосрочные перспективы своего бизнеса.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 7 марта 2014 > № 1023276 Андрей Коваленко


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 6 марта 2014 > № 1023286 Александр Шулдык

Диалог между чиновниками и рыбаками есть, взаимопонимания нет.

Александр ШУЛДЫК, Председатель Совета директоров ОАО «Южноморская база рыбфлота».

– Александр Дмитриевич, вы участвовали в круглом столе «Проблемы и перспективы повышения объемов доставки уловов на территорию России». О поднятых там вопросах хотелось бы сейчас подробнее поговорить.

– На круглом столе я выступал как представитель ОАО «Южноморская база рыбфлота». Эта организация входит в группу компаний «Примрыбснаб», одним из руководителей которой я являюсь. Мы представлены во всех секторах рыбохозяйственного комплекса: вылов, перевозка, перевалка, переработка, хранение, марикультура, производство орудий лова, ремонт и строительство судов, обучение рыбаков в собственном учебно-тренажерном центре. Всего в группе компаний работает 2500 человек.

– То есть мы можем обсуждать вопросы, которые ставят чиновники, на конкретных примерах из вашей практической деятельности. Какую проблему представители власти пытались донести до представителей бизнеса на прошедшем круглом столе?

– Насколько я понял, государство озабочено в настоящий момент тем, что значительный объем российского вылова экспортируется. Основная проблема видится не в самом факте экспорта, а в том, что экспортируется сырье, а не готовый к употреблению продукт.

– Ваша компания является крупнейшим береговым переработчиком Приморского края. Вы экспортируете готовый продукт?

– Увы, нет. Наша группа компаний вылавливает больше 50 тысяч тонн рыбы в год. Основные объекты – это лосось, сайра, сельдь и минтай. Из этого списка мы перерабатываем только сайру, и продается она исключительно в России. Остальное реализуется в мороженом виде.

– А куда продается? На экспорт или в Россию?

– Примерно 50 на 50.

– Что для вас является главным критерием для принятия решения: куда продавать – в Россию или за рубеж?

– Основной аргумент при принятии решения о продаже – это цена. Если выбор, кому продавать, стоит между Россией и заграницей, то помимо цены мы учитываем разницу в логистике, пошлину и налоги. Все остальные факторы не имеют значения.

– А что у вас происходит с переработкой?

– В переработке мы представлены в основном консервами. Мы являемся крупнейшим производителем рыбных консервов в России, выпуская в год более 130 миллионов банок и перерабатывая более 35 тысяч тонн сырья. Собственным сырьем мы обеспечены на 20%, все остальное покупаем на рынке, в том числе в Японии. Так что есть в отечественной рыбопереработке и такие примеры, где страны АТР являются сырьевым придатком России.

– Критики рыбаков говорят, что последние не спешат развивать переработку, что производственных мощностей не хватает, а те, что есть, безнадежно устарели или находятся в плачевном состоянии.

– Я разделяю рыбаков и переработчиков. Задача одних – ловить, задача других –перерабатывать. Рыбалка сама по себе является достаточно сложным видом деятельности. Выдвигать претензии рыбакам, что они не занимаются еще и переработкой, это, на мой взгляд, не совсем справедливо. Лучше создавать стимулы для развития переработчиков. Если это будет выгодное занятие, то многие рыбаки без всякой критики расширятся в данном направлении.

Теперь что касается производственных мощностей. Критики считают, что переработка в России не развита, поскольку не хватает производственных мощностей. Но критики заблуждаются. Производственные мощности – не проблема. Мы начинали заниматься консервами, имея производительность 15 тысяч банок в сутки. В настоящий момент мы довели ее до 600 тысяч банок в сутки. В процессе достижения текущих показателей мы восстанавливали разрушенные заводы и строили новые, мы ремонтировали старое оборудование и покупали новое. Следует заметить, что выпуск консервов – это самое затратное по капитальным вложениям из всего, что есть в береговой рыбопереработке. Если вы хотите выпускать пресервы или филе, то реализовать в техническом плане это проще простого, потому что это преимущественно ручной труд. Не придумали пока таких машин, которые могут рыбу разного размера и веса так же эффективно обрабатывать, как это делает человек.

– Так в чем же тогда проблема? Почему весь минтай не перерабатывается в России?

– Главная причина звучит так: в Китае рыбопереработка обходится дешевле. Я уже говорил, что при современном развитии техники эффективное рыбоперерабатывающее производство подразумевает ручную разделку. Это тяжелый, монотонный труд. Китайцы намного более приспособлены к такому труду в сравнении с россиянами. Производительность у китайцев в среднем в полтора раза выше. А получают за свой труд китайцы в среднем в два раза меньше. Вот на этом уже можно и закончить весь анализ, но кроме колоссальной форы по людям китайцы могут не соблюдать экологические требования, могут покупать энергоресурсы по специальным тарифам, могут получать льготы по налогам, субсидии.

– Как эту ситуацию изменить? Можно ли создать условия, чтобы российские уловы перерабатывались в России, а если что-то и шло на экспорт, то это был бы готовый к потреблению продукт с максимальной добавленной стоимостью?

– Изменить можно все, было бы желание и воля. Самый простой способ – это государственные дотации. Не просто поддержание убыточных предприятий, а формулировка конкретных целей, которые нужно достичь, и выделение конкретных сумм субсидий, которые по достижении целей будут выплачены. Так сейчас работает программа поддержки береговых рыбопереработчиков в Приморье и работает хорошо. Если федеральный уровень тоже захочет взять субсидии на вооружение, то методики, проверенные временем и результатами, уже есть.

Можно посмотреть также на налоги. Есть единый сельскохозяйственный налог, доступный многим рыбакам, но недоступный рыбопереработчикам. В результате российские переработчики не хотят покупать сырье без НДС, а китайские хотят. Если налог называется единым, то пусть он будет единым для всей производственной цепочки, которую сейчас пытается создать государство. ЕСХН нужно сделать доступным для рыбопереработчиков и убрать ненужное ограничение в 300 человек.

Но самое главное – это квоты. А вернее, принципы распределения квот, учитывающие те задачи, которые ставит российское государство.

– Почему вы думаете, что именно квоты являются тем рычагом, который позволит решить задачу по углублению переработки?

– Я так считаю потому, что квоты стоят очень много денег. Государство в курсе. Федеральное агентство по рыболовству регулярно проводит аукционы, где видна реальная стоимость квот. Так как государство раздает квоты в основном бесплатно, то у государства есть право потребовать что-то взамен.

– Сейчас обсуждаются диаметрально противоположные принципы распределения квот. Какой из них, по вашему мнению, наиболее подходит для решения задачи по углублению переработки?

– У рыбаков есть консолидированная позиция, что самый правильный принцип распределения это «исторический», который сейчас действует и должен остаться при новом распределении.

– Основным оппонентом исторического принципа выступает Федеральная антимонопольная служба.

– Действительно, ФАС выдвигает две основные претензии к историческому принципу: ограничение доступа новых игроков на рынок и квотные рантье.

Что касается доступа, то на первый взгляд вроде бы все правильно. Как новая компания может заняться рыбалкой, если там уже закрытый клуб на 10 или 20 лет вперед? Налицо ограничение конкуренции! С другой стороны, таких новых компаний нет. Создать рыболовецкую организацию с нуля - это очень непростая задача, и за всю новейшую российскую историю мы не видим таких примеров. А ведь возможности есть. Есть «неодируемые» объекты, есть Мировой океан. Там квоты не нужны. Но новые игроки не приходят. Так что не нужно путать квоты на вылов рыбы с квотами на импорт мяса. Это в мясе желающих толпа набежит, а рыбаки есть те, которые есть, и квоты будут перераспределяться между все теми же участниками.

Вторая претензия – это рантье. Квоты получили компании, которые не имеют своего флота, рыбу не ловят, а делают деньги из воздуха, торгуя правом на вылов. Я абсолютно согласен, что это странная и неправильная ситуация, но хотел бы обратить внимание на следующие моменты. Государство знает, что квоты продаются и покупаются, хотя делать этого нельзя. Государство знает механизм, который придумали, чтобы обойти ограничения. Самый простой способ победить рантье - это поломать механизм. Этого не делается, на мой взгляд, потому что на самом деле настоящих рантье мало и большинство «продаж» квот происходит внутри связанных юрлиц, где квоты могут быть у нескольких организаций, а судно числится на одной. Чтобы окончательно убить вопрос рантье, можно при новом распределении брать за основу исторический принцип не в разрезе юрлиц, а в разрезе судов. Пусть квоты получает та организация, суда которой ловили рыбу. Технически это вполне осуществимо, необходимая статистика есть. Все настоящие рыбаки будут за такое распределение, против могут быть только настоящие рантье. Заодно и узнаем, кто это такие.

– Однако глупо отрицать, что исторический принцип распределения не стимулирует решение задачи по углублению степени переработки.

– Именно поэтому, если рыбаки хотят исторический принцип сохранить, то нужно предлагать конкретные пути и механизмы его модернизации, которые будут учитывать государственные цели.

Что касается достаточной глубины переработки, то конкретный механизм может быть, например, такой. Сначала нужно дать определение - что такое глубоко переработанный продукт. На мой взгляд, это должен быть готовый к употреблению продукт или полуфабрикат. Просто мороженый минтай б/г, даже если из него вытащили икру, молоки, печень, а отходы пустили на муку, - это еще не глубокая переработка. Привязать конечный продукт к выловленной рыбе поможет система прослеживаемости продукции, которая сейчас формируется. Хотел напомнить, что новое распределение будет считаться в 2018 году и время пока есть, чтобы эту систему довести до ума и обкатать. Ну а для распределения самих квот можно ввести повышающий коэффициент. Например, было у меня в каком-то году 100 тонн минтая. 50 тонн я заморозил, а 50 тонн глубоко переработал. Вводим для объема глубокой переработки коэффициент 2 и в статистику вылова за этот год у меня пойдет не 100 тонн, а 150, что увеличит мою долю при новом распределении.

Однако для решения задачи по глубокой переработке, я считаю, нужно идти еще дальше и давать квоты самим переработчикам.

– То есть вы предлагаете выделять квоты тем, кто вообще может не иметь флота и не быть рыбаком? Береговым цехам, находящимся в сотне километров от моря?

– Именно это я и предлагаю. Постараюсь объяснить свою логику. Лично я не являюсь сторонником теории заговора, но когда иногда смотришь на консолидированную и жесткую позицию иностранных контрагентов, то начинают закрадываться мысли, что тут уже не вопросы экономики, а вопросы политики во главе, что общаешься ты не с китайским переработчиком, а с правительством Китая в его лице. Вспомните статистику цен на минтай б/г и филе минтая, которую нам демонстрировали на круглом столе. Она даже не говорит, а кричит: производите минтай б/г, потому что производить филе невыгодно.

Правда жизни такова, что дикой рыбы в мире становится все меньше, а людей все больше. Очень резко растет материальный достаток населения, очень сильно повышается осознанность, что дикая рыба - это последний источник чистого природного белка на Земле. Результат таких событий закономерен и поэтому за этот ресурс начинают сражаться не только экономические субъекты, но и государства.

Мы можем построить производства для глубокой переработки рыбы, а Китай для сохранения своей монополии поведет такую ценовую политику в отношении сырья, что все рыбаки и не подумают о российском рынке. Квоты переработчикам на этапе становления российской переработки - это гарантии наличия сырья.

– А кто будет ловить?

– Ловить по-прежнему будут рыбаки. И для этого нужно будет ввести цивилизованный оборот квот, когда квоты могут передаваться другим пользователям на основании закона, а не в обход него, как сейчас.

– То есть, если весь российский вылов будет перерабатываться, то все квоты будут у переработчиков, а рыбаки останутся вообще без квот?

– Для переработки всего российского вылова российскими переработчиками еще очень далеко. Переработка в первую очередь ориентирована на местный рынок. Если взять тот же минтай, то рынок России потребляет 300 тысяч тонн по сырью, а вылавливается 1 миллион 700 тысяч. Если даже все эти 300 тысяч отдать переработчикам, то «потеря» 17% квот не станет смертельной для рыбаков. Опять же не стоит забывать, что как только российское государство четко обозначит свою позицию в отношении такого распределения квот, очень многие рыбаки сами займутся глубокой переработкой. Уже сейчас разделка и заморозка рыбы - это хоть и не очень глубокая, но переработка. Осталось сделать еще несколько шагов. Технически и организационно это не сложно, но нужны стимулы. Нужно компенсировать объективные экономические и политические плюсы Китая бесплатными квотами.

– Что бы вы хотели посоветовать многочисленным участникам непростой дискуссии о направлениях развития рыбохозяйственного комплекса России?

– Сейчас созданы многочисленные экспертные группы, общественные советы, проводятся встречи и круглые столы. Вроде бы диалог есть, но у меня, как у непосредственного участника таких мероприятий, часто возникает ощущение, что стороны друг друга не слышат и не понимают.

Выступления рыбаков и руководителей ассоциаций обычно очень эмоционально окрашены в ущерб попытке осознать доводы другой стороны и постараться учесть интересы государства. Рыбаки защищают исторический принцип в том виде, какой он есть сейчас, несмотря на то, что понимают: целей, которые ставит государство, он не решил до настоящего момента и не решит после 2018 года. Цели эти не глупые. Они отражают интересы общества, и государство должно их продвигать. Так как чиновники не всегда знают специфику рыбалки и переработки, то какие-то предлагаемые способы достижения целей могут быть ошибочны и даже вредны, и задача рыбаков это спокойно и аргументированно объяснять. Нужно искать и предлагать компромиссы.

К чиновникам у меня пожелание поскорее определиться. Чтобы рыбу перерабатывать, ее нужно ловить. Рыболовецкую отрасль сейчас лихорадит. Рыбаки должны делать серьезные вложения в основные фонды, в подготовку специалистов, а между тем нет понимания, каковы будут принципы и сроки следующего распределения квот. В ситуации неопределенности никто не станет инвестировать в будущее, все будут цепляться за настоящее, выжимая по максимуму. Пора прекратить генерировать многочисленные и разнонаправленные предложения по перераспределению квот и твердо обозначить государственную позицию. Если вы видите, что что-то не работает так, как того хочет государство, то нужно систему модернизировать. Но это не должна быть шоковая терапия. Смелые эксперименты может быть и нужно проводить, но не над всей отраслью сразу. Можно выделить 20-30% квот и распределить их по-новому. Пусть это будут квоты под киль, квоты переработчикам, олимпийская система, пусть даже аукционы. Теоретические рассуждения о плюсах того или иного подхода должны быть подтверждены практикой, прежде чем переносить нововведения на всю отрасль.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 6 марта 2014 > № 1023286 Александр Шулдык


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 5 марта 2014 > № 1023317 Светлана Лисиенко

Отрасли недостает адекватного анализа результатов работы.

Светлана ЛИСИЕНКО, Заведующая кафедрой «Промышленное рыболовство» Дальрыбвтуза, кандидат экономических наук.

– Светлана Владимировна, для начала – как лично вы могли бы сегодня оценить активность рыбопромышленников в деле развития своих производств? Ведь отраслевое образование – это часть рыбохозяйственного комплекса, и вы со своей позиции можете судить о тенденциях в отрасли.

– На мой взгляд, наглядный показатель активности рыбаков – это то внимание, которое они стали уделять в последнее время кадрам. Крупные компании со всего Дальнего Востока начали обращаться к нам с заказами на подготовку специалистов, привлечение студентов на практику, идет процесс заключения договоров о сотрудничестве, в т.ч. долгосрочном. В последнее время представители руководства и кадровых служб таких компаний, как «Океанрыбфлот», «ПБТФ», «Южморрыбфлот», «Экарма» и других, у нас в вузе частые гости. Все потому, что рыбопромышленники уже по-настоящему начали задыхаться от нехватки грамотных рабочих, специалистов, а суда нужно отправлять на путину без задержек. Сегодня во всех районах Дальневосточного бассейна на промысле находится свыше 200 рыбодобывающих судов, и то, как они отработают, зависит от опыта и знаний тех, кто непосредственного находится в море.

Поэтому компании готовы брать к себе и молодых ребят, привлекают их хорошими условиями труда и проживания, гарантиями и перспективами профессионального роста.

– Наверняка и сами ребята с большим удовольствием идут работать на отремонтированные и модернизированные суда?

– Конечно, ведь у таких крупных, хозяйственных предприятий, которые грамотно планируют свой бюджет, есть деньги и на социальные программы, и на развитие своих мощностей. А кое-кто может предложить рабочие места даже на новострое. Та же Преображенская база тралового флота, которая построила себе БМРТ «Генерал Трошев» и уже планирует новые заказы, – это хороший пример того, как можно правильно распоряжаться амортизационными отчислениями от работы своего действующего флота, направляя эти деньги не в чей-то карман, а на постройку нового судна.

Но это возможности крупных компаний. Когда у тебя полпарохода в распоряжении, то голова, конечно, занята совсем другим: как бы себя прокормить да чем бы судно заправить. Так что, я уверена, в рыболовстве государству необходимо поддерживать не слабых, а тех, кто в состоянии работать и совершенствоваться технически. Кстати, показателем стабильности и устойчивости компании является ее история, поэтому «исторический принцип», про который сегодня так много говорится, конечно, должен оставаться в основе распределения квот.

Но при этом пора говорить о совершенствовании самой системы государственного управления процессом лова. Это необходимо делать, если мы хотим и дальше повышать показатели рыбной отрасли.

– Мы уже поднимали вопрос о том, что инновационный путь развития отечественного рыболовства, к которому нам и следовало бы стремиться, должен быть ориентирован на его интенсификацию. То есть чем больше вылов, тем он должен быть качественнее – разнообразнее.

– Совершенно верно. Пока что целевые установки по достижению рыбной отраслью запланированных значений у нас основываются на экстенсивном способе развития: считается, что чем больше вылов, тем лучше. А то что повышение вылова (якобы с одновременным увеличением степени освоения квот) происходит за счет двух-трех основных массовых объектов, остается без внимания.

На кафедре «Промышленного рыболовства» мы предметно занимаемся этим вопросом. Вместе со студентами в последние годы тщательно анализируем промысловую статистику на предмет освоения общего допустимого улова (ОДУ) по каждому объекту и району промысла Дальневосточного бассейна. Я могу показать вам результаты. Вот, к примеру, камбала: процент освоения ОДУ по одной из промысловых зон в 2011 году всего 28,5%. По макрурусу и того меньше – 22-25%. Чуть лучше ситуация с навагой – 48,2%, сельдь – 52,45%. Минтай, конечно, на этом фоне выгодно выделяется – 90-97%. Хотя если взять тот же минтай, но уже по подзоне Приморье, то там вылов не превышает и 20%.

Вот мы видим свежие данные: освоение ОДУ за 10 месяцев 2013 года – в целом менее 50%. И так из года в год. Хотя общий вылов при этом демонстрирует положительную динамику. За счет чего? Думаю, вы тоже понимаете, что ежегодное увеличение ОДУ минтая или сельди позволит достигать прогнозные показатели, но не повысит качество работы всей системы «добыча» в Дальневосточном бассейне, где каждый промысловый район изобилует объектами, которым уделяется куда меньше внимания.

– В чем вы видите причины сложившейся ситуации?

– Отсутствует системность в управлении отраслью. Я считаю, что сегодня очень неэффективно используются данные мониторинга. Ежедневно с промысла поступают сведения о количестве судов в море, составе флота, фиксируется множество показателей эффективности работы (средние уловы на судно, на одно траление и т.д.). Есть и оперативные сведения о погоде, ледовой обстановке, аварийных ситуациях – т.е. можно оценивать условия, в которых приходилось работать судам.

В период основных путин создаются штабы: минтаевый, сайровый, лососевый, куда стекается вся информация, пишутся отчеты, принимаются оперативные решения и т.п. В зонах масштабного промысла работают начальники промысловых районов. Но в итоге все равно не происходит самого главного – адекватного анализа результатов работы на путине и выработки решений, предложений по оптимизации организации взаимодействия промысловых единиц и промысловых процессов в целом. Не выясняются причины простоя судов: на чем потеряли, почему это произошло и что нужно сделать, чтобы избежать подобного в следующий раз. Нет самого главного – ПЛАНИРОВАНИЯ.

Почему этого не происходит? Полагаю, либо так кому-то нужно, либо просто отсутствуют профессионалы, имеющие необходимые для такой работы навыки, опыт и знания. Кроме того, есть ограничения по «вмешательству» в работу пользователей биоресурсов – частных компаний, коими являются практически все рыбодобывающие организации.

– Все законно: пользователь оплатил сбор за ресурс, государство выдало квоту…

– Да, но после этого государство может лишь наблюдать за тем, как рыбаки осваивают эти квоты, причем только по количественному показателю – объемам добычи. И хорошо, если выдался «рыбный» год, а если нет? Сегодня лосось не подошел, завтра что-нибудь произойдет с минтаем. Это природа, это поведение объекта промысла, которое описывается вероятностно и не подлежит совершенному прогнозированию. А в это время заканчивается одна госпрограмма развития отрасли, ее признают неэффективной, поскольку показатели не достигнуты, средства недоиспользованы. Вновь направляется уйма денег на разработку новой, причем разработчики остаются прежними. Но пытаясь повлиять на следствие, они не могут или не хотят по-новому взглянуть на первопричины происходящего. Пытаются заставить рыбака строить «правильный» флот и выпускать «правильную» продукцию. И все это вместо того, чтобы скорректировать сам стандарт промысла, заложив в его основу плановость.

Почему, проанализировав накопленную информацию с промысла, государство не может сделать заключение и сказать рыбаку, сколько он ДОЛЖЕН освоить, – определить ему плановую норму освоения? Почему нельзя по-государственному организовать промысел, обосновав и предложив всем пользователям стандарт поведения и функционирования, основанный на оптимальных организационно-управленческих схемах? А уже на каких судах, кем построенных и с помощью каких орудий лова можно будет выполнить этот план – решает сам рыбак, это его профессия.

– Заставить рыбаков перейти на плановую работу государство может, но насколько это будет эффективно?

– А нельзя заставлять, у государства есть рыночные механизмы стимулирования. Рыбак сегодня – это прежде всего предприниматель, которого можно ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ повышать эффективность своей работы. И если он действительно хорошо занимается своим делом, то его можно поощрять налоговыми преференциями, предлагать выгодные программы кредитования, лизинга, снижать плату за ресурс в конце концов.

Конечно, если план выполняться не будет, то на основании данных с промысла можно разобраться в истинных причинах этого: была ли в районе плохая погода, случилась авария либо судно просто неэффективно отработало на фоне остальных. На основании этого уже можно будет делать выводы и корректировать, например, размер доли квоты. Такими методами, на мой взгляд, можно было бы бороться с «квотными рантье», существующими лишь за счет торговли своими долями квот.

Сегодня большинство тех, кто реально работает, кто заинтересован в росте и развитии своих предприятий. Да и современных технологий для качественной работы хватает – есть, кому проектировать и где строить. Главное, не ограничивать рыбака в возможностях совершенствоваться и не навешивать на него обязанностей развивать попутно пару-тройку отечественных отраслей – это не его забота.

– Но все ли смогут сразу перестроиться под такие требования? Тем более что для эффективной работы в море мало построить современное судно и приобрести хорошее снаряжение, необходимы знания и опыт работы со всем этим.

– Несомненно, любое новое правило должно вводиться постепенно. Потребуется переходный период, за который можно было бы подтянуть техническую базу и теорию, вооружиться научной основой – научиться ведь можно всему. Промрыбак должен знать и уметь применять на практике технологии рыболовства: это и методы предотвращения выхода объекта промысла из зоны облова, и принципы ведения рационального рыболовства с выходом на его устойчивость, и принципы эффективной организации промысла и производственного процесса на судне. Повторюсь, все это можно и нужно оценивать – это производственная логистика применительно к процессу добычи ВБР.

Кроме того, на основании данных об имеющихся у отдельно взятой компании квотах и составе судов можно составлять план рациональной работы, т.е. получения максимальной прибыли на несколько лет вперед с учетом промысловых потерь. Кстати, мы на кафедре «Промышленное рыболовство» в Дальрыбвтузе обучаем этому студентов и выполняем реальные расчеты для предприятий на основе хоздоговоров, поскольку своих специалистов, способных делать эту работу, у них пока нет.

Куда сложнее бороться с безграмотностью госструктур, которые сегодня осуществляют контроль за промыслом. Кто и когда, например, придумал, что инспектор рыбоохраны должен досконально разбираться лишь в биологии гидробионтов? Сегодня практически все нарушения связаны с организацией производственного процесса на добывающем судне: специалисты нашей кафедры постоянно привлекаются к проведению соответствующих экспертиз. И практика показывает, что представители контролирующих органов порой не знают даже расшифровки аббревиатур промысловых судов (РТМС, БМРТ, СТР, БАТМ), не представляют себе конструкционных различий между тралом и снюрреводом. Между тем, если наказывать рыбака за нарушения правил рыболовства, то это нужно делать грамотно, профессионально, доказательно, а не заниматься «придирками». Но инспектор, обладающий только биологическими знаниями, этого сделать не сможет.

Повышение уровня знаний данной категории должно происходить двумя путями: необходимо привлекать к работе в таких должностях профессиональных специалистов, имеющих базовое образование по промышленному рыболовству, либо повышать их квалификацию и проводить профессиональную переподготовку. Кстати, в Дальрыбвтузе осуществляется подготовка таких специалистов, и мы уверены, что одно лишь знание рыбохозяйственного законодательства не приведет к успеху. Нужны понимание и навыки практического применения.

Вопросы вызывает и квалификация специалистов в некоторых территориальных управлениях Росрыболовства, которые, в частности, выдают разрешения на вылов ВБР, уже содержащие основания для совершения браконьерства. Речь идет о разрешениях на использование определенных орудий лова и объектов промысла, которые фактически не могут быть изъяты без нарушения правил рыболовства. Например, разрешение на добычу минтая и сельди тихоокеанской – трал донный и трал разноглубинный. Знающие люди понимают, что после окончания промысла минтая (15 апреля) суда могут перейти на добычу сельди. И в том, и в другом случае используется трал разноглубинный. К чему тогда в разрешении указывать трал донный? Ответ – чтобы ловить минтай в период интенсивного нереста. Сельдь никогда не добывалась тралом донным по принципам формирования промысловых скоплений. Откуда берутся такие разрешения? Вопрос, конечно, интересный…

– Но кто тогда сможет заниматься по-настоящему грамотным анализом поступающих с промысла данных, чтобы нововведение не превратилось в очередной барьер для нормальной работы законопослушных рыбаков?

– Речь должна идти о разработке стандартов. И стандартизировать нужно не только промысел, но и саму процедуру организации и управления этим процессом. Конечно, такая работа должна проводиться только с привлечением практиков и науки от самой отрасли, должны организоваться общественные обсуждения и учитываться успешный опыт других стран. Но как бы ни было сложно, делать это все равно придется, если государство хочет повысить ответственность и отдачу от использования собственного ресурса, если оно заинтересовано в развитии рыбной отрасли.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 5 марта 2014 > № 1023317 Светлана Лисиенко


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 26 февраля 2014 > № 1021978 Федор Андреев

Встреча с президентом компании «АЛРОСА» Фёдором Андреевым.

Владимир Путин провёл встречу с президентом алмазодобывающей компании «АЛРОСА» Фёдором Андреевым. Обсуждались итоги работы компании в 2013 году, в том числе итоги размещения её акций на бирже, а также планы работы компании на перспективу.

В.ПУТИН: Добрый день!

Фёдор Борисович, как компания закончила год, в каком она состоянии находится? Вообще как ситуация сейчас на рынке? Вы, конечно, знаете, что государство в сложное время компанию самым активным образом поддержало, и в целом это способствовало стабилизации ситуации. И размещение на бирже, как это всё прошло, и ваши планы на ближайшее время.

Ф.АНДРЕЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, в 2009 году, как Вы помните, во время Вашего визита в город Мирный, после этого была оказана значительная помощь компании, выкуплены алмазы на миллиард долларов, что позволило, в общем-то, компании расшить те проблемы с кредитами, с реализацией планов по инвестициям.

Поэтому начиная с 2009 года компания достаточно уверенно растёт, мы улучшаем наши показатели как по выручке, так и по EBITDA, по прибыли. И, например, прибыль компании с 2009-го по 2013 год выросла в три раза, с 10 миллиардов рублей до 30. Дивидендные выплаты выросли в 10 раз, и по этому году они составили порядка 10 миллиардов рублей.

2013 год был также достаточно успешным для компании, производство выросло на 7 процентов – с 34 миллионов карат до 37. И компания по-прежнему остаётся, скажем так, абсолютным лидером по производству в каратах. Например, добыча «Де Бирс» составила 31 миллион карат по этому году.

В.ПУТИН: По прошлому году.

Ф.АНДРЕЕВ: По 2013 году, да, прошу прощения.

Выручка компании выросла на 11 процентов, заработная плата выросла на 14 процентов и по итогам 2013 года увеличилась с 79 тысяч рублей до 90. В целом с 2009 года по 2013 год зарплата увеличилась в 2,2 раза, что позволило нам значительно стабилизировать ситуацию в коллективах. Сегодня проблема с текучестью кадров, в общем-то, решена.

При этом производительность труда по итогам 2013 года выросла у нас несколько меньшими темпами, всего на 9 процентов. Я, в общем-то, знаю Ваше отношение к этому вопросу, но в своё оправдание могу сказать, что резкое падение в конце года цены на алмазы, как раз на те самые 5 процентов, не позволило нам соблюсти этот баланс. Но в целом за прошедшее время, начиная с 2009 года, мы его выдерживаем, и производительность труда в компании выросла в 2,4 раза. Зарплата выросла в 2,2 раза.

Также важно отметить, что в 2013 году, в конце октября, прошло размещение акций компании – по 7 процентов на бирже разместила Российская Федерация и Якутия, 2 процента – это были казначейские акции компании.

Как Вы помните, была достаточно большая дискуссия – стоит ли приватизировать, насколько быстро приватизировать [компанию]. И, собственно говоря, по шагам приватизации была дискуссия.

Также дискуссия была по поводу площадки размещения. Все считали, что размещение на Российской бирже обречено на неуспех, что обязательно компания должна продаваться через Лондон или через американские биржи. Но, тем не менее, по результатам мы разместили 16 процентов акций, что дало в совокупности бюджету и России, и Якутии 36 миллиардов рублей.

Вами принято решение направить эти деньги целевым образом на развитие Якутии, на решение вопросов аварийного и ветхого жилья. В процессе работы 70 инвесторов зашли в акции как компании, причём зашли крупнейшие американские фонды, английские. И, в общем-то, то размещение, которое произошло только на российской бирже, не вызвало у этих фондов никаких нареканий. Стоимость компании по итогам размещения также составила, если переоценивать на всю компанию, 8 миллиардов долларов.

После этого по Вашему указанию было подписано соглашение между акционерами, Росимуществом и правительством Якутии, которое зафиксировало, что на следующий период до 2020 года планируется сохранить совокупный контроль за компанией. Это решение для нас, для республики, крайне важное, поскольку, в общем-то, мы считаем, что приватизация – процесс хороший, но должен происходить эволюционным, скажем так, путём, поскольку сегодня компания тратит порядка 8 миллиардов рублей ежегодно на социальные объекты. Это и садики, и аэропорты, и жилищно-коммунальное хозяйство. Поэтому все эти вопросы, конечно, мы реформируем, но реформируем не быстро, постепенно.

Думаю, что эта реформа у нас займёт не менее 10 лет. И всё-таки во главу угла мы ставим принцип неухудшения качества услуг для населения, поскольку компания в Якутии работает в трёх моногородах, и мы свою ответственность в этом отношении чувствуем.

2014 год для нас будет, скажем так, ключевым годом для реализации нашей стратегии развития. Уже работает в экспериментальном режиме наша фабрика, рассчитанная на 4 миллиона тонн руды и добычу 4 миллионов карат в Архангельске на Ломоносовском месторождении.

Недалеко от этой фабрики и этой [кимберлитовой] трубки сейчас уже «ЛУКОЙЛ» запускает, в общем-то, сопоставимую и фабрику, и трубку [имени Владимира] Гриба. Таким образом, думаю, что в перспективе мы получим новую алмазную провинцию, которая будет работать в Архангельске.

Также в июле текущего года мы планируем запустить крупнейший в мире подземный рудник в городе Удачный, что позволит нам не только сохранить наш уровень добычи, но и, самое главное, обеспечить людей рабочими местами.

Рудник также будет рассчитан на добычу 4 миллионов тонн руды, что соответствует где-то чуть более 5 миллионам карат добычи. По сути дела, эти два крупнейших проекта будут основой роста компании в последующие годы, и к 2020 году мы планируем выйти на уровень добычи 40 миллионов карат.

У нас подготовлена и утверждена советом директоров стратегия развития. Моё мнение и мнение менеджмента, что мы перед собой ставим задачу стать лидерами не только по объёмам производства, этим, в общем-то, Россия славилась всегда, но также стать и лидерами на рынке с точки зрения маркетинга, влияния на сам рынок. Уверен, что мы эту задачу решим.

Решение этой задачи позволит нам продолжить наращивать капитализацию компании. И что я забыл сказать: принципиально важно, что после размещения акций стоимость их уже выросла на 5 процентов, что опять-таки подчёркивает успешность этого размещения.

По консервативным оценкам, стоимость компании должна вырасти на 30 процентов за следующий пятилетний период. Поскольку с 2016 года у нас заканчиваются все основные инвестиции в производство компании, появится возможность наращивать и дивиденды, в том числе и в адрес крупнейших акционеров – Российской Федерации и Якутии. Таким образом, считаю, что эти планы вполне реализуемы, и мы их достигнем.

Если коротко.

В.ПУТИН: Отношения между улусами, республикой, и Правительством Российской Федерации, менеджмент там гармоничный, есть какие-то проблемы?

Ф.АНДРЕЕВ: Вы знаете, гармоничность рождается из споров в том числе. Мы действительно по многим вопросам дискутируем, и иногда точки зрения расходятся, но тот путь, который компания прошла начиная с кризиса, а кризис нас научил достаточно многому, и в первую очередь не расходовать бездумно средства на различные инвестиционные проекты. Потому что до этого компания пыталась инвестировать и в газовые активы, и в железорудные активы, и в банки, и в страховые компании. В общем-то, за прошедшее время мы действительно сократили количество дочерних и зависимых обществ с 70 до 40, и эту работу будем продолжать.

Те решения, которые сегодня достигнуты – размещение акций, и взаимопонимание, которое есть, механизмы расходования средств на ту же социальную реформу (передавая социальные объекты республике, мы исходим из принципа, что под это должна создаваться налоговая база самой компании), все эти решения – это залог будущего хорошего развития и в интересах республики. Ещё раз напомню про те самые 36 миллиардов. Это критически важное было решение.

Соглашение между акционерами и то значение с точки зрения налогов, которое компания играет для республики, я думаю, что это как раз экономическая основа хороших взаимоотношений. Поэтому мы здесь, соблюдая принцип преемственности, тем не менее пытаемся эти отношения сделать более понятными и прозрачными: не пытаться ради каких-то благих, иногда красиво звучащих лозунгов подрывать экономическую базу. Поэтому, я считаю, сейчас этот фундамент принципиально создан.

В.ПУТИН: Спасибо.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 26 февраля 2014 > № 1021978 Федор Андреев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 21 февраля 2014 > № 1014224 Геннадий Сюмаков

Российские орудия лова успешно конкурируют с зарубежными

Компания «Морское снабжение» постоянно работает над развитием производства, на этот год у предприятия большие планы

Найти событийный повод, чтобы написать о компании «Морское снабжение» (Приморский край), которая вот уже более 15 лет успешно обеспечивает необходимой продукцией российских и зарубежных рыбаков, несложно. «Морское снабжение» и его дочерние предприятия – «Калан» и Тавричанская сетевязальная фабрика – постоянно расширяют перечень выпускаемых товаров, ежегодно вводят в эксплуатацию новое оборудование, используют передовой опыт по производству орудий лова, делей, наплавов и т.д. Только высокое качество и широкий ассортимент продукции способны обеспечить дальнейшее развитие компании, убежден генеральный директор ООО «Морское снабжение» Геннадий Сюмаков.

– Геннадий Владимирович, расскажите, пожалуйста, с какими результатами «Морское снабжение» – компания, хорошо известная дальневосточным рыбакам, – подошла к сегодняшнему дню?

– На современном этапе основной итог: в 2013 году мы договорились со специалистами из Японии о том, чтобы они помогли наладить технологическую цепочку по выпуску сетематериалов – делей. После заключения контракта завод-изготовитель сетевязальных машин – японская компания AMITA – решил нам помочь и внести рекомендации по использованию технологии. Начиная с мая японские инженеры посетили наше дочернее предприятие – Тавричанскую сетевязальную фабрику – уже четыре раза.

Если раньше мы строили производство на основе советских технологий, то теперь перешли на иной уровень. Используя японские рекомендации, на порядок повысили качество продукции. Руководители рыбодобывающих компаний, которые побывали у нас после внедрения технологических новаций, отметили, что в производстве нейлоновых делей произошел настоящий прорыв.

В октябре была установлена новая сетевязальная машина производства компании AMITA – уже четвертая на нашем предприятии. Представитель из Японии, налаживавший технологию, сказал, что сегодня мы вышли на качество, которое соответствует японскому рынку. Хотя, не скрою, на первоначальном этапе, после открытия фабрики, не все было идеально. Потребовалось настроить технологию, обучить людей.

А ведь рыбаки очень чутко относятся к качеству продукции: если попадется брак, можешь забыть про заказчика. С другой стороны, хорошая репутация работает на тебя. Недавно позвонил представитель рыбопромышленного предприятия: «Ваши невода зарекомендовали себя отлично, уловистые, хотим заказать еще».

– Компания регулярно покупает новое современное оборудование. Какие планы у «Морского снабжения» на этот год?

– Да, мы строим инновационное производство: приобретаем новейшие технологии вместе с оборудованием и внедряем их в производство. На 2014 год, естественно, у нас большой план по развитию. В настоящее время ведем переговоры с испанскими производителями оборудования – компаниями Galan textile machinery и Twis technology – по вопросу поставки их машин.

Также планируем ввести в эксплуатацию большие производственные площади. Завершено оформление проектной документации, получены разрешения на строительно-монтажные работы. Приобрели металлоконструкции, сэндвич-панели. Остается только произвести монтаж, установить оборудование (оно уже закуплено и находится на складе компании «Морское снабжение»). Думаю, в августе мы запустим новую технологическую линию по производству плетеных полиэтиленовых делей. Опять же, с участием японских инженеров.

– А что побуждает развиваться, закупать новое оборудование, ведь можно же остановиться на определенном уровне? Или рынок требует постоянно повышать качество, расширять линейки выпускаемой продукции?

– Мы считаем, что только высокое качество в состоянии обеспечить дальнейшее развитие компании. А высокое качество подразумевает самые современные высокие технологии, что без новейшего оборудования невозможно.

Да и за Россию обидно. Получается, промышленность всю развалили – кто-то же должен начинать вводить новые технологии. Сегодня на рынке Дальнего Востока и России в целом достаточно широко представлены мировые лидеры, производящие сетематериалы. Наша задача – составить им достойную конкуренцию.

– Ваш производственный комплекс работает по самым разным направлениям – изготавливаются орудия лова, волокно, нити, веревки, канаты, дели, наплава. При таком многообразии что сегодня является гордостью компании?

– Наверное, на каждом этапе развития предприятия ответ на этот вопрос был бы свой. Здесь можно отметить наплава из этиленвинилацетата (ЭВА). Если раньше около 95% российского рынка обеспечивалось наплавами производства Южной Кореи, то теперь на 50-70% - продукцией нашей компании. Она соответствует всем мировым стандартам и востребована даже за рубежом. Хотелось бы отметить, что мы единственные в России, кто производит продукцию из ЭВА. В настоящее время планируем расширить линейку наплавов: сейчас выпускаем три размера и добавим еще три.

Как я уже упомянул, наплава из этиленвинилацетата отправляются и за границу, для кошелькового лова тунца рыбаки используют поплавки только такого типа.

Если вернуться к российскому рынку, то хотелось бы отметить тот факт, что когда мы отправили наплава на Черноморский бассейн, рыбаки очень сильно сомневались, подойдет ли им эта продукция. Были отправлены наплава для таманских промысловиков, для колхозов, через Касимовскую сетевязальную фабрику – она поставляет дели для промысла на Черном, Азовском морях. И потом даже от рыбаков пришло благодарственное письмо.

В марте планируем представить наплава на выставке в Мурманской области – партнеры сказали, что нашу продукцию можно успешно использовать для садкового и прудового рыбоводства. Через представителя в Мурманске наши товары уже попали в Норвегию и Финляндию – отзывы самые положительные.

Но на сегодняшний день большая гордость – это сетевязальная фабрика, которая была введена в эксплуатацию в 2011 году. С ее открытием мы наконец подошли к завершающему этапу формирования производства полного цикла – самостоятельно выпускаем канаты, дели, наплава, для того чтобы можно было потом изготавливать орудия лова

– А как, кстати, отработали в лососевую путину 2013 года? На Восточной Камчатке были слабые подходы горбуши, а ведь флот на приемку пришел.

– Да, предприятия подготовились очень серьезно, были вложены значительные материальные средства. Крупные компании на северо-востоке полуострова выставили много неводов. Но рыба в тех объемах, на которые рассчитывали предприятия, не подошла. В итоге многие остались в убытках. Для нас, как производителей сетематериалов и орудий лова, это, конечно, не очень хорошо. Ведь успех нашей работы связан с результатами работы рыбаков. Если промысел идет успешно, у нас есть заказы.

– Пример лососевой путины еще раз говорит о том, как сложно что-то гарантировать в таком вопросе, как промысел. А значит, важно осваивать разные рынки, разные виды продукции.

– Безусловно. В развитие темы: улучшение качества продукции позволило нам в последние годы успешно работать на рынке госзаказа. Раньше муниципальных, государственных заказчиков у нас практически не было – теперь ситуация изменилась. Крупный тендер компания выиграла, в частности, в 2013 году.

Кроме того, мы обеспечиваем своей продукцией не только рыбную промышленность – выпускаем, например, заградительные сетки для строительства, автомобильные буксиры, спортивный инвентарь и т. д.

– Сегодня много говорят о стимулах для развития отечественного рыбного хозяйства. Однако подчас забывают, что это не только рыбный промысел, переработка уловов и строительство флота. Какая поддержка, на ваш взгляд, нужна российским производителям орудий лова?

– На сегодняшний день в плане поддержки не только производства орудий лова, но и вообще современных производств радоваться нечему.

Сейчас в Приморском крае предусмотрены налоговые льготы для гринфилдов, однако для того чтобы этими преференциями можно было воспользоваться, капитальные вложения в инвестиционный проект должны быть осуществлены не ранее 1 января 2013 года.

Хотя, надо отметить, что администрация Надеждинского района (на территории этого муниципального образования работает группа компаний – прим. корр.) нас поддерживает: выделялась сумма – пусть и небольшая – на повышение энергоэффективности предприятия. Оказывалась материальная поддержка для проведения аттестации рабочих мест. Пользуясь случаем, хотели бы выразить властям района благодарность.

– Ранее вы неоднократно подчеркивали, что Россия должна занять достойные позиции в сегменте производства орудий лова. Как считаете, удается ли достичь этой цели? Могут ли сегодня российские производители успешно конкурировать с зарубежными?

– Безусловно, они не только должны, они могут и конкурируют. Естественно, если брать Европу, Азию, то там для российских производителей сильно закрыты рынки. И для того чтобы на них можно было попасть, качество продукции должно быть выше, чем у местных производителей. И конечно, наш товар должен быть конкурентным по цене.

Наша группа компания осуществляет поставки за рубеж. Ежегодно мы отправляем продукцию в развитые страны.

Так, реализуем орудия лова в Республику Корея – южнокорейские рыбаки используют их для добычи не только пелагических, но и донных видов. Наши орудия лова не уступают по качеству тем, что произведены в Корее, и доступны по цене.

До сих пор значительный объем сетематериалов мы покупали за рубежом – в Республике Корея, Индии, Испании. Теперь стремимся внедрить новейшие технологии по выпуску делей, чтобы можно было производить все необходимое для постройки орудий лова у себя.

После интервью руководство «Морского снабжения» любезного согласилось показать нам производственные мощности. Прежде всего мы посетили цех по выпуску наплавов. На новейшем оборудовании здесь производится около 1700 экземпляров в сутки. Продукцию ООО «Калан» (дочерняя компания «Морского снабжения») легко узнать по надписи «Приморье». Приморский край – единственное место в России, где производятся наплава из этиленвинилацетата (ЭВА), – они великолепно держатся на воде, различимы практически в любое время суток и при любой погоде, отличаются высокой прочностью.

Затем мы побывали на Тавричанской сетевязальной фабрике. Это предприятие – гордость группы компаний. В здании цеха установлено пять сетевязальных машин – четыре японского производства и одна южнокорейского, все оборудование – последних годов выпуска. Производство делей идет круглосуточно, процесс автоматизирован, что позволяет обеспечить высокое качество продукции. Заказчик может выбрать любой цвет сетематериалов, причем за счет автоклавного крашения он более устойчив. Растягивание делей по особой технологии обеспечивает высокую прочность узлов и выдержанность ячеи. В этом году, кстати, на фабрике планируется установить вторую растяжную раму, что позволит сильнее вытягивать дели по высоте.

Также «Морское снабжение» успешно освоило выпуск столь нужной для рыбного промысла продукции, как канаты, нити, веревки, фалы. Наличие собственного материала позволяет удешевить производство орудий лова: у компании многолетний опыт по проектированию и постройке донных, разноглубинных тралов, ставных и других неводов. Под эту работу задействовано два специализированных цеха. Причем здесь «Морское снабжение» также идет по пути изучения зарубежного опыта: так, специалисты компании знакомились с наработками по постройке орудий лова в Японии.

Сегодня «Морское снабжение» – современный производственный комплекс, который уверенно отстаивает позиции отечественного производителя на рынке продукции для российского рыбного промысла и осваивает внешние рынки.

Геннадий СЮМАКОВ, Генеральный директор ООО «Морское снабжение»

Маргарита КРЮЧКОВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 21 февраля 2014 > № 1014224 Геннадий Сюмаков


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 20 февраля 2014 > № 1013451

Объем иностранных инвестиций в экономику Приморского края РФ в 2013 году увеличился по сравнению с 2012 годом в 4,1 раза -- до 1,7 млрд долларов. Об этом в пятницу сообщает пресс-служба администрации края.

При этом прямые иностранные инвестиции в прошлом году составили 1,1 млрд долларов.

Основным инвестором в экономику региона в минувшем году выступила Япония с 1,1 млрд долларов вложений. Инвестиции Германии составили почти 440 млн долларов, Китая -- 31 млн долларов, Республики Корея -- 24 млн долларов.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 20 февраля 2014 > № 1013451


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 20 февраля 2014 > № 1013203

Создается единая система институтов развития Дальнего Востока, состоящая из 4 структур

Дмитрий Медведев провёл совещание 5 февраля 2014 года. По итогам принято решение (резолюция от 5 февраля 2014 года №ДМ-П16-8пр) одобрить предложения Минвостокразвития России об основных принципах создания и управления территориями опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке с учётом состоявшегося обсуждения.

В целях обеспечения формирования сети территорий опережающего социально-экономического развития признано необходимым создание единой системы институтов развития Дальнего Востока, включающей:

- ОАО «Дальний Восток», участвующее в создании и управлении территориями опережающего социально-экономического развития;

- АНО «Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Дальнего Востока», осуществляющую деятельность по инвестиционному и внешнеэкономическому продвижению Дальневосточного федерального округа;

- АНО «Агентство по развитию человеческого капитала», организующую обеспечение инвесторов необходимыми кадрами, в том числе за счёт обучения и привлечения новых жителей;

- ОАО «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона», участвующее в финансировании инфраструктуры и проектов резидентов территорий опережающего социально-экономического развития, со 100%-ным участием Российской Федерации.

Органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, ркуомендовано принять участие в решении задачи по формированию территорий опережающего социально-экономического развития, включая подбор площадок, обеспечение квалифицированными кадрами инвестиционных проектов, инженерной и социальной инфраструктурой, участие региональных институтов развития.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 20 февраля 2014 > № 1013203


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 11 февраля 2014 > № 1013230 Владимир Илюхин

Камчатский край: налоги от работы госкорпораций должны оставаться на территориях

«Регистрация офисов и филиалов госкорпораций на Дальнем Востоке позволит увеличить налогооблагаемую базу субъектов макрорегиона. Налоги от работы крупных госкорпораций должны поступать и в региональные бюджеты территорий. Сегодня мы, с сожалением констатируем, что большая часть налогов идет в федеральный центр», - заявил губернатор Камчатского края Владимир Илюхин, комментируя предложения полпреда Президента РФ на Дальнем Востоке Юрия Трутнева о мерах по экономическому развитию Дальнего Востока, сообщает официальный сайт правительства Камчатского края.

«Я не имею ввиду искусственную привязку компаний к субъектам. Но если предприятие осуществляет свою деятельность на территории, то вполне логично использовать местных специалистов, регистрироваться в субъекте и платить налоги в региональный бюджет, - отметил Владимир Илюхин. – К примеру Камчатка в последние годы начала терять доходы от работы рыбопромышленных предприятий. Это один из основных секторов экономики края. Наши рыбаки обеспечивают почти четверть всех российских уловов, объем производства и инвестиций в этой сфере растет. Однако, после того, как предприятиям, работающим в прибрежной зоне, законодательно разрешили регистрироваться в любых субъектах страны, без учета интересов прибрежных регионов, с Камчатки «ушли» уже более 20 компаний. Многие из них регистрируются в столичном регионе, в результате прибрежные дальневосточные субъекты остаются без квот и без налогов».

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 11 февраля 2014 > № 1013230 Владимир Илюхин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 10 февраля 2014 > № 1004464 Владимир Илюхин

Налоги от работы госкорпораций должны оставаться на территориях, считает губернатор Камчатского края Владимир Илюхин.

"Регистрация офисов и филиалов госкорпораций на Дальнем Востоке позволит увеличить налогооблагаемую базу субъектов макрорегиона. Налоги от работы крупных госкорпораций должны поступать и в региональные бюджеты территорий. Сегодня мы, с сожалением констатируем, что большая часть налогов идет в федеральный центр", - заявил Илюхин, комментируя предложения полпреда президента РФ на Дальнем Востоке Юрия Трутнева о мерах по экономическому развитию Дальнего Востока.

"Я не имею в виду искусственную привязку компаний к субъектам. Но если предприятие осуществляет свою деятельность на территории, то вполне логично использовать местных специалистов, регистрироваться в субъекте и платить налоги в региональный бюджет", - сказал Илюхин.

В качестве примера губернатор Камчатского края привел работу рыбохозяйственного сектора. "Камчатка в последние годы начала терять доходы от работы рыбопромышленных предприятий. Это один из основных секторов экономики края. Наши рыбаки обеспечивают почти четверть всех российских уловов, объем производства и инвестиций в этой сфере растет. Однако, после того как предприятиям, работающим в прибрежной зоне, законодательно разрешили регистрироваться в любых субъектах страны, без учета интересов прибрежных регионов, с Камчатки "ушли" уже более 20 компаний. Многие из них регистрируются в столичном регионе, в результате прибрежные дальневосточные субъекты остаются без квот и без налогов", - отметил глава региона.

Илюхин заявил о том, что он поддерживает идею регистрации компаний с государственным участием на Дальнем Востоке. "Но где руководители госкорпораций будут регистрировать свои филиалы: в Хабаровске и Владивостоке, или в Анадыре, Магадане и Петропавловске-Камчатском? Нельзя допустить дальнейшего "перекоса" в развитии дальневосточных территорий и акцентировать все внимание только на наиболее развитых территориях. Камчатка имеет хорошие перспективы развития. У нас колоссальные запасы полезных ископаемых, водных биоресурсов, масса возможностей для развития туризма. Но для того, чтобы развивать перспективные направления, создавать территории опережающего развития нам необходимо снять ряд инфраструктурных проблем. А это всегда значительные бюджетные инвестиции", - подчеркнул Илюхин.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 10 февраля 2014 > № 1004464 Владимир Илюхин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 5 февраля 2014 > № 1024816 Игорь Юргенс

ЮРГЕНС О ПЛАНАХ РАЗВИТИЯ ДФО: "БЕЗ ЭТОГО ДАЛЬНИЙ ВОСТОК ОТПЛЫВАЕТ КИТАЮ"

В интервью Business FM вице-президент РСПП Игорь Юргенс прокомментировал обсуждаемые планы переноса в ДФО некоторых ведомств, госкомпаний и их налогооблагаемой базы

Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил рассмотреть вопрос о переносе ряда госкомпаний и ведомств на Дальний Восток. Это заявил журналистам полпред президента и вице-премьер Юрий Трутнев. По его словам, речь идет о переносе офисов, персонала и налогооблагаемой базы.

Чиновник отказался уточнить, о каких компаниях и ведомствах идет речь. Ранее совладелец "Русала" Олег Дерипаска предлагал перенести столицу страны в Сибирь.

Юрий Трутнев также сказал, что создание институтов развития Дальнего Востока потребует из бюджета 170 млрд рублей. Это 100 млрд рублей в Фонд развития Дальнего Востока, и еще 69 млрд - на создание акционерного общества "Развитие Дальнего Востока". Всего же в развитие региона до 2020 года планируется вложить 3,3 трлн рублей.

Вице-президент РСПП Игорь Юргенс прокомментировал эти планы в беседе с Business FM:

Игорь Юргенс: Когда надо было поднимать Санкт-Петербург, "Газпром" и ряд других компаний были зарегистрированы там, налогооблагаемая база там. И мы увидели реальный результат, как с саммитом, так и в целом. Это почувствовали на себе жители Петербурга. Что касается Дальнего Востока, очень большие триллионные суммы для поднятия Дальнего Востока таковы, что туда нужен и персонал, и налогооблагаемая база с крупных компаний. Кластер, который там создается "Роснефтью" и "Газпромом" вокруг порта сжиженного газа, внушает определенные надежды на то, что эта правящая группа понимает, что без этого Дальний Восток отплывает Китаю. Задача очень сложная, масштабная. Если воля будет проявлена, как мы видели, даже суды могут выселить, я не думаю, что это грозит крупным федеральным ведомствам. Но пару-тройку компаний, в том числе госкомпании, вполне возможно переместить на Дальний Восток.

Если исключить "Газпром", то у нас еще только одна такая сверхприбыльная компания, это "Роснефть". Остальные не блещут показателями. Какие именно могут туда направить, если направят?

Игорь Юргенс: Вы видите, как Трутнев аккуратно уходит от этого вопроса, после Олимпийских игр они соберутся и будут думать, кого же наметить в жертву. Вы говорите, что не все такие прибыльные, но обороты у РЖД, "Транснефти", у некоторых других компаний достойны того, чтобы переместиться на крайне заселенный Дальний Восток, которому при этом из бюджета триллионы выделяют.

Если все-таки такое решение будет принято, когда этот процесс может начаться и как долго он может тянуться?

Игорь Юргенс: Во Владивостоке-то возникли мощности в связи с проведением там саммита АСЕАН на острове Русский, и в других точках города возникли довольно серьезные возможности по размещению. Поэтому кто бывал, видит, что это не будет таким изгнанием. Строго говоря, сценарий мог бы быть другим. Российская Империя подняла город Одессу, просто объявив его свободным портом. Если бы кто-то додумался или осмелился объявить Владивосток свободным портом, через 5-7 лет мы все бы туда рванули, как в Сингапур и Гонконг.

Во Владивостоке остались кое-какие новые объекты от подготовки к саммиту АТЭС. А кроме Владивостока, видите еще какие-то города, где могут разместиться подобные?

Игорь Юргенс: Остаются Хабаровск, Биробиджан, и на Сахалине есть такие возможности. Хабаровск вполне. А остальное нуждается в очень серьезном осмыслении

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 5 февраля 2014 > № 1024816 Игорь Юргенс


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 февраля 2014 > № 1022606 Дмитрий Медведев

Совещание об основных принципах создания и управления территориями опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке.

Д.Медведев: «Нам нужно создать деловой климат и инфраструктуру, которые позволят нам успешно конкурировать с нашими ближайшими соседями на Дальнем Востоке».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня мы собрались, чтобы поговорить о развитии Дальнего Востока, вернее говоря, более точно, о формировании территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке. Эта тема важная, и в Послании Президент говорил именно об этом направлении, об этом конкретном варианте развития на Дальнем Востоке.О чём идёт речь? О создании в административных рамках того или иного района или городского округа специальных (если говорить прямо – особо благоприятных) условий для предпринимательской деятельности.

Цель этого совещания заключается именно в том, чтобы определиться, какие условия мы можем себе представить в качестве максимально благоприятных, на что мы можем пойти, на что мы пойти не можем без ущерба для интересов единого экономического пространства страны и финансовой дисциплины. Но то, что такие специальные условия необходимо создать, ни у кого сомнений не вызывает.И я просил бы всех участников сегодняшнего совещания, в том числе, естественно, имеющих свои представления и, скажем прямо, отраслевые интересы, всё-таки постараться над ними подняться.

Нам нужно создать деловой климат и инфраструктуру, которые позволят нам успешно конкурировать за инвестиции и трудовые ресурсы в глобальном масштабе, то есть, иными словами, конкурировать с нашими ближайшими соседями на Дальнем Востоке. А там условия для ведения бизнеса во многих местах – наверное, не везде, но куда лучше, чем у нас, давайте скажем честно, и не только с точки зрения бизнес-инфраструктуры, но и с точки зрения привлекательности. Это очень бурно растущий регион, и нам нужно хотя бы на отдельных территориях сравняться с ними по привлекательности.Для таких территорий, естественно, должен быть разработан специальный налоговый режим, стимулирующий несырьевой экспорт, внедрение инновационных технологий. Также мы, конечно, рассчитываем, что будут созданы десятки тысяч новых эффективных рабочих мест. И конечно, эти зоны специальные, эти особые районы будут такими полюсами притяжения для высококлассных специалистов со всего мира и в конечном счёте позволят нам обеспечить ускоренное развитие Дальнего Востока и Сибири.

Конечно, прежде чем это сделать, мы должны ясно оценить, какие цели применительно к каждому проекту мы перед собой ставим. Иными словами, что мы будем развивать и с кем будем конкурировать, за счёт каких источников эти планы будут реализовываться?

Согласовать, конечно, их с уже утверждёнными ресурсами государственных и федеральных целевых программ и, что не менее важно, с инвестиционными планами госкорпораций и компаний с государственным участием.Кстати, я думаю, что мы к этой теме будем возвращаться ещё как минимум несколько раз, прежде чем окончательно всё сделаем. Буду этим заниматься, как я уже сказал, лично, и в формате такого совещания, и в формате Правительственной комиссии. Конечно, нам нужно будет на одно из таких совещаний пригласить руководителей всех компаний с государственным участием, крупнейших, конечно, которые работают или готовы работать по разным направлениям на Дальнем Востоке. Без предметной деятельности этих компаний, без обсуждения того, чем они будут заниматься, у нас мало что получится.

Напомню, что на первом заседании Правительственной комиссии, которое было в октябре прошлого года, я давал целый ряд поручений. Сегодня мы также обсудим, как идёт их выполнение.

Отдельно не буду говорить про инвестиционный климат, это тема общероссийская, мы работаем по «картам», но, конечно, здесь должна быть учтена специфика делового климата на Дальнем Востоке, который, скажем прямо, если и отличается от общероссийского делового климата, то не в лучшую сторону. Иными словами, условия ведения бизнеса на Дальнем Востоке сегодня почти неконкурентны с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Делаю специально ещё раз на этом акцент. У нас показатели по всем разрешениям на строительство, на подключение – худшие в регионе. Мы только что с коллегами это обсуждали. Но это не значит, что это нужно сделать только на Дальнем Востоке. Мы, естественно, всю работу продолжаем и в масштабах страны. Но уж если мы хотим ускоренного развития этой очень сложной территории, то здесь мы должны постараться в особенности и решить это максимально быстро и, может быть, на более жёстких принципах, чем по всей территории страны. Поэтому нужно подумать о создании отдельных разделов «дорожных карт» национальной нашей инициативы, куда заложить более амбициозные показатели по сравнению со средними, существующими в стране.

Ещё одна тема. Необходимо проанализировать, что называется, почему не пошли предыдущие проекты создания особых экономических зон на Дальнем Востоке. Не пошли, в общем, понятно почему: потому что воли не хватило довести их до конца. Это тоже ответ, мне кажется, очевидный. Но есть и объективные проблемы, на которые мы должны будем обратить внимание. Идей было много, в том числе самых разных – и достаточно экзотических, и весьма стандартных, но нужно по всем по ним пройтись, ничего изначально не откидывая, не отвергая ни одной идеи. Надо посмотреть, как работают институты развития, специально созданные для продвижения на дальневосточном направлении. Здесь, надо сказать честно, мы тоже похвастаться не можем ничем выдающимся. Несмотря на то что мы к этой теме неоднократно возвращались, пока это не работает. Здесь есть, наверное, и объективные причины, есть и субъективные причины, поэтому нам нужно определяться, как работать дальше.

Ну и, наверное, последнее, о чём хотел бы сказать: крайне важно скоординировать работу всех структур. Это вообще такое благое пожелание, если хотите, общее место, которое мы всегда имеем в виду, выступая на совещаниях. Мы говорим: «Надо, чтобы все работали скоординировано» – это правильно. Почему специально здесь на это нужно обратить внимание? Давайте честно признаемся: работать на Дальнем Востоке очень трудно (я имею в виду, выполнять те решения, которые мы с вами принимаем) и в силу территориальной удалённости, и в силу временного разрыва. Там, где наши решения, может быть, в Центральной части, на Урале проходят быстрее, несмотря на то, что мы живём в XXI веке, очень многие решения, которые мы принимаем в отношении Дальнего Востока, даже по этим причинам, к сожалению, не реализуются. Нужно разобраться в этом и в полной мере наделить всеми полномочиями Минвостокразвития. Я хотел бы специально сказать об этом: коллеги, у вас всех есть своя компетенция, и её никто не размывает, но если мы создали отдельное министерство, оно должно иметь всю полноту полномочий. Да, они будут какие-то основные вещи согласовывать и с профильными, отраслевыми министерствами, и с министерствами общего профиля типа Минэкономразвития, и ведомствами, которые занимаются решением разных задач, но центр ответственности должен быть там, это совершенно очевидно. Нужно подумать, может, какие-то регламенты согласовать, а может, и не регламенты, а изменить положения о министерствах и ведомствах, здесь, за этим столом представленных, с тем чтобы какие-то полномочия передвинуть Минвостокразвитию. Иначе это не заработает никогда.

Вот, собственно, всё, что хотел сказать вначале. Ещё раз хотел бы отметить, что это совещание – по зонам или территориям опережающего развития – первое, но явно не последнее, потому что очень сложная тематика. Я это тоже осознаю, прошу всех сконцентрироваться.Начинаем обсуждение тех вопросов, которые были мною названы во вступительном слове.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 февраля 2014 > № 1022606 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 31 января 2014 > № 997413

МИНВОСТОКРАЗВИТИЯ ТРУДОУСТРОИТ БЕЗРАБОТНЫХ МОНОГОРОДОВ РОССИИ

Ведомство подберет работу сокращенным сотрудникам предприятий

Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока (Минвостокразвития) планирует трудоустроить сокращенных работников предприятий моногородов. Об этом сообщает пресс-служба ведомства.

В первую очередь министерство рассмотрит возможность трудоустройства работников тольяттинского завода "АвтоВАЗ", которых предприятие планирует сократить в 2014 году. Власти Дальнего Востока обратились к главе "АвтоВАЗа" и губернатору Самарской области.

В соответствии с предложением министерства, трудоустройство сокращенных сотрудников будет осуществляться на территории Дальневосточного федерального округа. Ведомство вместе с администрацией Приморского края намерено разработать план и дальнейшие меры по поддержке специалистов предприятий городов, где основная часть работоспособного населения трудится на одном или нескольких предприятиях.

Несколько дней назад стало известно, что "АвтоВАЗ" планирует в 2014 году уволить около 7,5 тысяч сотрудников.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 31 января 2014 > № 997413


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 27 января 2014 > № 992345 Александр Дупляков

Поправки Минсельхоза ухудшат положение рыбаков

Проект закона о дифференцированном подходе к расчету сбора за пользование водными биоресурсами дискредитирует свою цель - стимулирование рыбопереработки и поставок на внутренний рынок.

Минсельхоз России представил на обсуждение законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс РФ в связи с введением дифференцированного подхода к определению ставок сбора за право пользования объектами водных биологических ресурсов.

В сводном отчете о проведении оценки регулирующего воздействия, опубликованном вместе с законопроектом, указано, что изменения направлены на решение проблем, связанных с сырьевой направленностью экспорта водных биоресурсов, низкой степенью производства продукции из ВБР с высокой степенью переработки на российской территории, недостаточной загруженностью отечественных береговых перерабатывающих мощностей. Планируется, что внесенные поправки будут стимулировать производство продукции из водных биоресурсов с высокой степенью переработки и увеличение рыбных поставок на внутренний рынок.

В качестве основания для разработки соответствующего законопроекта указано Поручение Президента Российской Федерации от 13 августа 2013 г. № Пр-1922 (подпункт «б» пункта 1) и Поручение Правительства Российской Федерации от 22 августа 2013 г. № ДМ-П16-6053.

Внешне все выглядит благопристойно: выполняются поручения Президента и Правительства, стимулируется переработка рыбы и наполнение внутреннего рынка отечественной рыбопродукцией.

Есть только один непонятный момент – сам текст законопроекта, который имеет совершенно другую направленность: ухудшить положение рыбаков, поставляющих уловы на российский берег и перерабатывающих их на территории РФ. Непонятно только, с чем это связано – с умыслом (законопроект преследует совершенно иные цели) либо просто с непрофессионализмом разработчиков нормативного акта.

Если перейти к рассмотрению текста документа, то первое, на что обращаешь внимание – это повышение самих ставок сбора, причем существенное повышение. Если говорить о Дальневосточном бассейне, то почти по всем объектам ставки сбора составят 160% от действующих. Очень странный способ стимулирования развития переработки и поставок на внутренний рынок, претендующий на премию по экономике.

Второй и важный момент – это дифференцированный подход к определению ставок сбора в зависимости от способа реализации уловов и продукции из них. В настоящее время в Налоговом кодексе для отдельных категорий организаций установлена льгота по уплате ставок сбора за объекты водных биоресурсов в размере 15% от действующих. Предлагается дополнительно ввести следующий дифференцирований подход по уплате ставок:

1) В размере 50% ставок сбора в случае, если пользователь реализует добытые ВБР либо продукцию из них на таможенной территории Таможенного союза;

2) В размере 70% ставок сбора в случае, если пользователь экспортирует продукцию из водных биоресурсов с таможенной территории ТС за рубеж. Перечень такой продукции определяет Правительство Российской Федерации с учетом товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза.

Теперь проведем несложные расчеты. Пока не будем брать во внимание 15% льготу, а сосредоточимся на действующих и предлагаемых ставках сбора, а также на дифференцированном подходе. Для примера возьмем одну тонну камчатского краба, которую предполагается выловить.

Действующая ставка сбора – 35000 рублей.

Ставка сбора из законопроекта – 56480 рублей.

В настоящее время рыбак платит за тонну выловленного краба 35000 рублей независимо от того, куда он реализует продукцию и перерабатывает ли он уловы. В случае принятия законопроекта ему необходимо будет платить 56480 рублей, если он направляет уловы сразу на экспорт, то есть на 61,4% больше, чем сейчас.

Теперь рассмотрим две ситуации:

1. Если крабовая продукция поставляется исключительно на российский берег, начинает действовать льгота 50% от предлагаемой ставки сбора – это составит 28240 рублей. В сравнении с действующей ставкой снижение составит 20%.

2. Если уловы краба поставляются для переработки на российский берег, а затем продукция поставляется на экспорт, применяется льгота 70% от действующей ставки сбора, это составит 39536 рублей. В сравнении с действующей ставкой увеличение составит 13%.

То есть можно сделать следующие выводы:

1. Большая часть рыбодобывающих предприятий станет платить по ставкам сбора больше, чем сейчас, причем независимо от того, перерабатывают они уловы на российском берегу, или нет.

2. Для небольшой части предприятий, которые поставляют уловы на российский берег, платежи уменьшатся, но такое снижение составит всего 20% и вряд ли окажет какое-либо стимулирующее воздействие.

3. В целом произойдет существенное увеличение налоговой нагрузки на отрасль, так как никогда весь улов не будет поставляться на российский берег или перерабатываться там. Априори произойдет ухудшение условий для большей части участников рынка, независимо от их желания или возможностей поставлять или перерабатывать на российском берегу.

Сами формулировки условий, при которых предприятие подпадает под льготные условия, несовершенны. Если, к примеру, я произвел продукцию на судне, привез ее в порт и продал на внутренний рынок, а затем эта же продукция кем-то другим отправлена на экспорт, имею ли я право на льготу?

Теперь необходимо рассмотреть следующую ситуацию. Так как 15-процентная льгота не отменяется законопроектом, а добавляется две новых льготы 50% и 70%, возникает вопрос: как они будут соотноситься друг с другом? Можно ли предположить, что сначала будет применяться 15-процентная льгота, а затем эта сумма будет уменьшаться в соответствии с льготой 50% или 70%? Безусловно, такая ситуация невозможна, слишком непонятная конструкция получается, затрудняюсь ответить, есть ли вообще что-то подобное в Налоговом кодексе.

Поэтому если в Налоговом кодексе будут два вида льгот: 15% и 50%, или 70%, налогоплательщик сможет выбирать подходящую ему систему, так же как, к примеру, есть возможность применять либо общую систему налогообложения, либо упрощенную.

Безусловно, все, кто сможет, выберут 15% льготу – это просто меньше, чем 50% или 70%. В этом случае, с учетом введения повышенных ставок сбора, все без исключения будут платить в среднем на 60% больше, чем в настоящее время.

Также абсолютно непонятен механизм применения льготы – 50% или 70%. Каким образом налогоплательщик будет подтверждать свое право на применение льготы? Наверное, предполагается что-то подобное пакету документов при возмещении НДС для экспортеров. Все, кто сталкивался с этим, знают и понимают возможные трудности, да и налоговые органы вряд ли обрадует такая перспектива.

Важным моментом является то, что предполагается сначала платить ставку сбора, а потом, по прошествии определенного времени, обращаться за возмещением или зачетом уплаченных сумм по объемам, подпадающим под льготные условия - кредитование бюджета за счет рыбаков.

Подводя итог, можно с уверенность говорить, что предлагаемые изменения в любом случае приведут к увеличению платежей по ставкам сбора. Цель законопроекта – стимулирование рыбопереработки или поставок на внутренний рынок – полностью дискредитируется. Создается обманчивое впечатление, что что-то делается, выполняются поручения Президента и Правительства, а на самом деле положение рыбаков только ухудшается.

Скорее всего, законопроект преследует совершенно иные цели. К концу 2016 года в соответствии с обязательствами Российской Федерации как участника ВТО будут обнулены экспортные таможенные пошлины на рыбу, и встает вопрос о возмещении выпадающих доходов бюджета. Скорее всего, предлагаемый документ – первый и не совсем удачный шаг в этом направлении.

Несомненно, в том виде, в каком представлен законопроект, он принят не будет, но хотелось бы, чтобы инициаторы изменений более профессионально подходили к тому, что они делают. Зачем тратить время на разработку и обсуждение документов, которые изначально нежизнеспособны?

Александр ДУПЛЯКОВ, Президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 27 января 2014 > № 992345 Александр Дупляков


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 января 2014 > № 989361 Сергей Сенько

Мотивация предложений Минсельхоза по изменению системы расчета сбора за пользование водными биоресурсами неясна, комментирует председатель правления ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Сергей Сенько.

Разработанный Минсельхозом законопроект по ставкам сбора за право пользования объектами водных биоресурсов вызвал негативную реакцию в профессиональном сообществе, отметил председатель правления АСРКС.

По словам Сергея Сенько, не так давно сторонники вхождения России в ВТО заявляли о том, что для защиты интересов российской рыбной отрасли просто необходимо снизить нормативные ставки сбора до фактического льготного уровня или вообще обнулить их. Но вместо этого предлагается увеличить размер ставок, а льготу по их уплате в размере 15% убрать, обратил внимание руководитель отраслевой ассоциации.

Среди целей законопроекта названо стимулирование производства продукции из водных биоресурсов с высокой степенью переработки, увеличение поставок рыбы и морепродуктов на российский рынок – об этих вещах шла речь в поручениях, которые отдал в прошлом году Президент России Владимир Путин. Однако непонятно, как можно совместить стимулирование производства и увеличение расходов рыбаков, недоумевает Сергей Сенько. «Никто не может толком объяснить саму мотивацию увеличения. Самое интересное, как чиновники все это прокомментировали: размеры ставок сбора не индексировались с 2008 года. То есть это, оказывается, самая главная предпосылка, для того чтобы их увеличить», – заявил председатель правления АСРКС.

Специалисты уже обратили внимание на то, что в случае принятия законопроекта налоговая нагрузка на рыбодобывающие предприятия возрастет примерно на 3,5-4 млрд. рублей, причем увеличение затронет и тех, кто поставляет рыбу на российский рынок.

По словам собеседника Fishnews, рыбацкое сообщество вновь будет вынуждено доказывать всю губительность предложенного Министерством сельского хозяйства законопроекта. Обсудить поправки в Налоговый кодекс предложено на уровне Общественного совета при Росрыболовстве. «Со своей стороны, мы планируем рассмотреть ситуацию на заседании Общественного совета при агентстве по рыболовству Сахалинской области», – рассказал Сергей Сенько.

Сейчас, по словам председателя правления АСРКС, наступает «момент истины» для вновь назначенного руководителя Росрыболовства: чью же сторону он все-таки примет – рыбаков или чиновников.

«Надо сказать, что предприятия АСРКС всегда достаточно настороженно относятся к любым изменениям в «рыбном» законодательстве, поэтому если принимаются, как в данном случае, решения по изменению ставок сбора, должны быть четко определены цели предлагаемых поправок, их необходимость и своевременность. Нужно ответить на вопрос: или мы чисто механически увеличиваем ставки (естественно, за счет роста расходов рыбаков), объясняя это необходимостью пополнения бюджета, или мы принимаем меры для стимулирования производства», – уверен представитель рыбацкой общественности.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 января 2014 > № 989361 Сергей Сенько


Россия. ДФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 23 января 2014 > № 991015 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

Основной вопрос повестки – об итогах реализации проекта модернизации региональных систем общего образования.

Вступительное слово Дмитрия МедведеваДоклад Министра образования Дмитрия Ливанова

Сообщение губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта

Сообщение Министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова

Сообщение заместителя Председателя Правительства Ольги Голодец

Стенограмма:

Д.Медведев: Сегодня мы поговорим сначала о модернизации региональных систем общего образования. Мы этим занимаемся уже три года, с 2011 года процесс начался. Это часть комплексной работы по совершенствованию всей системы образования, начиная от дошкольного уровня и закачивая университетским и послевузовским образованием. Главная цель – создать условия для развития наших детей, нашей молодёжи.

Сегодня наша школа, где бы она ни находилась, должна выявлять и развивать способности учеников, чтобы они могли достойным образом конкурировать в экономике знаний, могли достигать жизненных успехов.Несмотря ни на какие проблемы, колебания в экономическом развитии, модернизация регионального образования финансировалась в этот период в полном объёме: за три года это 120 млрд рублей, а также свыше 28 млрд рублей из бюджетов субъектов, так что деньги были затрачены приличные.

Д.Медведев: Несмотря ни на какие проблемы, колебания в экономическом развитии, модернизация регионального образования финансировалась в полном объёме: за три года это 120 млрд рублей, а также свыше 28 млрд рублей из бюджетов субъектов.

Мы уделяли и уделяем внимание оснащению школ современным учебным оборудованием, в том числе компьютерами, доступом в интернет. Эта программа у нас реализована уже достаточно давно. Почти в половине российских школ также был проведён текущий ремонт помещений (порядка 21 тыс. школ), пятая часть была отремонтирована капитально. При этом особое внимание по понятным причинам мы уделяли сельским школам.В большинстве российских школ обновлено программное обеспечение и приобретены электронные образовательные ресурсы. Значительно улучшена способность интернет-трафика, а новой учебной литературой пополнились практически библиотеки всех школ.

Д.Медведев: «За счёт покупки почти 9 тыс. школьных автобусов решена проблема транспортной доступности базовых образовательных учреждений. Четверть школ сегодня осуществляет дистанционное образование для почти 70 тыс. школьников, включая детей-инвалидов».

За счёт покупки почти 9 тыс. школьных автобусов решена проблема транспортной доступности базовых образовательных учреждений. Четверть школ сегодня осуществляет дистанционное образование для почти 70 тыс. школьников, включая детей-инвалидов.

Во многом, для того чтобы добиться этих результатов, необходимо было изменить труд учителей, и то, что школа меняется, безусловно, это их заслуга в значительной степени. Их профессиональному росту и вознаграждению за труд уделялось серьёзное внимание также в программе модернизации – за время её действия две трети педагогических работников прошли повышение квалификации или профессиональную переподготовку.

Конечно, педагоги должны получать и достойную заработную плату, эта задача была поставлена (имею в виду её решение в форме доведения заработной платы до уровня средней по экономике региона), в большинстве субъектов эта задача выполнена, хотя там есть ещё на что обратить внимание и чем заниматься.Д.Медведев: «По сравнению с 2011 годом средняя зарплата учителей выросла более чем в 1,5 раза (строго говоря, в 1,7 раза)».

По сравнению с 2011 годом средняя зарплата учителей выросла более чем в 1,5 раза (строго говоря, в 1,7 раза). Конечно, это усреднённые цифры, самое главное здесь не потерять человека и обращать внимание на те регионы, где ещё не всё благополучно, – это задача и Правительства, и самих регионов. Ну и, конечно, чтобы каждый работник понимал не только механизм начисления заработной платы, но и мог планировать свой профессиональный рост.

В целом мы создали неплохую базу для дальнейшего развития российской школы. Эту работу предстоит вести властям субъектов Федерации в соответствии с утверждённым комплексом мер до 2020 года. При этом следует развивать разные формы получения образования, усиливать воспитательную составляющую, обеспечивать поддержку так называемых инклюзивных форм обучения. Всё это потребует от педагогов совершенствования их профессиональных навыков.

Мы в последнее время серьёзно занимаемся расширением сети детских садов. В ближайшее время, естественно, дети, которые ходят в детские садики, пойдут в школу, и, конечно, нам нужно решать те проблемы, которые в школе сохраняются, я имею в виду вторую и третью смену, а также вопросы строительства и оснащения всех школьных зданий по современным стандартам.Большинство школ в нашей стране были построены, как известно, в 70-х годах прошлого века. Часть из них, по сути, выслужила срок эксплуатации или требует капитального ремонта, я об этом говорил на селекторном совещании, на мероприятиях по линии «Единой России». Нам необходима программа капитального ремонта школ и, в случае необходимости, если капитальный ремонт невозможен или нецелесообразен, строительства новых школ по типовым проектам. Я предлагаю такую программу реализовать после программы по детским садам. Давайте обсудим подход и к этой программе, проведём обследование школ, посчитаем необходимые ресурсы и всё это сможем обсудить на одном из совещаний, посвящённых развитию школьного образования. Подробнее доложит Министр образования и науки.

Д.Медведев: «Нам необходима программа капитального ремонта школ и, в случае необходимости, если капитальный ремонт невозможен или нецелесообразен, строительства новых школ по типовым проектам. Я предлагаю такую программу реализовать после программы по детским садам».

Сегодня мы рассматриваем также целый ряд документов, федеральных законов, в том числе о присоединении к Конвенции о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана. Мы всё-таки серьёзный игрок в этой сфере и должны иметь необходимую нормативную базу и финансировать наши мероприятия.

Также обсудим вопрос о распределении субсидий на поддержку сельского хозяйства. Субсидии мы традиционно распределяем на заседании Правительства. Они должны помочь сельхозтоваропроизводителям адаптироваться к правилам Всемирной торговой организации. В данном случае речь идёт о племенном животноводстве, выделяется порядка 3,5 млрд рублей. Поговорим, в общем, о том, что предстоит ещё сделать, для того чтобы эти субсидии работали так, как, мы считаем, они должны работать. Регионы тем более получают деньги на условиях софинансирования, Минсельхоз за этим должен следить. В то же время у части регионов есть проблема закредитованности, что также мешает реализации целого ряда аграрных проектов. Мы, собственно, к этой теме неоднократно возвращались и сегодня тоже частично об этом поговорим.

Вот, собственно, и всё, кроме того, что хотел бы сегодня также поздравить с днём рождения президента Российской академии наук Владимира Евгеньевича Фортова. Владимир Евгеньевич, мы вас сердечно поздравляем, желаем вам здоровья и успехов! Хорошо, что вы уже здесь, а не в Антарктиде, но я думаю, что это путешествие тоже, кстати, такой небольшой подарок к дню рождения. Это на самом деле очень интересно. Желаем вам успехов.

Пожалуйста, проект модернизации региональных систем общего образования – Дмитрий Викторович Ливанов.

Д.Ливанов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Инвестиции в образование не одномоментно приводят к повышению его качества, это известный факт. Соответственно и полная оценка образовательных и социальных эффектов проекта модернизации общего образования, который осуществлялся в 2011, 2012 и 2013 годах, ещё впереди, но уже сегодня можно заявить, что позитивные результаты проекта очевидны. Мы видим его влияние на школу и на общество в целом. Произошло значительное преодоление накапливавшихся десятилетиями инфраструктурных проблем нашей школы. Важно отметить, что это преодоление произошло не только за счёт финансовых ресурсов, выделенных на проект, но и прежде всего за счёт системы содержательных ориентиров и механизмов, выстроенных на предыдущих этапах нашей работы. Я имею в виду национальный приоритетный проект «Образование», инициативу «Наша новая школа», принятые федеральные государственные образовательные стандарты нового поколения, новый закон «Об образовании».Д.Ливанов: «Общий объём финансирования проекта из федерального бюджета за три года составил 120 млрд рублей, 20, 60 и 40 соответственно в 2011, 2012 и 2013 годах, региональное софинансирование – около 30 млрд рублей».

Позвольте начать с финансовой составляющей. Общий объём финансирования проекта из федерального бюджета за три года составил 120 млрд рублей, 20, 60 и 40 соответственно в 2011, 2012 и 2013 годах, региональное софинансирование – около 30 млрд рублей. Таким образом, только прямые инвестиции в проект составили около 150 млрд. Финансирование по проекту было предусмотрено по следующим направлениям: приобретение оборудования, приобретение транспортных средств для перевозки обучающихся, пополнение фондов школьных библиотек, повышение квалификации, профессиональная переподготовка педагогических работников, организация дистанционного обучения, проведение капитального и текущего ремонтов и реконструкция образовательных учреждений, осуществление мер, направленных на энергосбережение в системе общего образования.

Хочу обратить особое внимание на то, что главный акцент в проекте был сделан на сельские школы. При определении размера субсидии по субъектам Российской Федерации численность школьников в сельской местности учитывалась с удвоенным коэффициентом. В итоге около половины средств, почти 60 млрд рублей, из федерального бюджета направлено именно на поддержку сельских школ, хотя там обучается примерно 26% наших школьников – 3,5 млн из 13,5 млн обучающихся всего.

В начале реализации проекта МРСО перед нами стояло пять основных задач – это серьёзное повышение зарплаты учителей; привлечение молодых учителей в систему общего образования; обеспечение инфраструктурных условий для введения новых федеральных образовательных стандартов; оптимизация сети образовательных организаций, создание базовых школ и филиалов; и, наконец, пятое – развитие в школах информационных технологий.

Д.Ливанов: «В итоге около половины средств, почти 60 млрд рублей, из федерального бюджета направлено именно на поддержку сельских школ, хотя там обучается примерно 26% наших школьников – 3,5 млн из 13,5 млн обучающихся всего».

Мы отдавали себе отчёт в масштабности и сложности этих задач, тем более что решение некоторых из них, например, привлечение в систему образования молодых учителей, требовало не только финансирования, но и изменения такого фактора, как мировоззренческий, серьёзного изменения отношения общества в целом к профессии педагога. Могу сегодня сказать, что все задачи проекта решены.

В начале реализации проекта средняя заработная плата учителей составляла 15,9 тыс. рублей, это было примерно 70% от средней заработной платы по экономике России. Сегодня заработная плата учителей превышает 28 тыс. рублей, это 95% от средней заработной платы в нашей стране. Таким образом, прирост заработной платы учителей за 2,5 года реализации проекта составил более 76%. Это действительно беспрецедентно высокие цифры.

Хочу отметить, что в 51 регионе России средняя заработная плата педагогов общего образования не только достигла, но и превысила среднюю по региону. Лучшие показатели здесь в пяти субъектах Российской Федерации: Хабаровский край – 113%, Тверская область, Ставропольский край, Кабардино-Балкария – по 111%, Ямало-Ненецкий автономный округ – 110%. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить глав этих регионов за внимание к учителям, к основному кадровому ресурсу системы образования.

Д.Ливанов: «В начале реализации проекта средняя заработная плата учителей составляла 15,9 тыс. рублей, это было примерно 70% от средней заработной платы по экономике России. Сегодня заработная плата учителей превышает 28 тыс. рублей, это 95% от средней заработной платы в нашей стране. Таким образом, прирост заработной платы учителей за 2,5 года реализации проекта составил более 76%. Это действительно беспрецедентно высокие цифры».

Повышение заработной платы реально повысило общественный экономический статус учителей, изменило их социальное самочувствие, позволило привлечь в школу молодёжь. Доля молодых учителей со стажем до пяти лет выросла с 8 до 13%. За два последних года число молодых учителей в школе увеличилось на 20 тыс., составило всего 80 тыс. Растёт востребованность программ педагогического образования у абитуриентов вузов. Средний балл по результатам единого государственного экзамена тех, кто поступает именно на педагогические направления, в 2013 году вырос на 7%. Это рост, который превышает рост по всем другим направлениям и специальностям подготовки.

Мы очень серьёзно продвинулись в обеспечении условий для реализации в школах новых современных федеральных государственных образовательных стандартов. Приведу несколько цифр, демонстрирующих количественные результаты проекта. Приобретено более 66 млн единиц учебной литературы, пополнен фонд более чем 94% школ. Осуществлены ремонты: текущий – более чем в 20 тыс. школ, капитальный – более чем в 9 тыс. школ. Почти 98% из числа общеобразовательных организаций, имеющих соответствующие технические возможности, в том числе почти 18 тыс. сельских школ (это две трети от их общего числа), оборудовано системами канализации и тёплыми туалетами. Если в 2011 году в современных условиях обучались 8,3 млн школьников, то в 2013 году – 10,1 млн ребят. Это две трети от общей численности обучающихся. Таким образом, благодаря проекту прямо были созданы современные условия обучения ещё для 2 млн наших детей.

Д.Ливанов: «Приобретено более 66 млн единиц учебной литературы, пополнен фонд более чем 94% школ. Осуществлены ремонты: текущий – более чем в 20 тыс. школ, капитальный – более чем в 9 тыс. школ. Почти 98% из числа общеобразовательных организаций, имеющих соответствующие технические возможности, в том числе почти 18 тыс. сельских школ (это две трети от их общего числа), оборудовано системами канализации и тёплыми туалетами».

Приобретено оборудование – учебно-лабораторное, компьютерное, спортивное, медицинское, оборудование для школьных столовых. Всё это существенно улучшило как условия обучения, так и организацию, и качество питания, обеспечило выполнение требований к санитарно-бытовым условиям обучения и охране здоровья учеников. 726 тыс. педагогов, в том числе все учителя начальной школы, повысили квалификацию, прошли профессиональную переподготовку для работы по новым образовательным стандартам. За три года почти половина педагогических работников, а это 486 тыс. человек, прошли аттестацию с получением или подтверждением первой и высшей квалификационной категории. Приобретено свыше 9 тыс. транспортных средств для подвоза детей, большинство, конечно, для сельских школ – 7,5 тыс. В результате все сельские базовые школы обеспечены транспортными средствами для подвоза детей.

Здесь важно отметить, что структурирование сети сельских школ, создание базовых школ (а это школы с наилучшими условиями обучения) сделало обучение доступным для всех детей из ближайших населённых пунктов, а старшеклассникам дополнительно предоставило возможность выбора индивидуальной образовательной траектории.

Модернизация образования невозможна без современных информационных технологий, и этот посыл был также одной из важнейших целей проекта. Хочу сообщить, что к концу реализации проекта, к концу 2013 года, более 98% школ имеют устойчивую интернет-связь, а в почти половине школ, ранее имевших интернет, пропускная способность трафика значительно ускорена. Почти 30 тыс. школ обновили программное обеспечение, приобрели современные электронные образовательные ресурсы, благодаря этому мы на 40% увеличили количество школ, осуществляющих дистанционное обучение, и сегодня его используют более 70 тыс. школьников. Таким образом, доступность общего образования для всех детей выросла.

Особенно хочу отметить, что всем без исключения детям-инвалидам, которые учатся на дому, обеспечены условия для полноценного обучения в дистанционной форме. Мы также расширили условия для обучения одарённых детей, которые обучаются по индивидуальному плану, а также для сельских школьников, старшеклассников, которые желают в старшей школе получить профильное обучение.

Д.Ливанов: «Почти 30 тыс. школ обновили программное обеспечение, приобрели современные электронные образовательные ресурсы, благодаря этому мы на 40% увеличили количество школ, осуществляющих дистанционное обучение, и сегодня его используют более 70 тыс. школьников».

Приведённые количественные и качественные показатели – это не просто цифры и факты исполнения проекта, это свидетельства реального инфраструктурного рывка в нашей школе и, как следствие, серьёзного повышения уровня общего образования.

Главный результат проекта, таким образом, – это именно повышение качества обучения, качества условий образования, качества труда педагогов и качества учебных результатов школьников.

Обращаю особое внимание на то, что проект привёл и к позитивным социальным изменениям. Повышение заработной платы учителям сделало возможной реализацию масштабной программы льготной ипотеки для молодых учителей. Если в 2012 году участников этой программы было всего 2,5 тыс., то в 2013 году – уже более 7 тыс.

Другим важным позитивным социальным следствием проекта стала модернизация социальной инфраструктуры села. Проект стал инструментом повышения качества жизни людей за счёт развития сопутствующих сфер экономической занятости населения, распространения различных услуг. Кроме этого важно отметить, что в некоторых регионах уже сама удовлетворённость условиями обучения детей стала важной компонентой повышения качества жизни.

Ещё один немаловажный фактор, ставший результатом проекта, – это активизация не только учебной, но и внеучебной работы школьников, коллективных, творческих и социально ориентированных дел, что в свою очередь повлекло за собой постановку и решение новой задачи – расширение воспитательной компоненты в работе наших школ.

Достижение позитивных системных эффектов в нашей системе образования подтверждают и международные сравнительные исследования качества образования. Так, в международном исследовании TIMSS, где проверяется компетенция обучающихся по предметам «Математика» и «Естественные науки», результаты российских школьников существенно превышают средние международные показатели. Например, в ходе последнего такого исследования в 2012 году Россия продемонстрировала максимальный среди всех стран рост результатов по математике в 8-м классе. Среди 42 стран-участников (а участвуют все ведущие страны), мы занимаем по математике 6-е место, по естественным наукам – 7-е место. В другом исследовании PIRLS, где оценивается способность выпускников начальной школы читать и понимать тексты, мы в 2001 году занимали 12-е место из 35 стран (мы тогда только начали участвовать в этом исследовании), а в 2012 году – уже 2-е место среди 45 стран.

Серьёзный прогресс, хотя пока недостаточный, продемонстрировали мы в результатах международного исследования PISA. Оно проверяет способность школьников использовать приобретённые компетенции во внеучебных ситуациях. Переход на новый современный образовательный стандарт основной и старшей школы поможет нам существенно продвинуться вперёд и в этом направлении.

Д.Ливанов: «Позитивные изменения условий образования для наших детей, возникающая удовлетворённость этими изменениями в обществе подтверждается результатами последних опросов общественного мнения. По социологическим исследованиям, свыше 75% обучающихся и более 65% учителей высоко оценивают происходящие изменения, поддерживают их».

Позитивные изменения условий образования для наших детей, возникающая удовлетворённость этими изменениями в обществе подтверждается результатами последних опросов общественного мнения. По социологическим исследованиям, свыше 75% обучающихся и более 65% учителей высоко оценивают происходящие изменения, поддерживают их. Согласно опросу ВЦИОМа, проведённому в декабре 2013 года, наши граждане довольны обеспеченностью школ современным оборудованием, предметными кабинетами, компьютерами, возможностью быть в курсе жизни школы посредством мобильной связи и интернета. В целом 56% опрошенных поддерживает вектор развития, выбранный Министерством образования и науки, и полагает, что заявленные идеи и цели благоприятны для образования в России.Уважаемые коллеги! Несмотря на то что этап финансирования проекта по модернизации общего образования из средств федерального бюджета завершён, сам проект продолжается до 2020 года.

Несмотря на очевидные позитивные достижения, у нас есть и проблемы, связанные с всё ещё недостаточным соответствием школьной инфраструктуры для введения новых федеральных образовательных стандартов в основной и старшей школе. Эти проблемы являются особо острыми в связи с демографическими процессами, происходящими в России. В настоящее время растёт потребность в дополнительных местах в школах. К 2020–2021 учебному году численность школьников возрастёт ещё примерно на 2,5 млн человек, притом что уже сейчас 10 686 школ (а это почти четверть) вынуждены вести обучение в две, а иногда и в три смены. В таких условиях сегодня обучается свыше 1,8 млн детей, а обучение в две, тем более в три смены несовместимо с применением стандартов общего образования нового поколения.

Кроме того, в регионах сохраняются здания школ, спроектированные и построенные ещё в середине прошлого века, иногда и существенно раньше. Естественно, они не отвечают возросшим требованиям к качеству обучения и целому ряду критериев комфорта и безопасности. На 1 января этого года 633 школьных здания находятся в аварийном состоянии и ещё свыше 8 тыс. зданий требуют капитального ремонта. 5,4 тыс. зданий сельских школ всё ещё пока не соответствуют современным санитарным требованиям.

В связи с этим на следующих этапах реализации проекта мы будем уделять особое внимание решению следующих задач: первая – это модернизация инфраструктур общего образования, о чём Вы сказали, Дмитрий Анатольевич, во вступительном слове, включая строительство и реконструкцию зданий школ в соответствии с требованиями к современным условиям обучения. Нам необходимо обеспечить функциональную гибкость помещений, позволяющую их использовать для разных видов деятельности и возрастов. Предстоит гарантировать не только удовлетворительный средний уровень инфраструктуры школ, но и достижение базового, то есть необходимого для новых стандартов уровня инфраструктуры в каждой российской школе.

Д.Ливанов: «В настоящее время растёт потребность в дополнительных местах в школах. К 2020–2021 учебному году численность школьников возрастёт ещё примерно на 2,5 млн человек, притом что уже сейчас 10 686 школ (а это почти четверть) вынуждены вести обучение в две, а иногда и в три смены».

Кроме того, для нас принципиально важно обеспечить неформальное и глубокое внедрение новых стандартов образования и нового стандарта профессиональной деятельности педагогов. Необходимо сформировать национальную систему оценки качества образования, сочетающую объективную внешнюю оценку с рефлексивными механизмами изменения в самой системе образования.

Наконец, необходимо обеспечить постоянное подтягивание инфраструктуры школ к новым стандартам и технологиям образования. Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо. Как и принято у нас, обычно просим регионы тоже охарактеризовать ситуацию. Сегодня в этом качестве Хабаровский край. Вячеслав Иванович Шпорт, прошу вас.

В.Шпорт: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Во-первых, пользуясь случаем, что здесь весь кабинет министров, позвольте мне выразить всем министрам, всему кабинету, возглавляемому Вами, слова благодарности от жителей края за оказанную и оказываемую поддержку в ликвидации крупномасштабного наводнения, которое прошло на территории края. После Вашего посещения города Комсомольска все поручения, которые Вы дали, выполнены на сегодня. 20 января в школе №13, которая наиболее пострадала в крае, прошла линейка, и сегодня приступили к занятиям дети, которые были разбросаны по всем школам.Д.Медведев: Слава богу.

В.Шпорт: Теперь по теме. У нас в Хабаровском крае отрасль образования является приоритетной, и консолидированный бюджет отрасли составляет 30 млрд рублей. Это треть бюджета Хабаровского края. Всего в крае 408 школ, 131 тыс. школьников, 10,5 тыс. педагогов. Половина школ в крае – это сельские школы. Федеральный проект модернизации системы общего образования позволил нам сделать существенный прорыв в создании современных условий обучения, повышении заработной платы и квалификации учителей, и как результат – улучшение качества общего образования.

В.Шпорт: «Начиная с 2011 года по проекту модернизации и далее в рамках исполнения указов Президента из краевого бюджета дополнительно выделено 5,3 млрд рублей на повышение заработной платы педагогических работников, в том числе учителей. Заработная плата педагогических работников школ за три года выросла в 2 раза. За 2013 год она составила 38 тыс. рублей, что превышает уровень средней заработной платы по экономике в крае на 12%».

За три года Хабаровский край получил из федерального бюджета 1 млрд 336 млн рублей, это очень серьёзная финансовая поддержка. В свою очередь усилия края были направлены на то, чтобы в максимальной степени повысить статус учителя, улучшить его социальное самочувствие. Начиная с 2011 года по проекту модернизации и далее в рамках исполнения указов Президента из краевого бюджета дополнительно выделено 5,3 млрд рублей на повышение заработной платы педагогических работников, в том числе учителей. Заработная плата педагогических работников школ за три года выросла в 2 раза. За 2013 год она составила 38 тыс. рублей, что превышает уровень средней заработной платы по экономике в крае на 12% (по экономике – 34 тыс.). Повышение заработной платы положило начало качественным изменениям в кадровом корпусе педагогов.Помимо федеральных мер поддержки в крае показали свою эффективность программа сберегательного капитала для педагогов, работающих в труднодоступных и отдалённых школах, 35-процентная надбавка молодым специалистам, доплата за высшую квалификацию (категорию) в размере 7 тыс. рублей и другие. В школу начала приходить и оставаться в ней работать молодёжь, это очень важно для нас. На сегодня почти четверть школьных педагогов – молодые люди в возрасте до 35 лет.

Важнейшей задачей для нас является создание современных условий для обучения детей, включая меры по благоустройству и оснащению школ. Оснащение школ позволило нам перейти на новый качественный уровень обучения, успешно вводить в школах новые государственные образовательные стандарты, реализовывать профильное обучение, создавать новые модели школ (школы возрастных ступеней, цифровые школы, школы полного дня), социокультурные центры.

В Хабаровском крае по сравнению с 2010 годом количество 100-балльных результатов ЕГЭ увеличилось в 12 раз (в 2013 году – 47 человек). В 2 раза выросла доля выпускников, получивших 80 и более баллов по всем учебным предметам. Как результат, возросла удовлетворённость населения работой системы общего образования Хабаровского края, и сегодня она составляет 65%. В крае активно проводится работа по созданию условий для того, чтобы образование было ориентировано на экономику края, чтобы молодёжь оставалась жить и работать на территории Хабаровского края.

В.Шпорт: «В строительство объектов образования за пять лет вложено 5,5 млрд рублей из консолидированного бюджета края. Построено взамен ветхих семь школ, ведётся строительство ещё двух современных школ с современными технологиями и пришкольного интерната. Планируется в ближайшие три-пять лет заменить ещё 11 ветхих школ».

В строительство объектов образования за пять лет вложено 5,5 млрд рублей из консолидированного бюджета края. Построено взамен ветхих семь школ, ведётся строительство ещё двух современных школ с современными технологиями и пришкольного интерната. Планируется в ближайшие три-пять лет заменить ещё 11 ветхих школ. По предварительным расчётам, на это потребуется примерно 2,6 млрд рублей. Конечно, пять лет – это срок не быстрый, долгий для замены ветхих зданий, и здесь нам без федеральной поддержки будет сложно обойтись.У нас на федеральном уровне, Дмитрий Анатольевич, действовал проект по капитальному ремонту школ на условиях софинансирования. Он был очень эффективен. Сегодня требуется не только капитальный ремонт, но и замена школ, которые (было отмечено в докладе) ещё с прошлого века, устаревшие, ветхие и так далее. Есть предложение – рассмотреть возможность распространения действия такого же механизма софинансирования данного проекта по строительству новых школ с современными условиями. Я думаю, это будет способствовать, и регионы быстрее завершат этот процесс. Доклад окончен. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Вячеслав Иванович. Хорошо, что школы восстановили практически все, в том числе ту, где мы с вами были тогда. Что касается проекта по капитальному ремонту школ и частичному строительству новых, как я и сказал во вступительном слове, я считаю, что это действительно необходимое дело, но, наверное, мы к нему приступим не сию секунду, потому что у нас есть определённые планы, есть финансы под это. Но через некоторое время, видимо, к этому придётся приступить именно как к общегосударственному проекту, потому что с капитальным ремонтом школ ситуация плохая. Нам нужно оценить наши потребности, количество школ, которые требуют капитального ремонта по всей стране, естественно, финансовые затраты, подумать о режиме софинансирования. Всё это мы обсудим на совещании и окончательное решение примем.

Спасибо. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы что-то сказать? Прошу вас.

Н.Никифоров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Дмитрий Анатольевич, и Вы в своём выступлении отметили, что за последние годы удалось добиться серьёзного улучшения подключения школ к сети Интернет, повысилась скорость, и министр также в докладе отразил, что нашим приоритетом являются сельские школы, им нужно уделить наибольшее внимание. Хочу доложить, что Минкомсвязь России совместно с коллегами из Государственной Думы, Совета Федерации завершили формирование того пакета (законопроекты, подзаконные акты) относительно реформы в части широкополосного доступа. В течение ближайших лет мы обеспечим подключение всех населённых пунктов от 250 жителей и более по высокоскоростным каналам связи. Очевидно, что во всех этих населённых пунктах или в большинстве из них есть те самые школы, о которых мы говорили сегодня.

Исходя из поставленной задачи, считаем нужным, может быть, в проекте решения отразить необходимость приоритетного подключения этих объектов как социально значимых для реализации всех тех компонентов программы развития школьного образования, именно школ в этих населённых пунктах.

Также важно посмотреть (думаю, что коллега-министр поддержит это) совместное предложение Минобрнауки и Минкомсвязи относительно оплаты этого скоростного подключения для таких малых школ. Дело в том, что эта услуга будет новая, скоростная, и это тоже потребует определённых средств. Мы должны посмотреть тарифы, насколько они умещаются в существующие бюджеты, провести работу с операторами связи. Уверен, что такое поручение позволит нам уже в ближайшие два-три года значительно увеличить количество школ, подключённых именно по волоконно-оптическим линиям связи на высокой скорости. Это откроет и дистанционное образование, и позволит контролировать качество образования, и вообще это будет действительно новая, современная школа с современными услугами связи, поэтому прошу поддержать и такое совместное поручение нам дать.

Д.Медведев: Хорошо. Я думаю, что это было бы неплохо в качестве продолжения программы по улучшению интернет-трафика и в целом компьютеризации школ. Пожалуйста, у кого ещё какие соображения? Пожалуйста, Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец).О.Голодец: Замечательный проект, который мы сегодня обсуждаем, привёл к изменению облика школы и места школы в муниципалитете, районе, регионе. И, Дмитрий Анатольевич, во исполнение Вашего поручения… От имени «Единой России» я напомню, что мы на этот год разработали программу и также приступаем к её реализации – это развитие спортивного ядра на базе школ, причём с акцентом именно на сельские школы. Сегодня к школьному образованию у нас также тяготеют проекты дополнительного образования, поскольку школы превращаются в такие серьёзные образовательные центры (у нас намечается и тенденция привязки дошкольного образования к школьному образованию), то есть сегодня школа рассматривается как место пребывания ребёнка, получается, практически весь день. Поэтому мы сегодня думаем и о возможностях дополнительного образования в спортивных школах, а также о дополнительном музыкальном образовании, хореографическом образовании. То есть сегодня учреждения дополнительного образования также тяготеют к школьной инфраструктуре, и это мы тоже должны учитывать в новых проектах и новых подходах.

Д.Медведев: Спасибо. Есть ещё дополнения к проекту решения? Нет? Хорошо. Тогда давайте примем проект по первому вопросу и продолжим работу над модернизацией региональных систем общего образования так, как было доложено нам министром.

Россия. ДФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 23 января 2014 > № 991015 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 23 января 2014 > № 989363 Василий Соколов

Чем больше рыбы ты везешь в Россию, тем больше ты виноват

В апреле 2011 года на пресс-конференции, отчитываясь о результатах исследования ценообразования на рыбу, статс-секретарь – заместитель руководителя ФАС России Андрей Цариковский заявил, что наибольшая часть наценки – до 70% – образуется на этапе посредников («серая зона») и торговых сетей. Именно этот сектор должен был стать предметом дальнейшего расследования антимонопольной службы.

Однако спустя год внимание ФАС оказалось приковано совсем не к посредникам-перепродавцам, а к рыбодобытчикам. Последних обвинили в создании картеля на рынке икры минтая и наказали рублем. Максимальные штрафы – на десятки миллионов рублей – получили предприятия, откликнувшиеся в свое время на призыв чиновников увеличить поставки рыбы на российский рынок, тогда как компании, работающие преимущественно на экспорт, отделались легким испугом. Насколько соответствует такой подход политике государства в рыбохозяйственном комплексе, проводимой последние годы под лозунгом «рыбу на берег», корреспонденту Fishnews рассказал заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов.

– Василий Игоревич, большинство предприятий, которым были назначены миллионные штрафы за участие в «минтаевом картеле», намерено идти до конца и обжаловать решение ФАС в судебном порядке. Росрыболовство будет поддерживать рыбаков в этих судебных процессах?

– Меня очень удивило и заключение ФАС в отношении минтаевого дела и тем более решение Арбитражного суда города Москвы, подтвердившего его законность. Тут сложно что-то комментировать, суд есть суд, но мы будем следить за развитием дела в следующих инстанциях. Рыбаки, разумеется, возмущены санкциями и не сидят сложа руки. Насколько мне известно, активно судятся сахалинские предприятия, которые вообще не подписывали никаких соглашений и все равно получили предписания об уплате штрафов. Решительно настроены камчатские компании и тоже собираются отстаивать свои права в суде.

Поразительно, но самый большой штраф достался Преображенской базе тралового флота – только за то, что она осуществляла самые крупные поставки минтая на внутренний рынок. Такой абсурд даже представить сложно! Получается, что чем больше рыбы ты везешь в Россию, тем больше ты виноват. Что это, как не прямое подталкивание рыбаков к продаже рыбы за границу? Повторю, точку в этом деле рано или поздно поставит суд, но сам подход крайне удивителен.

В связи с этим руководство ПБТФ направило обращения в различные инстанции: в администрацию Президента РФ, Правительство, Министерство сельского хозяйства, эти письма поступали на рассмотрение и в Росрыболовство. Со своей стороны, мы сообщили, что нормы по выходу икры, которые присутствуют в Правилах рыболовства, научно обоснованы, направлены на сохранение запасов и противодействие браконьерству. В этой части в пределах своей компетенции мы считаем, что Преображенская база тралового флота, как, впрочем, и все остальные, кто брал на себя добровольные обязательства по их соблюдению, действовала в рамках рыбоохранного законодательства.

Для меня лично такая постановка вопроса сродни тому, как если бы рыбаки все вместе подписали обязательство не заниматься браконьерством и их за это наказали. Потому что по факту это одно и то же. Я об этом говорил на заседании комиссии ФАС, не знаю, почему меня не услышали те, кто вел разбирательство.

– Какая связь между ограничением выпуска икры минтая 4,5% и повышением розничных цен на филе минтая, минтай б/г – основную продукцию, которую мы видим на прилавках российских магазинов?

– А никакой связи здесь нет. Я затрудняюсь оценить объемы внутрироссийского рынка икры минтая, потому что в нашей стране этот продукт не имеет спроса, у нас нет культуры его потребления. Думаю, многие помнят, что даже в эпоху тотального дефицита в Советском Союзе, когда с деликатесами было совсем плохо, баночки «Икра минтая» никто не хотел покупать. Это востребованный продукт в странах Юго-Восточной Азии, где он традиционно используется во многих блюдах, и де-факто это продукт экспортный. Поэтому речь идет в первую очередь о зарубежном рынке. Никто же не предлагал ограничивать выход филе или минтая б/г, то есть той продукции, которую едят россияне. Все ограничения шли по икре, основной рынок для которой это Япония и Южная Корея.

Икра минтая – достаточно дорогой экспортный продукт, но на внешнем рынке мы конкурируем с американскими производителями, а их продукция всегда продается дороже, чем наша. Американцы любыми способами борются за то, чтобы их компании получали максимальную прибыль от использования водных биологических ресурсов, и нам бы по-хорошему нужно делать то же самое. Меня всегда поражало то, что российская продукция из водных биоресурсов на международном рынке, как правило, стоит дешевле, чем аналогичные товары под маркой США или ЕС. Потому что в этих странах и на государственном уровне и на уровне отраслевых ассоциаций делают все возможное, чтобы продавать как можно дороже, и это правильно. А у нас получается с точностью до наоборот.

Нельзя забывать и о том, что эффективность любых природоохранных мер связана в том числе с высокой сознательностью пользователей. Они должны понимать, что рыба – это не однодневная кормушка, а ресурс, который желательно передать и детям, и внукам-правнукам. Но в нынешней ситуации требовать от рыбаков какой-то сознательности очень сложно. Ведь фактически получается, что как только наши рыбаки из чувства самосохранения – все-таки свои запасы никому не хочется угробить, все хотят работать долго и счастливо – предприняли определенные шаги, в полной мере отвечающие государственной политике использования водных биоресурсов, то сразу получили за это и очень жестоко. Во-первых, полностью очернили репутацию всей отрасли, а во-вторых, еще и наказали рублем.

При рассмотрении дела комиссией ФАС полностью игнорировался тот факт, что действия, направленные на сохранение запаса, в любом случае будут вести к ограничению производства продукции. Это нормально, ведь рыба – ограниченный ресурс. Конечно, если ты – браконьер и тебя не сдерживают разрешения, то ты выловишь и продашь не одну квоту, а десять, но в результате от запаса ничего не останется. Можно вспомнить, что творилось до ввода этой нормы в Правила рыболовства. Выход икры минтая порой достигал 12%, 14% и даже 20%! В пересчете на массу улова получается, что 40% от рыбы составляла икра, что нонсенс.

Отражая в отчетах такие цифры, недобросовестные пользователи, имеющие небольшие объемы квот, пытались максимально заработать, а пограничники, не имея никаких рычагов, ничего не могли с ними сделать. Огромные отходы шли за борт, то есть запас по-настоящему разворовывался, шло уничтожение популяции. То, что в этих условиях рыбаки смогли объединиться, решили строго соблюдать закон и стараться максимально сохранить этот запас, я считаю большим достижением.

И не надо думать, что этот путь был легким. Ведь в первой редакции правила, регламентирующие выход икры не более 4,5%, оказались технически неправильно оформленными. В результате пограничниками были задержаны десятки судов, принадлежащих именно тем предприятиям, которые сейчас обвиняются в том, что у них якобы был сговор. Тогда многие судовладельцы заплатили колоссальные штрафы за то, что выход икры оказался на несколько килограммов больше положенного. Выходит, что они пострадали в 2008 году – за то, что не соблюдали норму, а сейчас страдают в 2014 году – за то, что соблюдали.

– В расследовании комиссии ФАС осталось неясным, кто пострадал от действий так называемого «минтаевого картеля». Государство прямых убытков не понесло, рыбные запасы пребывают в прекрасном состоянии, потребительские цены на продукцию из минтая не растут, конкуренты не жалуются. Чьи же интересы защищал антимонопольный орган?

– Не знаю. Для меня удивительно, что в какой-то момент Федеральная антимонопольная служба даже собиралась направить обращение к своим японским коллегам, чтобы они применили санкции к нашим рыбакам! Это унизительно, по-другому не скажешь, чтобы наших же рыбаков еще и японцы наказали. Да те с радостью бы наказали, если бы нашли за что! Им-то, конечно, выгоднее, если наша продукция у них будет продаваться дешевле, а Российская Федерация будет получать меньше денег. Слов нет! О какой конкуренции здесь идет речь? Каждая страна должна защищать своих граждан, своих хозяйствующих субъектов на внешнем рынке. Это святая обязанность государства. И ни в коей мере не наказывать за то, что они пытаются эти интересы отстоять.

Внутренний рынок – другое дело. Но ведь три года назад на правительственной комиссии, которую тогда возглавлял вице-премьер Виктор Зубков, прозвучал доклад ФАС, где было сказано, что рыба, проданная рыбаком по одной цене, на прилавке стоит в несколько раз дороже. В антимонопольной службе даже окрестили этот разрыв «серой зоной». Но причем тут рыбак? Он пришел в порт, сдал улов по прозрачным схемам, а дальше начинается что-то непонятное. В результате рыба дорогая, а обвиняют в этом опять же рыбака, да еще выставляют ему разорительные штрафы.

Еще раз подчеркиваю, что абсурдно увязывать размеры штрафа с объемами поставок рыбы на внутренний рынок. Они же не икру поставляли, они везли в страну минтай. Но в глазах ФАС обязательство ряда предприятий поставлять на внутренний рынок не менее 10% улова стало еще одним свидетельством сговора. Да мы сами в Росрыболовстве все время убеждали их, уговаривали: сделайте план, как увеличить поставки на внутренний рынок, прекращайте везти все за рубеж. Ну вот вам и результаты. Одни чиновники призывали рыбаков везти больше рыбы на берег, а теперь другие чиновники их за это же и наказывают. Поэтому мы и не можем российскую рыбу на российский берег завернуть, потому что ее мало того все встречают «с ложкой», что называется, так еще и такие репрессивные меры.

– В связи с чем, на ваш взгляд, фокус внимания антимонопольного ведомства вдруг так резко переместился с «серой зоны» на рыбодобытчиков?

– Распутывать все эти хитросплетения здесь на берегу очень сложно, куда проще выставить крайним производителя и наказать его. А вот разбираться со всеми посредниками, с бесчисленными фирмами-однодневками, с запутанной документацией, ссылками на «коммерческую тайну» и другими уловками – дело долгое и малоперспективное. Перекупщики и сети скорее заплатят административный штраф, чем раскроют данные о закупках и ценах. Именно с этим и столкнулись сотрудники ФАС, когда попытались проследить цепочку ценообразования по рыбе. Оказалось, гораздо проще сосредоточить усилия на том, что лежит на поверхности, а не копать вглубь. Как результат – такие обвинения.

– Получается, рыбаки именно в силу прозрачности своей деятельности оказались в этом плане самым удобным объектом?

– Конечно. И ладно бы ФАС выявила что-то серьезное, а то ведь вскрыли сговор о том, что люди не будут заниматься браконьерством. Да им памятник надо за это ставить, а не штрафовать.

– Сговор подразумевает скрытое соглашение, но разве Ассоциация добытчиков минтая делала тайну из своих намерений соблюдать норму выхода икры минтая?

– Нет, это озвучивалось и в прессе, и на научно-промысловых советах. Они выходили на все уровни и открыто говорили, что беда и с международным рынком, где мы не отстаиваем свои позиции, и с запасами, и, я считаю, были приняты правильные меры. Карать их за то, что эти компании пять или шесть лет назад оказались более сознательными, чем все остальные по меньшей мере странно. По-человечески обидно, что хорошие начинания, которые дали реальный и экономический, и рыбоохранный эффект, вдруг обернулись таким кошмаром для бизнеса.

Всегда надо судить по результатам. Вот объявила ФАС о ликвидации картеля. И что цена на минтай упала? Не упала она на внутреннем рынке, поскольку зависит совершенно от других факторов. Что рыбы стали больше есть? Да нет, столько же. А ведь предполагалось, что ассоциация начнет продвижение рыбной продукции на внутреннем рынке, предусматривался целый комплекс мер, в том числе поддержка научных исследований, внедрение системы наблюдателей и много других моментов. Где теперь эти меры? А рыбаки ничего не делают, потому что боятся новых обвинений. Сейчас они судятся с ФАС каждый сам по себе, их даже здесь лишили возможности консолидированно бороться за свои права, а мое личное мнение, что эти права были попраны.

Василий СОКОЛОВ, Заместитель руководителя Росрыболовства

Анна ЛИМ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 23 января 2014 > № 989363 Василий Соколов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 декабря 2013 > № 970104 Александр Дупляков

Основная задача – совершенствовать крабовый промысел

Уходящий год, безусловно, отмечен важными событиями в рыбной отрасли – здесь и решение проблем прибрежного рыболовства, и принятие закона об аквакультуре, и очередные предложения по изменению принципа распределения ресурсов, и разговоры о возможной приватизации рыбохозяйственных научно-исследовательских институтов, и многое другое. Чем запомнился 2013 год Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока, какие задачи она ставит перед собой на будущее? Об этом в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал президент объединения Александр Дупляков.

– Александр Павлович, с какими итогами подходят к концу этого года дальневосточные добытчики краба? Какие события 2013 года вы бы назвали наиболее значимыми и резонансными?

– В этом году предприятия показывают хорошие результаты на промысле краба в Дальневосточном бассейне. Важное событие: именно в 2013 году появилась уверенность в возобновлении промышленного лова камчатского краба на Западной Камчатке. Несколько лет действовал запрет, и такие ограничения дали результат – промысел решено было открыть. При этом рекомендованные объемы изъятия установлены на достаточно высоком уровне.

Если вернуться к значимым для нас событиям, то нужно отметить, что те инициативы, которые мы выдвигали по сохранению крабовых запасов на Западной Камчатке, нашли поддержку и понимание в органах власти. Планируется, что практически все наши предложения будут отражены в Правилах рыболовства для Дальневосточного бассейна и в приказе об установлении минимальных суточных объемов добычи крабов на судно. Речь идет о том, чтобы запретить промышленное рыболовство краба-стригуна бэрди в Камчатско-Курильской подзоне с 1 августа по 31 декабря. Кроме того, ассоциация выступила за увеличение минимальных суточных уловов по синему крабу и крабу-стригуну бэрди на Западной Камчатке.

Мы также предлагали ограничить район промысла колючего краба в Западно-Камчатской подзоне прибрежными водами в границах Магаданской области. Пока этот вопрос решить не удалось, но ассоциация продолжит над ним работать. Таким образом, мы пытаемся бороться с подменой видов и превышением квот на промысле.

В дальнейшем для сохранения ценного биоресурса объединение планирует активно продвигать свои идеи и по другим районам добычи крабов. В качестве примера можно привести колючего краба в Северо-Охотоморской подзоне: рекомендованные объемы промысла были превышены и в 2012, и в 2013 годах, к тому же существуют предпосылки к подмене при промысле на более ценные виды – синего и камчатского крабов. На последнем заседании Дальневосточного научно-промыслового совета мы подняли вопрос о том, чтобы ввести некоторые ограничения по добыче колючего краба в Северо-Охотоморской подзоне.

– А какие события уходящего года вы считаете наиболее значимыми для отрасли в целом?

– Прежде всего, стоит отметить внесение изменений в законодательство по регулированию прибрежного рыболовства. В июле было подписано правительственное распоряжение, согласно которому утверждены районы, в которых допускается осуществлять перегрузку уловов и производство на судах продукции из водных биоресурсов при прибрежном промысле, с указанием видов ВБР.

Постепенно грань между промышленным и прибрежным рыболовством стирается. Хорошо это или плохо – споры идут до сих пор. Однозначного мнения: нужна ли «прибрежка» как отдельный вид рыболовства – нет. Но то, что нормативно-правовое регулирование было несовершенным и это создавало трудности для рыбаков, – несомненно. Государство предприняло шаг для решения проблемы. Время покажет: насколько он был эффективен.

– Неотъемлемая часть нормальной работы рыбохозяйственного комплекса – исследования сырьевой базы. Как в этом году складывались отношения ассоциации с отраслевой наукой?

– Мы очень хорошо сработали с учеными в этом году, провели достаточно масштабные исследования, охватившие Западно-Камчатскую, Камчатско-Курильскую, Карагинскую подзоны и Западно-Беринговоморскую зону. Пять судов предприятий-участников ассоциации полностью отвлекались от промысловой деятельности; на работах по научной программе проведено почти 50 судосуток. Очень результативная съемка получилась по синему крабу Западно-Камчатской подзоны. Мы договорились о дальнейшем сотрудничестве, а с учетом наработанного опыта можно будет лучше организовать исследования. Надеемся, что наше сотрудничество с отраслевыми научно-исследовательскими организациями будет на долгосрочной основе. Это важно и для науки – институты получают дополнительные материалы для оценки состояния запасов, и для нас – из отчетов о выполнении работ мы видим логику принятия решений по тем или иным объектам промысла.

– Пользуясь случаем, хотели бы узнать ваше отношение к приватизации рыбохозяйственных научно-исследовательских организаций.

– Мы против приватизации науки. В рыбохозяйственном комплексе – я не берусь судить о других отраслях – научно-исследовательские организации должны быть под крылом государства, работы должны финансироваться за счет государственных средств. Трудно представить, что тот объем исследований, который проводят отечественные рыбохозяйственные институты (учитывая количество объектов и промысловых районов), возможно выполнять в рамках какой-то другой организационной схемы. Существующая система складывалась десятилетиями, и разрушать ее нельзя. А если бизнес заинтересован в дополнительном или более масштабном исследовании какого-либо объекта и готов оплачивать такую работу, наука всегда пойдет навстречу.

– История с крабовыми аукционами в Приморском крае заставила говорить о необходимости изменения законодательства, что нашло отражение в мартовских поручениях Президента. Какие поправки, по вашему мнению, необходимо внести в статью 57 закона о рыболовстве (регулирует возникновение права на добычу водных биоресурсов у лиц, осуществлявших рыболовство до 31 декабря 2008 года)?

– Моя позиция такова: нужно исключить из закона о рыболовстве четвертую часть 57-й статьи (в соответствии с этой нормой, участие в аукционах по продаже долей квот добычи ВБР могут принять только лица, осуществлявшие рыболовство на основании договоров, заключенных с научными организациями до 31 декабря 2008 года – прим. корр.).В то же время мнение по этому вопросу неоднозначное. Мне, например, известен случай, когда рыбопромышленная компания выступила инициатором исследований перспективного для промысла объекта, финансировала их на протяжении многих лет. И хотя исследования проводились рыбохозяйственным институтом, без участия этой компании ничего бы не было. Наверное, было бы справедливо, чтобы именно это предприятие получило потом доли квот на вылов исследованного объекта. Но подобные ситуации – исключение, до 2009 года предприятия в основном просто осваивали научные квоты, неплохо на этом зарабатывая. Четвертая часть статьи 57 служит причиной слишком многих вопросов, поэтому ее нужно убирать. Кроме того, как я уже говорил ранее, она противоречит федеральному закону о рыболовстве. В этой части говорится о лицах, которые осуществляли рыболовство на основании договоров с научными организациями. В самом законе такого основания возникновения права на добычу водных биоресурсов нет.

Что касается остальных пунктов – в частности, второго и третьего – то их можно оставить (эти пункты регулируют случаи, когда был установлен запрет рыболовства в определенных районах и в отношении отдельных видов водных биоресурсов – прим. корр.). Хотя не так много объектов и не так много районов осталось, которые подпадали бы под эту статью.

– Федеральная антимонопольная служба поставила вопрос о необходимости ревизии исторического принципа распределения квот на добычу водных биоресурсов. Были выдвинуты и другие предложения, направленные, по мнению ведомства, на развитие конкуренции в рыбной отрасли. Как вы оцениваете эти инициативы?

– К отмене исторического принципа отношусь отрицательно. Я считаю, что существующая концепция предоставления права на вылов в соответствии с промысловой историей доказала свою эффективность и должна сохраниться.

Законодательство о рыболовстве совершенствуется. Некоторые противоречия, безусловно, есть, но они никак не связаны с историческим принципом. К тому же, не проводилось никакого комплексного исследования состояния дел в отрасли, которое бы позволяло однозначно заявлять, что существующая система неэффективна. И хотя в настоящее время высказывания антимонопольной службы уже не столь категоричны: предлагается оставить исторический принцип в качестве преференции для добросовестных пользователей, – с этим нельзя соглашаться. Критерий добросовестности – субъективный.

Конкуренция в рыбном хозяйстве, несомненно, должна быть, но в связи с ограниченностью ресурса изначально надо исходить из того, что говорить о каком-то абсолютно открытом входе в отрасль нельзя. Во всем мире, и в России в том числе, уже давно рациональное использование водных биоресурсов, ведение устойчивого и ответственного рыболовства являются приоритетными задачами. И долгосрочное закрепление права на вылов позволяет достичь этой цели. Сформировать правильное отношение к сырьевой базе среди компаний можно только дав гарантии, что рыболовство – бизнес не на один год. От этого предложили отказаться, не предоставив альтернативного решения.

– А как вы относитесь к тому, чтобы вернуть распределение ресурса на аукционах.

– Если говорить о замене исторического принципа на аукционы, то возникает вопрос – на какой срок в результате будут получать ресурс пользователи? На год? Это уже проходили. На три? А почему на три, а не на пять? Почему не на десять? А что потом? Действующая система, как говорят рыбаки, выстрадана. И ломать ее нельзя. Иначе отрасль будет отброшена на много лет назад.

Если есть какие-то вопросы к отдельным постановлениям Правительства РФ (например, в части проведения конкурсов по закреплению рыбопромысловых участков), то нужно корректировать эти документы, но основополагающий принцип в отрасли менять не стоит.

– Также Федеральная антимонопольная служба предлагала законодательно обязать все рыбохозяйственные организации, добывающие водные биоресурсы в РФ, реализовывать уловы только на электронных торгах.

– Да, выдвигалось такое предложение – как было заявлено, для борьбы с серыми схемами при продаже рыбной продукции. Однако почему создаются такие схемы? Почему из страны каждый год «бежит» капитал? Вопросы, как мне кажется, из разряда риторических. Нет у нас комфортных условий для инвестиций – «суровый инвестиционный климат». И те заявления, которые сделала антимонопольная служба, поставив под сомнения исторический принцип распределения квот на вылов, никак не способствуют «потеплению». Возможно, что когда-нибудь у нас появится своя система продажи водных биоресурсов на электронных торгах, и хотелось бы, чтобы она сформировалась естественным путем. Наверное, для того чтобы избавиться от «серых» схем, у государства есть другие механизмы.

В любом случае, хочу отметить, Федеральная антимонопольная служба обратила внимание на рыбохозяйственный комплекс, и отраслевому сообществу надо наладить с ведомством диалог – в рамках того же экспертного совета при ФАС.

– Спасибо, Александр Павлович, что поделились с нами вашим мнением. В завершение интервью хотелось бы услышать, какие задачи ставит перед собой Ассоциация добытчиков краба Дальнего Востока на перспективу?

– Вообще основная задача ассоциации – это совершенствование промысла крабов в Дальневосточном бассейне. На достижение этой цели направлено привлечение в организацию новых членов (которые ставили бы новые вопросы, связанные с добычей крабов), взаимодействие с научно-исследовательскими институтами, борьба с браконьерством. Возможно, что проводимая работа в будущем позволит выйти на сертификацию промысла какого-либо вида крабов по стандартам устойчивого рыболовства. Да, получение сертификата – процесс небыстрый, но мы делаем шаги в этом направлении.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Александр ДУПЛЯКОВ, Президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 декабря 2013 > № 970104 Александр Дупляков


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 декабря 2013 > № 970064 Руслан Теленков

Из всего перечня поручений главы государства Владимира Путина по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса, пожалуй, наибольшую дискуссию вызвал пункт о возможности установления в договорах о закреплении долей квот добычи водных биоресурсов определенных обязательств в части достижения приоритетных целей развития отрасли. Генеральный директор ООО «Магаданрыба» Руслан Теленков обсудил с главным редактором газеты «Fishnews Дайджест» Еленой Филатовой возможность обременений для рыбаков.

– Президентом дано поручение, направленное на приоритетные цели развития. Их несколько.

– Увеличение поставок на внутренний рынок, развитие глубокой переработки, увеличение потребления продукции населением, – это основные. Плюс к этому модернизация флота, развитие судостроения, снижение стоимости рыбопродукции, при этом увеличение экономической эффективности рыбохозяйственного комплекса. Тут, конечно, есть некоторое противоречие: рыба дешевле, а экономическая отдача больше. Но в общем цели понятны. При этом речь идет о том, что сектор рыбодобычи должен быть каким-то образом вовлечен в решение этих задач. Сейчас, вроде бы, рыбаки не решают эти задачи – не увеличивают поставки, не развивают переработку, судостроение.

– Ну да, получили квоты на 10 лет и все довольны.

– Значит, нас как-то надо в этот процесс вовлечь. Однако у нас в экономике страны есть еще проблемные отрасли.

– Например, легкая промышленность.

– Ну а почему нам не развивать легкую промышленность за счет рыбодобычи? Или автопром за счет рыбодобычи? Ведь если разобраться в сущности экономических процессов, то создается попытка развития одной отрасли за счет другой. Хотя мы говорим о рыбохозяйственном комплексе, но каждый сегмент этого комплекса – это отдельный вид бизнеса. Потому что прямой зависимости на самом деле между ними не существует. Постараюсь объяснить это на конкретных примерах.

Очень много споров вызвало законодательное решение разрешить осуществлять переработку на судах в случае прибрежного рыболовства. И на совещании в Минсельхозе прозвучало мнение о том, что это решение убийственное: заводы встали, сырья не хватает и так далее. То, что заводы вынуждены останавливать работу, конечно, очень плохо, но давайте разберемся с экономическим аспектом – а почему, собственно, они встали? Это говорит о том, что перерабатывать продукцию на борту все-таки выгоднее? То есть когда рыба сдавалась на берег, то получалось подобие донорской деятельности – рыбодобытчик должен был дополнительно финансировать переработку на берегу. Ведь так?

Например, у нас в компании есть рыбопромысловые участки. Часть из них находится близко к населенному пункту, в котором стоит рыбоперерабатывающий завод. Там меня никто не заставит сдавать рыбу на судно. Мне это невыгодно: рядом берег, переработка, все очень удобно. Но есть участки отдаленные, с которых меня также никто не заставит везти рыбу на береговое предприятие, потому что это будет нерентабельно. Ведь все определяется экономическим смыслом. И субъект бизнеса должен находить путь, снижающий издержки, – я думаю, это объяснять не надо. Потому что мы можем конкурировать на рынке по качеству и цене. Если мы создаем однородный продукт, – а по сути так и происходит, поскольку мы все производим мороженую рыбу, соленую икру, филе и прочее, – то мы по цене конкурировать не можем, у нас однородный товар, но мы можем конкурировать в себестоимости. А как это сделать?

– Путем снижения издержек.

– Именно. А как же мы будем их снижать, если мы одну отрасль пытаемся развивать за счет другой? Если мы просто из принципа будем везти рыбу на первичную переработку на берег, то мы получим дополнительные затраты. И каким образом будет конкурировать прибрежный минтай с минтаем исключительной экономической зоны? Никаким образом. В ИЭЗ он будет дешевле.

Еще один пример. «Магаданрыба» занималась и продолжает заниматься береговой переработкой. Сначала мы пошли по стандартному пути. Что поймали, то и переработали. Поймали сельдь, значит, будем производить селедку в банках, в пакетах, соленую, копченую, в соусах и так далее. Все замечательно, только экономически неэффективно. Наш производственный комплекс начал приносить прибыль только тогда, когда мы стали закупать сырье из других регионов – камчатскую нерку, палтус через посредников во Владивостоке, приморскую капусту, которая по качеству лучше магаданской. В 2012 году руководитель этого производственного комплекса вообще привез норвежскую семгу и атлантическую сельдь, объяснив это тем, что ему на филе атлантической сельди работать выгоднее, чем на сельди тихоокеанской.

– Как такое возможно?

– На работе с филе крупной атлантической сельди меньше трудозатрат. У нас же основные расходы на производстве – это зарплата людей и оплата электроэнергии. А теперь произошло их сокращение вдовое, если не втрое. Производственный процесс сократился, отходов нет.

– Даже транспортные расходы окупились?

– Это факт. Кроме того, в Магадане существует спрос на норвежскую семгу, и в магазине ее упаковка стоит дороже, чем упаковка горбуши той же навески. Такая же история с камчатской неркой, палтусом, кальмаром, приморской капустой, крабом, который мы тоже закупали и привозили. То есть мы стали поставлять на рынок продукт, которого в Магадане, видимо, не хватало.

– А его, оказывается, ждали.

– Потому что горбушу можно у всех других производителей купить, а вот эти продукты – у нас. Нерку, к примеру, в Магадане не ловят, а она потребителем ценится выше, чем горбуша. Это все пример того, что у нас не получилось экономически эффективно работать только на собственном сырье.

Когда мы занялись этим проектом, то были мысли: а почему бы не расширить рынок сбыта, не выйти, к примеру, на Москву. Наивно несколько – из Магадана на Москву, но такие мысли были. Однако нужны ли мы на этих рынках? Ведь мы сразу теряем в себестоимости. Поясню: все просто, даже с той же селедкой. Наша компания добывает 12 тысяч тонн сельди в год. Для того чтобы она попала к нам на переработку в Магадан, выгоднее ее сначала привезти из района промысла во Владивосток, а оттуда доставить рефконтейнерами в Магадан. Почему? Потому что найти транспорт, идущий прямиком из района промысла в Магадан, весьма проблематично – все транспортные рефрижераторы в полном грузу идут в южном направлении – на Владивосток. Если же улов сельди в 500 тонн вывезти в Магадан самостоятельно без перегруза, то нужно отвлечься от промысла. Мы теряем только на одном переходе, как минимум, двое суток, а это значит недолов. Если же завернуть транспорт в Магадан, чтобы выгрузить там наши 500 тонн, то транспортному рефрижератору нужно подняться на север, на что он потратит около двух суток, оформить приход судна в порт, то есть «открыть границу», затем опять «закрыть границу», плюс потратить еще двое суток до исходной точки. За все эти издержки мне в итоге будет выставлен счет. Получается, что все-таки выгоднее привезти сельдь во Владивосток, а потом с юга на север отправлять ее в контейнерах. Последние годы мы так и возили свою продукцию. То есть в логистике мы уже проигрываем.

Теперь следующая ситуация. Предположим, у меня перерабатывающий завод в Магадане, а у вас – во Владивостоке. Оба выпускают идентичную продукцию. Вы селедку переработали и выпустили на рынок. А мне мою продукцию теперь надо тоже отправить потребителю. Железной дороги от Магадана у нас нет и в ближайшее время не предвидится. Самолетом возить сельдь? Но ведь это народная рыба, это не красная икра, она не может быть чрезмерно дорогой. Значит, надо опять везти морем. То есть поехали обратно уже в переработанном виде. И это притом, что предварительно мне из Владивостока надо в Магадан завезти тару, соль и прочие ингредиенты для переработки. И как мы с вами будем конкурировать на рынке? Кто первый вылетит в трубу при прочих равных условиях? Конечно же, я.

– А Северный морской путь?

– Идея, конечно, замечательная, только Севморпуть у нас открыт исключительно в навигацию. А все остальное время что делать?

Я же не могу за весь год переработать тысячи тонн продукции, а потом везти ее Севморпутем. Это же готовый продукт, он не может столько храниться! Пресервы сельди, в частности. Я могу обеспечить магаданские магазины, но даже до Владивостока готовую продукцию уже не довезу. То есть теряется еще одна конкурентная позиция. Вы меня обгоняете по логистике, по качеству и по ассортименту, потому что вы можете на местных рынках продавать свежую продукцию, а я не могу.

Возникает логичный вывод: а зачем производить всю эту продукцию в Магадане? Чтобы уравняться с вами в условиях, мне целесообразней открыть аналогичный завод в Приморье. Допустим, мы так и делаем, а дальше выбираем пути развития. Но как только мы пытаемся расширить рынок – выйти на Москву, Санкт-Петербург, – мы сталкиваемся с той же проблемой, с которой я сталкивался, занимаясь переработкой в Магадане. Мы пытаемся готовый продукт отправить туда, куда целесообразней привезти замороженное сырье. Его везти дешевле, проще, там рабочих рук больше, электроэнергия дешевле, тара, ингредиенты для переработки. Тогда, наверное, там выгоднее развивать глубокую переработку, чем здесь?

Все это свидетельствует о том, что рыбодобыча и береговая переработка – это два совершенно разных вида бизнеса, которые требуют разных подходов.

Давайте представим, что «Магаданрыбе» в обязанность вменят производство готовой продукции из всего, что поймано судами компании. Это значит, что необходимо переработать порядка 12-13 тысяч тонн минтая и примерно столько же сельди. Вы можете привести пример хотя бы одного завода в России или за рубежом, который производит продукцию глубокой переработки только из двух видов сырья? Я не знаю таких случаев. Все-таки нормальный перерабатывающий завод делает определенную линейку товаров. Я же не могу переработать 12 тысяч тонн сельди и ни килограмма лосося. На какой рынок я выйду со всей этой селедкой?

– Вам тогда нужно будет работать на минтае и на сельди круглый год, но они же ловятся короткими сезонами. Это невозможно.

– Не короткими - промысел практически идет круглый год. Но мы ведь не можем предлагать потребителю только селедку и минтай! Например, наш завод в Магадане перерабатывает сельдь, минтай, горбушу, кету, кижуч, нерку, норвежскую семгу, морскую капусту, палтус, кальмар, – на выходе всего около 150 наименований продукции. Наша задача – представить хороший ассортиментный ряд. Привлечь внимание к нашему товарному знаку. Если покупатель приходит в магазин, где представлена продукция от целого ряда производителей с широким ассортиментом товара, то он может попробовать что угодно. И если среди прочих будет «Магаданрыба» только с селедкой, то никакой конкуренции не получится. Даже если мы загрузим завод круглогодично, все равно не выйдет эффективной экономики. Экономика на производстве рассчитывается исходя из разной рентабельности разных объектов. Все в комплексе дает определенный результат.

Например, нерка – весьма рентабельный объект по сравнению с другим сырьем для переработки. И когда я слышу, что надо обязать рыбодобытчиков свои уловы переработать, возникает вопрос: что и сколько переработать? Ведь даже несмотря на рентабельность нерки, я не переведу весь завод на ее переработку, потому что потеряю конкурентоспособность – покупатель уйдет к тому, у кого интереснее ассортимент.

– Это и с точки зрения домовых хозяйств нелогично, потому что в целом наиболее востребованный продукт – непереработанный. Это свежая рыба.

– Можно, конечно, дойти до любой степени абсурда, пытаясь заставить добытчика заниматься переработкой. Но ведь она существует как самостоятельный вид бизнеса в разных регионах России, во многих крупных городах, и не только в прибрежных субъектах Федерации. Но нет ведомства, которое бы серьезно занималось ее проблемами. Ведь именно этим предприятиям в первую очередь нужен переход на систему налогообложения по ЕСХН. Если стоит задача развивать береговую переработку, то логично дать ей льготу.

Мы заходим в супермаркеты в Москве – разве там нет рыбы? Есть, и я бы не сказал, что ее намного меньше, чем колбасы. Хотя у нас, в отличие, например, от Японии, страна мясоедов – такие предпочтения у потребителей.

– Даже во Владивостоке, где рыбопродукцию можно купить в любом ассортименте превосходного качества, мясопродуктов потребляют в гораздо большем количестве, чем рыбы. Это особенно заметно во время предпраздничных продаж.

– Тем не менее «Магаданрыба» активно развивает продажи на внутренний рынок. Я хочу сказать несколько слов о вареной креветке.

– Сырую не особенно едят у нас в России.

– Да. Суть в том, что мы ее варим прямо на судне. Неужели я должен ее на берегу варить, чтобы развивать береговую переработку? Она же в качестве потеряет. А вообще-то, извините за подробности, креветка варится в живом виде. Если она варится как-то по-другому, то она не будет кондиционной. Мы это хорошо знаем, потому что осуществляем поставки и на европейский рынок.

– Вообще морепродукция – это такая категория, которую лучше пускать в переработку свежевыловленной. Тем не менее, что делать с этим обременением для рыбаков, которое заложено в поручении Президента?

– Мы с коллегами совещались по этому поводу. Модель обременения неэффективна сама по себе. Что значит, заставим перерабатывать? Допустим, я поставлю какое-то сооружение, скажу, что это цех по переработке, буду честно выпускать какую-то продукцию и дотировать этот завод, потому что он будет абсолютно убыточен, но к чему это все? Какое это имеет отношение к развитию? Или заставят меня, например, 30% продукции реализовывать на российский берег. А как быть с объектами, которые в России не имеют спроса в принципе?

– Можно составить список таких объектов, которые в России не едят, а от остального завозить не менее 30%.

– Теоретически можно. Но возможно ли такое обременение оформить на законодательном уровне? Мы все-таки находимся в свободном рынке. И потом я боюсь формальных выполнений обязательств. Я приведу пример. Есть сырая креветка, которую мы продаем в Японию. В России ее практически не берут, но для увеличения спроса на внутреннем рынке мы значительно снизили на нее цену. То есть покупайте, пробуйте. Знаете, чем все кончилось? Китайцы узнали, что некто во Владивостоке продает сырую креветку по очень выгодной цене. Ее можно купить, отвезти в Японию и продать там по цене рыночной.

– То есть все приемы обмануть законы рынка приводят к отрицательному результату.

– И кому нужны такие поставки на внутренний рынок? Я другой могу пример привести. Одна торговая компания во Владивостоке покупала минтай с прибрежного промысла. Напомню, уловы прибрежного промысла должны поставляться в соответствующий субъект Федерации. Этот минтай они покупали и потом, тем не менее, поставляли на экспорт.

Когда мы продаем партию своей сельди или минтая, то начинаем обзванивать всех потенциальных покупателей и выбираем того, который предлагает наиболее выгодную для нас цену вне зависимости от его национальной принадлежности. В последнее время мы более активно стали продавать минтай на внутренний рынок (но это все-таки не 50%, а гораздо меньше). Потому что рынок начал развиваться. Не потому что меня заставили, а потому что спрос увеличился. Хотя и эта продукция в итоге может оказаться, условно говоря, на азиатском рынке, но прибыль получу уже не я, а посредник, который туда поставит нашу рыбу.

Говорят, что решение, позволяющее перерабатывать рыбу на судах прибрежного промысла, лишает рабочих мест местное население. А где же экономика? Можно создать рабочие места, в конторе будет сидеть бухгалтер, секретарь, специалист по логистике, еще транспортная компания на рыбе заработает, грузчики – вот, дескать, мы создали рабочие места. Но это напоминает ситуацию, когда завал дороги разгребают вручную. Зачем нам бульдозер, надо же рабочие места создавать!

– А чем загружать наши дальневосточные окраины?

– А как же тогда быть с тезисом об инновационном пути развития, когда мы вместо снижения издержек начинаем их увеличивать? Ведь мы должны говорить о высокотехнологичном производстве. Если у меня на заводе начнут работать 150 человек с ножами за столом, то любой скажет, что это неправильно, нужно поставить высокотехнологичное оборудование. Но тогда количество занятых на производстве значительно сократится. Это, к сожалению, практика двойных стандартов. Для развития, как бы то ни было, мы должны снижать издержки. Ну, давайте отменим трактора, и у нас сразу же появится куча рабочих мест.

Мы участники свободного рынка, и занятие бизнесом сопряжено с рисками. Если я неправильно их рассчитал, то это моя проблема. В данном случае переработку организовывали, видимо, там, где не надо было этого делать. Не всегда получается так, как хочется. Таких примеров много. Я понимаю, что за всеми этими случаями стоят не только материальные вложения, но и живые люди. Но если мы выбираем высокотехнологичный путь развития, давайте двигаться в этом направлении. И надо создавать не рабочие руки с ножами, а растить специалистов по обслуживанию оборудования, высококлассных технологов.

– Может быть, ФАС не так уж неправа, и все выловленное, действительно, стоит продавать через биржу.

– Может быть, но это не является обременением согласно поручениям Президента.

– Однако рыбопереработчики смогут покупать там сырье в любом необходимом им количестве.

– Сам по себе биржевой инструмент нормальный и справедливый. Он позволяет любым участникам рынка получать справедливую цену. Только каким должен быть сам механизм биржевой торговли рыбой? Все-таки качество продукции у всех разное, заморозка, размерный ряд и прочее. Вторая проблема – логистика. Допустим, мы продаем партию сельди на внутренний рынок. И у нас планируется подход судна 1 ноября. А потом начинается шоу: заштормило – не отгрузились, транспорт задерживается, соответственно, нервотрепка у покупателя.

– Потому что они уже подогнали рефсекции и у них намечается простой.

– А в биржевом процессе как быть в такой ситуации?

– Может быть, как в Пусане – аукцион? Представители приезжают и торгуются.

– Но в Корее не продается вся рыба на аукционах. Даже креветка и крабы не продаются. Я видел аукционы только на икру минтая, образцы которой представлены участникам аукциона. В свое время был создан культ икры, и эта традиция пока сохраняется. Наблюдая за тенденциями, я предполагаю, что этих аукционов лет через 10 тоже, возможно, не будет. Менталитет меняется, меняются вкусы потребителей, и вокруг икры уже нет былого ажиотажа.

В 90-е годы субъекты Федерации имели полномочия по распределению части квот, в том числе и в целях развития береговой переработки. И ряд перерабатывающих предприятий имели квоты на сельдь в ИЭЗ. У кого-то 500, 600 тонн, у другого 2 тыс. тонн.

– А флота нет.

– И не было никогда. Им дали промышленные квоты для того, чтобы они путем аренды флота их вылавливали. То есть в данном случае рыбопереработка получила дотацию в виде квот за счет рыбодобытчика. Конечно, эти квоты перепродавались, и, ничего не делая, можно было иметь приличный доход. А по отчетам предприятия работали, еле сводя концы с концами. Потому что продажей квот они компенсировали убытки по переработке. В результате часть этих предприятий была куплена другими собственниками, а часть потеряла квоты по причине систематического недоосвоения. То есть квоты все равно вернулись тем, кому они действительно должны принадлежать – рыбодобытчикам.

– Так что же делать тогда с развитием переработки? Почему нет прорыва?

– А почему он должен быть, если этими предприятиями никто не занимается и переработку не могут перевести даже на налогообложение по системе ЕСХН? Надо дать льготы переработчику, и тогда он сможет конкурировать со своими зарубежными коллегами, которые развивают производство всем на зависть. Тогда отечественные переработчики смогут и у нас закупать больше рыбы.

Елена Филатова, журнал «Fishnews - Новости рыболовства»

Декабрь 2013 г.

Руслан ТЕЛЕНКОВ, Генеральный директор ООО «Магаданрыба»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 декабря 2013 > № 970064 Руслан Теленков


Россия. ДФО > Транспорт > amurmedia.ru, 19 декабря 2013 > № 966955 Александр Караваев

Итоги 2013 года подводит Хабаровский филиал ОАО "ФГК"

О том, каких показателей удалось достичь компании, о стратегических планах на будущее рассказал директор Хабаровского филиала ОАО "ФГК" Александр Караваев

Хабаровский филиал ОАО "ФГК" полтора года работает на полигоне Дальневосточной железной дороги. За этот период филиал сумел занять уверенные позиции, зарекомендовал себя как табильный и надежный партнер. О том, каким стал для компании прошедший год, в интервью корр. ИА AmurMedia рассказал директор филиала Александр Караваев.– Александр Гариевич, каким был для компании 2013 год?

– Уходящий 2013 год стал для нас довольно сложным. Мы – компания молодая, одними из последних вышли на рынок оперирования подвижным составом. Несмотря на общее снижение объема погрузки на Дальневосточной железной дороге в 2013 году, мы не только удержались в той же доле, что и в начале работы, но и несколько приросли в объемах грузоперевозок. Сегодня филиал осуществляет более 20% железнодорожных грузовых перевозок на Дальнем Востоке (в ноябре 2013 года в универсальном подвижном составе –более 40%).

– С какими трудностями пришлось столкнуться?

– Трудности у всех одни – спад экономики в целом. А железная дорога, как лакмусовая бумажка, наиболее заметно реагирует на негативные тенденции в экономике. Ключевой показатель работы железнодорожного транспорта – объем погрузки – напрямую зависит от показателей промышленного производства в стране. Если не работают предприятия, то и нет перевозок сырья и готовой продукции. Однако в этих непростых условиях Хабаровский филиал ОАО "ФГК" стремится удержать достигнутые позиции на Дальневосточной железной дороге. Клиентоорентированность, повышение качества сервиса, профессионализм сотрудников и нацеленность на успех, – вот те принципы, которые позволяют Хабаровскому филиалу ОАО "ФГК" даже в непростой экономической ситуации наращивать объемы перевозок.

– Каковы, на Ваш взгляд, приоритетные направления развития бизнеса железнодорожных перевозок на ближайшую перспективу?

– Некоторые компании пытаются привлечь клиентов, снижая стоимость услуг на рынке, но я считаю, это тупиковый путь. Потребности клиента нужно удовлетворять повышением качества обслуживания, сокращением сроков доставки.

Повышение качества обслуживания невозможно без технического переоснащения вагонного парка. ОАО "ФГК" реализует обширную инвестпрограмму по обновлению вагонного парка: взамен устаревших вагонов вводит в эксплуатацию новые платформы, крытые вагоны, цистерны, полувагоны. Так, за 2011 – 2013 годы Компания приобрела 17,4 тыс. новых вагонов на общую сумму порядка 38 млрд руб. В 2014 году ОАО "ФГК" планирует приобрести не менее 5 тыс. полувагонов и 3 тыс. крытых вагонов. Все эти меры позволяют своевременно обеспечивать заказчика подвижным составом, сокращать сроки доставки грузов, качественно выполнять условия договоров.

– Поменялась ли специфика номенклатуры грузов, перевозимых Федеральной грузовой компанией на Дальнем Востоке?

– Специфика осталась прежней. Мы возим уголь, который идет на экспорт и на внутренний рынок для нужд топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства, нефтеналивные, строительные, лесные грузы. Приоритет имеют грузы социального значения, перевозки которых позволяют повысить обороноспособность страны, региона, укрепить его социально-экономическое положение.

– Удовлетворены ли Вы итогами работы компании за 2013 год? С какими показателями планируете завершить его?

– По итогам работы за 11 месяцев 2013 года Хабаровским филиалом ОАО "ФГК" по Дальневосточной магистрали погружено более 110 тысяч вагонов, перевезено почти 7 млн тонн грузов различной номенклатуры. Доля Хабаровского филиала в погрузке в универсальный подвижной состав на Дальневосточной железной дороге в общем объеме перевозок с начала года возросла с 7% до 40%. В дальнейшем мы намерены продолжить работу по повышению эффективности управления парком вагонов, чтобы увеличить долю Федеральной грузовой компании в общем объеме погрузки на Дальневосточной железной дороге.

– Что бы Вы хотели пожелать партнерам ОАО "ФГК" в преддверии Нового года?

– Хочу поблагодарить руководство Дальневосточной железной дороги, все дирекции и службы, с которыми мы взаимодействуем, наших клиентов и партнеров и поздравить всех с наступающим Новым годом. От имени коллектива Хабаровского филиала ОАО "ФГК" хочу пожелать, чтобы следующий год для всех нас стал лучше предыдущего. Пусть Новый год подарит вам благополучие и укрепит веру в будущее. Крепкого здоровья, стабильности, неиссякаемой энергии и оптимизма, удачи в осуществлении намеченных планов и профессиональных успехов в Новом году!

Россия. ДФО > Транспорт > amurmedia.ru, 19 декабря 2013 > № 966955 Александр Караваев


Россия. ДФО > Транспорт > metalinfo.ru, 7 ноября 2013 > № 934738 Олег Ткачев

Интервью гендиректора порта Ванино Олега Ткачева

Порт Ванино - надежный партнер компании "Мечел" в деле поставки продукции на рынки АТР. Публикуем интервью гендиректора Олега Ткачева газете "Восход-Ванино".

- Олег Сергеевич, расскажите, пожалуйста, о работе предприятия, о планах на текущий год. Какие сегодня основные грузы в производственной программе порта?

- По результатам работы за 9 месяцев порт Ванино уже превысил грузооборот 2012 года. С начала года по всем направлениям перевозок перегружено 5 млн. 443,7 тыс. тонн (по сравнению с 5 млн. 390,5 тыс. тонн за весь прошлый год). Рекордные показатели достигнуты благодаря увеличению более чем в два раза перевалки экспортных грузов – до 3 825,7 тыс. тонн, из которых уголь составил 2 млн. 893,8 тыс. тонн, лесопродукция – 520,0 тыс. тонн, черные металлы – 291,9 тыс. тонн, алюминий – 49,9 тыс. тонн. По импорту порт принял 770,1 тыс. тонн глинозема, паромной переправой перевезено 770,8 тыс. тонн различных грузов.

Достигнутые производственные результаты стали лучшими для предприятия с 1993 года, а по объему грузов через универсальные причалы (без учета грузооборота специализированного паромного комплекса) они максимальные за всю 70-ти летнюю историю Ванинского порта. Эти сухие цифры в полной мере отражают эффект от позитивных изменений, которые наблюдаются в порту в последнее время. Безусловно, немаловажную роль сыграл приход на предприятие частных инвесторов, заинтересованных в последовательном и динамичном развитии порта. Благодаря этому с начала года мы провели целый комплекс мероприятий, который позволил нарастить фронты погрузки/выгрузки грузов и увеличить размер принимаемых судов. Я бы хотел поблагодарить за слаженную работу дружный коллектив портовиков, прежде всего, докеров-механизаторов, специалистов и руководителей, занятых в производстве. До конца текущего года мы намерены преодолеть рубеж в 7 млн. тонн.

- Ожидаются ли изменения в специфике грузов и отправлений?

- Среди приоритетных грузов порта Ванино – грузы, на которые есть постоянный спрос на перспективных азиатско-тихоокеанских рынках. Сегодня это уголь, металлопрокат, алюминий, глинозем, древесина и продукция лесопереработки. Естественно, остаются и грузы, которые следуют по паромной линии "Ванино-Холмск".

- Сегодня развитие транспортной инфраструктуры отстает от современных потребностей портового бизнеса. Как это обстоятельство сказывается на работе предприятия? Что будет предприниматься?

- В настоящий момент нам очень важно выстроить конструктивные взаимоотношения с ОАО "РЖД", обеспечить рост грузопотока и выполнение планов по подаче и выгрузке вагонов. Благоприятные условия для устойчивого развития порта созданы в 2012 году – с окончанием строительства нового Кузнецовского железнодорожного тоннеля. "Российские железные дороги" намерены существенно увеличить пропускную способность в направлении Ванино и довести ее до 32 млн. тонн. При этом отмечу, что уже сегодня порт обладает необходимой материально-технической базой для наращивания объемов перевалки грузов. То есть мы готовы работать еще лучше!

- Порт Ванино многие десятилетия является многопрофильным портом, даже в самые сложные годы он сохранял целостность и универсальность. С появлением новых собственников стали происходить кардинальные перемены. Что будет с паромным комплексом, контейнерным терминалом, со всеми портовым мощностями, которые создавались не один десяток лет?

- Хочу подчеркнуть, что порт Ванино был и остается единым универсальным многоцелевым портом, ориентированным как на экспортно-импортные перевозки, так и обслуживание внутренних каботажных перевозок в дальневосточные порты. Мы и дальше будем использовать все преимущества его инфраструктуры и географического положения. Конечно, специализация отдельных причалов будет меняться в зависимости от ситуации на рынке портовых услуг в Азиатско-Тихоокеанском регионе и спроса на грузы, которые мы переваливаем.

- Что вы можете сказать о стратегии развития порта?

- Стабильные производственные и финансово-экономические показатели позволяют порту Ванино за счет собственных и привлеченных средств планомерно решать задачи технического перевооружения и обновления производственных мощностей. В 2013 году началась реализация программы "Устойчивое развитие ОАО "Порт Ванино" до 2020 года". Идут работы по модернизации причально-складского хозяйства, сносятся старые склады, которым более полувека, проводятся тендеры по закупке современной техники, снижающей воздействие на окружающую среду. Общий объем инвестиций в программу модернизации составит около 10 млрд. рублей – колоссальная сумма.

В частности, недавно мы приобрели на условиях лизинга 8 универсальных перегрузочных машин Mantsinen и 7 мобильных дробильно-сортировочных установок Screen Machine и Parker Plant. Парк колесной техники также будет пополнен 8 фронтальными погрузчиками Caterpillar. Общая сумма контрактов – более 700 млн. рублей. Данная техника станет основой разгрузочного фронта, она позволит порту повысить эффективность технологии обработки угля и одновременно снизить расходы на складских операциях. Маневренность технических средств позволяет использовать их на всей территории порта. По количеству приобретаемой техники и ее стоимости подписанное соглашение стало крупнейшим для Ванинского порта за последние годы.

Россия. ДФО > Транспорт > metalinfo.ru, 7 ноября 2013 > № 934738 Олег Ткачев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 7 октября 2013 > № 943469 Георгий Ким

Дальрыбвтуз завершил масштабное расселение трепанга

1 октября на заводе Дальрыбвтуза в бухте Северная состоялся заключительный в этом сезоне выпуск молоди трепанга. В 2013 г. расселение проходило в рекордно больших объемах: всего в естественную среду было выпущено более 3 млн. экземпляров молоди.

Такое достижение стало возможным благодаря многолетней работе специалистов завода, вниманию руководства к теме культивирования, а также стараниям студентов.

Воспроизводство ценных беспозвоночных является темой исследований Дальрыбвтуза в течение уже 16 лет. Завод по культивированию молоди в Славянке был запущен еще в 2006 г., и с тех пор специалистами и учащимися постоянно отрабатывались и совершенствовались технологии искусственного нереста и выращивания молоди трепанга. После того как основные моменты производства были отработаны и были получены первые успешные результаты, целесообразным стало увеличение объемов выпускаемой молоди.

– В этом году на нашем заводе мы вырастили более 3 млн. экземпляров жизнестойкой молоди трепанга. С учетом того, что выживаемость этой молоди у нас обычно составляет не меньше 18%, результат должен быть впечатляющим. Мы высаживаем полученную молодь на наших четырех участках, где она растет несколько лет под охраной, и только потом мы получаем обоснование на ее изъятие, – говорит ректор Дальневосточного государственного рыбохозяйственного технического университета Георгий Ким.

Главной задачей, которую поставило перед собой руководство вуза, является восстановление запасов трепанга и повышение его доступности для рядового приморского потребителя.

– Нам хотелось бы, чтоб этот ценный биоресурс был по карману каждой семье, поскольку здоровье нации – это самое важное для государства. Думаю, уже в ближайшем будущем в крае будут построены десятки заводов, которые будут заниматься культивированием трепанга, – сообщил Fishnews глава Дальрыбвтуза. – Кроме того, этот объект, именуемый за целебные свойства «морским женьшенем», очень популярен в странах АТР, поэтому при увеличении объемов производства есть прекрасная возможность для его экспорта.

Такие перспективы вполне реальны, поскольку по соседству с заводом Дальрыбвтуза недавно открылось частное предприятие ООО «БИОНТ-К». Студенты имеют возможность пройти там сравнительную производственную практику, с некоторыми учащимися даже заключаются постоянные трудовые договоры. Поэтому площадок для применения студентами полученных знаний в Приморье становится все больше.

С развитием аквакультуры опыт специалистов будет хорошо востребован, поскольку успешное получение молоди трепанга зависит от множества факторов – чистоты, солености и температуры воды, достаточного количества корма, плотности размещения личинок и так далее. По словам сотрудников вузовского завода, на предприятии активно используют наработки в области аквакультуры – отечественные и зарубежные.

– У Дальрыбвтуза существуют договор с китайскими предпринимателями о стажировке студентов. В этом году 60 наших ребят ездили в Далянь, где они работали на крупных хозяйствах марикультуры. Ценных навыков они там получили массу, увидели возможные масштабы производства и узнали, к чему можно стремиться. Работать сейчас с ними намного легче, поскольку у них появился и опыт, и желание, – рассказывает директор завода Анна Советкина.

По словам молодых людей, работать на заводе им нравится не только потому, что биология очень интересная наука и познание природы иначе как захватывающим не назовешь. Для них это возможность также поучаствовать в процессе восстановления запасов водных биоресурсов, что, по сути, является по-настоящему благородным делом.

У ребят всегда есть огромный простор для творчества в плане разработок методик, повышающих эффективность процесса культивирования. Будущие специалисты с удовольствием занимаются исследованиями и созданием новых технологий кормов для личинок и молоди, садков для выращивания и укрытий. В этом году на высадке также применялось экспериментальные укрытия – покрытые газовой сеткой мешки, в которых находилась молодь.

– Достаточно важным прорывом для нас стало использование подвесного способа выращивания трепанга в море. Преимущество его в том, что в естественных условиях трепанг может уйти за пределы рыбопромыслового участка и стать недоступным для мониторинга и изъятия, – объясняет Георгий Ким. – Такой способ также даст возможность увеличить глубины высадки трепанга.

Помимо технологий культивирования студенты и научные сотрудники вуза также занимаются вопросами рационального использования взрослого трепанга.

– Стоит отметить, что выращенный нами трепанг не идет на реализацию в сыром виде. У нас создана огромная и сильная группа биотехнологов, которая исследует различные технологии использования дальневосточного трепанга, – отмечает руководитель Дальрыбвтуза.– На множество таких разработок уже выданы патенты. Сама продукция представляет собой уникальные лекарственные средства для омоложения организма и повышения иммунитета. Это даже сложно назвать просто биологически активными добавками, это настоящие эликсиры жизни! Пока эта продукция доступна только непосредственно в вузе, но уже в ближайшее время мы планируем открыть магазин, где можно будет приобрести целебную продукцию из уникальных дальневосточных морских гидробионтов.

1 октября завершилось не только расселение трепанга, но и «рабочий сезон» для студентов на заводе. Вечером того же дня для студентов был организован праздничный банкет: учащиеся смогли отдохнуть в теплой дружеской атмосфере и, конечно же, услышать поздравления своего ректора. Наиболее отличившимся в работе студентам вручили грамоты и подарки. Без внимания не оставили и именинников, чей день рождения совпал с окончанием сезона работ.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 7 октября 2013 > № 943469 Георгий Ким


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 сентября 2013 > № 944308

Добытчики минтая добились MSC-сертификата

Решение Морского попечительского совета (MSC) о сертификации промысла минтая в Охотском море вступило в силу. Продукция теперь может сопровождаться специальной маркировкой.

24 сентября на сайте Морского попечительского совета представлен Публичный сертификационный отчет о траловом промысле минтая в Охотском море. Таким образом, промысел официально считается MSC-сертифицированным.

Как сообщили в пресс-центре Ассоциации добытчиков минтая (именно эта организация выступала инициатором сертификации), в сертификат промысла входит минтай, выловленный в Северо-Охотоморской, Западно-Камчатской и Камчатско-Курильской подзонах. Документ распространяется на специализированный промысел минтая среднеглубинным тралом в соответствии с Правилами рыболовства.

Начиная с 24 сентября 2013 г. компании – члены АДМ могут маркировать продукцию, произведенную на промысле минтая в указанных районах Охотского моря, как MSC-сертифицированную.

В итоговом отчете установлен специальный порядок для продукции, произведенной из уловов, добытых после 15 октября 2012 г. (actual eligibility date). Вся продукция, выпущенная на промысле с 15 октября 2012 г., может считаться MSC-сертифицированной при выполнении определенных условий. Компания-производитель должна иметь действующий сертификат цепи поставок – Chain of Custody – на момент выпуска (или приобретения) этой продукции; производитель должен был выполнить требования UMAF (Under MSC Assesment Fishery), установленные для маркировки такой продукции; в сертификате Chain of Custody должна предусматриваться возможность работы с UMAF продукцией.

В процесс сертификации российского промысла минтая были вовлечены Росрыболовство и другие ведомства, научно-исследовательские организации. То, что крупнейший российский промысел прошел сертификацию, – знаковое событие, заявил Fishnews заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов. «Это международное признание того, что и регулирование осуществляется на должном уровне, и научное сопровождение, и ведение самого промысла», – отметил представитель федерального агентства.

По словам Василия Соколова, процесс сертификации оказался непростым, и за это время и рыбаки, и власти, и рыбохозяйственные институты многому научились. То, что получение сертификата поможет по достоинству оценить российскую рыбопродукцию на зарубежных рынках, безусловно, положительный момент.

Заместитель руководителя Росрыболовства обратил внимание на то, что сертификация российского промысла минтая отвечает августовским поручениям Президента РФ. Напомним, что глава государства Владимир Путин поставил задачу по развитию системы дополнительной добровольной сертификации для повышения качества рыбопродукции.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 сентября 2013 > № 944308


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 сентября 2013 > № 944320 Георгий Ким

Георгий Ким: Спрос на рыбу нужно стимулировать привлекательной продукцией

Потребление российской рыбы можно увеличить, если предлагать покупателям широкий ассортимент готовых к использованию и употреблению продуктов, считает ректор Дальрыбвтуза профессор Георгий Ким.

Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет проводит исследования в области безотходного производства. «Это означает, что даже чешуя может переработаться и стать продуктом. Жабры, кожа, кишки – все идет в дело», - рассказал ректор Дальрыбвтуза профессор Георгий Ким в интервью Fishnews. По мнению руководителя вуза, массовая безотходная переработка рыбы позволит не только производить большое количество рыбной муки, но и обеспечивать рынок другой привлекательной для покупателя продукцией.

Ректор отметил, что домохозяйки неохотно приобретают рыбу, так как с ней нужно долго «возиться для приготовления». «Хотя достаточно известно, что рыба лучше усваивается организмом и снижает риски накопления холестерина и жиров, необходимы дополнительные стимулы, чтобы мотивировать людей покупать морепродукты», - подчеркнул профессор.

По его словам, продукция сразу должна быть готовой к приготовлению, привлекательной и стерильной. «А это значит также, что и ассортимент должен быть большой, и соответствие российским ГОСТам должно быть полным, и качество продукции должно быть очень высоким благодаря высокотехнологичному производству», - добавил Георгий Ким.

Разработками в области производства и хранения рыбо- и морепродукции Дальрыбвтуз занимается давно. «Если некоторые виды колбас и других мясных изделий могут храниться год и более без холодильника, то у водных биоресурсов продолжительность хранения измеряется часами. И отравление несвежей рыбопродукцией гораздо тяжелее, чем мясной», - заметил руководитель вуза. Он сообщил, что задача ученых - разрабатывать способы хранения морепродуктов без помощи консервантов. «Когда люди будут знать, что этот товар может храниться месяц без ущерба для своего качества, это тоже будет стимулировать их покупать его», - заверил профессор.

Глава вуза обратил внимание и на другой важный стимул для потребителей – стоимость товара. «Я считаю, что большое количество производства так или иначе тоже будет влиять на цену. К примеру, наш университет добывает терпуга. Мы продаем крупную рыбу (L) по 82 рубля. А в магазине я видел такую же рыбу за 170 рублей», - рассказал ректор.

По словам Георгия Кима, в создании пищевой продукции из даров моря Дальрыбвтуз продвинулся очень далеко. «У нас накоплен богатейший научный материал, который постоянно дополняется и развивается. Не думаю, что кто-то готовит технологов-рыбопромышленников сильнее, чем мы. Наша кафедра пищевых технологий самая большая и в плане общей численности сотрудников, и в плане количества докторов, и, наверное, самая уважаемая в вузе», - заявил руководитель университета.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 сентября 2013 > № 944320 Георгий Ким


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 сентября 2013 > № 944318 Александр Моисеев

Инвестиции в лососевые рыбозаводы

Одним законом «Об аквакультуре» нельзя обеспечить рентабельность частных лососевых рыбоводных заводов, отмечает координатор проектов Морской программы WWF Россия Александр Моисеев.

Официальной целью развития пастбищного лососеводства в России считается увеличение промысловых запасов, а значит – рост уловов, доходов и другие составляющие экономического роста. Отрасль имеет давнюю историю и хорошую научную базу. Разработаны различные методы оценки эффективности ЛРЗ; пастбищное лососеводство признано эффективным способом наращивания ресурсной базы рыболовства, прописано в методике компенсации ущерба ВБР от хозяйственной деятельности, включено практически во все отраслевые программы Дальнего Востока.

Координатор проектов Морской программы WWF Россия Александр Моисеев в статье, опубликованной на сайте Fishnews, отметил, что способность завода дать хороший возврат продукции еще не означает его рентабельность. По словам эколога, на Дальнем Востоке только 10-15% ЛРЗ обеспечивают местный лососевый промысел и экономически эффективны.

Представитель WWF привел прописанную в законе процедуру получения прибыли от пастбищного лососеводства: в акте выпуска молоди указывают количество выпущенных «объектов аквакультуры» и рассчитанный по утвержденной методике «объем подлежащих изъятию объектов аквакультуры», который и станет продукцией завода. «Утвердить методику расчетов обязан уполномоченный орган, заинтересованный в развитии аквакультуры, поэтому не исключено, что он сделает эти расчеты максимально благоприятными для инвестора», - добавил Александр Моисеев.

Он считает, что предлагаемая схема будет работать на реальное развитие экономики отрасли только в том случае, когда рыбоводный завод стоит на непромысловой реке, все участки на которой принадлежат одному предпринимателю. «Владелец ЛРЗ получит улов, только если создаст промысловое стадо, а если не сможет этого сделать, будет вынужден закрыть убыточное производство. Это высокорисковая инвестиция, никто не даст гарантию, что производство окажется рентабельным. Никакие фокусы с расчетами и методиками не изменят простого факта отсутствия рыбы в реке и ЛРЗ вынужден будет закрыться», - подчеркнул сотрудник Всемирного фонда дикой природы.

По его словам, практически все другие варианты определения участков под рыбоводство таят в себе опасность для здорового развития отрасли. «Рассмотрим общий случай – когда участки под ЛРЗ будут выделятся в речных бассейнах со здоровыми промысловыми популяциями лососевых или многочисленными пользователями. Например, ЛРЗ работает в одном из пустых притоков крупной промысловой реки со множеством пользователей. В этом случае неизбежно возникнут проблемы: воздействие на дикие популяции, смешение при вылове «объектов аквакультуры» с дикой рыбой, в результате чего может произойти перелов дикой, перехват продукции ЛРЗ другими промыслами и др.», - дал прогноз координатор проектов Морской программы WWF Россия. Он заметил, что объективно оценить эффективность и рентабельность завода в описываемой ситуации очень сложно - для этого потребуется несколько лет кропотливой и дорогостоящей работы.

Александр Моисеев обратил внимание на то, что закон «Об аквакультуре» не определяет места участков под рыбоводство. А от расположения участка будет будет зависеть судьба миллиардных частных инвестиций. «И очевидно, что инвесторы любыми доступными способами будут защищать свои вложения, а это привнесет в систему принятия решений «коррупционную составляющую» и снова может исключить экономические законы из пастбищного лососеводства страны – возникнут «вечно живые» нерентабельные ЛРЗ», - выразил увереность эксперт.

Он предложил четкие и простые правила, обеспечивающие возможность объективной оценки результатов работы и снижения предпринимательских рисков.

«Во-первых – предоставлять участки для ЛРЗ по представленной выше идеальной схеме – на непромысловых реках или в бассейнах с одним пользователем. Это позволит устранить множество неопределенностей при оценке эффективности и рентабельности производства», - отметил представитель WWF. Александр Моисеев добавил, что нужно запретить предоставление в этом же бассейне участков другим пользователям для товарного рыбоводства и промысла.

Также эколог предложил разработать механизмы страхования, которые гарантируют частным инвесторам возврат вложений в случае экономической несостоятельности и необходимости прекращения работы ЛРЗ. «Институт страхования, возможно, в виде фонда, логично создать за счет рыбопромысловой отрасли, поскольку заводы работают для развития ее ресурсной базы. Наполнять страховой фонд можно отчислениями от прибыли, полученной за счет роста уловов, обусловленного работой ЛРЗ», - считает координатор проектов Морской программы WWF Россия.

Александр Моисеев подчеркнул, что одно условие должно быть неотъемлемо от другого. «Только так получится и частный капитал привлечь, и сделать так, чтобы каждый действующий завод действительно приносил пользу», - резюмировал сотрудник Всемирного фонда дикой природы.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 сентября 2013 > № 944318 Александр Моисеев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 23 сентября 2013 > № 944340 Георгий Ким

Дальрыбвтуз расширяет возможности прикладного образования

Уже в ближайшем будущем Дальнему Востоку потребуются специалисты, способные строить сооружения для аквакультуры и изготавливать необходимое оборудование. В этом региону поможет Дальрыбвтуз, уверен его ректор Георгий Ким.

На совещаниях правительства по вопросам образования прослеживается позиция власти о предоставлении поддержки вузам, готовящим востребованных в своих регионах специалистов. Для развития рыбного хозяйства Дальнего Востока очень важны квалифицированные кадры. В настоящее время единственным в регионе учебным заведением, которое может обеспечить эту потребность является Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет.

Как отметил ректор Дальрыбвтуза профессор Георгий Ким в интервью Fishnews, на сегодняшний день уже с уверенностью можно сказать, что предлагаемое его вузом образование – актуально и востребовано. Это понимают и признают в руководстве отрасли и Правительстве. В этом году ряд отраслевых учебных заведений присоединился к системе университета, что позволило сохранить возможности заполнения рабочих мест в отрасли региона хорошо подготовленными специалистами.

По словам руководителя вуза, на Дальнем Востоке будут востребованы не только работники добывающего флота, рыбопереработчики, судоремонтники, но и специалисты других направлений. С развитием аквакультуры необходимо будет обучать студентов технологиям культивирования различных биоресурсов.

– В ближайшее время мы планируем с Приморрыбводом проекты по строительству завода по искусственному разведению лососевых. Это возможно сделать в районе бухты Северная на реке Брусья, – рассказал ректор. – Там, как вы знаете, есть крупное трепанговое производство, но нельзя же учить детей только культивированию одного объекта. Анадромные рыбы также являются важными объектами рыбного хозяйства в Приморье. Кроме них есть еще и другие не менее интересные объекты – мы не теряем надежды на восстановление работ по воспроизводству запасов сельди, некоторых видов креветок (вроде травяного чилима), мидии и другого представителя иглокожих - серого морского ежа.

Георгий Ким заострил внимание на еще одном принципиальном моменте: уже в ближайшем будущем аквакультура будет испытывать потребность в строителях, гидротехниках, изготавителях оборудования и т.д. Этих специалистов также планируется обучать в стенах Дальрыбвтуза.

– Нужны будут целые фабрики по производству оборудования для аквакультуры, и работать на них тоже надо будет людям, которые должны этому где-то научиться, – подчеркнул профессор. – Мы и раньше готовили трал-мастеров для промышленного рыболовства, а в этом году я дал поручение изучить возможности по подготовке на базе специализации «Промышленное рыболовство» инженеров по расчетам гидротехнических сооружений.

Дальрыбвтуз всегда активно сотрудничал с иностранными коллегами в области отраслевого образования и сейчас значительное внимание уделяется заграничной стажировке студентов на предприятиях аквакультуры.

– В нынешнем году мы согласно договору провели работы совместно с китайскими промышленниками. 60 наших студентов стажировались на предприятиях аквакультуры в Даляне, – сообщил руководитель вуза. – Ребята работали 4 часа в день, таким образом оплачивая проживание и получая ценный опыт и навыки. Стажировка проходила по трем специальностям: «Промышленное рыболовство», «Биоэкология» и «Водные биоресурсы». Ребята своими глазами видели, как функционируют эти сооружения. И знаний, равно как и впечатлений, они получили массу.

– На базе опыта завода Дальрыбвтуза и со знанием технологий учащиеся уже могут быть готовы к тому, чтобы создавать подобные хозяйства здесь. Так что перспективы в этом направлении есть, и большие, – резюмировал ректор.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 23 сентября 2013 > № 944340 Георгий Ким


Россия. ДФО > Транспорт > amurmedia.ru, 20 сентября 2013 > № 900351 Александр Караваев

Федеральная грузовая компания обеспечивает 39% всех грузоперевозок на Дальневосточной железной дороге. В организации действует система контроля качества сервиса, предприятие отличает долгосрочные отношения с клиентами. О том, чем живет компания сегодня в интервью корр. ИА AmurMedia рассказал директор филиала Александр Караваев.

– Федеральная грузовая компания структура достаточно молодая, три года для компании небольшой срок. Александр Гариевич, скажите, пожалуйста, с чего начиналась компания?

– Федеральная грузовая компания – дочернее общество ОАО "РЖД". Предприятие создана в соответствии с решением совета директоров ОАО "РЖД" 26 августа 2010 года. Отсчет истории ОАО "ФГК" ведет со дня государственной регистрации – 24 сентября 2010 года – этот день является Днем нашей организации. В сентябре 2013 года "ФГК" отмечает свое трехлетие. На сегодняшний день в структуре "ФГК" – 14 филиалов, осуществляющих обслуживание клиентов на всей сети российских железных дорог. На территориях Украины и Казахстана открыты представительства ОАО "ФГК". Что касается Хабаровского филиала, то мы работаем на полигоне Дальневосточной железной дороги, в зоне ответственности –огромная территория – Хабаровский и Приморский края, республика Саха (Якутия), Амурская и Сахалинская области, Еврейская автономная область.

– В чем преимущество вашей компании перед конкурентами?

- Широкая филиальная сеть, собственный универсальный подвижной состав, постоянная готовность предоставить необходимое количество подвижного состава – вот далеко не полный перечень преимуществ компании. В своей работе мы стараемся установить долгосрочные и стабильные отношения с клиентами, постоянно повышая качество сервиса и спектр предоставляемых услуг. Большое внимание уделяется оперативности и своевременности предоставления услуг. Также играет свою роль мобильность нашего молодого и перспективного коллектива, средний возраст которого составляет 33 года. Всего у нас работают 119 человек, это не только в Хабаровске, но и в других регионах – Комсомольск-на-Амуре, Ванино, Владивосток, Находка, Уссурийск, Дальнереченск, Ружино. Посторонних и случайных людей в нашем филиале нет, все профессионалы, знатоки своего дела. Все ранее, так или иначе, были связаны с железной дорогой.

– Какими достижениями компания гордится на сегодняшний день?

– По итогам производственной деятельности Хабаровского филиала за август 2013 года 39% всех перевозок на Дальневосточной железной дороге выполняются вагонами Федеральной грузовой компании. Только за этот год данный показатель вырос более чем в пять раз с 7,2%. Прежде всего, это социальные перевозки, но и, конечно, коммерческие перевозки.

– Можно остановиться поподробнее на социальной ориентированности ОАО "ФГК"?

– Одно из важнейших направлений нашей работы – перевозка грузов социального назначения, к которым относятся перевозки каменного угля для нужд энергетического комплекса, строительных материалов для постройки объектов инфраструктуры, военных грузов для обеспечения безопасности страны. Осуществляем мы и так называемые низкодоходные перевозки, от которых многие компании в отличие от нас отказываются. Например, сейчас в республике Саха (Якутия) горнодобывающая компания "Мечел" строит угольный разрез. Мало кто соглашается перевозить туда их грузы. Но мы, не раздумывая, предоставляем свой подвижной состав. Также мы предоставляем свои вагоны ОАО "АК "Железные дороги Якутии" для сообщения с северными станциями республики Саха. Немногие соглашаются ездить и на Сахалин, потому что это также менее доходные перевозки. Мы ставим для себя минимальные сроки, предоставляем подвижной состав и отслеживаем, чтобы его движение укладывалось в эти сжатые сроки.

В связи с чрезвычайной ситуацией в регионе Федеральная грузовая компания оказывает содействие в организации перевозки грузов в районы, пострадавшие от наводнения. В период с 30 августа по

9 сентября 2013 года вагонами ОАО "ФГК" в зону бедствия было доставлено свыше 760 тонн спецтехники, оборудования и гуманитарного груза для проведения аварийных работ и оказания помощи населению. Погрузка осуществлялась на станции Хабаровск-2 назначением на станцию Комсомольск-на-Амуре. Федеральная грузовая компания и впредь готова предоставлять собственный подвижной состав до устранения всех последствий наводнения.

– Какие у организации планы на будущее?

– На сегодняшний день ОАО "ФГК" является одним из крупнейших операторов универсального железнодорожного подвижного состава. В непростых условиях современного рынка главной задачей является сохранение достигнутого результата посредством улучшения качества оказываемых услуг, внедрения новых сервисов с учетом индивидуальных потребностей клиентов. Нам важно, чтобы нашим партнерам работать с нами было легко и удобно.

– Какую политику ОАО "ФГК" ведет по отношению к своим работникам?

– Для работников в ФГК созданы высокие социальные стандарты, Компания предоставляет своим работникам широкий спектр социальных гарантий: дополнительное медицинское и пенсионное страхование, различные формы оздоровления персонала, организацию летнего отдыха детей, есть компенсация санаторно-курортного лечения, проезда на железнодорожном транспорте. В Федеральной грузовой компании сложилась традиция поддерживать и развивать корпоративный спорт. В Компани проводятся спортивные мероприятия с участием наших работников, что в итоге ведет к укреплению командного духа, сплочению коллектива и, конечно, приобщению к здоровому образу жизни.

Россия. ДФО > Транспорт > amurmedia.ru, 20 сентября 2013 > № 900351 Александр Караваев


Россия. ДФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 сентября 2013 > № 898522 Игорь Попов

ЗВЕЗДНЫЕ СТАРТЫ: ЗАЧЕМ РОССИЯ СТРОИТ НОВЫЙ КОСМОДРОМ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Игорь Попов редактор Forbes

Специалисты сомневаются в необходимости еще одного космодрома, но на его строительстве уже зарабатывают сын бывшего министра по развитию Дальнего Востока Дмитрий Ишаев и структуры экс-главы Спецстроя Григория Нагинского

"И вот старт! Красочное зрелище... Что-то, кажется, идет не так, - бодрый тон диктора телеканала "Россия 24" поменялся за пару секунд. - Кажется... это будет катастрофа. Ракета направляется к земле и распадается в воздухе. И взрыв!" Утром 2 июля 2013 года в прямом эфире государственного телеканала зрители увидели крушение ракеты-носителя "Протон-М" с тремя спутниками ГЛОНАСС. Ущерб от аварии составил примерно 4,4 млрд рублей.

Крушение "Протона" стало девятым неудачным космическим запуском Роскосмоса за последние три года. С 2010 года российская космонавтика потеряла 12 спутников, космический грузовой корабль "Прогресс М" и автоматическую межпланетную станцию по исследованию спутника Марса "Фобос-Грунт". Ущерб исчисляется десятками миллиардов рублей, еще более существенны имиджевые потери российской ракетно-космической отрасли, до последнего времени известной всему миру надежностью своей техники и технологий.

Под главой Роскосмоса Владимиром Поповкиным зашаталось кресло. В августе ему досталось от премьера Дмитрия Медведева и вице-премьера Дмитрия Рогозина. В ракетно-космической отрасли, по мнению Рогозина, нет четких целей, она плохо управляется, на предприятиях низкая технологическая дисциплина. Решить проблемы он предложил за счет объединения авиационных и ракетно-космических предприятий в корпорацию, которая будет выполнять заказы Роскосмоса. В числе кандидатов на посты главы Роскосмоса и руководителя будущей корпорации Рогозин Поповкина не назвал.

Однако это вовсе не означает, что российские власти утратили космические амбиции. В то же самое время на восточной окраине страны ведется самая масштабная стройка со времен, пожалуй, Байконура - возведение нового космодрома. Проект не обойден вниманием Владимира Путина: именно отсюда в 2013 году президент поздравлял с Днем космонавтики экипаж МКС. "Здесь будут запускаться модули орбитальных станций, межпланетные космические средства для изучения и освоения Луны, Марса, других планет", - президент говорил о "Восточном" как о проекте планетарного масштаба.

Forbes разбирался, как устроен один из самых амбициозных проектов современной России - строительство космодрома "Восточный".

Марсианские перспективы

"Восточного" могло и не быть, если бы не случай. Девятого июня 1994 года губернатору Амурской области Владимиру Полеванову позвонили из Администрации президента России, из отдела по работе с регионами. Голос по спецвертушке сообщил, что Борис Ельцин отменил свой визит в Красноярск и 14 июня прилетает в гости к Полеванову. Губернатор рассудил, что, раз уж ему так повезло, говорить с президентом нужно о проекте минимум космического масштаба - создании в Амурской области космодрома. В районе города Углегорска, месте дислокации 27-й Краснознаменной дальневосточной дивизии Ракетных войск стратегического назначения, находились шесть десятков шахт для запуска баллистических ракет с ядерными боеголовками, часть из них уже была уничтожена по межправительственным соглашениям, оставшиеся можно было использовать для запуска и гражданских ракет.

Полеванов преследовал тогда собственные цели: он хотел снять социальную напряженность в регионе, обеспечив работой уволенных в запас военных, провел консультации с офицерами и учеными и в итоге укрепился в мысли, что стране под силу создать гражданский космодром в Амурской области. "Площадка находится почти на широте Байконура. При запуске ракеты ступени удачно падали бы в несудоходную часть Охотского моря, - вспоминает Полеванов. - Не менее важно, что тогда страна еще не растеряла опыта масштабного всесоюзного строительства".

Ельцин провел в Благовещенске сутки. Полеванов 12 часов ездил с президентом в его автомобиле, выпивал с ним и убеждал, что мир запомнит Ельцина - строителя космодрома, как запомнил Хрущева, при котором был запущен первый спутник и полетел в космос Гагарин. Губернатор обещал построить космодром за два года, а к 2020 году, уверял он, россиянин высадится на Марсе.

Ельцину Полеванов понравился. В ноябре 1994 года он был назначен председателем Госкомимущества, в 1995 году был заместителем руководителя Контрольного управления президента, а в 1996-м создал горнорудную компанию, где и работает по сей день. "В начале своей жизни в Москве я еще занимался продвижением космодрома, а затем уже времени не было", - говорит Полеванов.

Но усилия бывшего губернатора принесли плоды. В марте 1996 года Ельцин подписал указ об образовании испытательного космодрома "Свободный" на том месте, которое посоветовал Полеванов. В конце 1990-х "НПО Машиностроения" начало работы по реконструкции военных шахт для запусков космического корабля "Стрела", переделанного из боевой ракеты УР-100. С ракеты снимали боевые блоки, устанавливали гражданский спутник и новый обтекатель. Пока новая ракета не была создана, на космодроме использовали ракету-носитель от военного комплекса "Тополь".

В марте 1997 года ракета вывела на орбиту с космодрома "Свободный" космический аппарат "Зея", в конце 1997-го - американский спутник Early Bird. С 2000 по 2006 год были запущены два спутника для Израиля и один для Швеции. В марте 2007 года губернатор Амурской области Леонид Коротков заявил о закрытии космодрома.

На этом история космодрома под Благовещенском могла бы и закончиться. Но, как рассказывает руководитель одной из ракетно-космических компаний, бывшему главе Роскосмоса Анатолию Перминову удалось убедить Владимира Путина построить "настоящий" космодром со стартовыми площадками для пилотируемых запусков. Сыграл аргумент, что такой космодром мог бы обеспечить России независимость от Казахстана. Подавляющее большинство запусков Россия производит с расположенного в казахской степи Байконура, арендованного до 2050 года. Потом все стартовые площадки и инженерные сооружения отходят в собственность Казахстана.

У "Восточного" есть серьезные преимущества, рассказывал Перминов журналистам в 2007 году: "В первую очередь - размещение. Оно примерно идет на той же широте, что и Байконур. Второе - гораздо удобнее размещение полей падения (первая ступень ракеты будет падать недалеко от космодрома в тайгу, вторая - в акваторию океана. - Forbes)".

Путина проект впечатлил. Шестого ноября 2007 года он подписал указ о создании космодрома "Восточный" с использованием инфраструктуры "Свободного". Заказчиком первого этапа масштабного проекта со сметой 164 млрд рублей и площадью 100 кв. км стал Роскосмос, генеральным подрядчиком - "Дальспецстрой", подразделение Спецстроя России, подведомственного Министерству обороны. В августе 2010 года Путин заложил первый камень космодрома недалеко от Углегорска. На гранитной глыбе было высечено: "Здесь будет сооружен космодром".

Сказано - сделано. Работы на "Восточном" начались в середине 2012 года. В 2015 году на космодроме должен быть сдан стартовый комплекс для легких и средних ракет-носителей, который обеспечит запуски космических аппаратов научного, коммерческого и двойного назначения. Потом может начаться реализация второй части проекта, ее приблизительная смета - 140 млрд рублей. В 2018 году с космодрома уже должна стартовать тяжелая ракета, способная вывести на орбиту пилотируемый корабль.

Мимо тендеров к звездам

День молодежи в закрытом административно-территориальном образовании Углегорск в 2013 году праздновали с размахом. Группа аниматоров из Благовещенска развлекала жителей конкурсами и соревнованиями на площади перед Дворцом культуры, вечером популярная в Амурской области рок-группа дала концерт. Бывший военный городок оживает вместе с космодромом "Восточный". В 2012 году в виде налогов от новой стройки Углегорск получил 37 млн рублей, в целом бюджет городка за прошлый год составил около 300 млн рублей - неплохо для населенного пункта с 6000 жителей. "Только по НДФЛ за последние два года доходы бюджета выросли в 15 раз", - отмечает глава ЗАТО Углегорск Евгений Степаненко. По словам бывшего главы Углегорска Владимира Токарева, назначенного весной этого года заместителем директора Дирекции космодрома "Восточный", совсем недавно бюджет города не превышал 26 млн рублей.

Правда, по словам Степаненко, на возведении космодрома работает всего два десятка жителей Углегорска, строительные организации завозят рабочих со всей страны. Строители жалуются на небольшие зарплаты - 30 000-40 000 рублей в месяц, начальство кивает на утвержденные Москвой сметы. В июне на космодром начали съезжаться студенческие строительные отряды с неизменными гитарами. В самом деле, всероссийская стройка.

Строителей космодрома выбирали оперативно. Первого сентября 2009 года распоряжением президента генеральным проектировщиком космодрома было назначено ОАО "Ипромашпром", генеральным подрядчиком - Спецстрой. Конкурсов

не проводилось. Кто стоит за проектировщиком космической стройки? По данным базы "СПАРК-Интерфакс", 99,9% акций ОАО "Ипромашпром" принадлежит ЗАО "ИПМП-Траст", а этой фирмой, по информации на 2009 год, владел Гагик Закарян (99%), основатель и совладелец Юниаструм Банка. Выручка "Ипромашпрома" с 2009 по 2011 год выросла с 630 млн рублей до 2,2 млрд рублей. По оценке президента Союза инженеров-сметчиков Павла Горячкина, проектировщики получают от 7% до 12% от сметы. Таким образом, общая выручка проектировщика стройки может составить около 20 млрд рублей. Закарян от комментариев для этой статьи отказался.

Специалисты сомневаются в необходимости еще одного космодрома, но на его строительстве уже зарабатывают сын бывшего министра по развитию Дальнего Востока Дмитрий Ишаев и структуры экс-главы Спецстроя Григория Нагинского

Остальные деньги, выделенные на строительство космодрома, достанутся производителям космической техники, "Дальспецстрою" и его субподрядчикам. С 2009 по 2012 год выручка "Дальспецстроя" выросла с 13 млрд рублей до 20,8 млрд рублей. В этом году на стройках космодрома планируется освоить более 30 млрд рублей. Работы ведутся в основном силами строительных управлений Спецстроя, но есть и частные субподрядчики. Forbes договорился было об интервью с главой "Дальспецстроя" Юрием Хризманом, но он, проконсультировавшись с руководителем Спецстроя Григорием Нагинским, в последний момент от разговора отказался. Пятнадцатого июля стало известно, что Нагинский написал заявление об отставке, 25 июля Путин назначил руководителем Спецстроя Александра Волосова, ранее первого замминистра по чрезвычайным ситуациям. Отставку Нагинского связывают с делом о хищениях в "Оборонсервисе", по которому тот проходит свидетелем.

Владельцы и руководители крупных российских строительных компаний говорят, что подобраться к космическим заказам Спецстроя сложно. "Мы несколько раз пытались с ними работать, но ни разу не получилось, - говорит один из строителей. -У них там все свое". Крупнейшие субподрядчики Спецстроя на космодроме "Восточный" - группа "Илан" из Красноярска и Тихоокеанская мостостроительная компания (ТМК), построившая мост через бухту Золотой Рог к саммиту АТЭС во Владивостоке.

Группой компаний "Илан" владеет Юрий Марценко. Он же является владельцем компании "Трансмост", до марта 2012 года ее основным владельцем был нынешний губернатор Красноярского края Лев Кузнецов (51%). Став губернатором, Кузнецов передал свой пакет в управление, а потом вышел из числа совладельцев бизнеса. Марценко от комментариев отказался.

Кто стоит за Тихоокеанской мостостроительной компанией? Ее основали дальневосточные предприниматели Геннадий Файн и Сергей Попок. Второго июля УФАС по Приморскому краю удовлетворило ходатайство ООО "Принт" (Санкт-Петербург) о приобретении в собственность 50% ТМК. По телефонам ООО "Принт" в Санкт-Петербурге отвечают секретари аудиторской фирмы АСБ, совпадают и адреса, по которым зарегистрированы компании. Фирма АСБ принадлежит Андрею Нестерчуку, заместителю гендиректора концерна "Титан-2", который в середине 1990-х создал бывший глава Спецстроя Григорий Нагинский. Сейчас "Титан-2" контролируют его супруга Татьяна и дочь Елена Нагинские. Тот же "Титан-2" в 2012 году получил подряд Спецстроя на строительство Ленинградской атомной электростанции (ЛАЭС-2). Общая стоимость проекта не превысит 220 млрд рублей, сообщил недавно журналистам директор программ Росатома по капстроительству Сергей Бояркин.

Скоро у ТМК появится новый миноритарный акционер. Двадцать второго июля 2013 года в Приморское УФАС поступило ходатайство от компании "Дальвостоктрейд" о приобретении 25,03% ТМК. Единственным владельцем "Дальвостоктрейд" является Дмитрий Ишаев, сын Виктора Ишаева, министра по развитию Дальнего Востока и отец форварда хоккейных "Амурских тигров" Игоря Ишаева. Кстати, Ишаев-старший и сам присматривает за стройкой, бывает здесь часто, иногда критикует заказчиков и строителей: 23 июля, к примеру, он выяснил, что из 11 строящихся объектов космодрома разрешения на строительство оформлены только по четырем, и грозил доложить об этом президенту страны в ежеквартальном докладе.

Первый подряд ТМК на космодроме потянул на 1,9 млрд рублей, а потом вырос до 5 млрд рублей. По словам топ-менеджера ТМК, в тендерах на строительство объектов на "Восточном" компания не участвовала: "У нас закончились стройки к АТЭС, с Хризманом мы раньше работали по строительству автодорог, он видел, что мы можем, и предложил поучаствовать".

Космодром без ракет

Пока на "Восточном" осваиваются бюджеты, специалисты ставят под сомнение перспективы космодрома. Многие отмечают, что без запусков тяжелых ракет стране невозможно соревноваться с Китаем и США в освоении космоса. "На Байконуре было известно, для чего строится космодром, ракета уже была создана, - говорит генерал-полковник в отставке Леонид Шумилов, бывший начальник государственной экспертизы и инспекции Минобороны СССР. - Сегодня для "Восточного" ничего нет. Перспектив тоже нет".

Космодром строится, но до сих пор Россия не разработала новую ракету-носитель для пилотируемого корабля. "Что запускать будем, созданные еще Королевым "Союзы"?" - иронизирует топ-менеджер одной из двигателестроительных компаний. Предполагалось, что для космодрома будет создана новая ракета-носитель "Русь-М", разрабатываемая с декабря 2010 года. Однако в 2011 году проект, на который было потрачено более 1 млрд рублей, был закрыт из-за нехватки средств. Аудиторы Счетной палаты, проверявшей Роскосмос, отметили, что решение о закрытии проекта было принято без проведения технико-экономического обоснования и без учета мнения Совета главных конструкторов. Кроме того, отмечалось, что по техническим характеристикам "Русь-М" опережала конкурирующий проект - ракету-носитель "Ангара".

Теперь ракетой-носителем тяжелого класса для "Восточного" считается как раз "Ангара-5", которая разрабатывается с 1995 года. Первый запуск должен был состояться в 2005 году, но с тех пор уже неоднократно переносился, последний раз старт с военного космодрома Плесецк был перенесен на 2014 год.

"Главная проблема российской космонавтики не в том, откуда запускать, а в том, что нечего запускать, - говорит член-корреспондент Российской академии космонавтики им. Циолковского Юрий Караш. - "Союзам" уже скоро 60 лет, а тяжелая "Ангара" взлетит не раньше чем через 7-10 лет". По оценке почетного генерального директора и конструктора "НПО Машиностроения" Герберта Ефремова, старт "Ангары-5" с космодрома "Восточный" может состояться через 12 лет. "Байконур арендован Россией на такой срок, за который можно человека на Марс высадить, зачем все бросать на "Восточный", понять сложно", - недоумевает Караш.

"Ангару" планировалось использовать и для запусков на Байконуре, но теперь все работы по этому проекту свернуты. "Сейчас из-за "Восточного" на Байконуре ничего не делается, теперь все будем ждать 2015 года, когда с "Восточного" запустят легкую ракету, а потом все вместе будем думать над новым тяжелым кораблем и стартовыми площадками для него", - рассказывает собеседник Forbes из РКК "Энергия". Проект этой корпорации "Наземный старт" по созданию нового корабля на базе ракеты-носителя "Зенит" также подвис.

Жаркая стройка

Первого июля 2013 года на территории строящегося космодрома "Восточный" в Амурской области было жарко. Строителям пришлось тяжко не только из-за нещадно палящего солнца и песчаного ветра - на объект с инспекцией нагрянули представители Роскосмоса и Спецстроя, которые быстро передвигались по стройплощадке на японских внедорожниках. Еще в мае к стройке должны были подвести ЛЭП, но и сейчас электричество вырабатывают дизель-генераторы. Зато уже можно увидеть очертания стартового комплекса, монтажно-испытательных корпусов, где будут собираться корабли и космические аппараты, центра управления будущих полетов.

"Зачем, кому и что мы должны доказать в пилотируемом космосе? Доказать, что наши космонавты могут [находиться] на орбите как угодно долго? Доказали уже. Это большие деньги, зачем нам сейчас это нужно?" - распекал подчиненных из Роскосмоса вице-премьер Дмитрий Рогозин на заседании комиссии о причинах аварии "Протон-М" 5 августа. Но если нет смысла в ракетах, то нет смысла и в космодроме? "России сейчас нужен не результат, а освоение огромных средств, - замечает Ефремов из "НПО Машиностроения" . - Поэтому и стали строить стоящий огромных денег космодром". Счетная палата отнесла Роскосмос к числу "наиболее крупных и наименее дисциплинируемых заказчиков, откровенно игнорирующих требования законодательства... Проводимые за счет бюджетных средств инвестиционные мероприятия определяются узкими коммерческими интересами отдельных организаций, непрозрачным механизмом распределения бюджетных средств, размыванием ответственности

за результат инвестиций..." Кстати, недавно комитет Госдумы по промышленности рекомендовал правительству увеличить смету "Восточного" еще на 11,1 млрд рублейЗВЕЗДНЫЕ СТАРТЫ: ЗАЧЕМ РОССИЯ СТРОИТ НОВЫЙ КОСМОДРОМ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Игорь Попов редактор Forbes

Специалисты сомневаются в необходимости еще одного космодрома, но на его строительстве уже зарабатывают сын бывшего министра по развитию Дальнего Востока Дмитрий Ишаев и структуры экс-главы Спецстроя Григория Нагинского

"И вот старт! Красочное зрелище... Что-то, кажется, идет не так, - бодрый тон диктора телеканала "Россия 24" поменялся за пару секунд. - Кажется... это будет катастрофа. Ракета направляется к земле и распадается в воздухе. И взрыв!" Утром 2 июля 2013 года в прямом эфире государственного телеканала зрители увидели крушение ракеты-носителя "Протон-М" с тремя спутниками ГЛОНАСС. Ущерб от аварии составил примерно 4,4 млрд рублей.

Крушение "Протона" стало девятым неудачным космическим запуском Роскосмоса за последние три года. С 2010 года российская космонавтика потеряла 12 спутников, космический грузовой корабль "Прогресс М" и автоматическую межпланетную станцию по исследованию спутника Марса "Фобос-Грунт". Ущерб исчисляется десятками миллиардов рублей, еще более существенны имиджевые потери российской ракетно-космической отрасли, до последнего времени известной всему миру надежностью своей техники и технологий.

Под главой Роскосмоса Владимиром Поповкиным зашаталось кресло. В августе ему досталось от премьера Дмитрия Медведева и вице-премьера Дмитрия Рогозина. В ракетно-космической отрасли, по мнению Рогозина, нет четких целей, она плохо управляется, на предприятиях низкая технологическая дисциплина. Решить проблемы он предложил за счет объединения авиационных и ракетно-космических предприятий в корпорацию, которая будет выполнять заказы Роскосмоса. В числе кандидатов на посты главы Роскосмоса и руководителя будущей корпорации Рогозин Поповкина не назвал.

Однако это вовсе не означает, что российские власти утратили космические амбиции. В то же самое время на восточной окраине страны ведется самая масштабная стройка со времен, пожалуй, Байконура - возведение нового космодрома. Проект не обойден вниманием Владимира Путина: именно отсюда в 2013 году президент поздравлял с Днем космонавтики экипаж МКС. "Здесь будут запускаться модули орбитальных станций, межпланетные космические средства для изучения и освоения Луны, Марса, других планет", - президент говорил о "Восточном" как о проекте планетарного масштаба.

Forbes разбирался, как устроен один из самых амбициозных проектов современной России - строительство космодрома "Восточный".

Марсианские перспективы

"Восточного" могло и не быть, если бы не случай. Девятого июня 1994 года губернатору Амурской области Владимиру Полеванову позвонили из Администрации президента России, из отдела по работе с регионами. Голос по спецвертушке сообщил, что Борис Ельцин отменил свой визит в Красноярск и 14 июня прилетает в гости к Полеванову. Губернатор рассудил, что, раз уж ему так повезло, говорить с президентом нужно о проекте минимум космического масштаба - создании в Амурской области космодрома. В районе города Углегорска, месте дислокации 27-й Краснознаменной дальневосточной дивизии Ракетных войск стратегического назначения, находились шесть десятков шахт для запуска баллистических ракет с ядерными боеголовками, часть из них уже была уничтожена по межправительственным соглашениям, оставшиеся можно было использовать для запуска и гражданских ракет.

Полеванов преследовал тогда собственные цели: он хотел снять социальную напряженность в регионе, обеспечив работой уволенных в запас военных, провел консультации с офицерами и учеными и в итоге укрепился в мысли, что стране под силу создать гражданский космодром в Амурской области. "Площадка находится почти на широте Байконура. При запуске ракеты ступени удачно падали бы в несудоходную часть Охотского моря, - вспоминает Полеванов. - Не менее важно, что тогда страна еще не растеряла опыта масштабного всесоюзного строительства".

Ельцин провел в Благовещенске сутки. Полеванов 12 часов ездил с президентом в его автомобиле, выпивал с ним и убеждал, что мир запомнит Ельцина - строителя космодрома, как запомнил Хрущева, при котором был запущен первый спутник и полетел в космос Гагарин. Губернатор обещал построить космодром за два года, а к 2020 году, уверял он, россиянин высадится на Марсе.

Ельцину Полеванов понравился. В ноябре 1994 года он был назначен председателем Госкомимущества, в 1995 году был заместителем руководителя Контрольного управления президента, а в 1996-м создал горнорудную компанию, где и работает по сей день. "В начале своей жизни в Москве я еще занимался продвижением космодрома, а затем уже времени не было", - говорит Полеванов.

Но усилия бывшего губернатора принесли плоды. В марте 1996 года Ельцин подписал указ об образовании испытательного космодрома "Свободный" на том месте, которое посоветовал Полеванов. В конце 1990-х "НПО Машиностроения" начало работы по реконструкции военных шахт для запусков космического корабля "Стрела", переделанного из боевой ракеты УР-100. С ракеты снимали боевые блоки, устанавливали гражданский спутник и новый обтекатель. Пока новая ракета не была создана, на космодроме использовали ракету-носитель от военного комплекса "Тополь".

В марте 1997 года ракета вывела на орбиту с космодрома "Свободный" космический аппарат "Зея", в конце 1997-го - американский спутник Early Bird. С 2000 по 2006 год были запущены два спутника для Израиля и один для Швеции. В марте 2007 года губернатор Амурской области Леонид Коротков заявил о закрытии космодрома.

На этом история космодрома под Благовещенском могла бы и закончиться. Но, как рассказывает руководитель одной из ракетно-космических компаний, бывшему главе Роскосмоса Анатолию Перминову удалось убедить Владимира Путина построить "настоящий" космодром со стартовыми площадками для пилотируемых запусков. Сыграл аргумент, что такой космодром мог бы обеспечить России независимость от Казахстана. Подавляющее большинство запусков Россия производит с расположенного в казахской степи Байконура, арендованного до 2050 года. Потом все стартовые площадки и инженерные сооружения отходят в собственность Казахстана.

У "Восточного" есть серьезные преимущества, рассказывал Перминов журналистам в 2007 году: "В первую очередь - размещение. Оно примерно идет на той же широте, что и Байконур. Второе - гораздо удобнее размещение полей падения (первая ступень ракеты будет падать недалеко от космодрома в тайгу, вторая - в акваторию океана. - Forbes)".

Путина проект впечатлил. Шестого ноября 2007 года он подписал указ о создании космодрома "Восточный" с использованием инфраструктуры "Свободного". Заказчиком первого этапа масштабного проекта со сметой 164 млрд рублей и площадью 100 кв. км стал Роскосмос, генеральным подрядчиком - "Дальспецстрой", подразделение Спецстроя России, подведомственного Министерству обороны. В августе 2010 года Путин заложил первый камень космодрома недалеко от Углегорска. На гранитной глыбе было высечено: "Здесь будет сооружен космодром".

Сказано - сделано. Работы на "Восточном" начались в середине 2012 года. В 2015 году на космодроме должен быть сдан стартовый комплекс для легких и средних ракет-носителей, который обеспечит запуски космических аппаратов научного, коммерческого и двойного назначения. Потом может начаться реализация второй части проекта, ее приблизительная смета - 140 млрд рублей. В 2018 году с космодрома уже должна стартовать тяжелая ракета, способная вывести на орбиту пилотируемый корабль.

Мимо тендеров к звездам

День молодежи в закрытом административно-территориальном образовании Углегорск в 2013 году праздновали с размахом. Группа аниматоров из Благовещенска развлекала жителей конкурсами и соревнованиями на площади перед Дворцом культуры, вечером популярная в Амурской области рок-группа дала концерт. Бывший военный городок оживает вместе с космодромом "Восточный". В 2012 году в виде налогов от новой стройки Углегорск получил 37 млн рублей, в целом бюджет городка за прошлый год составил около 300 млн рублей - неплохо для населенного пункта с 6000 жителей. "Только по НДФЛ за последние два года доходы бюджета выросли в 15 раз", - отмечает глава ЗАТО Углегорск Евгений Степаненко. По словам бывшего главы Углегорска Владимира Токарева, назначенного весной этого года заместителем директора Дирекции космодрома "Восточный", совсем недавно бюджет города не превышал 26 млн рублей.

Правда, по словам Степаненко, на возведении космодрома работает всего два десятка жителей Углегорска, строительные организации завозят рабочих со всей страны. Строители жалуются на небольшие зарплаты - 30 000-40 000 рублей в месяц, начальство кивает на утвержденные Москвой сметы. В июне на космодром начали съезжаться студенческие строительные отряды с неизменными гитарами. В самом деле, всероссийская стройка.

Строителей космодрома выбирали оперативно. Первого сентября 2009 года распоряжением президента генеральным проектировщиком космодрома было назначено ОАО "Ипромашпром", генеральным подрядчиком - Спецстрой. Конкурсов

не проводилось. Кто стоит за проектировщиком космической стройки? По данным базы "СПАРК-Интерфакс", 99,9% акций ОАО "Ипромашпром" принадлежит ЗАО "ИПМП-Траст", а этой фирмой, по информации на 2009 год, владел Гагик Закарян (99%), основатель и совладелец Юниаструм Банка. Выручка "Ипромашпрома" с 2009 по 2011 год выросла с 630 млн рублей до 2,2 млрд рублей. По оценке президента Союза инженеров-сметчиков Павла Горячкина, проектировщики получают от 7% до 12% от сметы. Таким образом, общая выручка проектировщика стройки может составить около 20 млрд рублей. Закарян от комментариев для этой статьи отказался.

Специалисты сомневаются в необходимости еще одного космодрома, но на его строительстве уже зарабатывают сын бывшего министра по развитию Дальнего Востока Дмитрий Ишаев и структуры экс-главы Спецстроя Григория Нагинского

Остальные деньги, выделенные на строительство космодрома, достанутся производителям космической техники, "Дальспецстрою" и его субподрядчикам. С 2009 по 2012 год выручка "Дальспецстроя" выросла с 13 млрд рублей до 20,8 млрд рублей. В этом году на стройках космодрома планируется освоить более 30 млрд рублей. Работы ведутся в основном силами строительных управлений Спецстроя, но есть и частные субподрядчики. Forbes договорился было об интервью с главой "Дальспецстроя" Юрием Хризманом, но он, проконсультировавшись с руководителем Спецстроя Григорием Нагинским, в последний момент от разговора отказался. Пятнадцатого июля стало известно, что Нагинский написал заявление об отставке, 25 июля Путин назначил руководителем Спецстроя Александра Волосова, ранее первого замминистра по чрезвычайным ситуациям. Отставку Нагинского связывают с делом о хищениях в "Оборонсервисе", по которому тот проходит свидетелем.

Владельцы и руководители крупных российских строительных компаний говорят, что подобраться к космическим заказам Спецстроя сложно. "Мы несколько раз пытались с ними работать, но ни разу не получилось, - говорит один из строителей. -У них там все свое". Крупнейшие субподрядчики Спецстроя на космодроме "Восточный" - группа "Илан" из Красноярска и Тихоокеанская мостостроительная компания (ТМК), построившая мост через бухту Золотой Рог к саммиту АТЭС во Владивостоке.

Группой компаний "Илан" владеет Юрий Марценко. Он же является владельцем компании "Трансмост", до марта 2012 года ее основным владельцем был нынешний губернатор Красноярского края Лев Кузнецов (51%). Став губернатором, Кузнецов передал свой пакет в управление, а потом вышел из числа совладельцев бизнеса. Марценко от комментариев отказался.

Кто стоит за Тихоокеанской мостостроительной компанией? Ее основали дальневосточные предприниматели Геннадий Файн и Сергей Попок. Второго июля УФАС по Приморскому краю удовлетворило ходатайство ООО "Принт" (Санкт-Петербург) о приобретении в собственность 50% ТМК. По телефонам ООО "Принт" в Санкт-Петербурге отвечают секретари аудиторской фирмы АСБ, совпадают и адреса, по которым зарегистрированы компании. Фирма АСБ принадлежит Андрею Нестерчуку, заместителю гендиректора концерна "Титан-2", который в середине 1990-х создал бывший глава Спецстроя Григорий Нагинский. Сейчас "Титан-2" контролируют его супруга Татьяна и дочь Елена Нагинские. Тот же "Титан-2" в 2012 году получил подряд Спецстроя на строительство Ленинградской атомной электростанции (ЛАЭС-2). Общая стоимость проекта не превысит 220 млрд рублей, сообщил недавно журналистам директор программ Росатома по капстроительству Сергей Бояркин.

Скоро у ТМК появится новый миноритарный акционер. Двадцать второго июля 2013 года в Приморское УФАС поступило ходатайство от компании "Дальвостоктрейд" о приобретении 25,03% ТМК. Единственным владельцем "Дальвостоктрейд" является Дмитрий Ишаев, сын Виктора Ишаева, министра по развитию Дальнего Востока и отец форварда хоккейных "Амурских тигров" Игоря Ишаева. Кстати, Ишаев-старший и сам присматривает за стройкой, бывает здесь часто, иногда критикует заказчиков и строителей: 23 июля, к примеру, он выяснил, что из 11 строящихся объектов космодрома разрешения на строительство оформлены только по четырем, и грозил доложить об этом президенту страны в ежеквартальном докладе.

Первый подряд ТМК на космодроме потянул на 1,9 млрд рублей, а потом вырос до 5 млрд рублей. По словам топ-менеджера ТМК, в тендерах на строительство объектов на "Восточном" компания не участвовала: "У нас закончились стройки к АТЭС, с Хризманом мы раньше работали по строительству автодорог, он видел, что мы можем, и предложил поучаствовать".

Космодром без ракет

Пока на "Восточном" осваиваются бюджеты, специалисты ставят под сомнение перспективы космодрома. Многие отмечают, что без запусков тяжелых ракет стране невозможно соревноваться с Китаем и США в освоении космоса. "На Байконуре было известно, для чего строится космодром, ракета уже была создана, - говорит генерал-полковник в отставке Леонид Шумилов, бывший начальник государственной экспертизы и инспекции Минобороны СССР. - Сегодня для "Восточного" ничего нет. Перспектив тоже нет".

Космодром строится, но до сих пор Россия не разработала новую ракету-носитель для пилотируемого корабля. "Что запускать будем, созданные еще Королевым "Союзы"?" - иронизирует топ-менеджер одной из двигателестроительных компаний. Предполагалось, что для космодрома будет создана новая ракета-носитель "Русь-М", разрабатываемая с декабря 2010 года. Однако в 2011 году проект, на который было потрачено более 1 млрд рублей, был закрыт из-за нехватки средств. Аудиторы Счетной палаты, проверявшей Роскосмос, отметили, что решение о закрытии проекта было принято без проведения технико-экономического обоснования и без учета мнения Совета главных конструкторов. Кроме того, отмечалось, что по техническим характеристикам "Русь-М" опережала конкурирующий проект - ракету-носитель "Ангара".

Теперь ракетой-носителем тяжелого класса для "Восточного" считается как раз "Ангара-5", которая разрабатывается с 1995 года. Первый запуск должен был состояться в 2005 году, но с тех пор уже неоднократно переносился, последний раз старт с военного космодрома Плесецк был перенесен на 2014 год.

"Главная проблема российской космонавтики не в том, откуда запускать, а в том, что нечего запускать, - говорит член-корреспондент Российской академии космонавтики им. Циолковского Юрий Караш. - "Союзам" уже скоро 60 лет, а тяжелая "Ангара" взлетит не раньше чем через 7-10 лет". По оценке почетного генерального директора и конструктора "НПО Машиностроения" Герберта Ефремова, старт "Ангары-5" с космодрома "Восточный" может состояться через 12 лет. "Байконур арендован Россией на такой срок, за который можно человека на Марс высадить, зачем все бросать на "Восточный", понять сложно", - недоумевает Караш.

"Ангару" планировалось использовать и для запусков на Байконуре, но теперь все работы по этому проекту свернуты. "Сейчас из-за "Восточного" на Байконуре ничего не делается, теперь все будем ждать 2015 года, когда с "Восточного" запустят легкую ракету, а потом все вместе будем думать над новым тяжелым кораблем и стартовыми площадками для него", - рассказывает собеседник Forbes из РКК "Энергия". Проект этой корпорации "Наземный старт" по созданию нового корабля на базе ракеты-носителя "Зенит" также подвис.

Жаркая стройка

Первого июля 2013 года на территории строящегося космодрома "Восточный" в Амурской области было жарко. Строителям пришлось тяжко не только из-за нещадно палящего солнца и песчаного ветра - на объект с инспекцией нагрянули представители Роскосмоса и Спецстроя, которые быстро передвигались по стройплощадке на японских внедорожниках. Еще в мае к стройке должны были подвести ЛЭП, но и сейчас электричество вырабатывают дизель-генераторы. Зато уже можно увидеть очертания стартового комплекса, монтажно-испытательных корпусов, где будут собираться корабли и космические аппараты, центра управления будущих полетов.

"Зачем, кому и что мы должны доказать в пилотируемом космосе? Доказать, что наши космонавты могут [находиться] на орбите как угодно долго? Доказали уже. Это большие деньги, зачем нам сейчас это нужно?" - распекал подчиненных из Роскосмоса вице-премьер Дмитрий Рогозин на заседании комиссии о причинах аварии "Протон-М" 5 августа. Но если нет смысла в ракетах, то нет смысла и в космодроме? "России сейчас нужен не результат, а освоение огромных средств, - замечает Ефремов из "НПО Машиностроения" . - Поэтому и стали строить стоящий огромных денег космодром". Счетная палата отнесла Роскосмос к числу "наиболее крупных и наименее дисциплинируемых заказчиков, откровенно игнорирующих требования законодательства... Проводимые за счет бюджетных средств инвестиционные мероприятия определяются узкими коммерческими интересами отдельных организаций, непрозрачным механизмом распределения бюджетных средств, размыванием ответственности

за результат инвестиций..." Кстати, недавно комитет Госдумы по промышленности рекомендовал правительству увеличить смету "Восточного" еще на 11,1 млрд рублей

Россия. ДФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 сентября 2013 > № 898522 Игорь Попов


Россия. ДФО > Образование, наука > kremlin.ru, 1 сентября 2013 > № 886402 Владимир Путин

Встреча с преподавателями и студентами Дальневосточного федерального университета

В ходе рабочей поездки в Приморский край Владимир Путин встретился с преподавателями, аспирантами и студентами Дальневосточного федерального университета и поздравил их с Днём знаний.

В.ПУТИН: Дорогие друзья, добрый день!Прежде чем мы начнём беседу, я хочу, разумеется, поздравить вас с праздником. В этом году странная ситуация: вроде бы 1 сентября, а учебный год начнётся только завтра, 2 сентября. Может быть, в этом есть определённый кайф: можно два дня поотмечать начало учебного года – и сегодня, в воскресенье, и завтра, когда учебный год уже по-настоящему начнётся.

Мы сейчас с ректором, с губернатором, который тоже имеет прямое отношение к университету, как вы знаете, шли и вспоминали, как это всё начиналось. Мне очень приятно отметить, что международный форум АТЭС решили проводить именно во Владивостоке и с умом воспользовались этим поводом для развития инфраструктуры города, решения ряда других вопросов, связанных с его развитием, что приняли решение не просто построить какую-то гостиницу (хотя они в городе нужны, здесь пока, к сожалению, нет классных предприятий подобного рода, но они, безусловно, появятся), – всё-таки правильно сделали, что не гостиницу начали строить, а построили этот университет, с кампусом, с учебными корпусами, которые использовали для АТЭС, а затем передали университету.

Очень рассчитываю на то, что те вложения, которые были сделаны, та заявка на создание здесь, на Дальнем Востоке, одной из интеллектуальных доминант России в целом, и тем более дальневосточных доминант, будет развиваться в том ключе, в котором была задумана. Собственно говоря, ваши первые шаги по развитию университета, первый год обучения здесь показывают, что все мы – и, прежде всего, руководство университета, да и сами студенты – на правильном пути.

Это большое учебное заведение, почти 27 тысяч человек. Это сравнимо с крупнейшими европейскими, российскими вузами. Самое главное, конечно, – это не красивые, классные учебные корпуса, даже не общежития (у вас это называется «студенческая гостиница»). Самое главное – это интеллектуальная составляющая, самое главное – это профессорско-преподавательский состав, качественный отбор тех, кто здесь обучается, выстраивание программ, нужных для региона и страны в целом, это кооперация с нашими ведущими научными учреждениями и международными учреждениями научного профиля, это кооперация с производственными площадками, с крупнейшими предприятиями нашей страны.

Особенно важно, чтобы университет был настроен на подготовку и выпуск специалистов, которые крайне нужны для развития Дальнего Востока Российской Федерации. Здесь, уверен, многое ещё предстоит сделать.

Это касается и строящегося не так далеко отсюда нового космодрома Восточный. Это касается развития судостроительного кластера. Надо его в известной степени возродить, а по большому счёту, что касается гражданского судостроения, по сути, начинать заново. Поэтому такие специалисты тоже будут здесь востребованы. Имею в виду то, что мы обсуждали, – вопросы развития гражданского судостроения на Дальнем Востоке, имеется в виду, прежде всего, развитие завода «Звезда». Но много и других направлений, связанных с развитием других секторов нашей экономики. Это и сельское хозяйство, это и машиностроение, это авиация.

Мне в этой связи приятно отметить, что у вас уже складывается очень хорошая кооперация с научными и учебными заведениями всего мира и прежде всего, конечно, Азиатско-Тихоокеанского региона. Это важно, потому что университет должен быть кузницей кадров не только для России, но и для наших партнёров в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Такая кооперация будет, безусловно, способствовать поддержанию уровня и подготовки кадров, и научной деятельности самого университета.

Дальневосточный университет должен быть, естественно, неотъемлемой частью всего научно-образовательного сообщества мира и Азиатско-Тихоокеанского региона. Только так, только в таком случае он может всегда оставаться на уровне, и он должен быть, конечно, конкурентоспособным с точки зрения подготовки высококлассных специалистов мирового уровня. Нам такие специалисты нужны – прежде всего, нам, нашей экономике, нашей промышленности, нашему государству.

Я хочу вас ещё раз поздравить с началом учебного года, пожелать вам успехов. Давайте поговорим на те темы, которые представляют для вас интерес, которые вы хотели бы обсудить и со мной, и с ректором. Не думаю, что уж каждый день каждый из вас видит ректора с губернатором, с членами Правительства Российской Федерации, с бывшим министром образования Андреем Александровичем Фурсенко, который тоже немало сделал для того, чтобы всё, что здесь мы видим на этой большой площадке, было в том виде, в котором сейчас это реализовано. Первый заместитель Председателя Правительства Шувалов Игорь Иванович, который много работал по подготовке к АТЭС, по организации строительства, новый полпред Президента Российской Федерации Трутнев Юрий Петрович и губернатор, разумеется.

Пожалуйста, прошу вас. Давайте начнём. Посмелее, поактивнее, давайте пообсуждаем те вопросы, которые реально для вас интересны. Пожалуйста, кто начнёт? Может быть, попросим ректора тогда? Несколько слов скажите для разминки, для разогрева.

С.ИВАНЕЦ: Спасибо, глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Студенты, аспиранты, сотрудники университета, глубокоуважаемые гости!

Я очень рад такой возможности вашего общего присутствия сегодня в Дальневосточном федеральном университете, потому что день для нас уникальный во всех отношениях. Это первый день, считайте, учебный день, первый День знаний в новом кампусе, в который заехали несколько тысяч студентов, в котором работает многотысячный коллектив профессиональных, высококвалифицированных преподавателей.

И я вас всех хочу заверить, Владимир Владимирович, что вот это решение о создании здесь университета воспринимается коллективом как судьбоносное. Это возможности, которых раньше не существовало: возможности работать, учиться, заниматься наукой, заниматься спортом, активной социальной жизнью в совершенно уникальной, исключительной среде, атмосфере – той, которая создаётся на острове. Эта атмосфера призвана поощрять научную работу, образование, достижения в самых разных направлениях науки. В то же время мы прекрасно понимаем, что это не должна быть закрытая среда.

В.ПУТИН: Да, вот Вы сказали – на острове. Мне сейчас пришло в голову, что преподавателей, студентов и аспирантов вполне можно называть островитянами. Важно, чтобы только не формировалась философия такой изоляции, а наоборот, это должно способствовать тому, что всё, что вокруг, это соседи, с которыми надо поддерживать и развивать отношения.

С.ИВАНЕЦ: Совершенно так, университет не сам по себе, университет – для заказчиков, а заказчиками для нас являются и предприятия края, и вся экономика России и Азиатско-Тихоокеанского региона. Именно такая задача у нас стоит.

Я всех призываю именно в этом ключе воспринимать свою учёбу несколько лет здесь, свою работу, исследовательскую активность, своё взаимодействие с иностранными партнёрами. Это шанс, который нам дан, это уникальный шанс, мы должны его использовать, и университет покажет себя.

Ещё раз большое спасибо за Ваш приезд.

В.ПУТИН: Может быть, давайте попросим бывшего ректора и ныне губернатора. Видите, как кадры университет куёт: не успел ректором стать – уже губернатор. Так бы с каждым студентом и аспирантом.

Пожалуйста, Владимир Владимирович.

В.МИКЛУШЕВСКИЙ: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Я, конечно, присоединяюсь к поздравлениям, которые здесь прозвучали. 1 сентября для всех нас это очень большой праздник, День знаний.

Университет сегодня имеет двойной праздник – это переезд в новый кампус. Потрясающий кампус, у меня, знаете, сердце всегда ёкает, когда я сюда захожу, потому, конечно, тот подарок, который сделало руководство страны, это нужно ценить.

Я хочу пожелать всем вам учиться здесь на «пятёрки». Я хотел (я говорил уже на встрече со студентами) и сделал губернаторскую стипендию, её сумма – 5 тысяч 555 рублей, с некоторым намёком, что кто её будет получать, учились бы на одни «пятёрки».

И, конечно, хочу пожелать профессорско-преподавательскому коллективу – я знаком очень со многими, со всеми практически, кто здесь сидит, за этим столом, все родные для меня – успехов, удачи, всего самого хорошего в этих новых стенах, обживаться. И, вот как Владимир Владимирович справедливо сказал, университет, конечно, это не стены, университет – это прежде всего люди.

У нас с вами была намечена очень серьёзная программа, которую сейчас коллектив университета во главе с Сергеем Владимировичем продолжает реализовывать, я считаю, успешно. Её надо продолжать делать, входить в международную семью ведущих университетов и стремиться к новым успехам.

Спасибо.

В.ПУТИН: Пожалуйста, прошу Вас.

Х.БАОСЯ: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Хуан Баося, приехала из Китая, обучалась на третьем курсе Школы гуманитарных наук. Я всегда хотела учиться в России. Мне очень нравится ДВФУ, так как Владивосток находится не очень далеко от Китая. Я думаю, не нужно далеко ездить учиться, здесь красиво и уютно. Мне очень понравился новый кампус, и здесь всё очень хорошо. Но от лица иностранных студентов у меня несколько вопросов к Вам.

Во-первых, всем китайским студентам хотелось бы, чтобы не возникало сложностей с горячей водой. Вы не могли бы сделать так, чтобы её не отключали? Спасибо.

В.ПУТИН: Если это единственный вопрос – горячая вода, то я думаю, что хозяйственные службы университета должны решить её в ближайшее время. И полагаю, что вопрос в принципе естественный, законный. Но все мы исходим из того, что это огромный комплекс, который, по сути говоря, только настраивается на нормальную работу. Уверен, что в ближайшее время эти проблемы будут решены. Это не самая главная проблема, но, безусловно, важная. Мы вчера вечером здесь (я сюда заезжал посмотреть, как университет выглядит в вечернее время суток) говорили о том, что нужно будет ещё поднастраивать все системы жизнеобеспечения для такого большого комплекса.

Уверен, что это будет сделано. Сергей Владимирович, там какие-то есть проблемы фундаментального характера или это технические текущие проблемы?

Вот ректор говорит, что это технические текущие проблемы. Уверен, что мы их решим.

Х.БАОСЯ: Спасибо.

Очень плохо работает Wi-Fi на территории общежития.

В.ПУТИН: Что работает?

Х.БАОСЯ: Плохо работает Wi-Fi на территории общежития. Это очень неудобно, хотя в учебном корпусе он очень быстрый.

В.ПУТИН: Надеюсь, что и это будет решено. Как Вы понимаете, это не совсем входит в мою компетенцию, но я услышал, что такие проблемы существуют. Вместе с вами мы добьёмся того, чтобы все эти на первый взгляд мелкие, но на самом деле серьёзные вещи, от которых зависит атмосфера, обстановка и удобство, организация учебного процесса и проживания, здесь были решены.

Х.БАОСЯ: Спасибо.

Поскольку все студенты уже привыкли к своей национальной кухне, у нас большая просьба от всех студентов организовать кухни для проживающих в общежитиях, чтобы мы могли готовить свои блюда.

В.ПУТИН: Да, Вы знаете, я думаю, что это как раз вопрос даже не к ректору, хотя он должен это поддержать, это вопрос, скорее всего, к вашим общественным студенческим объединениям, которые должны будут озаботиться этой проблемой и вместе с администрацией подумать, как это организовать. Я исхожу из того, что иностранных студентов здесь, в Дальневосточном университете, будет всё больше и больше; сейчас это примерно 5 процентов. Так, Сергей Владимирович?

С.ИВАНЕЦ: Тысяча человек.

В.ПУТИН: Тысяча человек. Это значит, что примерно 5 процентов, а будет больше, вот ректор говорит, что настрой на то, чтобы здесь было до 25 процентов студентов из иностранных государств. Поэтому, конечно, для людей, которые приезжают из-за границы, важно чувствовать себя здесь как дома хотя бы с бытовой точки зрения, и организация национальных кухонь имеет определённое значение.

Полагаю, что это несложно сделать и, может быть, даже нужно, потому что кухня любой страны – это, безусловно, неотъемлемая часть культуры народа. И такой обмен даже в этой сфере, думается, имеет определённое значение и смысл, поэтому рассчитываю, что и студенческое самоуправление примет в организации вопросов подобного рода деятельное участие.

Х.БАОСЯ: И ещё мы были бы счастливы, если бы на территории кампуса появилось несколько ресторанов, в том числе и китайской кухни.

В.ПУТИН: То есть вы хотите открыть ресторан здесь? Так прямо и скажите, мы поддержим, я китайскую кухню очень люблю – и не только пекинскую утку, но и другие блюда. Китайская кухня относится к одной из великих кухонь мира; безусловно, было бы интересно, полезно и, уверен, приятно вашим соученикам, даже преподавателям попробовать настоящую китайскую кухню.

Хочу отметить, что Вы сидите ровно на том месте, где год назад сидел Председатель Ху Цзиньтао, который возглавлял китайскую делегацию. Обращаю Ваше внимание, что эта традиция должна сохраниться и на будущее.

Здесь сейчас 60 процентов из всех иностранных студентов – это студенты из Китайской Народной Республики. Надеюсь, что такое же процентное соотношение как минимум сохранится и в будущем. Я хочу пожелать вам успехов, и очень хочется, чтобы вы не только знания здесь получили, но и познакомились с элементами русской культуры, с русской кухней, установили бы дружеские отношения со своими однокурсниками, с другими студентами, аспирантами, преподавателями, и чтобы это помогло вам в будущем и в работе, а нам всем помогло бы в укреплении российско-китайских отношений.

Пожалуйста, продолжим. Прошу Вас.

А.КУЛИНИЧ: Здравствуйте, уважаемые участники встречи! Уважаемый Владимир Владимирович!

В.ПУТИН: Ректор говорит, Wi-Fi уже заработал.

А.КУЛИНИЧ: Меня зовут Алексей Кулинич, я представляю кафедру международных отношений ДВФУ, а также молодёжное правительство Приморского края при губернаторе.

Вопрос мой, даже не вопрос, а предложение будет касаться не науки и образования, если позволите, а несколько другой темы. Дело в том, что совсем недавно я и мои коллеги вернулись с Дальневосточного молодёжного форума «Острова», который проходил на Сахалине. И там одной из тем, которые мы обсуждали, была программа социально-экономического развития Забайкальского края и Дальнего Востока на 2014–2025 годы.

Мы эту программу обсуждали, и всем она хороша, то есть включает в себя 12 пунктов, и денег там много – 3,8 триллиона рублей, по-моему. Однако там нет очень важного, на наш взгляд, момента: там мало внимания уделено молодёжи, то есть молодёжи как таковой – молодым семьям, молодым специалистам, молодым бизнесменам.

И мы, собравшись с представителями молодёжи всего Дальневосточного региона, в течение восьми дней разрабатывали некую программу, то есть программу, посвящённую молодёжной политике и молодёжи Дальнего Востока. И эта программа включает в себя несколько направлений: поддержка молодой семьи, молодого предпринимательства, молодых специалистов и так далее, и тому подобное.

Дабы не быть голословным, я примерно, буквально в двух словах опишу, что там есть. Там элементарные проблемы. Я – молодой родитель и сталкиваюсь с такой ситуацией, что мне необходимо поставить ребёнка на учёт в садик. Почему я это должен делать по месту своей прописки или по месту прописки жены? Почему я не могу это сделать там, где мне удобно? То есть это если в таком пешем варианте. Конечно, я понимаю, что сейчас все переходят на электронную версию, но пока это ещё в процессе.

Или, например, другой вопрос, чисто финансовый. У меня жена находится в отпуске по уходу за ребёнком и получает денежные средства – как это, пособие, совсем небольшое, но это неважно. И, когда пройдёт полтора года, она перестанет получать это пособие и будет получать какую-то очень маленькую – 60 или 80 рублей, что-то такое.

Соответственно из декрета она выйти не может, потому что она воспитывает ребёнка, в садик ребёнка отдать пока не получается, потому что проблема с садиками. Понятно, да? И такое предложение также звучало в наших инициативах: если, допустим, нельзя обеспечить всех садиками, почему, например, нельзя компенсировать денежные средства?

Допустим, моя жена работала два года до этого, и среднюю заработную плату выплачивать ей каждый месяц, пока она сидит дома с ребёнком, пока ребёнка не зачислили в садик. И такие достаточно банальные предложения, которые беспокоят…

В.ПУТИН: Нет, последнее, насчёт компенсации ещё раз повторите.

А.КУЛИНИЧ: То есть идея такова: есть средняя зарплата за два года, то есть моя жена отработала, и, пока она сидит дома с ребёнком, пока ребёнка не возьмут в садик, ей бы каждый месяц выплачивалась эта средняя заработная плата, которую она зарабатывала до того, как ушла в декрет. Там описываются опять же риски, которые возможны…

В.ПУТИН: Алексей, конечно, это было бы хорошо, это вопрос только бюджетных ограничений. Мы же понимаем, что это просто деньги из федерального бюджета или из регионального бюджета. Это вопрос того, есть у нас такие средства или нет, вот и всё.

Если Вы спросите моё мнение, я был бы счастлив, если бы у нас была возможность обеспечить всех таким пособием. В своё время мы приняли решение о выплате так называемого материнского капитала. Это, по сути, была одна из моих инициатив, но это огромные средства, которые даже трудно просчитать, потому что, если мы платим деньги, а сейчас они свыше 400 тысяч рублей получаются, если мы платим деньги всем семьям, у которых появляется второй ребёнок, мы же не можем просчитать, а сколько будет таких семей.

И поэтому степень неопределённости для будущего федерального бюджета, его расходов, очень велика, весьма велика. А мы же не можем, взяв на себя обязательства, потом сказать: знаете, вы нас извините, молодые мамы и папы, но мы просчитались, у нас денег нет.

Государство обязано выполнять такие обязательства. И, прежде чем взять на себя дополнительные, мы должны чётко и ясно для себя представлять, а справится экономика страны? Ведь в конечном итоге всё зависит от эффективности работы экономики. Будут ли такие доходы у федерального бюджета или их не будет?

Сейчас, допустим, что происходит? Сейчас мировая экономика припала – и наша за ней немножко присаживается, то есть мы рассчитывали, что она будет расти до такого состояния, а она растёт вот до такого. Что это означает: это означает, что, поскольку она не растёт такими темпами, как мы ожидали, не будет, соответственно и доходов, которых мы ожидали, а мы уже программу нарисовали, мы уже исходя из предполагаемого ранее роста экономики наметили расходы бюджета. И что делать?

Вот сейчас Правительство стоит перед непростым выбором, где-то придётся уже заранее исходить из реалий и где-то подрезать наши предполагавшиеся ранее расходы. В этих условиях наращивать новые было бы нечестно по отношению к тем, кому мы это пообещали. По отношению к таким семьям, как Вы, допустим, мы пообещали: мы будем платить; Вы выстроили бы тогда стратегию развития семьи и горизонты планирования одним образом, а потом бы сказали: «Нет, мы не можем», – Вы бы сказали: «Вы что, ребята, деньги гоните».

Мы должны с вами исходить из реалий нашей жизни, но, безусловно, надо стремиться к тому, чтобы экономика не присаживалась, чтобы планы, которые мы себе нарисовали, были реализованы. Но, повторяю, мы всё должны посчитать как следует.

Вы знаете, самое простое и в будущем, и в Вашей общественной жизни здесь, в университете, я надеюсь – в Вашей будущей государственной деятельности (Вы сказали, что Вы член молодёжного правительства) надо всё научиться считать и научиться зарабатывать, научиться выстраивать свою деятельность таким образом, чтобы она была эффективной, приносила те результаты, на которые Вы рассчитываете.

Нельзя допускать разрыва между ожидаемым результатом и желаемым результатом и тратить то, чего мы не заработали. Но стремиться нужно к тому, чтобы мы жили лучше и лучше, чтобы работали эффективнее и эффективнее, чтобы были более конкурентоспособными.

А.КУЛИНИЧ: Владимир Владимирович, просто это был частный пример, но на самом деле в том, над чем мы работали, есть много таких простых вещей, простых советов, которые не требуют реальных затрат государства. И нам было бы приятно, если бы Вы (сейчас проект этой программы находится на доработке у наших коллег в Хабаровске, и, когда он сформируется, мы передадим его на экспертизу в Министерство развития региона, то есть в Красноярск, нашим коллегам) – и было бы интересно, если бы Вы взглянули на него и какие-то интересные вещи для себя почерпнули бы.

В.ПУТИН: Вы знаете, я с удовольствием это сделаю. Более того, я Вам благодарен за эти предложения. Вот Вы сказали, почему бы не регистрировать ребёнка не там, где есть прописка, а там, где удобно. Есть тоже определённые проблемы, мы понимаем, и связаны эти проблемы прежде всего с ограничениями в детских садах, которые пока, к сожалению, существуют.

Я очень рад тому, что наши демографические программы и в целом относительное благополучие в экономике позволяют гражданам и семьям увеличить так называемый горизонт планирования своих семей и рекордно повысили за последнее десятилетие показатели рождаемости в России: этот показатель у нас один из лучших сейчас в Европе, – увеличивают продолжительность жизни и так далее.

Но мы столкнулись с другой проблемой – нехваткой мест в детских садах. Я уверен, что эта проблема тоже будет решена при активной работе регионов Российской Федерации, а там свои программы существуют, наверняка такая программа есть и здесь, в Приморском крае. Но можно так сделать или нет, не будет ли там сбоя у тех граждан, которые живут там, где они прописаны и рассчитывают, что их дети будут ходить в детский сад рядом с домом, это нужно посмотреть.

Но то, что Вы думаете над этим, и ищете, и предлагаете какие-то решения, это чрезвычайно важно и полезно. Я просто убеждён, что кроме того, что Вы сейчас сказали, наверняка есть и другие идеи. Я когда беседую с молодыми людьми, причём из разных стран, у нас недавно соответствующие мероприятия в Петербурге были такие большие, – идей очень много и очень много интересных идей. Я просто убеждён, что и Вы, когда с ребятами встречались, с коллегами, наверняка генерировали что-то полезное. Поэтому я с удовольствием посмотрю то, что вы там придумали, с удовольствием, причём говорю это без всякой иронии и с благодарностью. Спасибо Вам большое.

Пожалуйста, прошу.

А.ЗУЕВ: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Меня зовут Александр Зуев, я доцент инженерной школы, сотрудник академии наук. Я представляю здесь группу молодых учёных, инициативных учёных, работающих в области автоматизации, робототехники и мехатроники.

Наша научная группа сотрудничает с ведущими европейскими и азиатскими университетами. Мы выигрываем любые гранты, в том числе и международные, успешно работаем с промышленными предприятиями региона, которые уже начали подниматься. В целом научились самостоятельно зарабатывать деньги. Сегодня я хотел бы обсудить и узнать Ваше мнение по двум проблемам, с которыми мы сталкиваемся и которые мешают нам эффективно работать и развиваться.

Первая. В университете до сих пор нет учебного оборудования для подготовки специалистов для промышленности. Деньги для этого есть в университете, с поставщиками всё обговорено, но процесс стоит на месте. Почему – мы не понимаем. Готовить востребованных для промышленности специалистов нам просто не на чем.

Кроме того, мы готовы готовить специалистов из стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Когда мы там бываем, мы договариваемся. Есть уже договорённость об этом. Но ни один студент к нам не приедет, пока у нас не будет современного учебно-лабораторного оборудования.

Вторая проблема, с которой мы сталкиваемся: мы сейчас реализуем ряд крупных научно-внедренческих проектов на предприятиях региона, но при этом в университете над нами поставлено столько административных и бюрократических структур, которые, откровенно говоря, просто мешают нам работать. Мы тратим много сил, времени и энергии на работу с этими структурами, но не с предприятиями по проектам напрямую. Зачем созданы эти структуры, мы не очень представляем. И на самом деле это очень мешает эффективным научно-инновационным процессам в регионе.

Хотел бы узнать Ваше мнение по этим вопросам. Большое спасибо.

В.ПУТИН: Что касается оборудования. Вы сказали, что деньги есть. Вам виднее –я даже не знаю, есть они, или нет. Почему оно не закупается, ректор, наверное, должен сказать. Я понятия не имею. Если деньги есть и есть такая потребность, надо закупать.

Видимо, речь идёт – сейчас, может быть, Сергей Владимирович пояснит – о том, что является более приоритетным, менее приоритетным. Это должна определить администрация самого вуза. Я исхожу из того, что это будет сделано. Попросим сейчас ректора, он прокомментирует.

Что касается второго вопроса, это контакты с промышленностью, то это, безусловно, один из генеральных путей развития любого вуза сегодня, в том числе и дальневосточного. И было бы очень правильно, если бы это направление взаимодействия с реальной промышленностью продолжалось, потому что только так можно подготовить кадры, востребованные на сегодняшнем рынке труда, во-первых, а во-вторых, создать условия для реализации тех положений закона, которые позволяют вузовской молодёжи, аспирантам, студентам старших классов, профессорско-преподавательскому составу создавать предприятия и зарабатывать деньги.

Мы же для этого принимали решение в спорах, между прочим, в Правительстве, в очень жарких спорах, но всё-таки пошли на то, чтобы разрешить вузам создавать малые предприятия – по профилю деятельности, прежде всего, конечно, того или другого вуза. Если есть какие-то бюрократические структуры, которые возникли и мешают развивать это направление деятельности, это очень печально. Какие, например, я даже не представляю, о чём Вы говорите?

А.ЗУЕВ: Например, мы сейчас реализуем проект с заводом «Прогресс» в рамках 218-го постановления Правительства по созданию высокотехнологичного производства композитных деталей современного перспективного российского вертолёта К-62.

В.ПУТИН: Супер, отличный вертолёт будет, эта работа крайне важна. И что вам мешает?

А.ЗУЕВ: Там создана так называемая дирекция, которая нас просто окружила и блокирует всё взаимодействие с заводом.

В.ПУТИН: Там создана дирекция, это где?

А.ЗУЕВ: В университете. Просто мы не можем напрямую общаться с заводом.

В.ПУТИН: Дирекция чего создана?

А.ЗУЕВ: Она называется научно-инновационных программ, научно-внедренческих.

В.ПУТИН: То есть она выступает, по сути, в качестве посредника между вами и возможным работодателем.

А.ЗУЕВ: Это на самом деле не очень эффективная схема, получается просто лишнее передаточное звено.

В.ПУТИН: Разумеется, я с Вами согласен. Я исходил из того, когда мы инициировали, обсуждали и принимали в конечном итоге этот закон, позволяющий вузам создавать инновационные малые предприятия, исходили из того, что они будут созданы и напрямую будут работать с предприятиями для того, чтобы самим обогащаться не только в материальном смысле этого слова, но и с точки зрения производственного опыта они будут такими точками роста качества подготовки специалистов, потому что только в этом случае можно понять, а что же требуется сегодняшней экономике и рынку труда. Я не знаю, зачем дирекции созданы, там в законе этого нет, это вы здесь сами придумали.

А.ФУРСЕНКО: (Без микрофона.) Речь идёт о прямом договоре, я так понимаю.

В.ПУТИН: Конечно. Я исхожу из того, что Вы говорите о том, чтобы вам позволили напрямую заключать соответствующие договоры и работать без посредников. Я не знаю, Сергей Владимирович, наверное, пояснит, а зачем вы это сделали?

С.ИВАНЕЦ: Владимир Владимирович и Саша, здесь речь не идёт о прямом договоре: это дирекция, созданная в рамках Постановления № 218 о совместных проектах между вузами и предприятиями реального сектора. На неё минимум бюрократических задач возложено. Единственное – это реализация согласованных подходов по этому проекту. Если оказывается, что дирекция работает нехорошо, – говорите.

В.ПУТИН: Я не очень понял, какую функцию она исполняет?

С.ИВАНЕЦ: Это совместный проект, где обязательства берут на себя обе стороны: и предприятие, и вуз. Эта дирекция – небольшой единый орган, который координирует выполнение проекта.

В.ПУТИН: Видите, на практике получается, что они не координируют, а мешают. Нужно, видимо, как-то модернизировать этот механизм. И, на мой взгляд, эта структура, если она нужна, она нужна не для того, чтобы координировать, а для того, чтобы просто фиксировать. Она не должна ничего не разрешать, не запрещать – она должна просто собирать информацию для того, чтобы у руководства вуза была полная картина того, что делается.

А это дело ваше, дело самой администрации, дело самого ректора: если вы увидите, что что-то идёт не туда и идёт не на пользу, а во вред учебному заведению, тогда вы же можете своей властью просто прекратить эту работу, и всё, – или не разрешить её. Зачем там создавать ещё дополнительные административные структуры, которые пытаются руководить этой деятельностью?

Мне кажется, что Саша прав. Нужно, чтобы они просто собирали информацию и не запрещали, не разрешали ничего, не давали никаких санкций, а просто давали вам объективную картину того, что делается, и всё.

С.ИВАНЕЦ: Вы знаете, в целом проект реализовывается очень успешно, это один из наиболее удачных, на наш взгляд, проектов. Если есть сложности – значит, посмотрим повнимательнее.

А ещё был задан вопрос по поводу оборудования. Да, у нас есть большая сумма денег, выделенная Министерством образования и науки специально на закупку оборудования. Оно будет закуплено и установлено в лабораторном корпусе. Строительство этого корпуса завершается с опережением (предполагалось, что он будет сдан гораздо позже), в октябре уже он будет готов, и оборудование туда будет установлено.

В.ПУТИН: Слава Богу. Саша, слышишь?

А всё-таки деятельность этой структуры, вашей дирекции, посмотрите на неё, она не должна мешать никому. Кстати говоря, я впервые слышу о проблемах подобного рода. Нужно будет посмотреть. Андрей Александрович.

А.ФУРСЕНКО: Мы вместе с Дмитрием Викторовичем посмотрим.

В.ПУТИН: Да, Дмитрий Викторович, посмотрите это по другим вузам. Если здесь коллеги отмечают, что такая проблема возникает, значит, и в других высших учебных заведениях это тоже возможно.

Д.ЛИВАНОВ: Обязательно. Действительно, нам, конечно, нужно снижать степень бюрократизации, количество бумаг, отчётов и так далее. Мы нам этим работам.

В.ПУТИН: Понимаете, здесь важно что: важно не допустить излишней вольницы, которая бы привела к тому, что вуз превратится в какую-то производственную площадку. Этого не нужно допускать, это не коммерческое учреждение – вуз в целом. Контроль какой-то должен быть, но это не должна быть разрешительная процедура.

Д.ЛИВАНОВ: Да, согласен.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Ф.ДУБРОВИН: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Фёдор Дубровин. Я являюсь научным сотрудником лаборатории необитаемых подводных аппаратов и их систем Инженерной школы Дальневосточного федерального университета.

Коль скоро речь зашла о такой высокотехнологичной области, как робототехника, мехатроника, я бы хотел поговорить о подводной робототехнике. На базе Дальневосточного федерального университета совместно с Институтом проблем морских технологий Дальневосточного отделения Российской академии наук создан научно-образовательный центр «Подводная робототехника», которому в этом году исполняется 5 лет.

На базе данного центра создана студенческая команда, которая дважды, в 2010 и в 2012 годах, занимала I место на международном чемпионате по подводной робототехнике. Мы считаем, что участие студентов Дальневосточного федерального университета в данных соревнованиях является важным государственным делом, поскольку оно делает университет более узнаваемым в мире и способствует привлечению иностранных студентов в наш вуз.

Мы бы хотели попросить оказать финансовую и, самое главное, информационную поддержку для популяризации данного направления. Хотелось бы привлечь к этому и ведущие профильные вузы страны. Например, в чемпионате мира из 30 команд, которые принимали участие, 17, то есть более половины, – это команды из ведущих университетов Соединённых Штатов Америки. У нас, к сожалению, пока такой тенденции не наблюдается.

Мы убеждены, что именно на такого рода международных соревнованиях по мобильной робототехнике формируется будущая техническая мировая элита.

Кроме того, в научно-образовательном центре ведётся научно-исследовательская работа, в результате которой был создан малогабаритный автономный необитаемый подводный аппарат, который по своим техническим характеристикам не уступает, а по некоторым даже превосходит ведущие мировые образцы.

Хочется отметить, что наши разработки заметил один из крупнейших российских концернов «Моринформсистема-Агат». Два года назад между Дальневосточным федеральным университетом и данным концерном было заключено соглашение о взаимном сотрудничестве, и на данный момент мы имеем реальное предложение создать молодёжное конструкторское бюро, в котором бы наши студенты работали, и, собственно, организовать опытное производство подводных аппаратов, которые, надеемся, будут конкурентоспособны на мировом рынке.

Мы просим поддержать создание на местной производственной базе современного высокотехнологичного производства, где было бы интересно работать выпускникам Дальневосточного федерального университета.

Также хотелось бы отметить ещё какой момент. Мы на данный момент испытываем реальную потребность в создании водного испытательного полигона Дальневосточного федерального университета вблизи кампуса – для испытания новых поколений подводных аппаратов, например, в расположенной поблизости бухте Труд. При наличии такого водного полигона было бы здорово организовать ежегодный открытый чемпионат России по робототехническому триатлону, например. Это совместная работа сухопутного, летательного и подводного аппарата. Это самое современное веяние в области мобильной робототехники. И хотелось бы узнать, как Вы смотрите на такую идею, такое предложение. Спасибо.

В.ПУТИН: Во-первых, тема очень важная, интересная и перспективная. Она интересна и для экономики в целом, для народного хозяйства интересна, как это ни покажется неожиданным и странным – и для оборонки. Эти оба направления чрезвычайно важны: и народнохозяйственное, и оборонное. Сейчас не буду вдаваться в подробности второго направления, но эти два направления тесно взаимосвязаны между собой. И, безусловно, это является одним из интересных, перспективных и востребованных направлений исследований.

Что касается поддержки финансовой, то, конечно, надо отдельно подумать. Это в целом тоже возможно, особенно имея в виду второй аспект этой программы, а информационная тем более. Всё это можно сделать.

Андрей Александрович, я прошу Вас тоже пометить, посмотреть. И с «Моринформсистемой» надо будет тоже пообщаться, посмотреть, с ними поговорить, послушать их оценки того, что вы делаете.

Мне бы очень хотелось, чтобы то, что вы делаете, было востребовано на практике и пригодилось. Кстати говоря, можно было бы подумать о какой-то поддержке из имеющихся инструментов, поддержке направлений подобного рода исследований, в том числе из существующих и вновь нарождающегося фонда научных исследований. Тоже можно вполне прикинуть и вместе с потребителями вашего продукта подумать, как это сделать из различных источников.

По поводу создания водного испытательного полигона. Это дорогое предприятие, я знаю это по ЦНИИ имени Крылова в Петербурге. Таких полигонов в мире, наверное, по пальцам пересчитать, если вообще где-то есть. Вот то, что есть ЦНИИ имени Крылова, то, что у нас в Питере, – это 1–2 полигона в мире вообще.

Здесь, в академии, говорят, это есть, и в принципе такие дорогостоящие возможности и площадки – мы уже давно говорим о том, что они должны использоваться совместно академией наук и соответствующими вузами. Здесь самая, наверное, лучшая возможность использования таких форм. Давайте мы спросим, как к этому относятся наши коллеги из академии.

В.СЕРГИЕНКО: Спасибо, Владимир Владимирович. Я думаю, что это направление, о котором сейчас мы говорим, действительно является чрезвычайно важным, и здесь есть огромный задел у академии наук. Мы разрабатываем эти аппараты порядка 20 лет, создано более двух десятков типов аппаратов.

Сегодня элементы приняты на вооружение, и есть гособоронзаказ, завершается строительство специального центра по проектированию, сертификации и испытаниям подводной робототехники на «Чайке», где есть 12-метровый безэховый бассейн, такого вообще в России нет, и сегодня ведутся разговоры о создании большого полигона на юге Хасанского района, в бухте Идол. Будет совместно с оборонными ведомствами там делаться полигон.

Сегодня есть полигон в Патрокле напротив университета, в бухте Патрокл, где мы проводим сдаточные работы по всем своим аппаратам. Так что никаких ограничений и каких-либо проблем с испытанием малой техники, которая создаётся здесь, их не существует.

В.ПУТИН: Вы помогите им, пожалуйста.

В.СЕРГИЕНКО: Тем более что руководителями этих работ является член-корреспондент Сербатюк Александр Фёдорович, сотрудники Института проблем морских технологий, заведующий кафедрой университета.

В.ПУТИН: Помогите им использовать эти возможности, потому что, как часто бывает, люди со свежим взглядом, со своими идеями могут быть очень полезными, тем более что Вы сами упомянули о том, что эта тематика заложена даже в гособоронзаказ. Это имеет очень хорошую перспективу и очень нам нужно. Работа по этому направлению очень нужна. Помогите им с этим.

В.СЕРГИЕНКО: Сегодня это направление, мне кажется, должно получить развитие в направлении Арктики: применение робототехники для проведений исследований на шельфе подо льдами – вот это задача, которая достойна.

В.ПУТИН: Да, это тоже одно из направлений, то, что называется как раз народно-хозяйственным использованием. Там и финансирование, кстати говоря, может быть достаточно ритмичным и такого объёма, которое для гособоронзаказа даже и не снилось, потому что исследований много, и мы сейчас только приступаем к работе на шельфе, по сути.

Вряд ли нужно что-то подо льдами исследовать, потому что там добыча пока невозможна, а на более или менее открытых участках это, конечно, будет иметь значение. Но не только в Арктике, и здесь, на Дальнем Востоке то же самое, потому что наши компании: и «Газпром», и «Роснефть» – они сейчас переходят и самостоятельно, и вместе с инопартнёрами к такой масштабной работе на шельфе. И, безусловно, это то, что я имел в виду, когда говорил о народно-хозяйственном направлении этих исследований.

Пожалуйста, прошу Вас.

В.ЛАРИОНОВА: Добрый день! Меня зовут Ларионова Вероника, я студентка четвёртого курса Юридической школы, являюсь руководителем совета студенческих объединений.

В прошлом году наш вуз и студенческие объединения выиграли конкурс, объявленный Минобром, о поддержке студенческих объединений. Полтора года мы уже работаем, у нас развилось очень много студенческих направлений: студенческие отряды, созданы два центра в вузе – по социальному проектированию, по проведению тренингов, научное направление, волонтёры ездили в Казань и на саммите АТЭС работали.

Сейчас, в сентябре, будем дальше планировать мероприятия, и хотелось бы узнать у руководства страны, вуза, края, какие направления приоритетны у вас, чтобы мы не врозь дальше шли, а вместе работали, – направления по внеучебной деятельности студенческих объединений?

В.ПУТИН: Направления студенческой активности?

В.ЛАРИОНОВА: Да.

В.ПУТИН: Самая главная студенческая активность – это получение должного, современного уровня образования, знаний, которые должны быть востребованы в вашей будущей работе. Но уже сегодня здесь коллеги ваши об этом говорят: очень важно правильным образом организовать и другой процесс – процесс совместной работы с производством и с другими учебными заведениями.

И то, и другое чрезвычайно важно не только для того, чтобы вуз был конкурентоспособным и выдавал нужный продукт – высокого качества образование в нашей стране и для зарубежных специалистов, но и контактировал с предприятиями с тем, чтобы уровень подготовки кадров был достойным. В этой связи очень просто вопрос, Вы же юрист…

В.ЛАРИОНОВА: Учусь ещё.

В.ПУТИН: Будущий юрист, четвёртый курс – это уже почти состоявшийся специалист. Шутки шутками, а Саша, по-моему, говорил о сложностях, которые возникают в строительстве отношений между тем подразделением университета, которое здесь создано, и промышленными предприятиями, потребителями их услуг. Это чисто юридическая проблема, административно-бюрократическая. Вот вы начните с того, чтобы организовать работу подобного рода. Ведь это связано с чем: с заключением контрактов, договоров, с организацией работы административного аппарата.

Я уверен, – я не знаю, знал ли Сергей Владимирович, он большой начальник, у него много проблем, вот Wi-Fi не работает, только что включился, китайская кухня пока ещё не организована, у него масса проблем, крыша течёт, а здесь ещё нужно организовывать производственную деятельность малых предприятий университета, – если вы включитесь в такую работу, в текущую практическую работу, она будет и востребована, и полезна, и все вы почувствуете реальную практическую от неё отдачу.

Но кроме этого, разумеется, существуют вещи, о которых мы часто говорим на общегосударственном уровне: это волонтёрское движение, студенческие строительные отряды и так далее.

То есть на самом деле нужно исходить не из каких-то эфемерных и вселенских проблем, а из текущих, важных для жизни и деятельности вашего университета, вашего региона, края. И исходить, конечно, нужно, прежде всего, из решения принципиальных, самых важных задач, перед которыми стоит учебное заведение, и помогать людям, которые здесь живут и работают. Вот если вы сами прикинете, подумаете, а что является самым важным и самым главным для обеспечения жизнедеятельности и нормальной работы и жизни студентов, аспирантов, учёных, то вы найдёте быстро, где могли бы применить свои знания и ваш талант.

В.ЛАРИОНОВА: Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо Вам. Успехов!

Пожалуйста, прошу.

Н.СТЕЦКО: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! Меня зовут Николай Стецко, я председатель объединённого студенческого научного общества ДВФУ.

В последнее время происходит активная консолидация государственной, студенческой, общественной и спортивной жизни. И в этом плане несколько обидно за студенческую научную жизнь, потому что сегодня, к сожалению, наверное, нельзя назвать её скооперированной.

Занимаясь формированием научной среды в университете, осознаёшь, что самая главная проблема, о чём не раз говорили здесь наши коллеги, это зачастую отсутствие информации о деятельности других структур и организаций, что (применительно к своей организации могу сказать) существенно тормозит её деятельность.

Задача у неё, пожалуй, немаловажная – это поиск и привлечение к научной деятельности, научной активности перспективных студентов. Поэтому хотелось бы сделать предложение по организации всероссийской ассоциации студенческих научных обществ.

По нашему мнению, эта ассоциация смогла бы повысить научную мобильность студентов, смогла бы улучшить обмен информацией, обмен опытом между студенческими научными обществами сначала в федеральных, а затем в перспективе и всех университетов страны, а также помогать организовывать научные мероприятия международного, всероссийского масштаба. По нашему мнению, подобная ассоциация могла бы курироваться Министром образования и науки или, скажем, находиться под Вашим патронажем, Владимир Владимирович.

Скажите, пожалуйста, что Вы думаете по этому вопросу. Спасибо.

В.ПУТИН: Я думаю, что Вы – большой молодец. Вы правы, действительно, мы не сделали ещё того, что должны были бы сделать в области организации спортивной жизни, волонтёрской и так далее. Там много вещей, которые действительно являются важными и всё-таки организованы ещё не на должном уровне.

Мы знаем о состоянии здоровья нации, молодых людей, знаем, в этой связи с какими проблемами сталкивается или ещё столкнётся наша страна. Но на основном генеральном направлении деятельности вузов, конечно, вот то, что Вы сейчас предлагаете, это является чрезвычайно важным и востребованным. Поэтому это как раз то, в чём мы вас самым активным образом поддерживаем.

Вот поскольку Вы придумали это, сгенерировали, как говорят, идею, вот Вы и организовывайте. Правда, правда, это не ирония, никакая не шутка, и я не пытаюсь сейчас отмахнуться от того, что Вы сказали – наоборот, хочу Вам сказать, что считаю Ваше предложение чрезвычайно важным, востребованным.

И пока Вы ещё говорили, не закончили фразу, я уже Андрею Александровичу сказал: «Вы займитесь этим совместно, прямо после мероприятия подойдите, оставьте свои данные, и давайте вместе с Администрацией Президента напрямую займитесь этим». Уверен, что и Министерство образования Вас подержит. Спасибо.

Прошу Вас.

Ю.СУББОТИНА: Добрый день! Меня зовут Юлия, я студентка пятого курса ДВФУ и являюсь председателем объединённого студенческого совета.

В.ПУТИН: Как кто ни выступает, всё какой-то председатель, какой-то начальник – есть простые люди здесь? Я шучу, конечно. Пожалуйста.

Ю.СУББОТИНА: Перед нами, как студенческим самоуправлением, стояла непростая задача объединить студентов четырёх университетов, которые вошли в состав ДВФУ, и разработать единую студенческую среду, объединяя студентов с разными системами взаимодействия с администрацией, традициями и историей.

В этом аспекте сейчас очень важно, что у нас появился кампус, на котором действительно появилось очень много возможностей для того, чтобы создать такой единый студенческий дух. Сейчас уже создаются творческие и спортивные клубы, система самоуправления в общежитиях кампуса, активно включаются в работу общественные организации.

Кроме того, благодаря взаимодействию с администрацией университета мы включены в комиссию по рассмотрению каких-то вопросов, связанных с жизнедеятельностью студентов, учёный совет и ректорат. Мы понимаем, что при дальнейшем развитии нам необходимо всё более тесно взаимодействовать с администрацией университета и налаживать партнёрские отношения.

Поэтому хотелось бы узнать, как Вы считаете, какое участие студенты должны принимать непосредственно в управлении университетом? Есть ли какие-то вопросы, которые администрация вуза должна принимать непосредственно с учётом мнения студенческого самоуправления и в принципе студенческого братства?

Спасибо большое.

В.ПУТИН: Вопросы есть, и сейчас за то небольшое время, пока мы ведём эту общую беседу, уже ясно, что их много – начиная от кухни, Wi-Fi и заканчивая вашими возможностями. Они у вас есть, чтобы специалисты одного профиля помогли в организации работы специалистам другого профиля.

Вот девушка напротив, юрист, она вполне могла бы оказать содействие тем людям, которые в юриспруденции ничего не понимают, но зато знают, как гайки точатся, или как подводные аппараты делаются, или знают, что такое биология моря.

Вы понимаете, для этого и нужна студенческая самоорганизация, для того, чтобы всё это собрать, оценить возможности и помочь людям, даже в рамках такой небольшой территории, найти друг друга и совместно интересно друг для друга работать. Это первое.

Второе. Есть текущая жизнь, о которой мы уже говорили: уже дважды или трижды звучали и кухни, и Wi-Fi, и это тоже. Наконец, самое главное и самое чувствительное – это стипендии, это распределение мест в общежитиях (либо, как у вас говорят, в гостиницах), это определение стоимости проживания и так далее. Это всё, безусловно, мы ещё вчера вечером с ректором обговорили, он не просто готов – он даже ждёт от вас вот этой активности, предложений.

И без вашего участия эффективно эти вопросы решены быть не могут. Нужно чтобы эти вопросы вместе с вами решались, и чтобы все, кто здесь учится и работает, понимали, что их мнение учитывается. Это и есть внутриуниверситетская демократия, которая должна помогать эффективно функционировать высшему учебному заведению и делать его более конкурентоспособным.

Пожалуйста, прошу Вас.

А.ШАБАЕВ: Здравствуйте! Меня зовут Алексей. Аспирант, сотрудник ДВФУ.

У меня следующее предложение и видение, может быть, проблемы. В ДВФУ и академии наук, в частности в ДВ РАН, имеются совместные исследовательские проекты, куда привлекаются студенты. Это очень хорошо, это замечательно; на мой взгляд, это один из важнейших механизмов привлечения молодых кадров в науку. Но, на мой взгляд, по некоторым областям это проходит недостаточно хорошо, особенно это касается тех областей, которые мы называем неприоритетными областями.

Дело в том, что сейчас они находятся и так в нелёгком положении, потому что на них нет особого спроса. И поэтому, назвав их неприоритетными, государство их как бы лишило ещё дополнительной поддержки. И если так будет в дальнейшем развиваться, то лет через 10-20-30 мы можем получить глубокий кризис в этих областях.

На мой взгляд, необходимо поддерживать, даже стимулировать, эффективно стимулировать совместные исследовательские проекты академии наук и студенчества именно по неприоритетным областям для того, чтобы сохранить на должном уровне состояние этих отраслей, областей.

В.ПУТИН: Алексей, Вы сказали: государство назвало эти отрасли неприоритетными. Это какое государство, государство – это что такое? И кто это назвал? И какие отрасли назвал неприоритетными?

А.ШАБАЕВ: Сейчас мы к приоритетным областям относим медицину, биохимию, биотехнологии, IT-технологии и так далее. А, допустим, многие общественные – мы от них немножко отвернулись.

В.ПУТИН: Я так не считаю. Во-первых, никто не называл, если мы говорим о том, что, скажем, биомедицина является приоритетным направлением, никто же не говорит, что общественные науки, история, журналистика, я не знаю, музыка являются неприоритетными. Кто сказал, что это неприоритетные? Я так говорил когда-нибудь? Нет, не говорил. Министр так говорил? Не говорил. Мой помощник, бывший министр Фурсенко говорил? Не говорил. Ректор говорил или не говорил?

С.ИВАНЕЦ: Не было такого.

В.ПУТИН: Нет, не говорил. Кто говорил – адреса, явки? Кто говорил? Зачем Вы напраслину на нас возводите, мы так не говорили.

Более того, я так и не считаю. Не могут быть неприоритетными знания о своём собственном народе, о своей культуре, о своём прошлом. Потому что хорошо известно, что люди, которые не уважают свою историю, у них нет будущего. Это известная, уже избитая фраза.

Я, наоборот, уверен, что гуманитарные знания являются основой всех других знаний, и то, что им нужно уделять должное внимание, я с Вами абсолютно согласен. Если Вы чувствуете, что здесь, в этом направлении чего-то не хватает, то давайте, во-первых, вместе с руководством университета подумайте над этим.

Скажите конкретно, что Вас беспокоит – конкретно, и мы тоже, я Вам обещаю, внесём определённые коррективы. Здесь и Министр образования, повторяю, сотрудники Администрации, руководители Правительства находятся, пожалуйста. Алёша, что Вас конкретно беспокоит: само неупоминание общественных наук в качестве приоритетных или есть какие-то конкретные практические вещи, которые Вас тревожат?

А.ШАБАЕВ: Выступая, точнее являясь руководителем грантового проекта, вот Русское географическое общество, исследую памятники природы Приморского края, которые активно посещаются туристами, и вижу как эти объекты, памятники природного достояния, умирают, потому что одной из причин этого является отсутствие того, что на них обращают внимание.

Если бы именно стимулировать исследования в области экологии этих памятников, истории, потому что вокруг некоторых памятников с точки зрения истории ходят невероятные легенды, и люди этому верят. Необходима, может быть, популяризация таких исследований в области истории, в области экологии, в области географии.

В.ПУТИН: Алексей, Вы с каким-то унынием в голосе всё про это рассказываете.

А.ШАБАЕВ: Волнуюсь.

В.ПУТИН: Меня это очень огорчает. Вы сейчас сами упомянули о Русском географическом обществе. Смотрите, Вы говорите, что у нас мало уделяется этому внимания. Мы воссоздали заново Русское географическое общество, Русское историческое общество, Военно-историческое общество. Мы стараемся раскачать общественные организации, общественность в целом, настроить людей на лучшее знание своей истории, географии, своей земли, своей культуры. А Вы говорите, что этому мало уделяется внимания. Если Вы считаете, что недостаточно, Вы тогда поактивнее предлагайте какие-то свои проекты, своё видение того, что и как должно быть сделано.

То, что Вас это беспокоит, на самом деле меня радует, это я честно скажу. Но, я полагаю, нельзя здесь допускать только инертности. Вот Вы сейчас сказали о том, что какие-то памятники природы – им не уделяется внимания. Вы знаете, что у нас есть программа развития внутреннего туризма.

А.ШАБАЕВ: Да.

В.ПУТИН: Тогда нужно те средства, которые предусмотрены в программе развития внутреннего туризма, а мы в разы планируем поднять этот внутренний туризм, я считаю, что это чрезвычайно важно и интересно будет для людей, но тогда нужно её как-то настроить. Допустим, у вас есть идеи, как эти средства эффективно использовать. Вот это будет реальный практический вклад. Вы подумайте на тему о том, как и что можно сделать для того, чтобы повысить интерес в стране к тому же самому Приморскому краю, – вот кто знает о тех прелестях, которые здесь есть.

Вы знаете, мне когда-то пришла в голову идея построить здесь океанариум. Я приехал в Дальневосточное отделение академии наук, посмотрел, какие замечательные люди там работают и в каких условиях. Вспомнил, что есть, скажем, в Монако замечательный музей моря, и подумал: у нас единственное место в стране, где есть выход к достаточно тёплому океану, другого такого нет, – нам нужно сделать здесь примерно то, что есть в Монако, только получше.

Нужно будет совместить и научную часть, и то, что может посмотреть широкая публика. Сделать такой доминантой этого места, этого края, привлекательной не только для Дальневосточного и Сибирского регионов, но и для всей страны. Мне кажется, это хотя бы отчасти получается.

Я думаю, если Вы предложите какие-то программы, связанные с популяризацией Приморского края, с популяризацией его истории, а эта история выдающаяся, с развитием интереса страны в целом, Вы знаете, это будет иметь чрезвычайное значение для развития естественных наук, для экономического развития этого региона страны. Надо формулировать эти предложения. Вы выходили с какими-то предложениями, которые были отклонены? Нет. Сделайте это, но добейтесь того, чтобы они не отклонялись.

Вот губернатор сидит, я знаю Владимира Владимировича достаточно давно, ещё со времени его работы в Москве. Кстати говоря, у него корни как раз отсюда, из Приморского края. Знаю, какой у него большой интерес к тому, чтобы развивать те направления, о которых Вы сказали. Сформулируйте это и попробуйте реализовать. Мы постараемся Вам помочь.

А.ШАБАЕВ: Хорошо.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Д.ВИГОВСКИЙ: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Видите, ещё один Владимир Владимирович.

Д.ВИГОВСКИЙ: Нет, это я к Вам обратился.

В.ПУТИН: А я думал, ещё Владимир Владимирович. Хорошо, надо «пятёрку» поставить ему за что-нибудь.

Д.ВИГОВСКИЙ: Меня зовут Даниил, я студент Дальневосточного федерального университета, 4-й курс, Инженерная школа, специальность «экспертиза и управление недвижимостью».

У нас, молодых студентов, студентов старших курсов, зачастую возникает проблема устроиться на работу. Работодатели не хотят брать людей без опыта работы. И у нас в кампусе планируется более 100 рабочих мест для студентов. Как Вы относитесь к тому, что студенты подрабатывают во время учёбы? И есть ли необходимость специальной программы, которая бы помогала студентам трудоустроиться по специальности во время учёбы, хотя бы даже за небольшую плату?

В.ПУТИН: Что касается работы во время учёбы. Мы ведь, я уже об этом говорил, приняли в своё время закон, позволяющий создавать инновационные предприятия в вузах, – по двум соображениям, исходя из двух как минимум резонов. Это, первое, чтобы была связь учебного процесса с рынком труда, это позволило бы людям лучше сориентироваться в том, чего от них ожидает этот рынок труда, а будущим работодателям это должно помочь выбрать наиболее достойных для будущей работы. Это первое.

Второе – это уже своеобразная практика на будущее.

В-третьих, это, естественно, какая-то материальная поддержка. У нас нет ограничений, связанных с количеством часов, когда студент может работать. В некоторых странах такие ограничения введены: по-моему, в США, Германии, некоторых других странах Европы (в США, по-моему, 20 часов в неделю студент может работать; во Франции – 19 с половиной; примерно всё вокруг этой цифры крутится). У нас таких ограничений нет. Я не думаю, что их нужно вводить, это можно регулировать на уровне самого вуза.

Что мне представляется в Вашем случае можно было бы сделать. Здесь и региональные органы власти вас могут вполне привлекать к этому, и могут привлекать крупные предприятия, которые сейчас уже работают и разворачивают свою деятельность. Повторяю, это энергетические, машиностроительные и специального профиля, связанные с морем, и так далее. У них у всех есть недвижимость, и ею нужно управлять, и это непростой процесс, а в современном мире это всё становится сложнее и сложнее.

Поэтому, если кто-то думает, что это неинтересно или это не востребовано, это не так. Но я знаю, я просто уверяю Вас в том, что крупные предприятия ищут таких специалистов, как вы, этим предприятиям надо помочь вас найти, вот в чём всё дело, а вам нужно помочь, чтобы там работать.

Вот это дело, конечно, и вуза, и ваше собственное – организовать такого рода деятельность, которая бы напрямую вас вывела на будущих работодателей. Вы подумайте над этим, мы готовы в этом вам посодействовать. И уверен, что и администрация области тоже это готова будет сделать.

Прошу.

А.ДАВТЯН: Добрый день, уважаемые друзья! Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Арест, фамилия моя Давтян, я студент 5-го курса факультета юриспруденции. Был волонтёром на саммите АТЭС, был волонтёром на Универсиаде в Казани и буду волонтёром в Сочи, член Конгресса народов Приморья.

Вопрос у меня вот о чём, точнее некоторое предложение, можно сказать. Владимир Владимирович, Вы знаете, что у нас в университете учится много иностранных студентов, и будет ещё больше обучаться иностранных студентов. И, конечно, это будет затрагивать сферу межнациональных отношений.

И здесь нужно учитывать то, что наш регион, Приморский край, – один из многонациональных в Российской Федерации: порядка 158 национальностей, народов живут на территории Приморского края. Конечно, консолидация многих культур и консолидация некоторых конфессий, синергия этого кластера – это большая и кропотливая работа, Вы знаете об этом.

И в связи с этим у меня вопрос: как Вы считаете, каким образом можно содействовать адаптации иностранных студентов? И считается ли возможным, допустим, какое-нибудь введение каких-либо специальных дисциплин по обучению культур или религиоведения и так далее? Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, это, прежде всего, дело высшего учебного заведения, и, кстати говоря, вот здесь девушка задала вопрос, и студенческой самоорганизации. Безусловно, это чрезвычайно важное направление, которое заключается в том, чтобы и граждане Российской Федерации, представляющие разные регионы страны, и тем более иностранцы чувствовали себя здесь комфортно.

Я уже об этом неоднократно говорил публично, хочу ещё раз повторить. Культурное многообразие является безусловным, абсолютным нашим конкурентным преимуществом, потому что представители разных народов, разных этносов генерируют всё лучшее, что они получили в процессе воспитания, в семье. Это всё лучшее должно быть собрано, как сливки, и должно использоваться на благо страны. Но именно от вас зависит, какую атмосферу вы здесь создадите.

Российская Федерация тем и хороша, что она на протяжении столетий, за тысячу с лишним лет складывалась как многонациональное и многоконфессиональное государство. В крови русского народа, других народов Российской Федерации сосуществование и выжимка самого лучшего опыта из народов, которые составляют многонациональный российский народ.

Очень важно, особенно в современном мире, создать благоприятные условия развития для представителей всех народов и всех этносов. В Приморском крае это, может быть, даже легче сделать, чем в каком-либо другом месте, потому что подавляющее большинство людей приехало сюда из разных регионов бывшего Советского Союза, здесь адаптировались и представляют собой такую естественную общность. Главное, этой естественности не потерять, не утратить и ни в коем случае не привнести сюда каких-то элементов, которые бы разделяли людей по этническому, национальному и религиозному принципам.

А.ДАВТЯН: Можно добавить?

В.ПУТИН: Пожалуйста.

А.ДАВТЯН: В этом плане мы очень хорошо в Приморском крае работаем. Есть такая Ассамблея народов Приморья, в которой состоят представители почти всех национальностей. В этом году на территории Приморского края состоится Первый конгресс народов Приморья. Я думаю, что после этого конгресса будет принято решение о создании такого проекта, как Дом дружбы для национальностей.

В.ПУТИН: Правильно, об этом всегда нужно думать, об этом всегда нужно заботиться, но никогда не нужно это выпячивать, – знаете, никогда не нужно выпячивать проблемы. Чем меньше мы говорим о проблемах, тем, может быть, и лучше, но, безусловно, об этом нужно думать, нужно это иметь в виду, учитывать.

Повторяю, самое главное – это внутренний настрой людей на понимание того, что качества человека, его моральные, деловые, личные качества, определяются не национальностью – они определяются интеллектуальными личными способностями, и умением добиваться результата, и умением выстраивать отношения с окружающими, с обществом в целом.

Прошу Вас.

А.КАЗАКОВА: Здравствуйте, Владимир Владимирович и участники встречи! Казакова Алёна, студентка филиала ДВФУ, четвёртый курс, менеджмент организации, город Арсеньев.

Вот коллега Даниил уже затрагивал вопрос о трудоустройстве студентов во время учёбы, я хотела немножко по-другому этот вопрос повернуть. Действительно, многие выпускники после окончания вуза испытывают с трудоустройством по специальности трудности.

Сегодня говорили о том, что главная задача вуза – это подготовка кадров для заказчика, это сотрудничество вуза и предприятий для повышения качества образования. И сейчас активно обсуждается вопрос о системе распределения выпускников после вуза по профилю полученного образования. Несомненно, она имеет свои плюсы. И вот именно вопрос: как Вы относитесь к возможности возврата к такой системе и какая работа планируется по данному направлению?

В.ПУТИН: Вернуться к прежней распределительной системе весьма сложно, потому что навязать частным предприятиям, акционерным обществам специалистов, которые им не нужны, весьма сложно или практически невозможно. Это первая часть.

А вторая заключается в том, что и заставить человека заниматься тем видом деятельности или в тех регионах страны, либо на тех предприятиях, где он не хочет, тоже практически невозможно, иначе нам нужно вводить в определённом смысле такое квазикрепостное право.

Вместе с тем чего можно было бы сделать и что уже неоднократно предлагалось (отчасти мы начинаем это осуществлять): если есть работодатель, который заключает соответствующий договор, контракт со студентом, начинает его поддерживать, оплачивать его учёбу, то в рамках контракта добровольно студент заранее может взять на себя какие-то обязательства, связанные с будущим местом работы и с соответствующим профилем, с условиями.

Эти условия заранее обговариваются. Такие отношения носят уже гражданско-правовой характер. Меня коллеги-юристы поддержат, они понимают, что это такое. Но это добровольное дело. Вот это можно сделать. Так же как можно заключить договор в социальной сфере, в области образования, медицины, управления недвижимостью и так далее с государственными органами, с муниципальными образованиями, с региональными органами власти, когда эти уровни власти – муниципальной, региональной и федеральной – заинтересованы в том, чтобы закрепить будущие трудовые кадры за определёнными регионами страны, соответственно края, области, муниципалитета.

Они тогда тоже могут в таком же режиме заключать соответствующие договоры, контракты, подписывать их с обеих сторон и добиться того, чтобы человек взял на себя обязательство выехать в такой-то регион, допустим в сельскую местность, работать там врачом какое-то время или преподавателем, но это должно быть сделано на добровольной основе, исключительно в рамках гражданско-правовых отношений. Это можно сделать, и это отчасти уже делается.

Прошу Вас.

Т.КОНДРАШИН: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Кондрашин Тимур, я студент 2-го курса Школы естественных наук по направлению «Информатика и вычислительная техника».

Здесь уже разговаривали о студенческом самоуправлении и студенческой самоорганизации. И Дальневосточный федеральный университет заинтересован в этом, так как в данный момент весь университет готовится к такому большому событию, как выборы президента кампуса.

Эти выборы организовывает департамент молодёжной политики. Собственно, президент будет представлять студентов в администрации вуза и помогать руководству вуза решать вопросы студенчества более оперативно и быстрее, он станет первым посредником между студентами и администрацией и поможет решать их вопросы.

У меня как у кандидата на этот пост есть несколько вопросов к Вам, вернее больше спросить у Вас совета, на какие направления в первую очередь стоит обратить внимание будущему президенту кампуса?

В.ПУТИН: Вот видите, руководитель вуза называется «ректор», а Вы будете – может быть, Вы; может быть, кто-то из Ваших коллег – президентом, то есть Вы будете моим коллегой в известном смысле. Это неплохо. Почему? Потому что роль студенческого самоуправления, я уже об этом говорил, не хотелось бы повторяться, на мой взгляд, является чрезвычайно важной, востребованной, нужной.

Главное – выстроить очень хорошо, понять, для чего это делается, понять свои возможности, наладить отношения с людьми, чтобы они чувствовали, что Вы выполняете какую-то важную для них роль с точки зрения организации их жизни, организации их учёбы, помощи в решении этих проблем, с которыми они сталкиваются, например, в организации малых инновационных предприятий, как здесь уже звучало, решении бытовых вопросов, и, что очень важно, нужно наладить деловые, конструктивные отношения с администрацией вуза.

Очень важно не допускать никаких конфликтов ни в быту, ни в производственной деятельности. Поэтому человек, который будет избран, конечно, должен быть лишён возможности всякой агрессивности, а, наоборот, наделён другими талантами – талантами поиска компромиссов.

Т.КОНДРАШИН: Спасибо большое.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

М.АЯКО: Здравствуйте! Я преподаватель японского языка в ДВФУ, где много лет работаю – с 1999 года. Мне нравится преподавать японский в Восточном институте, потому что именно здесь началось изучение японского языка на Дальнем Востоке, в России.

Преподавая здесь, я очень чувствую эту историю и традиции. Я вижу, что преподаватели Восточного института действительно имеют очень много глубоких знаний и интерес к японскому языку. Я многому у них учусь и этому очень рада.

И культурный обмен – это очень важно для развития отношений между странами. И, кстати, важным моментом в устройстве комфортной жизни в кампусе является открытие медицинского центра ДВФУ. Хотелось бы в числе сотрудников медицинского центра ДВФУ видеть и японских специалистов. Япония традиционно сильна в таких отраслях медицины, как радиационная медицина и хирургия. Вопрос: планируется ли в ближайшее время приглашение японских врачей?

В.ПУТИН: Вы знаете, я, к сожалению, не могу в полном объёме ответить на Ваш вопрос, потому что не знаю, это всё зависит от руководства университета – планируют они приглашать японских специалистов для работы в медицинском центре или нет.

Я думаю, что такие вопросы должны решаться на конкурсной основе, и у нас здесь, в Дальневосточном федеральном университете, работает уже достаточно много специалистов, Вы – один из таких специалистов из иностранных стран. По-моему, 70 человек сейчас из различных стран мира: из Китая, Японии, Соединённых Штатов Америки, из европейских стран.

Медицинский центр, уверен, не исключение, и мы знаем, как развита медицина в Японии: есть и традиционная медицина, и современные направления. Поэтому я уверен, что, если такие специалисты пройдут конкурсный отбор и захотят работать здесь, в Дальневосточном университете, в его медицинском центре, мы будет это только приветствовать.

А уже Вам могу сказать спасибо за то, что Вы проявили интерес к работе здесь, приехали и живёте здесь, помогаете нашим студентам осваивать японский язык, который, безусловно, будет востребован вообще во взаимодействии между Россией и Японией, между российскими и японскими предприятиями, и особенно здесь, на Дальнем Востоке, где всё больше и больше развивается совместная кооперация, причём в различных областях деятельности начиная с машиностроения. Мы знаем, компания «Соллерс» разворачивает здесь своё производство, практически развернуло уже своё производство, и вчера руководитель этой компании объявил о дальнейших планах инвестирования. Делается это, кстати говоря, совместно с японскими партнёрами. Мы рассчитываем, что и в других сферах деятельности: и в освоении углеводородного сырья, в создании совместных предприятий по его переработке, по другим направлениям – сотрудничество будет развиваться. А это значит, что будут востребованы кадры со знанием японского языка.

Так что Вам большое спасибо за Вашу работу здесь. Хочу пожелать Вам успехов. Аригато.

М.АЯКО: Спасибо большое.

В.ПУТИН: Пожалуйста, прошу Вас.

С.ПОПИК: Уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Попик Сергей, я являюсь руководителем центра спортивной подготовки Школы искусства, культуры и спорта Дальневосточного федерального университета.

Спорт в нашем университете развивается по двум направлениям: первое, это спорт высоких достижений и, второе, это студенческий массовый спорт.

Что касается спорта высоких достижений, то на сегодняшний день, то есть этот год насыщен для нас яркими достижениями: это успешное выступление наших студентов, ребят, на Всемирной универсиаде в Казани, это второе место на чемпионате мира: Екатерина Конева, которая также является нашим студентом, а также Виталий Оботин здесь присутствует, на Сурдолимпийских играх завоевал девять медалей, семь из них – золотые и две – серебряные.

Но я хотел бы немножко остановиться на вопросе, связанном со студенческим массовым спортом. Я знаю, что Вы в последнее время достаточно много внимания уделяете этому вопросу, и недавно состоялся учредительный съезд Ассоциации студенческих спортивных клубов, где решались вопросы, касаемые создания студенческих клубов на базе университетов страны.

Наш университет достаточно большой, у нас очень много студентов, у нас хорошая спортивная инфраструктура, насыщенная многообразием спортивных сооружений. И все наши студенты, которые учатся у нас, все любят спорт на самом деле и ведут активный здоровый образ жизни, но почему-то делают они это обособленно.

Что касается мероприятий спортивно-массовых, то они, как правило, носят хаотичный и немного фрагментарный характер. Я не думаю, что это вина организаторов соревнований либо руководства вуза. Мне кажется, что на сегодняшний день, что касается массового студенческого спорта, нет чёткой, выстроенной системы, которая позволила бы каким-то образом сплотить всех ребят, которые хотят заниматься спортом, которые хотят реализовывать свои физические возможности и какую-то пользу принести нашему университету, раскрыть себя.

Я хочу ещё добавить, что, например, спорт высоких достижений, студенческий спорт курируется такими ведомствами, как Российский спортивный студенческий союз и Министерство спорта. Что касается студенческого массового спорта, то в этом моменте не совсем понятно. Мне хотелось бы спросить, каким образом в дальнейшем будет выстраиваться система по развитию массового студенческого спорта?

В.ПУТИН: Во-первых, должны быть обязательные занятия, и они должны быть должным образом организованы в соответствии с принятыми решениями на государственном уровне. Я исхожу из того, что здесь, в Дальневосточном федеральном университете, физическая культура поставлена на должный государственный уровень.

Современный человек должен быть не только интеллектуально развитым, особенно студент, но и в физическом отношении должен быть здоровым, сильным. Это молодые люди, все в репродуктивном возрасте, нужно выполнять свою функцию репродуктивного характера и быть счастливыми в семейной жизни, иметь детей.

Всё это невозможно без хорошего здоровья, так же как и невозможно решать вопросы в области обеспечения, особенно для молодых людей, для мужчин, выполнять свой долг перед Родиной с точки зрения обеспечения её обороноспособности, об этом тоже нельзя забывать.

Мир у нас является сложным и таящим в себе, к сожалению, пока достаточно много угроз. В общем, это такая сфера деятельности, в которой заинтересовано и государство, и каждый конкретный человек. Каждый хочет быть сильным и здоровым и не хочет быть бедным и больным, как известно. Поэтому нужно работать над собой, и это то, что должно быть внутри каждого человека, это так же, как зубы почистить.

Нужно каждый день заниматься физической культурой и спортом, если вы хотите быть успешным, привлекательным и самодостаточным. Конечно, это должно быть, повторяю, организовано на государственном уровне, и в этом смысле администрация вуза, университета должна исполнить эту функцию, организовать физическую подготовку студентов.

Но что касается массового спорта, Вы сами сейчас только упомянули о создании студенческих клубов и спросили, что для этого нужно сделать, для этого нужно образовывать эти студенческие клубы, организовать соревновательные процессы между другими вузами региона Восточной Сибири, всей страны, принимать активное в этом участие.

Это, кстати говоря, тоже одно из направлений деятельности, я вскользь об этом упоминал, внутренней самоорганизации студентов. Я сказал, что, допустим, будущему руководителю этой студенческой самоорганизации, президенту, важно обладать таким качеством, как умение поиска компромиссов, но важно ещё и другое – уметь понимать, что является важным, формулировать задачи, находить пути их решения и добиваться исполнения.

Вот то, что Вы сейчас сказали, – одно из важнейших направлений деятельности студенческой жизни. Я очень рассчитываю на то, что не только администрация вуза, но и студенческое самоуправление займётся этим самым серьёзным образом. Будем поддерживать, конечно. Мы для этого и создали объединение студенческих спортивных клубов – вливайтесь.

С.ПОПИК: Хорошо, спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо за то, что вопрос этот поставили. Пожалуйста.

М.ХОТИМЧЕНО: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Коллеги! Я руковожу лабораторией фармакологии в Школе биомедицины и работаю в Институте биологии моря ДВО РАН.

В начале встречи мы говорили о том, что у нас развита инженерная наука, но я хотел бы также отметить, что в силу природного многообразия нашего региона у нас очень много работ проводится в области биофармацевтических исследований. Но, к сожалению, большинство этих разработок так и не доходит до производителя, не доходит до потребителя, до народа.

Мы в ДВФУ понимаем, почему это происходит, и мы не так давно инициировали проект по созданию у нас научно-образовательного центра, суть которого – разработка лекарственных средств и доведение существующих разработок до стадии коммерциализации. И в тот момент, когда мы стали работать, планировать проект, мы увидели огромное количество сложных задач, которые нам предстоит решить.

В Центральной части России для решения этих задач были созданы так называемые фармацевтические кластеры, и они действительно помогают решать все проблемы. И мой вопрос состоит в том: как Вы считаете, целесообразно ли создать подобного рода научно-технологический кластер у нас, в нашем регионе, именно с целью коммерциализации биомедицинских, фармацевтических разработок? Спасибо.

В.ПУТИН: Конечно целесообразно. Ведь я уже говорил, когда рассказывал о зарождении идеи строительства океанариума с научной и с просветительской частью, говорил о том, что это уникальное место в нашей стране, где есть тёплый океан, другого такого места в России нет. Сам бог велел заниматься здесь подобными исследованиями. И нужно, разумеется, создавать соответствующий инструментарий, соответствующие площадки, насыщать их необходимым, как здесь уже говорилось по другим направлениям деятельности, и лабораторным оборудованием, привлекать талантливых и перспективных людей.

Одно из самых важных направлений – академик Тамм в своё время говорил так, помните, наверное, что прошлый век был веком физики, будущий, наступающий будет веком биологии. Вот это всё и происходит на наших глазах. Природа уже всё придумала, нам нужно только понять, как она это сделала, – важнейшее направление. Конечно, я надеюсь, что и губернатор нас слышит, и ректор, и члены Правительства. Я со своей стороны всячески буду поддерживать это направление.

Уважаемые коллеги! Нам, к сожалению, нужно заканчивать. Мне с вами интересно, но надо двигаться дальше по программе, чтобы не было сбоев.

Я хочу вас поблагодарить за сегодняшнюю встречу, хочу ещё раз поздравить вас с праздником, с Днём знаний и с этим студенческим праздником, и пожелать вам успехов в освоении этой замечательной площадки, которая называется Дальневосточный федеральный университет.

Всего доброго. Спасибо большое.

Россия. ДФО > Образование, наука > kremlin.ru, 1 сентября 2013 > № 886402 Владимир Путин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter