Всего новостей: 2495526, выбрано 928 за 0.167 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ДФО > Рыба > agronews.ru, 29 июня 2016 > № 1806745

Реконструкция требуется 75% причалов рыбных терминалов в морских портах на Дальнем Востоке, сообщает Минвостокразвития со ссылкой на директора департамента обеспечения реализации инвестиционных проектов Александра Крутикова.

По его словам, «75% причалов рыбных терминалов морских портов, по данным контрольного управления президента Российской Федерации и профильной рабочей группы президиума Государственного совета, имеют критическую степень износа и требуют скорейшей реконструкции». «А 40% мощностей холодильников, расположенных в портах, по данным этой же рабочей группы, не модернизированы и/или используют в качестве хладагента аммиак», — рассказал представитель министерства.

Он отметил, что развитие рыбохозяйственного комплекса напрямую связано с состоянием причальных сооружений дальневосточных портов.

Цифры, характеризующие состояние логистической инфраструктуры рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока, озвучены на совместном заседании коллегий Минвостокразвития России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Как сообщают в министерстве, сейчас передача причальных сооружений морских портов в собственность юридических лиц законодательством не предусмотрена, за исключением ГК «Росатом». В связи с этим Минвостокразвития России инициировало поправки в федеральные законы «О территориях опережающего развития» и «О морских портах», которые позволят Корпорации развития Дальнего Востока иметь в собственности гидротехнические сооружения в морских портах. Сто процентов акций АО «Корпорация развития Дальнего Востока» принадлежит Российской Федерации.

Россия. ДФО > Рыба > agronews.ru, 29 июня 2016 > № 1806745


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > amurmedia.ru, 16 июня 2016 > № 1792545 Юлия Сиротина

Поддержка предпринимателей в Хабаровском крае имеет различные формы – от грантов до консультационных услуг. Но, как утверждают сами предприниматели, самая действенная из всех – финансовая. О том, что в этой сфере может предложить бизнесу Хабаровский фонд поддержки малого предпринимательства, в интервью ИА amurMedia рассказала заместитель генерального директора Фонда по развитию Юлия Сиротина.

С 29 марта 2016 года поправками, внесенными в федеральный закон 151-ФЗ "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" была увеличена сумма микрозайма, предоставляемая малому и среднему бизнесу.

— Раньше максимальная сумма займа, которую мы могли предоставить предпринимателю, ограничивалась 1 млн рублей. Принятия решения на законодательном уровне об увеличении суммы микрозайма мы ждали очень долго, и вот с 1 апреля мы можем предложить предпринимателям до 3 млн рублей. Кроме того, с 1 мая обновились наши финансовые программы, которые во многом упростили процедуру получения заемных средств, — говорит Юлия Сиротина.

В Хабаровском краевом Фонде поддержки малого предпринимательства действуют три программы кредитования.

— Одна из программ рассчитана только на начинающих предпринимателей, зарегистрировавших свой бизнес менее года назад. Максимальная сумма микрозайма – 700 тысяч рублей сроком до 3 лет. Процентная ставка зависит от срока кредитования. Если он составляет до 24 месяцев, то применяется минимальная ставка – 8,25% годовых. При кредитовании на срок до 3 лет ставка составит 10 % годовых. Мы посчитали, и вышло, что при таких ставках предприниматель переплачивает около 5% в год. Причем платежи предусмотрены не аннуитетные, а дифференцированные, то есть каждый месяц сумма платежа уменьшается. Требования по обеспечению стали мягче – если раньше требовалось стопроцентное залоговое обеспечение кредита, то сегодня достаточно 80%. Еще одним обязательным условием для получения микрозайма является поручительство физического лица, чья деятельность не связана с деятельностью предпринимателя. Сумма займа может быть направлена на приобретение основных средств и пополнение оборотных фондов. Использовать его на погашение долгов перед бюджетом, выплату заработной платы или погашение других кредитных обязательств нельзя. Кроме того, не позднее, чем через 90 дней с момента получения микрозайма предприниматель должен отчитаться перед Фондом о том, куда были направлены средства.

График платежей может быть составлен индивидуально, с учетом вида деятельности. В сезонном бизнесе это актуально, к примеру, в сельском хозяйстве, основная часть прибыли приходится на осень, а зима наоборот, время "затишья". В этом случае в "тихий" период предприниматель может выплачивать только проценты, оставив погашение основного долга на более прибыльные времена.

Две программы Фонда рассчитаны на более серьезных предпринимателей, которые работают уже больше одного года.

— Две программы, "Стандарт" и "Развитие" рассчитаны на предпринимателей со стажем. "Стандарт" предусматривает микрозайм на пополнение оборотных средств, "Развитие" — на инвестиционные цели, такие как, например, приобретение оборудования, спецтехники или недвижимости для осуществления предпринимательской деятельности. Расскажу подробнее про каждую из них.

Программа "Стандарт" предусматривает кредитование на сумму до 2 млн рублей на срок до 2 лет. Ставка зависит от вида деятельности заемщика и варьируется от 10% до 11,5% годовых. По обеспечению: если сумма кредита не превышает 1,5 млн рублей, то для его получения необходимо предоставить залог, покрывающий 80% займа и поручительство физического лица, либо предоставить поручительство двух физических лиц, чей подтвержденный доход не зависит от деятельности предпринимателя-заемщика, в таком случае залог не нужен. Если сумма микрозайма превышает 1,5 млн рублей, требуется предоставить 100%-е залоговое обеспечение и поручительство одного физического лица.

В программе "Развитие" максимальная сумма кредитования составляет 3 млн рублей, микрозайм предоставляется на срок до 3 лет. Ставка варьируется от 8,25% до 11% годовых. . Она зависит от срока микрозайма, а так же от того, является ли вид деятельности предпринимателя приоритетным для края. Обеспечение по кредиту – залог и поручительство. В займе до 2 млн залогом может выступать как транспорт, оборудование, так и недвижимое имущество, в займе свыше 2 млн – только недвижимость.

В качестве обязательного обеспечения в рамках любой программы финансирования для всех заемщиков-юридических лиц необходимо представить поручительство всех учредителей, а для заемщика-индивидуального предпринимателя – поручительство супруга. В рамках любой программы финансирования можно получить микрозайм в сумме до 300 тыс. рублей без залога, предоставив поручительство физического лица, доход которого не зависит от деятельности заемщика.

С начала года Фондом был выдан 91 займ на общую сумму свыше 90 млн рублей. И если раньше предприниматели за счет средств Фонда в основном пополняли оборотные средства, то сейчас с увеличением суммы кредитования, стали больше обращаться за микрозаймами на покупку оборудования или других основных средств. Как рассказала Юлия Сиротина, с момента подачи предпринимателем пакета документов в Фонд до момента получения займа проходит около месяца.

— Документы проверяют юристы, рассматривается кредитная история предпринимателя, наш специалист осматривает бизнес и оценивает залог. Если в качестве залога выступает недвижимость, то срок с момента одобрения заявки до выдачи микрозайма увеличивается, так как договор залога недвижимого имущества подлежит обязательной государственной регистрации. Причиной для отказа в кредитовании может послужить отрицательная кредитная история предпринимателя либо финансовая неустойчивость бизнеса – все эти показатели оценивают наши эксперты прежде, чем дать заключение о предоставлении микрозайма, — подытожила Юлия Сиротина.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > amurmedia.ru, 16 июня 2016 > № 1792545 Юлия Сиротина


Россия. ДФО. ЦФО > Рыба > fishnews.ru, 15 июня 2016 > № 1864248 Ирина Михнова

Дальневосточный краб покоряет столицу.

Ирина МИХНОВА, Генеральный директор компании «Русская рыбная фактория».

Крабовый промысел на Дальнем Востоке уже многие годы ассоциируется, в первую очередь, с экспортным направлением. Благодаря востребованности камчатского и других видов крабов на рынках стран АТР рыбопромышленники не испытывали затруднений со сбытом продукции. Не способствовал продвижению на внутренний рынок и крайне ограниченный спрос на дорогой деликатес у населения. Однако с недавних пор на столичных прилавках стали появляться яркие упаковки с охлажденным и замороженным мясом краба прямиком из Охотского и Берингова морей. Чуть позже компания-производитель «Русская рыбная фактория» выпустила серию соленой и копченой продукции из всех видов тихоокеанских лососей – от нерки до чавычи. А нынешней весной москвичам предложили вспомнить вкус знаменитой олюторской сельди. Откуда возникло желание накормить россиян дальневосточными морепродуктами и насколько сложно вписать рыбу в современные форматы городской торговли, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказала генеральный директор компании Ирина Михнова.

– Ирина Викторовна, принято считать, что наших рыбаков не особо интересует судьба улова после того, как его выгрузили в порту. В какой момент у вас появилась идея развивать переработку и производить продукцию именно для конечного потребителя?

– Естественно, мы отталкивались от добычи, поскольку компания «Русская рыбная фактория» создана крупным российским холдингом «Антей». У предприятия есть свой флот, оно добывает крабов и рыбу, входит в Ассоциацию добытчиков краба Дальнего Востока. Понятно, что для любого рыбака самое главное – быстро сбыть продукцию и получить средства для того, чтобы финансировать новые рейсы, выплачивать заработную плату экипажам, осуществлять ремонт и снабжение судов и т.д.

Но, может быть, в силу того, что я женщина, видение процесса у меня несколько иное. Поэтому когда после введения эмбарго возникла ситуация, при которой стало возможным, чтобы российская рыба попадала на прилавки наших магазинов не таким тяжелым путем, как раньше, мы решили воспользоваться шансом.

– Вы начинали именно с краба. Очень необычно, ведь дальневосточный краб до сих пор воспринимается как чисто экспортная история. Почему вы решили поставлять его на внутренний рынок? Что это для вас – подстраховка, диверсификация, поиск новых ниш?

– Одной из причин стало желание, чтобы не только другие страны имели возможность наслаждаться этим замечательным продуктом, но и в России люди могли его попробовать и в принципе узнать, что такое камчатский краб и чем он хорош. Даже если поставлять его приходится не по самым выгодным для компании ценам, ведь в том же Китае живой краб на порядок дороже.

Тем не менее мы готовы продолжать. Мы пока в самом начале пути, планируем и дальше развивать и растягивать российский рынок, в том числе на перспективу, популяризировать употребление в пищу краба и других морепродуктов.

– Расскажите, каким образом выстроен ваш бизнес. Понятно, что промысловые суда работают на Дальнем Востоке, а где размещена переработка? Вы обеспечиваете загрузку производственных мощностей только за счет собственного сырья или у вас есть другие поставщики?

– Переработка частично осуществляется тоже на Дальнем Востоке. Некоторые виды продукции, в частности речь идет о крабах, выпускаются непосредственно на судах. Мясо краба очень нежное, и, если вовремя его не переработать, качество будет страдать. Поэтому варка, первичная обработка крабовых конечностей и даже расфасовка и упаковка происходят сразу на борту судна. Все эти операции усложняют процесс крабодобычи, и не скажу, что моряки от этого в восторге, но ничего не поделаешь. Если мы хотим качественный продукт, то идем на это.

Наш основной рыбоперерабатывающий комплекс расположен в Москве и имеет мощности для изготовления рыбопродукции холодного и горячего копчения, соленой, вяленой, охлажденной, пресервов, то есть того, что можно предложить конечному покупателю. Сейчас у нас новая серия продуктов – мы выпускаем замороженные полуфабрикаты для гриля, которые составляют примерно третью часть от всего объема.

«Русская рыбная фактория» – сравнительно небольшое предприятие, поскольку мы изначально решили сделать ставку не столько на количество, сколько на качество. Мы попробовали найти свою нишу, свой сегмент на рынке и на данный момент можем выпускать около 300 тонн продукции в месяц. Мощности на самом деле до конца не загружены, мы находимся в процессе оптимизации и производства, и продаж, поэтому все еще впереди.

Разумеется, сырье нам приходится докупать, поскольку холдинг добывает не все виды дальневосточных рыб – это просто невозможно. С расширением ассортимента мы начали работать и с другими компаниями. В принципе все основные производители качественной продукции на Дальнем Востоке давно известны. Поэтому если нам необходимо какое-либо сырье, мы обычно знаем даже марку того предприятия, у которого бы нам хотелось его приобрести. Например, чавычу мы закупаем у ведущих производителей этой рыбы, но качество отслеживаем сами. Для этого наши специалисты выезжают на место промысла, смотрят, как изготавливается данная продукция, чтобы мы на выходе могли поручиться за товар.

– Традиционно одним из слабых мест российского рыбного рынка считается звено доставки рыбы с Дальнего Востока в центральную часть России. Именно на этом этапе очень часто происходит потеря качества вследствие несоблюдения условий перевозки и хранения продукции. Как вы справляетесь с этой проблемой?

– Это общероссийская проблема, с которой сталкиваются все предприятия на Дальнем Востоке и не только. Решать ее очень тяжело, поскольку Россия – большая страна, и, для того чтобы добыть рыбу и довезти ее до склада в Москве, может потребоваться не один месяц. Это долгий путь и, конечно, большие риски. К сожалению, мы никак не можем на это повлиять. Разумеется, мы стараемся свести эти риски к минимуму – заказываем только автономные рефрижераторные контейнеры, которые закрываются непосредственно в порту и идут железнодорожным транспортом. От вагонов-термосов мы отказались, для того чтобы хоть как-то себя обезопасить и гарантировать качество.

– В феврале на выставке «Продэкспо» вы анонсировали масштабное расширение продуктовой линейки «Русской рыбной фактории». Что побудило вас пополнить ассортимент новыми позициями и какую рыбу вскоре увидит столичный потребитель?

– К нашей линейке прибавились очень интересные виды рыб, в том числе олюторская сельдь – та самая легендарная селедка еще с советских времен, которая рекомендовалась в знаменитой «Книге о вкусной и здоровой пище». Весной мы наконец привезли ее в столицу. Олюторская сельдь отличается повышенной жирностью и большим размером – попадаются особи и по 600 граммов. И она очень вкусная – во время рыбного фестиваля люди буквально охотились за ней.

Кроме сельди в этом году к нашей продукции добавится камбала, планируем все-таки вводить кальмаров и, может быть, сахалинскую креветку. Опять же, эти морепродукты мы сами добывать не планируем, поэтому будем поставлять их через наших хороших партнеров.

Конечно, хочется не просто привозить рыбу в мороженом виде. Наша команда – творцы, мы постоянно в поиске – это очень интересный процесс. У нас работают замечательные технологи, которые каждый день предлагают какие-то новые виды продуктов. Мы все время дегустируем, все время пробуем, для того чтобы представить рынку что-то новое и аппетитное.

– Где в столице можно встретить продукцию «Русской рыбной фактории»? Через какие каналы у вас идет реализация? Вы взаимодействуете с сетями?

– Мы работаем в трех направлениях. Первое – это розничные сетевые магазины, где мы присутствуем как сами, так и через дистрибьюторов, в том числе выпускаем продукцию для собственных торговых марок сетей. Причем не только в Москве, в данный момент мы уже выходим в регионы.

Второе направление – это сегмент HoReCa – рестораны, в основном достаточно известные, отели, предприятия общественного питания.

И третье направление – это розничные продажи, наши собственные продажи. У нас есть розничный проект Fish&Crab, который мы запустили с целью популяризации дикого лосося в России. Он носит экспериментальный характер и на сегодняшний день охватывает и рыбные лавки, и фаст-фуд, и ярмарочную торговлю. Посмотрим, что из этого получится, нам самим интересно.

На сегодняшний день под брендом Fish&Crab работает лавка на фермерском рынке в торговом центре «МЕГА Химки», в которой реализуется наша продукция. Кроме того, мы арендуем шале на главной аллее в парке «Сокольники», где предлагаем фишбургеры, фиш-энд-чипс и легкие салаты с рыбой по нашим фирменным рецептам. Такое же шале мы организовали во время майского фестиваля «Рыбная неделя» в Новопушкинском сквере.

Я совсем не считаю, что формат уличной еды – это плохо. Это очень удобно, особенно для вечно занятых жителей крупных городов, у которых нет времени и которым нужно, чтобы все было быстро, вкусно и недорого. Зарубежный опыт показывает, что срабатывают именно те проекты, которые исполнены очень просто, понятно и направлены на людей. Поэтому мы в своих точках гарантируем стопроцентное качество нашей продукции. Если покупателю что-то не понравилось, он может прийти, и мы без вопросов вернем деньги и извинимся.

В рамках Fish&Crab мы запустили даже интернет-магазин. Интернет-торговля – это вообще очень перспективный сегмент во всех областях, не только в рыбе. Конечно, здесь есть свои сложности. Нам придется поработать, для того чтобы изменить мировоззрение людей, чтобы они захотели покупать рыбу через интернет. Но у нас уже есть постоянные покупатели, которым нравится заказывать удаленно. Они доверяют компании и, не выходя из дома, получают тот продукт, который им интересен.

– По данным департамента торговли и услуг, в Москве насчитывается уже 165 несетевых магазинов, которые специализируются на реализации рыбы и морепродуктов. На ваш взгляд, с чем связан растущий интерес к рыбе у москвичей и стремление приобретать ее не только в супермаркетах?

– Я бы сказала, что растущая популярность рыбы и морепродуктов – это тенденция больше не Москвы и даже не России, а всего мира, так как люди приходят к правильному питанию, начинают вести здоровый образ жизни и заниматься спортом. Поэтому они обращают внимание на продукты, которые приносят пользу, и вводят их в свой рацион. А рыба, как известно, природный источник омега-3, а потому полезна и для взрослых, и для детей.

Тут еще очень важен вопрос качества и разнообразия. По опыту недавнего фестиваля «Рыбная неделя» мы увидели, что люди словно изголодались по хорошей рыбе. И настолько, что в день открытия олюторская сельдь у нас закончилась за два часа! Это казалось даже странным, потому что многое из представленной продукции можно найти и в супермаркетах, но покупатели почему-то выбрали ярмарку.

Возможно, в сетевых магазинах действительно нет того качества рыбы, которое люди хотели бы видеть, а возможно, им не хватает личного общения. Поскольку супермаркет – это витрины, пусть даже очень красивые, то там продавец, как правило, не знает даже сотой доли той информации, которой с вами поделятся в специализированном магазине. Людям хочется знать, что именно они покупают, чем хорош тот или иной вид рыбы или краба, как их лучше приготовить, – и мы с удовольствием рассказываем им об этом.

Анна ЛИМ, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО. ЦФО > Рыба > fishnews.ru, 15 июня 2016 > № 1864248 Ирина Михнова


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 9 июня 2016 > № 1864215 Александр Дупляков

Браконьерский краб уходит с рынка.

Александр ДУПЛЯКОВ, Президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока.

Работа в разных направлениях проводилась в последние годы для борьбы с браконьерским выловом российских крабов как на международном, так и на внутригосударственном уровне. И эти усилия дали результат, уверен президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков. В интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» он рассказал, какая ситуация наблюдается с законностью крабовых поставок.

– Александр Павлович, одно из ключевых направлений работы ассоциации – борьба с нелегальным промыслом. Ранее вы указывали на позитивные тенденции в этой сфере и прогнозировали, что объемы незаконных поставок российского краба за рубеж по итогам 2015 года должны свестись к минимуму. Оправдались ли эти ожидания?

– Действительно, одна из областей нашей работы – это противодействие ННН-промыслу. Как я неоднократно отмечал, в борьбе с ним существует три основных направления: это меры регулирования промысла, международные соглашения и усиление контроля со стороны Пограничной службы ФСБ России. В последние несколько лет на борьбу с незаконной добычей и продажей краба были направлены усилия и нашей ассоциации, и Росрыболовства, и пограничного ведомства. Это привело к положительному эффекту. В 2015 году отчетный вылов практически сравнялся с объемами импорта зарубежных стран. Всего на Дальневосточном, Северном бассейнах и в открытых водах российскими рыбаками добыто 65000 тонн различных видов краба. Поставки же в пересчете на вес улова – 67700 тонн. Соотношение между импортом и официальным выловом составило 1,04. Можно сказать, что это на уровне статистической погрешности: ведь краб уходит в виде разной продукции, а при подсчетах объемы переводятся в вес улова.

Если сравнивать импорт с общим допустимым уловом для Северного и Дальневосточного бассейнов, то коэффициент составляет 0,88. То есть иностранный импорт меньше, чем величина ОДУ.

Такая ситуация с поставками краба сложилась вообще первые. Позитивные изменения подтверждаются цифрами и фактической обстановкой на рынке. Мы можем с уверенность говорить о существенных и положительных итогах борьбы с нелегальным промыслом крабов. И есть уверенность, что и нынешний, и последующие годы продолжат эту тенденцию.

– Вы отмечали, что в схеме реализации браконьерского краба, к сожалению, усилилась роль Китая. Есть ли какие-то подвижки в борьбе с этими поставками?

– Да, КНР остается в этом плане проблемным потребителем российской крабовой продукции. Сейчас Китай – это, в принципе, единственная страна, куда идут браконьерские поставки, хотя в конце 2014 года российско-китайское соглашение о борьбе с ННН-промыслом и вступило в силу. Если обратиться к статистическим данным, то видно, что в КНР отправляется не так много российской крабовой продукции, однако на самом деле ее несколько больше. За прошлый год в Китай официально импортировано около 3 тыс. тонн (в пересчете на вес улова) крабов из России. Но по экспертной оценке к этому объему можно прибавить еще около 2 тыс. тонн нелегальной продукции.

По имеющимся данным, часть ее завозится или непосредственно через Северную Корею, или имеет северокорейские документы. И это несмотря на соглашение, которое заключено с КНДР по борьбе с ННН-промыслом. Статистика китайского импорта показывает, что из Северной Кореи в Китай в 2015 году поступило 1778 тонн крабов – КНДР их столько не добывает. Также нелегальные уловы поставляются в Китай на «подфлажниках» и, вероятно, декларируются как продукция третьих стран.

Мы занимаемся решением этого вопроса: проблема озвучивалась китайским коллегам на мартовском заседании смешанной российско-китайской комиссии по сотрудничеству в области рыбного хозяйства. Очень надеемся, что нас услышали и в перспективе рынок КНР будет закрыт для браконьерской продукции.

Для краба Китай является перспективным и быстрорастущим рынком, очень важно именно сейчас пресечь негативные тенденции, в дальнейшем это будет сделать гораздо сложнее.

Безусловно, следует отметить, что совсем недавно Главное государственное управление Китая по контролю качества, инспекции и карантину (AQSIQ) опубликовало списки российских компаний и судов, которые могут осуществлять поставки живого краба на рынок КНР. Большое количество судов РФ включено в этот перечень. Два года списка не было – фактически наши компании были лишены возможности экспортировать в Китай живого краба. Браконьеры, конечно, делали это свободно. Надеюсь, теперь мы экономически потесним их.

– В прошлом году Россия и США, наконец, заключили соглашение о борьбе с незаконным промыслом водных биоресурсов. В декабре документ вступил в силу. Можно ли уже давать какие-то оценки его выполнению?

– В последние годы Соединенные Штаты не являются страной, которая покупает нелегального российского краба. Сами американские покупатели достаточно щепетильно относятся к документам на продукцию, тщательно их проверяют. Поэтому завезти в США краба незаконного происхождения и раньше, до вступления в силу соглашения, было практически невозможно.

Кроме того, сам текст соглашения отличается от аналогичных документов, подписанных с другими странами. В случае с США не предусмотрена система подтверждения законности происхождения товара через соответствующий сертификат, хотя стороны и договорились об информационном обмене.

В целом же прошло еще совсем мало времени, возможно, более детальную оценку действию документа получится дать позднее.

– США собираются вводить новые требования для импорта рыбы и морепродуктов. Российская сторона уже высказала серьезные вопросы по этой инициативе. Какие изменения американская программа повлечет для российских поставщиков краба?

– В Соединенных Штатах президентская группа по борьбе с ННН-промыслом определила ряд направлений своей деятельности. Одно из них – издание программы по отслеживанию импорта морепродукции. Предполагается, что ее действие будет распространяться на виды водных биоресурсов, которые наиболее подвержены риску ННН-промысла. В настоящее время в этом списке два объекта, которые добываются российскими рыбаками, – это крабы и треска.

Что же вызывает обеспокоенность в этой программе прослеживаемости? Программа предусматривает, что по видам, для которых есть риск ННН-промысла, должен предоставляться в электронной форме ряд сведений. Список этих данных не слишком большой. Как я уже говорил, американские оптовые покупатели российского краба всегда относятся внимательно к документам и информации, подтверждающей законность происхождения продукции, и, в принципе, мы сейчас и так передаем эту информацию покупателю. Но есть еще положение, согласно которому американская сторона может потребовать дополнительные сведения, – а что под этим понимается, никак не раскрыто. Нет четкого списка. Возникают риски, что мы в силу объективных причин не сможем предоставить такую информацию, а это чревато неприятными последствиями как для покупателя, так и для продавца.

Открытый перечень документов вызывает определенные опасения. Кроме того, беспокоит необходимость предоставления широкой коммерческой информации о поставках. Будет ли такая конфиденциальная информация защищена должным образом?

Велись разговоры о том, чтобы расширить список вообще на все морепродукты, поступающие в Соединенные Штаты.

Все эти вопросы мы подняли на совещании, которое проводило в апреле с представителями рыбной отрасли Министерство экономического развития РФ, выразив тем самым свою обеспокоенность.

– Есть ли еще какие-либо страны, с которыми, на ваш взгляд, сейчас необходимы соглашения о борьбе с ННН-промыслом для пресечения поставок браконьерского российского краба?

– Ранее озвучивалась идея создания в Азиатско-Тихоокеанском регионе Координационного центра для борьбы с незаконным промыслом. Пока этого не произошло. Раньше сложность была в том, что некоторые страны, в которые поступают значительные объемы краба, не имели антибраконьерских соглашений с Россией. Сейчас практически все государства-покупатели нашего краба охвачены соглашениями. Перечень исчерпывающий, в другие страны российская крабовая продукция идет либо транзитом, либо в незначительных количествах. Может быть, имеет смысл подписать документ с Камбоджей – но это уже по линии борьбы с браконьерскими «подфлажниками».

Общая площадка для обсуждения проблем также интересна, но создать ее – непростая задача. Может быть, такой координационный центр появится, когда несколько спадет острота вопроса.

Нельзя не отметить и такое важное событие: 5 июня вступило в силу международное соглашение о мерах государства порта по предупреждению, сдерживанию и ликвидации ННН-промысла. Этот документ наконец-то ратифицировало необходимое количество стран, и в ближайшее время он начнет действовать. Безусловно, на начальном этапе не во всех государствах соглашение будет работать эффективно, но в перспективе станет действенным инструментом борьбы с ННН-промыслом. Тем более ФАО обещает приложить максимум сил для реализации соглашения.

Ассоциация добытчиков краба Дальнего Востока, со своей стороны, продолжит прикладывать все усилия для борьбы с незаконным выловом и поставками – в этом заинтересованы предприятия, которые работают по закону.

Вылов 2015 года - рекордный

За прошлый год на Дальнем Востоке добыто 49987 тонн краба различных видов (без учета традиционного рыболовства). Как рассказали в профильной ассоциации, это самый внушительный результат за последние 15 лет.

По промышленным квотам в Дальневосточном бассейне краболовы освоили в прошлом году 42555 тонн, по прибрежным – 6954 тонны. В рамках рыболовства в научно-исследовательских целях выловлено 80 тонн, спортивно-любительского – 35 тонн. Добыча крабов, для которых не предусматривается общий допустимый улов, составила 363 тонны.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 9 июня 2016 > № 1864215 Александр Дупляков


Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 9 июня 2016 > № 1784806 Александр Галушка

Коридоры к Поднебесной

Александр Галушка, министр РФ по развитию Дальнего Востока

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил проработать возможность заключения межправительственного соглашения с Китаем о развитии международных транспортных коридоров (МТК) «Приморье-1» и «Приморье-2». До 25 июля должна быть представлена доработанная концепция данных проектов.

Перспективы развития МТК «Приморье-1» и «Приморье-2» будут затронуты на предстоящей встрече Дмитрия Медведева с премьер-министром КНР Ли Кэцяном.

Решение включить эту тему в повестку переговоров принято на недавнем заседании правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Есть также соответствующее поручение по формированию бесшовного режима для транзитных грузов с северо-востока Китая в наши порты Приморья.

С практической точки зрения нам вполне понятно, какой комплекс изменений в таможенное законодательство необходим. Речь о том, чтобы тот груз, который идёт сегодня из северо-восточных провинций Китая, например в порт Далянь, мог так же беспрепятственно поступать и в порты Восточный, Находка, Зарубино, Посьет, Владивосток и т.д.

Отмечу, транспортные коридоры могут дать к грузообороту на российском Дальнем Востоке 45 млн тонн грузов, из которых 22 млн – контейнерные, 23 млн – зерновые. Напомню, от модернизации БАМа и Транссиба мы надеемся дополнительно получить более 60 млн тонн грузов в направлении дальневосточных портов. Эти коридоры не дают такой объём, но и отстают не так сильно.

Конечно, во-первых, нужны благоприятные режимы при пересечении границы, во-вторых, инвестиции в инфраструктуру. Вложения в каждый из коридоров составляют около 150 млрд руб. Эти деньги нужны не одномоментно, в основном в период до 2030 года. Причём наиболее готов сегодня к транзитным перевозкам коридор «Приморье-1», который ведёт из провинции Хэйлунцзян в Находку. Чтобы он значительно увеличил свои пропускные способности, требуется около 10 млрд руб. до 2020 года.

Инвестиции в инфраструктуру должны быть прежде всего и будут частными. Мы исходим из того, что этот проект экономически рентабелен. Готова финансово-экономическая модель, которая показывает, что на инвестициях в инфраструктуру инвесторы могут заработать минимум 10% годовых, а возможно, и больше.

Эффект же для экономики Приморского края – это ежегодное увеличение валового регионального продукта на 4–5% и создание более 4 тыс. новых рабочих мест. Мы в своих оценках были консервативны и с точки зрения затрат закладывали по верхнему порогу, а с точки зрения эффектов – по нижнему. Расчёты показывают, что этот проект является устойчивым, а потому привлекательным.

Мы активно ведём переговоры с нашими китайскими партнёрами. Они заявили о своей заинтересованности, и решения правительственной комиссии во главе с председателем Правительства России – это именно те принципиальные решения, которые нужны китайской стороне, чтобы тоже поддержать эти коридоры.

Для нас лучший критерий, подтверждающий жизнеспособность данных проектов, – это желание участвовать в этом таких инвесторов, как Китайский экспортный банк, других крупных компаний КНР, а они готовы рассматривать вопрос о создании с российской стороной совместной управляющей компании.

Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 9 июня 2016 > № 1784806 Александр Галушка


Россия. ДФО > Агропром > agronews.ru, 1 июня 2016 > № 1774227

Дальневосточный гектар: что нужно знать о бесплатной раздаче земли.

С 1 июня жители Дальнего Востока смогут взять 1 гектар земли в безвозмездное пользование на пять лет. Где и как будет предоставляться земля, как ее лучше всего использовать на одном гектаре и можно ли будет добывать алмазы в Якутии? ТАСС собрал ответы на главные вопросы о «дальневосточных гектарах» и узнал, когда они станут доступны для всех россиян.

Кому будут выдавать землю?

Только россиянам, иностранцы не смогут даже арендовать у местных взятый участок. По закону «Об особенностях предоставления гражданам земельных участков в Дальневосточном федеральном округе», каждый гражданин РФ сможет получить 1 га на 5 лет в безвозмездное пользование. Семье из двух человек полагается два гектара, из трех — три и т. д.

Чтобы получить участок большего размера, группа единомышленников может зарегистрировать соседние гектары по отдельности и объединиться в кооператив. Также на землю имеют право граждане с российским паспортом, живущие за границей.

Что можно делать на этом гектаре?

Все, что не запрещено российскими законами. Можно построить дом и жить самому, а можно вести бизнес или открыть ферму. Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке проводит конкурс на оригинальные идеи, пока лидирует доставка продуктов и стройматериалов в отдаленные поселения дронами. Авторов лучших идей пригласят во Владивосток на Восточный экономический форум.

Как подать заявку, чтобы получить гектар?

Сделать это можно, не выходя из дома, — на сайте НаДальнийВосток.рф. По мнению разработчиков системы, заполнение и подача заявки должны занять не больше 15 минут. Для этого нужно:

Пройти регистрацию на портале госуслуг;

Войти в личный кабинет на сайте НаДальнийВосток.рфс помощью выданных логина и пароля;

Выбрать границы будущего земельного участка на публичной кадастровой карте;

Проверить сгенерированное электронное заявление, подтвердить отправку в Росимущество или его территориальные отделения. За 7 дней госорган должен будет проверить, есть ли основания для отказа в предоставлении участка. Если нет, надел поставят на учет, выпустят распоряжение о его передаче в безвозмездное пользование и пришлют вам договор в личный кабинет.

Подписать договор безвозмездного пользования земельным участком. Внимание: на это у вас есть не больше 30 дней.

Рассмотрение заявки, по закону, займет не больше 30 дней. Кроме того, россиянам разрешат бронировать на неделю сразу несколько участков, чтобы сравнить и выбрать лучший. Для других граждан эти гектары в это время будут недоступны. В предоставлении участка могут отказать, если выбранная земля используется для государственных и муниципальных нужд, на её часть уже заявил права кто-то другой и в ряде других случаев, прописанных в законе.

Как подать заявку, чтобы получить гектар?

Пока только в 9 пилотных регионах:

Ханкайский район (Приморский край);

Амурский (Хабаровский край);

Октябрьский (Еврейская автономная область);

Архаринский (Амурская область);

Нерюнгринский район (Якутия);

Ольский (Магаданская область);

Усть-Большерецкий (Камчатский край);

Тымовский (Сахалинская область);

Анадырский (Чукотский автономный округ).

Почему только эти участки? Как их выбирали?

Земля в каждом из 9 регионов, по словам представителей Минвостокразвития, выбиралась исходя из транспортной доступности и качества связи. Для фермерского хозяйства пригодны 3 района из отобранных: в Приморском крае, Амурской области и в ЕАО.

Точные масштабы земель, которые можно отдать переселенцам, при этом пока подсчитал лишь Хабаровский край: до 0,915 млн га лесов и еще 11 400 га земель бывших совхозов. Переехать туда смогут, таким образом, до 926 770 человек.

Когда появятся гектары для всех россиян?

С 1 июня 2016 года свои гектары смогут получить люди, зарегистрированные на Дальнем Востоке на момент подачи заявки. С 1 февраля 2017 года такая возможность появится у каждого гражданина России вне зависимости от места жительства.

Будет ли государство помогать переселенцам?

Тем, кто планирует переезд, обещали предоставить льготы для ведения бизнеса и получения ипотечных кредитов. Об этом в декабре 2015 года заявил полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев. По его словам, государство задействует все инструменты поддержки для сельского хозяйства, а о льготной ставке по ипотеке уже есть договоренность с руководством Агентства по ипотечному жилищному кредитованию. Точные сроки начала действия всех этих мер пока не известны, так как они обсуждаются. По данным Агентства по развитию человеческого капитала Дальнего Востока, переселенцы на Крайний Север также смогут пользоваться действующими гарантиями и компенсациями:

надбавка к заработной плате от 30 до 100% (в зависимости от стажа сотрудника и региона, где располагается предприятие);

оплата недельного отпуска для переезда и обустройства на новом месте;

сокращенная до 36 часов рабочая неделя для женщин;

дополнительный отпуск от 8 до 24 дней;

оплата проезда к месту отпуска и обратно раз в 2 года;

досрочная трудовая пенсия в увеличенном размере;

молодые люди до 30 лет получают надбавку за стаж работы в районах Крайнего Севера и статус молодого специалиста, который предусматривает единовременную выплату премии в размере оклада компенсациями:

Малый бизнес также не оставят без внимания. По словам гендиректора Агентства по развитию человеческого капитала Валентина Тимакова, для поддержки бизнес-идей привлекут специалистов. Список контактов экспертов в области сельского хозяйства, туризма, предпринимательства на Дальнем Востоке будет опубликован в июне. Для обладателей «дальневосточных гектаров» поддержка будет бесплатной. Также государство обещает помочь кооперативам от 20 человек с проводкой электросетей и строительством инфраструктуры.

Что будет с участком, когда пройдет пять лет?

Если земля освоена, на шестой год участок можно оставить себе (оформить аренду или взять в собственность) или продать другому. Есть ограничения: участок нельзя продать или передать в аренду иностранным юридическим и физическим лицам, а также лицам без гражданства.

Что значит «если земля освоена»?

Четкие критерии еще не выработаны. После первого года вам нужно будет решить, как именно вы освоите свой гектар и выслать уведомление через сайт, ещё через два года — заполнить декларацию. Если через пять лет выяснится, что вы не освоили свой участок земли, то договор безвозмездного пользования будет расторгнут в одностороннем порядке. По словам замминистра Минвостокразвития Кирилла Степанова, принимать окончательное решение будет суд: местным властям придётся убедить судей в том, что вы не освоили полученный гектар.

Также если вы берёте участок для строительства, то на 5-й год нужно зарегистрировать права на объект капитального строительства. Построить при этом можно даже сарай — если за 5 лет он «принесет пользу хотя бы одному человеку, то это уже хорошо», как говорил ранее в интервью РБК замдиректора департамента территориального и социально-экономического развития Министерства РФ по развитию Дальнего Востока Александр Крутиков. Смысл концепции, по его словам, — «повысить интерес людей к Дальнему Востоку, а не получить прямо здесь и сейчас какую-то экономическую выгоду».

Сколько всего земель раздадут?

В земельном фонде ДФО, по данным Минвостокразвития, более 600 млн га, при этом физические и юридические лица сейчас используют только 2 млн. Для освоения подходят 147 млн га свободных земель. Таким образом, участки могут достаться каждому россиянину — по данным Росстата, в январе 2016 года численность населения страны составила чуть более 146 млн человек.

Многих ли россиян уже заинтересовала эта возможность?

По итогам исследования, которое ВЦИОМ провел в сентябре 2015 года по заказу Минвостокразвития, в России около 29 млн человек заинтересованы в получении земли на Дальнем Востоке. Самую большую долю среди них составляют молодые люди в возрасте 18−24 лет. Получить землю они предпочли бы в Приморье, Хабаровском крае или в Амурской области — по их мнению, наиболее пригодных для сельского хозяйства районах.

Некоторые эксперты, впрочем, полагают, что о реальной готовности к переезду ответы опрошенных все же не говорят. «Большинство респондентов просто не исключают для себя такой возможности. Если же завтра им придётся на самом деле решать, то, я думаю, поедут, в лучшем случае, 1−2%», — говорил в интервью «Свободной прессе» член Научного совета ВЦИОМ и редколлегии журнала «Мониторинг общественного мнения» Леонтий Бызов.

Что думают об этом сами жители Дальнего Востока?

Жители Хабаровска, по результатам опроса «Российской газеты» в феврале 2015 года, отнеслись к проекту критически. «Дадут человеку 1 га земли в ста километрах от Хабаровска, где ни дорог, ни электричества, вообще никакой инфраструктуры. И что там делать?» — возмущался директор собственного «Фермерского крестьянского хозяйства» Сергей Шергин.

Аналогичное мнение высказали в июне посетители местного интернет-портала «Губерния». В опросе приняли участие около 1000 человек, почти 30% из них заявили, что «земля без инфраструктуры потребует слишком больших вложений». Около 23% все же были уверены, что «раз дают бесплатно, надо брать», но планами по использованию участка обладали лишь 14,6%. Еще 17% ответили, что собираются уехать с Дальнего Востока.

Тем не менее, пока существует лишь одно ограничение: гектары не будут раздавать в радиусе 20 км от Владивостока и Хабаровска и 10 км — от прочих городов с населением более 50 тысяч человек. Это позволит сохранить уже сформировавшийся там земельный рынок.

В Якутии есть алмазы. Можно ли получить гектар и добывать их?

Нельзя. В декабре 2015 года якутские общественники вышли на митинг: по их мнению, из-за введения закона земли республики могут попасть в руки охотников за золотом и алмазами, коренные народы лишатся своих владений, а леса вокруг крупных городов вырубят, чтобы освободить больше пригодной для сельского хозяйства земли (по закону, участники программы не могут взять бесплатный гектар на расстоянии ближе, чем 20 км от городов с населением больше 300 тысяч человек). Депутаты Ил Тумэн в итоге потребовали исключить из законопроекта земли в границах учтенных запасов полезных ископаемых, а также земли «с особым статусом», где проживают коренные народы России (это 39% всей территории республики), разрешить подавать заявки в письменном виде и включить в документ ряд других изменений, защищающих права местных жителей.

«Эта тема имеет политический уклон, и связана с активностью местных общественных организаций, но говорить, что все население Якутии против законопроекта, нельзя», — сообщил ТАСС советник министра РФ по развитию Дальнего Востока Леонид Агафонов. Большинство внесенных Ил Тумэн поправок Минвостокразвития, по его словам, все же поддержало: так, земли традиционного природопользования были исключены из законопроекта. Что касается вырубки лесов и незаконной разработки месторождений, это уже запрещено российским законодательством, указал советник. «Вы можете взять гектар земли, но добывать алмазы вы там не сможете, это будет уголовное преступление», — пояснил Агафонов.

Россия. ДФО > Агропром > agronews.ru, 1 июня 2016 > № 1774227


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 мая 2016 > № 1863751 Владимир Галицын

Когда бизнес верит власти…

Владимир ГАЛИЦЫН, Заместитель председателя правительства – министр рыбного хозяйства Камчатского края.

До 2020 г. в Камчатском крае планируется построить порядка 14 рыбоводных заводов, что позволит увеличить объемы добычи лососей в среднем на 10 тыс. тонн. Загруженные береговые производственные мощности означают для региона, прежде всего, стабильность. Ведь если есть работа, есть и жизнь, в том числе и в самых отделенных частях полуострова. О том, как власти Камчатки поддерживают своих предпринимателей, и что происходит, когда бизнес верит власти, мы говорили с заместителем председателя правительства – министром рыбного хозяйства края Владимиром Галицыным.

– Социально-экономическое положение Камчатского края во многом зависит от успешной рыбалки, а именно – прибрежного рыболовства и переработки. Расскажите, что сегодня региональное правительство предпринимает в части развития этих направлений?

– Развитие прибрежного рыболовства и берегового перерабатывающего комплекса является одним из приоритетных направлений деятельности руководства региона. По поручению губернатора два года назад была утверждена госпрограмма «Развитие рыбохозяйственного комплекса Камчатского края на 2014-2020 годы». Наши усилия направлены на поддержку различных инвестиционных проектов. Так, в рамках подпрограммы «Развитие берегового рыбоперерабатывающего комплекса» мы субсидируем часть затрат на уплату процентов по кредитам и лизинговым платежам, если средства были привлечены на строительство, приобретение и модернизацию рыбопромысловых судов для прибрежного рыболовства. Аналогичная мера поддержки распространяется и на тех, кто привлек средства для строительства и модернизации объектов рыбоперерабатывающей инфраструктуры.

– И есть эффект?

– За тот период, что в регионе действуют программы, на побережьях полуострова было построено 16 современных заводов мощностью от 150 до 350 тонн в сутки. Все они нацелены на выпуск высококачественной и рентабельной рыбной продукции. Производственные мощности были увеличены более чем на 3300 тонн в сутки, объем холодильных мощностей для хранения рыбопродукции был увеличен на 30 тыс. тонн, дополнительно создано более 2500 рабочих мест. За время реализации программ предприятия вложили в основной капитал более 17 млрд. рублей. За счет средств краевого бюджета предприятиям выплачено более 174 млн. рублей.

– Экономическая ситуация складывается таким образом, что некоторые регионы вынуждены сокращать объемы финансирования подпрограмм, сокращается и часть программ на федеральном уровне. Планируете ли вы продолжать оказывать поддержку своим предпринимателям? И как настроен бизнес?

– Несмотря на сложные экономические условия, региональные предприятия намерены продолжить реализацию намеченных инвестиционных проектов. В настоящее время 11 предприятий подтвердили заинтересованность – они собираются довести свои проекты до конца. На последнем заседании отраслевой группы Инвестиционного совета при губернаторе Камчатского края по развитию биоресурсного комплекса мы рассмотрели и утвердили два перспективных проекта. Это строительство рыбоперерабатывающего завода в районе бывшего села Красное Карагинского района, инициатор – ООО «Тымлатский рыбокомбинат». И модернизация рыбоперерабатывающего завода сезонного действия в селе Ивашка Карагинского района. Здесь мы профинансируем затраты на приобретение производственного оборудования, в том числе транспортировку и монтаж, приобретение оборотных активов, инициатор – ООО «Восточный берег».

При этом решением отраслевой группы проекту ООО «Тымлатский рыбокомбинат» было рекомендовано присвоить статус особо значимого. Это позволит инициаторам претендовать на иные формы государственной поддержки в рамках краевого законодательства.

Отмечу, правительство региона намерено не только продолжить оказывать поддержку предприятиям, но и расширить ее направления. Совсем недавно по поручению губернатора в госпрограмму были внесены изменения в части возмещения затрат предприятий на уплату первого взноса (аванса) по договорам лизинга, а также увеличения размера субсидирования по лизинговым и кредитным платежам с одной до двух третьих ставки рефинансирования.

– В последнее время продукцию камчатских производителей все чаще можно встретить на прилавках российских магазинов. Очевидно, краю есть чем гордиться…

– На сегодняшний день в крае построено и действует более 190 рыбоперерабатывающих заводов (цехов) с круглогодичным либо сезонным производственным циклом, из которых 17 осуществляют выпуск рыбных консервов. Суммарная суточная мощность составляет более 12 тыс. тонн мороженой продукции, 1,2 млн. условных банок консервов, емкости для хранения мороженой продукции составляют около 130 тыс. тонн.

Доля рыбохозяйственного комплекса в объемах промышленного производства составляет более 60%.

Ежегодно предприятиями Камчатского края выпускается более 800 тыс. тонн товарной пищевой рыбной продукции, включая рыбные консервы.

Конечно, часть произведенной рыбопродукции поставляется на экспорт в страны дальнего зарубежья (основными потребителями являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона: Республика Корея, Китай, Япония). В 2015 году предприятиями региона за рубеж вывезено 246 тыс. тонн рыбы, рыбо- и морепродуктов на общую сумму 527 млн. долларов США. По информации службы статистики, основными статьями экспорта являются рыба мороженая, мороженые ракообразные и моллюски.

Но Камчатский край поставляет пищевую рыбную продукцию и на внутренний рынок. Среди российских регионов-партнеров необходимо отметить города Санкт-Петербург и Москву, Калининградскую, Мурманскую, Московскую, Новосибирскую, Магаданскую и Сахалинскую области, Краснодарский, Алтайский, Красноярский, Приморский, Хабаровский края.

Напомню, что в 2014 году губернатор Камчатского края Владимир Илюхин и мэр Москвы Сергей Собянин подписали соглашение о взаимодействии в сфере продвижения камчатской рыбопродукции на столичном рынке. В рамках выполнения этого соглашения мы наладили обмен информацией. В Москву направляются данные о ведущих предприятиях полуострова с указанием перечня производимой продукции, а также всех необходимых реквизитов. В свою очередь, в министерство рыбного хозяйства Камчатского края поступает список торговых организаций столицы (также с указанием всех реквизитов), которые заинтересованы в поставках камчатской продукции на свои прилавки. Наши рыбаки определенно заинтересованы в новых возможностях сбыта.

– Очень скоро на Камчатке стартует главная путина года…

– Порядка 154 тыс. тонн лосося, по прогнозам науки, смогут выловить камчатские рыбаки.

Путина в этом году ожидается нехарактерная – наибольшие уловы, несмотря на четный год, прогнозируются на восточном побережье региона. Горбуша там на подъеме, к вылову предполагается порядка 52 тыс. тонн этого вида лососей. В целом же на восточном побережье планируется добыть более 92 тыс. тонн рыбы, а на западе – около 62 тыс. тонн.

Предприятия практически готовы к путине. Камчатские рыбаки имеют достаточно мощностей для переработки и хранения уловов. Места добычи лосося уже определены.

Ксения ПИСАРЕВА, журнал «Fishnews– Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 мая 2016 > № 1863751 Владимир Галицын


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 30 мая 2016 > № 1772752 Александр Козлов

Рабочая встреча с губернатором Амурской области Александром Козловым.

А.Козлов информировал Президента о социально-экономической ситуации в Амурской области. Глава региона также доложил о реализации проектов по строительству ряда энергетических, промышленных и социальных объектов.

В.Путин: Александр Александрович, добрый день.

Мы не так давно с Вами встречались и проводили совещание с участием представителей регионального бизнеса. Я бы хотел узнать, как дела у тех людей, с которыми я беседовал. Что им даётся? Какие там вопросы ещё не удалось решить? Какая ситуация в этом смысле?

А.Козлов: Владимир Владимирович, добрый день.

Самый главный вопрос, на который Вы тогда, на совещании, обратили внимание, – это строительство у нас, на Дальнем Востоке, завода по переработке. Амурская область является житницей Дальнего Востока, и сегодня, с учётом прироста пахотными землями (мы очень сильно по ним прирастаем, ещё 70 тысяч добавилось в этом году, это соя), наша главная задача – уйти в переработку, потому что это налогооблагаемая база. Мы сразу, на следующий день, с Юрием Петровичем подготовили все документы, и сейчас этот вопрос находится в Минсельхозе на контроле и в Минвостокразвития. Потому что вопрос стоял таким образом, чтобы ставка, которую кредитует и финансирует наш Минсельхоз под 3 процента, была выполнена. Все обращения мы сделали, этот проект мы доведём.

В.Путин: Вы мне дайте копии бумаг, которые Вы туда направили.

А.Козлов: Конечно, обязательно.

В.Путин: Что ещё?

А.Козлов: В 2015 году большой прирост был по инвестициям, по внутреннему региональному продукту и по строительству.

В.Путин: Сколько?

А.Козлов: 253 миллиарда рублей. Из них порядка 77 миллиардов – это в основном энергетика, космос. Мы вторую очередь Благовещенской ТЭЦ ввели, сейчас у нас на выходе Нижнебурейская ГЭС – вторая очередь, Вы там были.

В.Путин: Когда она будет?

А.Козлов: Она уже на 80 процентов построена, сейчас вопрос решается с ложем водохранилища, стоит вопрос вырубки леса. В связи с сезонными условиями, был зимний период, закончить планируем где–то во втором квартале 2017 года.

Мы сдали много социальных проектов в 2015 году. По медицине – и хирургический корпус, и детский корпус.

В.Путин: Это клиническая больница?

А.Козлов: Да, мы сдали все объекты. Сейчас ко Дню города Благовещенска завершаем садик на 340 мест, самый большой у нас. В принципе, по детям от трёх до семи лет мы на 100 процентов все обязательства закрыли. Сейчас уже на 40 процентов по детям до трёх лет, занимаемся.

По внебюджетному строительству также ведём работу, нам помогают крупные инвесторы, которые сегодня заходят к нам в Амурскую область. Мы уже построили три крытых круглогодичных катка, один каток ввели с помощью «Транснефти», в этом году на День шахтёра угольщики помогают и энергетики. Это всё за внебюджетные деньги.

В.Путин: Берёте на баланс эти объекты?

А.Козлов: Да, обязательно. Мы берём на баланс и делаем тренерскую ставку. И с Алексеем Борисовичем Миллером встречались, будем участвовать в этом году в программе «Газпром – детям». 400 миллионов рублей в этом году на это уже будет выделено, все соглашения по этому поводу достигнуты. Мы попробуем ввести ещё один бассейн и дальше пойдём по плоскостным сооружениям, то есть в каждом районе хотим сделать футбольное поле, посмотреть, где стадионы-пристройки, а там, где не хватает нашего бюджета, привлекаем компании.

В.Путин: «Газпром – детям» – это хорошая программа, много лет работает.

А.Козлов: Спасибо. Это очень важно.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 30 мая 2016 > № 1772752 Александр Козлов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 30 мая 2016 > № 1772751 Владимир Миклушевский

Рабочая встреча с губернатором Приморского края Владимиром Миклушевским.

В.Миклушевский информировал Президента о мерах по развитию детско-юношеского спорта в регионе. Кроме того, в ходе встречи обсуждались планы по открытию во Владивостоке филиалов Академии русского балета имени Вагановой и ряда государственных музеев.

В.Миклушевский: Владимир Владимирович, хочу коротко доложить о ситуации. В целом социально-экономическая обстановка стабильная, мы даже небольшой рост имеем по итогам 2015 года, что позволяет нам, во–первых, полностью выполнять Ваши указы.

В.Путин: Рост ВРП?

В.Миклушевский: Да, три десятых процента, практически на том же уровне, чуть-чуть выше. Пока это предварительные данные Росстата.

Выплачивается достаточно большое количество социальных пособий. У нас, по сути, одна треть населения получает, в том или ином виде, какое–то социальное пособие (их всего 53 вида). Это, конечно, очень важно, ситуация у людей иногда не очень простая, им надо помогать, и мы здесь очень жёстко стоим, ничего не сокращаем, потому что считаем, что это важно.

Хочу коротко отчитаться о тех поручениях, которые Вы мне давали на прошлых встречах, – о развитии детско-юношеского спорта. Мы здесь идём по двум направлениям. Прежде всего это школьный спорт. У нас почти 500 школ (496), мы планируем к 2020 году сделать в каждой спортивный клуб. Но не просто учредить, а оснастить соответствующим оборудованием, чтобы дети могли заниматься. Мы, кстати говоря, в 2014 году абсолютно все школы оснастили [спортивными] комплектами, чтобы ребята могли сдавать ГТО. И за счёт краевых денег всё передали, подарили муниципалитетам.

Второе – это, по сути, финансирование подготовки спортивного резерва. У нас 65 детско-юношеских спортивных школ, которые занимаются по разным направлениям подготовки. Мы планируем буквально за два года построить 58 мини-стадионов около обычных общеобразовательных школ: это мини-футбол летом, хоккей зимой, летом опять же волейбол, баскетбол. Специально делаем около школ, во–первых, чтобы дети могли заниматься, во–вторых, чтобы под присмотром было. Хотим в этом году ещё 25 сделать.

Планируем в ближайшие два года построить пять хоккейных крытых ледовых дворцов, хоккей у нас очень хорошо идёт, особенно после того, как команда «Адмирал» заработала.

И конечно, Владимир Владимирович, коротко о тех вещах, которые не менее важны, наверное, чем экономика, – это развитие культуры. Ваше поручение по открытию Приморской сцены Мариинки мы с маэстро Гергиевым выполнили.

В.Путин: Да, он рассказывал.

В.Миклушевский: Конечно, здесь Правительство нам очень сильно помогало, безусловно, деньги выделяло. Это было сделано, и с 1 января сцена заработала.

Мы бы хотели, Владимир Владимирович, обратиться к Вам с просьбой поддержать наше предложение – сделать во Владивостоке филиал Академии русского балета имени Вагановой. Без своих кадров мы далеко не проедем, постоянно труппу возить из Питера во Владивосток – это очень накладно и сложно. Звёзды будут, безусловно, ездить, так во всём мире, но и своих, конечно, надо.

Мы подберём помещение, то есть, возможно, это просто будут [профессиональные] кадры, может быть, какое–то финансирование из федерального бюджета. Но помещение у нас, в принципе, есть и на первый шаг, и на последующие. Валерий Абисалович [Гергиев] идею поддерживает, и если Вы будете согласны, мы это постараемся быстро сделать.

В.Путин: Давайте.

Мы с Вами ещё говорили о том, чтобы филиалы музеев сделать.

В.Миклушевский: Да, совершенно верно. Мы подготовили и уже подписали с Михаилом Борисовичем Пиотровским соглашение на состоявшемся в прошлом году Санкт-Петербургском экономическом форуме. Проектная документация готова. Это самый центр города, там будет филиал Государственного Эрмитажа. Думаем, что к концу 2017 года мы уже первую выставку там проведём.

Кроме этого Вы поручали сделать музей Востока. Мы согласовали с Минкультуры и будем это делать на острове Русский. Там будет построен современный комплекс, и там мы будем делать этот музей.

За нами остались ещё Русский музей и Третьяковка. Мы сейчас, в принципе, подобрали помещение, тоже в центре Владивостока. Там [пока] арендаторы, нам надо, чтобы арендные договоры с ними закончились, и тогда это будет. Лучшего места во Владивостоке просто не существует, и мы это сделаем.

В.Путин: Когда?

В.Миклушевский: Арендные договоры до 2019 года, но мы постараемся поговорить с людьми, убедить их в том, что народное искусство важнее, чем просто торговые площади в центре города.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 30 мая 2016 > № 1772751 Владимир Миклушевский


Россия. ДФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minpromtorg.gov.ru, 27 мая 2016 > № 1768128

Арсеньевской авиационной компании «Прогресс» – 80 лет.

26 мая 2016 года Арсеньевская авиационная компания «Прогресс» им. Н.И. Сазыкина холдинга «Вертолеты России» (входит в Госкорпорацию Ростех) отметила свое 80-летие. Постановлением № 126 от 26 мая 1936 года Совет труда и обороны СССР распорядился начать строительство авиаремонтного завода № 116 в Арсеньеве. Со временем завод перешел от ремонта к выпуску авиационной техники, получив впоследствии название «Прогресс».

Сегодня «Прогресс» является одним из ведущих предприятий в отечественной оборонной промышленности. Продукция компании хорошо известна в России и за рубежом и по ряду показателей не имеет мировых аналогов.

Визитной карточкой предприятия являются разведывательно-ударные вертолеты Ка-52 «Аллигатор» – одни из самых совершенных боевых машин в своем классе. Кроме того, на предприятии ведется подготовка к серийному выпуску экспортного и корабельного вариантов вертолета Ка-52, осваивается новый средний многоцелевой вертолет Ка-62. Параллельно с этой работой проводится масштабная реконструкция предприятия, внедряется новейшее оборудование, наращиваются производственные мощности.

И хотя официальной датой образования «Прогресса» является 26 мая, праздник для его сотрудников, жителей и гостей города по традиции состоится в сентябре. Старт двухнедельным предпраздничным мероприятиям будет дан в День Воздушного флота России, который в 2016 году приходится на 20 августа. Традиционно в этот день Музей истории и трудовой славы Арсеньевской авиационной компании «Прогресс» распахнет свои двери для всех желающих, на стадионе «Восток» пройдет спортивный фестиваль, посвященный Дню Воздушного флота России, в парке «Восток» будет организована работа различных развлекательных площадок, а на площади Дворца культуры «Прогресс» выступят ансамбли народного творчества. Завершится главный праздник авиастроителей вечерним концертом и зрелищным салютом.

8 сентября по случаю юбилея завода состоится грандиозный праздник. В этот день свершится торжественное открытие долгожданного монумента вертолета Ка-50 «Черная акула». На территории летно-испытательной станции работники предприятия, жители и гости города смогут увидеть показательные выступления парашютистов АСТК ДОСААФ и захватывающие демонстрационные полеты авиационной техники. Им также представится возможность посетить музей под открытым небом, музей истории и трудовой славы, расположенные по территории гостевого маршрута локальные площадки, на которых пройдут выступления байкерского клуба «Барс», десантников ВДВ и Арсеньевского казачества, фотозону «Пилоты», увлекательные конкурсные и игровые зоны.

9 сентября состоится большой юбилейный концерт, включающий 80 разнообразных номеров – по случаю 80-летия предприятия. По завершении насыщенной концертной программы жители и гости города смогут полюбоваться праздничным салютом.

Россия. ДФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minpromtorg.gov.ru, 27 мая 2016 > № 1768128


Корея. ДФО > Миграция, виза, туризм > gudok.ru, 26 мая 2016 > № 1772153

Владивосток появится в расписании круизных маршрутов компании Lotte на регулярной основе

Руководство Владивостокского пассажирского терминала подтвердило проведение переговоров об увеличении количества судозаходов во столицу Приморья

Южнокорейская компания Lotte планирует включить Владивосток в расписание круизных маршрутов на регулярной основе. Намерение подтверждает руководство Владивостокского пассажирского терминала, заявившее о проведении переговоров об увеличении количества судозаходов в столицу Приморья.

Как сообщает пресс-служба администрации Приморского края, 14-палубный круизный лайнер Costa Victoria с 2 тыс. пассажиров на борту впервые посетил Владивосток 18 мая. После этого южнокорейский оператор Lotte Tour Development Co. начал переговоры о включении приморского порта в расписание круизных маршрутов на регулярной основе.

Директор Владивостокского пассажирского терминала Валерий Нагорный сообщил, что на недавнем круизном форуме Seatrade Cruise Asia 2016 в Пусане обсуждалась возможность включения Владивостока в расписание круизных маршрутов компании Lotte со следующего года на регулярной основе. Речь идет об одном-двух судозаходах в месяц.

Увеличить количество заходов круизных лайнеров в Приморье – стратегическая задача для края, и регион проводит системную работу в этом направлении. По словам замруководителя Ростуризма Романа Скорого, мировые операторы заинтересованы в судозаходах во Владивосток. Чем разнообразнее тур, тем больший интерес он вызывает у покупателей. Приморье может предложить множество видов туризма. Мимо приморских берегов из Юго-Восточной Азии идет на лайнерах огромное количество туристов, по разным подсчетам, до трех миллионов человек в год. Пока они не останавливаются, и необходимо работать над продвижением приморского турпродукта на мировом рынке. Хотя, по словам директора департамента туризма Приморского края Константина Шестакова, Приморье готово принять 95% круизных лайнеров, курсирующих по Азиатско-Тихоокеанскому региону.

В 2016 году Приморье посетят еще два круизных лайнера Sun Princess и Pacific Venus.

Ирина Таранец

Корея. ДФО > Миграция, виза, туризм > gudok.ru, 26 мая 2016 > № 1772153


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 мая 2016 > № 1767063 Александр Галушка, Юрий Трутнев

Брифинг Юрия Трутнева и Александра Галушки по завершении заседания.

Стенограмма:

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, об итогах сегодняшнего заседания.

Ю.Трутнев: Сегодня на заседании Правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока рассматривалось несколько вопросов. Первый вопрос – доклад Министра по развитию Дальнего Востока Александра Сергеевича Галушки о результатах работы по развитию Дальнего Востока. Смысл доклада сводился к тому, что мы отчитывались, каким образом новые разработанные инструменты по развитию Дальнего Востока, новые законы улучшают ситуацию на Дальнем Востоке. Уже сегодня объём заявленных инвестиций превысил 1 трлн рублей. Мы рассчитываем к концу этого года превысить планку 2 трлн рублей и будем продолжать работу по развитию. Это уже сейчас сказывается на демографической ситуации, уже строятся заводы, к концу года их будет сдано 16.

Второе. Рассматривался вопрос о развитии субъектов Российской Федерации Байкальского региона. Разговор шёл о том, что формы поддержки, которые сегодня приняты на Дальнем Востоке, могут распространяться на Байкальский регион. На Дальнем Востоке уже в ближайшее время вступает в действие закон о бесплатном предоставлении земли гражданам. У нас есть предложение по докапитализации Фонда по развитию Дальнего Востока за счёт налоговых платежей от новых предприятий, которые создаются на территории Дальнего Востока. Есть предложение по налоговому вычету для инвесторов, которые вкладываются в инфраструктуру. Все эти инструменты, которые помогут нам финансировать развитие Дальнего Востока в дальнейшие периоды, могут применяться и на территории Байкальского региона. Мы договорились о том, что будем изучать эти возможности и стараться передавать тот опыт, который на Дальнем Востоке накоплен, для развития ближайшего кнему региона Российской Федерации.

Следующий вопрос был о развитии международных транспортных коридоров «Приморье-1», «Приморье-2». Мы говорили о том, что преимущества Российской Федерации в этой части могут использоваться, но не используются пока, потому что коридоры предоставляют возможность прямого транзита грузов из северо-востока Китая в порты Дальнего Востока. Для того чтобы запустить эти возможности необходимо, во-первых, создать режим транзита, потому что сегодня ситуация довольно странная: у нас расстояние на 30% короче, а длительность прохождения грузов в два раза дольше, так как наша таможня работает неэффективно. В соответствии с законом о свободном порте Владивосток целый ряд таможенных режимов уже меняется. Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев дал поручение доработать эти механизмы, сделать так, чтобы таможенный режим был конкурентен, чтобы он давал возможность быстрого транзита грузов через нашу территорию в порты.

И четвёртый вопрос – я докладывал о выполнении поручений, которые давались на предыдущих заседаниях комиссии. В целом я считаю, что исполнение поручений организовано неплохо. Из 78 поручений у нас сегодня претензии только к 15 по срокам исполнения. Из этих 15 поручений о пяти самых важных я доложил, и Председатель Правительства дал поручение подготовить меры дисциплинарного взыскания к тем сотрудникам министерств, которые отвечали за выполнение поручений правительственной комиссии.

А.Галушка: Хотел бы подчеркнуть (и Председатель Правительства об этом говорил): наверное, главным итогом нашей работы в рамках реализации новой государственной политики развития Дальнего Востока, той политики, которая начала формироваться с момента создания специального министерства, выделения специальной позиции курирующего вице-премьера, является то, что мы в январе – феврале 2016 года достигли исторического минимума с точки зрения уменьшения населения на Дальнем Востоке. Отток населения на Дальнем Востоке практически прекратился, сократившись в 15 раз в январе – феврале этого года по отношению к январю – февралю прошлого года, и составил всего 221 человек.

Естественно, наша цель – чтобы этот отток не просто окончательно прекратился, а чтобы начался приток населения на Дальний Восток. Те новые механизмы, которые специально разработаны Правительством, приняты в российском государстве – и территории опережающего развития, и свободный порт Владивосток, и поддержка инвестиционных проектов (а значит, создание новых рабочих мест для людей на Дальнем Востоке), бесплатное предоставление земли, которое через неделю уже начнётся в первых пилотных регионах, новые налоговые льготы для инвесторов на Дальнем Востоке (любых инвесторов на Дальнем Востоке, не только в ТОР, не только в свободном порте Владивосток, о чём позавчера подписал закон Президент), – работают. Работают они прежде всего на эту цель – чтобы наш Дальний Восток обустраивался, обживался и люди связывали свою судьбу с его развитием.

То, что мы сегодня видим по итогам первых двух месяцев 2016 года, показывает, что такая динамика есть.

Отмечу, что в предыдущие два года, в 2014 и 2015 годах, отток населения тоже существенно сокращался – за два года он сократился более чем на четверть. Но то, что мы видим сегодня, – такого не было в истории России с 1992 года.

Ю.Трутнев: Я думаю, что с вводом в полное действие закона о выделении бесплатно гектара земли на Дальнем Востоке отток населения прекратится.

Вопрос: Можете рассказать подробнее про транспортные коридоры? Какой финансовой модели придерживаются в Правительстве? За чей счёт они будут строиться и сколько будут стоить?

Ю.Трутнев: За счёт инвесторов. Идеи строить всё это за бюджетный счёт нет. При этом риски инвесторов должны быть хеджированы за счёт предоставления гарантий наших коллег из Китая об объёме транспортного потока. Такие переговоры сейчас идут.

Вопрос: Что можно сказать по поводу выравнивания тарифов на Дальнем Востоке?

Ю.Трутнев: Мы выработали с Аркадием Владимировичем Дворковичем единую позицию, было несколько предложений с его стороны, они учтены. Это сказалось на том, что немножко сдвинулся срок начала действия закона – на 1 января будущего года. Но все остальные разногласия сняты.

Вопрос: А должен был с января этого?

Ю.Трутнев: Нет, с января этого года никак не получалось. Мы хотели с середины года, но согласились с аргументами о том, что всё-таки тарифы, как правило, принимаются в начале года. Люди уже сверстали экономические планы, и поскольку тарифы изменятся в середине, это не очень корректно по отношению к предприятиям, работающим в центральной части Российской Федерации.

Вопрос: Юрий Петрович, перспективы транспортного коридора Россия – Большой Уссурийский остров – Китай?

Ю.Трутнев: Мы сейчас рассказывали о том, что получается, но, наверное, было бы нечестно сказать, что у нас получается всё. Большой Уссурийский немножко отстаёт. Мы двигаемся по системным инструментам, считаем это предельно важным, потому что те вещи, о которых мы докладывали вначале – территории опережающего развития, механизм предоставления земли, снижение энерготарифов, механизм поддержки инвестиционных проектов, работа Фонда по развитию Дальнего Востока, – это довольно немало, это всё налажено, но это всё даёт эффект на всю территорию. На проекты, связанные с очень важными, но отдельными точками, пока ещё не хватило времени, мы ещё не успели. Поэтому мы точно будем заниматьсяостровом Русский, там есть что делать, будем заниматься островом Большой Уссурийский.

А.Галушка: У нас ФЦП «Курилы» принята (новая федеральная целевая программа «Курилы» с 2016 по 2025 год) и в апреле утверждён комплексный план развития Комсомольска-на-Амуре, в этом ряду и остров Большой Уссурийский находится. Всё сразу сделать просто невозможно, но мы этим тоже занимаемся.

Вопрос: Транспортные коридоры, сколько это будет стоить, какая планируется финансовая модель?

А.Галушка: Во-первых, хочу подчеркнуть, Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев отметил, что это очень правильный проект, им нужно заниматься, дал поручение включить в повестку его переговоров с Премьер-министром КНР Ли Кэцяном вопросы развития транспортных коридоров «Приморье-1», «Приморье-2». Есть также соответствующее поручение прежде всего по формированию «бесшовного» режима для транзитных грузов из северо-востока Китая в наши порты Приморья.Соответствующие решения правительственной комиссии будут оформлены, в ближайшее время приступим к их реализации.

С точки зрения практической нам вполне понятно, какой комплекс изменений в таможенное законодательство необходим. Речь идёт о том, чтобы тот груз, который идёт сегодня из северо-восточных провинций Китая, например, в порт Далянь, также беспрепятственно, что называется бесшовно, мог поступать и в наши порты юга Приморья – Восточный, Находка, Зарубино, Посьет, порт Владивосток и так дальше.

Кстати, отмечу, что? нам дают транспортные коридоры. Транспортные коридоры могут дать нашему Дальнему Востоку 45 млн т грузов. Напомню, что от модернизации БАМа и Транссиба мы хотим получить более 60 млн т дополнительно в порты нашего Дальнего Востока. Эти коридоры не достигают этого объёма, но не так сильно отстают. 45 млн т грузов, из которых 22 млн т –контейнерные грузы, 23 млн т – зерновые грузы.

Сегодня о чём шла речь? Что нужны инвестиции, во-первых, нужны режимы благоприятные при пересечении границы, во-вторых, нужны инвестиции в инфраструктуру. Но инвестиции в инфраструктуру прежде всего должны быть и будут частные. Мы исходим из того, что не только проблемы с бюджетным финансированием (дело даже не в этом), а что этот проект экономически рентабелен. Готова финансово-экономическая модель, которая показывает, что минимум 10% годовых инвесторы могут заработать на инвестициях в инфраструктуру, а возможно, и больше, и до 15% годовых. 10% годовых – это минимальный уровень рентабельности. Мы ведём активно переговоры с нашими китайскими партнёрами. Они о своей заинтересованности заявили, и сегодняшние решения правительственной комиссии во главе с Председателем Правительства (я могу об этом твёрдо говорить, уверенно, потому что сам в этих переговорах участвовал) – это именно те принципиальные решения, которые нужны для китайской стороны, чтобы тоже эти коридоры поддержать.

Вопрос: Стоимость каждого из коридоров можете озвучить?

А.Галушка: Она составляет около 150 млрд рублей по каждому коридору. Эти деньги нужны не одномоментно, это постепенные вложения в инфраструктуру, в её развитие, преимущественно до 2030 года. 150 млрд рублей на каждый коридор в совокупности до 2030 года. Наиболее готов сегодня коридор «Приморье-1», из провинции Хэйлунцзян в Находку. Там требуется инвестиций около 10 млрд рублей до 2020 года, для того чтобы он значительно увеличил свои пропускные способности.

Эффект для экономики Приморского края – это ежегодное увеличение ВРП на 4–5% и создание более 4 тыс. новых рабочих мест. Это хороший проект для экономики юга нашего Дальнего Востока. Причём мы в своих оценках были консервативны и с точки зрения затрат закладывали по верхнему порогу, а с точки зрения эффектов закладывали по нижнему порогу. Расчёты показывают, что этот проект является устойчивым, а потому привлекательным.

Для нас желание участвовать в этом проекте таких инвесторов, как Китайский экспортный банк, другие крупные китайские компании (вплоть до того, что они готовы рассматривать вопрос о создании с российской стороной совместной управляющей компании) – это и есть лучший критерий, подтверждающий жизнеспособность этих проектов.

Часть решений уже сегодня реализуется, а именно по закону о свободном порте Владивосток (это закон уже вступил в силу) с 1 октября 2016 года пункты пропуска начинают работать по модели семь дней в неделю 24 часа в сутки. Создаётся свободная таможенная зона и вместо множества контролёров вводится единый контрольный орган при пересечении границы. Вот эти режимы уже есть, они уже в законе имплементированы. Но важно создать благоприятные режимы для транзитных грузов, чтобы транзитные грузы могли быстро проходить соответствующее оформление, и условия, которые Россия предоставляет, были конкурентны по отношению к тем коридорам, которые сегодня существуют.

Сегодня Председатель Правительства принципиально поддержал решение об изменении режимов пересечения границы для транзитных грузов – это первое. И второе – поддержал решение о том, что соответствующие межправительственные соглашения должны быть подготовлены и подписаны между Правительством Китая и Правительством России, а также в повестку переговоров на самом высоком уровне, по мнению Дмитрия Анатольевича, тема транспортных коридоров должна войти.

Вот это те решения, которые сегодня приняты.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 мая 2016 > № 1767063 Александр Галушка, Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Недвижимость, строительство > tpprf.ru, 20 мая 2016 > № 1761919 Олег Кожемяко

На Сахалине намерены развивать льготную ипотеку.

В первую очередь на заём с низкой процентной ставкой смогут рассчитывать многодетные семьи, работники бюджетной сферы и молодые семьи. Этот вопрос обсуждался на встрече губернатора Олега Кожемяко с руководителем «Сахалинского ипотечного агентства» Геннадием Осиповым, сообщила пресс-служба администрации области.

- У нас многодетным семьям выдано 800 земельных участков, но случаи строительства на них единичны. Среди основных сдерживающих факторов - отсутствие инженерной инфраструктуры. К тому же, чтобы взять кредит в банке на строительство, людям просто нечего предоставить в залог, – отметил глава региона. - Нас интересуют возможности ипотечного агентства в предоставлении населению льготных кредитов на эти цели, подведении к участкам необходимых коммуникаций. Работа предстоит большая, ведь в перспективе мы планируем максимально расширить количество участников этой программы.

- Мы готовы взять на себя выполнение этих задач. На основе опыта Белгородской области уже проработан алгоритм действий. Стоимость квадратного метра в таких индивидуальных домах должна быть приемлемая – не выше 60 тысяч за квадратный метр, строительством тоже готовы заняться. Получатели льготных кредитов смогут и сами организовывать процесс возведения домов, – сообщил Геннадий Осипов.

«Сахалинское ипотечное агентство» («СИА») в областном центре сейчас строит первый многоквартирный дом по программе льготного ипотечного кредитования. Для участников программы «Обеспечение населения Сахалинской области качественным жильём» ставка составляет – 7% годовых, для молодых семей с двумя детьми – 3,5%, для многодетных и семей с детьми инвалидами – 0%.

- Необходимо заниматься строительством ипотечного жилья и на Курильских островах. Цена квадратного метра и там должна быть в диапазоне – 60-65 тысяч за квадратный метр. Чтобы удержать эту планку, в региональном правительстве готовы рассмотреть возможности по субсидированию доставки стройматериалов на острова, компенсации расходов на обустройство инженерной инфраструктуры, – предложил губернатор. - На Курилах надо строить и арендные дома. Квартиры в них можно будет предоставлять не только по заявкам муниципалитетов. Военным жилья не хватает, многие из них из-за этого не могут привезти свои семьи.

Сейчас «СИА» строит арендные дома в шести районах Сахалинской области – это более 320 квартир. Они предназначены для специалистов, в которых остро нуждаются муниципалитеты. Арендная плата в них будет существенно ниже среднерыночной.

Россия. ДФО > Недвижимость, строительство > tpprf.ru, 20 мая 2016 > № 1761919 Олег Кожемяко


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 19 мая 2016 > № 1863338 Максим Шаповалов

Продуктивность Ханки можно повысить в разы.

Максим ШАПОВАЛОВ, Научный сотрудник лаборатории ресурсов континентальных водоемов и рыб эстуарных систем ТИНРО.

Озеро Ханка – крупнейший пресноводный водоем Дальнего Востока – играет особую роль в рыболовстве Приморского края. Здесь обитают десятки видов рыб, на водном объекте активно работают российские и китайские рыбаки. Какие виды уже сегодня охвачены промыслом, а какие представляют интерес на перспективу? И каковы в целом возможности рыболовства в реках и озерах Приморья? Об этом в интервью Fishnews рассказал научный сотрудник лаборатории ресурсов континентальных водоемов и рыб эстуарных систем ТИНРО-Центра, кандидат биологических наук Максим Шаповалов.

– Когда говорят о промысловой деятельности предприятий Приморья, обычно указывают на добычу таких объектов, которые занимают ведущее место в российском вылове, - минтая, сельди и т.д. Но ведь есть еще континентальные водоемы, и хочется рассказать об их возможностях. Какие виды биоресурсов сейчас наиболее востребованы из тех, что обитают в реках и озерах края? В каком режиме их осваивают – ОДУ или возможного вылова?

– Основной промысел пресноводных объектов у нас сосредоточен в озере Ханка, реке Уссури и водоемах бассейна Японского моря (в первую очередь в реке Раздольная, неплохо идет лов и в Хасанском районе). Из пресноводных видов рыб наиболее популярны у рыбопромышленных предприятий и населения сазан, карась, толстолобики, щука, судак и др. Все эти объекты осваиваются в режиме общего допустимого улова.

На побережье пользуются спросом полупроходные виды рыб – красноперки, корюшки, кефали (пиленгас, лобан). В бассейне Раздольной добывают некоторое количество пресноводных видов, но в основном промысел сосредоточен вот на этих эстуарных, полупроходных объектах. Почти все они, кроме пиленгаса, осваиваются в режиме возможного вылова, и официальная добыча их незначительна, в отличие от объектов, для которых устанавливается ОДУ, – прежде всего рыб озера Ханка. В бассейне Уссури все виды рыб добываются в режиме возможного вылова.

– А если говорить о потенциале промысла: какие ресурсы могли бы быть интересны нашим рыбакам?

– Практически все объекты, для которых устанавливается возможный вылов, открывают достаточно большие возможности для промысла, но мало осваиваются из-за невысокой рентабельности добычи. Например, востробрюшки бассейна Ханки. Запасы их оцениваются как минимум в 2 тыс. тонн. Однако вылов невелик. Это маленькая рыба, которая технологически сложна в переработке. И продукция из востробрюшек не выдерживает конкуренции ни с красноперкой, ни с корюшкой.

Слабо осваивается бассейн Уссури. На своем протяжении от Лесозаводска, где она сливается с Сунгачой, и до границ Приморского края это пограничная река, доступ туда сложен, рыбалка неустойчива, в некоторые годы промысел развивается, в некоторые – нет. Хотя объемы китайского промысла, по некоторым косвенным данным, значительны. Следовательно, такими же могли бы быть и российские уловы. Промысел в верховьях и в среднем течении Уссури развит слабо, в основном добычу там осуществляют коренные малочисленные народы и рыбаки-любители.

Есть перспективные объекты, которые мало разведаны и промыслом вообще не охвачены. Запасы их сильно колеблются и могут достигать больших значений. Например, косатки Ханки. Сейчас озеро завоевывает рыба-лапша, которая попала в наши воды, по-видимому, с китайских рыбоводных ферм (в КНР интенсивно разводят множество разных рыб). Численность рыбы-лапши растет: в ходе ежегодных мониторинговых исследований мы учитываем все большие и большие объемы. Планируем провести работы по специальному изучению этого объекта и его воздействия на сообщество Ханки.

Если говорить о беспозвоночных, то китайцы на озере осваивают, например, креветок. Ресурсы этого объекта также значительны. Мы рекомендуем креветок к освоению в режиме возможного вылова, но для российских рыбаков они не представляют интереса. По сравнению с морскими собратьями пресноводные креветки мелки, сложны в обработке. Рынок на них у нас не сформирован. В общем, нерентабельный и малопривлекательный объект промысла.

Перспективным может быть зарыбление наших многочисленных водных объектов. В Приморье очень густая речная сеть и большое количество естественных и искусственных водоемов. Их продуктивность можно серьезно повысить, проводя несложные мероприятия по заселению аборигенными видами рыб. Молодь можно приобрести на нашей Лучегорской научно-исследовательской станции и на других рыбоводных предприятиях.

Рыбоводство в континентальных водоемах Приморья, может быть, не будет играть большую роль в масштабах всего валового продукта края, но местное значение могло бы иметь – наряду с рыболовством.

– То есть у нашей пресноводной аквакультуры хорошие возможности, хотя говорят в основном сейчас о марикультуре?

– Очень хорошие. Но и есть несколько проблем. Основных, на наш взгляд, две. Первая – это получение молоди. Ее не хватает, имеющиеся объемы способны обеспечить лишь малую часть потребности. И вторая проблема – корма. В водоемах, продуктивность которых не очень значительна, повысить ее можно было бы за счет искусственного кормления.

Но это мы говорим о малых водоемах, прудах, водохранилищах. Обширной кормовой базой обладает Ханка – озеро можно рассматривать как великолепный водоем для пастбищного рыбоводства. При правильном подходе продуктивность этого водного объекта и объемы добычи можно было увеличить в несколько раз.

Удачным примером здесь может служить зарыбление Ханки толстолобиками – работы планомерно осуществляют с 80-х годов китайцы. В 90-е эта рыба составляла едва ли не основу промысла. Сейчас видно, что толстолоба стало значительно меньше – самостоятельно размножаться в водах Ханки этот объект не может.

Мы вполне могли бы последовать примеру китайской стороны. Молодь у нас на Лучегорской НИС есть, но необходима организация процесса зарыбления. Возможно, пользователи, которые осуществляют рыболовство в бассейне Ханки, могли бы объединиться и взять на себя эту работу. Как вариант, частично финансировать зарыбление могло бы государство, частично – ассоциация пользователей. Повышение продуктивности озера было бы выгодно самим рыбакам.

В водоемах япономорского побережья перспективы рыбоводства более туманны. Как я уже упомянул, имеющиеся ресурсы этих вод и так недоосваиваются. Например, лобан, пиленгас. Лобан в летний период совершает миграции вдоль побережья Приморского края, вплоть до Амурского лимана, через Японское море и даже до Охотского доходит. Запасы его в этот период вдоль побережья Приморья могут составлять от 1 до 5 тыс. тонн. И даже более. Сейчас такой климатический период, когда подходы лобана значительны. Это ценный промысловый объект, но добывать его сложно: рыба буквально выпрыгивает из неводов. Хотя в Азово-Черноморском бассейне, где кефали – один из основных объектов освоения, существуют специальные орудия лова. А у нас пока лобан добывается в совсем небольших объемах.

– То есть основной водный объект, где осуществляется промысел, - это озеро Ханка?

– Да, это самый крупный пресноводный водоем на Дальнем Востоке России. При правильном подходе он может обеспечить больше 1 тыс. тонн вылова в год. Было время, когда добыча официально доходила до 1300 тонн. Мы можем вновь добиться такого показателя. Но, еще раз повторю, при грамотной эксплуатации и зарыблении ценными видами.

Что интересно, на Ханке, как и во всем бассейне Амура, представлены рыбы китайской фауны. Например, верхогляд, который очень высоко ценится в КНР. Китайцы даже вывозят его незаконно из России на родину. Цена на эту рыбу может доходить до 3 тыс. рублей за килограмм, а весит она более 2 кг (раньше попадались экземпляры более 10 кг). То есть один экземпляр может стоить и 6 тыс., и 10 тыс., и 15 тыс. рублей. Причем в Китае больше ценят именно верхогляда озера Ханка, а не Амура – из-за особенностей воды и кормовой базы.

В КНР осуществляют и воспроизводство этой ценной рыбы, на предприятии недалеко от Турьего Рога – в поселке Данбиджень. Оно, похоже, одно занимается этим объектом, но оно существует. У нас пока технология не разработана, но это может быть очень перспективно, так как основные нерестилища верхогляда находятся в наших водах. И вообще три четверти Ханки – российская акватория.

– Ранее специалисты ТИНРО-Центра отмечали, что зафиксирован рост освоения рекомендуемых объемов на озере Ханка. С чем вы это связываете?

– На наш взгляд, сказались два позитивных момента. Во-первых, это рост запасов. Благодаря нашим усилиям был введен запрет на промысел: действовала эта мера с 2002 по 2006 годы включительно. После этого был разрешен ограниченный промысел, в особом режиме. Ограничение промысла, а после – распределение промысловой нагрузки на различные районы Ханки, позволили создать условия для увеличения запасов. Потом уже промысел разрешили вести более свободно, по всей акватории озера за исключением охранных зон. В настоящее время мы наблюдаем устойчивую тенденцию увеличения запасов рыб, повышение количества пользователей и рост освоения ОДУ. В 2011 году освоение было почти 100%. Тогда мы рекомендовали повысить объемы рекомендованного вылова. По некоторым объектам – в шесть раз. Потом еще увеличили. Правда, в 2012 – 2014 годах произошло снижение освоения до 50 – 60%. Но уже в 2015 году отчетность показала освоение объемов ОДУ в среднем на 73%. Общий вылов рыбы на Ханке по данным Приморского территориального управления Росрыболовства возрос с 75 тонн в 2011 году до 223 тонн в 2015-м. Это относится к объектам, на которые устанавливается ОДУ. Освоения объектов, на которые общий допустимый улов не устанавливается, на озере Ханка практически нет.

Немаловажную роль в росте запасов, а следовательно, и вылова, сыграл подъем уровня воды на Ханке. С нашей точки зрения, и для рыбаков, и для рыбы это положительный фактор. У нас есть данные об уловах на озере за 85 лет, и эта статистика показывает практически синхронное изменение уровня воды и объемов добычи.

– И заключительный вопрос – об исследовании водных биоресурсов в реках и озерах на перспективу. Какие работы предполагается выполнять?

– Планы у ТИНРО – пересчитать все, все знать. Но реальных возможностей – все меньше и меньше. У нас есть госзадание по оценке запасов, и мы его, как правило, выполняем. Сотрудничество налажено с промысловиками, которые работают на озере Ханка. То есть мы изучаем рыбу, которую добывают промышленники, они нам предоставляют отчетность, чтобы была возможность отследить динамику улова, видовой состав, причем в разных районах.

По Уссури работы планируем практически всегда, но реализовывать их трудно. Отдаленные районы, промысел вялотекущий. Однако мы в свое время неоднократно полностью проходили Сунгачу, Уссури, до границ с Хабаровским краем. За десять лет беспрерывных мониторинговых исследований мы вышли на определенные данные. Запасы несильно колеблются. Выезды мы делаем, и, в общем-то, они подтверждают, что ресурсы достаточно стабильны.

Людей у нас мало сейчас. Молодежь несильно к нам стремится. Сократилось число людей на наблюдательных пунктах, на Ханке например. Поэтому первоочередная задача – это все-таки выполнение государственного задания. В принципе это уже неплохо, потому что задачи ставятся достаточно объемные, запасы мы оцениваем. Также прорабатываем вопрос о том, чтобы изучать ресурсы других перспективных объектов промысла.

Маргарита КРЮЧКОВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 19 мая 2016 > № 1863338 Максим Шаповалов


Китай. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 мая 2016 > № 1752898 Александр Габуев

Перенос страхов: стоит ли опасаться китайских заводов на Дальнем Востоке?

Александр Габуев, Вита Спивак

Даже беспредметные заявления чиновников о потенциальном размещении китайских заводов на Дальнем Востоке вызывают в российском обществе тревогу и панику. Но анализ китайского опыта по переносу предприятий за последние годы показывает, что масштабного экспорта заводов из КНР в Зауралье ожидать не стоит

Читая комментарии российских законодателей и СМИ на сообщение Министерства по развитию Дальнего Востока о возможном переносе китайских предприятий в Россию, можно подумать, будто в Зауралье уже и вправду прохода нет от китайских инвесторов. Появившаяся в начале апреля на сайте Минвостока короткая новость, что ведомство обсудило потенциал экспорта производственных мощностей из Китая на Дальний Восток, вызвала не менее бурное обсуждение, чем прошлогоднее известие о сдаче китайцам в аренду 115 тысяч га диких степей Забайкалья.

Глава думского Комитета по региональной политике Николай Харитонов заявил, что размещать китайские предприятия на Дальнем Востоке «ни в коем случае нельзя». По его словам, депутаты будут противостоять этим зловредным планам. Не менее громко относительно «китайской экспансии» высказался депутат ЛДПР, глава Комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Фургал: «Всем понятно, что в случае реализации данного проекта РФ может получить грязные технологии, плохую экологию и негатив населения. А наши соседи при этом – прибыль и занятость своих китайских граждан. Все налоги при этом будут уходить в Китай».

Не остались в стороне от обсуждения и СМИ. Редкие попытки дать слово сторонникам и противникам инициативы предсказуемо потонули в шквале негатива про грязное производство, китайскую колонизацию и неизбежную аннексию в итоге. Как часто бывает в дискуссиях о китайской экспансии в Зауралье, большинство участников не потрудились выяснить, о чем и с кем в Китае договорился Минвосток.

Недоговоренности на высшем уровне

По словам высокопоставленных сотрудников Минвостока, идея обсудить с Пекином перенос китайских предприятий на Дальний Восток родилась в сентябре 2015 года. Тогда вице-премьер Юрий Трутнев, курирующий развитие ДВФО, посещал Далянь в рамках Встречи новых чемпионов, которую ежегодно организует Всемирный экономический форум (эту площадку часто называют «летним Давосом»). Трутнев там выступал вместе с главой Госкомитета по реформам и развитию Китая (бывший Госплан, превратившийся в главный центр макрорегулирования китайской экономики) Сюй Шаоши. Сюй рассказывал о принятом накануне циркуляре Госсовета КНР «О стимулировании международной кооперации в области производственных мощностей и изготовления оборудования».

Именно в этом выступлении вице-премьер РФ впервые услышал о планах Китая стимулировать перенос за рубеж производственных мощностей в двенадцати отраслях. Тогда же Трутнев поручил сотрудникам Минвостока поскорее проработать вопрос с китайскими коллегами. В ноябре глава ведомства Александр Галушка посетил Пекин и встретился с руководителями Госкомитета по реформам, предложив зафиксировать интерес обеих сторон к потенциальному привлечению китайских производств на Дальний Восток. А 17 декабря во время визита Дмитрия Медведева в Китай два ведомства подписали меморандум о сотрудничестве на Дальнем Востоке, в котором перенос промышленности стал одним из четырех тем для возможного сотрудничества (наряду с развитием Северного морского пути, транспортировкой грузов Северо-Востока КНР через порты Приморья и привлечения китайских инвесторов в ТОРы и Свободный порт Владивосток). Апрельский разговор директора департамента Минвостока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Рустама Макарова с директором департамента ГКРР по развитию промышленности Северо-Востока Китая Чжоу Цзяньпином стал, по сути, первыми рабочими консультациями, да и их нельзя назвать особо предметными. По словам знакомых с ходом переговоров чиновников, на этой встрече китайцы согласились обсуждать конкретные предложения, когда они у Москвы появятся, а пока что будут запрашивать мнение своих региональных властей.

В отсутствие больших проектов, которыми можно похвастаться, чиновники часто хвастаются декларациями о намерениях (и российские, и китайские бюрократы – не исключение, тут два «стратегических партнера» находятся в числе мировых лидеров). Также поступил и Минвосток, очевидно, не рассчитывая на столь бурную реакцию общественности. Седьмого апреля Рустам Макаров появился в эфире телеканала РБК, чтобы обсудить инициативу с экспертами и отбить критику. Он сказал, что 80% рабочих будут гражданами РФ, снижать требования по экологии власти не будут, а сбывать продукцию предполагается на «гигантском рынке» АТР. Позже Минвосток выступил с дополнительными разъяснениями: ведомство будет вести переговоры и с другими странами, да и Китай не намерен переносить промышленность исключительно в Россию. Изучение данных о том, почему, куда и как Китай намерен переносить промышленность, показывает, что Дальнему Востоку промышленная экспансия гигантского соседа пока вообще не грозит.

Правила переноса

Исторически производства переносят в другие страны в основном по трем причинам: дешевизна ресурсов (обычно – рабочих рук), освоение новых больших рынков и забота об экологии. Промышленная экспансия Японии в азиатские страны хорошо иллюстрирует этот механизм. Сначала производства (например, заводы гигантов японского автопрома вроде Toyota) переезжали в страны с дешевыми рабочими руками и низкими экологическими стандартами, укрепляя конкурентоспособность японских машин на мировых рынках, а также здоровье японских граждан. Затем в странах, куда переносились производства, возникал собственный средний класс: бывшие дешевые рабочие руки и их потомки превращались в потребителей. Соответственно, переносить производства есть смысл в страны с более дешевым трудом, потенциальным емким рынком и низкими экологическими стандартами (или заявленными высокими, но с возможностью решить вопрос за умеренную сумму).

У Китая есть еще одна важная причина думать о переносе предприятий – проблема избыточных мощностей в промышленности, о которой в последнее время все чаще говорит премьер Госсовета Ли Кэцян. Наиболее полное исследование этого вопроса, подготовленное Европейской торговой палатой в Китае в начале года, однозначно свидетельствует, что в ряде отраслей промышленности выпуск никак не связан с рыночным спросом на продукцию. Китай производит намного больше цемента, стали, бумаги, химикатов и многого другого, чем ему на самом деле нужно. Так, за два года, 2011–2012, Китай произвел больше цемента, чем США за весь ХХ век. Но для китайцев это далеко не повод для восторженного оптимизма и шапкозакидательских настроений, с которыми этот факт описывается в российской блогосфере. Неконкурентоспособные предприятия поддерживаются на плаву за счет нерыночных кредитов для сохранения социальной стабильности или по коррупционным мотивам. Ликвидация избыточных мощностей уже давно является одним из стратегических приоритетов Пекина.

В циркуляре Госсовета, который так вдохновил Минвосток, прослеживаются обе логики: и экономическая (выход на новые рынки, где меньше издержек и будут новые потребители), и социально-политическая (ликвидация избыточных мощностей и забота об экологии). О механическом «переносе» в документе нигде впрямую не говорится. Там лишь в общем виде расписаны приоритеты «международного сотрудничества» для двенадцати отраслей (сталелитейная промышленность, цветная металлургия, стройматериалы, железнодорожное оборудование, электроэнергетика, химическая промышленность, текстиль, автопром, связь, строительная техника, авиапром, судостроение), но в случае каждой отрасли рекомендации Госсовета разные. Например, для легкой промышленности (13-й пункт циркуляра) рекомендуется переносить производства в «страны с подходящими условиями», главными из которых являются «значительные трудовые ресурсы, низкая себестоимость, близость целевого рынка». А, например, производителям энергетического оборудования (11-й пункт) Госсовет советует сконцентрироваться на наращивании экспорта продукции, произведенной в Китае.

В целом Пекин выступает за строительство производств в новых странах для отраслей с низкой маржинальностью и уровнем необходимых технологий (стройматериалы, текстиль) либо с прицелом на завоевание больших рынков массовой продукции (автопром), а компаниям в более технологичных секторах рекомендует ограничиться поставками китайского оборудования и размещением там при необходимости сервисных центров и отдельных элементов компонентной базы (R&D-центры рекомендуется размещать лишь в странах, имеющих для этого потенциал).

Подобный подход проявляется, например, в единственной запущенной программе переноса китайских производств на постсоветском пространстве – в Казахстане. В декабре 2014 года во время визита премьера Ли Кэцяна в Астану была достигнута принципиальная договоренность о запуске программы, стороны объявили о пятидесяти двух проектах на общую сумму $24 млрд. В марте 2015 года перед форумом в Боао казахстанский премьер Карим Масимов (профессиональный синолог, прекрасно говорящий по-китайски) подписал с Ли Кэцяном несколько соглашений на сумму $14 млрд, а уже в декабре, приветствуя Масимова в Пекине, Ли говорил о первых результатах. В Казахстан будут переноситься предприятия по производству стройматериалов (цемент, стекло, металлоконструкции), переработке сельхозпродукции, цветной металлургии, производству текстиля, а также в сфере энергетики (производство ядерного топлива, возобновляемые источники энергии, электросети). «Сборка автомобилей, производство полипропилена уже запущены, легкое метро в Астане должно быть пущено до конца года», – говорил Ли Кэцян (эти заявления, судя по недавнему началу стройки, все же не совсем соответствуют действительности).

Еще больше материала для понимания того, как функционирует «перенос предприятий по-китайски», дает Африка, где предприниматели из КНР начали строить заводы задолго до того, как Госсовет озаботился регулированием этой сферы и выпуском соответствующих циркуляров. По данным китайской статистики, на конец 2014 года в Африке действовало свыше трех тысяч предприятий с китайским капиталом, а двадцать специальных торгово-инвестиционных зон привлекли свыше 360 промышленных предприятий. Помимо добычи углеводородов и освоения полезных ископаемых, китайцы строят в Африке заводы по производству стройматериалов, бытовой техники, предприятия машиностроения и легкой промышленности.

Как показывает в своих исследованиях наиболее авторитетный специалист по китайскому присутствию в Африке, профессор Университета им. Джона Хопкинса Дебора Бротигэм, в 2000-е бизнесмены из КНР при выборе мест для создания промышленных предприятий руководствовались все теми же принципами – дешевые рабочие руки, потенциал роста местного рынка, а также возможность не слишком обращать внимание на экологические стандарты. Кстати, как показывают полевые исследования Бротигэм и ее команды, на большинстве китайских предприятий в Африке основной контингент рабочих составляют именно местные, так что слухи о «желтой колонизации» Африки она называет мифом.

Дальний Восток в опасности?

Вооружившись знаниями о китайском опыте создания заводов за рубежом, а также данными статистики, можно оценить, подходит ли Дальний Восток для добрососедской промышленной экспансии.

Прежде всего, необходимо оценить уже накопленный опыт – ведь в Африке китайцы начали строить заводы до всяких распоряжений из Пекина. Из-за передачи ведения статистики по прямым зарубежным инвестициям от Росстата к ЦБ сейчас в учете региональных данных царит неразбериха. Однако доступная за прежние годы статистика убедительно показывает, что желанием вкладываться в Дальний Восток китайцы не горят. По данным Росстата за 2013 год, семерка крупнейших инвесторов в ДВФО выглядит так: Япония ($2,34 млрд, в основном это вложения в газовые проекты на Сахалине), Багамские острова ($714,8 млн), Нидерланды ($525 млн), Австрия ($500 млн), Кипр ($495,7 млн), Индия ($462 млн), Германия ($440 млн). В докладе об иностранных инвестициях в Дальний Восток, выпущенном ЦЭФИР в 2013 году по заказу канадской Kinross и Консультативного совета по иностранным инвестициям РФ, указывается, что в 2011 году до 44% иностранных предприятий на Дальнем Востоке были китайскими, однако речь идет в основном о мелких фермах, торговых компаниях или точках общепита. Никаких попыток основать на Дальнем Востоке промышленные предприятия крупнее лесопилки китайцы, судя по доступным данным, не предпринимали.

В чем же причины? Первая и главная – маленький внутренний рынок на Дальнем Востоке. В ДВФО, занимающем треть территории самой большой страны мира, живут менее 6,2 млн человек, и население продолжает сокращаться из-за миграционного оттока. Удаленность от европейской части России делает транспортировку товаров, произведенных на Дальнем Востоке, крайне затратной, а само производство экономически необоснованным. Именно поэтому АвтоВАЗ возил свои машины в регион по специальному субсидируемому тарифу. Точно так же налогоплательщики субсидируют доставку в обратном направлении собранных под Владивостоком на заводе «Соллерс». И именно поэтому сам Минвосток, заманивая инвесторов в ТОРы, делает ставку на экспорт.

С точки зрения дешевой и многочисленной рабочей силы Дальний Восток тоже явно не Африка. Экономически активное население – чуть менее 3,4 млн человек, а уровень безработицы – всего 5,4%. Зарплаты в самом населенном субъекте ДВФО, Приморском крае, в 2014 году даже после девальвации лишь сравнялись с уровнем зарплат в граничащей с РФ провинции Хэйлунцзян: 28 277 рублей в месяц ($426) против 2278 юаней в месяц ($429). Но уже в 2015 году средняя зарплата в Приморье составила 33 811 рублей (около $509), данные по Китаю еще не опубликованы, но из-за летней девальвации в долларовом эквиваленте зарплаты на Северо-Востоке Китая, скорее всего, вновь окажутся более конкурентоспособными.

Важны и социальные аспекты. На Северо-Востоке Китая безработица сравнительно низкая. По данным 2014 года, в Хэйлунцзяне  она составила 4,5%, в Цзилине 3,4%, в Ляонине – 3,4%, а в Автономном районе Внутренняя Монголия (АРВМ) – 3,6%. При этом, как показывают данные China Labor Bulletin, все четыре провинции в последнее время являются важной частью нарастающего в КНР стачечного движения. Об опасностях забастовок местные власти знают не понаслышке: в марте хэйлунцзянский губернатор Лу Хао попал под огонь критики из-за волнений на местных угольных шахтах. Вряд ли в этой ситуации власти Северо-Восточного Китая будут рады инициативе российских коллег, которая может лишить их хоть каких-то рабочих мест.

Если считать, что китайские предприятия, которые Минвосток планирует разместить в ДВФО, будут работать на экспорт в Азиатско-Тихоокеанский регион, то продукция по логике должна будет ориентироваться на все страны региона, кроме России и Китая (откуда заводы, собственно, и предполагается переносить). Беда в том, что Северо-Восток КНР – один из наименее экспортоориентированных китайских регионов. Лишь провинция Ляонин входит в десятку крупнейших экспортирующих китайских провинций, в то время как Хэйлунцзян не поднимается выше 21-го места, Внутренняя Монголия – выше 24-го, а Цзилинь – 25-го.

Вероятно, еще не так давно Пекин мог бы закрыть глаза, если бы кто-то из местных начальников отважился покорять российских соседей заводами на заемные деньги госинститутов вроде Банка развития Китая или Экспортно-импортного банка. Именно эти два института, согласно исследованиям Бротигэм, играли важную роль в процессе промышленного освоения Африки. О значительной роли, которую предстоит сыграть «политическим банкам», говорится и в прошлогоднем циркуляре ГКРР (пункт 32). Проблема в том, что сейчас оба банка находятся в центре антикоррупционной кампании, а также усилий Пекина сделать госбанки более эффективными и предотвратить разрастание плохих долгов. Именно поэтому в России этим банкам можно финансировать проекты друзей президента Владимира Путина вроде «Ямал СПГ», но вряд ли стоит ожидать от них массированных кредитов на проекты в ДВФО без оглядки на экономическую логику.

Таким образом, защитникам промышленной девственности Дальнего Востока бояться анонсированной Минвостоком инициативы не стоит. В плане реализации она, скорее всего, уйдет не дальше, чем подписанная в 2009 году Дмитрием Медведевым и Ху Цзиньтао программа сотрудничества ДВФО и Северо-Востока КНР, о которой сейчас Москва и Пекин предпочитают не вспоминать. Если на Дальнем Востоке через пару лет появится хотя бы несколько китайских предприятий, это уже можно будет считать большой удачей. Куда более опасны для развития региона сами антикитайские фобии, когда люди готовы паниковать при появлении любой химеры, родившейся в чиновничьих кабинетах. Тревожный звон отпугивает реальных инвесторов и заглушает призывы к радикальному улучшению инвестклимата через структурные реформы.

Китай. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 мая 2016 > № 1752898 Александр Габуев


Россия. СФО. ДФО > Экология > kremlin.ru, 11 мая 2016 > № 1750519 Владимир Пучков

Совещание по вопросам ликвидации последствий природных пожаров.

Владимир Путин провёл совещание в формате видеоконференции по вопросам ликвидации последствий природных пожаров в ряде регионов страны. На связь с главой государства вышли руководители Амурской области, Забайкальского края и Бурятии, а также представители МЧС России.

В стране в настоящий момент действует несколько десятков лесных пожаров, особо тяжёлая ситуация складывается в Амурской области, Бурятии и Забайкальском крае.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Собрал Вас для того сегодня, чтобы поговорить о том, как идёт работа по борьбе со стихийным бедствием – пожарами.

Я когда ещё был на космодроме Восточный, уже тогда с вертолёта было видно, что в некоторых местах дымит. Здесь и природа, конечно, нас испытывает на прочность: ветер большой, температуры большие.

Но, к сожалению, как часто бывает, события подобного рода связаны ещё и с деятельностью человека, носят рукотворный характер, имею в виду пал травы. Мы каждый год об этом говорим. Тем не менее не удаётся предотвратить такого негативного развития, которое мы наблюдаем сегодня.

Амурская область, Бурятия и Забайкальский край страдают особенно – тысячи гектаров леса горят. Давайте сегодня поговорим о том, что делается. Знаю, что созданы и межведомственная рабочая группа, и ведётся космический мониторинг ситуации.

Хотел бы от Вас услышать, что предпринимается конкретно и что планируется сделать в ближайшее время, имея в виду также и наступающий период летних отпусков. И в этом смысле нужно, конечно, особое внимание уделить профилактике пожаров и других возможных негативных природных явлений, с тем чтобы обеспечить нормальную ситуацию в местах отдыха граждан.

Давайте начнём работать.

В.Яцуценко: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

На территории Российской Федерации, по данным Рослесхоза, в 8 субъектах действует 116 очагов природных пожаров. Наибольшее количество из них зафиксировано в Амурской области, Республике Бурятия и в Забайкальской крае, в которых уже сегодня введён режим чрезвычайной ситуации в лесах.

Органы управления и силы МЧС России в данных регионах функционируют в режиме чрезвычайной ситуации, проведено наращивание группировки сил. Дополнительно перебрасываются силы парашютно-десантных подразделений Авиалесохраны и аэромобильной группировки МЧС России. Применяется авиационная группировка в количестве 45 воздушных судов от РСЧС и 24–х – от МЧС России, оборудованных водосливными устройствами для тушения природных пожаров.

Основные усилия сосредоточены на защите населённых пунктов, объектов экономики и инфраструктуры. Эффективное применение самолётов Бе–200ЧС совместно с наземной группировкой пожарно-спасательных подразделений позволили только за прошедшие сутки на территории Российской Федерации не допустить распространения природных очагов на 70 населённых пунктов.

Вместе с тем с начала пожароопасного периода имели место случаи перехода пожара на жилые дома в четырёх населённых пунктах трёх субъектов Российской Федерации. Пожарно-спасательным подразделениям удалось оперативно провести эвакуацию населения и ликвидировать возгорание.

Оказывается адресная помощь и поддержка гражданам, потерявшим жильё, проводится дознание. В настоящий момент одной из причин является несанкционированный пал растительности, в том числе и при неблагоприятных погодных условиях.

На базе Национального центра [управления в кризисных ситуациях МЧС России] организована работа межведомственной рабочей группы по контролю за лесопожарной обстановкой. Информация по термоточкам в кратчайшие сроки доводится в органы исполнительной власти, в том числе и до муниципальных образований.

Только за прошедшие сутки зафиксировано более 700 термоточек. Непрерывно ведётся моделирование обстановки с учётом прогнозов погодных условий по наихудшему сценарию. Органы управления сил и средств функциональных и территориальных подсистем продолжают работу по ликвидации природных пожаров. Обстановка находится на круглосуточном контроле Национального центра.

Доклад закончил. Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Мы потом ещё вернёмся к работе МЧС. Давайте послушаем коллег из регионов.

Марина Владимировна, пожалуйста, Амурская область.

М.Дедюшко: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Губернатор Амурской области уже третьи сутки находится на территории горимых районов. Он встречается с людьми, контролирует работу органов местного самоуправления по обеспечению пострадавших жильём, по обеспечению продуктами питания.

При организации селектора не удалось ликвидировать сбой связи, поэтому позвольте мне приступить к докладу.

В.Путин: Пожалуйста.

М.Дедюшко: В связи со сложной пожароопасной обстановкой на территории области с 7 мая введён режим чрезвычайной ситуации. С начала пожарного сезона на территории Амурской области зарегистрировано 284 лесных пожара на общей площади 138 тысяч гектаров. Это менее одного процента общей площади территории области.

Большая часть возникающих пожаров, именно 75 процентов, ликвидирована в течение первых суток после обнаружения. За прошедшие сутки на время 8 часов утра на территории области зарегистрировано 38 природных пожаров. На сегодняшний вечер остаётся уже 24 лесных пожара.

Из 29 районов области наиболее сложная обстановка на четырёх территориях: в Свободненском, Мазановском, Шимоновском и Зейском районах. Причины – Вы действительно правильно назвали – это высокая температура, до 25 градусов, нехарактерная для этого времени года, почвенная засуха, сильные ветры, которые беспрерывно дули в течение пяти суток, до 16–20 метров в секунду.

Сейчас обстановка находится под контролем, и на настоящий момент в области угроз населённым пунктам нет. Ветер стихает, начались дожди.

На тушении пожаров по области задействовано 968 человек, 184 единицы техники, четыре вертолёта Ми–8, три самолёта Ан–2, два самолёта Бе–200. Дополнительно к имеющейся группировке приведены в готовность 332 единицы техники для подвоза воды, 618 единиц тракторно-бульдозерной техники.

Подготовлены к реагированию 558 подразделений добровольной пожарной охраны общей численностью 2,5 тысячи человек. Имеют они на вооружении 438 единиц техники, дежурят круглосуточно. Из сотрудников охотобществ созданы группы для тушения пожаров общей численность 226 человек.

После проведённого Владимиром Андреевичем Пучковым селекторного совещания группировка Амурской области дополнительно усилена за счёт федерального центра из соседних субъектов в количестве 285 человек.

Хотелось бы выразить огромную благодарность Министру МЧС России за такую поддержку. К нам уже оперативно прибыли десантники федерального резерва Рослесхоза, спасатели Дальневосточного регионального центра МЧС России, лесопожарных служб Хабаровского края и Еврейской автономной области. Просьба губернатора области: оставить эти группировки на территории области до полной стабилизации ситуации.

Наши потери. К сожалению, у нас есть потери: в селе Малиновка сгорело пять жилых домов. Проживает пять семей в количестве 11 человек, в том числе и один ребенок. Пострадавших людей нет. Жителям уже выплачено по 150 тысяч рублей на семью. Жители на проживание размещены у родственников и в малосемейном общежитии, оборудованном спальней, душем и кухней.

И в селе Заречная Слобода Зейского района сгорело 11 жилых домов, в которых проживало 13 семей. Это 32 человека, в том числе четверо детей. Пострадавших тоже нет. Жителям тоже оперативно выплачено 150 тысяч рублей на семью.

Семьи все размещены у родственников или им предоставлено место, 10 человек размещены в общежитии гостиничного типа с обеспечением питанием. Все они, ещё раз повторю, обеспечены продуктами питания, предметами первой необходимости. За ними закреплен автобус.

Уже сегодня на территории работают наши строители, подготовлены необходимые документы для предоставления мер по социальным выплатам на приобретение или строительство жилья из резервного фонда области. И мы гарантируем, что в срок до 1 сентября текущего года пострадавшие будут обеспечены жильём.

Уважаемый Владимир Владимирович, доклад закончен.

В.Путин: Спасибо.

Наталья Николаевна, пожалуйста, Забайкальский край.

Н.Жданова: Уважаемый Владимир Владимирович!

На территории Забайкальского края на сегодня действует 37 лесных пожаров на площади 13148 гектаров в 13 районах. За сутки ликвидировано пять пожаров на общей площади 354 гектара и локализовано десять пожаров общей площадью 3600 гектаров.

На тушение пожаров задействовано 1062 человека и 176 единиц техники. Переход огня на населённые пункты не допущен, угрозы населённым пунктам нет.

В сравнении с аналогичным периодом прошлого года удалось сократить количество термоточек на 4800 возгораний и количество природных пожаров на 698 очагов.

Авиамониторинг лесопожарной обстановки проводится 12 воздушными судами региональной подсистемы ликвидации и предупреждения чрезвычайных ситуаций и шестью беспилотными летательными аппаратами МЧС и МВД России. В связи с осложнением лесопожарной обстановки коэффициент кратности авиапатрулирования увеличен в 1,3 раза.

Группировка сил в настоящее время увеличена на 73 сотрудника парашютно-десантной пожарной службы федерального резерва. 10 мая направлено обращение в Россельхоз на выделение ещё ста сотрудников парашютно-десантной пожарной службы. Для тушения лесных пожаров и защиты населённых пунктов привлечена авиация МЧС России: один самолёт Бе–200, два вертолёта Ми–8 и самолёт Ил–76.

Нужно сказать, что все наши обращения за помощью поддерживаются и помощь оказывается своевременно и в полном объёме. В настоящее время на территории края введён особый противопожарный режим. И с 6 мая действует режим чрезвычайной ситуации в лесах.

Продолжается и ещё больше усиливается профилактическая работа. Для её проведения, а также для своевременного обнаружения и тушения ландшафтных пожаров созданы и работают 369 патрульных групп в муниципалитетах, 820 патрульно-маневренных групп в населённых пунктах, 105 маневренных групп в организациях, активно задействуется институт сельских старост.

В выходные и праздничные дни на территории края дополнительно работали межведомственные патрульные группы исполнительных органов государственной власти, все дежурные силы пожарной охраны Федеральной противопожарной службы и Забайкалпожспаса находятся на постах наблюдения на границах населённых пунктов. Всего таких постов на сегодня выставлено 142.

За всё время вынесено 365 постановлений на общую сумму штрафов 226 тысяч рублей. Эти постановления выносились сотрудниками надзорной деятельности МЧС, сотрудниками пожарного надзора в лесах, сотрудниками полиции. Возбуждено уголовное дело по факту поджога сухой растительности.

В настоящее время на территории края установился четвёртый класс пожарной опасности в 23 муниципальных районах. С учётом неблагоприятного метеопрогноза, который обусловлен штормовым предупреждением в связи с усилением ветра, все мероприятия, профилактическая работа усилены, находятся на постоянном контроле. В ежедневном режиме заседает межведомственный оперативный штаб.

Силы и средства есть, есть понимание необходимости локализации ситуации и недопущения распространения огня, особенно с учётом приближения летней оздоровительной кампании, прежде всего наших детей и подростков, и, самое главное, осознание недопущения угрозы пожаров населённым пунктам. Работа ведётся, ситуация на контроле.

Владимир Владимирович, доклад закончен.

В.Путин: Спасибо.

Бурятия – пожалуйста, Вячеслав Владимирович.

В.Наговицын: Уважаемый Владимир Владимирович!

Пожароопасный сезон в Республике Бурятия начался 8 апреля, а 6 мая в лесах Республики Бурятия в связи с ухудшением пожароопасной ситуации был введён режим чрезвычайной ситуации.

Республикой при подготовке к пожароопасному сезону 2016 года были учтены все проблемы, с которыми мы столкнулись в 2015 году. Эти проблемы нами многократном обсуждались на уровне Рослесхоза, Министерства природных ресурсов Российской Федерации, Сибирского федерального округа. Я хочу выразить слова глубокой благодарности всем нашим коллегам за глубокое рассмотрение проблем, приятие очень правильных, своевременных решений.

В республике со всеми районными администрациями мы перед пожароопасным сезоном провели учения по порядку развёртывания сил и средств и реагирования на различные лесные ситуации.

В зимнее время у нас прошли обучение специалисты лесничеств по теме «Организация тушения лесных пожаров». Всего 190 руководителей были подготовлены к пожароопасной ситуации.

Увеличена численность республиканской парашютно-десантной патрульной службы до 130 человек. Все десантники прошли тренировочное десантирование.

Разработан и утверждён сводный план тушения лесных пожаров. В рамках этого плана нами заключено 456 договоров на привлечение сторонних организаций для тушения лесных пожаров в 2016 году. Комиссионно проверена работоспособность техники арендаторов и готовность их людей работать в лесу на пожарах.

При поддержке Рослесхоза до начала пожароопасного сезона в республике сформирован федеральный резерв десантников в количестве 50 человек, что сразу же дало результат: при сопоставимых, в общем–то, условиях 2015–2016 годов количество пожаров у нас снизилось по площади в два раза. Таким образом, по инициативе Рослесхоза в Бурятии отработан вопрос по задействованию указанной группировки до наступления режима чрезвычайной ситуации.

Но особый результат этого эксперимента мы увидели 10 мая. У нас 8 мая была относительно благополучная обстановка, количество пожаров не превышало 2,8 тысячи гектаров. А с 9 на 10 мая у нас был шквальный ветер 23 метра в секунду, и это небольшое количество пожаров разбросало на огромные площади. Мы вынуждены были отводить в ночь людей от пожаров, поскольку была реальная опасность и угроза для наших людей.

В настоящее время у нас на контроле находится 33 лесных пожара на площади 20,8 тысячи гектаров, из них уже локализовано шесть пожаров. Все пожары обслуживаются, на всех находится необходимое количество людей и техники.

Непосредственно в тушении лесных пожаров задействовано 1086 человек и 241 единица техники. За прошедшие сутки группировка по людям была увеличена, 10–го числа, более чем в два раза, по технике – в три раза. По состоянию на текущее время угрозы населённым пунктам и объектам экономики нет.

На региональном уровне отлажен механизм взаимодействия с МВД, МЧС и муниципалитетами. В целях стабилизации лесопожарной обстановки в рамках соглашения и взаимодействия с Минприроды России и Рослесхозом, Сибирским федеральным округом в республику дополнительно привлечено 80 человек федерального резерва ФВО «Авиалесоохрана».

В ближайшее время ожидается прибытие дополнительно ещё 82 человек парашютно-десантной службы приволжской группировки из Казани. Для переброски личного состава задействована авиация МЧС России.

С момента введения режима чрезвычайной ситуации в республике запрещён доступ людей в лес. В рамках контроля и профилактики за лесопожарной обстановкой силами республиканского агентства лесного хозяйства, МВД по Республике Бурятия организована работа по патрулированию лесных массивов на территории районов республики.

С начала обострения ситуации принято к рассмотрению 322 протокола об административных правонарушениях за нарушение правил пожарной безопасности в лесах. К административной ответственности привлечено 75 лиц, из них 36 граждан и 37 должностных лиц, одно юридическое лицо.

Сегодня ситуация находится на контроле, угрозы населённым пунктам и объектам экономики нет. Все пожары обслуживаются согласно установленным нормативам по людям и технике. Сил и средств с учётом оказанной республике со стороны Рослесхоза и МЧС помощи достаточно.

В.Путин: Спасибо.

Рядом с вами я вижу руководителя агентства лесного хозяйства. Пожалуйста, Иван Владимирович, Вам слово.

И.Валентик: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

В предыдущих докладах были приведены цифры, характеризующие обстановку с природными пожарами в стране. Их причины весной всегда имеют антропогенный характер, и при этом в весенний период наиболее сложные лесные пожары возникают в основном в результате запрещённых палов сухой травы.

Сегодня среди регионов Российской Федерации с высокими классами пожарной опасности как раз три региона, которые участвуют в селекторном совещании – это Амурская область, Республика Бурятия и Забайкальский край, – находятся в достаточно непростой ситуации, но находящейся под контролем. На долю указанных регионов сегодня приходится 53 процента от общего количества действующих лесных пожаров и 95 процентов их площади.

Осложнение ситуации в значительной степени пришлось, как уже докладывали мои коллеги из регионов, на последние двое суток в связи с резким повышением классов пожарной опасности по условиям погоды, в частности с резким усилением ветровой нагрузки.

Несмотря на введённый Правительством Российской Федерации в ноябре прошлого года запрет на сельхозвыжигания и принимаемые уполномоченными органами меры по обеспечению его соблюдения, население и сельхозтоваропроизводители пока ещё не отказываются от этой порочной практики, хотя определённая динамика здесь уже наблюдается.

В апреле 2015 года на совещании в Абакане, которое Вы, уважаемый Владимир Владимирович, проводили по итогам трагических событий в Республике Хакасия и Забайкальском крае, когда погибли люди и были уничтожены жилые дома, поручали заинтересованным ведомствам выработать и реализовать комплекс мер предупредительного характера, для того чтобы не допустить повторения подобной ситуации в будущем.

И в целях исполнения этого поручения при подготовке к текущему лесопожарному сезону, как раз в целях недопущения негативного развития лесопожарной обстановки на территориях, находящихся в зоне особого риска регионов страны, прежде всего Сибири и Дальнего Востока, мы выстроили и разработали систему упреждающего маневрирования силами федерального резерва ФБУ «Авиалесоохрана».

Федеральный резерв в прошлом сезоне, по мнению регионов, показал достаточно высокую эффективность. Были такие оценки и со стороны независимых общественных организаций, и добровольцев, которые принимали участие в тушении пожаров в Прибайкальском регионе. И в этой связи Правительством Российской Федерации по итогам селекторного совещания, которое в сентябре проводили совместно вице-премьеры Хлопонин и Рогозин, было дано поручение увеличить группировку федерального резерва «Авиалесоохраны» с 700 до 1000 человек.

В настоящее время мы практически закончили решение всех кадровых вопросов, набрали и обучили людей, сделали им необходимые прививки от энцефалита и другие необходимые процедуры. И планируем завершить эти мероприятия по увеличению группировки до 1000 человек в ближайшее время, для того чтобы они были полностью готовы уже к наиболее острому периоду лесопожарного сезона, который традиционно приходится на июль и август.

В рамках формирования системы такого упреждающего маневрирования мы до начала пожароопасного сезона – имею в виду Федеральное агентство лесного хозяйства – с губернаторами 21 наиболее горимого региона Сибири и Дальнего Востока заключили соглашение. При этом два региона вышли инициативно с этим предложением – это Кабардино-Балкария и Республика Коми.

Предложили мы такое соглашение Республике Крым, ввиду того что планируется высокая антропогенная нагрузка, и достаточно высокие классы пожарной опасности прогнозируются как раз в пик, когда туристы из России поедут в Крым, для того чтобы отдыхать там на курортах. Поэтому сейчас это соглашение рассматривается в правительстве Республики Крым. Надеемся, что оно в ближайшее время будет подписано.

Этот механизм позволяет задействовать наших десантников на локализации возгораний на малых площадях, что снижает затраты на тушение пожаров и причиняемый ими ущерб. Подобный механизм превентивного реагирования в 2015 году мы отработали с Республикой Саха (Якутия) – одним из наиболее горимых регионов страны. В результате площадь, пройденная огнём, была значительно снижена.

Необходимо отметить, что в 2016 году субъектами Российской Федерации на реализацию переданных полномочий в области лесного хозяйства выделено более 21 миллиарда рублей, в том числе в полном объёме до начала пожароопасного сезона доведены лимиты на охрану лесов от пожаров – это 4 миллиарда рублей. Проведена ревизия всех сводных планов тушения лесных пожаров с проверкой правоустанавливающих документов, подтверждающих наличие и исправность сил и средств. Введена ответственность руководителей органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций и лиц, использующих леса, за включение в планы тушения лесных пожаров недостоверных сведений.

В связи с осложнением пожароопасной ситуации на территории Забайкальского края, Республики Бурятия и Амурской области, а также с прогнозируемым ухудшением пожароопасной обстановки из–за высокой температуры воздуха и усиления порывов ветра в настоящее время выделены дополнительные средства из нераспределённого резерва субвенций Рослесхоза на тушение лесных пожаров в сумме 175 миллионов рублей. Тем самым мы реализуем принцип упреждающего авансирования мероприятий на профилактику тушения лесных пожаров, а не на компенсацию затрат, которые очень часто выливаются в кредиторскую задолженность.

В Амурскую область, Бурятию и Забайкальский край обеспечена переброска 360 работников федерального резерва «Авиалесоохраны» и ПДПС субъектов Российской Федерации в рамках межрегионального маневрирования. На основании решения правкомиссии по чрезвычайным ситуациям в указанных регионах совместно с МЧС России обеспечено наращивание необходимой группировки сил и средств.

На основании прогноза пожарной опасности в связи с установившейся тёплой погодой на период 11 и 14 мая 2016 года высокий и чрезвычайный классы пожарной опасности, четвёртый и пятый, ожидаются в следующих субъектах Российской Федерации, причём они находятся в разных федеральных округах. На северо-западе это Карелия и Архангельская область. В Центральном федеральном округе это Тверская область и Ярославская область. В Сибирском федеральном округе это Иркутская область, Забайкальский край, Республика Бурятия. И в Дальневосточном федеральном округе это всё ещё Амурская область, Республика Саха (Якутия), Хабаровский край и Еврейская автономная область.

Учитывая данный прогноз, Минприроды России совместно с Рослесхозом и регионами отработало все необходимые профилактические мероприятия, направленные на эффективное противодействие лесным и природным пожарам.

Доклад окончен. Уважаемый Владимир Владимирович, спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Попрошу Министра МЧС обобщить всё, что мы сейчас услышали от коллег из регионов.

Пожалуйста, Владимир Андреевич.

В.Пучков: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Согласно Вашим указаниям и принятым решениям Совета Безопасности Российской Федерации МЧС России совместно с федеральными структурами осуществляет мероприятия по предупреждению и своевременному тушению природных пожаров, защите населённых пунктов и социальной инфраструктуры, а также объектов экономики на территории страны.

Во–первых, организована энергичная работа Национального центра управления кризисных ситуаций совместно с комиссиями по ЧС регионов нашей страны и едиными дежурно-диспетчерскими службами в муниципальных образованиях.

Реализуются во всех субъектах Российской Федерации требования современного законодательства. Планы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, вызванных природными пожарами, выполняются практически в полном объёме, и выполняется положение сводных планов по тушению пожаров. Сформирована мощная группировка сил и средств, которая объединяет федеральную группировку МЧС России, Министерство внутренних дел, Министерство обороны и других федеральных структур, а также все службы регионов нашей страны.

Во–вторых, продолжается энергичная работа контрольно-надзорной и профилактической работы как важнейшего элемента предупреждения пожаров и обеспечения безопасности жизнедеятельности населения.

С начала пожароопасного сезона территориальными органами МЧС России совместно с нашими коллегами организовано более 11,5 тысячи рейдов в составе межведомственных групп, приняты конкретные решения, которые позволили улучшить состояние противопожарной защиты и населённых пунктов, и социальной инфраструктуры, и объектов экономики. Усилена разъяснительная работа по вопросам поведения при угрозе и возникновении природных пожаров, а также правилам соблюдения пожарной безопасности и выполнению всех профилактических мероприятий.

В–третьих, в целях стабилизации обстановки в Сибири и на Дальнем Востоке проводится усиление группировки сил, продолжает действовать режим чрезвычайной ситуации в лесах и режим ЧС в органах управления в 16 субъектах Российской Федерации. Развивается система непрерывного космического мониторинга, привлекается авиация, в том числе беспилотная, которая позволяет нам строить модели и своевременно принимать необходимые решения по переброске сил, средств и техники. Организовано патрулирование населённых пунктов, особенно размещённых в лесной зоне, в целях минимизации рисков распространения огня, а также неукоснительного соблюдения правил пожарной безопасности при ухудшении погодных условий.

МЧС России продолжает наращивать группировку сил и средств, а также переброску резервов для оказания работ по тушению природных пожаров и защиты населённых пунктов. В ряде муниципальных образований мы отмечаем ряд недостатков в организации профилактических мероприятий в лесах, особо охраняемых территориях, землях сельхозназначения. К сожалению, несвоевременно принимались решения на местах по введению особых противопожарных режимов на территории муниципальных образований, на территории отдельных лесхозов. Но вмешательство руководителей субъектов Российской Федерации, координация всех действий позволили принимать необходимые меры, что сегодня обеспечило минимизацию ущерба. К сожалению, в результате палов сельхозтравы, перехода пожаров на растительность сегодня у нас пострадал ряд населённых пунктов в Краснодарском крае, Амурской области, Вологодской области, а также в ряде других регионов. На особом контроле не только работа по ликвидации последствий пожаров, но и оказание адресной помощи пострадавшим, решение вопросов жилья, медицинской поддержки и необходимых мер, чтобы не допустить гибели людей на лесных пожарах.

В соответствии с неблагоприятным прогнозом погоды, а также с учётом маловодности бассейна озера Байкал и других крупных рек в различных регионах нашей страны сохраняется высокая угроза возникновения природных пожаров и потенциальная угроза населённым пунктам, социальной инфраструктуре. При этом органы управления и силы РСЧС осуществляют постоянный мониторинг и выполняют все необходимые профилактические мероприятия по минимизации рисков, а при возникновении лесных природных пожаров – по их тушению в день возникновения, пока площади их незначительны.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

В целом уровень управления силами единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций продолжает целенаправленную работу по снижению рисков возникновения природных пожаров, их тушению и выполнению всего комплекса мер с учётом прогноза развития лесопожарной обстановки.

Что касается подготовки к летнему периоду: на Правительственной комиссии по предупреждению и ликвидации ЧС приняты все конкретные решения, соответствующие мероприятия проведены во всех 85 субъектах Российской Федерации, и реализуется система мер по безопасности отдыха в летний период.

С 15 мая этого года до 15 сентября будет осуществлён целый комплекс мер. Приоритет нашей работы – это, конечно, безопасный отдых детей, не только в детских оздоровительных лагерях, но и во всех местах, где будет организован отдых ребятишек, а также мы осуществляем дополнительные меры по обучению и подготовке родителей в целях безопасности детей, которые будут в летний период дома.

Во–вторых, мы дополнительно осуществляем меры по обеспечению безопасности туризма на черноморском побережье: Сочи, Крым. Также с учётом всех планов развития внутреннего туризма МЧС России во взаимодействии с регионами нашей страны прикрывает нетрадиционные места отдыха: Камчатка, Приморье, Сибирь, Заполярье, Северный Кавказ, а также всё новые и новые маршруты, которые будут открыты в 2016 году.

В целом работа РСЧС на летний период спланирована и будет осуществляться в строгом соответствии с требованиями нормативно-правовых документов.

Доклад закончен.

В.Путин: Спасибо.

Я на экране вижу ещё Якутск. Егор Афанасьевич, есть что добавить?

Е.Борисов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы все организационные и подготовительные работы провели, поэтому добавить что–то очень сложно. Единственное, у нас погодные условия нехарактерны для Дальнего Востока: сухая погода, весна пришла на десять дней раньше. В связи с этим мы сегодня чувствуем определённые проблемы по паводковой ситуации и проблемы по пожарным делам. Но подготовительные работы и по тому вопросу, и по этому в рамках требований с учётом опыта, который мы имеем, мы все организовали.

У нас только три вопроса из постановочных, если можно, Владимир Владимирович.

Первый вопрос связан с формированием финансирования полномочий, которые передаются субъектам Российской Федерации.

К сожалению, нормативы, которые определены для субъектов Дальнего Востока, кратно меньше, чем нормативы для средней полосы Российской Федерации. То есть Дальний Восток в среднем получает на 1 гектар площади для защиты лесов 9 рублей, Якутия – 3 рубля, а в среднем по Российской Федерации этот показатель равен 25 рублям на 1 гектар.

Поэтому мы хотели бы сегодня не вести разговор о дополнительном выделении средств в тех или иных ситуациях, а просто пересмотреть методику распределения в рамках средневзвешенных показателей в целом по стране. Это первый вопрос.

Второй вопрос. С учётом того что у нас появился очень хороший опыт совместных действий с агентством лесного хозяйства, о чём сегодня Иван Владимирович говорил, – это опережающая организация патрулирования и тушения пожаров…

В этом году у нас было 600 га пожаров, 18 пожаров. Из них два пожара мы потушили в первый день, 15 пожаров на второй день потушили, ещё один пожар – на третий день. В прошлом году такой же методикой мы потушили 75 процентов пожаров в первые двое суток, поэтому площади охвата намного были сокращены.

Эту методику в этом году надо смело распространять. И очень хорошо, что Иван Владимирович это поддержал. Поэтому мы просим этот эксперимент продолжить и в этом году. Эффект ощутимый.

И третий вопрос – это, конечно, обеспечение техникой.

Дальневосточные леса – огромные территории, и дальневосточные субъекты испытывают нехватку техники. Мы сами, насколько возможно, обеспечиваем техникой, тягловой техникой, тракторами, машинами, но не хватает специальной техники для защиты лесов, особенно по минерализации посёлков.

В республике 299 населённых пунктов в зоне лесных пожаров находится. Мы все организовали создание полосы защиты, но их надо каждый год обновлять, а техники не хватает. Поэтому обеспеченность техникой у нас только 50 процентов. Мы просим, насколько возможно, в этом плане поддержать субъекты Российской Федерации, особенно с учётом сегодняшней ситуации дальневосточников.

Вот три вопроса, Владимир Владимирович. Если можно, прошу поддержать.

В.Путин: Спасибо, Егор Афанасьевич.

Правильное замечание по поводу финансирования и по поводу техники. Обращаю вот на что внимание. Почему я вас сегодня собрал? Я вижу, что работа идёт, меры необходимые предпринимаются для тушения пожаров и недопущения разрастания того, что уже есть. Но на что хотел бы обратить внимание? Что я сейчас услышал, за исключением того что сказал Егор Афанасьевич, три проблемы поднял, а так в целом что сейчас мы услышали?

Планы свёрстаны, работа идёт, людей хватает, а пожары–то разрастаются, площадь пожаров увеличивается. Поэтому, видимо, того, что предпринималось, недостаточно для эффективной работы. Сейчас Егор Афанасьевич сказал про практику прошлого года, когда за первые два-три дня практически удавалось справиться с этой опасностью. Но не могу не присоединиться к тому, что если такая практика имела место быть, то, конечно, её нужно распространять и на другие субъекты, разумеется, с учётом местной специфики и особенностей ситуации в каждом конкретном случае.

Прошу Министра по чрезвычайным ситуациям по ходу работы докладывать о том, что делается и что планируется делать в ближайшее время, имея в виду, что пожароопасный сезон по большому счёту в целом по стране ещё и не начался. И нужно, как мы делали в таких случаях ранее, безусловно, в первую очередь обратить внимание на помощь людям, которые оказались без жилья, которые оказались в местах временного размещения. И, вне всякого сомнения, посмотреть ещё раз на места массового пребывания людей в период летних отпусков.

Желаю вам удачи, всего доброго. Прошу вас напряжённо трудиться над купированием той ситуации, которая сложилась в Сибири и на Дальнем Востоке на данный момент времени.

Всего хорошего. Спасибо вам.

Россия. СФО. ДФО > Экология > kremlin.ru, 11 мая 2016 > № 1750519 Владимир Пучков


Россия. ДФО > Агропром > tpprf.ru, 4 мая 2016 > № 1746080

В Приморье с 1 июня начнут выдавать бесплатные «дальневосточные гектары».

Президент России Владимир Путин подписал закон о «дальневосточном гектаре». Как отметил министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, в настоящее время завершается опытная эксплуатация федеральной информационной системы НаДальнийВосток. РФ для предоставления гражданам земельных участков. На этом портале каждый житель страны сможет самостоятельно выбрать себе гектар земли, создать схему, в соответствии с которой будет предоставлен земельный участок, подать заявление в уполномоченный орган, отследить его рассмотрение, сообщила пресс-служба правительства Приморского края.

Министр напомнил, что «дальневосточные гектары» будут выделяться постепенно. «С 1 июня участки будут доступны в отдельных муниципальных образованиях дальневосточных регионов», – уточнил глава ведомства.

Среди них:

— Ханкайский район (Приморский край);

— Амурский район (Хабаровский край);

— Октябрьский район (Еврейская автономная область);

— Архаринский район (Амурская область);

— Нерюнгринский район (Республика Саха (Якутия);

— Ольский район (Магаданская область);

— Усть-Большерецкий район (Камчатский край);

— Тымовский район (Сахалинская область);

— Анадырский район (Чукотский автономный округ).

С 1 октября 2016 года свой гектар смогут получить дальневосточники на всей территории ДФО, а с 1 февраля 2017 года такую возможность получат все граждане России.

Как отметил губернатор Приморского края Владимир Миклушевский, революционный закон станет огромным импульсом к развитию территории – вторым этапом массового заселения дальневосточной территории в истории России.

«Все новое – хорошо забытое старое. Мы помним, как аналогичная реформа Петра Аркадьевича Столыпина в свое время дала огромный импульс к развитию этого региона. Нам предстоит реализовывать закон в новых исторических условиях. Считаю закон революционным и абсолютно правильным и поддерживаю полпреда Юрия Трутнева. Дальневосточный гектар даст возможность людям организовывать свой бизнес, новое производство, строить дома. Уверен, в результате регион получит динамичное развитие. Закон о Дальневосточном гектаре станет второй волной освоения Дальнего Востока в истории России», – отметил глава Приморья.

Приморье на первом этапе готово принять 13 тыс. новоселов – такова общая площадь трех земельных массивов в Ханкайском районе, ставшем пилотным муниципалитетом в крае для выдачи бесплатных гектаров. Этот район выбран не случайно – расположенный в северно-западной части края он граничит с озером Ханка, известен благоприятным климатом и плодородной землей.

Общая площадь земельных участков, которые могут быть предоставлены в рамках закона в Приморье, по предварительным данным составляет около 650 тыс. гектаров. По мнению губернатора Владимира Миклушевского, принятие этого закона – еще одно звено в реализации восточного вектора развития государства.

Россия. ДФО > Агропром > tpprf.ru, 4 мая 2016 > № 1746080


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 мая 2016 > № 1741672 Александр Галушка, Юрий Трутнев

Рабочая встреча с Александром Галушкой и Юрием Трутневым.

Владимир Путин обсудил с Министром по развитию Дальнего Востока Александром Галушкой и Заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрием Трутневым вопросы функционирования территорий опережающего развития на Дальнем Востоке.

В ходе встречи речь шла, в частности, о реализации решений о предоставлении гражданам Российской Федерации земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности и расположенных на территории Дальневосточного федерального округа, а также о применении льгот, в том числе налоговых, при осуществлении инвестиционных проектов в регионах Дальнего Востока.

Затрагивались также вопросы международного инвестиционного сотрудничества, возможности по распространению режима свободного порта на ряд портов Дальнего Востока, меры по снижению энерготарифов до среднероссийского уровня.

* * *

В.Путин: Мы с вами договаривались встретиться, поговорить по нескольким вопросам. Совсем недавно мы с Юрием Петровичем говорили о том, как ТОРы работают на Дальнем Востоке. В целом работа идёт. Сейчас, в ближайшее время, будут реализовываться решения, связанные с выделением земли, одного гектара. И в Думе находится ещё закон по дополнительным льготам, в том числе налогового характера, для тех, кто работает либо начинает свою деятельность в дальневосточных регионах.

Кто начнёт?

А.Галушка: Уважаемый Владимир Владимирович, 27 апреля в Благовещенске Вы могли познакомиться с первыми инвесторами в территориях опережающего развития, услышать, как реализуются их проекты, какие заводы строятся. Хотел бы доложить, что в соответствии с Вашим поручением действительно новые механизмы заработали, но не только в Амурской области, а во всех регионах Дальнего Востока.

Эта карта показывает, как новые точки роста сегодня созданы на Дальнем Востоке, территории опережающего развития, свободный порт Владивосток, инвестиционные проекты, по которым государство даёт субсидию на создание инфраструктуры, заработал Фонд развития Дальнего Востока. Всё это сегодня уже стало реальностью, а не только планами, не только предположениями на Дальнем Востоке.

Всего за этот год создано 12 территорий опережающего развития, десяти проектам оказывается инфраструктурная поддержка со стороны государства, семи проектам выделил финансирование Фонд развития Дальнего Востока.

На сегодняшний день общий объём привлечённых инвестиций благодаря новым механизмам развития Дальнего Востока составил 1 триллион 30 миллиардов рублей, из них 950 миллиардов рублей – это частные инвестиции и 80 миллиардов рублей – это государственные вложения. Таким образом, эффективность, мультипликатор один к двенадцати: на один рубль бюджетных средств мы получаем, привлекаем 12 рублей частных инвестиций. По этим проектам будет создано 55 тысяч новых рабочих мест.

Обоснованно рассчитываем, что к концу года превысим планку инвестиций в 2 триллиона рублей. Всего за этими инвестициями на сегодняшний день стоят 200 новых предприятий, 200 новых заводов.

Те проекты, о которых Вы слышали, в Амурской области, хотелось, чтобы Вы сами увидели эти заводы. Это клинкерный завод в Амурской области.

В.Путин: Цементный?

А.Галушка: Да, цементный клинкерный завод в Амурской области. Объём инвестиций – 1 миллиард 600 миллионов рублей.

Это хлебокомбинат в Белогорске. Да, небольшой проект, 18 миллионов рублей, малый бизнес для нас важен, чтобы он тоже в ТОРах работал.

Кроме Амурской области, в Якутии крупный горно-обогатительный комбинат «Инаглинский» близок к пуску. 22 миллиарда рублей вкладывает частный инвестор и на 560 миллионов рублей субсидия предоставляется от Российской Федерации на создание инфраструктуры.

В Хабаровском крае современные предприятия создаются, строительные материалы, теплоизоляционные материалы – почти 3 миллиарда рублей частный инвестор вкладывает в ТОРе «Хабаровск». Кроме этого японские инвесторы пришли в «Хабаровск», построили тепличный комплекс на 500 миллионов рублей. Всё им понравилось в наших ТОРах, сейчас хотят вкладывать ещё 1,5 миллиарда рублей, развивать этот инвестиционный проект.

В Приморском крае завод по производству, заготовке пластиковой тары – 200 миллионов рублей, проект, который уже стартует. Это то, что уже можно увидеть.

В.Путин: «Европласт»?

А.Галушка: «Европласт». Это всё можно увидеть своими глазами.

Ю.Трутнев: Это всё к концу этого года будет сдано, Владимир Владимирович.

А.Галушка: Как я сказал, Владимир Владимирович, это те предприятия, которые уже стартуют. До конца года всего у нас планируется 16 новых заводов, 16 новых предприятий в этих новых оболочках, инструментах, которые созданы. В следующем году 41 новый проект запускается уже, в 2018-м – 70 новых проектов и в 2021–2023 годах совокупно 200 новых заводов на Дальнем Востоке.

Это не предел, сегодня налажены работы по продвижению всех этих механизмов и для российских инвесторов, и для иностранных. В соответствии с решениями создано Агентство привлечения инвестиций на Дальний Восток, которое активно продвигает все эти возможности потенциальным инвесторам. Если говорить о структуре сегодняшних 200 предприятий, то на 40 процентов – это производственные предприятия, 20 процентов – это транспорт и логистика, 20 процентов – сельское хозяйство и 10 процентов – туризм и сервис. То есть за ними ещё стоит и диверсификация экономики Дальнего Востока, что тоже очень и очень важно.

Уважаемый Владимир Владимирович, рассчитываем на втором Восточном экономическом форуме всё это показать и нашему сообществу, и международному сообществу.

И хотим, чтобы не мы уже говорили о том, что мы сделали, а сами инвесторы могли рассказать, как они работают в ТОРах, как быстро получают подключение к электросетям, получают разрешение на строительство, строят свои заводы и успешно инвестируют на нашем Дальнем Востоке. Хотим такой основной фокус на практике сделать.

В.Путин: Как подготовка идёт?

А.Галушка: Подготовка идёт очень хорошо. Юрий Петрович Трутнев как председатель оргкомитета уже несколько раз его собрания проводил, программа нам понятна, она готова. Целая делегация во Владивостоке весь комплекс работ провела, всё идёт в плановом, штатном порядке. И очень важно, что нам есть о чём говорить, есть что представить.

В.Путин: По поводу выделения земли, как это должно быть организовано?

А.Галушка: Кроме этих новых механизмов, которые заработали календарно в течение года, с апреля-мая прошлого года всё это началось, помимо этого ряд стратегических, новых механизмов, которые по Вашему поручению созданы уже сегодня, стартуют в самое ближайшее время.

С 1 июня этого года в девяти пилотных муниципальных образованиях девяти регионов Дальнего Востока – сначала с первых девяти районов начинаем – начинается бесплатное предоставление земельных участков. Следующий этап – по закону с 1 октября этого года для всех жителей Дальнего Востока во всех регионах Дальнего Востока, на всей площади Дальнего Востока это будет происходить, и с 1 февраля 2017 года – для всех без исключения граждан Российской Федерации такое право будет предоставлено. Первые пять лет предоставляется право безвозмездного пользования. В случае если за пять лет произошло освоение земельного участка, оно подтверждено, то у гражданина возникает право бесплатно оформить в собственность этот земельный участок. Отмечу, что только у гражданина Российской Федерации, участие иностранных граждан в этой программе не предполагается. И при последующем отчуждении, когда уже собственность возникла, это ограничение сохраняется, то есть иностранцу эту землю продать нельзя.

Кроме того, на сегодняшний день завершается во всех девяти регионах опытная эксплуатация специальной информационной системы. Она работает уже сегодня в опытном режиме на сайте надальнийвосток.рф. Завершаем опытную эксплуатацию и приступаем к промышленной эксплуатации. Для чего? Для того чтобы любой человек, имеющий дома компьютер и доступ к интернету, мог очень удобным образом, имея карту Дальнего Востока, выбрать тот земельный участок, который его интересует, с помощью интернета отправить заявку, авторизоваться, конечно, соответствующим образом. И будет возможность, но при условии наличия электронной цифровой подписи, вообще не выходя из дома всё сделать. Если электронной цифровой подписи нет, а она есть не у всех граждан Российской Федерации, в любом ближайшем многофункциональном центре такая услуга будет предоставляться.

В.Путин: Только нужно с руководителями регионов, конечно, работать, чтобы участки выделялись в тех местах, где хотя бы какая–то инфраструктура есть.

А.Галушка: Да, Владимир Владимирович, в законе предусмотрена норма о том, что если образована такая совокупность из 20 участков и более, в этом случае регион оказывает содействие в обеспечении инфраструктуры. И знаете, что интересно, мы сейчас этот проект продвигаем, популяризируем, объявили творческий конкурс на лучшую идею освоения земельного участка. И сегодня к нам приходят такие предложения, когда люди говорят: мы будем кооперироваться, 200–300 человек, будем брать вместе землю, и уже на 200–300 инфраструктура становится подъёмной, даже если она слабовата. Такие идеи нам сами граждане высказывают, это не мы придумали. Это первое. Такой закон уже принят, что очень важно.

Второй закон, который Вы упомянули, в третьем чтении принят Государственной Думой, завершается его принятие. Нам важны любые инвесторы на Дальнем Востоке – не все в ТОРы приходят, не все в свободный порт Владивосток приходят, – любые инвесторы, даже самые небольшие, в любых регионах. И закон предусматривает, что любой инвестор, который на Дальнем Востоке в течение трёх лет вложил 50 миллионов рублей и выше, – получит льготу по налогу на прибыль и по НДПИ в течение 10 последующих лет. Вот ещё одна стимулирующая мера для всех без исключения инвесторов.

Далее. Есть ещё ряд очень важных, принципиальных проектов, которые тоже в ближайшее время стартуют.

В.Путин: А какие стимулирующие льготы?

А.Галушка: Это налог на прибыль, Владимир Владимирович, и НДПИ.

Ю.Трутнев: Владимир Владимирович, это Ваше поручение на Госсовете.

В.Путин: Да-да, я помню. Но это прошло?

А.Галушка: В третьем чтении принят закон, Владимир Владимирович. Это всё–таки уже в такой высокой степени готовности. Очень надеемся, что в ближайшее время у Вас будет возможность подписать этот закон.

Кроме этого я уже упоминал, что мы активно развиваем международное сотрудничество, с иностранными инвесторами работаем самыми разными, из всех стран мира, всех приглашаем. Для нас важно качество инвестиций, чтобы для наших граждан рабочие места создавались и экономика развивалась.

В частности, по этому направлению очень важное состоялось событие с китайскими партнёрами. Подписали юридически обязывающее акционерное соглашение о создании российско-китайского агрофонда на Дальнем Востоке. Объём инвестиций этого фонда – до 650 миллиардов рублей, 10 миллиардов долларов.

Как договорились с китайскими партнёрами, на каких условиях? 90 процентов финансирования дают они, 10 процентов даёт наш Фонд развития Дальнего Востока, это «дочка» ВЭБа, наш суверенный фонд. Но при этом в управляющей компании 51 процент – у Российской Федерации, а 49 – у китайских партнёров. Земля может предоставляться только российским компаниям для сельхозпроизводства, рабочая сила – не менее 80 процентов – это российские граждане. Да, допускается привлечение иностранцев, но не более 20 процентов, это тоже оговорено. И приоритет для российских поставщиков сельхозтехники, средств механизации для реализации аграрных проектов на Дальнем Востоке. Если у нас их нет на Дальнем Востоке, самих производителей, мы их прописали в соглашении и готовы создать условия для их локализации, чтобы они приходили к нам и своё производство здесь развёртывали. 1 июня фонд начинает работу. Также на Восточном экономическом форуме рассчитываем, что покажем уже конкретные первые вот такие серьёзные агропроекты, которые этот фонд финансирует.

Четвёртое, Владимир Владимирович. По Вашему поручению ведётся приоритизация самых разных государственных программ в интересах ускоренного развития Дальнего Востока. Нам важны не только, конечно, рабочие места, экономика, необходимо и социальную сферу подтягивать, транспортную инфраструктуру развивать.

Правительство в развитие Вашего поручения утвердило конкретный перечень из 27 госпрограмм, в которых должны быть свои дальневосточные подпрограммы. В первых пяти проектах госпрограмм уже такие подпрограммы сформированы. Это транспорт, культура, здравоохранение, судостроение и авиастроение. По этим пяти дальневосточным подпрограммам в ближайшие 10 лет на Дальний Восток бюджетных инвестиций придёт более 700 миллиардов рублей. По остальным программам мы тоже эту работу ведём, по оставшимся 22.

Помимо этого утверждены две специальные программы по Вашему поручению, новая федеральная целевая программа развития Курильских островов на 2016–2025 годы, она утверждена Правительством, с этого года начата её реализация с объёмом финансирования 68,9 миллиарда рублей. Она является преемственной по отношению к предыдущей. Проблемы Курил известны, они решаются, острова развиваются, приток населения у нас на Курилах. Транспортная, энергетическая, социальная инфраструктура и строительство жилья – основные направления новой ФЦП.

В Послании Федеральному Собранию Вы ставили задачу, чтобы Комсомольск-на-Амуре стал ещё одним динамичным центром развития Дальнего Востока. 18 апреля, Владимир Владимирович, такой комплексный план развития Комсомольска-на-Амуре Правительством утверждён. Рассчитан он на 2016–2025 годы, включает в себя 60 мероприятий, из них 27 – капитального свойства, это объекты капитального строительства, и 33 мероприятия иные. Первые три мероприятия уже в этом году будут реализованы. Это реконструкция драматического театра, строительство комплекса обезжелезивания и деманганации и строительство центра развития профессиональных компетенций. Уже в этом году план реализуется, это уже будет сделано.

И помимо этого ещё две вещи. Есть ещё два законопроекта, сейчас уже в Правительстве находятся, на площадке Правительства дорабатываются для внесения в Госдуму, два законопроекта по Дальнему Востоку. Первый законопроект – о распространении режима свободного порта на иные ключевые гавани Дальнего Востока. Это какие порты? Ванино, Совгавань, Николаевск-на-Амуре, Корсаков, Петропавловск Камчатский, Певек, Анадырь – все эти порты у нас в этом законопроекте. И второй касается недавно принятого решения о снижении энерготарифов на Дальнем Востоке до средней величины по России.

В.Путин: В тех регионах, где они выше.

А.Галушка: Где выше, абсолютно верно. Выше во всех, но где–то немножко, есть и такое, там всего на 5–10 процентов, но есть, конечно, и на 65 процентов, в два с лишним раза, как на Чукотке. Такой законопроект уже подготовлен, на площадке Правительства он обсуждается. Юрий Петрович проводил согласительное совещание, для того чтобы ускорить его внесение в парламент России.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 мая 2016 > № 1741672 Александр Галушка, Юрий Трутнев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 мая 2016 > № 1741658 Руслан Закревский

«Интеррыбфлот» открывает двери для молодежи со всей страны

Руслан ЗАКРЕВСКИЙ, Директор ООО «Интеррыбфлот»

ООО «Интеррыбфлот» уже 16 лет поставляет качественную свежую рыбу и морепродукты на рынок России, Кореи, Китая, Японии и других стран. Одна из главных задач, стоящих сегодня перед предприятием, – привлечение новых кадров, в основном механиков и судоводителей. Директор «Интеррыбфлота» Руслан Закревский в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал о работе компании, а также о том, почему она ищет будущих работников даже на Урале.

– Руслан Александрович, сколько сейчас судов у «Интеррыбфлота» и какие объекты они добывают?

– Сегодня у компании семь пароходов: два транспортных рефрижератора, два ярусолова, один краболов и два тральщика. Мы добываем практически все традиционные промысловые объекты Охотского и Берингова морей: минтай, сельдь, краб, камбалу, палтус, треску, кальмар, окунь, макрурус, терпуг, по сезону принимаем лосось. За прошлый год мы выловили в общей сложности около 13 тыс. тонн биоресурсов, из которых изготовили примерно 11 тыс. тонн продукции. Кроме того, суда «Интеррыбфлота» принимали красную рыбу от других компаний, из этого сырца произвели 1,5 тыс. тонн продукции.

– Вы ориентируетесь на внутренний рынок или на экспорт?

– На сегодняшний день в России очень благоприятно складывается ценовая политика в отношении рыбопродукции, и большую часть уловов мы направляем на внутренний рынок. В стране востребованы сельдь, минтай, камбала, треска, лосось. Сейчас за границу отправляем меньше, чем три-четыре года назад.

– «Интеррыбфлот» перерабатывает свои уловы?

– Мы продаем мороженую рыбу, но в 2015 году приобрели судно с «Филестарами». В этом году планируем их запустить и заниматься глубокой переработкой.

– Федеральная антимонопольная служба неоднократно отмечала неоправданно высокие наценки на рыбопродукцию. Как, на Ваш взгляд, можно сделать рыбу доступнее для потребителей?

– Конечно, всегда хочется, чтобы рыба была дешевле, но цена складывается из затрат, окончательную цену диктует рынок. Я думаю, это работа государственных органов – снизить себестоимость продукции. Сейчас достаточно дорого обходится транспортировка уловов: и парк вагонов, рефконтейнеров очень старый, и стоимость перевозки очень высокая. Существуют также некоторые законодательные барьеры, из-за которых повышается цена производимой продукции.

Замечу, что в России увеличилось число рыбоперерабатывающих производств, делающих упор на качество продукции. Таким образом мы выдавливаем с рынка продукты глубокой переработки иностранного производства, например, китайского, которые намного хуже наших. И потребитель платит уже за качественный товар.

– А как «Интеррыбфлот» добивается высокого качества?

– Контролируем производство. У нас есть технолог, который следит за флотом, на каждом судне – заведующие производством. Они ежедневно обмениваются информацией, фотографиями и соблюдают строгую отчетность. Мы берем образцы продукции на экспертизу и, если возникают какие-то замечания, тут же устраняем проблему.

– Хотелось бы поговорить об общих проблемах, которые стоят перед «Интеррыбфлотом» и другими компаниями. Что мешает работать, какие существуют барьеры?

– Да, проблемные вопросы есть. Мы постоянно конфликтуем с пограничниками, которые составляют на суда компании протоколы за нарушения правил прохождения госграницы. Я считаю, это пережиток прошлого – какая может быть госграница, если разрешено ловить и в прибрежных водах, и в экономзоне, рыба ведь одна и та же. Кроме того, нужно отправлять уведомление за 24 часа и проходить границу в соответствующее время. А мы очень зависим от погодных условий: если опаздываем – нарушение, если проходим раньше – тоже нарушение. И суда вынуждены либо дрейфовать и ждать, либо, наоборот, торопиться и не всегда успевают.

То же самое касается и контрольных точек. По сути, их прохождение давно уже пора отменить. Наш флот теряет очень много промыслового времени и топлива. В этих точках никогда нет какого-либо контроля, проверок, это чистая формальность, которая осталась еще со времен Советского Союза. Сейчас вся рыба идет через берег, соответственно, уловы контролируются в портах теми же пограничниками, Россельхознадзором, инспекторами ГМИ. Получается, в море мы бесполезно тратим время и жжем топливо. В пересчете на деньги это очень серьезные потери для компании.

– Сейчас активно обсуждается тема строительства судов на отечественных верфях. Минпромторг подготовил план – сколько судов требуется изготовить в стране до 2030 года. «Интеррыбфлот» собирается строить новые суда в России?

– Собираемся, мы уже подали заявку. На сегодняшний день не все российские судоверфи готовы принимать заказы, но компания будет стараться договариваться с отечественными предприятиями. Можно, конечно, построить судно и за рубежом, но мы хотим поддержать отечественного производителя и уже ведем переговоры с несколькими российскими судостроительными заводами. Тем более сейчас обсуждается введение так называемых «квот под киль».

– Как вы относитесь к этой идее выделения дополнительных лимитов компаниям, заказывающим суда на российских заводах?

– Рыбодобывающий флот в России действительно давно устарел, мы понимаем, что его необходимо обновлять. Другой вопрос – каким образом это делать. Если переложить все на плечи рыбаков, нам будет очень накладно, построить новый флот – это дорогостоящее мероприятие. Поэтому мы надеемся, что государство в этом деле будет нам как-то помогать, и чем больше будет поддержка со стороны государства, тем больше судов построим.

– Расскажите, пожалуйста, о других планах компании на ближайшее будущее. Какие направления собираетесь развивать?

– Будем искать новые объекты для промысла. Мы очень тесно взаимодействуем с отраслевой наукой, с ТИНРО-Центром. Его сотрудники работают на судах «Интеррыбфлота», делают замеры, анализы. Также мы всегда рады чему-то новому поучиться у других, реализовать совместные проекты. Кроме того, в планах компании развитие береговой переработки, аквакультуры.

Мы с нетерпением ждем, когда пойдет сардина-иваси, будем выставлять флот на ее добычу. Это нежная рыба, которая не хранится долго, но у компании есть свой транспорт, мы сможем обеспечить быструю заморозку уловов и доставку их на берег.

– Как «Интеррыбфлот» решает вопросы с кадрами? Компания реализует какие-либо проекты по привлечению новых работников?

– В прошлом году «Интеррыбфлот» пригласил во Владивосток четырех студентов из средней полосы России, они учатся в морском рыбопромышленном колледже. Эти ребята получают образование за счет компании, мы платим им дополнительную стипендию, следим за оценками, поведением, оплачиваем билеты на поездки домой и обратно, полеты на каникулы.

После учебы эти студенты, согласно контракту, будут работать на наших судах минимум пять лет. Кстати, практика в «Интеррыбфлоте» тоже не бесплатная, ребята пройдут ее как члены экипажей.

Эксперимент нам понравился, и в этом году компания отправила в Челябинскую область комиссию из представителей «Интеррыбфлота», рыбопромышленного колледжа и Дальрыбвтуза. Они проводили агитацию среди школьников, рассказывали про нашу компанию, про Владивосток, учебные заведения. Сейчас у нас сорок вакантных мест, и мы планируем в 2016 году набрать сорок студентов.

– На какие специальности?

– Студенты, которых взяли в прошлом году, учатся на судоводителей и механиков. В будущем мы также планируем основной упор сделать на механиках различной специализации – электромеханиках, рефмеханиках, механиках ТО, механиках РМУ. Еще есть несколько вакантных мест для судоводителей.

– Почему привлекаете молодежь из других регионов? В Приморье не хватает заинтересованных студентов?

– Мы считаем, что очень хорошая практика была в Советском Союзе, когда выпускников «перекидывали» из одного региона в другой. Когда человек уезжает далеко от дома, он более ответственно относится к работе и учебе. У вчерашних школьников появляется возможность поменять место жительства, поселиться на берегу моря в прекрасном городе Владивостоке. «Интеррыбфлот» готов открыть для них эти двери.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 мая 2016 > № 1741658 Руслан Закревский


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 апреля 2016 > № 1863264 Олег Комаров

Российский инжиниринг – «невидимая» отрасль с опытом и проектами.

Олег КОМАРОВ, Генеральный директор ООО «Технологическое оборудование».

В рыбохозяйственной отрасли России происходят поистине фундаментальные подвижки. Принято решение о выделении «квот господдержки»: 15% для компаний, строящих флот на российских верфях, и 5% для тех, кто создает береговую рыбопереработку. Идея о создании на Дальнем Востоке рыбоперерабатывающего кластера вышла на стадию реализации. В этой ситуации важнейшую роль играют российские производители оборудования для рыбопереработки. Насколько они вовлечены в ситуацию, насколько полно могут удовлетворить потребности возрождаемой рыбопереработки – на эти и другие вопросы журналу «Fishnews – Новости рыболовства» ответил генеральный директор ООО «Технологическое оборудование» Олег Комаров.

– Производители рыбоперерабатывающего оборудования неоднократно говорили, что у них нет профильного ведомства, которое представляло бы их в органах власти, могло бы не то чтобы защищать их интересы, но хотя бы учитывать их при формировании госполитики. Сейчас, с учетом необходимости импортозамещения и развития отечественной рыбопереработки, ситуация, по логике вещей, должна быть обратной: все государственные органы, участвующие в этих программах, должны уделять вам немало внимания. Как все обстоит на самом деле?

– На самом деле ситуация несколько иная. Дело в том, что все прошедшее с 90-х годов время отрасль, которая проектирует рыбоперерабатывающие и морозильные мощности, разрабатывает технологии, изобретает и производит машины и оборудование для первичной и глубокой рыбопереработки, на официальном уровне считалась не существующей в России.

Однако на уровне бизнеса она не только существовала, но и была более чем конкурентоспособной в большинстве сегментов этого рынка. И даже неплохими темпами развивалась. Достаточно сказать, что больше половины всех новых и современных береговых мощностей по рыбопереработке на Дальнем Востоке создано только нашей компанией. В ситуации жесткой конкуренции с фирмами США, Японии, Европы, Южной Кореи, КНР и без какой-либо поддержки со стороны государства.

Это не единственное наше достижение, но оно более всего на слуху. А органы власти об этом не знают. Когда мы выходим на их представителей и показываем те заводы, которые мы спроектировали и построили из того оборудования, которое мы разработали и произвели на основе наших собственных технологий и ноу-хау, – они крайне удивляются, по-хорошему удивляются. Они очень рады тому, что отрасль в России сохранилась и находится на крепком мировом уровне, а в чем-то и выше. Они приходят в такой хороший шок, видя наши возможности, наши реализованные проекты и их уровень.

Но опыта взаимодействия с нами у них нет, и без нашей достаточно упорной и настойчивой инициативы этого взаимодействия в данный момент не происходит. Оно не осуществляется автоматически, как, например, с добытчиками и переработчиками рыбы, с портовиками и прочими участниками рыбохозяйственной отрасли. Видимо, должно пройти какое-то время, чтобы наше существование официально признали, чтобы зафиксировали его в руководящих документах, инструкциях и тому подобных бумагах, назначили кураторов и ответственных, выстроили некие процедуры. Мы со своей стороны над этим работаем. И рады тому, что эта наша работа на сегодняшний день стала находить живой и позитивный отклик со стороны ряда госструктур, таких, как Министерство развития Дальнего Востока. Мы, безусловно, будем ее продолжать и постараемся усилить.

– То есть получается так, что в разработке концепций развития рыбопереработки в России, разработке концепции того же Дальневосточного кластера вы как производители оборудования не участвуете?

– Возможно, производители оборудования и не должны в этом участвовать, хотя, бесспорно, их интересы и задачи их развития учитывать необходимо. Но мы не просто производители оборудования. Основная деятельность нашей компании в мировой практике называется одним словом – «инжиниринг». «Технологическое оборудование» прежде всего инжиниринговая компания. Мы являемся в первую очередь разработчиками технологий и технологических цепочек. Мы постоянно анализируем современные достижения в самых разных отраслях, мы применяем эти достижения к рыбопереработке и внедряем их в технологические процессы, мы разрабатываем собственные технологии, накапливаем компетенции и на основе всего этого проектируем конкретные предприятия, технологические линии, разрабатываем машины и установки. Мы плотно взаимодействуем с академической и прикладной наукой, с образованием. Открываем совместные лаборатории, проводим исследования.

Собственное машиностроительное производство появилось у нас в те годы, когда в России было очень трудно, почти невозможно заказать нужные нам изделия удовлетворительного качества и тем более получить их в срок. Мы используем в большинстве проектов оборудование собственного производства, в некоторых – оборудование стороннего производства, в том числе и иностранного. В мировой практике большинство инжиниринговых компаний вообще не имеет своего производства, разве что экспериментальное.

Производство оборудования не является неотъемлемой частью инжиниринга, а представляет собой одно из направлений деятельности нашей компании, хоть и одно из основных, но не определяющее. Как инжиниринговая компания, мы не привязаны к конкретному производителю оборудования, даже если это наш собственный завод. Во-первых, технология первична, во-вторых, невозможно производить вообще все в рамках одной компании. Это то, что касается места производства оборудования в деятельности нашей компании.

– Но и как инжиниринговая компания вы не принимаете участия в разработке концепций?

– Нет. Хотя именно инжиниринг должен являться одним из основных разработчиков отраслевых концепций. Почему? Потому что чистые экономисты и управленцы недостаточно знают о рыбе, о том, какую продукцию из нее можно произвести, о том, сколько переделов можно осуществить в рыбопереработке и где заканчивается технологическая цепочка. Об этом зачастую не знают и рыбаки, потому что они уже давно практически не занимаются глубокой переработкой. Об этом знаем только мы, но, поскольку официальные инстанции полагают, что нас в России нет, о чем мы чуть раньше говорили, к разработке концепций нас не привлекают.

И как следствие очень часто разработчики концепций предлагают такие варианты, которые либо неприменимы и нереализуемы на практике, поскольку не отвечают реальным задачам, либо вообще обрываются, как говорится, «на самом интересном месте».

Ярким примером первой ситуации является концепция Приморского рыбоперерабатывающего кластера, разработанная за российские бюджетные средства японским институтом Номура и оказавшаяся абсолютно бесполезной для решения задач развития рыбопереработки в РФ. Хотя, надо признать, она вполне отвечает решению задач развития рыбохозяйственного комплекса Японии за счет России.

Приведу конкретный и наглядный пример и по второй ситуации. В самом скором времени, ориентировочно уже летом 2016 года, появится возможность для начала массового лова сардины-иваси, или, как раньше ее называли, сельди-иваси. Сразу возникает вопрос: что с ней делать дальше, какую продукцию из нее выпускать? Над этим думают рыбаки. Есть, например, предложение перерабатывать значительную часть уловов этой рыбы на рыбную муку. Почему бы и нет? У муки в России есть заказчик, потребитель. Минсельхоз постоянно требует увеличить производство рыбной муки в стране, поскольку ее и сделанных на ее основе кормовых добавок для животноводства и аквакультуры в России производится недостаточно, их приходится закупать за границей, что создает угрозу продовольственной безопасности страны в целом и развитию аграрного сектора в частности. Это нормальное предложение, на его основе можно сделать отличную концепцию, и, несомненно, она будет сделана, а может, уже и готова.

– Но есть нюанс?

– И еще какой нюанс (остающийся при этом за кадром). Жирность иваси составляет 22-28%, это одна из самых жирных массовых рыб. При ее переработке на рыбную муку из каждой тонны рыбы будет выходить до 250 кг жира. Муки, к слову, будет гораздо меньше, но речь не об этом. При значительных объемах переработки рыбы жира будет выходить десятки тысяч тонн. Сейчас в России производится всего 2 000 тонн жира в год. Не существует никакой инфраструктуры для его массовой перевалки и хранения, нет никакой инфраструктуры для его переработки. Как этот жир хранить и транспортировать? Что надо для этого построить? Что с этим жиром делать дальше? Как на нем зарабатывать? Какие задачи и какие риски? Неизвестно – об этом никто не думает. То есть внезапно появляется совершенно другой основной продукт, и сразу вся прекрасная концепция идет или на переделку с нуля, или в корзину.

А ведь можно выстроить нормальную технологическую цепочку. Мы импортируем за огромные деньги субстанции, например, для производства косметики, изготовленные из рыбьего жира во Франции, Германии, Китае и Южной Корее. А могли бы делать это сами. Мы импортируем высокожирные корма, к примеру, для мальков рыб. То же могли бы делать сами.

Одним словом, есть огромная масса востребованных продуктов высоких переделов, целые отрасли можно сделать независимыми от импорта и гораздо более конкурентоспособными по цене на переделе собственного сырья – рыбьего жира. Можно воссоздать целую индустрию, которая была во времена СССР и перерабатывала до 50 000 тонн рыбьего жира в год, но оказалась полностью разрушенной в 90-е. И весь этот пласт возможностей теряется из-за отсутствия среди разработчиков представителей инжиниринговых компаний.

Наша компания владеет и технологиями переработки высокожирного сырья на рыбную муку и жир, и технологиями хранения и перевалки жира, и рядом технологий его дальнейших переделов. Дальневосточная наука хранит в своих закромах лабораторные технологии производства уникальных продуктов из рыбьего жира, и мы понемногу достаем эти наработки и превращаем их в промышленные технологии. На это просто необходимо делать акцент при разработке концепции, это одна из основных задач рыбоперерабатывающего кластера – всячески способствовать разработке новых продуктов и созданию высокотехнологичных производств высоких переделов из рыбного сырья. Но нет.

– Но у кластера есть и другие задачи, к примеру, развитие береговой переработки рыбы, в частности, самого массово добываемого на Дальнем Востоке вида – минтая.

– Для береговой переработки минтая у нашей компании есть готовый пакет предложений. Мы осуществили предпроектную проработку завода по береговой переработке минтая в объеме 42 400 тонн в год, с выпуском филе индивидуальной и блочной заморозки, фарша минтая и продукции из него, в том числе полуфабрикатов, рыбной муки и рыбьего жира; а также строительства холодильника объемом 6000 тонн условного хранения на базе Диомидовского рыбного порта во Владивостоке. Переработка будет безотходной и не создающей экологической нагрузки на окружающую среду.

Проект является масштабируемым, то есть объемы переработки и хранения можно увеличивать в 2 раза, в 5, в 10 раз – сколько понадобится. Предполагается комплектация производства в основном (на 70%) оборудованием российского производства и российской разработки. Проект можно привязать к любому участку местности, к любому подходящему по габаритам существующему или вновь возводимому зданию.

В принципе, концепт создания этого производства в Диомидовском рыбном порту есть первый или один из первых инвестиционных проектов береговых рыбоперерабатывающих производств, претендующих на господдержку за счет выделения под него квот из доли в 5%. Он полностью соответствует концепции Приморского дивизиона кластера, представленной Росрыболовством, и он полностью проработан технологически и технически, чего многим инвестиционным проектам в рыбной отрасли очень не хватает.

Журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 28 апреля 2016 > № 1863264 Олег Комаров


Россия. ДФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 27 апреля 2016 > № 1734253 Владимир Путин

Заседание госкомиссии по запуску космического корабля «Союз-2.1а».

Владимир Путин посетил космодром Восточный, где принял участие в заседании государственной комиссии о причинах переноса пуска ракеты-носителя «Союз-2.1а».

В заседании участвовали Руководитель Администрации Президента Сергей Иванов, Заместитель Председателя Правительства Дмитрий Рогозин, генеральный директор «Роскосмоса» Игорь Комаров и первый заместитель главы «Роскосмоса» Александр Иванов. Госкомиссия, в частности, должна принять решение о запуске «Союз-2.1а» в резервную дату либо о переносе на более длительный срок.

Запуск ракеты-носителя «Союз-2.1а» с космодрома Восточный, запланированный на 27 апреля, отложен в связи со сбоями в работе автоматизированной системы управления. «Союз-2.1а» должен вывести на орбиту три космических аппарата – «Михайло Ломоносов», «Аист-2Д» и SamSat-218.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Вы знаете, что впервые мы заговорили о строительстве нового космодрома ещё в 2007 году, тогда же был соответствующий Указ Президента мною подписан. А в 2010 году я впервые здесь побывал, смотрел на тайгу, где мы собирались строить, и вот сейчас строим этот космодром.

Целью сегодняшней поездки было убедиться в том, что строительство космодрома достигло своих нормативных параметров на сегодняшний день. И, действительно, сделано очень много, хотя и не без проблем. И, надеюсь, у меня ещё будет возможность сказать спасибо тем людям, которые добросовестно здесь работают. И, без всякого преувеличения, пуск нового, по сути дела первого в России, гражданского значения космодрома – это огромный шаг в развитии российской ракетно-космической отрасли.

Я говорю, что будет возможность поблагодарить тех, кто работал добросовестно, но напомню, что было немало проблем, пришлось возбудить шесть уголовных дел, четыре человека арестованы. Двое из них, правда, находятся под домашним арестом, а двое в СИЗО сидят, но если вина тех, кто подозревается в совершении правонарушений, будет доказана, то им придётся сменить тёплую домашнюю постель на тюремные нары, в этом ни секунды не сомневаюсь.

Тем не менее повторяю, несмотря на все эти сложности и проблемные вопросы в целом, движение на сегодняшний день до нормативного состояния строительства космодрома достигнуто, и уровень этот достигнут.

Сегодняшний сбой пуска связан, насколько я понимаю и как мне коллеги докладывали, не с состоянием космодрома, а с самим ракетным комплексом. В этой связи что хотел бы сказать. Разумеется, мы с вами хорошо знаем, что в 1990-е годы мы вообще чуть не утратили эту отрасль.

Несмотря на все эти сложности и проблемные вопросы в целом, движение на сегодняшний день до нормативного состояния строительства космодрома достигнуто.

И специалисты, которые работают в этой сфере, посвятили этому всю свою жизнь, знают, что раздавались даже голоса – и вроде бы, на первый взгляд, ответственных людей – о том, что нужна ли нам вообще такая отрасль, это дорогая отрасль, нам бы побольше колбасы и хлеба.

Это явно недалёкие люди, потому что с утратой таких высокотехнологичных сфер, таких как ракетно-космическая, у нас в стране не станет больше ни колбасы, ни хлеба, ни масла, а наоборот, мы утратим перспективы развития. Слава богу, что вовремя опомнились, сориентировались. И в последнее десятилетие государство вкладывает в ракетно-космическую сферу большие средства – во всяком случае такие, какие оно только может вкладывать.

Должен справедливости ради сказать, что и ракетная отрасль демонстрирует хорошие темпы. Если сравнить темпы роста ракетной отрасли и всех других сфер производства, то ракетная отрасль значительно обгоняет другие смежные отрасли. Это просто объективные показатели.

Тем не менее есть и очевидные сбои в работе. Я сейчас не буду говорить про те вещи, которые требуют особого внимания. Например, нам пришлось предпринимать героические усилия для того, чтобы выковыривать государственные деньги отрасли из карманных банков. Но это не единственная вещь, на которую нам пришлось обращать внимание и которая не имеет отношения прямого ни к высокотехнологичному производству, ни к науке и технологиям.

Понимаю также, что при освоении новой техники, а мы знаем и видим, что эта техника осваивается, возможны сбои, это естественно, это само собой разумеется. И в этих случаях нужно поддержать людей, которые сталкиваются с проблемами, например новая техника появляется, новые агрегаты, новые компоненты, нужны математические новые расчёты, – я знаю, мне регулярно докладывают о том, что происходит.

Возможны сбои, повторяю ещё раз. Людей, которые стремятся к результату, но сталкиваются с проблемами, а потом их преодолевают, решают, нужно только поддержать. И я хочу, чтобы все знали: такая поддержка будет.

Людей, которые стремятся к результату, но сталкиваются с проблемами, а потом их преодолевают, решают, нужно только поддержать. И я хочу, чтобы все знали: такая поддержка будет.

Но если мне руководитель отрасли [Игорь] Комаров рассказывает, что из четырёх сбоев пусков на Куру – два из–за непогоды, а два из–за того, что агрегат какой–то, гироскоп, оказался в ненадлежащем состоянии, возникает вопрос – вы знаете, даже не нужно быть большим специалистом в такой сложной отрасли, как ракетная, чтобы задаться вопросом: его что, не могли доставить в нужной кондиции или не могли проверить перед тем, как монтировать? Это что такое? Это что, разве сложные математические расчёты? На мой взгляд, это связано с разгильдяйством и с недостаточным контролем над всеми элементарными, но такими важными в данной отрасли процессами.

Я сейчас послушаю ваши доклады, не буду вмешиваться в эти доклады – просто хочу понять и послушать, посмотреть, как идёт разбор полётов в таких случаях. И, без всякого сомнения, нужно будет делать выводы, потому что – да, конечно, мы остаёмся лидерами, при всех этих недостатках Россия остаётся лидером по количеству пусков, это факт и это хорошо, но то, что мы сталкиваемся с большим количеством сбоев, это плохо. И, безусловно, должна быть соответствующая, профессиональная своевременная реакция на то, что мы видим.

Я, не вмешиваясь в сегодняшнюю работу, хотел бы послушать, какой анализ вы делаете из сегодняшнего события, как вы докладываете сопредседателям [госкомиссии] и какова будет реакция. В зависимости от этого, конечно, я и свои планы скорректирую – оставаться или приехать ещё раз, но я обязательно приеду.

Россия. ДФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 27 апреля 2016 > № 1734253 Владимир Путин


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2016 > № 1734251 Александр Козлов

Совещание по вопросу развития Амурской области.

Владимир Путин провёл совещание по вопросу финансово-экономического и социального развития Амурской области.

В.Путин: Добрый вечер, я очень рад вас видеть.

У нас есть такая практика с коллегами: когда приезжаем в какой–нибудь регион, стараемся познакомиться с тем, как идёт работа, как бизнес себя чувствует, как социальные вопросы решаются. Хотел бы поговорить с вами о том, как идёт реализация наших планов по развитию всего огромного Дальнего Востока. Вы знаете, что таких планов много, они по разным программам разнесены.

Хотел бы от вас от первого лица услышать, как вы сами чувствуете: делается что–нибудь – не делается; если делается, то как делается и чего не хватает.

Я бы просил губернатора начать. Пожалуйста, прошу Вас.

А.Козлов: Уважаемый Владимир Владимирович! Участники совещания!

В рамках Вашего поручения по развитию Дальнего Востока приняты законодательные акты, регулирующие территории опережающего развития. В рамках данных законопроектов на территории Амурской области приняты две территории: ТОР «Приамурская» и ТОР «Белогорск».

ТОР «Приамурская» создана у нас в августе 2015 года. Общая площадь территории – порядка 900 гектаров, состоит из двух площадок. На сегодня подписаны два соглашения с резидентами (все резиденты сегодня присутствуют на этой встрече) на общую сумму инвестиций 123 миллиарда рублей. Из них инвестировано уже четыре миллиарда рублей в Амурскую область, и на предприятиях будет создана 1350 новых мест, на сегодня создано 90 мест.

Резидент «С Технологии» – это цементный завод, который у нас должен вложить 1,6 миллиарда рублей. На сегодня им уже инвестирован 1 миллиард 300. Акт ввода завода подписан, сейчас они сертифицируются на марку цемента.

Кроме этого, резиденты готовы принять участие и в разработке месторождений на территории Амурской области, которые будут сырьевой базой в последующем для этого завода.

Амурская энергетическая компания реализует один из крупных объектов – это нефтеперерабатывающий завод мощностью переработки 6 миллионов тонн в год. Завод предполагает производство бензина и дизельного топлива. Объём инвестиций – 123 миллиарда рублей, из них уже сегодня инвестировано 2,7 миллиарда рублей. Сейчас идёт разработка ПСД, обустройство строительной площадки, возведение объектов вспомогательной и социальной инфраструктуры.

Дополнительно данная компания инвестировала 3,5 миллиарда рублей в разработку трёх месторождений нефти. Сегодня они прорабатывают вопрос вместе с нами и с «Роснефтью» для того, чтобы войти в трубу, которая проходит в том числе и по территории Амурской области. Сегодня ведутся подготовительные работы.

Какой итог мы должны получить по этому заводу к 2023 году: это 1200 рабочих мест и поступление налогов в 18 миллиардов.

Вторая площадка этого ТОРа – это Ровное. Эта площадка включает в себя 700 гектаров земли, которая расположена в 11 километрах от строительства предполагаемого моста в Китай.

Я хотел бы немножко на этом заострить внимание, потому что этот проект первый в России, мы его работаем сегодня с Министерством транспорта Российской Федерации. Нами подписано Межправительственное соглашение, Владимир Владимирович, в рамках Вашего визита в Китай. Согласно этому соглашению мы в провинции Хэйлунцзян будем строить автомобильный мост. Нами создано совместное предприятие, которое учреждено провинцией Хэйлунцзян и Амурской областью. Это предприятие берёт кредит в банке, не привлекая областные деньги либо Правительства, и вкладывает заёмные средства под будущий сбор за перевозку.

Сегодня мы уже ратифицировали концессионное соглашение, в июне планируем его подписать. И в рамках техническо-экономического обоснования с Китайским банком мы планируем под пять процентов взять эти обязательства и начнём строить этот мост.

Территория, о которой я сегодня сказал, Ровное, – она как раз будет располагаться как логистический центр, на котором мы планируем поставить переработку и в рамках этого мостового перехода. 20 лет этот проект длился.

Кроме этого, у нас есть ещё ТОР «Белогорск». Он также состоит из трёх площадок порядка 700 гектаров. Объём инвестиций, которые мы в него планируем, – это 1 миллиард 118 миллионов рублей, из которых уже 1 миллиард вложен в проекты. Будет создано порядка 400 рабочих мест. На сегодня уже 134 места создано.

Чем этот ТОР для нас интересен? Мы никогда не забудем этого – с учётом даже прихода новых инвестпроектов и газохимических, и газоперерабатывающих, и космоса: самое главное, мы поняли, что мы аграрная область.

И в рамках этого ТОРа будет создан резидент «Маслоэкстракционный завод «Амурский», он будет реализовывать проект по строительству завода по глубокой переработке сои с мощностью 240 тысяч тонн. Для нас это очень важно, это такой единственный завод в России.

Сегодня уже строительно-монтажные работы ведутся, и к концу года мы его планируем ввести. Для нас важен этот момент, потому что вся соя в принципе у нас уходит либо на экспорт, либо на внутренний рынок, но непереработанной, – в данном случае здесь будет оставаться переработанной.

И второй резидент данного ТОРа – это хлебобулочные изделия. Пускай это не миллиардный проект, но это малый бизнес, и это тоже важно: 6ез хлеба мы никуда.

Кроме этого, у нас есть ещё потенциальные инвесторы, которые также заинтересовались новыми проектами, которые сегодня находятся на рассмотрении в профильном министерстве.

Главный также для нас проект сегодня рассматривается – это создание ещё одного ТОРа – «Свободненский», где планируется реализоваться проект «Амурский газоперерабатывающий завод». Инвестор сегодня – «Газпром переработка Благовещенск». Рабочие места – 2600 человек, 690 миллиардов рублей. Это по структуре «Газпрома» будет вложено.

Сегодня в рамках поддержки Юрия Петровича принято решение вложить 4,1 миллиарда на инфраструктуру создания этой территории опережающего развития. Это очень важно для нас, потому что один из наших городов как раз получит эти инвестиции и будет модернизирован с учётом вхождения нового производства.

И также будет заявлен завод по переработке метанола с годовой мощностью 1,2 миллиона тонн. Что это нам всё даст?

В.Путин: А кто будет делать переработку метанола?

А.Козлов: Компания «Технолизинг».

Реплика: Там два инвестора, на два завода заявки: «Национальная химическая группа» и группа ЕСН. Они сейчас работают по поводу ресурса и будут принимать окончательное решение.

А.Козлов: Также в этот ТОР рассматривается компания «Сибур», они сегодня ждут определённых согласований с Минпромом. И также будут, мы надеемся, резидентами ТОРа.

Что сегодня по принятым ТОРам, которые уже есть, их два? 137 миллиардов инвестиций, если подвести итог. Прирост ВРП к 2019 году относительно 2015 года составит 17 миллиардов рублей (это 7 процентов) и налогов 6 миллиардов. А с учётом крупного ТОРа «Свободненского», в который, мы ожидаем, у нас инвестиций будут 729 миллиардов рублей, ВРП к 2019 году – 40 миллиардов (это 15 процентов) и налоги с 2019 по 2028 год – 101 миллиард рублей. Это с учётом даже тех скидок, льгот и возможностей территории опережающего развития Амурская область приобретёт в перспективе своего развития.

Мы не стесняемся, Владимир Владимирович, говорить, что к нам в область пришло колесо индустриализации. Мы так ждали, когда к нам придёт производство. В принципе мы этим довольны и очень способствуем, стараемся работать с инвесторами по этому поводу. Каждый из них готов прокомментировать.

В.Путин: Давайте. Как раз я хотел бы послушать тех, кто, как бы сказать, на земле работает. В рамках этих льготных режимов различные вещи предусмотрены. Здесь коллеги даже табличку сделали «Налоговые льготы для резидентов». Налог на прибыль, налог на имущество, земельный налог, социальные платежи – как это ощущается в реальной работе?

С.Старков: Старков Сергей Алексеевич. Я представляю «Белогорский хлеб», который инвестирует сегодня в новое предприятие. Мы построили хлебобулочный цех. С 1 апреля он начал работать, мы начали выпускать продукцию, сертифицировали её. Сегодня все основные задачи решены по производству, то есть из 18 миллионов, которые мы туда пытаемся вложить, уже 12 освоено, и сегодня часть остаётся на модернизацию подачи муки, линия автоматическая должна быть.

Поэтому на сегодняшний день те льготы, которые предусмотрело государство, мы ещё не успели использовать, то есть это по окончании отчётного налогового периода. Но в целом я полагаю, что это будет очень хорошая поддержка, особенно для малых предприятий.

В.Путин: Вы посчитали?

С.Старков: Да. И за счёт этих средств, естественно, мы сегодня пытаемся модернизировать производство, наладить новые рабочие места. В данном случае на этом предприятии 15 рабочих мест мы организовали, в дальнейшем где–то должно увеличиться до 40.

В.Путин: Когда Вы планируете завершить весь цикл создания производства?

С.Старков: В этом году мы покупаем линию. Думаю, на будущий год всё должно заработать.

В.Путин: А закупаете за какие средства? Кредиты?

С.Старков: Нет, собственные, заработанные, почему мы и, так скажем, не завершили сейчас до конца, потому что только собственные средства, которые зарабатываем.

В.Путин: Понятно. А у вас уже функционирует?

С.Старков: Да, с 1 апреля работает.

В.Путин: Спасибо.

П.Романенко: Романенко Пётр Михайлович, заместитель генерального директора акционерного общества «Мост».

Акционерное общество «Мост» является одним из соучредителей совместной российско-китайской компании по строительству мостового перехода. В составе пограничного перехода часть объектов находится на китайской стороне, часть – на российской стороне. В настоящий момент ведётся разработка проектной документации с выходом, по получению положительного заключения в июле, началом строительства уже сразу же в июле. Контингентом является правительство Амурской области, концессионером является совместная французская компания на условиях концессии, это на условиях кредита – 4,9 процента китайский банк «Юнцзян».

В настоящее время в работе участвует большинство проектных организаций города Благовещенска, которые работают на изысканиях, на проектировании дальних сооружений. Генеральным проектировщиком является «Гипростроймост», город Москва.

В.Путин: Сколько будет работающих на стройке?

П.Романенко: На самой стройке ожидается работающих около 1,5 тысячи человек с нашей стороны и где–то около 850 человек с китайской стороны. Срок строительства – три года. Китайская сторона на последнем совещании в Харбине решила, что можно построить за 2,5 года, наша сторона согласилась с этим. И думаю, что те условия, которые предлагает китайская сторона, по срокам будут выполнены.

В.Путин: Распределение рабочей силы по количеству с одной и с другой стороны – это тоже обговорено в контракте?

П.Романенко: Да, на российской стороне работают российские предприятия, на китайской стороне – китайские предприятия. Создаётся филиал в Благовещенске, который будет осуществлять работы по строительству. Привлекаться будут в качестве подрядных организаций российские подрядные организации на условиях конкурса.

В.Путин: Понятно. Александр Александрович, хотели добавить что–то?

А.Козлов: Да, это в Китае было основное требование губернатора Хэйлунцзена, что мы создаём дирекцию по строительству и будем делать все налоговые отчисления, и строители будут работать с российской стороны наши. Это было ключевое условие при заключении этого концессионного соглашения.

В.Путин: И коллеги согласились?

А.Козлов: Конечно, мы настояли.

В.Путин: Хорошо. Пожалуйста.

С.Пискунов: Пискунов Сергей Витальевич, заместитель генерального директора.

Мы реализовали в рамках ТОР строительство цементного завода в Амурской области. Завод уже введён в эксплуатацию, сейчас проходит разработка технических регламентов и сертификация продукции. И в мае мы уже запустим полностью производство.

В.Путин: Сколько будет работающих?

С.Пискунов: Около 150 человек.

В.Путин: И ещё раз скажите, пожалуйста, общий объём инвестиций.

А.Козлов: 1,6 миллиарда, уже проинвестировано 1,3.

В.Путин: А условия, на которых вы планы свои строили, устраивают или не устраивают? Вы видели какие–то проблемы при реализации того, что отмечено в этих программах, или не существует этих трудностей?

С.Пискунов: Нет, все рабочие трудности в принципе.

В.Путин: И когда вы думаете завершить?

А.Козлов: Он завершён.

В.Путин: Уже работает?

А.Козлов: Да.

В.Путин: А рынок как?

А.Козлов: Рынок – это Амурская область.

В.Путин: И достаточно спроса?

А.Козлов: Достаточно.

В.Путин: В связи с развитием строительной отрасли по всем направлениям у вас всё–таки основной сбыт–то куда в Амурской области: это жилищное строительство или какие–то другие, промышленные объекты?

А.Козлов: Всё равно это, наверное, больше промышленные объекты. Мы полностью можем закрыть потребности Амурской области в строительстве жилья.

В.Путин: А раньше дефицит цемента откуда закрывался?

А.Козлов: На территории Дальнего Востока существует предприятие «Добытцемент». Это старые заводы – Спасск и Теплоозёрский. Только они это делали всё.

В.Путин: То есть нужно было в Амурскую область привозить оттуда?

А.Козлов: Да.

В.Путин: Соответственно из–за логистики подороже.

А.Козлов: Конечно, логистика – сразу становится дороже. Плюс здесь эти заводы, скажем так, единственные. У нас строительство начинается только, скажем, с апреля. Всем строителям приходилось уже делать предоплаты на эти заводы, можно сказать – стоять в очереди в получении цемента. Логистика здесь тоже не выигрывала в этом.

В.Путин: Понятно. Хорошо.

Пожалуйста.

В.Омеляш: Я представляю общество с ограниченной ответственностью «Амурагроцентр». Мы являемся резидентами территории опережающего развития. Занимаемся переработкой основной нашей сельскохозяйственной культуры – сои. Проект наш заключается в глубокой переработке сои на 1,1 миллиарда.

На сегодняшний день 1,48 мы уже освоили, приступаем к монтажу оборудования послезавтра, как раз по графику. По нашим расчётам, планируем закончить его к концу октября – началу ноября. За ноябрь провести пуско-наладочные работы и в декабре запуститься, сдать завод в эксплуатацию.

При этом предполагаем, что это будет только наша первая ступень. Мы готовы работать и сейчас работаем по привлечению финансирования второй и третьей очередей, которые позволят производить продукцию более высоких переделов, соевые белковые изоляты, которые в Российскую Федерацию импортируются в стопроцентном объёме. Мы не производим как раз таких продуктов. Мы надеемся, что у нас эти проекты получатся, и мы их сделаем.

В.Путин: Ещё раз – какой объём инвестиций?

В.Омеляш: Миллиард сто.

В.Путин: А источник какой?

В.Омеляш: Источника два: это собственные средства и кредиты банка.

В.Путин: Какого?

В.Омеляш: С ВТБ мы сотрудничаем. Мы с ними прошли по проектному финансированию, успешно защитили наш проект в Минсельхозе Российской Федерации. Этот проект с точки зрения процентной ставки для нас был приемлем.

В.Путин: Сколько?

В.Омеляш: 11,5.

В.Путин: Это при субсидировании?

В.Омеляш: Нет, это прямая ставка. Затем мы его защитили в Министерстве сельского хозяйства и надеемся, что он где–то в 3,25 будет работать.

В.Путин: Конечная ставка будет 3,25?

В.Омеляш: Да.

В.Путин: Очень хорошо. Это лучше, чем у китайцев.

В.Омеляш: Мы очень довольны. Мы очень довольны проделанной работой, потому что на всех этапах получили поддержку. Мы и с Минвостокразвития плотно работаем, и с Корпорацией развития. А сейчас работаем с Фондом по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона.

В.Путин: Юрий Петрович, нужно, чтобы у них этот проект до конца был реализован, имею в виду те договорённости, в том числе по процентной ставке. Потому что одно дело получить заключение Министерства сельского хозяйства, а другое дело – получить субсидию. Надо чтобы эта работа была доведена до конца. И обязательно мне тоже вовремя сообщать.

В.Омеляш: И мы надеемся, что сроки, достаточно сжатые для нас, чтобы поддержать собственные технологии, – мы рассчитываем до 30 процентов. У нас есть производство в Благовещенске, почему мы и уверены в том, что мы эти технологии знаем. Но, чтобы запустить в серию без сбоев, мы хотим до 30 процентов подготовить сами наш персонал, перевести его в Белогорск, для этого там строим три дома. Надеемся, что наши планы осуществятся.

В.Путин: Три жилых дома для сотрудников?

В.Омеляш: Три жилых дома для сотрудников. Один мы уже строим, на два других отвели землю.

В.Путин: Цемент тут как тут.

В.Омеляш: Цемент тут как тут, мы мимо него ездим на нашу площадку, поэтому мы надеемся, что эти планы будут реализованы.

В.Путин: А сырьё откуда будете брать? У вас своё производство сои или будете по договорам?

В.Омеляш: Сырьё мы берём по договору. Мы выстраиваем сейчас кооперативные связи с сельхозтоваропроизводителями. Мы участвуем в кредитовании процесса посевной, потому что мы занимаемся поставками запасных частей, химикатов, гербицидов.

В.Путин: Удалось им восстановиться после наводнения?

В.Омеляш: Активно сейчас все работают, спрос рождает желание работать. Не только восстановилось, но в прошлом году уже перекрыли.

В.Путин: Там же у нас и иностранные инвесторы есть. Они остались?

В.Омеляш: В сое у нас все местные.

В.Путин: Все местные? Там были желающие иностранцы.

В.Омеляш: У нас, насколько я знаю, в области нет китайских инвесторов в сельском хозяйстве по выращиванию сои.

В.Путин: Там не только китайские были.

В.Омеляш: Японцы приезжали.

В.Путин: Тогда как раз наводнение помешало.

В.Омеляш: Мы 40 процентов объёмов потеряли, конечно. Но мы восстановились и теперь увеличили. В прошлый год мы сработали с ростом. Поэтому то, что мы делаем, мы в это верим.

В.Путин: Думаю, что если все будут знать, что вы ещё производите не генно-модифицированную сою, то тогда в это поверит ещё большее количество потребителей.

В.Омеляш: Мы считаем, что это наше одно из самых основных конкурентных преимуществ.

В.Путин: Абсолютно принципиальная вещь.

В.Омеляш: Они смотрятся правильным шагом, в правильном направлении. Потому что нам представляется, что мы не должны конкурировать в своём объёме – мы должны производить пищевую продукцию для людей.

В.Путин: И для людей это можно производить, и для выращивания животных. Но все будут знать, конечный потребитель должен будет знать, что животные выращиваются на естественной сое, а не на генно-модифицированной.

В.Омеляш: Совершенно верно.

В.Путин: Это принципиальное отличие по качеству и огромные преимущества. Тем более что такие площади позволяют это делать.

В.Омеляш: Мы находимся в сырьевой зоне, что позволяет нам очень эффективно заниматься этими процессами, в которые мы вошли. А условия уникальные для нас сейчас, потому что таких условий не было. И понятна перспектива на долгие периоды, она как раз даёт возможность выстраивать планы по реализации. Поэтому мы и говорим, что мы не ограничимся первым шагом, мы готовы сделать второй, третий.

В.Путин: Отлично.

Пожалуйста.

А. Гордеев: Гордеев Александр Владимирович, Амурская энергетическая компания.

Я нетривиально начну с того, что скажу большущее спасибо Правительству Российской Федерации и Вам, Владимир Владимирович. Много лет живу на Дальнем Востоке – и в госструктурах, и в бизнесе. Но никогда не было таких экономических условий, которые созданы через ТОРы, которые бы реально смогли быть задействованы и реально бы уже сегодня давали отдачу.

На примере своего проекта: проект уникальный – 120 миллиардов рублей, российско-китайский, он одновременно и на российской стороне, и на китайской. Здесь нефтеперерабатывающий завод, Александр Александрович сказал, 6 миллионов, 75 процентов продукции идёт на экспорт в Китай по трубе. То есть это впервые, когда не чистую нефть мы будем отдавать, а мы будем отдавать туда продукцию, продавать, и 25 процентов будет оставаться здесь.

Вторая уникальность в чём: 97 процентов – глубина переработки. Для специалистов это понятно. У нас нет ни одного завода в России с такой глубиной переработки. Постановление Правительства было к позапрошлому году до 85 довести, чтобы «Евро-5» делать, и так далее. У нас 97. И это запроектировано, заканчивается проектирование. Рассчитываем в конце мая сдать на госэкспертизу и в сентябре развернуть уже по–настоящему стройку. Инвестируют на 90 процентов китайские компании, на 10 процентов наши. То есть учредители у меня три китайские компании, 90 процентов, и одна российская компания.

В.Путин: Российская какая?

А. Гордеев: Российская – «Интероил», город Москва. Это посредники, которые сами нефть не добывают, но занимаются продажей нефти и на этом зарабатывают. И они у нас сегодня главные контрагенты, которые ищут нам поставщиков нефти на завод.

В.Путин: Это принципиальный вопрос?

А. Гордеев: Да, кто будет поставлять.

В.Путин: И как это сейчас?

А. Гордеев: Сейчас ситуация такая. У нас есть два варианта поставки нефти. По железной дороге, но это на четыре тысячи на куб дороже, чем подключение к трубе, о чём говорил Александр Александрович. Мы над этим вопросом сейчас работаем, и Юрий Петрович знает. Мы с Минвостокразвития работаем, чтобы получить разрешение на подключение к трубе: тут 60 километров от Белогорска до завода трубу к ВСТО.

В.Путин: Трубу тоже надо строить, она же денег стоит.

А. Гордеев: Это в бизнес-плане заложено, и Вы, будучи премьером, подписали постановление, которое надо исполнять, а в нём написано, что можно подсоединиться к трубе только тогда, когда имеешь там свою нефть, в трубе, либо купленную.

В.Путин: Контракт нужен.

А. Гордеев: Контракт первый в середине мая мы подписываем, «Иркутскнефть» нам готова продать.

И второе, о чём было сказано, наши инвесторы совместно с Правительством Саха – Якутия создали компанию с соотношением: 75 процентов инвесторы и 15 – собственность Саха – Якутия. И там три месторождения. Сегодня ведётся разведка. Мы надеемся, что к концу года где–то два миллиона тонн нефти будет подтверждено госзаказом.

И эти месторождения как раз проходят в зоне влияния, где подключены к ВСТО. То есть мы планируем, что в конце года появится у нас возможность закачать в трубу свою собственную нефть. Поэтому мы этот вопрос решаем и, думаю, решим.

Ввод завода – 2019 год, 1200 рабочих мест. Берёзовка – это 60 километров от Благовещенска. Кстати, у нас общий инвестор цементного завода и нашего нефтеперерабатывающего завода. Так что цемент, который тут производят, считайте, что мы его уже забрали, закупили и пустим в строительство собственного завода.

Ещё очень большое дело, что мы военный городок купили, из которого военные уходили.

В.Путин: Строительные работы.

А. Гордеев: И сделали там два шикарных общежития, столовую на 400 мест.

В.Путин: Редкий случай рационального использования.

А. Гордеев: Совершенно верно. Всё осталось. Я Вам просто презентую потом все фотографии, всё нарисовано и всё показано. Вот, собственно, если коротко.

А так, китайские инвесторы, ещё раз повторяю, очень внимательно отслеживают, как идёт реализация территории опережающего развития, и очень реагируют чётко. Как только узнали, посчитали… Для нас, что самое главное? У нас таможенная пошлина, оборудование основное из Китая будет поступать, – это огромные суммы. Экономят инвесторы на нулевой ставке таможенной пошлины. И, конечно, налоги… Мы будем где–то 18 миллиардов налогов платить после ввода завода.

В.Путин: Хороший проект. А что касается рабочих мест?

А. Гордеев: Планируем рабочих мест на 1200 человек на первом этапе, на этапе ввода, и на устрой. 30 процентов всё–таки будут китайские специалисты, потому что оборудование оттуда, они нам смонтируют, а 70 – наших.

Что мы делаем для этого? Заключили договора с университетом, где будем готовить группу специалистов, изучать китайский, отправлять в университет в Дацин, где такое оборудование уже работает. Они там будут учиться, получать образование и возвращаться. Плюс рабочие кадры, которые также без знания китайского, со своими переводчиками отправляем туда, год работают на китайском предприятии, проходят практику и через год возвращаются к нам на завод. К 2023 году мы по импортозамещению рабочей силы планируем выйти на 100 процентов российских.

В.Путин: Надо соблюдать параметры. Сколько будет объём производства?

А. Гордеев: Объём 5,8 миллиона тонн.

В.Путин: Хорошо.

А. Гордеев: 75 процентов в Китай ушло по трубе, 25 осталось здесь. Мы продаём один миллион тонн дизтоплива «Евро-5», 55 тысяч тонн бензина, 50 тысяч тонн керосина (авиакеросина) и 150 тысяч тонн нефтекокса, что сейчас наши металлургические комбинаты покупают либо в Китае, либо в других странах. То есть сегодня у нас уже контракты подписаны на этот нефтекокс, который появится в 2019 году.

В.Путин: Хороший проект, нужный.

А. Гордеев: Кстати, Вы об этом проекте, Владимир Владимирович, когда ездили в Китай в прошлом году и интервью «Синьхуа» давали, как раз когда об этом проекте китайцы услышали, они были настолько рады. Я прошу, не побоюсь выглядеть нескромным, вот тут напишите: «Здоровья и счастья этому проекту» – и я его передам своим китайским партнёрам, они будут очень счастливы и довольны.

В.Путин: Хорошо. Проект в целом хороший, нужно только, чтобы все параметры договорённостей соблюдались. И надо помочь им, конечно, и по поставкам нефти. С «Транснефтью» надо ещё переговорить. Если речь идёт о дополнительной врезке, то это непростая история, и технологически надо всё сделать, и по объёмам надо, чтобы было понятно, есть ли место в трубе, нет его, сколько там нужно. Но я думаю, что по сравнению с просто отгрузкой на экспорт сырой нефти лучше обеспечить им загрузку предприятий.

А. Гордеев: Там ещё и вариант есть, Владимир Владимирович, 22 миллиона заложено резерва под будущий нефтеперерабатывающий завод в Находке.

Ю.Трутнев: Я хотел сказать о том, что сегодня аналогичная работа по Вашему поручению идёт во всех регионах Дальнего Востока: в Приморье, в Хабаровске, на Сахалине, на Камчатке. Здесь, наверное, не самые большие объёмы, но зато Амурская область отличается темпами, потому что, вообще, мы по большей части проектов ещё в стадии проектирования.

Закон принят только год назад, поэтому в основном по предприятиям разрабатываются проекты. Здесь уже многие заводы построены. Это хорошо. Вообще мы в этом году планируем сдать от 16 до 20 предприятий, в будущем году – 40, потом там 70, 80 и так далее. У нас ближайшие планы – 188 новых предприятий на Дальнем Востоке.

Объём заявленных уже соглашений об инвестициях в этом месяце превысил 1 триллион, 1 триллион 14 миллиардов сейчас. И мы уверены в том, что ещё за год работы два триллиона инвестиций на Дальний Восток уйдёт.

Единственное, что, конечно, пока практически каждый проект приходится помогать собирать вручную, потому что постоянно сталкиваешься с проблемами, с тем, что ещё чиновничья машина работает не так быстро, как хотелось бы. Поэтому мы постоянно встречаемся, виделись уже со всеми, все меня прекрасно знают.

В.Путин: Чиновничья машина – это кто, это не вы ли все вместе?

Реплика: Нет, там таможня, Владимир Владимирович. Там же много задействовано.

В.Путин: По поводу ваших озабоченностей, связанных с «РусГидро»: там никакого поглощения никакими другими энергетическими компаниями не предвидится. У нас просто была дискуссия с Юрием Петровичем [Трутневым] по поводу «РусГидро». Вопрос идёт о дальнейшем финансовом оздоровлении компании. А в целом работа выстраивается в последние несколько месяцев, выстраивается весьма позитивно. Нужно решить вопрос отношения EBITDA и кредитной нагрузки, поэтому идёт поиск.

В принципе, как мне докладывали, уже баланс имеется, но люди, которые этим занимаются, в том числе и в самой компании «РусГидро», хотят, чтобы у них был определённый ещё задел, небольшой жирок, для того чтобы чувствовать себя абсолютно стабильно и уверенно. Поэтому им хочется дополнительных каких–то ресурсов.

Речь там примерно о 30–40 миллиардах. Это возможно. Есть разные источники. Идёт поиск этих источников. В ближайшее время мы эту проблему решим, но ни о каком поглощении одной компании другой речи не идёт.

Почему это важно? Юрий Петрович задавал вопрос по этому поводу, потому что «РусГидро» – одна из крупнейших российских общенациональных компаний федерального уровня. Причём мы взяли только одну область, а Дальний Восток – это, конечно, шире. Здесь и высокие технологии, и судостроение, и авиастроение, здесь и космическая деятельность, с которой мы сейчас будем разбираться.

Отрасли сложные, но и там тоже нужно многое сделать для того, чтобы всё функционировало должным образом, как часы. Это и переработка сельхозпродукции, строительные материалы, и инфраструктура, и нефтепереработка. В общем, диверсификация такая серьёзная и очень правильная с точки зрения соответствия региональным интересам.

Вы сейчас, говорите, строите завод, и уже практически значительную часть продукции, которую новый цементный завод должен производить, вы уже целиком закупаете. Предприятие по переработке сои уже заключает контракты на поставку этой сои – значит, обеспечивает работу и фронт деятельности для сельхозпроизводителей. То же самое малые и средние предприятия в таких жизненно важных областях, в продукции которых граждане нуждаются в ежедневном режиме.

Это всё очень правильно и говорит о том, что и на уровне Правительства, на уровне региональных властей предварительную работу провели должным образом. Нужно только, чтобы в практической реализации минимизировано было количество всяких сбоев, а если они возникают, чтобы мы на них своевременно и правильно реагировали.

Вам всем спасибо.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2016 > № 1734251 Александр Козлов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 апреля 2016 > № 1862495 Сергей Сенько

Мы не успеваем отбиваться.

Сергей СЕНЬКО, Председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области».

Для рыбной отрасли – время перемен. Государственные органы с завидным рвением предлагают один проект законодательных поправок за другим. Но можно ли в этой ситуации поставить знак равенства между количеством и качеством? Своим мнением в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» поделился председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Сергей Сенько.

– У рыбохозяйственных объединений сейчас «горячая пора». Все ближе время, когда промысловые квоты будут перераспределять на новый период. Сергей Александрович, как бы вы прокомментировали процесс подготовки правил регулирования в отрасли? В чем, по вашему мнению, проблема тех проектов законодательных изменений, которые предлагают ведомства?

– Проблема, по-моему, самая очевидная. Все эти проекты не принимают и не поддерживают рыбаки. Чиновники Росрыболовства, Минсельхоза, Минвостокразвития, ФАС и других ведомств постоянно придумывают всевозможные новации, но рыбопромышленники-то видят и понимают, к чему может привести воплощение этих «идей».

Прошло заседание президиума Государственного совета. К сожалению, решения приняты не в пользу рыбаков. Почему-то нас не услышали или не захотели слушать, не дали даже слово сказать, а я уверен, сказать было и кому, и что. Чиновники решили по-своему: будет так. Но как все сложится на самом деле, никто сказать не может. От этого, наверное, и проблемы, что нет взаимного диалога, позволяющего выработать новые, устраивающие всех, правила. Способы регулирования, которые, с одной стороны, были бы приемлемы для всех, с другой – работали бы на повышение эффективности в отрасли – обеспечивали рост вылова водных биоресурсов, выпуска рыбопродукции.

К примеру, предприятия ассоциации никогда не поддерживали 20% «квот господдержки». Тем не менее они приняты. Но по каким принципам эти лимиты будут формироваться, до сих пор непонятно. Нам заявляют, что идет выработка механизма распределения этих ресурсов, однако о результатах говорить пока рано. Все в напряжении: что же будет? Не только у рыбаков, но и у разных ведомств позиции разные. Представлен сводный план потребности во флоте. Полагаем, что при его формировании учтены заявки от рыбопромышленных предприятий. Вроде бы заявились все, судов много должны построить. Но подали-то обращения почему? Складывается ощущение, что по принципу: главное – войти в список, а там будь что будет. Это если говорить о «квотах господдержки».

Немало вопросов и по будущему прибрежного рыболовства. Нет общего видения: какой быть «прибрежке» – ни у федеральных чиновников, ни у регионов, ни у бизнеса. Все тянут в разные стороны. То ли принять «поправочный коэффициент» 1,2 при расчете квот и «единое промысловое пространство», то ли оставить существующие правила. Заседание президиума Госсовета не дало ответов на эти вопросы. Ранее было принято решение, что регионы сами могут определять, в каких районах промысла и для каких объектов допускается переработка на судах, а где должна быть доставка сырья на берег. На наш взгляд, в этом направлении и нужно двигаться, расширять участие субъектов Федерации в регулировании «прибрежки». Но для этого необходима нормативная база, должны быть полномочия. В поручениях по итогам президиума Госсовета об этом ничего не сказано.

Предложено повысить порог для освоения промысловых квот с 50% до 70% за два года подряд. Я так понимаю, все уже махнули на это рукой – пусть будет. Хотя по большому счету такая норма – тоже своего рода административный барьер. Какой рыбак будет заинтересован в том, чтобы не осваивать предоставленные объемы?

Но самое неприятное, что рыбопромышленные предприятия хотят лишить прежних достижений. Возможности пользоваться единым сельскохозяйственным налогом, постепенного снижения платности биоресурсов, к которому шло правительство. И ладно бы, если бы так и сказали: критическая ситуация, нужны деньги, надо наполнять бюджет, давайте на год-два внесем изменения в налоговую систему. Нет, говорят, что хотят таким образом добиться роста «эффективности» отрасли. При этом предлагается не только ограничить возможность уплаты 15% ставки сбора за ВБР и применения режима ЕСХН, но и платить 150%, а то и 200% ставок при продаже продукции на экспорт.

Поэтому, как будут работать рыбаки после 2018 года, пока никто сказать не может. Вот это и пугает. Время подходит, а у нас одни предположения из области фантастики.

– Часто, к сожалению, приходится слышать, что бизнес-сообщество только сопротивляется изменениям, которые приведут к общему подъему отрасли и развитию экономики, и ничего не предлагает. На ваш взгляд, есть ли определенная инерционность? Или это однобокая позиция?

– Сразу возникает вопрос: а зачем нужны такие кардинальные изменения? Ведь на сегодняшний день, насколько я понимаю, никто не сказал, что в рыбной отрасли все плохо. Только за последние 10 лет выросли вылов, капитализация рыбохозяйственных предприятий, модернизируются суда, строятся новые заводы, в том числе рыборазводные; увеличиваются поставки продукции из водных биоресурсов на внутренний рынок. Зачем кардинально менять то, что и так хорошо работает? А кто-то просчитывал последствия тех изменений, которые предлагаются рыбакам? Я так понимаю: если ожидания не оправдаются и возникнут определенные проблемы, в госорганах ответственности никто не понесет. Расплачиваться за просчеты чиновников будут только рыбаки, те, кто связан с рыбацким делом.

Вернемся к 20% «квот господдержки». Мы говорили, что для развития российского судостроения можно и нужно использовать другие инструменты – дать судостроительным предприятиям налоговые преференции, в первую очередь обнулить ставку НДС и таможенные пошлины при ввозе из-за рубежа комплектующих, аналоги которых не производятся в России. «Нет, – говорят чиновники, – будут «квоты господдержки», только вы предложите, как их распределять». Получается интересная ситуация: если начнем выдвигать свои предложения, то выходит, что мы согласились с введением нового вида квот, а если мы не примем участие в обсуждении, скажут: вы же отказались принимать участие, берите – что дают.

Вот и выходит: чиновники напридумывали, а мы должны доказывать ненужность, ущербность их идей. На самом деле, мне кажется, не нужно ничего ломать – просто надо ставить задачу более конкретно. Согласитесь, что по большому счету рыбаку все равно, куда отправлять свою продукцию, на экспорт или на внутренний рынок, главное, чтобы за нее вовремя заплатили. Но если все холодильники Дальнего Востока будут забиты мороженым минтаем, лососем, сельдью, а рыбака будут обвинять в том, что он отгружает продукцию на экспорт, и наказывать его увеличением ставки сбора до 200%, полагаю, никто не сможет понять и хоть как-то оправдать такие действия государства. Но на сегодняшний день именно это и предлагается. Со стороны государства – гарантий никаких, а со стороны рыбака – совершенно определенные обязательства.

– А вам не кажется, что глобальных, серьезных с точки зрения экономического и социального влияния изменений предлагается слишком много? Не лучше бы было начать с одной сферы, тщательно проработать последствия?

– Вот об этом я и говорю. Столько всего предлагается, а потом говорят, что рыбаки неактивны и неконструктивны. Да мы не успеваем отбиваться и обосновывать ненужность этих инициатив чиновников! В одном из ответов я задавал простой вопрос: что вы хотите получить от морского промысла? В пояснительной записке к проекту поправок в Налоговый кодекс указано, что в структуре экспорта мороженая рыба занимает более 86%, а филе – только 6%. Такое же примерно соотношение сложилось и на внутреннем рынке. Цель государства вроде бы понятна – чтобы в структуре экспорта и, возможно, на внутреннем рынке увеличилась доля продукции с высокой степенью переработки (например филе). Однако предлагаемый вариант влияния на структуру выпуска рыбной продукции, с нашей точки зрения, не совсем корректен.

Возьмем, к примеру, промысел минтая. Как показывает статистика, порядка 70-80% всей продукции из водных биоресурсов производится на судах, и здесь необходимо четко понимать, что в морских условиях возможен выпуск практически только рыбы мороженой (разделанной или неразделанной) и филе. Это подтверждается многолетней практикой промысла и назначением судов. Ничего другого пока никто в мире не придумал. Таким образом, получается, что рыбак одномоментно должен изменить структуру выпускаемой продукции в пользу филе. Иначе, выпуская рыбу мороженую, он потеряет возможность применения 15% ставки сбора. Это коснется практически всех рыбохозяйственных предприятий, потому что невозможно так быстро изменить сложившийся в мире баланс реализуемой рыбной продукции.

То же самое ожидает и береговые предприятия, которые занимаются, к примеру, промыслом тихоокеанского лосося. Во время массового хода рыбы производится в основном лосось мороженый, т.е. опять «продукция первичной переработки», и опять невозможность платить 15% ставки сбора. Хотя мороженая рыба поставляется в западные регионы страны, где осуществляется более глубокая ее переработка.

Объем налоговых поступлений в бюджет за счет увеличения ставок сбора до 100% увеличится в 5-6 раз. Но ведь на эти же объемы возрастут издержки рыбаков – как отмечено в финансово-экономическом обосновании к законопроекту, до 18%. И это отразится на стоимости для потребителя.

Кроме того, перед рыбаками встанет еще один вопрос: сохранять ли объемы выпускаемой продукции, учитывая предполагаемое снижение рентабельности? Не снизится ли в итоге вылов?

На наш взгляд, было бы правильно, чтобы государство в лице Минсельхоза или Росрыболовства определило для рыбаков: сколько и какой конкретно продукции необходимо поставить в РФ. А сегодня получается как в одной известной сказке: «Привези рыбопродукцию туда – не знаю куда. Привези то – не знаю что, но с «высокой добавленной стоимостью».

Так и хочется сказать: «Уважаемые господа чиновники, поймите, что на Дальнем Востоке, где осваивается до 80% общероссийского вылова, а население составляет чуть больше 4%, не нужна «массовая» глубокая переработка. Такую продукцию целесообразней производить и реализовывать непосредственно в густонаселенных районах страны. Тем более что стоимость электроэнергии, топлива, рабочей силы и других составляющих там во много раз меньше, чем на Дальнем Востоке. Примерно в таком же положении находятся и Северный, и Западный, и другие рыбохозяйственные бассейны.

Не хочется никого обижать, но, может быть, пора отказываться от управления так называемых «эффективных менеджеров» и ставить на их место людей, которые способны масштабно, профессионально мыслить?

Недавно по радио слышал, как молочники, сельскохозяйственники возмущались ситуацией с электронным оформлением ветеринарных сопроводительных документов. И это только один пример. Все говорят о том, что неэффективно действует Правительство. Давайте четко определим конечные цели и не будем ломать то, что уже работает?

– Вот вы упомянули вопросы с ветсертификацией. АСРКС работает над устранением избыточных административных барьеров – в сфере ветеринарного, пограничного контроля и т.д. Какие проблемы сейчас стоят наиболее остро? Есть ли улучшения?

– Вроде бы принято решение, что ветеринарный надзор должен осуществляться исключительно в районах добычи водных биоресурсов. Об этом говорится в поручениях президента по итогам заседания президиума Госсовета. Однако опять начинаются вопросы: непонятно, кто будет заниматься мониторингом, каким документом должны быть предусмотрены безопасные районы промысла и другие.

Страсти вокруг взаимоотношений с Россельхознадзором, с ветеринарами вроде немножко поутихли. А с пограничниками как стояли вопросы, так и стоят. Росрыболовство и Погранслужба ФСБ создали в прошлом году совместную рабочую группу, но проблемы остаются, их решение затягивается. Контрольные пункты (точки), прохождение через Первый Курильский пролив судов с «закрытой» границей – обещали решить эти вопросы, и что? Кивают на закон, но менять его никто не хочет. Теперь вот еще появились проблемы со спутниковой системой «Аргос».

– То есть вопросов много в самых разных сферах. Что ж, ничего не остается, кроме как добиваться их решения.

От тем федеральных перейдем к дальневосточной специфике. Не за горами лососевая путина. В прошлом году промысел горбуши, мягко говоря, не порадовал Сахалинскую область. О результатах и причинах уже говорили и писали немало. Какие уроки, по вашему мнению, преподнесла путина-2015?

– Трудно сказать: ожидали, конечно, «большую» рыбу, но южная часть Сахалина и Итуруп остались без горбуши. Север Сахалина сработал достаточно хорошо: взяли больше, чем прогнозировалось. Что касается кеты, то ее подходы обрадовали: в путину 2015 года вылов этого вида лососей превысил 40 тыс. тонн. Наука начала осторожнее подходить к прогнозам на путину, и на 2016 год обозначен тот минимум лосося, который может прийти на Восточный Сахалин – основной район вылова Сахалинской области – и в другие промрайоны. Хотя специалисты отмечают, что есть определенный резерв: если рыбы подойдет больше, чем предполагалось, рекомендованные к освоению объемы будут увеличены. А рыбак, как водится, ждет уловов, готовится к путине, но от него тоже требуется быть более осторожным в своих ожиданиях.

– О предпринимательских рисках нельзя забывать.

– Да, участились «проловные» годы. На Камчатке, например, в позапрошлом году не пришла, как того ожидалось, рыба. В Японии в путину-2015 прогнозы не оправдались. Второй год подряд Итуруп остается без горбуши. Впрочем, и по данным науки, сейчас наблюдается общий тренд на снижение объемов добычи лососевых на Дальнем Востоке. Думаю, потепление также накладывает отпечаток на состояние рыбных ресурсов. В прошлом году все отохоморское побережье Сахалина было забито отдыхающими – вода была достаточно теплой для этого района. Раньше такое и представить было сложно. Наверное, это тоже влияние оказывает.

Что касается вопросов регулирования лососевого промысла текущего года, то здесь есть тревожные сигналы. 11 марта в Южно-Сахалинске прошли парламентские слушания на тему «О комплексе мер по сохранению и восстановлению лососевых ресурсов Сахалина и Курил». Так вот, на этих слушаниях общественная организация «Экологическая вахта Сахалина» (кстати, признанная Минюстом иностранным агентом) при поддержке некоторых рыбопромышленников выдвинула, с нашей точки зрения, совершенно неприемлемые, если не сказать псевдонаучные, предложения по сокращению, к примеру, длины ставных неводов до 1 км по всему Сахалину, запрету на строительство ЛРЗ, предложила некоторые другие совершенно ненужные ограничения.

Думаю, все прекрасно помнят, что аналогичная ситуация с подходами лосося к берегам Сахалина была в конце 90-х годов. Тем не менее выработанные наукой и администрацией нормы позволили увеличить объемы добычи до 200 тыс. тонн и более. Полагаем, что отраслевая наука должна самостоятельно обосновывать и определять меры регулирования лососевого промысла, в том числе возможность (по необходимости) установки рыбоучетных заграждений (РУЗ), определения длины ставных неводов, допуска рыбаков к промыслу кеты и т.д. Тем более что все эти предлагаемые ограничения, которые почему-то вынесли на парламентские слушания (не знаю почему, может быть, для пиара), являются инструментом оперативного регулирования промысла и могут быть реализованы на уровне Комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб и действующих правил рыболовства. Кроме того, избыточные ограничения будут только на руку браконьерам.

– Одна из бед рыбных регионов – браконьерство. Приморье по лососевым ресурсам гораздо скромнее Сахалина, однако и там проблема незаконного промысла красной рыбы актуальна. На краевом рыбохозяйственном совете в декабре обсуждали: как бороться? Разные предлагались меры – экологическое просвещение, более суровые штрафы. А как на ваш взгляд? Что могло бы помочь в борьбе с браконьерами?

– Считаю, сегодня исчезла грань между «можно» и «нельзя». Творится беспредел, и никто, по сути, не несет за это ответственности. К сожалению, и с этим, наверное, согласятся многие, государственные структуры сегодня не справляются со своими прямыми обязанностями по охране водных биоресурсов. Как бы ни отчитывались органы рыбоохраны, браконьерство растет, крепчает, наглеет и организуется. Кто сегодня точно назовет, какую долю составляет браконьерский рынок? Полагаем, если бы не центральное телевидение, показавшее ту реальную ситуацию, которая сложилась на реках Сахалина, население страны, да и области, так и верило бы, что с охраной ВБР у нас все нормально.

С одной стороны, нужно доносить до людей, что заниматься незаконным промыслом недопустимо, с другой – необходимо усиливать охрану водных биоресурсов. А самое главное – добиться, чтобы рыбак мог влиять на процесс охраны водных биоресурсов.

3 марта на собрании ассоциации, 11 марта на парламентских слушаниях мы поднимали вопрос о браконьерстве. Решение единогласное: надо охранять реки – место, где лосось особенно беззащитен. А получается, что эти водные объекты у нас «ничьи».

Полагаем, именно рыбак может и должен сохранять рыбное богатство Сахалина. Мы понимаем, что передача прямых охранных функций пользователям участков, к сожалению, невозможна. Но если в границы РПУ будут входить не только морские акватории, но и впадающие нерестовые реки, рыбаки смогут защищать водные объекты. Информировать компетентные органы о присутствии на реках третьих лиц.

К примеру, почему на реках Фирсовка, Береговая, Пугачевка и других всегда хорошее заполнение нерестилищ, есть рыба? Потому что на них сформированы участки, которые охраняются пользователем. А почему реки Ай, Дудинка, Кирпичка, находящиеся в том же административном районе, «пустые»? Потому что там не сформированы РПУ, нет охраны, потому что там с самого начала промысла идет жесточайшее изъятие рыбы: «кошки», тройники, сетки, а то и ковши бульдозера «добывают» наше островное богатство. В прошлую путину РК им. Котовского на реке Кирпичка попытался остановить подобную вакханалию, но получил «превышение полномочий».

Убеждены, – и это подтвердили другие выступающие на парламентских слушаниях рыбопромышленники, – речные участки должны передаваться на бесконкурсной основе. Государство должно понять, что иногда можно и даже нужно отказаться от конкурсов и аукционов – чтобы не допустить анархию и «войну» рыбаков. Если наше предложение поддержать, за пользователем морского РПУ автоматически будут закреплены реки. Это будет самая действенная мера, которая, кстати, не потребует дополнительных средств ни из федерального, ни из регионального бюджета. По принципу: хочешь большой рыбы – обеспечь и сохрани заполненные нерестилища. Не обеспечил – остался без рыбы и больше не кричи, что надо укорачивать невода и что-то запрещать. Этот принцип мы предложили поддержать областным депутатам. Это, во-первых.

Во-вторых, предложили установить в Сахалинской области «особый режим» допуска населения к водным объектам на период нереста тихоокеанского лосося. При этом любительский лов красной рыбы должен быть разрешен только на отведенных для этих целей участках, с запретом изъятия лосося из нерестовых рек Сахалинской области, – это одна из мер защиты. Раньше в колокола не звонили, когда рыба на нерест шла.

Браконьерство сегодня – это теневой креативный рыбохозяйственный комплекс. В борьбе с ним – вот где надо принимать решительные меры!

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 апреля 2016 > № 1862495 Сергей Сенько


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 15 апреля 2016 > № 1862335 Евгений Новоселов

Новый фирменный стиль – новые перспективы.

Евгений НОВОСЕЛОВ, Генеральный директор ПАО «Океанрыбфлот».

Новое время всегда диктует новые условия. Современные рыбодобывающие компании, заинтересованные в успехе своего предприятия и всей отрасли в целом, внимательно следят за рынком и его тенденциями и оперативно реагируют на любые изменения. Задачи прогрессивного бизнеса всегда созвучны и интересам людей, и государственным целям. Такие компании первыми откликаются на запросы отрасли: готовят современные кадры, модернизируют производства, уже рассматривают варианты постройки нового флота. О том, насколько мощным может быть синергетический эффект от слаженной и грамотной работы, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал генеральный директор ПАО «Океанрыбфлот» Евгений Новоселов.

– Большинство рыбодобывающих предприятий Дальнего Востока называют 2015 год успешным. В чем же секрет этого успеха?

– Особого секрета здесь нет – успех любой путины зависит от многих факторов: хорошей промысловой обстановки, грамотных действий командного состава, работоспособности экипажа, стратегически правильного распределения флота в районе промысла, оперативной разгрузки грузового транспорта с готовой рыбопродукцией в порту Петропавловска-Камчатского или Владивостока. Понимаете, большая рыбалка – процесс коллективный. Если каждый работник заинтересован в ее успехе – будет результат. Мы и в прошлые годы работали довольно успешно, но 2015 год стал для нас, пожалуй, наиболее удачным и стабильным.

Во-первых, освоение квот практически по всем видам промысла у нас было стопроцентным, например, квоты на минтай во всех районах промысла освоены на 99,99%, на кальмар – на 97%, сельди мы выловили в два раза больше, чем в 2014 году. Лососевая путина тоже была значительно успешнее, чем годом ранее. К тому же наш флот полностью модернизирован, что позволило более эффективно трудиться в промысловых экспедициях: ускорить процесс переработки рыбы на заводах, улучшить ее качество и расширить ассортимент.

Наша продукция все более востребована на внутреннем рынке, поэтому мы стараемся быть не просто конкурентоспособными, но и превосходить других производителей и по качеству продукции, и по ее количеству. Если говорить о российском рынке, в прошлом году мы только филе реализовали более 18 тыс. тонн: это филе минтая, сельди и кальмара, произведенное на судовых рыбоперерабатывающих заводах прямо в районе промысла. Спрос на продукцию глубокой переработки постоянно растет, ее охотно приобретают и на Камчатке, и в остальных российских регионах. Сегодня жителей других регионов не удивишь камчатской рыбой, и продукцию «Океанрыбфлота» знают хорошо, ее практически полностью забирают на реализацию по России прямо в порту Владивостока. В общей сложности в прошлом году поставили на внутренний рынок более 60 тыс. тонн продукции. Причем в России мы реализуем кальмар, сельдь и лососевые на 100%. Также на наших судах мы производим консервы «Печень минтая натуральная», пока еще в небольших объемах, но уже видим, насколько вырос потребительский спрос на этот товар.

Надо сказать, россияне в последние годы все больше внимания уделяют не цене, а именно качеству продукта, и в этом отношении нам есть чем гордиться. Уже планируем в этом году увеличить поставки филе минтая на внутренний рынок, ведь, как известно, спрос рождает предложение. А нам есть что предложить.

– В этом году вы решили сменить фирменный стиль компании – новый товарный знак, новая упаковка товара. Что заставило вас принять такое решение и как это отразится на политике компании?

– Просто пришло время меняться. Чтобы оставаться в тренде и быть востребованными на рынке, нужно идти в ногу с прогрессом. Прежний бренд уже не отвечал требованиям современности, поэтому мы разработали новый товарный знак компании, полностью изменив его идеологию в духе нового времени, сделали более удобную и современную упаковку для рыбопродукции, снабдив ее штрих-кодом и подробной информацией для покупателя. Как я уже говорил, современный российский потребитель внимательно читает надписи на упаковке: где произведено, кем, когда, натуральный ли продукт или с какими-либо наполнителями. Теперь такие сведения будут на каждой пачке филе. И так как мы уверены в качестве нашего товара, думаю, сможем выйти на новый уровень.

Можно сказать, в этом году мы начинаем новую страницу нашей почти полувековой летописи. С новым брендом, новыми целями и большими амбициями. Сохраним мы только самое главное – хорошие традиции и богатую историю.

Кстати, о традициях – «Океанрыбфлот» уже много лет безвозмездно обеспечивает рыбопродукцией социальные объекты Камчатского края: детские дома, интернаты, детские больницы, школы, церкви. Для камчатских потребителей мы продаем нашу продукцию с 20% скидкой. По договоренности с региональным правительством мы таким образом делаем ее доступной для всех жителей Камчатки и в течение всего года находим для местного рынка необходимый объем. Нашим уважаемым ветеранам, проработавшим на предприятии 15 и более лет, ежеквартально выдаем по 10 кг рыбопродукции. Эти традиции сохранялись даже в самые трудные времена. Политика компании изначально строилась таким образом, чтобы человеку было комфортно трудиться, получать достойную зарплату, чувствовать свою востребованность и уверенность в завтрашнем дне. Только тогда он никуда не захочет уходить в поисках лучшей доли. Больно вспоминать, как после развала рыбной отрасли в 90-е годы прошлого века многие рыбацкие семьи остались без работы и средств к существованию. А ведь были целые камчатские династии, которые не представляли жизни без моря. Многие молодые парни и девчонки приезжали на Камчатку года на три, а оставались на тридцать. На них тогда держался весь флот… Восстановить престиж рыбацкой профессии – такую задачу мы сегодня и ставим перед собой.

– К слову о сотрудниках – насколько охотно идет в море молодежь, и хватает ли сегодня квалифицированных специалистов?

– Кадры сегодня – это очень сложная проблема. Во-первых, многие молодые люди в наше время не стремятся ни к карьерному росту, ни к повышению своего профессионального уровня. Их цель – быстро заработать побольше денег и уйти, не думая, что будет завтра. Поэтому они из рейса в рейс бегают по разным фирмам и пароходам и остаются в результате ни с чем. Нам проще работать с ребятами из Санкт-Петербурга, Калининграда, Астрахани – в этих городах очень хорошие мореходные училища, выпускающие квалифицированные кадры. Из Крыма сейчас приезжает много отличных молодых специалистов. Вот у них хорошие перспективы – специальное образование уже получили, работать они умеют, и цели у них есть.

У нас раньше тоже была отличная кузница кадров – КГТУ, а теперь там как-то больше готовят экологов, юристов, экономистов… Нам же всегда были нужны и будут нужны специалисты морских профессий. И, как это ни парадоксально, везем мы их теперь с другого конца страны. Хотя на Дальнем Востоке и сейчас работает несколько отличных профильных учебных заведений, которые в свое время подготовили тысячи прекрасных моряков. Впрочем, не хотят работать наши земляки – мы и не настаиваем. Учитывая, что средняя зарплата самого неквалифицированного матроса в компании «Океанрыбфлот» от 80 до 100 тыс. в месяц, можете представить, с каким желанием едут к нам ребята из южных и западных регионов России. У них здесь высокая зарплата, социальные гарантии, хорошая техническая обеспеченность и безопасность труда на судах, оплата перелетов к месту работы, оплаченный отпуск и так далее. Важно и то, что они видят заинтересованность предприятия в каждом сотруднике и его профессиональном росте. Поэтому если человек действительно хочет чего-то добиться в жизни, у него есть шансы сделать это в стенах нашей компании.

– Уже несколько месяцев не утихают разговоры о так называемых «квотах господдержки». Высказываются мнения и за, и против. Ваша точка зрения?

– Решение принято на правительственном уровне, мы будем его выполнять, но пока у рыбопромышленных компаний много вопросов. Каким будет принцип изъятия и распределения так называемых «квот под киль», какие российские верфи и в какие сроки сумеют качественно построить судно, отвечающее нашим требованиям?

Мы бы уже приступили к строительству флота, если бы была гарантия, что в течение, например, полутора лет мы получим нужный нам пароход. Мы в любом случае уже ведем диалог с кредитными организациями, но не можем принять окончательное решение, пока не будут конкретно прописаны механизмы распределения квот поддержки на самом высоком уровне.

Сегодня мы не видим в России заводов, которые бы строили суда под наши запросы – речь идет именно о крупнотоннажных рыбопромысловых, рыбоперерабатывающих кораблях. Нет даже проектов, которые могли бы лечь в основу серии. Поэтому сейчас просто ждем ясности.

А пока мы модернизировали свой флот, вложив миллиарды рублей в эту программу, и на сегодняшний день уверены в том, что их ресурса хватит минимум на 15 лет. Строительство судов, разумеется, необходимо. Это вопрос бесспорный. Но у нас даже система судоремонта разрушена, ремонтировать суда в России проблематично, что говорить про строительство. Мы много лет рассчитываем только на свои силы, и наши суда стараемся по максимуму ремонтировать на своей береговой базе межрейсового обслуживания судов. Все работы, кроме доковых, могут выполнять наши специалисты: от сложнейшей автоматики до слесарно-токарных работ. 11 участков базы технического обслуживания и 200 квалифицированных специалистов иногда совершают настоящие чудеса, возвращая к жизни пароходы.

Что же касается вопросов строительства нового флота, подчеркну еще раз – мы прекрасно понимаем, что суда нужно менять, и мы обязательно это сделаем. Пока планируем начать с постройки четырех новых траулеров и так постепенно заменим весь флот. Как только будет прописан механизм работы «квот господдержки», станет понятно, на каких конкретно российских судоверфях и насколько быстро смогут построить именно такие суда, какие необходимы нашей компании для максимально эффективной работы. Тогда и у нас появится более конкретный ответ о перспективах нашего строительства.

Валентина БОКОВИКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 15 апреля 2016 > № 1862335 Евгений Новоселов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 12 апреля 2016 > № 1860883 Александр Ефремов

Начинать работать на новых объектах трудно, но необходимо.

Александр ЕФРЕМОВ, Управляющий ГК «Доброфлот»

На коллегии Росрыболовства, проходившей 7 апреля в Москве, рассматривался вопрос об организации промысла на Дальнем Востоке сардины-иваси и скумбрии. Бизнес уже откликнулся на призыв государства использовать новые возможности и расширить ресурсную базу для российской отрасли. Управляющий ГК «Доброфлот» Александр Ефремов рассказал об эксперименте, который предприняла компания на промысле в северной части Тихого океана. Заместитель министра сельского хозяйства – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков, комментируя выступления, подчеркнул, что нынешний год должен пройти под знаком освоения новых объектов. «Эта та задача, которая носит именно национальный масштаб», - заявил глава федерального агентства. Тему планируется обсудить в ближайшее время на специальном совещании. В материале для Fishnews управляющий группой компаний «Доброфлот» обобщил результаты работы на перспективных видах водных биоресурсов, рассказал о трудностях, с которыми сталкиваются рыбаки:

- В прошлом году наша компания в качестве эксперимента организовала добычу в Мировом океане перспективных промысловых объектов. В экспедицию было направлено три СТРа проекта 503 и наш плавзавод «Всеволод Сибирцев».

Назвать эту попытку удачной трудно: выловлены сотни, но не тысячи тонн, как планировали для рентабельной работы. Практически весь улов, добытый собственным флотом, из-за неготовности технологических линий пошел на переработку в рыбную муку. Впервые на плавбазе были выпущены консервы из скумбрии. Учитывая первый опыт, в этом году мы подготовили технологические мощности к выпуску продукции из сардины-иваси.

Понимая, какие возникают экономические риски при промысле на удалении до 500 миль от берега, мы изначально планировали проект как комплексный, во взаимодействии с рыбаками из других стран АТР. Азиатский флот давно и успешно осваивает эту часть Мирового океана.

По нашему мнению, наиболее удачная тактика заключалась в том, чтобы присоединиться к интернациональному сообществу рыбаков, которые уже работают в районе. Но для этого мы должны были отыскать взаимный интерес. И он был найден: сдача азиатскими судами необработанного сырья и его глубокая переработка на нашем плавзаводе. Таким образом, при реализации проекта мы смогли использовать исторически сложившееся техническое превосходство - незаслуженно забытые в мире плавбазы, которые могут обрабатывать свежую рыбу непосредственно в море.

«Всеволод Сибирцев» удачно себя зарекомендовал при приемке сайры и скумбрии в Мировом океане. Плавзавод в течение четырех месяцев принимал от японских и тайваньских рыбаков необработанный сырец для глубокой переработки. Продукцию мы затем отправляли на российский берег. Правда, инцидент с правоохранительными органами показал, к чему привело такое решение.

Для того чтобы наладить связи с рыбаками Японии и Китая, мы обратились в Росрыболовство и получили поддержку. Особенно активную помощь оказало представительство федерального агентства в Китае и в целом управление международного сотрудничества ведомства.

Хотелось бы отметить активность, с которой работает в той части Мирового океана, где мы побывали, иностранный флот. Опытный капитан нашей плавбазы не смог сдержать удивления от того количества судов, которое он увидел в этом районе промысла. Более 20 лет назад он бывал в этих местах и тогда они были пустынны. Сейчас, по словам капитана, интенсивность рыболовства в этой части Мирового океана выше, чем в Охотском море. Сотни рыболовных судов из Японии, Китая, с Тайваня. Ночью эта интернациональная флотилия похожа на сияющий город.

Работа добывающего флота на значительном удалении от берега должна быть обеспечена всем комплексом услуг. Прежде всего речь идет о логистике, бункеровке, снабжении. В советские годы была организована промысловая разведка, использовавшая собственный флот, работавшая на научной основе.

Все, о чем я говорю, достаточно хорошо налажено у зарубежных коллег. В азиатских странах осуществляется субсидирование промысла в открытой части Мирового океана – компенсируются не только расходы по строительству судов, но и затраты на топливо и производство орудий лова. Уверен, что без подобной поддержки российскому рыболовству в этом направлении также не обойтись.

Если обобщить, то основные проблемы, с которыми пришлось столкнуться при работе на перспективных промысловых объектах, - это огромные финансовые риски и полное отсутствие специфических компетенций.

На Дальнем Востоке практически не осталось не только рыбаков, которые помнят и способны на практике воспроизвести промысловую схему для вылова сардины-иваси, но главное - нет предприятий, которые могут изготовить необходимые орудия лова.

Если приобретение пелагических тралов для скоростного траления скумбрии в условиях океанической волны не вызывает затруднений, то купить и настроить кошельки для промысла сардины для нас стало очень сложной задачей, которую мы решаем уже два с половиной года. В этом году надеемся наконец добиться результата.

Ситуация осложняется отсутствием специализированного кошелькового флота и значительной стоимостью постройки невода - в современных условиях это более 10 млн. рублей.

Возможно, именно субсидирование затрат на приобретение новых орудий лова и средств поиска будет наиболее действенной мерой поддержки промысла в Мировом океане.

Главное, что можно с уверенностью сказать - промышленные запасы сардины-иваси и скумбрии однозначно есть, причем в достаточном для рентабельного освоения объеме. Единственное, нужно уже сейчас прилагать значительные усилия для организации промысла в этом перспективном районе.

Важно не забывать о международной практике закрепления квот на вылов в конвенционных районах по «историческому принципу». История формируется именно сейчас, поэтому нельзя упустить такую возможность для будущих поколений рыбаков России.

Александр Ефремов, управляющий группой компаний «Доброфлот»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 12 апреля 2016 > № 1860883 Александр Ефремов


Россия. ДФО > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > fruitnews.ru, 12 апреля 2016 > № 1728814

На Сахалине бесплатно раздают огурцы

Урожай огурцов в совхозе «Тепличный» на Сахалине этой весной такой богатый, что цена на огурцы на острове – самая низкая на Дальнем Востоке. Купить огурцы можно по 90 рублей за килограмм, а производителям не удается реализовать урожай в полном объеме.

Бесплатно огурцы раздают нескольким категориям пожилых людей: ветеранам Великой Отечественной войны, труженикам тыла, узникам концлагерей, и так называемым детям войны. Огурцы вручают как благотворительную помощь не только от совхоза «Тепличный», но и от многих организаций Южно-Сахалинска, которые закупают огурцы у овощеводов и раздают их своим ветеранам.

Дело в том, что сейчас на Сахалине начался настоящий огуречный бум. Ежедневно в новых теплицах собирают не менее 4 тонн огурцов. Для острова это очень большая цифра. Отрадно то, что пропорционально урожайности снижается цена готовой продукции: сейчас килограмм огурцов стоит 90 рублей. В прошлом году в это время она была 150 рублей. Но даже при такой цене магазины не состоянии распродать весь товар.

«Когда огурца много, мы практически каждый день тонну-полторы раздаем. Людям, которые находятся на социальном обеспечении. Есть такая программа. Чтобы продать свежими, лучше их не накапливать. Поэтому если небольшой избыток – мы сразу стараемся раздавать», – говорит Елена Буткова, заместитель директора по реализации совхоза «Тепличный».

Высокие показатели, по словам овощеводов, теперь будут явлением постоянным. В этом году в хозяйствах области планируют ввести в строй еще 2 гектара теплиц. В ближайшие месяцы овощеводы планируют получать более 25 тонн огурцов в неделю и в их планах не менее тонны от этого количества отдавать на благотворительные цели.

Россия. ДФО > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > fruitnews.ru, 12 апреля 2016 > № 1728814


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 апреля 2016 > № 1860665 Виталий Орлов

«Квоты господдержки» не должны ударить по добросовестным рыбакам.

Виталий ОРЛОВ, Директор ООО «Управляющая компания КАРАТ»

Все больше компаний, которые и сегодня инвестируют в модернизацию флота и развитие береговой переработки, ведут эффективный промысел в российских водах, а также далеко за пределами отечественной экономзоны, высказывают серьезные опасения по поводу мер стимулирования развития отрасли, которые готовит государство. Даже у таких пользователей пока нет уверенности в том, что предлагаемые механизмы не создадут условий для нечестной конкуренции на рынке и не ухудшат положения добросовестных рыбаков. Рыбопромышленный холдинг «КАРАТ» на сегодняшний день является одним из крупнейших пользователей промысловых квот и активным инвестором в развитие собственных производственных мощностей. Суда предприятий, входящих в холдинг, работают во многих районах Атлантики, на Дальнем Востоке и в юго-восточной части Тихого океана. Новым направлением для «КАРАТА» стало создание собственного рыбоперерабатывающего предприятия. О планах компании на ближайшую перспективу, сложностях, с которыми приходится сталкиваться в работе, и о своем понимании глобальных идей государства по развитию отрасли в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал директор ООО «Управляющая компания КАРАТ» Виталий Орлов.

– Сегодня большое внимание приковано к теме обновления рыбопромыслового флота. Каким образом ведет такую работу «КАРАТ»? В каких странах и для каких предприятий холдинга закупались суда?

– Мы уделяем большое внимание состоянию нашего рыбопромыслового флота – инвестируем в модернизацию как самих судов, так и технологического оборудования на судовых фабриках. Флот холдинга состоит из судов иностранной постройки, оснащенных самым современным рыбоперерабатывающим оборудованием. Помимо несерийных судов, в состав нашего флота входят большие морозильные траулеры типа «Сотрудничество», спроектированные для промысла минтая на Дальневосточном бассейне и построенные на двух верфях в Испании в середине 90-х годов. Другой успешной серией судов иностранной постройки являются большие морозильные траулеры типа «Моонзунд», построенные в конце 90-х годов в Германии. Эти два типа крупнотоннажных судов используются для промысла пелагических видов (минтай, сельдь, скумбрия, ставрида, путассу, сардина, сардинелла и др.).

Также хорошо себя зарекомендовали на промысле трески, пикши и минтая две схожие серии судов – средние морозильные траулеры типа «Стеркодер», построенные в начале 90-х годов в Норвегии, и аналогичная серия судов типа «Мыс Корсаков», построенная в середине 90-х в Германии. Там же была построена и серия среднетоннажных ярусников морозильных типа «Антиас», которые используются на Дальнем Востоке для промысла тихоокеанской трески и палтуса.

Все эти суда сегодня успешно эксплуатируются рыбодобывающими предприятиями нашего холдинга в центральной и северной части Атлантического океана, а также на Дальнем Востоке и в юго-восточной части Тихого океана.

Однако время не стоит на месте, и даже такой эффективный флот требует своевременной замены. Часть судов необходимо заменить новыми в ближайшие 3-5 лет, но есть и суда, срок эксплуатации которых позволяет их использовать до 2026-2027 годов. Наши специалисты разработали план модернизации и замены судов, и уже в ближайшие годы мы планируем закладывать новые суда для замены выработавших свой ресурс. Речь идет о строительстве более чем трех десятков среднетоннажных и крупнотоннажных судов. Хотя, как мы считаем, за основу необходимо брать проекты современных и эффективных рыбопромысловых судов, разработанных иностранными компаниями, а техническое наполнение, включая главные двигатели, редукторы, технологическое оборудование фабрики по переработке уловов водных биоресурсов и многое другое, пока производится только за рубежом, строительство нового флота в России возможно, если государство создаст для этого благоприятные условия. Прежде всего, это касается условий кредитования и ввоза иностранного оборудования на территорию России, а также способности российских верфей выполнять заказы на строительство таких высокотехнологичных судов в срок.

– Сейчас в отрасли обсуждается введение квот на инвестиционные цели в соответствии с поручением президента. Рассматривает ли «КАРАТ» возможности получения таких лимитов? И каким образом – через развитие береговой переработки, судостроения?

– Сама по себе идея со стимулированием развития отрасли через «инвестиционные квоты» неоднозначна. С одной стороны, этот механизм позволяет стимулировать строительство судов и рыбоперерабатывающих заводов, что, без сомнения, хорошо, но, с другой – может ударить по добросовестным рыбакам. Кроме того, «инвестиционные квоты» могут простимулировать строительство только очень ограниченного числа судов или предприятий рыбопереработки и принципиально не решают проблемы с судостроением рыбодобывающего флота в России. Опять же возникает вопрос: из какой квоты забирать объем на инвестиционные цели? Пока руководством отрасли не было представлено на обсуждение какого-то справедливого и прозрачного механизма распределения таких квот, не предусматривающего ухудшение условий других добросовестных рыбодобытчиков, инвестирующих как в обновление флота, так и в прибрежную переработку.

Со своей стороны мы планируем строить новые суда и, естественно, рассматриваем возможность строить флот в России, но вот сможем ли мы претендовать на «инвестиционные квоты» или нет, пока не понятно, т.к. нет самого механизма распределения.

Мы также инвестируем в рыбопереработку и в ближайшее время планируем запустить свою фабрику в Мурманской области (село Минькино). В этот проект было инвестировано порядка 2 млрд. рублей. Однако пока не ясно, будут ли при распределении «инвестиционных квот» учитывать уже сделанные вложения в развитие отечественной прибрежной рыбопереработки.

– Какие механизмы наделения «квотами господдержки» считаете наиболее эффективными с точки зрения заявленной цели их создания – развития отрасли?

– Мне кажется, что порядок распределения таких «инвестиционных квот» не должен ухудшать положение добросовестных компаний, которые планируют и обновлять свой флот, и уже инвестировали в модернизацию используемых судов, а также в другие проекты, развивающие отечественный рыбохозяйственный сектор. Принцип распределения должен быть прозрачен и понятен и не должен носить какого-то избирательного характера в интересах ограниченной группы лиц.

– Какие направления работы в рыбном бизнесе интересны «КАРАТУ» на перспективу? Какие объекты промысла, регионы?

– Мы активно работаем над расширением своего ассортимента продукции, производимой в море. Рыбопродукция морской заморозки – отдельная категория высококачественных товаров на мировых рынках, и наши компании стремятся производить больше именно такой продукции. Если на Северном бассейне мы достигли определенного успеха в части производства филе морской заморозки, то на Дальнем Востоке еще предстоит работать для увеличения доли филе минтая в структуре нашей продукции.

Новым направлением для нас стало создание своего рыбоперерабатывающего предприятия в Минькино. Мы использовали самые современные технологии в области переработки, позволяющие обеспечить производство высококачественной охлажденной и замороженной продукции. Мы принципиально не планируем производить дефростацию сырья и изготавливать продукцию вторичной заморозки, как это делают, например, в Китае, т.к. считаем, что при такой технологии производства существенно ухудшается качество продукта. Планируется выпускать широкий ассортимент продукции, включая филе, стейки, фарш, консервы, индивидуально замороженную порционную продукцию и другие виды. Также мы сейчас выстраиваем свою работу с торговыми сетями и планируем продвигать нашу рыбопродукцию на отечественном рынке.

Что касается новых направлений по объектам промысла и регионам, то у нас и сейчас очень широкий охват, включая северо-западную, северо-восточную и центрально-восточную части Атлантического океана, северо-западную и юго-восточную части Тихого океана.

– Структуры холдинга ведут добычу не только в водах РФ. Расскажите, пожалуйста, в каких районах и какие объекты добываются? О стимулировании рыболовства за пределами отечественной экономзоны много говорится – какой поддержки государственного уровня не хватает на деле?

– Практически весь промысел в Атлантике осуществляется в районах действия международных договоров. Промысел трески и пикши осуществляется как в ИЭЗ РФ, так и в экономической зоне Норвегии и в районе архипелага Шпицберген. Мы также ведем промысел синекорого палтуса и морского окуня в зоне Норвегии и районах регулирования НАФО. Сельдь, скумбрия и путассу в основном добываются в открытом море, в районах регулирования НЕАФК. Также ведем промысел сардины, сардинеллы, скумбрии и ставриды в районе западного побережья Африки, прежде всего в зонах Марокко и Мавритании. Надеемся, что в связи с подписанием 15 марта этого года нового соглашения между Россией и Марокко о сотрудничестве в области рыболовства, согласно которому РФ получает право на ежегодный вылов 140 тыс. тонн пелагических видов в зоне Марокко, «Мурманский траловый флот» также получит квоты по этому соглашению и наши суда смогут возобновить промысел в этом районе.

В части государственной поддержки рыболовства за пределами нашей экономической зоны необходимо заметить, что если промысел в принципе нерентабельный, то как-то искусственно его поддерживать нецелесообразно. Для поддержки промысла за пределами российской юрисдикции государство может осуществлять закупки такой рыбопродукции у российских компаний.

– Холдинг «КАРАТ» активно работает в сфере рыбопереработки. Уже не первый год обсуждаются идеи стимулирования производства рыбопродукции с помощью сбора за пользование водными биоресурсами. Насколько, на ваш взгляд, может оказаться действенным такой инструмент?

– Речь прежде всего идет о создании механизмов для стимулирования производства продукции с более высокой степенью переработки. Однако в этом направлении нужно также быть очень осторожным. Не могут сегодня все в одночасье перейти на производство филе и фарша из минтая. Да и не нужен сегодня на рынке такой объем этой продукции. Также возникает вопрос и с охлажденной рыбой. Можно создать перечень неких целевых видов рыбопродукции без разделения на первичную и последующую переработку, при производстве которых пользователь сможет претендовать на пониженную ставку сбора. Использование же повышенной ставки сбора при экспорте рыбопродукции с низкой степенью переработки представляется весьма сложным для администрирования. Необходим простой и ясный механизм, в рамках которого рыбаку станет выгодно производить продукцию с высокой добавленной стоимостью самому или поставлять сырье на отечественные предприятия для дальнейшей переработки. Предлагаемая же сейчас в рамках поправок в НК РФ система взимания сбора за пользование объектами водных биоресурсов далека от совершенства и требует существенной доработки.

– В каких сферах вы чаще всего сталкиваетесь с избыточными административными барьерами, работая в рыбном бизнесе России? Создание комфортной среды для компаний – это просто лозунг или действительно с годами становится лучше?

– Основная головная боль в России – это избыточное количество контролеров и формализм при осуществлении контрольных полномочий. Пока, несмотря на все усилия государства, выгрузка уловов в иностранных портах проходит в более благоприятных условиях, нежели в российских портах. Необходимо максимально упростить порядок прохождения такого контроля (ветеринарного, таможенного, пограничного, налогового и т.д.), сделать электронную систему и устранить все излишние сопроводительные документы и мероприятия, связанные с лабораторными исследованиями рыбопродукции. При этом никто не говорит о том, что нужно устранить контроль. Однако вместо того, чтобы создавать новые контрольные органы или наделять госорганы новыми контрольными полномочиями, необходимо разобраться с эффективностью выполнения существующих полномочий. Рыбака, доставившего в порт свои уловы водных биоресурсов, нужно рассматривать не как потенциального нарушителя, а как человека, вносящего свой вклад в развитие экономики страны, приносящего пользу стране. Пока отношение к рыбаку среди контролирующих органов не поменяется, ситуация вряд ли претерпит какие-то существенные изменения. Определенные улучшения отмечаются, но еще можно и нужно многое сделать, чтобы предприятия отрасли работали и активно развивались в комфортной среде.

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 апреля 2016 > № 1860665 Виталий Орлов


Китай. ДФО > Транспорт > chinalogist.ru, 5 апреля 2016 > № 1712238

КИТАЙ ПРОВЕДЁТ ВСМ ДО ВЛАДИВОСТОКА

Администрация города Хуньчунь провинции Цзилинь заявила о готовности проложить высокоскоростную железную дорогу в город Владивосток с целью развития транспортной инфраструктуры региона. Хуньчунь располагается в нижнем течении реки Тумэньцзян и граничит как с Дальним Востоком РФ, так и с КНДР. Прокладка скоростной автодороги и скоростной железнодорожной магистрали между Хуньчунем и Владивостоком является для города Хуньчунь приоритетной задачей.

Недавно Российско-китайский аналитический центр сообщил о том, что Китай планирует создание транспортного коридора от Иркутска до Владивостока через Маньчжурию и строительство железной дороги в рамках этого проекта. Магистраль должна снизить нагрузку на Транссибирскую и Байкало-Амурскую магистраль.

Кстати, в список приоритетных строительных проектов в основные положения 13-го пятилетнего плана КНР включена железная дорога Сычуань-Тибет, вторая железная дорога, ведущая в Тибетский автономный район.

Китай. ДФО > Транспорт > chinalogist.ru, 5 апреля 2016 > № 1712238


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 марта 2016 > № 1862069 Сергей Еремеев

Для легального краба в стране нужно расчистить рынок.

Сергей ЕРЕМЕЕВ, Генеральный директор Преображенской базы тралового флота.

В последние годы Россия заключила ряд международных соглашений для борьбы с незаконным промыслом краба. Сейчас такие договоры действуют с Южной и Северной Кореей, Китаем и Японией. Проблема, конечно, не решена полностью, но, по крайней мере, какая-то работа по перекрытию поставок браконьерской продукции за рубеж ведется. Однако с пресечением торговли нелегальным крабом на российском берегу дело обстоит намного хуже.

Компаниям, которые занимаются легальным промыслом краба, крайне тяжело продавать его на внутреннем рынке. ПБТФ попыталась реализовывать свою продукцию в Приморье, но здешняя цена не идет ни в какое сравнение с японской. Насколько я знаю, во Владивостоке и пригороде краба продают в большом количестве, и очевидно, что он если не весь, то на 99% пойман незаконно. Если браконьеры ставят цену в 400 рублей за килограмм, то мы при всем желании не можем с ними конкурировать. Компания реализует, например, краба-стригуна опилио по 500 рублей, из которых 10% составляет прибыль. Снизить эту стоимость – значит, брать меньше топлива, сокращать зарплаты рыбакам. Пока машины с браконьерским крабом свободно стоят на улицах края, честным предпринимателям зайти на этот рынок невозможно.

При этом легальный промысел надзорные органы проверяют по полной программе. Рыбаков все время пытаются на чем-то поймать, выискивают мелочные нарушения… Был случай, когда капитан, подавая ССД, перепутал цифру – вместо «6» написал «9». Выписали протокол за «искажение данных», оштрафовали и капитана, и компанию. Хотя вполне можно было ограничиться предупреждением.

А браконьерский краб продают на рынках совершенно свободно у всех на виду. Таких же тяжело «кошмарить» - они в случае проверки могут быстро скрыться. Легче проверять стабильно работающие компании, чем каких-то дельцов, которые сегодня - одна фирма, завтра – другая. Хотя именно контролирующие органы должны бороться с нелегальной продукцией. Пограничникам, ГМИ, теруправлениям Росрыболовства, Россельхознадзору нужно совместно работать над решением проблемы: и гонять браконьеров в прибрежных водах, и изымать нелегальные уловы на берегу.

Сейчас такие изъятия просто смехотворны по объемам – задерживают килограммов по 100. Проводят рейд, потом все успокаивается, браконьеры отсиживаются пару дней, и опять на рынке с крабом, креветкой, гребешком. Кроме того, сегодня можно сделать любые документы и запустить нелегальную продукцию в торговую сеть, что часто и происходит.

Один из путей решения проблемы – ужесточение наказания. По закону юридическому лицу выписываются штрафы в разы больше, чем физическому. Также за нарушения компанию могут лишить квот. А пойманный с поличным браконьер возмещает свои убытки уже через несколько дней.

Преображенская база тралового флота ежегодно добывает около 500 тонн краба, и практически весь он уходит за границу. Лишь немного мы продаем своим работникам практически по себестоимости, в основном перед праздниками. А вот большая часть нашей креветки успешно реализуется на внутреннем рынке. В частности, всю варено-мороженую креветку мы везем на российский берег. Пользуется спросом и сыромороженая, но встает вопрос хранения и транспортировки: нужны холодильники и рефконтейнеры, способные удерживать температуру в минус 28-30 градусов. На популярность отечественной креветки, конечно, повлияли продовольственные санкции, перекрывшие доступ заграничного продукта. Но также немаловажно и то, что по креветке нет такой конкуренции с браконьерами, как по крабу, ее сложно поймать. А единственный способ нарастить в России продажи легального краба – задушить нелегальный рынок этого морепродукта.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 марта 2016 > № 1862069 Сергей Еремеев


Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение > metalinfo.ru, 31 марта 2016 > № 1716450

«Звезда» вошла в ТОР

Судостроительный комплекс «Звезда» стал первым резидентом территории опережающего развития (ТОР) «Большой Камень». Соглашение об этом было подписано между Корпорацией развития Дальнего Востока и судостроительным комплексом «Звезда».

Данное соглашение стало важным шагом в реализации требований, предусмотренных указом Президента Российской Федерации «О развитии судостроения на Дальнем Востоке». Консорциум Роснефтегаза, Роснефти и Газпромбанка создает на Дальнем Востоке России промышленный и судостроительный кластер на базе Дальневосточного центра судостроения и судоремонта.

Благодаря реализации проекта в Приморском крае появится одна из самых современных верфей в России. Судостроительный комплекс «Звезда» будет выпускать суда водоизмещением до 350 тыс. т, элементы морских платформ, суда ледового класса, специальные суда и другие виды морской техники. К 2024 г. на предприятии планируется создать более 7 тыс. рабочих мест.

Запуск судостроительного комплекса «Звезда» ускорит введение в эксплуатацию предприятий по производству сопутствующей судостроению техники. Статус резидента ТОРа поможет в кратчайшие сроки сформировать технологическую цепочку по строительству судов, максимально локализованную на территории России.

ТОР «Большой камень» была создана постановлением Правительства Российской Федерации от 28 февраля 2016 г. №43 с судостроительной специализацией и площадью – 324,1 га. Дальневосточный центр судостроения и судоремонта (ДЦСС) включает в себя основные судоремонтные и судостроительные производственные мощности Дальневосточного федерального округа, такие как Дальзавод (г. Владивосток), завод «Звезда» (г. Большой Камень), Северо-восточный ремонтный центр (г. Вилючинск). Сегодня предприятие решает задачи государственной важности, связанные с развитием научно-производственного потенциала оборонно-промышленного комплекса, и направляет свои усилия на концентрацию интеллектуальных, производственных и финансовых ресурсов при реализации проектов строительства судов и морской техники для освоения шельфа Российской Федерации.

Судостроительный комплекс «Звезда» создается на базе ДЦСС, пилотную загрузку комплексу обеспечивает компания Роснефть, которая заключила с ДЦСС эксклюзивное соглашение о размещении всех заказов на строительство новой морской техники и судов на его мощностях, а также контракты на проектирование, строительство и поставку двух многофункциональных судов снабжения усиленного ледового класса. Новые корабли длиной около 100 м смогут эксплуатироваться в особо тяжелых условиях при реализации шельфовых проектов Роснефти в северных морях. Дополнительно предусмотрено строительство еще двух судов-снабженцев.

Россия. ДФО > Судостроение, машиностроение > metalinfo.ru, 31 марта 2016 > № 1716450


Китай. ДФО > Транспорт > russian.china.org.cn, 31 марта 2016 > № 1708398

В связи с бурным развитием трансграничного туризма администрация приграничного города Хуньчунь провинции Цзилинь /Северо-Восточный Китай/ планирует проложить высокоскоростную железную дорогу в российский город Владивосток в целях укрепления транспортно-коммуникационных возможностей в регионе, сообщило агентство Чжунсинь.

Хуньчунь, который расположен в нижнем течении реки Тумэньцзян, граничит с российским Дальним Востоком и КНДР. В этом "международном" городе повсюду можно увидеть вывески на китайском, русском и корейском языках, а также туристов из этих стран.

Согласно данным городского Управления по делам туризма, только в январе этого года число въездов и выездов из города Хуньчунь, численность населения которого немногим превышает 200 тыс. человек, достигло 30 тыс. Эта цифра оказалась на 198 проц. больше, чем в тот же период прошлого года.

В городе Хуньчунь, который считается "окном" в Северо-Восточную Азию, сотрудничество с внешним миром в области туризма рассматривается как наиболее перспективное. Местные власти всеми силами превращают город в трансграничную туристическую базу и международный туристический собирательно-распределительный центр в регионе.

Как сообщили в городской администрации, в этом году акцент в работе будет сделан на строительстве транспортных каналов. Прокладка скоростной автодороги и скоростной железнодорожной магистрали между Хуньчунем и Владивостоком является одной из самых важных задач.

"Сейчас туристы передвигаются между Хуньчунем и Владивостоком в основном по шоссейным дорогам, открытие скоростной железной дороги позволит значительно сократить время в пути", -- отметил сотрудник Управления по делам туризма города Хуньчунь Хань Бин. По его мнению, новый проект будет содействовать сотрудничеству в области туризма между Китаем и Россией. -

Китай. ДФО > Транспорт > russian.china.org.cn, 31 марта 2016 > № 1708398


Китай. Корея. Азия. ДФО > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 31 марта 2016 > № 1708357

Китайская национальная корпорация электросети State Grid, южнокорейская энергетическая корпорация KEPCO, японская инвестиционная корпорация SoftBank и компания "Россети" в среду в Пекине подписали меморандум о сотрудничестве в области формирования объединенной энергосети в Северо-Восточной Азии.

Как сообщили на открывшейся накануне в Пекине Всемирной конференции по энергетическому Интернету-2016, будущая объединенная энергосеть в Северо-Восточной Азии свяжет базы возобновляемых источников энергии, расположенные в Монголии, Северо-Восточном и Северном Китае и на Дальнем Востоке России, с центрами потребления электрической энергии в Северном Китае, Японии и Республике Корея. Ее создание будет способствовать масштабному освоению и использованию возобновляемых источников энергии в регионе.

По сообщению, на долю названных четырех стран приходится 78 процентов потребности Азии в электроэнергии.

Участники конференции отметили, что создание объединенной энергосети будет содействовать региональному сотрудничеству в сфере торговли электроэнергией и энергетики, благоприятствовать низкоуглеродному развитию электроэнергетической промышленности и охране окружающей среды.

Китай. Корея. Азия. ДФО > Электроэнергетика > russian.china.org.cn, 31 марта 2016 > № 1708357


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 марта 2016 > № 1707299 Александр Козлов

25 марта 2015 года президент России Владимир Путин назначил мэра Благовещенска Александра Козлова исполняющим обязанности губернатора Амурской области. Теперь уже губернатор Приамурья Александр Козлов рассказал в интервью РИА Новости о создании в регионе территорий опережающего развития, планах на Восточный экономический форум-2016 и о своем увлечении хоккеем.

— Александр Александрович, во время прошлой нашей беседы вы были исполняющим обязанности губернатора Амурской области, регион готовился к первому Восточному экономическому форуму. После сентябрьских выборов приставка и.о. осталась в прошлом. Сейчас уже идет прием заявок на второй ВЭФ, что в этот раз представим во Владивостоке?

— Повестка нового ВЭФ уже обозначена: первые результаты работы территорий опережающего развития (ТОР). Обозначу предварительные итоги в Приамурье. В рамках ТОР "Белогорск" аграрной направленности у нас реализуется два проекта: строится завод по глубокой переработке сои и хлебобулочный комбинат, здесь зарегистрированы два резидента — ООО "Маслоэкстрационный завод "Амурский" и ООО "Белхлеб". На маслоэкстрационном заводе сейчас идет активное строительство, 90% оборудования предприятие уже закупило. Компания "Белхлеб" — пример того, что резидентом ТОР может стать и малый или средний бизнес. Этот проект по выпуску хлебобулочных изделий предусматривает расширение существующего производства, здесь уже есть пробные партии выпечки на новом оборудовании.

— Вторая ТОР в Амурской области — "Приамурская", какие здесь первые результаты?

— Здесь у нас резидент ООО "С Технология" реализует проект по переработке цементного клинкера. Это в селе Березовка. Техническая готовность проекта — 100%, проект сейчас в стадии ввода в эксплуатацию, первый этап производства уже прошел ввод, идет настройка оборудования. Второй резидент ТОР "Приамурская" — ООО "Амурская энергетическая компания" с проектом "Комплекс по переработке нефти и транспортировке нефтепродуктов "Амурский НПЗ". На строительной площадке завода начаты подготовительные работы: создание инфраструктуры, развитие железнодорожной станции Березовский-Восточный, заканчивается проектирование причала и дороги для доставки крупногабаритного оборудования на площадку завода. Ведутся разведочные буровые работы на приобретенных месторождениях нефти в Республике Саха (Якутия).

— На первом ВЭФ был сделан в том числе акцент, что Приамурье — приграничный регион. Каков эффект от этого?

— Да, мы делали акцент на внешнеэкономических связях с Китаем. Сдвинулась с мертвой точки ситуация со строительством моста через Амур, о котором говорили 20 лет. Зарегистрирована в Харбине совместная российско-китайская компания, которая станет оператором строительства моста, обеспечит стройку под ключ. В сентябре, на втором ВЭФ, я думаю, нам будет о чем рассказать. Уверен, что первую сваю мы уже забьем, это большой показатель работы.

— На каком этапе сейчас этот проект?

— До 1 апреля проект должен поступить на госэкспертизу, в июле должно начаться строительство. Сейчас цена вопроса — 18,8 миллиарда рублей. С российской стороны 13,6 миллиарда, со стороны КНР — 5,2 миллиарда рублей. Срок окупаемости моста 10-15 лет. Зарегистрированная совместная российско-китайская компания получит в банке правительства провинции Хэйлунцзян кредит под 5%. В апреле планируется провести работу по завершению кредитного договора.

Возможно, мы привлечем и российские банки, я уже сделал предложения банковской элите. Не буду пока называть компании, но предложения сделаны и ответный интерес есть. Это не значит, что мы сейчас отходим от основного курса, но если мы привлечем сюда наших банкиров, мы всегда сможем его изменить или как максимум отказаться от его исполнения, в случае если нам предложат более выгодные условия.

— Есть информация, что компания "Мост", которая займется строительством с российской стороны, может стать одним из резидентов ТОР "Приамурская".

— Да, у нас есть такое желание. Трансграничный переход, строительством которого займется "Мост", — составляющая логистического центра ТОР "Приамурская". Понятно, что нужно будет налаживать инфраструктуру. Если государство в нашем лице будет вкладываться в строительство дорог, электроснабжение, то мы должны будем получить какие-то компенсации потом. Поэтому компания "Мост", учредителем которой является правительство региона, будет заявляться как один из резидентов этой ТОР.

Есть еще один важный момент — привлечь к строительству моста предприятия Амурской области, иначе получается, что китайский банк дает деньги на стройку, заходят китайские компании, то есть деньги остаются в китайской экономике. Мост-то получится как итоговый результат, но хотелось бы, чтобы экономика была мультипликативная. У нас много крупных компаний в Приамурье, и они имеют право выйти на конкурс, чтобы строить эти объекты.

Я буду делать все, чтобы наши рабочие, наши люди работали, строили своими руками этот мост.

— Планируется создание еще одной ТОР, также завязанной на приграничном положении региона?

— Да, это ТОР "Золотая миля", связанная с туристической направленностью. В концепцию застройки "Золотой мили" входит несколько функциональных зон: делового общения, культурно-досуговая, общественного и коммерческого назначения. Сейчас профильное министерство работает над этим.

Предусмотрена и реконструкция набережной реки Амур. Здесь две задачи — застраивая часть берега реки Амур, помнить, что это фасад страны, и привлечь при этом китайских туристов. В КНР уверены, что каждый житель юга Китая должен побывать на севере своей страны. А Благовещенск как раз граничит с северной провинцией Хэйлунцзян.

В город Хэйхэ приезжает много туристов с юга КНР. В их понимании мы — Европа, и, конечно, они не откажутся от поездки в Благовещенск, тем более что нас разделяет только река Амур. Китайские туристы — щедрые туристы, это несомненный плюс. Наша главная задача в рамках этой ТОР — сделать трансграничную канатную дорогу.

В декабре 2015 года специалисты совместной рабочей российско-китайской группы представили архитектурную концепцию терминалов канатной дороги, расположенных на территории России и КНР. Сейчас идет конечное проектирование канатки, но проблема в валютных колебаниях, из-за этого меняется смета.

— Еще одна значимая для региона стройка — газопровод "Сила Сибири". Повлияли ли на реализацию проекта валютные колебания?

— Честно говоря, мы переживали, что с учетом нынешней ситуации (санкции, курс валют) "Сила Сибири" может быть приостановлена. Но сейчас мы уже понимаем, что работа ведется и остановки проекта быть не может. Я вот вернулся из Тындинского района, уже субподрядчик расположился и ведет работу, и амурские компании в том числе там работают.

Сейчас решается вопрос о создании ТОР газохимической направленности "Свободненская". Будем работать с федеральным правительством, чтобы при создании ГПЗ и ГХК была максимально учтена социальная инфраструктура. Учитывая, что в регионе начинаются такие крупные стройки, мы сейчас ведем работу с Росавиацией, чтобы нам помогли с реконструкцией аэропорта в Благовещенске. Сейчас он не может, к примеру, принимать воздушные суда "Аэрофлота" — не позволяет взлетно-посадочная полоса.

— А другой инвестор — горнодобывающая компания AmurMinerals — может рассчитывать на помощь в плане обустройства инфраструктуры со стороны региона?

— Речь идет о месторождении Кун-Манье (запасы 830 тысяч тонн в никелевом эквиваленте). Владелец лицензии ЗАО "Кун-Манье" — стопроцентная "дочка" британской AmurMineralsGroup, зарегистрированная на Британских Виргинских островах. В 2015 году ЗАО "Кун-Манье" получило лицензию с правом добычи, утвердило проект разведки месторождения на пять лет, планируется доразведка месторождения с подсчетом запасов.

Для освоения месторождения нужно построить около 400 километров автодороги по сильнопересеченной местности и возвести ЛЭП аналогичной протяженности. При строительстве ЛЭП на севере Приамурья у нас уже был опыт поддержки от Минвостокразвития: 5 миллиардов рублей тогда получила группа компаний "Петропавловск", сейчас идет стройка. Когда на Кун-Манье закончится подготовительная работа, мы будем работать с федеральными ведомствами, чтобы инвестор также получил поддержку на строительство инфраструктуры.

— На золотодобытчиках, в том числе на группе компаний "Петропавловск", как-то сказался кризис, изменение курса валют?

— Сложный период наступил для проектов строительства горнорудных предприятий, где оборудование почти полностью импортное, но идет строительство фабрики и карьера на Соловьевском золоторудном месторождении в Тындинском районе. В сентябре здесь ожидается запуск производства на 1,5-2 тонны золота в год. Обеспечит это наше самое старое на Дальнем Востоке промышленное предприятие — Соловьевский прииск.

Также ведущая российская золотодобывающая компания "Полюс Золото" скоро завершит детальную разведку Бамского золоторудного месторождения с запасом 100 тонн. Я думаю, уже в 2019 году начнется строительство рудника.

В целом можно сказать, что кризис не ударил по золотодобытчикам, если смотреть по налоговым поступлениям. В 2014 году при добыче в 29,5 тонны область получила 4,9 миллиарда рублей от добычи золота, в 2015 — 6,8 миллиарда при добыче в 25,5 тонны. Практически весь прирост поступлений — за счет налога на прибыль. Хочу поблагодарить золотодобытчиков за такую весомую поддержку бюджета в сложные кризисные годы.

— Расскажите, пожалуйста, как в Приамурье реализуется программа "Дальневосточный гектар".

— Пилотным районом, в котором с 1 мая 2016 года начнет действовать программа, станет Архаринский район, где под это выделено 20 тысяч гектаров. Архаринский район — отличный пример, здесь есть и земли сельхозназначения, и заповедная территория, район граничит с ЕАО (Еврейской автономной областью — ред) и Китаем. Это юг области, здесь есть инфраструктура. Земли этого района подходят под фермерство, развитие личного подсобного хозяйства. На территории всей области механизм заработает в октябре-ноябре 2016 года. Всего под "дальневосточный гектар" будет выделено 100 тысяч гектаров.

Нужно сказать, что Амурская область первая, не дожидаясь федерального законодательства, применила практику раздачи земли и потом подключилась к федеральному закону. Земельное законодательство предусматривает предоставление участков в безвозмездное пользование для личного подсобного хозяйства (ЛПХ) и крестьянско-фермерского хозяйства (КФХ). В Амурской области закон начал реализовываться с 1 марта 2015 года, были определены 58 муниципальных образований и десять муниципальных районов, где есть свободные земли и можно без риска заниматься сельским хозяйством.

Максимальный размер участка для личного подсобного хозяйства — 2,5 гектара, для крестьянско-фермерского хозяйства- 20 гектаров. На сегодня для ЛПХ выделен 61 участок (97,8 гектара), для КФХ — 29 участков (423,3 гектара). На рассмотрении находятся еще 43 заявления. Конечно, наибольший спрос на землю на юге области. Участки используют для выращивания овощей, сенокосов, пастбищ.

— Каким был ваш первый год у власти сначала в качестве исполняющего обязанности, а теперь и губернатора региона?

— Выходя на выборы губернатора, мне нужно было доказать людям, что после такого сильного руководителя, как Олег Кожемяко, у которого более 20 лет политического опыта, с которым амурчане пережили в том числе крупномасштабный паводок 2013 года, я готов принять область. Мне пришлось одновременно и завоевывать доверие, и верстать бюджет области на новый финансовый год. Я очень много езжу по области. Поставил задачу 2-3 раза в год полностью объезжать регион вместе с кабинетом министров, приближать, так сказать, "айсберг" чиновников к населению, к реальным проблемам.

На сегодня 70-80 процентов моих поручений выполняются. Сейчас поставил себе задачу до 1 мая объехать всю область, чтобы летом проверить исполнение решений. Я сам в поездках отдыхаю — люблю работать на местах.

— Вы губернатор, который играет в хоккей, расскажите подробнее об этом увлечении.

— На коньках я стою с 2010 года. Я ведь пришел в мэрию с предприятия "Амурский уголь", а у угольщиков была традиция поддерживать хоккейные команды. Мне нравится эта игра, она командная, дает возможность отключиться от проблем, иначе не будет результата на льду.

Когда я пришел в мэрию, в Благовещенске не было крытой тренировочной арены. Мы ее построили — я нашел внебюджетные средства. Поддержать двух молодых тренеров, и они 120 детей за сезон поставят на коньки. Пускай не все из них станут хоккеистами, но это будут командные люди. Это надо видеть, когда утром родители ведут их на тренировки, — это стоило делать, ради этого стоило жить.

Я попросил угольщиков восстановить ледовую арену в Райчихинске — во второй половине апреля там начнется монтаж нового оборудования. И летом, к Дню шахтера, важному празднику для города, где угольная отрасль — градообразующая, у них будет круглогодичная арена. "Русгидро" в Новобурейске также строит крытый каток. Порядка 300 миллионов рублей по госэкспертизе стоит ледовый дворец в Тынде — и он там будет.

Я и с инвесторами, например с Газпромом, веду эту работу, чтобы создавать спортивные объекты по области. Не надо глобальных, но чтобы в каждом районе. Где-то нет футбольного поля, где-то спортзала. Такие проблемы тоже нужно решать.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 марта 2016 > № 1707299 Александр Козлов


Россия. ДФО > Экология > tpprf.ru, 26 марта 2016 > № 1700602

Сергей Иванов открыл в Приморье экотоннель для леопардов.

26 марта в Приморье открылся первый в России экологический тоннель. Участие в торжественном митинге принял руководитель Администрации Президента Российской Федерации, председатель Наблюдательного совета АНО «Дальневосточные леопарды» Сергей Иванов, а также заместитель председателя Правительства – полномочный представитель Президента в ДФО Юрий Трутнев, Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский, директор национального парка «Земля леопарда» Татьяна Барановская, сообщила пресс-служба краевой администрации.

Сергей Иванов отметил, еще несколько лет назад численность дальневосточных леопардов не превышала 30 особей. «Построив этот тоннель, мы, по-русски говоря, убиваем двух зайцев: с одной стороны, мы облегчили жизнь автомобилистам, которым теперь не придется карабкаться по перевалу. С другой стороны, мы защитили исторические миграционные пути дальневосточных леопардов», – подчеркнул руководитель Администрации Президента.

Сергей Иванов также обзозначил, что тоннель построен по последнему слову техники. «В рамках реализации проекта было реконструировано два моста, построено пять километров автодороги. Тоннель – это жемчужина большого проекта. Общая стоимость проекта превысила 1,8 миллиона рублей», – заявил он. Губернатор Приморья Владимир Миклушевский подчеркнул, что открытие первого в России экологического тоннеля – знаковое событие и большой праздник для региона.

«Это было трудно, мы столкнулись с определенными сложностями, но успешно все преодолели. Наш регион – место обитания краснокнижных животных, среди которых особое место занимает дальневосточный леопард. Это редчайшая кошка планеты, и именно в Приморье находится почти вся её популяция. Мы гордимся и очень дорожим тем, что численность дальневосточного леопарда в последние годы существенно увеличилась. И это большая ответственность», – акцентировал глава региона. Сергей Иванов на церемонии открытия также вручил работникам «Примавтодора» и «Гидротехники» почетные грамоты Администрации Президента.

По словам главного энергетика «Примавтодора» Антона Военкова, тоннель оборудован самыми современными инженерными системами оповещения, охраны и связи, контроля допустимых концентраций вредных веществ в воздухе и управления вентиляцией, подогрева водоотводных лотков, подогрева проезжей части на въездах в тоннель, а также круглосуточного освещения.

«Стены и свод тоннеля обшиты огнезащитной плитой, имеющей степень огнестойкости в 180 минут, обеспечивающей сохранность железобетонной конструкции и магистральных инженерных коммуникаций», – рассказал он.

Напомним, Нарвинский тоннель общей длиной 575 метров построен в рамках программы по сохранению популяции дальневосточного леопарда. Именно в Хасанском районе Приморья обитают эти редкие кошки. Тоннель разводит по разным уровням автомобильную трассу и пути миграции леопардов. Реконструированный участок автодороги «Раздольное – Хасан» в районе Нарвинского перевала является составной частью транспортного коридора «Приморье-2» и граничит с государственным природным биосферным заповедником «Кедровая падь» и национальным парком «Земля леопарда».

Россия. ДФО > Экология > tpprf.ru, 26 марта 2016 > № 1700602


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 марта 2016 > № 1861889 Галина Щукина

Аквакультуре необходима децентрализация управления.

Галина ЩУКИНА, Заместитель председателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области.

Власти субъектов РФ и предпринимательское сообщество периодически поднимают вопрос о передаче с федерального уровня на региональный полномочий по регулированию прибрежного рыболовства, любительской рыбалки, промысла коренных народов. Ключевой аргумент понятен – страна большая, у всех регионов своя специфика, на местах проще оценивать ситуацию. Вопрос, как оказалось, актуален не только для добычи водных биоресурсов. Тщательно проанализировать распределение полномочий госорганов необходимо и в сфере выращивания гидробионтов, отмечает заместитель председателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области Галина Щукина. О том, почему в регулировании марикультуры так важна децентрализация и какие еще проблемы нормативно-правовой базы мешают развитию отрасли, представитель объединения рассказала в интервью Fishnews.

– Галина Феликсовна, расскажите, пожалуйста, об ассоциации. Какие цели и задачи ставит перед собой организация?

- Само понятие «аквакультура» - довольно емкое. Оно включает и искусственное воспроизводство, и товарное выращивание, и санитарную аквакультуру. Кроме того, она подразделяется на пресноводную и морскую, исходя из среды культивируемых видов. Ассоциация развития аквакультуры Сахалинской области (АРАС) делает акцент на развитии товарного выращивания объектов марикультуры, как наиболее перспективных с коммерческой точки зрения, учитывая природную и социально-экономическую специфику нашего региона. Однако это абсолютно не мешает нам заниматься и другими направлениями, если возникнет такая необходимость.

Ассоциация была создана в 2011 году. Помимо оказания помощи своим членам в вопросах профильной деятельности, наша организация своей целью ставит формирование условий для развития аквакультуры в Сахалинской области. Поэтому самая первая задача работы АРАС - формирование комфортного нормативно-правового пространства. Затем следует объединение возможностей и координация деятельности членов ассоциации по развитию аквакультуры, оказание им содействия в реализации конкретных инвестиционных проектов.

– Сахалинская область известна прежде всего как центр искусственного воспроизводства тихоокеанских лососей. Есть ли у бизнеса интерес к проектам по развитию марикультуры?

- Морская аквакультура - направление для Сахалинской области относительно новое. Тем не менее, оно имеет свою историю. Со стороны рыбопромышленников интерес к марикультуре появился еще во второй половине 90-х годов. Именно тогда были проведены первые экспериментальные работы по гребешку на Кунашире и в заливе Анива, а также по морскому ежу в бухте Отрадная (остров Шикотан). В период с 2003 по 2008 годы разные предприятия Сахалинской области делали попытки организовать на арендуемых рыбопромысловых участках плантации по выращиванию морского гребешка. В качестве примера можно назвать ООО «Таранай», ООО «Союзокеан», ООО «Компас плюс», ООО «БППР Айлэнд Фиш Инвест», ИП «Лапин» и многие другие. Большинство из них были готовы продолжать развивать это направление, но дальше опытно-экспериментальных работ дело не пошло. Причина – отсутствие нормативно-правовой базы, регулирующей отношения в сфере аквакультуры. Единственный документ, имевший на тот момент к ней косвенное отношение, - закон «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов». Товарное рыбоводство в этом документе рассматривалось в единственном варианте – содержание объектов в искусственных условиях (бассейнах, прудах, садках). Если полученная в заводских условиях молодь выпускалась для нагула в естественную среду, это относили к искусственному воспроизводству. А ресурсы, полученные в результате искусственного воспроизводства, являются федеральной собственностью. Ситуация на тот момент складывалась парадоксальная: предприятиям можно было выпускать и выращивать молодь на морских участках, находящихся у них в пользовании, а вылавливать выращенную продукцию – нельзя. В результате у большинства рыбохозяйственных организаций интерес к теме постепенно угас.

Однако работа «первопроходцев» для Сахалинской области не пропала даром. Она позволила получить необходимые параметры для проектирования морских плантаций по разведению приморского гребешка, а также исходные данные для экономических расчетов (оценка необходимого объема расходных материалов, прогноз выхода продукции с единицы площади и т.д.). Кроме того, не все предприятия за годы ожидания закона об аквакультуре впали в отчаяние. Есть оптимисты, которые готовы и дальше продолжать работу по созданию морских хозяйств. Но, наученные горьким опытом, они ждут внятных, а главное - устойчивых «правил игры». Все-таки инвестиционный период в марикультуре довольно длителен, в среднем составляет около 5 лет, а окупаемость вложений – 6-7 лет с начала финансирования. И вполне естественно, что потенциальные инвесторы хотят быть уверенными в том, что за это время изменения в законодательстве не сделают их бизнес бессмысленным, а то и вовсе убыточным.

– Ранее вы занимались вопросами создания в Сахалинской области морского биотехнопарка. Расскажите, пожалуйста, какие сейчас перспективы у этого проекта?

- Действительно, в 2010 году наша группа предложила Концепцию по созданию в Сахалинской области морского биотехнопарка. В 2012 году ООО «Рут 2009» совместно со специалистами Высшей школой экономики и Института биологии моря разработали технико-экономическое обоснование проекта.

Под термином «морской биотехнопарк» мы понимаем региональный кластер, основное производство которого включает три составляющих: береговой комплекс по получению молоди беспозвоночных для морских хозяйств, сами хозяйства и базы их обслуживания, а также производственные мощности, обеспечивающие глубокую комплексную переработку выращиваемых объектов. В дальнейшем эта структура стимулирует развитие смежных производств - малых и средних предприятий, осуществляющих выпуск кормов, комплектующих и расходных материалов - развитие транспортных схем и прочее. Кроме того, сформируются центры, обеспечивающие функционирование всего комплекса в целом: Центр мониторинга качества водной среды на морских плантациях; Центр сертификации продукции; возможно, общая охранная структура и т.д. Это позволяет существенно снизить возникающие при производстве риски, а также затраты предприятий на проведение целого ряда работ – вместе дешевле.

При подготовке концепции биотехнопарка мы опирались на опыт ведущих стран - Китая, Южной Кореи, Японии и некоторых других. Мировая практика показала, что эффективными с точки зрения рентабельности производства являются либо отдельные, но крупные современные предприятия, либо кластерные структуры – большие центры, производящие молодь различных видов и поставляющие ее небольшим фермерским хозяйствам. Те, в свою очередь, осуществляют товарное выращивание молоди на выделенных прибрежных акваториях, либо в прудах, либо с использованием морских гидротехнических установок и сооружений (например, морских садков), зачастую арендованных у государства. Предприятия, занимающиеся и получением молоди, и ее выращиванием, но в малых объемах, как правило, имеют низкую рентабельность и высокие риски.

При этом мировой опыт организации отраслевого управления свидетельствует в пользу сетевого (регионального) принципа с широким привлечением к выработке решений региональных научных центров, общественности и самих производителей.

Однако создаваемая в настоящее время нормативно-правовая база, призванная регулировать отношения в области аквакультуры, сделала практически невозможным воплощение идеи в первоначальном виде. В итоге мы были вынуждены ее переформатировать, перейдя к стандартному инвестиционному проекту. Множество задач, связанных с подготовкой к инвестированию в строительство необходимых наземных сооружений, к настоящему моменту решены: выкуплена земля с комплексом, который после реконструкции планируется использовать для производства молоди беспозвоночных, просчитан бизнес-план проекта, разработаны его финансовая модель и «дорожная карта». Кроме того, определены и подробно исследованы акватории, на которых возможно размещение морских плантаций для товарного выращивания получаемой молоди. На этом этапе реализации проекта все упирается в проблему с морскими участками, которую мы пытаемся решить в том числе и с помощью нашей ассоциации.

–В 2014 году вступил в силу федеральный закон об аквакультуре, в развитие этого документа стали приниматься постановления и приказы. Создают ли эти правовые акты возможности для развития марикультуры в Сахалинской области?

- К сожалению, в том виде, в котором этот закон написан, скорее нет, чем да. И это касается не только направления марикультуры. Одна из ключевых проблем, стоящих на пути развития аквакультуры в РФ, - это внутренний конфликт, изначально заложенный в законодательство, регулирующее отношения в этой сфере деятельности. Истоки этого конфликта кроются в противоречиях между формальной принадлежностью аквакультуры к рыбопромышленному комплексу и ее сельскохозяйственной сущностью. В результате идеология и психология рыболовства, диктующие необходимость постоянной борьбы с браконьерством, а также отрицание любого изменения окружающей среды в принципе, легли в основу сельскохозяйственного производства, которое не может существовать без этих изменений, причем иногда весьма существенных.

При разработке закона об аквакультуре в качестве идеологического ориентира явно был выбран закон «О рыболовстве…». Это решение определило жесткую централизацию управления аквакультурой, что категорически неприемлемо. Специфика отраслевого производства, а также особенности рынка требуют от нормативно-правовой базы высокой степени адаптивности, которую в нынешнем виде она обеспечить не в состоянии. Это обстоятельство заведомо обрекает отрасль на поражение в конкурентной борьбе на рынках сбыта продукции.

Более логичной и выверенной является система управления, действующая в сельском хозяйстве. Оно в значительной мере децентрализовано, в нем больше экономических стимулов, а также есть реальное понимание и учет природных и социально-экономических условий регионов. Система, конечно, не идеальна, но вполне работоспособна. Это как раз то, к чему следует стремиться при подготовке законодательно-нормативной и организационной базы аквакультуры.

Если смотреть на проблему в целом, то для успешного развития аквакультуры, в том числе и марикультуры, законодательно-правовая база должна позволить решить следующие ключевые вопросы: обеспечение доступа к акваториям, основания и порядок возникновения права частной собственности на выращиваемую продукцию и рациональное распределение уровней полномочий государственных структур. Без этого никаких прорывов в отрасли не будет.

- Как эти вопросы решены в действующем законодательстве и какие, собственно, проблемы возникают при его применении?

- Начнем с первой проблемы - доступ к акваториям. Непосредственно в самом законе «Об аквакультуре...» на этот счет четко ничего не сказано. Однако постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2014 года № 1183 были утверждены Правила определения границ рыбоводных участков. Пункт 9 этих Правил полностью исключает возможность использования рыбопромыслового участка или его части в качестве рыбоводного участка, т.е. для целей товарного выращивания объектов аквакультуры. И это положение хоронит надежды многих потенциальных инвесторов в Дальневосточном регионе, а особенно – в Сахалинской области.

Дело в том, что в Сахалино-Курильском бассейне практически невозможно сформировать рыбоводные участки. В настоящее время буквально все побережье, за исключением особо охраняемых территорий (заповедников, заказников и прочее), совсем уж труднодоступных или попросту непригодных мест, отведено под РПУ, предназначенные для добычи лососей и разнорыбицы. Этот промысел осуществляется в среднем около двух месяцев в году и в крайне ограниченной зоне - около 5% от общей площади самого участка. В результате есть значительные по площади, практически не используемые морские акватории, но для хозяйств марикультуры места не нашлось.

Существует как минимум два варианта решения этой проблемы. Наиболее простой и неконфликтный – предусмотреть законодательно возможность многоцелевого использования существующих рыбопромысловых участков нынешними пользователями путем заключения дополнения к уже действующему договору пользования. Конечно, это должно происходить на добровольных началах и только на участках, где условия и площадь позволяют организовать экономически эффективное выращивание объектов марикультуры.

Второй вариант – замена нынешних РПУ точками постановки неводов. В этом случае вся оставшаяся, фактически не задействованная в хозяйственной деятельности акватория может быть использована для создания морских ферм. При этом права рыбопромышленников, занимающихся промыслом лососей и разнорыбицы, де-факто не нарушаются. Ведь установка неводов осуществляется, как правило, в зоне влияния пресных стоков рек, а морские плантации располагают вне их воздействия. При этом данный вариант является более сложным в реализации с юридической точки зрения, но более эффективным с точки зрения использования продукционного потенциала прибрежных акваторий. Дело в том, что «нарезка» рыбопромысловых участков производилась исходя из соображений эффективности прибрежного промысла лососей, а иногда и без такового - просто механически. В результате донные биоценозы, составляющие основу морских плантаций и обеспечивающие эффективность технологического цикла, оказались разделены на мелкие фрагменты, распределенные между разными пользователями. Это в ряде случаев не позволяет в полной мере использовать природные возможности этих участков. То есть если я, к примеру, занимаюсь выращиванием гребешка, мне нужен участок с песчаным или гравийно-песчаным, желательно ровным, дном. Допустим, что у меня имеется рыбопромысловый участок, на котором мне разрешено заниматься товарным выращиванием. Также предположим, что половину участка занимают скальные породы, а половину - песчаный грунт. При этом на соседнем рыбопромысловом участке преобладает песчаный грунт, но сосед не планирует заниматься марикультурой в принципе, а я использовать этот потенциал не имею права. Песчаная часть моего участка может обеспечить получение условно 200 тонн продукции, а у соседа – 300 тонн. В результате вместо потенциальных 500 тонн, которые мы могли бы получать ежегодно на песчаном участке морского дна, представляющим единый биоценоз, я смогу выращивать лишь 200 тонн. Но далеко не факт, что этот объем покроет мои расходы и обеспечит прибыль. Вполне возможно, что для организации рентабельного производства понадобится выращивать 250-300 тонн и я вынужденно откажусь от своего замысла. Предприятие не состоится и вместо потенциально возможных 500 тонн продукции, примерно 40 новых рабочих мест, а также налоговых поступлений государство не получит ничего. Согласитесь, как-то не по-хозяйски. Особенно в условиях кризиса.

Возможно, предлагаемые варианты не являются универсальными для всех приморских регионов. Но это лишний раз доказывает, что единой схемы управления, способной эффективно работать на всей территории РФ, просто не существует. Нужны частные решения.

Недоумение вызывает и ситуация с затратами, связанными с рыбоводным участком. Согласно пункту 1 статьи 10 закона об аквакультуре, договор пользования рыбоводным участком заключается по результатам торгов. И при этом согласно пункту 1 статьи 9 собственник рыбоводного участка – государство - обязуется предоставить его рыбоводному хозяйству за плату во временное пользование (то есть в аренду) для осуществления аквакультуры. Таким образом, помимо затрат на аукцион, инвесторы должны еще платить за пользование участком, нести при этом ощутимые расходы на содержание предприятия в течение 4-5 лет, пока не будет первой продукции и не будет получена первая выручка. Такое дополнительное обременение абсолютно нелогично с точки зрения заявляемого на государственном уровне приоритета развития аквакультуры, поскольку ухудшает ситуацию с периодом окупаемости инвестиций.

Перейдем к следующей проблеме - основания и порядок возникновения права частной собственности на выращиваемые объекты.

Согласно законодательству, право частной собственности на объекты аквакультуры возникает на основании договора пользования рыбоводным участком, договора купли-продажи молоди и актов выпуска молоди на участок. Основанием для изъятия выращенной продукции является акт выпуска. Помимо представителя предприятия, осуществляющего выпуск, этот документ подписывают представители уполномоченного Правительством РФ федерального органа исполнительной власти, а также органа исполнительной власти субъекта Федерации и (или) органа местного самоуправления (пункт 5 статьи 12 закона «Об аквакультуре…»). И все бы ничего, если бы не одно обстоятельство. Выпуск молоди в целом ряде случаев будет производиться в течение длительного времени небольшими партиями на удаленных акваториях, а зачастую - в период высокой штормовой активности. В таких условиях обеспечить присутствие всех сторон подписания акта практически невозможно. Чтобы избежать проблем, необходимо четко регламентировать вопрос подписания акта о выпуске молоди в условиях стационара. В противном случае нужно предусмотреть ответственность сторон-подписантов за срыв технологического цикла хозяйства в связи с тем, предприятие не может оформить акт из-за отсутствия представителя сторон в оговоренные сроки в точках выпуска молоди.

Один из серьезнейших рисков в марикультуре – воровство. В связи с этим очень важна организация охраны рыбоводных участков. Незаконное изъятие объектов аквакультуры необходимо квалифицировать как кражу частной собственности, что позволит привлекать виновных по соответствующей статье Уголовного кодекса. Кроме того, признание частной собственностью объектов марикультуры, находящихся в естественной среде, даст право предприятиям организовать эффективную защиту участков аквакультуры, в том числе с привлечением частных охранных предприятий.

Дополнительно необходимо исключить рыбоводные участки из сферы действия правил рыболовства, поскольку, с одной стороны, аквакультура не является рыболовством, а с другой – эти правила существенно ограничивают права владельцев объектов марикультуры. В качестве примера можно привести использование специализированных драг при изъятии двустворчатых моллюсков на морских плантациях с песчаными, гравийными и илистыми грунтами, что в рамках действующих правил рыболовства возможно далеко не всегда.

Последняя из перечисленных выше проблем - распределение уровней полномочий.

Формируемое законодательство направлено на жесткую централизацию в управлении отраслью. Монополизм в принятии решений закреплен в целом ряде законодательных актов и нормативов.

В качестве примера вновь обратимся к Правилам определения границ рыбоводных участков. Согласно пункту 10, определение границ рыбоводного участка площадью более 300 га допускается исключительно на основании положительного решения Минсельхоза РФ. Откуда взялась цифра 300 га? Никто не может дать ответ на этот вопрос. Скорее всего – с потолка. По нашему опыту 300 га в условиях российских экономических условий крайне недостаточно для достижения рентабельности даже на таких дорогостоящих объектах, как трепанг и приморский гребешок. Ведь при проектировании плантаций надо разбивать участок по возрастным группам, которые планируется выращивать (например, для гребешка таких площадок нужно от 3 до 4). Вдобавок к этому в определенных случаях нужно предусмотреть возможность ротации выростных площадок – регулярного переноса их на новое место, чтобы старая площадка могла естественным образом очиститься от накопленных биогенов. Без этого велик риск возникновения эпизоотии культивируемых объектов.

Типичным примером избыточного регулирования являются и условия договора пользования рыбоводным участком, закрепленные в статье 9 закона об аквакультуре. Они регламентируют буквально каждый шаг производственного цикла предприятия. В частности, в договоре требуется заранее обговорить «видовой состав объектов аквакультуры, подлежащих разведению и содержанию, выращиванию, а также выпуску в водный объект и изъятию из водного объекта в границах рыбоводного участка». При этом порядок и возникновение права на изъятие выращенной продукции прописываются в договоре пользования на основании единой Методики определения объема и видового состава объектов аквакультуры (приказ Минсельхоза от 3 июня 2015 года № 223). Этот документ жестко определяет период выращивания объекта, объем выпуска молоди, сроки изъятия выращенного объекта и его размеры, при которых это изъятие возможно.

Но период выращивания объектов во многом зависит от технологии выращивания, размеров посадочного материала, гидрологических условий. Да и рынок иногда требует продукцию размером меньше промыслового (например, молодь гребешка, собранную на коллектора или выращенную в садках до определенного размера), что невозможно в рамках действующего законодательства. К тому же на практике аквакультура сталкивается с целым перечнем рисков, в том числе и рыночных. Падение цен на одни виды гидробионтов и рост на другие требуют порой оперативного перехода с одного объекта выращивания на другой. Все не отрегулируешь в одном договоре и по одному принципу.

Весьма спорный и пункт 7 статьи 9, предусматривающий включение в договор пользования участком перечня мелиоративных мероприятий, которые будут в дальнейшем осуществляться рыбоводным хозяйством. В полной мере этот перечень просчитать заранее невозможно, поскольку нужны исследования, которые требуют финансирования и определенного времени. Участки прибрежных зон, которые предлагаются под размещение хозяйств по товарному выращиванию объектов марикультуры, в подавляющем большинстве не изучались с точки зрения создания морских плантаций. В настоящее время государство этим заниматься не будет из-за отсутствия достаточных средств, а также ограниченных возможностей отраслевых институтов - чтобы исследовать все участки нужны годы либо огромный штат специалистов. Предприниматель же не будет вкладываться в подобные исследования заранее, до заключения с ним договора пользования. Поэтому наверняка перечень будет абсурдным, причем требования могут быть как избыточными, так и недостаточными.

Еще более странным выглядит пункт 8 статьи 9, согласно которому существенными условиями договора пользования рыбоводным участком в числе прочего являются «обязательства рыбоводного хозяйства осуществлять мероприятия по охране окружающей среды, водных объектов и других природных ресурсов». Вот кто может объяснить, что стоит за этой фразой? Что такое «другие природные ресурсы»? Как может частное предприятие обеспечивать охрану того, что принадлежит государству? Предприниматель что, должен конкурировать с государственными структурами за охрану биоресурсов? У него и прав таких нет. Но зато если появляется успешное хозяйство аквакультуры, этот пункт легко использовать для рейдерского захвата бизнеса. Во всех остальных случаях - это просто гигантская коррупционная составляющая.

Кроме того, из этого пункта следует, что в случае негативного воздействия на водную среду со стороны третьего лица (например разлива нефтепродуктов) компенсационные мероприятия придется выполнять самому хозяйству, и без того понесшему убытки, без реальной возможности компенсации затрат? Тоже интересная логика. Это положение крайне некорректно и может трактоваться слишком широко, что всегда будет не на пользу делу.

Изменить перечисленные условия договора будет практически нереально, поскольку в законе они оговариваются как существенные, а «изменение существенных условий договора пользования рыбоводным участком … не допускаются».

В качестве прецедента можно привести попытку внесения в договоры пользования рыбопромысловым участком дополнения, направленного на расширение перечня видов пользования (включение рыбоводства и любительского рыболовства) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 18 закона «О рыболовстве…». Это решение было заблокировано Федеральной антимонопольной службой. По мнению ФАС, принятие такого дополнения меняет суть условий конкурса, по результатам которого были заключены договоры пользования РПУ, что нарушает права других потенциальных пользователей, а, следовательно, и антимонопольное законодательство.

Такова на сегодняшний день нормативно-правовая реальность. В то же время вся мировая практика показывает, что аквакультура не может эффективно функционировать и развиваться в условиях чрезмерной централизации управления. Причина - слишком велики природно-климатические и социально-экономические различия не только на уровне регионов, но и на уровне муниципальных образований. Учесть их в едином для всех регионов пакете законодательных актов не представляется возможным. Необходимо максимально передать регионам полномочия по принятию управленческих решений и оперативному регулированию в части формирования участков аквакультуры (вне зависимости от их местоположения), проведения конкурсных отборов, заключения договоров, актирования выпускаемой продукции.

Альбина ШУМКИНА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 25 марта 2016 > № 1861889 Галина Щукина


Россия. ДФО > Рыба. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 24 марта 2016 > № 1861758

У свободного порта прибавилось инвесторов.

На третьем заседании наблюдательного совета свободного порта Владивосток статус резидента получили 29 компаний. Несколько инвесторов собираются реализовать проекты по рыболовству, рыбопереработке и аквакультуре.

Закон «О свободном порте Владивосток» вступил в силу 12 октября прошлого года. Под его действие попадают 15 муниципальных образований Приморского края, в том числе все ключевые порты юга Дальнего Востока от Зарубино до Находки. Постановлением Правительства РФ от 20 октября 2015 г. № 1123 утверждены критерии отбора резидентов свободного порта Владивосток.

16 марта 2016 г. генеральный директор Корпорации развития Дальнего Востока Денис Тихонов подписал первые пять соглашений об осуществлении деятельности на территории свободного порта. В число резидентов попал «Владивостокский рыбный терминал», планируется, что в Приморье появится современная холодильно-складская инфраструктура для перевалки и хранения рыбной продукции. Впоследствии были подписаны еще два соглашения с крупными логистическими компаниями.

24 марта состоялось третье заседание наблюдательного совета свободного порта Владивосток. На нем статус резидентов получили 29 компаний. Как сообщили Fishnews в Корпорации развития Дальнего Востока, общая сумма частных инвестиций по одобренным проектам составляет более 85 млрд. рублей. Планируется, что благодаря резидентам в регионе появится свыше 3 тыс. рабочих мест.

«Это только начало длинного пути. В Приморском крае созданы уникальные условия для ведения бизнеса, надеемся, что инвесторы это оценят, а мы, в свою очередь, окажем им всестороннюю поддержку», - подчеркнул заместитель председателя Правительства, полномочный представитель президента в ДФО Юрий Трутнев.

Примечательно, что несколько компаний-резидентов планируют реализовать проекты в области рыбного хозяйства (ООО «Хорал ДВ», ООО «СиЛайф», ООО «Корпорация Прим Хуньчунь»). Они будут заниматься рыболовством, рыбопереработкой и аквакультурой.

Россия. ДФО > Рыба. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 24 марта 2016 > № 1861758


Китай. Весь мир. ДФО > Миграция, виза, туризм > tpprf.ru, 24 марта 2016 > № 1697711

Туробъекты Приморья получат сертификат «China Friendly».

Туристические объекты Приморского края смогут получить сертификат «China Friendly», сообщила пресс-служба краевой администрации.

С 19 по 22 марта делегация Приморского края приняла участие в XI Международной туристской выставке «Интурмаркет-2016». Рекреационный потенциал Приморья презентовали также туристско-информационный центр края и ряд туристических компаний региона.

«На встрече с представителями регионов Дальнего Востока мы обсудили формат их участия во втором Тихоокеанском Туристском форуме, который пройдет в Приморье 19-22 мая, а также концепцию продвижения совместного потенциала под единым брендом «Восточное кольцо России», – отметил директор департамента туризма Приморского края Константин Шестаков.

Кроме того, 22 марта в рамках международной выставки «Интурмаркет-2016» прошел IV российско-китайский туристический форум. Департамент туризма Приморского края и Объединение международной интеграции в туризме «Мир без границ» подписали соглашение о сотрудничестве.

По словам Константина Шестакова, это событие позволит объединить усилия по продвижению национального туристского продукта и развитию въездного туризма. «Информационно-туристский центр Приморья получил возможность работать по программе «China Friendly» и сертифицировать предприятия туристской сферы на соответствие ее требованиям. Среди них – предоставление услуг размещения, общественного питания, предприятий торговли, туркомпаний, транспортных средств и сервиса выставочных и бизнес-центров», – отметил руководитель ведомства. Добровольная сертификация позволит повысить качество услуг, уверены эксперты.

Второй Тихоокеанский туристский форум (ТТФ) приобретет всероссийский статус. Оргкомитет форума возглавляет руководитель Ростуризма Олег Сафонов. Деловая программа Второго ТТФ будет включать круглые столы, обучающий семинар для специалистов сферы туризма, а также межрегиональное совещание «Перспективы развития туристско-рекреационной деятельности на территории Дальневосточного и Сибирского федеральных округов».

Развлекательная программа, которую смогут увидеть все жители и гости Приморского края, пройдет на острове Русский в рамках Дня путешественника, который в этом году обещает превзойти все ожидания.

По мнению вице-губернатора Приморья Сергея Нехаева, одна из задач форума – объединить потенциал регионов Дальнего Востока, «Восточного кольца России», для привлечения туристов из европейской части России и азиатских стран. Он подчеркнул, что Приморский край выступает в качестве инфраструктурной площадки, способной стать туристским хабом, аккумулирующим турпотоки и распределяющим их на другие территории Дальнего Востока и России.

Справочно: ассоциация «Мир без границ» – член Всемирной Туристской организации ООН (UNWTO). Более 10 лет Ассоциация успешно координирует взаимодействие бизнеса и органов государственной власти в различных аспектах организации международного туризма, а также реализует собственные проекты в туристской сфере. На сегодняшний день основным географическим направлением деятельности «Мира без границ» является Китай как наиболее перспективный и быстро развивающийся туристский рынок.

Китай. Весь мир. ДФО > Миграция, виза, туризм > tpprf.ru, 24 марта 2016 > № 1697711


Россия. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 23 марта 2016 > № 1697158

Патентная школа Сколково впервые пройдет во Владивостоке

14-15 апреля 2016 года в ДВФУ во Владивостоке состоится первая Дальневосточная Патентная школа Сколково с участием ведущих экспертов ВОИС, Роспатента, ЕАПО, патентных ведомств Японии и Китая.

Центр интеллектуальной собственности «Сколково» ежегодно проводит в Москве Патентную школу Сколково – крупнейшее в России и СНГ мероприятие по вопросам патентования (более 1500 зарегистрировавшихся участников в 2015 г.) Более подробная информация доступна здесь.

Для развития этого направления в Дальневосточном федеральном округе Фонд «Сколково» совместно с Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС), Роспатентом и Евразийским Патентным Ведомством организует 14–15 апреля 2016 г. в Дальневосточном Федеральном Университете (ДВФУ) - ДАЛЬНЕВОСТОЧНУЮ ПАТЕНТНУЮ ШКОЛУ СКОЛКОВО.

Мероприятие направлено на обучение практическим навыкам самостоятельной подготовки и подачи патентных заявок в России и за рубежом, в том числе по процедуре РСТ (Договор о патентной кооперации), оформлению сделок, связанных с коммерциализацией исследований и разработок российских компаний на мировых рынках.

На Дальневосточной Патентной школе Сколково выступят приглашенные эксперты из ВОИС, ЕАПО, патентных ведомств Китая и Японии. Мероприятие откроют президент ЕАПО Тлевлесова Сауле Январбековна, Руководитель проектов в ВОИС Карлос Рой, представитель Японского патентного ведомства Юн Оя и другие. Более подробная информация о мероприятии, программе и спикерах доступна на сайте.

Дата: 14-15 апреля 2016 года

Место проведения: ДВФУ, г. Владивосток, Зал Морской, корпус B (20).

Регистрация открыта до 13 апреля 2016. Участие в мероприятии бесплатное при условии предварительной регистрации на сайте.

Контакты: Дальневосточное представительство Фонда «Сколково» во Владивостоке, [email protected] (тема письма: Дальневосточная Патентная школа)

Россия. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 23 марта 2016 > № 1697158


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 16 марта 2016 > № 1704966 Юлий Иванов

Оформление постарались сделать как можно проще

Юлий ИВАНОВ, И.о. руководителя Управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области

К Россельхознадзору у рыбного бизнеса традиционно много вопросов – от глобальных, связанных с принципами организации контроля, до частных. Сейчас к сфере ветеринарии особый интерес: в профильный закон внесены поправки, которые, как отмечают в самом ведомстве, закладывают «основу для изменения порядка ветеринарной сертификации». Под новый закон выпускают все новые и новые правовые акты. И.о. руководителя Управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области Юлий Иванов побеседовал с корреспондентом Fishnews как раз после круглого стола, на котором говорилось об изменении правовой базы.

НОЧНЫЕ ДЕЖУРСТВА – НУЖНЫ ЛИ ОНИ?

– Юлий Анатольевич, сейчас идут очень важные для рыбаков и вообще для населения минтаевая и сельдевая путины в Охотском море. Как организована работа по оформлению рыбы, которая поступает из районов промысла в зону деятельности теруправления?

– На сегодняшний день, как и в прошлом году, задержек по причинам, связанным с деятельностью управления, нет. Как повелось еще с начала создания теруправления, инспекторы в рыбном порту выходят работать во все без исключения выходные и праздничные дни, а в последние полтора года – и в ночь. Единственное, если говорить о круглосуточных дежурствах, часто случается, что подается заявка на ночное оформление, а продукция не предъявляется к осмотру из-за отсутствия представителей владельцев рыбопродукции либо транспортных компаний. В связи с предстоящим сокращением, в дальнейшем нам будет тяжело замещать такие «холостые» дежурства. Ведь за этим следует предусмотренные законодательством и положенные инспектуру несколько дней отдыха, нужно корректировать график дежурств, в результате мы выходим за пределы лимита доведенных бюджетных средств. Поэтому, конечно, хочется, чтобы хозяйствующие субъекты серьезнее относились к своим обращениям.

– Вопрос эффективности круглосуточных дежурств поднимался на круглом столе в феврале, есть улучшения?

– Вопрос об улучшении или ухудшении не стоит. Наши сотрудники работают в режиме, указанном выше. Между тем, учитывая статистику оформления рыбопродукции в ночное время, мы предложили работать не в круглосуточном режиме, а например, до 12 часов ночи либо выходить рано утром. Допустим, в семь – восемь часов утра. Таким образом, для нас оптимальней корректировать рабочее время, а для рыбопромышленников – комфортные условия для оформления.

– Как было отмечено на круглом столе, во время ночной смены партии рыбной продукции досматриваются, но за получением ветеринарных сопроводительных документов никто не обращается.

–И процесс оформления, таким образом, не доводится до конца, не завершен, так как ветдокументы, необходимые для отправки рыбной продукции потребителям в другие российские регионы, не оформляются. За их оформлением обычно приходят в дневное время. Причем здесь нужно отметить очень низкий уровень предъявления владельцами продукции для физического контроля в ночное время. Так, за весь январь ночью инспекторы досмотрели всего 350 тонн, тогда как только в рыбном порту Владивостока за день выгружается порядка 800 – 900 тонн рыбопродукции.

– Не достигаются цели, которые ставились изначально.

– Да. Мы выходим для того, чтобы не простаивали суда, подвижной состав, машины. В основном, конечно, это важно в разгар рыбопромысловых путин – лососевой, сельдевой, минтаевой и т. д. Мы четко понимаем экономическую составляющую. Сейчас в Приморье подхвачена инициатива Сахалина, и губернатор Приморского края очень серьезно ставит вопрос о доступной, дешевой рыбе. Если не пойти навстречу бизнесу, будут простаивать суда, железнодорожные составы, грузовой автотранспорт, а это приведет к увеличению издержек и, соответственно, себестоимости рыбопродукции, что ударит по карману потребителей.

– С началом лососевой путины круглосуточные дежурства, скорее всего, возобновятся на постоянной основе или это еще будет обсуждаться?

– Будем смотреть, как пойдет путина. Возникнет необходимость – конечно, мы изыщем резервы и возобновим практику постоянных ночных дежурств. На самом деле нужно еще не забывать, что 12 октября вступил в силу федеральный закон от 13 июля 2015 года № 212 «О свободном порте Владивосток». Предусматривается, что многие пункты пропуска будут работать в круглосуточном режиме. В настоящее время продолжают разрабатываться подзаконные акты, которые дадут разъяснения по многим вопросам, и можно будет говорить о свободном порте более предметно.

– Вы упомянули об урезании штата сотрудников – это в рамках общего сокращения числа госслужащих?

– Да, в соответствии с постановлением Правительства. По всему Россельхознадзору идут сокращения. Это коснется всех. Мы, конечно, постарались оптимизировать службу: провели совмещение ряда отделов, за счет сокращения управленческого аппарата стремились максимально сохранить инспекторский состав, ведь эти люди работают «на земле».

Какие перемены?

– Много лет предприниматели ставили вопрос о том, чтобы был четкий список документов, необходимых для ветеринарного оформления рыбопродукции. В феврале 2015 года на сайте управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области перечень появился. По-прежнему ли есть этот список? И какие вообще по документам возникают вопросы?

– Перечень необходимых документов был оптимизирован максимально, все размещено на сайте управления, оформление постарались сделать в рамках действующего законодательства как можно проще. В частности, рыбопродукция, поступающая в порты Приморского края из Сахалинской области, оформляется в ветеринарном отношении с учетом того, что эти два региона обслуживаются в рамках одного территориального управления.

– В прошлом году также вступил в силу административный регламент по ветконтролю в пунктах пропуска через границу. Работает ли этот документ, насколько он был важен?

– Недавно у нас с добытчиками и переработчиками было совещание, на котором давались разъяснения по этому регламенту, утвержденному приказом Минсельхоза и Федеральной таможенной службы от 6 ноября 2014 года № 393/2154. Это наш совместный с таможней регламент. Конечно, мы его используем в работе, потому что он напрямую привязан к решению Таможенного союза от 18 июня 2010 года № 317 («О применении ветеринарно-санитарных мер в таможенном союзе» – прим. корр.). Этот документ очень важен для нас, так как строго регламентирует действия сотрудников управления, в том числе по оформлению рыбопродукции.

– Много было всегда нареканий к Россельхознадзору. Жаловались рыбопромышленники, в частности, очень сильно в Сахалинской области. Вы в должности руководителя теруправления сравнительно недавно – как сейчас ситуацию оцениваете? Много ли претензий?

– На Сахалине последний круглый стол по водным биоресурсам мы проводили перед Новым годом. Мероприятие прошло конструктивно, в предпраздничном настроении, хотя, к сожалению, лососевая путина - 2015 на Сахалине, мягко говоря, была скудной. Также обсуждали работу в круглосуточном режиме – в этом регионе своя специфика. Вопросы носили рабочий характер.

Сейчас для Сахалина очень важная тема – соблюдение температурного режима при транспортировке рыбопродукции. Совещание по этой проблеме мы проводили в конце января. Невода и рыбоперерабатывающие мощности расположены далеко от морских портов, состояние дорог не всегда отвечает нормам – логистика непростая. Отсутствует техника, позволяющая поддерживать необходимый температурный режим. В основном ВБР везут перекупщики, которые всячески оптимизируют затраты на условиях логистики за счет несоблюдения условий хранения, перевозки и т.д., обеспечивающих качество продукции. А в результате производитель, выпустивший качественную продукцию, теряет лицо перед конечным потребителем. Морской продукт поступает в европейскую часть страны в «неаппетитном» виде. Можно было бы просто предупредить, а летом начать наказывать, но мы пошли по другому пути. Мы собрали перевозчиков, производителей, пригласили представителей администрации Сахалинской области. Выяснили, что, оказывается, морской паром, который доставляет продукцию в Хабаровский край, технически не оборудован для поддержания температурного режима, а он идет 18 часов, при штормах – дольше. Обсудили проблемы логистики от производителей до портов. 15 марта мы инициируем совещание на Сахалине по этим проблемам, хочется видеть динамику решений и практических действий.

– В Приморье, я так понимаю, вопросы соблюдения температурного режима тоже актуальны?

– Да, специфика Владивостока такова, что у нас очень много железнодорожных тупиков, с которых отправляется рыбопродукция потребителям в западные российские регионы, причем эти тупики частные. Возможно, для сокращения расходов собственники товара предпочитают грузиться не в порту, а в тупиках, - рыба идет на автотранспорт, который доставляет ее до тупика, а затем – в рефсостав. В результате идет двойной перегруз. Кроме того, рефрижераторные секции в порту убирают быстро, а в тупиках подвижной состав может находиться днями. Эти обстоятельства, по нашему мнению, приводят к нарушению температуры в теле рыбы, что в свою очередь негативно отражается на качестве рыбопродукции и может привести к нежелательным, вредным последствиям.

– Хотелось бы также задать вопрос по лабораторным исследованиям. Было много претензий, что исследования тотальные. Предприниматели жаловались и на лаборатории. Озвучивались вопросы, почему исследования должны проводиться только в лабораториях, подведомственных Россельхознадзору. Чего ждать сейчас, в связи с выходом нового приказа Минсельхоза?

– Вы сами присутствовали на круглом столе 3 марта и слышали: вопросов по лабораторным исследованиям не было. Ветеринарные сопроводительные документы выдаются на основании ветеринарно-санитарной экспертизы, лабораторные исследования предусматриваются как необязательная часть этой экспертизы. Они проводятся не всегда, в исключительных случаях. Эти случаи строго регламентированы действующим законодательством, в частности упомянутым вами приказом Минсельхоза от 14 декабря 2015 года № 634. Кроме того, вопросы от рыбопромышленников не возникли потому, что они хорошо знают: вся ветеринарно-санитарная экспертиза, включающая паразитологию и органолептику, осуществляется ветеринарными службами субъекта Федерации, в нашем случае Приморского края и Сахалинской области. На основании этих исследований они выдают ветеринарно-сопроводительные документы – формы 2, формы 4, необходимые для транспортировки рыбных партий потребителям в другие российские регионы.

В исключительной компетенции органов Россельхознадзора находится экспорт продукции водного промысла. Однако здесь лабораторные исследования делаются в соответствии с обязательными требованиями стран-импортеров, - это Республика Корея, Китай, страны Евросоюза и т. д. Хочу отметить, что, в частности, Япония не выставляет такие требования. Соответственно, при оформлении рыбопродукции в эту страну лабораторные исследования не проводятся.

– Насколько я поняла, приказ по ветеринарно-санитарной экспертизе базовый, но если у инспектора возникают основания, он отправляет рыбу на исследования, руководствуясь приказом Минсельхоза от 14 декабря 2015 года № 634?

– Приказом Минсельхоза от 13 октября 2008 года № 462 утверждены Правила ветеринарно-санитарной экспертизы морских рыб и икры. Из этого нормативного правового акта следует, что ветеринарные сопроводительные документы выдаются на партию рыбы и икры по результатам ветеринарно-санитарной экспертизы, если при ее проведении у специалиста Госветслужбы не возникли сомнения в безопасности рыбопродукции. И только если такое сомнение возникло, проводятся лабораторные исследования. По этой причине мы называем приказ № 462 «базовым». Между тем в новом приказе (от 14 декабря 2015 года № 634 – прим. корр.) абсолютно четко даны перечень оснований для лабораторных исследований (в том числе при проведении ветеринарно-санитарной экспертизы), процедура назначения и сроки. То есть со вступлением этого приказа в законную силу (с 11 марта – прим. корр.) все очень жестко будет регламентировано. Это не позволит специалисту (инспектору) вольно трактовать понятие – «возникновение сомнения в безопасности рыбы или икры». Если инспектор по каким-то причинам решил сделать лабораторные исследования, тем более дополнительные, он должен четко изложить основания в письменном решении. И необходимо, чтобы они соответствовали приказу № 634.

– В октябре было заседание президиума Госсовета по вопросам рыбной отрасли. Затрагивалась и тема ветеринарного оформления. По итогам президент Владимир Путин поручил обеспечить внесение в законодательство поправок, предусматривающих осуществление ветеринарного надзора исключительно в районах добычи водных биоресурсов. Как вы можете прокомментировать такое решение?

– Вы знаете, на самом деле все абсолютно верно. Даже в новом приказе, о котором мы говорили, первое основание для лабораторных исследований – «эпизоотическое или ветеринарно-санитарное неблагополучие районов добычи (вылова), установленное в результате мониторинга эпизоотического состояния районов добычи (вылова) водных биоресурсов». Это то, о чем по нашему мнению, говорил президент, с чего мы должны начинать. Полагаю, что будет разработан четкий порядок, обеспечивающий мониторинг эпизоотического состояния районов добычи ВБР, который даст полную и достоверную информацию, необходимую для подтверждения безопасности и оформления рыбопродукции.

– Я так понимаю, что еще нет регламентирующего документа, который предусмотрен в законе?

– Да, поручение дано, значит, Минсельхоз отработает данную ситуацию. Олег Кожемяко (губернатор Сахалинской области, руководитель рабочей группы по подготовке к заседанию президиума Госсовета – прим. корр.) абсолютно правильно указал, что изначально очень редко, когда выловленная рыба бывает вредной. Для чего нужен мониторинг? Чтобы было понятно: место, где добыты водные биоресурсы, благополучно.

Что с полномочиями?

– И в заключение вопрос по поводу проекта постановления Правительства о полномочиях в сфере исполнения техрегламентов. Документ вызвал негативную реакцию в бизнес-сообществе. На круглом столе 3 марта представители теруправления заявили, что проект направлен на то, чтобы разделить функции Россельхознадзора и Роспотребнадзора, Что полномочия не расширяются, исключается дублирование функций. Но существует постановление Правительства РФ от 14 декабря 2009 года № 1009 – разве проект не вступает с ним в противоречие?

– В противоречие не входит по следующим причинам. Постановление Правительства № 1009 устанавливает, что нормативно-правовое регулирование в Российской Федерации в сфере контроля за качеством и безопасностью пищевых продуктов и организация такого контроля осуществляются Министерством здравоохранения и Роспотребнодзором с одной стороны и Министерством сельского хозяйства и Россельхознадзором в части указанных полномочий. Как видим, здесь речь идет о нормативно-правовом регулировании, т.е. принятии обязательных для исполнения документов, а не осуществлении контрольных и надзорных функций в поднадзорной сфере. С 2010 года Российская Федерация является членом Таможенного союза. Все изменения, указанные в проекте постановления Правительства, вносятся именно в технические регламенты Таможенного союза, чтобы исключить дублирование и разграничение полномочий по осуществлению контроля (надзора) исходя из вида продукции. Невозможно проводить параллели между этими двумя документами, так как в первом случае речь идет о нормативно-правовом регулировании, а во втором – об осуществлении непосредственно контроля (надзора).

Кроме того, у нас к постановлению № 1009 есть еще ряд постановлений, которые как раз перечислены в проекте. Например, за номером 468. На самом деле что дает этот проект? Он исключает дублирование функций. Давайте обратимся к повседневному опыту. Допустим, человек приобрел продукцию в магазине и хочет узнать, как она дошла «от поля до прилавка». Как проще это сделать? Когда контроль за прохождением продукта будет осуществлять один орган или три?

– Безусловно, один.

– Логично, да. Проект направлен именно на это. Отмечу, что мы говорим сейчас именно о продуктах животного происхождения – не только о рыбе, но и о мясе, молоке.

– Но, насколько я понимаю, у Роспотребнадзора своя точка зрения. Я захожу на сайт этого ведомства и регулярно вижу отчеты: проверили магазин, забраковали столько-то рыбы, столько-то мяса и т.д. В сознании человека просто какая-то путаница возникает: где Россельхознадзора, где Роспотребнадзор.

– Абсолютно верно.

– Зачем столько органов? Получается, что каждый хочет себе полномочия.

– Вот этот проект постановления Правительства как раз и убирает дублирование функций.

– То есть ваша позиция в том, что этот проект постановления направлен на устранение дублирования полномочий, нечетких моментов в регулировании?

– Мы будет исполнять то постановление Правительства, которое будет принято. На самом деле рыбаки чего опасаются? Того, что с принятием этого постановления, возможно, начнутся тотальные лабораторные исследования рыбопродукции, в частности из-за нарушений маркировки. Но ведь у нас есть четкий регламент по маркировке – там все написано. Кроме того, как мы говорили выше, приказ Минсельхоза № 634 установил исчерпывающий перечень случаев, при которых возможны назначения лабораторных исследований рыбопродукции. Что касается контроля за соблюдением требований технических регламентов Таможенного союза по пищевой продукции и ее маркировке, то, полагаю, что для добропорядочного производителя, не имеет значение кто будет контролировать – Роспотребнадзор или Россельхознадзор.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 16 марта 2016 > № 1704966 Юлий Иванов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 14 марта 2016 > № 1687453 Вадим Заусаев

Существующий потенциал Хабаровска и края в целом может остаться нереализованным, несмотря на свою полную жизнеспособность. Сформированные краевые программы, а также стратегический план развития города в обязательном порядке должны быть подкреплены инвестиционными вливаниями, сообщил корр. ИА AmurMedia директор Дальневосточного НИИ рынка, доктор экономических наук, профессор Вадим Заусаев.

— Говоря об инвестиционном климате Хабаровского края, необходимо отметить, что краевое правительство делает очень мощные и, на мой взгляд, очень правильные движения в направлении реализации возможностей нашей региона. Это, конечно, ТОСЭРы и Комсомольска, и Хабаровска. Причем, здесь нужно говорить не просто о ТОСЭРах как таковых, но и о программе развития города Комсомольска-на-Амуре. Эту программу можно, безусловно, назвать прорывом краевого правительства, — пояснил профессор Заусаев.

Однако, как рассказал ученый, реализация большинство таких "прорывных" программ на данный момент приостановлена из-за нехватки средств. Одной программе не хватает государственной поддержки, выполнение другой программы нереально без обеспечения ее государственными заказами. В настоящее время, как шутят многие хабаровчане, "в ТОСЭРах созрели пока только огурцы". Но по словам ученого, для интенсивного развития и краю, и городу нужны серьезные денежные "вливания".

— Очень часто губернатор Хабаровского края встречается с потенциальными инвесторами не только России, но и зарубежными. Недавно встречи состоялись в Японии и в Таиланде. Кстати, в Таиланде переговоры были очень результативными – рассматривается проект строительства завода по переработке сахарного тростника, — сообщил дальневосточный ученый.

По мнению ученого, Хабаровский край имеет неоспоримые преимущества для своего стремительного развития перед другими регионами Дальнего Востока. И одно из них – это очень удобное и выгодное месторасположение, которое экономист назвал уникальным.

— Наш край достаточно удобно расположен — на юге ДФО, у него есть выход в Азиатско-Тихоокеанский регион через порты Ванино и Советской Гавани. Мы имеем и транзитные пути, это и ТранСиб, и БАМ, — пояснил Вадим Заусаев.

Между тем, имея довольно разнообразный потенциал и преимущества для развития, край и город рискуют не только потерять возможность для его реализации, но и утратить свой, пусть и неофициальный, статус столицы Дальнего Востока, уступив его своему вечному "другу-сопернику" Владивостоку.

— Когда разрабатывался стратегический план развития г. Хабаровска, мы наш город позиционировали как административно-политический центр Дальнего Востока. В Хабаровске были и Центробанк, и Ассоциация "Дальний восток и Забайкалье", и полномочное представительство Президента РФ, и министерство по развитию Дальнего Востока размещалось в городе. Они, сейчас, конечно, еще находятся здесь, но все же начинают понемногу перетекать во Владивосток, — пояснил свои аргументы директор НИИ.

Если в прошлые годы претензии приморского соседа на "столичное лидерство" вызывали лишь снисходительную усмешку, то, по словам ученого, за последние 10 лет положение дел меняется, и совсем не в пользу Хабаровска.

— Вообще, Владивосток всегда имел и сейчас имеет некоторые преимущества перед Хабаровском в административно-командной деятельности. И если раньше эти преимущества были потенциальными, то после того, как туда переместились банки, а сейчас туда перебирается и Ассоциация Дальнего Востока и Забайкалья, Владивосток становится уже очень серьезным конкурентом, причем, не потенциальным, а вполне реальным. Опять же, там прошел АТЭС, построили инфраструктуру на острове Русский, транспортная инфраструктура – мосты, дороги – отстроена замечательно. Все это говорит о том, что Владивосток, действительно, становится тихоокеанской столицей России. Поэтому Хабаровску необходимо не просто сохранять, но и наращивать тот административно-политический потенциал, который был раньше, — поделился мнением Вадим Заусаев.

Для реализации своих экономических и административных возможностей Хабаровску требуются решительные действия, которые, безусловно, принесут свои плоды. Но при этом, предупреждает Вадим Заусаев, решительные действия потребуют довольно внушительных вложений.

— Нужны правильные, грамотные, выверенные идеи в этом направлении. Это, конечно же, сохранение здесь крупных компаний, привлечение в город других крупных компаний, как российских, так и иностранных. Стоит говорить об усилении и логистической роли Хабаровска, и об усилении туристической роли, а здесь надо, конечно, остров Большой Уссурийский не просто поднимать и развивать, а превращать его в политическую Мекку. А это большие деньги и длительные сроки, — подчеркнул ученый.

По мнению Вадима Заусаева, одним из обязательных условий улучшения инвестиционного климата, как городского, так и краевого, является увеличение, или хотя бы стабилизация, численности его населения.

— Хабаровск сегодня, к сожалению, у россиян-дальневосточников позиционируется как очень дорогой город, даже по сравнению с Москвой. И это, конечно, сказывается отрицательно, в том числе, и на инвестиционном климате Хабаровска. Раньше город был привлекателен для жителей северных районов ДФО, люди перебирались сюда из Магадана, с Камчатки, с Сахалина, отправляли сюда на учебу детей, покупая им квартиры. А после приезжали на постоянное место жительство и сами, — рассказал ученый-экономист.

Теперь же, как выразился Вадим Заусаев, Хабаровск все больше напоминает некий перевалочный пункт между севером и югом.

— Люди приезжают, пару-тройку лет живут здесь, а потом уезжают в западные либо южные регионы, например, в Краснодар. Необходимо прекратить этот отток населения, а для этого нужно сделать город неоспоримо привлекательным для проживания — с недорогими продуктами питания, доступным жильем, развитыми районами. Но для этого нужно, чтобы у инвесторов не просто возникло желание вложить средства в наш город. Самое главное, чтобы у них была уверенность в стабильных условиях, которые ему создаст город для реализации своего проекта, — заключил Вадим Заусаев.

Между тем, инвестиционному климату Хабаровского края и краевой столицы нанесен весомый урон. Почти 30 инвесторов, уже вложивших в строительство МТЦ "Счастье" более одного миллиарда рублей, понесли серьезные убытки. Из-за "разборок" краевого УФСИН с городской администрацией, а также из-за отсутствия реакции на эти события краевых и федеральных властей, инвестиционная привлекательность как города, так и региона в целом, стала весьма сомнительной. Возникает мнение, если местные инвесторы становятся заложниками неразберихи в государственных органах, то о каком развитии региона может идти речь? Поэтому в настоящее время инвестиционный климат в Хабаровске и крае назвать стабильным можно лишь с большим трудом. После таких событий значимые инвесторы вряд ли будут вкладывать свои средства в развитие города и края, т.к. даже не нарушив закон, они могут потерять средства, вложенные в экономику Хабаровского края.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 14 марта 2016 > № 1687453 Вадим Заусаев


Россия. ДФО > Транспорт > forbes.ru, 29 февраля 2016 > № 1669508

Олигарх в Бестяхе: почему не все государственные деньги доходят до подрядчиков

Мария Абакумова

редактор Forbes

Ирина Грузинова

корреспондент Forbes

В январе российских футбольных болельщиков взбудоражила очередная новость про строительство стадиона «Зенита» на Крестовском острове. Злополучный стадион, сроки сдачи которого переносились уже пять раз, а стоимость выросла с 6,7 млрд до 35 млрд рублей, не будет сдан в срок, и мэрия Санкт-Петербурга до июня приостанавливает контракт с застройщиком — «Инжтрансстроем-СПб», дочерней компанией «Трансстроя». «Советский спорт» провел на своем сайте голосование по вопросам о перспективах стадиона, больше всего сторонников набрала версия «этот стадион не будет построен никогда».

Позже выяснилось, что генподрядчик просил увеличить смету на 2016 год на 435 млн рублей с учетом скачка курса доллара, а Смольный, который уже почти 10 лет финансирует арену, напомнил «Инжтрансстрою-СПб», что компания не освоила 3 млрд из финансирования прошлого года и не заключила договоры с субподрядчиками на работы 2016 года. Следом министр спорта Виталий Мутко заявил, что в марте будет «точка невозврата» — нужно будет решать, успеют стадион достроить в срок, то есть к Кубку конфедераций — 2017, или нет (в 2018 году стадион должен принять чемпионат мира). Позже администрация Санкт-Петербурга и «Трансстрой» выступили с умиротворяющим заявлением: контракт будет продлен до июня, все будет построено в срок, перенос одной части работ на более позднее время обусловлен климатом, а объект готов на 82%.

Чей «Трансстрой»?

В декабре 2014 года «Интерфакс» сообщил, что Олег Дерипаска продал свою долю в «Трансстрое» бизнесмену Егору Андрееву. «Олег Дерипаска полностью вышел из капитала «Трансстроя». Сделка была закрыта в конце 2014 года», — подтвердили Forbes в пресс-службе «Базэла». Однако косвенные признаки дают повод думать, что продал миллиардер не все: еще в мае 2015 года на сайтах Headhunter в подразделе «Базэл» размещались вакансии «Трансстроя»

По данным кипрского реестра юридических лиц, на 1 января 2016 года Basic Element и лично Олегу Дерипаске принадлежали 27,8% и 10,5% в компании Callway, совладельце кипрской Transstroy Holdings

Президент Якутии Егор Борисов в мае рассказал журналистам, что обсуждал с министром строительства Соколовым, «оставлять Дерипаску на строительстве» Амуро-Якутской магистрали или менять генподрядчика

После того как в январе возникла угроза нового срыва сроков строительства «Зенит Арены», на совещание к курирующему стройку вице-губернатору Санкт-Петербурга Игорю Албину Егор Андреев и Олег Дерипаска приезжали вместе.

С 2007 года «Трансстрой» принадлежал структурам Олега Дерипаски, однако в 2014 году он продал долю в компании своему однокурснику и другу Егору Андрееву. На рынке, правда, этому не верят: некоторые подрядчики уверены, что «Трансстрой» по-прежнему управляется Дерипаской.

Несмотря на огромное количество претензий к «Трансстрою», Смольный не может себе позволить сейчас менять генподрядчика, потому что это задержит стройку минимум на год. Расстаться с компанией Олега Дерипаски уже пытались в 2013 году, однако новый конкурс выиграла структура того же «Трансстроя». У строительной компании тоже накопилось немало претензий к заказчику: например, переделывать проект раздвижной крыши архитекторы стали уже после того, как субподрядчики «Мостоотряд-19» изготовили, смонтировали и забетонировали существенную часть металлоконструкций. Позже их пришлось демонтировать. «Мостоотряд-19» сейчас в предбанкротном состоянии.

В рейтинге господрядов Forbes привык оперировать контрактами в десятки и сотни миллиардов рублей. Однако за каждой стройкой века крупного получателя госконтрактов прячутся десятки маленьких строек, на которых трудятся небольшие, малозаметные компании. Если для гиганта вроде «Трансстроя» задержка ввода в эксплуатацию аэродрома или новой дороги — лишь эпизод в череде таких же, то для субподрядчиков это может означать полный крах всего бизнеса.

По вечной мерзлоте

В ноябре 2011 года президент России Дмитрий Медведев прилетел в якутский поселок Нижний Бестях (3600 жителей). Его сопровождали президент Якутии Егор Борисов, министр транспорта Игорь Левитин, полпред в ДВФО Виктор Ишаев, глава РЖД Владимир Якунин и другие влиятельные чиновники. Звездный десант высадился в окруженном тайгой поселке на правом берегу Лены, чтобы присутствовать при стыке «золотого звена» Амурско-Якутской железнодорожной магистрали. На левом берегу Лены в 30 км от новой станции находится Якутск. Центральную Якутию соединили с БАМом и Транссибом.

Настроение у всех было приподнятое. Генподрядчик строительства «Инжиниринговая корпорация «Трансстрой» Олега Дерипаски обещал подготовить все к запуску движения на новой дороге в 2013 году. Федеральное правительство и Якутия выделили на строительство ветки Томмот —Якутск — Нижний Бестях 34 млрд рублей, заказчиком-застройщиком стал Росжелдор и его ФГУП «Единая служба заказчика». «Трансстрой» привлекал на субподряд местных строителей, и те охотно откликались. «Гарантированных два-три года работы, заказы под полмиллиарда рублей — для моей организации это был хороший, выгодный контракт, — рассказывает Василий Фоменко, владелец компании «Монтажспецстрой», которая вела работы на железнодорожной станции. — И почетный: в республику приходит железная дорога».

Поддержка высших лиц государства не помогла. Два года спустя движение не запустили: был готов только вокзал в Нижнем Бестяхе.

Просторное светлое здание с башенками способно принимать до 100 человек в час. Дорогу ввели во временную эксплуатацию в 2014 году, но пассажирские поезда по ней пока не идут и когда смогут идти, непонятно. Строительство моста через Лену было отложено из-за сокращения государственных расходов, так что лишенный связи с Якутском и окруженный тайгой Нижний Бестях, в который упирается и в котором заканчивается железнодорожное полотно, производит невеселое впечатление.

«Монтажспецстрой» и более 20 субподрядчиков находятся в стадии банкротства. «Я банкрот, — грустно говорит Фоменко. — Взял на себя кредит, чтобы расплатиться с людьми, но пока получилось не со всеми». Обанкрочена «дочка» «Трансстроя», которая занималась строительством пускового комплекса Томмот — Якутск (Нижний Бестях), ООО «Корпорация Трансстрой-Восток» (КТВ). Почему железная дорога завела в тупик?

Шаг первый: завлечение

Прежде чем основать «Монтажспецстрой», Василий Фоменко много лет проработал капитаном и штурманом Ленского речного пароходства, 10 лет работал в золотодобывающей артели, а в конце 1990-х занялся строительством и реконструкцией. Он был гендиректором компании «Авторемстрой», которая реконструировала несколько нефтебаз и тепловые сети в Якутске. В 2007 году Фоменко основал собственную компанию «Монтажспецстрой», оборот которой в 2011 году превысил 90 млн рублей.

В 2011 году «Монтажспецстрой» стал субподрядчиком «Корпорации Трансстрой-Восток»: компания Фоменко заключила с КТВ два договора на общую сумму 416 млн рублей. «Монтажспецстрой» вел девять объектов, включая строительство эксплуатационно-ремонтного корпуса.

С самого начала в этих контрактах были странности. Во-первых, в соответствии с контрактом субподрядчик должен был доплачивать КТВ, которая предоставляла ему услуги генподряда, 15% от стоимости работ, причем в течение трех банковских дней после выставления счета. Что это значит? КТВ брала на себя обязанность управлять стройкой целиком, организовывать электроснабжение и благоустройство площадки, вести дела с контролирующими органами и заказчиком, а субподрядчики должны были ей за это возвращать 15%. Ничего противозаконного в этом нет, но генеральным подрядчиком на объекте была «Инжиниринговая корпорация Трансстрой», а КТВ — только «головной исполнитель», работающий на субподряде. При этом обустраивали площадку, строили общежития, налаживали электроснабжение и покупали силовую подстанцию сами субподрядчики, утверждает Фоменко. Однако норму 15% включили в контракт, который они согласились подписать.

Еще одна странность: другой пункт договора разрешал КТВ удерживать до 20% оплаты работ ежемесячно ради так называемой апробации. Эта норма предполагает, что генподрядчик сначала испытает после пусконаладки качество работы строителя и только потом доплатит ему пятую часть контракта. Но в случае с КТВ все было иначе, объясняет Василий Фоменко: «урезание» производилось на этапе физической приемки работ, то есть в форму КС-2 записывалось на 20% меньше работ, чем было сделано. Условно, если за месяц пробурили и установили 1000 свай, фиксировалось только 800. Окончательный расчет, судя по договору, должен был производиться только после ввода объекта в эксплуатацию, который был назначен на 2013 год. Однако этого не произошло до сих пор.

То есть из всей суммы контракта субподрядчик получал только 65%. Почему строители соглашались на эти условия? «Нам сказали: вы начинайте работать, а дальше мы контракт подправим», — говорит Василий Фоменко.

Кроме того, немалую роль сыграл лично генеральный директор КТВ Александр Дудников.

Дудников строил Амуро-Якутскую железнодорожную магистраль с 1991 года, сначала в компании «Тындатрансстрой», а с 1997 года возглавлял «дочку» «Трансстроя» компанию «Сахатрансстрой». Под его руководством железная дорога в 1992 году дошла до якутского города Алдан — это была крайняя точка Амуро-Якутской магистрали. Дудников был вторым секретарем алданского райкома партии, сегодня он депутат Ил Тумэна (законодательного собрания республики) и кавалер ордена «Полярная звезда». «Он психолог, умеет разговаривать с людьми и руководить», — вспоминает Фоменко.

Его компания получила аванс и закупила технику. Штат увеличился с 30 до 100 сотрудников.

Шаг второй: удержание

Дальше версии участников событий расходятся. По данным представителя «Трансстроя», который передал письменные ответы на вопросы Forbes, «Монтажспецстрой» с самого начала срывал сроки и допускал серьезный брак. Весь 2012 год компания якобы шла с отставанием и находилась «в неотработанном авансе» на 40 млн рублей. В марте 2013 года, продолжает представитель «Трансстроя», Фоменко без предупреждения остановил работы, и, так как менять субподрядчика долго и дорого, КТВ была вынуждена «провести оздоровительные финансовые мероприятия» на 41 млн рублей «под обещания Фоменко развернуть работы в полном объеме». Однако в апреле руководитель «Монтажспецстроя» якобы потребовал подписать фиктивный объем работ и, получив отказ, «не вышел на объект, бросив своих рабочих, что привело к массовым забастовкам сотрудников компании и срыву сроков проекта». В результате, резюмирует «Трансстрой», из-за обмана Фоменко КТВ получила прямой убыток 41 млн рублей, задержку сроков, незавершенные работы и брак.

«К нашим девяти объектам ни одного замечания от проверяющих не было», — возражает владелец «Монтажспецстроя» и излагает свою версию событий: с 2012 года КТВ стала платить очень мало и с задержками. «Были пленарные совещания со всеми подрядчиками, так мне первому слово давали, — вспоминает Фоменко. — Ну давай, Василь Борисыч, вставай, ты все равно за всех больше всех скажешь и прямо. Ну я вставал и говорил от лица всех работающих подрядчиков. Проблемы были одни и те же. Уговаривали меня: Василий Борисыч, не уходи, мы решим твои вопросы».

Фоменко показывает протоколы таких планерок. Из документов видно, что к весне 2013 года сотрудники «Монтажспецстроя» и некоторых других компаний зачастую «простаивают в ожидании финансирования и материалов». Компания стала задерживать выплаты своим контрагентам и в результате получила иски о взыскании денежных средств от компании, которая работала на бурении свай, от поставщика ЖБИ и так далее.

Россия. ДФО > Транспорт > forbes.ru, 29 февраля 2016 > № 1669508


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 25 февраля 2016 > № 1666105 Алексей Вертягин

Алексей Вертягин: 'Освоение — не самый лучший способ оценки статуса проекта'

Ирина Мокроусова

редактор Forbes

В 2015 году «Газпром» подписал контракт с дочерней структурой «Сибура» — институтом «НИПИгаз» — договор на строительство Амурского ГПЗ. Это один из объектов, который нужно построить для запуска газопровода «Сила Сибири», по которому монополия будет поставлять газ в Китай. Сумма договора составила 790,6 млрд рублей — крупнейший заказ, по данным сайта госзакупок. Поэтому Forbes включил основных владельцев «Сибура» — Леонида Михельсона и Кирилла Шамалова — в рейтинг «Короли госзаказа», а также добавил долю в этом контракте Геннадию Тимченко. На каких условиях «НИПИгаз» подписал этот договор с «Газпромом» и как идет строительство Амурского ГПЗ, в интервью Forbes рассказал гендиректор института Алексей Вертягин.

— Как на базе проектного института «НИПИгаз» возник инжиниринговый центр и какую роль в этом сыграл «Сибур»?

— «НИПИгаз» как проектный институт был создан около 45 лет назад и спроектировал 95% всех мощностей в стране по переработке попутного нефтяного газа, в том числе в партнерстве с международными компаниями, например, Fluor, CB&I. Сегодня эти заводы принадлежат «Газпрому», «Башнефти», «Сибуру», «Лукойлу», «Сургутнефтегазу» и другим компаниям. В последние годы «НИПИгаз» принимал или принимает участие в ключевых для данного сегмента проектах: сжижение газа на Сахалине, Ямал-СПГ, реконструкция Астраханского ГПЗ, строительство Афипского НПЗ.

Параллельно в 2006-2007 годах «Сибур» приступил к реализации масштабной инвестпрограммы, вложив за эти годы в строительство и модернизацию более $10 млрд. И «НИПИгаз» активно привлекался компанией на различные работы, постепенно расширяя компетенции. В то время я возглавлял в СИБУРе блок капитальных вложений.

При реализации первых проектов в «Сибуре» поняли, что функции заказчика и управления проектом — это разные вещи. Было принято решение целенаправленно наращивать компетенцию самостоятельного управления проектами, стали готовить людей к тому, что в случае отклонения от графика они могли подхватить управление: как в поставках — проконтролировать все этапы производства и логистики, так и в строительстве — от проведения тендеров до управления субподрядчиками.

Группа наших специалистов в партнерстве с Fluor на примере одного из инвестпроектов освоила соответствующие компетенции, адаптировала зарубежную систему к российским условиям, в том числе в части технического регулирования. Впоследствии по аналогичной схеме мы обучили следующие группы. Таким образом, за последние 8 лет СИБУР сформировал, воспитал пул проектных специалистов по таким дисциплинам как управление проектированием, управление материально-техническим снабжением и логистикой, управление строительством, project контроль. Этот пул специалистов насчитывал более 1500 человек и управлял реализацией знаковых для «Сибура» проектов: «Тобольск-Полимер», «РусВинил», терминал в Усть-Луге и многих других.

«Сибур» действительно много строил, поэтому прошедшие обучение специалисты на практике развили полученные профессиональные навыки. В инвестиционном портфеле было одновременно 34 объекта на разных стадиях реализации по всей стране. Но управление проектом — это не только стройка, это планирование, своевременное и качественное проектирование, оптимизация технических решений, которые влияют на размер капитальных затрат, управление графиком, своевременное выявление рисков, разработка плана мероприятий для возвращения в график, управление МТО и поставками (от заказа до шеф-монтажа) — вот такая длинная цепочка. Мы серьезно развивались, и нас заметили на рынке.

— И «НИПИгаз» участвовал в этих проектах?

— Да, «НИПИгаз» участвовал на всех этапах в разных ролях. А после завершения инвестиционного цикла «Сибур» решил на базе «НИПИгаза» создать полноценный центр по проектированию, инжинирингу и управлению строительством. Туда перешли многие специалисты из блока капитальных вложений и МТО «Сибура».

— Как вы получили заказ на Амурский ГПЗ?

— После того, как «Газпром» принял решение о реализации проекта строительства Амурского ГПЗ, начался процесс проектирования — выбор технологии, конфигурации завода, разработка проектной документации. На данные работы «Газпром» привлек более 30 российских организаций и проектных институтов.

Мы владеем более чем 40-летней экспертизой в газопереработке, газоразделении и газоочистке, включая опыт реализации крупных площадочных объектов, существенно отличающихся от линейных трубопроводных объектов. Можем оперативно мобилизовать готовую команду. Это могло сыграть существенную роль при принятии решения. Но за подробным ответом лучше обратиться в «Газпром».

— То есть, получается, проводить тендер или конкурс было бессмысленно?

— Нет, это не так. Конкурентные процедуры будут проводиться и уже проводятся, но именно в рамках выбора исполнителя на каждом этапе. Мы оказываем «Газпрому» услуги по управлению проектом в части разработки рабочей документации, поставки оборудования и выполнения строительно-монтажных работ. По каждому виду работ на этих этапах проводится квалификационный отбор и выбираются субподрядчики преимущественно на конкурентной основе.

По сути, мы заключили договор на управление проектом, в рамках которого выступаем на стороне заказчика. «Газпром» посчитал, что такая модель будет для него менее затратной и более эффективной.

— Почему «Газпром» сам не может заниматься строительством Амурского ГПЗ, ведь он один из главных строителей в стране?

— «Газпром» занимается проектом в целом. Создана компания специального назначения ООО «Газпром переработка Благовещенск», которая выступает в качестве заказчика и инвестора, и осуществляет управление через привлечение отечественного инжинирингового центра — «НИПИгаз». Управление проектом — это отдельная функция. Тонны проектной документации, тысячи единиц оборудования, более десяти тысяч инженеров и строителей на площадке одновременно, — все это нужно скоординировать и составить график с учетом короткого навигационного окна и сложности транспортных маршрутов. «Газпром» решил привлечь экспертную команду управленцев в лице «НИПИгаза».

— Но почему не стали разбивать этот большой проект на стадии, как это обычно бывает: сначала выбирают организацию, которая занимается проектированием, затем выбирают организацию, которая занимается строительно-монтажными работами, затем проводятся конкурсные или тендерные процедуры по выбору поставщиков, закупке оборудования? Ту же «Силу Сибири», например, не отдали кому-то одному одним лотом.

— А почему вы решили, что не стали разбивать? Проект разбит на части — от проектирования до строительно-монтажных работ. Например, генпроектировщик — «ВНИПИгаздобыча», дочернее общество «Газпрома» — сейчас завершает стадию базового проектирования. Летом должны получить заключение Главгосэкпертизы. Одновременно начнется следующий этап проектирования — подготовка рабочей документации, то есть, детально прописанных чертежей: какие материалы, какой кабель и так далее. Мы предложим варианты по исполнителям, организуем проведение конкурентных процедур.

— Я имела в виду, что заказчики обычно сами делят проект на этапы и по каждому сами проводят конкурсные или тендерные процедуры.

— И в нашем случае заказчик делит на этапы. Точно также в рамках каждого этапа проводятся конкурентные процедуры.

— А кто выбрал технологии немецкой компании Linde, с которой был подписан контракт в прошлом году?

— «Газпром». В мире не так много владельцев технологий по выделению гелия, а данный процесс является обязательным условием проекта. Мы подготовили сравнение двух технологий — французской и немецкой — по многим аспектам, включая капитальные и операционные затраты. Кроме того, одним из квалификационных требований и критериев отбора, по решению заказчика, было наличие возможности и условия привлечения под лицензионное оборудование проектного финансирования.

В результате «Газпром» определился с выбором технологии в пользу немецкой компании Linde, которая, помимо предоставления лицензии, будет в своей части заниматься разработкой рабочей документацией и поставкой оборудования. Сейчас началась конкурентная процедура по выбору подрядчиков на нелицензионную технологическую часть. Планируем ее завершить во втором квартале. Параллельно запускаем конкурентные процедуры по выбору строительных подрядчиков.

— А сами вы не планируете выполнять какие-то работы, например, проектирование нелицензионной части или объектам общезаводского хозяйства?

— Мы будем предлагать «Газпрому» план контрактной стратегии, в том числе, какие работы мы можем сделать сами, например, по частичной разработке рабочей документации. В этом случае не сможем претендовать на компенсацию вознаграждения по управленческой части. По условиям нашего договора с «Газпромом», только если работы выполняет сторонний субподрядчик, мы получаем вознаграждение за управление.

— Какой размер management fee?

— Нам возмещают расходы на персонал в том объеме, в котором заказчик принял решение нас привлечь. Потребуются сотни человек, мы мобилизуем этих людей и получим компенсацию за их труд и командировки. Дополнительно мы получаем вознаграждение за своевременное выполнение работ по проекту. Для «Газпрома» наша работа дешевле, чем аналогичные услуги международных компаний.

— Девальвация влияет на проект?

— Безусловно, импортная часть становится дороже. Поэтому мы совместно со специалистами «Газпрома» занимаемся локализацией, а также мероприятиями по оптимизации, упрощению технологических схем. На данный момент все это позволило сэкономить примерно 100 млрд рублей — это очень много.

— То есть на 100 млрд уменьшится бюджет?

— С одной стороны, мы нашли где сэкономить, но с другой стороны, например, контракты с Linde заключены в валюте. Цифра 790 млрд — приблизительная, появилась по итогам этапа обоснования инвестиций, который не учитывал особенности контракта с лицензиаром, а за основу брались цены при другом валютном курсе.

— А за сокращение затрат на 100 млрд рублей вам положена премия?

— Нет, не положена. Сокращать затраты — наш совместный с заказчиком функционал.

— Уже понятно, какие виды оборудования для Амурского ГПЗ вы будете заказывать у российской промышленности?

— Наша задача не только локализация, но также график, бюджет, экономическая эффективность, возможность привлечения проектного финансирования. Железобетон, металлоконструкции, кабель — все это, безусловно, будет российское. Можно найти в России какие-то виды запорно-регулирующей арматуры, сепараторов, все емкостное оборудование. Мы сейчас в плотном контакте с российскими машиностроителями. Если они смогут выполнить график, подтвердят свободные мощности, то в рамках проекта будет размещен заказ.

— А какое оборудование совершенно точно придется закупать за рубежом?

— Например, витые теплообменники, входящие в лицензионную часть. Возможно, колонны будут импортные.

— Когда будет готова рабочая документация и начнется строительство?

— Рабочая документация выдается поэтапно, начиная с фундамента. Документация по системам автоматизации появится на последнем этапе. С середины 2017 года мы полноценно развернем управление строительством на площадке. К этому моменту там должна быть вся необходимая для строительства инфраструктура — железнодорожная ветка, причал на реке Зея для доставки негабаритного оборудования, бетонные заводы, площадка для хранения материалов и оборудования, водоснабжение, городок на 5000 строителей. В пике строительства задействовано будет до 15 000 человек — это сопоставимо со всесоюзной стройкой.

— Вся эта инфраструктура пригодится потом и для собственной стройки «Сибура», Амурского газохимического комплекса, который будет рядом с ГПЗ «Газпрома»?

— По ГХК еще нет окончательного инвестиционного решения. В любом случае, не так много инфраструктурных объектов ГПЗ планирует использовать «Сибур», а если и будет, то на возмездной основе.

— Вы уже выбрали подрядчиков для строительства инфраструктуры?

— Конкурентные процедуры по железнодорожной ветке и причалу на реке Зея уже идут. Мы провели при поддержке правительства Амурской области встречи с местными подрядчиками и поставщиками, чтобы понять, как мы можем задействовать местных производителей. У нас на площадке уже работают региональные компании.

— Контракты с субподрядчиками все-таки подписываете вы или «Газпром»?

— Подписываем мы, но после согласования «Газпромом». Последовательность очень простая: решение «Газпрома» на основе нашей экспертизы и конкурентных процедур, перечисление средств «НИПИгазу», которые идут конкретному исполнителю в соответствии с условиями договора субподряда. У нас нет авансирования, мы деньги не аккумулируем, кроме той части, которая положена нам по управленческой части договора.

— И что, на все-все нужно спросить разрешение «Газпрома»?

— По договору с «Газпромом», мы должны согласовывать все субподрядные контракты свыше 1 млн рублей.

— А какая часть бюджета проекта уже освоена?

— Освоение — не самый лучший способ оценки статуса проекта. Если говорить о прогрессе, то он оценивается по другим критериям: процент выполнения проектирования, заказа и доставки оборудования, строительно-монтажных работ. И освоение может быть небольшим на каком-то этапе, как сейчас, но без него нельзя обеспечить прогресс в дальнейшем. К примеру, заказ крупногабаритного оборудования с длительным сроком изготовления.

— А какая часть работ законтрактована?

— Например, договоры с Linde на инжиниринг и поставку лицензионного оборудования. Также ведутся подготовительные работы на площадке, включающие подъездные дороги, вертикальную планировку, создание временных зданий и сооружений.

— Вы будете работать с турецкими строителями?

— А почему вы спрашиваете о турецких строителях, а не российских? Будем предлагать «Газпрому» варианты, при которых строительные подрядчики будут выбираться по лучшему соотношению между ценой, качеством и сроками. Мобилизация в таком сложном регионе — это комплексная задача. Все дееспособные строительные компании из России нами анализируются в первую очередь.

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 25 февраля 2016 > № 1666105 Алексей Вертягин


Россия. ДФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 20 февраля 2016 > № 1860431 Владимир Нагорный

Что хорошо профсоюзам, хорошо и России.

Владимир НАГОРНЫЙ, Председатель Приморской краевой организации профсоюза работников рыбного хозяйства.

21 февраля Приморская краевая организация профсоюза работников рыбного хозяйства отметит 30-летие. За время своего существования она внесла весомый вклад в развитие профсоюзного движения в регионе и рыбной отрасли в целом. В частности, проделана большая работа по сохранению Южных Курил в составе России и по отмене аукционного распределения квот. Однако пока не все предприниматели и рыбаки в полной мере осознают преимущества, которые дает членство работников в профсоюзе. В преддверии знаменательной даты председатель профсоюза Владимир Нагорный рассказал в интервью Fishnews о главных достижениях и проблемах организации.

– Владимир Алексеевич, обозначьте, пожалуйста, основные вехи истории краевого профсоюза.

– Начальная веха нашего рыбацкого профсоюза не определена даже архивными данными. В 1930-е годы профсоюзные объединения организовывались во всех отраслях Приморского края, несколько десятков лет существовал Профсоюз рабочих пищевой промышленности. В него входили рыбаки, пищевики, хлебопеки, мясная, молочная промышленность. А в феврале 1986 года президиум ВЦСПС принял постановление о структуре профсоюзов агропромышленного комплекса. 21 февраля 1986 года во Владивостоке прошел организационный пленум, на котором первичные профсоюзные организации рыбной отрасли выделили из состава краевой организации профсоюза рабочих пищевой промышленности. Был избран руководящий состав Приморского краевого комитета профсоюза работников рыбного хозяйства. С этой даты и отсчитывается история рыбацкой профсоюзной организации края.

Конечно, с тех пор многое изменилось, в советские времена в рыбной отрасли края было занято более 120 тыс. человек, был мощный добывающий и перерабатывающий флот, профсоюз насчитывал 120 тыс. членов. Но, к сожалению, перестроечные процессы, особенно аукционы, подкосили отрасль, многие предприятия прекратили существование. По данным статистики, на ноябрь 2015 года в рыболовстве и рыбоводстве работало 10373 человека. Во всем комплексе, включая науку, судоремонт, учебные заведения, может, на 2-3 тыс. больше.

В ходе своей тридцатилетней деятельности организация внесла весомый вклад в развитие профсоюзного движения в Приморье и рыбной отрасли в целом. Члены профсоюза принимали самое активное участие в строительстве и реконструкции здравниц, домов отдыха, турбаз, гостиниц. Наши делегаты были участниками всех краевых и отраслевых мероприятий, они стали авторами многих предложений, включенных в различные документы для дальнейшей реализации.

Из-за неконструктивной, мягко говоря, политики ЦК Российского профсоюза работников рыбного хозяйства в 2011 году мы были вынуждены выйти из его состава. Мы прошли юридическую регистрацию, написали собственный устав, вошли в состав Федерации профсоюзов Приморского края. Выполняем уставные обязанности, стараемся проводить и культурные, и спортивные мероприятия. Главное – никогда не опускаем руки и не вешаем нос.

– Как профсоюз участвовал в решении глобальных проблем отрасли?

– С 1986 года краевая рыбацкая организация принимала активное участие в профсоюзной жизни региона. Первая бассейновая конференция у нас прошла в 1989 году – обсуждалось совершенствование организационной структуры управления. Вторая конференция, в 1991 году, была посвящена переходу отраслевых организаций к работе в условиях рыночной экономики. Профсоюз участвовал во всех этих мероприятиях и составлении основополагающих итоговых документов.

14 декабря 2000 года состоялась чрезвычайная бассейновая конференция, которую оперативно подготовили Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья и краевая профсоюзная организация рыбаков. Вопрос был очень серьезный: Правительство намеревалось ввести аукционы на приобретение квот вылова. Фактически это был скрытый налог, выражавшийся в таких суммах, которые рыбаки платили во все бюджетные и внебюджетные фонды, это было практически двойное налогообложение. Рыбаки Дальнего Востока приняли на конференции гневное постановление протеста, направили его в Правительство, но через пару недель Правительство Михаила Касьянова все-таки сделало «новогодний подарок» - приняло постановление о распределении квот на аукционной основе.

Рыбаки, не только Приморья, практически всех бассейнов России, долго и упорно сражались с этим безобразием. Многие предприятия не выдержали такого пресса, потому что на аукционах порой задирались цены, которые были не по карману отечественным компаниям. Те же, за кем стоял иностранный капитал, готовы были заплатить любую стоимость, лишь бы приобрести квоты. Мы подавали документы в Верховный суд, но обращение было отклонено. Однако организаторская работа не прошла даром: через четыре года Правительство было вынуждено отойти от аукционов, приняли закон о рыболовстве, согласно которому квоты распределялись на 10 лет. Это дало определенную устойчивость в экономическом и социальном развитии отрасли. Я считаю, это была победа и рыбаков, и их общественных объединений, в том числе профсоюзов.

В текущем году в очередной раз будет заключаться трехлетнее отраслевое соглашение по организациям рыбного хозяйства, которое подписывается Росрыболовством, профсоюзом и стороной работодателя. Еще в 2007 году мы предложили включить в этот документ следующий пункт: без согласования с профсоюзом его членов нельзя «передвигать» по работе, увольнять, наказывать. Это предложение прошло. На 2016-2018 год такая мера включена в территориальное соглашение по городу Владивостоку. Это говорит о том, что наша краевая организация уважаема, с ее мнением считаются на всех уровнях.

Конечно, обращаться надо аргументировано. Вот живой пример: не так давно Минфин решил сэкономить на рыбохозяйственной науке. Представляете, что такое приватизировать научно-исследовательские организации? Без точных прогнозов рыбак в море – слепой. Против этого безумства протестовали все. Мы обратились с аргументированным письмом к президенту, обратили внимание: сегодня коммерческая структура есть, а завтра она может развалиться, обанкротиться. Мы довели до главы государства, что сначала это приведет к развалу рыбохозяйственной науки, а потом – к развалу всей отрасли, потому что в таких условиях ни один флот не сможет работать. Обращение подействовало, мы получили ответы от Администрации президента - Управления по работе с обращениями граждан и организаций, профсоюз поддержало Росрыболовство. В итоге отраслевую науку не приватизировали. Хотя сейчас уменьшается финансирование, имеются другие негативные процессы, но отраслевая наука осталась под эгидой государства, а значит у рыбаков будут объективные прогнозные данные для работы.

Еще пример: несколько лет назад появились инициативы ввести в некоторых регионах, в том числе в Приморском крае, социальную норму потребления электроэнергии. Мы, конечно, были против этого. Во всем мире растет количество бытовых приборов, и как тут ограничивать человека в потреблении электроэнергии? Он же за нее платит. Мы аргументированно обратились к губернатору, обосновали, что это получается не социальная норма, а антисоциальное явление. Другие профсоюзы поддержали нашу точку зрения, и Приморский край из экспериментального списка был исключен.

Одной из главных заслуг краевой рыбацкой организации я считаю очень серьезную работу по сохранению Южных Курил в составе Российской Федерации. В Конституции есть статья 4, которая определяет целостность и неприкосновенность территории РФ. Тем не менее в 1990-х годах пресса пестрела многочисленными публикациями всяких псевдопатриотов: дескать, Курилы надо отдать, это не наша территория. А Южно-Курильский промрайон – рабочее место для тысяч рыбаков. Шельф островов может ежегодно давать более 1 млн. тонн рыбы, в том числе ценных лососей, и морепродуктов, но главное богатство Курил – титано-магниевые конкреции. Также там находятся огромные поля красно-бурых водорослей, из которых можно делать агар-агар – ценный и необходимый продукт для биотехнологий. Кроме того, Курилы - это незамерзающие проливы для судов.

На третьем съезде профсоюза в мае 2001 года мы поставили вопрос ребром и приняли заявление «О ситуации вокруг Южных Курил», в котором потребовали прекратить на всех уровнях муссирование темы о передаче островов Японии. Это заявление было официально принято во всех государственных структурах, от МИД до законодательного собрания Сахалинской области. Вы видите, что после визита председателя правительства на Курилы в прессе практически не поднимается вопрос о передаче островов. Курилы – исконно российская территория, открытая русскими землепроходцами. Она обустраивается, экономически развивается и является форпостом РФ в Тихом океане. Вот что значит работа общественной организации, направленная на соблюдение национальных интересов.

- Какие актуальные задачи стоят перед профсоюзом сейчас?

- У всех профсоюзов схожие насущные проблемы: зарплата, охрана труда, оздоровление детей и взрослых.

По данным на ноябрь 2015 года средняя заработная плата в рыболовстве и рыбоводстве края составляет 56 490 рублей - больше региональной в полтора раза. Пять лет назад зарплата в отрасли составляла всего 24 570 рублей. Я считаю, что в увеличении доходов рыбаков есть и заслуга профсоюзов, ведь каждая профсоюзная организация через коллективный договор проводит тематику повышения заработной платы.

Охрана труда - это еще один мощный пласт работы профсоюзов. Там, где нет профсоюзов, на такие мероприятия смотрят сквозь пальцы, каждый предприниматель хочет на чем-то сэкономить. Вот как раз на охране труда экономить нельзя. Один из последних печальных примеров – трагедия траулера «Дальний Восток». Когда-то я беседовал с руководителем компании-судовладельца, предлагал организовать профсоюз. Но меня не услышали, не захотели.

Чтобы не возникало подобных ситуаций, надо восстановить профсоюзные судовые организации. Вот в Преображенской базе тралового флота они есть на всех судах. И там, конечно, положение не сравнить с той фирмой, где трудились рыбаки с «Дальнего Востока». Профсоюзная организация следит за охраной труда, за оплатой, председатель поднимает эти вопросы на всех значимых мероприятиях, проходящих на уровне предприятия. А где нет профсоюза, там, как говорится, и взятки гладки.

Объективная действительность такова, что у главы компании масса времени уходит на решение социальных вопросов, они всегда есть. Работник, когда его припечет, идет к руководителю - кто-то умер, заболел или возникла иная тяжелая ситуация. При наличии профсоюза все эти моменты держит в голове профсоюзный лидер. Если бы все руководители понимали и знали, что наличие профсоюза - в их интересах! Дальновидный, понимающий предприниматель никогда не будет против создания профсоюза. Кстати, это сказано и в краевом трехстороннем соглашении: «Работодатели не препятствуют созданию и возрождению профсоюзных организаций».

Во-первых, профсоюз, выполняя свои уставные задачи, улучшает на предприятии социальный микроклимат. Нормальный микроклимат – это прямая дорога к увеличению производительности труда, а это в интересах работодателя. Но не все это понимают, к сожалению. Особенно молодые руководители, которые считают профсоюзы пережитками прошлого. В Международной организации труда ведут переговоры три стороны социального партнерства: правительства, предприниматели и организации трудящихся. Если интересы одной из сторон не соблюдаются, то в государстве начинаются проблемы. А в России ущемлены наемные работники, у них непростительно низкая заработная плата.

Иногда не только руководитель компании выступает против создания профсоюза, но и сами наемные работники проявляют к этой организации чисто потребительское отношение. Страна прожила в условиях капитализма всего 20 с небольшим лет, небольшой исторический период, и люди еще не привыкли к тому, что профсоюз – это все они. Что работники должны быть объединены, солидарны и вместе отстаивать свои права. Многие следуют такому принципу: «Я вам заплатил профвзнос, окажите мне на эту сумму какие-то услуги». Профвзнос, кстати, составляет всего 1%. Но дело в том, что сила профсоюзов в коллективизме. Твои средства пошли, допустим, не на тебя, кому-то из твоих денег была оказана помощь, какое-то мероприятие было проведено в благих целях всего коллектива. И это твой вклад.

Например, 13 февраля мы провели соревнования «Рыбацкая лыжня» - в восьмой раз с 2008 года. Некоторые члены команд привезли с собой детей, которые тоже участвовали в гонке, это разрешено положением по проведению состязаний. Таким образом ребята со школьного возраста приучаются к спорту, приобретают дополнительный заряд бодрости.

Я считаю, что каждый человек наемного труда должен думать о том, что в настоящих условиях он один в поле не воин. Законодательство меняется каждый день, свои трудовые права в одиночку не отстоять.

В начале 1990-х годов мы, работники профсоюза, ездили на обучение в профсоюзные школы Дании и Германии. Дания – это очень благополучная страна. Там один из самых мощных профсоюзов и на первомайские демонстрации выходят сотни тысяч его членов. Правительство видит - народ сплочен, шутки с ним плохи, власти знают, что у профсоюзов есть средства на несколько недель забастовок. Естественно, там не будут проводить эксперименты, которые не в интересах людей, ухудшают их материальное положение. У нас же, к сожалению, Правительству ничего не стоит принять какие-то постановления, которые ущемляют, нарушают права трудящихся по сравнению с действующим законодательством.

- Чего краевому профсоюзу хотелось бы достичь в будущем?

- Конечно, главные планы – это укрепление профсоюзных рядов. Численность объединения сильно сократилась, в профсоюзе сегодня состоят 2720 человек. Это примерно треть от всех занятых в рыболовстве и рыбоводстве края. Вопрос очень сложный, он связан не только с нашими желаниями, но и политикой, которую ведет руководство предприятий, организаций, учреждений. У нас главное богатство, конечно, – люди, многие из которых которые отдали профсоюзу десятки лет. Работать с людьми очень сложно. У каждого свой характер, свои проблемы. Порой бывают такие ситуации, что ты ничем не можешь в тяжелой ситуации помочь человеку, и все равно нужно его выслушать, подбодрить, не дать упасть духом. И это, я считаю, одна из значимых сторон работы профсоюза.

Другие планы на будущее связаны с конвенцией МОТ о труде в рыболовном секторе. Хотелось бы, чтобы Россия ратифицировала этот значимый, всесторонний документ.

Также хочется, чтобы люди наемного труда сами понимали необходимость вступления в профсоюз. Я думаю, со временем те, кто воспринимает профсоюз в штыки, поймут, что организация действует и в их интересах. В частности, профсоюзы настаивают, что в крае должна утверждаться соглашением минимальная заработная плата. Во всех регионах Дальнего Востока она есть, а у нас - нет. Мы считаем, что в МРОТ не должны включаться региональные надбавки, коэффициенты и тому подобное, и он должен быть не менее прожиточного минимума по региону.

От лица руководства краевой профсоюзной организации я поздравляю всех членов профсоюзов, всех профсоюзных активистов и лидеров, желаю им здоровья, счастья, благополучия, энергии и оптимизма – без этого нельзя. Ни в коем случае профсоюз не должен вешать нос. Наше дело правое, мы патриотическая организация. То, что хорошо профсоюзам, хорошо и государству.

Алексей СЕРЕДА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 20 февраля 2016 > № 1860431 Владимир Нагорный


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 февраля 2016 > № 1860429 Георгий Карлов

Не хотелось бы перегнуть палку с регулированием «прибрежки».

Георгий КАРЛОВ, Зампредседателя Комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока.

Дискуссия о новом формате прибрежного рыболовства, запущенная с подачи Росрыболовства, не прекращается уже полтора года. В феврале этот вопрос обсуждался в ходе заседания рабочей группы при Минсельхозе и вновь выявил массу противоречий во взглядах федерального ведомства и руководства регионов на то, какой вид будет иметь «прибрежка» после 2018 года и каким образом должно осуществляться ее регулирование. Так ли уж хороши продвигаемые сверху изменения отраслевого законодательства и что является приоритетом для прибрежного рыболовства, в интервью Fishnews рассказал зампредседателя Комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Георгий Карлов.

– Георгий Александрович, какую роль играет прибрежное рыболовство для Сахалинской области и в целом для Дальнего Востока? И как бы вы определили его главную цель? Это больше экономический вопрос или социальный?

– Понятию прибрежного рыболовства на самом деле не так много лет. Безусловно, в этом термине заложен важный смысл, а именно вычленение из общей экономической категории рыбной промышленности отдельной ее подсферы, ключевое слово которой – «берег». Оно подчеркивает необходимость создания для участников прибрежного промысла условий, подразумевающих не только эффективный облов водных биоресурсов, которыми располагает та или иная территория Дальнего Востока, но и их доставку.

Идеологически прибрежное рыболовство призвано генерировать мультипликативный эффект для приморских территорий. Во-первых, чтобы выйти в море, нужно иметь как минимум кунгас, а лучше МРС, эти небольшие суда должны где-то разгружаться и ремонтироваться. Во-вторых, ставные невода и другие орудия лова тоже надо где-то изготавливать, привозить, устанавливать и в дальнейшем обслуживать. Поэтому постепенно возникает сопутствующая инфраструктура – рыболовецкий стан и дорога к нему. Далее, чтобы рыбу сохранить, необходимы холодильные мощности, – появляется небольшое перерабатывающее производство, к нему подводится электричество и другие коммуникации. Для перевозки и реализации улова потребуется транспорт, для рабочих – пункт питания и т.д. И в итоге мы имеем на побережье целый поселок, пусть даже небольшой.

Вот это и есть социально-экономическая роль «прибрежки». Некоторые говорят, что прибрежное рыболовство не обеспечивает желаемой налоговой отдачи, но позвольте, у него и нет задачи наполнять бюджет. Задача стоит эффективно использовать морские биоресурсы прилегающей акватории, накормить население региона рыбой, создать рабочие места и платить работникам заработную плату. Не садить на хребет государства очередных иждивенцев, а дать возможность людям самим зарабатывать себе на жизнь. А потом с этой заработной платы и полученной прибыли они заплатят налоги.

Но здесь надо четко понимать, что мультипликативный эффект будет иметь место только при участии государства. Если государство будет помогать в создании инженерной инфраструктуры – дорог, портовых сооружений, ковшей, линий электропередач, складских комплексов для хранения и распределения рыбопродукции, то бизнес на этой основе будет гораздо охотнее инвестировать в развитие средств производства. Пойдут вложения в строительство новых судов, обновление орудий лова, возведение временных хранилищ, пополнение автопарка, улучшение условий проживания и труда рыбаков.

– Под «накормить население рыбой» вы подразумеваете наличие широкого ассортимента рыбной продукции в торговых предприятиях или ее ценовую доступность?

– Главная цель – чтобы население субъекта Федерации, в нашем случае Сахалинской области, могло беспрепятственно покупать рыбу без излишней посреднической наценки. Понятно, что любые затраты производителя, в том числе инфраструктурные, находят отражение в стоимости рыбной продукции, но нужно стремиться, чтобы не возникали новые наценки, связанные со спекуляцией.

Спекуляция в моем понимании – это преднамеренное необоснованное завышение стоимости товара, но оно может возникнуть только на дефицитном рынке. И в этом плане мы все вместе – и государство путем создания условий для рыбаков-прибрежников, и бизнес, занятый непосредственно производством, – должны направить на местный рынок такой поток рыбопродукции, который обеспечит справедливую цену для конечного потребителя. Баланса спроса и предложения мы достигнем только тогда, когда рыбы будет много и разной. Но для этого нужно, чтобы количество субъектов хозяйственной деятельности в прибрежном рыболовстве было больше, чем сейчас.

Чтобы рыбакам было интересно работать в прибрежном рыболовстве, необходимо обеспечить для всех равные условия, в плане как создания инфраструктуры, так и доступа к ресурсу. Взамен государство имеет право требовать, прежде всего, вложений в обновление основных фондов – технологического оборудования и плавсредств, и обязательной поставки рыбной продукции на внутренний рынок в течение всего года. В этом случае появится рабочий механизм, для того чтобы экономический эффект обогащения отдельных предпринимателей сменился социальным эффектом. Повторю, это удовлетворение потребностей внутреннего рынка по справедливой цене и обеспечение конкурентных условий и равного доступа к биоресурсам участников рынка.

– Как вы считаете, какой должна быть ориентация прибрежного рыболовства – в целом на внутренний рынок страны или только на свой регион?

– Раз мы ведем речь о Сахалине и Курилах, то здесь нужно выделить два важных момента. С одной стороны, это круглогодичная путина, когда вылавливается разнорыбица, беспозвоночные, морские водоросли и т.д. Эти ресурсы необходимо осваивать, однако их запасы невелики и не позволяют снабжать всю Россию, не говоря уже о масштабном экспорте. Этот небольшой, но постоянный объем, должен закрывать потребности внутрирегионального рынка.

С другой стороны, у нас есть сезонные пики, например наважья путина зимой и лососевая летом. Объемы водных биоресурсов, которые способны осваивать в эти периоды сахалинские рыбаки, намного превышают те, что может съесть регион, и имеют значение уже в масштабах страны. Эту рыбу необходимо не только добывать, но и сохранять и максимально выгодно продавать – неважно в центральную Россию или на внешний рынок. Здесь присутствует уже прямая экономическая выгода для всего региона. Чем эффективнее рыбаки сработают на таких крупных путинах, тем больше они получат дополнительного дохода, который смогут использовать в инвестиционных целях, на повышение заработной платы и, разумеется, для уплаты налогов.

Поэтому «классически» круглогодичный прибрежный промысел – это относительно стабильная деятельность, но не слишком доходная. Тогда как всплески большой путины могут принести хорошую прибыль, но труднопредсказуемы. К сожалению, в последние годы мы видим угасание подходов горбуши. И не факт, что в ближайшие годы получим такие рекордные «урожаи», как в первой половине десятилетия.

– Обсуждая перспективы развития Сахалинской области, многие указывают на потенциал не только такой традиционной отрасли, как рыболовство, но и сектора аквакультуры, причем в самых разных формах.

– Это действительно важный момент. В свете развития «прибрежки» можно и нужно говорить не только об использовании рыбопромысловых участков, но и о формировании рыбоводных участков, где можно будет заниматься марикультурой. При этом будем реалистами: мы живем не в Китае или Вьетнаме с их фантастическими объемами аквакультурной продукции. У нас климатические условия гораздо суровее. У каждого рыбоводного участка на Сахалине и Курилах есть свои особенности и предпочтительные виды для выращивания.

В этой части, на мой взгляд, есть возможность развернуть дополнительное производство для предприятий прибрежного рыболовства. И я согласен, что необходимо вносить изменения в законодательство с целью обеспечить опережающее развитие морской аквакультуры, о чем говорил вице-премьер Юрий Трутнев, отметивший колоссальный потенциал дальневосточного региона. Марикультура и пастбищное рыбоводство имеют неплохие шансы на успех, в частности в Приморском крае, на Южных Курилах и на юге Сахалина. Особенно если отбросить гигантоманию и не увлекаться прожектами, требующими миллиардных инвестиций, а сосредоточится на поддержке малого и среднего бизнеса. В результате мы обеспечим и дополнительную занятость рыбаков, которые уже работают на этом берегу, и опять же расширим ассортимент рыбы и морепродуктов, доступных населению региона.

Не будем забывать и о лососевой путине. Сахалинские рыборазводные заводы ежегодно выпускают свыше 800 млн. мальков тихоокеанских лососей для нагула в Тихом океане. Мне кажется весьма наглядным опыт прошлого года, когда на Курилах вылов кеты практически нивелировал слабые подходы горбуши – именно благодаря ЛРЗ, которые были построены 10-15 лет назад. Кто тогда мог подумать, что эти заводы способны так мощно «выстрелить»? Хотя первые шаги на этом пути сделало государство, и лишь потом в этот процесс втянулся частный бизнес.

Теперь становится очевидно, что на каком-то этапе при определенных климатических условиях, финансовых инвестициях и профессиональном отношении к делу вполне реально получить результат. Но нужно четко понимать, что это не эффект «вложил – получил», не прямая отдача, а скорее подстраховка от провальной путины, от капризов природы, которой предшествует многолетний труд и постоянные расходы. Поэтому перед рыбопромышленниками, которые уделяют внимание пастбищному лососеводству, нужно снять шляпу и досконально изучать этот опыт.

Вот видите, «прибрежное рыболовство» – только на первый взгляд кажется простым, на самом деле это очень многогранное явление.

– Прошедший в октябре прошлого года Госсовет подстегнул интерес к будущему прибрежного рыболовства. На ваш взгляд, насколько действенны меры господдержки и стимулирования «прибрежки», которые сейчас пытаются реализовать, и что необходимо предпринять в этом направлении?

– Заседание президиума Госсовета, которое провел президент Владимир Путин, стало значимым событием для всей рыбной отрасли страны. Очень важно, что возглавлял рабочую группу, готовившую основной доклад о положении дел в рыбохозяйственном комплексе, наш сахалинский губернатор Олег Кожемяко. Если помните, оценка оказалась в целом положительная, рекомендована лишь определенная корректировке курса.

В части прибрежного рыболовства, на мой взгляд, стоит говорить о поощрении или создании преференций для компаний, работающих в этом режиме, чтобы мотивировать их к развитию бизнеса, стимулировать инвестиционную активность и увеличивать спрос населения на виды ВБР, добываемые в местных водах. В идеале мы хотим получить внутри региона нормальный продукт по справедливой цене и при этом не ущемить интересы людей, которые занимаются рыбодобычей, чтобы они не разбежались, «переквалифицировавшись» в браконьеры, и не ушли из правового пространства в теневую экономику.

Казалось бы, задача простая, но как много в этом деле сложностей! Прежде всего, нам бы очень не хотелось перегнуть палку с регулированием вопросов «прибрежки» в сторону перерегулирования. Или сейчас возникла идея создания фонда инвестиционных квот для дополнительного наделения лимитами хозяйствующих субъектов. На первый взгляд, это здорово: если предприниматель построил современный перерабатывающий завод, конечно, он должен претендовать на квоты. Но что делать с его конкурентом, который построил завод год или два назад? Он уже не участвует в этой поощрительной программе? И кто это будет решать? Это момент, который вызывает определенные опасения.

Или, например, компания приобрела новый МРС и претендует на дополнительные квоты. А рядом ведет промысел рыболовецкий колхоз, который в предыдущие годы укомплектовал флот так, что ему едва хватает квот, чтобы загрузить его работой. Ему нет нужды прямо сейчас покупать или строить новые суда, он вполне эффективно облавливает свой объем ресурсов имеющимся флотом. Вот если ему добавить квот, тогда он и построит. Должен быть понятный механизм, гарантирующий загрузку новых производственных мощностей, а не наоборот.

Непроработанность этих вопросов вызывает много сомнений, хотя я уверен, что в итоге будет утвержден действенный механизм. Но хотелось бы, чтобы те, кто будет принимать решения, не упустили из виду последствия таких шагов. Потому что эти меры будут касаться конкретных предприятий, рыбаков и их семей. Чтобы не получилось, что мы на ровном месте спровоцировали проблемы социального характера.

В целом же я считаю, что поручения президента, которые были даны федеральным органам исполнительной власти, и поставленные вопросы вполне отражают реальную озабоченность государства в их скорейшем решении. Теперь главное, чтобы, во-первых, эти поручения были исполнены в срок, а во-вторых, чтобы они были максимально взвешенными с точки зрения государственного участия и регулирования процессов.

Могу заверить, что со стороны депутатов будет осуществляться парламентский контроль за исполнением поручений президента, прежде всего в части реализации законов. Более того, мы намерены тщательно отслеживать и внутриведомственные нормативно-правовые акты, потому что мы контактируем непосредственно со всеми участниками рынка и вопросы они задают нам. Ссылки на какие-то ведомства или правовые акты из уст депутата, на мой взгляд, будут выглядеть глупо. Мы должны приложить максимум усилий, чтобы все правовые акты способствовали только сохранению рыбной отрасли, приумножению ее результатов, развитию и удовлетворению потребностей жителей нашей страны.

Анна ЛИМ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 февраля 2016 > № 1860429 Георгий Карлов


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 11 февраля 2016 > № 1650178 Андрей Сухоруков

Решение проблем и вопросов дальневосточного бизнес-сообщества находится в руках самих предпринимателей. Создание условий, комфортных для ведения бизнеса, защита своих интересов и взаимодействие с органами государственной власти – основные задачи общественной организации, сообщил на своей первой пресс-конференции корр. ИА AmurMedia новый председатель Дальневосточного объединения промышленников и предпринимателей Андрей Сухоруков.

— Андрей Владимирович, первый вопрос почти личного характера. Свое перемещение из "Деловой России" Вы расценивает как движение по вертикали или по горизонтали?

— Если это перемещение по горизонтали, то в этом перемещении нет никакого смысла. Впрочем, так же как и в перемещении по вертикали, но вниз. Соответственно, я его рассматриваю, как движение по вертикали. Есть у нас региональные общественные организации, и есть федеральные. В федеральных есть определенные правила игры, и это ни для кого не секрет, когда из "центра" в региональные отделения поступают определенные указания – что делать и что не делать. Когда же мы находимся на своем региональном уровне и имеем возможность решать в какую сторону двигаться и какие вопросы инициировать, и при этом не испытываем давления "сверху", то мы получаем определенную независимость. И получением подобной независимости с приходом в ДВОПП я считаю большим "плюсом". Это во-первых. Во-вторых, когда я смотрел, с кем мне реально придется работать в ДВОПП, с какими людьми, насколько они серьезно относятся к тому, что делают, какими мы будем соратниками, то я понял, что мне это будет интересно.

— За что отвечает ДВОПП, будучи общественной организацией, какая у нее сфера деятельности?

— Это, прежде всего, защита своих членов, это их консультирование. И у нас есть свой юрист, который этим занимается, есть бухгалтер, который поможет в оформлении документации и т.д. Но при этом не стоит забывать и о том, что некоторые наши законы далеко не совершенны, мы по ним живем и работаем, но все же их надо менять. И законодательная инициатива, с которой мы будем выступать — это еще одно из направлений деятельности ДВОПП, которое мы ставим в приоритет.

— С чего планируете начать свою работу?

— Одним из основных начальных пунктов нашей Программы – это создание и становление комитетов ДВОПП, каждый из которых будет работать по своему профилю. Например, недавно мне позвонила одна из членов ДВОПП и сообщила, что желает возглавить комитет по потребительскому рынку. Оказывается, она занимается бизнесом в рыбной отрасли, и когда я спросил ее, готова ли она нести на себе "мешок" всего потребительского рынка, человек призадумался. Одно дело, рыбная отрасль, где она специалист и все знает, и совсем другое – потребительский рынок и его проблемные и узкие места, регламенты и правила, которые мы должны соблюдать и по ним работать. И вот их-то и надо проанализировать, систематизировать все проблемы и выносить уже предложения о том, что изменить в законодательстве. Вот такая точечная работа и должна проводиться непрерывно по всем максимально возможным направлениям. Кстати, в ДВОПП достаточно состоит членов, чтобы охватить как можно больше вопросов.

— Нередки случаи, когда при инвестировании государственного проекта часть предпринимательских инвестиций пытаются попросту "отжать" разными способами. В этом случае ДВОПП будет выступать на стороне предпринимателей, защищая их права, как, например, профсоюз защищает права трудящихся?

— Все общественные организации, объединяющие предпринимателей, бизнесменов, это и есть, по сути своей наши профсоюзы. Что же касается государственного и частного партнерства, то это одна из моих, так сказать, любимых тем. И работать надо будет с фактами, если возникнет такая необходимость. Конечно, есть соответствующие структуры, помимо общественных организаций, которые работают с таким явлением. Но "отжать" по закону можно только в том случае, когда договор составлен неправильно, допущены нарушения интересов предпринимателя. Поэтому вначале делается юридическая экспертиза, а уж потом все остальные действия. Но такая работа будет вестись только по членам ДВОПП.

— Андрей Владимирович, каким образом Вы собираетесь взаимодействовать с учебными заведениями и какова цель этого взаимодействия?

— Начну с целей, их несколько. Цель первая и основная – это работа с ребятами, которые собираются найти себя в бизнесе. Иногда я шучу, когда прихожу к студентам, что моя главная задача на встрече – их напугать. Объясняю, что для чего – чтобы они не выходили из университета в розовых очках, если все же выберут, так называемое, свободное плавание в мире бизнеса. И я им должен рассказать, как им будет можно выходить из различных сложных ситуаций. Молодежь у нас и активная, и сильная, и грамотная. Но нам нужно весь этот потенциал направить в нужное русло. Что касается других целей, то не стоит забывать о том, что вузы являются центром притяжения различных инновационных идей, а у нас в планах, и это прописано в Программе развития ДВОПП, создание комитета по инновациям. И, несмотря на того, что вузы имеют точки соприкосновения с соответствующими структурами в области инновации, я все же считаю, что работа в плане развития инновационной деятельности ведется вяло и ее необходимо активизировать.

— Одна из ваших позиций, и это обозначено в Программа развития ДВОПП, это расширение в регионы. Как это будет происходить и как вас поддерживают власти в других дальневосточных регионах?

— Сейчас в нашей стране сложилась такая ситуация, что органам исполнительной власти без экспертного сообщества и без бизнес-сообщества очень тяжело. Ведь именно бизнес-сообщество в некоторых показателях оценивает степень эффективности работы исполнительной власти, т.е. речь идет об инвестиционной привлекательности. Не будем далеко ходить за примером, тот же Биробиджан, там я вхожу в экспертную группу. Так вот там, я могу сказать, довольно много серьезных людей, которые хотели бы объединиться и готовы к этому. Да и губернатор ЕАО неоднократно высказывал пожелания, чтобы бизнес-сообщество укреплялось в регионе. И я надеюсь, что представительство ДВОПП там будет очень серьезно развиваться. То же самое могу сказать и о Комсомольске-на-Амуре, там сейчас весьма активный мэр, который понимает и знает все эти проблемы. Эти два города обозначены в нашей Программе развития как основные акценты, ну а далее – Благовещенск. Владивосток, Южно-Сахалинск, Якутск. Работы много, задач много, надо работать.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 11 февраля 2016 > № 1650178 Андрей Сухоруков


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 8 февраля 2016 > № 1643931 Сергей Диденко

Промысловики крепко держат обещания по «Доступной рыбе».

Сергей ДИДЕНКО, Руководитель агентства по рыболовству Сахалинской области.

Программа «Доступная рыба» реализуется в Сахалинской области с мая прошлого года, и отраслевые предприятия ответственно выполняют свои обязательства в рамках проекта, отмечает руководитель регионального агентства по рыболовству Сергей Диденко. Тем не менее в рыбном хозяйстве существует ряд сложностей. Так, на участках для прибрежного рыболовства нельзя заниматься аквакультурой, не решен вопрос многовидового промысла. О достижениях и проблемах рыбной отрасли региона глава ведомства рассказал в интервью Fishnews.

– Сергей Юрьевич, в 2015 году заметной проблемой для рыбопромышленников Сахалинской области стали слабые подходы горбуши. Расскажите, каких показателей удалось достигнуть в таких сложных условиях?

– Безусловно, недолов тех 100 тыс. тонн отразился на отрасли негативно, но в основном пострадало прибрежное рыболовство на юге Сахалина: в Аниве, Корсаковском и Долинском районах, вплоть до Макарова. Север все-таки взял свою рыбу – и горбушу, и кету. Кета у нас по большей части заводского происхождения, в прошлом году ее добыли порядка 40,3 тыс. тонн. Это серьезный показатель, насколько я помню, самый большой за многие годы. Мы даже повышали объем возможного вылова.

Все-таки лосось – это не самый главный объект, который добывают в области. Конечно, он важен, потому что вылавливается «прибрежниками» и обрабатывается здесь, на берегу. Но потери несмертельны: на сегодня красная рыба занимает 90 тыс. тонн из 719 тыс. тонн общего вылова. Основную часть уловов - 400 тыс. тонн - составляет минтай. В 2015 году поймали достаточно много трески - 14,5 тыс. тонн, сельди – 43 тыс. тонн, больше, чем в предыдущем году. Если бы регион добыл 180 тыс. тонн горбуши, как прогнозировали, это было бы отлично. Тем не менее с учетом различных факторов, таких, как изменение курса валют и степени переработки сырья, увеличился доход предприятий, и за год рыбопромышленники уплатили 2,066 млрд. рублей налогов.

- Уже почти год в регионе реализуется программа «Доступная рыба». Насколько успешно развивается это направление?

- Программа инициирована новым губернатором - Олегом Николаевичем Кожемяко. Это был его мощный посыл рыбакам и торговле, который поддержали все. Сами по себе результаты не такие уж космические, но то, что поручил глава региона, мы сделали. В Сахалинской области программа реализуется успешно, рыбаки крепко держат свои обещания по восьми видам мороженой рыбы, не так давно мы включили в список три вида консервов.

В январе началась наважья путина, и рыбаки поставили в продажу по проекту «Доступная рыба» первые уловы. Навага у нас ловится в основном в заливе Терпения, тем не менее она достаточно удачно распределилась по всей области. Цены в этом году удалось сдержать в районе 70 рублей за килограмм, выше промышленники не пустили. Сейчас стоимость упала до 45 рублей, но это сезон наважьей рыбалки, даже его конец. Индикаторами служат ярмарки выходного дня, которые проходят в пятницу и субботу. Реализация ведется в нескольких точках, там даже очередей нет. Некоторые производители, такие, как ООО «Рыбак», сами продают уловы с машин. Поронайский рыбколхоз «Дружба» осуществляет поставки через наше предприятие «Промышленный холод», с которого рыба отгружается по 61 рублю. Промышленность продает замороженную навагу, любители - свежую, охлажденную. Включилось в проект и коренное население Поронайского городского округа. Январь - начальный этап, сейчас основная масса поступающей в реализацию рыбы - это навага, а потом пойдут остальные виды.

– Как продвигается работа по заключению с рыбохозяйственными предприятиями соглашений об участии в программе?

– Пока только утвердили само соглашение. Рыбопромышленники, с которыми мы общаемся, абсолютно согласны с документом, но говорят, что подписать его должны все. Необоснованных отказов нет и не было. Предприятиям, участвующим в «Доступной рыбе», оказывается государственная поддержка из областного бюджета – погашение процентных ставок, компенсация части затрат на электроэнергию при выпуске продукции. В рамках проекта рыба поступает даже из Северо-Курильска. Есть предприниматель, который поставил нам сайру, хотя отгрузка прошла во Владивостоке. Часть товара он загрузил в контейнер и привез сюда - отдать, так сказать, долг населению Сахалина. Все-таки все рыбаки местные, тут живут их семьи, родители. Своим же и продают уловы, если обещали поставлять - поставляют.

– Другой важный вопрос – совершенствование нормативной базы. Какие барьеры удалось устранить и над чем еще предстоит поработать?

– Население вправе реализовывать водные биоресурсы, законно добытые при любительском рыболовстве. Мы это четко понимаем и проводим необходимую разъяснительную работу с торговлей, муниципалитетами, органами рыбоохраны. Но по части изменения законодательства нам пока похвастаться нечем, это федеральные полномочия.

Если говорить вообще о рыбохозяйственном комплексе, то мы уже давно согласовываем отдельные вопросы с федеральными органами. Так, в рамках существующего законодательства невозможно развитие аквакультуры в регионе. Вся прибрежная акватория закреплена за пользователями рыбопромысловых участков, и мы не имеем права наложить на эти границы участок для рыбоводства. В то же время пользователи РПУ для прибрежного рыболовства не могут заниматься аквакультурой на полученном участке. Вот с таким законодательным казусом мы столкнулись и никак не можем сдвинуться.

Также непонятен следующий момент: подняв улов, рыбаки не могут привезти все пойманные виды ВБР на берег и там рассортировать. Потому что попадается разная рыба - и минтай, и треска, и камбала, а разрешение есть, например, только на минтая. Мы прекрасно понимаем, что после поднятия на борт ресурс уже изъят, но вопрос многовидового промысла пока никак не урегулирован.

Есть еще масса ведомственных разработок, которые надо реализовать. Не решив этих проблем, мы не продвинем прибрежное рыболовство.

Антон СТРОГОНЦЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 8 февраля 2016 > № 1643931 Сергей Диденко


Россия. ДФО > Транспорт > amurmedia.ru, 4 февраля 2016 > № 1650168 Максим Фетисов

Группа "Аэрофлот" увеличила пассажиропоток из Хабаровска и обратно на 35,5 тысяч человек в 2015 году. В общей динамике пассажиропоток компании вырос на 10%, количество рейсов составило 4,834 тысячи, что на 104 больше, чем в 2014 году. Причем рост авиаперевозок наблюдается во всех городах дальневосточного региона, сообщил в интервью ИА AmurMedia пресс-секретарь ПАО "Аэрофлот" Максим Фетисов.

— Насколько вырос пассажиропоток из городов Дальнего Востока в Москву по сравнению с прошлым годом? Какое направление лидирует?

— Из Владивостока и обратно в 2015 году перевезено на 28 тысяч человек больше, чем в 2014 году, из Хабаровска и обратно — на 35,5 тысяч, из Якутска и обратно — на 28 тысяч, из Петропавловска-Камчатского — более чем на 20 тысяч, из Южно-Сахалинска — на 15,5 тысяч пассажиров больше. С конца октября "Аэрофлот" начал выполнять еженедельные рейсы в Магадан. За два с небольшим месяца на этом направлении перевезено 5,647 тысяч человек. Так что лидером бы оказался Магадан, а так Хабаровск.

— Повлиял ли уход "Трансаэро" с рынка авиаперевозок на дальневосточную политику компании "Аэрофлот"? Обслуживание каких освободившихся маршрутов на ДВ взял на себя "Аэрофлот"?

— В сентябре-ноябре прошлого года перед "Аэрофлотом" была поставлена задача — перевозка пассажиров авиакомпании "Трансаэро", которая ушла с рынка авиаперевозок. С этой задачей в компании справились. Уход "Трансаэро" повлек перераспределение пассажиропотоков на маршрутах, в результате чего началось активное бронирование, как на прямых маршрутах, так и на трансферных маршрутах "за Москву". Кроме этого, группа "Аэрофлот" получит бывшие самолеты "Трансаэро", которые будет использовать на дальневосточных маршрутах: от отечественных лизингодателей 34 ВС, из них 20 самолетов поступят в авиакомпанию "Россия". Это даст возможность нарастить частоту полетов на линии Москва – Владивосток. Кроме двух ежедневных рейсов Аэрофлота из Шереметьево, "Авиакомпания Россия" будет выполнять ежедневные рейсы из Внуково.

— Каких результатов удалось достичь при работе с "плоскими" тарифами?

— В этом году продолжает действовать программа "плоских" тарифов. Она запущена в соответствии с политикой национального перевозчика, которую проводит ПАО "Аэрофлот", и получила поддержку президента России Владимира Путина. В качестве своего стратегического приоритета крупнейшая российская авиакомпания провозглашает повышение мобильности населения, в том числе путем улучшения транспортной доступности регионов страны. До 31 декабря 2016 года стоимость перелета собственными рейсами ПАО "Аэрофлот" в экономическом классе из Москвы в Петропавловск-Камчатский, Хабаровск, Владивосток, Южно-Сахалинск составит 20 тысяч рублей туда-обратно и 12 тысяч рублей в одну сторону с учетом такс и сборов. Политика плоских тарифов позволила нарастить пассажиропоток по все ключевые пункты ДФО.

— Каковы планы компании по развитию авиасообщения с крупнейшими экономическими центрами АТР?

— В 2016 году открытие новых маршрутов не планируется. Но азиатские направления будут развиваться по мере роста спроса. Авиакомпания ведет работу по оптимизации расписания, улучшению стыковок рейсов, а также развитием сотрудничества с азиатскими перевозчиками.

— Как может повлиять реализация проекта Свободный порт Владивосток на пассажиропоток авиакомпании?

— Как уже озвучил министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, упрощенный визовый режим заработает в Свободном порту Владивосток с 1 июля этого года: оформление 8-дневных виз запустят в том числе и в Международном аэропорту Владивостока. Поскольку проект ориентирован, прежде всего, на привлечение товаров, капиталов и людей на российскую территорию, можем ожидать увеличение пассажиропотока на азиатских направлениях. В любом случае, говорить об этом пока преждевременно: первые результаты можно будет увидеть только по итогам года.

— Поделитесь планами на 2016 год.

— Группа Аэрофлот с летнего расписания увеличивает провозные емкости на дальневосточных направлениях — линии Москва – Владивосток, Москва — Хабаровск, Москва — Южно-Сахалинск, Москва — Петропавловск-Камчатский и Москва — Магадан. В частности, если говорить о Владивостоке, то кроме двух ежедневных рейсов Аэрофлота из Шереметьево, "Авиакомпания Россия" будет выполнять ежедневный рейс из Внуково. В ближайшее время билеты на эти рейсы поступят в продажу.

Виктор Суханов

Член Общественной палаты Приморья, член Общественного совета ПАО "Аэрофлот"

Автор фото: Витагра

За прошедший год ПАО "Аэрофлоту" удалось добиться не только положительных результатов в бизнесе, но и решить задачи социальной направленности. Правительство поставило задачу повысить мобильность населения путем улучшения транспортной доступности регионов страны. Это и стало стратегическим приоритетом в работе компании. В итоге количество рейсов в регионы Дальнего Востока существенно увеличилось, начала работать программа по "плоским" тарифам, благодаря которой пользоваться воздушным транспортом смогли люди с небольшим доходом.

Что касается бизнеса, то и здесь компании удалось реализовать поставленные акционерами задачи и достичь результатов. Об этом говорят все цифры, это касается и рынка малой авиации, и региональной, и дочерней компании в виде "Авроры". При этом руководство компании, придерживаясь принципов социальной ответственности, не только в значительной степени не повышает тарифы, но и делает заметные шаги по их снижению. Так, на весь зимний период стоимость всей группы тарифов на внутренние перевозки была снижена на 10%, а в начале 2016 года на 10% снижены тарифы на международные перевозки. В целом, "Аэрофлот" подтверждает статус национального перевозчика, поскольку выполняет социальные задачи и остается успешной компанией в экономическом плане в наше непростое время. А это о многом говорит с точки зрения уровня менеджмента компании, устойчивого запаса прочности в финансовом положении и возможности дальнейшего развития.

Справка: "Аэрофлот", основанный 17 марта 1923 года, является одной из старейших авиакомпаний мира и одним из наиболее узнаваемых российских брендов. Генеральный директор авиакомпании с 10 апреля 2009 года — Виталий Савельев. Вв 1989 году первым из российских авиакомпаний вступил в Международную ассоциацию воздушного транспорта (IATA). В России авиакомпания имеет 4 филиала: в Санкт-Петербурге, Калининграде, Перми и Владивостоке. Приоритетное значение придает развитию внутреннего рынка, присутствию в Сибири и на Дальнем Востоке.

Правительство РФ владеет 51% акций Аэрофлота. 49% принадлежат юридическим и физическим лицам, в том числе сотрудникам компании. За первые девять месяцев 2015 года выручка Группы "Аэрофлот" по МСФО достигла 309,5 млрд рублей, увеличившись на 30,8 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Операционная прибыль составила 36,8 млрд рублей, что более чем вдвое превышает показатель за аналогичный период прошлого года. Группа показала чистую прибыль в размере 1,8 млрд рублей.

Россия. ДФО > Транспорт > amurmedia.ru, 4 февраля 2016 > № 1650168 Максим Фетисов


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > amurmedia.ru, 3 февраля 2016 > № 1650169 Владимир Долгополов

ЗАО "Дальтрансуголь" продолжает реализацию собственной программы "Модернизация систем пылеподавления". Индивидуальные приборы экологического контроля и самый мощный в мире автопылесос — об этом и других аспектах реализации собственной программы "Модернизация систем пылеподавления ЗАО "Дальтрансуголь" на 2016 год" ИА AmurMedia рассказал технический директор порта Владимир Долгополов.

— Владимир Владимирович, тема охраны окружающей среды не теряет актуальности. ЗАО "Дальтрансуголь" регулярно информирует жителей Ванинского района о мероприятиях по пылеподавлению на территории порта. Расскажите, пожалуйста, какие мероприятия будут реализованы в 2016 году?

— Реализовано будет все, что запланировано в нашей инвестиционной программе на 2016 год. Но прежде, чем приступить к рассказу о новинках, я бы хотел напомнить жителям района о том, что уже сделано. Давайте посмотрим, как выглядит система пылеподавления на терминале.

— Давайте. Итак, состав с углем приходит в порт зимой…

— Вагон с углем подается тепловозами в специальный вагоноразмораживатель, который работает на газе. Сгорающий газ нагревает специальные трубы с отражателями (инфракрасные излучатели) и теплый воздух, образовавшийся в результате горения, разогревает стенки вагонов, и уголь от борта оттаивает в глубину от 50 до 100мм. Этот цикл занимает порядка 15-20мин.

Следующий цикл: вагонопозиционером вагоны, разогретые и слегка оттаявшие по бортам, подаются под разгрузку парами в вагоноопрокидыватель тандемного типа. Затем вагоны переворачиваются, уголь попадает на решетку, отметка от уровня земли -6 метров. Вокруг решетки со всех сторон установлена мощная аспирационная система, поглощающая пыль, возникающую в момент опрокидывания вагона и падения угля. Данная системабыла модернизирована в 2015 году и позволила увеличить сбор максимального количества выделяющейся пыли.

После попадания на решетки уголь, который не просыпался в специальные герметичные бункеры, смерзшиеся куски, измельчают специальные дробильно-резательные машины, в прошлом году мы, в рамках программы модернизации, заменили их на самые современные, которые есть на сегодняшний день. В новых дробильно-резательных машинах уменьшили скорость вращения фрез, а силу резанья увеличили, тем самым максимально снизили пыление на данном этапе выгрузки. Затем уже измельченный уголь поступает на конвейер, а это уже следующее действие в нашем цикле по выгрузке вагонов с углем. На конвейере установлена новейшая система пенообразования. На терминале она применена впервые. Специальная пена, совершенно безвредная для человека, укрывает движущийся по конвейеру уголь, предотвращая пыление. Затем в пересыпном бункере она перемешивается и связывает между собой мелкие частички пыли, что еще на этапе выгрузки снижает процент пыления.

Если уголь сильно смерзшийся, его сначала распиливают специальными самоходными маневровыми резательными комплексами, СМРК №1 и №2, а затем весь цикл разгрузки полувагонов с углем повторяется, как я описал ранее.

— То есть, пылеподавление в ЗАО "Дальтрансуголь" начинается на глубине -6 метров, под землей?

— Не совсем так, на отбойных стенках в здании вагоноопрокидывателей -2 метра, смонтирована система туманообразования, которая в автоматическом режиме при перевороте вагонов на 90 градусов включается и образует защитную стенку. И пока вагон не вернется на отметку 90 градусов после разгрузки, не выключится, тем самым образуя пелену из тумана, что не дает пыли подниматься выше уровня пола.

— Возможно, это не вполне профессиональный вопрос. И все-таки скажите, а зачем заниматься пылеподавлением на отметке -2 метра, под землей и ниже? При том, что глубина всего бункера 17 метров.

— Ну, во-первых, там работают люди. Они не должны дышать пылью. Охрана труда — один из приоритетов СУЭК. Во-вторых, пылеподавлением нельзя заниматься урывками – вот здесь блокируем пыль, а здесь и так сойдет. Важно минимизировать пыление на каждом участке перевалки угля. Тогда будет достигнут максимальный эффект.

Идем дальше. Наибольшие проблемы с пылением до января 2013 года наблюдались на перегрузочных пунктах. Эту проблему мы тоже решили, насколько это было возможно. После ввода в эксплуатацию специальных вакуумных систем DISAB – TELLA ситуация изменилась. Мощные вакуумные установки с помощью воздушного потока направляют угольную пыль к фильтру-сепаратору, где происходит отделение мелких частиц угольной пыли от воздушного потока. Пыль затем аккумулирует в специальные герметичные емкости, а после вывозится на склад и укладывается в штабель. В 2014 году ЗАО "Дальтрансуголь" инвестировало в модернизацию вакуумных систем 16 миллионов рублей.

— На складе терминала может единовременно хранится более миллиона тонн угля. Как решается вопрос с пылеподавлением здесь?

— Сегодня мы можем с уверенностью сказать: склад защищен очень надежно. И мы продолжаем работы по улучшению качества пылеподавления. Здесь имеется передвижной снегогенератор, на базе автомобиля. Он едет от одного штабеля угля к другому и распыляет специальный водный состав в виде мелкодисперсного тумана. Уголь покрывается тончайшей снего-ледяной коркой, предотвращающей пыление даже при сильном ветре. Летом этот же агрегат работает как орошатель, распыляя вместо снега водяной туман.

В конце 2014 и в начале 2015 года на четвертом складе были смонтированы две самые мощные в России водяные пушки (поставщик – российская компания ЕИМ -инжениринг), которые по принципу передвижного снегогенератора орошают круглогодично склады с углем в радиусе до 300 метров, а в зимний период укладывают снег на штабели на расстояние от 150 до 200 метров. Со склада уголь при помощи стакер-реклаймеров поступает на конвейеры, а далее отгружается на суда. В 2015 году на стакер-реклаймере №2 установлена специальная система пылеподавления, орошающая уголь непосредственно в момент погрузки и выгрузки.

Стоит заметить, что именно на Ванинском терминале ЗАО "Дальтрансуголь" впервые применена система орошения угля непосредственно на стакер-реклаймере. Но и это не все. На складе регулярно работает автомобиль с водяной ёмкостью, который орошает основание штабелей и складские территории терминала для исключения пыления от ветра, и передвигающейся по складу специализированной техники.

— Мы видим, что пыление на угольном складе сведено к минимуму. Но остается еще пирс. Как обстоят дела с пылеподавлением там?

— И на пирсе с пылеподавлением вопрос решаем, изучая параллельно весь существующий мировой опыт. Здесь в прошлом году применена технология, до этого не применявшаяся ни в одном угольном порте мира. На пирсе терминала, на пересыпной станции №7, установлена немецкая "Дисперсионная система “DUSTEX". Система используется для пылеподавления в областях с высоким содержанием пыли в воздухе при транспортировке или переработке пылеобразующих материалов.

Система используется на конвейерах, по которым уголь поступает на погрузочную машину, в местах пересыпа.

— Но программа ЗАО "Дальтрансуголь" на этом не закончена? Что планируется сделать в 2016 году?

— Реализация программы продолжается согласно установленному плану. Компания приобретает вакуумный передвижной погрузчик CENTURION LN 200/9-1812, шведского производства. Их в просторечии называют "Автопылесосы". Это самый мощный из существующих сегодня в мире вакуумных погрузчиков для сбора и утилизации пыли. Это – в дополнении к уже имеющемуся на вооружении в ЗАО "Дальтрансуголь" аналогичному погрузчику. Но новый, безусловно, современнее и мощнее, и оснащен дополнительными опциями по нашему запросу.

Также порт приобретает машину для брикетирования пыли. Это экспериментальная установка для спресовывания угольной пыли, которую аспирационные установки во время перевалки углей будут извлекать из потока в бункерах конвейеров. Затем угольная пыль будет подаваться на пресс для изготовления угольных подушечек (брикетов) размером 40/40 мм. Это позволит в дальнейшем избежать повторной перевалки пыли.

Есть еще одна идея. Некоторые сотрудники терминала будут снабжены индивидуальными приборами экологического контроля. Это специальные приборы для исследования окружающей среды – для измерения максимально разовых и среднесменных концентраций пыли непосредственно у обслуживающего персонала. Прибор ГАНК-4, который мы используем для проведения собственного мониторинга окружающей среды, будет доукомплектован специальными кассетами, для более детального контроля загрязняющих веществ в атмосфере.

Также на 2016 год запланирована модернизация систем пылеподавления на вагоноопрокидывателе – увеличение мощности распыла форсунок и смена реагентов для пенообразования на более дорогие и эффективные.

— Владимир Владимирович, ЗАО "Дальтрансуголь" на протяжении нескольких лет реализует и другие значимые экологические проекты. Например, сотрудничество с учеными Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного Центра (ФГУП ТИНРО-ЦЕНТР) в области водно-биологического мониторинга ресурсов района бухты Мучке. Или, например, проект "Зеленый порт", который предусматривает озеленение производственной зоны терминала. Эти проекты также будут продолжены в 2016 году?

— Конечно. С учеными ТИНРО-ЦЕНТРА мы работаем постоянно. И это сотрудничество бессрочно. И в этом, и в последующие годы мониторинг бухты будет проводиться обязательно. Озеленение производственной зоны порта тоже будет проходить по утвержденному плану. Обо всех этапах выполнения собственной программы ЗАО "Дальтрансуголь" "Модернизация систем пылеподавления", о других природоохранных мероприятиях мы будем информировать жителей Ванинского района через средства массовой информации.

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь > amurmedia.ru, 3 февраля 2016 > № 1650169 Владимир Долгополов


Россия. ДФО > Образование, наука > fishnews.ru, 29 января 2016 > № 1642773 Георгий Ким

Георгий Ким: Нужно изменить показатели для школ.

Система школьного обучения сегодня не заточена на то, чтобы ребята в дальнейшем поступали на технические специальности, отмечает ректор Дальрыбвтуза Георгий Ким.

«Школы не учат физике, химии. Показатели оценки их работы таковы, что они предпочитают, чтобы выпускники сдавали ЕГЭ по другим предметам. В итоге молодой человек хотел бы поступить к нам на морскую специальность, а не может – потому что не проходит по физике, по химии. Единый госэкзамен развалил систему», – считает глава Дальневосточного государственного технического рыбохозяйственного университета.

Между тем преподавать естественно-научные дисциплины можно так, что они будут интересны и понятны школьникам. «Учитель физики, химии может так увлечь ребят, что они по-настоящему полюбят его предмет. Все зависит от руководителя школы, от его умения четко организовать работу, - подчеркнул собеседник Fishnews. - Кружки по физике, химии. Это интереснейшие предметы, в них великая притягательность».

Именно школа дает знания, которые необходимы для поступления и дальнейшего обучения в вузе. «Я выступал по радио, телевидению, говорил: пусть в школах большое внимание уделяют физике, химии. Это необходимо стране. Как без химии, например, обучать технологов? А мы готовим таких специалистов по всем направлениям – для производства рыбной, хлебной продукции, кондитерских изделий, детского функционального питания и т.д.», - рассказал ректор.

Нужны совершенно другие показатели эффективности работы школы, если их изменить, все поменяется изнутри, уверен Георгий Ким. «Сейчас главное, чтобы были хорошие оценки, и неважно, какие предметы выбираешь для сдачи экзаменов. Нужно изменить эти критерии», - считает руководитель Дальрыбвтуза.

Россия. ДФО > Образование, наука > fishnews.ru, 29 января 2016 > № 1642773 Георгий Ким


Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 27 января 2016 > № 1631866 Андрей Веретенников

Кризис проредил ряды предприятий общепита в Хабаровске и заставил их развивать экономичный формат: фаст-фуд среднего уровня и семейные кафе. Большой шанс благополучно пережить тяжелое время у сетей кафе и столовых, таких, как "Золотая птичка", "Сеньор Помидор", "Чао какао", "Ложка", сообщил корр. ИА AmurMedia председатель городского совета предприятий потребительского рынка и пищевой промышленности Андрей Веретенников.

— Опыт тяжелых 2008 и 2015 годов показал, что в кризис выживают предприятия общественного питания в стиле недорогих семейных кафе, фаст-фуда среднего класса или сети столовых, где люди могут быстро и качественно поесть. Например, сети кафе "Золотая птичка", "Сеньор Помидор", "Чао какао", сеть столовых "Ложка". Эти предприятия за счет централизованного снабжения, оборота могут сократить какие-то затраты, могут позволить себе приобрести нужное оборудование, — сказал Андрей Веретенников. — Такого раньше не было. Поэтому и многие рестораны переходят на бизнес-ланчи, шведские столы. Выигрывают также те игроки, в арсенале которых предприятия разного формата: массовые общепитовские точки и, скажем, пафосный ресторан, в который не стыдно привести важных гостей или просто похвастаться.

По словам эксперта, очень тяжелое положение у тех предприятий, чья деятельность в силу специфики зависит от импорта: пивных баров и ресторанов, которые специализируются на немецком, чешском, американском пиве. Цены на пиво из-за санкций и падения рубля выросли в полтора раза, но рестораторы не могут так поднять цены, потому что посетители тогда уйдут.

— Кто умеет считать, у кого было два-три такого рода кафе, ушли с рынка, а те, кто не успел, сейчас столкнулись с серьезными проблемами, задолжав по зарплате и за поставленное оборудование, — отметил Андрей Веретенников.

В кризис обостряются застарелые проблемы, от которых сфера общепита больше всего страдает и в мирные дни. Это высокие ставки аренды и цены на коммерческую недвижимость, высокие тарифы на коммунальные услуги и техподключение. По этим причинам, кстати, утверждает эксперт, Хабаровск обходят крупные федеральные общепитовские сети.

Раньше, по его словам, в Хабаровске можно было найти недорогую муницпальную площадь в аренду в ЦИТе. На сегодня ЦИТ повысил цены, потому что вступила в силу норма о приведении цены арендной ставки к рыночной. Несданная площадь идет на торги, поэтому теперь муниципальная аренда для начинающих предпринимателей — дело дорогое и малодоступное.

К этим проблемам добавились и инфляционные.

— Практически ежедневно рестораторы получают уведомления от поставщиков об увеличении цен. В них так и написано, мол, уважаемые партнеры, в связи с экономической ситуацией в стране мы вынуждены увеличить стоимость на наши товары и услуги. Цены растут минимум на 10%. За полгода это увеличение составит уже более 60%, — подчеркивает Андрей Веретенников.

Россия. ДФО > Агропром > amurmedia.ru, 27 января 2016 > № 1631866 Андрей Веретенников


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter