Всего новостей: 2498641, выбрано 274 за 0.123 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. СКФО > Металлургия, горнодобыча > minpromtorg.gov.ru, 7 сентября 2016 > № 1892392

При поддержке Минпромторга реализован новый металлургический инвестпроект в Ставрополье.

В Невинномысске Ставропольского края завод «СтавСталь» торжественно запустил в эксплуатацию новый электросталеплавильный цех. Инвестиционный проект получил государственную поддержку по линии Министерства промышленности и торговли РФ на компенсацию части затрат по уплате процентов за инвестиционный кредит.

Реализация проекта позволит решить ряд важных проблем для региона: увеличение рабочих мест, производство материалов для стройиндустрии и утилизация металлолома.

Открытие электросталеплавильного цеха завершило реализацию двух очередей инвестиционного проекта по строительству завода «СтавСталь», стоимость которых уже превысила 10 млрд рублей. В перспективе завод откроет еще два цеха по производству стальных строительных материалов. Численность персонала предприятия вырастет до 900 человек.

Мощность электросталеплавильного цеха позволяет переплавлять до 500 тыс. т стали в год. Итогом работы трех печей цеха становится литая заготовка – стальной полуфабрикат для металлургических производств. Основной объем заготовки, около 350 тыс. т в год, будет перерабатываться на этом же заводе – первый, прокатный цех производит из таких заготовок востребованную в строительстве стальную арматуру. Производство собственной заготовки позволит получать гарантированно качественный металл, обеспечить бесперебойную работу производства и снизить себестоимость продукции.

Отличительная черта электросталеплавильного цеха завода «СтавСталь» в том, что его печь выплавляет заготовки из металлолома, а не из руды. Технологии производства соответствуют высоким требованиям экологической безопасности, а расположение завода выбиралось с учетом розы ветров, чтобы обезопасить жителей региона и работников завода от любых возможных выбросов в процессе плавки лома.

Россия. СКФО > Металлургия, горнодобыча > minpromtorg.gov.ru, 7 сентября 2016 > № 1892392


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 6 сентября 2016 > № 1890526 Александр Дзасохов

Александр Дзасохов: "Итоги выборов определят возможность справиться с решением накопившихся проблем"

18 сентября в Северной Осетии будут выбирать не только депутатов Госдумы, но и главу республики. Эксперты прочат этот пост нынешнему временно исполняющему обязанности главы Вячеславу Битарову. О поствыборных ожиданиях рассказал бывший глава Северной Осетии (1998–2005), вице-президент Российского Совета по международным делам, заместитель председателя комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО Александр Дзасохов.

- Что вы думаете о предстоящих выборах в нижнюю палату российского парламента?

- Интерес и внимание к делам и событиям на Кавказе, особенно, в родной мне Республике Северная Осетия всегда со мной, а сейчас особенно. Как сказал поэт: «В горах мое сердце, а сам я в Москве». Желаю, чтобы все, кто будет избран 18 сентября в Думу и другие органы власти, сосредоточили бы внимание на раскрытии экономического потенциала Северо-Кавказского Федерального округа и настойчиво боролись за эффективное исполнение проектов Федеральной целевой программы, взаимодействуя и опираясь на координационную роль специально созданного федерального Министерства по делам Северного Кавказа. Экономические цели могут быть достигнуты только в условиях стабильности и безопасности. На этом направлении базовым документом является недавно принятая «Стратегия государственной национальной политики». Силовые методы, конечно, играют важную роль в борьбе с терроризмом и радикализмом, но они не могут быть исчерпывающими в борьбе с этим злом. Время требует качественно новых повседневных пропагандистских, информационных, просвещенческих инициатив, мировоззренческих «проповедей». Словом, всего, что может упреждать появление идеологии терроризма и радикализма.

- В Северной Осетии предстоят выборы главы республики. Каковы ваши прогнозы?

- Большие надежды связаны с именем Вячеслава Битарова . Жители республики знают, что он многие годы был успешным руководителем большого трудового коллектива, несколько раз избирался депутатом парламента республики, причем был активным в этом качестве. Люди, которые знают его лучше, чем я, считают, что он может создать управленческие основы для решения социальных задач.

- Согласитесь, Александр Сергеевич, что перед руководителем стоит более широкий круг серьезных, в том числе неожиданных непрогнозируемых задач, чем вы назвали.

- Правильно. Поэтому замечу, что Битаров вначале в качестве председателя правительства, а позже в должности временно исполняющего обязанности главы республики действовал и накапливал свежий, а потому очень нужный опыт. Многие должным образом оценивают его регулярные встречи с населением городов и сел, представителями трудовых коллективов. С пользой для дела состоялись в последнее время и встречи с руководителями федеральных министерств и ведомств.

- Какие бы вы могли назвать мобилизационные ресурсы республики?

- Выборы главы республики – ответственный политический этап. Их итоги будут во многом определять возможность справиться с решением накопившихся проблем. Выборы должны привести к объединению всех здравомыслящих и ответственных сил. Это трудная задача, но другого правильного пути нет. Наступило время приложить усилия, чтобы после нынешнего цикла выборов не возникли разделительные линии и барьеры в обществе. Интересам сегодняшнего времени, как никогда, отвечает консолидация народа в интересах республики и страны. Особый приоритет - сохранить имидж республики в вопросах образования, культуры, здравоохранения, инженерно-технической мысли. Последовательное и выверенное наращивание интеграционных шагов между севером и югом Осетии – стратегическая задача нашего времени.

- Какие есть объединяющие цели для всего Северного Кавказа?

- Северный Кавказ исторически и геополитически начинается на севере, с Ростова. Включение Крыма в состав Южного Федерального округа открывает новые масштабные возможности для разнообразного взаимодействия на юге России между Северо-Кавказским Федеральным округом и Южным Федеральным округом. Я поддерживаю инициативы Северной Осетии по установлению экономических и гуманитарных связей с Республикой Крым. Северная Осетия и другие регионы Северного Кавказа, юга России многое могут сделать в развитии приграничного сотрудничества и с сопредельными странами.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 6 сентября 2016 > № 1890526 Александр Дзасохов


Россия. СКФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > vestikavkaza.ru, 3 сентября 2016 > № 1881379 Лев Кузнецов

Лев Кузнецов: "Режим территории опережающего развития будет создан в Кавминводах"

О том, какие практики Дальнего Востока могут быть применены на Северном Кавказе, будет ли использован опыт свободного порта при реализации Каспийского хаба и что так тесно связывает два стратегических региона России — Северный Кавказ и Дальний Восток, — рассказал в интервью ТАСС на ВЭФ-2016 министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов.

— На Госсовете по санаторно-курортному комплексу вы озвучили ряд инициатив, в числе которых распространение на курортные зоны режима территории опережающего развития (ТОР), который уже успел себя хорошо зарекомендовать на Дальнем Востоке и в моногородах. Какие требования должны быть к ТОР, если мы говорим о санаторно-курортном комплексе, возможно ли Северному Кавказу перенять тот опыт, который есть сейчас на Дальнем Востоке?

— У нас создано очень много специальных режимов для инвесторов: и специнвестконтракты, и льготы, которые помогают реализовывать им проекты и привлекать деньги в регионы. Режим ТОР дает возможность комплексно по разным направлениям создать максимально комфортные условия для инвесторов: определить специализацию, не ущемляя права других, и выделить ту точку роста, которая сегодня важна для экономического и социального развития. Сейчас ТОР есть на Дальнем Востоке и в моногородах, на остальных территориях она начнет действовать только с 2018 года. Мы предложили, и Министерство экономического развития РФ нас поддержало, досрочно распространить этот режим на курорты, выбрать инвестиционно-привлекательные площадки: рассмотреть не только Кавказ, но и Алтай, Краснодарский край, Крым. Создать максимально благоприятный инвестклимат для данного направления, в первую очередь для частных инвестиций. Этот режим в отличие от особой экономической зоны более универсальная площадка с особым "стимулирующим набором" преференций для инвесторов. И его распространение на курортные зоны может благоприятно сказаться не только на инвестклимате, но и на качестве сервиса и услуг. Единственное, мы предлагаем отказаться от льгот по страховым взносам.

— В каких регионах Северного Кавказа вы хотите применить эту практику?

— Мы хотим применить комплексно, в первую очередь в Кавказских Минеральных Водах. Это и по масштабу достойная площадка, и с точки зрения специализации она является драйвером развития территории. Там не будет конфликта с другими отраслями, это даст новый импульс развитию территории. Почему еще Кавминводы этого заслуживают? Потому что это не региональный, не окружной, а федеральный и международный проект.

— На ВЭФ сегодня обсуждаются механизмы поддержки инвесторов. На Госсовете вы предложили для эффективных инвесторов предусмотреть льготное налогообложение. Это хорошо накладывается на идею по внедрению ТОР на Северном Кавказе.

— Подчеркну, что мы предлагаем льготное стимулирование для новых инвесторов. Очень важно через эти льготы не подорвать и без того хрупкую доходную базу регионов. Все-таки в режиме ТОР основная нагрузка ложится на региональный бюджет: это и местный налог на прибыль, и налог на землю, и другие преференции. Важно, стимулируя инвестора, делая благое дело, не создать дополнительных сложностей субъектам с пилотными проектами.

— Что делать с теми инвесторами и собственниками, которые не выполняют взятые на себя обязательства, но получили те или иные льготы на региональном уровне?

— На Госсовете я озвучил инициативу разработать режимы стимулирующие, но в то же время некоего дисциплинарного характера. Потому что курорт в отличие от других площадок очень ограничен сам по себе. Важно, чтобы на этой ограниченной территории максимально был задействован имеющийся ресурс и эффективно развивался именно курорт. Наша задача — понять, какие у инвестора сложности и почему он не реализует проект. Надо смотреть каждый отдельный случай. Тем, кто хочет вкладывать, нужно помогать, а тем, кто не вкладывает, нужно помочь решить проблемы, а дисциплинарные меры должны быть применены в последнюю очередь. Нужно создать прозрачные и четкие правила, которые бы подвигли инвестора воспользоваться поддержкой государства, привлечь партнеров и развить проект или отказаться от проекта в цивилизованной форме. Если взять те же ТОР, здесь, на Дальнем Востоке, есть специальные инвестиционные соглашения, которые четко регулируют права и ответственности сторон при невыполнении обязательств. Возвращаясь к курортам — должен быть применен точно такой же стимулирующе-мотивационный принцип, который создает условия для того, чтобы эта уникальная территория развивалась, а не доминировала по большому количеству недостроев или пустот.

— У вас есть список инвесторов, которые зашли с заявлениями, но по факту ничего не делают? Или это просто объекты, которые стоят много лет и в которые просто никто не вкладывает деньги?

— Первые, кто в этом списке должны быть, — это государственные объекты. Потому что много на курортах, особенного федерального уровня, государственной собственности. К сожалению, по большинству из них именно государство — неэффективный собственник. В том же Кисловодске и Ессентуках есть объекты, где ранее были санатории, но они по каким-то причинам сейчас не используются. Никаких активных действий балансодержатели, очень часто ведомственные, не предпринимают. Понятно, что при сегодняшнем состоянии бюджета они вряд ли что сделают. Мы предложили использовать как форму эффективного управления государственно-частное партнерство или привлекать бизнес к эффективному управлению через приватизацию, если объект не имеет какой-либо социальной значимости и может быть передан в руки частному бизнесу. К этому вопросу нужно отнестись чутко и внимательно: часть санаториев обязательно нужно сохранить в госсобственности, среди них — специализированные детские санатории, санатории для военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Остальных собственников можно и нужно стимулировать к повышению эффективности управления. К счастью, сегодня инструментов для этого достаточно. Мы предлагаем государству продемонстрировать свою активную позицию, а потом требовать от других такого же поведения.

— Вы также предложили вернуть экологическую экспертизу при строительстве и реконструкции санаторно-курортных объектов. Не станет ли это очередным бюрократическим препятствием и насколько она сейчас важна?

— Речь об объектах только в курортной зоне, это очень важно. К сожалению, в связи с изменением законодательства в 2014 году курорты ушли из особо охраняемых территорий и, соответственно, автоматически потеряли право проведения экологической экспертизы. Мы считаем — и опять же нашли полную поддержку всех коллег из экономического и социального блока, работавших над подготовкой Госсовета, — ценностью курортов являются природные и лечебные факторы. Мы обязаны передать будущим поколениям то, что является нашей государственной ценностью. Это наше самое конкурентное преимущество с точки зрения внутреннего, въездного, медицинского туризма в разрезе санаторно-курортного комплекса. Цель экологической экспертизы — не создавать дополнительные препоны для инвесторов, а защитить природу и сделать так, чтобы эти курорты у нас были и через 100, и через 200 лет и служили оздоровлению людей. Наша задача как государства — создать прозрачные механизмы прохождения этой процедуры. Мы хотим помочь инвесторам при разработке и проектировании объектов принять правильное решение.

— Когда вы планируете инициировать этот процесс?

— Как только выйдет поручение, думаю, что будут внесены поправки в соответствующий закон, связанный с правилом регулирования деятельности. Дальше будет принято решение представительным органом власти, и будет воплощаться в жизнь. Это будет не раньше 2018 года. Единственное исключение — это Кавминводы. Мы надеемся внести в правительство РФ до конца года закон об особом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды, хотим реализовать его на этой территории. При положительном результате можно будет распространить практику через общее законодательство по всей территории России.

— Если продолжить тему законопроектов, то Минкавказ России является разработчиком законопроекта о введении курортного сбора. На Госсовете президент эту идею поддержал. Означает ли это, что курортный сбор может быть введен на всех российских курортах, в частности на горнолыжных?

— Это была совместная инициатива с полпредством СКФО и Ставропольским краем. Мы планируем осенью начать его разработку, а затем вынести на площадку правительства, а потом — на заседание Госдумы. Курортный сбор — это новация, за рубежом география его применения широкая. Наша ключевая задача — через курортный сбор повысить конкурентоспособность наших территорий. Как показывает практика, курорт только тогда привлекателен, когда хорошие медучреждения и гостиничные комплексы находятся в балансе с развитой городской и курортной инфраструктурой. К сожалению, в последние годы все легло на муниципалитеты и очевидно пришло в ненадлежащее состояние. Постоянного источника финансирования на поддержание инфраструктуры города-курорты не имеют. Сбор предлагается ввести, чтобы вместе с развитием санаторно-курортных учреждений дать возможность развивать вокруг территорию и создать комфортные условия для туристов. На федеральном уровне нужен четкий и понятный перечень направлений, на что он может тратиться. Правила расходования этих денег должны принимать сами субъекты, на которые в виде пилота этот проект, по нашей оценке, должен распространиться.

Изначально пилотным регионом для введения курортного сбора выбрали Ставропольский край, ежегодно турпоток на курорты края увеличивается. В этом году мы ожидаем более миллиона туристов. Но в процессе обсуждения заинтересованность проявили Краснодарский край, Алтайский край, Крым и город Севастополь. Было решено в законе дать право этим регионам выступить пилотными площадками для курортного сбора. Надеемся этот закон в ближайшее время разработать, тем более его все принципиально поддержали. Президент сказал, что надо взвешенно подойти к разработке законопроекта, сохранив доступность курорта, но в то же время дать муниципалитетам возможность повысить качество услуг и сервиса.

— Сейчас Дальний Восток активно занимается развитием внутреннего и въездного туризма, особую ставку делая на путешественников из Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Северный Кавказ пользуется популярностью у зарубежных туристов? Есть ли перспективы по увеличению потока иностранных туристов в СКФО?

— Эта работа приобретает новое качество — совместно с Ростуризмом популяризируем наши курорты, мы интегрированы в процессы для того, чтобы показать, какими конкурентными преимуществами обладает Северный Кавказ. Пока акцент у нас на страны ближнего зарубежья. Только курорты Кавминвод ежегодно посещают более 90 тыс. иностранных граждан из Азербайджана, Армении, Казахстана, Узбекистана. В странах Ближнего Востока мы видим потенциал в разрезе медицинского и горнолыжного туризма. Заинтересованность бальнеологическими курортами Северного Кавказа выражает Иран, где спрос на лечебно-оздоровительный отдых растет. Кроме того, есть перспектива привлечения туристов из Китая в рамках запуска межрегионального туристического маршрута по кавказскому участку Великого шелкового пути. Туроператоры Поднебесной уже в конце сентября отправятся в инфотур для ознакомления с маршрутом и программой. Массовый поток туристов из Азиатско-Тихоокеанского региона — это вопрос времени. Будем смотреть опыт Дальнего Востока. Мы создали необходимую инфраструктуру, в частности, возвели самый высокий подъемник в Европе на Эльбрусе, на очереди — строительство медицинского кластера европейского уровня. Ценность наших курортов — во всесезонности и близких расстояниях. Турист за одну поездку по Кавказу может посетить много интересных мест. Сейчас мы запускаем новый проект "Шелковый путь", который проходит через древнейший город России Дербент. В Дербенте, кстати, начали строительство набережной, город благоустраивается.

И тем не менее в приоритете для нас отечественный турист. Важно добиться того, чтобы наш турист, побывав однажды в регионе, захотел вернуться и порекомендовал путешествие по Северному Кавказу своим родным и друзьям. Развитие туризма позволит усовершенствовать инфраструктуру, чтобы в каждом городе были туроператоры, гостиницы, сервис, транспорт.

— С точки зрения логистики нет ли подвижек по строительству аэропорта в Дербенте?

— В Дербенте мы точно не будем аэропорт строить, там нет такого турпотока. К тому же каждый регион на Северном Кавказе имеет современный аэропорт, пока этого достаточно для того количества туристов, которое посещает наш округ. Очень хорошо, что сейчас есть авиакомпании, обеспечивающие полеты внутри Северо-Кавказского региона. Например, между Махачкалой и Минеральными Водами, это придает мобильность и жителям округа, и туристам.

— По иностранцам обсуждали введение режима "свободного неба", если ориентируемся на туристический поток?

— Мы по Минводам обсуждали, у нас были предложения из Германии, Турции, Австрии, но с учетом кризиса процесс приостановлен. Но мы надеемся, что как раз турпоток и станет основой для того, чтобы опять поднять этот вопрос и вынести его на повестку дня.

— На ВЭФ отдельная сессия посвящена обсуждению возможностей развития международного медицинского кластера в свободном порту Владивосток, а ведь ваше ведомство как раз курирует реализацию проекта по созданию медкластера в Кавминводах. На какой стадии сейчас находится проект? Реализуется ли он с участием иностранных инвесторов?

— Мы уже утвердили медико-техническое задание. Соответственно, Внешэкономбанк как институт развития, который является акционером нашей корпорации, проводит дополнительную оценку бизнес-модели, что тоже очень важно. Сейчас выделяем деньги на проектно-сметную документацию (ПСД). Когда будет ПСД, тогда будет более предметный разговор с инвесторами. Да, на Петербургском экономическом форуме мы подписали с рядом компаний из Италии соглашения, подтверждающие их желание принципиально участвовать в этом проекте и в качестве строителей, и в качестве инвесторов. Мы уверены, что этот проект действительно жизнеспособен в нынешних условиях и отвечает и социальным, и экономическим вызовам.

— До конца года вы успеете объявить конкурс на ПСД?

— Мы планируем сделать все, чтобы его объявить, создана экспертная группа, которая сформирует конкурсные условия на ее разработку. Ресурсы все есть, понимание того, что мы хотим, тоже есть. Будем строить якорный проект — университетскую клинику, вокруг которой должны сформироваться все остальные составные части этого проекта. Мы считаем, что следующий год уйдет на разработку, и в 2018-м планируем приступить к строительству объектов медкластера в Кавминводах. По крайней мере, такую модель в бюджетных проектировках мы закладывали.

— Мы можем говорить о том, что Каспийский хаб, идея которого сейчас обсуждается, может включить в себя элементы свободного порта по примеру Дальнего Востока?

— Все режимы, связанные с логистической инфраструктурой, с налоговыми преференциями, заслуживают того, чтобы рассмотреть возможность их применения. Лучше инвестиционные модели должны работать на территории всей нашей страны. Каспий для государства так же важен, как акватория Тихого океана. Сейчас на Дальнем Востоке изучают перспективы Северного морского пути — коридора между Азией и Европой. Мы же прорабатываем пути развития транспортного коридора "Север—Юг". В первую очередь речь идет как раз о создании Каспийского транспортно-логистического комплекса на базе Махачкалинского порта. У нас на Каспии есть три порта: Астрахань, Махачкала и Каспийск. Наша задача — не конкурировать, а дополнять друг друга, распределить движение грузов, особенно учитывая ограничение по тоннажности судов в Астрахани. Единственный порт, который не замерзает, — Махачкалинский. Мы должны использовать наши конкурентные географические преимущества. Сейчас мы подготовили проект "дорожной карты" по созданию Каспийского хаба и определили круг ведомств, которые будут привлечены к работе. Говорить о том, когда может быть разработана концепция и сколько понадобится частных инвестиций на ее реализацию, пока преждевременно.

— Как Северный Кавказ может сотрудничать с Дальним Востоком в части использования трудовых ресурсов?

— Это самое ценное. Исторически Кавказ был в хорошем смысле территорией, которая в советский период поставляла трудовые ресурсы всей стране. За счет этого осваивались нефтяные и золоторудные месторождения, металлургические проекты. Мы хотим эту практику возобновить. На форуме говорят, что проектов на Дальнем Востоке много, нужны ресурсы для их реализации. Мы сейчас работаем с Агентством по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке, интегрируем возможности Северо-Кавказского федерального университета и Дальневосточного, чтобы наладить общую систему подготовки кадров, при которой ребята с Северного Кавказа могли бы быть конкурентоспособны, востребованы на Дальнем Востоке и во всей стране.

Для молодых специалистов Северо-Кавказского федерального округа это возможность себя реализовать не только в своих регионах, но и за их пределами. Надо в первую очередь активировать трудовую миграцию. С вузами СКФО мы прорабатываем возможность целевой подготовки инженерных, менеджерских и других кадров для работы в инвестиционных проектах ДФО.

Здесь, на Дальнем Востоке, есть программы по адаптации рабочих кадров. Такой комплексный пакет, когда человек интегрируется в общество, сохраняя свои традиции, культуру. Кроме того, мы прорабатываем вопрос о создании на Северном Кавказе рекрутинговых организаций, которые взяли бы на себя организационное и информационное сопровождение первых пилотных проектов трансфера кадров. Осилит дорогу идущий.

ТАСС

Россия. СКФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > vestikavkaza.ru, 3 сентября 2016 > № 1881379 Лев Кузнецов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 августа 2016 > № 1873483 Рамзан Кадыров

Рабочая встреча с врио Главы Чечни Рамзаном Кадыровым.

Накануне, поздно вечером, в Кремле состоялась рабочая встреча Владимира Путина с временно исполняющим обязанности Главы Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым.

В.Путин: Рамзан Ахматович, поговорим, как обычно в таких случаях, о социально-экономической ситуации: как дела в республике, каких результатов добились? И расскажите про ваши спортивные успехи – видел недавно хорошие соревнования по единоборствам.

Р.Кадыров: Владимир Владимирович, у нас на сегодняшний день хорошая динамика: в этом году, в первом полугодии, у нас объём промышленного производства вырос на 11,6 процента, сельское хозяйство – на 7,4 процента. Мы также запустили по линии сельского хозяйства, по импортозамещению, молочный комплекс на 1200 дойных коров и кормовой центр на 4000 голов крупного рогатого скота.

Безработица в этом году сократилась: мы создали около 5000 рабочих мест, на сегодняшний день у нас 1,3 процента безработица.

В республике стабильная ситуация, порядок – особенно по тяжким и особо тяжким преступлениям террористического характера.

По майским указам, по заработной плате учителей, – мы поднимаем заработную плату, выполняем майские указы, находимся в «пятёрке» по России по выполнению майских указов.

К учебному году мы тоже хорошо подготовились: в этом году мы запускаем 19 новых школ – 9600 мест, и, как Вы нам поручили, мы в ближайшие годы полностью решим вопрос образовательного характера. И дошкольные образовательные учреждения для детей от 3 до 7 лет мы довели до 100 процентов – нет у нас очередей. Раньше, Вы помните, когда у нас не было ни одного детского сада, были проблемы, а сейчас этот вопрос мы довели до логического конца.

И по аварийному жилью мы в этом году заканчиваем первую программу: около 4000 человек получат жильё, более 15 000 квадратных метров. Вот так, потихоньку, решаем вопросы, но, конечно, без Вашего участия, без Вашей поддержки у нас не получается: есть такие вопросы, которые требуют Вашего вмешательства.

В.Путин: Сейчас посмотрим.

Знаю, что вы готовитесь к чемпионату России по дзюдо, спорт развиваете.

Р.Кадыров: Мы недавно провели наш чемпионат по дзюдо – наша команда, наш клуб «Эдельвейс» выиграл. Все клубы были, даже именитые – все проиграли нашему клубу.

Мы развиваем дзюдо, другие направления в спорте. У нас это, можно сказать, приоритет. Думаю, что когда–нибудь Вы приедете, поприсутствуете на тренировке.

В.Путин: С удовольствием приеду. Спасибо большое.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 26 августа 2016 > № 1873483 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 18 августа 2016 > № 1878651

«Медицинских показаний к женскому обрезанию нет и быть не может»

Генпрокуратура проверит факты женского обрезания в Дагестане

Владимир Ващенко

Общественная организация «Правовая инициатива по России» провела исследование, показавшее, что в ряде районов Дагестана до сих пор широко распространено принудительное обрезание у девочек. По оценкам правозащитников, операции подверглись десятки тысяч женщин. Некоторые представители мусульманского духовенства заявили, что в этом обряде нет ничего страшного и его можно распространить и за пределы Дагестана. Врачи утверждают, что это крайне опасная операция, медицинские показания для которой возможны только при онкологическом заболевании.

Общественная организация «Правовая инициатива по России» подготовила доклад о распространении обрезания в Дагестане, которое делают девочкам. Основаниями для операции служат лишь только ритуальные соображения, а не медицинская необходимость, говорят правозащитники. Исследование было проведено по результатам опросов девочек, которые подверглись этой операции, их матерей и родственниц, а также тех, кто непосредственно выполнял обрезание. Как сказано в документе, возраст респондентов составил от 19 до 70 лет, а их профессиональный статус был достаточно разнообразным: пенсионерки, домохозяйки, студентки, юристы, инженеры, учителя, сотрудники сферы торговли, причем в опросе приняли участие преимущественно лица с высшим образованием.

«Наибольшее распространение операции получили среди народов, населяющих Восточный Дагестан: среди самого многочисленного народа — аварцев (главным образом, из Тляратинского и Цумадинского районов) и среди причисленных к нему малочисленных народов. Говорить о численности женщин, подвергшихся обрезанию, в настоящий момент сложно…

Но даже если учесть имеющиеся значительно заниженные данные, можно предположить, что обрезанию подверглись десятки тысяч женщин.

Исследование показало, что традиция женского обрезания применялась и ранее в других аварских районах, испытавших андийское влияние. В качестве обязательной эта практика осуществлялась в Гумбетовском и в Унцукульском районах до 1990-х годов», — упоминается в отчете «Правовой инициативы по России».

В документе отмечается, что в практикующих операцию горных районах встречается почти полная поддержка данной традиции. «Большинство опрошенных отметили, что своих дочерей они уже провели через обряд обрезания или будут его им делать. Пиетет респонденток в отношении этой традиции свидетельствует о том, что обрезание активно практикуется и — в перспективе — будет практиковаться в Дагестане», — говорят авторы отчета. При этом, по словам респонденток, девочки испытывают страх перед процедурой, не понимают ее смысл, после операции пугают друг друга рассказами о пережитом, делятся с сестрами своими переживаниями. «Но эмоциональная сторона практики, как и вопрос медицинской необходимости, не имеют большого значения для респонденток, так как они видят в практике обрезания ритуально-обрядовый характер», — отмечается в исследовании.

После публикации доклада «Правовой инициативы по России» по теме женского обрезания высказался ряд авторитетных для российских мусульман деятелей. Например, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев заявил о необходимости обрезать всех женщин. «Если бы это было применительно ко всем женщинам, это было бы очень хорошо. Женщину Всевышний создал для того, чтобы она рожала детей и их воспитывала. А это [обрезание] не имеет к этому никакого отношения. Женщины от этого не перестают рожать. А вот разврата было бы меньше», — сказал Бердиев.

Муфтий Москвы и Центрального региона, глава рабочей группы Общественной палаты России по противодействию псевдорелигиозному экстремизму Альбир Крганов заявил, что по шариату (комплекс предписаний в исламе) женское обрезание разрешено. «Но это не говорит о том, что это обязательно, — это сугубо индивидуальное решение каждого человека. И это дозволено только в допустимой форме», — сказал Крганов агентству «Россия сегодня». Он пояснил, что существуют разные формы женского обрезания, в их числе, по его словам, «есть вообще бесчеловечные подходы, которые использовали еще в доисламский период, в качестве некоего наказания…». «Подобные деяния вообще запрещены исламом. Если нет необходимости коррекции организма, которым тебя наделил Всевышний, это (обрезание) — неправильно. Я считаю, что такое решение может принимать женщина самостоятельно или, если это девочка, — с согласия на это родителей, и обязательно должно быть присутствие врача. Это должно быть очень взвешенное решение», — подчеркнул муфтий.

Глава комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, детей и материнства певица Диана Гурцкая после доклада «Правовой инициативы по России» обратилась к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой провести проверку информации, которая содержится в документе. «Мы попросили генпрокурора проверить факты, изложенные в отчете. Если они подтвердятся, будут приняты меры прокурорского реагирования», — сказала Гурцкая «Газете.Ru».

Она также отметила, что родители, которые заставляют своих дочерей делать женское обрезание, могут быть лишены родительских прав в соответствии с российскими законами.

«Государство по Конституции гарантирует защиту материнства и детства. Семья — это место, где ребенок должен быть максимально защищен. Нанесение физических повреждений несовершеннолетним влечет ответственность в соответствии с Уголовным кодексом и ставит вопрос о том, способны ли люди, совершающие подобные экзекуции, быть родителями», — заявила Гурцкая. Получить оперативный комментарий Генпрокуратуры «Газете.Ru» не удалось.

Руководитель Региональной общественной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер отметил, что в ряде стран Европы женское обрезание запрещено юридически. «В отличие от обрезания у мальчиков, которое служит исключительно гигиенической процедурой и не несет угрозы жизни и здоровью, женское обрезание — операция, которая калечит человека и лишает женщину любых удовольствий, связанных с сексом в будущем. В ряде развитых стран мира за подобную операцию для родителей полагается уголовная ответственность. Например, в Норвегии при въезде в страну дочерей мусульман обязательно проверяют на признаки женского обрезания (так как некоторые родители вывозят для этой операции детей в страны Ближнего Востока), и если находят признаки операции, то их родителей ждет серьезный тюремный срок. Мало ли какие традиции у тех или иных народов? Если, например, у кого-то есть традиции каннибализма, то это не значит, что современное общество обязано им следовать», — сказал правозащитник.

В свою очередь, директор Ассоциации народонаселения России и развития, акушер-гинеколог Любовь Ерофеева пояснила «Газете.Ru», что медицинских оснований для подобных операций практически не существует.

«Медицинских показаний к женскому обрезанию, за исключением онкологических заболеваний половых органов, нет и быть не может.

А если учесть, что традиции женского обрезания выполняют не медицинские работники, а обычные люди, это очень опасно. Это лишает в будущем женщину значительной части удовольствий, которые она может иметь в своей жизни. Я уже не говорю о том, что в результате этой операции не исключены воспаления и опасные кровотечения. Половые органы — это очень хорошо кровоснабжаемые органы, и любой порез, тем более операция, а тем более — в не специальных, не медицинских условиях, может привести к массе осложнений и даже гибели человека», — сказала врач.

Россия. СКФО > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 18 августа 2016 > № 1878651


Россия. СКФО > Агропром > premier.gov.ru, 17 августа 2016 > № 1873854 Владимир Владимиров

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировым.

Из стенограммы начала встречи:

Д.Медведев: Владимир Владимирович, я хочу поздравить вас и в вашем лице всех тружеников села Ставропольского края с очень хорошим результатом, который был получен в этом году, – с беспрецедентным уровнем по урожаю. Это действительно выдающееся достижение всех, кто занимается растениеводством, кто помогает всем процессам на селе. Конечно, для нашей страны очень важно, что с каждым годом объём зерна, который получают наши хлеборобы, объём в целом продукции растениеводства растёт.

Хотел бы отметить ещё один момент, который всегда важен. У нас урожаи растут год от года, по зерновым во всяком случае это именно так. Растёт экспортный потенциал, значительное количество зерна мы не только перерабатываем, потребляем, но и отправляем на экспорт. Но крайне важной является тема сохранения урожая и последующего хранения. Просил бы вас рассказать о том, каким образом вы планируете и в этом году сохранять полученный урожай, имея в виду его очень значительные объёмы.

В.Владимиров: Дмитрий Анатольевич, действительно, урожай большой. Спасибо за поддержку. Без поддержки государства этого бы не произошло. Всё-таки 6,2 млрд в этом году мы получили только из федерального бюджета. Свой миллиард на софинансирование потратили.

В части хранения. Сегодня мы для своего зерна на 80% имеем площади и объекты хранения у себя на территории. Практически пятая часть урожая будет продана до 1 октября. Всё остальное будет ждать лучшей цены, с февраля начнётся очередная волна продаж.

Элеваторы и места хранения подготовлены полностью. Нужно только улучшать качество хранения, чтобы зерно не набирало влагу. Над этим работаем. У нас недавно открылась выставка «Агро Юг», там представлены хорошие технологии хранения, бункерного типа, в оцинкованных элеваторах.

Д.Медведев: Это очень важно, потому что действительно урожай хороший, им нужно правильно распорядиться. А направление того, куда расходовать это богатство, вы и сами прекрасно знаете. Что-то подлежит реализации, что-то идёт в переработку непосредственно у вас или в сопредельных регионах, ну а что-то подлежит хранению, имею в виду и внутреннее потребление, и экспортный потенциал. А это действительно сейчас для нашей страны ключевая задача. Объём экспорта зерновых, точнее, продукции сельхозпроизводства из нашей страны превысил на четверть объём экспорта вооружений. Это очень хороший результат, к которому мы долго шли, и нам нужно наращивать наши возможности и по линии зерновых, и, естественно, по другим направлениям сельскохозяйственной продукции, имея в виду и растениеводство, и животноводство.

Россия. СКФО > Агропром > premier.gov.ru, 17 августа 2016 > № 1873854 Владимир Владимиров


Австрия. СКФО > Армия, полиция > mil.ru, 6 августа 2016 > № 1850042

Представители вооруженных сил Австрии приняли участие в международном конкурсе «Эльбрусское кольцо» в качестве наблюдателей

В качестве наблюдателей на первый международный этап конкурса «Эльбрусское кольцо-2016» в Кабардино-Балкарскую Республику прибыли представители 6-й пехотной (горной) бригады национальных вооруженных сил Австрийской Республики майор Хервиг Вегер и капитан Штефан Фанкхаузер.

Австрийские военнослужащие внимательно наблюдают за тем, как проходят состязания в Приэльбрусье, и вместе с участниками конкурса планируют совершить 10 августа восхождение на самую высокую вершину Европы (5642 метра). Представители Австрии не исключают, что в следующем году лучшее горное подразделение этой страны примет участие в международном конкурсе «Эльбрусское кольцо-2017».

«Если руководство вооруженных сил Австрии даст добро австрийским военнослужащим на участие в этих уникальных соревнованиях, то на следующий год мы обязательно привезем на Эльбрус наше лучшее горное подразделение. Уровень организации этих соревнований просто фантастический. Высок и уровень команд-участниц, особенно стоит отметить выступление горных подразделений России и Китая», — отметил капитан австрийской армии Штефан Фанкхаузер.

Австрийские наблюдатели на вертолете Ми-8 совершили инспекционный облет маршрута «Эльбрусского кольца», которое составляет порядка 100 км, и выразили желание оказать посильную помощь в работе российского поискового отряда на перевале Хотютау (3500 метров).

На этом перевале, который находится к юго-западу от горы Эльбрус, в 2015 году были обнаружены останки советских солдат, погибших во время Великой Отечественной войны в боях с фашистскими войсками, в составе которых воевала 4-я горнопехотная дивизия, укомплектованная австрийцами — жителями горной области Тироль.

Помимо австрийских военнослужащих, в качестве наблюдателей на Международный этап конкурса «Эльбрусское кольцо-2016» прибыли представители Индии. В данном конкурсе принимают участие лучшие горные подразделения Ирана, Китая, России и Казахстана.

Управление пресс-службы и информации Министерства обороны Российской Федерации

Австрия. СКФО > Армия, полиция > mil.ru, 6 августа 2016 > № 1850042


Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 2 августа 2016 > № 1844392 Римма Дзицоева, Игорь Кадзаев

Комментарий. Северная Осетия: развитие сельского хозяйства пойдет через МФХ и кооперацию.

«Крестьянские ведомости» продолжают цикл рассказов о делах аграриев Республики Северная Осетия-Алания. На этот раз интервью с врио министра сельского хозяйства Риммой Дзицоевой и руководителем региональной АККОР Игорем Кадзаевым, а также репортаж с СПК «Де-Густо».

Солнечный июльский день. На горизонте красуются северные склоны Большого Кавказа, а в садоводческой бригаде сельхозкооператива «Де-Густо» близ села Эльхотово аврал – наступил сезон сбора фруктов. Подъезжали и уезжали фуры с яблоками, грушами, сливами в Москву, Питер, Новосибирск, Екатеринбург… Я подержал в руке наливное яблоко, пахнущее чистой землей, травой, воздухом. Не то, что импортные, смазанные для сохранности каким-то трудно смываемым жирным раствором. Поскольку председатель СПК Алена Кисиева была в отъезде, за нее четко и непререкаемо отвечал бригадир Олег Бидихов:

– Наш кооператив культивирует и предлагает сельхозпредприятиям и индивидуальным предпринимателям посадочный материал абрикоса, персика, нектарина, сливы, алычи и других. Однако мы и сами реализуем фрукты. В 2015 году сдали 2000 т фруктов, в том числе 1500 т яблок. Первые яблоки уходят по 45 рублей за кило (в Москве средняя цена под 100 руб. – Авт.). Проблемы доставляют зарубежные конкуренты из Польши, Бразилии, Сербии, которые переходят нам дорогу на рынках России. Неужели на них нет управы, кто их лоббирует?

Для повышения товарных качеств продукции возводится новое хранилище мощностью до 1500 тонн, в котором фрукты будут сохраняться свежими в течение длительного времени. Кроме того, организация занимается разведением зерновых культур — кукурузы, злаковых, тритикале и прочих. В ближайших планах увеличение посевных площадей до 2265 га по всем видам культур и увеличение их урожайности.

СПК имеет статус российского племенного производителя КРС мясных пород, разводит герефордов. Готовится открытие специализированного центра трансплантации эмбрионов КРС. Эта передовая технология позволит выводить не просто отдельных животных с хорошими показателями, а целые их семейства. Превосходные показатели дают возможность расширять рынки сбыта за пределами Республики. В качестве питания животные получают натуральные корма, например, фуражное зерно, и безопасные комбикорма. Благодаря тому, что корма используются только натуральные, мясо быков очень вкусное.

Легкой походкой к нам подошла изящная женщина. Оказалась врио министра сельского хозяйства Риммой Дзицоевой. Во дворе за столом с чаем и знаменитыми осетинскими пирогами она ответила на все расспросы спецкора «Крестьянских ведомостей» :

– В Республике имеются хорошие условия для развития садоводства, в первую очередь, горного. На пахотных землях желательно выращивать зерновые, овощи, а садоводство уводить в предгорные склоны. И такой опыт имеется, я в прошлом году проводила региональный семинар – весь Северный Кавказ присутствовал. Самое главное достижение: в СПК «Де-Густо» создается промышленный плодопитомник. Здесь есть все для выращивания саженцев. В этом году хозяйство ожидает урожай около 3 тыс. т фруктов. Здесь только треть садов подошла в пору плодоношения. Потенциал – 10 тыс. т. Чтобы удовлетворить потребности населения региона (600 тыс. чел.) необходимо иметь не менее 3000 га продуктивных садов. Сегодня имеем втрое меньше.

И, конечно, надо лучше использовать огромные пастбищные территории в горах – свыше 200 тыс. га горных пастбищ со времен Советского Союза заброшены, неухожены, там нет животных. Надо возрождать горно-пастбищное содержание КРС. Определенная работа проведена – имеется племенной репродуктор по разведению мясной породы скота герефорд и более тысячи голов маточного поголовья вместе с телятами бесплатно 4-5 месяцев пасутся на горных пастбищах. Сегодня, как в былые времена, нет возможности самоходом перегонять скот, так как дороги перегружены автотранспортом – надо перевозить, и КРС перевозится в горы на высоту 1,5-2 тыс. метров над уровнем моря. Это практически курорт для животных, где они оздоровляются на альпийских лугах, пьют родниковую воду.

У нас имеется великолепная зона для выращивания зерна кукурузы. Если в России производят в целом 13 млн т кукурузы, то потенциал Осетии – 1 млн. Технологии известные. Единственное – нет собственной базы семеноводства кукурузы. Семена завозятся из разных регионов, очень много фальсификата. Плюс стоит вопрос реализации кукурузы, которая раньше была востребована алкогольной промышленностью. Нужны серьезные перерабатывающие предприятия. У нас есть проект по глубокой переработке кукурузы в крахмал, но нет финансирования, нет инвесторов. А ведь когда-то действовал крупный маисовый комбинат, крупнейший в Европе.

Что касается переработки, то час назад мы были в рыбхозе «Брут», – заметила председатель АПР, замдиректора АККОР Ольга Башмачникова. – И предпринимательница Зоя Дзодзиева посетовала на отсутствие средств для создания перерабатывающего производства. Из 500 гектаров ее владений 360 – водная гладь. Восемь озер, в половине производят товарную рыбу. В озерах выращивают карпа, толстолобика и белого амура. Сегодня она производит 210 т рыбы, а мощности позволяют 700-1000 т. Я порекомендовала Дзодзиевой связаться с ЗАО «Колакс-М», которое производит заводы и цеха-модули по переработке рыбной продукции. Что вы ей посоветуете?

– Зое Дзодзиевой надо с Рыбоводством скооперироваться, составить бизнес-план для получения грантов. А они немалые – до 70 млн рублей могут предоставить на создание перерабатывающего производства на кооперативных началах. Кооперацию надо поддерживать грантами.

За справедливую передачу земель в аренду

21 июля «Крестьянские ведомости», ссылаясь на сообщение руководителя комитета по имуществу Руслана Тедеева для ТАСС, написали: «Инвентаризация имущества и земель в Северной Осетии выявила, что 428 земельных участков общей площадью 15 тыс. га юридически никому не предоставлены, в Росреестре нет сведений о регистрации и договоров аренды, а на практике оказывается, что большая часть земельных участков обрабатывается».

«За счет земель, выявленных в ходе инвентаризации, удастся решить проблему, которой обеспокоены жители селения Раздзог Правобережного района, будет решен земельный вопрос и для жителей селения Нижняя Саниба, 25 га будут переданы на развитие селения Дзуарикау. Жители этих сел обращались к руководителю республики с просьбой о выделении земли. Оставшиеся земли будут предоставляться в аренду по результатам аукционов, а также предлагаться инвесторам, которым до сегодняшнего дня не могли найти свободные квадратные метры», — подчеркнул Тедеев.

Вот что сказала по этому поводу руководитель Минсельхоза Республики Дзодзиева: «Для того чтобы разобраться в ситуации и исключить в будущем подобные случаи, сделать процедуру распределения земель максимально прозрачной, врио Главы Республики Северная Осетия-Алания Вячеслав Битаров поручил создать в муниципалитетах специальные органы, призванные контролировать справедливость передачи земель гражданам в долгосрочную аренду».

И власти Северной Осетии начали наводить порядок в земельных отношениях. Недавно по результатам проведенной инвентаризации имущества было изъято 300 гектаров земли у недобросовестного арендатора, который не платил земельный налог около пяти лет, задолжав бюджету республики 660 тыс. рублей.

Изъятые земли, относящиеся к сенокосам и пастбищам, переданы в распоряжение местной администрации селения Даргавс, которое относится к числу высокогорных населенных пунктов, где земельный вопрос стоит особенно остро. Даргавс входит в тройку самых известных туристических мест республики, это популярное место для строительства загородных домов. В связи с этим местные жители, практически единственным доходом которых является содержание КРС, не имели возможности вести хозяйство.

По результатам инвентаризации составлено более 100 претензий на расторжение договоров аренды на землю, около 20 из них уже расторгнуты, с остальных недобросовестных арендаторов налог взыскивается через суд. Через суд будет решаться и вопрос нецелевого использования земель, (например, пахотные земли в окрестностях поселка Майское использованы под жилищное строительство и строительство коммерческих предприятий).

Доход в республиканский бюджет от использования земель увеличился в результате принимаемых правительством мер почти в четыре раза. Так, в 2014 году поступления от аренды земли составили 5,7 млн рублей, а в 2015 году — уже 22,7 млн рублей. Посмотрим, что покажет 2016-й?

Ставка на фермеров

Кавказ подо мною один в вышине… Эти лермонтовские строчки вспоминаются на Военно-грузинской дороге, на которой перед таможней в Грузию скопились сотни машин с экспортным российским зерном. Только для коров не существует границ – вижу, как одна буренка бодро шпарит по центру дороги к шлагбауму и погранцы для нее не указ.

Красота сказочная: вверху царственные заснеженные вершины гор и дремучие леса, отвесные скалы и бездонные ущелья, бурные ледяные реки и завораживающие водопады. В десятке шагов шумит Терек. Не хочется говорить о делах, но президент АККОР РСО-Алания Игорь Кадзаев повествует:

– Особенность сельского хозяйства Республики – практически все хозяйства фермерские. Есть, правда, несколько холдингов, но основную продукцию производят КФХ, ЛПХ, ИП. Глава Северной Осетии Вячеслав Битаров уделяет большое внимание фермерству. Грантовая поддержка подстегнула население организовывать ФХ. Заявки на получение грантов поступили от 202 начинающих фермеров. Комиссия допустила к грантам (от 500 тыс. до 1,5 млн руб.) 76 человек. На получение грантов на семейные фермы было подано 30 заявок, допустили к ним – 16.

– Как собираетесь развивать кооперации?

– Это очень нужное дело, но ломаю голову, как подступиться. Я понимаю это так: надо завязать в одно целое производство, переработку и сбыт…

Тут в разговор подключилась Ольга Башмачникова:

– Мы раньше как-то упустили из поля зрения Ассоциацию фермеров Республики, хотели даже исключить ее из состава АККОР. С приходом нового руководителя мы связываем определенные надежды, в том числе на развитие кооперации. Есть хороший опыт развития кооперации в Краснодарском крае, Липецкой области, Башкирии, Татарстане и мы готовы организовать поездки осетинских фермеров в эти регионы для изучения их опыта.

Я двумя руками за это, – откликнулся Игорь Кадзаев. – Потому что надо развеять сомнения некоторых глав КФХ республики: создание кооперативов – это не стремление загнать их в новые колхозы. А именно так превратно толкуют это нужное дело.

– Для этого необходимо проводить разъяснительные семинары, – ответила Башмачникова. – Надо объяснять фермерам, что от вступления в кооператив их юридический статус не меняется, просто они скидываются деньгами на приобретения техники для обработки земли, для переработки или сбыта продукции.

Какую роль отводите фермерским хозяйствам в развитии сельского хозяйства? – этот вопрос спецкор «КВ» в СПК «Де-Густо» задал руководителю аграрной отрасли Республики Римме Дзицоевой и получил такой ответ:

– Это очень серьезный вопрос, потому что земельные участки раздроблены – больших очень мало. Имеется программа поддержки начинающих фермеров и семейных ферм. Считаю, развитие сельского хозяйства должно идти через малые формы хозяйствования (МФХ) и однозначно через кооперации. Потому что покупать современную технику одному фермеру проблематично – нужны ресурсы. То же касается строительства хранилищ, переработки продукции.

Римма Дзицоева отметила: «На долю фермерских хозяйств приходится порядка 70% производимой в Республике сельхозпродукции. Сейчас есть интерес перевести крупные ЛПХ в статус ФХ, чтобы они могли пользоваться господдержкой, рассчитанной для фермеров, для производства молока. По этому поводу собираем начальников управлений, проводим совещания в районах».

Субсидия на 1 л реализации молока в Республике составляет 4 рубля. Это высокий показатель. Правда, погектарная поддержка всего около 600 рублей (её получают 40% хозяйств). Не густо. Возможно, это сдерживает освоение земель.

Процентная ставка для получения кредита в банке равна16%. Руководитель Минсельхоза Республики порадовалась: «На днях получила проект постановления о возмещении банком недополученных доходов, то есть, установление для приоритетных проектов стабильной ставки по инвестиционным и краткосрочным кредитам в 5% с 1 октября 2016 года».

В 2015-м на сельское хозяйство Северной Осетии было выделено 444 млн рублей – меньше предыдущего года. В 2016-м поддержка будет больше – власти Республики на селе решили не экономить, особо уделяют внимание молочному животноводству.

P.S. Аналитик Центра Изучения Молочного Рынка Екатерина Захарова прислала «Крестьянским ведомостям» ТОП-10 российских регионов по размеру КФХ, занятых в производстве молока. Первое место в рейтинге занимает Республика Северная Осетия-Алания. Средний размер КФХ в республике составил 560 коров, средний показатель надоев на корову в КФХ — 5738 кг в год (первое место среди других регионов РФ в 2014 году). Поголовье коров в целом в секторе КФХ республики невелико, всего 2,8 тыс. голов, однако с каждым годом поголовье растет. В 2014 году прирост поголовья коров в КФХ составил 16,7% по сравнению с 2013 годом.

Село Брут – село Эльхотово – Владикавказ Республики Северная Осетия – Москва

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. СКФО > Агропром > agronews.ru, 2 августа 2016 > № 1844392 Римма Дзицоева, Игорь Кадзаев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 августа 2016 > № 1842735 Лев Кузнецов

Встреча с Министром по делам Северного Кавказа Львом Кузнецовым.

Л.Кузнецов информировал Президента о ходе реализации государственной программы развития Северо-Кавказского федерального округа, первый этап которой завершается в 2016 году.

В.Путин: Лев Владимирович, про работу Министерства тоже поговорим, конечно, но давайте начнём всё–таки с того, чем и как живет сам Северо-Кавказский регион.

Л.Кузнецов: Спасибо, Владимир Владимирович. Могу сказать, что в целом ситуацию в регионах Вы, в каждом по отдельности, знаете, потому что главы Вам докладывают, но сводную картину хотел бы сейчас доложить.

Основным инструментом реализации общей политики на Кавказе у нас является наша госпрограмма развития Северо-Кавказского федерального округа. Конечно, она не единственная, потому что мы активно используем и отраслевые инструменты развития. Но всё–таки основой является именно эта программа.

Первый этап программы – он заканчивается в 2016 году – был направлен на устранение базовых социальных диспропорций, которые всё–таки на Кавказе существовали и существуют. Это и, скажем так, более ограниченное количество мест в системе общего образования, и качество образования, что находило отражение в оценках ЕГЭ; это дефицит объектов здравоохранения, что характеризовалось повышенной смертностью, в первую очередь младенческой; это вопросы занятости людей, потому что это определяет и общий уровень дохода. И конечно, параллельно с этим развитие реального сектора экономики, потому что всё–таки социальная сфера и бюджетные возможности ограничены, а вопросы безработицы в первую очередь и повышения реальных доходов можно решить, только развивая реальный сектор экономики.

Поэтому основные наши акценты были сделаны именно по этим направлениям. Первое, решить эффективно социальные задачи и в то же время найти те ниши, где всё–таки Кавказ мог бы гармонично присутствовать на экономической карте страны, а не искусственные какие–то проекты. Конечно, кого–то можно заставить, но в текущих реалиях мы понимаем, что этот механизм уже не работает.

Как результат, Владимир Владимирович, если Вы посмотрите по социальному блоку, с 2014 по 2016 год построено в целом 113 новых объектов, из них 62 школы, 13 объектов здравоохранения, инженерная инфраструктура.

Какие мы уже имеем результаты? Создадим более 30 тысяч мест дополнительно в системе образования. В 2014 году были в хорошем смысле закручены гайки по качеству сдачи ЕГЭ на Северном Кавказе, потому что до этого, конечно, вызывало вопросы, когда количество медалистов, у кого–то 100 баллов было, зашкалило. Но мы видим, скажем, что после резкого провала у нас есть устойчивая тенденция постоянного роста – при этом и по русскому языку, и по математике, и по физике, и по иностранному языку. Это показывает, что ребята становятся реально конкурентоспособными, получают качественное образование и уже готовы интегрироваться во взрослую жизнь.

По системе здравоохранения. С одной стороны, демография всегда была нашим козырем, позитивной, она и такой остаётся. Но очень важно, что у нас демография достигается не только высокой рождаемостью, но и резко сокращающейся смертностью населения, как я сказал, в первую очередь детской смертностью. Если по детской смертности мы отставали от российских показателей очень серьёзно, в 2012 году был коэффициент 14,7, то уже в 2015–м мы имеем 10,3, и сейчас, за первый квартал, у нас ещё лучше показатели – уже 9,5. Я постучу, конечно, по дереву, здесь очень важно нам не оступиться.

То же самое, Владимир Владимирович, мы видим по снижению безработицы.

В.Путин: Снижение заметное в целом по округу.

Л.Кузнецов: Да, в целом по округу снижение заметное, хотя, конечно, в первую очередь это было достигнуто за счёт активных инвестиций в социальную сферу. Строя школы, детские садики, объекты здравоохранения, конечно, мы создавали новые рабочие места, и эта динамика нашла отражение. Если у нас отставание от среднероссийских показателей было один к пяти в 2013 году, то уже в 2015–м – в 2,8 раза. Но всё равно в 2,8 раза – это, конечно, серьёзный вызов. Потому что ребята, когда идут в школу, получают качественное образование, для них ключевая задача: что же дальше делать? И вот здесь мы понимаем, что решить эту задачу, принимая во внимание ограниченные бюджетные инвестиции, возможно только развитием всё–таки реального сектора экономики.

В.Путин: Частные инвестиции надо привлекать.

Л.Кузнецов: Да, в первую очередь частные инвестиции на принципах ГЧП. Хотя, откровенно, тоже мы понимаем, что всё–таки инвестклимат, так скажем, на Кавказе, к сожалению, пока отличается: у нас нет больших запасов полезных ископаемых, у нас нет присутствия крупных компаний, частных или государственных. Есть «Роснефть», конечно, она работает у нас, но работает только по старым месторождениям, которые истощаются, и всё. Поэтому наша задача сейчас найти то, в чём мы конкурентоспособны, именно те проекты, которые будут работать «вдолгую». И мы, Владимир Владимирович, смогли найти те ниши, где, мы считаем, Кавказ мог бы действительно иметь проекты как федерального, так и регионального уровня.

В первую очередь, если говорить о федеральном уровне, это три направления. Первое – это туризм, притом что очень важно, это как зимний туризм, так и санаторно-курортный и медицинский туризм. Учитывая особенности Кавминвод, нашего уникального климата, а также задачу, которую Вы поставили в целом о здоровье нации, мы понимаем, что, используя эти уникальные ресурсы, мы можем быть конкурентоспособны как на карте России, так и привлекать ещё и иностранных туристов. При этом у нас ниша не море, где пляжный туризм, а в первую очередь именно здоровье. И здесь статистика уже сегодня, даже без инвестиций, показывает, что у нас ежегодно по Кавминводам идёт прирост 7–8 процентов.

Также горнолыжные проекты. У нас и Эльбрус, и Архыз, и сейчас мы начинаем Ведучи. Постоянный устойчивый рост. И сами проекты создают рабочие места, так что очень важно, у них большой косвенный эффект.

Второй крупный проект – это наш трансграничный стратегический логистический узел «Каспий». Каспий, понятно, долгое время и сейчас пока мало используется, а это в первую очередь альтернатива, противовес Чёрному морю, Суэцкому каналу. Это транспортный поток «север–юг» между Индией, Ираном, соответственно, Китаем, Среднеазиатским регионом.

В.Путин: Надо сказать, что и другие государства Каспийского региона активно развивают…

Л.Кузнецов: Мы как раз, к сожалению, здесь очень сильно отстаём. А чем уникален Кавказ? Астрахань, Оля – это тоже порты важные. Но у нас Махачкала – единственный порт, который не замерзает, единственный порт, который может принимать суда тоннажем больше 12 тысяч тонн. И как раз интеграция всех этих трёх портов и правильное выстраивание логистической схемы, я считаю, это геополитическое позиционирование в целом России и связь не только «север–юг», но еще и «запад–восток», потому что это возможность…

И третий крупный проект отвечает задачам и станкопрома, и обороноспособности. Это выстраивание кластера по производству инструментов и твёрдых сплавов, это Тырныаузское месторождение.

В.Путин: Там вольфрам?

Л.Кузнецов: Да, вольфрам. У нас идёт истощение запасов, если мы не будем опять вовлекать, мы просто станем импортозависимы по этому сырью, а это критично для наших отраслей, других месторождений в России пока не открыто.

Это федеральные проекты, где мы видим возможность Кавказа привлекать инвесторов и быть конкурентоспособными долго.

Есть региональные проекты – это больше сельское хозяйство, у нас есть свои ниши. Вы поставили задачу к 2020 году обеспечить продовольственную безопасность. Нам нужно миллион тонн овощей, миллион тонн фруктов, и как раз эти два направления по природно-климатическим условиям. Это как раз наш сегмент. Его уникальность ещё в том, что очень большое количество ручного труда, но это неплохо, это как раз технология, которая обеспечивает качество продукции, её экологические вопросы. И самое главное – занятость жителей в горной местности, что для нас важно, чтобы люди оставались в местах традиционного проживания.

В.Путин: Но всё равно нужно использовать современные технические средства.

Л.Кузнецов: Это везде так производится – без рук человека, но яблоко сегодня собирается только руками, если мы хотим, чтобы оно долго хранилось и так далее. И соответственно, через это переработка и всё остальное.

В.Путин: У нас, по–моему, страна раза в три меньше яблок производит, чем потребляет.

Л.Кузнецов: Да, у нас эта ниша уникальна.

Но мы не просим: давайте нам что–то альтернативное. Мы говорим, что мы способны эту задачу [продовольственной безопасности] решить, при этом повсеместно: и Ставрополье, и Карачаево-Черкесия, и Кабардино-Балкария, и Северная Осетия, и Дагестан, и Чеченская Республика, и Ингушетия. Это сквозная задача, которая охватывает все регионы СКФО.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 1 августа 2016 > № 1842735 Лев Кузнецов


Россия. СКФО. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 23 июня 2016 > № 1807852 Вячеслав Михайлов

Вячеслав Михайлов: «Владимир Путин реанимировал процессы восстановления дружбы народов»

Мария Сидельникова

«Вестник Кавказа» побеседовал с заведующим кафедрой национальных и федеративных отношений РАНХиГС, доктором исторических наук Вячеславом Михайловым об изменениях, которые произошли в сфере межнациональных отношений в России, и на Северном Кавказе в частности, за последние годы.

- Вячеслав Александрович, по вашему мнению, какие изменения в сфере отношений между народами произошли в России за последние 10 лет?

- Не хочу сглазить. Но тем не менее хочу сказать, что значительно улучшилась ситуация в сфере национальных отношений и на Кавказе, и в Москве, и в целом в России. Это удивительная вещь, ведь никто не может точно сформулировать почему, в чем причина. Почему такая ситуация?

Владимир Путин в определенной степени реанимировал некоторые действия в гуманитарной сфере, в сфере межнациональных отношений, которые были и в Царской России, и в Советском Союзе. Я сейчас точно не помню фамилии автора, но в одной газете была маленькая статья "Хочу опять в тюрьму на родине" про то, что по окончанию Кавказской войны царское правительство начало проводить удивительно логичную и очень эффективную национальную политику. С точки зрения религиозного плюрализма и в других формах. В конечном счете, это была дружба и между казаками, и местным населением, и другими.

Мы сегодня пытаемся компрометировать дружбу народов, что не было никакой дружбы, но действительно была. Была определенная политика, связанная с кинофильмами, литературой, произведениями искусства. Все было направлено на формирование единого общества - советский народ. И наш президент некоторые вещи реанимировал, самое главное, он фактически подвел нашу страну и наше общество к восстановлению связи времен. Ведь мы в 1917 году оборвали резко, откинули огромную империю. А потом постепенно перед войной началась позиция реанимации этих вещей, которые мы называем патриотизм, интернационализм.

Путин уловил эту позицию, что экономика очень важна, но мы многонациональная страна, и, конечно, рецидив распада Царской России и Советского Союза имел большие перспективы без изменения политики в этом плане. Народ это почувствовал – возвращение к традиционным ценностям.

- Если брать Северный Кавказ, как менялась ситуация в сфере межнациональных отношений в этом регионе?

- Историческая заслуга Владимира Путина, конечно, была связана с окончанием Чеченской войны, агрессивной и уже переросшей в терроризм. Это было еще не ИГИЛ, но почти ИГИЛ. Это были страшные вещи. Но, слава Богу, встретились два талантливых человека нашей эпохи - Ахмат Кадыров и Владимир Путин. Вы знаете, что Ахмат Кадыров фактически был идеологом дудаевского движения. Но дудаевское движение не начиналось как терроризм. Дудаевское движение - это была борьба за иную форму организации Чеченского государства. Но когда эта борьба начала перерастать фактически в террористическую борьбу, салафизм, ваххабизм, Ахмат Кадыров понял, что это угрожает в первую очередь его чеченскому народу. Он был патриотом своей страны, своего народа. И, слава Богу, они поняли друг друга.

Да, эта проблема еще не решена до конца, идет определенная фаза. Но, в целом, пошел тренд в направлении стабилизации и интеграции. Хотим мы признать или не хотим, но дудаевскому движению очень симпатизировали на Кавказе. И сам по себе Дудаев был человек неординарный. Конечно, эта стабилизация в центре Кавказа оказала свое положительное влияние.

- А что касается двух новых российских регионов – Крыма и Севастополя?

- Для меня, конечно, нет никаких дилемм относительно Крыма. Ясно, что Крым и Россия - это неразрывное целое, это дух народ, это Севастополь, это все, что мы понимаем. И трагедия. Я четверть века работал и в западных областях Украины, и в восточных областях Украины. Я всегда говорю своим друзьям: вы, Украина, получили эту жемчужину, Крым и Севастополь, почему вы не смогли ее удержать? Вы относились к этому региону и к этому народу как к пасынкам. Но случилось таким образом, что народ поднялся. И воссоединение с Россией стало очень мощным стабилизатором, в том числе стабилизацией и с точки зрения укрепления единства внутри российского государства.

Россия. СКФО. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 23 июня 2016 > № 1807852 Вячеслав Михайлов


Россия. СКФО > Нефть, газ, уголь > fas.gov.ru, 21 июня 2016 > № 1827388

Верховный суд Российской Федерации 16 июня подтвердил законность решения Дагестанского УФАС России в отношении ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск», согласно которому газовое предприятие было признано нарушившим антимонопольное законодательство.

В июле 2013 года ООО "Газпром межрегионгаз Пятигорск" уведомило теплоснабжающие организации Махачкалы о намеченных мероприятиях по ограничению и прекращению поставок газа на котельные. Причина - наличие у этих предприятий задолженности перед газовой компанией.

ООО "Дагестанэнерго", ОАО "Махачкалатеплосервис" и ОАО "Махачкалатеплоэнерго" обратились в Дагестанское УФАС с заявлениями о нарушении поставщиком газа антимонопольного законодательства, так как у ресурсоснабжающих организаций имеются добросовестные абоненты, интересы которых пострадают, если ООО "Газпром межрегионгаз Пятигорск" прекратит подачу газа на котельные.

В отношении газовой компании антимонопольным органом были возбуждены три дела по признакам нарушения закона "О защите конкуренции" (по каждому заявлению ресурсоснабжающих организаций). По всем делам "Газпром межрегионгаз Пятигорск" было признано нарушившим антимонопольное законодательство.

Решение, вынесенное Дагестанским УФАС в отношении газовиков по заявлению ООО "Дагестанэнерго", прошло все судебные инстанции и было поддержано Верховным судом РФ.

Решение по жалобе ОАО "Махачкалатеплоэнерго" так же прошло три судебные инстанции (Арбитражный суд Дагестана, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа), которые приняли сторону антимонопольной службы.

Несмотря на сложившуюся судебную практику, ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» все равно обратилось в Верховный суд РФ с требованием отменить судебные акты нижестоящих инстанций и признать недействительным решение Дагестанского УФАС (по жалобе ОАО «Махачкалатеплоэнерго»). Верховный суд РФ отказал газовикам в удовлетворении их заявленных требований.

Россия. СКФО > Нефть, газ, уголь > fas.gov.ru, 21 июня 2016 > № 1827388


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 мая 2016 > № 1762352 Юнус-Бек Евкуров

Рабочая встреча с главой Республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым.

Глава Ингушетии информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Как дела в республике?

Ю.-Б.Евкуров: Всё по плану, Владимир Владимирович. Спасибо, что нашли время.

Общественно-политическая обстановка в целом в республике нормальная, хорошая, стабильная по итогам 2015 года – начала 2016-го. Огромную работу проводила и проводит Федеральная служба безопасности, другие органы правопорядка. Ну и, наверное, важно отметить, что общество уже совершенно по–другому относится к таким направлениям и помогает в целом и власти, и органам правопорядка.

Если брать социально-экономический блок, на что мы сегодня делаем больший упор, то по рейтингу эффективности управления республика вошла в двадцатку регионов в 2015 году – на одиннадцатом месте, это уже успех и хороший показатель.

В целом по всем показателям мы не в минусе. По валовому региональному продукту у нас в 2015 году рост порядка девяти процентов. И прогноз хороший: 15–16 процентов по 2016 году, уже по первому кварталу. Мы снизили дотационность на три пункта по итогам 2015 года. Но с учётом того, что мы в 2016 году завершаем федеральную целевую программу, те проекты, которые мы выполнили, должны принести довольно серьёзные доходы, и я думаю, что дотационность мы снизим ещё больше.

Основная проблема – это безработица. Но опять же здесь благодаря федеральной целевой программе мы её снизили довольно серьёзно, например по 2015 году – на четыре пункта. С учётом того, что мы вводим пять объектов, в том числе три хороших завода, предприятия, швейную фабрику, которая даёт на первом этапе почти 600 рабочих мест, я думаю, мы снизим безработицу примерно на восемь пунктов.

В сельхозпроизводстве у нас рост – хороший процент, мы довольно плотно работаем по импортозамещению.

Должен сказать, что по строительному сектору, в первую очередь благодаря Вашей помощи, Вашей поддержке, мы в этом году ликвидируем полностью такое понятие, как «вынужденные переселенцы из Чеченской Республики». Мы достраиваем, полностью вводим до конца года жильё для этих людей. Я к Вам обращался четыре года назад – помощь Ваша была, мы в этом году завершаем второй этап, завершаем эту программу: порядка 2,5 тысячи квартир для этих людей.

По дорогам я хотел бы сказать. Мы полностью выполнили работы по горной дороге, в том числе за счёт внебюджетных источников. Это федеральная дорога. То есть мы довольно серьёзно занимаемся дорогами в республике, и довольно серьёзно здесь помогает Дорожный фонд. Здесь хорошие деньги и грамотный подход.

По инвестициям. Мы с каждым годом наращиваем инвестиции, и довольно серьёзно: в два раза с 2010 года увеличили. И сегодня у нас где–то порядка 8–9 миллиардов частных инвестиций. Отрадно заметить, что это всё–таки больше наши жители, выходцы из республики, у которых есть деньги. В 2016 году планируем до 12 миллиардов частных инвестиций.

По майским указам и другим Вашим поручениям – мы тоже в лидерах по исполнению, единственный вопрос – это, конечно, 100-процентное обеспечение дошкольными учреждениями и школами. Здесь, в республике, у нас понятна причина, поэтому работаем.

Всё равно большая помощь от Министерства по делам Северного Кавказа, Министерства экономики, Минобра, Министерства здравоохранения, других министерств. Они довольно серьёзно помогают. Только в этом году мы вводим – реконструированные и новые – 21 школу в республике. Мы полностью ликвидируем в этом году трёхсменку и на 10 процентов уменьшаем двухсменку.

Те указания, которые Вы дали по перинатальному центру, по дворцу спорта, по онкодиспансеру, выполняются, здесь отклонений нет.

Основной вопрос, по которому я к Вам сегодня пришёл, я согласовал со всеми руководителями, министерствами, – это федеральная целевая программа. Мы её завершаем в этом году. В рамках Вашего поручения в программу социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа мы вошли – по строительству объектов экономического направления, чтобы мы могли зарабатывать.

Опять же в рамках Ваших поручений мы подготовили проект федеральной целевой программы (или она будет как подпрограмма в Минкавказе) социального развития Республики Ингушетия, чтобы всё–таки отставание от других субъектов сократить. Здесь у нас объекты культуры, образования, здравоохранения и спорта, то есть только социальные объекты. Минэкономики, Минкавказ – они все подтверждают, поддерживают. Я разговаривал с Дмитрием Николаевичем Козаком и с Александром Геннадьевичем Хлопониным, они поддерживают, поэтому я написал письмо, просил бы помощи.

В.Путин: Хорошо. Давайте посмотрим.

Рост ВРП за эти годы, с 2008-го по 2015-й, в три раза?

Ю.-Б.Евкуров: Да, у нас хорошие показатели.

В.Путин: Хорошие показатели, действительно хорошо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 мая 2016 > № 1762352 Юнус-Бек Евкуров


Таджикистан. Узбекистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 19 мая 2016 > № 1763605 Михаил Делягин

Хованщина

Михаил Делягин

14 мая у центрального входа на Хованское кладбище в Москве произошло массовое столкновение с применением огнестрельного оружия, в котором приняли участие, по разным данным, от двухсот до пятисот человек. Как сообщается, данный инцидент, сопровождавшийся многочисленными жертвами (трое погибших, свыше 20 раненых), произошёл в связи с криминальным переделом сверхдоходного столичного рынка ритуальных услуг, в котором сторонами конфликта выступили, с одной стороны, представители кавказских (чеченской и дагестанской), а с другой — среднеазиатских (таджикской и узбекской) диаспор.

Произошедшее стало возможным, прежде всего, благодаря расчленению МВД, потому что у министерства практически оторвали руки. Раньше следователь или оперативный работник, узнавая о каком-либо готовящемся правонарушении, в рамках своего собственного ведомства обращался к СОБРу или к ОМОНу, и проблема решалась быстро. Сейчас координация в рамках одного ведомства разрушена, СОБР и ОМОН передали в Росгвардию. Как результат, любое взаимодействие крайне затруднено, потому что речь идёт о разных структурах, которые не очень хорошо друг к другу относятся.

Согласно многим сообщениям, о готовящемся столкновении было известно заранее, к милиции обращались. Но милиция ничего, кроме патрульных экипажей, которые бессильны против такой толпы, предоставить не могла. А ОМОН и СОБР, как силовые подразделения, принадлежащие Росгвардии, прибыли с неприемлемым опозданием именно потому, что принадлежат другим структурам. Получается, что Росгвардия не может осуществлять упреждающее реагирование, потому что она даже теоретически не в курсе происходящего, а органы внутренних дел не могут ничего пресечь, потому что им нечем действовать. Не удалось задержать даже половины участников столкновений на кладбище.

По сути, не только Москва, но и вся Россия остались абсолютно беззащитными перед лицом бандитизма. И это происходит в тот момент, когда впереди достаточно серьёзные политические потрясения из-за безумной социально-экономической политики, и когда мы видим, что этнические группировки способны выставить бандформирования числом в несколько сотен человек. Сейчас нам рассказывают, какие несчастные, одинокие, разрозненные люди работают на Хованском кладбище, а первые-то сообщения были о том, что сошлись две ОПГ. Я слабо верю в людей, которые принадлежат к диаспоре и при этом ни с кем, ничем и никак не связаны.

Вся эта "хованщина" наглядно свидетельствует и о профессионализме правоохранительных органов, и о степени адекватности реформы МВД.

Таджикистан. Узбекистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 19 мая 2016 > № 1763605 Михаил Делягин


Таджикистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 мая 2016 > № 1755830 Алексей Малашенко

Что случилось на Хованском кладбище

Алексей Малашенко

В комментариях политиков преобладает мнение, что инцидент на Хованском кладбище не имеет этнической окраски. Вполне возможно, что так оно и есть – его первопричиной был передел московских доходных мест. В то же время игнорировать собственно национальный фактор нельзя. Ведь речь идет о столкновении этнических группировок, о чьих планах и настроениях власть оказалась слабо осведомлена

В прошедшую субботу, 14 мая, на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка со стрельбой, в ходе которой три человека было убито, а 26 госпитализированы. Событие незаурядное и по своему размаху мало чем отличается от терактов. Хотя к терроризму оно не имеет никакого отношения. Что произошло на этом крупнейшем (свыше миллиона зарегистрированных захоронений) московском (говорят, даже европейском) кладбище?

Произошел там настоящий бой между мигрантами из Центральной Азии и выходцами с Северного Кавказа, которых, несмотря на российское гражданство, нередко называют «внутренней миграцией». За что сражались? За контроль над кладбищем, приносящим огромные доходы, – их точные размеры назвать трудно, но исчисляются они сотнями миллионов рублей.

Кладбище было вотчиной мигрантов из Центральной Азии, в основном таджиков, которые на нем работали, причем большинство нелегально. Однако на них постоянно давили чеченская и дагестанская преступные группировки, требовавшие от азиатов уплаты дани. Говорят, что кавказцы претендовали практически на все кладбищенские доходы, намереваясь оставлять таджикам за работу лишь 10 процентов. Угрозы раздавались неоднократно, и 14 мая наступила кульминация: 15 автомобилей с кавказцами подъехали к Хованскому кладбищу, где их встретили таджики и их союзники, заранее подготовившиеся к схватке, – с арматурой и прочим холодным оружием в руках.

В сражении принимали участие, по разным данным, от 200 до 400 человек, использовалось огнестрельное оружие вплоть до автоматов Калашникова. Остановили бои подоспевшая полиция и ОМОН, которые задержали 90 человек, сорок из них оказались нелегальными мигрантами, в основном из Таджикистана.

В СМИ «защитники» кладбища именуются «азиатами», а их конкретная этнонациональная принадлежность почти не упоминается. Хотя известно, что после инцидента министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев созвонился со своим таджикистанским коллегой Рамазоном Рахимзодой и проинформировал его о произошедших столкновениях и об участии в них таджиков (кстати, по данным главы общества «Таджикские трудовые мигранты» Каромата Шарипова, в Москве их проживает более 200 тысяч).

Любопытно и то, что российские политики, а также СМИ, делая акцент на негативную роль мигрантов, практически не говорили и не писали о том, что за люди принимали участие в нападении на кладбище с кавказской стороны. Таким образом, у получателя информации складывается впечатление, что столкновение произошло между мигрантами и некими не имеющими этнической принадлежности вообще «российскими гражданами».

Нежелание определить, кто непосредственно инициировал столкновение, выглядит странным. Возникает подозрение, что те, кто претендует на роль хозяина на Хованском кладбище, рассчитывали на неформальное «понимание» своих действий со стороны властей. Похоже, что у некоторых кавказских группировок возникло определенное чувство безнаказанности, поскольку в острой ситуации они могут обратиться за помощью к влиятельным, имеющим друзей и покровителей на самом высоком уровне сородичам из кавказских диаспор.

Это подтверждается и другими недавними событиями, в частности провокациями уроженцев Чечни против внепарламентской оппозиции. За них никто наказаний не понес.

В прессе и в комментариях политиков преобладает мнение, что инцидент на Хованском кладбище не имеет этнической окраски. С одной стороны, вполне возможно, что так оно и есть, – его первопричиной был передел московских доходных мест. В то же время игнорировать собственно национальный фактор нельзя. Ведь речь идет о столкновении этнических группировок или мафий (пусть за каждой из них и стоят городские, возможно даже, федеральные чиновники).

Неслучайно сразу после столкновений директор Хованского кладбища был уволен. Формально мотивировкой увольнения, по словам руководителя московского Департамента торговли и услуг Алексея Немерюка, послужила его неспособность поддерживать на вверенном ему объекте «своевременное обеспечение безопасности». Хотя директор не мог не знать и об особом интересе таджикских мигрантов, и об угрозах в их адрес со стороны кавказских конкурентов.

Очевидно, мэру Москвы Сергею Собянину после стрельбы на Хованском придется обратить на все эти обстоятельства особое внимание. В свое время его предшественник Юрий Лужков прекрасно понимал, какую важную роль играют межэтнические отношения в Москве, и делал все возможное, чтобы не допускать их обострения. Сдерживать страсти ему в целом удавалось.

У нового московского руководства это пока получается хуже. Например, в 2013 году произошел вылившийся в массовое столкновение с мигрантами и последующий погром овощного рынка конфликт на окраине Москвы – в Западном Бирюлеве. Тогда поначалу тоже утверждалось, что он не имеет этнической окраски. Однако она была, что впоследствии признала сама администрация.

Очевидно, в некоторых ситуациях, в том числе в трагедии на Хованском, не стоит разводить по отдельным графам собственно бизнес и просто бандитские разборки и межэтническую напряженность. Все слишком взаимосвязано.

Также есть опасность, что власти попытаются привязать к этому столкновению экстремизм, запрещенный в России ИГИЛ и прочее, поскольку для них привычно списывать собственные просчеты на происки внешних сил. Тем более хованские события совпали с обострением ситуации на Северном Кавказе, где в дагестанском Дербенте местные боевики дали бой силовикам, в котором погибло несколько человек, а ответственность за случившееся взяло на себя все то же «Исламское государство». Хотя, скорее всего, главный упор власти будут делать на финансовые мотивы.

Так или иначе, но кладбищенское столкновение показало, что увлеченная борьбой с терроризмом власть далеко не полностью осведомлена о том, что происходит в мигрантской среде, не способна заблаговременно предупреждать критические ситуации. Все это неизбежно приведет к дальнейшему росту и без того высокого уровня мигрантофобии, и не только в Москве, но, скорее всего, и по всей стране.

Таджикистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 мая 2016 > № 1755830 Алексей Малашенко


Россия. Турция. СКФО > Армия, полиция > globalaffairs.ru, 16 мая 2016 > № 1754245 Сергей Маркедонов

Не по-соседски

Российско-турецкие отношения и проблемы безопасности Кавказского региона

Сергей Маркедонов – кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета.

Резюме Россия и Турция могут оказаться не в состоянии предотвратить слом статус-кво на Южном Кавказе, что опасно для обеих стран. Велик риск того, что и Москва и Анкара будут вынуждены действовать фактически в одностороннем порядке.

Данная статья представляет собой сокращенную версию записки, подготовленной по заказу Валдайского клуба в апреле 2016 года. Полную версию со справочным аппаратом можно прочитать по адресу valdaiclub.com

Прошлогодний инцидент с российским бомбардировщиком Су-24 в одночасье изменил характер отношений между Россией и Турцией. Стратегическое партнерство (а именно так их видели лидеры двух стран) сменилось жесткой конфронтацией. Демонстрационный эффект усилился за счет того, что отношения Москвы и Анкары еще недавно рассматривались как пример трансформации противостояния двух евразийских гигантов, исторических конкурентов и геополитических противников в успешное сотрудничество.

Однако трагическое событие, случившееся 24 ноября 2015 г., не открыло принципиально новых противоречий между Москвой и Анкарой. Еще в 2009 г., когда отношения развивались по нарастающей (и прошли, среди прочего, испытание событиями «пятидневной войны» на Кавказе), турецкий эксперт Бюлент Араз использовал для их характеристики метафору «соревновательное соперничество» и предрекал взаимодействию России и Турции «многообещающие, но сложные перспективы».

Динамично развивающиеся экономические связи не могли скрыть различия в подходах к нагорно-карабахскому урегулированию, ситуации вокруг Кипра, развитию закавказской энергетики. После «арабской весны» и начала вооруженного противостояния в Сирии обозначились серьезные противоречия по поводу перспектив Ближнего Востока. Москва в качестве главной угрозы видела укрепление радикальных джихадистских группировок и крах государственности в регионе, что создавало риски для самой России и соседних стран постсоветского пространства. Анкара же, с одной стороны, искала возможности для укрепления позиций в качестве региональной сверхдержавы, а с другой – стремилась к сдерживанию любых проявлений курдского самоопределения. В 2014 г. добавились расхождения по статусу Крыма. И хотя после присоединения полуострова к России Анкара не поддержала санкции, введенные партнерами по НАТО, четкую позицию по данному вопросу она обозначила. По справедливому замечанию Павла Шлыкова и Натальи Ульченко, тема Крыма и Украины подогревалась и вводилась в широкий общественно-политический оборот во многом искусственно.

Таким образом, ноябрьский инцидент прошлого года перевел количество старых проблем и противоречий в новое качество. Он воочию продемонстрировал, что даже эффективная экономическая кооперация, существующая поверх внешнеполитических противоречий, не обеспечит устойчивость отношений, а критические выпады в адрес США, на которые не скупились представители турецкого истеблишмента, не означают совпадения позиций по широкому спектру вопросов с российскими партнерами.

Большой Кавказ: риски и угрозы в тени Сирии и Украины

Сегодня в фокусе внимания политиков и экспертов находится ближневосточный театр российско-турецких отношений. Однако не менее важным представляется анализ динамики в других регионах, прежде всего на Большом Кавказе. Регион сохраняет стратегическую значимость.

Во-первых, дают о себе знать неразрешенные конфликты, в особенности нагорно-карабахское противостояние, где в последнее время возросло число вооруженных инцидентов (не только на линии соприкосновения сторон, но и на границе Армении и Азербайджана за пределами конфликтного региона). В отличие от Нагорного Карабаха ситуация в Абхазии и Южной Осетии выглядит относительно спокойной. Две частично признанные республики получили военно-политические гарантии и социально-экономическую помощь России, а Грузия, несмотря на официальную риторику о восстановлении территориальной целостности как важнейшем приоритете, не предпринимает усилий по восстановлению юрисдикции над Сухуми и Цхинвали.

Абхазский и югоосетинский выбор упрочил связи Тбилиси с Соединенными Штатами, НАТО и Евросоюзом. Правительство «Грузинской мечты» не только не пересмотрело прозападный вектор Михаила Саакашвили, но и укрепило его. При этом действия Южной Осетии по пограничному размежеванию (известные как «бордеризация»), поддерживаемые Москвой, вызывают у Тбилиси и Запада опасения по поводу продвижения России на собственно грузинскую территорию.

Во-вторых, Россия и США рассматривают Южный Кавказ как площадку для геополитической конкуренции, и события вокруг Украины лишь оттенили, но не отменили этот факт. Для Вашингтона регион интересен в контексте «энергетического плюрализма», т.е. альтернативного обеспечения Европы нефтью и газом, а также как ресурс сдерживания амбиций Тегерана и Москвы. Для России, в составе которой семь республик Северного Кавказа, положение дел в странах по другую сторону Кавказского хребта является продолжением внутриполитической повестки, особенно в сфере безопасности.

В-третьих, помимо уже имеющихся проблем значительно выросла роль так называемых «фоновых факторов». Речь прежде всего об угрозе со стороны запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ). Ранее джихадистские структуры Ближнего Востока, такие как «Аль-Каида», не объявляли Кавказ сферой своих интересов или приоритетным регионом. Летом 2014 г. представители ИГ сделали подобное заявление: в его рядах немало людей кавказского происхождения.

Украинский кризис вывел на более высокий уровень конкуренцию между европейской и евразийской интеграцией. Часть постсоветских государств (среди них Грузия) выбрала Соглашение об ассоциации с Европейским союзом, часть (в их числе Армения) – вхождение в Евразийский экономический союз под эгидой Москвы, а некоторые (например, Азербайджан) – балансирование между интеграционными векторами. И те и другие страны, вовлеченные в этнополитические конфликты, рассматривают интеграционные возможности как дополнительный инструмент обеспечения своих интересов. Кризис на Украине способствовал активизации контактов между Грузией и НАТО. И хотя Тбилиси не получил План действий по членству в Альянсе, но добился в сентябре 2014 г. «усиленного сотрудничества» с Североатлантическим альянсом. В Крцаниси же в августе 2015 г. открылся совместный учебный центр для подготовки грузинских офицеров и военных из стран НАТО и государств-партнеров блока.

Турция на Кавказе: традиции, мотивы, интересы

В отличие от США и стран Евросоюза, Турция – не новичок в кавказской политике. В XVI–XVIII вв. исторический предшественник Турецкой республики – Османская империя – вела борьбу за доминирование на Кавказе с Персией, а в XVIII – начале ХХ вв. – с Российской империей. Значительная часть территорий нынешних государств Южного Кавказа в различные периоды входила в состав этого мощного имперского образования. Однако на протяжении многих десятилетий после создания в 1923 г. современной Турции ее элита игнорировала кавказское направление. Вдохновленная идеями Кемаля Ататюрка о том, что ислам и имперское наследие консервируют отсталость и сдерживают модернизацию, она была обращена к Европе (а после 1945 г. и к США). Кавказ отодвинули на задний план. В годы холодной войны Турция была лишь натовским форпостом по отношению к южной части Советского Союза.

По справедливому замечанию Керима Хаса, эксперта по евразийской политике Международной организации стратегических исследований (Анкара), «распад Советского Союза позволил Турции после долгого исторического перерыва заново открыть ряд территорий, одной из которых стал Кавказ, граничащий со Средней Азией и связанный с ней тесными историческими, этническими, культурными, лингвистическими и религиозными узами». С приходом же к власти в Турции Партии справедливости и развития во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом Анкара стала вести более активную и самостоятельную политику в регионах, которые исторически относились к «османскому пространству». Именно Эрдоган после «пятидневной войны» 2008 г. предложил т.н. «Платформу стабильности и сотрудничества на Кавказе». Впрочем, инициатива не была реализована из-за противоречивых интересов стран региона, а также внешних игроков.

Интерес Турции к Кавказу определяется несколькими факторами. Во-первых, она имеет прочные связи с тюркоязычным Азербайджаном. Анкара признала независимость этой страны 9 декабря 1991 г., то есть через день после подписания Беловежских соглашений. За четверть века две страны превратились в стратегических союзников. Турция последовательно поддерживает территориальную целостность Азербайджана и осуждает действия Армении в Нагорном Карабахе. Турецкие военные активно участвуют в подготовке и переподготовке азербайджанского офицерского корпуса. Турция начиная с апреля 1993 г. и до настоящего времени блокирует сухопутную границу с Арменией (около 300 км).

И хотя турецкое общественное мнение время от времени требует применить к Еревану более жесткие меры и активнее поддержать Азербайджан, официальная Анкара уходила от прямого вовлечения в военное противоборство. Турецкая дипломатия по большей части стремилась мобилизовать международное общественное мнение против Армении. Также велась информационная кампания по обличению армянских властей и диаспоры, якобы оказывающей помощь Рабочей партии Курдистана, которую в Турции рассматривают как террористическую.

Азербайджан и Турция вовлечены в различные энергетические проекты (Баку–Тбилиси–Джейхан и Баку–Тбилиси–Эрзерум, Трансанатолийский и Трансадриатический газопроводы) и инфраструктурные программы (железная дорога Баку–Ахалкалаки–Тбилиси–Карс). И если цель первых – стать альтернативным поставщиком углеводородного сырья в Евросоюз, то железнодорожное строительство фактически нацелено на усугубление изоляции Армении, поскольку ведется в обход ее территории и без ее участия.

Во-вторых, общие интересы связывают Турцию и Грузию. Официальный Тбилиси стремится в НАТО (если не стать полноправным членом альянса, чему мешают неразрешенные этнотерриториальные конфликты, то как минимум укрепить военно-политические связи), Анкаре же важно увязать свои региональные амбиции с поддержкой Североатлантического блока. Две страны также объединяет и участие в совместных энерготранспортных проектах. С помощью турецкого бизнеса реконструированы аэропорты в Тбилиси и Батуми. Следует отметить такие сферы двусторонней кооперации, как военно-техническое сотрудничество (модернизация аэродрома в Марнеули) и торговля.

В-третьих, значительную роль играют кавказские диаспоры. По различным оценкам, около 10% населения современной Турции имеют связь с Северным Кавказом и Закавказьем. Приблизительная численность выходцев из северокавказского региона оценивается в 3–5 млн человек, азербайджанцев – 3 млн, грузин – 2–3 миллиона. Многие из них ведут активную общественную и лоббистскую деятельность, представлены в армии, парламенте, медийных структурах, являются важным электоральным ресурсом. Среди наиболее влиятельных кавказских НПО можно назвать Kafkas Derne?i («Кавказская ассоциация»), Kafkas Vakf? («Кавказский фонд») и Birle?ik Kafkas Dernekleri Federasyonu («Объединенная федерация кавказских ассоциаций»), которые созданы черкесами. Есть также Çeçen Dayan??ma Grubu («Группа чеченской солидарности»). Азербайджанская и грузинская диаспора имеют свои организации Azerbaycan Dostluk Derne?i («Азербайджанская ассоциация дружбы»), Gürcistan Dostluk Derne?i («Грузинская ассоциация дружбы»).

В-четвертых, турецкие действия на Кавказе воспринимаются в контексте не только внешнеполитических подходов Анкары, но и как солидарное участие в освоении региона Западом. Соединенные Штаты и их союзники из Евросоюза всячески поддерживают трехстороннюю кооперацию Турции, Азербайджана и Грузии. По словам эксперта вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Джеффри Манкоффа, приоритетом США является продвижение «геополитического плюрализма» и обеспечение поставок каспийской нефти и газа в Европу. В зависимости от развития мировых энергетических рынков в ближайшее десятилетие или около того значение поставок каспийских энергоресурсов для Европы может пойти на убыль. Но Соединенные Штаты все же будут поддерживать трубопроводы через Южный Кавказ как средство обеспечения геополитического плюрализма, то есть минимизации российского военно-политического присутствия в регионе. Согласно выводам авторов доклада «Прослеживая Кавказский круг» (Фиона Хилл, Кемаль Кириши и Эндрю Моффатт), вышедшего в свет под эгидой Института Брукингса в июле 2015 г., вовлеченность Вашингтона и его союзников в региональные дела невелика, и этот недостаток следует исправить. При этом авторский коллектив рассматривает Турцию наряду с Евросоюзом и Соединенными Штатами как часть коллективного Запада. Схожим образом трактует турецкие действия в Закавказье (то есть как вклад в западное «вовлечение) и руководитель программы по изучению Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии известного европейского института FRIDE Йос Боонстра в своем докладе «Южнокавказский концерт: каждый играет на свой лад» (опубликован в сентябре прошлого года).

В-пятых, самой большой проблемой для турецкой внешней политики на постсоветском пространстве стала Армения. За последние два с половиной десятилетия эти две страны не раз предпринимали попытки «сломать лед», однако видимых успехов не достигли. После подписания в октябре 2009 г. двух протоколов о восстановлении дипотношений и общей нормализации процесс примирения вошел в состояние стагнации, в котором и пребывает в настоящее время. По-прежнему не установлены дипломатические отношения, продолжается блокада сухопутной границы. Интерпретация трагических событий 1915 г. в Османской империи, официально принятая на государственном уровне, до сих пор жестко противопоставляет Армению и Турцию. Остроты отношениям добавляет и стратегическое взаимодействие Москвы и Еревана. Армения вместе с Россией состоит в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), а 102-я российская военная база в Гюмри дислоцируется именно на армяно-турецкой границе.

Москва и Анкара: кавказская региональная динамика

Российско-турецкие отношения на кавказском направлении за последние четверть века переживали спады и подъемы. Были не только резкие расхождения во время вооруженной фазы нагорно-карабахского конфликта (1991–1994) и в период первой антисепаратистской кампании России в Чечне, но и компромиссы и признание нового статус-кво на Северном Кавказе в начале 2000-х, а в Закавказье – после 2008 г. (в целом выгодного РФ).

Хотя Анкара не разделяла взгляд Москвы на статус Абхазии, Южной Осетии и территориальную целостность Грузии, в открытую полемику она не вступала. Наличие абхазской диаспоры, а также бизнес-контакты граждан Турции – выходцев из Абхазии со своей исторической родиной делали политику Анкары более нюансированной. Турцию посещали, пускай и с частными визитами, первый и второй президенты Абхазии Владислав Ардзинба и Сергей Багапш (при желании турецкие власти могли их не пустить). Осенью 2009 г. в Сухуми побывал известный турецкий дипломат Юнал Чевикоз, что спровоцировало слухи о возможном признании абхазской независимости. Турецкие продовольственные и промышленные товары до начала 2016 г. занимали около 20–25% общего объема абхазского рынка. Присутствовали и другие формы бизнес-контактов. Это и фрахт турецких рыболовецких судов во время путины, и экспорт угля из абхазского Ткварчели (Ткуарчала) на турецкую территорию.

Однако конфронтация между Россией и Турцией обозначила потенциальные точки риска не только на Ближнем Востоке, но и за его пределами. По мнению польского востоковеда Конрада Заштовта, «конфликт между Турцией и Россией из-за противоречивых интересов этих стран на Ближнем Востоке углубляет разделение Кавказского региона на два блока. Как результат Турция укрепляет политическое и экономическое сотрудничество с Грузией и Азербайджаном, в то время как Россия расширяет военную кооперацию с Арменией». Но насколько верно представление о Кавказе как потенциальной площадке столкновения российских и турецких интересов?

На первый взгляд, многие факты свидетельствуют в пользу данного тезиса. Так, в начале декабря, вскоре после инцидента с российским бомбардировщиком Су-24, турецкий премьер Ахмет Давутоглу заявил, что «для разрешения конфликта в Нагорном Карабахе и мира в регионе необходимо полностью освободить оккупированные азербайджанские земли». В свою очередь, в конце 2015 г. произошло укрепление российского военного присутствия в Армении, а в начале февраля 2016 г. опубликован список российских вооружений, поставляемых в эту республику. В январе нынешнего года Абхазия, руководствуясь Договором с РФ о союзничестве и стратегическом партнерстве, присоединилась к российским санкциям против Анкары. Естественно, это не могло не отразиться на позициях турецкого руководства в отношении Грузии. Не случайно по итогам трехсторонней встречи в Тбилиси (19 февраля 2016 г.) главы МИД Турции, Грузии и Азербайджана подписали совместную декларацию, в которой обеспечение территориальной целостности названо одним из высших приоритетов региональной безопасности. После резкого обострения конфликта в Нагорном Карабахе в начале апреля 2016 г. президент Эрдоган выразил поддержку Баку и соболезнования по поводу гибели азербайджанских военнослужащих на линии соприкосновения.

Стоит отметить и другие резоны, не позволяющие говорить о жесткой фрагментации Кавказа по блокам во главе с Россией и Турцией. Во-первых, решение о наращивании российско-армянской военно-политической кооперации имело собственную логику и динамику. Оно было принято еще до инцидента с Су-24. В апреле прошлого года сообщалось о создании единых систем ПВО в Восточной Европе, Центральной Азии и на Кавказе в рамках СНГ. 11 ноября 2015 г. президент России Владимир Путин распорядился подготовить документ о создании общей с Арменией региональной системы ПВО в Кавказском регионе. Российско-турецкая конфронтация придала особую остроту всем этим планам и, если угодно, дополнительную символическую нагрузку. 23 декабря 2015 г. министры обороны РФ и Армении Сергей Шойгу и Сейран Оганян подписали соглашение о совместной системе противовоздушной обороны. Тогда же в Армению поступила авиатехника более новых модификаций.

Во-вторых, сколь ни были бы близки позиции Анкары, Баку и Тбилиси, их нельзя считать тождественными. У Азербайджана непростые отношения с Западом, и в последнее время критика авторитарных методов Баку со стороны США и Евросоюза стала намного более жесткой. Россия уже не первый год видится в прикаспийской республике как противовес Западу и дополнительный источник международной легитимации режима. Есть у Азербайджана интерес и к экономической кооперации с Россией, и к взаимодействию против джихадистской угрозы. Последний пункт способен заинтересовать и Грузию, столкнувшуюся с аналогичным вызовом в Панкиси. Кстати, ни Тбилиси, ни Баку не стали полностью уравнивать свои интересы с официальным Киевом, их позиции в 2014 – начале 2016 гг. выглядели более сложными. Азербайджан также занимает довольно осторожную позицию по Сирии, опасаясь, как и Россия, коллапса светской государственности на Ближнем Востоке и экспорта джихадистских идей и практик. Как следствие, Баку не готов привязать свою внешнеполитическую линию к турецкому подходу. «Наши отношения динамично развиваются как с Турцией, так и с Россией, и Азербайджан уделяет особое внимание углублению связей с обеими странами», – заявил в феврале 2016 г. глава МИД Эльмар Мамедьяров, отметив, что его страну не устраивает нынешнее состояние отношений между Москвой и Анкарой.

В-третьих, столкнувшись с эскалацией конфликта в Нагорном Карабахе, Россия продолжает искать баланс между Арменией (стратегическим союзником) и Азербайджаном (стратегическим партнером). Утратив многие рычаги влияния на Грузию после признания Абхазии и Южной Осетии, Москва не может позволить себе такой роскоши, как втягивание во вражду с Азербайджаном, чем, конечно, не преминут воспользоваться турецкие политики. И в этом случае на дагестанском направлении мы рискуем получить дополнительные очаги нестабильности вдобавок к уже имеющимся (только с декабря 2015 г. в Дагестане было четыре теракта под знаменем ИГ). Более того, превращение Азербайджана в откровенно враждебное государство завершит формирование антироссийской конфигурации Анкара–Баку–Тбилиси, в которой пока есть внутренние разногласия.

В-четвертых, из кавказского уравнения нельзя исключать такую переменную, как Иран. Тегеран стремится вести самостоятельную линию, не примыкая ни к одному из центров силы (Запад или Россия). При этом Исламская Республика – единственная страна, выступающая с критикой «Обновленных мадридских принципов нагорно-карабахского урегулирования» и полагающая, что данный вопрос, как и другие конфликты, должен разрешаться без участия внешних нерегиональных игроков. В «разморозке» боевых действий (с возможным подключением той же Турции на стороне Азербайджана) Тегеран видит угрозу своим интересам, поскольку опасается более активного военно-дипломатического вмешательства США и Евросоюза, в том числе в формате миротворческой операции.

Но Азербайджан последовательно подчеркивает свой интерес к нормализации отношений с Ираном (23 февраля 2016 г. состоялся визит Ильхама Алиева в Тегеран и его переговоры с духовным лидером Али Хаменеи и с президентом Хасаном Роухани). Это происходит, несмотря на расхождения по Сирии и Ближнему Востоку в целом между Турцией, стратегическим союзником Баку, и Исламской Республикой. Перспективы развития двусторонних отношений с Тегераном видит и Тбилиси (свидетельством чему переговоры между министром энергетики Грузии Кахой Каладзе и министром нефти Ирана Бижаном Намдаром Зангане в феврале 2016 г.). Нормализация отношений с Западом и выход из режима санкций открывают перед Ираном новые возможности на Кавказе, с чем не сможет не считаться ни один игрок, включая Москву и Анкару.

В-пятых, сам Запад, поддерживая «геополитический и энергетический плюрализм», не заинтересован в одностороннем усилении Турции, а также расширении ее евразийских амбиций. Еще в июле 2006 г. Палата представителей Конгресса США (во многом под влиянием армянского лобби) проголосовала за предоставление гарантий того, что никакие экспортные и импортные фонды не будут использованы для содействия проекту строительства железной дороги Баку–Ахалкалаки–Тбилиси–Карс в обход Армении. И по настоящее время эта позиция остается прежней.

Три сценария: между статус-кво и modus vivendi

Говорить о разделении Кавказского региона из-за конфронтации России и Турции пока не приходится, хотя опасность есть. Неразрешенные этнополитические проблемы на фоне отсутствия прорыва в российско-турецких отношениях создают потенциальные риски.

В этой ситуации возможны три сценария. Первый – борьба за сохранение статус-кво. Россия, не разрешив для себя проблемы Сирии и Украины, вряд ли захочет ломать нынешний порядок вещей на Кавказе. Особенно когда Запад фактически смирился с уходом Абхазии и Южной Осетии в российскую сферу влияния взамен на укрепление собственных позиций в Грузии (такой раздел лишь укрепляет положение дел, сложившееся в регионе после августа 2008 г.).

Для Москвы слом хрупкого статус-кво в Нагорном Карабахе может иметь негативные последствия. Развитие ситуации по неблагоприятному сценарию поставит под вопрос перспективы евразийских интеграционных проектов (ОДКБ и ЕАЭС), учитывая отсутствие консенсуса среди их участников по поводу военно-политической поддержки Армении, а также резко противопоставит интересы Москвы и Баку, к чему сегодня не готовы обе стороны (даже в условиях российско-турецкой конфронтации).

Турция в своих возможных действиях по обострению ситуации в Карабахе (а к конфликтам в Абхазии и Южной Осетии Анкара всегда проявляла крайне ограниченный интерес) чрезвычайно связана фактором Запада. На сегодня непризнанная никем (даже Арменией) Нагорно-Карабахская Республика (НКР) – единственное образование такого рода на постсоветском пространстве, получающее хотя и незначительное, но финансирование из американского госбюджета. В случае активного и, главное, открытого военного вовлечения Анкары в конфликт армянское лобби и в Конгрессе США, и в европейских странах (прежде всего во Франции) предпримет значительные усилия. Не факт, что это приведет к тотальной заморозке стратегически важных обеим сторонам американо-турецких отношений. Но в любом случае не позволит представить конфликт как proxy war между Россией и Западом (что де-факто удалось на Украине и в Грузии). Во многом по этой же причине (а также не имея решающего военно-технического преимущества перед армянской стороной) Азербайджан также не спешит конвертировать жесткую риторику в практические действия. Сдерживающую роль играет и Иран, рассматривающий полномасштабное возобновление военных действий как угрозу своим интересам.

Впрочем, сценарий сохранения статус-кво не означает полного замораживания ситуации. Не исключены варианты «тестирования» противоборствующих сторон и стратегических союзников, стоящих за ними (Россия и Турция). Рост числа инцидентов на линии соприкосновения и вдоль армяно-азербайджанской границы за пределами собственно Нагорного Карабаха создает дополнительное напряжение, которое, среди прочего, интерпретируется и как последствие ближневосточного противостояния Москвы и Анкары (даже если в действительности это не так).

Второй сценарий предполагает активизацию военных действий и возможное перерастание инцидентов (обстрелы, диверсионные рейды) в полномасштабное противостояние с вовлечением третьих сторон (прежде всего России и Турции). Развитие событий по такому алгоритму возможно в случае утраты (полной или значительной) контроля над ситуацией на линиях соприкосновения противоборствующих сторон. Вряд ли Анкара и Москва будут сами подталкивать к реализации такого варианта по причинам, указанным выше. Но они могут стать его заложниками, если эскалация произойдет сама собой. В этом особая опасность апрельского обострения.

Издержки от «сдачи» стратегического союзника могут оказаться слишком высокими. Таким образом, наибольший риск именно в том, что Россия и Турция окажутся не в состоянии предотвратить обвал кавказского статус-кво, что опасно для них обеих. Тогда велик риск того, что и Москве, и Анкаре придется действовать фактически в одностороннем порядке. Их союзники по ОДКБ и ЕАЭС, с одной стороны, и по НАТО, с другой, не имеют прямого интереса ни к вмешательству в противостояние в Нагорном Карабахе, ни к участию в его урегулировании в стадии новой эскалации. От реализации негативного сценария удерживает имеющаяся и в Армении, и в Азербайджане «вертикаль власти». В случае же внутриполитической дестабилизации в обеих странах (причины здесь вторичны) положение дел может измениться, и не в лучшую сторону.

Третий сценарий – нахождение modus vivendi и улучшение отношений – представляется в краткосрочной перспективе маловероятным. Более того, поскольку сегодняшняя конфронтация катализирована ближневосточными событиями, именно оттуда должен начаться процесс нормализации. Возможно, успех перемирия и мирного процесса в Сирии сделает позиции Москвы и Анкары ближе (или создаст некие предпосылки для сглаживания противоречий). В этом случае возможно и снижение рисков в других регионах, где интересы двух стран пересекаются.

Россия. Турция. СКФО > Армия, полиция > globalaffairs.ru, 16 мая 2016 > № 1754245 Сергей Маркедонов


Сирия. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 мая 2016 > № 1751271

Расследование: как власти России отпустили радикалов с Северного Кавказа в Сирию

Мария Цветкова (Maria Tsvetkova), Reuters, Великобритания

Новосаситли, Россия, 13 мая (Рейтер) — Четыре года назад Сааду Шарапудинов был в розыске. Участник незаконной исламистской группы, он скрывался в лесу на Северном Кавказе, обводя вокруг пальца военизированные патрули и строя планы священной войны против Москвы.

Но потом в его судьбе произошел неожиданный поворот. 38-летний Шарапудинов сказал Рейтер, что в декабре 2012 года российские спецслужбы сделали ему необычное предложение. Если он согласится покинуть Россию, российские власти его не арестуют. Фактически они даже помогут ему уехать.

«Я скрывался, был в незаконном вооруженном формировании. Я был вооружен», — сказал Шарапудинов во время интервью за пределами России. Несмотря на это, власти предложили ему сделку.

«Они говорили: мы хотим, чтобы ты выехал».

Шарапудинов согласился уехать. Через несколько месяцев он получил новый паспорт на другое имя и билет в один конец на самолет до Стамбула. Вскоре после приземления в Турции он пересек границу Сирии и влился в ряды исламистской группировки, которая позже присягнет на верность радикальному суннитскому «Исламскому государству».

Рейтер нашел пять других исламистов из России, которые, по словам их родных и местных чиновников, тоже уехали из страны с прямой помощью или с ведома властей, в итоге оказавшись в Сирии. Шарапудинов, родные исламистов, действующие и бывшие чиновники сказали, что отъезды отражали общую тенденцию: Москва хотела искоренить риск террористических актов, так что спецслужбы и полиция закрывали глаза на отъезд исламистов и даже побуждали их покинуть страну.

Такая схема действовала как минимум до 2014 года, следует из рассказов действующего и бывшего чиновников, а также родных тех, кто уехал. Свидетельства показали, что схема наиболее широко использовалась перед зимними Олимпийскими играми в Сочи, когда российские власти боялись, что доморощенные исламисты попытаются устроить атаку во время соревнований.

Все шестеро российских боевиков, найденных Рейтер, уехали в Сирию, большинство из них воевало в составе джихадистских групп, которые, как Россия говорит теперь, являются ее заклятыми врагами. Это лишь несколько примеров того, как радикалы покидали страну в то время. К декабрю 2015 года, как сказал директор российской ФСБ Александр Бортников на заседании Национального антитеррористического комитета в конце прошлого года, около 2 900 россиян уехали воевать на Ближний Восток. По официальным данным, больше 90% из них покинули Россию после середины 2013 года.

«Русский — третий язык в ИГИЛ после арабского и английского. Россия — один из важных поставщиков боевиков», — сказала Екатерина Сокирянская, старший аналитик Международной кризисной группы, независимой организации, работающей над разрешением конфликтов.

«До Олимпиады российские власти жестко не препятствовали отъездам, и большое количество бойцов уехало. Перед Олимпиадой стояла очень четкая краткосрочная задача обеспечить безопасность игр… В какой-то момент закрыли глаза на отток радикальной части молодежи туда».

Москва сейчас воюет в Сирии с «Исламским государством» и другими группировками боевиков, которые, как утверждает Кремль, представляют угрозу для безопасности России и всего мира. Кремль объяснял свою воздушную операцию в Сирии необходимостью сокрушить ИГ.

Российские власти отрицают, что когда-либо запускали программу, по которой помогали боевикам покинуть страну. Они говорят, что бойцы уезжали по своей воле и без помощи государства. Чиновники, в том числе директор ФСБ Бортников и местные власти на Северном Кавказе, винили в отъезде людей вербовщиков «Исламского государства» и иностранные государства, которые давали боевикам возможность через свою территорию добираться до Сирии и других мест.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков:

«Российские власти никогда не сотрудничали, не взаимодействовали с террористами. Никакого взаимодействия с террористами быть не могло. Террористов в России уничтожают. Так было всегда, так есть, и так будет в дальнейшем».

Министерство внутренних дел отказалось от комментариев, сказав, что за эти вопросы отвечает ФСБ. Управление ФСБ по Дагестану не предоставило комментариев к моменту публикации.

Российский МИД сказал, что утверждения о помощи, которую боевики получали от российских правоохранительных органов, несостоятельны. Как сообщил департамент печати и информации министерства, усилия правоохранительных органов России нацелены на разноплановые меры по пресечению выезда боевиков и на привлечение к ответственности тех из них, кто возвращается.

Ведомство добавило, что в России возбуждены сотни уголовных дел в связи с тем, что россияне воевали в «составе незаконных вооруженных формирований в Сирии», и поэтому «нелепо» полагать, что «столь жесткие меры были приняты властями для того, чтобы самим же их нарушать», и что власти помогали боевикам уезжать из России.

Взаимная выгода

Разрешить боевикам покинуть Россию было удобно как для радикалов, так и для властей. На Северном Кавказе, население которого составляют преимущественно мусульмане, противоборствующие стороны загнали друг друга в тупик.

Исламистские группировки, воюющие за то, чтобы создать на Северном Кавказе халифат, были измождены годами, проведенными в бегах. Они не смогли добиться существенных побед над службами безопасности. Власти были недовольны тем, что боевики, загнанные в горы или поддержанные сторонниками, оказывались в состоянии избегать арестов.

Начиная с лета 2013 года, исламисты начали угрожать атаками во время проведения российской Олимпиады, публикуя свои обращения в интернете. Такого рода нападение нанесло бы ущерб репутации президента Владимира Путина на престижных мероприятиях, которые должны были представить Россию миру с лучшей стороны. Москва распорядилась принять крутые меры.

Отставной офицер российского спецподразделения с многолетним боевым опытом на Северном Кавказе сказал Рейтер, что федеральные власти оказали давление на местных чиновников, чтобы обуздать исламистов перед играми в Сочи.

«Перед Олимпиадой сказали, что никаких осечек прощать не будут. Виновных будут увольнять. Закрутили гайки», — сказал он.

Сначала на Шарапудинова вышел чиновник из его родного села Новосаситли в Дагестане. Этот чиновник, который с тех пор уволился, стал посредником между Шарапудиновым и российскими спецслужбами. Он подтвердил Рейтер рассказ Шарапудинова.

Над решением о том, пойти ли на предложенную сделку, Шарапудинов думал несколько месяцев. В конце концов, он решил поверить чиновнику, которого он знал с детства.

Как говорит Шарапудинов, посредник отвез его в город Хасавюрт, где его ждал местный высокопоставленный офицер ФСБ. Хотя Шарапудинову гарантировали безопасность, он говорит, что подозрения у него оставались. Так что, несмотря на уговор прийти без оружия, он положил в карман гранату и взял с собой пистолет.

Шарапудинов говорит, что до этого не пытался уехать из страны даже тайно, поскольку считал, что его могут поймать или застрелить. А пересечь границу открыто было невозможно, поскольку он был в розыске по подозрению в том, что был замешан в организации взрыва. Если бы его поймали, он мог бы получить от восьми лет в тюрьме до пожизненного заключения.

Но тогда, как сказал Шарапудинов, офицер ФСБ сказал, что он может покинуть Россию и государство поможет ему в этом.

«Говорили, куда хочешь выезжай, хоть в Сирии воюй», — сказал Шарапудинов Рейтер во время интервью в декабре. Он вспоминает, что тема Олимпиады тоже всплывала на переговорах.

«Они сказали типа „чтобы Олимпиада без происшествий проходила“. Они не скрывали, что и других так отправляют».

Новое имя

У Шарапудинова были причины уехать из России. У него были напряженные отношения с местным эмиром, который командовал формированием, к которому он принадлежал. Когда Шарапудинов сказал своей матери о предложении ФСБ, она в слезах просила его пойти на сделку, поскольку она не хотела, чтоб он провел жизнь в бегах.

План требовал вмешательства государственной машины: Шарапудинову нужен был новый паспорт, чтобы покинуть Россию, говорит бывший чиновник, который был посредником.

«Поскольку он находился в розыске, они по-другому не могли его отослать», — сказал Рейтер бывший чиновник.

Шарапудинов сказал, что ему дали новый паспорт по приезду в аэропорт Минеральные воды в сентябре 2013 года, куда его доставил сотрудник ФСБ на серебристой «Ладе» с затемненными стеклами. Вместе с паспортом ему отдали билет в один конец до Стамбула.

Шарапудинов показал Рейтер заграничный паспорт, который, как он сказал, был получен от российских властей. Имя и фамилия были слегка изменены, в документе стояла дата рождения, отличная от той, которая указана рядом с его фамилией в российском официальном списке лиц, причастных к террористической деятельности. На фотографии Шарапудинов, носящий окладистую бороду, был безбородым. Он сказал, что сбрил бороду специально, чтобы сфотографироваться на новый паспорт.

Рейтер был не в состоянии проверить происхождение паспорта, но соседи Шарапудинова и бывший чиновник подтвердили его личность и историю того, как у него оказался этот документ.

Северокавказские чиновники, отвечающие за безопасность, отрицают, что исламским радикалам намеренно оказывалась помощь в отъезде, но соглашаются, что их отсутствие помогло решить проблему с безопасностью в регионе.

«Да, конечно, выезд большого количества радикально настроенных дагестанцев в Сирию оздоровил обстановку в республике», — сказал Магомед Абдурашидов из Антитеррористической комиссии Махачкалы, столицы Дагестана.

Офицер силовых структур, принимавший участие в переговорах с боевиками из Новосаситлей, подтвердил, что несколько вооруженных бойцов «сложили оружие и вышли» из леса, перед тем как уехать в Сирию.

«Раз они сложили оружие, против них в уголовном плане преследование прекратили», — сказал он.

По его словам, в течение нескольких лет такие случаи бывали, но это не имело отношение к Олимпиаде. Он настаивает на том, что спецслужбы не помогали кому-либо уехать.

«Если в отношении них каких-то мер не принимается, то, согласно закону, они имеют те же права, что любой гражданин России. Они могли получить заграничный паспорт и выехать».

Офицер сказал, что не знает о том, что произошло с Шарапудиновым.

Внезапно исчезли

Когда Шарапудинов прибыл в Сирию, «Исламское государство» росло, но еще не контролировало больших территорий. Он влился в ряды группы под названием «Сабровский джамаат» с другими боевиками из России и постсоветских республик. Они стояли в Аль-Дане недалеко от Алеппо, а «Исламское государство» контролировало близлежащие территории.

Как говорит Шарапудинов, группировки поддерживали добрые отношения друг с другом. Позже «Сабровский джамаат» присягнул на верность «Исламскому государству», хотя Шарапудинов, как он говорит, к тому времени уже сложил оружие и уехал из Сирии. Он не стал говорить о том, встречал ли он в Сирии других боевиков из Дагестана.

Независимо Рейтер нашел данные о пяти других боевиках, которые уехали из России при похожих обстоятельствах. Эти пятеро или погибли, или в тюрьме, или все еще в Сирии и недоступны.

Родные, соседи и местные чиновники рассказали, что произошло с этими людьми. В отъездах всех пятерых были общие черты: все они были из Дагестана, и у российских властей были основания отказать им в необходимых для путешествия документах и не дать выехать из страны. Но, как говорят их родные и местные чиновники, в каждом из случаев власти сделали их выезд возможным.

Одним из пятерых боевиков, которые уехали из России, был Магомед Рабаданов из дагестанского села Берикей. Местный полицейский сказал, что в 2014 году в его обязанности входило пристально следить за Рабадановым и другими предполагаемыми радикалами в рамках новой политики безопасности, которые были введены перед Олимпиадой в Сочи.

Он сказал, что в его обязанности входило ставить потенциальных радикалов на профилактический учет и звонить им не реже раза в месяц. «А если больше месяца не выходят на связь — то находить», — сказал полицейский у себя в кабинете, показывая у себя на мониторе папку с материалами о Рабаданове. По словам полицейского, во время подготовки к Олимпиаде Рабаданов был поставлен на учет как лицо «исповедующее нетрадиционный ислам, ваххабизм» — ветвь суннитского ислама, известная его строгой интерпретацией.

Незадолго до отъезда Рабаданов, как говорит его отец Сулейбан Рабаданов, был задержан за хранение взрывчатки дома, однако вскоре был отпущен и помещен под домашний арест.

Несмотря на такое ограничение, Рабаданов смог покинуть Россию: он миновал паспортный контроль одного из международных аэропортов Москвы вместе с женой и сыном в мае 2014 года, говорят его отец и местный полицейский. Позже он оказался в Сирии.

Российские официальные ведомства не стали комментировать его отъезд.

Сулейбан Рабаданов сказал, что 2 января 2015 года получил сообщение через интернет, в котором было сказано, что его сын погиб в окрестностях сирийского города Кобани на границе с Турцией, сражаясь на стороне «Исламского государства» против курдских сил.

Отец еще одного боевика тоже сказал, что его сыну позволили уехать из России, что было итогом сделки с властями. Бывший чиновник, который выступал посредником в разговоре с Шарапудиновым, сказал, что еще двоим боевикам помогли получить паспорта.

Местные жители и дагестанские чиновники говорят, что когда боевики из России приезжали в Сирию, они звали за собой и других. Из села Берикей с населением около трех тысяч человек на территории, которые контролирует «Исламское государство», перебрались 28 человек, сказал местный полицейский. По его словам, 19 из них стояли перед отъездом на профилактическом учете как потенциальные радикалы.

В отделении местной полиции недалеко от Берикея репортер Рейтер видела на мониторе компьютера папку с данными на десятки предполагаемых боевиков. Она была озаглавлена «Вахи», сокращение, которое полиция использует для обозначения «ваххабитов».

На некоторых фотографиях были видны группы молодых бородатых мужчин из Берикея и близлежащих сел, которые позировали с автоматами. Полицейский сказал, что эти фотографии, найденные в интернете или полученные онлайн, были из Сирии и Ирака.

Другие радикалы из России, которых отпустили в Сирию

Темур Джамалутдинов

Житель дагестанского села Джемикент Темур Джамалутдинов в сентябре 2014 года подал документы на заграничный паспорт, но получил отказ из-за неуплаченных алиментов бывшей жене, рассказал его родной брат Арсен.

В следующем месяце Джамалутдинов был поставлен на профилактический учет как ваххабит. К нему стали постоянно приходить с проверками, рассказывает его семья.

Но две недели спустя, по словам брата, он смог покинуть страну с новым загранпаспортом. Местный полицейский сказал, что Джамалутдинов пересек границу легально. Арсен Джамалутдинов сказал, что так и не понял, как его брату удалось уехать.

В конце декабря 2015 года, как сказал Арсен, он получил сообщение из Сирии, в котором говорилось, что его брата убили под Кобани рядом с турецкой границей, примерно в то же время, когда там погиб Магомед Рабаданов.

Российские власти не стали официально комментировать его отъезд.

Увайс Шарапудинов и Ахмед Денгаев

Оба боевика жили в селе Новосаситли и состояли в том же формировании, что и Сааду Шарапудинов, говорит бывший чиновник, который выступал посредником в случае Сааду Шарапудинова.

Экс-чиновник рассказал, что Денгаев и Увайс Шарапудинов (не родственник Сааду) договорились с местным ФСБ сложить оружие в обмен на то, что их не будут преследовать, а вскоре решили уехать из России. Бывший чиновник сказал, что помогал им делать загранпаспорта. Выдача каждого загранпаспорта в России происходит с одобрения ФСБ.

Летом 2013 года они оба покинули Россию и через Турцию добрались до Сирии, где, как говорят многочисленные источники среди односельчан и человек, встречавший их в Сирии, воевали в составе вооруженных исламистских группировок.

Увайс Шарапудинов был ранен в боях за Кобани и умер в больнице на турецкой стороне границы, говорят его знакомые.

Денгаев уехал из Сирии перед тем, как его отряд влился в «Исламское государство», и, по словам его друзей и родных, вернулся в Россию. Он отбывает тюремный срок по обвинению в участии в боевых действиях, противоречащих интересам России, за рубежом.

Сотрудник силовых структур, участвовавший в переговорах с боевиками из Новосаситлей, сказал:

«Я допускал, что они могут уйти в Сирию. Это их право законное… Но мы, даже понимая, что он может уехать в Сирию, что мы могли сделать?»

Российские власти не стали официально комментировать отъезд Денгаева и Увайса Шарапудинова.

Ахмед Алигаджиев

Фотографию Ахмеда Алигаджиева все еще можно увидеть на старых щитах со снимками находящихся в розыске боевиков. Его родное село Гимры пользуется репутацией центра активности исламистов. В январе этого года тяжеловооруженные бойцы на посту разворачивали на въезде в Гимры всех тех, кто не живет в селе постоянно.

Отец Алигаджиева Магомед говорит, что в 2008 году, когда его сын был боевиком и находился в розыске, власти предложили ему сделку. По его словам, Алигаджиев и еще трое бойцов получили загранпаспорта и разрешение уехать из России куда они захотят. Они выбрали Сирию. Алигаджиев-старший объяснил выбор своего сына тем, что тот раньше учился в Сирии.

Алигаджиев-старший сказал, что перед властями стоял выбор «убить их, посадить или послать куда захотят». Он сказал, что не знает, стал ли его сын воевать, потому что он прекратил отношения с ним из-за его радикальных убеждений.

Глава Гимров Алиасхаб Магомедов подтвердил, что Алигаджиев был выслан за границу властями в обмен на то, что сдаст оружие.

Российские власти не стали официально комментировать отъезд Алигаджиева.

Сирия. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 мая 2016 > № 1751271


Казахстан. СКФО > СМИ, ИТ > camonitor.com, 22 апреля 2016 > № 1731409 Билал Лайпанов

Слово о нашем Олжасе

Автор: Билал Лайпанов

Олжас Сулейменов не нуждается в представлениях. О нем много говорят и пишут, его оценки и суждения вызывают живой общественный интерес и острые дискуссии. Совсем скоро выдающемуся поэту и писателю, автору многих лингвистических исследований исполнится 80 лет. Сегодня мы предоставляем слово его младшему коллеге, известному карачаевскому поэту и ученому.

Благодарность от репрессированных

Чем дорог Олжас мне, карачаевцу? Только ли тем, что мы оба относимся к тюрко-мусульманскому миру? Что мы оба дети репрессированных сталинским режимом? Что судьба моего народа переплелась с казахским в страшные 30-40 годы прошлого века? Что мы оба боролись и боремся за права человека и народов? Что оба имеем прямое отношение к литературе, истории, культуре, языку тюрков?

Все это, безусловно, имеет место. Нисколько не сравниваю Олжаса с собой - масштабы разные. Если бы в других мирах пришлось представлять землян, я мог бы (может быть) представить свой Карачай Эл, а Олжас - всё человечество. Это о масштабе личности Олжаса Сулейменова. Перефразируя знаменитую строку "При слове "Байконур" планета смотрит вверх", я мог бы сказать: "При имени "Олжас" земляне смотрят вверх". Сулейменов так "возвысил степь, не унижая горы", что сегодня он одинаково дорог везде.

И все же, чтобы понять особую любовь Карачая к Олжасу, надо немного рассказать о моем народе. Небольшое горное карачаевское государство на Северном Кавказе было завоевано Россией в 1828 году и 2 ноября, по договору, вошло в состав Российской империи.

"Карачай - нейтральный народ, живущий у подошвы Эльбруса; отличается своей верностью, красотой и храбростью", - писал Лев Толстой. Но ни верность России, ни красота души, ни храбрость моего народа не спасли его от сталинского геноцида. 2 ноября (это черная дата для нас) 1943 года, когда все мужчины были на войне, сталинское правительство депортировало карачаевцев - всех, по национальному признаку - в Среднюю Азию и Казахстан. Карачаевская автономная область была уничтожена, а родная земля карачаевского народа была разделена и отдана соседям, горную же часть передали Грузии. А самих карачаевцев раскидали по Сибири и Средней Азии небольшими группами (всего 600 групп).

Цель была одна - полная ассимиляция народа. Но он выдержал, и оставшаяся в живых половина народа в 1957 году сумела вернуться на свою историческую родину. Но автономию ему не вернули, а преобразовали Черкесскую область в Карачаево-Черкесскую (так она и существует, только сейчас называется республикой).

На официальном уровне реабилитации не было - на карачаевский народ смотрели как на врага, отбывшего свою 14-летнюю ссылку. Такая же участь постигла и другие репрессированные народы - балкарцев, чеченцев, ингушей... В 1989 году я возглавил забастовку карачаевских ученых, вызванную перекосом при подборе и расстановке научных кадров, запретом писать даже литературоведческие статьи на родном языке. Суды, в том числе и Верховный суд России, встали на сторону властей, хотя правда была на нашей стороне. Таково было отношение к репрессированным народам. Но в 1989 году случилось событие, которое не позволило продолжить репрессии.

В 1989 году на первой сессии Верховного Совета СССР Олжас Сулейменов поставил вопрос ребром: "Нашу работу мы должны начать с вопроса реабилитации репрессированных народов. Не приняв такой реабилитационный закон, не попросив прощения у народов, переживших депортацию, за сталинский геноцид, страна не может духовно, нравственно развиваться. Русские, грузины, казахи - это народы, которые сами хлебнули несчастья сполна. Но народы, от мала до велика, по национальному признаку изгнанные со своей родной земли, познали беды вдвойне. Об этом мы должны открыто сказать посредством закона...".

И вот, 14 июля 1989 года появилось постановление ВС СССР, в котором говорилось: "Верховный Совет СССР постановляет: поручить Комиссии Совета национальностей ВС СССР по национальной политике и межнациональным отношениям и Комитету ВС СССР по вопросам законодательства, законности и правопорядка рассмотреть предложение народного депутата СССР Сулейменова О. О. об осуждении практики репрессий отдельных народов СССР в 40-х - начале 50-х годов и полной их реабилитации и внести соответствующие предложения". И, наконец, благодаря этой инициативе Олжаса в 1991 году был принят Закон "О реабилитации репрессированных народов". Вот почему репрессированные народы СССР, в их числе и карачаевский, так благодарны Олжасу Сулейменову.

Человек мира

Поэма Олжаса "Земля, поклонись человеку" сделала его известным далеко за пределами страны. Но действительно всемирно известным Сулейменова сделало его исследование об историческом произведении под названием "Слово о полку Игореве". В 1975-1976 годах органы госбезопасности постарались изъять из всех магазинов и библиотек, а затем сжечь книгу Олжаса "Аз и Я". Такое решение было принято идеологическим руководителем КПСС Сусловым. Академия наук СССР проводила собрания, на которых "в пух и прах" разносили эту книгу.

Глава Казахстана Кунаев, общаясь с Брежневым, постарался защитить Олжаса, заступиться за него. Отца Сулейменова в 1937 году расстреляли, назвав "врагом народа". И снова темные силы во главе с Сусловым постарались заклеймить Олжаса этим же именем. Если бы не Кунаев, неизвестно, какие несчастья выпали бы на его долю. Решился бы кто-нибудь еще из наших руководителей ради одного поэта испортить отношения с Сусловым?

Казахский народ познал большие беды. В 1926 году в документах о переписи населения было написано: "Казахи - самый большой тюркоязычный народ СССР: 6 миллионов 200 тысяч человек". А в 1939 году численность казахов составляла лишь 2 миллиона. И то, что в казахском народе, понесшем столь огромные потери, появились такой писатель и ученый, как Олжас, и такой руководитель, как Кунаев, было счастьем...

Чем могла досадить Суслову и академикам книга Олжаса? Олжас, изучив "Слово о полку Игореве", нашел в нем огромное количество тюркских слов. Он открыто указал на те места в этом историческом произведении, которые академики не смогли прочитать или же прочитали неверно. Олжас пришел к выводу, что между славянами и тюрками в прежние времена была сильная языковая и культурная связь, через которую они обогащали друг друга. Но тогда русская наука смотрела на тюрко-мусульманские народы с такой точки зрения: "если к нам и пришла культура, то из Европы, а невоспитанная Азия, тюрки - это неграмотные народы, не знающие ничего, кроме войн и набегов". Вот против такого подхода и выступил Олжас Сулейменов.

Он привел в чувство тюркские народы СССР, просветил нас о нашей истории, поднял наш дух. Те, кто боялся сказать: "мы - тюрки", прочитав книгу Олжаса, стали гордо произносить эти слова. Олжас возвысил весь тюркский мир. Он в одиночку пошел против идеологии Суслова. Он внес в науку новое, достоверное слово. А чтобы сказать правдивое слово, нужны и талант, и знания, и совесть, и храбрость. Разве мы не должны поблагодарить Олжаса, который разбудил тюркский мир, тюркское сознание, тюркскую намять?

Однако Олжас не был заступником только тюркских групп или народов, переживших репрессии. Создав движение под названием "Невада-Семипалатинск", он задался целью закрыть все полигоны в мире, на которых проводятся испытания атомного оружия. В Казахстане он добился закрытия полигона, а теперь старается обезопасить весь мир от атомного апокалипсиса. Разве не заслуживает похвалы Олжас, который старается спасти мир, Землю, на которой мы живем, от гибели?

В 1960-1980 годах Олжас изучал проблемы бывших колоний. Да, нужны свобода и суверенитет, однако связь между народами, странами не должна прерваться. С метрополией и соседями необходимо строить деловые отношения. Свое мнение Олжас высказал в виде формулы: "От веков колониальной зависимости через период независимости к эпохе осознанной взаимозависимости".

В последнее время он работал над книгой "Язык письма". Это новое слово в науке. Общеизвестный факт: все человечество зародилось в одном месте, откуда оно потом распространилось в разные стороны света. Говоря языком религии, все мы родились от Адама и Евы. На каком языке разговаривали первые несколько сотен человек - вот об этом книга. Можно представить, какое количество книг прочитал, какой глубокий анализ сделал Олжас, чтобы показать, как человечество от первых символов перешло к Слову, письменности.

В конце он приходит к такому выводу: "Вначале Знак, потом Слово. Эти знаки были знаками Бога, а эти слова - Его именами". Прочитавший эту книгу человек поймет, что Олжас открыл скрытый смысл Слова, подобно тому, как ученые открыли атом. Но если открывшие атом посеяли в мире рознь и страх, то Олжасом показал, что все человечество имеет общие корни, а значит, должно жить в единстве.

Счастлив тот народ, у которого есть такой сын, как Сулейменов. Впрочем, он - человек, чьих знаний и таланта хватает на то, чтобы видеть проблемы не только своего народа, но и всего человечества.

Как старший брат…

Хочу отметить еще вот что. Несмотря на свою большую занятость, Олжас находит время, чтобы поддержать молодых литераторов. Среди тюркских писателей подобную заботу я видел только со стороны Кайсына Кулиева и Чингиза Айтматова.

В 2005 году я передал Олжасу Сулейменову труд своего земляка Махти Джуртубаева - исследование о "Слове о полку Игореве". Вот что он ответил в своем письме ко мне:

Дорогой Билал!

Наконец нашел время ответить на письмо о книге М.Ч.Джуртубаева.

Я прочёл её ещё в ноябре 2004 г. Сегодня перечитал. Возбуждает само осознание того факта, что где-то в горном селе Хасанья кто-то годами вчитывается в зачитанное до дыр "Слово о полку Игореве" - вещь подозрительную и прекрасную в своей загадочности. Занятие это (по себе знаю) поразительно увлекает. Способно держать в напряжении десятилетиями. И только тогда открывает помаленьку свои тайны. Почти по Маяковскому "в грамм добыча, в год труды".

Я не могу сказать, что автор расшифровал все секреты "Слова", но книга его ничем не слабее десятков других толкований, выпущенных академическими словистами. Она еще одно свидетельство того, что нынешний канонизированный порядок строк в "Слове" - явление, скорее всего, вторичное, сотворенное переписчиками 16 и 18 веков.

Думаю, что для поддержания исследовательского интереса к "Слову" - произведению, выражающему акт исторического и культурного взаимодействия древних русичей и кипчаков, книга М.Ч. Джуртубаева вполне может послужить. Тираж 200 экземпляров, конечно, мал.

Крепко жму руку.

О. Сулейменов

Париж, 7 апреля 2005 г.

А спустя пять дней я получил от него еще одно письмо. Олжас не забыл о моем 50-летии, нашел слова, чтобы поддержать, вдохновить меня. Не могу не привести приветствие Олжаса, ибо оно характеризует его как человека широкой души, очень внимательного и доброжелательного по отношению к младшим собратьям по перу.

Дорогой Билал!

Казахи говорят: "Елю жылда ель жанарады" - "В пятьдесят лет страна (народ) обновляется". Твои пятьдесят вместили и такой этап истории карачаевцев, как возрождение: в 1956 году репрессированный народ получил право вернуться из изгнания на историческую родину. Ты вместил чувства ренессанса в свои стихи, и оно придало им трехмерность, присущую подлинному искусству - историческую глубину, широту настоящего и высоту будущего. Ты не ушел в обиду, хотя она никогда не забудется. Память - да, но не злопамятность мы должны воспитывать в сознании новых поколений. Об этом все твои произведения и твой журнал.

Ты много уже сделал для формирования возрожденческого сознания тюркских народов, которое помогает им определить свое достойное место в планетарном порядке. Самым достойным я всегда желаю - жаса! В казахском это слово несет два смысла - "живи" и "твори".

Жаса, мой друг Билал!

Твой Олжас Сулейменов

Париж, 12 апреля 2005 г.

Великий тюрок

В мае 2004 года на основании ходатайства Карачаевской демократической организации "Джамагъат" (руководители А.Кечеруков и Б.Лайпанов) Олжасу Сулейменову было присвоено звание "Почётный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета". Хочется привести аннотацию, подготовленную видным ученым и литератором Нюр-Магометом Лайпановым.

ОЛЖАС ОМАРОВИЧ СУЛЕЙМЕНОВ

(Аннотация к представлению О.О.Сулейменова к званию "Почетный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета)

У каждого думающего тюрка (не турка!) по рождению свой - Олжас! (Добавлю от себя: свой Чингиз, свой Кайсын...) Ряд, уверен, будет продолжен, так как не оскудевает тюркское племя на таланты. Они уместны, известны, повсеместны. Олжас ворвался со своей "Аз и Я" в наше сознание как нечто, посягнувшее на железное государство, в котором, казалось, на вечные времена было все расставлено по полочкам: лучше того, что нам преподносилось, нет и не будет - известно, что письменность была у таких-то и таких-то, а у таких-то (почему- то сплошь к ним относились тюркские народы?..) ничего не было, пока картавый благодетель не дал им то-то и то-то.

Это потом, после Олжаса, расскажет нам про манкуртов, про нас самих великий Чингиз. Но Олжас? Как посмел? Что посмел? На кого посмел? В коридорах гуманитарных факультетов тихо-тихо, между собой шептались студенты-нацмены: посмел же Олжас! Да как посмел! Да на кого посмел! Политбюро собиралось из-за какого-то смутьяна казаха-поэтишки.. Ол-жас! По-карачаевски: Ол-джаш! Буквально: Ол - Этот, джаш - Парень! Этот-Парень! О великий и емкий по краткости тюркский язык (русское: краткость - сестра чья?!) Ол-жас - Ол-джаз! Это - весна! Ол-джаз - Этот - пишет-писатель! Иначе: в имени его - Ол (Йол, джол, жол) - значения - Он, Этот, дорога, путь!; Жас (Джаш, Джаз, Яз) - Весна, Парень, письмо, пиши!

Единицам-счастливцам удалось достать уцелевшие экземпляры изъятого тиража. До меня дошла зачитанная до дыр ксерокопия. Какое пиршество для ума, какое уязвление совести и чести высоких академиков Лихачева и Рыбакова, коих и мы почитали, штудировали, готовясь к экзамену по древней истории и фольклору. Не понимая до конца грандиозности содеянного Олжасом, потянулся к его поэтическим книгам. "Глиняная книга" - удар током! Подкупало, что казах, говорящий на родственном карачаевскому казахском, пишущий на русском как классик, стал сходу вровень с поэтическим авангардом советской и мировой поэзии.

Он вселял надежду на возрождение собственной литературы и культуры тюрков! Кто бы и как бы ни открещивался, но подкоркой мы всегда ощущали родство с великой культурой предков, мы, представители бесчисленного и разрозненного великого языкового пласта мировой культуры.

Олжас ослепительной кометой из веками замалчиваемого тюркского великого прошлого вдруг пронесся по небосклону затхлой, умирающей, но еще храбрящейся империи зла, казалось, сам не заметив дерзости своего полета из Аз в Я. Этот казах с лицом полной луны и непокорной гривой волос, до сих пор, уже за пятьдесят, смотрится молодым, азиатским необъезженным скакуном. Он вызывает то единственное восхитительное чувство, на которое способны подростки-мальчишки, встретившие старшего мужчину, на которого очень хочется походить, ну хотя бы стать другом, хотя бы быть рядом, чтобы обратить к себе его и окружающих внимание... Подспудно всегда чувствовал некое общетюркское родство с ним. Было только загадкой, как за 4 тыс. км., в далеком от Карачая Казахстане он чувствует и думает почти то же самое, что я, карачаевец, здесь на Кавказе, о наших корнях, языках, месте нас, тюрков, в истории? В доистории? И о том, что на Руси нас тюрков, переняв у нас 99 % нашего, стесняются числить в родстве, в том числе и по крови? Даже Гумилев не удержался от нападок на Олжаса...

Олжас - казахский гений, не только превзошедший свое время и соплеменников, но и перевернувший представления о культуре тюркоязычных народов в СССР, кичившейся перед всем цивилизованным миром, что он дал всем народам, вовлеченным в его пространство, культуру и образование. Как будто не было всей предыдущей истории. Олжас, который пишет на русском лучше многих, считающихся корифеями, на самом деле хотел всем показать, что славяне и тюрки на пространствах России и СССР сумели создать культурно-языковой симбиоз, который существует независимо ни от каких факторов.

Бесспорно, для современной тюркоязычной интеллигенции Олжас Сулейменов, наряду с великим Чингизом Айтматовым, является символом научной и поэтической дерзости мысли, гражданского мужества и совести настоящего интеллигента Духа - великого тюрка, построившего своим творчеством некий духовный мост между Востоком и Западом. Что вселило в тюркскую интеллигенцию надежду на кооптацию в мировую культуру и занятие в ней подобающего заслуженного места и признания.

Ныне здравствующий и творящий казахский гений, достойно представляющий на дипломатическом поприще интересы Республики Казахстан, знает и ценит это родство. Не скрою, меня подкупает в Олжасе Омаровиче его постоянный интерес к литературе тюркских народов, чего стоит его послание карачаевскому поэту Билалу Лайпанову: "Лечу в самолете и читаю твои стихи: многое очень близко мне и по-настоящему талантливо.

Уже знаю, что напишу предисловие. Благодарен карачаево-балкарцам за публикацию в "Ас-Алане" выстраданной мной работы "Тюрки в доистории". Скоро в Алма-Аты выйдет отдельной книгой. Но вы первые его опубликовали. Спасибо! С братскими чувствами твой Олжас".

Уверен, присвоение Олжасу Сулейменову заслуженного им звания "Почетный доктор Карачаево-Черкесского государственного университета" будет не только приятным ему сюрпризом, но и знаком высочайшего к нему уважения карачаевцев и балкарцев за его подвижническое служение Литературе и Науке, знаком общетюркской культурной солидарности и взаимодействия на евразийском пространстве".

Билал Лайпанов, народный поэт Карачаево-Черкесской республики, почетный академик Международной Тюркской Академии

Казахстан. СКФО > СМИ, ИТ > camonitor.com, 22 апреля 2016 > № 1731409 Билал Лайпанов


Иран. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 19 апреля 2016 > № 1730439 Рамазан Абдулатипов

Глава Дагестана обсудил с иранскими инвесторами перспективы сотрудничества.

Как заявил на встрече с иранскими инвесторами из компании «Хамрахиан» глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, сотрудничество между Ираном и Дагестаном имеет отличные перспективы.

«В ходе моих визитов в Иран я убедился, что сотрудничество с этой страной, находящейся в хороших отношениях с Россией, имеет неплохие перспективы. К сожалению, наши торговые отношения пока развиты слабо, но мы приложим усилия для их развития», — заявил Р. Абдулатипов, открывая мероприятие.

При этом глава РД сообщил, что осенью 2016 года в Дагестане состоится форум прикаспийских государств, на котором будут рассмотрены перспективы межрегионального сотрудничества. По словам Р. Абдулатипова, инициативу проведения поддержал президент Владимир Путин.

«В нашем регионе проживает около полумиллиарда человек, в обороте находится порядка 6 трлн долларов. Запасы нефти и газа составляют соответственно сотни миллионов и сотни миллиардов тонн. Мы пока не используем все имеющиеся ресурсы, если мы не примем меры, ими будут пользоваться третьи страны», — отметил глава РД. По его словам, в ходе своего визита в Иран, состоявшегося в прошлом месяце, рассматривался вопрос создания между РФ и Ираном «зеленого коридора» с портом-терминалом в Астрахани. «Махачкала на 900 километров ближе к Ирану, чем Астрахань. Кроме того, от Астраханского порта до самого города еще порядка двухсот километров. По моему мнению, в качестве базового порта целесообразнее использовать торговый порт в Махачкале, ведь наш, единственный в России незамерзающий порт находится в самом городе. В настоящее время оборот порта в Махачкале не превышает 2 млн тонн, но в будущем оборот будет увеличен до 14 млн тонн», — заявил Р. Абдулатипов.

«В ближайшее время в республике будут реализованы 60 инвестпроектов. Так, сейчас завершается возведение предприятия по производству керамогранита и напольной плитки мощностью 2 млн кв. метров в год. Ранее мы собирались закупать сырье на Украине, но недавно мы узнали, что в Иране имеется более качественное сырье. Мы хотели бы приобрести в Иране месторождение. Вообще, у нас имеется много возможностей для сотрудничества», — сообщил глава Дагестана.

Также он сообщил о том, что в РД будет создан свой республиканский банк, уставной капитал которого составит 1 млрд рублей. 75% акций этого банка будет принадлежать учредителям, а 25% — государству. Кроме этого, глава республики считает необходимым использовать для расчета не евро или доллары, а местные валюты. Глава иранской делегации Сейехамид Хамрахиан поддержал инициативу, и сообщил о необходимости создания в Дагестане совместного торгового Дома.

В свою очередь, Р. Абдулатипов рассказал о том, что в республике уже действует торговый Дом «Дагестан», при нем имеется магазин, в котором могла бы продаваться и иранская продукция. По его мнению, подобный торговый Дом можно создать и в Иране.

С. Хамрахиан обратил внимание представителей Дагестана на развитие сотрудничества в аграрной сфере. «У нас имеется опыт ведения сельскохозяйственной деятельности за рубежом. Благодаря Всевышнему, в Дагестане имеется плодородная земля, и, если вы поддержите нашу инициативу, мы могли бы заняться в вашем регионе сельским хозяйством. Мы посетили несколько сельхозпредприятий в республике и наглядно убедились, что у нашего сотрудничества имеются отличные перспективы», — подчеркнул он.

В конце встречи Р. Абдулатипов вручил иранским представителям дагестанские сувениры, и поручил Кабмину республики подписать с иранскими представителями ряд соглашений, а также составить план мероприятий по их реализации.

Иран. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 19 апреля 2016 > № 1730439 Рамазан Абдулатипов


Китай. СКФО > Металлургия, горнодобыча > ria.ru, 15 апреля 2016 > № 1724950 Залим-Гери Губашиев

О ходе реализации крупнейшего на Северном Кавказе проекта по созданию промышленного комплекса по производству твердосплавного инструмента, включающего возрождение добычи вольфрама и молибдена, строительстве совместно с китайскими бизнесменами завода по производству полимеров, а также о готовности производителей региона к внедрению импортозамещающих технологий в интервью РИА Новости рассказал министр промышленности и торговли Кабардино-Балкарии Залим-Гери Губашиев.

— Как продвигается проект восстановления Тырныаузского вольфрамо-молибденового месторождения?

— Данный проект является одним из основных направлений нашей деятельности, так как имеет важное значение для развития экономики не только республики, но и Российской Федерации в целом.

Напомню, что в прошлом году мы провели конкурс на закупку услуг по выполнению работ по технико-экономическому обоснованию кондиций и переоценке запасов вольфрамо-молибденовых руд Тырныаузского месторождения. Его победителем стало ОАО "Гипроцветмет", входящее в структуру "Ростеха". В декабре был подписан акт сдачи-приемки выполненных работ, а в январе документы были переданы на экспертизу в Государственную комиссию по запасам. В конце марта экспертиза была завершена, в процессе ее проведения замечаний не было.

Следующим этапом реализации проекта станет проведение конкурса на право пользования недрами, который, в соответствии с дорожной картой, пройдет в третьем квартале текущего года. Это уже полномочия федеральных органов власти, и в настоящее время ведется подготовка к его проведению.

— В прошлом году министр промышленности РФ Денис Мантуров предлагал внести эту лицензию на разработку в капитал "Ростеха". Данное предложение было поддержано?

— Оно стало предметом всестороннего рассмотрения на различных площадках, но в итоге эксперты пришли к мнению, что эта процедура займет несколько лет, которых у нас просто нет.

После проведения конкурса мы будем работать над оптимизацией стоимости проекта, с учетом того, что в Эльбрусском районе уже существует энергетическая инфраструктура, есть и другие моменты, которые помогут снизить стоимость проекта. Для оказания мер господдержки в реализации проекта мы подготовили ряд предложений в Минкавказа, Минпромторг РФ, также рассчитываем на поддержку Совета по технической химии и новым материалам коллегии Военно-промышленной комиссии (ВПК) России, на заседании которого 17 марта предложенный нами проект по созданию горно-металлургического комплекса на базе Тырныаузского вольфрамо-молибденового месторождения был одобрен.

— Как развивается процесс создания кластера производства твердосплавного инструмента? Каковы перспективы развития АО "Терекалмаз"?

— Работа по созданию промышленного комплекса твердосплавного производства, состоящего из четырех фаз переработки вольфрамосодержащего сырья — добыча и обогащение, производство ангидрида вольфрама, производство твердых сплавов и производство твердосплавного инструмента, идет согласно графику. В этот кластер планируется включить четыре предприятия СКФО — горно-обогатительное предприятие на базе Тырныаузского вольфрамо-молибденового месторождения, новое гидрометаллургическое производство ОАО "Каббалквольфрам" в Прохладненском районе, а также производство твердых сплавов и готового инструмента на базе АО "Терекалмаз" и ОАО "Победит" во Владикавказе.

Что касается развития "Терекалмаза", то имеющиеся на предприятии инфраструктура и кадровый потенциал позволяют организовать здесь производство высококачественного твердого сплава и изделий из него с объемом выпуска 100 тонн в год, а также производство шлифовального инструмента.

Предприятием уже разработан бизнес-план технического перевооружения, для получения льготного займа на реализацию инвестиционного проекта подана заявка в Фонд развития промышленности, которая успешно прошла экспресс-оценку. При этом сейчас рассматривается возможность использования нанотехнологии производства карбида вольфрама, которая позволяет повышать качество твердосплавного инструмента.

Обществом также прорабатывается вопрос приобретения технологии и оборудования у крупной швейцарской машиностроительной компании Diametal, специализирующейся на выпуске шлифовального алмазного инструмента. Дело в том, что доля российского производства шлифовального инструмента составляет от 5 до 10%, все остальное это импорт, который с учетом курсовой разности валют обходится очень дорого. Если мы реализуем хотя бы один из этих проектов, то загрузка завода повысится с нынешних 50-60 до 80-90%.

— Насколько выдерживаются сроки строительства нового гидрометаллургического завода? Почему было принято решение строить его в Прохладненском, а не, как предполагалось изначально, в Майском районе республики?

— В прошлом году было принято решение о закрытии гидрометаллургического производства ОАО "Гидрометаллург" и строительстве нового высокотехнологичного завода за пределами Нальчика. У нас было три варианта выбора участка. После тщательного изучения объектов был выбран участок в Прохладненском районе неподалеку от железнодорожной станции Шарданово. Он предпочтительнее сразу по многим параметрам, там уже есть готовая инфраструктура, лучше геология и логистика, выдерживаются требования к защитной зоне предприятия.

Начало строительства, в соответствии с дорожной картой, запланировано на конец этого года, сейчас готовится проектно-сметная документация. В соответствии с планом строительство будет завершено в четвертом квартале 2018 года.

По сути, это будет совершенно новое предприятие, отвечающее самым строгим требованиям экологической безопасности. Для определения технологии производства с учетом последних научно-технических разработок и решения вопроса по снижению воздействия на окружающую среду на предприятие приглашали ведущих немецких и израильских специалистов в области производства вольфрамовой продукции, проводятся консультации с производителями из Канады, США, Китая. Инновационные технологии, которые будут использованы в новом производстве, позволят практически полностью исключить попадание вредных веществ в окружающую среду. Даже использованная вода будет проходить полную биологическую и химическую очистку и вновь возвращаться в производственный цикл.

На строительство завода и обеспечение его необходимым оборудованием планируется затратить от 1,5 до 2 миллиардов рублей. При выходе на полную мощность новое производство обеспечит работой почти 400 человек, а поступления в местный бюджет дойдут до 100 миллионов рублей в год.

— В январе этого года с китайскими компаниями CPTDC и CKCEC был подписан ЕРС-контракт на строительство в КБР предприятия "Этана" по производству полиэтилентерефталата (ПЭТФ) мощностью 1,5 миллиона тонн в год. Приступили ли китайские компании к его реализации?

— Контракт предполагает строительство завода мощностью 1,5 миллиона тонн полиэтилентерефталата в год в три этапа. Первый комплекс на 500 тысяч тонн будет запущен в 2018 году, второй такой же мощности — в 2019, а в 2020 году завод выйдет на проектную мощность.

В рамках первого этапа будут созданы объекты инженерной, транспортной и энергетической инфраструктуры. С китайскими партнерами уже согласована дорожная карта, расписаны все ее этапы. В Майский район, где разместится производство, приезжали специалисты из Китая, которые занимаются решением технологических проблем, связанных с размещением на площадке.

Сейчас основной вопрос — открытие экспортного финансирования проекта на площадке китайских банков. Подписание договора по финансированию запланировано на август-сентябрь этого года, а начало основного строительства — на четвертый квартал.

Некоторые СМИ высказывали сомнения в необходимости реализации данного проекта, отмечая, что вся потребность российского рынка ПЭТФ составляет 500 тысяч тонн. Но дело в том, что все производимые заводом 1,5 миллиона тонн высокомолекулярного ПЭТФ будут уходить на экспорт, все забирает Китай. Они здесь же будут разливать в эти бутылки артезианскую воду и вывозить к себе. А мы получаем 20 миллиардов рублей в год налоговых отчислений, 2,5 тысячи новых рабочих мест и серьезнейшую инфраструктуру.

Более того, реализация проекта позволит нам создать совершенно уникальный кластер. Сейчас мы прорабатываем вопрос строительства рядом с "Этаной" ряда производств по глубокой переработке ПЭТФ с использованием полимерных технологий, которые используются и в оборонной промышленности, и в электротехнике, и в других отраслях.

— Каковы результаты работы по заключению соглашений с крупными российскими компаниями о поставке для их нужд импортозамещающей промышленной продукции, производимой в КБР?

— В условиях реализации курса на импортозамещение задача состоит не в том, чтобы любыми способами заменить импортные товары отечественными. Необходимо наладить массовый выпуск именно качественной российской продукции, причем по приемлемой, экономически обоснованной цене, чтобы она могла на равных конкурировать с зарубежными аналогами. В связи с этим мы сформировали перечень приоритетных с точки зрения импортозамещения видов продукции, которые возможно производить промышленными предприятиями Кабардино-Балкарии. Всего в него вошло более 20 наименований групп оборудования и продукции, которую предприятия республики способны производить уже сегодня либо готовы организовать производство в ближайшее время. Это и правящий, и шлифовальный, и буровой инструмент того же "Терекалмаза", и рентгеновское оборудование ООО "Севкаврентген-Д". Нальчикский завод высоковольтной аппаратуры уже работает с РЖД, поставляя высоковольтные выключатели для электровозов и электропоездов. Проект стоимостью около 300 миллионов рублей предполагает расширение ассортимента и объемов производства высоковольтной аппаратуры, которая может рассматриваться в качестве аналогов зарубежным образцам, используемым в настоящее время на поездах типа "Сапсан" и "Ласточка".

Кроме того, в Российский экспортный центр направлены заявки на предоставление услуг по поддержке экспорта промышленной продукции АО "Кабельный завод "Кавказкабель", ООО "Севкаврентген-Д", АО "Терекалмаз" и ООО "Каббалкнефтегаз".

Также реализуется проект по организации производства трехкомпонентных одноразовых шприцев на базе Прохладненского завода полупроводниковых приборов. Сейчас импортом в этой сфере занято более 70% рынка. Мощность завода — 250 миллионов штук в год, а общая стоимость проекта — 505 миллионов рублей. Надеюсь, что строительство начнется этим летом.

— Какие еще проекты в сфере промышленности реализуются с участием иностранных партнеров?

— Помимо уже упоминавшейся "Этаны", существует один проект в сфере производства строительных материалов с участием финской компании Lahti Precision, есть и другие предложения. Но пока все они находятся на стадии изучения. Мы предпочитаем подобные вещи очень тщательно изучать и только затем принимать решения.

Китай. СКФО > Металлургия, горнодобыча > ria.ru, 15 апреля 2016 > № 1724950 Залим-Гери Губашиев


Россия. СКФО > Агропром. Экология > fruitnews.ru, 12 апреля 2016 > № 1728806

В Дагестане планируют строительство теплиц отапливаемых водой из геотермальных источников

В ходе совместного заседания Минкавказа России и Корпорации развития малого и среднего предпринимательства был представлен проект строительства второй очереди тепличного комплекса ООО «ЮгАгроХолдинг» на 5,4 гектара.

«Цель проекта заключается в создании современного тепличного комплекса со всей вновь созданной инновационной инфраструктурой, с использованием энергии геотермальных источников для создания теплового центра отопления теплицы, – сообщил Башир Магомедов, руководитель Агентства по предпринимательству и инвестициям РД. – Технология, внедряемая в рамках проекта, позволит получать самый большой урожай овощей. Использование инновационной энергоэффективной геотермальной станции теплоснабжения позволит уменьшить затраты на энергоносители более чем на 50% по сравнению с использованием традиционной системы отопления, а также снизит себестоимость продукции».

В Институте проблем геотермии состоялось совещание с участием куратора ООО «Югагрохолдинг» Шарипа Шарипова, директора Института профессора Алибека Алхасова, ученых и специалистов института и Дагестанского государственного университета, на котором обсудили возможности выбора наиболее экономически выгодного варианта организации снабжения теплом строящихся теплиц. Вода в скважинах имеет температуру от 82 градусов С, что резко снижает необходимость в затратах на электрическую энергию, расходуемую на традиционное отопление от котельной. Но геотермальная вода сильно минерализована и содержит высокие концентрации солей и фенолов, и после того, как от нее будет отобрано тепло для теплиц, необходима ее полная очистка перед утилизацией.

Пред учеными ИПГ ДНЦ РАН была поставлена задача – рассчитать наиболее эффективную схему отбора тепла от геотермальной воды из двух скважин, находящихся поблизости от места строительства теплиц ООО «ЮгАгроХолдинг», разработать схему оборудования для очистки воды от солей и минералов, а также предложить схему утилизации отработанной воды, уже не содержащей вредных примесей. Ученые и производственники пришли к выводу о том, что необходимо постоянное сотрудничество по научному сопровождению проекта «ЮгАгроХолдинга», начиная с этапа строительства систем теплоснабжения теплиц, очистки и утилизации использованной геотермальной воды.

Россия. СКФО > Агропром. Экология > fruitnews.ru, 12 апреля 2016 > № 1728806


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 марта 2016 > № 1698416 Рамзан Кадыров

Встреча с главой Чечни Рамзаном Кадыровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым. Глава Чечни информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В ходе встречи Президент сообщил о решении назначить Р.Кадырова временно исполняющим обязанности главы Чеченской Республики.

* * *

В.Путин: Рамзан Ахматович, мы начнём нашу беседу с традиционных вопросов – с вопросов социально-экономического положения в Чечне.

Мы с Вами регулярно встречаемся. Тем не менее – жизнь идёт быстро – мне бы хотелось ещё раз услышать о результатах работы за предыдущий, 2015 год, хотелось бы поговорить о том, как работа в начале этого – уже первый квартал практически заканчивается, и, может быть, посмотреть немного ретроспективно назад: что сделано за последние годы. Пожалуйста.

Р.Кадыров: Владимир Владимирович, спасибо, что приняли.

На самом деле с 2007 года, когда Вы мне доверили управлять хозяйством в республике, в первую очередь Вы, как и всегда, делали акцент на безопасности, на последующем развитии экономики, решении социальных вопросов.

У нас, если посчитать, в 2007 году было 157 покушений на убийство сотрудников и 56 погибших сотрудников, насчитывалось 56 бандгрупп, из них 14 – террористического характера.

На сегодняшний день, в 2015 году у нас не совершено ни одного покушения на убийство, в боях при проведении специальных мероприятий нет ни одного погибшего сотрудника, хотя мы 19 уничтожили, около 50 были задержаны. [Численность] бандгрупп составляет 40–50 человек.

Насчёт безработицы. Если в 2007 году у нас было 76 процентов, то на сегодняшний день – 12,1 процента. Мы построили 1400 социальных объектов: школы, детские сады, больницы – и плюс жильё, 1308 домов, восстановлено 6500 квадратов (могу в цифрах чуть ошибиться).

Построены, заасфальтированы дороги – около 500 километров, 2500 километров – коммунальные сети. Инвестиции выросли на 148 процентов, получается 270 миллиардов, и ещё 174 проекта на стадии реализации на 260 миллиардов рублей. В разы увеличились собственные доходы республики.

В общем, на сегодняшний день ситуация у нас, можно сказать, отличная. Народ понимает, что выбранный курс Вами, нашим первым президентом, героем Ахматом-Хаджи Кадыровым, был оправдан, и на сегодняшний день решаются все социально значимые вопросы, экономика с каждым днём набирает обороты.

Думаю, что хоть как–то справился с поставленными задачами. И плюс хочу добавить, что 5 апреля у меня заканчивается «срок годности», так скажем, на хозяйстве, и дальше на Ваше решение, кто будет исполнять обязанности. У нас в республике острых проблемных вопросов нет. Если есть замечания, установки – мы будем стараться на все 100 процентов выполнять.

В.Путин: Рамзан, я хочу вот что Вам сказать.

Вы приняли республику в своё время в абсолютно разрушенном состоянии. Это разрушение было и внешнее, и внутреннее. Мы с Вами знаем, в каком состоянии находилась социальная сфера, как это всё, все эти трагические события на Северном Кавказе, и прежде всего в Чечне, отразились на судьбах людей.

Мы исходили из того, и первый президент Чеченской Республики всегда главной своей задачей ставил работу над повышением жизненного уровня, безопасности граждан в Чечне. В Чечне живут очень талантливые, трудолюбивые люди, которые настроены прежде всего на созидание, на заботу о жизни своей республики, России в целом, заботу о своих детях. И это самая главная задача руководителя любого субъекта Российской Федерации, всего руководства России, ну и, разумеется, Чеченской Республики.

Я знаю, что за последние годы, и мы это видим своими глазами, Чечня преобразилась. Это очевидный факт. И не только преобразилась внешне. Там, где были руины, разрушенные города и сёла, сегодня процветающие, без всякого преувеличения, населённые пункты, в которых комфортно, удобно жить людям. Растут и множатся новые красивые здания, которыми может гордиться не только Чечня и весь Кавказ, но и для России они составляют в известной степени гордость. Социальная жизнь, спорт развиваются.

Я вижу, сколько времени и внимания Вы лично этому уделяете. Строятся больницы и детские сады. Это, безусловно, должно лежать в основе деятельности любого руководителя, в том числе и Вашей. Многое сделано в Чечне, но многое ещё предстоит сделать.

Вы упомянули о том, что боретесь с безработицей, но мы с Вами знаем, насколько остро стоит эта проблема, прежде всего среди молодёжи. Здесь нужно ещё работать, работать неформально. У Вас это получается, надо это сказать прямо. Я уже Вам говорил как–то: для меня было даже неожиданным, что Вы, человек настроенный совсем на другие цели в жизни, вдруг превратились в хорошего хозяйственника.

Р.Кадыров: Вы сделали, Владимир Владимирович, из меня.

В.Путин: Это требование народа Чечни, и Вы соответствуете этим требованиям.

На что хотел бы обратить Ваше внимание – это необходимость более тесной координации в работе с федеральными органами власти. Особенно это касается обеспечения вопросов безопасности. Да, действительно сегодня Чечня стала безопасным местом для жизни наших граждан, для жителей Чечни, и это достигнуто в том числе, в значительной степени благодаря Вашим усилиям – может быть, даже более безопасным, чем некоторые другие точки на карте России.

Р.Кадыров: 330 тысяч человек населения России опрошено – самой безопасной республикой признана в России.

В.Путин: Это очень, очень хорошо.

Нужно уделить больше внимания контактам с федеральными органами власти. И Вы, и будущий руководитель республики, конечно, должны делать всё для соблюдения российских законов во всех сферах нашей жизни, я хочу это подчеркнуть – во всех сферах нашей жизни.

Пятого числа истекает срок Ваших полномочий, Вы об этом сейчас сказали. Исходя из того, что было сделано за последние годы для чеченцев, для жителей республики прежде всего, ну и, как производное, для всей России, мной будет сегодня подписан указ о назначении Вас исполняющим обязанности главы Чеченской Республики с последующим, надеюсь, в сентябре этого года выходом на выборы. Рассчитываю на то, что жители Чечни, чеченский народ сможет оценить по достоинству в ходе избирательной кампании и выборов то, что Вы сделали для республики.

Но, повторю ещё раз, мы не можем довольствоваться тем, что сделано. Нужно всегда смотреть в будущее. И мы знаем, что мы можем и должны сделать для наших людей больше, и Вы тоже. Хочу пожелать Вам успехов.

Р.Кадыров: Владимир Владимирович, спасибо большое за доверие, за оценку.

Мы провели митинг, посвящённый Дню Конституции Чеченской Республики, которую, Вы помните, в самые трудные времена Вы доверили народу Чеченской Республики, первому президенту. Исполнилось 13 лет. Там собралось, можно сказать, всё население республики, и они сейчас подтвердили, что они верны курсу Президента страны, Владимира Владимировича Путина, и что в нашей республике никогда не будет других военных кампаний, терроризма, экстремизма не будет в республике.

Старики, уважаемые люди, матери, у которых погибли сыновья и с той, и с иной стороны, все пришли и в один голос заявили, что сегодняшняя ситуация в республике, внимание федерального центра – об этом мечтали они, их дети, и это, я считаю, самый хороший результат и большая победа. Курс, выбранный Вами и Ахматом-Хаджи. Мы не подвели, если через 13 лет люди сами вышли и сказали, что мы сегодня придерживаемся этого направления.

Спасибо за доверие. Постараемся оправдать и служить верой и правдой. Надеюсь, получится Вас не подвести, Владимир Владимирович.

В.Путин: Это то, о чём как раз и мечтал Ахмат-Хаджи. То, за что он отдал свою жизнь.

Р.Кадыров: Спасибо, Владимир Владимирович.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 марта 2016 > № 1698416 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 марта 2016 > № 1695595 Юрий Коков

Рабочая встреча с главой Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым.

Президент провёл рабочую встречу с главой Кабардино-Балкарии Юрием Коковым. Обсуждалась социально-экономическая ситуация в регионе.

В.Путин: Как дела, Юрий Александрович?

Ю.Коков: Спасибо, Владимир Владимирович, работаем. Кратко доложу.

Владимир Владимирович, Вы в 2014 году давали указание, чтобы посмотреть с отраслевыми министерствами, ведомствами, как улучшить экономическую ситуацию в республике. У нас тогда был спад, были приняты комплексные меры по отраслям, в результате чего нам в 2014 году удалось не только остановить экономический спад, но и обеспечить положительную динамику.

Эти же тенденции у нас сохранились и по результатам работы в 2015 году. Объём валового регионального продукта составил 103,3 процента, индекс промышленного производства по результатам года – 105 процентов. В сельском хозяйстве рост объёмов производства сельхозпродукции – 104,4, в строительстве – 108,2, в жилищном строительстве – 112,1. Инвестиции, это тоже была проблема, как Вы помните, – сейчас у нас по году 121,1.

Если говорить о бюджете, о налоговых поступлениях, – здесь тоже комплекс мероприятий провели. У нас фактически рост налоговых поступлений и всех обязательных платежей и сборов во все уровни бюджета составил 23,5 процента. То есть здесь у нас тоже положительная динамика сохранилась.

За этот период около 200 объектов мы ввели – имею в виду 2014–2015 годы. В том числе в соответствии с Вашим указанием о приоритетности образования, именно дошкольного образования, мы реализовали один из крупных проектов по стране – детская академия творчества «Солнечный город». Мы её буквально перед Новым годом ввели в эксплуатацию. Общий охват – 5000 детей в возрасте от пяти лет. Здесь и школа для одарённых детей в одном из корпусов, в другом – робототехника, нанотехнологии. То есть весь комплекс системы дошкольного образования.

Мы сделали, Владимир Владимирович, ещё специализацию по отраслевым министерствам. Вячеслав Михайлович Лебедев [председатель Верховного Суда], допустим, по судебной линии кураторство взял над одним сегментом этого заведения – правовое обучение, по линии МЧС сделали специализированные обучающие программы.

В ближайшее время, в этом году, хотим открыть три межрайонных филиала подобного типа.

Второй из крупных объектов – это у нас, как говорится, в Европе выше не строят, – в конце прошлого года на Эльбрусе на высоту 3847 метров сделали канатную дорогу, она самая высотная, сделали новую, хорошую, современную трассу. Это выше [канатной дороги] Монблана на 70 метров.

С 15 по 22 февраля мы провели чемпионат России по горным лыжам среди мужчин и женщин, достойно всё это прошло.

Кроме этого, Владимир Владимирович, ещё нам удалось в прошлом году, за полгода построили – по программе совместного государственно-частного партнёрства инвестиции и реализация, – на 75 тысяч тонн овощехранилище, одно из крупных в России. Это нам дало возможность обеспечить занятость ещё около 400 – малый и семейный бизнес – людей, которые у себя производят [овощную продукцию], но так как стимула не было это производить, мы их завязали на это хранилище и сейчас хотим это дальше развивать.

Также на 120 миллионов условных банок [производство] зелёного горошка и сладкой кукурузы – такие объекты мы в агропромышленном комплексе тоже открыли.

Что касается Ваших майских указов, в принципе мы выдерживаем все параметры. За 2014–2015 год мы дополнительно дошкольное образование на 5 тысяч детей реализовали. Фактически сегодня по республике с начала 2016 года мы практически закрыли проблему [с местами в дошкольных учреждениях] для детей в возрасте от 3 до 7 лет.

По другим указам мы тоже всё, я думаю, завершим.

Что касается обеспечения безопасности граждан, Вы тоже обращали на это внимание, на антитеррористическую защищённость объектов и вообще сегмент безопасности, если брать общеуголовные и особенно тяжкие и особо тяжкие преступления – у нас снижение в целом по республике.

Что касается террористических преступлений, мы, не хочу сглазить, но не допустили ни одного в истекшем году. Сейчас согласованно работают и правоохранительные, и специальные службы. Это тоже у нас приоритет.

Около 300 с лишним тысяч туристов, в том числе около 25 тысяч иностранных, посетили в истекшем году республику, и сейчас мы это наращиваем.

В.Путин: Сезон ещё продолжается?

Ю.Коков: Да, сезон продолжается.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 марта 2016 > № 1695595 Юрий Коков


Россия. СКФО > Медицина > ria.ru, 18 марта 2016 > № 1690714

Два медицинских учреждения – эндокринологический центр и противотуберкулезный диспансер общей стоимостью более 500 миллионов рублей открыли в пятницу в Ингушетии.

В церемонии открытия медучреждений приняли участие министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова и министр по делам СКФО Лев Кузнецов.

"Скорцова отметила, что в Ингушетии по всем направлениям медицины выстроена современная инфраструктура. Идет стремительное снижение смертности от туберкулеза, более чем на 10-15%. Она также подчеркнула, что выявление тяжелых заболеваний эндокринологического характера на ранних стадиях существенно улучшит состояние здоровья населения республики", — говорится в сообщении.

По данным пресс-службы, в республиканском противотуберкулезном диспансере предусмотрен стационар на 300 коек, поликлиника на 300 посещений в смену, пансионат на 20 коек. Объект построен в рамках ФЦП "Юг России", его стоимость составляет более 197 миллионов рублей.

На строительство эндокринологического центра было затрачено свыше 340 миллионов рублей. В его корпусах будут также расположены подразделения вспомогательного характера: корпус клинико-диагностической лаборатории, служебно-бытовые помещения, кабинеты приема врачей-специалистов, кабинеты физиотерапии.

"Я оцениваю эти объекты как качественные. Они получат свое развитие. Сегодня мы наблюдаем заложенный в них базовый уровень — и диагностический, и лечебный", — отметила Скворцова.

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров в свою очередь заявил, что "главная задача учреждений здравоохранения заключается в том, чтобы все пациенты были довольны качеством оказания высококвалифицированной медицинской помощи".

Россия. СКФО > Медицина > ria.ru, 18 марта 2016 > № 1690714


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 марта 2016 > № 1689122 Вадим Дубнов

Проект «Чечня 2.0». Рамзан Кадыров перезаключил договор с российской властью

Вадим Дубнов

Сегодня в Чечне ничего не напоминает о войнах и разрушениях 1990-х — начала 2000-х годов. Восстановление Чечни стало возможным во многом благодаря негласному договору, заключенному в 2000 году между федеральным центром, а точнее, лично президентом Владимиром Путиным и назначенным им главой Чеченской Республики (ЧР) Ахматом Кадыровым. Эта договоренность — по сути, личная уния — стала основой не только особых взаимоотношений ЧР и РФ, но и современной модели развития Чечни. Фактически была создана феодально-колониальная конструкция отношений, в рамках которой один чеченский клан получал от метрополии масштабную поддержку и исключительные преференции в обмен на общую лояльность и выполнение определенных условий.

Договор действует уже полтора десятилетия. Он пережил убийство Ахмата Кадырова в 2004 году и паузу перед формальным приходом к власти его сына Рамзана. За эти годы договор породил множество противоречий, так что проблемы, которые стоят в последнее время перед Рамзаном Кадыровым, появились не в одночасье. Москва больше не чувствует себя обязанной поддерживать отношения с Чечней на его условиях. Соответственно, пришло время для пересмотра контракта, на этот раз на условиях Москвы. Рамзану Кадырову приходится соглашаться с тем, что Чечня теряет признаки экстерриториальности, а его собственные эксклюзивные права ограничены. Тем не менее обе стороны по-прежнему заинтересованы друг в друге, и новый договор обещает быть долгосрочным. Рамзан Кадыров готов на многое, чтобы остаться одним из его соавторов.

...

В разгар второй военной кампании в Чечне, когда за пределами республики мало кто слышал про Рамзана Кадырова, его отец, Ахмат Кадыров, назначенный Кремлем главой республиканской администрации, сидел в родном Гудермесе, который и предлагал сделать столицей Чечни вместо Грозного. Во время одного интервью в кабинете Кадырова раздался звонок, и глава республики, давший указание ни с кем не соединять, вынужден был снять трубку. Не скрывая раздражения, он несколько раз отрезал: «Нет!» — хотя было понятно, что звонят оттуда, где к таким ответам не привыкли. «Так и передайте, — сказал он, — никакого Суркова, я встречаюсь только с президентом Путиным!» И, положив трубку, резюмировал, усиливая произведенное на интервьюера впечатление: «Вот так-то лучше…»

Успех кремлевского «проекта «Кадыров» казался в то время сомнительным. Но прошло 15 лет, закончилась война, заново был отстроен Грозный, а «проект» продолжается. Его дальнейшее существование, однако, требует уточнения и даже пересмотра условий контракта.

Первый контракт

Вопреки распространенному представлению, чеченская проблема не была прямым следствием стихийной федерализации начала 1990-х годов. По крайней мере, не столь прямым, как, скажем, положение Татарстана, который сумел на время реализовать модель более или менее асимметричной федерации. Она, впрочем, оказалась не слишком устойчивой1. Чечня же не предлагала никакой модели. Она вульгарно интерпретировала суть татарстанской модели, бескомпромиссно доведя требования автономности элит до идеи их полной неподконтрольности в условиях государственной независимости. Первый президент Чечни Джохар Дудаев апеллировал к татарстанскому опыту2, пытаясь явочным порядком формализовать случившуюся вольницу, но это ему не удалось.

«Проект «Кадыров» по сути был продолжением кремлевской логики «чеченизации» конфликта. Именно с ее помощью Кремль пытался решить проблему Чечни с самого начала — организовав перед самой войной, в ноябре 1994 года, вооруженное выступление антидудаевской оппозиции. Эту линию продолжили попытки создать альтернативную власть. Из Москвы в Чечню командировали чиновников чеченского происхождения. Сначала это был Саламбек Хаджиев, который вскоре благоразумно самоустранился, затем Доку Завгаев. Власть обоих не распространялась за пределы центра Грозного. Иначе говоря, с чеченской проблемой пытались справиться теми средствами, которыми веками решались проблемы имперского управления.

При всей ее значимости и принципиальности, Чечня ни при Борисе Ельцине, ни на раннем этапе президентства Владимира Путина не воспринималась как системная федеральная проблема. Чечня оставалась периферийной темой даже по сравнению с Татарстаном, который считался одним из главных, несущих элементов федеральной конструкции. Соответственно, саму идею «чеченизации» специально не разрабатывали, она была взята из опыта колониальной практики. До «призыва» Кадыровых Москва делала ставку на внешнее управление.

Поначалу казалось, что «проект «Кадыров» не внесет серьезных изменений в колониальную практику. Предпочтение было отдано одному из местных кланов, который, соответственно, ждал помощи от внешнего центра в борьбе с конкурентами. Это и стало основой контракта Кремля с Кадыровыми, сначала Ахматом, потом Рамзаном, — уничтожение соперников было общей задачей обеих сторон.

Во время первой чеченской кампании Москва не могла сделать ставку на какую-то альтернативную силу внутри Ичкерии. Реальные возможности для этого появились только между войнами — благодаря расколу ичкерийских элит. Однако до возобновления в 1999 году боевых действий однозначных ставок Москва делать не решалась, хотя контакты с возможными кандидатами были. Искали партнеров не столько политических, сколько военных: нужны были люди, за которыми стояла бы реальная боевая сила. С началом второй кампании поиск таких контактов стал едва ли не основной задачей, поставленной Кремлем перед российскими спецслужбами.

«Кастинг» поначалу выиграли братья Ямадаевы3, Руслан, Джабраил и Сулим, контролировавшие Гудермес и некоторые предгорные районы. Ямадаевы рассорились с Шамилем Басаевым практически сразу после первой войны. Антифедеральное боевое прошлое смотрелось такой же естественной частью их биографии, как Казахстан в графе «место рождения» в документах большинства взрослых чеченцев. Разве не среди таких людей следовало искать тех, кто мог осуществить реальный контроль?

В тот момент политические ставки были для Москвы не так важны. Ямадаевы к Ахмату Кадырову относились со снисхождением — так смотрят настоящие племенные вожди на вынужденных опираться на их боевую мощь политиков. А Рамзан Кадыров был для них, как и для всей ичкерийской элиты, кем-то вроде курьера — помощника своего отца, терпеливо ожидавшего в приемных. Такое отношение к Кадыровым, в целом по тем временам вполне доброжелательное, было в Чечне повсеместным.

Возможно, Ахмат Кадыров, даже облеченный высшим доверием Кремля, но лишенный военной самостоятельности, рисковал повторить судьбу своих аппаратных предшественников, не способных реализовать ни одно из собственных решений. Возможно, кризис, который в этой ситуации был бы неминуем (и который все равно разразился, правда, быстро закончился благодаря оперативному физическому устранению соперников Кадырова), в итоге вывел бы на первые роли в Чечне не сомнительного религиозно-политического авторитета, склонного к интриге и переговорам, а лидера военно-криминального склада с диктаторскими наклонностями.

Не исключено, что гибель Кадырова-старшего в результате покушения в 2004 году позволила Кремлю минимизировать издержки и избавила от повторения былых неудач. Вполне вероятно, внутренняя конфронтация в Чечне пошла бы на новый виток — и о возвращении республики под федеральный контроль пришлось бы забыть.

Контракт, заключенный с Ахматом Кадыровым, однако, не утратил силу после его внезапной смерти. Он был переписан и конкретизирован под его сына Рамзана.

Чечня по Рамзану Кадырову. Поиск модели

Рамзана Кадырова нельзя назвать харизматическим лидером. И он не белорусский президент Александр Лукашенко, который, по мнению многих россиян, воплощает подлинный порядок. Тем не менее спустя всего несколько лет после воцарения Рамзана многие соседи чеченцев по Северному Кавказу стали испытывать к ним некоторое подобие зависти. Возможно, это чувство охватило бы и другие регионы страны, если бы не повсеместная российская кавказофобия.

Всего за несколько лет до этого сама мысль о том, что Рамзан унаследует власть отца, вызвала бы улыбку и у переставших чему-либо удивляться чеченцев. Впрочем, даже оппоненты Кадырова из числа остававшихся в Чечне правозащитников предупреждали, что недооценивать Рамзана — ошибка. Может быть, говорили они, в нем и не много от интеллектуала, но за звериной хваткой таится природная смекалка, а еще в Рамзане есть что-то такое чеченское — и это очень трудно описать нечеченцу.

Чеченцы относились к Кадырову-младшему без особой симпатии, но как к своему — даже когда он начал пренебрегать традициями и нарушать их. Так, чеченцев, вне зависимости от политических пристрастий, коробило одобренное им глумление над трупом Аслана Масхадова — человека старше его и к тому же соратника, пусть и бывшего, его отца. Но бывало, что именно к Рамзану обращались за помощью правозащитники, у которых федералы конфисковали пленки, и после вмешательства Кадырова записи возвращались. Все прекрасно понимали, что в основе сложившейся ситуации — противостояние Кадырова и московских «людей в погонах», но именно это противостояние создавало особое и освобожденное от Москвы пространство, в котором некоторое время можно было спокойно существовать.

«Проект «Кадыров» уже тогда укладывался в гораздо более широкий контекст, о котором, впрочем, никто еще не задумывался. Решения принимались ситуативно, цель была по-прежнему одна — закрыть чеченскую проблему любой ценой, но формула «федеральной вертикали» тогда, в самом начале 2000-х годов, уже начинала складываться: за спокойствие на вверенной территории ответственному за нее будет прощено все и будет оказана любая посильная помощь — и деньгами, и политическими ресурсами.

Эта модель была значительно проще системы балансов и договоренностей, которую Кремль вынужден был выстраивать до 1999 года. В отдельных регионах правителю позволялось быть автократом, но, скажем, в Кабардино-Балкарии или Башкирии местные элиты завоевывали это право десятилетиями, еще с советских времен. В большинстве же случаев федеральная власть занималась поисками баланса — причем, как правило, без особого успеха. Идеальным примером такого подхода был Дагестан, как будто созданный для многополярности, — долгое время управлять им было доверено советскому еще руководителю Магомедали Магомедову, с ним Дагестан вступил и в первую чеченскую войну, и во вторую, и вообще в путинскую эпоху.

Новую модель Кремль нащупывал интуитивно, все еще веря, что можно выстроить отлаженную вертикаль. Но уже понимая, что придется учитывать разграничение полномочий, договоренности ельцинских времен, формальные и неформальные, теперь утратившие актуальность. Нужно было устранить на местах всех вчерашних и несистемных сильных людей — чтобы ничто не мешало кремлевскому сильному человеку править единолично сегодня. Еще не шла речь о таких фигурах, как мэр Москвы Юрий Лужков или президент Башкортостана Муртаза Рахимов, — на повестке дня была Чечня, и проблему необходимо было решить любой ценой. Что будет потом, никто не задумывался — настолько невыполнимой казалась задача.

Новое решение только поначалу выглядело традиционно колониальным — в результате территория, формально вернувшаяся под контроль центра, перешла фактически в формат параллельного управления. Ахмату Кадырову был выдан карт-бланш, который соответствовал масштабам стоявшей задачи. Ставка при этом была сделана на стиль управления — на региональном уровне такого не мог себе позволить больше никто в РФ. Да и карт-бланш никто другой получить не мог: все-таки Чечня была особым регионом России. Ахмат Кадыров, а затем его сын Рамзан идеально отвечали кадровому запросу Кремля.

«Мы этого и не скрываем, что когда-то воевали против России, я тоже воевал в первую войну, об этом все знают. Впервые взял в руки автомат, когда мне не было и семнадцати лет. Тогда Джохар одурманил нас призывом защищать родину. И мы начали воевать, а когда поняли, что все это ерунда, что надо жить в мире с Россией, мы ушли4», — цитирует Рамзана Кадырова один из репортеров второй чеченской войны.

Люди, близкие к дудаевскому командованию, участие семнадцатилетнего Кадырова-младшего в тогдашних боевых действиях оценивают с известной долей скепсиса. Рамзан Кадыров по своему складу представитель поколения второй кампании, мужавшего между войнами и уже не обремененного иллюзиями чеченской независимости. Вторая война отличалась от первой: федералов и новых боевиков уже не объединяла общая советская ценностная база, которая делала первую войну не такой жестокой.

Взросление Рамзана — это раздел мира победителями-ичкерийцами, триумф безыдейного обоза, на плечах масхадовских соединений вошедшего в Грозный в августе 1996 года, пора масхадовского безвластия, торговли похищенными людьми, междоусобицы, в которой надо просто принять правильную сторону и найти себе надежную крышу.

Кадыров-старший не относился к людям, которых можно было одурманить. Для него переход на сторону федералов был очередной, пусть и самой серьезной, политической интригой, а для его сына в этом и вовсе не было ничего принципиального. Рамзан продолжил дело отца — только куда более энергично и с куда более ясным пониманием того материала, который ему достался.

Деидеологизация Чечни как секрет успеха

Необходимо учитывать чрезвычайно важный момент. За два года межвоенного хаоса, 1996-й и 1998-й, и за время второй войны произошла полная деидеологизация ичкерийской идеи, которая, впрочем, не была так уж популярна и в первую кампанию. Тогда война воспринималась не столько как попытка достичь независимости, сколько как результат исчезновения СССР, а его, несмотря на депортации 1944 года, значительная часть населения воспринимала с традиционной симпатией. Никто не знал, чем может закончиться «праздник непослушания», и когда он закончился войной, неприятие оккупации объединило людей. Так довольно органично оформился жанр национально-освободительной войны.

Вторая война собрала под своими знаменами тех, кого на всем Северном Кавказе потом еще много лет будут называть вооруженным подпольем, или «лесом». Его социально-политический состав был достаточно разнороден и в первую войну, когда всех можно было хотя бы формально объединить идеей независимости. Интегрирующей идеей второй войны и последовавшей за ней повсеместной «лесной» стадии постепенно становилась идея «исламского государства» — куда более химерическая, но и значительно более пластичная и универсальная, под нее можно было адаптировать противоречивые мотивации сопротивления.

Немало людей с криминальным прошлым брались за автомат и в первую войну, но этот «бэкграунд» коррелировал с царившим тогда общим настроением. Вторая война уже не требовала идейной мобилизации, в боевики уходили романтики, религиозные активисты, те, кто скрывался от «кровников», самые обычные криминальные элементы и те, кто, скорее всего, пополнил бы их ряды, не случись войны, окопов, а потом и «леса». Идея «исламского государства» работала для всех, у кого были свои основания для отрицания имеющегося государства в принципе или его отдельных институтов.

Перед глазами Рамзана Кадырова были оба воевавших поколения. Удельный вес убежденных сторонников Ичкерии неуклонно снижался, немногочисленные уцелевшие политические оппоненты эмигрировали, военные лидеры вроде Доку Умарова вынуждены были приспосабливаться и к новому кадровому составу своих отрядов, и к смене идейной основы. Этой основой оставшиеся боевики вынуждены были объявить «Имарат Кавказ», с точки зрения социальной базы и военно-политических перспектив проект несостоятельный, истощение которого было лишь вопросом времени.

Рамзан Кадыров оказался куда более эффективным исполнителем «операции «Чеченизация», чем все предыдущие соискатели, в том числе и его отец, все же принадлежавший к поколению первой войны. В Чечне теперь сошлось все: режим личной поддержки Путина плюс готовность Кремля заплатить любую цену — и управленческая модель, которую выстроил Кадыров.

Как могли свободолюбивые чеченцы смириться с властью, моментально поставившей крест на всех свободах? Ответ на этот вопрос отчасти кроется в нем самом. И дело не только в том, что после войны чеченцы были довольны всем, хотя это тоже принципиальный фактор. При советской власти назначенный центром руководитель довольно скоро заключал с местными элитами, как на республиканском уровне, так и на местах, прежде всего в милиции, негласный договор о невмешательстве в повседневную жизнь, которая практически полностью регулировалась местными традиционными механизмами, уникальной местной смесью адата и договорной бюрократии.

Иначе говоря, чеченцы традиционно умеют не обращать внимания на власть, какой бы она ни была, а за годы войны население и вовсе научилось обходиться без власти. К тому же война решительно снизила планку бытовых запросов, сведя их по сути лишь к компенсации за утерянное жилье и имущество. И даже эти требования корректировала реальность, в которой компенсации часто сопровождались 30–50-процентными откатами чиновникам.

Со стороны могло показаться, что Кадыров принципиально изменил структуру чеченского общества, навязав чуждый ему стиль власти: чеченцы гордились тем, что никогда не терпели автократического правления. Однако власть Кадырова скорее квазидиктатура семейного типа, в которой квазидиктатор пытается выглядеть современным. Новаторским в этой модели стало встраивание чеченского национализма в систему российского великодержавного патриотизма и такая же инкорпорация ислама в единый российский духовный механизм под идейным протекторатом православия.

Кадырову удалось выстроить жесткую иерархическую структуру, которая контролирует вопросы безопасности (силовики подчинены только ему), а также внутриэлитные процессы и идеологию — своеобразную и довольно вульгарную смесь официального, встроенного в государство ислама с традицией. Однако под жесткой корой режима общество, вынужденное согласиться на ритуал культа личности, достаточно свободно и критично, что, разумеется, пытается скрывать от посторонних. Такова модель современных отношений власти и чеченского общества, органично сложившаяся из объективных предпосылок и пронизанная субъективными токами режима власти одной личности.

В политической же плоскости общественные запросы и вовсе были нивелированы, что совершенно естественно для территории, население которой за десять лет привыкло жить в условиях войны. Требования к власти были самыми неприхотливыми и практически все сводились к свободе передвижения и безопасности, прежде всего от федеральных военных — снятие блокпостов федеральных сил было не просто праздником, но и серьезным политическим успехом Рамзана Кадырова.

Что же до «леса», то тут можно привести весьма символичную историю второй половины нулевых годов, описанную в одной из грозненских газет. В этом сюжете важен каждый поворот. По анонимной наводке милиционеры застрелили лидера местных боевиков, навестившего свою подругу в Грозном. Через некоторое время эта подруга вышла замуж за одного из милиционеров, участвовавших в операции. Вскоре оба становятся жертвой боевиков. Но главное, в газете происшествие проходило по разряду обыкновенной криминальной хроники, и именно так оно уже всеми воспринималось.

Деидеологизация того, что происходило на протяжении более десяти лет, практически скрыла все противоречия, дала возможность и федеральной, и новой чеченской власти уйти от необходимости отвечать на вопросы новейшей чеченской истории. Это было чрезвычайно важно как для легитимации самого Кадырова и понимания его феномена, так и для реинтеграции Чечни. Закрытие темы войны, жертв и разрушений стало частью общественного договора между населением Чечни, Кадыровым и Кремлем, и каждая сторона должна была по-своему в этом поучаствовать. Население — не задавать вопросов и начать все с чистого листа; Кадыров — создать внешние условия жизни как в регионах, где войны не было, а Москва — все это оплатить и по возможности не вмешиваться.

Так явочным порядком сложилась формула «нового чеченского федерализма» — и довольно надолго. Это личный успех Рамзана Кадырова.

Горизонталь по вертикали

Если отвлечься от некоторых деталей чеченской истории, эта формула соответствовала новому пониманию отношений центра и региона. Москва отказалась от принципа генерал-губернаторства, из которого исходила исторически, она даже легко отказалась от вечной позиции второго секретаря — при местном начальнике в национальном образовании всегда находился комиссар вроде второго секретаря ЦК, командированный из центра. Кадыров стал воплощением новой модели личной унии — отчасти равноправного союза, аранжированного под вертикальные отношения. Обе стороны были друг в друге заинтересованы — как никогда и никто в России прежде.

При такой схеме Кадыров выигрывал больше. Если для Путина мир в Чечне стал только одним, пусть и крупным, достижением, то Кадыров сделал свой подвиг самовоспроизводящимся. Заслуги за достигнутое в Чечне Кремлю приходилось делить с Кадыровым, причем именно он оказывался на первом месте. В отношениях с Кадыровым Кремль оказался в ловушке, похожей на ту, в которую попал с Лукашенко. Как и белорусскому президенту, Кадырову удалось выстроить некий симбиоз, в котором сильный элемент — Москва — постепенно оказывался все более зависимым от младшего партнера.

Каждый новый успех Кадырова повышал его значимость и увеличивал зависимость Кремля от его достижений. Наглядный пример — восстановление жилищной инфраструктуры Чечни. Во многом это произошло за счет самих жителей, во всяком случае в частном секторе, который даже в Грозном, по данным российских военных, в 2000 году составлял около 70% территории города5. Как объясняли посвященные местные финансисты, Кадыров не ждал денег из Москвы, он собирал их сам — с местного бизнеса, с удачливых чеченских предпринимателей, работавших за пределами республики, с приближенных, с бюджетников. Так же неформально происходило само строительство. А Москве предъявлялась итоговая смета, рассчитанная по всем формальным показателям и превосходящая реальные затраты в разы.

В федеральном Минфине все эти хитрости легко разгадывали, однако Кремль находил компромисс: Грозный получал около половины того, что требовал, вполне этим удовлетворяясь. Эту же схему использовали в районах. Замглавы администрации в одном из горных чеченских сел рассказывал, как только что назначенный глава администрации вместе с друзьями-бизнесменами дал селу кредит. Расплатилось село без проблем и с лихвой, все по той же официальной смете, из денег, которые пришли по федеральной целевой программе из Москвы.

В Грозном хорошо понимали, что Москва не может позволить себе скупиться, тем более что подобные схемы стали к тому времени в высшей степени взаимовыгодными. Это укрепляло симбиотические отношения на нижних уровнях совместной модели (еще одно сходство с белорусским случаем). Более того, в Грозном и не собирались спорить с федеральными скептиками, подозревавшими, что «замиренный» режим Кадырова в Чечне соответствует конституционному полю Российской Федерации не больше, чем режим Дудаева.

Кадыров демонстрировал свою «параллельность» федеральному центру, постоянно подчеркивая свое право на исключительность. Москва признавала чеченский случай особым и потому позволяла Кадырову выступать с самыми экзотическими с правовой точки зрения инициативами. Особенно если речь шла о борьбе с «лесом», где позволительным с самого начала было все — от массовых зачисток, в которых люди пропадали десятками, до уничтожения домов, принадлежавших родственникам боевиков.

В результате в Чечне сложилась уникальная для России политическая модель. Точной статистики сдавшихся боевиков нет, сам Кадыров весной 2015 года говорил о семи тысячах человек6. В любом случае это мощный социальный слой, из которого рекрутируются кадры для силовых структур Чечни. В основе — фактически собственная армия Кадырова, выросшая из Службы безопасности, личной охраны Ахмата Кадырова. Это была частная семейная армия, расквартированная по всей республике и легализованная в 2004 году. На командных позициях стояли люди, связанные с семьей Кадыровых родственными или соседскими связями. В период с 2003 по 2006 год в ходе легализации были сформированы второй патрульно-постовой полк (так называемый ППС-2), полк вневедомственной охраны («нефтяной» полк), Антитеррористический центр, а также широко известные батальоны «Север» и «Юг».

Следствием деидеологизации конфликта стало появление большого количества молодых людей, для которых первичным был факт обладания оружием, а не то, с какой стороны линии фронта они находятся. Для многих вышедших из «леса» и для тех, кто в него не успел или не захотел попасть, служба в силовых структурах Кадырова стала альтернативой подполью, куда более безопасной и легальной. Такая взаимозаменяемость, с одной стороны, открывала новые перспективы в борьбе с сохранявшимся подпольем, с другой — создавала особый субкультурный колорит кадыровской власти.

Москву это, безусловно, настораживало, но по законам симбиоза она поддерживала своего партнера. В 2006 году в Москве в результате спецоперации был застрелен командир отряда спецназначения, один из близких к Кадырову людей Мовлади Байсаров7. В 2007 году Кадырову удалось добиться смены славившегося своей жестокостью руководителя оперативно-розыскного бюро (ОРБ-2), которое Москва отказалась перевести в подчинение Кадырова8.

В 2009 году с убийством Сулима Ямадаева была закончена история семьи Ямадаевых, «преторианцев» Ахмата Кадырова. Рамзан не забыл ни их высокомерия, ни выступления вместе с Байсаровым против него в 2006 году в конфликте с тогдашним президентом Чечни Алу Алхановым9. После 2009 года наиболее приближенными к Кадырову стали люди из его собственной обоймы, такие как Адам Делимханов, друг детства, прошедший с ним и «ичкерийские» 90-е. В то время Делимханов, по некоторым сведениям, работал водителем у известного террориста Салмана Радуева10.

Кремль сделал основную кадровую ставку именно на этот маргинальный социальный слой, который в условиях тотальной милитаризации и отсутствия легальной работы стал доминирующим. Место колониальной бюрократии в Чечне заняла зависимая только от Кадырова верхушка, которую в русском контексте можно было бы назвать «браткократией». Отношения в этом кругу строились по принципу того единоначалия, которым отличаются разветвленные криминальные структуры: при полном подчинении воле патрона члены этой структуры освобождаются от любых видов ответственности и пользуются всеми преференциями, которыми может поделиться патрон.

Кремль, возможно, это не очень тревожило. Однако Кадыров, напоминая о своей готовности быть «пехотинцем Путина», фактически добивался равноправия с ним. В результате «вертикаль» выглядела все более «горизонтальной». Чеченская традиция вышла за географические границы.

Режим непрерывного чуда

Деньги, которые шли в Чечню по описанным схемам, естественно, включались не в чеченский оборот, который оставался незначительным, а в общефедеральный, попадая в бизнес-структуры, подконтрольные или лояльные чеченской власти, то есть лично Кадырову. Эти структуры приобретали объективное конкурентное преимущество перед местным бизнесом. Впоследствии, когда практика федеральных целевых программ расширилась на весь Северный Кавказ, прежде всего на Дагестан, явление приобрело еще более системный характер, и чеченские особенности на этом фоне несколько нивелировались, но никуда не исчезли.

Экономическая экспансия была лишь одним из факторов наращивания Кадыровым общероссийского веса. Рамзан довольно быстро обозначил свои претензии на роль лидера всего Северного Кавказа. Ставшие регулярными конфликты с главой Ингушетии Юнус-беком Евкуровым — от рейдов чеченских силовиков в Ингушетии до территориальных претензий Чечни к ней — даже некоторыми экспертами в Грозном расценивались как подготовительные мероприятия для реинтеграции двух республик в один субъект федерации под несомненным руководством Кадырова11. Любая попытка примирения двух лидеров оказывается временной, поскольку Кадыров делает ставку на расширение, что превращает его в активного игрока во внутриполитических процессах в регионах по периметру Чечни. Чеченский лидер не скрывает, что готов использовать религиозный фактор и в Ингушетии, — Кадыров выступает во внутриингушском конфликте Евкурова с муфтием Ингушетии Исой Хамхоевым на стороне последнего и под знаком все той ж борьбы с салафитами.

В бурном внутриполитическом противостоянии в соседнем Дагестане у Кадырова тоже есть своя роль. С Саидом Амировым, могущественным мэром Махачкалы, его связывали весьма сложные отношения, зато с контролировавшим Кизляр еще одним сильным человеком Дагестана и врагом Амирова Сагидом Муртазалиевым он был достаточно близок. Несмотря на это, Кадыров позволил себе заступиться за Амирова, когда в 2013 году тот был арестован, хотя не мог не понимать, на сколь высоком уровне в Кремле был санкционирован этот арест. Нынешний лидер Дагестана Рамазан Абдулатипов не упускает случая поддержать своего соседа-коллегу даже тогда, когда Кадыров рискует проиграть, как это было в истории 2014 года с рейдом ставропольских силовиков в Чечне, закончившимся уничтожением жителя Чечни Джамбулата Дадаева12. В приграничном Хасавюртском районе влияние Кадырова несомненно. Некоторые аналитики полагают, что и последние волнения, связанные с закрытием салафитских мечетей, связаны с Кадыровым.

«Чудо возрождения Чечни» требовало повседневного воспроизведения и развития. Поначалу, в годы бесперебойного действия особого договора, проблем с этим не было, и дело было не только в безотказной поддержке Москвы. «Рынок чудес» был емким и некапризным, нарасхват шло все, что предлагалось: отремонтированные дороги, исчезновение блокпостов, тишина по ночам. Затем школы и детские сады. Потом — парки и стадионы. Выросло поколение, которое искренне надевало майки с портретом Кадырова. В конце нулевых местные молодые телевизионщики восхищались своим лидером: «Спасибо ему за то, что у нас есть футбольная команда, волейбольная и, иншалла, будет хоккейная».

«Сектор государственных чудес» под условным лозунгом «Жить как другие» для тех, кто больше десяти лет жил в условиях войны, казался неисчерпаемым. Лозунг постепенно трансформировался в «Жить лучше, чем другие», от чего у людей, которым надо было забыть войну, не могло не захватить дух, пусть даже граждане ничего от того же массового строительства не получали — отстроенный центр Грозного заселялся довольно вяло. Благодаря своей экстравагантной репутации Кадыров мог не бояться, что в нем разочаруются, — чеченцы как безобидный анекдот обсуждали выступления, в которых он предлагал то вывести особую чеченскую породу лошадей, то запустить первого чеченца в космос.

Между тем за исключением отдельных незначительных знаков внимания, которые оказывались Кремлем, главной льготой по контракту оставалась фактическая экстерриториальность Кадырова. Случаев столкновения интересов было мало, но они вызывали крайне болезненную реакцию Рамзана. Цена отказа в просьбе передать Чечне контрольный пакет «Грознефтегаза» была не так уж и высока по сравнению с теми бонусами, которые Кремль предоставил Чечне; к жалобам 2012 года о том, что из-за недобросовестности «Роснефти» республика недополучает 70–80% налогов, Кремль остался равнодушным13. Так же отчаянно бился Кадыров за право не платить за электроэнергию, и здесь он своего добился: 16 млрд рублей задолженности за период с 1999 по 2009 год были списаны.

Кроме чистой экономии для Кадырова был важен прецедент: в первом случае — вторжения на его политико-экономическую территорию, которое должно быть обозначено как исключение из его эксклюзивных правил в отношениях с Москвой; во втором — сохранения возможности продолжать существовать по этим правилам. А сомнения в этом стали появляться задолго до того, как Кадыров стал регулярно напоминать о своем желании уйти в отставку.

Глава республики федерального назначения

С окончанием 2000-х годов «рынок чудес» восстановления республики стал обнаруживать признаки насыщения. Новые объекты воспринимались как излишества и гигантомания, лишения военного времени стали забываться. Чечня фактически превратилась в обыкновенный регион России — пусть и восхищающий приезжих, привыкших видеть Грозный по телевизору похожим на разрушенный Сталинград, — только крайне дотационный, в котором из всех доступных мест работы функционирует исключительно огромный рынок. Постепенно стала иссякать популярность Кадырова у молодежи. Поколение, которое довольно успешно воспитывалось как фан-клуб, выросло и обнаружило полное отсутствие социальных лифтов. Ближний круг Кадырова тоже привлекает далеко не всех в силу специфики царящих там отношений.

Сама природа успеха Кадырова не могла не умножить количество врагов, и боевики среди них не самые страшные. Их ему как раз удалось если не окончательно нейтрализовать, то по большей части вытеснить за пределы Чечни, прежде всего в Дагестан и Ингушетию, где они маргинализуются, тем более что в Дагестане есть свое, довольно хорошо организованное подполье.

Первых своих серьезных противников — федеральных силовиков — Кадыров получил в наследство от отца. На это противостояние и отец, и сын были обречены просто потому, что их власть, во-первых, не терпела присутствия неподконтрольных вооруженных людей, а во-вторых, вопрос освобождения Чечни от федеральных военных был первым и главным пунктом негласного договора Кадыровых с населением, которое все-таки чем-то надо было привлечь. Это был самый деликатный момент замирения — Кремлю пришлось выбирать между Кадыровым и людьми в погонах, расположение которых было для российской власти одним из приоритетов. Разрешить противоречие между Кадыровыми и военными можно было только волевым решением президента страны, он его принял, заложив зерна конфликта в свой договор с Кадыровым.

Безусловными противниками Кадырова стали также федеральные чиновники хозяйственно-экономического блока правительства, а также аффилированный с ними бизнес. Их конфликты с Кадыровым были заложены в самой программе восстановления Чечни, где исполнителем и подрядчиком хотел быть каждый.

Кадыров со своими невиданными льготами не вызывал никакого восторга у региональных элит. Руководство Северо-Кавказского федерального округа регулярно транслировало в Кремль сигналы повсеместного недовольства Кадыровым. При этом сам Кадыров будто специально продолжал подставляться под подозрения в продолжении дела Дудаева. Он выбивал особое положение не только для себя лично, но и для Чечни в рамках федерации, во многих юридических вопросах настаивая на фактически конфедеративном характере отношений Москвы и Грозного.

С этим не было проблем, пока в Чечне происходило бурное «чудо восстановления». Проблемы появились, когда дальнейшее взрывное развитие стало невозможным. Решив послевоенные задачи и выполнив обещание сделать Чечню такой же республикой РФ, как остальные, Кадыров сократил собственный политический ресурс — ничем особенным выделиться он уже не мог.

«Меня волнует не только то, что происходит в Ингушетии, но и в Москве, в Сибири. Если где-то происходит что-то, что дает плохой оттенок для России, меня это волнует. Если есть успех — то меня это радует. Террористам не место ни на Кавказе, ни в России и даже в мире», — говорил он в 2012 году в интервью Би-би-си14, обозначая политическое кредо, которое логически следовало из эксклюзивного договора с Путиным. Кадыров позиционировал себя как политик федерального масштаба, и это не тщеславие, а политическая технология.

В поисках новых путей самоутверждения Кадыров избрал ислам. В этом, учитывая его семейную историю, не было ничего неожиданного. Поначалу ислам традиционного для Чечни суфийского толка был инструментом в пропагандистской борьбе с подпольем, объединившимся под знаменами «исламского государства». «Традиционный ислам всеми приветствуется. У нас нет других течений и не будет. Мы не воспринимаем те течения, которых не было во времена Пророка. Наш традиционный, чеченский, кавказский, российский ислам — его мы будем придерживаться, на нем строить наше будущее», — объяснял Кадыров в том же интервью Би-би-си. Продолжая линию на особое устройство Чечни, он настаивал на нормах шариата как законодательной основе15.

Однако в Чечне, принявшей ислам сравнительно поздно, он не стал таким существенным фактором, как, к примеру, в соседнем Дагестане, который для Северного Кавказа всегда был в религиозно-культурном отношении источником распространения идей, того же, кстати, ваххабизма, как здесь было принято называть салафизм.

При довольно неофитском отношении к религии ислам в Чечне стал частью государственной идеологии, в которой религия порой вульгарно смешана с нормами адата. Поэтому, с одной стороны, официальный ислам становится частью повседневности, к нему привыкают, а с другой — жесткий контроль (традиционная жесткость официальных конфессиональных руководителей усугубляется личной пристальностью Кадырова) вызывает протест. Он не носит столь массового характера, как в Дагестане, — в Чечне подполье практически деморализовано и рассеяно, но, возможно, по этой причине религиозный протест канализируется в интерес к ИГИЛ (запрещенная в России организация), побег в которое уже фиксировался в Чечне и на верность которому присягают руководители подполья.

Между тем степень исламизации Чечни не так опасна, как иногда заявляют оппоненты Кадырова. Дагестанская схема религиозного ухода в «лес» в Чечне не столь актуальна по причине фактической ликвидации подполья. Кроме того, протестные настроения в Чечне реализуются не в форме противостояния с властью, а в виде эмиграции. Но и это явление скорее является реакцией на экономическую ситуацию, что еще раз подчеркивает: ресурсы дальнейшего развития кадыровского феномена внутри республики исчерпаны.

Тем не менее исламский подход позволил Кадырову «глобализоваться», причем не только в масштабах России, но и шире: он «проводник интересов» не только всех чеченцев, как прежде, но и всех российских мусульман. Встроив ислам в единый, можно сказать, синкретический духовно-государственный механизм, Кадыров выступает от лица не «чеченского», а, как он иногда говорит, «общероссийского» ислама в связях с внешним миром, прежде всего с Ближним Востоком.

Тяготение к классическому исламскому Востоку отец Рамзана проявлял, еще будучи муфтием масхадовской Ичкерии — тогда он посещал и Египет, и Саудовскую Аравию. В 2004 году, прибыв в Саудовскую Аравию уже как президент Чечни, он выступил за превращение Чечни в связующее звено между Москвой и Эр-Риядом16. Рамзан Кадыров сделал эту линию одной из основных в своей политической карьере. Он дважды посетил Мекку. Его принимали короли Саудовской Аравии и Иордании, он дважды встречался с палестинским лидером Махмудом Аббасом. В ноябре 2013 года Кадыров отправлялся за инвестициями в ОАЭ, Иорданию, Бахрейн и Саудовскую Аравию. Он приглашал известных теологов, он звал вернуться на родину 130 тысяч представителей чеченский диаспоры Турции. Словом, он провозглашает Чечню мусульманским центром, будто олицетворяя одну из орлиных голов российского герба.

Между тем реальные иностранные инвестиции в Чечне пока ограничиваются лишь вложениями в грозненские небоскребы и гостинично-развлекательные комплексы. Но, по мнению некоторых экспертов, все вместе выглядит удачным пиар-ходом самого Кадырова, осваивающего нишу главного российского эмиссара на исламском Востоке17. Кроме того, по мнению некоторых наблюдателей, король Иордании интересуется Кадыровым для контроля возможного чеченского участия в конфликтах на Ближнем Востоке18.

Подобную активность едва ли стоит рассматривать как поручение Путина, скорее это самореализация Кадырова, попытка расширить зону своего влияния и продолжение строительства политической пирамиды, против чего Кремль не возражает. Однако все эти построения не уберегли Кадырова от больших политических трудностей. И дело здесь не только в активности его бесчисленных противников или в том, что ресурсы для этой пирамиды исчерпаны. Просто изменилась сама модель отношений. Старый договор постепенно утратил силу, а в новом былой эксклюзивности уже не будет.

Последняя преференция для бывшего фаворита

Контуры нового договора, возможно, просматриваются в конфликте Кадырова с южносахалинской прокуратурой, признавшей экстремистскими строки из Корана19. Все, казалось бы, как прежде: Кадыров снова и так же громко защищает права мусульман, как их не сможет защитить никто другой. Но изменился контекст.

Эксклюзивность прежнего договора с самого начала создавала Кремлю неудобства, поскольку усложняла схему управления, порождая конфликты там, где они были совсем ни к чему — в самом ближнем кругу Путина. Но их приходилось терпеть как издержки общей формулы отношений. Противоречие могло решиться либо пересмотром всей модели, либо его исключением.

Случилось и то и другое.

Чечня перестала быть проблемой федерального значения, в том числе и благодаря полному и неукоснительному исполнению прежнего контракта с Кадыровыми. То, что в Кремле уже не так охотно соединяют Кадырова с первым лицом государства, в Грозном в открытую признавали еще в 2013 году, добавляя, что трудности нарастали уже несколько лет. После каждого эпизода, в котором Москва принимала сторону Кадырова, шла ли речь об убийствах политических противников, противостоянии с Алу Алхановым, которого Кремль сместил в итоге в пользу Кадырова, множилась усталость центра, и счет к Кадырову становился все больше.

В 2013 году, как признавали в грозненских кулуарах, в Грозном стали нервничать всерьез, особенно после ареста мэра Махачкалы С. Амирова. Такого удара по северокавказским элитам не было никогда, и, хотя никто по-настоящему не опасался повторения этого сюжета в Грозном, стало понятно, что правила игры меняются. На самом деле они поменялись не в одночасье. Прекращение в 2012 году действия федеральной целевой программы восстановления Чечни было результатом долгой закулисной борьбы, которую Кадыров, просивший продлить действие программы до 2017 года20, проиграл.

Чечня утратила свою экономическую эксклюзивность, проходя строкой в общекавказских целевых программах «Юг России (2014–2020 годы)» и «Развитие Северо-Кавказского федерального округа на период до 2025 года». Рассказывая об этих программах, министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов говорит о трудностях в Ингушетии, Дагестане, но ни разу не упоминает Чечню и Кадырова21.

Если начало «проекта «Кадыров» федеральная власть нащупывала интуитивно, новые отношения форматируются более уверенно. Последовавшее после ареста Амирова затишье показало, что ожидание больших перемен было чрезмерным и долгосрочной стратегии у Кремля нет. С практической точки зрения дело Амирова так и осталось фактом исключительно дагестанской политики. Но в Кремле не торопились развеять всеобщее северокавказское беспокойство. Кроме явных неудобств с Кадыровым, которые вносили ненужную сложность в систему, были тому и объективные факторы.

В условиях консолидации элит — то, что такая консолидация необходима, стало очевидно накануне тяжелого в экономическом плане окончания 2013 года и последовавшего в 2014 году дальнейшего внутри- и внешнеполитического осложнения — система взяла курс на снижение внутренней конфликтности, которую вольно или невольно провоцировали сильные люди на местах. Первой республикой, которую Кремль решил привести хоть в какой-то порядок, был Дагестан, где центром внутренней конфликтности был Амиров — его присутствие обрекало на неудачу и сами эти попытки, и отправленного руководить республикой Рамазана Абдулатипова. Кадыров такой опасностью не был и едва ли когда-нибудь станет, но он оставался источником внутриэлитных конфликтов в Москве. Исходя из условий первоначального контракта с Кремлем, Кадыров верил в то, что является политиком общероссийского масштаба и одновременно экстерриториальной фигурой. В глазах Кремля, однако, резонов для продолжения статус-кво уже больше

не было.

И дело было не в убийстве Бориса Немцова 27 февраля 2015 года и «чеченском следе» в его расследовании, после которого политические трудности Кадырова стали очевидными. Как показали не только дальнейшие, но и предшествовавшие события — прежде всего, небывалый прежде чеченский рейд ставропольских силовиков, — сигналом к атаке на Кадырова могло стать все что угодно. Не было последней капли. Просто пришло время переписывать контракт.

Кадыров принял сигнал — вместе с новой реальностью и новой редакцией контракта. После нескольких ритуальных заявлений о готовности уйти в отставку, где понятная обида смешивалась с незатейливым шантажом, в который никто не поверил, стало очевидно, что давление на Кадырова тщательно дозируется и четко координируется. Никаких реальных потерь, кроме имиджевых (связанных с фактическим обнародованием того факта, что он больше не фаворит номер один), он, в общем-то, не понес. Ему списали долги за электроэнергию, что является скорее политическим жестом, чем экономическим, телеканал НТВ показал фильм про Кадырова, в котором отмечает его заслуги перед Россией. При этом южносахалинскую историю, где местный суд признал выдержки из Корана экстремистскими, Кремль поначалу демонстративно проигнорировал, а когда страсти улеглись, президент Путин и вовсе предложил декриминализировать возможные двусмысленности священных тестов. Проигнорировал Кремль и мнение Кадырова, когда был арестован близкий к нему «хозяин» соседнего с Чечней дагестанского Кизляра Сагид Муртазалиев.

Эскиз нового контракта

С формальной точки зрения в стилистике ничего не изменилось. Защищая Коран от южносахалинской прокуратуры, Кадыров публично пригрозил судье и прокурору. Что, опять же с формальной точки зрения, справедливо насторожило правозащитников и должно было заинтересовать правоохранительные органы. С практической и политической точек зрения не произошло ничего экстраординарного. Кадыров выступил в том же жанре, что и раньше — в конфликте с чеченской правозащитной организацией «Комитет против пыток», чей офис подожгли в Грозном в декабре 2014 года22. Свой очередной демарш Кадыров устроил в то самое время, когда один из ближайших к нему людей, Руслан Геремеев, по-прежнему разыскивается по делу Немцова, но реабилитация самого Кадырова по НТВ уже состоялась. Точку поставил Путин, публично заявивший, что он доволен работой Кадырова. Это дает основания предположить, что определенная ясность в модели отношений «Кремль — Кадыров» наступила и публичное унижение в процессе переформатирования отношений не входит в планы Кремля.

Жанр не изменился, но интенсивность и размах выступлений Кадырова говорят о том, что стиль пусть и незначительно, но все же корректируется. С виду Кадыров, демонстративно играющий на самых явных фобиях российского общества — с призывами к возрождению термина «враги народа» и соответствующего обращения с теми, кто будет ими признан, — ведет наступательную игру. На самом деле он скорее обороняется. Конечно, у Кадырова остается его основной «экспортный» идеологический товар — «пехотинцы» Путина и радикальный консерватизм в любом политическом выражении. Он показывает федеральной власти, что политическую нишу хунвэйбинов в возможной «культурной революции» он готов заполнить и лучше него никто с этим не справится. Однако не менее важной является попытка снова настоять на статусе Чечни как особого региона, где априори предполагается, что федеральные законы действуют условно. В самой Чечне уже привыкли, что законы носят скорее демонстративный, а иногда и экзотический характер. Попытка Кадырова закрепить это на федеральном уровне если не окончательно легализует такие принципы в самой Чечне, то не оставляет надежд на их пересмотр или какую-то помощь извне. Причем касается это как простых жителей, так и кадыровской элиты. Она, не неся ответственности ни за что, в том числе и за действия патрона, вынуждена при такой постановке вопроса поддерживать нынешнюю модель особенной Чечни во главе с Кадыровым.

Элементы прежних отношений важно сохранить хотя бы внешне, поскольку в новом формате отношений с федеральным центром Кадыров теряет позицию фаворита — и восстановить ее уже вряд ли удастся: модель меняется и в силу внутренних причин, и под воздействием политического кризиса. Есть ближний круг консолидированной элиты — и есть те, кому в нее попасть не суждено просто по статусу. Региональные лидеры в эту элиту больше не входят, они уже не обладают федеральным статусом, а Рамзан Кадыров пусть и с некоторыми дополнительными атрибутами, но все же по политической сути региональный лидер. Исключений больше нет: Рамзан Кадыров — первый среди вторых, у него больше нет особых прав на внеочередное попадание к президенту и на прямую связь с ним, которая, впрочем, и прежде была достаточно мифологизирована. Он больше не может ссылаться на кремлевскую волю в полемике с Минфином и другими ведомствами, которые, впрочем, будут продолжать предоставлять Чечне преференции, но только те, которые санкционирует Кремль.

Чечня по-прежнему вотчина Кадырова, но силовой этап ее возрождения закончен, и в новой модели нет ничего про силовую экстерриториальность. Исключение этой статьи из нового контракта не означает, что теперь любой федеральный человек в погонах может планировать операции в Чечне так же, как их планировал Кадыров в Ингушетии. Просто теперь то, что раньше считалось невозможным, как нарушение физического закона, теперь возможно, а это уже другая реальность, с которой Кадырову предложено считаться. Впрочем, никто не запрещает ему выражать свое возмущение самым экстравагантным способом — эта льгота, похоже, сохранена. Что тоже вполне логично. Кстати, рейды в Ингушетию он уже довольно давно не совершает, ему приходится, повторимся, менять модель своего участия в жизни соседних регионов.

Судя по всему, в Кремле осознали одно из главных достижений Кадырова — ту самую деидеологизацию, в рамках которой война вспоминается только как повод для списания долгов, а о сепаратизме говорят только ичкерийские эмигранты. Амнистия прошла — в довольно необычной форме: люди, которые одну или обе войны находились по разные стороны линии фронта, сегодня одинаково встроены в чеченскую жизнь, вчерашние противники могут сидеть в одном кабинете и ходить друг к другу в гости. То, что их разделяло, давно не считается поводом для вражды — и действительно на личностном уровне пережито и стало непринципиальным.

Даже среди недоброжелателей Кадырова работать на него не считается чем-то постыдным. И дело не в том, что работать где-то надо, — просто Чечня уже не конфликтная зона, а обычная республика, да и сам Кадыров уже не символ. Соответственно, успокаивается и его элита, получившая сигнал, что былой эксклюзивности у патрона уже нет. В самой Чечне это ничего принципиально не меняет, лишь подчеркивает, что особый чеченский проект подошел к концу. В будущем если Чечня и будет получать какие-то преференции, то не в силу своей особости, а исключительно по причине бедности и благодаря обычным неформальным договоренностям чиновников. И наконец, новый контракт, несмотря на описанные выше усилия Кадырова, вероятно, все-таки закроет тему претензий Грозного на лидерство в регионе.

Судя по всему, за Кадыровым остается статус почетного российского посланника в мире, причем не только исламском. В этом статусе он никому в Кремле не мешает, особенно сегодня, когда его незатейливая риторика соответствует официальным информационным подходам и антизападным выступлениям. Понятно, что российско-исламские инициативы и отношения реализуются на другом уровне и широко освещавшийся визит короля Иордании в Чечню по личному приглашению Кадырова был важен для обеих сторон: в Иордании достаточно влиятельна еще с мухаджирских времен диаспора из Чечни. Но российско-ближневосточные связи — тема достаточно деликатная, и в Кремле могут считать оправданным спорадическое участие Рамзана Кадырова.

Несколько другая ситуация сложилась в отношении активности Кадырова в украинском конфликте, и это тоже показательно. В Кремле, судя по всему, верят Кадырову, называющему себя «пехотинцем Путина», на слово, без предъявления доказательств вроде участия чеченских подразделений в Донбассе (как и специальных эмиссаров, якобы внедренных в структуры и лагеря ИГИЛ). Выступать в символической роли на отдельных направлениях внешней политики — да. Совершать конкретные действия, особенно силовые, — нет.

Такова модель договора 2015 года, в котором по большому счету Кадырову за его заслуги из всех былых преференций осталась лишь льгота быть enfant terrible российской политики — не такая уж и незначительная по нынешним временам. Внутренние и внешние политические факторы говорят, что, если не случится чего-то совсем уж экстраординарного, новый контракт может оказаться таким же продолжительным, как и прежний. Формальный повод для его подписания появится уже в апреле 2016 года, когда у Кадырова истекает срок президентских полномочий — и до выборов в сентябре он станет временно исполняющим обязанности главы республики.

Примечания

1 Договоры о разграничении полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации // http://www.politika.su/reg/dogovory.html.

2 Минтимер Шаймиев: «Каждый сам должен отвечать за свои поступки». — Государственный советник Татарстана // http://shaimiev.tatarstan.ru/pub/view/876.

3 Руслан и его братья. — Огонек. — 2008. — 5 октября (http://www.ogoniok.com/5066/11/).

4 Андрей Югов. Президентский спецназ (Кавказ.Страна.Ру) // http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2003/12/m15978.htm.

5 Журналистам обещают предоставлять более полную информацию о ходе антитеррористической операции в Чечне. — Первый канал. — 2000. — 26 января (http://www.1tv.ru/news/social/112450).

6 Кадыров выступил за амнистию большинства задержанных ранее в Чечне боевиков. — Интерфакс. — 2015. — 3 марта (http://www.interfax.ru/russia/427708).

7 Застрелен командир специального отряда «Горец» Мовлади Байсаров. — Кавказский узел. — 2006. — 20 ноября (http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/103843/).

8 После смены начальника ОРБ-2 Кадыров похвалил сотрудников бюро за отличную службу. — Newsru.com. — 2008. —30 июля (http://www.newsru.com/russia/30jul2008/obr2.html).

9 Полицейский генерал А. Алханов занимал пост президента Чеченской Республики с 2004 по 2007 год. См.: Алленова О. Завари потихоньку калитку. — 2007. — 16 июля (http://www.kommersant.ru/doc/782244).

10 Адам Делимханов // http://lenta.ru/lib/14163166/#38.

11 Садулаев Г. Разделим по-братски. — Однако // http://www.odnako.org/magazine/material/razdelim-po-bratski/.

12 Глава Дагестана поддержал Кадырова. — Газета.ру. — 2015. — 28 апреля (http://www.gazeta.ru/social/news/2015/04/28/n_7150889.shtml).

13 http://forbes.ru/article.php?id=237592.

14 Кадыров: «Чтобы меня очернить, пойдут на что угодно». — Русская служба BBC. — 2012. — 18 сентября (http://www.bbc.com/russian/russia/2012/09/120918_ramzan_kadyrov_interview).

15 «Путин — мой идол!» Рамзан Кадыров дал бесценное по откровенности интервью. — Ведомости. — 2010. — 26 октября (http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2010/10/26/putin_moj_idol).

16 https://russian.rt.com/inotv/2014-01-17/Al-Monitor-Rossiya-ispolzuet-CHechnyu.

17 Поездки Кадырова на Ближний Восток — не что иное, как пиар-ход: эксперт. — Regnum. — 2015. — 23 июля (http://regnum.ru/news/polit/1945407.html).

18 Король Иордании посетил Кадырова, чтобы поговорить о чеченских боевиках на Ближнем Востоке, догадались западные СМИ. — Newsru.com. — 2014. — 25 июня (http://palm.newsru.com/russia/25jun2014/iordan.html).

19 Кадыров пригрозил «лично призвать к ответу» судью из Южно-Сахалинска. — 2015. — 9 сентября (http://www.rbc.ru/politics/09/09/2015/55f02d909a79474b1cfa69d9).

20 Доклад Кризисной группы N°236 (Европа), 30 июня 2015 года.

21 Лев Кузнецов: «Как бы ни было тяжело, мы должны затянуть пояса в социальных расходах». — 2015. — 14 сентября (http://www.kommersant.ru/doc/2809511).

22 Кашин О. Рамзан Кадыров против Игоря Каляпина: неразрешимый конфликт. — Slon.ru. — 2014. — 15 декабря (http://slon.ru/russia/ramzan_kadyrov_protiv_igorya_kalyapina_nerazreshimyy_konflikt-1195199.xhtml).

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 марта 2016 > № 1689122 Вадим Дубнов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 марта 2016 > № 1686725 Алексей Текслер, Сергей Меликов

О ситуации в топливно-энергетическом комплексе Северного Кавказа.

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день! Мы с вами на заседании Правительственной комиссии по развитию Северного Кавказа неоднократно обсуждали проблемы ТЭКа. Ситуация далеко не самая лёгкая в этой сфере, она если и меняется, то очень медленно, а в целом ряде позиций наблюдается не прогресс, а регресс. Поэтому мы договорились, что будем встречаться как минимум один раз в год, в рамках заседания комиссии говорить именно об этой теме.

Очевидно, что не все решения заработали в полном объёме. Сегодня разберёмся, почему. Рассчитываю, что разговор будет предельно конкретный и откровенный.

Ситуация в ТЭКе требует постоянного контроля. К сожалению, вокруг топливно-энергетического комплекса, особенно на Кавказе, всё ещё концентрируется теневой бизнес, который связан с несанкционированными подключениями к электросетям, к газовым коммуникациям, с врезками в магистральные трубопроводы и с работой нелегальных мини-нефтеперерабатывающих заводов.

Это подпитывает коррупцию и в самой системе ТЭКа, и в органах власти, это обостряет криминогенную ситуацию в регионе. Понятно, что инвесторы тоже с осторожностью к этому относятся и это мешает нормальному развитию экономики и социальной сферы.

Есть, конечно, и результаты определённые. Правоохранительным органам нужно продолжать эту работу – делать это, наверное, более эффективно и, может быть, в ряде случаев более жёстко.

По информации МВД, с начала 2015 года выявлено почти 100 врезок в локальные трубопроводы по транспортировке нефти и газа. Значительная часть – в Ставропольском крае и в ряде республик (это и Ингушетия, и Дагестан, и Кабардино-Балкария, и Северная Осетия, и Чеченская Республика).

Принятыми мерами прекращена деятельность пяти мини-заводов по переработке сырой нефти. Надо понять, что за этим всем последует.

Пресечены также попытки незаконного отбора нефти из скважин. Но ещё интенсивнее необходимо противостоять самой коррупции и просто безответственному подходу к делу. Потому что по понятным причинам эти врезки возникают не сами по себе, а это действия в сговоре с представителями власти и муниципалитетов, а также руководства энергетических компаний в округе. По-другому это быть не может, это очевидно абсолютно. Не могут просто так прийти, врезаться в магистральную трубу и сказать, что здесь всё так и было.

Поэтому здесь коренится причина, и из-за этого мы не можем решить эту острую для Кавказа проблему, а также не можем принять эффективные решения по расчётам за долги за газ и за электроэнергию. Напомню, что, если говорить о природном газе, задолженность потребителей Северного Кавказа, Северокавказского федерального округа, за 2015 год выросла более чем на 7 млрд рублей. Сейчас она составляет почти половину всех долгов за газ в стране. Почти половину!

В электроэнергетике тоже ситуация весьма сложная, она похожа. Региональные сбытовые компании не полностью рассчитываются с генерирующими компаниями на оптовом рынке. Уже в текущем году их задолженность составила 135 млн рублей. Это нужно прибавить к общему накопившемуся долгу – 32 млрд рублей.

На розничном рынке уровень расчётов в 2015 году составил 94%. Сама по себе цифра не идеальная, но в общем-то приемлемая, тем не менее задолженность выросла на 2 млрд рублей с лишним.

Причины роста долгов во всех случаях одни и те же. Во-первых, это платежи бюджетных организаций, предприятий жилищно-коммунального хозяйства, а это также прямая ответственность региональных властей и муниципалитетов. У нас есть примеры, когда власти республик, власти регионов Северного Кавказа в короткие сроки решали проблему задолженности. Я сейчас не буду называть, но такие примеры есть. Достаточно на это обратить пристальное внимание. Я считаю, что платёжная дисциплина должна быть одним из показателей эффективности работы руководства регионов, критерием оценки эффективности руководства регионов.

Во-вторых, Северный Кавказ страдает от огромных потерь газа и электричества при транспортировке из-за изношенных сетей и отсутствия учёта поставленных энергоресурсов. К этим потерям очень часто плюсуется то, что было украдено в результате самовольных подключений и врезок. Всё в один котёл погружают, в одну кучу, а потом сами разбирайтесь, страна большая, всё переварит… И компании эти здоровые, и энергоснабжающие компании, и «Газпром», ничего страшного… А это преступление.

Проблема потерь должна решаться и с помощью модернизации сетей, и при помощи установки счётчиков. Мы так делаем по всей стране, но применительно к Кавказу ситуация, ещё раз говорю, выглядит запредельно плохо. Также нужно работать с неплательщиками, привлекая правоохранительные органы. Конечно, этим должны заниматься и энергокомпании, я имею в виду и «Газпром», и «Россети», и вообще все, кто в этом процессе находится.

Ещё раз хотел бы специально акцентировать внимание – мы не первый раз эту тему смотрим, смотрим регулярно: очень многое зависит от воли и личной ответственности глав регионов и глав муниципалитетов. Как только всё собирается в кулак, платежи улучшаются. Примеров много. Как только идёт расслабление, даже с учётом всяких наших внутренних трудностей, – всё, платить перестают. Всё это нужно учитывать, в том числе при принятии кадровых решений.

Прежде чем мы приступим к обсуждению этой сложной, застарелой проблемы, несколько слов ещё скажу о новой редакции госпрограммы развития Северного Кавказа. Вы знаете, я её подписал 27 февраля, эту новую редакцию.

По большому счёту это план, направленный на улучшение ситуации в экономике на Северном Кавказе. Коллеги – руководители регионов принимали участие в подготовке необходимых решений. В нём значительно больше внимания уделено привлечению внебюджетных источников, созданию более комфортных условий для реализации перспективных бизнес-проектов, особенно в сфере туризма, оздоровительного отдыха и агропромышленного производства. Надеюсь, это обеспечит более масштабный подход к решению задач развития округа и позволит эффективнее использовать организационные и финансовые ресурсы.

Коллег – руководителей региональных правительств, регионов в целом прошу включиться в подготовку региональных мероприятий, а также предложений по бизнес-проектам. Это в части, которая касается программы.

Теперь более подробная информация о том, что происходит с энергетикой. Сначала послушаем сообщение по линии Министерства энергетики, потом обменяемся впечатлениями.

Пожалуйста, Алексей Леонидович Текслер, первый замминистра энергетики.

А.Текслер (первый заместитель Министра энергетики Российской Федерации): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Топливно-энергетический комплекс Северо-Кавказского федерального округа представлен предприятиями по добыче нефти, природного газа, нефтепереработке, нефтегазохимии, электроэнергетики. Добыча нефти в округе ведётся в пяти субъектах Федерации. В последние годы уровень добычи удалось стабилизировать на отметке около 1,5 млн т в год. Газ добывается в четырёх субъектах, объём добычи незначительный, и в связи с истощённостью месторождений наблюдается снижение добычи примерно на 10% в год. При этом уровень газификации регионов СКФО один из самых высоких в России – около 97%.

Через территорию СКФО проходят магистральные транзитные нефтепроводы Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) мощностью около 40 млн т в год и Баку – Махачкала – Новороссийск мощностью 7 млн т в год. До конца текущего года пропускная способность нефтепроводов КТК будет увеличена до 67 млн т нефти в год.

Потребность СКФО в нефтепродуктах практически полностью обеспечивается за счёт поставок из других регионов России, дефицита нефтепродуктов в регионе нет.

В округе реализуется несколько перспективных проектов в сфере газонефтехимии. Так, на базе ООО «Ставролен» в городе Будёновске ведётся реконструкция установки полимерилизации этилена мощностью 300 тыс. т в год, что позволит к 2017 году повысить качество выпускаемой продукции и расширить ассортимент. Важным для отрасли также является проект «Этана» по строительству завода по производству ПЭТФ в городе Нальчике мощностью 486 тыс. т в год.

В части электроэнергетики. СКФО является самодостаточным регионом по производству и потреблению электроэнергии. В 2015 году выработка электроэнергии в СКФО составила 25 млрд кВт•ч, что полностью покрыло потребность местных потребителей. В структуре установленной мощности генерации основную долю, около 60%, составляют тепловые станции, 40% установленной мощности занимает гидрогенерация.

Для повышения надёжности энергоснабжения потребителей СКФО в 2015 году Правительством Российской Федерации было принято решение о строительстве Грозненской ТЭС мощностью 360 МВт с возможностью отпуска тепла потребителям города Грозного. Первый энергоблок мощностью 180 МВт должен быть введён в эксплуатацию в середине 2018 года и к концу года будет введён второй блок. Кроме того, для обеспечения перспективных потребностей округа в ближайшие годы в СКФО будут введены ещё несколько электростанций в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Ставропольском крае, в том числе на основе гидро- и солнечной генерации.

Хочу отметить, что энергетические компании СКФО своими заказами участвуют в технологическом импортозамещении. Крупнейшие энергомашиностроительные предприятия СКФО показаны на пятом слайде моей презентации. При этом в рамках региональных и отраслевых программ развития промышленности есть возможность наращивать объёмы производства оборудования и запасных частей для нужд нефтегазовых и электроэнергетических компаний. Проработка этих вопросов нашла отражение в проекте протокольного решения.

Но, конечно, основной проблемой, как уже было сказано, является платёжная дисциплина. Ситуация с платежами за электроэнергию в 2015 году, несмотря на продление особых условий ценообразования и возможность льготной покупки электроэнергии с оптового рынка, не улучшилась в 2015 году. Расчёты за покупку электроэнергии с оптового рынка, то есть платежи генераторам, в прошлом году произведены с территории СКФО не в полном объёме, задолженность выросла на 4,7 млрд рублей. Наибольший рост задолженности, 2,9 млрд рублей, произошёл в Дагестане. Минимальный уровень расчётов в процентном отношении в 2015 году показан в Республике Ингушетия – всего 44%.

При этом есть и положительные примеры. Так, в Чеченской Республике с мая 2015 года после ряда решений расчёты на оптовом рынке производятся в полном объёме. Хотел бы отметить здесь активную работу по наведению порядка республиканских властей.

Хочу также выделить независимые энергосбытовые компании СКФО, в том числе Дагестана, которые произвели стопроцентные расчёты с генераторами и просроченной задолженности не имеют.

Хуже обстоят дела с расчётами на оптовом рынке, за которые ответственны гарантирующие поставщики, входящие в структуру «МРСК Северного Кавказа». Основными причинами роста задолженности перед поставщиками оптового рынка электрической энергии являются долги на розничном рынке, а также сверхнормативные потери в сетях.

На розничном рынке, где ведутся расчёты с конечными потребителями, уровень оплаты электроэнергии в 2015 году составил, как уже было сказано, 94%. Наибольший прирост задолженности потребителей произошёл в Республике Дагестан – 823 млн рублей. Самый низкий уровень в расчётах – 65% в Республике Ингушетия. Также есть положительные примеры. Могу привести опыт Чеченской Республики, где по итогам 2015 года произошло снижение общей задолженности на 174 млн рублей.

Среди основных причин низкой платёжной дисциплины нужно отметить неплатежи предприятиями ЖКХ и водоснабжения, которые находятся в сфере ответственности местных властей. Так, средний уровень расчётов предприятий ЖКХ с энергетиками составил всего 75% в прошлом году. При этом существенно улучшился уровень расчётов бюджетных учреждений. Могу отметить, что поручение о стопроцентной оплате, которое было дано на прошлой правкомиссии, выполнено правительствами Чеченской Республики, Республики Ингушетия и Карачаево-Черкесской Республики.

Для решения проблемы неплатежей организаций ЖКХ и бюджетного сектора необходимо принятие местными регуляторами сбалансированных тарифных решений или решений о компенсации выпадающих доходов, возникших при формировании тарифов. Считаю необходимым дать поручение ФАС России провести проверку утверждённых тарифно-балансовых решений и в случае необходимости принять меры по установлению экономически обоснованных тарифов.

Необходима также модернизация систем ЖКХ и особенно водоснабжения, установка приборов учёта и повышение в целом энергоэффективности жилищно-коммунальной сферы.

Вторым основным неплательщиком на розничном рынке являются территориальные сетевые организации, имеющие задолженность перед сбытовыми компаниями за покупку потерь. Это существенным образом влияет на расчёты с генерацией. Данная проблема особо актуальна для Республики Дагестан, где сформировался основной объём задолженности. Главная причина формирования задолженности – это потери, которые значительно превышают нормативные. По сути, все сверхнормативные потери – это незаконные подключения, или, попросту говоря, хищения электроэнергии. Считаем, что для решения этой проблемы необходимо усиление проверок со стороны правоохранительных органов, проверки должны носить постоянный и плановый характер.

Также «МРСК Северного Кавказа» совместно с субъектами Российской Федерации должна разработать технические мероприятия по доведению фактических потерь до нормального уровня, в том числе эти мероприятия должны включать широкое применение самоизолирующего провода, установку приборов учёта и другие меры, предотвращающие хищения электроэнергии. Реализация таких мероприятий с одновременным усилением правоохранительной работы – залог решения проблем.

Здесь особая роль в части контроля за ситуацией должна быть обеспечена со стороны российских сетей, но, естественно, вместе с субъектами Российской Федерации. Примеры отдельных субъектов говорят о том, что с этой проблемой справляться можно.

Также нельзя не отметить, что на платёжную дисциплину влияет продолжающаяся практика сбора платежей за энергетические услуги наличными средствами. Здесь постоянно происходят злоупотребления. Нужно переходить на безналичную форму расчётов через банки, почту, терминалы оплаты. Я бы хотел обратить внимание «Россетей», «Газпрома» и местных властей на то, что эта задача является одной из самых основных в настоящий момент.

В сфере платежей за газ с начала 2015 года задолженность увеличилась на 13%, или, как было уже отмечено, на 7,8 млрд рублей, в том числе за счёт населения – на 11,7%. Основные причины неплатежей являются общими для рынка газа и электричества. Мы их подробно разбирали. Конечно, «Газпром» и «Межрегионгаз» вместе с субъектами, правоохранительными органами должны усилить работу как с должниками, так и по вопросу так называемого разбаланса газа.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В прошлом году для повышения платёжной дисциплины были внесены изменения в законодательство Российской Федерации, которые повысили ответственность за неплатежи. Также были введены новые механизмы, такие как предоставление гарантий оплаты неотключаемыми потребителями, особый порядок исполнения договоров аренды и концессии в отношении систем жизнеобеспечения, были введены неустойки за просрочку, изменены ставки пеней. Всё это, безусловно, по мнению Минэнерго, положительно скажется на ситуации с неплатежами в целом по стране и, естественно, в СКФО, в первую очередь, естественно, на розничном рынке.

Также в отношении субъектов СКФО, напомню, было принято решение о продлении возможности поставки электрической энергии с оптового рынка по регулируемым договорам при соблюдении ими ряда условий. Надо отметить, что эта скидка в целом на оптовом рынке составляет около 30%, то есть это достаточно существенная величина. Среди этих условий, естественно, снижение задолженности за потребляемую электрическую энергию, услуги по её передаче, а также минимизация уровня потерь электричества в сетях.

В целях обеспечения контроля за соблюдением данных показателей, обязательств в текущем году будут заключены соглашения между уполномоченными органами исполнительной власти субъектов СКФО, Минэнерго, территориальными сетевыми организациями и гарантирующими поставщиками.

Предложения Минэнерго и других заинтересованных ведомств нашли отражение в проекте протокола. Прошу поддержать.

Спасибо за внимание.

Д.Медведев: Спасибо.

Сергей Алимович, какие у вас соображения?

С.Меликов (полномочный представитель Президента Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги, дело в том, что проблема, которая сегодня обсуждается на заседании правительственной комиссии, на самом деле выходит уже за параметры традиционных площадок.

У нас в начале года состоялся форум Общероссийского народного фронта в Ставрополе. И я возьму на себя ответственность сказать, что не менее трети вопросов, которые выносились на обсуждение и задавались главе государства, касались сферы ЖКХ и прямо или косвенно затрагивали проблемы ТЭК, особенно те, Дмитрий Анатольевич, которые Вы озвучили в своём вступительном слове.

Поэтому мне хотелось бы некоторые вещи довести, если позволите. По итогам оперативно-профилактических мероприятий, направленных на выявление преступлений экономической, налоговой, коррупционной направленности в топливно-энергетическом комплексе на территории Северо-Кавказского федерального округа правоохранительными органами в указанной сфере выявлено 632 преступления, в том числе в 2015 году – 311, за текущий год уже 39. В суд направлено 248 уголовных дел. Общий ущерб по указанным преступлениям составил почти 16 млрд рублей, в том числе более 12 млрд – по преступлениям, выявленным за 2015 год, и остальные уже в этом, в 2016 году.

К уголовной ответственности привлечены 214 фигурантов, из них 96 – в прошлом году, три – в текущем. В ходе контрольных мероприятий Федеральной налоговой службы в бюджеты всех уровней доначислено 6,5 млрд рублей, в том числе более 1,5 млрд в 2015 году и треть миллиарда в этом году уже.

Результаты проводимых оперативно-профилактических мероприятий свидетельствуют о том, что вопросы декриминализации тесно связаны с проблемой задолженности субъектов округа за поставленные ресурсы.

Работа по решению проблемы долгов в течение прошлого года проводилась совместно с органами исполнительной власти субъектов округа, региональными ресурсоснабжающими организациями в рамках реализации комплексных планов по ликвидации задолженности, согласованных со всеми заинтересованными сторонами, а также в рамках выполнения поручения Президента Российской Федерации №152-к. Повысилась роль глав субъектов, которые принимают личное участие в разрешении ряда проблем. В частности, созданы в каждом субъекте комиссии, возглавлять которые поручено лично председателям правительств.

Однако, несмотря на все усилия, ситуация с долгами продолжает ухудшаться. При этом, Дмитрий Анатольевич, решения правительственной комиссии (протокол №9 от 18 декабря 2013 года) остаются невыполненными. По-прежнему игнорируется очевидный факт, что существующие объёмы долга это результат неэффективной, а зачастую недобросовестной деятельности самих компаний-поставщиков. До сих пор не устранены основные факты, создающие условия для роста. Вот основные из них.

Первое – ненадлежащий учёт абонентов. Проблема характерна прежде всего для газовой сферы округа. По сведениям региональных газовых компаний, мероприятия по инвентаризации абонентских баз остаются незавершёнными. Таким образом, помимо неисполнения решений правительственной комиссии, принятых ещё в 2013 году, региональными газовыми компаниями игнорируются и требования пункта 22 правил поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан, утверждённых постановлением Правительства 2008 года, которые предписывают проведение проверки абонентов не реже одного раза в год. Это не выполняется.

Сроки окончания инвентаризации руководством газовых компаний вновь переносятся на конец теперь уже 2016 года. При этом результатом оперативно-профилактических мероприятий, проводимых правоохранительными органами, по-прежнему является выявление многочисленных фактов задваивания лицевых счетов, бездоговорного потребления, большого количества лицевых счетов несуществующих абонентов, что вызывает просто поток жалоб в адрес и глав субъектов, и Администрации Президента, в частности аппарата полномочного представителя.

Второе – отсутствие прозрачной системы контроля объёмов поставляемых и потребляемых энергоресурсов. Низким остаётся уровень оснащённости приборами учёта энергоресусов как в электроэнергетике, так и в газовой сфере. Так, индивидуальными приборами учёта электроэнергии в полном объёме оснащены только потребители Ставропольского края. В Республике Ингушетия и Чеченской Республике уровень оснащённости 75%, в Республике Дагестан – 63%. Может быть, поэтому показатели в Дагестане ниже, чем в других субъектах.

Что касается газа, то около половины всех обслуживаемых в округе абонентов – физических лиц не имеют приборов учёта газа, а более четверти узлов учёта газа, по показаниям которых осуществляются расчёты, требуют модернизации или замены. То есть учёт объёмов поставляемого и потребляемого газа в Северо-Кавказском округе ведётся весьма условно, что и создаёт предпосылки для того, о чем Вы говорили, Дмитрий Анатольевич, во вступительном слове.

Надо сказать, что низкий уровень оснащённости населения приборами учёта энергоресурсов – прежде всего результат недостаточной разъяснительной работы, в том числе со стороны властей субъектов округа, региональных властей, муниципальных властей, и, как следствие, неосведомлённости населения о требованиях законодательства об обязательной установке счётчиков.

Не знают граждане и о том, что установка прибора учёта оплачивается не единовременно, а в течение пяти лет. Считаю, что повышение информированности населения – одна из основных задач, стоящих перед руководством региона. Ещё раз повторяю, что эта задача стоит перед вами, уважаемые главы, присутствующие здесь, на совещании.

Вместе с тем складывающаяся ситуация свидетельствует о том, что ресурсоснабжающими организациями требования федерального законодательства игнорируются. Так, в соответствии с частью 9 статьи 13 Федерального закона №261 «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» обязанность по установке приборов возлагалась на организации, осуществляющие снабжение энергоресурсами. Часть 12 статьи 13 того же закона устанавливает обязанность ресурсоснабжающих организаций до 1 июля 2013 года в отношении приборов учёта электроэнергии и до 1 января 2016 года в отношении приборов учёта газа совершить действия, направленные на оснащение потребителей приборами учёта энергоресурсов, в том числе в принудительном порядке. При этом в случае отказа собственников жилых помещений от оплаты расходов по установке приборов учёта данная оплата взыскивается в принудительном порядке через суд, плюс судебные издержки. Однако до настоящего времени таких мероприятий компании-поставщики в округе не проводили вообще. При этом объёмы затрат, необходимых для полного оснащения населения приборами учёта, по расчётам самих ресурсоснабжающих организаций, сделанных по нашему запросу, в газовой сфере составляют 7 млрд 135 млн рублей, в электроэнергетике – 183 млн рублей, и указанные суммы не идут ни в какое сравнение с теми убытками, которые несут поставщики энергоресурсов в результате потерь в сетях.

Третье – высокий уровень потерь. Несмотря на то что проблема потерь является злободневной и для энергетики, и для газовой сферы, считаю необходимым особо остановиться на последней, поскольку суммы ущерба от так называемого разбаланса газа просто катастрофические, а вопрос об ответственности до сих пор остаётся открытым.

В 2015 году объём потерь газа в газораспределительных сетях округа составил более 3,5 млрд кубометров, стоимость – более 16,5 млрд рублей, что в 2,3 раза превышает объём прироста долга за прошедшие годы. При этом прямые убытки компании-поставщика – около 70 млрд. За эти убытки в конечном счёте никто не несёт ответственность.

Очевидно, что, несмотря на высокий уровень износа сетей, к технологическим потерям указанные объёмы отношения не имеют, они слишком большие. Невозможно их списать ни на использование населением несертифицированного оборудования, ни даже на многочисленные врезки. Уже в январе текущего года (это данные на 1 февраля) газа потеряно на сумму 3,3 млрд рублей, а ответственность за разбаланс по-прежнему никто не несёт.

Казалось бы, очевидно, что отвечать за объёмы доведённого до потребителя ресурса должен тот, кто его транспортирует. Однако на сегодняшний день договорами на транспортировку газа механизм учёта объёмов транспортируемого газа и имущественная ответственность газораспределительных организаций перед поставщиком не определены.

В них поэтапно расписано, как учитывается объём газа, принятый газораспределительной организацией для последующей транспортировки, но нет ни одного слова о способе определения объёма газа, фактически доведённого до потребителя, и стоимости фактически оказанных услуг по его транспортировке. То есть независимо от потерь разбаланса газовые компании оплачивают газораспределительным организациям транспортировку всего газа, в том числе потерянного.

Таким образом, газораспределительные организации не заинтересованы в выявлении врезок и иных способов несанкционированного отбора. Это то, что и идёт как раз, Дмитрий Анатольевич, в эту общую копилку потерь.

Более того, существующее положение дел способствует созданию условий для роста объёмов незаконного отбора, в том числе в сговоре с представителями газораспределительных организаций.

Сложившаяся ситуация лишний раз подтверждает тезис о том, что на сегодняшний день учёт поставляемого и потребляемого в округе газа надлежащим образом не обеспечен.

Четвёртое – необходимое списание безнадёжных долгов. Несмотря на то что необходимое списание безнадёжных долгов является фактом очевидным, реальных шагов в данном направлении ресурсоснабжающими организациями по-прежнему не предпринимается.

Из года в год, представляя данные о долгах, поставщики энергоресурсов включают в них и те объёмы, по которым давно истёк срок исковой давности. Так, из общего долга за газ около 6 млрд рублей – это долги, накопленные ещё до начала работы в регионе организации «Газпром межрегионгаз» (2007 год). Ещё как минимум около 6 млрд рублей – долги со сроком образования свыше 36 месяцев. Конечно, в этом хвосте удобно прятать и те задолженности, которые образуются вновь. То есть более 11 млрд рублей в объёме долга за газ, это 16% всего долга СКФО, составляют эти долги.

В объёме долга за электроэнергию сумма задолженности с истекшем сроком исковой давности не менее 1 млрд 932 млн рублей – 11% долга СКФО. При этом названные суммы – это результат несвоевременного принятия мер по их взысканию, и как итог – существующий де-факто убыток ресурсоснабжающих организаций.

Нуждается в дополнительной инвентаризации и оставшаяся часть задолженности. На сегодня долги населения, самой проблемной категории потребителей… 71% этой задолженности, по сути, ничем не подтверждены. А учитывая выявляемые правоохранительными органами манипуляции с абонентскими базами, большое количество жалоб населения на откровенные приписки долгов, в том числе то, о чём говорилось на форуме Общероссийского народного фронта, а также многочисленные публикации по данной теме в средствах массовой информации, сумма 48 млрд рублей вызывает обоснованные сомнения.

В данной ситуации наиболее логичным представляется проведение проверок в отношении ресурсоснабжающих организаций на предмет подтверждения декларируемых объёмов задолженности. Такое предложение было изложено в докладе на имя Президента Российской Федерации.

Кроме того, на сегодняшний день полагал бы целесообразным внести следующие предложения. Рекомендовать «Газпром межрегионгазу» и «Россетям» провести мероприятия по инвентаризации задолженности потребителей Северо-Кавказского федерального округа за поставленные энергоресурсы. Поручить Счётной палате Российской Федерации провести проверку «Газпром межрегионгаза», «Россетей», а также «Газпром межрегионгаза» в Пятигорске, Ставрополе, Грозном и «МРСК Северного Кавказа» в части организации деятельности на территории Северо-Кавказского федерального округа. Обязать «Газпром межрегионгаз» принять меры, направленные на повышение степени ответственности газораспределительных организаций за потери газа. Обязать ресурсоснабжающие организации принять меры по исполнению требований 261-го федерального закона по обеспечению потребителей приборами учёта энергоресурсов. Безусловно, повысить и не снижать требования к главам субъектов Российской Федерации, к правительствам субъектов Российской Федерации по проводимой работе по снижению задолженности и нормализации обстановки, складывающейся в сфере топливно-энергетического комплекса.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Мы в ходе планирования наших мероприятий на март, после заседания правительственной комиссии, 17 марта планируем провести расширенное совещание по этой теме на территории Северо-Кавказского федерального округа с участием представителей Генеральной прокуратуры, Следственного управления, Министерства внутренних дел, всего силового блока, председателей правительств наших субъектов. Мы приглашаем всех заинтересованных лиц в этом совещании принять участие.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Алимович.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 марта 2016 > № 1686725 Алексей Текслер, Сергей Меликов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 марта 2016 > № 1686721 Лев кузнецов

Брифинг Льва Кузнецова по завершении заседания Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

Стенограмма:

Л.Кузнецов: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня Председатель Правительства сообщил, что 27 февраля подписал постановление Правительства о внесении изменений в госпрограмму о социально-экономическом развитии Северо-Кавказского федерального округа. Первоначально программа была ориентирована (это было очень важно, первый этап) на устранение социальных диспропорций, которые в округе, к сожалению, ещё имеют место быть. Это в первую очередь дефицит детских дошкольных учреждений, мест в школах, слаборазвитая инфраструктура, вопросы переселения граждан из опасных оползневых зон и многие другие вещи, в том числе развитие системы здравоохранения, количество коек, наличие самих объектов в тех или иных регионах.

Но мы понимаем, что сегодня ключевой вызов – это наполнение бюджета, сокращение безработицы, и, конечно, этого можно достигнуть только через развитие реального сектора экономики. Ключевое изменение программы в том, что с 2017 года основные денежные средства, выделяемые по этой программе, будут направлены на стимулирование развития реального сектора экономики.

Очень важно, что проекты, которые будут попадать в программу, должны соответствовать отраслевым планам. Они, конечно, должны быть ориентированы на партнёрство с базовыми инвесторами, которые должны быть в регионах, учитывать исторические специализации каждого из субъектов, но при этом быть ориентированы и на комплексные кооперационные связи (в том числе на межрегиональной основе), избегать дублирования при государственной поддержке и, самое главное, иметь короткие сроки реализации с большим социальным эффектом. Поэтому это очень важно.

И вторая ключевая задача – кроме принципа финансирования очень важно было, что мы изменили структуру программы по вопросам её синхронизации. До настоящего момента у нас внутри этой программы ряд её инструментов имели разные периоды своего существования. Программа была обеспечена финансированием только до 2020 года и не имела лимитов с 2021 по 2025 год, а в целом программа у нас с 2013 по 2025 год. Поэтому такие, скажем так, структурные вещи, которые тоже создавали сложности в реализации программы, в рамках корректировки устранены.

Вопрос: «Коммерсант». Лев Владимирович, поясните, пожалуйста, будет ли применяться новый подход в рамках реализации программы для достижения новых задач. И соотносится ли как-то новая редакция программы с экономическим планом действий Правительства?

Л.Кузнецов: Да, конечно. Как я и сказал, именно по приоритетам, которые мы будем реализовывать, в первую очередь мы будем ориентироваться на отраслевые программы. К примеру, мы совсем недавно провели вместе с Министерством сельского хозяйства совещание, где определили чёткую специализацию в целом округа и субъектов по тем или иным направлениям. Основным доминирующим компонентом должна стать программа продовольственной безопасности, о чём Президент заявил в своём Послании – к 2020 году решить эту задачу комплексно в стране. Здесь есть ниша, где Северный Кавказ по природно-климатическим условиям имеет неоспоримые конкурентные преимущества. И что очень важно, вторая задача – по импортозамещению. Как раз в этот период производить продукцию, которая способна поставляться на внешние рынки, но самое главное – по своим и качественным, и стоимостным характеристикам является доступной для наших потребителей как внутри СКФО, так и за его пределами.

Вопрос: Юлия Калачихина, «Газета.Ru». Вы сказали, что с 2017 года основные средства будут направляться на инвестпроекты. Хочется понять механизм их отбора и что это за инвестпроекты.

Л.Кузнецов: Первое. Относительно механизма отбора я также подчеркнул, что механизм простой – это экономическая и социальная эффективность проектов. То есть мы будем смотреть, насколько эти проекты эффективны с точки зрения бюджета, насколько эти проекты эффективны с точки зрения их конкурентоспособности (не только в короткий промежуток времени, но и, как мы говорим, при нормализации внешнеэкономических взаимоотношений) и насколько эти проекты эффективны с точки зрения решения вопроса по безработице. Потому что на Кавказе этот вызов является одним из ключевых, он формирует и социальную, и экономическую, и политическую стабильность. И конечно, для нас этот вопрос очень важный.

Эти проекты, ещё раз подчеркну, конечно, могут быть, условно, в собственной логике развития, но доминантой являются отраслевые приоритеты. И очень важно, что эти приоритеты должны также учитывать межрегиональную кооперацию. Для нас важно всё-таки выстраивать технологические цепочки, если брать то же сельское хозяйство, где не только производство продукции, но и её переработка, где, соответственно, создаются системы хранения, системы для круглогодичной поставки данной продукции в детские дошкольные учреждения, воинские части и крупные торговые сети. Наша задача по сельскому хозяйству (я это говорю не просто как какой-то лозунг) – чтобы Кавказ (в той компоненте это плодово-ягодные культуры, овощи) в конечном итоге был крупным игроком на российском рынке. Мы до этого говорили, что Россия кормит Кавказ, а наша задача – чтобы Кавказ в том числе участвовал в обеспечении продовольственной безопасности, в хорошем смысле кормил Россию, поставлял на российский рынок качественную, экологическую продукцию.

То же самое в промышленности, то же самое в туристическом сегменте, потому что одним из ключевых приоритетов для Кавказа является туристическая отрасль. Мы знаем сегодня, и вы много слышали, какое внимание уделяется Президентом, Председателем Правительства развитию внутреннего туризма и въездного туризма. У нас есть хорошие точки роста. Исторически уже сложившиеся – Кавказские Минеральные Воды, Эльбрус, где мы сегодня реализуем крупный горнолыжный проект, развивая и дополняя то, что было создано в советское время. Новый проект «Архыз» в Карачаево-Черкесии, который сегодня уже, несмотря на то, что он ещё в стадии строительства, сформировал своего туриста. И на первом этапе ещё один локальный, но тоже очень важный для социального развития проект – это «Ведучи» в Чеченской Республике. Поэтому проекты туристические горнолыжные и бальнеологические для нас являются тоже доминантой, при этом доминантой не только в решении задач Северо-Кавказского региона, но и с точки зрения международной компоненты, с точки зрения медицинского туризма. Если говорить про импортозамещение, по нашей оценке, они также способны стать яркими. Для того чтобы гарантировать доступную профилактику и укрепление здоровья, доступную качественную медицинскую помощь и в то же время быть доступными как для граждан России, так и для иностранных гостей нашей страны.

Вопрос: ТАСС, Вероника Ичёткина. Могли бы вы рассказать нам об итогах зимнего туристического сезона в регионе? Насколько увеличилось число туристов по сравнению с предыдущим годом? А также могли бы озвучить свой прогноз на летний сезон? Ожидаете ли роста турпотока и готова ли инфраструктура региона к возможному увеличению потока?

Л.Кузнецов: Я хочу сказать, что, хотя у нас календарная зима уже закончилась, всё-таки зимний сезон ещё продолжается. Поэтому подводить окончательные итоги ещё, наверное, рано. Мы видим устойчивый приток туристов в этом году по сравнению даже с прошлым годом, когда он был очень успешным для наших северокавказских курортов. Увеличилось количество людей, которые посетили и Эльбрус, и Архыз. Поэтому я думаю, что мы чуть позже озвучим окончательные цифры. Но могу сказать, что мы сохранили эту позитивную динамику.

И ещё раз говорю: для нас критично важно сегодня, чтобы на развивающиеся курорты и те, которые сегодня, скажем так, приобретают второе дыхание, преображаются, люди не только приехали в первый раз. Для нас критично важно, сколько людей захотят опять приехать на эти курорты. Поэтому о горнолыжной тематике мы чуть позже скажем, хотя вы знаете, что мы в конце прошлого года открыли самый высокий горнолыжный подъёмник в Европе на самой высокой вершине Европы – Эльбрусе. Это тоже имиджевая вещь, но она не ради имиджа, потому что она и продлевает сезон, и даёт возможность, скажем так, нового качественного катания, не только содействует горнолыжному зимнему отдыху, но и создаёт предпосылки для более стабильного отдыха в виде альпинизма. Люди приезжают на Эльбрус не только кататься, но и покорить эту вершину, это одна из престижных вершин в целом на карте любого альпиниста Европы и мира.

Я говорил уже о Кавказских Минеральных Водах. Мы считаем, что как раз с точки зрения круглогодичного курорта, и летнего в том числе, это, наверное, одна из ключевых точек роста не только на Кавказе, но и в России. Потенциал курорта на сегодняшний момент без каких-либо крупных инфраструктурных, инвестиционных вложений – до 2 млн туристов. Мы сегодня принимаем (за прошлый год) – около 800 тыс., поэтому где-то 1 млн туристов в принципе курорт способен безболезненно для себя принять.

Для этого сегодня принимается несколько и законодательных, и инфраструктурных решений. В первую очередь мы уже внесли в Правительство как министерство закон об эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды, чтобы в первую очередь сохранить и передать будущим поколениям эту уникальную территорию с точки зрения воздуха, с точки зрения лечебных ресурсов, в том числе в первую очередь разнообразных водных источников (а их больше 100 у нас там), и с точки зрения гармоничного развития городов, которые существуют на этой территории, скажем так, в балансе с природой.

Вторая часть. Мы сегодня работаем над новым проектом (более детальную презентацию мы всё-таки будем готовы сделать чуть позже, ближе к лету) медицинского кластера, где как раз и должна использоваться научная, образовательная база и уникальные природные условия, чтобы создать один из крупнейших медицинских центров. Причём как с точки зрения оказания высокотехнологичной помощи по определённым профилям, как раз ориентированным на уникальные особенности Кавказских Минеральных Вод, так и с точки зрения профилактики и укрепления здоровья. Для нас очень важно не только лечить людей, но и профилактировать, создавать условия для того, чтобы люди не подрывали своё здоровье. Это сегодня является общемировым трендом, мы не хотим отставать.

Для нас важна, как я сказал, медицинская компонента, потому что Кавказ сегодня по многим медико-бальнеологическим показателям всё-таки ещё пока не лидер – и в количестве коек, и в количестве врачей, и в количестве различного рода медицинских учреждений. Поэтому этот проект нам позволит закрыть этот дефицит и в конечном итоге сформировать более качественные условия для тех, кто приезжает на курорт, расширить количество предложений и возможностей, создать качественную среду для жителей Кавказских Минеральных Вод, что тоже критично важно. Но при этом это всё реализовывать в гармонии и сохраняя эту уникальную территорию. Поэтому тема туризма, я считаю, один из ключевых, опорных проектов, если говорить в целом, социально-экономического развития.

Вы знаете, что одно место в туристической отрасли даёт более 50 рабочих мест в смежных отраслях, дополнительных рабочих мест – это в прямой кооперации с туризмом. Мы специально изучали похожие территории в Австрии, на севере Италии. Только за счёт этой компоненты эти территории за 20 лет качественно изменили своё социально-экономическое положение, подняв, что очень важно, реальные доходы и изменив качество жизни местного населения. А для нас это является ключевой задачей, потому что это способствует развитию малого и среднего бизнеса, это закрепляет людей в традиционных местах проживания, что для нас тоже критично важно, и в конечном итоге способствует комплексному эффективному развитию территорий, создавая понятные приоритеты как для поколения сегодняшнего, так и, главное, для молодёжи, что очень важно.

Вопрос: Агентство «Рамблер». Было ли дано поручение ФАС проверить обоснованность тарифов ЖКХ? Это первый вопрос. И второй, где-то смежный с туризмом. Для туристов важна безопасность. Последнее происшествие с нападением на журналистов и правозащитников – власти что-то по этому поводу делают или это целиком задача правоохранительных органов?

Л.Кузнецов: По ЖКХ, конечно, будут даны поручения, я уверен, в рамках протокола, который будет по результатам правительственной комиссии. Потому что ключевой вопрос для нормализации обстановки – в том числе и экономически справедливые тарифы. Но эти тарифы (здесь есть вторая сторона медали) должны соответствовать потребительским и реальным доходам жителей. Поэтому вот этот здоровый баланс, когда мы должны содействовать развитию отраслей, но при этом делать их экономически доступными для населения, является критично важным. Поэтому я уверен, что вот именно из этой логики, в рамках поручения, ФАС и будет исходить, в том числе учитывая и предельный возможный рост, который был установлен на этот период по тарифам на энергоресурсы.

Вопрос безопасности всегда является ключевым в любой территории, в любой стране. И мы видим, что, к сожалению, последние события и у нас, и за пределами ещё раз подчёркивают, как критично важно уделять этому внимание. Недавно было у нас заседание в Нальчике как раз по вопросам безопасности туристических проектов. Понятно, что многое ещё предстоит сделать. Я думаю, конечно, последние события не сыграли в плюс – это негатив. Оценку ещё предстоит сделать силовым органам, они над этим работают, но наша как раз задача, вместе с вами в том числе (и у нас есть поэтому в рамках госпрограммы отдельное направление – это информационное сопровождение программы), – как раз максимально объективно давать оценку того, что есть ещё плохого и с чем нужно бороться на Северном Кавказе, с другой стороны, развеивать те мифы, стереотипы, которые негативно влияют на привлечение инвестиций, на поток туристов, желающих приехать на Кавказ, и в конечном итоге на социально-экономическое развитие.

Вопрос: Позвольте вернуться к вопросу госпрограммы. У меня технический вопрос. В этом году на финансирование из федерального бюджета заложено 13 с небольшим миллиардов рублей бюджетных ассигнований. Уточните, пожалуйста, эти средства уже предусмотрены в текущей версии бюджета?

Л.Кузнецов: Да, все эти деньги были заложены при утверждении бюджета Государственной Думой. Соответственно, принятие госпрограммы позволит их просто, в хорошем смысле, раскассировать и направить на те задачи, которые были предопределены. Я подчеркну, всё-таки задача госпрограммы в рамках 2016 года – обеспечить завершение первого этапа, это строительство объектов социальной инфраструктуры, чтобы не было переходящих объектов, долгостроев, и в конечном итоге минимизировать те дефициты, которые ещё сегодня на Кавказе по этим направлениям присутствуют.

Вопрос: То есть в этой части дополнительное увеличение расходов бюджета не планируется в 2016 году?

Л.Кузнецов: Пока у нас риторика по бюджету идёт – не увеличивать расходы, а оптимизировать. Наша ключевая задача в рамках утверждённых лимитов – максимально эффективно обеспечить освоение денежных средств. Ключевой индикатор – завершение и введение в эксплуатацию тех объектов или тех мероприятий, на которые денежные средства выделены.

Вопрос: ТАСС. Лев Владимирович, не могли бы уточнить: регион может принять до 2 млн человек в этом году летом или только Кавказские Минеральные Воды?

Л.Кузнецов: Я имел в виду, что курорт Кавказские Минеральные Воды в целом обладает возможностью принять до 2 млн человек. Понятно, что я привел статистику, которая у нас сегодня есть. Наша задача – обеспечить (в том числе информационно) качественные характеристики, которые бы эти цифры приблизили.

Я немножко углублюсь в примеры. Сейчас отдельные программы есть по Кисловодскому парку, очень важно, что мы сохранили этот парк, сейчас создаётся федеральное учреждение, которое будет отвечать за его развитие. Это как бы раз. Сегодня по поручению Президента формируется программа по развитию города Кисловодска, потому что для туристов важна не только медицинская компонента или что вокруг неё есть, но очень важна ещё социокультурная среда (это развитие других объектов – и общепита, и культурно-массовых мероприятий).

Поэтому такие мероприятия в конечном итоге должны дать возможность вернуть того туриста, который в советское время туда приезжал.

Базовые места размещения такие есть, и наша задача как раз – при позитивном туристическом потоке дать сигнал инвесторам по обновлению и спального фонда, и других объектов, которые бы стимулировали дальнейшее развитие этого региона.

Здесь важная компонента и транспортная доступность. Сегодня по поручению Председателя Правительства прорабатываются механизмы по ключевым туристическим направлениям, чтобы сформировать новую модель, которая позволяла бы и обеспечивать более, скажем так, конкурентоспособные авиационные цены, железнодорожные цены, и стимулировать туроператоров внутренних, которые формировали бы группы, приезжающие на российские курорты.

Эта программа сегодня проводится в рамках Министерства культуры, мы активно с ними взаимодействуем. И через это, я уверен, мы можем сформулировать и сформировать качественное предложение нашему туристу для посещения именно этого уникального места, богатого и историей, и очень важными лечебными компонентами.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 марта 2016 > № 1686721 Лев кузнецов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 марта 2016 > № 1677841 Рамзан Кадыров

Илья Яшин: "Путин в какой-то степени заложник Кадырова"

Марк Пеннек | Ouest-France

Несколько дней назад Илья Яшин опубликовал доклад, посвященный чеченскому лидеру Рамзану Кадырову, которого некоторые считают заказчиком убийства Бориса Немцова. "Этот доклад, - заявил Яшин в интервью Ouest-France, - приходит к выводу, что режим, созданный в Чечне на Северном Кавказе, является настоящей угрозой для национальной безопасности. У нас есть доказательства преступных действий Кадырова и его окружения: коррупции, похищений, убийств".

Заявление Кадырова о возможном уходе из власти Яшин назвал "театром". "Агенты ФСБ его регулярно информируют: Путин знает, что Кадыров неконтролируем и представляет опасность для страны. Но у него нет альтернативы. В какой-то степени Путин - заложник Кадырова", - сказал Яшин.

Илья Яшин признается, что на него постоянно обрушиваются угрозы. "Только дураки не боятся. Когда вы критикуете таких людей, как Путин или Кадыров, нужно это учитывать. Знали бы вы, какая у меня на телефоне коллекция сообщений с угрозами! То же самое - у других оппозиционеров, Касьянова или Навального. Если вас на самом деле хотят убить или ранить, вам не пишут в интернете, не отправляют сообщений или писем", - отметил он. Яшин говорит, что научился относиться к психологическому давлению и угрозам философски и с иронией. "Если все принимать всерьез, можно сойти с ума!" - приводит его слова издание. В такой обстановке предстоящие в сентябре парламентские выборы обещают быть непростыми, резюмирует корреспондент Марк Пеннек.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 марта 2016 > № 1677841 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2016 > № 1676567 Рамзан Кадыров

Рамзан Кадыров: «железная рука» Путина в Чечне

Редакционная статья, The Week, США

Президент Чечни Рамзан Кадыров стал влиятельным игроком российской политики. Выходит ли он из-под контроля? Ниже есть все, что вам нужно знать о нем.

Кто такой Кадыров?

39-летний Рамзан Кадыров — фактически диктатор населенной преимущественно мусульманами российской провинции Чечня. Дюжий бородатый мужчина со страстью к боксу, исламу и выкладыванию своих фотографий в «Инстаграме», Кадыров харизматичен и безжалостен. Он правит Чечней железной рукой, и те, кому довелось попасть в его тюрьмы, говорят, что ему нравится лично пытать заключенных электрическим током. Его охраняет беззаветно преданная частная армия в составе 30 тысяч бойцов, которых называют лучшими по боеспособности в России. После двух разрушительных войн с Россией пытавшаяся отделиться Чечня лежала в руинах, когда власть взял клан Кадырова. Кадыров принес мир и стабильность для тех, кто ему не перечит. Он ставит законы шариата выше законов России и презирает дипломатию. Он говорит, что в Чечне нет оппозиции, так как она призвана разрушить систему. На фоне растущей критике в России на прошлой неделе Кадыров выразил готовность уйти в отставку, хотя никто не сомневался, что это всего лишь игра.

Как он пришел к власти?

Его назначил президент России Владимир Путин лично. Ахмат Кадыров, отец Рамзана Кадырова, муфтий, объявивший в 1995 году джихад против России, позднее стал сотрудничать с Путиным и был назначен президентом Чечни. В 2004 году Кадыров-старший был убит, и когда Рамзан Кадыров стал его преемником, Путин встретился с ним лично, чтобы обсудить условия взаимоотношений. Кадыров жестко контролирует мусульманскую провинцию, служившую в прошлом для Путина источником ночных кошмаров, и российский президент позволяет чеченскому лидеру свободу действий, которую не терпит больше ни в одном другом регионе. Кадыров часто говорит о своей фанатичной преданности Путину, и российский президент осыпал его наградами, включая звезду Героя России, Орден Мужества и Орден за Заслуги перед Отечеством. В беседе с Newsweek Кадыров назвал противников Путина «недолюдьми» и своими личными врагами, и отметил, что, пока Путин поддерживает его, он может делать все. Когда в 2013 году агенты ФСБ арестовали несколько телохранителей Кадырова по подозрению в пытках жителя Москвы, охранников быстро освободили без суда, а главного следователя уволили.

Убивает ли Кадыров своих противников?

Прямых доказательств нет, но те, кто осмеливался выступить против Кадырова, часто погибают. Российская журналистка Анна Политковская, расследовавшая пытки, убийства и похищения в Чечне, совершаемые людьми Кадырова, была убита в Москве, в доме, в котором проживала. Наталья Эстемирова, которую Кадыров назначил управлять советом по правам человека в чеченской столице Грозном, была убита в 2009 году после того, как слишком серьезно отнеслась к своей работе и вскрыла правонарушения, совершаемые чеченскими силами безопасности. Многие россияне считают, что Кадыров стоит за дерзким убийством видного оппозиционера Бориса Немцова, совершенном напротив стен Кремля. Бывший кремлевский советник Глеб Павловский сказал The New Yorker, что это убийство очевидным образом потрясло Путина, так как если кто-то может убить возле Спасских ворот, то он может совершить убийство и внутри стен Кремля.

Как отреагировало правительство?

ФСБ арестовала пятерых чеченцев, включая заместителя командира в силах Кадырова. Кадыров тут же выступил в его защиту и заявил в «Инстаграме», что он — настоящий патриот. Но настоящим организатором, по версии российских СМИ, стал Руслан Геремеев, высокопоставленный офицер чеченских силовых структур. Следователи хотели предъявить ему обвинения, но им запретило начальство, вероятно, из-за того, что Путин не дал разрешения. Многие россияне считают, что Путин потерял контроль над своим чеченским боевым псом.

Почему они так думают?

После убийства Немцова Кадыров угрожал многим российским оппозиционерам, называл их предателями и врагами народа и требовал отдать под суд и сурово наказать за саботаж. Бывший премьер-министр Михаил Касьянов, ныне ставший одним из лидеров оппозиции, назвал эти высказывания сталинистскими. Вскоре после этого Кадыров разместил видеоролик, показавший, как Касьянов и еще один активист идут вместе по Страсбургу. Видео снято через оптический прицел снайперской винтовки, с крестом, наведенным на двух человек. В российских СМИ разразился скандал. Российский аналитики Андрей Пионтковский сказал, что Кадыров совершенно не смущается своей ролью в убийстве Бориса Немцова и предлагает Путину свои услуги по физическому устранению неугодных.

Можно ли остановить Кадырова?

Российская оппозиция в целом настаивает на его смещении. Оппозиционный политик Илья Яшин на прошлой неделе опубликовал доклад о Кадырове, часто бывающем в Москве, и указал, что он протянул свои сети далеко за пределы Чечни, а также призвал Путина уволить Кадырова. Яшин сказал, что бойцы Кадырова в последнее время активизировались в Москве и, считая своей главной задачей защиту режима своего босса в Чечне, они воспринимают всю остальную Россию своей добычей. Вскоре после публикации доклада Кадыров сказал, что готов уйти в отставку, если Путин попросит его об этом — такой шаг может вынудить российского президента вновь подтвердить, что он поддерживает чеченского лидера. «Теперь мяч оказался на половине поля Кремля, — сказал Брайан Уитмор (Brian Whitmore) из RFE/RL. — Повторное назначение Кадырова только поощрит его. Но его увольнение угрожает новым конфликтом на Северном Кавказе». Для Путина и то, и другое представляет собой реальный риск.

Чеченцы в ИГИЛ

Тысячи чеченских джихадистов воюют в ИГИЛ в Сирии. На самом деле их так много на контролируемых ИГИЛ территориях, что для чеченских детей открыты специальные школы, а также оказываются услуги на русском языке. Многие чеченские боевики бежали со своей родины из-за жестокого правления Кадырова. Как отметила журналист «Новой газеты» Елена Милашина, чечнцы часто едут в «Исламское государство» жить там, а не воевать, убегая от Кадырова. Российские и чеченские власти опасаются, что эти люди могут вернуться домой и организовать теракты. «У меня многие тысячи последователей, а будет еще больше, — говорит Омар аль-Шишани (Омар Чеченец), один из командиров ИГИЛ. — Мы отомстим России».

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2016 > № 1676567 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 марта 2016 > № 1673755 Алексей Малашенко

Уйдет ли Рамзан Кадыров?

Алексей Малашенко

Путин оказывается в щекотливом положении. Он, скорее всего, попросит или прикажет Кадырову остаться на своем посту. Но тем самым действительно признает, что не может без него обойтись, то есть косвенно продемонстрирует свою слабость. А этого Путин очень не любит

Главный ответ на этот вопрос короток и прост: не уйдет, потому что сам не хочет и уйти ему не дадут.

Напомним, о чем конкретно идет речь. В апреле официально истекает срок полномочий главы Чечни Рамзана Кадырова. На посту главы республики он пребывает с 2007 года. Сначала он служил президентом, но затем, когда этот титул применительно к входящим в Российскую Федерацию республикам стал раздражать Кремль, было принято решение его более не использовать. Первым от президентства отказался сам Кадыров, ставший с 2011 года скромно именоваться «главой Чеченской Республики». (Сегодня среди российских регионов президент остался только в Татарстане – Рустам Минниханов.)

При этом Чечня остается эксклюзивным субъектом РФ, а ее хозяин эксклюзивным региональным политиком, непосредственно подчиняющимся только президенту России. В произнесенном им однажды, а затем не раз повторенном «я – пехотинец президента» содержится глубокий политический смысл: в наше время неутихающих войн и конфликтов невозможно лучше сказать о лояльности, о преданности главе государства.

Но вдруг в самый канун своего переназначения, в котором никто не сомневался, Кадыров заговорил, что он готов уйти, потому что считает свою миссию выполненной, что в Чечне есть кому его заменить, а сам же он готов быть «чернорабочим». Более того, Рамзан призвал свой народ, чеченцев, не устраивать манифестаций, требуя, чтобы он остался. Возможно, он заведомо был уверен, что они начнутся.

Хотя до сегодняшнего дня никто не сомневался, что место главы Чечни Кадыров будет занимать вечно, иначе говоря, пока Путин президентствует в России. Уместно вспомнить, что сам Рамзан как-то раз «обмолвился», что он (Путин) должен быть ее (России) пожизненным президентом.

Что случилось? Откуда у Рамзана такая рефлексия? Первое, что приходит в голову, что все это театр. Кадыров хочет, чтобы его попросили остаться. Точнее, попросил остаться сам Путин. Ведь тогда станет еще более очевидной его значимость как политика. Станет ясно то, что без него Кремлю и лично президенту не обойтись. В каком-то смысле «пехотинец» подставляет своего «командующего», поскольку в сложившейся ситуации обращение начальника с просьбой к подчиненному может быть воспринято как слабость первого, даже его зависимость от второго.

Путин оказывается в щекотливом положении. Он, скорее всего, попросит или прикажет Кадырову остаться на своем посту. Но тем самым действительно признает, что не может без него обойтись, то есть косвенно продемонстрирует свою слабость. А этого Путин очень не любит.

Тем более это не придется по вкусу силовикам, которые давно мечтают найти управу на главу Чечни и особенно на его приближенных.

Если Кадыров останется, то его позиция станет абсолютно несокрушимой. У него будут полностью развязаны руки, а его люди смогут безнаказанно швырять торты не только в оппозиционеров.

Помимо всего прочего, разговоры Кадырова о его возможной отставке в самой Чечне могут послужить проверкой кое-кого из его команды, политического клана на верность и личную преданность вождю. Вдруг кто-нибудь сочтет его маневр за слабость и отойдет в сторону, станет искать нового патрона. Примерно так действуют некоторые постсоветские президенты, когда создают утечку информации о своей болезни, возможном уходе, а затем с любопытством наблюдают, кто и как поведет себя в этой нештатной ситуации.

Пофантазируем еще немного. Предположим, что произойдет рокировка: Кадыров выбирает себе преемника, сам оставаясь при этом всемогущим, хотя и неформальным лидером республики. То есть поступит так, как поступил сам Путин, временно усадив в 2008 году в свое кресло Дмитрия Медведева.

Такой ход событий, внешне безобидный, может оказаться для Рамзана чреватым некоторыми неприятностями. Политика дело опасное, и кто поручится, что его преемник, став формальным главой Чечни, вдруг не возомнит себя ее истинным правителем, а Кадыров тогда ему будет только мешать? Противостояние между ними может привести к непредсказуемым последствиям, особенно если учесть, что на стороне Кадырова остается выпестованная им личная гвардия. Недавно ее показывали по одному из федеральных каналов, и это выглядело весьма впечатляюще. Напряженность же в Чечне, грозящая оказать негативное влияние на соседние республики, Москве не нужна.

Представим другой вариант. Путин «устал» от Кадырова, от его эксцентричных поступков и заявлений, раздражен тем, что Рамзан начинает его шантажировать, вымогая просьбу о повторном назначении. Наконец, президент почувствовал некоторое неудобство перед коллегами-силовиками, вынужденными терпеть выходки подчиненных своего «пехотинца». Удивительно вовремя подвернулся и доклад Ильи Яшина о положении в Чечне, в котором обстоятельно показано, что образ правления Кадырова и сам правитель далеки от идеала и даже дискредитируют федеральную власть. И тогда президент сказал: «незаменимых у нас нет». А заодно тем самым припугнул и некоторых других регионалов, слегка позабывших, что они живут и работают в условиях пусть и проржавевшей, но пока еще существующей вертикали власти.

В этом случае Кадыров должен получить то, что называется «золотым парашютом», но не в плане материальной компенсации, а скорее новое назначение, уже на федеральном уровне. Например, его сделают вице-премьером, курирующим вопрос, скажем, «диалога цивилизаций» или чего-нибудь в этом роде.

И, наконец, самое последнее и самое невероятное. Рамзан своим чутьем вдруг уловил в российской политической атмосфере нечто такое, что заставило его отойти в сторону от власти. Он решил покинуть корабль, который получил слишком много пробоин и начинает погружаться на дно.

Но, повторяю, все это больше фантазии. Суровая же реальность такова, что кем Рамзан Кадыров был, тем он и останется.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 марта 2016 > № 1673755 Алексей Малашенко


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 марта 2016 > № 1675558 Рамзан Кадыров

Чеченский гамбит

Татиа Лемонджава (Tatia Lemondzhava), Foreign Policy, США

Вызвав бурную реакцию в международных СМИ, президент Чечни Рамзан Кадыров заявил в субботу, что намерен покинуть свой пост после того, как 5 апреля закончится его президентский срок. Кадыров, жесткими методами правивший неспокойной республикой с 2007 года, заявил в интервью прокремлевскому телеканалу, что его миссия теперь закончена, и настало время посвятить себя семье и изучению ислама.

В России мало кто думает, что он именно так и поступит, а многие аналитики считают его заявление очередным ходом в игре «кто кого», в которую он уже не один год играет с Кремлем, и в которой ставки все время повышаются. Конечной целью кадыровской стратегии является не просто обеспечить дальнейшие финансовые поступления из Москвы, но и укрепить легитимность своей власти, заставив президента России Владимира Путина лично заявить о том, что он хочет, чтобы Кадыров остался у власти.

В качестве одной из своих уловок прямолинейный чеченский лидер в последние месяцы усилил провокационную риторику. Он привлекает внимание Москвы к своей способности вызывать раскол в обществе и при этом пользоваться значительной общественной поддержкой. 12 января он воспользовался сайтом правительства Чечни и назвал представителей несистемной оппозиции России «врагами народа», предложив «судить их по всей строгости за их подрывную деятельность». Разумеется, это вызвало возмущение лидеров оппозиции — что, в свою очередь, спровоцировало массовую демонстрацию в поддержку Кадырова в столице Чечни Грозном.

Несколько недель спустя он выложил в интернете видеоролик, в котором был показан бывший премьер-министр и нынешний лидер оппозиции Михаил Касьянов, встречавшийся в Страсбурге с представителями Совета Европы, чтобы обсудить ход расследования резонансного убийства еще одного известного активиста Бориса Немцова. Кадры, снятые скрытой камерой, были отредактированы таким образом, чтобы казалось, что они сняты через прицел снайперской винтовки, и сопровождались практически нескрываемой угрозой: «Кто не понял, тот поймет». Учитывая, что убийство Немцова многие связывают с близким окружением Кадырова, и что оно создало для Путина немало проблем, это видео было показано явно для того, чтобы спровоцировать реакцию Москвы.

Сначала Кремль воспринял браваду Кадырова с безразличием — вернее, он не реагировал до тех пор, пока тот не заявил на российском телевидении, что отряды чеченского спецназа тайно воюют в Сирии против «Исламского государства». Будь это правдой, это противоречило бы многочисленным заявлениям Путина, которые он делал и перед российской аудиторией, и перед своими зарубежными союзниками о том, что в Сирии Россия никогда не будет участвовать в наземных операциях. Испытывая явное раздражение, российские власти были вынуждены обнародовать жесткое опровержение, в котором было сказано, что единственным официальным источником информации по этому вопросу является Министерство обороны.

Для любого другого российского политика подобное поведение было бы равноценно самоубийству, но эти тактические приемы уже привычны для чеченского царя, который постоянно пользуется своим политическим капиталом, накопленным после прихода к власти, чтобы добиваться дивидендов от Кремля.

Кадыров получил известность, впервые появившись на публике в 2004 году после убийства его отца Ахмата Кадырова — тогдашнего лидера Чеченской республики. Кадыров-старший во время первой чеченской войны за независимость (1994-1996-е годы) был полевым командиром у боевиков-сепаратистов, после чего в 1999 году во время второй чеченской войны перешел на сторону федеральных сил, а затем заключил соглашение с восходящей политической звездой Владимиром Путиным, который только что стал премьер-министром. Путин заручился поддержкой Кадырова-старшего в подавлении сепаратистских сил в республике и за это в 2003 году назначил его президентом Чечни. После того, как Ахмат Кадыров был убит в результате взрыва заложенной бомбы, 27-летнего Рамзана вызвали в Москву, где он принял официальные соболезнования Путина и символически — бразды правления. Их встреча в Кремле по печальному поводу оказалась знаменательной — она запомнилась в том числе и потому, что Кадыров нарушил официальный протокол, появившись (в Кремле) в голубом спортивном костюме и характерным образом задал тон отношений, в которых этот молодой человек в дальнейшем постоянно испытывал предел дозволенного.

С тех пор он заслужил у Путина исключительно привилегированное положение — главным образом за счет того, что беспощадно уничтожал сепаратистское движение в регионе. В этом он полагался, прежде всего, на помощь своего неофициального вооруженного формирования — «кадыровцев» — постепенно вытесняя со своей территории федеральные войска. Международные и местные правозащитные организации открыто осуждали массовые похищения людей, нападения и пытки, которые сопутствовали политике Кадырова, но Кремль чрезвычайно доволен тем, с каким успехом Кадыров поддерживает мир и порядок в этом неспокойном регионе.

К тому же Кадыров постоянно обеспечивает Путину и его партии «Единая Россия» необходимую поддержку и нужное количество голосов на всеобщих выборах. За это Кремль щедро снабжает республику деньгами — направив в том числе 14 миллиардов долларов в фонд восстановления после войны. В 2011 году один из ведущих российских экономистов Наталья Зубарева назвала Чечню «бездонной бочкой для федеральных субсидий». И действительно, бюджет республики в 2015 году на 83% был сформирован за счет поступлений из федеральных фондов.

Даже при этом, чем больше Москва в управлении регионом зависит от Кадырова, тем в большей степени она становится заложницей его растущих амбиций. Консолидировав власть в Чечне, Кадыров неофициально превратил республику в исламское государство внутри светской России. Его правительство предписывает всем гражданам соблюдать законы шариата, требует, чтобы женщины носили платки, и разрешает убийство «чести» как одну из местных традиций. Кроме этого, он сформировал 30-тысячную армию, которая, как опасаются многие в России, предана, скорее, ему, чем Кремлю.

Ныне покойная Анна Политковская, занимавшаяся независимыми журналистскими расследованиями, убийство которой в 2006 году многие связывали с Кадыровым, когда-то назвала его «дракончиком», которого вырастил Кремль. «Теперь требуется постоянно его подкармливать, чтобы он не изрыгал огонь», — написала она.

И, конечно же, чеченский лидер известен тем, что использует провокации для того, чтобы добиться дальнейших выплат из Москвы. В 2014 году, когда в результате падения цен на нефть российской экономике был нанесен серьезный ущерб, начали ходить слухи о том, что впервые за все время финансирование республики из федерального бюджета будет сокращено. Кадыров начал выступать с заявлениями, что готовится отправить на войну на Украине 70 тысяч добровольцев — как раз в то время, когда Россия настойчиво заявляла, что конфликт на Украине является гражданской войной, и Россия в нее не вмешивается. В результате Чечня стала одним из немногих регионов, получивших в том году дополнительное финансирование из федерального бюджета.

За последние несколько месяцев благодаря своей стратегии Кадыров стал владельцем компании «Чеченнефтехимпром», подконтрольной государственной нефтяной компании «Роснефть», которая контролирует нефтеперерабатывающую инфраструктуру в республике — чего он добивался много лет. Но чеченский лидер, похоже, хочет получить еще больше. Говорят, что его сегодняшняя серия провокационных заявлений связана с попыткой добиться строительства в Чечне нефтеперерабатывающего завода, а также гарантий того, что сокращения федерального бюджета, предпринятые на фоне потрясений, которые испытывает российская экономика из-за падения цен на нефть и западных санкций, не повлияют на объемы финансирования его республики из федерального бюджета.

Однако, похоже, что самое главное, ради чего Кадыров совершает свои маневры — вновь стать президентом, приняв это предложение непосредственно от Путина. Именно поэтому чеченский лидер заявил на прошлой неделе о намерении оставить свой пост, прекрасно зная, что чеченцы сразу же пообещают выйти на улицы Грозного, умоляя его остаться. Некоторые из самых известных в стране деятелей культуры уже присоединились к онлайн акции под хэштегом #Рамзаннеуходи, обращаясь к нему с просьбой изменить решение. Правда, пока он попросил своих почитателей не делать этого — видимо, в надежде на то, что Кремль в ближайшее время выступит в поддержку его переизбрания.

И Путин, вероятно, не устоит — в значительной мере потому, что знает, каким авторитетом и уважением пользуется Кадыров в Чечне и на преимущественно суннитском Северном Кавказе. В то время, когда Россия воюет в составе шиитской коалиции на стороне официального сирийского правительства, Ирана и Ирака, Путин прекрасно знает, насколько неустойчив баланс общественного мнения среди мусульманского населения России. Судя по сообщениям, в ряды «Исламского государства» вступило уже более 2,4 тысячи россиян, и Путин, как известно, опасается того, что еще один мятеж исламистов может произойти в России.

Но есть еще одна причина того, что Путин постоянно попустительствует Кадырову. Российский президент попросту не может себе позволить признать, до какой степени распоясался его чеченский ставленник — ведь это означало бы, что собственная политика Путина в регионе потерпела фиаско. Путин пришел к власти потому, что пообещал вернуть мятежную Чечню в лоно России после хаоса 1990-х годов. И его сегодняшний образ сильного лидера тесно связан с его победой во второй чеченской войне после этого хаоса. Для Путина признать тот факт, что он утратил контроль над Кадыровым, было бы равносильно политическому самоубийству.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в ответ на заявление Кадырова, сказал, что решение о судьбе главы Чечни будет приниматься в Кремле. Но фактически Путин оказался в ловушке. Равноценной альтернативы принцу в спортивном костюме нет.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 марта 2016 > № 1675558 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2016 > № 1673828 Александр Проханов

Слава пехотинцу Рамзану

Александр Проханов

Рамзан Кадыров сообщил, что намерен уйти с поста главы Чечни. Неужели его так допекли московские либералы? Неужели он не понимает, что для своего народа он — не просто менеджер, а духовный лидер? Рамзан, не торопись уходить!

Во время первой чеченской войны я был в Грозном, Еще дымился разгромленный дворец Дудаева, не было ни одного целого камня, и деревья с обрубленными ветвями тоскливо и страдальчески смотрели в серые небеса. В одном месте упавший снаряд пробил землю и выдрал трубу газопровода. Газ шумел, и драная, со стальными лепестками труба ревела алым пламенем. Вокруг трубы стояло пепельно-белое горячее облако. В этом облаке, неподалеку от взрыва, росла вишня. Её обмануло тепло, обманул свет — и она зацвела. Среди февраля, снега, среди грохочущих выстрелов цвела божественная маленькая вишня. Я не мог понять, что это: обман, иллюзия? Или таинственная метафора, среди войны, черноты, среди искорёженного металла говорящая, что наступит пора долгожданного мира и цветения?

И вот с моими друзьями по Изборскому клубу я в Грозном. Цветение состоялось. Восхитительные кварталы, изумительные дворцы, библиотеки, небоскрёбы, увенчанные сверкающими ночными коронами, поразительной силы и красоты институты, университеты. С какой любовью чеченцы показывали мне аудитории, компьютерные классы! На встрече со студентами мне было интересно и тревожно, потому что вопросы были сложны, наполнены смыслом, исканием. Вопросы гуманитарные, исторические, философские.

Сегодня чеченский народ переживает интенсивный период своей истории, в которой складывается прошлое и будущее. Чечня ищет ответы на глубокие мировоззренческие вопросы. В центре исторических исканий стоит фигура Ахмат-хаджи Кадырова, человека уникального и удивительного, чьё значение просматривается всё с новой и новой силой и красотой. Помню, во время войны, в маленьком, недавно отстроенном здании административного корпуса в Ханкале я встречался с Ахмат-хаджи и пожимал его руку. До сих пор моя ладонь помнит тепло этого сильного пожатия.

Он совершил удивительный подвиг — остановил войну. Подставил свою грудь страшному напору зла, ненависти истребления, возмездия, реванша. Всё это ударило его в грудь и развернулось. Благодаря Ахмат-хаджи Кадырову чеченская история совершила таинственный разворот и двинулась в сторону от войны и насилия. Он сделал это, будучи преображенным. Быть может, ангелы нашептали ему на ухо этот подвиг, это грядущее свершение, которое кончилось его трагической смертью. Мученик, герой, он становится национальным святым, и даже после смерти правит духовными силами сегодняшней Чечни.

Его сын Рамзан Кадыров подхватил бурлящую, кипящую чеченскую реальность и превратил ее из страданий, из непонимания в историческое творчество. Сегодня в Чечне идея государства Российского — почти культовая. Чечня неотрывна от Российского государства, часть Российского государства. Идея державы, многонационального, многокультурного, многорелигиозного социума пропитала чеченскую философию и идеологию. Идея многонациональной державы и идея справедливости, которая должна царить в державе, — справедливости, которая является ключевым понятием Корана, наполняет сегодня труды чеченских историков и философов. Каждый народ, говорят чеченцы, драгоценен. Каждый народ является государствообразующим.

Каждый народ поддерживает столб, на котором зиждется свод государства. И Чечня в пору Ахмат-хаджи Кадырова спасла государство Российское, спасла не только чеченский, но и весь российский народ от невиданных жертв. Ведь чеченский народ поддерживает этот столб в очень опасном, стратегически важном для России районе — на южных рубежах. На тех, куда сегодня смотрят злые глаза ИГИЛ, куда нацелены удары возможной экспансии. Сопротивление ИГИЛу, сопротивление этой экспансии — главная цель Рамзана Ахматовича Кадырова. Под Грозным строится антитеррористический центр, оборудованный по последнему слову мировой техники и практики, там идёт изучение противника, методов ведения борьбы, оружия.

Но не только пули, не только автомат будут отражать возможную экспансию. Кадыров создает целую систему исламского образования: исламский университет, исламские писания, исламские проповедники. Он посылает молодых чеченцев в лучшие университеты Ближнего Востока с тем, чтобы они освоили новую лексику — лексику сопротивления, лексику, направленную против безумного "политического" ислама. В Чечне создается особый вид огненной проповеди. Не той тихой, умеренной, смиренной проповеди привычных проповедников, которые не могут погасить огонь ненавистников, а ислам страстный, убедительный, основанный не только на исламской догматике, но и на чувстве, на страсти, на вере, красоте.

Чечня — порубежная республика. Мы поехали по Аргунскому ущелью, кругом стояли белоснежные, дивной красоты горы, усыпанные сверкающими снегами. Внизу протекала гремучая река Аргун. У самой грузинской границы мы были на пограничной заставе нового типа, где служат контрактники. Внешне она похожа на большой коттедж — изящный, чистый. В нижнем этаже — оружейные комнаты, классы для обучения. Наверху — штабные помещения, квартиры, где живут семьи контрактников. Это не казармы с железными койками, а прекрасно современные квартиры, где на кровати спит ребенок, в стеклянном шкафу видны корешки книг, на кухне — милая жена, домашние обеды. Отсюда пограничники отправляются в свои походы на границу. Вместе с ними в дозор ходят четыре пограничных пса. Бронетранспортеры, снегоходы… Граница охраняется с помощью современных электронных систем и радиоустановок.

На сегодняшнюю Чечню и её лидера Кадырова объявлена настоящая охота. На него нападают с разных сторон. По-прежнему среди оголтелых русских националистов актуален лозунг "хватит кормить Кавказ". Они хотели бы превратить Россию в горсть мелких русских республик или городов, изгнав из неё всё, что не связано с их представлениями о русскости. Республика Русь. Бессмысленная злая идея, которая уже однажды, в период перестройки, посетила наше сознание, и мы оказались у огромного разбитого корыта.

С другой стороны, наши либералы оттачивают свои языки, свои перья, упрекая Чечню в нарушении прав человека. Испытанный приём. С этой стратегией приходили на Ближний Восток группировки оккупантов, громили Триполи, Багдад. Этим нападкам сегодняшняя Чечня дает отпор. Не хочу думать, что Рамзан Кадыров оставит свой пост, когда вокруг не счесть врагов.

Мы провели в обществе Рамзана Кадырова долгие три вечерних часа. Он был с нами откровенен, с поразительной наивной, почти детской ясностью говорил обо всём: о семье, об отце, о матери, о детях, о республике, о тех угрозах, которые на республику движутся, о новом строительстве, о том, как трудно в некоторых местах живет народ, сколько он лично получает от людей просьб и жалоб, какая у него стратегия.

Я спросил у Кадырова, как удается выстоять в сложное мучительное время, построить такой чудесный город, дивные университеты? Почему здесь молодые люди глядят на него и на весь белый свет умными, серьёзными и обожающими глазами? Что за принцип, что за философия положена в основу его деятельности? Он сказал: этот принцип прост, я унаследовал его от отца. Надо любить народ и бояться Бога. Нельзя не любить народ, из которого ты вышел. Его слезы, мука, боль и надежды — это и твои надежды, боль и мука. И нельзя заставлять народ работать через силу, направлять его туда, где хрустят народные кости, потому что это нарушение божественных заповедей. Он любит свой народ и никогда не посмеет нарушить божественные заповеди, ибо он человек веры, человек света. А если принесет народу хоть каплю несчастья, то будет проклят Богом.

Эти два условия: любить народ, бояться Бога, соединённые вместе, — и делают Рамзана Кадырова духовным и политическим лидером Чечни.

Он много путешествует по своей Чечне. Выезжает утром и возвращается поздно ночью. Бывает в ущельях, в городах, в школах, бывает у самой границы. Я спросил его: ведь это небезопасно. Он сказал: да, на меня были покушения. Я спросил: берёшь ли ты с собой оружие? Он ответил: конечно. Я попросил показать его автомат, думая, что это подарочное оружие с золотой табличкой на лакированном прикладе — умопомрачительный автомат, с которым хорошо красоваться перед телекамерой. Принесли автомат. Рамзан протянул его мне. Я держал на руках тяжелую обшарпанную машину, чей ствол потерял вороненый цвет, приклад испещрен царапинами. Это было рабочее оружие, побывавшее на войнах. Кадыров сказал: я не глава республики, я — солдат, я — пехотинец.

Я подумал: не покидай окоп, пехотинец Рамзан!

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2016 > № 1673828 Александр Проханов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2016 > № 1673777 Александр Проханов

Любить народ, бояться Бога

Александр Проханов

беседа главного редактора "Завтра" и главы Чеченской республики

Визит делегации Изборского клуба в Чеченскую Республику, к главе которой Рамзану Кадырову сейчас приковано внимание едва ли не всего мира, был насыщен встречами, дискуссиями, обменом мнениями с учёными, политологами, общественными деятелями, со студентами и военными.

И одним из ключевых событий стала трёхчасовая встреча с Рамзаном Кадыровым, который в беседе с председателем Изборского клуба Александром Прохановым был предельно откровенен.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, мы благодарны вам за приглашение посетить республику, за приём. В Изборском клубе объединены люди с разными взглядами, но все мы едины в любви к стране. Мы все — государственники.

У нашего клуба по России уже около 25-ти отделений. И есть мечта создать в Чечне своё гнездо. Здесь всё для этого есть: поле интенсивной борьбы, мощная консолидированная интеллектуальная среда.

Рамзан КАДЫРОВ.

Александр Андреевич, мы поддерживаем эту идею на 100%. И мы тоже — разные люди, у каждого своё мышление, но у нас есть одно — любовь к Родине. И я очень рад, что вы приехали к нам в Чеченскую республику. Сами всё увидите своими глазами. Мы готовы ответить на все ваши вопросы.

А то у нас в России много сейчас появилось умников, политологов, которые рассказывают о нас такое, что мы даже подумать не могли. Сами о себе не знаем того, что слышим от кого-то. Ищут любые поводы, чтобы очернить нас. Информационная война в полной мере.

Александр ПРОХАНОВ.

Для вас эти нападки стали неожиданностью?

Рамзан КАДЫРОВ.

Мы ожидали, что такую информационную атаку, которая ведётся против республики и меня лично, начнут в конце февраля, 23 февраля используют, чтобы поднять молодёжь. Понимали, что будут использовать вайнахский народ, ингушей, чеченцев, которые были депортированы. Но атаку против нас начали ещё в январе. И что нам остаётся? Если тебе навязывают борьбу — надо бороться. Жизнь — это борьба. И каждый день, только просыпаешься, — уже начинается борьба. Ложишься спать, пока не заснул — в голове прокручиваешь, что и как.

Если бы наши критики защищали интересы государства, народ, то, пожалуйста, отстаивай его интересы. Мы за государство, за народ погибали и не раз смотрели в глаза смерти.

А нападки на нас за что? За то, что мы любим свою Родину. За то, что готовы отстаивать интересы нашего государства. У нас нет никаких активов, никаких интересов в Европе. Лошади были, но сейчас им не дают в скачках участвовать — санкции объявляют. Вообще интересная жизнь: если ты любишь свою Родину, значит, ты плохой человек; если ты продаёшь свою Родину — весь мир тебя приветствует.

Про меня, про команду, которая сформировалась ещё при первом президенте Чечни Ахмат–хаджи Кадырове, разные мнения. Говорят и хорошее, и плохое. Если вы со стороны дали бы мне ещё и совет, что и как сделать хорошо, я был бы благодарен. И если бы вы спросили у меня что-то вам интересное, что есть у нас, чтобы потом всем рассказывать и говорить: давайте поедем к Рамзану и спросим, как у него получилось, или давайте его привезём, пусть он нам расскажет, — я с вами всем своим опытом поделюсь.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, сейчас самая насущная идеологическая задача — сформулировать и заявить на весь мир концепцию справедливости. Даже не экономика, не внешняя оборона, не проблемы элит столь важны. Владимир Владимирович Путин каждый год на Валдайском форуме произносит концептуальные манифестальные речи, когда звучит что-то абсолютно новое, выстраивающее идеологию новой России. И я жду, когда он скажет о справедливости — о базовой основе жизни любого государства.

Рамзан КАДЫРОВ.

Единственный человек в мире, который открыто говорит и поступает справедливо — это Путин. И весь западный мир вдруг против встал. Они не могут у него выиграть, не могут его сломить. Все его прогнозы, разработанные стратегии, оправданны. Он говорит: мы — великая Россия, мы никому не позволим оскорблять, унижать. Мы не хотим встать на колени, мы хотим достойную жизнь на полноправных условиях. Это всё оправданно. В чём он здесь не прав? Прав абсолютно! Справедливость олицетворяет наш президент, наш национальный лидер.

Александр ПРОХАНОВ.

И я предлагаю одно из заседаний Изборского клуба, когда его отделение будет здесь образовано, посвятить справедливости как категории, которой живёт чеченский народ. Мечта чеченского народа о справедливости: национальной, социальной, религиозной

Рамзан КАДЫРОВ.

Хорошая идея. Все хорошие начинания у нас всегда найдут поддержку.

Александр ПРОХАНОВ.

Я помню, Рамзан Ахматович, нашу с вами встречу в Гудермесе. Мы встретились ночью. Вы пришли после трудов праведных, оставив автоматы за порогом, и мы разговаривали. Меня поразила одна ваша фраза, которую я везде повторяю: лидер должен любить народ и бояться Бога. Гениальная формулировка. Это двуединство. С одной стороны — любить народ, а любить народ можно, только если сам — часть этого народа, и ты его люби так, чтобы не навредить ему своей любовью. И бояться Бога! Это грандиозная идея.

И потому ещё одно заседание нашего клуба может быть посвящено концепции лидера, проблеме лидера. Кто такой духовный лидер своего народа или своей губернии. И формула "любить народ бояться Бога" уникальна. Надо, чтобы у любого нашего губернатора в кабинете эта формула висела.

Рамзан КАДЫРОВ.

Мы готовы, Александр Андреевич, создать отделение и провести такие заседания. А готовы — значит, профессионально обучены, чтобы выполнить. Если готовы выполнить приказ — это говорит о том, что есть возможность выполнить.

Нас волнует ещё вот какой вопрос: Россия многонациональная, многоконфессиональная. Мы говорим о том, что нет предпочтений. Все равны. Но равноправия при этом нет. Есть регионы, города, где не разрешают строить мечеть. 100 тысяч мусульман, 10 тысяч мусульман проживает, а у них даже молельной комнаты нет, чтобы они могли читать молитву. И этих людей завтра Запад с удовольствием будет использовать против России. Скажет: вас притесняют.

Почему нельзя мечеть построить? Мы покупаем участок, сами строим, оплачиваем коммунальные услуги. Это религиозно-общественная организация, она имеет право строить для себя объект. В Чеченской республике мы строим храмы. Когда я стал вице-премьером, сразу поручение дал — привести в порядок христианское кладбище. Мы и сами вышли на субботник, почистили кладбище, на котором лежат и герои Советского Союза.

Но где взаимоуважение? Говорят, что у местного населения это может вызвать недовольство, что будут конфликты на национальной почве. Да если губернатор не может решить межнациональную ситуацию, его надо сажать попросту. Не выговор делать, не снимать с поста за то, что не справился, а именно сажать.

У нас улицы названы именами Трошева, Угрюмова, псковских десантников. Они и наши герои. Они защищали Чеченскую республику, Российскую Федерацию. Какая разница русский он, чеченец? Он герой.

В обществе должно меняться сознание. Все эти террористически настроенные организации, которые абсолютно не связаны с великим исламом, они сегодня пустые головы забивают. А сейчас в Дагестане, в Ингушетии уже 11 мечетей салафитов.

И вот, например, много чеченцев родилось и рождается в Европе. Люди выехали туда в 2000 году, у них появляются дети. С 15 лет по нашему чеченскому обычаю ты считаешься мужчиной: надевают кинжал, шапку, и ты — мужчина. А им там внушают: в Чечне хаос, Россия убивала, Россия коррумпирована. Всё что угодно говорят, а молодёжь, эти парни, верят. Как с ними вести диалог, как им объяснить, что у нас происходило, происходит, что делать?

Сейчас многие, кто ранее уехал, хотят вернуться домой из той же Турции. Кого-то мы вернули своими возможностями, покупали квартиры. Ведь они всё распродали, думали, что будущего нет у Чечни. Сейчас их всех привезти домой не получается. Потихоньку возвращаем, их вопросы решаем. Но там их около 200 тысяч. В Австрии — 70-80 тысяч. В Польше, в Германии, Франции, по всем европейским странам разбросаны.

И ведь их в любое время могут использовать. В Сирии в ряды воюющих вошли тысячи чеченцев, которые жили в Европе. Я ещё несколько лет назад говорил: почему европейские спецслужбы оставляют оружие у эмиров, которые, возможно, в Чечне были? Зелёная улица была у тех людей, которые у нас в федеральном розыске. Им разрешали всё. Потом собирали на натовские базы, обучали, чтобы в любое время этих людей использовать, На Украине создавали батальоны из людей, которые жили не только на Украине, но и в Европе, и собрали батальон имени Джохара Дудаева. Сегодня в Сирии самые сильные воины, кто воюет против сирийской армии — чеченцы.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, вашим людям удалось проникнуть в центр ИГИЛ. А что такое ИГИЛ?

Рамзан КАДЫРОВ.

Это сформированная Западом, финансируемая арабскими странами группировка. Определённый контингент финансирования — Катар, Турция, Саудовская Аравия, Эмираты, Кувейт. Там разные организации: "Братья-мусульмане", шииты, сунниты…

Когда мы были в Эмиратах, я поехал к королю Иордании, говорю: мусульмане, что вы делаете? Идёт братоубийственная война, нас использует Америка. Они же бомбят вас. И вы, финансируя, убиваете наших детей, женщин. Они вынуждены переселяться, миллионы людей с голоду умирают. Если вы говорите, что быть неверными плохо, хотим "Исламское государство" создавать, почему вы убиваете мусульман? Посмотрите: вот территория Сирии, она стала местом разборок между мусульманами. Зачем вы этому способствуете?

Что вы делаете? Не финансируйте. Верните своих людей домой. Это вы контролируете их сейчас, потом будет поздно. Сейчас уже и новые командиры появились, и у них взаимосвязи нет. Убили там их агента, командира, и встал на его место другой, который думает, что это джихад, надо воевать. Он из религиозных соображений поехал туда. Он этого убивает, другого убивает, третьего. Он сам себе хозяин. Это специально созданная сила, финансируемая разными государствами. Очень опасные подготовленные люди. Могут их отправить в Россию, в другие государства. Они умеют воевать. Их ведущие специалисты обучали всему, взрывному делу в том числе. Я в Эмиратах наследному принцу — он сейчас исполняющий обязанности президента — говорил: это опасность для вас в том числе. Ну, хорошо, сегодня к вам никто не придёт, у вас охрана. Но у вас у каждого есть телефон. Заходите в Интернет, а они смотрят, изучают, вербуют. В любой дом может зайти террорист, даже в мой. Как? Не открывая дверь. Если я разрешу телефон носить своим детям, они могут послушать их проповеди. И откуда знаешь, что в голову придёт? Они убедительно говорят про Коран. Люди не понимают, он правду говорит или ложь. Необразованный человек — это пища для них. Они внушают: это Аллах тебе говорит… Я всегда говорю: Аллах в этой жизни относится ко всем одинаково — и к мусульманам, и к христианам, и к иудеям.

Жизнь Пророка для мусульман — пример. Если ты пойдёшь по этому пути — попадёшь в рай. И нигде никогда Пророк не оскорбил человека — ни христианина, ни иудея.

Нам ислам говорит: если у вас в государстве вам разрешают строить мечети, молиться, соблюдать обязательные процедуры, вы обязаны защищать это государство, этого президента ли, командира ли, или царя. Если вы, защищая, погибнете — вы попадёте в рай, вы на пути Всевышнего.

Нам кто запрещает в республике строить мечети, кто запрещает изучать Коран? Никто! Самое лучшее место в мире для мусульман — Чеченская республика. И для христиан тоже. У нас самый беспроблемный регион, межконфессиональный, межнациональный.

Говорю русским, туркам, татарам, аварцам, ногайцам: давайте молодёжь растить, расширять наше влияние. Каждому русскому, кто приходит, я говорю: езжай в Надтеречный район, в Наурский, почитай людям проповедь, чтобы они проснулись, чтобы поняли, что это их регион, что они здесь равноправные.

Александр ПРОХАНОВ.

А почему проповедь, о которой ты говоришь, иногда бывает слабее той, которая произносится врагами? Ведь тысячи идут воевать за ИГИЛ.

Рамзан КАДЫРОВ.

В России думают, что в религиозном плане опасность от мусульман исходит с Кавказа, Башкирии, Татарстана. Но самая взрывоопасная в религиозном плане точка — это Москва. Салафитское направление развивается с каждым днём. Мы, все последователи Пророка, которые живут у нас, приняли решение, что в республике кто даже подумает послушать проповеди их — он уже не наш, ему среди нас не место. Я говорю: у нас в республике салафитов не будет.

Говорим: докажи свою правоту. Мы говорим им: из вас последовательно создают религиозную группу, чтобы вы стали террористами. Взяли в руки оружие — уже террористы, потому что вы выполняете те функции, которые Усама бен Ладен выполнял, сейчас ИГИЛ выполняет.

Мы пригласили: давайте диалог проведём, посмотрим, насколько вы правы научно. Они не приехали, не хотят. Почему не хотите, если правы?

Я говорю: соберите всех имамов, возьмите проповеди, докажите им научно, что у них нет ничего, связанного с религией ислама. И Пророк не имел к ним отношения.

Александр ПРОХАНОВ.

Изборский клуб недавно был в Иране, в священном городе Кум, где около 300 исламских университетов. И я поразился как их аятоллы, их муфтии подробно исследуют все тексты Корана, чтобы направить на борьбу с этими страшными ересями. Они подыскивают лексику, слова, последовательность слов, интонации, они этой проповеди посвящают огромную часть своего времени. А рядом с тобой, Рамзан, есть такие?

Рамзан КАДЫРОВ.

У нас самые сильные учёные, которые получали высшее образование, аспирантуру заканчивали, докторские защищают в лучших исламских вузах в Египте, в Сирии, в других государствах. Там "Братья-мусульмане" по своим направлениям работают. Сейчас для нас самое опасное течение — это "Братья-мусульмане".

Александр ПРОХАНОВ.

Но их же разгромили.

Рамзан КАДЫРОВ.

Нет. Не тот самый страшный враг, который автоматом водит. Ты знаешь, что у него автомат, ты видишь его. Идеологически они очень страшны. Я с пятнадцати лет прошёл путь с Ахматом-хаджи. Я встречался с разными людьми. Я читал. Я слушал Ахмата-хаджи и людей, которые с ним разговаривали, обсуждали проблемы. Я видел, как они реализовали это всё.

Есть практика, и есть теория, и военных действий, и социальных вопросов. В любом вопросе практика лучше, нагляднее, чем теория. Какой-то профессор сидит где-то в Москве и обсуждает Рамзана. Он никогда меня в жизни не видел, только мои некоторые высказывания послушал, и то не в контексте, а иногда фразы, просто вырванные из разговора. Я говорю: приезжай, поговори со мной. Я тебе всё объясню, если ты считаешь, что неправильно я это делаю. Но результат посмотри и поймёшь, что я делал правильно. Я знаю психологию моего народа, знаю религиозные соображения людей. Знаю, как вести себя в тех или иных условиях. И конечный результат, на который я работаю и которого добиваюсь, — это мир, стабильность, процветание, развитие во всех смыслах этого слова.

Я делаю добрые дела. Дороги строю, школы, детские спортивные комплексы, промышленность развиваем, сельское хозяйство. Главное — я делаю это всё для народа. По каждой позиции по развитию той или иной отрасли у нас 100-200% прироста. Это и есть результат. Как я это делаю? Все думают, что всё — на федеральные или бюджетные средства. Но во всём, что вы видите вокруг, — здания, мосты, дорога — ни одной копейки нет бюджетных средств.

Александр ПРОХАНОВ.

А как ты этого добиваешься. Как руководишь?

Рамзан КАДЫРОВ.

Когда на совещания собираю министров, я им повестку дня даже не говорю. Если он министр — должен знать всё про свою отрасль. И в любой момент отчитаться, что и как.

Когда я вошёл в руководство, не все вопросы понимал, и меня начали дурить. Я на три месяца погрузился в изучение вопросов, потом провёл заседание. Я лучше каждого министра знал, что у него в отрасли происходит. Я несу перед Всевышним ответственность. Именно как глава. Мне скажут: что ты делал? Вот это. А что ты мог сделать? Вот это! Почему не сделал? С меня спросят!

У нас в республике была программа, которую мы обосновали, какие потребности у нас. На 130 миллиардов рублей. Она секвестрировалась до 75 миллиардов. Сравните: на реконструкцию Большого театра в Москве 50 миллиардов дали, а на социально-экономическое развитие нам выделили 75 миллиардов. На театры, школы, мосты — на всё! И говорят, что Чечне, Кадырову, чтобы он не ругался, чтобы его боялись, выделяют огромные деньги, и они всё равно такие плохие.

Различные регионы по разным программам больше получили за это время, чем мы. Карачаево-Черкессия, Ингушетия. Сейчас Дагестану по экономической программе 200 миллиардов выделяют. А республика, разрушенная двумя военными кампаниями, получила по федеральной целевой программе развития и восстановления экономики 75 миллиардов.

И мне обидно бывает. Мы тоже платим налоги. У нас тоже забирают нефть, газ. Мы тоже граждане России, это тоже территория РФ. Все думают, что Чечне выделяют миллиарды. Где эти миллиарды? Где наши налоги, на что они уходят?

Всё, что видите кругом, — и проспекты Путина, Кадырова — я восстановил на спонсорские деньги. Не только чеченцы — русские ребята, которые занимаются бизнесом, выделяют нам средства, но и арабы, и немцы. Можно выйти на смотровую площадку высотного здания полюбоваться на город. И я могу про любой объект, про каждый кирпич часами рассказывать.

Это всё не моё, это построено для республики. Я хочу, чтобы люди жили в красоте. Зачем существовать, выживать? Если ты живёшь, надо жить. Давайте научимся жить. Я хочу не выживать, а жить. И чтобы мой народ жил. У каждого своя культура, обычаи, традиции. Давайте жить своими обычаями, традициями.

И я знаю из первых рук, как люди живут. У людей со мной есть прямая связь в соцсетях, и мне пишут каждый день. Я отправляю обращения министру, главе района: помоги.

Давайте, Александр Андреевич, прямо сейчас туда зайдём. Вот: "Здравствуйте, Рамзан Ахматович! Пожалуйста, отзовитесь на моё сообщение. Мне 24 года, с Казахстана, но живу в Грозном, с мамой. Мы приехала сюда 5 лет назад, у меня есть сын 3 года и 5 месяцев, у которого ДЦП. Мы с его отцом в разводе. Сын у него, и должного лечения не получает".

И она мне отправляет свой номер. Я должен послать людей всё проверить. И если реально нужна помощь — бывают ведь и аферисты — помочь.

Ещё: "Я жительница посёлка. Мне 24 года. В прошлом году закончила ЧГУ, экономический факультет, специальность "экономический специалист". Прошу вас помочь мне устроиться на работу, так как очень в ней нуждаюсь. У меня трое детей, и у мужа нет постоянного дохода".

И вот: "Уважаемый Рамзан Ахматович! Я понимаю, что к вам обращается очень много людей и мне очень неловко, но наша семья столкнулась с одной проблемой. Мы являемся молодой семьёй. Мой муж вырос в Ингушетии, он воспитывался без отца. Дом, в котором проживает его семья, находится в аварийном состоянии, и мы снимаем жильё. У нас трое детей. Мы бы хотели попросить у вас помощи в приобретении жилья".

Александр ПРОХАНОВ.

Я не забуду, Рамзан: когда в тот мой визит я ночью с вами беседовал, то показал вам письмо женщины. Она его дала мне, когда я был в церкви Михаила Архангела. В письме просьба "Рамзан Ахматович, а квартиру можно". Жительница Грозного, она ютилась по углам, потому что дома лишилась. И ты сразу набрал телефон и на следующий день в квартиру, ей тобой выделенную, уже мебель вносили. Я ей звонил несколько раз из Москвы: "Как?" — "Молюсь за Кадырова".

Рамзан КАДЫРОВ.

И русскому, и чеченцу всё, что в наших силах, мы даём. Я говорю федеральным чиновникам: у вас всегда вопросы в отношении русскоязычного населения, мол, что вы делаете для них? Так вы тоже помогайте! Русские уехали отсюда, но на новых местах не прижились. И сюда возвращаться как? Они же продали всё. Я говорю: помогайте нам, пожалуйста, этих людей устраивать. Вы свои функциональные обязанности выполняйте, я свои. Я защищаю интересы региона, народа, а вы, правительство, должны сами выявлять проблемы, помогать их решать.

Так что каждый день борьба, борьба. Борьба — это жизнь. Если ты не борешься — считай, что не живёшь, а существуешь. Мы люди, мы граждане, мы родились, чтобы жить и пронести свой груз достойно, потом достойно погибнуть. Не умереть, а погибнуть.

Вот сейчас опять повышенное внимание к региону. А я привёз всех правозащитников с Ганнушкиной вместе. Все вопросы, которые они поднимали, у них необоснованные. Я доказывал, сидел часами, отправлял комиссии. Но они не хотели с нами работать. Я собрал всех правозащитников, говорю: задайте мне вопрос, докажите, что вы большие правозащитники, чем я. Вы зарабатываете деньги, гранты получаете, придумываете дела, а я реально занимаюсь этими вопросами. Всегда говорю: приезжайте, защитники, смотрите, что хотите. Но честно рассказывайте, не обманывайте. Я — защитник. Из рода Кадыровых пять человек погибло. Многие ранены. Зачем мне играться судьбами народа?

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан, идёт охота на Путина. Идёт охота на Кадырова. Это охота не с винтовкой, это охота с помощью информационного оружия.

Рамзан КАДЫРОВ.

Винтовка — это не опасно. Опасно — когда болтают люди, и этому верят.

Тут ещё один правозащитник приехал в Ингушетию, сел в такси, выключил все свои телефоны, приехал сюда, абсолютно ему никто не мешал ни в чём. Сфотографировался там, там, ни с кем не встречался, быстро убежал. И вот он говорит: я поехал, я встречался с людьми, я готовлю доклад.

Я готов отчитаться перед кем угодно за свою деятельностью. Нет ни одного дела, которое бы я не решал лучше, чем эти правозащитники. Потому что я за народ отвечаю перед Всевышним, перед президентом, перед самим народом. У меня дети, племянники, племянницы. По моей вине они не должны страдать, и они должны ходить свободно, жить мирной жизнью. Да, я воевал, да, я уничтожал ваххабитов, террористов, за то, что они убивают мой народ.

Я не боюсь ни одного человека. Мои дети в школу ходят, в детский сад, как все. У них никаких привилегий нет. Учатся, занимаются в спортзале, в танцевальном ансамбле. Мы должны быть чистыми в том плане, что ни один человек не имеет права нас упрекнуть, что где-то мы допустили ошибку. Даже те матери, дети которых погибали, с нами воюя, меня обнимают, плачут: я хотела бы видеть своего сына рядом с тобой. Я в любой дом могу зайти. И если они меня не ценят, я сразу напишу заявление об уходе. Если человек задаст вопрос, на который я не могу ответить, я напишу заявление.

Александр ПРОХАНОВ.

Впереди выборы, и есть огромная опасность, что противником будет принесена очередная сакральная жертва. Выбирать её будут по принципу медийности, кто сделал громкое заявление. Убьют и постараются скомпрометировать либо вас, либо президента.

Рамзан КАДЫРОВ.

Мой представитель в Европе говорит, выступает там один деятель, всякие слова про меня говорит, про систему. И мой представитель опасается: если что-то с ним случится, обвинят и тебя, меня, и чеченцев, которые в Европе мирно живут. И мы, говорит, на него молимся, чтобы ему никто ничего не сделал.

Даже можно уже понять, кого американцы готовят у нас, чтобы в жертву принести и обвинить власти в политических расправах.

Но меня-то почему выбрали для нападок? Ходорковскому я чем мешаю? Почему он меня называет? Когда его сажали, я маленький был. При чём я?

Я вообще не в теме. Навального я никогда не видел в жизни и Немцова я два раза видел. Разные взгляды могут быть у людей. Иногда очень полезно критику выслушать. Но разве они — оппозиция?

Они не государственные деятели, не государственники, они не мыслят как государственники, у них есть свои личные планы и интересы. А в сегодняшней системе каждый человек должен быть государственником. Милиционер, уборщик, журналист. Должен уметь делать прогнозы, то есть понимать, к чему что ведёт. Каждый должен беспокоиться за судьбу государства. Если могут всё рассчитать только там, наверху, считай, что мы погибли. Каждый должен думать о стране и действовать в её интересах.

Человек, который сегодня говорит, что мы должны своих лётчиков сдавать, мы должны тех людей, которые воюют, предавать, — он кто? Что мы должны отдать им свой Крым… Если вы Крым отдаёте — отдайте Чеченскую республику, потом Татарстан. Так получается? Развалили Советский Союз, хотели развалить и Россию. Пришёл Путин, он не дал. Второго Путина у нас нет.

Как мы, вы можем не быть благодарными ему? Он же поднял и русский дух, при нём всё стало возрождаться. Значимость русского человека, русского народа он стал сохранять и поднимать.

Я патриот своего государства, России. Я готов выполнить приказ любой сложности. Только дайте приказ.

Александр ПРОХАНОВ.

Если что, мы их встретим, да?

Рамзан КАДЫРОВ.

Кого угодно. Абсолютно не проблема. Я на всё готов. Главное, была бы воля командира. Я вёл свою жизнь достойно, и если погибнуть, то тоже нужно достойно.

Мы готовы к борьбе. Мы всё время учимся. Отправляем специалистов учиться в разные государства. В Израиль, Европу, арабские страны… Изучать технику, что у них происходит, какие возможности. Обмен опытом ведём, участвуем в сборах.

Мы должны знать, что они делают. Если ты военный и будет приказ — ты должен понимать, куда идёшь. Если не знаешь, куда идти, ты не дойдёшь до цели. Поэтому специалисты опытом делятся. Мы говорим чуть-чуть, они тоже говорят чуть-чуть. Мы много полезного взяли для себя из обмена опытом. Министры обороны разных стран выходили на меня, чтобы направить своих специалистов в республику, поделиться опытом. Мы принимали, делились. Сотрудники полиции республики выигрывали чемпионат России, мировой чемпионат, где 43 государства принимали участие, в том числе Америка, Канада, Китай. И не какие-то сверхъестественные, а обычные милиционеры, которые службу несут, выиграли у всех ведущих стран. Дух, сила, профессионализм победили. Хорошо, что у нас высокий дух. Вот технически мы отстали, а по духу не отстаём.

Если ты военный человек, и у тебя есть всё необходимое, ты в любых обстоятельствах найдёшь возможность не погибнуть, найдёшь выход из положения. И у военного человека интересы государства — превыше всего.

Путин — человек, кому я обязан жизнью. В самый трудный момент в жизни моего народа и самой сложной ситуации в моей жизни он заменил мне всё. И он мне доверился. Его доверие я никогда не забуду. Я считаю это честью.

Мы — граждане России, и это выбор нашего народа. Мы не говорим, что это выбор всех. Но это выбор нашего народа. Мы проголосовали, мы хотим жить в составе РФ! Всё, это печать! Люди думают: Путин уйдёт, деньги закончатся, Кадыров начнёт расшатывать Россию… Зачем это говорить? Кому это нужно? Зачем мне, семьянину, у которого девять детей, война или разборки? Я тоже хочу жить спокойно, выходить на улицу, в парках гулять, по магазинам ходить. Моя мама говорит: я пошла в магазин в Гудермес за продуктами, в хозяйственный, я давно так спокойно одна не ходила по республике. Она такая счастливая. Просто пошла в хозяйственный магазин, сделала покупки. Мы скучаем по такой жизни — по мирной. Я сколько себя помню с 16-17 лет, я всегда на войне жил. Ни разу не выходил в отпуск. Был в Дубае несколько дней, и то в день десять встреч, заходить-уходить только и успевал со встречи на встречу.

Меня мой брат Сергей Аксёнов приглашает в Крым, я очень хочу поехать, но всё никак не получается.

Моя мама говорит: Рамзан, мне тебя жалко, поезжай отдохни, выключи телефон. Я говорю: мама, ты с ума сойдёшь, если я выключу телефон. Я в день три раза должен ей звонить, через день ехать к ней. Если я очень занят и не ответил на телефон, она всем звонит, как, что, где. Переживает.

Она такой человек. Вот в больницу ей надо. Поезжай, говорю. Нет, не могу я в больницу — внуки, внучки. Надо ими заниматься. Это сохранение семейного очага. Пока она есть — мы есть. Мы собираемся у неё, получаем советы, расходимся. Опять же, если мы быстро уезжаем, она начинает ругать: пять минут побыли, и всё! Мы час-два сидим, всё равно ей мало. Всё равно должен находить время для мамы каждый человек, и я должен находить время.

У нас не принято говорить о личной жизни. Но я как-то пару раз, когда рядом со своим домом был в обед, домой зашёл. И жена говорит: я думала, что умру, не увидев этого дня, что ты домой пришёл не так поздно, как всегда. Говорит: я такая счастливая, что ты домой зашёл, поел, с детьми пообщался.

Жена говорит: мне жалко детей наших, они спрашивают, почему папа не приезжает домой, с нами не играет. Мне самому страшно стало, что я делаю! Так страдают из-за меня. Сейчас я с собой в спортзал их беру, в футбол играть с сыновьями хожу. С собой их стараюсь брать, под них подстраиваюсь, чтобы в спортзал с ними вместе зайти.

Дочери учатся. Старшей семнадцать.

Александр ПРОХАНОВ.

Рамзан Ахматович, у нас есть скромные дарения, которые мы привезли из Москвы. Думали: что дарить Кадырову? Одни предлагают: давай автомат подарим. Я говорю: да у них целый арсенал. Кто-то предлагает: самоходку. Говорят: да у него в карман не влезет. И мы решили подарить очень редкое и красивое издание Корана.

Рамзан КАДЫРОВ.

Это моя жизнь. Спасибо большое.

Александр ПРОХАНОВ.

Спасибо, Рамзан Ахматович, за встречу. Настоящее откровение.

Рамзан КАДЫРОВ.

Спасибо вам большое за отношение, за поддержку, мы не подведём.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2016 > № 1673777 Александр Проханов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 марта 2016 > № 1675523 Рамзан Кадыров

Своим заявлением об «уходе» Кадыров добивается поддержки Путина

Фрэд Уэйр (Fred Weir), Christian Science Monitor, США

Когда прокремлевский авторитарный чеченский правитель Рамзан Кадыров выступил в субботу с заявлением о своем уходе, по Москве прокатилась волна слухов.

Всего через несколько дней после того, как группа либеральных оппозиционеров опубликовала изобличительный доклад, в котором обвинила Кадырова в коррупции, убийствах и установлении за восемь лет своего правления диктатуры шариата, в выходные в своем телеинтервью он объявил ошеломленному журналисту, что считает, что его время на посту главы Чечни заканчивается.

«Сейчас, чтобы не использовали мое имя против моего народа, я считаю, что руководству государства нужно найти другого человека», — заявил он. А затем сказал, что вместо этого он хотел бы заняться семьей, личной жизнью, бизнесом и изучением ислама.

Эксперты предупреждают, что вовсе не следует принимать его слова за чистую монету или рассматривать их через призму западной политической культуры.

Они утверждают, что если Кадыров и нервничает, то отнюдь не из-за 65-страничного доклада, написанного Ильей Яшиным, который собрал множество доказательств жестких методов правления Кадырова, известных уже давно. Причина, скорее, заключается в невидимых переменах в Кремле — в том числе изменениях в ближайшем окружении президента Владимира Путина.

По их словам, Кадыров фактически ставит Путину ультиматум — либо тот вмешается и лично поддержит его кандидатуру для переизбрания на выборах, которые намечены на сентябрь, либо рискует дестабилизировать диктаторский режим, усмиривший Чечню и поддерживавший там порядок на протяжении последних восьми лет.

«Кадыров чувствует, что его положение ухудшается. Есть признаки того, что Кремль им недоволен, и настроения российских элит все больше направлены против него из-за его непредсказуемого и безрассудного поведения. Он чувствует потерю доверия наверху, — говорит Илья Яшин, доклад которого остался в России почти незамеченным. — Пару месяцев назад Кадыров добивался встречи с Путиным, но Путин не ответил. Поэтому Кадыров нервничает и продолжает подавать сигналы о своей преданности. Конечно же, уходить он не хочет».

Чеченский пакт Путина

Путин передал Кадырову почти полный контроль (над Чечней) после того, как несколько лет назад российские войска, вынудившие мятежную республику подчиниться, ушли оттуда. В ответ Кадыров подавил в республике инакомыслие, набрал свою личную армию из бывших боевиков и обеспечил Кремлю абсолютную преданность Чечни.

Проблема чеченского сопротивления, которое осложняло ситуацию в постсоветской России на протяжении почти двадцати лет, была «решена» за счет наделения властными полномочиями деспота, постоянные, а иногда и жесткие выходки которого не раз ставили Путина в неловкое положение.

Кадырова обвиняют помимо прочего в том, что он обеспечивает себе роскошную жизнь за счет присвоения средств, которые Москва щедро выделяет на восстановление разрушенной войной республики, держит в страхе чеченских женщин, не желающих придерживаться строгого исламского дресс-кода, и угрожает российским силовикам, пытающимся разыскивать в Чечне преступников. Но самым жутким преступлением стала серия убийств политических оппонентов (от правозащитников до лидера российской либеральной оппозиции Бориса Немцова), которые приписывают кадыровскому режиму.

Уже несколько месяцев Кадыров выступает с угрозами в адрес малочисленной группы либеральных оппозиционеров, называя их «шакалами», «врагами народа» и другими словами, напоминающими времена сталинских политических репрессий. В прошлом месяце он выложил в сети видео, в котором лидер оппозиции и бывший премьер-министр Михаил Касьянов снят словно через прицел винтовки.

Для российских либералов, чьи ряды сокращаются, это выглядит особенно устрашающе — с учетом длинного списка политических убийств, совершенных в постсоветской России, организаторов которых почти никогда не находят, но исполнителями которых, как правило, являются чеченцы.

«Кадыровская Чечня для России — это зона непредвиденных последствий, — говорит старший научный сотрудник Московского центра Карнеги Андрей Колесников. — Да, там наведен порядок. Но после двух войн это место доведено до состояния крайней жестокости, там множество людей, которые выросли с оружием в руках и которые могут убить без зазрения совести».

«Аудитория из одного человека»

Еще один откровенный критик Кремля — Андрей Пионтковский — на прошлой неделе покинул Россию после того, как спикер управляемого Кадыровым чеченского парламента потребовал проверить на «экстремизм» его статью, в которой он написал о связях между Кадыровым и Кремлем.

В электронном письме Андрей Пионтковский написал, что Кадыров предпринимает нападки на либеральных критиков для того, чтобы убедить Путина в том, что он незаменим как союзник — и не только в качестве руководителя Чечни, но и в борьбе с противниками в масштабах всей России.

«Кадыров знает, что многие [в российских силовых структурах] его ненавидят, и его единственная опора в Кремле — только лично Путин, — пишет он. — Поэтому его кампания против диссидентов адресована аудитории, состоящей из одного человека, угодить Путину, продемонстрировать лояльность Кадырова и его полезность».

Заявление чеченского лидера о готовности уйти со своего поста ставит Путина в сложное положение и может вынудить его публично продемонстрировать свою поддержку Кадырова. Поскольку Кадыров правит Чечней жесткими методами, возможно, что на выборах в сентябре он победит, так что все дело лишь в том, считают эксперты, чтобы заручиться личной поддержкой Путина на фоне перемен в Кремле, которые для наблюдателей пока остаются незаметными.

«То, что мы сейчас наблюдаем, — это начало кампании по переизбранию Кадырова, — говорит генеральный директор московского независимого Центра политической информации Алексей Мухин. — Ему нужно получить только один голос, вот и все».

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 марта 2016 > № 1675523 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 февраля 2016 > № 1669729 Вячеслав Битаров

Рабочая встреча с председателем правительства Республики Северная Осетия – Алания Вячеславом Битаровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Вячеславом Битаровым, в ходе которой сообщил о решении назначить его временно исполняющим обязанности главы Республики Северная Осетия – Алания.

В.Путин: Добрый день, Вячеслав Зелимханович!

К сожалению, у нас встреча проходит на фоне того, что из жизни ушёл руководитель Республики Тамерлан Кимович [Агузаров]. Вы работали вместе с ним, пришли вместе с ним на должность, которую занимаете до сих пор. Знаю, что он Вам доверял и относился к Вам с большим уважением. Хочу Вам предложить возглавить республику.

В.Битаров: Спасибо.

В.Путин: Назначу Вас исполняющим обязанности. Но, разумеется, нужно будет, работая на этом месте, доказать людям, что Вы отвечаете тем ожиданиям, которые у жителей республики есть, в решении их вопросов, прежде всего социального характера, обустройства территории, развития экономики, в решении вопросов здравоохранения, образования.

Как Вы считаете, что является наиболее важным на данный момент?

В.Битаров: Спасибо Вам за соболезнования. Мы с Тамерланом Кимовичем, когда начали работать, сразу для себя определили, что основное – это сохранение, какая бы напряжённая ситуация в республике ни была с финансовым состоянием, – сохранение всех социальных обязательств, которые имеются у правительства республики, главы республики перед населением. И всё это время – шесть месяцев вместе работали, я возглавлял правительство шесть месяцев – мы всё для этого делали. Не было никаких задержек заработной платы, и все социальные обязательства, которые были у нас перед народом, мы исполняли и будем продолжать это делать.

Помимо этого мы провели оптимизацию всех своих расходов, которые считали неэффективными, провели полную инвентаризацию имущества республики, то есть мы работаем над экономикой республики, и это принесло свои плоды.

Мы выдержали все соглашения с Министерством финансов, которые были у нас. Это нам позволяет в дальнейшем пользоваться бюджетными кредитами, и благодаря этому мы погасили все коммерческие кредиты, сэкономили большие суммы только на процентах коммерческих банков. Осталась небольшая сумма. Но есть у нас уже другое соглашение с Министерством финансов России, сейчас нам предоставляют ещё бюджетный кредит с низкой процентной ставкой.

Мы погасим оставшуюся сумму перед коммерческими банками, тем самым сэкономится приличная сумма, которая опять–таки пойдёт и на исполнение социальных обязательств, и, конечно же, на развитие, над которым мы обязательно будем работать и уже работаем.

Мы составили план социально-экономического развития, у нас определены приоритеты, по которым мы будем работать. Это эффективное использование природных ресурсов, развитие сельского хозяйства, промышленности республики. Определены у нас инвестпроекты, и сейчас их будем выставлять, привлекать инвесторов.

В.Путин: Желаю Вам успехов.

В.Битаров: Спасибо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 февраля 2016 > № 1669729 Вячеслав Битаров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 29 февраля 2016 > № 1669520 Рамзан Кадыров

Лидер Чечни Рамзан Кадыров говорит, что готов уйти со своего поста

Джеймс Марсон и Пол Сонне | The Wall Street Journal

Рамзан Кадыров, лидер Чечни, пользующийся поддержкой Кремля, объявил, что хочет уйти со своего поста, сообщает The Wall Street Journal. Тем временем россияне отмечали первую годовщину гибели лидера оппозиции Бориса Немцова, который предположительно был убит группой чеченцев, пишут журналисты Джеймс Марсон и Пол Сонне.

В интервью НТВ Кадыров сказал, что пришло время, когда российское правительство должно подыскать ему замену, поясняют авторы.

"Вначале не было ясно, действительно ли эти высказывания означают, что Кадыров уйдет со своего поста. По данным на вечер субботы не было никаких признаков того, что он подал заявление об отставке, а Кремль не прокомментировал его интервью", - пишет газета.

Тем временем представители либеральной оппозиции вышли на шествие в Москве не только в память Немцова, но и с целью продемонстрировать, что их не запугали угрозы лидера Чечни.

"Лидеры оппозиции призывают допросить Кадырова по делу об убийстве Немцова. Кадыров отрицает свою причастность", - напоминает газета.

"Многие представители оппозиции выражают волнение в связи с тем, что расследование убийства Немцова не затронуло Кадырова, а Кремль не порицает его за очернение лидеров оппозиции", - пишут авторы.

По мнению газеты, попытки объединить российские оппозиционные партии для участия в парламентских выборах пока оказались безуспешными.

Депутат-оппозиционер Дмитрий Гудков надеется, что договориться все-таки удастся. "Если мы теперь будем соперничать [между собой] за места в парламенте, то потом станем соперничать за места на кладбище", - сказал он.

Участник субботнего шествия памяти Немцова Валерий Качаев считает, что российскую оппозицию несправедливо называть слабой, так как правительство не дает ей шансов на свободную деятельность, а вместо этого отдает ее лидеров под суд по сфабрикованным делам и запугивает ее членов. "Кремль отрицает, что давит на оппозицию", - добавляют авторы.

"Они не дают оппозиции действовать на законных основаниях, - сказал Качаев. - Ее загоняют в угол".

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 29 февраля 2016 > № 1669520 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 28 февраля 2016 > № 1666348 Рамзан Кадыров

Кадыров готов «работать хоть чернорабочим».

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров призвал не проводить митинги и акции в его поддержку, подчеркнув, что не ради этого высказался о своей готовности оставить пост руководителя, сообщила пресс-служба Главы и Правительства Чеченской Республики. 5 апреля 2016 года истекает срок полномочий Кадырова на посту Главы Чеченской Республики. Следующий Глава ЧР будет избираться жителями республики 18 сентября этого года в единый день голосования одновременно с выборами депутатов Госдумы и органов местного самоуправления.

«Я читаю отклики на своё заявление. Появились предложения провести митинги и иные акции с требованием остаться у власти. Конечно, я рад такой народной поддержке. Ещё раз убедился, что жизнь нужно посвящать народу. Но не нужны никакие митинги. Не для этого я высказал свое мнение. До окончания срока полномочий на посту Главы ЧР еще остается более месяца»,- сообщил Кадыров на своей странице в Инстаграм. Он поблагодарил всех за слова поддержки, отметив, что Президент России Владимир Путин вносит свои предложения по кандидатурам главы республики, а народ выбирает путем всеобщего голосования.

«Я со всей ответственностью подчеркиваю, что приму как должное любое решение Президента РФ, любой приказ. Хочу всем выразить огромную благодарность за слова поддержки. Мы являемся командой, а не отдельными игроками, поэтому любой из членов команды способен повести дело Ахмата-Хаджи по указанному им курсу»,- написал он. «Когда речь идет об общенациональных задачах, не должно быть места личным интересам, необходимо осознавать, что всё, что касается Чечни, носит характер общероссийских задач», - считает Кадыров.

«Сегодня враги России прилагают большие усилия, пытаясь использовать моё имя. В этой связи хочу ещё раз подчеркнуть, что не цепляюсь за власть. Когда ежедневно говорят одно и то же, это надоедает. У народа тоже возникает вопрос: почему это так происходит? Независимо от того, кто у власти, путь Ахмата-Хаджи должен быть продолжен. Ради сохранения стабильности и мира в Чечне я лично готов работать хоть чернорабочим»,- отмечает глава Чечни.

Сегодняшняя Чеченская Республика - результат общей победы над врагом, отметил глава региона. Он обратил внимание, что ситуация в ЧР исключительно стабильная, сформированы и эффективно работают все ветви власти, изменилось отношение россиян к чеченскому народу. «Путь первого Президента ЧР, Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова одобрен на референдуме. Это – единство с Россией, безопасность и благополучие народа. С терроризмом в Чечне вместе с нами боролись сотни тысяч жителей всех регионов России. Среди них тоже были многочисленные жертвы. Чечня является единственным местом в мире, где за короткий срок полностью побеждён терроризм»,- пишет Кадыров.

Глава Чеченской Республики ранее в интервью программе «Центральное телевидение» телеканала НТВ также заявил, что не планирует стать министром федерального уровня. «Это не мое», - заявил Кадыров, отметив, что после завершения своих полномочий на посту Главы ЧР хочет заняться собственным хозяйством, но готов по первому приказу взять в руки оружие.

«Я хочу семейной жизнью заниматься, изучением Ислама. Я больше там вижу себя. Если когда надо будет лопату взять в руки, автомат, рюкзак, я всегда готов», - сказал Глава ЧР.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 28 февраля 2016 > № 1666348 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 февраля 2016 > № 1667877 Илья Яшин

Следы ведут прямиком в Чечню

Илья Яшин, человек из окружения убитого год назад в Москве оппозиционера Бориса Немцова, представляет доклад.

Юлия Смирнова (Julia Smirnova), Die Welt, Германия

Почти год назад, 27 февраля 2015 года, в Москве, в непосредственной близости от Кремля был застрелен российский оппозиционер Борис Немцов. Его партия ПАРНАС готовится к годовщине трагического события. В небольшом офисе в центре Москвы кипит работа. Илья Яшин, друг и соратник Немцова, планирует представить во вторник доклад о президенте Чеченской республики, Рамзане Кадырове. Он считает, что следы убийства ведут в Чечню. В понедельник в офисе уже прошли обыски, вероятно, искали взрывное устройство. 32-летний политик надеется, что во вторник этого не повторится.

Die Welt: Как Вы оцениваете ход расследования спустя год после убийства Немцова?

Илья Яшин: Расследование фактически приостановлено, результаты недостаточны. Несмотря на первые успехи, расследование не продвигалось, хотя были задержаны лица, которые предположительно были причастны к исполнению преступления. Вероятно, это связано с тем, что довольно быстро стало понятно, что этим преступлением стоят очень влиятельные заказчики. Это люди, которые занимают высокие государственные посты и обладают большой политической поддержкой со стороны Кремля. Они чувствуют себя практически неприкасаемыми и стоят выше закона. Главный следователь по делу был заменен. Организатором был объявлен обычный член криминальной группировки. Настоящий организатор свободно разгуливает по чеченской столице, городу Грозный. Заказчик продолжает угрожать оппозиции.

— Вы имеете в виду чеченского президента Рамзана Кадырова?

— Я абсолютно уверен в том, что следы ведут прямиком к Кадырову. Задержанный предполагаемый убийца, Заур Дадаев, был заместителем командира батальона «Север». Этот батальон является личной охраной Кадырова. Он состоит из бывших чеченских мятежников, которые обязаны Кадырову жизнью. Их безопасность и благосостояние зависят от него. Следователи собрали подробные доказательства вины Дадаева. Вероятно, в преступлении замешан и другой заместитель командира этого батальона. Командир батальона — брат близкого союзника Кадырова, депутата Адама Делимханова. Я сомневаюсь в том, что офицеры Кадырова могли совершить такое преступление без прямого указания или согласия чеченского президента.

— Вы считаете, что Кадыров был заказчиком?

— Я не сомневаюсь в том, что Кадыров был замешан. Но другой вопрос, был ли он организатором или заказчиком. Возможно, в этом деле еще более высокопоставленный заказчик, например, в администрации президента — это открытый вопрос.

— Какую роль сыграл российский президент Владимир Путин?

— У меня нет ответа на этот вопрос. Факт в том, что Кремль покрывает Кадырова. Почему он это делает, я не знаю. Был Путин заказчиком? Я не знаю. Путин не хочет сдавать Кадырова? Может быть. Я хотел бы искренне надеяться на то, что Путин не имеет ничего общего с этим убийством. Но я не могу быть уверенным. Если Путин действительно замешан в этом, ситуация в России намного хуже, чем мы все думаем.

— Вы сейчас знаете больше о мотивах?

— Версии, которые распространяются следственным комитетом, например, месть за поддержку сатирического журнала Charlie Hebdo, не являются достоверными. С моей точки зрения, это был террористический акт, чтобы запугать часть общества.

— Что это принесло Кадырову и его людям?

— Они усилили свои позиции во власти. В России как раз идет борьба за монополию власти и влияние. У Кадырова есть конфликт с органами власти в Москве. Они считают, что только они могут применять насилие для решения политических конфликтов. Но Кадыров не находится под контролем спецслужб и борется за свое право на насилие и при помощи таких агрессивных методов. После убийства Немцова он стал еще сильнее. Он угрожал и российским полицейским подразделениям, что будет стрелять по ним в Чечне. Никаких последствий для него не последовало.

— Кадыров отреагировал на Ваши высказывания и подготовку доклада?

— Люди из окружения Кадырова мне угрожали. Я считаю, что нападения на Михаила Касьянова (председатель партии ПАРНАС — прим. ред.) являются последствиями нашей кампании. Я получаю угрозы в интернете. В январе тысячи людей собрались на демонстрации в Грозном. Звучали призывы к тому, чтобы засадить меня и других оппозиционеров за решетку или уничтожить как предателей народа. Но три недели назад я сам побывал в Грозном, ходил по улицам и разговаривал с людьми абсолютно нормально. Чеченцы не испытывают ненависти к оппозиции. Она существует только в выдуманной реальности Кадырова.

— Насколько свободно Вы могли работать в Чечне над своим докладом?

— Я не афишировал свой визит. Я разговаривал с людьми, которые мне помогли подготовить доклад. Я очень их за это уважаю. Потому что любая критика Кадырова может привести к тому, что человек просто исчезнет.

В очень небольшом тираже, потому что это очень рискованно. Но для меня важно, чтобы доклад прочитало как можно больше людей, в том числе, и там. Потому что чеченцы от Кадырова страдают больше всего. Все видят социальное неравенство. Окружение Кадырова ходит с золотыми пистолетами и живет во дворцах. Кадыров приглашает на свои празднества звезд из Голливуда, чтобы потешить свое эго. А простые люди вынуждены экономить на одежду, еду или образование для детей.

— Вы сами не боитесь?

— Конечно, я не сумасшедший, я понимаю риски. Но если мы все будем бояться, и каждый будет сидеть в углу и ничего не делать, тогда в один день мы проснемся в стране, в котором у власти Кадыров и его люди. Главная проблема в том, что обладатели власти дают тем, кто стоит за убийством Немцова, ощущение безнаказанности. Вероятно, это приведет к тому, что заказные убийства будут совершаться и дальше. Для этих людей будет нормальным решать политические проблемы таким способом.

— Как изменилось положение оппозиции за год после убийства Немцова?

— На нас оказывается больше давления. Мы становимся все больше похожими на диссидентов, группу сопротивления, с которой борются как с «врагами народа».

— Ваша партия ПАРНАС в этом году принимает участие в парламентских выборах. Как Вы оцениваете свои шансы?

— Для всех близких к государству партий ПАРНАС будет главным врагом. Мы сталкиваемся не только с политическим, но и с физическим сопротивлением. Во всех регионах, куда приезжает председатель партии, на него либо нападают, либо избивают его сторонников. Мы делаем ставку на крупные города, где у нас большое число сторонников из среднего класса. Другой вопрос — сможем ли мы убедить этих людей пойти на выборы. Они разочарованы в политике, они не верят в то, что у оппозиции сейчас есть шанс. Но я уверен в том, что если мы сможем мобилизовать этих людей, то сможем и пройти в парламент.

Россия. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 февраля 2016 > № 1667877 Илья Яшин


Россия. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 февраля 2016 > № 1667794 Рамзан Кадыров

Кадыров — «угроза для национальной безопасности России»

Кэтрин Хилл (Kathrin Hille), The Financial Times, Великобритания

Ведущий представитель российской оппозиции во вторник обвинил влиятельного чеченского лидера Рамзана Кадырова в причастности к убийству видного критика Кремля, а также назвал его угрозой для национальной безопасности.

Илья Яшин заявил об этом накануне годовщины убийства своего друга Бориса Немцова и, кроме того, он представил доклад, в котором говорится о коррупции, нарушениях прав человека и политическом насилии в Чечне во время правления г-на Кадырова.

Реакция была быстрой — спустя всего несколько минут после начала презентации доклада один из присутствующих в знак протеста бросил в г-на Яшина пачку похожих на доллары банкнот — это был намек на то, что российская либеральная оппозиция, по мнению сторонников Кремля, находится на содержании у Соединенных Штатов.

Через некоторое время в зал вошел полицейский и с помощью громкоговорителя потребовал, чтобы присутствовавшие покинули помещение из-за угрозы заложенной бомбы. «Вы пытаетесь сорвать оппозиционное мероприятие», — заявил г-н Яшин и отказался выполнить его требование.

Спустя почти год после того, как Немцов был застрелен на мосту прямо у стен Кремля, политическим партнерам убитого оппозиционера еще раз напомнили о том, что их жизнь находится в опасности.

После убийства Немцова видные деятели оппозиции заявили о том, что президент Владимир Путин создал атмосферу ненависти и страха своими публичными осуждениями, направленными в адрес критиков, и тем самым российский президент потворствовал тому, чтобы его союзники, в первую очередь г-н Кадыров, предприняли действия против них.

В последние недели г-н Кадыров и некоторые другие видные чеченские политики усилили свои угрозы и запугивания.

Один из коллег Кадырова выложил в Instagram фотографию овчарки чеченского лидера по кличке Тарзан, натягивающей поводок. В комментарии к этой фотографии было сказано, что у этой собаки «чешутся клыки» на таких людей, как г-н Яшин и главный редактор либеральной радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов.

Сам г-н Кадыров разместил видео, в котором оппозиционный политик Михаил Касьянов был представлен в перекрестье винтовочного прицела.

Российские наблюдатели рассматривают подобные действия как попытку напомнить Кремлю об условиях сделки между г-ном Кадыровым и г-ном Путиным — удерживать Чечню в спокойном состоянии внутри Российской Федерации в обмен на финансовую поддержку и свободу действий внутри этой республики.

«Он считает, что нужно подчеркнуть важность политической и экономической стабильности на Северном Кавказе», — отметил высокопоставленный правительственный чиновник.

Падающие цены на нефть заставляют Москву сокращать свой бюджет, в результате чего российские регионы могут остаться без столь необходимой для них федеральной поддержки, и это еще одна возможная причина, заставившая г-н Кадырова продемонстрировать свою силу. Бюджет Чеченской Республики больше чем на 80% зависит от поступлений из федеральных фондов.

Сам г-н Кадыров может также столкнуться с политическими проблемами. Его пятилетний срок пребывания на посту главы Чеченской Республики заканчивается в начале апреля, однако выборы состоятся только в сентябре, и это означает, что Кремль должен назначить временного исполняющего обязанности главы Чечни на этот срок.

В Москве некоторые люди настаивают на замене г-на Кадырова. Он является бельмом на глазу для некоторых высокопоставленных чиновников силовых ведомств: он обладает значительно большим контролем за действиями подразделений Министерства внутренних дел и сотрудников прокуратуры, чем любой другой руководитель региона, что приводит к постоянным конфликтам с федеральными правоохранительными органами.

Однако нет особых признаков того, что Кремль собирается отказаться от Рамзана Кадырова, и российское руководство хранит молчание относительно его недавних угроз в адрес оппозиции.

«Нет пространства для корректировки в отношении Рамзана Кадырова», — подчеркнул один высокопоставленный российский правительственный чиновник. — Он может кому-то не нравиться, но он делает свое дело«.

В экономическом плане положение г-н Кадырова выглядит безопасным. В прошлом году федеральное правительство на 3% сократило объем поддержки региональных бюджетов. В то время как трансферты в Чечню увеличились на 8%.

Убийство Немцова до сих пор остается нераскрытым. По горячим следам пятеро чеченцев были арестованы — в том числе Заур Дадаев, член группировки бывших боевиков, сохраняющих верность г-н Кадырову, — и все они были объявлены подозреваемыми.

Кроме того, один из подозреваемых обвинил в причастности к этому преступлению Руслана Геремеева, более высокопоставленного чеченского чиновника, близкого к г-ну Кадырову, однако следователям не удалось его задержать. В настоящее время главным организатором убийства Немцова считается Руслан Мухудинов, водитель другого чеченского чиновника.

Г-н Кадыров во вторник высмеял выдвинутые г-ном Яшиным обвинения. Его доклад «не содержит ничего, кроме болтовни» — такой комментарий сделал чеченский лидер в Instagram.

Но оппозиция не собирается сдаваться. «Я убежден в том, что Рамзан Кадыров стоит за убийством моего друга, и я не готов позволить ему избежать ответственности», — подчеркнул г-н Яшин.

Россия. СКФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 февраля 2016 > № 1667794 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 февраля 2016 > № 1662666 Рамзан Кадыров

Кадырова назвали "угрозой национальной безопасности России"

Катрин Хилле | Financial Times

Во вторник один из ведущих российских оппозиционеров Илья Яшин обвинил правителя Чечни Рамзана Кадырова в причастности к убийству Бориса Немцова, а также в том, что он несет угрозу национальной безопасности, пишет журналистка The Financial Times Катрин Хилле. Яшин опубликовал доклад, где "описываются коррупция, нарушения прав человека и насилие по политическим мотивам в Чечне при власти Кадырова", добавляет она.

В последние недели Кадыров и еще несколько видных чеченских политиков стали энергичнее угрожать российской оппозиции.

"Российские наблюдатели воспринимают эту кампанию как попытку напомнить Кремлю условия договоренности Кадырова с Путиным - соглашение, что Чечня будет держаться тихо и останется в составе РФ взамен на финансовую поддержку и свободу рук в пределах этой республики", - пишет Хилле.

"Он думает, что необходимо подчеркнуть важность политической и экономической стабильности на Северном Кавказе", - сказал неназванный высокопоставленный правительственный чиновник.

По мнению журналистки, есть и другой "возможный резон для того, чтобы Кадыров поигрывал мускулами": в ситуации, когда Москва вынуждена урезать бюджет, регионы могут лишиться федеральной поддержки.

Возможно, для Кадырова назревает еще одна проблема: его пятилетний срок в качестве главы Чеченской Республики заканчивается в начале апреля, но выборы пройдут только в сентябре, то есть Кремлю придется назначать и.о. главы Чечни на срок с апреля до сентября.

"В Москве некоторые ратуют за назначение другого человека на место Кадырова. Для некоторых высокопоставленных чиновников-силовиков он - "заноза в боку", так как имеет в Чечне намного более широкий контроль над войсками МВД и следственными органами, чем другие главы регионов на своих территориях", - пишет Хилле. Однако нет никаких признаков того, что в ближайшее время Кремль собирается отказываться от Кадырова.

"В том, что касается Рамзана Кадырова, нет места для корректировки, - сказал неназванный высокопоставленный чиновник российского правительства. - Возможно, он вам не по вкусу, но свою работу он выполняет".

"В экономическом отношении Кадырову тоже, похоже, ничто не угрожает. В 2015 году федеральное правительство сократило финансовую поддержку региональных бюджетов на 3%, но сумма, переведенная в Чечню, увеличилась на 8%", - говорится в статье.

Во вторник Кадыров посмеялся на обвинениями, которые выдвинул Яшин, отмечает журналистка. Но оппозиция пока не сдается.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 февраля 2016 > № 1662666 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2016 > № 1659016 Рамзан Кадыров

Кадыров знает, что он — предатель

Глава «Правительства Ичкерии в изгнании» Ахмед Закаев — о роли и влиянии Рамзана Кадырова на Чечню и Россию.

Наталья Голицына, Радио Свобода, США

В России продолжается общественная дискуссия о роли в кремлевской политике главы Чечни. Открытые нападки Рамзана Кадырова на активистов либеральной оппозиции, «чеченский след» в расследовании убийства Бориса Немцова, приближающийся срок окончания полномочий Кадырова (о котором он сам, оказывается, «забыл»), участие вооруженных кадыровцев в войнах на востоке Украины и в Сирии — все это вернуло актуальность вопросам о том, какое место в системе российской власти занимает «верный пехотинец Путина», каково будущее отношений между Москвой и Грозным.

Политолог Андрей Пионтковский в полемическом тексте, опубликованном недавно Радио Свобода, поставил эти вопросы предельно остро: «Чечня в составе России или Россия в составе Чечни?» Непримиримый оппонент Кадырова — живущий в эмиграции в Лондоне чеченский политик Ахмед Закаев. Закаев возглавляет «Правительство Чеченской республики Ичкерия в изгнании», считающее себя законным представителем чеченского народа. Именно с лидерами этого кабинета министров Кремль подписал в 1996 году Хасавюртовский мирный договор об окончании войны и российско-чеченском политическом разграничении. Закаев объявлен Москвой в международный розыск, однако Кадыров (недавно он навестил живущих в Чечне родственников Закаева) неоднократно предлагал своему противнику вернуться на родину, гарантируя ему безопасность и свободу от судебных преследований.

Закаев отказывается и остается на Западе, и по-прежнему возглавляет зарубежную оппозицию Кадырову, оставаясь одним из самых последовательных и непримиримых его критиков, несмотря на то что в 2007 году он положительно относился к назначению Кадырова-младшего на пост главы Чечни. В интервью Радио Свобода Ахмед Закаев анализирует последние действия и высказывания Рамзана Кадырова и оценивает роль Чечни в стратегии российских властей.

Радио Свобода: Действительно ли, как пишет Андрей Пионтковский, единственной скрепой российского государства является личная уния России и Чечни, которая персонифицируется Путиным и Кадыровым?

Ахмед Закаев: Единственное, что связывает сегодня Россию и Чечню, — это благосклонность Путина к «академику» Кадырову и, конечно, деньги, направляемые ему как плата за личную преданность Путину, за готовность выполнить любой его приказ.

— Почему, собственно, Кадыров пошел за Путиным? Ведь поначалу и он, и его отец связывали себя с Ичкерией.

— Правильнее будет сказать, что Кадыров-старший был связан с КГБ, с годами я абсолютно в этом уверился. Он во многом способствовал тому, чтобы началась первая военная кампания в Чечне. За началом первой кампании стояла исключительно ФСБ, которую тогда возглавлял Сергей Степашин. Именно Кадыров-старший объявил России джихад, именно он бросил клич о том, что каждый чеченец должен убить по 150 русских, и тогда якобы закончится война. Когда началась вторая военная кампания в Чечне, Кадыров-старший стал претендовать на роль главной марионетки Кремля, в Чечне с ним конкурировал Беслан Гантамиров. В одной из телевизионных передач в Москве Беслан с иронией, с сарказмом спросил у Кадырова-старшего, что он делал во время первой военной кампании. Тот ответил: Владимир Владимирович Путин хорошо знает, чем я занимался и в первую кампанию, и между двумя военными кампаниями. Понятно, что Путин назначил именно [Ахмата] Кадырова главной марионеткой оккупационного режима.

То, что произошло в последующем с младшим Кадыровым, — исключительно путинский проект. Люди силовой системы с самого начала были против Рамзана, но Путин убедил их: это временный проект, с которым связан план по перевербовке бойцов чеченского сопротивления на сторону федералов. Силовики согласились, тем более что во главе республики тогда стоял человек из силовых структур, Алу Алханов. Они посчитали, что первую скрипку в этом деле будет играть он. Но со временем получилось так, что тем бойцам, которые переходили на сторону федералов, гарантию безопасности давал исключительно Кадыров. Эти люди стали проявлять исключительную преданность только Кадырову, потому что за Кадыровым стоял Путин.

— Что вы думаете о так называемом «антикадыровском фронте» в российском политическом истеблишменте, о якобы существующем резком неприятии российскими силовиками и некоторыми кремлевскими политиками этого путинского проекта? О людях, которые якобы пытаются дискредитировать Кадырова и даже могут попытаться выступить против Путина, если тот в конце концов откажется Кадырова «слить»?

— В 2006 году ко мне в Лондон приезжал Кирсан Илюмжинов. Он приехал от имени Владимира Путина, с тем чтобы я вернулся в Россию. В это же время на меня вышел Руслан Атлангериев, который не скрывал, что связан с заместителем директора ФСБ Александром Бортниковым. От него я узнал, что в ФСБ ищут замену Кадырову, что они были бы рады от него избавиться, но пока не находят подходящего варианта. Я совершенно точно знаю, что ФСБ с этого времени находится с Кадыровым в сильнейшей конфронтации. Кадыров в тот момент сработал на опережение и избавился от возможных конкурентов — я имею в виду Мовлади Байсарова, братьев Ямадаевых, позднее избавился и от Руслана Атлангериева.

Если сегодня попытаться Кадырова снять указом президента и объявить, что назначается другой глава республики, то это незамедлительно вызовет переполох в рядах его сторонников. Конечно, Кадыров в отставку не уйдет — ему просто некуда уйти. Если три-пять месяцев назад у него еще были какие-то возможности, были адреса, куда он мог уехать (Турция, суннитские государства, Саудовская Аравия или Арабские Эмираты), то сегодня этой возможности он лишился из-за того, что вместе с Путиным поддержал конфликт в Сирии, встав на сторону шиитов и Башара Асада. Тем самым Кадыров перекрыл себе отходные пути, которые в течение нескольких лет готовил. Но это было сделано исключительно по требованию Путина. Для того чтобы снять Кадырова, силовики должны провести определенные оперативные мероприятия среди его ближайшего окружения, иначе это вызовет абсолютно негативную реакцию в Грозном, и Путину не удастся простым указом или росчерком пера сместить своего ставленника. Не думаю, что Путин когда-либо решится на это.

— Андрей Пионтковский пишет о роли Кадырова в убийстве Бориса Немцова, правда, не приводит доказательств. А есть ли такие доказательства?

— Думаю, что решения о какой-то нейтрализации Бориса Немцова, Гарри Каспарова, Сергея Удальцова, Алексея Навального были приняты еще в 2011 году, когда в Москве начались массовые протестные акции. После того как Путин почувствовал реальную угрозу, он отправился в Чечню и провел там два дня с Кадыровым. Тогда, как я полагаю, они и договорились привезти в Москву кадыровских гангстеров, которые прошли подготовку в Чечне, и использовать их для подавления возможного мятежа. Эта информация стала известна нам, у нас имеются собственные агентурные связи. Я предупредил и Бориса Немцова, и Гарри Каспарова, мы встречались в одной из европейских столиц. Вначале они к моей информации отнеслись не совсем серьезно, но буквально на второй день после нашей встречи Путин заявил: якобы на Западе ищут сакральную жертву для того, чтобы обвинить Кремль в убийстве.

Тогда им стало ясно, что реальная угроза существует. Гарри Каспаров больше в Россию не вернулся, а Андрей Пионтковский и Борис Немцов вернулись. Борис все-таки решил, что внедрение во власть (он был впоследствии избран депутатом Ярославской областной думы) может стать гарантией его безопасности. Удальцова и Навального посадили (Сергей Удальцов отбывает 4,5-летний тюремный срок по обвинению в организации массовых беспорядков, Алексей Навальный провел одну ночь в СИЗО Кирова после приговора по делу «Кировлеса», а затем несколько месяцев под домашним арестом по делу «Ив Роше» и 15 суток под административным арестом за несанкционированную акцию в московском метро. — прим. ред.).

Почему тянули с Немцовым? Путин пытался заручиться поддержкой Запада; в то время он заигрывал с Западом, пытаясь войти в элитный международный клуб, куда его в итоге не взяли. Отсрочка больше не требовалась. А когда произошло отторжение Крыма, когда начались военные действия на востоке Украины, когда Запад стал принимать жесткие санкции против России, тут уже Путину не нужно было оглядываться. Уверен, что российские спецслужбы до последнего момента контролировали ситуацию, знали, что на Немцова готовится покушение, знали, кем оно организовано и кто его исполнители. Они допустили это убийство, руководствуясь принципом двойной выгоды: ликвидируют ненавистного им Бориса Немцова, который давал четкие точечные координаты людей, против которых следует применить санкции; в то же время устранение оппозиционного политика руками представителей Кадырова давало возможность силовикам избавиться и от главы Чечни. Именно поэтому они допустили это убийство, через несколько дней задержали исполнителей и вышли на ближайшее окружение Кадырова — Делимханова и Геремеева. Но тут за них вступился Путин.

— Действительно ли путинский «проект Кадыров» предотвращает большую кавказскую войну, как предполагает Андрей Пионтковский?

— Думаю, что относительно этого Пионтковский немного заблуждается. На мой взгляд, именно Кадыров сегодня провоцирует ситуацию на Северном Кавказе, в частности, в Ингушетии и Дагестане. Он пытается дестабилизировать ситуацию, чтобы подчеркнуть свою важность в качестве российского жандарма на Кавказе. Чечня сейчас усмирена, практически никакого сопротивления в Чечне нет, необходимость в Кадырове как в усмирителе республики начинает снижаться. Кадыров прекрасно знает: силовики ждут своего часа, чтобы скинуть его с трона. В связи с этим у него появилась потребность показать Путину: я могу быть полезным и в других проблемных регионах — в Ингушетии и Дагестане. Москва зависит от ситуации в Чечне. Путин не может предпринимать многие свои шаги, предварительно не согласовав их с Кадыровым, и я здесь не иронизирую. На самом деле все, что касается Северного Кавказа, Путин согласовывает с Кадыровым и заручается его поддержкой. Ведь Кадыров стал страшилкой не только для российских либералов, но и для некоторых стран на постсоветском пространстве.

Однако, если Чечня отделится от России, то Кадыров тотчас же потеряет власть в Чечне. Вся его поддержка в Чечне существует лишь потому, что его сегодня поддерживает Путин, то есть российское государство со всеми своими ресурсами. Если бы этой поддержки не существовало, то Кадыров немедленно потерял бы власть: чеченцы его скинут и призовут к ответу за те преступления, которые он совершил. Конечно, он с этим шутить никогда не будет.

— Чечне выплачивается дань, полагает Пионтковский. За что эта дань выплачивается, за смирение?

— Нет, думаю, выплачивается она не за смирение, а за видимую и публично подчеркиваемую Кадыровым личную лояльность Путину. А по поводу усмирения Чечни могу сказать вот что: Чечня лишь ждет своего часа. Уверяю вас, что Чечня не усмирена. Чечня никогда не была такой сильной в военном отношении, как сейчас. Малейшее политическое колебание в самой России отзовется в Чечне.

— Что вы думаете о риторике Пионтковского, когда он пишет о возможности смены Путина новым молодым энергичным президентом Навальным, по приказу которого в третий раз якобы будет испепелена Чечня? Пионтковский пишет о Навальном как о юном Путине. Судя по всему, он не испытывает особого доверия к будущей политике внесистемной российской оппозиции в отношении Чечни, если она придет к власти. Разделяете ли вы эти опасения?

— Полностью. Не вижу, чтобы на сегодняшний день, особенно после убийства Бориса Немцова, в России существовала бы оппозиция. Есть несколько человек, но нет оппозиционного движения. Я не вижу в претендентах на власть людей, которые каким-то образом могут изменить внешнюю и внутреннюю политику России.

— А что вы думаете о базе социальной поддержки Кадырова?

— Да, такая поддержка существует. В большинстве своем население поддерживает Кадырова только потому, что связывает с его именем прекращение политики зачисток, массовых убийств, бесследных исчезновений, которая проводилась российскими структурами. Кадыров сегодня сохраняет за собой исключительное право миловать, наказывать, вешать, расстреливать. Российские силовики и Кадыров в равной степени претендуют на это право. Но Кадыров не позволяет силовикам этого делать, и силовики считают: он вырвал у них из рук победу.

— Как вы воспринимаете выражение Пионтковского «Россия находится в составе Чечни»? Что это: парадокс, метафора или реальный факт?

— Это парадоксально, но это реальный факт.

— Вы согласны с цитатой из текста Пионтковского: «Два этноса с такой историей не могут и не должны жить в одном государстве»?

— К сожалению, согласен. Чтобы не быть голословным, процитирую двух российских классиков. Лев Толстой в «Хаджи-Мурате» пишет: «О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти». Лермонтов написал в своей «Казачьей колыбельной»: «Злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал». Существование этих двух непримиримых позиций в одном правовом поле обрекает и чеченцев, и русских на вечную и постоянную борьбу.

— Существует, на ваш взгляд, в Чечне какая-то организованная оппозиция Кадырову?

— Допускаю, что в Чечне есть какая-то организация, которая находится под абсолютным патронажем ФСБ, для того чтобы в случае чего начать выступление снизу. Да, я допускаю, что в Чечне есть какие-то подконтрольные ФСБ силы, но они глубоко законспирированы, потому что Кадыров в принципе преследует любого человека, физически уничтожая тех, кто каким-то образом связан с российскими спецслужбами. Для него очень важно, чтобы все, что связано с Чечней, было сосредоточено именно на нем. В связи с этим он ведет безжалостную борьбу с агентурой, которая имеется в Чечне у ГРУ или ФСБ.

— Недавно Кадыров посетил ваших родственников, которые живут в Чечне, и заверил их, что репрессий против них не будет. Что в действительности хотел Кадыров продемонстрировать этим визитом?

— Недавно я сделал заявление по поводу действий Кадырова в отношении бойцов сопротивления и их родственников, обвинив его, что он ведет борьбу с традиционными духовными ценностями чеченцев, целенаправленно их уничтожая, превращая в рабов, чего никогда не было в нашей истории. В связи с этим моим заявлением в Чечне очень активно начали дергать моих родственников. У меня с родственниками очень давно нет контактов, поскольку хорошо известно, как Кадыров расправляется с родственниками своих оппонентов. То, что он приехал к ним, связано с тем, что Кадырову нужно было немного изменить свой имидж. Ему не хватает моего признания в его легитимности, он не мытьем, так катаньем пытается заполучить от меня поддержку именно в этом вопросе. Почему я такой неблагодарный, почему не возвращаюсь и не пою дифирамбы человеку, который в течение последних 16 лет не трогал моих родственников? О том, что они ничего преступного не совершили, и речь не ведется.

— Это уже не первая попытка Кадырова пригласить вас вернуться. Зачем вы ему?

— Это его амбиции, его тщеславие. Кадыров хочет быть национальным героем, хочет войти в историю. Но он знает, что он предатель. И до тех пор, пока есть Закаев, который держит чеченский флаг и который напоминает о том, что в истории Кадырову дадут оценку именно как национал-предателю, он не успокоится. Это главная причина, по которой Кадыров хочет меня или политически нейтрализовать, или физически уничтожить. Но я лишь один из носителей идеи, которую Кадыров и его отец предали. Даже если меня не будет, идея чеченской независимости будет жить до тех пор, пока не станет реальностью. Она существует века.

— Вы называете себя премьер-министром находящегося в изгнании правительства республики Ичкерия. А в самой Чечне память об Ичкерии сохраняется? Считаете ли вы, что ваше правительство является законным представителем чеченского народа?

— Безусловно. Так считаю не только я. Если руководствоваться правовыми аспектами, то наше правительство абсолютно легитимно. С начала формирования тех структур власти, которые мы сегодня представляем, то есть с 1996 года, в Чечне не было свободных демократических выборов, на которых народ мог бы высказать свое мнение и избрать себе руководство. Прибалтийские страны находились под советской оккупацией более 40 лет, их правительства находились в изгнании за рубежом. Так что мы вовсе не изобретаем велосипед.

— Можно ли сказать, что вы продолжаете политику Дудаева и Масхадова, ориентируясь на независимость Чечни?

— 6 марта — годовщина убийства последнего легитимного президента Чечни Аслана Масхадова. Наша политическая программа ориентирована на конституцию, принятую чеченским народом в 1992 году. Кстати, эта конституция была принята на год раньше, чем российская. В нашей конституции четко сказано, что Чечня является независимым суверенным государством. Этот факт был признан и Россией, и ОБСЕ, хотя Чечню не признало ни одно государство мира. Мы подписали с Россией договор, в котором абсолютно четко прописано: в дальнейшем Российская Федерация и Чеченская республика Ичкерия будут определять свои взаимоотношения на принципах международного права. Это говорит о признании Россией чеченской независимости.

— Кавказская война, война за присоединение к России Чечни и горных районов Кавказа началась в 1817 году. 200 лет Чечня этому сопротивляется. Мне, честно говоря, неизвестны исторические аналогии такому явлению. Вы сохраняете оптимизм в отношении будущего Чечни?

— Несмотря на то что в России менялся политический строй: царский режим сменялся советским, а советский более демократическим, за которым пришел путинский, отношение Москвы к чеченской проблеме не менялось.

— Удивляет, что чеченцы, которые оказывали ожесточенное сопротивление в ходе двух последних войн против России, покорились Кадырову. Как вы это объясняете?

— Сегодня Кадыров олицетворяет собой Путина в Чечне, а за Путиным — власть, деньги, оружие. Благополучие, которое сегодня существует в Чечне, связывают не с Кадыровым, а через Кадырова с Путиным. Путин поставил на Кадырова, персонифицировав российско-чеченские отношения.

— Считают ли чеченцы Россию абсолютным злом или же можно вспомнить что-то положительное в длительном совместном проживании русских и чеченцев?

— В российском обществе принято считать, что мы испытываем ненависть к русским, но этого нет. Подтверждением этому могло бы стать событие, аналога которому нет в мире: российско-чеченская война — единственная война, на которой матери русских солдат приезжали к тем, против кого воюют их сыновья, останавливались в их домах и искали своих детей. Конечно, у нас было кровавое прошлое, но оно все же дает возможность говорить о том, что у нас есть совместное будущее. Это совместное будущее должно строиться на равноправных отношениях. Что же касается культуры… Ну, смотрите: метрополия в течение 150 лет трижды меняла грамматику чеченского языка. Это делалось целенаправленно, чтобы мы не развивались как нация, как народ, чтобы мы не совершенствовали свой язык, свою письменность, культуру. Несмотря на это через русский язык мы приобщились к мировой культуре и мировой истории. В этом есть плюс, в этом есть позитив, но в то же время я противник того, чтобы позитив достигался такой ценой. У нас есть возможность исправить исторические ошибки и построить такое будущее, которое устраивало бы и Россию, и чеченцев.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2016 > № 1659016 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 12 февраля 2016 > № 1657324 Александр Мошинский

Из глубины кавказских руд

Кавказ с полным основанием можно назвать сокровищницей исторических уникумов. В седой древности он был одним из центров металлургии, оставив после себя загадки, которые разгадывают археологи со всего мира. Одна из них – поселение Сауар, своего рода промышленный металлургический комплекс бронзового века.

О том, кто во времена, отделяемые от нас столетиями и тысячелетиями, плавил металлы во глубине кавказских руд и какие изделия из них изготавливались, в чем уникальность поселения Сауар и какие интересные находки были здесь сделаны, рассказал кандидат исторических наук Александр Мошинский, заведующий сектором археологии раннего железного века и раннего средневековья Государственного исторического музея (г. Москва) и по совместительству начальник его Северо-Кавказской археологической экспедиции, а также автор более 100 научных работ (в том числе, двух монографий) и лауреат Забелинской премии.

Уважаемый Александр Пинкусович, какова истории открытия поселения Сауар? При каких обстоятельствах оно было обнаружено?

В 1987 г. Северо-Кавказская археологическая экспедиция Государственного исторического музея под моим началом производила доследования ограбленного еще в XIX веке могильника Верхняя Рутха II-I тысячелетий до н.э. в Дигорском ущелье Северной Осетии.

Работы велись уже не первый год, и с местным населением сложились за это время дружеские отношения. Поэтому, когда у геологов на буровой площадке были найдены древние браслеты, мне об этом в тот же день сообщил один из уважаемых стариков (местные знают всё!). Мы оперативно провели разведочные работы и поняли, что там находится могильник так называемой кобанской культуры. В срочном порядке получили разрешение от Академии наук на раскопки (так называемый «открытый лист») и начали исследования.

За 10 полевых сезонов могильник Гастон Уота был полностью раскопан. Данные, полученные в результате исследований, трудно переоценить. Могильник относится к VII-IV веков до н.э. В ходе раскопок было обнаружено почти полторы тысячи предметов, относящихся к этому времени. Большая часть из них – металлические: в основном - бронза и железо (и как теперь мы знаем, за небольшим исключением изготовленные на месте).

В том же году в срезе дороги, которая вела на буровую (в 300 м от нее) мы заметили обломки керамики, кости животных и угли. На следующий год мы заложили там небольшой шурф и обнаружили в нем гончарный горн V века до н.э. Поселение получило название Сауар по наименованию урочища, расположенного на мысу над рекой Урух (в переводе с осетинского – «черная вода»: под мысом находится источник целебной слабительной воды).

Именно жители этого поселения и были похоронены на исследованном нами могильнике Гастон Уота.

Каким временем датируется поселение Сауар и к какой культуре относится?

Поселение оставлено носителями так называемой кобанской культуры, распространенной на Северном Кавказе в XII-IV веках до н.э. Ранний ее этап (XII-начало VII века до н.э.) относится к эпохе бронзы, поздний (VII-IV века до н.э.) – к железному веку. Раскопанный участок поселения датируется V–IV веками до н.э. Очевидно, в VII-VI веках. до н.э. здесь располагался небольшой хуторок. Это мы видим и по количеству ранних погребений на могильнике Гастон Уота. Участок, занятый ранними постройками, находится за пределами раскопанной площади. В V в. до н.э. поселение разрослось (и по числу жителей, и территориально).

В чем уникальность поселения Сауар?

Это производственный поселок, не имеющий на сегодняшний день аналогов на территории нашей страны. За ее пределами, впрочем, дело обстоит ненамного лучше. Известны производственные кварталы в больших древних городах, но отдельные специализированные производственные поселения не изучены.

На поселении Сауар жили металлурги и гончары. То есть люди смежных для тех времен профессий, связанных с использованием огня в горнах. На сегодняшний день здесь раскопано 7 металлургических и 10 гончарных мастерских, мастерская углежога и мастерская костореза (тоже связанная с огнем – кости надо было вываривать).

Между этими мастерскими располагались культовые площадки с идолами и жертвенниками. А на могильнике раскопано погребение жреца со сложными культовыми атрибутами. Известно, что кузнецы во все времена представлялись окружающим колдунами. Достаточно вспомнить гоголевского кузнеца Вакулу: и мать у него ведьма, и сам на черте летает… Так что такой тут был «город колдунов» – поселок, над которым постоянно стоял дым от топящихся горнов: литейных, кузнечных, гончарных…

Александр Пинкусович, не могли бы Вы рассказать о специфике металлургического производства поселения Сауар?

В каждой из металлургических мастерских присутствовало как минимум два горна: кузнечный и плавильный. По мере образования культурного слоя, в котором горны «тонули», рядом делали новые. Но, как правило, горны не просто забрасывались, а засыпались или закладывались камнями и замазывались сверху глиной.

Металлургические мастерские бывают как относительно большими – специализированными, так и небольшими, примыкающими к гончарным. В отдельных случаях после прекращения функционирования металлургической мастерской (и переноса ее на другую площадку) на ее месте строилась гончарная мастерская. Это говорит о семейном характере производства и о том, что, либо гончаром и металлургом был один и тот же человек, либо о том, что это были члены одной семьи.

Каково строение горнов?

Бронзолитейные горны принципиально не отличаются от тех, в которых плавили железо. Все горны изначально представляют собой небольшую яму, отрытую либо в скальном выходе, либо в специально подсыпанной платформе, либо в культурном слое. Стены ямы и поверхность рядом с ней сильно прокалены.

В кузнечном горне в эту яму вложен плоский сильно прокаленный камень, занимающий почти всю ее площадь. Рядом с кузнечным горном всегда располагается некоторое количество лунок, оставшихся от вбитых колышков. Судя по всему, колышками крепились меха. Меха могли переставляться и каждый раз прибивались заново.

От ямы плавильного горна вела канавка-вытяжка. В одном случае нам удалось полностью проследить ее конструкцию. Горновая яма была врыта в наклонную площадку скального выхода. От ямы вверх по площадке коленообразно проходила канавка. Она была перекрыта сланцевыми плитками, замазанными сверху глиной. Таким образом было сделано подобие герметичной трубы, которая обеспечивала достаточно мощную вытяжку из плавильной ямы. Вся канавка была прокалена и заполнена золой. Очевидно, для того, чтобы никто случайно не раздавил перекрытие из хрупких сланцевых плит, вся конструкция была заложена сверху крупными необработанными камнями. Перекрытия горновых ям не сохранились. Они разбирались после каждой плавки.

Для поддува в горновую яму использовались сопла – глиняные трубочки небольшого диаметра. Для прекращения поддува применялись специальные затычки – такие же трубочки, но с одним глухим концом. В отверстие сопла вставлялась палочка по диаметру совпадающая с каналом сопла, на второй конец этой палочки надевалась затычка, гладкие концы затычки и сопла наглухо прижимались друг к другу – избыточная подача воздуха исключалась.

В результате в плавильном горне (при плавке железной руды) получался кричный конгломерат круглой лепешковидной формы. Затем он проковывался в кузнечном горне.

Какие находки, связанные с металлургическим производством, обнаружены на поселении Сауар?

Среди находок в металлургических мастерских присутствуют и фрагменты кричных конгломератов, и большое количество шлаков, отдельные капли бронзы, фрагменты литейных форм. Для измельчения лигатур использовались специальные плоские камни, по традиции, называемые «зернотерками», хотя на них, конечно, растиралось не зерно, и терочники – крупные речные камни, на которых хорошо видна поверхность, стертая при использовании.

Чем топили горны?

Горны топили древесным углем, который готовили в специальной мастерской углежога. Так как рыть в скале яму для пережигания угля – занятие непродуктивное, было построено специальное помещение с вымосткой из сланцевых плит, под которую был подведен желоб для подачи воздуха. На плиты укладывались и пережигались срубленные деревья (найдены пережженные стволы с сучьями), затем они с целью прекращения горения присыпались землей.

В самих мастерских устраивались небольшие склады угля.

Как были устроены мастерские?

Мастерские были ограничены каменными стенами. Вместо постоянной крыши над ними был легкий навес на столбах. Столбы стояли в специальных столбовых ямах, зажатые для прочности камнями. Для удаления все равно попадавших в мастерскую осадков прорывались специальные дренажные канавки. Для работы складывались из камня столики.

Какую продукцию выпускали жители поселении Сауар?

Готовую продукцию ремесленников поселения Сауар мы знаем в основном по материалам могильника Гастон Уота. Если большое количество фрагментов керамики и костяные изделия мы находим в культурном слое поселения, то металла в нем очень мало. Это объясняется очень просто. Весь металл шел в переплавку. Горны работали, и переплавить сломанную вещь труда не составляло.

Ассортимент бронзовых вещей, которые отливались в мастерских поселения Сауар, очень широк: предметы, необходимые для одежды: поясные пряжки, булавки и фибулы; украшения: височные подвески, перстни, пронизи, бляшки и бусы; различные культовые предметы.

Судя по железным вещам, попавшим в могилы, здесь ковалось оружие: мечи, наконечники копий и стрел, колчанные крюки. Естественно, в большом количестве делались ножи. В IV веке до н.э. появляются железные украшения – булавки и браслеты. Часть предметов в могилы не попадало. Например, наверняка у кузнецов был металлический инвентарь. Но кузнечные инструменты в погребальных памятниках вещь крайне редкая. Обычно их находят при раскопках мастерских. Здесь же, судя по всему, сломанный инструмент рассматривался как металлолом и немедленно переплавлялся... Та же участь ожидала и металлический брак.

Очень интересный пример судьбы бракованной вещи мы знаем на примере бронзовой поясной пряжки так называемого дигорского типа. Одним из обязательных признаков таких пряжек является 9 или 7 отверстий для цепочек, которыми пряжка крепится к поясу. Количество отверстий и цепочек, безусловно, имело культовое значение. В щели каменной стены металлургической мастерской была найдена пряжка такого типа, но не с 9, и не с 7, а с 6 отверстиями. Судя по всему, мастер при формовке ошибся в количестве отверстий, обнаружил ошибку на готовом изделии, отложил на переплавку (сунул в первую попавшуюся щель) и забыл…

Что можно сказать о технологии литья?

Большая часть изделий отливалась в утрачиваемых моделях (изготавливаемых из воска). Но использовались и каменные формы. Обломки двух таких форм были найдены. Что удивительно – обе формы оказались для отливки пинтадеров – штампов для культовых хлебцев. На сегодняшний день во всей кобанской культуре известен только один бронзовый пинтадер (обычно они глиняные). Здесь же только в одной форме было предусмотрено не меньше четырех: свастический, с концентрически расположенными пуансонными (округлыми) вдавлениями и крестовидные. Все изображения были сделаны в позитиве, соответственно, отливка должна была быть в негативе, чтобы на культовом хлебце все отпечатывалось бы опять-таки в позитиве…

Технология литья была развита очень высоко. Литейщики были прекрасно осведомлены о свойствах металлов, правильно подбирали лигатуры. Это хорошо видно на примере поясных пряжек с цепочками для крепления к поясу. Цепочки содержат больше олова, чем сами пряжки. За счет этого достигалась их более высокая прочность, которая для массивной пряжки была не нужна.

Владели мастера и техникой составной восковой модели и изготовления барельефного изображения при помощи трафарета, оттиснутого на воске.

Александр Пинкусович, тогда откуда бралась руда? Она была местная или может быть даже привозная?

Это один из самых сложных вопросов.

Железная руда, однозначно, была местная. В Дигории она присутствует в достаточном количестве.

С медью, а тем более с оловом дело обстоит намного хуже. Месторождений меди промышленного характера в Северной Осетии, насколько мне известно, нет. Тем не менее, образование такой металлоемкой культуры как кобанская на привозном металле мне представляется невозможным. Только в музеях сейчас находятся тонны кобанской бронзы, происходящей из могильников. Но, мягко говоря, не все могильники раскопаны. И не все предметы попадали в могилы. То есть, речь идет о десятках или даже сотнях тонн меди. Такая культура не могла появиться там, куда тонны металла надо вести караванными путями через горы. Может быть, где-то был открытый выход – «шапка», которую древние металлурги «съели»?

Сходный вопрос и с оловом. Оловянистые бронзы, которые пришли на Северном Кавказе на смену мышьяковистой меди в конце II тысячелетия до н.э., содержат не менее 5% олова (доходит и до 20%). Это тоже количество немалое. Тем не менее, исключать привозной характер сырья, например, транзитом из Закавказья, я бы не стал.

Для каких целей использовалась металлопродукция жителями поселении Сауар? Они ее применяли только для собственных нужд или же продавали?

То, что производство на поселении Сауар в целом было нацелено на продажу, это факт. В первую очередь это видно по гончарному делу. Такое количество сосудов, которое изготавливалось только в уже открытых мастерских, не могло быть освоено местными жителями. Мастера работали на все ущелье. Продукция менялась на скот, который мог быть продан на юг – Закавказье, и на север – в предгорья и степь. Соответственно, в материалах могильника мы видим и импорт и с севера, и с юга. И чем позднее, тем импорта больше. Поселение богатело.

Не так просто установить, какие именно из металлических вещей, найденных в других могильниках, изготовлены на поселении Сауар. Тем не менее в отдельных случаях это возможно. Так, в могильнике Гастон Уота и в находящемся от него в 7 км могильнике Хор-Гон найдены пряжки, изображение на которых сделано при помощи одного трафарета. Сделаны они, конечно, одним мастером, скорее всего, жившим на поселении Сауар и со временем похороненным на том же могильнике Гастон Уота…

Безусловно, шли на продажу отлитые в каменных формах пинтадеры. В таком количестве жителям поселения они были просто не нужны. Покупать культовые предметы могли только у «колдунов», каковыми местных литейщиков и считали. Что также говорит об их исключительности. В других поселках таких мастеров не было…

Судя по количеству металлургических мастерских, датируемых одним временем, металл так же, как и керамика, изготовлялся не только для внутренних нужд нескольких семей. Качество изделий и безупречное владение технологией заставляют предполагать высокий профессионализм, который был бы невозможен при работе в малых сериях.

Были ли находки, которые присущи только поселению Сауар?

Начнем с того, что это единственное поселение этой эпохи в горной зоне Кавказа, которое систематически исследовалось! Сравнить особо и не с чем.

В первую очередь это относится к самим мастерским. Ничего подобного на Кавказе мы пока не знаем. Не имеют аналогов и культовые центры с сохранившимися, как говорят археологи in situ (на месте), идолами.

Из вещевых находок на поселении абсолютно уникальны литейные формы, про которые я уже говорил.

Насколько большим для своего времени было металлургическое производство поселении Сауар, учитывая его древность?

Такой производственный участок не был бы маленьким даже для древнего города. А ведь мы еще не знаем его границ. Раскоп растет, расширяется… И все производство, производство, производство…

С момента открытия поселении Сауар прошел не один год. В какой стадии находятся в настоящее время раскопки на поселении? Следует ли ожидать новых интересных находок?

То, что называется – «в процессе». Каждый сезон дает новую информацию. Причем количественная информация по законам диалектики преобразуется в качественную. Благодаря новым находкам часто удается осмыслить то, что было обнаружено много лет назад и оставалось непонятным. Загадок и вопросов еще много, но и поле для работы не малое!

Какие у Вас планы, связанные с поселением Сауар?

Планы обширные! В первую очередь, конечно, продолжение раскопок.

Раскопанный участок хотелось бы музеефицировать: закрепить стены и горны, и сделать легкий павильон, защищающий музеефицированный участок от осадков. В непосредственный близости от поселения располагается Национальный парк Республики Северная Осетия-Алания. Такой замечательный объект культурно-исторического наследия можно было бы включить в туристическую программу.

Сейчас ведется работа по изготовлению макета раскопа для Музея металла при заводе Электроцинк (г. Владикавказ), подготовлена 3D-модель поселения для электронной демонстрации.

В планах стоит создание на ее основе мультипликационного фильма, демонстрирующего как работу археологов, так и жизнь местного населения в древности (с воссозданием металлургического и гончарного процессов, культовой деятельности и т.д.).

Готовится монографическое издание по результатам работ на поселении (по могильнику Гастон Уота одна монография издана, вторая - сдана в печать). Начата подготовка рукописи научно-популярной книги.

В общем: планов много – денег, увы, мало. Все эти работы требуют финансирования. 150 тыс. руб., выделяемых Государственным историческим музеем, мягко говоря недостаточно…

Интервью подготовил Леонид Хазанов

Россия. СКФО > СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 12 февраля 2016 > № 1657324 Александр Мошинский


Россия. СКФО > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 февраля 2016 > № 1649238 Рамзан Кадыров

Григорий Шведов: пиар-технологи Кадырова плохо выполняют свои задачи

Русская служба RFI, Франция

Вот уже несколько дней интернет-пользователи наблюдают фотографии, размещенные главой Чечни Рамзаном Кадыровым в Инстаграме, затем начали поступать сообщения о нападениях на лидера партии ПАРНАС Михаила Касьянова, якобы, выходцами из Чечни. Одновременно, как пишет «Коммерсант», представители некоторых ингушских НПО обратились к Путину с просьбой дать оценку его словам, сказанным по поводу недостаточно эффективной борьбы с экстремизмом в Ингушетии. Ингушские НПО полагают, что «некоторые высокопоставленные лица Чечни пытаются дестабилизировать обстановку в регионе». И опять же, в четверг, 11 февраля было объявлено об отставке руководителя Следственного управления СКР по Чечне генерал-майора Сергея Девятова.

Вроде бы, несвязанные между собой события, но Чечня в последнее — и уже довольно продолжительное время — опять входит в центр внимания как российских СМИ, так и российской политической жизни.

С чем это может быть связано — с готовящимися выборами и связанной с этим пиар-компанией, или же отношение к Рамзану Кадырову в Кремле действительно изменилось? На вопросы RFI ответил главный редактор интернет-издания «Кавказский узел» Григорий Шведов.

Григорий Шведов: Сейчас в Чечне ожидают переназначения Рамзана Кадырова. Несмотря на то, что он преподносит эту ситуацию со своим переназначением как мало его беспокоящую, и даже написал, что забыл о том, что ему предстоит волнующий момент переназначения. Он ожидает, что будет назначен временно исполняющим обязанности. Осенью в Чечне выборы, как многие говорят в России, выборы Кадырова. Тем не менее, это все-таки выборы, и мы должны посмотреть, как они пройдут.

На мой взгляд, кампания, которая развернута теми, кто поддерживает Рамзана Кадырова, в первую очередь основана на том, чтобы привлечь внимание к Кадырову, обратить на него особый взор как на политика, который полностью устраивает Кремль, соответствует линии Кремля. Эта кампания призвана подчеркнуть эти его особые свойства, поэтому мы видим большое количество информационных поводов, которые генерируют круги, поддерживающие Рамзана Кадырова. От слов они переходят к делу, и именно с этим связаны нападки на оппозиционеров.

RFI: Рамзана Кадырова и так уже поддерживали в Кремле, не могут ли эти его странные фотографии и все остальное, наоборот, вызвать негативную реакцию. Не может ли дойти до того, что Кадыров просто начнет раздражать Кремль?

— На мой взгляд, именно это и происходит. Потому что те люди, которые обеспечивают информационную кампанию Кадырова, не понимают, вероятнее всего, что существуют не только количество выходов Рамзана Кадырова в федеральных СМИ, количество публикаций, упоминаемость — все эти количественные параметры, которыми, скорее всего, оперируют пиар-технологи, работающие на интерес Кадырова. Они представляют только половину значимого критерия успешности.

Наряду с упоминаниями о Кадырове как о эффективном, представляющем для Москвы уникальные решения в регионе и за его пределами, подается и негативная, очерняющая Кадырова информация, причем не только так называемыми либеральными СМИ, но и мейнстрим, даже пропаганда, транслируя неумело подготовленные месседжи самого Кадырова, на мой взгляд, наносит ему наибольший ущерб. А администрации президента России уже неоднократно высказывались по поводу Кадырова, и мы видим, что эти высказывания демонстрируют необходимость прояснения, уточнения. Все это говорит не в его пользу.

— То есть можно сказать, что это плохо организованная пиар-кампания? Или это может говорить о том, что, наоборот, у Кадырова развязались руки, он почувствовал себя всевластным, неприкасаемым не только в Чечне, но и за ее пределами? Например, многие связывают его выходки и убийства Немцова, что тот же Кремль отрицает.

— Естественно, Рамзан Кадыров и его окружение интерпретируют отсутствие каких-либо действий в их адрес как тотальную поддержку их курса. В его пиар-кампании есть очевидные изъяны. Нельзя сказать, что она организована непрофессионально, провально. Действительно, достигаются такие результаты, которые невиданны для других российских губернаторов.

Другое дело, что явно не просчитываются риски. Мне кажется, что комментарии, которые давал пресс-секретарь Путина Песков, другие скупые реплики самого Путина, Иванова, тоже свидетельствуют о том, что на самом деле не только положительные реакции имеют место по отношению к Кадырову. Можно вспомнить, что в рейтинге губернаторов на 2015 год, который составил прокремлевский «Фонд развития гражданского общества», позиции Кадырова были понижены. То есть мы видим какие-то сигналы, которые дают основание технологам Кадырова беспокоиться, на мой взгляд.

— Как вы считаете, в ближайшее время альтернативы Кадырову в Чечне все равно нет, и Кремль не пойдет на то, чтобы поменять ее руководство?

— Я считаю по-другому. Я считаю, что альтернатива Кадырову есть. Конечно, вероятность того, что Кадыров будет заменен на другого управляющего, невысока, но исключать эту вероятность нельзя. Именно то, что эта вероятность присутствует, и объясняет истерический тон пиар-кампании, которая сейчас развернута — и находится на своем пике — до того момента, пока не будет назначен временный исполняющий обязанности. Именно этот человек, скорее всего, и будет главой Чечни.

Россия. СКФО > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 февраля 2016 > № 1649238 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 января 2016 > № 1660814 Вадим Дубнов

Зачем Кадырову федеральная политика

Вадим Дубнов

Доктрина Кадырова нисколько не наступательная. Все его броские инициативы и выступления – это не импульс для страны, а игра на укрепление самого себя в том статусе, в котором он неожиданно для всех некогда состоялся, а гарантий в контракте не было

Рамзан Кадыров чувствует свой жанр тонко и органично, и пусть злые языки говорят, что он не знает никаких других. Других ему и не нужно.

«Я – это Россия, а Россия – это я», – сказал в камеру чеченский лидер; зритель сокрушенно улыбнулся, потому что все опять укладывалось в привычную систему образов. Рамзан Кадыров – человек-жанр, человек-символ, и потому его роль – говорить то, что вчера казалось нелепым гротеском, а сегодня обозначает возможный порядок вещей завтра. Поэтому вполне убедительным объяснением нынешней безоглядности чеченского лидера смотрится его психотип и бэкграунд, опыт руководства и, главное, его стиль, доказавший эффективность подходов, которые Кадыров с единомышленниками популяризирует последние недели в форме заявлений, статей и митингов. Все так. Но не все.

В ожидании виража

Все знают такие модели власти, которые требуют своих тонтон-макутов и молчаливых лиц на миллионных митингах. В политическом пространстве появилась соответствующая идейно-технологическая ниша. Кому ее занять, как не Кадырову?

Вопрос только в том, что, как это часто бывает в нашем политическом процессе, появление такой ниши не всегда означает ее реальной востребованности и чьего-нибудь столь же реального желания в ней обжиться. Так, например, получилось с многократно анонсированным русским фашизмом: ниша вроде была, а вышло совсем другое. Кадыров не столько провозглашает и легализует старые фетиши, сколько дает понять, что место для них есть и он никому не рекомендует это место у него оспаривать. Так играют на акциях, покупая месторождение, не собираясь его разрабатывать.

Это не новая политика, а новая, хотя и логично вытекающая из старой, попытка позиционирования. Что, конечно, не означает, что при случае с «пятой колонной» не станут проделывать все то, что Кадыров сегодня предлагает. Просто к его заявлениям и митингам эти программы и прогнозы прямого отношения не имеют.

Сама необходимость постоянного и активного политического позиционирования является как проблемой Кадырова, так и источником его вдохновения. Его коллеги из цеха региональных руководителей от такой необходимости, с одной стороны, можно сказать, избавлены. Но с другой стороны, им в отличие от Кадырова только и остается безучастно сидеть на одном и том же берегу в ожидании проплывающего бонуса или, наоборот, черной метки. И не так в данном случае важно, подкинули Кадырову из Москвы идею для его жгучих выступлений, или он самостоятельно пришел к пониманию термина «враг народа».

Потребность обозначить такую политическую нишу у власти имеется. Цепь событий может несколько увести ее в направлении, весьма далеком от ценностей русского мира и прочего импортозамещения. На этом пути есть немалое количество сложностей, из которых Москве придется постепенно выходить без видимых телезрительскому взгляду побед. Насколько придется возвращаться к забытым приличиям, настолько же придется соблюсти симметрию и обозначить преданность совсем противоположным позициям.

С одной стороны, улыбчивость в «нормандском кругу». С другой, для своих – призраки валютного регулирования и аллюзии на тему врагов народа. Другими словами, чем желаннее будет тихое урегулирование в Донбассе, тем больше доверия и внимания должны вызывать политические упражнения Рамзана Кадырова. Политическое поле как бы расширяется, причем в полном соответствии с моделью новые сегменты должны контролироваться верными власти людьми.

Правда, тут немного необычным выглядит идейный размах, но поскольку он виртуален, как и миллион на митинге в Грозном, экстраординарного в этом ничуть не больше, чем в уверенности Кадырова в том, что Россия – это он, и наоборот. Тем более что на самом деле никакой продуманной уверенности для такого заявления не требуется, просто так вовремя и удачно легла на язык формула, по которой все равно никто ничего не собирается вычислять.

Остров Чечня

Конечно, Кадыров в своем активном позиционировании поставил на нынешнюю модель власти и ее персоналии практически все. У него, впрочем, не было выбора, да и ставка эта оказалась стопроцентно успешной. Однако плана «Б» у него нет и не может быть. У него нет ресурсов, чтобы в случае непредвиденного развития событий гарантировать себе хоть какую-то преемственность или место в новой коалиции. Да и просто выживание, как минимум политическое. Но разгадка его активности совсем не такая прямолинейная, как повсеместно охвативший многих соблазн заподозрить Кадырова в претензиях на главный кремлевский кабинет.

На самом деле доктрина Кадырова нисколько не наступательная. Все его броские инициативы – это не импульс для страны, а игра на укрепление самого себя в том статусе, в котором он неожиданно для всех некогда состоялся, а гарантий в контракте не было. Пока Кадырову удается не только сохранять внешнее финансирование, но и увеличить, пусть и на два-три процента. Что особенно важно в условиях возможного секвестра. Но как все обернется завтра, не знают ни друзья, ни враги. Поэтому миллионный митинг не прихоть тирана, а объективная для него необходимость.

Кадыров в Чечне давно не кумир, и он это знает. Он знает, что две чеченских войны продолжают оставаться травмой, что очень помогает гражданам терпеть те особенности чеченской жизни, над которыми за ее пределами кто-то смеется, кто-то жмурится. Ресурс продолжает работать. Да, жизнь немного как чучхе, зато нет войны и есть деньги, которые худо-бедно, тончайшим слоем, но все-таки растекаются по территории республики, чем отнюдь не все в большой стране могут похвалиться.

Но и этот ресурс иссякает, а проигрывать нельзя, потому что в таких режимах проигрывать опасно иногда и для жизни. В ближний круг входят люди примерно такого же склада, что и сам лидер. Кто-то из них, как ставший знаменитым спикер парламента Магомет Даудов, в свои 35 лет успели вместить и участие во второй войне на стороне боевиков, и амнистию, по поводу которой шеф гордо отметил, что это вышло очень полезно, что Даудова он не убил. Это люди, которые в 20 лет могли стать комендантами Ведено – просто так, потому что в отличие от первой войны, когда такими комендантами становились настоящие зрелые командиры, во второй выбирать не приходилось. Никто ни за что уже не нес ответственность – ни за исход боя, ни за собственные взгляды.

Собственно, это и является главной трудностью любого диктатора: его окружают люди, такие же, как и он, с одним отличием – они ни за что не несут ответственность, потому что она солидарно делегирована ему. В отличие от Кадырова, который связал судьбу с нынешним Кремлем, его гвардия свою судьбу устроит при любом раскладе, как устраивали ее все члены чеченских правительств среднего звена, органично переходя из завгаевского в дудаевское, оттуда опять в завгаевское, потом в масхадовское, и точно так же дальше, без остановок и превратностей. Эти люди, при всей кажущейся преданности патрону, на самом деле от него не так уж и зависят, и патрон не может не понимать, сколько всего ему при случае припомнят.

Так что не надо быть глубоким политическим аналитиком, чтобы оценить все оперативные выгоды борьбы с «пятой колонной» и воспоминаний о 58-й статье. Очередное повышение ставки направлено не на превращение всей России в Чечню, а ровно наоборот. Если по каким-либо причинам не удастся вписаться в неожиданный вираж, в который придется войти федеральной власти, Кадыров заранее усиливает уже имеющееся впечатление о чеченских своеобразиях и о своей отдельности от всего остального конституционного поля, в которое они с отцом когда-то вернули Чечню.

Чтобы заранее все было понятно: чеченские граждане, миллионами выходящие с плакатами про своего главного патриота, могут рассчитывать только на него, и никто за пределами Чечни странностями их жизни не заинтересуется. И точно так же сподвижники, наслаждаясь радостями большой экспансии, должны все равно чувствовать себя островитянами, потому что на свете для них есть только одно место, с которого и выдачи нет, и нравы первозданны.

А если все пойдет без потрясений и никакого виража, в который надо будет всем вписаться, не случится, то список тех, кто назначен шакалами и вшивыми предателями, все равно пригодится. В локальных опять же масштабах, и адресаты этого сигнала те же. Граждане Чечни уже точно знают, что любая критика лидера может обернуться казнью, пока гражданской, вроде публичного поругания по телевизору или банального избиения, от которого не спасают даже государственные границы. То есть все то, что противоречит чеченской традиции, но в полной мере соответствует той стратегии, глаза на которую нам открыл чеченский лидер. Но чем активнее этот стиль Кадыров рекламирует в общефедеральном масштабе и чем благосклоннее к этой рекламе федеральная власть, тем более естественным и безальтернативным он выглядит для самих чеченцев. Остальные пока в его планы не входят.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 января 2016 > № 1660814 Вадим Дубнов


Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 27 января 2016 > № 1642958

Мухарбий Ульбашев: "В развитии туристской инфраструктуры Кабардино-Балкария продвигается постоянно"

Владимир Нестеров

Гость программа "Трибуна" Мухарбий Ульбашев, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, который в верхней палате российского парламента он представляет Кабардино-Балкарскую Республику. Сегодня Мухарбий Ульбашев рассказывает о развитии туризма в КБР.

- В советское время Кабардино-Балкария была популярным туристическим направлением. Она обладает колоссальным туристическим потенциалом. В Республике находятся семь пятитысячников, включая Эльбрус, высочайшую точку Европы. Как развивается туристическая составляющая региона, на что сегодня делается акцент?

- У республики есть амбиции стать одним из лучших оздоровительных центров страны, и одна из первоочередных задач, которые ставит перед собой руководство Кабардино-Балкарии и ее глава Юрий Коков на ближайшие годы – создание качественных условий для комфортного отдыха, проживания для 1 млн туристов и отдыхающих. Действительно, из восьми пятитысячников на Северном Кавказе семь приходятся на Кабардино-Балкарию. В республике насчитывается 11 зон с разной специализацией и направленностью. Мы представлены географически от степи, широколиственных лесов до заснеженных гор, где снег и лед круглый год. Это крупнейшие ледники Северного Кавказа, которые также представлены в горной части республики.

Каждый может найти в республике то, что ему по душе, и в соответствии с этим организовать свой отдых. Для любителей спокойного, тихого отдыха с лечением будут интересны санаторно-курортный комплекс Нальчик, оздоровительно-лечебные комплексы Джилы-Су, Аушигер. На курорте Нальчик, к примеру, имеется 18 минеральных источников с огромным дебетом минеральных вод. Для любителей более активного отдыха в горах подойдут альпинистский комплекс "Безенги", горно-рекреационный комплекс "Приэльбрусье", известный за пределами России. Прикоснуться к многовековой истории Кабардино-Балкарии помогут археологически-туристические комплексы "Верхняя Балкария", "Верхний Чегем". Потрясающие по красоте Чегемские водопады, Голубое озеро, Долина нарзанов. Это известные бренды, еще с советского периода они у многих на слуху.

В вопросе развития туристской инфраструктуры республика постоянно продвигается, подключая потенциал частной инициативы. Идет обустройство зон Эльбрус и Чегет, вводятся в эксплуатацию новые очереди канатных дорог, идет обустройство и расширение горнолыжных трасс. В преддверии Нового года завершены пуско-наладочные работы самой высокой в России канатной дороги на склонах Эльбруса, высота которой 3847 м. Это практически у подножия "Приюта одиннадцати" - культового места, которое знают многие альпинисты, это стартовая точка самого Эльбруса. Если раньше требовалось много часов, чтобы дойти до этой точки, сегодня туда можно подняться на комфортабельной канатно-кресельной дороге.

В ближайшей перспективе запланировано развитие санаторно-курортного города Нальчик. В числе мер, которые сейчас планируются реализовать - реконструкция минеральных источников, замена трубопроводов. Также предполагается создание цельного комплекса автотуристического кластера "Зарагиж". По задумкам, это должен быть уникальный комплекс, не имеющий аналогов в России. Он нацелен на предоставление широкого спектра услуг туристам, прибывшим на своем автотранспорте. Из Краснодарского края, Ростовской области, Ставропольского края и других близлежащих субъектов РФ люди могут приехать на своем автотранспорте и получить весь спектр полноценных туристических услуг.

- А что касается оздоровительного туризма?

- В планах - строительство SPA комплексов, прилегающих к территории озера Тамбукан, которое находится на границе Кабардино-Балкарии и Ставропольского края. Создание собственного косметического фармакологического производства на основе натурального сырья. Вся целебная грязь, которая развозится по санаториям Кавказских Минеральных вод, добывается из этого уникального озера. Что касается санаторно-курортных комплексов и альпинистских лагерей, то здесь стоит задача не столько строительства новых объектов, сколько реконструкции уже существующих, которые были созданы в советский период. Есть, над чем работать. Инфраструктура очень значительная и сейчас предстоит приводить все это в соответствие с требованиями и запросами сегодняшнего дня.

- Какие еще типы отдыха предлагает Кабардино-Балкария?

- Частный сектор, который вкладывается в туристическую отрасль, старается реализовать новые интересные программы. Это и маршруты, связанные с передвижением через несколько ущелий в горной части на джипах, и пеший туризм. Это известные в свое время маршруты через Кавказский хребет в Закавказье, которые проходили через Центральный Кавказ, связанные с переходами в Грузию, в район Сочи, в Абхазию. Они имели статус всесоюзных маршрутов - сотни тысяч туристов имели возможность такого путешествия. И сегодня значительная часть этих маршрутов с учетом "заграничных обстоятельств" сохранена.

- Основное направление- горы?

- Все, что касается зимнего туризма, сконцентрировано на горнолыжных видах спорта. Это и досочники, и горнолыжники, и альпинизм. Зимний альпинизм – это достаточно суровый вид спорта, но он и сегодня имеет очень много приверженцев. Взойти на Эльбрус зимой и летом - разные истории. С точки зрения зимнего восхождения у нас очень много желающих со всего мира.

- Давайте остановимся на гостиничном фонде Кабардино-Балкарии. Что ожидать туристу, который приедет на отдых? Это проверенные временем советские санатории или современные гостиничные комплексы, или небольшие семейные отели?

- В том числе и то, и другое, и третье. Инфраструктурные объекты привязаны к 100 объектам просмотра, но есть и много частных как семейных отелей, так и крупных отельных комплексов. Они рассчитаны на любой бюджет.

Если говорить об объектах просмотра, я бы упомянул Голубое озеро в Черекском ущелье, которое находится на высоте 820 метров. Оно уникально само по себе, потому что глубина его составляет 254 метра, температура круглый год стабильна – +9 С. На базе этого озера есть известный дайвинг центр. Зимой и летом температура воды в озере одинакова. В связи с тем, что вода насыщена сероводородом, она имеет голубой оттенок, поэтому его и называют Голубым озером.

- Зимний сезон – это горные лыжи, зимний альпинизм. А летом чем заняться?

- Круглый год есть чем заняться. Летом так же интересно в зоне Приэльбрусья, в зоне Безенги, как и зимой. Это и спортивный туризм, и альпинизм опять же, и чистый воздух, и прекрасные виды, и чистая вода, и солнце, это много чего такого, что оздоравливает человека.

- Легко ли добраться до курортов Кабардино-Балкарии?

-Кабардино-Балкария имеет достаточно удобное расположение в связи с тем, что это Центральный Кавказ. У нас развитая дорожная сеть. Это позволяет легко и быстро доехать до любой точки республики из столицы Кабардино-Балкарии. А до столицы можно добраться как на автомобильном транспорте, так и самолетом. От Москвы прямой перелет занимает 2 часа 20 минут. Рядом есть еще рядом и два крупных аэропорта: 120 км – Минеральные Воды, и аэропорт Беслана –90 км от Нальчика.

Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 27 января 2016 > № 1642958


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2016 > № 1639907 Рамзан Кадыров

Чего добивается Кадыров, нападая на оппозицию

Алексей Малашенко, Carnegie Moscow Center, Россия

Он навел порядок у себя в Чечне и не понимает, почему такой порядок нельзя навести по всей России. В его Чечне оппозиция и вообще инакомыслие только мешают. Точно так же, как они мешают работать Путину. Дай Кадырову волю, он бы действительно многих пересажал в уверенности, что тем самым принес благо всей стране.

В начале года глава Чечни Рамзан Кадыров без особых поводов набросился с критикой на внесистемную оппозицию, назвав ее представителей «шакалами», «врагами народа», а заодно отдал распоряжение создать VIP-места в психбольницах (Гудермесского и Ачхой-Мартановского районов). Примерно в таком же духе он высказывался и ранее. Лексика использована подчеркнуто заимствованная. «Враги народа» были при Сталине, в психбольницы критиков власти сажали при Андропове, а что касается «шакалов», то это не более чем парафраз известной путинской характеристики оппозиционеров, которые «шакалят» у ворот иностранных посольств. Но для чего все это нужно Кадырову?

Во-первых, потому, что он правда так считает. Он навел порядок (действительно навел) у себя в Чечне и не понимает, почему такой порядок нельзя навести по всей России. Чем Россия хуже Чечни? В его Чечне оппозиция и вообще инакомыслие только мешают. Точно так же, как они мешают работать Путину. Оппозиционеры — враги Путина, а следовательно, враги поддерживающего его народа. Если враг не сдается, его если не уничтожают, то хотя бы изолируют. Дай Кадырову волю, он бы точно многих пересажал и тем самым принес благо всей стране.

Рамзан верит, что его позиция найдет понимание среди большинства российских граждан, причем не только в Чечне. Кстати, чтобы его предложения не смотрелись как исключительно его собственная, частная инициатива, он одним махом руки организовал хор согласных политиков из своего окружения. Правящая чеченская элита действительно разделяет мнение босса.

Еще Кадыров намеренно провел в Грозном массовую демонстрацию в поддержку своих идей. По официальным данным, участие в ней принял почти миллион человек, что должно служить ярким свидетельством единства народа и его лидера, а также неоспоримой правоты последнего.

Во-вторых, призыв Кадырова покончить с оппозицией — это еще одно громкое заверение в его лояльности российскому президенту. В этом нет ничего необычного. Обращает на себя внимание, что градус этой лояльности все время растет. Кадыров словно намекает, что без него президенту никак не обойтись.

В-третьих, во всем этом чувствуется желание Кадырова показать собственную самостоятельность. Ведь он не просто руководитель одного из российских регионов. Он — глава республики с неформально эксклюзивным статусом. И Чечня, где действуют его, Кадырова, правила политического и даже личного поведения, таковой в самом деле является.

Кроме того, Рамзан стал политиком федерального уровня и пытается по своим кадыровским правилам действовать на всей территории страны. Вспомним хотя бы прошлогоднюю историю, когда после ареста ставропольской полицией чеченца на чеченской территории Кадыров отдал приказ своим полицейским открывать огонь на поражение по каждому, кто без разрешения пересекает границу с его республикой. Или случай с запретом Южно-Сахалинским судом исламской брошюры «Мольба (дуа) к Богу: ее значение и место в исламе», в которой цитировались коранические аяты, в том числе из первой суры «Фатиха». Назвав запретивших «Мольбу» судей «национальными предателями и шайтанами», Кадыров добавил, что он «лично призовет их к ответу». И кто знает, может, некоторые из несогласных с Кадыровым к ответу уже были призваны?

Кадыров пытается демонстрировать самостоятельность и во внешней политике. Он угрожал послать 75 тысяч своих бойцов на Украину, предупредил сбившую российский самолет Турцию, что она будет долго об этом сожалеть, что лично он, Чеченская Республика, весь чеченский народ готовы выполнить поручение и приказ любой сложности.

Кадыров готов продавать оружие Мексике, он припугнул Великобританию отторжением от нее Уэльса и Шотландии. Да, кадыровские декларации укладываются в контекст российской внешней политики. Однако считается, что он бежит впереди паровоза, проверяя общественное мнение на тот случай, если Москва пойдет на крайние, непопулярные меры.

Наконец, поведение Кадырова можно рассматривать и в психологическом плане. Его дерзкое поведение, публичное игнорирование российских законов может восприниматься как своего рода компенсация за то, что Чечня после двух войн не обрела независимость, осталась в составе России, и многие сражавшиеся за ее отделение от РФ, в том числе и сам Кадыров, стремятся избавиться от остаточного «пораженческого комплекса». Рамзан хочет сказать (хотя прямо никогда этого не скажет): «нас не победили, мы пришли к Москве непобежденными».

Действительно, не получив формального суверенитета, Чечня добилась уникального положения в составе России, а у чеченского ее лидера сложились персональные отношения с самим президентом, далеко выходящие за рамки отношений между начальником и подчиненным. Состоялось то, что с некоторой долей условности можно назвать «чеченским реваншем».

Кадырову генетически присуще сочетание прагматического расчета и политического чутья. Это не «туземец» и не клоун, как иногда пытаются представлять в СМИ. Как и его «старший товарищ» Владимир Путин, он склонен к импровизации. Его импровизации могут вызывать раздражение, причем резкое, однако они достаточно четко спланированы. Порой возникает ощущение, что с чеченским вождем работает некий мудрый советник, который подсказывает, до каких пределов он может доходить в своей экстравагантности.

«Независимая газета» опубликовала посвященный последним кадыровским эскападам материал под идеально точным названием «Кадыров оставил последнее слово за собой». В самом деле, Рамзан под занавес январской эпопеи пояснил, что, говоря о «шакалах» и «врагах народа», он имел в виду не тех оппозиционеров, которые живут в России, а тех, кто уехал и критикует страну и ее президента, сидя за кордоном, что его неправильно поняли и т. д.

Что думают о словах Кадырова в Кремле? Понятно, что Кадырова оттуда одернули. Слегка. Понятно, что он ожидал такой реакции и был готов смягчить свои грубости. Тем более что в Кремле привыкли к его вербальной хамоватости, так же как и к его последующим оправдательным разъяснениям, что его не совсем правильно поняли. В результате все мы в очередной раз стали зрителями эстрадно-политического дуэта, и я бы не стал комментировать его в сугубо аналитическом, слишком строгом стиле.

Разговоры о том, что Кремль таким образом пугает Кадыровым народ, дескать, вот какие муджахеды у него в запасе, не слишком убедительны. Если с помощью чеченской гвардии планируется подавлять народные выступления, то что тогда делать с этими гвардейцами после подавления гипотетического бунта, тем более что он пока не предвидится. Не говоря уже о том, что при худшем сценарии в столицу чеченцев просто не пустят силовики и армия, в которой еще многие продолжают думать, что, поставив у власти бывших боевиков, у них украли победу в кавказской войне. Спекуляции о кадыровских гвардейцах на московских улицах напоминают расхожие после путча 1991 года сплетни о том, что попытка переворота якобы была организована Ельциным и Басаевым, чтобы захватить власть в стране.

А вот использование Кремлем Кадырова в политических целях — это свидетельство неполноценности российского авторитаризма. Тот, кто пугает Рамзаном, сам его и боится. Безусловно, что Путину Рамзан нужен, но ему нужен Рамзан подконтрольный, пусть даже и «шаловливый». Утратив же контроль над главным чеченцем, Путин утратит уважение к себе со стороны истеблишмента, тем более силовиков, которых независимость от них Кадырова всегда раздражала.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2016 > № 1639907 Рамзан Кадыров


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 января 2016 > № 1638960

Передовик госстроительства: Кадыров как Лукашенко нашего времени

Язык и образ действий, на которые не решается центральная власть, делает из Рамзана Кадырова передовика госстроительства, главу более совершенной локальной версии режима, которую многие хотят распространить на целое. Но, выигрывая в общественном мнении, Кадыров отдаляется от власти, потому что оказывается альтернативой самому Путину, улучшенной версией оригинала, а редкий оригинал такое прощает.

Александр Баунов, Carnegie Moscow Center, Россия

В истории с Кадыровым нужно отличать, что хотели, что получилось и что теперь хотят сделать из получившегося. Тут явно побывал мировой дух Гегеля, принес тезис и антитезис, обещал вернуться за синтезом. Дух же, веет где хочет.

Тезис, выдвинутый из Чечни, прозрачен. Стол заказов в Москве пустеет — ни нефтяных денег, ни кредитов; правительство и Дума обсуждают, какие статьи бюджета резать: этому дала, он кашу варил, этому дала, он воду носил, а этому секвестрировала. Вот этого как раз и не надо. Нужно напомнить, что Чечня — регион особенный, она «окровавлена войной». А тут, когда (запретный) ИГИЛ у ворот, люди в погонах, вместо того чтобы бороться со сторонниками распада России, пользуются случаем и подбираются к истинным патриотам.

Надо остановить опасные для республиканского руководства процессы: показать, что народ за Рамзана, Рамзан за Путина, дедка за репку и все в одной лодке. Для этого, пока воздух не заполнился будничным новостным шумом, пришлось вызвать на разговор новогоднее молчание, послепраздничную пустоту, с которой, если настойчиво и громко беседовать, кто-нибудь да отзовется.

Так и вышло: один за другим отозвались красноярский депутат, оппозиционеры, журналисты, пранкеры, правозащитники, деятели культуры, и уже не у всякого поднимется рука обрезать республиканский бюджет или ограничить особые права главы республики — это ведь прогнуться под «западных лакеев» и показать себя «представителем власти, который заигрывает с шакальей стаей». Поскольку российская система управления готова сломаться, лишь бы не соогнуться, неприятные для главы Чечни разговоры отложены на будущее, но не забыты навсегда.

Нащупать постамент

Желание, чтобы Чечня подчинялась не только лично Путину, которому принесена феодальная клятва, но и «коллективному Путину» — бюрократической и административной машине, возникло давно и обострилось после убийства Бориса Немцова. Подчиняться бюрократическому коллективу — значит стать регионом, как все. Задача не такая уж безнадежная. Чечня, которая успела пожить мирно и распробовать радости потребительской революции, совсем не так зависит от одного-единственного слова своего главы и страха перед его дружиной и не пойдет, стоит им отвернуться, как один человек, в горы предаваться удовольствиям халифата. Десятилетие сравнительно мирной жизни само по себе уменьшило эксклюзивное значение Кадырова, поэтому задача его стандартизации в качестве главы региона не так уж невыполнима.

Усиленно громкий разговор Рамзана Кадырова с зимней тишиной — следствие того, что его личное значение, его незаменимость внутри российской системы управления по объективным причинам снижается. Но Гегель приходил не зря. Убыль объективной незаменимости Рамзана Кадырова на региональном уровне внезапно уравновесилась приростом его общенационального значения.

Кадыров и его окружение, бранясь с теми, кто «рефлексирует на Запад», разговаривали преимущественно с российской властью, а оказались услышаны широкими слоями общественного мнения, и слои их воодушевленно поддержали.

Нарочито сталинские по форме угрозы и ярлыки Кадырова и его представителей понравились многочисленным сторонникам более решительного режима, заполнили пустоту, которая зияла и давно обратилась в слух: когда же, наконец, кто-то назовет вещи своими именами.

Критическая альтернатива

Кадыров в январе 2016 года невольно восстановил систему, в которой Россия существовала в 1990-е и начале 2000-х. Такую, где (бывшая) часть государства становится живым укором и показывает пример центральной российской власти, подрывая ее авторитет в качестве действующей критической альтернативы: вот, оказывается, как можно. Пока «жалкая кучка» по давней традиции сравнивала Россию с Европой, огромная часть российского населения сравнивала ее же с Белоруссией и там искала утешения. Белоруссия была их другой, лучшей Россией; Лукашенко — тем человеком, который решался говорить и делать то, от чего уходила российская власть.

Миф о Лукашенко был такой критической альтернативой Ельцину и довольно долго образцом для начинающего Путина. Лукашенко вернул почти советские гимн и герб, не допустил грабительской приватизации, не закрыл ни одного завода, продолжал производить белорусские телевизоры (зато свои), сохранил смертную казнь и статью за мужеложество, не ругал советского, плевать хотел на мнение Запада, не церемонился с внутренними врагами, ввел квоты на отечественные товары и музыку; при нем цвело настоящее патриотическое искусство, а дегенеративное гастролировало в Москве. Этот набор достоинств делал его в глазах многих граждан России идеальным и желанным сменщиком слабеющего Ельцина, и сам Лукашенко был не против переехать в Москву и оттуда возглавить союзное государство. И даже когда этого не произошло, Путин унаследовал этого человека на долгое время в качестве меры всех производимых им вещей.

Однако значение Лукашенко как укоряющего образца для российской власти в последние годы померкло — по многим причинам. Сама российская власть реализовала у себя дома часть программы Лукашенко, даже пошла дальше в деле плевания на Запад. В то же самое время стал разваливаться образ Белоруссии как счастливой России: когда в России было стабильно, в Белоруссии несколько раз девальвировали рубль, а до российских граждан начало доходить знание о белорусских зарплатах. Потом выяснилось (и напомнили), что Лукашенко спекулирует нашей нефтью, везет в обход контрсанкций белорусские морепродукты, интригует на саммитах Восточного партнерства, не признает Абхазии с Южной Осетией и общается с любыми украинскими властями, в том числе хунтой.

Но главный порок Лукашенко очевиден: если он такой патриот, то почему не слил свое недогосударство с Россией — увеличил бы нашу мощь, вместо того чтобы настаивать на своем никому не нужном суверенитете.

Святое место оказалось вакантным, что противоречит многолетним наблюдениям старожилов. И оно предсказуемо стало заполняться, причем по старой модели: корректирующим эталоном для российской власти стал не глава одной из соперничающих политических партий (слишком декоративны), а глава соседнего постсоветского образования, бывшего советского региона с собственной, достаточно независимой государственностью. Ведь в российской политической системе трудно вообразить смену первого лица на лидера победившей на выборах оппозиционной партии, зато замена его на преемника-выдвиженца из числа популярных руководителей регионов или союзных республик периодически ожидается (Лебедь, Лукашенко, Собянин, ленинградский первый секретарь Романов и другие официальные лица) и является продолжением советской традиции.

В личности Рамзана Кадырова общественное мнение может обнаружить много недостатков (принадлежность к непопулярной религии меньшинства, боевое прошлое и т.д.), зато у него нет главного и фатального порока Лукашенко: его республика — уже в составе Российской Федерации, и он уже сейчас #патриот России, а не когда-нибудь им будет, когда его позовут на царство, а если не позовут, то и не патриот.

Теневой Путин

Рамзан Кадыров, выясняя отношения с властью, ступил неожиданно для себя на освободившийся пьедестал, заранее окруженный весьма многолюдной частью российского населения, для которой нынешний российский режим выглядит слишком деликатным.

В России всегда есть спрос на слова, которые не решается произносить, и действия, которые не решается совершать центральная власть. Центральная власть, если она не провозглашает официальной сегрегации и не поражает открыто в правах часть граждан, всегда вынуждена хотя бы на словах быть властью всех. Кроме того, ей надо вести международные дела; ее языковые возможности ограничены. Нецентральная, неофициальная, теневая власть может позволить себе роскошь не быть властью всех и тем самым стать властным проектом самой категорично настроенной части населения.

Спрос на такой альтернативный проект исходит от тех жителей России, которые хотят, чтобы российский авторитаризм перестал быть, по удачному выражению Екатерины Шульман, застенчивым. В самом деле, откуда столько условностей, к чему они? «У нас не 1937 год», — сообщают по очереди то Путин, то Медведев как о каком-то достижении. А почему, собственно, не 37-й? В чем достижение-то? Пора разбираться, кто виноват, что не 37-й, и искать замену несправившимся.

Власть хвалится отсутствием масштабных репрессий, свободным интернетом, открытыми границами, рыночными механизмами курса валют, биржей и независимым Центробанком, но в глазах множества ее подданных ей тут надо оправдываться, а не хвалиться. Это не достижения, а недоработки. Халатность и отсутствие политической воли, а то и прямой саботаж в высших эшелонах.

В самом деле, у нас вроде бы война на два фронта. Мы возглавляем борьбу с международным терроризмом в мировом масштабе (который Рамзан Кадыров победил в областном) и противостоим безнравственному Западу, а он в ответ душит нас санкциями, поддерживает наших недоброжелателей на Украине и везде, роняет цены на нефть, чтобы развалить страну. И в этих условиях пособники врагов ходят по улицам, вещают по радио, держат свои радиостанции, газеты и телеканалы, брызжут ядом в твиттере и фейсбуке, в то время как, только «не щадя врага, мы сохраним Россию».

Язык и образ действий, на которые не решается никто из представителей центральной власти, автоматически делает из Рамзана Кадырова передовика госстроительства, живой укор отстающим, перемещает на тот пьедестал, который когда-то занимал Лукашенко, — главы более совершенной локальной версии режима, которую надо распространить с части на целое. Постоянные заявления о лояльности («пехотинец Путина»), вероятно, достаточно искренние, тут могут быть приняты к сведению, но мало что меняют, ведь общественность выносит Кадырова в эту популярную нишу не по приказу сверху (многолюдные митинги в Грозном не очень-то показывали на государственных телеканалах, не слишком усердствовали и с продвижением темы «Кадыров — гордость России»), а в силу некоторой естественной политической тяги, которую создают неудовлетворенные ожидания и образовавшаяся вокруг них пустота.

Независимо от намерений самого главы Чечни и тех, кто хочет использовать его энергию в Москве в своих целях, нападая на оппозицию, интеллигенцию, СМИ в тех выражениях, на которые не решаются в Кремле, он включает неудобную для центральной власти систему мер и весов, автоматически бросает ей вызов тем, что на ее месте действовал бы иначе — более популярным и беспощадным образом.

Власть, разумеется, чувствует дискомфорт на этих весах, как располневшая модель. Значит ли это, что, нащупав пьедестал, Кадыров становится серьезным претендентом на управление всей Россией? История русского авторитаризма, а также коротких периодов дефектной русской свободы показывает, что власть в конечном итоге получает не тот, кто в течение долгого времени был популярен в качестве её критической альтернативы (как не получили ее те же Лукашенко и Лебедь), а люди совсем другого стиля и предыстории. Это связано с давними традициями русской диктатуры, которой одинаково подозрительны враждебная и лоялистская самодеятельность и популярность.

Временно выигрывая в общественном мнении, Кадыров при нынешних условиях задачи отдаляется отдаляется от перспективы распространить передовой опыт и стать во главе всего производства, потому что оказывается альтернативой самому Путину, улучшенной версией оригинала, а редкий оригинал такое прощает.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 января 2016 > № 1638960


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 января 2016 > № 1625360 Владимир Путин

Заседание межрегионального форума ОНФ.

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании межрегионального форума Общероссийского общественного движения «Общероссийский народный фронт».

Работа первого межрегионального форума Общероссийского народного фронта посвящена специфическим проблемам субъектов Федерации, возникающим при реализации майских указов Президента и поручений по итогам мероприятий ОНФ. В форуме приняли участие более 600 человек: гражданские активисты из южных регионов страны, федеральные и региональные эксперты, представители исполнительной власти, журналисты.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья!

Позвольте мне поприветствовать вас на первом межрегиональном форуме Общероссийского народного фронта. В планах этого года – проведение ещё трёх таких конференций.

Надеюсь и думаю, что это даст возможность обменяться информацией, более глубоко изучить и проанализировать ситуацию в конкретных регионах, провести оценку того, что происходит, вникнуть в специфику субъектов Федерации, находящихся в этом регионе, посмотреть на трудности, проблемы. Считаю также важным, что уже в процессе подготовки межрегиональных форумов к Общероссийскому народному фронту будут дополнительно присоединяться активные, неравнодушные люди. Они есть в каждом регионе, в каждом городе и в каждом селе, наверное. ОНФ предоставляет им возможности участвовать в обсуждении – не только в обсуждении, но и, надеюсь, в решении целого ряда задач, наиболее важных, наиболее чувствительных для людей, таких как повышение доступности и качества здравоохранения, образования, коммунальных услуг, участвовать в проектах, которые уже получили одобрение и поддержку в обществе. Это и проект «За честные закупки», «Оценим качество дорог», «Народная инициатива», «За права заёмщиков».

Так, активисты проекта «За честные закупки», проанализировав закупки ста заказчиков из 40 регионов страны, представили индекс расточительности органов госвласти и компаний за 2015 год. Полагаю, что соответствующие органы, в том числе и отвечающие за борьбу с коррупцией, должны самым внимательным образом посмотреть, прислушаться к этой информации, к этим фактам, которые предоставлены ОНФ.

Проект «За права заёмщиков» направлен на защиту интересов граждан – потребителей финансовых услуг. Тема одна из самых актуальных, и участники этого проекта уже много сделали и в плане просветительской деятельности, и для помощи конкретным людям, попавшим в трудную ситуацию, связанную с кредитами. Включённость новых людей из регионов в эти и другие подобные проекты ОНФ, безусловно, пойдёт только на пользу общему делу.

Уважаемые коллеги! Первый межрегиональный форум мы проводим на Юге России и не случайно собрались именно здесь, в Ставропольском крае. Хорошо известно, что экономический и социальный подъём наших южных регионов во многом связан с развитием сельского хозяйства.

Этому направлению было уделено особое внимание в ходе дискуссий, которые проходили вчера, в первый день форума, как и вопросам межнациональных отношений, борьбы с расточительством и коррупцией, повышения качества повседневной жизни наших граждан, укрепления диалога между властью и обществом.

Я знаю, мне только что коллеги рассказывали, что результаты этих дискуссий в значительной степени обобщены, выработаны предложения по решению наиболее актуальных вопросов. Такой подход к делу, конечно, нужно продолжать и на предстоящих в будущем межрегиональных конференциях.

В конце этого года на III форуме действий ОНФ мы подведём итоги, проанализируем, что удалось сделать для решения проблем регионов. Это будет, конечно, непростая задача, но ваш опыт, настойчивость и нацеленность на конкретные результаты – свидетельство того, что она по силам.

Знаете, когда я смотрел, о чём вы вчера дискутировали, какие предложения вырабатывали, и думаю, мы не ограничимся, во всяком случае я не ограничусь только встречей с активом ОНФ, а по результатам вашей работы, после анализа тех материалов, которые вы представляете, обязательно соберу в Москве или буду собирать в Москве в зависимости от регионов своих коллег – руководителей субъектов Федерации с тем, чтобы проанализировать вместе с ними ваши предложения, посмотреть, что реально можно реализовать, а потом в конце года будем изучать, что удалось сделать совместными усилиями, а что пока нет и почему.

В 2011 году, здесь же, на Юге России, как вы знаете, в Волгограде, было предложено организовать Общероссийский народный фронт. И за прошедшие годы это движение доказало свою эффективность и востребованность, завоевало доверие граждан. И их уважение к вашей деятельности – одно из главных условий успеха работы ОНФ.

Конечно, нужно выстраивать взаимоотношения с местными органами исполнительной, законодательной власти, с региональными органами власти. Очевидно, что далеко не везде – это активисты ОНФ знают лучше, чем я, – вас встречают с радостью, с пониманием. Подчас наоборот, потому что вы высвечиваете зачастую острые проблемы, которые пока органам власти различных уровней пока решить не удалось. Но эти острые вопросы волнуют людей. И это самый убедительный аргумент для того, чтобы продолжать работу.

Да, конечно, сложностей сейчас немало, но они не могут быть индульгенцией для безразличного отношения к нуждам людей. Уверен, что и вы это хорошо понимаете и сделаете всё возможное, чтобы работать конструктивно, разумно и с пользой для граждан.

Я рассчитываю на то, что в ходе нашей сегодняшней встречи вы поделитесь со мной вашими соображениями о том, как, каким способом или какими способами нужно двигаться вперёд и решать те самые насущные проблемы, острые вопросы, которые вы вчера обсуждали.

Спасибо большое за внимание.

С.Говорухин: Сегодня Татьянин день, наверняка в зале много Татьян. Поздравляем вас от имени Президиума. Одна Татьяна сидит справа от меня.

В.Путин: А сколько в зале Татьян? Руку поднимите, пожалуйста. Ещё раз поаплодируем. (Аплодисменты.)

Ну и, конечно, всех студентов надо поздравить. Я сейчас был в университете, со студентами встречался. Позитивные молодые люди, успехов вам и в профессии, и в жизни.

С.Говорухин: Владимир Владимирович уже сказал, что этот форум посвящён проблемам южных регионов России. Мы теперь будем все наши крупные мероприятия проводить в регионах, чтобы лучше понять специфику, проблемы регионов.

Региональное отделение и наш центр «Народная экспертиза» провели обширный опрос перед форумом, где попытались выяснить самые острые проблемы Юга России. Вчера на пяти тематических площадках обсуждались эти проблемы. Мне кажется, было бы разумным, если бы мы сначала послушали представителей всех дискуссионных площадок, а потом уже вопросы из зала.

Если не возражаете, я попрошу Александру Владимировну Будяк первой начать этот разговор. Александра Владимировна – сопредседатель регионального отделения ОНФ, учитель русского языка и литературы.

Прошу Вас, Александра Владимировна.

А.Будяк: Спасибо, Станислав Сергеевич.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Позвольте мне как ставропольчанке поприветствовать Вас на нашей благодатной, гостеприимной ставропольской земле. Мы счастливы Вас здесь видеть. То полотно, которым сегодня эта земля покрыта, думаю, это добрый знак того, что мы делаем хорошее, правильное дело и у нас обязательно всё получится.

За годы работы Общероссийского народного фронта Вы всегда находили время и находите для того, чтобы встречаться с нашими активистами. Как правило, это происходит на федеральных площадках. Вы принимали участие в «Форумах действий», мы работали вместе в отраслевых форумах по образованию и здравоохранению. Совсем недавно Вы провели встречу с нашими активистами проекта «За честные закупки». Это, конечно, очень важно для нас.

Сегодня в этом зале люди, которых принято называть рядовыми активистами. Это люди совершенно разных профессий, и Вы знаете, что их объединяет: они не могут спокойно жить, если видят, что где–то что–то недоработано, и сами пытаются это исправить и обязательно помочь другим. А самая лучшая площадка для такой работы, конечно, – это Общероссийский народный фронт, потому что это сегодня главная сила обратной связи, Владимир Владимирович.

Буквально несколько лет назад Вы попросили нас помочь Вам в реализации и мониторинге исполнения Ваших майских указов и поручений. И мы настолько скрупулёзно погрузились в это, что, если позволите, будем их называть уже «нашими».

Мы здесь живём, и мы знаем, что происходит в регионе, мы знаем, что происходит в каждом городе, селе, ауле, практически в каждом дворе, потому что наши активисты прошли тысячи километров дорог с фотоаппаратом, потому что наши активисты проехали сотни гектаров леса, чтобы его защитить, наши активисты опускаются в канализационные колодцы, поднимаются на крыши недостроенных или ветхих домов, мы ходим и считаем пандусы, которые сделали или, наоборот, не сделали, к сожалению, власти. Эти люди как раз сегодня собрались в этом зале. И поэтому мы, конечно, очень волнуемся, это первая встреча на региональном уровне, и ещё раз скажу, что для нас это очень важно.

Мы на самом деле знаем, как Ваши майские указы «ложатся на землю». Отрадно отметить, что за последний период мы значительно приросли активистами, и даже не в десятки и сотни раз, а в тысячи раз. И я как сопредседатель регионального отделения по Ставропольскому краю могу сказать, что в нашем крае тоже идёт этот процесс, и достаточно активно. Коллеги из регионов говорят о том, что везде наблюдается подобное. И вчера звонили наши коллеги из Якутии, звонили из Калининграда, звонили из Башкирии и Бурятии. Мы разговаривали, они смотрят сегодня наш Межрегиональный форум и очень волнуются по поводу того, как они будут представлять результаты своей работы.

Наши активисты за годы работы фронта собрали очень большой информационный материал. Это разный материал, но он бесценен, потому что в нём уникальные истории жизни наших людей, потому что там есть и системные решения тех проблем, которые встречаются «на земле», а нам, региональным отделениям, общаясь, даже удаётся находить пути решения этих проблем. И очень долго думали и решили всё–таки систематизировать этот материал для того, чтобы можно было с ним работать, для того, чтобы он стал управляемым. В результате получилась общероссийская карта национальных проблем, народных проблем.

Мы в 2015 году провели, по итогам 2015 года, во всех региональных отделениях свои форумы и конференции, выработали предложения. Конечно, они общественные, может, кто–то над ними посмеялся, потому что, наверное, они недостаточно профессиональны, но они общественные, они народные. Это то, как мы чувствуем, как мы видим, что нужно изменить сегодня в жизни, чтобы страна жила лучше и мы увереннее себя чувствовали. И мы передали эти предложения губернаторам и руководителям республик.

Кроме того, мы провели очень большую подготовительную работу, и наши активисты в 13 регионах Северного Кавказа и Юга России провели, знаете, национальное исследование, народное исследование по определению самых острых и чувствительных проблем в каждом регионе. И сегодня по результатам этого мы, конечно, можем говорить о том, какие проблемы актуальны для отдельного субъекта. В результате этого родилась у нас народная десятка проблем. Тут можно говорить о первоочередных проблемах, можно говорить о том, какие бы могли подождать, но, наверное, правильнее будет отметить, что расположение проблем в этой десятке не в приоритете в большей или меньшей степени, они в равной степени значимы. И вчера мы очень подробно обсуждали эти проблемы на наших тематических «фронтовых» платформах. Мы их уточнили, дополнили, конкретизировали, и сегодня мои коллеги более подробно расскажут о тех особенностях, которые есть сегодня на Северном Кавказе и Юге России.

Например, если мы возьмём уровень безработицы. Конечно, это значимая проблема, люди говорят об этом, и мы сегодня понимаем, что такое безработная молодёжь на Кавказе. Этого категорически нельзя допустить, это может привести к социальному взрыву, и у нас есть конкретные предложения по решению этой проблемы.

К большому сожалению, знаете, Владимир Владимирович, нашей «визитной карточкой» остаются коррупция и взяточничество. Люди очень эмоционально вчера говорили об этой проблеме, мы готовы с этим бороться.

Буквально несколько месяцев назад состоялся форум по здравоохранению, где поднимались очень серьёзные вопросы. В ноябре Вы подписали поручение по итогам этого форума, но по–прежнему проблемы здравоохранения беспокоят наших граждан, и мы будем стараться с активистами, уже, надеюсь, вместе с властями изменять жизнь к лучшему. Есть надежда, что к «Форуму действий – 3», который будет в конце года, о котором Вы только что сказали, у нас эти проблемы звучать так остро уже не будут. Это качество здравоохранения, доступность бесплатных медицинских услуг, дефицит квалифицированных врачей и медперсонала.

Я думаю, что не требует никаких дополнительных комментариев уровень благосостояния населения. Об этом сегодня более подробно поговорит коллега, который работал на площадке по экономике. Всем известно о том, что организация качества капитального ремонта многоквартирных домов – это сложный вопрос. Например, у нас в Ставропольском крае не было возможности изучать это направление пристально, потому что не было специалистов. Вы знаете, в ноябре они к нам пришли сами. Я думаю, что мы тоже здесь совместно с нашей исполнительной властью поработаем и по нашему региону эту проблему снимем. Очень надеюсь, что снимем её и по другим направлениям.

Равномерность социально-экономического развития городских и сельских территорий. Конечно, люди отмечают, очень печально, если ты идёшь по улице и проходишь мимо домов, где заколочены окна, и видишь города, которые уже захлебнулись в застройках, которые подключаются по–прежнему к изношенной, старой инфраструктуре. Это серьёзная проблема. И здесь тоже нужны серьёзные, радикальные предложения, мы готовы их вносить, они у нас есть, и вчера уже звучали интересные предложения по этому поводу. Думаю, что это хорошие перспективы для нашей совместной работы.

Качество образования. Мне, как директору школы, конечно, обидно, что эта проблема у нас остаётся на поверхности, очень хочется, чтобы мы всё–таки перестали реформировать образование так часто и дали спокойно и качественно развиваться нам внутри. Очень хочется попросить сегодня: пожалуйста, верните хорошую, крепкую воспитательную работу в школе. Об этом мы говорим постоянно. И когда мы воспитаем патриотов, когда мы воспитаем наших граждан, тогда очень многие вопросы уйдут сами собой.

Конечно, отмечают и чёрствое отношение чиновников к людям при решении их проблем. Владимир Владимирович, Вы дали поручение совсем недавно о том, чтобы чиновники перестали использовать доллар для подсчёта финансов. У нас появилось такое предложение после вчерашних дискуссий. Мы дадим предложение, если Вы сочтёте возможным, чтобы наши чиновники перестали в итоговых отчётах говорить о том, сколько они освоили денежных средств, а, наверное, лучше бы говорили о том, что удалось сделать.

И конечно, вопросы качества жилищно-коммунальных услуг – это тема, к которой сегодня мы только лишь подходим и будем заниматься ей более подробно. По всей видимости, будет отдельное направление этому посвящено. Мы надеемся, что обозначенные проблемы, которые сегодня появились, через очень короткий период времени значительно сократятся.

Владимир Владимирович, вот подготовленная карта для Вашего удобства в работе. Нам бы очень хотелось, чтобы она находилась под пристальным вниманием чиновников различных уровней. Ну и, конечно, наши активисты, работая с этой картой, смогут уже вырабатывать какие–то системные подходы и предлагать системные решения для устранения тех или других недостатков в работе. Мы готовы к конструктивному разговору. Эта работа будет продолжена в течение года, и к концу года у нас карта будет заполнена. И очень надеемся, что от форума к форуму наши активисты количество проблем будут значительно уменьшать. Ведь наша основная задача – не ругать и критиковать, а работать совместно и вместе находить те пути, которые приведут к улучшению качества жизни в нашей любимой стране. Вы, конечно, знаете, Владимир Владимирович, что нас не сильно любят. Но, знаете, нас уже слышат. А это значит, что у нас, конечно, обязательно всё получится.

В.Путин: Давайте послушаем коллег.

С.Говорухин: Должен сказать, что наш сценарий разваливается.

Реплика: Давайте поправлять, Станислав Сергеевич.

С.Говорухин: Александра Владимировна обещала мне изложить свои мысли и соображения гораздо короче, но не справилась. Может быть, у других получится.

А.Будяк: Прошу прощения, Станислав Сергеевич, надо было меня останавливать.

С.Говорухин: Дело в том, что если мы затянем, то мы лишим зал возможности получить удовольствие пообщаться с Президентом России. Понимаете? Мы же Владимира Владимировича уже знаем. Потом он скажет: давайте последние вопросы, надо ехать. Поэтому я вас очень прошу, мы сейчас идём по тематическим площадкам.

Шишева Людмила Валерьевна – представитель филиала ВГТРК в Республике Адыгея. Пожалуйста, Людмила Валерьевна.

Л.Шишева: Владимир Владимирович, я представляю группу «Общество и власть». Буквально вчера мы провели на наших рабочих площадках дискуссии. И главные темы, которые мы обсудили, – это пятёрка так называемых топовых проблем, которые, особо хочу подчеркнуть, вытекали именно из майских указов Президента, Ваших майских указов, это №601, «Государственные услуги», и №602, «Межнациональное согласие».

Во время дискуссии мы пытались разобраться, что мешает тому, чтобы эти законы были исполнены. Вывод очевиден, пятёрка известна: коррупция и взяточничество, информационная открытость власти, условия работы средств массовой информации, чёрствое отношение чиновников к людям при решении их проблем и межнациональное взаимодействие. Подчеркну, актуальность тем была выявлена при проведении народного исследования.

В поле зрения попали коррупция и взяточничество. Ясно, что уровень взаимодействия власти и общества очень низкий. Наша дискуссия выявила множество проблем, присутствуют административные барьеры, отсутствуют открытость и прозрачность власти. Коррупция порождает совершенно новые и новые схемы хищения из бюджета, неэффективное расходование государственных средств. В качестве примера хочется привести – буквально недавно проводился – рейтинг привлекательности регионов России, и по итогам этого рейтинга все субъекты Юга России показали очень высокие риски и низкую привлекательность. При этом – мы на площадке это тоже активно обсуждали – все крупные бизнесмены, которые хотят реализовывать свои бизнес-проекты, почему–то это делают не на своих территориях. Тоже, наверное, стоит уже задуматься.

Раскрывая проблему информационной открытости власти, в первую очередь, конечно, участники площадки говорили об отсутствии открытых данных на сайтах региональных и муниципальных СМИ, органа власти. Инструмент оценки деятельности органа власти не работает, и главная причина – неинформированность населения.

Предстоит работать и над развитием гражданского общества. Вы знаете, вчера в ходе обсуждения – интересная статистика: оказывается, жители Юга России в большинстве своём даже не знают о существовании портала государственных услуг, они по–прежнему обменивают паспорта в управлениях ОФМС, и таких примеров множество.

Проблема информационной открытости власти, на наш взгляд, чётко соприкасается с чёрствым отношением чиновников к людям при решении их проблем. Вы знаете, что в регионах Юга России это особенно актуально, у нас тут наблюдается бытовая коррупция, низкий уровень профессионализма чиновников и плюс к этому практически отсутствует обратная связь. Мы проанализировали работу приёмных Президента России в регионах, и вы знаете, большинство вопросов, с которыми люди обращаются за помощью, – муниципального уровня. Чиновники не хотят слышать, не хотят решать проблемы людей, которые вынуждены из–за местечковых проблем обращаться в приёмную Президента Российской Федерации.

Решать перечисленные проблемы, на наш взгляд, можно, изменив условия работы средств массовой информации и поддержав независимые средства массовой информации. Мы все понимаем, что в небольших регионах Юга России независимым журналистам работать очень сложно. Они, я думаю, все испытывают на себе давление с разных сторон, сталкиваются с тем, что при попытке получить какую–либо информацию – двери закрыты.

Плюс вчера на нашей площадке очень много было обсуждений, которые касались государственной поддержки Роспечати. Здесь тоже, кстати, были выражены замечания, что, к сожалению, уровень журналистов, которые получили государственную поддержку Юга России для двух федеральных округов, – 12,5 процента в прошлом году. Здесь, конечно, причина в том, что в основном Роспечать, гранты, распространяются на многотиражные средства массовой информации, то есть федеральные.

Позитивные тенденции Юга России – мы, конечно, не можем промолчать о них. Владимир Владимирович, то, что было прописано в майских указах – это предоставление услуг в многофункциональных центрах, – это выполняется, более 90 процентов населения Юга России имеет доступ к этим государственным услугам. Исключение составляет, единственно, Северная Осетия – Алания, там 81,5 процента. Высокий темп проникновения фиксированного интернета замечается.

С 2011 по 2014 год, Вы знаете, погибли тринадцать журналистов. Я не зря привожу эту статистику здесь, потому что в основном формировали её журналисты Юга России. Из тринадцати восемь были наши с вами земляки. И в 2015 году погибших нет.

Возвращаясь к последнему вопросу – межнациональному согласию, Владимир Владимирович, мы все понимаем, что сегодня мы можем с гордостью сказать, что Юг России – это территория мира и спокойствия. И мы все понимаем, каких трудов стоило это сохранить, это приумножить. Мы понимаем, что межнациональное согласие, конечно, оно держится на знании культуры и традиций народов, которые населяют этот регион.

Вы знаете, что Народный фронт огромное внимание уделяет укреплению межнациональных отношений, патриотическому воспитанию. В прошлом году у нас очень активно стартовал проект «Имя героя – школе». В нём приняло участие 300 школ Российской Федерации, его поистине можно назвать народным проектом. И, вы знаете, что особенно приятно? Мы, когда начинали этот проект, планировали, что он в юбилейный год Великой Отечественной войны будет у нас проведён. Но даже спустя уже время, и юбилейный год у нас завершился, но всё новые и новые школы хотят принять в нём участие.

Вчера наши ростовские коллеги поделились с нами очень интересным опытом. Здесь проводится ежегодный школьный фестиваль, он называется «150 культур Дона». И смысл заключается в том, что директора школ абсолютно случайным образом выбирают какую–либо национальность. В течение года школьники изучают культуру, обычаи, традиции этих народов, знакомятся с кухней, и в конце года всё это завершается великолепным фестивалем культуры народов, проживающих на Кубани. Мы с удовольствием бы с коллегами пообщались, хотели перенять этот опыт, и чтобы Вы поддержали наше предложение –­­ вопрос о проведении подобных проектов во всех учебных заведениях нашей великой и многонациональной России.

В.Путин: Вы забыли ещё про одно очень важное достижение Юга России – высокий уровень рождаемости.

Что касается Роспечати и грантов, которые она выдаёт, как Вы сказали, в основном крупным изданиям, многотиражным, федерального особенно уровня, хотя они отчитались, что они оказывают грантовую поддержку исключительно местным СМИ, региональным или муниципальным. И вроде бы упрекнуть их не в чем, потому что критерии отнесения к федеральным СМИ либо к региональным или вообще не прописаны, или прописаны очень размыто, и, по сути, сама Роспечать и решает, что является региональным средством массовой информации, а что общефедеральным. И вот с этим точно надо разобраться, здесь Вы правы.

Л.Шишева: И, пользуясь случаем, можно мы поблагодарим Вас? Благодаря Вашей поддержке на медиафоруме финансовая поддержка СМИ была увеличена до 270 миллионов рублей в этом году благодаря инициативам наших участников Народного фронта в Госдуме. Хотя год сложный, но удалось её сохранить. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

По поводу обслуживания через так называемое «одно окно», межотраслевые центры. Действительно, на Юге России практически во всех субъектах Федерации где–то свыше 90 процентов граждан имеют возможность обслуживаться через эти межотраслевые центры. Здесь, как ни странно, даже вот эта западная часть страны немножко отстаёт, меньше всего граждан обслуживается в этих центрах, по–моему, в Смоленской области, хотя там достаточно молодой, энергичный губернатор, кстати говоря, представитель ЛДПР, совсем молодой человек и действительно деятельный, но здесь надо ему ещё, безусловно, поработать.

Что касается инициативы «150 культур Дона» – это замечательная инициатива, особенно для такого региона, как Юг России. Конечно, нужно поддержать, нужно подумать, как это тиражировать как одну из лучших практик.

С.Говорухин: Продвигаемся дальше. С женщинами у нас в плане регламента ничего не получается.

В.Путин: И не получится никогда, зря Вы стараетесь. (Смех.)

С.Говорухин: Попробуем на мужчинах. Дискуссионная площадка «Честная, эффективная экономика». Павел Анатольевич Андросов, фермер, Астраханская область. Пожалуйста, Павел Анатольевич.

П.Андросов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я представляю площадку «Честная и эффективная экономика». Экономическая ситуация в стране сегодня не самая лучшая. Падение цен на нефть, санкции со стороны Запада, снижение курса рубля, рост инфляции негативно отражаются на нашей экономике. Сегодня взят курс на импортозамещение, а импортозамещение для нас, для Юга России, – это в первую очередь сельское хозяйство. Ведь Юг России является житницей и огородом для всей страны, который обладает огромным потенциалом не только обеспечить продовольственную безопасность, но и стать хорошим экспортёром качественной, высококлассной, экологически чистой продукции.

Перед АПК ставятся новые цели и задачи, открываются новые возможности, перспективные направления. Мы, аграрии, готовы работать и развиваться, это доказано за последние несколько лет, но исходя из ситуации, сложившейся на сегодняшний день, есть немало проблем, которые тормозят развитие или вообще ставят вопрос о возможности ведения хозяйства в целом.

По результатам работы региональных отделений совместно с центром «Народная экспертиза» были выявлены наиболее значимые проблемы, касающиеся жителей Юга России. Это низкая занятость населения, это реализация потенциала региона, эффективность расходования бюджетных средств, административные барьеры, недопустимость механизмов господдержки для предпринимателей.

Вчера на площадке «Частная и эффективная экономика» было бурное, эмоциональное, боевое обсуждение проблем согласно этой тематике, проблем и путей их решения. Я думаю, позже коллеги поддержат меня, кто–то более подробно раскроет определённые темы, более глубоко.

Я хочу заострить внимание на одной из горячо обсуждаемых, наболевших проблем для нас, фермеров, – это цены на минеральные удобрения. На сегодняшний день сложилась такая ситуация, что мы являемся третьими в мире по производству минеральных удобрений, 90 процентов экспортируем, а наши сельхозпроизводители покупают удобрения по долларовым ценам, и даже по долларовым ценам иногда не всегда вовремя покупают удобрения, даже такие моменты возникают. Поэтому у нас как одно из предложений, у наших экспертов, – это ввести экспортную пошлину на минеральные удобрения, так как минеральное удобрение является таким же природным ресурсом, как нефть и газ.

В.Путин: Важнейший вопрос – минудобрения, как и поставки ГСМ, особенно в весенний период сева либо осенью, в период уборки урожая. А сейчас, конечно, подготовка к севу, чрезвычайно важная вещь. У нас первая выступающая сказала, что у нас земля белым ковром покрыта и это говорит о том, что всё у нас получится. Она угадала. Она, хоть и учительница, видимо, знает, что не хватало влаги здесь, губернатор мне рассказывал, в Ставропольском крае, а снег дважды выпал, и вот скоро он растает, и будет достаточно, и всё получится у селян. Дай Бог им здоровья и удачи!

Но минудобрения – чрезвычайно важная тема при подготовке к весеннему севу. В прошлом году – вы знаете наверняка, как решался этот вопрос, – цены на минудобрения были зафиксированы февральские, а для ряда регионов со сложными почвенными и климатическими условиями – январские. И кроме этого ещё и производители удобрений дали скидку 10–20 процентов. Сейчас Минсельхоз и Минпром активно работают с производителями, с тем чтобы были подписаны соответствующие соглашения, которые обеспечили бы селян необходимым объёмом удобрений. Но, действительно, Вы правы: если по селитре цены ещё держатся, не намного выросли, то по другим видам удобрений они растут заметными темпами. Я очень надеюсь, что в самое ближайшее время, уже середина января, соответствующие ведомства, которые я только что назвал, с производителями договорятся и выйдут на эти решения.

Что касается такого способа, как поднять вывозные таможенные пошлины, – да, это тоже один из вариантов, он тоже изучается, и Председатель Правительства этот вопрос ставил. По оценкам Минсельхоза и Минпрома, это может не привести к ожидаемому результату. То есть цены всё равно могут держаться достаточно высокими, если не будет у них прямых обязательств их сдерживать, у производителей, а нагрузка на них возрастёт. Но они должны понимать, что если они не будут учитывать специфику сегодняшнего дня, их ответственность перед страной, перед экономикой и сельским хозяйством, такой инструмент в руках государства есть.

С.Говорухин: Энергичнее дело пошло, как мужчины включились.

Михаил Николаевич Попов – представитель общественной организации «ОПОРА России», Ростовская область. Дискуссионная площадка качества повседневной жизни.

М.Попов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Я ещё и сопредседатель регионального отделения в Ростовской области нашего движения. Вчера мне коллеги доверили модерировать площадку качества повседневной жизни, и в развитие того, что говорили мои коллеги, наверное, всё же самая горячая, самая жаркая дискуссия велась у нас, потому что мы обсуждали те вопросы, которые, без сомнения, затрагивают абсолютно всех сидящих в этом зале.

Поскольку дискуссия была острой, действительно жаркой, мы подготовили ряд предложений, которые, я убеждён, ещё прозвучат в этом зале в ходе дальнейшего пленарного заседания. Мы подготовили ещё и ряд топовых антипримеров, если хотите. И в этом топовом антирейтинге качество дорог, к сожалению, заняло первое место.

Убеждён, все находящиеся здесь приведут десятки, если не больше, примеров некачественного содержания автодорог, некачественного дорожного строительства. Я не буду долго вспоминать. Собираясь сюда, на этот форум, я получил по социальной сети сообщение, содержащее видео, на котором асфальт укладывается в снег в моём родном городе. Можно, конечно, спорить, что сойдёт раньше, снег или этот асфальт, но, говоря в целом о качестве дорожного строительства, мы выработали ряд предложений, и они обязательно прозвучат.

Следующий пункт нашей проблемной повестки – это качество коммунальной инфраструктуры. В среднем износ по России около 70 процентов, а в некоторых регионах наших округов доходит до 90 процентов. Активисты, обсуждая вчера эту проблему на нашей площадке, практически сошлись во мнении: не работает, не должным образом работает программа модернизации инфраструктуры. Из девяти заявок, поданных в Фонд содействия реформированию ЖКХ, одобрено было только четыре. А если говорить о концессионных соглашениях, которые тоже направлены на модернизацию инфраструктуры, из 15 концессионных соглашений лишь в нескольких соглашениях, а может быть, даже и в одном или двух, мы нашли чёткие показатели модернизации переданных в концессию сетей.

Звучали оценки следующего порядка. На самом деле это не концессия, это аренда, а если говорить уже совсем откровенно, это выжимание каких–то соков из изношенной инфраструктуры арендаторами. Естественно, говоря об изношенности коммунальных инфраструктур, мы переходим к вопросу качества поставляемых по этой инфраструктуре жилищно-коммунальных услуг.

Ряд примеров, не буду их перечислять, наверняка прозвучат из зала, но один дичайший пример. В Северной Осетии дважды люди травились из водопровода питьевой водопроводной водой, последний раз – около 400 человек.

Звучали вопросы и экологического характера, мы обсуждали вопросы качества, а зачастую даже [не соответствующего ожидаемому] качества, как это следовало из сметной стоимости, заложенной в программу капитального ремонта многоквартирных домов. Звучали вопросы об оценке эффективности программы «Ликвидация аварийного жилья».

Отдельным вопросом стоит упомянуть, и это тоже вызвало очень жаркие споры и тоже найдёт наверняка отражение в предложениях, я убеждён, потому что это заняло наибольшую часть нашей дискуссии, – это вопрос задолженности в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Размер задолженности, и вообще вся дискуссия, когда она ведётся со стороны чиновников, подводится к тому, и нас наталкивают на следующие выводы, что задолженность формируется из неплатежей населения. Но это не совсем так, львиная доля задолженности формируется не населением, платёжная дисциплина населения в Южном федеральном округе составляет около 96,7 процента, в Северо-Кавказском федеральном округе чуть поменьше – 82,6 процента. Но большая часть задолженности в сфере ЖКХ создаётся МУПами, ГУПами, внутренними какими–то непрозрачными схемами, когда тепловые сети не платят за потребление газа, водоканалы не платят за потребляемую электроэнергию. И фактически это получается кумулятивная, вложенная задолженность внутри этой отрасли, и она растёт как на дрожжах.

Я, коллеги мои, мы все наверняка убеждены, что задача Народного фронта – в том числе и защитить население от переноса бесхозяйственности управленцев этой отрасли на плечи платёжеспособных добросовестных плательщиков – это наше население.

Говоря о проблемах, безусловно, мы отмечаем положительные стороны, о них тоже надо говорить. Например, в наших регионах в сравнении с другими округами Российской Федерации относительно менее быстрый рост тарифов. Это не много, но хоть что–то. Надо же искать какие–то положительные моменты в жилищно-коммунальном хозяйстве. Есть также и рост обеспеченности пандусами и парковками по программе «Доступная среда» объектов приоритетного посещения маломобильными группами населения. И нужно подчеркнуть относительно больший объём вводимого жилья в наших регионах.

В целом, я уже завершаю, лейтмотивом вчерашней дискуссии звучало отсутствие надлежащего или же не совсем полное надлежащее контролирование со стороны государственных надзорных отраслевых органов отраслей ЖКХ для полноценной защиты прав населения, для защиты потребителей услуг ЖКХ. И это приводит в том числе к таким фактам, как падение лифтов, взрывы бытового газа в России. Около 15 случаев произошло в прошлом году.

Разбирая эти случаи более подробно – взрывы бытового газа (и, кстати, это характеризует широту нашей дискуссии), мы от общих вопросов переходили к самым частностям, но они совершенно точно характеризуют и прикладное действие нашей вчерашней дискуссии. Мы обсуждали вопросы, напрямую затрагивающие безопасность населения. Прозвучало предложение, как один из примеров я его сейчас привожу, и как наше предложение – обязать муниципальное образование добиваться чётких гарантий от управляющей компании проверки вентиляционных каналов перед передачей дома к отопительному сезону. Это точечное предложение, у нас обязательно будут более широкие предложения, но оно затрагивает, как я говорил, напрямую безопасность наших граждан, для того чтобы снизить вероятность взрыва бытового газа.

В целом, говоря о недостаточном контроле со стороны государственных надзорных органов в интересах защиты населения, ОНФ готов и мои коллеги готовы помочь государственным надзорным органам, своим общественным контрольным органам, развивая сферу общественного контроля, помочь нам восстановить и улучшить отраслевые показатели вообще жилищно-коммунального хозяйства и качество нашей повседневной жизни. ОНФ готов.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Что касается качества дорог, то удивительная вещь: из года в год, из столетия в столетие у нас эта проблема стоит остро. Знаете, территория колоссальная, и в некоторых регионах и дорог–то не было совсем никогда.

Вы знаете, у нас восточная часть страны не была дорогами связана с западной частью страны. Дорогу Чита – Хабаровск начали строить в середине 60-х годов, потом бросили – раз, бросили – два, бросили – три. Мы взялись, достроили её. Либо по зимникам ездили, либо через Мировой океан добирались в своё время.

Но на чём нужно сосредоточить точно совершенно внимание? Это на том, чтобы те средства, которые выделяются на строительство, на ремонт, чтобы они тратились рационально, чтобы ничего не разворовывалось, никаких схем здесь не было. Ясно, что бизнес должен зарабатывать, естественно, без прибыли нет никакого бизнеса. Но нужно, чтобы это было прозрачным, понятно, кто, сколько зарабатывает, на чём, и чтобы это было экономически обосновано.

В этом смысле, конечно, я думаю, мы ещё об этом поговорим, наверное, из зала коллеги прокомментируют и выскажут свои предложения, как организовать эту работу, но она чрезвычайно важна. ОНФ уделяет этому значительное внимание, и правильно делает. Очень рассчитываю на то, что мы с вами и дальше будем этим вопросом заниматься.

То же самое касается ЖКХ. Здесь огромный пласт проблем и очень много «серых» схем, к сожалению. И действительно, есть попытки (это совершенно очевидно) переложить на население проблемы, которые в этой сфере скапливаются уже не один год, может быть, десятилетия. Но там общая задолженность, в сфере ЖКХ, свыше 900 миллиардов рублей, 937, по–моему, миллиардов. И если говорить, то говорить нужно, погружаясь в эти проблемы.

Просто надо смотреть, как работают эти обслуживающие компании, чем они занимаются, как они информируют население. Вы знаете, что принято решение, что эти компании должны с 1 июля полностью раскрывать свою информацию, полностью: что закупают, у кого закупают, каковы услуги, как они их предоставляют и так далее.

Второе направление, Вы тоже об этом упомянули, – это концессии. По данным наших соответствующих федеральных ведомств, ежегодное финансирование в сфере ЖКХ должно составлять примерно 500 миллиардов рублей. Но если мы посмотрим на доходную часть федерального бюджета, ясно, что это для бюджета неподъёмная цифра. Поэтому отсюда и возникла идея концессии. Но Вы правы абсолютно, нужно понимать, что это такое. В приложении к ЖКХ концессия – это просто аренда. На каких условиях? И концессия – что это такое в данном случае? Как осуществляется эта работа? Какие средства поступают? Как расходуются деньги и так далее.

И, наконец, третье направление – работа в очень сложной сфере, это прямые субсидии из Фонда жилищно-коммунального хозяйства. Здесь, конечно, тоже нужно смотреть, на какие цели идут эти субсидии, в какие регионы, в каком объёме и как они тратятся, безусловно. Я хочу подчеркнуть, здесь, без всяких сомнений, без контроля граждан решить эту проблему эффективно будет абсолютно невозможно. Это такая, казалось бы, скучная вещь, но от решения этой скучной проблемы зависит качество жизни миллионов наших людей.

И конечно, что касается трагических случаев, связанных с безопасностью, особенно с безопасностью использования бытового газа, то напомню, что управляющие компании должны заниматься, скажем, оборудованием, касающимся всего дома. А непосредственная ответственность за эксплуатацию оборудования, в том числе газового оборудования, в квартирах лежит либо на собственнике жилья, либо на арендаторе. Но это не значит, что управляющие компании не должны самым внимательным образом относиться к этим вентиляционным шахтам и ко всему хозяйству, которое с этим связано. Поэтому я полностью с Вами согласен и присоединяюсь к Вашему предложению о том, что в перечень необходимых документов при оценке работы при приёме дома, готовности его к зимнему отопительному сезону эта часть, безусловно, должна учитываться, проверяться и включаться в отчётные документы при решении вопроса, готов дом к отопительному сезону либо не готов.

С.Говорухин: Теперь слово моему коллеге – женский род есть у слова «коллега»? – моей коллеге.

В.Путин: Мы можем спросить у учителя русского языка, она подскажет.

Реплика: Рода не имеет.

В.Путин: Рода не имеет, вот как.

С.Говорухин: Актриса Русского драматического театра имени Горького, Республика Дагестан, Татьяна Валерьевна Рассохина.

Т.Рассохина: Доброго дня, уважаемый Владимир Владимирович!

Вчера я имела возможность поработать на площадке сомодератором во второй части – это «Образование и культура как основа национальной идентичности». Площадка наша очень интересная, очень много было затронуто разных вопросов, выявлено много «болевых точек». Хочу остановиться на нескольких. Это доступность школьного образования, качество среднего профессионального и высшего образования, очереди в детские сады, дополнительное образование детей и доступность образования детей и людей с ограниченными возможностями.

Владимир Владимирович! Хочется остановиться вот на каком моменте. Первого января истёк срок Вашего поручения по доступности дошкольного образования для детей от трёх до семи лет. К сожалению, на Северном Кавказе нельзя сказать, что он выполнен, – ещё 36 тысяч детей стоят в очередях. Есть, конечно, разные формы решения этой проблемы, есть одна очень интересная – это строительство модульных садиков, и некоторые регионы подошли к этой проблеме гибко и построили такие сады. По нашим подсчётам, это бы сократило бюджетные траты, а это порядка 36 миллиардов бюджетных денег, в два раза.

Ещё один момент, Вы сказали о том, что Северный Кавказ перевыполняет план по рождаемости детей. Это очень хорошо. И, соответственно, у нас много многодетных семей. И группы домашнего обучения тоже могли бы сыграть свою очень интересную роль как альтернатива, не надо строить дополнительных садиков. Мы даём возможность и детям туда ходить, и мамочка у нас тоже получает зарплату, и она уже у нас работает.

Конечно, в школьном образовании проблем очень много – это и работа в две смены, в три смены, и вы сейчас, наверное, удивитесь, есть и четыре смены, но это тщательно скрывается, но есть и такое. И, к сожалению, в этой ситуации, когда школы перегружены, фактически рядом стоят недостроенные школы. Это тоже большая проблема.

Хочется обратить Ваше внимание на «Доступную среду». Это большая программа, я ею много занималась, поэтому хочу на ней остановиться немножко. Доступная среда фактически недоступна. Такая, простите меня за тавтологию, доступность ограничивается в учреждениях школ, допустим, это пандус на первом этаже. Доходит до смешного: открываешь двери школы, а там же бывает, знаете, такая маленькая лесенка, тоже вроде бы как первый этаж, и вот там уже этой доступной среды нет, но о чём мы говорим? Это необорудованные туалетные комнаты, это отсутствие поручней и так далее.

Сейчас огромное внимание Вами уделяется инклюзивному образованию, я хочу привести пример одной-единственной школы в Республике Дагестан, которая находится в городе Махачкале, школа №4. Они уже несколько лет работают в этой системе, работают очень успешно и обратились к нам в Народный фронт в мае прошлого года с просьбой. Родители просто плакали и просили: пожалуйста, помогите, дети могут там обучаться только до четвёртого класса. Почему, объясню: доступной среды на второй этаж нет, а их нужно переводить дальше. И дети, которые уже социализированы, уже привыкли общаться с другими сверстниками, вынуждены уйти на домашнее обучение, а это откат, на мой взгляд, откат назад. И это очень болезненная тема. Владимир Владимирович, если Вы подключитесь, я думаю, что эта проблема быстро решится. Нам власти обещали, но конкретно ничего не сделали. Мы даже проводили там круглый стол, Любовь Николаевна Духанина прилетала к нам, и вроде как бы обещали, что что–то сделают, но ничего.

И ещё одна важная проблема – это обеспечение детей бесплатными учебниками. На деле у нас, во всяком случае на Северном Кавказе, это огромная проблема. Дети получают учебники с первого по четвёртый класс. Мы мониторили ситуацию по школам, где–то это к ноябрю происходит, стопроцентно это происходит к ноябрю, это только с первого по четвёртый класс. Я задаю вопрос директору: «Простите, значит, у вас 20 процентов детей остаются без учебников, а что вы делаете?» – «Мы ничего не делаем, мы ждём, пока придут следующие учебники, и начинаем». Я говорю: «Как, у вас с сентября дети учатся, значит, как минимум 20 процентов родителей покупают эти учебники!» После четвёртого класса это вообще невозможно, фактически нет.

Или ещё существует такая ситуация, что учебники есть, ими завалена школьная библиотека, но они уже непригодны. Поясню почему. Минобразования ежегодно обновляет перечень образовательных программ, и учебники 2014-го, 2015 года уже как бы устарели. В целях снижения бюджетных трат у нас такое предложение: на закупку учебников – а они составляют на первое полугодие 2015 года 4 миллиарда рублей – предложить регионам утверждать новые учебные программы или вносить изменения в существующие не чаще одного раза в пять лет.

Если Вы нас поддержите, мы будем рады.

В.Путин: Смотрите, во–первых, что касается культурной идентичности, это звучит отвлечённо. На самом деле это чрезвычайно важный вопрос. И для каждого этноса, для каждого народа России, для многонационального российского народа в частности. Наша коллега слева от меня, специалист по русскому языку, сказала, что «коллега» не имеет рода, а мы все имеем род и должны его сохранить. Знать его и сохранить. Вот это чрезвычайно важная вещь. Поэтому, безусловно, всё, что можно сделать, чтобы поддержать вас, мы постараемся сделать и на региональном, и на федеральном уровне.

Теперь, 36 тысяч очередников у вас в дошкольные образовательные учреждения. Это много, но в целом по стране, вы знаете, эта проблема решается, почти решена, и во многих регионах решена полностью. На юге сложнее, действительно, даже в Ставрополе два года подряд положительная демография, что очень хорошо. Доступность дошкольных образовательных учреждений для семей не должна отставать, безусловно. Я не сомневаюсь, что мы это доведём до конца, в том числе и на Юге России, хотя здесь сложнее. Поэтому, конечно, нужно использовать все возможности, и модульные детские сады нужно использовать. Они, безусловно, должны соответствовать определенным стандартам, так чтобы эти модульные детские сады отвечали требованиям сегодняшнего дня, чтобы, не дай бог, дети там не страдали, находились в нормальной среде. И если это модули, которые отвечают этим требованиям, то, конечно, это можно и нужно использовать, минимизируя затраты. Надо посмотреть. Обязательно посмотрим.

И, безусловно, семейные детские сады, мы много об этом говорим. Я считаю, что это нужно поддерживать. Во многих регионах уже есть такие методики поддержки, в том числе оплата труда выстроена соответствующим образом. Это действительно семьям помогает, минимизирует затраты и способствует занятости населения. Конечно, нужно это делать, и мы с коллегами, с руководителями регионов Юга России пообсуждаем это, безусловно. И школы, конечно, достроить. Это непростая задача с экономической, с финансовой точки зрения, но в Минобрнауки понимание этого есть, в Правительстве есть понимание остроты этого вопроса, будем, безусловно, думать.

Что касается бесплатных учебников, я хочу напомнить, что у нас существует программа, федеральные государственные образовательные стандарты существуют. На основе этих федеральных государственных образовательных стандартов выстроены – преподаватель школы это наверняка должна знать и подтвердит, – в обществе обсуждались программы обучения по соответствующим направлениям. И обсуждались достаточно остро, активно преподавательским экспертным сообществом.

В рамках федеральных государственных образовательных стандартов все учебники должны предоставляться бесплатно, в соответствии с принятым законодательством Российской Федерации это должно, безусловно, соблюдаться во всех субъектах Российской Федерации.

Теперь по поводу того, как часто менять учебники. У нас ведь как образование выстроено? Начальное – четыре года. Потом пять лет – общее образование, основное общее. И ещё два года – среднее, среднее полное общее образование.

И в рамках этого цикла программы не должны меняться. Один раз в три года должен ставиться вопрос о смене учебников, поэтому нужно сначала, мне кажется, навести порядок в тех регламентах, тех законных и подзаконных актах, которые приняты и должны нормальным образом функционировать. Вот с этим надо разобраться.

Всё, что за рамками федерального государственного образовательного стандарта, школа имеет право определять сама: что нужно сделать, какие учебники нужны, какие предметы. Но здесь, и я обязательно поговорю и с руководителями регионов, потому что это их муниципальная сфера компетенции, но и с Министерством образования и науки, здесь, конечно, эти вопросы должны решаться учителями и руководителями школ совместно с родительским активом. Это, безусловно, так. Нельзя навязывать всё что ни попадя, если это за рамками федеральных программ и стандартов, нужно с людьми это обсуждать. Это тонкий вопрос, это, конечно, нужно выстроить. Правильно, что вы его обсуждаете, спасибо.

А.Будяк: Владимир Владимирович, можно я немного вмешаюсь?

В.Путин: Да, конечно, пожалуйста.

А.Будяк: То, что касается пяти лет. Дело в том, что по санитарным нормам и правилам у нас учебник признаётся изношенным через пять лет после издания.

С.Говорухин: Это очень расточительно для государства менять так часто.

А.Будяк: А если у нас каждый год меняется перечень учебников и он признается недействительным?

С.Говорухин: При советской власти меняли раз, я не знаю, в 25 лет, по–моему.

В.Путин: Сейчас жизнь немножко другими темпами движется.

Т.Рассохина: Владимир Владимирович, я ещё хотела бы добавить маленький момент. Эта школа вошла уже в программу «Доступная среда» в 2013 году. До сих пор она не оборудована.

В.Путин: Что касается школы, я услышал.

Т.Рассохина: Поможете?

В.Путин: Да. Естественно, это большая и, в общем–то, такая финансовоёмкая задача для всей страны, имеется в виду, не для системы образования.

Мы присоединились к соответствующим международным документам на этот счёт и, безусловно, будем по этому направлению двигаться. Сразу всё не решишь. Если уж по–честному, то не такие уж большие затраты в региональном измерении, муниципальном. Ну чего там, пандус сделать? Это не такие уж большие деньги. Важно внимание к людям с ограниченными возможностями по здоровью. А по школе мы отдельно с Вами поговорим.

А.Будяк: Владимир Владимирович, можно я ещё исправлюсь? «Коллега» – это существительное общего рода.

В.Путин: Общего рода – значит, ни мужского, ни женского, так что Вы несильно ошиблись.

С.Говорухин: Барханоева Фатима Алихановна, преподаватель медицинского колледжа, Республика Ингушетия.

Ф.Барханоева: Мне представилась возможность работать на площадке «Социальная справедливость». Во время дискуссий мы выделили основные пять проблем, которые прозвучали особо остро. Это качество здравоохранения, уровень благосостояния населения, обеспеченность квалифицированными медицинскими кадрами, доступность бесплатных медицинских услуг и равномерность социально-экономического развития городских и сельских территорий.

Если говорить о качестве здравоохранения: катастрофически не хватает квалифицированных кадров. Во время дискуссии бурно обсуждалась реализация программы «Земский доктор». Она работает с 2012 года, недостаточно хорошо, но изменения есть. Но дело в том, что в этом году начинают истекать сроки договоров земских врачей. Их по России порядка 7,5 тысячи, и никто не задумывается над тем, что будет, когда эти врачи уедут со своих рабочих мест, их мало что удерживает в селе. А случится следующее: сельское население вновь окажется без врачей. У нас на площадке были представители Министерства здравоохранения России, но видение этой проблемы они нам как–то не предложили.

Кроме того, уровень благосостояния юга занимает, к сожалению, последние строчки по России, особенно в сельской местности. Любое развитие должно начинаться со строительства социальной сферы: это школы, больницы, детские сады. У нас не всё так плохо, есть и положительные моменты. Например, в работе скорой помощи. В нашем регионе скорая помощь по вызову приезжает в течение 20 минут. Есть тенденция снижения младенческой смертности. Она, однозначно, в сравнении с российскими высокая, в полтора раза выше, но динамика снижения имеется. Основной причиной высокой детской смертности и растущей детской инвалидизации является задержка темпов строительства перинатальных центров. На юге строятся пять перинатальных центров, и почему–то четыре из них задерживаются со сроками где–то порядка 13 месяцев. Ранняя инвалидизация в принципе будет тоже накладывать дополнительные расходы на бюджет, потому это инвалиды и всё за этим следующее.

В целях повышения качества медицинской помощи беременным участники площадки предложили установить видеонаблюдение в родильных залах и взять на контроль использование средств стимуляции родов. Почему? Потому что имеют место злоупотребления этими препаратами, к сожалению. Как уже несколько раз отметили, есть указы, которые мы выполняем на «отлично», Владимир Владимирович, – это демографическая политика, указ о демографической политике, рождаемость у нас самая высокая, и продолжительность жизни у нас самая высокая в принципе. У нас практически нет или очень мало брошенных детей и домов престарелых. У нас не принято бросать детей и стариков.

Кроме того, семьи на юге многодетные, и здесь же возникает проблема обеспечения этих семей земельными участками. Часть субъектов юга не имеют возможностей выделять земельные участки, а некоторые вообще выдают их или на склоне земли, или в оврагах. Мы на своей площадке решили, что необходим единый федеральный закон, который установит требования предоставления качественных земельных участков.

И завершая, я хотела бы поблагодарить Вас за такие форумы, за Ваш формат общения с простыми людьми, такими как я, например.

И на форуме здравоохранения мне представилась возможность поднять проблему, двадцатилетнюю проблему аварийного состояния здания Ингушского медицинского колледжа. Вы знаете, проблема с места сдвинулась, во всяком случае, впервые за 22 года нам пообещали не ремонт капитальный, а к 2018 году новый типовой корпус колледжа. Надеюсь, мы сможем Вас пригласить к себе на открытие.

И хотелось бы от всего сердца поблагодарить Вас за первую и пока единственную строящуюся нашу детскую больницу в республике. Мы были единственным субъектом и пока остаёмся, где нет детской больницы. И она в текущем году уже будет открыта для работы. Большое Вам спасибо!

В.Путин: Никита Сергеевич Хрущёв когда–то обещал советскому народу коммунизм через 20 лет, а Вам к 2018 году колледж обещают отремонтировать. Я пометил. Если Вы считаете, что решение вопроса сдвинулось с места, если Вам пообещали, оптимизма Вам не занимать, это точно. Я не могу сказать, что меня радует такое решение. Обязательно, коллеги в зале мои сидят, я попрошу их взять это на заметочку и напомнить мне в Москве.

Теперь по поводу истекающих сроков договора для сельских врачей. Вы знаете, никто об этом не подумал. И у меня так же, как и у моих коллег из Министерства здравоохранения, сейчас прямо ответа нет. То есть у меня есть, я сейчас не хочу просто вслух об этом говорить, потому что это требует определённых проработок и с Минфином, и с другими нашими ведомствами. Но решать точно нужно. И те люди, которые хотят остаться на селе, их как–то нужно к этому стимулировать, это точно.

Теперь по поводу перинатальных центров. Вы сказали, пять строится. Действительно, есть задержки здесь, на юге России, но не на 13 месяцев. Средняя задержка – где–то пять-семь месяцев. Единственный регион юга России, где нет задержек и всё идет по графику, это Кабардино-Балкария. Но там ещё предстоит больше сделать, просто они в графике пока находятся. Во всех остальных субъектах Федерации юга России работа будет завершена, к сожалению, с опозданием, но сомнений в том, что что–то не будет сделано, таких сомнений нет. Это точно доведём до конца.

И по поводу земельных участков. Нужно подумать, можно это «упаковать» в федеральный закон? Но, естественно, улучшать здесь ситуацию нужно, точно совершенно, потому что, если уж предоставляется участок семье, то надо, чтобы она могла им воспользоваться.

Ф.Барханоева: Да, а то некоторые просто лицезрят на склоне горы свои участки.

В.Путин: Да, понятно, согласен с Вами. Спасибо.

С.Говорухин: Ну что, переходим к вопросам из зала?

Александра Владимировна, Вы помогать будете мне, потому что я медленно ориентируюсь.

В.Путин: Я бы знаете, как предложил, коллеги? Не просто вопросы, а скорее предложения, я сказал в своём вступительном слове об этом. Но, слушая вас, думаю, что действительно так и нужно будет сделать, я так точно сделаю. Обязательно соберу в Москве своих коллег, руководителей регионов и представителей различных федеральных министерств и ведомств, и чтобы ваши предложения – наверное, не все можно реализовать, но чтобы те ваши предложения, которые можно реализовать, не повисли в воздухе, а нашли отражение в конкретных практических решениях. Мы обязательно в Москве соберёмся, всё это пообсуждаем, поэтому просьба к вам не только вопросы, но и предложения формулировать.

М.Галкин: Владимир Владимирович, Ростовская область, активист ОНФ Максим Галкин. Как Владимир Владимирович уже сказал, в ЖКХ более 900 миллиардов задолженность, а весь оборот – всего 4 триллиона. Фактически 25 процентов – это задолженность. Причём, как говорил наш региональный сопредседатель, делается упор на граждан, а на самом деле нет.

По мнению наших коллег, основная проблема кроется в закрытости системы, в непрозрачности потоков, в отсутствии эффективных и современных методов контроля за этой системой, и есть объективное подозрение на коррупционную составляющую, на определённые схемы вывода денег из этой системы. Но всё–таки основной упор – это на открытость системы. Да, сейчас формируется система ГИС ЖКХ, однако она формируется чиновниками.

Поэтому, Владимир Владимирович, первое предложение. Актив ОНФ готов включиться в работу, чтобы эта система была заточена для собственников, чтобы каждый собственник мог ею успешно пользоваться, чтобы эта система стала эффективным инструментом для каждого собственника нашей страны.

Далее. Что мы сейчас по факту имеем? Мы не знаем, сколько реально вырабатывается ресурсов для населения, мы не знаем, сколько этих ресурсов доходит до населения, потому что, как уже говорилось, сети изношены. Зачастую, если брать наши республики, есть такие факты, что до сих пор используются водопроводы с царских времен с асбестовыми трубами, с трубами из свинца. Сейчас мы не знаем реально, где конкретно формируется задолженность, о которой уже не раз говорилось. Если переходить к конкретным примерам, брать мою родную область, – миллиард задолженности. Половина из этой суммы сосредоточена в маленьком городе Таганроге, три муниципальных мероприятия: водоканал, ЖКХ и энергоснабжающая организация.

Следующий пример. Любимый город Ростов, прошлый год, 2015–й, ежегодное повышение тарифов, все энергоснабжающие организации, максимальный процент повышения тарифа 9,6 процента. У всех гораздо ниже повышается тариф, но у двух: у «Теплокоммунэнерго» – на 11,8, у «Лукойла» – на 14,6. Не противоречит? Не противоречит, всё замечательно.

К чему я это говорю? К тому, что случаи такой эксплуатации сетей, тот вопрос, который Вы уже подняли, концессия, проявляется с худшей стороны, то есть появляются возможности тех моментов, о которых говорили эксперты на площадке. Это краткосрочные договоры от года до трёх лет, это отсутствие реальных банковских гарантий под эти договоры, это возможность заключения договоров, так скажем, аффилированными лицами, получение концессий. Какое решение видится? Мы просим о том, чтобы был назначен один конкретный орган, возможно, ФАС, который будет контролировать исполнение этих договоров в той части конкретных сроков, объёмов инвестиций, точек приложения инвестиций, конкретные реальные сроки, реальные объёмы, реальное выполнение. Проверять контрагентов этих договоров, чтобы у них были возможности, был опыт для заключения реальных долгосрочных договоров от 25 до 49 лет включительно.

Следующий момент – это открытость всей системы. Да, управляющие организации начинают раскрывать, но мы предлагаем пойти дальше, мы предлагаем раскрывать всю систему, вплоть до ресурсовырабатывающих организаций, не только по финансовой составляющей, но и по операционной составляющей, вплоть до раскрытия объёмов добычи ресурсов, что позволит каждому собственнику в нашей стране понимать, куда идут его деньги. Это повысит и платёжную дисциплину, снизит социальную напряжённость, более того, привлечёт инвесторов, потому что грамотные инвесторы будут понимать сроки окупаемости, объём инвестиций. И это всё приведёт к реализации Ваших майских указов и ещё целого ряда Ваших поручений и распоряжений, направленных на реальные изменения в сфере ЖКХ нашей страны.

Спасибо.

С.Говорухин: Друзья, давайте не путать жанры, есть вопрос, есть предложение, и есть выступление, последнее совершенно не годится в нашем формате. Вопрос или предложение, но оно не должно занимать 15 минут времени.

В.Путин: Часть определённая была как раз посвящена этим предложениям. Поискать возможность какого–то федерального органа, который контролировал бы, как идёт работа по этим концессионным соглашениям, точно не помешает совершенно.

И, второе, открыть всю цепочку деятельности управляющих организаций с самого начала, от закупки до реализации услуги. Тоже считаю, что правильно. И то, и другое обязательно нужно, во всяком случае, предпринять все попытки, для того чтобы это реализовать. Обязательно подумаем. Спасибо Вам большое!

Д.Бузгулов: Астраханская область, Бузгулов Даниэль, учитель истории.

Уважаемый Владимир Владимирович! Преподавая историю, я сталкиваюсь с тем, что приходится часто прибегать к объективным оценкам прошлого. И в преддверии приближающегося векового юбилея Великой Октябрьской революции, – по разному трактуют, конечно, это название, – не понимаем, что надо учитывать и патриотическую составляющую в развитии личности подрастающего поколения, и уважительное отношение к прошлому.

Знаю, что Вы относитесь уважительно и к своим предшественникам как к политическим, государственным деятелям, руководителям нашей страны, и уважительно, бережно относитесь к культурному, историческому наследию нашей Родины. Немного диссонансно прозвучали Ваши слова по поводу оценки личности основателя советского государства на последнем Совете по науке. И опять поднимаются вопросы, актуален ли вопрос о перезахоронении Владимира Ильича Ленина.

Но чтобы пресечь какие–то попытки кого бы то ни было вбивать клин в наше единое российское общество, имеющее разные политические предпочтения, с тем чтобы подрастающее поколение всегда имело стабильную преемственную патриотическую составляющую в своей личности, не могли бы Вы прояснить свою позицию по поводу этого вопроса? Ваша позиция очень важна для нас.

Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, сформулируйте вопрос.

Д.Бузгулов: Вопрос о Вашем личном отношении по личности основателя советского государства и актуален ли вопрос о перезахоронении Владимира Ильича Ленина.

В.Путин: Что касается перезахоронения и других вопросов подобного рода, Вы знаете, мне кажется, нужно к этому подходить очень аккуратно, чтобы не предпринимать никаких шагов, которые разделяли бы наше общество. Нужно, наоборот, его сплачивать. Вот это самое главное.

Теперь по поводу оценок той очень небольшой дискуссии, которая у нас развернулась на Совете по науке и образованию. О чём шла речь? И вообще, если вы спрашиваете о моих оценках, вы знаете, я так же, как и миллионы советских граждан, 20 с лишним миллионов, был членом Компартии СССР, и не просто был членом Компартии, почти 20 лет проработал в организации, которая называлась Комитет государственной безопасности СССР. А эта организация – наследница ЧК, которую называли вооружённым отрядом партии. И если человек по каким–то соображениям выбывал из рядов Компартии, его немедленно увольняли из КГБ. Я не был таким по необходимости членом партии, я не могу сказать, что я был совсем уж таким идейным коммунистом, но я тем не менее относился к этому очень бережно. В отличие от многих функционеров я не был функционером с партийной точки зрения, я был рядовым членом партии. В отличие от многих функционеров я не выбрасывал партийный билет, не сжигал его. Я сейчас не хочу никого осуждать, разные мотивы могли быть, это их дело, как поступить. Компартия Советского Союза развалилась, у меня билет до сих пор где–то там лежит.

Мне очень нравились и до сих пор нравятся коммунистические и социалистические идеи. Если мы посмотрим Кодекс строителя коммунизма, который широко тиражировался в Советском Союзе, он очень напоминает Библию. Это не шутка, это такая выдержка из Библии на самом деле. Идеи хорошие: равенство, братство, счастье, но практическое воплощение этих замечательных идей в нашей стране – они были далеки от того, что излагали социалисты-утописты Сен–Симон, Оуэн. Наша страна не была похожа на Город Солнца.

Все обвиняли царский режим в репрессиях. А с чего началось становление советской власти? С массовых репрессий. Я уже не говорю про масштаб, но просто такой наиболее вопиющий пример – это уничтожение и расстрел царской семьи вместе с детьми. Могли бы быть ещё какие–то идейные соображения по поводу того, что нужно искоренить, так сказать, возможных наследников. Но зачем убили доктора Боткина? Зачем убили прислугу – людей, в общем–то, пролетарского происхождения? Ради чего? Ради того, чтобы скрыть преступление.

Понимаете, мы никогда раньше об этом не задумывались. Хорошо, сражались с людьми, которые воевали с советской властью с оружием в руках, а священников почему уничтожали? Только в 1918 году три тысячи священников расстреляли, а за 10 лет – 10 тысяч. На Дону – там сотнями под лёд пускали. Когда об этом начинаешь задумываться, когда появляется новая информация, по–другому многие вещи оцениваешь.

Вот Владимир Ильич Ленин в одном из писем, по–моему, Молотову писал, что чем больше мы реакционных представителей буржуазии и священнослужителей – я дословно цитату не помню – расстреляем, тем лучше. Вы знаете, такой подход как–то не очень вяжется с некоторыми нашими бывшими представлениями о самой сути власти.

Да, но роль в развале фронта Первой мировой войны коммунистической, большевистской партии тоже известна. Получилось что? Что мы проиграли проигравшей стране, через несколько месяцев Германия капитулировала, а мы оказались проигравшими проигравшей стране – уникальный случай в истории. А ради чего? Ради борьбы за власть. Как мы, зная сегодня это, оценивать должны вот эту ситуацию с огромными потерями для страны, с колоссальными просто?

Затем экономика. Ведь к НЭПу уже перешли почему? Потому что даже продразвёрстка не сработала, не смогла. Невозможно было обеспечить крупные города продовольствием. Поэтому перешли к рыночному хозяйству, к НЭПу, потом быстро его свернули.

Знаете, то, что я сейчас говорю, – это мои личные выводы, мой личный анализ. Плановое хозяйство имеет определённые преимущества, оно даёт возможность сконцентрировать ресурсы общегосударственные на выполнении важнейших задач. Так были решены вопросы здравоохранения, в чём безусловная заслуга компартии того времени. Так были решены вопросы образования – безусловная заслуга компартии того времени. Так были решены вопросы индустриализации в оборонной её части. Я думаю, что, если бы не концентрация общегосударственных ресурсов, Советский Союз не смог бы подготовиться к войне с нацистской Германией. И велика была бы вероятность поражения с катастрофическими последствиями для нашей государственности, для русского народа и других народов Советского Союза. Поэтому это всё безусловные плюсы. Но в конечном итоге нечувствительность к изменениям, нечувствительность к технологическим революциям, к новым технологическим укладам привела к коллапсу экономики.

И, наконец, самое главное, почему я говорил, что нужно по–другому взглянуть на идеи, которые сформулировал тогдашний руководитель советского государства Ленин Владимир Ильич. Мы–то говорили о чём? О чём я говорил? О том, что была заложена мина под здание нашей государственности. Что я имел в виду? Вот теперь конкретно: я имел в виду дискуссию между Сталиным и Лениным по поводу того, как строить новое государство, Советский Союз.

Если вы историк, вы должны знать, что Сталин тогда сформулировал идею автономизации будущего Советского Союза. В соответствии с этой идеей все остальные субъекты будущего государства должны были войти в СССР на основе автономии с широкими полномочиями. Ленин раскритиковал позицию Сталина и сказал, что это была несвоевременная, неправильная идея. И более того, он продвинул идею вхождения всех будущих субъектов этого государства, а тогда было четыре субъекта: Россия, Украина, Белоруссия и, кстати говоря, юг России, Закавказская федерация, как она называлась – вы лучше меня знаете.

Так вот он, Ленин, выступил за то, чтобы государство, Советский Союз образовался на основе, как он говорил, я могу ошибиться, но идея понятна, полного равноправия, с правом выхода из Советского Союза. И вот это и есть мина замедленного действия под здание нашей государственности. Мало того что к границе привязали этносы многонационального, по сути унитарного государства, к каким–то территориям, причём границы определяли совершенно произвольно и, в общем–то, далеко не всегда обоснованно. Украине, допустим, Донбасс передали под каким предлогом? Повышение процентов пролетариата на Украине, для того чтобы иметь там большую социальную поддержку. Бред какой–то, понимаете? И это не единственный пример, и других много.

Вот, скажем, культурная автономия – это одно, автономия с широкими государственными полномочиями – это другое, а право выхода из государства – это третье. И в конечном итоге в том числе и это наряду с неэффективной экономической и социальной политикой привело к распаду государства. Это и есть мина замедленного действия.

А что же это, если не мина замедленного действия? Именно так оно и есть. И мы должны просто внимательно, имея в виду возможности сегодняшнего дня, анализировать всё, что было в прежние времена. Но нельзя одной чёрной краской мазать всё, что было в прошлом, или в радужных тонах смотреть на то, что происходит сегодня. Надо внимательно, объективно анализировать, для того чтобы не допускать ошибок, которые были допущены, в будущем, а выстраивать и наше государственное строительство, экономику, социальную сферу так, чтобы государство только укреплялось, и у нас такая возможность, в том числе с помощью Общероссийского народного фронта, есть.

Н.Мельков: Добрый день! Меня зовут Николай Мельков, я активист «Убитых дорог».

В 2015 году мы совместно с ОНФ провели инспекцию по дорогам «За гарантии на дороге». Мы побывали в 82 регионах, где проверяли качество выполнения Вашего указа об удвоении объёмов строительства и ремонта работ. Побывали в 130 городах, проинспектировали более 900 гарантийных улиц. Мы нашли множество дефектов, которые сейчас устраняются и будут устраняться за счёт подрядчиков, а не за бюджетные деньги. Также мы заметили, что в разных городах устанавливаются различные гарантийные сроки, хотя имеется постановление Минтранса, но оно обязательно только для федеральных дорог.

Например, мы сегодня находимся в городе Ставрополе, здесь гарантия на дороги 5 лет. Как мы видим, здесь очень хорошие дороги. А почему–то в соседнем городе Пятигорске гарантия на дороги всего лишь один год, а на реконструкцию – два. Получается, что после истечения этого срока необходимо тратить деньги из Дорожного фонда на появившиеся дефекты. Также ещё у нас есть информация, и мы сами были в городе Элисте, там всего две гарантийные дороги, и те ведут только к дому главы города.

В.Путин: А что вы аплодируете? Вам это нравится, да?

Реплика: Мы там живём!

В.Путин: А, вы там живёте! Повезло!

Н.Мельков: Остальные дороги в городе, конечно, находятся в ненормативном состоянии.

Ещё у нашей инспекции есть интересная информация, что, например, в городе Махачкале стоимость одного квадратного метра 3800 рублей, а в городе Назрани – в десять раз меньше, 380. И опять у нас есть информация по Пятигорску: здесь стоимость за квадратный метр на одной улице составила 16 тысяч. То есть мы узнали, что за счёт Дорожного фонда были исправлены коммунальные проблемы.

Также по итогам нашей инспекции можно сказать, что для выполнения Вашего Указа необходимо не только привлечение финансовых средств в дорожную отрасль, но и следить за эффективностью расходования дорожных фондов. Иначе говоря, чтобы за каждым рублём, направленным на дороги, была гарантия.

В 2014 году активистами ОНФ в Госдуму был выдвинут закон, который устанавливал обязанность заказчиков выдвигать гарантийные требования согласно постановлению Правительства. Но почему–то до сих пор этот закон не согласован и по понятным причинам идёт очень затяжная работа по согласованию.

Я хотел бы Вас попросить ускорить этот процесс, так как мы все платим налоги.

В.Путин: Ещё раз, ускорить процесс согласования чего?

Н.Мельков: Законопроекта, потому что его, видимо, положили на долгую полку и он лежит. Мы все платим налоги, а дороги в регионах у нас, конечно, находятся не всегда в отличном состоянии, в том числе даже гарантийные.

В.Путин: Понятно. Там понимаете в чём дело? В принципе законов хватает на самом деле, для того чтобы нормальным образом работу организовать. Потому что необходимость вот этих гарантий предусмотрена и в Градостроительном кодексе, и в Гражданском кодексе. Чего там не хватает? Не хватает подзаконных актов, не хватает точной регламентации, какие документы и какие стандарты должны быть заложены при осуществлении гарантийных обязательств. Поэтому решили отрегулировать это отдельным законом. Вы правы, конечно, нужно это ускорить. Я пометил для себя, мы это постараемся сделать.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, участники форума!

Мы на площадке «Честная эффективная экономика» обсуждали много злободневных вопросов. Есть вопрос, по которому я не могу молчать, это просто крик души: субсидии и госпомощь АПК. Вы прекрасно знаете, что за последние три года выделено 618 миллиардов господдержки, это действительно серьёзные суммы. Однако наш агропромышленный комплекс балансирует с нулевой рентабельностью, такого быть не должно в принципе. В аграрно-промышленных странах, в развитых, господдержка распределяется 50 на 50: 50 процентов получают крупные агрохолдинги, 50 процентов получают малые формы хозяйствования. Очень часто они объединены в кооперативы и так далее, им проще себя позиционировать, проще продавать уже готовую продукцию, взаимодействовать с торговыми сетями и так далее. Однако у нас этот процесс не отлажен.

Ваш майский Указ 596 просто не выполняется на местах. С чем это связано? С тем, что комиссии по рассмотрению этой господдержки собираются кулуарно, решают так, как решают. В итоге те люди, которым действительно нужны кредиты, действительно нужны субсидии, их не получают.

Соответственно, очень краткие предложения. Первое: ни копейки денег без выезда к фермеру. Сейчас госкомиссия рассматривает только документы, и предприниматель должен представить примерно два вот таких тома документов, предложений, бизнес-план, конечно, они должны быть, но очень часто в этом участвуют мошенники, которые действительно всё это красиво пишут и действительно красиво получают.

В итоге у нас что, в результате? Уголовные дела. Какие решения дальше по этому уголовному делу? Человек взял 5 миллионов госсубсидий, купил машину и, не стесняясь, ездит по городу. Потом по уголовному делу осуждение: человека осуждают на полтора года условно и 300 тысяч рублей штрафа. Это совсем не то, что нам нужно для государства.

Первое: ни копейки без выезда к фермеру. Второе: нет общедоступных данных о распределении средств, кто конкретно получил, сколько и на какую программу. Нам нужны конкретные цифры в литрах молока и килограммах мяса. Нам не нужны квадратные метры коровников и засеянных полей, нам нужен результат. Если этих результатов не будет, то не будет всего остального. То есть мы должны планировать чётко, чтоб знать, что спросить. Очень просим, чтобы данные по распределению были общедоступны в сети Интернет. Зашел и посмотрел: вот заседала комиссия, вот она распределила такому фермеру столько, такому фермеру столько и на что. А этим троим отказала – по какой причине? Может быть, у него что–то с документами не так, может быть, ещё что, – чтобы они могли исправить свои ошибки и податься в следующий раз, правильно? Жизнь же не заканчивается? Получат они эту помощь через полгода. Но для этого им нужна точная причина, почему им отказали, не образно: ваш бизнес-план отклонен, потому что он не соответствует законодательству, – а конкретная, точная причина.

И дальше, третье, что мы предлагаем. По поводу выполнения как раз этих бизнес-планов: не реже чем раз в квартал эта самая комиссия или другие чиновники, которые распределяют эти средства, должны выезжать в поля. Они должны смотреть, строятся эти коровники или нет, закладывается яма силосом или нет, что конкретно происходит. Потому что у нас очень часто бывают такие случаи, которые мы уже видим из прессы, когда открыто уголовное дело, расследовано, за 5 лет некто, не будем называть фамилии, получил 15,5 миллиона на свой счёт, он 5 лет эти средства осваивал. В итоге там, где должен был быть коровник и сопутствующие постройки, чистое поле. Почему за 5 лет никто этого не спросил из тех чиновников, которые выдавали эти деньги?

Три предложения. Ни копейки без выезда к фермеру до рассмотрения. Второе: общедоступные данные, кому, сколько, под какой проект что ждать. И третье: данные о выполнении общедоступные.

Спасибо огромное.

В.Путин: Предложения все хорошие. У нас в целом на поддержку АПК в прошлом году, вы знаете об этом наверняка, было направлено в соответствующей госпрограмме 222 миллиарда рублей. Примерно 8 процентов из всей поддержки ушло на малые формы хозяйствования: это фермерские хозяйства, частные предприятия на селе. Планировалось, что в этом, 2016 году общая поддержка АПК будет даже немножко увеличена, до 237 миллиардов, по–моему.

Сейчас Минсельхоз вместе с Минфином смотрят на возможности бюджета. Будем надеяться, что для малого предпринимательства на селе цифра не изменится. Это чрезвычайно важная вещь. И должен сказать, что фермерские хозяйства поменьше, а вот частные подсобные дают достаточно заметную, серьёзную добавку в общую продовольственную корзину страны. Они, безусловно, должны быть поддержаны.

А предложения Ваши правильные. Я просто не представляю, насколько это технически осуществимо. Всё–таки речь идёт о миллиардах. Не помню, в прошлом году, по–моему, 11 миллиардов, что ли, было, где–то в этом роде, на малые формы хозяйствования на селе. В этом году примерно такая же цифра. Но можно ли каждому получателю, реципиенту выехать, посмотреть? Надо бы, точно надо. Насколько это возможно организовать?

Реплика: Владимир Владимирович, это же всё происходит на местах. То есть эти миллиарды идут на всю страну. Соответственно, по краю получателей поддержки не так много. Их не тысячи, их десятки. Соответственно, к этим десяткам можно доехать!

В.Путин: Главное, чтобы чиновники на это не запросили «Мерседесов» и аппарат тысячу людей. Но предложение в правильном направлении, абсолютно точно. Посмотрим, как это можно сделать, ладно?

Реплика: Вы знаете, заодно мы поддержим российских производителей хорошей проходной техники. Всем по «уазику». Да, за госбюджет, это будет не так дорого! И мы поддержим своих производителей заодно.

В.Путин: Хорошо. Контролировать нужно, это абсолютно точно, согласен. И когда выдают, и в процессе работы надо своевременно на это реагировать, точно совершенно.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, дорогие коллеги!

Я хочу сказать от своего имени и от имени всего нашего многонационального народа Чеченской Республики. Я член регионального штаба ОНФ Чеченской Республики и председатель правления русского республиканского центра «Преображение» Чеченской Республики. Мы тоже внесём свои предложения, но и хотим Вам сказать большое спасибо – немножко другая тема – за Ваши решительные действия по борьбе с международным терроризмом в Сирии, потому что это нас очень волнует. Мы говорим обо всём этом, а если не будет мира, то этого ничего не будет. Эти разговоры будут ни к чему.

В.Путин: Вам спасибо за поддержку и нашим военным спасибо за эффективные действия. А за республику – это тоже вам, тем, кто там живёт, это вы сделали. Первому президенту республики спасибо, нынешнему руководителю. Эффективная работа.

Реплика: Я больше четырёх лет уже живу в этой республике и не понаслышке знаю, что пришлось пережить людям. Мы предлагаем такими же решительными действиями и дальше бороться с этой проблемой, с терроризмом, чтобы больше этого не повторилось, чтобы эта угроза не нависала над нашей страной, чтобы наши дети могли спать спокойно.

Я работаю с детьми, у меня театральная студия. Они просили меня передать Вам, я хочу Вам передать, что они очень любят Вас и знают, что Вы всегда защитите их.

В.Путин: Спасибо.

Реплика: А это главное, потому что дети, это дорогого стоит.

В.Путин: Спасибо большое.

Будем действовать, как персонаж известного фильма говорил: «Аккуратно, но сильно!». Или наоборот: «Сильно, но аккуратно!»

Е.Беляк: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Екатерина Александровна Беляк, мама четверых детей, руководитель интерактивного музея наук «Лабораториум», Ростов–на–Дону.

Я хотела всё–таки вернуться к теме об исполнении Вашего указа об МФЦ. Здорово, великолепно, экономим время, экономим нервы, снижает коррупционную составляющую, безусловно. И все пользуются, все возраста, доступно, очень много построено центров, много сделано очень. Замечательно.

Но, как уже говорилось сегодня, на форуме были обозначены факты о том, что не везде выполнено полностью, это первый момент. И не всегда количество и качество предоставляемых услуг соответствует тому, как оно должно быть.

Например, я живу в частном доме, частный сектор Ростова–на–Дону. У меня четверо детей, и основная справка, которую мне постоянно приходится везде представлять, это справка о составе семьи. Чтобы её получить, мне нужно две недели, море документов представить, ходить туда-обратно, нервы и так далее. А всё это происходит только потому, что в МФЦ нет базы данных частного сектора. Всё есть, всё хорошо, но нет частного сектора, и есть разные такие нюансы.

Кроме того, например, я очень частый посетитель МФЦ и не знала, что мы можем давать оценку работы МФЦ, потому что мне там никто это никогда не сказал. На форуме тоже это прозвучало. У нас, например, оказывается, что в прошлом году из Краснодарского края ни одной оценки не пришло, хотя возможность такая есть.

Предложение. Владимир Владимирович, замечательная тема, нужная, важная, удобная для людей, но, может быть, сделать как–то так, указ такой издать, чтобы на местах довели её до конца, до ума доработали.

Спасибо.

В.Путин: Задача такая стоит, и Администрация Президента внимательно за этим будет дальше наблюдать, и Правительство. Правительство проводит большую работу по этому направлению, там действительно, Вы правильно сейчас заметили, многого ещё не хватает и многое нуждается в совершенствовании. Обязательно будем этим заниматься, даже не сомневайтесь.

Л.Колиева: Здравствуйте!

Очень приятно сегодня находиться на этом форуме.

Людмила Колиева, Северная Осетия, спецкор информационного агентства «Иринформ».

Владимир Владимирович, у меня сейчас было много вопросов, но, просмотрев информбюро Северной Осетии, я увидела, что сегодня ветераны войны собрались в парке Победы, потому что каким–то чудесным образом часть этой земли отошла в частные руки. И по неподтверждённой информации, там будет строиться увеселительное какое–то заведение. Первая просьба: как–то обратить на это внимание и у себя зафиксировать, помочь в решении этой проблемы.

Второй вопрос, который интересует, наверное, не только меня, но и многих жителей нашей страны: каким образом рассчитывается индексация зарплаты по отношению к инфляции, которая происходит, потому что в свете экономических событий в республике очень сложно прожить на 12 тысяч и прокормить семью.

Спасибо Вам огромное. Извините, всего доброго.

В.Путин: «Извините, всего доброго». Вы уходите или я ухожу?

По поводу инфляции. Конечно, мы должны самым внимательным образом следить за тем, чтобы жизненный уровень людей держался на достойном уровне – простите за тавтологию, – потому что в современных условиях, в сегодняшних экономических условиях это, наверное, самое главное, что должно быть в центре внимания всех уровней власти. Кстати говоря, мы все знаем и о курсе национальной валюты, все знаем об инфляции, о которой Вы сейчас сказали. Она будет даже, по окончательным подсчётам, чуть меньше, мне кажется, чем первоначально об этом говорили. Но индексация, особенно это касается пенсионеров, должна соблюдаться в соответствии с принятыми решениями и с принятым законом.

Конечно, мы должны исходить из доходов нашего бюджета. И расходы, они откуда берутся? Из доходов. Плюс, конечно, в таких условиях, которые мы переживаем сегодня, мы должны аккуратно, но всё–таки использовать наши резервные фонды, прежде всего, конечно, резервные фонды Правительства. Для этого резервные фонды и создаются, чтобы в условиях экономических спадов финансировать социальные обязательства. И мы, безусловно, будем это делать.

Между тем хочу обратить внимание на то, что те сложности, с которыми мы сталкиваемся, – и сельхозпроизводители знают это лучше, чем кто–либо другой, – дают нам и определённые возможности, но не только в сельском хозяйстве, где мы хотя бы отчасти, но всё–таки серьёзно расчистили собственный рынок для собственных производителей и отечественных производителей, но это касается и промышленности.

Кстати говоря, у нас спад на 3,3 процента в промышленности, а в сельском хозяйстве рост почти на 3 процента. Но и в промышленности будет обязательно рост, имея в виду в том числе и наши программы импортозамещения, потому что они направлены не просто во что бы то ни стало что–то заместить, чего нам не хватает. Они направлены на современное технологическое развитие нашей экономики, на создание новой инновационной экономики и не только в оборонных отраслях, но и в гражданских отраслях промышленности. Просто там лаг побольше, чем в сельском хозяйстве, там время отдачи больше, чем в сельском хозяйстве, но и там это будет сто процентов.

А кроме всего прочего, фундаментальные, базовые основы функционирования экономики позволяют нам проявлять сдержанный оптимизм. Почему? Потому что, смотрите, у нас инфляция подросла, у нас дефицит бюджета меньше, чем мы ожидали. Мне Минфин докладывал, где–то 2,6 процента, наверное, будет вместо трёх с лишним, но при этом у нас профицит торгового баланса, то есть мы на торговле зарабатываем больше, чем проедаем, достаточно большие резервные фонды и низкий государственный долг.

Понимаете, когда маленькая инфляция и низкий долг – это одно из фундаментальных, базовых условий будущего развития. Мы, конечно, это должны сохранить, действовать в социальной сфере тоже очень аккуратно, не раздувая эти расходы, но обеспечивая, безусловно, жизненный уровень граждан.

Теперь по поводу земли. Вы знаете, для многих регионов, в том числе для юга страны, где земля представляет особую из себя ценность, здесь и вопросы распределения земель сельхозназначения и под различные торговые точки, и под жилищное строительство, решение этих вопросов требует особого внимания со стороны общественных организаций, в том числе Общероссийского народного фронта, причём это касается не только исполнительных органов власти. Но вот я обратил внимание на то, что многие решения, которые совершенно точно вызывают вопросы в их обоснованности, проводятся и через судебные инстанции. Это вопрос, требующий особого внимания. Это не значит, что сейчас нужно «охоту на ведьм» осуществлять, но внимательно за этим нужно следить. На тот случай, о котором Вы сказали, мы, конечно, обратим особое внимание, но в целом вопросы распределения земли чрезвычайно важны, чувствительны и требуют нашего с вами повышенного внимания.

А.Гридин: Добрый день, Владимир Владимирович! Алексей Гридин, город Пятигорск, Кавказские Минеральные Воды.

Хотелось бы поднять тему не очень популярную сегодня, но, на наш взгляд, очень важную, особенно в нашем курортном регионе. И прежде всего я хотел бы, конечно, извиниться перед вами за наши муниципальные власти, потому что они своими действиями и иногда бездействием просто вынудили нас просить Вас о Вашем личном внимании к этой проблеме.

Вы объявили 2017 год Годом экологии. В настоящее время в стране действует несколько федеральных целевых программ по развитию внутреннего и въездного туризма в южных регионах России. Это целевая программа развития Северо-Кавказского федерального округа. И выделяются достаточно большие бюджетные средства на это всё, в том числе в этих двух программах предусмотрено и развитие курорта Кавказских Минеральных Вод. Но вместе с тем происходит уничтожение самой основы курорта Кавказских Минеральных Вод, его лесов, его рекреационной и оздоровительной сферы. Это и минеральные воды, это источники. Приведу пример, как это происходит.

В 2005 году на западном склоне горы Машук, это первая и вторая особые экологические охраняемые зоны, был незаконно выведен из этих охраняемых территорий и приватизирован ООО «Кавминэкспоцентр» земельный участок площадью 37,5 гектара по стоимости 90 рублей за сотку. Впоследствии под давлением общественности прокуратура проверила деятельность, потому что потом этот участок стал застраиваться, стали вырубаться леса, и общественность надавила на прокуратуру, заставила проверить деятельность этого застройщика. И прокуратура обязала возместить причинённый вред природе, но в настоящий момент этот участок продан нескольким лицам под строительство индивидуального жилья. Проще говоря, под строительство элитных особняков.

В то же время на другом склоне горы Машук было также незаконно выведено из природоохранной зоны 1,2 гектара, и сейчас там развлекательный ресторанный комплекс. И по обращениям Минприроды в суд не получилось добиться того, чтобы снесли этот объект.

Это происходит потому, что Минкультуры не всегда своевременно, не в полном объёме, а иногда и с откровенными нарушениями вносит границы особо охраняемых территорий в кадастровый учёт. И мэрия Пятигорска, пользуясь тем, что эти пробелы в кадастровом учёте есть, отдаёт под застройку, продаёт под приватизацию, под застройку земельные участки, которые находятся в первой и второй особо охраняемых территориях, и никакие строительства, никакая вырубка лесов, никакие копания котлованов там просто не могут быть, и это доказано десятилетними исследования ещё при советской власти гидрогеологами, экологами, курортологией.

Моё предложение: если мы сейчас не остановим эту хаотичную незаконную постройку в особо охраняемых природных зонах, если мы не остановим вырубку лесов, то через какие–то 5–10 лет у нас не будет минеральной воды, и мы все забудем про то, что такое «Ессентуки–17», что такое «Славяновская», что такое «Нарзан». И вообще не будет смысла развивать никакие курорты, если этой основной составляющей – чистого воздуха, оздоровительного климата и минеральной воды – не будет.

Уважаемый Владимир Владимирович! Прошу Вас назначить комиссию, в которую нужно включить гидрогеологов, специалистов в области курортологии, здравоохранения и, конечно же, экологов, для того чтобы они дали честную, настоящую оценку проблем экологии в регионе. Я знаю, что сейчас разрабатывается закон о Кавказских Минеральных Водах, чтобы в разработке этого закона все эти специалисты принимали активное участие и без их разрешения, без их согласия не делались никакие поправки в этот федеральный закон.

Ещё, наверное, было бы неплохо на федеральном уровне запретить местным муниципальным властям изменение границ территорий, которые уже установлены в особо охраняемых территориях.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Ваша проблема перекликается с тем, что только что коллега говорила. Я сейчас не буду возвращаться подробно к конкретному этому случаю, который тянется, как Вы сказали, с 2005 года, по поводу предложений комиссии по оценке экологической ситуации в регионе и участия специалистов в подготовке закона о Кавминводах.

Вы предложили ограничить местные власти в определении границ территорий. Здесь надо с этим разобраться как следует. Если это их прерогатива – устанавливать границы, то как можно запретить их корректировать, я не очень понимаю.

А.Гридин: В советское время была десятилетняя работа по разработке вообще Кавказских Минеральных Вод как курорта.

В.Путин: Как союзного курорта.

А.Гридин: Да, тем не менее под территорией от Кисловодска до Змейки – под этой территорией находятся большие водоносные слои подземные, где и формируются минеральные источники. Если там продолжать строить, копать, вырубать лес, это всё уйдет.

В.Путин: Понимаю-понимаю. Тогда просто эту территорию нужно отнести к компетенции Федерации. Давайте посмотрим повнимательней.

А.Гридин: Да-да, Владимир Владимирович, я объясню. Этот проект о развитии Кавказских минеральных вод – те специалисты-экологи, которые его читали, говорят, что он направлен на коммерцию, на извлечение выгоды. Но если мы ничего не сделаем по сохранению природного баланса, то это будет незачем.

В.Путин: Я полностью разделяю Вашу озабоченность, вопрос в том, как решить проблемы, которые Вы поставили. Я пометил себе Ваши предложения, обязательно это пообсуждаем.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Извиняюсь за дисциплинарное правонарушение.

Республика Дагестан, Карабудахкентский район, муниципальное образование сельсовет Губденский. Почему я уточняю: мы сегодня насчитываем 15 тысяч человек, у нас имеются земельные ресурсы, имеются трудовые ресурсы, но отсутствует вода для мелиоративных нужд вот уже четвёртый год. На нашей территории за 4 года потратили уже около 300 миллионов рублей, но безрезультатно, просто в карманы ушли. Мне что объясняют, когда в администрацию иду? Демонстративно так показывают: «Ты что копаешься? Эти деньги уже из кармана ушли».

В.Путин: То есть они их получили, уже и истратить успели.

Реплика: Не буду углубляться в суть этого вопроса, в республике знают эту ситуацию, я до Правительства тоже доходил. Но мы упираемся каждый раз в железобетонную стену, которая состоит из политики родственных взаимоотношений. Не получается ничего сделать. Не хотел я выносить этот сор из дома, но без Вашего вмешательства этот вопрос не решится. У меня конкретная просьба нашего народа, от всех жителей: дать прямое поручение главе Республики Дагестан – по–другому этот вопрос не решится – об оснащении мелиоративной водой Карабудахкентского района. Могу передать информацию.

В.Путин: Это район, который граничит с Азербайджаном?

Реплика: Нет.

В.Путин: Давайте. Это у меня будет.

А.Шанков: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Арсен Шанков, руководитель сельхозпредприятия, Кабардино-Балкарская Республика. Я бы тоже хотел поднять проблемы сельского хозяйства.

Срок аренды земель сельхозназначения на сегодняшний день в республике составляет не более семи лет. На сегодняшний день в аграрном секторе срок окупаемости проектов в среднем восемь–десять лет. По этой же причине очень часто банки отказывают в долгосрочных кредитах, потому что сроки кредитов часто выходят за рамки сроков аренды. Более того, семь лет проходят очень быстро, и люди, которые не один десяток лет работали на этих землях, вкладывали немалые деньги, создавали инфраструктуру, рабочие места и производство, вынуждены по окончании этого срока расторгать договор аренды и выходить на аукцион. Перспектива какая здесь?

В.Путин: Перспектива простая – продлевать сроки аренды. Или сделать их больше. И я с вами согласен: действительно, это касается кредитования финансовых учреждений, это касается и окупаемости. Это решение республиканских властей, да, семь лет?

А.Шанков: Семь лет – это решение республиканских властей, да. По федеральному закону положено от трёх до сорока девяти лет, но федеральный закон позволяет республикам самим определять этот срок.

В.Путин: Я уверен, что руководитель республики нас слышит, но, как я уже сказал, мы обязательно соберёмся в Москве со всеми руководителями субъектов Федерации юга России, всё это пообсуждаем. Этот вопрос совершенно конкретный, абсолютно правильно поставленный, и ответ лежит на поверхности – продлить просто сроки аренды. А у тех предприятий или у индивидуальных предпринимателей, у которых срок заканчивается… И если они действительно работают на земле – вот здесь коллега говорила, проверить несложно, используется эта земля как земля сельхозназначения или нет, – им просто нужно упростить порядок немедленного продления, вот и всё.

А.Шанков: Владимир Владимирович, я хочу привести яркий пример того, что происходит на этих торгах. Предприниматель из республики, глава КФХ, у которого было в распоряжении 780 гектаров земли на долгосрочной основе. Долгосрочная основа – это у нас семь лет. В течение двух сроков подряд он надлежащим образом обрабатывал эти земли, вкладывался, выстраивал всю инфраструктуру, создавал рабочие места.

В.Путин: Начали отбирать, да?

А.Шанков: Помимо всего этого он построил огромный животноводческий комплекс на три тысячи голов. Земля, по сути, ему нужна была как кормовая база.

Что получается? В конце 2014 года у него подходит к концу срок аренды, и он вынужден заявляться на аукционы вместе с остальными участниками. В мае 2015 года состоялись торги. Торги, конечно, он выиграл, но какой ценой! Цена на аукционе, на торгах за гектар земли дошла до 121 тысячи. По договору аренды, которую он заключил, он вынужден сейчас платить 94 миллиона за 780 гектаров земли. Предприниматель находится сегодня на грани банкротства, а дело находится в суде.

Учитывая вышеизложенное, я хотел бы кое–какие предложения сделать по выходу из такой ситуации. Это не единичный случай в республике.

В.Путин: Догадываюсь. И наверняка не только в Вашей республике, это общая, системная проблема, и очень хорошо, что Вы её поставили.

А.Шанков: Во–первых, хотелось бы предложить минимальный срок аренды земель сельскохозяйственного назначения изменить в сторону увеличения, но в рамках действующего законодательства, не выходя за рамки действующего законодательства.

В.Путин: А действующее законодательство позволяет до 49 лет?

А.Шанков: От трёх до 49 лет. Не выходя за 49 лет, увеличить минимальный срок.

В.Путин: Да, конечно. Конечно, правильно.

А.Шанков: Второй вопрос. Хотелось бы таким сельхозтоваропроизводителям, которые действительно вкладывались и создавали рабочие места, вокруг этих земель создавали производства, всё–таки на законодательном уровне давать право пролонгации договоров аренды, первоочередное право.

В.Путин: Сейчас этот вопрос изучается, Вы знаете, такие предложения уже есть.

А.Шанков: И третье, я хотел бы дальше добавить. Дело в том, что этот вопрос на сегодняшний день частично решён. Поясню почему. Земельный кодекс Российской Федерации с марта 2015 года даёт товаропроизводителям, которые надлежащим образом работали на этой земле в течение нескольких лет, право пролонгации. Но казус состоит в том, что другой федеральный закон – 101–й ФЗ об обороте земель сельхозназначения и Гражданский кодекс Российской Федерации – гласит, что земли сельхозназначения должны предоставляться только через торги. То есть один закон противоречит другому. Хотелось бы, Владимир Владимирович, эту нестыковку подвести к какому–то общему знаменателю.

В.Путин: Я с Вами полностью согласен, проблема эта существует. Нужно разобраться в этих противоречиях, но избежать только одного, мы с Вами понимаем, чтобы здесь не было никаких злоупотреблений, чтобы земли предоставлялись или осуществлялась пролонгация договоров аренды только тем, кто действительно реально работает на земле. И, наоборот, там, где взяли для сельхозиспользования землю, но не используют, чтобы она цивилизованным рыночным способом изымалась у недобросовестных арендаторов. Это обязательно нужно.

А.Шанков: Небольшое дополнение, Владимир Владимирович, если можно. Хотелось бы ещё, чтобы именно вопрос о пролонгации фиксировали в договорах аренды – право на пролонгацию.

В.Путин: Правильно. Согласен.

А.Шанков: Спасибо.

С.Говорухин: Дайте микрофон полковнику Алидибирову.

М.Алидибиров: Полковник полиции, участник боевых действий 1999 года в Республике Дагестан.

В.Путин: Да, я Вас помню. Здравствуйте!

М.Алидибиров: Уважаемый Президент Российской Федерации!

В ходе тех боевых действий я получил тяжелейшие ранения: ампутацию обеих ног, после чего я был доставлен в госпиталь МВД России. Благодаря Вам, Владимир Владимирович, после посещения меня Вами в госпитале была организована моя отправка в Германию для протезирования ног. Лечение прошло так успешно, что я смог вернуться в строй. И сегодня мне выдался случай принести Вам лично огромную благодарность от себя и всех ополченцев за то, что Вы сделали для меня и многих раненых участников боевых действий.

Также по поручению ополчения и жителей Дагестана в целом хочу Вам сказать огромное спасибо за улучшение социальной инфраструктуры. Это восстановление разрушенных войной сёл, школ, детских садов, спортивных сооружений. Главное, это газификация четырёх горных районов. Это вообще во сне не приснилось бы горцам. В советский период не было ни одного, нигде даже баллонов не было. А полная газификация четырёх горных районов – это вообще неописуемое достижение.

Владимир Владимирович, я хочу дать Вам знать, что там, естественно, ополчение и все другие структуры принимали в боевых действиях активное участие. Но до сих пор для ополченцев такого статуса, как участник боевых действий, не установлено. У меня просьба такая: нельзя ли рассмотреть вопрос без финансовой подпитки, то есть без финансового обеспечения установить статус ополченца, так как их дети будут, внуки будут знать, что их отец или брат, кум, сват, что они участвовали в боевых действиях, и будет для патриотического воспитания хорошим образцом.

Спасибо Вам ещё раз, Владимир Владимирович.

В.Путин: Я сейчас не удержусь и присутствующим в зале расскажу эту историю, она очень коротенькая.

После этих боевых действий в Дагестане я частенько бывал в госпиталях, и после этих событий тоже был, захожу в палату, и лежит наш уважаемый сегодняшний коллега. Действительно, тяжёлые ранения, нет двух ног. Вы знаете, честно, но когда сталкиваешься с таким случаем, просто теряешься. Я подошёл к нему, он на койке лежал, говорю: «Вы держитесь, всё будет хорошо». Он на меня так посмотрел, несколько вызывающе: «Да, конечно, всё будет хорошо. Они не на тех напали». Честное слово. Причём таким уверенным голосом, с таким чувством собственного достоинства. Знаете, когда с такими людьми сталкиваешься, возникает сразу чувство уважения и к конкретному человеку, и к народу. Настоящий мужчина, боец. И у нас таких много.

По поводу статуса – мы обязательно это проработаем.

А.Кильчуков: Владимир Владимирович, добрый день!

Как раз в тему можно вопрос задать?

В.Путин: Пожалуйста.

А.Кильчуков: Кабардино-Балкария, Альберт Кильчуков, руководитель рабочей группы «За честную и эффективную экономику».

Вчера мы обсуждали очень много вопросов. Один из аспектов

был развитие туризма. Достаточно подробно, здесь много каких–то сложных тем. Там был и Министр по делам Северного Кавказа, были представители курортов Северного Кавказа. Очень много хорошего уже сделано там. На Эльбрусе мы недавно запустили канатку, 3600. Архыз очень динамично развивается, и мы, предприниматели, можем сказать, что очень интересно и наконец–то по–умному мы развиваем курорт.

В.Путин: Архыз с нуля вообще сделан. Здорово, молодцы. Поздравляю вас.

А.Кильчуков: Да. Очень хорошие, положительные моменты. Можно действительно похлопать этим людям, насколько они всё это отлично делают.

Так вот во время обсуждения вдруг какой–то из экспертов – надо сказать, что он был не из наших регионов – сказал, что отрицательный имидж регионов Северного Кавказа ещё долго будет влиять на туристическую привлекательность всех этих курортов, которые мы строим. И я лично для себя вдруг понимаю, что мы, находясь внутри процесса, иногда не замечаем, насколько хорошо у нас реально изменились не просто наши внешние условия, а самоощущения жителей этого региона. Я не говорю про 1998 год, даже пять лет назад и сейчас – это большая разница.

Так вот я хочу напомнить одну маленькую историю на Новый год. По одному из наших общенациональных каналов два наших достаточно известных ведущих очень подробно и достаточно долго рассказывали нам об интересных условиях жизни маленького зарубежного государства. Почему мы не можем у себя дома с таким же интересом рассказать о том, как действительно сегодня интересно живут люди у нас? Здесь сидит огромное количество интересных людей.

В.Путин: Они же поехали за границу, им командировочные платили.

А.Кильчуков: Владимир Владимирович, как лидер Народного фронта, может быть, Вы как–то посодействуете? Я понимаю, что мы не можем управлять СМИ, но, может быть, мягко намекнёте кому–нибудь, чтобы больше внимания уделили нашим регионам и нашу страну показали?

Спасибо большое.

В.Путин: Намекну обязательно, Константину Львовичу передам.

Р.Цагараев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Руслан Цагараев, Республика Северная Осетия–Алания, активист ОНФ, представитель бизнеса.

У меня два вопроса, поэтому буду краток.

Первый вопрос. У нас в республике намного больше желающих успешно реализовать все федеральные программы по поддержке бизнеса, чем реально это проводится. И хотелось бы, чтобы данное финансирование по региону было увеличено, потому что даже половина не может поучаствовать. Это первый момент.

И второй вопрос. Вчера на экономической части было сказано, что Тироль по территории, по населению примерно такой же, как Северная Осетия, а бюджет у них 400 миллиардов в рублёвом эквиваленте. Поэтому хотелось, чтобы горнолыжный курорт Мамисон, для которого уже много сделано: проведена дорога, газификация, электричество, чтобы его всё–таки довели до ума, чтобы он, как и Архыз, начал работать. Соответственно, мы будем стремиться и перенимать весь хороший опыт Тироля и других мест, чтобы мы были на таком же уровне.

Спасибо.

В.Путин: Я думаю, что на юге России в этом году отдохнуло гораздо больше туристов, чем в Тироле, хотя Тироль – очень хорошее место, красивое, и люди там замечательные, и опыт можно лучший перенимать, лучшие практики перенимать. У нас колоссальный потенциал, в том числе и у вас в республике.

Пожалуйста.

Реплика: Республика Адыгея.

Владимир Владимирович, просьба такая. Очень много государственных программ. Меня, конечно, больше всего волнует программа по капитальному ремонту. Сегодня что получается? Деньги выделяются, собираются с людей, деньги выделяются дополнительно государством, а расходование этих денег, качество капитального ремонта оставляет желать настолько много лучшего, что тяжело об этом говорить, но при этом у нас есть государственные структуры, которые должны этим заниматься.

Сегодня мы имеем государственный технический контроль, при этом этот контроль у нас подписывает уже готовые формы, а текущий контроль, поэтапный отдаётся в частные руки, с которыми проще всего договориться тому же региональному оператору, зачастую это его бывшие товарищи. И получается так, что проводится вроде бы контроль, затем рушится сделанная работа, тут же рушится, а отвечать никто не отвечает.

Тот технический инспектор, которого наняли за деньги, региональный оператор нанял, он не отвечает, и нам отвечает наш технический контроль, говорит: «А он и не может отвечать». И тогда встаёт вопрос: «А кто должен отвечать и кто должен экономить вот эти гроши, которые люди собирают на капитальный ремонт?»

У меня такая просьба, Владимир Владимирович. Те государственные органы, у которых вроде бы и технический контроль есть, исполняли бы эти контрольные функции, не только подписывая готовые акты, но и на всех этапах, потому что частный предприниматель – он и есть частный предприниматель.

В.Путин: В конечном итоге ответственность–то как раз на этих структурах и лежит – на муниципальных. Вопрос: как организовать эту контрольную работу? Давайте вернёмся к этому, потому что там очень многое ещё нужно совершенствовать с точки зрения этого капитального ремонта, очень многое нужно сделать. И как на одну из проблем, посмотрим и на ту, которую Вы сейчас поставили.

А.Шафиев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Аслан Шафиев, Кабардино-Балкарская Республика.

У меня вопрос связан с занятостью молодёжи в наших регионах – Южного и Северо-Кавказского федерального округа. Я в этой теме несколько лет. Так сказать, постоянно находимся в поиске рабочих мест для нашей молодёжи, для выпускников, для студентов и так далее.

1 января 2016 года Российской Федерацией введены санкции в отношении турецких компаний, в том числе и строительных. Высвобождается огромное количество рабочих мест. Вопрос: почему бы нам не заместить освободившиеся рабочие места нашими строителями? Тем более мы доказали свою состоятельность, ещё с советских времен наши ребята умели строить на «отлично» и были хорошими работниками.

И в современной России мы показываем неплохие результаты, участвуя в таких больших инфраструктурных проектах, как космодром «Восточный», «Мирный атом» в Ростовской области, Нововоронежская атомная электростанция и много других, в том числе олимпийские объекты. Почему бы нам всё–таки не заместить эти освободившиеся рабочие места нашими ребятами, в том числе из регионов Северного Кавказа и Южного федерального округа?

И второе предложение. Для того чтобы эта работа была ещё лучше, а мы двигались вперёд, нам надо всё–таки сделать ещё один рывок в сторону того, чтобы улучшить профессиональное образование, начальное профессиональное образование. Потому что без тех же сварщиков, тех же высококвалифицированных рабочих двигаться дальше нельзя. В том числе и очень большой упор делать на профориентационную деятельность по рабочим и строительным специальностям.

В.Путин: Что касается подготовки кадров, само собой, потому что Вы сейчас сказали: ещё в советское время люди с юга, с Кавказа работали хорошо. Это правда. Нужно, чтобы и сегодня тоже хорошо работали. И не хуже, а лучше, чем турецкие рабочие; и чтобы наши строительные компании работали не хуже, а лучше, чем турецкие компании.

Сегодня на российском строительном рынке работает где–то 300 турецких компаний. Они заключили контрактов примерно на общую сумму 50 миллиардов долларов. Это такая очень серьёзная цифра. Не буду сейчас говорить, почему и когда мы ввели вот эти ограничения. Понятно – уже много раз об этом говорил, – считаем, что турецкое руководство совершило огромную ошибку, сбив наш самолёт, да ещё и с земли люди, которых они якобы защищали, расстреливали нашего лётчика. Наша реакция более чем сдержанная на это военное преступление.

Мы приняли решение не разрывать действующих контрактов, потому что это не только будет известным ответом на действия турецких властей, но может нам самим нанести определённый ущерб. Поэтому действующие контракты функционируют, тем не менее ограничения будут расширяться в этом секторе.

Правительство приняло решение новых контрактов с турецкими подрядчиками не заключать. И это, конечно, даст возможность нашему строительному сектору расширить свою работу и потребовать новых квалифицированных кадров. По предварительным оценкам, в ближайшее время наши компании могут заместить примерно 87 тысяч рабочих мест, но нужно, чтобы они были готовы к этой работе, причём готовы прежде всего с профессиональной точки зрения.

Я с Вами полностью согласен, мы, по сути, для этого всё и делаем. И если мы в ответ на деструктивные действия некоторых европейских стран, Соединённых Штатов приняли решение по ограничению завоза на наш рынок продовольственных товаров, то прежде всего и для того, чтобы освободить рынок от иностранного засилья. И делаем это вполне обоснованно даже с точки зрения правил ВТО, потому что мы действуем в ответ на деструктивные действия наших партнёров. Так же, как и на турецком направлении. Но наши строители должны знать об этом, проанализировать и быть готовыми часть внутреннего рынка закрыть своими услугами.

Давайте мы потихонечку будем всё–таки заканчивать. Пожалуйста, Вы мама? Или Вы по поводу мамы?

Л.Киселёва: Я многодетная мама.

В.Путин: Многодетная. А сколько у Вас детей?

Л.Киселёва: У меня четверо.

В.Путин: У нас тоже здесь ещё одна многодетная мама.

Л.Киселёва: Да, я знаю. Мы из одного региона, даже из одного города.

В.Путин: Молодцы. Низко кланяемся. Вам всего самого доброго!

Л.Киселёва: Владимир Владимирович, спасибо Вам большое за Вашу политику, в которой Вы демографию поднимаете. Мы Вам очень благодарны за это, но мы хотим уверенности…

В.Путин: Это Вы поднимаете. Я только пытаюсь Вам помочь.

Л.Киселёва: Вы способствуете. Спасибо Вам огромное, дай бог здоровья.

В.Путин: Спасибо, и Вам тоже не болеть.

Л.Киселёва: Ваш коллега Дмитрий Медведев дал указание, нам землю стали давать. Мы очень Вам благодарны за это и Вашему коллеге. Мы хотим, чтобы эта грамотная политика государства была логически завершена верно. Потому что всё колеблется, и этот капитал, который мы имеем возможность получить в виде земли, мы можем только его продать.

У нас в регионе нет ни одного участка инфраструктурно оборудованного. И, естественно, мы не можем построиться. У нас одна популярная мама на весь регион – Екатерина Перепелюк, она выстроила дом в центре большого участка – 25 участков выделили. Она понадеялась, что раз идут электрические столбы вдоль участка, значит, ей не составит труда подключиться. Но вот столбы поставили в ноябре, а ток до сих пор не идёт по ним. Это мы выбивали, причём слава богу, что у нас это получается. У нас даже на правительстве области чиновники жалуются губернатору, что многодетные землю получили, а строиться не хотят. А губернатор на это ответил: вы знаете, я бы тоже не строился в чистом поле и не зарывал в землю деньги. Значит, что–то и губернатору нашему препятствует.

Мы просим, пожалуйста, Вы говорили, что примете законы. Ведь речь не идёт просто провести…

В.Путин: Как–то Вы очень щадяще к губернатору относитесь.

Л.Киселёва: Он у нас очень уважаемый и к нам хорошо относится.

В.Путин: Хороший? Если бы был хороший, электричество дал бы давно.

Л.Киселёва: Он говорит, что это муниципалитеты не дают, что этим должен муниципалитет заниматься, он заставляет на местах работать.

Дело в том, что если не будет конкретных указов, потому что не просто дать землю, не просто провести коммуникации, а смотреть глубже на это. Мы, допустим, сотрудничаем с институтом демографии, они смотрят на это шире – нужна усадьба. Дали 250 гектаров за 40 километров от Ростова, так вы заинтересуйте людей, чтобы они туда поехали. Вы дайте возможность какого–то кластера производственного, чтобы они трудоустройство там имели. Рядом есть ещё земли. У них же тоже будут дети, понимаете, эти семьи будут расширяться.

Ведь раз у нас многодетная семья считается с тремя детьми, мы понимаем, как дорог для государства каждый ребёнок. Что такое три ребёнка? Где два, там и три – это знает каждая мама. У нас всегда Россия была многодетной и многонациональной. Поэтому давайте возродим, чтобы мы никого многодетностью не удивляли, чтобы мы не были экзотическими семьями, а чтобы мы были классическими семьями для нашего государства.

Поэтому большая просьба обратить внимание… Я была прошлым летом, нас пригласил ОНФ, мы встречались с заместителем министра Антипиной, они искали регион, который можно сделать пилотным, показательным – показать, как это должно быть. Чтобы было всё уже на этом участке. Я ведь не могу построиться, у меня есть земельный участок. Мне муж говорит: мы не можем зарывать деньги в землю, как и губернатор говорит, понимаете?

В.Путин: Мужики сговорились у вас там.

Л.Киселёва: Сговорились. А дети у меня растут. У меня сын живёт на съёмной квартире. Мне как маме стыдно. А мне хочется, чтобы мы на этом участке – семь соток, прекрасный участок – построились. Но это, я понимаю, черта города. Другие – на окраине. Но это нужно довершить, то есть какой–то проект… У нас ведомства не имеют взаимодействия. Мы уже проводили конференции, привлекали внимание. Вроде бы нас зауважали, на нас смотрят как–то с надеждой, а всё равно мы выглядим попрошайками. Понимаете, не хочется быть попрошайкой, а хочется быть достойным членом общества, чтобы уважительно относились к этому.

Предложения такие. Рассмотреть проект усадьбы, семейной усадьбы, чтобы инфраструктура уже сразу была. И дать перспективу роста. А то мне чиновники говорят: а может, ваши дети не будут многодетными. А я говорю: я хочу, чтобы они были многодетными. Понимаете как? То есть Вы говорите: надо быть многодетной Россией, – а они сомневаются, они говорят: а вдруг они передумают, посмотрят, как вы мучаетесь, на ваши мытарства и не захотят быть многодетными. Вы понимаете, я не знаю… Объясните им политику партии, пожалуйста.

В.Путин: Вы знаете, я Вам приоткрою кухню принятия этого решения. Когда мы думали о том, что семьям можно было бы и нужно было предоставить землю, то, когда я лично обсуждал с коллегами, мне говорили: регионы не дадут землю с инфраструктурой. Я говорю: надо их к этому побуждать, надо их толкать, надо всё делать для того, чтобы земля предоставлялась с инфраструктурой либо эта инфраструктура создавалась. Связано это с бюджетными ограничениями, конечно, надо прямо сказать. Но прозвучали и другие слова, когда кто–то сказал: какой смысл давать землю без инфраструктуры, как люди будут строить дом? То, что Вы сейчас говорите.

Л.Киселёва: Может быть, они надеются, что мы начнём продавать, понимаете?

В.Путин: Да.

Л.Киселёва: Думаю, скорей всего так.

В.Путин: Совершенно верно, поэтому другой коллега, не буду сейчас фамилию называть, сказал: ну и ладно, хоть пускай землю получат, хоть продадут, денежку какую–то в карман положат.

Л.Киселёва: Нет.

В.Путин: Конечно, если бы это была земля с инфраструктурой. Конечно, мы постараемся к этому двигаться. Это, повторю ещё раз, самое дорогое, что есть в жилье, – это инфраструктура.

Л.Киселёва: Да, это так.

В.Путин: И вопрос только в бюджетных ограничениях. Но, безусловно, Вы правы: и государство, и муниципалитеты, и регионы, и Федерация – все должны двигаться в этом направлении. И мы не забываем про это, постараемся не только регионы подтолкнуть, но и условия для этого создать.

Л.Киселёва: Владимир Владимирович, и опять же, уж коли я многодетная… Статус многодетных – его ликвидируют, потихоньку-потихоньку выживают. У нас нет многодетного удостоверения, мы платим в транспорте. Но почему мама с пятью детьми должна зайти в автобус и начинать шарить по карманам, чтобы заплатить? Представляете, съездить туда и обратно, я уже не говорю, если из посёлка приезжают в город? Это очень накладно, то есть вообще не заложено у нас, допустим, в регионе.

Но мне сказали, это нигде не заложено, хотя в Москве, по–моему, пользуются такой льготой, что многодетные должны ездить бесплатно, но если нет корочки… Мы, знаете, мы идём в музей или ещё куда–то, в зоопарк, мы должны брать с собой кучу свидетельств. Представляете, у кого больше, со свидетельствами доказывать, что он многодетный? Почему нет удостоверения? Есть ли статус многодетных или его нет? Тогда пусть нам объяснят, потому что Министерство труда и соцразвития намекает на то, что как бы статуса нет.

В.Путин: Вы знаете, дело не в статусе, дело в бюджетном финансировании. Потому что в основном компании частные, Вы же не можете войти, а частная компания не будет перевозить только из–за статуса.

Л.Киселёва: Почему? Автобус – это…

В.Путин: Нет, не будут. Но даже если предприятие муниципальное, всё равно оно должно получать какие–то деньги за перевозимого пассажира, значит, его нужно субсидировать, нужно, чтобы либо регион, либо Федерация, либо муниципалитет платил за каждого перевезённого льготного пассажира. Об этом тоже можно подумать. Что касается многодетных семей и родителей многодетных семей – конечно, об этом нужно подумать.

Давайте, я предлагаю, так. Мы всё–таки давайте по одному вопросу по секторам: раз, два, три, ладно? Давайте вот отсюда начнём, а то мы здесь слова не давали никому.

А.Максимов: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Моя фамилия Максимов, Андрей, я председатель общероссийского движения «За Родину!», и штаб Народного фронта ростовский. Мне земляки сказали не возвращаться, если не задам вопрос. Это как бы обязательно.

В.Путин: Как хорошо, что Вы имеете такую возможность.

А.Максимов: Спасибо большое.

У нас вопрос по мелеющему Цимлянскому водохранилищу. Вы давали распоряжение Аркадию Дворковичу, это где–то был сентябрь-октябрь прошлого года, разобраться с этой темой и объяснить, как и что происходит. Вот оно продолжает мелеть. У меня как раз окна, пока не было льда, на залив выходят, и я открываю новые острова. Постоянно: остров, островочек и так далее. Море просто как бы умирает, а там живёт очень много людей, это такой очень важный вопрос. Это первый вопрос.

И второй, очень тоже короткий, но я думаю, он сейчас волнует очень многих людей в нашей стране. Мы каждый день в фейсбуках, в твиттерах обсуждаем вопросы: баррель, рубль, доллар. И вот вся страна смотрит на это всё, и непонятно, что делать, что происходит? Хотя у нас огромнейшая страна. Посмотрите, у нас какие резервы! У нас малый и средний бизнес, если ему дать свободу… Как кто–то сказал: чтобы поднять в России бизнес, ему просто не нужно мешать. У нас люди могут заниматься.

Кредиты, просто все уже много про это говорили, если на Западе под 4 процента, у нас – 25. Не 17, как пишут, а под 25. Потому что, если нет у вас залога в два раза больше, будут разгонять по максимуму, даже больше дают, понимаете?

У нас земли больше, чем у кого–либо в мире. Сейчас недавно пошло на Сахалине: пытаются давать по гектару людям, предпринимателям, что–то начали, потом немножко забуксовали. Посмотрите, какие у нас просторы. Сейчас вся земля лежит под администрациями. По блату выдаётся одному, второму, третьему – своим. Понастроили недвижимость и сидят на ней, зарабатывают.

В провинции квадратный метр в месяц аренды, коммерческое помещение, стоит 1 тысяча рублей. Вот 20 метров – 20 тысяч. А если вы кафе хотите: 150 квадратов – 150 тысяч, плюс кредит – 90 тысяч в месяц – тоже отдай как минимум. А с чего зарабатывать?

Знаете, сейчас введено у нас, что мы 13 процентов платим налог. Сделано, если посчитать все фондовые платежи, там получается за каждого работника надо отдать порядка 40 процентов от его зарплаты. Вот он получает, например, 20 тысяч, надо 8 тысяч заплатить по всем этим самым налогам. То есть для крупного предприятия – это нормально, но когда маленькое ИП… Знаете, они сейчас поэтому и делают зарплаты в конвертах… На самом деле потому, что это просто неподъёмно. Знаете, в банк придешь – плати, различные системы. Да, может быть, они и хорошие в какой–то степени, я не буду спорить, но не сейчас, когда кризис. Знаете, вот эти эгоисты с дорогами связаны.

Вообще–то у меня такой вопрос: давайте поднимем нашу страну, бизнес внутри страны. Потому что ещё, по–моему, Пётр Столыпин говорил: «То правительство будет поднято перед всем миром и возвысится, которое поднимет более ста миллионов тех наших людей, которые находятся за чертой бедности». То есть основная масса людей. Давайте будем работать. Вон Китай, пожалуйста, даёт – вперёд и с песней. А мы чего–то сидим, на эти баррели засмотрелись.

Спасибо большое.

В.Путин: Китай – наш партнёр, союзник. У нас с ними очень добрые отношения, с китайцами. Но, к сожалению, Вы знаете, и у них сейчас есть проблемы. Темпы роста у них серьёзно страдают. От этого, в связи с тем что сокращаются объёмы мировой экономики, а от этого зависит и стоимость барреля нефти. Оттого что перепроизводство этого топлива, не потребляется сегодняшней экономикой так, как это думали экономисты раньше. Это одна из причин сегодняшних сложностей. Но, безусловно, Вы правы в том, что нужно развивать внутренние ресурсы, их у нас достаточно. Я с Вами здесь полностью согласен.

Кредиты там дешёвые, у нас дорогие. Там экономика другая. Там дефляция, а у нас инфляция. Там производитель произвёл товар, а часто по такой стоимости, которая могла бы окупить производство, продать его уже не может, и поэтому там стимулируют во что бы то ни стало. Там почти нулевые ставки, а в некоторых странах говорят уже: только возьмите деньги, мы вам ещё заплатим. Это совершенно другая система отсчёта. У нас, в условиях инфляции, если мы пойдём по этому пути, удешевления кредитов, мы можем разогнать её ещё настолько, что и предпринимательское сообщество нам спасибо за это не скажет. Просто эта инфляция перевернёт всю экономику и доходы населения убьёт, и доходы предпринимателей убьёт.

Поэтому мы должны действовать очень аккуратно, исходя из наших реалий. Но то, что можно сделать, – и здесь я с Вами тоже согласен – нужно расширять экономические свободы, избавить экономику от коррупции, от засилья кумовства всякого. Но для этого и существуют такие форумы, как Общероссийский народный фронт. И я очень рассчитываю, что мы вместе с вами будем расчищать эти авгиевы конюшни.

И нужно расширять, конечно, свободу предпринимательства. Это совершенно точно. Но это не значит, что по отдельным отраслям, по отдельным направлениям, где сегодня наиболее сложная ситуация, нельзя и не нужно оказывать точечную поддержку, в том числе и предоставляя льготное финансирование. Это касается малого и среднего бизнеса. Я сейчас не буду перечислять, там целый набор. Он работает хуже, лучше, где–то работает, где–то не работает, но он есть, этот набор поддержки малого и среднего предпринимательства.

Отдельно надо позаботиться, и Правительство сейчас готовит программу поддержки автомобилестроения. Отдельно готовятся программы сектора, который вызывает определённые опасения, – это строительство. Кстати говоря, у нас в позапрошлом году было, по–моему, 83 миллиона квадратных метров, один из рекордов. А в прошлом, ушедшем, 2015 году – 80 миллионов. Это очень хороший показатель.

То есть в целом у нас экономика живёт, она чувствует себя достаточно уверенно. Точечная поддержка по отдельным секторам экономики, по отдельным производствам, конечно, нужна. Но и проблем ещё море. Будем их вместе с вами решать.

Р.Курбанов: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Руслан Курбанов, Институт востоковедения, Москва, родом из Дагестана.

У меня к Вам два вопроса и два предложения.

Первое я хотел бы озвучить как востоковед, и оно касается древнейшего города России – города Дербента. Я хотел бы от всех жителей Дагестана, от всех жителей Северного Кавказа сказать Вам большое спасибо за то, что Вы поддержали проект празднования юбилея и подарили стране такой праздник, потому что Дербент на самом деле гордость Кавказа и всей России. В мире не осталось больше таких памятников архитектуры в таком состоянии, как Дербентская цитадель.

В.Путин: Некоторые считают, что это самый древний город на территории Российской Федерации.

Р.Курбанов: Да, мы тоже так считаем. Кроме того, Дербент для нас – это символ всё–таки мирного сосуществования огромного количества народов и трёх ключевых конфессий – это фактически кавказский Иерусалим, где первые иудейский общины появились, христианские общины и мусульманские общины. Мы очень благодарны Вам за то, что Вы продлили празднование Дербента до 2018 года, празднование юбилея. Это позволяет Правительству уделить больше внимания данному городу.

Я хотел бы акцентировать внимание на том предложении, которое было озвучено Александром Геннадьевичем Хлопониным и Сергеем Алимовичем Меликовым по поводу придания Дербенту особого культурного и экономического статуса, поскольку этот город нуждается в прямом федеральном внимании и контроле за своим развитием. Мы с большим воодушевлением услышали и восприняли это предложение, но оно почему–то пока буксует, как я понимаю, на местном уровне. Я хотел бы спросить: будет ли уделено внимание в дальнейшем развитию этого статуса Дербента и что планирует сейчас руководство России, для того чтобы этот символ сосуществования, мирного, гармоничного сосуществования народов нашей страны на протяжении тысячелетий продолжал оставаться гордостью России и витриной России в последующие годы? Это первый вопрос.

И второй вопрос – озвучиваю голос и запросы кавказской молодёжи. Не секрет, что Кавказ впереди страны всей по уровню демографии и по уровню амбициозной молодёжи. И, к сожалению, кавказское «поле» – оно узко, оно не даёт реализоваться потенциалу всего молодёжного сообщества нашего региона. И, к сожалению, огромное количество ребят вынуждены уезжать в Европу, вынуждены уезжать в США и пополнять резидентов Силиконовой долины, где уже больше 50 тысяч только граждан Российской Федерации, и уезжают в том числе и в страны Ближнего Востока, для того чтобы реализовать собственный потенциал.

Но при этом я Вас уверяю, искренне говорю: эти ребята горят желанием вложиться в собственную страну, весь потенциал, навык, опыт и компетенцию принести пользу своим республикам, своему региону и своей стране. Но, к сожалению, из–за бюрократизированности многих процессов, из–за того что слишком большая конкуренция, клановость, коррупция в регионе, они не могут реализовать свои проекты: экономические, бизнес-проекты, национально-культурные.

Даже сегодня в регионах Северного Кавказа, пожалуйста, Дагестан по уровню развития средств массовой информации независимых или по уровню развития благотворительных фондов, можно сказать, впереди России всей. Что касается Ингушетии – развиваются уникальные экономические предпринимательские проекты, как, например, Ассоциация молодых предпринимателей Ингушетии. Или взять Карачаево-Черкесию и Кабардино-Балкарию, где уникальный национальный и культурный проект реализуется – «Эльбрусоид» – благодаря поддержке одного лишь бизнеса Алия Тоторкулова. Эти все проекты могли бы стать флагманами, авангардами развития Кавказа и могли бы фактически целые отраслевые направления тянуть, если бы этим ребятам дать возможность реализовать собственные навыки и собственные идеи.

Предложение такое. Почему бы не сделать СКФО модельным округом, где можно было бы для ребят создать некий аналог Кремниевой долины, Силиконовой долины, которая существует в США, но не в плане развития IT–проектов, а в плане развития организационно-управленческих, социально-проектных направлений, чтобы они могли там проходить тестирование. И в случае успешности их могли бы внедряться уже фактически на уровне руководства отдельных регионов, и этим ребятам позволялось бы быть авторами и реализаторами собственных проектов на благо собственных республик.

Я понимаю, что механизмы нужно ещё отработать, отточить, но нужно дать канал этим ребятам для реализации собственного потенциала, иначе мы их потеряем, и Кавказ будет обескровлен, и Россия очень сильно потеряет. А мы должны, на мой взгляд, работать в обратную сторону, вовлекать обратно ребят и ставить их потенциал на службу собственному региону, республике, стране для будущего процветания.

Спасибо большое.

В.Путин: Проблема коррупции актуальна для всей страны. Но я не первый раз слышу от представителей Кавказа, Дагестана о том, что в этом регионе России коррупция проявляет себя наиболее остро, создает наибольшие проблемы. Но ведь не из Ставрополя и не из Краснодарского края импортировали коррупцию в Дагестан, правда? Так же как и в другие республики Северного Кавказа. Надо посмотреть на себя изнутри всем нам, в каждом регионе, в том числе и в регионе Северного Кавказа. Первое.

Второе. Не думаю, во всяком случае, в процентном отношении к населению соответствующих республик, что много представителей в Кремниевой долине работает. О чём это говорит? Наших много в целом, россиян, очень много. Из республик Северного Кавказа – не думаю, что очень много в процентном отношении ко всему населению этих республик. Это говорит о том, что уровень профессиональной подготовки, образования требует нашего дополнительного внимания к этим республикам.

Но по примеру Кремниевой долины создавать проекты, которые бы позволили молодым людям: а) получить образование хорошее, и б) реализовать себя на своих собственных территориях, у себя дома, – это абсолютно правильное предложение. Нужно его только конкретизировать. Потому что постоянно в федеральных министерствах и ведомствах об этом думают. Уверен и знаю точно, Абдулатипов об этом думает применительно к Дагестану и другие руководители республик Северного Кавказа думают. Не так просто придумать. Но если не думать, то вообще никогда ничего не сделаем.

Поэтому Вы в абсолютно правильном направлении сделали своё предложение. Давайте попробуем вместе его конкретизировать. Облечём в какую–то форму, которую можно было бы реализовать на практике. А так, в целом, абсолютно правильно. И, конечно, люди хотят, прежде всего молодые, амбициозные, Вы правильно сказали, ребята на Кавказе действительно амбициозные в хорошем смысле слова. И дать им возможность реализовать себя дома, у себя дома, это правильная идея – дать им возможность образование получить, спортом заниматься, вот вы знаете, причём добиваться успехов в интересах всей России.

И люди молодые на Кавказе могут это делать, я знаю по своему основному виду спорта – по дзюдо. У нас, вы знаете, в 2012 году на Олимпиаде наша команда по дзюдо национальная получила результат, которого ни одна команда в мире за всю историю Олимпийских игр, когда дзюдо стало олимпийским видом спорта, не добивалась. Ну так мотивация какая? Я же с ребятами разговаривал там, в том числе с Кавказа. Чего говорили? «Выходил на татами умирать». Три золотые медали, две, по–моему, серебряные и бронзовая или две бронзовых, сейчас уже не помню. Но вот результат, мотивация внутренняя. Конечно, она есть, конечно, хочется добиться результата. Наша задача создать условия для молодых людей. Давайте вместе подумаем над вашим предложением.

И в этот сектор переедем, вот в этот сектор, левый крайний. Да, пожалуйста.

С.Тогонидзе: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Султан Тогонидзе, Общероссийское общественное движение «Российский конгресс народов Кавказа».

В продолжение того, что сказал предыдущий спикер, Руслан Курбанов, хотелось бы отметить, что социально-экономический климат, безусловно, напрямую влияет на большинство тех проблем и на их положение, которое мы обсуждали ранее. И хотелось бы рассказать об одном проекте, реальном проекте, раз уж мы говорим о предложениях, это проект социально-экономического развития региона «Эльбрус». Соответственно, проект предполагает строительство логистической инфраструктуры, которая свяжет Кабардино-Балкарию, Ставропольский край, Карачаево-Черкесию и нашу братскую Республику Абхазия. Соответственно, предполагается строительство аэропорта, строительство самой дороги, которая свяжет нас с Абхазией, и порта Очамчира в Сухуми.

На сегодняшний день можно сказать, что эта дорога имеет, вообще этот маршрут, имеет многовековые традиции. Там проходила частично дорога и Шёлкового пути. В дальнейшем это была Военно-Сухумская дорога. На сегодняшний день она не функционирует. И для этих регионов на сегодняшний день был бы новый этап в развитии. Мы бы вышли в порт, это была бы дорога, которая бы обеспечивала все близлежащие регионы, и тут мультипликативный эффект подсчитать очень трудно.

Можно сказать, что уже проделана определённая работа в реализации этого проекта. И к нам сегодня приезжали наши партнёры из Китая, из компании China Railway, и подписан меморандум о реализации данного проекта. Проект достаточно амбициозный, но специфика в чём? Мы не требуем бюджетных каких–то вливаний и поддержки. Наши партнёры, наши инвесторы на сегодняшний день находятся на низком старте и готовы поддержать и реализовать этот проект совместно с нами. Но для этого нам нужно одобрение с Вашей стороны данного проекта. Это первое. И государственная гарантия. Как Вы смотрите?

В.Путин: Проект известный. И в этом проекте главная составляющая часть – это как раз сама дорога, и если дорога будет связывать несколько регионов Российской Федерации ещё с Абхазией, с выходом в порт, то здесь ничего, кроме плюсов, нет, это хороший проект. Что касается гарантий, Вы сказали: денег не надо. Гарантии – это деньги.

И существует в Минфине определённый лимит этих гарантий, потому что реально что такое гарантия? Гарантия – это значит Минфин блокирует часть имеющихся у него ресурсов под гарантии, потому что если денег под эти гарантии нет, то это не гарантии, а это просто пустой звук.

Реплика: Для нас гарантия – это Ваше слово, Владимир Владимирович.

В.Путин: Ребята на Кавказе не только амбициозные, но ещё и очень сообразительные.

Проект хороший, и я о нём знаю, конечно, мы готовы его поддержать. Когда я говорю «мы», имеются в виду федеральные власти. Надо внимательно посмотреть на все составляющие, посмотреть на предложения Ваших инвесторов, определиться с источниками финансирования, чтобы было всё понятно.

Сейчас в Москве в направлении Петербурга начали строить дорогу, один участок ввели в строй, так там никто не ездит, вздули цены так, что проехать невозможно. Здесь ничего подобного быть не должно, это должно функционировать всё, поэтому это требует внимательного, такого тщательного анализа и технико-экономического обоснования. А проект хороший, конечно. Конечно, с удовольствием его будем поддерживать.

С.Тогонидзе: Мы готовы представить, соответственно, все документы.

В.Путин: Давайте.

С.Тогонидзе: Хорошо, спасибо большое.

В.Путин: Уважаемые друзья!

Спасибо вам большое. Я понимаю, что вопросов много, вы вчера активно дискутировали по всем этим вопросам. Как я уже сказал, обязательно соберу в Москве руководителей всех регионов юга России, обобщим все ваши предложения, идеи, и будем стремиться к тому, чтобы по максимуму, может быть, всё не удастся, но по максимуму будем стремиться к реализации.

И очень рассчитываю на то, что мы с вами и дальше продолжим совместную работу по тем чувствительным для нашего общества, для нашего государства и для наших людей проблемам, которые без внимательного отношения общественности, людей неангажированных и не связанных с властью… Хотя я сам представитель власти, и, повторяю ещё раз, нет никакой необходимости и желания, как в одной из стран говорили, «бить по штабам».

Нет, у нас общая задача с властью – решать проблемы, которые перед страной стоят. Но без внимательного отношения самих граждан к этим проблемам, без того, чтобы наладить эту обратную связь со всеми уровнями власти и со всеми организациями и структурами, которые наделены властными полномочиями, вот без этой обратной связи эффективной работы на благо страны не получится. Поэтому хочу вас поблагодарить за совместную работу и выразить надежду на её продолжение.

Спасибо вам большое.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 января 2016 > № 1625360 Владимир Путин


Россия. СКФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2016 > № 1625359 Владимир Путин

Посещение Северо-Кавказского федерального университета.

В День российского студенчества Владимир Путин посетил Северо-Кавказский федеральный университет. Глава государства встретился со студентами, аспирантами и преподавателями самого крупного научно-образовательного центра юга России.

Президент ознакомился с разработками университета в области высоких технологий и робототехники.

Начало встречи со студентами Северо-Кавказского федерального университета

В.Путин: Здравствуйте! Поздравляю вас с праздником.

Ваши коллеги сейчас мне показали, как и над чем вы, студенты, здесь работаете. Вуз у вас замечательный, очень большой, 25 тысяч человек, да?

Реплика: Да, 287 направлений подготовки.

В.Путин: И вообще, в Ставрополе удивительное дело: город – 500 тысяч человек, из них свыше 100 тысяч студентов. Такая редкая ситуация.

[Подготовка идёт] по самым разным направлениям, и у вас много иностранных студентов. Из скольких стран?

Реплика: 1200 студентов из 51 страны. И к нам поступили студенты из 52 субъектов страны.

В.Путин: Интернационал.

Реплика: Да, 86 национальностей.

В.Путин: Главное, чтобы вы с помощью своих наставников держали высокую планку получения знаний и последующего их использования. Надеюсь, что здесь должным образом поставлено взаимодействие между будущими потребителями кадров, бизнесом и самим вузом. Чрезвычайно важная вещь, без которой успеха для будущего специалиста добиться очень сложно. Желаю вам успехов!

И.Пальцев: Пальцев Иван, председатель совета учащихся нашего университета.

В.Путин: Сразу чувствуется, что начальник.

И.Пальцев: Хотелось бы задать Вам такой вопрос. Мы ребята активные, занимаемся различными видами деятельности: общественная, научная, студенческое самоуправление. И 2015 год стал для нас действительно очень успешным. Наши ребята в рамках национальной премии «Студент года» из десяти номинаций взяли две: «Творческая личность года» – это Борис Картапов, и «Студенческий лидер года» – Лена Ливенская, мой заместитель. Собственно, к чему я это. Очень много достижений, очень много побед.

В.Путин: Точка, праздник, достаточно.

И.Пальцев: Но вот какая ситуация. Я буду приводить в пример себя. Я оканчиваю первый курс магистратуры, через год мне выпускаться и трудоустраиваться. Все наши достижения имеют место только на дипломах, грамотах, благодарственных письмах, но, к сожалению, документального подтверждения им нет.

В.Путин: Что значит – ­документально? А диплом?

Ректор: Характеристику хочет?

И.Пальцев: Я поясню. Подумали и хотим предложить Вам поддержать инициативу, чтобы к диплому разработали дополнительное приложение, где бы перечислялись самые важные заслуги выпускника. То есть работодателю сейчас что интересно? Не столько какой он профессионал в своей области, сколько какими компетенциями он обладает как человек, как личность.

В.Путин: Спорный тезис. Я думаю, что на первом месте, конечно, профессия, знания по предмету.

И.Пальцев: Несомненно, профессия на первом месте. Но какая личность, какая гражданская позиция у человека – это также имеет значение, умеет ли человек работать в команде, лидерские качества.

В.Путин: Особенно важно это при космических полётах.

И.Пальцев: Всё равно, на маленьком пространстве тоже люди должны находить общий язык между собой.

Как Вы относитесь к этой инициативе? И мы готовы совместно с Минобрнауки разработать это приложение, критерии, по которым вписываются достижения в это приложение к диплому. Как Вы относитесь?

В.Путин: С Минобрнауки Вы можете разработать всё что угодно.

И.Пальцев: Всё равно нам нужна ваша поддержка, Владимир Владимирович.

В.Путин: Послушайте, можно разработать всё что угодно, особенно если я их попрошу, они это сделают, они вас поддержат. Но важно, чтобы вас поддержали будущие работодатели. Важно, чтобы в этих характеристиках было отражено то, что нужно рынку труда.

Вы знаете, я от чего бы хотел предостеречь: конечно, активная жизненная позиция, отношение ко многим гуманитарным сферам чрезвычайно важны для любого человека, для любого специалиста, но если он не обладает нужными знаниями, навыками и опытом, то такой специалист невысоко будет цениться при трудоустройстве. Поэтому, да, здесь ничего плохого нет. Наоборот, это дополнительные штрихи к портрету человека, которого берут на соответствующее предприятие, на фирму, но они не могут, не должны и не будут в нашей системе отчёта занимать главенствующую роль. На первом месте всегда должен быть и будет уровень специальной подготовки. Но ничего вредного в том, что Вы предлагаете, нет. Можно подумать. Главное, чтобы не забюрократить этот процесс, чтобы лишних бумажек не плодить.

И.Пальцев: Полностью согласен. Здесь момент следующий: очень важно, чтобы органы того же студсамоуправления активно внедрялись в эту систему, зарабатывали себе авторитет.

В.Путин: Если в этих характеристиках будет отражаться нечто такое, что нужно будущему работодателю, то это сработает, в плюс пойдёт.

И.Пальцев: Всё ясно, спасибо большое.

В.Путин: Здесь, конечно, и умение работать в коллективе, и другие качества важны, разумеется. Если хороший специалист – конфликтный [человек], а работа нужна в коллективе, то тогда сложно ожидать позитивного результата работы. В общем, Вы поняли, что я имею в виду.

И.Пальцев: Да, я понял.

Б.Картапов: Борис Картапов, я учусь в Институте строительства, транспорта и машиностроения. В нашем университете много инженерных вузов, много парней там обучается, и очень высокий спрос на высшее военное образование. Но во всём Северо-Кавказском федеральном округе нет ни одного высшего военного заведения. Раньше существовали два военных училища, они были упразднены. По–прежнему вопрос актуален, спрос высок.

Зачем это нужно? Чтобы университет создал условия для тех ребят, которые, возможно, хотят связать свою жизнь с военной сферой: они больше бы к нам шли, и вуз был бы более интересен во всём Северо-Кавказском федеральном округе.

Мы хотели бы просить Вас о поддержке в этом вопросе, чтобы дать поручение о том, чтобы наш вуз включили в список учебных заведений, где будет устроена военная кафедра, тем более что в большинстве федеральных вузов России они есть и действуют.

В.Путин: Действительно, во многих вузах кафедра действует, есть и другие формы военной подготовки. У нас количество этих кафедр определяется даже не уровнем и значением того или иного учебного заведения, а прежде всего потребностью Вооружённых Сил в специалистах определённого профиля. Я с Министром поговорю, конечно. Но переподготовки кадров здесь тоже быть не должно. Над этим можно подумать, безусловно. Сейчас я не могу вам дать окончательный ответ с решением этого вопроса. Но подумать можно.

В.Садовой: Садовой Василий, председатель студенческого спортивного клуба СКФУ, входящего в Ассоциацию студенческих спортивных клубов России. Наши женские сборные команды по гандболу и баскетболу успешно выступают.

В.Путин: Ребята ещё начали футболом заниматься, по–моему.

В.Садовой: Да, мы вступили в Национальную студенческую футбольную лигу в этом году.

Студенты СКФУ составляют основу национальной сборной России по восточному боевому единоборству – карате сётокан. Кстати, ребята в декабре вернулись из Лондона с чемпионата Европы с победой. И подобных достижений могло быть ещё больше, однако и в нашем университете, и в Северо-Кавказском федеральном округе слабо развита спортивная инфраструктура. Нельзя ли в ближайшее время построить спортивные сооружения, комплексы, залы, бассейны как в нашем университете, так и в вузах Северо-Кавказского федерального округа?

Уважаемый Владимир Владимирович, наши студенты просто мечтают о своём университетском стадионе.

В.Путин: Ясно, что это одно из генеральных направлений – развитие социальной сферы, студенческого спорта. Вы знаете, что пару-тройку лет назад я сам активно поддержал идею создания студенческих клубов. И в рамках госпрограммы, которой руководит Минспорта, существует целый набор мероприятий по регионам страны. И по линии Минобрнауки тоже есть соответствующая программа. Я поговорю с одним руководителем и со вторым, посмотрим, что отдельно можно сделать для вашего университета.

Л.Ливенская: Владимир Владимирович, а как Вам наши роботы, Вам уже показали?

В.Путин: Молодцы! Только что посмотрел. Робототехника, конечно, это одно из наиболее перспективных [направлений] и в экономике, и в обороне. Сейчас вы знаете, что многие передовые армии мира переходят на наземные и летательные аппараты без прямого участия оператора, без лётчика, танкиста. Очень перспективное направление. Существует даже мнение, что – лучше бы без конфликтов, но будущие конфликты будут заканчиваться тогда, когда одни роботы победят других – чтобы люди не страдали.

Е.Ливенская: Мне просто близко это направление. Я студентка Института информационных технологий и телекоммуникаций. Меня Лена Ливенская зовут.

Мы знаем, что в России стали открываться пилотные детские технопарки, и мы в университете уже начали работу по этому направлению. Мы занимаемся, в частности, в моём Институте робототехникой со школьниками, абитуриентами – не только тем, что с роботами связано, но и с генной инженерией, биоинженерией, нанотехнологиями. Тем самым увеличиваем популярность инженерных специальностей: они пробуют – хотят к нам поступать.

Мы к чему – хорошо, если бы такой детский технопарк был создан на базе нашего университета. Во–первых, на Кавказе ничего подобного нет, мы бы с удовольствием приняли в этом участие, наши студенты.

В.Путин: Думаю, это возможно, конечно. Мы поговорим с губернатором и с моими коллегами в Москве. Потому что если не здесь, то в Северо-Кавказском регионе где? СКФУ – базовый вуз, можно сказать. Хорошая идея.

Р.Салхаб: Владимир Владимирович, меня зовут Салхаб Рашад, я студент Института информационных технологий и телекоммуникаций, я из Сирии. Я до сих пор не верю, что я перед Вами стою.

Когда я приехал в Ставрополь в 2011 году, у нас в университете обучалось 80 иностранных студентов. Сегодня с СКФУ учится более 1200 иностранных обучающихся из 51 страны мира. Мы активные участники всех студенческих мероприятий. Благодаря тому, что мы везде участвуем, мы много узнаём о России, которую нельзя не полюбить.

Все иностранные студенты Вам очень благодарны за возможность учиться здесь, особенно это важно для граждан Сирии, Ирака и Йемена.

Как Вы знаете, в наших странах сейчас сложная обстановка, идёт война. Но мы надеемся, что скоро она закончится благодаря вам, вашей помощи. Мы дорожим возможностью получить в России качественное образование, которое нам поможет восстановить экономику в наших странах.

Владимир Владимирович, все сирийские студенты искренне благодарят вас за поддержку нашего правительства в борьбе с терроризмом. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Вы знаете, мы никак не собираемся вмешиваться в государственное устройство, в решение проблем, которые стоят перед Сирией, другими странами региона, о которых Вы сейчас вспомнили. Наша задача – только помочь вашему народу, легитимному руководству вашей страны, в данном случае Сирии, бороться с терроризмом, ликвидировать террористов на сирийской земле.

Я очень рассчитываю на то, что Вы и Ваши коллеги из других стран полученные в России знания употребите наилучшим образом для восстановления своей страны, для её строительства.

Р.Салхаб: Дай Бог.

Л.Исрепилова: Меня зовут Исрепилова Лолита, я дочь ветерана боевых действий, мой отец погиб при исполнении служебного долга. Мой вопрос касается проблемы социальной защиты детей погибших, умерших ветеранов боевых действий в сфере образования.

Дело в том, что на законодательном уровне ни Федеральный закон о ветеранах, ни Федеральный закон об образовании не предусматривают право на внеконкурсный приём детей погибших, умерших ветеранов боевых действий. Можно ли это изменить на законодательном уровне? Тем более я, будучи студенткой юридического факультета, разработала свой научный проект внесения изменений в Федеральный закон о ветеранах и в Федеральный закон об образовании.

В.Путин: Можно; я думаю, что и нужно. Надо смотреть, конечно, детали Ваших предложений. Я знаю, что по линии силовых ведомств программы помощи детям, которые остались без отца или без родителя в результате боевых действий, осуществляются. Программы достаточно масштабные. Но ведь есть случаи, которые выходят за рамки силовых структур, а люди должны быть охвачены этой программой. Так что благодарен Вам за то, что Вы подняли это вопрос. Давайте Ваше предложение.

Л.Исрепилова: Спасибо Вам.

Б.Селенгинский: Селенгинский Богдан, если можно, вопрос по развитию кадрового потенциала.

На Северном Кавказе направление «туризм» является одним из приоритетных, как и гостиничное дело. Так, в рамках федеральной программы мы уже обучили 19 преподавателей, в том числе я учился в лучшем вузе Швейцарии и мира – в Глионском институте высшего образования. Но, к сожалению, все эти возможности переработки программ, разработки билингвальных программ есть только у федеральных вузов. Мы хотели узнать: можно ли включить в программу глобального образования ещё и сервисную деятельность, а не только инженерную?

В.Путин: Это очень специальный вопрос. Это нужно, скорее всего, с Министерством обсуждать, с руководством. В целом я ничего против не имею. Дай бог всем здоровья и повышения квалификации. Если это востребовано, если это нужно, поддерживается руководством соответствующего высшего учебного заведения – конечно, мы поддержим.

Б.Селенгинский: Спасибо!

Вопрос: У меня вопрос, касающийся реальной проблемы малых инновационных предприятий, связан с высокой арендной платой за площади университета.

Дело в том, что согласно 217-му Федеральному закону о малых инновационных предприятиях льготная аренда у университетов составляет 40 процентов от рыночной стоимости – на первый год создания, и достигает 80 процентов от коммерческой стоимости на третий год. По своему опыту могу сказать, что это очень высокая цена, почти неподъёмная для начального этапа развития малого инновационного предприятия.

Пообщавшись со студентами, аспирантами, у которых есть свои малые инновационные предприятия, мы решили, что было бы оптимальным совсем отказаться от платы на первый год создания малого инновационного предприятия и сделать льготу на 20–30 процентов от рыночной стоимости.

В.Путин: Имеется в виду аренда помещения вуза? Наверное, это можно сделать. Знаете, в своё время я был одним из авторов этой идеи и боролся за её реализацию. Почему боролся? Не хотелось навязывать ничего коллегам, но те, кто был против, исходили из того, что задача вуза – это не коммерческая деятельность, в том числе в сфере инноваций, а прежде всего подготовка кадров. Но потом всё–таки все согласились, что одно другому не мешает – наоборот, должно помогать. Это первое.

Второе. Уже профессионально ориентирует будущих специалистов, нынешних студентов либо аспирантов. И третье: помогает вузам и в подготовке, и материально, потому что приносит определённый доход. В том числе и за счёт сдачи в аренду помещения, своих площадей.

Вы предлагаете последнюю составляющую этого благородного плана отрезать и выбросить.

Реплика: На первый год можно отказать совсем. На второй и третий – чтобы было.

В.Путин: Можно, но надо проработать. Я лично ничего против не имею. Надо поговорить с ректорами, с Минобрнауки, с тем чтобы и вузы тоже не теряли заинтересованности в создании таких инновационных предприятий.

Я вас уверяю, что ни я, ни Правительство ничего против этого не имеем.

Реплика: Надеюсь, всё будет хорошо.

В.Путин: Всего вам самого доброго.

Россия. СКФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2016 > № 1625359 Владимир Путин


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 января 2016 > № 1616708 Рашид Темрезов

Рабочая встреча с Главой Карачаево-Черкесии Рашидом Темрезовым.

Глава Карачаево-Черкесии информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Рашид Бориспиевич, добрый день. Как ситуация развивается у вас?

Р.Темрезов: Всё стабильно. По сравнению с 2014 годом мы считаем, что хорошо, потому что у нас в 2014 году было всё–таки снижение по некоторым позициям. 2015 год мы выровняли: и выше, чем 2013 год, и выше, чем 2014 год.

По основным показателям социально-экономического развития, я считаю, мы находимся на среднероссийском уровне: по росту и индексу промышленного производства, и по сельскому хозяйству, и по многим другим направлениям.

Могу отметить, что республика впервые вышла из категории высокодотационных субъектов: мы стали просто дотационным субъектом. Большая работа проводилась по мобилизации наших собственных доходов. Но, как показала практика, есть ещё у нас резервы, над чем мы будем, естественно, работать.

В.Путин: У вас бюджетная обеспеченность, не помните какая?

Р.Темрезов: Порядка 62 процентов.

В.Путин: В принципе ничего.

Р.Темрезов: Мы были высокодотационным регионом, а сейчас…

В.Путин: Да, я знаю. А социальные задачи: в области обеспечения дошкольными учреждениями, уровень заработной платы в социальной сфере – учителя, врачи?

Р.Темрезов: Владимир Владимирович, докладываю, что касается Ваших указов от 2012 года, все индикаторы, которые у нас сегодня по дорожным картам, мы выполняем неукоснительно. Я считаю, что это наша основная задача.

Конечно, мы планировали к 1 ноября 2016 года полностью ликвидировать очерёдность по детским дошкольным образовательным учреждениям. В 2016 году мы эту проблему закрываем – от трёх до семи лет, при этом параллельно решаем вопрос от нуля до трёх.

Как я в прошлый раз докладывал, для такого региона, где остро стоит вопрос по занятости населения, строительство социальных объектов – это плюс ко всему ещё и ликвидация проблемы занятости населения.

Мы очень много объектов социальной инфраструктуры построили, инженерной инфраструктуры, но в то же время считаем, что, опять же согласно Вашим поручениям, пора уже переходить к реальному сектору экономики, над чем мы на сегодняшний день с Правительством Российской Федерации достаточно плотно работаем: это строительство и новых предприятий, и объектов.

Инвестпроекты, которые у нас были высокой степени готовности, – никто из инвесторов свои обязательства не прекратил, и мы в завершающей стадии.

В.Путин: Хорошо.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 января 2016 > № 1616708 Рашид Темрезов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 18 января 2016 > № 1668917 Людмила Алексеева

«Кадыров безобразничает, потому что ему дан карт-бланш»

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева

Сергей Ежов

Глава Чечни Рамзан Кадыров на прошлой неделе назвал представителей оппозиции «врагами народа» и «предателями». Вслед за ним похожие заявления сделали глава парламента республики Магомед Даудов и депутат Госдумы Адам Делимханов. Были названы и имена тех, кого руководство Чечни хочет покарать как якобы представителей «пятой колонны». Это руководители независимых СМИ («Эхо Москвы» и «Дождь»), оппозиционеры Алексей Навальный, Михаил Ходорковский, Илья Яшин, правозащитники Лев Пономарев, Игорь Каляпин и другие. Заявление Кадырова и его сторонников раскритиковали многие общественные деятели, в том числе из Совета по правам человека при президенте РФ. На сайте «Конгресса интеллигенции» был объявлен сбор подписей с требованием немедленного отстранения от должности главы Чечни. В обращении говорится, что обвинения в предательстве и в подрывной деятельности только за участие в мирной общественной жизни носит характер прямой угрозы и противоречит не только моральным, но и правовым нормам. Один из авторов петиции Людмила АЛЕКСЕЕВА в интервью «НИ» рассказала, кто способен остановить поток заявлений, возбуждающих политическую рознь.

– Вслед за Рамзаном Кадыровым в отношении оппозиции резко высказались и его ближайшие соратники. Людмила Михайловна, чем, на ваш взгляд, вызван этот парад заявлений?

– Может быть, это психологическое явление. Если «божественный вождь» что-то изрек, то это истина в последней инстанции. И все, кто хотят сохранить свои должности и даже головы, должны вслед за ним эти мерзости повторять. Есть вероятность того, что наша страна может если не повторить сталинское время, то приблизиться к нему. Этого я бы не пожелала никому из живущих на свете.

– Несут ли уже сегодня эти угрозы реальную опасность? Есть ли риск того, что лидеры Чечни уже завтра перейдут от слов к делу? Например, начнут диктовать редакционную политику каналу «Дождь» и радио «Эхо Москвы»…

– Конечно. Именно поэтому нужно протестовать как можно более резко и массово. Все зависит от силы нашего сопротивления. Ими выбран удобный момент – сложно бороться в кризисное время, когда мысли заняты тем, чем детей прокормить.

– На сайте «Конгресса интеллигенции» на настоящий момент ваше требование поддержали более шести тысяч человек. Чего вы реально намерены добиться этими подписями? Можно ли допустить, что Рамзан Кадыров действительно будет отправлен в отставку? Или это направлено больше в сторону общественного мнения?

– Да, это просто способ выражения своего мнения. Конечно, Кадыров потому так и безобразничает, что ему дан карт-бланш. Может быть, за усмирение Чечни и недопущение войны Кадырову позволено делать все что угодно. Или есть какие-то другие договоренности. Мне это неизвестно, вам неизвестно, и я не знаю, станет ли когда-нибудь известно.

– Все же можно предположить, что среди российской политической элиты многие не разделяют заявлений команды Кадырова…

– Знаете, я против того, чтобы нынешнюю политическую верхушку называть элитой.

– Никакой осуждающей реакции от представителей федеральной власти, если не считать заявления омбудсмена Эллы Памфиловой, пока не последовало…

– Да, Памфилова – очень достойный, мужественный человек. Ей очень трудно на своей должности. А кого вы еще имеете в виду, кто должен возразить Кадырову?

– Например, члены правительства, руководители Госдумы, Генпрокуратуры, Следственного комитета.

– Да какая у нас Госдума?! Как ее выбирали, как в нее попали люди, какая ее легитимность? Не случайно после выборов этой Думы начались акции протеста: люди понимали, что их обмишурили.

– Ну а правоохранительные органы…

– Кто? Господин Чайка, который сейчас больше озабочен спасением своей репутации? Нет, кроме как на самих себя, нам надеяться не на кого. Только на гражданское общество, которое у нас, слава богу, есть. Маленькое, неумелое и ослабленное, но оно есть. Понимаете, у нас из всех свобод сохранилась только одна: уехать из этой страны. И, к сожалению, люди, которые могли бы протестовать, нашли себе применение в других обществах, где они чувствуют себя комфортнее. Я их не осуждаю, каждому жизнь дается один раз. Но мне просто горько, что лучшие люди покидают страну, и это очень ослабляет наше общество и растягивает процесс его взросления. Хотя сейчас появляются совсем молодые люди, которые при любых условиях хотят жить и работать в России. Это вселяет надежду, пусть и небольшую.

– Печальные вещи говорите, Людмила Михайловна.

– Но вообще-то я оптимист и верю, что на «длинной дистанции» Россия станет демократическим, правовым государством. Присоединится к европейским народам, потому что мы европейская страна.

– Рамзан Кадыров с вами бы поспорил…

– Никак не пойму, в чем заключаются наши особенные ценности? Мы привержены общечеловеческим.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 18 января 2016 > № 1668917 Людмила Алексеева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter