Всего новостей: 2526812, выбрано 1098 за 0.257 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296201 Константин Церазов

Новые возможности: что ждет инвесторов этой осенью?

Константин Церазов

член правления, руководитель инвестиционного блока банка «ФК Открытие»

После летнего затишья инвесторы постепенно начинают выходить из отпусков и проводить ревизию своих портфелей, переоценивать конъюнктуру, заниматься поиском новых идей и возможностей

Итоги «ралли Трампа» и внутренние резервы

Год назад финансовый рынок жил в первую очередь ожиданиями итогов президентских выборов в США, причем победа действующего президента рассматривалась большинством скорее как стресс-сценарий, что порождало неуверенность и высокую волатильность. Однако после выборов в ноябре 2016 года, на которых победил как раз кандидат от республиканцев, рынки серьезно приободрились, интерес к риску вырос. Ожидания масштабных реформ нового президента — в налоговой в сфере, здравоохранении, увеличение расходов на инфраструктуру и оборону и прочее — вдохновили инвесторов на так называемое «ралли Трампа» на мировых рынках.

Российский рынок также показал ощутимый рост после этого события. Но здесь главной идеей стали ожидания улучшения российско-американских отношений и относительно скорого смягчения режима санкций (как минимум смягчения риторики политиков). Также нельзя не отметить весьма сдержанные действия ФРС США в части ужесточения денежно-кредитной политики (ставка по федеральным фондам в 2016 году была повышена только 1 раз на 0,25 п. п. в декабре) и в целом сохранение стимулирующей политики со стороны ЕЦБ, которые также стимулировали покупки рост стоимости финансовых активов.

Текущие внешние предпосылки для российского финансового рынка также довольно противоречивые. С одной стороны, цены на нефть в последнее время несколько стабилизировались и находятся сейчас вблизи уровня $50 за баррель, в мировом масштабе читались признаки сохранения интереса к риску, основные мировые фондовые индексы смогли обновить исторический максимум (S&P, Doe Jones, NASDAQ, DAX). Вместе с тем отметим, что российские индексы с начала года показали один из худших результатов в мире, двигаясь фактически с контрвектором, правда, выглядят они сейчас еще более недооцененными (по мультипликаторам), чем раньше. С другой стороны, имеет место серьезное разочарование относительно улучшения отношений между РФ и США, которые по факту вылились в ужесточение (пусть и где-то формальное) санкционного режима в начале августа и в ужесточение риторики официальных представителей государств. Усиление геополитической напряженности в мире (ситуация вокруг ядерной программы КНДР, гражданская война в Сирии, конфликт между Катаром и другими странами арабского мира) также серьезно ограничивает интерес к активам EM, прежде всего фондовым.

В качестве внутреннего позитивного фактора для российского рынка отметим явные признаки возобновления экономического роста в России. Так, по данным Росстата, ВВП в 1 полугодии вырос на 1,5% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года, а рост инвестиций в основной капитал за этот же период составил 4,8% — все это очень серьезно превосходит ожидания. Принципиально важно, что мы видим устойчивое замедление инфляции — до 3,7% (примерно на 3 п. п. за 12 месяцев) в годовом выражении, что позволяет Банку России поддерживать цикл смягчения денежно-кредитной политики. Ключевая ставка с начала года кумулятивно была понижена на 1 п. п. — до 9,00%. Также стоит отметить приток иностранного капитала в сегмент российских FI активов, который продолжался как минимум до июля текущего года (хотя формально за период и был зафиксирован чистый отток капитала из РФ на уровне $13,1 млрд). Этот фактор оказал серьезную поддержку как кривой ОФЗ, так и российскому рублю, который, по мнению большинства участников рынка, в определенные временные отрезки серьезно снижал собственную эластичность по изменению цен на нефть.

Ожидания этой осени

В целом до конца текущего года мы сохраняем нейтральный взгляд по рынку. Ведущие мировые регуляторы в среднесрочном периоде, скорее всего, продолжат постепенное и прогнозируемое ужесточение ДКП. ФРС США, по всей видимости, не пойдет на очередное повышение базовой ранее декабря (согласно данным котировок фьючерсов, вероятность «шага» в текущем году составляет около 40%), при этом возможно начало недавно анонсированного сокращения объема выкупленных в рамках QE бумаг на балансе (~$4,5 трлн) за счет ограничения реинвестирования. Однако это уже во многом заложено в текущие цены и не должно существенно сказаться на рынках, если, конечно, регулятор не предпримет каких-либо неожиданных шагов. От ЕЦБ в ближайшей перспективе также едва ли стоит ждать досрочного сворачивания программы QE, хотя летом его отдельные представители порой давали довольно жесткие комментарии относительно такого сценария. Прогнозы относительно конъюнктуры мирового рынка нефти также скорее умеренно-позитивны и резкое снижение цен на актив (скажем, до кризисных $30 за баррель или условно посткризисных $40) мы рассматриваем как стресс-сценарий.

Если говорить о России, что здесь мы ждем дальнейшего ускорения экономического роста и сохранения в целом низкой активности инфляционных процессов (в силу целой совокупности факторов), что закономерно позволит регулятору и далее снижать уровни регулируемых ставок. При этом реальные ставки, даже с учетом прогнозируемого снижения, могут еще в течение определенного периода оставаться сравнительно высокими и привлекательными — сейчас в случае ОФЗ это около 4–4,25%, для высококачественных эмитентов условного первого эшелона — 4,5–4,75%. Далее, с учетом сказанного выше, коснемся основных классов российских финансовых активов и их среднесрочных перспектив.

Инвестиции в акции сейчас с легкостью могут не оправдать ожиданий, так как нет явных драйверов для заметного роста, за исключением, пожалуй, традиционной недооцененности российского рынка относительно аналогов (DM и EM) по мультипликаторам. Без существенного роста цен на нефть, притока средств международных инвесторов в и снижения значимости политических рисков (на уровне опять же смягчения санкций или, как минимум, риторики), российские фондовые индексы в среднесрочном периоде едва ли покажут движение ощутимо выше текущих уровней.

Достаточно сдержанными выглядят перспективы и российских евробондов, учитывая вероятные изменения в политике мировых регуляторов (ФРС и ЕЦБ) — продолжение цикла ужесточения денежно-кредитной политики ФРС (в том числе, вероятно, и в количественном аспекте), сворачивание программы выкупа активов ЕЦБ в конце текущего года, что должно привести в сокращению объема свободной активности в масштабе мирового рынка. Также важно учесть текущий чрезвычайно низкий уровень суверенного спреда и котировки CDS на российский госдолг, соответственно, даже если дополнительное снижение доходности по евробондам и произойдет, едва ли оно будет по-настоящему существенным.

Наиболее привлекательными в текущих условиях выглядят рублевые облигации. Доходность инструментов, скорее всего, продолжит снижение на фоне замедления инфляции, фактического и ожидаемого смягчения денежно-кредитной политики ЦБ РФ, сохранения профицита рублевой ликвидности, предположительно нейтрального внешнего фона. Банк России, по словам официальных представителей, выступает за плавное снижение ключевой ставки без заранее определенной траектории. В качестве нейтрального уровня при инфляции в 4% (выше текущего уровня) рассматривается диапазон в 6,5–6,75%. Таким образом, в текущих условиях потенциал «терминального» (долгосрочного) смягчения можно оценить как минимум 2,25 «фигуры». До конца текущего года мы ждем снижения ключевой ставки до уровня 8,25%.

Среди отдельных отраслей выделим ретейлеров, которые могут стать бенефициарами от восстановления роста конечного потребительского спроса, а также металлургов, интерес к которым может усилиться на фоне существенного роста цен на цветные металлы. Перспективы же в остальных отраслях представляются нам менее очевидными.

Риски ближайших месяцев

Как было отмечено выше, высокие реальные ставки привлекают инвесторов — как локальных, так и нерезидентов (их доля во владении ОФЗ за первую половину года выросла на 3,5 п. п. — до 30,4%). Однако сохранение режима санкций остается заметным негативным фактором в том числе и для долгового рынка. Наиболее значимый негативный, можно сказать разрушительный, эффект на рынок может оказать возможный запрет на инвестиции в российский госдолг (и ПФИ на него), проект которого сейчас рассматривается Минфином США (процесс начался в июле текущего года).

Основной риск для российского фондового рынка — внешние факторы, где цена на нефть по-прежнему играет определяющую роль. Несоблюдение отдельными участниками соглашения по сокращению добычи нефти ОПЕК+, которое было заключено в ноябре 2016 года и пролонгировано в мае этого до конца марта 2019 года, а также рост добычи в США и ряде других стран, может нивелировать достигнутый в масштабах рынка эффект. Более резкое, чем ожидается участниками рынка, ужесточение денежно-кредитной политики мировыми регуляторами также может привести к распродаже рисковых активов и уход инвесторов в «качество». Также сохраняются высокие политические риски — помимо Северной Кореи, Сирии и Катара, в Европе предстоят выборы в Германии и, возможно, досрочные в Италии. Нельзя игнорировать и остающиеся достаточно сложными отношения России с США. В условиях реализации стресс-сценария оптимальной стратегией будет традиционное сокращение дюраций портфелей облигаций, снижения доли акций и увеличения денежных средств, а также хеджирования валютного риска с помощью чрезвычайно широкого спектра ПФИ.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296201 Константин Церазов


США. Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296177 Дмитрий Назаров

Попасть в лунку: зачем миллиардеры инвестируют в гольф

Дмитрий Назаров

Несмотря на достаточно высокий интерес к гольфу и наличие полей мирового уровня, в России сама игра не приносит владельцам клубов прибыли. Тем не менее, эти инвестиции могут окупиться

Пожалуй, ни одна спортивная игра так прочно не ассоциируется с миллиардерами, как гольф. Не случайно первым спортсменом, которому удалось заработать $1 млрд стал гольфист Тайгер Вудс, возглавлявший рейтинг самых высокооплачиваемых спортсменов по версии Forbes с 2001 по 2012 годы. Главным рынком для гольфа остаются США, где вклад гольф-индустрии в экономику, по официальным данным, составляет $70 млрд, а число игроков достигает 25 млн.

Игра также активно проникает в новые регионы, например, в Китае, несмотря на запрет гольфа властями страны, уже построено от 600 до 1000 полей, а вторым рынком по продажам экипировки после США является Япония. На данный момент международный рынок экипировки для гольфа оценивается в $10 млрд, а четверка крупнейших производителей экипировки для гольфа смогла заработать в 2016 году более $4 млрд. Проходящие на территории гольф-клубов спортивные и другие мероприятия ежегодно приносят более $2 млрд, помимо этого активно развивается гольф-туризм, годовой объем рынка которого превышает $1 млрд.

В России активное строительство полей для гольфа началось в 2007 году с открытия гольф-клуба «Пестово». Его владелец — Андрей Комаров F 128, которому также принадлежит 72,9% акций Челябинского трубопрокатного завода. Поле для гольфа является лишь частью комплекса, включающего в себя яхт-клуб и коттеджный поселок. По словам Олега Кустикова, председателя совета директоров компании «Процион», специализирующейся на строительстве объектов для гольфа, стоимость «Пестово» составила $120 млн, при этом появление гольф-поля привело к повышению цены на землю в этом районе в 20 раз.

«Пестово» — не единственный гольф-клуб Андрея Комарова, в 2013 году аналогичный проект под названием «Pine Creek Golf Resort», стоимостью 2 млрд рублей ($34 млн) был реализован на Урале, комплекс Forest Hills Resort & Golf Club построен в Дмитровском районе, несколько полей открыто в «Сколково» и Нахабине. Ежегодные затраты на содержание поля составляют 30-50 млн рублей ($512 000). По словам Кустикова, гольф-клуб в России окупается в течение 8-10 лет, а основную прибыль при этом приносит именно продажа расположенной рядом недвижимости. В данный момент компания «Процион» реализует свой пятый гольф-проект «Raevo Golf & Country Club» недалеко от Звенигорода.

По соседству с «Raevo Golf & Country Club» решил построить свой гольф-клуб владелец винодельни «Лефкадия» Михаил Николаев F 165 (№165 богатейшие люди России, $600 млн). Земля в районе поселка «Горки-10» обошлась бизнесмену в $9 млн, на проектирование и строительство поля было потрачено еще около $2-3 млн. В данный момент поле состоит из 9 лунок, а сам владелец ищет партнера для инвестиции в проект. Планируется довести количество лунок до 18 и создать на базе клуба академию для обучения детей.

Одним из лучших в России считается гольф-клуб Skolkovo, принадлежащий Роману Абрамовичу F 12 (№139, $9,1 млрд). Поле стоимостью $25 млн открылось в 2014 году, уже к 2016 Skolkovo, рассчитанный на 500 постоянных членов, смог обеспечить более 50% заполняемости, что считается отличным показателем для гольф-клуба в России. Поле является частью проекта комплексного освоения территории, куда также входит жилой комплекс «Сколково Парк» площадью 500 га, а общие инвестиции в проект могут составить порядка $1 млрд.

В 2010 увидел свет проект владельца Crocus Group Араза Агаларова F 51 (№51 богатейшие люди России, №1234 в глобальном рейтинге $1,7 млрд) Agalarov golf country club. Коттеджный поселок Agalarov Estate вместе с полем для гольфа обошелся бизнесмену в $1 млрд. Выход участков поселка на продажу в 1 квартале 2017 года стал одним из факторов роста стоимости элитной недвижимости в Подмосковье, увеличив средний бюджет предложения до $2,9 млн (на 83% больше суммы начала года). Пожизненное членство в клубе можно получить, приобретя недвижимость на сумму более $5,5 млн, или же внеся членский взнос в размере $300 000.

Постройка «Целеево Гольф и Поло клуб» обошлась миллиардеру Олегу Дерипаске F 23 (№315, $5,1 млрд) в $30 млн. Стать пожизненным членом клуба можно за 1,8 млн рублей ($30 700), ежегодный взнос при этом составит 180 000 рублей ($3 000). Генеральный директор «Целеево Гольф и Поло клуб» Вадим Прасов заявил, что цена на недвижимость вблизи клуба выросла в два раза. В составе комплекса 140 домов стоимостью от $2,2 до $3 млн 18 луночное гольф-поле, академия гольфа, поло-клуб и горнолыжный комплекс.

Самый известный поклонник этого вида спорта — президент США Дональд Трамп (№544, $3,5 млрд), он владеет настоящей «гольф-империей». В его собственности 18 гольф-клубов, 11 из которых расположены в США, три — в Великобритании, два — в Дубае и один в Индонезии. Гольф стал не только увлечением, но и важной частью доходов Трампа: из $528,9 млн дохода за последние 15,5 месяцев более $288 млн приходятся на прибыль с гольф-клубов. $37,2 млн принес ему один лишь Mar-a-Lago — частный клуб с полями для гольфа во Флориде, где президент 7 апреля 2017 года принимал председателя КНР Си Цзиньпина. Несмотря на двукратное повышение суммы вступительного взноса (до $200 000), число членов клуба за последний год также удвоилось, а годовой доход Mar-a-Lago вырос на $7,4 млн. Трамп приобрел этот клуб всего за $8 млн в 1985 году, а сейчас его стоимость оценивается в $200 млн.

В 2012 году был открыт туристический комплекс Changbaishan International Resort самого богатого человека в Азии — владельца Wanda Group, Вана Цзяньлиня (№18, $31,3 млрд). Общие инвестиции в проект составили $3,2 млрд, на территории комплекса находится горнолыжный курорт, отель, театр и четыре поля для гольфа по 18 лунок каждое. Популярность игры в Азии сейчас растет, поэтому именно там сейчас появляются крупные игроки рынка.

Еще одна тенденция последнего времени — возрастающий интерес к этому спорту со стороны женщин. Проведенный ирландской ассоциацией Irish Golf Desk опрос показал, что около 36,9 млн женщин по всему миру хотели бы начать играть в гольф в ближайшие 1-2 года, что может принести индустрии дополнительные $35 млрд в год. Основные статьи дохода гольф-клубов составляют продажа абонементов, оборудования и экипировки, и больше зависят от общего числа посетителей клуба, а не от количества его постоянных членов.

В 2008 году Ассоциация гольфа России поставила задачу увеличить число зарегистрированных игроков до 100 000, однако к 2014 году этот план не был выполнен даже на 10%. В 2015 году ассоциация, в лице нового президента Виктора Христенко, вновь заявила о намерении привлечь к спорту 100 000 игроков в течение 10 лет. На данный момент в России насчитывается около 10 000 игроков в гольф и 34 гольф-поля, при этом интерес к спорту проявляют 7,9 млн человек. Спрос намного превышает предложение, так как значительная часть гольф-клубов имеют закрытый статус (членство можно получить только по рекомендации или приглашению) и удалены от крупных городов.

Оправданы ли инвестиции в гольф? Да, если понимать, что они окупаются не напрямую. Прибыль владельцам гольф-клубов в основном приносит продажа недвижимости: в Европе, Азии и Африке 39% гольф-полей строится с целью увеличить добавленную стоимость участков, говорится в исследовании KPMG. Согласно данным Ernst & Young, наличие поля для гольфа повышает стоимость жилья на 15-20%. По этой причине, несмотря на достаточно высокий интерес к гольфу и наличие полей мирового уровня, в России сама игра не приносит владельцам клубов прибыли.

США. Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296177 Дмитрий Назаров


Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314598

Заскочить на минутку: истоки популярности шеринговых сервисов

Игорь Шулинин

Директор Workki в России

Так называемые шеринговые сервисы появились в конце прошлого столетия, и представить сейчас свою жизнь без них уже невозможно

Жизнь современного человека проходит в ускоренном ритме и напоминает бесконечный забег: быстро съесть завтрак, быстрее добраться до работы, быстрее закончить её и вернуться домой, быстро принять душ, быстрее уснуть, чтобы выспаться. Мы стремимся срезать углы и строить мосты над преградами, чтобы не обходить их. Время и деньги становятся главными ценностями в нашу эпоху. Именно стремлением экономить их, действовать рационально и прагматично объясняется появление и развитие новых технологий, делающих жизнь комфортнее.

Коворкинг

«Коммунальный офис» — один из первых и наиболее востребованных сервисов на рынке совместного пользования услугами. Прообразы коворкингов появились на Западе в 90-х годах XX века. Первый коворкинг в современном представлении открылся в 2005 году. Идея сдачи в аренду рабочего пространства возникла у американского программиста Брэда Ньюберга, который решил объединить свободу и независимость, характерную для фриланса, с комфортом и ощущением себя частью команды, которые предлагает офис. Вместе с друзьями-аутсорсерами он арендовал офис, куда на совместные средства была закуплена мебель и оргтехника. Когда единомышленников стало больше, Брэд и его друзья смогли открыть новое, большее по размеру, помещение и превратить это в прибыльный бизнес.

Многие коворкинги стали плацдармом для развития ныне именитых проектов. Например, основатели Uber, решившие начать свое дело после неудачной попытки вызвать такси в Париже, в качестве офиса выбрали нью-йоркский коворкинг Yard. Команда Instagram трудилась в коворкинге Dogpatch Labs (Сан-Франциско) до тех пор, пока компанию не приобрел Facebook. А агрегатор авиабилетов Skyskaner на заре своего успеха арендовал 10 рабочих мест в коворкинге WeWork в Лондоне. За несколько лет компания выросла до 150 сотрудников и по сей день остается частью сообщества той же сети коворкингов.

Первый российский коворкинг появился в 2008 году в Екатеринбурге, а сейчас подобные сервисы представлены во всех крупных городах. Это современно оформленные помещения, которые призваны не просто обеспечить человека рабочим местом и доступом в интернет, но также создать атмосферу, способствующую творчеству, завязыванию профессиональных связей, обмену опытом и идеями.

Всеми вопросами по обслуживанию офиса, приёму корреспонденции, клинингу и так далее в коворкинге занимается специальный персонал. И все же, самое главное отличие коворкинга от классического офиса, заключается в возможности платить только за необходимый срок пользования — неделю, месяц, несколько дней. Помимо этого, коворкинг позволяет арендовать офис как для целой команды, так и для одного сотрудника, что почти невозможно в бизнес-центрах. По оценкам экспертов, к концу 2017 года около 1,2 миллиона человек во всем мире будет работать в «коммунальных офисах».

Каршеринг

Поминутная аренда автомобилей — относительно новый, но быстро набирающий популярность вид шеринга, — уже стала хорошей альтернативой общественному транспорту, собственному автомобилю или такси. Прообразы каршеринговых сервисов появились в Париже и Амстердаме в 70-х годах прошлого столетия. Но в то время они больше напоминали обычную аренду автомобиля с более гибкими условиями. Каршеринг в современном понимании, peer-to-peer (от человека к человеку), появился в США только в 2010 году. Лидером рынка на тот момент можно считать Zipcar.

В Москве подобные предложения появились в 2012 году. Пик взрывного роста каршерингов пришелся на 2015-2016 годы. Каршеринг позволяет получить услугу за меньшие деньги по сравнению с затратами на содержание своего автомобиля. Согласно исследованиям, время активного использования авто составляет всего 10%, а оставшиеся 90% приходятся на простой, что сложно назвать экономным потреблением. Каршеринговые сервисы позволяют платить только за время реального пользования автомобилем, при этом компания берет на себя расходы на бензин, ремонт, техобслуживание и мойку.

Дополнительный стимул для развития популярности сервиса придало введение в центре Москвы платной парковки: пользуясь каршерингом, можно оставить авто рядом с Красной площадью, а затем спокойно уйти по своим делам и не платить за паркинг. Другими преимуществами являются отсутствие залога и удобное управление — больше не нужно бояться забыть или потерять ключи, так как открыть автомобиль можно с помощью мобильного приложения.

Для города польза каршеринга состоит в снижении нагрузки на дороги и улучшении экологии, так как один автомобиль приходится сразу на нескольких пользователей. Судя по всему, рост спроса на подобные сервисы продолжится, поскольку количество людей с частичной занятостью или работающих онлайн, у которых нет необходимости пользоваться автомобилем каждый день, постоянно растет.

Для поездок на короткие расстояния в России распространены сервисы по краткосрочной аренде компактных средств передвижения, таких как, например, велосипеды, самокаты, гироскутеры. Их покупка не всегда целесообразна, так как большую часть года погода в стране не располагает к поездкам на свежем воздухе. К преимуществам проката относится возможность не платить за ремонт и обслуживание. К недостаткам, по сравнению с каршеринговыми сервисами, — необходимость вносить залог в некоторых пунктах проката.

Антикафе

Антикафе — это сугубо российский формат. Первое заведение появилось в Москве в 2011 году, а спустя 4 года открылся филиал в Лондоне. Рост популярности формата связан с модой на здоровый образ жизни и интеллектуальный досуг. В отличие от коворкингов, здесь акцент делается не на работе, а на развлечении. Следовательно, у антикафе другая целевая аудитория — её ядро составляют не фрилансеры, а студенты, для которых частые посиделки в кафе могут быть не по карману, а собираться дома некомфортно. Подобные пространства удобны тем, что в них можно находится сколько угодно, брать еду с собой и ничего не покупать. Помимо помещения, кофе и сладостей, антикафе предоставляют гостям различные варианты развлечений: например, просмотр и обсуждение артхаусного кино, посещение занятий по иностранным языкам, настольные игры, книги и многое другое. Так как в антикафе посетители проводят меньше времени, чем в коворкинге, оплата устанавливается поминутно.

Коливинги

Коливинги — еще один тренд, набирающий обороты. На первый взгляд кажется, что это обыкновенные общежития, но по факту они представляют собой смесь хостела и коворкинга. По большому счету, современные коливинги — это не что иное, как перерождение интернатов, домов-пансионов и профессиональных общежитий, широко распространенных в XIX-XX вв. Эти пространства ставят перед собой задачу решить проблему переоцененной жилой недвижимости в мегаполисах. Например, в Кремниевой долине, где цены на жилье настолько высоки, что часто не позволяют работникам местных IT-компаний арендовать даже студию, коливинги стали лучшим решением с 2006 года. Несколько лет спустя формат совместного жилья появился в Европе. Самые яркие примеры — The Collective (Великобритания) и Student Hotel (Нидерланды).

С бытовой точки зрения коливинг напоминает общежитие: объединённая гостиная, кухня иногда даже ванная. Однако уровень благоустроенности намного выше, например, здесь нет двухэтажных кроватей, обшарпанных стен и комнат на 5 человек. Как правило, коливинги расположены в современных зданиях с дизайнерским ремонтом. Арендаторам не нужно заботиться о вопросах стирки, уборки, оплате счетов и покупке бытовой химии — все это находится в зоне ответственности управляющей компании.

Опытные сотрудники и вчерашние студенты в коливингах получают отдельную комнату за умеренную арендную плату на необходимый срок, а также зоны для работы и отдыха и общество единомышленников. Иногда жители коливингов объединены по интересам, например, создаются творческие пространства для художников, фотографов, музыкантов. Чтобы побудить соседей общаться друг с другом, на территории регулярно организуются мероприятия для жителей: кинопросмотры, совместные занятия йогой, вечеринки с бесплатным пивом и так далее.

В России данный рынок только зарождается, насчитывается всего несколько попыток создания коливинга. В 1920-1930-х годах в СССР существовала похожая по принципу практика домов-коммун для творческой и рабочей интеллигенции. Правила проживания в них были гораздо строже, чем в современных коливингах: например, жители обязаны были отдавать часть своей зарплаты на общие нужды — еду, транспорт, прессу и так далее.

Другие шеринговые сервисы

Развитие шеринговых сервисов обладает огромным потенциалом и способно охватить самые разные стороны человеческой жизни: фудшеринг, обмен одеждой, игрушками, совместные путешествия, и многое другое.

Самые новые сервисы ориентированы на пользователей социальных сетей, которые с помощью странички на Facebook или Instagram стремятся создать улучшенную версию себя. Так, в Японии появился сервис по аренде друзей для фото, когда заказчик из базы выбирает понравившихся ему актеров, а затем договаривается с ними о встрече для совместной фотосессии, результатами которой делится в социальных сетях.

В России в этом году СМИ активно писали о стартапе, предлагающем девушкам в аренду букет цветов для фото. Цель аренды, как и в предыдущем случае — произвести впечатление на окружающих: друзей, знакомых, бывшего парня и так далее, без необходимости совершать дорогостоящую покупку. В канун 8 марта сразу несколько сервисов предлагали взять на необходимое время в аренду 101 розу, в придачу к которым по желанию прилагался пакет из дорогого магазина, флакон духов или опция аренды для фото симпатичного незнакомца.

Уверен, что в относительно недалеком будущем нас ждут новые предложения по аренде «на минутку», и кто знает, что это будет на этот раз. Идея «шеринга» вынуждает пересмотреть ценности «общества потребления». Рациональное использование вещей становится актуальным не только с точки зрения финансовой выгоды, но и в контексте заботы об окружающей среде, которая сейчас активно пропагандируется во всем мире.

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314598


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314586 Максим Артемьев

Возвращение имен. Что стало с достоянием купцов и фабрикантов

Максим Артемьев

Историк, журналист

Все созданное трудами отечественных промышленников не пропало бесследно. Оно служило все последующие сто лет, просто мы, потомки, зачастую не знали — чьим имуществом пользуемся?

В своих статьях в Forbes я часто пишу о российском предпринимательстве до 1917 года. Но всякий раз, доходя до этой даты, повествование обрывается, словно перед бездной. Однако возникает логичный вопрос — что же было в дальнейшем с наследием династий купцов, промышленников, фабрикантов? Остались ли сегодня следы той жизни, когда Россия бурно развивалась и была частью западного цивилизованного мира?

***

Обратимся для начала к текстильному бизнесу, в который в первую очередь вкладывались капиталы, и в котором сложились большинство семей крупных предпринимателей — Морозовы, Миндовские, Коноваловы, Красильщиковы, Гарелины, Хлудовы. Текстильная индустрия в Советском Союзе развивалась именно как их наследие, в том числе, географическое. Те центры, которые возникли как слободы вокруг ткацких фабрик, таковыми и оставались, разве что прибавляя к себе иные сферы промышленности. Это относится, например, к кусту городов востока Московской области — Егорьевск, Павловский Посад, Ногинск (Богородск), Орехово-Зуево. Более того, большевики даже учредили Ивановскую промышленную область (ранее Иваново-Вознесенск не был губернским городом) — и подчинили Иванову (возникшему как город только в 1871 году) такие старинные поселения как Ярославль, Кострому и Владимир. Ивановская область, после реорганизаций сильно сократившаяся, так и осталась ведущим текстильным регионом страны. Как мы видим, заложенная до 17-го года специализация, сохранилась.

Даже пресловутые первые пятилетки продолжали либо основанные прежде традиции, либо воплощали планы, задуманные еще до революции. Знаменитая «Магнитка» выросла на месте добычи железной руды, которую вели на горе Магнитной местные купцы-промышленники еще с 1759 года. То же самое касается НТМК в Нижнем Тагиле. Новолипецкий комбинат строился в городе с уже имевшимися чугунолитейными и металлургическими заводами. Тулачермет возник в месте, где уже был Судаковский чугуноплавильный завод, основанный бельгийцами, а затем выкупленный российскими предпринимателями.

Урал, Донбасс, города Поволжья — все они существовали и прежде как крупные промышленные регионы и центры. Скажем, Сталинград-Царицын был избран как площадка под строительство тракторного завода, поскольку уже являлся важным транспортным узлом Нобелей в транспортировке нефти из Баку. Большевики просто превращали в областные и республиканские центры бывшие слободы при заводах и уездные города, получившие до 17-го года значительное развитие. Такова судьба, например, Березников, возникших при содовом заводе купца Любимова (приятно поразившего молодого Пастернака — «маленькая промышленная Бельгия»). Это касается Екатеринбурга, Челябинска, Ижевска и многих других городов.

Оборонная промышленность также развивалась как продолжение старой, дореволюционной. Что любопытно — до 1917 года никто не скрывал, чем занимаются те или иные заводы. Например, в Петербурге на Литейном проспекте висела крупная вывеска «Петербургского Патронного завода Литейно-гильзовый отдел». В советское же время предназначение предприятий тщательно маскировалось. Все патронные заводы имели названия, призванные ввести в заблуждение. В Симбирске-Ульяновске заведение стало называться Машзавод им. Володарского, в Туле старый патронный разделили на ничего не говорящие имени Кирова и «Штамп». В том же Питере всем известный пушечный Обуховский завод, стал непонятным «Большевиком». Прославленная орудийная Мотовилиха в Перми оказалась заводом им.Ленина.

Так утрачивалась связь веков в сознании населения. Пропаганда делала свое дело, и люди забывали не только исконные названия, но и не знали, что выпускают предприятия.

***

После 1991 года пришла «третья волна» волна использования наследия дореволюционных предпринимателей. Заводы и фабрики стали закрывать, но на их месте возникали бизнес-центры и офисные помещения с лофтами и опен-спейсами, говоря новомодным языком. Оказалась, что их архитектура вполне подходит для реновации в современном стиле, а места расположения, бывшие некогда городскими окраинами, ныне оказались в самом центре городов, и представляют собой лакомый кусок для риэлторов. Так, например, произошло в Москве.

Крупнейшая в России шелкоткацкая фабрика купца Клавдия Жиро, бывшая при СССР пролетарски корректной «Красной розой», сегодня — деловой центр «Красная роза 1875». Исчезнувшая в советские годы традиция возвратилась в введением в название года основания заведения. Схожий по именованию бизнес-центр «Красный Октябрь» на Берсеневской набережной — это бывшая кондитерская фабрика «Эйнемъ», предпринимателя немецкого происхождения Теодора Фердинанда фон Эйнема (почему-то нынешние инвесторы решили в названии отталкиваться не от него). Любопытно заметить, что столичные активы «Объединенных кондитеров» (в них вошел «Красный Октябрь») включают в себя «Бабаевскую кондитерскую фабрику» (бывшее товарищество «Абрикосов и сыновья») и фабрику «Рот Фронт» (бывший «Торговый дом Леновых»). То есть налицо продолжение традиций уже третье столетие подряд.

Центр дизайна и архитектуры ARTPLAY, который наблюдают перед прибытием на Курский вокзал пассажиры с южного направления, — в прошлом завод «Манометр», основанный в 1886 году предпринимателем Ф. Ф. Гакенталем как фабрика манометров. А вот Завод Юлия Гужона, известный в советское время как «Серп и молот», уступил место ультрамодернистскому ЖК «Символ» (тонкая связь с историей в названии).

***

Купцы и промышленники оставили после себя не только заводы и здания контор, которые были активно востребованы и при новой власти. Значительной частью их наследия являются плоды меценатских усилий — больницы, школы, училища, богадельни, храмы. Эта недвижимость (а часто и содержимое ее) и сегодня активно используется. Однако и в данном случае ономастические игры советского времени сбивали с толку граждан, которые не знали — чьим достоянием они пользуются?

В 20-50-е годы государство, все средства бросившее на развитие тяжелой индустрии, строило больницы по остаточному принципу и потому использовало в основном доставшиеся ему по наследству. Но те были практически все воздвигнуты усилиями тех или иных меценатов. Это создавало сильный идеологический диссонанс. Поэтому переименования в этой сфере были еще больше, чем в промышленности. Так Бахрушинскую больницу, основанную купцами братьями Бахрушиными, переименовали в больницу № 33 им. Остроумова. А их сиротский приют стал приютом имени Коммунистического интернационала. Это относится ко многим знаменитым объектам здравоохранения Москвы советского времени — и к психиатрической больнице им.Кащенко («Алексеевской») и к Морозовской детской.

В связи с этим «повезло» старому большевику Николаю Семашко, наркому здравоохранения, в честь которого переименовано множество учреждений по всей стране. Например, Ваныкинская больница в Туле, построенная на 2 миллиона рублей, завещанных купцом Дмитрием Ваныкиным, стала «Семашкой», как называли ее в обиходе туляки.

В образовании прослеживались те же тенденции. Золотопромышленник Альфонс Шанявский мечтал о свободном университете, открытом для всех желающих, и завещал на его устройство свое состояние. Московский городской народный университет имени А. Л. Шанявского стал важным образовательным и культурным учреждением второй столицы России перед 17-м годом. Сегодня это — РГГУ, а в советское время — Коммунистический университет им.Свердлова-Высшая партийная школа-Академия общественных наук.

Предприниматель и финансист Алексей Вишняков был организатором и председателем Московского общества распространения коммерческого образования. На этом посту он стал основателем Московского коммерческого института — первого вуза в России подобного профиля. Хотя новая власть напрочь отрицала и рынок, и его законы, коммунистам тоже были нужны экономисты для управления «народным хозяйством», и потому создали на его базе Московский институт народного хозяйства (МИНХ) имени Карла Маркса, а поскольку с учреждениями в честь бородатого классика был явный перебор, то вуз вскоре стал «Плехановкой», по имени хоть и меньшевика, но, все-таки основоположника марксизма в России. Таков горький сарказм истории — имя врага капитализма до сих пор носит университет, кующий кадры для рыночной экономики.

Дореволюционные предприниматели живо интересовались наукой и старались всячески помогать российским ученым и исследователям. На деньги Рябушинских был открыт Николаем Жуковским первый в мире Аэродинамический институт — основа последующих успехов советской авиации. Третьяковская галерея, МХАТ — это все тоже порождение свободной филантропической активности.

***

Как мы видим, все созданное трудами отечественных купцов и промышленников вовсе не пропало бесследно. Оно служило все последующие сто лет, просто мы, потомки, зачастую не знали — чьим имуществом пользуемся? Сегодня происходит постепенно возвращение имен, и история оживает и предстает перед нами уже в ином свете.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314586 Максим Артемьев


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 30 августа 2017 > № 2314581 Михаил Гуцериев

Михаил Гуцериев: «В России на семейный бизнес смотрят как на мафиозный клан»

Елена Березанская

Редактор Forbes

Основной владелец группы «Сафмар» рассказал Forbes, по какому принципу пускает родственников в бизнес

До последнего времени активы группы «Сафмар» (прежнее название — группа БИН) делились между вами, вашим младшим братом Саит-Саламом F 54 и племянником Микаилом Шишхановым F 44. В этом году акционерами стали еще два члена семьи — ваш сын Саид и племянник Билан Ужахов. Почему вы решили сделать их своими партнерами?

Они получили по 10% акций в наших новых компаниях — «Эльдорадо», «М.Видео» и «Техносила», которые будут объединены. Пока это награда за хорошую работу, аванс. Мы перевели Ужахова с поста главы «Русского угля», и сейчас он работает вице-президентом «М.Видео», вторым в компании после [основателя компании, президента Александра] Тынкована, перенимает опыт.

Хочу в будущем, лет через пять, если он заслужит, сделать его генеральным директором [объединенной компании] «Сафмар ритейл». Мой сын Саид — председатель совета директоров «М.Видео» и «Эльдорадо». Это новое поколение, молодежь, будут что-то новое придумывать. У нас ведь большой объем продаж будет в интернете.

Сколько всего у вас близких родственников и кто из них может претендовать на доли участия в активах группы?

У нас более 30 детей и племянников. Многие из них еще маленькие. Будем смотреть на них по мере их взросления. Важно, какое образование они получат, что будут делать для компании. Билан [Ужахов] за десять лет вырос в крупного менеджера. Они хотят заниматься бизнесом. А многие совсем не хотят. Один спортом занимается, другой — чиновник. Кто-то совсем не хочет работать, хочет по утрам поздно вставать. Все у него хорошо — квартира есть, дача есть, ходит на работу, получает свои $10 000, его устраивает. Как таких можно заставить?

По какому принципу вы пускаете в бизнес родственников?

Сын Саит-Салама Саад еще маленький, он только что поступил в МГУ на экономический. Если он будет вставать рано утром, в 6:00 идти в спортзал, в 9:00 быть уже на работе, а уходить в час ночи, как это делают все остальные, тогда и посмотрим. Допустим, Саид, мой сын, работает по 16 часов в сутки. Он заслуживает уважения. У него теперь есть доли в нефтяном бизнесе — я с ним поделился своим пакетом.

А остальные?

Кто-то живет за границей, например в Германии, кто-то работает в банке в Англии, а кто-то — в России.

Ваш сын Саид учился в Англии, работал в Glencore, племянник Билан Ужахов учился в университете в Германии. Почему не остались работать за границей, как это сделали другие?

Саиду и Билану очень нравится в России, а также по нашим обычаям младшие сыновья должны жить с матерью, поэтому они живут в России. Мы тоже так жили. Мой младший брат Саит-Салам жил с матерью в одном доме до ее кончины.

Кого из родственников вы видите в будущем главой холдинга?

Я хочу поработать интенсивно лет десять, если Бог даст, то есть будет здоровье и удача, и уйти на пенсию. Кто из молодежи к тому времени будет всех сильнее, тот и будет возглавлять «Сафмар».

Вы изучали опыт семейного бизнеса развитых стран?

Да, там на главную роль всегда выбирают самого сильного, а не самого близкого родственника.

Семейный бизнес Гуцериевых будет строиться по западному образцу?

Да нет, какой у нас семейный бизнес? В России никогда не будет семейного бизнеса, потому что здесь нет соответствующего права, сложившейся культуры, у нас не любят богатых людей. У нас все по-другому. У нас на семейный бизнес смотрят как на мафиозный клан.

Вы основатель и контролирующий акционер группы «Сафмар». Вас когда-нибудь обвиняли в том, что вы развели мафиозный клан, что используете свой авторитет в продвижении родственников?

Нет. У нас просто так никто ни высокие должности, ни доли в бизнесе не получает. Все работают, каждый на своем месте. У нас один за всех, все за одного. Только так, и никак иначе.

Есть строгие правила, которые никто не может нарушать. Никто не имеет права употреблять наркотики, злоупотреблять алкоголем, заниматься криминалом, нарушать экономические и другие законы. Все должны иметь хорошее высшее образование, крепкую семью и все должны работать с утра до ночи.

Если Гуцериевы не семейный бизнес, то что?

Мы — это большая семья, которая даже в Москве сохранила все традиции и обычаи своих предков, и в то же время мы идем в будущее в ногу со временем. Наших дедов, родителей насильно выселили в Казахстан, репрессировали, конфисковали имущество, лишили всех прав. Но тем не менее родители выжили и родили девятерых детей. Затем мы вернулись на Кавказ, на родину, но из-за революции в Грозном в 1991 году, а потом военных действий 1994–2000 годов мы вынуждены были опять уехать и переехать в Москву. Все это было сделано не по нашему желанию, не по нашей воле. Но, как видите, мы держимся и стараемся адаптироваться в реальности.

А девочки, ваша дочь и племянницы, будут работать в группе? У них есть шанс получить доли в ее активах?

Они и работают, кто в банке, кто в торговле. Они все работают в наших структурах. Будут жить, надеюсь, дружно и хорошо.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 30 августа 2017 > № 2314581 Михаил Гуцериев


Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kursiv.kz, 29 августа 2017 > № 2525603

Айдар Жакупов: "В Казахстане очень низкий уровень развития высокотехнологического бизнеса"

Мадина МАМЫРХАНОВА

Сайт, позволяющий обеспечить безопасность сделок, мобильное приложение, дающая возможность победить рак, программа, заботящаяся о чистоте ваших вещей. Таковы итоги 6-недельной акселерационной программы «ABC Quick Start», которые были подведены в рамках I международного форума инновационного развития ABC Forum 2017, который прошел в минувшую неделю в Технопарке Astana Business Campus Назарбаев Университета.

В его работе приняли участие более 200 признанных экспертов, топ-менеджеров и представителей казахстанского и зарубежного бизнеса, государственных структур, венчурных фондов, институтов развития, финансовых организации, вузов, а также предпринимателей-инноваторов, научных сотрудников и представителей офисов коммерциализации казахстанских и зарубежных университетов.

Форум, по словам организаторов, стал главной платформой обмена опытом и знаниями в области технологического предпринимательства и инновационного развития в Казахстане.

Большое впечатление на участников форума произвел проект участника акселерационной программы ABC Quick Start Асхат Сергазина под названием KOMPRA.

«Заключение сделок в Казахстане похоже на русскую рулетку: если вам повезет, вы с первого раза найдете надежного поставщика, если нет, то добро пожаловать в мир постоянных судебных тяжб, потерянного времени и денег. Проект «KOMPRA» обеспечит безопасность ваших сделок в два клика. На сайте kompra.kz вы находите нужную вам компанию и узнаете о ней всю ключевую информацию. При этом информация на нашем сайте предоставляется в удобном для анализа формате. Зеленым цветом подсвечены действующие компании, а красным подсвечивается компания, у которой есть признаки недобросовестности», - пояснил автор проекта.

По его словам, используя специальный алгоритм, в представленной системе можно найти аффилированные с этой другие компании, чтобы принять взвешенное решение с учетом максимальных рисков.

«На этой неделе мы начали бета-тестирование, и за 4 дня к нам присоединилось более 150 новых пользователей. Среди наших клиентов государственные и частные компании, малый бизнес и крупные корпорации. Мы хотим, чтобы в конечном итоге каждый деловой человек в Казахстане имел привычку, перед тем как заключать контракт, сначала «откомприть» своего контрагента», - сказал Сергазин.

Живой интерес вызвал также стартап ABC Quick Start в сфере медтехнологий под названием «DOCTOP». Его автором являются Тимур Токтасынов и Айдын Шайхов. Данный проект - это сервис онлайн - консультаций и постоперационного мониторинга пациентов в любое время суток в любой точке мира, получить инструкцию о том, как попасть к врачу на консультацию в той или иной стране.

«В ближайшие три года мы планируем расширять базу врачей и к 2020 году охватить 80% врачей онкологов РК, привлечь порядка 500 специалистов из-за рубежа», - сказали разработчики.

Говоря об актуальности своей разработки, авторы отметили, что в прошлом году в Казахстане было зарегистрировано 36 тысяч случаев заболевания раком. Экономический ущерб для страны вследствие нетрудоспособности пациентов составил 21 млрд тг. Основными проблемами в данной сфере являются низкая информировать о заболеваниях, их профилактики, географическая удаленность населенных пунктов и отсутствие эффективных инструментов постоперационного мониторинга. Все эти проблемы, как уверяют разработчики, можно будет при внедрении данного приложения. Что касается возврата инвестиций, то работая по комиссионной модели,авторы проекта планируют окупить начальные инвестиции в размере 60 млн тг уже через три года.

В целом, как отметил генеральный директор ЧУ «Nazarbayev University Research and Innovation System» Айдар Жакупов, данный Форум - это возможность для Astana Business Campus Назарбаев Университета, пригласить всех, кому интересно развитие высокотехнологического бизнеса в Казахстане на одну площадку для того, чтобы поделиться своими успехами и обсудить проблемы и перспективы дальнейшего развития отрасли.

«В Казахстане очень низкий уровень развития высокотехнологического бизнеса. Мы делаем первые шаги и отрадно, что город, и государство, в целом, уделяют большое внимание развитию технологического бизнеса среди молодежи… Нужно строить новые технопарки, бизнес-инкубаторы. Нужно идти в школы, к первокурсникам, нужно их убеждать, проводить среди них конкурсы, олимпиады, давать призы, чтобы люди постепенно, шаг за шагом, шли к созданию высокотехнологического бизнеса. И на всем этом пути мотивировать их опытом успешных проектов»,- сказал Жакупов.

Со своей стороны Astana Business Campus Назарбаев Университета для развития высокотехнологичного бизнеса предлагает широкий спектр услуг национальным компаниям, стартапам, институтам развития, ВУЗам, инвесторам а также для города в целом. Возможностями для сотрудничества могут быть как размещение R&D центров и лабораторий, контрактные исследования, поиск и отбор перспективных инновационных проектов, решение технологических задач города, доступ к кадрам и проектам, так и разработка стратегий развития, концепций, нетворкинг, тренинги и проведение мероприятий различного формата (круглый стол, выступления мировых экспертов и лидеров мнений).

Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kursiv.kz, 29 августа 2017 > № 2525603


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > mirnov.ru, 29 августа 2017 > № 2504115 Джон Теффт

ДЖОН ТЕФФТ РЕШИЛ НЕУДАЧНО «ЗАТУПИТЬ» САНКЦИИ

Посол США в России заявил, что «санкции — это такой тупой инструмент». Но на самом ли деле дипломат так считает?

Посол США в России Джон Теффт, который в скором времени отбудет из Москвы и передаст бразды правления американской дипломатической миссией в столице России миллиардеру Джону Хантсману, в понедельник, 28 августа, заявил, что по его мнению «санкции — это такой тупой инструмент». Дипломат намекнул, что вообще «никто не хотел этого (санкций – Ред.), и Россия не хотела вступать в войну с США».

Интересно, о чем это сигнализирует господин Теффт: «извините, простите, так получилось»? И раз он говорит о «войне», то о чем вообще речь?

Ясно, что Теффт попытался «затупить» санкции Вашингтона в отношении России, но вряд ли это получится: политика ограничений впрямую противоречит международному праву и не может быть ничем оправдана.

Об этом Теффт молчит, так как иначе он бы вылетел с дипломатической работы. Он молчит также о том, что санкции нарушают фундаментальные права человека, за которые власти США якобы борются по всему миру. Речь о свободе передвижения для лиц, внесенных в санкционные списки, недостойные попытки замедлить выдачу виз россиянам, которые решают посетить США.

Санкции — это даже не просто передел мирового рынка энергетики под своих людей, близких властям в Вашингтоне. Это — прямая попытка ухудшить жизнь большинства россиян. Россия не может развивать экономику в долг, поскольку российскому бизнесу обрубили почти все возможности занять деньги в ЕС и США.

В связи с этим вспоминается, как де-факто сотрудники Госдепа США при прежнем хозяине Белого дома, сидели на телефонах и отговаривали местных бизнесменов от вложений средств в российские облигации.

Но что изменилось сейчас? Неужели антироссийские санкции уже не являются табу для инвестиций американского капитала в Россию? Тогда почему нет на этот счет заявления из Госдепа США? Почему власти США ставят американский бизнес в унизительное положение, вынуждая продираться через искусственные рогатки санкций, чтобы работать с российскими партнерами?

К сожалению, на эти вопросы ни Теффт, ни его сменщик не готовы ответить. Во всяком случае в ближайшее время…

Владислав Гинько

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > mirnov.ru, 29 августа 2017 > № 2504115 Джон Теффт


Китай. Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 августа 2017 > № 2314566 Геннадий Нетяга

Уборщица с двумя айфонами: почему на китайский рынок выходить сложно, но необходимо

Нетяга Геннадий

Основатель сервиса TicketForEvent

Китай — страна мифов, которую российские компании часто боятся рассматривать как место для бизнеса из-за разницы менталитетов, множества подводных камней и непобедимой бюрократии

Весной 2015 года наша компания, уже работающая в Европе и Латинской Америке, приняла решение присмотреться повнимательнее к двум крупнейших рынкам мира — американскому и китайскому. Два месяца мы изучали локации дистанционно, еще столько же времени ушло на очные встречи с потенциальными партнерами и «полевые» исследования. За это время я налетал на платиновую карточку «Аэрофлота» (статус требует более 100 000 миль), получил золотой статус от One World и других сетей. Китай оказался ближе по духу и в разы интереснее, и в июне 2015 года активность по многим европейским направлениям была свернута, чтобы совершить блицкриг на рынок Поднебесной (молниеносно не получилось, а повоевать пришлось).

Забудь все — стань студентом

Китай — это совершенно другой мир. Это понимаешь, как только сходишь с трапа самолета или когда видишь, как уборщица офиса, имеющая два айфона, решает с помощью мобильного устройства все рабочие и личные вопросы. Эта страна дает возможность вновь ощутить себя студентом, потому что все, что ты знал о бизнесе, построении коммуникаций, маркетинге, можно забыть. В Китае полтора миллиарда человек, которые должны выжить. Никто не будет думать, удобно вам или неудобно, привычные европейские правила ведения дел здесь не работают.

В этот мир нужен проводник. Только в Шанхае официально проживают 10 000 россиян. Большинство из них студенты, которые с удовольствием помогут соотечественникам освоиться на первых порах. Языком коммуникации в этом мире становится google translate — без знания китайского, отойдя всего на 100 метров в сторону от туристической улицы, вы не сможете объясниться ни с кем. Освоить же китайский быстро при большой деловой нагрузке невозможно.

Вам никогда не скажут «нет», но это не означает «да»

Известно, что китайцы крайне недоверчивы (к иностранцам вдвойне), и, хотя никогда не скажут прямо «нет» — такого слова в бизнес-лексиконе просто нет, до реальных сделок может так и не дойти. Нас очень выручил прошлый опыт: как человека, вхожего во Всемирную выставочную ассоциацию, меня лично знали несколько президентов и CEO китайских компаний. Прежнее знакомство решило главную проблему: нас могли рекомендовать игроки локального рынка. Небольшой командой из четырех человек мы начали двухмесячный марафон переговоров — Пекин, Шанхай, Гуанчжоу, Шэньчжэнь. Первые трудности начались, когда стало понятно, что бизнес-модель, которую мы предлагаем (она основана на affiliate-marketing), в Китае практически не распространена, хотя коммерчески она объективно интереснее и выгоднее. Из-за этого мы шли к заключению контракта с Auto Shanghai (Шанхайским автосалоном) целый год, доказывая свою состоятельность на каждом шагу и объясняя: как провели каждую презентацию, как отработали даже небольшую выставку, как и сколько клиентов привели.

Бег с барьерами

В Китае очень много барьеров при выходе на рынок. Даже нам, привычным к бюрократизму и волоките россиянам, иногда казалось, что чересчур. Получение каждой бумажки занимает около двух месяцев, а одно разрешение мы получали почти два года.

Регистрация компании — очень небыстрый процесс: сначала длительное время тщательно подбирается название, потом подаются учредительные документы, еще через некоторое время выдается печать. Если вам говорят, что можно зарегистрировать компанию на китайском рынке за два месяца, не верьте. Спокойный правильный процесс открытия компании с получением всех документов, которые позволят претендовать на рабочие визы, размещать рекламу, занимает около полугода. И лучше не планировать никакой активности, пока не получите весь набор лицензий и сертификатов.

Регулирование интернета в Китае тоже более строгое, чем в нашей стране. IT-проекты требуют максимальной локализации. Вся информация о пользователях и сам проект должны размещаться на локальных серверах, только после письменного подтверждения этих фактов хостинг-провайдером вы можете разместить рекламу. Перенос сервиса и его локализация заняли гораздо больше времени, чем мы ожидали.

Сложно не только с государственными структурами. Открытие аккаунтов в AliPay и WeChat заняло примерно в два раза больше времени, чем это делали бы в Visa или MasterCard. В итоге то, что мы планировали сделать за год, заняло целых два.

Присмотритесь к технопаркам

В Китае важно подобрать правильную юрисдикцию. В нашем случае идеальным местоположением оказалась свободная экономическая зона Шанхая, где, как потом оказалось, не нужно покупать дополнительную лицензию на рекламную деятельность. Не зная этого, мы первоначально зарегистрировались в Шэньчжэне и потеряли время и средства.

Наш совет мечтающим выйти на китайский рынок — присмотритесь к технопаркам: Китай очень продвинут в этом плане. Любой технологичный проект, переезжающий на территории инновационного развития, получает 100 000 долларов поддержки, многочисленные льготы. Подбирайте нужный вам адрес в списке технопарков в зависимости от вида деятельности.

Не бойтесь вступать в местный акселератор или инкубатор: лучше отдать 3-6% компании и получить квалифицированную помощь команды из сотни человек по юридическим, финансовым, маркетинговым вопросам. Если бы я знал эти факты в момент нашего выхода на рынок, я бы действовал именно таким образом, но мы шли, набивая болезненные шишки.

Слишком большой рынок, чтобы начать

В Китае вы всегда ощущаете огромный размер рынка. В России при наличии 200 долларов можно начинать работу по продвижению на крупных рекламных площадках, а при тратах в 10 000 долларов у вас в «Яндексе» появится персональный менеджер. В китайский Baidu вы можете зайти только с бюджетом 20 000 долларов, до этого работа идет через рекламное агентство. Привычная для нас контекстная реклама на китайском рынке очень дорогая и в нашем случае никогда не окупилась бы, так как рынок рекламодателей просто огромный. Для того чтобы охватить целевую аудиторию выставки Canton Fair, нам бы не хватило 200 000 долларов при местных ставках на контекстную рекламу и при размере аудитории.

Основными каналами привлечения клиентов становятся социальные сети и мессенджеры, например WeChat, QQ, в которых сейчас покупают не только билеты на выставки, но и билеты на метро.

И для изучения рынка, и для активного развития на нем участвуйте в тусовках. Мы — завсегдатаи всех мероприятий в нашей индустрии: выставок и многих конференций, где собирается интернет-тусовка. Последнее наше участие — в конференции RISE, Гонконг — принесло более 100 контактов с фондами, более 100 новых партнеров, переговоры с Alibaba Group. Это результат работы всего двух дней.

Если вы рассматриваете для себя новые рынки, присмотритесь к Китаю. На самом деле, это слишком большой рынок, чтобы проиграть. Как бы ни было тяжело и страшно — вспомните об уборщице с двумя айфонами. Этот рынок готов к вашему приходу, и каждый может найти свой кусок. Все, что связано с блокчейном, играми, сложным софтом, — это лишь малость того, что обретет здесь свою нишу.

Китай. Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 августа 2017 > № 2314566 Геннадий Нетяга


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 29 августа 2017 > № 2287783 Биржан Канешев

Как «KAZAKH INVEST» поддерживает инвесторов

Национальная инвестиционная стратегия принята, но кто и как ее реализует, и что может предложить Казахстан инвесторам?

Для улучшения инвестиционного климата по поручению Президента, которое он дал в Послании «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность», министерством по инвестициям и развитию РК совместно с экспертами Всемирного банка разработана Национальная инвестиционная стратегия на 2018−2022 годы.

Одним из направлений исполнения Послания Президента является создание Национальной компании «KAZAKH INVEST», которая должна содействовать развитию и продвижению казахстанского несырьевого экспорта и привлечению прямых иностранных инвестиций в приоритетные сектора экономики. Как мы понимаем, нацкомпания имеет широкую сеть своих представителей в регионах Казахстана и за рубежом и обеспечивает полный спектр услуг по сопровождению инвестиционных проектов от идеи до реализации по принципу «одного окна».

О работе компании в беседе с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz рассказал заместитель председателя правления «KAZAKH INVEST» Биржан Канешев.

— Биржан Бисекенович, в Стратегии определены приоритетные отрасли и страны. Как будет выстроена работа компании по этим направлениям?

— Для Казахстана вопрос определения приоритетных отраслей для привлечения прямых иностранных инвестиций, кроме нефтегазового сектора, является особенно актуальным.

По поручению Главы Государства мы изучили практику работы лучших в мире агентств по привлечению инвестиций: ирландское, турецкое, австрийское и словенское. Исходя из лучших практик, компания избрала новый проактивный подход к привлечению инвестиций в приоритетных отраслях, странах и компаниях.

Весь процесс включает несколько основных этапов. Аналитический этап направлен на подготовку самого инвестиционного предложения с индивидуальным подходом к каждому потенциальному инвестору, первоначальные переговоры и при принятии инвестором положительного решения о реализации инвестиционного проекта в РК, дальнейшее его сопровождение.

Эффективное привлечение иностранных инвестиций зависит от практической реализации каждого проекта, от прозрачности процедур оформления разрешительных документов к этим проектам. Для многих инвесторов оформление земельного участка в течение 2−3 месяцев является очень большой потерей времени и соответственно финансов.

Тем самым, исходя из принципа «одного окна», KAZAKH INVEST будет реализовывать функции, исключающие или минимизирующие необходимость взаимодействия инвестора с представителями государственных органов РК для решения различных вопросов, начиная от визовой поддержки инвесторов до получения разрешений на земельные участки, на привлечение иностранной рабочей силы и других разрешительных процедур.

— То есть важно выстроить работу с инвесторами именно в регионах? Как вы видите эту работу?

— Мы изучили как в регионах выстроена работа системы поддержки и привлечения иностранных инвестиций, ознакомились с работой Центров обслуживания инвесторов (ЦОИ) при Социально-предпринимательских корпорациях (СПК), Центров обслуживания предпринимателей при АО «ФРП «Даму», Секторов обслуживания инвесторов при Центрах обслуживания населения и региональных филиалов НПП «Атамекен».

В регионах также функционируют ЦОИ, которые организованы в различных организационно-правовых формах. К примеру, в Павлодарской области функционирует Агентство по привлечению инвестиций, которое проводит значительную работу по формированию инвестпроектов.

Вместе с тем, в регионах действуют СПК, специальные экономические зоны и индустриальные зоны, как структуры, обеспечивающие всю необходимую инженерную инфраструктуру.

В целях обеспечения принципа «одного окна» для иностранных инвесторов, мы определили следующий формат предоставления услуг:

— сервисную поддержку инвесторов по проведению консультаций и выдаче разрешительных документов необходимо проводить под руководством Центров при НПП.

— существующие ЦОИ при акиматах областей в виде секторов преобразовать в структуры, способные более эффективно выполнять свои функции по проработке инвестиционных предложений с бизнес планами и расчетами финансовой модели и в итоге формирующие конкретные проекты для вынесения на Региональный совет по инвестициям, как это уже эффективно функционирует в Павлодарской и Алматинской областях, г. Алматы.

— координация вопросов по размещению проектов и обеспечению необходимой инженерной инфраструктурой сконцентрировать в СПК.

Такая инфраструктура будет соответствовать лучшим практикам, что создаст комфортные условия для инвесторов.

Для этого во всех регионах Казахстана присутствуют наши региональные представители, что обеспечит возможность получения всех государственных услуг на местах и скорейшего решения операционных вопросов. При этом вся взаимосвязь инвестора с государственными структурами происходит через представителей «KAZAKH INVEST».

— С какой проблемой чаще всего обращается инвестор? Какие вопросы наиболее часто возникают в ходе деятельности?

— Наибольшее количество вопросов, конечно, по визовой поддержке. Здесь мы подготовили предложения по внесению изменений и дополнений в законодательство РК и отрабатываем их с Комитетом миграционной службы МВД РК.

Следующее немаловажное, это вопросы предоставления земельных участков. Именно в этом вопросе думаем будет проявляться наше содействие по работе с местными исполнительными органами. К примеру, мы провели все необходимые процедуры оформления земельного участка для ТОО «Феникс Фид Миллс» (Алматинская область).

На этапе строительства объектов инвесторы сталкиваются с множеством инфраструктурных вопросов — газо-, водо-, электроснабжение, эксплуатация ж/д путей и так далее.

Помимо этих вопросов имеются вопросы по получению многих разрешительных документов, лицензий, сертификатов.

Таким образом, Региональный представитель сопровождает инвесторов от начала проекта до ввода объекта в эксплуатацию на протяжении всего времени существования проекта, а также экспортного сопровождения инвестиционных проектов. Мы считаем это очень важным для удержания инвестора в стране.

Процесс сопровождения инвесторов, реализация конкретных инвестиционных проектов все-таки в большой степени зависит от четкого взаимодействия, улучшения процедур выдачи тех или иных государственных услуг.

— А что по-вашему требуется для привлечения инвесторов в конкретный регион?

— Сегодня для нас большую озабоченность составляет формирование инвестиционных предложений от регионов, требующих вложения инвестиций. Под конкретное инвестиционное предложение мы должны провести адресное привлечение иностранных инвестиций.

К сожалению, в некоторых регионах нет четкого представления о возможностях региона, нет структурированных предложений для привлечения инвестиций. Зачастую это либо идеи, либо не проработанные предложения отдельных предпринимателей. Но в принципе в регионах нет и соответствующих структур, кто бы профессионально мог подготовить эти проекты для дальнейшего их представления инвесторам.

Мы считаем, что подготовка таких проектов должна осуществляться из источников, представленных на уровне центральных государственных органов, местных исполнительных органов, национальных компаний и холдингов. Далее «KAZAKH INVEST», исходя из аналитической оценки потенциала отечественного и зарубежных рынков потребления товаров и услуг, будет дорабатывать эти инвестиционные проекты с учетом интересов иностранных инвесторов на глобальном и региональном рынке.

В мире есть хорошие примеры, когда под определенные инвестиционные предложения были привлечены и построены целые регионы страны, это Анталия в Турции, Татарстан в России, Хайнянь в Китае. Продвижение этих регионов осуществлялось именно за счет их инвестиционного потенциала.

Мы в первую очередь должны понимать, что нужно стране, какие отрасли, какие направления развития для нас важны. И здесь, думаю, важна активная заинтересованность акимов областей, отраслевая ориентированность каждого региона, профессиональная подготовка инвестпредложений с бизнес планами и финансовыми моделями их реализации.

— Спасибо за беседу! Надеюсь в следующий раз мы уже поговорим о реализованных проектах и результатах инвестиционной стратегии.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 29 августа 2017 > № 2287783 Биржан Канешев


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 августа 2017 > № 2314621 Наталья Смирнова

Стать бизнесменом: несколько неочевидных способов

Наталья Смирнова

гендиректор компании «Персональный советник»

Чтобы стать предпринимателем, вовсе не обязательно иметь собственную бизнес-идею и писать бизнес-план

«Хочу перестать работать на дядю, хочу иметь свой бизнес!» — наверное, такая мысль закрадывалась в голову многим. Закрадывалась — и потом отдалялась как несбыточная, т. к. в большинстве своем «иметь собственный бизнес» неизменно означает создание своей компании с нуля либо же покупку франшизы как максимум. В любом случае это требует бизнес-идеи, бизнес-плана, часто — внушительных вложений, а также времени, так что далеко не всегда удастся совместить свой бизнес и работу по найму. Плюс есть опасения, что бизнес может завершиться ничем, и тогда совсем обидно будет, если ради этого была прервана блестящая карьера наемного сотрудника. Так что же — расстаться с мечтой? Зачем? Как один из вариантов — просто рассмотреть альтернативные способы владения и совладения бизнесом.

Самый «консервативный» вариант — голубые фишки

Владение бизнесом, если опустить эмоции, с финансовой точки зрения должно приносить прибыль. И в этом смысле вы можете стать совладельцем зарекомендовавших себя компаний со стабильной многолетней историей, приобретая их акции. Вы будете получать доход за счет прироста стоимости акции (если мы исключаем варианты спекуляций вкороткую, а имеем в виду, что инвестируем в бизнес хотя бы среднесрочно на рост), а также дивиденды.

Если вы желаете большей стабильности, то имеет смысл выбирать акции компаний системной значимости с минимальным риском банкротства или ухода с рынка, хотя темпы роста их стоимости менее привлекательны, чем у акций компаний средней и малой капитализации. Тем не менее это все-таки акции, так что консервативным такое вложение можно называть лишь с натяжкой.

Если вас интересует нечто максимально приближенное к владению бизнесом, то, наверное, имеет смысл выбирать дивидендные акции, чтобы участвовать в прибыли.

Если речь о российских — список наиболее интересных можно найти, например, здесь.

Если же интересуют иностранные акции, то можно порекомендовать следующие ресурсы:

Для поиска зарубежных акций на Санкт-Петербургской бирже — http://investor.spbexchange.ru/ru/torg_instruments/ (см. колонку дивидендной доходности)

Для поиска акций и ETF на зарубежных рынках – http://www.nasdaq.com/dividend-stocks/

Агрессивный вариант — IPO

Вам мало идеи держать портфель акций — голубых фишек, которые платят дивиденды? Вам бы хотелось получить адреналин от инвестиций в перспективную бизнес-идею, но чтобы прочувствовать это максимально быстро, не тратя несколько лет на ожидания, пока проект выйдет на окупаемость? Тогда можно добавить в свой портфель инвестиции в IPO. Но речь не о российском рынке, а об американском, где в год на IPO выходят несколько сотен компаний. Такие инвестиции — это скорее спекуляция на ожидании стремительного взлета котировок вверх в первое время после размещения, чтобы потом захеджировать данный прирост и по итогам периода ожидания (3 месяца) получить капитал с ожидаемой прибылью для инвестиций в новые размещения. Да, бывают неудачные IPO с убытками более 20% по итогам IPO, но некоторые, особенно если успеть зафиксировать цену, могут принести существенно больше 20-процентного прироста к начальной цене менее чем за месяц.

Порог входа на этот рынок в зависимости от брокера, выводящего на IPO, варьируется в пределах $5-10 000. И это неплохая альтернатива тому, чтобы попробовать начать свой бизнес. Впрочем, и как дополнение к своему бизнесу такой вариант подойдет.

Инвестиции в стартапы

Все это замечательно, но что если хочется не только инвестиций в компании с многолетней историей и спекуляций на IPO? Что если вам интересно инвестировать в бизнес еще на уровне стартапа, которому далеко до IPO, но который в случае успеха может принести инвесторам существенно больше 100% годовых?

Тогда придется стать венчурным инвестором и выбирать компании и проекты, в которых вы бы хотели разместить свой капитал. Но попробуйте вбить в поисковик «инвестиции в стартапы» или «венчурные инвестиции» — и у вас зарябит в глазах от вариантов проектов, которые ищут инвесторов. Возникает вопрос: как их систематизировать, как их оценить, как создать портфель стартапов, чтобы он удачно сочетался с вашим портфелем голубых фишек и, возможно, IPO на американском рынке?

Российский рынок стартапов пока что не сильно структурирован, чтобы я могла дать ссылку, где они все были бы представлены. За советом, что есть на рынке, какие тенденции, какой вариант лучше выбрать, стоит идти в акселераторы, т. е. структуры, созданные для выращивания, поддержки стартапов и отбора самых перспективных из них для инвесторов (физлиц, юрлиц, фондов и т. д.). Проблема только в том, что бизнес-акселераторов на рынке немало, так что для решения задачи нужно забраться на уровень выше и посмотреть на объединение (ассоциацию) акселераторов. Ассоциация выполняет функцию единого окна для потенциального венчурного инвестора: создает реестр стартапов, профайлы команд, осуществляет качественную и количественную аналитику по каждому проекту, рассказывает их историю, фиксирует динамику. Так что инвестор, обращаясь в такую ассоциацию, сразу может получить представление о перспективных стартапах. Плюс ассоциация также помогает провести экспертизу каждого стартапа, упрощая создание портфеля для инвестора под его цели и задачи. В России подобная структура уже есть, она так и называется — Ассоциация акселераторов.

Разумеется, описанными выше вариантами инвестиции в бизнес не ограничиваются, но мне это сочетание представляется покрывающим все запросы потенциального бизнесмена:

Стабильный, насколько возможно для бизнеса, источник дохода — голубые фишки с дивидендными выплатами

Быстрый заработок на ожиданиях рынка от той или иной бизнес-идеи — через IPO

Инвестиции на перспективу с потенциалом свыше 100% годовых — через вложения в стартапы.

Подобный портфель будет устойчивым за счет доли в акциях компаний с многолетней историей и системной значимостью и способным принести быстрый доход на самых разнообразных перспективных идеях за счет IPO, а также позволит заработать в будущем за счет портфеля стартапов. Добавим преимущества отраслевой, страновой и валютной диверсификации — и получим весьма удачное решение для тех, кто хочет стать владельцем бизнеса. Ведь оно вполне сочетаемо и с собственным бизнесом, и с работой по найму.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 августа 2017 > № 2314621 Наталья Смирнова


Россия. Великобритания > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 августа 2017 > № 2314546 Дмитрий Назаров

Дорогое удовольствие: как миллиардеры инвестируют в футбол

Дмитрий Назаров

Для того, чтобы оставаться конкурентоспособными, современным клубам нужно демонстрировать не только спортивные достижения, но и быть привлекательными для инвесторов

Футбол давно превратился в многомиллиардный международный рынок. Стоимость трансфера лучших игроков исчисляется десятками миллионов долларов, а 3 августа 2017 года был поставлен очередной рекорд: бразилец Неймар перешел из «Барселоны» в «Пари Сен-Жермен» за €222 млн ($260,9 млн). Кто может позволить себе такие траты? Согласно рейтингу Forbes, общая стоимость 10 самых дорогих футбольных клубов в 2017 году составляет $23,29 млрд.

Российские бизнесмены начали вкладываться в футбольные клубы в 2000-х годах. В то время статус владельца известной команды был больше источником признания и престижа, нежели доходов. Самой громкой покупкой стало приобретение за £140 млн ($233 млн) лондонского клуба «Челси» российским миллиардером Романом Абрамовичем F 12 в 2003 году. Бизнесмен восхищался игрой английской футбольной лиги, что, возможно, объясняет, почему самая дорогая сделка в истории английского футбола, по словам футбольного агента Германа Ткаченко, была завершена за 20 минут. С тех пор уверенность Абрамовича в правильности принятого решения вряд ли пошатнулась, ведь к 2017 году он вложил в Челси уже более £3 млрд ($3,844 млрд). Оправданность столь щедрых финансовых вливаний подкрепляется тем, что, впервые за полвека став чемпионом Англии в 2004 году, «Челси» уже 5 раз завоевывала кубок, в сезоне 2017/2018 клуб снова являясь одним из главных фаворитов. Не разочаровывают и финансовые показатели клуба: «Челси» занимает 7 место среди самых высокодоходных футбольных команд в мире, в 2016 году клуб заработал €420 млн ($493,674 млн). Стоимость ФК Forbes оценил в $1,845 млрд.

Футбольные «фанаты»

Еще одним поклонником английского футбола является Алишер Усманов F 5. В 2007 году его инвестиционная компания Red and White Securities за £75 млн ($96,1 млн) приобрела 14,6% долю в «Арсенале». Затем миллиардер в течение нескольких лет расширил свой пакет акций «Арсенала», к 2012 году доведя свою долю в клубе до 29,6%. Известно, что компания Усманова готова приобрести еще больше акций, однако этому противится держатель контрольного пакета в 67% Стэн Кронке (№182, $7,5 млрд.). Весной 2017 года Усманов предлагал Кронке выкупить его долю за $1,3 млрд, однако Кронке ответил решительным отказом, заявив: ««Арсенал» не продается и никогда не продавался». Желание Усманова стать мажоритарным владельцем клуба, вероятно, вызвано не только любовью к футболу, но и рациональными соображениями: доход клуба, оцененного Forbes в $1,9 млрд, за 2016 год составил $520 млн.

В 2011 году список российских владельцев футбольных клубов за рубежом пополнил Дмитрий Рыболовлев F 15. Желание стать владельцем футбольной команды посетило Рыболовлева в 2004 году на трибуне тогда уже принадлежавшего Абрамовичу «Челси» в Лондоне. Воплотить свою мечту в реальность миллиардер смог только через 7 лет, когда находящаяся под его контролем компания Monaco Sport Invest приобрела 66,7% акций клуба «Монако». В обмен на акции Рыболовлев обязался инвестировать в команду не менее €100 млн ($117,5 млн) на протяжении 4 лет. Основную часть денег клуб тратил на трансферы, и спустя всего 1,5 сезона «Монако» смог вернутся в элиту французского футбола, впервые с 2003 года заняв 2-ое место в высшем дивизионе. Первые 4 года владения клубом принесли Рыболовлеву доход в размере €321,1 млн ($377,4 млн), но потратить на клуб ему пришлось куда большую сумму – €806,5 млн ($947,9 млн). Сегодня годовой бюджет клуба оценивается в $74,4 млн, а его общая трансферная стоимость €253,3 млн ($297,7 млн).

Не только личное увлечение футболом заставляет инвесторов вкладывать в клубы, но и желание заработать. Свидетельством этого является решение крупнейшего американского инвестора Джорджа Сороса (№29 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $25,2 млрд.), всегда отличавшегося своим прагматизмом, вложить $40,7 млн в «Манчестер Юнайтед». Вклад Сороса не был долгосрочным: приобретя 1,9% долю клуба в 2012 году, уже к 2014 году он продал все акции «Манчестер Юнайтед», заработав на этом $9,69 млн. Сегодня, по оценке Forbes, клуб является самым дорогим в мире: его стоимость оценивается в $3,69 млрд, а доход в 2016 году составил $765 млн. Аналитики связывают финансовый успех стредфордской команды с популярностью бренда «Манчестер Юнайтед» и работой менеджмента.

В 2016 году одна из богатейших женщин Европы и самая богатая женщина российского происхождения (род. в 1962 году в Ленинграде) Маргарита Луи-Дрейфус (№294, $5,2 млрд) продала принадлежавший ей французский клуб «Олимпик Марсель». Идею сразу продать полученный в 2009 году в наследство от мужа клуб Маргарита отвергла, поскольку считала, что команда не принесет ей заметных убытков. Однако уже через год стало ясно, что «Марсель» не оправдывает надежд новой владелицы. Команда не могла добиться ожидаемых от нее успехов Лиге чемпионов, а стоимость ведущих игроков, на трансфере которых старался заработать клуб, не покрывала убытков. Вложенные в клуб €40 млн ($47 млн) призван был вернуть Венсан Лабрюн, назначенный новым президентом клуба. Имея славу хорошего антикризисного менеджера, Лабрюн должен был думать не о спортивных достижениях «Марселя», а о продаже игроков и возмещении убытков владелицы. С 2011 года началась целенаправленная подготовка к продаже уже всего клуба, которая состоялась осенью 2016 года. Благодаря работе менеджмента и хорошим результатам сезона «Марсель» смог набрать «вес» и был продан американскому бизнесмену Фрэнку Маккорту за €100 млн ($117,5 млн).

Бесстрашные инвесторы

Однако не всех инвесторов отпугивают большие риски, связанные с вложениями в футбол. Российский миллиардер Сергей Галицкий F 18 в 2008 году предпочел самостоятельно создать футбольный клуб, причем в России. Уже через год после создания «Краснодар» вышел в первый дивизион национальной лиги, а 25 января 2011 вышел в Российскую Футбольную Премьер-лигу. Заняв третье место в Российском чемпионате 2014-2015 годов, клуб получил возможность выступать в Лиге Европы. Успех клуба щедро вознаграждается вложениями Галицкого, построившего для команды стадион вмещающий 35 тысяч мест и стоимостью более 20 млрд рублей($338 млн).

Инвестировать в отечественный футбол в свое время решил Сулейман Керимов (№226, $6,3 млрд). В январе 2011 года, в обмен на финансовую поддержку, Керимов получил от президента республики Дагестан 100% акций ФК «Анжи». Краткосрочная стратегия предполагала первоначальные вложения в размере $200 млн, включая цену строительства нового стадиона, а ежегодные траты «Анжи» при этом должны были составлять $50 млн. На пост главного тренера в клуб был приглашен Гус Хиддинк, кроме того Керимов сразу же купил нескольких известных игроков, например, камерунца Самюэля Это’О и бразильца Роберто Карлоса. Однако уже к 2013 году стало понятно, что план Керимова не сработал. Самым большим успехом «Анжи» стало участие в финале кубка России 2013 года, в котором команда проиграла ЦСКА, и выход в 1/8 Лиги Европы. К спортивным неудачам добавился также запрет УЕФА проводить домашние матчи еврокубков на родном стадионе «Анжи-Арена», на реконструкцию которого Керимов потратил ₽1,2 млрд ($20,3 млн). Не лучшим образом на успехах клуба сказалась и череда громких скандалов, например, конфликт Хиддинка с главным арбитром во время встречи с московским «Динамо», после которого голландец покинул тренерский пост, а также приобретенного в 2012 году за €15 млн ($17,6 млн) полузащитника Игоря Денисова, чьи конфликты с легионерами клуба потребовали прямого вмешательства Керимова, расторгнувшего с Денисовым контракт. С 2013 года финансирование клуба было значительно урезано, вместо дорогих трансферов ставку решено было делать на собственную футбольную академию. Значительные финансовые трудности клуба и нереализованные спортивные амбиции заставили Керимова в 2016 году продать «Анжи» бывшему президенту махачкалинского «Динамо» Осману Кадиеву, после чего клуб покинули почти все именитые игроки. Сумма сделки не разглашалась.

Еще одним «спасителем» отечественного клуба стал вице-президент Лукойла Леонид Федун F 22, в 2004 году купивший находящийся на грани банкротства «Спартак» за $70 млн. Череда спортивных неудач долгое время преследовала команду, по словам Федуна, именно плачевное положение бывшего 9-ти кратного чемпиона России во многом подтолкнуло его к покупке. За следующие 10 лет Федун вложил в клуб около $1 млрд, а ежегодный бюджет клуба составляет около €120 млн ($141 млн). В 2014 году для Спартака был построен стадион «Открытие Арена» стоимостью 14,5 млрд рублей ($245,1 млн), и рассчитанный на 45 000 мест. Лишь 14 июля 2017 года клуб смог порадовать фанатов, выиграв сначала Чемпионат России, а затем Суперкубок.

Совершенно иной подход к спортивному бизнесу у владельца Red Bull GmbH Дитриха Матешица (№86 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $13,4 млрд). Матешиц никогда не скрывал, что не интересуется футболом, а спорт для него является лишь инструментом продвижения собственного бренда. В коллекции футбольных команд Матешица уже есть австрийский Ред Булл Зальцбург, Нью-Йорк Ред Буллс, Ред Булл Бразил и Ред Булл Гана. Единственным исключением из «традиции» в названии клубов является РБ Лейпциг (RasenBallsport Leipzig), успешно выступающий в высшем дивизионе Германии и имеющий годовой бюджет €54 млн. Дело в том, что согласно немецкому законодательству не разрешается вносить имя спонсора в название команды. Впрочем, все домашние матчи РБ Лейпциг проводит на родном стадионе «Ред Булл Арена». Один из основателей MLS, американской соккер-лиги, миллиардер Филип Аншутц (№96, $12,5 млрд) является владельцем клуба «Лос-Анджелес Гэлакси». В 2017 году Forbes признала его самым дорогим клубом MLS, оценив стоимость команды в $315 млн, а доход в $53 млн.

Среди богатейших владельцев футбольных клубов также сооснователь корпорации Microsoft Пол Аллен (№42, $19,9 млрд). Его компании Vulcan Sports & Entertainment принадлежит команда «Сиэтл Саундерс», текущая стоимость которой $295 млн, а годовой доход составил $63 млн.

Человеческий фактор против ликвидности

Необходимо признать, что в целом футбол не входит в число надежных направлений для инвесторов: даже самые успешные из английских клубов требуют значительных вложений, ликвидность которых во многом зависит от человеческого фактора. Английские клубы считаются наиболее перспективными для инвестиций, поскольку англичане пока что лучше всех умеют зарабатывать на футболе.

Английская премьер лига (АПЛ) традиционно является лидером по доходам от продажи прав на ТВ трансляции. В 2015 году лигой было подписано соглашение о продаже прав на трансляции матчей с ведущими британскими каналами Sky Sports и BT Sport, сумма которого составила £5,136 млрд ($6,573 млрд), что на 70% больше суммы предыдущего года. Общий же доход АПЛ от продажи прав будет намного выше: лига самостоятельно продает права на зарубежные трансляции и ожидает получить за них еще около £3 млрд ($3,839 млрд), кроме того, только компания BBC заплатила £204 млн ($261 млн) за показ лучших моментов матчей.

С доходом от продажи прав на трансляции более чем в £8,5 млрд ($10,878 млрд), АПЛ находится на втором месте в мировом спорте, уступая только американской Национальной Футбольной Лиге (NFL), и обогнав Главную Лигу Бейсбола (MLB). Согласно правилам лиги, по которым 50% дохода от трансляций делится поровну между всеми клубами, занимающий последнее место в АПЛ клуб получит £99 млн ($126,7 млн). Для сравнения, лидер немецкой Бундеслиги «Бавария» в текущем сезоне заработает всего €99 млн ($116,7 млн), несмотря на то, что ей достается 8,2% от общей стоимости прав. Сумма телевизионных контрактов ближайшего конкурента англичан испанской Ла Лиги составит €2,65 млрд ($3,125 млрд), а общий доход всех клубов лиги оценивается в €2,806 млрд ($3,308 млрд). За 2016 год клубы АПЛ заработали порядка €4,17 млрд ($4,916 млрд), что на 9% больше, чем в предыдущем сезоне. Ожидается, что подписанный в 2015 году контракт увеличит доходы клубов в сезоне 2016/2017 еще на 60%. Однако, рекордными обещают стать и затраты, ведь уже в 2016 году расходы английских клубов на зарплату игрокам и персоналу команды составили €2,569 млрд ($3,029 млрд).

В то же время, бюджет всех российских клубов Премьер-лиги в 2016 году составил $850 млн. При этом ежегодные доходы лиги от трансляций, согласно подписанному в 2015 году контракту с «НТВ-плюс», составят €22 млн ($25,9 млн) на все команды. Таким образом, в России большую часть поступлений в бюджет клуба обеспечивают спонсорские поступления или дотации акционеров, а российских бизнесменов, вкладывающих в отечественный футбол, можно назвать скорее «меценатами», нежели инвесторами.

Россия. Великобритания > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 августа 2017 > № 2314546 Дмитрий Назаров


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 августа 2017 > № 2314609 Антон Аграновский

Вера в единорога: как создать компанию с капитализацией $1 млрд

Антон Аграновский

президент инвестиционной компании Agranovsky IT Investments & Consulting

Венчурный инвестор рассказывает о стратегии, которой должны следовать основатели бизнеса и инвесторы, чтобы превратить стартап в компанию-«единорога» с оценкой выше $1 млрд.

В 2013 году, публикуя в издании TechCrunch заметку «Добро пожаловать в клуб единорогов», Эйлин Ли из фонда Cowboy Ventures пыталась проиллюстрировать, сколь небольшой процент венчурных предприятий достигает оценки в $1 млрд – всего 0,07% всех стартапов, привлекших внешнее финансирование. Однако, технологическая компания, достигшая оценки свыше $1 млрд – уже далеко не редкость: за последнее десятилетие число фирм, подходящих под это определение, достигло, по оценке CB Insights, 211, а их суммарная стоимость близится к $1 трлн.

Выращивание из стартапа «единорога» перестало быть фантазией, теперь это технологичная и хорошо структурированная задача. Чтобы ее решить, основатель бизнеса должен следовать очень четкой и жесткой стратегии.

На практике, «единороги» появляются в быстрорастущих нишах, и IT-рынок для этого наиболее подходящий, поскольку внутри него часто формируются новые объемные сегменты. Хорошая иллюстрация – рынок криптовалют, на котором совсем недавно появился игрок с оценкой свыше $1,5 млрд, биржа Coinbase. В августе Coinbase привлекла четвертый раунд финансирования общим объемом $100 млн, установив таким образом рекорд оценки в секторе. В своем развитии Coinbase реализовала все классические алгоритмы выхода на высокую инвестиционную орбиту: запущенная в 2012 году на грант в $600 000 в инкубаторе Y Combinator (один из ведущих в Кремниевой долине с активами более $10 млрд) компания последовательно расширяла базу инвесторов и объем привлекаемых средств – якорные инвестиции от Digital Currency Group и ангелов–физических лиц в раунде А, мощные венчурные фонды Andreessen Horowitz и Draper Fisher Jurvetson в раундах В и С.

Coinbase не делала ставку на разработку нового токена, предложив инфраструктурную услугу, причем очень «концентрированную»: в отличие от большинства криптовалютных бирж в ее обороте всего три позиции: биткоин (Bitcoin), «эфир» (Ethereum) и Litecoin, добавление новых инструментов, по словам СЕО компании Брайана Армстронга, будет каждый раз сопряжено с тщательным анализом. В результате, годовой оборот на площадке превышает $25 млрд, а Армстронг, наряду с Виталиком Бутериным, вошел в число наиболее влиятельных в мире персон в возрасте до 40 лет по версии журнала Fortune.

Таким образом, первое общее правило при взращивании «единорога« – выбирать для запуска проекта новый, растущий и потенциально объемный сегмент.

При этом, создание компании, дорого оцененной инвесторами, и построение бизнеса, имеющего положительный денежный поток и приносящего деньги акционерам, – это две разные задачи, порой противоречащие друг другу. Если говорить о прибыльном бизнесе, то чем меньше в нем партнеров, тем эффективнее он работает. Для компании с высокой оценкой, напротив, хорошая стратегия – привлечение в капитал не отдельных фондов, а консорциумов, которые разделят между собой риск, повысят хайп вокруг проекта и ускорят его движение с одной стадии на другую. А вершина эволюции – IPO, которое тем лучше, чем более оно массовое. Само по себе проведение инвестиционных раундов и работа с инвесторами отвлекает уйму времени и ресурсов, отрывает основателя проекта от работы. Это могут себе позволить только «крупно замахнувшиеся» компании.

Если цель проекта – попасть в клуб «единорогов», то основателю необходимо понимать, какие цели и задачи преследуют инвесторы, ожидающие его на пути, либо иметь консультантов, которые это понимают. Интерес инвесторов–«ангелов» и фондов посевного инвестирования, участвующих на стадиях seed и pre-seed, состоит в том, чтобы объяснить создателям проекта (и отчасти это будет правдой), что их идеи ничего не стоят, и что они должны отдать максимальную долю за минимальные деньги. Это делается, чтобы получить максимальный доход за самую рисковую стадию инвестиционного цикла. Работу «ангелов» оправдывает доход на вложение от 10х до 100х.

Институционализированные венчурные инвесторы – фонды венчурного капитала, или «фонды-тактики» – стремятся заплатить «ангелу» как можно меньше, получив быстрорастущий перспективный проект в хорошей нише. Интерес фонда-тактика – перекупить проект с мультипликатором 2-3х, а продать его примерно с 5-6х.

У фонда-стратега (private equity) задача состоит в том, чтобы купить проект по мультипликатору 5-6х и вывести его на IPO по мультипликатору 12-16х. На этом этапе происходит серьезная переупаковка проекта с привлечением консультантов и юристов, включающая большой цикл роуд-шоу. Весь процесс может занимать 3-4 года. Именно поэтому, по умолчанию, фонды-стратеги смотрят на длинные инвестиции либо в устоявшиеся ниши, либо в быстрорастущие проекты, захватывающие значительную долю на рынке.

Как и в процессе эволюции, инвестор каждого следующего типа полностью уничтожает интерес предыдущего.

У основателя же, сидящего по другую сторону стола от всей этой толпы разномастных инвесторов, интересы совершенно другие – удержать за собой максимальную долю, самостоятельно управлять проектом, отбиться от связывающих по рукам и ногам советов директоров, чтобы не быть выгнанным из собственной компании, как Трэвис Каланик из Uber.

Принципиально важно на каждой стадии развития проекта привлекать ровно столько денег, сколько необходимо, и не больше. Ключевая ошибка, которую совершают 99% стартаперов – попытка поднять столько денег, сколько они должны получить за ближайшие 2-3 года. Они очень сильно завышают стартовые стадии (и в части оценок, и в части привлекаемых объемов), чем ставят для себя «локер» на дальнейший рост. Переоценка бизнеса на ранних стадиях ведет к огромным проблемам на последующих. Команда тратит привлеченные деньги неэффективно, и шанс на успех бизнеса становится минимальным. На этих стадиях стартапер должен быть голодным. Инвестировать меньше – естественное желание капиталиста, но это единственный случай, когда оно работает во благо стартапера. Чем голоднее, агрессивнее и жестче команда, чем она лучше экономит деньги, тем больше у нее шансов оказаться конкурентоспособной в борьбе с рынком. Имея избыток денег, компания обременяет себя дорогим офисом, водителями, накладными расходами. Когда она начнет бороться за рынок, базовые косты останутся выше, чем у конкурентов, и на дистанции 2-3 года рыночные позиции будут утрачены. Основатели в такой ситуации часто говорят: «Вы плохие инвесторы». Действительно, у вас были плохие инвесторы – они дали вам слишком много денег.

Оценка быстрорастущего и высокорискованного бизнеса не может быть очень формализована. На этапе идеи, когда еще не создан прототип, бизнес стоит ту сумму, о которой договорились основатель с посевными инвесторами. Рабочий прототип в большинстве случаев обойдется в 1-3 млн рублей, какие-то технологичные продукты могут стоить несколько сотен тысяч долларов. На следующем этапе оценивается, сколько стоит доработка до коммерческой версии. Когда появилась первая выручка, необходимо точечное привлечение инвестиций на маркетинг и рекламу, чтобы выйти на точку безубыточности, после чего оценка уже начинает формироваться через мультипликаторы.

На этапе, когда бизнес имеет сформированную стратегию, вышел на плато и проходит аудит, можно говорить о мультипликаторе в размере 5-6 годовых прибылей. Следующая стадия – привлечение большого финансирования и захват новых рынков. Здесь мультипликатор может быть подняться до 10х, поскольку компания понятна в плане денег и может увеличиться в несколько раз, захватив новые рынки. На этапе IPO ограничений почти не существует, все зависит от «громкости» размещения: Facebook выходил на рынок по цене в 25 годовых выручек и 77 прибылей.

Крауд-инвестирование через ICO, в связи с дикостью криптовалютного рынка, сейчас даже на стадии прототипа дает возможность разместиться с мультипликаторами до 1000х. Рынок ICO еще достаточно юн, большинство разместившихся компаний моложе двух лет, и у новых инструментов нет достаточно глубокой истории, а у криптоинвесторов – понимания эффективности их вложений на длинном горизонте. Возможно, распределенная инвестиционная система, не имеющая границ и жесткого регулирования, отменит классическую модель роста компаний, но более вероятно, что анархия на рынке криптовалют и токенов закончится и он станет более консервативным, появится глубокий анализ проектов и команд, чего сейчас недостает.

Отдельная рекомендация: избегайте государственных денег и грантов. За ними всегда приходят проверяющие с предубеждением, что все деньги украдены и задачей найти их. Хорошая идея всегда найдет своего частного инвестора. При этом государство и его агенты вполне могут выращивать «единорогов». Хороший пример – проект «Эвотор» («эволюция торговли»), совместное предприятие Сбербанка, сооснователя Qiwi Андрея Романенко и производителя кассовых устройств «Атол». За счет стимулированного государственными решениями спроса на электронные кассы, компания растет на тысячи процентов. Проект запущен только в 2016 году, и, по собственным данным, уже реализовал свыше 150 000 устройств с минимальной ценой около $500 каждое (есть и более дорогие конфигурации), а в будущем продолжит зарабатывать на их обслуживании. Причина взрывного роста понятна: Сбербанк с его 16 000 отделений предлагает кассы «Эвотора» как базовое решение для электронных касс. Это, разумеется, не «единорог» в классическом смысле этого слова – не будущая глобальная компания с размахом на весь мир – это монетизация государственного ресурса. В чистом виде «единороги» в России, увы, сегодня не возможны, и вряд ли появятся в ближайшие годы.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 августа 2017 > № 2314609 Антон Аграновский


Россия. СЗФО > Транспорт. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > gudok.ru, 24 августа 2017 > № 2283691

1 ноября 2017 года стартует всероссийский проект «Путешествие Деда Мороза», в рамках которого Дед Мороз из Великого Устюга посетит более 200 социальных учреждений и семей в 24 городах России. Свое путешествие он совершит на поездах холдинга «РЖД».

Основная цель проекта – исполнение заветных желаний тех, кому особенно важна встреча с великим волшебником: детей с особенностями развития и здоровья, а также ребят, оставшихся без попечения родителей, и из многодетных семей, сообщает пресс-центр «Российских железных дорог».

Холдинг «РЖД» выделит специальные вагоны, которые будут включаться в составы поездов дальнего следования, следующих по всей России от Владивостока до Калининграда.

Стартовав 1 ноября из Владивостока, Дед Мороз сделает по пути следования остановки еще в 22 крупнейших городах страны: Владивостоке, Иркутске, Красноярске, Томске, Барнауле, Новосибирске, Омске, Тюмени, Челябинске, Перми, Екатеринбурге, Уфе, Самаре, Волгограде, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Воронеже, Саратове, Казани, Нижнем Новгороде, Вологде, Санкт-Петербурге, Калининграде. Завершится путешествие 31 декабря в Москве. В каждом городе Дед Мороз посетит социальные учреждения и детские больницы, многодетные и малообеспеченные семьи, а также примет участие в различных мероприятиях для горожан.

По словам директора по пассажирским перевозкам ОАО «РЖД» Дмитрия Пегова, для компании «РЖД» это очень важный и значимый проект. «Объединяя всю нашу огромную страну, ОАО «РЖД» помогут Деду Морозу исполнить желания детей от Владивостока до Калининграда, сделав Новый год для них по-настоящему волшебным праздником», – сказал он.

Информационную поддержку проекта предоставит канал «НТВ». C 1 сентября на сайте телеканала появится раздел для сбора желаний. Письма Деду Морозу можно будет отправить и на ящик [email protected] Следить за путешествием можно будет ежедневно в эфире программы «Деловое утро», в новостных выпусках программы «Сегодня», в социальных сетях и на сайте телеканала «НТВ».

Россия. СЗФО > Транспорт. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > gudok.ru, 24 августа 2017 > № 2283691


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > inform.kz, 24 августа 2017 > № 2283669

В колледжах Карагандинской области созданы бизнес-инкубаторы, где взращивают молодых предпринимателей, передает корреспондент МИА "Казинформ".

"61 выпускник наших колледжей открыл свое дело. Они не только не пополнили биржу труда, а, наоборот, создали рабочие места для своих одногруппников, однокурсников, - сообщил руководитель управления образования Асхат Аймагамбетов. - Мы считаем, что данный проект необходимо дальше развивать. Студенческие коворкинг-центры планируется открыть еще в пяти колледжах".

Сейчас управление образования делает акцент на развитии студенческого предпринимательства. "В современных условиях колледжи должны готовить специалистов, способных работать не только в качестве наемного работника, но и начать собственную предпринимательскую деятельность и самим создавать рабочие места. Именно такую задачу мы ставим сегодня перед колледжами", - подчеркнул руководитель управления.

Студенты колледжей имеют возможность работать над своими проектами в конструкторских бюро. В пяти колледжах Карагандинской области внедряют прикладной бакалавриат. Девять колледжей прошли аккредитацию по 15 специальностям, будет проведена аккредитация еще 5 учебных заведений.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > inform.kz, 24 августа 2017 > № 2283669


Казахстан. ЕАЭС > Агропром. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 24 августа 2017 > № 2283593

В Астане сегодня проходит Агропромышленный инвестиционный форум «AgroInvest Forum 2017» организованный Министерством сельского хозяйства РК совместно с Холдинг «КазАгро». В мероприятии приняли участие свыше 200 участников из 18 стран мира, в том числе порядка 40 представителей крупных иностранных инвестиционных фондов и финансовых организаций, а также представители казахстанского и зарубежного агробизнеса.

Основная задача форума - содействие казахстанскому бизнесу в поиске партнеров для совместной реализации проектов в сельском хозяйстве и производстве продовольственных товаров, привлечение инвестиционного капитала в отрасль, обсуждение новых трендов и перспектив для ведения бизнеса в АПК. На инвестфоруме помимо налаживания деловых контактов, обсуждался и ряд проблемных вопросов, которые могут препятствовать эффективному сотрудничеству отечественного бизнеса с иностранными партнерами и инвесторами.

«Как отметил Глава государства, что аграрный сектор должен стать новым драйвером экономики. Для этого необходимо диверсифицировать производство востребованной на рынках конкурентоспособной продукции АПК», - сказал в своем приветственном слове Заместитель Премьер-Министра РК - Министр сельского хозяйства Аскар Мырзахметов. По словам Министра, в условиях интеграционных процессов Казахстану необходим трансферт международного передового опыта для достижения конкурентных преимуществ. Привлечение прямых иностранных инвестиций и создание совместных производств в сфере сельского хозяйства на взаимовыгодной основе – это то, к чему мы стремимся сегодня.

Как известно Казахстан добился позитивных результатов в сфере эффективности государственного регулирования и поддержки инвесторов. И по праву считается одним из лидеров среди стран СНГ по предоставлению благоприятных условий для осуществления инвестиционной деятельности.

Инвестируя в Казахстан – у вас появляется возможность вхождения на огромный рынок Китая, России, и стран ЕАЭС, - отметил также глава ведомства.

Председатель Правления Национального управляющего холдинга «КазАгро» Нурлыбек Малелов отметил, что только за последние почти 5 лет «КазАгро» и его дочерние компании привлекли в сектор АПК более 1,3 млрд. долларов США, 600 млн. евро и порядка 1,5 млрд. рублей или суммарно более чем 375 млрд. тенге иностранных инвестиций. По словам руководителя Холдинга, В Казахстане предусмотрен широкий спектр преференций для международных инвесторов, таких как отраслевые преференции в виде субсидий, кредитов и других льгот, освобождение от таможенных пошлин при реализации приоритетных инвестпроектов и т.д. «Действующая законодательная база аграрного сектора экономики Казахстана соответствует требованиям рыночной экономики, нормам международной практики и направлена на защиту и поддержку предпринимательской инициативы, что подтверждается рейтингами Doing Business», - сказал Нурлыбек Малелов.

Традиционно такие отрасли, как молочное и мясное животноводство, производство масличных и других востребованных культур и дальнейшая их переработка располагают большими резервами для наращивания объемов производства. Следует отдельно отметить возможность производства органической продукции.

Вместе с тем, в данное время министерством проводится реализация целенаправленной экспортной политики. Для этого создан Экспортный центр АПК, который работает над созданием новых и расширением действующих экспортных каналов, формирует крупные экспортные партии. Уже подписан ряд соглашений с компаниями КНР на экспорт пшеницы, масличных культур, растительного масла; в проработке подписание соглашений с компаниями из Арабских Эмиратов и Ирана на поставку чечевицы; ведутся переговоры с компаниями России, Израиля, Гонконга на семена подсолнечника, твердой пшеницы, муки, нута, гороха, баранины.

Планируется открыть доступ на китайский рынок говядины, свинины, молочной продукции, продукции птицеводства, живых животных, в том числе лошадей.

Министерством сельского хозяйства совместно с Министерством иностранных дел ведутся переговоры с ветеринарными службами Израиля, Кувейта о возможности поставок казахстанской баранины, а также Малайзии, Японии, Южной Кореи, стран Европейского союза по вопросу экспорта сухого кобыльего молока.

Завершаются переговоры по другим странам Персидского залива.

Необходимо отметить, что по итогам Агропромышленного инвестиционного форума подписаны ряд важных соглашений и меморандумов по привлечению инвестиций в сельскохозяйственный сектор Казахстана в поддержку его экономической диверсификации.

Казахстан. ЕАЭС > Агропром. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 24 августа 2017 > № 2283593


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > gazeta.ru, 21 августа 2017 > № 2285362 Алексей Порошин

«Если банки не будут участвовать в госпрограмме поддержки МСП, то просто выпадут с рынка»

Алексей Порошин о том, как сделать господдержку МСП эффективнее

Дарья Исполнова

На поддержку малого и среднего бизнеса государство выделяет значительные суммы. Корпорация МСП запустила для предпринимателей бизнес-навигатор и помогает им получать льготные кредиты. О том, что еще необходимо сделать для полноценной помощи бизнесу, в интервью «Газете.Ru» рассказал член генсовета «Деловой России», руководитель Центра финансово-кредитной поддержки бизнеса Алексей Порошин.

– Какова, на ваш взгляд, эффективность существующей системы финансовой поддержки МСП в России?

– За последний год я объездил более 30 регионов, где проводил встречи с предпринимательским сообществом. Опираясь на полученную обратную связь от бизнеса, могу сказать, что в последние несколько лет наблюдается уверенный рост уровня поддержки – с точки зрения положительных качественных и количественных изменений. Так, объем выданных гарантий и поручительств в рамках Национальной гарантийной системы (НГС) за 2016 год составил более 100 млрд руб., что позволило предпринимателям привлечь 172 млрд руб. кредитных средств на реализацию своих проектов. Результаты по итогам нынешнего года, уверен, будут еще выше.

Работа по совершенствованию системы финподдержки МСП продолжается. В настоящее время мы активно сотрудничаем с Корпорацией МСП по развитию НГС и разработке новых механизмов поддержки компаний сегмента малого и среднего бизнеса.

– Сколько средств государство, уточните, направило на господдержку МСП?

– Если брать текущую поддержку со стороны Корпорации МСП, то она составляет около 2% от всего кредитного портфеля по стране.

– От всего корпоративного портфеля банковского?

– Нет, от портфеля малого и среднего бизнеса.

Лимиты по реализуемой Корпорацией МСП и Банком России программе стимулирования кредитования субъектов МСП (предполагает льготную ставку по кредитам на реализацию проектов в приоритетных отраслях экономики в размере 9,6% для среднего бизнеса и 10,6% для малого — прим.) нынешним летом были увеличены до 175 млрд руб. Мы прогнозируем, что уровень этой поддержки уже к концу этого года выйдет на уровень 3%, что уже, в принципе, скоро станет достаточно существенным фактором.

Цифры в 2% и 3%, возможно, выглядят не впечатляюще, но разница между ними 50%, и это означает, что поддержка вырастет в полтора раза за год.

И эти цифры четко сфокусированы. Программы, в первую очередь, нацелены на инвестиционный сегмент, то есть охват к концу года должен составить уже около 10% всех инвесткредитов и будет расти, поддержка уже начинает играть значительную роль.

Сама Корпорация МСП обработала более 11,3 тыс. заявок от бизнеса. При этом объем выдачи гарантий и поручительств составил больше 137 млрд руб. Это серьезная, планомерная, эффективная работа, поэтому мне здесь очень сложно упрекать систему неэффективности.

– А кого тогда надо упрекать?

– Здесь предлагаю обратить внимание на важный вопрос, касающийся негативного отношения к инициативам сверху. Зачастую сами предприниматели проявляют пассивность, считая, что господдержку могут получить только избранные, что она предназначена «для своих». Это мы слышим в каждом уголке России.

– То есть проблема в том, что бизнес недостаточно информирован о механизмах господдержки?

– Абсолютно верно. Низкая информированность. Это лишь одна проблема. Иногда сталкиваемся с тем, что предприниматели в регионах не знают, что кроме Сбербанка и Россельхозбанка есть и другие банки, что существуют государственные программы, субсидии. Они действительно этого не знают.

– В таком случае как предприниматель может узнать о существующих опциях финансовой и нефинансовой поддержки бизнеса со стороны государства?

– В прошлом году в рамках работы по информационно-маркетинговой поддержке бизнеса создан – Портал Бизнес-навигатора МСП. В настоящее время ресурс охватывает 171 город России с населением больше 100 тыс. человек. Это реально работающий бесплатный инструмент для тех, кто хочет открыть свое дело или расширить имеющийся бизнес. С его помощью можно определить оптимальный вид бизнеса, наилучшее местоположение, рассчитать бизнес-план, узнать о конкурентах, получить информацию о кредитных продуктах для малого и среднего бизнеса, мерах государственной поддержки, участии в закупках крупнейших заказчиков с государственным участием, проверить контрагентов. Там представлены все банки-партнеры, все кредитные продукты, дается понимание, как открыть бизнес или, например, купить франшизу.

Портал запущен осенью прошлого года. Дайте ему поработать еще два-три года, тогда там будет огромная обратная связь, будет не 140 тыс. предпринимателей, как сейчас, а втрое больше. Сейчас навигатор в активной стадии наполнения и расширения сервисов, Для прорыва необходимо создать критическую массу, чтобы преимущества портала передавались через «сарафанное радио», тогда процесс уже пойдет лавинообразно, проявится весь потенциал этого ресурса.

– Вы сказали, что низкая информированность — это одна из проблем. С какими еще проблемами сталкивается система господдержки?

– Другая проблема состоит в том, что частные банки пока не очень заинтересованы в реализации программ господдержки.

Если брать уровень трех федеральных банков – Сбербанк, Россельхозбанк и ВТБ – там все достаточно хорошо. Лимиты выбираются с большой скоростью, у госбанков достаточно хорошие компетенции в этих проектах.

В то же время на уровне средних банков регионального значения мы видим противоположную картину. Здесь на текущий момент ставки по кредитам 16-18%, а маржа – 5% и более, а также сформированный список своих клиентов.

– Разве банкам не нужны новые клиенты? Тем более проверенные «Деловой Россией», Корпорацией МСП и при всех имеющихся госгарантиях?

– Маржа банка в случае программы господдержки ограничена 3%, что зачастую для банков в регионах не совсем выгодно. И, к сожалению, в регионах бизнес не может сгенерировать нужные проекты и правильно их упаковать под требования таких банков. Но самое основное – в банках регионального значения, опять же, к сожалению, нет достаточного количества квалифицированных специалистов, чтобы разобраться в требованиях к бизнес-плану, которые предъявляет Корпорация МСП. Мы выявили эту проблему и учим банки и предпринимателей работать с Корпорацией, готовить проекты нужного уровня под ее требования.

Напомню, Корпорация МСП с учетом региональных гарантийных организаций может давать гарантию банкам до 70%. Но даже при этом банки в регионах дополнительно рассматривают риски дефолта клиента.

– И региональные банки хотят кроме госгарантий и залог получить?

– Конечно. Они, так сказать, работают с клиентом под стопроцентный залог.

– И с этим же ничего невозможно поделать?

– Возможно. Частные банки в своей работе все же ориентируются на общие экономические тенденции, которые идут от государства. А это поддержка промышленности, поддержка малого и среднего бизнеса. Если частные банки не будут сейчас в этом тренде, если они не будут поддерживать МСП, то просто выпадут с рынка.

– Но сейчас получается, что эти десятки млрд субсидий, госгарантий – это все выдали фактически только госбанки, их филиалы в регионах.

– Корпорация МСП разделила средства по предоставлению поручительств в рамках программы стимулирования кредитования малого и среднего бизнеса в пропорции 50:50 – 50% дала трем госбанкам и 50% – банкам регионального значения. Кстати, госбанкам средства выделили только под кредиты на инвестиционные цели. А вот банки в регионах могут выдавать компаниям средства на пополнение оборотного капитала абсолютно свободно.

То есть Корпорация продолжает поддерживает такие банки, как бы говоря им: ребята, работайте, берите, берите деньги, зарабатывайте на этом, привлекая к себе еще и обороты, привлекая к себе зарплатные проекты, привлекая к себе клиентов за счет низкой ставки.

— Но если банки в регионах неохотно участвуют в программе, то освоение выделенных средств идет недостаточными темпами. Каким может быть решение этого вопроса? Не должны же деньги просто лежать. Может стоит передать госбанкам эти невыбранные остатки?

Корпорация МСП и мы резко против этого. Банки регионального значения должны развиваться, они должны включаться в эту игру. Поэтому мы активно ищем проекты, проводим их через «корпоративный канал». В общем, делаем все, чтобы осуществить бизнесу выдачу кредитов, в ручном режиме.

Но не забывайте, что Национальная гарантийная система – она же не бесплатна. Каждое поручительство регионального фонда или Корпорации – оно стоит небольших, но денег. Банки в регионах не очень хотят ею пользоваться, поэтому на сегодняшний день эта система, хоть и была создана в правильном русле, работает средне.

– Но финансовая нагрузка-то ложится на заемщика? На МСП?

– Конечно. Оплачивает ее заемщик. Так задумано, что банки в регионах, если они пользуются системой госгарантий, снимали бы с себя часть риска, передавая его государственной структуре, снимая с себя эти риски. Но за деньги заемщика.

– В чем тогда проблема для банка, согласившегося участвовать в механизме госгарантий?

– Было достаточно много случаев, когда возникали проблемы с гарантийными фондами, которые не исполняли обязательства.

– Вообще не покрывали расходы по банкротам?

– Задерживали выплаты гарантийные. По этой причине недоверие к гарантийной системе.

– Вы упомянули «корпоративный канал» для МСП. В чем он заключается?

– Заявка на кредит обрабатывается через этот канал и направляется одновременно в четыре-пять банков-партнеров. Отслеживается механизм рассмотрения этой заявки. К чему это приводит? Клиент идет в банк уже не с улицы, он спускается с уровня Корпорации, на основании регламентного письма. Соответственно, к нему отношение уже совсем другое.

– А клиент может выбрать любой банк из тех, в которых кредит одобрен?

– Конечно. У клиента появляется выбор. Он сам может выбрать тот банк, с которым ему удобнее взаимодействовать. Поэтому на «корпоративный канал» мы делаем очень большую ставку.

— Назовете конкретные примеры помощи, которая была оказана МСП через «корпоративный канал»?

– Например, сеть зубных клиник. У них достаточно много клиник по Москве, но все они числятся на разных юридических лицах. Соответственно, это немалый бизнес, но каждое учреждение подпадает под категорию МСП.

Мы проанализировали ситуацию и увидели, что клиент по численности попадает в категорию среднего бизнеса. А это автоматически ведет к снижению ставки по кредиту на один процент. Дальше мы все это упаковали в соответствии с требованиями ЦБ, завели клиента на уровень Корпорации МСП, получили предварительное одобрение и вывели его на три банка-партнера. В результате один из них очень оперативно рассмотрел кейс, включился в программу стимулирования кредитования субъектов МСП и в итоге сеть получила кредит под 9,6% годовых. Сейчас запущены новые клиники, они уже работают.

– А если бизнес, что называется, запускался с нуля?

– Пример с нуля – пожалуйста. Производство алмазов в Якутии…

– Ну, такому-то бизнесу все дороги открыты, без господдержки… Огранка алмазов?

– Это именно производство, и это малый бизнес. Компания, которая покупает алмазы, делает их огранку, перерабатывает и, соответственно, продает. Нами была структурирована сделка. Компания прошла все необходимые фильтры Корпорации МСП и банков-партнеров. На текущий момент, кредит получен, клиент закупил на бирже алмазы, производство уже пошло.

– Инновационным компаниям можно рассчитывать на вашу помощь?

– Да, полтора месяца назад была запущена новая программа поддержки стартапов. На поддержку высокотехнологичных проектов. Выделено 1,8 млрд руб.

– Не нуждается ли гарантийный механизм в апгрейде?

– Нуждается. Компании, работающие, например, в сфере легкой и текстильной промышленности, то есть с низкой рентабельностью и большим объемом ручного труда, относятся по численности персонала к крупному бизнесу. Им тоже нужны льготные кредиты. Учитывая, что по выручке многие из них относятся к среднему бизнесу, им тоже необходимо дать возможность получить государственную поддержку.

– Что еще следовало бы либерализовать в системе господдержки?

– Нужно обязательно увеличить срок кредитования – с 3 до 5 лет.

По сути, банки сейчас делают два договора с клиентом. Первый договор делают на три года, по ставке 9,6%, а потом пишут, что ставка будет другой. В итоге бизнес не может планировать расходы по обслуживанию кредита.

– Бизнес российский, как известно, не всегда белый и пушистый. Как часто подаются заявки на господдержку, к примеру, с искаженной отчетностью?

– Одна заявка из десяти. Приходят клиенты с рисованными балансами и тому подобным. Все это легко проверяется.

– Банки не жалуются – кого вы к нам привели за кредитом?

– Со стороны банков таких претензий мы не получаем.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > gazeta.ru, 21 августа 2017 > № 2285362 Алексей Порошин


Казахстан > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > newskaz.ru, 18 августа 2017 > № 2278415

В Казахстане упростят миграционные правила для иностранцев

Иностранцам не понадобятся миграционные карты, если у них есть казахстанская виза

Правительство поддержало предложение об отмене миграционных карт для иностранцев, которые въезжают в РК и имеют казахстанскую визу в паспорте, сообщила пресс-служба партии "Ак жол".

В пресс-службе напомнили, что в конце июня партия предложила сократить бюрократию при въезде в Казахстан для иностранных инвесторов и специалистов. Существующие правила въезда, выезда и пребывания иностранных инвесторов и специалистов нередко создают проблемы для инвестпроектов и при запуске новых предприятий, отмечали депутаты.

В запросе описывались примеры, когда иностранцев наказывали за нарушение миграционных правил даже при наличии действующих виз. После длительных процессов оформления документов и даже арестов иностранные специалисты в будущем не хотят возвращаться в Казахстан, добавили в партии.

"С учетом международного опыта развитых стран поддерживается предложение об отмене заполнения миграционной карточки иммигрантами, при наличии визы для въезда в Республику Казахстан", — говорится в ответе премьер-министра Бакытжана Сагинтаева "Ак жолу".

В письме Сагинтаева отмечается, что заинтересованные госорганы инициируют соответствующие поправки в действующее законодательство страны.

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > newskaz.ru, 18 августа 2017 > № 2278415


Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 17 августа 2017 > № 2278831 Дмитрий Парфененко, Юрий Никитин

И.о. главы ФГИ: Мы предлагаем в конкурсах на аренду ввести залог и авансовый платеж (продолжение)

Интервью с и.о. главы Фонда госимущества Украины (ФГИ) Дмитрием Парфененко и заместителем главы Фонда Юрием Никитиным

"Интерфакс-Украина": Мы уже касались недавно принятого решения правительства о Triage, которым декларируется увеличение числа объектов на приватизацию. Когда вы этого ожидаете?

Дмитрий Парфененко: Пока было только поручение проработать эту концепцию. К сожалению, у нас часто бывает так, что концепции принимаются, а до их реализации дело так и не доходит. Поэтому я бы очень осторожно высказывался на эту тему. Инсайдерская информация говорит о том, что в курирующем этот проект Минэкономразвития нет еще окончательного решения: есть несколько течений и несколько разных подходов формирования этого Triage.

"ИФ-У": В ходе обсуждения этого вопроса на Кабмине Мининфраструктуры просило исключить ряд объектов из перечня на приватизацию и отправить их в концессию. С точки зрения Фонда, это тревожный сигнал?

Д.П.: Порты у нас сейчас запрещены к приватизации законом: мы можем либо передавать в аренду портовую инфраструктуру, либо передавать порты в концессию. А если посмотреть на нормативную базу Мининфраструктуры, то есть еще один способ использования портовой инфраструктуры: на уровне постановления Кабмина министерство ввело так называемую спецуслугу -- стоимость, которая взимается с операторов рынка за перевалку одной тонны груза на объектах портовой инфраструктуры.

"ИФ-У": Многие частные стивидоры выпустили против такого подхода.

Д.П.: Особенность спецуслуги в том, что деньги направляются не в государственный бюджет, а Администрации морских портов Украины (АМПУ) – это миллиарды гривень. Я не буду комментировать действия своих коллег, но неоднократно на заседаниях Кабмина слышал упреки в сторону АМПУ со стороны правоохранительных органов, что, якобы, эти деньги используются нецелевым образом: декларируется их расходование на углубление акваторий, а на самом деле ничего не углубляется… Поэтому, не вдаваясь в детали, я сторонник законодательно определенных механизмов использования государственного имущества – это, конечно же, аренда. Это понятная процедура, где оператором выступает Фонд госимущества и деньги идут в бюджет.

Последнее время Мининфраструктуры выступает с предложением передавать все в концессию – тоже неплохо. Но в этом случае концессиедателем выступает само министерство, а Фонд просто ведет реестр концессионных договоров и "нервно курит в сторонке". Почему нервно? – Потому что в госбюджете нам увеличили план поступлений от аренды в два раза – с 800 млн грн до 1,6 млрд грн, а число объектов уменьшается. Например, создали ПАО "Укрзализныця", форма собственности имущества из государственной трансформировалась в частную и деньги за аренду идут на счета самой "Укрзализныци", которая уже сама администрирует аренду своих объектов. Ранее же сдачей всех их помещений и ларьков занимался Фонд, перечисляя деньги в госбюджет. То же самое с "Укрпочтой". Мы сигнализируем Минфину и Кабинету министров, что, к сожалению, проваливаемся с выполнением плана.

Поэтому, возвращаясь к вопросу концессии, мы выступаем за то, чтобы этим профильно занимался Фонд госимущества, а не министерства, так как концессия – это, по сути, та же аренда. Но пусть решение принимает правительство.

"ИФ-У": В начале июня премьер-министр Владимир Гройсман, резко критикуя ситуацию со сдачей в аренду принадлежащей государству земли, поручил также проверить ставки аренды госимущества. Агентство на собственном примере знает, что ставки на госнедвижимость бывают выше, чем в частных офисных центрах. Есть ли уже какие-то результаты анализа текущих ставок согласно поручению премьера?

Д.П.: На сегодняшний день действует постановление Кабмина №786 от 1995 года, которое регламентирует методику расчета арендной платы. Согласно ему, если мы говорим о недвижимости, вначале осуществляется независимая оценка этого имущества, а потом, в зависимости от цели его использования, эта стоимость умножается на определенный коэффициент (арендная ставка) – получаем годовую сумму арендной платы. Чтобы не быть голословным, давайте рассчитаем пример. Сколько может стоить убитое помещение государственной собственности? – Допустим, $1000 за 1 кв. м. Если оно используется под банковское учреждение, то коэффициент 40% и получаем $400 за год, или $33 за 1 кв. м в месяц. А ставки в офисном центре категории "А" – $25 с коммуникациями, охраной, со всем. Поэтому арендаторы просят либерализовать этот порядок. Я неоднократно выходил с инициативой на Кабмин внести для имущества понижающий коэффициент – 0,7. Нам разрешили это только для целостных имущественных комплексов (ЦИК), но этих ЦИК всего 110 штук из порядка 20 тыс. договоров аренды.

Так что анализ мы со спокойной душой провели и передали в Кабмин. Дальнейшего развития пока этот вопрос не получил.

"ИФ-У": А есть какие-то альтернативные способы сделать ставки на государственную недвижимость более рыночными?

Д.П.: Можно было бы привести их к рыночным на этапе оценки самого объекта, но оценщики боятся брать ответственность на себя.

"ИФ-У": Возможно, проблему бы решила передача этой функции Фонда на аутсорсинг какой-то признанной независимой профессиональной компании, отобранной на конкурсе?

Д.П.: Для этого надо менять закон.

Есть еще инициатива первого замглавы Минэкономразвития Максима Нефедова, который хочет сдавать все через "PrоZоrrо". Механизм передачи в аренду простой как валенок: оценили, предложили, изучили спрос, если один претендент – заключаем договор аренды напрямую, если больше – объявили конкурс и заключаем его с тем, кто больше предложил. Но на этом пути есть другие подводные камни. В отличие от конкурсов по продаже госимущества, где гарантией выполнения покупателем своих обязательств является залог, в нормативной базе по аренде такой инструмент не прописан. Как правило, недобросовестные арендаторы задирают арендную плату на этапе торгов, а потом отказываются подписывать договор аренды и все.

Чтобы устранить это недоразумение, мы инициировали изменения в положение о порядке проведения аренды, предложив залог и еще авансовый платеж. Чтобы арендатор подтвердил серьезность своего намерения, на этапе вхождения в арендные отношения мы можем попросить его заплатить наперед за 6 месяцев аренды. Так делается на рынке, а нам позволит приблизить доходы от аренды. Сейчас это предложение находится в Кабмине. Последний раз на правительственном комитете предложили, чтобы залог можно было вносить не только деньгами, но и банковской гарантией. Сейчас мы решаем, банк какой категории должен предоставлять такую гарантию. Думаю, на протяжении этого месяца мы все вопросы доработаем.

"ИФ-У": Может ли проблему нехватки объектов для приватизации и выполнения плана бюджетных поступлений решить реприватизация, как это когда-то было с "Криворожсталью"? Например, "Укртелеком"?

Д.П.: Таких объектов, как "Криворожсталь", уже не будет. А "Укртелеком" находится в судах: мы обратились с иском о возврате 92,79% пакета акций и начислении колоссальной пени и штрафов. Сумма -- 2,171 млрд грн.

"ИФ-У": А что с реприватизацией Запорожского алюминиевого комбината?

Д.П.: Сейчас там завершается инвентаризация и будет делаться оценка. Мы будем предлагать его для повторной продажи. Сложность в том, что бывший собственник сам перед собой наделал миллиардную задолженность. Перспективы продажи туманны.

"ИФ-У": Из объектов на слуху есть еще "Сумыхимпром".

Д.П.: Мы пытаемся продать это предприятие. Хотя историю вы знаете – это предприятие в санации, хотя план санации годами не был утвержден. Мы разработали условия продажи, но они очень долго ожидали вынесения на Кабинет министров. В результате, когда они наконец-то были утверждены, сгорела оценка, срок которой истек в июне. Теперь идем на следующий круг.

"ИФ-У": А государственные банки? Или это далекая перспектива?

Д.П.: Это прерогатива Минэконразвития и Минфина предлагать продавать пакеты госбанков. Фонд государственного имущества готов. Один банк – УБРР – мы уже продали китайскому инвестору, но больше сказать ничего не можем.

"ИФ-У": Возможно, что-то интересное из второго эшелона?

Юрий Никитин: Есть еще ТЭЦ – теплоцентрали: Николаевская и Херсонская уже выставляются на продажу, Криворожскую и Северодонецкую готовим. Есть еще Одесская, но там банкротство.

По Николаевской ТЭЦ совсем недавно закончился повторный аукцион. В этот раз было две предварительные заявки, но подтверждение гарантийного взноса так и не было.

По Херсонской ТЭЦ сейчас заканчивается оценка, и этот объект пойдет на Кабмин на утверждение уже во второй раз. До этого мы его три раза предлагали, но никто не пришел из покупателей.

Объявили еще повторный конкурс по продаже 99,5% акций Ивано-Франковского локомотиворемонтного завода, после того как первый конкурс был сорван решением админсуда о запрете отчуждать акции. В этот раз, надеюсь, продадим. Мы для себя решили, что если мы объект выставляем на тех же условиях второй раз и на него придет только один покупатель, то мы продаем. Город готов купить, почему бы его не продать?

Будем работать с другими местными советами по разным объектам – у них появились деньги, мы это чувствуем. Децентрализация себя проявила – они готовы покупать. Местная община знает, что делать с такими объектами, возможно, даже снести и построить что-то новое. Мы готовы продать по рыночной цене, пусть она будет стартовой, если не будет других покупателей, но не отдавать бесплатно.

Да, иногда мы вынуждены проводить аукционы с понижением цены на пакеты, которые не дают контроля, если раньше три аукциона на повышение завершились безрезультатно. Закон дает нам такое право. В прошлом году даже по решению Кабмина выставили, который стоял три года в Черниговской области, вообще с нулевой стартовой ценой, и за 20 тыс. его купили. Хотя это, конечно, экзотика, но все в рамках закона.

В проекте нового закона о приватизации по малым объектам мы предусмотрели, что если у нас нет баланса и стоимости актива, то мы выставляем его по 1 гривне.

"ИФ-У": А прокуратура после таких продаж в рамках закона еще не приходила?

Д.П.: Они придут (смеется).

Ю.Н.: Все наши действия законны, все процедуры соблюдены.

Д.П.: Не будь излишним оптимистом.

Ю.Н.: Я готов ответить за любой объект.

Д.П.: Отвечать буду я – такова моя судьба.

"ИФ-У": О судьбе: когда может быть назначен постоянный глава Фонда госимущества?

Д.П.: Мне некорректно это обсуждать.

"ИФ-У": Задают ли потенциальные инвесторы этот вопрос? Считают ли они нахождение на посту руководителя Фонда исполняющего обязанности риском?

Д.П.: Инвесторы таких вопросов не задают.

Могу сказать только за себя. У меня короны нет на голове, статус и.о. не уменьшает моего желания работать с полной отдачей. Вы знаете мою биографию – это уже в третий раз такая ситуация за последние почти десять лет. Возможно, в первый раз задевало, хотелось…, а сейчас воспринимается как рабочий, даже производственный процесс. Опыт и время учат принимать ситуацию такой, какая есть, делить на главное и не главное. Пусть это правительство, президент и парламент решают. У меня есть опыт, знания, но амбиций таких, чтобы держаться и руками, и ногами, нет. Тем более что есть очень много достойных кандидатов, которые дышат позади. Я к этому объективно отношусь.

Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 17 августа 2017 > № 2278831 Дмитрий Парфененко, Юрий Никитин


Латвия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 16 августа 2017 > № 2275444

"Не каратели". Ваше дело, платить, платить!

Несмотря на все скандалы, Служба госдоходов (СГД) разворачивает широкую сеть отлова "теневиков". Но утверждает: ее цель, чтобы люди несли свои налоги добровольно и с осознанием необходимости. Об этом рассказала гендиректор СГД Илзе Цируле, которая пришла на радио LR-4, чтобы ответить на вопросы ведущей передачи "Действующие лица" Валентины Артеменко и журналиста портала Delfi Кристины Худенко.

Глава СГД не скрывает радости: по итогам первых семи месяцев 2017 года средний прирост по сбору налогов достиг 7,5%, в по налогам на рабочую силу и соцплатежам — аж на 10%, пишет Delfi.

Однако, заметим, краткосрочно можно "выжать" из населения сколько угодно денег, но, вот, что произойдёт в перспективе? Учитывая, что в соседней Эстонии служба госдоходов действует куда более мягко и грамотно, законодатели на прессуют население налогами, как в Латвии, и страна - Эстония - почему-то развивается экономически в разы активнее.

В свою очередь, Илзе Цируле считает, что предприятия выходят из "тени", в том числе и благодаря тому, что СГД регулярно публикует сравнение зарплат в каждом предприятии и в среднем по отрасли. "Если зарплаты на предприятии сильно ниже, чем в других компаниях отрасли, мы делаем все, чтобы они сами приняли правильное решение — выйти из тени".

Далеко не все радуются вместе с Илзе Цируле. Скандалы, связанные с работой СГД следуют один за другим: то против инспекторов выступают рестораторы, то идет волна возмущений по поводу закрытия сайта объявлений ss.lv. Многие расценивают резкие действия СГД как подрыв предпринимательской деятельности и уверены, что это приведет к сокращению поступлений в казну. Сама Илзе Цируле так не считает, она утверждает, что СГД действует в рамках юридического поля и темпов сбавлять не намерена.

Хотя многие предприниматели считают иначе. Ведь тот же домен у портала SS.lv отобрали без постановления суда.

Прессовать, так прессовать?

Предприниматели, готовьтесь.

И почитайте, например, мнение латвийского эксперта Юргиса Лиепниекса... Который утверждает следующее: "Репрессивная практика СГД – это ясный и очень громкий сигнал для всех инвесторов и предпринимателей – бегите, прячьте, думайте, как уберечь свою собственность, ведь в Латвии у вас могут отнять и уничтожить ее без суда и следствия."

Герман Бергер

Латвия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > telegraf.lv, 16 августа 2017 > № 2275444


Казахстан > Приватизация, инвестиции > np.kz, 15 августа 2017 > № 2525711

Не в деньгах счастье, а в инвестициях!

Мадина Меирманова

Привлечение инвестиций в страну - процесс сложный. Любой, имеющий деньги и желающий их преумножить, будет взвешивать массу факторов, прежде чем решится пойти на риск. Тем более что риски сегодня - это не только экономика, которая диктует политику, но и политика, которая “ставит подножку” экономике. И просчитать, куда повернет колесо инвестиционной фортуны, сегодня очень и очень сложно.

Но еще сложнее каждой стране не просто привлечь инвестиции на свою территорию, а заманить их в нужные государству сферы. В Казахстане на эти цели направлены усилия практически всего госаппарата

Буквально полгода назад глава государства выразил недовольство тем, как госорганы работают с иностранными инвесторами. Мол, он, президент, летает по миру, зазывает в Казахстан крупные компании и корпорации, те приезжают, а их наши бастыки из кабинета в кабинет гоняют... Нурсултан Назарбаев вспоминал, как разговаривал с капитанами бизнеса в Саудовской Аравии, в Эмиратах, Южной Корее, Японии. “Все самые крупные бизнесмены этих стран всегда с большой заинтересованностью говорят о Казахстане. Когда же они приезжают сюда, не с кем встречаться. Они приезжают и говорят: “Где наши дети будут учиться? Где будем лечиться?” - возмущался президент. Добавляя, что условия для бизнеса - это не только льготы и преференции, это еще и элементарная “бытовая” инфраструктура.

Но начнем с другого. С того, как вообще проходит процесс привлечения инвестиций.

Делается это на нескольких уровнях. Крупные компании и транснациональные корпорации - это “вишенка на торте”. С ними разговаривают на самом высоком уровне. Они могут привести в страну инвестиции в миллиарды долларов, а также новые технологии и производства. И именно про них и говорил глава государства. Есть еще политический вопрос: в некоторых странах о приходе их компаний приходится вести диалог не напрямую с бизнесом, а с первыми лицами государства.

Как, например, в случае с Китаем, где два лидера договорились об открытии на территории Казахстана более 50 крупных проектов китайской промышленности. Порой за отечественных бизнесменов просят и сами президенты: мол, хотят наши прийти в Казахстан, окажите милость - впустите. Здесь уже можно торговаться: мы не хотим больше инвестиций в нефть, мы хотим инвестиции в зерно.

Недаром каждый год Совет иностранных инвесторов при президенте бывает посвящен определенным тематикам: образованию, сельскому хозяйству, “зеленым” технологиям. Крупным инвесторам, которым проекты важны в размерах всей страны, представляется этакая контурная карта: что государству нужно и где можно получить преференции, если вложить туда инвестиции.

Второй уровень более низкий. Здесь уже подключаются иностранные посольства и нацкомпания Kazakh Invest, которая от имени правительства выступает в роли единого переговорщика и единого центра по созданию и укреплению отношений с международным инвестиционным сообществом. В функции компании входят разработка инвестиционных проектов и перечня проектов требующих инвестиций, а также привлечение целевых инвесторов. По сути, это рекламная брошюра инвестиционных возможностей Казахстана, которая должна рассказать “имеющим деньги” о том, в какую экономическую сторону развивается Казахстан, какие льготы предоставляются инвесторам в той или иной сфере, имеются ли кадровый потенциал и политическая стабильность. В общем, расписать все так, чтобы инвестор захотел лично прилететь посмотреть-пощупать почву.

Есть еще один уровень. И находится он в регионах. По идее, которую давно пропагандирует Нурсултан Назарбаев, каждый регион должен, двигаясь, разумеется, в русле общей госполитики, привлекать инвесторов на свою территорию самостоятельно - искать бизнес-партнеров. И здесь речь не идет уже о крупном бизнесе, скорее, ориентир берется на иностранного инвестора средней руки.

С весны этого года помогать акимам в процессе привлечения инвесторов в области уполномочены региональные представители Kazakh Invest. То есть они поставлены расписывать привлекательность регионов перед всеми инвесторами: от крупных до самых незначительных.

Однажды в одной из не самых богатых европейских стран удалось пообщаться с представителями так называемого МСБ из сферы сельского хозяйства. И они выразили полную готовность зайти в Казахстан со своими технологиями переработки мясной продукции. Мелочь, и миллионов долларов немного (некоторые проекты и до миллиона еле дотягивают), но для регионов такие мини-предприятия, выпускающие качественную продукцию по самым новым технологиям да еще отправляющие ее на экспорт, - отличный показатель.

Площадка ЭКСПО - отличное место для поиска инвестпартнеров. Многочисленные туристы не видят бурной деловой жизни, которая разворачивается за ширмами павильонов. Например, пару недель назад итальянские компании презентовали свои технологические возможности в сфере “зеленых” технологий, в конце июля между Kazakh Invest и итальянской компанией Bionet SrL был подписан меморандум “о взаимопонимании”. Итальянская сторона намерена вложить в производство биоэнергии в Казахстане 45 миллионов евро, и Kazakh Invest будет помогать ей искать партнеров на территории нашей страны - начиная от бизнесменов и заканчивая итоговыми переговорами с госструктурами.

Пока одни ищут деньги в Казахстане, другие создают удобные условия работы. Например, создают единое окно на таможне, которое позволит ускорить процесс пересечения границы грузами. Казалось бы, мелочь, но для общего инвестклимата такие мелкие детали, как отсутствие “бумагомарательства”, - это большая галочка в списке комфортности.

Сокращение количества документов и процедур, связанных с таможенной и налоговой службами, службой экономического расследования, - это один из индикаторов рейтинга Всемирного банка Doing Business. В последнем отчете ВБ наша страна в этом рейтинге заняла 35-ю позицию, подпрыгнув сразу на 16 пунктов: в прошлом году мы занимали лишь 51-е место. И, кстати, Казахстан в этом рейтинге был отмечен как лучший реформатор в четвертый раз за последние 12 лет. Например, Казахстан вошел в первую тройку стран рейтинга по индикатору “Защита миноритарных инвесторов”, заняв 3-е место.

Вот еще из инвестиционного климата - по индикатору “Получение разрешений на строительство” мы упростили процедуры выдачи разрешений на строительство, отменив требование о проведении топографической съемки земельного участка, поднявшись на 22-е место. А при подключении к электросетям сократили срок выдачи техусловий на подключение с 14 до 5 дней и заменили необходимость получения разрешения на строительно-монтажные работы на уведомление.

Мелочь. Но эта бюрократическо-административная мелочь является индикатором для тех, кто хочет работать в Казахстане, приводя сюда свои деньги и технологии. В сферах, развитие которых государство объявляет приоритетным.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > np.kz, 15 августа 2017 > № 2525711


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 15 августа 2017 > № 2314686 Татьяна Митрова

Бизнес в стиле research: какие приемы управления предприниматели могут «подсмотреть» у ученых

Татьяна Митрова

Директор Энергетического центра Московской школы управления Сколково

Исследователь всегда работает в условиях высокой неопределенности, огромных массивов информации, открытых границ, и бизнесу тут есть чему поучиться

Проработав много лет в научных проектах в Москве, Оксфорде, Нью-Йорке, Париже, Токио и Эр-Рияде, я все отчетливее вижу, как стирается граница между классическими исследовательскими проектами и современным предпринимательством. Волна радикальных изменений, обусловленная новыми технологиями, бизнес-моделями и меняющимися потребительскими предпочтениями, накрывает сейчас все рынки, резко повышая нервозность их участников и создавая новые тренды в управлении организациями. А для нас, исследователей, это привычная среда обитания: ученые всегда работают в условиях высокой неопределенности, огромных массивов информации, открытых границ и активной человеко-машинной кооперации, фокусируясь в первую очередь на выращивании ценности своих сотрудников — узнаете модные слова? Так что предпринимателям есть что подсмотреть у ученых!

Первое и главное: любое научное исследование — это всегда про людей. Вот уж где битва за таланты и способы их отбора отточены десятилетиями! Подготовка хорошего исследователя — это даже не годы, а вся жизнь: процесс обучения и прокачки новых навыков не заканчивается никогда. При этом автоматизация, роботизация, big data и прочие прелести «индустрии 4.0» тут никого не пугают: ценность хорошего сотрудника настолько велика, а бэкграунд настолько уникален, что искусственный интеллект не воспринимаются как конкурент естественному (что зачастую происходит в других секторах). А вот возможность разгрузить классных специалистов, колоссальное повышение производительности и доступа к информации и идеям, которые обеспечивают новые технологии — это как раз ценится очень высоко.

Кстати, к вопросу об идеях. Это, пожалуй, второе важнейшее отличие исследовательского центра от традиционных корпораций. Здесь подход «я — начальник, ты — дурак» не котируется. Кто бы ни привнес новую идею, научная этика требует как минимум непредвзято ее рассмотреть. И очень часто оказывается, что младший персонал подкидывает классные мысли, которые старшим и маститым и в голову не приходили. Научно-исследовательская команда по определению очень демократична. Не раз наблюдала, как желторотый лаборант горячо спорил с академиком или вчерашний аспирант в хлам разбивал логические построения руководителя всего исследовательского центра. И, к чести старших, это их никогда не бесило, а наоборот, веселило и приводило в состояние азарта.

Научное сообщество в целом отличается высокой степенью толерантности к мнению коллег, ориентировано на дискуссию (хотя и здесь бывает, что интриги и борьба за влияние подрывают этот принцип). И это тот подход, который в современных условиях стоит перенимать любым компаниям. Когда действовать приходится в условиях высокой неопределенности, заслуженные и молодые сотрудники оказываются равны: прежний опыт часто плохо работает, все наши представления приходится отставить в сторону и начинать исследование практически с нуля. Кроме того, любой юный стажер сейчас лучше владеет современными технологиями, чем руководитель его департамента. Ключевыми для успеха становятся готовность участников общего проекта к диалогу на равных и отказ от столь любимых многими иерархических структур.

Такая парадигма требует и других способов коммуникации: скорость сейчас становится одним из важнейших конкурентных преимуществ, так что тратить месяцы на согласование каждого «чиха» никто не может себе позволить. Очень высока роль неформального общения. Вот почему, кстати, в современных кампусах университетов и исследовательских организаций самое важное помещение не зал совещаний, а кафе, где за чаем решаются вопросы, которые в противном случае могли бы висеть неделями и месяцами.

Не только неформальные коммуникации, но и в целом простота организации и процедур — вот что сильно отличает исследовательские центры от современных корпоративных структур, которые вполне естественным образом стремятся все формализовать и быстро обрастают огромным объемом практик, правил, регламентов и процедур. Призванные, по идее, упрощать жизнь, эти рамки достаточно быстро превращаются в огромный тормоз и накладывают колоссальные трансакционные издержки на любое действие.

А вот с моими коллегами из Колумбийского университета у нас общение вообще построено почти исключительно онлайн: физически я в Нью-Йорк попадаю не чаще, чем раз в три месяца, но это совершенно не мешает вести несколько глобальных проектов. И это становится все более распространенной практикой. Таким образом, еще одна составляющая успеха для эффективной исследовательской команды состоит в использовании современных технических платформ. Электронная почта в этом отношении – пожалуй, самое старомодное средство, поскольку не позволяет добиться главного – аккумулировать данные в таком формате, который позволял бы не просто вести дискуссию, но и сохранять обзор ситуации по всем находящимся сейчас в разработке проектам. На помощь приходит Slack, Zoom для видеозвонков, Google Docs и DropBox для совместных корректировок документов и другие виртуальные платформы для совместной работы над документами и базами данных. Эти современные технологии позволяют людям оставаться постоянно в контакте, иметь доступ к данным из любого места, без проблем работать удаленно и кооперироваться с коллегами по всему миру в режиме реального времени.

Но главная, на мой взгляд, особенность исследовательских групп — способность быстро адаптироваться. Новомодные подходы Agile и Lean — это, по сути, типичный для большинства исследовательских организаций способ функционирования с динамической корректировкой постановки задач и итерационным процессом разработки решений. Это позволяет снижать риски путем сведения разработки к серии коротких циклов. Уже много десятилетий в научной среде под каждый проект формируются небольшие, мобильные группы по матричному принципу, состоящих из специалистов различного профиля, работающие короткими «забегами», корректируя цели в зависимости от полученных результатов. Немедленное проведение экспериментов для тестирования пришедших идей, быстрое прототипирование — это все принципиально другая инновационная культура, предполагающая немедленную проверку возникшей гипотезы.

Кстати, еще одна характерная особенность принятых в современной науке практик: не только матричный принцип формирования исследовательских групп, но и чаще всего их многонациональный состав — они становятся по-настоящему глобальными. Подчас над одним проектом работают эксперты из России, Японии, Соединенных Штатов — в общем, наука не ведает границ. Благодаря этому удается объединить для решения сложных задач людей с самым разным жизненным опытом и культурным бэкграундом, посмотреть на проблему с разных позиций и, что закономерно, добиться наибольше глубины и точности экспертизы. В этом отношении наука и бизнес уже максимально приблизились друг к другу: в управленческие команды российских компаний приглашаются «экспаты», и, наоборот, российские топ-менеджеры становятся полноправными участниками штаб-квартир глобальных офисов.

Еще один момент, который большинство компаний могли бы с пользой для дела перенять у современного академического сообщества, заключается в мультиактивности, которая становится возможной при предоставляемом ученым гибким графике. И вопрос здесь не только в построении work&life balance, то есть поиска оптимального соотношения между выполнением трудовых задач и личной жизнью. Дело скорее в другом: в научном мире не считается чем-то зазорным комбинация постоянной занятости и разного рода фриланса, а она как раз достижима только в том случае, если работник обладает свободой в планировании своего времени. Из всех своих трудовых активностей ученый извлекает не только прибыль, но и новый интеллектуальный опыт, который в конечном итоге повышает уровень подготавливаемого им продукта и приносит по цепочке пользу основному работодателю. То есть результативнее и ценнее тот исследователь, который не замыкается в стенах своей организации. Стажировки, международные проекты, вовлеченность в преподавание и все формы обмена опытом горячо поддерживаются, поскольку именно это повышает уровень исследователя, его кругозор и арсенал используемых методик.

В современном научном мире запереться в своей келье и рассуждать о количестве ангелов, помещающихся на острие иглы, уже не популярно. Престиж исследователя не только в том, что он сделал для своей организации, а в том, что он сделал для науки в целом. Корпоративный мир к такой практике еще не пришел: дистанционная работа уже приветствуется многими участниками рынка, но вот к сопутствующей внекорпоративной деятельности своих штатных работников компании относятся в своей массе настороженно и как минимум ее не поощряют. Возможность «разделять» талант между несколькими организациями требует нового подхода прежде всего от самих организаций.

Мир бизнеса, как и мир науки, становится всё более дружелюбен к людям, чье жизненное кредо — развиваться, исследовать и открывать. Но стены исследовательских учреждений пока более комфортны для них, чем офисы корпораций. Преодолеть эту дистанцию — в интересах прежде всего самого бизнеса.

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 15 августа 2017 > № 2314686 Татьяна Митрова


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 14 августа 2017 > № 2314730 Наталья Ионова

По способностям: как правильно давать премии

Наталья Ионова

генеральный директор CAF Group

Зачем устраивать парад победителей, какая премия действительно будет мотивировать и что такое «существенный» размер денежной благодарности

Традиционно считается, что эффективность работы сотрудников зависит от уровня мотивации и поощрений. И если раньше премию давали к 45-летию завода или под новый год, то сейчас времена изменились и к премированию сотрудников стоит относиться более гибко и индивидуально.

Если вы готовы поощрять своих сотрудников, то для начала спросите себя, что именно вы хотите получить. Можно, например, благодарить сотрудников за приход на работу без опозданий, а можно — за желание придумывать новые идеи. То есть вы компенсируете новаторство или то, сколько времени персонал просидит за столом — вот уже два разных подхода. В hr-кругах считают, что в любой системе премирования нужно соблюсти баланс между вашими затратами и эффектом, который принесут вложенные средства. Для этого важно соблюдать несколько основных принципов. Расскажу о них подробнее.

Достаточный размер премии. Мотивировать сотрудника может только существенный размер премии — незначительные суммы дополнительного стимула не принесут. Понятие «существенный» — очень условная величина. Но, как правило, о «существенности» можно начинать говорить, если размер премии превышает 10% от базовой заработной платы сотрудника. Например, 10% чистого дохода инвестиционной компании Robert W. Baird & Co. распределяются между всеми рядовыми сотрудниками как ежегодный бонус. Такая выплата может превышать стандартный оклад в 2-3 раза.

Соразмерность получаемому результату. Крайне важно, чтобы размер премии соответствовал усилиям сотрудника для достижения планируемого результата и минимально зависел от внешних обстоятельств. Например, энергетическая компания Hilcorp Energy Company пообещала в 2010 году, что, если за пять лет она удвоит свой темп производства, каждый сотрудник получит чек на сумму $50 000 на автомобиль или $35 000 наличными. В результате все 1381 сотрудник получил бонус.

Соответствие поставленным целям компании. Система премий должна быть «живой» и соответствовать основополагающей цели компании. Например, производитель природного газа Chesapeake Energy основной своей задачей поставил безопасное для окружающей среды производство и ввел программу «Стоп работа». Согласно ей каждый сотрудник имеет право (а иногда даже обязан) прекращать работу, если условия становятся небезопасными или могут нанести ущерб окружающей среде. В результате программа удалась, и компания выплатила более $8 млн своим 6000 работников в виде «премий за безопасность».

Системность начисления и выплат. Сотрудники должны заранее знать четкие критерии начисления премий и все обязательные условия ее получения. Менять правила начисления премий можно только на будущие периоды. Например, в США принято поощрять за продолжительное время работы на одном месте. Частная компания скорой помощи NorthStar EMS выплачивает $5000 после 5 лет непрерывной работы, а компания-перевозчик Wil-Trans предлагает водителям за такой же срок бонус в $10 000.

Своевременность выплат. За исключением отдельных долгосрочных видов премий в большинстве случаев рекомендуется не сильно разносить по времени выплату премии и само достижение. В противном случае мотивирующий эффект сильно снижается. Например, страховой гигант Aflac выплачивает премии сразу после ежегодной шестидневной недели оценки персонала.

Показательность премий. Премировать лучше публично: это будет дополнительной мотивацией для остальных. Например, производитель медицинского оборудования Stryker в день премий устраивает состязание по пинг-понгу для награжденных сотрудников и их руководителей под девизом «Переиграй своего менеджера». Еще один интересный пример — онлайн-гигант Zappos применяет программу «Герой месяца». Суть ее в том, что каждый сотрудник получает по $50, которые он должен отдать коллеге в качестве бонуса как способ признания заслуг. Далее определяется человек, получивший больше всего купюр. Затем компания организовывает мини-парад, чтобы объявить героя месяца под песню «Мне нужен герой!» Бонни Тайлер. Кроме всеобщего внимания и денег герою достается крытое парковочное место, подарочная карта в размере $150 на ассортимент компании и плащ, чтобы с гордостью его носить!

К перечисленным принципам премирования я бы добавила еще несколько советов. Конечно же, хвалить и вручать бонусы надо лично и не стоит ругать сразу после премии за какой-то проступок (предлог «НО» после слов благодарности может убить весь эффект). И еще один небольшой секрет — не стоит ограничиваться денежным подходом. На самом деле, наиболее эффективные системы вознаграждения являются не самыми дорогостоящими. Например, в игрушечном гиганте Hasbro за хорошую работу могут отпустить в трехнедельный оплачиваемый отпуск даже сотрудника-новичка, не отработавшего в компании и полгода. Во многих компаниях США принято делать другие приятные сюрпризы. Например, дарить всем сотрудникам индейку ко Дню благодарения или праздничные продуктовые корзины. У меня в компании хороший мотивационный эффект и встряску коллективу дают билеты в театр, сертификаты в SPA или поход в ресторан для сотрудника и его семьи. Так я благодарю за завершение проекта и даю импульс к новым достижениям.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 14 августа 2017 > № 2314730 Наталья Ионова


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 14 августа 2017 > № 2314712 Александр Захаров

За бенефициаров ответят. Что нужно знать о новых правилах раскрытия владельцев

Александр Захаров

Партнер Paragon Advice Group, колумнист Forbes

Правительство выпустило правила раскрытия бенефициарных владельцев

31 июля правительство России выпустило постановление, которым утвердило правила представления юридическими лицами информации о своих бенефициарных владельцах и принятых мерах по установлению в отношении своих бенефициарных владельцев сведений (далее — «правила раскрытия»), предусмотренных федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», по запросам уполномоченных органов государственной власти.

Согласно правилам раскрытия, запросить информацию о бенефициарном владельце у юридического лица смогут только ФНС России и Росфинмониторинг как в электронной форме — по телекоммуникационным каналам связи через операторов электронного документооборота, так и на бумажном носителе. При этом в случае электронной коммуникации Росфинмониторинг для этого будет использовать информационно-технологическую и коммуникационную инфраструктуру ФНС России.

«При получении запроса юридическое лицо представляет сведения о бенефициарных владельцах в течение 5 рабочих дней со дня получения запроса. Сведения о бенефициарных владельцах представляются по состоянию на дату, указанную в запросе».

Интересно, что правила составлены таким образом, чтобы юридическим лицам стало более интересным направлять ответ именно по телекоммуникационным каналам связи через оператора, а не на оптическом или цифровом носителе информации с приложением сопроводительного письма на бумажном носителе. Так, например, ответ юридического лица на запрос может быть не принят, если на сопроводительном письме отсутствует подпись лица, уполномоченного подписывать ответ на запрос, или если повреждение или дефект оптического или цифрового носителя информации не позволяет прочесть содержимое электронного сообщения.

В случае обнаружения юридическим лицом неполноты, неточностей или ошибок в ранее представленных сведениях о бенефициарных владельцах правила разрешают юридическому лицу не позднее 3 рабочих дней со дня их обнаружения повторно направить откорректированные сведения. Что, вероятно, должно исключать применение административной ответственности.

Важно напомнить, что обязанность у юридических лиц по раскрытию информации о своих бенефициарных владельцев появилась уже с 21 декабря 2016 года.

Понятие «бенефициарный владелец» появилось в законе в целях выполнения рекомендаций группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма (ФАТФ). Закон для целей исполнения обязанности по раскрытию под бенефициарным владельцем понимает «физическое лицо, которое в конечном счете прямо или косвенно (через третьих лиц) владеет (имеет преобладающее участие более 25% в капитале) юридическим лицом либо имеет возможность контролировать его действия».

Интересно, что закон не определяет, что понимается под возможностью контролировать действия юридического лица. В этом помочь ему может Налоговый кодекс, согласно которому осуществлением контроля над организацией признается оказание или возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые этой организацией в отношении распределения полученной организацией прибыли (дохода) после налогообложения в силу прямого или косвенного участия в такой организации, участия в договоре (соглашении), предметом которого является управление этой организацией, или иных особенностей отношений между лицом и этой организацией и (или) иными лицами.

С 21 декабря 2016 года юридическое лицо обязано:

1) регулярно, но не реже одного раза в год обновлять информацию о своих бенефициарных владельцах и документально фиксировать полученную информацию;

2) хранить информацию о своих бенефициарных владельцах и о принятых мерах по установлению в отношении своих бенефициарных владельцев сведений.

Для этих целей юридическое лицо вправе запрашивать у физических и юридических лиц, являющихся учредителями или участниками данного юридического лица или иным образом контролирующих его, информацию, необходимую для установления своих бенефициарных владельцев. А физические и юридические лица, являющиеся учредителями или участниками юридического лица или иным образом контролирующие его, в свою очередь, обязаны представлять данному юридическому лицу имеющуюся у них информацию, необходимую для установления его бенефициарных владельцев. При этом, согласно закону передача такой информации не является нарушением российского законодательства о персональных данных.

В отношении физических лиц следует предоставить фамилию, имя, а также отчество (если иное не вытекает из закона или национального обычая), гражданство, дату рождения, реквизиты документа, удостоверяющего личность, данные миграционной карты, документа, подтверждающего право иностранного гражданина или лица без гражданства на пребывание (проживание) в Российской Федерации, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

Если же в результате принятия предусмотренных законом мер по идентификации бенефициарных владельцев бенефициарный владелец не выявлен, бенефициарным владельцем может быть признан единоличный исполнительный орган клиента.

В случае, если юридическое лицо не может установить своего бенефициарного владельца и приняло все доступные меры для того, чтобы установить соответствующие сведения относительно него, то такое юридическое лицо, в случае получения запроса уполномоченных органов государственной власти, должно представить информацию о принятых мерах по установлению сведений о своих бенефициарных владельцах. Так, согласно официальному информационному сообщению Росфинмониторинга «документами, подтверждающими принятие мер, могут являться вышеуказанные запросы учредителям (иным контролирующим лицам) и ответы на них».

Стоит заметить, что обязанность по раскрытию информации о своих бенефициарных владельцев не распространяется на следующих лиц:

1) органы государственной власти, иные государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, находящиеся в их ведении, государственные внебюджетные фонды, государственные корпорации или организации, в которых Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, либо муниципальные образования имеют более 50 процентов акций (долей) в капитале;

2) международные организации, иностранные государства или административно-территориальные единицы иностранных государств, обладающие самостоятельной правоспособностью;

3) эмитентов ценных бумаг, допущенных к организованным торгам, которые раскрывают информацию в соответствии с законодательством о ценных бумагах;

4) иностранные организации, ценные бумаги которых прошли процедуру листинга на иностранной бирже, входящей в перечень, утвержденный Банком России;

5) иностранные структуры без образования юридического лица, организационная форма которых не предусматривает наличия бенефициарного владельца, а также единоличного исполнительного органа.

При этом закон аналогично Налоговому кодексу в 2015 году ввел понятие «иностранная структура без образования юридического лица», под которой понимается «организационная форма, созданная в соответствии с законодательством иностранного государства (территории) без образования юридического лица (в частности, фонд, партнерство, товарищество, траст, иная форма осуществления коллективных инвестиций и (или) доверительного управления), которая в соответствии со своим личным законом вправе осуществлять деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников (пайщиков, доверителей или иных лиц) либо иных выгодоприобретателей».

Таким образом, иностранный траст с бенефициарными владельцами также включен в число лиц обязанных раскрывать своих бенефициарных владельцев по запросу российских юридических лиц.

В постановлении правительство поручило ФНС России и Росфинмониторингу разработать и утвердить ведомственные правовые акты необходимые для применения правил раскрытия до 27 января 2018 года. Таким образом, до утверждения уполномоченными российскими органами конкретного порядка и форматов запросов и их ответов российским юридическим лицам следует обеспечить исполнение своих обязанностей по закону в части принятия исчерпывающих мер по установлению сведений о своих бенефициарных владельцах.

За неисполнение юридическим лицом обязанностей по установлению, обновлению, хранению и представлению информации о своих бенефициарных владельцах предусмотрена административная ответственность в виде штрафа для должностных лиц до 40 000 рублей, а для юридических лиц — до 500 000 рублей.

Заинтересованным лицам также следует принять во внимание, что Верховный суд в определении от 17 июля 2017 года № 302-КГ17-8315 разрешил налоговым инспекторам осматривать рабочие компьютеры сотрудников проверяемых налогоплательщиков в ходе выездных налоговых проверок.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 14 августа 2017 > № 2314712 Александр Захаров


Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 августа 2017 > № 2314710 Алексей Капустин

Хороший сервис в большой компании. Это реально?

Алексей Капустин

управляющий директор, начальник управления каналов продаж Райффайзенбанка

Чем больше компания, тем хуже сервис – такое мнение существует. Но масштабировать бизнес, сохранив уровень качества, все-таки возможно.

Наверняка вы знаете такие примеры: был хороший маленький бизнес, например, ресторан. Все было отлично, клиенты любили его за уют, особое отношение к гостям и домашнюю атмосферу. Прибыль росла, владелец решил открыть еще одно заведение, а потом еще и еще. Место стало сетевым и потеряло то, за что вы его любили – индивидуальность. Распространенная история, но этот сценарий развития событий – не единственный вариант.

Есть два пути масштабирования сервисного бизнеса. Первый – стандартизировать процессы как в Макдональдс и следить, чтобы все регламенты строго выполнялись. Уровень качества будет прогнозируемым и одинаковым для всех. Но в ресторан более высокой категории люди приходят за эмоцией, атмосферой, личным отношением – все это не пропишешь в процедурах. Здесь действовать нужно по-другому.

Когда мы начинали развивать розничный бизнес банка, клиентов было не так много. Мы естественным образом обеспечивали им персональный подход. Но сеть развивалась, а «разницу в отношении» нужно было сохранять. Для нас качество обслуживание – это значимая часть «товарного предложения», поэтому мы много экспериментировали в этой области, пробовали разные инструменты и на практике определили, как сохранить сервис высокого уровня при масштабировании бизнеса.

Тайный покупатель не работает

Когда масштабы бизнеса уже не позволяют собственнику самому участвовать в процессе, появляется соблазн следить, чтобы все было верно – например, нанимать тайных покупателей. Мы в банке несколько лет пробовали этот метод, и поняли, что он не дает нам результата – эмоции не измерить, соответствие скрипту – не обеспечить персональный подход. Для бизнеса с индивидуальным отношением к клиенту это не работает. Кроме того, умные сотрудники быстро учатся идентифицировать тайных покупателей. Более эффективный способ контроля сервиса – измерение NPS. Этот метод строится на опросе клиентов с фактически двумя вопросами: оцените готовность рекомендовать нас по 10-бальной шкале и скажите, почему ставите именно такую оценку. В то время как «тайный покупатель» смотрит на сервис глазами компании, NPS дает право голоса клиенту. Этот метод позволяет реагировать на его потребности (что при малом формате бизнеса собственник фиксирует лично – в коммуникациях с потребителями), подстраиваться под них и меняться быстро. Внедрив NPS, мы поняли, что действительно важно для клиента, что определяет его желание рекомендовать нас другим. Порой это были факторы, про которые мы даже не думали. Кроме того, потребности людей могли быть абсолютно разными в разных городах, что никак не предусмотреть, если подход стандартизирован на всю сеть.

Ценности не на бумаге

Когда предприниматель запускает бизнес, у него есть идея, миссия, ценность, которую он для себя в нем видит. Именно это формирует дух компании, отношение к клиенту. Чтобы этот дух сохранялся при росте предприятия, важно подбирать людей с созвучной тебе мотивацией и поддерживать культуру, которая позволила сделать бизнес успешным. От экспертов в HR мы слышим о ценностях. Многие придумывают себе красивую миссию, но так это не работает. Ценности и миссия — это не то, что хорошо звучит, а то, что действительно лежит в основе бизнеса. Не стоит платить консультантам по корпоративной культуре за помощь в их формировании. Стоит прислушаться к себе и своей команде и понять, что делает вас особенными, какая цель изначально стояла перед вами. Редко когда это просто деньги, у успешного бизнеса всегда есть идея. Ее и нужно оформить в миссию и ценности, а затем уже привлекать HR для правильного подбора персонала, для поддержания культуры и помощи в обучении менеджеров.

Учимся делегировать

На начальном этапе собственник обычно лично участвует во всем. Если у него есть понимание потребностей клиентов, хорошая бизнес идея и достаточно энергии и драйва для ее реализации, он будет успешен. Однако при масштабировании бизнеса завязывать на себя все процессы невозможно, поэтому эти качества становятся менее важными, и на передний план выходит команда. Отношение к компании как к своей у всех сотрудников — одна из базовых основ хорошего клиентского сервиса. Когда есть правильная метрика и понимание клиентов (NPS), когда сотрудники разделяют ваши ценности, осталось только дать им полномочия.

Расширение полномочий и делегирование — путь к тому, чтобы сотрудники мыслили как собственники. Пусть у официанта будет право подарить клиенту десерт, если что-то пошло не так, а у повара — сделать салат не по рецепту, если постоянный посетитель так любит, а то и вообще предложить изменения в меню под локальные вкусы потребителей. На каждом этапе роста важно больше делегировать полномочия, уметь выключаться из ряда задач и доверять команде. Так формируется модель инициативной структуры, где каждый наемный сотрудник чувствует себя собственником своей зоны ответственности и берет на себя больше полномочий.

Принятие решений — вниз

Делегирование и расширение ответственности сотрудников подразумевает передачу полномочий по принятию решений вниз. Возможно, возникает сомнение, хватит ли у сотрудников компетенций. Мы в банке провели такой эксперимент — отказались от ряда процессов согласования и позволили специалистам отделений решать некоторые клиентские вопросы самостоятельно. Результат был налицо. Ошибок оказалось совсем немного, но цена решения существенно снизилась, комитеты в центральном офисе условно «остались без работы», специалисты еще больше ощутили свою ответственность за клиента, скорость решения повысилась, и банк сохранил гибкость небольшой организации. В конечном итоге, выиграли все, и это окупило издержки. Когда специалисту не нужно согласовывать каждый шаг, он более ответственно, более глубоко даже, наверное, более эмоционально относишься к работе. И это дает тот самый «домашний», теплый, персональный сервис.

Долой иерархию

Конечно, сразу возникает вопрос: а как же «российские» реалии, когда сотрудники в среднем более предприимчивые и иногда «творчески» подходят к соблюдению процедур. Это ведет к тому, что многие предприятия в России часто выстраивают сложную иерархическую систему для контроля и микро-менеджмента каждого работника.

Я искренне верю, что это стратегически большая ошибка. В организации, ориентированной на настоящий сервис, нужны прозрачные и продуманные цели, выполнение которых гарантирует качественный результат. Например, у нас перед сотрудниками отделения стоит не только цель по продажам, но и цель по удовлетворенности клиентов и активации продукта. Эти цифры абсолютно прозрачны для всех, и все знают, что будет за качественное выполнение или невыполнение целей. В итоге получается баланс, когда человек продает наши продукты в нужном объеме тем клиентам, которым они действительно необходимы и делает это ненавязчиво и комфортно. Так, буквально три цифры создают контроль, более эффективный, чем вертикаль менеджеров, которые будут вызывать сотрудников на совещания и каждый день звонить и спрашивать отчет.

Роль руководителя заключается тогда в том, чтобы знать каждого сотрудника, развивать его и создавать все условия для максимального раскрытия его потенциала. Получается очень «плоская» структура управления, где у руководителя от 7 до 12 человек в непосредственном подчинении, ему не нужно заниматься их микро-менеджментом и у него хватает времени на их развитие.

Сервис не построить из-под палки

Клиенты приходят в сервисные компании, в том числе, за какой-то эмоцией. Даже если мы заставим людей улыбаться, они не буду это делать искренне, не будут делать это с тем же позитивным фоном, который необходим, чтобы сервис был действительно блестящим. Лучшее обслуживание выстраивается тогда, когда руководитель в первую очередь не контролер, а вдохновитель. Несчастный сотрудник не сделает клиента счастливым. Помогайте своим сотрудникам быть предпринимателями, давайте им полномочия, доверяйте и уважайте. И клиент всегда будет чувствовать особую атмосферу в вашем офисе, магазине или салоне, будет возвращаться к вам вновь и вновь.

Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 августа 2017 > № 2314710 Алексей Капустин


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 14 августа 2017 > № 2297531

Влететь в копеечку: как из-за мизерного долга можно лишиться крупной прибыли

Недоимка всего в несколько копеек может создать большие проблемы. Налоговая блокирует такие счета, причем, по утверждению бизнесменов, эти действия носят массовый характер

Копейка бизнес не бережет. Сибирский предприниматель Михаил Гутман рассказал, как налоговая заблокировала ему счет за долг в одну сотую рубля.

Позже выяснилось, что такие случаи происходят массово в разных регионах. Налоговая это опровергла, но у бизнеса свои сведения. Как из-за недоимки в одну копейку можно лишиться прибыли и контрактов?

«Вот работаешь ты 15 лет, платишь налоги… и тут — бац! Вычислили тебя». Бизнесмен из Томска Михаил Гутман рассказал о полной блокировке своего счета. А причина — долг налоговикам в ноль, запятая, ноль один рубля, то есть в копейку. Как образовалась недоимка, бизнесмен так и не понял. Обычно компании стараются чуть переплатить. Возможно, произошло из-за округления, предположил бухгалтер. Хорошо, что в этот день не нужно было проводить срочные платежи, говорит предприниматель.

«Просто повезло. Потому что не было никаких срочных платежей и обязательств. Ну, так получилось, сошлось. В уведомлении сказано об ограничении всех операций. Налоговая после этого давала пояснения, что ограничения были только на одну копейку. Но когда наша бухгалтер звонила в налоговую, ей давали пояснение о том, что есть какое-то распоряжение с предпринимателями более жестко работать, воспитывать их, чтобы платили больше и вовремя, и долгов не копили».

Рассказ предпринимателя перепостил бизнес-омбудсмен Борис Титов. А затем налоговая официально сообщила ТАСС: ФНС блокирует только сумму недоимки, остальными деньгами можно пользоваться, как и велит Налоговый кодекс, возможно, ошибка. Титов пишет, что практика массовая. Но при полной блокировке, что при аресте копейки, проблем может быть много. Банк, узнав о недоимке, закрывает кредитную линию. Текущая деятельность встает. Просрочки, неустойки от контрагентов. Бизнесмен не сможет получить справку об отсутствии задолженности по налогам. Без нее не допустят к тендеру — упущенная прибыль. Такое из-за 23 копеек чуть не случилось с главой Североосетинского отделения «Деловой России» Романом Абиевым. А вот примеры из жизни его коллег, тоже участвовавших в тендерах.

«Очень часто бывали случаи, когда в деле есть справка об отсутствии задолженности, но пока состоится, допустим, рассмотрение этих заявок, получается, что у него всплыло, рубль пятьдесят, к примеру, откуда-то. И, несмотря на то, что на момент получения справки не было задолженности у самого заявителя, получалось, что его из этого конкурса убирали, потому что у него была формальная причина — эта задолженность копеечная».

«Мы случайно немного пропустили платеж по транспортному налогу, — анонимно рассказывает другой бизнесмен. — Пока шли деньги, образовалась пеня в 60 копеек. Счет арестовали». Рассказывают о случаях, когда из-за трех копеек в дело вступали судебные приставы. Возможно, виноваты во всем этом современные технологии. Одна машина в ФНС высчитывает, направляет сведения в банк, а его машина блокирует счета.

Дмитрий Костальгин

партнер компании Taxadvisor

«Возможно это связано с, мягко говоря, некорректной настройкой внутренних процедур. Наличие продвинутых технологий в том, что масштаб бедствия при таких ошибках огромен, то есть машина быстрее человека в любом случае работает. Если бы это конкретные инспекторы делали, они, может быть, вряд ли ради одной копейки занимались такой ерундой».

Неизвестно, сколько из-за этого тратится на администрирование недоимок, но явно не взысканные копейки. Вариант решения проблемы — установить порог, при котором блокируется счет. Аналогия с физлицами, если долг человека меньше десяти тысяч рублей, ему можно выезжать за границу. А с октября сумма увеличится до 30 тысяч. Деловое сообщество предлагает порог в 5% от налога. Резонно ожидать, что инициатива встретит противодействие. В стране огромная недоимка. Всего на начало года — почти 620 миллиардов рублей. Но главные уклонисты оперируют миллионами, и это не те, кто влетают в копеечки.

Михаил Сафонов

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 14 августа 2017 > № 2297531


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 14 августа 2017 > № 2290613 Геннадий Марголит

Геннадий Марголит, Московская биржа: Публичное размещение – это возможность активного развития

Геннадий Марголит, исполнительный директор Московской биржи

Беседовала: Елена Гостева, редактор Банкир.Ру

О том, по каким правилам будет работать на Московской бирже рынок компаний малого и среднего бизнеса – «Сектор роста» - и на какие льготы предприятия МСБ могут рассчитывать, размещая свои бумаги на рынке, порталу Bankir.Ru рассказал исполнительный директор Московской биржи Геннадий Марголит.

— Почему для старта нового сектора биржи выбраны именно компании малого и среднего бизнеса?

— Если взглянуть на любую из развитых стран, то мы увидим, что наличие малого и среднего бизнеса - это необходимая основа успешной экономики. Для развития любому бизнесу нужны деньги, а традиционный способ их привлечения - банковский кредит - для такого бизнеса зачастую или непомерно дорог, или просто не доступен в силу отсутствия качественного залога. Именно для них мы решили создать возможность облегченного доступа на рынок – «Сектор роста».

Для инвесторов это также интересная история. Они всегда находятся в поиске новых идей и инструментов для диверсификации своих портфелей. Да, риск таких инвестиций достаточно высок, но срок окупаемости и темпы развития таких компаний могут быть значительно выше, чем у компаний со сложившейся публичной историей. Как результат, доходность может быть также более значительной.

Более того, сегодня развитие малого и среднего бизнеса - один из приоритетов государственной политики. Есть возможность не только помочь властям в большом и нужном деле, но и опереться на их поддержку. Для бирж традиционной практикой является стимулирование небольших, но перспективных компаний к выходу на публичный рынок. Из таких компаний потенциально могут вырасти «голубые фишки». Для биржи тоже важны расширение круга торгуемых активов и диверсификация клиентской базы.

— Появления каких компании вы ожидаете в новом секторе? Какие инструменты привлечения средств будут задействованы?

— Прежде всего, это будут компании из секторов, которые в настоящее время интересны инвесторам и работают на потребности человека. Это пищевая и легкая промышленность, медицина. Есть и представители классической промышленности – например, в сфере транспорта, часть - на стыке с технологическим сектором, та же фармацевтика.

На новом рынке мы в первую очередь ожидаем размещения облигаций. Появление акции в «Секторе роста» также возможно, прежде всего среди тех компаний, которые ближе по своим размерам к верхнему лимиту сектора - 10 млрд рублей по выручке в год - и у которых есть якорные инвесторы и поддержка государства.

Стандартной стратегией является комбинация инструментов. Например, сначала компания размещает облигации, получает опыт публичности и репутацию на рынке, а затем готовит IPO. С другой стороны, публичной компании проще и дешевле размещать облигации, в том числе с использованием торгуемых акций в качестве ликвидного залога.

Объектом инвестирования может выступить любая российская компания. Для включения ценных бумаг компании в «Сектор роста» необходимо выполнение всего двух основных условий: срок существования предприятия должен быть не менее одного года и выручка, не превышающая за последний год 10 млрд рублей. Дополнительным плюсом является поддержка от наших партнеров – институтов развития.

— Давайте поговорим про поддержку компаниям, которые выходят для размещения в этот сектор. Кто должен – или кто может - ее оказывать?

— В «Секторе роста» мы опираемся на поддержку Фонда развития промышленности (ФРП), Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), корпорацию МСП и Российский экспортный центр (РЭЦ). Это и есть наши партнеры, представители которых вошли в рабочую группу при бирже по развитию нового сектора наряду с представителями профильных ведомств – Банка России, Минэкономразвития, Минпромторга.

Например, с ФРП у нас уже есть работающий продукт – кредиты под залог торгуемых бумаг. Сейчас обсуждаем с партнерами различные инструменты поддержки для эмитентов: субсидирование процентных ставок по выпускаемым облигациям, выдачу поручительств и (или) гарантий по облигациям, стимулирование независимой аналитики по новым отраслям и сегментам, недостаточно представленным на публичном рынке и другие варианты информирования инвесторов.

Также обсуждаем тему якорных инвестиций для новых эмитентов, чьи бумаги будут размещаться в новом секторе.

— Что такое якорный инвестор? Это компания, которая должна при размещении бумаг выкупить определенный лот? Как якорный инвестор может выкупить бумаги? В момент размещения? Или он обязан заявить о своем интересе к компании заранее, на этапе пре-IPO?

— Якорные инвесторы – высокопрофессиональные институциональные инвесторы, обладающие высоким уровнем экспертизы и доверия со стороны инвестсообщества. Их наличие особенно важно на этапе создания рынка, и является ключевым элементом успеха сделок и снижения рисков частных инвесторов. Они выкупают определенный пакет, и сделать это могут как до размещения, так называемое пре-IPO финансирование, так и в процессе самого размещения.

— Якорный инвестор обязан какое-то время держать бумагу в своем портфеле и не продавать ее?

— Законодательно у нас нет Lock up периода, но, как правило, фонды, тем более с государственным участием, держат какое-то время бумагу в своем портфеле, чтобы не обрушивать рынок.— Для бумаг, размещаемых в секторе РИИ – рынок инвестиций и новаций, есть целый спектр разнообразной поддержки, кроме маркетинга. Это и налоговые льготы, и доступ к деньгам пенсионных фондов, пре-IPO финансирование. Будет ли что-то похожее создано для компаний, размещаемых в секторе малого и среднего бизнеса?

— Да, это одна из основных идей данного проекта. Кроме инструментов поддержки от биржи и наших партнеров, мы предполагаем получить набор льгот и преференций, который есть на РИИ. В частности, налоговые льготы, доступ пенсионных фондов и прочее. Я считаю, что мы находимся накануне качественного сдвига в области размещений ценных бумаг инновационных компаний, прежде всего ИТ-сектора. Сейчас готовятся первые пилотные сделки. В случае успеха число компаний может вырасти до 8-10 на горизонте двух лет.

Логично распространить этот опыт для развития новой площадки.

— Когда можно будет говорить о начале размещения бумаг в секторе роста? Это будет осеннее окно возможностей?

— Думаю, что до конца этого года будет несколько сделок. Мы ожидаем, прежде всего, размещения облигаций, но есть и кандидаты на IPO. У нас нет никакого плана по количеству, здесь важно, чтобы было качество, истории успеха.

— Какие инвестиционные дома работают со средними компаниями?

— Здесь нет определенного списка. На российском рынке есть достаточно большой пул профессиональных брокеров и инвестбанков, активно работающих на рынке размещения облигаций и акций.

— Какие мотивы у компаний по выходу на публичный рынок? Ведь это дорогое удовольствие.

— Публичное размещение - потенциально это более дешевый способ привлечь средства, чем все остальные. Банки неохотно кредитуют небольшие компании при отсутствии ликвидного залога. А публичный рынок открывает новые возможности, включая снижение стоимости последующих кредитов для прозрачной и публично торгуемой компании, проведение новых эмиссий на более привлекательных условиях. Важный мотив – возможность экспансии и активного развития, в том числе, путем покупки других компаний, что зачастую становится ключом к быстрому росту.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 14 августа 2017 > № 2290613 Геннадий Марголит


Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 14 августа 2017 > № 2278863 Дмитрий Парфененко, Юрий Никитин

И.о.главы ФГИ: У нас есть ощущение, что большинство из восьми блокпакетов энергокомпаний будут гарантировано проданы

Интервью с и.о. главы Фонда госимущества Украины (ФГИ) Дмитрием Парфененко и заместителем главы Фонда Юрием Никитиным

"Интерфакс-Украина": Основное приватизационное событие августа, да и не только августа, но и пока всего этого года – это начинающаяся с 15 числа биржевая продажа блокирующих пакетов акций восьми энергокомпаний. Хотя не так давно в Фонде госимущества заявляли о планах отказаться от их реализации, а передать в общий котел - холдинг или фонд – и управлять уже им и, возможно, продавать на рынке уже его бумаги. В качестве примера называли Румынию, где был создан Fondul Proprietatea и нанята Franklin Templeton Investments для его управления.

Дмитрий Парфененко: Уточню, что отдельно электроэнергетика в этой идее не вычленялась. Эти подходы пропагандировались экс-руководством Минэкономразвития во главе с Айварасом Абромавичусом и экс-главой ФГИ Игорем Билоусом (Верховная Рада приняла его отставку 13 апреля 2017 года - ИФ), а лидирующую скрипку в этом вопросе играла Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку…

"ИФ-У": Насколько я знаю, занимался этим вопросом член НКЦБФР Дмитрий Тарабакин

Д.П.: Да, в Комиссии движущая сила по этому проекту - Дима Тарабакин. Их первоначальная идея была создать в Украине некое подобие румынского фонда, управляющего неконтрольными пакетами акций, остающихся в собственности государства, но не только электроэнергетических компаний, а всех подобных пакетов. Чтобы этот фонд каким-то лучшим образом распоряжался этими активами и тем самым увеличивал инвестиционную привлекательность.

Переговорные процессы Игоря Олеговича (Билоуса – ИФ) я оставляю за скобками, так как я в них не участвовал. Когда я был назначен руководителем Фонда, то попросил своего советника детально изучить наработанное. К этому моменту инициаторы проекта подготовили законопроект, который предлагал идеологию, существенно отличавшуюся от привычных холдинговых компаний. Что такое холдинговая компания? Это оболочка, уставный капитал которой наполнен пакетами акций других предприятий, а сама оболочка действует по стандартным принципам корпоративного управления, определенным украинским законодательством.

В законопроекте идеология же была совершенно другая: создавался хозяйственный субъект с функциями и полномочиями, которые запрещены сегодня в приватизации. Этот субъект должен был пройти IPO на международном рынке, привлекая активы зарубежных компаний под предоставление им возможности получить дополнительный контроль над акциями этого субъекта и переданными ему госпакетами акций компаний. И речь шла уже не о блокирующих пакетах, а преимущественно о контрольных. Блокирующие пакеты рассматривались уже как дополнительное наполнение. Получался такой самостоятельный игрок – государство в государстве, которое практически управляло бы 50-60% активов государственных компаний.

Уставный капитал этого фонда предлагалось, например, наполнить такими объектами как "Энергоатом", "Укрпочта", "Турбоатом", Администрация морских портов и сами порты.

"ИФ-У": Это уже больше похоже не на румынский, а на казахстанский вариант – фонд "Самрук-Казына", объединяющий основные государственные компании.

Д.П.: Совершенно верно. Это полный пересмотр существующей концепции управления государственными активами. Насколько я понимаю основные опасения у наших коллег из Нацкомиссии по ценным бумагам - это прохождение этого законопроекта через Минэкономразвития, Министерство финансов и другие линейные министерства: Мининфраструктуры, Минагропрод. Этот проект дальнейшего развития не получил…

"ИФ-У": Принятое в начале июля решение правительства про "Triage" госпредприятий, оставляющее за государством всего 15 стратегических компаний, окончательно ставит точку на этом проекте?

Д.П.: Насколько я понимаю, проект коллег из НКЦБФР даже не успел дойти до Минэкономразвития, которое параллельно разрабатывало концепцию "Triage", которая просто не предусматривает такого варианта.

Естественно, когда эта идея перестала быть актуальной, стал вопрос, что делать дальше с этими блокпакетами акций энергокомпаний. Хотя это был лишь один из аргументов в пользу их продажи.

Второй – это меморандум, который был заключен правительством Украины и Международным валютным фондом (МВФ). В нем есть несколько маяков, которые касаются государственного имущества и, в частности, приватизации. Черным по белому там написано: приватизация контрольных пакетов шести энергоснабжающих компаний (облэнерго) - это третий квартал 2017 года. Почему эта приватизация затягивается, вы знаете: для ее старта необходимо было принять законы о рынке электроэнергии и независимом регуляторе – Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), а НКРЭКУ – разработать и ввести стимулирующее тарифообразование (RAB-тарифы).

Наконец-то законы приняты, а НКРЭКУ подготовила методологию по RAB-тарифам. 8 августа мы смотрели выступление премьер-министра Владимира Гройсмана на заседании правительства, на котором он прокомментировал введение RAB-тарифов. Позиция правительства, насколько я ее понял: RAB-тарифы нужны, но вводить их нужно постепенно и эволюционно, так как их введение ляжет на конечного потребителя с точки зрения подорожания услуг.

"ИФ-У": Премьер выступил с поддержкой позиции, что необходимо разделять тарифы для старой базы активов и новой, тогда как НКРЭКУ утвердила единую ставку

Д.П.: Я не комментирую действия премьер-министра.

"ИФ-У": В связи с вопросом RAB-тарифов хотел вспомнить опыт приватизации контрольных пакетов акций шести облэнерго в 2000-2001 годах, когда удалось продать "Киевоблэнерго" и "Ривнеоблэнерго" американской AES Corporation (тогда AES Silk Road). Тогда инвестору было обещано, если не ошибаюсь, 17% на внесенные инвестиции. Насколько это близко к тому, что сегодня могут получить инвесторы по RAB?

Д.П.: Я переадресую вопрос своему заместителю Юрию Никитину, хотя вкратце скажу, что гарантии на тех конкурсах были предоставлены с обеих сторон, но они не сработали. И яркий пример – это "Херсоноблэнерго".

Юрий Никитин: "Херсоноблэнерго" отличалось тем, что его долги за электроэнергию перед Энергорынком были примерно такими же, как суммарно у пяти других компаний. И эта задолженность, которая была реструктуризирована после приватизации согласно договоренностям, инвестором погашена так и не была. Но чтобы добиваться ответственности за выполнение этих обязательств, необходимо было идти в международный арбитраж, так как подписанные договоры предусматривали разбирательства в Вене. И Минюст, который курирует судебные споры за пределами страны, после длительного анализа всего комплекса взаимных обязательств и гарантий сделал вывод, что при несоблюдении государством Украина предоставленных гарантий инвесторам бесперспективно пытаться доказать в международном арбитраже, что инвестор не прав.

НКРЭКУ, конечно, утверждала им программы, которые предусматривали какие-то повышения тарифов, но они точно не отвечали тем первоначальным гарантиям рентабельности, о которых говорилось тогда перед приватизацией.

"ИФ-У": И спустя 10 лет, когда действие гарантий завершилось, американцы ушли с рынка

Ю.Н.: Не знаю, это ли послужило поводом американцам уйти с рынка в 2013 году, продав эти акции VS Energy. Думаю, что это был один из аргументов. Но, возможно, были и политические аргументы, так как продажа пришлась на период президентства Януковича.

Хочу добавить, что помимо фиксированной нормы прибыли инвесторам была еще дана гарантия возможности отключения неплательщиков. Но у нас, по-прежнему, действует принцип аварийной брони. И прокуратура частенько балуется: говорит, что нельзя отключать, например, водоканалы - это священная корова, к которой нельзя приближаться. Города требуют отказываться от отключения коммунальных предприятий, которые тоже часто являются самыми крупными неплательщиками.

"ИФ-У": То есть, проблемы с продажей контрольных пакетов, о которой мы поговорим чуть позже, все равно сохраняются. Даже если с RAB-тарифами к тому времени все будет решено.

Ю.Н.: Государство в этот раз не будет брать на себя таких гарантий. Есть новый закон о рынке, есть действующий независимый регулятор и есть понятная всем методология RAB-тарифов: пока 12% и на новую базу активов, и на старую. Инвестору, по идее, достаточно, чтобы посчитать свой денежный поток и не требовать от государства еще гарантий. Гарантировать же сохранение RAB-тарифов на всю жизнь - такого в мире нигде нет.

"ИФ-У": Возможно, после выступления премьера на Кабмине с критикой RAB-тарифов от НКРЭКУ есть смысл повременить немного с продажей пяти блокпакетов облэнерго, дождавшись окончания этой дискуссии, и оставить только акции трех генкомпаний?

Д.П.: Тогда давайте вернемся к тому, с чего мы начинали – с нашей аргументации, почему эти блокпакеты надо продавать сейчас. Так случилось, что контрольные пакеты акций этих восьми компаний были проданы на протяжении последних 10 лет. За это время в них уже сложилась своя структура собственности, и есть свои мажоритарные владельцы. На сегодняшний день наша система корпоративного управления, как бы ее иногда не хвалили, к сожалению, не дает государству рычагов влияния на работу этих компаний на базе этих блокпакетов.

Ю.Н.: Да и другим миноритарным акционерам тоже.

"ИФ-У": Случай "Черкассыоблэнерго", где у государства 46% и 25%, показывает, что и с контрольным пакетом государству нелегко проводить свои решения

Д.П.: Следующий аргумент в пользу выставления пакетов на продажу – это план поступлений от ФГИ, закрепленный в госбюджете. Хотя приватизация никогда в народе не была популярной и мало кто ее любит, но только ленивый в последнее время не ругал Фонд госимущества за срыв бюджета. Как вы знаете, на протяжении последних лет план поступлений от приватизации закладывается на уровне около 17 млрд грн в год. На сегодняшний день, я скажу честно, мы очень сильно не выполняем этот план. На каждом совещании и заседании Кабинета министров поднимает руку Министерство финансов и задает риторический вопрос: когда Фонд имущества будет давать деньги в бюджет от приватизации?

У ФГИ в управлении около 350 пакетов акций всевозможных предприятий. Из них порядка 150 - это контрольные пакеты. Эти предприятия по своей инвестпривлекательности очень неоднородные. Вы не хуже нас ориентируетесь в ситуации: давайте подумаем, что бы мы могли продать, чтобы хоть как-то приблизиться к этим 17 млрд?

Одесский припортовый завод? Эту печальную историю знает вся Украина, хотя это не значит, что мы опустили руки и ничего не делаем. Предприятие сейчас переживает не самые лучшие времена, но мы не теряем оптимизма и занимаемся этим объектом, чтобы продать его. Сейчас проводится конкурс по отбору субъектов оценочной деятельности. Думаю, что до ноября мы выйдем на Кабмин с проектом распоряжения по утверждению условий продажи. Какая будет цифра – я пока не знаю. Основная проблематика - это "токсичные" долги, которые сложились перед компанией Group DF. Это было сделано до нас, но мы имеем сегодня то, что имеем. В любом случае, при самых лучших раскладах приватизация ОПЗ может максимум дать $250 млн.

Что у нас еще есть? Шесть контрольных пакетов акций облэнерго, приватизация которых пока оттягивается в ожидании принятия нормативной базы. Мы в состоянии низкого старта…

Ю.Н.: ... но даже если мы начнем подготовку конкурсов прямо сейчас, то выйдем на продажу на апрель-июнь следующего года.

Д.П.: У нас еще есть 78% акций энергогенерирующей компании "Центрэнерго". Фонд госимущества недавно завершил процедуру отбора советников, где победителем стал консорциум во главе с Ernst&Young. Мы с ними парафировали договор. Нормативная база говорит о том, что окончательно советника утверждает Кабинет министров. Мы подготовили проект распоряжения, сейчас он находится в недрах Кабмина, мы надеемся на его скорейшее принятие. Но все равно заложенные в нормативной базе по приватизации сроки выводят нас на продажу этого объекта только на следующий год.

Есть еще "Турбоатом", но возникает большой вопрос, нужно ли педалировать приватизацию этого объекта, потому что основные интересанты - это российские компании, которые не могут быть покупателем по законодательству Украины. Велик риск, что они будут пытаться выходить на покупку акций этой компании через какие-то другие структуры, и в нынешней ситуации эту приватизацию необходимо продвигать очень осторожно.

А больше у нас ничего интересного и нет. Все остальное – это средние и малые объекты и очень много объектов малой приватизации. Мы ими занимаемся, это наша каждодневная кропотливая работа, но, как говорится, "из любви к искусству": бюджет этими объектами не наполнишь.

Ю.Н.: Хотя 80 объектов малой приватизации за полгода нам удалось продать при плане выставления на год 273. Так что у нас реализация уже составляет минимум 30%, тогда как у уважаемой "Прозорро.Продажи" с Фондом гарантирования вкладов физлиц средний показатель реализации за это время 4,5%. Это не означает, что они плохо продают, думаю, они только начали и еще раскрутятся.

ИФ-У: Они, кстати, потенциально создают вам сильную конкуренцию, особенно в отдельных секторах, например, в недвижимости.

Ю.Н.: Да, и торгуют они преимущественно новым имуществом: это или банковское имущество, или взятое банками залоговое имущество, которое тоже имеет ценность. Наши же объекты – это еще объекты Советского Союза.

Д.П.: Подытоживая по поводу наших возможностей выполнения плана. Есть постановление Кабмина №271 "О проведении прозрачной приватизации", принятое еще в 2015 году и закрепляющее два перечня объектов: которые подлежат приватизации и которые пока подлежат только подготовке, так как пока они запрещены к приватизации. Срок действия этого документа постоянно продлевается, и наполнение постоянно меняется: что-то ушло, что-то новое появилось. Там порядка 300 объектов, из которых множество находится в управлении министерств и должны быть переданы Фонду для подготовки к приватизации. Скажу мягко – эта работа идет очень неторопливо. У каждого министерства есть тысяча и одна причина, чтобы не форсировать эту передачу.

Так что возвращаемся к этим восьми пакетам акций – продавать сейчас кроме них нечего. Могут ли на эти пакеты прийти другие инвесторы, кроме существующих мажоритарных акционеров, мы можем узнать, только предложив товар к продаже. Так исторически сложилось: все разговоры до официального объявления ни к чему не приводят. Как правило, все потенциальные инвесторы говорят следующее: вы выставьте, а мы посмотрим. Мы хотели почувствовать емкость рынка и интересантов.

И действительно, как только мы выставили (это было 24 июля), сразу же почувствовалась конъюнктура и интерес.

ИФ-У: Интерес ко всем объектам?

Д.П.: Не ко всем, но к подавляющему большинству. У нас есть ощущение, что большинство из восьми будет гарантировано продано.

ИФ-У: Звучит критика, что время выбрано не самое удачное для продажи – отпускной август.

Д.П.: Почему август? - Ответ очень простой: оценка этих пакетов акций сгорает 31 августа текущего года. Эта оценка была сделана еще в прошлом году, когда в этом кресле сидел Игорь Олегович. Если бы мы ничего не объявили, то оценка бы сгорела. К нам бы наверняка возникли вопросы, что делать с понесенными на оценку материальными затратами, которые были на оценку и на подготовительные работы по приватизации. Мы хотели убрать инсинуации в наш адрес.

На самом деле, нормативка у нас гибкая. В случае если нет покупателей, мы всегда можем снять пакет. Мы понимаем репутационные риски, которые несем: только ленивый не обвиняет нас в коррупционной распродаже этих акций олигархам. Но если отвлечься от политики и предвыборной риторики, которая уже сейчас звучит из уст определенных политических сил, то Фонд просто выполняет свои функциональные обязанности.

Более того, такая продажа – это как раз уход от коррупционных рисков. Недавно руководитель НАБУ Артем Сытник заявлял, что основной источник коррупции - это пребывание объектов в государственной собственности. И премьер-министр тоже выступает за приватизацию.

Предвосхищу провокационный вопрос – повлиял ли Кабмин или Администрация президента на Фонд госимущества в принятии этого решения? Нет, абсолютно, мы просто выполняем наши функциональные обязанности. В том самом 271-м постановлении от 2015 года эти восемь пакетов акций уже фигурируют. Я не хочу оправдываться, но хочу чтобы меня услышали: работа руководителей ФГИ неблагодарная - никто спасибо не скажет, все равно останешься виноватым, но нужно принимать решения. Мы приняли это решение.

Ю.Н.: Как люди, давно занимающиеся корпоративным управлением, мы понимаем, что такой блокпакет дает государству три права. Во-первых, заблокировать изменения в устав. Например, в прошлом году компании хотели преобразоваться из публичных АО в частные. Мы заблокировали. Что нам это дало? Ничего.

Во-вторых, получать дивиденды, если вдруг их начислят.

ИФ-У: А есть какая-то статистика по дивидендам?

Ю.Н.: За прошлый год - 930 млн грн. Один из лучших показателей за все время. Из них от объектов энергетики – 504 млн грн. "Днипроэнерго", "Днипрооблэнерго", "Центрэнерго", "Сумыоблэнерго" и "Николаевоблэнерго". Больше всего – от "Днипроэнерго" – 285,5 млн грн.

Д.П.: Это большая заслуга заместителя Владимира Державина и его команды. Они просто вгрызлись зубами в борьбе за эти дивиденды.

Ю.Н.: Но это не факт, что такие дивиденды будут и дальше. Далеко не все компании выплатили.

Третье, что мы можем сделать, – это потребовать у мажоритария выкупить эти пакеты по рыночной стоимости. И когда мы оценили определенную оценщиками рыночную цену этих 8 пакетов суммарно в 4,1 млрлд грн и сопоставили ее с дивидендами, то поняли, что лучше идти на продажу. Только не на выкуп мажоритарием, а на максимально открытую продажу. Единственное ограничение - неучастие российских компаний. Мы готовы к выполнению этого условия закона о приватизации, знаем, как это проверить, и сможем это сделать.

Д.П.: Мы отнюдь не являемся адвокатами этих мажоритарщиков, но надо реально оценивать ситуацию. В случае если они купят эти оставшиеся пакеты акций, это будет не более, чем их доплата за приобретение контрольного влияния, которое они уже получили ранее. Объективно это так.

ИФ-У: Поэтому вы их и не разбиваете?

Д.П.: Не разбиваем и ни в коем случае не собираемся.

ИФ-У: Есть еще вопрос по ценам отдельных компаний. Например, в случае "ДТЭК Днипроэнерго" и "ДТЭК Захидэнерго" цена акции в выставленных вами пакетах оказалась несколько ниже, чем текущие котировки на "Украинской бирже", тогда как по остальным они существенно выше.

Ю.Н.: (показывает сравнительную таблицу с ценами и котировками) Мы же запрос делали за полгода по торгам, например, по "Днипроэнерго" средний курс был 442 грн за акцию, а мы поставили 488 грн, по "Захидэнерго" – 96,88 грн, а мы ставим 108 грн, так что премия присутствует.

Д.П.: Вы еще обратите внимание, какое там количество акций торговалось и какой объем сделок – 11 млн грн. Это хорошо распространенный прием манипулирования стоимостью: делается искусственная проводка в 0,5% - и покупается то ли по завышенной, то ли по заниженной цене. Но это не значит, что эти 0,5% можно экстраполировать на все 100% или 25%, так оно не работает.

ИФ-У: Вопрос был связан с тем, что по "Днипро-" и "Захидэнерго" цены близки к рыночным, по другим компаниям – цены выше, а по "Донбассэнерго" – цена очень высокая.

Д.П.: Совершенно верно, но я думаю, что пакет "Донбассэнерго" как раз и не будет продан.

Ю.Н.: Там основная часть активов находится на неподконтрольных территориях. Вряд ли кто рискнет.

ИФ-У: Нам Роберт Бенш сказал, что он не планирует участвовать в биржевом аукционе.

Ю.Н.: Мы не общались, но, скорее всего, этот пакет проблемный. Есть еще опасения по поводу "Одессаоблэнерго". Думаю, мажоритарные собственники понимают, что мы их не допустим, а есть ли другие покупатели на этот пакет? У этой компании есть еще один миноритарный акционер, которому, возможно, было бы интересно, но у него сложное финансовое состояние. Но для этих компаний мы готовим другой механизм продажи, может быть, частями. Пока рано говорить, возможно, через месяц.

ИФ-У: Вы проводили какие-то предварительные переговоры на этом этапе с мажоритариями или владельцами крупных миноритарных пакетов?

Д.П.: Будем откровенными. Мы говорили со всеми, в том числе и с владельцами контрольных пакетов акций - это просто наша работа. Но это было сделано после публикации объявлений о продаже, а не до того. Реакция следующая – все сдержаны, но видно, что заинтересованы. Их ответ такой: мы готовимся. Будут брать или не будут – так прямо никто не говорит.

ИФ-У: Но окончательно будет ясно за день до торгов, когда надо будет внести залоги для участия в них?

Д.П.: Совершенно верно, по процедуре именно так.

Ю.Н.: Если поступят заявки, то мы обязательно проинформируем по всем возможным каналам, однако не будем говорить, от кого они поступили. Если заявок нет, то тоже об этом скажем.

Я уже лично проехался по всем биржам, которые будут торговать, чтобы проверить возможность прямой трансляции торгов и присутствия там желающих. Только чтобы был паспорт.

ИФ-У: Пресса сможет присутствовать?

Ю.Н.: Конечно. Хотите, можете в Фонде наблюдать, мы отведем для этого специальное помещение. Хотите смотреть в интернете – открывайте канал youtube.

Мы также разослали всем европейским и американским партнерам персональные приглашения: приходите-смотрите, мы открыты.

ИФ-У: Последний вопрос на эту тему: как отбирались биржи?

Ю.Н.: До невозможности просто. У нас были договора с восемью биржами, что они торгуют с нами. Мы изначально принимали решение, что по одному пакету выставим на каждой бирже. Никакого приоритета не было.

Д.П.: Добавлю, что после резкого урезания Нацкомиссией по ценным бумагам отчислений от приватизационных продаж, ранее составлявших 1% от суммы сделки, сейчас практически пропала мотивация торговать нашими пакетами.

Сперва мы поставили на одну биржу по одному пакету акций из восьми. Потом одна из бирж уведомила нас, что сворачивает свою деятельность, и так на одной из бирж оказалось два пакета. А следующая история произошла с КМФБ: 10 августа, когда у этой биржи истекла лицензия, НКЦБФР так и не приняла никакого решения.

ИФ-У: Если компания не будет продана с первого раза?

Ю.Н.: У нас предусмотрена возможность нескольких сессий.

Д.П.: Но только до 31 августа. После этого торги сворачиваются.

ИФ-У: И потом вы будете определяться, что делать дальше?

Ю.Н.: Дальше мы будем проводить новую оценку.

Д.П.: Но обращаю внимание, для новой оценки нужно будет снова получить всю первичную документацию. Захотят они нам ее давать или нет – я не знаю.

Ю.Н.: Мы с большим трудом получили документацию для этой оценки, с большим трудом.

ИФ-У: Еще одно уточнение по "Киевэнерго". По нашей информации, Киев просил, чтобы до решения вопроса о передаче в концессию двух коммунальных ТЭЦ и городского теплохозяйства государство оставило за собой блокпакет "Киевэнерго", чтобы как-то влиять на этот процесс.

Д.П.: Поясню ситуацию. Со стороны международных финансовых организаций (МФО), оказывающих помощь столице, идет некое смещение понятий. Они ошибочно считали, что в случае завершения этих договоров на управление, это имущество может войти в уставный капитал "Киевэнерго", что, как следствие, увеличит стоимость всей компании и стоимость 25%. Но это далеко не так: это коммунальное имущество останется в коммунальной собственности. И никто в уставный капитал его вносить не будет.

Ю.Н.: Но даже если Киев предложит его внести в капитал, то в случае согласия акционеров в обмен получит акции.

А то, что сейчас Киев делает, не продлевая договор на управление ТЭЦ и теплохозяйством с "Киевэнерго" и планируя провести новый тендер, наоборот, ведет к снижению стоимости 25%-ного пакета акций. Мы понимаем, что эти действия приводят к уменьшению стоимости. Наша цена была посчитана с учетом эксплуатации и управления этими станциями.

Д.П.: Есть еще и второй посыл от города - передать им в управление эти 25%

ИФ-У: Это старая история, когда-то у Киева уже был пакет в управлении.

Д.П.: Куда этот пакет в 12,73% акций трансформировался? Ни во что: он был внесен в уставный капитал "Киеэнергохолдинга", потом размыт до 7-8%, а впоследствии окончательно "дематериализовался".

Ю.Н.: Наша позиция в переговорах с МФО очень проста: мы делаем все открыто, ничего не скрываем, провели несколько рабочих групп, объясняя свою позицию. Если цена большая, этот пакет не возьмут, если она малая, то покупатели набегут, и она, естественно, поднимется.

(окончание следует)

Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 14 августа 2017 > № 2278863 Дмитрий Парфененко, Юрий Никитин


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272854 Дмитрий Водчиц

Защита активов для бенефициаров: как не потерять бизнес

Дмитрий Водчиц

руководитель налоговой практики компании КСК групп

Первый вопрос, который волнует любого предпринимателя: как сделать бизнес прибыльным и защитить заработанное?

По итогам 2016 года наша страна заняла 91-е место из 128 в Международном индексе защиты прав собственности (The International Property Right Index). Российский бизнес солидарен с международным рейтингом. По статистике аналитического центра НАФИ, 81% предпринимателей уверены, что частная собственность в России защищена формально или вообще не защищена.

Попасть в «зону риска» легко. Например, компания использует механизмы снижения налоговой нагрузки. Дело в том, что у налоговых инспекций свое представление о том, что законно, а что не очень. Возникают риски и в случае дробления бизнеса или применения спецрежимов – УСН, ЕНВД и т. д. Если инспекция доначисляет компании, а денег для погашения задолженности недостаточно, пойдет речь о продаже активов. К примеру, недвижимости.

Но угроза исходит не только от контролирующих органов. Претендовать на активы могут кредиторы компании, если долги не возвращать в срок. Речь как о банках, так и о деловых партнерах. Предприниматель лично поручился за другого бизнесмена? «Гостей» можно ожидать в любой момент.

Как можно потерять собственность

Многие предприниматели считают, что достаточно формально «устраниться» от управления бизнесом – назначить номинального гендиректора, «не светиться» в документах – и их личные активы в безопасности. Это не так. Важно помнить про субсидиарную ответственность. Это значит, что если компания не может расплатиться по своим долгам, за нее это придется делать собственнику. Причем реальному, а не номинальному. Также под угрозой топ-менеджеры. Как те, кто действительно принимал решения, так и те, кто просто подписывал документы. Поэтому если у кредиторов претензии к неплатежеспособной компании, они ищут реального собственника и его активы. Ему и придется отвечать.

Налоговые инспекции часто уже на этапе предпроверочных мероприятий стараются выяснить, кто бенефициар бизнеса, то есть фактический выгодоприобретатель. Самый простой способ – через допросы сотрудников. Привлечь к ответственности реального собственника с каждым годом все легче. В июле вступили в силу поправки, по которым долги компании можно взыскать с собственников и топ-менеджеров, даже если фирма уже исключена из ЕГРЮЛ. Привлекать к субсидиарной ответственности теперь можно и вне рамок процедуры банкротства. Законодатель планирует двигаться дальше. Сейчас обсуждается законопроект, по которому арбитражные управляющие будут получать процент от суммы взысканного имущества. Если норма начнет действовать, управляющие будут мотивированы на поиск бенефициаров и их имущества.

Самый яркий пример привлечения к субсидиарной ответственности – дело банкира Сергея Пугачева. Агентство по страхованию вкладов через суд добилось признания экс-сенатора Сергея Пугачева контролирующим лицом обанкротившегося Межпромбанка и взыскания с него 75,6 млрд рублей. Это рекордная сумма. Пугачев не владел акциями банка напрямую, но принимал ключевые управленческие решения. Об этом в суде рассказали топ-менеджеры банка, иначе отвечать по долгам пришлось бы им самим.

Еще один тренд – взыскание долгов с компании, на которую перевели бизнес. Перевод бизнеса – популярный метод «ухода» от уплаты крупных сумм доначислений. Долгое время он работал, но его эффективность стремительно снижается. Знаковое дело – спор ФНС с компаний «Королевская вода». Инспекция доначислила ЗАО «Королевская вода» 330 млн рублей налогов и штрафов. Тогда ЗАО перевело бизнес на одноименное ООО: в новую компанию перешли все сотрудники старой, находилась она там же, клиентская база тоже не отличалась. Взыскивать с ЗАО было нечего, и налоговая отправилась в суд. Там инспекция доказала аффилированность, то есть взаимозависимость двух компаний. Поэтому долг перешел на новое ООО вслед за бизнесом. Это решение было вынесено в 2014 году. С тех пор такая позиция судов стала нормой.

Снижаем риски: что такое «разделение» собственника и актива

Доказать связь бенефициара с бизнесом, как мы уже выяснили, – не проблема. Можно выделить актив и оформить его на отдельное юрлицо, в котором будет доля у бенефициара. Добиться взыскания в этом случае сложнее, но однажды этот механизм уже дал сбой. В 2012 году суд взыскал по договору поручительства с бывшего собственника девелопера «МИАН» Александра Сенаторова в пользу Альфа-банка крупную сумму. По разным данным – от $40 млн до $115 млн. Предприниматель владел долей в компании-активодержателе через цепочку кипрских компаний из шести звеньев. Суд громоздкость конструкции не смутила.

Самый надежный способ защитить активы – это «разорвать» связь между собственником и активом. То есть сделать так, чтобы формально связи между ними не было, а доказать, что на самом деле есть, было очень сложно. Популярный инструмент – владение активами через иностранные компании. На практике это работает следующим образом: владельцем иностранной компании числится номинальный акционер, а фактический бенефициар указан только в трастовых соглашениях. Такие соглашения конфиденциальны, они могут быть раскрыты только по судебному запросу или при расследовании уголовного дела.

Важный момент – при открытии счета банки требуют раскрыть фактического бенефициара. Может ли эта информация попасть в РФ? Может, но не раньше 2019 года, когда планируется запустить международный автообмен финансовой информацией и в нашей стране. Возможно, это произойдет позже.

Если информация о бенефициаре раскрыта, неважно, насколько длинная цепочка компаний, через которую владеют активом, – риск утечки велик. Поэтому предприниматели пользуются новым инструментом для защиты активов: иностранными компаниями без открытых счетов. Такую фирму вводят в уставный капитал российской организации, вносят оплату доли и закрывают счет в банке. Это снижает риски раскрытия информации о владельце в рамках автообмена.

Но есть и другие варианты утечки информации: переписка по открытым каналам связи, хранение трастовых документов на компьютере и в личных ячейках в банке, раскрытие информации банку при получении кредита/выдаче поручительства. Многие считают, что хранить документы в банковских ячейках надежно. Это не всегда так. Например, интересный случай произошел в 2010 году. Клиент банка «Местный кредит» арендовал в нем ячейку. Хранилище находилось на территории склада, в котором по решению суда прошел обыск. Так вышло, что обыскали и ячейки.

Случаи, когда во время налоговой проверки правоохранительные органы проводят обыски в банковских ячейках собственников и топ-менеджеров проверяемых компаний, – не редкость. Там часто находят документы предпринимателей на иностранные фирмы и другие активы.

Более надежный способ защиты – дискретные фонды и трасты. Предприниматель передает им активы, теряет право собственности, а взамен получает право на часть прибыли организации. Определить, какие именно активы из общей массы фонда принадлежат конкретному человеку, трудно – это снижает вероятность их потери. Чтобы понять, насколько это надежный инструмент, вновь вспомним дело Пугачева. Добиться взыскания активов, которые предприниматель передал трастам, АСВ по-прежнему не удалось.

Есть и минусы – в этом случае собственник фактически теряет контроль над активом и не может распоряжаться им по своему усмотрению. Также такой способ защиты обходится дороже остальных.

Самый дешевый способ для собственника «отделить» актив – это оформить его на родственников или знакомых. Можно напрямую «отписать» компанию или другой актив. Еще один вариант – передать доверенному лицу владение компанией, которая является учредителем активодержателя. Это более сложная цепочка и более надежная защита. Также родственник может получить гражданство другой страны или вид на жительство в ней. Тогда актив оформляется уже на новый документ. Здесь возможны свои трудности.

Например, один из владельцев российского предприятия оформил часть долей в активе на своего друга. Друг попал в аварию, а на активы стала претендовать в рамках наследования его дочь. Само собой, она не была в курсе договоренностей партнеров.

Еще один пример: собственник оформил целый коттеджный поселок стоимостью $50 млн на своего знакомого. Через три года собственник решил переоформить активы обратно. Знакомый предложил ему выкупить недвижимость по «очень выгодной цене» – всего за 10% от реальной стоимости. Ни один суд не встал на сторону собственника, и ему пришлось откупаться от знакомого.

«Подушка безопасности»: готовим документы на случай форс-мажора

Любым из перечисленных способов вы снижаете риски потери актива. Но 100-процентной гарантии эти методы не обеспечивают – как изменится практика завтра, не знает никто. Для страховки есть дополнительные опции. Например, залог. Фирма получает крупный заем под залог офиса. Вряд ли кто-то будет претендовать на помещение, пока оно в залоге. При этом никому не обязательно знать, что заем вам дала контролируемая вами же фирма, которая не будет торопить вас с возвратом. Это называется «дружеская» кредиторская задолженность: долг формально не относится к предпринимателю, но фактически он его контролирует.

Еще один эффективный способ повысить защищенность актива – заранее подготовить «подушку безопасности». Во многих западных странах предприниматели могут абсолютно законно использовать трастовые конструкции – это надежный и эффективный метод. Но в России законодательство не предусматривает таких инструментов, поэтому приходится создавать их искусственно. «Подушка безопасности» – это пакет документов на случай форс-мажора или мошенничества со стороны доверенного лица. На практике это комплект документов объемом в несколько папок: от договоров залога, опционов, согласий супругов и доверенностей до договоров уступки и расписок, подтверждающих оплату.

Например, вы оформили загородный дом на друга детства, но дружба неожиданно кончилась. Знакомый в ответ на просьбу вернуть дом заявляет, что «не понимает, о чем вы». Когда «подушки безопасности» нет, предстоят долгие судебные тяжбы, результат которых предсказать невозможно. Если документы были подготовлены заранее, дом возвращается в собственность в течение одного месяца.

Главный принцип при защите активов – профилактика дешевле, чем лечение. Займитесь этим заранее. В этом случае вы сохраните не только собственность, но и время, которое, возможно, пришлось бы потратить на бесконечные суды.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272854 Дмитрий Водчиц


США > СМИ, ИТ. Медицина. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272851 Ангелина Кречетова

Блокчейн, телемедицина и русские: выбор акселератора 500 Startups из Кремниевой долины

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Среди участников последнего набора акселератора 500 Startups есть и российская компания, которая запустила HR-сервис на базе искусственного интеллекта, способный ускорить процесс подбора персонала

Завершился набор на летнюю акселерационную программу 500 Startups. Из 2000 подавших заявки компаний в акселератор попали 36 компаний, среди которых есть российская — VCV. Соотечественники получили от акселератора $150 000 инвестиций.

Программа длится с 24 июля по 24 октября, все это время ее участники будут находиться в Сан-Франциско. Там они встретятся с будущими инвесторами и узнают об правилах ведения бизнеса в США. В качестве менторов 500 Startups привлекает специалистов Facebook, Google и PayPal.

На американском рынке российская компания VCV намерена развивать HR-сервис на базе технологий искусственного интеллекта, способный самостоятельно проводить видео- и аудиособеседования с кандидатами. С момента запуска VCV привлекла $1 млн в июле 2012 года. Тогда в нее вложились совладелец авиакомпании Red Wings Сергей Кузнецов и венчурный фонд Talent Equity Ventures. В сообщении компании, поступившем в Fobres, среди клиентов называются «Билайн», «Ростелеком», «М.Видео», «Ашан», «Тинькофф банк», «Сибур холдинг» и другие компании

Помощь акселератора для этого набора преимущественно заключался в маркетинговых консультациях и общении насчет дальнейшего развития и роста проектов. Многие компании, попавшие в эту партию, как раз нуждаются в этом — речь идет о проектах, работающих в сферах от финансовых технологий до цифрового здоровья. Выбранные стартапы, по мнению менторов, могут стать лучше и масштабироваться, но еще нуждаются в помощи профессионалов для взлета.

TechCrunch отмечает, что сегодня и самому акселератору не помешала бы помощь: в начале июля сооснователь и партнер стартап-инкубатора 500 Startups Дэйв Макклюр подал в отставку после скандала с домогательствами к женщинам в Кремниевой долине. Тем не менее, ниже представлены некоторые из отобранных 36 стартапов, которые вошли в 22-й курс акселератора 500 Startups и получили от организации по $150 000 инвестиций. Мы выбрали четыре крупнейшие категории, которые заинтересовали инвесторов и жюри.

Сервисы для бизнеса и найма сотрудников

Особое место в этом наборе занимают проекты, которые ставят своей задачей упросить жизнь бизнесу: помочь как с ворохом бумаг и страховками, так и с наймом новых сотрудников. В этой категории оказался российский проект — VCV — бот-рекрутинг на базе AI, который помогает предприятиям нанимать умнее и быстрее, автоматически возобновляя резюме, проводя автоматические экраны телефона с распознаванием голоса и записывая видео-интервью.

TrueFace.Ai предлагает компаниям, которые заботятся о конфиденциальности и защите информации, решение для распознавания лиц сотрудников или клиентов. Sofy.ai поможет разработчикам программного обеспечения выполнять ежедневную рутину (тестирование, мониторинг, поддержку) с помощью умных обучаемых ботов. Jones обеспечит автоматическое страхование независимых подрядчиков, избавив от головной боли компанию-заказчика.

Judolaunch создает инструмент, который поможет небольшим брендам в сфере электронной коммерции выходить на международный рынок, привлекая глобальное сообщество онлайн-покупателей.

Финтех

Пожалуй, вторая по популярности область, которая интересует инвесторов в этом наборе, — финансовые технологии. Здесь также есть чат-боты, которые помогут управлять вашими деньгами, экономить, инвестировать и избегать ненужных списаний со счетов, например, проект Plum. Оптимизировать документооборот финансовым учреждениям поможет стартап Ohalo, предложивший решение для управления данными на основе blockchain.

WayPay позволит малому и среднему бизнесу избегать задолженности перед своими поставщиками, автоматически согласовывая платежи, отправляемые с любых указанных и одобренных пользователем банковских и кредитных карт. Особое место в финтехе занимают криптовалюты — так, созданный участниками программы проект Cryptomover научит инвесторов диверсифицировать свои криптовалютные портфели с минимальными затратами времени и усилий.

Медицина и здравоохранение

Традиционно в наборе фабрики стартапов уделяется внимание технологиям в области медицины. Здесь представлены проекты в сфере телемедицины, например, проект «терапии по подписке» FalaFreud, помогающий бразильцам обращаться к сертифицированным врачам с помощью аудио, видео или текстовых сообщений на их мобильном устройстве. Другой подписной сервис — Elyse28 – обещает помочь женщинам избежать хронических заболеваний, предлагая индивидуального мобильного тренера для поддержания здоровья. Есть и биотех-проекты, так, в Fyodor Biotechnologies создали неинвазивный метод, способный, как утверждают его разработчики, диагностировать малярию у людей с лихорадкой за 25 минут. При этом для тестирования необходимы несколько капель мочи вместо крови, указывают авторы проекта.

Массовые сервисы

В этой категории разнообразие проектов: от on demand проектов типа Agentbong, которые помогут семьям в Азии найти проверенных нянь и другой персонал для дома, до мобильных платформ, объединяющих мотоциклистов по всему миру и позволяющих им делиться своим опытом путешествий друг с другом (Rever).

Инвесторы также заинтересованы в том, чтобы упростить процесс страхования жизни для граждан, относящихся к группам с высоким уровнем риска для здоровья. Эту процедуру, по утверждению авторов проекта, удастся ускорить с помощью технологий машинного обучения. Заинтересовал акселератор и сервис подкастов Curio.io, который готовит для слушателей записи статей из The Financial Times, The Guardian, Aeon и других ресурсов, которые те могут слушать дома или в пути.

США > СМИ, ИТ. Медицина. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272851 Ангелина Кречетова


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272786 Владимир Черников

Некорректные продажи: почему рынок инвестиционного страхования жизни может застопориться

Владимир Черников

генеральный директор СК «Ингосстрах-Жизнь»

В ближайшее время первые покупатели ИСЖ увидят реальную доходность по своим программам и она может разойтись с их ожиданиями

Серьезной преградой для развития инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) в России может стать мисселинг. Мисселинг – это действия продавца, вследствие которых производится некорректная продажа продукта или услуги. Чаще всего под мисселингом подразумевается задействование нецелевой аудитории, использование неверной аргументации или мотивации, утаивание рисков. Проданный таким образом продукт совершенно логично не будет соответствовать ожиданиям клиента.

В ближайшее время первые покупатели ИСЖ увидят реальную доходность по своим программам и она может разойтись с их ожиданиями, оказавшись ниже обещанной при заключении договора. Это самый распространенный вариант неправильных ожиданий, связанных с ИСЖ.

Мисселинг может заморозить рынок инвестиционного страхования жизни. По словам зампреда ЦБ Сергея Швецова, инвестпрограммы нередко предлагаются как депозиты, защищенные системой страхования вкладов. Регулятор выразил сомнения касательно квалификации сотрудников, продающих ИСЖ. В этой связи ЦБ готов ввести для продавцов ИСЖ обязательные требования, регулирующие информирование розничных клиентов об отличиях ИСЖ от банковских вкладов и предоставление максимально полной информации о возможных рисках.

Разработка и внедрение этих требований для продавцов инвестиционных продуктов положительно скажутся на сегменте ИСЖ – добросовестные участники рынка заинтересованы в высоком качестве продаж целевому покупателю. ВСС уже выпустил свой стандарт по раскрытию информации и страховые компании приветствуют вывод этого нововведения на законодательный уровень.

Наряду с широким и подробным информированием клиентов, для борьбы с мисселингом можно применять инструменты контроля качества: запись процесса продажи и использование «тайных покупателей». Как показывает наш опыт, подобные проверки дают возможность подробно анализировать действия продавцов, оценивая компетентность менеджеров и степень достоверности информации, предоставляемой покупателю.

На мой взгляд, в дополнение к договору ИСЖ целесообразно выдавать схематичные памятки с условиями продукта и делать пост-обзвон первичных клиентов-покупателей ИСЖ. Эти меры помогут продавцу убедиться в точности попадания в целевую аудиторию и выяснить ряд моментов: верно ли держатель полиса расценивает риски, понимает ли долгосрочный характер программы, ее отличия от банковского вклада, а также санкции за досрочное расторжение программы. Существующим законодательством для покупателей страховых полисов предусмотрен «период охлаждения» – возможность отказа от покупки в течение 5 дней. При выявлении неверного понимания условий программы следует предлагать клиентам воспользоваться этой возможностью.

Доходность по полису ИСЖ – это разница стоимости активов на момент начала действия и окончания действия договора. Финансовый результат программ ИСЖ индивидуален и зависит, в том числе, от даты открытия и закрытия выбранной стратегии инвестирования. Обратившись к европейскому опыту, мы выяснили, что в европейском варианте ИСЖ – страховании unit-linked, опция возврата средств, вложенных в программу, полностью отсутствует. Российский вариант ИСЖ является более лояльным к ожиданиям клиентов, так как в рамках полисов есть номинал (гарантированная сумма к возврату) однако это одновременно снижает потенциальную доходность продукта.

В перспективе итоговые доходности ИСЖ могут оказаться привлекательнее вкладов, а инициативы регулятора по повышению прозрачности данного вида страхования положительно скажутся на дальнейшей динамике сегмента.

Стоит отметить еще несколько факторов дальнейшего развития ИСЖ в России. По приблизительным оценкам, сегодня полисы долгосрочного страхования жизни есть только у 4% россиян, то есть уровень проникновения ИСЖ остается невысоким и потенциал по охвату клиентов достаточно велик. Культура финансового планирования постепенно развивается, люди стремятся создавать сбережения и интересуются различными финансовыми инструментами. На рынке наблюдается снижение входного чека с 1 миллиона до нескольких сотен и даже десятков тысяч рублей. Кроме роста доступности программ ИСЖ, развивается сам продукт: расширяется продуктовая линейка, разрабатываются новые инвестиционные стратегии, а также дистанционные возможности для клиентов — как при приобретении программы так и при пост-продажном обслуживании .

В прошлом году к Федеральному закону от 23.07.2013 №234-ФЗ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» были приняты поправки, предусматривающие возможность оформления договоров страхования жизни в электронном виде. В личном страховании перспективы диджитал фантастические – не только интернет-продажи и «онлайн-экосистемы», но и дистанционный мониторинг, использование телемедицины, нейросетей. Я назвал бы диджитализацию отрасли еще одним «лекарством» от мисселинга, поскольку от нее ожидается положительное влияние на корректность восприятия программ инвестиционного страхования. В онлайн-каналах можно будет оперативно получать консультации по финансовым вопросам, контролировать в режиме реального времени доходность своих программ и управлять ими, что позволит минимизировать разрыв между ожиданиями и реальной доходностью.

По данным опроса страховщиков, проведенного КПМГ, прирост рынка страхования жизни в 2017 году составит 28%. Половина респондентов полагает, что высокие темпы роста (около 30%), сохранятся еще 2–3 года. Я уверен, что комплекс мер для борьбы с мисселингом поможет в разы повысить точность данного прогноза.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272786 Владимир Черников


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 10 августа 2017 > № 2271148 Тимур Хутов

Двойная игра: что делать, если ваш контрагент оказался мошенником

Тимур Хутов

Руководитель уголовной практики компании BMS Law Firm

Как вести себя предпринимателю в ситуации, когда партнеры не выполняют договорные обязательства?

Заниматься бизнесом в России — задача не из легких. С одной стороны, многочисленные проверки и придирки контролирующих органов, с другой — недобросовестные контрагенты, которые периодически исчезают, прихватив с собой солидную сумму. Предварительная проверка контрагентов далеко не всегда является панацеей. На первый взгляд все просто — претензия, арбитражный суд, исполнительный лист, судебные приставы или банк. Но фактически взыскать задолженность и возместить убытки бывает не так просто: конечный владелец компании-должника может быть участником, но не директором или управлять компанией через номинальных лиц. Взыскание же задолженности через банкротство должника обычно требует много времени и далеко не всегда приносит желаемый результат. При таком раскладе действенным бывает привлечение руководства компании-должника к уголовной ответственности.

Но и на этом этапе предпринимателя ждет неприятный сюрприз. На практике сложилась следующая ситуация: при нарушении договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности даже при очевидных признаках мошенничества органы внутренних дел практически не возбуждают уголовное дело, мотивируя тем, что это «гражданско-правовые отношения».

Что же в такой ситуации делать предпринимателю?

Фиксируйте общение с контрагентом

Документально оформляйте все договоренности с контрагентом, сохраняйте вашу переписку. Сразу думайте о том, как такие зафиксированные данные будут выглядеть в суде — можно ли из них установить волю сторон, идентифицировать стороны, насколько переписка может быть относимой и достоверной. В дальнейшем эти сведения могут понадобиться вам как в арбитражном, так и в уголовном судопроизводстве. Если разбираться с контрагентом вы будете в арбитражном суде, то переписка будет подтверждать намерение стороны. Если же дело дойдет до уголовного преследования, то переписка с контрагентом будет иметь определяющее значение для квалификации деяния, например, если необходимо будет установить факт злоупотребления доверием или обмана.

Инициируйте уголовное преследование

Часто действия должника, которые привели к убыткам, содержат в себе признаки таких преступлений как мошенничество, в том числе, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, а также причинение имущественного ущерба — обманом или злоупотреблением доверием. Обман может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных сведений, в умолчании истинных фактов или в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества в заблуждение: фальсифицированный товар, обман при расчетах за товары или услуги.

Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании доверительных отношений с владельцем имущества, а также, когда лицо принимает на себя обязательства, которые заведомо не собирается выполнять. Например, если ваш контрагент получил кредит, аванс за выполнение работ или предоплату за поставку товара, но при этом не собирался возвращать долг и исполнять свои обязательства. При наличии указанных факторов предпринимателю не стоит медлить с подачей заявления о преступлении в органы внутренних дел.

Правильно составьте заявление

В заявлении нужно максимально подробно описать хронологию событий с указанием всех известных данных и возможных свидетелей: имен, адресов, телефонов, банковских реквизитов и иных сведений.Не стоит явно обвинять кого-либо из контрагентов, коллег или партнеров. В просительной части заявления пропишите требование провести проверку по указанными вами обстоятельствам, после чего, при наличии соответствующих оснований — возбудить уголовное дело. В противном случае, если дело не будет возбуждено, то вы рискуете быть привлеченным по статье 306 УК РФ, которая предусматривает ответственность за заведомо ложный донос. Экономические дела традиционно считаются непростыми в доказывании, поэтому правильное изложение сути дела в заявлении сильно упростит работу следователя.

Работайте с правоохранительными органами

Дайте понять сотрудникам правоохранительных органов, что вы заинтересованы в принятии законного и обоснованного решения по вашему заявлению — подавайте ходатайства, жалуйтесь в надзорные органы, в том числе в порядке судебного обжалования, если это необходимо. Не нужно бояться «разозлить следователя/сотрудника, проводящего доследственную проверку» — зачастую они просто не успевают глубоко погрузиться в суть вопроса и вынуждены выносить некорректные решения либо могут иметь корыстную или иную личную заинтересованность. Законодательство предусматривает право заявителя знакомиться с материалом, собранным по его заявлению до возбуждении уголовного дела. Этим правом пренебрегать категорически нельзя. Вы сможете узнать, какие действия были предприняты для защиты ваших интересов и что еще можно сделать. К тому же, это поможет предотвратить излишнее затягивание и волокиту по заявлению.

Интересный рычаг воздействия — прием у руководства органа внутренних дел либо начальника следствия. Именно они определяют позицию стороны обвинения на этапе доследственной проверки и возбуждения уголовного дела, поэтому, даже одно их решение, принятое в вашу пользу, может кардинально развернуть ход дела. Часто прием у соответствующего руководителя помогает добиться объективности и привлечения действительно виновных к ответственности.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 10 августа 2017 > № 2271148 Тимур Хутов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > inopressa.ru, 10 августа 2017 > № 2271118

Российские корпоративные рейдеры опаснее, чем санкции

Сара Лейн | Financial Times

Российская экономика несколько лет выживает в условиях санкций и напряженных отношений с Западом, хотя они и нанесли ущерб инвестклимату, пишет в своей статье в Financial Times Сара Лейн, научный сотрудник Royal United Services Institute (Великобритания).

"Однако более масштабный ущерб нанесла старая проблема отечественной экономики, которая, похоже, возникла вновь, - reiderstvo", - продолжает автор.

"Несколько заметных и длительных судебных дел демонстрируют, что все еще распространены давление на бизнес и откровенные тактики рейдерства, такие, как приватизация и захват государства (захват государства - оказание влияния со стороны фирм на создание и формулировку правил, норм, законов, отвечающих интересам данных фирм, посредством незаконных крупных платежей представителям официальных властей. - Прим. ред.), банкротство, а также продолжительные атаки, осуществляемые миноритарными акционерами", - говорится в статье.

"Превосходный пример приватизации и захвата государства - национализация нефтяной компании "Башнефть", напоминающая дело ЮКОСа, в результате которого Михаил Ходорковский был заключен в тюрьму, а приобретенная им нефтегазовая компания переведена под контроль государства", - говорится в статье.

Автор приводит другой пример: "Spirits International (SPI) более 10 лет борется за права на торговые марки Stolichnaya и Moskovskaya в ходе судебных тяжб в полудюжине юрисдикций. Вот запоминающееся сходство с делом ЮКОСа: только нидерландские суды необычным образом почтили аргумент России, а все остальные заметили политические мотивы, характерные для reiderstvo". Упоминается также об иске бывших мажоритарных акционеров компании "Павловскгранит" к Сбербанку (тяжба продолжается, но в 2011 году Сбербанк выиграл несколько судебных процессов) и о том, что "миноритарные акционеры "Тольяттиазота" подозреваются в многолетнем сотрудничестве с одним крупным миноритарным акционером при попытке поглотить компанию".

"У западных инвесторов есть причины для осторожности. Широко признано, что давление часто исходит от государственных властей", - пишет автор.

Исследовательница рекомендует: "Чтобы доверие к российскому бизнес-климату повысилось, омбудсмену по делам бизнеса следует дать полномочия для более активных вмешательств в подлинные случаи reiderstvo, а власти должны укрепить законодательство для защиты бизнеса от коррумпированных официальных лиц и враждебных конкурентов".

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > inopressa.ru, 10 августа 2017 > № 2271118


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 10 августа 2017 > № 2271036 Александр Пономарев

Онлайн-платежи в малом бизнесе: трудности приема и подводные камни подключения

АЛЕКСАНДР ПОНОМАРЕВ

коммерческий директор платежного сервиса Payler

Дорога предприятия малого бизнеса в мир онлайн-платежей с первого взгляда кажется широкой и беспрепятственной. Нужно просто выбрать банк, подписать пару договоров и дело в шляпе. Однако на этом пути малый бизнес могут поджидать неожиданные трудности.

Российский рынок онлайн-платежей ежегодно растет на 25%. Положительная динамика сохраняется из года в год, несмотря на кризисы и пессимистичные прогнозы. Но жить легче малому бизнесу от этого не становится.

Банк или не банк — вот в чем вопрос

Первая дилемма, с которой столкнется предприятие малого бизнеса, решившее начать принимать платежи онлайн — пойти напрямую в банк или обратиться к посреднику?

Всего существует три способа принимать онлайн-платежи: напрямую через банк, через агрегатора платежей или через сервис-провайдера. Терминология неочевидная, но пугаться не стоит. Принципиально важных отличий всего два — это безопасность ваших денег и количество сгоревших нервных волокон.

Работать напрямую с банком дешевле. Например, Тинькофф Банк предлагает малому бизнесу ставку в 2,79%, начальная ставка за платежи по банковским картам от Робокассы, популярного агрегатора платежей — 3,9%. Сервис-провайдеры занимают нишу между банками и агрегаторами со средней ставкой в 3,5%.

Работать напрямую с банком сложнее. Если посредники так или иначе заточены на качество обслуживания, то банк физически не в состоянии обеспечить каждое малое предприятие должным вниманием. Если целевая аудитория предприятия — это держатели карт американских банков, находящиеся в Европе, а в системе безопасности банка сочетание этих двух критериев считается высокорисковыми, то такие платежи будут “отрезаться” без разбора. В этом случае покупатель банально не сможет оплатить покупку на сайте, а вносить коррективы в свои внутренние процессы ради предприятия с оборотом в несколько сотен тысяч рублей банк не станет. Грубый пример, но он наглядно иллюстрирует ситуацию — банки не слышат боль малого бизнеса, не слушают, не хотят слышать.

В глазах малого бизнеса среднестатистический банк — это бюрократизированная машина, пробиться сквозь двери которой практически невозможно. Работая с банком напрямую, следует быть готовым к тому, что решение любого пустякового вопроса будет занимать дни и недели.

Именно по этой причине абсолютное большинство предприятий малого бизнеса принимает онлайн-платежи через посредников. Но если при работе напрямую с банком все понятно (деньги поступают в банк, который и переводит их на ваш счет, за вычетом всех комиссий), то на схемах работы через агрегатора и сервис-провайдера стоит остановиться подробнее.

Агрегатор — это компания, поставляющая множество методов оплаты. Агрегаторы отличаются быстрым подключением, упрощенной технической интеграцией и несколько завышенными ставками. Чаще всего, агрегатор — сам себе НКО (небанковская кредитная организация), и производит все расчеты через самого себя. Это объясняет, почему подключиться к агрегатору быстрее и проще, чем к банку или сервис-провайдеру.

Есть в этой бочке мёда и деготь: при работе через агрегатора за деньги предприятия фактически отвечает не банк. Весь оборот денежных средств предприятия, проходящий онлайн, агрегатор принимает на своей стороне — без участия какого бы то ни было гаранта безопасности. Когда производить выплаты на расчетный счет, и производить ли вообще — агрегатор тоже вправе решать сам. Рынок знает случаи, когда агрегатор останавливал выплаты из-за внутренних проблем, тем самым парализовав работу сотен предприятий.

Сервис-провайдер (IPSP — Internet Payment Service Provider) отличается от агрегатора тем, что не касается денег. Сервис-провайдер работает с банком, чаще — с несколькими банками, и все финансовые операции происходят напрямую между торговой точкой и банком. Сам же сервис-провайдер в этой цепи выступает технологическим звеном, которое обеспечивает стабильность приема платежей и отвечает за успешное прохождение транзакций. А еще у сервис-провайдера есть выделенные менеджеры на стороне банков, и решение текущих вопросов — в отличие от обращения напрямую, когда предприятие работает без посредника — происходит если не моментально, то за разумные 15-30 минут.

Главная ценность такого формата для малого бизнеса заключается в быстрой оборачиваемости денег. Сроки возмещения на расчетный счет предприятия жестко прописаны в договоре с банком и составляют — по стандартным условиям — три дня с момента проведения платежа, но чаще всего это происходит уже на следующий день.

Подключиться к сервис-провайдеру легче, чем к банку, но сложнее, чем к агрегатору. Например, для подключения к сервис-провайдеру Payler предприятию нужно заполнить анкету, предоставить сканы учредительных документов и подписать договор с банком. Вся процедура занимает от 5 до 14 дней. Приятная особенность работы с этой категорией посредников заключается в том, что банк можно выбрать по своему усмотрению, а вся рутинная работа по согласованию и оформлению документов, ежемесячной отчетности, подготовке реестров, технической поддержке клиентов снимается с плеч предпринимателя и ложится на менеджера сервис-провайдера (который, скорее всего, будет выделен персонально для предприятия).

Дешево и сердито не будет

Парадокс, но чем меньше бизнес — тем больше он будет платить. Комиссии за онлайн-платежи на стартовых оборотах на 1-2% выше, а большинство дополнительных услуг, которые по умолчанию достаются бесплатно крупным предприятиям, стоят дополнительных сумм.

Это не рэкет и не вымогательство, просто так устроен рынок. Комиссию, которую предприятие платит с каждого платежа, делят между собой по меньшей мере четыре звена. Это и банк-эквайер, и банк-эмитент, и международные платежные системы, и посредник — если вы работаете не напрямую с банком. Самый большой кусок пирога традиционно достается банку-эмитенту — он забирает в среднем 1,5% с каждой транзакции. Международная платежная система забирает фиксированную сумму, в среднем 3-4 рубля с платежа. Оставшееся делится между банком-эквайером и посредником. В сухом остатке каждый из них получает десятые и сотые доли процента с транзакции. Разумеется, сотая доля процента от оборота в сто тысяч рублей несопоставима с аналогичной долей от ста миллионов. А компенсировать расходы надо всем участникам цепи. Так и получается, что малый бизнес влетает в копеечку там, где крупные игроки экономят миллионы.

Желание малого бизнеса сэкономить на платежах объяснимо, но делать этого не стоит. Низкая цена всегда сопровождается высокими рисками — влететь на штрафы от международных платежных систем, потерять половину трафика, нарваться на фрод.

Идеальный мир, в котором клиент приходит на сайт, платит картой и уходит довольный, складывается из десятков нюансов и полутонов. Если компания продает американцам экскурсионные туры по Золотому Кольцу, то оплата с американского IP-адреса не вызывает подозрений. Но если она продает холодильники в Подмосковье, скорее всего, попытка оплаты с американского IP-адреса скрывает за собой мошенника — за умение лавировать в этих взаимосвязях в хороших платежных сервисах отвечают антифрод-системы, разработка и поддержка которых тоже стоит денег. Дешево и сердито не получится. Этот неприятный факт нужно принять — чем раньше, тем лучше.

Очень важно осознавать, что за минимальную цену можно получить только минимальный продукт. Фактически это означает, что предприятие будет как-то принимать платежи — и всё. Этого может показаться достаточно при поверхностном рассмотрении, но очень скоро внимательный предприниматель заметит, что само по себе движение денег по маршруту плательщик-банк-расчетный счет — только верхушка айсберга. На деле же значение имеет не сам факт приема платежей как-нибудь, а скрупулезная и дотошная настройка платежного шлюза под особенности конкретного бизнеса.

Разработчик — ваш лучший друг

Слабые IT — это реальная проблема малого бизнеса. Стоит ли говорить о компаниях, где владелец — он же бухгалтер, маркетолог, продавец, и во всех этих заботах ему совсем не до штата разработчиков. Но прием платежей — это история в равной степени финансовая и технологическая, потребность в технических специалистах появляется уже на этапе подготовки к подключению онлайн-платежей.

Речь о требованиях к сайту, которые устанавливают международные платежные системы и без соответствия которым дорога в мир онлайн-платежей закрыта. Например, на сайте должен быть реализована функциональность корзины, опубликованы порядок оплаты, доставки и возврата товара, политика конфиденциальности и информация о продавце.

Многие малые предприятия создают сайты на конструкторах или используют шаблоны для CMS и могут справиться с подготовкой своими силами. Но когда дело доходит до интеграции с платежным шлюзом, требуются серьезные знания в области серверной разработки, а любая ошибка может больно ударить по кошельку.

Нужно трезво оценивать свои технические ресурсы еще на этапе выбора партнера по платежам. Если штатных разработчиков нет, лучше отказаться от идеи прямого сотрудничества с банками. Отсутствие технической поддержки и затянутая процедура решения возникающих вопросов — а вопросы будут возникать чуть ли ни ежедневно — сыграют против компании.

Сага о 54-ФЗ

С 1 июля 2017 года новые требования закона обязали все торговые предприятия перейти на обновленную контрольно-кассовую технику, а именно — на онлайн-кассы, обеспечивающие передачу электронной копии чека в налоговую. Ажиотаж вокруг самой масштабной реформы в ритейле за последние десять лет привел к дефициту фискальных накопителей, который на сегодняшний день составляет порядка 300 тысяч единиц техники.

Но дефицит — не главная проблема. Гораздо больше трудностей у представителей малого бизнеса вызывает непонимание процессов и отсутствие ресурсов на внедрение технических доработок. Еще одна проблема — нехватка бюджетов. По скромным оценкам, стоимость перехода на новую ККТ составляет порядка 37 тысяч рублей, это при условии самостоятельных технических доработок. Если своих IT-специалистов нет, к этой сумме нужно добавить еще пару десятков тысяч рублей за аутсорсинг.

Новый закон закручивает гайки малому бизнесу, остаться в онлайне смогут только самые настойчивые предприятия. Оптимальное решение в сложившихся условиях — сотрудничество с платежными сервисами, у которых есть готовые интеграции с онлайн-кассами. Хотя полностью избавиться от связанных с 54-ФЗ заботами не получится — заключать договор с оператором фискальных данных и регистрировать оборудование в ФНС все равно придется самостоятельно — платежный сервис может как минимум обеспечить понимание происходящего вокруг и помочь с техническими доработками, оставив предпринимателю время для решения более глобальных вопросов.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 10 августа 2017 > № 2271036 Александр Пономарев


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 10 августа 2017 > № 2270999

ПОД/ФТ: как не попасть в «отказники»

Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

Борьбу государства с отмыванием денег и финансированием терроризма многие предприниматели ощущают буквально на себе и на своем бизнесе. Банк отказал в проведении операции, другой банк отказался открыть счет… Что делать, чтобы не попасть в категорию сомнительных клиентов? А если попал, как из нее выйти без потерь?

С середины июня банки, Центробанк и Росфинмониторинг начали обмениваться информацией о сомнительных клиентах, которым финансовые организации отказали в обслуживании в рамках «антиотмывочного» законодательства. В первом списке «отказников» было 200 тысяч субъектов.

По многочисленным отзывам на форумах в интернете становится ясно, что достаточно часто предприниматели просто не понимают причин, почему им отказали в проведении той или иной операции или вовсе заблокировали счет. Также они не понимают, почему при обращении в другой банк им отказывают в обслуживании и там. Круг замыкается, бизнес останавливается и со временем просто разоряется. Кого в этом винить? Как не попасть в категорию «сомнительных клиентов»? Почему банки не сообщают причин отказа? И что делать предпринимателю, если его компания оказалась в списке «отказников», как ему кажется, несправедливо?

Критерии банкиров

Прежде всего стоит изучить, как говорится, матчасть – иначе говоря, то самое «антиотмывочное» законодательство. Банки реализуют свои полномочия по отказу в выполнении распоряжения клиента о совершении операции и расторжению договора банковского счета на основании Федерального закона № 115-ФЗ. Именно этим законом регулируются правила внутреннего контроля банка в целях ПОД/ФТ (противодействие отмыванию доходов и финансированию терроризма).

Критерии неблагонадежности клиента и сомнительных операций приведены в Положении Банка России N 375-П. В приложении к этому документу – внушительная таблица-классификатор с перечнем признаков, указывающих на «необычный характер сделки». Классификатор занимает несколько страниц, поэтому для примера приведем здесь ТОП-10 общих признаков, свидетельствующих о возможном осуществлении легализации/отмывания доходов, полученных преступным путем. Со всеми признаками можно ознакомиться и изучить их в Приложении.

Запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели.

Несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами этой организации.

Выявление неоднократного совершения операций или сделок, характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля, предусмотренных Федеральным законом.

Отказ клиента в предоставлении запрошенных кредитной организацией документов и информации, которые необходимы кредитной организации для выполнения требований законодательства в сфере ПОД/ФТ.

Излишняя озабоченность клиента вопросами конфиденциальности в отношении осуществляемой операции.

Пренебрежение клиентом более выгодными условиями получения услуг (в частности, тарифа комиссионного вознаграждения, ставки по срочным вкладам и вкладам до востребования, а также предложение клиентом необычно высокой комиссии или комиссии, заведомо отличающейся от обычно взимаемой комиссии при оказании такого рода услуг.

Наличие нестандартных или необычно сложных инструкций по порядку проведения расчетов, отличающихся от обычной практики, используемой данным клиентом, или от обычной рыночной практики.

Необоснованная поспешность в проведении операции, на которой настаивает клиент.

Внесение клиентом в ранее согласованную схему операции (сделки) непосредственно перед началом ее реализации значительных изменений, особенно касающихся направления движения денежных средств или иного имущества.

Передача клиентом поручения об осуществлении операции через представителя (посредника), если представитель выполняет поручение клиента без вступления в прямой (личный) контакт с кредитной организацией.

Как прокомментировали порталу Банкир.Ру в пресс-службе Банка России, решение о расторжении договора банковского счета, об отказе в заключении договора банковского счета либо отказе в выполнении распоряжения о проведении операции банки принимают «по результатам всестороннего анализа совокупности всей имеющейся у них информации о клиенте, в том числе о характере совершаемых им операций».

Трудности информирования и вопросы злоупотребления

И все бы хорошо и понятно, однако банки не спешат объяснять клиенту, почему они так поступили и по каким именно критериям операция или его деятельность в целом подпадают под категорию «сомнительных». Может быть, им запрещено это делать законодательством?

В Центробанке объясняют так: «Противолегализационное законодательство не содержит запрета на информирование кредитными организациями своих клиентов об отказе в заключении договора банковского счета, расторжении соответствующего договора, отказе в проведении операции. Вместе с тем, ни Федеральный закон № 115-ФЗ, ни нормативные акты Банка России в области ПОД/ФТ не содержат требования о необходимости информирования клиентов кредитных организаций о конкретных причинах (основаниях) принятия вышеуказанных решений».

Иначе говоря, банкам вовсе не запрещено законом информировать клиентов, где и в чем они показались сомнительными. Но и делать это они тоже не обязаны. И, скорее всего, на подробные объяснения от банковских менеджеров в такой ситуации надеяться не стоит.

Банк России периодически заявляет о том, что попадание клиента-отказника в соответствующий список, который, как уже говорилось выше, теперь получают все банки, не должно само по себе являться основанием для отказа ему в обслуживании. Банки должны принимать решения на основании совокупности признаков и их анализа. Вместе с тем, бытует мнение, что банкам, особенно крупным, проще отказать такому клиенту, чем заниматься его анализом.

В Банке России, тем не менее, это прокомментировали так: «Следует отметить, что кредитные организации заинтересованы в расширении клиентской базы и привлечении на обслуживание возможно большего числа клиентов, в целях извлечения прибыли и, соответственно, не заинтересованы в прекращении таких отношений, не имея на то должных оснований».

Как выбраться из списка «отказников»

Что делать клиентам, которые считают, что им отказали в обслуживании или проведении операции необоснованно? Или они вообще попали в категорию «отказников» по ошибке?

На протяжении некоторого времени и ЦБ, и Росфинмониторинг говорили о необходимости выработки механизма реабилитации для таких клиентов. Однако на сегодняшний день его пока нет, и выход у него остается только один.

«Физические и юридические лица, которые считают, что действия кредитной организации неправомерны или ущемляют их права, в соответствии со статьей 11 Гражданского кодекса Российской Федерации вправе обратиться за защитой нарушенных прав в суд», - указывают в пресс-службе Банка России.

Иначе говоря, лучше приложить максимум усилий, досконально изучить законодательство и в список «отказников» просто не попадать.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 10 августа 2017 > № 2270999


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 9 августа 2017 > № 2268746

У предприятий нет средств для обновления фондов

Всего 9% мощностей обновлено, около 40% являются изношенными

Темп обновления основных фондов на предприятиях Казахстана замедлился до самого низкого уровня за последние 5 лет — по итогам 2016 года коэффициент обновления основных средств в целом по республике составил 9,1%. Об этом пишет аналитическая служба Finprom.kz.

В 2015 году порядка 16,1% всех основных средств, используемых в процессе хозяйственной деятельности на предприятиях РК, были обновлены.

На этом фоне уровень износа мощностей начал повышаться — по итогам 2016 года таковыми было признано 39,7% всех основных средств против 38,7% годом ранее.

Падение скорости обновления фондов и увеличение износа на производствах создает препятствия для реализации плана Третьей модернизации в Казахстане. Причина медленного обновления фондов — в падении темпов инвестиционных вливаний в развитие экономики.

По официальным данным, в 2016 году в модернизацию мощностей на предприятиях РК было вложено на 2% больше инвестиций, чем в 2015 году. Это самый низкий прирост объема инвестиционных вливаний за последние 5 лет.

Замедление притока инвествливаний наблюдается с 2014 года — прирост составил 4,2% против 6,9% в 2013 году.

Наиболее сложная ситуация с качеством фондов, используемых предприятиями в ходе своей деятельности, — в Мангистауской области. В регионе порядка 55,8% основных средств являются изношенными.

Также высокий уровень износа мощностей — в Кызылординской области (50,1%) и в Астане (47,9%).

Самая благоприятная ситуация по республике — в Алматинской области, где всего 30,4% всех основных средств являются изношенными.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 9 августа 2017 > № 2268746


Казахстан > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > kapital.kz, 9 августа 2017 > № 2268743

За 10 лет Китай потратит на покупку иностранных компаний $1,5 трлн

Большой поток денег из Поднебесной идет в сферу искусственного интеллекта

В ближайшее десятилетие приобретение иностранных компаний в Китае станет новым трендом. Объемы вложений вырастут на 70%, а поддержка зарубежных предприятий продолжится, несмотря на политические преграды. Об этом говорится в отчете юридической компании Linklaters LLP, передает hightech.fm.

По данным аналитиков, в ближайшие 10 лет Китай потратит на покупку иностранных компаний 1,5 трлн долларов. За последнее десятилетие китайские компании уже вложили в иностранные предприятия 880 млрд долларов.

Внутренняя политика КНР поддерживает инвестиции в производственные технологии, особенно это касается передовых разработок. Для страны приобретение и освоение инновационных технологий сейчас имеет приоритетное значение. В Китае уже действует новая стратегия Made in China 2025, цель которой — достижение максимальной независимости от зарубежных компаний и освоение значительной доли технологических и производственных рынков.

По данным Rhodium Group, с января по май 2017 года инвестиций со стороны КНР в США составили 22 млрд долларов — на 100% больше, чем за тот же период в прошлом году.

Большой поток денег из Китая идет в область искусственного интеллекта, в которой КНР и США борются за влияние на мировом рынке. За последние 6 лет китайские инвесторы вложили около 700 млн долларов в 51 американскую компанию из этой сферы.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > kapital.kz, 9 августа 2017 > № 2268743


Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 8 августа 2017 > № 2268928

Путь миллиардера: как Дарья Жукова повлияла на ребрендинг Романа Абрамовича

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Будучи в начале пути крайне закрытой персоной, Абрамович довольно быстро кардинально преобразился. Свою роль в этом сыграли не только перемены в российской политике, но и Дарья Жукова

Роман Абрамович F 12 был символом корпоративной жизни конца 90-х и начала нулевых. Практически за любым крупным конфликтом и новым переделом собственности наблюдатели пытались разглядеть тень этой фигуры. Вернее, вначале у тени было две головы, затем она раздвоилась окончательно. Один ее силуэт по имени Борис Березовский был подхвачен политическим вихрем и вынесен на периферию, а второй, напротив, разросся, слился с огромной бизнес-империей и сложной паутиной закрытых для общества связей.

По мере изменения политического ландшафта не только быть, но даже казаться слишком влиятельным становилось рискованно. Абрамович провел яркий эксперимент по полной перезагрузке своего образа. В успех верили далеко не все даже в команде бизнесмена, ряд его шагов считали чудачеством, странным капризом, но постфактум понятно — то ли интуиция, то ли счастливая цепочка совпадений, то ли невероятно сложный расчет обеспечили результат. Дарья Жукова сыграла свою роль в этой перезагрузке, поэтому объявленный вчера разрыв их отношений — повод оценить всю панораму пройденного пути.

Преобразование самого себя неотделимо от преобразования среды вокруг. Первым этапом персонального ребрендинга Абрамовича стала его чукотская история — позиция депутата Госдумы от автономного округа, а затем губернатора. Этот вираж вначале воспринимали с иронией, на уровне очередного этнического анекдота. Однако за сравнительно короткий период времени произошло радикальное преображение региона, что потянуло за собой первые изменения в публичном образе его руководителя. Не только в Анадыре, но и в отдаленных поселках велось активное строительство, открывались производства, а увлеченные московские менеджеры из команды бизнесмены делали презентации с увлекательными стратегиями регионального роста.

Чукотка становилась модной. Попасть туда было круто, оказаться внутри губернаторской команды круто вдвойне. На фоне новых раскрашенных зданий плескались белуги, катера с чукчами-китобоями скользили вдоль неведомых берегов, а яркие, оранжевых вертолеты носились над пастбищами оленеводов и трубами газовых месторождений. Абрамович стал чуть меньше бизнесменом с особыми привилегиями и чуть больше — социальным новатором и патерналистом большой экзотической территории.

Но Чукотка как репутационный проект была, скорее, продуктом внутрироссийского потребления, хорошим инструментом позиционирования в новой политической элите страны. Покупка «Челси» стала уже заявкой на имидж глобального уровня. В России эта сделка вызвала шквал критики, трактовалась как вершина социального цинизма. Но уже было что противопоставить негативу — тот самый чукотский кейс. «Ну да, клуб, — но давайте посмотрим: площадь Чукотки равна Франции, легко ли содержать такой регион?», — примерно такой посыл шел во внешнее поле. Тезис, разумеется, не безупречен с логической точки зрения, но общественное сознание не мыслит логическими категориями. Футбольный клуб стал восприниматься как бонус, а в некоторых случаях — как имиджевый инструмент работы с классическими элитами, пропуск в закрытый пул западного истеблишмента.

Но и для московской тусовки «Челси» оказался невероятно модным явлением, буферной зоной между двумя культурами, где можно было чувствовать себя почти англичанином, болея за клуб, но при этом сохранять русскую идентичность на лубочном уровне — петь «Калинку» и колоритно глушить водку. А сам контраст между образом саратовского парня-сироты с характерной щетиной, дешевыми часами на запястье и владельцем лондонского футбольного клуба, бизнес-игроком глобального уровня, перевел Абрамовича в ранг мифического персонажа, который выпадал из бытовой сетки этических оценок. Но такому герою нужна и специфичная спутница жизни, партнер в развитии глобальных связей. Абрамович — мировой футбол, Дарья Жукова — современное искусство — вот оптимальная комбинация для такой стратегии.

Как и ложи стадионов, современное искусство (на уровне инвестиций и организации выставочных пространств) создает площадки для коммуникаций, вырабатывает специфичную социальную кодировку, язык распознаваний «свой — чужой». Работал ли с этим инструментом Абрамович осознанно, неизвестно, но отношения с Жуковой явно продолжили коррекцию и глобализацию его образа. Характерно при этом, что довольно быстро Жукова перестала выглядеть вторичной фигурой, она вела свою партию, и скорее, уже Абрамович следовал за ней в вопросах своего эстетического апгрейда. Последние сведения (например, публикация в The Bell) о связях Жуковой с американской элитой, причем разных лагерей, включая семью Трампа, и способность использовать эти контакты в лоббистских целях, говорит об эффективности созданной композиции.

Пройдет еще несколько лет после покупки «Челси» и продажи основной части российских активов, и образ Абрамовича станет достоянием глобальных светских хроник, утратив внешнюю связь с большим бизнесом. Этот образ распадется на разрозненные элементы, собрать которые в одно целое станет уже практически невозможно. Кто он в реальности, как работает его огромное состояние?

Все эти вопросы окажутся закрытыми глянцевой картинкой большого футбола, искусства и бытовой роскоши. Как и 20 лет назад, он сохранит иллюзорность, но уже другого порядка. За относительно небольшой период тотальная перезагрузка будет завершена: начиная как закрытая фигура «без лица», Абрамович вышел на глобальную сцену, и при этом совершенно растворился в свете публичности, по сути исчез, оставив вместо себя медийный симулякр. Как заметил один персонаж Борхеса, строить лабиринты совершенно бессмысленно, поскольку мир — это один большой лабиринт.

Потускнеет ли без Дарьи Жуковой образ Абрамовича? Вопрос лишен смысла. Герой сам уже стал артефактом, а в искусстве предметный образ давно не является необходимым атрибутом. Изображение допускает здесь множество трактовок, но ни одно из прочтений не является ни истинным, ни ложным. Далеко не каждый из давних партнеров Абрамовича по бизнесу мог бы похвастаться такой метафизической трансформацией.

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 8 августа 2017 > № 2268928


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 8 августа 2017 > № 2268919

Российский "Дарт Вейдер" судится с другим миллиардером в рамках внушительного судебного процесса

Кеннет Рапоза | Forbes

"У российской звезды прямых инвестиций Владимира Евтушенкова было состояние в 9 млрд долларов, - сообщает Кеннет Рапоза в Forbes в статье от 7 августа. - До тех пор, пока российское правительство не арестовало его по сомнительным обвинениям и не отняло у него все акции региональной нефтяной фирмы "Башнефть" в 2014 году. Теперь у него осталось 2 млрд долларов. Если российский "Дарт Вейдер" преуспеет в намеченной на вторник судебной битве с инвестиционной фирмой Евтушенкова "Система", его состояние может еще сильнее уменьшиться".

"Роснефть" пытается отсудить у "Системы" 170,6 млрд рублей (2,8 млрд долларов), обвиняя ее том, что она разорила "Башнефть", вынудив "Роснефть" переплатить за нее в прошлом году. Это один из крупнейших корпоративных судебных процессов в российской истории, и СМИ уделяют ему столько же внимания, что и битве мультимиллиардеров между "Роснефтью" и покойной компанией ЮКОС, которую "Вейдеру" удалось отнять у изгнанного экс-миллиардера Михаила Ходорковского", - говорится в статье.

"В российском нефтяном мире генеральный директор "Роснефти" Игорь "Дарт Вейдер" Сечин могущественнее Владимира Путина, - утверждает Рапоза. - Вам не захочется, чтобы его адвокаты или адвокаты "Роснефти" дышали вам в затылок. Ничем хорошим это для вас не обернется".

"Для тех, кто пристально наблюдает за "Роснефтью" и Сечиным, все это что-то знакомое. "Роснефть" там известна как людоедка. В прессе Сечин фигурирует как российский лорд ситхов - неизменный потенциальный пиар-кошмар для Российской Федерации", - сообщает журналист.

"Во вторник уже в шестой раз региональный суд в Башкортостане - на исторической родине "Башнефти" - выслушает обе стороны спора. Судя по информации о процессе, точка зрения "Системы" проигрывает. Суд принял четыре петиции "Роснефти" в ходе слушаний, дав ход новым претензиям против "Системы". Между тем 15 петиций "Системы" были отвергнуты, как и шесть петиций третьих сторон", - говорится в статье.

"Не думаю, что у "Системы" есть шанс, - сказал российский инвестиционный банкир, пожелавший остаться неназванным. - Думаю, сейчас Евтушенков просто надеется избежать судьбы бывшего министра экономики Алексея Улюкаева".

"Улюкаев впал в немилость, - поясняет Рапоза. - Этого мрачного бюрократа свергли в прошлом году, обвинив в получении взятки в размере 2 млрд долларов от "Роснефти". Завтра он тоже предстанет перед судом. Он отрицает выдвинутые против него обвинения".

"Как и Улюкаев, Евтушенков тоже пожил под домашним арестом - в 2014 году. Его обвинили в отмывании денег. В результате того обвинения принадлежащие "Системе" акции "Башнефти" были захвачены правительством. Евтушенкова позже оправдали, но "Башнефть" он потерял. Чтобы избежать политических драм, три года назад "Система" и Евтушенков умчались в закат без драки, отказавшись от своих акций".

"Система" снова на прицеле, - говорится в статье. - В центре этой сложной проблемы - реорганизация "Башнефти" "Системой", мажоритарным акционером которой она являлась до тех пор, пока правительство не забрало ее себе и не осуществляло временное управление ею, пока "Роснефть" не приобрела ее в октябре прошлого года".

В "Системе" нынешние иски "Роснефти" о якобы причиненном ей ущербе в результате реорганизации "Башнефти" в 2013-2014 годах, считают нелепыми, так как "Роснефть" даже покупала ее не у "Системы".

"Битва между "Роснефтью" и "Системой" действительно идет вокруг обратного выкупа акций, - заявил изданию бывший глава Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ) России Игорь Костиков, который является автором "Кодекса корпоративного поведения". - Это - обычная операция. И "Башнефть" в результате этого не потеряла в стоимости, как утверждает "Роснефть". Наоборот, привлекательность ее акций повысилась.

В АФК "Система" утверждают, что в реорганизации "Башнефти", начатой в декабре 2013 года, не было ничего незаконного, все действия были одобрены акционерами компании и российским правительством.

В изданном в 2016 году "Путеводителе по инвестициям" журнала Forbes управляющий директор инвестиционной компании Spring Дэвид Херн заявлял, что "Башнефть" на тот момент для инвесторов была одной из самых привлекательных компаний. "Когда она принадлежала АФК "Система", управление осуществлялось на высоком уровне... Но мы продали акции, когда компанию приобрела "Роснефть". Сейчас все результаты этого управления и данные контрагентов свидетельствуют о том, что Сечин обрушил биржевую стоимость акций "Башнефти", - заявлял Херн.

"Роснефти" очень нужно найти деньги, - цитирует Forbes неназванного источника, близкого к этому делу. - Будто все вернулось в "лихие девяностые". Никакие аргументы не имеют значения. Все это похоже на грабеж средь бела дня".

"Роснефть" так уверена в своей победе, что их экспертная группа из девяти человек, представлявшая в суде 27 июня экспертные заключения, состояла из молодых, чуть за двадцать, выпускников университетов, не имеющих за плечами опыта в сфере корпоративных ценных бумаг, пишет Forbes.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 8 августа 2017 > № 2268919


Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 8 августа 2017 > № 2267613 Дарья Карпенко

Основатель фитнес-клуба о том, как превратила идею в любимое дело

Из большого спорта - к авторской программе тренировок

Зал просторный. Беговые дорожки, боксерская груша. Как только мы заходим, Дарья Карпенко, основатель фитнес-клуба Leader, радостно приветствует нас: «Здравствуйте!». Здесь принято приветствовать друг друга. «К нам ходят разные люди, но в нашем зале все равны», — поясняет хозяйка. В прошлом она мастер спорта международного класса по вольной борьбе, неоднократная чемпионка Казахстана, Азии. На протяжении шести лет была первым номером Казахстана. «Занималась профессиональным спортом 10 лет. Это была моя жизнь, и в другой сфере я себя даже не представляла», — так рассказывает о себе наша собеседница. После травмы, когда в один день отказали рука и нога, Дарье пришлось уйти из профессионального спорта. Врачи сказали: только фитнес. Она выучилась на тренера и пошла работать в фитнес-клуб. Сейчас у нее собственный зал и клиенты, выстраивающиеся в очередь, чтобы попасть на тренировки. Мы говорили с Дарьей о том, как она этого добилась. О бизнесе. Но получилось больше о силе духа, оптимизме и человечности.

— Дарья, наслышаны о вас, как о человеке, который помогает похудеть. Вы рассказывали об этом на проекте selfmade.kz.

— Во время беременности я набрала очень много — весила 107 килограммов. На мне куртка не сходилась. Представляете, вставала по ночам, пока муж спит, и пыталась протиснуть руку в рукав! И все думала, когда же смогу это сделать. Сейчас, конечно, смешно, но в то время было не до смеха. Я поняла: тот путь похудения и возвращения в норму (я же спортсменка!), который я предлагала своим клиентам в фитнес-клубе, теперь должна пройти сама.

Выстроила себе план индивидуальных занятий. Включила кардиотренировки, силовые, проработала режим питания. На себе прочувствовала, как это тяжело эмоционально, когда хочется съесть что-нибудь или выпить кофе! Ровно за 60 дней привела себя в порядок. Притом что кормила ребенка. Почему я акцентирую на этом внимание? Все говорят, после родов нужно кормить, нельзя худеть. Нет, просто нужно правильное питание. И нужен грамотный инструктор, который приведет тебя к цели.

— И вы решили поделиться опытом с другими?

— Когда я сама прошла путь от лишнего веса до похудения — через депрессии и слезы, — и в итоге привела себя в порядок, настал тот самый момент, когда я четко поняла: пришло время открывать зал. Тем более когда я была фитнес-инструктором, мне очень нравилось работать с людьми, которые нуждаются и в физической поддержке, и в психологической. Нравилось их вдохновлять. Люди, у которых есть лишний вес, они же замкнутые. Женщины теряются с мужчинами, в семье. Кто-то не может забеременеть. Мне нравится приводить их к результату.

— С чего начали?

— С идеи. Я такой человек: если что-то задумала, всегда осуществляю. У меня не было ничего — ни денег, ни оборудования. Взяла в аренду зал и начала работать с парой человек. Я писала, звонила, поддерживала девочек — и вот так потом с каждым клиентом. Я с клиентами постоянно на связи, они обращаются ко мне в любое время по любому вопросу, будь то питание или личные проблемы. Женщин ведь понять сложно, бывает, случаются срывы, кто-то хочет все бросить. Я борюсь за каждую — чтобы не бросали тренировки, совершенствовались.

— Вы ведь переезжали в другие залы, прежде чем купить собственный?

— Да. После того, первого, я арендовала зал получше. В первом были не очень хорошие условия, мы бегали в Парке первого президента, в парке Горького — везде, где только можно. Ездили на Медео прыгать на лестнице. Я учила своих девочек справляться с любой ситуацией. Не жить на всем готовом. В жизни всегда есть трудности, мы преодолеваем себя и так приходим к победе.

Потом я взяла зал еще лучше. Пару лет там проработали. И наконец появился свой собственный зал. К этому моменту я уже поняла, что именно нужно — какие тренировки нравятся женщинам. И что нужно подстраиваться, нужен индивидуальный подход к каждому, не одну и ту же тренировку для всех.

— Работаете только с женщинами?

— С женщинами и детьми. У нас есть детки, которые болеют сахарным диабетом. Была пара случаев с раковым заболеванием. У нас занималась девочка с опухолью в голове. Мы согласовали тренировки с ее лечением, которое прописали в Корее. Опухоль ушла. Девочка была с очень большим весом, эмоций у нее вообще не было. Она просто хотела жить. И я ей сказала: ты должна жить до последнего.

Мы помогаем детям с онкологическими заболеваниями. Мы можем провести занятие в бассейне. Можем дать даже какие-то художественные занятия.

Тренироваться — даже утром

— Расскажите подробнее о своей программе. У вас же авторская методика?

— Да, у меня авторская программа. Не буду раскрывать деталей. Но объясню, что ее основа — в индивидуальном и особенном подходе к женщине. Программа включает тренировки, изменение питания. У нас семь тренеров — по боксу, легкой атлетике, силовым программам, танцам. И каждый день у нас разные тренировки. Никогда не было, чтобы одна и та же программа повторялась день ото дня.

Сейчас я хочу зарегистрировать свою методику, взять патент. В последнее время часто слышу, что кто-то занимается так же, как у нас.

— Как подбираете тренировки?

— Каждую субботу мы составляем план, потому что есть люди, которые занимаются по четыре-пять лет, есть новички, уровень подготовки у всех разный, нужен дифференцированный подход. Я стараюсь, чтобы обязательно была кардионагрузка. Мы очень много ходим в походы — Медео, Шымбулак. Особенно летом. Да и зимой — неважно, и в снег, и в дождь. Участвуем в разных соревнованиях. Недавно, например, организовали благотворительные соревнования — хотим подарить детям с онкологическими заболеваниями бассейн. В таких мероприятиях участвуют все женщины, которые к нам ходят.

Руководствуюсь такой установкой: людям, которые тренируются, не должно быть скучно, они не должны привыкать к однообразию. Представляете, вот вам надо гирю поднимать каждый день — и только. Это скучно.

У нас есть танцы — зумба, игры — регби, баскетбол. Женщины очень любят бокс — у нас группы переполнены. Я всегда шучу: девочки, в семье мы это не используем, только здесь, только в зале. И это помогает освободиться от негативных эмоций.

В ответе за тех, кого тренируем

— У вас занятия начинаются в пять утра. Как вы поняли, что будет спрос на тренировки в такое время?

— Вообще мы работаем до 10 вечера, но по факту — до последнего клиента. От нас и в 11, и в 12 ночи уходят.

Спрос на утренние занятия на самом деле огромный! Группы на 5, 6, 7 утра переполнены. У женщин как? Вечером нужно детей со школы или детского сада забрать, ужин мужу приготовить. Вот и получается, что утро самое оптимальное время.

К ранней группе я отношусь с особенным трепетом. Представляете, встать к пяти утра? Причем они занимаются каждый день. Это в основном люди с большим весом. Они только разминаются у меня по полчаса. Пришел человек с весом 130 килограмм, не скажешь же ему — а ну-ка беги! Начинаешь потихонечку работать, мотивируешь, объясняешь, как надо, разговариваешь. Сначала это тяжело: люди привыкли спать, есть. Перестройка на новый режим происходит за 21 день. Я даю месяц. Люди поначалу привыкают, а потом уже получают наслаждение от тренировок и даже не пропускают занятия.

— Как с тренерами обстояли дела? Как собирали команду?

— Я очень щепетильно отношусь к подбору тренерского состава. Подбираю всех сама, никому не доверяю этот процесс. С каждым кандидатом разговариваю лично. «От агашки» — таких людей у нас нет. Для меня важно, чтобы человек был собранным, трудолюбивым, он должен любить работу не только ради денег. Деньги мы всегда заплатим, но любовь к своему делу — это не каждому дано. Для меня важно, когда у тренера есть ответственность за тех, кого он тренирует. У меня, например, в 12 ночи только начинается день. Люди мне начинают писать — кто с вопросами, кто с проблемами. Я отвечаю. Не хочу, чтобы человек потерялся. Если дать человеку отдохнуть день-два, неделю — все, он никогда больше не придет. Его тяжело возвращать к тренировкам. Поэтому я и хочу, чтобы у тренера был контакт с клиентами.

У нас представлены разные виды спорта. Тренеры должны сами быть спортсменами в прошлом, они должны были сами в свое время пройти через снижение веса — они знают, как это правильно делать. И, конечно, нужно специальное образование. Не беру просто обученных. Бывший юрист, например, не может быть первоклассным тренером. У нас работают боксер, легкоатлет, борец.

Всех курирую сама, просто даю направления — кому позвонить, кого убедить. Очень люблю дисциплину и чтобы не было такого, что один тянет в одну сторону, другой — в другую.

— А вообще тяжело найти в Алматы хороших тренеров?

— Трудолюбивых и любящих свое дело — непросто. А так тренеров много. Не хочу говорить плохо о коллегах, каждый тренирует по-разному. Для меня важно, как я уже говорила, чтобы тренер не просто дал человеку нагрузку, а буквально прожил с ним все то время, пока он в клубе. Подход к каждому человеку для меня важен. Даже если мы отпускаем в другой клуб — бывает, кто-то не может оплачивать занятия у нас, — я могу посоветовать тренера.

— Кстати, раз заговорили о цене, абонемент в ваш клуб действительно стоит недешево…

— Если человек трудолюбивый, я иду навстречу, делаю скидку. У нас даже прайс-листа нет. Конечно, есть определенная ставка. Но мы рассматриваем каждый случай отдельно.

Каждый ищет свое

— Сложно ли было выходить на рынок? Фитнес-клубов в Алматы много.

— Возможно, от того, что я спортсменка, у меня никогда не было сомнений. Я начинала с нуля — арендовала зал и стала работать. В этом зале, в котором мы сейчас находимся, продумывала каждую деталь: как поставить тренажеры, какое покрытие сделать — все до рисунка на стене. Считаю, что каждый может осуществить свою мечту, добиться цели. Надо просто любить то, чем ты занимаешься. К конкуренции я отношусь, знаете как? Я строгая. Не принимаю лень, оправдания вроде «проспала», обжорство. Вот так же — не принимаю и конкуренцию. Каждый ищет свое.

— Как рынок в Алматы сейчас распределяется между игроками? Больше крупных или мелких фитнес-клубов?

— По моим оценкам, 70% принадлежит мелким залам, доля крупных сетей — около 30%. Мне кажется, такое распределение связано с уровнем жизни в Казахстане — большая часть желающих могут себе позволить заниматься в небольших клубах, где цены ниже.

— Часто появляются новые залы?

— Я всегда с уважением отношусь к коллегам. Новые игроки часто появляются, но так же быстро и уходят. Бывает, год проработают — и закрываются. Небольшие залы не окупают себя. Возможно, из-за стандартного подхода к клиентам. Вот этот зал, где мы сейчас находимся, открывал мой друг. Я просила: отдай мне, он не хотел. Через год написал: покупай, я не справляюсь.

А сам рынок очень большой. Даже с нами по соседству три клуба. Цены там ниже, наши раза в четыре выше.

Скоро воплотим идею в жизнь

— Когда открывали собственный зал, сколько вам понадобилось на это средств?

— У меня не было компаньонов, я не брала кредитов. Копила каждую копейку. Просто хотела сделать зал таким, каким хочу. Были расходы на покрытие, стекла и т. д. На оборудование ушло $100 тыс. Мы не могли купить его в магазине в Алматы из-за нереально высоких цен. Я заказывала в Китае, сама ездила на заводы, выбирала. Искала альтернативу.

— Вы сейчас собираетесь открывать еще один зал в Алматы и зал в Астане. Есть спрос?

— В Алматы, в другой части города, мы решили открыть зал, чтобы людям было удобно. Будет единая база, и человек сможет заниматься в одном из наших залов.

По поводу Астаны. Я каждый день получаю по несколько десятков сообщений, люди спрашивают, когда откроемся в столице. Мы поняли, что пришло время расширяться. Скоро воплотим эту идею в жизнь.

Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 8 августа 2017 > № 2267613 Дарья Карпенко


Казахстан > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 8 августа 2017 > № 2267590

Более 300 организаций технического и профессионального образования готовы обучить казахстанцев бесплатно в рамках Программы продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«На сегодня в программе приняло участие 248 тыс. человек, массовое обучение населения поставлено в связи с низким качеством трудовых ресурсов в стране в целом. По статистике среди безработного населения 25% имеют только среднее школьное образование, среди самозанятого населения половина без специального образования. Обучение, в первую очередь, коснется выпускников школ. С 1 сентября 321 организация технического и профессионального образования готова их принять за счет программы, предусмотрена выплата стипендий, одноразового горячего питания. Для иногородних представлена материальная помощь на проезд и проживание», - рассказал вице-министр труда и социальной защиты РК Биржан Нурымбетов.

По данным Минтруда, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, общий уровень безработицы снизился с 5,1 до 4,9%. Наблюдается рост численности занятых на 0,8%, в том числе численность наемных работников возросла на 1,5%. Согласно официальным данным местных исполнительных органов, в первом полугодии в стране создано 170 тыс. новых рабочих мест.

Казахстан > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 8 августа 2017 > № 2267590


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 августа 2017 > № 2267895 Валерий Лях

Мнение ЦБ: советы финансовых гуру могут привести к убыткам и судебным разбирательствам

Валерий Лях

директор департамента противодействия недобросовестным практикам Банка России

Как действовать, чтобы первые инвестиции не обернулись потерями и разочарованием? Чьим советам и рекомендациям доверять?

Начинающий инвестор, поддавшись призывам ведущего модного финансового телешоу, вложил свои сбережения в акции перспективной компании. Ему было 24 года, он работал водителем, а все накопления составляли $60 000. Но акции неожиданно обвалились, деньги ухнули в никуда.

Дальше можно не продолжать, сюжет криминальной драмы «Финансовый монстр» наверняка помнят многие. Помимо захватывающего действа, фильм интересен историей — у главных героев были реальные прототипы, а также моралью — не стоит безоговорочно доверять даже самым раскрученным финансовым гуру.

В России большая часть граждан пока не распробовали как следует финансовый рынок. Но процесс, что называется, идет. Сейчас клиентами профучастников рынка ценных бумаг являются около 3 млн человек, и почти каждый квартал их ряды пополняются еще на 100 000. Эти люди — потенциально активные инвесторы.

На самом деле случаи, когда эксперты, претендующие на роль рыночных прорицателей, вольно или невольно вводят инвесторов в заблуждение, не столь уж редки. В том числе и в нашей стране. Причем подчас такие действия совершаются даже не корысти ради. Мы не раз наблюдали, как некоторые аналитики сотрясали рынок, мягко говоря, непродуманными заявлениями. Например, на страницах специализированных порталов и форумов анонимные пользователи настойчиво публикуют рекомендации в отношении конкретных инструментов. А для того чтобы придать своим словам дополнительную весомость, скрываются под многозначительным ником «Инсайдер». Видимо, для того чтобы создать впечатление осведомленности, причастности к эмитенту, инвестиционной или юридической компании. Однако информация, выдаваемая ими за «инсайдерскую», является либо вымыслом чистой воды, либо «художественно переработанными» сведениями из открытых источников.

Тем не менее преподнесенная уверенно, да еще и под соусом некоей таинственности, она, как показывают наблюдения, может быть воспринята частью аудитории как руководство к действию. И даже — такое тоже бывало — оказать влияние на рыночные параметры ценной бумаги. Ну а если каналом распространения информации становится даже не портал или форум, а газета, радио, телевидение?

В качестве примера — случай не из кино, а из жизни. Правда, не вчерашнего и даже не позавчерашнего дня, а примерно годичной давности. Но, к сожалению, не единственный, а всего лишь один из.

Довольно известный аналитик, выступая на популярном телеканале, эмоционально предложил торговую идею в виде покупки акций одной не слишком раскрученной, но вполне благополучной компании — УК «Арсагера». А для того, чтобы подогреть интерес зрителей, скорее в шутку сказал, что, по его сведениям, акции компании скупает некий трейдер, обладающий, в свою очередь, инсайдерской информацией. А раз уж это делает инсайдер, сами, мол, понимаете, что… Аналитик обошелся без ссылок на источник информации, данных о финансовом положении компании и анализа текущего состояния дел на рынках. И все же такого выступления оказалось достаточно, чтобы стремительно развернуть рынок. Малоликвидные акции рванули вверх на 20%. А доверчивые инвесторы в ходе необоснованного ралли понесли реальные и весьма ощутимые убытки.

Дело кончилось склокой в сети: рассерженные пострадавшие не скупились в выражениях в адрес ни в чем не повинной, но не оправдавшей их надежд компании; она, в свою очередь, затеяла судебные разбирательства в отношении тех, кто порочил ее имя в сети.

Инвесторам, естественно, никто ничего не вернул.

Безусловно, каждый гражданин имеет право высказывать свою точку зрения — в том числе публично. Размышлять, строить версии и прогнозы. Однако эксперты и аналитики как никто другой должны понимать, какое влияние опубликованная и озвученная ими информация может оказать на финансовый рынок и в частности на справедливое ценообразование финансового инструмента, а соответственно — и на результаты работы инвесторов. Причем, неважно, что в упомянутом выше случае, скорее всего, никакого злого умысла и не было. Точнее, выступавший, очевидно, просто не задумывался о последствиях. И это распространенная проблема.

Внимательные читатели и уж, конечно, журналисты знают: есть пул спикеров, которые буквально специализируются на кошмарных прогнозах, невероятных предсказаниях, разоблачительных сенсациях. Надо честно признать, что в нашей правоприменительной практике опыт разбора подобных случаев отсутствует. Но, кстати, не исключаю — пока отсутствует.

По закону «О противодействии манипулированию и инсайде» умышленное распространение через СМИ и интернет заведомо ложных сведений, которые приводят к существенному отклонению цены, спроса, предложения или объема торгов от уровня, который бы сформировался без такого воздействия, является манипулированием. Соответственно, и наказание за такие действия тоже предусмотрено. Некоторым экспертам и аналитикам, легкомысленно делающим громкие заявления, следовало бы об этом помнить.

Что же касается инвесторов, то тут есть набор простых, но всегда актуальных советов.

Старайтесь критически оценивать, проверять и анализировать информацию. К необычным прогнозам, особо оригинальным рекомендациям и заявлениям, не подкрепленным фактами, отнеситесь с наибольшей осторожностью. Во всяком случае пусть они сначала станут пищей для размышлений и лишь потом — толчком для принятия решений. И помните, что, поддержав, как говорят на рынке, навязанный тренд, вы можете оказаться и жертвой, и орудием манипуляторов. Помните о возможных рисках.

И, как говорится, удачных вам инвестиций.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 августа 2017 > № 2267895 Валерий Лях


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 августа 2017 > № 2267882 Алексей Фирсов

Самоирония и интерактив как способы разрядить обстановку и помириться с клиентом

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Реагировать на проблемы и критику компании могут по-разному. В методе отработки негатива банком «Открытие» видно стремление понять клиентов, а не только отстоять свой корпоративный интерес

Во время работ по благоустройству Москвы экскаватор перебил кабель, который обеспечивал работу датацентра банка «Открытия», застопорив снятие наличных и другие операции в банкоматах. Казалось бы, вполне рабочая ситуация была использована банком в жанре творческого диалога со своими клиентами: им была предложен не только 5-ти процентный кешбэк при посещении ресторанов и кинотеатров, но и конкурс фотожаб по поводу происшествия. Приз традиционный — iPhone.

Несколько ранее такой же прием применил Алишер Усманов, желая разрядить ситуацию вокруг своих видеообращений к Алексею Навальному, в обсуждении которых доминировали черты иронии и критики. Усманов попробовал перевести дискуссию в область «веселых картинок», с аналогичным призом за лучший мем на самого себя, обращая тем самым иронию в самоиронию и приподнимаясь над ситуацией. Поэтому прием «Открытия» выглядит отчасти вторичным, но зато он уже подчеркивает тенденцию.

Реагировать на проблемы и критику компании могут по-разному. В целом здесь есть три подхода. Первый — не замечать проблему и на всю критику реагировать с холодным отрешением. В российской действительности этой стратагемы, к примеру, придерживается авиакомпания «Победа». Возможно, ее маркетологи приняли голливудовский взгляд на негатив, выраженный формулой: «Неважно, что говорят, лишь бы правильно произносили фамилию». При том, что маркетинговая политика «Победы» не отличается принципиально от политики других лоукостеров, коммуникационные сбои приводят к очень серьезной девальвации имиджа. Недавнее извинение авиакомпании перед пресс-секретарем патриарха Кирилла Александром Волковым, чья семья не смогла сесть на рейс даже при наличии билетов, выглядело в общественном поле как уступка влиятельному институту церкви, но не как осознанное признание ошибки. «Победа» — образец корпоративного аутизма в нашей практике.

Образцом второго подхода являются мобильные операторы. В случае серьезных сбоев, как это было недавно с «Мегафоном», следуют формальные, не самые оперативные извинения и признание проблемы. При этом стерильные, выверенные фразы слабо интересуют людей, у которых из-за отсутствия связи срываются деловые переговоры, любовные свидания, встречи в аэропортах, вызовы врачей и масса других важных моментов. Иными словами, бизнес выполняет здесь ритуальный танец, который по сложившимся правилам надо исполнить в таких случаях. Это уже шаг вперед, поскольку такой танец нельзя исполнять постоянно, он предполагает работу над ошибками.

В случае с Усмановым или банком «Открытие» появляется третья идея — попытка разрядить негативную ситуацию форматом интерактива. Его подтекст можно выразить, например, так: «Ну да, все мы ходим под Богом. История неприятная, кто бы спорил. Но разве не забавно при этом, что в перерытой и вскрытой Москве, в азарте тотальной реновации, уже начинают рвать кабель. Так скоро Собянин лишит коммуникаций Генштаб; давайте вместе посмеемся над этим». Такой подход кажется немного наивным, но в нем есть уже зачатки эмпатии — нормального человеческого сопереживания, стремления понять другого, а не только отстоять свой корпоративный интерес. Вернее, реализовать этот интерес более тонким образом, через фазу игры со своим клиентом.

Слабая субъектность в общении с внешней средой и слабая персонализация российского бизнеса — две стороны одной медали. В публичном пространстве мало компаний, которые обладают собственным лицом, стилем, характером, и как следствие — навыком персональной коммуникации. Но аудитория перестает слышать формализованный, стандартный язык корпоративных сообщений. Реальное значение большинства заявлений, исходящих от бизнеса, не в том, чтобы они были прочтены и усвоены, а в выполнении самой процедуры публичного произнесения. Мы, как социологи, редко наблюдаем ситуации, когда компания всерьез стремится оценить, насколько вообще усваивается валовый продукт ее публичной речи, выраженный в бесконечных буклетах, презентациях, корпоративных СМИ, пресс-релизах и комментариях, постах в корпоративных блогах и прочих инструментах. По сути это такой феномен «автоматического письма когда голова уже слабо контролирует движение руки, и текст развивается по своей внутренней, одному ему ведомой логике.

Разумеется, речь не о том, что интерактивные конкурсы как-то всерьез корректируют эту ситуацию. Но в них проявляется легкий симптом смены курса, а именно, простое понимание того, что если ты хочешь быть услышанным, надо как минимум убедиться, что собеседнику интересно все это слышать, интересен сам формат коммуникации и есть минимально достаточная вовлеченность сторон. Иначе синдром корпоративного аутизма будет только усугубляться.

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 августа 2017 > № 2267882 Алексей Фирсов


Эстония. Евросоюз > Транспорт. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > mirnov.ru, 2 августа 2017 > № 2504377

В ЭСТОНСКОЙ СТОЛИЦЕ НАЧАЛИ РАБОТАТЬ БЕСПИЛОТНЫЕ АВТОБУСЫ

В Таллине появились беспилотные общественные автобусы, которые до конца августа будут бесплатно перевозить пассажиров. Пилотный проект запущен в рамках программы председательства Эстонии в Совете Европейского союза.

Как сообщает прибалтийское издание Delfi, беспилотники Easymile ранее уже тестировались на улицах города, но без пассажиров. Сейчас два самоуправляемых автобуса одновременно курсируют по специально созданному маршруту с двумя остановками и будут работать шесть дней в неделю.

Одно транспортное средство вмещает до восьми человек. Одно место предназначено для сопровождающего, который рассказывает пассажирам о новой технологии.

На запуск проекта было затрачено 100 тыс. евро, при этом две трети суммы составили частные инвестиции.

Федор Карпов

Эстония. Евросоюз > Транспорт. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > mirnov.ru, 2 августа 2017 > № 2504377


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 августа 2017 > № 2262882

Несладкая жизнь: почему важно не сдать позиции при нарастающем количестве конкурентов

Мария Петченко

со-основатель компании «Peroni»

Как запустив успешный проект, не попасть в ловушку подделок и атак недоброжелателей

В 2013 году мы выпустили на рынок новый продукт — мед-суфле. Потребители задавали миллион вопросов, а сети не понимали даже, в какой отдел его ставить, поэтому продавать получалось только через дегустации. Конкуренции не было, как и продаж. Примерно через полгода-год ситуация начала резко меняться — количество тех, кто «попробовал — понравилось — рассказали друзьям — купили еще» выросло и продукт стал успешно продаваться в магазинах.

Сразу же стали появляться аналоги: кто-то копировал все один в один, кто-то брал только название и идею и немного дорабатывал, кто-то шел дальше и включал креатив. Сейчас, через 4 года, аналогов стало так много, что потребители путаются, и попробовав низкокачественные аналоги, разочаровываются в продукте. Что делать чтобы обезопасить себя и свою идею от полного растворения и исчезновения?

Максимально защитите все интеллектуальные и визуальные разработки

Найдите проверенного патентного поверенного и зарегистрируйте вашу торговую марку, визуальный образ, технологию, дизайн. Мы зарегистрировали, например, нашу упаковку и сейчас официально подали иск на совсем схожие аналоги. Да, в России и во всем мире сложно отстаивать свои права, даже Лабутены не везде смогли запатентовать красную подошву у туфель. Но тем не менее это создаст дополнительный барьер, и если и не принесет больших капиталов, то по крайней мере — отпугнет совсем недобросовестных конкурентов.

Проработайте все точки контакта

Театр начинается с вешалки, а контакт с компанией может начаться с визитки, письма, шаблона договора, звонка менеджера — важно все, и мелочей тут нет. Дорогой пиджак от дешевого отличается прежде всего качеством подкладки и швов там, где никто не видит. Из незаметных мелочей и складывается образ бренда. Для этого часто не требуется материальных затрат, а только внимание. Например, можно вложить в пакет именную открытку с благодарностью за заказ, подписанную лично директором. Тогда заказ становится уже не просто посылкой, а чем-то личным. На эту тему есть очень хорошая книга Игоря Манна «Точки контакта».

Доверие — самая ценная валюта

Сейчас мало, кто верит рекламе, в ход идет новая валюта — «доверие» к продукту и компании. У кого доверие, тот и на коне. Выбирая отель для путешествия, мы в первую очередь смотрим отзывы. Мы верим людям, поэтому нет смысла тратить кучу денег на полосы в глянцевых журналах и рекламу на ТВ, особенно если вы стартап. Вложитесь в сарафанное радио, в отзывы на популярных сайтах — otzovik, irecommend, yandex.market, обзоры на различных тематических площадках. Причем это должны быть действительно честные отзывы — у вас же хороший продукт. Нужно только дать возможность людям поделиться впечатлением о нем. Важно доверие не только конечных потребителей, но и партнеров. Если ваша репутация чиста, у вас идеальные контракты с поставщиками и сетями — это огромное конкурентное преимущество. Везде работают люди, и ваша первоочередная задача — наладить дружеские и доверительные отношения с ними. Например, в ГУМ, «Цветной», «Комус» мы попали без копейки вложений только потому, что нашли общий язык с закупщиками и дружим до сих пор. А прекрасный менеджер стекольного завода обеспечивает нам эксклюзив на золотую проволоку для банок и прозрачный силикон.

Подтверждайте качество всеми доступными средствами

Уже, конечно, меньше, но все же в большинстве своем люди верят регалиям и наградам. Участвуйте в конкурсах, выставках, премиях. Проводите исследования, получайте сертификаты, дипломы.

Привлекайте лидеров мнений

В каждом сегменте рынка есть те, кому доверяют и хотят быть похожими. Нужно постараться установить с ними контакт и увлечь их своей идеей. Это могут быть звезды, блоггеры, ученые, писатели. И не думайте что они небожители и не снизойдут до общения с вами. Мы даже Принца Кентского медом-суфле угощали, и он обещал передать его своей двоюродной сестре — королеве Елизавете II. А самая замечательная история произошла у нас с кулинарной студией Юлии Высоцкой — мы познакомились 4 года назад случайно с менеджером студии в лифте — помогли донести тяжелые сумки, разговорились и так начался наш совместный проект.

Даже если вас копируют, то они всегда на шаг позади

Многие копируют только оболочку, не понимая как и зачем это сделано. Но вы ведь понимаете и можете развить свою идею дальше. Вводите новинки, дополнительные услуги или товары, предлагайте комплексные решения. Например, показательна история iPhone — пока конкуренты копировали внешние атрибуты, Apple семимильными шагами шел дальше, выпуская все новые и новые фишки, обновления, дополнения. Но, как только он перестал предлагать супер-новинки, конкуренты стали догонять и даже обгонять. Совет для тех, кто не первый на рынке — даже если вы выходите на существующий рынок — вы запросто можете применить все те же пункты и выбиться в лидеры или занять свою нишу.

Фокусируйтесь

Если ваш сегмент уже занят или насыщен, то не обязательно стремиться объять необъятное и тягаться с монстрами — вы можете выбрать свою нишу и стать в ней лучшим. Как говорил Джек Траут, «дифференцируйся или умирай». Вы наверняка помните успех CheapTrip — на переполненном рынке турагентств они успешно заняли нишу самых дешевых туров и были безумно популярны. Но не переборщите с этим — нужно учитывать емкость рынка. Сыроедные эко-кошерные хлебцы — это конечно здорово, но потребителей в Москве будет человек 10.

Не можете победить — объединяйтесь!

Иногда конкурентам проще объединиться и сделать выгодную коллаборацию, чем биться до последнего, вытягивая все соки друг из друга. Мы верим, что объединение сейчас — это восходящий и очень здоровый тренд. Границы стираются и мир становится многополярным. Не зря же Яндекс.такси и Uber объединились. Напоследок хочу напомнить сказку про льва и антилопу. Где-то в Африке каждое утро просыпается антилопа. Она знает, что ей надо бегать быстрее самого быстрого льва из соседнего прайда, иначе ее съедят. Где-то в Африке каждое утро просыпается лев. Он знает, что ему надо бегать быстрее самой медленной антилопы в соседнем стаде, иначе он умрет от голода. Неважно, кто вы — антилопа или лев. Солнце взошло — надо бежать!

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 августа 2017 > № 2262882


Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 31 июля 2017 > № 2260499 Антон Аграновский

Люди и деньги: на что смотреть венчурному инвестору

Антон Аграновский

президент инвестиционной компании Agranovsky IT Investments & Consulting

Как найти идеальную команду для стартапа и помочь ей завоевать рынок

Существует множество подходов к отбору объектов инвестирования. Инвестор может отталкиваться от уникальной технологии или разработки, текущего тренда («инвестиционной моды»), размера потенциального рынка. Дискуссии о наиболее эффективной инвестиционной парадигме, вероятно, никогда не завершатся – критерии оценки слишком субъективны.

Мне кажется показательным исследование, проведенное в 2015 году венчурной компанией First Round Capital. Подводя итог десяти лет работы, эта инвестиционная фирма (давшая старт, среди прочих, Uber, Square и Wikia), выделила 10 факторов, наиболее сильно влияющих на успех стартапов. Среди важных – пол, возраст, образование основателей, прошлый опыт работы, наличие в команде более чем одного ключевого участника. Факторы, связанные с продуктом или рынком, даже не вовлекались в анализ.

В своей работе я тоже делаю упор на человеческий фактор. Фокус моей инвестиционной компании – стадии seed и pre-seed, самые сложные, но и самые потенциально доходные; это стадии идеи или создания прототипа, когда он еще не подтвержден и модель работы бизнеса непонятна. При этом я смотрю только на российские команды, даже если у них глобальный фокус и продукт, который потенциально может продаваться по всем миру. Посевные инвестиции – в принципе достаточно локальная история: по оценке американского Angel Resource Institute, от 60% до 85% инвестиций бизнес-ангелы делают не просто внутри США, а в рамках своего региона.

Главное в инвестировании — не текущая мода и тренды. Моя оценка потенциальной инвестиции всегда исходит из двух факторов: сила команды и потенциал монетизации.

Нужно смотреть на основателей, на то, насколько они заряжены идеей, готовы вкладывать в нее свои силы и время, способны заниматься одним проектом, что сделали до этого. Очень важно, могут ли они вообще технически создать продукт. Хватает ли им знания и умения вывести продукт на рынок. На стадиях seed и pre-seed не нужны большие команды, чаще всего это от трех до пяти человек. Небольшой, но сложившийся коллектив. В команде обязательно должен быть визионер, человек, являющийся стержнем продукта/проекта. Он может быть или финансистом, или маркетологом – специализация в целом не важна. Принципиально, чтобы он был лидером. В IT-проектах обязательно наличие в команде сильного технического специалиста. Специалист, который будет хотя бы базово разбираться в маркетинге, PR и юзабилити продукта, это дополнительные баллы команде.

Независимо от того, каков продукт, правила рынка всегда одинаковы. Все зависит от того, как основатели проекта собираются зарабатывать деньги. Насколько команда настроена жить за счет инвесторов, нацелена ли она извлекать прибыль, разрабатывать продукт быстро. Необходим простой и реалистичный сценарий, при котором продукт доходит до breakeven, начинает расти самостоятельно, после чего дополнительные деньги ему нужны только на тиражирование подтвержденной модели – на маркетинг и рекламу. Не важно, какой именно продукт выпускает компания. Должен существовать план того, как с какой-то понятной и предсказуемой окупаемостью вернуть инвесторам вложенные средства.

Сложность стадий seed и pre-seed – в большом количестве ловушек на пути проекта. Команда может принять стратегически неправильное решение о том, как развивать продукт, или сдаться раньше, чем проект стал продуктом, испугаться, пойти к конкурентам и продать им отличную идею или наработки дешево. Важно удержать их от этого, не дать погубить или продать проект до того как он прошел нужные стадии на пути к успеху. Именно поэтому на ранних стадиях нужно входить в компанию долей выше блокирующей.

Я считаю, что акселераторы и теплицы – это плохой подход, работающий, но плохой. Формат кампусов и коворкингов возможен в ситуации, когда ты управляешь большим инвестиционным фондом и тебе нужно визуально демонстрировать работу и объемы. Чем больше в процессе корпоративного или государственного участия, тем больше показухи. Идеальный пример -- самый большой в мире стартап-инкубатор Station F, запущенный на днях во Франции: партнерство с Microsoft, 250 млн евро заявленных инвестиций, здание исторического вокзала Halle Freycinet, президент Макрон на церемонии открытия. На 34 тысячах квадратных метров разместят более тысячи компаний-стартапов. Об индивидуальной селекции команд говорить не приходится, в таких проектах берут количеством.

Если же инвестируешь свои собственные средства, то тепличные условия принесут вред. Любые формы инкубаторов создают изначально неконкурентные условия для проектов, и команда из теплицы на жестком рынке будет чувствовать себя некомфортно, будет слабой и начнет постоянно обращаться за помощью. Эту мысль емко описывает поговорка: «Если вы перестали видеть стартапера на конференциях, то, скорее всего, он начал работать».

Для успеха проекта важно создать быстрый и дешевый прототип. У всех продуктов, в итоге ставших успешными, была одна общая черта – максимально быстро и очень дешево изготавливался прототип, который запускался в рынок и изменялся (порой, радикально), исходя из реакции рынка. Тот же Facebook запускался как внутренняя сеть для университетов, а стал глобальной компанией. Чем быстрее собирается обратная связь, тем быстрее команда поймет, что именно надо менять.

На начальных стадиях не должно быть долгосрочной стратегии. Если она есть, ты, скорее всего, ошибаешься. Нужно понимать, что ты делаешь в краткосрочной и среднесрочной перспективе, как, когда и ценой каких ресурсов будет готов прототип, альфа-версия, бета-версия и так далее. Дальше – расправляй паруса и испытывай их ветрами рынка.

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 31 июля 2017 > № 2260499 Антон Аграновский


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 июля 2017 > № 2258709 Алексей Сиднев

Помочь или не мешать. Что государство может сделать для социального бизнеса

Алексей Сиднев

генеральный директор Senior Group

Частные поставщики социальных услуг в состоянии не хуже государства выполнять его функции, а часто даже лучше

В среду Владимир Путин встретился с представителями социально ориентированных некоммерческих организаций (НКО), чтобы обсудить существующие в этой области проблемы. На этой встрече мне удалось поговорить с президентом о том, как государство может поддержать социальных предпринимателей, и какие условия, созданные самим государством, сегодня являются сдерживающими для социально ориентированного бизнеса.

Передача госзаказа частным компаниям

В своем обращении к Федеральному собранию Президент рекомендовал региональным властям 10% госзаказа в социальной сфере передать НКО. Предпринимателей оставили в стороне. При этом частные поставщики социальных услуг в состоянии не хуже государства выполнять его функции, а часто даже лучше, потому что может позволить себе сосредоточиться на узких проблемах, не распыляясь на широкий фронт работ. Причем такая ситуация характерна не только для российского рынка. Интересный эксперимент был проведен в Швеции. Там построили пансион для пожилых людей, состоящий из двух одинаковых корпусов. Один из них отдали в управление частной компании, второй — государства. Через три года эксперты оценили работу каждого из корпусов. В расчет брали соблюдение стандартов качества, стоимость услуг и удовлетворенность персонала. Стандарты качества оказались выше в том корпусе, которым руководила частная компания. Стоимость его услуг была на четверть ниже государственной. Единственный параметр, по которому оба отделения оказались равны, — удовлетворенность персонала.

Таким образом, возможно, стоит дать разъяснения и уточнить, что в расчет могут браться не только НКО, но и негосударственные учреждения в целом, то есть в том числе коммерческие организации. Особенно справедливым и логичным это кажется, если учитывать то, что речь идет об оказании возмездных услуг. А пока существующее положение дел привело только к тому, что часть предпринимателей трансформировалась в НКО.

Создание справедливых тарифов

Часть социальных услуг все же постепенно передается в негосударственный сектор. Так, согласно Федеральному закону 442-ФЗ, человек вправе выбирать поставщика социальных услуг, в том числе среди коммерческих компаний, которые входят в реестр поставщиков таких услуг. Тарифы на оказание услуг формируются на региональном уровне, и они искусственно занижаются. Например, проживание пожилого человека в пансионате оценивается в 1000 рублей в сутки, при этом себестоимость услуги составляет 1500 рублей, а если следовать международным стандартам качества — 2500 рублей. Такая разница возникает за счет того, что тарифы формировались исторически, то есть ежемесячные затраты учреждения просто когда-то разделили на количество проживающих. При этом не были учтены затраты на капитальный ремонт, оборудование, амортизацию. Кроме того, тарифы отражают устаревшую систему, одним из недостатков которой была острая нехватка кадров. Бизнес не может работать по предложенным тарифам, поэтому регионы обращаются к федеральным властям за финансированием для создания дополнительных государственных мест долгосрочного ухода. Но эти расходы выше, чем было бы необходимо для увеличения тарифов. Необходимо создать такую систему формирования тарифов, которая отражала бы реальные затраты бизнеса, обеспечивала хотя бы минимальную прибыль и была ориентирована на качественный уход.

Внедрение стандартов качества

Сегодня в России не существует единой системы контроля качества для учреждений социальной сферы. Сейчас проверяют только государственные учреждения, и критерии оценки носят скорее формальный характер. Например, проверяют только наличие положенного оборудования, но не умение персонала его использовать, маркировку постельного белья, а не его пригодность и так далее. При этом, например, в Израиле и государственные и частные гериатрические центры работают по единому стандарту. Это отдельный документ, который есть в открытом доступе на сайте Министерства здравоохранения Государства Израиль. Существует отдельный контролирующий орган, который отвечает за проверку подобных учреждений. На такую проверку выезжает мультидисциплинарная бригада, состоящая из социального работника, физиотерапевта, гериатра, диетологи и других специалистов. В итоге получатель социальных услуг всегда может зайти на сайт Минздрава и ознакомиться с результатами проверки: увидеть оценки конкретного учреждения, рекомендации, которые были даны ему и так далее.

Опыт Израиля и других стран, которые по праву считаются лидерами в области социального обеспечения, показывает, что наличие системы контроля качества может оказывать ощутимое влияние на многие показатели. Например, она может помочь уменьшить загруженность учреждений долгосрочного ухода и снизить смертность среди инвалидов и пожилых. За счет внедрения единых стандартов качества Израиль сделал систему социальной поддержки конкурентным преимуществом страны. Уверенность в том, что человек будет полностью защищен государством в случае потери дееспособности, а также в старости, делают государство привлекательным для жизни и снижает отток работоспособных граждан, соответственно, способствует росту ВВП. Однако радует уже то, что и у нас государство стало слышать бизнес. Мы можем прямо говорить с первыми лицами государства, не обходя острые углы.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 июля 2017 > № 2258709 Алексей Сиднев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 июля 2017 > № 2258705 Артем Субботин

Экономика обмена: проверяй, доверяй, делись

Артём Субботин

Основатель автоматической системы подтверждения личности CheckU

Доверие — основной капитал экономики совместного потребления. Всего за несколько лет нас научили не бояться незнакомцев и доверять людям по ту сторону экрана. Но доверие требует уверенности в попутчике или арендаторах.

За последние сто лет человечество сделало индустриальный рывок, закрыв свои базовые потребности в пище, защите и безопасности. Многие услуги стоившие 20 лет назад немалых денег, сегодня демонетизированы: человечество перестало платить за новости, фотографии, информацию или образование. Смена парадигм затронула и экономику, фокус сместился с владения на пользование.

Появилось такое понятие, как «экономика совместного потребления». Люди разделились на тех, кто готов сдавать свои ресурсы в аренду и тех, кто готов за это платить, высвобождая личное время или экономя на крупных покупках. В ход пошло все: пустое место на автостоянке, пассажирское сиденье в автомобиле, свободный диван или весь дом, даже время.

Последние исследования показывают, что половина жителей развитых стран задействованы в экономике обмена:

Арендовали квартиру или дом — 13.64%

Арендовали комнату в чьем-то доме — 8.10%

Сдавали в аренду свою недвижимость — 7.17%

Пользовались каршерингом — 7.12%

Пользовались услугами домашней уборки — 20.72%

Покупали что-то на досках объявлений — 24.62%

Нанимали сиделку — 6.70%

Арендовали вещи — 4.58%

Ничего из этого — 49.44%

Подводные камни

Как и с любой новой бизнес-моделью взаимодействующей с реальным миром, существуют перегибы, которые нужно сглаживать. Когда запускался Uber, многомиллиардный тезка тренда «Уберизации», компанию часто обвиняли в плохой проверке водителей, позволяющей просачиваться криминальным элементам за руль автомобиля. Подобные проблемы были и у другого единорога «совместного потребления» — Airbnb.

Две девушки из Стокгольма решили сдать квартиру на время отпуска и немного заработать, они не представляли, что увидят по возвращению. А ждала их санитарная катастрофа из разбросанных презервативов и педикулюзных очагов заражения. Ну и записка от полицейских: «Извините, мы были вынуждены провести рейд в квартире, пока вас не было, потому что в ней устроили бордель».

Второй случай произошел с программистом из Сан-Хосе, к нему в берлинскую квартиру вломился «какой-то русский», с криками что убьет его, если он немедленно не уберется от туда. У русского на руках были все документы подтверждающие проживание в этой квартире. Калифорнийцу ничего не оставалось, как съехать и найти себе новое жилье.

Самое удивительное в историях описанных выше, не то, что герои оказались в этих ситуациях, а то что они попали туда по своей воле. Девушки сами сдали свою квартиру незнакомцу, а программист арендовал апартаменты, не зная с кем имеет дело.

Современный человек без задней мысли прыгает в пассажирское сиденье автомобиля, принадлежащего впервые встреченному водителю. Да, я говорю о BlaBlaCar, где любой желающий может купить место в попутной машине и за небольшие деньги добраться из одного города в другой. С незнакомцем! Хотя мама всегда твердила: «никогда не садись в машину к незнакомцу».

Но почему каждый месяц четыре миллиона человек (это больше чем перевозит «Аэрофлот»), забывая мамины советы, садятся в машину к чужим людям и пускают их в свои квартиры? Ответ прост — доверие. Вот что на самом деле продается на рынке совместного потребления. Пользователю нужна уверенность в том, что его квартира, вещи и жизнь будут в безопасности и только тогда он готов платить за сервис.

Международное консалтинговое агентство PwC провело опрос на тему экономики совместного потребления, 89% респондентов согласились с тем, что основа данного рынка это доверие между сервисом и пользователем. И сервисы готовы обеспечить безопасность своих клиентов. Они вводят денежные компенсации за понесенные убытки, как Airbnb, страхующий все риски связанные с размещением гостей на сумму до 1 000 000 долларов. Или используют систему рейтингов и отзывов, чтобы пользователи сами решали кому стоит доверять, а кого лучше не пускать на порог или в салон автомобиля.

Хотя эффективнее всего фильтровать нежелательных гостей на входе.

Кто там?

Жилище обычно является неприкосновенным, а проникновение в него без разрешения заведомо преступно, что наталкивает на мысль о необходимости представиться в ответ на вопрос: «Кто там?» Удаленная идентификация личности стала онлайн-аналогом такого представления: «Меня зовут, Николай, мне можно доверять, я не украду ваш китайский сервиз и вообще буду вести себя прилично».

У финансовых организаций это называется Know Your Customer (KYC) — знай своего клиента. Термин компаний, работающих с деньгами частных лиц, означает необходимость идентифицировать и установить личность контрагента перед проведением финансовой операции.

Рынок онлайн-идентификации, как и экономика совместного потребления, — только начинает свой рост. Его еще не поделили между собой крупные игроки. Места хватает всем, и каждый год на этом месте появляется все больше и больше компаний с интересными и уникальными предложениями. Кто-то делает ставку на охват и заявляет, что может работать со всем миром, а кто-то наоборот сосредотачивается на отдельной стране и занимает там большую долю рынка. Но структура работы у всех примерно одинаковая: проверка документа удостоверяющего личность и установление идентичности человека. Для этого используется два инструмента — распознавание паспорта или ID-карты и распознавание лица. Пользователю предлагают загрузить паспорт, который распознается и проверяется на подделку, следом просят посмотреть в веб-камеру своего компьютера или смартфона, чтобы провести сличение с фотографией в документе. Убедившись, что вы тот за кого себя выдаете, перед вами открываются парадные двери сервиса. С этого момента вы становитесь верифицированным пользователем внутри доверенного круга таких же людей.

Но это только базовый элемент верификации, вокруг которого выстраиваются дополнительные меры проверки человека. Например, в последнее время активно используется «цифровой след» (digital footprint) пользователя. Это когда помимо верификации собирается и анализируется информация о профилях в социальных сетях, опубликованных фотографиях и упоминаний в интернете. Это позволяет проследить историю онлайн-жизни пользователя.

В целом каждая компания занимающаяся проблемой онлайн верификации, старается наполнить свой продукт такими технологиями, которые легко будут раскрывать самозванцев. И в следующий раз, когда вы решите сдать в аренду пылящуюся на антресолях дрель, сесть к кому-то в автомобиль или пустить незнакомца переночевать вас будет волновать только статус его профиля — «верифицирован».

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 июля 2017 > № 2258705 Артем Субботин


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 27 июля 2017 > № 2258023 Дмитрий Калаев

Почему хорошая компания — не всегда хорошая инвестиция. И наоборот

Дмитрий Калаев

директор акселерационных программ ФРИИ

Один из камней преткновения между инвестором и командой стартапа — разный взгляд на успех компании.

В последнем сезоне популярного сериала «Кремниевая долина», посвященном жизни стартаперов и венчурных инвесторов в Калифорнии, герой бросает стартап с проверенной бизнес-моделью и сложившейся аудиторией в 100 000 человек. Он отказывается от идеи привлекать новый раунд инвестиций… из-за слишком медленного роста компании. «Когда будете расти на 100% — приходите», отвечают инвесторы. Ситуация типична для мира венчурных инвестиций: компания, успешно нащупавшая свою бизнес-модель и приносящая достаточную для основателя прибыль, может оказаться совершенно неудачным и безынтересным вложением средств для инвестора. И даже для основателя.

Один из камней преткновения между инвестором и командой стартапа — разный взгляд на успех компании. Важно понимать: «успешная» компания в глазах основателя и инвестора — далеко не одно и то же.

Представьте компанию, которая многообещающе росла и привлекла 100 млн рублей за 20% в компании. Спустя 3 года по разным причинам компания смогла выйти в годовую выручку 100 млн рублей из которых 20 млн — это прибыль. Для инвестора — это трагедия. Продать такую компанию получится только при удачном стечении обстоятельств, а получить из нее дивидендами даже вложенные 100 млн удастся, в лучшем случае, за 25 лет.

Для основателей — это, конечно, сильно меньше планов создания миллиардной корпорации, но поделить по результатам года 80% от 20 млн прибыли на двоих — неплохая ситуация, которая позволяет вполне комфортно и успешно себя чувствовать. Компания даже может рассказывать другим стартаперам как надо строить успешные компании.

К примеру, фаундер компании по созданию ботов для Facebook Дмитрий Думик создал приложение «Мята» для Вконтакте. Построенная без инвестиций компания была очень успешной для российского рынка и давала комфортный уровень дохода основателю. Однако, максимум своей аудитории во «ВКонтакте» был уже достигнут и дальше развиваться стало некуда. В амбициях Дмитрия Думика всегда было построить бизнес мирового масштаба, поэтому стартап продали одному из стратегических партнеров и Дмитрий начал делать новую компанию, рассчитанную на мировой рынок. Эта новая компания оказалась интересна для 500 Startups, YCombinator и последующих инвесторов. Сегодня созданная на глобальном рынке компания Дмитрия занимает 46% рынка чат-ботов для Facebook Messenger.

Разница между интерпретациями успешности может быть фундаментальной, и взаимное непонимание инвестором и предпринимателем этого факта может отрезать от инвестиций даже сильный стартап.

Чего хотят фаундеры

Что нужно, чтобы сделать счастливым основателя стартапа? Во-первых, их независимость. Работать на себя, а не «на дядю» — важный мотивирующий фактор, который не стоит недооценивать. На свободе предприниматель «расцветает», начиная генерировать новые смыслы взамен воспроизводства старых. Весьма показателен пример предпринимателя Яна Кума, основателя популярного мессенджера WhatsApp. Будущий миллиардер проработал в корпорации Yahoo! семь лет, познакомившись там со своим будущим кофаундером Брайаном Эктоном. «Мы оба не хотели заниматься этой корпоративной фигней», вспоминал позднее этот период своей жизни Ян Кум. Логично, что только уйдя с работы и основав WhatsApp, приятели наконец пришли к настоящему успеху.

Второе необходимое условие — возможность делать то, во что ты по-настоящему веришь, реализация своей миссии. Сколь бы безумной это идея ни была. Именно поэтому самые успешные предприниматели — не просто талантливые инженеры, а визионеры, стремящиеся изменить окружающий мир под свои концепции. Для красноречивой иллюстрации можно вспомнить историю компании Apple: Стив Возняк занимался любимым делом — паял компьютеры, но никогда не смог бы привлечь инвестиции. А Стив Джобс же, напротив, думал о том, как их продукты изменят мир. И научился заражать своим энтузиазмом не только ИТ-специалистов Кремниевой долины, но и инвесторов.

Ну и последний компонент успешной компании, способный сделать своего основателя счастливым – это, разумеется, деньги, самое осязаемое мерило успеха и востребованности продуктов. Компания должна кормить своих основателей, одевать их, регулярно приносить деньги, а в идеале обеспечить основателей деньгами на долгие годы вперед.

Другой угол зрения

Венчурные фонды и бизнес-ангелы обычно хотят очень высокой доходности от вложения в стартап, выше, чем от банковских депозитов и акций состоявшихся компаний. Но бизнес-ангелы иногда руководствуются в своих решениях эмоциями, которых венчурные фонды начисто лишены.

Представители венчурных фондов руководствуются в своей работе рациональной мотивацией. Прежде всего, представителю фонда нужно удачно вложить свои деньги, понимая, что риск и высокая доходность в этом случае идут рука об руку. Доходность портфеля — самая важная характеристика, через призму которой можно объяснить многие поступки инвестора. Например, почему венчурные фонды спокойно списывают компании в убыток или иногда возвращают акции «невзлетевшим» компаниям: все дело в том, что сопровождение сделки в будущем будет стоить дороже, чем фонд сможет получить при выходе. Если в компании рост отсутствует и маржинальность близка к нулю, то рациональное экономическое решение ведет к отказу от владения 40% этой компании.

Бизнес-ангелы — другой тип инвесторов. Обычно это уже реализовавшие себя, а теперь желающие не только приумножить капитал, но и сделать что-то запоминающееся. У этого типа людей мотивация посложнее: их логику может быть трудно объяснить, но они способны принимать решения просто «по приколу», потому что они хотят принять участие в крутой и меняющей мир истории.

Пример из своей жизни. В начале года я вложил несколько миллионов в сеть футбольных клубов для детей. Кроме простого расчета заработать на этом, я мотивировал себя еще и тем, что в случае потери денег я как минимум помог детям учиться играть в футбол — сделал полезное для этого мира дело.

Таких мотивов принятия решения достаточно много в среде бизнес-ангелов. Но когда я инвестирую деньги фонда как представитель ФРИИ, я такого эмоционального подхода не имею права себе позволить.

Точки пересечения

Пересечение целей венчурного фонда и фаундера мы видим только в одной плоскости — денежной. Точек совпадения интересов у бизнес-ангела и предпринимателя больше: к желанию заработать добавляется еще и зажигательная идея. Но в этой формуле не хватает еще одной важной составляющей: силы воли основателя, которая в приложении к его мотивации имеет критическое значение в том, на какой точке успеха он остановится, и остановится ли вовсе. Именно эта сила заставляет предпринимателя смотреть в будущее, хотеть большего и не бояться этой смелости.

Для фаундера компания размером в 100 млн рублей — предел желаний, но вкладывающий десятки миллионов инвестор рассчитывает на возврат средств с мультипликатором в 10Х, для него указанная сумма — это верный признак, что вернуть деньги не получится. Яркий пример с одной из компаний, в которую я инвестировал личные средства. В течение 3 недель мы не могли встретиться после получения ими первого транша. Я был готов на встречи в вечернее время и в выходные дни, но они предпочитали это время проводить с друзьями и семьей. Разделяю семейные ценности и уважаю людей, у которых это стоит на первом месте. Но мне стало очевидно, что основатели стартапа менее вовлечены в свой бизнес, чем я, миноритарный инвестор. Это был явный сигнал, что построить большую успешную компанию с такими приоритетами основателей не получится — вернув долю в компании, я списал деньги в убыток.

Как понять, что перед вами достаточно сумасшедший и целеустремленный стартапер? Есть несколько формальных признаков: готовность работать 24х7, правильные амбиции и установка «я сделаю эту компанию с вами либо без вас». Его целеустремленность легко проверить на следующей встрече, на которой вы увидите либо рост его компании, либо сетования на отсутствие инвесторов и непонимание клиентов. Предприниматель, продолжающий развивать свой продукт, с высокой вероятностью использует деньги инвестора на ускорение роста компании и вывод ее в «стратосферу», и вы можете успеть «сесть в этот поезд» вместе с ним.

Один из самых ярких примеров такого позитивного «безумца» — Федор Овчинников, основатель «Додо пиццы». Прекрасный пример воплощения настоящей предпринимательской мечты. Пока инвесторы крутили пальцем у виска, не веря в его успех, Федор писал яркие посты в блоге, создавал собственное сообщество и привлекал деньги. В результате на стадии идеи была достаточно высокая оценка компании — она оценивалась не как традиционные пиццерии, а как ИТ-компания, а это разница в оценке в 10 раз. Сегодня у него работающий международный бизнес с пиццерией в Китае, США и большими планами по экспансии по всему миру.

Что делать и кто виноват

Регулярно основатели бизнесов жалуются, что инвесторов в стране нет, в них не хотят инвестировать. На самом деле инвесторов в России и в мире много и денег у них хватает. Нет ни одного инвестора, который захочет пропустить выгодную для него сделку. Если к вам инвесторы не выстроились в очередь, то возможны две причины. Или вы не смогли рассказать о своем проекте — это тоже задача основателя, так как серийный инвестор получает десятки предложений об инвестировании в день. Или ваше мнение о хорошем бизнесе не совпадает с тем, каким его видит инвестор. Стартап всегда конкурирует с акциями Сбербанка и если акции Сбербанка дают больший процент роста, обладая практически 100% ликвидностью, то никакой инвестиции не состоится.

Венчурные деньги — самые дорогие деньги в этом мире. Дороже только криминальные деньги. Привлекать их стоит, если вы верите в дело и понимаете, как ваш бизнес будет расти на протяжении нескольких лет по 100% и более в год. В других случаях стоит рассчитывать либо на собственные накопления, либо на инвестирование прибыли от создаваемого бизнеса. В этот момент обычно спрашивают: «Зачем же мне инвестор, если я могу реинвестировать свою прибыль?» Ответ очень простой — окно возможностей, пока растущий рынок не взяли конкуренты, очень короткое и если вы не выбираете его с инвестициями, то это делают ваши конкуренты

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 27 июля 2017 > № 2258023 Дмитрий Калаев


Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 26 июля 2017 > № 2255615 Азат Сугирбеков

Как овладеть кофейной магией и выстроить бизнес на сегментировании

Азат Сугирбеков раскрыл рецепт успешного эспрессо-бара

Азат Сугирбеков — обычный парень, за плечами которого тяжелая работа в ночном клубе, неоконченное высшее и тернистый путь к собственному бизнесу, пусть и на партнерских началах. Предприимчивый бариста встречает нас радушной улыбкой и двумя чашками мягкого капучино. Во время нашей утренней беседы в одном из алматинских бизнес-центров к совладельцу Buffeteria подходят деловитые казахстанцы в хорошо сидящих костюмах. Они здороваются и просят по-свойски: «Мне как всегда».

Сегодня он варит чудесный расслабляющий кофе для белых воротничков, являясь совладельцем трех кофеен под брендом Buffeteria, деятельность которых сконцентрировалась на сегменте бизнес-центров и университетов. С деловым еженедельником «Капитал.kz» Азат делится креативными составляющими рецепта успешного эспрессо-бара. И чашкой кофе, конечно же.

— В городе столько кофеен! Почему вы решили стать бариста и открыть свою?

- Так случилось, что во время учебы я подрабатывал барменом в ночных клубах. Подработка плавно переросла в основную деятельность, поэтому с дневного факультета финансов гремевшего в то время Центральноазиатского университета я перешел на заочку. Я не видел смысла тратить время на шаблон, который навязывает общество, ведь профессия бармена мне очень полюбилась. Недаром барменов называют вторыми психологами — расслабившиеся клиенты делятся своими историями. Поначалу было тяжело пропускать через себя чужую душевную боль, я переживал за каждого гостя, но, с другой стороны, это было интересно. Чтобы как-то помочь, я начал готовить что-то особенное — напиток под гостя. В каждые бокал и чашку я вкладывал и продолжаю вкладывать душу. Вода — это субстанция, которая впитывает в себя всю информацию. Плохое настроение, недосып, а тем более болезненное состояние всегда передаются человеку через напиток. Я всегда замечаю: в такие моменты он часто не получается. Каждое утро, выходя на бар, я стараюсь поймать правильный настрой и помнить о том, что работаю для каждого клиента.

- И все же сегодня вы не бармен, а специалист по кофе.

— В моей профессии было одно «но» — я не видел света, работал только ночью с графиком 2 через 2. Мне хотелось быть «белым человеком» — с пятидневкой и нормальными выходными. Поэтому пошел стажироваться по специальности в банк, но быстро понял, что без бара мне не жить. И так в 2012 году я наткнулся на объявление о поиске бариста в эспрессо-бар в «Нурлы Тау». Когда начал работать с кофе, поначалу совсем не понимал его: это же гадость, думал я. Никакой эстетики. В алкогольных напитках миллион тонкостей, а здесь что? Горькая темная субстанция из жареных зерен. Может, еще семечки пощелкать? Однажды подошла девушка и сказала мне, что мой кофе отвратительный. Появилось еще пару таких «доброжелателей». Критику воспринял болезненно. Ну кого это не заденет? Даже думал вернуться в привычную ночную жизнь. Но в итоге понял, что ошибкой было то, что я не изучил свое дело. Одним утром проснулся и дал себе обещание не отступать… Тогда я начал штудировать YouTube и Google, читая статьи и просматривая видеоуроки. Делал это часами, часто оставался в бизнес-центре до утра, чувствуя себя химиком — миксовал кофейные коктейли и дегустировал новые вкусы. В итоге стал самоучкой и полюбил этот напиток всей душой.

- И тогда вас пригласили в бизнес?..

— Да. Мне стало поступать очень много предложений — кофейни, рестораны и даже партнерские отношения. Инвестор нашего эспрессо-бара не захотел терять меня и предложил долю в бизнесе, поставив меня у руля. Дальше — больше. Мне оказали финансовую помощь для развития кофеен и эспрессо-баров в сегменте, который мне казался перспективным. Инвестор рассматривает мои предложения, вкладывает деньги, а моя деятельность заключается в продвижении, организации процесса и обучении.

- Почему вы выбрали сегмент бизнес-центров?

— Обычная кофейня требует сменного присутствия персонала, а я думаю о своих ребятах-бариста и сам знаю, насколько тяжело работать нон-стоп. Я хочу, чтобы мы отдыхали по праздничным дням и нормально жили. Поэтому у нас три заведения — два в бизнес-центрах и одно в Университете Нархоз. Там, правда, пока больше прибыли приносит продажа ланчей. Но работа с молодыми людьми — очень важная тема. Посредством прививания культуры пития кофе в университетах мы выращиваем будущее поколение любителей и ценителей кофе.

- Каков на сегодняшний день казахстанский рынок кофеен, есть ли культура потребления напитка?

— История казахстанских кофеен началась с 2000-х годов — тогда, когда сюда зашли крупные компании, поставляющие оборудование, — Musetti, Lavazza, «Данкинг». Они предлагали итальянский способ обжаривания, который отличается горечью. Поэтому у нас сформировалось представление о том, что кофе должен быть горьким. В 2011—2012 годах рынок совершил рывок — появилось много мини-кофеен и частных мастеров-обжарщиков, которые самостоятельно изучали искусство в Европе. Они-то и рассказали нам о том, что кофе не обязательно должен быть горьким, и есть разные способы обжарки и приготовления. В то же время появились первые алматинские и астанинские чемпионаты бариста, которые медленно, но верно воспитывали рынок.

- А что насчет помещения? Какие требования?

— Поиском я тоже занимаюсь. Требования к месту довольно простые — первые этажи, метраж от 20 метров на островок до 55 метров на полноценное заведение, адекватная арендная плата, количество сотрудников более 500 человек и расположение выше Толе би. Дело в том, что в наших эспрессо-барах помимо кофе есть и еда — десерты, порционные бизнес-ланчи. Но мы не готовим их самостоятельно, а наши поставщики находятся в верхней части города. Мы всегда смотрим на время — к 9 утра все должно быть на витрине. Если бизнес-центр будет располагаться ниже, то поставщики успеют только к 11−12, а это уже поздно — человек хотел позавтракать, а у нас ничего нет. Ну и контингент нужен подходящий. Продвигать правильный, специально заваренный кофе получится только там, где люди способны его купить.

- Как вы выстраиваете ценообразование?

— Больших накруток у нас нет. Если вы заметили, цены даже ниже рыночных. Мы озабочены тем, чтобы работник бизнес-центра мог позволить себе кофе каждый день, а не один раз в неделю. В бизнес-центре «Шартас» мы окупились через 1−1,5 года. Вообще окупаемость — штука, которая не так сильно зависит от вкуса напитка или цен. Я помню, как эспрессо-бары загорались и потухали, так и не выйдя в плюс. Потом у них менялись владельцы, которые оказывались влюбленными в свою работу, и кофейни становились безумно популярными. Большие средства нужны для покупки обжарочного аппарата, ростера. Мы арендуем его у собственного обжарщика, профессионала высокого класса. Пока у нас есть три линии — «Эфиопия», «Гватемала» и «Бразилия». Сейчас на рынке Казахстана очень популярна смесь «80 на 20» — арабика с робустой. Ее мы тоже делаем.

- Много ли уникальных рецептов?

— Уникальных немного, есть те, которые мы делаем по-своему. Многие приходят к нам именно за такими напитками — нашим рафом или cheese-латте. Кроме того, я не использую порошок — люблю натуральные ингредиенты. Даже горячий шоколад мы готовим из настоящего какао. Его и хранят в специальных баночках.

- В интерьере тоже предпочитаете натуральные материалы? Везде очень много дерева!

— Да, в оформлении эспрессо-баров я тоже принимаю участие. Я человек дерева! Это можно распознать по тому, что меня окружает, — кофейное дерево, коричневый цвет, карандаши и бумага, рисование. Все эти предметы так или иначе связаны.

— Кстати, о рисовании. Необычные стаканчики с яркими граффити — это сделано вручную?

— Да. В детстве я тяжело заболел. Целый год нужно было себя чем-то занимать, поэтому начал рисовать и читать книги. Тогда и осознал: в рисунках можно воплощать свои мечты! И вот рисую по сей день. На стаканчиках — молодые девчонки-модницы, постеры Keep calm и герои нашего времени. В будущем я планирую запустить линейку стаканчиков с рисунками. Я познакомился с очень сильным химиком, мы уже обсуждаем технологии. Производство ведь недешевое! Рисую я не только на стаканчиках, но и на напитках. Моя любимая техника — эчинг. Тренировался долго, но успеть нарисовать что-то интересное корицей или шоколадом за те 2 минуты, пока кофейный напиток не остыл, — это захватывающе!

- А раскраски-антистресс, которые лежат на столах ваших кофеен?

— Это такой релакс для деловых людей. Раскрашиваешь листочек, и эмоции, которые засели в подсознании, выплескиваешь наружу. Заходят гости, начинают рисовать и через час просыпаются со словами «о, боже, где я!», не заметив, как пролетело время. Вообще секрет Buffetteria — теплое общение с бариста и впечатления. К нам идут расслабиться, переключить внимание с рабочих вопросов и снять стресс. Кстати, запах кофе является одним из трех уникальных ароматов, которые снижают этот самый стресс. Два других — это запахи свежеиспеченного хлеба и свежескошенной травы. Организовать пекарню в бизнес-центре довольно проблематично, ежедневно скашивать траву — тем более, особенно зимой (смеется). У нас остается кофе, и открыть эспрессо-бар в бизнес-центре — это лучшее решение.

- Какую роль играет ваша команда?

— Мы — это и есть команда плюс домашняя атмосфера. Ребята харизматичны и позитивны, у многих посетителей складываются теплые отношения. Не раз у нас образовывались пары. Начиналось с того, что гости спрашивали: «А что она любит?» или «Как достать его номер?». Потом тихонько просят нарисовать на капучино что-нибудь особенное. А потом уже и вдвоем приходят. Даже небольшая кофейня при бизнес-центре — хорошее место для деловых встреч. Бывает, посетители спорят о деталях контракта. После пары чашек нашего кофе успокаиваются, переходят на позитивный тон.

- Куда планируете развиваться?

— Вообще, я занимаюсь обучением персонала, хотя есть и обычные посетители, которые хотят научиться варить хороший кофе у себя дома. Спрос на такие знания хороший, поэтому мы хотим создать школу по кофейному мастерству. Еще я недавно ездил в Астану — ко мне обратилось руководство крупной казахстанской финансовой организации, хотят свои кофейни открыть. Там непаханое поле! Ну, а глобально — хотелось бы когда-нибудь выйти с Buffetteria на мировой рынок.

Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 26 июля 2017 > № 2255615 Азат Сугирбеков


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255719 Дмитрий Бугаенко

Долгосрочные инвестиции: как утроить капитал на горизонте 10 лет?

Дмитрий Бугаенко

управляющий партнер «ИК ВЕЛЕС Капитал»

Об активах, способных обеспечить повышенную доходность в долгосрочной перспективе

Не секрет, что на длинных горизонтах акции всегда неплохо растут. Например, сбалансированный индекс акций S&P дает 9-11% годовых сам собой, то есть можно достаточно легко зарабатывать такой уровень доходности, инвестируя просто в индекс или в сбалансированный портфель. Конечно, бывает, что временами акции просаживаются и могут оставаться в минусе по 3 года или даже по 5 лет, но надо просто быть готовым «пересидеть» это падение, не переживать и не пугаться.

Однако у такой стратегии есть два «но». Первое заключается в том, что большинство крупнейших западных инвестдомов считают сегодняшний рынок акций перегретым, особенно американский, то есть эти 3-5 лет просадки с высокой долей вероятности могут случиться в ближайшее время.

Второе «но» связано с тем, что доходность 11% устраивает далеко не всех. Что делать, если планка доходности находится выше — на уровне 20-30% годовых?

Как работают крупные инвестиционные банки или владельцы огромных состояний для достижения такого уровня доходности? В принципе, современная открытость и доступность информации для любого, включая школьника и студента, дают свои безусловные плюсы, которые заключаются в том, что даже небольшой инвестор может оперировать той же информацией, которую используют крупные инвестдома и управляющие миллиардными состояниями для того, чтобы выходить на повышенный уровень доходности. Вопрос в квалификации — позволяет ли она работать с этой информацией? И достаточно ли времени, чтобы при наличии квалификации заниматься анализом?

Если быть внимательным к информационным потокам, налицо очевидные тренды и структурные изменения в мировой экономике и ведущих экономиках мира (где сосредоточено самое большое количество эмитентов), учитывая их в своем инвестиционном портфеле, можно получить весьма и весьма хороший плюс к доходности сбалансированного портфеля акций.

Представим себе шкалу активов, способных обеспечить повышенную доходность от инвестиций, при этом расположим на этой шкале только те инвестиционные решения, которые находятся в диапазоне от самых очевидных до просто очевидных. За эти рамки — в область венчурных проектов, фантазий и предположений — выходить не будем. Итак, в самом начале нашей шкалы лежат самые очевидные вещи. Здесь можно привести два примера, которыми очевидные вещи, конечно, не ограничиваются.

Первый пример касается изменения структуры и величины военных расходов стран, входящих в НАТО. В связи с приходом к власти в США президента Дональда Трампа нас ожидают структурные изменения в экономиках ведущих стран мира. Очевидным фактом является то, что Трамп заставит европейские страны — члены НАТО увеличить расходы на оборону до 2% ВВП. Из крупнейших европейских стран — членов Североатлантического альянса на текущий момент такой уровень расходов имеют только Великобритания и Польша. Германия, Канада и Испания тратят намного меньше — около 1-1,5%. Одни только Германия и Франция, уже пообещавшие увеличить расходы на оборону до целевых показателей НАТО, обеспечат около 5% роста оборонных расходов альянса, и это станет сильнейшим драйвером роста доходов европейских компаний оборонной отрасли.

То есть многомиллиардное принудительное изменение структуры экономики — это уже не венчур, а неизбежный факт, от которого выиграет понятный европейский производитель и эмитент.

Если говорить о США, то первый проект бюджета на 2018 год предполагает увеличение расходов на оборону до $52,3 млрд, то есть на 10% (что в абсолютных цифрах сопоставимо с бюджетом на оборону России). Наибольший рост расходов предполагается в части наращивания закупок авиатехники, систем обычного вооружения (танки, грузовики и т.п.), научных изысканий (R&D) в области вооружения, поддержания ядерного арсенала США и кибербезопасности.

То есть миллиарды, которые раньше не тратились, теперь будут тратиться. А значит, произойдут конкретные изменения в показателях соответствующих компаний, в их капитализации и курсовой стоимости акций.

Еще один пример — предстоящий огромный рост расходов на гражданскую безопасность в связи с нарастанием разного рода угроз. Востребованность технологий для гражданской безопасности в ближайшие годы будет расти в геометрической прогрессии. В игру вступает производство новых систем обнаружения взрывчатых веществ, защиты инфраструктурных объектов, наблюдения за общественными местами, дроны, роботы и алгоритмы искусственного интеллекта. Стремительный рост ожидает рынок технологий для обеспечения безопасности частных владений. Развитие полупроводников и распространение интернета вещей влекут за собой возрастающую потребность в защите от угрозы утечки данных. Согласно исследованию консалтинговой фирмы MarketsandMarkets, рынок информационной безопасности вырастет с $70 млрд сегодня до $170 млрд к 2020 году.

Далее на шкале активов высоким потенциалом роста следует расположить отрасли и сектора, связанные с технологической революцией и новой экономикой, которые будут расти на десятки и сотни процентов в год, даже если экономика в целом будет падать или стагнировать. Это совершенно очевидно и подтверждено консенсус-прогнозами авторитетных экспертов. Рынок технологий искусственного интеллекта, по разным оценкам, вырастет в 20 раз за ближайшие восемь лет. Глобальные перемены будут происходить в производстве сенсоров, микрочипов, компонентов для индустрии интернета вещей, технологий виртуальной и дополненной реальности, искусственного интеллекта, 3D-печати, облачных технологий, Big Data, дронов и роботов для разных целей.

Еще дальше — в области неизбежного взрывного роста с незначительным сопутствующим риском — находятся совсем молодые отрасли. На нашей шкале это самый интересный отрезок, так как апсайд этих активов очень большой и равен не десяткам, а сотням процентов. Эти активы сродни снежному кому — они стремительно увеличиваются в объеме, и это движение невозможно остановить. Здесь можно привести два разных примера, поскольку снежный ком может оказаться на чистом склоне, а может — на склоне с редкими деревьями. Во втором случае есть вероятность, что снежный ком встретит препятствие и разлетится на части, но это совсем необязательно.

Примером снежного кома на чистом склоне может служить киберспорт (eSports). Американцы уже смотрят киберспортивные мероприятия по времени дольше, чем традиционные офлайновые игры, даже если речь идет об американском футболе.

Киберспорт — это дикорастущая отрасль, в которую уже вовлечены десятки, если не сотни миллионов людей, которые смотрят онлайн-трансляции, не являясь при этом игроками. Это глобальное явление, не имеющее границ, и в этом его дополнительный потенциал. Только за последний год доходы от eSports в мире выросли более чем на 41% до $696 млн, а к 2020 году, по прогнозам Newzoo, вырастут почти до $1,5 млрд. Мировая аудитория eSports, по оценкам того же агентства, достигнет в 2017 году 385 млн человек. Сегодня крупнейшим рынком киберспорта является Северная Америка, где доходы от киберспортивных проектов за год составили $257 млн.

Российский капитал уже инвестирует в киберспортивные команды, такие примеры известны. И понятно почему. К примеру, только одна наша российская команда в отдельно взятой игре-стрелялке, занимающая пока не призовые места, имеет сегодня в глобальной сети 100 000 фанатов, причем 20 000 из них — почему-то бразильцы. И все это происходит в онлайне. Глобальные рекламные бренды уже пошли в этот сектор из-за аудитории. Киберспортивные проекты уже начали выходить на публичный рынок. И стремительный рост этого сектора — это не предположение, а уже свершившийся факт, который подтвержден вовлеченностью сотен миллионов людей.

Примером снежного кома на склоне с редкими деревьями может служить рынок криптовалют. Только за последний год капитализация этого рынка выросла более чем в 4 раза, превысив в июне 2017 года рекордный уровень $100 млрд после многомесячного роста. Это уже тоже снежный ком, но в чем его отличие от рынка eSports, набирающего обороты на склоне без препятствий? Зададим себе вопрос: могут ли обстоятельства сложиться таким образом, что мои близкие и дальние знакомые, инвестирующие в криптовалюты, бросятся их продавать? Ответ — да, это легко может случиться. А можно ли себе представить, что мои близкие и дальние знакомые, которые смотрят или играют в киберспорт, прекратят этим заниматься? Это вряд ли. И в этом отличие. Снежный ком на чистом склоне приводится в движение исключительно реальной потребностью в развлечениях, привычкой. Второй же движется как реальной потребностью, так и спекулятивным ажиотажем, и измерить пропорцию невозможно. Понять можно будет только тогда, когда он либо разобьется о дерево, либо благополучно скатится, став огромным.

Когда какое-то явление становится востребованным миллионами, оно неизбежно превращается в снежный ком. Самая принципиальная вещь здесь — увидеть этот снежный ком тогда, когда он еще только набирает силу.

К описанным выше трендам необходимо присматриваться всем, кто размышляет над улучшением доходности своего инвестиционного портфеля и стоит перед выбором активов. Выходить за пределы обозначенной нами шкалы самых очевидных и просто очевидных вещей — в область визионерства, предположений и гипотез — вряд ли стоит. Гораздо надежнее для инвестора делать ставку на долгосрочные тренды, отражающие социально-экономические, политические и технологические изменения в обществе. Инвестиции в такие активы не будут зависеть от ежедневных движений финансовых рынков, но будут приносить сверхдивиденды от неизбежного роста соответствующих отраслей.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 июля 2017 > № 2255719 Дмитрий Бугаенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter